Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Любовные Романы / ЛМНОПР / Робинс Дениз: " Любить Значит Жить " - читать онлайн

Сохранить .
Любить - значит жить Дениз Робинс


        # С тех пор, как Гейл Патнер рассталась с шотландцем Яном Далмиером, прошло три года. Ей кажется, что она смогла забыть его. Став женой Билла Кардью, она вместе с ним уезжает в Шотландию, и там вновь встречает свою первую любовь. Выясняется, что причиной их разлуки были интриги и наветы родственников. С новой силой вспыхивает былая страсть, и Гейл предстоит решить, останется ли она с нелюбимым мужем или же ответит на любовь Яна…

        Дениза Робинс
        Любить - значит жить

        Глава 1

        Именно в тот день, когда Англия объявила войну Германии, Гейл Патнер приняла предложение Билла Кардью выйти за него замуж. И ей показалось, что это совпадение весьма символично.
        Война! Не только мировая, но еще и маленькая война внутри нее самой. Только прошлым вечером, когда Билл в шестой раз за месяц попросил Гейл стать его женой, она спросила:
        - Что ты будешь делать, Билл, если начнется война?
        Тряхнув своими светлыми волосами и с насмешкой посмотрев на девушку, он ответил:
        - Конечно, вступлю в армию. Я же резервист.
        Гейл с удивлением взглянула на молодого человека. Ей всегда казалось, что она хорошо знает Билла. Он жил с ней по соседству и работал в электротехнической фирме в Сити. Девушка воспринимала его как самого обычного молодого человека, который умеет со вкусом одеваться и интересуется исключительно своей работой. По вечерам Билл имел обыкновение возиться со своим стареньким автомобилем, а в субботу и воскресенье он непременно посещал гольф-клуб. К этому можно добавить лишь то, что он, как и другие молодые люди, обладал своими достоинствами и недостатками.
        Хотя Билл вступил в резервисты в тридцать восьмом, побывал в «летнем лагере», прошел обучение и специальную военную подготовку, Гейл все равно никак не могла представить себе его в качестве солдата. Подумав об этом, девушка сразу вспомнила о другом молодом человеке, который состоял в регулярных войсках. Тот, можно сказать, был рожден солдатом. Из Билла же его сделают, как только он сменит черный пиджак и полосатые брюки на униформу.
        Достаточно долгое время Гейл просто не позволяла себе вспоминать о Яне. С тех пор, как они простились в Париже, прошло уже три года. Она почти научилась не вздрагивать при виде шотландской юбки, звуках волынки и картинках с видом Шотландии, напоминавших ей о лейтенанте из шотландского полка, мужчине, которого она когда-то любила.
        В то воскресенье, третьего сентября, вся семья собралась в гостиной и со вниманием слушала экстренное сообщение премьер-министра. То, о чем он говорил, казалось нереальным и фантастическим. Гейл вдруг внезапно вспомнила Яна и так ясно увидела его лицо, что эта картина напугала ее и озадачила. Усилием воли она попыталась сконцентрировать свои мысли на Билле.
        Младшая сестра Гейл Анна, пятнадцатилетняя школьница, которую в семье Патнеров ласково называли Перчинкой, бросила взгляд на свою сестру и совершенно неожиданно сказала:
        - Послушай, Гейл, наверное, Биллу придется идти на фронт.
        Девушка, потрясенная только что услышанными известиями, с трудом перевела дыхание:
        - Полагаю, что так.
        Миссис Патнер, невысокая, полная, но все еще очаровательная и живая женщина сорока пяти лет, с беспокойством окинула взглядом все свое семейство и прошептала:
        - Я уже пережила одну войну. Боже Праведный, неужели мне предстоит теперь пройти еще раз подобное испытание. Да еще с моими дорогими девочками.
        Она снова посмотрела на Гейл, которая была настоящей красавицей. Стройная, хрупкая, с изящными чертами лица, как у отца, и цветом волос, как у матери. Мэри Патнер была в молодости точно так же хороша, как и ее дочь. Сияющая, восхитительная красота - каштановые волосы с красноватым отливом, длинные темные ресницы, большие серые глаза, яркие сочные губы, которые, казалось, бросали вызов жизни. Лет с девятнадцати в лице Гейл появилась какая-то грусть, что временами очень беспокоило миссис Патнер. Казалось, она постоянно была погружена в себя, в свои мысли. Такой Гейл стала с тех пор, как вернулась из Лозанны, где изучала французский язык. Она ничего не рассказывала, а миссис Патнер не имела привычки приставать с расспросами, если дочь сама не изъявляла желания поделиться своими секретами. Да кроме того, беспокоиться о Гейл не было никаких оснований. Она ведь собиралась выйти замуж за Билла Кардью, а это значило, что вскоре все проблемы разрешатся сами собой.
        Миссис Патнер считала, что дочь приняла самое правильное решение, согласившись стать женой Билла. Недавно ей исполнилось двадцать два, а это самый подходящий возраст для вступления в брак. Вся семья знала этого молодого человека, и он им нравился. Хотя было что-то в его характере, что порой вызывало беспокойство у миссис Патнер. Молодой человек отличался излишней самоуверенностью. Впрочем, если учесть его возраст, этот недостаток можно считать вполне извинительным. Что ж, всего двадцать четыре, к тому же безнадежно испорчен. Единственный сын у матери, которая сделала из него идола. Но у Гейл сильный характер. В ее хрупком теле жила пылкая душа и несгибаемая воля. Ей, без сомнения, удастся с легкостью управлять Биллом, когда она станет его женой, ведь молодой человек просто обожал ее.
        Затем миссис Патнер взглянула на Анну. Перчинка не вызывала особого беспокойства у своих родителей. Пухленькая, шаловливая, безумно любившая всякие игры, часто хохочущая, увлекавшаяся хоккеем на траве. Затем миссис Патнер перевела взгляд на своего единственного сына Криса. И ее сердце болезненно сжалось. Он являл собой тот центр, на котором сфокусировались вся ее материнская любовь и смысл жизни.
        Крису уже исполнилось шестнадцать, и в конце месяца ему предстояло снова вернуться в частную школу. Как и Перчинка, он с увлечением предавался всяким играм, особенно крикету и «двенадцати палочкам». Волосы у Криса были точно такого же каштанового цвета с красноватым отливом. И несмотря на то, что он курносый, а вся его физиономия усыпана веснушками, парня вполне можно назвать красивым, даже слишком.
        Как долго продлится эта война? Ведь всего через два года ему исполнится восемнадцать. А на фронт забирают как раз в этом возрасте.
        Миссис Патнер прошла через комнату и встала около мужа, стараясь успокоиться. Она работала медсестрой в госпитале Красного Креста, когда повстречала своего будущего супруга. Милый Чарли! После двадцати четырех лет совместной жизни он изрядно потолстел и потерял былую привлекательность. К своим пятидесяти он уже успел полысеть, и на его лице лежала печать вечной усталости. Он работал поверенным и все свои силы тратил на то, чтобы обеспечить своей семье достойное существование. Но тем не менее все же ему удалось сделать то, к чему всегда стремился. Большой, просторный дом на Кингстон-Хиллз, с роскошью обставленный. Во дворе - огромный сад и теннисный корт. В этом саду всегда проходили какие-нибудь вечеринки. Там собиралась за столом счастливая семья.
        А теперь - война!
        Мистер Патнер посмотрел на свою жену и спокойно, ободряюще улыбнулся ей.
        - Послушай, Могз, полагаю, меня уже вряд ли призовут в армию. А что ты скажешь по поводу службы в Красном Кресте? У тебя еще сохранилась твоя форма? Надеюсь, она все еще тебе как раз.
        - Ты смеешься? Я слишком растолстела с тех пор и давно уже избавилась от той одежды, - улыбаясь, проговорила она. Ей было очень приятно, когда муж называл ее Могз. Ведь она уже мать троих взрослых детей. И миссис Патнер охватывала настоящая паника, стоило лишь подумать о том, какое испытание ждало ее троих детей, которые только начинали жить…
        - Мам, - обратилась к матери Перчинка, - может, вырежем еще немного черной бумаги для окон?
        - Этим мы сразу и займемся после ленча, - сказала миссис Патнер.
        Гейл повернулась к матери.
        - Я должна позвонить Биллу, - еле слышно проговорила она.
        - Ты собираешься обручиться? - со свойственной детям непосредственностью спросила Анна.
        Гейл, не обернувшись, ответила:
        - Нет, выйти замуж.
        Гейл вышла в холл, и в то же самое время дверь открылась, и на пороге появился Билл. Выражение его лица говорило о том, что он пользовался привилегированным правом заходить в этот дом и уходить из него, когда ему захочется.
        Гейл взглянула на него. В этот день они собирались пойти играть в теннис, если не испортится погода. Но ракетки в руках у него не оказалось. На нем была серая униформа, и в ней он выглядел гораздо лучше, чем в своем рабочем костюме. Так Билл казался моложе и привлекательнее. Он всегда был очень уверен в себе, и даже Перчинка называла его «босс». Но сейчас все это не раздражало Гейл. Она вдруг осознала, что этот молодой человек сейчас уезжает на войну и, возможно, никогда больше не вернется…
        Она уже не могла воспринимать реальность по-прежнему. В последний час после выступления премьер-министра все вдруг изменилось. Весь их мир, их маленький уютный и веселый мирок, в котором они так счастливо жили на Кингстон-Хиллз, вдруг неожиданно пошатнулся.
        Гейл почувствовала себя испуганной маленькой девочкой.
        Неожиданно для себя самой она вдруг оказалась в объятиях Билла.
        Высокомерное выражение мгновенно исчезло с его лица. Сейчас впервые девушка позволила ему прикоснуться к себе, поцеловать себя в щеку, в губы и погладить по волосам.
        - Англия должна была объявить войну Германии, чтобы Гейл позволила обнять себя, - сказал он, - я просто схожу с ума от тебя. Ты выйдешь за меня замуж? Прямо сейчас? Я не хочу ждать. А затем я немедленно отправляюсь в армию. И надеюсь, мы будем вместе, пока мой полк не покинет Англию.
        Она не произнесла ни слова в ответ, лишь крепче обняла молодого человека и посмотрела на него глазами полными слез. Гейл не могла объяснить словами то, что сейчас чувствовала. Она внезапно поняла, что по-настоящему любит Билла. Он всегда нравился ей. Его светлые волосы, красиво очерченный рот под светлыми, мягкими усами, голубые глаза, в которых иногда мелькал гнев, а чаще нежность, особенно когда они оставались вдвоем. Именно в этот момент Гейл стало казаться, что она любит Билла. Она подумала, что эта любовь окончательно отгонит от нее то воспоминание, в которое уже давно превратился шотландец Ян.
        Ян - это призрак. Она никогда не увидит его опять. Ей даже не было известно, где он сейчас. К тому же он никогда и не любил ее. А Билл любит. И ей так хотелось ощущать себя любимой. И еще почувствовать рядом живую душу, преданного мужчину, который защитит ее от всех невзгод.
        Они так и продолжали стоять в объятиях друг друга, не произнося ни слова. Наконец Билл проговорил:
        - Ты выйдешь за меня? Надеюсь, тобой руководила не идея Чемберлена, объявившего каждого солдата, идущего на поле битвы, героем.
        Она засмеялась и покачала головой:
        - Нет. Я еще в состоянии самостоятельно принять такое решение. Я уже давно думала об этом, а теперь могу сказать: я люблю тебя, Билл.
        - Как приятно это слышать, - пробормотал он, а затем осторожно взял пальцами ее за ухо и слегка дернул. - И вовремя сказано, женщина…
        Раньше Гейл всегда раздражал этот его жест и покровительственный тон. А она просто ненавидела, когда ее опекали. Но сейчас девушка весело рассмеялась. Ее переполнял энтузиазм по поводу предстоящей женитьбы. И в тот момент, когда Гейл сказала Биллу, что любит его, она решила больше никогда не вспоминать о Яне и о себе, безутешно рыдающей на палубе парохода.
        Девушка со счастливой улыбкой прижалась к Биллу, слушая его планы, как можно немедленно зарегистрировать их брак. Молодой человек уверил Гейл, что его мать будет очень счастлива, узнав об их намерении, а ее родители, скорее всего, тоже обрадуются. При таких обстоятельствах нет ничего удивительного в желании поскорее узаконить их отношения. Что касается денег, то это не вопрос. Отец Билла позаботился о будущем своего сына. Все упиралось лишь во время, которое сейчас было на вес золота. Им следовало поторопиться и сделать это до его отправки во Францию.
        Оттого, что решение было принято, она сразу же почувствовала себя гораздо лучше и даже немного повеселела. Как приятно, когда с тобой так нежно обращаются: обнимают, целуют, смотрят восторженными глазами. И Гейл уже заранее готова была согласиться с любым планом Билла. Но все же становилось как-то не по себе, когда она вспоминала, что началась война.
        В этом доме Гейл прожила целых шестнадцать лет. Здесь родились Крис и Перчинка. И в коридоре почти ничего не изменилось за это время. На стене висел портрет дяди отца, выполненный масляными красками. Его красное лицо, седые бакенбарды, высокий жесткий воротник и галстук стали уже привычными элементами интерьера. Чуть дальше - полка. Там шляпа отца, школьный галстук Криса, старая маска Перчинки и зонтик матери. У стены полукруглый стол с китайской фарфоровой вазой, в которой всегда стояли цветы. И щетка для одежды, которую отец никогда не мог найти, если она вдруг ему требовалась.
        Сколько Гейл себя помнила, они всегда были вынуждены бросаться на поиски этой щетки перед уходом отца на работу. Чаще всего искомый предмет находился где-нибудь под кроватью в комнате Криса или в саду около клеток с кроликами, которых Перчинка этой самой щеткой расчесывала.
        Вид привычных вещей на своих местах действовал на Гейл успокаивающе.
        - Дорогой, дорогой Билл! - пробормотала она.
        - Пойдем теперь расскажем новость моей матери, - внезапно сказал Билл, выпуская девушку из своих рук.
        - Может, сначала моим?
        - Хорошо.
        И они отправились в гостиную, держась за руки. Гейл окинула взглядом всех присутствующих. Гордая, веселая, довольная.
        - Мам, отец, в общем, все. Мы с Биллом собираемся пожениться.
        Перчинка вскочила с места, подбежала к сестре и крепко обняла ее. Миссис и мистер Патнер поцеловали свою старшую дочь и поздравили Билла. Только Крис не выказал особого энтузиазма по данному поводу. Он засунул руки в карманы и сначала сердито посмотрел на сестру, а затем на высокомерного молодого человека рядом с ней.
        - Поздравляю, - пробормотал он себе под нос.
        Но девушка даже не обратила внимания на столь безучастное поведение брата. Она знала, что Крис недолюбливал Билла, а тот платил младшему брату Гейл той же монетой. Но разве это имеет какое-то значение? Всем остальным членам семьи молодой человек очень даже нравился.
        Мистер Патнер спустилась в подвал за шампанским. Там всегда была припасена пара бутылок на всякий случай.
        Присутствующие подняли бокалы, произнесли тост в честь Гейл и Билла, а затем стали обсуждать, как можно побыстрее зарегистрировать брак и сыграть свадьбу. После этого молодые люди отправились к матери Билла.
        Через час девушка вернулась, раскрасневшаяся, улыбающаяся, с благословением миссис Кардью и с бриллиантовым кольцом на пальце.
        В первый день войны Гейл обручилась с Биллом. А затем через две недели им предстояло стать мужем и женой, так как ровно столько времени оставалось у молодого человека до отправки на фронт.
        Но вплоть до последнего дня перед свадьбой Гейл постоянно беспокоили воспоминания о Яне. Их не смогли заглушить даже лихорадочные приготовления к предстоящему торжеству.



        Глава 2

        Тейл не относилась к людям, которые любили выставлять все напоказ и устраивать много шума по любому поводу. Ей хотелось как можно тише отметить свадьбу в узком кругу близких людей, а затем побыть немного с Биллом наедине, насладиться своим недолгим счастьем, покоем и искупаться в нежной заботе своего молодого мужа.
        Но у Билла были совершенно другие планы. Он потребовал устроить «настоящее представление».
        - Я хочу, чтобы весь мир узнал, что ты моя, - заявил он. - И несмотря на то что началась война, мы покажем всему Кингстону, на что мы способны.
        Гейл не хотела такого пышного торжества не только потому, что это шло вразрез с ее нынешним настроением, но еще и из-за того, что матери с отцом придется нести дополнительные материальные расходы, что в данных условиях было довольно затруднительно. Но отговорить Билла от этой затеи оказалось невозможно.
        - Я всегда получаю то, чего хочу, - не уставал повторять молодой человек.
        А голос его матери не только по этому вопросу, но и по любому другому вообще никак не учитывался.
        Миссис Кардью была очень добра к Гейл и Биллу. Пожилая, недалекая женщина лет шестидесяти пяти, она поздно родила своего сына, и он стал для нее небожителем. Мать Билла ждала точно такого же отношения к своему ребенку и со стороны всех окружающих. И очень удивлялась, когда Гейл относилась к нему не как к богу.
        Билл обращался с матерью довольно бесцеремонно, и Гейл очень не нравилось, что пожилая женщина так безропотно подчинялась воле своего сына. Но, торопясь выйти побыстрее замуж, девушка просто не успела проанализировать свои чувства и ощущения. Началась война. Билла могли убить. Они вообще все могли погибнуть во время бомбежки. Будучи всегда спокойной и рассудительной, Гейл поддалась состоянию нервного возбуждения и позволила Биллу захватить себя врасплох во время прилива энтузиазма.
        Они поженились в той церкви Кингстона, куда Патнеры обычно ходили на службу. Гейл не стала покупать себе белое платье, а пришла в мягком шифоновом костюме дымчато-голубого цвета и маленькой, изящной шляпке с вуалью и голубыми цветами. Билл заказал для нее букет из невероятно дорогих розовых тигровых лилий. Девушке не слишком нравились такие помпезные цветы, она, без сомнения, предпочла бы что-нибудь попроще, но молодой человек стал настаивать и сказал:
        - Они такие экзотичные. Мне нравится, когда ты выглядишь такой же загадочной и необычной, как эти цветы.
        Слова Билла заставили Гейл вздрогнуть, но она тут же постаралась отделаться от неприятного ощущения. Так мало времени, чтобы подумать, и так много нужно всего было приготовить к свадьбе.
        И теперь, когда они стояли перед алтарем и произносили торжественные клятвы, она изо всех сил старалась поверить в то, что говорит, и выгнать из своего сердца остатки воспоминаний о своей прежней любви.
        Но это почему-то никак не получалось. Ужасно было осознавать, что призрак Яна по-прежнему преследует ее, даже здесь, в церкви, стоит с ней рядом и смотрит на нее своими темными глазами, в которых явно читался упрек. Гейл чувствовала слабость и непонятное беспокойство. Ей хотелось, чтобы все поскорее закончилось. И когда они наконец вышли из церкви на солнечный свет, она с облегчением вздохнула.
        К ним подбежала Перчинка и обсыпала их конфетти и рисом. Послышались крики приветствия собравшихся вокруг любопытствующих зевак, желавших посмотреть на свадьбу. Невеста была необыкновенно хороша и элегантна. Жених полностью ей соответствовал. Вдруг из толпы выскочила пожилая женщина и громко прокричала:
        - Благослови вас Господь!
        Гейл вежливо улыбнулась ей.
        А Билл проворчал:
        - Какая нахальная!
        Когда они сели в машину и водитель повез их домой, счастливый муж обнял свою молодую жену и нежно ее поцеловал.
        - Наконец-то, миссис Кардью, ты принадлежишь мне, дорогая, и я наслаждаюсь теперь каждой минутой своего существования. Посмотри на меня. Скажи, что ты счастлива, - проговорил Билл.
        Гейл с удивлением взглянула на мужа:
        - Ну, разумеется…
        - Поцелуй меня, Гейл.
        - Дорогой, подожди… ты сейчас помнешь мой наряд… мои цветы.
        Он отодвинулся назад и рассмеялся:
        - Да уж, они ведь стоят целое состояние.
        От этой фразы ей снова стало как-то неуютно, и мгновенно в голове промелькнула мысль: Ян никогда бы не сказал такого, он никогда не говорил о деньгах.
        Никогда! Он так часто покупал ей цветы в Париже. Но цена никогда не играла для него какой-либо роли. Ян предпочитал обычные, простые цветы, такие же, какие нравились и ей. Фиалки… Однажды он вручил ей букет фиалок, а затем попытался обнять. Гейл попросила его быть поосторожнее, чтобы не помять цветы. Молодой человек засмеялся и сказал: «Какое это имеет значение! Я куплю тебе еще цветы».
        - Мне очень понравилась церемония, вся - от начала и до конца, - с довольным видом проговорил Билл, поглаживая свои светлые усы.
        Сердце Гейл оглушительно стучало в груди. Но Гейл знала, что это не от возбуждения и ощущения счастья, а из-за страха. Этот страх появился как-то неожиданно в ту самую минуту, когда она стояла перед алтарем. Безотчетный, какой-то липкий, возникший, казалось бы, совершенно ниоткуда и без всякой на то причины. Нужно что-то ответить Биллу. Он пытался заглянуть ей в глаза. Дотронулся до нее рукой. Гейл вдруг почувствовала, что дрожит от холода, хотя день выдался очень теплый.
        Гейл надеялась, что Билл сделает все возможное, чтобы пробудить в ней те самые теплые чувства, которые она испытала в тот день, когда началась война.
        Но он не сделал этого. Когда они приехали домой, молодой муж сразу выпил шампанского и тут же стал вести себя совершенно несносно.
        Прошел мимо своей матери, которая робко засеменила за ним, в надежде услышать хоть слово в свой адрес. Проигнорировал родителей Гейл. Только гости, сидевшие рядом с его женой, удостоились его внимания. Например, сэр Реджинальд Пакин. Он был главой фирмы, где раньше работал Билл. У него единственного из присутствующих здесь был титул. Кроме того, молодой муж проявил особую сердечность в отношении миссис Лэтчет, обладательницы довольно большого состояния, которое, как намекали, в будущем должно отойти Гейл.
        Перед свадьбой Гейл почти совсем не спала и к вечеру чувствовала себя совершенно измученной. Хотя раньше она выдерживала нагрузки и побольше. Ей были неприятны эти гости, она хотела видеть сейчас рядом с собой только свою семью. Хотела поговорить с матерью, растормошить Криса, чтобы он не делал такое мрачное лицо. Брат Гейл явно не питал особой любви к Биллу. Перчинка тоже сидела вся в слезах. Она всегда любила пошутить, и на этот раз объектом ее невинной шалости стал новоиспеченный муж сестры. Когда молодой человек вошел в комнату, на него сверху упал домашний тапок. Он был мягкий и не мог причинить никакого вреда, но вместо того, чтобы весело посмеяться, Билл наградил Анну ледяным взглядом и сделал ей резкое замечание.
        Гейл случайно услышала, как Крис успокаивал свою младшую сестру:
        - Я бы не стал так из-за этого расстраиваться. Не показывай виду, что тебя это расстроило. Он просто самодовольный болван.
        Гейл почувствовала, что краснеет, и постаралась побыстрее отойти от брата, чтобы он не заметил ее. «Самодовольный болван». Может, это и есть правда? Без сомнения, Билл вел себя сейчас не самым лучшим образом. Но Гейл постаралась тут же придумать ему какое-нибудь оправдание.

«Когда мы будем вместе, то все сразу станет по-другому. Когда много народа, он просто теряется. Билл очень любит меня и не может сейчас думать ни о ком другом», - пыталась она себя успокоить.
        Но вот Ян бы подумал обо всех этих вещах. Он был необыкновенно чутким. Если бы несчастная Перчинка сыграла такую шутку с Яном, он непременно бы рассмеялся. У него было отличное чувство юмора! И он обожал детей.
        Этот странный день подошел к концу. Гейл осталась со своим мужем наедине. Она сильно волновалась, пыталась угодить ему, стараясь забыть о тех досадных промахах, которые он допустил сегодня. Она хотела настроиться с ним сейчас на одну волну, найти общий язык.
        Она чувствовала какое-то особое возбуждение от сознания того, что сейчас она перешла в новый статус жены. Было забавно называть себя «миссис Кардью», а красивого молодого человека в военной форме - «мой муж». Она с удивлением осматривала большой красивый номер в отеле у реки, который Билл снял для них. Он не случайно выбрал именно это место. Ему хотелось показать ей, как он умеет ловко управляться с веслами.
        Погода стояла чудесная, несмотря на то что в Европе уже давно шли военные действия. Они могли купаться сколько угодно, просто сидеть у реки, гулять в прекрасном саду, расположенном прямо на берегу.
        Гейл очень хотелось, чтобы этот брак принес им обоим счастье. Она предложила Биллу погулять по мосту. Ей хотелось держать его за руку, прислушиваться к его сердцу.
        Но у молодого человека были другие планы. Он сразу решил показать Гейл, что только его идеи имеют значение, а жена должна уступать мужу.
        Когда она распаковывала свою сумку, Билл увидел там новое вечернее платье изумрудно-зеленого цвета и быстро выхватил его из рук Гейл:
        - Ах! Оно, без сомнения, очень тебе идет! Надень его, дорогая, и мы отправимся потанцевать в Мейденхед. Я собираюсь вывести тебя в люди.
        У нее сразу же испортилось настроение.
        - Дорогой, давай просто побудем вдвоем…
        - Ерунда, - возразил молодой человек и снова дернул девушку за мочку уха. Эта его привычка уже порядком надоела Гейл. - Выпьешь пару бокалов и сразу же взбодришься. Я хочу показать свою жену всему миру!
        Раздражение Гейл становилось все сильнее. Показать! Показать! Неужели «показывать» теперь придется все время! Неужели он ничего не может сделать без публики.
        Она начала возражать:
        - Но, Билл, дорогой…
        Молодой человек поцеловал ее в губы, заставляя замолчать. Он был слишком возбужден, и переубедить его не было никакой возможности. Она сдалась, надела свое зеленое платье и отправилась с ним на танцы. Через некоторое время Гейл почувствовала себя совсем плохо, ее лицо сделалось белым как мел. Наконец Билл это заметил.
        - Возвращаемся домой, - сказал он.
        Молодой человек не мог скрыть своего удивления, когда молодая жена разразилась в такси горькими рыданиями.
        - О господи, в чем дело?
        Нервы Гейл были на пределе, ей хотелось хотя бы чуть-чуть отдохнуть.
        - Ничего… страшного. Просто… очень… устала.
        Он нежно погладил ее по спине:
        - Я знаю, дорогая. Это все нервы. На твоем месте любая девушка вела бы себя точно так же. Но ты можешь не волноваться. Я буду добр с тобой.
        Гейл несколько расслабилась у него в руках:
        - О, Билл, я надеюсь, ты…
        - Само собой разумеется, - высокомерно заявил он.
        Но девушка сомневалась, что слово «добр» значит для них одно и то же. Когда они были просто друзьями, Билл часто вел себя очень эгоистично. Возможно, теперь он изменится.
        Гейл очень хотелось, чтобы молодой человек продолжал вот так держать ее в своих руках, ласкать, убаюкивать. И она была готова отдать ему еще больше своей нежности и заботы.
        Но эта ночь рассеяла последние надежды, что Билл когда-либо сможет понять ее, или любую другую женщину, способную глубоко и тонко чувствовать. В постели он оказался грубым и не способным на нежность. Ее слезы вызвали у молодого человека только раздражение.
        В конце концов он сказал:
        - Я не понимаю… Можно подумать, что ты совсем не любишь меня.
        Гейл уже не могла ничего чувствовать, все эмоции в ней умерли. Сейчас ей хотелось только одного - спать, спать, спать и больше не думать, не сомневаться, не мучиться.
        Она с трудом прошептала:
        - Завтра все будет в порядке. Прости меня, пожалуйста.
        Ему нравилось, когда люди у него просили прощения. Билл принял ее извинения и сказал:
        - Не волнуйся, Гейл. Все действительно будет в порядке. Тебе очень повезло, что у тебя такой муж, как я. Я все понимаю, дорогая.
        А затем он очень удивился, когда в ответ на его слова девушка истерически рассмеялась.
        После того как Билл заснул, Гейл молча лежала рядом, смотрела, как тусклый утренний свет наполнял комнату, и чувствовала нечто вроде отчаяния. Полный провал в самом начале. Она так хотела отдать свое сердце и душу Биллу, но все время натыкалась на его высокомерие, грубость. Он словно возвел какой-то незримый барьер между ними. Но на ее пальце было кольцо, и она уже дала клятву перед Богом, поэтому ей следует как-то справиться с этой ситуацией. Она так же виновата в этой размолвке, как и Билл.
        Но она не могла забыть, как однажды вот так же встречала рассвет с другим… С Яном. Он был ее первой любовью и первым мужчиной. Ян все понимал и умел чувствовать. Он показал ей, как мужчина может любить женщину. Они были почти идеальными любовниками. И их страсть была обоюдной.
        Сейчас Гейл даже не пыталась прогнать свои воспоминания. Она позволила памяти полностью завладеть собой. Это Билл был вычеркнут из ее жизни, Билл и эта комната. А Ян и прошлое снова ожили.



        Глава 3

        Прошлой ночью, накануне свадьбы, Гейл безжалостно разорвала свой старый дневник и сожгла его, не позволив себе даже поплакать или пожалеть о содеянном. Она твердо решила стать счастливой рядом с Биллом.
        Но сейчас в ее памяти оживало каждое слово, словно Гейл видела страницы из своей старой тетради прямо перед глазами. И эти воспоминания унесли ее прочь из этой комнаты, из этой страны.
        В Париж. В ту весну. Тогда она приехала в Париж из Лозанны, где изучала французский.

«Когда Симона предложила мне пожить немного у нее в Париже, я подумала, что это прекрасная возможность посмотреть город и лучше узнать жизнь. Кроме того, меня увлекала перспектива сменить мою старую одежду на модные французские наряды, новые шляпки и туфли на высоких каблуках. Брат Симоны Андре сказал, что у меня до странного маленькая ступня. Он всегда шутил, да и вообще был отличным другом».
        Так дневник начинался. Потом появилась следующая запись:

«Вчера я познакомилась с Яном Далмиером. Трудно описать то, что я почувствовала, увидев его впервые. Он был чуть высок и удивительно красив. Его потрясающие темные глаза всегда казались немного грустными. Но стоило Яну засмеяться, как его лицо начинало прямо-таки светиться счастьем и озорством. Его голос обладал каким-то особенным бархатистым тембром. Как только мы познакомились, он наклонился ко мне и спросил: „Ты ведь уже не маленькая девочка?“
        Улыбнувшись, он взял меня за руку. В это мгновение меня словно стукнуло током, никогда я не испытывала ничего похожего.
        Он учился в Кембридже вместе с Андре. А теперь он стал солдатом и ждал приказа, чтобы отправиться в Индию. Трудно представить себе Яна в таком качестве, так как по натуре он был поэтом и артистом. Но так как он всегда и во всем стремился к совершенству, то нетрудно представить, что и солдат выйдет из него очень даже хороший.
        Когда прошлой ночью я ложилась спать, ко мне пришла Симона и с заговорщическим видом сообщила, что Ян признался Андре, что влюбился в меня. Он сказал, что у меня глаза как у колдуньи, а волосы цвета спелого каштана. Я не поверила в это. Но мне так хотелось поверить.
        Мне слишком сильно понравился этот парень».
        Затем в дневнике шли подробные записи о нескольких днях, проведенных вместе с Яном, Симоной и Андре. Описания вечеринок, походов в танцевальные залы, в оперу. Дружеские обеды, походы по магазинам, пикники в Версале и поездки в Фонтенбло. Каждая строчка дневника дышала безудержной веселостью, беззаботностью и счастьем.
        Затем шла следующая страница:

«Я люблю Яна. Я точно знаю, что это так. Возможно, многие люди скажут, что все дело просто в молодости, неопытности и в весеннем воздухе. Но я точно знаю, что это не так. Я чувствую дрожь в теле, когда в комнату входит Ян. Когда же он из нее выходит, мне сразу становится холодно. Иногда я вздрагиваю, когда слышу его чуть хрипловатый голос или вижу его задумчивые кельтские глаза, устремленные на меня.
        Я подпала под его очарование, и мне совсем не хочется избавляться от этого состояния. Я люблю его. Очень надеюсь, что и он любит меня. Теперь, когда я чувствую запах французского кофе или аромат жареных каштанов, моя память сразу же уносит меня в те времена, когда я была счастлива с Яном.
        Может ли быть девушка более счастлива, чем я? Теперь я точно знаю, что меня любят так же сильно, как и я люблю сама.
        Ян повел меня на оперу. Это оказалась „Мадам Баттерфляй“. Нам она нравилась обоим. Однажды я уже слушала ее в Лозанне и, помнится, расплакалась в том месте, где бедняжку Баттерфляй покинул ее возлюбленный. Но прошлой ночью мне не хотелось плакать. Ян взял мою руку в свою и крепко сжал ее, я сидела рядом, почти не шевелясь и едва дыша.
        Во время антрактов мы почти не замечали того, что происходит вокруг. Мы просто тонули в глазах друг друга. Теперь Ян уже знал, что я собой представляю, знал, как я живу. Знал все о моей семье в Кингстоне. А я имела представление о его семье и его устремлениях. Семья Яна, как оказалось, придерживалась весьма строгих правил, следовала шотландским традициям и соблюдала массу всевозможных условностей. Его родители не были богаты, но они жертвовали всем, чем могли, ради сына. Я так много всего узнала о Шотландии и Эдинбурге, городе, где он родился и вырос, что мне стало казаться, будто я уже и сама побывала там. И я полюбила эти места, потому что там был его дом.
        Когда занавес опустился, я вдруг почувствовала какую-то невероятную близость с Яном, нет, не только физическую, но и духовную.
        Мы вышли вместе в бархатистую темноту, ярко раскрашенную разноцветными огнями Парижа. Ян поймал такси и попросил водителя просто… ехать и ехать.
        Потом он поцеловал меня. Я даже не могу, не могу объяснить, какие чувства я испытала. Какое-то ослепление, восторг, потрясение.
        В его объятиях я четко поняла одно - больше я уже никогда не смогу оставаться той же самой Гейл Патнер, которой была всегда. Я уже не принадлежала себе, я принадлежала только ему.
        В тот вечер он ничего не сказал о своих будущих планах. Молчала и я. Мы просто были опьянены нашей любовью. Потом мы долго бродили вдоль Сены, держа друг друга за руки, окутанные парижской ночью, поглощенные собой.
        О боже, как я его люблю!..
        Прошла неделя.
        Что же теперь делать? Как вынести все это? Мне нужно возвращаться домой. Мама написала, что отец больше не в состоянии присылать мне деньги, а я не могу злоупотреблять гостеприимством родителей Симоны. И все это значит - прощай, мой Ян.
        С того самого вечера, когда мы слушали „Мадам Баттерфляй“, я все время боялась именно этого. Почему, ну почему я полюбила человека, который вовсе и не собирался на мне жениться? О, Ян, как это жестоко! Но ты всегда был со мной честен. Ты никогда не обманывал меня. Тебе только двадцать семь, ты младший офицер, и у тебя ничего нет, кроме жалованья. И в действующей армии брак считался недопустимым явлением, если тебе не исполнилось тридцати. Иначе можно считать, что твоя карьера погибла. И я понимала это. Ян объяснил, что его семья не согласится даже на помолвку, а полковник и слушать ничего не захочет о женитьбе. В Индию он отправится холостяком. Нам стоит попрощаться раз и навсегда. Если мы продолжим встречаться, то не сможем устоять против искушения. Прошлой ночью он сказал, что хочет бросить армию и жениться на мне. Но я не могла принять от него такой жертвы. Просто не могла».



«Кажется, я сделала нечто безумное. И Симона на моей стороне. Она подтолкнула меня к осуществлению моего плана. Я должна была завтра переправиться через Ла-Манш, но вместо этого согласилась, чтобы Ян увез меня в Ле-Туке на ночь.
        Мы будем вместе целых двадцать четыре часа! Сумасшествие! Я точно это знаю. И он тоже это знает. Но я просто не могу сопротивляться этому. Возможно, я никогда больше не увижу его. И чтобы дальше ни случилось со мной, знаю - я никогда в жизни не стану жалеть о том, что полюбила Яна и что узнала его любовь.
        Он совершенно не похож на других мужчин. Нам так хорошо было вместе. Мы понимали друг друга.
        Вчера мы провели несколько часов в Фонтенбло. Собирали полевые цветы, смеялись, бегали друг за другом между деревьев. Потом был великолепный пикник. Ян принес омара, куриный паштет и бутылку красного вина. И немного красного винограда. Я прилегла на траву, а он стал кормить меня ягодами. Мне казалось, мое сердце вот-вот остановится. Я не могла думать. Только чувствовала, что обожаю его.
        Он сказал, что мечтает о том времени, когда сможет уйти из армии, где-нибудь обосноваться и жениться на мне. Он хочет иметь детей. Чтобы я родила ему детей.
        - Ты такая красивая, Гейл. Я хочу заботиться о тебе всегда. Я бы отдал все на свете, чтобы только убежать с тобой прямо сейчас на край света.
        Но я не позволила ему так говорить. Я просто постаралась перевести разговор с этой грустной и серьезной темы на что-нибудь более веселое. Мы отдыхали в тени деревьев, он положил мою голову себе на колени и нежно провел пальцами по брови. Его руки были такие красивые, изящные. От его прикосновений у меня сразу прошла головная боль, но в то же время сердце чуть не разорвалось на части.
        Бедняжка Ян! Он вовсе не собирался разбивать мне сердце. Просто так сложились обстоятельства. И мы оба в этом виноваты.
        После заката мы немного погуляли, а затем он подхватил меня на руки и понес к машине, которую нанял в Париже. Я никогда не забуду этот разговор. Яна, красивого, стройного, высокого, мускулистого. И как я лежала, свернувшись калачиком, в его руках.
        Прежде чем уехать с Яном, я попрощалась с Симоной. Она поцеловала меня в щеку и с сочувствием спросила:
        - С тобой все в порядке, дорогая?
        Я обняла ее за плечи и ответила:
        - Не беспокойся, все хорошо. Спасибо, что поддержала меня. Если позвонят твои родители или Андре, скажи, что я в ванной, или придумай что-нибудь. А потом перезвони в „Ройял Пикарди“. Мы там остановились.
        Она кивнула:
        - Мама и отец не позвонят. Они думают, что мы у Мари-Луизы. Им даже и в голову не придет.
        Я сказала:
        - О, Симона, я так люблю своего Яна. Ты не думаешь, что мы плохо поступаем?
        Она отрицательно покачала головой:
        - Нет. Вы просто немножечко сошли с ума. Но стоит ли жить, если мы не можем хотя бы иногда быть сумасшедшими? Все войдет в норму, когда он на тебе женится. Что ж это за армия за такая, если офицер не может жениться, пока ему не исполнилось тридцать лет? Во Франции такой закон не сработал бы.
        Я сказала:
        - Все вовсе не так. Он, разумеется, может жениться. Просто в полку Яна это не приветствуется. А кроме того, его родители тоже не поддержали бы такого решения.
        - Но неужели нельзя даже обручиться?
        - Это невозможно. Он не хотел, чтобы я обещала ждать его. Ведь он вернется только через три года. Ян считает, что это несправедливо по отношению ко мне. Мы слишком молоды, жадны до удовольствий, оба слишком импульсивные. И связывать себя какими-либо обязательствами за тысячи и тысячи миль друг от друга просто глупо. Мы останемся просто друзьями и посмотрим, что жизнь приготовила нам. А что касается этой ночи… что ж, мы постараемся прожить ее так, словно она последняя в нашей жизни.
        Последние слова Симоны несколько успокоили меня.
        - Помнишь наш разговор в Лозанне? О несчастных браках. Например, как у моих отца и матери. Моя мать была безумно влюблена в нищего студента, и ее отец, то есть мой дед, насильно выдал маму замуж за папу, который по тем временам обладал неплохим состоянием. Он, конечно, очень милый человек, но они не ладят. Они ругаются с утра до вечера. А теперь вспомни про нашу общую знакомую Терезу. Она выходила замуж совершенно невинной девочкой. В первую брачную ночь у нее случился такой шок, от которого бедняжка не может опомниться до сих пор. Полагаю, кроме всего прочего, ты приобретешь полезный опыт. Не думаю, что ты пожалеешь об этом.
        Я полностью с ней согласилась и сказала, что хочу, чтобы Ян стал моим первым мужчиной.
        Разумеется, мне стоило быть более благоразумной, подумать о матери и об отце, но в этот день я ощущала себя совершенно безумной. Мне казалось, какая-то неведомая сила заставляет нас с Яном поступать именно так, а не иначе. Это что-то было сильнее нас.
        Пока мы ехали в Ле-Туке, мы не смели даже поглядеть в глаза друг другу, но всю дорогу держались за руки. Светило яркое солнце, на деревьях уже проклевывались молодые листочки. Первые весенние цветы пропитали воздух своим ароматом.
        Мне так и хотелось ущипнуть себя за руку, чтобы удостовериться, что я та самая Гейл Патнер, которая отправилась в свое свадебное путешествие с молодым человеком по имени Ян Далмиер. Я сама себя не узнавала. Такого я не могла представить себе раньше даже в самых смелых мечтах.
        Ян хорошо знал Ле-Туке. Он приезжал сюда раньше. Днем играл в теннис, а ночью отправлялся в казино.
        - Было здорово и забавно, - рассказывал он, - но только это не мое.
        - А что же твое? - лукаво улыбаясь, спросила я.
        - Ты, моя сладкая, и только ты одна. Никаких клубов, азартных игр и пустых разговоров с пустыми блондинками.
        - Разве тебе не нравятся блондинки?
        Он покачал головой:
        - Моя страсть - девушки с каштановыми волосами. Еще у них должны быть серые глаза и длинные пушистые ресницы, а щеки словно розовые персики.
        Потом я спросила у него, любил ли он кого-нибудь раньше. Ян ответил, что в Уилуиче он встречался с девушкой. Тогда ему исполнилось двадцать три, а она была чуть старше. Никто не назвал бы ее особенно красивой, но она оказалась умной, искренней и обладала человеческим достоинством. Эта девушка сама зарабатывала себе на жизнь. Она имела небольшой собственный магазинчик готового платья в Лондоне, очень много работала, так как на ее попечении находилась старая мать. С Яном они познакомились на танцах и сразу же почувствовали особую симпатию друг к другу. Даже если бы он предложил ей выйти за него замуж, она вряд ли бы согласилась. Ян казался ей слишком молодым, а к тому же он не имел денег и положения. Но в этот год они были счастливы. Потом он уехал в Палестину, и их дороги разошлись.
        Я ощутила укол ревности, слушая рассказ Яна о том, как он был счастлив со своей первой девушкой. И сказала ему об этом. В ответ он рассмеялся и еще крепче сжал мою руку:
        - Не стоит, дорогая. Я никогда, собственно говоря, не любил Маргарет. Я восхищался ею, и она вызывала у меня сексуальное желание. Но не более того. Кроме всего прочего, ты должна поблагодарить ее, потому что она научила меня, как доставить удовольствие женщине.
        Я тут же рассказала ему историю, которую услышала от Симоны. Ян вздохнул и сказал:
        - Да, все так, дорогая. Но все дело в том, что мужчине такие отношения не могут причинить вреда. А вот для женщины все гораздо серьезнее. Поэтому мне не нравится, Гейл, твое поведение. Но я так слаб, что не могу устоять против такого искушения. Я хочу тебя больше, чем чего-либо или кого-либо на этом свете. Я просто не могу пройти мимо подобного чуда.
        Мое сердце оглушительно забилось. Я не могла говорить. Мои пальцы с силой сжимали его руку. Пейзаж за окном превратился в размытое пятно - на глаза навернулись слезы. То, что я испытывала к нему, казалось волшебным. Я не могла пройти мимо этого чуда. Нельзя было просто так отпустить его в Индию и, возможно, потерять навсегда. Я хотела принадлежать ему. И никому от этого не станет плохо. Ведь жизнь каждого человека принадлежит только ему, и никому больше. И каждый волен распоряжаться ею так, как считает нужным.
        Теперь, когда я пишу эти строки, меня постоянно мучает один и тот же вопрос. Стоит ли минута счастья такой боли? Справедливо ли это? Ведь я уже никогда больше не буду той Гейл, которая отправилась в Лозанну учиться. Никогда уже не буду такой счастливой и легкомысленной, как школьница. Боже, я стала совершенно другой!
        Как замечательно любить самой и знать, что тебя тоже любят. И как ужасно навсегда потерять своего любимого.
        Никогда раньше мне не встречался такой красивый отель, как „Ройял Пикарди“. Со всеми своими башенками и арками, он напоминал сказочный замок. Пышный сад, окружающий его со всех сторон, постепенно сменялся вековыми соснами и превращался в настоящий лес. И кругом, куда ни бросишь взгляд, - цветы, цветы всех оттенков и форм.
        Ян показал рукой на здание казино, казавшееся на солнце ослепительно белым:
        - Именно здесь собираются богатенькие прожигатели жизни и швыряют, швыряют свои денежки. Но ведь это точно не для нас. Мы не станем терять наше драгоценное время среди толп праздношатающихся. Мы хотим побыть наедине друг с другом. Правда, любимая?
        Он говорил это, не придавая особого значения словам. Мне ничего другого и не хотелось, кроме как быть с ним рядом, подальше от людей и слушать его голос; казалось, у самой природы было то же настроение, что и у нас. На голубом небе не виднелось ни единого облачка, светило теплое солнце, свежий ветер приносил с моря запах водорослей и соленой воды.
        Я даже не испытывала ни малейшего стыда, когда мы стояли перед стойкой регистратора. Ян спокойно объяснил, что нам нужен номер для двоих с ванной и гостиной. Цену запросили очень высокую, и я даже внутренне вздрогнула. Ведь мне было хорошо известно, что Ян стеснен в средствах.
        Он расписался в книге: „Мистер и миссис Далмиер“.
        Мне вдруг стало очень грустно. Ах, если бы это только было правдой! Если бы я действительно была женой моего красивого Яна. Высокий, черноволосый, с удивительным лицом, на него заглядывались многие женщины. Я торопливо протянула свой паспорт, радуясь тому, что мы во Франции. Здесь не придавали особого значения подобным несовпадениям. Но в застегнутой на все пуговицы Англии было бы неловко написать „мистер и миссис Далмиер“, а затем показать паспорт, где стоит имя: мисс Гейл Патнер.
        Но, поднявшись в свой номер, я тут же выбросила из головы все на свете, кроме того, что сейчас здесь со мной мой Ян. И впереди у нас целая ночь.
        Я радовалась тому, что молода и привлекательна. Вчера по совету Симоны я сходила в парикмахерскую и сделала укладку, покрыла бледно-розовым лаком ногти на руках и ногах. На мне был светло-голубой костюм с короткими рукавами и белым поясом. Ян сказал, что я выгляжу лет на семнадцать, и от этого он испытывает комплекс вины. Особенно его смущала моя матросская шапочка. Мне все это показалось очень смешным, и я сказала, что могу переодеться в вечернее платье и принять вид опытной светской дамы. Он засмеялся и сжал меня в объятиях. А затем стал целовать. Очень медленно и осторожно, и от его поцелуев у меня закружилась голова. Затем Ян сказал:
        - Нет, мне не нужна светская львица. Я хочу тебя, и только тебя, моя маленькая Гейл. Мою сладенькую и смешную девчонку. Ты такая забавная. Мужчинам это нравится. А еще им нравится, когда женщина соблазнительна. В этом тебе тоже не откажешь. Поэтому не вини меня за то, что я потерял из-за тебя голову.
        Я помню каждое слово, которое он мне сказал. И все то, что я сказала ему. Я позволила ему целовать себя столько, сколько ему хотелось. Как он не походил на всех других мужчин! Ян все время шутил и в то же время был серьезен.
        Я сказала ему, что мне нравятся его рассказы об армии. А Яну нравилась Палестина. Он считал, что это одна из самых красивых стран мира и что однажды он повезет меня туда. Но больше всего ему хотелось, чтобы я увидела его родину - Шотландию.
        В комнату вошел посыльный с огромной корзиной цветов, которые Ян заказал по телефону из Парижа. Ворох светло-желтых нарциссов, пурпурных фиалок и красных роз. Затем Ян поставил на туалетный столик у моей кровати флакон французских духов. Он всегда отличался умением удивить женщину. Еще он достал из своей сумки какую-то вкусно пахнущую жидкость для принятия ванны в красивом флаконе и пушистые полотенца. Я никогда не пользовалась такими дорогими вещами».



        Глава 4

        Всю первую половину дня мы провели у моря. Было слишком холодно, чтобы купаться, и мы просто гуляли по берегу, держась за руки. О завтрашнем дне мы старались не говорить. Старались жить только одним мгновением. Но иногда боль прорывалась сквозь радость, он прижимал мою руку к своей груди и говорил:
        - О, моя дорогая. Если б сегодняшний день никогда не кончался! Если бы я только мог взять тебя с собой в Индию…
        По обоюдному согласию мы решили не ходить никуда вечером. Мы избегали людей. Нам хотелось быть только вдвоем. Ян заказал обед в наш номер. Я надела свое самое красивое платье из темно-синего шифона с широким серебряным поясом. Он сказал, что в таком наряде я похожа на гречанку и что у меня очень красивые руки и плечи. Красивые и беззащитные. Еще Ян сильно удивился, когда заметил, какие тонкие у меня запястья.
        - Ты такая хрупкая, моя дорогая. Иногда я даже боюсь дотронуться до тебя, чтобы не сделать тебе больно.
        Я обвила шею Яна руками и прижалась к нему:
        - Я не такая слабая, как тебе кажется. А очень даже сильная и выносливая. Только вот завтра мое сердце разобьется на куски.
        Вдруг он побледнел, сделался каким-то напряженным и отодвинулся от меня. Я испугалась, что смертельно обидела его. Я спросила, в чем дело, и он ответил, что ему не следовало привозить меня сюда. Это было несправедливо по отношению ко мне. Ян предложил мне немедленно упаковать чемодан и собрался отвезти меня назад к Симоне в Париж.
        - Ну почему жизнь так несправедлива, - с горечью проговорил он. - Почему теперь, когда я полюбил, и полюбил по-настоящему, между нами столько препятствий. И армия, и мои родители!
        Я чувствовала себя такой же несчастной, как и Ян. Но мне не хотелось, чтобы страх перед расставанием испортил нам сегодняшний вечер. Я села рядом и обняла его за плечи.
        Он был так нежен, так внимателен со мной, и мы оба чувствовали, просто не могли не чувствовать, как нас тянуло друг к другу. Потом он любил меня, а я любила его. Это была настоящая любовь, а не просто физическое влечение. Это было счастьем отдавать и получать. Чудо. Неземное блаженство. Потрясение.
        Я до сих пор слышу, как где-то вдалеке играла музыка, как тихо шелестели листья деревьев; до сих пор ощущаю запах моря и цветущих деревьев.
        Вскоре взошла луна, и я смогла разглядеть лицо Яна. Он был счастлив. Наклонившись надо мной, он прошептал:
        - Ты так хороша! Так великолепна! Моя малышка! Я никогда уже не смогу полюбить кого-то другого. Я обожаю тебя.
        Мое сердце замирало, стоило мне подумать о том, что завтра Ян уезжает и я никогда больше его не увижу.
        Ночью он поцеловал мое лицо и понял, что я плачу. Ян очень расстроился и стал объяснять мне, что надо помнить только о том, как хорошо нам было, как здорово, что мы нашли друг друга.
        - Я скорее умру, чем сделаю тебе больно, Гейл, - повторял он снова и снова. - Я готов сделать все, что угодно, лишь бы ты не плакала.
        Что ж, мне пришлось вытереть слезы и успокоить его. До самого рассвета мы не сомкнули глаз. Просто лежали, шептали друг другу всякие нежности, целовались и старались не думать о том, что всего через несколько часов нам придется проститься. И возможно, навсегда…


        В памяти Гейл, теперь жены Билла Кардью, оживала каждая строчка из этого дневника. Ее муж лежал рядом и храпел. Он был доволен собой, своей победой и совершенно не подозревал, что творилось в сердце Гейл. Она видела, какая огромная пропасть лежит между двумя этими мужчинами. И понимала, что вся ее последующая жизнь превратится в сплошное мучение.
        Девушка с силой сжала руки в кулаки, стараясь не закричать вслух: «Ян! Ян!»



«Ян привез меня в порт и, провожая на корабль, обнял и поцеловал. Я снова заплакала, но ни единым словом не упрекнула его.
        - Что ж, это того стоило. Ты научил меня любить. А любить так - значит жить, - проговорила я.
        - Я не прощаюсь с тобой, - сказал Ян. - Теперь увидимся в Лондоне. Я всегда буду тебя любить и никогда не забуду».


        Но он забыл. По крайней мере, Гейл сделала именно такой вывод. Потому что по возвращении в Лондон она не получила от него ни единого письма. Только небольшую записку от его матери.
        Даже теперь, спустя три года, Гейл с ненавистью вспоминала тот конверт с маркой из Эдинбурга и то волнение, скорее напоминавшее агонию, которое ее охватило при виде письма. Но эта холодная, мрачная записка констатировала смерть их отношений с Яном. Никаких надежд на какую-либо дальнейшую связь.
        Миссис Далмиер сообщала, что ей стало все известно об отношениях Гейл с ее сыном. Также в письме говорилось, что Ян получил назначение в Индию. Ему следовало немедленно прибыть в полк, так как офицер, чье место Ян собирался занять, погиб. Поэтому молодой человек, писала далее миссис Далмиер, не успел заехать в Лондон, а позвонил по телефону из Парижа, рассказал о своей девушке и попросил мать попрощаться с ней. Он сказал, что надеется на понимание со стороны Гейл. У него сейчас нет средств, чтобы содержать жену, а кроме того, эта несвоевременная женитьба могла бы просто погубить его карьеру. Ее письма будут только напрасно расстраивать Яна, поэтому миссис Далмиер просила Гейл оставить сына в покое и никогда не пытаться как-то наладить с ним контакт.
        Кроме этого, Гейл не получала ничего. Разумеется, она выполнила просьбу миссис Далмиер. Она не писала, чтобы не причинять Яну боль, в то время как сама несколько последующих месяцев постоянно находилась в подавленном состоянии. Ведь он предупреждал ее. Да и сама Гейл понимала, что теперь расплачивалась за те несколько часов счастья, которые Ян подарил ей.
        Он, без сомнения, во всем прав. Так как карьера слишком много значит для него, этому нельзя мешать.
        Гейл была молода, и жизнь вскоре взяла свое. Она просто постаралась об этом больше не думать. Вряд ли сейчас Ян в Индии среди своих дел и забот вспоминает тот мимолетный эпизод в Париже.


        Когда закончился медовый месяц, Гейл Кардью с радостью вернулась в дом родителей в свою старую комнату.
        Разумеется, она скучала по Биллу. Она уже научилась контролировать свои чувства и старалась находить положительные стороны в своем замужестве. Теперь ей уже не грозит одиночество, думала Гейл. Вернувшись в Кингстон, она снова стала той веселой Гейл, которую все знали раньше. Здесь можно было поболтать с мамой, пока она что-то шила для Красного Креста, послушать воспоминания отца о прошлой войне четырнадцатого года, посмеяться над проделками Перчинки и Криса.
        Перчинка с любопытством расспрашивала свою старшую сестру о том, как та теперь ощущает себя в новом качестве. Сделав круглые глаза и с ужасом в голосе, девочка снова и снова задавала один и тот же вопрос:
        - Ну что, здорово замужем?
        - Разумеется, - весело смеялась в ответ Гейл.
        - Все, как пишут в книгах? «И больше она никого и никогда не полюбила до самой смерти»!
        - Именно так, - с улыбкой ответила Гейл.
        Но потом старалась перевести разговор в другое русло. Ей совсем не хотелось вытаскивать на всеобщее обозрение свои чувства и подвергать их анализу со стороны своих близких. Она была уверена в том, что ребенок со свойственным ему максимализмом непременно станет все критиковать.
        Прошло всего несколько дней после отъезда Билла, когда Гейл получила сообщение, что он, возможно, скоро приедет домой. Поэтому она решила временно перебраться к свекрови. Миссис Кардью с удовольствием приняла жену сына.
        Гейл никак не могла привыкнуть к рабской атмосфере, царивший в доме Кардью. Мать была всегда готова немедленно выполнить любую команду Билла. Сын то и дело звонил в колокольчик, и она тут же прибегала к нему, несмотря на то что ей было непросто подняться на второй этаж на своих больных ногах. Он оставлял свою комнату в невероятном беспорядке: вещи валялись прямо на полу, окурки от сигарет Билл бросал в камин и спокойно наблюдал, как мать и служанка выгребали их оттуда.
        Гейл все это насторожило и даже несколько испугало, и инстинктивно ока сразу решила восстать против такого положения вещей. Ей казалось, что она любит своего мужа, но при этом у нее не было ни малейшего желания ползать перед ним на коленях. Все это было так не похоже на порядки, существовавшие в ее доме. Отец и мать никогда не пресмыкались друг перед другом - они уважали друг друга.
        В первую ночь, когда Билл вернулся, Гейл попросила его сходить в комнату матери и пожелать ей спокойной ночи. Миссис Кардью незадолго перед этим отправилась в кровать с приступом мигрени. Девушка напомнила об этом своему мужу несколько раз, но тот продолжал спокойно сидеть в кресле и читать журнал, который принес с работы.
        - Твоя мать очень огорчится, - сказала Гейл.
        - Ей все равно, - ответил Билл.
        Гейл села на кровать и скрестила руки на коленях. Билл стал раздеваться, расстегнул воротник, развязал галстук и бросил его на пол, затем сел на кровать и уткнулся лицом в плечо жены.
        - Боже! Как ты хороша! - хрипло прошептал он. - Не говори мне ничего о матери, скажи лучше, как ты меня любишь.
        Но что-то внутри заставило девушку отодвинуться подальше.
        - Ты настоящий эгоист. Там внизу тебя ждет мать, а ты даже не хочешь пойти к ней и пожелать ей спокойной ночи. Ведь она обожает тебя.
        Билл беззаботно рассмеялся и провел пальцами по каштановым волосам Гейл:
        - Что за вздор! Ей на самом деле все равно!
        - Ты воспринимаешь ее любовь как нечто само собой разумеющееся.
        - А почему нет? Разве это не так?
        - В каком-то смысле так, но ведь это чувство не может быть односторонним.
        - Но ведь с нами не так. Я даю тебе всю свою любовь.
        - Но я не уверена, что ты не станешь заставлять меня подбирать за тобой вещи с пола. - Гейл показала рукой на валявшийся на ковре галстук.
        Он снова рассмеялся:
        - Но ведь мужчины не предназначены для уборки. Это женская работа.
        Гейл почувствовала, как в ней нарастает раздражение.
        - Не могу согласиться с тобой, что женщины созданы только для того, чтобы убирать за неаккуратными мужчинами. Полагаю, если ты сделал из своей матери рабыню, то ты постараешься и со мной поступать точно так же?
        Улыбка исчезла с лица Билла. Он вдруг понял, что Гейл не отвечает на его ласки, а критикует его. А он очень не любит, когда его критикуют.
        - Давай прекратим этот глупый разговор, - сказал молодой человек.
        - Но, Билл… - Ее сердце забилось часто-часто. - Если тебе нравится бросать вещи на пол, это совсем не означает, что я их стану подбирать за тобой. Вот и все.
        Несколько секунд он неподвижно смотрел на нее. На какую-то долю секунды ей вдруг показалось, что Билл схватит ее за руку и заставит немедленно все собрать с пола. Он был в ярости. Она была прекрасно осведомлена о том, каким темпераментом обладал Билл. Но Гейл не боялась. Она чувствовала лишь некоторое презрение.
        Затем девушка вдруг подумала, что просто нелепо ссориться из-за таких вещей через неделю после свадьбы.
        - Билл, дорогой, - проговорила она.
        Молодой человек воспринял эти слова как сигнал к перемирию, притянул Гейл к себе, крепко обнял и страстно стал ее целовать.
        - Не нужно говорить мне, дорогая, что я должен делать и что нет. Ты принадлежишь сейчас мне, и ничто другое не имеет значение.
        Он протянул руку и щелкнул выключателем, комната погрузилась в темноту. Гейл почувствовала, как в нем клокочет ненасытная страсть. Да, это так похоже на него. Этот напор, эта неукротимость чувствовалась во всем. Настоящий ураган. И она принадлежала этому человеку, была его женой. Он казался ей привлекательным мужчиной. И он ее старый друг. Но тем не менее девушка теперь твердо знала одно - она никогда не станет его рабыней.
        На следующий день Билл ушел в свой полк, и вчерашняя размолвка забылась. Но через три дня неприятности возобновились. Теперь уже в доме Патнеров.
        Билл пришел на обед. Когда все поели, Перчинка отправилась к себе в комнату, отец и мать Гейл тоже занялись своими делами. В столовой остались только Билл, Крис и Гейл. Крис, как обычно, возился со своим любимым радио. Билл пошарил рукой в кармане и, не обнаружив там сигарет, сказал:
        - Черт! Я забыл свои сигареты в плаще. Крис, не сгоняешь за ними?
        Младший брат Гейл, сидевший со своим радио на полу, угрюмо посмотрел на Билла:
        - Минутку. Я кажется, нашел Америку.
        - Америка подождет, - покровительственно проговорил молодой человек.
        - В таком случае ты тоже можешь подождать.
        Гейл занервничала. Отношения Криса и Билла всегда были напряженными, и ей совершенно не хотелось, чтобы ее муж и брат окончательно разругались.
        - Я принесу сигареты, - сказала она.
        Ее молодой муж откинулся на спинку дивана и вытянул перед собой ноги:
        - Как мило с твоей стороны, дорогая.
        Крис Патнер проворно вскочил с пола:
        - Какого черта Гейл должна бежать за твоими тухлыми сигаретами! У тебя, кажется, есть ноги. Почему бы тебе ими не воспользоваться?
        Билл окаменел.
        - Будь добр, не говори со мной в таком тоне, - резко бросил он.
        - Иди сам за своими сигаретами, и нечего тут командовать. Хотя Гейл тебе и жена, но ей никто и никогда ничего не приказывал и не приказывает в этом доме.
        - Крис! - вскрикнула Гейл, чувствуя, как краска заливает ее щеки.
        - Думаю, ты будешь полной дурой, если станешь его дожидаться. Он просто ленивая свинья и разыгрывает тут из себя героя.
        Билл Кардью вскочил со своего места. В его синих глазах промелькнул зловещий огонек, которого Гейл всегда так боялась. Ее вдруг охватил ужас, и она быстро-быстро заговорила:
        - Послушайте, не стоит так ругаться из-за какой-то ерунды. Всего лишь из-за пачки сигарет!
        - Оставь, Гейл, - зловеще прошептал Билл. - Кажется, твоему братцу очень понравилось фамильярничать со мной. Но я этого так не оставлю. Если он скажет еще хоть слово, я как следует отделаю его.
        Кровь отлила у Криса от лица, его губы сделались мертвенно-бледными. Несколько мгновений он стоял неподвижно, сжав руки в кулаки. Затем повернулся к сестре.
        - Если бы не ты, Гейл, я бы просто врезал бы ему как следует. И еще неизвестно, кто бы тут кого отделал, - сказал Крис. - Как ты только могла выйти за такого хама, не понимаю. Ведь так, как я, думают все…
        - Крис! Замолчи! - попросила Гейл брата. Она была потрясена до глубины души этой сценой.
        Крис резко повернулся и вышел из комнаты, громко хлопнув дверью.
        Билл зло бросил:
        - Если в следующий раз он попытается снова так со мной разговаривать, я как следует его вздую. Вы все миндальничаете с ним, а он всего-навсего испорченный щенок. Тебе бы следовало поддержать меня, Гейл.
        Она все еще продолжала дрожать.
        - Я всегда готова встать на твою сторону, особенно если Крис дерзит, но ты раздаешь команды направо и налево, как будто мы твои слуги. Почему бы тебе самому не сходить за этими проклятыми сигаретами?
        - Так, значит, ты поддерживаешь своего братца?
        - Совсем нет. Он был груб с тобой, потому что вышел из себя. Но он не сказал ничего такого, за что его можно было бы «отделать».
        - Понятно! - холодно процедил сквозь зубы Билл. - Возможно, ты бы предпочла, чтобы я выполнял команды твоего шестнадцатилетнего братца?
        - О чем ты говоришь! Я просто хочу объяснить тебе, что Крис ни в чем не виноват! А вот ты всегда пытаешься поставить его на место, причем на то, которое ты сам определил для него. У тебя для каждого из нас есть свое место. Ты неправильно себя ведешь, Билл. Ты не диктатор, и не стоит так обращаться с людьми.
        Он, не шевелясь, смотрел на свою жену с маской неприязненного удивления на лице. Затем медленно проговорил:
        - Значит, теперь ты пытаешься указать мне мое место? Предпочитаешь покритиковать меня, вместо того чтобы послать к черту этого щенка!
        - Крис не щенок. Его все любят, кроме тебя. Ты неправильно ведешь себя с ним.
        - А тебе, милая, не стоит забывать, что ты моя жена.
        У Гейл к горлу подступил комок. Ей было крайне неприятно, что их стычка приобрела такой накал. Ведь со дня свадьбы прошла всего неделя. Что бы ни случилось, она не должна жалеть о том, что вышла за Билла замуж. Хотя его самодовольство отталкивало от него людей. Ей нужно что-то с этим сделать, иначе это может привести их брак к весьма печальному финалу.
        Билл сказал:
        - Тебе, пожалуй, лучше сегодня остаться здесь и утешать своего малютку братца. Я возвращаюсь домой один.
        Ее сердце сжалось.
        - Билл, дорогой. Не говори глупости…
        Он молча проследовал в коридор. Через несколько секунд она услышала, как щелкнул замок входной двери. Похоже, Билл действительно ушел. Он был зол, но никак не желал понять, что во всем виноват сам.
        Гейл не мигая смотрела на пол. Она почувствовала, что боится. Боится того, что не сможет сделать свое замужество счастливым. Потому что Билл ставил впереди всего только свои собственные желания. «Взять все и ничего не отдать» - это был его девиз. Ни один брак не сможет долго продержаться при таких условиях.
        - Нет, это не для меня, - сказала Гейл себе. - Никогда…
        Но она не могла оставаться в доме родителей. Ей было неприятно, что родители могли подумать, будто у нее размолвка с Биллом.
        Она чувствовала себя и без того униженной. Накинув пальто, Гейл вышла на улицу вслед за своим мужем.
        Догнав его, девушка поняла, что молодой человек справился со своей вспышкой гнева. Он даже рассмеялся и, обняв Гейл за плечи, пылко поцеловал ее в губы.
        Ночью ей снова приснился Ян. Как будто они идут рука об руку по Парижу. Вокруг - цветущие каштаны. Вдоль тротуара расставлены маленькие столики. Запах кофе, приятная музыка. И Ян говорит:
        - Апрель в Париже! Ты помнишь эту песенку? Как там было? А! «Что ты сделал с моим сердцем?»
        И она ответила:
        - А что ты сделал с моим? О, дорогой, я не знала, что жизнь может быть такой сладкой и горькой одновременно.
        Ян посмотрел на нее своими темными кельтскими глазами и прошептал:
        - Помни только о сладости, Гейл. Старайся не думать о боли…
        Она вдруг разрыдалась и уткнулась ему в плечо…
        Гейл проснулась оттого, что плакала. Билл тоже проснулся и был неприятно поражен тем, что жена вся в слезах. Он обнял ее. Девушка сказала, что ей приснился кошмар. Билл еще сильнее сжал ее в своих объятиях и прошептал:
        - Бедняжка!
        Затем снова поцеловал ее. Он самонадеянно полагал, что его поцелуи - панацея от всех неприятностей.
        Гейл прижалась к мужу, но почему-то от этого спокойнее ей не стало. Теперь она знала точно - ей не стоило выходить замуж за Билла. Призрак Яна будет преследовать ее постоянно. Возможно, всю оставшуюся жизнь.
        Ее жизнь превратилась в кошмар. Гейл чувствовала боль от разлуки, постоянную ноющую боль.
        Три недели спустя после их свадьбы Билл пришел в Кингстон и сообщил жене, что получил приказ незамедлительно отбыть на север.
        Ее сердце оглушительно застучало в груди.
        - На север! Но куда? Куда мы едем?
        - В Эдинбург. Ты рада? - был ответ.
        Она отвернулась, сильно побледнела и тихо пошла к себе в спальню.



        Глава 5

        Миссис Кардью стояла у окна и задумчиво смотрела на улицу. В Эдинбурге они уже две недели, и каждый вечер Гейл ждала Билла. Она не только не испытывала радости от ожидания встречи с мужем, но даже наоборот - боялась его возвращения.
        Временами ей казалось, что перед ней снова тот самый молодой человек, очаровательный и дружелюбный, которого она знала очень давно. Но каждый раз в Билле проступали другие черты - властность, эгоизм, высокомерие. Гейл обнаружила, что быть соседкой этого человека и его женой - совершенно разные вещи. Она чувствовала, что просто задыхается от близости этого человека.
        По профессии Билл был инженером-электротехником. И сейчас его работа в Эдинбурге была связана с зенитными установками. Он никогда не упускал случая похвастаться перед своей женой, каких замечательных успехов он достиг по сравнению с другими ее приятелями и знакомыми. Просто невыносимо было слушать эту хвалебную оду самому себе. А теперь он стал еще и первоклассным офицером.
        Глупо, конечно, сравнивать его с Яном. Нетрудно представить, как подчиненные Яна обожали его. Он всегда с сочувствием относился к солдатам. Билл же всегда отличался высокомерием и с удовольствием подчеркивал свое превосходство над другими. Точно так же он вел себя и с ней. С самодовольным видом принимал похвалы и становился невыносимым, если Гейл пыталась покритиковать его недостатки.
        Девушка стояла и, как обычно по вечерам, любовалась открывавшимся перед ней чудесным видом этого города: большой торговой улицей и величественным готическим собором.
        Гейл очень нравился этот город, и она понимала, почему так любил его Ян. Девушке казалось, что она уже была тут когда-то. Только вот сейчас Ян находился не с ней. А с ней был только Билл, который называл это чудесное место «ужасной дырой». Он скучал по Лондону.
        Жены других офицеров жили в отеле и часто ходили куда-нибудь вместе отдохнуть и поразвлечься, но Гейл не принимала в их забавах никакого участия.
        Она была несчастна. В ее душе с новой силой вспыхнула любовь к Яну. Все дома, улицы, сам воздух напоминал ей о нем. Девушка надеялась, что со временем ее чувства угаснут или потускнеют, но сейчас убедилась лишь в том, что ее любовь - бессмертна.
        Она отыскала дом, где жил Ян, но не подходила к нему, лишь смотрела издалека.
        Гейл изо всех сил старалась быть верной и в мыслях, и в поступках тому мужчине, за которого вышла замуж. Она говорила себе, что ее муж скоро отправится на фронт и ей следует с нежностью относиться к нему. Она старалась быть терпеливой, несмотря ни на что. Но все чувства в ней словно омертвели. Она не ощущала даже физического влечения к Биллу. Она лишь подчинялась его желанию, его страсти.
        В этот вечер закат был особенно красив. Внизу по улице промаршировал шотландский взвод: клетчатые юбки, шапочки с лентами. Отлично обученные солдаты. Гейл внезапно ощутила гордость и прилив патриотизма. Офицер, шедший впереди, вдруг повернул голову, и этот поворот, темные глаза снова напомнили ей о Яне. Здесь, в Эдинбурге, девушка встретила немало мужчин, похожих на него. И каждый раз, увидев шотландца, чем-то напоминавшего Яна, девушка приходила в замешательство.
        Вздохнув, она отошла от окна, взяла носок Билла и стала его штопать. Ей доставляло удовольствие оказывать ему мелкие услуги такого рода, потому что он был солдат, а она - его жена. Но как бы Гейл хотелось снова оказаться сейчас в Кингстоне рядом со своими близкими. Она хорошо знала - мать, отец, сестра и брат скучают по ней. Девушка получала от них письма. И еще она знала, что Крис так и не простил Билла.
        Здесь, в комнате, где они поселились, было очень тихо. Обстановка в викторианском стиле создавала ощущение уюта, чего-то старомодного и до боли знакомого. А Билл называл это «вшивой конурой». Он предпочитал что-нибудь посовременнее. Их скромное жилище состояло из спальни и гостиной, в которой домохозяйка миссис Дау кормила Гейл и Билла обедами и ужинами. А также очень вкусными булочками. Если потеряешь бдительность, то сразу потолстеешь, улыбаясь, думала девушка.
        Вскоре домой пришел Билл. Похоже, он пребывал в прекрасном расположении духа. Девушка обрадовалась этому и с удовольствием отметила, каким привлекательным был в этот момент ее муж. «Он может быть добрым», - радостно подумала она. Возможно, ей удастся восстановить то хрупкое чувство, которое она питала к нему, если только Билл попытается…
        Вдруг он заговорил:
        - Сегодня я хорошо поработал, и бригадный майор очень мною доволен. Говорит, я прошел испытание. Еще у нас новичок. Не могу сказать, что он меня интересует, но парень будет моим начальником. Он родственник бригадира.
        Гейл насмешливо посмотрела на мужа:
        - Понятно, Билл. Значит, ты должен быть с ним особо внимательным и приветливым.
        - Я поставлю ему выпивку. Собственно говоря, я пригласил его сегодня к нам вечером.
        Гейл встала:
        - В таком случае пойду приведу себя в порядок.
        В ее голосе промелькнула нотка энтузиазма. Гейл, без сомнения, не интересовали приятели Билла, но она хотела сделать приятное своему мужу - достойно принять гостей. Билл подошел к ней и грубо обнял:
        - А как насчет поцелуя?
        Она послушно подставила губы.
        - Дорогая, постарайся быть милой с этим парнем. У него хорошие связи, он холост и стоит того, чтобы перед ним попрыгать.
        Гейл ненавидела всяких «нужных» людей, которых надо было развлекать. Это расстраивало ее еще больше, чем высокомерное отношение мужа к подчиненным. Но она уже научилась не спорить и не возражать. Лучше, когда Билл веселый и благодушно настроенный.
        Девушка переоделась в черное платье с белым воротничком, тщательно расчесала свои каштановые кудри и надела жемчужные серьги и брошь, которые ей подарил Билл на свадьбу.
        Она услышала, что пришел гость. Быстро нашла свою сумочку, сигареты и вошла в гостиную.
        Билл разливал вино. Высокий молодой человек с темными волосами, стоявший к Гейл спиной, разговаривал с ее мужем.
        - Вполне с вами согласен. Очень тяжело не получать никаких новостей из дома. Я вернулся из Индии всего два дня назад, и меня сразу отправили сюда.
        Он замолчал и вдруг обернулся назад. Молодой человек уставился на девушку, а она на него.
        Билл на мгновение поднял голову, поставил бутылку и сказал:
        - О, познакомьтесь. Это моя жена… Гейл, это капитан Далмиер…
        От неожиданности Гейл не смогла вымолвить ни слова.



        Глава 6

        Билл ничего не заметил, так как продолжал возиться около стола, смешивая коктейли и расставляя тарелки.
        А Гейл продолжала смотреть на Яна Далмиера, чувствуя, что кровь прилила к лицу. И он смотрел на нее, не в силах оторвать взгляд.
        Билл наконец все приготовил и посмотрел на своего гостя с довольной улыбкой. Гейл заставила себя двигаться и говорить.
        - Здравствуйте, - тихо проговорила она. - Похоже, мы уже знакомы. Не правда ли?
        - Да, целую вечность, - отозвался гость. - Как вы поживаете?
        Но руки друг другу они не пожали.
        Гейл просто не могла дотронуться до его руки. Так же она не могла отвести от Яна свой взгляд. Эти черные глаза просто гипнотизировали ее. И все ее тело тут же начало дрожать, а лицо сделалось мертвенно-бледным.
        Неужели судьбе было угодно выкинуть такой трюк - Ян командир Билла! Когда они познакомились в Париже, он еще не состоял в капитанском чине. Он был лейтенантом. Капитаном можно стать лет в тридцать. Да так и есть - ему сейчас как раз где-то тридцать лет. Теперь он может жениться. Раньше им казалось, что этот день никогда не настанет.
        Но он настал. Ян теперь - капитан Далмиер. Другой и все тот же. Какие с ним произошли внутренние перемены, она не знала. Но внешне он, несомненно, изменился. Стал немного шире в плечах, а его лицо осунулось. Глаза сделались серьезнее, взгляд суровее. Индия оставила свой след.
        Билл приблизился к жене и гостю с двумя бокалами вина:
        - Джин и французский коньяк для вас, Далмиер. Гейл ты присоединишься?
        Обычно она никогда не пила коктейли. Но сейчас ей было просто необходимо немного расслабиться, чтобы хоть как-то вступить в разговор. Девушка взяла второй бокал. Ее пронзила боль воспоминаний.
        - Так вы говорите, что уже встречались? - с любопытством поинтересовался Билл. - И где это было?
        Ян Далмиер неуверенно посмотрел на Гейл, не зная, что ему ответить. И без слов было понятно, что она очень нервничала из-за неожиданной встречи. Для молодого человека это тоже был шок - обнаружить, что та девушка, которую он так страстно полюбил в Париже, оказалась женой Билла.
        Она сказала:
        - О… мы давно встречались…
        Билл продолжал настаивать:
        - Но где? Не в Кингстоне?
        Гейл не смотрела на Яна. Ее глаза были устремлены на бокал. Руки девушки заметно дрожали. Она пролила вино на скатерть и постаралась побыстрее вытереть пятно своим шифоновым платком.
        - Нет-нет. Во Франции.
        - Во Франции! - эхом повторил Билл. - Но когда же ты была во Франции, дорогая?
        Гейл почувствовала, что сейчас вот-вот закричит или заплачет, если он станет продолжать расспрашивать ее.
        - Я училась в Лозанне и приезжала в гости в Париж к своей подруге. Там я и встретила мистера Далмиера. То есть капитана Далмиера.
        - А, понятно, - сказал Билл и повернулся к столу, чтобы налить себе еще вина. Он слегка удивился, что Гейл и Далмиер знали друг друга, но не придал этому факту какого-либо особого значения. Далмиер был просто «нужный» человек, и этим все сказано.
        Когда муж повернулся спиной, Гейл посмела поднять глаза на Яна. Она никогда не видела его в военной форме, и это обстоятельство напоминало, что сейчас шла война. Но он вдруг показался ей таким родным, что у девушки возникло ощущение, будто они расстались только вчера.
        Гейл попыталась убедить себя в том, что этот человек больше ничего не значит в ее жизни, что он просто гость.
        Билл налил всем еще по коктейлю, и они втроем, устроившись перед камином, стали разговаривать о ситуации на войне, Эдинбурге и о всяких других вещах, которые всех интересовали. Гейл говорила слишком громко и быстро.
        Ни Гейл, ни Ян и словом не обмолвились об их прежней дружбе. Девушка хотела дать понять всем своим видом, что она почти не знала Яна Далмиера и их знакомство не имеет никакого значения для нее. Глупо с ее стороны так волноваться из-за этой встречи, подумала она. Ведь, по сути дела, Ян никогда не любил ее так сильно, как любила его она. Он ушел из ее жизни, ничуть не пожалев об этом. Должно же быть у нее хоть немного гордости. Пусть видит, что ей все равно. Чтобы там Ян ни чувствовал, он не показывал этого. Он разговаривал легко и непринужденно. Затем, когда гость повернулся к ней и спросил, как ей понравился Эдинбург, девушке показалось, что он просто ударил ее. Как он мог это спросить? Ведь он столько раз обещал, что он, и только он, покажет ей свой родной город. Но она ответила ему с нарочитой вежливостью и равнодушием:
        - О, мне здесь очень понравилось. Очаровательный город. И великолепный замок.
        - Гейл увлекается историей, много знает о династии шотландских королей и все такое, - вставил Билл.
        Ян Далмиер промолчал. Он мог бы объяснить Биллу, из чего проистекает такой интерес у Гейл. Она всегда с удовольствием слушала рассказы Яна о Шотландии. Он-то очень хорошо знал, что у нее на уме. Изменилась ли она с тех пор? Прячась за маску равнодушия, Далмиер с интересом наблюдал за девушкой. Он решил, что она действительно забыла об их любви. Ведь Гейл вышла замуж за другого человека и ни разу не написала ему. Ему больно было видеть, что теперь его девушка принадлежит другому мужчине. Яну сразу не понравился Кардью, как только они познакомились. И сюда он пришел не ради развлечения, а просто хотел выяснить детали одного дела, которое ему было не слишком понятно.
        И вдруг это… ужасное открытие, что Гейл - жена Кардью.
        Милая. Такая милая Гейл! Он все это время думал только о ней. Вспоминал каждый день. Ее улыбку. Лицо. Манеру разговаривать. Но он намеренно старался заглушить в себе память, чтобы не возобновлять это знакомство. Ян считал, что невозможно повторить то, что было так прекрасно.
        Она все так же хороша, думал Ян, но эти три года добавили ей зрелости. Серьезности. В ее больших серых глазах появилось трагическое выражение, которого он не наблюдал тогда, в Париже. Тогда ее взгляд светился озорством. Это были глаза молодой любящей девушки.
        Затем Билл ловко перевел разговор на тему о доме Яна.
        - Здорово иметь здесь дом. Где он находится?
        Гейл стиснула кулаки. Она прекрасно знала, где живет Ян, и почему Билл задал этот вопрос. Напрашивался в гости. Очень похоже на Билла. Далмиер ответил:
        - На окраине Эдинбурга, прямо на холме. Оттуда открывается прекрасный вид на город. Да, жить дома - настоящее удовольствие.
        Гейл с облегчением вздохнула. Слава богу, Ян не пригласил их в гости. Она никогда бы не смогла войти в его дом вместе с Биллом.
        Теперь Далмиер обратился к ней.
        - Моя мать умерла год назад, - сказал он. - Следом за ней ушел отец. И дядя тоже скончался. Совсем недавно. Он оставил мне свое поместье, которое находится между Эдинбургом и Галашилзом. Это место стало свидетелем многих исторических событий. Оно называется Лох-Касл и располагается на берегу одного из самых красивых озер в Шотландии.
        Гейл заставила себя посмотреть в глаза Яна и сделала глоток вина. Кровь пульсировала в ее венах. В ее голове мелькали разные мысли. Надо бы посочувствовать Яну. Ведь он на самом деле очень любил свою мать. И смерть отца для него явилась большой потерей. Особенно грустно то, что, когда родителей не стало, он, находясь в Индии, даже не смог с ними проститься. Хотя, с другой стороны, теперь, видимо, он стал богатым.
        Вдруг девушка испугалась. А что подумает Билл, если узнает, в каких отношениях она состояла с Яном Далмиером?
        Да, конечно, сейчас Гейл мало что о нем знает. Ведь прошло целых три года. Возможно, что он уже встретил новую любовь.
        Билл сказал:
        - Мы поженились совсем недавно, Далмиер. И хочу сказать, что это чертовски приятно - быть женатым на такой хорошенькой девчонке. Настоятельно рекомендую и вам того же.
        Он засмеялся и протянул руку с бутылкой, чтобы снова наполнить бокал Яна.
        Гейл покраснела. Она просто не могла поднять на своего гостя глаза. Как Билл мог быть таким бестактным.
        Ян коротко ответил:
        - Полностью с вами согласен - нет ничего приятнее удачного брака.
        - Вы только посмотрите на мою Гейл, - хвастливо заявил Билл. - Это и слепому понятно, что мой брак просто не может быть неудачным.
        Гейл просто передернуло. Она искренне желала, чтобы сейчас под ними разверзлась земля и поглотила их всех вместе. Достав из сумочки сигарету, девушка нервно закурила. «Интересно, о чем думает Ян?», - снова и снова задавала она себе вопрос.
        Вдруг Билл вскрикнул:
        - Черт! У нас кончился джин. Надо бы дойти до ближайшего паба и прикупить там пару бутылочек.
        - Я больше не хочу пить. Спасибо, Кардью. Не стоит беспокоиться.
        - Как это не хочу, - возразил Билл. - Что за ерунда. Прошу извинить меня, через пару минут вернусь. Я сказал Гейл, чтобы она купила что-нибудь выпить, но она, должно быть, просто забыла об этом.
        Гейл посмотрела на свою сигарету. То, что сказал Билл, было не совсем правдой, но она не стала оправдываться. Она уже хорошо изучила характер своего мужа. Он свалил всю вину на жену, потому что сам в принципе никогда и ни в чем не мог быть виноват.
        Но, как ни странно, девушка с радостью восприняла желание мужа сходить в магазин. Они с Яном останутся вместе на несколько минут одни…
        Только когда за Биллом закрылась дверь, девушка посмела посмотреть на молодого человека. Тот встал, подошел к камину, закурил. Его взгляд, казалось, был обращен внутрь самого себя. Затем, обернувшись, он встретился глазами с Гейл.
        - Что ж, - тихо проговорил он. - Что скажешь, Гейл?
        Она старалась сохранить спокойствие. Что бы ни случилось, она ни в коем случае не должна показывать ему, какая буря в ней бушует. Этот человек ушел из ее жизни, даже не оглянувшись. Совершенно безжалостно. Этого нельзя забывать. Она должна стать такой же - без сердца.
        - И что ты хочешь услышать, Ян?
        - Я просто поражен.
        - Не сомневаюсь.
        - Никак не ожидал тебя здесь увидеть. Да еще в качестве жены Кардью.
        - Представь себе, что это для меня тоже неожиданный сюрприз.
        - Да уж, действительно весьма странное совпадение. Меня отправили сюда для работы в штабе дивизии. Так сказать, для выполнения миссии «Джи». Это все держится в большом секрете. А Кардью - отличный инженер. Он отвечает за техническую часть. Именно поэтому я…
        Он замолчал, заговорила Гейл:
        - Но почему ты решил прийти к Кардью и поговорить с ним здесь, а не на работе?
        - Что ж, в этом нет ничего удивительного.
        Девушка прижала свою руку к груди - ей казалось, что ее сердце стучит просто оглушительно. Но как это больно сидеть сейчас в этой комнате с Яном. Ведь он давно стал для нее призраком. Она запрещала себе думать о нем. Но забыть живого Яна, с его нежными гипнотическими глазами, с его хрипловатым голосом, было невозможно. Гейл хорошо знала, что всегда любила только этого человека и ей не следовало выходить замуж за Билла.
        Ян снова заговорил:
        - Когда вы поженились?
        - Несколько недель назад.
        - Искренне желаю вам счастья, - холодно проговорил он.
        - Спасибо.
        Повисла неловкая пауза. Они оба курили, украдкой поглядывая друг на друга. Затем Гейл спросила:
        - А ты?..
        - Нет, - почти грубо бросил он. - Я не женат и не обручен.
        - А! - прошептала она.
        - Полагаю, с моей стороны будет довольно бестактно напоминать тебе о прошлом, и тем не менее…
        - Спрашивай.
        Девушка почувствовала, как вспотели от напряжения ее ладони. «Интересно, как долго еще не будет Билла?», - подумала она.
        - В таком случае объясни мне, как ты могла не написать мне после того, что… с нами было.
        Вопрос потряс ее до глубины души. Она посмотрела на него, ее щеки горели, глаза сделались огромными.
        - Но как ты можешь задавать такой вопрос? Неужели я стала бы тебе писать после того письма, которое ты мне послал.
        - Да, я написал. Но, по всей видимости, напрасно. Я полагал, что все это имеет для тебя такое же большое значение, как и для меня, поэтому рассчитывал, что ты будешь писать мне хотя бы иногда, как друг. Да, я действительно ничего больше и не требовал от тебя. Просто для того, чтобы знать, что мы по-прежнему друзья и когда-нибудь однажды мы обязательно встретимся. Я даже думать не мог о том, что никогда больше не увижу тебя.
        Еще сильнее удивившись, она спросила:
        - Но ведь ты попросил меня не писать тебе. Твоя мать сказала так в своем письме. Ты просил меня, чтобы я тебе не писала, не беспокоила тебя и позволила идти своей дорогой. Поверь, я написала целую кучу писем, но потом все их порвала. Ведь это было твое желание.
        Теперь пришло время удивляться Яну. Он смотрел на нее неподвижным взглядом. Какая она была бледная! О многом говорили эти серые глаза под черными ресницами!
        - Это тебе сказала моя мать? Не могу поверить! Я совсем не это просил ее тебе передать.
        Они продолжали неподвижно смотреть друг другу в глаза. Гейл стала еще бледнее, она почувствовала, что готова упасть в обморок. Ее губы тихо прошептали:
        - Я не понимаю. Это, должно быть, какая-то ошибка!
        Ян стал ходить из угла в угол. Однажды она уже видела его таким. В ту ночь, вернее, вечером, когда он, рассердившись, предложил отвезти ее обратно в Париж к Симоне. Что же произошло? Теперь этого уже никто никогда не узнает.
        - Послушай, Гейл. В тот момент, когда ты поехала в Англию, я отправился в Париж. Меня вызвали в министерство обороны. Там меня ждал приказ - немедленно присоединиться к подразделению в Марселе и отправиться в Индию. Из Парижа я позвонил матери в Эдинбург, так как сразу понял, что с тобой просто не успею связаться. И помнишь, ты еще просила меня не звонить тебе домой и не писать, так как твоя семья не знала еще обо мне. Ты боялась, что они начнут беспокоиться и подозревать тебя. Поэтому я рассказал о тебе своей матери. Не все, конечно. Я объяснил, что в Париже встретил девушку, которую полюбил, но так как я уезжаю на три года, то не могу связывать ее обязательствами. И попросил мать позвонить тебе. Я сказал ей твой адрес и попросил ее дать тебе мой в Индии. Еще попросил ее узнать, хочешь ли ты переписываться со мной. А потом долго ждал письма. Через некоторое время я понял, что ты не намерена продолжать со мной знакомство. И с уважением отнесся к твоему решению. - Он молча стоял перед Гейл, сцепив руки за спиной. - Вот так обстоят дела. Если моя мать тебе сказала что-то другое, Господь простит ее.
Она очень плохо сделала и навредила нам обоим.
        Гейл так сильно дрожала, что чуть не выронила сигарету.
        - Ее письмо было холодным и жестким. Она просила меня не писать тебе ради твоего спокойствия.
        - О боже! - воскликнул Ян Далмиер. - Но почему она так сделала? Я не могу плохо говорить о ней, потому что ее уже нет. Но если б она была жива, я бы разобрался с ней. Что она наделала! Она, вероятно, решила, что это просто какая-нибудь интрижка. Мать всегда хотела, чтобы я женился на какой-нибудь девушке из Эдинбурга, принадлежащей к светскому обществу. Хотя я давно вырос, мои родители обращались со мной как с мальчишкой, которым всегда надо руководить.
        Гейл потушила сигарету и закрыла глаза одной рукой.
        - Как это все ужасно, - проговорила она, прерывисто дыша. - Я бы обязательно написала, если б знала, что ты этого хочешь. Я всегда помнила о тебе.
        - А я подумал, что ты больше не хочешь меня знать.
        Она с упреком на него посмотрела:
        - После всего, что… со мной случилось?
        - Для меня это тоже много значило, - возбужденно сказал Ян. - Я просто подумал, ты решила, что в нашей ситуации полный разрыв был единственным выходом.
        - Мне совсем не хотелось тебя терять, - проговорила Гейл, уже не сдерживая своих чувств. - Я чуть не умерла от горя. А когда я начинала думать, что ты на самом деле вовсе не любил меня, мне просто не хотелось жить.
        - Но что толку теперь об этом говорить. Ведь ты замужем, Гейл. Увидев тебя сегодня здесь и узнав, что ты жена Кардью, я сразу понял, что не ошибся в своих подозрениях относительно твоего молчания.
        Девушка дрожала, словно в лихорадке. Затем она медленно проговорила:
        - Это все не так. Я ни на минуту не забывала тебя. Я чуть не умерла от горя. За три года я ни разу не посмотрела на другого мужчину. А потом… потом… началась война. Мне кажется, я немного сошла с ума. Все, что я знала о тебе, так это то, что у тебя много работы в Индии. А Билл - друг семьи. Он предлагал мне выйти за него замуж много-много раз. Это все произошло как-то случайно…
        Девушка застыла на месте, прижав руку ко рту. Как она могла вот так открыто признать, что не любит своего мужа. И тем не менее Гейл знала, что любит только одного человека - Яна Далмиера. Все так запуталось, что ее мозг отказывался вообще что-либо понимать.
        - Боже, какой кошмар, - сказал молодой человек.
        - В таком случае ты все еще?..
        - Да, черт возьми. Я все еще люблю тебя, Гейл. Все время, что я был в Индии, ничто не могло стереть твой образ у меня из памяти. Мы… в Париже… Наша ночь вместе.
        - Ян! - прошептала девушка в ужасе. - Не говори больше ничего. Я просто не вынесу этого.
        - Думаешь, мне легче? - хрипло проговорил он.
        Она повернулась, сложила руки на камине и опустила на них голову.
        Ян стоял рядом, с отчаянием глядя на спину Гейл. Ему хотелось подойти к ней, обнять за талию, повернуть к себе, поцеловать, ощутить незабываемую сладость ее губ.
        Но он не смел. Не смел приблизиться к ней, коснуться ее волос. Молодой человек переживал сейчас настоящий шок. Он даже и предположить не мог, что его ожидает в доме Кардью. Ему казалось, что женой Билла окажется какая-нибудь самая обычная девушка. Кто угодно, но только не Гейл. Когда Далмиер увидел жену своего сослуживца, то просто потерял дар речи. И как ужасно было узнать, что его собственная мать испортила ему жизнь. Он знал, что не смог бы никогда ей этого простить. Даже лучше, что ее сейчас нет в живых. Она уничтожила даже надежду на счастье. Причинила им обоим боль. Все эти годы они могли бы переписываться, ждать друг друга, надеяться на совместное будущее. А вместо этого каждый из них в одиночку переживал свое горе, считая другого жестоким и бессердечным.
        Теперь, вернувшись в Англию, когда шла война, Ян был слишком занят, чтобы решать свои личные проблемы. Разумеется, он все время сожалел о том, что Гейл оставила его. Возможно, когда-нибудь они и встретятся, рассуждал Далмиер. И еще Ян твердо знал, что ни одна другая женщина не займет место Гейл в его сердце.
        А теперь это… Обнаружилась не только трагическая ошибка, но и то, что теперь Гейл была замужем за человеком, которого не любила.
        Но почему Кардью?
        Невыносимый зануда и карьерист. Красивый, да. В нем было что-то животное, что очень нравилось женщинам. Но он совсем не тот, кто нужен Гейл.
        Глядя на ее спину, ее поникшую голову с каштаново-красноватыми кудрями, Ян совершенно ясно осознал, какая трагедия случилась с ними.
        Он не выдержал, подошел к девушке ближе и положил руку ей на плечо.
        - Я хочу знать только одно, - заговорил Ян. - Ты счастлива? Ведь ты бы не вышла замуж за Кардью, если бы ничего не чувствовала к нему.
        Она на мгновение задумалась. Как просто было бы сейчас сказать ему, что она совершенно ничего не чувствовала к Биллу, что она ошиблась, что все время только и думала о нем, о Яне. Что ее муж эгоистичный и невыносимый человек.
        Но она не посмела.
        - Да, да, все в порядке. Не беспокойся обо мне.
        Открылась дверь, и в комнату вошел Билл.



        Глава 7

        Ян ушел.
        Гейл села перед зеркалом в спальне и стала намазывать лицо кремом. Она чувствовала себя совершенно измученной после этого вечера. Ее нервы были на пределе. Мысль о том, что Билл через несколько минут войдет в комнату, заставляла Гейл сжаться в комок. Сегодня ночью ей хотелось быть одной. Она хотела лечь, закрыть глаза и постараться забыть, что сегодня приходил Ян.
        И сегодня при прощании они очень вежливо пожали друг другу руки, стараясь не вызвать подозрения у Билла. Но в темных глазах Яна легко можно было прочитать все, что он пытался скрыть: горечь, разочарование, сожаление. Гейл прекрасно понимала, что он сейчас чувствовал. Девушка была потрясена, узнав, что все эти годы он любил ее. А теперь они рядом, в Эдинбурге, и каждый день ей придется слышать его имя и, возможно, видеть его. Это все только осложняло.
        Гейл не узнавала себя в зеркале. Ее лицо вытянулось, осунулось и стало выглядеть значительно старше. Она расчесала волосы и снова окинула взглядом свою фигуру - стройную, грациозную в голубом халатике. Слава богу, что ни мать, ни отец, ни брат с сестрой не знают, какое с ней случилось несчастье. Все считают, что она счастлива. Пусть так и будет. Она напишет им, что у нее все в порядке.
        В комнату вошел Билл в махровом халате, докуривая сигарету. Он выглядел весьма привлекательно с гладко зачесанными назад волосами и здоровым румянцем на щеках. Жизнь, по всей видимости, доставляла ему удовольствие.
        - Этот парень, я имею в виду Далмиера, довольно слезливый тип, но он мой начальник. К тому же принадлежит к высшим слоям местного общества.
        Гейл подобрала с пола свои чулки, сложила их и положила на стул. Затем, взглянув на Билла, тихо сказала:
        - Что ты имеешь в виду, говоря, что он слезливый?
        - Да так, просто несколько нервозный, артистический склад характера, я бы сказал. Много знает об истории и архитектуре Эдинбурга и все такое.
        Гейл прикусила свою губу. Она еле сдержала приступ истерического смеха. Какая ирония сидеть здесь и слушать, как Билл критикует Яна. Яна, который, по ее мнению, был самым лучшим мужчиной в мире. Яна, который был таким утонченным, чувствительным. Биллу никогда таким не стать, сколь долго бы он ни прожил.
        - Похоже, ты была не слишком вежлива с Далмиером. Ты даже не пригласила его к нам снова. Я же просил тебя сделать это.
        - У него наверняка есть свои друзья, - в отчаянии сказала Гейл.
        - Так ведь и у нас есть, - высокомерно заявил Билл. - Но мы должны подружиться с Далмиером. Для нас это очень полезно. Он пригласил меня завтра с ним в «Аперитив». Ты тоже приходи. Ведь вы знакомы, почему бы сейчас не использовать это?
        Гейл едва не закричала: «Оставь меня в покое». Но она тихо опустилась на край кровати.
        Она обнаружила, что Билл был еще и занудой. И без конца ворчал. Ей совсем не хотелось встречаться с Яном, но Билл настаивал. В конце концов Гейл согласилась пойти в «Аперитив» на следующий день. Но на самом деле Гейл больше всего на свете хотела встретиться с Яном. Но с пальцем на кольце девушка не хотела быть неверной своему мужу даже в мыслях.
        Когда Билл попытался заняться с ней любовью, она не выдержала, уткнулась в подушку и разрыдалась. Муж повел себя очень благородно в этой ситуации. Он утешил Гейл и принес ей аспирин. Гейл выпила лекарство и легла с надеждой, что сон принесет ей облегчение.
        Но уснуть девушка не могла. Ее мысли крутились только вокруг Яна. И один факт расстраивал ее больше всего. Своим неожиданным появлением Ян окончательно разрушил ее надежды на счастливое замужество с Биллом. Но чем больше Гейл думала обо всем, тем сильнее в ней крепла убежденность, что, несмотря ни на что, ей следует оставаться с Биллом. Ведь ее муж не виноват в том, что все так обернулось. Билл любит ее, и она должна быть благодарна ему за его любовь.
        Наутро девушка чувствовала себя совершенно измученной. Она сделала над собой усилие и постаралась выглядеть веселой. Билл оценил это по достоинству.
        - Вчера вечером ты была как выжатый лимон, - сказал он. - Но сейчас ты выглядишь гораздо лучше. Послушай, вчера я не принес тебе никакого подарка. Не хочешь ли прогуляться немного по Принцес-стрит и купить себе что-нибудь новенькое?
        Она улыбнулась и поблагодарила его. Когда Билл не командовал и не хвастался, то Гейл с ним легко находила общий язык.
        Прогуливаясь по Принцес-стрит, девушка старалась думать о том, что ей необходимо выполнять свой долг по отношению к Биллу. Как же это все было тяжело!
        Каждый проходивший мимо нее военный в серой форме, черных ботинках и шапочке с лентами напоминал ей о Яне. Девушка смотрела на возвышавшийся над городом замок и думала о том, что тогда в Париже он очень точно описал ей свой город.
        Воздушная тревога испортила Гейл поход по магазинам. Но она решила не идти в укрытие. Стоя прямо на тротуаре, девушка подняла голову вверх и стала всматриваться в небо, ожидая, что между облаков вот-вот вынырнет немецкий бомбардировщик. Внезапно раздался треск зенитных установок, все движение в городе мгновенно остановилось. Гейл подумала о Яне. Интересно, что он сейчас делает? А ее семья? Ведь у них, наверное, тоже объявили воздушную тревогу, и они все собрались в небольшом укрытии, которое отец построил для них в саду. Мама со своим противогазом и вязанием. Гейл так и слышала слова Криса: «Вот это да! Жуть! Вот если б я был в авиации, я бы сейчас им показал…»
        Затем дали отбой, и Эдинбург снова вернулся к жизни. На небе даже показалось солнце, и замок предстал во всем блеске на фоне ярко-голубого неба. Гейл понимала, как гордились шотландцы, в том числе и Ян, своей столицей. Город действительно производил величественное впечатление. Ах, если бы только она приехала сюда с ним…
        Девушка старалась придерживаться своих хороших намерений относительно мужа в течение всего дня. Когда они встретились во время ленча, Билл пребывал в веселом расположении духа, много шутил, рассказывал смешные истории о скачках и, к счастью Гейл, ни разу не упомянул о Яне. Затем, уже собираясь уходить на работу, он заботливо поинтересовался, прошла ли у нее головная боль. Когда он был таким, девушка начинала испытывать перед ним вину. Она подняла голову и нежно поцеловала его в щеку:
        - Ты очень добр ко мне. Спасибо тебе. Со мной все в порядке, Билл.
        Сделав пару шагов, он остановился и сказал:
        - О боже! Я забыл сказать тебе самое главное. Похоже, нам всем придется съезжать с квартир в Эдинбурге и отправляться поближе к огневым позициям.
        - Что это значит? - спросила Гейл.
        - Начинается гарнизонная жизнь. Обычное дело для армии, - усмехнулся он. Его это не слишком волновало.
        - А я? Я останусь здесь?
        - Как ты могла подумать? Неужели я оставлю свою хорошенькую женушку одну? Надеюсь, нам разрешат взять с собой жен. Все зависит от бригадира. Он все это организует.
        Билл ушел. Мысль о предстоящем переезде не очень волновала Гейл. Ей сейчас было все равно, куда идти и где жить. Больше всего на свете ей хотелось перестать думать о Яне.
        Но скоро вечер, и она должна к шести часам прийти в «Аперитив».
        Гейл не очень понимала, почему Ян не отказался от встречи, ведь он знал, что им обоим будет очень тяжело. Но в то же время он, разумеется, не мог отказать своему подчиненному и тем самым оскорбить его.
        Гейл также не хотелось разочаровывать своего мужа.

«Аперитив» располагался в современном районе Эдинбурга, чем-то напоминавшем Лондон. В центре заведения стояли маленькие круглые столики, накрытые скатертями. За столиками на высоких стульях сидели симпатичные девушки с коктейлями в руках. Вокруг них кружились молодые люди в военной форме.
        Вскоре в кафе вошел Ян, и девушка перестала замечать кого-либо вокруг. Ее сердце оглушительно застучало, как всегда и случалось при виде его стройной фигуры и темной головы. Он поприветствовал Гейл и Билла, сел за стол, снял свой ремень и шапочку с лентами.
        - Здесь довольно тепло, - сказал он.
        - Да, кажется, - вежливо согласилась Гейл.
        - Что ты будешь пить? - поинтересовался Билл.
        - Джин с тоником, - сказал Ян. - Полагаю, все остальные присоединятся ко мне?
        - Разумеется, - ответил Билл и быстро направился к стойке с напитками.
        Гейл и Ян снова остались одни. Сквозь шум до нее долетел его хрипловатый голос:
        - Гейл, боюсь, у меня для тебя есть новости. И не очень хорошие. Меня они тоже не радуют.
        Ее сердце на мгновение замерло.
        - Что? Ты не едешь во Францию?..
        Уголок его губы слегка приподнялся вверх. А в глазах засветилась нежность. Так он смотрел на нее тогда, три года назад.
        - О, дорогая, возможно, это будет лучшее…
        - Нет-нет, я не смогу вынести…
        - Тебя это и не должно волновать, - мрачно заявил Ян.
        - Расскажи, что случилось, - сказала она.
        - Твой муж… - он с трудом произнес эти слова, - сказал, что вы скоро переезжаете.
        - Да.
        - Знаешь, сегодня состоялась конференция штаба, и было решено, что те офицеры, которые не состоят в регулярных войсках и только что прибыли на службу, отправятся в гарнизон вместе с женами. Бригадир с пониманием отнесся к этому.
        - И? - с тревогой спросила Гейл.
        - Ну так вот, бригадир спросил, нельзя ли им разместиться у меня в Лох-Касл. Замок все равно пустует, а у меня тридцать комнат и кое-какая прислуга. Я не отказал. Имение находится как раз рядом с нашими позициями.
        Гейл схватила себя за горло, ее пульс участился.
        - Почему ты говоришь мне обо всем этом?
        Он негромко засмеялся:
        - Потому что вы с твоим мужем будете жить в Лох-Касл… А я и бригадир будем заниматься организационными вопросами там.
        Гейл молча смотрела на Яна. Она наконец осознала, что сказал ее собеседник. Какая ирония. Еще один коварный знак судьбы. Мало того, что Ян оказался сейчас в Эдинбурге, что он начальник Билла, теперь они будут жить в доме Яна. И она сможет видеть его каждый вечер, постоянно общаться с ним. Да, это совсем не легко.
        Краска залила ее щеки. Зачем же это? Бесконечно будут возникать всякие сложности. И ни один из них не сможет вынести этого.
        Ян засмеялся. Он с юмором отнесся к такому положению вещей.
        - Ты не знаешь, что такое армия, Гейл. Солдат должен выполнять приказ. И его не спрашивают, нравится ли ему это или нет.



        Глава 8

        Гейл сидела и думала над словами Яна. Это на самом деле казалось ужасным. Особенно сейчас, когда она старалась не думать о нем.
        - Но… как это возможно?
        - Что ж, если бы ты сказала мне об этом раньше, возможно, я бы смог что-нибудь придумать. Например, иногда жен не берут с собой в гарнизон. Но в данном случае все как раз наоборот. Замок очень большой, почему бы женщинам не поехать вместе с мужьями и не позаботиться о них? - засмеялся Ян.
        Гейл молча отвернулась от него. Ее взгляд остановился на Билле. В это время он пытался пробраться через толпу к их столику. Как он хорошо выглядит, как строен, подумала девушка. Другие женщины смотрели на него с восхищением. О да, Билл нравился женщинам. Да ведь и ей он нравился. Иначе она бы не вышла за него замуж. Но сейчас все ее чувства и инстинкты были направлены только на одного человека - того, который сидел рядом с ней. Она думала, что смогла забыть его, но он вдруг снова вошел в ее жизнь.
        Гейл попыталась представить себе жизнь в Лох-Касле с Биллом и Яном. Она вздохнула:
        - Это невозможно, Ян.
        Он наклонился вперед, постукивая палочкой по ботинку:
        - И что же ты собираешься делать? Поехать домой?
        - Я не знаю, - беспомощно сказала она. - Я не могу так поступить с Биллом.
        - И я не могу отказаться выполнить приказ генерала.
        - Что ж, в таком случае нам необходимо как-то примириться с этой ситуацией.
        Ян стиснул зубы:
        - Ведь сейчас война. Нам придется встретиться с гораздо худшими проблемами. Это будет нелегко. Но сейчас давай веселиться. Нельзя же быть такими мрачными все время.
        Пальцы Гейл чуть сильнее сжали сигарету, но она заставила себя улыбнуться.
        - Ты прав. Давай попробуем быть счастливыми, насколько это возможно. Мне все равно.
        Они по-прежнему страстно любили друг друга. Гейл знала, что Ян старался никогда не впадать в уныние. Им остается философски относиться к тому, что происходит, и улыбаться.
        Когда Билл вернулся, то обнаружил, что его жена мило беседует с капитаном Далмиером. Молодой человек поставил бокалы на стол и сказал:
        - Позвольте к вам присоединиться…
        Гейл опустила глаза. Потом засмеялась и поднесла коктейль к губам. Она теперь постоянно ощущала вину, когда Билл был веселым и так по-дружески разговаривал с ней. Что при этом чувствовал Ян, девушка не могла понять. Но, без сомнения, эта ситуация ему не доставляла удовольствия.
        Билл снова заговорил о Лох-Касле.
        - Я сказал Гейл о том, что мы переезжаем в гарнизон, но даже и представить себе не мог, что мы будем жить в твоем доме, Далмиер.
        - Я и сам не знал об этом до вчерашней конференции с бригадиром, - проговорил Ян.
        - Говорят, этот замок ужасное место, - заметил Билл.
        - Он достаточно большой и имеет историческую ценность.
        - Моей жене это подойдет, - улыбнулся Кардью и протянул через стол руку к Гейл.
        Она заметила, каким взглядом посмотрел на нее Ян - негодующим, обиженным… но она ничего не могла сделать. Девушка просто постаралась отодвинуться от своего мужа, как только выдался подходящий момент.
        Она спросила:
        - И когда ожидается это великое переселение?
        - Как только все приготовят в замке, - ответил Ян.
        - Там будет что-то вроде столовой? - поинтересовался Билл.
        - Да, столовая со столиками. А для женатых пар - отдельные комнаты. Так же там есть библиотека и комната отдыха.
        - Ты, полагаю, тоже там будешь жить, Далмиер? - спросил Билл.
        - Да, - ответил Ян и мрачно добавил: - Мне придется приглядывать за тем, чтобы мужья не слишком часто били своих жен.
        Билл хохотнул:
        - Били? Отличная идея. Думаю, надо испробовать это на Гейл.
        - Боже! - ответила Гейл. - Что за разговор!
        В «Аперитив» вошел крупный шотландец в униформе с погонами майора. За руку его держала невысокая плотная женщина в шерстяном костюме и маленькой шляпке, плотно сидящей на голове. На ногах у нее были грубые башмаки, а в руках она держала макинтош и зонтик. Это были майор Ногтон и его жена. Билл сразу же отвернулся. Он не хотел, чтобы супружеская пара заметила их. Но миссис Ногтон сразу увидела Гейл и тут же ринулась к их столику.
        - Ах! - воскликнула она. - Вот где скрывается наша маленькая невеста.
        Билл и Ян поднялись с места. Мужчины обменялись приветствиями. Нашли еще пару стульев, и все снова уселись за стол. Ян оказался отделен от Гейл миссис Ногтон.
        Она, что называется, была настоящей офицерской женой. От нее просто исходила природная веселость, оптимизм, патриотизм, заинтересованность в своей работе и работе мужа. Ее ничто не интересовало, кроме армии. Казалось, эта женщина просто не подозревает о существовании музыки, поэзии, искусства вообще.
        Она любила затевать скандалы, плести интриги и растирать в порошок жен других офицеров, сплетничать. Похоже, не было ни одной области в армейской жизни, которая не избежала бы ее вторжения.
        - Дорогая, здесь так душно, просто невозможно дышать. Надо сказать, чтобы открыли окна. Можно потерять сознание. Нет, спасибо, я не буду пить. И лимонада не нужно. И вам не советую употреблять эти коктейли, от них портится цвет кожи. Ну, как вам семейная жизнь? Я очень хорошо помню тот день, когда вышла замуж за Гарри, и нас сразу отправили в Индию. Если вы когда-нибудь соберетесь в Индию, могу посоветовать… А вы слышали, что все офицеры переезжают в гарнизон? Там есть озеро. Такое утомительное занятие. Там будет влажно, но у меня есть противоревматическая мазь…
        Миссис Ногтон болтала практически без остановки, и Гейл порадовалась, что ей не нужно вставлять никаких реплик. Девушка то и дело встречалась с Яном глазами. Она точно знала, что молодой человек думает о таких женщинах, как жена майора. В Париже он, бывало, подшучивал над офицерскими женами.
        Она подумала: «Неужели я тоже когда-нибудь превращусь в миссис Ногтон? Искренне надеюсь, что нет…»
        Ногтоны провели в кафе не больше четверти часа. Майор вел свою «мадам-сагиб», как он называл жену, на шоу. Миссис Ногтон напоследок наклонилась к Гейл и сказала:
        - Будете уезжать в Лох-Касл, миссис Кардью, не забудьте взять с собой теплые вещи. Шотландские ветры очень опасны после теплых мест…
        Билл снова отправился к стойке за напитками. И опять Гейл и Ян остались вдвоем за столиком.
        - Уф! Эта женщина просто замучила меня, - улыбнулся Ян.
        - И меня тоже, - ответила Гейл. - Но она добрая. И следующие несколько месяцев мне придется жить с ней рядом.
        - Бедняжка Гейл, ты не создана для жизни в казармах, - сказал он.
        - Не знаю, для чего я создана, - тихо ответила она.
        - Пожалуй, я знаю.
        Девушка сразу поняла намек и сжалась в комок, словно от боли.
        Она могла слышать его голос… видеть его лицо, темные глаза. Гейл не забыла того, что он говорил ей несколько лет назад:
        - Мы поженимся с тобой, я уйду из армии, и тогда мы сможем отправиться на Гибриды. Я покажу тебе настоящую Шотландию. У нас будет домик с окнами на пурпурные горы и кристально чистую реку, где плещется форель. Я научу тебя ее ловить, и мы будем валяться на солнце. А затем мы вернемся домой, усядемся перед камином и будем читать книги и стихи, которые оба любим. И на десятки миль никого в округе. Только ты и я…
        Так они мечтали. Наивные! А теперь вот они сидят здесь, в кафе, она - жена другого человека, идет война.
        Но сейчас они оба снова перенеслись в весенний Париж. Ян и Гейл смотрели друг другу в глаза и улыбались.
        - Я знаю, для чего ты рождена, - хрипло сказал он.
        - Ян, Ян, - прошептала она.
        Молодой человек отклонился назад, словно пытаясь спастись от атаки ее красоты, аромата духов, который она источала… всей той упоительной сладости, которой он когда-то наслаждался.
        Гейл старалась не думать о том, что когда-то с ними происходило.
        - Не беспокойся о том, как мы будем жить в замке. Полагаю, нам не придется слишком часто встречаться. Я буду брать пример с миссис Ногтон, - сказала девушка.
        Они оба рассмеялись.
        Через несколько минут, когда они выпили уже по третьему коктейлю, Ян собрался уходить. Он даже не коснулся и кончиков пальцев девушки, а всего лишь посмотрел ей в глаза. Но у Гейл возникло чувство, словно он обнял ее. Тайно, с отчаянием. Она сразу как-то ослабела, и ей захотелось спать.
        После кафе по дороге домой Билл веселился и шутил.
        - Ты не в лучшей своей форме, дорогая, - сказал он. - Я рад, что ты подружилась с Далмиером.
        - Билл, - вздохнула она, - нам обязательно ехать в замок?
        - О боже, конечно. Почему ты спрашиваешь?
        - Просто… - Гейл порадовалась, что темнота скрывала, как покраснели ее щеки. - Меня не слишком радует мысль о гарнизонной жизни и необходимости каждый день видеться с миссис Ногтон. Кроме того, будет трудно выбраться в Эдинбург… в магазины.
        - О, дорогая, с этим придется смириться. Будучи офицерской женой, тебе придется от многого отказаться. И, возможно, побывать в местах и похуже.
        Она промолчала. Бесполезно что-либо объяснять. Ведь не могла же она рассказать об истинной причине своего нежелания ехать в Лох-Касл.
        Билл по-прежнему пребывал в приподнятом расположении духа. Он снова стал таким, каким Гейл его знала в Кингстоне. Никаких признаков высокомерия и хвастовства. Он так похоже и смешно изображал Джин Ногтон. Билл мог всегда посмеяться над всеми и всем, кроме себя самого.
        Девушка чувствовала себя виноватой.
        - Я хочу, чтобы ты была счастлива, Гейл. Похоже, нам не всегда удается ладить, но я просто схожу с ума от любви к тебе. Ты ведь тоже меня любишь? Правда?
        Она заставила себя ответить на вопрос утвердительно.
        - Дорогой Билли! - прошептала она, когда молодой человек обнял ее и начал страстно целовать.
        - Я так горжусь тобой. Ты намного красивее, чем любая другая женщина. Я видел, как Далмиер смотрел на тебя. Он просто завидует мне.
        Она на мгновение закрыла глаза и промолчала.
        - Странный этот парень Далмиер. Ты знаешь что-нибудь о нем? Похоже, он закоренелый холостяк. Возможно, у него в Индии была какая-нибудь история? - поинтересовался Билл.
        - Я не знаю, - ответила Гейл и крепко сжала пальцы в кулаки.
        - Что ж, тебе следует быть с ним любезной. Он может оказаться полезным. А кроме того, мы собираемся жить в его доме.
        - О, может, мы поговорим о чем-нибудь еще, - взмолилась девушка.
        - Ты странная женщина, - засмеялся молодой человек. - Как скажешь. Мы можем поговорить о нас.
        Он обнял Гейл и страстно поцеловал в губы. Она постаралась ответить на этот поцелуй. Ведь это ее долг. Она не может огорчать мужа оттого, что в ее жизни снова появился Ян.



        Глава 9

        Всего за одну неделю, прошедшую с последнего вечера, ее жизнь полностью изменилась. С тех пор как они прибыли в замок Яна, Билл еще ни разу ничем не огорчил Гейл. Вскоре его послали обратно в Лондон, чтобы отобрать новобранцев, которые могли бы пригодиться ему для той работы, которую он выполнял в данное время. Ему надо было сопровождать их по дороге из Уилуича в Эдинбург. Предполагалось, что вся поездка займет сорок восемь часов, и Гейл радовалась, что сможет побыть одна, полюбоваться чудными видами местной природы.
        По прибытии в Лох-Касл девушка сразу же уселась за письмо к брату. Она очень подробно рассказывала ему об истории этого места. Крис собирался в будущем поступать в Оксфорд на историческое отделение. История всегда интересовала его, да и Гейл тоже.
        Девушка провела в замке всего несколько часов, но уже успела побывать в библиотеке и найти сведения о Лох-Касле, восходящие к тысяча сотому году. И разумеется, здесь, в доме Яна, была комната, в которой Мария Стюарт имела удовольствие однажды переночевать во время своего путешествия из Эдинбурга в Лондон.
        Гейл писала следующее:



«Крис, ты даже не представляешь, какое впечатление произвел на меня замок, когда я впервые попала сюда. В этот день шел сильный дождь, и небо выглядело безрадостно серым. Мы медленно поднимались по крутому склону, на котором был разбит парк. Сильный ветер срывал с черных ветвей последние красные, золотые, оранжевые листья и поднимал их в воздух. Нам повстречались олени. Они оказались настолько ручными, что спокойно подошли к нам, и мы смогли покормить их прямо с руки. Затем через пелену дождя я увидела замок с двумя круглыми башнями по краям и зубчатой стеной с бойницами. Он стоял на самом краю озера.
        Возможно, ты сделаешь вывод, что здесь очень мрачно. Да, наверное, с первого взгляда так действительно может показаться. К тому же дождь с тех пор, как мы приехали сюда, все еще не кончился. Но, говорят, когда выглядывает солнце, все здесь преображается и перед глазами открывается необыкновенно красивое зрелище. Со стены можно видеть далеко-далеко впереди пурпурные вересковые пустоши, а в ясный день даже башни Эдинбурга.
        Интерьер замка совершенно лишен мрачной атмосферы Средневековья. Его владельцы собрали большую коллекцию редких предметов искусства, и мне кажется, я никогда не устану бродить по залам и рассматривать все это. Яну Далмиеру очень повезло в том, что он получил такое наследство. Он сам прекрасно понимает это и ценит…»


        Гейл закончила писать. Она о многом рассказала Крису, а теперь ей хотелось поздравить Перчинку, которая только что сдала экзамен по музыке.
        Ян внимательно следил за тем, чтобы никто в замке не страдал от отсутствия чего-то необходимого. В Лох-Касле старались по возможности поддерживать тепло, для чего постоянно жгли торф и древесину. Гейл сидела перед огнем и представляла себе жизнь с Яном на Гибридах.
        Комнаты, в которые их с Биллом поселили в замке, были значительно лучше квартиры в Эдинбурге. Стены покрывали панели из темного дуба, на полу лежал голубой ковер, а на окнах - серебристые парчовые шторы. К гостиной примыкала спальная комната с еще более изысканной и дорогой отделкой. Также в их распоряжении была и отдельная ванная комната.
        Когда они приехали в замок три дня назад, Ян предложил Гейл самой выбрать себе комнату.
        - Мне бы хотелось, чтобы ты выбрала себе комнату по вкусу, - предложил он.
        И девушка остановилась на этой, потому что окна спальни выходили на вересковую пустошь, что казалось Гейл необыкновенно романтичным.
        Миссис Ногтон и другие женщины предпочли поселиться в комнатах, больших по площади и располагавшихся на нижних этажах.
        Гейл наслаждалась каждой минутой пребывания в замке. Ей нравилось каждый день видеть Яна. Но, надо признать, для нее это удовольствие было весьма сомнительным. Пока Билл отсутствовал, девушка предпочитала обедать и ужинать в обществе Ногтонов за общим столом в столовой. Во время обеда она могла видеть за другим столом прямо напротив них Яна в компании неженатых офицеров. Они обменивались улыбками и приветствиями. Вечером ей иногда удавалось даже немного поговорить с ним. Но он знал, что нельзя привлекать внимание, и очень быстро исчезал в библиотеке.
        Как бы то ни было, в эти дни она чувствовала себя счастливой. Она не хотела, чтобы возвращался Билл: Одна только мысль о том, что ей придется отвечать на его поцелуи и объятия, заставляла ее сердце сжиматься в комок. Ее чувство к мужу уже никогда не вернется. Даже для дружбы у нее в душе не осталось места.
        А в это время Билл Кардью пытался в Лондоне совместить приятное с полезным за те сорок восемь часов, которые ему предоставили для поездки.
        Сначала его совсем не радовала мысль, что придется оставить Гейл одну в замке. Не из-за каких-то эгоистических побуждений, а просто потому, что Биллу нравилось быть рядом с женой. И поездка в Лондон казалась ему утомительной.
        Но вдруг Билл обнаружил, что положение «веселого холостяка» не только не обременительно, но доставляет массу всевозможных радостей. Он даже не потрудился сходить в Кингстон навестить мать. Также без внимания остались и Патнеры. У Билла были совсем другие цели.
        Кардью случайно встретил своего старого приятеля Фрэнка Пиэрса, который собирался на вечеринку в «Парижское кафе» со своей подружкой леди Борли из Мейфера. Девушка еще раньше просила Фрэнка захватить с собой какого-нибудь знакомого парня.
        - Ты как раз подойдешь! - радостно воскликнул Фрэнк и хлопнул Билла по плечу. - Леди Борли сказала, чтобы я нашел кого-нибудь посимпатичней.
        Эти слова были словно бальзам для самолюбия Билла. Свою работу в Уилуиче он успеет закончить до вечера, а затем с удовольствием отправится на вечеринку. Тем более платить ему не придется.
        Начищенный, наглаженный и отполированный, Кардью был готов к «подвигам».
        И сразу же он забыл о том, что у него есть жена. Девушка, хозяйка приема, из светского общества, накрытые столы, симпатичные гостьи, великолепный оркестр, шампанское, праздничная атмосфера в одно мгновение перевесили те нудные разговоры об истории, которые без конца заводила Гейл.
        И Билл тут же стал гвоздем вечера. Его военная униформа, намеки на свое участие в делах штаба армии, специальном гарнизоне в Лох-Касле, сделали свое дело.
        Правда, Кардью очень удивился, когда самая симпатичная девушка за столом вдруг наклонилась вперед и, назвав себя Джун Ногтон, обратилась к нему.
        - Вы должны знать папу! - воскликнула она.
        Билл скромно подтвердил ее предположение.
        - О! Вот здорово! - воскликнула девушка и тут же поменялась местами со своей соседкой, сидевшей между ними.
        Они долго говорили о ее отце и матери, а затем о Джун самой. Она охотно рассказала о том, что делала до войны, как училась в школе в Париже вместе с дочерью леди Борли. Оказывается, они были очень дружны. Именно поэтому Джун оказалась здесь вместе с Пэм Борли, которая отмечала свой двадцать первый день рождения. Затем мисс Ногтон собиралась отправиться на север к родителям в замок.
        Билл с наслаждением слушал нежный голосок девушки. Эта маленькая блондинка показалась ему самой привлекательной девушкой, какую он когда-либо встречал. Он предложил ей сигарету, а когда Джун вставила ее между своих пухлых розовых губок, Билл протянул ей зажигалку. Их пальцы случайно встретились. Кардью словно ударило током. Ее длинные ресницы задрожали, и девушка улыбнулась.
        Слишком соблазнительная женщина, сказал себе Билл. Она очень сильно отличается от Гейл, которая всегда такая холодная и высокомерная.
        Джун была стройной и гибкой, как манекенщица. Казалось, эта девушка сошла со страницы журнала «Вог». Фасон ее платья отличался изысканной простотой, которая лишь подчеркивала достоинства фигуры. Высокую прическу украшали две алые розы.
        Через несколько минут они уже вместе танцевали.
        - Как удивительно, что я приехал сюда по делам всего на пару дней и вдруг встретил тебя, - проговорил Билл.
        - Я тоже рада нашей встрече! - улыбнулась девушка.
        - Ты великолепно танцуешь.
        - Ты тоже…
        Джун подумала, что, хотя ей всегда нравились темноволосые мужчины, Билл был
«ужасно» привлекательным. И у него такие голубые глаза.
        Вечеринка явно удалась. Кардью весь вечер не отходил от дочери майора.
        - Как весело! - то и дело повторяла Джун.
        Биллу тоже все понравилось. Особенно завершение вечера, когда он отправился провожать мисс Ногтон домой. Пока они прогуливались по набережной, такси медленно ехало за ними. Что ж, Джун исполнилось только девятнадцать, она принадлежала к светскому обществу и, по всей видимости, не возражала против его поцелуев. И он целовал ее, не испытывая при этом никаких мук совести и не думая о какой-то там порядочности. Кардью не потрудился поставить в известность Джун о том, что женат.
        Мысли о Гейл ушли куда-то далеко-далеко. В конце концов, оправдал себя Билл, не слишком-то приятно иметь холодную и сдержанную жену. Похоже, только он питал какие-то чувства. Теперь же ему стало понятно, что Гейл никогда не испытывала большого желания заниматься с ним любовью. Он тоже начинал понимать, что его брак не назовешь удачным. Что ж, надо назвать черное черным, а белое белым. Его только раздражали рассуждения жены обо всем «духовном». Он не понимал Гейл. Зато понимал Джун.
        И почему это он должен испытывать угрызения совести? Именно она, его жена, начала все это.
        - О! Билл! Какая чудесная ночь! Мне кажется, я знаю тебя всю свою жизнь.
        - Надеюсь, всю свою оставшуюся жизнь я буду знать только тебя!
        - Значит, тебе понравилась малышка Джун? - прощебетала она игривым голоском.
        Он сказал ей, что обожает ее. Хотя это трудно назвать обожанием. Скорее Билл почувствовал сильное сексуальное влечение к этой девушке и был очарован юностью. Но тем не менее он почувствовал себя обязанным рассказать Джун о Гейл и начал свою историю, как ее обычно начинали все…
        - Мы не ладим… Мне бы не хотелось говорить об этом… Жаль, что я не свободен… Мне не следует больше встречаться с тобой… Ты такая милая… Ты заводишь меня с пол-оборота…
        И все же в глубине души Билл знал, что любит и уважает именно Гейл. Его огорчала холодность жены и ее отчужденность. Кардью не воспринял Джун серьезно, но, тем не менее, подумал, что было бы неплохо завести с ней интрижку.
        - Бедняжка Билл! Джун тоже хочет, чтобы ты был свободен. С нее достаточно. Всегда все лучшие мужчины оказываются уже женатыми. Но, может быть, у малышки получится сделать малыша чуть-чуть счастливее?
        Билл уверил ее, что это вполне возможно.
        - Меня прямо в дрожь бросает от мысли, что ты приедешь в замок и останешься там на какое-то время.
        - О, это будет здорово! - проворковала Джун и поцеловала его в щеку.
        Билл сразу же подумал о том, легко ли будет потом стереть эту губную помаду с лица. Он решил, что денег на счетчике такси накрутилось уже и так слишком много и пора бы отправлять девушку домой. Но прежде все же стоит договориться о встрече с ней завтра в «Беркли».
        - У меня и завтра есть работа, но в час я освобожусь. Ты не против встретиться?
        Джун обрадовалась. И сразу же согласилась.
        - Джун будет очень, очень благоразумна, - мягко пропела она ему на прощание.
        Когда Билл остался один, у него просто закружилась голова от ощущения победы, настоящего триумфа.
        Джун относилась к той категории женщин, понять которых не составляло особых проблем. А кроме того, она так страстно целовалась.
        После ее ухода у Билла все еще оставалось ощущение легкого головокружения. Но ему стойло быть поосторожней, рассуждал Кардью, чтобы ни майор с женой, ни Гейл ничего не узнали.
        Билл и Джун встретились на следующий день, как и договаривались. Они быстро перекусили в кафе и тут же поймали такси, чтобы поехать в Ричмонд-парк. Там молодой человек рассчитывал получить солидную порцию поцелуев и ласк, которые девушка так охотно расточала.
        Пока они сидели за столиком, в помещение вошли три подростка. Свободных столиков не оказалось, и ребята вышли на улицу.
        Но один мальчишка вдруг остановился и окинул взглядом сидевших в кафе. У него под левым глазом оказался огромный синяк. Это был Крис Патнер. Он приехал из Шрусбери, чтобы в Лондоне показаться окулисту. Во время матча по регби его ударили по лицу и задели глаз. Его сопровождали два кузена. Крис узнал со спины мужа Гейл и уже было собрался подойти к нему, как вдруг заметил рядом очаровательную девушку. Мальчишка заколебался. Что, черт возьми, Билл делает в Лондоне? Ведь предполагается, что он сейчас в Эдинбурге вместе с Гейл. И кто эта девушка в котиковой шубке? В этот момент Билл и его спутница подняли бокалы, и Кардью нежно поцеловал незнакомке руку.
        Кровь прилила к лицу Криса. Он слегка качнулся и тихо обратился к своим друзьям:
        - Пойдемте отсюда. Я сейчас видел тут одного червяка, и мне бы не хотелось, чтобы он меня узнал.
        А Билл Кардью даже и не догадывался, что его только что «застали на месте преступления». Он продолжал флиртовать и заигрывать с Джун Ногтон.



        Глава 10

        Первые два дня после возвращения в Лох-Касл Билл постоянно ссорился с Гейл. Но тем не менее, несмотря на свое увлечение Джун Ногтон (ее родителям он вскользь сообщил, что случайно встретился с их дочерью), Кардью старался проявить внимание к своей жене. Гейл все же была очень привлекательной женщиной, и к Джун молодой человек не относился серьезно. Но Гейл никак не реагировала на его поцелуи и ласки, и это сначала раздражало Билла, а затем привело в ярость. Тихая жизнь в замке очень скоро начала действовать Кардью на нервы. Здесь не было ни кинотеатров, ни кафе, ни Джун Ногтон. Билл сделался мрачным и стал постоянно придираться к жене. Что бы Гейл ни сделала, все раздражало Билла.
        Яну трудно было не заметить того, что происходило. Билл Кардью ссорился со своей женой при посторонних! Видеть Гейл каждый день здесь, в замке, оказалось значительно сложнее, чем сначала предполагал Далмиер. Страсть с новой силой охватила Яна. И тем тяжелее ему было осознавать, что его любимая девушка - жена другого человека.
        Ян пытался найти выход для себя из столь затруднительного положения, но решительно ничего не мог придумать. Он видел Гейл за обедом рядом с Биллом или мог наблюдать за ней, когда девушка гуляла по замку, как маленькое привидение. Бледная, грустная малышка Гейл. Совсем не та смеющаяся, искрящаяся от счастья девчонка, которую он знал в Париже.


        Прошла еще неделя. Гейл продолжала разрываться между страстью к Яну Далмиеру и желанием оставаться верной женой человеку, за которого вышла замуж.
        Девушка изо всех сил старалась избегать встреч с Яном, но стоило ей лишь увидеть его, как она сразу теряла душевное равновесие. Она целую неделю не могла пригласить его к ним на коктейль. Неделя среди офицерских жен, скандалов, сплетен, бриджа, чая, коктейлей и какой-то невероятной скуки, которую не рассеивала даже опасность военного положения.
        Долгие часы, проведенные в одиночестве и в борьбе с собой, сказались на общем состоянии Гейл. Иногда она впадала в безнадежное уныние, изредка ее посещали минуты невероятного счастья, которое не имело никакого отношения к ее болезненной страсти.
        Однажды в конце октября, прогуливаясь по парку, Гейл встретила Яна в компании пожилого мужчины в национальной шотландской одежде. Он держал на поводке двух сеттеров. Далмиер, улыбнувшись, представил Гейл незнакомцу. Этот старик оказался управляющим поместья, а также множества ферм, которые принадлежали Далмиерам. Девушка с удовольствием пожала руку Яну. Ей все больше и больше нравилось то спокойное достоинство и скромное очарование, которыми отличались все жители этой страны.
        И хотя девушка иногда с трудом понимала диалект спутника Яна, было очевидно, что для старика его господин Ян Далмиер - сверхчеловек. Молодой бог, которого в Лох-Касл обожали все: мужчины, женщины, дети и даже собаки.
        Вот уже больше сорока лет этот человек работал на старого лорда Лайарда и знал Яна с пеленок.
        - Редкостный был шалун, - сказал управляющий и ласково посмотрел на Яна.
        - Могу себе представить, - ответила Гейл.
        Она и Ян улыбнулись друг другу. И девушка подумала, каким, должно быть, симпатичным мальчишкой он был. С темными, как две спелые вишни, глазами, черными волосами, чистой и свежей кожей, ярким румянцем от частых прогулок на свежем воздухе. Сейчас он был солдатом, высоким, строгим, серьезным, но в нем жил все тот же мальчишка, что и прежде. Она точно знала это.
        Ян познакомил Гейл и с двумя собаками. Их звали Дугал и Мораг. А затем девушка провела несколько часов вместе с Яном. Далмиер со своим управляющим собирались объехать ближайшие фермы и пригласили с собой на прогулку Гейл.
        Погода стояла великолепная, светило солнце, ветра не было. Из-за легкого морозца воздух казался особенно чистым и прозрачным. Листья уже давно облетели с деревьев, но то тут то там мелькали то зеленая ель, то желтая береза, то красный клен. Они шли по шелестящему ковру из бронзовых листьев. Порой сеттеры принимались неистово лаять и делать стойку, стоило им увидеть в ветвях какую-нибудь птицу или почуять кролика.
        Вскоре, выйдя из парка, они оказались в открытом поле. И Гейл увидела скромные строения из серого камня, в которых жили местные фермеры. Приземистые дома плотно прилепились друг к другу, словно вместе им было легче противостоять яростным ветрам, которые имели обыкновение дуть в этой части Шотландии. Из труб в воздух поднимался голубоватый дымок. Двери распахнулись, и из них стали появляться женщины, завернутые в шали, и дети. Все они хотели поприветствовать молодого хозяина. Гейл тоже оказалась в центре внимания. Десятки глаз с любопытством разглядывали молодую англичанку в элегантном твидовом костюме и модном шарфике поверх каштановых кудрей.
        Эти люди, без сомнения, с почтением и обожанием относились к хозяину замка. И девушке нравилась его манера разговаривать с людьми. Ян нежно отворачивал шаль от лица какого-нибудь младенца на руках у матери и искренне восхищался красотой и здоровым видом ребенка. Он мог отпустить добродушную шутку, над которой с удовольствием смеялись местные женщины. Старый Грив, управляющий, повернулся к Гейл и сказал:
        - Капитан самый популярный из Далмиеров. Всегда готов помочь им. Крышу перекрыть, если надо, или дать денег.
        Гейл кивнула и почувствовала гордость за этого молодого офицера, рядом с которым стояла. Она вдруг ощутила какую-то необыкновенную близость с Яном.
        Позже, уже поднимаясь по ступенькам замка, Далмиер сказал:
        - Я рад, Гейл, что ты поехала со мной. Рад, что ты познакомилась с местными людьми. В каком-то смысле Лох-Касл даже больше мне дом, чем то место, где я родился и вырос.
        - Я это уже поняла, - сказала Гейл. - И мне кажется, твое место именно здесь. Полагаю, однажды ты оставишь армию и навсегда поселишься в замке.
        Он бросил на Гейл быстрый взгляд и рассмеялся:
        - Да, именно это я и собирался сделать раньше. Но сейчас мои планы изменились. Слишком многое изменилось…
        Сердце Гейл гулко застучало. Но ничто сегодня не могло испортить то приподнятое настроение, в котором она пребывала после похода по фермам вместе со старым Гривом.
        Ян сказал, что если она захочет, то в любой день может спуститься вниз к собачьим будкам и взять Дугала и Морага на прогулку.
        В то же самое время Гейл прекрасно понимала, что, чем дольше она будет здесь оставаться, тем ближе установится их связь с Яном и тем тяжелее ей потом придется выбираться из этого положения. Ей нужно бежать отсюда. От Яна, Билла, замка.
        Девушка вошла в комнату и увидела, что ее муж разгуливает из угла в угол с таким выражением лица, от которого у нее сразу замерло сердце. Он явно был не в настроении. Спальня и гостиная оказались не прибраны, одежда и вещи Билла валялась повсюду. Противогаз, трость, пальто - все лежало на полу в том же месте, куда он, раздеваясь, бросил это. Диван был завален газетами. И разумеется, муж Гейл даже не собирался предпринимать попытки как-то прибраться в комнатах. Он оставил это для жены, как раньше оставлял для матери.
        Девушка развязала перед зеркалом шарф и поправила прическу. Ее щеки порозовели, а лицо выглядело посвежевшим после прогулки.
        Решив быть приветливой, она улыбнулась мужу:
        - Привет, Билли. Что с тобой? Что-то случилось?
        - Разумеется, черт возьми.
        - Но что же?
        - С этой армией снова вляпался, - сказал он. - Все всегда вляпываются. Не успели здесь устроиться, как снова посылают в другое место.
        - В другое место?
        - Да, временно, конечно. Приказ из штаба. Бригадный майор сообщил мне за чашкой чая. Кстати, а ты где была?
        - Гуляла. И что сказал майор?
        - Разумеется, все случилось потому, что я очень хорошо выполняю свою работу. Меня посылают в Глазго, Абердин и, возможно, Инвергордон. Нужно кое-что показать местным парням, которые занимаются тем же, чем и мы здесь. Поэтому меня не будет недели две-три.
        - Понятно, - медленно проговорила Гейл. - Я еду с тобой?
        - Нет, черт возьми… - Он подошел к девушке и обнял ее. - Именно поэтому я такой злой. Я не могу взять тебя с собой. И, полагаю, ты вряд ли захочешь одна оставаться здесь, в этом богом забытом месте. Тебе придется вернуться в Кингстон и ждать там моего возвращения.
        Но самое главное, он не упомянул еще об одной детали, расстроившей его больше всего. Дело в том, что в это время в замок как раз должна была приехать Джун Ногтон, и Билл очень ждал встречи с ней.
        Гейл не пошевельнулась и не заговорила. В ее душе поднялась настоящая буря, и она даже не могла проанализировать свои чувства. Гейл испытывала… сожаление… облегчение… разочарование.
        Разве не этого она хотела? Убежать от Яна и той тревоги, которую постоянно испытывала в Лох-Касл? Неужели это то, что им сейчас нужно? Снова потерять друг друга?
        Но как трудно будет сказать «прощай» ему и этому… такому замечательному дому, который Билл называет «богом забытое место».
        - Думаю, ты тоже сыта по горло всем этим, - сказал Билл и обнял свою жену за плечи. - Знаю, ты не хочешь расставаться со мной.
        Гейл слегка покашляла и неловко пошевелилась под его рукой:
        - Разумеется.
        - Но так надо. Напиши письмо в Кингстон моей матери и своим родителям.
        - Когда ты уезжаешь?
        - Завтра утром.
        - Так скоро? - удивилась девушка.
        - Да, майор хочет, чтобы я сел на утренний поезд в Глазго. Похоже, они очень торопятся.
        - Но как же я успею так быстро?
        - А тебе не нужно торопиться. Ты спокойно соберешь вещи, а потом поедешь. Полагаю, Далмиер сможет все организовать так, чтобы ты добралась к десяти часам до Эдинбурга и села на поезд.
        Гейл пошла в спальню, чтобы переодеться. У нее слегка кружилась голова. Все так неожиданно. И она не могла думать ни о чем другом, кроме… Яна. Но чем больше она думала, тем больше радовалась этой передышке. Совсем неплохо вернуться домой и на какое-то время избавиться от этих мук, которые она постоянно испытывала в замке.
        После обеда она рассказала все Яну.
        Что бы он ни испытывал сейчас, его лицо оставалось бесстрастным и непроницаемым.
        - Что ж, полагаю, тебе будет приятно побывать дома, - сказал он. - А та работа, которую получил твой муж, свидетельствует о том, что он очень продвинулся в своей карьере.
        - Да, конечно, - согласилась Гейл.
        Они оба замолчали.
        Ян Далмиер смотрел на Гейл с горечью. Боже, ей нельзя говорить этого, но без нее он будет ужасно скучать. Как бы то ни было, ему очень нравилось видеть девушку в своем доме. Когда они вместе гуляли по парку и обходили фермы, он находился в приподнятом настроении. Сколько раз он представлял себе эту сцену. Он обходит свои владения, а она рядом с ним. Она - его жена.
        Затем Ян подумал, что все же лучше, если девушка уедет. Лучше для них обоих. Они всего лишь люди. И они могут не выдержать. Это грех - любить и желать жену другого мужчины. И тем не менее Далмиер не мог понять, почему же именно Билл Кардью должен быть мужем Гейл. Ведь он, он, Ян Далмиер, был ее первым мужчиной, а она принадлежала только ему.


        Рано утром Билл Кардью покинул замок. Еще даже не рассвело, когда за ним приехала машина, чтобы доставить на станцию. Билл присел на кровать около Гейл и нежно с ней попрощался. Вдруг на мгновение он снова стал тем прежним Биллом, которого девушка когда-то знала. Он беспокоился о ней и не хотел ее оставлять.
        - Береги себя, родная. Постарайся не попасть под бомбу.
        - И тебе того же желаю, Билл, - улыбнулась в ответ Гейл.
        Он крепко прижал ее к себе.
        - И помни, что ты принадлежишь мне, - с неожиданной страстностью проговорил Билл. - Я буду очень торопиться к тебе.
        От этих слов Гейл вздрогнула. Пусть думает, что мне тоже будет нелегко в разлуке с ним, решила Гейл. Он не должен понять, что это большое облегчение - провести целых три недели в одиночестве.
        - И, ради бога, будь полюбезней с Далмиером. И я хочу вернуться сюда не потому, что мне нравится этот чертов замок, просто близость к штабу дает возможность сделать карьеру.
        Как это типично для ее мужа! Она улыбнулась и пообещала, что будет любезна с Далмиером. Билл ушел, и Гейл осталась одна. Наконец-то одна, с облегчением и грустью подумала девушка. Ведь ее брак длится всего лишь два месяца. И это только начало того, с чем ей придется жить все последующие годы.
        Остаток дня девушка провела, упаковывая чемоданы. Ян тем временем приготовил все, чтобы доставить ее в Эдинбург.
        Вечером Гейл решила прогуляться и отправилась к будкам, где жили собаки. Ей хотелось вывести их в парк.
        Через час, вернувшись в замок, девушка не пошла на встречу с другими женами офицеров, которые хотели устроить ей прощальную вечеринку. Она собиралась в последний раз побродить по замку Яна и насладиться красотой и величием Лох-Касла.
        В левом крыле здания находилась «тайная лестница», которую Ян однажды показал ей. Он любил прятаться там, когда был еще мальчиком. Крутые каменные ступени, носившие на себе отпечаток вечности и слегка потертые от ног многих сотен слуг, вели наверх в левую башню. Здесь была небольшая комната для охраны, которая раньше использовалась как темница. Через зарешеченные окна открывался весьма живописный вид. Внизу на многие мили простирались леса и болота, покрытые голубоватой дымкой, вдалеке виднелся Эдинбург.
        Гейл стояла какое-то время в этой комнате и любовалась видом из окна, с восхищением рассматривала пол из тяжелых дубовых досок, мощное балочное перекрытие на потолке, остатки величественных знамен, спускающиеся со стен. Посреди комнаты стоял огромный дубовый стол, на котором были вырезаны имена бывших узников. Гейл провела рукой в перчатке по крышке. Ей тоже захотелось оставить в списке свое имя. В каком-то смысле она тоже являлась узницей. Ее сердце, разум и душа были захвачены в плен любовью, из которой, как она понимала, ей уже не выбраться никогда. Либо любить, либо умереть.
        Становилось темно и холодно. Пора возвращаться в жилую часть замка. Наконец, оторвавшись от чудесного вида, она прошептала:
        - До свидания, мой милый замок! До свидания, Шотландия! Прощай, Ян! И возможно, навсегда. Все так быстро меняется. Когда я вернусь, если вернусь, может быть, ты уже уедешь отсюда!
        Вздохнув, девушка повернулась и стала спускаться по лестнице. Вдруг ее нога подвернулась, и Гейл упала. Упала вниз с нескольких ступенек. Но и этого оказалось достаточно, чтобы сильно удариться и растянуть мышцы на ноге. Ее щиколотку пронзила острая боль. Но самое ужасное, девушка вдруг обнаружила, что не может подняться. Наверное, она сломала ногу или разорвала связки. Но здесь можно лежать и звать на помощь часами - все равно никто не услышит. Между ней и массивной дубовой дверью, ведущей в центральную часть замка, длинный коридор.
        Разумеется, можно проползти это расстояние. Но ее вдруг сильно затошнило, и она почувствовала слабость. Ее тело била дрожь. Пол казался просто ледяным, а вокруг очень быстро сгущались сумерки. Становилось совсем темно.
        Она застонала:
        - Какая же ты дура, Гейл! Настоящая идиотка…
        Но ползти к двери было не нужно. И умирать от холода и голода на каменном полу тоже. Так как по милости Божьей в этот вечер Ян Далмиер тоже решил заглянуть в эту часть замка. Он не собирался любоваться видом из окна, а только хотел взять старинное оружие, которое лежало в шкафу, чтобы показать его генералу, интересовавшемуся такими экземплярами.
        Как только он открыл дверь и посветил фонарем, то сразу же обнаружил хрупкую фигурку Гейл, лежавшую на полу. Он с криком бросился к девушке:
        - Боже Праведный! Что случилось? Что ты здесь делаешь, Гейл?
        Гейл так обрадовалась ему, что у нее из глаз брызнули слезы. То смеясь, то плача, девушка объяснила своему спасителю, что случилось.
        - Я очень сожалею, Ян, но я, кажется, сломала себе ногу. Или что-то еще случилось с моей щиколоткой. Боль просто невыносимая.
        Положив фонарь на пол, Ян наклонился к девушке и дотронулся до нее:
        - Бедняжка! Ты совсем замерзла. Как давно ты лежишь здесь?
        - Всего лишь несколько минут. Я спускалась по винтовой лестнице и упала.
        - Слава богу, что я зашел сюда за ружьем для генерала. Послушай, ведь ты не можешь идти. Ты не должна даже наступать на ногу до тех пор, пока тебя не осмотрит врач. Мне нельзя тебя взять на руки. Если перелом оскольчатый, то это только повредит. Я сейчас приведу слуг с носилками.
        Гейл с трудом сдерживалась, чтобы не рассмеяться или не заплакать.
        - Такая нелепость, - пробормотала она.
        Он наклонился и заглянул ей в лицо:
        - Ведь ты могла просто погибнуть. Могла бы стукнуться головой.
        - Но ничего страшного не случилось. Просто куча синяков.
        - О, Гейл, бедненькая…
        - Ты знаешь, ведь я завтра уезжаю в Эдинбург.
        Ян отрицательно покачал головой:
        - Думаю, теперь ты не сможешь этого сделать. Полагаю, ты проведешь ближайшую неделю здесь в замке в постели.
        Она промолчала. Ее сердце быстро-быстро стучало. Еще один знак судьбы! Вместо того чтобы расстаться, они теперь снова будут вместе.
        Он прекрасно понял, о чем она думала. Одна рука у Гейл оказалась сильно оцарапана и испачкана. Ян достал платок и аккуратно вытер пятно.
        - Невыносимо видеть, как ты страдаешь, - хрипло проговорил он. - Не двигайся, дорогая. Я иду за носилками и людьми. Я очень быстро.
        - Спасибо, - прошептала она, и молодой человек ощутил ее легкое и сладковатое дыхание на своей щеке.

«Я не могу оставаться, но… не могу и ехать, - думала Гейл. - Что же делать?»
        Она старалась выбросить все мысли из головы. Сильно болела нога. Девушка чувствовала, что эмоции выходят из-под ее контроля.



        Глава 11

        Несчастный случай с Гейл стал самым животрепещущим предметом обсуждения в замке. Два денщика принесли девушку на носилках в большой зал, где в это время находилась миссис Ногтон и еще две дамы. Они с криками бросились к Гейл.
        Лицо девушки было очень бледным, она крепко стиснула зубы, но все же с трудом ей удалось улыбнуться.
        - Как глупо! Все подумают, что я сама веду свою маленькую войну с кем-нибудь. Я похожа на жертву катастрофы?
        - Похоже, что вам, дорогая, требуется глоток бренди, - сказала миссис Ногтон. - И если это только растяжение, то у меня есть прекрасная мазь. Однажды, когда мы были в Индии, мой муж упал с лошади…
        Ян, находившийся тут же рядом с носилками, несколько раздраженно оборвал женщину:
        - Я думаю, это гораздо хуже, чем растяжение, миссис Ногтон. Но если вы позаботитесь о том, чтобы принести немного бренди для миссис Кардью, это было бы здорово.
        Миссис Ногтон бросилась выполнять распоряжение Яна. Она ощущала себя совершенно счастливой, когда ей приходилось оказывать помощь подобного рода. Если вдруг начиналось какое-нибудь шоу, ей всегда хотелось в нем поучаствовать.
        Денщики донесли носилки до комнаты Гейл. Она подняла глаза и увидела взгляд Яна - теплый, нежный, тревожный.
        - Сейчас миссис Фентон и какая-нибудь служанка помогут тебе лечь в кровать. А я вызову по телефону врача из Эдинбурга.
        - Спасибо, - прошептала девушка.
        Ян вышел из комнаты, хотя ему этого совсем не хотелось. На смену ему появилась Джойс Фентон, молодая, симпатичная девушка, жена одного из офицеров. Солдаты подняли Гейл и осторожно переложили на кровать. Затем они попрощались, пожелали ей скорейшего выздоровления и покинули комнату.
        - Мы нарисуем красный крест на вашей двери, мэм, как делали в замке в Эдинбурге, - обернувшись на пороге, улыбнулся денщик.
        Гейл засмеялась и поблагодарила его. «Очень милые, - с благодарностью подумала девушка. - И такие молодые». Это обстоятельство подчеркивалось грубоватой и совсем новой униформой. Один из них напомнил девушке ее брата.
        Ей было стыдно своих слез, которые ручьем бежали по щекам. Джойс Фентон стала снимать с Гейл одежду.
        - Но как же это случилось, дорогая? - с сочувствием спросила она.
        Гейл подробно все рассказала, а затем добавила:
        - Как нелепо. Ведь я собиралась уехать завтра в Лондон.
        На лице девушки появилась гримаса боли, когда Джойс снимала туфли. Щиколотка Гейл превратилась в один сплошной синяк и сильно отекла.
        - Очень больно, - пробормотала она.
        - О боже, вероятно, вы не скоро сможете наступить на эту ногу! - испуганно воскликнула Джойс.
        Гейл задумалась. Там, в углу спальни, стояли ее чемоданы, которые она приготовила, чтобы отправиться домой… Что ж, теперь придется все распаковать. Как же все глупо. И теперь необходимо написать письма своей матери, матери Билла и Биллу самому. А ей предстоит теперь лежать в этой комнате, зная, что где-то здесь ходит Ян и он сможет только изредка наносить ей официальные визиты.
        Радость, которую Гейл испытала от мысли, что теперь она останется в замке, прошла. Какой в этом смысл? Лежать и все время думать о Яне? Это бессмысленно. Ее ждет лишь встреча с Биллом, брак с которым, теперь она точно это знала, являлся ошибкой. И обузой.
        Дверь открылась, и в комнате появилась миссис Ногтон с бокалом бренди в руке. Из коридора послышался голос Яна, который сообщил, что скоро к Гейл придет майор Уиллис, военный врач, и осмотрит ее.
        Женщины надели на девушку халат и поудобнее устроили ее в кровати.
        Гейл почувствовала, что сильно дрожит. Страх, который она испытала во время падения с лестницы, и боль в ноге дали о себе знать. Ей было трудно сдержать слезы. Когда Джойс и Джин наконец ушли обедать, девушка вздохнула с облегчением.
        - Мы пришлем вам суп, - пообещала миссис Ногтон. - Вам пойдет это на пользу, дорогая.
        Гейл не стала возражать, хотя есть ей совсем не хотелось.
        Она закрыла глаза, и в ее воображении мгновенно всплыла картина, как Ян наклонился над ней в темноте коридора. Как поцеловал ее, как нежно вытер грязь на руке. О боже, как она любила его. Ян! Как она вынесет все это!
        Вскоре в замок прибыл майор Уиллис. И миссис Ногтон, представившись «медицинской сестрой», помогла ему произвести осмотр Гейл.
        Травма оказалась не такой уж страшной, как думал Ян Далмиер. Кость не была сломана. Всего лишь растяжение связок. Кроме того, еще масса кровоизлияний на левом боку и порезанная рука.
        Ей наложили повязки, и девушке сразу стало легче. Майор, крупный добродушный мужчина, мягко улыбнулся и пошутил:
        - Это первое боевое ранение, которое мне довелось увидеть с начала войны. До этого всего лишь два случая заболевания гриппом.
        Гейл тоже улыбнулась:
        - Ужасно глупо, майор Уиллис.
        - Я слышал, что ваш муж уехал только сегодня утром?
        - Да, он никак не мог предположить, что я возьму и свалюсь сегодня с лестницы, - миролюбиво сообщила девушка.
        - Ну, ничего, ничего, все будет хорошо. Вам только придется держать ногу все время вверх.
        - И как долго это может продлиться?
        - Полагаю, несколько дней, - заверил врач, - а потом вам будет можно перебраться на диван.
        - Я собиралась поехать завтра в Лондон.
        - Вы можете это сделать, если только поедете на машине «Скорой помощи».
        Гейл снова засмеялась.
        Майор Уиллис подошел к раковине в углу комнаты и стал мыть руки.
        - Очаровательная комната. И вообще, Лох-Касл - великолепное место. Всем офицерам, что живут здесь, очень повезло. Да и Ян Далмиер весьма приятный человек.
        - Да, вы правы. Он очень приятный человек, - тихо сказала Гейл.
        - И очень умный. Мой брат много рассказывал о нем. Они вместе служили в Индии.
        Гейл было очень приятно слышать все это о Яне. Ей хотелось, чтобы майор Уиллис еще немного поговорил об этом, но он быстро переключился на другую тему. Затем врач попрощался со своей пациенткой и с миссис Ногтон. Через минуту он покинул комнату. Перед уходом пообещал заглянуть на следующий день.
        Миссис Ногтон помогла Гейл со всякими мелочами и вскоре тоже исчезла. Но через полчаса появилась вновь. На этот раз она была не одна. Вместе с ней пришла ее дочь Джун, которая только что приехала в замок.
        - Я привела свою девочку познакомиться с вами. Полагаю, вы не возражаете? - сказала миссис Ногтон и представила Гейл свою дочь.
        Миссис Ногтон уже давно хвасталась перед всеми красотой своей дочери. Без сомнения, она просто обожала Джун и потакала ей во всем.
        Джун Ногтон очень расстроилась, когда, приехав в Лох-Касл, обнаружила, что мистера Кардью послали в командировку. И хотя девушка не получала никаких известий от Билла с момента их последней встречи, она предвкушала продолжение их знакомства. Но тем не менее, не умея привязываться к мужчинам и будучи весьма легкомысленной особой, Джун почти сразу успокоилась, когда увидела стройного и красивого молодого офицера, являвшегося владельцем чудесного замка.
        Кроме того, Билл был женат, а Ян свободен. С Яном будет гораздо интереснее, подумала мисс Ногтон.
        Она лениво пожала Гейл руку. Девушка не проявила никакого интереса к жене Кардью. Просто досадно, что она существует. Но Джун исполнила свою роль.
        - Как ужасно, что с вами это случилось, - сказала она, а затем вежливо добавила: - Вы знаете, я встретила вашего мужа на дне рождения моей подруги в Лондоне.
        - Да, он говорил мне, - дружески улыбнувшись, сообщила Гейл.
        - Я в восторге от этого замка, - проговорила Джун. - Он такой красивый, а что до его хозяина…
        Она замолчала, подняла свои небесно-голубые глаза и щелкнула пальцами. На ее запястье зазвенели браслеты.
        Миссис Ногтон улыбнулась:
        - Ах, шалунья! Всегда выбирает победителей. Когда я познакомила ее с офицерами, она сказала, что капитан Далмиер ее идеал.
        - Да, он потрясающий, - проворковала Джун, поправляя свой завитой локон.
        Гейл лежала и молча смотрела то на мать, то на дочь. Она была сбита с толку и смущена. Никогда ничто подобное Джун Ногтон не возникало на ее горизонте. Такие девушки обычно сидели на высоких стульях в дорогих барах, лениво потягивая коктейли, посещали скачки и красовались на обложках глянцевых журналов. Гейл с удивлением думала, как могла такая простая домашняя женщина, как миссис Ногтон, и ее скучный муж произвести на свет нечто подобное - ультрасовременное существо с талантом к театральным эффектам.
        - Полагаю, теперь офицеры будут бороться за внимание моей девочки, - с улыбкой сообщила миссис Ногтон, наклонившись над Гейл и поправляя ее одеяло.
        - Полагаю, что так, - отозвалась миссис Кардью, раздумывая над тем, как Ян отнесется к появлению такой красавицы в его доме. Ведь невозможно же отрицать, что девушка действительно необыкновенно хороша.
        Вскоре Джун попрощалась и вышла из комнаты.
        Миссис Ногтон продолжала суетиться вокруг Гейл и дала ей выпить успокаивающие таблетки.
        - Боюсь, что вы подумаете, что я хочу побыстрее сбыть свое сокровище с рук, - ворковала мать Джун. - Но мне кажется, что Ян Далмиер действительно самый подходящий кандидат для моей девочки. Они будут прекрасной парой. Он высокий и темный, а она высокая и светленькая. Интересно, у него есть женщина? Говорят, вы давно его знаете… У него, случайно, нет невесты?
        Что Гейл могла ответить на это? Она просто старалась отмолчаться, пока миссис Ногтон пела дифирамбы в честь своей дочери. Затем женщина открыла окно в комнате, выключила свет и через мгновение исчезла за дверью. Гейл испытывала чувство благодарности. Ведь Джин Ногтон так помогла ей, была так добра. Она всегда все делала правильно и, наверное, никогда не ошибалась.
        Девушка осталась одна. Она надеялась, что вскоре уснет и боль в щиколотке хотя бы немного утихнет.
        Мысли в ее голове все перемешались, она не могла смотреть на вещи объективно. Ей не хотелось даже вспоминать о человеке, который был ее мужем. Все ее существо занимал только Ян Далмиер, которого майор Уиллис назвал очень приятным молодым человеком.
        Гейл старалась даже не думать о том, что другие женщины могли бы сделать при таких обстоятельствах. Она не могла представить никого другого на своем месте. Глупо даже думать о том, что миссис Ногтон поддалась бы такой страсти. Она просто по-другому устроена. Или Джойс Фентон… Невозможно. Она слишком флегматичная и приземленная особа. Для нее замужество - часть жизни, которую следует принимать такой, какова она есть. И играть по правилам.
        Возможно, в этом-то и заключается вся проблема. Гейл не хотела играть по правилам. Да и что, вообще, это за правила? Конечно, жена должна оставить других мужчин ради своего мужа, хранить ему верность, делить с ним все тяготы жизни, любить и почитать его.
        Красивые слова!.. И разумеется, она именно так и воспринимала свой брак с Биллом, когда давала клятву перед алтарем. Но если бы ее мужем был Ян, она с легкостью сдержала бы все свои обещания. Гейл боготворила его и была бы верна ему да конца своих дней. Беда в том, что она вышла замуж не за того человека. И как теперь играть по правилам, если в ее жизнь снова вернулась прежняя любовь. Общественная мораль заставляла ее проигнорировать этот факт и остаться вместе с мужем. Но как это сделать? Как? Ведь Ян Далмиер значил для нее сейчас так же много, как и раньше. Теперь же, когда миссис Ногтон начала рассуждать о возможности совместного будущего для Яна и своей дочери, Гейл познала ревность. Она знала, что не имеет права ревновать. Но тем не менее это чувство повергло ее в настоящую панику. Просто мысль о том, что молодая, красивая и незамужняя женщина может с легкостью вскружить голову Яну… Джун будет жить в замке две недели. И часто видеться с Яном. К тому же миссис Ногтон охотно поддержала идею дочери, и они обе примутся обхаживать Яна. Хотя, конечно, Джун не та девушка, которая могла бы
понравиться Яну, и, вообще, он очень сейчас страдает из-за нее, Гейл, но… но вдруг он все же потянется к Джун? Вдруг обратит на нее внимание? А если и так, кто дал ей право осуждать его?
        Вскоре успокаивающие таблетки начали действовать, и девушка закрыла глаза. Ее тело горело, словно в лихорадке.
        Вдруг в дверном проеме появились две головы. Миссис Ногтон и Джойс Фентон пришли узнать, не нужно ли чего-нибудь Гейл, и пожелать ей спокойной ночи.
        - Если что-то потребуется или вы не сможете уснуть, просто постучите в пол. Я живу как раз этажом ниже. Сразу же прибегу, - заверила Джин девушку.
        Поблагодарив женщину, Гейл сказала, что ей ничего не нужно. Вода в бокале стоит рядом, а что-то другое ночью ей вряд ли потребуется.
        Вскоре весь замок погрузился в тишину. Стемнело. Все разошлись по домам. Шторы на окнах были раздвинуты, и Гейл разглядывала звезды. Девушка представила себе, как романтично и живописно должен был выглядеть замок ночью. Ей вдруг захотелось превратиться в бестелесный призрак, слиться с ветром и полететь по небу.
        Ее голова лежала на подушке на носовом платке Яна, которым он вытер ее руку, а затем оставил у нее на кровати.
        Вдруг Гейл заметила, что входная дверь осторожно открылась. Девушка подумала, что это снова пришла миссис Ногтон, чтобы предложить свои услуги. Она, конечно, добрая женщина, но иногда бывает несколько навязчивой. Девушка чуть приподняла голову, но вместо полной фигуры Джин в дверном проеме возник стройный молодой человек в темном шелковом халате. Разумеется, Гейл не могла хорошо разглядеть мужчину, но она сразу догадалась, кто это.
        - Ян! - прошептала она.
        Ее голос дрожал, а сердце оглушительно стучало. Он пришел к ней. Она больше не одинока, не испугана и не расстроена. Ян быстро прошел в комнату, закрыл за собой дверь и присел на кровать к девушке.
        - Конечно, я веду себя неблагоразумно, но я должен был прийти к тебе, моя дорогая. Ведь я очень беспокоюсь. Я сбежал от миссис Ногтон и ее подружек. Сейчас все спят. А если кто-то станет подниматься по ступенькам, я сразу же услышу. Они скрипят. Ступени очень старые и поэтому скрипят.
        Он замолчал, а потом вдруг рассмеялся.
        Она протянула свою руку и коснулась его кисти. Их пальцы судорожно переплелись. Гейл прошептала:
        - Я так рада, что ты пришел. О, Ян…
        Он наклонил свою голову ближе к лицу девушки.
        - С тобой все в порядке?
        - Да, просто я не могу заснуть.
        - Уиллис сказал мне, что ты всего лишь растянула связки, слава богу.
        - Да, я очень скоро смогу снова ходить.
        - Без сомнения. И тогда я опять возьму тебя в поход по фермам. Мне так понравилось с тобой гулять.
        - И мне тоже.
        - Если наша общая знакомая Джин вдруг неожиданно придет сюда и застанет меня здесь, полагаю, выйдет настоящий скандал.
        К горлу Гейл подступил комок, ее тело била нервная дрожь.
        - Да, это кошмар. И твоя и моя репутации будут запятнаны.
        - Я не имел права так себя вести. Я сейчас уйду.
        - О, Ян… - Она хотела так много сказать ему, но вместо этого смогла лишь прошептать его имя: - Ян.
        В темноте он не мог видеть выражение лица Гейл, на подушке вырисовывалась лишь ее голова. Ян прекрасно помнил, какие у девушки волосы на ощупь. Помнил, какие у нее губы на вкус. Помнил каждое мгновение той ночи, когда они были вместе.
        Ян еще ниже склонился к девушке, он чувствовал ее легкое дыхание на своей щеке. Как часто она дышит!
        - Бедняжка! - прошептал он. - Как несправедливо.
        - Да, ты прав. Жизнь несправедлива к нам обоим. Чертовски несправедлива. Самое подходящее слово для этого.
        - Но почему ты вышла за него замуж, Гейл? Почему?
        - Не задавай мне этот вопрос, - остановила она Яна. - Ты знаешь ответ.
        - Да, я знаю. И я не стану снова его задавать. Ты конечно же права. Я один во всем виноват. Мне не стоило тебя оставлять. Нам надо было пожениться, и я должен был оставить свою службу и послать куда подальше своих родителей.
        - Нет-нет, не говори так. Не нужно об этом жалеть. Ты правильно поступил. Не нужно себя корить. Ведь ты же пытался поддержать со мной связь. Твоя мать разлучила нас. Возможно, все было бы иначе.
        - Да, разумеется, - с горечью в голосе сказал молодой человек.
        Ее пальцы сжали его руку.
        - Но я рада, что ты правильно поступил и выбрал службу. Ты пожалел бы о том, что женился на мне, поругался бы со своими родителями и потерял бы наследство своего дяди. Подумай об этом. Возможно, Лох-Касл никогда бы не стал твоим.
        - Дорогая, все это не имеет никакого значения, если рядом нет тебя.
        Ее сердце на мгновение замерло.
        - Ты ошибаешься, Ян. Ты бы обязательно пожалел, что сделал неверный шаг. Ты, возможно, и был бы счастлив со мной, но потерял бы слишком многое. Я никогда бы не простила себе этого.
        Он поднял ее руку и прикоснулся к ней губами.
        - Ты очень смелая, малышка Гейл. Мне не следует так с тобой разговаривать, все равно рано или поздно это все прорвалось бы наружу. Иногда я чувствовал себя наполовину мертвым. Невыносимо думать, что ты принадлежишь Кардью.
        Внутри Гейл шла борьба, она колебалась, но потом набралась мужества и сказала:
        - Я должна сказать тебе правду. Я не люблю Билла. Мне только лишь показалось, что я к нему что-то испытываю, а потом вдруг все исчезло. Ты должен знать, что я не любила никого другого. Никогда. После той ночи мое сердце было разбито.
        - Я понял это, Гейл.
        Они оба немного помолчали, затем заговорила Гейл:
        - Ян, тебе нравится дочь Ногтонов?
        - Почему ты спрашиваешь о ней?
        - Просто хотела знать, нравится ли она тебе.
        - Я не думал об этом. Мамаша Джин показала свое чадо всем обитателям замка, и, кажется, девушка действительно произвела фурор. Она и в самом деле красивая и… чувственная, но я ничего не испытываю к ней. Я не могу воспринимать внешность отдельно от ума и души. Ты ведь знаешь это, Гейл.
        Ревность сразу куда-то ушла, и девушка сказала:
        - О, дорогой, я буду рада, если ты сможешь полюбить кого-то еще.
        - Любимая, пока ты жива, этого со мной не может случиться.
        Его губы в темноте нашли ее рот, но Гейл твердо сказала:
        - Тебе лучше уйти, Ян. Уходи, пожалуйста, дорогой.
        - Да, думаю, ты права.
        - Но я рада, что ты пришел. Так приятно, когда ты сидишь со мной рядом, дорогой.
        - Помнишь то время, когда мы были с тобой вместе? И ты принадлежала только мне?
        Гейл поднесла руку к лицу, и слезы побежали по ее щекам. Она плакала.
        Вдруг, повинуясь какому-то внутреннему инстинкту, Ян наклонился и обнял ее. Девушка обхватила молодого человека за шею рукой и прижалась к нему. Их губы встретились, и они оба уже не могли больше сопротивляться своему чувству. Снова такая же темнота, как тогда… Снова страсть, исступление, отчаяние.
        Гейл поняла, что не сможет теперь противостоять своему желанию. И что бы ни случилось в будущем, она не может отказаться от любви этого мужчины.
        Она вдруг перестала быть Гейл Кардью, а превратилась в какой-то бесплотный дух. И Ян тоже. Их души сплелись в одно целое, где нет боли, страданий, а только экстаз.
        Как только Ян перестал целовать ее, наваждение кончилось, Гейл снова спустилась на землю и вернулась к мрачной реальности.
        Ян продолжал обнимать девушку и нежно вытирать слезы у нее на щеках. Он просил ее не плакать. Он снова и снова повторял ей те слова, которые говорил тогда, в Париже:
        - Пожалуйста, дорогая, не плачь. Не нужно думать о боли. Помни о том, какое счастье выпало на нашу долю. Не плачь, умоляю. Я не смогу вынести этого.
        Гейл прижалась к нему. Она дрожала от переполнявших ее эмоций.
        - Ян, тебе нужно идти.
        Молодой человек неохотно встал и собрался уже уходить, но затем быстро наклонился и поцеловал девушку в лоб. На прощание он сказал:
        - Мы должны помнить только о том, как нам было с тобой хорошо. Мы должны похоронить наши мечты и делать то, что должны. В мире столько зла и несчастий, что наша трагедия кажется лишь незначительным эпизодом по сравнению со всем остальным.
        - Да, я знаю, - прошептала она. - Но от этого наше несчастье не становится для нас меньше.
        - Я люблю тебя, - внезапно сказал он. - И всегда буду. Но не знаю, легче ли тебе от этого. В моей жизни уже никогда не появится другая женщина.
        Она промолчала. Ее сердце готово было разорваться на части. Пальцы Яна скользнули по ее щеке, и через мгновение он повернулся и вышел из комнаты. Дверь за ним тихо закрылась. Задыхаясь, она зарылась лицом в подушку, чувствуя себя совершенно беспомощной и беззащитной. Как ей хотелось бы взять и умереть в тот момент, когда он обнимал ее, держал в своих руках и целовал.
        Она снова и снова пыталась сделать то, о чем просил ее Ян, - забыть боль и помнить только счастливые минуты.

«Мы должны похоронить наши мечты и делать то, что от нас ожидается», - часто говорил он Гейл.

«Ян всегда был мужественным человеком», - подумала девушка.
        Она лежала в своей кровати без сна, ее тело дрожало, словно в лихорадке, а в мозгу снова и снова прокручивались его последние слова.
        Из-за двери, ведущей в комнату Гейл, не проникали посторонние шумы и голоса. Поэтому девушка не знала, что Ян, на цыпочках вышедший из ее спальни, столкнулся на лестнице с Джун Ногтон.
        Она, в голубой пижаме и халате с вышивкой, подчеркивающем ее узкую талию, стояла на ступенях, опустив руки в карманы. Ее голубые глаза смотрели на Яна.
        - О, капитан Далмиер! - прошептала девушка.
        Молодой человек покраснел до корней волос.
        - Вы что-то хотели? - спросил он, прекрасно понимая, что Джун Ногтон видела, как он выходил из комнаты Гейл Кардью.
        С улыбкой девушка смело смотрела ему в глаза.
        - Мама попросила меня подняться наверх и спросить, не нужно ли чего миссис Кардью. Как она?



        Глава 12

        Ян Далмиер почувствовал, что с трудом сдерживает свою ярость. Он злился на себя, потому что скомпрометировал Гейл, но, кроме того, его вывела из себя эта девушка, которая с двусмысленной ухмылкой его рассматривала.
        Просто невероятно наглая девица! Она принадлежала к типу женщин, называемых светскими львицами, которых Далмиер с трудом выносил. С множеством таких Ян сталкивался в Индии. Озабоченные мамаши все время подсовывали ему своих дочурок, пытаясь выдать их замуж. Приземленные, слащаво-сентиментальные, недалекие, измеряющие достоинства мужчины исключительно толщиной его кошелька. Такой же была и дочь Ногтонов.
        Тут же мысли Яна снова вернулись к Гейл. И он понимал, почему так безумно полюбил эту девушку тогда в Париже и почему продолжает любить ее сейчас. Потому что она была совершенно не похожа на Джун. У нее были душа и сердце. Она была живой, искренней, щедрой и доброй. Возможно, даже слишком доброй. И еще она умела любить. И не требовала ничего взамен. Бедная малышка!
        Джун снова повторила с заговорщическим видом:
        - Так ей ничего не нужно?
        Выбора не оставалось, и Ян ответил:
        - Спасибо, все в порядке…
        Если бы он заявил, что не заходил в комнату, все выглядело бы очень подозрительно. Джун сразу бы подумала, что он пытается что-то скрыть. Как бы то ни было, он сказал:
        - Можете передать своей матери, что я проходил мимо и мне показалось, что миссис Кардью зовет на помощь. Поэтому я и зашел. Но все в порядке.
        Джун пристально посмотрела на молодого человека:
        - Я передам маме.
        Но девушка не сделала попытку уйти с дороги. Кажется, эта встреча доставляла ей удовольствие.
        Джун успела заметить, что капитан Далмиер держался с женщинами довольно холодно и отстраненно. И она собиралась пробить броню и завоевать этого мужчину.
        Ей было все равно, с кем флиртовать, главное, чтобы объект ее внимания отличался приятной внешностью. Когда Джун встретила Билла на дне рождения своей подруги, он показался ей весьма и весьма привлекательным, но Ян - совсем другое дело, он сказочно богат, у него есть свой замок, а кроме того, за ним тянется шлейф военных подвигов.
        Девушка не собиралась немедленно выходить замуж, она просто хотела наслаждаться жизнью, словно бабочка, перелетая с цветка на цветок. А потом, когда подойдет время, выйдет замуж по расчету. Но ради Яна она, пожалуй, сделала бы исключение. Так приятно быть хозяйкой этого замечательного дома. Благодаря своему живому воображению Джун с легкостью представила, как она, красавица в роскошном наряде, медленно скользит по залам величественного замка.
        Поэтому она испытала легкий шок, когда увидела молодого человека выходящим из комнаты мисс Кардью. Возможно, это действительно объясняется просто вежливостью. Зачем думать иначе? Конечно, миссис Кардью весьма привлекательная девушка. Ей бы еще немного добавить изысканности в одежде и макияже, но тем не менее даже Джун была потрясена пронзительной красотой больших серых глаз Гейл и каштановой копной ее волос.
        Может, капитану Далмиеру нравится…
        - Полагаю, нам пора попрощаться, мисс Ногтон, - сказал холодно Ян.
        - О, называйте, пожалуйста, меня Джун, - с упреком в голосе проговорила девушка. - Меня все так называют. Я очень не люблю, когда ко мне обращаются мисс Ногтон.
        Ян зевнул и даже не попытался скрыть этого от девушки. Всем своим видом он хотел сказать, что ему, собственно говоря, все равно, кто и как ее называет. Молодой человек все еще находился под впечатлением от разговора с Гейл, все еще ощущал прикосновение ее рук. И черт бы побрал эту мисс Ногтон. Но ему нельзя быть вызывающе грубым или холодным с ней. Это может привести к беде.
        Он с трудом сказал:
        - Полагаю, вам не стоит больше беспокоиться о миссис Кардью… Джун.
        - Я и не беспокоюсь о ней. Я беспокоюсь о вас!
        Ян решительно стал спускаться по лестнице, девушка последовала за ним.
        - Да? Чем же я заслужил такую честь? - с неудовольствием поинтересовался Ян.
        Томный взгляд снова скользнул по его лицу.
        - За обедом вы выглядели таким измученным и несчастным. Все остальные смеялись и шутили, а вы… Я заметила это. Разве я не права?
        Молодому человеку хотелось курить. Он мог одним словом оборвать девушку и избавиться от ее навязчивого внимания, но пришлось сдержаться и подыскать вежливый ответ.
        - Вам показалось, я вовсе не несчастный, просто немного устал. Спасибо за заботу.
        - Очень рада. Эта война так ужасно повлияла на нас всех. Никогда не знаешь, что может случиться через минуту. В любой день вас могут отправить на фронт.
        Ян мрачно улыбнулся:
        - Уверяю вас, если бы меня завтра послали во Францию, я бы с удовольствием выполнил приказ.
        - Неужели вам хочется побыстрее уехать из своего великолепного дома?
        Он очень устал и жаждал как можно скорее оказаться в своей постели, чтобы помечтать о Гейл. Его очень утомила навязчивость Джун. Другой на его месте уже давно бы наговорил всяких грубостей, однако Ян сказал:
        - Сейчас война, и дело мужчины быть на фронте, а не сидеть в своем доме, как бы красив он ни был.
        - И я полагаю, это строгое правило касается и женщин, как бы красивы они ни были, - заметила Джун и двусмысленно улыбнулась.
        - Извините, я вынужден попрощаться и пожелать вам спокойной ночи, - твердо сказал Ян.
        Она замолчала и протянула руку:
        - Спокойной ночи. И еще я бы хотела поблагодарить вас за то, что вы позволили приехать мне сюда.
        - Не стоит благодарности. Рад, что вам здесь нравится.
        - Моя мать говорит, что у вас здесь есть замечательные фермы, собаки и все такое. Не покажете ли вы мне все это как-нибудь?
        - С удовольствием, - ответил он, не зная, как избавиться от своей собеседницы.
        Она засмеялась, потом повернулась и начала спускаться вниз по лестнице.
        Оказавшись в своей комнате, Ян включил свет, прикурил сигарету и с сердитым видом стал расхаживать по комнате. Только через полчаса он смог успокоиться и лечь в постель.
        Его голова мучительно болела. Он не мог думать ни о чем, кроме Гейл. Его руки все еще ощущали ее тело, нежное, сладкое, желанное. Та страсть, которую Ян пережил несколько лет назад, нахлынула на него с прежней силой. Разумеется, глупо было идти в ее комнату. Теперь все стало только еще хуже и запутаннее. Она жена Кардью, и ему следовало избегать Гейл как чумы, наступить на горло своей памяти и забыть… забыть то, что когда-то случилось с ними.
        И что теперь, черт возьми, будут думать Ногтоны? Ведь мать Джун больше всего на свете интересовали сплетни, ее нос всегда заранее чувствовал, если где-то было что-то не так. Кроме того, миссис Ногтон явно пыталась заинтересовать его своей дочерью. И, по всей видимости, девушка и сама хотела добиться его внимания. Но Ян замечал в ней лишь отсутствие души и мозгов.
        Лучшее, что он мог сделать в такой ситуации, это просто уехать из Лох-Касла на какое-то время. Если он попросит перевести его в какую-нибудь другую бригаду, то начальник штаба напомнит ему, что во время войны солдат должен выполнять приказ командира и оставаться там, где он приносит наибольшую пользу, а свои личные интересы надо принести в жертву общему делу.
        Когда небо начало светлеть и исчезла последняя звезда, Ян, словно приведение, сел в кровати и окинул безразличным взглядом комнату. Поднос с грудой сигаретных окурков свидетельствовал о бессонной ночи.
        Он почувствовал благодарность, когда услышал сигнал горна, и, несмотря на то что был совершенно измучен, встал, побрился, привел себя в порядок и надел форму. Ян очень обрадовался, не обнаружив миссис и мисс Ногтон в столовой. Правда, ему показалось, что майор бросал на него несколько странные взгляды, но молодой человек постарался себя убедить, что это ему только кажется. Затем он отправился на работу, понимая, что только пребывание среди людей и какое-нибудь полезное занятие - это то, что ему сейчас так необходимо. Когда в зал вошли женщины, Ян сразу почувствовал приближение беды. Его мысли снова вернулись к Гейл. Бедняжка! Она ничего не знает. А ведь это он виноват в том, что так подвел ее.
        Далмиер сразу же написал записку, в которой сообщил девушке о неприятностях, возникших в результате встречи с Джун Ногтон.



«Не беспокойся. Все вышло не слишком удачно, но, полагаю, моим объяснениям поверили. Если миссис Ногтон спросит тебя о чем-либо, просто подтверди мои слова. Скажешь, что позвала на помощь, а я услышал и вошел в комнату.

    Ян».
        Маленькая сухая записочка. Так непохожая на те восхитительные любовные письма, которые он писал ей во Франции. Каждое утро он посылал ей записку, хотя они встречались лишь накануне. Эти письма жгли руки, они дышали страстью мужчины, который потерял от любви голову.
        Разумеется, трудно ожидать, что Ян станет вести себя точно так же, как раньше. Это небезопасно. И неправильно. Но Гейл была просто потрясена этими прагматичными, сухими словами.
        Что за напасть эта Джун Ногтон! Она, без сомнения, не отличается щепетильностью и с удовольствием посплетничает со своими знакомыми.
        Сколько раз Гейл проклинала свою неосторожность. Ведь если бы она не упала с лестницы, то смогла бы уехать домой в Лондон.
        Девушка почувствовала, что сильно смутилась, когда утром к ней пришла миссис Ногтон и поинтересовалась, все ли с ней в порядке.
        - Майор Уиллис сказал, что вам нельзя наступать на ногу. Поэтому я могу помочь вам умыться.
        Гейл предпочла бы сделать это сама, но решила промолчать. Миссис Ногтон засучила рукава и налила в тазик горячей воды. И, само собой, в разговоре всплыл вчерашний эпизод.
        - Моя Джун сказала, что вчера ночью вы позвали капитана Далмиера. Вам следовало бы послать за мной, дорогая. Как бы он мог помочь вам? Ведь это просто неловко.
        Гейл молчала. Несмотря на все усилия оставаться спокойной и равнодушной, девушка вдруг почувствовала, что краснеет. Как неприятно, когда кто-то так бесцеремонно сует нос в твои дела. Миссис Ногтон заметила румянец на щеках своей подопечной, и в ее поведении сразу появилась некоторая неловкость. Она ведь ничего плохого и не подумала, услышав рассказ Джун. Почему бы не помочь бедной больной девушке, если она звала на помощь? Но, с другой стороны, дочь говорила, что капитан Далмиер выходил из комнаты крадучись и сильно покраснел, когда увидел невольного свидетеля. Это действительно несколько странно. Но ведь между этими двумя наверняка ничего не было. Но мистер Кардью уехал, а Гейл так красива (разумеется, не так хороша, как малышка Джун, но тем не менее)… А кроме того, она и капитан Далмиер знали друг друга еще до войны…
        Умывая свою подопечную, миссис Ногтон просто завалила ее своими бесчисленными вопросами.
        Что с ней произошло ночью? Почему она позвала на помощь? Что капитан Далмиер сделал для нее? Почему он не позвал за ней? Гейл с трудом сдерживалась, чтобы не взять и не выплеснуть воду из тазика прямо в лицо любопытной миссис Ногтон.
        В конце концов Джин Ногтон заявила:
        - Мы не можем позволить, чтобы наш милый капитан ухаживал за вами по ночам. Боже! Что скажет мистер Кардью? Может, мне лучше перейти сюда и спать здесь, пока вы не поправитесь? Ведь на этаже есть свободная комната.
        Гейл с трудом выдавила из себя улыбку:
        - Я не думаю, что в этом есть необходимость. Я не больна. Завтра я уже смогу вставать.
        Миссис Ногтон подошла к окну:
        - Какое великолепное утро! Холодное, но такое ясное. Самое подходящее время для конной прогулки. Что ж, пойду поищу мою малышку Джун. Она бы очень хотела растянуть себе связки на щиколотке, чтобы капитан Далмиер отнес ее на кровать на своих руках…
        А затем миссис Ногтон громогласно рассмеялась и вышла из комнаты. Гейл же охватило отчаяние. Все и так было хуже некуда. Миссис Ногтон вышла на тропу войны…
        Теперь, словно рысь, она будет наблюдать за Гейл и Яном. И, без сомнения, Ян вряд ли осмелится снова появиться у нее в комнате.
        Гейл отвернулась к стене и застонала. Она не должна больше думать о Яне. Она должна написать письмо Биллу… Она напишет ему, как сильно без него скучает, как любит его. Но как же это трудно! А как сейчас чувствует себя Ян? Переживает ли он так же, как она?
        Вечером позвонил Билл из Глазго. Но от этого разговора легче не стало. Джин Ногтон, взявшаяся опекать несчастного «инвалида», помогла ей допрыгать на одной ноге до телефона и осталась тут же в гостиной.
        Девушка провела в постели целый день, думая только о своей больной щиколотке и Яне. О Яне, который даже не удосужился прийти к ней. Он просто не посмел! Гейл знала, что должна изобразить теплоту и нежность, разговаривая по телефону со своим мужем, но на самом деле совершенно не испытывала этих чувств. Билл же посочувствовал ей и сказал, что очень хотел бы оказаться рядом с ней. И девушка знала почему.
        - Боже, если б ты только знала, как здесь тоскливо. Я целый день работаю, но все время думаю о тебе. Я так скучаю. Все время представляю тебя в твоем розовом пеньюаре. Все бы на свете отдал, чтобы оказаться сейчас рядом с тобой. Вот подожди, я скоро приеду…
        В конце концов, девушка запротестовала:
        - Билл, поосторожнее… Вдруг кто-нибудь подслушивает.
        Он засмеялся.
        - Повторяю, - со значением проговорил он, - вот подожди, я скоро приеду!
        Затем он попрощался, так как не хотел тратить слишком много денег за этот телефонный звонок. Когда Гейл повесила трубку, заговорила миссис Ногтон.
        - Как приятно услышать своего любимого мужа! Я всегда говорила Гарри, что мистер Кардью такой хорошенький. Никогда не видела таких золотистых волос и голубых глаз…
        Она продолжала весело щебетать, а Гейл лежала и слушала ее, стиснув зубы. Оставшись наконец одна, девушка постаралась сразу же забыть то, что говорил ей Билл. В его любви к ней, похоже, не было ничего духовного. Он всегда смотрел на нее только как на сексуальный объект. И ей это должно было нравиться. Она должна была все время поощрять его и провоцировать на подобное отношение к себе.
        Этим вечером Гейл не увидела Яна. От него не было даже записки. Чувствуя себя невероятно несчастной, девушка проплакала целый час, пока наконец не уснула. А на следующее утро в комнате снова появилась миссис Ногтон с завтраком для несчастной больной и радостно сообщила, как замечательно ее дорогая Джун ладит с капитаном Далмиером.
        - Вы бы видели их вчера, - захлебываясь от восторга, вещала счастливая мамаша. - Вернувшись с работы, капитан Далмиер обнаружил, что Джун взяла его любимых сеттеров на прогулку. Он присоединился к моей малышке. Они великолепная пара!
        Гейл молча лежала в кровати и задумчиво смотрела на миссис Ногтон. Да, она не должна ревновать Яна, но что же делать, если по-другому у нее не получается. Девушка сразу нарисовала в своем воображении, как Джун вела на поводках Дугала и Морага рядом с ним.
        Она попыталась отвлечься от этой мысли. Наверное, это правильно, если Ян полюбит Джун и они поженятся.
        Но действительно ли это правильно? Будет ли Ян счастлив с такой девушкой, как Джун?
        Следующий день был таким же долгим и скучным. С самого утра Гейл читала книги, взятые из библиотеки Яна, и писала письма домой.
        Около пяти в дверь раздался стук. Она сказала:
        - Входите.
        Это был Ян, и в тот же миг весь мир для Гейл словно озарился. В руках он держал огромный букет абрикосовых хризантем и ворох осенних листьев.
        Но взгляд Гейл едва скользнул по цветам. Его темные глаза, которые она так обожала, приковали внимание девушки.
        - Надеюсь, это поможет побыстрее тебе поправиться, - неловко проговорил Ян. - Я не могу остаться…
        - Не можешь? - упавшим голосом переспросила она.
        Он положил букет на изголовье ее кровати.
        - Они великолепны, - едва дыша, прошептала Гейл.
        - Надеюсь, тебе стало лучше, дорогая?
        Ян даже не слышал, что она ответила. Он стоял и жадно поглощал ее глазами. Девушка казалась ему такой трогательной, такой милой; его сердце переполняла нежность.
        - Мне бы хотелось остаться здесь с тобой навсегда. Но ведь ты знаешь, мать Джун вышла на тропу войны. И пытается подсунуть мне свою куколку дочку.
        Гейл впервые за сорок восемь часов рассмеялась. И почувствовала себя почти счастливой. Ведь она так ревновала своего любимого к этой девушке. А теперь эти слова Яна рассеяли все сомнения.
        - Нам очень не повезло, что она видела, как ты выходил из моей комнаты, Ян.
        - Да, мамаша Ногтон просто в ярости. И следит теперь за каждым моим шагом. Каждый раз, когда она меня видит, то постоянно спрашивает о нашей прежней дружбе.
        - Иногда она меня просто приводит в бешенство, - сказала сквозь зубы Гейл. - Она кажется очень доброй и внимательной, но на самом деле все время пытается уколоть меня.
        - Не обращай внимания, дорогая. Скоро ты сможешь вставать и не будешь нуждаться в ее обществе.
        Слово «дорогая» прозвучало так естественно в его устах, что теплота и счастье сразу наполнили Гейл. Ян спросил:
        - Билл не звонил?
        Хрупкое счастье тут же улетучилось. Только что прозвучавшее имя ее мужа сразу же окутало Гейл холодом.
        - Да, сегодня утром. А вчера от него пришло письмо. Завтра он отправляется в Абердин.
        - Что Уиллис говорит о твоей ноге?
        - О, все гораздо лучше. Завтра я уже смогу сидеть. Невозможно постоянно находиться в постели, словно я тяжело больна.
        - Но ты все равно очень хорошо выглядишь, - порывисто сказал Ян.
        Ее серые глаза неотрывно смотрели на молодого человека, но говорить Гейл не могла - к горлу подступил комок. Они снова ощутили тот огонь, который вспыхнул между ними предыдущей ночью. Острое желание, отчаяние, объятия в темноте. Он порывисто взял ее руку и поднес к своим губам:
        - Я люблю тебя, Гейл. Как бы я хотел, чтобы это было не так.
        В эту самую минуту в соседнюю комнату вошла миссис Ногтон с большой хрустальной вазой в руках. Она услышала каждое слово, произнесенное Яном.
        Ее никто не просил приносить эту вазу. Но она видела, что капитан Далмиер поднимался наверх с букетом хризантем. Женщина сразу же сообразила, куда он направлялся. С ее точки зрения, этот поступок был совершенно неправильным. И чем скорее она последует за молодым человеком, тем лучше. В крайнем случае скажет, что видела, как капитан Далмиер нес цветы миссис Кардью, и решила захватить для нее вазу.
        Когда миссис Ногтон услышала слова «я тебя люблю», произнесенные Яном, то ей стало не по себе. В ее круглых голубых глазах застыло удивление и испуг. Ее рот превратился в узкую полоску, выражавшую явное неодобрение. «Так-так», - проговорила она про себя.
        Женщина стояла за дверью, не зная, что же ей делать. В спальне было тихо. И это казалось ей очень подозрительным. Значит, у них все-таки связь. Какой позор! Что за негодяйка эта маленькая миссис Кардью! Бедняжка Джун! Бедный, наивный ребенок! Разумеется, как ей справиться со своей соперницей! Безнравственной, развращенной и к тому же замужней женщиной!
        Она знала, что теперь сделает, и, решительно шагнув вперед, распахнула дверь в спальню.



        Глава 13

        - Я подумала, что это может понадобиться, - проговорила она с ледяной улыбкой. Поставив вазу на стол рядом с кроватью Гейл, миссис Ногтон направилась к выходу. Она не застала любовной сцены, на что, собственно, и рассчитывала. Ян Далмиер стоял в дальнем углу комнаты и курил сигарету. Но женщина слышала достаточно, чтобы начать тайную войну против этой парочки. Вернувшись в свою гостиную, она застала там мужа, который рассматривал на столе карту, и читающую лежа на диване дочку.
        - Джун, дорогая, - обратилась к ней миссис Ногтон. - Иди-ка прогуляйся немного. Я хочу поговорить с твоим отцом.
        Джун с радостью выполнила просьбу матери. Сейчас она отправится вниз - там полно офицеров, с которыми всегда можно было пофлиртовать и поболтать. Разумеется, она увлеклась капитаном Далмиером, но у нее уже появился еще один знакомый офицер, который был без ума от нее.
        Как только девушка вышла, миссис Ногтон с пылом пересказала всю историю своему мужу.
        - Как это возможно? - воскликнула в заключение женщина. - Да и кто бы мог подумать такое об этом милом Яне Далмиере?
        Майор потянул себя за мочку уха, с трудом подбирая слова. При этом он выглядел несколько смущенным.
        - Но ты уверена, дорогая?
        - Разумеется, я слышала это своими собственными ушами.
        - Я догадался, что не чужими, - плоско пошутил майор и залился смехом.
        - Не будь таким занудой, Гарри. Все очень серьезно.
        Отец семейства прокашлялся:
        - Но тебе не кажется, что ты делаешь из мухи слона? Ты всегда склонна все преувеличивать.
        - Преувеличивать! Он говорил, что любит ее! Да к тому же Джун видела, как он крадучись выходил из ее номера.
        - О, перестань, Джинни. Ты слишком далеко заходишь. Далмиер очень порядочный человек. И если он оказался в комнате у миссис Кардью, значит, ей действительно требовалась помощь. Не думаю, что в этом есть что-то ужасное. А что касается любви, что ж… Ведь она действительно очень привлекательная женщина. - Он замолчал и робко покашлял, стараясь избежать ледяного взгляда жены.
        Затем последовала двадцатиминутная лекция о том, как аморальны вообще все мужчины и он, майор Ногтон, в частности. В конце концов несчастный не выдержал напора своей жены и сдался, заявив, что, хотя он и не видит в поведении капитана ничего предосудительного, эта любовная связь должна быть прервана.
        Но сам он не имеет никакого права поучать Яна Далмиера. Хотя молодой человек и являлся его подчиненным, вся эта история не имеет никакого отношения к работе. А докладывать обо всем бригадиру просто неразумно. В офицерской среде не приветствуется слежка и доносительство. Это личное дело Далмиера, и майор сказал, что умывает руки.
        - Что ж, тогда за дело придется взяться мне, - мрачно проговорила миссис Ногтон.
        Женщина решила не разговаривать на эту тему с Гейл. Если она была увлечена молодым человеком, то вряд ли захочет прислушиваться к советам друга. С Яном также разговаривать бесполезно. Он станет все отрицать. Лучше всего поговорить с мистером Кардью.
        Майор запротестовал:
        - Моя дорогая, мне кажется, что лучше не стоит вмешиваться в дела других людей.
        - Это мой долг, - заявила миссис Ногтон. - Мой долг - не допустить, чтобы подобные гадости происходили здесь, под крышей этого дома. К тому же у меня совсем другие виды на капитана Далмиера. Он подходящая партия для нашей Джун. И я не могу позволить, чтобы кто бы то ни было вставал между ним и моей малышкой.
        Майор снова отступил. Он никогда не вмешивался в дела своей жены и не мог ее контролировать. Кроме того, сейчас шла война, и это занимало его куда больше, чем все эти малосущественные проблемы.
        Миссис Ногтон точно знала, что ей сейчас делать. Билл каждый день звонил по телефону своей жене, и необходимо во что бы то ни стало заставить дежурного переключить этот звонок сначала на нее, а затем уже на комнату миссис Кардью.
        Зная, что муж Гейл обычно связывался со своей женой в обед, миссис Ногтон, предварительно поговорив с оператором, заблаговременно отправилась к себе в комнату.
        Наконец зазвонил телефон, и она схватила трубку.
        - Мистер Кардью, - возбужденно заговорила женщина, - с вами говорит миссис Ногтон.
        - О, здравствуйте! - медленно проговорил Билл. - Вы так помогали моей жене! Очень любезно с вашей стороны, миссис Ногтон.
        - Мне было приятно сделать это для нее, мистер Кардью. Но мне хотелось бы вам кое-что сказать, прежде чем вы поговорите с Гейл. Вам необходимо вернуться в замок как можно скорей.
        - Боже! Но что же случилось? Ей стало хуже?
        - Нет-нет, не беспокойтесь. Со здоровьем у нее все в порядке. И щиколотка гораздо лучше. Проблема в другом. Вам просто необходимо срочно вернуться в замок. А если это невозможно, то необходимо настоять на том, чтобы ваша жена сама покинула замок и съездила бы на юг.
        - Но почему? - резко спросил Билл.
        - Мне трудно объяснить вам, - пробормотала миссис Ногтон, чувствуя, что краснеет. Она уже и сама была не рада, что вмешалась в это дело, но мысль о том, что малышка Джун страдает, заставляла ее действовать подобным образом. - Дело в том, что все обстоит не совсем так, как вам бы того хотелось, мистер Кардью. Поверьте, мне не слишком приятно говорить на эту тему.
        - Миссис Ногтон, на что это вы намекаете?
        - Ваша милая женушка, которая действительно мила, и мы все тут ее очень любим, не должна оставаться одна, - со значением делая ударение на слове «одна», произнесла миссис Ногтон.
        - Послушайте, вы явно намекаете на что-то. Я должен знать. И немедленно.
        - Я не хочу называть имен, но, мне кажется, лучше вам самому спросить свою жену обо всем. Чиста ли ее совесть? Полагаю, вы понимаете, что я беспокоюсь как друг. Приезжайте сами быстрее, или пусть уедет она. А уж мы тут постараемся и посадим ее в поезд даже с больной щиколоткой.
        - А вам не кажется, что вы берете на себя слишком много?!. - взорвался Билл.
        Но миссис Ногтон сказала достаточно. Пусть теперь Гейл выкручивается из этого дела, подумала жена майора.
        У Гейл было приподнятое настроение, когда она взяла трубку. Ян попрощался почти сразу после того, как миссис Ногтон принесла в спальню вазу. Но одного его взгляда и нежного поцелуя, который молодой человек запечатлел на руке у девушки, оказалось достаточно для того, чтобы в ее душе появилось ощущение счастья. И еще у нее остались его цветы. Охристые осенние листья и абрикосовые хризантемы, цветы из его теплицы, выбранные специально для нее.
        Она постарается как можно дружелюбнее поговорить сегодня с Биллом. Чего бы это ей ни стоило. Ведь, в конце концов, они могут быть просто друзьями с Яном.
        То, что сказал ей муж по телефону, потрясло девушку до глубины души.
        - Чем, черт возьми, ты там занимаешься в мое отсутствие? Почему это миссис Ногтон сказала мне, что я должен вернуться как можно быстрее в замок? С кем это ты там развлекаешься?
        От этих слов, произнесенных довольно грубым тоном, Гейл задрожала.
        - Я не понимаю, о чем ты говоришь. Просто не понимаю, - сказала она.
        - Ты должна понимать. Миссис Ногтон не стала бы ничего мне говорить, если б у нее не было достаточно оснований.
        У Гейл так сильно дрожали руки, что она едва не выронила телефонную трубку. Разумеется, она сразу же поняла, что именно случилось. Эта женщина начала плести интриги, потому что прошлой ночью… потому что ей казалось… она подозревала…
        По крайней мере, Гейл порадовалась тому, что миссис Ногтон не упомянула имя мужчины. Что бы ни случилось, вся эта грязь не должна коснуться Яна. Это было бы ужасно несправедливо.
        Девушка взяла себя в руки и попыталась разговаривать с мужем спокойным голосом.
        - Какая нелепость. Пожалуйста, не превращайся в ревнивого мужа. У тебя нет для этого оснований. В мою комнату приходило много офицеров и их жен. Дело в том, что у миссис Ногтон здесь дочь, и она хочет, чтобы все внимание доставалось Джун. Вся эта история не имеет под собой никакого основания. Верь мне, Билл.
        - Эта женщина заходит слишком далеко, распространяя о тебе такие слухи.
        - Да, это не слишком приятно, - проговорила устало Гейл, внезапно почувствовав легкую тошноту.
        - Впрочем, правда в том, что ты слишком хороша, чтобы оставлять тебя одну среди такого количества одиноких мужчин. Поэтому тебе лучше отправиться в Кингстон. Пусть тебе помогут сесть на поезд, а там тебя встретит твой отец.
        Гейл поспешно согласилась. Это хороший способ избежать дальнейших расспросов, и, возможно, таким образом, они с Яном смогут избежать подозрений.
        - Да, я поеду завтра, - заверила мужа Гейл. - Ночным поездом. Если мне помогут. Я еще не могу ходить. Я с большим удовольствием оказалась бы сейчас дома.
        Биллу Кардью пришлось заплатить весьма крупную сумму за сегодняшний разговор. Слова миссис Ногтон заронили в его душе сомнения и ревность. Он не станет ни в чем обвинять Гейл, если не будет уверен. Разумеется, Гейл всегда пользовалась популярностью у мужчин, что, в свою очередь, вызывало раздражение у женщин. А миссис Ногтон просто старая сплетница.
        После разговора с Биллом Гейл, сидя на кровати, дрожала от страха, отчаяния, обиды.
        Ее муж слишком ревнив, и это, без сомнения, создаст проблемы в будущем. Все время придется доказывать свою невиновность.
        Девушка закрыла руками свое лицо. Как она несчастна! Как ей хотелось все время видеть Яна, разговаривать с ним, целовать его губы. Но она не должна. Так нельзя.
        Придя в себя, Гейл взяла ручку, лист бумаги и написала Яну записку.



«Буду тебе очень признательна, если поможешь добраться мне до Эдинбурга. Я собираюсь завтра сесть на вечерний поезд. Может быть, тебе удастся заказать для меня билеты в спальном вагоне. Я решила, что мне лучше отправиться домой.
        Спасибо тебе за все. Прощай.

    Гейл».
        В это слово «прощай» она вложила гораздо больший смысл. Она знала, что Ян догадается. Она говорила «прощай» их любви, их памяти, которая трепетно хранила их встречи в Париже.
        Затем девушка позвонила в колокольчик и попросила служанку пригласить к ней миссис Ногтон.
        Жена майора появилась в комнате Гейл, явно испытывая некоторое беспокойство. Когда женщина немного успокоилась, то поняла, что зашла слишком далеко в этом деле. Она нервно поздоровалась с девушкой, на лице миссис Ногтон не было и тени той дежурной улыбки, которая являлась ее отличительной чертой.
        Гейл посмотрела ей прямо в глаза и сказала:
        - Вы считаете, это прилично говорить всякие гадости обо мне по телефону моему мужу?
        Пожилая женщина инстинктивно дернула головой:
        - Я считаю это вполне приличным. Я не называла имен, но считаю, вы и так понимаете, о чем речь.
        - Нет, - четко сказала Гейл. - Я не имею ни малейшего понятия, на что вы намекаете.
        Миссис Ногтон прокашлялась и отвернулась в сторону, чтобы избежать открытого взгляда своей собеседницы.
        - О нет, вы очень хорошо понимаете, но я вовсе не собираюсь обсуждать это здесь и сейчас. Пусть это останется на вашей совести. И я не думаю, что ее можно назвать чистой.
        - Не кажется ли вам, что вы слишком много на себя берете?
        - Как жена старшего по званию офицера я заявляю, что мой поступок продиктован чувством долга. В среде офицеров не должно быть скандалов.
        Гейл сцепила руки:
        - Не вижу, в чем именно состоит проблема, но я не намерена оставаться здесь до возвращения моего мужа. Я уезжаю из Шотландии завтра вечером.
        Лицо миссис Ногтон мгновенно просветлело. Это хорошие новости. Теперь путь для ее малышки Джун расчищен. Никто не будет стоять на дороге ее большой любви.
        - Что ж, очень хорошо. Больше я никому ничего не скажу, - объявила женщина и попыталась улыбнуться Гейл.
        Но девушка не улыбнулась в ответ.
        - Вы старше меня и ваш муж - командир Билла, но это не дает вам права вмешиваться в мои личные дела. И не стоит проявлять такое рвение в том, о чем вы не имеете ни малейшего представления. Если я несколько груба с вами, сожалею. Но вы сами на это напросились.
        Лицо миссис Ногтон превратилось в маску.
        - Вы слишком молоды, дорогая, - сказала она. - Вы не жили в армии так долго, как я. Полагаю, со временем вы научитесь вести себя достойно. Как следует жене офицера.
        Бросив в лицо девушки это последнее оскорбление, женщина повернулась и гордой походкой вышла из комнаты.
        Гейл задрожала, чувствуя, что ее нервы вот-вот сдадут и у нее начнется истерика. Слишком много неприятностей обрушилось на нее сегодня. И еще больше проблем поджидают ее в будущем. Но как смеет миссис Ногтон так вести себя? Старая сводница!
        Как она смеет? Она ведь ничего не знает! И никто ничего не знает об этом! Никто не знает, что они с Яном принадлежат друг другу уже несколько лет. Все случилось еще задолго до появления в ее жизни Билла.
        Гейл даже не прикоснулась к своему ужину. Она составила текст телеграммы, где просила отца встретить ее у поезда. В Кингстоне придется все время разыгрывать из себя счастливую молодую жену.



        Глава 14

        Мистер Патнер помог Гейл выбраться из машины. Она обхватила его за шею с одной стороны, а с другой - мать и таким образом смогла допрыгать на одной ноге до дома. Все были так счастливы видеть ее, что сначала не заметили перемены в ее настроении.
        От счастья у девушки на глазах появились слезы. Дома ее ждал сюрприз - неожиданно приехал Крис. Двое детей Патнеров собрались вместе. Гейл - со своей щиколоткой, ее брат - с подбитым глазом. Хотя сейчас гематома почти рассосалась и он чувствовал себя превосходно.
        Вся семья сразу же собралась за столом. Они весело шутили, обменивались новостями. Не было только Перчинки. Она должна была приехать лишь к Рождеству.
        Миссис Патнер вдруг внимательно посмотрела на свою старшую дочь и испытала нечто похожее на шок. Боже, как она похудела! Одни глаза остались. Скулы заострились, и в лице появилась какая-то тревога. Только однажды в жизни она видела Гейл в таком состоянии. Три года назад, когда дочь вернулась из Франции.
        Но что же случилось с ней сейчас? Когда они с Биллом уезжали из Кингстона, девочка выглядела вполне довольной и счастливой. И письма от нее приходили веселые и полные оптимизма. Возможно, ей просто казалось так, подумала миссис Патнер. Дети всегда говорили ей, что она беспокоится по пустякам.
        Вдруг отец повторил в точности ее мысли:
        - Похоже, пребывание в Шотландии не пошло тебе на пользу, дорогая, - обратился он к Гейл. - Ты неважно выглядишь.
        - У меня создалось точно такое же впечатление, - согласилась миссис Патнер.
        - Нам лучше вместе отправиться в больницу и сыграть на пару в ящик, - засмеялся Крис и подмигнул сестре своим здоровым глазом.
        Девушка, чувствуя на себе внимание всей семьи, постаралась превратить все в шутку, но выражение ее лица выдавало боль, которую она испытывала.
        Какое облегчение, что она все-таки уехала из Лох-Касла и вернулась домой. Теперь, рядом с матерью, отцом и братом, она чувствовала себя гораздо лучше. И здесь не было Билла. Но в то же время не было и Яна. Внутри нее разрасталась боль, напоминавшая агонию, которая оказалась во много раз сильнее того чувства, что она испытала, покинув Францию.
        Она попрощалась с Яном, как и в первый раз. Навсегда. Больше ждать нечего. Но сейчас дело осложнялось тем, что у нее есть муж, перед которым ей придется отвечать за свое поведение. Что-то объяснять.
        Гейл знала, что Ян хотел проводить ее и посадить на поезд, но не посмел из-за миссис Ногтон и общественного мнения. В вагоне девушка нашла маленькую записку от него:



«Береги себя и будь счастлива. Я буду скучать по тебе.

    Ян».
        Он будет скучать по ней! Боже, а как она будет тосковать без него. Но что пользы продолжать это мучение. Они оба знают, что выхода из этой ситуации не существует.
        После завтрака Гейл прилегла в своей комнате, а миссис Патнер стала разбирать ее вещи и рассказывать о всяких пустяках, которые, как ей казалось, могли заинтересовать дочь.
        - Сейчас все так изменилось, - вздохнула миссис Патнер и добавила: - Знаешь, мы часто встречаем мать Билла. Однажды я даже к ней зашла. Очень ее жаль, Билл не написал ей ни одного письма.
        - Билл не любит писать, - ответила Гейл.
        - Мне кажется, Билл просто очень избалованный человек, - заявила миссис Патнер. Затем пристально посмотрела на Гейл. - Послушай, дорогая, ты знаешь, я никогда не задаю вопросов, но ты неважно выглядишь. Что-то случилось? Ты несчастна? Ты разочарована своим браком?
        Повисла пауза. Казалось, Гейл никогда не заговорит. Ее сердце оглушительно стучало внутри хрупкого тела. Как ей хотелось броситься в объятия к своей матери и рассказать ей всю правду. О Яне, о той страшной ошибке, которую она совершила, выйдя замуж за Билла. Возможно, ей станет легче, если она поделится с кем-нибудь своей бедой. Но такое поведение слишком эгоистично. Кроме того, мать будет неприятно поражена поведением дочери во Франции. А как она сможет все понять, если выпустит из рассказа этот самый важный эпизод - ключ к пониманию всей ситуации? Пожалуй, лучше не доставлять лишних проблем своим родителям. И девушка засмеялась. Несколько принужденно.
        - Что ты, дорогая. Мы с Биллом очень счастливы. Все дело в том, что я упала с лестницы и плохо чувствовала себя несколько дней. Вот и все.
        Миссис Патнер продолжала распаковывать ее вещи. Она не слишком-то поверила дочери, но не стала дальше ее расспрашивать.
        - Мне придется сегодня прогуляться и зайти к миссис Кардью, - добавила девушка.
        Вскоре мать спустилась вниз, чтобы заняться своими домашними делами. В комнату Гейл зашел Крис. Он осторожно присел на ее кровать и обожающим взглядом стал смотреть на свою сестру.
        - Чертовски рад тебя видеть, Рыбья Мордочка, - сказал мальчик.
        У нее на сердце сразу потеплело. Ее никогда так не называли дома, но таким способом Крис пытался выразить свою любовь к ней. И хотя ему только шестнадцать, они с Гейл отлично понимали друг друга. Девушка вдруг решила, что может поговорить обо всем со своим братом. Он может посочувствовать, но эта история не разобьет ему сердце. И девушка заговорила о Билле.
        - Не женись слишком молодым, Крис, - с горечью сказала она. - И постарайся не ошибиться в своем выборе.
        Крис поставил ноги вместе и засунул руки в карманы пиджака:
        - Похоже, Билл тебе уже не так нравится, как раньше, Рыбья Мордочка?
        Гейл прикусила губу:
        - Наверное, говорить это не слишком хорошо с моей стороны, но я несчастлива, Крис. Я несчастлива.
        - Я так и знал! Я знал! Ты совершила просто идиотский поступок, выйдя замуж за Билла. Я всегда его ненавидел. Зачем ты это сделала?
        Из ее глаз брызнули слезы. Гейл быстро прикрыла руками свое лицо. Ей было неловко перед братом, но она не могла контролировать себя.
        - Не знаю, не знаю, Крис. Не знаю, что на меня нашло. Он постоянно вертелся около меня. И все время предлагал выйти за него замуж. Мне казалось, что он очень любит меня. А потом началась война. Я боялась, что он отправится на фронт, что он может погибнуть…
        - А вместо этого он шастает по Лондону, швыряет деньги направо и налево и целует ручки красивым блондинкам в ресторанах, - сквозь зубы проговорил Крис. - Черт бы его побрал!
        Гейл мгновенно перестала плакать. Она широко открыла свои глаза и уставилась на брата. Он смотрел в сторону, его лицо и шея сильно покраснели.
        - Крис, о чем ты говоришь?
        - Я не собирался тебе рассказывать. Но я все время об этом думаю и расстраиваюсь.
        - О чем? О чем ты думаешь? Что ты знаешь о Билле?
        - Гораздо больше, чем он может себе представить. Я никому не рассказывал. Родители тоже не знают. И если бы ты была счастлива с ним, то скрыл бы правду и от тебя. Но теперь я знаю, что ты несчастна, поэтому не вижу причин, чтобы не рассказать тебе обо всем. Я не сомневаюсь в том, что он хороший офицер, но во всем остальном - просто свинья.
        - Крис, немедленно говори.
        Мальчишка сообщил сестре все, что знал. Как встретил Билла в ресторане с девушкой. Муж Гейл сидел к входу спиной, поэтому не заметил Криса, да и вообще был так увлечен разговором, что не обращал внимания ни на кого вокруг.
        - Он явно с ней заигрывал, - с отвращением закончил Крис.
        Гейл молча села в кровати, внезапно почувствовав, что замерзла. Затем очень тихо попросила брата:
        - Не мог бы ты описать ту девушку в ресторане?
        Крис очень по-мальчишески обрисовал портрет незнакомки.
        - Очень красивая и все такое. Я видел ее только в профиль. Настоящая кинозвезда. С золотистыми локонами на плечах. Огромные глазищи и все такое. Меня от таких тошнит.
        Гейл сдержанно рассмеялась. Описание не оставляло сомнений - это была Джун Ногтон. Гейл тоже почувствовала отвращение. Возможно, в этом и нет ничего страшного, тем не менее Билл даже не упомянул об этой встрече.
        Девушка еще раз обдумала эту ситуацию. Возможно, это какие-то происки Джун. Она весьма изобретательна. То же самое оружие она пыталась пустить и против Яна.
        Несмотря на то что Гейл не нравилась Джун, она, тем не менее, испытывала жалость к этой женщине. И еще ей было жалко старого майора, отца Джун. Он очень огорчится, если узнает, как ведет себя его дочь.
        Гейл не ревновала своего мужа к мисс Ногтон. Просто ей была неприятна мысль о том, что Билл притворяется. С одной стороны, он все время говорит ей о любви, а с другой - проводит время в обществе другой женщины.
        Она не любила своего мужа, а теперь потеряла даже уважение. Какое право он имеет так вести себя?
        - Жаль, что ты не можешь как-то выпутаться из этого брака, - сказал Крис. - Он не достоин тебя.
        Гейл промолчала. Затем снова закрыла лицо руками и подумала, что могла бы принадлежать Яну, быть его женой. Если бы только смогла как-то выпутаться из этой ситуации.



        Глава 15

        Крис с жалостью смотрел на сестру. Несмотря на свой юный возраст, он понимал, какие она сейчас испытывает чувства. Эта история с мужем Гейл вызывала у него отвращение. Он сожалел о том, что сестра вышла замуж за этого негодяя. Билл никогда не вызывал симпатии у Криса. Он пытался всех учить жизни. Разумеется, Кардью пытался снискать расположение их родителей и всегда был с ними любезен. А Перчинке всегда носил всякие сладости. Он мог нравиться людям, если хотел этого. Поэтому нетрудно догадаться, что Билл производил неизгладимое впечатление на девушек. Во-первых, нельзя отрицать его внешней привлекательности, а во-вторых - он просто источал нечто такое, что можно было бы охарактеризовать как чувство превосходства, мужественность, непоколебимую уверенность во всем, что он делал. Но это оказалась всего лишь маска, под которой скрывался мелкий и ничтожный человечек. Крис подсознательно всегда ощущал это. А теперь знал наверняка.
        Гейл тяжело вздохнула и опустила руки.
        - Что ж, Крис, - безразличным голосом проговорила она, - нет смысла плакать из-за этого. Он нравился мне, когда я выходила за него замуж, и я не знаю, что теперь делать. О разводе не может быть и речи. Я не думаю, что Билл… изменил мне. - Ее щеки порозовели, и она подняла глаза на брата. - Джун Ногтон приличная девушка…
        - Так все думают, - глухо проговорил Крис. - Но разве может приличная девушка путаться с чужим мужем?
        - Ты прав, дорогой, и мне очень приятно, что ты это так ощущаешь, - сказала Гейл.
        Она снова вздохнула и погрузилась в свои печальные мысли. Что бы подумал ее брат, расскажи она о Яне? Ведь все было так давно, а теперь они просто боролись со своими чувствами. Она не чувствовала за собой вины.
        - Его надо проучить. Скажи ему, что ты все знаешь, и это развяжет тебе руки, - предложил Крис.
        Гейл рассмеялась:
        - Дорогой, ведь у меня нет доказательств. Но даже если бы они были, если бы я вошла в комнату и обнаружила Джун в объятиях Билла, то и тогда бы я не смогла бы уйти от него. Я не святая, но я уважаю Билла за то, что он служит родине, что он хороший солдат. Я должна поддерживать его в этом, а не доставлять ему неприятности.
        - Но ты ведь скажешь ему, что мы знаем о той девушке?
        Гейл вздохнула:
        - Возможно. Посмотрим. Но что бы ни случилось, мне не хочется, чтобы отец и мама знали об этом. Не стоит знать об этом и его матери. Пусть находится в приятном заблуждении, что ее сын - ангел.
        - Ну, ты даешь, Рыбья Мордочка! Ты слишком хорошая, слишком добрая и великодушная!
        - Не стоит, дорогой! - прервала его Гейл. - Нет смысла ругать Билла. Он мой муж, и я должна постараться найти в себе силы, чтобы уважать его и любить.
        - Давай поговорим о чем-нибудь более приятном, - грустно проговорил Крис и стал рассказывать сестре о своей школе.
        Гейл не прерывала брата, но ее мысли были далеко отсюда. Они снова вернулись к Эдинбургу и Яну.
        Когда Крис собрался уходить, девушка попросила его вести себя таким образом, чтобы ни мать, ни отец не догадались о ее размолвке с Биллом.
        Весь оставшийся день прошел спокойно. Гейл наслаждалась тем, что снова находится в родных стенах. К ней заходили ее старые друзья, жившие неподалеку. Затем пришел доктор, который осмотрел ее щиколотку и сообщил, что все в порядке и Гейл очень скоро сможет бегать.
        Неприятным эпизодом стало лишь появление старой миссис Кардью в доме Патнеров. Она интересовалась любой мелочью, касавшейся ее сына и его жизни в Эдинбурге.
        Ей было приятно услышать, что Билла направили на очень важную работу в другой город.
        - Я всегда знала, что Билла обязательно заметят. Он был рожден для чего-то особенного, - сказала она с радостной улыбкой. - Полагаю, вы, милочка, очень гордитесь им.
        - Ну, разумеется, - ответила Гейл.
        Но на самом деле девушка думала, что все это фарс. Как бедная женщина была бы разочарована, узнай она правду. Сын всегда пренебрегал ею. Он не удосужился написать ей ни одного письма. Билл даже не хотел читать ее письма: «Опять послание от матери. Какая скукотища…»
        Говорят, что сын будет обращаться со своей женой так, как он обращается со своей матерью. Как все же глупо она поступила, выйдя замуж за Билла.
        Но несчастной старухе Гейл очень подробно рассказала обо всем, что касалось ее сына. И миссис Кардью ушла гордая и счастливая. В этот вечер девушка решила написать Биллу письмо, спокойное и доброе, словно ничего не случилось.
        Она могла бы написать ему о том, что знает о его встрече с Джун Ногтон в ресторане. Можно было бы использовать это как рычаг воздействия на Билла, чтобы он поумерил свою подозрительность, ревность и собственнические инстинкты по отношению к ней. Но ей не хотелось прибегать к таким методам. Это лишь усилит неприятную атмосферу в их взаимоотношениях. Кроме того, она сама находилась в уязвимом положении. В замке назревал скандал, касавшийся ее и Яна Далмиера. Нельзя допустить, чтобы вся эта грязь запачкала Яна.
        Вечером, на второй день пребывания Гейл дома, из Абердина позвонил Билл и сообщил, что возвращается в Лох-Касл.
        - Как обычно случается в армии, в штабе поменяли решение без всякого предупреждения, - проворчал он. - То дело, в котором мне предстояло участвовать, находится еще в стадии разработки, и бригада еще не готова к его осуществлению. Завтра я возвращаюсь в Эдинбург. Тебе тоже лучше вернуться.
        Ее сердце дрогнуло. Она не сразу нашлась что ответить. Меньше всего на свете ей хотелось возвращаться обратно в Лох-Касл к Биллу. Ее нервы были на пределе, и она не чувствовала в себе сил, чтобы снова совершить такое долгое и утомительное путешествие. Неужели она не может пожить дома хотя бы неделю. Ведь мама так расстроится. Они наметили столько всего на ближайший уик-энд. Собирались съездить к Перчинке.
        Но больше всего Гейл не хотела возвращаться в Эдинбург из-за Яна. Снова подвергаться этой пытке. Жить с любимым человеком под одной крышей и принадлежать другому! Кроме того, миссис Ногтон явно нагнетала обстановку и в воздухе витало предчувствие скандала. И Джун была все еще там. Как Билл будет вести себя с ней?
        - Алло, алло! - настойчиво прозвучал голос Билла. - Ты слышишь меня?
        - Да, да.
        - Тогда приезжай завтра. С ума схожу, так мне хочется тебя видеть.
        Она сжала зубы. Гейл знала цену его словам. Подумала о Джун и сразу почувствовала легкую тошноту. Затем сказала:
        - Если ты не возражаешь, Билл, то я бы предпочла остаться дома до понедельника. Я неважно себя чувствую.
        Билл проговорил еще три минуты, в течение которых он выражал свое разочарование. Его огорчало не столько недомогание Гейл, сколько отсутствие жены в замке в тот момент, когда он вернется туда. Билл не любил скучать в одиночестве. Ведь он не догадывался, что в это время в Лох-Касл была Джун Ногтон. Но Гейл решительно отказалась немедленно возвращаться, и ее мужу пришлось с этим смириться.
        Затем Билл рассказал жене последние новости.
        - Я только что разговаривал с бригадным майором в замке. Там заварушка. Наш доблестный хозяин Ян Далмиер отправился в Лондон в министерство военных дел.
        Гейл почувствовала, как кровь прилила к вискам, а потом ей внезапно стало холодно. Ян здесь, в Лондоне, так близко.
        Стараясь говорить спокойно, девушка вежливо поинтересовалась:
        - И надолго?
        - Да нет, не думаю. Всего лишь временная работа. Полагаю, он вернется так же быстро, как и я.
        Затем раздались три предупредительных гудка, и Билл сообщил, что больше не может разговаривать - слишком дорого. Он пообещал написать ей письмо.
        Гейл по-прежнему перед родителями разыгрывала роль счастливой молодой жены. Весь вечер все шутили и веселились как обычно, а затем Гейл помогли подняться в ее комнату. Крис выглядел немного грустным - окулист сообщил, что мальчик может возвращаться в школу, так как с его глазом все в порядке. Он взял обещание с сестры, что она будет часто писать ему и держать в курсе событий.
        Ей очень хотелось рассказать своему младшему брату о Яне. Но Гейл не могла, просто не могла с кем-либо поделиться своей тайной. Жаль! Крису очень бы понравился Ян.
        Оставшись одна, девушка сразу вернулась в своих мыслях к человеку, которого любила. Сейчас он был так близко от нее… И так далеко… Гейл даже не знала, где он остановился. Возможно, даже к лучшему, что он задержится на какое-то время в Лондоне, так ей будет легче вернуться в Лох-Касл.
        Она закрыла глаза и стала представлять, как Ян идет по улице.
        Затем Гейл начала тихо молиться:
        - Спаси, Боже, моего дорогого Яна. Что бы ни случилось в мире, пусть у него все будет хорошо!



        Глава 16

        Первым делом, вернувшись в замок, мистер Билл Кардью постарался встретиться с женой майора. Несмотря на попытки Гейл погасить его подозрительность, он не забыл ни одного слова, сказанного миссис Ногтон. Перед ужином он постучался в дверь гостиной своего командира, надеясь, что ему удастся поговорить с Джин.
        Она смущенно рассказала Биллу все, что знала. Джин Ногтон принадлежала к числу людей, которые сначала действовали, а потом думали. Но, подумав, сразу же остывали и были готовы пойти на уступки и компромиссы. Она уже успела пожалеть, что вмешалась в отношения мужа и жены. Это казалось совершенно бесполезным и бессмысленным, особенно сейчас, когда Гейл покинула замок, а вслед за ней неожиданно отбыл и капитан Далмиер. Бедняжке Джун придется похоронить свои надежды и вернуться в Англию.
        Поэтому сейчас, когда Билл собрался поговорить с миссис Ногтон, ей совсем не хотелось обострять ситуацию.
        - Возможно, я была не права, сказав, что вам лучше не оставлять свою милую жену здесь одну, без присмотра, - как можно дружелюбнее проговорила она. - Но ведь вы и сами прекрасно понимаете, что могут появиться проблемы, если молодая и привлекательная женщина находится среди такого большого количества холостых мужчин, - закончила со смехом миссис Ногтон.
        Биллу хотелось ответить что-нибудь грубое, оскорбить женщину, назвать ее старой сплетницей, но он не посмел. Ведь она - жена его начальника и мать Джун. А впрочем, все даже к лучшему. Если есть в чем упрекнуть Гейл, значит, у него есть оправдание - он то и дело мыслями возвращался к Джун. Мысль о том, что девушка сейчас находится в замке, заставляла его трепетать.
        Когда дверь смежной комнаты распахнулась и на пороге появилась Джун, молодой человек тут же забыл о Гейл. Он был просто потрясен, точно так же, как и в ту ночь, когда познакомился с девушкой на вечеринке. Ее наряд отличался одновременно простотой и элегантностью. Широкий пояс подчеркивал узкую талию. Она протянула ему свою руку, и Билл услышал знакомое позвякивание браслетов. Джун скромно потупила глаза:
        - Как приятно увидеть вас снова, мистер Кардью.
        Он ответил ей с подобающей случаю вежливостью. Но как только миссис Ногтон вышла из комнаты, девушка тут же оказалась рядом с Биллом, положила руки ему на плечи и поцеловала его.
        - Я боялась, что мы не увидимся. Когда я приехала в замок, мне сказали, что тебя здесь не будет целых три недели, - промурлыкала Джун.
        Он положил свои руки на ее ладони, но боязливо оглянулся назад. Ему так хотелось обнять ее, как тогда в машине в Лондоне. Билл чувствовал ее возбуждение. Маленькая ведьма! Но им следовало вести себя осторожнее здесь, в замке. Без сомнения, ему не поздоровится, если миссис Ногтон застукает их вместе. Работа и положение в армии заставляли Билла вести себя благоразумно.
        - Разве ты не собираешься поцеловать меня? - прошептала девушка.
        Она решила продолжить свою любовную связь с Биллом. С Яном ничего не вышло - хозяин замка оказался слишком высокомерным. А все остальные офицеры казались ей скучными. В Билле же было что-то, что возбуждало ее.
        - Разумеется, я очень этого хочу. Но мы должны быть осторожными, дорогая. Где твой отец?
        - Внизу. Я услышу его, когда он будет идти по коридору.
        Молодой человек торопливо поцеловал девушку. Она была разочарована - слишком быстро и небрежно. Затем Билл достал носовой платок и тщательно вытер им свои губы. Затем подошел к зеркалу, чтобы убедиться, что на лице у него не осталось следов красной губной помады.
        - Какой ты жадина, - обиженным голосом проворковала она.
        Билл схватил ее за запястье и улыбнулся:
        - Маленькая бестия, ты хорошо знаешь, что я к тебе чувствую. Но мы не должны терять головы. Мы найдем способ встречаться где-нибудь за пределами замка.
        Позвякивая браслетами, Джун подняла руки вверх и глубоко вздохнула:
        - Ловлю на слове.
        - У нас будет возможность, - быстро проговорил он. - Гейл из-за своей ноги поживет еще какое-то время в Лондоне.
        - Сознайся, ведь меня ты любишь больше.
        Внезапно в коридоре послышались шаги, и это избавило Билла от необходимости лгать. Джун быстро налила в бокалы шерри. Когда в комнату вошел майор, молодой человек был уже на безопасном расстоянии от его дочери с бокалом вина в руках. И мужчины сразу же заговорили о работе. Бросая иногда украдкой взгляды на девушку, Билл думал о том, что не станет терять из-за нее голову. Надо быть очень осторожным, иначе можно потерять и свою работу, и уважение младших офицеров. Тем не менее молодой человек с радостью думал о предстоящих встречах с Джун и очень надеялся, что Гейл задержится еще на недельку.
        Когда на следующий день он позвонил жене, девушка была очень удивлена переменой настроения Билла. Он проявил удивительную заботу и внимание, что было совершенно нехарактерно для него.
        - Я подумал, дорогая, что тебе лучше остаться в Кингстоне до тех пор, пока ты окончательно не поправишься.
        Гейл почувствовала облегчение и тут же упрекнула себя в этом.
        - Хорошо, милый. Надеюсь, ты не будешь чувствовать себя слишком одиноким в замке, - вежливо ответила она.
        Билл уверил ее, что все хорошо и он спокойно дождется ее приезда.
        Примерно через час после звонка мужа Гейл вдруг поняла, чем объясняется его предусмотрительность и забота.

«Какая же я глупая, - подумала Гейл. - Ну, конечно, ведь в замке Джун Ногтон».
        Именно поэтому Билл не хотел, чтобы она возвращалась туда. Крис не преувеличивал, когда рассказывал о Билле и Джун. У них действительно любовная связь.
        Гейл боролась с собой, размышляя, что же ей теперь делать. Она все-таки решила остаться со своими родителями, ведь возвращаться в замок у нее не было ни малейшего желания. Это настоящее лицемерие принимать любовь и поцелуи мужа, если она теперь знает, что Билл завел интрижку с другой женщиной.
        На следующий день Билл позвонил снова и опять просил ее не торопиться приезжать. Ей следовало сначала поправиться, а затем отправляться в такую дальнюю поездку. Гейл едва сдержала себя, чтобы не выложить сразу все, что она знала о нем и о Джун. Но разве она имеет право осуждать мужа? Ведь сама она любила Яна. Но ее любовь и чувство Билла к Джун две совсем разные вещи.
        В конце концов девушка все же решила вернуться в замок и спасти своего мужа из того глупого положения, в которое он попал. Щиколотка почти прошла, и можно было уже надевать на ногу обувь. Ей необходимо во что бы то ни стало вернуться в Эдинбург.


        Родители и Крис проводили Гейл до станции.
        Миссис Патнер очень беспокоилась о своей дочери. На прощание она крепко обняла дочь и нежно сказала:
        - Береги себя, дорогая. Пиши нам почаще и будь счастлива.
        - О, я очень счастлива, - стараясь придать своему голосу веселые ноты, ответила Гейл.
        И вот она снова в поезде. Девушка присела на свою полку и сняла перчатки. Вздохнула.
        Снова в Шотландию! Снова к Биллу! Но ради всех, ради своих родителей она должна попытаться быть счастливой. Она не позволит своему браку превратиться в ежедневный кошмар.
        Недавно Гейл попрощалась с Яном и уехала от него за сотни миль. Теперь она снова оставила его в Лондоне. Своего дорогого Яна. У него сейчас дела в министерстве обороны. Он занят, и у него слишком мало времени, чтобы думать о чем-то кроме работы. Мужчины устроены совсем не так, как женщины. Они не позволяют своим эмоциям мешать работе.
        А сейчас ей необходимо хорошо выспаться. Завтра утром она уже будет в Эдинбурге. Девушка послала своему мужу телеграмму, чтобы он ее встретил на машине и отвез в замок. Интересно, размышляла Гейл, как они там поживают. Уехала ли Джун или она все еще в замке?

«Когда вернусь, - сказала себе девушка, - то обязательно выведу сеттеров на прогулку. И как бы то ни было, не так уж и плохо снова вернуться в дом Яна».
        Дверь ее спального купе слегка приоткрылась, и в щели показалась голова кондуктора, который вежливо поинтересовался, все ли необходимое есть у мадам, и пообещал завтра утром принести чашку чая.
        Гейл продолжала сидеть на своей постели. Затем она посмотрела на себя в маленькое зеркальце и расчесала свои густые каштановые волосы.
        - Надеюсь, они не поредеют, иначе я буду похожа на старую ведьму, - проговорила она вслух.
        Девушка поднялась со своего места, собираясь закрыть дверь. В коридоре слышался гул голосов - пассажиры расходились по своим купе. Вдруг неожиданно с ней поравнялся высокий мужчина в шотландской шапочке. Ее сердце оглушительно застучало.
        - Ян! - выдохнула она.
        Лицо капитана Далмиера сделалось пунцово-красным.
        - Боже! Гейл! - воскликнул он. - Кого-кого, а уж тебя я никак не ожидал встретить здесь.



        Глава 17

        Она снова отступила назад в свое купе.
        - Боже! - растерянно проговорила она. - Судьба постоянно сводит нас вместе, Ян! Я полагала, что ты сейчас находишься в Лондоне и спокойно работаешь в министерстве.
        Поезд неожиданно дернулся, и Ян, чтобы не упасть, уперся рукой в дверной косяк.
        - Так и было. Но я уже закончил свою работу, а теперь возвращаюсь в замок.
        - И мы оба выбрали именно сегодняшний день, чтобы вернуться в Шотландию! - со смехом проговорила девушка.
        Гейл испытала настоящее потрясение. Она вдруг ощутила прилив дикого счастья оттого, что могла видеть и слышать Яна.
        Ян смотрел на нее, понимая, что и сам безмерно рад этой встрече.
        Свои чувства он попытался скрыть под маской наигранной веселости.
        - Какая удача для миссис Ногтон! Капитан Далмиер и миссис Кардью ехали вместе на одном поезде. Это не случайное совпадение. О нет! Совсем нет. Они спланировали все это заранее.
        Ян засмеялся. Гейл тоже.
        - Молчи! - запротестовала Гейл. - Кровь в моих жилах стынет только от одной мысли о том, что может сочинить миссис Ногтон, узнай она об этом.
        Ян вошел в купе Гейл, чтобы пропустить спешащего по коридору кондуктора.
        - О да, пожалуйста, ты можешь войти. Только не закрывай дверь.
        Молодой человек присел на краю кровати и засунул руку в карман, чтобы найти сигареты.
        - Вот, пожалуйста, мои, - проговорила она и протянула Яну свой изящный портсигар.
        Он снял свою шапочку с лентами и потер пальцами эмалевую крышку:
        - Этой вещицы у тебя не было тогда в Париже.
        - Я тогда не курила.
        - Ты была настоящим ребенком.
        - Скорее, маленькой идиоткой, Ян.
        Он заморгал:
        - Не говори так, а то я подумаю, что ты сожалеешь обо всем, что было с нами.
        - Нет, что ты! Я никогда не жалела об этом и никогда не буду. Это было прекрасно. Я сожалею лишь о том, что случилось позже.
        Прикурив сигарету, молодой человек вдруг сказал:
        - Понимаешь, Гейл, теперь наши отношения станут темой для сплетен. Назревает настоящий скандал.
        - Да, это слишком несправедливо.
        - И все из-за того, что Джун видела, как я выходил из твоей комнаты, - тихо проговорил он. - Это я во всем виноват. Меня убить за это мало.
        Гейл пристально посмотрела на его точеный профиль:
        - Единственное, что меня беспокоит, так это то, что твое имя будет замешано в грязных сплетнях, Ян.
        - Дорогая, какое это имеет значение! Стоит волноваться только из-за твоей репутации!
        - Но я беспокоюсь за тебя, - проговорила она.
        - Кардью встретит тебя?
        - Я послала ему телеграмму.
        - Черт возьми! - тихо сказал Ян.
        Гейл пожала плечами:
        - Все бесполезно. Как бы мы ни старались, все равно создается впечатление, что мы участники заговора. И в то же время, если бы между нами что-то было, разве стали бы мы покупать билет на один и тот же поезд? Это, без сомнения, сразу же обратило бы на себя внимание.
        Он затянулся сигаретой:
        - Хотел бы я сказать, что чужое мнение меня не волнует ни в малейшей степени. Но при наших обстоятельствах… Получается, что мы вынуждены соизмерять свои действия с мнением миссис Ногтон?
        - Разумеется, нет, - сказала Гейл. - Ты не знаешь, что она сделала до моего отъезда из замка? Она говорила с Биллом по телефону.
        - Да? Интересно, о чем же?
        Гейл пересказала всю историю с начала до конца. Ян сильно побледнел.
        - Какая бестактность вмешиваться в чужие дела!
        - Но она не упомянула твое имя, - сообщила Гейл.
        - Ей пришлось бы отвечать передо мной за свои действия, - сквозь зубы проговорил Ян. - Если она снова станет совать свой нос в наши дела и распускать свои сплетни, мне придется вмешаться в это дело. Я скажу бригадиру, что больше не могу предоставлять свой замок для проживания в нем офицеров. Я ему уже и раньше говорил, что его идея привезти сюда жен не слишком хороша. Но он настоял на своем, старый дурак. Этому закоренелому холостяку все женщины кажутся ангелами.
        - Да уж, миссис Ногтон никак не отнесешь к небожителям.
        Ян с нежностью посмотрел на девушку:
        - Ты знаешь, что я думаю о тебе, дорогая. Но такие женщины, как миссис Ногтон, порой могут принести много вреда, если они руководствуются ревностью и желанием посплетничать.
        - И что же мы будем делать? - спросила Гейл.
        - Ничего. Ты говоришь, что твой… что Кардью встретит тебя. Что ж, сделаем вид, что наша встреча лишь результат случайного совпадения. И спокойно втроем вернемся в замок, И если миссис Ногтон снова попытается вмешиваться, клянусь Богом, я просто попрошу всех выехать из Лох-Касла.
        Гейл вздохнула:
        - О, Ян, могу себе представить, как там было красиво и спокойно, пока армейское подразделение не переехало туда!
        - Да, ты права. - Он посмотрел на ногу Гейл и спросил: - Как твоя щиколотка?
        - Гораздо лучше. Почти уже не хромаю.
        Повинуясь внезапному порыву, Ян взял ее руку в свою:
        - Бедняжка! Последнее время жизнь не баловала тебя.
        Она задрожала от его прикосновения и той нежности, которая прозвучала в голосе молодого человека.
        - Да, мне пришлось нелегко, - прошептала девушка.
        - Надеюсь, мы найдем выход из этого запутанного клубка.
        - Мне тоже этого хотелось бы.
        - А пока нам предстоит поучаствовать в шоу, моя дорогая.
        Она кивнула.
        Затем Далмиер с трудом проговорил:
        - Кардью хороший парень.
        Гейл промолчала. Она не могла сказать Яну о Джун. Стоит ли ему знать правду о том, что ее муж вовсе уж не такой хороший парень, каким он казался всем окружающим. Ее признание лишь осложнит дело и заставит Яна еще больше волноваться о ней. У него серьезная работа, и личные проблемы не должны отвлекать его от исполнения долга.
        Их глаза встретились. Никто не проронил ни слова, но слова были и не нужны. Его пальцы сжали ее руку так сильно, что Гейл даже почувствовала боль. Она хорошо знала, о чем сейчас думал Ян. Девушка испытывала подобное желание. Ей очень хотелось, чтобы он сейчас остался с ней, сидел бы вот так, разговаривал, чтобы всю дорогу они были бы рядом. Ни кто не знает, что уготовила им жизнь. А они так страстно, так отчаянно любили друг друга. Они не могли терять ни минуты.
        Напряжение между ними становилось подобно электрическому полю. Гейл почувствовала, как у нее начала кружиться голова. Она побледнела, и Ян сказал:
        - Дорогая, с тобой все в порядке?
        Она кивнула и улыбнулась:
        - Да. Тебе, наверное, нужно идти.
        - Да. - Ян встал.
        Она молча смотрела на него. Казалось, этот высокий красивый мужчина заполнил собой все пространство в маленьком купе. Она обожала его.
        - Спокойной ночи, Ян, - сказала она. - А теперь, пожалуйста, иди.
        Ян надел свою шапочку:
        - Ты права.
        Он не посмел прикоснуться к ней. Повернулся и быстро вышел из купе. Гейл тяжело опустилась на кровать. Боже! Она ощутила, как сильно устала. Просто истощена. И физически, и морально. Ей казалось, что никакой надежды нет.



        Глава 18

        Билл Кардью, застегнув на все пуговицы свою шинель и сунув руки в карманы, прохаживался вдоль платформы Вэйверли-Стейшн в ожидании своей жены.
        Утро выдалось необыкновенно холодное, и в половине восьмого утра было все еще темно. Не самое подходящее время, чтобы находиться в приподнятом настроении. Билл выглядел мрачным и озабоченным.
        Что-то поменялось в его сознании по отношению к Гейл. На смену слепому обожанию, которое он испытывал к ней в Кингстоне, пришло сомнение и разочарование. Он вдруг понял, что все тепло, на котором держались их семейные отношения, исходило лишь от него. Сейчас он испытывал очень сильное желание подчинить Гейл своей воле. Билл Кардью не станет рабом ни одной женщины.
        Кроме всего прочего, в его жизнь вошла Джун. Они вместе гуляли, целовались, разговаривали. Похоже, девушка действительно влюбилась в него. Она рассказала ему о своих подозрениях насчет Гейл. Разумеется, Билл встал на защиту своей жены, но в его душу все же закралось сомнение. И слова Джун не забылись. Что ж, теперь он будет настороже, и вряд ли Гейл удастся снова провести его.
        Именно в таком настроении встречал Билл свою жену на станции.
        Гейл совершенно не подозревала о произошедшей перемене в настроении мужа и уже издали помахала ему рукой. Девушка широко улыбнулась Биллу, пытаясь отыскать в своей душе хотя бы маленькую частичку тепла и нежности для мужа.
        - Привет, Билли! - воскликнула она и приподнялась на цыпочки, чтобы поцеловать его.
        Он слегка потерся щеточкой своих усов о ее щеку. В его голубых глазах застыло мрачное выражение.
        - О! Привет! Не самое подходящее время, чтобы кого-нибудь встречать. Я уже даже успел замерзнуть. Давай сюда свой чемодан.
        Гейл сразу поняла, что Билл в плохом настроении.
        Неподалеку стояла одна из машин Далмиера, которая должна была доставить их в замок. Водитель сделал шаг вперед и взял у Билла чемодан. Билл оглянулся назад и вдруг удивленно вскрикнул:
        - Боже Праведный! Это же Далмиер!
        - Да, мы ехали в одном поезде, - напряженно сказала Гейл.
        - О! - многозначительно воскликнул он.
        Кардью подумал, что стоит вести себя с ним полюбезнее. Все-таки Далмиер есть Далмиер. И не стоит об этом забывать. Билл издалека поприветствовал Яна.
        - Как дела, сэр?
        - Спасибо, отлично, - быстро отозвался тот. Он просто не смел поднять глаза на Гейл. - Здесь машина? Очень хорошо. Чем быстрее мы доберемся до замка, тем лучше. Я проголодался, а миссис Кардью, полагаю, не отказалась бы от чашечки горячего кофе или чая.


        Машина медленно набирала скорость. Ян сидел впереди, рядом с шофером, а Гейл и Билл устроились на заднем сиденье. Во время всей поездки никто не проронил ни единого слова.
        Только когда автомобиль затормозил у замка, Ян нарушил молчание:
        - Надеюсь, мы встретимся за завтраком, Кардью. Вы не замерзли, миссис Кардью?
        Такой формальный тон, отчужденный взгляд… Как больно! Но Гейл взяла себя в руки и вежливо ответила:
        - Ничего страшного, я скоро согреюсь.
        И через несколько минут она уже сидела в своей гостиной рядом с мужем. Билл снял шинель, шарф, перчатки и небрежно бросил все на стул. Протянул руки к огню и хмуро взглянул на Гейл:
        - Наконец-то ты вернулась!
        Она попыталась улыбнуться:
        - Да. Прости, что так долго меня не было с тобой рядом. Мамин доктор… ты помнишь старого Томсона… посоветовал мне еще немного отдохнуть. Да и ты сказал мне по телефону, что я могу задержаться.
        - О да, - возразил Билл. - Это вовсе не имеет никакого значения. Поверь, я не тороплюсь встретиться с женой, которая не торопится вернуться домой.
        Она медленно сняла шляпку. Ее сердце превратилось в камень, но она не станет этого показывать. Хотя сейчас стало совершенно ясно, что их встреча не принесет радости им обоим. Билл пытался спровоцировать ее на ссору. Злится, потому что она не торопилась возвращаться домой. Что ж, она попытается до конца исполнить свою роль.
        - Мой дорогой Билли, - непринужденно заговорила она, - не стоит так воспринимать всю ситуацию. Я хотела быстрее вернуться, но моя нога…
        - Что ж, твоя нога - отличное оправдание, - резко бросил он. - Ведь это тебе не помешало броситься в объятия одного из твоих поклонников. Я не знаю, кто он. А вот миссис Ногтон подозревает даже двух сразу! Я вернулся и испортил тебе всю игру.
        Гейл сначала покраснела, а затем кровь отлила от ее лица. Она прямо посмотрела своему мужу в глаза:
        - Ты снова собираешься обсуждать это? Мне казалось, что тема исчерпана.
        - Мы даже и не начали ее обсуждать! Миссис Ногтон обвинила тебя в серьезном проступке. Полагаю, у нее были на то основания. Но ты просто все отрицала.
        - Ты принял мои отрицания.
        - Да, но сейчас я не уверен, что поступил правильно. Ты очень холодно ведешь себя со мной. Даже не даешь мне себя поцеловать. Кто же в таком случае интересует тебя?
        Она почувствовала, что начинает дрожать. Меньше всего на свете Гейл хотелось такой встречи. Стараясь сдерживаться, девушка проговорила:
        - Я не хочу с тобой разговаривать, пока ты пребываешь в таком расположении духа.
        Билл резко обернулся и с силой схватил ее за плечи. Его пальцы впились в ее тело.
        - Хватит болтать всякие глупости. Если и существует мужчина, который привлекает тебя больше, чем я, то потрудись, дорогая, сделать вид, что ты меня хочешь.
        Девушка почувствовала, что попала в пасть чудовища, которая вот-вот захлопнется. Вся ее натура восстала против подобного обращения. У нее в руках было оружие, которое дал ей Крис. Почему бы не использовать его? Почему бы не сказать ему, что она знает о его встречи с Джун в Лондоне. Но чувство собственной вины за любовь к Яну мешало бросить мужу в лицо это обвинение.
        Билл вдруг почувствовал, что больше не хочет Гейл. Его желание прошло. Стоит ли беспокоиться из-за нее, ведь сейчас в замке Джун. Маленькая, хорошенькая Джун, которая хотела его и любила.
        - К черту! - рявкнул молодой человек. - Я не собираюсь умолять тебя о поцелуях. Но я постараюсь найти того, с кем ты тут забавлялась в мое отсутствие.



        Глава 19

        Через минуту Гейл встала со своего места и, прихрамывая, отправилась в спальню. Она была слишком подавлена и огорчена, чтобы что-то ответить своему мужу. Ей совсем не хотелось, чтобы в этой истории всплыло имя Яна.
        Билл пошел за ней в спальню. Гейл пыталась сделать вид, что не замечает его присутствия. Он молча встал у двери и, нахмурив брови, стал наблюдать за девушкой. Она не выспалась ночью и выглядела очень уставшей. Молодой человек смотрел на нее, и жена вдруг показалась ему некрасивой в эту минуту. Джун, такая соблазнительная, теплая, улыбающаяся, без сомнения, привлекала его куда больше. И все же в Гейл было что-то такое, что заставляло его терять голову и приводило в бешенство. Возможно, ее отрешенность, безразличие. Это вывело бы из себя кого угодно. Он знал это точно, и еще он знал, что жена тоже знала об этом. Своим поведением она действовала на него, как красная тряпка на быка.
        Девушка вела себя совершенно спокойно. И еще эта ее вечная аккуратность. Правильность во всем. Из чего она сделана? Из льда или из плоти и крови? Лед предназначался для него. А для кого все остальное? Кто этот мужчина? На кого намекала Джун?
        Вдруг Билл почувствовал, что сейчас задохнется от ярости. Он подошел к Гейл, которая развешивала свои вещи в шкафу, выхватил у нее из рук голубую бархатную пижаму и со злостью бросил ее на пол.
        - Черт возьми, - едва сдерживаясь, проговорил он. - Почему ты все время молчишь? Не нужно разыгрывать тут оскорбленную невинность. Эти штуки со мной не пройдут! Лучше облегчи свою совесть - расскажи мне все как есть. Ну, давай! Кто этот мужчина?
        Ее щеки сделались пунцовыми, а затем через мгновение мертвенно-бледными. Она тихо сказала:
        - Не нужно так вести себя со мной, Билл. Ты пожалеешь об этом. Если ты еще раз сделаешь нечто подобное, я просто соберу чемодан и уеду к родителям.
        Билл сдержался. Сейчас он едва контролировал себя. Гейл была тоже раздражена. Но она не могла позволить мужу одержать над ней верх, сломать ее.
        - Ты очень ошибаешься, если считаешь, что подобными методами сможешь добиться желаемого. - Она утомленно вздохнула, а потом добавила: - Повторяю, я не намерена терпеть это. Чем ты не доволен, Билл? Разве я плохо обращаюсь с тобой?
        Он процедил сквозь зубы:
        - Эта твоя чертова сдержанность. Ты словно съеживаешься, стоит мне до тебя дотронуться. Можно подумать, ты ненавидишь меня. Ведь мы женаты всего несколько месяцев. Когда ты выходила замуж за меня, предполагалось, что ты меня любишь.
        Она прижала свой маленький кулак к груди и почувствовала, как сильно стучит ее сердце. Предполагалось! Но это было правдой! Именно так она сама и думала.
        Задыхаясь, она проговорила:
        - Не стоит так разговаривать друг с другом. Мы слишком все драматизируем. Давай прекратим все это и будем… друзьями.
        - Я не хочу быть твоим другом. Я - муж.
        Она с горечью посмотрела на него.
        - Очень верно подмечено. В этом-то и состоит вся проблема. Ты не хочешь быть моим другом. Ты полагаешь, что муж должен только заниматься любовью со своей женой и воспринимать ее только лишь как домашнюю прислугу. Ты не считаешь, что они должны быть компаньонами. Ты несколько устарел, дорогой Билл! Тебе бы лучше родиться в Викторианскую эпоху.
        - Заткнись! - грубо крикнул он. - Я не собираюсь тратить свое время на споры с тобой. Я уже достаточно наслушался от миссис Ногтон и всяких других, - многозначительно заметил он. - Не думаю, что ты так невинна, какой себя пытаешься представить. Когда ты выходила за меня замуж, я знал, что ты сходишь с ума от любви ко мне. Тогда ты не возражала против моих поцелуев. А сейчас мое место занял кто-то другой. Я узнаю, для кого ты бережешь себя, ангелочек!
        Его лицо исказила гримаса ненависти, кровь прилила к щекам. Он повернулся и вышел из комнаты. Хлопнула дверь - он стал спускаться по лестнице.
        Внизу Билл направился в столовую и сел за столик. Гнев все еще продолжал его душить. Никого из слуг он не попросил принести завтрак для его жены к ним в гостиную.
        Затем, плотно пообедав и обсудив последние новости со своими знакомыми офицерами, Билл смог восстановить свое душевное равновесие. И, уже спокойно все обдумав, он решил, что не стоило устраивать эту безобразную сцену. Скоро он увидит Джун и пригласит ее на прогулку в парке. Больше он не будет тратить свое время на Гейл. Зачем? Ведь его любит такое замечательное существо. Как приятно, когда девушке нравятся твои поцелуи и объятия. И все же он попытается выяснить, кто же тот мужчина, который, по словам миссис Ногтон, развлекался с его женой.
        Вечером Билл и Джун, держась за руки, прогуливались в парке. Было уже довольно темно и очень холодно, но девушка, казалось, не замечала этого. На ней было надето меховое пальто, шапочка и теплые сапоги.
        - Я не чувствую холода, когда я рядом с тобой, - сказала она Биллу, с трудом оторвавшись от его губ.
        Затем Джун стала задавать вопросы о Гейл.
        - Знаешь, Билли, дорогой, мне бы хотелось знать, в каких отношениях мы с тобой состоим, - проворковала она, прижимаясь к его руке. - Ты действительно меня любишь или ты принадлежишь к тем занудным женатикам, которые хотят иметь и жену и подружку?
        В темноте не было видно, каким мрачным стало его лицо. Он вдруг резко рассмеялся:
        - Я действительно люблю свою жену, но мое чувство медленно исчезает. И это ее вина.
        - Она довольно глупа, - сказала Джун. - Ты такой замечательный.
        Эти слова были словно бальзам для его тщеславия. Молодой человек остановился, поймал девушку и крепко прижал к себе:
        - Маленькая ведьма! Это ты замечательная! Но, Джун, дорогая, мы должны быть очень осторожны, чтобы никто из замка нас не заметил.
        - Никто нас ни в чем и не подозревает! Моим родителям, кстати, ты очень нравишься. И им очень не нравится твоя жена.
        Билл вдруг резко отпрянул от девушки. Он снова почувствовал укол ревности. Даже присутствие хорошенькой Джун не спасало его от этого чувства. Сейчас он постарается все выяснить о Гейл.
        - Послушай, Джун, о Гейл так много говорят всякого вздора… Я имею в виду все эти грязные намеки. Твоя мать тоже… А я вот не заметил, чтобы моя жена положила глаз на какого-нибудь офицера.
        Джун сделала недовольную гримаску:
        - Разве?
        Они продолжали идти рядом. Под ногами похрустывали замерзшие листья.
        - Нет, говорю я тебе.
        Она звонко рассмеялась:
        - Мужчины всегда слепы. А я так сразу же увидела. И моя мать тоже.
        - Увидела что? Почему ты не говоришь мне?
        - Я бы рассказала, если бы была уверена в том, что тебе это все равно. Но иногда я тебя не совсем понимаю. Ты говоришь, что любишь меня, но в то же время ревнуешь свою жену. Одно другому как-то не соответствует.
        Теперь засмеялся Билл:
        - Все очень просто. Мужчина может любить кого-то, но в то же время ему не понравится, если его жена будет заглядываться на других парней.
        - В таком случае, если тебя это волнует, то я не скажу, кем интересуется Гейл, - сказала Джун и надула губки.
        Билл сгорал от любопытства. По многим причинам ему хотелось знать правду. Он должен получить это оружие против Гейл, и он вырвет его у Джун. Его желанием руководила лишь злость, родившаяся из равнодушия жены.
        Но от девушки было не так-то просто получить нужную информацию. Помогла случайность. Билл вскользь упомянул, что Гейл приехала в Шотландию на одном поезде с хозяином замка.
        - О боже! - воскликнула Джун. - Она приехала на ночном поезде с ним? Вот это наглость! И ты до сих пор еще не понял, кто этот мужчина!
        Билл застыл на месте, словно пораженный молнией. Сквозь розоватый мрак он пытался разглядеть лицо Джун, но оно лишь неясно вырисовывалось перед ним, как белое пятно. Крепко сжав ее руки, молодой человек воскликнул:
        - Боже! Ты думаешь, что Далмиер и моя жена…
        - Я ничего не утверждаю, - торопливо заметила девушка. - Это не мое дело. Мама очень рассердится, если узнает, что я проговорилась.
        В течение какого-то времени он не мог произнести ни слова. Билл разрывался между желанием целовать Джун и ударить ее. Маленький дьявол! В его мысли вкралось подозрение. Эта маленькая негодница открыла ворота мутного потока. Гейл и Ян Далмиер. Боже! Подобная идея ему даже не приходила в голову, но это так похоже на правду. Ведь они знали друг друга в Париже. Еще тогда, несколько лет назад. Жена не любила распространяться на эту тему, да оно и понятно теперь. Вероятно, есть на то причина. Может, Далмиер был ее старой любовью. А теперь пламя вспыхнуло с новой силой.
        - Дорогой, - вторглась в его мысли девушка, - если ты собираешься впадать в бешенство из-за проделок своей жены, вместо того чтобы сказать малышке Джун, как ты ее любишь, то я, пожалуй, отправлюсь домой.
        Кардью постарался взять себя в руки. Что бы он ни чувствовал в данную минуту и как бы ни относился к Гейл, он не хотел потерять любовь такой славной девушки. Молодой человек обнял свою спутницу за талию, ощущая мягкий мех под своими пальцами, и крепко прижал к себе.
        - К черту всех, - хрипло проговорил он. - Я схожу с ума из-за тебя, и ты знаешь это.
        Она засмеялась, подняла свои руки и обняла Билла за шею.



        Глава 20

        Первый вечер, который Гейл провела в замке после своего возвращения, вряд ли можно было назвать приятным.
        Почти весь день Билл провел на работе, а потом вечером, когда они остались одни, он старался не обращать на нее внимания. Сначала Гейл попыталась заговорить с ним, но муж никак не реагировал на ее действия, и вскоре она оставила его в покое. Если он и дальше собирается дуться, как ребенок, то что же она могла сделать? Правда, за ужином в столовой молодой человек несколько оживился. Хотя, вполне вероятно, это всего лишь реакция на присутствие публики. Все его слова казались фальшивыми, а выражение глаз становилось враждебным каждый раз, когда Билл смотрел на жену.
        Что бы она ни сделала и ни сказала, на нее тут же устремлялся злобный взгляд. Ведь ей все известно о связи мужа с Джун. Как можно быть таким лицемером! Он старался не замечать присутствия семьи Ногтонов. Но у него явно была припасена запасная карта в этой игре, и, понимая это, Гейл чувствовала себя скованно и неловко. Передавая ей кофе, Билл сказал:
        - Давай сядем поближе к камину и поговорим с Далмиером.
        Она бросила быстрый взгляд на Яна, их глаза встретились. Затем Ян повернулся к бригадному майору, который прикуривал сигарету, и что-то сказал ему.
        Гейл посмотрела на мужа:
        - Я немного устала Билл. Я почти не спала в поезде прошлой ночью. Мне, наверное, лучше пойти в комнату.
        Билл схватил ее за руку. Его горячие пальцы с силой впились ей в запястье.
        - Нет, не лучше, - процедил он сквозь зубы. - Ты останешься здесь, внизу. Не нужно убегать и забиваться в угол. Мне это до смерти надоело. Придется открыть карты, моя дорогая девочка.
        Она посмотрела ему прямо в глаза:
        - Судя по тому, как ты обращаешься со мной, можно сделать вывод, что ты сошел с ума.
        Билл проигнорировал это замечание и за руку повел девушку к камину. Она была вынуждена подчиниться его желанию.
        Бригадный майор в спешном порядке ретировался с дивана.
        Билл, Гейл и Ян составили трио перед огнем. В позе Яна чувствовалось напряжение. Как болезненно выглядит Гейл, подумал он. Такая красивая, но очень бледная. Под глазами темные круги. Бедняжка. Она явно не в настроении сегодня, и ей невозможно помочь. Ему остается только молиться Богу, чтобы тот распорядился побыстрее отправить его во Францию.
        Билл хотел выглядеть приветливым и искренним.
        - Как поживаете, сэр? Я только сейчас сказал своей жене, что если в течение войны мы будем жить здесь, в Лох-Касле, то пусть она продолжается как можно дольше, - проговорил он смеясь.
        - Да, мой замок довольно уютное место, но лично я предпочел бы сейчас находиться поближе к линии Мажино.
        - Похоже, вам очень нравится Франция? - спросил Билл.
        Ян осторожно помешивал ложечкой кофе. Его большие темные глаза больше не смотрели на Гейл. Он просто был не в силах видеть, как она страдает. Затем молодой человек ответил:
        - Да, мне очень нравится Франция.
        - Где же вы познакомились с Гейл? В Париже? Вы ведь никогда мне не рассказывали об этом! - продолжал Билл.
        Гейл почувствовала себя неловко. Что случилось с Биллом? На что он намекает?
        Ян ответил:
        - Да, мы познакомились в Париже. Не так ли, миссис Кардью?
        - О да, да, - отозвался вместо жены Билл и снова рассмеялся. - Не стоит церемониться! И что же обычно делают в Париже? Ха-ха-ха!
        Повисла зловещая пауза. Гейл показалось, что ее сердце вот-вот выпрыгнет из груди. Ян широко раскрыл глаза, к его щекам прилила кровь. Он не мог контролировать свою реакцию. Ян Далмиер был смущен, но это не помешало ему наградить Билла холодным взглядом.
        - Я уже забыл обо всем. Это было так давно.
        Билл удивленно приподнял бровь:
        - Три года? Это не так уж и давно. Расскажите, каким же образом вы познакомились.
        Теперь заговорила Гейл:
        - Я и капитан Далмиер дружили с Симоной и ее братом Андре. Они живут в Париже. Ведь я же тебе говорила об этом.
        - Ты говорила не так уж много, - назидательно проговорил Билл.
        - Простите, Кардью. Если вы не возражаете, я отправлюсь поиграть в бридж. Меня ждут, - холодно сказал Ян, поставил чашку на каминную доску и ушел.
        Сердце Гейл заныло от боли, любви, жалости. Он не посмел бросить на нее даже прощальный взгляд. Ян знал только одно - он всей душой ненавидел Кардью. Он ушел, потому что не собирался подвергаться перекрестному допросу и выслушивать грязные намеки.
        Девушка внезапно почувствовала, что сильно замерзла. Билл сказал:
        - Что ж, я передумал и не хочу оставаться здесь. Давай поднимемся наверх и поговорим.
        Гейл крепко сжала перед собой руки.
        - Нет-нет, - пробормотала она. - Я не вынесу еще одной сцены сегодня. Я просто умру, если…
        Билл повернулся к ней спиной и направился в противоположный конец зала. Девушка продолжала сидеть на диване, не зная, что ей делать дальше. Оглянувшись вокруг, она увидела, как все счастливы, спокойны и довольны жизнью. Гейл с завистью разглядывала Джун. Как здорово быть такой глупой и бесчувственной! Не волноваться ни о ком, кроме себя! Такая красивая, сияющая, со светлыми волосами, с белозубой улыбкой! А рядом счастливый офицерик. Без сомнения, по уши в нее влюбленный. Или взять, к примеру, Джойс Фентон. Очень счастливая женщина. Пьет кофе, болтает с мужем, играет в гольф по выходным. Монументальная, без капли воображения. Добрая, хорошая, довольная собой и жизнью. В дружеских отношениях со своим мужем. А разве может женщина желать большего?
        Словно в тумане перед Гейл замаячила высокая фигура Яна. Он подошел к ней совсем близко и торопливо прошептал:
        - Гейл, дорогая, что все это значит? Кардью что-то подозревает? С какой целью он задавал все эти вопросы?
        - Я не знаю, Ян. Я просто не знаю. Он вообще сегодня странно ведет себя.
        - Самое главное, дорогая, не беспокойся. Он ничего не сможет узнать. И я не собираюсь больше терпеть такое обращение с его стороны. Если он попытается испортить тебе жизнь, то будет иметь дело со мной.
        У Гейл к горлу подкатил комок, а на глаза навернулись слезы. Она боялась расплакаться у всех на глазах.
        Ян снова заговорил:
        - Нам сейчас не стоит долго разговаривать. Улыбнись, моя хорошая. Все будет хорошо. Помни, я люблю тебя.
        Затем молодой человек повернулся и направился к выходу. Какое-то время она стояла не шевелясь и закрыв глаза. Он любит ее! Только эта мысль согревала ее в той темноте, в которой она сейчас пребывала. Только это было ее спасением.
        Пожалуй, ей лучше пойти в свою комнату. Там ее снова ждет скандал. Или примирение. Интересно, что в первую очередь? Гейл направилась к лестнице. К ней через всю комнату поспешила Джойс Фен-тон. Джойс не испытывала антипатии к Гейл, и она ничего не знала о проблеме, возникшей в отношениях между миссис Кардью и женой майора. Она сказала:
        - Послушайте, дорогая, завтра я на машине отправляюсь в Эдинбург. Не хотите ли присоединиться ко мне? Я собиралась купить немного шерсти для вязания. Мы могли бы зайти куда-нибудь в кафе и выпить кофе.
        Это приглашение прозвучало так искренне, так безыскусно и в то же время настолько обыденно, что Гейл с удовольствием приняла его.
        - С удовольствием составлю вам компанию, - ответила девушка.
        - Вы не слишком хорошо выглядите, - с сочувствием заметила Джойс. - Ваша поездка на юг не пошла вам на пользу.
        - Вы правы, - со смехом ответила Гейл.
        Затем, неохотно попрощавшись с Джойс, она стала подниматься по лестнице. Когда девушка вошла в гостиную, то застала мужа за странным занятием. Он открыл все ее чемоданы и рылся в вещах. Почти не обратив внимания на появление своей жены, Билл продолжил свои исследования.
        Внезапно почувствовав, как тяжело забилось сердце, Гейл сказала:
        - Что ты делаешь?
        - Просто развлекаюсь, - бросив на нее злобный взгляд, ответил молодой человек.
        - Но почему ты роешься в моих вещах?
        - Ищу доказательства, - холодно ответил он.
        Гейл закрыла дверь:
        - Доказательства чего? Честно говоря, Билл, мне кажется, ты сошел с ума.
        Внезапно он схватил чемодан и с силой швырнул его на пол:
        - Вовсе нет. Как раз наоборот, именно сейчас я все очень хорошо понимаю. Все в замке уже давно догадались о твоей неверности. Один я был долгое время в неведении. А теперь я ищу письма, которые ты могла писать или получать.
        Она тяжело задышала, а в больших серых глазах появилась тревога.
        - От кого?
        - От Далмиера, - ответил он. - Я не сразу догадался, что этот джентльмен пришелся тебе по вкусу, моя дорогая. Ведь именно из-за него ты так внезапно ко мне охладела.
        Да, ведь это было правдой. Гейл вдруг стало жарко, а затем холодно. Она нервно сцепила руки за спиной. Ей необходимо сохранять спокойствие. И придется солгать, хотя все в ней восставало против этого. Но здесь был замешан Ян.
        - Ты сошел с ума!
        Билл резко подошел к ней и грубо схватил ее за плечи. Его пальцы с силой впились в ее тело.
        - Ты великолепная лгунья, моя дорогая женушка, но тебе не удастся меня одурачить. У тебя была любовная история в Париже с Далмиером. Это ясно как дважды два. Когда я работал в Глазго, ты тут решила продолжить ваши отношения. Единственное, чего я не понимаю, как можно так глупо вести себя и выставлять свои отношения напоказ? Зачем нужно было ехать вместе на ночном поезде? Ты, наверное, очень устала после такого долгого путешествия. И не спала всю ночь, потому что…
        - Замолчи, - прервала его Гейл. - Больше ни одного слова. Если ты скажешь что-то еще, то пожалеешь об этом. Я сейчас же одеваюсь, собираю вещи и уезжаю в Кингстон. И больше мы никогда не будем вместе, Билл. Ты не имеешь права оскорблять меня, и если бы Ян слышал…
        - Ян! - выкрикнул Билл и громко рассмеялся. - Он уже Ян! Что ж, маска наконец сброшена! Только что внизу он был капитаном Далмиером! Вы оба заставляете меня умирать со смеха!
        - Немедленно успокойся, Билл, - прошептала Гейл дрожащим голосом. - Я больше ни минуты не собираюсь терпеть этого.
        - Так ты утверждаешь, что между вами ничего не было?
        Она откинула голову назад. Ее огромные глаза казались очень темными на смертельно бледном лице.
        - Да, ничего не было. Ничего!
        - Ты хочешь сказать, что на одном поезде вы оказались случайно?
        - Именно так. Если бы я действительно состояла в связи с человеком, то вряд ли стала бы себя вести так глупо. У меня хватило бы ума не выставлять наши отношения напоказ. По-моему, все очевидно - это простое совпадение.
        - И ты относишься ко мне так не из-за Далмиера?
        Гейл прямо посмотрела ему в глаза:
        - Каково бы мое отношение к тебе ни было, оно объясняется не наличием в моей жизни другого мужчины, а лишь твоим грубым поведением и отвратительным характером. Ты злой и невероятно жестокий…
        Руки Билла соскользнули с ее плеч. Он глухо сказал:
        - Что ж, у меня нет доказательств, но все же я подозреваю Далмиера. И думаю, у меня есть на то основание. Но если это окажется правдой, я его уничтожу.
        Гейл задрожала. У нее хватит моральных сил защитить Яна. Но она вдруг почувствовала физическую слабость, у нее подкосились ноги. Пытаясь придать своему голосу спокойствие, девушка тихо сказала:
        - У тебя нет никаких оснований предпринимать что-либо против Далмиера. Он ничего не сделал. И я хочу, чтобы ты это наконец понял.
        Билл внимательно смотрел на жену из-под своих длинных ресниц, его лицо было все еще красным от гнева. Внезапно он почувствовал нечто, напоминающее раскаяние и угрызения совести. «Она плохо выглядит», - подумал молодой человек. В конце концов, ведь нет никаких доказательств, кроме слов Джун.
        - Как бы то ни было, обними меня. Если ты любишь меня, докажи.
        У нее перед глазами все закружилось. Что ж, если это цена за спокойствие Яна, то она готова ее заплатить.
        - Я докажу, Билл. Я докажу, если только ты будешь немного… добрее.
        Он сделал шаг вперед и попытался обнять ее, но вдруг внезапно ощутил, что девушка начинает оседать в его руках. Билл подхватил ее, чтобы она не упала, - у Гейл случился обморок.



        Глава 21

        Вместо того чтобы позвать кого-нибудь на помощь, Билл решил сам привести Гейл в чувство. Ему не хотелось лишних сплетен в замке.
        Он уложил ее на кровать, принес влажную губку и стал протирать девушке лоб и руки, тихо приговаривая:
        - С тобой все в порядке, Гейл? Послушай, старушка, давай-ка открывай глаза. Ну же, Гейл, давай…
        Вскоре она открыла свои большие глаза, в которых застыла боль. Увидев Билла, девушка прошептала:
        - Со мной все в порядке. Оставь меня, пожалуйста.
        - Может, тебе принести немного бренди?
        - Нет, ничего не нужно. Просто оставь меня. Пожалуйста, Билл.
        Молодой человек с тревогой на нее посмотрел. Черт, она слишком бледная. Вероятно, он слегка перегнул палку. Ведь он хорошо знает ее. Она не могла ему изменить. А если Гейл и флиртовала с Далмиером, что ж, в этом нет ничего страшного. Ведь у него есть малышка Джун!
        Билл решил, что попытается хорошо вести себя по отношению к жене.
        - Прости, дорогая. Я сожалею. Просто я потерял голову от ревности. Давай будем друзьями. Мне не хочется с тобой ссориться.
        Она снова открыла глаза и посмотрела на него:
        - Нет, мы больше не будем ссориться. Не из-за чего. Мы муж и жена, и мы попытаемся сделать наш брак счастливым.
        У Билла на лбу пролегла легкая складка.
        - О! Так ты не считаешь наш брак счастливым?
        Она тяжело вздохнула:
        - Только не начинай!
        - Если нас постигла неудача, то ведь в этом виновата ты, а не я. Тебе наплевать…
        - Пожалуйста, не начинай… Я этого не выдержу.
        Билл вытащил сигарету и закурил:
        - Так, значит, ты считаешь, что я во всем виноват? И в чем же состоит моя вина?
        - Ни в чем, - ответила Гейл, слабо засмеявшись, и отвернулась в сторону.
        Билл хмуро смотрел на стройную фигурку своей жены:
        - Тебе что-нибудь надо?
        - Нет, ничего, спасибо. Я через минуту пойду в ванную.
        - Ты уверена?
        Девушка повернулась к мужу и ясно, по-дружески улыбнулась ему. Она ничего не чувствовала к этому мрачному, злобному, черствому человеку, но ей было необходимо изображать какие-то чувства.
        - Спасибо, Билл, все в порядке. Можешь спуститься вниз и поиграть в бридж.
        Он наклонился и поцеловал ее в голову. Затем ушел.
        Девушка лежала на диване в одежде, отвернувшись к стене лицом. У нее не хватало сил, чтобы раздеться и включить свет. И эта внезапная слабость объяснялась не только физической усталостью. Она вдруг почувствовала какое-то моральное опустошение. Словно оказалась в длинном и запутанном лабиринте. Здесь был Билл. Они все время ссорились, ругались, встречались, снова расставались, шли в разные стороны и никогда не помогали друг другу. Их любовь умерла навсегда. А там, за стенами этого мрачного коридора, стоял Ян, залитый солнечным светом. Ян, которого она любила больше, чем свою собственную жизнь.
        Все слишком запуталось, усложнилось. К утру ситуация не изменилась. Но, к счастью, подумала Гейл, она и не ухудшилась. Когда Билл начинал ходить на работу, он несколько отвлекался и становился спокойнее. Его можно было уважать за то, что он хороший офицер и никакие личные проблемы не могли выбить его из колеи.
        Вместе с Джойс Фентон Гейл на машине отправилась в Эдинбург. Джойс оказалась очень веселой, дружелюбной женщиной, с которой легко было общаться и почти не обязательно разговаривать, так как все время разговаривала она сама. Снова Гейл позавидовала своей собеседнице - никаких комплексов и нервных срывов. Она любила своего мужа, а тот ее. О лучшей доле в жизни женщина не могла и мечтать.
        Прогулявшись по Принцес-стрит, они зашли в «Дженерс» и купили шерсть для вязания. Затем заглянули в кафе, выпили кофе.
        Гейл то и дело поглядывала на замок и любовалась им. Его было видно со всех точек города. Сегодня на его стенах тонкой полоской лежал слой снега. Нарисованный на крыше красный крест зловеще выделялся среди серо-белого зимнего пейзажа.
        - Он такой угрюмый, но в то же время необыкновенно красивый. Я имею в виду старый замок, - сказала Гейл Джойс. - Эти стены многое повидали на своем веку. Сначала роскошь королевского двора, а теперь раненые немецкие летчики.
        Миссис Фентон посмотрела на Гейл и улыбнулась.
        - Мм, - пробормотала она и добавила: - Как вам те шелковые чулки за шесть двенадцать? Понравились?
        Гейл не удержалась от улыбки. Джойс даже не пыталась вникнуть в то, что говорила ей ее собеседница. Ее гораздо больше интересовали шелковые чулки, и она даже не пыталась скрыть это.
        После чашечки черного кофе, выпитой в уютном кафе, Джойс и Гейл сразу стали друг другу как-то ближе и разговорились.
        Джойс сказала:
        - Надеюсь, вы не рассердитесь на меня, миссис Кардью, если я скажу, что последнее время вы неважно выглядите. Мы все очень беспокоимся. Вы ведь, милая, не заболели?
        - Нет-нет, все в порядке, - улыбнулась Гейл. - Просто личные проблемы… Вы понимаете, не все так просто бывает… иногда.
        - Да, дорогая, - с сочувствием сказала Джойс. - Я понимаю. Представляете, служанка моей матери, которая была с ней больше двадцати лет, вдруг уволилась и уехала неизвестно куда.
        Гейл снова улыбнулась. Как страстно девушка завидовала тем, кого заботили только шелковые чулки и потеря прислуги. Интересно, что бы сказала Джойс, если бы узнала об истории с Яном?
        И вдруг Джойс произнесла вслух имя владельца замка Лох-Касл.
        - Я просто восхищаюсь капитаном Далмиером! Так мило, что он предоставил свой дом для гарнизона.
        Гейл заглянула в свою кофейную чашку, и ее губы сложились в загадочную улыбку.
        - Да, я тоже думаю, что он очень хороший человек, - мягко проговорила девушка.
        - Интересно, есть ли у него подружка? Он совершенно не интересуется женщинами из замка. Даже не смотрит.
        Гейл промолчала. Скользкая тема, не стоит ее продолжать, но Джойс снова заговорила:
        - Между нами говоря, мне кажется, эта маленькая воображала Джун Ногтон положила на него глаз. Она, вообще, всем строит глазки. И вашему мужу, и моему. Она просто угроза общественному спокойствию. Боюсь, Джин Ногтон совершенно не в состоянии контролировать свою дочь.
        - Полагаю, сейчас сложно контролировать молодых девушек, - с достоинством проговорила Гейл, почувствовав себя вдруг умудренной жизнью пожилой матроной.
        - Да, понимаю, что вы имеете в виду. Но так говорят. Если бы у меня была дочь и она себя так вела, я бы просто надавала ей пощечин.
        Внезапно они обе замолчали. Все посетители кафе тоже перестали разговаривать. Зловещую тишину разрезал пронзительный звук сирены. От высокого тона к низкому… от высокого к низкому… К этому тревожному предупреждению об опасности люди уже успели привыкнуть.
        - Воздушный налет, - тихо прошептала Джойс. - Мы продолжим пить наш кофе или спустимся в бомбоубежище?
        - Продолжим пить наш кофе, - ответила Гейл.
        - Что ж, не возражаю, - отозвалась Джойс.
        Они закурили. За окном по тротуару бежали люди. Торопились в укрытие в саду около замка. Трамваи и автобусы остановились. В несколько минут весь Эдинбург, казалось, вымер и погрузился в странную тишину.
        - Они не бросают бомбы, - весело сказала Джойс. - Наши ждали их и смогли обезвредить. Я не двинусь с места, пока не допью свой кофе.
        Интересно, где сейчас Ян? - подумала Гейл. Наверное, где-нибудь вместе с Биллом. Наблюдают за тем, как зенитки готовятся к действию. Нарастающий гул самолетов заставил девушек застыть перед окном. Три британских перехватчика, словно три огромные черные птицы, мелькнули на сером небе и исчезли в восточном направлении. Затем через несколько минут снова послышался сигнал - отбой тревоги. Медленно город возвращался к жизни.
        Джойс с удовольствием допила кофе. Ей нравилась миссис Кардью, хотя она с трудом понимала, что происходит с этой девушкой. Но даже и невооруженным глазом было видно, что Билл Кардью ей не пара. Хоть молодой человек и отличался внешней привлекательностью, он был прохвостом. И все в замке знали это.



        Глава 22

        Сначала предполагалось, что Джун пробудет вместе с родителями в замке только две недели, но затем девушка решила остаться еще. Она объясняла это тем, что здесь она
«премило» проводит время. Совсем неприятно возвращаться к старой тетке на юг, вместо того чтобы блистать здесь среди офицеров своей красотой и флиртовать с Биллом.
        Ногтоны были просто счастливы, что их драгоценная дочь побудет с ними еще чуть-чуть. Они обратились с просьбой к Яну, чтобы он разрешил Джун остаться в Лох-Касл на пару недель. Чтобы выглядеть вежливым, ему пришлось согласиться. Хотя сделал он это с большой неохотой.
        Поэтому, когда наступил декабрь, Джун все еще жила в замке.
        Она продолжала встречаться и поддерживать отношения с мужем Гейл.
        К этому времени девушка была уже настолько сильно влюблена в красавца Билла, насколько ей позволяла ее мелкая натура. Он же, в свою очередь, держал девушку в подвешенном состоянии. Не позволял ее пылу охладеть, но в то же время не давал ее чувствам развиваться дальше. И тем не менее в один прекрасный день молодой человек понял, что откусил значительно больший кусок, чем сможет прожевать. Теперь она требовала большего, чем поцелуев и объятий в парке. Она, казалось, сошла с ума от любви. Похоже, скоро Джун захочет, чтобы Ян официально развелся с Гейл и женился на ней.
        Но Билл вовсе не собирался этого делать. Он, без сомнения, предпочел бы жениться не на Гейл, а на Джун, если б встретил ее первой. А учитывая положение ее родителей, такой брак вообще можно было бы считать весьма удачным. Но слова
«развод» не было в его лексиконе. Хороший солдат не может так поступать. К тому же к Джун его звала плоть, а к Гейл - сердце.
        Иногда он вдруг начинал чувствовать раздражение по отношению к Джун, особенно когда она слишком явно пыталась привлечь к себе внимание. Однажды, встретив его в столовой, она довольно громко прошептала:
        - Я не видела тебя уже несколько дней. Мы просто должны увидеться сегодня где-нибудь после обеда.
        Билл бросил беглый взгляд на присутствующих. Гейл разговаривала с бригадиром. Она выглядела немного лучше, и последние дни они неплохо ладили. В дальнем углу комнаты сидел Далмиер. Их никто не мог слышать. Билл сказал:
        - Ради бога, не нужно привлекать к нам внимание.
        Джун покраснела, и ее браслеты сердито зазвенели.
        - Не смей так со мной разговаривать, Билл, - начала она.
        Он прервал ее.
        - На нас все смотрят, - процедил он сквозь зубы.
        - Ерунда, никто даже и не думает обращать на нас внимание.
        - Так в чем дело? - сдался молодой человек.
        - Ведь ты сегодня свободен после обеда?
        - Да, и я собираюсь вывести Гейл на прогулку.
        - О нет. Мы сегодня с тобой прокатимся на машине.
        Он нахмурился. Ему нравилось самому намечать свои планы. Но девушка ясно дала понять ему, что не потерпит отказа. Мистер Ногтон был сегодня занят и разрешил дочери воспользоваться своей машиной. Джун хотела, чтобы Билл отвез ее куда-нибудь, где они могли бы побыть одни.
        Молодой человек стал возражать, но девушка настаивала, и в ее ледяных голубых глазах мелькнул зловещий огонек. Недовольно фыркнув, она выпятила нижнюю губку:
        - Наверное, мне стоит рассказать маме, что со мной случилось и как я переживаю из-за этого. Я чувствую себя такой несчастной…
        - Подожди минутку, - сказал Билл и снова нервно огляделся вокруг.
        - Ну, так ты собираешься поехать со мной или нет?
        Билл сдался. В конце концов, ему на самом деле хотелось побыть с Джун, но ее угрозам - «пожалуй, расскажу матери» - следует положить конец.
        Пообещав что-нибудь придумать, молодой человек наконец согласился на встречу.
        А Гейл в это время успела закончить свой разговор с бригадиром и оказалась лицом к лицу с Яном.
        Вот уже несколько дней они не встречались и не разговаривали.
        - Как ты? - озабоченно поинтересовалась она.
        - Как обычно, - улыбнулся он ей сверху вниз.
        От взгляда этих темных глаз у нее перехватывало дыхание.
        - И у меня тоже… - неуверенно проговорила она.
        - У тебя больше не возникало проблем с… ним?
        - Нет. Надеюсь, я дала ему понять, что не стоит со мной так грубо обращаться. И у нас сейчас не возникает больше сцен.
        Ян нахмурился:
        - Я тоже ненавижу выяснять отношения.
        - Меня только одно беспокоит, - сказала она. - Билл и…
        Она не успела закончить предложение. Что-то остановило ее. Девушка уже была готова назвать имя Джун. Ей так хотелось обо всем рассказать Яну. Возможно, никто в замке не замечал связь ее мужа с этой девушкой. Но Гейл знала об этом. Она знала, что они тайно и довольно часто встречаются. И не могла придумать способ, как положить этому конец. Если поговорить с Джун, то выплывет имя Яна. Билл сразу же обо всем узнает. Случится скандал, из-за которого пострадают все.
        - Что ты хотела сказать, дорогая? - спросил молодой человек, а затем добавил: - Слава богу, все эти грязные сплетни скоро прекратятся. Я уезжаю во Францию.
        От этих слов Гейл задрожала.
        - Ян! - воскликнула она.
        - Так будет лучше для всех, Гейл.
        Она крепко сцепила руки:
        - Обязательно во Францию?
        - Да. По крайней мере, я на это надеюсь. Мне бы хотелось так.
        - Да, так оно и будет. И у меня не будет ни минуты покоя…
        Он грустно улыбнулся:
        - Я буду думать о тебе, и со мной ничего не случится. А кроме того, думаю, до весны никаких боевых действий не предвидится. Так что не беспокойся.
        - Когда предположительно ты уезжаешь?
        - Приказ может прийти в любую минуту.
        - А куда пошлют Билла? - с грустью спросила она.
        - Скорее всего, к Рождеству он тоже получит назначение туда, где стоят зенитные бригады. Вероятнее всего, в Англию, Шотландию или Уэльс.
        - Не во Францию?
        - Не думаю. У него будет достаточно работы здесь.
        Больше они не могли говорить. К ним приближалась миссис Ногтон. Она посчитала, что ей следует выполнить миссию доброго друга и составить компанию миссис Кардью и капитану Далмиеру. Так со стороны все будет выглядеть гораздо приличнее.
        Но Гейл извинилась и ушла, оставив жену майора наедине с Яном. Молодой человек внезапно вспомнил о том, что его ждало одно неотложное дело, и тоже распрощался с миссис Ногтон.
        Уже после трех постепенно стало смеркаться. Во всем замке зажгли огни. Парковочная площадка была едва видна из окна. Миссис Ногтон уже нашла себе более благодарную слушательницу и с тревогой рассказывала ей о том, что ее малышка Джун собралась отправиться на машине отца в Эдинбург. Хотела пройтись по магазинам. Разумеется, миссис Ногтон намеревалась поехать со своей птичкой, но та сказала, что торопится и не может ждать, пока мать оденется. К тому же совершенно неожиданно туман, который появился еще утром, стал густеть, и видимость на дороге ухудшалась с каждой минутой.
        В половине четвертого с работы уже вернулись все офицеры, за исключением Билла, Яна Далмиера и мужа Джойс, Кеннета Фентона.
        Предполагалось, что Билл отправился на выполнение какого-то специального задания, а Ян и Фентон поехали осматривать новые площадки для орудий.
        Теперь же Далмиер возвращался в замок, машина ехала очень медленно, так как на дороге было скользко и стоял туман.
        - Неплохо бы успеть к чаю, - предложил молодой человек своему компаньону.
        Капитан Фентон согласился:
        - Что ж, я не прочь.
        Ян хорошо знал местность и свернул в сторону, на узкое шоссе, по которому можно было быстрее добраться до замка, хотя, возможно, дорога здесь была и похуже, чем на главной трассе. Внезапно огни их фар выхватили из темноты другую машину. Пришлось слегка притормозить, так как оставалось слишком мало места для проезда. Ян сказал:
        - Как глупо вот так ставить машину. Давайте, Фентон, посмотрите, есть ли там хоть кто-нибудь. Попросим их немного отъехать в сторону.
        Кеннет Фентон проворно выпрыгнул из автомобиля и направился к машине, так неудачно перегородившей всю дорогу. Стало уже совсем темно, и капитану пришлось наклониться, чтобы заглянуть внутрь салона через стекло. Место водителя было пусто. Но Фентон заметил две фигуры на заднем сиденье. Он усмехнулся про себя. «Ах вот оно что!»
        Вернувшись к Далмиеру, он добродушно улыбнулся и сказал:
        - Послушай, старина, там парочка. Чертовски не хотелось бы им мешать. Они резвятся на заднем сиденье. Может, им посигналить?
        Теперь заулыбался Ян:
        - Конечно, не слишком приятно беспокоить их, но ведь нам нужно ехать.
        Фентон, присвистывая, снова направился к машине. Чтобы не было так холодно, он поднял воротник.
        - Эй, кто там! Извините за вторжение. Но нам нужно проехать.
        Ответа не последовало. Кеннет Фентон снова постучал:
        - Эй, вы, там! Не могли бы вы немного подвинуться!
        Снова тишина. Дружелюбное настроение Фентона мгновенно испарилось, и он открыл дверцу машины.
        В следующее мгновение капитан увидел парочку. Мужчина пристыженно и испуганно смотрел в лицо незнакомцу, а девушка с вызывающим видом испепеляла Кеннета взглядом.
        Не говоря ни слова, Кеннет Фентон отвернулся в сторону и пошел к Далмиеру.
        - Самое гадкое - это то, что я узнал их. Знаешь, кто это? - с отвращением спросил капитан.
        - Нет. И кто же это?
        - Кардью и эта девчонка Ногтонов, Джун.
        Ян, который собрался было прикурить сигарету, застыл как вкопанный на месте:
        - Кардью и Джун Ногтон! Ты имеешь в виду они…
        - Да, старик, именно это они и делали. А у него ведь такая милая жена. Это плохо. Очень плохо. Похоже, нам стоит поговорить с парнем. И с бригадиром. Нельзя так обращаться с его дочерью. Паршивца просто следует вздуть.
        - Да, - согласился Далмиер. - Полностью с вами согласен. Его действительно следует вздуть!



        Глава 23

        В течение нескольких секунд два офицера мрачно смотрели друг на друга. У них обоих возникло ощущение, что своим поведением Кардью замарал честь полка.
        Они услышали, как впереди завелся мотор, и вскоре машина исчезла в тумане, словно фантом. Стало совсем темно, желтоватый туман плотной пеленой обступал дорогу с двух сторон.
        Хмуро улыбаясь, Ян закурил:
        - Ему не захотелось посмотреть на нас, и я не удивлен.
        Кеннет Фентон сел на свое место рядом с водителем и захлопнул дверцу. Еще секунда, и они тоже тронулись с места.
        - Послушай, - сказал Фентон. - Мы действительно не можем все так оставить. Я бы и сам сказал что-нибудь этой свинье, но здесь не я старший капитан.
        - Не бери в голову, - успокоил его Ян. - Я скажу ему все, что нужно.
        - Пусть бригадир с ним разбирается.
        - Надеюсь, ты понимаешь, какое значение все это имеет для Ногтонов.
        Фентон покрылся краской до корней волос.
        - Здесь замешана дочь старины Ногтона. Паршиво!
        - Предоставь все это мне, - коротко бросил Далмиер.
        Фентон украдкой посмотрел на Яна. Кеннету очень нравился его спутник. И не без основания. Но мужчина никогда раньше не видел Далмиера в таком состоянии. Молодой человек так сильно побледнел, что казалось, вот-вот потеряет сознание. Это выглядело не совсем обычно.
        Ян был просто потрясен, узнав, что муж Гейл завел интрижку с этой девицей. Какую ужасную ошибку совершила Гейл, выйдя замуж за этого человека. Бедняжка! Но ведь и он сам виноват во всем случившемся. Он отрекся от своей любви.
        Когда наконец они подъехали к замку, Фентон сказал:
        - Я не буду говорить с Кардью. Я даже не заикнусь на эту тему, пока ты не поговоришь с бригадиром.
        Ян вышел из машины и как-то странно посмотрел на Кеннета:
        - Думаю, миссис Кардью не пойдет на пользу большой скандал. Не так ли?
        - Полагаю, что так, - согласился Фентон. - Но ведь мы должны что-то сделать!
        - Разумеется, - вежливо прервал Кеннета Ян.
        Когда они вошли в большой теплый зал, все офицеры с женами сидели за столами и пили чай. Да, непросто будет замять дело с мужем Гейл. Фентон жил по понятиям армии, а для него такое поведение Кардью считалось оскорблением чести мундира. Да и сам майор Ногтон придет в такое негодование, что обязательно захочет наказать младшего офицера.
        Сев за стол и взяв чашку в руки, Ян оглядел зал. Кардью и Джун уже вернулись. По всей видимости, они приехали отдельно друг от друга. Девушка весело болтала и смеялась со своей матерью. Похоже, этот инцидент не слишком сильно взволновал ее. Хотя нет, в глазах испуг и тревога. Ян испытывал к ней только презрение. Жаль ее родителей.
        Что же касается Билла… Как только Ян вспоминал о нем, то сразу же ощущал прилив гнева. Слегка перекусив, Ян подошел к Биллу и сказал:
        - Если не возражаете, то я хотел бы поговорить с вами в своем кабинете.
        Краска залила щеки Билла. Почему он так краснеет и о чем с ним собирается поговорить Ян? - удивилась Гейл, наблюдавшая за мужчинами. Похоже, ее муж не очень-то хотел идти, но приглашение Далмиера прозвучало как команда. А отказать старшему офицеру невозможно.
        Он тихо промямлил:
        - Да, сэр.
        Гейл прижала руку к груди. Ее сердце оглушительно стучало. Когда двое мужчин вышли в коридор, девушка беспокойно проводила их взглядом. Что же случилось?
        Оказавшись в кабинете, Билл Кардью и Ян Далмиер посмотрели друг другу в глаза. Ян не предложил, как бывало раньше, своему гостю ни бокала вина, ни сигарету. Он заговорил, и в его голосе послышались металлические нотки.
        - Вы хорошо знаете, Кардью, о чем я хочу поговорить с вами.
        Билл снова покраснел как школьник. Он неловко переминался с ноги на ногу, положив руки в карманы.
        - Полагаю, что да.
        - И что же вы можете сказать мне об этом?
        Билл стиснул зубы. Ему никогда не нравился Далмиер. Кардью всегда завидовал Яну. Во всем: в том, что его многие любили, в том, что у них с Гейл было какое-то общее прошлое. А теперь эта нелюбовь перешла в ненависть. Теперь он выглядит как дурак, удрученно подумал Билл.
        Но он ненавидел не только Яна, но и девушку, благодаря которой он попал в эту глупую историю. Молодой человек не обвинял в этом себя. Он считал виноватой во всем Джун. И его страсть к ней испарилась, словно влага с раскаленной сковороды. Маленький дьявол! Это она заманила его своими уговорами! Кто бы мог подумать, что они наткнутся на этой дороге вечером, в тумане на Далмиера с Фентоном.
        Когда они с Джун расставались, она устроила ему настоящую сцену. Обещала рассказать все матери, угрожала, требовала жениться на ней. Да, он сглупил, спутавшись с этой девчонкой. Но он не позволит, чтобы такая глупость испортила ему карьеру.
        Разумеется, ему известно, что между его женой и Далмиером что-то было, но сейчас не стоит упоминать об этом. Капитан не из тех, кто станет терпеть подобную наглость.
        Что ж, в данном случае ему ничего не остается, подумал Билл, как сдаться на милость победителя. Ну, немного прогнуться. Извиниться. Покаяться.
        Он промямлил дрожащим голосом:
        - Я уверяю, между нами ничего не было. Фентон просто не разглядел. Просто девушка сама…
        - Думаю, вам лучше оставить эти жалкие попытки, - взорвался Ян, и что-то такое мелькнуло у него в глазах, что Билл внутренне содрогнулся. - Трудно придумать оправдание для такого поведения. Не так ли?
        - О, послушай… - начал было Билл.
        - Вы женатый человек, Кардью, - гневно проговорил Ян. - К тому же вы женились всего три месяца назад.
        Билл заскрипел зубами:
        - Что ж, хорошо.
        - Ко всему прочему, мисс Ногтон дочь вашего командира. Как можно себя так глупо вести! Хотите, чтобы вас попросили уйти в отставку?
        Билл ничего не ответил. Его охватил такой приступ гнева, что он почувствовал сильную тошноту. Молодой человек ненавидел, когда с ним так разговаривали. Особенно неприятно было слышать это от Далмиера. Разумеется, можно бросить ему в лицо, что он путается с Гейл. Но Билл не посмел. У него просто не имелось достаточных оснований для такого обвинения.
        Ян продолжил:
        - Я и Фентон решили, что об этом стоит поставить в известность бригадира.
        Лицо и шея Билла покрылись красными пятнами. Его голубые глаза сделались большими и круглыми.
        - О! Неужели вы это сделаете? В конце концов, вы ведь знаете, каковы эти девушки! Я не сделал ничего плохого. Клянусь. Да, я выставил себя дураком, но вы не знаете всего.
        - И что же мне следует знать?
        Билл заколебался.
        - Я имею в виду. Я… У меня есть личные причины. У меня некоторые проблемы с женой. Мы поругались. И я поддался минутному настроению. Клянусь.
        Ян стиснул зубы. Внезапно он снова ощутил приступ тошноты, как тогда, в тумане, когда они с Фентоном наткнулись на машину. Никогда и никого в жизни Далмиер не презирал сильнее, чем Билла Кардью. Если только он захочет, то уничтожит этого человека. Он выгонит его из замка, а возможно, и из полка. Кардью не отделается легким испугом. Он заплатит за это. Если только обо всем станет известно Ногтону. Если!
        Ян отчетливо увидел перед собой грустное бледное лицо Гейл.
        Сейчас Ян мог уничтожить, раздавить Билла Кардью, отомстить ему за то несчастье, причиной которого невольно стал молодой человек. Но ведь в результате пострадает и она.
        Билл сказал:
        - Я буду очень благодарен вам, сэр, если вы более снисходительно отнесетесь к моему поведению. Ведь вы знаете, что я очень люблю свою работу и хорошо с ней справляюсь. Мне бы не хотелось ее лишиться.
        Ян ответил:
        - Мне хорошо известно, что вы хорошо выполняете свою работу, но в армии этого недостаточно.
        Билл нервно облизнул губы:
        - Я ужасно чувствую себя. Знаю, Гейл очень расстроится.
        Далмиер даже не взглянул на своего подчиненного. Его глаза неподвижно смотрели куда-то вдаль. Услышав имя Гейл, молодой человек снова ощутил боль, которая стала уже привычной. Сейчас в его власти сделать счастливым или несчастным этого человека. Но Гейл в любом случае уже не сможет быть счастливой. Бедняжка! Но он не станет причинять ей еще большую боль.
        - Какой же вы дурак! Но я не стану тратить время на то, чтобы объяснять вам очевидное. Думаю, вы и сами прекрасно все понимаете. Мне бы не хотелось, чтобы эта новость стала известна Ногтонам и Гейл. Фентон считает, что вас следует отвести к бригадиру. Но я не считаю нужным устраивать скандал. Сейчас идет война. И если Фентон согласится, я сделаю все, что в моих силах, чтобы замять дело.
        У Билла словно гора свалилась с плеч. Его лицо сильно побледнело, он вздохнул с облегчением:
        - Очень благородно с вашей стороны, сэр.
        - Не нужно меня благодарить, - сказал Ян вежливо. - Пусть это послужит вам хорошим уроком в будущем. Сейчас для вас есть работа в Скапа, и я буду содействовать вашему переводу туда. С бригадиром я поговорю.
        Разумеется, Кардью не жаждал переезжать в Скапа. Слишком далеко от цивилизации, да и климат суровый. К тому же Гейл не сможет поехать с ним. Но это все равно лучше, чем позор и бесчестие, которые грозили ему всего лишь полчаса назад.
        Билл не испытывал ни благодарности, ни дружеских чувств по отношению к Яну.
        - И еще я советую немедленно поговорить с мисс Ногтон и сообщить ей, что вы ставите точку в ваших отношениях и что ей лучше покинуть замок, пока ее об этом не попросили.
        - Я поговорю с ней, - пробормотал Билл.
        Когда Кардью ушел, Далмиер послала за Кеннетом Фентоном. Ожидая появления молодого капитана, Ян мучительно размышлял о том, что же Билл скажет Гейл. Но что бы это ни было, это точно не будет правдой. Ему же самому это принесло лишь моральное удовлетворение - он спас брак Гейл. Возможно, после его отъезда во Францию она все же попробует склеить их отношения и постарается как-то с этим жить. Но сам Ян не увидит Гейл больше никогда.
        Именно это он сделал своими руками. Спас Билла и потерял Гейл.
        Он попробует объяснить Фентону, что просто хотел дать парню еще один шанс. Ведь Кардью действительно очень хороший офицер и отлично справляется со своей работой. А кроме всего прочего, никому не нужен скандал в замке. Фентон, скорее всего, согласится, и дело будет закрыто.


        Неожиданно Лох-Касл покинула Джун. Но никому это не показалось странным. Этого даже никто не заметил, кроме пары юных офицериков, увивавшихся вокруг девушки.
        В этот же день об ее отъезде узнала и Гейл. Случайно. Она хотела пригласить на ужин офицерских жен и упомянула имя Джун Ногтон. Билл как-то странно посмотрел на свою жену и сказал:
        - Джун сегодня уехала из Шотландии.
        - Но она даже не зашла ко мне и не попрощалась, - удивилась Гейл.
        - Думаю, ты не слишком огорчена из-за этого, - заметил молодой человек.
        Гейл вдруг замерла на месте и отрешенным взглядом стала смотреть на огонь в камине. Она, без сомнения, была рада, что мисс Ногтон уехала из замка. Не слишком приятно наблюдать за тем, как развивается любовная связь мужа с этой девушкой, и при этом молчать. С другой стороны, она не могла отделаться от мысли, что есть особая причина для столь быстрого отъезда любовницы Билла. В последнее время кое-что действительно настораживало Гейл. После того как однажды Ян поговорил с ее мужем в своем кабинете, многое изменилось. Билл выглядел очень мрачным и подавленным, но к Гейл он теперь относился просто безупречно. Он был не только вежливым, но и чрезвычайно внимательным. Разумеется, девушка радовалась таким переменам, но в то же время ее тревожила причина, благодаря которой произошли такие чудесные изменения. Что же Ян сказал Биллу? Еще Гейл очень огорчало поведение капитана Фентона. Он старательно избегал ее мужа. Джойс тоже очень смутилась, когда получила приглашение от Гейл прийти к ним и сыграть партию в бридж. Без сомнения, что-то произошло между Фентоном и Биллом.
        Когда Билл после обеда ушел на работу, она решила вывести на прогулку сеттеров Яна. Возвращаясь назад в замок, девушка увидела знакомую стройную фигуру хозяина Лох-Касла, приближающуюся к ней сквозь густой фиолетово-желтый туман. Ее сердце замерло.
        Он поприветствовал девушку и, поравнявшись с ней, пошел рядом.
        Она попыталась завести ничего не значащий разговор.
        - Я сейчас чуть не потеряла Морага. Он стал преследовать кролика.
        - Да? - рассеянно спросил Ян и, остановившись, посмотрел на девушку сверху вниз. Ее щеки раскраснелись от морозного воздуха и быстрой ходьбы. На ней было короткое расклешенное пальто с капюшоном. Затем сказал: - Хорошо, что мы встретились сейчас с тобой. Мне хотелось бы попрощаться, но не перед десятками любопытных глаз.
        Она едва дышала.
        - Ты уезжаешь во Францию?
        - Да, сначала я еду на юг, а затем…
        Гейл почувствовала, как к горлу подкатил комок. Ее охватило отчаяние.
        - Разумеется, я так и думала…
        - Не огорчайся, дорогая. Я думаю, это лучший выход для нас всех. Ты должна знать, я делаю это только потому, что сам так хочу.
        - Понимаю.
        - Конечно, и вас перемены не обойдут стороной. Гарнизон перемещается из Лох-Касла. Хотя никто еще об этом не знает. А Кардью посылают в Скапа, так что ты можешь спокойно возвращаться домой.
        Она глубоко вздохнула:
        - Что ж, я очень рада. С удовольствием поживу с родителями.
        - Если тебе будет хорошо, то и мне будет хорошо, - внезапно сказал он. - Мысль о том, что ты несчастна, просто убивает меня.
        - Не волнуйся, со мной все в порядке, - проговорила Гейл. - Ты знаешь, в последнее время Билл очень хорошо со мной обращается. Я не могу понять, в чем дело. Наверное, ты что-нибудь ему сказал… Объясни мне, что происходит.
        Он отвернулся в сторону и посмотрел на замок. Слуги закрывали шторы. Постепенно оранжевые окна растворялись в темноте. Душа Яна погружалась в такую же непроглядную темень. Он никогда снова не увидит эту женщину, которую любил больше всего на свете. Так лучше будет для всех.
        - Не спрашивай меня о том, что произошло между мной и Кардью. Ты к этому не имеешь отношения. Гейл, дорогая, пообещай мне, что будешь счастлива, когда я уеду.
        - Я постараюсь, - прошептала она.
        Ее собственные слова затронули тайную струну в душе Гейл, и она, не выдержав, зарыдала. Слезы брызнули у нее из глаз и потекли по щекам. Она больше не могла сдерживаться. Ян обнял девушку и крепко прижал к себе.
        - Прощай, дорогая, я всегда буду думать о тебе. Не думай о той боли, которую мы испытали за все эти три года. Помни лишь те счастливые минуты, что выпали на нашу долю в Париже.
        - Ты уже однажды говорил это. - Слезы продолжали капать у нее из глаз, она прижала свою голову к его плечу. - Дорогой, я люблю тебя. И мне не стыдно тебе в этом признаться. Завтра, когда ты будешь уезжать, ты навсегда заберешь с собой мое сердце. Я сделаю для Билла все, что в моих силах, но люблю я тебя. И всегда буду. И еще я буду молиться, чтобы с тобой ничего не случилось.
        На мгновение их губы слились в поцелуе, в который они вложили всю свою страсть, нежность и отчаяние. О, как она ненавидела эти расставания! Больше, чем что-либо на свете. Ведь теперь она даже не сможет ему писать.
        Напоследок она судорожно обняла его за плечи, а затем, не оглядываясь, бросилась бежать к замку.
        До самой ночи Гейл не выходила из своей комнаты. Она была просто не в состоянии смотреть на людей, говорить, обсуждать всякие несущественные новости. Кроме того, девушка боялась снова увидеть Яна. Да и ему будет легче, если она не попадется ему сегодня снова на глаза. У Гейл разболелась голова, и, приняв таблетку аспирина, она отправилась в постель и выключила свет.
        На следующее утро она не захотела вставать с постели, что было совсем не похоже на нее. Позавтракав прямо в постели и снова выпив таблетку аспирина, Гейл решила еще немного поспать. Замок опустел без своего хозяина, и она жаждала сейчас лишь одного - заснуть, забыть. Забыть о том, что впереди ее ждала целая жизнь без него.
        Внезапно одиночество Гейл нарушила Джойс Фентон, которая бесцеремонно вошла к ней в спальню, раздвинула шторы и села рядом с кроватью.
        - Дорогая, - едва слышно прошептала гостья. - Моя дорогая, ты можешь сейчас разговаривать?
        Гейл приподнялась на постели. Ее голова все еще болела, а веки казались очень тяжелыми. Девушка сразу почувствовала, что что-то случилось. Произошло что-то необычное. Лицо миссис Фентон было невероятно бледным, а в глазах спрятался испуг.
        - Дорогая, боюсь, я принесла не слишком приятные новости.
        - Что случилось, Джойс? О чем ты говоришь?
        - Меня попросили сказать тебе, - неуклюже объявила девушка.
        Сердце Гейл замерло.
        - Ради бога, говори быстрее, что случилось.
        - Это ужасно. Мне так неприятно сообщать тебе это, особенно сейчас, когда ты так плохо себя чувствуешь.
        На мгновение Гейл показалось, что она сейчас потеряет сознание. Внезапно ее прострелила мысль: что-то случилось с Яном. Но Джойс поведала ей совсем другую историю. Оказывается, рано утром был воздушный налет, один из немецких самолетов подбили, и он упал на мост. Но хуже всего, продолжала рассказывать миссис Фентон, во время обстрела шрапнелью задело нескольких гражданских. Среди них оказался и Билл. Он получил тяжелое ранение в голову и сейчас находится в госпитале, в Эдинбургском замке.
        Гейл неподвижно смотрела на Джойс, не вполне понимая, что происходит. У нее возникло ощущение, что судьба снова вмешивается в ее жизнь. Она задала вопрос и словно со стороны услышала свой странно глухой голос:
        - Билл жив?



        Глава 24

        - Разумеется, - сказала Джойс, - если ты неважно себя чувствуешь, то и не стоит сейчас туда ехать. Я имею в виду, если у тебя температура и все такое… На улице слишком холодно, и было бы неразумно…
        Гейл посмотрела на Джойс. По щекам миссис Фентон текли слезы. Она была очень чувствительной девушкой и легко могла заплакать. Но Гейл сама испытала такой глубокий шок, что даже не могла плакать. Ее мозг и тело работали автоматически. Словно все эмоции и чувства в ней умерли. Затем девушка внезапно осознала, что Джойс так и не ответила на ее вопрос. Гейл снова посмотрела на миссис Фентон и спросила:
        - Так он жив или нет? Я хочу знать это прямо сейчас.
        - Я не знаю, - отозвалась Джойс. - Никто не знает. Бригадир попросил меня сообщить тебе, что Билл серьезно ранен.
        Гейл продолжала одеваться. Она сильно дрожала. Но не от холода, ее била нервная дрожь.
        - Бригадир ждет тебя в своей машине, - сказала Джойс. - Хочешь, я поеду с тобой?
        - Спасибо, - поблагодарила девушка.
        Гостья вытерла глаза и слегка удивленно посмотрела на Гейл. Хотя, конечно, миссис Кардью довольно странная девушка, но миссис Фентон она всегда нравилась. Вот если бы ей, Джойс, сообщили, что с Кеннетом случилось подобное несчастье, она бы тут же упала в обморок. Она бы не реагировала так спокойно. Но, разумеется, ведь она обожала своего милого Кена. А Гейл с Биллом, и это всем известно, плохо ладили друг с другом. И это даже несмотря на то, что они совсем недавно поженились. Хотя, впрочем, она довольно бледна. Вероятно, просто в шоке.
        По-прежнему не совсем понимая, что происходит, Гейл села в машину с бригадиром и миссис Фентон. Бригадир, седовласый пожилой мужчина, был очень предупредителен и тактичен. Но он не мог скрыть, что дела обстоят совсем плохо.
        - Первый по-настоящему серьезный налет, - кашлянув, сказал он. - Кардью выполнял свой долг. Ему очень не повезло. Он и мистер Питерс оказались в непосредственной близости…
        Затем бригадир стал разговаривать с миссис Фентон. Гейл сидела молча. Ее инстинкт подсказывал ей, что Билл умер. И она никогда больше не увидит его. Ей конечно же не хотелось такого исхода. Хотя она не любила Билла, но девушка никогда никому не желала зла. Ни одному живому существу. А тем более своему мужу, за которого она вышла замуж и который заботился о ней. А теперь он мертв.
        Они все были очень добры к ней. И медсестры, и доктор. Они спросили, хочет ли Гейл увидеть его. Но она ответила, что нет. Девушка хотела помнить его таким, каким он был при жизни.
        Все выражали ей сочувствие. Дежурная сестра уверяла Гейл, что он «очень хорошо выглядит». Его лицо не изуродовано. Да, вероятно, это так, подумала девушка и нарисовала в своем воображении эту картину. Как страшно, когда кто-то молодой и полный сил уходит из жизни вот так. И неожиданно Гейл вдруг поняла сейчас, что такое война. Война убила ее мужа. Но, подумала она, именно такой смерти, наверное, хотел бы для себя Билл. Несмотря на все свои недостатки, он был хорошим солдатом. Сейчас ей об этом говорили все. Он выполнял свой долг и получил смертельную рану. Его похоронят со всеми армейскими почестями, заверили Гейл.
        Она сидела в комнате директора. Тихо и спокойно выслушивала все похвалы, которые так охотно расточали Биллу. Бригадир утверждал, что мистер Кардью исполнил священный долг и погиб, защищая Родину. Все в замке теперь будут обсуждать это. Теперь Билл стал героем. И она - вдова героя, которая теперь будет носить по нему траур.
        Но она не хотела делать этого, потому что чувствовала - любое шоу, устроенное из этой смерти, будет лицемерием. Гибель Билла для нее не являлась чем-то ужасным, и Гейл отдавала себе в этом отчет. Но в то же время в тот миг, когда она услышала эту новость, то не восприняла смерть мужа как освобождение. Ведь теперь она может сообщить об этом Яну, и они наконец будут вместе. Но девушку слишком сильно потрясла смерть Билла, чтобы думать сейчас о Яне. И Гейл искренне сочувствовала старой миссис Кардью, которая в одиночестве будет переживать свое горе.
        Гейл попросила отвезти ее на машине в магазин, где она купила огромное количество цветов, а затем отвезла их в госпиталь.
        - Положите их рядом с ним, - попросила девушка одну из медсестер. - Чтобы все выглядело не слишком мрачно.
        Оставшись одна, она вдруг почувствовала, что ее глаза стали влажными от слез. И она прошептала:
        - Прощай, Билл! Прощай, мой бедный Билл! Ты ведь так любил жизнь, как жаль, что она уже кончилась для тебя. Мне так жаль. Я тоже виновата. Я сделала тебе больно.
        Гейл упрекала себя за его смерть. Она не помнила ссор и того внутреннего противостояния, в котором они с Биллом жили все эти месяцы. Там, в госпитале, навсегда оставался английский офицер, умерший от ран.
        По дороге в замок девушка не проронила ни слова. Джойс крепко сжимала ее руку и с сочувствием смотрела на нее. А Гейл снова и снова возвращалась в своих воспоминаниях к Биллу. Она видела его сегодня утром. Хорошо, что они не поругались перед его уходом. Он наклонился над нею в кровати и поцеловал в голову. Нежно, с любовью, а затем сказал, что не вернется раньше полудня. Билл говорил, что они с Питерсом собирались на зенитную площадку за мостом. По крайней мере, утешала себя Гейл, муж провел несколько последних часов своей жизни с молодым человеком, который ему был приятен, и занимался работой, которая давала ему удовлетворение.
        Просто невозможно было представить, что улыбающийся, белозубый Билл никогда больше не вернется в Лох-Касл. Теперь, после его смерти, все чувства вдруг притупились, и Гейл помнила лишь о том, каким Билл был веселым, добрым. Ее память отчетливо воспроизводила день их свадьбы в мельчайших подробностях, те счастливые недели, которые они вместе пережили в Кингстоне.
        У входа в замок Гейл встретилась миссис Ногтон. Ее враждебность и подозрительность исчезли без следа. Эта женщина, как и все остальные, знавшие Билла, хотели думать о нем и его вдове только хорошее.
        Она протянула навстречу девушке обе руки и изобразила сочувствие на своем лице. Позже, пересказывая эту сцену своему мужу, миссис Ногтон патетически заметила, что бедняжка Гейл выглядела «ужасно».
        - О, моя дорогая… - начала жена майора.
        Сочувствие бывшего врага явилось последней каплей, и Гейл, уже больше не стараясь сдерживаться, горько разрыдалась. Миссис Ногтон и Джойс повели ее наверх.
        В последующие несколько дней Гейл старалась не допускать даже и мысли о Яне. Она даже не написала ему, чтобы сообщить о смерти Билла. Просто не могла. С ее точки зрения это было бы неправильно. Позже она свяжется с ним. Где-то в самой глубине своего сердца девушка чувствовала, что придет день и она станет самой счастливой на свете.
        Но сейчас необходимо сделать все, что требуется от вдовы, оплакивающей смерть мужа.
        Когда она плакала, эти слезы были искренние. Гейл жалела Билла и его мать. Ее собственные родители решили приехать на север и поддержать дочь. Но миссис Кардью была настолько потрясена, что ей пришлось обратиться за помощью к врачу и остаться дома на попечении медицинской сестры. Впрочем, гордость от сознания того, что сын погиб геройской смертью, помогла пережить ей это горе. Она написала несколько патетических писем Гейл, где говорила, что всегда знала о высоком предназначении своего сына и что он был хорошим солдатом. Старая женщина пришла в страшное волнение, когда увидела фотографию Билла и большую статью о нем во всех газетах на центральной полосе.
        Гейл старалась держать себя в руках, когда отправилась на похороны мужа, но это оказалось совсем непросто. Приглушенный бой барабанов и торжественный, напряженно печальный звук трубы разрывали ей сердце. Отец и мать под руки увели свою дочь. Десятки сочувствующих глаз проводили хрупкую, ссутулившуюся фигурку в черном. Такая молодая и печальная вдова!
        Но в то же время Гейл представила себе, как Билл бы гордился такими пышными похоронами. Он был центром внимания такого огромного количества людей!



        Глава 25

        Пришло и прошло Рождество. Это было очень странное Рождество. Слишком большие перемены произошли в ее жизни. Слишком неожиданно она стала вдовой.
        Гейл провела праздник вместе со своей семьей в Кингстоне. Приехали и Крис, и Перчинка. Они не могли нарадоваться тому, что их обожаемая сестра снова с ними. Все шло своим чередом. И Гейл воспринимала теперь свое замужество просто как странный поворот в своей судьбе. Ей казалось, что за эти месяцы рядом с Биллом она превратилась в кого-то другого, какое-то нервное, испуганное существо. Какая ошибка!
        Но теперь эта интерлюдия со всеми страданиями и разочарованиями позади. Она чувствовала странное спокойствие, даже умиротворение. Вероятно, думала девушка, Билл не хотел, чтобы она оплакивала его слишком долго. Гейл ходила в одежде темных тонов, но не в черной. Сейчас шла война, и никто не имел права выставлять напоказ свои собственные страдания. Особенно в ее случае, посчитала девушка, это было бы лицемерием. Оказавшись в Кингстоне в кругу своей семьи, она ощутила себя свободной и почувствовала, что еще сможет стать счастливой.
        Она написала Яну и получила от него ответ. Но не сразу - письмо шло очень долго. Он почти ничего не сообщил о себе, рассказал только о том, что жизнь в гарнизоне оказалась достаточно комфортной.
        Его письмо не было любовным посланием. Только соболезнование Гейл и старой миссис Кардью, но чувствовалось, что Ян потрясен.
        Он проявил необыкновенный такт, понимание, деликатность. Ни намека на их связь или упоминания о своем личном отношении к смерти Билла. И ей было достаточно слов Яна, что он «отныне и всегда» в ее распоряжении. А ему хватило признания Гейл, что она не переставала думать о нем.
        Они оба с молчаливого согласия друг друга решили ждать того часа, когда открыто можно будет сказать друг другу, что они на самом деле чувствовали. И они оба знали, что впереди их ждет счастье.
        Девушке казалось, что их любовь прячется сейчас где-то в тайном месте и ждет своего часа, когда можно выйти на свет. Это тревожное чувство напоминало нераспустившийся бутон, который однажды превратится в великолепный цветок.
        В семье Патнеров никто не говорил о Билле. Только однажды Крис упомянул его имя, сидя перед затухающим огнем камина.
        - Послушай, Гейл, старик Билл умер вот так… Потихоньку погас и все.
        Она посмотрела на угли и кивнула:
        - Да…
        - Он умер вполне прилично. Выполняя свой долг и все такое, - сказал мальчик.
        Девушка поняла, что ее младший брат хочет отдать долг человеку, которого не любил и не уважал при жизни. Она тоже старалась сделать то же самое, поэтому не забывала навещать мать Билла.
        - Что ты будешь делать, Гейл, - спросил ее Крис, - когда мы с Перчинкой вернемся в школу?
        - Пойду работать в госпиталь.
        - Послушай, Рыбья Мордочка, тот парень, который пишет тебе из Франции, твой дружок?
        Девушка покраснела до корней волос, ее сердце забилось быстрее.
        - Это мой самый большой друг. Ты встретишься с ним, когда он в следующий раз приедет в отпуск.
        Этого дня она ждала больше всего на свете. Она встретит его, сможет с ним разговаривать, быть рядом и знать, что больше между ними нет никаких барьеров.
        Они стали чаще обмениваться письмами. Само собой разумелось, что, когда Ян приедет в отпуск, Гейл его встретит и они будут встречаться столько, сколько им захочется.
        Ян писал ей, что им необходимо о многом поговорить, что он все время чувствует ее присутствие, что он хочет, чтобы она была рядом с ним всегда.
        Она отвечала, что всегда будет рядом с ним. Гейл пыталась забыть те годы, которые пролегли между ними. Как хорошо было бы, если бы они могли начать все снова с тех самых пор, как познакомились во Франции. Но девушка никогда ни о чем не жалела. Что проку в том, нужно смотреть всегда вперед и не застревать в прошлом. Надо стараться быть философом. «Следует помнить лишь счастье, а не боль».
        В начале февраля она снова получила от Яна письмо, где он сообщал, что скоро у него будет отпуск, и спрашивал Гейл, не могла ли она приехать в Париж. Ян также предлагал ей рассказать обо всем родителям, и если она захочет, то взять с собой во Францию мать. Еще он говорил ей о том, что придет время, и в Шотландию они поедут вместе. Теперь Гейл предстояло войти в Лох-Касл его женой. В самом конце Ян написал, что любит ее и всегда будет любить до самого последнего дня своей жизни.
        Его письмо очень взволновало девушку, и она снова ощутила, как сильно любит Яна. И Гейл знала, что тоже любима.
        Впервые молодой человек заговорил о женитьбе, и это доставило ей большое удовольствие. Поехать в Лох-Касл в качестве жены Яна… Разве может быть что-нибудь более приятным? От мысли, что его могут убить во Франции, прежде чем они встретятся, Гейл бросало то в холод, то в жар. Война - это голодное и ненасытное чудовище. Она могла забрать у нее Яна точно так же, как забрала Билла. Но если не станет Яна, то придет конец и ее собственной жизни.
        Дрожа от возбуждения и готовая разрыдаться, девушка отправилась к матери и рассказала ей всю историю от начала до конца. Наконец миссис Патнер узнала, что же произошло с ее дочерью во Франции несколько лет назад.
        Гейл присела на маленький стульчик у коленей своей матери. Точно так же она делала, когда была еще ребенком. Миссис Патнер внимательно слушала свою дочь, которую очень любила, и нежно гладила ее по волосам.
        - Тебе не обязательно рассказывать мне о том, о чем ты не хочешь, - сказала женщина, - но то, о чем я теперь знаю, сделало меня счастливой. Это многое объясняет. Ведь последнее время я так волновалась.
        - Мне не хотелось беспокоить тебя, - тихо проговорила Гейл.
        Миссис Патнер вздохнула:
        - Именно для этого и существуют матери, моя дорогая. Возможно, я могла бы облегчить твои страдания. Я бы отговорила тебя от поспешной свадьбы с Биллом, раз твое сердце принадлежало другому мужчине.
        Гейл вздохнула:
        - Возможно, я не послушала бы тебя, мама. Все дочери одинаковы! И ведь мне казалось, что я действительно люблю беднягу Билла. Теперь понятно, что я просто испытала шок от начала войны. Кроме того, я никак не ожидала, что в мою жизнь снова вернется Ян. Это его мать положила конец нашим отношениям.
        - Она навредила вам обоим.
        - Думаю, она любила Яна и считала это лучшим выходом для него.
        - Расскажи мне о Яне.
        Целый час девушка рассказывала матери о человеке, которого любила. Целый поток страсти вырвался из ее груди. Целая рапсодия любви и восхищения Яном. Мать поняла, что очень скоро снова потеряет свою девочку, но теперь в сердце ее дочери не было сомнений. Гейл все же будет счастлива.
        Гейл прочитала вслух матери отрывок из письма Яна, а затем они вместе обсудили возможность поездки девушки во Францию.
        - Полагаю, мне не стоит ехать, дорогая, - сказала миссис Патнер. - Я уже не так молода, чтобы переправляться через Ла-Манш. Да мне не слишком-то нравится, что и ты собираешься во Францию. Но я понимаю тебя и капитана Далмиера.
        Гейл засмеялась:
        - О, мам, не называй его капитаном Далмиером. Просто Ян!
        - Хорошо, Ян, - сказала мать.
        - Тебе он понравится.
        - Я уверена.
        - Значит, ты считаешь, что я могу поехать в Париж одна?
        - Дорогая, тебе необходимо обсудить это с отцом. А как Симона? Она все еще живет там? Ты можешь остановиться у нее?
        Сердце у Гейл на мгновение замерло. Симона! Вот это идея! Было бы отлично, если б она могла у них остановиться.
        Девушка не получала никаких вестей от своей подруги с тех пор, как началась война. Возможно, из-за войны они переехали в деревню, но можно было бы послать им телеграмму. Англичанам было разрешено пересекать Ла-Манш, если они ехали во Францию к друзьям или родственникам.
        Уже через сутки Гейл знала, где находилась ее подруга со своей семьей. Они остались в Париже. И Симона пришла в восторг, узнав, что Гейл собирается к ним приехать. Андре уже был на фронте, но в самое ближайшее время собирался в отпуск. Поэтому они опять встретятся все вместе.
        Ночью Гейл так и не смогла заснуть. Могло ли быть что-нибудь лучше, чем встреча с Яном в Париже? С Симоной, с Андре…
        На следующий день девушка послала телеграмму Яну, в которой сообщала дату своего приезда. Еще она написала, где именно собирается остановиться.
        Он ответил, что уже ждет ее.
        И Гейл начала готовиться к отъезду. В свободные от работы часы она ходила по магазинам и покупала одежду. Ей не хотелось больше носить те платья, в которых она ходила, будучи женой Билла.
        Наконец наступил день ее отъезда. В этом году выдалась необыкновенно суровая зима. Самая холодная за последние двадцать пять лет. Но в тот день, когда уезжала Гейл, вдруг выглянуло солнце и стало немного теплее. Это было словно обещанием того, что скоро на смену ледяным ветрам и снегу придет весна.
        Девушка и молодой человек договорились встретиться дома у Симоны, так как Ян не знал, когда точно прибывает его поезд в Париж.
        В полдень из парижского такси вышел стройный молодой шотландец в военной форме и направился к старинному дому на бульваре Саше.
        Симона была на работе. Гейл стояла у окна и вдруг увидела знакомую высокую фигуру, направлявшуюся к подъезду. Ее сердце часто-часто забилось, и девушка вдруг почувствовала, что не может дышать. Когда раздался звонок в дверь, она бросила тревожный взгляд на свое отражение в зеркале. Все в порядке? Понравится ли ему ее новое платье? Не будет ли он разочарован?
        В зеркале мелькнула стройная девушка с восторженной улыбкой и блестящими от счастья глазами, точно такая же, какой ее впервые увидел Ян. Никто бы никогда в жизни не подумал, что она уже успела выйти замуж и овдоветь.
        Через минуту дверь открылась, и старый слуга, живший здесь уже много лет, доложил:
        - Монсеньор капитан Далмиер.
        Слуга вышел, и они остались одни. Ян стоял и смотрел на Гейл, а она на него. Никто не произнес ни слова.
        Затем молодой человек снял перчатки, с плеча - сумку с противогазом, положил все это на стул и протянул к Гейл руки.
        - Дорогая! Дорогая! Дорогая! - хрипло повторил он несколько раз.
        Она не ответила. Вместо этого подбежала к Яну и, дрожа всем телом, прижалась к его груди. Его руки крепко обхватили ее. Ян поцеловал девушку сначала в лоб, а затем в губы. Наконец они вместе. Они забудут все те страшные дни, что им пришлось пережить.
        Она могла только снова и снова произносить его имя, а ее руки гладили его темные волосы.
        - Ян! Мой дорогой, мой дорогой! Мой бесценный! Любимый! Ян!
        - Боже, ты наконец со мной. Как я ждал…
        - Как мне хорошо, - тихо сказала она.
        - И мне тоже, мой ангел! Мне очень хорошо с тобой.
        Он выглядел по-настоящему счастливым. И немного похожим на мальчишку. В нем было столько жизни! Когда они впервые встретились, между ними лежало так много преград, казавшихся непреодолимыми. Они прислушались к разуму, но узнали лишь страдание и сожаление. Но теперь, теперь все трудности позади. Надо только немного подождать, и они всегда будут вместе.
        Он снял свою шинель, ремень и присел вместе с Гейл на французский диван с шелковой обивкой и множеством маленьких подушек. Старый Жак принес им шерри и печенье. В течение следующего часа никто их не тревожил, и они просто сидели и смотрели друг на друга. Ян держал ее руку в своей. Они говорили, обменивались новостями и строили планы. Шерри с печеньем остались нетронутыми.
        - Я хочу только целовать и целовать тебя, моя дорогая, - улыбнулся он.
        - Не возражаю, - рассмеялась она в ответ.
        Никто из них не вспоминал прошлое. Не хотелось чем-то омрачать эту радостную встречу.
        - Когда мы поженимся, то обязательно поедем в Лох-Касл. А когда война закончится, мы сможем остаться там навсегда. Это будет наш дом.
        - Я люблю его так же, как и ты, - мягко проговорила она.
        Он посмотрел ей в глаза и вздохнул:
        - Теперь ты будешь самой счастливой. Я сделаю для этого все, что в моих силах. - Ян поднес руки Гейл к своим губам и поцеловал каждый ее палец, а затем ладони. Затем медленно проговорил: - Ты удивительная, Гейл. И очень красивая. А такой, как сейчас, я не видел тебя никогда.
        - Это потому, что я очень счастлива.
        - Как приятно это слышать. Словно мы опять в Фонтенбло. Мне бы хотелось взять тебя на руки и снова унести в лес. Я так часто вспоминаю эти минуты.
        - Я тоже, дорогой.
        - Мы снова сможем это повторить. У меня скоро отпуск.
        Внезапно, словно что-то вспомнив, он опустил руку в карман рубашки и извлек оттуда маленькую коробочку.
        - Догадываешься, что там? - улыбнулся Ян.
        Она затаила дыхание и посмотрела на молодого человека:
        - Похоже, это… кольцо…
        - Ты не ошиблась. Оно старинное, и поэтому я боюсь, что будет велико для твоего изящного пальчика. Но, возможно, оно тебе понравится. Будем считать, что мы помолвлены. Ты не против?
        Они засмеялись. Эти слова так забавно прозвучали в устах Яна. Смешно и приятно.
        Ян надел Гейл на палец кольцо с голубой эмалью и марказитом и сказал:
        - У меня много фамильных драгоценностей, дорогая. И они все твои. Мы найдем что-нибудь получше для тебя в Париже во время моего отпуска. Я привез это кольцо, потому что мне самому оно очень понравилось.
        - Оно очень красивое, - сказала девушка и вытянула руку вперед, чтобы издали полюбоваться на украшение.
        Ян снова посмотрел на Гейл и тихо проговорил:
        - Именно об этом мечтает каждый мужчина. Вот о такой теплой и уютной комнате, камине и любимой женщине, которая его ждет. Как я счастлив!
        Затем они обнялись и сидели некоторое время так, почти не шевелясь. Она закрыла глаза и положила голову ему на плечо.


        ИЗ ДНЕВНИКА ГЕЙЛ



«Не знаю, что заставило меня начать писать еще один дневник. Это сейчас не в моде. Многие люди считают такое занятие старомодным и ненужным. Но мне почему-то очень нравится писать. Записывать все, что я чувствовала и делала. Особенное удовольствие получаешь тогда, когда в жизни происходит что-то удивительное, радостное, необыкновенное. Потом, спустя годы, будет очень приятно все снова перечитать, прочувствовать каждую минуту, каждый эпизод своей жизни.
        Возможно, я решила это сделать в память о том дневнике, который так безжалостно сожгла накануне свадьбы с бедным Биллом. Жаль, что я с ним так поступила. Ведь сейчас я могла бы прочесть его и снова ощутить ту смесь боли и экстаза, которую испытала, познакомившись с Яном. Там, на тех страницах, кое-где строчки расплылись от моих слез.
        Когда я увидела его утром в доме Симоны, то ясно ощутила, что моя любовь к Яну стала гораздо глубже и сильнее. Тогда, будучи еще школьницей, я воспринимала его как невероятно привлекательного молодого человека. Как замечательного любовника. Но теперь для меня он не только любимый, но еще и друг. Он бог, которому я с радостью буду поклоняться. Когда он обнял меня сегодня, я почувствовала, что готова отдать за него жизнь.
        Он предложил не выжидать условного времени и жениться сразу. Я согласилась и не стала спорить или возражать.
        Позднее я обсудила наше решение с Симоной. За эти несколько лет, пока мы не виделись, Симона превратилась в милое и очень разумное существо. Собственно говоря, именно она заявила, что нам не имеет смысла выжидать какое-то определенное время до свадьбы. Ведь это всего лишь формальности, а кроме того, никто не знает, что нам уготовит судьба в самом ближайшем будущем.
        Все мы понимали, что мой брак с Биллом - ошибка, потому что наша связь с Яном никогда не исчезала. Симона считает, что я вышла замуж, так как поддалась своему внутреннему благородному порыву и желанию разделить с кем-то свое одиночество. Хотя бы физическое. И это неправильно, если человек не хочет прислушиваться к своему внутреннему голосу. Из-за страха или по каким-то другим соображениям. Существует мнение, что должен пройти год перед свадьбой. Но чье это мнение? Обывателей? Людей, считающих себя столпами общества? И почему они думают, что их мнение единственно правильное? Эта фальшивка помогает им скрывать свое лицемерие, ханжеское отношение к жизни, свою слабость.
        Мы с Яном, сказала Симона, уже давно стали одним целым и принадлежали только друг другу. Просто судьбе было угодно постоянно чинить нам препятствия. Но тем не менее это не повлияло на нашу духовную связь. И в данном случае это просто лицемерие - придерживаться условностей общества.
        Я объясняла Симоне, что мы не хотели вести себя эгоистично и пренебрегать памятью о Билле. Но подруга уверяла, что, если бы бедняжка Билл увидел с неба, что со мной происходит, он непременно одобрил бы такое решение. Он хотел бы видеть свою жену счастливой. Меня волновало еще и то, что скажут и подумают мои родственники и мать Билла. Бедная старая женщина придет в шок, узнав, что ее невестка снова вышла замуж всего несколько месяцев спустя после гибели сына. Несчастная! Она не поймет этого, потому что не знает всей правды. А мои родители? Мама отнесется с пониманием, она всегда придерживалась широких взглядов и была очень терпимой. Но вот отец… Он с неудовольствием воспримет решение дочери, посчитав это дурным примером для Перчинки и Криса.
        С Яном тоже было не все так просто. Разумеется, у него нет семьи, которая могла бы каким-то образом повлиять на его мнение, но офицеры, с которыми он служил… Такие как майор Ногтон и бригадир… Они с удивлением отнесутся к тому, что капитан Далмиер столь неожиданно и поспешно женился на вдове погибшего подчиненного.
        Но Симона, понимая, с чем мы могли столкнуться, предложила нам пожениться тайно и объявить всем об этом тогда, когда придет время. Когда все страсти улягутся, наше поведение не вызовет осуждения.
        Сейчас идет война, и это дает нам право пожениться и быть вместе до отъезда Яна на фронт. И если у меня на пальце кольцо, кто это заметит? Кроме матери, я никому не открою свой секрет. Ян может писать мне письма, указывая мое прежнее имя. Возможно, все это несколько странно, но Симона считает, что так мы будем счастливее, что так нам будет легче в разлуке.
        Ян полностью согласился с Симоной, а я, как обычно, сомневалась, хотя больше всего на свете хотела быть его женой. Я все еще продолжала убеждать себя в правильности такого решения. Говорила, что уже и так лишила многого своего любимого, выйдя замуж за Билла. Мы были каждый сам по себе, а могли бы быть вместе. Кроме того, где-то очень глубоко в своем сердце я боялась, что Ян может уйти от меня так же, как ушел Билл. И этот страх подталкивал меня к тому самому единственному решению. Я хочу быть его женой прежде, чем это случится. Если это случится!
        Таким образом, эти сорок восемь часов в Париже были наполнены невероятным счастьем, возбуждением, тревогой, радостью. Родители Симоны с пониманием отнеслись к нашим проблемам и старались во всем нам помочь. Она им все рассказала, и они поддержали наш выбор, сказав, что война заставляет людей отбросить все условности. И если наше счастье не явится ни для кого помехой, то почему бы не сделать так, как мы хотим.
        Симона и Андре стали нашими свидетелями. Ян и я поженились.
        Когда я сейчас пишу свой дневник в Кингстоне, то воспринимаю тот день в Париже как нереальную мечту, невероятное счастье.
        Но, тем не менее, все это произошло в реальности. И свидетельство тому - мое обручальное кольцо на пальце. Кольцо Яна вместо кольца Билла. Как же отличается моя вторая свадьба от первой в Кингстоне. Никакой помпы, сомнений, разочарования и слез. Только любовь, которая расставила все по местам.
        Когда мы регистрировали наш брак и вместе со свидетелями ставили свои подписи в книге, я ощущала такое счастье, что даже не слышала слов поздравления.
        Затем нам предстояло отправиться в британское консульство и подвергнуться еще раз точно такой же процедуре. После этого всего нам казалось, что мы уже „очень женаты“.
        После консульства мы сели в машину. Я почти задыхалась от счастья, чувствуя себя уже не Гейл Кардью, а миссис Ян Далмиер. Ян все время называл меня ангелом, а я смеялась, потому что сама никогда не считала, что принадлежу к подобному типу.
        У нас до отъезда Яна оставались еще целых двадцать четыре часа. И он все покупал и покупал мне подарки. Я не могла остановить его. Никогда в жизни я не встречала более щедрого мужчины. Ему казалось, что он просто не в силах выразить ту любовь, которую ко мне испытывал. Я просила его не дурачиться и быть более благоразумным, напоминая ему, что следует помнить о налогах и необходимости поддерживать Лох-Касл в надлежащем состоянии, но Ян в ответ лишь смеялся. А затем спросил меня:
        - И кто же этот маленький коварный шотландец, который хочет уклониться от долга перед государством? Нет, совсем не Ян Далмиер, а его жена!
        После скромной свадьбы мы выпили шампанского с родителями Симоны и перекусили бутербродами, а затем отправились в отель „Эдуард Седьмой“. Ян часто здесь останавливался, и ему нравилось это место.
        Мы решили остаться в Париже для нашей первой брачной ночи. Мне так хотелось все время быть с ним рядом, заснуть в его объятиях, чувствовать его дыхание на своей щеке. С ужасом я думала о минуте расставания. Но он все время утешал меня и говорил, что скоро придет время, когда мы всегда будем вместе и нам не нужно будет никогда больше уходить друг от друга.
        Поужинали мы в ресторане. Было весело. Мы немного потанцевали, а затем он сказал, что хотел бы побыстрее оказаться со мной наедине, что ему жаль тратить драгоценные минуты на походы по разным местам, вместо того чтобы быть со мной. Я невольно сравнила этот вечер с тем, когда Билл заставил меня пойти в клуб и показывал меня всем своим друзьям и знакомым.
        Вечером я лежала в огромной роскошной ванне. Ян налил в воду ароматизатор от Герлен. Вдруг меня охватило какое-то непонятное чувство. Что-то вроде депрессии, и вся моя жизнь предстала в мрачном цвете. Скоро я буду вот точно так же лежать в своей ванне дома, в Кингстоне, а о Яне я буду читать только лишь в военных сводках! Как я ненавижу эту проклятую войну! Ну почему все должно быть именно так. Почему нельзя быть с тем, кого любишь больше всего на свете! Внезапно я почувствовала себя ужасно несчастной и одинокой. Чтобы избавиться от этого ощущения, я побыстрее выбралась из ванны. Затем, накинув на себя легкий шифоновый халат, выбежала из туалетной комнаты и через секунду оказалась в объятиях Яна. Стоило ему только увидеть мое лицо, как он сразу понял, о чем я думала. Как здорово, когда тебя понимают даже без слов. Он просто выключил свет, уложил меня рядом с собой и провел рукой по моим волосам. Его губы коснулись моих глаз и высушили слезы. Затем он сказал:
        - Все будет хорошо, моя дорогая. Все будет хорошо. Не беспокойся…
        Мы просто тихо, молча лежали рядом, ощущая кожей друг друга. Через час мы уже смеялись и шутили. Как хорошо вот просто так беззаботно смеяться. Это так же хорошо, как и любить. Ян обладал удивительным чувством юмора.
        Мы почти не спали этой ночью. Потому что понимали - скоро нам предстоит проститься друг с другом. Утром Ян уедет на поезде. Я, конечно, могла бы остаться еще на пару дней здесь, но что мне делать в Париже одной? Вернувшись в Лондон, я купила пластинку с замечательной песней Джека Стрэчи „Париж, ты всегда такой разный“.
        В то утро, когда мы прощались, было очень холодно. Стоял туман. Мы старались подбадривать друг друга шутками, чтобы не ощущать той страшной беды, которая нависла над нами. Ян сказал, что такая погода напоминает ему Шотландию. Он спросил, помню ли я осень, которую провела в Лох-Касле. Как я могла забыть ее? Долгие прогулки с Дугалом и Морагом. Ян пообещал, что мы снова будем бродить по парку вокруг замка. Еще он сказал, что в свой следующий отпуск он приедет ко мне, и мы сообщим всему миру, что теперь мы муж и жена.
        О том, что было со мной дальше, не хочется ни вспоминать, ни писать. Я изо всех сил держалась, чтобы не разрыдаться. Я так любила его, и для меня многое значил тот факт, что я его жена. Это было обещанием того, что теперь я обязательно его увижу снова, и мы всегда будем вместе.
        Последний поцелуй, поезд тронулся и медленно стал набирать скорость. Он стоял у окна и махал мне рукой. Я махала ему в ответ. Расстояние между нами становилось все больше и больше.
        Когда я вернулась домой, все были очень добры ко мне. Особенно мама. Она прекрасно понимала, что я чувствую, поэтому ни словом не упрекнула меня за столь поспешное решение. Она лишь сказала, что не стоит держать это в секрете от отца и Криса.
        Отец воспринял новость с большим пониманием, чего я от него ожидала. Крису я написала письмо и получила ответ. Он поддерживал меня.
        Теперь Ян может писать для „миссис Ян Далмиер“. Ничего скрывать больше не нужно.
        Завтра я снова возвращаюсь на работу в госпиталь. Теперь я стала искренне верить в судьбу. То, что тебе назначено, то с тобой и произойдет. Если война заберет у меня Яна, значит, так будет угодно Богу. Но в глубине души я всегда была уверена, что мой любимый обязательно ко мне вернется…»


        Внимание!
        Текст предназначен только для предварительного ознакомительного чтения.
        После ознакомления с содержанием данной книги Вам следует незамедлительно ее удалить. Сохраняя данный текст Вы несете ответственность в соответствии с законодательством. Любое коммерческое и иное использование кроме предварительного ознакомления запрещено. Публикация данных материалов не преследует за собой никакой коммерческой выгоды. Эта книга способствует профессиональному росту читателей и является рекламой бумажных изданий.
        Все права на исходные материалы принадлежат соответствующим организациям и частным лицам.


 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к