Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Любовные Романы / ЛМНОПР / Робинс Дениз: " Прекрасные Мечты " - читать онлайн

Сохранить .
Прекрасные мечты Дениз Робинс


        # Очаровательная Сигна Мэнтон, поддавшись порыву страсти, опрометчиво выходит замуж за обаятельного красавчика. Доверчивость навлекает на девушку множество бед. Только поддержка сестры и любовь преданного друга помогают ей справиться с трудностями и найти свое счастье…
        Синеглазая красавица Сигна Мэнтон, пережив несчастную любовь и смерть отца, едет на поиски сестры, с которой ее разлучили в детстве. Девушки рады встрече. Но неожиданно зловещая тень из прошлого Сигны врывается в их уютный мирок. Счастье и даже жизнь обеих сестер в опасности. Однако за Сигной из прошлого следует не только зло, но и человек с истинно преданным сердцем, чью любовь она не сразу оценила. Именно он может стать ее защитой и утешением…

        Дениза Робинс
        Прекрасные мечты

        Глава 1

        Сигна Мэнтон лежала в шезлонге на веранде отцовского бунгало в Сунгей-Муране и обмахивалась газетой, которую только что пыталась читать.
        В это время года в Сингапуре было жарко. Слишком жарко. Даже для английской девушки. Несмотря на то что на Сигне была самая тонкая рубашка и белые льняные шорты, а от солнца ее защищали тростниковые ставни, голова ее все равно раскалывалась. Приближалась гроза. В воздухе буквально висело ее предчувствие, и Сигна с нетерпением ждала живительной для столь удушливого дня дождевой влаги.
        Вдруг она вскочила на ноги с выражением испуга на худеньком бледном лице. Сигна была красива, светловолоса и прекрасно сложена, но горячее солнце и сырой воздух этой части Малайзии лишили ее обычных живости и румянца. От этого ее и без того огромные, фиалкового цвета глаза казались еще больше, оттеняемые бледным золотом гладких волос, подстриженных «под пажа», с челкой. Сегодня нервы ее были на пределе, поэтому появление местного жителя, столь внезапно вынырнувшего из-за угла веранды, так напугало ее.

«Сигна, ты идиотка, - укорила себя она. - Это же всего лишь один из слуг».
        Она опустилась обратно в шезлонг, прикрыв глаза и изо всех сил желая, чтобы ее отец поскорее вернулся домой. Где он? Что с ним случилось? Он отсутствовал уже почти неделю, и она жила в бунгало одна.
        Она привыкла к Сингапуру. Она выросла на Малайском архипелаге; но после смерти ее матери, норвежки, от которой Сигна унаследовала красоту, единственным близким человеком остался ее отец, добродушный и мягкосердечный плантатор, которого здесь все знали и называли «старина Том Мэнтон».
        У дорожки, ведущей из сада, послышались тяжелые шаги. Сигна опять вскочила. Она была одна и беззащитна. Если слуги узнают, что ее отец пропал, могут случиться неприятности. При виде неуклюжей фигуры мужчины, приближавшегося к ней, ее лицо вспыхнуло. Одного взгляда на его неприятное, с глубокими морщинами лицо было достаточно, чтобы она занервничала еще больше. Это был Стэнли Ричардс, их ближайший сосед-плантатор, горький пьяница. Было очевидно, что даже в такой ранний утренний час он уже был хорош. Его пошатывало на ходу, а когда он заговорил, подойдя к ней, его голос прозвучал хрипло и нечетко.
        - Сидишь тут совсем одна, а, детка? - произнес он, глядя на Сигну сверху вниз.
        - Да, - ответила она. - Папа еще не вернулся домой.
        Ричардс подтянул к себе стул, поставил его рядом с шезлонгом Сигны, уселся, вытер платком пот с лица и шеи и закурил.
        - Странно, - сказал он. - Интересно, что это с ним случилось.
        Сигна нервно огляделась:
        - Видит небо, я бы тоже хотела это знать. Если бы с ним произошел несчастный случай или нечто в этом роде, кто-то из слуг обязательно вернулся бы и сообщил мне.
        - Конечно, вернулся бы, - успокаивающе отозвался сосед. - Ты не волнуйся. Почему бы тебе не принести мне что-нибудь выпить, и мы постараемся забыть о неприятностях. Давай-ка повеселимся, ты и я.
        Щеки Сигны вспыхнули.
        - Не хочу я забывать, - обрезала она. - И к тому же вы сегодня уже достаточно выпили.
        Он расхохотался, а потом запел хриплым голосом:

        День напролет в гольф играть
        И с мальчишкой флиртовать
        Я могу, но все равно
        Сердце мое отцу отдано…
        Вскочив на ноги, Сигна с презрением и возмущением посмотрела на него:
        - Негодяй! Вы уберетесь сами или мне приказать слугам, чтобы они вас вышвырнули?
        Однако он вдруг резко протянул к ней руку, пытаясь схватить ее и притянуть к себе. Взглянув в его глаза, она испытала настоящий ужас. Даже малайцев она боялась меньше, чем этого пьяного англичанина. Ее сердце, казалось, перестало биться. Защитить ее было некому, а Ричардс был человеком беспринципным - и он был пьян. Нужно было побыстрее уносить от него ноги.
        Прежде чем он сообразил, что она собирается делать, Сигна проскочила мимо него на ступени веранды и выбежала в сад, под палящее солнце. Убегая прочь, она слышала за спиной его голос:
        - Вернись, Сигна. Не будь дурой, вернись!
        Она все бежала, задыхаясь, почти ничего не видя из-за слепящего солнца. Она понятия не имела, куда бежать, и инстинктивно направилась к китайскому храму, расположенному на полпути к вершине холма по дороге в город, - полуразрушенному храму, в котором она часто играла в детстве со своей няней. Она не останавливалась, пока не добежала до тени, которую отбрасывало огромное здание. Здесь она поняла, что этот бег по жаре стал последней каплей для ее и без того расшатанных нервов. Ноги вдруг перестали ее слушаться, земля словно рванулась ей навстречу, и со слабым стоном она рухнула вниз в глубоком обмороке.
        Солнце исчезло за грядой грозовых облаков. Вдалеке загрохотал гром. Гроза, которую так ждала Сигна, с неожиданной яростью обрушилась на округу. Проливной тропический дождь потоками падал на землю, закрывая пеленой и китайский храм, и голубовато-зеленые холмы вдалеке. Девушка ничего этого не слышала и не чувствовала. Не видела она и серый «форд», показавшийся на дороге. Машина почти поравнялась с ней, прежде чем водитель заметил распростертую на земле фигурку и ударил по тормозам, развернув «форд» чуть ли не поперек дороги.
        В ту же минуту мужчина подбежал к девушке, склонился над ней, тронул ее за плечи и с удивлением и беспокойством вгляделся в ее бледное лицо, к которому прилипли промокшие золотые волосы.
        - Это дочь Тома Мэнтона, - пробормотал он себе под нос. - Что с ней случилось?
        В этот момент Сигна открыла глаза и, ничего не различая от испуга, завопила, увидев склоненное над ней лицо.
        - Отпусти меня, - отчаянно забилась она в его руках. - Не прикасайся ко мне!
        - Все в порядке, - ласково проговорил мужчина. - Я Блэйк Сондерс - друг вашего отца. Объясните мне, что с вами.
        Сигна перестала бороться, ее взгляд, направленный на молодого человека, прояснился. Красивые серые глаза, глядевшие на нее с улыбкой, светились добротой и были совсем не похожи на налитые кровью похотливые глаза Стэнли Ричардса. Блэйк Сондерс? Да, она о нем слышала, отец говорил о Блэйке. Он недавно в Сингапуре. Он и еще один англичанин по имени Ивор Гардинер недавно купили, как партнеры, плантацию каучука здесь, в Сунгей-Муране.
        - Я так рада, что это вы. - Сигна с облегчением вздохнула и добавила с детским простодушием: - Наверное, я упала в обморок. Я убегала из нашего бунгало. Там был Стэнли Ричардс. Он опять был пьян. Стыдно признаться, но я перепугалась.
        Лицо Блэйка посуровело, пока он слушал объяснения Сигны. Он все понял. Он слышал в клубе немало сплетен о таинственном исчезновении старого Тома Мэнтона, а уж запои Ричардса и вовсе были притчей во языцех. Было очевидно, что девушка находилась на грани истерики, и нетрудно было понять почему. Нельзя было позволять ей остаться на плантации одной, не считая нескольких слуг и ее старушки няни.
        - Послушайте, - сказал Блэйк Сондерс, когда она закончила свой рассказ, - вы должны поехать со мной на нашу плантацию. Мы с Ивором приглядим за вами, пока не вернется ваш отец. За вашими вещами и няней мы пошлем, а поехать вы можете прямо сейчас, со мной, на моей машине.
        Сигна ощутила огромное облегчение. Она с усилием поднялась на ноги и провела рукой по растрепанным волосам. У нее ужасно щипало глаза, ей было больно оглядываться вокруг. У нее ныла каждая косточка. Ей уже доводилось так себя чувствовать, и она с ужасом подумала, что сейчас у нее начнется приступ лихорадки. Хотя она и была молода - всего девятнадцать, - малярия уже успела добраться и до нее, и у нее не было физических сил противостоять болезни.
        Сигна попыталась улыбнуться Блэйку Сондерсу.
        - Да, пожалуйста, позвольте мне поехать с вами, - сказала она.
        Он тоже встал и протянул ей руку. Она вложила свою ладонь в его, и он сразу же понял, что у нее лихорадка, - эти тонкие маленькие пальцы буквально обожгли его. Ее глаза затуманились. Она покачивалась, и он обнял ее за плечи. Светлые шелковистые волосы щекотали ему губы. Он почувствовал аромат, исходящий от них… ее аромат. Она была такая милая, стройная, просто прелестная. И Блэйк Сондерс внезапно потерял голову и влюбился - впервые в своей жизни.
        Он поднял Сигну на руки.
        - Вы больны, дорогая моя, - сказал он. - Я отнесу вас в машину.
        Она не ответила. Малярия, похоже, брала верх, и Сигна потерялась в круговерти озноба, боли, страдания. Она дрожала и постанывала у него на руках, как больной ребенок.
        Он устроил ее на заднее сиденье своего старенького ветхого «форда», подложив под голову свой свернутый плащ. Его переполняла нежность к ней.
        По дороге на свою плантацию сквозь проливной дождь он не переставая думал о неожиданных чувствах к этой девушке. Он мог бы посмеяться над собой, но не стал, не посмел. В конце концов, во всем этом не было ничего смешного, говорил он себе. Человек может влюбиться с первого взгляда. Со многими такое бывает. Правда, для Блэйка Сондерса это было странно. До сих пор в его жизни не было женщин. Не потому, что он не испытывал потребности в противоположном поле. Он любил женщин. Ему нравилось женское общество, он робко, втайне, поклонялся красоте. Но он был неизлечимо застенчив. Он был не уверен в себе, в собственной внешности и способности привлекать женщин. Многие говорили ему, что он хорош собой и, если попробует, сможет очаровать любую девушку. Но проблема состояла в том, что он никогда не пробовал. Но Сигна… Сигна Мэнтон, такая молодая и красивая и в то же время такая беспомощная, запала ему в сердце. Он понял вдруг, что рядом с ним сейчас та девушка, с которой он может поговорить, подружиться… которую он может обожать. И которой он может высказать все, что творится в его душе.
        Он недолго пробыл в Малайе. Окончив Кембридж, где популярность ему снискали скорее его спортивные достижения, чем интеллектуальные успехи, он поехал на Цейлон выращивать чай. А полгода назад умерла его мать, оставив ему небольшое состояние. Чайная плантация почему-то никогда его особенно не интересовала. Случайная встреча с его теперешним партнером, Ивором Гардинером, в одном из отелей Канди окончилась тем, что он сменил и занятие, и страну. Ивора интересовала большая плантация недалеко от Сингапура. Он предложил Блэйку поехать с ним, выкупить ее и вместе ее разрабатывать. Так он и очутился в Сунгей-Муране и жил здесь уже два месяца. И сегодня судьба свела его с дочерью соседа, старого Тома Мэнтона.
        Блэйк знал, что и Ивор не был знаком с Сигной. В противном случае он бы что-нибудь сказал по этому поводу. Ивор был красивым беспечным мужчиной, очень популярным среди местных дам, и не без оснований считал себя покорителем женских сердец. И вряд ли он прошел бы мимо такой девушки, как Сигна, если бы встретил ее.
        К тому времени, как Блэйк доехал до своего бунгало - симпатичного белого дома, наполовину скрытого ползучими цветами и магнолиевыми деревьями, - Сигна была уже просто дрожащим и стонущим свертком, который он тут же уложил на свою кровать и которому дал немалую дозу хинина. Затем он немедленно послал слугу в бунгало Мэнтонов за няней и сухой одеждой.
        Когда Ивор Гардинер, его партнер, на закате вернулся с плантации, Блэйк встретил его с довольно застенчивым выражением лица.
        - Слушай, Гардинер, - сказал он, - у нас гость.
        Ивор устало ссутулился:
        - Кто?
        - Дочь Тома Мэнтона, Сигна.
        Выражение скуки на красивом лице Ивора, появившееся было при слове «гость», сменилось интересом. Он слышал в клубе в Сингапуре, что дочь старины Тома просто красавица.
        - Неужели! - сказал он, усевшись в кресло на веранде, и, отправив слугу за джином с лаймом, спросил: - С ней что-то случилось?
        Блэйк рассказал, как он нашел Сигну во время грозы на холме возле старого храма.
        - У нее лихорадка, - сказал он. - Доктор Джеффрис приходил в четыре и сделал ей укол, сейчас за ней ухаживает няня. Я уложил ее в свою кровать и перебрался к тебе в комнату, посплю на раскладушке. Думаю, ты не будешь против. Ума не приложу, куда подевался Мэнтон. Все это очень странно.
        - Хмм, - сказал Ивор, с удовольствием потягивая свой коктейль. - Может, его змея укусила…
        - Но девочка говорит, что в этом случае про него что-то было бы известно. Он отправился в какую-то таинственную поездку, взяв с собой лишь парочку слуг, и ни один из них не вернулся.
        Ивор пристально всматривался в свой стакан. Что-то странное, таинственное появилось в его глазах. Но Блэйк не смотрел на своего партнера. Он думал о бледном, усталом юном личике девушки… о светлых, промокших под дождем волосах… тонких руках, мужестве, с которым она говорила ему о своем отце, пытаясь не показать ему всю глубину ее страха за него. «Бедная девочка, - подумал он, - в Сингапуре ей не место без родных… теперь вот без отца…»
        В этот момент дверь, ведущая в комнату, открылась. Худенькая фигурка в белом китайском кимоно, расшитом розовыми хризантемами, пошатываясь, стояла в проеме.
        Блэйк тут же бросился к ней.
        - Девочка моя дорогая! - потрясенно начал он. - С такой температурой вам надо оставаться в постели…
        Он смущенно умолк. Сигна вся дрожала. Взгляд ее опушенных длинными ресницами глаз, блестящих от лихорадки, обратился на другого мужчину, который с любопытством ее рассматривал. Она схватилась за спинку стоявшего перед ней стула. Ей явно тяжело было удерживаться на ногах.
        - Я… не могу оставаться в той комнате - там слишком душно, - сказала она. - Мистер Сондерс… Я боюсь…
        - Чего же? - мягко спросил тот.
        - За папу… Где он? - спросила девушка. - С тех пор как он оставил меня, прошла уже неделя. С ним случилось что-то ужасное. Я знаю.
        - Признаюсь, я тоже озадачен. - Блэйк наморщил лоб. - Но вы не переставайте надеяться… он обязательно вернется. Оставайтесь здесь, если не можете уснуть там…
        Она опустилась в глубокое тростниковое кресло, которое он ей пододвинул, и закрыла глаза. На закате на веранде было прохладно, и ей сразу стало легче дышать. Двое мужчин сидели напротив и разглядывали ее, восхищаясь ее красотой и очарованием. Но она не открывала глаз и сидела неподвижно, будто их там и не было.
        Блэйк принес из комнаты старый клетчатый плед, накрыл им Сигну и подоткнул плед со всех сторон с почти женской заботой.
        - Вы ни в коем случае не должны заболеть, - сказал он.
        Она открыла глаза и благодарно улыбнулась ему. И вдруг осознала присутствие другого мужчины… почувствовала его пристальный взгляд, направленный на нее. Сигна посмотрела на Ивора. Блэйка она видела раньше… этого же человека нет. Он необыкновенно, потрясающе красив. Блэйк одевался небрежно, Ивор же был безупречен, в белом костюме без единого пятнышка… Похоже, он на шесть или семь лет старше Блэйка, подумала Сигна. У него были гладкие черные волосы с пробивающейся на висках сединой, довольно смуглая кожа и сверкающие темные глаза, ослеплявшие женщин, которые не замечали его тонких губ, выдававших эгоизм и жестокость. Они видели только его красоту и чарующую озорную улыбку, которой он умело пользовался. Сейчас он улыбался Сигне. За последние годы он не встречал столь очаровательного юного создания.
        Щеки девушки вдруг покрылись румянцем, и она поспешно отвела взгляд от Ивора. Сигна ясно осознала, что ею восхищаются и любуются.
        - Позвольте мне представиться, - мягко произнес Ивор. - Я партнер старины Блэйка, Ивор Гардинер. Я рад, что он привез вас к нам. Мы присмотрим за вами, бедное дитя.
        Слова слетали с его языка легко и непринужденно. Ивор был профессионалом в искусстве говорить красивым женщинам очаровательные пустяки.
        Сигна сидела, вслушиваясь в мелодичный голос Ивора, и ей казалось, что от его слов боль в голове, да и в сердце, утихает.
        - Это очень любезно со стороны вас обоих, - сказала она, глядя при этом не на Блэйка, а на Ивора. Тот наклонился вперед и предложил ей стакан:
        - Как насчет коктейля?
        - Я не пью, спасибо.
        - Хотелось бы мне сказать то же самое, - сказал Ивор, весело рассмеявшись. - Не отказывайтесь, надо же когда-то начинать, и вам это пойдет только на пользу.
        Сигна невольно рассмеялась вместе с ним. Ей вдруг стало совсем легко.
        - Нет, думаю, я все-таки откажусь.
        - Ах, она очень молода, не так ли, старина? - сказал Ивор, обращаясь к Блэйку.
        Блэйк, задумчиво смотревший на девушку, кивнул:
        - Еще совсем ребенок.
        Сигна снова рассмеялась:
        - Ребенку, как вы выразились, в следующий день рождения исполнится двадцать.
        - Просто младенец в глазах закона, - заметил Ивор. - Да что там, вы даже замуж не можете выйти без разрешения отца.
        Упоминание об отце Сигны было не самым удачным ходом. Ее глаза снова погрустнели. Она с тревогой взглянула на мужчин:
        - Ни у кого из вас нет никаких предположений, куда и почему исчез папа?
        Блэйк ответил:
        - Мне пока что неясны многие детали. Расскажите нам все, что знаете.
        - Да, расскажите, - поддержал его Ивор и удобнее устроился в кресле с коктейлем в одной руке и сигарой в другой. Он почти не слушал девушку, а просто наслаждался ее красотой.
        Блэйк Сондерс, напротив, внимательно вслушивался в каждое ее слово.
        Ее отец, как оказалось, как-то раз за завтраком получил какое-то таинственное послание. Потом он встречался с неким китайским джентльменом. Сигна проводила его в бунгало и оставила их с отцом беседовать наедине, о чем - она не имела ни малейшего представления. Китаец выглядел прилично… был одет в европейский костюм… хорошо говорил по-английски - словом, вполне обычный китайский джентльмен, каких десятки в Сингапуре. Ее отец, сказала Сигна, был очень взволнован этим разговором. В тот же вечер он собрался и сказал Сигне, что отправляется в небольшое путешествие. Он не объяснил ей, куда именно, но сказал, что это «по делу» и, если все пройдет успешно, они станут богатыми.
        Он предложил ей пожить в бунгало с женой какого-нибудь плантатора или пригласить кого-нибудь составить ей компанию на время его отъезда. Но она сказала, что, поскольку он собирался отсутствовать не более двух дней, она вполне сможет пожить в их бунгало одна. К тому же нужно было заняться множеством накопившихся мелких дел, которыми она пренебрегала из-за жары и постоянных приступов малярии.
        Нужно было проследить за слугами, чтобы те сделали в бунгало генеральную уборку, также она хотела сшить себе новое платье. В последнее время отец зарабатывал немного, и с новой одеждой было непросто. Она без прикрас поведала двоим мужчинам свою историю, и Блэйк Сондерс искренне пожалел ее. Сигна, эта молодая женщина, была, в сущности, еще ребенком, и ей приходилось, безусловно, непросто на этой малайской плантации каучука с отцом, без матери.
        Он спросил:
        - Но разве ваш отец не намекнул хотя бы, что это за таинственное дело или куда он идет?
        - Нисколько. Он был чем-то очень взволнован и не переставая повторял мне, что, если все пройдет удачно, он станет богачом и тогда мы сможем поехать в Англию. Разумеется, я была заинтригована. Я никогда не видела Англию. И мне так надоел Сингапур!
        - Но я уверен, что вы не надоели Сингапуру, - вставил Ивор с улыбкой.
        Блэйк же не тратил время на то, чтобы льстить ей, он был слишком озабочен ее рассказом.
        - Странно, - сказал он. - Очень странно. Ваш отец отправился в город или в глубь страны?
        - В глубь страны, - ответила она. - Но странно то, что он не взял машину. Он отправился с двоими слугами пешком.
        - И как давно? - продолжал расспрашивать ее Блэйк.
        - Больше двух недель назад. Вот что меня пугает. Уже больше двух недель, а он говорил, что его не будет самое большее пару дней.
        - Ничего удивительного, что вы волнуетесь, - сказал Блэйк. - И мне кажется, что нам следует обратиться в полицию.
        Сигна взглянула на него своими огромными глазами:
        - Правда, папа предупредил, чтобы я не волновалась, если он задержится. И мне почему-то кажется, что он не хотел бы, чтобы я обращалась в полицию или вмешивалась в его дела. Думаю, мне следует потерпеть и ждать его возвращения.
        Блэйк Сондерс взглянул на своего партнера:
        - А ты что об этом думаешь?
        Ивор пожал плечами, поднес стакан ко рту и сделал большой глоток.
        - Я думаю, как предлагает мисс Мэнтон… или мы можем называть ее Сигна?.. лучше пока ничего не предпринимать. Ее отец просил, чтобы она не волновалась, если он задержится. В этих местах не принято устраивать переполох и вызывать полицию только потому, что человека задержали какие-то дела в глубине страны.
        Блэйк молча курил. Он беспокоился за старого Тома Мэнтона гораздо больше, чем показывал Сигне, и считал, что Ивор слишком легкомысленно относится к происходящему. Говоря по правде, Блэйк раздумывал, не случилось ли со стариком чего-нибудь совсем плохого. Вся эта история была какой-то странной.
        Но Ивор, казалось, поставил себе цель заставить Сигну выбросить из головы все волнения; уже через несколько минут он восстановил ее былую уверенность, и она снова начала улыбаться.



        Глава 2

        Прошла еще неделя.
        Том Мэнтон как в воду канул, и теперь даже Сигна была полна решимости вызвать полицию и начать расследование, если ее отец не вернется в ближайшие день-два.
        Она осталась в бунгало Блэйка и Ивора. Приступ малярии миновал, и, если бы не тревога, она бы от души наслаждалась жизнью здесь. Ухаживать за двоими мужчинами было так забавно, а они баловали ее без меры. Днем, когда они были заняты работами на плантации, она оставалась одна, с закатом же они возвращались и готовы были развлекать ее и исполнять любые капризы. Присутствие в бунгало этой девушки полностью изменило жизнь обоих мужчин. Изменило оно, увы, и их дружеские отношения. Ревность встала между ними, ревность скорее со стороны Ивора, чем Блэйка. Блэйк от природы не был ревнив, у него была открытая, честная натура, и он питал огромное уважение к женщинам. Правда, со дня смерти матери он страдал от того, что ему некого любить, не за кем ухаживать.
        В тот день, во время грозы, когда он нашел Сигну Мэнтон, любовь, выросшая из сострадания и желания защитить и помочь, настигла его. Позже она превратилась в глубокую, истинную страсть. Блейку хотелось упасть на колени и целовать чудесные ножки этой девушки. Он обожал ее и хотел доказать, что он ее достоин. И именно Блэйк, а не Ивор потакал всем ее прихотям, окружал ее заботой и нежностью, изо всех сил старался прогнать из ее головы страхи и сомнения. И она принимала все его бесчисленные любезности и почти собачью преданность с дружелюбием и искренней признательностью.
        Но сердце свое Сигна отдала Ивору Гардинеру. Это от взгляда его прекрасных глаз и его очаровательной улыбки она расцветала, как бутон цветка под лучами солнца, хотя он редко снисходил до того, чтобы хлопотать вокруг нее, предоставляя это Блэйку. Он предпочитал сидеть с ней рядом, смешить ее веселыми рассказами, льстить ей, поддразнивать и этим самым волновать ее. Это Ивору доставались улыбки Сигны и ее живой интерес, за которые Блэйк отдал бы все на свете. Ивор же лишь небрежно принимал их. В то же время он был заворожен ее красотой и редкостной чистотой и невинностью. Сигна еще не знала мужчин, Ивор был в этом уверен. Он понял, что не отказался бы научить ее любви. Это слегка развеяло бы скуку и однообразие его жизни на малайской каучуковой плантации.
        Блэйк наблюдал за происходящим без малейшей злобы или ревности, но с отчаянием, которое росло день ото дня. Он даже решился просить Сигну стать его женой. Но было очевидно, что ее интересует только Ивор. Блэйк считал Ивора порядочным человеком и мысленно готовил себя к тому дню - который, он был уверен, уже не за горами, - когда Ивор объявит об их с Сигной помолвке.
        Прошла еще неделя, а Том Мэнтон так и оставался пропавшим без вести и для дочери, и для тех немногих в Сингапуре, кто знал его.
        От жары Сигна была бледной и вялой, но все же гораздо сильнее и бодрее, чем многими неделями раньше. Она безумно волновалась за отца и все ждала хоть каких-нибудь вестей от него. Но в этом бунгало она была счастлива - счастливее, чем, как ей казалось, это вообще возможно. Блэйк был прекрасным, преданным другом, а Ивор… Ивор Гардинер был теперь для Сигны всем на свете.
        День за днем она с нетерпением ждала заката… возвращения обоих мужчин… того момента, когда она будет сидеть на подушке у ног Ивора, слушать его беспечную забавную болтовню… замирать от восторга при виде восхищения в его блестящих глазах.
        Однажды Ивор задержался на плантации, и Блэйк вернулся домой первым. Блэйку показалось, будто в сердце ему воткнули нож, когда он увидел в синих глазах Сигны неприкрытое разочарование оттого, что он вернулся один. Но он скрыл свое огорчение. Он достал носовой платок, вытер вспотевшие от жары лицо и шею и сделал вид, что не замечает вопрошающего взгляда девушки.
        - Ну и жарища, правда, Сигна?
        - Да уж, - улыбнулась она. - Блэйк, а где Ивор?
        - Он появится через пару минут. Ругается с одним из плантаторов… с твоим знакомым, Ричардсом.
        - Стэнли Ричардс… - Сигна поежилась, и улыбка ее угасла при воспоминании о человеке, так напугавшем ее в тот день, когда она сидела одна в отцовском бунгало. - Брр! Скотина, каких мало.
        Она посмотрела на Блэйка, стоявшего перед ней с тоскливым выражением в глазах. Милый старина Блэйк, добрейший из друзей. Ей нравилось его обветренное, но в то же время мальчишеское лицо, его сильные плечи и нежные руки.
        - Помнишь тот день, когда ты нашел меня? - спросила она.
        - Я бы никогда не смог забыть его, Сигна, - ответил он, серьезно глядя на нее.
        Все дни напролет, на жаре, во время работы, он непрестанно думал о ней, ее образ преследовал его… его переполняло желание всю жизнь заботиться о ней и защищать ее. Он был застенчивым, сдержанным мужчиной, но сейчас чувства побуждали его сказать больше, чем он собирался. Он шагнул ближе к девушке, жадно вглядываясь в ее обращенное к нему лицо, обрамленное светлыми прямыми волосами… мальчишескую и в то же время такую женственную фигурку в шортах и льняной рубашке, ставшую такой знакомой и дорогой.
        - Сигна, милая, - с отчаянием начал он.
        Она была удивлена и испугана новыми интонациями, появившимися в его голосе. Сигна вспыхнула до корней светлых волос.
        - Принести тебе джин с лаймом, Блэйк? - торопливо перебила она.
        Блэйк понял, что у него нет шансов. Он осознал всю безнадежность своей любви. Да, он нравился Сигне как друг… но как возлюбленный - никогда. Они не сказали больше ни слова… он лишь назвал ее по имени, а она испуганно покраснела, и он покорился судьбе.
        - Я сам налью, спасибо, милая, - лишь тихо произнес он и вошел в бунгало.
        Сигна взяла было книжку, которую читала до его прихода, но не смогла прочесть ни строчки - глаза ее наполнились слезами. Бедный Блэйк! Бедный старина Блэйк! Вот в чем, оказывается, дело. Он влюблен в нее. А она не испытывала к нему ответных чувств, да и не могла заставить себя… Как жаль его… он такой милый.
        Однако и слезы, и сожаления были недолгими. По тропинке к бунгало широкими шагами приближался другой мужчина, вытирая мокрое от пота лицо. Сердце Сигны подпрыгнуло, а книга выпала из рук. Вот и Ивор. Он вернулся… все мысли о Блэйке испарились. Возвращение этого человека значило для Сигны гораздо больше.
        После ссоры со Стэнли Ричардсом на плантации Ивор был устал и раздражен. Но, поравнявшись с Сигной, он послал ей традиционно очаровательную, озорную улыбку. Лицо ее просияло, и он понял, что она влюблена в него. Он не любил Сигну так, как Блэйк Сондерс, - крепко и искренне, - но сейчас она забавляла его, а ее влюбленность льстила его самолюбию. Воодушевленный радостью в ее глазах, он взбежал по ступеням веранды и протянул навстречу ей руки. Она вложила свои ладони в его. Он перевел взгляд на ее загорелые пальцы. У нее были красивые руки, а он ценил это в женщинах. Она залилась румянцем под его взглядом. Он оглядел ее с головы до ног.
        - Весьма соблазнительные шорты, - сказал Ивор. Он говорил полушутя-полусерьезно, и это заставляло ее трепетать от восторга. - И какая соблазнительная девушка!
        - О, Ивор! - рассмеялась она, и лицо ее запылало огнем.
        Но смех ее угас, когда Ивор вдруг привлек ее к себе, заключил в объятия и их губы впервые встретились в жадном поцелуе.
        Она закрыла глаза. На ее лице появилось то сосредоточенное, серьезное выражение, которое было хорошо знакомо Ивору, - это было выражение лица влюбленной женщины. Для Сигны это был первый опыт захватывающего чуда - поцелуя любимого. Для Ивора - всего лишь новая, хотя и увлекательная, страсть; юное влюбленное создание, сулившее новые впечатления.
        - Сигна, Сигна, - прошептал он, когда долгий поцелуй наконец завершился. - Ты не просто соблазнительна, милая. Ты просто восхитительна, и я от тебя без ума.
        - Ивор, - вымолвила она, открывая глаза. - Ах, милый Ивор.
        - Я тебя обожаю, - беспечно произнес он.
        Ему нравилась ее красота, ее застенчивое подчинение, ее страстные поцелуи.
        - Я люблю тебя, Ивор, - с огромной серьезностью ответила она.
        Он покрыл поцелуями ее лицо, волосы, нежную шею… И тут на веранду вышел Блэйк. Он принял душ, переоделся и теперь хотел отдохнуть и выпить коктейль. Увидев Сигну в объятиях Ивора, он застыл, губы его мрачно сжались, а рука крепче стиснула газету, которую он нес. Но эта первобытная ревность и даже ненависть к Ивору Гардинеру, а также горечь понимания, что ему не суждено завоевать любовь Сигны, вскоре покинула Блэйка. Он улыбнулся.
        - Так-так-так, - легко, как ни в чем не бывало произнес он. - Как это мило! Вас обоих можно поздравить?
        Сигна подняла взгляд на красивое смуглое лицо Ивора. Она дрожала от переполнявшего ее безграничного счастья. Лишь на мгновение Ивор нахмурился, будто его обеспокоила какая-то мысль, а потом беззаботно рассмеялся.
        - Конечно, Сондерс, не только можно, но и нужно. Сигна выходит за меня замуж, - ответил он.


        На следующее утро после помолвки Сигны и Ивора Блэйку пришла телеграмма, вызывающая его в Пенанг.
        - Мой старинный приятель при смерти, - объяснил он им обоим. В его серых глазах застыла тревога. - Я должен ехать к нему. Мы учились вместе в школе. Телеграмма из больницы в Пенанге. Бедняга Питер болел много недель, и я сказал им, чтобы они обязательно послали за мной, если я ему понадоблюсь. У него здесь больше никого нет.
        - Мне жаль, старина, - коротко ответил Гардинер. Внутри его все ликовало. Блэйк уезжает в Пенанг, значит, он, Ивор, останется в бунгало один… с Сигной…
        - Мне ужасно жаль, Блэйк, - сказала Сигна, взволнованная мрачным выражением лица Блэйка. - Я могу что-нибудь для тебя сделать?
        - Нет, ничего, - отозвался он.
        Но боль разрывала его на куски, пока он смотрел на девушку, комкая в руке телеграмму. Он любил Сигну. Как много она могла бы для него сделать, если бы любила его! Ему тяжело было смотреть на нее как на невесту Ивора и помнить, что рано или поздно она станет его женой.
        - Меня не будет день или два, - сказал он. - Позаботься о Сигне, приятель.
        - Разумеется, - с легким раздражением откликнулся Ивор.
        - Бедняжка Блэйк… - начала было Сигна, когда юноша уехал.
        - Ну, ну, милая, не теряй бесценные часы на соболезнования старине Сондерсу, - перебил ее Ивор и привлек к себе. - Ты должна думать только обо мне.
        Она с волнением откликнулась на его прикосновение. Она обожала его. Он был красив, его красота завораживала, и Сигна не обращала внимания на его самолюбование, на слабость его натуры и высокомерие. Подставляя губы поцелуям Ивора, она вскоре забыла про Блэйка.
        Этот день стал одним из самых памятных и роковых дней в жизни Сигны. Через несколько часов после отъезда Блэйка в Пенанг в бунгало доставили еще одну телеграмму, на этот раз для Ивора, из Англии.
        Ивор прочитал телеграмму - она была от его адвокатов в Лондоне, длинная и подробная, - убрал ее в карман, сел и глубоко задумался. Он получил неожиданные известия. Нужно было первым же рейсом лететь из Сингапура домой.
        Когда принесли эту телеграмму, Сигна дремала у себя в комнате, наслаждаясь послеобеденной сиестой. Стук в дверь разбудил ее.
        - Выйди на веранду, дорогая, - услышала она голос Ивора. - Я хочу поговорить с тобой - это очень важно.
        Сигна накинула кимоно и присоединилась к Ивору. Глаза у нее были еще сонные; она с тревогой смотрела на него. Он просматривал список отправлений пароходов во вчерашней газете.
        - Что случилось? - спросила она.
        - Слушай меня очень внимательно, сладкая, - ответил он, взяв ее за руку и ведя к стулу. - Я только что получил телеграмму от своего адвоката - мне надо срочно отправляться домой… в Англию.
        От сна не осталось и следа, Сигна испуганно смотрела на него.
        - В Англию? Ты хочешь сказать, что должен ехать один и оставить меня здесь?.. За тысячи километров?.. О, Ивор!
        Он уронил газету и обнял ее, его глаза загорелись волнением и нетерпением. Никогда еще, невольно подумала она, он не выглядел так привлекательно.
        - Сигна, - произнес он, - любимая, обожаемая моя, как сильно ты меня любишь?
        Девушка нежно погладила его по волосам.
        - Больше всего на свете, Ивор, - ответила она. - Ты и сам знаешь.
        - Тогда ты выйдешь за меня замуж… прежде чем я уеду?
        - Выйти замуж… прежде… чем ты… уедешь? - медленно повторила за ним она, слегка нервничая.
        - Да, сладкая моя, послушай…
        Он быстро заговорил низким, убедительным голосом. Сначала он уверил ее в своей любви и обожании, потом посетовал, как он несчастен, потому что вынужден покинуть ее, в то время как их связывает только обручальное кольцо. Он хотел, говорил Ивор, чувствовать, что она принадлежит ему… что она к нему привязана. Он не мог взять ее с собой в Англию, у него не хватало денег. Но у него в семье произошли определенные события (он не потрудился объяснить, какие именно), и он должен вернуться, чтобы уладить дела. Как только он вернется в Сингапур, убеждал он, он построит дом для своей жены.
        Сигна слушала Ивора, и сердце ее так колотилось, что казалось, вот-вот вырвется наружу. Она верила каждому его слову - она доверяла ему точно так же, как доверяла бы Блэйку Сондерсу. Она отлично понимала его желание привязать ее к себе… ей тоже нужны были эти нерушимые узы, и она понимала также, что он сейчас был слишком стеснен в средствах, чтобы заплатить не только за свой, но и за ее билет в Англию. Единственное, что ее смущало, - его желание сохранить их брак в секрете, пока он не вернется.
        - Даже Блэйку нельзя говорить? - спросила она.
        Ивор помрачнел.
        - Нет - никому. У меня есть на то причины - я не могу их сейчас объяснить, - но, пожалуйста, поверь мне, милая, - сказал он.
        Она колебалась. Сложно будет не рассказать все Блэйку, когда он вернется. И потом, оставался папа… ей снова стало грустно при воспоминании об отце, которого она так любила и которого все не было. А если он вернется (ах! если бы только он вернулся!
… Ему тоже нельзя будет ничего говорить?
        - Да, если захочешь, отцу можешь рассказать, - согласился Ивор.
        Но Ивор знал, что Том Мэнтон не вернется.
        - У меня есть веские основания, - повторил он Сигне. - Большей частью деловые, милая. Но я тебя прошу, не говори ничего старине Сондерсу, когда он вернется после моего отъезда. Тебе придется снять и спрятать обручальное кольцо, но это не так уж важно.


        Следующим утром Сигна Мэй Мэнтон вышла замуж за Ивора Гардинера в церемониальном дворце в Сингапуре. Она чувствовала себя словно во сне, ощущая на пальце обручальное кольцо. Волнующее знание, что она теперь жена Ивора, переполняло ее.
        Он сразу же отвез ее на «форде» Блэйка обратно в бунгало.
        - Нам осталось всего несколько часов, дорогая моя, - сказал он. - Давай проведем их наедине, подальше от людей. Завтра на рассвете я должен буду сесть на этот чертов корабль и уехать от тебя в Англию. А днем, вполне возможно, вернется Сондерс.
        Счастливая улыбка Сигны слегка померкла. Она крутила узкое платиновое колечко на пальце.
        - Ой, Ивор, - вздохнула она, - и мне придется снять это кольцо и быть с Блэйком такой… такой, как обычно… будто ничего не случилось… Как бы мне хотелось все ему рассказать!
        - Я не хочу, чтобы ты это делала, Сигна. Ты должна понять: на то есть веские причины.
        Его голос прозвучал почти зло. У нее заныло сердце. Нет, Ивор не может, не будет сердиться на нее в день их свадьбы. Сигну охватило неясное чувство тревоги. Что она натворила? В пылу страстного увлечения вышла замуж за человека, о котором на самом деле ничего не знала… человека, который на рассвете уезжал от нее в Англию… и которого она может больше никогда не увидеть…
        Она бросилась в его объятия.
        - Ивор, милый Ивор, пообещай, что ты всегда будешь любить меня и что ты вернешься ко мне!
        Он поцеловал ее с искренней страстью, крепко прижав к себе, в который раз тронутый ее красотой и чистосердечным обожанием. К тому же теперь она принадлежала ему.
        - Милая моя, любимая моя, - сказал он. - Конечно, я вернусь. Я жду не дождусь того дня, когда смогу вернуться к тебе. Ты только храни секрет… наш чудесный секрет… и верь мне. Сигна, ты прелесть! Ты понимаешь, что ты теперь моя… что мы теперь женаты?
        Машина неслась по пыльной белой дороге, залитой солнечным светом, а Сигна прижималась к мужу, его руки обнимали ее, она отвечала поцелуями на его страстные поцелуи, и все ее страхи и сомнения развеивались без следа. Это был упоительный час.
        Ивор хотел бы отвезти свою невесту в один из роскошных европейских отелей в Сингапуре, где они могли снять номер люкс, поужинать, потанцевать, посмотреть какое-нибудь шоу. Но, как он объяснил Сигне, они оба были слишком известны, и, если хотели сохранить свой брак в тайне, им не следовало вместе появляться в сингапурских отелях.
        Так что им придется провести эту ночь, свою первую ночь вместе, в бунгало Ивора и Блэйка.
        Сигне было все равно. Она была слишком взволнована и увлечена своим новым статусом миссис Ивор Гардинер, чтобы беспокоиться о том, куда они поедут. Бунгало ее вполне устраивало. Пока она была с ним, ничто другое не имело значения.
        Она расстаралась изо всех сил, чтобы для него этот их первый вечер стал романтическим и прекрасным. Сигна, а не Ивор позаботилась о том, чтобы заказать праздничный ужин, наполнить столовую свежими цветами - она хотела создать особое настроение их свадебному вечеру.
        Ивор Гардинер был любителем больших отелей, вечеринок, утонченности, он любил быть в центре внимания, особенно в компании восторженных поклонниц. Любовь на острове или в хижине, где лишь двое делили бы сладкую тайну, была совсем не в его вкусе. При других обстоятельствах все происходящее повергло бы его в скуку. Но в этот вечер он не мог заскучать. Сигна была очаровательна и никогда раньше не казалась ему такой привлекательной - тем более он знал, что покинет ее на рассвете, отправившись в Ливерпуль на лайнере компании «Бибби».
        Столь недолгое обладание ею только добавляло для него пикантности в ситуацию. Он наблюдал за ее приготовлениями к «свадебному пиру», забавляясь, но в то же время испытывая чувства как никогда близкие к искренней страсти.
        Он сидел на веранде и курил, а вокруг него яркий солнечный день стремительно переходил в тропическую ночь, бархатно-черную, наполненную золотым светом огромной луны, сверканием мириад звезд и блеском светлячков в саду.
        Сигна не меньше двух часов расставляла бесчисленные вазы с розами в столовой, где они должны были ужинать, свечи, специально купленные этим утром в Сингапуре (Сигне ужасно понравилось ходить с мужем по магазинам после свадьбы). Высокие белые свечи, которые станут освещать их пир и будут гореть, говорила себе Сигна, в честь ее любви к Ивору. И конечно, праздничный ужин… редкие моллюски, специально заказанные в городе, цыпленок с рисом, приправленный паприкой… венгерское блюдо, готовить которое повара научила Сигна, манго, папайя; бутылка шампанского, выбранного Ивором. Никогда прежде не накрывали такой роскошный стол в бунгало двух холостяков, - ни у одного из них не было лишних денег, чтобы так свободно тратить их.
        Но в тот день Ивор покупал все, чего бы Сигна ни пожелала. Казалось, тогда в Сингапуре он был готов швырять деньги направо и налево. А она хотела, чтобы этот праздник был безупречен - великолепное воспоминание для них обоих до тех пор, пока он не вернется в Малайю и во всеуслышание не объявит ее своей женой.
        Этим вечером Сигна была беззаботным ребенком, она не думала ни о печалях, ни о невзгодах. Мужчина же, наблюдавший за ней, не испытывал ни малейших угрызений совести. Существовали десятки причин, по которым ему следовало не жениться сегодня на Сигне Мэнтон, а оставить ее в покое и исчезнуть, но он не принимал ни одной из них.
        Ивор был эгоистом до мозга костей, зачастую бывал даже жесток и никогда не терял времени на раскаяние. Его девизом было «пусть завтра позаботится о себе само, живи сегодняшним днем». И сейчас он жил этими несколькими часами с очаровательной молодой женой. Ее детскость, ее неопытность забавляли его. Он наслаждался мыслью о том, что покажет ей, что значит любить… что значит жить так, как она никогда не жила в отцовском бунгало.
        Он был необыкновенно доволен тем, что преуспел там, где другие потерпели поражение. Он знал, что Сигна отказала Блэйку. Глупый осел! Он слишком деликатен и робок. Женщины не любят робких мужчин. Они любят обходительных… требовательных… опасных. Что касается остальных, появлявшихся на ее горизонте… пьяницы вроде Ричардса или зеленых юнцов из местных молодых плантаторов, которые искали ее общества… она прогнала их всех. Но в его, Ивора, руках она очутилась быстро и охотно. Она была очень молода и неиспорченна, и он был польщен.
        Сигна завершила свои труды во имя любви и позвала его оценить свои старания. Стол, устланный кружевными салфетками, которые она принесла из дома, лучший фарфор, хрусталь и серебро, которые она смогла отыскать, цветы, свечи…
        - Достаточно торжественно, дорогой? - спросила она.
        - Все прекрасно, - ответил он.
        Она рассмеялась. Лицо ее раскраснелось от работы, волосы растрепались. Она взглянула на руки и поморщилась.
        - Я иду в ванную. Потом я надену свое единственное вечернее платье для своего господина и повелителя и присоединюсь к нему.
        - Я тоже приму ванну после тебя, милая, - сказал он, оглядываясь вокруг с ленивым одобрением, - и надену в твою честь смокинг, если хочешь. Он лежит сверху в моем чемодане.
        - Это будет потрясающе. Мистер и миссис Ивор Гардинер дома… в свадебный вечер… прошу заметить, абсолютно одни, - добавила она, хихикнув.
        - Ты у меня просто еще совсем девчонка-школьница, - пошутил он, взъерошив ей волосы.
        Она посерьезнела:
        - Неужели я выгляжу как глупая маленькая школьница?.. Ты бы хотел, чтобы я была взрослая и величавая?
        - Боже упаси. Дорогая, ты чертовски привлекательна такой, какая ты есть.
        Она сунула руки в карманы шорт, поднялась на цыпочки и поцеловала его в подбородок, ее фиалково-синие глаза сияли как звезды.
        - Я тебя обожаю… муж.
        - Я люблю тебя… жена.
        Сигна зажмурилась.
        - Не могу поверить. Никак не поверю, что я твоя жена, правда.
        - Хочешь, я докажу тебе… что это так? - тихо спросил он.
        Она не ответила. Но она вся дрожала, когда он поднял ее на руки и понес в комнату Блэйка, в которой она спала с тех пор, как стала жить с ними под одной крышей. Комната была мужская, скудно обставленная, без тени романтики: вылинявшие зеленые занавески, блеклая, заштопанная москитная сетка над кроватью, самодельная мебель. Лишь цветы, которые Сигна расставила повсюду, придавали этой комнате очарование. (Завтра, с болью в сердце подумала она, их надо будет снова убрать. Вернется Блэйк. Блэйк не должен узнать, какой для нее была эта ночь…)
        Но сейчас комната была наполнена романтикой, и самая могучая в мире сила уносила Сигну прочь, сбивая ее с ног жаркой, неослабевающей волной. Ивор Гардинер знал об этой волне все. За последние десять лет своей жизни он топил в ней совесть и мысли о добре и зле столько раз, что уже сбился со счета. Женщины сменяли одна другую, как в калейдоскопе… они все влюблялись в него, в его опасный завораживающий голос и красивое лицо. Совсем юные и уже взрослые. Последняя «интрижка» (только интрижка, а не брак, разумеется) была с женщиной сорока лет, женой его работодателя на Цейлоне. Ему пришлось спешно уносить от нее ноги, не то он оказался бы замешанным в дело о разводе. Он растворился в воздухе как раз вовремя. Та женщина привлекла его недели на две, не больше.
        Сигна была самой молодой и свежей из всех его возлюбленных. В этот вечер он смиренно склонился к ее ногам и любил ее как безумный, как ей и представиться не могло. Его любовь была даже слишком напористой, иногда она пугала Сигну, но она не могла устоять. Она должна дать ему все, чего он желает.
        Она лежала в его объятиях в темной комнате, ощущая его ненасытные губы на своих губах, его нетерпеливые руки на своем юном стройном теле. Время остановилось. Мир вокруг продолжал жить своей жизнью… но она не была его частью. Она принадлежала ему… его желание было и ее желанием… она ни в чем не могла ему отказать.
        Свадебный пир… залитый светом свечей стол на веранде… слуги, готовые исполнить приказания… все это подождет.
        Но почему-то позднее, уже ночью, когда Сигна сидела напротив Ивора за свадебным ужином… все вдруг куда-то пропало. Свечи, казалось, горели не так ярко, как она рассчитывала. Их свадебный ужин был не такой уж роскошный и волнующий, он приобрел задумчивый, зловещий оттенок. Ивор, которого теперь больше интересовали еда, выпивка и хорошая сигара, больше не проявлял своей любви к ней - ни в выражении глаз, ни в движениях губ. Он был задумчив… темные брови сошлись на переносице… почти угрюмый взгляд был устремлен на далекие холмы.
        Сигна забеспокоилась. Она гадала, не разочаровался ли в ней ее замечательный муж… А вдруг ему не понравилось ее платье? Раньше он был таким жизнерадостным. Ясно, она была жалкой в том единственном голубом шифоновом вечернем платье, которое купила в Сингапуре год назад и которое надевала на все вечеринки в Клубе. Ей хотелось, чтобы Ивор поговорил с ней. Она смутно жалела, что кульминация их страсти случилась до их праздничного ужина. Ей почему-то казалось, что они оба сжульничали… и вот теперь результат был плачевным.
        Она посмотрела через стол на Ивора. Мысль о том, что он был ее мужем и любовником, который так безгранично обладал ею, снова наполнила ее сердце гордостью и нежностью. Она протянула ему руку.
        - О чем ты думаешь, милый?
        Он не посмотрел на нее, не заметил протянутую ему руку, и она разочарованно убрала ее.
        - Ни о чем, - ответил он.
        Сигна была слишком молода, слишком неопытна, чтобы знать, что делать с ним дальше в такой ситуации… и сделала все неправильно. Она поднялась, подошла к нему и обвила руками его шею.
        - Ивор… милый… я ведь не разочаровала тебя, нет?
        Муж был раздражен и не скрывал этого.
        - Нет. Что за глупый вопрос, - огрызнулся он. Она была ошеломлена. Чтобы он так холодно на нее смотрел, разговаривал таким резким тоном… теперь… после всего, что произошло… Она отшатнулась, уязвленная до глубины души.
        - Похоже, ты все-таки разочарован во мне, - сказала она. - Мне очень жаль.
        Он взял себя в руки. Он не мог сказать ей всего, что творилось у него в душе… в том укромном темном уголке, который можно было назвать его совестью. Он не мог объяснить ей, что там, за спящим садом, в жарких, лихорадочных джунглях, были вещи - вещи… которые жаждали отомстить ему. У него случались моменты безумия. Сегодня был как раз один из них. Женитьба на этом ребенке, часы их необузданной страсти, потом этот ужин, шампанское… а в результате - привкус пепла во рту, привкус, делавший его безжалостнее смерти.
        Сигна медленно опустилась на свой стул. Глаза ее потухли, губы тряслись.
        Она вдруг почувствовала, что он чужой для нее - этот человек, который сидит напротив, курит сигару и хмурится куда-то в темноту. Она ничегошеньки о нем не знала. Он был странным, необъяснимым. Весь день он был очарователен… пылкий любовник, которого она обожала. Но сейчас… этот холодный незнакомец, не желавший смотреть на нее и прикасаться к ней, пугал ее. Она начала раздумывать, не нужно ли ей было дождаться приезда Блэйка, прежде чем выходить замуж за Ивора? Не стоило ли подождать возвращения папы? Мысль об отце заставила испариться жалкие остатки ее счастья. Она поднялась на ноги, дрожа как осиновый лист.
        - Что случилось с моим отцом? - воскликнула она, и голос ее был исполнен страха. - Ивор, что, во имя всех святых, с ним случилось?
        Ивор тоже поднялся и выбросил окурок сигары в кусты. Он перевел взгляд на хрупкую полудетскую фигурку в голубом шифоновом платье. Он смотрел на светловолосую головку, украшенную большими белыми цветами… еще одна попытка Сигны выглядеть
«празднично». Но он не видел цветов. Глаза его засветились мрачным светом, он побледнел под загаром. Хриплым голосом он спросил:
        - Почему ты спрашиваешь об этом?
        - Не знаю. - Она помотала головой. - На меня вдруг что-то нашло. И я боюсь. Мне кажется, с папой случилось что-то ужасное.
        Ивор промолчал. Он оглянулся на зловещие лиловые тени, окружавшие плантацию, и пожал плечами.
        - Может быть, и так, - неприятным голосом ответил он.
        - О боже, Ивор… неужели ты и вправду думаешь…
        - Я не хочу о нем думать, - перебил Ивор.
        - Но это же вечер моей свадьбы, он должен быть здесь… чтобы пожелать мне счастья, Ивор…
        Гардинер внезапно рассмеялся; смех прозвучал натянуто.
        - Может, тебе бы хотелось, чтоб еще и Сондерс был здесь. Все они… здесь, с нами, в ночь нашей свадьбы.
        Она прижала руку к губам и застыла с ней, глядя на этого непостижимого чужака. С каждой проходящей секундой ей становилось все холоднее и страшнее от осознания того, что она наделала.
        - Ивор! - с упреком, еле слышно произнесла она.
        И тут его вновь словно подменили. Морщины на лбу разгладились, взгляд прояснился. Он рассмеялся и в одну секунду заключил в объятия хрупкое дрожащее тело.
        - Маленькая моя глупышка, - сказал он, - ну к чему весь этот разговор, а? Нам же здесь никто не нужен, так? Мы хотим побыть одни, верно? Уже больше десяти. Через шесть часов я уезжаю.
        Она расслабилась в его руках. Ошеломленная, несчастная, она прижалась к нему, рыдая как ребенок. Этого Ивора, с ласковыми руками и нежными губами, она знала и понимала. Ей снова стало лучше. Она позволила ему отвлечь себя от внезапных дурных предчувствий насчет судьбы отца… и от собственных сомнений в правильности того, что она сегодня совершила. Через шесть часов Ивор, ее муж, покинет ее. Это так. Было бы безумием с их стороны позволить чему бы то ни было испортить то короткое время, что у них осталось.
        Она подняла на него глаза, полные слез, испуганные и молящие:
        - Я так тебя люблю, Ивор. Будь ко мне добр… пожалуйста… будь добр… постарайся понять меня…
        Он был не способен понять кого-либо, кроме себя. Даже сейчас он не испытывал к ней жалости, только страсть. Его кровь вновь вскипела. Он привлек ее ближе, его пальцы стягивали шифон с ее гладких, еще незрелых плеч, губы покрывали ее лицо поцелуями.
        Он повел ее в освещенное бунгало.
        Для Сигны мир снова прекратил свое существование. Луна и звезды остались снаружи… и в таинственной тропической тьме она лежала в объятиях Ивора, забывая своего отца, прежнюю жизнь, все, кроме бурного отклика, который рождала в ней его страсть.



        Глава 3

        Этим утром из Пенанга вернулся Блэйк. Его друг, Питер Лэнг, прошлой ночью скончался в больнице. Блэйк был опечален и подавлен. Однако чем ближе он подходил к дому, тем легче становилось у него на душе. Он с нетерпением ожидал встречи с Сигной. Разумеется, она помолвлена со стариной Гардинером и никогда не будет принадлежать ему, Блэйку. Но он все равно хотел снова увидеть ее, услышать ее знакомый, дружелюбный голосок. Он молил Небо о том, чтобы Ивор Гардинер сделал ее счастливой.
        Сигна встретила его на веранде. Он радостно сжал ее руку, его глаза засияли при виде ее.
        - Ну, Сигна, как твои дела, дорогая моя?
        - Все нормально, Блэйк, - ответила она. - Только Ивор уехал.
        - Уехал? Куда?
        - В Англию.
        - В Англию? - в недоумении повторил Блэйк.
        Она рассказала ему про телеграмму, вызвавшую Ивора в Англию по срочному делу.
        - Он просил передать тебе привет и свои извинения, но дело оказалось чрезвычайно важным, и ему пришлось сразу же уехать. Он надеется, что у тебя не будет трудностей с работой здесь, на плантации, пока он не вернется.
        - Ну да, разумеется, - сказал Блэйк. - Я могу спокойно работать.
        Он был потрясен новостями, которые обрушила на него Сигна. Гардинер уехал в Англию, да с такой поспешностью, будто за ним черти гонятся. Что там могло случиться?
        Строя различные предположения о причинах поспешного отъезда партнера, Блэйк совсем не заметил, что с Сигной не все в порядке. Она была бледной и напряженной. То и дело нервный румянец заливал ее щеки, но вскоре исчезал. Время от времени ее пальцы находили и сжимали в кармане синих льняных штанов тонкое платиновое колечко.
        Сигна все еще была под впечатлением вчерашнего дня. Теперь, с отъездом Ивора, она чувствовала себя потерянной, сбитой с толку. Ей было что вспомнить - боль и восторг, сменявшие друг друга, потом рассвет, торопливые сборы, прощание. Он уехал на машине в гавань, чтобы сесть на лайнер, идущий в Англию, на который ему удалось достать билет. Сигне было невероятно трудно так скоро расстаться со своим возлюбленным. И тяжело было теперь держать в тайне от своего друга Блэйка свой замечательный секрет. Но еще тяжелее было снять обручальное кольцо с пальца. Ей было страшно, казалось, что это плохая примета.
        Она многое отдала бы, чтобы иметь возможность сказать Блэйку: «Я теперь жена Ивора. Мы поженились». Но Ивор просил ее ничего не говорить об их поспешном браке и делать вид, что они просто помолвлены. Итак, она дала слово, и ничто теперь не могло заставить ее проговориться.
        Блэйк выглядел уставшим. Но, приняв ванну, переодевшись в белый льняной костюм и выйдя на веранду к Сигне, он начал постепенно осознавать, что после отъезда партнера остался с девушкой наедине. Его пальцы слегка дрожали, когда он прикуривал сигарету, но серые глаза, устремленные на Сигну, оставались спокойными и дружелюбными.
        - Теперь заботиться о тебе буду я, моя дорогая, - сказал он. - Ты ведь доверяешь мне?
        - Конечно, Блэйк, - ответила она и улыбнулась. - Я отношусь к тебе так же, как и Ивор, - ты наш самый лучший друг.
        Ему понравилась ее похвала, но расстроил акцент «наш» друг. Неужели она теперь не мыслит себя отдельно от Ивора? Он так любил ее - эту золотоволосую девчонку! Он бы полжизни отдал за то, чтобы быть на месте Ивора.
        Внезапно сигарета упала из его рук и он вскочил на ноги.
        - Это еще что? - резко выпалил он.
        Сигна проследила за его взглядом и тоже вскочила, трясясь с ног до головы.
        Под палящими лучами солнца к ним, пошатываясь и спотыкаясь, приближался человек в грязной изодранной одежде. Седые волосы были взлохмачены и торчали в разные стороны, голова клонилась к земле, но, когда он поднял ее, они увидели лицо, застывшее в гримасе боли.
        Сигна закричала:
        - Папочка! Боже мой… это же папа!
        - Том Мэнтон! - не веря своим глазам, выдохнул Блэйк.
        В следующую секунду они оба были возле старика. Взяв его под руки, они полувнесли-полувтащили его на веранду. Он безумными глазами смотрел на дочь.
        - Сигна… моя маленькая девочка!
        - Папочка! - Слезы текли по ее щекам. - О, папа… ты вернулся! Где ты был? Что случилось? Папа… расскажи же нам!
        Блэйк принес старику воды. Том Мэнтон полулежал в одном из длинных тростниковых кресел. Его глаза были закрыты, с изможденного лица градом лил пот. Прошло какое-то время, прежде чем он смог заговорить… и тогда, держа за руку дочь, сидевшую у него в ногах, он начал рассказывать им свою историю.
        Он так тяжело дышал, а голос был таким хриплым, что временами Сигне и Блэйку нелегко было разобрать, что он говорит. Но постепенно, по кусочкам они сложили картину произошедшего.
        Три недели назад Том Мэнтон, покинув свою дочь, отправился на поиски сокровища, секретную информацию о котором дал ему китайский джентльмен, которого в тот день видела Сигна.

«Джентльмен» на самом деле был жрецом какой-то таинственной секты, о которой Том Мэнтон знал очень мало, впрочем, особо и не интересовался. Несколько месяцев назад Том спас ему жизнь на охоте. Он нашел его в минуте от гибели - человек был укушен ядовитой змеей. Мэнтон высосал яд из ранки и отвез его в больницу; теперь же он хотел отблагодарить его.
        Где-то в болотах, далеко-далеко, в самом сердце страны, затерялись руины древнего заброшенного храма. Здесь, в этих руинах, маленькая группа аборигенов еще поклонялась своим странным богам. И здесь в землю были зарыты бесценные самоцветы, которых хватило бы на немалое состояние тому, кто смог бы превратить их в деньги.
        Том Мэнтон ничего не сказал тогда дочери, потому что немного сомневался в существовании сокровищ. Он хотел увидеть их своими глазами, прежде чем давать Сигне надежду.
        Достигнув разрушенного храма спустя двадцать четыре часа труднейшего путешествия под руководством жреца, он увидел, что каждое слово этого человека было правдой. Его изумленным глазам открылись сказочные драгоценные камни. Огромные бриллианты, рубины и сапфиры, достойные короны Раджи, жемчуга, которых не постыдилась бы и королева, изумруды, продав которые можно было купить Сигне все, чего бы она ни пожелала. Том Мэнтон был в восторге. Его бедная маленькая Сигна достаточно намаялась с ним, ведя одинокую, скучную жизнь здесь, в Сингапуре. Недостаток средств не позволял ему делать все возможное для своей любимой дочери. Но теперь он мог вернуть ей долг за все пережитые невзгоды. Все эти драгоценности будут принадлежать ей. У него не было сомнений в том, что он может забрать сокровища, ведь жрец считал это справедливой платой за спасение своей жизни.
        Том Мэнтон отправился домой, его слуги несли сокровища. Но через несколько часов после того, как они покинули благодарного жреца, на Мэнтона напали аборигены, захватили в плен и увели в свой лагерь. Сокровища исчезли. Мистер Мэнтон не в состоянии был послать весточку о себе. Из-за жуткой еды и потери сил его свалила лихорадка. Ему было очевидно, что тот, кто руководил этим нападением и дальнейшим его захватом в плен, надеялся, что Мэнтон умрет естественной смертью, его найдут в джунглях и ничто не будет указывать на убийство. Хотя это было именно убийство!
        Блэйк и Сигна в ужасе переглянулись. Даже в самых безумных фантазиях они не предполагали такой невероятной истории. Сигна поднесла стакан с водой к губам отца, а потом попросила продолжать:
        - Рассказывай же, папочка. Рассказывай. Что случилось потом?
        Старый плантатор продолжил рассказ. Один из его слуг оказался предателем и рассказал еще кому-то о существовании сокровищ. Этим кем-то оказался другой англичанин, местный плантатор с преступными наклонностями, человек, полный решимости завладеть сокровищами, даже если ему придется для этого совершить убийство.
        К счастью, говорил Том, второй слуга остался верен хозяину, и однажды ночью, после того как Том провел неделю в сырой, кишащей гадами дыре, где его оставили медленно умирать, этому мальчику удалось вытащить его. Том сбежал вчера и вернулся в Сунгей-Муран, чтобы умереть здесь - страдания, голод и лихорадка окончательно доконали его.
        Но самым ужасным для него было то, что у него украли сокровища, а следовательно, Сигна лишилась всего, что по праву ей принадлежало.
        Сигна, рыдая, припала к отцовской руке:
        - Бедный милый папа! Бог с ними, с этими сокровищами. Ты только поправляйся.
        Он посмотрел на нее тускнеющим взглядом:
        - Нет, дитя мое, все это окончательно доконало меня. Но Сондерс хороший парень, я знаю, он позаботится о тебе. Я хочу, чтобы он продал мое поместье и отправил тебя в Англию. Я умру счастливым, если буду знать, что ты уедешь из этой проклятой страны.
        Ее сердце неприятно вздрогнуло. Она вдруг вспомнила про Ивора и обручальное кольцо в кармане.
        - Папа, - начала было она, но он перебил ее:
        - Мне недолго осталось жить, а я должен сказать тебе еще кое-что. Сигна, ты помнишь свою маму?
        - Очень смутно, папа.
        - А ты помнишь, что у тебя была сестра?
        Сигна ошеломленно смотрела на него не в силах вымолвить ни слова.
        - Так вот, она у тебя была, старшая. Я никогда не рассказывал тебе всю правду об этом. Но твоя мама вовсе не умерла здесь, как ты думала. Она сбежала от меня, Сигна, с русским, который потом увез ее в Англию и женился на ней. Я отпустил с ней твою сестру Паулину, а тебя оставил с собой. Уехав, они обе словно умерли для меня. И я не видел смысла говорить тебе об их существовании. Десять лет назад твоя мать умерла. Я узнал это от ее адвокатов. И еще я получил новости о Паулине. Она стала танцовщицей, знаменитой балериной. Возможно, она сейчас в Лондоне. Я могу помочь тебе связаться с ее адвокатами, и я хочу, чтобы ты нашла ее, когда приедешь в Англию.
        Сигна перевела дыхание. Она была буквально оглушена рассказом отца. Однако мысль, что она не так одинока, неожиданно обрадовала ее. У нее есть сестра по имени Паулина. Как необыкновенно и чудесно!
        Она сжала отцовскую руку:
        - Папа, милый, не умирай. Поедем со мной в Лондон, мы вместе найдем Паулину.
        Блэйк, который все это время молча внимательно слушал отца Сигны, анализируя историю о сокровищах и совершенном преступлении, склонился над умирающим.
        - Послушайте, сэр, - сказал он, - вы узнали имя того плантатора, что помешал вам вернуться с сокровищами домой?
        Том Мэнтон поднял на юношу усталый взгляд слабеющих глаз:
        - Узнал.
        - Тогда я разберусь с ним! - воскликнул Блэйк. - Я сделаю все, что в моих силах, чтобы отдать его в руки правосудия - после всего, что он сделал с вами и Сигной.
        - И я помогу тебе, - страстно поддержала Сигна. - Он убийца моего отца.
        - Тебе будет неприятно услышать его имя, парень, - прошептал Том Мэнтон. - Ты слишком хорошо его знаешь.
        - Кто он? - спросил Блэйк.
        - Твой партнер, Гардинер.
        Блэйк побледнел.
        - Неужели Ивор Гардинер?!
        - Да. Мне рассказал об этом мой преданный слуга… остальных Гардинер подкупил, чтобы они держали меня в заточении. Я должен был умереть «естественной» смертью в болотах. А Гардинер собирался сбежать из Малайи с сокровищами прежде, чем у кого-то появились бы какие-то подозрения.
        - Так вот в чем кроется разгадка его столь поспешного отъезда из Сингапура, - сказал Блэйк. - Мне с самого начала показалось это странным, но тогда я ничего не мог понять.
        Внезапный вскрик Сигны заставил мужчин повернуться к ней. Она стояла выпрямившись, прижав руки к груди. Ее лицо было мертвенно-бледным, на нем застыло выражение глубочайшего потрясения…
        - В чем дело, Сигна? - начал было Блэйк и тут же умолк. Потому что он, разумеется, вспомнил, что она помолвлена с этим человеком. Бедная, несчастная маленькая Сигна! Конечно, это страшный удар для нее. И для него тоже. У него словно почва ушла из-под ног, когда он узнал, что Гардинер, его партнер, оказался преступником. Ивор был таким вежливым, таким красивым. Как он мог отдать соотечественника на растерзание аборигенам, пусть даже ради сокровищ?
        Голосом, в котором звучала мука, Сигна произнесла:
        - Только не Ивор… о, папа, скажи, что это был не Ивор.
        - Ивор Гардинер и был тем человеком, - слабым голосом повторил Мэнтон. - Мне предоставили неопровержимые доказательства этого.
        Сигну всю затрясло с головы до ног. Она посмотрела на Блэйка:
        - Так он обо всем этом знал! Он прекрасно знал, что случилось с папой! И он ухаживал за мной! Как отвратительно!
        - Так где он? - спросил Том Мэнтон.
        - Он отплыл в Англию этим утром.
        - Тогда отправляйтесь за ним, - сказал старик. - Отправляйтесь за ним и проследите, чтобы его отправили под суд за кражу и попытку убийства.
        - Теперь я начинаю понимать, - медленно проговорил Блэйк. - Он не уехал из Сингапура раньше, потому что хотел убедиться, что живым вы сюда не вернетесь. Без сомнений, он ждал до тех пор, пока, по его расчетам, вы не умерли. Смерть от того, что вас оставили на произвол судьбы… не от ножа, не от выстрела, не от яда. Естественные причины… Хорошо продуманное убийство. Вот только вы продержались дольше, чем он рассчитывал.
        - Но эта телеграмма, которая пришла ему… похоже, это была просто уловка, - возбужденно произнесла Сигна.
        - Да, это была всего лишь уловка, - согласился Блэйк. - И могу поспорить, если мы наведем справки в Сингапуре, то узнаем, что последние неделю или две он занимался продажей камней. Камней, которые принадлежат тебе, Сигна.
        Девушка смотрела на него широко открытыми глазами. Ее сердце колотилось так часто, что она едва могла дышать. Она знала больше, чем Блэйк. Она знала, что Ивор, этот человек, преступник, скрывавшийся под маской очарования и добродушия, был ее мужем. Скорее всего, он и не собирался к ней возвращаться. Даже его брак был всего лишь pour passer le temps note 1[Note1: Здесь: способом убить время (фр.).] .
        Сигна сунула руку в карман и нащупала обручальное кольцо. Оно жгло ее как огонь. Еще вчера оно было символом тайной любви и страсти. Сегодня это был знак кошмарной связи с человеком, который убил ее отца. И вся ее любовь мгновенно превратилась в ненависть.
        Она вскрикнула и бросилась на колени перед отцом:
        - Папа, папочка, ну скажи, скажи, что ты ошибся!
        Но Том Мэнтон уже не слышал этой отчаянной мольбы своей юной дочери. Он не ответил на пожатие ее узкой ладони. Помочь ему было уже за пределами человеческих возможностей.



        Глава 4

        Уже засверкали звезды и яркая луна залила белым светом тропический сад вокруг бунгало, а Сигна и Блэйк все сидели на веранде и разговаривали.
        В соседней комнате покоилось тело Тома Мэнтона, а в сердце Блэйка Сондерса горело желание отомстить за старика - хорошего человека, который в жизни не причинил никому вреда и к тому же был отцом Сигны.
        Но в сердце Сигны в этот вечер не было ничего, кроме неописуемой боли и горя. Она не только навсегда потеряла отца, но ей еще и пришлось лицом к лицу столкнуться со страшной истиной; ужасная смерть отца была подстроена Ивором Гардинером… ее собственным мужем, человеком, которого она любила.
        Только вчера она лежала в его объятиях, отвечая на его поцелуи, обожая его всем пылом молодого импульсивного сердца. Но сегодня она узнала горькую правду. Ивор был преступником, пославшим на верную смерть старого человека, отдав его в руки злобных аборигенов.
        Любовь не может умереть за час… или за день… иногда она переживает любые муки и разочарования. Безрассудная страсть Сигны к своему мужу была все-таки еще жива, но приглушена. Сигне казалось, что ужасные новости, принесенные отцом, и его трагическая смерть притупили все ее чувства.
        - Сигна, милая, тебе надо немедленно разорвать эту помолвку, - сказал Блэйк. - Но разумеется, ты так и поступишь. Я ужасно не хочу причинять тебе боль, дорогая, но сейчас нет ни малейшего сомнения, что Гардинер попросил твоей руки просто потому, что его это будоражило. Он все спланировал заранее… и этот побег в Англию, как только он уверится в смерти твоего отца и в том, что деньги принадлежат ему. Теперь я понимаю, откуда все его таинственные визиты к «друзьям в Сингапур» без меня. Могу поспорить, он вел переговоры со своими дружками-аборигенами.
        Сигна не ответила. Она была не в состоянии произнести ни слова. Часами она размышляла, говорить или не говорить Блэйку о своем замужестве. Почему-то она никак не могла себя заставить выговорить это вслух. Ее «восхитительная тайна» превратилась в величайший позор и унижение. И она прекрасно осознавала весь ужас того, что с ней произошло. Каждый поцелуй, которым они обменялись с Ивором, стал для нее агонией и отчасти упреком со стороны погибшего отца. Она и представить себе не могла, что существуют такие злодеи, как Ивор. Любовь! Да он никогда не любил ее. Он просто пожелал ее в тот вечер и устроил это бракосочетание, потому что знал, что это единственный путь утолить свое желание.
        Она не могла рассказать Блэйку, что натворила. Она хотела, чтобы ни одна живая душа не знала о том, что она - жена убийцы своего отца. И она решила, что ее спасение - в существовании сестры. Она найдет Паулину, и Паулина поможет ей выбраться из этого отчаянного положения. Ей надо во что бы то ни стало отыскать Ивора и освободиться от него, и тогда никому, даже Блэйку, не придется узнать, что когда-то она принадлежала Ивору Гардинеру.
        - Я благодарна Небу, что у меня нашлась сестра, Блэйк. Она мне так нужна, - сказала Сигна. - Она старше и, наверное, умнее меня. Я немедленно отправлюсь в Англию и найду Паулину.
        Блэйку было больно смотреть на нее. Он понимал, как она страдает. Но его удивляло, что она старалась не говорить об Иворе. Она была слишком уязвлена, слишком разбита, чтобы назвать его имя. Хотя она была влюблена в него без памяти… Нет, решил он, несомненно, она собиралась разорвать эту помолвку.
        - Да, лучшее, что ты можешь сделать, - это поехать к сестре, Сигна, - произнес Блэйк, раскуривая трубку. Он посидел немного, молча пуская колечки, а потом продолжил: - Я сделаю все возможное, чтобы ты отправилась домой первым же кораблем после похорон отца.
        Сигна содрогнулась и спрятала лицо в ладони.
        Но она с огромной надеждой думала о своей новообретенной сестре. Нужно было сходить в свое бунгало и поискать в бумагах отца ее адрес, скорее всего, он в
«дипломате»… так она найдет Паулину. И все-таки большая часть ее мучительных мыслей крутилась вокруг Ивора… Ивора… ее мужа.

«О, зачем только я вчера вышла за него замуж… почему я поверила ему?» - снова и снова спрашивала себя Сигна.
        Слишком уж невероятно для нее было поверить, что он женился на ней ради развлечения… что он никогда и не думал о возвращении в Сингапур.

«Мне придется рассказать сестре все, - уныло думала Сигна. - Может, она сможет мне помочь».
        Но взглянуть в честные, доверчивые глаза Блэйка и рассказать ему, насколько безвозвратно она связала себя с человеком, которого ей полагалось презирать и ненавидеть, она так и не смогла.
        - Я очень сильно сомневаюсь, что Гардинер снова покажется в Малайе, - сказал Блэйк перед тем, как они расстались тем вечером. - Каучуковая плантация останется мне. Эти проклятые сокровища, каковы бы они ни были, скорее всего, обеспечили Гардинера на всю оставшуюся жизнь. Обдумав все хорошенько, Сигна, я считаю, тебе повезло, что твой отец все-таки вернулся. Подумай, чего ты избежала!
        При этих словах Блэйка Сигна лишь в который раз задрожала и судорожно сунула руку в карман, нащупывая роковое обручальное кольцо.


        До ее отъезда из Сингапура оставалось две недели. За это время предстояло многое сделать. Весь груз забот свалился на Блэйка - и даже двойной груз, потому что ему надо было не только сдержать обещание, данное Тому Мэнтону, и продать поместье для Сигны, но и привести в порядок собственные дела. Его партнер скрылся, и у Блэйка не было сомнений в том, что он больше никогда не увидит Ивора Гардинера.
        Эти две недели Сигна прожила не в бунгало. Блэйк отправил ее к друзьям ее отца, мистеру и миссис Кертис. Миссис Кертис не знала ничего, кроме того, что старый Том Мэнтон умер от сердечного приступа после путешествия в глубь страны. Она была только рада взять под свою опеку юную девушку до ее отъезда из Малайи. Но в своем горе Сигна тянулась к Блэйку, который знал если не всю правду, то по крайней мере большую ее часть.
        Он был очень добр к ней и старался помочь изо всех сил. Теперь она поняла, что именно этого человека она должна была любить, ему должна была доверять. Она с горечью думала о том, как подвели ее инстинкты, позволившие Ивору ухаживать за ней и выиграть.
        Она провела с Блэйком много тяжелых часов в отцовском бунгало, разбирая бумаги, избавляясь от немногочисленной домашней утвари и готовясь к путешествию домой. Возвращение будет грустным. А в конце пути ей предстоят трудности, о которых она не рассказывала даже Блэйку.
        Когда все, наконец, было улажено, набралось достаточно денег на все безотлагательные нужды Сигны. В отцовских бумагах она нашла и самое важное - адрес адвокатов, которые помогут ей связаться с сестрой.
        Накануне отъезда Сигны Блэйк зашел к ней, чтобы пригласить на прощальный чай. Сердце Блэйка разрывалось при виде того, какой худой и бледной стала Сигна. Он безумно любил ее, и ему была невыносима даже мысль о тех страданиях, которые она сейчас испытывала, хотя она почти и не упоминала Ивора. Но она изменилась, он чувствовал это - превратилась из ребенка в женщину с разбитым сердцем.
        А как же страдал он сам! После отъезда Сигны Сингапур уже никогда не будет для него прежним. Но ради нее он держался.
        - Морской воздух вернет тебе румянец, и ты почувствуешь себя другим человеком, когда приедешь в Англию, - говорил он ей.
        Она тяжело вздохнула. Ее чувства не изменятся до тех пор, думала девушка, пока она не отделается от этого безумного брака с Ивором Гардинером.
        - И не забудь уговорить сестру помочь тебе выследить этого мерзавца, - добавил Блэйк. - Деньги, которые он сейчас проматывает, по праву принадлежат тебе. Его надо заставить вернуть их.
        Она снова вздохнула. Деньги почему-то меньше всего беспокоили ее. Гораздо сильнее ее преследовала мысль о своей злосчастной свадьбе.
        Сигна с легкой тоской взглянула на Блэйка.
        - Я когда-нибудь увижу тебя вновь? - тихо спросила она.
        Его сердце радостно вздрогнуло.
        - Обязательно, если мне удастся это устроить. Мне придется подыскать другого партнера, тогда, возможно, я смогу позволить себе съездить в Лондон повидаться с тобой.
        - Блэйк, а у тебя в Англии есть родственники?
        - Нет, милая, и родителей тоже нет. Я такой же сирота, как и ты.
        Она слабо улыбнулась:
        - Да, мы с тобой сироты. Но мне бы очень хотелось снова встретиться с тобой. Я не хочу потерять с тобой связь.
        - Я рад, что ты так говоришь, - с замиранием сердца произнес он.
        - Я говорю серьезно, Блэйк.
        Они уже подошли к бунгало Блэйка и теперь стояли на веранде, глядя друг на друга. Девушка отвела взгляд и огляделась, слегка дрожа, несмотря на жаркое солнце. Все вокруг болезненно напоминало ей о тех днях, когда она жила здесь с Ивором и Блэйком, о той незабываемой ночи в роли жены Ивора. Она отдала бы все на свете, чтобы стереть это воспоминание… навсегда.
        Блэйк заметил ее дрожь.
        - С тобой все в порядке, милая?
        - Да… просто вспомнилось…
        Он сжал ее руку в ладонях.
        - Бедняжка… Я понимаю. Постарайся забыть об этом.
        - Мне станет легче, когда я уеду из Малайи.
        Блэйк постарался подбодрить ее. Глядя на часы, он произнес:
        - Через час за тобой приедет Кертис на машине. Пойдем выпьем чаю, а потом я поставлю для тебя новую танцевальную пластинку, которую я вчера купил в Сингапуре. Пойдем…
        Она последовала за ним, молчаливая и расстроенная, тщетно жалея, что четыре недели назад потянулась не к этому человеку… а к Ивору Гардинеру.
        Это чувство стало еще острее, когда Блэйк вместе с Кертисами провожал ее на большой белый лайнер, который должен был увезти Сигну Мэнтон прочь из Малайи.
        Ее каюта была уставлена цветами, посланными Блэйком. Книги, журналы - все от Блэйка. Доказательства его доброты и преданности, которая не уменьшилась, несмотря ни на что. Сигна была тронута до глубины души, и ей вдруг ужасно расхотелось уезжать от него. В конце концов, Лондон будет для нее чужим городом… и она окажется там чужой. Даже когда она найдет Паулину, ее сестра будет для нее просто незнакомой девушкой. Они могут не понравиться друг другу, не поладить. Блэйк был единственным человеком в мире, которого она знала и любила.
        Сигна протянула к нему руки, и слезы катились по ее щекам, когда она прощалась с ним.
        - Я никогда не забуду, как много хорошего ты для меня сделал, - прошептала она.
        У Блэйка пошла кругом голова от ее слез, причиной которых был он сам, и от ее красоты. Необычная, прекрасная юная Сигна, в новом дорожном пальто, маленькой красивой шляпке. В ней осталось очень мало от ребенка, зато появилось многое от женщины. Но он знал, что будет вечно тосковать по тому ребенку в линялых шортах и рубашке, со светлыми волосами… по той Сигне, которую он впервые встретил и полюбил в Сунгей-Муране.
        - До свидания, дорогая, - выговорил он, наконец, охрипшим голосом и обнял ее.
        Она крепко прижалась к нему, не думая о Кертисах, смотрящих на них, и подняла мокрое от слез лицо для прощального поцелуя.
        - Спасибо тебе огромное. Пиши как можно чаще, я тоже постараюсь, - глотая слезы, сказала она. - Ах, Блэйк, как бы мне хотелось, чтобы ты ехал со мной.
        Эти слова он вспоминал намного позже, когда она уже уехала. Слова и легкое, нежное прикосновение ее губ к его щеке. Кертисы настояли, чтобы он поужинал с ними в Сингапуре и посмотрел эстрадное выступление в кабаре. Но он, казалось, ничего вокруг не видел и весь вечер был мрачен и молчалив. Когда Кертисы вернулись домой, миссис Кертис заявила мужу, что она «уверена, что очень скоро молодой Сондерс соберет пожитки и ринется в Англию за Сигной Мэнтон».
        Она оказалась права. Именно так и случилось.


        Через неделю после отъезда Сигны, преследуемый мыслями о ней и ее прощальными словами: «Ах, Блэйк, как бы мне хотелось, чтобы ты ехал со мной», Блэйк начал готовиться к отъезду из Сингапура.
        Он любил Сигну, она нуждалась в нем. Один Бог знает, говорил он себе, что с ней случится в Англии. Вдруг она не найдет сестру? А если даже найдет, то все может сложиться неудачно… Или в ее жизни опять объявится Гардинер и все усложнит и испортит. Вообще-то Блэйк был стоиком и не отличался богатым воображением. Но его воображение прямо-таки впадало в буйство, когда он представлял себе Сигну в Лондоне, одну и без друзей.
        Удача благоволила ему настолько, что в округе объявился американец, горящий желанием выкупить его долю в плантации. Он передал этому человеку поместье, взял денег столько, сколько ему было необходимо, и предоставил юридической компании в Сингапуре уладить все остальные формальности. Затем он отправился в Англию на первом же корабле, шедшем в ту сторону.



        Глава 5

        Туманным утром в конце октября Сигна прибыла в Англию. После проведенных в Малайе лет здесь ей казалось холодно и мрачно. Несмотря на толстое пальто, она дрожала в поезде всю дорогу от Ливерпуля, где она сошла на берег, до Лондона.
        Но она была рада, что ее путешествие наконец завершилось. Долгие недели на борту судна были не из приятных. Единственной компанией в дороге стали ей печальные, полные страха мысли. Другие пассажиры не вызывали в ней интереса. Ни одному мужчине на корабле так и не удалось пококетничать со светловолосой молодой женщиной. Она избегала общества людей, писала длинные письма Блэйку, которого ей с каждым днем не хватало все сильнее, и старалась не позволять мыслям об Иворе и своем безумном замужестве слишком расстраивать себя.
        И вот она очутилась в родной стране отца, на пути в Лондон, где надеялась отыскать свою незнакомую сестру. Она во все глаза разглядывала проплывающий за окном пейзаж, пораженная его непривычностью.
        Она видела фотографии Англии, киноленты в кинотеатрах Сингапура. Сейчас она сама оказалась здесь и все было настоящее. Сельская местность, дубы, их коричнево-красные листья, срываемые с деревьев осенними ветрами. Серый дождь. Деревушки, непривлекательные городки Мидленда и, наконец, череда пригородов, потрясшая Сигну, и еще более удивительный Лондон.
        И только в такси, которое везло ее по адресу в Вестминстере к адвокатам Паулины, она почувствовала, как ее настроение постепенно улучшается.
        Он немного пугал… но все равно захватывал, этот огромный красивый город с внушительными зданиями и парками. Река… Вестминстерский мост и здание Парламента, величественные шпили аббатства - эти картины Лондона, увиденные впервые, навсегда запомнились Сигне. И вот, наконец, контора адвокатов.
        Спустя не так уж много времени она вышла из этой конторы в еще более приподнятом настроении. В руке она держала адрес Паулины. Паулина Мэнтон звалась теперь Паулой Владамир. Под этим именем она танцевала в Русском балете. Адвокаты сказали, что сейчас она выступает в «Ковент-Гарден», живет в квартире на Уайтхолл-Корт, окна которой выходят на чудесную реку, что так запала в душу Сигне.
        Позвонив в квартиру сестры, Сигна почувствовала, как бешено колотится ее сердце. Какая она, Паулина? Будет она рада или расстроена, узнав, что у нее есть младшая сестра? Похожи ли они внешне друг на друга? По характеру, конечно, они совсем разные. Паулина должна быть очень талантлива. В Русском балете танцевали только лучшие. По-видимому, она была великой балериной… и имела огромный успех, завоевала известность и заработала немало денег.
        Сигна очень хотела увидеть ее. Им надо столько всего обсудить! Паулина расскажет об их матери, с которой она жила, Сигна сможет поведать Паулине об отце, которого та не помнила. Все это было так волнующе. Если бы не темные, зловещие мысли об Иворе и их браке, то и дело мелькавшие в ее голове, Сигне казалось, что сегодня она была бы счастлива.
        Дверь открыла служанка. Это была квартира с гостиничным обслуживанием, но у Паулины была своя служанка. Девушка сказала, что мадемуазель Владамир нет дома, но она вернется к шести часам, так как на это время у нее назначена здесь встреча с джентльменом.
        Сигна застенчиво улыбнулась служанке:
        - Я - родственница мадемуазель. Можно я подожду?
        Служанка заколебалась, но, глядя на Сигну и зная теперь, что она «в родстве» с хозяйкой, все же согласилась.
        Сигна бродила по комнате, захваченная открывшимся ей зрелищем. Она была знакома с жильем в основном на примере бунгало на плантациях и отелей в Сингапуре. Эта квартира была роскошной, современной, просто фантастической. Из просторной гостиной с кремовыми стенами и зелеными парчовыми занавесями на высоких окнах открывался вид на Имбанкмент-Гарденз и реку. На полу лежал толстый пушистый ковер нежно-зеленого цвета в тон занавесям. Мебели было немного, но она казалась красивой и дорогой. Диван с обшивкой из парчи, заваленный подушками; книжный шкаф, заставленный книгами в кожаных переплетах; глубокие мягкие кресла; кабинетный рояль, открытый, усыпанный нотными листами; радиола. А над камином, в котором распространяя волны тепла тлели угли, - изысканное полотно Дега, изображающее балетную сцену.
        Кругом стояли цветы. Большая ваза с лилиями на рояле, золотые и бронзовые хризантемы в огромной напольной вазе у окна. Паулина явно любила цветы и получала их в огромном количестве. Каминная полка была завалена визитками и пригласительными билетами. Мадемуазель Владамир, похоже, были рады видеть везде.
        Вошла служанка, убрала изящный чайный поднос, который приносила для Сигны, и спросила, не желает ли та вымыть руки. Сигна последовала за ней в ванную, где у нее в который раз перехватило дыхание. Да уж, подумала она, сестренка Паулина любит роскошь. Что за ванная! Стены и пол выложены зеленой плиткой, серебряный потолок, залитый светом, огромная зеленая ванна с сияющими никелированными кранами, большие махровые банные полотенца и белоснежные льняные, и на каждом - монограмма Паулины.
        С легкой грустью Сигна вспомнила бунгало, в котором они с отцом так долго жили в Сингапуре. Сырые, в потеках стены в ванной, по которым почти всегда ползали жуткие насекомые, старомодная ванна в пятнах, заплатанные грубые полотенца… Должно быть, здорово, подумала она, жить как Паулина.
        Она собиралась вернуться в гостиную и почитать книгу до возвращения Паулины. Было уже почти половина шестого. Но вдруг через приоткрытую дверь она краем глаза заметила спальню сестры. Любопытство заставило ее заглянуть внутрь. Большую тахту балерины украшало красивое покрывало из французской гофрированной кисеи, в ногах лежал шикарный коврик из белого меха. Ковер на полу был темно-розового цвета, занавески - из мерцающего розового атласа. Большой низкий туалетный столик был уставлен флакончиками с золотыми пробками - всевозможной косметикой. Приглушенный свет, высокая ваза с алыми розами.

«У нас сестрой была совсем разная жизнь», - подумала Сигна скорее с интересом, чем с завистью.
        Ей вдруг очень захотелось понравиться Паулине, чтобы та не сочла ее слишком плохо одетой, бледной, без всякого шика. Она прошла через комнату к туалетному столику, на ходу снимая шляпку. Надо причесаться, нанести немного румян и подкрасить губы, чтобы предстать перед Паулиной более светской, привлекательной.
        И тут она остановилась как вкопанная. Подойдя к кровати Паулины, она заметила фотографию на прикроватном столике, рядом с будильником и коробкой сигарет. Сигна не могла отвести от фотографии изумленного взгляда. Этого не может быть, проносилось у нее в голове… не может быть…
        Она бросилась к столику и схватила фотографию. Ее всю трясло, когда она смотрела на это знакомое красивое лицо. Лицо, неприятные воспоминания о котором преследовали ее вот уже несколько недель.
        На нее, улыбаясь, смотрел Ивор Гардинер. В белом фраке, с белой бабочкой, с гвоздикой в петлице, руки в карманах, во рту сигарета. Ивор, жизнерадостный прожигатель жизни, а не плантатор из Сунгей-Мурана.
        Потрясенный взгляд Сигны скользнул на подпись, небрежно оставленную внизу фотографии: «Навеки ваш, Ивор».
        Сигна повторила вслух, словно не веря глазам:
        - «Навеки ваш, Ивор». Значит, это все-таки Ивор. Мой Ивор.
        Она поставила фотографию на место и, повернувшись, со всех ног бросилась прочь из этой теплой, благоухающей ароматами комнаты в гостиную. Ее лицо вмиг покрыла бледность, ее руки дрожали. Сигна никак не могла понять, как у Паулины оказалась эта фотография, да еще и с такой подписью.
        Она стояла у камина, прижав руки к щекам, и сердце у нее так и норовило выскочить из груди. Во входную дверь постучали. Служанка не подошла, она была внизу, в комнате персонала. Сигна тщетно старалась вернуть потерянное самообладание, но самое большое, на что она сейчас была способна, - это стоять на месте, дрожа как осиновый лист и глядя перед собой невидящими глазами.
        И тут она услышала мужской голос. Голос, так же ненавистно знакомый, как и лицо на той фотографии у кровати Паулины.
        - Кто-нибудь дома? Можно мне войти?
        Дверь открылась. В комнату вошел высокий, хорошо сложенный мужчина в шикарном сером костюме в полоску. Он на ходу вынимал сигарету из золотого портсигара. Увидев стройную девушку у камина, он застыл на месте. Непринужденность тут же исчезла с его лица, он вздрогнул.
        - Боже правый! - воскликнул он.
        Сигна не ответила. Ее потрясение было так велико, что она лишилась дара речи. Это действительно был Ивор. Ивор, вошедший в квартиру ее сестры так, будто был здесь хозяином.
        Наконец речь вернулась к ней.
        - Ивор… - выдавила она. - Ивор…



        Глава 6

        Он смотрел на нее изумленными глазами, лицо его приобрело пепельно-серый оттенок. Сигна тоже не могла отвести от него глаз. Она еще больше побледнела, ее синие глаза были не менее потрясенными и испуганными, чем у него. Он шагнул к ней, пристально вглядываясь в ее лицо, словно желая убедиться, что она не призрак, а создание из плоти и крови.
        - Что ты здесь делаешь?
        Сигну затрясло мелкой дрожью. Снова слышать этот голос, ласкающий слух, который полностью лишил ее разума и воли в Сингапуре, шесть недель назад… видеть его… прежнего красавца Ивора, аккуратно причесанного, одетого в шикарный серый костюм… все это было для нее настоящим мучением. В то же время при виде нескрываемого испуга на его лице в ее груди начало разгораться пламя негодования. Он был не рад видеть ее. Это было очевидно. И он был убийцей, пославшим ее отца на смерть. Ей нужно как следует помнить именно это, а не то, что когда-то она любила его и принадлежала ему.
        - Сигна! - сказал Ивор. - Что, во имя всех святых, ты делаешь в этой квартире… и вообще в Англии?
        - Мой корабль пришвартовался сегодня утром, - ответила она, стараясь говорить спокойно. - И я здесь, потому что Паула, как ни странно, моя сестра.
        Это заявление повергло Ивора в такой шок, что он лишился дара речи. Сигна - сестра Паулы?! Запинаясь, он принялся задавать ей вопросы:
        - Но… но как это возможно? Ее фамилия Владамир… Она наполовину русская… ты была мисс Мэнтон… я ничего не понимаю…
        - Позволь я объясню, - сказала Сигна. - Много лет назад моя мать сбежала от отца с русским по фамилии Владамир. Паулина отправилась с ней, они ее и вырастили. Я осталась с отцом. Как я понимаю, Паулина воспользовалась именем отчима - и под этим именем танцует в Русском балете. И очевидно, называет себя Паулой. Но на самом деле она - Паулина Мэнтон, моя сестра.
        Все еще потрясенный, Ивор, тяжело дыша, смотрел на свою жену.
        - Но… она ожидает увидеть тебя здесь? - выговорил он. - Она знает, что ты должна приехать?
        - Я посылала из Сингапура письмо на имя ее адвокатов. Осмелюсь предположить, она знает, что я должна приехать, - ответила Сигна.
        - Я несколько дней не виделся с Паулой, - продолжил Ивор, нервно теребя воротничок рубашки. - Вот почему она мне не сказала - наверное, тогда она еще не знала. Боже правый! Какое совпадение - и какая катастрофа!
        Сигна не сводила с него пылающего взгляда.
        - Теперь моя очередь задавать вопросы, - сказала она. С каждой секундой она все больше успокаивалась, хотя и до сих пор дрожала. - Откуда ты знаешь мою сестру?
        - Меня представили ей как-то вечером после балета, в первый мой приезд в Англию, - ответил он, трясущимися руками шаря по карманам в поисках портсигара. - И я…
        - И ты, без сомнений, играешь с ней в ту же игру, что и со мной, - холодно закончила его фразу Сигна. - Я была у нее в спальне. Там стоит твоя фотография с подписью «Навеки ваш, Ивор».
        Ивор избегал обвиняющего взгляда Сигны. Про себя он проклинал нелепую случайность, которая привела ее сюда. Какую грязную шутку сыграла с ним судьба, думал он. Сигна и Паула - сестры!
        - Ивор, - произнесла Сигна, - ты даже хуже, чем я думала. По-моему, ты самый беспринципный человек из всех живущих. А я тебя любила, я тебе верила. Ты заставил меня выйти за тебя замуж, прежде чем уехал из Сингапура.
        Ивор нервно затянулся сигаретой. Его блестящие глаза смотрели на нее сквозь табачный дым, полуиспуганные-полуразъяренные. Сегодня вечером он не видел в Сигне ничего красивого. После долгого плавания и всего, что ей пришлось пережить до этого, она была бледным, уставшим, осунувшимся созданием. В ней совсем не осталось красок - даже золото ее волос теперь казалось ему тусклым. Сигна ему была уже неинтересна. Восемь недель назад, в Малайе, он женился на ней только потому, что хотел удовлетворить свой порыв страсти и знал, что другим путем овладеть ею невозможно. Он бросил ее, будучи уверенным, что она никогда не найдет его снова. Ему и в страшном сне не могло присниться, что она поедет за ним в Англию и найдет его - через Паулу.
        Он был безумно влюблен в Паулу Владамир… гораздо сильнее, чем когда-то в Сигну. Паула была непревзойденной балериной и к тому же знаменитой женщиной, полной блеска и очарования, испорченной femme du monde note 2[Note2: Дама из высшего света (фр.).] . У Сигны не было ни ее блеска, ни ее шика. И, на взгляд Ивора, Паула была в сотню раз красивее. Он мысленно сравнил ее с Сигной. Блистательная Паула… странная противоположность своей сестре: она была настолько темной, насколько Сигна была светлой. Сигна пошла в мать-скандинавку, а Паула в отца - темноволосая, кареглазая, с кремовой кожей и гибким телом танцовщицы.
        На лбу Ивора выступил пот. Он в отчаянии стиснул зубы, думая о том, каким безумием было жениться на Сигне в Малайе. А ведь только в прошлые выходные он сказал своей прекрасной Пауле, что обожает ее, и попросил ее стать его женой. Двоеженство! Да. Но двоеженство было еще не самым тяжелым преступлением Ивора Гардинера.
        Он поднял голову и перехватил взгляд Сигны, пристально смотревшей на него. В ее глазах, по-детски жалобных, уже не было прежней любви и обожания.
        - Ивор, я теперь все знаю, - сказала она. - Перед тем как я уехала из Сингапура, вернулся мой папа. Ему удалось сбежать. Перед смертью он рассказал мне и Блэйку все.
        Для Ивора это было еще одним ударом - на сей раз весьма тяжелым. Он рассчитывал, что старый Том Мэнтон давно мертв… Будь проклят этот желтолицый дьявол By, который клялся, что Тому не удастся сбежать… что он никогда и никому не расскажет правду о зарытых сокровищах.
        By получил треть того сокровища… Но, даже отдав такую большую его часть, Ивор Гардинер все равно стал богатым человеком. Теперь у него было достаточно средств, чтобы предложить руку и сердце известной балерине Пауле Владамир…
        - Ну и что там с твоим отцом? - заставил себя как можно небрежнее спросить он.
        Ее лицо вспыхнуло ярким румянцем.
        - Ты прекрасно знаешь, Ивор, - сказала она. - Мы с Блэйком пришли в ужас, когда увидели папу - он был совершенно разбит. И причиной тому был ты, Ивор, папа нам все рассказал. И у тебя хватило совести заниматься со мной любовью, жениться на мне - зная об этом!
        Ивор потянул воротничок рубашки. Теплый воздух гостиной Паулы, наполненный ароматами цветов, казалось, душил его. К тому же в любой момент могла вернуться Паула. Он не должен позволить ей услышать всю правду про него. Он был от нее без ума. И она тоже его любила. Он должен увести Сигну из этого дома до возвращения Паулы.
        - Послушай, Сигна, - торопливо произнес он, - я не могу разговаривать с тобой здесь. В любой момент может вернуться Паула. Сначала я должен поговорить с тобой наедине - все тебе объяснить.
        - Нет, сначала я хочу увидеть Паулу, - возразила Сигна. - Я при первой же возможности расскажу ей, какой ты мерзавец и подлец.
        - Сигна, не злись на меня так, - умоляющим тоном проговорил Ивор, хотя у него чесались руки схватить ее и трясти, как грушу. - Ты не знаешь всей правды - ты лишь слышала искаженный рассказ. Твой отец соврал - я не имею никакого отношения к его похищению, абсолютно никакого.
        - Я тебе не верю. У тебя виноватый вид - твои глаза выдают тебя, Ивор. Больше я никогда не поверю ни единому твоему слову.
        Он изо всех сил старался не сорваться на нее, хотя ему это удавалось с трудом. Он не был намерен позволить этой девчонке разрушить все его планы. Он хотел сохранить любовь Паулы и ее доверие к нему. И какая муха укусила его, когда он решил жениться на Сигне, в ярости думал он.
        - Послушай, дорогая моя, - произнес Ивор все тем же ласковым тоном. - Я могу все объяснить, если ты только дашь мне шанс.
        - Очень хорошо, - сказала Сигна, глядя прямо ему в глаза. - Какое у тебя объяснение? Можешь дать его прямо здесь.
        - Я не могу говорить в этой квартире, Сигна. Будь же благоразумна. Скоро вернется Паула - будет жуткий скандал. Послушай, если ты хоть немного любишь свою сестру, не надо вот так все на нее обрушивать. Она не знает о… нас с тобой. И она… э… симпатизирует мне.
        - В этом нет сомнений, - с горечью произнесла Сигна. - Ты непревзойденный мастер заставлять женщин симпатизировать тебе. Бедная Паула! Видит бог, я не хочу приносить в ее жизнь страдания сразу же после своего появления. Насколько я помню, мы ни разу не виделись; когда нас разлучили, мы были совсем маленькими. Я только знаю, что она - единственное, что у меня есть на этом свете, и она мне очень нужна.
        Ивора Гардинера ничуть не тронули одиночество и отчаяние Сигмы. Он думал только о своем собственном положении и о необходимости увести Сигну из этой квартиры - сейчас же. От одной только мысли, что вот-вот может появиться Паула, он обливался холодным потом. Он собирался отвести ее поужинать куда-нибудь и за ужином подарить восхитительное изумрудное кольцо, которое он заказал для нее из безупречного камня, одного из сотен в его малайском сокровище.
        - Сигна, пожалуйста, дай мне последний шанс, - снова повторил Ивор. Он схватил ее за руку и крепко сжал. - Я ужасно сожалею, что вел себя как последнее чудовище. Я вижу, ты считаешь меня отъявленным негодяем. Но я тебе все-все объясню, если ты только дашь мне шанс. Только мне надо поговорить с тобой в каком-нибудь другом месте, не здесь.
        Сигна устало провела ладонью по лбу. У нее снова начала болеть голова. Она была уставшей и озадаченной. Прикосновение пальцев Ивора было настоящей мукой. Когда-то она так сильно его любила… Когда-то, под звездами Малайи, не ведая о страшной правде, она лежала в его объятиях, безоглядно отдаваясь ему и душой и телом. Теперь он стоял перед ней, и приговор был известен… убийца ее отца. Она содрогнулась и стряхнула с себя его руку.
        - Не смей прикасаться ко мне, - отрезала она.
        Он прикусил губу. У него и не было ни малейшего желания дотрагиваться до нее. Но он тут же изобразил раскаяние и угрызения совести.
        - Сигна, милая, эта встреча была для нас обоих большой неожиданностью, - низким вкрадчивым голосом произнес он. - Сигна, я признаю, что вел себя по-свински, но прошу тебя, пойдем сейчас со мной и все обсудим. Ты сможешь увидеться с сестрой позже. С твоей стороны будет так благородно дать мне еще один шанс.
        Сигна заколебалась. Она хотела остаться здесь, поговорить с Паулиной и получить от нее помощь, совет и утешение. Она чувствовала себя такой потерянной, одинокой - и испуганной. Но просьба Ивора казалась вполне разумной. Ей и самой хотелось «все обсудить»… выслушать любые его объяснения. Если бы только здесь был Блэйк, неожиданно пришло ей в голову. Блэйк бы помог ей… справился с Ивором. Странно, что в такой момент ее мысли обратились к Блэйку…
        - Куда ты хочешь со мной пойти? - безжизненным голосом произнесла она.
        - А где ты остановилась? - В его глазах светилось нетерпение, лицо прояснилось.
        - Нигде. Я оставила весь свой багаж на станции.
        - Тогда тебе понадобится комната на ночь.
        - Я думала, моя сестра не откажет мне в приюте.
        - Разумеется, но ты же не захочешь разрушать все ее планы и мешать карьере, - жестоко заметил Ивор.
        Бледное лицо Сигны стало пунцовым.
        - Нет - наверное, ты прав. Я сниму комнату в гостинице.
        - Я тебе помогу, - сказал он, хватаясь за любую возможность увести ее из злополучной квартиры. - Я знаю неподалеку тихую гостиницу на Нортумберленд-авеню. В конце концов, Сигна, - он одарил ее одной из прежних ослепительных улыбок, - я все-таки твой муж, и ухаживать за тобой - моя обязанность, независимо от того, что ты имеешь против меня.
        Она посмотрела на него с внезапным отвращением. Казалось невероятным и ужасным, что такая красота и такое очарование скрывают под собой такого подлеца. Ее муж! Она все на свете отдала бы, чтобы вычеркнуть эту страницу из своей жизни.
        Она позволила ему увести себя из квартиры Паулины. Она решила, что будет лучше, если перед разговором с сестрой выслушает сначала его. Она сможет более точно объяснить все Паулине, когда станет понятно, что Ивор собирается делать с их браком. На данный момент она считала, что положение более чем затруднительное. Многое еще предстоит сделать, через многое пройти. А Паулина любила Ивора, и теперь… Ивор был ее любовником. Казалось, все это какой-то фарс… злая шутка, которую с ними всеми сыграла судьба.
        Ивор уводил Сигну из квартиры Паулы, а его обычно изобретательный мозг находился в непривычном оцепенении. Он и сам точно не знал, что скажет Сигне или как ему удастся не допустить, чтобы она рассказала Пауле правду. Помимо прочих прежних грехов, он утаил от Паулы свое настоящее имя. Вернувшись в Англию с новообретенным состоянием, он сменил фамилию Гардинер на Челлисон, оставив только имя. Он наболтал Пауле целый ворох чудесных выдумок, хвастался древним родом - благородными Челлисонами, в чьих жилах текла даже королевская кровь, - и владениями за границей (тоже ложь от начала до конца). А у нее не было ни малейших причин не верить его словам. Он был необыкновенно красив, обходителен, и он был превосходным лжецом.
        Холодный октябрьский воздух заставил Сигну снова поежиться. Как все-таки тоскливо в Лондоне! Она чувствовала себя измученной. Сегодня вечером она многое бы отдала, чтобы оказаться в бунгало Блэйка в Сингапуре, под теплым солнцем, увидеть его честное, улыбающееся лицо и почувствовать его нежность, дружеское участие и защиту.
        Ивор отвел ее в «тихий отель» на Нортумберленд-авеню. Увидев, что она записалась в регистрационной книге как мисс Мэнтон, он вздохнул с облегчением. Только к лучшему, если она не хочет называть себя миссис Гардинер, мрачно подумал он.
        - Я только провожу свою сестру в номер, - громко, чтобы услышал клерк за стойкой, произнес он. - Пойдем, дорогая.
        Сигна открыла было рот, чтобы запротестовать. Почему он притворяется ее братом? Но он прошептал: «Не спорь, Сигна, так будет лучше», и она с усталым вздохом промолчала.
        Оказавшись в маленькой неприглядной комнате - номер 190, - в которую их проводил коридорный, Сигна храбро повернулась к мужу.
        - Ну, Ивор, - сказала она. - Давай расставим все по местам и начнем с самого начала. Как ты объяснишь похищение моего отца и вообще всю эту отвратительную историю?
        Он стоял спиной к двери, глядя на нее; теперь, когда ему удалось вытащить ее из квартиры Паулы, вся ярость вернулась к нему. Он ненавидел ее всей душой за то, что она снова появилась в его жизни, чтобы не давать ему покоя и угрожать его счастью. Ивор не чувствовал ни малейших угрызений совести за ее разбитое сердце, за то, как жестоко он обманул ее и разрушил ее жизнь.
        - Ты просто дурочка, Сигна, - сказал он. - Ты ошибаешься, если считаешь, что сможешь переиграть меня и восстановить против меня Паулу.
        Сигна не чувствовала в этот момент к нему ничего, кроме презрения, и не замедлила показать это:
        - Ты говоришь так, будто играешь роль в дешевой мелодраме, Ивор. В Малайе ты обманул, меня. Но, думаю, здесь я вполне могу противостоять тебе. Прежде всего, ты должен немедленно рассказать Паулине, что женат на мне.
        - Я никогда не признаю тебя своей женой, и ты ничего не сможешь сделать, чтобы доказать это, - ответил он. - Твоя сестра знает меня под фамилией Челлисон, и она любит меня. Она посчитает тебя смешной, если не сумасшедшей.
        Сигна сняла шляпку и провела рукой по густым светлым волосам. Ей казалось, что от головной боли она вот-вот упадет в обморок. Она боялась, не началась ли снова малярия. Словно во сне, она глядела на лицо мужа. Сейчас оно было жестоким, как и его голос… жестоким, невероятно самовлюбленным и отвратительным. Она с трудом могла поверить, что этот ужасный человек в самом деле был бывшим партнером Блэйка и ее мужем. Но все же она помнила, как даже в вечер их свадьбы он напугал и расстроил ее.
        - Ты только для этого привел меня сюда - чтобы говорить мне эти отвратительные вещи? - спросила она. - У тебя нет никаких объяснений случившегося с моим отцом, не так ли?
        Он схватил ее за запястье.
        - Слушай, - процедил он сквозь зубы. - Слушай меня внимательно, Сигна. Я не позволю тебе встать между Паулой и мной. Я женился на тебе в Сингапуре, но с тех пор не переставал жалеть об этом - я, должно быть, был не в себе и…
        - Прекрати! - перебила Сигна, глаза ее горели презрением. - Не стоит продолжать. Ты чудовище, Ивор, и я это понимаю. Ты сделал меня своей женой, ты убил моего отца, но ты не разрушишь еще и жизнь моей сестры.
        - О, - со смехом произнес он, - я люблю Паулу и никогда не причиню ей вреда.
        - Ты понятия не имеешь, что такое любовь! И я не позволю тебе даже пальцем тронуть сестру. Я расскажу ей правду - я не допущу, чтобы ты связал себя двоеженством, я…
        Она резко умолкла. Дьявольский гнев, проступивший на красивом лице Ивора, заставил ее съежиться и попятиться. В Иворе Гардинере действительно сидел дьявол, проявившийся теперь, когда все маски были сорваны.
        - Ивор, - испуганно прошептала она. - Ивор, ты не можешь быть настолько подл!
        - Идиотка! - ответил Ивор. - Малолетняя идиотка! Я не позволю тебе разрушить мою жизнь!
        Он толкнул ее с такой силой и яростью, что она потеряла равновесие и упала. Светловолосая голова ударилась о стальную каминную решетку; раздался тошнотворный треск. Сигна лежала неподвижно, маленьким съежившимся комочком… ее голова все еще касалась каминной решетки… тонкая струйка крови медленно сочилась на ковер.
        Туман, застилавший Ивору глаза, растаял. Он в ужасе глядел на свою юную жену, потом опустился на колени рядом с ней. Неужели она умерла? Неужели он убил ее? Он почувствовал, как еле-еле бьется ее сердце. Она была еще жива… но, похоже, жить ей оставалось недолго.
        Он резко поднялся, бросил на девушку последний тоскливый взгляд, затем торопливо вышел из комнаты и закрыл за собой дверь. Через мгновение он уже вышел из отеля на улицу и поспешно зашагал в направлении Уайт-холла.



        Глава 7

        Позднее в тот же вечер Ивор Гардинер - в кругу своих новых друзей известный как Ивор Челлисон - сидел напротив Паулы Владамир в «Савое», пытаясь съесть обильный ужин и быть таким же блестящим и остроумным, как обычно. Но ему кусок в горло не шел. Он был рассеян и подавлен. Несмотря на то что он был безумно влюблен в сидящую с ним девушку, его преследовала мысль о его несчастной юной жене… о Сигне, лежащей на полу той комнаты в отеле… о крови, льющейся струйкой из отвратительной раны на ее золотоволосой голове. Паула Владамир поддразнила его.
        - Ты слишком серьезен, милый Ивор! - Она улыбнулась и взглянула на него поверх края своего бокала. - Что с тобой сегодня?
        - Я не нахожу слов, потому что ты так красива, - напыщенно произнес он. - И еще вот поэтому…
        Он прикоснулся к восхитительному кольцу с изумрудом, которое сам надел ей на палец несколько минут назад в ее квартире.
        Она была взволнована его словами и неприкрытой страстью в его глазах. Паула жила приключениями, она отдавалась во власть случайностей с шестнадцати лет, когда впервые станцевала в Москве и внезапно стала знаменитой. Ее любили многие мужчины. Но ей они все были безразличны. До недавнего времени жизнь ее была посвящена исключительно танцам.
        И впервые мужчина заставил Паулу забыть обо всем на свете. Прекрасная внешность и безукоризненные манеры Ивора покорили ее, как и ее младшую сестру в Сингапуре. Она пообещала вскоре выйти за него замуж и была абсолютно счастлива.
        Сегодня она была особенно неотразима в новом белом вечернем платье из мерцающего атласа и белой же горностаевой пелерине. Ее изящную шею украшало ожерелье из жемчуга и изумрудов.
        К меху была приколота огромная пурпурная орхидея - Ивор присылал ей орхидеи каждый день. Он восторженно рассматривал совершенное овальное личико с прямыми темными бровями, огромными карими глазами, обрамленное косами иссиня-черных волос, с которыми она выглядела как настоящая русская, хотя на самом деле всего лишь носила фамилию приемного отца. Он не находил практически никакого сходства между этой девушкой и ее светловолосой сестрой… за исключением, может быть, маленького прямого носика и полных изогнутых губ. Этим они были очень похожи с Сигной. Он старался выбросить Сигну из головы, но в конце ужина Паула вдруг сама затронула эту тему.
        - Знаешь, Ивор, - сказала она, - мне все некогда было рассказать тебе, какая удивительная вещь со мной приключилась. Я недавно обнаружила, что у меня есть младшая сестра.
        Сердце у него ушло в пятки.
        - О… неужели? - спросил он с притворным изумлением.
        - Да, - подтвердила Паула. Ее милое личико посерьезнело. - Я так этим взволнована. Мне вообще-то всегда хотелось иметь сестру, а несколько дней назад мне пришло письмо из Сингапура. Сигна - это моя сестра - прожила там всю жизнь вместе с моим отцом. Теперь он умер, и она едет домой, ко мне. Я ждала ее сегодня вечером, и Луиза сказала, что как раз перед твоим приходом меня хотела видеть какая-то девушка, но, должно быть, она ушла до того, как я вернулась. Луиза не видела, как она уходила. Разве это не странно? Интересно, правда ли это была Сигна, и если да, то где она сейчас. Я ужасно хочу ее увидеть.
        Паула продолжала взволнованно щебетать. Она снова рассказала так хорошо известную ему историю про разведенных родителей и про сестру, с которой они ни разу в жизни не виделись.
        Он почувствовал, как на лбу у него выступили капельки пота, и промокнул лоб носовым платком. Если Паула узнает правду… что она скажет, что сделает? Он любил ее без ума… возможно, сейчас его чувства были как никогда сильны и неподдельны. Он не переставал спрашивать себя, что сейчас с Сигной. Умерла ли она… умрет ли она от этого падения?
        В машине Паулы, по дороге из «Савоя» в «Ковент-Гарден», где вечером Паула должна была танцевать, он сжал ее в объятиях и стал покрывать страстными поцелуями ее губы, волосы, шею.
        - Не позволяй этой своей сестре становиться между нами, Паула, - хрипло произнес он. - Мне невыносима мысль о том, что придется делить тебя с кем бы то ни было.
        Она рассмеялась и прижалась к нему:
        - Не будь смешным, дорогой. Моя сестра не помешает нам. Тебе придется полюбить и ее.
        Он сжал зубы и не ответил, про себя порадовавшись, что эта знойная, благоухающая ароматами женщина не может видеть страх, подлинный ужас в его глазах.
        На следующее утро его разбудил ранний звонок Паулы.
        - Ивор, ты видел утреннюю газету? Моя бедная маленькая сестренка… это ужасно… - Ему показалось, что сердце, подпрыгнув, встало ему поперек горла.
        - Что… что случилось, Паула?
        - У тебя есть под рукой «Мейл»? Да? Тогда посмотри на первую полосу, внизу… маленький абзац, озаглавленный «Загадка красивой девушки в отеле на Нортумберленд-авеню»…
        Ивор одним прыжком выскочил из постели и дрожащими пальцами взял газету. Он поспешно просмотрел абзац, про который говорила Паула. В нем говорилось, что молодая, красивая, светловолосая девушка, которая накануне вечером сняла номер под именем С. Мэнтон, была найдена горничной без сознания, с раной на голове, около восьми часов. Ее отвезли в больницу «Чарринг-Кросс», она все еще без сознания, и у нее сотрясение мозга.
        Полиция предполагает, что молодая женщина потеряла сознание и при падении ударилась головой о каминную решетку. В то же время, возможно, она стала жертвой подлого нападения, и полиция разыскивает мужчину, который вошел в отель вместе с ней и обращался к ней как к своей сестре. Когда мисс Мэнтон придет в сознание, она, возможно, сможет дать объяснение… и так далее, и так далее…
        Ивор дочитал заметку с мертвенно-бледным лицом, потом дрожащей рукой поднял трубку.
        - Ты уверена, что это твоя сестра? - спросил он.
        - Абсолютно, - ответил взволнованный голос Паулы. - Я уже ездила в отель и видела ее чемодан. Я нашла подтверждения тому, что она моя сестра. Ты же знаешь, Ивор, мое настоящее имя - Мэнтон. Сейчас я еду в больницу, и, если ее можно перевозить, я немедленно отправлю ее в частную клинику.
        Ивор выругался про себя. В любой момент Сигна может прийти в себя и все рассказать Пауле.
        - Перезвоню тебе позже, - донесся голос Паулы. - Я должна ехать к моей бедной младшей сестре. До свидания, любимый.
        Ивор повесил трубку. Его красивые глаза стали темными от страха. Только бы Сигна умерла… умерла прежде, чем заговорит!
        В больнице Паулина впервые увидела свою сестру. Хрупкая девушка, бледная и неподвижная, лежала на узкой больничной койке в общей палате больницы
«Чарринг-Кросс». Паулина, роскошная и привлекательная, в норковой шубке и норковой шапочке, сидела у кровати и сквозь застилавшие глаза слезы смотрела на Сигну. Так вот она, ее младшая сестра… вот та малышка, которую их мать бросила ради Бориса Владамира! Сигна выглядела совсем юной, длинные ресницы отбрасывали густую тень на мраморные щеки. Прядь светлых волос выбилась из-под белых бинтов, которыми была обмотана ее голова.
        - Она ведь не умрет, правда? - хрипло прошептала Паулина медсестре, стоявшей по другую сторону кровати.
        - Надеемся, что нет, - услышала в ответ она. - Но она в критическом состоянии. Пульс очень слабый.
        Слезы хлынули ручьем из глаз Паулины. Она взяла сестру за руку.
        - Сигна, - выдавила она, - Сигна, не умирай, милая, теперь, когда я нашла тебя…
        - Смотрите! - сказала медсестра. - Она пошевелилась. Впервые…
        Паулина в нетерпении склонилась над ней. Фиалково-синие глаза Сигны открылись.



        Глава 8

        Несколько минут Сигна мутным взглядом смотрела на Паулину, не узнавая ее. Потом она подняла руку и осторожно ощупала бинты, закрывавшие весь лоб, и тихонько застонала:
        - Ой… моя голова!..
        - Бедная моя малышка, - полным сострадания голосом произнесла Паула. - Бедняжечка моя! Все хорошо, Сигна. Я здесь, я с тобой. Я твоя сестра… твоя сестра Паулина… Ты понимаешь меня?
        Сигна посмотрела на нее по-прежнему мутными глазами:
        - Сестра… Паулина? А у меня… есть сестра? Как это? И где это я? Что со мной случилось?
        - С тобой в гостинице произошел несчастный случай, милая, - сказала Паулина, взяв Сигну за худые холодные руки и сжимая их в своих теплых ладонях. - Должно быть, ты потеряла сознание, упала и ударилась головой о каминную решетку. Поэтому тебя привезли сюда, в больницу «Чарринг-Кросс», милая.
        Сигна глубоко вздохнула, Тем же рассеянным взглядом она смотрела на красивую темноглазую девушку, склонившуюся над ней и ласково державшую ее за руку. Эта девушка была самим олицетворением обаяния и очарования - стройная, безукоризненно одетая, в дорогих мехах; вокруг нее витал утонченный аромат духов.
        Сестра… Паулина! Разве у нее есть сестра? Сигна терялась в догадках. Она не могла вспомнить. Она вообще ничего не могла вспомнить. Даже гостиницу и несчастный случай… и, если уж на то пошло, даже собственное имя. Ее сердце сжалось от испуга.
        - О господи!.. Как меня зовут? Кто я такая? - прошептала она.
        Паулина поспешно обернулась к медсестре.
        - Моя сестра в сознании или все еще под действием обезболивающих? - спросила она, понизив голос.
        - Доктор не уверен, что ее мозг не пострадал, - шепотом отозвалась медсестра. - Удар такой силы в непосредственной близости от мозга вполне мог вызвать потерю памяти. Постараюсь уговорить ее еще поспать, а вопросы будем задавать, когда она снова проснется. В данный момент нельзя ее волновать.
        Паулина кивнула. Медсестра склонилась над Сигной и произнесла отработанными успокаивающими интонациями:
        - Вот так, милочка, ни о чем сейчас не волнуйтесь. Постарайтесь уснуть. Я уверена, ваша сестра будет рядом, так что нет нужды беспокоиться.
        - Конечно, буду, - откликнулась Паулина. Она сняла шубку и шапочку и удобнее устроилась на стуле рядом с узкой белой кроватью.
        - Моя голова… моя голова! - жалобно повторяла Сигна.
        Она закрыла полные отчаяния глаза и, продолжая держать руку в теплых ладонях сестры, постепенно уснула тяжелым сном, от которого не пробуждалась несколько часов. Когда она, наконец, снова открыла глаза, Паулина все так же была рядом. Молодая танцовщица отказалась покинуть недавно обретенную сестру. Она сидела неподвижно, терпеливо дожидаясь, пока Сигна снова придет в себя. И пока она сидела так, с волнением разглядывая каждую черточку бледного лица Сигны, она пришла к твердому убеждению, что Сигна действительно ее родная плоть и кровь. В этом не было ни малейших сомнений. Она узнавала этот изгиб губ - такой же, как у нее самой, - прямой маленький нос… даже три маленькие родинки, треугольником расположенные на левом плече Сигны. Копия этого треугольника находилась на плече Паулины. Да, это была ее сестра. Та самая малышка Сигна, с которой Паулина разделила первые несколько лет жизни до того, как их мать уехала из Малайи, хотя ни одна из них этого не помнила.
        Сигна снова проснулась, хотя все еще не окончательно. Рана на голове пульсировала болью, а разум был погружен в туман и мрак. Она то и дело хваталась за руку Паулины, как потерявшийся ребенок. Ей казалось, что она пробирается по аллее теней, призраков разума, мешающих ей увидеть свет.
        - Это так ужасно. Я не могу вспомнить даже собственное имя, - извиняющимся голосом сказала она сестре.
        - Со временем все вернется, милая, - ответила Паулина. - Не слишком переживай. Просто доверься мне. Ты - Сигна Мэнтон. Сигна, ты жила в Малайе вместе с отцом. Это ни о чем тебе не говорит?
        - Абсолютно, - сказала Сигна. - Ты могла бы с тем же успехом сказать, что меня зовут Хильда Джонс.
        - Что ж, это не так, ты - Сигна, моя младшая сестренка, - ответила Паула, смеясь и плача. - Как только ты немножко окрепнешь, тебя перевезут в отличную частную клинику на Уимпол-стрит, где мне когда-то вырезали аппендикс. Это замечательное место совсем не похоже на больничную палату.
        Сигна протянула руку и дотронулась до щеки сестры. Она не помнила и не знала Паулину, которая рассказала ей, что танцует в балете под именем Паулы Владамир. Но что-то, какое-то неуловимое очарование, которое всегда тянуло к Паулине окружающих, притягивало теперь и Сигну, и она чувствовала себя увереннее и не так одиноко.
        - Я тебе ужасно благодарна, - сказала она. - Я очень рада, что у меня есть такая сестра.
        - А я рада, что у меня есть ты, очень-очень, - ответила Паулина, наклоняясь к Сигне, чтобы поцеловать ее в бледную щеку.
        Она продолжала рассказывать Сигне о Сингапуре, об их отце, о множестве других вещей, которые, как она надеялась, могли бы затронуть какие-нибудь струны памяти в затуманенном мозгу Сигны, но все было напрасно. Разум Сигны продолжал оставаться пустым. Из-за травмы она полностью потеряла память. Доктор, занимавшийся Сигной, позже объяснил Паулине, что память ее сестры, вполне возможно, со временем восстановится. Скорее всего, именно так и будет. Однако все же признал, что шансы на то, что этого не произойдет, остаются.
        Лишь один человек испытал безмерное облегчение, узнав, что Сигна потеряла память. Ивор Гардинер в тот же день после обеда встретился с Паулой. Зайдя в ее квартиру, он был сплошным комком нервов. Он безумно боялся, что Сигна все ей рассказала. Но одного взгляда Паулины - как обычно, теплого и приветливого - было достаточно, чтобы уверенность вернулась к нему.
        - Все в порядке? Нашла свою младшую сестренку, любимая? - небрежно осведомился он.
        - Да. Я все-таки нашла Сигну. Ах, Ивор, с ней случилось нечто ужасное… она потеряла память.
        Ивор зажег сигарету с напускным безразличием.
        - Ты серьезно? Абсолютно потеряла память?
        - Полностью, - ответила Паулина.
        Она в подробностях расписала Ивору состояние Сигны. Ивор выслушал ее с огромным облегчением, хотя и поспешил тут же напустить на себя сочувственный вид.
        - Бедный мой ангел, какая несчастливая случайность - ведь ты с таким нетерпением ждала от нее рассказа о вашем отце и о их жизни за границей, - промурлыкал он, обнимая Паулу. - Но не отчаивайся, дорогая моя. Когда-нибудь память обязательно вернется к Сигне.
        Паулина положила голову ему на плечо и удовлетворенно вздохнула. Проведя утро в больнице, она чувствовала себя уставшей и разбитой.
        - Ивор, милый, как хорошо, что у меня есть ты и твое сочувствие, - прошептала она. - Я тебя так сильно люблю. Я хочу отвести тебя к Сигне и рассказать ей, какой замечательный у нее будет зять.
        Ивор перебирал ее гладкие темные волосы. Сейчас Пауле лучше не заглядывать в его глаза - в них было злобное и расчетливое выражение. Любой нормальный человек чувствовал бы сейчас стыд… зная, что он женат на той девушке в больнице, и в то же время заставляя свою собственную свояченицу верить, что собирается жениться на ней. Но он был без памяти влюблен в Паулину, она сводила его с ума. Он считал, что ни при каких обстоятельствах не может сейчас отступиться от нее. Сигна потеряла память. Что ж, ему оставалось только надеяться, что больше она к ней никогда не вернется, что встреча с ним не воскресит никаких ее воспоминаний. Он должен как можно реже видеться с ней. Потом он женится на Пауле и увезет ее куда-нибудь… подальше от Сигны. Сигна ничего не будет помнить, так какое кому дело? Никому из них не будет больно.
        Только когда Паулина упомянула про багаж Сигны, его сердце снова испуганно сжалось. Он оказался достаточно глуп, чтобы в сиянии той безумной ночи в Сингапуре, ночи его женитьбы на Сигне, отдать ей свидетельство об их браке. Где было это свидетельство и обручальное кольцо? Очевидно, что не в том чемодане, который Сигна взяла с собой в гостиницу, иначе Паулина уже обнаружила бы и то и другое. Разумеется, в документе было написано имя Ивор Гардинер. Но два Ивора - это слишком. Два Ивора вполне могли вызвать у Паулины подозрения. Дурак он был, что не сменил заодно и имя.
        - Сигна совсем ничего не может вспомнить, - сказала Паулина. - Но похоже, весь свой громоздкий багаж она оставила на какой-то железнодорожной станции. Надо как следует поискать в ее сумке, нет ли там квитанции из камеры хранения. - Она вырвалась из его объятий, вышла в коридор и вернулась с сумочкой Сигны. Для Ивора это был тяжелый момент. А вдруг обручальное кольцо Сигны и свидетельство все-таки были в сумочке? Паулина произвела осмотр и, улыбаясь, взглянула на него, сжимая в руке клочок бумаги.
        - Точно… вот квитанция… Ватерлоо… один дорожный чемодан.
        Ивор сделал дерзкий ход.
        - Послушай, любимая, - сказал он. - Ты устала. У тебя было нелегкое утро. Ты должна отдохнуть перед своим вечерним выступлением. Давай квитанцию мне. Я заберу чемодан Сигны и привезу его в твою квартиру.
        - О, Ивор, как это мило с твоей стороны, я буду тебе очень благодарна, - ответила Паулина. - Должна признаться, я не прочь немного поспать перед вечерним выступлением.
        - У меня сейчас встреча, - сказал Ивор, - но примерно через час, если тебя устроит, я поеду на вокзал Ватерлоо и привезу прямо сюда вещи Сигны.
        Паулина была только рада. Она с легкостью отдала ему квитанцию. Но Ивор Гардинер сначала отвез дорожный чемодан Сигны к себе домой. Обнаружив, что чемодан закрыт, он взломал замок. Он был твердо намерен теперь, когда это было в его силах, уничтожить все доказательства своей женитьбы на ней. Ему невероятно повезло. Он нашел небольшую шкатулку для драгоценностей, в которой оказались ее обручальное кольцо, свидетельство о браке и фотография его самого, стоящего на ступенях бунгало Блэйка Сондерса в Сунгей-Муране, - самое очевидное доказательство! Свидетельство и фотографию он сжег без малейших колебаний, а кольцо забросил в ящик стола.
        Потом он совершенно спокойно и хладнокровно вызвал слесаря, тут же починившего замок чемодана Сигны, и вместе с чемоданом поехал на квартиру Паулины.
        Теперь он был уверен в своей безопасности. Ему больше нечего было бояться. Никто в Лондоне не знал, что он на самом деле Ивор Гардинер, а Сигна потеряла память. Он был спасен!



        Глава 9

        Неделей позже Сигну перевезли из больницы «Чарринг-Кросс» в самую дорогую частную клинику в Вест-Энде. Обстановка там была по-настоящему роскошной, от этого у Сигны даже захватывало дух, и все оплачивала Паулина.
        - Мне так неудобно, что ты все время за меня платишь, - сказала она сестре однажды, когда Паулина пришла к ней, как всегда, утром. - Я уверена, что если все, что ты рассказала мне, - правда, то у нас с отцом были настоящие финансовые проблемы. Это подтверждают и вещи в моем чемодане. Почему я должна жить за твой счет, милая Паула?
        Сигна привыкла к имени, которым Паулина теперь называла себя. Паулина, успевшая искренне привязаться к молодой светловолосой девушке с хорошеньким личиком и фиалковыми глазами, рассмеялась и поцеловала ее.
        - Твоя сестра очень даже неплохо обеспечена, - сказала она. - Не забивай себе голову заботами о деньгах, милая Сигна.
        - Моя сестра - самый замечательный человек на свете, - со вздохом ответила Сигна. - Ах, Паула, какой бы ни была моя жизнь в прошлом, она никогда не была такой счастливой, как сейчас.
        Она окинула взглядом свою чудесную спальню. Комната была уставлена огромными кремовыми и бронзовыми хризантемами и красными розами. У кровати на столике лежали персики и виноград, кипы последних журналов и книги модных авторов. Сигна довольно вздохнула. Здорово было стать богатой… оказаться любимой и балуемой, сестрой знаменитой балерины. Но Сигна переживала из-за потери памяти. Она неустанно пыталась ухватиться за ниточку хоть какого-то воспоминания о прошлой жизни среди неясных образов, мелькавших в ее голове. Иногда она чувствовала себя совсем расстроенной и подавленной. Ей казалось, что где-то в глубине ее сознания прячется какое-то потаенное горе… какая-то катастрофа, скрывшаяся за беспамятством. И тогда она начинала бояться, что однажды, когда память вернется к ней, на нее обрушатся неизвестные пока несчастья.
        Сейчас же она знала лишь, что она - Сигна Мэнтон, жившая когда-то на каучуковой плантации в Сингапуре. Она слышала от Паулы множество рассказов о разводе родителей… о скандинавской красавице матери, которая в конце концов вышла замуж за своего любовника из России и погибла вместе с ним в авиакатастрофе десять лет назад. Но она ничего, ни единого слова не могла рассказать Пауле об отце, с которым вроде бы жила в Сингапуре.
        - Интересно, нет ли, случайно, в твоей жизни какого-нибудь мужчины, сестренка, - предположила Паула во время одного из своих визитов. - Ты такая красивая. Кто знает, нет ли в Сингапуре какого-нибудь молодого человека с разбитым сердцем, который гадает, что же приключилось с Сигной.
        - Нет, - возразила Сигна, ее щеки вдруг порозовели. - Я почему-то уверена, что у меня не было любимого человека.
        - А у меня есть, - задумчиво произнесла Паула.
        - Да. Я жду не дождусь встречи с твоим чудесным Ивором, - сказала Сигна. Откинувшись на подушках, она с одобрением разглядывала Паулу.
        Кто бы ни был этот Ивор Челлисон, подумала она, он должен очень любить Паулу - ведь она такая красивая, очаровательная и талантливая.
        Но Ивор пока не осмеливался появиться в клинике. Он отложил свой визит, потом еще раз, страшась первой встречи со своей женой… Женой… Какого же он свалял дурака, женившись на этой девчонке, в ярости думал он. И придумывал отговорку за отговоркой. Он сказал Пауле, что ему надо уехать по делам на север… дела задерживают его за пределами Лондона на этой неделе. Он был весь разбит, на нервах, он безумно хотел снова увидеть Паулу, но в то же время панически боялся возвращения в Лондон, потому что она сразу же потащила бы его в лечебницу. Он от всей души жалел, что Сигна не умерла от раны.
        И тут в Англию прибыл Блэйк Сондерс.
        В один прекрасный день Паула вернулась домой из клиники и обнаружила, что ее ожидает бронзовый от загара сероглазый молодой человек, чье лицо выдавало долгое пребывание на Востоке. Он не был красив в строгом смысле этого слова, но на него приятно было смотреть. Пауле сразу же почему-то подумалось, что на этого человека можно положиться. Он понравился ей.
        - Меня зовут Блэйк Сондерс, - произнес он приятным, немного застенчивым голосом. - Я сегодня прибыл из Малайи. Я получил ваш адрес от ваших адвокатов. Их адрес мне дала Сигна. Вы ведь - сестра Сигны, я не ошибся?
        Паулу тут же охватил жгучий интерес.
        - А! Так вы - друг Сигны!
        - Да, очень близкий друг, - с улыбкой подтвердил он. - Я знал и ее отца - вашего отца.
        Паула протянула ему руку.
        - Я более чем в восторге от встречи с вами, мистер Сондерс, - сказала она. - Вы как раз тот человек, который мне необходим. Я молилась, чтобы удалось найти хоть кого-нибудь, кто знает Сигну.
        В серых глазах Блэйка промелькнул страх.
        - А в чем дело? С ней что-то не в порядке?
        Паула подвела его к стулу.
        - С ней произошел тяжелый несчастный случай, мистер Сондерс.
        У Блэйка был такой вид, будто она со всей силы ударила его. Она тут же поняла, что этот юноша влюблен в Сигну.
        - О господи! - только и смог выговорить он.
        Паула тронула его за руку.
        - Присаживайтесь, - сказала она. - Возьмите сигарету или выпейте чего-нибудь.
        - Нет-нет, - сказал он, - спасибо, ничего не надо. Но я очень хочу знать, что же случилось с Сигной. Это покажется странным, но я боялся за нее. Словно предчувствовал, что с ней что-нибудь случится. Поэтому и поехал вслед за ней. Она не знала, что я собирался вернуться домой. Но я приехал. Я заработал денег, не то чтобы много, но достаточно. И я продал свою долю в Сингапуре. Я окончательно вернулся и поищу здесь какую-нибудь новую работу.
        - Более чем мило с вашей стороны так много сделать для Сигны, - сказала Паула. Блэйк Сондерс с каждой минутой все больше и больше нравился ей. - И поверьте, я очень рада, что вы приехали. А теперь слушайте…
        Так Блэйк узнал обо всем, что случилось с его Сигной. Лицо его было то удивленным, то выражало растерянность, пока Паула рассказывала ему про «несчастный случай» в отеле и таинственного незнакомца, который отвел туда Сигну и назвался ее братом.
        - У Сигны нет брата, - сказала Паула. - Этой части произошедшего мы обе не понимаем, а она, бедняжка, еще и просто не может вспомнить.
        - Кажется, я знаю, кем мог быть этот человек, - мрачно ответил Блэйк.
        - Кем же?
        - Ивором Гардинером… человеком, который виновен в убийстве вашего отца, - сказал Блэйк, - и который просил Сигну выйти за него замуж.
        Паула встрепенулась:
        - Ивор! Я тоже знаю одного Ивора. Ивора Челлисона. Как странно!
        - Того парня зовут Гардинер.
        - Ну так расскажите мне о нем.
        Блэйк поведал ей всю историю своего партнерства с Гардинером, о его обмане, роли, которую тот сыграл в похищении и гибели старого мистера Мэнтона, и его поспешном бегстве в Англию вскоре после помолвки с Сигной.
        Чем дольше Паула слушала его, тем сильнее в ее глазах проступал ужас.
        - Мой бедный папа, - произнесла она. - Я чувствую то же, что и Сигна. Я хочу найти того мерзавца, который совершил все это. Ивор Гардинер! А мне до сих пор так нравилось имя Ивор. Жалко, мне почему-то очень хотелось бы, чтобы этого человека звали как-нибудь по-другому.
        - Не думайте об этой ерунде. Какое значение имеет имя! - мрачно ответил Блэйк. - Но вот за что я благодарю Бога - так это за то, что Сигна не вышла замуж за эту свинью.
        - Да, конечно! - воскликнула Паула, а потом осторожно тронула его за рукав: - Блэйк - надеюсь, ты не против, если я буду называть тебя так, - ты ведь испытываешь к моей сестре не просто дружескую привязанность, я права?
        Он вспыхнул и отвел глаза.
        - Да. Я признаю это. Но в присутствии Гардинера у меня не было ни единого шанса.
        - Теперь у тебя есть этот шанс, - сказала Паула, тепло улыбнувшись ему. - Ты должен сейчас же поехать со мной в клинику повидать Сигну. Я хочу, чтобы вы встречались как можно чаще. Ты прекрасно подходишь ей, и, если она ничего не помнит о том, другом, почему бы не оставить ее в неведении, зачем снова рассказывать ей всю эту ужасную историю про нашего несчастного отца?
        - Я согласен с тобой. Но с другой стороны, если она увидит меня, это может помочь ей все вспомнить.
        - Да, в общем-то даже жаль будет, если так случится. Мне было бы больше по душе, если бы прошлое для нее так и осталось забытым и существовало только будущее - вместе с тобой.
        Сердце Блэйка забилось сильнее. Его самым заветным желанием было любить и защищать Сигну. Он подумал, что сестрой Сигны нельзя не восхищаться, но его сердце тянулось к Сигне, его любимой светловолосой Сигне с фиалковыми глазами.
        - Паула, ты прелесть, - сказал он. - И я абсолютно с тобой согласен. Давай не будем рассказывать Сигне ужасную правду и стараться восстановить ее память. Зачем? Она забыла весь тот кошмар, который ей пришлось пережить. И не будем напоминать ей, что она была помолвлена с Гардинером.
        - А я искренне надеюсь, что однажды она поймет, какой ты замечательный человек, Блэйк, - ласково ответила Паула.
        - Главное - чтобы она поняла, как много она для меня значит, - ответил он.
        Паула осмотрелась.
        - Я уже говорила тебе, я собираюсь скоро выйти замуж за Ивора. За моего Ивора! Я хочу показать тебе его фотографию… - Она замолкла и пожала плечами. - Нет, не получится… я забыла, Ивор попросил меня одолжить ему тот его большой портрет как раз перед отъездом в Ливерпуль. Он уехал по делам, а заодно хотел навестить свою старушку тетю на севере и собирался сделать для нее копию фото. Но ты скоро сам с ним встретишься. Он должен вернуться в эти выходные.
        Блэйк улыбнулся.
        - Я буду рад познакомиться с мистером Челлисоном, - сказал он. - Хотя, честно говоря, имя Ивор для меня связано только с неприятными воспоминаниями, из-за твоей сестры и вашего отца.
        Паула с нежностью подумала о своем Иворе. Она и не подозревала об истинных мотивах, заставивших его попросить у нее ту фотографию. Ивор же почуял опасность в том, что фото принадлежит Пауле, и намеренно придумал предлог, чтобы унести карточку из ее квартиры.
        Блэйк на всю жизнь запомнил встречу с Сигной в клинике тем вечером. Было поздно, часы приема посетителей давно закончились, но Паула пустила в ход свое влияние и смогла провести Блэйка в лечебницу.
        Он стоял у кровати, глядя на девушку, которую так любил, и его сердце разрывалось на части. Она была все той же Сигной… такой же бледной, хрупкой девушкой, которая смотрела на него снизу вверх неправдоподобно синими глазами с длинными пушистыми ресницами. Странно было только смотреть на ее голову: бинты практически полностью скрывали ее светлые волосы.
        - Здравствуй, милая, - произнес он.
        Сигна зарделась и неуверенно взглянула на него. Этот высокий сероглазый юноша, казалось так хорошо знавший ее, был очень мил. Ей очень хотелось его вспомнить, но ничего не получалось, и это сводило ее с ума. Она протянула ему руку.
        - Так ты - мой друг из Малайи? - спросила она. - Как глупо с моей стороны не узнать тебя.
        Ее тоскливые интонации, встревоженные глаза и то, что она его не узнавала, расстроило Блэйка, но в то же время ему казалось, что ничего более удачного случиться не могло.
        - Ты уверена, что совсем не помнишь Блэйка?
        - Боюсь, что так, - ответила она.
        - Ты мой самый дорогой друг, - сказал он, чувствуя ее мягкую ладошку в своей руке. Только теперь он понял, как сильно рад снова видеть эту бледную, но все равно очаровательную девушку.
        - Мне так жаль, что я не могу ничего вспомнить, - пожаловалась она.
        - Ничего страшного, дорогая моя… не напрягайся… просто думай обо мне как о своем друге.
        Она сжала его руку. От этого молодого человека исходили уверенность и спокойствие. Он был смутно знаком ей… как ни странно это звучало, она знала его, но в то же время как бы не знала. Ей без труда верилось, что они были знакомы в прошлом; этот Блэйк Сондерс был для нее не совсем чужим человеком.
        К ним присоединилась Паула.
        - Правда, ведь здорово найти старого друга из Сингапура, который к тому же влюблен в тебя без памяти, а, Сигна? - с улыбкой прошептала она.
        Бледное лицо Сигны порозовело. Она улыбнулась сестре и шепотом ответила:
        - Да, Паула, я очень рада, милая. Блэйк мне нравится. Я готова поверить, что мы действительно были хорошими друзьями.
        В тот вечер Блэйк вернулся в отель, чувствуя себя счастливейшим человеком на свете. Вся горечь и боль, которую ему пришлось пережить, когда Сигна влюбилась в Гардинера, прошла. Сигна словно родилась заново, ее ум и сердце были свободны и готовы к новой любви. Ведь никто не будет обвинять и проклинать его, если он во второй раз попытается завоевать ее любовь теперь, когда он вновь нашел ее? Она была так молода, так беспомощна - совсем не похожа на Паулу, которая была хоть и красивая, но уже умудренная жизненным опытом. Он хотел остаться с Сигной, защищать ее. Ее сестра выйдет замуж за этого Челлисона, и тогда Сигна останется одна. Но теперь он, Блэйк, будет рядом с ней и проживет остаток жизни ради нее.
        В ту ночь он лег спать со спокойной душой, в его сердце же пылала возродившаяся любовь к Сигне.
        На следующее утро Блэйк поднялся ни свет ни заря и уже после завтрака снова был в лечебнице. Ему хотелось просто сидеть рядом с Сигной, разговаривать с ней, развлекать ее.
        Сигне тоже начало казаться с этого дня, что жизнь обрела для нее новую привлекательность. Потеря памяти больше не расстраивала и не угнетала ее. Какое это имело значение? Блэйк был рядом, сероглазый, добродушный, с заразительным чувством юмора. Он легко мог рассмешить ее, дав почувствовать, что мир вокруг не так уж плох.
        Он рассказывал ей множество историй про нее саму и описывал ее жизнь на плантации. Она узнала, как он нашел ее в тот день около разрушенного китайского храма и отвез в свое бунгало. Но он ни разу не упомянул об Иворе Гардинере и ее помолвке с ним. Избегал он также и подробностей смерти ее отца. Она считала, что старый Мэнтон умер от лихорадки; этого было вполне достаточно.
        Каждый день до конца той недели она виделась с Блэйком. Она стала ждать его визитов с тем же пылом, что и он. Все, что было в ней нежного и впечатлительного, теперь тянулось к нему. Несмотря на финансовые затруднения - он еще искал себе работу, - он был щедрым, и ей даже приходилось протестовать против его расточительности. Паула приносила ей так много цветов, что покупать еще, как он выразился, было «все равно что возить уголь в Нью-Касл» note 3[Note3: Нью-Касл - один из наиболее богатых угледобывающих районов Англии.] . Но он подыскивал ей книги, которые, на его взгляд, могли ей понравиться, он научил ее играть в маджонг, свою любимую игру. Казалось, он понимал ее без слов. И не было ничего удивительного в том, что в конце концов все ее внимание стало сосредоточиваться на нем. Как бы мила ни была Паула, она была занятой женщиной, к тому же находилась всегда в центре общественного внимания. Ее жизнь состояла из ежедневных репетиций, встреч с портнихами и фотографами, вечеринок и приемов. Жизнь Сигны была наполнена общением с Блэйком, и теперь ее уже почти не волновала ее прошлая жизнь в Малайе.
        Тем временем Ивор оставался в Ливерпуле. По крайней мере, его визит к престарелой тете был истинной правдой.
        Единственной родственницей, оставшейся у Ивора, была сестра его матери. Он даже не помнил собственных родителей, потому что его вырастила тетя Марта. В Ливерпуле он провел детство, и всем, что он помнил о доброте, заботе и привязанности, он был обязан этой преданной ему женщине, которая пожертвовала лучшие годы своей жизни, чтобы вырастить и воспитать его.
        Когда Ивор бывал в Англии, он навещал маленький темный домик, стоящий на убогой улочке недалеко от собора. И мисс Марта Дункан, уже маленькая старушка в поношенной одежде, гораздо старше, чем мать Ивора, - ей было уже почти семьдесят, - неизменно была рада ему.
        Несмотря на свою испорченность, он испытывал какаю-то странную любовь и нежность к тете Марте, хотя никогда толком не умел показать ей это. С тех пор как он покинул ее и уехал на Восток, ему вечно не хватало денег. Тетя Марта же считала каждое пенни и во всем себе отказывала, чтобы время от времени посылать ему несколько жалких фунтов, которые были нужны ей больше, чем ему. Тетя Марта всегда и всем жертвовала ради него. И он принимал ее жертвы, зная, что для нее достаточным вознаграждением будут случайная улыбка и небрежный поцелуй - этого хватало, чтобы
«старушенция», как он называл ее, была в восторге.
        Восхищение красивым темноглазым племянником переросло у мисс Дункан практически в слепое поклонение. Психологи, возможно, нашли бы, что именно это слепое обожание и потакание всем его капризам и загубили его характер еще в детстве. У него не было отца, который мог бы контролировать его. Он даже не ходил в ту серьезную школу, что могла бы отшлифовать его, - скромных средств его тети хватило только на самую плохонькую. Но он был умен, умен и хитер. Эти его качества, соединенные с его красотой и обаянием, позволили ему выйти в свет и самому сделать карьеру.
        Так как мисс Дункан в последнее время особенно редко видела своего обожаемого мальчика, в этот его визит она волей-неволей заметила произошедшие с ним изменения. И хотя она восторгалась им, потому что он всего добился сам и всегда был так хорошо одет, такой джентльмен, она понимала, насколько сильно он отдалился от нее. На этот раз у него появились деньги, которые он тратил направо и налево. Откуда они взялись - она не знала. Она и его узнавала с трудом, а иногда даже боялась, потому что в ее доме он порой давал себе волю - даже мог впасть в приступы беспричинной ярости по малейшему поводу. Неуемная его вспыльчивость пугала пожилую леди.
        Раздражительность Ивора всегда была его основным недостатком в глазах мисс Дункан (если она вообще замечала недостатки). Когда он был маленьким, бывали моменты, когда он кричал не переставая и, казалось, полностью терял над собой контроль. Временами она по-настоящему боялась за него, так как знала, что его отец страдал от периодических приступов безумия. Ей страшно было даже подумать, что ее драгоценный красавчик пойдет по стопам отца. Она надеялась, что с возрастом у него это пройдет. Однако и в этот его приезд волновалась за него.
        Ивор был само очарование, рассыпался в благодарностях за все, что она для него сделала. В то же время он позволял ей готовить ему завтрак и приносить в постель, прислуживать, словно она была его рабыней. Но мисс Дункан получала удовольствие, ухаживая за ним. Он был единственным, что осталось у нее в одинокой, бедной жизни, последней радостью и привязанностью.
        Но в этот приезд Ивор говорил какие-то странные вещи. Заявил, что поменял фамилию и теперь он Челлисон. Она никогда больше не должна употреблять фамилию Гардинер в его присутствии, и никто в округе не должен знать, что когда-то он был Ивором Гардинером. Когда же мисс Дункан спросила, почему он так поступил, племянник грубо сказал ей, чтобы не лезла не в свое дело.
        Как-то раз ее пришла навестить старинная подруга. Мисс Дункан забыла, о чем ее предупреждал племянник, и представила его как мистера Гардинера. Он побелел от ярости. Когда они остались одни, он кричал на нее не меньше часа, пока бедная женщина не расплакалась. Она не понимала, почему он так разозлился и почему перестал носить фамилию отца.
        Иногда она со страхом думала, не совершил ли он чего-нибудь ужасного, но ей не хватало духу расспросить его.
        Он пробыл у нее дольше, чем рассчитывал. Казалось, что-то раздражает его, что-то сильно мешает ему. Он ходил на почту за письмами. Она знала, что письма были от женщины, и после того, как он получал их, настроение его ненадолго улучшалось, но потом он снова становился угрюмым, уходил выпить и возвращался в таком состоянии, что с трудом добирался до кровати.
        Итак, с племянником тети Марты творилось что-то неладное. Каждый вечер тетя Марта становилась на колени и лихорадочно молилась о том, чтобы в его крови не было той скрытой болезни, которая так страшила ее.
        Письма, которые получал Ивор, конечно, приходили от Паулы. Ее заверения в любви льстили его самолюбию, но известия о том, что Блэйк Сондерс вернулся в Лондон, наполняли его яростью.
        Блэйк был последним человеком в этом мире, которого он хотел бы увидеть. А по словам Паулы, он каждый день встречался с Сигной и, «похоже, там назревает роман».
        Все пошло наперекосяк, в бессильной ярости думал Ивор. Разумеется, если Сигна так ничего и не вспомнит и выйдет замуж за Блэйка и он увезет ее, все будет в порядке. Какое ему дело до того, что в таком случае Сигну можно будет обвинить в двоемужестве? Теперь Ивор не остановился бы ни перед чем, чтобы заполучить Паулу.
        Пока что необходимо было во что бы то ни стало избежать встречи с бывшим партнером. Сондерс слишком много знал. Слишком много знал про Сигну и про грязное дело, связанное со старым Томом Мэнтоном.
        Ивор написал длинное страстное любовное письмо Пауле, в котором говорилось, что он надеется вернуться в Лондон к концу недели и умоляет ее назначить дату их свадьбы как можно, раньше.
        В субботу Сигна покинула лечебницу, и ее перевезли в квартиру сестры.
        - На следующей неделе тебе надо поехать на море, чтобы немного прийти в себя, дорогая, - сказала ей Паула. - А пока ты останешься здесь со мной.
        Искреннее восхищение захватило Сигну, когда она наконец оказалась в шикарной гостиной Паулы. Она считала, что впервые видит эту комнату. Она абсолютно не помнила ту роковую зловещую встречу здесь с человеком, который был ее мужем, и ту несчастную короткую ссору между ними, которая произошла прежде, чем он уговорил ее пойти с ним в отель.
        Блэйк на руках внес ее в квартиру и уложил на диван, поближе к пылающему камину. На ней было одно из платьев Паулы, из легкой шерсти, светло-зеленого цвета, который подчеркивал ее светлые волосы. У платья был белый отложной воротничок, и из-за него она казалась совсем юной. Необходимости в бинтах уже не было, и ее светлые волосы были уложены в ее любимую короткую прическу «паж». Паула со смехом сказала, что она похожа на Элизабет Бергнер. Шрам на лбу был почти незаметен, и, если не считать излишнюю бледность и похудевшие щеки, Сигна никогда не была так красива, как сейчас.
        И еще она была счастлива, просто безумно счастлива, лежа на диване словно во сне; рядом сидела Паула, а в кресле неподалеку - Блэйк, который курил трубку, болтал с ней, поддразнивая ее в той особой манере, которую она полюбила.
        Все в комнате было для нее новым и чудесным. Вокруг было так много цветов, что у Луизы не хватало для них ваз. У Паулы нашлась для Сигны работа - вклеить в большой альбом все статьи про Паулу за прошедшую неделю. Сигне нравилось читать вслух похвалы критиков прекрасной игре сестры в «Сильфидах» и «Лебедином озере».
        Чуть позднее Паула ушла в спальню переодеваться и оставила сестру наедине с Блэйком.
        Сигна продолжала читать некоторые статьи, а он наблюдал за ней, влюбленный и завороженный звуками ее голоса. Его восхищала грациозность ее длинных пальцев с розовыми ноготками, переворачивающих страницы альбома.
        Он думал о том дне, когда нашел ее во время грозы в Сингапуре. Тогда он влюбился в нее; он любил ее с того момента и до сих пор.
        Устав читать рецензии, она слегка откинулась на подушки и улыбнулась ему.
        Он наклонился вперед и вытряхнул трубку в камин.
        - Ну что, милая, - спросил он, стараясь говорить бесстрастно, - как ты себя чувствуешь теперь, когда ты дома?
        - Великолепно, - улыбнулась она. - Может, только устала немножко.
        - Счастлива?
        - Очень, Блэйк. Вы с Паулой так много для меня значите.
        - Неужели я тебе, правда, не безразличен, Сигна?
        Она откинула голову на синюю бархатную подушку, которая прекрасно оттеняла ее волосы.
        - Разве ты не самый мой лучший друг?
        Он пересек комнату и сел рядом с ней на диван, взяв ее руки в свои. Он дрожал, его пугала ее красота, приглашение, исходившее из ее глаз. Его сердце готово было выпрыгнуть из груди.
        - Сигна, маленькая моя любимая Сигна… не мог бы я стать для тебя больше чем другом? Я люблю тебя… я полюбил тебя, как только впервые увидел в Сингапуре. Я немногое могу предложить тебе, я довольно беден. Но я сделаю для тебя все на свете, если ты мне позволишь, Сигна!
        Она коротко вздохнула и посмотрела на него. Она и сама дрожала. Итак, он любит ее. И это было поистине чудесно, потому что она тоже любила его. Ведь она всегда любила его? На мгновение ее затуманенная память встревожила ее. Она сдвинула брови, пытаясь вспомнить что-то, но потом бросила попытки, отдавшись радости момента.
        - Блэйк, милый! - ответила она. - Я тоже тебя люблю.
        И после всех пережитых волнений, после ревности к Ивору восторг, испытанный Блэйком, чуть не лишил его чувств. Он прижал худенькое тело Сигны к своей груди, глядя ей в лицо сияющими серыми глазами.
        - Сигна! - прошептал он. - Милая, любимая моя!
        Их губы слились в долгом поцелуе, и Сигна чувствовала себя целиком и полностью любимой, и она тоже любила.



        Глава 10

        Прежде чем Паула вернулась в комнату, Сигна пообещала стать женой Блэйка, как только она достаточно окрепнет для церемонии.
        - Даже не знаю, что сказать, - были первые слова Паулы, когда она вернулась к сестре и Блэйку. - Кажется, все произошло так быстро. И все-таки я ни о чем не сожалею. Я так хочу, чтобы ты была счастлива, Сигна. Тем более, что я и сама собираюсь выйти замуж еще до Рождества.
        Сигна взглянула на Блэйка, который сидел напротив девушек и в тихом восторге курил свою трубку. Его красивые глаза сияли от счастья. Он не сводил взгляда с Сигны. Казалось, он никак не мог наглядеться на обожаемое личико. Он смотрел на розовые губки, и воспоминание о том, как страстно они только что отвечали на его поцелуи, казалось ему чудом. Ее нежность и ласка восхищали его. Сигна любила его - наконец-то. Сигна забыла Ивора Гардинера. И даже если к ней когда-нибудь вернется память, он был уверен, она не пожалеет о своем выборе. Она наверняка разлюбила этого убийцу, как только ее измученный отец вернулся, чтобы умереть у нее на руках. Сигна теперь думала только о Блэйке.
        - Я буду очень-очень счастлива, Паула, - мягко сказала она. - Я уже чувствую себя совсем другим человеком.
        - Да, любовь творит чудеса, - согласилась Паула. - Дорогая, как же мне хочется, чтобы ты познакомилась с моим Ивором… моим будущим мужем. Он самый красивый мужчина на свете.
        - Я тоже хочу с ним познакомиться, - откликнулась Сигна. - Когда он вернется?
        - Как только закончит дела. Я напишу ему сегодня вечером, попрошу, чтобы он во что бы то ни стало вернулся в эти выходные. А ты, Сигна, девочка моя, должна поправляться и набираться сил для свадьбы.
        Сигна и Блэйк обменялись влюбленными взглядами.
        - Именно, - сказал Блэйк, убирая трубку в карман. - Она должна заботиться о своем здоровье изо всех сил и ни в коем случае не волноваться. Я прав, Паула?
        - Абсолютно, Блэйк, - улыбнулась Паула. - Получается, что очень скоро я стану твоей сестрой. Верно?
        Он протянул ей руку и слегка сжал тонкие пальцы.
        - Большая удача для меня, - ответил он. - Паула, как ты думаешь, когда я смогу забрать Сигну? Я хочу получить твое персональное разрешение, немедленно жениться на ней и отвезти на море.
        - Что ты на это скажешь, Сигна? - спросила свою сестру Паула.
        Сигна бросила быстрый взгляд на Блэйка и без колебаний ответила:
        - Я ужасно хочу быть с ним вместе. Но я не хочу, чтобы на его шее сидела жена-развалина.
        Блэйк подошел к ней и обнял за плечи… такие хрупкие плечи в его сильных объятиях. Она совсем похудела, подумал он. Лихорадка и этот несчастный случай отняли все ее жизненные силы.
        - Любимая, - сказал он, - ты не сядешь мне на шею, а сделаешь меня самым счастливым человеком на свете. И ты не развалина. Ты скоро поправишься. Единственное, что беспокоит меня, - то, что я не так хорошо обеспечен, как мне бы хотелось, и…
        - Не смей, - перебила она. - Я не хочу слушать про деньги. Немного есть у тебя, да и мне отец, судя по телеграмме от адвоката из Сингапура, оставил кое-что.
        - Деньги необходимы так же, как и любовь, милая, - с улыбкой заметила Паула. - К счастью для меня, мой Ивор богат и успешен. Ты же знаешь, как я расточительна.
        - Разумеется, деньги нужны, - со смехом сказал Блэйк. - Как бы то ни было, у меня кое-что есть, а если надо, я всегда могу вернуться в Малайю. Но, честно говоря, мне бы хотелось найти работу здесь и обзавестись хозяйством.
        - Отличный план, - сказала Паула. - Бог его знает, что будем делать мы с Ивором. Месяцами путешествовать, наверное. Но даже когда мы поженимся, я хочу продолжать танцевать. Я не смогу бросить сцену. И Ивор со мной согласен. Он обожает мое искусство и понимает, что мое сердце всегда будет принадлежать балету.
        - Больше всего я хочу, когда поправлюсь, посмотреть, как ты танцуешь, Паула, - сказала Сигна. - Мне все еще с трудом верится, что у меня такая знаменитая сестра.
        - Ну уж не такая знаменитая, - ответила Паула. - Ну а теперь, Блэйк, дружище, я собираюсь выставить тебя и отправить Сигну в постель. Ей нужно отдыхать, сегодня у нее был трудный день.
        - Ты права. А я поеду к себе в клуб. Так что по поводу твоего персонального разрешения, Паула?
        - Что касается меня, я - за. На мой взгляд, если вы поженитесь и уедете в Девон или Корнуолл, это будет для Сигны самым лучшим лекарством.
        Прежде чем он успел ответить, она ушла, снова оставив влюбленных наедине. Блэйк сел на диван и обнял Сигну. Она была очень соблазнительна в своем очаровательном платье.
        - Любимая, малышка моя, - нежно проговорил он, - я так люблю тебя. Ты, правда, любишь меня, Сигна?
        - Ужасно, - прошептала она, обняв его за шею тонкими руками и прижимая его темноволосую голову к груди.
        - Ты понимаешь, что я очень давно люблю тебя, милая?
        - Это трудно понять, потому что я все забыла, - вздохнула она. - Совсем все.
        - Ничего, любимая, главное, что теперь ты меня любишь.
        - Да, люблю, - ответила она. - Но мне бы хотелось вспомнить про нас, когда мы жили в Сингапуре. Ведь я и тогда любила тебя, правда?
        Он не ответил. В глубине души он благодарил Бога, что она забыла Сингапур, Ивора Гардинера и их неудачный роман. Любое воспоминание об этом и об ужасной смерти ее несчастного отца только принесло бы бесполезную боль и сожаление в ее жизнь, которую он хотел сделать счастливой.
        Сигна наслаждалась его теплом и нежностью. Она удобно устроилась в его объятиях, и они говорили о своем будущем.


        С каждым днем Сигна становилась все сильнее и здоровее. Казалось, любовь и забота Блэйка действовали на нее как лекарство - лекарство, которое не смог бы прописать ни один врач. Паула предложила, чтобы сестра полечилась еще неделю, а потом выходила замуж за Блэйка, после чего он хотел отвезти Сигну на медовый месяц в Торквей. Осенью в Девоншире было красиво и стояла хорошая погода. В детстве Блэйк как-то провел каникулы в Баббакомбе-Бей, и ему там понравилось. Теперь он хотел отвезти туда Сигну. После лет, проведенных в Малайе, ей должны были понравиться синее небо, красные скалы и зеленые пастбища Девона.
        Если утро выдавалось свободным от репетиций, Паула посвящала его Сигне.
        - У тебя почти ничего нет, а у меня достаточно денег. Я собираюсь занять мамино место и собрать тебе отличное приданое, дорогая, - сказала она.
        И никакие протесты Сигны не могли поколебать ее решение.
        Паула получала огромное наслаждение, покупая приданое для сестры. Она заказала множество изысканных вещей в своем любимом магазине… Красивое белье из шелка и шифона от «Трешер», шляпки от «Ааге Таарап», прекрасные зимние вещи из твида от
«Дигби-Мортон», вечерние и повседневные платья от «Молине» - все было тщательно подобрано, чтобы подчеркивать красоту Сигны, ее светлые волосы и синие глаза. Блэйку Сондерсу должна была достаться великолепно одетая жена.
        Прошли выходные, а Ивор так и не вернулся в Лондон. Он оставался на севере, проклиная судьбу и гадая, что делать дальше. Его письма Пауле были, как всегда, полны искренней страсти. Он придумал внезапную вспышку гриппа, якобы приковавшую его к постели и не позволявшую ему возвращаться к ней. Он умолял Паулу не лететь к нему на север - об этом своем намерении она сообщила ему в телеграмме. Она ни в коем случае не должна заразиться, телеграфировал он ей, ведь сейчас она каждый вечер танцует в «Ковент-Гарден».
        Паула поверила истории про грипп, посылала Ивору нежные, сочувственные письма и сетовала на его злоключения. Она его любит и скучает по нему, писала она, и ей так хочется, чтобы он познакомился с ее сестрой и Блэйком, женихом. Но, как и рассчитывал Ивор, она воздержалась от того, чтобы последовать зову сердца и приехать к нему, - ради своего искусства. Она не могла позволить себе заболеть гриппом в разгар балетного сезона.
        Сигна была искренне расстроена, что «Ивор Челлисон» все не появляется.
        - Мне так хочется увидеть твоего будущего мужа, - сказала она сестре. - Надеюсь, я увижу, что он достоин тебя. Ты самая чудесная девушка на свете, и, чтобы понравиться мне, он должен быть таким же замечательным человеком.
        - Какая ерунда, милая, - ответила Паула, поцеловав ее. - Но разумеется, Ивор достоин меня. Он очень красивый и обаятельный и к тому же очень умный.
        - Похож на моего Блэйка?
        - Нет, - задумчиво ответила Паула. - В Блэйке, пожалуй, больше мальчишеского. Ивор более искушенный… светский человек. Он блестящий мужчина и потрясающе красив.
        - Звучит замечательно, - заметила Сигна. - Но боюсь, теперь уже он не успеет на мою свадьбу.
        - Если он уже достаточно здоров, чтобы ездить, я попрошу его, чтобы он ради меня постарался приехать на свадьбу, - сказала Паула. - Дай-ка подумать… Она у вас будет в субботу утром в Кэкстон-Холл, верно?
        - Да, - ответила Сигна, зардевшись. Взволнованно вздохнув, она добавила: - Паула, как же я счастлива! Мне не верится, что все это происходит на самом деле. И память никак не возвращается… Я чувствую себя ребенком, который еще ничего не знает. Если бы только я могла хоть немножко вспомнить прошлое!
        Живое лицо Паулы посерьезнело. Она ненадолго замолчала, задумавшись о том, что рассказывал ей Блэйк… о смерти их несчастного отца… и о другом Иворе - ужасном Иворе Гардинере. О подлом, жестоком человеке, виновном в гибели отца и посмевшем при этом попросить Сигну выйти за него замуж ради нескольких часов развлечения. Паула гадала, как повела бы себя Сигна, если бы ей рассказали все это. И на мгновение она засомневалась, правильно ли поступает, позволяя Сигне выйти замуж за Блэйка. Сигне, не ведающей о той, предыдущей помолвке.
        Хотя какое это, впрочем, может иметь значение? Сигна любит Блэйка. Кто бы ни был тот человек, назвавшийся ее «братом», он, казалось, навсегда исчез из ее жизни.
        - Не думай о прошлом, сестренка, - наконец произнесла Паула. - Просто будь счастлива сейчас. Пока ты искренне любишь Блэйка, ничто другое значения не имеет.
        - Я действительно люблю его. Я абсолютно в этом уверена.
        - Я тоже в этом уверена, так что давай обе перестанем о чем-либо волноваться.


        Рассвет дня свадьбы Сигны был безоблачным, утро было необычайно солнечным для ноябрьского утра в Лондоне.
        Ивор Челлисон прислал телеграмму с поздравлениями Сигне и сожалениями, что не может присутствовать на свадьбе. Его температура, писал он, все еще высока, и он не отважился на долгую холодную поездку.
        Паула приняла эту отговорку без малейших подозрений. Разве у нее могли быть причины подозревать, что ее Ивор вовсе не болен? Насколько ей было известно, он любил ее без памяти и в каждом письме выражал страстное желание вернуться к ней в Лондон. Она послала ответную телеграмму со словами любви и сочувствия и всю себя отдала младшей сестре.
        И Сигна, и Блэйк не хотели пышной церемонии - она из-за недавней болезни, а он потому, что был стеснен в средствах. Но Паула объявила сестре, что та выглядит потрясающе, да и Блэйку показалось, что никогда еще Сигна не была такой соблазнительной, как в то прохладное ноябрьское утро, когда они встретились во Дворце церемоний Кэкстон-Холл.
        Он уже ждал ее там. Он волновался, как мальчишка, и, когда Сигна с сестрой вошли в зал, его загорелое лицо засияло - для него она была словно яркий луч солнца, озаряющий все вокруг. На ней было восхитительное платье, специально выбранное Паулой, - фиалково-синее, под цвет глаз, с коротким пиджаком, отделанным черно-бурой лисой. На ее худом личике горел румянец, глаза сверкали. На голове аккуратно сидела шляпка из чернобурки, а к лацкану пиджака была приколота веточка бледно-розовых орхидей, которые утром прислал Блэйк. Он затаил дыхание, глядя на свою невесту. Эта красивая, прекрасно одетая девушка, сейчас выйдет за него замуж. Ему с трудом верилось в это. Он с легкой грустью вспомнил Сигну, в Сингапуре, в линялых шортах, загорелую Сигну, которая была еще почти ребенком.
        Но когда свадебная церемония завершилась и Сигна стала его женой, Блэйк понял, что она осталась прежней. Все та же озорная, непосредственная Сигна обхватила его шею руками прямо там, во Дворце церемоний, и поцеловала мягкими, теплыми губами.
        - Милый, любимый Блэйк, - прошептала она.
        Он поцеловал ее в ответ, в его серых глазах светилось обожание. Он поднес к губам маленькую руку, на пальце которой красовалось обручальное кольцо.
        - Моя жена, - сказал он. - Какой же я счастливчик!
        - Пойдемте, ребятки, - с трогательной улыбкой сказала Паула, чувствуя, что вот-вот расплачется. Эти двое казались ей такими молодыми; она совсем недавно нашла свою юную сестру и так скоро должна отдать ее другому человеку. Ее мысли с нежностью обратились к ее собственной любви. Скоро она выйдет замуж за Ивора. Она гадала, засветится ли таким же счастьем, как у Блэйка, веселое красивое лицо Ивора, когда он поцелует свою жену сразу после свадьбы. Ей очень хотелось в это верить.
        Когда они снова вышли на улицу, пронизывающий ветер ноябрьского дня заставил Сигну вздрогнуть и поднять меховой воротник пиджака. И вдруг ее счастливое возбуждение нарушило какое-то странное предчувствие надвигающейся катастрофы. Она не могла понять, откуда оно взялось. Во время свадебной церемонии и она чувствовала совсем другое. Но здесь, снаружи… вся ее уверенность и удовлетворенность внезапно испарились. Она взглянула на обручальное кольцо и нахмурилась. Она затаила дыхание, словно испугавшись чего-то.
        - Что случилось, сладкая моя? - спросил Блэйк, усаживая ее в ожидавшую их машину Паулы. - Ты вдруг побледнела. Ты перенервничала? С тобой все в порядке, Сигна?
        Она устроилась в уголке на сиденье и крепко обхватила его ладонь обеими, руками. Он с тревогой заметил, что она вся дрожит, от румянца не осталось и следа. Словно какая-то боль пронзила ее.
        - Сигна, прелесть моя, - ошеломленно спросил Блэйк, - ты не боишься? Ты не жалеешь, что вышла за меня замуж, правда же?
        - Сигна, детка, - присоединилась Паула, обнимая сестру за плечи. - Что, в конце концов, случилось?
        - Точно не знаю… - запинаясь, произнесла Сигна. Она подняла руку и устало потерла лоб. - Но только что… на секунду… у меня появилось странное ощущение, что что-то не так.
        - Но почему… что именно, милая? - спросил Блэйк.
        - Я не знаю, - повторила она, беспомощно улыбнувшись. - Все равно все уже прошло. Но что-то меня напугало.
        Блэйк и Паула переглянулись.
        - Уж не возвращается ли к ней память? - пробормотала Паула, обращаясь наполовину к Блэйку, наполовину к себе самой.
        - Не похоже, но мне кажется, что волнение и напряжение, заставляющие ее беспокоиться, вызвали какие-то смутные ассоциации, - предположил Блэйк.
        - Я уже в порядке, - заверила их Сигна. - Очень странно, но, когда я выходила из Дворца церемоний, мне показалось, что я не имею права выходить замуж за Блэйка… что я… - Она умолкла, пожав плечами, и посмотрела на свое кольцо с недоумением, от которого у Блэйка сжалось сердце.
        - Все в порядке, сладкая, не волнуйся, - успокоил он ее. - Разумеется, ты имела право выйти за меня замуж. Ты еще не была замужем. Я точно знаю, - со смехом добавил он.
        Сигна подняла руку ко лбу.
        - Нет… конечно, не была, - медленно произнесла она.
        Он обнял ее, и она прижалась к нему, уткнувшись лицом в его плечо.
        - Бедная Сигна - она еще недостаточно окрепла, - сказала Паула. - Тебе надо будет позаботиться о ней, Блэйк.
        - Будь уверена, именно это я и собираюсь делать, - ответил он. - Для этого я и женился на Сигне, разве не так?
        По дороге домой он внимательно следил за Сигной. Он говорил себе, что она, скорее всего, смутно вспоминает свою помолвку с Ивором Гардинером. Но, к счастью, эта вспышка воспоминаний была недолгой. К тому времени, как они вернулись в квартиру Паулы, Сигна снова была веселой и счастливой. Страхи и сомнения Блэйка развеялись.
        Они пообедали вместе - счастливая троица. Потом Сигна начала собираться в Торквей. Паула, со своей обычной щедростью, настояла на том, чтобы одолжить им свою машину и шофера, который отвезет их в Девоншир на три-четыре недели.
        - Я настаиваю, - сказала она, когда Блэйк попытался протестовать. - В городе мне машина не нужна. Я спокойно буду ездить на такси, я могу себе это позволить. Уверяю тебя, у меня огромное жалованье, и мне не на кого его тратить, кроме своей сестры и своего нового брата.
        Так что Блэйк с Сигной должны были с удобством ехать на машине в Баббакомбе-Бей, в роскошный отель, где Блэйк заранее забронировал номер. Никто из них не хотел оправляться на какие-либо известные курорты. Там же, куда они собирались, Блэйк намеревался обеспечить свою юную жену всем, чего только пожелает ее душа во время этих восхитительных дней медового месяца.
        Во время прощания с сестрой по щекам Сигны потекли слезы.
        - Ты была так добра ко мне, дорогая моя… даже немножко слишком, - сказала она. - Мне ужасно не хочется уезжать от тебя.
        - Это ненадолго, Сигна, теперь мы снова нашли друг друга и больше никогда не потеряем, - голосом, полным нежности, ответила Паула. - Мы пропустили целое детство, теперь будем нагонять упущенное. Но ты любишь Блэйка - ты ведь рада, что теперь ты миссис Сондерс?
        - Ужасно рада, - прошептала Сигна, зардевшись. - Я всем сердцем люблю Блэйка, он для меня просто ангел.
        Паула вздохнула. Сигна по-настоящему счастлива, подумала она. Она не ошиблась, позволив сестре выйти замуж, ничего не помня о том мерзавце, с которым она была помолвлена в Сингапуре.
        Она бросила прощальный взгляд на сияющую Сигну в объятиях Блэйка, когда машина увозила их обоих с Уайтхолл-Корт.



        Глава 11

        Вечером того же дня Ивор Гардинер - будем называть его настоящим именем - вернулся в Лондон. Он прекрасно знал, что ни Сигны, ни Блэйка в городе уже нет. Именно это ему и было нужно - убрать Блэйка с дороги. Следующим шагом его плана было убедить Паулу выйти за него замуж до того, как вторая пара вернется. Привязав Сигну к Блэйку, а Паулу к себе, он чувствовал бы себя более уверенно. Сигна потеряла память. Блэйк, когда обнаружит, что Ивор Гардинер и Ивор Челлисон одно лицо, побоится открыть Пауле правду и разбить ей сердце - ведь она уже будет его женой, размышлял Ивор. К тому же Блэйк ничего не знает о его первом браке.
        Захваченный своими планами и идеями, Ивор приехал в Лондон и прямиком направился к Пауле. Она как раз собиралась на вечернее представление.
        Паула была удивлена и обрадована, увидев его. Она как раз закончила одеваться, когда Луиза провела его в гостиную.
        - Ивор… любимый… ты приехал!
        - Да, милая, - ответил он, взяв ее за руки. - Почти сразу после того, как я отправил тебе телеграмму, моя температура упала, и я не мог больше терпеть ни секунды без тебя… я должен был приехать. Жаль только, что не вышло застать твою маленькую сестренку и ее мужа, - добавил он и, склонившись, поцеловал ей руки.
        Паула смотрела в красивое, умное лицо человека, которого любила всей душой, и ее глаза сияли от счастья.
        - Я так рада, что ты приехал, Ивор, - сказала она. - А то я уже загрустила, когда Сигна и Блэйк уехали.
        - Так много всего случилось с тех пор, как я уехал из Лондона, - сказал он, обнимая ее за талию и привлекая к себе. - И как быстро Сигна вышла замуж!
        Паула позволила ему целовать и ласкать себя, отвечая со всей страстью, на которую только была способна. Чуть позже она сделала ему коктейль и стала рассказывать про мужа Сигны.
        - Она не могла его вспомнить, но он с самого знакомства любил ее, а теперь и она, без всяких сомнений, любит его, - завершила свой рассказ Паула. - Это совершенно изумительная любовная история. Но, Ивор, каким же, мягко говоря, мерзавцем был этот Ивор Гардинер. Хотела бы я высказать ему все, что о нем думаю, милый. Он заслуживает смерти за то, что он сделал с бедным папой… и за то, как он обошелся с милым неопытным ребенком - моей сестрой. Знаешь, мне ужасно обидно, что его, как и тебя, зовут Ивор.
        Сердце Ивора упало. Он смотрел невидящим взглядом поверх головы Паулы, по его лицу пробежала волна горечи. Каким же чудовищем все-таки он был! Как он мог жениться на Сигне, чтобы удовлетворить минутную страсть, а потом бросить ее? Да к тому же он чуть не убил ее в отеле на Нортумберленд-авеню! Дай бог, чтобы Паула никогда не раскрыла его! Ведь Паула - не хрупкая Сигна. Узнай она обо всем - никогда не простит и не забудет.
        Он крепче прижал к себе Паулу и в который раз сказал, что эта изящная, полная силы и страсти девушка, настоящая светская львица, сводит с ума его гораздо сильнее, чем когда-то похожая на подростка Сигна.
        - Паула, любимая. - Он почти шептал. - Пока я был на севере, я все время думал о тебе… я так хотел быть с тобой. Зачем нам ждать? Милая, сладкая моя… давай поженимся как можно скорее!
        Паула помолчала.
        - О, я не знаю, - наконец ответила она, подняв на него серьезные карие глаза. - Когда ты хочешь, чтобы я вышла за тебя замуж?
        - До того, как твоя сестра вернется из свадебного путешествия, - сказал он. - Паула, это будет настоящий рай для нас обоих, обещаю тебе.
        На секунду настала тишина. Ивор чувствовал, что его судьба висит на волоске. А потом ее жаркие губы прижались к его губам в поцелуе, красивые грациозные руки обвили его шею… и Паула страстным голосом прошептала ему в ухо:
        - А почему бы и нет, милый мой, любимый… если я действительно так тебе нужна. Ничто не мешает нам пожениться хоть сейчас. Будет отличный сюрприз для Сигны и Блэйка! Они очень счастливы и хотят, чтобы я была счастлива тоже.
        Торжествуя, Ивор сильнее сжимал ее в объятиях, целовал ненасытными губами. Женская сущность Паулы откликалась на его страсть… та ее часть, что была посвящена танцу, восхищалась его силой, совершенной физической красотой. Она говорила себе, что Ивор ее вторая половина, родственная душа, мужчина, созданный для нее.
        Она провела с Ивором счастливейшие минуты в своей жизни, планируя свою свадьбу, раздумывая, не взять ли ненадолго отпуск в труппе, чтобы уехать за границу на медовый месяц… Тем временем Сигна и Блэйк продолжали свое свадебное путешествие.


        Миссис Блэйк Сондерс была абсолютно счастливой женщиной. Ее больше не беспокоила затуманенная память. Прошлое не имело значения, а мысли о будущем были самыми радужными.
        Машина быстро неслась по широкой дороге, унося их прочь из Лондона и пригородов. Блэйк снял шляпку с головы жены и ласково перебирал ее светлые локоны. Он не уставал любоваться ею.
        - Все еще не могу поверить, что ты моя, - сказал он. - Это слишком хорошо, чтобы быть правдой. А ведь всего пару месяцев назад, в Сингапуре, я был самым несчастным человеком, потому что ты даже не смотрела на меня.
        - Это просто фантастика, - ответила Сигна, прижимаясь к нему. - Понятия не имею, почему я так себя вела. Наверное, я была не в себе.
        На мгновение перед мысленным взором Блэйка пронеслось красивое, эгоистичное лицо Ивора Гардинера. Он внутренне рассмеялся и крепче обнял жену, словно защищая ее от собственных мыслей.
        - Не думай о Сингапуре. Ведь теперь ты любишь меня, милая, верно?
        - Так сильно, что иногда даже страшно становится, - ответила она с улыбкой. - А ты… Блэйк…
        Но Сигна не закончила своей фразы. Ее лицо исказила гримаса ужаса, а из горла вырвался дикий крик. Навстречу им по их же полосе шла другая машина на серьезной скорости. Произошло лобовое столкновение… из встречной машины также раздался женский вопль, потом отчаянный крик мужчины. Сигну выдернуло из рук мужа, она почувствовала, что куда-то летит, и после этого наступила темнота и тишина.
        Она пришла в себя довольно быстро и обнаружила, что лежит на обочине, потрясенная, в синяках, но, похоже, серьезно не пострадавшая. Под ее голову кем-то заботливо был подсунут сложенный пиджак. Кто-то поддерживал ее за плечи, поднося к губам флягу с бренди. Голова у нее раскалывалась от боли, такой знакомой по больнице
«Чарринг-Кросс», а перед глазами мелькали огоньки. Она застонала:
        - Господи… Блэйк!.. Блэйк!
        - Все в порядке, не волнуйтесь, - успокаивающе произнес мужской голос. - Вы попали в аварию. Джентльмен, который ехал с вами, - ваш муж? - был ранен. Он все еще без сознания, но… ничего страшного. С ним все будет хорошо. «Скорую» уже вызвали. Вам больно?
        - Нет, - выдохнула Сигна. Она с трудом приподнялась. - Думаю… я не ранена… но моя голова!..
        Тут она умолкла. Оглушая ее, словно монстр, разрушая покой, счастье и все, что ей было так дорого, к ней вернулась утерянная память. Второй, более легкий удар по голове стал не менее судьбоносным для нее, чем первый, в отеле. В одну секунду вся цепочка фактов выстроилась перед ней в мучительной ясности и однозначности. Она побледнела, в глазах застыл ужас. Она знала все. Она знала, что этим утром вышла замуж за Блэйка Сондерса. И что тем самым она совершила двоемужество, потому что была уже замужем… она вспомнила Ивора… Ивора Гардинера. Он толкнул ее на каминную решетку в той комнате, что она сняла в отеле недалеко от квартиры сестры. Тогда она видела его в последний раз. Но она все еще оставалась его женой, а сегодня вышла замуж за Блэйка.
        - О господи! - простонала она. - Блэйк, что же мы будем делать?



        Глава 12

        В тот момент у нее не было времени на какие-либо обдумывания или действия. Подъехала «скорая». Блэйка положили на носилки, двое мужчин в белых халатах аккуратно подняли носилки и внесли их в машину. Сигна ошеломленно наблюдала за происходящим, потом, покачиваясь, поднялась на ноги и, опираясь на руку мужчины, который только что разговаривал с ней, направилась к машине «скорой помощи».
        - Блэйк… Блэйк! - окликнула она.
        - Тссс, - остановил ее один из санитаров. - С ним все в порядке, мэм, только помолчите, не показывайте ему, что вы расстроены, а то он еще решит, что умирает, а это худшее, что с ним может сейчас случиться.
        Сигна тут же замолчала, но не сводила глаз с фигуры мужа. Как неподвижно он лежал! Словно мертвый. Ей помогли сесть в машину рядом с ним. Голова у нее раскалывалась от боли, из небольшой раны на щеке сочилась кровь. Она приложила к ранке носовой платок, автоматически - она сейчас едва ли замечала боль. Сигна не могла думать ни о чем, кроме Блэйка, ее любимого. Он не должен умереть. В день их свадьбы! Вдруг ей в голову пришла совсем противоположная мысль: не будет ли для него лучше умереть сейчас, чем прийти в сознание и узнать, что она ему не жена, что на самом деле она миссис Ивор Гардинер.
        Машина «скорой помощи» неслась к больнице Бэзинстоука. Сигна услышала, как кто-то сказал, что шофер Паулы мертв. Он погиб мгновенно. Сигна молчала. Она думала, как переживет это Паула, - она любила Годвина и доверяла ему. Авария произошла не по его вине. Она спросила санитаров, куда их везут, и узнала, что они уже на окраинах Бэзинстоука, на пути в больницу графства.

«Как только мы приедем туда, сразу позвоню Пауле, - сказала она себе. - Бедная Паула. Всем, кого я люблю, я приношу только горе. Но ей придется приехать ко мне… я должна посоветоваться с ней, что мне делать дальше».
        Теперь она не могла избавиться от своих воспоминаний, даже если бы очень хотела. Они преследовали и мучили ее. Она с легкостью вспомнила любую деталь из прошлого. Поспешную свадьбу с Ивором в Сингапуре. Смерть отца. Разочарование в человеке, который был виновен в гибели ее отца, а саму ее бросил. И ту последнюю ужасную сцену в лондонском отеле. Вмиг изменившееся выражение его лица, его жестокость - а потом пробуждение в больнице «Чарринг-Кросс», ее сестра.

«Ну почему мне не суждено было так и оставаться в неведении! - внутренне кричала она. - О, ну почему, зачем я все вспомнила!»
        Теперь она помнила и Блэйка в Сунгей-Муране. Тогда она не любила его. Какой же слепой маленькой дурой она была. Она полюбила его слишком поздно. Теперь она могла только горько сожалеть, что не выбрала Блэйка вместо Ивора. Оглядываясь назад, она вспоминала те дни, нежную преданность Блэйка после того, как он нашел ее в грозу у разрушенного храма, и его бескорыстную дружбу, даже когда она предпочла другого.
        Слезы градом катились по ее щекам. Она с отчаянием посмотрела в лицо Блэйку. Он остался ее возлюбленным, но больше не был мужем. Кольцо у нее на пальце, свадьба этим утром - все это был фарс. Теперь не будет медового месяца. Ее пугало лицо Блэйка - мертвенно-белое, совсем не похожее на улыбчивое лицо человека, за которого она вышла замуж. К счастью, у него не было ран на голове, но, похоже, была сломана левая рука, а врачи, осматривавшие его, считали, что возможны и легкие повреждения внутренних органов. Он все еще был без сознания. Сигна цепенела от страха при мысли, что может безвозвратно потерять его.
        Наконец они приехали в больницу. Было уже совсем темно. Остаток этой ужасной ночи показался ей кошмаром. Блэйка увезли в мужскую палату. Теперь ей наконец признались, что он в критическом состоянии. Она и сама страдала от шока и ушибов, но ни сестра-хозяйка, ни остальные сестры не могли заставить ее лечь спать.
        - Я не так уж сильно пострадала - не хочу занимать койку в переполненной больнице, - твердила Сигна. - Позвольте мне посидеть. Я только хочу быть… с мужем.
        Она считала, что для видимости должна продолжать называть Блэйка мужем, но внутренне содрогалась каждый раз, когда произносила слово «муж». Она не имела на это права. Сегодня утром она, сама того не желая, вышла замуж во второй раз. В Сингапуре же она принадлежала Ивору. Ей казалось, что знание этого разобьет сердце и ей, и Блэйку.
        Позднее, той же ночью, ей сказали, что Блэйка придется оперировать. Внутренние повреждения оказались очень значительными, но операция могла спасти ему жизнь.
        - Мы сделаем для него все, что в наших силах, миссис Сондерс, - уверяла Сигну сестра-хозяйка. Она искренне сочувствовала Сигне и ее мужу, начавшему свой медовый месяц с сущего кошмара.
        - Нужно сделать все, что только можно, - как заклинание повторяла Сигна. - Если надо, вызвать специалиста…
        - В этом нет необходимости, - ответила сестра-хозяйка. - Оперировать будет наш врач, мистер Ли-Фрэмптон, а он - один из лучших хирургов в Англии.
        - Мой… мой муж еще не пришел в себя? - спросила Сигна.
        - Всего на секунду, - ответила сестра, погладив холодную руку девушки. - Он позвал вас по имени и снова потерял сознание, бедняжка.
        Сигна прижала руку ко лбу. Ей казалось, что мучительные мысли вот-вот разорвут ее голову на части. Надо обязательно позвонить Пауле, сказала она себе.
        Она позвонила сестре по междугородней связи прямо из кабинета сестры-хозяйки. Паула была еще в «Ковент-Гарден», но Сигна поговорила с Луизой, ее служанкой. Она попросила, чтобы новости об аварии были переданы сестре как можно деликатнее.
        - Скажите мадемуазель Владамир, что недалеко от Бэзинстоука наша машина столкнулась с другой машиной, что мистер Сондерс серьезно ранен, а бедный Годвин погиб, - говорила служанке Сигна. - Я в полном порядке. Но мне бы хотелось, чтобы сестра приехала ко мне, если сможет. Окружная больница в Бэзинстоуке. Да!
        Все. Большего на данный момент сделать было невозможно. К десяти часам доктор Ли-Фрэмптон закончил оперировать Блэйка; операция прошла успешно, хотя Блэйк находился в критическом состоянии - он сильно ослаб от потери крови при внутренних кровотечениях. Но перед тем как покинуть больницу и отправиться в близлежащую гостиницу, где ей предстояло провести ночь, Сигна повидала Блэйка и даже разговаривала с ним. Его поместили в отдельную палату. Когда Сигна вошла к нему, с ней, в принципе, все было уже в порядке. У нее меньше болела голова, она была сильнее и телом и духом, ей стало проще справляться со своими нервами. Но только она увидела Блэйка, лежащего на узкой больничной койке, с бледным, застывшим от боли лицом и мутными от обезболивающего глазами, ей тут же захотелось разреветься. Но она взяла себя в руки - ради него. Она тихонько опустилась на стул у кровати и тронула его правую кисть. Его левая рука была в гипсе. Бедный милый Блэйк! Какое жалкое подобие того счастливого, смеющегося юноши, который уезжал с ней из Лондона, - жаждущего ее поцелуев и довольного всем миром, - представлял он        - Поговорите с ним, - прошептала медсестра.
        - Милый… Блэйк, - позвала Сигна.
        Его одурманенный взгляд сфокусировался на ней. Сквозь туман пробилась искра узнавания. Он еле заметно шевельнул пальцами, которые она сжала.
        - Сигна, - еле слышно выговорил он.
        - Милый, - повторила она, как можно ближе наклоняясь к нему. - Любимый мой, со мной все в порядке; не волнуйся за меня, просто поправляйся поскорее.
        - Сигна, - опять шепотом произнес он, - мне… так жаль.
        - Тише, милый, - перебила она, изо всех сил стараясь удержаться от слез. - Тебе не о чем жалеть - это ведь была не твоя вина.
        - Ты уверена, что с тобой все в порядке?
        - Абсолютно, - ответила она и улыбнулась. - Со мной все в полном порядке, дорогой.
        Он глубоко вздохнул и попытался выдавить из себя улыбку:
        - Поцелуй меня, миссис Блэйк Сондерс.
        Ее сердце болезненно сжалось, когда она услышала от него это имя, которое он произнес так радостно, несмотря на свои страдания. На это имя она теперь не имела никакого права. Она яростно закусила губу. Она понимала, что сегодня вечером ему ни в коем случае нельзя говорить правду. Возможно, и еще много дней и ночей спустя. Это просто убьет его. Ли-Фрэмптон прописал Блэйку полный покой и никаких волнений. Она должна позволить ему и дальше думать, что она - его жена. Это придаст ему сил, станет стимулом к жизни.
        Склонившись над ним, она поцеловала его в лоб. Теперь она понимала, как безнадежно и безвозвратно влюблена в этого юношу. Блэйк улыбнулся, ободренный ее поцелуем, он и понятия не имел, какие мучения разрывают ее сердце. Успокоенный, он уснул.


        Сигна отправилась в гостиницу и заставила себя немного поесть. Потом приняла снотворное, которое ей дал врач, и легла спать. В Бэзинстоуке было холодно, промозгло и тоскливо; шел дождь. Она слышала, как капли монотонно стучат по крыше. Она отдернула занавеску на окне, и теперь ей были видны огни больницы, в которой лежал Блэйк. Она специально выбрала именно эту комнату, чтобы иметь возможность смотреть на эти огни. Казалось, они невидимой ниточкой связывают ее с любимым.
        Эта ночь, когда она должна была бы лежать в объятиях Блэйка, была для нее горькой и исполненной насмешки. Она осталась одна, совсем одна, наедине со своими сожалениями и отчаянием. Сигна уткнулась лицом в подушку и зарыдала, вспоминая Ивора Гардинера и узы, связывающие ее с ним. Она прижалась дрожащими, солеными от слез губами к кольцу, которое надел ей на палец Блэйк: она знала, что на этом месте по закону должно быть кольцо Ивора. Эта мысль в который раз заставила ее содрогнуться.
        Наконец снотворное сделало свое дело - она уснула. Так и прошла эта ночь одиночества. Она проснулась бледной, осунувшейся, под глазами синели круги. Быстро позавтракав кофе и булочками, она поспешила в больницу. С замиранием сердца она спрашивала, каково самочувствие «ее мужа». Ночная сиделка сказала ей, что мистер Сондерс провел бессонную ночь, но сейчас наконец уснул, а мистер Ли-Фрэмптон придет осматривать его в половине одиннадцатого.
        Сигна безнадежно посмотрела на сиделку:
        - Он уже вне опасности?
        Та в ответ пожала плечами:
        - Точно не могу вам сказать, миссис Сондерс. Но мы делаем все, что в наших силах.
        Это было слабое утешение.
        - Боже мой, если он умрет… - ужаснулась Сигна.
        Хотя если он выживет, то, услышав о первом безумном замужестве Сигны в Сингапуре, может пожалеть, что не умер.



        Глава 13

        Известие об автокатастрофе потрясло Паулу. Но в тот момент она уже не могла ничего сделать. Она узнала обо всем после часа ночи, когда вернулась домой. Они с Ивором ужинали в «Савое» тем вечером. Хотя было уже поздно, она все же позвонила Ивору.
        Ей ответил сонный голос - он уже лег в кровать. Но он быстро приобрел обычное отличное расположение духа. Его Паула была сегодня с ним необычайно мила. Она согласилась как можно скорее выйти за него замуж. Чего еще он мог желать от жизни?
        Но как только он услышал новости, вся его веселость мигом испарилась, и он весь превратился в слух.
        - Боже правый! - то и дело повторял он, продолжая слушать подробности. - Сондерс серьезно пострадал, а Годвин погиб - как это ужасно.
        - Слава богу, что с сестрой все в порядке, - сказала Паула. - Но я нужна ей, Ивор, и рано утром я выезжаю в Бэзинстоук. Что ты говоришь? Примерно сорок или пятьдесят миль от города - да! Как насчет твоей машины - новой, спортивной? Ты сможешь отвезти меня на ней?
        - Ну да, разумеется, - медленно произнес Ивор. - Я буду у тебя с самого утра, любимая.
        Повесив трубку, он пережил несколько не самых приятных минут. Меньше всего на свете ему хотелось везти Паулу в Бэзинстоук - и встречаться лицом к лицу с Сигной. Это могло привести к неприятностям. Встреча с ним могла всколыхнуть ее воспоминания. С другой стороны, этого могло и не произойти… В конце концов, не может же он вечно избегать ее и прятаться.
        Поэтому, приехав к Пауле на новой, недавно купленной «лагонде», он был сама нежность и сочувствие.
        - Ты уверена, что известия об этой аварии не повлияли на тебя, - не боишься ехать со мной на машине? - спросил ее он.
        Паула, закутанная в свои норковые меха, скользнула на низкое сиденье рядом с ним. Ее красивое лицо было сейчас бледным и озабоченным. На мгновение она крепко обняла его.
        - Ивор, милый, что бы я без тебя делала? Ты - мой спасительный остров, - с улыбкой сказала она. - Нет, я не особенно нервничаю из-за того, что мы с тобой едем на машине. Я тебе полностью доверяю. Но все это так ужасно! Бедный Блэйк… бедная Сигна… и все это в день их свадьбы. А мой бедный Годвин погиб.
        - Да, наши дороги оставляют желать лучшего, - произнес Ивор, уводя грациозную обтекаемую «лагонду» прочь из города. - Некоторые перекрестки - сущий кошмар. Но я позабочусь о тебе, любовь моя.
        - Интересно, как пережила аварию Сигна? Не повлияла ли она на ее память, подстегнув ее? - заметила Паула.
        Сердце Ивора, казалось, остановилось.
        - Надеюсь, что это так, - после паузы ответил он, всей душой желая абсолютно противоположного.
        - И только бы бедняга Блэйк пострадал не очень серьезно, - добавила Паула.
        Ивор промолчал, закусив от злости губу. Он мысленно заклинал высшие силы послать смерть своему бывшему партнеру по плантации. Это избавило бы его самого от множества неприятностей. Но, несмотря на свои мысли, всю дорогу до Бэзинстоука он был с Паулой очарователен и внимателен. Она и представить себе не могла, что бы она делала сегодня без его любви и сочувствия.
        - Сегодня нам придется остаться в Бэзинстоуке, Ивор, - сказала ему она. - Мы остановимся в том же отеле, что и Сигна. Перед твоим приездом я позвонила своему менеджеру и сказала, что нездорова и не могу сегодня танцевать. Думаю, я имею право на один вечер отдыха.
        - Разумеется, имеешь, - сказал Ивор.
        Вскоре они доехали до больницы. Ивор высадил Паулу у главного входа.
        - Поеду в отель и забронирую номера, дорогая, - сказал он. - А потом буду ждать там тебя и твою несчастную сестренку, с которой я так давно хочу познакомиться.
        Он врал вдохновенно, и Паула была в полной уверенности, что он жаждет увидеть Сигну. Без малейших подозрений она поцеловала его на прощание и вошла в здание больницы. Ее сразу же отвели в палату Блэйка, где ее ждала Сигна.
        Сигна сидела у кровати Блэйка. Паула была шокирована внешним видом сестры. Перед ней сидел бледный призрак той сияющей невесты, что накануне покидала Лондон. Сигна осунулась, в ее синих глазах застыло выражение глубокого отчаяния. Она подбежала к Пауле и бросилась ей на шею.
        - Дорогая, ты приехала! - воскликнула она.
        - Бедняжка ты моя, - сказала Паула, обнимая ее и прижимая к себе. - Мне ужасно, ужасно жаль, милая! Какое несчастье для вас с Блэйком! Но, слава богу, хоть ты цела и невредима. Как он?
        - Немного лучше. Мистер Ли-Фрэмптон, который вчера его оперировал, говорит, что его состояние потихоньку улучшается, но все же он еще очень слаб, и малейшее потрясение может убить его.
        - С ним все будет хорошо, милая, я уверена, - сказала Паула, снимая шубку. - Можно я только посмотрю на него, Сигна?
        Сигна без слов пропустила ее к кровати Блэйка. Она смотрела на сестру и любимого глазами, в которых не осталось ни слезинки. Когда Паула узнает правду… что она скажет? Сигне была отвратительна мысль, что она собирается причинить новую боль и беспокойство своей красивой и любимой сестре, которая была для нее даже больше чем сестрой с самого ее приезда в Англию.
        Но правду невозможно было скрывать.
        Медленно шагая от больницы в гостиницу, держа друг друга под руки, сестры говорили о Блэйке, а потом Сигна решила, что время все рассказать пришло.
        - Паула, - дрожащим голосом начала она, - авария - не единственная ужасная вещь, которая случилась с нами.
        - Что ты хочешь сказать, милая?
        - Я хочу сказать… что… когда машина перевернулась… я слегка ушибла голову… и каким-то образом это падение восстановило мою память, - медленно произнесла Сигна.
        Темные глаза Паулы пытливо вглядывались в синие глаза сестры.
        - Это действительно так? Но, милая моя, это же просто чудесно!
        Сигна склонила голову:
        - Ничего чудесного в этом нет… о, Паула, ты просто не знаешь…
        В ее голосе зазвучала такая мука, что старшая сестра приостановилась и снова пристально вгляделась в нее.
        - Сигна, скажи на милость, в чем дело?
        - Я вспомнила слишком многое, - горестно ответила Сигна. - Паула, там, в Малайе… там был мужчина… Ивор Гардинер…
        Паула перебила ее:
        - Так вот ты про что! Ты вспомнила свою дурацкую помолвку с этим мерзавцем. Но почему тебя это так волнует? Я о ней тоже знаю - мне Блэйк все рассказал. Но мы оба решили, что не стоит напоминать об этом тебе, так же как и заново рассказывать про ужасную гибель нашего бедного папы.
        Сигна вздрогнула и крепче ухватилась за руку сестры. Они продолжали идти к гостинице по главной улице Бэзинстоука.
        - Да, я поняла. Блэйк рассказал тебе про Ивора, - кивнув, сказала она. - Но даже Блэйк не знал про эту помолвку всей правды.
        Сердце Паулы болезненно сжалось.
        - Сигна, что ты хочешь мне сказать?
        - Только то, что, выйдя вчера замуж за Блэйка, я совершила двоемужество, - ответила Сигна. - Понимаешь, накануне того дня, когда Ивор Гардинер уехал из Сингапура, мы поженились.
        На секунду красивое лицо Паулы лишилось всех красок. Потом она изо всех сил сжала руку сестры.
        - Сигна, милая, детка моя, этого не может быть. Ты наверняка ошибаешься! - потрясенно воскликнула она.
        - Хотелось бы мне, чтобы ты была права, но это не так, - ответила Сигна.
        - Ты… вышла замуж за Ивора Гардинера?
        - Да, в Сингапуре.
        Паула чувствовала себя так, будто на нее вылили ведро ледяной воды. Она в ужасе взглянула на расстроенное лицо младшей сестры:
        - Этого не может быть! Если ты действительно вышла за него замуж, где тогда твое кольцо, твое свидетельство о браке? Я просматривала твой дорожный чемодан и сумки, когда ты лежала в больнице. Я ничего не нашла - никаких свидетельств того, что ты когда-либо была замужем!
        Сигна потрогала лоб - в голове снова заворочалась и запульсировала боль.
        - Я… не могу точно вспомнить, куда я положила кольцо и свидетельство. Думаю, в маленький «дипломат». Ты там смотрела?
        - Да. Там не было ничего, кроме миниатюры с портретом мамы, пары снимков нашего бедного папы, нескольких старых писем и небольшой денежной суммы. Сигна, милая, ради всего святого, постарайся вспомнить точно - этого просто не может быть!
        - Я понимаю, - ответила Сигна, - но пойми и меня - я уверена в этом. Если в моих вещах нет ни свидетельства о браке, ни обручального кольца, значит, кто-то вынул их оттуда.
        - Но к нему никто не прикасался. Он лежал в камере хранения на вокзале - не было же у них, в конце концов, ключа. Я открыла чемодан ключом, который нашла в твоей сумочке. Собственно говоря, мой Ивор, мой жених, сам привез мне с вокзала твой чемодан, так что я точно знаю, что в нем никто не копался.
        - Действительно загадка какая-то, - задумалась Сигна. - Пока не могу объяснить всего этого, но точно знаю, что я вышла замуж за Ивора Гардинера и еще что я виделась с ним в отеле на Нортумберленд-авеню в тот день, когда заходила к тебе.
        - Так это он был тем таинственным незнакомцем, которого видели входящим с тобой в отель? - удивилась Паула.
        - Да. Это был Ивор. Мы с ним ссорились. Он толкнул меня, и я упала - вот как я повредила голову, - объяснила Сигна.
        Вдруг она резко замолчала. На нее нашло еще одно озарение, пронеслось в ее мозгу, поставив в затруднительное положение. Она вспомнила еще один фрагмент из прошлого… а именно то, что она встретила Ивора в квартире Паулы в день своего приезда в Лондон, что она видела его фотографию в ее спальне.
        Сигна разом побледнела, и Паула, пристально наблюдавшая за ней, поспешила обхватить ее за талию.
        - Милая моя, тебе плохо?!
        - Нет… я… только немного нехорошо.
        - Мы уже почти пришли, - сказала Паула. - Это тот самый отель, в котором ты остановилась. Да, вот и «лагонда» Ивора стоит у входа. Пойдем, бедняжка моя, мы найдем Ивора и обсудим все это с ним. Он такой рассудительный и благоразумный - он поможет нам обеим.
        Сигна не отвечала. Шок от столь стремительно восстанавливающейся памяти был слишком силен. Ивор - то же самое имя. Ивор. Но откуда в квартире Паулы взялось фото Ивора Гардинера и почему в тот злополучный день Ивор вошел в квартиру так, словно был в ней хозяином? Что, во имя всех святых, это означало?
        Паула была уверена, что Сигна что-то путает. Не может быть, чтобы она и вправду вышла замуж за этого Гардинера в Сингапуре, говорила себе Паула. Блэйк наверняка знал бы об этом, если бы это случилось.

«Бедная моя сестричка, - думала Паула. - Когда вернемся в Лондон, надо будет показать ее специалисту. Наверное, у нее просто слегка помутился рассудок. Как же ужасно это будет для Блэйка - если все окажется правдой!»
        Они вошли в гостиницу. Паула, все еще поддерживающая сестру за талию, повела ее прямо в номер. Там она помогла ей прилечь на диван.
        - Побудь здесь, милая. Я позову коридорного, чтобы он принес тебе виски, - ты ужасно выглядишь. А я найду Ивора. Уверена, он поможет нам разобраться в этой путанице. Можно привести его сюда, к тебе? Здесь тихо, и мы сможем спокойно поговорить.
        Сигна потерла усталые веки.
        - Да, приводи его сюда, - откликнулась она.
        Паула исчезла. Она вернулась через десять минут. За ней следовал высокий мужчина с красивым смуглым лицом. Сигна открыла глаза и увидела его. Несколько мгновений она словно сквозь туман вглядывалась в лицо, которое было ей так ненавистно. Ивор Гардинер тоже, не сводил с нее глаз. Его мозг яростно работал: он надеялся, что память все еще не вернулась к Сигне. Он делал вид, что видит ее впервые, поэтому смотрел на нее как на совершенно незнакомого человека.
        И тут Сигна резко подскочила.
        - Ивор! - хрипло произнесла она.
        Паула, державшая Ивора под руку, посмотрела на него ласковыми темными глазами.
        - Ну а вот и она, Ивор, дорогой мой. Позволь мне представить тебя моей младшей сестре. Сигна, это мой будущий муж. Я уверена, вы понравитесь друг другу.



        Глава 14


«Я уверена, вы понравитесь друг другу…» Абсолютно невинные слова Паулы повергли Сигну в настоящий ужас. Это была какая-то жестокая, злобная гримаса судьбы: Паула любила Ивора Гардинера.
        Паула подошла к постели сестры и взяла Сигну за руку.
        - Тебе лучше, милая? - спросила она.
        Нельзя сказать, чтобы она была безмерно счастлива оттого, что к Сигне вернулась память. Но она была уверена, что ее Ивор сможет предложить им парочку разумных, конструктивных идей.
        Сигна, которая сидела с пунцовыми щеками и таращилась на Ивора, не сводившего в свою очередь с нее виноватых глаз, наконец обрела дар речи.
        - Паула, это не Ивор Челлисон! - тихим хриплым голосом, от которого у Паулы упало сердце, произнесла она. - Он вовсе не тот, за кого себя выдает. Он и Ивор - Ивор Гардинер - один и тот же человек. Это мой муж, Паула. Это человек, за которого я вышла замуж в Сингапуре!
        В комнате повисла гробовая тишина. Паула, словно оглушенная, переводила взгляд с бледного, напряженного лица сестры на лицо жениха и обратно. Она была откровенно потрясена, она была просто в шоке от услышанного. Лишь Ивор оставался невозмутимым. Он, которому следовало бы бояться больше всех, показал завидное самообладание. Его лицо больше не выражало вину. Он ласково, сочувственно улыбался девушке, сидящей на кровати. Он отчетливо осознавал, что к Сигне вернулась память, - было это результатом второго несчастного случая или их внезапной встречи, он не знал и знать не хотел. Но факт оставался фактом, и теперь ему оставалось только сыграть ради собственной безопасности, не допустив при этом ни единой ошибки, иначе он погиб. Иначе Паула, его кареглазая красавица Паула, которую он так безумно желал, будет для него потеряна навсегда.
        Он откашлялся, изображая смущение.
        - Паула, любимая, - произнес он, - все это, похоже, очень сложно. Эта бедная девушка - твоя младшая сестра?
        - Да, это Сигна. Но что она имеет в виду? Почему она считает, что ты - ее Ивор? Ивор Гардинер? - с недоумением осведомилась Паула.
        - Я и сам хотел бы знать. Для меня все происходящее такая же загадка, как и для тебя, - спокойно отозвался он. - Я действительно так похож на этого Гардинера?
        Паула обернулась к Сигне.
        - Дорогая, возьми себя в руки, - попросила она. - Это же мой жених, мистер Челлисон.
        - Нет, нет, это неправда! - воскликнула Сигна. Она соскользнула с дивана, встала на ноги и стояла теперь, слегка пошатываясь и глядя на Ивора расширенными глазами. - Он тот человек, за которого я вышла замуж в Сингапуре. Блэйк это подтвердит. Он был партнером Блэйка.
        Ивор пожал плечами.
        - В чем, собственно, дело? - расстроенным голосом спросил он.
        - Ты помнишь, я рассказывала тебе, какое несчастье приключилось с Сигной, - пояснила Паула. - Ну, про ее роман с мужчиной по имени Ивор Гардинер. Но она не была за ним замужем. Блэйк заверил меня, что она никогда не выходила замуж.
        - Выходила - говорю же тебе, выходила, Паула! - яростно обрушилась на сестру Сигна. - И вот теперь напротив меня стоит мой муж, Ивор Гардинер.
        - Но, милая моя! - запротестовала Паула.
        - Вряд ли я когда-нибудь его забуду, - продолжала тем временем Сигна, дрожа с головы до пят. - Когда-то я принадлежала ему и любила его. Но ты и сама знаешь, как он со мной обошелся - как подло он поступил с нашим отцом, как потом бросил меня. Теперь он снова затеял скверную игру. Он вернулся в Англию и сменил фамилию. Он обманывает тебя - старается заставить тебя выйти за него замуж, потому что я его больше не интересую.
        Сердце Паулы забилось тяжело и быстро. Она была удивлена, даже потрясена откровениями своей младшей сестры. Все это просто невероятно, и непонятно, что же делать дальше. Ну разумеется, думала Паула, Сигна просто-напросто ошиблась. Паула не сомневалась в этом. Она беспомощно посмотрела на Ивора. Он улыбнулся ей в ответ - легкой, спокойной улыбкой, которая скрыла его собственные страхи и дала ей уверенность, в которой она так нуждалась.
        - Не волнуйся, дорогая моя, - вполголоса произнес он. - Твоя сестра делает ошибку, но мы, несомненно, достигнем взаимопонимания. Послушайте, бедное дитя. - Он повернулся к Сигне, обращаясь к ней с нотками жалости и сочувствия в голосе. - Моя фамилия Челлисон. Я никогда в жизни не был в Малайе. Посмотрите на меня и постарайтесь все припомнить - я ведь не настолько похож на этого Гардинера, не правда ли? У нас с ним, скорее всего, нет ничего общего, кроме имен.
        Откровенная наглость этого человека на мгновение лишила Сигну дара речи. Она смотрела на него, не в силах отвести взгляда, полного ужаса, от его лица. Ее щеки пылали. У нее в голове не укладывалось, как можно стоять с ней лицом к лицу и при этом так бесстыдно врать. Она вглядывалась в его лицо и узнавала каждую его черточку… эти сияющие глаза, которые так очаровали ее в Сингапуре… тонкие, жестокие губы… аккуратно причесанные темные волосы… его завораживающий, с хрипотцой, голос. Разве она не слушала этот вкрадчивый, убеждающий голос… разве не позволила ему околдовать себя… уговорить ее на тайный брак тем волшебным вечером?
        Она вспоминала свою поспешную свадьбу и их единственную незабываемую ночь, в которой сплелись моменты безудержной страсти и странных сомнений и разочарований. Сомнения остались с ней. Но страсть прошла, ее волнение испарилось, оставив после себя только пепел перегоревшего вожделения. - Сейчас она ненавидела все воспоминания о нем, презирала его - за то, что он совершил. Сегодня она смотрела на него и видела в нем убийцу своего отца, да, впрочем, и своего собственного… Она горько сожалела о каждой минуте, проведенной в его объятиях. Как она могла ошибиться, как она могла быть в таких интимных отношениях с этим мужчиной?
        Она поежилась и перевела взгляд с него на обеспокоенное лицо сестры.
        - Паула, - произнесла она, - я умоляю тебя, верь мне. Я говорю правду. Я не сошла с ума, милая, и не ввожу тебя в заблуждение. Именно этот человек жил в Сунгей-Муране вместе с Блэйком, и именно этот человек стал моим мужем.
        - Сигна, этого не может быть! - протестовала Паула.
        - Вот именно, - вторил ей Ивор. - Твоя сестра явно страдает от прискорбного заблуждения.
        - Но я могу все доказать! - воскликнула Сигна.
        - Как? - с искренним ужасом в голосе спросила Паула.
        - Я… о, я знаю, что потеряны и мое обручальное кольцо, и свидетельство о браке, - ответила Сигна, - но в Сингапуре должен был остаться дубликат. Я могу послать за ним - так я и сделаю. К тому же Блэйк без труда опознает мистера Гардинера.
        - Мы не можем расстраивать Блэйка этой безумной чепухой, - возразила Паула с легким раздражением. - Его жизнь висит на волоске, не забывай об этом, Сигна.
        Сигна побледнела. Она спрятала лицо в ладонях.
        - Мой бедный милый Блэйк… да… он так плох. Я не должна беспокоить его, - прошептала она.
        - Доктора сказали, что ему нужен полный покой, - добавила Паула. - Любое волнение может его доконать, Сигна, поэтому, ради бога, возьми себя в руки, милая, и постарайся вспомнить что-нибудь хорошее… а не плохое!
        Ивор предпочел спрятать лицо за шелковым носовым платком, сделав вид, что вытирает лоб. Молодец Паула, подумал он. Она, сама того не ведая, помогала ему. Последнее, что ему надо было сейчас, - это встретиться лицом к лицу с Блэйком Сондерсом. Эта встреча стала бы концом всему. Только к лучшему, что Блэйк лежал в больнице на грани жизни и смерти и его нельзя было волновать. От этих мыслей капельки пота уже реально выступили на его лбу. Он снова провел платком по лбу, вытирая их. Несколько раз ему казалось, что все вот-вот рухнет. Он положил руку на плечо Паулы.
        - Любимая, я хотел бы поговорить с тобой с глазу на глаз, - пробормотал он.
        Паула кивнула и вместе с ним направилась к двери. Расширившиеся глаза Сигны жалобно провожали ее.
        - Паула! - закричала Сигна. - Паула, не ходи… не слушай его. Он Ивор Гардинер - мой муж. Я клянусь тебе! Отвези его в гостиницу на Нортумберленд-авеню - они его вспомнят. Он был тем человеком, который привел меня туда - сбил меня с ног в номере… о, Паула…
        Ее призыв оборвался тихим стоном. Ее сестра, не обращая на нее внимания, вышла в коридор и торопливым шепотом теперь разговаривала с Ивором. Сигна рухнула на диван. «Боже, уж не сошла ли я на самом деле с ума?» - думала она. Ей казалось, что очень скоро так и случится, если Паула откажется ей верить, но ведь она ничем не могла подтвердить свои слова. Она знала, что этот человек - Ивор Гардинер. Что Ивор Челлисон - выдумка, фантом. Но она также прекрасно знала, как этот человек умеет очаровывать. Даже Паула не смогла устоять перед его чарами. Паула, такая искушенная, независимая светская дама, любила его и верила каждому его слову. Влюбленную женщину невозможно ни в чем убедить. Придется приложить титанические усилия, чтобы заставить Паулу хотя бы засомневаться в ее возлюбленном. Все эти месяцы она знала его под именем Ивор Челлисон; почему вдруг она должна поверить, что на самом деле он совсем не тот, за кого себя выдает?
        Казалось, мужество покинуло Сигну. Она закрыла глаза и лежала не шевелясь, словно мертвая.
        - Боже, пожалуйста, помоги мне! - то и дело шептала она про себя. - Что я могу сделать… как мне уберечь Паулу от этого ужасного человека?
        Тем временем Паула стояла рядом с Ивором, он держал ее за руки, а в ее глазах стояли слезы.
        - Это чудовищно! Что же нам теперь делать, Ивор? - шептала она. - Бедная малышка Сигна.
        - У несчастной девочки помутнение рассудка, это очевидно, - вполголоса отвечал Ивор. - Второй несчастный случай, скорее всего, вернул ей обрывки воспоминаний - этот тип, Гардинер, разумеется, существовал на самом деле, мы это знаем, - но мне кажется, что ее мозг все же поврежден, как ты считаешь, милая?
        - Я очень боюсь, что это действительно так, Ивор.
        - Весьма вероятно. Я-то точно знаю, что я - не Ивор Гардинер, - со смехом заметил он, и в его глазах заплясали смешинки, которые обманули бы даже самую искушенную женщину.
        Паула сжала его пальцы.
        - Я знаю. Мне ты можешь не говорить об этом. Я в этом нисколько не сомневаюсь, - заверила она. - Разумеется, ты не Ивор Гардинер. Но, любимый, если мозг Сигны действительно пострадал, то все может быть очень серьезно. Она ведь только вчера вышла замуж за этого бедного мальчугана, Блэйка.
        - Да, это ужасно для них обоих. Не самое счастливое событие для Сондерса, если он оправится после аварии только для того, чтобы обнаружить, что его жена сошла с ума.
        Паула вздрогнула, ее губы побелели.
        - Ивор, и все-таки этого не может быть. Сигна и вдруг сошла с ума - о, это будет слишком ужасно, слишком жестоко.
        - Но похоже, увы, это так. У нее явно не все в порядке с головой, иначе она не стала бы считать меня своим мужем, бедняжка.
        - Судя по всему, ты прав, - в слезах прошептала Паула. - Когда мы выходили из больницы, она объявила, что она замужняя женщина и что, выйдя вчера утром замуж за Блэйка, она вступила во второй брак. Потом она обвинила тебя в том, что ты и есть ее муж… Боже, она и вправду сходит с ума… моя бедная младшая сестра!
        - Если бы она и вправду вышла в Сингапуре замуж за этого типа, у нее были бы с собой какие-то доказательства этого, - добавил Ивор.
        Про себя он благодарил судьбу, что додумался вынуть из дорожного чемодана Сигны обручальное кольцо и свидетельство о браке, когда забирал в тот день с вокзала ее вещи.
        Они продолжали торопливо обсуждать происходящее, уже придя к общему мнению. Своими предположениями и намеками Ивору удалось убедить Паулу, что ее сестра сошла с ума. И неудивительно, что Паула в это поверила. После аварии Сигна говорила и делала совершенно необъяснимые вещи.
        - Что бы я делала без тебя, Ивор? - сказала Паула, с благодарностью пожимая его руку. - Это самое страшное, что только могло случиться. Нам остается лишь надеяться и молиться, чтобы рассудок вернулся к Сигне раньше, чем бедный Блэйк оправится настолько, чтобы понять, что произошло.
        Самым заветным желанием Ивора на самом деле было, чтобы Блэйк Сондерс никогда не поправился. В одном он был уверен на сто процентов - он должен любыми способами избегать встречи с этим человеком, который тоже узнает в нем Гардинера и подтвердит слова Сигны.
        Пока же ему придется продолжить свою опасную игру, ставка в которой - его жизнь.
        Они с Паулой договорились, что до поры до времени будут во всем потакать Сигне, но постараются уговорить ее показаться психиатру.
        С этими мыслями они вернулись в комнату Сигны. Но та тут же вскочила и принялась снова обвинять Ивора. Обстановка накалялась, Сигна злилась все больше и больше, ее раздражали попытки Паулы успокоить ее и сочувственные взгляды Ивора.
        - Я же говорю тебе, что это правда, - он мой Ивор - мой муж!!! - продолжала настаивать Сигна. - Ты не должна обращаться со мной так, будто у меня не все дома, ты должна верить мне, Паула!
        - Ну же, ну же, милая моя, ну постарайся же взять себя в руки! - ласково уговаривала Паула, взяв сестру под локоть. - Лучше приляг, отдохни немного. Все это волнение из-за Блэйка совсем выбило тебя из колеи.
        - Неправда! Я в своем уме, и я говорю тебе, что этот человек - Ивор Гардинер, а вовсе не Ивор Челлисон! - отчаявшись, кричала Сигна. - Не верь ему, Паула. Не позволяй ему разрушить твою жизнь так же, как он разрушил мою.
        Она вдруг застонала, покачнулась и стала медленно оседать на пол. Ивор поспешно подхватил ее. Глаза Сигны были закрыты: она потеряла сознание. Сначала потрясение, потом тщетные попытки открыть сестре глаза на страшную правду - все это оказалось для нее уже слишком.
        Ничего лучшего для Ивора и придумать было нельзя. Он помог Пауле уложить Сигну на кровать и оставил ее на попечение Паулы и горничной.
        - Бедная девочка, - сочувственно произнес он, когда спустя некоторое время они с Паулой сидели в холле. - Она совсем рехнулась!
        Губы Паулы задрожали.
        - Похоже на то, - пробормотала она. - О, Ивор, какая трагедия - она еще совсем ребенок и только вчера вышла замуж за Блэйка!
        Ивор вздохнул.
        - Не отчаивайся, любимая, - сказал он. - Возможно, врачи смогут ей помочь.
        - Я должна сделать что-нибудь как можно скорее, - сказала Паула. - Я не могу просить ее уехать из Бэзинстоука, пока жизнь Блэйка в опасности. К тому же, если попытаться увезти ее, ей станет только хуже. Я лучше позвоню своему менеджеру, объясню всю серьезность ситуации и попрошу у него еще несколько дней отпуска. Публике он сможет сказать, что я приболела. И еще я позвоню сэру Барклею Додсону.
        - Барклей Додсон… ах да, он специалист по умственным расстройствам. Я о нем слышал, - ответил Ивор. Он пил уже третий бокал виски с содовой. Спиртное было ему сейчас необходимо как никогда.
        - Да, - со вздохом подтвердила Паула. - Он считается лучшим специалистом в своей области во всем Лондоне. Я попрошу его как можно скорее приехать в Бэзинстоук.
        - Если бы ты не была так богата, я сам послал бы за ним, - сказал Ивор. - Мое единственное желание - чтобы ты была счастлива, любовь моя. А насколько я понимаю, твое счастье сейчас зависит от того, поправится ли твоя младшая сестра.
        Кроме Паулы и Ивора, в холле никого не было; Паула обняла его за шею, глядя в красивые глаза, такие искренние и сочувственные, и даже не подозревая о том, какой обман скрывается за этой маской. Он привлек ее к себе и страстно поцеловал.
        - Дорогая моя, любимая, единственная Паула! - прошептал он.
        Она возвращала ему поцелуи с ответной страстью. Она всем сердцем любила этого мужчину и нуждалась в его утешении.
        Казалось, он добился полного успеха. Фортуна пока не изменяла ему.



        Глава 15

        Сигна лежала в постели, пытаясь придумать, что делать дальше. Час назад она очнулась и с тех пор отчаянно перебирала возможные варианты развития событий. Все это было так ужасно - сначала несчастный случай с любимым, а теперь вот обнаружилось, что мужчина, которого любит Паула, - Ивор Гардинер. И в довершение всего Ивору удалось убедить Паулу, что Сигна сумасшедшая.
        Позднее, когда Паула пришла к ней, пока Ивор ставил машину на стоянку, Сигна буквально вцепилась в сестру и умоляла ее со слезами на глазах.
        - Ты околдована им, как и я когда-то, он обманывает тебя! - в отчаянии кричала она. - О, Паула, не совершай опрометчивых поступков - не выходи за него замуж. Он мой муж. Я ни за что не вышла бы вчера замуж за бедного Блэйка, если бы помнила то, что помню сейчас.
        - Тише, детка, не надо так волноваться, - успокаивала ее Паула.
        - Ты просто стараешься во всем соглашаться со мной, чтобы я не волновалась! - сказала Сигна. Она сжала зубы, в ее лице не было ни кровинки. - Ты мне не веришь, господи, ну что мне сказать или сделать? Если бы только здесь был Блэйк, он бы все тебе рассказал!
        - Все хорошо, милая, - продолжала успокаивать ее Паула. - Ты сможешь подтвердить то, что говоришь. Ты напишешь во Дворец церемоний Сингапура, чтобы тебе прислали свидетельство о браке. Но, дорогая моя, даже если память не подводит тебя, даже если ты действительно жена человека по имени Ивор Гардинер, это еще не значит, что он и мой Ивор - один и тот же человек. Сигна, мой жених замечательный, порядочный человек - ты ужасно ошибаешься!
        - Хотелось бы мне, чтобы это было правдой, - ответила Сигна. - Но я слишком хорошо его знаю. И Блэйк его узнает.
        - Малышка моя, Блэйк обязательно встретится с ним, когда поправится, но сейчас мы не можем беспокоить его.
        Сигна провела рукой по ноющим глазам. Голова, казалось, вот-вот взорвется от боли.
        - Да, сейчас его волновать нельзя, - согласилась она. - Он должен поправиться. Но какое у нас с ним будущее? Мы любим друг друга. Я люблю Блэйка, а принадлежу тому человеку!
        Паула не ответила, только погладила сестру по голове, стараясь успокоить. Бедная Сигна действительно не в своем уме, подумала она.
        Она рассказала Сигне, что утром в Бэзинстоук приедет сэр Барклей Додсон, чтобы осмотреть ее.
        - Насколько я знаю, он очаровательный человек и один из лучших специалистов Англии по умственным расстройствам. Я уверена, Сигна, он поможет тебе.
        Сигна с горечью рассмеялась:
        - Ну конечно, ты думаешь, что я сошла с ума. Это Ивор заставил тебя так думать. Отличный ход с его стороны!
        - Так, милая, послушай, - перебила Паула, стараясь отвлечь внимание Сигны от Ивора. - Постарайся съесть хоть что-нибудь на ужин и поспать.
        - Нет, - отказалась Сигна, сжав зубы. - Я прекрасно понимаю, Паула, что ты стараешься сделать для меня все, что в твоих силах, но я не настолько безумна, как ты думаешь. Я собираюсь одеться и пойти в больницу повидать Блэйка.
        - Ему нельзя волноваться… - начала было Паула.
        - Не стоит предупреждать меня еще и об этом, - перебила Сигна с грустью на лице. - Я люблю его. Я хочу, чтобы он выздоровел, хотя, скорее всего, он захочет умереть, когда услышит все это. Когда вчера я выходила за него замуж, я была самой счастливой девушкой на свете. Теперь я - самая несчастная, но все равно люблю его.
        Паула прикусила губу. Она устала и уже готова была расплакаться, как и Сигна. Бедняжка Сигна! И бедный Блэйк! Паула не сомневалась, что Сигна не сделает ничего, что могло бы угрожать жизни Блэйка. Она не станет рассказывать ему о новой трагедии. Можно не волноваться об этом. Пожалуй, для Сигны будет даже лучше находиться сейчас рядом с мужем, в больнице.


        В тот вечер Сигна допоздна сидела у постели Блэйка. Она не сводила глаз с его бледного, неподвижного лица и забинтованной головы. Бинты скрывали только внешние раны на голове, особенно же серьезными были внутренние повреждения. Операция Ли-Фрэмптона прошла успешно - до определенной степени: Блэйк потерял много крови и был очень слаб. Он находился под действием сильных обезболивающих, в полном сознании он вряд ли стерпел бы боль.
        Сигна чувствовала себя лучше, спокойнее, сидя рядом с ним и держа его неподвижную руку. Ради него она должна быть спокойной и сильной. Она должна помочь ему выздороветь, и нельзя говорить ему об Иворе - и об ее восстановленной памяти.
        Пару раз Блэйк открывал затуманенные глаза, на второй раз он узнал девушку, которую считал своей женой.
        - Сигна… любимая моя… - прошептал он.
        Она склонилась ближе к нему:
        - Блэйк, дорогой мой…
        - Я… люблю… тебя! - выговорил он. Он был одурманен лекарствами, но смог ей улыбнуться. - Вот невезение - вечер нашей свадьбы, любимая…
        Она с трудом сдержала слезы.
        - Да, милый, но ты скоро поправишься.
        - Слава богу, что у меня… есть ты! - прошептал он.
        Он снова уснул. Она смотрела на него, в ее глазах стояли слезы. Сейчас он был ей так дорог. Вся ее любовь, вся страсть была посвящена ему. Но она знала, что, когда он выздоровеет, впереди их ожидают только горести.
        Паула тактично удержалась от того, чтобы убедить Сигну еще раз встретиться с Ивором этим вечером. Она сочла более благоразумным держать их подальше друг от друга. Вернувшись в гостиницу, Сигна сразу пошла спать. Но прежде чем пожелать сестре спокойной ночи, она положила руки Пауле на плечи и серьезно посмотрела в ее добрые темные глаза.
        - Паула, - сказала она, - ты многое для меня сделала и стала мне очень близка и дорога. Ты делала для меня все, пока в мою жизнь не вернулся Блэйк. Мне невыносима даже мысль о том, что этот злобный человек, убивший нашего отца и заставивший меня полюбить его, разобьет тебе сердце и разрушит твою жизнь.
        - Нет, нет, конечно нет, - поспешила согласиться с ней Паула. - Не волнуйся. Я позабочусь о себе, милая.
        Сигна отвернулась от нее в отчаянии. Бесполезно предупреждать Паулу об Иворе. Она считает ее сумасшедшей. Все ее усилия безнадежны. Она интуитивно знала, что, покинув ее комнату, Паула пойдет вниз, в объятия Ивора. Это заставило ее содрогнуться: ей была отвратительна даже мысль о том, что Ивор дотронется до ее любимой сестры.


        Утром пришли новости из больницы: состояние Блэйка немного улучшилось, но все еще оставалось критическим. Потом из Лондона приехал сэр Барклей Додсон.
        Он был представительным мужчиной средних лет, с серо-стальными волосами и умным, проницательным взглядом красивых глаз. У него был завораживающий голос и безупречные манеры. Пауле, которая разговаривала с ним первой, он сразу понравился. Он вселял в нее уверенность и оказался отличным слушателем. Но Ивору, который по просьбе Паулы присутствовал при разговоре, сэр Барклей категорически не понравился. Голубые глаза сэра Барклея были слишком наблюдательными, казалось, они видели собеседника насквозь. Слушая рассказ Паулы о двух несчастных случаях, произошедших с Сигной, и последовавшем умственном расстройстве, доктор то и дело посматривал на Ивора и тоже не проникся к нему симпатией. Тот был уж чересчур вежлив и обходителен.

«Один из тех привлекательных людей, что имеют власть над женщинами и бессовестно этим пользуются. Не доверяю я таким», - к такому решению пришел сэр Барклей.
        А вот Паула, красивая, с умными темными глазами, просто очаровательна, подумал он. Он гордился тем, что был убежденным холостяком. Всю свою жизнь он посвятил исследованиям, работе с душевнобольными людьми. Но, слушая Паулу и наблюдая за ее грациозными, совершенными движениями, он почувствовал волнение, которого никогда не испытывал в присутствии женщины. Он был уверен, что мистер Челлисон недостоин ее. А уж он-то разбирался в людских характерах.
        - Мисс Владамир, я часто видел вас в балете, - сказал он, когда она завершила свой рассказ про Сигну. - И я всегда восхищался вашим великолепным танцем. Для меня огромное удовольствие познакомиться с вами. И пожалуйста, не волнуйтесь слишком сильно. Уверяю вас, что сделаю для вашей сестры все, что в моих силах.

«Будь ты проклят!» - подумал Ивор. Но Паула протянула доктору руку.
        - Огромное вам спасибо, сэр Барклей, - сказала она.
        Он склонился над рукой Паулы, а потом его отвели к Сигне. Он попросил, чтобы их оставили наедине. Сигна не привлекала его так, как ее сестра, - в Пауле ему виделось нечто особенное, - но он проникся к ней искренней симпатией. Сигна была такой юной и трогательной, но в то же время выглядела так, словно ей пришлось пройти через все круги ада.
        - Расскажите мне все, - ласково попросил сэр Барклей, внимательно следя за ней.
        Сигна рассказала ему всю свою историю.
        - Я не сумасшедшая, сэр Барклей, как этот мерзавец заставил думать мою сестру, - закончила она. - Я вполне в своем уме. Уверяю вас, что Ивор Гардинер и Ивор Челлисон - одно и то же лицо.
        Барклей Додсон помолчал, нахмурившись. Он быстро осмотрел ее голову, задал множество вопросов, потом сел обратно в кресло, барабаня по подлокотникам длинными пальцами. Наконец он сказал:
        - Мисс Мэнтон… да, будем называть вас так, поскольку в данный момент не совсем ясно, какое же имя вы должны носить… Я совершенно уверен в одном.
        - В чем? - живо поинтересовалась она.
        - В том, что вы абсолютно нормальны, - ответил он. - Я могу узнать душевную болезнь, если сталкиваюсь с ней. Мне приходилось иметь дело с различными видами маний и галлюцинаций. Но вы в своем уме. Единственное, что нам надо доказать, - что этот Челлисон и ваш муж один и тот же человек.
        Сигна покраснела и с облегчением вздохнула.
        - Так вы не будете нянчить меня, как Паула? Вы поможете мне, сэр Барклей? - спросила она.
        Он вспомнил красивое лицо танцовщицы, темные волосы, волнами спадавшие с высокого белого лба. Он подумал, каким ударом будет для столь чувствительной, темпераментной женщины связать себя узами брака с человеком вроде Челлисона, или Гардинера, - кем бы он ни был, - а потом обнаружить, что ее сестра говорила правду. Кроме того, Паула, похоже, заняла определенное место в его сердце. Итак, он решил помочь этой девочке и одновременно спасти Паулу от трагедии.
        Он протянул Сигне руку.
        - Да, я сделаю все возможное, чтобы помочь вам обеим, - сказал он.



        Глава 16

        Впервые после аварии перед Сигной забрезжил луч надежды. Она вздохнула и провела рукой по глазам.
        - О, сэр Барклей, если бы вы знали, насколько лучше я теперь себя чувствую, ведь хоть кто-то мне верит!
        - Бедное дитя! - сказал он. - Но будьте мужественны. Помните, вам надо позаботиться не только о сестре, но и о своем возлюбленном. Теперь слушайте - я еще раз поговорю с вашей сестрой. Я скажу ей, что не считаю ваш разум поврежденным, но попрошу разрешения наблюдать вас - присматривать за вами, понимаете? Тогда я смогу видеться с вами так часто, как мне будет нужно, а тем временем заняться и другими вещами, которые надо сделать как можно скорее.
        - Например?
        - Надо сейчас же отправить письмо в церемониальный дворец Сингапура.
        - А почему не телеграмму?
        - Можно и телеграмму, но вам нужно веское доказательство, которое можно предъявить вашей сестре, - копия свидетельства о браке между вами и этим человеком, Ивором Челлисоном, или Гардинером.
        Сигна кивнула:
        - Это докажет, что наш с ним брак действителен, - да. Но это не докажет Пауле, что Ивор Челлисон и есть мой муж.
        - Вы в этом уверены?
        - Боже мой, конечно да. Когда-то я имела глупость выйти за него замуж. Уж я-то хорошо его знаю! - с горечью ответила она.
        Сэр Барклей прищурился и кивнул:
        - Хмм. Что ж, следующее, что надо сделать, - это пустить по следу этого Челлисона хорошего детектива. Частного детектива, который все разнюхает и выяснит, откуда на самом деле взялся этот тип.
        - А это можно сделать?
        - Дитя мое, это делается по сто раз на дню.
        - Но это же стоит…
        - Вот о деньгах не беспокойтесь. Я человек богатый, холостой, вызовов у меня немного. Мне будет даже интересно потратить часть своих денег на разгадку этой тайны. История действительно захватывающая!
        Глаза Сигны наполнились слезами.
        - Спасибо, - выговорила она. - Но я все равно не понимаю, почему вы так добры ко мне, сэр Барклей.
        Он прикурил сигарету и несколько минут сидел молча, наблюдая за тающим дымом. Он испытывал смешанные чувства. С одной стороны, он делал все это, чтобы помочь Сигне и доказать, что она не сумасшедшая. С другой стороны, им владело гораздо более сильное желание помочь танцовщице, Пауле Владамир. Впервые за всю свою хлопотную, лишенную эмоций карьеру он оказался в замешательстве - из-за самых красивых карих глаз, что ему доводилось встречать. Ему невыносимо было думать, что такая девушка потратит хотя бы день или ночь на Ивора Челлисона, который, если верить словам Сигны, собирался совершить двоеженство.
        На прощание он пожал Сигне руку.
        - С Челлисона не будут глаз спускать, - сказал он. - Я гарантирую вам это. А вы тем временем соберитесь с силами и не пытайтесь больше убеждать сестру в своей правоте. Пусть все прояснится само собой. Я буду следить за происходящим. И если мое мнение что-то значит, то скажу вам, что Ивор - сумасшедший. Причем опасный сумасшедший.
        - Но если он женится на ней… - в испуге начала она.
        - Я постараюсь предотвратить это, выяснив правду до того, как состоится свадьба, - перебил Сигну Барклей Додсон.
        - Мне самой будет легче жить, если я смогу спасти Паулу. Я должна понести наказание за свое безумие, за этот тайный брак с Ивором. Но кто совсем не заслуживает страданий, так это Блэйк. Что же сделает он, когда узнает о моем втором замужестве!
        - Мужайтесь, дорогая моя, - повторил сэр Барклей. - Недаром говорят: «Тьма сгущается перед рассветом». Кто знает, сколько прекрасного ждет впереди вас, вашу сестру, вашего Блэйка - даже после всего, что вы пережили?
        Перед отъездом из Бэзинстоука он снова встретился с Паулой, на этот раз наедине. Паула с нетерпением стала расспрашивать его про Сигну.
        - У нее и вправду помутился рассудок, да? - спросила она.
        - Нет, - ответил сэр Барклей. - Дело не в этом. Мой диагноз покажется вам поразительным; но я считаю, что эта девочка абсолютно нормальна. Она не более сумасшедшая, чем вы или я.
        Паула в изумлении воззрилась на него.
        - Но все эти нелепые идеи… про замужество… потом, она перепутала моего жениха и этого человека из Сингапура! - запротестовала она.
        - Я и сам всего не понимаю - пока, - ответил сэр Барклей. - Но я убежден в том, что ваша сестра в своем уме. Она потеряла память. Потом память к ней вернулась. Но она не из тех людей, каковых психиатры называют душевнобольными. В этом я не сомневаюсь.
        Паула смутилась. В ее карих глазах застыло озадаченное выражение. Сэр Барклей Додсон считался лучшим психиатром в Англии. Как она могла спорить с его убежденностью или предполагать, что он поставил ошибочный диагноз? Но все же… Сигна должна быть не в своем уме… не может быть, чтобы она говорила правду…
        - Что ж, я потрясена! - наконец проговорила она. - Сэр Барклей, что все это значит?
        - Я не знаю, - ответил он. - Но ваша младшая сестра собирается доказать правоту по крайней мере одного из своих утверждений в течение шести недель, начиная с сегодняшнего дня.
        - Как?
        - Сегодня же она отошлет во Дворец церемоний Сингапура письмо с просьбой прислать ей копию свидетельства о браке.
        Сердце Паулы нервно забилось.
        - Боже праведный, если она уверена настолько… но будет просто ужасно, если выяснится, что это правда - что она действительно вышла замуж за этого человека, Гардинера.
        Сэр Барклей поднял брови:
        - Да уж, это будет довольно неприятно. Но гораздо хуже будет, если обнаружится, что мистер Челлисон…
        - Сэр Барклей - нет! - перебила его Паула. - Об этом не может быть и речи. В этом вопросе разум действительно подводит Сигну, я уверена. Вы просто не знаете Ивора, вы не представляете, как нелепо все это выглядит. Это просто абсурд!
        Сэр Барклей поклонился. Он восхищался этой девушкой, но в то же время и боялся за нее. «Ивор Челлисон» не только не понравился ему внешне, его насторожил блеск в глазах этого человека. Эти глаза таили в себе коварство, которое доктору уже приходилось встречать в глазах душевнобольных и известных преступников-безумцев, чьи случаи он исследовал в прошлом.
        - Что ж, в любом случае сейчас мы вряд ли можем предпринять что-то еще, - заметила Паула. - Если Сигна решила написать в Сингапур, нам остается только ждать ответа.
        - Если вы хотите узнать мнение другого специалиста… - учтиво начал сэр Барклей.
        - О нет, пожалуйста, не думайте, что я сомневаюсь в вас. Ваш гений признает вся Европа, - ответила Паула с улыбкой. - Если вы говорите, что моя сестра в своем уме, - значит, так оно и есть. Я могу лишь предположить, что мой Ивор так похож на этого Гардинера, что она совершила досадную ошибку.
        Сэр Барклей кивнул. Потом он вновь посмотрел на очаровательное личико танцовщицы и тихонько вздохнул. Хотел бы он быть сейчас на десять лет моложе.
        - Мисс Владамир, - поддавшись порыву, произнес он. - Как я говорил вам раньше, я всегда был большим поклонником вашего таланта. Теперь, познакомившись с вами, я восхищен еще больше. Если вам когда-нибудь понадобятся мои услуги, могу я надеяться, что вы станете считать меня вашим другом - другом вашей сестры?
        Паула протянула ему руку. Эти слова говорил великий врач, и ни одна женщина не смогла бы сейчас отказать ему.
        - Это очень мило и великодушно с вашей стороны, - сказала она. - Я не забуду ваши слова.
        Сэр Барклей Додсон вернулся в Лондон в свой большой пустой дом на Кавендиш-сквер совсем другим человеком. Теперь его занимала не только работа. Он постоянно мысленно возвращался к кареглазой красивой женщине, которая была такой же знаменитой балериной, как он - знаменитым врачом.
        Тем вечером он обратился в престижное детективное агентство с делом об «Иворе Челлисоне».
        После того как сэр Барклей покинул Бэзинстоук, Сигна пошла в больницу посидеть с Блэйком, а Ивор и Паула отправились покататься на машине.
        - Я рад, что этот тип, Барклей Додсон, уехал, - сказал Ивор без своего обычного веселья. - Он мне не понравился.
        - О, Ивор, но почему? Мне и Сигне он показался очаровательным человеком! - удивилась Паула.
        - Он был с тобой слишком фамильярен.
        Паула покраснела. Она еще никогда не видела такой неприкрытой ревности на лице мужчины. На нее смотрела уродливая, искаженная маска.
        - Ивор… любимый, что за глупости ты говоришь?
        - И врач из него никудышный, - продолжал Ивор. - Да любому ясно, что твоя сестра не в своем уме. Стоило платить ему пятьдесят фунтов, чтобы он приехал и объявил, что она здорова!
        Паула сидела молча. Ивор ведет себя глупо и мелочно, думала она. Несмотря на всю любовь и привязанность к этому человеку, она почувствовала легкое разочарование. Она не могла притворяться, что сейчас ей нравится его тон и манера разговаривать.
        - Ивор, - сказала она, - сэр Барклей - один из самых знаменитых врачей в Европе. Нельзя назвать его «никудышным врачом». Мы оба знаем, что бедная Сигна ошибается, но, как предполагает доктор, это может быть случай ошибочного опознания из-за того, что ты и этот Гардинер очень похожи.
        Но у Ивора сейчас был один из приступов мрачного настроения, и в такие минуты он не мог сдерживать своих бесов. Он мрачно посмотрел на Паулу и отрезал:
        - Чушь!
        Ее сердце вновь болезненно сжалось.
        - Дорогой, - сказала она, - не раздражайся из-за ерунды. В любом случае мы скоро узнаем, права ли Сигна насчет своего брака. Она написала в Сингапур и попросила прислать ей копию свидетельства.
        Ивор изменился в лице. От ярости его сердце готово было выскочить из груди. Он коротко рассмеялся:
        - Что ж, это ведь все равно не докажет, что я ее муж, не так ли?
        - Конечно, нет! - ответила Паула, в изумлении глядя на него.
        - На мой взгляд, твоя сестрица - типичный случай сумасшествия, - продолжил Ивор. Он уже не мог остановиться в своей ярости. - Каждое ее слово только подтверждает это. Твой чудесный Барклей Додсон - шарлатан, а ты имела глупость ему поверить.
        Паула побледнела. Ни один мужчина никогда не осмеливался говорить с ней подобным тоном. Неужели это ее очаровательный, беззаботный Ивор? Она в полном молчании смотрела на него. Говорить подобные вещи… назвать сэра Барклея шарлатаном… назвать ее глупой!
        Пауле вдруг показалось, что она заледенела.
        - Пожалуйста, отвези меня обратно, - попросила она.
        Он остановил машину. Приступ ярости и безумия прошел. Он моментально понял, что чуть не выдал себя. Он потерял голову, боясь, что его разоблачат, и вот теперь он обидел единственную в мире женщину, которую действительно любил и хотел. Он бросился в другую крайность. Они как раз доехали до тихой улочки на окраине Бэзинстоука. Он обнял ее и, дрожа, уткнулся лицом в ее плечо.
        - Паула… ангел мой, любимая моя, я не хотел так говорить с тобой. Прости меня! Я чертовски волнуюсь за тебя, за твою бедную сестру. Паула, не смотри на меня так холодно - это меня убивает!
        Несколько секунд она сидела молча, не отвечая. Она была расстроена и глубоко потрясена его поведением. Но постепенно его страстные мольбы о прощении сломили ее сопротивление. Она очень любила его. Возможно, ей просто показалось, подумала она, и потом, у него было право говорить и поступать так, как он хочет.
        - Поехали дальше, Ивор, - сказала Паула. - Да, я тебя прощаю. Да, поцелуй меня. Да, да, ты же знаешь, что я тебя люблю. Это все из-за тона, с каким ты со мной говорил…
        Он прервал ее упреки поцелуями. Они больше не вспоминали о произошедшем. Но когда они расстались, Ивору вдруг стало страшно - он боялся, что своей грубостью и прорвавшейся ревностью он пробудил в ней подозрения. Паула же, оставшись одна, также невольно возвращалась к неприятной сцене в автомобиле и непростительному поведению Ивора. Это было так больно.
        Ивор Челлисон на несколько дюймов спустился с пьедестала, на который она сама возвела его.



        Глава 17

        Шли недели. Письмо Сигны в Сингапур было уже в пути. Детектив, нанятый сэром Барклеем, работал не покладая рук, но ему было нелегко выяснить прошлое мистера Ивора Челлисона. Казалось, у него вообще нет прошлого, и до сих пор детективу не удалось узнать ничего, что могло бы пролить свет на ситуацию.
        Тем временем Блэйк Сондерс продолжал медленно, но верно выздоравливать. Он лежал в отдельной палате больницы Бэзинстоука. Сигне все еще не хватало духу рассказать ему ужасные новости. Для нее это было кошмарным напряжением. Но она позволила ему еще немного побыть в блаженном неведении. Он обожал ее. Он был так счастлив, так доволен, когда она была рядом. Он без ума любил свою «жену», и радужные планы, которые он строил на будущее, каждый раз заставляли ее сердце плакать. Но она разговаривала с ним спокойно и рассудительно, и Блэйк не чувствовал драмы, разворачивающейся за пределами больницы. После того дня, когда Паула представила Сигне Ивора, она уже не раз встречалась с ним, в том числе и с глазу на глаз. И все время держалась нейтрально-вежливо. Сигна понимала, что теперь ничего не может сделать без доказательств. Этих доказательств она и ждала. Раз или два приезжал сэр Барклей Додсон - якобы справиться о ее здоровье, на самом же деле чтобы рассказать ей, чем занимается частный детектив.
        Пауле пришлось уехать из Бэзинстоука: ее короткий отпуск закончился, а условия контракта с «Ковент-Гарден» нужно было выполнять. Но, к счастью для всех, сезон Русского балета завершился через три недели после того, как Сигна и Блэйк попали в аварию. Тогда Паула со спокойной душой переехала на запад к сестре, в гостиницу Бэзинстоука.
        - Как только Блэйку станет лучше, мы отвезем его в Торквей и устроим что-то вроде короткого медового месяца на троих, - как-то сказала Сигне Паула. - Мне придется присмотреть за вами обоими. Встретим там Рождество. Там очень красиво, к тому же есть площадка для гольфа, Блэйк сможет, сыграть, когда поправится. Может, Ивор составит нам компанию и будет четвертым. Это возможно?
        Сигна содрогнулась. Если бы Паула понимала, что предлагает!
        - Нет, этого мы никогда не сделаем, - ответила она. - Прежде чем снова куда-либо ехать с Блэйком, я должна все ему рассказать. Я ему не жена. Он должен знать это.
        Паула вздохнула. Итак, Сигна все еще настаивает на своем фантастическом рассказе! Бедная Сигна. Она теперь выглядела такой худенькой, такой хрупкой, казалось, подуй сильный ветер - и он запросто собьет ее с ног. Она и сама совсем недавно была очень больна. Вряд ли последние события пошли ей на пользу.
        - Я молюсь, чтобы все прояснилось как можно скорее, милая, - сказала Паула. - Ответа из Сингапура, наверное, нужно ждать еще, как минимум, неделю, верно? Кстати, когда тебя снова навестит сэр Барклей?
        - Я думаю, завтра, - ответила Сигна и с улыбкой добавила: - Но на самом деле он навещает тебя.
        Паула зарделась.
        - Глупости, милая. Ивор был бы ужасно зол, если бы услышал это, - он меня так ревнует. И он не выносит сэра Барклея, бедняжка.

«Бедняжка»! Эти слова резали Сигне слух. Гнусный мошенник! Как же Ивор все-таки хитер. Он не осмеливался показаться Блэйку на глаза, и вот вчера в присутствии Паулы он попросил Сигну не водить его «знакомиться с Сондерсом».
        - Если сходство между мной и… э… этим Гардинером так велико, лучше не рисковать и не расстраивать Сондерса, - протянул он.
        Сигна, прищурившись, ответила:
        - Осмелюсь предположить, что у тебя есть свои причины не желать с ним встречи. Но пока вам и не стоит встречаться. Я согласна. Но рано или поздно тебе придется оказаться с ним лицом к лицу, что положит конец этому фарсу.
        Лишь однажды Сигна попыталась воззвать к его совести.
        Она встретила его одного в курительной комнате отеля. Он жил в Лондоне, но приехал на выходные повидаться с Паулой.
        - Ивор, ты играешь в опасную игру, - сказала она. - И я предупреждаю тебя, что тебе ее не выиграть.
        Его губы скривились, но он встал и поклонился ей, словно они не были знакомы.
        - Извини, дитя мое, - ответил он. - Ты зря тратишь время, настаивая на своем нелепом рассказе. И поскольку я скоро стану мужем твоей сестры, то…
        - Никогда, - с пылающим лицом перебила его она. - Ты мой муж, и ты прекрасно это знаешь. Я не позволю тебе жениться во второй раз, к тому же на Пауле.
        Ивор снова поклонился.
        - Я сожалею, что ты все еще пребываешь в плену своих заблуждений, - ответил он.
        Она окинула его долгим, исполненным горечи взглядом:
        - Какой же ты подлый человек, Ивор. Двоеженство будет не самым большим твоим преступлением. Полагаю, ты будешь отрицать, что виноват в смерти моего отца - и отца Паулы. Но я знаю, откуда у тебя деньги. Они принадлежат моему отцу. Ты украл их у него.
        Щеки Ивора вспыхнули. Ему захотелось тут же наброситься на нее, задушить на месте. Он ненавидел эту светловолосую синеглазую девушку, чью жизнь к тому же разрушил. Он ненавидел ее потому, что теперь ему нужна была Паула, а Сигна грозила встать между ними. Он сказал:
        - Есть такая вещь, дитя мое, как обвинение в клевете, и если ты будешь упорствовать…
        Сигна поняла, что разговаривать с ним бесполезно. Она больше не желала его слушать. Раздраженно махнув рукой, она развернулась и вышла из комнаты.


        Тот день, как обычно, она проводила с Блэйком. Блэйк сидел в постели, опираясь на подушки. В нем не осталось почти ничего от прежнего Блэйка - исхудалый юноша с запавшими глазами. Его загар уступил место нездоровой бледности. Но взгляд его, когда он протянул руку сидевшей рядом Сигне, был счастливым.
        - Ну, дорогая моя! - сказал он. - Как замечательно видеть тебя, впрочем, как и всегда. Как сегодня поживает миссис Блэйк Сондерс?
        Она поморщилась и положила на кровать букет цветов, который принесла ему. Он поймал ее за запястья и притянул к себе.
        - Ангелочек мой, сладкая моя жена, как же я тебя люблю. - Вдруг он почувствовал, что она дрожит. - Почему ты дрожишь, милая? - улыбнулся он. - Неужели замерзла?
        - Да, немножко, - устало ответила она.
        Она не могла заставить себя сказать ему ужасную правду. Она не смела открыть ему глаза, она не должна была позволять ему терять надежду и счастье.
        Она немножко полежала рядом с ним. Он гладил ее, целовал, перебирал ее густые светлые волосы.
        - Как же чертовски долго я выздоравливаю, - сказал он. - Мне ужасно не терпится выйти из больницы и начать, наконец, медовый месяц. Я хочу быть наедине со своей женой.
        Она спрятала лицо у него на груди и против воли расплакалась. Слезы просачивались сквозь ее сомкнутые веки и капали на его пижаму. Пораженный, он заставил ее поднять голову.
        - Плачешь? Из-за чего, милая моя? Ты несчастна? Тебе плохо?
        - О да, да, - прошептала она, прижимаясь к нему. - Только я…
        - Что, любимая? - спросил он. - Милая моя! Не могу видеть, как ты плачешь. Ты устала - я говорил Пауле сегодня утром, что на тебе лица нет. В чем дело, любимая? Я понимаю, когда мы уезжали из Лондона, ты сама была не в лучшей форме. Все было затеяно для твоего выздоровления, бедная моя.
        Она не ответила. Она прижалась к его груди и что есть силы старалась держать себя в узде.
        Еще совсем немного, говорила она себе. Еще совсем чуть-чуть с ним рядом, чтобы успокоиться, чтобы забыть Ивора.
        - Впереди столько всего чудесного, - радостно добавил Блэйк. - Наш медовый месяц… наше будущее. Знаешь, мне прислал письмо старый друг моего отца - Мартин Лонг. Может, для меня найдется местечко в его в компании - «Кросс-стоун Тайрс».
        Но Сигна не видела впереди ничего, кроме несчастий. Она едва слышала то, что он рассказывал ей о своей будущей работе.
        В тот вечер из Лондона приехал сэр Барклей и удивил Паулу, сняв номер в местной гостинице.
        - Мне нужно сменить обстановку и отдохнуть хотя бы сутки, - сказал он, с улыбкой переводя свой традиционный проницательный взгляд с Паулы на Сигну. - Вы не против, если я присоединюсь к вам?
        - Мы будем очень рады, сэр Барклей, - с готовностью отозвалась Сигна.
        Она очень привязалась к нему, он стал ее другом. Когда сэр Барклей был рядом, она чувствовала, что он - тот самый спасательный круг, который не даст ей уйти под воду. Паула тоже была, несомненно, рада его видеть.
        - Это будет просто замечательно, - сказала она. - Мой жених тоже здесь. Соберемся все вместе и поужинаем где-нибудь, что скажете?
        - Ужин за мой счет, - предупредил сэр Барклей.
        - Как мило с вашей стороны, - улыбнулась Паула.
        Его сердце замирало от звуков ее голоса, красота ее огромных карих глаз пленяла его. Какая она чудесная женщина! Она обладала какой-то странной властью над ним, он и не думал, что такое возможно.

«Ну, ну, не выставляй себя на посмешище, - сказал он себе. - Нет хуже дурака, чем старый дурак, помни об этом… тебе уже почти пятьдесят».
        Сигна хотела было избежать этого ужина. Ей не доставляли удовольствия вечеринки без Блэйка, к тому же одно только присутствие Ивора заранее все портило. Но сэр Барклей не дал ей увильнуть.
        - Это пойдет вам на пользу, юная леди, - сказал он. - Спрячьте свои неприятности в дальний угол и улыбайтесь - хотя бы сегодня.
        Ивор тоже был не в восторге, когда узнал, что сэр Барклей остановился в том же отеле, что и Паула, да еще и пригласил их на ужин. Но, стремясь снова завоевать полное расположение Паулы, он был с Барклеем само дружелюбие.
        Паула была довольна. Сигне было тошно. Как же она презирала этого человека, который, к несчастью, был ее мужем! Но она ничего не говорила. А Барклей Додсон, обращаясь с мистером Челлисоном с преувеличенной любезностью, тем временем внимательно наблюдал за ним. Чем больше он наблюдал, тем крепче становилось его убеждение, что этот человек - лицемер с неуравновешенной психикой.
        Момент истины настал в зале ресторана, где они собирались ужинать. Мужчины оставили Паулу и Сигну и пошли в гардеробную сдать шляпы и пальто.
        Гардеробщик, принявший пальто доктора, был крупным, полным мужчиной, а его ровный загар сразу выдавал человека, проведшего много времени в Азии. Барклей Додсон с первого взгляда определил, что этот мужчина не раз перенес лихорадку. Додсон остановился рядом прикурить сигарету, пока Ивор снимал свое пальто. Тут с губ гардеробщика сорвалось удивленное восклицание.
        - Боже правый, Гардинер! - произнес он, пристально вглядываясь в Ивора.
        Сердце сэра Барклея замерло, а потом бешено забилось. Хотя он и был спокойным, флегматичным человеком, но за этой сценой он наблюдал с огромным волнением. Он увидел, как Ивор смертельно побледнел. От изумления и испуга у него отвисла челюсть, и, прежде чем он успел взять себя в руки, с его губ сорвалось имя…
        - Ричардс!
        - Да, жизнь сыграла с твоим старым приятелем злую шутку - теперь я не чайный плантатор, а гардеробщик! А ты выглядишь на все сто, Гардинер.
        Сэр Барклей шагнул вперед и положил руку на плечо трясущегося человека, который называл себя Челлисон.
        - Итак, - мягко произнес он, - бедная маленькая сестра не такая уж и сумасшедшая. Вы и есть Ивор Гардинер!



        Глава 18

        Ивор сбросил руку Барклея со своего плеча.
        - Нет, неправда, этот человек ошибается! - рявкнул он. - Послушайте…
        - Тише, - перебил Барклей. - Здесь есть и другие люди, вы же не хотите публичного скандала?
        Ивор проглотил свой гнев и страх. Он сжал кулаки и с вызовом посмотрел на Стэнли Ричардса.
        - Этот человек ошибся, - повторил он.
        - Как бы то ни было, слишком много совпадений, - резко произнес Барклей. - Два человека узнали в вас Гардинера - Сигна, которая утверждает, что вы ее муж, и вот этот человек. Ну, друг мой…
        - Черт бы вас побрал! - яростно перебил его Ивор. - Моя фамилия Челлисон, и я говорю вам, что этот человек ошибается, так же как и Сигна. Должно быть, я действительно очень похож на этого Гардинера.
        Доктор покачал головой.
        - Слишком уж хилое объяснение, - сказал он. - К тому же вы тоже узнали мистера Ричардса.
        - Вовсе я не ошибаюсь, - вмешался Ричардс, наблюдавший за разыгравшейся сценой с интересом. Он с удовольствием отдал бы сейчас должное Ивору Гардинеру за то пренебрежение, с каким тот относился к нему в Сингапуре. - Я бы узнал Гардинера где угодно. Он ухлестывал за дочкой старого Тома Мэнтона. Он вообще не пропускал ни одну смазливую мордашку.
        Сэр Барклей Додсон кивнул.
        - Сигна Мэнтон - все так, - тихо произнес он. - Итак, мистер Ричардс, поймите, то, что вы сейчас скажете, очень важно. Вы уверены, что это мистер Гардинер?
        - Абсолютно, - ответил бывший плантатор. - Да вот хоть шрам на левом запястье - от змеиного укуса - я прекрасно его помню.
        Ивор выругался сквозь зубы. Эта встреча с Ричардсом погубила его. Быстрым, точным движением сэр Барклей схватил его за левое запястье, сдвинул манжету и обнажил тот самый белый шрам, который еще раз все доказывал.
        Ивор неуверенно пробормотал:
        - Это все наглая ложь…
        - Расслабься, - ухмыльнулся Ричардс. - Ты и есть Гардинер - какой смысл притворяться кем-то еще?
        Сэр Барклей Додсон посмотрел на ставшее мертвенно-бледным лицо Ивора.
        - Пойдемте, - сказал он. - Игра окончена. Говорю вам, Гардинер, бросьте притворяться и объяснитесь с мисс Владамир. Я вам не завидую.
        Ивора трясло. Против воли он последовал за доктором из гардеробной в холл, где их ожидали Паула и Сигна. Паула радостно заговорила:
        - Долго же вы оба прихорашивались…
        Тут она замолчала. Она заметила белое лицо и остекленевший взгляд Ивора и суровое лицо сэра Барклея.
        - Что-нибудь случилось? - поспешно спросила она.
        - Я… черт бы все это побрал, Паула, я… - Ивор попытался выдавить из себя объяснение и умолк: от ярости и страха у него пропал дар речи. Сигна переводила взгляд с одного мужчины на другого, ее сердце готово было выскочить из груди.
        - Что произошло? - спросила она сэра Барклея.
        - Только что благодаря совершенно случайной встрече я получил доказательство, что вы не ошибаетесь, Сигна, - ответил он. Он не осмеливался взглянуть на Паулу, страшась увидеть боль на ее красивом лице. - Случилось так, что служащий гардеробной оказался бывшим плантатором из Сингапура, и он сразу же узнал в
«мистере Челлисоне» Ивора Гардинера.
        - Ничего странного в этом нет. Во всем виновато это пресловутое сходство, - хрипло попытался изменить ход событий Ивор.
        Паула не сводила глаз с Барклея Додсона.
        - Нет, это, должно быть, какая-то ошибка! - вскрикнула она.
        Но Сигна, раскрасневшаяся, с блестящими глазами, схватила доктора за руку.
        - Стэнли Ричардс! - взволнованно сказала она. - Ну конечно, я знаю его! Его плантация была рядом с нашей. Я не думала, что он вернется в Англию. Он знал моего отца. Он никогда не был нашим другом, но с Ивором он тоже был знаком. Мы все в Клубе друг друга знали.
        - Может, этот тип и из Сингапура, но это не доказывает, что я и есть этот Гардинер, - упорствовал Ивор с отчаянием в голосе. - Все дело в поразительном сходстве.
        - Я не знаю, что и сказать, - раздался голос Паулы.
        Инстинктивно она приняла руку, протянутую ей сэром Барклеем, и оперлась на нее, ища поддержки.
        - Слишком много для обычного совпадения, - заметил Барклей Додсон. - Ричардс был абсолютно уверен и упомянул о шраме от укуса змеи на запястье мистера Гардинера. Я приподнял его рукав - на запястье точно такой же шрам. Слишком много для простого совпадения.
        - Да, я помню этот шрам, - с горечью подтвердила Сигна.
        Паула побледнела. В ее карих глазах застыли ужас и страх.
        - Этого не может быть, - ошеломленно сказала она.
        - Может! О, я-то знаю, что может, Паула, - сказала Сигна, поворачиваясь к сестре. - Я все время это знала. Ивор мошенник - он обманул тебя, а со мной обошелся еще хуже.
        - Все это гнусная ложь! Пойдемте ужинать, - сказал Ивор, бледный, с выступившей на лбу испариной.
        Паула испытующе посмотрела на него. Теперь ее вера в Ивора Челлисона была серьезно поколеблена. Перед ней стоял трус с пепельно-серым лицом… весь его вид говорил о том, что он виновен. Он поймал ее взгляд и вздрогнул. Он больше не мог смотреть ей в глаза.
        - О, Ивор! Неужели это правда? - спросила Паула.
        - Да. Уверяю тебя, это правда, - серьезно произнесла Сигна. - Пойдем со мной к Стэнли Ричардсу - послушаем, что он нам скажет.
        - Паула, если ты хоть немного любишь меня, уважаешь меня… - начал было Ивор.
        - Мисс Владамир, я умоляю вас поступить так, как предлагает ваша сестра, - тихо произнес Барклей Додсон. - В этом деле не осталось сомнений. Я и раньше говорил вам - ваша сестра так же нормальна, как и вы, и она не ошибается.
        Паула была потрясена до глубины души. Она дотронулась ладонью до лба. Если бы только Ивор встретился с ней взглядом… успокоил ее страхи. Но… невиновный человек вел бы себя совершенно по-другому. Он уже был бледен, а в глазах его застыла обреченность.
        Паула в ужасе отвернулась от него. Она позволила сестре и доктору отвести себя в гардеробную. Ивор шел следом. У него просто не оставалось выбора. Про себя он проклинал сэра Барклея Додсона. Этот тип подозревал его с самого начала и был полон решимости вывести его на чистую воду.
        Паула поговорила с бывшим плантатором. Ричардс был с ней вежлив. В красоте, в грации Паулы было что-то, что сразу заставляло относиться к ней с особым вниманием. Он без запинок отвечал на ее вопросы.
        Да, он хорошо знал Гардинера. Нет, он не ошибается. Джентльмен за ее спиной и есть Гардинер, а вовсе не Челлисон. И конечно, он знаком с мисс Сигной. Он виноватым взглядом окинул светловолосую девушку, которую до смерти напугал в тот день на веранде бунгало старого Тома.
        К тому времени, как Паула закончила разговор с Ричардсом, ее вера в «Ивора Челлисона» еще больше пошатнулась. Как бы отвратительны ни были подозрения, она не могла отрицать, что два взрослых человека считали, что ее Ивор - это Ивор Гардинер.
        После разговора с Ричардсом Паула так побледнела, что Барклей Додсон, наблюдавший за ней с искренним сочувствием, взял ее под руку.
        - Держитесь, - сказал он.
        - Я не собираюсь падать в обморок, - сказала она, тяжело и часто дыша. - Но все это просто ужасно. И я должна узнать всю правду до конца.
        - Тебе лучше самому все рассказать, Ивор, - сказала Сигна, с ненавистью глядя на человека, который причинил Пауле такую боль.
        - Я все отрицаю, - задиристым тоном ответил он.
        - Скажи мне правду, - сказала Паула. В ее темных глазах сверкали молнии. - Ты должен сказать всю правду, Ивор. Если ты действительно Ивор Гардинер, пожалуйста, признайся сам, иначе мы тут все сойдем с ума.
        Он молчал.
        Заговорила Сигна:
        - Паула, он никогда в этом не признается. Он лжец, и он зашел слишком далеко. Если он будет продолжать отрицать, что он мой муж, отведи его к Блэйку. Это станет главным свидетельством. Блэйку уже лучше - он готов узнать всю правду. Это разобьет ему сердце, но рано или поздно он все равно все узнает, а ты должна знать правду сейчас, пока еще не слишком поздно.
        Паула кивнула.
        - Очень хорошо, - непослушными губами выговорила она. - Пойдем, встретишься с Блэйком… - Она посмотрела на Ивора: - Ты готов сделать это?
        Ивор безмолвствовал.
        Сигна сказала:
        - Блэйк не ошибется. Он много месяцев жил с Ивором в одном бунгало.
        - Ты пойдешь? - повторила Паула.
        - Нет, - отчаянным голосом ответил Ивор. - Не пойду.
        Паула вспыхнула, потом снова побледнела. Мир рушился на ее глазах. Ее вера, ее уважение, ее страсть к Ивору Челлисону уходили как песок сквозь пальцы. С мукой в голосе она произнесла:
        - Так, значит, ты боишься встретиться с ним лицом к лицу. Значит, ты и есть Ивор Гардинер! Значит, с самого возвращения в Англию ты пользовался фальшивым именем.
        Ивор посмотрел на нее. Это был жуткий, отчаянный взгляд. Он любил ее и сейчас понимал, что навсегда ее потерял. Игра окончилась. Он мог отрицать то, что говорила Сигна, что говорил Ричардс. Но он не мог осмелиться предстать перед Блэйком Сондерсом, который бы моментально узнал его.
        - Паула, - хрипло произнес он. - Во имя всего святого, разреши мне поговорить с тобой наедине. Я люблю тебя… я…
        - Это не имеет отношения к данному вопросу, - дрожа, перебила его она. - Ты Ивор Гардинер?
        - Да! - взбешенно рявкнул он.
        Воцарилась тишина. Сигна сквозь зубы втянула воздух. Барклей Додсон не сводил глаз с Паулы. Он очень переживал за нее. Никогда еще он не присутствовал при столь фатальной сцене. Это было душераздирающее зрелище. Ивор был уничтожен, на него больно было смотреть.
        Но Паула выстояла. После перенесенного шока, вызванного признанием, прозвучавшим в вестибюле ресторана Бэзинстоука, она вдруг стала спокойной и отстраненной. Она осознала, что пришел конец любви, вере, надежде - всему, что она с таким тщанием строила вокруг Ивора. Она произнесла:
        - Ах, Ивор… как это подло!
        Он попытался взять ее за руку.
        - Паула - ради нашей любви…
        - Не напоминай мне об этом, - перебила его она. - Как я жалею, что встретила тебя. Как ты посмел сыграть со мной столь злобную шутку… после того, как поразвлекался с моей сестрой и бросил ее? Мне плохо, мне тошно становится, стоит мне только подумать, как ты одурачил меня.
        - А вспомни еще о нашем бедном отце, Паула, - добавила Сигна. - Ивор в ответе за ужасную смерть папы… это он украл сокровище, которое папа нашел.
        Паула закрыла лицо руками.
        - Не надо - у меня нет сил думать сейчас еще и об этом, - сказала она и повернулась к Барклею Додсону: - Отвезите нас домой… пожалуйста.
        Доктор предложил ей руку; сердце у него обливалось кровью.
        - Хорошо, дорогая, как скажете, - ответил он.
        - Так вот в чем дело - ты просто метишь на мое место! - воскликнул Ивор, полностью утратив контроль над собой и смеясь как сумасшедший. - Я предан забвению, и тут на первый план выходишь ты - будущий дружок нашей знаменитой балерины. Напыщенный идиот!
        Барклей Додсон побелел от ярости.
        - Гардинер, - процедил он, - если бы я не был убежден, что вы - душевнобольной человек и вас следует отправить в соответствующее учреждение, я бы вас ударил.
        Паула поежилась. Стыд и унижение легли ей на плечи невыносимой тяжестью. Она любила Ивора Челлисона, она верила ему. Она чуть не вышла за него замуж.
        - Я хочу задать тебе еще один, последний вопрос, - сказала она, снова обернувшись к Ивору. - Ты… женат на Сигне?
        - Да, женат, - сквозь зубы выдавил он. - Так что тебе не избавиться от этих отношений, Паула. Ты моя свояченица.
        Паула снова вздрогнула. От ее любви и уважению к нему не осталось и следа. Не осталось ничего, кроме острого отвращения и ужаса от всего того, что он совершил.
        - Как это мерзко! - сказала она. - Бедная Сигна.
        - Не волнуйся за меня, - ответила Сигна. - Осмелюсь предположить, что он будет только рад получить развод, - вот только Блэйку надо будет все рассказать.
        - Вот и оставайся со своим Сондерсом - мне ты не нужна, - процедил Ивор, с ненавистью глядя на нее.
        Паула обняла сестру.
        - Больше ты не посмеешь обидеть ее. Я прослежу за этим, - сказала она. - Если можно устроить развод, это будет сделано немедленно. Мое единственное желание - никогда больше не видеть тебя.
        Сэр Барклей увел обеих девушек из ресторана. Бледный Ивор неподвижно стоял и смотрел им вслед. Вот они и ушли. Он потерял их обеих. Жену, которую бросил сам… и женщину, которую жаждал, ради завоевания которой затеял такую отчаянную игру.
        Он оглушительно рассмеялся, бросился в кресло и приказал принести двойное виски с содовой. Он сидел, поглощая один стакан виски за другим… до тех пор, пока не почувствовал себя вдрызг пьяным. Он стал совсем не похож на веселого, красивого Ивора Челлисона, который завоевал сердце Паулы Владамир.
        В дряхлом домишке в Ливерпуле старая мисс Марта Дункан в этот момент стояла на коленях возле кровати. Она молилась: «Господи, спаси и сохрани моего дорогого Ивора и сделай так, чтобы он был хорошим мальчиком!»



        Глава 19

        Когда они вернулись в отель, Сигна хотела сразу же пойти спать. Хотя они так и не поужинали, ни один из них не чувствовал голода. Но сэр Барклей настоял на том, чтобы они поели. Сигна хотела выспаться и отдохнуть, ей нужны были силы, чтобы на следующий день сообщить Блэйку печальные новости. Момент, когда он узнает, что она ему не жена, будет горьким для них обоих.
        Паула спать не пошла. Она сидела в опустевшей курительной отеля до тех пор, пока над Бэзинстоуком не забрезжил рассвет. Она не могла уснуть, была вся разбита и подавлена ужасной правдой, которую ей, наконец, убедительно доказали.
        Барклей Додсон отказался покинуть ее.
        - Нет, я не уйду, пока вы не успокоитесь, - я не оставлю вас одну, дорогая, - снова и снова повторял он на ее просьбы пойти спать.
        Грусть в ее глазах ранила его до глубины души. Он сидел рядом с ней на кушетке и говорил, говорил с ней. Он прекрасно знал, что лучшее лекарство для нее сейчас - это выговориться, а не держать в себе всю горечь, стыд и разочарование.
        Наконец, когда ей невыносимо стало терпеть эти мучения, она сломалась и дала волю чувствам… гордая, красивая женщина, которая танцевала перед коронованными особами Европы. Она закрыла лицо руками, и доктор увидел, как сквозь тонкие пальцы просачиваются слезы, как содрогается от рыданий грациозное тело. Он обнял ее за плечи.
        - Дорогая моя, будет вам! - успокаивал он ее. - Этот человек не стоит и одной вашей слезинки. Забудьте его, просто вычеркните из своей жизни. Паула, дитя мое, не плачьте - мне невыносимо это видеть!
        Она не отстранилась от него. Наоборот, его сильные руки, успокаивающий голос давали ей утешение, в котором она сейчас так нуждалась. Она уткнулась лицом в плечо Барклея Додсона и, как ребенок, отчаянно разрыдалась в его объятиях. Он осторожно обнимал ее, проводил по темноволосой голове тонкими пальцами. Наплакавшись вволю, она отодвинулась от него и попыталась улыбнуться.
        - Сэр Барклей, что вы обо мне подумаете?
        - Я вам искренне сочувствую, - ответил он. - Паула, если я могу как-то вам помочь, как я уже говорил раньше, я весь в вашем распоряжении - всегда.
        Паула была тронута его словами и протянула ему руки.
        - Спасибо, - сказала она. - Спасибо вам от всего сердца; а теперь спокойной ночи. Я пойду наверх. Уже очень поздно.
        - Спокойной ночи, дорогая моя, - торжественно произнес он. Потом склонился и поцеловал ей руку. - И да благословит вас Бог.
        Его слова, его забота были настоящим целебным бальзамом для израненного сердца Паулы.


        На следующее утро, сидя на кровати Блэйка, Сигна рассказала ему всю историю своего брака с Ивором Гардинером, а также историю раздвоения Ивора Гардинера-Челлисона.
        - Увы, но все это правда, Блэйк, - заверила Сигна. Она была бледна, но спокойна. - Я жена Ивора, и он сам признался во всех своих подлых делах: сэр Барклей заставил его. Ну и, разумеется, Стэнли Ричардс выдал его с головой.
        Блэйк был потрясен, но в то же время тронут.
        - Не могу поверить, Сигна, - сказал он, уныло глядя в расстроенное лицо Сигны. - Ты вышла замуж за этого типа в Сингапуре накануне его отъезда?
        - Да, - ответила она. - Пожалуйста, постарайся простить меня. Сама себя я простить не смогу. Я была безумна… я не соображала, что делаю.
        Он притянул ее к себе и покрыл ее лицо поцелуями. Сейчас он как никогда сильно любил ее. Хотя и горько было осознавать, что она ему не жена, что по закону она принадлежит Ивору Гардинеру, но его любовь ничто не могло разрушить.
        - Ты же сама знаешь, что я прощаю тебя, любимая. Да и не в прощении тут дело. Ты ведь осталась с ним одна. Совсем еще ребенок! Я все понимаю. И ты обо всем знала с самой аварии… бедняжка моя. Сколько тебе потребовалось мужества, чтобы скрывать все от меня, потому что я был болен. Дорогая, любимая моя Сигна, как много ты для меня сделала!
        Сигна разрыдалась у него на плече.
        - И все равно я не твоя жена - я его жена! - плакала она. - Блэйк, как же мы переживем это?
        - Конечно, это ужасно, милая. - Он обнял ее, стараясь утешить, хотя сам сейчас гораздо сильнее нуждался в утешении. - Надо что-то делать. Я выйду из больницы и сразу посвящу все свои силы тому, чтобы найти этого мерзавца и устроить для тебя развод.
        - Я должна быть с тобой, я должна быть твоей, - сказала она, и слезы градом катились по ее щекам. - Я принадлежу тебе сердцем и душой… не ему, Блэйк.
        Он целовал и ласкал ее.
        - Не принимай это слишком близко к сердцу, любимая. Я клянусь, в один прекрасный день ты действительно станешь моей женой. Что же касается Паулы… бедная Паула… каким потрясением должно было это стать для нее.
        - Просто ужасным. - Сигна утерла слезы. - Я не единственная, кто пострадал от Ивора. Он настоящее чудовище, Блэйк.
        - Ему еще воздастся по заслугам, - медленно произнес Блэйк. - Таких мерзавцев еще свет не видывал.
        - Сэр Барклей считает, что он душевнобольной, - сказала Блэйку Сигна. - Сэр Барклей был ужасно добр ко мне и Пауле. Он пообещал встретиться с Ивором и договориться о немедленном разводе. Мы не хотим терять время.
        - Слава богу, и спасибо сэру Барклею, - ответил Блэйк. - Я здесь так чертовски беспомощен. Но сегодня утром доктор обрадовал меня - на следующей неделе я, скорее всего, встану на ноги.
        Сигна прижалась к нему.
        - Милый, любимый Блэйк, - сказала она. - Раз мы так сильно любим друг друга и ты прощаешь меня за то, что я вышла замуж за Ивора, все остальное не имеет значения.
        - Любимая, честное слово, тут нечего прощать, - ответил он, страстно целуя ее. - Ты любишь меня. Вот что главное. Все остальное случилось не по твоей вине. Ты сама видишь, какой силой убеждения обладал Гардинер. Не только ты, но и Паула, женщина опытная в подобных делах, оказалась податливой как воск в его руках.


        В тот же день сэр Барклей попытался встретиться с Ивором. Но Ивор исчез, уехал из Бэзинстоука, забрав вещи, на своей спортивной машине.
        Проходили дни, а о нем не было никаких известий. Сигна и Блэйк напряженно ждали. Они не знали, где сейчас Ивор, и не могли начать процедуру развода без него. Когда из Сингапура, наконец, пришло письмо с копией свидетельства о браке между Ивором Гардинером и Сигной Мэнтон, оно было встречено без особого энтузиазма. В нем уже не было надобности. Они все и так теперь знали, что Ивор и Сигна были женаты.
        Блэйк вышел из больницы - худой юноша с запавшими глазами, лишь отдаленно напоминающий себя прежнего. Однако веры в свою любовь и мужество ему было не занимать, он хотел жить и любить - любить Сигну. А больше всего он хотел, наконец, сделать Сигну своей законной женой и вернуть в ее красивые глаза счастье и спокойствие.
        Уезжая из Бэзинстоука, Сигна испытывала невероятное облегчение. Она не хотела больше никогда видеть этот город. Он весь был пропитан для нее болезненными воспоминаниями. Ей казалось, что с момента аварии на машине Паулы ее жизнь пошла наперекосяк… начались все эти жуткие неприятности. Паула полностью разделяла ее чувства. Они обе, если придется вернуться в Бэзинстоук, сделают это с большой неохотой. По дороге обратно в Лондон Паула размышляла о том, что для нее жизнь изменилась, пожалуй, гораздо сильнее, чем для Сигны и Блэйка. Ее сердце было разбито, она разочаровалась в мужчине, которому отдала свою любовь. Она чувствовала, что даже из ее танца ушло вдохновение. Ивор нанес ей тяжелый удар, оправиться от которого будет нелегко.
        Это сэр Барклей помог ей вновь обрести подобие утерянного счастья и снова посвятить себя работе. В течение первой недели после их возвращения в город он был частым гостем в квартире на Уайтхолл-Корт и не позволял Пауле расклеиваться после перенесенного потрясения.
        - Прежде всего вы балерина… великая балерина, - без конца напоминал он ей. - Как бы вы ни были несчастны как женщина, дорогая моя, не забывайте о своем искусстве. Вы предадите свой талант, если перестанете танцевать или заботиться о том, что с вами будет дальше.
        Паула затравленно взглянула на него.
        - Дайте мне время, - ответила она. - Я не могу вот так сразу все забыть. Все это было так ужасно. Это хуже, чем потерять любимого человека, когда он умирает. О, сэр Барклей, это было так унизительно…
        Он прекрасно понимал ее и сказал ей об этом; но все же он постарался внушить Пауле, что необходимо перебороть свое горе и продолжать выступать - если не ради себя самой, то ради публики.
        - Они вас любят. Они по вас скучают. Вы должны вернуться в балет и постараться снова стать собой, - сказал он.
        Она посмотрела на него больными глазами, и он почувствовал, как его переполняет ненависть к Ивору Гардинеру, человеку, который стал причиной ее страданий. Его красивая, чудесная Паула! Да, этому безумцу придется за многое ответить. Он разрушил покой не только Паулы… но также и ее юной сестры… и в придачу к этому счастье честного парня, который по-настоящему любил Сигну.
        - Паула, - Додсон назвал ее по имени и осторожно взял ее за руку, - вы были такой гордой, дорогая моя. Вы так высоко несли свою красивую головку. Поднимите же ее снова, Паула. Вы не должны горевать или сожалеть о безумном человеке.
        Паула со слабой улыбкой посмотрела на него.
        - Вы правы. Я знаю, что вы правы, - сказала она. - Ивор действительно был безумен… И я должна собрать всю свою гордость и не думать о нем. Я снова буду танцевать. Обещаю вам.


        И в тот вечер Паула Владамир вновь выступала в «Ковент-Гарден». Ее с восторгом приветствовали и публика, и пресса. Никогда она не была такой красивой и не двигалась так волшебно. Казалось, страдание придало еще большую силу ее и без того великому таланту.
        Барклей Додсон наблюдал за ней из ложи. Он всем сердцем восхищался ею. Ему показалось, что в этот вечер она стала ему гораздо ближе. Возвращаясь домой в его машине, Паула испытывала похожее чувство к этому новому, но уже проверенному другу. Глядя на его правильное лицо, держа его за руку, она чувствовала спокойствие и безопасность, за которые была ему безмерно благодарна. Когда он высадил ее возле дома, она призналась:
        - Я очень многим вам обязана. Вы даже не представляете, насколько многим, но мне кажется, если бы в эти ужасные дни вас не было рядом, я бы не пережила этой трагедии.
        - О нет, - улыбнулся он. - Вы очень мужественная женщина. Как и ваша храбрая маленькая сестра.
        - Бедная Сигна. Когда же закончатся ее беды? Меня сводит с ума мысль о том, что она замужем за ним.
        - Ничего, это ненадолго, - мрачно ответил Барклей Додсон. - Детектив висит у него на хвосте. Машина у него заметная, ее быстро найдут. Мы отыщем Гардинера.
        - Если он не успел скрыться из Англии.
        - Это возможно, если он боится быть обвиненным в убийстве вашего отца и похищении сокровищ. Но ему прекрасно известно, что вам будет весьма нелегко найти свидетелей и доказать ваши обвинения. Так что у меня есть все основания полагать, что мы найдем его в стране.
        - Вы чудесный человек, сэр Барклей. Вы надеетесь сами и заставляете надеяться других, - сказала Паула.
        Додсон взглянул в темные глаза, которые стали ему так дороги.
        - Спокойной ночи, дорогая моя, и будьте счастливы, - сказал он. - А если вы хотите, чтобы я тоже был счастлив… было бы неплохо, если бы вы отбросили «сэра Барклея» и стали называть меня тем привычным именем, каким меня называла мать.
        - И что это за имя?
        - Боб, - ответил он. - Роберт Барклей… если можно, просто Боб… По-моему, неплохо.
        - Да, - сказала Паула и добавила: - Спокойной ночи… Боб.
        Уезжая от ее дома, он чувствовал, как время повернуло назад и годы исчезают, словно песок сквозь пальцы. Великий психиатр снова был мальчишкой. Мальчишкой, который безнадежно влюблен.


        В гостиной Паула обнаружила Сигну, которая дожидалась ее. Паула отдала служанке шубу и принялась журить сестру:
        - Дорогая, уже давно за полночь. Почему ты до сих пор не спишь? Ты же знаешь, тебе надо набираться сил.
        - Я не могла пойти спать, не повидавшись с тобой, Паула, - начала раскрасневшаяся от волнения Сигна. - А Блэйк только что ушел. Он ужинал со мной, а потом собирался отправиться к себе в гостиницу, но тут позвонили из Ливерпуля.
        Паула подняла глаза на сестру:
        - Из Ливерпуля?!
        При слове «Ливерпуль» Паула тут же вспомнила «деловую поездку» на север, которую несколько недель назад предпринял Ивор «Челлисон».
        - Да, - кивнула Сигна. - От некоей мисс Дункан. Мисс Марты Дункан. Она приходится Ивору тетушкой.
        - Так, значит, по крайней мере, хоть это было правдой. У него действительно есть тетя в Ливерпуле!
        - Да, Ивор у нее и жил все это время.
        Волнение сестры начало постепенно передаваться и Пауле.
        - Получается, что сэр Барклей… Боб… был прав. Ивор не уехал из страны?
        - Нет. Из слов его старой тети я не смогла понять, что именно там произошло. Кажется, он пережил какой-то несчастный случай. Она говорит, что он при смерти, Паула.
        - При смерти! - повторила Паула.
        Сестры взглянули друг другу в глаза. На мгновение наступила тишина. Потом Паула промолвила:
        - Думаю, благодарить Господа за это будет как-то не по-человечески… но если есть на свете человек, заслуживающий смерти…
        - О, Паула, - перебила ее Сигна, - не произноси этого вслух. Я с тобой согласна. Но не говори этого. Это… слишком ужасно. Тетя сказала, что он стал жертвой
«внезапного насилия». Это все, что я смогла из нее вытянуть. Она была так расстроена, ее было очень тяжело понять по телефону.
        - А откуда она взяла этот номер телефона?
        - Ей дал номер Ивор. Он хотел видеть тебя… а не меня. Ведь это тебя он любил.
        Паула содрогнулась:
        - Любовь - слово здесь абсолютно неуместное.
        - Хорошо, но какие бы добрые чувства этот человек ни испытывал… они были обращены к тебе. Его тетя почти ничего не знает о нас обеих, бедняжка, но она просто хотела передать тебе, что Ивор умоляет тебя немедленно приехать к нему в Ливерпуль.
        Паула нахмурилась. Она опустилась на диван и потянулась за сигаретой. Ее нервы были напряжены до предела, все спокойствие, передавшееся ей от Боба, моментально испарилось.
        - Я не смогу, Сигна. Я не в состоянии больше смотреть ему в лицо. Я…
        - Не переживай, милая, тебе и не придется… - перебила ее Сигна и, встав рядом с ней на колени, обняла ее. - Через час после первого звонка старушка позвонила снова. Это было совсем недавно, пару минут назад, перед самым уходом Блэйка. Она сказала, что Ивор… умер.
        Паула сидела неподвижно. Так вот в чем дело. Сигна старалась подготовить ее… как можно мягче сообщить новости. Но на самом деле для Паулы уже не имело значения, был ли Ивор жив или мертв. Для нее он умер в тот вечер в гостинице Бэзинстоука, когда она узнала всю горькую правду. Она взглянула на Сигну. Та была очень бледной.
        - Дорогая, - сказала Паула, - неужели ты не понимаешь, что тебя это освобождает?
        Сигна тяжело вздохнула:
        - Да. Я теперь свободна. Мы с Блэйком сразу поняли это. Мы… благодарили Бога. Ни один из нас не в состоянии притвориться, что мы сожалеем о случившемся, и, ради самого Ивора, я рада, рада, Паула, - страстно добавила она. - Он был безумен. Я уверена в этом. Абсолютно безумен.
        Паула смотрела перед собой невидящими глазами. В такой же неподвижности сидела и Сигна. В этот момент обе девушки вспоминали того Ивора, которого они любили и обожествляли. Веселого, красивого Ивора, вокруг которого они создали воображаемый мир. Горько было сознавать, что ничего не осталось ни от любви, ни от иллюзий, ни от Ивора их мечты. Только оболочка Ивора Гардинера, который был мертв. И как бы ужасно это ни было, они обе были рады.
        - И что мы будем теперь делать? - наконец спросила Паула низким усталым голосом.
        - Тебе ничего делать не нужно. Утром Блэйк собирается отвезти меня в Ливерпуль.
        - Но зачем?
        Сигна встала:
        - Потому что, дорогая, я вышла замуж за Ивора Гардинера и была его женой. Я не могу сделать вид, что сожалею о его смерти. После всего, что он сделал с папой, его надо было бы повесить за убийство. Но все же я была его женой. Я должна встретиться с его тетей и сказать ей об этом.
        Паула кивнула:
        - Да, разумеется. Есть ведь еще и финансовая сторона вопроса. Не стоит быть слишком уж щепетильной, Сигна. Наш отец умер, пытаясь раздобыть для тебя эти сокровища. Ему бы хотелось, чтобы они принадлежали тебе. Ты должна показать этой мисс Дункан свое свидетельство о браке и заявить о праве на наследство Ивора.
        - Я сделаю это хотя бы для того, чтобы помочь Блэйку. У нас будет немного денег, чтобы начать совместную жизнь.
        - Насколько я понимаю, милая, денег будет побольше, чем «немного».
        - Но самое главное, - сказала Сигна, понизив голос, - это то, что я свободна.
        Сестры переглянулись. В следующий момент они уже рыдали в объятиях друг друга. Но на этот раз это были слезы не горести, а огромного облегчения.



        Глава 20

        Сигна Гардинер, впервые воспользовавшись этой ненавистной фамилией, представилась невысокой худой старушке в поношенной одежде, которая открыла ей и Блэйку дверь маленького полуразвалившегося домика в Ливерпуле.
        - Я… миссис Ивор Гардинер, - сказала девушка. - Это мистер Сондерс… мой хороший друг и бывший партнер Ивора в Малайе.
        Марта Дункан глядела на Сигну полуослепшими от слез глазами. Всю ночь она плакала и молилась за Ивора. За своего племянника, чье тело покоилось теперь в морге и чье лицо она в последний раз видела при столь трагических обстоятельствах.
        - Миссис Ивор Гардинер? - медленно повторила она. - Но я… не знала… что у моего бедного племянника есть жена.
        - Тем не менее она у него есть, - мягко ответила Сигна. Ей было ужасно жаль маленькую старую леди, на лице которой было написано безутешное горе. Было очевидно, что тетя Ивора обожала его. - Мы можем войти, мисс Дункан?
        Старушка провела их в душную гостиную. Эта комната принадлежала прошедшему веку: тяжелые занавеси, выцветший турецкий ковер, викторианская мебель. Кружевные салфеточки на плюшевых креслах. Множество безделушек и фотографий. Окинув быстрым взглядом фотографии, Сигна увидела на большинстве из них Ивора. Ивор младенец и школьник в кепи… незрелый юноша… и, наконец, жизнерадостный светский лев, которым он стал сравнительно недавно.
        В этой комнате с опущенными в знак траура занавесями мисс Дункан вновь обернулась к своим гостям. Она беспомощно разглядывала их сквозь очки.
        - Я ничего не понимаю, - дрожащим голосом повторила она. - Мой дорогой мальчик никогда не говорил мне, что у него есть жена. Перед самой своей кончиной он хотел видеть некую мисс… мисс Паулу… какая-то русская фамилия… я забыла… но он дал мне номер телефона, и я позвонила туда.
        - Это была моя сестра, - сказала Сигна.
        - О, - произнесла мисс Дункан. - Тогда, вероятно, он имел в виду, что она должна передать вам печальные известия.
        Сигна бросила красноречивый взгляд на Блэйка. Он сразу понял ее - не стоит рассказывать старушке больше, чем необходимо. Сигна, всегда отличавшаяся состраданием к ближним, хотела пощадить чувства пожилой леди.
        Сигна сказала:
        - Я… вышла замуж за Ивора в Сингапуре, совсем недавно. Были… некоторые причины делового характера, по которым он не хотел предавать огласке наш брак. Возможно, именно поэтому он вам ничего не сказал.
        - Вполне вероятно, - вздохнула старушка. - Я его не понимала. Я никогда не понимала Ивора. А в последнее время он стал таким странным… сверх обычного. Мой бедный мальчик…
        Ее голос задрожал и оборвался. Сигна наклонилась и взяла в свою руку ее ладонь.
        - Вы были очень к нему привязаны?
        - Он был всем, что у меня осталось. Он был сыном моей любимой сестры. Когда она умерла, я взяла Ивора к себе… я вырастила его. Он был для меня всем на свете…
        - Понимаю, - сказала Сигна. - А в последнее время вы его часто видели?
        - Он оставался здесь… дольше, чем обычно. Но он был странным. А вам он не казался странным? - Мисс Дункан с сочувствием посмотрела на девушку, которая утверждала, что является вдовой Ивора.
        Сигна кивнула:
        - Да. Пожалуй, это слово лучше всего описывает его состояние. Мисс Дункан, я так до сих пор и не знаю, как… Ивор умер.
        Старушка поежилась.
        - Он… застрелился, здесь, в этом доме… в этой самой комнате. Она полна призраков. Ужасных призраков. Я больше не смогу здесь жить. Теперь они останутся здесь навсегда.
        Сигна побледнела и инстинктивно протянула руку, ища поддержки Блэйка. Он сжал ее пальцы и склонился к ней:
        - Не оставайся здесь больше, чем того желаешь, милая…
        Сигна снова обернулась к старушке:
        - Он застрелился… здесь… в этой комнате?
        - Да.
        - Вы знаете почему?
        - Нет. Он приехал сюда из Лондона примерно неделю назад. Он все время пил. Вы знали, что он пьет?
        Сигна кивнула.
        - Он был постоянно пьян, мой бедный мальчик. А когда бывал трезвым, то казался ужасно расстроенным чем-то. Он без конца повторял, что потерял все. Он не объяснял, что именно имеет в виду. Деньги у него вроде бы были. Дело было не в них. Но он говорил, что для него в жизни не осталось ничего. Я решила, что тут замешана женщина. Я была в этом уверена. Но, оказывается, у него были вы… жена… такая молодая, красивая… я не понимаю… - снова жалобно повторила мисс Дункан.
        - Это не имеет значения. Не переживайте из-за этого. Теперь все кончено. Просто расскажите нам… о его смерти.
        Мисс Дункан продолжила:
        - Вчера вечером у Ивора был один из приступов отвратительного настроения. Он закрылся в спальне и отказывался выходить. Я умоляла его сказать мне, что случилось. Потом он все же спустился вниз и принялся за виски. Он выпил - ах! - так много бутылок виски за какую-то неделю, бедный мой мальчик. У него был заряженный револьвер, и он грозился совершить самоубийство. Он сказал, что его преследуют… сказал, что сделал что-то очень плохое… что после смерти он отправится в ад… ужасные, ужасные вещи он говорил… - Старушку сотрясали рыдания. - А я молилась за него. Я молилась за моего обожаемого мальчика. Но я знала, что все это бесполезно. Он был проклят. Это кровь его отца говорила в нем. Он сошел с ума… сошел с ума, как Чарльз.
        Сигна и Блэйк переглянулись.
        - А разве его отец сошел с ума? - дрожащим голосом спросила Сигна.
        - Да, он умер в доме для умалишенных.
        - Это многое объясняет, - сказал Блэйк.
        - Это объясняет все, - откликнулась Сигна.
        По морщинистым щекам мисс Дункан градом катились слезы.
        - Я ничего не могла для него сделать. Ничего. Он был в ужасном душевном состоянии. Я не могла отогнать прочь мучивших его бесов. Я была на кухне, разогревала ему поесть… а он застрелился… я слышала выстрел. Я никогда этого не забуду. Я нашла его лежащим здесь, на диване. Перед смертью он лишь успел сказать мне ваш адрес. Я имею в виду, вашей сестры. Умирая, он произнес имя Паула. Вас так зовут?
        - Нет, - ответила Сигна, заливаясь краской.
        Старушка беспомощно пожала плечами:
        - Я ничего не понимаю… но, может быть, это и к лучшему, что мой бедный мальчик умер… покинул этот мир. Ивор никогда не был здесь счастлив. Он вел не очень хорошую жизнь. О, я прекрасно знаю об этом. Но я всегда прощала его… так же, как прощала ему детские проступки, когда он был моим малышом. Он был такой здоровенький… и такой умный… «Тетя Марта, - бывало, говорил он, - когда я вырасту, то заработаю много денег, буду ездить по всему миру и стану великим человеком». И он сдержал свое слово… бедный мой Ивор…
        Она закрыла лицо руками и разрыдалась. Сигна встала, по-прежнему держа Блэйка за руку.
        - Мы знаем достаточно, - сказала она. - Я не могу больше оставаться здесь. У меня такое же чувство, что и у нее… это место населено призраками. Я хочу уехать и обо всем забыть.
        Старушка, с головой уйдя в свое горе, казалось, не заботилась о том, уедет Сигна или останется. Это Блэйк объяснял ей, что Сигна недавно перенесла тяжелую болезнь и не в состоянии присутствовать на похоронах. Миссис Гардинер будет очень признательна, если мисс Дункан сама за всем проследит, сказал Блэйк.
        Тетя Ивора была согласна. Но, как оказалось, она абсолютно ничего не знала о его делах: ни откуда у него берутся деньги, ни в каком банке он их держит, ни кто его адвокаты.
        Блэйк прошептал Сигне на ухо:
        - Возьми такси до Адельфи. Отдохни там и дожидайся меня, дорогая. Я постараюсь уговорить мисс Дункан помочь мне просмотреть вещи Гардинера. Мы наверняка найдем какие-нибудь адреса. Нам обязательно нужно выяснить, куда он вложил свои деньги. Это ведь деньги твоего отца, и теперь они должны по праву принадлежать тебе.
        Сигна вздохнула:
        - Мне снова приходится взваливать на твои плечи все мои трудности, Блэйк. Ты только тем и занимаешься.
        Он прошептал:
        - Я надеюсь, что буду заниматься этим и всю оставшуюся жизнь.
        Сигна попрощалась с мисс Дункан. В порыве искреннего сочувствия она обняла худенькую старушку и поцеловала ее в мокрую от слез щеку.
        - Вы ведь любили его… так запомните только то, что в нем было хорошего, - хрипло произнесла она. - И я постараюсь сделать то же самое.
        И она уехала из маленького темного дома, оставляя призраков позади. Призраков Ивора и всех его преступлений. Шел дождь. Но когда машина проезжала мимо собора, над огромными шпилями Сигна увидела островок голубого неба… и яркий лучик солнца, пробивающийся сквозь сумрак. Он показался ей предзнаменованием. Все тени, печали и слезы оставались позади. Ивор был мертв… гениальный безумец совершил самоубийство, не в силах дальше жить с бременем собственной вины… и мириться с потерей женщины, ради которой он совершил все эти грехи. Эта часть ее жизни подошла к концу, подумала Сигна. Впереди ее ждал солнечный свет и новая жизнь с Блэйком. По дороге в Адельфи она остановилась у цветочного магазина и послала огромный букет лилий одинокой, покинутой всеми старушке, которая любила Ивора.
        Сигне казалось, будто с ее плеч свалился огромный камень. Успокоенная, она ждала в Адельфи возвращения Блэйка.



        Глава 21

        Сигна вышла замуж за Блэйка Сондерса, когда до Рождества оставалась неделя. Это была их вторая за несколько недель свадьба, и им обоим она казалась немного странной. Но эта церемония была необходимой, потому что первое замужество пришлось вычеркнуть, оно было незаконным. Ведь в то время она, хоть сама этого и не помнила, была женой Ивора Гардинера.
        На этот же раз не было никаких страхов, никаких сомнений, никаких «обоснованных причин и препятствий», из-за которых они не могли бы вступить в брак. Напротив, все было за то, чтобы наконец двое влюбленных, которым в последнее время пришлось перенести столько горя, соединились.
        То, что Ивор покинул их жизнь и этот мир, принесло им спокойствие, в котором они так нуждались.
        Сигна никогда еще не выглядела красивее и не чувствовала себя чудеснее, чем в день этой свадьбы. Церемония была очень скромной, на ней присутствовали только Паула и сэр Барклей Додсон, верный друг семьи и преданный поклонник Паулы.
        Они покинули Дворец церемоний и поехали в квартиру Паулы, где маленькую компанию ожидали закуски и шампанское. Никогда еще Сигна не чувствовала себя такой счастливой и удачливой.
        Она понимала, что была, наконец, спасена. Минута помешательства, когда она вышла замуж за Ивора в Малайе, могла разрушить всю ее жизнь. Ей пришлось пережить жуткую череду боли и разочарования, болезней, сплошных неудач, которую разделил с ней и Блэйк. Но теперь для них обоих все вновь стало прекрасно. Она наконец стала женой мужчины, которого обожала и на которого могла всегда положиться. По случайному совпадению сбылись и все планы ее отца на ее счет.
        В Ливерпуле Блэйк провел тщательное расследование, и благодаря ему Сигне удалось связаться с банкирами Ивора. В банке оказалось целое состояние, которое автоматически перешло к ней, вдове Ивора, - это были деньги, вырученные после продажи великолепных драгоценных камней, которые Ивор украл у старого Тома Мэнтона.
        Щедрую часть этой суммы Сигна тут же отписала тетке Ивора. Она убедила старушку в том, что наследство было оставлено ей самим племянником. Для Сигны достаточной наградой стали радость и благодарность мисс Дункан. Та была безмерно рада, что, несмотря на сумасшествие, ее «дорогой мальчик» вспомнил о ней. Теперь она могла осуществить свою заветную мечту - покинуть старый, населенный призраками прошлого дом в Ливерпуле и поселиться в сельском коттедже, где у нее будет свой маленький садик, кошка и где она проживет последние годы своей жизни в счастье и достатке.


        В то ясное декабрьское утро, когда Лондон лежал под белоснежной пеленой снега, Блэйк обнаружил, что женился на весьма богатой леди. И хотя он уже начал сомневаться, достоин ли ее теперь - ведь у нее было так много денег, а у него практически ни гроша, - Сигна быстро сумела развеять его колебания.
        - Пойми, деньги не имеют значения, - сказала она. - В счет идет только наше счастье. И я уверена, что папа хотел бы, чтобы ты разделил его со мной. Паула отказалась от своей половины, потому что у нее хватает своих денег, поэтому даже не сомневайся, милый мой.
        Да и как он мог колебаться, зная, что от него зависит счастье Сигны? Он не мог позволить деньгам вмешиваться в их отношения. Но в то же время он не собирался отказываться от намерения найти себе работу, потому что даже мысли не хотел допускать, чтобы жить за счет жены.
        И все же он не мог не радоваться за Сигну, ведь теперь она была достаточно обеспечена, чтобы позволить себе все удобства, о которых она когда-то только мечтала. Ей и так пришлось многое пережить. Теперь он хотел, чтобы у нее было все, чего ее душа пожелает.
        После обеда они собирались отправиться самолетом в Париж. Они намеревались пожить там пару дней, а потом поехать на юг Франции. Ласковое солнце и спокойная красота Лазурного Берега помогут прийти им обоим в себя - окончательно выздороветь после недавней аварии, погреться на целительном солнышке.
        Паула и Барклей Додсон провожали молодую чету в Кройдоне, куда они все приехали на
«роллс-ройсе» сэра Барклея. Утро было очень морозным, но солнечным. Сигна, укутанная в меха, на прощание крепко обняла сестру.
        - Вы с Бобом так много сделали для нас обоих… Блэйк и я будем всегда вам благодарны, - сказала она. (Сэр Барклей настоял, чтобы все они называли его Бобом.

        - Ты же знаешь, что помощь тебе и для меня очень много значила, милая, - ответила Паула, - и я уверена, что Боб считает точно так же.
        Сигна задумчиво взглянула на сестру. Она с раскаянием подумала, не была ли она в последнее время слишком эгоистичной, не увлеклась ли своими делами настолько, что не уделяла Пауле должного внимания. Ведь Паула была очень сильно влюблена в Ивора. Пожалуй, ее разочарование было гораздо сильнее, чем когда-то разочарование Сигны. Каково ей было сейчас? Что она чувствовала? Полностью ли она оправилась от шока после событий в Бэзинстоуке?
        Но одного взгляда в глаза Паулы было достаточно, чтобы Сигна успокоилась. В этих красивых темных глазах не видно было ни горя, ни душевных мук. Паула сияла… почти так же, как сама невеста. Сигна перевела взгляд на сэра Барклея и улыбнулась. Было совершенно очевидно, что Боб, верный друг семьи, просто без ума от Паулы. А Паула в последние недели очень часто с ним виделась. Кто знает, подумала Сигна, когда они с Блэйком вернутся из свадебного путешествия, не окажется ли, что в жизни Паулы появилась новая, гораздо более искренняя привязанность?
        Блэйк и Барклей Додсон обменялись рукопожатиями.
        - Счастья вам и всего самого наилучшего, мой мальчик, - тепло попрощался сэр Барклей. - Позаботься о себе и о своей жене, и послушайте моего совета, оба. Не оглядывайтесь назад. Забудьте прошлое. У вас все впереди.
        - Мы знаем, Боб, - с улыбкой ответила Сигна.


        Чуть позже Паула и Боб наблюдали, как огромный лайнер «Империал эарэйз» вырулил на взлетную полосу и медленно поднялся в небо, словно величественная птица. Они взялись за руки и не сводили взгляда с самолета, пока он не растаял в безбрежном синем небе, залитом ярким зимним солнцем.
        - Ну что ж, - вздохнула Паула. - Вот все и кончилось, Боб, и на этот раз мы точно знаем, что с ними все будет хорошо.
        Они вернулись к «роллс-ройсу» и поехали через пригород обратно в дом сэра Барклея на Кавендиш-сквер. Боб положил в свою ладонь изящную руку Паулы.
        - Как насчет того, чтобы провести день со мной… выпить чая у камина в моей библиотеке?
        - Отличная идея!
        - А потом ужин… у Беркли? Тебе нравится этот ресторан.
        - И это замечательная мысль, Боб. Что-то я в последнее время совсем расслабилась и обленилась. Никакой работы… никаких танцев… одни развлечения!
        - Дорогая, в этом сезоне ты достаточно поработала. И теперь заслужила отдых.
        - И ты тоже. В последнее время, Боб, ты постоянно перерабатываешь.
        - Психиатрические лечебницы не отпускают меня.
        Она с восхищением взглянула в его красивое, с правильными чертами лицо:
        - Сколько добра ты делаешь, Боб. Страдающее человечество многим обязано Барклею Додсону.
        - А Барклей Додсон многим обязан Пауле Владамир.
        Она рассмеялась и легонько сжала его пальцы:
        - С чего ты это взял?
        - Потому что до тех пор, пока в его жизни не появилась ты, Додсон был полностью поглощен работой, он был человеком весьма успешным, не спорю, но ужасно одиноким. После работы я возвращался в пустой, словно вымерший, дом. И только совсем недавно этот дом снова ожил, Паула, потому что в нем звучит твой голос, ты сидишь у моего камина, мы вместе ходим в рестораны и театры, ты разрешаешь мне разделять с тобой твои радости и печали.
        - Но, Боб, все совсем наоборот, это я тебе обязана. И Сигна тоже так считает.
        - Дорогая моя, - ответил он, - я каждый день благодарю Бога за то, что у меня есть ты… и что я могу быть чем-то полезен тебе и твоим близким.
        - Тогда получается, что мы обязаны друг другу, - тихонько сказала она. - А значит, мы в расчете.
        - Я хочу у тебя кое-что спросить, Паула. Это очень личный вопрос. Ты разрешишь мне задать его?
        - Разумеется, Боб.
        - Воспоминания об этом несчастном безумце, Гардинере… ты полностью вычеркнула их из своей жизни?
        Несколько секунд она сидела молча, наблюдая за проезжающими мимо них машинами. Но в ее глазах не мелькнуло и тени беспокойства, и наблюдавший за ней с волнением Додсон облегченно вздохнул.
        - Да, - наконец ответила она. - Я полностью вычеркнула их и из мыслей, и из своей жизни. С каждым днем образ Ивора становится все более смутным. Но когда моя память все же возвращается к нему и к нашей помолвке, я словно вспоминаю дурной сон - ничего более. Думаю, Сигна испытывает те же чувства.
        - Сигна сейчас обрела себя в счастливом браке. Паула… мне бы хотелось, чтобы и ты поступила так же.
        Она зарделась, бросила на него быстрый взгляд и тут же отвела глаза.
        - Ты действительно считаешь, что брак так важен в жизни женщины?
        - Да. Это вершина ее женственности. Даже для тебя, преуспевающей балерины, чья жизнь так богата и разнообразна, она все равно не будет полной без мужа и детей… без дома, который с тобой разделит любимый и любящий тебя человек.
        - Может быть, ты и прав. Мне всегда хотелось, чтобы у меня был дом… ребенок…
        - И муж?
        Она почувствовала, к чему он клонит, и повернулась, чтобы взглянуть ему в лицо, такое знакомое, умное, с проницательными голубыми глазами. Его лицо было абсолютно не похоже на лицо Ивора Гардинера. Боб был совершенно другим человеком. Может быть, менее эффектным, более занятым своим делом, более прозаичным. Тем не менее чудесным человеком с острым умом, человеком, обладающим шармом и прекрасным характером, человеком, равных которому Паула еще не встречала.
        Она сказала:
        - Возможно, Боб, и муж тоже.
        Он перебирал ее тонкие пальцы, глядя на нее сверху вниз с лукавой улыбкой.
        - Я считаю, что и жизнь мужчины является неполной без жены и детей. Много лет назад я совершил ошибку, решив, что обойдусь без всего этого и буду просто врачом, специалистом, сосредоточенным на своей исследовательской работе. Я дал клятву никогда не жениться. Но ты, Паула, перевернула все мои убеждения. Милая леди, я прошу вас выйти за меня замуж. Я не осмеливался сделать это раньше, потому что прошло так мало времени после тех неприятностей… тех событий в твоей жизни. Но теперь ты утверждаешь, что для тебя все уже позади. Твоя сестра вышла замуж, и, когда они вернутся из своего свадебного путешествия, они начнут строить совместную жизнь. Паула… мы с тобой не должны жить в отдельных квартирах. Нам надо жить под одной крышей. Мы продолжим заниматься каждый своим делом. Ты будешь танцевать, если захочешь, - я ни в коем случае не хочу становиться между тобой и твоей карьерой. Но я хочу, чтобы ты стала моей женой, Паула. Я хочу этого больше всего на свете.
        Паула чувствовала, что эта длинная речь Барклея Додсона взволновала ее до глубины души. Она прекрасно понимала, что взамен старой эфемерной, опасной страсти, которую предлагал ей Ивор… Барклей, ее милый Боб, предлагал ей настоящую, прочную любовь. Чувство безопасности. Дом, который будет их общим домом. И никогда больше ей не придется быть одинокой, несчастной или в чем-то не уверенной.
        Ее охватило огромное, теплое чувство к сидящему рядом с ней мужчине. Она отвечала ему, а ее глаза сияли как звезды.
        - Дорогой, любимый Боб… больше всего на свете я хочу быть с тобой… всегда…
        Он глубоко вздохнул. Это был самый счастливый момент в его жизни, и он наслаждался им сполна. Какое-то время они сидели, прижавшись, друг к другу, и он обнимал ее, касаясь губами ее гладких темных волос.
        - Моя красавица Паула… моя любимая, - произнес он.
        Она сама подставила мягкие губы для их первого страстного поцелуя. И после этого поцелуя Паула поняла, что Боб прав. Жизнь была бы неполной без истинной любви. Именно в ней заключаются полный покой и абсолютное счастье любой женщины.
        Позднее, когда они вдвоем стояли у камина в шикарной библиотеке Барклея, Паула посмотрела на себя в зеркало над камином - без пальто и шляпки, волосы слегка растрепались - и рассмеялась.
        - Для балерины это новая роль, - сказала она. - Невеста самого известного специалиста Англии по умственным расстройствам, а в будущем - жена, хлопочущая вокруг знаменитого мужа… Собственно говоря, она будет так занята, что у нее совсем не останется времени на танцы.
        Барклей Додсон привлек ее в свои объятия.
        - Дорогая, этого я не хочу. Я не хочу, чтобы ты забывала ради меня о своем потрясающем таланте.
        - Хммм, мне надо будет хорошенько подумать, - с улыбкой ответила она. - А как же семья, к которой мы оба так страстно стремимся? Я не могу быть женой, матерью и плюс к этому балериной.
        Глубоко тронутый, он наклонился и поцеловал ее в гладкий белый лоб. Никогда еще она не казалась ему такой прекрасной и такой дорогой. Он сказал:
        - Я предоставлю решение тебе, моя бесценная.
        Она села на стул у камина и прикурила сигарету. Потом счастливо улыбнулась и сказала:
        - Наши дорогие Сигна и Блэйк уже должны быть в Париже. Я так надеюсь, что их медовый месяц удастся на славу.
        - Уверен, что так оно и будет. Она милое дитя, а он - очень славный юноша. Мне нравится Блэйк.
        - И мне тоже. Слава богу, что все их беды остались позади.
        - Кстати, о медовом месяце… как ты смотришь на то, чтобы сэр Барклей и леди Додсон отправились самолетом в какое-нибудь далекое солнечное местечко… и очень скоро?
        Она улыбнулась, глядя на него снизу вверх:
        - Когда захочешь, Боб. Я думаю, чем скорее, тем лучше.
        - Просто удивительно, насколько совпадают наши мнения, - ответил он. - Отлично. Давай назначим все на Новый год. Через неделю, считая с сегодняшнего дня. Никакой огласки… и мы тихонько улизнем и начнем новый год вместе.
        - Звучит просто божественно, Боб.
        - И куда мы отправимся?
        Паула подумала минуту, потом сказала:
        - Итальянская Ривьера. Рапальо. Санта-Маргерита. Я обожаю Италию.
        - И я тоже, - сказал он. - Я побывал на парочке конференций в Риме, но вот север совсем не знаю.
        Она протянула ему руку:
        - Тогда… пусть будет Италия. Мы можем полететь в Рим на самолете.
        - Дорогая моя, - произнес он. - Любимая моя…
        Нежась в его объятиях, Паула мысленно набрасывала черновик телеграммы, которую отправит сегодня вечером мистеру и миссис Блэйк Сондерс - с объявлением о своей помолвке.


        notes

        Примечания

        Note1

        Здесь: способом убить время (фр.).



        Note2

        Дама из высшего света (фр.).



        Note3

        Нью-Касл - один из наиболее богатых угледобывающих районов Англии.


 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к