Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Любовные Романы / ЛМНОПР / Робинс Дениза: " Ты Больше Меня Не Люби " - читать онлайн

Сохранить .
Ты больше меня не люби Дениза Робинс


        # В этой книге, продолжающей серию романов «Для милых дам» перед читателями открывается мир вдохновенных героинь Денизы Робинс. Милые, ироничные, страстные, трепетные, ее героини стремятся к своему непростому счастью.

***
        Экзотическая красавица Айрис Лоуэлл жила в отдаленной части Египта в идиллической, уединенной обстановке. Но внезапная смерть отца, очень успешного ученого-египтолога, меняет в ее жизни все. Своей последней волей отец назначил ей во временные опекуны молодого британского дипломата Стивена Делтри, который должен был отвезти Айрис в Англию к ее тетке. Решив во что бы то ни стало остаться в любимом доме, Айрис в минутном порыве попросила таинственного сербского принца Юзрева жениться на ней… не задумываясь, к чему это может привести. Мысль эта настолько захватила коварного принца, что он готов на все, даже на убийство молодого опекуна, которого Айрис полюбила всем сердцем, лишь бы сделать девушку свой пожизненный рабыней…

        Дениза Робинс


        Ты больше меня не люби


        Scan, OCR: Larisa F; SpellCheck: vetter
        Пер. с англ. «АМЕХ Ltd»
        Худож. А. Байбакова, А. Канаян
        Мн.: ПКФ «Аурика», 1995. - 576 с. - (Для милых дам).
        Оригинал: Robins Denise «Love Me No More», 1948
        ISBN 985-6046-08-4



        Аннотация

        В этой книге, продолжающей серию романов «Для милых дам» перед читателями открывается мир вдохновенных героинь Денизы Робинс. Милые, ироничные, страстные, трепетные, ее героини стремятся к своему непростому счастью.

***


        Экзотическая красавица Айрис Лоуэлл жила в отдаленной части Египта в идиллической, уединенной обстановке. Но внезапная смерть отца, очень успешного ученого-египтолога, меняет в ее жизни все. Своей последней волей отец назначил ей во временные опекуны молодого британского дипломата Стивена Далтри, который должен был отвезти Айрис в Англию к ее тетке. Решив во что бы то ни стало остаться в любимом доме, Айрис в минутном порыве попросила таинственного сербского принца Юзрева жениться на ней… не задумываясь, к чему это может привести. Мысль эта настолько захватила коварного принца, что он готов на все, даже на убийство молодого опекуна, которого Айрис полюбила всем сердцем, лишь бы сделать девушку свой пожизненный рабыней…



        Глава первая

        Полуденное солнце безжалостно заливало потоками своих жарких лучей белоснежные террасы и утопающий в цветах и зелени сад на крыше виллы Лоуэлла-паши, стоящей на самом берегу величественного Нила.
        Вилла была не совсем обычной - скорее она напоминала небольшой дворец. Феллахины
[[1] Феллахины - местные крестьяне из арабского населения в Египте, Сирии и т.д. (здесь и далее примечания переводчика)] , работающие на полях в дельте, так и звали ее - «Маленький дворец». Что касается Лоуэлла-паши, одного из немногих англичан, удостоившихся чести носить столь высокий в Египте титул, то это был всеми уважаемый человек не только благодаря его баснословному богатству, но и острому уму, широкой эрудиции и обходительности. К тому же он был признанным авторитетом в области археологии.
        Маленький Дворец покоился в спасительной тени высоких пальм. Его мраморные стены окружили открытый центральный двор, посреди которого находился великолепный фонтан изысканной конструкции. Украшенные орнаментом фризы и бордюры внутренних покоев были выполнены по чертежам, которые Лоуэлл-паша сделал с одного из древних храмов, найденного им при раскопках.
        Когда солнечные лучи падали под определенным углом на большие резные купола, украшенные изумительным ажурным рисунком, игру бликов на узорах из лазурного стекла и перламутра можно было наблюдать издалека. Дворец был предметом восхищения жителей окрестных деревень и туристов, нередко посещающих эти края. Однако никто, кроме нескольких привилегированных людей, близких знакомых Лоуэлла-паши, а также свиты, состоящей из верных слуг-суданцев, не имел права войти в ворота Маленького Дворца. Входная дверь постоянно была на замке. С трех сторон здание защищали от посторонних любопытных глаз высокие белые стены, с четвертой стороны тяжело струились воды Нила.
        Сегодня, казалось, сама река от вязкого, густого зноя набухла и покрылась маслянистой пленкой. Ни внутри дворца, ни рядом с ним не было видно никакого движения - все было безжизненно, если не считать двух роскошных белых павлинов, медленно и важно прогуливающихся вдоль нижней террасы.
        Над садами и газонами, за которыми круглый год чуть ли не с религиозным рвением ухаживали шестеро садовников-суданцев, висело зыбкое марево горячих влажных испарений. Во всем дворце стояла мертвая тишина.
        Но на самом верху, на плоской крыше под тентом, где температура и влажность регулировались, а воздух периодически охлаждался, на низком диване, уткнувшись лицом в подушки, лежала молодая девушка и рыдала так, словно ее сердце было готово разорваться от невыносимого горя. Изящные пальцы, унизанные кольцами с драгоценными камнями, сжимали скомканное письмо.
        Она была одна.
        Она отпустила служанку, которая принесла это послание. Оно прибыло самолетом, который сделал остановку в миле вниз по течению, по дороге из Луксора в Асуан. За мавританской ширмой виднелся силуэт дородной седовласой арабки Аеши, одетой в черный хлопчатобумажный халат, и с шарфом, повязанным вокруг головы. Она с тревогой и состраданием смотрела на плачущую девушку. Время от времени, когда горькие рыдания доносились до ее ушей, старая женщина, которая много лет была нянькой девушки, тихо причитала и смахивала набегавшую слезу. Но подойти к госпоже она так и не осмелилась. Когда леди Айрис желает, чтобы ее оставили в покое, кто же смеет ослушаться? В общем-то характер у леди Айрис был добрый и мягкий, но она привыкла поступать так, как считала нужным, и когда его превосходительство Лоуэлл-паша был в отъезде, ее слово было законом для всех. Никто не смел с ней спорить кроме старой англичанки-гувернантки, мисс Морган, чьего острого язычка все боялись. Но сегодня, хвала Аллаху, ей нездоровилось, она была у себя в комнате и не могла спуститься и влезть не в свое дело.
        Пусть уж лучше леди Айрис выплачется как следует… на душе у нее станет хоть немного легче, думала старая нянька. Да и как ей не плакать, когда ее любимый, уважаемый всеми отец лежит при смерти, может быть, уже умер в далекой Турции?
        Ах, какая это потеря для всех! Аеша тихо плакала и не могла отвести взгляд от своей обожаемой молодой госпожи, которую она качала в колыбели, когда та появилась на свет двадцать лет назад.
        Дочь Лоуэлл-паши повернулась на спину и какое-то время неподвижно лежала, уставившись невидящим взглядом на гладкую поверхность тента, защищавшего ее от солнца. Потом из-под припухших от слез век ее взгляд устремился на раскинувшийся внизу сад и дальше, к горячим пескам пустыни, к цивилизации, которую она никогда не знала и не видела. Где-то там лежала далекая Турция, Анкара, куда ее отец отправился на переговоры и откуда уже никогда не вернется. У Айрис это просто не укладывалось в голове. Всего неделю назад она провожала отца, когда он уезжал в Каир в отличном настроении, совершенно здоровый и бодрый с виду. Он отправился на консультацию с одним известным английским инженером по поводу сооружения нового плавательного бассейна для нее. Айрис обожала плавать. Старый бассейн, построенный когда она была еще совсем ребенком, теперь был слишком мал. Любимый папочка, который баловал ее и потакал каждому ее капризу! Он и в Турцию-то отправился ради нее. Но в самолете, по пути в Анкару, с ним случился неожиданный удар. Так говорилось в письме. Жить ему оставалось лишь несколько часов, может быть, меньше…
Лежа на больничной койке в турецкой столице, он собрал все силы, чтобы продиктовать последние, самые важные письма некоему англичанину, новому другу, чье имя Айрис слышала впервые. Лоуэлл-паша познакомился с ним в Каире вечером, когда улетал в Турцию, и они сидели в соседних креслах в самолете.
        Этого человека, Стивена Делтри, Лоуэлл-паша описывал как молодого дипломата, настоящего британского джентльмена, на которого можно положиться, что особенно важно в современном мире сдвинутых систем ценностей и абсолютной разобщенности среди людей. Стивен Делтри был исключительно любезен и в конце концов поехал вместе с ним в больницу, где оставался с ним рядом, потому что Лоуэлл-паша выразил опасение, что его конец близок. Но оставалось нечто важное, что должно было быть высказано и зафиксировано на бумаге. Стивен Делтри записал все, что продиктовал ему Лоуэлл-паша.
        Айрис, несмотря на то, что она была вне себя от горя, помнила каждое слово этого письма, ведь она столько раз перечитывала его…

«Моя родная, любимая Айрис! К тому времени, когда это послание достигнет тебя, меня уже не будет в живых… Ты всегда казалась мне воплощением Изиды, великой богини горячо любимого мной Египта… Я должен предупредить тебя, что ты не можешь продолжать вести ту жизнь, которую вела до сих пор. Я совершил ошибку, воспитав тебя вдали от современного мира. Твоя мать умерла в момент твоего появления на свет, и тогда я решил защитить тебя от этого жестокого света и считал это правильным. Но сейчас я понимаю, что это не было продиктованно мудростью. Потому что теперь, когда я покину тебя навсегда, ты не сможешь продолжать жить одна в нашем прекрасном доме, пребывая в неведении о горестях и печалях, с которыми приходится сталкиваться обыкновенным людям. Ты должна стать одной из них, отправиться в Англию к моей сестре, которая будет о тебе заботиться и во всем помогать.
        Я жил только для тебя с тех пор, как твоя незабвенная матушка покинула нас. Но было чистым безумием с моей стороны надеяться, что ты сможешь вечно избегать соприкосновения с реальностью. Ты должна набраться мужества и послушно выполнить все то, что я прошу тебя сделать. Мои инструкции тебе доставит Стивен Делтри, который на следующей неделе будет в Каире с дипломатической миссией. Я вверил ему твое будущее. Он поклялся доставить тебя к твоей тете Оливии. Ты ничего о ней не знаешь. О тебе же она будет знать только то, что я сообщаю ей в письме. Обо всем остальном ты можешь поговорить со Стивеном. Прощай, моя родная, моя Изида, Дочь Земли и Неба…»
        Айрис много знала о Древнем Египте. Еще ребенком она изучала вместе с отцом эту удивительную цивилизацию, на арабском языке говорила бегло и без акцента.
        Она всегда чувствовала себя частью старого Египта. За пределами этих высоких белых стен лежал неведомый ей мир, немного описанный ей старой мисс Морган, которая появилась здесь четырнадцать лет назад, чтобы обучать ее школьным предметам на английском языке, да так и осталась, служа верой и правдой наряду с другими домочадцами.
        Айрис подняла письмо, чтобы перечитать его в очередной раз, но тут ее внимание привлек голос, звавший ее снизу.
        - Айрис, моя луноликая, где ты?
        Она села на диване, откинув длинные шелковистые волосы с заплаканного лица. Она узнала этот голос. Это мог быть только принц Юзрев, которого она звала Михайло, молодой серб. С принцем Айрис познакомила ее подруга-египтянка Нила Фахмуд. Нила была дочерью Фахмуд-паши, талантливого археолога, работавшего вместе с отцом Айрис на раскопках храма. Она дружила с Нилой с самого детства, несмотря на различия в характерах и воспитании - Нила получила университетское образование, и ей нравилась бурная жизнь светского общества Каира, о которой Айрис не знала ровным счетом ничего.
        Нила была помолвлена и вскоре должна была выйти замуж. В Америке, где он проходил специальный курс обучения, ее будущий супруг познакомился с Юзревым, и тот, приехав в Египет, остановился у Фахмудов. Молодой сербский принц был очарован Айрис с первого взгляда.
        Он был красив, неглуп и до настоящего времени был единственным, кто дал Айрис почувствовать, что молодые симпатичные мужчины могут быть более интересными, чем пожилые важные профессора. Он звал ее «моя луноликая» или «леди Лунного Света». Эти имена принц придумал специально для Айрис, и это льстило ее самолюбию.
        Это была единственная фамильярность, которую она позволила постороннему человеку.
        - Моя луноликая… позволь мне увидеть тебя… - доносился до нее умоляющий голос принца Юзрева.
        Старая Аеша, шаркая ногами по гладким плитам, приблизилась к своей молодой хозяйке.
        - Отослать его, госпожа?
        - Нет, вели его высочеству подождать на террасе, а потом причеши меня и принеси мне мое зеркало и пудреницу, - ответила ей Айрис по-арабски.
        Старая нянька поспешила выполнять приказание. Хорошо, что юная голубка согласилась принять молодого человека - это лучше, чем оставаться наедине со своим горем. Хотя сербский принц, друг Фахмудов, не слишком нравился Аеше. Как-то раз он подставил ей подножку и рассмеялся, когда она с трудом пыталась поднять с земли свое грузное тело. Аеше было очень обидно.
        Айрис неожиданно для самой себя обрадовалась появлению Михайло. Она поговорит с ним, и он поможет ей. Он культурный образованный человек и хорошо знаком с жизнью в современном обществе. Он должен дать ей совет, потому что от старой мисс Морган толку мало.
        Через несколько минут Айрис уже была на верхней террасе, под широким навесом небесно-голубого цвета, куда Пилак, один из слуг-суданцев, подал охлажденные напитки.
        У балюстрады курил, облокотившись о перила, принц Юзрев, глядя с высоты, как сверкающие серебром высокие струи воды из большого садового шланга падают на выжженную солнцем траву и кромку алых гвоздик, обрамляющих лужайку. Услышав мягкий шорох сандалий Айрис, он поспешно бросил сигарету и повернулся к хозяйке. Кинув на нее пылкий, полный восхищения взгляд, он низко поклонился. Нила предупреждала его, чтобы он никогда не вел себя слишком вольно с дочерью Лоуэлла-паши. Она действительно казалась ему богиней. Ее благородная изящная фигура, бледное, алебастрового оттенка лицо дышали молодостью и чистотой и приковывали к себе взгляд классической строгостью линий, еще более подчеркиваемой роскошными темными волосами.
        В ее глазах было что-то от неуловимо изменчивых оттенков вод Нила: темные, с янтарными искорками под аккуратными узкими бровями. Единственным ярким пятном выделялись алые губы.
        На ней была длинная белая туника, скрепленная на левом плече брошью-скарабеем с крупным бриллиантом. Айрис почти всегда одевалась, как женщины с древнеегипетских фресок.
        - Луноликая… - тихо произнес Михайло. - Я слышал о постигшем тебя горе. Вести быстро распространяются по берегам Нила. Я пришел предложить тебе свои услуги. Моя жизнь принадлежит тебе.
        Айрис не сразу ответила на его немного вычурную речь. Она смотрела на него внимательным серьезным взглядом, который всегда приводил Михайло в замешательство. Наконец она заговорила:
        - Присядь. У меня есть еще кое-какие неприятные новости. Мне потребуется твоя помощь.
        Она села на одно из низких мягких кресел, лицом к реке. Принц продолжал стоять, как всегда очарованный ее удивительной красотой и неуловимой атмосферой величия, которую она неизменно создавала вокруг себя.
        - Что я должен сделать? - спросил он по-французски.
        Она подняла на него свои огромные, полные печали глаза. Она почти не видела стоящего перед ней стройного молодого человека в белом костюме - такого изящного, красивого, с черной как смоль шевелюрой и большими, подернутыми влагой глазами, характерными для его народа.
        Она видела только яркую голубизну неба и слышала резкие крики павлинов, доносившиеся с нижней террасы. Это был ее дом, она не может, не хочет его покидать.
        Айрис вкратце пересказала Михайло содержание отцовского письма.
        Улыбка тотчас же исчезла с лица молодого серба. Он пришел в ужас при мысли о том, что Айрис может уехать. А когда он услышал про англичанина, в душе принца вспыхнула ревность.
        Кто такой этот Стивен Делтри? По какому праву он вторгается в жизнь Айрис и собирается контролировать ее поступки?
        - Но этого нельзя допустить! - возмущенно воскликнул Михайло. - Вы не должны уезжать. Он не сможет увезти вас насильно!
        Айрис закусила губу, испытывая самые противоречивые чувства. Терзавшая ее сердце тоска из-за смерти отца смешивалась с желанием выполнить его последнюю волю. Он послал к ней Стивена Делтри, и Айрис знала, что обязана принять молодого дипломата. Только от него она сможет узнать о подробностях кончины отца. Но, слушая страстную речь Михайло, она чувствовала, как сомнения растут в ее душе. Возможно, он прав. Возможно, ей удастся настоять на том, чтобы остаться здесь вместе со старой мисс Морган. Она ничего не смыслила в юридических тонкостях, а Михайло не подумал о том, что дочь Лоуэлла-паши еще несовершеннолетняя и опекунство тетушки может быть установлено над Айрис без ее согласия.
        - О Михайло! - воскликнула Айрис. - Я знала, что вы сможете меня успокоить и дать мне совет. Скажите, что мне делать?
        - Отказаться от встречи с этим человеком, - поспешно произнес молодой серб.
        Она задумалась, но потом отрицательно покачала головой.
        - Я считаю, что должна увидеться с ним, раз такова была воля моего отца.
        - Когда он приезжает?
        - Я поняла, что скоро.
        - Как только он приедет, пошлите за мной, и я им займусь, - сказал Михайло с юношеской самоуверенностью.
        Но он тут же пожалел о своих словах. Он забыл, что дочь Лоуэлла-паши не привыкла, чтобы ей приказывали. Она медленно поднялась с кресла и произнесла довольно холодно:
        - Нет, принц, я сама им займусь. Я госпожа в этом доме с тех пор, как мой отец… - Она не закончила фразы и быстро отвернулась.
        Принц остался стоять в почтительном отдалении.
        Михайло хотелось верить, что он добился ее дружбы и доверия, и остальное дело времени. Но в такие моменты, когда она словно замерзала, он терялся, чувствуя в этой необыкновенной девушке удивительную силу характера.
        Когда он снова заговорил, его голос звучал робко.
        - Вам стоит только послать за мной, моя луноликая, и я сразу же примчусь. Но заклинаю вас, будьте тверды с этим англичанином.
        Она продолжала смотреть на сверкающую гладь Нила.
        - Я сама им займусь, - медленно повторила она.
        Внезапно спокойную тишину сада потревожил шум голосов. Айрис нахмурилась и вопросительно посмотрела в сторону дверей, ведущих во внутренние покои дворца.
        К террасе бежал Махдулис, нубиец, главный слуга Лоуэлла-паши. Полы его полосатого халата развевались, на широком эбеновом лице застыло возмущение.
        Подбежав к Айрис, он быстро сказал ей что-то по-арабски. Михайло заметил, как лицо девушки порозовело. Затем она приняла величественную позу и произнесла с достоинством:
        - Итак, он уже прибыл…
        - Стивен Делтри? - спросил Михайло.
        - Да, - ответила Айрис напряженным тоном. Но несмотря на порозовевшие щеки и плотно сжатые губы, она оставалась спокойной. Слуга выслушал ее приказ, быстро повернулся и убежал.
        - Слуги не хотели пускать его во дворец, - объяснила она.
        - Так зачем же его пускать? - с надеждой в голосе воскликнул Михайло.
        - Потому что его послал мой отец, - сказала она, нахмурившись и закусив губу, чтобы не выдать своих чувств. - Оставьте меня, Михайло, прошу вас, - добавила она. - Я должна встретиться с этим человеком наедине.
        Молодой серб сделал невольный жест, словно возражая против такого решения, но одного взгляда Айрис было достаточно, чтобы он сдержался. Принц поклонился и вышел.
        Айрис покинула залитую солнцем террасу и вошла в прохладный полумрак дома, ожидая появления человека, который, может быть, и являлся другом ее отца, но для нее, по-видимому, был врагом.



        Глава вторая

        Стивена Делтри провели в Маленький Дворец, выказав ему не больше почестей, чем у главных ворот. Однако его это мало задевало - он слишком устал, к тому же страдал от жары и поэтому был не в лучшем расположении духа.
        Миссия, с которой Стивен Делтри сюда прибыл, была крайне деликатной, и он уже раскаивался, что согласился за нее взяться. Он решил, не теряя времени, вручить дочери Лоуэлла-паши инструкции отца и, выполняя свое обещание, доставить ее в целости и сохранности в Англию.
        Со времени кончины Ромни Лоуэлла в больнице Анкары Стивен попробовал навести справки о человеке, чьим доверенным лицом он стал, когда тот оказался на грани жизни и смерти. Лоуэлл-паша слыл немного сумасшедшим. Все в один голос утверждали, что он воспитал свою дочь как богиню - и держал ее почти что в заточении в собственном доме.
        Никто толком не видел Айрис Лоуэлл, за исключением тех редких случаев, когда она под густой вуалью в автомобиле сопровождала отца на их летнюю виллу близ Александрии. Там ее охраняли столь же надежно. Но никому и в голову не приходило, что девушку держат взаперти против ее воли. По всей видимости она никогда не знала другой жизни и не стремилась к ней.
        Стивен получил этому подтверждение от самого Ромни Лоуэлла. Старик, лежа на смертном одре, казался очень обеспокоенным будущим своей дочери. Только в последнюю минуту он понял, что Айрис не сможет в одиночестве жить в своем дворце, общаясь лишь со старой гувернанткой.
        - Я верю в тебя, мой мальчик, - сказал он Стивену. - Забота о моем ребенке должна стать для тебя священным долгом. Ее необходимо доставить в Англию, где моя сестра Оливия будет присматривать за ней. Айрис нужно предоставить возможность узнать свой народ и свою страну. Затем, когда она достигнет совершеннолетия, она сама сможет решить, что ей делать - возвращаться и выходить замуж в Египте или же остаться в Англии.
        Все это казалось Стивену какой-то фантастикой, скорее, отрывком из романа Хаггарда, нежели частью реальной жизни.
        И уж совсем не думал он когда-либо оказаться в роли опекуна красивой двадцатилетней девушки.
        Стивену было двадцать семь, и он уже хорошо зарекомендовал себя на дипломатической службе; он только что оставил свою прежнюю работу в Анкаре и торопился начать новую службу в качестве помощника атташе в Каире.
        Стивен любил Египет. Ему нравилось яркое солнце, он хорошо говорил по-арабски и умел находить с египтянами общий язык. По натуре он был исключительно трудолюбив и с энтузиазмом брался за порученное ему дело. Сейчас у него был двухнедельный отпуск, и хотя нельзя было сказать, что он с нетерпением ожидал предстоящей встречи, тем не менее, ему было любопытно, что же его ожидает. Что дочь Лоуэлла-паши за человек? Какова будет ее реакция? Что, черт возьми, ему делать, если она не согласится с планами отца?
        Однако заготовленные им слова приветствия замерли на губах, как только он вошел в комнату, где его ждала Айрис.
        Несколько мгновений он стоял, мигая, пока его глаза после яркого солнечного света привыкали к полумраку. Держа в руке темные очки, он бегло осмотрелся вокруг. Стены с изысканными резными украшениями, изящные сводчатые проходы, мозаичный пол, повсюду цветы, атмосфера благоухающей и освежающей прохлады. Сквозь одну из арок виднелись ветви пальм и зеленая полоска Нила.
        И тут Стивен увидел Айрис Лоуэлл. Ее голос был спокойным, мелодичным, и Стивену показалось, что она говорит с легким, едва уловимым акцентом.
        - Вы Стивен Делтри? - спросила она.
        Несколько мгновений он не мог вымолвить ни слова, глядя на нее во все глаза. Стивен был коммуникабельным человеком, легким в общении, в своей жизни встречал много красивых женщин, но на этот раз он буквально потерял дар речи при виде дочери Лоуэлла-паши.
        Она неподвижно сидела в кресле с высокой спинкой из кедра, украшенной позолотой. Подлокотники заканчивались головами сфинкса, на которых покоились изящные руки хозяйки. Стивену пришло в голову, что изумруды, украшавшие эти тонкие пальцы, вполне могли раньше лежать в одном из сундуков, извлеченных из гробницы какого-нибудь фараона. Стивена поразило и то, что Айрис была одета в белую египетскую тогу, подчеркивающую строгие линии ее гибкого тела.
        Он медленно приблизился к ней. В ее теле еще угадывалась детская хрупкость, а о длине черных шелковистых волос, уложенных вокруг головы в три тяжелых кольца, можно было только догадываться.
        Она повторила:
        - Вы Стивен Делтри?
        Он почувствовал желание поклониться, как августейшей особе - настолько царственно она держалась.
        - Совершенно верно, - ответил он. - Я привез распоряжения вашего отца и его инструкции, касающиеся вас. Я был удостоен чести находиться с пашой до его последней минуты. Мне бы хотелось прежде всего выразить вам мое сочувствие… - Он смущенно замолчал.
        Стивен продолжал смотреть ей прямо в лицо, однако краем глаза заметил, как изящные пальцы крепче сжали головы сфинксов и в прекрасных глазах мелькнуло выражение одиночества и отчаяния.
        - Благодарю вас, - с достоинством ответила она. - Я глубоко признательна вам за все, что вы сделали для моего отца. Позже, когда вы утолите голод и жажду, я хочу услышать… все. Эту ночь вы проведете в Маленьком Дворце в качестве моего гостя. Вы получите все, что вам будет необходимо.
        Стивен удивленно поднял брови. Как правило, общение с женщинами не доставляло ему никаких проблем, он чувствовал себя с ними непринужденно, но эта девушка вела себя с ним так, словно удостаивала высочайшей аудиенции, которую в любой момент могла прервать.
        - Я уже заказал номер в отеле в Асуане и оставил там свой багаж, - сказал он.
        - Заказ будет аннулирован, - холодно ответила она. - Мои слуги заберут ваши вещи. Я знаю, мой отец пожелал бы, чтобы вы воспользовались гостеприимством нашего дома.
        Снова брови Стивена поползли вверх. Ситуация начинала забавлять его, но, когда она вновь заговорила, улыбка, появившаяся было на его губах, тут же исчезла.
        - Я хочу, чтобы у нас с вами с самого начала не было никаких недоразумений, - сказала дочь Лоуэлла-паши. - Я повинуюсь воле отца во всем, кроме его желания о моем отъезде в Англию. Я этого не сделаю. Я никогда не покину Египет.
        Перчатка брошена, и поединок начался, невесело подумал Стивен. Айрис Лоуэлл времени не теряла. Он был готов к отпору, сам паша предвидел это, однако он сказал Стивену:
        - Ее необходимо убедить. Я не могу допустить и мысли о том, что она будет жить в одиночестве в нашем логове на берегу Нила. Она должна отправиться к своей тетушке Оливии…
        - Мне кажется, - ответил девушке Стивен, - нам лучше обсудить этот вопрос несколько позже.
        Он увидел, как ее бледные щеки вспыхнули от гнева.
        - Нет. Этот вопрос бессмысленно обсуждать. Я уже все решила.
        Стивен печально посмотрел на нее.
        - Но ваш отец тоже все решил. Я здесь для того, чтобы выполнить данные мной обещания, и отступать я не собираюсь.
        К такому резкому возражению Айрис была не готова, она словно онемела и удивленно смотрела на англичанина. Только сейчас она разглядела его и была вынуждена признать, что он очень интересен, по крайней мере внешне. На картинках книг или же из автомобиля отца она видела мельком английские лица, и в них не было ничего интересного.
        Но сейчас она была вынуждена признать, что Стивен Делтри был красив и импозантен, - высокий, великолепно сложенный, в прекрасно сшитом белом хлопчатобумажном костюме, с каштановыми вьющимися волосами и открытым загорелым лицом. Он нисколько не походил на принца Юзрева, и для Айрис, привыкшей к темным волосам и черным глазам смуглолицых египтян, было почти потрясением глядеть в светло-серые глаза Стивена. В них она увидела быстрый ум, чувство юмора и решительный характер: он посмел перечить ей!
        - Я поступлю так, как сочту нужным, - сказала она, поднимаясь с кресла.
        Увидев Айрис во всей ее несравненной красоте, Стивен почувствовал, что у него перехватило дыхание, но в то же время он был рассержен ее упрямством.
        - Дитя мое, - произнес он, - в глазах английских законов вы еще ребенок. Ваш отец распорядился, чтобы я вместе с мисс Морган, вашей гувернанткой, доставил вас в целости и сохранности к вашей тетушке.
        Он выудил из кейса длинный конверт.
        - Как видите, печать цела, - заметил он. - По желанию вашего отца я должен зачитать вам этот документ, чтобы вы яснее поняли причины его решения положить конец вашему пребыванию в Египте.
        Он видел, как глаза Айрис, взгляд которых был прикован к бумагам в его руках, расширились от страха. Она снова села. Ее стройное тело слегка дрожало от сдерживаемых чувств.
        Умение переносить боль без единого стона и оставаться гордой перед лицом несчастья Айрис относила к самым важным качествам Дочери Земли и Неба.
        - Что ж, очень хорошо, - невозмутимым тоном сказала она, - присаживайтесь, Стивен Делтри. Если такова последняя воля моего отца, то я по крайней мере выслушаю вас. Прочтите мне то, что вы собирались прочесть.
        Ее повелительный, почти высокомерный тон опять позабавили Стивена, но сейчас ему было не до веселья. Кроме того, сама Айрис была абсолютно серьезна. Пока он стоял и в задумчивости глядел на нее, она хлопнула в ладоши и отдала приказание вошедшему слуге. Стивену подвинули стул. Рядом на столике появился кофейник с турецким кофе, графин вина со льдом и блюдо со сладостями. Когда Стивен, наконец, сломал печать и начал читать, ему казалось, что ему просто снится удивительный сон и он вот-вот проснется…



        Глава третья

        Двадцать три года тому назад Ромни Лоуэлл, в то время один из самых молодых и самых блестящих профессоров-египтологов, был приглашен египетским правительством для выполнения одного грандиозного проекта: раскопок древнего храма в пустыне неподалеку от Асуанской плотины, считавшегося главным храмом, богини Изиды с тех пор, как остров Файли был затоплен [[2] Файли - остров на Ниле, место расположения древних храмов. Затоплен кроме тех месяцев, когда шлюзы Асуанской плотины открыты.
        . Эта задача требовала многолетней работы, колоссальных расходов и всех знаний, опыта и энтузиазма, которыми располагал Ромни Лоуэлл.
        Накануне отъезда из Англии он неожиданно встретил девушку по имени Элен. Он описывал ее как «бледную изящную сказочную красавицу с темными волосами и черными глазами», что походило по мнению Стивена, и для описания очаровательной девушки, сидящей перед ним. После непродолжительного ухаживания Ромни и Элен поженились, и он повез ее в Египет, чтобы провести с ней там медовый месяц, или год, или всю жизнь.
        Пока шли раскопки храма Изиды, они жили в роскошном плавучем доме на Ниле. Лоуэлл вспоминал эти дни, как «самые счастливые, какие только может вообразить человек, который по-настоящему любит», а затем, два года спустя, когда стало ясно, что у них будет ребенок, их счастью не было предела. Его работа продвигалась хорошими темпами: из почвы на острове были извлечены замечательные свидетельства древней цивилизации. Каждый день Элен бродила вместе с мужем среди раскопок, и он объяснял ей смысл удивительных высеченных на камне картинок, переводил для нее некоторые папирусы, извлеченные из шкатулок, сделанных из кедра и золота.
        Египет и Элен - вот что было тогда Вселенной для Ромни Лоуэлла. Но потом наступил день, когда ему пришлось возвращаться в Англию. Его мать, которую Ромни очень любил, находясь при смерти, послала за ним. Ему очень не хотелось оставлять Элен одну в Маленьком Дворце, построенном специально для нее, где она ожидала появления на свет ребенка. Но он также не хотел, чтобы она ехала с ним в Англию. Он писал:

«Мысли о жене не давали мне покоя. Она умоляла не покидать ее, а я должен был ехать, поэтому я терзался противоречивыми чувствами. Снова и снова я просил Элен спокойно дождаться моего возвращения, потому что до рождения нашего ребенка оставалось всего два месяца. Но она решила ехать вместе со мной, и я до сих пор помню выражение ее глаз, когда она говорила: «Кто знает, Ромни, если ты оставишь меня здесь, мы можем больше никогда не увидеться…» Я пытался обратить в шутку все ее страхи, но неожиданно сам поверил в них и согласился взять ее с собой. Хотя я терпеть не могу всех этих технических новшеств нашего века, но на этот раз был рад, что существуют быстроходные комфортабельные корабли. Мы добрались до Александрии, оттуда морем до Венеции, поездом до Парижа и наконец прибыли в Англию.»
        Продолжая свой рассказ, Ромни Лоуэлл поведал об их возвращении в Лондон. Казалось, все складывается удачно, ведь он успел к матери, а Элен благополучно перенесла путешествие. Все его опасения на ее счет оказались совершенно беспочвенными. У Элен было единственное желание, которое он разделял: как можно быстрее вернуться в Египет. У нее была та же непреодолимая тяга к раскопкам, то же мистическое чувство, что они оба являются современными воплощениями неких служителей Изиды, которые знали и любили друг друга еще во времена одной из канувших в Лету династий Древнего Египта.
        Они уже все подготовили к возвращению в Александрию, но никто из них не учел опасности, вызванной резкой сменой климата - слишком быстро Элен была возвращена в холодную и сырую Англию. Она уже так привыкла к теплу и яркому солнцу! В тот самый день, когда они должны были отправиться в обратный путь, Элен слегла с жестокой простудой. Ромни Лоуэллу пришлось отменить отъезд.
        Элен уже не было суждено подняться с постели в своей спальне, выходящей окнами на серую Темзу. Маленькая Айрис родилась раньше срока, и при родах ее мать умерла.
        Первые несколько дней, писал Ромни Лоуэлл, он был настолько потрясен свалившимся на него горем, настолько охвачен отчаяньем, чувством вины, сознанием того, что он ни в коем случае не должен был привозить жену в Англию несмотря на ее просьбы и уговоры, что его совершенно не заботила судьба несчастного ребенка, невольно послужившего причиной трагедии. Однако, заботливые сестры и доктора спасли хрупкую маленькую жизнь. Девочка выжила. И Ромни Лоуэлл тоже выжил, но у него осталось только одно жгучее желание - поскорее вернуться в Египет, страну, которую так любила Элен. Она сама хотела, чтобы Ромни уехал, взяв с собой дочь. Он дал жене торжественную клятву, что выполнит ее последнюю просьбу. В своем послании Лоуэлл приводил ее слова:

«Наша дочь как Изида, Дочь Земли и Неба… Верни ей солнце. Как и я, она не выживет в этом холодном сыром климате. Наше место в Египте. Она тоже должна быть там, Ромни.»
        Понемногу в нем начал просыпаться интерес к дочери, который постепенно перерос во всепоглощающее чувство. Он решил нанять няньку и перевезти девочку на берег Нила в Маленький Дворец. Она должна была воспитываться, как Дочь Земли и Неба; именно в ней оживет дух Изиды. Лоуэлл настолько уверовал в это, что отнес дочь в одну из лондонских церквей и попросил, чтобы ее нарекли именем великой богини. Лоуэлл писал:

«Священник был человеком старым с ортодоксальными взглядами. Он был шокирован, как сам выразился, выбором языческого имени, и несмотря на мои возражения окрестил мою дочь, дав ей имя Айрис, наиболее близкое к египетскому звучанию [[3] В английском языке Айрис и Изида отличаются только одной буквой: Iris и Isis.] ».
        Читая вслух эти записи, Стивен понимал, почему Ромни Лоуэлл, потрясенный тяжелой утратой, стал почти фанатиком. Он поручил маленькую Айрис заботам няньки, решив, что его дочь никогда не соприкоснется с холодным жестоким миром, который убил его жену.
        Далее в документе, привезенном Стивеном, говорилось о появлении в доме мисс Морган, о заботливом и тщательном воспитании Айрис и о том, как она была посвящена в тайны и чудеса откопанного Ромни Лоуэллом храма. Когда эта работа была закончена, правительство в награду пожаловало ему титул паши. Он извлек из-под земли настоящие сокровища, и Египет был признателен ему за это. Каирский музей получил большую часть сокровищ, но и Лоуэлл-паша не остался обойденным. Он и его дочь могли теперь позволить себе жить в роскоши и продолжать свои исследования.
        И только в конце письма Лоуэлл-паша выразил сомнения в том, что он правильно воспитывал свою дочь.

«Я молю небо, чтобы она всегда была так же счастлива, как сейчас, и чтобы ей никогда не пришлось покидать Страну Тайн и Солнечного Света, но в один прекрасный день она достигнет совершеннолетия, и что же? Несмотря на то, что Египет и все, что с ним связано, глубоко укоренился в нас, настоящая ее родина - Англия. Айрис англичанка по рождению. Неужели я все-таки был неправ, держа ее в неведении относительно тех изменений, которые произошли в мире? О Элен, я пытался сдержать данное тебе слово, но иногда мне становится страшно за нашего ребенка!»
        Стивен кончил читать и, подняв взгляд на Айрис, увидел, что она сильно побледнела, а в ее глазах появилось выражение растерянности и одиночества. Стивену стало жаль ее. У него даже мелькнула мысль, что будет преступлением пересаживать этот экзотический цветок на суровую каменистую почву - разве не была она частью древнего загадочного Египта?
        Стивен понял, что ему первому придется нарушить молчание. Он встал и, чувствуя себя не в своей тарелке, подошел к ней. Удивительная история, которую он только что прочел Айрис, взволновала его до глубины души. Однако он знал, что ему надо оставить эмоции в стороне ради блага самой Айрис, потому что ей все равно рано или поздно придется столкнуться с реальностью.
        - Теперь, я думаю, вы понимаете, почему вам нужно ехать в Англию, - мягко сказал он. - Когда вам исполнится двадцать один год, вы сможете расстаться с тетушкой, если пожелаете, и снова вернуться сюда.
        Она сдавленно вскрикнула и вскочила на ноги, стиснув маленькие кулачки и подняв подбородок.
        - Нет, нет, нет! Я не поеду! Вы не заставите меня! - воскликнула она дрожащим от волнения голосом.
        - Моя дорогая Айрис, - начал он, - если вы позволите мне так вас называть. Я старше вас. Я понимаю, что творится у вас в душе, но все же прошу ради вашего отца…
        - Даже ради него я не поеду, - резко перебила она. - О, уходите, пожалуйста! Я не хочу вас видеть! Я была так счастлива, пока не явились вы. Я никогда не позволю вам увезти меня из Египта!
        Она замолчала, судорожно вздохнула и, повернувшись, стремительно выбежала из комнаты.
        Стивен постоял, глядя ей вслед, затем снова присел на стул и налил себе вина. О Господи, подумал он, зачем я только взвалил на себя это бремя? Как вообще может простой человек справиться с этим буйным существом, с этой юной девушкой, совершенно ничего не знающей о современной жизни?
        Однако, как ни странно, эти несколько часов, проведенных с дочерью Лоуэлла-паши, вселили в Стивена твердую решимость исполнить последнюю волю старика. Девушка безусловно нуждалась в защите и руководстве, и он просто обязан помочь ей. Лучшее, что он мог пока предпринять, это остаться здесь. После того, что он узнал, будет неудивительно, если заявится один из ее экстравагантных друзей и перенесет ее в какое-нибудь неведомое место, и больше о ней никто ничего не услышит. Кроме того, помимо растущей заинтересованности в судьбе Айрис, Стивен в принципе всегда стремился доводить до конца дело, за которое брался.
        Следующим шагом, по его мнению, должно быть установление контакта с гувернанткой и попытка сделать ее своим союзником, но, черт возьми, - похоже, что это воплощение богини Изиды пользуется во дворце неограниченной властью, и будет нелегко рассматривать ее как «ребенка в глазах закона».
        И потом еще была Элизабет…
        Прошлой зимой в Каире на одном из приемов Стивен познакомился с Элизабет, единственной дочерью сэра Уильяма Мартина, мирового судьи, и теперь был с ней обручен.
        Она казалась ему тогда замечательным образцом настоящей английской девушки - с пышными светлыми волосами, голубыми глазами и нежной матово-бледной кожей. Она так же, как и он, умела держать себя в свете, до тонкостей знала этикет, а кроме того, ее мать имела далеко идущие планы в отношении своей дочери. С легкой улыбкой Стивен припомнил сейчас, как хитро леди Мартин направляла события, приведшие его к помолвке в минувшее Рождество. В романтической обстановке званого вечера, при лунном свете, у древних пирамид Стивен, давно готовый к любви, поверил, что Элизабет и есть та девушка, которую он так долго искал.
        Она вернулась в Англию с обручальным кольцом на пальце. В то время Стивен был чрезвычайно доволен этим обстоятельством, и они решили осенью сыграть свадьбу. Более того, они сошлись на том, что если он из-за своей работы не сможет покинуть Египет, то Элизабет могла бы приехать к нему, и они поженились бы в Каире.
        Все всех устраивало и, как это обычно бывало в жизни Стивена, он не встретил практически никаких препятствий. Он всегда был везунчиком. Стивен имел достаточно широкий круг друзей и, хотя до Элизабет он всерьез никем не увлекался, в прошлом у него была парочка пикантных приключений. И все же каждый раз при мысли об Элизабет у него возникало беспокойство, что ему будет трудно зажить размеренной семейной жизнью, что этот брак положит конец свободному и полному приключений существованию, которым он привык наслаждаться с тех пор, как после окончания Оксфорда вступил в дипломатический корпус.
        Интересно, что бы подумала леди Мартин, узнав, что он сейчас во дворце из сказок
«Тысячи и одной ночи» прилагает все усилия к спасению прекрасной Айрис? Вряд ли ей это понравилось бы, как, впрочем, и Элизабет. Но он взялся за это, и обратного пути быть не могло. Стивен еще какое-то время сидел, задумчиво перелистывая послание Лоуэлла-паши, затем поднялся и увидел, что Айрис вернулась в комнату.
        Ей удалось взять себя в руки. Ни в выражении ее лица, ни в том, как она себя сейчас держала, не было видно и следа былых переживаний.
        - Я хочу поблагодарить вас за то, что вы приехали и передали мне послание моего отца, - холодно сказала она. - Однако я хочу, чтобы вы поняли: ваше дальнейшее пребывание здесь бессмысленно. Я все хорошо обдумала. Я всегда повиновалась своему отцу, но на этот раз я поступлю по-своему. Я остаюсь в Египте.
        Глаза Стивена сузились. Он подошел к ней ближе, взглянул на ее гордое юное лицо и, чувствуя, что его сердце стало биться чаще, произнес:
        - Но я тоже решил, что вы поедете в Англию. И первое, что я хочу сделать, это поговорить с мисс Морган.
        Айрис смотрела на него, не веря своим ушам. Никто еще не смел перечить ей.
        - Если вы продолжаете упорствовать, - сказала она, - то вы вообще не увидите мисс Морган.
        - Перестаньте, - сказал он, устало улыбнувшись. - Не надо все усложнять.
        Тут она не выдержала - горячая кровь бросилась ей в голову.
        - Я прикажу вышвырнуть вас вон!
        Он издал короткий смешок. Он тоже был выведен из себя.
        - Вам еще предстоит многому научиться, дитя мое, - сказал он. - Мы живем не при Тридцатой династии фараонов, уверяю вас. Сейчас на дворе 1947-й год, и вам давно пора знать, что вышвыривать людей из дома - просто дикость и дурной тон.
        Потеряв дар речи, Айрис смотрела на него широко раскрытыми глазами, ловя ртом воздух. Слезы бессильной ярости блестели на ее длинных густых ресницах. Не может быть, подумала она, чтобы какой-то посторонний смел так с ней разговаривать!
        - Я ненавижу тебя, Стивен Делтри! - закричала она.
        Он не ответил, а только слегка покачал головой. Он смотрел на ее алый чувственный рот, на то, как она судорожно сжимает и разжимает изящные пальцы, и у него возникло невероятное ощущение, что в общем-то не так уж сложно забыть о реальности, растворившись в очаровании этой удивительной женщины. В его рассудительном мозгу мелькнула мысль: «А что, если бы она сказала «я люблю тебя» вместо «я ненавижу тебя» с такой же страстью и решимостью? Это было бы не менее убедительно!»
        Он стоял в полной тишине, и лишь снаружи, в раскаленном воздухе наступившего вечера, белые павлины звали друг друга хриплыми тревожными голосами.



        Глава четвертая

        Стивена вывело из магического транса появление юного Пилака. Айрис вновь приняла невозмутимый вид и с королевским достоинством спросила слугу, что ему нужно. Стивен знал арабский лишь на разговорном уровне, однако понял, что гувернантка мисс Морган хотела бы видеть леди Айрис.
        Юноша удалился. Айрис вновь повернулась к Стивену.
        - У моей гувернантки сильная лихорадка. С вашего разрешения я пойду ее проведать, - сказала она.
        Стивену было не так-то просто вновь обрести спокойное расположение духа. Только что он пережил момент невольного искушения красотой девушки и ее сильного характера. Это было как вызов с ее стороны, а Стивен не привык оставлять вызов без ответа.
        Он достал портсигар и задумчиво посмотрел на Айрис.
        - Я надеюсь, вы еще вернетесь поговорить со мной, - сказал он. - Не надо относиться ко мне с ненавистью. Уверяю вас, у меня нет ни малейшего желания сделать вас несчастной. В конце концов я для вас совершенно посторонний человек. Я понимаю ваше недовольство тем, что вмешиваюсь в ваши личные дела. Конечно, для меня было бы гораздо легче выкинуть все это из головы и уехать. Но ваш отец настаивал на том, чтобы я выполнил его предписания, и я дал ему слово. Попытайтесь это понять и не держите зла лично на меня.
        Ее огромные лучистые глаза слегка расширились, она слушала его с удивлением, и надменное выражение ее лица смягчилось.
        В глубине души Айрис была признательна Стивену Делтри, как была бы признательна любому, кто облегчил последние часы ее отца. Ей хотелось расспросить Стивена о путешествии в Анкару. Но она все еще была в страхе от того, что ее собираются увезти из дома.
        Она снова и снова мысленно возвращалась к рассказу о своих родителях. Среди прочих подробностей один факт для нее был прост и ясен: Англия убила ее мать. Она умерла вдали от света и тепла дорогого ее сердцу Египта, и Айрис не могла отделаться от предчувствия, что с ней самой произойдет какая-нибудь беда, если она окажется в Англии. Все, что она ценила и понимала, было здесь, у вод великого Нила.
        Однако у нее действительно не было никаких причин испытывать вражду к Стивену Делтри, и ей было немного стыдно за недавнюю вспышку гнева. Стивен не был похож ни на одного из знакомых ей мужчин. Михайло, единственный европеец, которого она до этого знала, был готов по первому приказанию умереть за нее. Пожилые друзья отца всегда относились к ней с благоговением. Тем более она была шокирована, что молодой англичанин обращался с ней как с непослушным ребенком. Для нее было совершенно непривычным видеть удивленное, слегка насмешливое выражение, иногда проскальзывающее во взгляде серых глаз Стивена. Но глаза у него были красивые, этого нельзя отрицать.
        Хотя характер у Айрис был трудным, она могла быть великодушной и в душе ее жило стремление маленькой девочки к веселью, радости, смеху, к более откровенному общению.
        Когда она снова обратилась к Стивену, в ее голосе больше не было злости.
        - Я попытаюсь понять, - сказала она. - Прошу вас, Стивен Делтри, оставайтесь во дворце в качестве моего гостя.
        Стивен был просто очарован переменой в ее тоне. Настроение этой молодой особы было непредсказуемо. Он даже был готов поклясться, что заметил некое подобие улыбки, тронувшей уголки ее изящных чувственных губ.
        Но тут Айрис добавила фразу, которая с быстротой молнии разрушила все надежды Стивена на то, что с ней можно договориться по-хорошему.
        - Только будет намного лучше, - сказала она своим мелодичным голосом, - если вы примете как неизбежность тот факт, что я не покину свой дом в Египте. А теперь, пожалуйста, следуйте за слугой. Он покажет вам вашу комнату. Ужин в девять часов на террасе.
        Стивен стоял, все еще сжимая в руке портсигар, который так и не успел открыть, и провожая взглядом слугу в белом, направившегося к выходу из комнаты. Молодая леди знает, как отдавать приказы, невесело подумал он. Но о том, чтобы спросить, чего хочет он сам, она и не подумала спросить. Обстановка в этом доме была необычной, и Стивену потребовалось некоторое время, чтобы вспомнить, что он должен написать письмо Элизабет… Элизабет!… Стивена совершенно не волновало, что его невеста находится далеко от него. Среди этой экзотики для нее, такой жизнерадостной, спортивной, современной, просто нет места… Можно себе представить, как бы она прокомментировала Айрис! Вся история ей, скорее всего, показалась бы забавной шуткой.
        Махдулис проводил Стивена в его комнату. Так и не прикурив сигареты, хотя он сейчас сильно в ней нуждался, Стивен прошел по роскошному дому с высокими сводчатыми потолками, украшенными богатой резьбой и изысканным орнаментом; с мраморными ступенями и мавританскими занавесями; гобеленами и коврами ручной работы. Среди всего этого великолепия он просто не мог заставить себя думать о Элизабет.
        Сейчас ему казалось нелепым, что он когда-то любил ее и всерьез думал о ней как о своей будущей жене. Тем не менее Стивен не мог себе простить такую резкую перемену в своих чувствах только из-за того, что встретил Айрис Лоуэлл.


        Его провели в роскошные апартаменты, состоящие из нескольких комнат с широким балконом, с которого открывался вид на сады и реку. Его багаж уже прибыл. Махдулис спросил у него ключи от чемоданов. Стивен отдал ему ключи, а сам прошел на балкон. Он долго стоял, облокотившись на перила, курил и размышлял, сколько времени займет его миссия и как скоро он сможет вернуться в Каир.
        Хорошо, что в его распоряжении двухнедельный отпуск. Работа была для Стивена важнее всего, и он не мог позволить даже этому захватывающему приключению помешать ему выполнять служебный долг.
        Он должен написать Элизабет. В своем последнем письме она упрекала Стивена за то, что в последнее время он редко пишет. А Элизабет ждала, что он скажет, когда она сможет к нему приехать, чтобы начать строить свой семейный очаг. Еще по меньшей мере год ему предстояло здесь работать.
        Но письмо Стивен так и не написал.
        Охваченный каким-то странным возбуждением, Стивен принял ванну и переоделся к ужину, надев белый пиджак, который приготовил для него Махдулис. Стивена почему-то волновал вопрос, будут ли они с Айрис ужинать наедине.
        В это время Айрис в другом крыле дворца сидела у постели мисс Морган. Она не спешила с переодеванием; она вообще в данный момент не помнила о том, что назначила ужин на девять часов. У Айрис отсутствовало чувство времени. Время ничего не значило для нее; она не принадлежала к современному миру, управляемому расписаниями, часовыми механизмами - тщетными усилиями человека победить само время.
        С печальным лицом, похожая скорее на грустного ребенка, чем на молодую королеву, она беседовала со своей старой гувернанткой.
        - Понимаешь, Морга, - говорила она, обращаясь к гувернантке, которая была ей ближе всех в этом доме, и называя ее своим, специально придуманным именем, - я знаю, что этот Стивен Делтри пытается выполнить предписание отца, но я не могу… Никто меня не заставит покинуть все это, - она повела рукой вокруг себя, - и жить с тетей в Лондоне, со всякими родственниками, которые будут понимать меня не больше, чем я их. Ведь ты поддержишь меня, правда, Морга? Ты ведь встретишься с мистером Делтри и скажешь ему, что я не могу ехать?
        Кэролайн Морган ответила не сразу. Полулежа в постели, обложенная подушками, стараясь не шевелить головой, все еще раскалывающейся после сильного приступа малярии, она очень беспокоилась о будущем своей подопечной. Известие о кончине паши потрясло ее - она всегда испытывала к господину Лоуэллу глубокое уважение. Она также знала, каким ударом это явилось для Айрис.
        В то же время мисс Морган со страхом думала о том, что им придется переехать в Англию. Она понимала, насколько болезненно это будет для Айрис. Даже ей самой будет нелегко на это пойти, хотя она уже немолода. Она тоже привыкла к Египту и полюбила его. Вначале все здесь казалось ей слишком необычным и даже нелепым и в частности то, что Айрис ограждают от внешнего мира. Разумеется, мисс Морган отдавала себе отчет, что Лоуэлл-паша несколько эксцентричен в вопросах, касающихся его дочери. Но представить Айрис в Лондоне, в мире, совершенно чуждом ей, о котором она не имеет ни малейшего представления! При одной мысли об этом у Кэролайн Морган резко упало настроение, и закололо в груди. Для нее самой тоже все будет кончено. Ей назначат небольшую пенсию, возможно, она будет сидеть долгими вечерами перед неровным пламенем газовой плиты где-нибудь в отеле «Бейсуотер»… Она содрогнулась, представив себе эту картину.
        И тем не менее мисс Морган, всегда стараясь в точности исполнять распоряжения хозяина, не намеревалась отступать от своих принципов и на этот раз.
        Ее размышления были прерваны Айрис.
        - Я не хочу ехать, Морга. О Морга, не дай ему увезти меня!
        Изборожденное морщинами лицо старой гувернантки смягчилось от сострадания к своей любимице. Она ласково положила руку на голову девушки, увенчанную тяжелыми кольцами блестящих черных волос.
        - Мне кажется, тебе необходимо ехать, дитя мое. Ты слишком долго жила вдали от людей. Я всегда считала это неразумным, но твой отец понял свою ошибку только в последний момент. Существует совершенно другой мир, Айрис. Ты видела фотографии, краем глаза могла что-то заметить в Каире и Александрии. Лондон - это одна из самых жизненно важных точек мира. Там ты родилась. У тебя английское происхождение, моя дорогая. А вскоре ты достигнешь совершеннолетия, и не за горами тот день, когда ты захочешь выйти замуж. И за кого, как не за англичанина? А пока ты остаешься здесь, в этой обстановке, ты не готова для брака и не сможешь занять подобающее тебе место в обществе.
        Щеки Айрис порозовели.
        - Из всего того, что я слышала и видела, я отказываюсь считать его не то что более цивилизованным, а хотя бы таким же, как тот мир, в котором жил мой отец и продолжаю жить я! - воскликнула она. - Не было цивилизации более высокой, чем цивилизация фараонов. Какая современная архитектура может сравниться с величественным Храмом Изиды? Могу ли я жить в Лондоне в современном доме, который был бы похож на мой дворец? Нет и еще раз нет! Если это правда, что здесь я не живу, а только сплю и вижу сны - пусть! Я не хочу просыпаться! Морга, оставайся здесь со мной. Давай отошлем этого англичанина.
        Кэролайн Морган, несмотря на искушение пожалеть воспитанницу и поддаться соблазну, чувствовала своим долгом убедить Айрис выполнить волю отца. Она принялась расписывать Лондон и те возможности, которые он открывает перед красивой богатой молодой женщиной. Она снова и снова затрагивала тему возможного замужества.
        Айрис слушала старую гувернантку, и ей становилось не по себе. Замужество… Эта тема лишь мельком проскальзывала в ее беседах с отцом. А теперь, когда ее вынуждают думать об этом, она с трепетом заглядывает в будущее, и ей становится еще более страшно расставаться с жизнью, которая была ей так хорошо знакома и во всем ее устраивала. Она просто не могла себе представить, что будет в близких отношениях с кем-то, особенно если он не любит и не понимает Египет.
        Неизбежно ее мысли обратились к принцу Юзреву, к Михайло, первому молодому человеку, глядевшему на нее с открытым восхищением и едва скрываемой страстью. Интересно, смогла бы она выйти замуж за такого человека? Это бы решило все проблемы, она смогла бы остаться здесь. Михайло бы ее никуда не отпустил. Айрис видела, какой ужас был написан у него на лице при одной только мысли об ее отъезде.
        Но ведь нужно любить человека, за которого выходишь замуж, продолжала размышлять Айрис. Для того, чтобы быть хорошей женой, женщине необходимо посвятить всю себя любви к своему избраннику, наподобие древних жриц, для которых малейшее нарушение обета означало позор и бесчестье.
        Она решила поведать о своих размышлениях старой гувернантке.
        - Я никого не люблю, - просто сказала она. - Следовательно, я не могу всерьез думать о замужестве.
        Мисс Морган тяжело вздохнула. Айрис была серьезной и цельной натурой - слишком серьезной для ее возраста. И тем не менее в эмоциональном плане она была совершенно незрелой. Самый заурядный флирт приведет ее в ужас. Мисс Морган боялась даже подумать, какие еще неприятные последствия будет иметь смерть паши. Интересно, подумала она, осознает ли мистер Делтри, какую ношу он взвалил себе на плечи?
        Наконец Айрис ушла от своей старой воспитательницы. Они так и не пришли к обоюдному согласию. Будущее обеим рисовалось в самых мрачных красках. Айрис поняла, что ее дорогая Морга на стороне человека, который приехал увезти ее из Египта.
        Оставался только один человек, который ее понимал. Это был Михайло. Она почувствовала внезапное желание его увидеть. Она пошлет за ним. Он приедет, и она даст ему возможность поговорить со Стивеном Делтри. Она пошлет к нему Пилака с запиской, чтобы Михайло пришел позже вечером.



        Глава пятая

        Айрис заставила Стивена провести почти целый час в ожидании ужина. Он сидел на террасе и курил, потягивая аперитив. Если бы Элизабет опаздывала на ужин, это бы его разозлило. Однако сейчас ему вовсе не показалось странным, что Айрис была, мягко говоря, не слишком пунктуальной. Все было в полном соответствии с этим необычным местом, в котором время текло по другим законам.
        Стол, накрытый на двоих, был сервирован отсвечивающим матовым блеском серебром и изящным хрусталем. Гирлянды алых роз источали пьянящий аромат, вокруг в тяжелых серебряных канделябрах стояли зажженные свечи. Над ними застывшими светлячками в теплой неподвижности вечера повисли огоньки пламени. Терраса и сад были залиты мягким лунным светом. С проплывающей по Нилу фелуки доносились звуки музыки - печальные полутона какой-то египетской песни.
        Что за чудная ночь, подумал Стивен, и какая интригующая атмосфера!
        В следующее мгновение он уже был на ногах, и кровь горячей волной прилила к его щекам - он увидел приближающуюся к нему Айрис. Он застыл в восхищении, глядя на нее во все глаза.
        На ней была длинная тога теплого розового цвета из тонкого египетского шелка, прошитая серебряной нитью, и схваченная на правом плече тяжелой инкрустированной застежкой. Ее волосы, которые были раньше заплетены в косу, уложенную кольцами, теперь возвышались высоким куполом на ее гордо посаженной головке и были украшены бриллиантовой звездой, мерцавшей в полумраке волшебными блестками. Когда она подошла ближе, он заметил, что она очень бледна, а под глазами пролегли тени, как будто она перед этим плакала. Но эти глаза потрясли Стивена до глубины души. Он утонул в их загадочной глубине. Он испытал нечто вреде шока при виде неземной красоты этой странной девушки. Она двигалась с легкой грацией в своих серебряных сандалиях, открытых ровно настолько, что ему были видны ногти, покрытые красным лаком.
        Она обратилась к нему с традиционным египетским приветствием.
        - Саиида!
        - Саиида! - ответил он и поклонился.
        Двое слуг тут же встали позади стула, на который она опустилась. Айрис знаком приказала Стивену сесть. Он снова занял свое место и молча сидел, не зная, что сказать. Все это было очень непривычно для человека, который много раз бывал на обедах и приемах и всегда мог завязать за столом непринужденную беседу. Он молчал и не мог отвести взгляд от той, которая в эту лунную ночь действительно походила скорее на воплощение богини, чем на обычное человеческое существо.
        Айрис первая нарушила молчание.
        - Я хочу о многом поговорить с вами, Стивен Делтри, - сказала она. - Но прежде всего поедим. Уже слишком поздно.
        - Почему бы вам не отбросить официальный тон и не называть меня просто Стивен? - предложил он. - Я хочу, чтобы вы почувствовали, что я друг вам.
        Она остановила на нем свой изучающий взгляд.
        - Я тоже хотела бы это почувствовать, Стивен.
        У него немного отлегло от сердца.
        - Так, значит, мы друзья, Айрис? А то я уже подумал, что вы считаете меня своим смертельным врагом.
        - Вы привезли не слишком хорошие известия, - сказала она, кусая губы.
        - Я очень сожалею об этом, но обстоятельства вам известны.
        - Да. Нет необходимости снова говорить об этом.
        Стивен удержался от того, чтобы спросить, не смирилась ли она в конце концов перед неизбежностью. Нелегко было понять, что творилось в мозгу Айрис Лоуэлл. Однако Стивен был убежден, что у нее не было представления о том, насколько строги и непреклонны английские законы. Эта девушка еще не знает, что ей придется поступиться своим самолюбием.
        - Вы уже обсудили эту тему со своей гувернанткой? - с надеждой спросил он.
        Ее длинные ресницы дрогнули.
        - Да. Но давайте лучше спокойно поужинаем, - довольно резко ответила она.
        Стивен был только рад этому.
        Айрис была предупредительной хозяйкой, а блюда, которые подавали двое слуг, были настоящими чудесами кулинарного искусства. Стивен любил хорошую кухню и изысканные вина и мог по достоинству оценить то, что ему предлагали. Все в этот вечер казалось ему верхом совершенства.
        Когда они приступили к крепкому турецкому кофе, разлитому в крошечные золотые чашечки мавританской работы, и Стивен закурил сигару, которую ему поднес Махдулис, Айрис вновь заговорила. До сих пор их беседа не затрагивала личных тем. Она поинтересовалась его полетом из Хартума; обсудила с ним вопросы, касающиеся национальной политики, искусства, науки, классической литературы, множества других вещей, обнаружив при этом глубокие познания и проявив искренний интерес. Стивен был просто очарован. Она была разносторонне образованна, но вместе с тем абсолютно не разбиралась в жизни. Она знала все и вместе с тем не знала ничего. В теории она была подкована не хуже профессоров из окружения ее отца. Что же касается практики, то тут она была сущим младенцем.
        Наконец, Айрис попросила Стивена рассказать в подробностях историю его встречи с ее отцом и передать содержание их бесед.
        Когда Стивен закончил свой рассказ, Айрис тяжело вздохнула, и он заметил слезинку, блеснувшую на ее длинных черных ресницах.
        - Почему там не было меня! - воскликнула она. - Еще хоть раз взять его за руку, услышать его голос! Почему я не смогла сказать ему, что умру, если покину свой любимый дом?
        - Он считал, что так будет лучше для вас, - мягко произнес Стивен. - И, уверяю вас, это действительно для вас лучше всего. Вы привыкните, это лишь вопрос времени. Возможно, вы даже полюбите Англию.
        На ее лице сразу же появилось упрямое выражение, которое уже было знакомо Стивену.
        - Никогда! - сказала она. - Я - часть Египта. Так же, как моя мать была его частью. Англия убьет меня, как убила ее.
        - Дорогая моя, вы напрасно сгущаете краски. Это же предрассудки!
        - Нет, это правда!
        Стивен, прищурившись, смотрел на нее сквозь облачко табачного дыма. Черт возьми, подумал он, эта девчонка так уверена в своей правоте, что кого хочешь заставит поверить в эту ерунду. Он будет чувствовать себя чуть ли не убийцей, если будет продолжать настаивать на ее отъезде.
        - Что изменится в моем положении, если я захочу выйти замуж? - неожиданно спросила она.
        - Замуж? За кого? То есть… я хочу сказать… - Застигнутый врасплох, Стивен не сразу нашелся, что ответить.
        - Я хочу знать, могу ли я выйти замуж за того, за кого сама изберу?
        - Боюсь, что нет, - чувствуя себя не в своей тарелке, неловко произнес Стивен. - То есть вам потребуется согласие вашей тети.
        Судя по всему, это рассердило девушку. Она поднялась со своего места, и, гордо вздернув подбородок, заявила с прежним упрямством:
        - Это неслыханно! Я не потерплю подобной тирании!
        Он задумчиво посмотрел на ее лицо, выражавшее крайнюю степень негодования. Что у нее на уме? Кого она имеет в виду, когда говорит о замужестве? Стивен понял, что он может столкнуться с проблемами куда более серьезными, чем он думал вначале. Вполне возможно, что у Айрис есть какой-то роман. Она молода и красива… Вопрос вырвался помимо его воли.
        - Есть кто-то, за кого вы хотите выйти замуж, Айрис? - спросил он.
        На какое-то мгновение их взгляды встретились. По непонятной причине сердце Стивена забилось чаще. А она, застигнутая врасплох, медлила с ответом. В конце концов, она всего лишь играла с мыслью о Юзреве, прикидывая, сможет ли она пойти на брак с ним и таким образом избежать судьбы.
        Но сама идея замужества была для Айрис непривычной и пугающей; такое же неуютное чувство, близкое к чувству страха, возникало у нее, когда этот молодой человек, Стивен Делтри, смотрел на нее. На протяжении ужина она все более подпадала под его обаяние. Он не был поверхностным, как Михайло. Он не утомлял ее цветистыми фразами или пустой лестью. Она была очарована его манерой вести разговор, нестандартными суждениями по разнообразным вопросам. Ему, единственному среди всех людей, которых она встречала, удалось подвести ее к мысли, что между девушкой и молодым человеком может быть нормальное человеческое общение. Кроме того, он сообщил ей много нового об английском стиле жизни.
        Стивен не одобрял тот образ жизни, который она вела здесь. Как ни странно, ей не было неприятно слышать это. А когда он смотрел на нее своими светло-серыми глазами, когда она чувствовала в этом взгляде силу характера, чего она никогда не замечала у Михайло, она испытывала смущение и неуверенность. Айрис в присутствии Стивена была не в состоянии командовать, отдавать приказы. Она даже как будто ждала приказаний от него. Это состояние ей было прежде совершенно незнакомо.
        - Прошу прощения, Айрис, - снова заговорил Стивен. - У меня, разумеется, нет никаких прав лезть к вам с вопросами, касающимися вашей личной жизни. Но вы спросили меня о замужестве, и я должен вам сообщить, что до достижения совершеннолетия на ваш брак требуется согласие вашей тетушки.
        Она никак не отреагировала на это, но Стивен видел, что самолюбие Айрис сильно задето, и она еле сдерживает гнев. Тем не менее, она взяла себя в руки и обратилась к нему:
        - Значит, английские законы настолько всемогущи, что смогут физически заставить меня поехать в Англию, даже если я буду сопротивляться?
        Она вновь обратила внимание, как улыбка слегка тронула уголки красиво очерченного рта Стивена.
        - Но вы ведь не станете этого делать, не правда ли? - мягко сказал он. - Это создало бы нам лишние хлопоты и поставило бы и вас и меня в трудное положение.
        Она отвернулась и, нервно сжав руки в кулачки, устремила свой взгляд вдаль, в темно-синюю ночь, озаренную холодным светом звезд. Те же самые звезды светят сейчас в небе над пустыней, над Храмом Изиды, который раскопал ее отец и который она так любила. При этой мысли она вдруг почувствовала, что у нее достаточно сил, чтобы возненавидеть Стивена Делтри за то, что он стремится подчинить ее своей воле.
        Стивен в задумчивости смотрел на ее полную напряжения позу. Что он может сказать или сделать, чтобы ей помочь? Такая образованная, интеллектуально развитая, она оставалась в эмоциональном плане дикаркой. В этом, возможно, и состоял секрет ее очарования.
        На террасе появился Махдулис. Он подошел к своей госпоже и сказал ей несколько слов. Стивен заметил, как она повернулась и вздернула подбородок. Когда слуга удалился, она подошла к Стивену.
        - Сейчас придет принц Юзрев, мой очень хороший друг.
        Стивен вопросительно поднял брови. Его молчание говорило само за себя. Айрис вкратце описала историю знакомства и дружбы с молодым сербом.
        - Он не захочет, чтобы я уезжала в Англию, - с простодушной прямотой добавила она.
        - Еще бы! - сказал Стивен. Ему очень хотелось без обиняков спросить ее, не этого ли молодого человека она имела в виду, когда говорила о женитьбе. Однако он все же решил, что более тактичным будет удержаться от подобных вопросов.
        Стивену хватило нескольких минут в обществе Михайло, чтобы составить мнение об этом смазливом аристократе. Один из вариантов типичного плейбоя, хорошо известный Стивену: немного истеричный, женственный, без каких-либо сдерживающих центров, явно по уши влюбленный в Айрис в легкой, поверхностной манере, но вряд ли способный быть серьезным рассудительным другом и советчиком.
        После того, как мужчины были представлены друг другу, они закурили, ведя разговор на отвлеченные темы. Они оба не скрывали того факта, что относятся друг к другу с подозрением, если не сказать с антипатией.
        Айрис почти не участвовала в разговоре. Она была погружена в свои невеселые раздумья. Но время от времени она ловила на себе восхищенный взгляд Михайло, и ее настроение слегка улучшалось. Он, в отличие от Стивена Делтри, не был настроен против нее. Он не хотел ее ссылки в холодную жестокую страну. Возможно, ему удастся найти способ, как избежать угрозы, нависшей над ее счастливой безмятежной жизнью.
        Стивен почувствовал, что он здесь лишний, что эти двое хотят остаться наедине. Ну что ж, подумал он, ради Бога. В конце концов, это их дело. Но он не был уверен, что Лоуэлл-паша одобрил бы кандидатуру Михайло на роль советника своей дочери или, тем более, ее будущего мужа. По его, Стивена, мнению Михайло Юзрев был недостоин такой женщины, как Айрис.
        Когда Стивен наконец поднялся, чтобы уйти к себе, он не мог не заметить в выражении лица Айрис явного облегчения, и не знал, то ли огорчаться, то ли отнестись к этому с юмором.
        - Завтра я надеюсь увидеться с мисс Морган, - сказал он.
        Айрис поняла, что он имел в виду. Он хотел сказать, что попытается склонить Моргу на свою сторону. О, она действительно ненавидит Стивена Делтри! И все же даже после того, как она, холодно пожелав ему спокойной ночи, проводила взглядом его высокую крепкую фигуру, ей было не по себе. Сероглазый англичанин был сильной личностью. И по-своему очень интригующей. Никогда еще она не испытывала подобного душевного смятения.
        Как только Стивен вышел, Михайло с нетерпением повернулся к Айрис.
        - Вы посылали за мной, моя несравненная? Что я могу для вас сделать?
        - Присядь и давай поговорим, Михайло, - ответила она.
        Он хотел бы упасть к ее ногам, покрыть поцелуями край ее сверкающей тоги и рассыпаться в изысканных комплиментах и страстных признаниях. Но у него хватало ума удерживать себя от подобных поступков. Еще не пришло время сжать Айрис в своих объятиях, говорил он себе. Поэтому он присел рядом с ней и приготовился слушать.
        Несколько часов спустя Стивен Делтри услышал робкий стук в дверь своей спальни. Он читал, лежа в кровати. Ночь была слишком жаркая и душная, и он никак не мог заснуть. Несколько раз он безуспешно пытался написать письмо Элизабет, но все время в смущении откладывал ручку: прекрасные черты Айрис Лоуэлл вставали перед ним, заслоняя в памяти лицо девушки, которая в ближайшем будущем должна была стать его женой.
        Быстро взглянув на часы, он убедился, что уже час ночи. Снова стук в дверь. Он накинул халат и открыл дверь. К своему удивлению он увидел стоящую перед ним пожилую женщину с повязанным вокруг головы шарфом, в ворсистом халате, сглаживающем острые черты ее угловатой фигуры. Сквозь толстые стекла очков на Стивена встревоженно глядела пара близоруких глаз.
        - О, простите меня… я приношу извинения за мое необычное… но мне нужна ваша помощь, мистер Делтри, - заикаясь то ли от смущения, то ли от волнения, пролепетала ночная гостья.
        - Вы, наверное, мисс Морган? - догадался Стивен.
        - Да… мне нездоровится. Сожалею, что не смогла вас приветствовать по приезде в Маленький Дворец, - сказала она. - Но мистер Делтри… Я так беспокоюсь за Айрис… так беспокоюсь… - Она закашлялась и замолчала.
        - Вы еще не выздоровели, - мягко сказал Стивен. - Вам не следовало подниматься с постели. Может быть, вы присядете?
        - Нет. Я только хочу поговорить с вами об Айрис.
        - Я могу чем-нибудь помочь? - спросил он.
        Мисс Морган нашла его исключительно приятным и обходительным молодым человеком и сразу же расположилась к нему.
        - Вы ведь ужинали вместе с девочкой, не так ли? - спросила она.
        - Совершенно верно.
        - Который был час, когда вы ее покинули?
        У Стивена, который никак не мог понять, чем вызваны эти расспросы, вдруг возникло тревожное предчувствие. Он сообщил старой гувернантке, что примерно в одиннадцать часов он оставил прекрасную хозяйку дома в обществе принца Юзрева.
        Мисс Морган сокрушенно покачала головой. Ей не нравился Михайло, но, как и все остальные домочадцы, она крайне редко перечила в чем-либо Айрис, которой, похоже, этот принц был по душе.
        - О Боже! - воскликнула старая гувернантка. - Тогда, значит, это принц уехал в четверть двенадцатого, но стража у ворот не заметила, была ли с ним Айрис. Я поручила Махдулису расспросить их как следует…
        - Айрис пропала из дворца? - быстро спросил Стивен.
        Мисс Морган кивнула. Она рассказала, что, проснувшись полчаса назад, с тяжелым сердцем пошла в спальню госпожи, но обнаружила, что постель пуста. Она обыскала все апартаменты, но Айрис нигде не было.
        Стивен закурил сигарету. Помня состояние, в котором находилась девушка, и ее слова о замужестве, он подумал, что она вполне могла пойти на такой безумный шаг, как бегство с сербом. Но тут вновь заговорила мисс Морган.
        - Есть только одна возможность… Будучи ребенком, когда у нее на душе было тяжело, она убегала в Храм Изиды и пряталась там. В Храме она словно набиралась уверенности и спокойствия, хотя мне эти развалины кажутся мрачными и страшными. Но я знаю, что из-за смерти отца и в связи со всеми этими разговорами об Англии, у нее очень подавленное настроение. Может быть, она там, мистер Делтри.
        - Что?! Одна, ночью, посреди пустыни?! - воскликнул Стивен.
        - Она ничего не боится. И потом, она очень решительная, как вы уже могли заметить. Если ей что-то взбрело в голову, то остановить ее очень трудно, - виноватым тоном объяснила мисс Морган.
        - Она не должна находиться одна в разрушенном храме в такое время, - резко сказал Стивен. - Если вы позволите мне одеться, мисс Морган, я немедленно отправлюсь на поиски.
        Мисс Морган вздохнула с облегчением. Она объяснила ему, как добраться до храма. Слуг посылать не имеет смысла, сказала она, потому что Айрис просто прикажет им возвращаться и оставить ее в покое, а сама она слишком больна.
        Через десять минут Стивен Делтри уже быстро шагал через опустевшие сады к берегу Нила. Выйдя к реке, он, в соответствии со сказанным мисс Морган, обнаружил там лодку и вскоре уже плыл на другую сторону Нила, рассекая веслами маслянистую черную воду. Переправившись на другую сторону, он заметил на берегу еще одну лодку. Это подтверждало предположение мисс Морган, что Айрис направилась именно сюда. Что за сумасбродная девчонка! Но все же, если он действительно найдет ее здесь, это еще будет полбеды. Ему было страшно подумать, что она могла убежать с Юзревым.
        И тут в тиши волшебной темной ночи, освещенной пронзительным белым лунным светом и украшенной густой россыпью звезд, Стивен Делтри впервые увидел сказочное великолепие раскопок Ромни Лоуэлла.
        Момент был не слишком подходящим, чтобы любоваться архитектурой. Он бросил лишь мимолетный изумленный взгляд на поднимающиеся ввысь массивные колонны из черного мрамора и, пройдя через гигантскую арку и миновав прекрасно сохранившийся небольшой внутренний дворик, вошел в храм богини Изиды. Время оказалось не властным над великолепным мозаичным полом. Отсутствовала только крыша, и сквозь проем потоки лунного света освещали то, что осталось от священного алтаря, некогда скрытого от посторонних глаз и доступного лишь жрецам и жрицам.
        На холодных мраморных ступенях, перед изъеденной временем каменной фигурой богини он нашел Айрис все в том же розовом одеянии, сидящей на корточках, с выражением полного отчаяния на лице. Ее волосы были распущены. Он испытал нечто вроде шока, увидев темное облако волос, почти полностью покрывавшее ее тоненькую фигурку.
        - Айрис, дитя мое! - ласково позвал он.
        Она встрепенулась, словно испуганная лань. Он заметил, как в лунном свете блеснуло ее бледное, влажное от слез лицо. Затем она резко выпрямилась.
        - Как вы посмели прийти сюда! - воскликнула она сдавленным голосом. - Вы не имеете права. Вы причинили уже достаточно вреда, но до моего храма вам не добраться!
        - Айрис, не делайте глупостей, - терпеливо продолжал Стивен. - Вы до смерти напугали мисс Морган и вынудили всех заниматься вашими поисками. Прошу вас, возвращайтесь во дворец. Здесь не место, чтобы оставаться ночью одной… Но какое великолепие!
        Он сделал широкий жест рукой.
        - Вы больше не будете вмешиваться в мою жизнь. Оставьте меня в покое, - сказала она суровым тоном.
        - Пожалуйста, пойдемте со мной, - настаивал Стивен.
        Не вымолвив больше ни слова, она бросилась вниз по ступеням. Стивен раскинул руки, преграждая ей путь. Пытаясь увернуться от него, Айрис споткнулась, но он подхватил ее и не дал упасть. Стиснув зубы, с глазами, полными слез бессильной ярости, она попробовала вырваться из его объятий.
        - Отпустите меня!
        Он чувствовал в своих руках стройное изящное тело, вдыхал аромат ее волос, захлестнувших его лицо. За всю свою жизнь он не испытывал более неуправляемого потока эмоций. Вокруг лежал древний, варварский Египет, и сам он был дикарем с одним-единственным желанием в сердце - обуздать, приручить это дикое прекрасное существо. Не в силах противостоять этому порыву, он привлек ее ближе и откинул растрепавшиеся волосы с ее лица.
        - Айрис! - шепотом выдохнул он. - Айрис! Ты с ума сошла, моя девочка!
        И она, услышав свое имя, чувствуя его сильные объятия, его превосходство, прекратила сопротивляться и как-то сразу обмякла, сделавшись гибкой и послушной в его руках.



        Глава шестая

        Впервые за всю свою жизнь Айрис оказалась в объятиях мужчины. Первым ее намерением было выразить свое возмущение, но внезапно на нее нашло странное оцепенение и вслед за ним ощущение неземного блаженства. Она не была создана для одиночества. Уединение - удел великих. В конце концов, она была вовсе не Изида, Дочь Земли и Неба. Она была Айрис, молодая девушка, которая хотела любить и быть любимой. И сейчас, находясь в объятиях Стивена, ей вдруг страстно захотелось увидеть восхищение в его серых глазах. Он больше не казался ей врагом, а был скорее богоподобным существом, посланным к ней ее отцом.
        Она больше не хотела бороться с ним, а наоборот, хотела быть мягкой и послушной, даже подчиниться ему. Тем не менее, в Англию она не поедет. Но она сделает так, что Стивен подчинится ее воле; он будет испытывать те же чувства, что и Михайло. Он станет ее верным поклонником, и она скажет ему: «Не увози меня из Египта, Стивен, останься лучше со мной!» - и он пообещает не увозить ее в Англию и останется с ней в Египте.
        Пока эта грандиозная идея зарождалась в голове Айрис, Стивен в это время, ничего не подозревая, боролся с одним из величайших искушений в своей жизни - безумным желанием поцеловать алые чувственные губы, которые были так близко! Он бросил смущенный взгляд на длинные пушистые ресницы, скрывающие выражение ее глаз, затем отстранился от нее. Его сердце бешено колотилось.
        - Пойдемте, Айрис, я провожу вас домой, - сказал он.
        Он ожидал бурных протестов. Однако Айрис, вся еще во власти новых удивительных переживаний, глубоко и прерывисто вздохнула, открыла свои огромные лучистые глаза и посмотрела на него.
        - Не сейчас, - прошептала она. - Нам нужно о многом поговорить. Я хочу вам так много всего показать в моем прекрасном Храме.
        Он удивленно посмотрел на нее.
        - Дитя мое, вы выбрали не слишком удачное время для разговоров, не говоря уже об осмотре достопримечательностей, - прямо сказал он.
        Айрис слегка улыбнулась, хотя чувствовала себя немного уязвленной. Ей нравилась манера Стивена вести себя. Он был абсолютно не похож на Михайло. В нем чувствовалась какая-то внутренняя сила, которая помимо воли вызывала у Айрис восхищение. Она начала понимать, почему ее отцу понравился этот человек, и почему отец доверился ему. К тому же она уже испытала, какое наслаждение чувствовать себя в его руках. Да, она научит его любить Египет так, как любит его она! Да, великий Нил наложит на Стивена свое заклятье, и он никогда не покинет ни Египет ни ее, Айрис.
        - Я уже не ребенок, Стивен, - сказала она таким мягким тоном, какого он раньше не слышал. - Михайло считает меня очень красивой женщиной. Он много раз говорил мне об этом.
        И опять Стивен был поражен, увидев дочь Лоуэлла-паши в новом свете. Ему оставалось только гадать о причинах столь резкого перехода от враждебности к ласковым дружеским интонациям. Что же касается ее последнего замечания, то в устах любой английской девушки оно бы прозвучало слишком самоуверенно или как излишнее кокетство, однако у Айрис это вышло очень естественно. Если бы только она знала, как она хороша с распущенными волосами, густыми темными волнами падающими к ее коленям, с длинными ресницами, все еще влажными от слез, с брошкой-заколкой, схватившей ее темно-розовую тогу на обнаженном плече, сияющем матовой белизной в лунном свете.
        Он отвел взгляд в сторону.
        - Послушайте, Айрис, мисс Морган очень волнуется, она плохо себя чувствует. Вам пора возвращаться домой.
        Голова Стивена слегка кружилась, и он начал испытывать смутное неприятное ощущение того, что поступает нехорошо по отношению к Элизабет. Он чувствовал, что ему очень трудно в этих обстоятельствах сохранить чувство меры и не забывать о том, что ему полагается быть влюбленным в девушку, ждущую его письма в Англии.
        Это чувство вины сделало Стивена невосприимчивым к чарам Айрис. Взяв себя в руки, он повернулся и зашагал прочь.
        Она смотрела вслед удаляющейся фигуре с удивлением и восхищением. Впервые в жизни ей давали понять, что ее желания далеко не всегда служат приказами для окружающих, и не все мужчины готовы быть ее рабами наподобие принца Юзрева. Не вполне отдавая себе отчет в своих действиях, она прошла вслед за англичанином через величественную колоннаду внешнего двора к берегу реки, где она оставила лодку.
        - Я сам перевезу вас на тот берег, - сказал, повернувшись к ней, Стивен. - За вашей лодкой вы можете послать одного из слуг.
        - Хорошо, - послушно сказала она.
        Он протянул ей руку, чтобы помочь забраться в лодку. На какое-то мгновенье ему передалась дрожь ее прохладных изящных пальчиков, обхвативших его ладонь. Взяв весла, он стал энергично грести, пытаясь отвлечься от мыслей о своей прекрасной спутнице. Он избегал смотреть ей в глаза и хмуро глядел поверх нее на темный силуэт разрушенного храма, резко выделяющийся на фоне неба. Айрис смотрела прямо ему в лицо. Одному Богу известно, хмуро подумал он, какие непредсказуемые мысли мелькают сейчас в ее мозгу. В эту минуту он как никогда остро ощущал, какой вред нанес своей дочери Ромни Лоуэлл. Какие покой или счастье может обрести Айрис вдали от этой фантастической обстановки, к которой она так привыкла! Он услышал, как она тихо позвала его по имени.
        - Стивен! - снова повторила она.
        Стивен повернулся к ней. Айрис полулежала на обитом мягкой тканью сиденье лодки и заплетала косу. Она кажется совсем юной, подумал Стивен, юной, прекрасной и очень печальной. Она глядела на него с улыбкой.
        - Вы завтра поговорите со мной, Стивен? Вы позволите мне показать вам страну, которую я называю своей, чтобы вы смогли понять, почему я не хочу ее покидать?
        - Теперь я это понимаю, Айрис. Но вы тоже должны попытаться понять, почему обязаны поступить так, как хотел ваш отец.
        Ожидаемой вспышки гнева не последовало. С необычным смирением она проговорила:
        - Не будем больше об этом говорить, Стивен. В Египте столько красоты и волшебства; я хочу, чтобы вы почувствовали это. Давайте говорить только о Египте.
        Он по-прежнему хранил молчание, продолжая ритмично работать веслами. Ее мягкостью он был озадачен не меньше, чем открытой враждебностью.
        Отправляясь на поиски Айрис, он чувствовал себя усталым. Сейчас же усталость как рукой сняло, сна как не бывало, энергия била ключом. Он с удовольствием отправился бы на веслах вдоль по залитому лунным светом Нилу прочь от цивилизованного мира, вдвоем с удивительной Дочерью Земли и Неба.
        Он одернул себя.

«Ты позволяешь всякой чепухе засорять тебе мозги, парень. Чем раньше ты выкинешь все это из головы, тем лучше».
        Он не сказал ни слова, пока они не переправились на другой берег.
        - Завтра мы должны послать телеграмму вашей тетушке в Лондон, - сказал Стивен, когда они шли по безлюдному саду к Маленькому Дворцу. - И пора уже подумать о маршруте путешествия.
        Он не видел выражения ее лица, но выразительный вздох говорил сам за себя.
        - Возможно, вы предпочитаете добираться морем, а не самолетом, - добавил он. - Путь от Александрии до Венгрии очень приятен и живописен, или, если вы хотите ради эксперимента лететь…
        - О, Стивен, пожалуйста, не будем больше говорить об этом! - В ее голосе явно слышался страх.
        Он снова почувствовал раздражение. Он заставил себя взглянуть на нее и к своему ужасу увидел, что ее огромные глаза вновь наполнились слезами.
        - Ради всего святого, только не плачьте! - с чувством воскликнул он. - И не делайте мою и без того сложную миссию невыполнимой. А теперь спокойной ночи. Вот и мисс Морган. Ей, бедняжке, надо бы спокойно лежать в своей постели. Если вы не будете о ней заботиться, в следующий раз она может вас не дождаться.
        Он не хотел говорить этих жестоких слов, но его нервы были на пределе, а при мысли о том, что это Айрис Лоуэлл подействовала на него таким образом, ему и вовсе становилось не по себе.
        Поэтому Стивен был благодарен судьбе, что старая гувернантка вовремя появилась на террасе. Пробормотав «спокойной ночи», он оставил женщин и быстро пошел в свою спальню.
        Закрыв за собой дверь, он присел на край кровати, достал пачку сигарет, закурил и, нахмурившись, принялся размышлять.
        Во имя всего святого, в какую авантюру он впутался? Чем меньше он будет общаться с Айрис Лоуэлл, тем лучше. Черта с два он позволит себе смотреть на Египет ее глазами! Завтра же он закончит свои дела здесь и вернется в Асуан.


        Айрис медленно возвращалась в свои комнаты, сопровождаемая старой гувернанткой. Слезы все еще катились по ее щекам, и она молча слушала, пока мисс Морган выговаривала ей за безрассудное поведение.
        - Это было жестоко с твоей стороны убежать и заставить всех нас волноваться. Ты дурно себя ведешь, моя дорогая. Я понимаю, что тебе нелегко пойти на этот шаг, но ты должна собраться с духом.
        Старая женщина еще какое-то время продолжала читать ей нотации, перескакивая с одного на другое. Когда она наконец замолчала, Айрис тяжело вздохнула и сказала:
        - Прости меня, Морга. Я виновата, особенно в том, что заставила тебя встать с постели. Я совсем об этом не подумала.
        - Ты и этого приятного молодого человека вытащила из постели, - проворчала старая женщина.
        Они сидели в спальне Айрис. Это была красивая просторная комната с тремя стеклянными дверями, выходящими на широкий балкон. На возвышении стояла огромная кровать, завешенная легкой паутиной противомоскитной сетки, со спинкой в изголовье, сделанной из золота в форме расправленных лебединых крыльев. Кровать была застлана искусно вышитым тончайшим шелковым покрывалом цвета зеленоватых волн Нила - любимого цвета Айрис. На полу были раскиданы белые пушистые коврики. Комната освещалась несколькими высокими алебастровыми светильниками. Потолок был зеленовато-желтым с золотыми инкрустациями. Над всеми предметами в спальне царил аромат роз. Айрис зевнула и начала снимать свое одеяние.
        - Возвращайся в постель, Морга, - сказала она. - Я больше никуда не убегу.
        Однако мисс Морган не торопилась уйти.
        - Для чего приходил принц Юзрев? - спросила она, подозрительно взглянув на девушку. - Что ты еще задумала?
        Айрис прикусила губу. Она всегда говорила правду своей гувернантке, не стала обманывать ее и сейчас.
        - Я думала о возможности выйти за него замуж, Морга, чтобы остаться здесь вопреки последней воле моего отца.
        Старая женщина плотнее укуталась в свою шаль и, дрожа в лихорадочном ознобе, несмотря на то, что в спальне было очень тепло, сокрушенно зацокала языком.
        - Ай-я-яй, ты совсем с ума сошла!
        - Да, теперь я это понимаю. Я всего лишь обсудила с Михайло такую возможность. Разумеется, он выразил восторг по поводу такой перспективы. Я поручила ему проконсультироваться с юристами и узнать, какими правами я обладаю. Но теперь я не собираюсь выходить за него замуж, - добавила она со странными интонациями в голосе.
        - Мне не нравится принц Юзрев, - сказала мисс Морган. - И отцу твоему он никогда не был по душе. Его принимали здесь только потому, что он друг Фахмудов, а они ваши давние друзья. Но в любом случае ты не можешь выйти замуж за кого бы то ни было без согласия тети Оливии, пока тебе не исполнится двадцать один год.
        - Когда Стивен сегодня мне это сказал, я сильно разозлилась. Но теперь я воспринимаю это совершенно спокойно.
        Мисс Морган подозрительно посмотрела на девушку. Никто не знал Айрис лучше нее, прожившей рядом с дочерью Лоуэлла-паши все эти годы. Мисс Морган чувствовала, что сейчас Айрис пребывает в опасном состоянии духа. Опасными старая женщина называла моменты, когда Айрис руководствовалась скорее чувствами, нежели соображениями рассудка; обычно при этом молодая госпожа становилась ласковым, послушным ребенком. По мнению мисс Морган в такие минуты она особенно нуждалась в бережном отношении и тактичном руководстве. Характер Айрис был крайне противоречивым. Она никак не могла научиться держаться золотой середины. Один раз, к примеру, она излишне придирчиво обвинила одного из слуг в пренебрежении своими обязанностями и сурово наказала его. Другой раз она увидела у ворот дворца молодую египтянку с маленьким ребенком на руках, которая умирала с голоду. Айрис, не взирая ни на чьи возражения, советы и уговоры, настояла на том, чтобы женщину провели во дворец, накормили, дали все необходимое, не обращая внимания на всеобщий страх перед возможностью занесения какой-нибудь инфекции.
        Что у нее на уме на этот раз?
        Айрис внезапно подошла к старой гувернантке и взяла ее руку в свои ладони.
        - Моя дорогая, - сказала она мягким тоном, - ты довольна, что я больше не злюсь на Стивена?
        - Милая моя девочка, я вообще не понимаю, с какой стати тебе на него злиться. За то, что он хочет исполнить свой долг? На самом деле то, что он приехал сюда помочь нам, даже не является его обязанностью, он просто оказал большую услугу твоему бедному отцу.
        - Я знаю, но он показался мне вначале слишком жестоким и злым, и я рассердилась, - тихо сказала Айрис. - Но теперь я только уважаю его за это. Морга, тебе не кажется, что он замечательный молодой человек?
        Ага, сказала про себя мисс Морган, вот где собака зарыта. Девочке начинает нравиться этот англичанин. Ну что ж, само по себе это не может принести никакого вреда; более того, чем терпимее она будет относиться с мистеру Делтри, тем лучше, потому что Господь не должен допустить, чтобы она, Кэролайн Морган, одна везла Айрис в Лондон.
        - Мне кажется, мистер Делтри очень приятный молодой человек, на которого можно положиться, - помолчав, сказала мисс Морган.
        - Я хочу, чтобы он полюбил Египет так же, как любим его мы, Морга, - сказала Айрис тем же мечтательным голосом, по которому мисс Морган заподозрила, что такая резкая смена настроения ничего хорошего не предвещает. - Он останется здесь с нами. Я сделаю так, что он обязательно останется.
        У мисс Морган упало сердце. Так вот что она задумала! Она хочет заморочить мистеру Делтри голову, чтобы он отказался от своих намерений; другими словами, она опять хочет поступить по-своему.
        Старая женщина была не в состоянии сегодня выспрашивать что-нибудь еще или пытаться спорить.
        - Ну хорошо, мы завтра соберемся все вместе и обсудим эти проблемы, - сказала она. - Спокойной ночи, дитя мое.
        После ухода мисс Морган Айрис еще долго стояла на балконе, глядя на реку, освещенную лунным светом, все с тем же мечтательным выражением глаз. Она совсем забыла про Михайло Юзрева и разговор с ним; забыла, что просила его выяснить все, касающееся замужества, и тем самым заронила в его сердце самые безумные надежды.
        Между ними не было сказано ни слова о любви. Айрис раз и навсегда запретила ему говорить на эту тему. Она обсуждала с ним возможность замужества лишь как средство остаться в Египте, не испытывая при этом никаких эмоций. А теперь она не могла думать ни о чем другом, кроме как о Стивене и о волшебном ощущении, испытанном в его объятиях в Храме Изиды.



        Глава седьмая

        Стивен ночью спал плохо и рано утром был уже на ногах. Сидя на балконе, он пытался написать письмо, которое он давно уже должен был отправить Элизабет.
        Он начинал его уже неоднократно.

«Ну вот, ангелочек, теперь, я надеюсь, нам осталось недолго ждать того дня, когда ты и леди Мартин вернетесь в Египет…»
        Наверное, он должен был испытывать те чувства, о которых писал, но он их не испытывал. Как-то само собой получилось, что он больше не был влюблен в Элизабет, - ужасное открытие для молодого человека, особенно если он, как Стивен Делтри, привык гордиться, что всегда выполняет взятые на себя обязательства.
        Он начал снова:

«Прости, что редко писал тебе в последнее время, дорогая, но после возвращения из Анкары я был очень занят…»
        Этот вариант его тоже не устраивал. Не так уж он был занят, чтобы не написать Элизабет. Он просто не знал, что ей сказать. Разумеется, он понимал, что его положение не является таким уж беспрецедентным. В газетах то и дело появлялись объявления о расторгнутых помолвках. Он не был первым молодым человеком, который разлюбил свою невесту после обручения. Но для Стивена это было слабое утешение. Он считал, что нужно было хорошенько все обдумать, прежде чем делать предложение. Что же такое с ним произошло? Он был более чем уверен, что любит Элизабет, когда впервые обнял и поцеловал ее.
        Он отбросил ручку и мрачным взглядом окинул раскинувшийся внизу сад. Солнце уже начало свой путь по небосклону. Скоро на балконе будет жарко. Садовники поливали из шлангов изумрудную траву, густо испещренную высокими ярко-красными цветами пуанезии. Воздух наливался идущими от просыпающейся земли ароматными испарениями.
        Стивену вдруг вспомнился тот вечер в Мена-Хаусе, когда он пригласил Элизабет на танец, и после этого они пошли с ней гулять к Большой Пирамиде. Это была одна из тех удивительных египетских ночей, сотканных из черного бархата и серебра, романтическая атмосфера которых неизбежно ударяет в голову. Элизабет была ослепительна в вечернем костюме с пышной белой юбкой и белым цветком в блестящих светлых волосах. Она много смеялась, и при этом на ее розовых щечках появлялись очаровательные ямочки. Она стояла перед ним, смеясь над какой-то очередной шуткой, Стивен смотрел на ее красивое лицо, освещенное таинственным лунным светом, и ему вдруг пришло в голову, что давно пора покончить с холостяцкой жизнью и одиночеством, которое иногда вызывало у него ужасные приступы депрессии, и жениться на этой милой девушке, создать семью, иметь свой дом и детей.
        Вот тогда все и решилось…
        - Давай поженимся, Элизабет, - разом выпалил он, точно бросившись в глубокий омут.
        Позже, когда они, взявшись за руки, вернулись в отель, леди Мартин кинулась к ним в радостном возбуждении. Потом было много поцелуев, поздравлений, тостов, шампанского… Потом Элизабет вернулась в Лондон, а он, продолжая службу в Анкаре, очень скучал по ней.
        Что же с ним произошло? Все началось после того, как он встретил в поезде Ромни Лоуэлла и проникся состраданием к старому больному умирающему человеку. Он оказался по уши втянутым в это дело. Затем эта ночь, Айрис. Все смешалось в душе у Стивена, его захлестнула волна эмоций, на которые, как ему казалось, но был неспособен. И теперь он уже не испытывал желания жениться на Элизабет.
        - Черт побери! - сказал он вслух.
        Он не хотел причинять боль Элизабет и тем более не хотел оставаться во власти этого нелепого наваждения. Чем раньше он закончит свои дела в Маленьком Дворце и освободится от чар Айрис Лоуэлл, тем лучше.
        Письмо Элизабет так и не было написано. Но когда Стивен, окончив завтрак, спустился на нижнюю террасу и, закурив сигарету, стал дожидаться, чтобы кто-нибудь к нему вышел, он уже не находился в смятенном состоянии духа, он уже знал, что ему нужно делать, и был спокоен и уверен в себе, как всегда. Однако кроме садовников и слуг вокруг не было видно никаких признаков жизни.
        В полдень он все еще стоял в одиночестве на террасе и нервно курил. Где, черт возьми, эта девчонка? Сколько можно спать? Мисс Морган, по крайней мере, больна, но у Айрис нет привычки спать так долго! Он только теряет из-за нее время. Он даже не может сесть написать деловые письма, не говоря уже о личных. Ему еще нужно каким-то образом составить письмо сестре Ромни Лоуэлла.
        Не выдержав ожидания, Стивен вызвал главного слугу. Появился Махдулис и, приветливо улыбаясь, низко ему поклонился. Стивен коротко сообщил ему, что он хотел бы видеть мисс Лоуэлл.
        Лицо Махдулиса приняло испуганное выражение.
        - Ее высочество еще не спускалась из своих покоев.
        - Тогда сообщите ее высочеству, что я жду здесь уже битых два часа, - резким тоном произнес Стивен.
        Махдулис, совсем перепуганный, снова поклонился и поспешно вышел.
        Опять последовало нескончаемое ожидание, и наконец на залитой солнцем террасе появилась Айрис, одетая в белоснежное платье, в котором она выглядела свежей и невинной, как только что распустившаяся лилия. Она подошла к нему, грациозно ступая своими легкими ножками, и он опять разозлился на себя за то, что при виде этих бездонных глаз у него чаще забилось сердце.
        - Ах, Стивен, как я могу загладить свою вину? - Ее лицо озарилось виноватой улыбкой. - Я вчера так устала, а сегодня рано утром проснулась и долго думала об отце… - Она вздохнула. - А потом о вас, Стивен, о том, ради чего вы сюда приехали, и я опять не могла заснуть. Потом, чтобы отвлечься, я раскрыла книгу по философии. Время летело незаметно, я и не думала, что может быть так поздно.
        Он отвернулся, от возмущения не зная, что ответить.
        Эта девчонка сведет его с ума! Читать все утро книжки по философии, а потом выйти к нему с ангельской улыбкой на невинном личике! Он не знал, чего ему сейчас хочется больше - схватить ее и целовать эти дразнящие губы, пока она не начнет умолять о пощаде, или холодно сообщить ей, что он крайне недоволен ее легкомысленным поведением.
        - Не хотите ли вы посвятить остаток утра осмотру раскопок? Вы можете взять с собой историю Изиды и ее храмов, составленную моим отцом, - услышал он нежный голос за своей спиной.
        Он резко обернулся к ней.
        - Нет, Айрис, - суровым тоном произнес он. - У нас нет на это времени.
        Она удивленно посмотрела на него.
        - Но, Стивен, еще рано. Мы будем обедать не раньше двух.
        - Возможно, - сухо сказал он. - Но обед тут совершенно ни при чем. У меня есть дело, ради которого я приехал сюда. Мы должны безотлагательно написать письмо в Лондон вашей тетушке.
        Айрис окаменела, а Стивен был потрясен - он никогда не видел, чтобы женщина стояла настолько неподвижно, даже если бы она прилагала к этому все усилия. Айрис бессознательно приняла позу какой-то античной статуи: тонкие, изящные руки вытянуты и прижаты к бокам, точеная головка с тяжелой косой, уложенной кольцами, высоко поднята. Она заговорила не сразу. Она словно боролась с обуревавшими ее чувствами, сдерживая инстинктивное желание выразить резкий протест.
        - Давайте не будем говорить о тетушке, которую я в глаза не видела, Стивен, - сказала она ровным голосом.
        - Простите, моя дорогая, но нам придется о ней говорить. Давайте пройдем в какую-нибудь комнату, где мы сможем прочитать кое-какие бумаги, подписанные вашим отцом. Прежде чем ему стало совсем плохо, он успел составить документ, согласно которому ваша тетя назначается вашим опекуном, а мисс Морган и я - исполнителями его последней воли.
        Щеки девушки слегка порозовели, брови ее нахмурились. Слова Стивена явно причинили ей боль. Его по-прежнему удивляло, что она сдерживает себя. Она была совершенно непохожа на ту высокомерную, экспрессивную, своенравную Айрис, которую он видел вчера. Однако приветливое дружеское выражение ее лица, с которым она спустилась к нему несколько минут назад, сменилось маской отстраненности и безразличия. Судя по всему, она была готова капитулировать.
        - Ну что ж, - сказала она. - Пойдемте в кабинет моего отца и там поговорим.
        С чувством облегчения Стивен пошел следом за ней. Но все надежды на легкую победу тут же рухнули, едва он услышал ее следующую фразу.
        - О Господи! Терять впустую такое замечательное утро!
        - Вздор! - резко произнес Стивен. - Вы забываете, для чего я сюда приехал.
        Айрис лишь пожала плечами. Они очутились в просторной прохладной комнате, все стены которой были заняты стеллажами с книгами. У высокого окна с полосатыми шторами стоял массивный письменный стол, а на нем ваза со свежими розами, множество книг, журналов и стопка листов, исписанных мелким почерком.
        - Мой отец успел приступить к истории Тридцатой династии, - сказала Айрис с печалью. - Я помогала ему. Трудно поверить, Стивен, что он уже никогда не вернется, чтобы завершить этот грандиозный труд.
        Стивен сочувственно кивнул, но ничего не сказал. Ему не хотелось давать волю жалости. Это было бы слишком легко - пожалеть ее и позволить ей и дальше вести жизнь избалованного ребенка, которому всячески потакают и выполняют все его капризы. И Стивен прекрасно понимал, что если проявит слабость, то только выставит себя дураком, к чему он был близок прошлой ночью. Нет, он не позволит ей себя разжалобить.
        Айрис молча указала на большую картину, написанную маслом, висевшую над высоким камином. Взгляд Стивена последовал за ее изящной рукой и в восхищении остановился на изумительной картине. Это был портрет женщины, полулежавшей на низком диване в грациозно-ленивой позе, характерной для красавиц прошлого. Великолепные светлые волосы женщины и нежный цвет лица дополняли богатые краски картины. Свободный покрой ее светло-зеленого одеяния напомнил Стивену тогу, в которой Айрис была вчера вечером. Стивен сразу догадался, что на полотне изображена Элен, ее мать; она полностью соответствовала описанию, приведенному в записях Лоуэлла-паши.
        В почтительном молчании Стивен рассматривал портрет. У него возникло странное ощущение, что Элен Лоуэлл находится здесь, в этой комнате.
        - Какая чудесная картина! - наконец сказал он.
        - Да. Это все, что досталось мне от матери. Но иногда мне кажется, что я чувствую рядом ее присутствие, - сказала Айрис.
        - Ваш портрет тоже следовало бы написать, - вырвалось у Стивена.
        Он увидел краем глаза, как она улыбнулась.
        - Я собиралась позировать этому художнику, - сказала она. - Он итальянец, живет в Риме. Я хотела подарить свой портрет отцу ко дню его рождения. Но если хотите, Стивен, я могу вызвать Луиджи Конетти, и он напишет мой портрет для вас. Как вам нравится моя идея?
        На мгновенье он потерял дар речи. Возможно, Айрис была своенравной, неуравновешенной, со своими чисто женскими капризами, но тем не менее при этом в ней присутствовала удивительная искренность, которая обладала обезоруживающим действием. Стивен почувствовал, что ему трудно подыскать нужные слова.
        - Я, конечно, польщен вашим предложением, - заикаясь пробормотал он. - Это большая честь для меня… Но было бы более естественно, если бы такой портрет принадлежал вашей тете и…
        На этот раз он все-таки вывел ее из себя.
        - Тетя! Тетя! Вы можете, наконец, перестать мне твердить про мою тетю? Я ее уже ненавижу!
        Он покачал головой. Теперь она снова вела себя как упрямый ребенок. Ну что ж, по крайней мере, легче справляться с ребенком, чем с обольстительной женщиной, чутко реагирующей на каждое его слово.
        - Айрис, дорогая, мы и так потеряли слишком много времени. Давайте присядем и просмотрим эти бумаги. Я вижу, Махдулис уже положил на стол мой портфель с документами. Он умный и предусмотрительный слуга.
        Но Айрис не было сейчас дела до Махдулиса и его прекрасных качеств. О, если бы только Стивен поступал так, как хочет она! Это было бы замечательно. Хотя так ли уж замечательно? Разве сильный характер Делтри, его абсолютная непохожесть на принца Юзрева не очаровали ее? Теперь пришел черед Айрис разбираться в своих запутанных чувствах. Как обиженный ребенок, она уставилась взглядом в пол и пробормотала:
        - Ну хорошо, продолжайте.
        Стивен не мог сдержать улыбки. Эта девочка была бы просто смешной, если бы не была настолько привлекательной. Он усадил ее за стол и заставил прочитать бумаги, в которых говорилось о ненавистной тете. Он терпеливо разъяснил ей все детали, которые, как ему казалось, она могла не понять.
        - Я полагаю, вам известны некоторые сведения насчет вашей тетушки, - продолжал он. - Миссис Клод Корнуолл была замужем за известным врачом, который умер несколько лет назад. Ей по-прежнему принадлежит дом на Уимпол-стрит. Она с дочерью, вашей кузиной Дафной, которой столько же лет, сколько и вам, занимает верхнюю часть дома и…
        Стивен остановился. Ему вдруг показалось, что Айрис не слышала ни слова из того, что он сказал. Она сидела неподвижно, опустив глаза.
        - Айрис! - позвал ее Стивен.
        Длинные ресницы слегка дрогнули. Она подняла глаза. Они были полны слез. «О черт! - подумал Стивен. - Если она разревется, я не выдержу. С ней просто невозможно разговаривать».
        - Мне кажется, вы специально делаете мне больно, Стивен. - Ее голос звучал тихо и укоризненно. - Вы ведь знаете, что я не собираюсь ехать в Лондон и жить на этой Уимпол-стрит. Даже название звучит ужасно. Моя тетя, кузина - это все ужасно…
        Она подавленно замолчала. Стивен не знал, то ли ему смеяться, то ли прочесть ей небольшую нотацию. Наконец он решил пойти на компромисс и, запасшись терпением, стал ей втолковывать, что ни квартира, ни ее родственники не обязательно должны быть ужасными; что она их в глаза не видела; что они могут оказаться очаровательными; что она любила своего отца и у нее нет никаких причин не полюбить его сестру, которой нет еще пятидесяти и которая, если верить паше, в молодости была веселой симпатичной девушкой. Разумеется, паша не видел ее много лет и никогда не встречался со своей племянницей, но что касается Дафны, то ей всего двадцать, и они могли бы подружиться. Они даже могли бы вместе вернуться потом в Маленький Дворец, и так далее, и тому подобное…
        По-видимому, последние слова были необдуманными, потому что с лица Айрис разом слетело покорное выражение, и она резко вскочила со своего места.
        - Ну нет! - возмутилась, она. - Я никогда не позволю этим людям появиться в Маленьком Дворце! Никогда! Они не смогут понять Египет. Они внесут беспорядок туда, где царит гармония, посеют вражду там, где был мир.
        Произнося последние слова, она поймала взгляд Стивена и заметила, что он вопросительно приподнял брови.
        - Да, здесь был мир и спокойствие до того, как появились вы, - добавила она сквозь зубы.
        Стивен достал свой портсигар и открыл его.
        - Я прекрасно понимаю, что нарушаю ваш покой, и вы из-за этого испытываете ко мне неприязнь, но вы сами знаете, в какой незавидной роли я вынужден выступать.
        - Я вовсе не испытываю к вам неприязни, - ответила она таким тоном, от которого у любого мужчины должно было сладко сжаться сердце. - Но я очень несчастна, и вы никак не можете этого понять. Я хочу, чтобы вы были моим другом. Я хотела бы… - Она запнулась и покачала головой, словно ей было трудно найти нужные слова. - Не будем больше об этом говорить. Вы сказали все, что были обязаны мне сказать. Давайте на этом закончим.
        Он медленно поднялся со стула.
        - Дитя мое… - начал он, но она поспешно перебила его:
        - Сегодня я больше ничего не хочу слышать. Либо мы друзья, либо враги и… О, Стивен, я так хочу, чтобы мы были друзьями!
        - Но вы же не можете таким образом уйти от решения проблемы! - воскликнул он.
        - Я никогда не уеду из Маленького Дворца, - сказала она со сдерживаемым волнением, затем повернулась и вышла из комнаты.
        Остаток утра Стивен провел в одиночестве, уныло размышляя о том, что он благополучно провалил порученное ему дело. Он боролся с искушением найти Айрис и сказать ей, что ему невыносимо тяжело заставлять ее страдать и что больше всего ему хотелось бы забыть навсегда о своей миссии и наслаждаться ее дружбой и расположением в этом чудесном уголке, вдали от всего мира.
        Ближе к обеду появился принц Юзрев. Махдулис провел его на террасу, где в одиночестве сидел Стивен, угрюмо попивая аперитив. Мужчины холодно приветствовали друг друга. Юзрев не мог скрыть своего раздражения по поводу того, что англичанин все еще не уехал. Стивен, в свою очередь, не испытывал горячего желания вести с принцем светскую беседу.
        - Моя луноликая уже спустилась из своих покоев? - спросил Михайло.

«Что за дурацкое прозвище!» - подумал Стивен.
        - Да, мы с мисс Лоуэлл уже обсуждали некоторые вопросы, - сказал он вслух.
        Глаза Михайло превратились в узкие щелочки.
        - Ага! - воскликнул он. - Так значит вы по-прежнему намереваетесь увезти ее из страны, которую она так любит! Вы хотите разбить ее сердце!
        Стивен вдруг разозлился.
        - Мне кажется, это не ваше дело! - с раздражением произнес он.
        Красивое лицо серба стало пунцовым от негодования. Затем оно расплылось в широкой улыбке, которая могла выражать что угодно, но Стивен явно почувствовал в ней скрытую угрозу.
        - Я думаю, вы ошибаетесь, мистер Делтри, - слегка поклонившись, язвительным тоном тихо сказал Михайло. - Однако это решать моей госпоже.
        Стивен поднял свой бокал и залпом осушил его. Он был очень зол, но старался этого не показать. Ведь в конце концов какое ему дело до того, что Юзрев неравнодушен к Айрис?
        Вновь появился Махдулис.
        Он сказал что-то по-арабски принцу, и тот заулыбался еще шире. Затем Михайло повернулся к Стивену.
        - Простите меня, мистер Делтри, но я вынужден ненадолго оставить вас. Меня зовет моя повелительница.
        Он громко щелкнул каблуками и удалился с эффектной театральностью, чем вызвал у Стивена новую вспышку раздражения. Наглый щенок! Стивен с удовольствием поколотил бы его как следует. Он отчетливо сознавал, что разозлился так потому, что Айрис послала за Юзревым. Что она задумала на этот раз? Неужели опять этот вздор насчет брачного законодательства? От этой девчонки можно ожидать чего угодно.
        Однако одну вещь для себя он решил твердо: он не позволит взять верх над собой ни ей, ни этому сербу, которого она так опрометчиво выбрала себе в друзья.
        Стиснув зубы, Стивен снова уселся на свое место. Он решил оставаться в Маленьком Дворце до тех пор, пока не убедится, что Айрис со своей гувернанткой отправилась в путь. Он будет находиться здесь столько, сколько потребуется: неделю, месяц, если надо - весь отпуск!


        В эту самую минуту Элизабет Мартин вышла из здания вокзала Виктория и села в автомобиль, в котором ее ожидала мать. Стоял один из тех сырых холодных дней, характерных для времени года, которое в Англии привыкли называть летом.
        Леди Мартин, ожидавшая дочь уже более получаса, совсем продрогла. Она с неодобрением посмотрела на Элизабет.
        - Ну что, ты добилась, чего хотела?
        Элизабет молча устроилась на заднем сиденье, и шофер повез их вниз по Букингем-Палас-роуд по направлению к Найтсбриджу [[4] Найтсбридж - фешенебельный район лондонского Вест-Энда.] , где находился их дом.
        - Да, - сказала наконец Элизабет. - Билет у меня в сумочке, вылет в Каир в субботу вечером. Не надо ворчать, мамочка.
        - Я считаю твою идею абсолютно сумасбродной, - сказала леди Мартин. - Когда я была молодой, считалось неприличным мчаться за тридевять земель без приглашения к своему жениху. Кроме того, Стивена может и не быть в Каире…
        - Мама, мы все это уже много раз обсуждали, - перебила ее Элизабет. - Стивен в своем последнем письме из Анкары писал, что он на этой неделе будет в Каире, а если его там нет, я поживу пока у Уилсонов. Они говорили, что я могу оставаться у них, сколько захочу. Поэтому я буду гостить у них до тех пор, пока не дождусь Стивена.
        Леди Мартин ничего не ответила. В большинстве случаев она могла убедить Элизабет, однако знала, что если дочь что-то твердо решила, то проявляла характер, и тогда спорить с ней было бесполезно.
        Элизабет, сидя в машине, смотрела на билет, за который она только что выложила шестьдесят пять фунтов. Слава Богу, подумала она, что папа разрешил потратить эти деньги. Он согласился с дочерью, что нет ничего плохого в том, что она полетит в Каир, погостит у друзей и повидается со Стивеном, раз уж они в недалеком будущем собираются пожениться. Отец понимал ее озабоченность тем, что Стивен не ответил на ее последние письма. Элизабет не верила, что тут виновата плохая работа почтовой службы. Это было каким-то образом связано с самим Стивеном. Она просто обязана встретиться с ним. Она больше не могла терпеть неприятное ощущение, что Стивен передумал с момента их последней встречи. Но скоро все сомнения разрешатся… Перед ее глазами стояли уже не серые мокрые улицы Лондона, а зелень и золото Каира, залитого ярким солнцем, высокие пальмы и - Стивен. Элизабет представила, как он удивится, когда она в конце недели, не предупредив его, прилетит в Египет.



        Глава восьмая

        В том крыле Маленького Дворца, где Ромни Лоуэлл выстроил роскошные апартаменты для своей обожаемой дочери, находился небольшой будуар, в котором маленькая Айрис играла и готовила уроки и который теперь служил ей кабинетом. Как и большинство остальных комнат дворца, он был спроектирован специально для условий жаркого климата. Высокие стены были обшиты светлым полированным деревом, паркетный пол застлан мягкими персидскими коврами, мебель строго подобрана, на окнах были полосатые малиново-серые занавеси дамасского шелка. Одна из стен была занята полками с любимыми книгами Айрис. Напротив стояла радиола и шкафчики с пластинками классической музыки, среди которых особое место занимал Чайковский. Еще в детстве Айрис полюбила волнующую, пронзительно печальную музыку русского композитора.
        Эта комната идеально подходила для размышлений и занятий. Несмотря на изысканный стиль, она была лишена роскошных излишеств, в ней царили строгость и простота. Много долгих часов и дней провела здесь Айрис в полном одиночестве - сначала маленькой девочкой, а потом и взрослой девушкой. Но одиночество нисколько не тяготило ее. Ей были чужды легкомысленные забавы и развлечения, которые обычно привлекают современных девушек.
        В действительности Айрис, которая увлекалась восточной философией, находила даже удовольствие в уединении и созерцательности, но внезапная смерть отца и появление в ее жизни Стивена Делтри вывели девушку из состояния внутреннего равновесия. Одиночество теперь выглядело для нее не слишком привлекательно.
        Айрис становилась другой… Из-за Стивена она не могла продолжать смотреть на мир прежними глазами. Он перевернул все ее представления о жизни. Когда она обвинила Стивена в том, что он нарушил ее покой, то была совершенно права.
        Когда Айрис послала за принцем Юзревым, у нее не было особого желания видеть именно его. Она с большим удовольствием поговорила бы с Нилой, своей подругой, к которой была искренне привязана. Но Нила все еще отсутствовала, и Айрис не могла ни с кем поговорить откровенно, кроме как с верным Михайло.
        Она сидела в одном из своих излюбленных кресел с высокой прямой спинкой, положив тонкие руки на резные подлокотники, и смотрела на Михайло своими огромными бездонными глазами.
        Михайло низко поклонился и, как всегда улыбаясь, обратился к ней с изысканной речью.
        - Что я могу сделать для моей луноликой? Я помчался со всех ног, как только услышал, что нужен вам… Я прилетел бы с края света по вашему малейшему желанию.
        Айрис поморщилась. Как странно, подумала она, насколько быстро может меняться человек. Льстивые речи Юзрева уже начали ее раздражать, хотя он был все тем же принцем Юзревым, ее верным поклонником. Все дело было в том, что здесь находился некий сероглазый англичанин, который никогда бы не «прилетел с другого края света по ее малейшему желанию». Напротив, он постоянно относился к ней с пренебрежением.
        - Мне бы хотелось, чтобы вы сделали для меня одну вещь, Михайло, - сказала она.
        Он с готовностью придвинулся ближе.
        - Все, что угодно! - с жаром воскликнул он. - Нет на свете такой вещи, которую Михайло не сделал бы для своей повелительницы!
        Ее большие глаза продолжали изучающе смотреть на принца.
        - Хотелось бы верить! Дело в том, что вы не знаете английских законов, Михайло, а я уже кое-что про них узнала.
        Михайло улыбнулся, но улыбка была недоброй, в ней таилась угроза, которую еще раньше почувствовал Стивен.
        - Вы наслушались мистера Делтри. Не будет ли дерзостью с моей стороны, о несравненная, заметить, что все это чистой воды недоразумение?
        Изящные пальцы еще крепче впились в резные подлокотники.
        - Я ни в чем не заблуждаюсь, Михайло, - сказала Айрис резким тоном.
        - Ошибается мистер Делтри, а не вы, - поспешно добавил принц, испугавшись, что он оскорбил свою повелительницу. - Это он заблуждается, если считает, что вас можно уговорить согласиться на этот нелепый план с переездом в Англию.
        Она отвернулась и задумчивым взглядом посмотрела на фотографию отца, стоявшую на ее письменном столе. Ромни Лоуэлл в сорок лет был очень красив. В классических чертах его лица просматривалось явное сходство с Айрис, хотя он всегда страстно доказывал, что она является точной копией своей матери.

«Боже мой, - подумала Айрис с грустью, - если бы только отец не умер внезапно, я успела бы сказать ему, что никогда не покину этот дом и Египет, любовь к которому он сам мне привил!»
        Если бы он мог вернуться хоть на одну минутку и уничтожить свою подпись, стоящую на этом ужасном документе!

«Дорогой отец! - вновь обратилась она к человеку на фотографии. - Прости меня, но это та единственная вещь, которую я не могу сделать даже ради тебя».
        - Вы встречались с юристом? - спросила она, вновь повернувшись к Михайло.
        - Даже с двумя, - с готовностью ответил он. - Один из Каира, другой из Александрии. По моей просьбе они прилетели в Асуан, и сегодня утром на даче Фахмудов я хорошенько их расспросил. Оба они подтвердили наличие английского закона, не позволяющего вам выйти замуж до достижения совершеннолетия без согласия вашего опекуна, но при этом они признали выполнимым мой план обойти эту нелепую формальность.
        - Я хотела услышать от вас не только о законах, касающихся брака, - нетерпеливо воскликнула Айрис. - Я просила вас выяснить, могут ли меня отправить в Англию против моей воли.
        Юзрев снова улыбнулся и развел руками.
        - Моя госпожа, что за невероятное предположение!
        - Невероятное для вас, но не для таких людей, как Стивен Делтри, - сказала она многозначительным тоном.
        - Как бы мне хотелось взять этого англичанина за шиворот и швырнуть его в Нил! - воскликнул Михайло.
        И снова Айрис почувствовала скорее раздражение, чем признательность.
        - Не отклоняйтесь от темы, - сказала она ледяным тоном. - Оставьте в покое мистера Делтри.
        Михайло поклонился, но на его красивом лице появилось обиженное выражение.
        - Я отношусь к нему, как к злейшему врагу моей госпожи!
        - Предоставьте мне решать, как к нему относиться!
        Михайло стиснул зубы. Неужели она не видит, как сильно он ее любит? И как безумно ревнует к Стивену Делтри и к тому, что Лоуэлл-паша предоставил ему такие исключительные полномочия? Когда Стивен приехал, сама Айрис назвала его своим врагом. А теперь ему, Михайло, не разрешают употреблять это слово. Он смущенно молчал, погруженный в невеселые раздумья. Взгляд Айрис был направлен мимо него, куда-то вдаль, но тем не менее она снова обратилась к принцу.
        - Я повторяю свой вопрос. Что сказали юристы о возможности силой заставить меня покинуть Египет?
        - Они считают, что в принципе это осуществимо, но они не думают, что до этого дойдет дело, если вы будете твердо стоять на своем.
        На ее губах заиграла загадочная улыбка. Принц плохо знает Стивена. Она вполне могла поверить, что Стивен способен заставить ее сесть в самолет, даже применив физическую силу, и отправить в Лондон. Она так прямо и заявила Юзреву, который опять помрачнел, но тут его лицо прояснилось.
        - Ну что ж, ничего страшного, моя госпожа. Раз дела обстоят таким образом, мои юристы полагают, что самый разумный выход - это ваше замужество. Хотя это и не совсем законно, но к тому времени, когда дело будет разбираться в суде, вы фактически будете в браке уже несколько месяцев, достигнете совершеннолетия и сможете принимать решения самостоятельно.
        - Понимаю. - сказала Айрис.
        Последовала напряженная пауза. В темных глазах Михайло с новой силой вспыхнула надежда.
        - Луноликая! Почему бы вам в самом деле не поступить так? - умоляющим голосом воскликнул он. - В качестве принцессы Юзревой вы будете находиться под моей защитой. Я перевезу вас на виллу Фахмудов. Там по специальному разрешению египетских властей мы поженимся. После этого я найму частный самолет, который доставит нас в Париж.
        - Подождите, Михайло, - нахмурившись, перебила его Айрис. - Вы слишком спешите. У меня нет никакого желания лететь в Париж. Я вообще не намерена покидать Египет. Кроме того такой брак возможен только в качестве временного выхода из создавшегося положения.
        Планы самого Юзрева были совершенно иными. Несмотря на внешнее дружеское расположение и преданность, молодой серб был способен на предательство и грязную игру. Он по-своему любил Айрис, но любовь для принца была чисто эгоистическим понятием. Он вовсе не собирался, убедив Айрис стать принцессой Юзревой, впоследствии отпускать ее на свободу. Кроме того, Стивен Делтри вызывал у него смертельную ненависть. Он был готов пойти на все, что угодно, чтобы помешать Стивену в осуществлении его планов.
        Айрис и принц продолжали беседу. Она задала еще несколько вопросов и внимательно слушала, пока Михайло передавал мнение юристов. Однако Айрис так и не дала ему окончательного ответа относительно брака в качестве возможного выхода. Она не стала решать этот вопрос, полагаясь на одни эмоции. Она хотела все тщательно обдумать. Михайло был взбешен тем, что даже не мог предположить, какие планы могут родиться в голове его госпожи. Когда она наконец отпустила его, он ушел мрачный и обеспокоенный. Он чувствовал, что будет очень сложно уговорить Айрис воспользоваться его планом. Она лишь сказала, что подумает над его предложением и даст ему знать о своем решении.
        Он покинул дворец, не попрощавшись со Стивеном, потому что пребывал сейчас в том опасном настроении, которое было слишком хорошо ему знакомо. Если он наговорит грубостей этому наглому англичанину, Айрис может всерьез рассердиться, хотя он никак не мог взять в толк, почему Айрис вдруг изменила свое отношение к Стивену Делтри.
        После ухода принца Айрис около часа провела у постели своей гувернантки, у которой опять поднялась температура. Будучи искренне привязанной к старой англичанке она, проявляя врожденную доброту и отзывчивость, занялась уборкой комнаты несмотря на то, что слуги навели идеальный порядок, отослала Аешу за свежими благовониями и тазиком со льдом и приказала ей немедленно возвращаться, чтобы помочь больной принять ванну. Она поменяла старой женщине холодные влажные полотенца на лбу, задернула наглухо шторы, чтобы защитить больную от палящих солнечных лучей.
        - Мне тяжело видеть тебя больной, моя бедная Морга, - печально сказала Айрис, гладя руку старой женщины. - Но ты должна оставаться в постели и даже не пытайся встать, пока тебе не станет лучше. Вечером Махдулис приведет доктора Ибрагима.
        Старая гувернантка слабо застонала. У нее просто сердце разрывается от того, что она вынуждена валяться в постели в тот момент, когда ее дорогое дитя больше всего в ней нуждается. Ее лихорадка длится дольше, чем она ожидала. Без сомнения сказывается возраст, но ее здоровье улучшится, как только она вернется в Англию. Она слишком плохо себя чувствовала, чтобы заметить страх, отразившийся в глазах девушки при этих словах.
        - Англия, - прошептала Айрис. - С этим словом у меня теперь связаны самые дурные предчувствия.
        Мисс Морган встревоженно посмотрела на нее.
        - Ты поговорила еще раз с мистером Делтри? Ты что-нибудь решила? Надеюсь, ты проявишь благоразумие, дитя мое?
        Айрис нежно погладила по руке старую женщину и встала.
        Ее ответ был довольно уклончивым. Она успокоила гувернантку, сказав ей, что старается быть настолько благоразумной, насколько это возможно, и ни в коем случае не хочет обострять отношения со Стивеном. Но определенного разговора о том, когда именно и каким образом они отправятся в Англию, еще не было.
        - Прежде всего ты должна поправиться, Морга, - добавила Айрис. - Прошу тебя, не беспокойся за меня. Обещаю, что не сделаю необдуманного шага. Тебе незачем волноваться и расстраиваться.
        После этого она спустилась вниз к Стивену. Она снова чувствовала себя подавленной из-за неуверенности в будущем. По крайней мере, подумала она, пока бедная Морга больна, не может быть и речи о том, чтобы двигаться в путь.
        Какой бы властной и уверенной в своих силах она не представлялась при общении с Михайло, в глубине души она ощущала себя растерянной слабой девочкой. Временами она чувствовала необходимость в поддержке, которую ей мог дать только такой человек, как Стивен. Айрис нашла его в столовой.
        Заметив ее появление, Стивен тут же поднялся со своего места. Интересно, в каком настроении она на этот раз. Он уже устал ее ждать и все еще чувствовал странное раздражение из-за того, что она все это время разговаривала с Юзревым. Он довольно прохладно принес свои извинения по поводу того, что начал обед без нее, так как не был уверен, что она спустится вниз в ближайшее время, а он уже основательно проголодался.
        Она ничем не выказала своего недовольства, а напротив одарила его своей открытой сердечной улыбкой, которая казалась ему совершенно очаровательной.
        - Никогда не ждите меня, Стивен, - сказала она. - Это неблагодарное занятие. В моей жизни время не имеет никакого значения. Но насколько я знаю, в вашей стране все делается по строгому расписанию, и каждая минута на счету. Это приводит меня в ужас.
        Айрис заняла место во главе стола, Стивен сел напротив.
        Его страна! Значит, эта маленькая колдунья даже не хочет признавать, что это и ее страна тоже. Какую еще хитрость она придумала? Что за план она обсуждала со своим дружком Юзревым?
        Стивен смотрел, как она с непринужденным изяществом, которого он не видел ни у одной женщины, ела жареную куропатку. Слуги прислуживали ей, как настоящей королеве, которой они принесли клятву верности. Когда подали кофе, Айрис решила поговорить со Стивеном начистоту.
        - Михайло связался с некоторыми заслуживающими доверия юристами из Каира и Александрии, - начала она. - Мне хотелось знать их мнение по поводу документа, составленного моим отцом.
        Стивен постарался запастись терпением.
        - Дитя мое, - сказал он, - я могу объяснить вам все, что вы хотите знать, и, уверяю вас, эти ученые люди, которые демонстрируют принцу свои познания, не смогут найти ни малейшей лазейки. Вы лишь зря тратите время - их и свое.
        Она подняла глаза от своей чашки и посмотрела на него долгим, пристальным взглядом.
        - Время покажет, господин Делтри.
        - Я, по крайней мере, не собираюсь терять свое время, переливая из пустого в порожнее, - резким тоном произнес он. - Вы уже слышали все, что я должен был вам сообщить, и от этих фактов никуда не деться.

«Какой он сильный, - думала она. - Как уверен в себе… Словно один из фараонов Древнего Египта! Он создан для того, чтобы покорять мир».
        При этой мысли чувство восхищения Стивеном с новой силой вспыхнуло в ее сердце, но вместе с тем в ее душе начал разгораться другой пожар - желание, чтобы именно перед ней этот непреклонный человек признал себя побежденным. Она не поедет с ним в Англию, напротив, это он останется в Египте. Она тоже может быть непреклонной и докажет это.
        Ее сердце забилось чаще. Она снова почувствовала уверенность в своих силах.



        Глава девятая

        Прошла неделя, и Стивен Делтри был сам удивлен более чем кто-либо, что до сих пор находится в Маленьком Дворце.
        Эти семь дней он прожил словно в состоянии транса. По его же собственному мнению он теперь мало чем походил на того рассудительного уравновешенного Стивена Делтри, каким он был до того момента, когда судьба свела его с Лоуэлл-пашой. Каждое утро, едва проснувшись, он твердо решал оставить свою миссию невыполненной и бежать от затягивающих, точно омут, чар Айрис обратно в Каир. Она совершенно измучила его, отказываясь говорить о поездке в Англию, все время уклоняясь от ответов, отмалчиваясь или переводя разговор на другие темы. Айрис больше ни разу не показывала свой характер, не выходила из себя, не возмущалась и не обижалась. Напротив, она была самой что ни на есть радушной и очаровательной хозяйкой, принимающей дорогого гостя. Казалось, что предел ее желаний - сидеть у его ног и впитывать то, что он ей рассказывал; гордая Дочь Земли и Неба превратилась в послушную ученицу, жадно тянущуюся к знаниям, с робостью ждущую помощи и совета. Но как только Стивен начинал думать, что ему удалось «поймать ее на крючок», и предлагал ей определиться с датой отъезда в Англию, она вновь отделывалась туманными и
уклончивыми фразами, и они опять возвращались к тому, с чего начинали.
        Так больше не могло продолжаться. Стивен это понимал совершенно отчетливо. Так больше не могло продолжаться по нескольким причинам, главной среди которых был его растущий интерес к этой девушке, и интерес этот уже становился слишком опасным. Возможно, она действительно была испорченным, упрямым ребенком, но в то же время, она была восхитительной молодой женщиной, созданной для любви, полной поэзии, очарования и романтики. А у Стивена, надо признать, под внешней броней светского человека и профессионального дипломата всегда скрывалась романтическая жилка - непреодолимая тяга к прекрасному.
        Здоровье мисс Морган понемногу шло на лад. По вечерам, когда спадала жара, она уже спускалась посидеть на террасе. Стивен с удивлением обнаружил, что мисс Морган его надежный союзник. Она часто вела с ним долгие беседы об Англии. Стивен, конечно, видел, что пожилая женщина боится уезжать из Египта, боится провести последние несколько лет своей жизни в сыром холодном климате родной страны. Однако старая гувернантка предпринимала героические попытки расписать Айрис лондонскую жизнь в розовых тонах. Стивен обратил внимание, что когда разговор заходил на такие темы, Айрис молча сидела с характерным для нее отстраненным выражением лица, часто даже прикрыв глаза. Иногда ему казалось, что она намеренно старается не слушать, о чем идет речь.
        Вне всяких сомнений увезти ее из Египта будет очень и очень непросто. И Стивен отдавал себе в этом отчет.
        Из Каира в Асуан для него регулярно пересылали корреспонденцию. Два письма было от Элизабет, написанных в обычной для нее легкой, веселой, не слишком сентиментальной манере. Она была робка, как школьница, стеснялась показать свои чувства, или, может быть, не хотела доверять их бумаге. Но то, что она любила Стивена, не вызывало никаких сомнений. Еще совсем недавно это наполняло его сердце гордостью и удовлетворением. Теперь же он читал ее письма с растущим чувством неловкости и вины.

«Почему ты не пишешь, Стив, дорогой? Наверное, ты очень занят. Но я знаю, ты думаешь обо мне.»
        И снова:

«Какой ты противный! Опять нет от тебя письма. Как зовут твою новую подружку? Я подам на тебя в суд за нарушение клятвы, если вскоре не получу весточки от тебя. Стив, дорогой, я мечтаю о том чудесном времени, когда не будет этих тысяч миль, разделяющих нас… Обязательно прочитай новый роман Фрэнсис Джерард. Очень интересно! Книгу я тебе пришлю.»
        Милая Элизабет! Она писала то, что думала и чувствовала, безо всяких аллегорий, с неизменным жизнерадостным юмором, но за строками ее писем чувствовалось беспокойство. Он не мог этого не заметить и теперь мучился угрызениями совести.
        Он многое бы отдал, чтобы быть таким, как прежде, когда предложил ей стать его женой.

«Как зовут новую подружку?» - в шутку спросила она. «О Боже! - подумал Стивен. - Какие уж тут шутки!» Что он делает? Почему он позволяет Айрис Лоуэлл держать его здесь? Потому что она - женщина его мечты, она, а не Элизабет!
        Письма Элизабет были прочитаны и убраны в его кейс. Рано или поздно на них придется отвечать. А пока он продолжал плыть по реке эмоций, которые пробуждала в нем Айрис, и течение в этой реке было слишком сильным, чтобы с ним бороться. Михайло Юзрев в последнее время не появлялся. Он несколько раз заходил, но его не впустили. Стивену и мисс Морган Айрис сообщила, что не желает видеть принца в настоящее время.
        - Он утомил меня. Пусть подождет, - сказала она как-то раз утром, когда Махдулис принес записку от серба, и бросила на Стивена взгляд, от которого затрепетало сердце молодого дипломата.
        Паша был прав. Если умрет старая мисс Морган, Айрис останется совершенно одна и будет легкой добычей для таких, как Юзрев.
        А на следующей неделе, если только Стивен не попросит продлить ему отпуск, он уже должен будет приступить к своим обязанностям в Каире.
        Он уже довольно хорошо познакомился с владениями Лоуэллов и полюбил их. Айрис показала ему каждую комнату, каждую реликвию, каждую книгу. Она провела его по столь дорогому ее сердцу священному храму, поведала ему там секреты древних, пробудила в нем почти такой же энтузиазм и любовь к эпохе фараонов, какой испытывала сама.
        Она околдовала его, как признавался сам себе Стивен, почти заставив поверить, что она действительно является воплощением древней богини.
        Айрис была несравненна в своих восхитительных экзотических одеждах. Он никогда не уставал от ее общества и готов был часами любоваться ее изящными движениями, выразительными жестами рук. И еще он никак не мог отделаться от мучительно-сладкого воспоминания о той Айрис, которую он видел лунной ночью на развалинах храма. Он снова хотел увидеть ее такой, держать в своих объятиях, потерять голову от страсти…
        Он старался избавиться от этих мыслей, но они как наваждение возвращались снова и снова.
        Каждый Божий день Стивен спускался вниз в твердой решимости рассказать Айрис об Элизабет. Он и не рассчитывал своим признанием произвести какой-нибудь эффект. Что ей, собственно, за дело до того, на ком он собирается жениться? Однако всякий раз, когда он уже готов был сказать о своей невесте, язык не поворачивался произнести роковую фразу. Дальше так продолжаться не могло.
        Айрис, не подозревавшая о мучительной борьбе, происходящей в душе англичанина, которого она считала человеком с железной волей, продолжала предаваться своим мечтаниям, выжидая время. Она намеренно избегала разговоров об отъезде в Англию. В любом случае Морга все еще была слаба и не могла никуда ехать. А потом, как надеялась Айрис, когда Стивен побудет здесь еще некоторое время, он окончательно подпадет под магическое очарование Египта. Тогда он все поймет и больше не будет настаивать на ее отъезде.
        Айрис продолжала жить в своем иллюзорном мире. Ей было хорошо со Стивеном: кроме того, что он в интеллектуальном плане занял место ее отца, его общество вызывало в душе Айрис неведомые ей прежде ощущения. Она не хотела думать ни о прошлом, ни о будущем. Айрис жила только сегодняшним днем, забыв даже свой план о брачном союзе с Михайло. Она была уверена, что переманит Стивена на свою сторону.
        Однажды старая гувернантка, когда они были одни, пожурила Айрис.
        - Когда ты напишешь письмо миссис Корнуолл? Тебе уже давно пора это сделать, дитя мое. Мистер Делтри написал ей, но ты тоже должна связаться со своей тетушкой.
        Айрис загадочно улыбнулась.
        - Да, я в ближайшее время напишу ей. Не надо напоминать мне об этом, Морга, - ответила она.
        - Но мистеру Делтри скоро придется ехать в Каир. Вчера вечером он сообщил об этом. У него есть и свои дела, Айрис. Он ждет от тебя какого-то решения.
        Айрис слегка прикусила губу, но продолжала улыбаться.
        - Ему придется подождать еще немного, Морга, - сказала она.
        Мисс Морган слишком хорошо знала свою воспитанницу, чтобы продолжать этот спор. Но она никак не могла отделаться от дурного предчувствия. Ей казалось, что ситуация может выйти из-под контроля, и все кончится чем-то ужасным.
        Эта ночь была особенно жаркой и тихой. В черно-синем небе, словно большой серебристый фонарь, висела полная луна. Пронзительным холодом горели звезды. Мисс Морган рано отправилась спать. Стивен, как обычно, ужинал вдвоем с Айрис - это был ставший уже традиционным ужин на террасе с бесконечной сменой превосходных блюд и отличным вином. Было настолько безветренно и тихо, что ровное пламя свечей казалось золотыми стрелами, пронзившими кромешную тьму ночи.
        Стивен любовался девушкой, сидящей напротив. Он сразу обратил внимание, что сегодня Айрис была в новом платье, самом элегантном из тех, что он видел до сих пор. Сшитое из черного гофрированного шифона, оно было схвачено на ее узкой талии широким поясом, украшенным жемчугом и драгоценными камнями. Шея и плечи оставались открытыми. В ушах красовались большие кольца, а в темные уложенные кольцами косы вплетена серебряная лента. Стивен поймал себя на том, что не может отвести взгляд от этой ленты, матово мерцающей в лунном свете.
        Потягивая крепкий турецкий кофе и дымя сигарой, Стивен почувствовал, что сегодня он взволнован более, чем обычно. С этим пора кончать, сказал он себе, потому что это уже безумие. Сегодня он обязательно расскажет Айрис об Элизабет. Он скажет:
«Вы обязательно должны познакомиться с моей будущей женой. Может быть, вы подружитесь…»
        Но он понимал, насколько нелепа сама мысль, что Элизабет и Айрис станут подругами. Современные девушки, Элизабет уж во всяком случае, вряд ли поймут Айрис.
        Айрис в свою очередь из-под опущенных ресниц наблюдала за Стивеном. Он загорел и казался Айрис очень красивым. Ей нравился его белый тиковый пиджак и снежная белизна воротничка на фоне бронзовой шеи. Но почему он сегодня такой молчаливый? За весь вечер он бросил лишь несколько фраз в своем обычном стиле. Он не смеялся и не заводил разговор на какую-нибудь отвлеченную тему. Он даже смотрел на нее сердито.
        Айрис сказала ему об этом. Он отвел взгляд от ее стройной фигуры и немного нервно рассмеялся.
        - Вздор! - сказал он. - Но я должен заметить, Айрис, что хотя эта неделя была очаровательной и я просто восхищен вашим гостеприимством, послезавтра я должен возвращаться в Каир. Я хочу, чтобы вы пообещали мне, что завтра утром мы составим точный план поездки в Англию.
        От страха у Айрис кровь похолодела в жилах.
        - Нет! - воскликнула она. - Нет!
        Он находился в таком состоянии, что вывести его из себя было проще простого.
        - Да, моя дорогая! - сердито произнес он. - Больше не может быть никаких отсрочек и отговорок. Вам придется это сделать.
        Последовало напряженное молчание. Стивен не решался взглянуть на нее. Затем он услышал какие-то шуршащие звуки и был вынужден поднять на нее взгляд. Она стояла перед ним, прямая и очень бледная.
        - Я не хочу ничего слушать, - сказала она тихим голосом. - Такой чудесный вечер! Все вокруг так изумительно! Я запрещаю вам портить мне этот вечер, Стивен.
        Он тоже поднялся со своего места. Так значит ему опять предстоит бороться с этой упрямой девчонкой! Приятная сговорчивая собеседница снова превратилась в своенравную молодую нахалку, с которой совершенно невозможно иметь дело. Ну что ж, подумал он, пришла пора выложить карты на стол.
        - Послушайте меня, милая девушка, - начал он, - на следующей неделе вы отправляетесь в Лондон. Я буду сопровождать вас с мисс Морган до Каира, а затем…
        Он замолчал, потому что Айрис вдруг повернулась и побежала вниз по мраморным ступеням в темноту сада; Стивен неожиданно почувствовал, как его охватывает дикая ярость. Он не хотел уступать этой девчонке, не хотел продолжать потакать ее капризам! Он смял в пепельнице сигару и бросился вслед за Айрис.
        Она была уже довольно далеко, бесшумно скользя по земле в своих легких сандалиях к берегу блестящего в лунном свете Нила. Сквозь кусты Стивен видел сверкающие серебряные блестки на ее одежде и в волосах.
        - Айрис! Вернись! - закричал он. - Вернись, глупенькая!
        Он догнал ее уже у самого берега. В какой-то момент у него мелькнула безумная мысль, что она собирается прыгнуть в воду. Айрис стояла на самом краю, приняв свою излюбленную позу античной статуи - вытянувшись в струнку, слегка откинув голову. Тяжело дыша, Стивен подбежал к ней и схватил ее за руку. Рука была холодной и безжизненной, но когда она повернула к нему свое лицо, он увидел, что она очень взволнованна.
        - Вы не заставите меня уехать, Стивен, - выдохнула она. - Повторяю вам, я умру, если поеду в Англию. Оставьте меня. Я хочу здесь жить и здесь умереть. Вы не погубите меня, Стивен.
        - Вы сами хотите себя погубить, - сказал Стивен.
        Она попыталась высвободить руку. Ее била дрожь.
        - Пустите меня…
        - Давайте вернемся и поговорим спокойно, Айрис.
        - Нет.
        - Я не собираюсь оставлять вас здесь, чтобы вы поплыли на тот берег и провели ночь в этом вашем проклятом храме.
        Ее глаза гневно сверкнули.
        - Если я захочу, то поплыву куда угодно. Вы не можете меня остановить.
        Но терпение Стивена уже лопнуло. Нервно рассмеявшись, он подхватил ее стройное тело и, заключив в свои объятия, приподнял над землей. Их взгляды встретились.
        - Тебе пора научиться делать то, что тебе говорят, - пробормотал он сквозь зубы.
        Первые мгновения она отчаянно сопротивлялась. А затем как будто наваждение, преследовавшее обоих все эти дни, вдруг стало явью. Волны ее волос каскадом упали на лицо Стивена, ослепив его, и своим неповторимым ароматом окончательно сломили его сопротивление. В безумном порыве он крепко прижал ее к своей груди. Пальцы Стивена коснулись ее шеи, и он почувствовал лихорадочно бьющийся пульс. Теперь он не замечал ничего вокруг, ничего не знал и ничего не помнил - для него существовала только эта удивительная женщина, которую он держал в своих объятиях, податливая, как пламя свечи, и такая же горячая. Ее чувственные губы были совсем близко. Тихий, дрожащий голос прошептал его имя.
        - Стивен! Стивен…
        И он закрыл ее жаждущие ласки губы долгим страстным поцелуем. Он бережно опустил ее на землю, и они стояли, слившись в жарком объятии. Для Айрис это мгновение было откровением, пробуждением души и сердца, триумфом женской слабости, неразрывно связанным с признанием мужского превосходства. Но для Стивена Делтри это было поражение; неземное блаженство и вместе с тем горькое сожаление. И хотя в эту минуту от счастья все плыло у него перед глазами, он знал, что час расплаты впереди, потому что на свете есть еще Элизабет.



        Глава десятая

        Айрис, наслаждаясь этим долгим и страстным объятием, почувствовала, что начинает понимать, в чем истинный смысл жизни и в чем ее, Айрис, предназначение. Она была рождена, чтобы любить Стивена Делтри и быть любимой им. Это было предопределено звездами тысячи и тысячи лет назад. Именно поэтому судьба свела Стивена с ее отцом и потом направила к ней. Пылко отвечая на его поцелуй, чувствуя себя безмерно счастливой от этой открывшейся ей возвышенной любви, она вдруг подумала, как нелепо и смешно было с ее стороны считать его своим врагом и желать, чтобы он поскорее покинул ее дом.
        Она любит его. Она любит его со всей страстью и преданностью, на какие только способна. В ее мечтах, до настоящего момента смутных и неопределенных, любовь существовала всегда. Она много читала о ней. Она узнала многое об этом чувстве, изучая историю. Разве не здесь, в Египте, на берегах Нила Клеопатра любила Антония? А как сильно любили друг друга ее отец с матерью, пока смерть не разлучила их!
        Так же и она будет любить Стивена. Между ними больше не будет споров, не будет борьбы характеров. У Айрис были свои принципы относительно любви между мужчиной и женщиной. По ее убеждениям, когда женщина встречала своего единственного мужчину, который должен был стать ее мужем, ей следовало подчиняться его воле. Она не должна пытаться приказывать; наоборот, она должна повиноваться. В любви и дружбе они должны быть равны, но его воля должна быть для нее законом.
        С такими мыслями Айрис посвятила себя и свою любовь Стивену Делтри.
        Но Стивен вдруг отстранился от нее. Он был далек от романтики и полон мрачных предчувствий и сомнений, о которых Айрис не имела ни малейшего представления. Да, он очень хорошо понимал, что безнадежно влюбился в эту девушку. Но на пути этой любви стояли серьезные препятствия, и Стивен отчаянно пытался усмирить свои чувства.
        Она подняла свои длинные ресницы и посмотрела на него с такой нежностью, что Стивен не выдержал и отвел глаза. Айрис заметила, что он смертельно побледнел, и его лоб покрылся испариной.
        - Стивен! - тихо сказала она. - Что с тобой?
        Он выпустил ее из своих объятий и провел рукой по лбу.
        - О, Господи! - вырвалось у него.
        - Стивен, дорогой… - робко произнесла Айрис, не привыкшая так обращаться к мужчине. - Ты нездоров? Что случилось?
        Он попытался взять себя в руки.
        - Вернемся домой, Айрис, - сказал он.
        - Как скажешь, - послушно ответила она.
        Стивен с отчаянием посмотрел на нее. Если бы она знала, какой пытке подвергает его! По тому, как она ответила на его поцелуй, Стивен понял, что Айрис его любит. Он знал также, что в силу своей молодости и неискушенности она слишком уязвима. Он мог распоряжаться ее поступками и даже жизнью, стоит ему только захотеть. Но это было невозможно. Всего лишь час назад ему казалось, что он полностью контролирует ситуацию. А теперь он чувствовал, что находится в смятении.
        Неуверенным, робким жестом она откинула волосы назад и перехватила их серебряной лентой, которую Стивен в порыве страсти развязал.
        Он не хотел уходить отсюда. Он хотел бы сесть в лодку и, крепко прижав Айрис к груди, плыть и плыть по сверкающим водам Нила. Он хотел бы забыть, что кроме них на свете существует еще кто-то.
        Сила обуревавших его чувств заставила Стивена заговорить с ней резким тоном.
        - Между нами ничего не может быть, Айрис. Мы оба должны быть благоразумными.
        Смысл его слов остался ей непонятен - он увидел это по удивленному выражению ее глаз.
        - Я не имею права любить тебя, Айрис, - добавил Стивен. - Мне очень жаль, моя дорогая. Ты должна простить меня. Ты слишком красива… тут и святой не устоял бы. - Он нервно засмеялся.
        - Не имеешь права? - повторила она его слова. - Но ты ведь любишь меня, а я люблю тебя. Это было предопределено. Такова воля звезд. Я где-то читала, Стивен, что от любви и от смерти убежать нельзя. Так зачем, если мы любим друг друга, убегать от своей любви?
        Он молча посмотрел на нее, затем повернулся и пошел обратно к Маленькому Дворцу. Айрис шла рядом с ним, и Стивен понимал, что она ждет ответа. Он также понимал, что то, что между ними произошло, нельзя свести к минутному помешательству или легкому увлечению. Обычная современная девушка могла бы это простить и забыть. Но Айрис была одной из самых цельных натур, которых он когда-либо встречал. Кроме того она с первого взгляда поразила его как олицетворение гордой женственности. Ему ни на секунду не приходило в голову, что она может в него влюбиться. Но она только что произнесла эти слова. Стивен знал ее уже достаточно хорошо, чтобы понимать, что происходит в душе Айрис. Ее странные, полные философского смысла слова, все еще звучали у него в ушах: «От любви и от смерти убежать нельзя».
        Разве он стремился убежать? Нет, во всяком случае не от любви Айрис.
        Но ему не суждено насладиться таким счастьем. Он должен жениться на Элизабет Мартин. При мысли об Элизабет Стивен наконец вернулся на землю.
        Он ничего не сказал Айрис, пока они не возвратились на залитую лунным светом террасу. Мягкий янтарный свет лился из высоких окон нижнего зала дворца. Наверху в своей комнате, уже спала и видела сны старая мисс Морган. Но Стивен знал, что он не сможет заснуть, если он сейчас же не поговорит с Айрис начистоту.
        - Мы должны поговорить, дорогая моя, - сказал он. - Присядем здесь или пройдем внутрь?
        Айрис внезапно почувствовала, что ее охватывает тревога. Ей многого стоило унять лихорадочно бьющееся сердце и пойти вслед за Стивеном.
        - Как тебе будет угодно, Стивен.
        Он потянул за воротник своей рубашки. Ему не хватало воздуха.
        - Давай сядем на террасе… здесь прохладнее, чем в комнате.
        - Хорошо, - покорно согласилась она.
        Стивен закурил сигарету, стараясь не смотреть на изящную фигурку Айрис, сидевшую напротив.
        - Я так много хотел сказать тебе, дорогая, но все не было случая. Мы оба были заняты проблемами, связанными со смертью твоего отца. Я приехал сюда в качестве его друга и, как я надеялся, и твоего тоже. Теперь все изменилось. Понимаешь, есть одна девушка. Я обручен с ней. Короче говоря, я должен на ней жениться.
        Совсем смутившись, он замолчал. Он понимал, что сам виноват в той неловкой ситуации, в которой очутился, но было поздно. Возможно, ему надо было предвидеть все заранее, но он честно мог сказать, что не ожидал от себя такого эмоционального взрыва. Стивен вбил себе в голову, что Айрис лишь терпит его присутствие, а он, в свою очередь, был настолько уверен в себе, что не верил в возможность безнадежно влюбиться в Айрис Лоуэлл.
        - Я должен жениться на одной девушке, - продолжал он с угрюмой решимостью. - Ее зовут Элизабет Мартин. Она сейчас в Лондоне, и мы должны пожениться.
        На его лбу снова проступила испарина. Он достал платок и вытер лицо. Опустив голову, он смотрел не на Айрис, а на тлеющий огонек своей сигареты. Он ненавидел себя в эту минуту. Черт возьми, теперь уже нельзя все обратить в шутку! Теперь не скажешь: «Все это, конечно, замечательно, но не серьезно, поэтому хватит на сегодня». Для него это значило слишком много, а о том, что творилось в душе Айрис, он даже думать не решался.
        Он был бы очень удивлен, если бы узнал, что ее странный и непредсказуемый ум находился в гораздо меньшем смятении, чем его собственный, и в эту минуту работал спокойно и рационально. И Стивен был действительно удивлен, услышав ее слова, произнесенные с присущим ей достоинством, которое произвело на него сильное впечатление еще при первой встрече.
        - Понимаю! - сказала она. - Так значит, ты помолвлен, Стивен. Этот брак был устроен вашими семьями. Ты, без сомнения, не любишь эту девушку. Ведь так?
        Стивен нахмурил брови и невесело усмехнулся. Айрис сформулировала это чересчур теоретически.
        - Дело обстоит не совсем так, Айрис, - сказал он. - Наша помолвка вовсе не то, что ты понимаешь под этим словом. И во всяком случае она не была устроена нашими семьями. В Англии ты просто встречаешь девушку, влюбляешься в нее, и в один прекрасный момент вы решаете пожениться. Это было решено по обоюдному согласию.
        - Так, значит, ты все-таки любишь ее, если ваш брак не был предопределен вашими семьями? - спокойно спросила Айрис.

«О Боже! - подумал он. - Это тяжелее, чем я предполагал».
        - Мне казалось, я поняла тебя, - добавила она. - А теперь получается, что нет. Ты не можешь любить двух женщин одновременно. Если ты хочешь жениться на этой… другой девушке, ты не можешь желать вступить в брак со мной. Зачем ты тогда меня целовал? Что все это значит?
        Никогда еще за всю свою жизнь Стивен не оказывался в таком затруднительном положении. На ее безжалостно прямые вопросы можно было ответить только максимально искренне. Было бы оскорбительным с его стороны пытаться увиливать от прямого ответа или чего-то недоговаривать. С самого начала их знакомства он проникся уважением к исключительной искренности девушки, ее безыскусной манере себя вести. Эти ее качества нравились ему все больше и больше. Он испытывал острое желание упасть перед ней на колени. Ему хотелось сказать ей: «Дорогая, милая моя, как ты прекрасна! Давай забудем про все и про всех!»
        Но таким способом решить проблему было нельзя. Стивен хорошо понимал это. Он заставил себя посмотреть на Айрис. Как она спокойна! Она сидела в своей излюбленной позе и изучающе смотрела на него своими огромными глазами.
        - Айрис, прости меня, если я сейчас кажусь тебе нелепым или глупым. Но эта неожиданно вспыхнувшая любовь потрясла меня до глубины души. Я не был готов к ней. Если бы я не любил тебя так сильно, я бы чувствовал себя просто скотиной, но дело в том, что я очень люблю тебя, и в этом мое оправдание. Сможешь ли ты это понять и поверить, что я говорю правду?
        - Да. Но что же Элизабет?
        - Мне казалось, что я люблю ее, Айрис. И это правда, хотя мне трудно сейчас разобраться в себе. С тобой все по-другому. Такие вещи случаются, случилось это и со мной…
        Айрис сидела спокойно, но на душе у нее было тяжело. Волшебство этой ночи начало тускнеть, как блекнут звезды с приближением восхода солнца. Стивен выглядел очень несчастным, и это причиняло ей боль. Больше всего ей хотелось снова почувствовать тепло его объятий и страстный жар его губ. Ей нужно было отогнать призрак этой
«другой девушки», угрожавшей разрушить ее счастье.
        - Пойми, дорогая, я не хотел, чтобы так вышло, - снова заговорил Стивен.
        - Но, Стивен, - медленно произнесла она, - ты ничего не мог с этим поделать. Ты ведь знаешь, я уже говорила тебе. Я, как и мой отец, верю в судьбу и, как я тебе уже сказала, то, что произошло этой ночью, было предопределено, и избежать этого невозможно.
        - Не могу сказать, что полностью в это верю, - коротко рассмеявшись, сказал Стивен. - Я считаю, что человек до определенной степени в состоянии управлять своей судьбой.
        - Мы, разумеется, можем контролировать свое поведение, но наша встреча и то, что мы полюбили друг друга, было так же неизбежно, как жизнь и смерть.
        - О Айрис, любовь моя, - простонал Стивен. - Может быть, ты права. Пусть так. Но помолвка - это договор, который не так-то легко расторгнуть. Вот где камень преткновения. Кроме того, я знаю, что Элизабет очень хорошо ко мне относится.
        - Насколько хорошо? - тихим голосом спросила Айрис.
        Он с трудом сглотнул.
        - Ну… насколько я знаю… - пробормотал он, - достаточно хорошо, чтобы хотеть выйти за меня замуж.
        - Чувствует ли она, что ты для нее - весь мир, солнце, луна и звезды, что ты само дыхание ее жизни?
        Стивен покраснел. Бедная маленькая Элизабет явно не сочеталась с такой поэтичной экзотикой. Он отчетливо понимал, что Элизабет была неспособна на такие возвышенные чувства, которые бурлили в Айрис. Но сколько вообще женщин понимают любовь так, как Айрис Лоуэлл? И многие ли из них готовы с такой самоотверженностью отдаться этому чувству? Поэтому было бы нечестно с его стороны заниматься сравнениями. У Элизабет и таких девушек, как она, не было за плечами нескольких лет изучения философии, истории, долгих уединенных раздумий. Общаясь с Айрис Лоуэлл, мужчина имел дело с уникальным явлением, и в этом-то крылась опасность.
        - Ответь мне, Стивен, любит ли она тебя так же сильно? - продолжала допытываться Айрис.
        - Понятия не имею, дорогая, - развел руками Стивен.
        - А я люблю тебя именно так, Стивен. И раз я так говорю, то значит это навсегда.
        Он бросил окурок в пепельницу.
        - Мне кажется, я тоже люблю тебя так же сильно, - импульсивно сказал он. - Но мне приходится думать об Элизабет. Я должен играть честно.
        - Играть? - недоуменно повторила она. - Какое отношение к чувству имеет игра?
        С некоторым облегчением он почувствовал, что в эту самую трудную минуту его жизни к нему начинает возвращаться чувство юмора. Он улыбнулся.
        - Дорогая моя, это просто такое английское выражение. Мы часто его употребляем. Для англичанина понятие чести имеет огромное значение, и поэтому, видит Бог, я не могу лицемерить. Я сознаю, что мое отношение к Элизабет изменилось, и пока я живу, мне не нужна никакая другая женщина, кроме тебя. Хочешь ли ты, чтобы я сказал об этом Элизабет и попросил ее вернуть мне мое слово? Согласишься ли ты выйти за меня замуж, если я сделаю тебе предложение?
        Душа Айрис запела от радости. Кровь снова прилила к ее щекам.
        - Да, да и еще раз да! - воскликнула она. - И ты поступишь абсолютно правильно, Стивен, я уверена в этом. Если ты любишь меня, ты не можешь жениться на Элизабет, она сама этого не захочет. Я никогда не смогла бы выйти замуж за человека, который любит другую. По-видимому, она поступит так же?
        - Надеюсь, что да, Айрис, - просто ответил он.
        Внезапно она затаила дыхание.
        - А если нет? Если она будет настаивать, как тогда ты поступишь, Стивен?
        - Дорогая, давай не будем загадывать так далеко, - сказал он. - Мне достаточно знать, как сильно я тебя люблю. Дай мне немного времени все обдумать и решить, как поступить. Я незамедлительно напишу Элизабет. Это будет честно. Когда мы получим ее ответ, то подумаем, что делать дальше.
        Айрис встала. Она была бледна, и ее стройное тело дрожало.
        - Ах, Стивен, - прошептала она. - Мне страшно. Наш путь не такой прямой и чистый, как мне казалось. Стивен, почему какие-то тени мешают нам быть вместе? Я думала, все очень просто - ты мой, а я твоя. А теперь выясняется, что ты принадлежишь другой. Ты меня любишь; но при этом тебе могут не позволить любить меня. Стивен, я не вынесу, если ты женишься на другой женщине.
        Ему было тяжело видеть, как она, бледная и дрожащая, стоит перед ним. Но он подавил в себе желание подойти и обнять ее. Этот путь вел к безумию. До тех пор, пока он не увидит Элизабет или не получит от нее ответа на письмо, он должен запретить себе наслаждаться счастьем с Айрис.
        - Нам обоим необходимо отдохнуть, - сказал он. - Уже слишком поздно.
        Она не ответила, продолжая смотреть на него своими огромными глазами, полными страха и печали. Выражение лица Айрис встревожило Стивена.
        - Не волнуйся, дорогая. - Стивен попытался успокоить ее. - Все образуется. Обязательно. Айрис, я действительно люблю тебя. Беда лишь в том, что я слишком тебя люблю.
        Уголки ее чувственного рта вдруг приподнялись в слабой улыбке. Она протянула ему руку.
        - Для меня твоей любви никогда не будет слишком много. А теперь спокойной ночи, Стивен, мой Стивен - мой, пусть хоть ненадолго.
        Он взял протянутую ему тонкую руку и прижал к своим губам. Она чувствовала его обжигающий поцелуй на своей ладони. Затем он повернулся и быстро удалился, оставив ее на террасе дворца в глубокой задумчивости.



        Глава одиннадцатая

        Приехав в прохладную просторную квартиру Уилсонов в большом современном квартале Каира, с видом на Гезира-Клаб, знаменитый спортивный клуб, Элизабет Мартин почти сразу же оказалась на коктейль-пати.
        Элизабет обожала такие вечеринки. От матери она унаследовала неиссякаемую любовь ко всякого рода светским мероприятиям, и поскольку у нее не было ни особых способностей, ни стремления к интеллектуальным занятиям, вечеринки, приемы и танцы составляли основную программу ее развлечений.
        Но на этот раз она чувствовала себя не в своей тарелке, чтобы получать полное удовольствие от окружавшей ее стаи молодых людей, с готовностью ожидавших ее приказания принести ей бокал с коктейлем, орешки, икру или сэндвичи с паштетом.
        Элизабет прилетела в Каир накануне поздно вечером, и с этого момента одно разочарование следовало за другим.
        Главным ударом, безусловно, для нее явился тот факт, что Стивена нет в Каире. Несмотря на предупреждения леди Мартин, Элизабет все-таки рассчитывала застать его в городе. Тем не менее она была уверена, что легко выяснит, где он находится. Сэм Уилсон работал в американском посольстве и знал всех из британской миссии. Элинор, его жена, молодая симпатичная американка, подружилась с Элизабет, когда та приезжала в Египет в предыдущий раз, и была очень рада приютить ее у себя. Однако ни Сэм, ни Элинор до сих пор не смогли выяснить, куда запропастился Стивен.
        Единственное, что удалось узнать Элизабет, что последнее сообщение в миссию поступило от него две недели назад, и теперь вся его корреспонденция пересылается в отель в Асуане.
        Сэм Уилсон, никогда не унывающий и всегда готовый помочь, тут же связался по телефону с отелем, но тамошняя администрация ничего не знала о местонахождении Стивена, сообщив только, что багаж мистера Делтри был взят из отеля в день его приезда, а его почту ежедневно забирает слуга. Больше ничего полезного Элизабет не узнала.
        Она была озадачена и немного встревожена. Уилсоны считали, что Стивен проводит время со своими друзьями.
        Но они не могли даже предположить, с кем именно, поэтому эта версия была неопределенной и неудовлетворительной.


        День был жаркий. Многие из гостей, собравшихся на коктейль у Уилсонов, прогуливались по широкому балкону, поглядывая вниз на сверкающие в вечерних сумерках городские огни. Отсюда можно было увидеть и силуэт великой пирамиды Гизы. Элизабет, стоя на балконе, любовалась экзотическим видом в компании высокого египтянина, которого, как она помнила, звали Хелуан Бей. Он окончил Оксфорд, отлично говорил по-английски и был очень любезен с белокурой голубоглазой девушкой из Англии.
        - Вы выглядите задумчивой, мадемуазель. - Египтянин улыбнулся.
        Элизабет грустно вздохнула и, повернувшись к Бею, внезапно спросила:
        - Вы хорошо знаете Асуан?
        - Я много раз там бывал, - ответил он. - У моего дяди поместье в тех краях. А почему вы об этом спрашиваете?
        Элизабет покраснела. Не могла же она сказать Бею, что ищет своего жениха.
        - Да так… Просто мне интересно, что за народ там живет, - запинаясь, проговорила она.
        Бей поглядел по сторонам и наконец нашел в толпе гостей симпатичную черноволосую темноглазую девушку. Она была одета в несколько экстравагантное черно-белое платье, на голове красовалась эффектная французская шляпка с вуалью, а на шее и руках - множество украшений.
        - Это моя кузина, Нила Фахмуд, - сказал Бей. - Она живет как раз в том поместье рядом с Асуаном, о котором я только что говорил. Может быть, вы поговорите с ней?
        Элизабет вежливо поблагодарила.
        Бей вызвал свою кузину на балкон. Через несколько минут девушки уже оживленно беседовали, потому что Нила Фахмуд хорошо говорила по-английски и, как выяснилось, много путешествовала по Европе. Элизабет не составило большого труда перевести разговор на Стивена. Она объяснила, что ее жених уехал в Асуан и гостит у друзей, но она не знает, у кого именно и как с ним связаться.
        - Возможно, вы встречали его, раз только что вернулись из Верхнего Египта, - с надеждой спросила она Нилу. - Его зовут Стивен Делтри.
        На оливковом лице Нилы появилось удивленное выражение. Она прищурила свои большие черные глаза и внимательно посмотрела на Элизабет.
        - О-ля-ля, - тихо пробормотала она. - Подумать только, Стивен Делтри!
        - Вы с ним знакомы? - с оттенком подозрения спросила Элизабет.
        Доброжелательная жизнерадостная избранница Стивена на глазах превращалась в ревнивую собственницу.
        Нила Фахмуд ответила не сразу. Ее мозг усиленно заработал. Она уехала из своего поместья на берегах Нила уже больше месяца назад, но с тех пор получила два довольно красноречивых письма от друга ее брата, Михайло Юзрева, и в этих письмах имя Стивена Делтри упоминалось часто. «Боже мой! - думала Нила Фахмуд. - Я не так уж мало знаю о женихе этой молоденькой англичанки и в частности знаю, где именно он сейчас находится, но весь вопрос в том, должна ли я ей об этом говорить?»
        Нила Фахмуд по натуре была похожа на порхающую очаровательную беззаботную бабочку. По характеру она было полной противоположностью Айрис Лоуэлл, к которой относилась с восхищением и чьей подругой была с детства. Но она всегда жалела Айрис, потому что этот ненормальный Ромни Лоуэлл постоянно держал ее взаперти, вдали от всего мира. Нила надеялась, что появление на сцене Михайло что-нибудь изменит. Она выступала в роли свахи в своей веселой беспечной манере, не особенно задумываясь над тем, подходят ли Айрис и Михайло друг другу. Они казались ей красивой парой, и этого было достаточно. Нила никогда не утруждала себя копаниями в душах других людей. Она всегда считала, что Айрис слишком серьезно ко всему относится, что ей давно пора выбраться из своей золотой клетки и начать наслаждаться жизнью.
        Судя по письмам Михайло, Стивен Делтри был какой-то людоед, которому было дано право силой увезти бедную Айрис в Англию. Помимо того, что это было бы ударом для Михайло, Нила сама не хотела, чтобы Айрис уезжала из Египта. Она надеялась в один прекрасный день представить Айрис в светском обществе Каира и Александрии. Ревность и завистливость были не в ее характере - она была искренней поклонницей неординарной красоты Айрис.
        И вдруг такое открытие! Оказывается у Стивена есть невеста, и она пытается его разыскать! Повинуясь внезапному импульсу, Нила решила помочь Элизабет. Ей пришло в голову, что Элизабет сможет повлиять на Стивена и убедить его не настаивать на отъезде Айрис.
        - Неужели вы встречались с моим женихом? - услышала Нила немного мрачный голос Элизабет.
        Глаза Нилы сверкнули.
        - Нет, но я могу сказать, где он сейчас находится, - воскликнула она.
        Элизабет посмотрела на нее расширившимися от удивления глазами.
        - Вот как? - недоверчиво сказала она.
        - Да, - сказала Нила и добавила несколько театрально: - Он в Маленьком Дворце, в гостях у одной из самых красивых и необычных женщин в мире, известной в Египте под именем Дочери Земли и Неба.
        Элизабет уставилась на египтянку.
        - Я не понимаю, - сказала она.
        В нескольких словах Нила описала ей дочь Лоуэлла-паши.
        - Мой друг принц Юзрев, - добавила она, - хотя и несколько туманно, но объяснил в своем письме, каким образом мистер Делтри связан с семьей Лоуэллов. Похоже, что он выступает в роли опекуна Айрис, и ему поручили отправить ее в Англию.
        Элизабет почувствовала, что земля уходит у нее из-под ног. Она вся покраснела и от возмущения не сразу нашлась, что ответить.
        - Это неправда! - воскликнула она наконец. - Стивен не может быть опекуном этой девушки!
        - Может быть, я не совсем правильно поняла, - сказала Нила. - Я сама поражена этими известиями и очень беспокоюсь за свою подругу. Завтра я возвращаюсь домой, так как Михайло считает, что Айрис нуждается в моей поддержке… - Она на секунду задумалась и вдруг просияла, словно ей в голову пришла удачная мысль. - А почему бы вам не поехать со мной, мадемуазель Мартин? Да, это отличная идея! Мы поедем вместе. Я отвезу вас в Маленький Дворец. Вы сделаете мистеру Делтри приятный сюрприз. Ну как, вы согласны?
        Элизабет заколебалась. Она буквально лишилась дара речи, пытаясь осмыслить это невероятное сообщение. Все ее подозрения вспыхнули с новой силой, и она уже не могла рассуждать логично.
        Ради Стивена она пересекла Средиземное море и теперь была готова, позабыв о гордости, отправиться вслед за ним в Верхний Египет. Конечно, ей не следует принимать это приглашение. Она должна остаться у Уилсонов и ожидать возвращения Стивена в Каир. Но спокойно воспринять сообщение о том, что Стивен находится в каком-то фантастическом дворце в обществе сказочно красивой девушки, которая к тому же воспитывалась как египетская богиня, было выше ее сил. Что подумают ее родители? Как Стивен мог позволить втянуть себя в сомнительную историю с этой девушкой? Опекун! Что за вздор?
        - Поедемте со мной, - прервала ее размышления Нила Фахмуд.
        - Очень хорошо, - решилась Элизабет, - я согласна. Благодарю за приглашение. Когда мы отправляемся?


        Прошло еще два дня с того момента, как Айрис и Стивен признались в любви друг другу.
        Для Айрис это были дни неземного счастья - она любила и была любима, и ее возлюбленный находился рядом с ней.
        На следующее утро она рассказала обо всем старой гувернантке.
        - Ну скажи, Морга, что плохого в том, что я люблю его? Разве он должен жениться на той девушке, если он теперь этого не хочет?
        У мисс Морган были сомнения на этот счет, и она их высказала. Стивен ей понравился сразу, и чем больше она его узнавала, тем больше он ей нравился. Она уверена, что Лоуэлл-паша был бы рад такому зятю. У тетушки Айрис тоже вряд ли бы возникли возражения. Старой гувернантке доставляло огромную радость видеть свою любимицу счастливой.
        Но оставалась еще эта девушка, Элизабет, и Стивен был с ней обручен.
        - Все не так просто, дитя мое, - сказала она Айрис. - Мистер Делтри порядочный человек, но как бы он тебя ни любил, ему будет трудно разорвать отношения с этой девушкой.
        - Ах, Морга, она не будет возражать, - запротестовала Айрис. - Это даже невозможно себе представить. Конечно же она не захочет выходить замуж за мужчину, зная, что он любит другую.
        Мисс Морган взглянула на лицо Айрис: оно было очень бледным от волнения, красивые глаза казались неестественно большими.

«Как она непохожа на других девушек! - подумала мисс Морган. - Я боюсь за нее. Если что-то сложится не так, она будет сильно страдать…»
        Но Айрис отказывалась даже предполагать, что Элизабет не согласится предоставить Стивену свободу. Он уже отправил авиапочтой письмо в Лондон, в котором сообщил своей невесте всю правду. А пока им предстояло много узнать друг о друге, и для Айрис это время было райским блаженством. Она начала лучше понимать его быстрый ум, его волевой, целеустремленный характер. Эстетические представления и вкусы Стивена прекрасно дополняли ее собственные. Ее любовь к нему была так велика, что она была готова, по ее собственному признанию, ехать вместе с ним в Англию.
        Она же казалась Стивену обворожительной, и, несмотря на свой опыт общения с женщинами, он не уставал удивляться. Он никогда, ни в одной женщине не встречал прежде такой нежности, мягкости и восхищался каждой новой открывающейся ему гранью ее характера.
        Он жил, словно в волшебном сне и не хотел просыпаться. Радость от общения друг с другом была непрерывной и бесконечной. Несколько раз докладывали о приходе Юзрева, но ему было отказано в приеме. Стивен и Айрис, взявшись за руки, часами бродили по великолепным комнатам замка и не менее великолепным садам.
        Но Стивен больше ни разу ее не поцеловал. Он дал себе клятву не обнимать свою возлюбленную, не дотрагиваться до ее восхитительных чувственных губ до тех пор, пока он не будет совершенно свободен и сможет это делать со спокойной совестью. Но, как бы то ни было, любовь незримо сопровождала их, где бы они ни были, обжигая их своим мучительно-сладким пламенем. Все, чем они занимались, будь то чтение книги, прогулка или просто ужин, носило на себе отпечаток таинства и волшебства. Их души словно слились воедино.
        На третий день этой идиллии на Маленький Дворец обрушилась буря. Потоки дождя залили все вокруг. Стивен лежал с головной болью и мучался от депрессии, что было на него совершенно не похоже. Айрис была бледна и сильно нервничала.
        Стивен молил бога, чтобы ответ Элизабет пришел как можно скорее. Обычно его письма приходили с дипломатической почтой, но если даже письмо от Элизабет придет сразу в Асуан, то все равно его ждать еще не меньше недели. Если только она не даст телеграмму… Неделя - это слишком большой срок для того, кто томится в неизвестности и не может найти себе места.
        Стивен для себя уже решил, что попросит продлить отпуск и полетит вместе с Айрис и мисс Морган в Лондон. Если Элизабет предоставит ему свободу, он отправится к тетушке Айрис и попросит руки своей возлюбленной.
        Но сегодня его одолевали плохие предчувствия. Он сидел на террасе вместе с Айрис. Буря уже почти стихла, но небо еще озарялось отблесками молний. Нил разбух и был зловещего свинцово-серого цвета. Стивен повернулся к Айрис и поразился бледности ее лица - оно было таким же белым, как и платье, которое было на ней сегодня.
        - Может быть, ты поднимешься к себе и немного отдохнешь, моя дорогая? - спросил он.
        Она протянула ему руку. Он взял ее и почувствовал, как ее тонкие пальцы судорожно сжали его ладонь.
        - Нет, я не могу сейчас отдыхать, Стивен. Я просто сама не своя. Иногда я чувствую, что нам тоже угрожает какая-то страшная буря.
        Стивен улыбнулся. Он уже привык к ее странным фантазиям. Айрис по-прежнему оставалась богиней, живущей в своем особом мире. Но он узнал и другую Айрис - женщину, любящую его и вверившую ему свою судьбу. Поднявшись, он закурил сигарету и, отойдя к перилам, задумчиво посмотрел на хмурое небо.
        Стивен чувствовал, как в нем день ото дня растет напряжение. Он с трудом сдерживал желание схватить Айрис, прижать к груди и вновь ощутить ее лихорадочный пульс у своего сердца.
        На террасе появился Махдулис и что-то сказал своей госпоже.
        Стивен услышал, как Айрис издала радостное восклицание, повернулся и увидел, что она улыбается.
        - Стивен, - сказала она, - приехала моя подруга Нила Фахмуд. Я ее давно не видела. Я хочу тебя с ней познакомить. Она привезла с собой свою новую знакомую, англичанку. Я сказала Махдулису, чтобы он пригласил их сюда. Возможно, они будут с нами ужинать.



        Глава двенадцатая

        Стивен нахмурился. Он был сейчас не в настроении встречаться с незнакомыми людьми и не хотел ни с кем делить Айрис. Он уже много наслушался о Фахмудах, и один тот факт, что они были друзьями принца Юзрева, делал их в глазах Стивена не слишком желанными гостями. Ведь он любил Айрис и думал, что такой любви на свете вообще не бывает, а рядом с любовью всегда соседствует ревность. Он ревновал бы к любому мужчине, который дерзнул бы коснуться ее тонких, изящных рук, красота которых однажды вдохновили его процитировать несколько строк из знаменитой кашмирской песни:


        Бледные ладони
        Как лепестки лотоса
        На прохладной воде,
        Там, где были счастливы мы с тобой…


        В один из этих сказочных дней, проведенных вдвоем с Айрис, ему пришла в голову мысль, что он мог бы дополнить эти строки:


        Я скорее бы согласился
        Чтобы эти руки
        Сомкнулись на моем горле,
        Чем помахали мне на прощанье…


        И это не было бы слишком большим преувеличением. Да, теперь ему трудно было представить себе жизнь без Дочери Земли и Неба.
        Айрис посмотрела на него немного обеспокоенно.
        - Ты не возражаешь, если моя подруга посидит с нами часок, любимый мой?
        Он тут же вышел из оцепенения.
        - Разумеется нет! Я буду очень рад… - начал он. И тут слова и улыбка замерли на его устах. Он стоял, как вкопанный, не в силах оторвать взгляд от двух девушек, входивших на террасу в сопровождении слуги. Он отказывался верить своим глазам. Та, что пониже ростом и более смугла, была ему незнакома, но высокая светловолосая девушка в голубом платье… Боже милостивый, это была Элизабет!
        Но этого не может быть! Наверное, ему снится сон, или он перегрелся на солнце. Элизабет была в Лондоне, за тысячи миль отсюда. Это какая-то другая девушка, невероятно похожая на нее…
        Стивена прошиб холодный пот. Он вдруг с ужасающей ясностью понял, что он не бредит и что все это происходит наяву. Элизабет… такая знакомая ему Элизабет с милым розовеньким личиком и укоризненным выражением голубых глаз стояла перед ним. Она уже что-то говорила ему.
        - Привет, Стивен, - сказала девушка голосом Элизабет и немного нервно рассмеялась. Как правило это означало, что Элизабет волнуется и чувствует себя не в своей тарелке. - Наконец-то я тебя нашла. Ты куда-то пропал, я уж думала, что тебя похитили, убили или еще что-нибудь в этом роде.
        Она снова принужденно рассмеялась.
        Нила Фахмуд, заключив Айрис в объятия, возбужденно затараторила, сопровождая свои слова оживленной жестикуляцией:
        - Ну как, неплохой сюрприз, мистер Делтри? Вчера на вечеринке в Каире я встретила вашу невесту. Мы сели на ночной поезд до Асуана, а остаток пути проехали на машине. Правда здорово!
        Стивен был не в состоянии что-либо ответить. Он был потрясен и даже не пытался это скрыть.

«Здорово», судя по всему, было только одной Ниле. Элизабет даже не подала ему руки. Она стояла и смотрела на него со странным выражением, которое не могла скрыть даже ее вежливая улыбка. Айрис, освободившись от объятий своей подруги, стояла немного в стороне и переводила взгляд со Стивена на Элизабет и обратно. Она была смертельно бледна.
        Впоследствии Стивен не мог понять, как ему в тот момент удалось взять себя в руки.
        - Да, это безусловно сюрприз, Элизабет. Айрис, мисс Мартин. Элизабет, мисс Айрис Лоуэлл…
        Он замолчал, достал из кармана платок и вытер лоб, бросая взгляды на двух женщин - одну из них он без памяти любил, другая была его невестой. Они холодно приветствовали друг друга, не подавая друг другу руки. Каждая из них лишь наклонила голову и пробормотала что-то себе под нос.
        Нила продолжала болтать. Стивен испытывал к ней горячую благодарность за это, хотя в нормальной ситуации посчитал бы ее просто недалекой. Ей же вся эта история казалась жутко увлекательной, она была очень довольна, что смогла организовать эту встречу, и продолжала без умолку трещать. Бедная Элизабет была очень расстроена, и не знала, где искать мистера Делтри. Какое счастье, что Михайло Юзрев в письме сообщил, где находится Стивен. Так здорово, что они вдвоем приехали сюда. Но ей, наверное, не стоит так радоваться, ведь бедная Айрис только что лишилась своего любимого отца… какая катастрофа… какая ужасная потеря для Египта, ведь Лоуэлл-паша так много сделал для страны… а еще ходят слухи, что Айрис собирается уезжать в Англию… но нет, пусть лучше она об этом и не мечтает. Многим ее будет так не хватать!
        Айрис стояла безмолвной статуей, едва обращая внимание на то, что говорила ее подруга. Она, как и Стивен, была потрясена неожиданным ударом. Быстрого взгляда на его ошарашенное лицо ей было достаточно, чтобы убедиться, что для него эта встреча была полной неожиданностью. Теперь Айрис начала понимать истинное значение слова
«ревность». Внешне она оставалась спокойной, но внутри у нее все кипело. Так вот какая она, избранница Стивена, англичанка, с которой он обручен!
        Айрис с болезненным любопытством внимательным изучающим взглядом впитывала каждую деталь внешности Элизабет. Она пыталась беспристрастно оценить соперницу и понять, что нашел в этой девушке Стивен.
        Спортивная фигурка, стройные длинные ноги, узкие запястья и гибкие руки прирожденной наездницы; густые золотистые волосы, приятно гармонировавшие с небесно-голубыми глазами, розовыми щечками и аккуратным маленьким подбородком с симпатичной ямочкой. Вот, подумала Айрис, воплощение английского типа женской красоты, которую многие поколения поэтов сравнивали с прекрасной розой. И это все. Айрис инстинктивно чувствовала, что за этой приятной внешностью не скрываются никакие загадки. Перед ней стояло очаровательное существо, которое легко могло вскружить голову мужчине в лунную египетскую ночь. Не было в ней ничего и от роковой женщины. Ничего таинственного или завораживающего; она была лишена той соблазнительной притягательной силы, которая неподвластна возрасту. Стивен вполне мог устать от такой девушки, и Элизабет не знала бы, как его удержать.
        Однако к этим мыслям Айрис примешивалось ужасное опасение, не судьба ли свела Элизабет Мартин с Нилой, чтобы вновь соединить помолвленных. Айрис казалось, что она находится на краю страшной бездны.
        От всех этих переживаний силы окончательно покинули ее. Она перестала сверлить взглядом Элизабет и повернулась к Ниле.
        - Проводи меня в дом, пожалуйста, - прошептала она. - У меня кружится голова.
        Нила с озабоченным видом обняла подругу за талию и, продолжая что-то говорить, увела ее в дом. Стивен и Элизабет остались одни.
        Розы на ее щечках быстро увяли. Она с тяжелым сердцем ожидала, что ей скажет жених. На ее взгляд он сильно изменился. Он похудел и выглядел неважно. Что с ним происходит? Человек, стоявший сейчас перед ней, не имел ничего общего с тем веселым жизнерадостным Стивеном, который минувшим Рождеством сделал ей предложение. Он обычно обнимал ее за плечи и говорил ей что-нибудь приятное, например: «Замечательно выглядишь, ангелочек!» или «Как ты тут без меня, Лиз?» и шепотом добавлял, что ему не терпится ее поцеловать.
        Теперь это все казалось давно забытым прошлым. Словно минули годы, а не недели. Теперешний Стивен был для нее чужим… далеким и неузнаваемым.
        - Мне кажется, мое появление явилось для тебя ударом, Стив, - сказала Элизабет.
        - Я, разумеется, совершенно не ожидал тебя увидеть, - с усилием произнес Стивен. - Когда ты покинула Англию?
        - В четверг.
        Он быстро прикинул в уме. Сегодня была суббота, значит, она не успела получить его письмо. Элизабет не знает, что он попросил ее расторгнуть помолвку. О Боже, ну и положение! Что заставило ее прилететь в Египет без предупреждения? Он сейчас с особой остротой чувствовал, как резко изменилось его отношение к Элизабет.
        - Непохоже, чтобы ты был рад меня видеть, Стивен. - В голосе Элизабет явственно прозвучала обида.
        Мучаясь угрызениями совести, Стивен протянул руку и легонько тронул ее за плечо.
        - Прости меня, Лиз. С момента нашей последней встречи много всего произошло. Давай присядем и поговорим. Выпьешь чего-нибудь?
        - Нет, спасибо.
        Стивен постоянно чувствовал на себе острый взгляд ее голубых глаз, полных обиды и недоумения. Он опять достал платок и вытер лоб. Они присели, он предложил ей сигарету и поднес зажигалку. Сам Стивен курить не стал. Во рту у него пересохло, сердце частыми тупыми толчками колотилось в груди.
        Пока Элизабет объясняла, как она, не дождавшись от него писем, решила отправиться в Египет, остановиться у Уилсонов и разыскать его, Стивен все явственнее ощущал сгущающиеся над головой тучи. Он начал понимать, что нельзя быстро разлюбить одну, без памяти влюбиться в другую и при этом надеяться на легкое, безболезненное решение всех проблем. Если бы Элизабет никуда не уезжала из Англии и получила его письмо, все было бы проще. Но решение Элизабет приехать без предупреждения, ирония судьбы, столкнувшей ее с Нилой Фахмуд, стечение всех обстоятельств создало настолько критическую ситуацию, что Стивен пока не видел достойного выхода, чтобы не причинить боль ни Айрис, ни Элизабет. С дурным предчувствием он наблюдал, как Айрис уходит в сопровождении своей подруги. Проклятье, что делать дальше?
        - Я не понимаю, что происходит, Стивен, - продолжала Элизабет. - Как только перестали приходить твои письма, я почувствовала, что что-то не так. Ты стал другим, это очевидно. Мама говорила мне, что я сошла с ума, собираясь лететь сюда. Она сказала, что я за тобой бегаю. - Элизабет нервно рассмеялась. - А я была глупа, что верила, что все будет хорошо. Я всерьез забеспокоилась, когда Уилсоны не смогли сказать мне, где ты находишься. Но после встречи с мисс Фахмуд я, кажется, поняла. По-моему, я поняла все…
        Стивен видел, что Элизабет с трудом сдерживает слезы. Элизабет, всегда такая веселая и беспечная! Он никогда не видел ее плачущей. Сейчас, увидев Элизабет вновь, после того, как он уже узнал и полюбил Айрис, он удивлялся самому себе. Теперь он понял, в какую ловушку угодил, обманутый своим же стремлением жениться, иметь семью, дом, приняв минутное увлечение за настоящую любовь. Бедная Элизабет!
        - Послушай, Лиз, - хриплым голосом сказал он, - приятно слышать, что ты проделала весь этот путь, чтобы встретиться со мной. Это, конечно, очень мило с твоей стороны, но тебе не стоило приезжать, дорогая.
        Он замолчал.
        Элизабет смотрела на него с выражением боли и обиды, что было так непохоже на нее прежнюю.
        Она не была склонна к скандалам, тем более публичным. Она вообще редко выказывала свои чувства. Она по-своему любила Стивена, но любовь для Элизабет Мартин, как и для многих других женщин, не была главным смыслом их существования. Она понимала любовь, как и многое другое в этой жизни, несколько по-детски, в качестве приятного времяпрепровождения. Покупка новой лошади или победа в теннисном турнире приводила ее в не меньшее волнение, чем любовный роман.
        Стивен был по-своему дорог ей, но ее гордость была уязвлена.
        Что подумают близкие? Мама конечно скажет: «Я тебе говорила!» Друзья сочтут это унизительным. Стивен ее больше не любит, это очевидно. И причина более чем очевидна - эта девушка, живая копия древнеегипетских статуй.
        Вслух Элизабет сказала:
        - Я думаю, тебе надо попытаться что-то объяснить, Стивен.
        Он с тоской посмотрел на Маленький Дворец. Наступал вечер. Здесь практически не было сумерек, только быстрый переход от дня к ночи, от ослепительного сверкающего солнечного света к матовому сиянию луны. Во дворце начали зажигать светильники.
        Стивен, который уже привык к порядкам в этом доме, знал, что Махдулис и Пилак вскоре вынесут напитки и начнут приготовления к ужину. При мысли о совместном ужине с Айрис и Элизабет Стивену стало не по себе. Однако он знал, что Айрис обязательно предложит гостям поужинать с ними. А сейчас вряд ли был подходящий момент для объяснений и обсуждения вопросов, жизненно важных для всех троих.
        Элизабет словно чувствовала, что происходит у него в душе.
        - Тебе лучше все рассказать, и покончим с этим, - сказала она.
        Стивен повернулся к ней.
        - Ну что ж, если ты так хочешь. На этой неделе я послал тебе телеграмму и письмо, в котором просил, чтобы ты освободила меня от моих обязательств.
        Кровь прихлынула к ее щекам. Стивен очень надеялся, что она закатит истерику. Но Элизабет осталась спокойной. И ему предстояло узнать ее с другой, совсем неожиданной, стороны, злобной и мелочной, унаследованной от леди Мартин, которая прежде была скрыта под веселой, жизнерадостной маской.
        - Я могла бы догадаться, - кивнула она. - И ты, конечно, уверен, что влюбился в это странное существо в белом балахоне. Что я могу сказать? Ты просто сошел с ума.
        Теперь настала его очередь побагроветь.
        - Ты вольна думать все, что угодно, Элизабет. Но ты права! Да, я действительно люблю Айрис. Если бы ты знала ее лучше, то не стала бы говорить о ней в пренебрежительном тоне.
        Элизабет презрительно фыркнула.
        - У меня нет никакого желания узнать ее лучше. И я не собираюсь воспринимать все это всерьез. У тебя просто временное помешательство, мой дорогой Стив.
        - Рассудок у меня в полном порядке, Элизабет, - резким тоном ответил Стивен. - И я серьезен, как никогда. - Он вкратце пересказал ей историю своего знакомства с Ромни Лоуэллом и его дочерью.
        Элизабет слушала его рассказ, и ее все больше охватывало раздражение. Она не мучилась ревностью, ее волновало общественное мнение. Мысль о том, что она превратится в посмешище, была невыносима. Все знакомые в Англии будут перешептываться за ее спиной: у красотки Элизабет Мартин отбили жениха, лучшую партию сезона, и кто! Двадцатилетняя девушка, которая выросла в Египте и никогда не выходила в свет. Какая благодатная тема для сплетен!
        Стивен закончил свой рассказ. Он полагал, что Элизабет сама не захотела бы связывать с ним свою судьбу, зная, что он любит другую. Но Стивен ошибался.
        - Я очень рада, что приехала. - Элизабет вскочила на ноги. - Совершенно очевидно, что кто-то просто обязан уберечь тебя от глупости, которую ты готов совершить.
        Стивен тоже поднялся. Он не ожидал такой реакции. Последнее замечание Элизабет вызвало в его памяти болезненное воспоминание о леди Мартин. Он часто слышал ее рассуждения об «идиотском, дурацком, не джентльменском поведении» кого-то из ее знакомых. Да, леди Мартин готова была пойти на что угодно, лишь бы не допустить, чтобы ее дочь оказалась в «дурацком положении».
        - О Боже! - упавшим голосом воскликнул Стивен.
        - А ты думал, что я тут же верну тебе кольцо и скажу: «Прекрасно, я полетела обратно домой, а ты женись на своей богине, желаю счастья», так, что ли?
        Стивена покоробила вульгарность ее тона. Он был готов вытерпеть упреки Элизабет; в конце концов, это он заставил девушку страдать. Но он был поражен, столкнувшись с откровенным эгоизмом.
        - Ты хочешь сказать, что будешь настаивать, чтобы я выполнил свои обязательства, несмотря на то, что мои чувства к тебе изменились? - настороженно спросил он.
        Она опустила глаза.
        - Я уверена, мама не одобрит, если я поспешу расторгнуть нашу помолвку.
        Стивен еле сдержался.
        - Мне кажется, это дело касается только тебя и меня, а вовсе не леди Мартин.
        - И тем не менее она предпочла бы, чтобы я подождала, пока ты все хорошенько не обдумаешь, - упрямо сказала Элизабет. - Может быть, тебе и кажется, что ты всерьез любишь эту девушку, но я так не считаю.
        - Это уж мне решать, - сдержанно сказал Стивен, чувствуя, как его сострадание к Элизабет уступает место холодной ярости.
        Они все еще продолжали беседу, когда на террасу вернулась Нила Фахмуд.



        Глава тринадцатая

        Айрис в свободном белом пеньюаре, с распущенными волосами, нервно ходила из угла в угол в своей спальне. Ее губы дрожали от еле сдерживаемого волнения.
        - Я не могу спуститься туда и сесть за стол. Не могу видеть его рядом с ней! Не могу!
        Мисс Морган стояла рядом, опираясь на палку. Она с тревогой следила за мечущейся по комнате Айрис.
        - Дорогая моя, - сказала она, - это как раз тот случай, когда тебе необходимо проявить выдержку. К тому же не забывай, что ты хозяйка дома и обязана заботиться о гостях. Нила Фахмуд - твоя давняя приятельница. Мисс Мартин… - Она выдержала паузу, затем вздохнула и продолжила: - Мисс Мартин, как бы Стивен к ней теперь ни относился, была ему дорога; кроме того она англичанка, оказавшаяся в чужой стране. Ты сама англичанка, дорогая моя, не забывай об этом.
        Айрис остановилась посреди комнаты, прижав руку к вздымающейся от волнения груди.
        - Ах, Морга, мне трудно помнить об этом постоянно, - воскликнула она. - Слишком многое связывает меня с Египтом. Стивен понимает меня. Я могу привыкнуть к тому, что в нем есть от английского воспитания и научиться разделять его убеждения, но это потому, что мы любим друг друга. Но я никогда не научусь воспринимать таких людей, как Элизабет Мартин! Она смотрела на меня, словно я какая-то нелепая диковинка. Это было ужасно! - Она не выдержала и заплакала.
        Мисс Морган обняла ее вздрагивающие плечи.
        Столкнувшись лицом к лицу с реальностью, Айрис наконец начала познавать, что такое боль и страх. Бедная маленькая богиня!
        Терпеливо и мягко старая гувернантка убеждала и успокаивала свою любимицу. Она должна понять Элизабет, говорила мисс Морган, попробовать встать на ее место. Каково было Элизабет приехать сюда и обнаружить, что ее жених любит другую женщину? Это жестокий удар по ее самолюбию. Айрис надлежит быть с ней поприветливее.
        - Ты думаешь, она по-настоящему любит Стивена? - воскликнула Айрис, глядя на старую женщину широко раскрытыми, полными боли и отчаянья глазами. - Неужели она попытается его вернуть? И я его потеряю? Потеряю любовь, которую я только что обрела? Ах, Морга, как вынести все это?
        - Пришла пора тебе вспомнить всю твою философию, дитя мое, и применить ее к себе. Счастья нельзя обрести, лишая надежды другого человека. Счастье достигается только путем жертв и страданий. Это записано в истории Храма Изиды, ты сама это знаешь.
        Айрис прижала ладони к пылающим щекам. Да, Морга права! Она должна приложить все усилия, чтобы идти правильным путем. Стивен не принадлежит ей. Любовь сама по себе не является законом, дающим власть над другими людьми. Прежде всего, Элизабет должна дать ему свободу. И не по принуждению, а добровольно. И только тогда Айрис может принадлежать Стивену.
        - Прими ванну и переоденься, моя дорогая, - донесся до нее успокаивающий голос старой гувернантки. - А затем спускайся вниз и будь радушной приветливой хозяйкой. Таким образом ты сможешь сохранить свое достоинство и никому не покажешься нелепой или смешной.
        - Ты права, Морга, - тихо сказала Айрис. - Я так и поступлю.
        Но когда она вызвала Аешу и приказала приготовить ей ванну, на сердце у нее по-прежнему было неспокойно.
        Лежа в пенистой душистой воде, она с грустью размышляла над событиями последних дней, круто изменивших ее жизнь. Несмотря на то, что она старалась быть объективной, Элизабет ей не нравилась. Айрис не могла спокойно смотреть на мучения Стивена. Им было так хорошо вдвоем эти несколько дней! Почему так не могло продолжаться вечно? Но она постарается взять себя в руки, быть спокойной и гордой. И потом нужно позвать еще кого-то из мужчин. Обстановка будет не такой напряженной, если она превратит сегодняшний ужин в вечеринку. Ухватившись за эту идею, Айрис вызвала старую служанку и приказала ей немедленно отправить человека к принцу Юзреву с приглашением на ужин вместе с другом, который, как она знала, сейчас гостил у принца.
        Часом позже Стивен обнаружил, что является участником званого ужина, что было почти так же неожиданно, как и появление Элизабет.
        К десяти часам вечера на террасе таинственным образом оказался накрытый стол со всеми атрибутами из сказок «Тысячи и одной ночи» - тонкие кружевные скатерти, свечи в тяжелых золотых подсвечниках, огромные букеты алых роз в сочетании с листьями папоротника и - по особому случаю - блюдо из чистого золота, когда-то принадлежавшее одному из фараонов. Оно было настолько красивым, что даже Стивен на какое-то время отвлекся от своих невеселых дум, а Элизабет, открыв от удивления рот, смотрела на блюдо во все глаза. Среди всего этого великолепия она просто потеряла дар речи. С одной стороны дворец, освещенный огнями свечей, с другой стороны пустыня и залитый лунным светом Нил - все это казалось Элизабет сценой из романтического фильма. Она ожидала, что они с Айрис будут, сидя за столом, кидать друг на друга острые, как кинжалы, взгляды. Но ничего подобного не случилось - за столом царила атмосфера праздника.
        Явились приглашенные. Стивен не имел ни малейшего представления, каким образом и почему оказался здесь Юзрев, но факт оставался фактом - принц был здесь в сопровождении стройного смуглого молодого человека, который был также знаком с Нилой. Его звали Омар, он был из богатой александрийской семьи. Оба они, Юзрев и Омар, в элегантных белых вечерних пиджаках, чувствовали себя за столом непринужденно, много шутили и не давали беседе затихнуть ни на минуту.
        Стивен, будучи дипломатом, чувствовал себя свободно в большой компании и вел себя более естественно.
        Айрис спустилась к ужину настолько ослепительной, что у Стивена перехватило дыхание. Она была одета в длинное облегающее золотистое платье, сверкающее и переливающееся при каждом ее движении. Темноту ее роскошных волос оживляла золотая роза. Руки и плечи, покрытые нежным загаром, были обнажены. На тонкой шее красовалось бирюзовое ожерелье небесной голубизны, а в уши были продеты большие золотые кольца с бирюзовыми вставками. Она выглядела, как настоящая египетская царица, и даже самый придирчивый критик не мог бы не отдать должное ее грации и достоинству. Стивен почувствовал, как его сердце переполняет гордость, и он уже в который раз задал себе вопрос, как могло случиться, что эта удивительная женщина полюбила именно его? Она по-прежнему его любит, и даже потрясение, испытанное ею при появлении Элизабет, не может этого изменить. Хотя за столом она ничем не выделяла его среди остальных гостей, ее страстный взгляд, подаренный ему, когда она появилась на террасе, говорил сам за себя. «Я люблю ее, - подумал он. - Я никому ее не отдам, никому. Элизабет должна понять, что ей не на что рассчитывать».
        Однако Стивен был сильно обеспокоен. Судя по всему, Элизабет пока не собиралась что-либо понимать и недвусмысленно дала понять Стивену, что она рассматривает всю эту историю как временное недоразумение.
        Стивену были чрезвычайно неприятны и этот скользкий тип, принц Юзрев, и взгляды, которые он то и дело бросал на хозяйку дома. В течение ужина было замечено, что Михайло изо всех сил старался понравиться Элизабет, рядом с которой сидел. До Стивена, сидевшего между Айрис и Нилой, иногда доносились обрывки фраз, с которыми принц обращался к Элизабет. «Как удачно вы нашли вашего жениха…» или «Когда вы собираетесь венчаться, мисс Мартин?»
        Стивен чувствовал, как в его жилах закипает кровь, хотя он избегал разговора с Юзревым и, вежливо улыбаясь, старался развлекать Нилу.
        Совсем уж неловкий момент наступил, когда Пилак обносил гостей фруктами. Омар, потянувшись за дыней, на своем ломаном английском спросил Элизабет, как долго она намерена оставаться в Маленьком Дворце.
        Наступила гробовая тишина. Все, казалось, ожидали, что ответит Элизабет. Она искоса посмотрела на Айрис и бросила недобрый взгляд на Стивена.
        - Здесь так чудесно! - сказала она. - Будь моя воля, я бы вообще отсюда не уезжала.
        Стивен стиснул зубы. Он не решался взглянуть на Айрис, но услышал ее ответ, произнесенный ровным бесстрастным тоном:
        - Маленький Дворец в вашем распоряжении, мисс Мартин. Оставайтесь в нем столько, сколько пожелаете. Я очень рада, что он вам понравился.
        Стивен с яростью вонзил серебряное лезвие фруктового ножа в кусочек дыни, лежащий перед ним на тарелке. Такого изнурительного банкета у него еще не было. О Господи, еще вчера они с Айрис сидели одни на этой террасе, и никто их не беспокоил. Мирный вечер, пронизанный сладкой горечью сдерживаемых чувств, остался в прошлом. Сегодня они сидели среди этих людей, не в силах избавиться от ощущения беды, угрожающей их счастью. Вдруг Нила звонко рассмеялась.
        - Омар только что сказал интересную вещь, - обратилась она к Стивену. - Он прямо настоящий поэт. Вы слышали, что он сказал?
        - Боюсь, что я не понимаю по-персидски, - ответил Стивен.
        - Я попробую вам перевести, - сказала Нила. - Он сказал, что Михайло называет Айрис луноликой, а вы должны звать свою невесту «Дочь Солнца», потому что у нее золотистые волосы и глаза цвета ясного неба. Разве это не очаровательно?
        - Очаровательно, - сквозь зубы повторил Стивен. Однако про себя подумал: «Если они и дальше будут соединять вместе наши имена, это даст Элизабет ложную надежду и усложнит ситуацию. Лучше бы они замолчали!»
        Элизабет, довольная и польщенная словами Омара, совсем оттаяла и стала еще более разговорчивой.
        Со стола убрали тарелки и блюда, остались только свечи в высоких золотых подсвечниках. Махдулис подал турецкий кофе в прозрачных чашечках и обошел гостей с сигарами и сигаретами. За столом царила непринужденная обстановка, все смеялись и разговаривали. Стивен решился взглянуть на Айрис.
        Он повернулся к ней, и у него сильнее забилось сердце. Айрис смотрела на него пристальным взглядом, в котором так явно читались ее чувства к нему, что он почувствовал страстное желание взять и увести ее прочь от всех этих людей. Он безумно хотел, чтобы Айрис была его женой, и они пошли бы рука об руку по пустыне, как пара странствующих кочевников, и серебристый от лунного света песок стал бы для них ложем, а бархатное черное небо - покрывалом. Голова его любимой покоилась бы на его руке, а ее губы страстно отвечали бы на его ненасытные поцелуи.
        Бесконечный ужин все продолжался.
        Позже, когда гости были предоставлены сами себе и могли прогуляться по саду, наполненному ароматом роз и звездным светом, Айрис и Стивен на мгновение остались наедине.
        Он наклонился ближе к ней.
        - Прости меня… У меня было предчувствие, что должно произойти что-то подобное, - прошептал Стивен. - Я чувствую себя виноватым.
        Она была так близко от него, что Стивен чувствовал знакомый пьянящий аромат ее духов и видел ее печальные нежные глаза, обращенные к нему. На какую-то долю секунды ее холодные пальцы коснулись его руки и порывисто пожали ее.
        - Бедный мой Стивен, - также шепотом сказала она. - Для тебя это так же ужасно, как для меня… и для нее.
        - Сейчас мы не сможем поговорить, - сказал Стивен, слыша приближающиеся голоса и смех, - но завтра все прояснится.
        Айрис повернулась и обратила свой взор на Храм Изиды, чей темный силуэт резко выделялся на фоне светящегося неба. Стивен услышал, как она сдавленно вздохнула.
        - Иншаллах! - слетело с ее губ.
        Айрис удалилась, и ему стало совсем одиноко. Он стоял посреди ночного сада, до него доносился смех Элизабет, сопровождаемый хихиканьем Нилы Фахмуд. Эти звуки резали его слух, действовали на нервы. Он бросил окурок и пошел обратно к дому, чувствуя непреодолимое желание найти эту приятную здравомыслящую женщину мисс Морган и поговорить с ней по душам.
        Тем временем Михайло Юзрев, прогуливаясь вместе с Элизабет, сделал так, что они постепенно удалились от других, и повел ее к берегу Нила. Как женщина, она его нисколько не привлекала. Пухленькая, светловолосая, она совсем не походила на его идеал - Айрис Лоуэлл. Но у него были свои резоны сойтись поближе с мисс Мартин.
        Он хорошо знал Нилу Фахмуд и понимал, что она не замышляла ничего дурного, а привезла Элизабет лишь из желания оказать ей любезность. Но у принца были далеко идущие планы.
        Находясь все эти дни в опале, лишенный возможности видеть Айрис и зная, что англичанин находится в замке, он чуть с ума не сошел от ревности. Он ненавидел Стивена всей душой. Никогда раньше он не испытывал такой ненависти. Он был готов убить его.
        Конечно, сам он на убийство не пойдет, но смерть может принимать разные обличья. Он решил разыграть свою карту.
        - Вы выглядите такой печальной, вам это не идет. Не зря мой друг Омар окрестил вас Дочерью Солнца, - сказал он своим бархатным голосом. - Вы должны бы купаться в солнечных лучах, а не бродить в сумерках. Видимо, вы не нашли в Египте того счастья, которое искали? Не будет ли дерзостью с моей стороны сказать, что я восхищен вами, и пределом моих желаний было бы услужить вам, если я хоть в чем-то могу быть полезен?
        Элизабет задумчиво посмотрела на него. Она заметила, как Стивен и Айрис о чем-то шептались несколько минут назад, и почуяла поражение. Поэтому она многообещающе улыбнулась красивому сербу. К тому же он был принц, это, безусловно, понравилось бы мамочке, которая обожала титулы, и, без сомнения, культурный и образованный человек. А она сейчас как никогда нуждалась в друге.
        - Может быть, мы прогуляемся и поболтаем немного? - предложил Юзрев.
        - Конечно, принц, - согласилась Элизабет. - С большим удовольствием.



        Глава четырнадцатая

        Но эта их беседа не принесла желаемых результатов. Девушка не решалась слишком откровенно говорить о своих сердечных делах с чужестранцем, пусть даже и принцем, несмотря на всю его доброжелательность. А Михайло, слушая ее, вскоре разочаровался и устал от разговора с ней. Он быстро убедился, что каковы бы ни были ее чувства, они лишены настоящей глубины.
        Тем не менее Элизабет посвятила его в свои дела.
        - Разумеется, это было ударом для меня, когда я прилетела в Каир и обнаружила, что Стивен пропал, а мои друзья не знали, где его искать, - говорила она, прогуливаясь вместе с сербом по тропинке, идущей вдоль берега реки. - И мне посчастливилось встретиться с вашей подругой, мисс Фахмуд, которая привезла меня сюда. Но тут мои подозрения насчет жениха подтвердились. Эта странная девушка вскружила ему голову.
        Михайло искоса взглянул на нее. Его глаза сузились.
        - Вы думаете, это легкое увлечение? - спросил он.
        - Безусловно это не может быть серьезным чувством, ведь он едва ее знает, - уверенным тоном ответила Элизабет.
        У Михайло на этот счет было другое мнение. Ну и дура же эта девчонка! Она совсем не разбирается в психологии людей, не понимает, какие чувства могут вспыхнуть между мужчиной и женщиной. Он-то знал; он много раз увлекался, но хорошо понимал, что нельзя легко увлечься леди Лунного Света. Ее обаяние было слишком велико, ее исключительная красота поражала в самое сердце. Если уж мужчина влюблялся в нее, то это было на всю жизнь. Это было как безумие, как лихорадка, как смертельная неизлечимая болезнь. Разве сам Михайло Юзрев не умирал от нее? Он давно уже понял, что англичанин страдает тем же недугом. Но к этой уверенности примешивалось ужасное подозрение, что любовь Стивена к Айрис не является безответной. Она отлучила от Маленького Дворца всех своих друзей, включая его самого, особо приближенного друга, и провела все эти дни наедине со Стивеном Делтри, если, конечно, не считать эту старую каргу мисс Морган, которую Михайло терпеть не мог. Да, Михайло испытывал страх, что Айрис впервые в жизни ответила на любовь мужчины. И теперь Элизабет усилила его подозрения. Своим невыразительным, почти лишенным
интонаций голосом, она передала ему то, что рассказал ей Стивен Делтри. Михайло, слушая ее, скрежетал зубами от бессильной злобы.
        - Стивен такой глупый! Конечно, она очень привлекательна, не стану отрицать, но слишком уж театрально себя ведет, вы не находите? И она так не похожа на женщин, с которыми Стив привык общаться. Она же ему совершенно не подходит. Я хочу сказать, она не сможет занять место в обществе в качестве жены дипломата. Все будут над ней смеяться. Бедняжка, мне ее даже в чем-то жаль. Но Стивен просто дурак, что потерял из-за нее голову. И ставит меня в неловкое положение. Я даже подумать боюсь, что скажут мои родители!
        Она продолжала жаловаться. Безыскусная манера говорить, свежий румянец лица, наивные голубые глаза в свое время пленившие Стивена, нисколько не привлекали принца. У нее хорошая фигура, это он должен был признать, красивые белокурые волосы и нежная кожа. Он даже мог бы закрутить с ней роман. Но принц ясно видел, что Стивен Делтри сделал роковую ошибку, о которой теперь горько сожалеет. Элизабет Мартин была просто симпатичной пустышкой. Что можно было про нее сказать, кроме того, что она была из хорошей английской семьи, неплохо играла в теннис и отлично держалась в седле? О Господи! По сравнению с Айрис, с ее удивительной красотой, таинственным обаянием, глубокой внутренней связью с великим Египтом, Элизабет была просто ничтожеством. Юзрев с трудом удерживался от того, чтобы не разразиться потоком резких оскорбительных слов, когда слушал все эти глупости насчет Айрис. Подумать только, она посмела заявить, что в кругу дипломатов и их жен над Айрис будут смеяться! Да они упадут на колени и будут молиться на нее! Все они, как он сам, как Стивен Делтри!
        - Вы безусловно не позволите другой женщине увести вашего будущего супруга? - сказал он тихим вкрадчивым голосом.
        Элизабет пожала плечами.
        - А что я могу сделать, если он действительно решил расстаться со мной? Я сказала ему, что он должен хорошо все обдумать и не принимать поспешных решений. Это все, что я могла сделать. Разве не так, принц?

«Она похожа на стакан молока», - презрительно подумал молодой серб, однако улыбнулся и вслух произнес:
        - Вы должны проявить твердость. Я уверен, что в глубине души Стивен любит вас. Я согласен, это просто легкая влюбленность с его стороны по отношению к Айрис. Что же касается моей луноликой, она слишком привязана к Египту, ей нельзя уезжать в Англию. Вы должны помешать этому любой ценой.
        - Но как? - расстроенно проговорила Элизабет. - Я не могу воздействовать на Стива, а он, похоже, уперся и ничего не хочет понимать. Просто ужасно, что этот английский паша именно его выбрал на роль опекуна своей дочери или своего душеприказчика или как там это называется.
        По этому поводу Михайло мог бы выразиться и посильнее - именно из-за роковой встречи Лоуэлла-паши и Стивена Делтри рушились его планы в отношении Айрис.
        С вкрадчивой настойчивостью он продолжал убеждать Элизабет Мартин не отказываться от своего жениха.
        - Ему нужно отсюда уехать, - говорил он. - Их необходимо разлучить, и если они действительно немного увлеклись друг другом, - при этих словах Михайло поморщился, как от зубной боли, - к ним вернется благоразумие, надо только создать соответствующие условия. Вы не должны возвращаться в Каир без мистера Делтри.
        Элизабет обдумала его слова. Она вспомнила, что говорил Стивен перед ужином. Он был так решительно настроен, так уверен в том, что хочет жениться на Айрис Лоуэлл…
        Элизабет упрямо сжала губы.
        - Я сделаю все, принц, - сказала она. - А вы в свою очередь должны попытаться подействовать на мисс Лоуэлл. Она ведь была к вам неравнодушна?
        Михайло снова поморщился.
        - Да, вы правы. Насколько я знаю, Лоуэлл-паша всегда хотел, чтобы она стала моей женой. Вот увидите, все образуется.
        - Вы действительно так думаете? - с надеждой воскликнула Элизабет.
        - Да, но вы должны твердо стоять на своем. И тогда как джентльмен, как человек чести, он сдержит свое слово.
        Элизабет нахмурилась. Она вовсе не была уверена, что хочет выходить замуж за Стивена, если этого не хочет он. Но, как бы то ни было, она сделает так, как предлагает принц Юзрев, и попробует остановить это безумие… по крайней мере до тех пор, пока не свяжется с мамой и не спросит у нее совета. А может быть, ей стоит поговорить с Айрис Лоуэлл, убедить ее отказаться от Стивена.
        - Мне кажется, нам пора возвращаться, - с натянутой улыбкой сказала она Юзреву.
        Он галантно поклонился и подал ей руку. Той же тропинкой они вернулись к террасе. Элизабет чувствовала себя настолько уставшей и переполненной впечатлениями, что даже не хотела сегодня встречаться со Стивеном. У этих египтян ужасный распорядок дня!
        Юзрев на прощанье снова напомнил ей об уговоре.
        - Будьте твердой, заклинаю вас… - прошептал он ей на ухо.
        Но в глубине души он вовсе не был уверен, что Элизабет способна проявить твердость в чем бы то ни было. Она слишком поверхностна. Он должен действовать сам, всеми доступными средствами, иначе он рискует лишиться своей луноликой - этот проклятый англичанин увезет ее в Англию.
        Перед тем, как отправиться спать, гости прощались с хозяйкой. Для каждого Айрис нашла приветливые слова. Она стояла на верхней ступеньке лестницы, была бледна и выглядела очень уставшей. Стивен разговаривал с Нилой Фахмуд. Омар, поцеловав руку Айрис, произнес цветистую прощальную речь.
        Элизабет подошла к Стивену. Он смущенно посмотрел на нее.
        - Спокойной ночи, Стив, - сказала она. - Я хочу попросить тебя отвезти меня в Каир, к Уилсонам. Завтра, если ты не против.
        Он нахмурился.
        - Не знаю, смогу ли я. Тебе не нужно было приезжать. Ты ставишь меня в неловкое положение. У меня здесь есть некоторые дела. Я должен выполнить взятые на себя обязательства…
        - Передо мной или перед твоим случайным знакомым? - спросила она с сарказмом в голосе.
        Он покраснел.
        - Ты, конечно, вправе упрекать меня. Мне очень жаль, что так все произошло. Но тут уж ничего не поделаешь, и будет лучше для всех нас, если ты примешь все, как есть, Лиз.
        - Я не собираюсь облегчать тебе жизнь, чтобы ты, бросив меня, женился на своей богине, - с внезапной яростью воскликнула она. - Я не хочу возвращаться к Уилсонам одна, брошенная и униженная.
        - Ради всего святого! - запротестовал Стивен. - У меня и в мыслях не было тебя унижать. Я же не мог себе представить, что ты приедешь в Египет.
        - Но тем не менее я здесь, и тебе придется с этим считаться, - ядовито заметила Элизабет.
        Он в отчаянье махнул рукой.
        - Встретимся завтра, - сказала она. - Тебе лучше зайти к Фахмудам.
        - Хорошо, - заставил себя ответить Стивен.
        На мгновение их взгляды встретились. Элизабет заметила холодный блеск его серых глаз, и сердце у него упало. Она знала его твердый характер и понимала, что его нельзя ни запугать, ни обольстить сладкими речами. Чувство обиды и уязвленной гордости взяло верх.
        - Я не откажусь от тебя. Я тебя не отпущу, - вырвалось у нее.
        Стивен не ответил, лишь прикусил губу. Все плыло у него перед глазами. Он слишком много сегодня пережил: приезд Элизабет, этот бесконечный ужин, кривлянья Юзрева, испуганная Айрис. Переполнявшие его чувства были готовы выплеснуться мощным потоком, сметая все на своем пути.
        Он взглянул на Айрис. Она как раз в эту минуту прощалась с Элизабет. Ему показалось, что в глазах его возлюбленной мелькнуло испуганное выражение. Элизабет поблагодарила хозяйку дома и вскользь добавила:
        - Нам с вами надо поговорить.
        Стивен стиснул зушбы.

«Ну уж нет, - подумал он с яростью. - Я не позволю, чтобы Айрис страдала».
        Наконец, все ушли. Айрис облегченно вздохнула. И Нила, и Михайло, все хотели поговорить с ней наедине. Кажется, эта девушка, Элизабет, тоже о чем-то хотела с ней поговорить. О чем? Разумеется о Стивене. Все это пугало Айрис. Она никогда раньше не сталкивалась с такими чертами человеческого характера, как зависть, злоба, жестокость, ревность. Сегодня вечером эти дикие эмоции словно океан захлестнули ее мирный дворец. До смерти отца она не знала ни одного несчастливого дня. А теперь она постоянно чувствовала нависшую над ней беду. Словно огромное страшное чудовище притаилось где-то рядом и готовится к прыжку. Никто из сегодняшних гостей не был ей настоящим другом. Даже Нила таила в себе угрозу. Как и все остальные, она хотела разлучить ее со Стивеном. Что же касается Элизабет… о, Господи! Она ни за что не откажется от Стивена. Это написано у нее на лице, но это уже не любовь. Когда любят, так не поступают. Если бы ей, Айрис, Стивен сегодня сказал, что его счастье заключено в Элизабет, она бы исчезла из его жизни так же быстро, как и появилась.
        Она тихо, сдавленно вскрикнула и, повернувшись к Стивену, умоляюще протянула к нему руки.
        - Стивен любимый мой! Они хотят нас разлучить! О Стивен, что нам делать?
        В ее голосе была такая боль, что у Стивена сжалось сердце.
        Они стояли одни на залитой лунным светом террасе; в комнате Айрис Аеша терпеливо ожидала свою госпожу, чтобы помочь ей раздеться; мисс Морган в своей спальне в сотый раз перечитывала свой любимый потрепанный томик «Джейн Эйр», невольно прислушиваясь, не пройдет ли Айрис мимо ее двери, и надеясь, что она, как обычно, заглянет к ней пожелать доброй ночи.
        Айрис и Стивен были одни среди таинственного очарования темной египетской ночи, наполненной мерцанием звезд и жаркой напряженной тишиной, нарушаемой время от времени хриплыми печальными криками белых павлинов.
        Стивен бросился к девушке, и через мгновение она уже была в его объятиях. Наконец-то они были вместе, его руки крепко прижимали ее к себе, она обвила руками его шею. Стивен покрыл ее лицо, губы, шею жаркими ненасытными поцелуями.
        - Я люблю тебя, Айрис, дорогая моя, я тебя никому не отдам. Ты для меня дороже всех сокровищ мира.
        - Стивен, Стивен, я никогда не думала, что можно любить так сильно. Любимый мой, обними меня крепче, еще крепче и не отпускай меня… Не отдавай меня никому.
        - Любимая, я никогда тебя не брошу. Ты мне дороже жизни, моя единственная…
        - Стивен, скажи это еще раз. Скажи, что я твоя единственная, что у тебя больше никогда никого не будет.
        - Никогда, любимая. Только ты, сейчас и навсегда. Айрис, если бы я только знал, что в моей жизни появишься ты, ни одна женщина не получила бы ни кусочка моей любви. Прости меня, что я не знал, что я не стал ждать.
        - Я прощаю тебя, любимый, я все понимаю. И я думаю, боги были добры ко мне, потому что я дождалась тебя. Ты для меня будешь первым и последним. Стивен, ведь ты не позволишь, чтобы нас разлучили, правда? Поклянись!
        Он глубоко вздохнул, коснулся губами ее век, поцеловал нежный изгиб шеи, взял в руки ее узкие ладони и поцеловал сначала одну, потом другую, снова жадно приник к ее губам.
        Но не ответил ей. Она схватила его за руки.
        - Стивен, что с тобой? Ты чего-то боишься? Ты боишься, что кто-то нас разлучит? Стивен, неужели ты останешься с ней, если она откажется тебя отпустить?
        Стивен тоже почувствовал, что у него проходит страстный порыв. Конечно, он любил ее, но его одолевали дурные предчувствия, и он не мог скрывать это от Айрис. Он взял ее лицо в свои ладони и посмотрел ей в глаза долгим, внимательным взглядом. Затем отпустил и устремил свой взгляд вдаль, в сторону далекого Нила. Его лицо было очень серьезным.
        - Моя дорогая Айрис, я никогда тебя не оставлю. Но нам будет нелегко. Та Элизабет, которую я знал, была доброй открытой девушкой, но теперь изменилась до неузнаваемости. А если я понял только сейчас, какая она на самом деле, то, должен признаться, это неприятное открытие.
        Айрис тяжело вздохнула. Сомнения роились в ее голове, угрожая поселиться там навсегда, лишив ее привычного покоя и уверенности в себе. Она поднесла ладонь к губам, все еще пылавших от страстных поцелуев Стивена.
        - Я боюсь, Стивен, - тихо сказала она. - Как могут люди так меняться? Неужели любовь проходит, а все привязанности, очарование и красота - только иллюзия? Ах, Стивен, ведь если бы мы не встретились, ты бы женился на ней. Вдруг настанет день, когда ты очнешься от сна, в котором, возможно, мы живем, и обнаружишь, что и я совсем не то, что ты себе вообразил?
        Она сказала это с такой болью, что Стивен поспешил снова заключить ее в свои объятья. Он поцеловал ее в губы и зарылся лицом в ее густые темные волосы. Золотая роза, которая была приколота к ее волосам, осыпала свои лепестки на ее обнаженные плечи. И губы Стивена с нежностью коснулись ее кожи рядом с лепестками.
        - Не бойся, любовь моя, - ласково прошептал он. - Мои чувства к тебе не изменятся никогда.
        Немного успокоенная, она еще теснее прижалась к его груди.
        - Что нам делать, Стивен? - спросила она шепотом.
        - Не знаю, родная, - честно признался он. - Я еще не решил, как лучше вести себя с Элизабет. Но одну вещь я знаю твердо - я ни за что не женюсь на ней; моей женой будешь или ты или никто.
        - Значит, это буду я, мой дорогой Стивен, - прежним радостным тоном воскликнула Айрис. - Потому что я так тебя люблю, что не могу даже представить себе жизни без тебя.
        - Любимая… - пробормотал он немного смущенно. - Я так благодарен тебе, и пусть Бог покарает меня, если я когда-нибудь причиню тебе боль.
        Они опять поцеловались со всей пылкостью любящих сердец, чувствуя единство душ и тел. Особенно остро это ощущала Айрис. Страстно отвечая на его поцелуй, она знала, что они так же любили друг друга и тысячи лет назад, в другой жизни, в другом обличье, но под теми же звездами, на берегу задумчивого Нила.
        И тут у нее перед глазами неожиданно возник образ из далекого прошлого - словно изображение с одного из папирусов, извлеченных из Храма Изиды. Это было видение.
        Она увидела Древний Египет, Храм Изиды, каким он был прежде, чем был погребен под пылью веков. Он стоял перед ней во всем великолепии своей колоннады, покоящейся на основании в форме лотоса, выкрашенный в яркие цвета, характерные для вкусов той эпохи. Внутри храма было темно, и Айрис не могла разглядеть, что там происходило, но снаружи, там, где гипсовые фигуры львов образовывали коридор, названный ее отцом Аллеей Львов, она заметила две фигуры, одетые в длинные белые льняные балахоны с капюшонами. Мужчина и молодая девушка.
        Видение было ощутимым, почти реальным, и Айрис была готова поклясться, что чувствует ароматы мускуса, амбры и фимиама, поднимавшиеся из внутреннего святилища. Этот запах был ей хорошо знаком, потому что в этой другой жизни она принадлежала к царскому роду и была посвящена в таинства Изиды. Теперь она видела лицо девушки. Это было ее собственное лицо. Лицо мужчины постепенно тоже приобретало отчетливые очертания. Это был Стивен. В его жилах тоже текла благородная кровь. Она догадалась об этом по крупному изумруду на среднем пальце левой руки. Теперь две фигуры слились в одну в страстном объятьи. У Айрис гулко забилось сердце. Она попыталась отвести взгляд, избавиться от этого наваждения… Ей не хотелось стать свидетельницей несчастья, если таковому суждено было случиться. Но она не могла отвести взгляд. Наваждение продолжалось.
        Стивен видел, как она, окаменев, уставилась в сторону разрушенного храма с выражением ужаса на побелевшем лице. Он дотронулся до ее руки, но она не шелохнулась и не посмотрела в его сторону. Она была словно в трансе. Ее тонкие пальцы судорожно сжались в кулак.
        Предчувствие близкой беды стало неотъемлемой частью видения Айрис. Аллею Львов внезапно заполнила шумная толпа, все вокруг залил яркий свет факелов, зажатых в руках рабов, и влюбленных грубо оттеснили друг от друга. Айрис не сразу разглядела, кто их разъединил.
        Мужчину связали и держали за плечи. Айрис отчетливо видела отчаяние и ужас на лице, принадлежащем ей самой.
        Но лица Стивена она теперь не видела, его заслонила чья-то фигура. Айрис услышала голос:
        - Женщина и мужчина должны умереть. Потому что они не должны быть вместе. Я своими руками предам смерти этого человека!
        Тот, кто говорил, обернулся, и Айрис с ужасом увидела красивые и искаженные злобой черты Михайло Юзрева, заметила блеск ножа в его руке. И тут видение быстро растаяло перед ее глазами.
        Она пронзительно закричала. Мисс Морган, услышав крик, вскочила с постели и подбежала к окну. Аеша и двое сонных слуг опрометью выскочили на террасу. Стивен, обняв Айрис, заметил, что ее лицо стало пепельно-серым от ужаса.
        - Родная моя! - воскликнул он. - Любимая, ради всего святого, что произошло?
        Не в силах говорить, Айрис приникла к нему, дрожа всем телом. Она не могла сказать ему о том, что видела. Она не смела этого сделать. Почему-то она была уверена, что если все ему расскажет, то это видение сбудется, что их любовь действительно может закончиться разлукой или смертью.
        Михайло Юзрев собирается убить Стивена. В этом она теперь была уверена.
        С помощью Стивена ей удалось кое-как добраться до своей спальни. Но он так и не смог заставить ее признаться, что напугало ее до такой степени. И никакие поцелуи, никакие уверения в любви не смогли вернуть ей душевный покой.



        Глава пятнадцатая

        Ужасное видение Айрис имело далеко идущие последствия. На следующее утро Стивен тщетно ждал, что она спустится вниз, в прохладную библиотеку, где они на прошлой неделе обсуждали бумаги, переданные ее отцом. Вместо нее появилась мисс Морган, все еще до конца не оправившаяся от мучившей ее лихорадки. С неизменной теплотой поздоровавшись со Стивеном, она сказала:
        - Мне очень жаль, но Айрис плохо себя чувствует. Она просила передать вам, что не сможет сегодня спуститься из своей комнаты.
        Стивен вздрогнул. С недобрым предчувствием он вопросительно посмотрел на гувернантку.
        - Она заболела?
        - Вчера Айрис испытала что-то вроде потрясения. У нее небольшая температура, и ей нездоровится, но она запретила мне вызывать доктора и сказала, что у нее ничего серьезного. Поэтому я ее оставила одну, как она просила. Может быть, ей удастся заснуть.
        - Но что с ней произошло? Мисс Морган, что повергло ее в такой ужас? - недоуменно спросил Стивен, подвигая старой женщине стул.
        Она присела и тяжело вздохнула.
        - Вам будет трудно понять. Даже я не всегда ее понимаю. Она устроена совершенно по-особенному. До смерти паши, как вы знаете, ей не приходилось сталкиваться с внешним миром. Это было роковой ошибкой ее отца. Он не учел, что, заботясь о ее культурном развитии, погружая ее в историю и мир Древнего Египта, он рискует ее обычным человеческим счастьем. И вот теперь эта опасность стала реальностью. Айрис как хрупкий экзотический цветок, который забрали из теплицы и пытаются пересадить в холодную каменистую почву. Это суровое испытание для нее, для ее чувств и рассудка. Вы меня понимаете?
        - Я понимаю, - нахмурившись, произнес Стивен. - Бедная маленькая Айрис! Представляю, как тяжело ей сразу приспособиться к современной жизни с ее смесью здравого смысла и жестокого реализма.
        - Хотя в целом я горжусь тем, как она держится, - добавила мисс Морган. - И ее чувства оказывают ей неоценимую помощь. Любовь - это великая сила, мистер Стивен. Для нее это тем более важно, что любовь смогла притупить боль утраты. Со временем, я уверена, любовь сможет дать ей силы, чтобы освободиться от пут, удерживающих ее в Маленьком Дворце.
        - Об этом я часто думаю в последнее время, - мрачно произнес Стивен. - Я начал немного сомневаться в разумности этого последнего желания Лоуэлла-паши. Понаблюдав за Айрис в привычной для нее обстановке, я теперь вовсе не уверен, что образ жизни обычной современной девушки в Лондоне подходит ей. Мысль об этом меня немного пугает. И тем не менее нет другого пути, кроме как выполнить волю ее отца.
        Мисс Морган прикусила губу.
        - Ей было бы гораздо легче, и мне было бы гораздо спокойнее за нее, если… - Она запнулась, и щеки ее немного порозовели.
        - Если бы я мог заботиться о ней как о своей жене? - быстро закончил за нее Стивен.
        - Да. Это было бы идеальным решением, - облегченно сказала старая женщина. - Я всем сердцем чувствую, что вы созданы друг для друга. Я наблюдала за вами и давно хотела вам это сказать.
        - Я очень признателен, что вы верите в меня, мисс Морган. Невозможно выразить, как много Айрис значит для меня.
        - Но все, похоже, не так просто.
        - Да, вы правы, - помрачнев, сказал Стивен.
        - Не отчаивайтесь, - сказала мисс Морган с улыбкой. - Я понимаю, что ситуация крайне деликатная. Но пройдет время, и мисс Мартин успокоится, взглянет на вещи трезво и освободит вас от обещания. Сейчас в ней говорит уязвленная гордость. Это пройдет.
        Стивен невесело рассмеялся.
        - Будем надеяться. Но, мисс Морган, я по-прежнему, теряюсь в догадках, что могло так встревожить Айрис вчера ночью?
        - Она не сказала. Но из разговора с ней я поняла, что у нее возникло какое-то нехорошее предчувствие. Не нужно придавать этому слишком большого значения. Айрис всегда была очень чувствительной. Еще ребенком она часто просыпалась ночью от какого-нибудь странного сна и часами не могла заснуть. Она скоро успокоится.
        Стивен вздохнул.
        - Ну что ж, будем надеяться, что новых кошмаров у нее не будет. Спаси ее, Господи!
        - Аминь, - сказала мисс Морган. - Не волнуйтесь. Все образуется. Мы с Аешей проследим, чтобы она сегодня как следует отдохнула. Я думаю, она просто слишком перенервничала вчера вечером.
        - Так же, как и все мы, - согласился с ней Стивен к снова нервно рассмеялся.
        Вошел Махдулис, неслышно ступая по гладкому полу. Он объявил, что мисс Мартин хочет видеть ее высочество. Стивен и мисс Морган невольно переглянулись.
        - Айрис ни в коем случае нельзя беспокоить! - воскликнула мисс Морган.
        - И уж во всяком случае она сейчас не готова к выяснению отношений с Элизабет, - пробормотал Стивен. - Я сам поговорю с ней, - сказал он гувернантке. - Не знаю, зачем она пришла. Она просила меня зайти к ней сегодня утром, и я собирался это сделать немного позже.
        - Я вас оставлю, - сказала мисс Морган.
        Через несколько минут в библиотеку вошла Элизабет.
        Стивен приготовился к новым потокам обвинений и неприятному выяснению отношений. К его удивлению Элизабет была одета в серый фланелевый костюм, на ней была большая соломенная шляпа, и вообще его бывшая невеста выглядела так, как будто она собралась в дорогу. Она окинула комнату быстрым взглядом.
        - Так значит я не удостоена чести видеть ее высочество, или как там ее называют?
        - Айрис больна, Элизабет, - ответил Стивен.
        - Вот как?
        Стивен, засунув руки в карманы, подозрительно посмотрел на нее.
        - А что ты собиралась ей сказать?
        - О, ничего особенного, - сказала Элизабет. - Я хотела задать ей несколько вопросов. Например, действительно ли она думает, что сможет сделать тебя счастливым, если учесть, какой жизнью она жила все это время и какой жизнью жил ты.
        Стивен побагровел.
        - Вряд ли этот вопрос можно задавать всерьез, моя дорогая. Естественно, она считает, что сделает меня счастливым, как и я в свою очередь надеюсь сделать счастливой ее. Тебе это может показаться странным, но мы не видим в этом ничего странного.
        - Должна признать, я тебя не понимаю. Ты совсем не такой, каким я тебя представляла или, вернее, каким тебя представляли себе мои родители.
        - Мне очень жаль, Лиз, - мягким тоном произнес он.
        - Ничего, все нормально. Я вовсе не уверена, что я любила тебя так, как должна девушка любить молодого человека, за которого собирается выйти замуж. У нас слишком мало общего. Вчера вечером я это поняла.
        У Стивена радостно подпрыгнуло сердце.
        - Ты это серьезно, Элизабет?
        - Да, - пожав плечами, сказала она. - Я почти всю ночь думала об этом и пришла к выводу, что вела себя глупо, пытаясь удержать тебя. Я думаю, что мамочка была бы такого же мнения. Вот, пожалуйста.
        Она открыла сумочку, вытащила оттуда кольцо с бриллиантом, которое он ей подарил, и протянула ему.
        В замешательстве он машинально взял его, затем отдал ей снова.
        - Лиз, дорогая, я не возьму его. Если ты не слишком меня ненавидишь, оставь кольцо у себя в качестве дружеского подарка. Я очень тебе благодарен и очень сожалею.
        - Не нужно извиняться, - коротко рассмеявшись, перебила его Элизабет. - Вчера я дурно вела себя.
        - Я тоже вел себя не лучшим образом, Лиз.
        Она снова пожала плечами.
        - Но почему ты вдруг изменила свое решение, Лиз? - спросил Стивен, чувствуя, как огромный груз упал с его плеч.
        - Я же тебе только что объяснила, Стив.
        - Тебе Нила Фахмуд сказала что-нибудь?
        - О, она как раз уговаривала меня не торопиться разрывать помолвку. Она на стороне принца Юзрева. Похоже, что ты ему перебежал дорогу, Стивен.
        - Ничего подобного, - сердито произнес Стивен. - Между Айрис и Юзревым никогда ничего не было.
        - Ну, меня это не интересует, - быстро сказала Элизабет. - Все, что я хочу, это поскорее вернуться в Каир и оттуда домой. Кстати, тебе не следовало бы так уж сердиться на принца. В том, что я решила тебя отпустить, есть и его заслуга. Он сам предложил мне это сделать.
        Стивен был поражен и даже не пытался этого скрыть.
        - Юзрев это предложил?
        - Да. Сначала он советовал мне не сдаваться, но сегодня утром он мне сказал одну весьма, на мой взгляд, разумную вещь. Он сказал, что все мужчины - упрямые идиоты, которые всегда все делают назло, и чем больше я буду пытаться тебя удержать, тем решительнее ты будешь стремиться от меня избавиться. Поэтому, в конце концов, я сэкономлю кучу сил и времени, если покончу со всем сразу. - Она хихикнула и опустила глаза.
        Стивен молчал. Его острый, тренированный ум профессионального дипломата усиленно работал. Он не мог поверить, чтобы Юзрев стал уговаривать Элизабет облегчить ему, Стивену, жизнь, если только он не имел для этого весьма веской причины. Стивен прекрасно понимал, что принц влюблен в Айрис. Нет, если уж Юзрев решил склонить Элизабет к разрыву помолвки, то это значит, что он что-то задумал. Но что? Стивен был озадачен. Однако он решил, что сейчас не время ломать над этим голову. Самое главное, что он наконец был свободен. Элизабет сдалась и уезжает домой, а он теперь может жениться на Айрис, как только они получат согласие ее тетушки.
        Стивен от радости схватил руку Элизабет и порывисто пожал ее.
        - Спасибо тебе, Лиз. Ты вела себя достойно, - сказал он. - Не держи на меня зла. И еще, Лиз… Если хочешь, ты можешь сказать леди Мартин и другим, что это ты захотела разорвать помолвку, приехав сюда и поняв, что ты меня не любишь.
        Элизабет эта мысль явно пришлась по душе.
        - Хорошо, - с готовностью согласилась она. - Если тебе все равно, я так и скажу. И еще я хочу попросить тебя об одном одолжении.
        - Все, что угодно, Лиз.
        - Ты не отвезешь меня в Каир? Я очень не люблю путешествовать в одиночку.
        - Конечно, - сказал Стивен. - Мы доедем до Асуана на автомобиле и оттуда полетим самолетом. Я все устрою.


        Когда Айрис проснулась в своей наполненной цветами спальне, день клонился к вечеру. Зеленые ставни на окнах были закрыты, не давая проникнуть в комнату горячим лучам солнца. Рядом с постелью сидела верная Аеша, сторожившая сон своей госпожи. Айрис села в постели, чувствуя себя разбитой несмотря на долгий сон. Ей внезапно неодолимо захотелось увидеть Стивена. Она должна видеть его, прижаться к нему близко-близко, чтобы все ее зловещие видения, все страхи вчерашней ночи растворились раз и навсегда.
        Но прежде чем она успела приказать старой няне набрать в ванну воды, Аеша вручила ей конверт.
        - Приказано передать моей госпоже, как только она проснется, - сказала Аеша.
        Айрис, откинув с лица прядь густых черных волос, нетерпеливыми пальцами вскрыла конверт. Письмо было от Стивена. Она быстро пробежала его глазами.



«Моя ненаглядная, наши мучения подходят к концу. Элизабет вернула мне свободу. Все складывается хорошо, и тебе не о чем беспокоиться. Лиз попросила меня отвезти ее в Каир, и я не мог отказать ей в этой просьбе. Мы летим дневным рейсом из Асуана. Как только освобожусь, я тут же вернусь обратно. Люблю тебя сильнее прежнего.
        Стивен».


        Айрис снова и снова перечитывала письмо. Сначала она испытала огромное облегчение, но потом внезапно задержала дыхание. Стивен улетел в Каир. Он, наверное, и сейчас еще в воздухе, за сотни миль от нее. Зачем Элизабет понадобилось брать его с собой? Каприз, последний миг обладания или?…
        Она вдруг резко хлопнула в ладоши.
        - Аеша, - сказала она, смертельно побледнев, - сейчас же ступай к Махдулису. Пусть он привезет сюда его высочество принца Юзрева. Я немедленно должна с ним поговорить.
        Аеша поклонилась и быстро вышла из комнаты. Айрис выскочила из постели и принялась одеваться, не в силах отогнать тревожные мысли, омрачавшие радость от того, что Стивен наконец был свободен, и ничто не мешало их счастью. Она еще не успела одеться, когда старая няня вернулась.
        - Ну что, ушел Махдулис? - нетерпеливо спросила Айрис.
        - Нет, моя госпожа. Махдулис просил меня передать, что его высочество уехал. Госпожа Нила сейчас внизу разговаривает с госпожой Моргой.
        - Что значит уехал? Пошлите за ним!
        Аеша низко поклонилась.
        - Извините, госпожа, но его высочество уехал из Верхнего Египта. В последний момент он решил лететь в Каир вместе с английской госпожой и молодым джентльменом.
        Айрис уставилась на Аешу. Она почувствовала, как ее тело бьет мелкая дрожь.
        Юзрев полетел в Каир вместе со Стивеном!
        У нее перед глазами снова возникло темное зловещее лицо Михайло из ее вчерашней галлюцинации, тусклый блеск ножа в его руке и Стивен, связанный и беззащитный.
        Она испустила полный отчаянья крик.
        - Немедленно пришли ко мне Моргу, немедленно, Аеша!
        Она поняла, что Михайло Юзрев отправился со Стивеном в Каир вовсе не для того, чтобы скоротать время. Юзрев не любил летать. Он сам ей часто об этом говорил.
        Айрис решила, что пришла пора ей прервать свое долгое затворничество и, взяв с собой Моргу, полететь в Каир вслед за Стивеном и Юзревым.



        Глава шестнадцатая

        Мисс Морган потребовалось совсем немного времени, чтобы почувствовать железную волю, скрывавшуюся за мягкой нежной наружностью ее воспитанницы. Айрис решила лететь за Стивеном в Каир, и никакая сила не могла ее остановить.
        - Зачем все это нужно? - пыталась образумить ее мисс Морган. - Это безумие. Стивен Делтри сам прекрасно может за себя постоять, да и потом у тебя нет никаких оснований полагать, что ему угрожает опасность. Оставайся дома, дитя мое, и я уверена, что завтра ты сама с этим согласишься.
        Но Айрис не слушала доводов своей гувернантки. Поведав мисс Морган о своем видении, она попыталась заставить ее поверить, что жизнь Стивена в опасности, и она, Айрис, обязана его предупредить, а еще лучше найти принца Юзрева и выяснить, что у него на уме.
        Мисс Морган продолжала стоять на своем. Что Айрис сможет сделать, даже если найдет Стивена и Михайло? Они оба отнесутся к ее галлюцинациям как к детскому вздору. Они над ней просто посмеются!
        Но Айрис осталась глуха ко всем возражениям. Вбив себе в голову, что Михайло опасен, что он из ревности способен сделать все, что угодно, она уже не могла избавиться от этих мыслей.
        Она знала, что многое в Каире вызовет у нее отвращение или испугает, но охваченная страхом за человека, которого самозабвенно любила, она была готова на все. Единственное, что ее сдерживало, была забота о здоровье старой воспитательницы.
        - Если ты себя чувствуешь еще не совсем здоровой, Морга, - сказала она, - то так и скажи. Я возьму с собой Махдулиса.
        Но тут уж настала очередь мисс Морган проявить свой характер. Хотя она действительно еще не до конца оправилась после жестокого приступа малярии, она не отпустит свою воспитанницу одну, тем более в таком душевном смятении.
        С сомнением посмотрела старая гувернантка на бледное решительное лицо девушки.
        - Одному Богу известно, на что я решаюсь ради тебя, Айрис, - проворчала она. - Это все равно, что вывести в свет монахиню из монастыря. Ты еще не готова к этому.
        Но Айрис напомнила мисс Морган, что они со Стивеном сами всячески убеждали ее, что ей давно пора выбраться из раковины. Почему бы ей не начать именно сегодня?
        На это мисс Морган нечего было возразить. Но в вопросе об одежде Айрис мисс Морган проявила твердость.
        - Ты не можешь ехать в Каир в таком наряде, дитя мое. Это вызовет ненужные толки. И, в конце концов, что нам торопиться, если мы даже не знаем, когда следующий рейс из Асуана? Тот самолет, на который сели мистер Делтри и мисс Мартин, уже в воздухе.
        - И Михайло вместе с ними, - напомнила Айрис. - Но к счастью деньги для нас не проблема. Ты позвонишь в аэропорт и закажешь самолет, который доставит нас в Каир. Что же касается моей одежды… - Она задумчиво окинула взглядом длинное элегантное платье, плотно облегавшее ее стройную фигуру. - Да, ты права, я не могу лететь в этом наряде.
        - У тебя нет подходящей одежды, а в моей ты будешь выглядеть смешной, - сказала мисс Морган. - Дорогая моя, тебе лучше отказаться от этой нелепой затеи.
        Айрис отрицательно покачала головой.
        - Мы отправимся сразу же, как будем готовы. Скажи Аеше, чтобы она собрала для меня сумку. Заказывай самолет и давай не терять времени. Мое сердце подсказывает, что Михайло задумал недоброе.
        Мисс Морган сдалась. Она почувствовала прежнюю властную Айрис, спорить с которой было бесполезно. И потом, может быть, в чем-то она была права, подумала старая женщина. Странные предчувствия Айрис часто оказывались близкими к истине.
        Айрис задумалась о подходящем платье. У нее не было современной одежды, но она знала, что в том крыле Маленького Дворца, где когда-то были комнаты ее матери, все осталось нетронутым. Так пожелал Ромни Лоуэлл, вернувшись из Лондона после смерти жены. Он распорядился, чтобы все вещи оставались на прежних местах, только одежду, висевшую в шкафах, регулярно пересыпали ароматическим порошком.
        Со странным чувством Айрис вошла в спальню своей матери и приказала слугам распахнуть ставни.
        Она здесь раньше никогда не была. Ее отец изредка заходил в эту комнату как в святилище, в котором хранились драгоценные воспоминания о его любви.
        Лучи солнца хлынули внутрь, и комната сразу ожила. Все в ней было серебристых и небесно-голубых тонов, которые были любимыми цветами Элен Лоуэлл. В воздухе плыли тонкие ароматы кедра, лимона и эвкалипта. Высокие окна выходили, как и в комнате Айрис, на широкий балкон с видом на Нил и Храм Изиды.
        Со смешанным чувством благоговения и грусти осматривала Айрис эту комнату.

«Если бы только мама была со мной сейчас!» - с тоской подумала Айрис. Никогда еще девушка так не нуждалась в совете и поддержке. Перемена, происшедшая в душе Айрис с тех пор, когда в ее жизни появился Стивен, была так глубока, что впервые она начала понимать, как ошибся отец, заперев ее в башне из слоновой кости. Стоя в комнате матери, Айрис отчетливо осознавала, насколько она сейчас не готова к поездке в Каир. При одной только мысли о том, что ей придется лететь в огромный, полный людей город и решать там какие-то запутанные проблемы, ее кидало в дрожь. Она была готова броситься на постель и расплакаться. Но Айрис взяла себя в руки и приступила к тому, зачем сюда пришла.
        Она приказала Аеше открыть огромные шкафы. Дрожащими пальцами перебирала она висящую в нем одежду. Она знала, как сейчас одеваются девушки, и теперь убедилась, что многие из вещей ее матери, сшитые двадцать один год назад, выглядят вполне современно. Во всяком случае, Айрис не будет выглядеть в них нелепой.
        Она выбрала серое платье, украшенное бледно-желтыми цветами, и плащ с широким замшевым поясом. В этих вещах чувствовался французский шик. Переодевшись, она с удивлением обнаружила, что одежда идеально подходит ей по размеру. У ее матери была такая же стройная фигура. Аеша также нашла тонкие серые чулки и туфли из кожи ящерицы. Они тоже оказались Айрис впору.
        С любопытством и опаской она посмотрела на себя в одно из высоких зеркал и не смогла себя узнать. Ее отец как-то показывал ей фотографию матери в этом костюме. Из зеркала на нее смотрела Элен Лоуэлл, только с черными, а не с золотыми волосами. Кроме того настоящая Элен на фотографии выглядела веселой и счастливой, а Айрис, хотя и была влюблена, чувствовала себя в эту минуту самой несчастной на свете.
        Айрис быстро остановила свой выбор на бледно-желтом шарфе, паре перчаток и серой сумке. Все эти вещи носила ее мать, когда ее самой еще не было на свете. Айрис приказала вновь запереть шкафы и вернулась к себе. Она чувствовала себя очень неуютно в туфлях на высоких каблуках и короткой юбке - она привыкла к своим длинным одеяниям и сандалиям. Но она была настроена очень решительно и не могла позволить себе отвлекаться на такие мелочи.
        В коридоре она столкнулась с мисс Морган. При виде ее старая женщина вскрикнула от неожиданности.
        - Боже, спаси и сохрани! Как ты меня напугала! - воскликнула та дрожащим голосом. - Я уже была готова поклясться, что твоя матушка снова к нам вернулась.
        Она придирчиво оглядела свою воспитанницу и осталась очень довольна. Девушка выглядела идеально. Даже уложенные в кольца волосы смотрелись вполне современно.
        - Нам надо поторопиться, Морга, - сказала Айрис. - Что насчет самолета?
        Мисс Морган с некоторой неохотой сообщила ей, что, пока Айрис собиралась, она обо всем договорилась, и что через пару часов персональный самолет будет готов к вылету.
        Через некоторое время Айрис и мисс Морган, окончив сборы, отправились в путь.
        Айрис летела в первый раз в жизни, но ей совсем не было страшно в мягком уютном кресле рядом со своей гувернанткой. Впервые Айрис надела современный наряд, впервые разговаривала с людьми, которые относились к ней, как к простой смертной. Прошел слух, что дочь Лоуэлла-паши заказала персональный самолет, и на нее смотрели с любопытством и уважением.
        Все это было ново для Айрис, но из-за страха за Стивена она больше ни о чем не волновалась, во всяком случае о своей личной безопасности.
        О полете у нее сложилось противоречивое впечатление, но, будучи натурой впечатлительной, она не могла остаться равнодушной к грандиозной панораме, открывшейся ее взору из иллюминатора. Пустыня, долина Нила и наконец величественные пирамиды, гробница Хеопса, бессмертная фигура Сфинкса, лежащая далеко внизу.
        Вскоре она увидела Каир. Цитадель [[5] Цитадель Салах-ад-дина - памятник архитектуры XII века.] , мечети и минареты, узкие извилистые улочки, затем современные здания, выстроенные вдоль широкой ленты Нила, множество мостов. И над всем этим легкая пелена пыли и жарких испарений, словно зловещая вуаль, таившая под собой смутную угрозу.
        Когда они начали снижаться над Гелиополем [[6] Гелиополь - современный район Каира.] , мисс Морган, пристегнув ремень, бросила взгляд на свою воспитанницу и с удивлением обнаружила, что та выглядит очень спокойной и собранной.
        - Ну, куда ты хочешь ехать прежде всего? - спросила мисс Морган.
        - Прежде всего как ты себя чувствуешь, Морга?
        - Довольно сносно. Может быть, прежде чем отправиться в город, нам стоит снять номер в «Гелиополис-Палас», где всегда останавливались твои родители?
        Айрис задумалась.
        - Да, хорошо. А потом возьмем машину и поедем в город.
        - В посольство? Искать мистера Делтри? - предположила мисс Морган.
        - Нет, - медленно ответила Айрис, - в «Шепард».
        - О Господи! - воскликнула мисс Морган. - А в «Шепард»-то нам зачем?
        Насколько знала мисс Морган, знаменитый отель в это время года был всегда слишком шумным, у его дверей вечно толклись туристы, нищие и всякий сброд; словом, это было совсем неподходящее место для юной девушки.
        - Мы поедем туда, Морга, - твердо сказала Айрис. - Прежде чем искать Стивена, я хочу встретиться с Михайло. Он мне говорил, что в Каире всегда останавливается в
«Шепарде».
        - Как тебе будет угодно, моя дорогая, - покорно согласилась старая женщина.



        Глава семнадцатая

        Тем же вечером в шесть часов в вестибюль отеля «Шепард» вошел молодой человек в белом костюме и темных очках. Он достал из кармана носовой платок, вытер пот, обильно выступивший на его лице, и снял очки. Глаза его выражали крайнюю степень недовольства и раздражения. Это был Михайло Юзрев.
        Перелет в Каир вывел его из себя. Он даже начал жалеть, что посоветовал Элизабет согласиться на разрыв помолвки и попросить Стивена проводить ее в Каир. Но у Юзрева были причины, чтобы так действовать. Главным соображением было то, что если Элизабет откажется предоставить свободу своему жениху, то осадная война между Айрис, Стивеном и Элизабет может привести к тому, что Айрис и Стивен решатся на какой-нибудь отчаянный шаг. Например, они могут убежать.
        Страсть Михайло разгорелась до таких безумных масштабов, что он решил не останавливаться ни перед чем, чтобы добиться своего. Он пришел к выводу, что единственный путь - это сделать так, чтобы у Стивена Делтри больше не было никаких шансов заполучить Айрис. Михайло понял, что этот мир слишком тесен для англичанина и его самого. Поэтому он решил выманить Стивена в Каир, а здесь можно было действовать разными способами. В Каире много темных улочек, много сомнительных личностей, людей, готовых пойти на преступление за несколько монет.
        Ну что ж, пока все складывалось удачно. В последний момент в Асуане он присоединился к Стивену и Элизабет, сказав им, что срочное дело заставило его отправиться в Каир. Нила была удивлена, но двое англичан не выразили ни удивления, ни особого интереса. В Каирском аэропорту они расстались. Но когда Стивен вез Элизабет в такси, он и не подозревал о том, что Михайло следует за ним по пятам.
        Юзрев проследил за ним до дома Уилсонов. Он понял, что Стивен собирается оставить свою бывшую невесту у ее друзей.
        Скорчившись в машине, изнывая от жары, Юзрев битых два часа ждал, пока наконец Стивен не вышел, на этот раз один. Тут Юзрев появился перед ним, сославшись на то, что якобы заходил с визитом к знакомым живущим в этом районе. Он предложил зайти куда-нибудь пропустить по рюмочке, но Стивен холодно отказался. Юзрев спросил его, не собирается ли он оставаться на ночь в Каире, и Стивен ответил утвердительно, добавив что мисс Мартин удалось достать билет на завтрашний дневной рейс, и она попросила проводить ее.
        - После этого вы вернетесь в Маленький Дворец? - ослепительно улыбнувшись, спросил Юзрев.
        - Да, я собираюсь вернуться, - все так же холодно произнес Стивен.
        После этого Михайло потерял Стивена из виду и вернулся в «Шепард» в отвратительном настроении. Разумеется он мог без труда выяснить, где остановился мистер Делтри, а остальное было бы уже делом техники. У Михайло была парочка надежных друзей в Каире, и можно было запросто воспользоваться услугами голодающих земляков. Но в целом Михайло был собой недоволен.
        Войдя в вестибюль отеля, он остолбенел, увидев стройную темноволосую девушку, спокойно сидящую за одним из столиков. Сначала он подумал, что грезит наяву. Его луноликая сейчас за тысячи миль отсюда, в Верхнем Египте. Это не может быть она! И тем не менее это была именно она, и Михайло, побледневший от потрясения, услышал хорошо знакомый голос.
        - Я ждала вас, - сказала Айрис ровным тоном.
        - Это вы! - выдохнул принц.
        Ему не понравилось пристальное внимание, с которым она смотрела ему в глаза.
        - Госпожа моя, что это значит? - заикаясь, произнес он. - Почему вы в Каире? Вам не следует находиться одной в таком месте.
        - Я не одна, - холодно сказала Айрис. - Со мной мисс Морган. Когда я заметила, что вы вошли, я попросила ее оставить нас. Я хочу поговорить с вами.
        Он присел рядом. Его раздирали противоречивые чувства.
        С одной стороны он был очарован ее новой соблазнительной внешностью, с другой стороны его охватил страх. Он боялся, что эта странная девушка сможет по лицу прочитать его сокровенные мысли. Он знал о ее почти сверхъестественной проницательности и восприимчивости.
        Тем не менее он постарался вести себя как можно более непринужденно. Он широко улыбнулся, заказал напитки и сигареты и как всегда галантно поклонился своей госпоже.
        - Какое счастье для меня иметь возможность снова лицезреть вас, - сладким голосом произнес он. - Но вы так изменились, моя повелительница!
        - Да, я изменилась, Михайло. Но и вы изменились тоже.
        - Я не понимаю, что вы хотите сказать.
        - Раньше вы были моим другом.
        - Я и сейчас ваш друг, - с чувством произнес он.
        - Нет, - сказала Айрис странным голосом. - Вы мне не друг. Вы мой злейший враг.
        Его темное лицо стало пунцовым, и он весь напрягся.
        - Почему моя госпожа так несправедлива ко мне?
        - У меня было видение, - сказала она тихим отчетливым голосом. - Я видела вас и Стивена. Мы со Стивеном любили друг друга, но между нами встали вы. В вашей руке был нож. Вы собирались убить Стивена. Вы ведь прилетели сюда, чтобы убить его, не так ли, Михайло?
        Он был абсолютно не готов к такому заявлению. Он тупо смотрел на нее, разинув рот; обильный пот выступил на его лбу.
        - Ну что, Михайло, - безжалостно продолжала она, - я права?
        Он не отвечал. Он испытывал сверхъестественный страх перед этой девушкой.
        - Я права. Ты хочешь убить человека, которого я люблю. Поэтому ты здесь. Михайло, ты не боишься Страшного Суда?
        Серб отчаянно пытался найти нужные слова, рассмеяться, возразить ей. Но по-прежнему не мог произнести ни звука.
        - Берегись! Не будет покоя ни в этом мире, ни на том свете тому, чьи руки обагрены кровью. Но ты не убьешь его, Михайло, - мягким тоном добавила она. - Я не допущу этого.
        - Моя госпожа не отдает отчета в своих словах, - заговорил наконец Михайло. - У нее нет никаких оснований обвинять меня.
        Но Айрис видела, что написано у принца на лице, и в эту минуту поняла, что не зря проделала весь этот путь.
        - И все-таки я пойду и предупрежу Стивена о том, что вы собираетесь сделать.
        Юзрев уже взял себя в руки. У него было только одно желание, чтобы эта женщина принадлежала только ему, и он не позволит морочить ему голову сказками о преступлении и наказании. Он был готов на все, лишь бы не допустить, чтобы Айрис и Стивен были вместе.
        Он медленно поднялся и прищурившись посмотрел на Айрис.
        - Госпожа моя, я безмерно вами восхищаюсь. Ради вас я готов на все, кроме одной вещи. Я никогда не позволю вам уехать со Стивеном Делтри в Англию.
        Айрис поняла, что вызов принят и война объявлена. Чувствуя, что кровь горячей волной хлынула к ее щекам, она тоже поднялась и гордо посмотрела в красивое жестокое лицо стоящего перед ней человека. Почему она только сейчас заметила, какое жестокое у него лицо?
        - Я люблю Стивена Делтри и выйду за него замуж, - сказала она твердым голосом.
        - Нет, моя повелительница, - мягко произнес Юзрев. - Вы выйдете замуж за меня.
        Ее глаза блеснули гневом и презрением, и от ее взгляда он содрогнулся.
        - Как ты смеешь даже думать такое!
        - Человек, когда любит, смеет многое, моя госпожа.
        - У нас с тобой разные представления о том, что такое любовь, - сказала она.
        - Как бы то ни было, мои чувства к вам настолько сильны, что никто на земле не остановит меня, - сказал он с улыбкой, которая не предвещала ничего хорошего.
        - Если бы мне пришлось выбирать между тобой и смертью, Михайло, я бы выбрала смерть, - спокойно сказала Айрис.
        И тут змея нанесла удар.
        - А если бы вам пришлось выбирать между мной и смертью вашего англичанина, тогда что бы вы сказали, моя госпожа?
        Айрис, смертельно побледнев, упала в кресло, словно ноги отказались ее слушаться.
        - Так значит ты все-таки собираешься его убить, - прошептала она.
        - Это ваши слова, а не мои, - пожал плечами Михайло и затем добавил, ослепительно улыбнувшись: - Уверен, он не для вас, моя госпожа. Ни Стивен Делтри, ни какой-либо другой англичанин не сделают вас счастливой. Вы рождены для Египта, для меня, для всего, что я для вас сделаю, если вы дадите мне шанс.
        Айрис была так бледна, что даже губы у нее побелели.
        - Ты не причинишь ему зла, - прошептала она.
        Он снова пожал плечами.
        - Дайте мне этот шанс, и Стивен Делтри будет свободен, как ветер. Если он не будет нам мешать, мне не придется беспокоиться на его счет.
        Айрис почувствовала, что вся дрожит.
        - Я заявлю в полицию, я предупрежу его, к нему можно приставить охрану.
        Юзрев снова улыбнулся.
        - Над моей госпожой просто посмеются. В конце концов ей нечем подкрепить свои обвинения в мой адрес, кроме каких-то кошмарных снов. Над ней посмеются, а Стивен Делтри по-прежнему будет разгуливать по Каиру беззащитным.
        Айрис в смятении провела рукой по щеке. Да, Юзрев выложил карты на стол. Все ее самые ужасные опасения подтвердились.
        Они еще около часа сидели, продолжая словесную дуэль, но постепенно Айрис сникла, побежденная своей же любовью и страхом за жизнь любимого человека. Михайло ясно дал ей понять, что если она хоть словом обмолвится о своих опасениях Стивену или полиции, то Стивен не покинет Каир живым. Юзрев то угрожал, то уговаривал.
        - Вы забудете англичанина и в конце концов согласитесь, что я сделал все это для вашего же блага, - сказал он, пытаясь взять ее за руку.
        Она с омерзением отдернула руку.
        - Не дотрагивайтесь до меня, вы мне отвратительны, - сказала она.
        Он слегка скривил губы.
        - И тем не менее ваш выбор прост: Стивен Делтри или я, и мне кажется, вы выберете меня, не так ли, моя госпожа?
        Айрис безуспешно пыталась унять дрожь. В отчаянии она посмотрела на маячившую в дальнем конце вестибюля фигуру Морги. Она даже ей не сможет сказать всей правды. Если она хочет, чтобы Стивен остался в живых, она должна держать в тайне их разговор. Ей придется проститься с ним навсегда. Их чудесной мечте о счастливой любви так и не суждено стать реальностью. Но все же лучше пусть будет так, чем если Стивен умрет. О, как она ненавидела Каир, этот нескончаемый людской гомон, эти любопытные взгляды, ощупывавшие ее со всех сторон… Как этот уродливый отвратительный мир был непохож на гармоничный мир ее жизни дома. Если бы только она могла раздавить эту мерзкую гадину, сидящую напротив!
        Но она пришла сюда, чтобы спасти Стивену жизнь. И она должна добиться этого любой ценой, даже если ей придется расплатиться своей жизнью или своей честью.
        После долгой мучительной борьбы она сдалась.
        - Хорошо. Я сделаю, как вы хотите, хотя я презираю вас, и вы вызываете во мне чувство отвращения. Но я не хочу, чтобы пострадал Стивен. Я не прощу себе, если он погибнет.
        Михайло схватил ее руку. На этот раз Айрис ее не отдернула, но она была холодна, как лед.
        - Клянусь, вы не раскаетесь в своем решении, моя луноликая! - воскликнул он.
        Айрис с отвращением посмотрела на него.
        - Хорошо, - сказала она. - Но у меня есть одно условие. Если я собираюсь терпеть вас до конца моих дней, то вы должны дать мне недельную отсрочку. Жизнь с вами будет для меня хуже смерти, поэтому я требую, чтобы вы дали мне неделю свободы и счастья.
        - Что вы имеете в виду?
        - Вы уедете отсюда и на неделю оставите меня, Стивена и Моргу в покое.
        Он уставился на нее.
        - Оставить вас… с ним?
        - Оставить меня с Моргой так, чтобы я могла видеть Стивена Делтри, когда захочу.
        Михайло рассмеялся.
        - Вы считаете меня идиотом, моя госпожа?
        - Оставьте Стивена в покое, и я выполню свою часть договора. Дайте мне побыть с ним последние несколько дней, видеть его, говорить с ним…
        - Он догадается, что что-то не так, - с сомнением произнес Юзрев.
        - Не догадается, - сказала Айрис. - Речь идет о его безопасности, и я ничем не выдам себя.
        - Он догадается.
        - Я уже сказала, что ничем не выдам себя, - сказала она и с чувством добавила: - Если вы на это не согласитесь, если не дадите мне эту неделю счастья, я рискну даже его жизнью! Я пойду в полицию и именем моего отца буду умолять защитить Стивена.
        Юзрев прикусил губу. Он видел, что довел Айрис до предела ее терпения. Он был поражен тем, насколько сильным оказалось ее чувство к англичанину. Но от этого он только сильнее стал его ненавидеть.
        - Уверяю вас, в полиции вашу историю сочтут детским лепетом. Тем не менее пусть будет по-вашему. Оставайтесь с вашей старухой, встречайтесь с англичанином. Но помните - через неделю - вы моя!
        В ее лице не было ни кровинки. Она посмотрела на Михайло, и взгляд ее огромных черных глаз заставил его поежиться.
        - Я сдержу свое слово, и, надеюсь, вы сдержите свое, - сказала она ровным тоном.
        - Что вы ему скажете?
        - Скажу, что хочу, прежде чем ехать в Англию, немного посмотреть на мир, - сказала она после мучительной паузы. - Скажу, что в конце недели я буду готова ехать с ним в Лондон. А потом я пошлю ему письмо, в котором сообщу, что передумала и больше не хочу его видеть. Мисс Морган я скажу то же самое. Никто из них не узнает правды, и я исчезну из его жизни.
        Юзрев смотрел на нее с нескрываемым восхищением, примешивавшимся к его испепеляющей душу страсти. Но угрызения совести его не мучили.
        - Ну что ж, - сказал он после долгой паузы. - Хорошо. Но предупреждаю, один намек Стивену Делтри, и я не отвечаю…
        - Уйдите, - не выдержала Айрис. - Не могу видеть вас больше! Разве вы не понимаете, что я его действительно люблю? Что я скорее брошусь в воды Нила, чем позволю хоть волосу упасть с его головы?
        - Я вовсе не требую от вас такой жертвы, - поклонился ей Юзрев. - Я всего лишь хочу, чтобы вы бросились в мои объятья, моя госпожа.
        Она схватила со стола сумочку и пошла к выходу. Он подумал, что даже в современном платье она ступает, как королева. На ходу она обернулась и бросила через плечо:
        - Через неделю, Михайло, мы с Моргой возвратимся сюда. Ты найдешь нас на этом самом месте.
        Михайло пришлось этим удовлетвориться. Он знал, что Айрис Лоуэлл сдержит свое слово.


        Позже вечером Стивен Делтри выйдя из дома Уилсонов, остановился прикурить перед тем, как отправиться в «Континенталь Савой», где он собирался переночевать. Стоял один из тех теплых летних вечеров, когда пыль, духота и зной уступают место нежному свету звезд, таинственному мраку, лунным бликам на маслянисто-черной поверхности Нила, неоновым огням, мигающим в центре Нового города.
        Стивен любил ночной Каир. Но сегодня у него было единственное желание - поскорее вернуться в Верхний Египет, где его ожидала несравненная Айрис.
        Сегодня он испытал огромное облегчение и теперь мог думать об Элизабет и помолвке с ней без угрызений совести. Элизабет опять превратилась в приятную жизнерадостную девушку, которую он знал раньше. Она согласилась с ним, что их брак вряд ли был бы счастливым.
        По ее просьбе Стивен провел вечер у Уилсонов. Миссис Уилсон представила ему некоего капитана Митчелла, приятного молодого офицера, недавно приехавшего на восток, и он весь вечер не отходил от Элизабет, которая явно не осталась равнодушной к знакам внимания, оказываемых ей капитаном.
        Это знакомство оказалось настолько многообещающим, что Элизабет разрешила Стивену ехать по своим делам. Ее проводит капитан Митчелл.
        Ну что ж, подумал Стивен, это как нельзя более кстати. Внезапно из темноты материализовалась неясная тень и приблизилась к Стивену Это был какой-то египтянин в феске и твидовом пиджаке, нелепо смотревшимся поверх его полосатого халата.
        - Извините, сэр, вы мистер Делтри?
        - Да, - ответил Стивен. - Кто вы такой, черт возьми? Что вам нужно?
        Египтянин на жуткой смеси английского и арабского объяснил, что его друг таксист и что он ждет в машине за углом мистера Делтри.
        Стивен усмехнулся. Он знал, с какой изобретательностью эти люди охотятся на клиентов. Но откуда он узнал его имя? Как бы то ни было, Стивен не хотел брать такси. Он предпочитал пройтись пешком и сказал об этом египтянину.
        - Вас ждет госпожа.
        Стивен уставился на него. Что все это значило, черт побери?
        Стивен задумался. Еще несколько месяцев назад он с юношеским задором бросился бы в подобную авантюру, но теперь его мысли были заняты Айрис, и у него не возникало никакого желания знакомиться с другими женщинами.
        Он поблагодарил египтянина за его любезное предложение и пошел было прочь, но мужчина удержал его за рукав.
        - Пожалуйста, не отказывайтесь, госпожа вас так долго ждала. Пожалуйста, сэр…
        Стивен остановился.
        - Ну хорошо, - наконец, сказал он. - Где эта женщина? Чего она хочет?
        Человек подвел его к стоявшему за углом автомобилю. Стивен, чувствуя себя очень уставшим и желая побыстрее оказаться в своем отеле, нетерпеливо открыл дверцу, заглянул внутрь и вскрикнул от неожиданности.
        - О Боже! Айрис! Это ты!
        Девушка, ни слова не говоря, протянула к нему руки. Стивен не глядя сунул египтянину деньги, залез на сиденье рядом с Айрис и захлопнул дверь.
        - Айрис, дорогая, что за чудесный сюрприз! Как ты оказалась здесь? Что сказать шоферу? Куда ты хочешь поехать?
        Он почувствовал ее нежные пальцы на своей щеке, с удивлением увидел, что его возлюбленная одета в современное платье, и услышал ее тихий низкий голос:
        - Давай просто проедемся. Я остановилась в «Гелиополис-Паласе». Морга сейчас там. Давай поедем в ту сторону, только помедленнее.
        Стивен, обняв ее, отдал распоряжение шоферу. Тот улыбнулся, и они медленно поехали по Шариа-эль-Гезира в сторону моста Каср-эль-Нил.
        - Любимая моя, расскажи мне, как ты здесь оказалась? Я не могу прийти в себя от изумления. Чтобы ты покинула Маленький Дворец и прилетела в Каир! Расскажи мне все, дорогая.
        Но она не ответила. Ее переполняла горечь при мысли, что теперь, после этой ужасной сделки с Юзревым, им не суждено быть вместе. После разговора с Михайло ей неудержимо захотелось увидеть Стивена, убедиться, что с ним все в порядке. Она постаралась внушить мисс Морган, что все ее опасения насчет планов Михайло оказались напрасными, что она больше не волнуется из-за своего видения. После этого она отправилась на поиски Стивена. Узнав, что он снял номер в
«Континенталь-Савое», она догадалась, что он проводит вечер с Элизабет и ее друзьями, выяснила в посольстве, где живут Уилсоны и, щедро заплатив таксисту, стала ждать появления Стивена. Ей так хотелось увидеть его, поцеловать, быть рядом с ним, хотя бы недолго, прежде чем закончится этот ужасный долгий день.
        Стивен почувствовал, как нежные руки обвили его шею и горячие губы прижались к его губам. Он был глубоко тронут и немного удивлен тем, что она дрожит… и что ее ресницы влажны от слез.



        Глава восемнадцатая

        Снова и снова Стивен покрывал поцелуями ее лицо, шепча нежные признания.
        - Я очень люблю тебя, Айрис, дорогая моя, единственная. Почему ты решила приехать сюда? И почему ты плачешь? Не плачь, милая, я не могу смотреть, как ты плачешь, - шептал он.
        Такси медленно двигалось по переполненной улице, ведущей от ярких огней центра Каира к Гелиополю.
        Но Айрис ничего не замечала вокруг, ни огней машин, ни светофоров. Ей хотелось бежать от этого ненавистного шумного города домой, где ее ждал тот Египет, который она любила, и снова окунуться в привычную атмосферу Маленького Дворца. Однако события последних суток заставили Айрис Лоуэлл очнуться от грез и взглянуть в лицо суровой действительности. Теперь, когда обстоятельства вынудили ее пойти на эту сделку с Юзревым, в ее душе словно что-то надломилось.
        Но в объятиях Стивена она снова почувствовала себя почти счастливой. Ей не хотелось открывать глаза, отвечать на неизбежные вопросы Стивена, лгать ему во имя его же спасения. Но настойчивые расспросы Стивена вернули ее к реальности. Она выпрямилась, открыла глаза и, вздохнув, постаралась произнести как можно более непринужденно:
        - Так уж получилось. Мне так тебя не хватало. Я просто была обязана полететь в Каир. Я не находила себе места. Я заказала самолет, и мы с Моргой прилетели сюда всего лишь на несколько часов позже тебя.
        - Я так удивился, увидев тебя в такси. Ты по-прежнему моя Айрис, но в то же время совсем другая. В этом платье ты выглядишь необычно.
        - Но тебе нравится новая Айрис?
        Он не обратил внимания на печальные нотки в ее голосе.
        - Я люблю ее. Я люблю всех Айрис… - Он рассмеялся. - Они все восхитительны. Дорогая, как замечательно, что ты приехала! Я вообще-то не очень люблю Каир, но теперь я чувствую себя в нем совсем по-другому, когда его коснулось волшебство твоего присутствия, моя Айрис.

«Его Айрис!» - с горечью подумала она. Если бы это было так! Если бы их встреча была наполнена для нее таким же восторгом, как и для него!
        - Расскажи мне о полете, - попросил Стивен.
        Она коротко описала ему дорогу в Каир. Его глаза были совсем близко от нее, и в них так явно светилась любовь, что сердце ее сжалось от боли.
        - А как мисс Морган себя чувствует? Как она перенесла полет?
        - Вполне сносно. Я оставила ее отдыхать в отеле. Она устала, но очень довольна. Ей было приятно пройтись по магазинам.
        Айрис изо всех сил пыталась выглядеть беззаботной и радостной.
        Стивен бросил взгляд на часы.
        - Уже поздно, любовь моя. Ты не хочешь вернуться в отель?
        Она вздрогнула и еще крепче прижалась к нему.
        - Нет, пожалуйста, позволь мне побыть с тобой еще немного.
        Он нагнулся о поцеловал ее в губы.
        - Любимая, тебе не нужно меня просить об этом. Мое самое горячее желание быть с тобой. Что, если нам попросить шофера поехать к пирамидам?
        - Да, это было бы замечательно, - прошептала она.
        У пирамид они вышли из машины, взявшись за руки, и пошли, медленно ступая по мягкому песку в бледном свете луны. Прямо перед ними поднимались вверх величественные силуэты пирамид. Они прошли дальше, к бессмертному Сфинксу, этой загадочной одинокой фигуре со странным плоским человеческим лицом и огромными слепыми глазами, смотрящими сквозь время и не замечая его. Великий Сфинкс, взирающий на бесконечную вереницу людей и судеб, проходящих перед ним и обращающихся в пыль! Что видели эти слепые глаза? Что слышали его глухие уши? Загадка Сфинкса не решена и по сей день. Светит солнце, сияют звезды и луна, обрушиваются песчаные бури, люди снова и снова обращаются к странному, завораживающему монументу в поисках ответа. Но тщетно.
        И в этот вечер Стивен и Айрис, две крошечные взявшиеся за руки фигурки, стояли перед Сфинксом и задавали ему безмолвные вопросы и так же, как и остальные, не получали ответов.
        Тоска тяжелым камнем легла на сердце девушки. Она впервые была так близко у пирамид и Сфинкса. Но она знала, что в прежних жизнях она уже стояла на этом месте со Стивеном, они любили и страдали здесь.
        Их любовь была неизбежной. Но, к несчастью, и страдания были неизбежными.
        Стивен тоже чувствовал важность этого ночного визита к Сфинксу. Он повернулся к девушке.
        - Айрис, любимая, - прошептал он. - Я так благодарен тебе, что ты прилетела в Каир. Этим вечером здесь у пирамид я с новой силой ощутил, как сильно я тебя люблю, как ты дорога мне. Я почувствовал те нити, которые связывают нас. Я много раз бывал здесь, но никогда не испытывал ничего подобного.
        - Я тоже рада, что приехала в Каир, - сказала Айрис тихим голосом, - и что мы смогли вместе увидеть эти бессмертные творения.
        Он обнял ее за плечи и привлек к себе.
        - Элизабет уже уехала? - спросила она.
        - Она уезжает завтра. Мы все с ней уладили. Больше нет причин для беспокойства, моя дорогая. Мне кажется, она поняла, что мы с ней не подходим друг другу.
        Айрис кивнула. Но боль, как острый нож, пронзила ее сердце. Элизабет уезжает, Стивен свободен. Но появилось новое неодолимое препятствие. О Боже, почему такие люди, как Юзрев, живут на этом свете?
        Стивен почувствовал дрожь, прошедшую по ее телу.
        - Что с тобой, любовь моя? - спросил он. - Ты дрожишь, и у тебя временами такой трагический вид. Ты не должна грустить. Все хорошо. Я тебя очень люблю. Теперь нашей любви ничто не угрожает. Нам надо как можно быстрее отправиться в Англию и получить у твоей тетушки разрешение на нашу свадьбу.
        Айрис приникла к его груди, но ничего не ответила. Он в недоумении посмотрел на нее.
        - У тебя есть какие-то возражения, дорогая моя?
        Айрис заставила себя собраться с силами. Она была просто обязана играть свою роль до конца, если хочет защитить Стивена от ненависти и ревности Юзрева.
        - Да, конечно, ты прав, - сказала она. - Но я хочу задержаться еще, скажем, на неделю. Я хочу остаться здесь с тобой и Моргой.
        - В Каире? - удивленно спросил Стивен.
        - Да. - Ложь тяжело давалась Айрис, тем более что самым страстным ее желанием было вернуться со своим возлюбленным в Маленький Дворец. - Я подумала, что мне неплохо бы купить подходящую одежду, оформить документы, в общем, подготовиться к нашему путешествию. Как ты на это смотришь, Стивен?
        Его лицо прояснилось.
        - Да, это разумная идея. Ты хочешь, чтобы я оставил тебя в покое на эту неделю, пока вы с Моргай будете ходить по магазинам?
        - Нет! - воскликнула она. - Ни в косм случае! Я буду с тобой каждую свободную минуту. Ты будешь повсюду брать меня с собой. Мы объедем весь город, осмотрим другие пирамиды, Старый Каир, тот Египет, который я люблю. От магазинов и отелей будем держаться подальше.
        Она могла бы добавить: и от Михайло Юзрева тоже, но не могла. Стивен ни в коем случае не должен догадаться, что у нее на уме. Она повернула к нему бледное взволнованное лицо.
        - Каждое мгновение должно принадлежать нам, только нам, возлюбленный мой, - прошептала она.
        В волнении он обнял ее и поцеловал. Он подумал, что жизнь вряд ли подарит ему что-либо более прекрасное, чем любовь этой удивительной женщины. Он шептал ей слова любви, а она стояла, прижавшись к нему, и кусала губы, сдерживаясь, чтобы не рассказать ему о том, что ее мучит. Она знала, что если она хоть намеком выдаст план Юзрева и его договор с ней, Стивен запретит ей жертвовать собой. А это будет означать его смерть… Юзрев не пощадит его.
        Стоя в объятиях Стивена у подножия великого Сфинкса, Айрис молча молила всех древних богов Египта дать ей силы и храбрость пройти до конца тот путь, который она избрала.



        Глава девятнадцатая

        Следующие пять или шесть дней были незабываемыми для Айрис и Стивена. Они почти не разлучались. Каждое утро он приезжал за ней в «Гелиополис-Палас», и они проводили вместе все утро. После обеда Айрис отдыхала со своей верной Моргой, а затем снова заезжал Стивен, они пили чай и уезжали куда-нибудь на окраину города, туда, где начиналась пустыня, или отправлялись в знаменитые сады Барраж, или сидели рядом в шезлонгах в садике отеля, держась за руки. Когда на город стремительно опускалась ночь, они расставались, но лишь для того, чтобы через час-полтора, переодевшись, встретиться вновь и отправиться в знаменитый Гриль-зал «Шепарда» или на крышу
«Континенталь-Савой», где можно было поужинать и потанцевать.
        Для Айрис это был новый, незнакомый мир. Странный, иногда пугающий ее, не привыкшую к шумным компаниям и оценивающим взглядам мужчин, привлеченных ее необычной красотой.
        В чем-то это первое знакомство с современной жизнью ей было приятно, но главным образом потому, что она была со Стивеном.
        Чтобы скрыть от него ужасную тайну, она, продолжая играть свою роль, согласилась пойти с Моргай по магазинам и приобрести необходимый гардероб современной одежды. Стивен беззаботным тоном сообщил ей, что когда они прибудут в Лондон, там будет начало лета, но, тем не менее, может быть довольно холодно. Поэтому необходимо купить не только легкую одежду, но и меха, теплые пальто и кофты.
        Деньги никогда не были проблемой для дочери Лоуэлла-паши. Один визит в банк, и подобострастный управляющий заверил ее, что она может брать столько, сколько ей потребуется. Айрис была равнодушна к деньгам. Она не знала, что значит слово экономить. Всю жизнь ее окружали богатство и роскошь. Поэтому она с легкостью тратила деньги.
        Всякий раз, когда Стивен спрашивал ее «Ты счастлива, любовь моя?», она отвечала
«Да, возлюбленный мой», а у самой все внутри сжималось. Когда Стивен заговаривал об их поездке в Лондон и о том, что будет, когда они поженятся, она отводила глаза в сторону. Она знала, что этому не суждено было случиться. Пройдет неделя, и она навсегда исчезнет из жизни Стивена. Она заставит его поверить, что она легкомысленна и ветренна, что она передумала выходить за него замуж, намерена остаться в Египте и выйти замуж за Михайло.
        За эти несколько дней она так осунулась, что это встревожило мисс Морган.
        - Каир и вся эта жизнь не для тебя, дитя мое, - сказала она. - Нам уже давно пора возвращаться домой.
        Айрис заставила себя рассмеяться.
        - Со мной все в порядке, Морга. Это с непривычки.
        Но мисс Морган не удовлетворили ее объяснения. Все эти дни Айрис была сама не своя. Хотя, судя по тому, как развиваются события, она должна быть на седьмом небе от счастья. Она вместе со Стивеном Делтри. Элизабет вернулась в Лондон. Стивен теперь может жениться на Айрис. Они сделали все, что планировали - паспорта были оформлены, места на самолет заказаны на конец месяца.
        Айрис собиралась вначале слетать в Верхний Египет. Стивен должен был ждать ее возвращения в Каире. Она сказала, что им с Моргой нужно уладить кое-какие дела в Маленьком Дворце, ввести в курс дела Аешу и Махдулиса, на чьем попечении останется дворец, собрать некоторые книги, которые она хотела взять с собой в Лондон.
        Так сказала Айрис Стивену, и он с радостью согласился с ее планом. У него не было оснований подозревать, что что-то не в порядке.
        Он испытывал настоящее наслаждение, знакомя ее с той жизнью, которая была ему привычна. Ему нравилось изумление, временами появляющееся на ее лице; нравилось, как ее щеки розовели, а глаза на мгновение вспыхивали от радости, когда она видела что-нибудь, что ей особенно нравилось. Ее вкус был безупречен. Она выбирала только самую элегантную одежду, только те вещи, которые ей подходили. Костюм Элен Лоуэлл был убран. Теперь Айрис появлялась на улицах Каира в качестве одной из самых элегантных и модно одетых женщин. Французские портные и модистки Каира отложили все дела, чтобы в рекордно короткий срок одеть с головы до ног сказочно богатую мисс Лоуэлл в тончайший лен, дамасский шелк и парчу, роскошный атлас, восхитительный креп и воздушное белье. Чтобы угодить Стивену были приобретены даже норковая шуба и накидка из соболя. Вдобавок к этому прекрасные туфли ручной работы знаменитых каирских мастеров и шляпки по последнему слову парижской моды - и впечатляющий гардероб дочери Лоуэлла-паши был готов.
        Где бы они со Стивеном ни были, на нее сразу же обращались восхищенные взгляды. Иногда, перехватив взгляд, брошенный кем-то на шикарную, элегантную женщину, сидящую напротив или идущую рядом с ним, Стивен думал: «Боже! Какой фурор она произведет в лондонском обществе!»
        Он научил ее танцевать. Сначала Айрис, не привыкшая к тому, чтобы кружиться в объятиях мужчины, да еще чувствовать при этом на себе посторонние взгляды, немного робела. Но Стивен был отличным танцором, а Айрис была от природы очень грациозной и чутко реагировала на ритм мелодии, поэтому быстро освоила основные движения. Вечер за вечером они танцевали вдвоем, неизменно привлекая всеобщее внимание - стройный загорелый молодой человек в белом пиджаке и высокая изумительно красивая девушка в одном из своих вечерних платьев: иногда строгое узкое, иногда пышное в викторианском стиле, иногда белое открытое, отделанное драгоценным жемчугом.
        Айрис Лоуэлл за короткое время стала настоящей сенсацией для каирской публики.
        Но сердце ее разрывалось на части. Развлечения ее не радовали. Она знала, что где-то неподалеку притаился словно пантера, готовящаяся к прыжку, Михайло Юзрев.
        Больше всего Айрис любила, когда они вдвоем со Стивеном уезжали от ярких городских огней куда-нибудь подальше, к пирамидам, к Сфинксу. Там, в тишине, она чувствовала себя ближе к своему возлюбленному. Вдали от любопытных глаз она могла обнять его, прижаться губами к его губам, отвечать на его ласки. Иногда она испытывала острое желание бросить вызов Юзреву, рассказать все Стивену или пойти в полицию, сделать что угодно, только не расставаться со Стивеном, не обрекать себя на ужасную пытку. Но она сдерживала свои эмоции, говорила себе, что обязана пойти на все, чтобы спасти Стивена, иначе Юзрев выследит его и убьет. Этого нельзя допустить. Чем ближе она узнавала своего возлюбленного, тем больший ужас у нее вызывала мысль о том, что его может настигнуть смерть от руки наемного убийцы.
        В последний день отпущенной ей недели, перед тем, как она должна была возвращаться в Верхний Египет, Стивен повел ее на прием, который устраивали в посольстве, и представил ее друзьям как свою невесту. Высокие, темнолицые египтяне, французы, англичане по очереди целовали ей руку. Стивен был счастлив и по-мальчишески горд впечатлением, которое произвела Айрис на гостей. В ее присутствии другие женщины казались слишком обыкновенными и даже тусклыми.
        - Я боюсь везти тебя в Лондон, - сказал Стивен, когда они после этого вышли на улицу. - Все кавалеры будут у твоих ног. Я опасаюсь потерять тебя.
        Она посмотрела на него странным взглядом.
        - Никогда, - страстно прошептала она.
        Он нежно пожал ее руку.
        - Я очень рад это слышать, - сказал Стивен.
        Она подняла руку ко рту. С ее губ уже почти сорвался крик отчаяния: «Любимый мой! Тебе придется потерять меня… или свою жизнь!»


        Стивен был в прекрасном настроении. Он сказал Айрис, что начальство предоставило ему еще месяц отпуска после того, как он сообщил, что ему нужно ехать в Англию и, возможно, он задержится в связи со свадьбой. Так что до конца июля он был свободен.
        - Это означает, что у нас впереди будет целый месяц. Июль - лучшее время года в Англии. Я отвезу тебя в Девоншир, к моей тете. Тебе там понравится. Я научу тебя ездить верхом. Ты будешь замечательно смотреться на лошади, любовь моя. Потом я отвезу тебя в Корнуолл, где жили мои родители. Как бы мне хотелось, чтобы они увидели, как я приеду в Англию с такой удивительной девушкой, согласившейся стать моей женой!
        Она ничего не отвечала на его счастливую болтовню. Невидящим взглядом она смотрела в окно автомобиля. Она чувствовала что смертельно ранена и теперь медленно умирает.

«Завтра я разрушу его иллюзии, - думала она, - А он ничего не поймет. Он прочтет мое письмо и решит, что я сбежала в Маленький Дворец, чтобы быть с Михайло… Он будет меня презирать и ненавидеть. Если бы можно было мне умереть вместо него, умереть и быть похороненной в Египте!»
        Стивен, не подозревая о ее мучительных переживаниях, поднес ее руку к губам и поцеловал.
        - Все замечательно, моя дорогая, - весело сказал он. - Айрис… а почему бы мне не полететь в Маленький Дворец с тобой? Почему ты обрекаешь меня на одиночество, пока ты с Моргой будешь там? Позволь мне полететь с тобой, любовь моя.
        Она покачала головой. Стивен рассмеялся.
        - Ты боишься, что я буду мешать тебе собираться. Наоборот, я помогу. Я просто не могу не видеть тебя так долго.
        Внезапно она выпрямилась на своем сиденье и посмотрела на него своими темными, как ночь, глазами.
        - Стивен… а что бы ты сделал, если бы… если бы лишился меня?
        Его лицо мгновенно стало серьезным.
        - Даже в шутку не говори так, Айрис!
        - Но я могу, например, умереть, - заикаясь, сказала она.
        Он прижал ее ладони к своим губам.
        - Не надо, прошу тебя. Я не хочу, чтобы ты говорила о таких вещах. Ты для меня теперь вся моя жизнь, Айрис.
        - Вся жизнь, Стивен? Ты не представляешь жизни без меня? - сказала она.
        - Нет, - ответил он без колебаний.
        - О Господи! - вырвалось у нее. Она высвободила свою руку и прикрыла глаза.
        Стивен с тревогой уставился на нее.
        - Айрис, ради Бога, что с тобой?
        Она дрожала, и ее лицо покрылось пепельной бледностью.
        - Я просто устала, перенервничала, - попробовала она взять себя в руки, хотя чувствовала, что находится на грани истерики.
        - Мы уже почти приехали, дорогая, - сказал Стивен, обнимая ее за плечи. - Тебе нужно отдохнуть. Эта неделя была слишком насыщенной. Морга была права. Она говорила, что ты переутомилась. Это моя вина, любовь моя…
        Он продолжал говорить с нежностью, которая была ей так же необходима, как и его страсть. Она сидела молча, чувствуя, как горячие слезы жгут ей глаза и готовы хлынуть по щекам.

«Если это правда, - начала она спорить с самой собой, - если правда, что он не может жить без меня, тогда что толку в моей жертве? Почему я должна идти на эту чудовищную сделку с Юзревым? Почему не поставить на карту все ради свободы для нас обоих?»
        Сидя одна в своей спальне, куда зашла переодеться, Айрис продолжала усиленно думать о путях к спасению. Щеки ее раскраснелись, глаза лихорадочно блестели. Стивен уехал в отель, чтобы тоже переодеться. Морга была в своей комнате, а Айрис - наедине со своими спутанными мыслями и чувствами и страшным будущим, начинавшимся для нее с завтрашнего дня. Юзрев будет ждать ее в «Шепарде». Она должна придумать какой-нибудь выход!
        Где теперь Михайло? Всю неделю она его ни разу не видела. Но он, без сомнения, где-то здесь, дожидается своего часа, готовый нанести удар, если она не выполнит свою часть договора. Но, предположим, она вывезет Стивена из Каира так, чтобы об этом не узнал Михайло, привезет его в Маленький Дворец, поставит у дверей охрану, запретит пускать Юзрева. Да, ради любви, из страха за жизнь Стивена ей придется снова стать повелительницей в своем дворце, богиней, чьи приказы обсуждению не подлежат. Она не позволит ему подвергать свою жизнь опасности. Она будет держать его во дворце, они забудут о последней воле отца, поженятся и будут жить, наслаждаясь любовью и счастьем. Михайло не сможет до него добраться. Ее замок всегда был неприступен для тех, кого она не хотела видеть.
        Айрис ни на секунду не задумалась о том, как сам Стивен отреагирует на ее план. Она рвалась в бой. Она была готова все поставить на карту, только не идти завтра к Юзреву. Она хотела действовать - сейчас или никогда. Она решилась.
        Айрис позвонила Стивену в отель. Он слушал ее, не в силах прийти в себя от изумления. Она решила лететь в Верхний Египет сегодня поздно вечером. Да, этим вечером. Специальным самолетом. У нее есть причины, чтобы ехать именно сейчас. Он не должен задавать вопросов. Когда они прилетят, она все ему расскажет. Но сейчас, если он ее любит, он будет делать все так, как она просит. Морга уже привыкла к ее капризам, она молча соберет вещи и поедет с ней. Стивен должен немедленно договориться о самолете. Но они любой ценой должны быть дома до завтрашнего утра.
        - Дорогая, ты уверена, что не можешь подождать до завтра? - спросил ошеломленный Стивен. - На завтра у тебя заказан билет на самолет…
        - Нет, Стивен, - перебила его Айрис. - Не пытайся меня отговорить. Мы должны лететь сегодня. Вместе. Сразу после ужина. Ты и я. Я хочу, чтобы ты полетел со мной, Стивен.
        - Дорогая, я всегда хотел лететь с тобой. Почему ты вдруг решила не оставлять меня в Каире?
        - Не спрашивай меня сейчас, - умоляющим тоном воскликнула Айрис. - Просто сделай то, что я тебя прошу. Ради меня.
        - Твое желание для меня закон, - ответил он.
        Одеваясь, он думал, насколько все-таки женщины непонятные существа и Айрис не была исключением. Но он любил ее и ничего не имел против ее неожиданных идей. Ему даже понравилась мысль о романтическом полете.
        Айрис оказалась права. Деньги в Каире могли творить чудеса. К полуночи персональный самолет был готов, и они втроем заняли свои места в пустом салоне: Айрис, одетая в один из своих новых костюмов, с вуалью поверх головы, Стивен, крепко держащий ее за руку, и не перестающая недовольно бормотать что-то под нос мисс Морган. Даже ее терпению иногда приходил конец от экстравагантных выходок воспитанницы. Но Стивен был доволен. Он с улыбкой сел в кресло рядом с Айрис.
        - Довольно с меня Каира, Морга, - весело сказал он. - Я уверен, что и вам он тоже надоел. Ну что вы такая мрачная! Только представьте себе, как сейчас хорошо на террасе во дворце. Завтра утром мы уже будем там завтракать!
        - Хорошо, - покорным тоном произнесла мисс Морган.
        Айрис от души рассмеялась. У Стивена потеплело на душе от ее довольного смеха. Она не смеялась так с тех пор, как Элизабет нарушила их идиллию. Сегодня она просто светится, подумал Стивен. Айрис действительно вновь становилась сама собой. Всю дорогу в такси до аэропорта и пока они ожидали выполнения каких-то формальностей, она была как на иголках, беспрестанно оглядывалась, испытывая почти суеверный страх, что откуда-нибудь из-за угла, зловеще усмехаясь, покажется Юзрев, прозвучит выстрел, и Стивен упадет бездыханным к ее ногам. Она вся издергалась и почувствовала облегчение, только когда они оторвались от земли. Ей сразу стало много лучше, и она удивилась, как ей раньше не пришло в голову такое простое решение. И вообще, похоже, она преувеличила серьезность угроз Михайло. Он не следил за ними, не пытался помешать улететь из Каира. А когда они доберутся до дворца, Стивен будет в безопасности Не стоит сейчас думать о том, как удержать его там. Боги в свое время позаботятся об этом. Самое главное увезти его отсюда.
        Она повернула к Стивену свое сияющее лицо. Ее губы дрожали. Она протянула к нему руку.
        - Любимый…
        Он нежно пожал ее руку.
        - Я считаю, ты замечательно придумала, - сказал он. - Это так же неожиданно, как и твой приезд в Каир. Я и не подозревал, что ты такая непредсказуемая женщина, любовь моя. - Он улыбнулся.
        Она прикоснулась губами к его загорелой щеке.
        - Я люблю тебя, - прошептала она.
        Вокруг царил полумрак, мисс Морган мирно дремала в своем кресле. Стивен привлек Айрис к себе. Она страстно обхватила руками его шею. Он целовал ее губы, глаза, шею. Он любил ее больше жизни. Стивен был рад, что они возвращались во дворец. Ему хотелось, чтобы ей вообще никогда не пришлось покидать свой дом. Несмотря на ее успех в Каире, она принадлежала старому Египту.
        Через некоторое время Айрис заснула, счастливая и успокоенная, на груди своего возлюбленного…
        Проснулась она, когда они уже приземлились в Асуане. Сон освежил ее. Пока они ехали в машине из аэропорта, она была веселой и оживленной, смотрела по сторонам и радовалась всему, как ребенок. Они издалека увидели сверкающий на солнце купол дворца. Как только открылись ворота, она радостно закивала в ответ на приветствия садовников, чьи руки были полны только что срезанных роз, которые они спешили унести прежде, чем жаркое солнце спалит их нежные лепестки.
        - Мы устроим сегодня вечером праздник, - со счастливой улыбкой сказала Стивену Айрис. - Но никого звать не будем. Это будет только наш праздник. Я одену свое платье из серебряной ткани, которое когда-то принадлежало храмовой танцовщице времен Тутанхамона. Я буду для тебя танцевать в храме при луне, мой Стивен.
        - Любимая моя! - воскликнул Стивен. - Ты похожа на цветок лотоса в воде фонтана, когда он сверкает в лучах солнца.
        Она рассмеялась и провела пальцами по его щеке.
        - Ты становишься поэтом, Стивен, - сказала она.
        - С тобой можно стать кем угодно, - с чувством воскликнул Стивен. Он ощущал, как кровь прилила к его щекам, а сердце гулко стучало в груди. Он страстно хотел схватить ее и припасть к ее чувственным губам.
        У высоких массивных дверей дворца она легко выпрыгнула из машины, швырнула на землю шарф и плащ.
        - Я поднимусь к себе и сброшу эту одежду. Наконец-то я опять стану прежней Айрис! - воскликнула она.
        Мисс Морган, все еще зевая после ночного перелета, поплелась вслед за ней. Навстречу им уже спешила Аеша, ее морщинистое, похожее на грецкий орех лицо расплылось в радостной улыбке. Откуда-то из-под земли таинственным образом появились Пилак с Махдулисом; они тоже улыбались, радуясь, что снова видят свою обожаемую госпожу.
        - Я пройдусь по саду и буду ждать тебя на террасе, любовь моя, - сказал Стивен. - Возвращайся поскорее и позавтракаем вместе.
        Айрис вошла в прохладный холл. Она была абсолютно счастлива и совершенно забыла о страхах и огорчениях прошедшей недели.
        Внезапно она остановилась, словно налетев на стену. Кровь застыла у нее в жилах. Из одного из кресел, скрытых за высокой колонной, неспешно поднялась знакомая фигура. Это был Михайло Юзрев.
        Айрис невольно вскрикнула от ужаса.
        - Вы… здесь?!
        Он, хмуро улыбаясь, подошел к ней.
        - Добро пожаловать домой, моя луноликая.
        - Что вы делаете здесь? Как вы посмели?
        - Моя госпожа должна простить меня за то, что я появился здесь без приглашения. Но у меня возникло опасение, что моя госпожа захочет забыть о назначенном мне свидании. А еще я подумал, что в конце концов у нее может возникнуть мысль привезти сюда мистера Делтри. Это был только вопрос времени. Я сказал Махдулису и этой старой дуре Аеше, будто вы распорядились, чтобы я во дворце дожидался вашего возвращения. Они поверили мне, я ведь всегда был здесь желанным гостем, не так ли? Ну, а теперь разрешите мне еще раз приветствовать вас в вашем доме. Мы с вами, разумеется, остаемся. А вот мистер Делтри, как долго он намерен здесь оставаться? Я не люблю семейных треугольников. Я надеюсь, вы порекомендуете ему как можно быстрее вернуться в Каир.



        Глава двадцатая

        Айрис стояла, не в силах вымолвить ни слова. Ее лицо покрылось смертельной бледностью. Юзрев подошел ближе, его пронзительные агатовые глаза недобро прищурились, когда он заметил, с каким выражением посмотрела на него Айрис. Так смотрят на какую-нибудь жабу или отвратительное насекомое.
        Губы Юзрева скривились в усмешке.
        - Моя луноликая удивлена тем, что я здесь? Она ожидала, что я позволю ей так легко убежать со своим кавалером совсем забыв про свидание с бедным Михайло?
        Она хотела ответить ему, но в этот момент появилась мисс Морган. Она слышала конец последней фразы, и ее лицо выражало крайнюю степень недовольства.

«Мы не хотим вас здесь видеть, молодой человек, - хотела сказать она принцу. - Убирайтесь отсюда и побыстрее».
        Но Айрис ее опередила. Все ее страхи за Стивена с новой силой овладели ей. Она не могла позволить Морге злить Михайло. У него может быть в кармане пистолет или нож, а наемный убийца может скрываться где-нибудь поблизости в саду. Она боялась за Стивена, все остальное было второстепенным.
        Она заговорила с напускной беззаботностью.
        - Представляешь, какой сюрприз, Морга! Михайло приехал встретить нас.
        Мисс Морган бросила на принца недоверчивый взгляд.
        - Хмм… как это мило с его стороны. А откуда он узнал, что мы приезжаем?
        В огромных глазах Айрис мелькнула растерянность. Михайло широко улыбнулся и поклонился.
        - Счастливая догадка, мадемуазель, - сказал он приторным голосом.
        - Ну что ж, я иду наверх распаковывать чемоданы, - недовольно хмыкнув, сообщила мисс Морган.
        Когда они остались вдвоем, Айрис повернулась к Юзреву.
        - Зачем это преследование? Как вы можете так себя вести, если вы меня любите так, как говорите?
        Он достал из кармана тонкий золотой портсигар, вытащил сигарету и, постукивая ей по крышке портсигара, изучающе посмотрел на Айрис.
        - Моя госпожа забывает, что любовь может заставить человека делать странные вещи. Одной недели оказалось мало?
        Айрис покраснела, но выпрямилась и произнесла с достоинством:
        - С ним всей жизни будет недостаточно.
        - Вот как! А я бы предпочел, чтобы он лежал мертвым у моих ног вместо того, чтобы разгуливать сейчас по вашей террасе.
        Она снова побледнела.
        - Вы поклялись…
        - И сдержал свое слово, - отрезал он. - Я не трону его, если вы выполните свою часть договора.
        - Это чудовищный договор, Михайло.
        - Однако он был заключен.
        Она стиснула кулаки в бессильной ярости.
        - Вам следовало бы опасаться за вашу жизнь, - сказала она сквозь зубы. - У меня верные слуги.
        Закурив длинную египетскую сигарету, принц улыбнулся.
        - Но ведь моя луноликая слишком честна, слишком мягка, чтобы лишить человека жизни, - сказал он вкрадчивым голосом, который она уже научилась ненавидеть и бояться.
        - Вы правы, - тихо произнесла она. - Но не из-за честности или великодушия я не приказываю Махдулису и Пилаку бросить вас в Нил, Михайло. Я не хочу осквернять свою душу преступлением даже ради того, чтобы избавить мир от такой мерзкой твари, как вы.
        Юзрев изменился в лице. Он выбросил недокуренную сигарету в открытое окно.
        - Вы ничего не добьетесь, оскорбляя меня, моя госпожа, - сказал он, перестав улыбаться. - Отошлите Делтри из дворца. И перед тем, как он уйдет, скажите, что вы передумали и выбрали меня. Иначе я не буду таким терпеливым, каким был всю эту неделю в Каире.
        Она глубоко вздохнула. Она чувствовала себя побежденной. У нее не было другого выбора, кроме как сдаться уже во второй раз.
        Она выглянула в окно и увидела стройную фигуру Стивена, стоящего спиной к ней. Он смотрел на Нил, в предвкушении тех сладких часов, которые они проведут вместе.
        Всего лишь один крик - и он окажется рядом с ней. Никогда еще она не чувствовала себя такой беспомощной. Она опустила свою гордую голову.
        - Хорошо, - выдавила она из себя.
        - Вы можете сейчас мне не верить, но клянусь, что сделаю вас самой счастливой женщиной в Египте, - тихо произнес Юзрев.
        Айрис лишь бросила на него полный презрения взгляд. Михайло заскрипел зубами и уставился на свои туфли. Откровенная неприязнь Айрис к нему, ее любовь к Стивену Делтри, казалось бы, должны были охладить пыл Михайло. В конце концов шансов на взаимность у него было немного, и он должен был это понять. Но Юзрев был устроен не так, как все нормальные люди.
        С раннего детства родители смотрели на него, как на полубога. Он привык к тому, что ему ни в чем не было отказа. Когда началась война, семья Юзрева, используя деньги и влияние, перебралась в Америку, где Михайло получил возможность вести богемный образ жизни, к которому привык в Европе. Он производил на людей впечатление своей красивой внешностью и обаятельными манерами, но затем они разочаровывались в нем, когда узнавали, что этот человек не знаком с понятиями чести, долга и совести. До тех пор, пока он мог получать то, что хотел, будь то дорогой новый автомобиль или красивая женщина, он был доволен жизнью. Он даже мог быть щедрым и обходительным с теми, кто был для него полезен, как например, с Фахмудами. Последние до сих пор еще пребывали в заблуждении на его счет.
        Его родители уже умерли. Он избежал всех несчастий войны. С деньгами у него не было никаких проблем. В нем стала расти уверенность, что стоит ему лишь захотеть - и весь мир будет у его ног. Так было до тех пор, пока он не встретил дочь Лоуэлла-паши.
        Михайло Юзрев влюбился в нее со всей страстью, на какую только был способен. Он мучительно желал ее, и отказ только усиливал его желание. Теперь он хотел одержать верх над этим ненавистным англичанином.
        - Уберите Делтри из дворца, или я сам с ним расправлюсь, - сказал он, криво усмехнувшись.
        Ей вдруг пришло в голову, что Юзрев психически ненормален. Возможно, она имеет дело с сумасшедшим?
        - Вы забываете, что Стивен мой опекун. Еще у меня есть тетя в Англии. Кроме того, по английским законам я несовершеннолетняя. Мне не разрешат выйти за вас замуж, Михайло.
        Он расхохотался.
        - Перестаньте, моя госпожа, не надо. Вы же собирались просить разрешения немедленно выйти замуж за Стивена Делтри, разве не так?
        Айрис поняла, что спорить с ним бесполезно, горько вздохнула и отвернулась от него. Ее сердце разрывалось. Там, на террасе ее ждал Стивен, не подозревающий об опасности, нависшей над ним. Она заставила себя снова повернуться лицом к своему врагу.
        - Слушай, Михайло, на этот раз я сдержу слово, я пойду до конца. - Слова давались ей с трудом, ее губы дрожали. - Я попрошу Стивена уехать завтра.
        Юзрев нахмурился.
        - Почему не сегодня?
        - Потому что это было бы неестественно с моей стороны - привезти его сюда только для того, чтобы через час сказать ему: уезжай. Сегодня вечером я скажу, что снова увидела вас и окончательно решила в вашу пользу. И он уедет завтра, по своей воле. Это лучше, чем создавать ситуацию, которая может вызвать у него подозрения. В этом случае он может отказаться уехать.
        Он посмотрел на нее. Она была смертельно бледна, как цветок, согнувшийся под порывом безжалостно горячего ветра. Юзрев видел, что цветок может сломаться. Он решил больше не испытывать ее терпение.
        - Хорошо, - неохотно согласился он. - Эти доводы кажутся мне разумными. Я дам вам еще один день. Но только один, моя госпожа. Подготовьте его к отъезду. Вы должны быть уверены, что он уедет.
        - Хорошо, - сказала она, уставившись перед собой невидящим взглядом.
        Юзрев взял руку Айрис и поцеловал. Потом отпустил, и рука ее безжизненно упала.
        - Когда-нибудь ты перестанешь вздрагивать при моем прикосновении, - пробормотал он сквозь зубы.
        Айрис повернулась и опрометью бросилась прочь от этого страшного человека, которого она когда-то считала своим другом. Вбежав в свою спальню, она упала на постель и заплакала.
        Одна мысль, что ей придется проститься со Стивеном, пронзила ее сердце.
        Она не должна плакать. Стивен заметит и будет задавать вопросы. Она должна сыграть свою мучительную роль без единой ошибки.
        Когда Айрис наконец спустилась к завтраку, она уже взяла себя в руки. Она с грустью оглядела стол. Все здесь было таким родным и знакомым. Китайская ваза, полная розовых и золотистых роз, стояла в центре стола, накрытого белоснежной кружевной скатертью. В это утро Махдулис в честь ее приезда подал на стол чашки и тарелки, покрытые ручной росписью, которые когда-то принадлежали Марии-Антуанетте. На завтрак был крепкий кофе по-французски, золотистые булочки, масло и мед. Перед Стивеном стояла серебряная тарелка с порцией пышного омлета с тонко нарезанными ломтиками ветчины.
        Стивен печально посмотрел на свою возлюбленную. Он ждал этого часа, когда они впервые после возвращения сядут вдвоем за стол на террасе. Но очарование момента было для него потеряно. Несмотря на то, что губы Айрис улыбались, по ее глазам он понял, что для нее завтрак тоже испорчен.
        - Я только что видел Юзрева, направляющегося в сторону ворот. Почему он здесь? Я думал, он в Каире. Странно, что ты именно сегодня занимаешься им, дорогая.

«Он ревнует к Михайло, - подумала она. - Мой бедный Стивен. Его будет нетрудно обмануть. Он сам будет обманут своей любовью и ревностью».
        Стивен взял Айрис за руку и повел ее к столу.
        - Наверное, ты устала, моя родная. Присядь.
        Она села.
        - Михайло пришел поприветствовать меня.
        Стивен слегка нахмурился. Махдулис начал разливать кофе.
        - Как он узнал, что мы приезжаем? - Стивен повторил вопрос мисс Морган.
        - Догадайся, - механически Айрис ответила так же, как Юзрев.
        - Очень впечатляет, - буркнул Стивен, затем, чувствуя, что допустил бестактность, виновато добавил: - Извини, дорогая, но должен признать, что я не в восторге от твоего сербского принца.
        Она хотела закричать: «Никакой он не мой! Он дьявол во плоти, я ненавижу и боюсь его!»
        - Он мне очень предан, - сказала она вместо этого.
        Стивен весело рассмеялся. У него снова отлегло от сердца.
        - Я не могу его винить за это, дорогая. Мне просто казалось, что он собирался остаться в Каире. А теперь ты говоришь, что он встречает тебя здесь. Странно…
        Айрис склонилась над своей чашкой.
        Стивен обратил внимание на то, что вся ее веселость, бьющая ключом радость, которая очаровала его во время их полета в Асуан, полностью испарилась.
        - Ты что-то вдруг стала грустной. Ты плохо себя чувствуешь, любовь моя?
        Айрис поставила чашку и внезапно начала смеяться, сотрясаясь и прикрыв глаза дрожащей ладонью. Когда Стивен спросил, что ей показалось таким забавным, она ответила:
        - Михайло пришел меня поприветствовать! Это было смешно. Стивен, разве тебе это не кажется смешным?
        Он ошарашенно уставился на нее. Он не видел ничего забавного в том, что Юзрев приходил сюда, и был поражен ее таким странным проявлением чувства юмора. Но по крайней мере он испытал хоть какое-то облегчение от того, что она смеялась. Он тоже начал смеяться, как будто она сказала что-то смешное.
        - Вообще-то ты, наверное, права, - смеясь, проговорил Стивен. - Он действительно вызывает смех, все эти поклоны, улыбки, эта манера говорить цветистыми фразами. Не удивительно, что тебе смешно.
        Она продолжала закрывать от него глаза и, слушая его слова, чувствовала, как будто нож медленно поворачивается в ее сердце.
        Ей оставался только один день со Стивеном. Один день и одна ночь. Ей на память пришла строчка из Суинберна, которого она когда-то читала в библиотеке отца:


        Ты больше меня не люби…
        Люби лишь мою любовь к тебе…
        Люби, где бы ты ни был сейчас…
        Пусть другие часы возьмут другие,
        Мне оставь лишь этот час…


        Как хотела бы она сказать это Стивену! Ведь после сегодняшнего вечера он не должен ее любить, он должен с ней расстаться, решив, что она легкомысленная, ветреная женщина, недостойная его любви. Когда-нибудь он снова полюбит. Она хотела только одного - чтобы эти несколько оставшихся часов были ее, чтобы он сохранил память о них и о ее любви к нему. Но она не могла ему сказать об этом.
        Невыносимо страдая, ослепленная горем, Айрис сидела рядом со своим возлюбленным в нежных теплых лучах золотистого утреннего солнца.



        Глава двадцать первая

        Все было тихо в Маленьком Дворце в знойные послеполуденные часы, когда все живое попряталось в тень от палящих лучей солнца. Разве что ящерица скользнет по сухим горячим камням. Вдалеке посреди реки безжизненно стояла одинокая фелука с торчащей на фоне блеклого выцветшего от жары неба высокой мачтой, словно зоркий часовой, стороживший высушенную солнцем пустыню.
        Мисс Морган дремала в своей комнате, Стивен тоже спал на затемненной веранде, примыкающей к кабинету покойного паши.
        Но Айрис не могла обрести ни сна, ни покоя. Чувствуя себя самой несчастной женщиной на свете, устав от борьбы с самой собой, она собиралась с силами для того, чтобы выдержать предстоящие ей пытки.
        Беда уже раскрыла над ними свои черные крылья. Сразу после завтрака в их отношениях появились первые признаки отчуждения, обеспокоившие и озадачившие ничего не подозревающего Стивена. Теперь, в одиночестве, пока весь дом спал, Айрис с болью вспоминала, как своими руками она начала разрушать их счастье.
        Она отказывалась от всего, что ей предлагал Стивен, сначала робко и нерешительно, потом уже с непритворным раздражением. Он хотел, чтобы она всерьез занялась подготовкой к путешествию в Англию, еще раз просмотрела все бумаги отца. Она сказала, что сейчас слишком жарко, чтобы заниматься чем-то серьезным. Он пытался говорить с ней о будущем. Они не должны здесь задерживаться, как бы ему этого ни хотелось, говорил он. Ему дали отпуск, но он должен провести его с пользой. На следующей неделе они обязательно должны лететь в Англию. Она ничего не хотела об этом слышать.
        - Я теперь уже не уверена, что хочу ехать в Англию, - сказала она. - Кроме того, может быть, тетя не хочет меня видеть.
        - Дорогая моя, она должна, по крайней мере, уладить юридическую сторону дела, - терпеливо уговаривал ее Стивен. - Тебе придется совершить это путешествие. Вместе со мной, разумеется, если ты не возражаешь.
        Вспоминая их сегодняшний разговор, Айрис снова удивилась мягкости и терпению Стивена. Она, наверное, казалась ему капризным, непостоянным созданием. В Каире она была согласна со всеми его планами. Она любила его так сильно, что не раздумывая была готова ехать с ним в Лондон, и решить вопрос об их браке. Теперь же ничего не понимающий Стивен видел совершенно другую Айрис.
        Затем, когда Айрис чужим холодным голосом заговорила про гостей, которых она собирается пригласить на ужин, Стивен наконец начал выходить из себя.
        - Послушай, дорогая моя, это уже слишком! - возмутился он. - Мне казалось, ты хотела остаться со мной наедине.
        Она пожала плечами и ответила, что передумала. Стивен изменился в лице.
        - Я надеюсь, мы не будем звать принца и этого персидского поэта, его приятеля, - взорвался Стивен. - Я их терпеть не могу.
        Закусив губу, она ответила, что Михайло и Омар ее друзья. Тут она заметила, как лицо Стивена окаменело, губы сжались в узкую полоску, глаза стали колючими - перед ней снова был тот Стивен, который несколько недель назад появился в ее дворце и объявил ей, что она должна ехать в Англию, Стивен, которого она немного боялась и даже недолюбливала из-за того, что он нарушил ее покой.
        Но теперь, о Господи, как невыносимо было видеть его таким, быть вынужденной причинять ему боль! Не в силах бороться с собой, она бросилась ему на грудь.
        - Я не буду никого приглашать, - прошептала она. - Я хочу быть только с тобой.
        Он обнял ее и нежно поцеловал: она вновь была его Айрис. Она позволила себе расслабиться до такой степени, что пошла вместе с ним в отцовский кабинет и просмотрела какие-то документы.
        Но теперь она больше не должна допускать таких минут слабости. Сегодня вечером Стивен должен поверить, что вся их любовь, все их планы на будущее были только иллюзией. Завтра утром он должен покинуть Маленький Дворец и никогда больше сюда не возвращаться.
        Она снова постаралась взять себя в руки, надеть панцирь отчаянной решимости, не позволяющий прорываться ее настоящим чувствам. Она спустилась вниз. Стивен уже был на террасе, отдохнувший после сна и пребывающий в прекрасном настроении. Он уже забыл про странное поведение Айрис сегодня утром. Он устремился навстречу, взял ее за руки и нежно поцеловал гладкую прохладную кожу покрытого ровным загаром плеча.
        - Ты самая прекрасная из всех женщин на свете, - ласково произнес он. - Ты еще любишь меня? - Его серые глаза весело улыбались, глядя на нее с уверенностью в ответе.
        Она молча смотрела на него со странным выражением лица. Он слегка потряс ее за плечи, все еще улыбаясь.
        - Ты еще любишь меня? - снова спросил он.
        Она высвободилась из его объятий и отвернулась, чтобы он не видел ее глаз.
        - Я не люблю когда меня допрашивают, - холодно сказала она.
        Он остолбенел. Его глаза потускнели, улыбка сползла с его лица. Он вдруг ясно вспомнил, что она так же холодно разговаривала с ним утром. Что происходит? Ему вдруг стало страшно, он почувствовал, будто какой-то невидимый барьер стремительно вырастает между ними.
        - Может быть, ты хочешь позвать гостей на сегодняшний вечер? - сухо осведомился Стивен. - Мне кажется, тебе со мной скучно. Может быть, попросить Махдулиса отправить приглашение Ниле Фахмуд?
        - Нет, спасибо, - деревянным голосом ответила Айрис. - Я не хочу гостей.
        - А чего ты хочешь, Айрис? - Он стоял перед ней, нахмурившись, засунув руки в карманы, теперь уже с твердой уверенностью, что в их отношениях наметилась какая-то непонятная трещина. Может быть, он слишком явно показывает, что очень любит ее, подумал он грустно. Вредно слишком часто демонстрировать свои чувства. Но ему казалось, что она не такая, как обычные избалованные девушки. И потом он был уверен в ее любви к нему. Боже, разве она не прилетела в Каир, чтобы быть с ним рядом? Что же означает эта странная метаморфоза?
        Айрис, направившись в сторону сада, обернулась и бросила через плечо:
        - Я пойду займусь делами. А ты развлекайся, Стивен. Пошли за Нилой, если хочешь.
        В глазах Стивена сверкнула ярость. Он догнал Айрис и, схватив ее за руку, развернул ее лицом к себе.
        - Послушай, что за вздор? Ты прекрасно знаешь, что мне нет никакого дела до Нилы Фахмуд. Я, конечно, многое могу вытерпеть, но и моему терпению может прийти конец. Между любящими людьми не должно быть разногласий и недомолвок. Мне казалось, у нас все решено. Но, по-видимому, я ошибался. Если мы едем в Лондон, чтобы уладить вопрос о нашей свадьбе, мы должны быть уверены друг в друге. Разве не так?
        Айрис вырвала руку и отвернулась, чтобы Стивен не видел ее лица. Ей было мучительно больно, что она заставила его разговаривать с ней таким тоном, словно она была чужой для него. Сердце бешено стучало у нее в груди.
        - Оставь меня, - через силу проговорила она. - Не трогай меня, Стивен. Я хочу побыть одна.
        Стивен растерялся, он ничего не мог понять. Чувство обиды и горечи захлестнуло его, обиды на Айрис, на себя, на то, что события неожиданно приняли такой неприятный оборот. Ведь ничто, казалось, этого не предвещало.
        - Пожалуйста, - сказал он. - Если ты действительно этого хочешь, Айрис. Но по-моему, тебе не мешало бы хоть что-нибудь объяснить. Почему ты вдруг так изменилась, как только мы приехали во дворец? Я что-нибудь не так сделал или что-то сказал, что тебя обидело?
        Айрис закрыла глаза. Ей пришлось собрать всю свою волю, чтобы не повернуться и не сказать ему: «Стивен, ты для меня значишь больше жизни, и я отдам свою жизнь, чтобы спасти твою».
        Вместо этого она выдавила из себя:
        - Да… Я… Мне не нравится, как ты говоришь о моих друзьях.
        Его загорелое лицо залилось румянцем. Он какое-то время непонимающе смотрел на нее, затем резко рассмеялся.
        - Ты имеешь в виду этого сербского принца?
        - Да, - еле слышно пробормотала она.
        Стивен не мог поверить своим ушам.
        - Ты позволишь этому… Юзреву встать между нами?
        Она больше не могла этого вынести.
        - Оставь меня! - закричала она. - Оставь меня в покое!
        И прежде чем он успел сказать еще что-нибудь, она повернулась и быстро пошла по тропинке через сад к реке. Он стоял и мрачно смотрел ей вслед. Ему казалось, что мир вокруг рушится и земля уходит из-под ног. Она, которая стала для него дороже всего на свете, теперь отшатывается от его прикосновений, убегает от него, переживает из-за того, что он не слишком лестно отозвался о Юзреве. В это было трудно поверить. Но тем не менее все было именно так. Словно какая-то злая сила пробралась в замок и околдовала Айрис. Она была совершенно неузнаваемой, непохожей на ту Айрис, которая прилетела к нему в Каир и боялась с ним расстаться даже на час. Может быть, тут замешан Михайло Юзрев? Слишком часто он появлялся поблизости в последнее время.

«Я этого так не оставлю. Она любит меня, я в этом уверен. Тут что-то не так. Я должен это выяснить, черт возьми».
        Он пошел вслед за Айрис и, выйдя на берег, увидел, что Айрис переправилась на ту сторону. Без сомнения она отправилась в свой любимый храм. Она сама ему говорила, что храм всегда служил ей убежищем в минуты душевного волнения. Старая Морга подтвердила это. Он вспомнил, как нашел Айрис в храме в первую свою ночь во дворце, как в полумраке святилища он впервые увидел ее в ореоле распущенных волос и понял, что полюбил ее. Он и сейчас любил ее всем сердцем.
        И теперь, как в ту первую, незабываемую ночь, он последовал за Айрис на тот берег.
        На одном из больших камней перед входом в Аллею Львов сидел старый араб в пурпурном тюрбане, что выдавало в нем одного из слуг дворца. Это был старый Сиру, один из хранителей храма, бывший здесь, когда Ромни Лоуэлл только начинал свою грандиозную работу по реставрации. Старик почтительно приветствовал Стивена.
        - Саиида, эфенди.
        - Саиида, - хмуро отозвался Стивен. - Вы не видели ее высочество?
        Араб кивнул.
        - Она внутри, эфенди.
        Стивен быстро прошел по двору.
        - Айрис! - позвал он. - Айрис, где ты?
        Его голос эхом отозвался под высокими сводами, но никто не ответил. Она не выбегает ему навстречу, уныло подумал Стивен, и сердце его защемило. Он снова позвал ее. Снаружи безжалостно пекло солнце, но в Храме Изиды было темно и холодно. Он прошел мимо внутренних помещений храма, хорошо известных ему. Они часто бывали здесь с Айрис. Это были счастливые часы его жизни. А сейчас Стивен, чувствуя себя глубоко несчастным, бродил по древнему храму в поисках Айрис с мрачными мыслями о том, что он, возможно, ошибся в Айрис и ее чувствах к нему.
        - Айрис! Дорогая, где ты? Не прячься от меня, умоляю… Айрис, прошу тебя!
        Он переходил от одной усыпальницы к другой. Со всех сторон на него смотрели мрачные изображения Изиды и Осириса, бога солнца Ра, снова Изиды, высеченные на черном жертвенном камне…
        Стивен почти физически ощущал холод, веявший от этих языческих богов. Он не слишком любил этот храм; ему было не по себе от его жутковатой истории, от всех этих языческих ритуалов с кровавыми жертвоприношениями. Он не любил, когда Айрис приходила сюда одна. Он и сейчас хотел побыстрее найти ее и выйти на свежий воздух и солнечный свет. Раньше, стоя с ней рука об руку перед величественными колоннами или украшенными тонкой резьбой нишами с полуразрушенными изображениями богов, он чувствовал их красоту и романтическое очарование. Теперь же без нее, разделенной с ней стеной непонимания, весь храм казался ему каким-то зловещим.
        Наконец Стивен нашел ее. Так далеко, кажется, она никогда его не водила. Единственный путь в ее убежище вел вниз по каменным ступенькам. Стивен споткнулся у порога перед спуском, и ему пришлось зажечь спичку, чтобы понять, куда он идет. Он спустился по ступеням, затем он увидел, что путь освещается масляным светильником, и стены кругом покрыты красно-голубыми фресками. Он решил, что это, скорее всего, вход в гробницу какого-то фараона.
        - Айрис! - позвал Стивен.
        На этот раз он услышал ее далекий голос:
        - Ты не имеешь права входить сюда.
        Но он уже спустился по каменным ступенькам и оказался в маленькой комнатке с мозаичным полом. Казалось, ничто не изменилось в этой комнате со времен фараонов. Рядом с низкой кроватью, украшенной затейливой резьбой, стояли два стула с высокими спинками. В углу стоял большой сундук, а с потолка на трех цепочках свисала единственная лампа, освещавшая помещение тусклым светом. Комната показалась Стивену холодной и неуютной, хотя и не лишенной строгой аскетичной красоты, всегда ассоциирующейся у Стивена с Айрис.
        Она была здесь. Она полулежала на кровати, ее волосы были распущены и наполовину скрывали лицо, которое было влажным от слез. Увидев его, она резко вскочила с кровати и, откинув назад волосы, посмотрела на него с укоризной.
        - Я же просила тебя уйти. Ты не имеешь права… - Неожиданно ее голос сорвался, и она снова разрыдалась.
        Стивен бросился к ней, обнял ее и покрыл поцелуями залитое слезами лицо.
        - Айрис, любимая моя, что все это значит? Айрис, ради всего святого, давай покончим с этим кошмаром. Пойдем домой. Скажи мне, что это было наваждение и что ты по-прежнему меня любишь.
        Но она не отвечала на его поцелуи, слезы продолжали катиться из ее глаз. Ей казалось, что она умирает в его объятиях.
        - Дорогая моя, единственная, - продолжал Стивен. - Взгляни же на меня… Между нами никогда не должно быть размолвок и обид.
        Она действительно хотела умереть, прежде чем он навсегда выпустит ее из своих объятий. Она прибежала сюда в эту маленькую комнатку у входа в гробницу, чтобы прийти в себя и собраться с силами, которые покидали ее всякий раз, как только она видела Стивена. Вот и сейчас она уже была готова сказать ему правду. Ей отчаянно хотелось, чтобы он поверил, что опасность реальна, и постарался защитить себя. Да, она ему все объяснит! Может быть, он даже увезет ее под покровом ночи куда-нибудь, где Юзрев не сможет их достать. Она уже собиралась ему рассказать…
        И вдруг как будто черная тень неслышно опустилась на них. В комнате наступила мертвая тишина, нарушаемая только их частым прерывистым дыханием. Они сидели на кровати, обняв друг друга, не двигаясь, не произнося ни слова.
        Снаружи донесся звук, заставивший Айрис онеметь от ужаса, словно чья-то властная рука зажала ей рот. Она услышала голос Михайло Юзрева. Он был здесь, в храме. Он разговаривал со старым Сиру. Он здесь, ее злейший враг, он не выпускает ее из виду. Ни ее, ни Стивена!
        Похолодев от охватившего ее отчаянья, Айрис медленно высвободилась из объятий Стивена.



        Глава двадцать вторая

        Стивен вопросительно посмотрел на нее.
        - Что с тобой, любимая?
        Сердце гулко колотилось в груди Айрис. Она потрясла головой, словно пытаясь избавиться от голоса Юзрева, все еще звучавшего в ее ушах. Она прислушалась. Было тихо, но Айрис знала: он наверху, он никуда не ушел. Она почувствовала, как ее охватывает приступ бессильной ярости. Как она может терпеть это издевательство, это преследование со стороны Юзрева? Она, чье желание для всех в Маленьком Дворце всегда было законом. Стивен осторожно тронул ее за руку.
        - Дорогая, тебя что-то напугало? Что произошло?
        Она быстро встала и принялась приводить волосы в порядок. В тусклом свете лампы ее лицо казалось смертельно бледным и осунувшимся.
        - Мне не нужно было позволять тебе целовать меня, Стивен, - сказала она. - Я, наверное, была не в себе. Не дотрагивайся до меня больше, Стивен. Ты должен понять, что мы не сможем поехать вместе в Лондон и никогда не поженимся.
        Роковые слова наконец были произнесены. Ей многого стоило их сказать, но она справилась с собой. Там, наверху, притаилась тень смерти, готовая унести с собой Стивена. Любой ценой она должна была отвести угрозу от своего возлюбленного. Звук голоса Михайло, сознание того, что он так уверенно и нагло вошел в ее храм, убедили ее, что от него нет спасения. Теперь она действовала со спокойной обреченностью. Чем раньше она пройдет через это испытание, тем лучше. Не стоило продлевать агонию.
        Айрис не осмеливалась взглянуть на того, кого любила всем сердцем, но чувствовала, в какой шок она повергла его своими словами. Она хорошо представляла выражение его серых глаз в эту минуту.
        - Айрис, ты не можешь говорить это всерьез, - изменившимся голосом произнес Стивен. - Ты сама не понимаешь, что говоришь.
        Дрожащими пальцами она продолжала заплетать косу.
        - Нет, - сказала она, - я говорю абсолютно серьезно. Я много думала о нас с тобой и пришла к выводу, что мы не подходим друг к другу. Ты англичанин, и твои интересы связаны с Англией, с теми людьми, на которых я вдоволь насмотрелась в Каире. Я устала от них. Мне с ними неинтересно.
        Она замолчала. Ей трудно было говорить - во рту у нее пересохло, в горле першило. Она по-прежнему избегала смотреть ему в лицо.
        Он тоже вскочил с кровати на ноги, и она почувствовала, как его сильные пальцы крепко сжали ее руку. Не церемонясь, он рывком повернул ее к себе. Она была потрясена, увидев его лицо. Оно было пепельно-серым, словно Стивену нанесли смертельный удар.
        - Никогда не слышал подобного вздора! - воскликнул он. - Это просто смешно. Я не хочу тебя слушать. Я тебе не верю. Ты была счастлива в Каире, и ты сама мне об этом говорила. Мы с тобой согласились, что лучше жить вдали от города, где-нибудь в уединенном месте, здесь, например. Но когда ты говоришь, что не выйдешь за меня замуж, потому что тебе может стать скучно, это вздор! Что это за любовь тогда?
        Айрис закрыла глаза и стиснула зубы. В глубине души она восхищалась им, и ей было отрадно знать, что он не собирается так легко от нее отказываться. Но обратного пути нет, мосты сожжены, и теперь ей надо довести дело до конца.
        Айрис отдернула руку.
        - Спорить бесполезно, Стивен. Я все решила окончательно. Я знаю, что кажусь тебе непоследовательной в своих поступках, что тебе было трудно со мной общаться после нашего возвращения сюда. Просто я постепенно пришла к мысли, что мы не подходим друг к другу, и нам лучше расстаться.
        С побагровевшим лицом он остолбенело уставился на нее. Он не знал, как ему реагировать на ее заявление - то ли сердиться, то ли обижаться, то ли попытаться понять, что же все это значит на самом деле. Ее поведение было настолько непоследовательным, что могло озадачить кого угодно.
        - Только не надо меня убеждать, что ты меня не любишь - холодно сказал он. - Я знаю, ты любишь меня. Конечно я понимаю, у тебя могут быть сомнения, ты молода и неопытна, это естественно. Бог свидетель, я сам временами спрашивал себя, почему ты меня полюбила. Но в главном ты казалась уверенной, в том, что мы созданы друг для друга. Да и то, как ты реагируешь на мои поцелуи, как сама целуешь меня… Я отказываюсь верить, что ты могла бы меня так целовать, если бы не любила!
        - Я просто потеряла голову, - проговорила она, презирая себя за эти слова, боль и укор в глазах Стивена заставили ее сердце сжаться от горя и стыда.
        - Ты хочешь сказать, что это было лишь физическое влечение? Не верю. Да, мы жили разными жизнями в разных мирах, но ты всегда говорила, что мы близки по духу и понимаем друг друга. Но если это значило для тебя только…
        Он не закончил фразу и горестно развел руками, что наполнило ее сердце еще большим отвращением к себе. Но она продолжала:
        - Так и есть, Стивен. Тебе лучше взглянуть правде в глаза. Я не выйду за тебя замуж. Так будет лучше для нас обоих. Все равно из нашего брака не вышло бы ничего хорошего. Возвращайся в свой мир, а меня оставь в моем.
        Стивен продолжал смотреть на нее неверящим взглядом. В его памяти проносились воспоминания о счастливых днях, проведенных вместе. Он снова подошел к ней ближе, взял ее руку и с детской трогательностью приложил ее ладонь к своей щеке. В его жесте было столько нежности, что у нее защемило сердце.
        - Айрис, любимая, - воскликнул он. - Ну скажи, что это неправда. Ты просто устала. Эта неделя в Каире отняла у тебя слишком много сил. Ты не привыкла ко всему этому шуму, спешке, суматохе современной жизни. Отдохни день-другой в тишине и покое, и ты снова будешь в порядке.
        Чудовищным усилием воли Айрис заставила себя высвободиться. Она набралась храбрости и посмотрела ему в глаза долгим внимательным взглядом. И тут у Стивена все внутри похолодело. В его возлюбленной было что-то настолько чужое, отстраненное, что у него возникло ощущение подкатывающей дурноты. Он вдруг понял, что она действительно решила не выходить за него замуж.
        Его любовные грезы начали рассыпаться, как карточный домик.
        - Это невозможно! Я не могу в это поверить!
        - Тебе придется, - прозвучал неумолимый ответ. - Я хочу, чтобы ты уехал и никогда не возвращался, Стивен.
        - О Господи, - с горечью произнес он. - И это после всего, что было? Что мы говорили друг другу, какие строили планы на будущее? Уму непостижимо! Ни одна женщина не может быть такой жестокой, такой коварной…
        Она прикрыла веки, пряча от него глаза. При мысли о страшной фигуре, притаившейся там, наверху, решимость покинула ее, и она была готова броситься Стивену в объятия. Но помня о том, что Юзрев ждет, Айрис собралась с силами и решила нанести последний, смертельный удар.
        - И еще, Стивен, - сказала она. - Я ужасно раскаиваюсь, что встала между тобой и Элизабет Мартин. Но, может быть, еще не поздно…
        Она осеклась, испугавшись своих слов и испугавшись выражения лица Стивена. На ее глазах Стивен, только что отчаянно боровшийся за свою любовь, быстро превращался во враждебного незнакомца. Стивен мог бы ей ничего не говорить, она сама видела, что это конец. Она добилась своего.
        - На том и покончим, - сказал он ледяным тоном. - Теперь я понимаю, что твоя любовь ко мне была только выдумкой. Что же касается Элизабет, то я думаю, что твои сожаления не совсем уместны, и по крайней мере в отношении меня они запоздали.
        - А теперь уходи, - сказала она тоном, больше похожим на приказ, чем на просьбу.
        Но тут произошло нечто совершенно неожиданное для нее. Стивен резко рассмеялся и взглянул на нее так, как смотрел тогда, когда они впервые встретились - как на избалованного ребенка, которого давно пора научить себя вести.
        - Я с большим удовольствием, моя дорогая Айрис, завершу дело, порученное мне вашим отцом, - сказал он. - Я отправлюсь с вами в Англию, как и планировалось, и передам вас и мисс Морган вашей тете Оливии.
        - Я не уеду из Египта, - опешив, пролепетала она.
        - Еще как уедете, - сказал он. - Слишком долго вы отказывались слушаться, дитя мое. Ну ничего, теперь я наконец покажу вам, кто тут решает.
        - Но ты не можешь… - начала она, вся дрожа от нервного возбуждения.
        - Могу и сделаю это, - оборвал он ее. - И больше никаких глупостей. Даже если мне придется силком тащить вас в самолет, вы все равно полетите в Англию. Закон на моей стороне. Вы несовершеннолетняя. Ваш отец пожелал, чтобы вас передали вашей тете, значит, так тому и быть. Что же касается меня, теперь я вижу, каким идиотом я был. Вы сказали, что потеряли голову. Что ж, я тоже потерял свою, теперь мы квиты и начнем все сначала.
        Айрис не могла найти слов для ответа. Теперь перед ней встали новые проблемы. Она была уверена, что Стивен, разочаровавшись в ней, откажется от нее, уедет и будет вне опасности. Но если он будет настаивать на ее поездке в Англию, это катастрофа. Михайло потеряет терпение и тогда… О Господи! Ей было страшно даже подумать о том, что может произойти.
        - Вы возвращаетесь домой и говорите мисс Морган и Аеше, чтобы они собирали вас в путь. И если ваше высочество не хочет, чтобы ваше высочество тащили в самолет силой, то вашему высочеству лучше самой это сделать.
        Он смотрел на нее с холодной насмешкой, которая ранила ее в самое сердце. Но она понимала, что сама лишила себя его любви и нежности. И ее охватило острое мучительное ощущение, что она только что лишилась самого ценного в своей жизни.
        Для Стивена, не знавшего всей правды, это было конечно настоящим ударом, крушением его любви и веры в женщину, которой он отдал свое сердце. Он горько ошибся: она не любила его. Это было лишь минутное увлечение. И теперь с безжалостной решимостью она разрезала его жизнь, его чувства, его душу надвое и спокойно приказывает ему забыть о ней и уйти навсегда. Он с горечью посмотрел на ту, которую так любил, и подумал, что теперь не сможет верить ни одной женщине до конца своих дней.
        Но Стивен не собирался позволять ей отделаться от него так легко. Он не мог позволить ей продолжать жить прежней беззаботной жизнью в компании разных прохвостов вроде сербского принца, свободной от всех обязательств перед обществом и перед памятью отца. Он решил довести до конца порученное ему дело.
        - Пойдемте, Айрис, - сказал он сухо. - Мы только теряем время.
        - Вы можете идти куда-угодно, - сказала Айрис. - Делайте, что хотите, но оставьте меня в покое.
        - Нет, - твердо сказал Стивен. - Я не позволю вам мной командовать, Айрис.
        Чувствуя, что силы ее на исходе, она повернулась и, приподняв края длинного платья, побежала вверх по ступенькам к полумраку, царившему в огромном мраморном зале. У нее было одно желание: поскорее избавиться от обвиняющего взгляда его серых глаз, заткнуть уши, чтобы не слышать враждебные, чужие интонации его голоса. Она слышала позади шаги Стивена, знала, что он бежит за ней.
        Она споткнулась о последнюю ступеньку и тут же почувствовала, как чья-то рука удержала ее за плечо, подняла глаза и увидела спокойно улыбающегося принца Юзрева. На почтительном расстоянии от него стоял старый Сиру, который, увидев Айрис, низко поклонился и скрылся за высокими колоннами.
        - Моя луноликая спешит, - вкрадчивым голосом произнес Юзрев. - А к кому она может бежать так быстро, как не к Михайло, ее верному рабу?
        Она не могла отвечать - слишком много чувств переполняло ее.
        - Что вас так испугало? - спросил Юзрев. - Вы вся дрожите, моя госпожа. Вы нуждаетесь в моей защите?
        По-прежнему не в силах произнести ни слова, она только горестно покачала головой. Его защита! О Боже, с какой радостью она бы убежала от него прочь, если бы только посмела!
        Теперь все ее мысли были только о том, чтобы не допустить встречи Юзрева и Стивена.
        - Проводите меня наружу, Михайло, - с трудом проговорила она. Я нехорошо себя чувствую. Мне нужен воздух.
        Он крепче сжал ее руку и повел ее к выходу во двор, но по дороге оглянулся и бросил внимательный взгляд в сторону лестницы, ведущей в гробницу. Он отлично знал, что Айрис была внизу с этим Делтри. И не успели они сделать нескольких шагов, как на верхней ступеньке лестницы появилась стройная фигура Стивена.
        - Айрис, - произнес он резким тоном. - Вернись, мне нужно поговорить с тобой.
        Юзрев бросил на девушку быстрый взгляд. Она была белее мрамора и он боялся, что она упадет в обморок. Он обнял ее за плечи. Впервые она оказалась так близко от него. Волна страсти и победного ликования захлестнула принца. Теперь Айрис принадлежала ему. На этот раз Стивену Делтри придется смириться с поражением и уйти навсегда.
        - Михайло… - прошептала Айрис побелевшими губами. - Уведи меня скорее.
        - Конечно, немедленно, моя несравненная! - воскликнул Юзрев.
        Но Стивен уже стоял перед ним. Ноги уже не держали Айрис, и она бы осела на мраморный пол, если бы железные пальцы Юзрева не держали ее плечо. Она вся похолодела от страха за Стивена, зная, что у Михайло на уме.
        - Если вы не возражаете, - холодно обратился к Юзреву Стивен, - я провожу мисс Лоуэлл в Маленький Дворец.
        Юзрев неприятно улыбнулся, его сузившиеся глаза не предвещали ничего хорошего.
        - Прошу прощения, мистер Делтри, - сказал он, - но госпожа попросила меня проводить ее домой.
        Будь Стивен в нормальном, спокойном состоянии, он бы просто развернулся и ушел, оставив эту парочку в покое. Но его состояние было далеко от нормального. Он был полон горечи и обиды от нанесенного ему удара. Кроме того, одно дело было услышать от Айрис, что между ними все кончено, и совсем другое видеть, что она после этого кидается в объятия Юзрева. Он испытывал к сербу глубокую неприязнь, а теперь ко всему прочему в нем вспыхнула ревность. Ему было невыносимо видеть, как Юзрев обнимает его возлюбленную за плечи. Черт возьми, неужели она думает, что он может трусливо уползти в сторону и оставить ее с этим негодяем?
        - Мне кажется, нам нужно кое-что прояснить, Юзрев, - еле сдерживая ярость, произнес Стивен. - Я являюсь одним из опекунов мисс Лоуэлл. По английским законам она еще не достигла совершеннолетия. Покойный Лоуэлл-паша поручил мне позаботиться о том, чтобы его дочь была отправлена к своей тетушке в Лондон. Я намерен выполнить его поручение, и чем раньше вы осознаете это и перестанете крутиться под ногами, тем будет лучше.
        Айрис поднесла руку к губам. Как парализованная, она оперлась на Юзрева, не в силах отвести взгляд от изменившегося от ярости лица Стивена. Потом она непроизвольно дернулась в его сторону и тут же почувствовала, как сильные пальцы Юзрева сжались на ее плече. Она услышала его голос, ледяной и угрожающий. О, она прекрасно понимала, что эта угроза означает для Стивена!
        - Мне кажется, это вам нужно перестать крутиться под ногами, как вы с английской изящностью изволили выразиться, - сказал Юзрев. - Я согласен, мистер Делтри, нам пора прояснить некоторые моменты. У мисс Лоуэлл нет никакого желания ехать с вами в Лондон. Она остается в Египте и в скором времени станет моей женой.
        Возникла еще одна напряженная пауза. Стивен ошеломленно уставился на Юзрева, затем перевел взгляд на Айрис. Он потерял дар речи.
        - Я сознаю тот факт, что моей госпоже еще нет двадцати одного года, - продолжал Юзрев. - Она вступит в брак со мной по законам Египта. С помощью Фахмудов она без труда получит египетское гражданство. Вскоре я собираюсь натурализоваться в Америке, Айрис как моя жена станет американкой, и английские законы ее больше не будут волновать.
        Айрис закрыла глаза. У нее больше не было сил ни говорить, ни действовать. Но Стивен возбужденно схватил ее за руку, пытаясь высвободить из рук Юзрева.
        - Ты сошла с ума! - вскричал он. - Ты не можешь этого хотеть! После всего, что ты мне говорила… Что, черт возьми, Юзрев имеет в виду, говоря о женитьбе? Ты, должно быть, не в себе! Ты только вчера собиралась выйти замуж за меня! Ты не можешь так быстро менять свои решения. Даже, если между нами все кончено, будь я проклят, если позволю тебе связаться с этим человеком. Нет, Айрис, прежде чем я смирюсь с этим, тебе придется получить согласие своей тетушки. Я ясно выразился?
        Она не ответила. За нее ответил Юзрев, на этот раз уже без своей обольстительной улыбки.
        - Я долго терпел ваше поведение, мистер Делтри, как и моя госпожа. Я предлагаю вам собрать свои вещи и покинуть Маленький Дворец. Вы начинаете злоупотреблять гостеприимством его хозяев.
        Лицо Стивена залилось краской. В его жизни крайне редко случались моменты, когда он выходил из себя. Сейчас был один из таких моментов. Резким движением он вырвал руку Айрис из пальцев Юзрева. С тихим стоном Айрис опустилась на землю. Она не потеряла сознание, просто у нее не было сил держаться на ногах.
        - Нет, не надо, прошу вас, - умоляюще прошептала она.
        Но никто из мужчин не обратил на нее внимания. Они стояли напротив друг друга, сжав кулаки и свирепо сверкая глазами. Когда-то раньше в школе, а потом в Оксфорде Стивен неплохо боксировал. С той же быстротой и резкостью, с которой он высвободил Айрис, Стивен нанес удар своему противнику.
        С разбитой губой Юзрев упал на мраморные плиты. Стивен, ослепленный яростью, нетерпеливо ждал, пока серб поднимется.
        Михайло Юзрев медленно встал. Но у него были свои понятия о честном поединке. Его рука скользнула к заднему карману брюк. Что-то тускло блеснуло в полумраке зала. И Айрис увидела, что это было. К ее ужасу кошмарное видение начало приобретать реальные очертания. Ей каким-то образом удалось подняться на ноги, и она из последних сил бросилась на Михайло. Этого оказалось достаточно, чтобы спасти Стивена от смерти, но полностью отвести удар она не смогла. Рука, державшая нож, дрогнула, и острое лезвие вонзилось Стивену в бок, вместо того, чтобы поразить его в самое сердце. Стивен сдавленно вскрикнул, пошатнулся и упал. Его последней мыслью было: «Будь проклят, ты только и способен на подлые удары…». Он услышал пронзительный крик Айрис и потерял сознание.
        Темень и тишина. Полумрак храма. Голос Айрис. Перекошенное злобой лицо Михайло. Старый Сиру, бегущий на зов своей госпожи… Все померкло.



        Глава двадцать третья

        Сидя в спальне Айрис, старая мисс Морган смотрела на свою воспитанницу, ходившую из угла в угол словно загнанный в клетку зверь, и слушала ее рассказ. Айрис все еще была в том же белом платье, в котором она спустилась к Стивену, но теперь платье было помято, и в некоторых местах на фоне снежной белизны виднелись зловещие красные пятна - следы крови Стивена. Всякий раз, когда взгляд Айрис падал на них, она вздрагивала, вспоминая, как она, увидев, что он упал, бросилась к нему и положила его голову себе на колени. Ее охватил ужас, когда ей показалось, что Михайло Юзрев исполнил свою страшную угрозу и убил Стивена. «Стивен… Стивен, любимый мой!», повторяла она снова и снова, обезумев от страха. Подняв глаза на стоявшего рядом принца, она крикнула ему в лицо: «Тебе это так не пройдет, убийца! . Затем Стивен открыл глаза. Она услышала, как он глубоко вздохнул и застонал, прежде чем снова впасть в беспамятство. Но по крайней мере она знала, что он жив. Вскоре после этого храм заполнился людьми. Сиру по обычаям своего народа громко пронзительно свистнул, что являлось сигналом бедствия, и множество
феллахинов, работавших на полях неподалеку от храма, быстро сбежались на помощь. Айрис была им благодарна за это. Ей вовсе не хотелось, чтобы Сиру побежал за подмогой, оставив Михайло с ней и Стивеном. Она быстро отдала необходимые распоряжения. Сиру был отправлен в Маленький Дворец предупредить мисс Морган и сказать ей, чтобы она срочно послала за врачом. Двое египтян на импровизированных носилках вынесли Стивена на солнечный свет. Юзрев с мрачным лицом все это время держался поблизости. Пока они переправлялись на другой берег, Михайло и Айрис не обменялись ни словом. Принц тяжелым взглядом смотрел, как Айрис ухаживает за англичанином; она оторвала лоскут от своего платья, смочила его водой и приложила к кровоточащей ране Стивена. Когда лодка причалила к берегу, и феллахины осторожно опустили носилки с продолжавшим оставаться без сознания Стивеном, Айрис повернулась к Михайло.
        - Если он умрет, - сказала она, - я передам тебя в руки полиции как его убийцу.
        - У вас нет доказательств, - пробормотал принц.
        - Сиру будет свидетелем, - сказала она.
        - Его не было в тот момент.
        - Тогда хватит моих показаний.
        Юзрев пожал плечами.
        - А если он останется в живых, что тогда, госпожа? Я не думаю, что его рана опасная.
        - Только благодаря тому, что я отвела удар, - напомнила она.
        Он снова пожал плечами.
        - И все же, если он выживет?
        - Даже в этом случае я передам тебя в руки правосудия за покушение на убийство. Я вызову полицию, как только мы окажемся во дворце.
        - Сделайте это и вы его убьете, - резко произнес он. - Я предупреждаю вас, наш договор остается в силе. Или мы поженимся, или я снова нанесу удар и, будьте уверены, на этот раз я не промахнусь.
        И в эту минуту Айрис поняла, что Юзрев опять одержал над ней верх. Она в отчаянии посмотрела на расплывающееся под лоскутом, оторванным от ее платья красное пятно.
        - Хорошо, - упавшим голосом, проговорила она. - Когда он поправится, он уедет. Я ему уже все сказала. Вот почему я убегала от него в храме. Оставь же его в покое наконец!
        Михайло поклонился и снова стал прежним послушным, угодливым Михайло, ее верным, исполнительным слугой.
        - Ваше желание для меня закон, моя луноликая…
        Она посмотрела на него, ужаснувшись при мысли, что оказывается, она может испытывать такую всепоглощающую ненависть.


        Стивен выжил.
        Но черная тень смертельной угрозы осталась, и Айрис по-прежнему не осмеливалась рассказать правду ни единой живой душе. Они договорились с Юзревым, что скажут всем, будто на Стивена напал неизвестный преступник с целью ограбления, но ему удалось скрыться.
        И вот теперь, ходя из угла в угол по своей спальне, Айрис поведала эту историю Морге. Гувернантка слушала ее и постепенно все больше и больше хмурилась. Многое в рассказе Айрис ей казалось странным. Прежде всего ее озадачило поведение девушки, даже если учесть, что она очень переживает за Стивена. Доктор сказал, что его жизнь вне опасности. Рана была поверхностной. Он сделал Стивену перевязку и прописал ему полный покой в течение нескольких дней. И теперь Стивен спал в одной из комнат для гостей под присмотром верной Аеши, которая чуть ли не боготворила сероглазого англичанина.
        Почему тогда Айрис находится в таком взвинченном состоянии, недоумевала Морга. И как это было возможно, что напавший на Стивена вор смог безнаказанно уйти, когда там был принц Юзрев, который мог его догнать?
        Рассказ Айрис был настолько несвязным, что это удивило и встревожило старую гувернантку. Ей было, конечно, невдомек, что Айрис смертельно боялась нового покушения на жизнь ее любимого, и не от руки неведомого воришки, а от руки верного Михайло Юзрева. Не знала она и того, что Айрис была вынуждена сегодня просить Стивена уехать из дворца и должна была снова нанести ему этот удар, как только он придет в себя.
        - Успокойся и приляг, дитя мое, - говорила Морга. - У тебя совершенно больной вид. Это было ужасно, но все уже позади. Не стоит так убиваться.
        Айрис подняла на старую женщину полные боли глаза. Затем ее взгляд снова упал на запятнанное кровью платье, и она задрожала.
        - Я не могу расслабиться, Морга. И не проси меня идти отдыхать.
        - Но, дорогая моя, Стивену теперь не угрожает никакая опасность. Доктор Руфат сказал это совершенно определенно, а разве он не один из лучших врачей в Верхнем Египте?
        Глаза Айрис наполнились слезами. Как бы ей хотелось упасть перед старой женщиной на колени, спрятать лицо у нее на груди и дать волю своим чувствам! Не угрожает никакая опасность! Если бы только это было правдой!
        - Иди приляг, девочка моя! - настаивала мисс Морган.
        Айрис отрицательно покачала головой.
        - Я должна дождаться, пока Стивен проснется. Я первая должна с ним поговорить.
        Мисс Морган вздохнула и поднялась.
        - Ну, что ж, если ты этого хочешь…
        Айрис кивнула. Старая женщина не должна знать всей правды. Не могла же Айрис сказать ей, что как только Стивен придет в себя, она будет его просить, будет умолять его не рассказывать никому, кто на самом деле напал на него, не выдавать Юзрева. Иначе он подпишет себе смертный приговор. Юзрев может снова нанести удар прежде, чем полиция успеет до него добраться. Она не могла рисковать. Ей придется сказать Стивену: «Я собираюсь выйти замуж за Михайло. Пожалуйста, не выдавай его».
        Но одному Богу известно, каков будет ответ Стивена. Он может отказаться не выдавать Юзрева. Айрис одолевали тяжелые сомнения и недобрые предчувствия.
        Оставшись в одиночестве, Айрис сняла с себя окровавленную одежду, сложила и заперла в шкафу. Затем она надела чистое платье, привела в порядок свои волосы и прошла в восточное крыло дворца. Стивен находился не только под присмотром старой Аеши, но и под охраной двух слуг, оставленных Айрис у дверей его комнаты. Она не хотела рисковать. Это были суданцы, верой и правдой служившие Ромни Лоуэллу, а теперь его дочери. Они защитят Стивена от руки убийцы.
        Но Юзрев ждал, и Айрис знала, что у нее нет надежды на спасение.
        Она вошла в комнату, где лежал Стивен. Здесь было свежо, даже прохладно - над потолком бесшумно работал большой вентилятор. У постели раненого сидела Аеша, периодически менявшая на его лбу компрессы.
        Увидев, что вошла ее молодая госпожа, Аеша поспешно поднялась.
        - Он спит, моя госпожа, не беспокойтесь, - прошептала она на своем родном языке.
        - Он выздоровеет, Аеша? - также по-арабски спросила Айрис.
        - Без сомнения, моя маленькая богиня Нила. Лихорадка у него прошла. Его рана неопасна. Через неделю, может быть, даже раньше он будет абсолютно здоров.
        Айрис откинула противомоскитный полог и присела на край кровати, на которой лежал Стивен. Она взяла его безжизненную руку и прижала к своей щеке. Ладонь сразу же стала влажной от слез, струившихся по ее ввалившимся щекам.
        - О Стивен, любимый мой! - прошептала Айрис.
        Он спал безмятежным сном ребенка и чему-то улыбался во сне. Сидя рядом с ним, держа его руку, Айрис на мгновение снова ощутила счастье, которое когда-то было у нее. Он казался умиротворенным, совсем не похожим на того жестокого человека, утратившего свои иллюзии, каким он был в храме.
        - Не беспокойся, моя голубка, - прошептала из-за полога Аеша. - Он сейчас не страдает. Он очень скоро будет здоров. Аеша разбирается в таких вещах.
        Айрис тяжело вздохнула. Стивен будет с ней еще неделю или около того, а потом, они расстанутся. Навсегда.
        - Я много думала об этом происшествии, - снова донесся до нее шепот Аеши. - Разве не странно, что принц Юзрев не смог защитить эфенди? Разве это не странно?
        Айрис повернулась к старой няне. Их взгляды встретились.
        - Айвах, - согласилась Айрис, - это странно.
        Аеша задумчиво пошамкала губами. Странное выражение мелькнуло на ее коричневом морщинистом лице. Она покивала головой.
        - Очень странно, госпожа. Вор напал, хотя принц там тоже был. Я видела принца. У него был странный вид. Его руки дрожали.
        Айрис вздрогнула. Старая Аеша иногда обладала сверхъестественной проницательностью. Айрис знала об этом.
        - Иди, Аеша, - прошептала Айрис. - Не думай больше об этом. Это не твоя забота. Аллах покарает злодея.
        Аеша низко поклонилась. Ее черные похожие на блестящие камешки агата глаза внимательно посмотрели на ее госпожу. Она загадочно улыбнулась.
        - Аллах покарает его, о жемчужина Нила…
        Айрис смотрела ей вслед, пока та, шаркая ногами, шла к дверям, и ее не покидала мысль, поразившая ее внезапно, как молния: «Аеша знает». Да, она, единственная из всех, знала правду.
        Айрис снова перевела взгляд на Стивена.
        Она сидела рядом с ним несколько часов почти не двигаясь, разве только для того, чтобы пощупать его пульс или сменить компресс на лбу.
        Солнце уже село, когда Стивен наконец открыл глаза. Он увидел озабоченное лицо Айрис, наклонившееся над ним, услышал ее голос, в котором звучали нежность и тревога за него.
        - Как ты себя чувствуешь? Хочешь чего-нибудь? Может быть, попить? Здесь вода со льдом и апельсины.
        Она положила ему под голову руку и, поддерживая его, поднесла к губам бокал с водой. Не совсем еще очнувшись от сна, он сделал несколько глотков и почувствовал, что вода оживила его. Первые минуты он не мог сообразить, где находится, не помнил, что произошло в Храме Изиды. Он чувствовал только, что рядом с ним находится его бесценная Айрис. Он протянул руку и погладил ее волосы.
        - Любимая, - прошептал он. - Айрис… моя родная…
        Ее сердце было готово разорваться, и в то же время она почувствовала прилив радости от того, что он разговаривает с ней прежним ласковым тоном. Прежде чем она поняла, что происходит, он привлек ее к себе и потянулся губами к ее губам.
        - Ты моя, - прошептал он, целуя ее. - Скажи мне, что это так, любимая, скажи мне, что ты по-прежнему любишь меня…
        На какое-то мгновение Айрис не смогла сдержать свои чувства. Она ответила на его поцелуй со всей страстью, смешанной с отчаяньем, и обняла своего возлюбленного. Затем, опомнившись, она в смятении выскочила из комнаты. Она не могла здесь больше оставаться. Прерывающимся голосом она позвала старую арабку.
        - Аеша, Аеша! Вернись к нему, Аеша!
        Няня появилась на ее зов и, взглянув на свою госпожу, заняла ее место у постели Стивена. Много разных мыслей крутилось в ее старой голове. И все они так или иначе были связаны с этим отвратительным сербским принцем, который не так давно грубо толкнул ее и чья нога пнула ее, пока она корчилась на полу от боли.
        Она задумчиво посмотрела на англичанина.
        - Айрис, Айрис, - продолжал бормотать он.
        - Успокойтесь, эфенди. - Аеша взяла его за горячее запястье. - Лежите спокойно, иначе у вас будет лихорадка. Ее высочество вышла. Она попросила меня посидеть с вами.
        Стивен застонал. Он полностью проснулся и теперь вспомнил все: разговор с Айрис, ссору с Юзревым и удар ножом.
        - Наберитесь терпения, эфенди, отдохните и все будет хорошо.
        - Возможно, - пробормотал Стивен. - А возможно и нет.
        - Обязательно будет, - кивнула старая няня. - Аеша предана своей маленькой госпоже и эфенди. Их друзья - ее друзья, а их враги - ее враги.
        Стивен, чувствуя, что все его тело горит, беспокойно заметался по постели. Он не понял, что хотела сказать старая Аеша. Но ему было не до этого. Он хотел, чтобы вернулась Айрис, хотел узнать, что было правдой - ее жестокие слова, сказанные ему в храме, или ее поцелуй - долгий, страстный, говорящий о многом, поцелуй, который она ему подарила несколько минут назад.
        Аеша продолжала бормотать себе под нос, кивая головой.
        - Айвах, айвах, - шептала она снова и снова. - Ваши враги, эфенди, и враги госпожи - мои враги.



        Глава двадцать четвертая

        Маленький Дворец стоял, погруженный в таинственную тишину предрассветного часа.
        Айрис не спала. Она даже не пыталась лечь в постель. Уйдя из комнаты Стивена, она заперлась у себя и никого не пускала. Она не хотела видеть даже Аешу. Пару раз старая няня осторожно стучала в дверь и спрашивала госпожу:
        - Вы зайдете к эфенди? Он повторяет ваше имя. Он зовет тебя, моя маленькая роза Египта.
        - Возвращайся к нему, Аеша, и скажи, что он должен спать и что я хочу побыть одна, - неизменно отвечала ей Айрис.
        Аеша удалялась, бормоча, что ее голубку сглазили, а Маленький Дворец заколдован.
        Приходила и мисс Морган и уговаривала Айрис открыть ей дверь.
        - Ты ничего не ела, моя дорогая, и потом твое поведение принесет больше вреда, чем пользы. Открой дверь и поговори со мной.
        Но и для Морги у Айрис был один ответ:
        - Оставьте меня в покое.
        И теперь в зыбком полумраке наступающего утра Айрис снова удалось собраться с силами. Душевную боль вытеснила любовь. Она убедила себя в том, что ради Стивена должна идти до конца. К ней вернулись спокойствие и уверенность в правильности того, что она делает. Лучше рассердить Стивена и сделать ему больно, чтобы он поскорее уехал и забыл ее, или, если не забыл, то вспоминал бы об их любви, как о романтическом эпизоде его жизни. Что же касается ее, то она боялась заглядывать в ужасную черную пропасть будущего.
        Айрис стояла на балконе и смотрела на розовеющую полоску неба. Вот оранжевый луч блеснул над горизонтом и сразу же пустыня преобразилась. Мрачная красота храма озарилась ярким пурпурным сиянием. Внизу в саду деревья, цветы и мраморные плиты террасы снова приняли свои естественные очертания. Легкий прохладный ветерок ласково тронул лицо девушки. И она подумала, что ни разу еще не видела более прекрасного восхода и никогда с такой силой не ощущала себя частью Египта.

«Много тысяч лет назад двое людей, похожие на Стивена и меня, любили страдали и умирали. Нынешнее существование мало что значит. Пройдут тысячелетия, а Стивен и я будем снова жить и любить друг друга».
        Так думала Айрис, и неожиданно ее охватило безумное желание увидеть его и не объясняя ему истинных причин разрыва, постараться сделать их расставание не таким горьким. Он не должен покинуть Египет испытывая к ней ненависть!
        Она быстро вышла из комнаты и направилась в то крыло, где находился Стивен.
        Она вошла к нему, и Аеша тут же поднялась со своего места. Приложив палец к губам, старая няня кивнула в сторону кровати.
        - Он спит, - прошептала она. - Не бойтесь, он выздоравливает, моя госпожа.
        - Уже пять, - тихо сказала Айрис. - Иди поспи пару часов, а я посижу с эфенди.
        В полумраке комнаты лицо Айрис казалось пепельно-серым с фиолетовыми кругами под глазами.
        - По-моему, это ты нуждаешься в отдыхе моя голубка, - сказала Аеша.
        - Нет, - коротко ответила Айрис. - Иди, Аеша.
        После того, как старая женщина удалилась, Айрис распахнула ставни одного из высоких окон комнаты. Слабый янтарный свет раннего утра наполнил комнату, принеся с собой прохладный свежий ветерок. Стивену пойдет на пользу чистый воздух пустыни, подумала Айрис.
        Она присела рядом с ним, глядя на него с нежностью и грустью. Всю ночь его мучила лихорадка, но сейчас он спокойно спал. Через некоторое время он зашевелился, его лоб нахмурился, и он что-то пробормотал.
        Айрис нагнулась над ним.
        - Я здесь, Стивен. Что я могу для тебя сделать? - спросила она.
        Его серые глаза широко раскрылись.
        - Айрис, - прошептал он. - Айрис.
        - Лежи спокойно, - сказала она. - Тебе нельзя двигаться, пока твоя рана окончательно не заживет.
        Он тоже собрался с силами за эту ночь, но по-прежнему был озадачен странным поведением Айрис. Ему хотелось погладить ее волосы, притянуть к себе и не отпускать, но что-то в ее облике удерживало его: какое-то отстраненное выражение, которого он никогда раньше не видел на этом красивом лице. Но что бы это ни было, она сейчас не была похожа ни на испорченного ребенка, ни на властную царицу.
        - Айрис, что происходит между нами? - устало спросил он. - Что все это значит?
        Она пощупала его лоб.
        - Не говори пока ничего, - сказала она и, взяв полотенце, вышла в ванную. Она набрала тазик воды и, добавив туда немного одеколона, вернулась в комнату.
        - Сейчас ты будешь чувствовать себя лучше, - сказала она, протирая мокрым полотенцем его лицо. - А потом я пошлю за чаем. Махдулис умеет заваривать его по-английски, как любил пить мой отец. Он всегда, когда просыпался, первым делом выпивал чашечку чая.
        Стивен от удивления не нашелся, что ответить. Он откинулся на подушки и позволил ей поступать по своему усмотрению. Он никогда не видел ее такой. Айрис заботливо вытерла его лицо сухим полотенцем. Какими бы непредсказуемыми ни были ее слова и поступки, подумал Стивен, все-таки она самая удивительная женщина на свете.
        - Ты не прикуришь мне сигарету, Айрис? - попросил он.
        Она выполнила его просьбу, и, принимая из ее изящных пальцев сигарету, он слабо улыбнулся и произнес:
        - «Бледные руки, что я любил»… помнишь, Айрис?
        Она сложила руки на коленях и улыбнулась ему в ответ.
        - Да, помню, Стивен. Ты читал мне эти стихи в тот день, когда приехала Элизабет.
        - Это был чертовски неприятный ужин, - криво усмехнулся он. - Ужасный, несмотря на роскошь.
        - Да, это был плохой вечер для всех нас.
        - Ну, кое-что хорошее в нем все-таки было. Тогда Элизабет поняла, что нам с ней лучше расстаться. Этот вечер принес мне, как я думал, возможность жениться на тебе.
        Последнюю фразу он произнес с многозначительной интонацией. Она не отреагировала.
        - Да, так казалось тогда, - спокойно сказала она.
        - Что же потом произошло между нами, Айрис?
        - Многое, Стивен.
        Он курил и продолжал внимательно смотреть на нее.
        - Как бы то ни было, тебе не удастся убедить меня в том, что ты собираешься выйти замуж за Юзрева.
        Она невозмутимо выдержала его взгляд, но кончики длинных лакированных ногтей с силой впились в ее ладони.
        - Ты не прав, Стивен, - сказала она спокойным тоном. - Ты забываешь, как быстро сам передумал насчет Элизабет. Почему ты удивляешься, что я передумала насчет тебя?
        Эта фраза подействовала на него как пощечина. Кровь резко прилила к его щекам. Он нервно затянулся сигаретой. Значит то, что он услышал в храме, не было галлюцинацией.
        - Я расстался с Элизабет, потому что полюбил тебя, Айрис, и, как мне казалось, ты испытывала ко мне такие же чувства. Я не вижу оснований для того, чтобы проводить параллель с Юзревым. В последнее время ты почти не видела его. С чего это тебе вдруг пришло в голову предпочесть меня ему?
        Наступила пауза.

«О Господи! - подумала Айрис. - Это труднее, чем я думала, но я должна продолжать!

        - Не проси меня давать объяснения, - сказала она вслух. - Человек так устроен, что далеко не всегда может проанализировать мотивы своих поступков, а страстное чувство может оказаться таким же эфемерным, как и жизнь розы, которая распускается с утренними лучами солнца и осыпает свои лепестки перед наступлением ночи.
        Глаза Стивена сузились.
        - Но наша любовь была не просто страстным чувством, Айрис. Ты прекрасно знаешь это. Ты почувствовала нашу духовную близость даже раньше, чем я. Именно ты первой сказала, что наша любовь - это не что-то преходящее, что она существовала в прошлом и так же вечна, как пустынные пески на том берегу Нила. Или эти твои слова мне почудились?
        Острая боль, пронзившая ее, угрожала поколебать ее спокойствие, но, сделав над собой усилие, Айрис ответила:
        - Возможно, я это и говорила, но я была неправа.
        - Неужели ты говоришь серьезно? - недоверчиво спросил он. - Неужели ты намерена выйти за него замуж? За человека, который пытался убить меня?
        Она прикусила губу.
        - Зачем сейчас все это ворошить? Почему тебе просто не принять все, как есть? Когда ты немного окрепнешь, я хочу, чтобы ты уехал. Мы больше не должны видеть друг друга, Стивен.
        Он не обратил внимания на ее слова.
        - Это правда или мне показалось, что ты вчера в храме спасла мне жизнь? Если бы ты не бросилась на Юзрева, он мог бы меня прикончить.
        - Может быть, - с трудом выдавила она.
        - Ты бы так не поступила, если бы разлюбила меня, Айрис.
        - Стивен, я бы сделала то же самое для любого моего друга. Юзрев становится опасным, когда выходит из себя. В тот момент я за тебя испугалась.
        - Быстро же ты его простила, - невесело усмехнулся Стивен. - И ты хочешь выйти замуж за этого опасного типа?
        - Да, - еле слышно ответила она.
        - Ты забываешь, моя милая, что я могу привлечь его к суду.
        - Не делай этого, Стивен, - умоляющим тоном воскликнула она. - Оставь все, как есть. Уезжай с миром из моего дома.
        Он рассмеялся.
        - Ты просто с ума сошла, дитя мое.
        Она поднялась и отвернулась от него, не в силах больше выносить его взгляд.
        - Пусть так. Считай, что я сумасшедшая.
        Он посмотрел на ее стройную фигуру.
        - Нет, будь я проклят, если так все оставлю, - сердито сказал он. - Я скорее позволю тебе до конца твоих дней жить в окружении ядовитых змей, чем выйти замуж за Юзрева.
        - Ты не собираешься сделать так, как я тебя прошу, и расстаться со мной по-хорошему? - произнесла она сдавленным голосом.
        - Подойди ко мне, Айрис, - вдруг сказал он. - Подойди, возьми меня за руки и, глядя в глаза, поклянись, что ты действительно этого хочешь.
        Это было уже слишком для нее.
        - Перестань! Перестань! - вскричала она. - Ты меня убиваешь!
        С этими словами она стремительно выбежала из его комнаты.
        И тогда Стивен наконец понял. Он понял, что это больше, чем каприз со стороны Айрис. Что-то более глубокое таилось за ее решением расстаться с ним. Она не любила Михайло Юзрева. Она любила его, Стивена Делтри. Он видел это по ее глазам, чувствовал по ее рукам, знал об этом, когда слышал ее крик и увидел, как она бросилась на руку, сжимавшую нож.
        Тогда что же все это значило? Юзрев что-то имеет против нее. Но что именно?
        Махдулис принес ему чай. Появилась Аеша и, подложив ему под голову подушку, поднесла чашку к его губам. Стивен с жадностью пил ароматный чай. Он чувствовал себя гораздо лучше, и бок не болел так сильно. Он терялся в догадках, пытаясь понять, что же произошло между Айрис и Юзревым. Но что бы это ни было, в одном он уверен, и это внушало ему надежду: Айрис по-прежнему любила его. И теперь ничто не могло заставить его покинуть Маленький Дворец прежде, чем он докопается до правды.



        Глава двадцать пятая

        На вилле Фахмудов, стоящей на берегу Нила, откуда был виден сверкающий голубой купол Маленького Дворца, Нила Фахмуд устраивала коктейль-пати.
        Было много гостей, у ворот стояла вереница роскошных автомобилей.
        Стоял теплый лунный вечер. Терраса, на которой собрались друзья Фахмудов, была освещена огнями многочисленных светильников. Нила, как всегда очаровательная, ходила между гостей, оживленно болтавших на разных языках. Но ее красивое лицо в этот вечер было мрачным. Она терялась в догадках насчет того, что происходило в Маленьком Дворце, и была огорчена тем, что среди сегодняшних гостей нет самой восхитительной и необычной из ее друзей - Айрис Лоуэлл. Не то, чтобы Айрис была завсегдатаем вечеринок, но она обещала Ниле прийти на ближайший прием. Многие из гостей были разочарованы, не встретившись сегодня с Дочерью Земли и Неба.
        Нила извинилась перед гостями за Айрис, сказав, что ей нездоровится, но сама она прекрасно знала, что на самом деле болен английский дипломат Стивен Делтри.
        Михайло рассказал удивительную историю о том, как на Стивена напал неизвестный, и он, Михайло, героически бросился на его защиту. Однако злоумышленнику удалось улизнуть. С другой стороны, среди слуг чувствовалось какое-то оживление - постоянные перешептывания, перемигивания. Нила достаточно долго прожила в Египте, чтобы хорошо узнать суданских слуг. Они обладали поразительной способностью обо всех событиях узнавать из первых рук и мгновенно передавать информацию своим соотечественникам.
        Еще до того, как Михайло поведал свою версию происшествия в храме, Хасан, седовласый старый слуга, носивший Нилу на руках, когда она была совсем маленькой, рассказал ей, что в доме Лоуэллов творятся «странные вещи» и ему доподлинно известно, что Сиру, старый хранитель храма, собственными глазами видел драку между принцем Юзревым и англичанином.
        Нила, несмотря на свою легкомысленность, иногда чувствовала, что нужно кое о чем промолчать. Она ничего не сказала своим родителям. Фахмуд Бей, ее отец, был слеп и никогда не появлялся на людях. Мать Нилы была религиозной женщиной и проводила большую часть своего времени или ухаживая за мужем, или в молитвах. Поэтому Нила вместе со своим братом Аттой практически самостоятельно вели все домашние дела.
        Атта только что вернулся в Нью-Йорк, где занимался бизнесом. Михайло должен был ехать вместе с ним, но попросил, чтобы ему позволили остаться в Верхнем Египте еще на месяц.
        Нила одно время надеялась, что Михайло с его красивой внешностью и приятными манерами удастся расположить к себе Айрис. У Нилы не было личной заинтересованности в принце - ее сердце было занято французским летчиком, работавшим на Суэцком канале. Она искренне любила Айрис и хотела, чтобы она вышла замуж за Михайло. Она считала, что Стивен чужак, и не имеет права вмешиваться в жизнь ее подруги.
        Но теперь Нила усиленно размышляла над всем, что было связано с Маленьким Дворцом, и не находила однозначных ответов. Она теперь не была уверена, можно ли доверять принцу, и так ли он ей симпатичен, как раньше. Могло ли быть правдой то, что англичанин ранен в схватке с Михайло? Почему Айрис себя так странно ведет? Еще одним из слухов, распространяемых среди слуг, было известие о том, что Айрис целыми днями сидит у себя в комнате, постоянно плачет и вообще в Маленьком Дворце поселилась беда.
        Неделю назад англичанин с Айрис и мисс Морган уехали из Каира, и каждый день Хасан сообщал Ниле: «Опять доктор приходил во дворец».
        Принц Юзрев тоже наведывался во дворец. Он недвусмысленно дал Ниле понять, что его дела с дочерью Лоуэлла-паши наконец пошли на лад и в скором будущем он надеется сообщить ей приятную новость. Но Нила уже не могла на это реагировать с той радостью, с какой она восприняла бы это сообщение раньше. Она теперь не доверяла Юзреву, она видела, что Юзрев изменился. Он стал вести себя вызывающе нагло даже на ее вилле, где он был всего лишь гостем. Когда Нила спросила принца о здоровье мистера Делтри, Юзрев неприятно улыбнулся и сказал, что он быстро идет на поправку и ему уже позволено вставать с постели. Оказывается нож преступника просто скользнул по ребрам, и мистер Делтри пострадал от потери крови, но теперь он уже практически здоров. Нила дважды просила Михайло взять ее с собой в Маленький Дворец, но он сказал, что бессилен - Айрис не хочет видеть никого, кроме него. Что же касается англичанина, то Юзрев добавил все с той же неприятной улыбкой:
        - Мы надеемся, что на следующей неделе он уже сможет вернуться в Каир.
        Это все, конечно, замечательно, подумала Нила, но что по этому поводу думает Айрис? Что заставило ее полностью пересмотреть свое отношение к принцу? Ведь когда она раньше разговаривала с Айрис, та сказала ей со всей определенностью, что не смогла бы полюбить принца.
        Нила решила все выяснить самостоятельно. Она воспользовалась присутствием Пьера, своего французского ухажера. Когда прием подошел к концу, она сказала ему:
        - Пьер, мы отправимся на твоей машине в Маленький Дворец.
        Пьер неохотно вывел из гаража свой «Ситроен».
        - А сейчас, Пьер, - сказала ему Нила, когда они ехали по освещенной лунным светом дороге к владениям Айрис, - ты разыграешь небольшое представление. Теперь ты не пилот Компании Суэцкого Канала. Теперь ты доктор. Мне нужно обязательно попасть в Маленький Дворец.
        Молодой француз робко поинтересовался, почему он должен стать доктором и что именно ему придется делать.
        - Для тебя, мой ангел, я готов на многое, но не требуй от меня чего-нибудь слишком трудного.
        Нила звонко рассмеялась и, погладив его по щеке, снабдила подробными инструкциями.
        Привратника трудно было винить в том, что тем вечером он открыл ворота мадемуазель Фахмуд, которая сообщила, что ее высочество решила проконсультироваться у другого врача насчет здоровья англичанина, и она, Нила Фахмуд, по ее просьбе привезла из Александрии известного доктора-француза.
        Оказавшись за воротами, Нила, глядя на смущенное лицо француза, весело рассмеялась. Он сказал, что умер бы со страху, если бы его попросили хотя бы смерить англичанину температуру. Нила заверила его, что его функции уже выполнены, и что теперь он должен оставаться в машине и ждать ее возвращения. Она собирается поговорить с Айрис наедине.
        Было около девяти часов вечера, и никого из слуг не было видно. Она на цыпочках поднялась на террасу и неожиданно наткнулась на Стивена Делтри. Он был одет в шелковый халат и опирался на трость. В свете луны его лицо было бледным и печальным. Он был удивлен не менее Нилы.
        - Мадемуазель Фахмуд! - воскликнул он. - Так это звук вашей машины я слышал. Я как раз спускаюсь из своей комнаты - проверяю свои силы. Мне надоело, что все относятся ко мне, как к больному. Много шума из ничего. Но я совсем не ожидал увидеть здесь вас.
        - Я понимаю, мистер Делтри, - сказала Нила. - В последнее время сюда никого не пускают, кроме принца Юзрева.
        - Это вы верно заметили, - сказал Стивен с грустной улыбкой.
        Нила подошла поближе.
        - Вы тоже обратили внимание?
        - Естественно.
        - Хочу вам сказать, - произнесла Нила доверительным тоном, - я расстроена тем, что Айрис, похоже, больше не нуждается в моей дружбе.
        Стивен, опершись на трость, внимательно посмотрел на нее.
        - Вы неправы, мадемуазель. Она нуждается в ней, как никогда.
        У Нилы чаще забилось сердце. Значит, она все-таки приехала не зря. Что-то здесь было не в порядке.
        - Скажите мне, где она? Что с ней?
        - Я ее не видел уже целую неделю, - сказал Стивен. - Я только получил записку через мисс Морган, в которой говорится, что ее высочество считает целесообразным, чтобы я вернулся в Каир, как только доктор даст разрешение.
        - Но я думала, что Айрис с вами и мисс Морган собирается ехать в Англию.
        - Она поедет, - угрюмо сказал Стивен. - Как только я придумаю, каким способом это лучше всего сделать. Я твердо намерен выполнить обещание, данное мной покойному паше, несмотря на все попытки вашего очаровательного принца помешать мне увезти ее. Но вы, разумеется, его друг и…
        Но Нила внезапно перебила его.
        - Вовсе я не его друг. У меня есть веские основания подозревать, что он нечестен и дела обстоят вовсе не так, как говорит принц. Я изменила свое мнение насчет принца.
        Лицо Стивена немного прояснилось. Он задумчиво постучал тростью по носку своего ботинка.
        Прошедшая неделя была для него крайне неприятной. Ему доставило мало радости заточение в больничной палате, где единственными его собеседниками были слуги. Он посылал Айрис записки, в которых умолял разрешить ему увидеть ее, но безуспешно. Один раз имел беседу с мисс Морган, но результаты были неудовлетворительными, потому что хотя старая женщина и беспокоилась за свою воспитанницу, выступать в роли посредника она не хотела. Айрис не принимала никого, кроме Михайло Юзрева, которому, по словам мисс Морган, было позволено видеть ее ежедневно в ее личной гостиной, но и принц надолго не задерживался. Почти все время Айрис проводила в своих комнатах. Это выводило Стивена из себя. Несмотря на внутреннюю убежденность, что Айрис его любит, все говорило о том, что ему не удалось сохранить его отношения с Айрис.
        Но уезжать из Маленького Дворца без боя он не собирался, даже если это будет означать схватку с Юзревым.
        Он прервал свои размышления и обратился к Ниле.
        - Как вам удалось проникнуть сюда?
        Нила улыбнулась и поведала ему о своей маленькой хитрости.
        - Я во что бы то ни стало хочу увидеть Айрис, - сказала Нила. - Мы ведь с ней друзья. Я не верю, что она могла так уж сильно измениться.
        Стивен невесело рассмеялся.
        - А я уже поверил, - сказал он. - Она хорошо умеет убеждать.
        - Я поднимусь к ней и буду сидеть под дверью, пока она не отопрет, - с драматическими нотками в голосе сказала Нила.
        - Тебе не придется подниматься наверх, Нила, - услышали они спокойный голос. - Я здесь. Ты хитростью проникла в мой дом, но я прощаю тебя. Говори, что ты хотела мне сказать, и оставь меня в покое. Никто не хочет оставить меня в покое.
        Стивен и Нила, обернувшись, увидели Айрис, стоящую в проходе, ведущем во дворцовый зал. Она была в простом платье, без украшений и без косметики. Она была бледной, под глазами пролегли тени. Нила, давно ее не видевшая, испытала потрясение.
        - Айрис, ты выглядишь ужасно! Что случилось? Почему ты скрываешься от всех?
        Айрис смотрела мимо них на черный силуэт древнего храма. Стивен не узнавал ту Айрис, которую он любил больше жизни. Что с ней? Он обязан докопаться до истины.
        - Почему ты не отвечаешь мне, Айрис?
        Айрис наконец взглянула на свою подругу.
        - Я же просила оставить меня в покое.
        - Но послушай, - обиженным тоном сказала Нила, - почему ты видишься только с Михайло? Почему твои друзья должны пробираться сюда тайком, словно воры?
        - Потому что я так хочу, - сказала Айрис.
        - Это не совсем так, - заметил Стивен.
        Айрис повернулась к нему.
        - Тебе не стоит разгуливать, - сказала Айрис с тревогой в голосе, которую она не могла скрыть. - Ты слишком слаб.
        Он усмехнулся.
        - Ты ведь озабочена тем, чтобы я поскорее уехал, вот я и пытаюсь как можно быстрее встать на ноги.
        Айрис не ответила.
        Внезапно они услышали звук подъезжающей машины, из-за угла дворца раздался автомобильный гудок, послышались встревоженные голоса слуг.
        - Я не потерплю, чтобы меня беспокоили в моем собственном доме! - возмущенно воскликнула Айрис. - Как они посмели пропустить еще одну машину? Махдулис сказал мне, что приехала Нила с врачом. Они подумали, что в этом нет ничего странного и пустили тебя, но что там на этот раз?
        Она замолчала, потому что к ним с виноватым видом приближался Махдулис в сопровождении двух дам, одетых по-европейски. Айрис, Стивен и Нила с изумлением взирали на эту странную процессию. Одна из дам была крупная женщина средних лет с завитыми седыми волосами. На ней был строгий серый костюм и шляпка. Другая была совсем молоденькой, симпатичной, с длинными каштановыми волосами.
        Айрис обратилась к слуге, и он быстро ответил ей по-арабски. Айрис вскрикнула и повернулась к Стивену.
        - Это сестра моего отца… моя тетя Оливия и моя кузина Дафна.
        Нила никак не отреагировала на это сообщение. Айрис выглядела так, словно новая беда свалилась на ее плечи. Зато Стивен подался вперед с сияющими глазами, не скрывая своего облегчения.
        Миссис Корнуолл! Сестра покойного паши! Какая удача! Это просто чудо, что она решила приехать сама вместо того, чтобы ждать свою племянницу в Лондоне.
        Оливия Корнуолл была очень крупной женщиной, в ней чувствовалась властная натура, привыкшая к тому, чтобы командовать. Голос у нее оказался под стать ее внешности - низкий, хорошо поставленный. Она была совершенно непохожа на своего брата Ромни с его любовью к поэзии, историческим исследованиям и архитектуре. Сразу было видно, что эта женщина твердо стоит на земле. Дафна рядом с ней казалась робким ягненком.
        Корнуоллы совершили долгий и утомительный перелет, и их самолет на три часа опоздал. Они впервые были в Египте, сильно страдали от жары и дышали с трудом. Кроме того шофер, нанятый, чтобы отвезти их в Маленький Дворец, слишком быстро гнал машину. Поэтому тетя Оливия находилась не в лучшем настроении. Она посмотрела сначала на Нилу, выглядевшую очень элегантно в своем желтом вечернем платье, потом перевела взгляд на Айрис, одетую в простой балахон. Она протянула руки к Ниле.
        - Айрис, дитя мое! - пробасила она. - Моя бедная Айрис!
        Нила сделала шаг назад, еле сдерживая смех.
        - Нет, это мадемуазель Фахмуд, - пришел ей на помощь Стивен. - Вот ваша племянница. - Он указал на Айрис.
        Тетя Оливия заключила Айрис в свои мощные объятия.
        - Дочь Ромни! Ну, ничего, ничего, дорогая… Я буду тебе матерью. А это твоя кузина Дафна. Вы с ней ровесницы. Дафна родилась на двадцать четыре часа позже тебя. Вы должны подружиться.
        - Я лучше зайду как-нибудь в другой раз, - сказала Нила.
        Уходя, она шепнула Стивену:
        - Позвоните мне или зайдите, мистер Делтри. Поверьте мне, я ваш друг.
        - Я думаю, что теперь все образуется, - шепнул он в ответ. - Их приезд как нельзя кстати.
        Миссис Корнуолл объяснила, что получив письмо Стивена, сначала решила ждать приезда своей племянницы в Лондоне, но потом подумала, что смена обстановки и путешествие пойдет на пользу Дафне, которая не так давно перенесла операцию аппендицита.
        - Вы прибыли очень кстати, - вставил Стивен.
        - А вы кто такой, молодой человек? - спросила миссис Корнуолл.
        - Я Стивен Делтри.
        - Ах вот как! - воскликнула миссис Корнуолл. - Так это вы присутствовали при смерти моего брата и потом прислали мне письмо. Теперь понимаю.
        - Может быть, нам стоит зайти в дом, - предложил Стивен.
        - О чем я сейчас мечтаю, так это о большом кувшине воды, ужине и постели, - сказала Оливия Корнуолл, яростно обмахиваясь экземпляром «Таймса», с которым она не расставалась от самого Лондона.
        Они пошли к дверям, Айрис двинулась вслед за ними, но Стивен поймал ее за руку.
        - Ну что, моя дорогая, - улыбаясь произнес он. - Теперь тебе будет не так просто запереться от всех нас и продолжать притворяться, будто тебе хочется выйти замуж за принца Юзрева, не так ли?
        Она не ответила. Он заметил выражение невыносимой тоски, мелькнувшее в ее глазах.

«Я люблю тебя, - подумала она. - Я так тебя люблю! Что мне делать? Теперь, когда моя тетя здесь, как мне защитить тебя, Стивен? Что я могу поделать с Михайло?»



        Глава двадцать шестая

        На следующее утро миссис Корнуолл, ее дочь и Стивен вместе завтракали на террасе Маленького Дворца.
        Стояло тихое утро. Стивен не спал почти всю ночь, ходя из угла в угол своей комнаты, охваченный страхом, что Айрис действительно разлюбила его и выйдет замуж за принца Юзрева. Он боялся, что Оливия Корнуолл, соблазнившись громким титулом принца и желая облегчить свою жизнь, избавится от ответственности за несовершеннолетнюю племянницу и согласится выдать ее за Юзрева. По мнению Стивена это будет неслыханной катастрофой. Не говоря уж о его собственных чувствах, Стивен считал, что Айрис не должна принадлежать такому негодяю, как Михайло Юзрев.
        Дафна Корнуолл смотрела вокруг широко раскрытыми глазами молодой девушки, никогда раньше не путешествовавшей, для которой все имело особое очарование новизны. Какой роскошный завтрак подали им сегодня утром! И это после скудного домашнего рациона! Эту ночь она провела в такой роскошной спальне, какую раньше не могла даже себе представить. Сегодня с утра она уже успела поплавать и теперь чувствовала себя совершенно счастливой.
        Тетя Оливия не чувствовала себя ни слишком счастливой, ни слишком несчастной. Она не была подвержена частым сменам настроения. Но то, что она увидела в доме своего покойного брата, озадачило и потрясло ее.
        Она почти не общалась с Ромни и Элен и не одобряла того, что он уединился в Египте. Теперь она увидела, что ее заочная неприязнь к такому образу жизни и такому воспитанию оправдалась. Она приехала слишком поздно накануне вечером и многого, конечно, еще не видела, но она видела Айрис и нашла ее «странной», как она потом сказала Дафне. Ей очень понравился Стивен Делтри. Он показался ей обаятельным молодым человеком, воспитанным и умным. Он занимал хорошее положение, да и бедняком не был. Миссис Корнуолл нравился такой тип людей. Она понимала, почему Ромни доверился этому молодому человеку. Но даже Стивен Делтри казался немного странным. Он, например, с явной неохотой говорил об Айрис; да и сама девушка редко открывала рот, нервничала все время и, как определила для себя миссис Корнуолл, пугалась собственной тени. Было во всем этом что-то мрачное и таинственное, что совсем не нравилось миссис Корнуолл.
        Потом была еще старая гувернантка, мисс Морган. В общем приятная женщина, решила миссис Корнуолл, но много болтает и слишком уж трясется над своей драгоценной Айрис. Да и вообще все во дворце относились к Айрис как к богине - полный вздор, по мнению тетушки Оливии.
        И что ей делать с этой «странной» племянницей?
        После завтрака миссис Корнуолл обратилась к Стивену.
        - Ну что ж, дорогой мистер Делтри, - сказала она. - Мне кажется, нам пора взглянуть на бумаги моего брата и решить, что мы можем сделать. Я предлагаю послать за моей племянницей и устроить небольшую конференцию.
        Стивен слабо улыбнулся.
        - Ваша племянница, миссис Корнуолл, воспитана таким образом, что привыкла отдавать приказы, а не исполнять их. Как правило, она не спускается вниз до полудня.
        Тетя Оливия сердито отмахнулась от одолевавших ее мух.
        - Чушь! - сказала она. - Прикажите одному из этих черных созданий подняться к ней и попросить спуститься к нам.
        Улыбка Стивена стала шире. Он видел, что тете Оливии будет трудно понять Айрис.
        - Послушайте, миссис Корнуолл, - сказал он, - простите меня, но вам следует помягче обращаться с вашей племянницей. Она получила не совсем обычное воспитание, и ей трудно привыкать к изменениям в жизни, вызванным смертью ее отца. Честно говоря, я не представляю, как она будет жить в Лондоне.
        Миссис Корнуолл озабоченно посмотрела на Стивена.
        - Я сама уже начинаю думать об этом.
        Стивен решился.
        - Я думаю, вам лучше с самого начала все узнать, - сказал он. - Вы ее тетя, и вы имеете право быть в курсе дела. На вашей племяннице хотят жениться двое. Один из них - это я, а второй - иностранный принц. Одно время я надеялся, что Айрис выйдет за меня замуж и что мне остается лишь попросить вашего согласия.
        Миссис Корнуолл оживилась. Она посмотрела на Стивена Делтри с новым интересом. То, о чем он говорил, мгновенно разрешало все проблемы.
        - Ну что ж, очень хорошо! - радостно воскликнула она.
        - К сожалению, у вашей племянницы на этот счет другое мнение, - сухо продолжил Стивен. - Она хочет остаться здесь и выйти замуж за другого.
        Тетя Оливия выглядела разочарованной.
        - И кто он такой? - спросила она подозрительно.
        Стивен закусил губу.
        - Мне кажется, вам лучше спросить у нее. Пусть она сама вам расскажет о принце Юзреве и о себе. Это ее дело, а не мое.
        - Ты абсолютно прав, Стивен, - раздался голос над его ухом. - Это мое дело, а не твое.
        Он вскочил. Айрис на этот раз решила спуститься вниз раньше, чем обычно.
        - Доброе утро, дорогая, - сказала миссис Корнуолл. - Я уже хотела посылать за тобой. Ты, я и мистер Делтри должны немедленно обсудить вопросы, касающиеся твоего будущего.
        - Я уже все решила относительно моего будущего, - сказала Айрис, избегая встречаться со Стивеном взглядом. - И ничто не заставит меня изменить решение, тетя Оливия.

«О Господи! - подумал Стивен. - Что она имеет в виду?» Миссис Корнуолл кашлянула и сказала:
        - Дорогая моя, твой бедный отец поручил мне заботиться о тебе…
        Она осеклась. На веранде появился высокий черноволосый мужчина с «лицом иностранца», по выражению миссис Корнуолл. Она сразу отметила, что плечи у него слишком широкие, туфли слишком заостренные, а улыбка слишком ослепительная.
        Но Айрис протянула ему руку, и он ее почтительно поцеловал. Стивен, наблюдавший за этой сценой, почувствовал, что ему вдруг стало нехорошо. И уж совсем плохо, когда он увидел, как Айрис встала рядом с Юзревым и с вызовом посмотрела на всех остальных.
        - Тетя Оливия, кузина Дафна, я хочу вам представить моего будущего мужа принца Юзрева.
        Миссис Корнуолл ошарашенно молчала. Дафна была разочарована. Она уже успела представить себе удивительный роман между Айрис и Стивеном.
        Михайло щелкнул каблуками и поклонился.
        - Рад познакомиться, - сказал он.
        - Я и не знала, что ты обручена, Айрис, - пробасила тетя Оливия. - Ну, не знаю… Мы же еще ничего не успели обсудить. Мистер Делтри, вам не кажется…
        Но Стивен вдруг резко повернулся и, не глядя по сторонам, быстро удалился.
        Миссис Корнуолл это явно не понравилось.
        - Как нехорошо, что мистер Делтри ушел именно в эту минуту, - сказала она.
        - Мне кажется, присутствие мистера Делтри совершенно необязательно, - сказал Юзрев. - Я надеюсь, вы позволите вашей племяннице стать принцессой Юзревой, а мне, в качестве ее мужа, освободить вас от обязанностей в отношении моей будущей жены.
        Айрис чувствовала, словно черные воды смыкаются над ее головой; она уже не слышала слов Юзрева, она мысленно прощалась со своим любимым: «Прощай, Стивен… прощай, любовь моя… Ты никогда не узнаешь, что я сделала это только ради тебя».


        Стивен шел по прохладным мраморным коридорам дворца в свою комнату. Это был конец. Он не мог видеть, как Айрис представляет этого негодяя в качестве своего будущего мужа. Его единственным желанием было поскорее убраться отсюда и забыть обо всем.
        Он шел, как пьяный, не разбирая дороги, ослепленный своим горем, и неожиданно налетел на старую няню. Удержав Аешу за плечи, он извинился и собирался идти дальше, но старая арабка придержала его за рукав.
        - Ваше высочество спешит?
        - Да, Аеша. Твоя госпожа только что объявила, что она выходит замуж за принца Юзрева. Я хочу уехать как можно быстрее.
        Старая женщина отшатнулась от него. Она пробормотала что-то на своем родном языке, потом обратилась к Стивену.
        - Не уходите, - тихо произнесла она. - Не уезжайте из этого дома.
        - Извини, Аеша. Мне очень жаль, но я не могу здесь больше оставаться.
        - Но вы должны, мой господин! Говорю вам, что моя маленькая госпожа не выйдет замуж за него. Судьбой предначертано, что она будет с вами.
        Стивен горько рассмеялся в ответ.
        - Нет! Нет! Она не для серба, она для вас, господин.
        - Оставь меня в покое, Аеша, - устало сказал Стивен. - Ты сама не знаешь, что говоришь.
        Он пошел в свою комнату собирать вещи.
        Еще несколько часов в Маленьком Дворце, чтобы передать все распоряжения Ромни Лоуэлла миссис Корнуолл - и затем он уйдет. Он проиграл. Он больше не хотел видеть Айрис.
        Аеша в это время спешила вниз по ступенькам дворца. Путь ее лежал в маленькую арабскую деревушку, в которой она когда-то родилась.
        Там в одном из глиняных домов с плоской крышей жила женщина, которая была еще старше Аеши. Это была ее сестра, которая когда-то была местной знахаркой, да и теперь к ней иногда обращались за советом. Аеша нашла свою сестру во дворе. Та сидела у стены своей лачуги, и цыплята ковырялись в грязи у ее ног. Кругом летали полчища мух. Аеша присела на корточки рядом со старухой. Они о чем-то тихо поговорили, старуха закивала головой, потом удалилась в дом и через некоторое время показалась оттуда с бумажным пакетиком в руке.
        - Ты уверена, что это не смертельно? - с опаской спросила Аеша, забирая пакетик.
        Старуха скрипуче рассмеялась.
        - Это не смертельно, это гораздо хуже, сестра. У маленькой госпожи все будет хорошо. Все будет хорошо у твоей голубки. Иншаллах!
        Немного погодя Аеша покинула деревню и вернулась в Маленький Дворец, спрятав пакетик на груди и с загадочной улыбкой на сухом морщинистом лице. Она прошла прямиком на кухню, где в это время Махдулис доставал из холодильника лед.
        - Они заказали напитки в библиотеку, - объяснил он старой няне. - Там принц, и они что-то обсуждают. Принц улыбается, а госпожа сидит как завороженная. Что все это значит, как ты думаешь?
        - Не задавай вопросов, жди и смотри в оба, - сказала она и добавила медленно: - Ты будешь подавать гостям вино, Махдулис?
        - Айвах.
        - Ты хочешь, чтобы принц Юзрев женился на нашей маленькой госпоже?
        Махдулис в ужасе всплеснул руками.
        - Ее отец перевернулся бы в гробу!
        - Тебе не нравится принц, Махдулис?
        - Разве Сиру не сказал, что он ударил ножом господина Стивена? Разве не он принес столько горя нашей госпоже? Разве не он ударил ногой тебя, мать стольких сыновей?
        Аеша достала пакетик, данный ей сестрой.
        - Высыпь это в стакан и посмотри, насколько порошок заметен.
        Махдулис насыпал порошок в бокал и посмотрел на свет.
        - Его не видно, Аеша.
        - Но ты, Махдулис, знаешь, что он там?
        - Айвах.
        - И в твои обязанности входит разливать вино гостям?
        - Айвах.
        Аеша издала довольный смешок.
        - Будь осторожен, Махдулис. Звезды говорят, что госпожа выйдет замуж за господина Стивена.
        Две верные руки, служившие Ромни и Элен Лоуэлл, а потом и их дочери соединились в рукопожатии, скрепившем их тайный союз. Солнечный луч коснулся стоявшего рядом пустого бокала с осевшей на дно мелкой практически не заметной пылью.



        Двадцать седьмая

        Горячий душный день подходил к концу. Миссис Корнуолл и ее дочь мирно спали в своих комнатах. Айрис была в своей спальне, как всегда наедине со своими мрачными мыслями. Она чувствовала себя больной. Весь сегодняшний день был сущим кошмаром: обсуждение в библиотеке сразу после ухода Стивена, вопросы, которые ей задавала тетя Оливия и жесткие пальцы Михайло на ее руке, напоминающие ей о том, чтобы она не смела говорить правду.
        Айрис толком не помнила, что она отвечала. Она только знала, что в конце Махдулис принес напитки, и утомительное обсуждение закончилось. Но кошмар, как выяснилось, был еще впереди. Каким-то образом ей удалось убедить тетю в том, что она действительно хочет выйти замуж за принца Юзрева. Но тетя Оливия не хотела давать своего окончательного согласия слишком поспешно. Она откровенно сказала Михайло, что убеждена: ее покойный брат хотел бы, чтобы его дочь вышла замуж за человека своей национальности, но раз сама Айрис настаивает на браке с ним, она обдумает этот вопрос и даст Михайло ответ.
        - Я должна еще переговорить с мистером Делтри, - добавила она.
        - Но мистер Делтри не имеет к этому никакого отношения, - поспешно сказала Айрис, от которой не укрылась злоба, вспыхнувшая в глазах серба.
        Однако тетя напомнила ей, что мистер Делтри является одним из ее опекунов. Айрис продолжала возражать. Она твердо решила выйти замуж за принца Юзрева, сказала она. Ничто не изменит ее решения. Но ничто не могло изменить и решения тети Оливии. Ей очень не понравился этот скользкий принц, и она была раздражена упрямством своей племянницы.
        На этом их переговоры закончились. Перед тем, как уйти, Михайло шепнул ей:
        - Будьте твердой, моя луноликая, вы меня понимаете?
        Да, Айрис хорошо его поняла, и ее сердце сжалось от тревоги за Стивена.
        Стивен за обедом вел себя холодно и почти не смотрел на нее. Он сообщил, что вечером собирается уехать в Асуан. И тут Айрис ждал новый удар. Миссис Корнуолл принялась уговаривать Стивена остаться еще хоть на несколько дней.
        - Я не могу сейчас остаться без вас, Стивен, - сказала она, разыгрывая сценку
«слабая женщина». - Мне кажется, вы не должны бросать нас, женщин, одних среди всех этих иностранцев и аборигенов. Кроме того, мы еще не уладили вопрос с замужеством Айрис.
        - Я бы предпочел не иметь никакого отношения к замужеству вашей племянницы, - ледяным тоном сказал Стивен.
        Но миссис Корнуолл все-таки удалось уговорить его остаться хотя бы до завтрашнего утра. Но для Айрис и это было тяжелым испытанием, ведь она знала, как болезненно реагирует Юзрев на любую задержку с отъездом Стивена. И сама она уже не могла видеть его печальное лицо, не могла больше ничего обсуждать с ним и с тетей.
        Она подумала, что лучше всего сейчас будет убежать к Михайло, как это ни ужасно было даже представить. Тетя будет вынуждена дать согласие на брак, и Стивен будет спасен.
        Да, решила она, ей нужно немедленно отправиться к Фахмудам и попросить Нилу помочь ей бежать с Михайло.
        Она переоделась и принялась собирать вещи. Она даже не позвала Аешу, а сама причесала волосы, сложила в сумку некоторые купленные в Каире вещи и вышла из комнаты. Теперь она должна найти Махдулиса, заказать машину и ехать к Фахмудам.
        Но в это время в коридоре появился Стивен. Увидев одетую в серый костюм Айрис с саквояжем в руке, он оторопел, но быстро пришел в себя и подошел к ней.
        - Куда ты собралась, Айрис?
        Она почувствовала, что ее охватывает дрожь.
        - Оставь меня в покое! Оставь меня… - воскликнула она.
        Но Стивен, внимательно на нее посмотрев, взял саквояж из ее рук.
        - Ну нет, моя дорогая, тебе не удастся убежать. Я сказал тебе, что ты меня больше не интересуешь. Но даже как незаинтересованный наблюдатель, я не могу видеть, что ты ломаешь себе жизнь. В этом я целиком и полностью на стороне твоей тети. Ведь ты, я полагаю, собиралась убежать со своим очаровательным принцем, не так ли?
        Он внимательно смотрел на нее. Вся его горечь и обида вдруг испарилась. У него снова возникли подозрения, что Айрис действует против своей воли, что коварный серб имеет на нее какое-то влияние. Он поставил саквояж на пол и взял ее руки в свои.
        - Айрис, - сказал он. - Взгляни на меня. Скажи мне, в чем дело? Ради Бога, скажи мне правду. Я не верю, что ты можешь сначала так сильно любить меня, а потом убежать с другим. Юзрев заставляет тебя делать это. Но каким образом? Ответь мне, Айрис.
        - Нет… нет… пусти меня, Стивен!
        Она смотрела на него с ужасом. Теперь и он дрожал от возбуждения. Он подхватил ее на руки, понес обратно в комнату и посадил в шезлонг, стоящий у окна. Стивен видел, что она близка к обмороку. Ее глаза были закрыты, в лице ни кровинки. Он подложил ей подушку под голову и выбежал из комнаты. Он побежал в комнату мисс Морган. Там никого не было. Он громко позвал Аешу. Никто не откликнулся. Тогда он побежал в свою комнату, схватил фляжку с коньяком, которую держал для экстренных случаев, и вернулся к Айрис.
        - Айрис, Айрис, - горячо зашептал он, опустившись перед ней на колени. - Выпей немного коньяка, и потом давай все выясним раз и навсегда. Пожалуйста, прошу тебя…
        Ее длинные, тяжелые ресницы дрогнули. Стивен увидел, как по щекам покатились крупные слезы. Он поднес фляжку к ее губам. Она, не сопротивляясь, сделала глоток. Ее щеки слегка порозовели, она глубоко вздохнула. Стивен обнял ее одной рукой, а другой снял желтый шарф. Он поцеловал ее в лоб - поцелуй был лишен страсти, это был поцелуй переполняющей его нежности.
        - Айрис, Айрис, - прошептал он. - Ты по-прежнему моя, ведь так? Ты всегда была моей. Это был просто кошмар. Айрис, скажи мне, что это так!
        И она не выдержала. Тихо вскрикнув, она упала в его объятия. Обхватив его шею, уткнув лицо в его грудь, она плакала и плакала и никак не могла остановиться. Ее тело сотрясали рыдания. Стивен, не переставая, гладил ее волосы и думал, что звук этих рыданий будет теперь преследовать его до конца дней. Но в то же время его сердце забилось быстрее от вспыхнувшей в нем надежды. Ведь Айрис ответила на его вопрос. Теперь он знал, что ее сердце по-прежнему принадлежит ему. Осталось только выяснить, почему она с таким упорством играла эту роль.
        Он долго сидел рядом с ней, гладя ее, обнимая и успокаивая. Когда наконец она выплакала все, что накопилось за эти дни мучений, он с нежностью взглянул на ее припухшее от слез лицо и спросил:
        - Теперь скажи мне правду, любимая.
        У нее не осталось никаких сил сопротивляться. Но на дне измученной души остался страх перед Юзревым и его угрозами.
        - Я… люблю тебя… Я признаю это, но я должна уйти, - прошептала она.
        Стивен громко рассмеялся.
        - Что за чушь! Неужели ты думаешь, что я могу тебя отпустить к этому негодяю, зная, что ты любишь меня?
        Она снова уткнула лицо ему в грудь.
        - Ты должен. Я, не могу тебе объяснить, просто отпусти меня.
        - Дорогая, - сказал Стивен, - ты думаешь, что я сумасшедший? Послушай, Юзрев что-то имеет против тебя. Я это знаю. Я догадался, как только мы вернулись из Каира. Старая Аеша тоже это знает.
        Она подняла голову и посмотрела на него.
        - Аеша?
        - Да.
        - Она не может знать… Никто не знает!
        - И тем не менее она догадалась. Она ясновидящая. Она сама мне сказала.
        Айрис вздрогнула. Все ее страхи снова зашевелились в ней. Старая египтянка действительно была ясновидящей. Айрис не раз убеждалась в этом. Она положила свою руку на руку Стивена и сильно сжала ее.
        - Аеше нельзя позволять вмешиваться, - сказала она. - Никто не должен вмешиваться. Это моя воля. Мы должны проститься друг с другом, Стивен, - сказала она сдавленным голосом.
        Он снова рассмеялся и прижался щекой к ее щеке.
        - Любимая, давай не будем все начинать сначала, хорошо? Неужели ты думаешь, я тебе поверю после этих слез?
        Он вдруг повернул голову и поцеловал ее в губы. И снова Айрис не выдержала - она приникла к Стивену в страстном поцелуе. Наступила долгая пауза.
        Их поцелуи закончились только тогда, когда они услышали шаги и голоса в коридоре. Стивен встал и пригладил свои волосы. Айрис лежала в шезлонге, глядя на Стивена сияющими глазами. В эти секунды она забыла о Юзреве и его угрозах. Она полностью принадлежала Стивену.
        В дверь кто-то постучал.
        Стивен открыл ее и увидел Аешу в сопровождении Махдулиса, который низко поклонился и произнес:
        - Эфенди, мы ищем госпожу.
        - Госпожа не очень хорошо себя чувствует, - сказал Стивен и хотел еще что-то добавить, но старая няня просеменила мимо него и, приблизившись к Айрис, сказала:
        - Моя госпожа, печальные новости.
        Айрис села и откинула волосы с лица. Все плыло у нее перед глазами.
        - Что случилось, Аеша?
        - Его высочество принц Юзрев… - начала старая няня.
        Стивен с потемневшим лицом резко перебил ее.
        - Не беспокойте сейчас госпожу. Скажите принцу, чтобы он немедленно уходил.
        Глаза Аеши, казалось, совсем спрятались за веками, но ее губы улыбались. Она низко поклонилась.
        - Эфенди, нет необходимости говорить ему, чтобы он уходил. До нас дошли новости из дома Фахмудов. Принца поразила ужасная болезнь. Такая ужасная, что ее невозможно описать, эфенди. Его разбил паралич прямо в доме Бея, эфенди. Они вызвали скорую помощь, чтобы отвезти принца в больницу.
        Айрис широко раскрытыми глазами смотрела на старую няню, не в состоянии произнести ни слова.
        - Что это значит, Аеша? - спросил Стивен. - Ты уверена, что все правильно поняла?
        Старая женщина снова поклонилась и что-то пробормотала себе под нос.
        - Совершенно уверена, эфенди. Говорят, он не может ни двигаться, ни говорить, только смотреть.
        Стивен бросил быстрый взгляд на Айрис и подбежал к ней.
        - Ваша госпожа в обмороке, - коротко сказал он.
        После этого он оставил Айрис на попечение старой няни и спустился вниз. Из сада появились мисс Морган и миссис Корнуолл и направились во дворцовый зал.
        - Вы слышали, что произошло с принцем? - спросила Стивена мисс Морган. - Говорят, что с беднягой случился удар или что-то в этом роде, и теперь он полностью парализован.
        - Да, я слышал об этом, - сказал Стивен. - Я собираюсь поехать к Фахмудам и выяснить у Нилы, что именно там произошло. Присмотрите за Айрис. Ей нездоровится.
        - Бедное дитя! - воскликнула тетя Оливия. - Какая катастрофа для нее, хотя, что касается меня, то должна сказать…
        - Я не думаю, что это явилось для нее катастрофой, миссис Корнуолл, - перебил ее Стивен. - Наоборот, это, скорее, означает конец ее страданий.
        - Что вы хотите этим сказать? - удивилась миссис Корнуолл.
        Но Стивен уже ушел. Две пожилые англичанки пошли наверх, продолжая теряться в догадках, что же имел в виду Стивен.
        В это время на кухне Аеша и Махдулис готовили крепкий кофе для своей госпожи. Все слуги уже возбужденно обсуждали неожиданный «удар», случившийся с принцем Юзревым.
        Аеша и Махдулис обменялись многозначительными взглядами.
        - Он выздоровеет, как ты думаешь, Аеша? - спросил Махдулис.
        Старая няня покачала головой.
        - Он не выздоровеет, Махдулис. Я спрашивала у сестры. Она сказала, что эта болезнь неизлечима и что до конца своих дней он будет беспомощен, как ребенок, не в состоянии ни двигаться, ни говорить. Он будет наедине со своими мыслями. Она говорит, что это очень редкая болезнь, Махдулис, и ни один врач не сможет ее вылечить. Иншаллах! Какой ужас!
        - Айвах, - кивая головой, согласился Махдулис.
        - Такова воля аллаха.
        - Айвах.
        Няня и слуга, переглянувшись, улыбнулись, и Аеша зашлась в удовлетворенном булькающем смехе.


        Позже тем же вечером Айрис отдыхала на террасе, с которой открывался чудесный вид на сад, примыкавший к Нилу.
        Ужин был окончен. Тетя Оливия, Дафна и мисс Морган сидели в библиотеке вместе с Нилой Фахмуд, зашедшей проведать свою подругу. Они вчетвером играли в карты.
        Стивен сидел рядом с Айрис, держа ее руку в своей и курил сигару. Вечер был тихим, бархатно-теплым, наполненным ароматами тысяч цветов. Впервые за эти долгие недели сердца влюбленных были совершенно спокойны.
        Наконец-то ужасная правда была сказана. Теперь Стивен знал, почему Айрис
«передумала» и решила выйти замуж за Михайло. Тетя Оливия и все остальные тоже были в курсе дела. Стивен, съездив к Фахмудам, подтвердил известие о том, что вскоре после возвращения из Маленького Дворца Юзрева поразила неизвестная болезнь, и он упал с перекошенным лицом. Срочно вызванный доктор ничем не мог помочь. Он сказал, что принц уже не оправится от этого удара. Через несколько часов скорая помощь увезла Юзрева в Асуан.
        И только тогда, убедившись, что жизнь Стивена вне опасности, Айрис рассказала правду. Стивен напряженно слушал ее рассказ, а когда она закончила, обнял ее, потом взял ее руку, поднес к губам и нежно поцеловал.
        - Любимая моя, не знаю, смогу ли отблагодарить тебя. Я потрясен до глубины души. Подумать только, что именно тебе пришлось столько из-за меня пережить.
        - Что касается меня, то я раскаиваюсь, что привела в мой дом и в дом Айрис этого человека, - сказала Нила Фахмуд.
        У Айрис оставалось только одно опасение, что Юзрев может выздороветь и снова начать угрожать Стивену. Но вскоре она перестала об этом думать.
        - Тебе больше не стоит за меня волноваться, - успокаивал ее Стивен. - Нила звонила в больницу, и ей подтвердили, что случай Юзрева неизлечим. Но даже если он когда-нибудь снова сможет ходить и говорить, я позабочусь о том, чтобы ты пошла со мной в полицию, и этого джентльмена выдворят из Египта. У тебя и у Фахмуд-Бея достаточно влияния, чтобы это осуществить. Кроме того Нила дала телеграмму брату и попросила его вызвать сюда отца Юзрева, чтобы тот позаботился о нем.
        Айрис вздрогнула.
        - Как это ужасно - быть парализованным в самом расцвете сил!
        - Ты жалеешь его? - недоверчиво спросил Стивен.
        - Нет, - тихо ответила она. - Наверное, я должна его пожалеть, но не могу.
        Тетя Оливия с радостью дала согласие на их свадьбу. Теперь Айрис не нужно было ехать в Англию. Позже Стивен возьмет отпуск и отвезет ее посмотреть страну, в которой она родилась. А пока они планировали остаться в Египте и провести медовый месяц в этом великолепном доме, который Ромни Лоуэлл построил для своей жены и который Айрис очень любила.
        Они должны были обвенчаться по специальному разрешению на следующей неделе. Тетя Оливия и Дафна останутся на свадьбу, а потом вернутся домой. А Стивен и Айрис останутся в Маленьком Дворце, чтобы никогда больше не расставаться.
        Стивен крепко прижал Айрис к своему сердцу. Она подняла руку и ласково погладила его по щеке. Ее взгляд был устремлен к звездам.
        - Любимый мой, - прошептала она. - Аллах был к нам милостив. Я и не мечтала, что все разрешится так счастливо. Ничто теперь не разлучит нас.
        - Ничто, любимая.
        - Все-таки старая Аеша оказалась права. Это действительно предначертано судьбой.
        Он нагнулся и поцеловал ее. Выглянувшая луна залила сад молочным светом. Храм Изиды гордым силуэтом мерцал в отдалении.
        Нил продолжал жить своей загадочной жизнью. Он катил свои воды, унося вдаль историю веков. Древний Нил знал все: и то, что давно минуло, и то, чему еще суждено случиться. Ему дано было знать секреты жизни и смерти, добра и зла и самую великую тайну - вечную тайну любви.


        notes

[1] Феллахины - местные крестьяне из арабского населения в Египте, Сирии и т.д. (здесь и далее примечания переводчика)


[2] Файли - остров на Ниле, место расположения древних храмов. Затоплен кроме тех месяцев, когда шлюзы Асуанской плотины открыты.


[3] В английском языке Айрис и Изида отличаются только одной буквой: Iris и Isis.


[4] Найтсбридж - фешенебельный район лондонского Вест-Энда.


[5] Цитадель Салах-ад-дина - памятник архитектуры XII века.


[6] Гелиополь - современный район Каира.


 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к