Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Любовные Романы / ЛМНОПР / Робинс Дениза: " Я Все Отдам За Тебя " - читать онлайн

Сохранить .
Я все отдам за тебя Дениза Робинс


        # Кристина Росс замужем за самым обычным человеком, у них маленький озорной сынишка Бинг и ничем не примечательная жизнь, полная мелких забот и радостей. Но трагический случай перевернул их существование, и оказалось, что хрупкой женщине под силу выстоять перед искушениями, пройти все испытания ада, чтобы, заплатив самую высокую цену, спасти жизнь своего ненаглядного Бинга…

        Дениза Робинс
        Я все отдам за тебя

        Глава 1

        Бинг умирает.
        В то пасмурное июньское утро я ударилась в панику.
        Мы со Стивом сидели в приемной больницы, куда три дня тому назад привезли нашего сыночка. Меня трясло. Стив словно приклеился к стулу и бездумно переворачивал глянцевые странички журнала «Жизнь страны», а я не могла усидеть на месте и, словно идиотка, хлюпая носом, металась по коридору.
        - О, Стив! - повторяла я. - О, Стив! Я этого не вынесу!
        Поначалу муж пытался поговорить со мной, убедить, успокоить, но вскоре оставил эти бесплодные попытки. Мое поведение начало раздражать его, ведь обычно я уравновешенна и совершенно не склонна к истерикам.
        Он часто подтрунивал надо мной из-за маленького роста, курносого носика и не в меру огромных глаз: ну прямо агнец небесный, слабая и беззащитная. Но на самом деле я не такая, Стив знал, что вплоть до сегодняшнего дня мне неплохо удавалось выпутываться из любых переделок.
        К примеру, мой отец, летчик-испытатель, погиб на глазах у нас с матерью, когда мне было пятнадцать. Мама упала в обморок, и ее увезли в больницу, а я с честью вынесла этот страшный удар. Через несколько лет умерла моя мать, и у меня не осталось никого, кроме тети-инвалида, а за душой - всего несколько сотен фунтов. Я, девятнадцатилетняя девчонка, справилась и с этим. Нашла себе довольно приличную и весьма интересную работу секретаря у одного издателя, где и трудилась, пока не встретила Стива.
        Выглядел он сегодня, мягко говоря, не самым лучшим образом. Да и я тоже. За одну ночь мы состарились лет на сто. Именно столько прошло с тех пор, как дежурная сестра поведала нам ужасную правду о сыне.
        Бинг настолько сильно обгорел в той ужасной железнодорожной катастрофе, что ему вряд ли удастся выкарабкаться.
        В день аварии Бинг поднялся ни свет ни заря и вытащил меня из кровати около семи. Помню, я велела ему угомониться, потому что поезд отходил только в девять. Но унять мальчишку не было никакой возможности. Он скакал вокруг меня по кухне в серых отглаженных шортах и белой рубашке с закатанными рукавами. Ребенок просто светился от счастья.
        Его белокурые волосики вечно стояли торчком. Голубые глаза с восторгом взирали на меня через смешные линзы очков, в которых он походил на совенка. И еще эта комичная улыбка от уха до уха, открывавшая два кривых зуба.
        Бинг болтал без умолку.
        - Мам, как ты думаешь, там здорово будет?
        - Мам, а сколько раз, по-твоему, мистер Перкинс разрешит нам искупаться?
        - Мам, ты знаешь, что мы весь поезд заняли? Он специально у школы остановится, нас забрать?
        Я каждое словечко помню. И худенькие руки, усыпанные веснушками. Господи, вы только подумайте, на нем ни дюйма здоровой кожи не осталось. Ни дюйма! Есть от чего задрожать и сойти с ума.
        Внезапно меня охватила ярость. И чего я взываю к НЕМУ? Чем провинились перед НИМ сто двадцать мальчишек и их воспитатели?
        Их просто собрали и повезли на море, чтобы отпраздновать день основания школы, только и всего.
        Но поезд так и не достиг места назначения, его буквально смел с путей встречный экспресс. Счастливые, довольные, веселые люди мигом превратились в груду тел, где шевелились визжащие от боли раненые. «Хуже, чем на поле брани», - сказал один репортер.
        Просто чудо, что из такого огромного количества детишек только десять погибли и двадцать были ранены. Бинга это чудо не коснулось. Наш сын числился в списках смертельно раненных.
        Когда позвонили из полиции и сообщили о происшествии, мы с мужем побросали все дела и кинулись в больницу - было такое чувство, что наш мир рушится.
        Мое непрестанное мельтешение по коридору приемной вывело Стива из себя, и он не выдержал:
        - Прошу тебя, постарайся расслабиться, Крис. Так ты делу не поможешь. Успокойся, милая, умоляю тебя, присядь.
        Но я не могла. Мысли о Бинге не покидали меня.
        Ему еще и одиннадцати не исполнилось. Такой маленький, но любит, чтобы с ним обращались как со взрослым.
        День рождения у него 28 марта. До сих пор помню, какую вечеринку мы закатили. Погода выдалась на редкость теплой, а Бинг - мастер выдумывать всякие игры, и друзей у него - видимо-невидимо. Он ходит в приличную школу, ту, что неподалеку от нашего дома. Перед чаем мы играли в настольный теннис.
        Милый мой, обожаемый Бинг! Постоянно что-нибудь выкидывает. Но мы со Стивом рады, нам не нужен сынок-паинька. Нам нравится, что Бинг умеет отстоять свою точку зрения и что у него такой пытливый ум. Все время что-то планирует, о чем-то спорит, что-то мастерит…
        - Слышь, мам, ты только глянь, что я сделал…
        Сколько раз я слыхала это? Я изо всех сил зажмурилась, чтобы не зареветь, и начала с жаром молиться Богу, о котором слишком редко вспоминала в благополучные времена.
        - Господи, дай мне услышать это еще раз. О Господи, пусть Бинг скажет это еще раз. Не отнимай его у нас! - бормотала я вполголоса - так, чтобы Стив не услышал меня. Потом я снова вспомнила Бинга, и слезы градом покатились по моим щекам.
        - Покури, милая, и полистай журнал, - резко бросил Стив. - Что толку реветь? Врачи проводят совещание по поводу Бинга, ты им вряд ли поможешь, если будешь слезы лить.
        - Не так часто я слезы лью, ты же знаешь, - всхлипнула я.
        Застывшая маска на лице Стива немного смягчилась, и он протянул мне руку:
        - Бедненькая моя. Я же все понимаю, не бесчувственный ведь болван. Незнание убивает…
        Настал его черед дать волю нервам. Он покраснел, выдернул руку и уперся взглядом в журнал. Мне показалось, что он плачет. Я никогда не видела, чтобы Стив рыдал, но этот случай - из рук вон. Тут любой заревет.
        Я постаралась последовать совету Стива. Села, прикурила сигарету, и меня тут же замутило. А чего я ждала, я ведь за сутки ни крошки в рот не взяла.
        И мы совсем не спали. Просто тихонечко лежали в огромной кровати. Я очень люблю Стива, но ни за что не поверю, что есть пары, которые ни разу в жизни не поссорились. Мы со Стивом частенько спорим. Конечно, мы обожаем друг друга, но мы всего-навсего живые люди. Чтобы быть счастливым, вовсе не обязательно подбирать себе для жизни похожего человека, мы - тому пример.
        То, что Стив успокаивал меня сейчас и упрекал за нервозность, - прямо насмешка судьбы. Из нас двоих самый нервный - он. Всегда с полоборота заводится. Муж не раз повторял, что со мной он чувствует себя спокойно, потому и женился на мне. Я всегда такая уравновешенная, во всем разбираюсь, и в здравом смысле мне не откажешь. Именно такая жена и была ему нужна: хотя он тоже человек уравновешенный и здравомыслящий, но на него частенько накатывает неуверенность в собственных силах, хандра и дурные предчувствия. И с деньгами по-глупому рискует. Мы частенько сидели без гроша в кармане из-за его неудачных операций на бирже. Все равно мне нравится наблюдать за своими мужчинами, направлять их и решать их проблемы. Стиву всегда важно знать мое мнение. И вот в самый страшный день нашей жизни именно я начала разваливаться на куски и искала, к кому бы приткнуться.
        Я поглядела на мужа. Высокий, немного сутулый, он сильно похудел за последнее время. Черные волосы быстро редели. Но июньское солнце уже успело постараться и оставить свой след - лицо загорелое, такое славное. Я до сих пор считаю его привлекательным мужчиной. По крайней мере, когда он не напяливает свои дурацкие очки, которые сейчас болтались на кончике его носа. Если он в настроении, то с ним можно со смеху помереть. Мы частенько вместе смеемся, у нас есть свои, только нам понятные шуточки, а это так важно для счастливого брака. Но, господи, как же далеки от нас в это утро и смех, и шутки!
        Бинг тоже носит очки. В этом они похожи.
        Веселый задорный Бинг встал у меня перед глазами, и тут меня по-настоящему замутило.



        Глава 2

        В приемную заглянула сестра.
        - Чайку не желаете? - сочувственно поглядела она на меня.
        Я кивнула и высморкалась. Дверь закрылась.
        - Держи хвост пистолетом, утенок, может, все не так уж и страшно. - Стив положил руку мне на колено.
        - Еще как страшно, они сами сказали.
        - Врачи тоже ошибаются.
        - Нет никакой ошибки. Нам ведь сразу говорили, что он сильно обгорел. Ну почему именно этот вагон загорелся? Почему именно наш Бинг?
        - Это одному Богу известно, - вздохнул Стив.
        Я постаралась взять себя в руки и прикурила для него сигарету: его уже до фильтра догорела.
        - Прости меня, милый. Я ужасно трушу.
        - В этом нет твоей вины.
        - Говорят, ему надо делать пересадку кожи, иначе он не выкарабкается.
        - Об этом нам и должны сообщить. Если понадобится моя кожа, я хоть всю отдам.
        - И я.
        - Ну, теперь недолго ждать осталось, - сказал муж. - Скоро нас известят, до чего они там досовещались.
        - Он так ужасно выглядит, Стив, правда? Прямо как маленькая мумия. Слава богу, хоть лицо не пострадало. Но температура так и скачет - вверх-вниз, вверх-вниз, и он совсем ничего не ест. Приходится его на жидкостях держать. Так ведь от него совсем ничего не останется… о боже!
        - Милая, хватит терзать себя, его же постоянно на обезболивающих держат.
        - Если бы я только была уверена, что ему не больно, что он не страдает!
        Стив тяжко вздохнул и обнял меня.
        - Прекрати терзать себя, милая, - повторил он. - Толку от этого никакого.
        Но я снова начала реветь. Слезы текли у меня по щекам, и Стив вытирал их. Думаю, мое поведение повергло его в настоящий шок.
        Надо же, как за столь короткое время могут поменяться приоритеты. То, что совсем недавно имело главенствующее значение, совершенно перестало волновать меня. Например, как Стив собирается добыть денег и увеличить доходы семьи.
        Раньше Стив служил в армии, но в Египте подхватил амебную дизентерию. Это сильно подорвало его здоровье, и через некоторое время, после нескольких рецидивов, он комиссовался и прикупил птицеферму в Суссексе. Огромных доходов она не приносит, но на жизнь и образование Бинга хватает.
        Бинг - первоклассный спортсмен, лучший футболист в школе. Столько о футболе знает, нам и не снилось! Вырезки из газет собирает. У него и специальный альбом для этого имеется. Хотел стать профессиональным футболистом наш Бинг.
        Во всем остальном нельзя сказать, чтобы он сильно блистал, так что на стипендию рассчитывать бесполезно, придется выкладывать за его обучение денежки.
        Плюс наш дом. Я всегда считала важным поддерживать уют и порядок: хочется новые шторы, скатерки и так далее и тому подобное. У нас так бедно, все уже давно поизносилось. С тех пор как семь лет тому назад Мы переехали на ферму Литл-Вич, я ни разу ничего не покупала. Наш неугомонный малыш со своими друзьями и псом Винстоном целыми днями туда-сюда носятся, кошка постоянно подушки дерет, они - как тайфун, все на своем пути сметают. Все в их руках и лапах просто горит. Потом, я надеялась, что мы вскоре приоденемся и начнем чаще выходить в люди, путешествовать. У Бинга много приятелей, его постоянно приглашают в гости. Что до нас со Стивом, то мы редко развлекаемся, нас можно назвать немного замкнутой парой, мы только с самыми близкими друзьями общаемся. Но ради Бинга нам пора бы принарядиться и начать приглашать к себе родителей его приятелей.
        Но какой в этом смысл теперь, когда случилось такое!
        Все потеряло смысл. Меня постоянно преследовало видение маленькой фигурки на больничной койке, неузнаваемой, полубесчувственной.
        И врачи, и медсестры ни на шаг от него не отходили. Такие замечательные люди! Но что толку, если они не сумеют спасти ему жизнь?
        Стив бросил взгляд на наручные часы:
        - Думаю, они скоро придут. Совещание в любую минуту может закончиться.
        Я кивнула. Нам оставалось только надеяться на мнение знаменитого пластического хирурга, которого специально вызвали для консультации. Именно он должен вынести вердикт - есть у Бинга шансы на спасение или нет.
        Внезапно Стив выдал довольно патетичную, но весьма уместную фразу:
        - Надо признать, когда ты попадаешь в настоящую переделку, в таких местах к тебе по-настоящему хорошо относятся. И государственное здравоохранение - не исключение.
        - Пусть так, но даже если бы нам пришлось отдать за консультацию все, что имеем, мы бы все продали.
        - Конечно. - Он снова взглянул на часы.
        - Интересно, Симкокс проверил поилки? - сказал он минут через пять.
        Стив имел в виду нашего помощника, который неизменно допускал непростительные промахи, стоило мужу ненадолго отлучиться. Стив - человек необычайно добросовестный, любит, чтобы все происходило по расписанию, наверное, это армейский дух на нем сказывается. Но сегодня главная его забота - Бинг.
        - Если хочешь, поезжай домой… - высказала я нелепое предложение и была рада, когда он прервал меня:
        - О чем ты! Я не могу уехать. Буду здесь, с тобой… пока мы не узнаем.
        Ждать оставалось совсем недолго. Вскоре на пороге появился юный доктор Блэк, здешний хирург, который вел Бинга.
        С ним вместе в приемную вошел абсолютно лысый толстячок с двумя подбородками. В белой униформе он сильно смахивал на младенца-переростка. Доктор Блэк представил своего спутника: сэр Джон Риксон-Додд. Этот маленький толстячок с лицом младенца считался одним из лучших пластических хирургов нашего времени, его коротенькие пальчики творили настоящие чудеса.
        Меня начало трясти еще до того, как он протянул мне руку. Вот сейчас этот человек вынесет приговор нашему сыну.
        Я не знала, брошусь ли я ему в ноги или начну ненавидеть смертной ненавистью, но вид у меня, наверное, был таким странным, что сестра взяла меня под локоть и прошептала:
        - На вашем месте я бы села, миссис Росс.
        Я покачала головой и осталась стоять рядом с мужем.
        Сэр Джон Риксон-Додд поздоровался с нами совершенно обычным голосом, но в голубых глазах светилось участие.
        - Я только что осмотрел вашего мальчика, - начал он.
        - Да… - выдохнула я и почувствовала, как Стив вцепился в меня рукой.
        - Давайте пройдем в кабинет главврача и побеседуем.
        Стены кабинета были увешаны групповыми фотографиями медперсонала. Над письменным столом находился большой портрет основателя больницы.
        Сэр Джон Риксон-Додд прочистил горло.
        - Я понимаю, что для вас настали трудные времена. Мне ужасно жаль. Я читал о той аварии в газете. Кошмарный случай.
        - Кошмарный, - прохрипел Стив.
        - Ну… - не выдержала я. - Ну? Прошу вас, сэр Джон, скажите нам. Бинг выживет… или умрет?
        - Хотелось бы мне порадовать вас хоть чем-нибудь, миссис Росс. - Видно было, что он с большой неохотой произносил эти слова, но во мне сразу же выросла неприязнь к нему. Какое ужасное начало! - Мальчик в очень плохом состоянии. Обгорело около шестидесяти процентов кожи. К счастью, лицо не затронуто, и некоторые ожоги поверхностны и вскоре заживут. Но нам нужна здоровая кожа для пересадки на особенно сильно обгоревшие участки тела. Мне ужасно больно говорить об этом, но я хочу, чтобы вы поняли меня.
        У меня ноги подкосились.
        - Так, значит, он все-таки умрет?
        - Мне ужасно не хочется говорить это, - с жалостью поглядел на меня сэр Джон Риксон-Додд. - Пока человек жив, надежда тоже жива. Но надежда эта призрачна, из-за высокого процента ожогов.
        - Но разве моя кожа не сгодится? - вклинился Стив.
        - Или моя… я тоже готова отдать свою кожу, - с жаром накинулась я на хирурга.
        - К сожалению, чужая кожа не подходит, и родители не исключение. Организм быстро отторгнет ее. Думаю, нет никакой необходимости вдаваться в медицинские подробности, вы все равно ничего не поймете, только еще больше расстроитесь.
        - Но должен же быть какой-то выход, - прокаркала я. - Должно быть какое-то средство…
        - Нет, пересадка кожи от одного человека другому - дело безнадежное, за исключением редких случаев. Вот если бы у него был брат-близнец…
        У меня чуть сердце из груди не выскочило.
        - Близнец… - Мы со Стивом в один голос повторили это слово.
        - Однояйцевой близнец, если быть точным, - добавил Риксон-Додд. - Кожа от простого двойняшки тоже не подойдет. Но от однояйцевого близнеца кожу пересадить можно, и тогда появилась бы надежда на выздоровление.
        - Выходит, Бинг пока еще не умирает?.. - выдавил Стив.
        - Пока нет. Он очень здоровый мальчик и хорошо держится, но сердце его слабеет с каждым днем. Я хочу, чтобы вы поняли… мистер Росс… миссис Росс… - Великий специалист переводил взгляд с меня на Стива. - Я знаю, что вам тяжело с этим смириться, но столь обширные ожоги отнимают все силы организма. Немногие выживают даже с пятьюдесятью процентами ожогов тела. Ребенок пребывает в состоянии шока. Чуть позже к этому добавится опасность заражения и анемия. Далее встает вопрос о пересадке кожи.
        Я отпустила руку мужа и отвернулась. Наверное, он подумал, что я снова впала в отчаяние.
        - О господи, у Бинга нет брата-близнеца! - закрыл он лицо руками.
        - Сестра сказала мне, что он - единственный ребенок в семье, - сказал Риксон-Додд.
        - А моя кожа не подойдет… никак… - прохрипел Стив.
        - Только как временное средство. На две-три недели хватит, но потом начнется отторжение, - мягко объяснил доктор.
        Стив отодвинулся от меня, и я почувствовала, что осталась совсем одна в этом мире. Никто из них даже не подозревал, что за дикие мысли скачут в моей голове. Меня словно грузовик переехал, я окончательно потеряла над собой контроль и готова была закричать: «Но у него есть брат! Есть однояйцевой брат-близнец!»
        - Мистер Росс, держите вашу жену, - услышала я голос доктора Блэка и провалилась в небытие.



        Глава 3

        В сознание я вернулась, лежа на софе в совершенно другой комнате. Наверное, меня перенесли туда. Я открыла глаза и огляделась. В голове было абсолютно пусто. Сэр Джон Риксон-Додд исчез. Стив разговаривал с высокой миловидной женщиной в темно-синем платье и белой накрахмаленной шапочке. Ее пытливые добрые глаза глядели на него поверх очков. Доктор Блэк сидел рядом со мной, пытаясь прощупать пульс.
        - Вам лучше, миссис Росс? - одарил он меня ободряющей профессиональной улыбкой.
        - Да. Спасибо. - Я попыталась сесть.
        Стив тут же обернулся ко мне, лицо постарело и посерело.
        - Как ты, милая? Все нормально?
        - Да. - Голос мой прозвучал слишком угрюмо. Я собралась встать, но доктор Блэк не позволил.
        В комнату вошла сестра с чашкой крепкого чая.
        - Все в порядке, вы просто перенесли шок. Ничего удивительного, - сказала высокая женщина. - Оставайтесь здесь, сколько пожелаете, милая моя миссис Росс.
        Прежние мысли вихрем ворвались в мою голову, чувство слабости прошло. Я словно очнулась от тяжкого сна и была готова броситься в бой.
        Бинг умрет, если не сделать пересадку кожи от близнеца. Любая другая кожа лишь отодвинет час икс, выход из положения один - и он кажется невероятным.

«Кажется». Да, это только кажется. Для всех других, включая Стива, который твердо уверен, что Бинг - единственный ребенок.
        - Доктор Блэк, скажите, - прохрипела я, - если Бингу пересадят другую кожу незамедлительно, сможет ли он протянуть еще немного?
        - Да. Думаю, что да. Если это произойдет в течение двух ближайших дней. Вопрос один - сколько он протянет. Риксон-Додд очень тщательно осмотрел мальчика и прекрасно осведомлен о всех его ранах. Наш враг - инфекция. Мы, конечно, делаем все возможное, пытаемся найти новые методы борьбы с ожогами, но боюсь, что пересадка чужой кожи лишь временная мера и ненадолго поможет вашему сыну.
        - Но если у Бинга был бы брат-близнец и вы пересадили бы его кожу на самые тяжелые участки, то Бинг остался бы жив? И поправился бы? Не стал бы инвалидом на всю оставшуюся жизнь?
        Во взгляде доктора ясно читалось, что он считает это дело абсолютно безнадежным.
        - Нет, инвалидом бы он не стал. Вполне вероятно, что почти никаких следов не осталось бы. Современные средства позволяют достичь идеального результата. Конечно, кожа никогда не будет выглядеть по-прежнему, и лечение потребуется длительное. В больнице придется пробыть месяцев пять, если не дольше. Процесс заживления подобных ран довольно продолжителен. Потом долгие годы наблюдения, пока рост не прекратится.
        - Но он поправился бы? Стало бы ему лучше? Смог бы он снова ходить… играть в футбол… быть нормальным мальчишкой? - гнула я свое.
        Доктор Блэк заколебался и повернулся к Стиву. Муж сел рядом и взял меня за руку:
        - Крис, милая, не надо изводить себя. Что толку задавать такие вопросы? Специалист знает, что говорит, и доктор Блэк тоже. Они не могут пообещать, что Бинг поправится. Может, ему даже хуже станет, а не лучше, и с этим надо смириться.
        - Если только мы не найдем его близнеца, - дико сверкнула я глазами.
        Стив покачал головой и поглядел меня с болью и жалостью, как на лунатичку:
        - Успокойся, любимая, ради всех нас.
        - Как долго Бинг сможет прожить с временной пересадкой кожи? - снова повернулась я к юному доктору.
        Молодой человек нахмурился. Бедный мальчик! Наверное, ему было очень трудно сказать нам горькую правду.
        - Точно сказать невозможно, - пробормотал он. - Недели три, может, четыре, не больше. Но кожи у нас недостаточно. Заражение мало-помалу разрушит тело… - Голос его сел. И он устало покачал головой.
        - Прекрати немедленно, Крис! - резко вмешался Стив. - Ты же знаешь, что сделать ничего нельзя. Надо принять все как есть. Я готов отдать хоть всю свою кожу, и мы можем попытаться временно продлить жизнь нашему малышу, но…
        - Но не надолго, - взвизгнула я. - Недели на три-четыре. Какой с этого прок Бингу?
        Доктор Блэк снова положил мне руку на пульс:
        - Я дам вам лекарство, а муж отвезет вас домой и уложит в постель.
        - Спать? - истерически захохотала я. - Спать, когда Бинг умирает?
        Доктор Блэк вышел. Наверное, предпочел сходить за обещанными таблетками, чем выслушивать мои истерики. Стив устало вздохнул:
        - Бедная моя, несчастная Крис! До этого случая я даже не представлял, что ты можешь быть такой.
        - До этого случая Бинг никогда не умирал!
        - Милая, это на тебя совсем не похоже. Ты же всегда была способна поглядеть правде в глаза. Бинга может спасти только пересадка кожи от близнеца, а его у нас нет. Это конец.
        Я почувствовала, что меня разорвет на части, если я тут же не выдам правду, и не важно, чем это грозит мне, Стиву и кому бы то ни было еще. Важен только Бинг и его жизнь, все остальное не имеет никакого значения. Только драгоценная жизнь Бинга.
        - Но у него есть брат-близнец, Стив.
        Стив в шоке и удивлении уставился на меня, но тут же выдавил улыбку и потрепал меня по плечу:
        - Постарайся успокоиться, милая.
        - Ты мне не веришь?
        - Милая моя, - не на шутку встревожился Стив, - ты же сама знаешь, Бинг - единственный ребенок.
        - Нет, не единственный. У него есть брат-близнец.
        Он разинул рот, словно рыба на воздухе, и потер рукой шею - до боли знакомый жест!
        - Только не говори, что у Бинга был близнец, что он умер, а ты ничего мне об этом не рассказала.
        Я бросилась в омут с головой - глубокий, глубокий ледяной омут, и знала, что мне уже не выбраться обратно; но разве не все равно, умру я или нет, если Бинг будет жить?
        - У него действительно был брат-близнец, и, насколько мне известно, он не умирал. Скорее всего, живет себе поживает где-то… сейчас.
        - Господь Вседержитель! - выдохнул Стив.
        Начав, я уже не могла остановиться.
        - Я думала, ты никогда не узнаешь. Если бы не эта авария, ты бы никогда ничего не узнал.
        - Ты что, совсем из ума выжила? - Муж не мог поверить ни одному моему слову. - Что за истерические бредни!
        - Не будь дураком. Такое никто выдумывать не станет.
        - Но этого просто не может быть! Ты бы обязательно сказала мне, если бы родила двойню. Кстати, куда ты дела второго? Что все это значит?
        - Я думала, ты никогда не узнаешь, - заладила я, словно попугай. - Но теперь я не могу больше скрывать. Только не теперь, когда это единственный способ спасти Бингу жизнь. Я не имею права молчать. Я обязана дать Бингу шанс.
        - Но почему… почему? - начал Стив и остановился, такой беспомощный, такой запутавшийся, что мне стало жаль его. И себя мне тоже стало жаль, потому что мне предстояло сказать ему еще кое-что, и это будет настоящим ударом. Правда не только убьет меня, она сильно ранит его. Я очень люблю его. Но надо признать, что моя любовь к Бингу сильнее всего на свете.
        Пришло время открыть все, что я так тщательно скрывала одиннадцать лет. Просто ужас! Я в отчаянии поглядела на мужа.
        - Стив, ты согласен со мной, что, если в моих силах спасти Бингу жизнь, я обязана сделать это, даже если мое признание разрушит нашу жизнь?
        - Я не понимаю, Крис. Если ты родила двоих малышей и у Бинга где-то есть брат-близнец… то есть я хочу сказать… черт побери!.. это шок, конечно, но почему это должно разрушить нашу жизнь?

«Господи! - подумала я. - Господь Всемогущий, помоги мне!»
        Я чувствовала себя старой и раздавленной, но в конце туннеля забрезжил свет. Приложи я все силы, и Бинга можно будет спасти. А Стив, неужели он откажется помочь мальчику, которого так любил, холил и лелеял целых одиннадцать лет? Откажется заплатить за это любую цену? Нет, он не может, не станет, не позволит, не вынесет мысли, что Бинга - такого веселого, забавного, со всеми его шалостями и веснушками - засыплют землей!
        Признаться так трудно, но мысли о Бинге и его ужасных ранах придавали мне сил.
        - Стив, - сказала я, - я понимаю, что ты посчитаешь меня аферисткой и обманщицей, да кем угодно! Можешь обзывать меня самыми ужасными ругательствами. Но если я тебе во всем не признаюсь, то буду повинна в смерти Бинга, я уже говорила.
        - О господи, Крис, прекрати ходить вокруг да около! Что ты пытаешься мне сказать? Ради бога, давай выкладывай! Или ты просто бредишь?
        - Я в здравом уме.
        - Тогда давай покончим с этим.
        Я зажмурилась. Не хочу видеть выражения его глаз, ненависть, презрение, ярость.
        - Стив, - сказала я, - Бинг не твой сын. Мертвая тишина. Я так и сидела зажмурившись.
        В комнате было слышно только наше тяжелое дыхание и гулкие удары моего сердца. Мне показалось, что я вот-вот снова упаду в обморок, но этого не случилось. Затем я услышала голос Стива, слишком тихий, слишком спокойный. Когда он говорит так - берегись.
        - Ты не в своем уме. Этого просто не может быть.
        Человек он, конечно, взрывной, но в мужестве ему не откажешь. Он держится, держится, но потом нервы его сдают, и он начинает орать. Не на меня, а на весь мир в целом. Начинает психовать и упираться по поводу какого-нибудь вопроса или принципа. Он максималист, сам никогда не врет и того же ждет от других. Из-за этого Стив иногда бывает нетерпим к людям, хотя в нормальном состоянии он очень добрый, щедрый и мягкий. Стив всегда прекрасно относился к нам с Бингом и был идеальным сыном для своей матушки, которая однажды сказала мне, что ее Стивен - мужчина не из легких, но если подобрать к нему ключик, то лучшего мужа во всем белом свете не сыскать. Впоследствии я убедилась, что так оно и есть. Слава богу, подумала я в этот страшный момент, что старая миссис Росс не дожила до этого дня и не узнает правду о Бинте. Она бы ни за что на свете меня не простила. Хотя чего я так волнуюсь о покойной свекрови? Вполне достаточно того, что Стив никогда не простит меня.
        - Крис, - сказал муж, - как только доктор Блэк принесет лекарство, я отвезу тебя домой. Ты и вправду не в себе. Не пережила удара.
        В этот момент дверь распахнулась, на пороге появился доктор Блэк и бодрым голосом обратился ко мне:
        - Извините, что я так долго. По пути перехватили. Думаю, что сегодня утром вам не стоит навещать Бинга, миссис Росс. Приезжайте попозже, если хотите, вы оба. А вы, мистер Росс, непременно. Нам надо обсудить вопрос пересадки малышу вашей кожи. Или хотите, чтобы я к вам приехал? Как бы там ни было, остаток дня миссис Росс должна непременно провести в постели.
        Я открыла было рот, но тут же захлопнула его. Меня всю трясло.
        - Полностью с вами согласен. Уложу ее, как только мы вернемся домой. Утрясу кое-какие дела на ферме и вернусь обратно. Если Бингу предстоит операция, я готов дать кожу.
        - Ваша кожа, конечно, поможет ему на какое-то время, но дальше… - Доктор покачал головой. - Боюсь, что прогнозы неутешительные.
        Страх за Бинга и глубокое всеобъемлющее спокойствие заполнили все мое естество. Я видела, что Стив не поверил ни единому моему слову. Придется пройти весь путь с самого начала, добавить подробностей и заставить его поверить. Если я собираюсь найти второго мальчика, то нельзя терять ни минуты. У нас всего три или четыре недели, и Бингу постоянно будет все хуже и хуже, даже после пересадки кожи.
        А пока я оставила все как есть. Пусть Стив с доктором Блэком говорят, что им вздумается, лучше побеседовать с мужем дома, один на один.
        На обратном пути мы ни слова не проронили. Я только раз схватила его за руку и сказала:
        - Аккуратней, а то мы в кювет улетим.
        - Не учи меня водить, Крис… лучше помолчи, - последовал ответ.
        Так любой муж на его месте отреагировал бы. Пока мы все еще были близки. Окончательный разрыв впереди. Наступит момент, когда он отвернется от меня. И уже никогда не захочет поглядеть вновь.
        - О, Стив! - прошептала я.
        Я чувствовала себя окончательно раздавленной, а ведь впереди меня ждала страшная битва и борьба за жизнь Бинга.
        Пора перестать думать о Бинге как о своем сыне. Он не был ни моим, ни Стива.
        Вот в чем страшная правда.



        Глава 4

        Похоже, каждый переживает шок по-своему. Вот я, например, такая спокойная и уравновешенная, вдруг стала взрывной и ужасно эмоциональной. А Стив, наоборот, вел себя тихо и спокойно. Забавные метаморфозы!
        Стоило нам свернуть с главной дороги Хоршэм-Брайтон, которая шла к Ист-Брамфилд - нашей деревне, как я снова принялась лить слезы, но ни платочка, ни бумажной салфетки в сумочке не нашлось.
        У нас был прекрасный дом. Даже в этот пасмурный день все казалось ярким и свежим. Прямо за зданиями фермы начинались зеленые холмы, увенчанные поросшими лишайниками черепичными крышами Хоршэм.
        Литл-Вич - типичное для Суссекса здание: красный кирпич, белая окантовка, квадратные окна. За садом нам особо ухаживать было некогда. Стив обожал розы и приглядывал за кустами вдоль каменной дорожки, ведущей к главному входу, но у всего остального вид был немного запущенный. Большую часть времени и энергии Стив отдавал ферме.
        Вид притулившегося у гаража велосипеда Бинга еще больше расстроил меня. Как бы мне хотелось, чтобы Бинг выбежал нам навстречу: он всегда так делал, когда мы уезжали и оставляли его с Симкоксом. Мальчишка обожал старика и миссис Твист, нашу вдовую
«прислугу» из Ист-Брамфилд. Эта женщина старой закалки не стеснялась называться прислугой и ни дня из шести лет не пропустила, за исключением тех случаев, когда гриппом болела. Хоть ей и было почти под семьдесят, но она могла дать фору любой молодухе. Мы ее очень любим.
        Я знала, что миссис Твист приготовила ленч и теперь сидит на кухне, ждет нас, волнуется за Бинга. Какой удар ее ожидает! А Винстон, который ни на шаг от Бинга не отставал. Последние три дня пес постоянно крутился у машины, обнюхивал ее. Искал хозяина.
        Я взяла песика на руки, уткнулась носом в его шерсть и пошла на кухню. Миссис Твист там не оказалось. Она исчезла в самый неподходящий момент, а мне так хотелось порыдать на ее широкой материнской груди. На обеденном столе под кувшином нашлась записка:



«Мадам!
        Мне ужасно жаль, что приходится оставлять вас именно сегодня, но Кэти послала за мной Томми. Ей стало плохо, а Теда до самого вечера не будет, так что придется посидеть с Кэт. Мне ужасно жаль. Надеюсь, Бингу уже лучше.
        С уважением,

    миссис Твист».
        Я смяла бумажку. У бедной миссис Твист свои проблемы. Кэти, ее единственная дочь, была замужем за водителем грузовика и рожала каждый год. Миссис Твист не раз говорила ей, что надо бы сходить в больницу, научиться предохраняться, но Кэти (лично я всегда считала ее малость простоватой) даже слышать об этом не желала. Если Бог посылает им детей - так тому и быть, считала она, и Тед придерживался того же мнения. Как бы то ни было, за шесть лет супружеской жизни это уже шестой ребенок!
        Только рождение или смерть могли заставить миссис Твист покинуть наш дом до того, как она повидается с нами и узнает новости о Бинге. Надо будет заглянуть вечером к Кэти и рассказать ей.
        Я пошла в гостиную - единственную комнату в доме, в которой царил настоящий порядок, и то только потому, что летом ею никто не пользовался. Мы постоянно торчали на улице, если только не лило как из ведра. Стив работал в саду, подстригал лужайку или ходил с Бингом на пруд рыбачить.
        Мое хобби - птицы, которых я держала в сарайчике у амбара, мне его Стив помог построить. Я обожаю пернатых всех сортов, а особенно волнистых попугайчиков. Кроме удовольствия, они еще и доход приносили - я продавала молодняк.
        У нас и телевизор имеется, но его в основном Бинг смотрит. Я даже в плохую погоду предпочитаю почитать. И Стив тоже.
        До этой трагедии мы были прекрасной дружной семьей. Я никак не могла поверить в реальность происходящего, все казалось ночным кошмаром, от которого нет никакой возможности очнуться.
        Я опустилась на диван и почувствовала ужасную слабость. Надо поесть. Непременно. Глупо морить себя голодом.
        Стив просунул голову в дверь, лицо серое, и поглядел на меня как на чужую:
        - Я сейчас приду, тогда и поговорим. Симкокс напутал с заказом для Ист-Брамфилд-Дейри. Я так и знал. Это уже ни в какие ворота не лезет. Пора от него избавляться.
        - Да, - без всякого интереса согласилась я.
        - Я скоро, - повторил он и исчез.
        Я откинулась назад и закрыла глаза.
        - Бинг, - произнесла я вслух. - Я должна спасти тебя и обязательно сделаю это. Вот только соберусь с силами и начну. Начну искать того, другого…
        Я поплыла по волнам памяти. Прошлое настигло меня, то прошлое, которое, как я надеялась, похоронено на веки вечные. Но прошлое, видать, всегда настигает. Какой позор!
        Я припомнила 1947 год.
        Стив - в то время капитан Росс - отбывал в Египет, в только что отстроенный лагерь британской армии на берегах Великого Горького озера.
        Домой он приехал в конце того года.
        Мы познакомились на вечеринке у одного нашего общего знакомого в Лондоне, где я тогда работала, и сразу же полюбили друг друга. Мы могли дать друг другу то, о чем каждый из нас всегда мечтал. У меня не осталось никого, кроме тети Милдред. Отец Стива давно умер, а мать была не против его женитьбы.
        До него у меня была, конечно, парочка незначительных романов, но Стив первый мужчина, в которого я влюбилась всерьез и пребывала в полной уверенности, что это навсегда. Он был таким милым, романтичным, мой высокий темноволосый Стив.
        Надо признать, что армейская жизнь никогда не прельщала меня, но я с радостью отправилась со Стивом в Египет, где мы провели три замечательных года.
        Мы оба хотели сразу же завести ребенка, но у нас все никак не получалось. Потом последовали два года в Кении, и опять ничего. Я с ума сходила, так мне хотелось иметь настоящую полноценную семью, а Стив еще больше, чем я, мечтал о сыне. Не то чтобы ему срочно требовался наследник, с его-то скромными доходами, усмехался он, но очень мальчика хочется.
        Я старалась как могла. Наша медслужба была в этом не слишком сильна, но я посетила двух лучших гинекологов Лондона, и оба в один голос заявили, что со мной все в порядке и дело, скорее всего, в муже. Предлагали привести его, но я не захотела. Слишком сильный будет удар, если окажется, что он стерилен. Доктор считал, что это вполне возможно - из-за свинки, которую он перенес в Веллингтоне. У него наверняка развился бы комплекс неполноценности и чувство вины по отношению ко мне.
        Короче говоря, муж ничего не знал, посылал меня по врачам и месяц за месяцем продолжал свои бесплодные попытки. И каждый раз заканчивался очередным разочарованием. Наши страстные ночи стали превращаться в кошмар, и постепенно попытки становились все реже и реже.
        Мне становилось страшно. Я боялась, что вся наша жизнь рухнет из-за этого. Если Стив разлюбит меня, я этого не вынесу. Вся моя жизнь концентрировалась вокруг него.
        В конце 1953 года мы вернулись из Кении, и Стива послали в Аден. К тому времени он уже получил майора, и некоторое время ему предстояло часто переезжать с места на место. Мы решили, что мне лучше вернуться в Англию и подождать его там.
        И я и Стив были не в восторге от предстоящего расставания, ведь до этого мы никогда надолго не разлучались. После шести лет брака Стив стал частью меня. Однако делать нечего, у меня имелась маленькая квартирка в Лондоне, и я временно устроилась на работу секретарем, чтобы не сидеть постоянно дома, да и деньги тоже не помешали.
        Стив должен был вернуться к Рождеству, но не смог. Разочарованная до глубины души, я приняла приглашение школьной подруги Анны Шмидт приехать к ней покататься на лыжах.
        Анна - какие воспоминания навевает это имя! - уроженка Вены, чуть моложе меня. Всегда такая веселая, смешливая, дочка богатых родителей, которые отправили свое сокровище в Англию получать достойное ее положения образование. На ее фоне я казалась слишком тихой, но она обожала меня и называла «симпатичной». Анна была очень слабохарактерной девицей, импульсивной, сорила деньгами, и вовлечь ее в авантюру не составляло никакого труда. Думаю, во мне ее привлекала внутренняя сила и прямодушие. Она всегда считала меня своим доверенным лицом.
        Я даже пару раз ездила к ней на зимние каникулы - и в Вену, и в их шале неподалеку от Кицбухел.
        Анна с родителями приезжали ко мне на свадьбу. В то время подруге исполнилось девятнадцать, и она только-только вернулась обратно в Вену. Стив нашел ее ужасно привлекательной, но сказал, что она пугает его. Ему бы не хотелось жениться на такой. Старушка Крис - вот кто ему нужен, вот на кого можно положиться, говорил он. После этого мы долгое время не виделись, но постоянно переписывались, и я была в курсе всех ее многочисленных любовных похождений.
        И вот теперь, когда я оказалась в Лондоне одна, без мужа, Анна не упустила случая пригласить меня в гости. Так и вышло, что на Рождество я отправилась в Австрию.
        Оказалось, что жизнь Анны очень сильно изменилась. Она пережила несколько драм и выглядела гораздо старше своих лет, изможденной и больной. Мы с ней оказались единственными постояльцами шале. Отец ее умер, а мать, которую скрутил артрит, безвылазно сидела в Вене.
        Анна поделилась со мной всеми своими несчастьями. Неужели жизнь и впрямь может быть настолько жестокой?
        Ни один порядочный мужчина так и не предложил ей руку и сердце. В итоге она без памяти влюбилась в самого не подходящего для их круга молодого человека - скрипача из бара без гроша в кармане.
        Я прекрасно помню тот вечер в шале. Анна сидит на подушечке у моих ног напротив камина. Крупные снежинки кружат за окном. Я до сих пор вижу ее бледное изможденное лицо, огромные испуганные глаза, и чувствую, как холодные пальцы судорожно цепляются за мою руку.
        Почти одиннадцать лет с тех пор минуло, а я ни одной детали не забыла.
        Ее скрипач - совсем не та партия, на которую рассчитывала мать Анны. Мама Руди, английская танцовщица, умерла при родах, а отец, молодой австриец знатного происхождения, сбежал, как только узнал о том, что его возлюбленная беременна. Воспитывался мальчик в приюте, там же его обучили игре на скрипке, заметив необычайный музыкальный талант. Но ни о какой карьере с таким происхождением ему и мечтать не приходилось, Руди зарабатывал на кусок хлеба без масла в дешевых барах и танцхоллах.
        Высокий, стройный, с золотыми кудрями папы и карими глазами матери, Руди был необычайно очаровательным молодым человеком, и Анна не смогла устоять перед ним. И любовником он оказался отменным. Такого взаимопонимания, такой нежности и страсти Анна не встречала ни в ком из богатых сыночков ее окружения. Но Анна понимала, что ее мать, фрау Шмидт, старая мегера, не одобрит выбор дочери.
        Целое лето длился их безумный роман, и к осени Анна обнаружила, что беременна. Ребенка ей не слишком хотелось, но Руди настоял на том, чтобы она оставила малыша. Умолял любимую сбежать с ним, несмотря на свою бедность. Ничего, он станет работать как вол и обеспечит всем необходимым и жену, и ребенка.
        Анна знала, что это означает окончательный разрыв с матерью и что та оставит все состояние ее брату Вилли.
        Я немного помню брата Анны по редким визитам к ней в дом в школьные годы. Довольно приятный мальчик, и отец у нее тоже был весьма милым человеком, но вот мать - действительно настоящая стерва. И она доказала это. Бедняжка Анна! Она выгнала бедную девочку из дома и заявила, что не желает ее больше видеть.
        Анна вышла за Руди, но он не мог дать ей того, к чему она привыкла, а она - уж я-то знаю! - такая избалованная. Брак продлился недолго. Однажды вечером владелец бара, в котором играл Руди, послал за Анной и сообщил ей, что Руди умер от сердечного приступа. Никто даже не подозревал, что у него врожденный порок сердца.
        Анне ничего не оставалось, как похоронить своего Руди, и вместе с ним она похоронила и свое сердце, и свою молодость. Так она говорила мне в тот зимний вечер в Кицбухел.
        Пришлось проглотить свою гордость и пойти к матери, ведь она осталась без крова и скоро должна была родить. Но это бесчеловечное создание ее даже на порог не пустило. Однако фрау Шмидт ненамного пережила бедного Руди. События развивались с бешеной скоростью, словно в адском калейдоскопе. Вилли унаследовал все состояние, но его жена, баронесса крови, не хотела видеть Анну под своей крышей.
        Однако Вилли не оставил сестру. Он презентовал ей это шале в горах и довольно крупную сумму денег, но с одним условием - она должна уехать в Америку, к кузине, которая после войны перебралась в Филадельфию и которая с радостью примет и Анну, и ее малыша.
        Родственникам не обязательно знать о мезальянсе Анны. Поедет туда как молодая вдовушка и, бог даст, снова выйдет замуж (Вилли очень на это надеялся). Она ведь такая молоденькая и просто красавица.
        Я с участием выслушала рассказ Анны, пожалела ее и высказала свое мнение, что Вилли, по-видимому, прав. Анна оставит здесь свои печали и начнет в Америке новую жизнь.
        Но потом Анна поразила меня в самое сердце и навсегда потеряла мое уважение. Она сказала, что не хочет этого ребенка, что детей она ненавидит. Как так можно, говорила я, ведь это кровь от крови ее любимого Руди, но она твердила, что ребенок только испортит ей жизнь.
        Я готова была разорвать ее на части и с завистью смотрела на располневшую талию и набухшие груди. Какая насмешка судьбы - я так хотела малыша и не могла забеременеть, а Анна пребывала в отчаянии от того, что ждала ребенка.
        Я смотрела на нее - бледные впавшие щеки, золотые волосы потускнели и повисли - и всем своим существом желала, чтобы этот малыш был моим - да, моим - и лежал в моем лоне!
        И вспоминала слова Стива, которые он сказал мне перед самым отъездом:
        - Вот это ночь любви, милая! Просто закачаешься! Как ты думаешь… вдруг у нас получилось?
        Мне не хотелось расстраивать его, и я просто улыбнулась в ответ:
        - Кто знает…
        Я смотрела на Анну и думала, как же Господь Бог несправедлив, если, как говорят, все в нашем мире творится по разумению его. Почему же тогда он сделал так, что Анна забеременела? Почему я должна оставаться бездетной, да еще не по своей вине?
        Я приготовила омлет и кофе. Мы засиделись далеко за полночь.
        Именно тогда меня и посетила безумная идея.
        Что, если я останусь с Анной в секретном месте, - да даже здесь, в горах, - пока она не родит, а когда младенец появится на свет, я возьму его себе, как будто это я его родила. А Стиву я напишу, что давно жду ребенка, но боялась выкидыша, поэтому ничего не говорила, а теперь опасность миновала, ведь уже шесть месяцев прошло! (И он никогда не узнает, что бесплоден.) Так что по возвращении в Англию его будут ждать уже двое.
        Все устраивается как нельзя лучше. Через месяц Стива переводят в Гонконг, и там он пробудет не меньше полугода, так что, хочет он того или нет, навестить меня он не сможет. Отпуск дают только в случае крайней необходимости, а рождение ребенка под эту статью не подпадает.
        Прежде чем строить дальнейшие планы, я поинтересовалась мнением Анны.
        - Хочешь ты этого ребенка или нет? Могу я усыновить его? Нет, не то, могу ли я взять его и назвать своим? Ты же знаешь, как мы со Стивом хотим иметь малыша.
        Анна была поражена, но приняла мое предложение как подарок небес.
        Здорово, заявила она. Превосходно. Лучше не придумаешь. Такое только в романах случается. Неужели это и вправду возможно?
        Мы спорили, строили планы, варили кофе литрами. И в итоге убедили друг друга, что этот безумный план вполне можно претворить в жизнь.
        Анна - единственная владелица шале. Вилли не собирается навещать ее, а его жена даже знать Анну не желает.
        В шале есть все необходимое. Будем гулять только с наступлением сумерек, загорать на балконе. Я долгие годы самостоятельно вела хозяйство, поэтому нам даже служанка не понадобится, только местный врач и акушерка, если возникнет такая необходимость. Ни один из наших знакомых не прознает про рождение этого ребенка. Фантастично, но вполне выполнимо. Анна пойдет своей дорогой, а я вернусь в Лондон ждать Стива.
        Да он с ума от счастья сойдет, особенно если родится мальчик. Но сын ли, дочка ли, муж будет на седьмом небе от счастья. Как здорово, что у нас не осталось никого из родственников, никто не станет вмешиваться, и, если планы Стива внезапно не изменятся, все пройдет как по маслу.
        Если же он неожиданно вернется, я просто скажу, что ребенок родился преждевременно. Мертвым. И дело с концом.
        Я буду писать ему, убеждать, что у меня все в порядке. К счастью, он никогда не считал беременность болезнью, а к деторождению относился как к делу обычному. Стив не из тех, кто мечется под окнами, когда жена его дает жизнь наследнику. Я скажу, что моя подруга Анна пригласила меня пожить у нее, что я очень люблю горы и, скорее всего, останусь в Кицбухел до родов. Стив наверняка согласится, так как горный воздух гораздо полезнее, чем дым и копоть Лондона или Вены. Кроме того, он знает Анну, встречался с ней на нашей свадьбе и в курсе, что мы с ней лучшие подруги. Муж будет доволен, ведь когда придет время, рядом со мной будет близкий человек.
        Нам казалось, что все так просто устроить. Глаза Анны горели. Она снова стала похожа на саму себя: полна жизни и надежды. Все время повторяла, что я - ее спасительница и что ребенок попадет в надежные руки.
        Сейчас, когда мне придется рассказать обо всем этом Стиву, я просто диву даюсь, как мне вообще в голову могло прийти такое. Как меня, маленькую мышку Кристину, угораздило родить столь безумную идею, решиться на этот сумасбродный шаг? Говорят, что в жизни каждого человека наступает такое время, когда он абсолютно не похож на себя самого и совершает странные поступки. Думаю, именно это со мной и произошло. Я впала в безумие, когда Анна сказала, что не хочет этого ребенка.



        Глава 5

        На следующее утро мне стало казаться, что наше соглашение невыполнимо. Весь день мы снова спорили, планировали, обсуждали подробности. Прошли заново полный круг, сидя на балконе и наслаждаясь золотым солнцем, блестевшим на ярко-белых горных склонах. Меня начала беспокоить моральная сторона этого дела.
        Имею ли я право обманывать своего мужа, вешать ему на шею чужого ребенка, которому он даст свое имя и будет любить как родного?
        Мне надо было убедить себя в одной вещи: я делаю этого ради него, ради его счастья, ради нашего брака, который будет наконец полным. И для себя тоже: у меня будет малыш, я стану любить его, воспитывать, ухаживать за ним, ведь я жаждала этого целых шесть долгих лет.
        В свое оправдание могу сказать лишь одно: если бы мы со Стивом могли завести своих детей, я бы никогда в жизни не осмелилась на подобное мошенничество. По-иному это и не назвать. Настоящее мошенничество. Грязная афера.
        Но другого способа стать матерью я не видела. Я не раз заводила разговор об усыновлении, но Стив оставался непреклонен: или свой ребенок, или никакого. И если бы я написала Стиву и предложила взять ребенка Анны, на сто процентов уверена, что получила бы в ответ - «Нет».
        К концу второго дня в шале я чувствовала себя словно выжатый лимон.
        - Нам ни за что не удастся воплотить этот план в жизнь, - сказала я Анне. - Я, наверное, с ума сошла, раз предлагаю такие вещи. Давай забудем обо всем.
        Но Анна уже загорелась и не собиралась отступать.
        - Прошу тебя, Крис, милая моя, дорогая, родная моя, сделай это ради меня. Помоги мне начать новую жизнь без ярма на шее. И ради Стива, о нем подумай, если не хочешь подумать о себе. Ты же говоришь, что обожаешь его. Сделай это ради него. Он будет так счастлив!
        Она знала, на какие кнопочки нажать. Стив был для меня всем, я на все ради него готова, но я даже представить себе не могла, какой груз взваливаю на свои плечи, как буду страдать и мучиться угрызениями совести, даже если все пройдет удачно.
        Так прошел еще один день и еще одна ночь. Я то говорила «хорошо», то «не могу».
        В конце концов я сказала «да», и у меня словно гора с плеч свалилась. Я успокоилась и вознамерилась во что бы то ни стало довести это дело до конца.
        Анна была вне себя от радости, готова согласиться на любые условия.
        Прежде всего я села и написала мужу письмо, чтобы отрезать все пути к отступлению. Первая большая ложь в нашей с ним жизни.
        Чем больше я об этом думаю, тем больше себе удивляюсь. Как я решилась на это? Я же совершенно не склонна ни ко лжи, ни к обману. Думаю, в то время желание стать матерью и подарить Стиву ребенка затмило все остальное.
        Мы с Анной дождаться не могли ответа Стива. Меня всю трясло, когда я вскрывала конверт из Адена, Анна заглядывала мне через плечо и все время повторяла:
        - Ну, давай… Читай скорей… что он там пишет?
        Стив отреагировал, как я и ожидала. Писал, что он безмерно счастлив, хоть и удивлен. Надо же, даже словечком не обмолвилась перед его отъездом! Но он меня понимает, не хотела его раньше времени обнадеживать, вдруг бы ничего не получилось. Вы только представьте себе, к апрелю у нас уже будет ребенок!
        Как жаль, что мы не сможем быть вместе в такой момент! Но эта поездка в Гонконг очень важна для его карьеры, кроме того, отказаться он все равно не может. Если все пойдет как надо, его ждет повышение по службе.
        Мосты сожжены. Первый этап пройден благополучно. Мы с Анной вздохнули с облегчением.
        Бедный Стив! Ребенок еще не родился, а он уже так любил его, чувствовал себя отцом.
        - Жребий брошен, - сказала я тогда.
        Позднее, когда я опустилась с небес на землю, меня снова начали терзать ужасные сомнения. Я поступаю чудовищно по отношению к Стиву, чудовищно и несправедливо. Если правда когда-нибудь откроется, меня стоит заклеймить позором и сжечь на костре.
        Но Анна не давала мне расслабиться и отступить. «Ничего, - заявляла она, - мы пройдем весь этот путь вместе и непременно справимся. Мы вместе родим этого ребенка. У меня будет прелестный мальчик, вот увидишь. Ты станешь им гордиться. Постарайся думать о нем как о своем собственном с этой минуты и навсегда!»
        Так я и поступила. Заперла себя в камеру, заковала в кандалы и не могла уже выбраться на свободу. Иногда мне и не хотелось. Иногда я мучилась угрызениями совести. Но не сворачивала с намеченного пути. По большей части ради Стива.
        Он начал писать мне чаще обычного, изливая на бумагу свое безмерное счастье и планы на будущее. Уже и имя придумал: мальчик обязательно Стивеном будет - так звали его отца и деда, если я согласна, конечно. А как девочку назовем? Элизабет, как его мать, или Молли, как мою? Или Кристина, как меня?
        Одним словом, машина закрутилась.
        Я оставила работу в Лондоне, перевезла все свои вещи в Кицбухел.
        Мы с Анной вели себя очень разумно. Уволили горничную, которая убиралась в шале. Сидели вдвоем, вязали и шили для нашего малыша, слушали радио, говорили о прошлом… и о будущем. Анна вообще нигде не появлялась, за продуктами ходила только я. Никто меня на этом горнолыжном курорте не знал. Всем было все равно.
        Чем дальше, тем больше. Я начала чувствовать себя, словно сама была на сносях. Клала руку на живот Анны и слушала, как лягается наш со Стивом малыш. Анна вся светилась, никакой вины за собой не ощущала. Я только одного боялась - как бы Стив внезапно не вернулся. Господи, что за опасную игру мы затеяли!
        Но ничего страшного не случилось. Стив говорил, что дела на Дальнем Востоке требуют большого внимания, и на Среднем Востоке, и во всем мире тоже. Потом пришли и вовсе чудесные новости: его срочно переводят в Австралию, так что раньше августа он вряд ли появится. Все шло как нельзя лучше. К тому времени мы с малышом уже в Лондоне будем.
        Я рыдала над полными любви письмами, стыд жег меня изнутри, но было уже поздно. И писала в ответ то, чего он ждал от меня, повторяла, как жду рождения малыша (хоть это было правдой!).
        Мы с Анной здорово ладили. Ближе к концу срока Анна стала нервной, цеплялась за меня, искала моей поддержки, ужасно боялась умереть при родах. Я поддерживала ее, разгоняла страхи и волнения. Юный доктор, который время от времени навещал Анну, предлагал родить в клинике, но уверял, что все должно пройти без осложнений. Насколько он понимает, Анна родит без проблем, и он только рад стать ее акушером, а из меня выйдет превосходная повивальная бабка.
        Странно, но до родов Анна редко вспоминала Руди, но как только начались схватки - в середине ночи 28 марта, именно его имя она выкрикивала в самые тяжелые минуты. Она плохо переносила боль, и я все время думала, как бы я была рада оказаться на ее месте. Если бы я только могла произвести на свет собственного ребенка!
        Я позвонила доктору. По приезде он сообщил нам, что до утра Анна вряд ли родит, и предложил прислать акушерку. Мы не стали отказываться. Какая разница, ведь эта женщина видит нас в первый и последний раз и никогда не узнает, что случится с новорожденным.
        Именно акушерка - эта милая сильная молодая женщина - бросила в нас настоящую бомбу.
        - Насколько я поняла со слов герра доктора, ваша подруга не посещала клинику и не делала УЗИ, но мой опыт говорит мне, что у нее двойня, - заявила она.
        У Анны глаза на лоб от ужаса полезли.
        - Двойня! - воскликнула она. - Ach, lieber Gott! [Ах, боже правый! (нем.).]
        Двойня! Такого мы даже предположить не могли. По правде говоря, мне показалось, что в последние недели Анна раздулась до невероятных размеров, но доктор ошибся в диагнозе. Сказал, что такое бывает, просто много вод. И двух сердец он не слышал.
        - Наверное, они очень маленькие и лежат так, что герру доктору трудно было судить, - заключила она, не проявляя особого уважения к теоретической медицине.
        С каждой минутой мне становилось все больше жаль Анну. Я сидела и держала подругу за руку, вытирала ей пот со лба.
        Раньше мне никогда не доводилось присутствовать при родах, и я нашла это зрелище отвратительным и шокирующим и в то же время незабываемым, завораживающим. Анне дали обезболивающее, и вскоре на свет появилась головка первого малыша. Я думала, у меня сердце из груди выпрыгнет. Я глаз не могла отвести, наблюдая за тем, как доктор с акушеркой достают двойню.
        - Близнецы! - провозгласил доктор. - Оба мальчики.
        Под руководством акушерки я приняла первого (это был Бинг). «Мой сын», - словно в бреду подумала я. У меня было такое чувство, будто я вместе с Анной его родила.
        Именно я помыла его, прочистила глазки и носик, завернула в крохотное одеяльце и уложила рядом с братиком в кроватку, заказанную в Вене. Именно я привязала ему на ручку бумажку с надписью: «Первый». Именно «Первый» стал мне родным и близким, хотя временами, когда я могла размышлять здраво, я понимала, что придется сообщить Стиву о близнецах. «Второй» тоже станет нашим сыночком. Почему бы и нет? Это же здорово. Все страхи и кошмары остались позади. Я пребывала в прекрасном состоянии духа, когда Анна очнулась и спросила про ребенка.
        - У тебя два сына или, лучше сказать - у нас близняшки! - светилась я, словно медный чайник.
        Мы были с ней вдвоем. Доктор ушел, акушерка возилась в ванной. Я подняла жалюзи. На улице стояло яркое солнечное утро, небо синее, чистое. Издали доносились веселые крики лыжников. Кицбухел просыпался, начинался новый спортивный день. А в нашем шале произошло настоящее чудо - на свет появилось сразу две новых жизни, два маленьких чудных мальчика, по пять фунтов каждый. Доктор заверил нас, что они оба здоровенькие, прелестные малыши. С Анной тоже все было в порядке, всего несколько незначительных швов наложили. Очень жаль, конечно, что мать отказывается кормить детей грудью, но ничего, акушерка заранее позаботилась о консервированном молоке, так что все нормально. Она придет завтра, если не возникнет срочной необходимости.
        Анна уставилась на меня своими огромными глазищами. Конечно, круги под глазами оставались, но выглядела она намного лучше.
        - Покажи мне моих сыновей, - сказала она.
        Меня захлестнула волна ревности. Она впервые говорила о детях как о своих, раньше она всегда радовалась, когда я называла малыша моим. Я пришла в ужас от одной мысли, что она передумала.
        Сестра сказала, что Анне надо поспать. Не самый подходящий момент обсуждать будущее. Я с тревогой наблюдала за тем, как подруга прижимает к себе близнецов - по одному с каждой стороны.
        - Два мальчика! - прошептала Анна. - Вы только представьте себе! Два маленьких Руди. Что бы он на это сказал?!
        На ее ресницах заблестели слезы, и я поспешно забрала у нее детей.
        - А теперь поспи, дорогая. Отдохни как следует. Потом поговорим. Слава богу, все закончилось. Тебе больше не о чем переживать, - сказала я. А потом не удержалась и добавила: - Уверяю, я вовсе не против предъявить Стиву двоих.
        Анна ничего не ответила, но как-то странно поглядела на меня.
        Я устала и тоже пошла поспать.
        Проснулась я от стука в дверь. Сестра сказала, что Анна зовет меня к себе. Я протерла глаза и попыталась вернуться в реальность из странного сна. Мне снилось, как будто я кормила «Первого» грудью. Сон был такой явный, что я улыбнулась сама себе, вспомнив, как малыш прикасался к соску и вытягивал из меня молоко.
        Я бодро вошла в комнату Анны, надев на лицо улыбку.
        - Ну, как ты тут? Выглядишь просто великолепно!
        Она и вправду чудесно выглядела. Сестра причесала ее, щеки порозовели. Такая молоденькая, такая красивая. Подруга загадочно улыбнулась мне в ответ:
        - Присядь, Крис. Давай поговорим.
        Я подошла поближе и села.
        - У меня двое мальчиков. Вот это был шок, правда? - сказала она.
        - Для меня это был приятный шок, - ответила я.
        Анна закусила губу:
        - Должна признать, что я никак не могу в это поверить, прямо как в бульварном романе! Но сестра только что мне их опять показывала. Они такие красавцы, хоть и махонькие совсем. Но она говорит, что для таких крошек они очень сильные. Ничего удивительного, что под конец меня так разнесло, Крис: десять фунтов плюс воды! Я же говорила, что ужасно себя чувствую.
        - Я нисколько не сомневалась, милая, - тепло поглядела я на нее и тут же смутилась. - При обычных обстоятельствах я бы сказала «поздравляю тебя», но сейчас я могу сказать тебе только «спасибо» за то, что ты подарила мне не одного сына, а двоих.
        И тут Анна выдала то, что, по всей видимости, приберегла именно на этот момент. Ее заявление повергло меня в глубокий шок.
        - Но я решила, что не могу расстаться с ними обоими. Одного я оставляю себе.
        Кровь бросилась мне в лицо.
        - Но… но, Анна… ты же говорила… - Я начала заикаться. - То есть я хочу сказать… мы затеяли все это только потому, что ты не хотела вешать себе ярмо на шею и желала отправиться в Америку свободной.
        - Знаю, - пожала она плечами. - Тогда я именно так и думала. Но ты же сама предупреждала меня, Крис, помнишь, что, когда родится ребенок, все может перемениться. Так и вышло. Когда я их увидела, маленьких таких, я поняла, что не могу отдать тебе обоих сыновей. Ты можешь взять себе одного.
        Я дар речи потеряла.
        - Господь Всемогущий! То есть… ты не устаешь поражать меня, Анна. Это так отличается от того, что ты все время говорила.
        - Я хочу оставить себе одного, - уперлась она.
        У меня сердце упало. Насколько я помню, меня бросало то в жар, то в холод. Пот ручьем лился у меня по спине.
        - Ты просто шокируешь меня, Анна. То есть… после всех тех писем, которые я писала Стиву… он так ждал… и я… честно!..
        - Не понимаю, чего ты так дергаешься? - перебила меня Анна. - Я же сказала, что ты можешь забрать себе одного. Ты же одного и хотела. Так какая разница?
        - Но, Анна… они же близнецы! Их нельзя разлучать, они будут страдать.
        - Я уже все решила. Даже с доктором этот вопрос обсудила. Спросила, что будет с близнецами, если их разлучить. Он сказал - ничего не будет. Говорит, что это все выдумки насчет того, что они страдать начнут. Если они не будут знать друг друга, то ничего не случится.
        Глупо, конечно, было так рисковать, но я посчитала своим долгом предложить ей оставить обоих мальчиков.
        - Я не хочу, чтобы ты шла против себя и против детей. И не важно, что Стив разочаруется, уж лучше я скажу, что ребенок родился мертвым, чем разлучать этих двоих. Можешь забирать себе обоих.
        - О господи, что ты за тупица! - В голосе Анны послышалось раздражение. - К чему такие жертвы? Мне не нужны двое. Это идеальный вариант. У каждой из нас будет по ребенку.
        - Но ты же хотела свободы… - Я во что бы то ни стало вознамерилась убедиться, что Анна отдает отчет своим словам и действиям.
        Как обычно, мы с Анной долго спорили. И как обычно, она победила. Подруга убедила меня, что двое ей ни к чему. С двумя она элементарно не справится. Они, конечно, милые, такие светленькие, голубоглазые, как Руди, но двое - это слишком. Она возьмет себе одного, назовет его Руди, скажет кузине, что муж ее умер. Вилли оставил ей достаточно денег, к тому же кузина замужем за миллионером, они наверняка пожалеют молодую вдову и снабдят ее всем необходимым.
        Лично мне понадобилось время, чтобы привыкнуть к мысли, что близнецов придется разлучить. Даже от мысли об этом у меня на душе начинали кошки скрести. Только подумайте, одного возьму я, другого - Анна. Меня аж в дрожь бросало, но отступать было некуда. Все зашло слишком далеко.
        Наш спор прервала сестра. Я пошла взглянуть на малышей. На «Второго» я только мельком поглядела, все мое внимание было приковано к «Первому», который во сне сосал мою грудь.
        Я взяла его на руки, он отрыл глазки и уставился на меня. У меня в горле ком застрял. Какие же они голубые, как небо летом! Я аккуратненько провела пальцем по головке, носику. Малюсенькие кулачки бесцельно долбили воздух. Я испугалась, как бы он не простудился, и быстренько завернула его в одеяльце. И вдруг слезы полились у меня из глаз.
        - Ох, сладкий ты мой! - прошептала я. - Ты мой, и только мой. Она не может отнять тебя у меня. Не имеет права.

«Как драматично», - подумала я теперь. Мне кажется, что ни до, ни после я никогда не пребывала в подобном состоянии, как в день рождения близнецов.
        Я всю ночь заснуть не могла, ворочалась, думала над тем, что сказала Анна. Странная она, оставить одного и отдать другого! Но в этом она вся. Как перекати-поле - куда ветер, туда и она.
        К утру я пришла к заключению, что не могу сообщить Стиву о рождении «Первого», пока не удостоверюсь, что Анна снова не передумает. Он этого не переживет.
        Но она не передумала.
        Через неделю сестра ушла, Анна пришла в норму, была, как обычно, весела и наслаждалась жизнью. Снова стройная и прекрасная. Все время болтала, пила вино, курила сигареты и строила планы на будущее.
        Она уже написала своей кузине Джулиане, которая вышла замуж за парня по имени Гарри Кеннеди. У них прекрасное поместье на окраине Филадельфии. Сообщила, что прилетит недели через две. Хотела побыть здесь, в горах, до конца апреля.
        Как здорово все устроилось, говорила она мне. Даже лучше, чем мы думали. Она поедет в Америку, может, даже снова замуж выйдет. И с ней будет Руди как напоминание о безумной страсти к тому, с кем она решилась сбежать из дома.
        - А у тебя будет твой «Первый», как ты его называешь. Чудесно все устроилось, - говорила Анна.
        Мне оставалось только качать головой. Странная она. Я никак не могла разобраться в своей подруге. Но и я сама тоже хороша. Пойти на такой беспринципный шаг! Я даже начала терять веру в саму себя и в свое здравомыслие.
        Я поговорила с Анной о будущем. Если она так быстро поменяла свое решение насчет одного мальчика, не захочет ли она в будущем увидеть второго?
        - Если мы сейчас расстанемся, то это навсегда, ты должна это прекрасно понимать, - выложила я ей начистоту. - Даже писать друг другу не будем. Расстанемся на веки вечные, мы четверо. - Я снова впала в сентиментальный драматизм. - Ты же веришь в Христа, так поклянись на Кресте Господнем, что не станешь разыскивать нас. Никогда не будешь пытаться увидеться со мной и моим сыном.
        - Клянусь, Крис! - прониклась Анна. - На Кресте Господнем клянусь. Я знаю, что расставание наше должно быть полным… окончательным и бесповоротным… как хочешь назови. И мы никогда не встретимся снова.
        - Но разве ты не станешь скучать по близнецу?
        - Нет… никогда! Может, это и странно, но своим сыном я считаю только Руди. А другого - твоим.
        Это-то я как раз понимала. У меня было такое же чувство по отношению к «Первому». И еще, надо срочно прекращать звать его этим дурацким именем. Стивен - вот он кто. (Только позже, несколько лет спустя, он получил прозвище Бинг, которое намертво к нему приклеилось. Я хорошо помню тот день. Ему было года четыре, он долбил по барабану, улыбался во весь рот и выкрикивал: «Бинг! Бинг! Бинг!»)
        После этого он навсегда превратился в Бинга. Но там, в шале, я назвала его Стивеном, а вскоре окрестила в церкви как Стивена Росса. Последний мост был сожжен.
        В день нашего расставания с Анной дождь лил как из ведра. Над горами нависли темные тучи. Мы сидели с ней вдвоем в шале и дожидались такси, которое отвезет нас в аэропорт. Но плакала не Анна, плакала я. Странный она человек. Спокойно обучалась у сестры всем премудростям обращения с младенцем и гораздо меньше меня суетилась, когда приходила пора купать детей. Она явно была рада, что приняла такое решение. Они с Руди счастливо заживут в Филадельфии. И никогда больше не увидят ни Вену, ни брата Вилли, ни его ненавистную высокомерную женушку.
        Она оставила все позади.
        А для меня было все впереди, и совесть снова начала точить меня изнутри. Совесть и чувство вины.
        К тому времени я уже привязалась к малышу, сообщила о его рождении Стиву и получила ответ:



«Прекрасная работа, милая. Удачи. Господь храни тебя и мальчика. Скоро увидимся.

    Стив».
        Наверное, не одну бутылку шампанского успел распить с друзьями. Как же, ведь он - счастливый отец и у него сын!
        Я должна была бы чувствовать себя спокойно и счастливо, но не могла. Может, предчувствовала, что этот страшный день настанет и мне придется расплачиваться за содеянное.
        Мы сидели и ждали такси, и я сквозь слезы смотрела на свою подругу. Черные брючки, белый свитер, шубка, золотые волосы завязаны шарфом. Рядом - сумка со всем необходимым для младенца.
        Кузина Джулиана с мужем не могли дождаться ее приезда. Ее и ребенка. Как и мы со Стивом, они были бездетной парой и сочувствовали бедной Анне, которая не успела выйти замуж, как овдовела. Им было все равно, что брак их родственницы являлся так называемым мезальянсом, не то что фрау Шмидт.
        Маленький Руди тихо посапывал. «Мой» сынок тоже спал. Как же они похожи! Разлучать их - преступление даже большее, чем солгать Стиву.
        - Анна, ты уверена, что не хочешь забрать второго?.. - начала я, содрогаясь от страха, что она может согласиться, но Анна только рассмеялась в ответ:
        - В самом деле, Крис, какая же ты сентиментальная! Хуже меня. Я так восхищалась тобой в школе, потому что ты всегда была такой собранной, на тебя можно положиться. Это я постоянно слезы лила, а ты уговаривала меня взять себя в руки. А теперь вы только гляньте на нашу Крис!
        Я хлюпнула носом и вытерла слезы:
        - Ты права. Точно говорят, никогда не знаешь, как человек поведет себя в разных ситуациях. Но эти милые крошки…
        - Мне не нужны двое, я тебе уже сто раз говорила. Сколько можно повторять! - холодно одернула меня она.
        Послышался звук мотора. Я подвинулась поближе к Анне, обняла ее за шею и расцеловала в обе щеки. Она тоже тепло поцеловала меня.
        - Спасибо тебе, милая Крис, за все спасибо. Не знаю, что бы я без тебя делала!
        - Спасибо тебе, - поглядела я на малыша. - Спасибо за него.
        - Думаю, мы никогда больше не увидимся.
        - Мы не должны, - согласилась я. - Это может кончиться трагедией. Я знаю, что буду часто думать о вас с Руди, но все равно, видеться мы не должны.
        - Прощай, Крис. Храни тебя Господь!
        Она даже не взглянула на брата Руди. Может, посчитала, что лучше не стоит делать этого?
        С того самого дня я снова стала сильной и обрела прежнее самообладание. Даже сумела договориться со своей совестью. Убедила ее, что Стив будет просто счастлив, когда увидит своего сына.
        - Хотим мы того или нет, мы все равно потеряемся в этом мире, Крис, - сказала мне напоследок Анна. - Я не оставлю тебе своего адреса в Филадельфии, а ты говорила, что Стив скоро должен вернуться домой, и я тоже не буду знать, где вы живете. Так что это настоящее «прощай».
        Анна оказалась права… на долгих десять лет мы потеряли друг друга из виду.



        Глава 6

        Вот такую историю мне пришлось рассказать Стиву в тот ужасный день.
        Думаю, Доктор Блэк остался бы не слишком доволен моим поведением, потому что я не стала принимать его таблеток и в кровать тоже не ложилась. Головокружение у меня совсем прошло, и я спокойно и обстоятельно выложила Стиву всю правду.
        Он сидел, подавшись вперед, время от времени пробегая нервными пальцами по своим волосам, слушал внимательно, но ни разу даже не взглянул на меня. И ничего не говорил до самого конца рассказа. Я дошла до той части, когда он вернулся домой. Служить дальше он не мог из-за этой проклятой амебной дизентерии. Не стоило даже напоминать ему, насколько он был счастлив и горд своим сыном, когда впервые увидел его.
        - Надо же! Вот это да! - Стив пребывал вне себя от радости. - Наш сын… после стольких лет ожидания. Случилось чудо! Стивен Росс-третий - первым был мой отец, потом я, теперь он… - Он погладил младенца по головке, глаза его горели. Развернулся, обнял меня, прижался к моей щеке своей мокрой щекой - эта сцена тронула его до слез.
        Я замолчала и закрыла лицо руками. В комнате повисла тяжелая тишина, давившая на сердце, словно камень. Я подняла голову и увидела, что муж смотрит на меня в упор, от этого ужасающего взгляда мне стало страшно.
        - Господь Вседержитель! - прохрипел он. - Чертова лживая стерва!
        Эти слова повергли меня в настоящий шок. За все годы нашей совместной жизни Стив ни разу не выругался на меня. Конечно, он сердился. И даже выходил из себя, хоть и редко. Орал, но не на меня, а по поводу чего-нибудь конкретно.
        Мы были так близки, я ни на минуту не переставала любить его. В моей жизни больше ни одного мужчины не было, и, как мне кажется, он тоже не помышлял об изменах. И вот теперь, только что, мое дикое признание разрушило весь его сказочный мир. И в этом не было ни капли его вины, только моя.
        - Я заслужила любое клеймо, каким ты пожелаешь наградить меня, - сказала я ему. - В свое оправдание я могу сказать только одно - я знала, что детей у нас никогда не будет, и предложение Анны показалось мне даром Господним.
        Стив поднялся, руки в карманах, смотрит на меня сверху вниз.
        - Должно быть, на тебя умопомрачение нашло… и, честно говоря, я думаю, что ты до сих пор не в своем уме. Это не только чертовски опасный акт, это же настоящее преступление!
        - Я знаю, - опустила я голову.
        - Повесить на меня ребенка другого мужчины, и даже не твоего!
        Я кивнула.
        - Бинг… Господи Иисусе, - задохнулся Стив, - а я так гордился им… так любил его… с самого рождения.
        - Не вижу причин, по которым ты должен изменить свое отношение к нему. Только потому, что ты не его биологический отец… - пожала я плечами. - Ты же его почти одиннадцать лет любил. Он ведь ничего тебе не сделал. Неужели человек заботится о ребенке только потому, что зачал его?
        - Не будь чертовой дурой! - заорал Стив. - Нашла время читать мне свои идиотские философские морали по поводу человеческих взаимоотношений!
        - Но, Стив… не хочешь ведь ты сказать, что теперь, когда ты узнал, что Бинг не твой и даже не мой, он стал абсолютно безразличен тебе. Не спорю, разница есть. Это такой для тебя шок и разочарование, и ты можешь немного отдалиться от него, потому что он не плоть от плоти твоей. Но не можешь же ты и вправду перестать любить его. Это же чудовищно!
        Стив дико сверкнул в мою сторону глазами, и в них больше не было ни любви, ни обожания, только неприкрытая ненависть и вселенская боль. Мне этого не перенести!
        - Ты ненавидишь меня и не доверяешь мне больше, этого и следовало ожидать. Но этого же совсем другое дело. Это имеет отношение ко мне. Ты не можешь отвернуться от Бинга.
        - Да ты и вправду из ума выжила, - немного успокоился Стив. - Точно. Мне кажется, ты даже не понимаешь, что натворила. Что теперь люди скажут?
        - Им незачем знать.
        Он хотел было возразить, открыл рот, но тут же захлопнул его и упал в кресло.
        - Господь Вседержитель! У меня все в голове перемешалось.
        Я не посмела взять его за руку, но наклонилась вперед, поближе к нему.
        - Стив, милый, мне и вправду очень жаль. Ужасно жаль. Но подумай сам, если бы не этот кошмарный случай с Бингом, ты бы никогда ничего не узнал. И все бы было прекрасно. Мы же так здорово жили все эти годы.
        - Ты лгала, ты обманывала! - снова сверкнул он глазами. - Да, надо признать, у тебя это здорово получалось, как у прирожденной преступницы.
        - Стив, я не собиралась совершать преступление.
        - Много кто не собирается совершать преступление, а потом совершает и попадает на виселицу.
        - Тогда повесь меня. - Я словно провалилась в море отчаяния, из которого еще долго не могла выплыть.
        - Ты не имела никакого права… - начал он.
        - Ты уже говорил это, - прервала я его. - Я прекрасно знаю, что не имела никакого права. Может, я и преступница, и чертова лживая стерва, но я хочу, чтобы ты понял две вещи. У меня были добрые намерения. Ты так мечтал о сыне, и мне хотелось сделать тебя счастливым. Я тоже хотела ребенка. И когда мне подвернулась Анна, мне не удалось устоять перед искушением.
        - Ни одна женщина в здравом уме и твердой памяти не поддастся искушению претворить в жизнь такой отвратительный план.
        - Какой же он отвратительный? Десять лет ты был счастлив с Бингом. И я тоже.
        - Австриец. Он даже не англичанин!
        - Не глупи, - нервно захихикала я. - Если ты любишь кого-то, какая разница, какой он национальности? К тому же у него бабушка - англичанка, а австрийцы - люди милые и приветливые. В основном.
        - Как Гитлер!
        - В самом деле, Стив, это же глупо!
        - Ты не имела никакого права, это непростительно, и я никогда не прощу тебя, никогда, даже после смерти.

«Конец, - подумала я. - Стив больше не любит меня, вот и все. Конец нашему браку». Все эти долгие годы я даже не знала, что надо мной уже занесен меч, и вот теперь он упал на мою грешную голову. Но сейчас не время просить мужа за себя. Есть кое-что поважнее.
        - Можешь ты хоть на мгновение перестать орать на меня и вспомнить о том, что бедный ребенок при смерти? - сказала я.
        - А я и не забывал о нем. Это ты разрушила его жизнь, и мою тоже.
        - Нет, Стив, твою, может, я и разрушила, хотя я просто дала тебе то, о чем ты так мечтал. Но ты непременно разрушишь его жизнь, если не прекратишь себя так вести.
        - А чего ты от меня ждала? Что я подниму удивленно брови и посмеюсь? «Как забавно! Бинг не мой сын, он чертов маленький австриец!»
        - О, Стив, умоляю, прекрати! - Я почувствовала себя старой, изможденной и усталой.
        - Да, одно совершенно точно - никакой он не Росс. И он даже не твой. Если бы ты призналась, что он незаконнорожденный, мне и то гораздо легче было бы.
        - Ясно! Тебе бы было гораздо легче, если бы я переспала с другим мужчиной!
        - Заткнись, ты, сучка!
        Я до боли закусила губу. Все было настолько ужасно, что я была не в состоянии решить, как вести себя дальше. Все мои мысли крутились вокруг Бинга. Я постаралась собрать остатки любви и достучаться до мужа.
        - Если дело дошло до упреков, я тоже могу высказать парочку. Да ты просто слабак, если собираешься отвернуться от маленького мальчика, которого все время считал своим ребенком, именно сейчас, когда ты ему так нужен. Да, я плохая и злобная, заставила тебя считать его своим сыном, но это не имело никакого значения, пока не потребовался этот близнец… да ты бы никогда ничего не узнал! Неужели ты и впрямь собираешься сидеть здесь и убеждать меня в том, что теперь тебе нет до него никакого дела, потому что он сын Анны и Руди, а не наш?
        Стив заколебался. Прикурил очередную сигарету и бросил спичку на пол.
        - Само собой, я очень сожалею по поводу этой аварии.
        - И это все?
        На лице Стива отразилась внутренняя борьба. «Бедняга, - подумалось мне, - я действительно потрясла его до глубины души». Мне так хотелось обнять его, прижать к себе, показать свое глубочайшее раскаяние, но я тупо сидела, все время размышляя только о Бинге.
        - Забавно… - произнесла я наконец, - мне всегда было все равно, наш Бинг или не наш. Я видела, как он появился на свет, ухаживала за ним с самых первых минут. И мне всегда казалось, что он мой и твой. Мы оба это чувствовали, разве не так? Меньше знаешь - лучше спишь, так, что ли? Твои чувства к Бингу не могли вот так резко исчезнуть.
        - Хватит мне лекции читать! - взорвался Стив.
        - Ладно, скажи только, безразличен ли тебе Бинг или нет?
        - Нет, конечно, не безразличен, глупая дура, но все равно я стал относиться к нему иначе. Ведь он не мой сын.
        - Тогда это ты преступник. Ты хочешь заставить его страдать за то, что сделала я.
        - Как это я заставлю его страдать?
        - Ты сказал доктору Блэку, что дашь кожу для временной пересадки.
        Стив вытянул губы, разинул рот и судорожно вдохнул. Мне стало очень жаль его. Он никак не мог принять услышанное и смириться с этим. Был просто не в состоянии рассмотреть этот вопрос со всех сторон, видел только ту его часть, которая коснулась его лично. Переварить это он не мог.
        - И что ты скажешь? Что не дашь свою кожу маленькому австрийцу? - саркастически хмыкнула я.
        Стив побагровел.
        - Ненавижу твою выдержку! - зарычал он на меня. - Всегда буду ненавидеть тебя, но не мальчика. Нет. Я просто не могу ненавидеть его. Я обязательно дам ему свою кожу, если это продлит ему жизнь.
        - Стив, я так и знала! - внезапно воспрянула я духом. - Не надо думать обо мне, думай только о нем. Он ведь может умереть, Стив. Если ты дашь свою кожу для пересадки, клянусь, я найду маленького Руди!
        - Это еще кто такой?
        - Близнец Бинга, - покраснела я. - Анна назвала его Руди. В честь мужа.
        - Анна! Эта девица! Она мне никогда не нравилась, - прошептал он.
        - Она не такая уж и плохая, просто сильно избалованная. А после рождения близнецов она сильно переменилась… стала более человечной, что ли. Мы должны сказать ей спасибо за Бинга. Господь свидетель, сколько счастья он нам принес.
        Стив покачал головой, внимательно оглядев меня с ног до головы, словно чужого человека:
        - Ты говоришь так, будто не сделала ничего плохого.
        - Только не надо начинать все сначала, - взмолилась я.
        - Может, у нас бы свой малыш когда-нибудь появился.
        В тот момент я могла, конечно, сказать ему и про свинку, и про то, что говорили мне доктора, но я почувствовала: если он поймет, что вина за нашу бездетность лежит только на нем, это окончательно раздавит его. Я просто не могла с ним так поступить. И промолчала. Мне показалось, что первый шок миновал и муж стал мыслить более здраво. Может, он даже пытается понять, почему я решилась на такое.
        - Какого черта ты просто не усыновила младенца?
        Тут уже я не выдержала и накинулась на него:
        - Усыновила?! Должна напомнить тебе, что я тысячу раз это предлагала, но ты был категорически против усыновления. Кроме того, мне казалось, ты будешь просто счастлив считать себя настоящим отцом Бинга.
        - Как видишь, счастливее я от этого не стал. Это… это просто сломало меня… раздавило…
        Я отпрянула назад. Никаких оправданий у меня больше не находилось, но мне хотелось хоть как-то защититься.
        - Думаю, ты не можешь не признать - я ни минуты не колебалась, сразу рассказала тебе всю правду, как только речь зашла о жизни Бинга, несмотря на то, чем это грозит лично мне.
        Он искоса глянул на меня, моргнул и отвернулся.
        - Да, тут ты права, - пожал он плечами.
        - С тех пор как Риксон-Додд вынес приговор, я только и думаю о том, как разыскать брата-близнеца. Я чуть было не смирилась с мыслью о смерти Бинга. О, Стив, ты даже представить себе не можешь, что я почувствовала, когда в конце туннеля загорелся свет! Малыша можно спасти, если только у меня достанет храбрости признаться: у него есть брат-близнец!
        Стив коротко кивнул и пробормотал:
        - Да, признаться в таком - это надо немало храбрости набраться.
        Я сидела, зализывая свои кровоточащие раны и лелея остатки гордости. О, Стив, я все на свете готова отдать, лишь бы ты подошел ко мне, обнял и сказал: «Не переживай, милая, ничто не имеет значения, пока у нас есть Бинг».
        Стив взялся за книгу и начал перелистывать страницы. Это издание было мне прекрасно известно: «Остров сокровищ» в кожаном переплете, который мы подарили Бингу на Рождество. Было понятно, что и он все время думает о Бинге, переживает за него. Я встала и подошла к нему:
        - Стив… Ничто, ничто не имеет значения, только спасение Бинга. Ты же согласен со мной?
        - Да, - с огромным трудом выдавил он.
        - Ты же все еще любишь его, правда? Ты же не станешь наказывать его за меня?
        - О, черт, нет, конечно, за что мне его наказывать?
        - Он всегда будет считать тебя своим отцом.
        - Разве? Скоро все узнают, что это не так. Придется всем рассказать о близнеце.
        - Совсем не обязательно. - Я почувствовала, как свежие силы вливаются в меня. - Придется рассказать доктору Блэку и сэру Риксон-Додду, тем, кто будет ассистировать на операции, тоже, но остальным знать вовсе не обязательно. Я уверена, что врачи отнесутся к этому вопросу с пониманием. Зачем кричать об этом на каждом углу? Мы же не какие-то там кинозвезды. Для прессы мы никакого интереса не представляем. Посторонним вовсе не обязательно знать, что Бинг на самом деле не наш. Скажем, что у него есть брат-близнец, которого воспитывают другие люди, но в подробности вдаваться не станем. Это наша частная жизнь. А хирургам и вовсе главное - спасти Бинга, остальное не их дело.
        В глазах Стива загорелись отблески надежды, но выражение лица не поменялось.
        - Полагаю, это действительно можно замять.
        - Так и будет! Мы сумеем! - воскликнула я. - Тебе не придется испытывать унижение. Я этого не позволю.
        Муж оставил мои слова без внимания.
        - Знаешь, Крис, ты говоришь так, будто и в самом деле надеешься найти близнеца за пару недель. Разве ты можешь поручиться, что тебе это удастся?
        - Я обязана найти его. И я сумею.
        - Если я дам ему свою кожу для пересадки и он продержится еще пару недель, а ты сумеешь за этот срок найти мальчика… то все может закончиться благополучно. Но это весьма проблематично.
        - У Бинга сильное сердце и здоровье отменное, так Риксон-Додд сказал.
        - Ты хоть какое-то представление имеешь, где может быть эта Анна Шмидт?
        - Ни малейшего, - покачала я головой. - Мы договорились никогда не поддерживать отношений.
        - Выходит, ты даже не можешь поручиться за то, что ребенок этот жив-здоров?
        - Не могу, - признала я. - Я не знаю, Стив.
        - О, Крис, в какую дрянь мы влипли. Бедный Бинг! Бедный малыш!
        Стив сломался. Бремя моего признания плюс любовь и боль за мальчика, которого он так долго считал своим, подавили его. Он закрыл лицо руками и зарыдал. Каждый стон болью отдавался в моем сердце, рвал душу на части. Мало кому из женщин пришлось так горько расплачиваться за свои грехи.



        Глава 7

        Время горьких признаний, слез и взаимных обвинений прошло. К концу дня мы со Стивом спокойно обсуждали, что нам делать дальше. Когда я говорю «спокойно», я имею в виду себя - я взяла себя в руки и сосредоточилась. Страдала молча. Сконцентрировалась на спасении Бинга. Что касается Стива, то тут Бинг, можно сказать, сам того не ведая, одержал полную победу, поскольку Стив тоже не мог думать ни о чем, кроме ребенка. Со мной он был холоден и не проявлял никаких эмоций. Два посторонних человека, обсуждающих общие интересы, не более того. Для меня в его сердце не осталось ни любви, ни даже дружбы. Он уже никогда ни за что не доверится мне, но одному он пока еще верил: что я любую цену готова заплатить, лишь бы спасти Бинга.
        Он позвонил доктору Блэку и попросил приехать к нам. Услышав наш рассказ, доктор был чрезвычайно поражен, но как мог постарался скрыть свое безмерное удивление.
        - Необычайное дело, скажу я вам, но у мальчика действительно появился шанс. Чудесные новости.
        - Это точно, - ледяным тоном произнес Стив.
        Доктор Блэк замялся и закашлялся, скосив на меня взгляд:
        - Хоть немного отдохнули, миссис Росс?
        - Пару часов, - призналась я. - Но я могу незамедлительно приступить к поискам.
        Доктор не стал вдаваться в подробности столь фантастической истории, просто принял все как есть. Повел себя очень достойно и говорил по большей части со Стивом.
        Сказал, что созвонится с сэром Джоном Риксон-Доддом и назначит день первой пересадки кожи. Стиву лучше всего завтра же лечь в больницу и приготовиться к операции.
        - Думаю, вам будет непросто оставить свою ферму и все такое. Мне очень жаль.
        - Об этом не беспокойтесь. Я могу положиться на своего соседа, он мой друг, тоже фермер, и присмотрит за всем в мое отсутствие.
        - Значит, теперь все зависит только от вас, - повернулся он ко мне. - От того, удастся ли вам… э-э-э… найти… э-э-э… вашего второго сына.
        Я кивнула. «Мой второй сын» прозвучало как-то странно и немного пугающе. Интересно, доктор Блэк просто старается быть тактичным, или же наш рассказ действительно настолько запутал его, что он считает Бинга нашим сыном и его близнеца, соответственно, тоже. Но просвещать его я не собиралась. Зачем? Это совершенно не важно. Теперь главное - пересадка кожи Стива Бингу.
        Все остальное зависело только от меня. У меня всего полмесяца, чтобы найти брата Бинга. Господь свидетель, как это мало!
        После ухода доктора Блэка я обсудила сложившуюся ситуацию со Стивом.
        - Думаю, сперва надо позвонить в Вену брату Анны, Вилли. Вдруг он даст мне адрес Анны. Его телефон можно узнать по Единой европейской справочной.
        - Отлично, - вяло согласился Стив.
        Как же он изменился. Прежний Стив обязательно упомянул бы о стоимости международных переговоров. Хотя хорошо, что не упомянул, ведь жизнь Бинга дороже всего на свете. Теперь я уже с полной уверенностью могла утверждать, что Стив не перестал любить мальчика, которого столько лет воспитывал как родного.
        Когда я попыталась поблагодарить его за помощь и совет, он словно зверь на меня кинулся:
        - Да пошла ты со своими благодарностями! Я это не ради тебя делаю, а ради Бинга. И в будущем я все для него сделаю. Ты тут вообще никаким боком не стоишь.
        - Как же ты ненавидишь меня!
        - Я не готов обсуждать свои чувства к тебе… иди, звони в свою чертову Вену.
        Он действительно возненавидел меня. Я знала это. Ну и пусть, лишь бы он любил Бинга.
        Через справочную я раздобыла телефонный номер резиденции Шмидтов и лично позвонила, чтобы связаться с Вилли или его женой. Слава богу, они все еще проживали по тому же адресу. Неплохое начало. Но дальше меня ждало разочарование. Мне ответила совершенно посторонняя женщина. Новости, которые она сообщила мне, оказались не из приятных. Они всего лишь арендаторы, а сам герр Шмидт погиб в автомобильной катастрофе восемь лет тому назад. Его вдова сдает этот дом внаем.
        У меня пересохло в горле. Я понимала, что это только первое препятствие на моем пути, впереди ждет множество других, гораздо более сложных и запутанных. Бедный Вилли мертв. Я припомнила, как Анна однажды говорила мне, что ее брат гоняет по трассе словно ненормальный. Недолго он наслаждался деньгами, полученными по завещанию матери.
        Может, его вдова даст мне адрес золовки? К счастью, мне удалось объяснить, что связаться с вдовой герра Шмидта - вопрос жизни и смерти. Женщина на том конце провода называла ее баронессой Марией-Жозефой. Это мне совсем не понравилось. Да, я вспомнила, как эта дама обошлась с Анной, насколько она была надменной и жестокосердной. Анна ей никогда не нравилась, и вряд ли она поддерживала с ней отношения. Когда же оказалось, что дом сдается в аренду не напрямую, а через юриста, то я совсем скисла. Задача усложнялась с каждой минутой. Но я не собиралась отступать.
        Стив поехал к нашему соседу, Джеку Данстеблю, попросить помощи на тот период, пока будет лежать в больнице. Посоветоваться мне было не с кем, но женщина оказалась терпеливой и понимающей и помогла мне узнать имя юриста, сдававшего этот дом, номер телефона его офиса, по которому я могла позвонить завтра утром.
        На сердце у меня словно камень лег. Время стало моим врагом. Я ни минуты не могла позволить себе потерять, и, пока я не найду способ связаться с Анной, вперед мне ни на шаг не продвинуться.
        По возвращении я пересказала Стиву новости. Он старался не смотреть мне в глаза, все время отводил взгляд. Как же я ненавидела себя за двуличность, и не важно, какого рода благие намерения стояли за ней. Страшно видеть, как человек мучится.
        Однажды уже попыталась успокоить мужа, но он оттолкнул меня. Теперь я даже не стала делать попытки дотронуться до него или сказать нежное слово. Просто констатировала факты. Он кивнул.
        - С подобными разочарованиями ты будешь всю дорогу сталкиваться. Ты черт знает когда последний раз Анну видела.
        - Я смогу, - сжала я руки. - Смогу.
        - И что же ты собираешься делать дальше? - хмыкнул Стив.
        - Утром прежде всего позвоню в Вену юристу.
        - Юристам не положено раздавать адреса своих клиентов. Пока ты будешь писать письма с объяснениями и ждать ответы, пройдет уйма времени.
        - Я объясню, что это вопрос жизни и смерти.
        Стив сменил тему:
        - Если ты не против, я не стану ужинать. Что-то мне нехорошо, лучше пойду лягу.
        - Но тебе надо поесть… - начала я.
        - Отстань от меня, о себе лучше позаботься, - оборвал он меня и вышел из комнаты.
        Я села на стул и закурила. Я чувствовала себя потерянной и одинокой, но времени на жалость не было. Пришлось принять тот факт, что от Стива утешения теперь не дождешься. Слава богу, что могу рассчитывать на материальную поддержку с его стороны, и за то спасибо.
        Поиски Анны и ее сына несомненно потребуют немалых затрат. Даже если я сумею найти их, никто не может гарантировать мне, что она согласится разрешить Руди лететь через океан на помощь Бингу. Я бы, конечно, сразу бросилась на подмогу, но в чужую душу не влезешь. Анна может отказаться подвергать мальчика опасности даже ради того, чтобы спасти жизнь своему второму сыну, ведь пересадка кожи означает для Руди боль, дискомфорт, несколько недель в больнице.
        Я слышала, как наверху скрипят половицы. Стив был в ванной. Господь свидетель, как я терзалась чувством вины. И то, что Стиву было плохо, и то, что он лег без ужина, только добавляло мне мучений. А потом вдруг мне стало все равно. Не могу я позволить себе волноваться за Стива. Я должна набраться сил, ведь впереди меня ждал долгий крестовый поход за целительной чашей. Поэтому я сделала себе кофе, сварила яйцо и поела на кухне в полном одиночестве. И покормила беднягу Винстона, который ни на шаг от меня не отходил.
        Таблетки доктора Блэка свалили меня с ног, очнулась я только утром. У моей постели стояла миссис Твист с чашкой чаю на подносе. На добродушном круглом лице - тревога.
        - Я рада, что вы проснулись. Мне уж казалось, что вы никогда не очнетесь, мадам. Время уже десять.
        Меня словно ветром с кровати сдуло. В голове гудело. Так всегда бывает после снотворного, правда, принимаю я его очень редко.
        - Мистер Росс на ферме. Он рано позавтракал. Вам надо отдохнуть как следует, я позабочусь о вас. У вас сердце разбито, уж мне-то этого не знать. Почему бы вам не…
        - Не могу я весь день в постели валяться, - перебила я миссис Твист, влезая в халат. - Дел слишком много. Мне надо срочно позвонить. Да, да, я непременно спущусь через минуту, позавтракаю, но, миссис Твист, милая, прошу вас, не мешайте мне.
        Я выскочила из комнаты, и вслед мне полетели слова:
        - У Кэти опять девочка, родилась сегодня в пять утра. Мы назвали ее Кристина, в честь вас, мадам.
        - Отлично… спасибо… я так рада! - прокричала я, думая лишь о том, как поскорее дозвониться до Вены. Нельзя было так долго спать! Время… время… каждая минута дорога.
        Через некоторое время меня соединили с одним из представителей юридической конторы. Слава богу, именно он сдавал внаем дом Шмидтов, и да, он знает настоящий адрес баронессы. Она за границей, сказал он, со своими близнецами. Близнецы!
        Я чуть не поперхнулась. Выходит, это у них семейное. Ничего удивительного, что у Вилли тоже двойня. И они, должно быть, ненамного младше детей Анны.
        Но, как и предупреждал меня Стив, уговорить юриста дать мне адрес баронессы по телефону было совсем непросто, вот так вот.
        Я умоляла, объясняла, умасливала, даже рассказала ему про Анну. Сам он никогда с Анной не встречался, но знал, что у герра Шмидта была сестра, которая поссорилась с матерью и оставила дом двенадцать лет тому назад. Старший управляющий должен помнить ее, сказал он. Сначала он попросил меня обратиться с письменной просьбой, но я объяснила, что у меня всего несколько дней, чтобы спасти жизнь ребенку, и что вдаваться в подробности я не могу, и адвокат решил-таки пойти мне на уступки. «Я могу позвонить в Женеву, связаться с баронессой, - предложил он. - Она там на вилле живет, мальчики в Швейцарии учатся. Баронесса желает, чтобы ее дети с детства владели несколькими языками», - пустился он в объяснения, но я слушала его вполуха. Меня совершенно не интересовали близнецы баронессы, только наши с Анной, я довольно резко оборвала его и поспешно записала адрес баронессы.
        Миссис Твист принесла мне чаю с тостами и медом. Чтобы задобрить ее и отправить обратно на кухню, я начала запихивать их себе в рот и снова подняла трубку. Сумасшествие какое, обзвонить всю Европу, не задумываясь над расходами. Юрист пошел даже на то, чтобы дать мне телефонный номер баронессы. Наверное, его очень тронула моя душераздирающая история.
        Я набрала номер Женевы. На этот раз мне ответили по-французски, и я смогла объяснить, что мне срочно по весьма неотложному делу нужна баронесса.
        Но и этот звонок оказался неудачным. Баронесса в отъезде, сообщила мне ее личная горничная.
        Я бросила взгляд на часы. Господи, если бы только можно было остановить эти стрелки! Сколько времени тратится впустую, с ума можно сойти! А я ведь даже еще не начала разыскивать Анну! Прошло двадцать четыре часа с тех пор, как я решила во что бы то ни стало найти брата Бинга, и что мы имеем? Имя и адрес вдовы Вилли, которая почти наверняка даже понятия не имеет, где находится ее золовка.
        Я попыталась узнать у горничной, как можно связаться с баронессой, и она сообщила мне, что хозяйка в Лондоне.
        - В Лондоне! - задохнулась я. - О, это же просто чудесно! Скажите мне, мадемуазель, как мне найти ее там?
        - Она в отеле «Клариджиз», мадам.
        - И долго она там пробудет?
        - Баронесса собиралась вернуться обратно сегодня вечером, мадам.
        Я снова взглянула на часы. Лоб покрылся испариной. Время, время! Мне оставалось только молиться, чтобы баронесса не съехала. Далее последовала целая череда остановок. Сначала - телефонная линия в Лондон была все время занята. Мне пришлось ждать звонка оператора. Потом, когда все же удалось дозвониться до отеля, мне сказали, что баронессы нет в номере. Она вышла.
        - Но ведь она еще не съехала, правда? - взмолилась я.
        - Не кладите трубку, мадам, - последовал ответ.
        Сколько раз мне предстоит выслушать эти фразы: «не вешайте трубку», «подождите»,
«одну минуточку»? Минуточки текут и текут, сплетаются в часы, а Бинг тем временем умирает без своего брата.
        Дожидаясь портье, я тупо подумала, что наказание за грехи, которое началось вчера, будет продолжаться еще долго-долго, пока не примет катастрофические масштабы. Что, если я не сумею найти Анну? Тогда я стану не только обманщицей, которая сломала жизнь мужу, но и убийцей моего сына.
        Я постаралась успокоиться и проглотила чашку остывшего чая. Какой толк давать волю нервам? Мои мучения только начались, надо привыкать.
        В конце концов портье вернулся с хорошими новостями. Баронесса не уехала в аэропорт, багаж все еще в номере. Ее нет, она наверняка вернется позже, чтобы забрать свои вещи.
        - Вы уверены? - подскочила я.
        - О да, мадам, - оскорбился портье.
        - Прошу вас, задержите ее до моего приезда, - обратилась я к нему с глупейшей просьбой.
        - Извините, мадам?
        - Скажите баронессе, чтобы она не покидала отель до моего приезда. Это вопрос жизни и смерти, - затараторила я в трубку.
        - Я не совсем понимаю, мадам.
        - Просто скажите ей это, прошу вас, - повторила я и почувствовала, как по спине стекают струйки пота. - Скажите, что приедет леди по вопросу чрезвычайной важности. Один человек умирает, и она может помочь. Я приеду следующим поездом и буду сидеть в холле, пока она не появится.
        Думаю, это так шокировало бедолагу, что он даже не нашелся с ответом. Линия разъединилась. Наверное, он решил, что имеет дело с шизофреничкой.
        Я понеслась наверх одеваться, миссис Твист - за мной, причитая по поводу несъеденного завтрака.
        - Мне надо срочно в Лондон, - заявила я. - Прошу вас, милая, драгоценная моя миссис Твист, приглядите тут за всем до моего возвращения, особенно за мистером Россом.
        Я как раз причесывалась у зеркала и увидела, как у старушки глаза от удивления на лоб полезли и рот открылся.
        - Помчитесь в Лондон и даже не повидаете сегодня нашего котеночка в больнице?
        Я покачала головой.
        Ужасно, конечно, что я не увижу сегодня Бинга, но моя поездка была гораздо для него важнее. Стив в больницу съездит. С этой минуты рядом с ним будет Стив, и это стало для меня единственным утешением.
        Денек выдался теплый. Я надела костюм и совершенно неподходящую соломенную шляпку. Что делать, я думала, что появиться в «Клариджиз» без шляпки - дурной тон, а другой у меня не имелось. Чистых белых перчаток у меня тоже не нашлось, ну и бог с ними. Заглянув в сумочку, я обнаружила, что денег у меня всего один фунт, и побежала на ферму. Стив беседовал с Симкоксом, который, по-моему, выглядел даже глупее обычного. Не знаю, как ему удастся справиться с делами, если только Джек Данстебль не будет следить за ним в оба. Да провались пропадом эта ферма! Не время о ней сейчас думать, и не важно, как это аукнется в будущем.
        Стив очень удивился, особенно увидев меня при полном параде, а не в обычных джинсах и рубашке.
        - Я в Лондон. Боюсь, мне потребуются деньги.
        Он кивнул, велел Симкоксу подождать и вышел со мной во двор. По дороге к дому я объяснила ему ситуацию.
        - Какая удача, что она в Лондоне!
        - Да, очень удачно, - отстраненно согласился со мной Стив. - Но это вовсе не значит, что она даст тебе адрес Анны. Если они все эти годы не виделись, эта дамочка может даже не знать, где Анна.
        - Чего раньше времени гадать? Все равно лучше поговорить с баронессой лично. Нельзя упускать этой возможности.
        Стив поднялся в свою комнату, принес бумажник и протянул мне пять фунтов. Вид у него был усталый и изнуренный.
        - Миссис Твист приготовит тебе ленч, - сказала я. - Ты же не откажешься поесть, правда?
        - Мне казалось, что ты торопишься на станцию, - решил он проигнорировать это проявление заботы.
        Внезапно мне на глаза навернулись слезы.
        - Я знаю, что у тебя много Дел на ферме. Я вызову такси…
        - Можешь и не дозвониться, - резко оборвал он меня. - Лучше уж я сам тебя отвезу. Насколько я понял, тебе надо успеть на двенадцать ноль пять?
        В машине я всю дорогу украдкой вытирала слезы, но Стив делал вид, что ничего не замечает, и ни слова не проронил, пока мы не прибыли на станцию.
        - Надеюсь, тебе удастся раздобыть адрес, за которым ты гоняешься. Извини, но провожать тебя я не стану. Мне надо назад, к Симкоксу. - И он укатил прочь.
        Никому не было дела, что я пережила, ожидая лондонского экспресса. Не столько отношение Стива терзало меня, сколько страх, что я не сумею раздобыть адрес и найти брата Бинга.



        Глава 8

        Мне доводилось бывать в «Клариджиз» только раз, когда меня пригласила на обед одна моя довольно состоятельная знакомая. И обстановка, и люди в этом отеле выглядели весьма элегантно. Мне сказали, что баронесса все еще не забрала свой багаж, и я немного расслабилась. Это означало, что она должна вернуться. Объявилась она часа через два после моего приезда, через два неимоверно долгих часа.
        Однажды я поймала в зеркале свое отражение и подумала, насколько же странно я выгляжу. Не лишком модная, не то что окружающие меня женщины, но в привлекательности мне все же не откажешь. Я столько времени проводила на открытом воздухе, что кожа моя приобрела золотистый оттенок несмываемого загара. Глаза огромные, темные. В стародавние времена Стив даже дразнил меня, называя их
«блюдцами». Пользоваться тушью особой необходимости не было, а вот подстричься не помешало бы.
        Но на самом деле мне было абсолютно все равно, как я выгляжу. Я с отвращением отвернулась от зеркала, припомнив все, что натворила в прошлом.
        Посыльный подошел к моему креслу и сообщил о прибытии баронессы.
        Она стояла у выхода и разговаривала с носильщиком, который держал в руках два ультрасовременных белых чемодана. Мне никогда не доводилось встречаться с женой Вилли, но я сразу поняла, что это она - вся такая континентальная! Прекрасно пошитая короткая юбочка, белый жакетик, белая шляпка-таблетка на золотисто-каштановой головке, избыток дорогой косметики. Холодные расчетливые глаза повернулись в мою сторону, рот сжался в тонкую линию. Мне сразу стало понятно, почему золовка возненавидела ее с первого взгляда. Анна, конечно, сама не ангел, но она очень добрая и человечная.
        - Портье сказал мне, что вы хотели срочно повидаться со мной, - заявила она на безупречном английском.
        - Да. - Сердце мое пустилось вскачь, нервы напряглись, словно струны. - Если только вы сумеете уделить мне несколько минут, баронесса.
        - Мне на самолет пора… - скривилась она.
        - Но это займет всего лишь несколько минут, а вопрос действительно жизненно важный.
        Возможно, боль и мольба, прозвучавшие в голосе, заинтриговали ее, она приподняла брови и прошла со мной в вестибюль, и мы сели на диван.
        - Не более пяти минут, - бросила она свысока.
        - Мы с Анной учились в одной школе, - кинулась я в объяснения.
        - С Анной? - неподдельно удивилась баронесса.
        - Вашей золовкой.
        - Ясно. - Щеки ее немного порозовели, и я заметила, что она не только не ожидала такого поворота событий, но и была несколько смущена моим заявлением.
        - Мы с ней в одной школе учились, - повторила я. - И мне жизненно важно немедленно разыскать ее. Вы - единственный человек во всем мире, который может мне помочь и дать ее адрес.
        - Милая моя миссис?.. - Она вопросительно поглядела на меня, и я назвала ей свое имя. - Милая моя миссис Росс, сестра моего бедного мужа давным-давно исчезла из его жизни и из нашей семьи в целом лет этак… должно быть, одиннадцать или двенадцать тому назад.
        - Я знаю. Но мне просто необходимо срочно с ней связаться. Это вопрос жизни и смерти.
        - Боюсь, что я не слишком понимаю, о чем идет речь.
        Внезапно я поняла, что объяснять ей не имеет никакого смысла, только время зря потеряю.
        - Прошу поверить мне на слово, баронесса.
        - Все это очень странно и подозрительно, - пожала она плечами.
        Меня в пот бросило.
        Время… время… время бежит неумолимо.
        - Умоляю вас, баронесса, если вы знаете, где Анна, скажите мне, пожалуйста! - взмолилась я.
        Но дамочка решила состроить из себя неприступную леди. Некоторым женщинам очень нравится играть в подобные игры, это нечто вроде садизма.
        - Не уверена, могу ли я раздавать адрес Анны незнакомым людям.
        Я была готова прибить ее на месте, но, к счастью, мне удалось сдержаться. Не тот случай, чтобы давать волю темпераменту. Пришлось подольститься к избалованной титулованной особе.
        - Прошу вас, поверьте мне, я вовсе не чужая семье Шмидт. Я не раз бывала в их доме в Вене.
        Баронесса снова пожала своими хрупкими плечиками:
        - Могу только повториться, что Анна оставила нас много лет тому назад и мы ничего не слышали о ней с тех самых пор. Может, Вилли получал от нее письма и даже писал в ответ, но мне он об этом не говорил. Она опозорила нашу семью.
        - Конечно, - вынужденно согласилась я и изо всех сил сжала кулачки, почувствовав, как ногти впиваются в ладошки. Нужно собрать все свое самообладание.
        Баронесса достала из золотого портсигара черную сигаретку и прикурила. Как здорово быть такой беззаботной, такой довольной жизнью, подумала я. Вот она сидит здесь, передо мной, мать близнецов, которые живы-здоровы и которым абсолютно ничего не угрожает. Богатая вдовушка без особых проблем. С ее внешностью ей не составит большого труда снова выйти замуж, и второй муж наверняка будет баловать ее не меньше первого.

«Только стервы берут от жизни все», - пришла мне в голову циничная мысль.
        Баронесса снизошла до дальнейших объяснений:
        - Мой покойный муж говорил мне, что Анна вроде бы поселилась в Калифорнии… нет, в Филадельфии. И забрала с собой своего ребенка.
        Последнее заявление вызвало во мне волну возмущения.
        - Да, вы правы. Мальчика…
        - Я понятия не имею, где она сейчас, - продолжила баронесса, не обратив никакого внимания на мою вставку. - Может, уже в Китае.
        - Если бы вы могли дать мне ее последний адрес, у меня появился бы шанс вычислить ее местопребывание, - ухватилась я за соломинку.
        - Погляжу, когда приеду в Женеву, - отмахнулась она от меня.
        У меня сердце упало. Еще двадцать четыре часа ожидания. Но чего я ждала, чтобы сноха Анны захватила с собой в Лондон адрес золовки, которую даже видеть не желала?
        - Вы прибудете в Женеву сегодня?
        - Да.
        - Разрешите мне позвонить вам вечером?
        Дамочка снова пожала плечами, подозрительно зыркнув в мою сторону ледяными голубыми глазами:
        - Все это весьма странно.
        - На вашем месте я бы тоже так подумала, - горячо заверила я ее.
        Она поглядела на украшенные бриллиантами и рубинами часики:
        - Боюсь, мне пора, иначе я опоздаю на самолет.
        - Вы же найдете для меня адрес Анны, правда? Я непременно позвоню вам, - снова попросила я.
        - Я очень занятой человек, - заявила она.
        Передо мной встало видение Бинга на больничной койке, и я чуть не спятила, едва сумела сдержаться, чтобы не заорать на эту высокомерную эгоистичную мадам.
        - Баронесса, уверяю вас, если бы не жизненная необходимость, я бы ни за что не стала тратить столько сил на поиски Анны. Я бы рассказала вам все как есть, только вы ведь торопитесь. - Я была на все сто процентов уверена, что она ни на минуту не задержится, чтобы выслушивать всякий вздор, поэтому и позволила себе этот пассаж.
        - Ну ладно, - смилостивилась она.
        - Можно свериться с вашим телефонным номером в Женеве?
        Баронесса скрипнула зубами, но номер назвала, поглядев на меня, как на надоедливую муху, впрочем, надо признать, весьма справедливо.
        И выплыла из «Клариджиз» в сопровождении носильщика, увешанного дорогими чемоданами.
        Я еще немного постояла в холле, вытирая пот со лба и стараясь справиться с расшалившимися нервами. «Это только начало поисков Анны и мальчика, - не переставая повторяла я себе. - Надо научиться терпению и терпимости».
        Здоровье у меня было отменным, но иногда я страдала внезапными приступами ужасных головных болей, которые доводили меня до умопомрачения. Почувствовав приближение одного из таких приступов, я поспешила заказать чашку чаю и принять аспирин, который всегда носила с собой.

«Миссис Росс пьет чай в „Клариджиз“!» - попыталась я посмеяться над собой, но мне было не до смеха. Господи, какой тут может быть смех. Мой Бинг, мой сын умрет, если я не найду его брата!
        Следующим же поездом я отправилась обратно.
        Стива дома не оказалось, но я так вымоталась, что мне было все равно. Мне предстояло подождать еще пару часов, с тем чтобы потом позвонить в Женеву. Я впала в ступор и даже о Бинге больше думать не могла.
        Я разделась, бросилась на кровать и забылась тяжелым сном.
        Сквозь сон я слышала, как вернулся Стив. Окончательно очнувшись, я поглядела на часы и ужаснулась: было уже около семи вечера. Быстренько натянув рубашку и брюки, я поторопилась спуститься вниз. Голова уже не болела, но чувствовала я себя ненамного лучше. Неожиданно у меня живот от голода подвело, и я припомнила, что за последние двадцать четыре часа почти ничего не ела.
        Стив перебирал бумаги за большим дубовым бюро. Бегло окинув меня взглядом, он снова вернулся к работе.
        Я рассказала ему о том, что произошло в «Клариджиз».
        - Я собираюсь позвонить в Женеву, - закончила я. - А когда получу адрес, примусь за поиски всерьез. Слава богу, что я нашла баронессу. Она вовсе не горела желанием помогать мне, скажу я тебе. С Анной она никогда не дружила и меня, видно, за сумасшедшую приняла. К счастью, у нее не было времени разузнать все подробности.
        - Хмм, - промычал Стив.
        - Как там Бинг? - повернула я разговор в другое русло.
        - Без изменений.
        - Ему не хуже?
        - Слава богу, нет.
        - Слава богу, - эхом повторила я. - А он… он… спрашивал про меня?
        Стива словно током ударило.
        - Да. Он действительно про тебя спрашивал. Я сказал, что ты сегодня прийти не сможешь.
        У меня сердце кровью истекало.
        - О, Стив, как ты думаешь, может, мне все же стоит поехать повидать его?
        - Не стоит. Он уже спит.
        - Он не страдает?
        - Нет. За этим следят, но давать слишком много обезболивающих тоже опасно. Ты же понимаешь.
        - Мне даже при мысли о том, что он страдает, плохо становится.
        - Нам обоим придется привыкнуть к этой мысли. Бедный Бинг, - пробормотал Стив.
        Слово «нам» немного сблизило нас и успокоило меня. Мне так хотелось, чтобы Стив утешил меня! Я душу дьяволу была готова продать, лишь бы все вернулось на круги своя. Если бы только Стив любил меня, я бы за ним на коленях поползла.
        Он поднялся, убрал бумаги и повернулся ко мне. Глаза такие холодные, взгляд отстраненный, смотрит на меня как на чужую.
        - Я в больницу. Мне сказали, чтобы я приехал сегодня. Боюсь, что придется оставить тебя здесь одну, но я знаю - ты не будешь против. Симкоксу я все инструкции оставил, Джек будет приглядывать за ним.
        - Сколько это займет времени?
        - Дней десять или чуть больше, если не возникнет никаких осложнений.
        - Ну, ладно. Наверное, я буду слишком занята поисками второго мальчика.
        - Нисколько не сомневаюсь, - холодно заметил Стив.
        Я почувствовала, что меня разорвет на части, если я не попытаюсь хоть немного растопить разделявшую нас ледяную стену.
        - Стив, прошу тебя, не надо так сильно ненавидеть меня. Даже если потом, когда все кончится, ты не захочешь видеть меня, постарайся относиться ко мне по-дружески в этот тяжелый период. Помоги мне. Ты представить себе не можешь, как ужасно я себя чувствую.
        - Отчего же, очень даже могу.
        Я сжалась под его презрительным взглядом. Господи, неужели он и вправду такой жестокий человек? Наверное, я заслужила это. Жаловаться мне было не на что, но горечь захлестнула меня с головой.
        Я всегда любила Стива. И мой поступок с Бингом в первую очередь был продиктован этой безмерной любовью, желанием подарить ему сына. И вот теперь сначала шок от аварии, в которую попал Бинг, потом потеря уважения и дружбы мужа. А мне так мало от него было нужно - хоть искорка прежней любви, хоть отблеск надежды на прощение.
        Я подошла к нему, смиренно потупив голову, и коснулась его руки:
        - Пожалуйста, прошу тебя, не надо ненавидеть меня, Стив. Я не хотела, чтобы так вышло, надеялась, что правда никогда не откроется и ты всегда будешь счастлив.
        Он отдернул руку, но мне показалось, что взгляд его смягчился, а черты лица немного разгладились.
        - Давай не будем об этом сейчас. Не сомневаюсь, что ты очень расстроена. Извини, Крис, но меня и впрямь сейчас ничего, кроме Бинга, не интересует. Давай на нем сконцентрируемся, а про нас пока забудем.
        - Да, Стив, я тоже этого хочу, - прохрипела я.
        Он закашлялся и направился к двери.
        - Нас с Бинтом поместят в двухместную палату. И телефон проведут, так что звони, если будет что-то срочное.
        - Хорошо.
        Я еле сдержалась, чтобы не зарыдать в голос. Бедный мой Стив, представляю, что ему пришлось пережить. Был ли Бинг плоть от плоти его или не был, он все равно любил его. Он не мог отрицать этого очевидного факта и не упустил возможность помочь ребенку, поддержать малыша. Не слишком приятная процедура, когда с тебя снимают кожу, раны будут долго болеть, и одним разом тут не отделаешься.
        Что касается домашних дел, я нисколько не сомневалась, что все его мысли будут заняты драгоценной фермой, яйцами, доходами и расходами. И вдруг меня словно током ударило. Как же я о деньгах не подумала!
        - Стив, - позвала я, - вдруг мне придется в Америку лететь, как насчет наличных?
        - Я об этом позаботился. Банк перечислит пятьсот фунтов с депозита на наш совместный счет. Можешь брать столько, сколько потребуется.
        В этом он весь, подумала я, всегда такой практичный в том, что касается денег, и не жадный.
        - Если подбросишь меня до больницы, не придется оставлять машину на стоянке, - сказал он мне.
        - А нельзя подождать немного, мне надо в Женеву позвонить?
        - Да можно, наверное, - бросил он взгляд на наручные часы, - Мне велели приехать сегодня вечером, но операция назначена только на завтра.
        Я позвонила баронессе и раздобыла нужный адрес до отъезда Стива. Адрес, что был для меня на вес золота. Но последнее замечание баронессы не слишком обрадовало и обнадеживало: адрес этот одиннадцатилетней давности, и она понятия не имеет, не переехала ли Анна куда-нибудь.
        Именно это мне и предстояло выяснить. Придется звонить в Трансатлантическую справочную службу, чтобы узнать телефон кузины Анны. Слава богу, я запомнила и ее имя, и имя ее мужа - Гарри и Джулиана Кеннеди.
        Господи! Надо же, я уже весь мир обзвонила!
        Как только я отвезла Стива в больницу, снова засела за телефон.
        К моему огромному облегчению, справочная служба снабдила меня номером телефона Гарри Кеннеди, и в ожидании соединения я приготовила себе омлет с крепким кофе. У нас с Америкой разница в шесть часов, сейчас там всего два часа дня. Если мне сильно повезет, Кеннеди могут оказаться дома.
        После ужина мы с Винстоном свернулись калачиком на диване. Неожиданно мне пришло в голову, что это моя первая ночь без Стива с тех пор, как он уволился из армии.
        Я не переставая повторяла себе, что ожидание может затянуться, к тому же никто не гарантирует, что кузина окажется дома, не говоря уже о самой Анне. Она запросто могла съехать от родственников.
        Все вопросы я привыкла обсуждать со своим мужем, советоваться с ним, делить и радости, и печали и никак не могла свыкнуться с мыслью, что теперь мне придется принимать решения в одиночку. Я чувствовала себя такой беззащитной, такой беспомощной. Как было бы здорово, если бы мы со Стивом отправились на поиски вдвоем!
        Но он так холодно попрощался со мной в больнице, не смог пересилить себя.
        - Удачи, - только и сказал он. - Надеюсь, тебе удастся найти мальчика. Береги себя.
        - И ты себя, - хлюпнула я носом. - Удачи тебе завтра, Стив, я позвоню. И приеду, как только мне разрешат вас навестить. Передай Бингу, что я люблю его… ты же знаешь… - Голос у меня сорвался.
        Дома, сидя на диване в ожидании звонка из Филадельфии, я все время крутила в голове фразу Стива: «Береги себя». По крайней мере, ему не совсем наплевать, что со мной случится. Это уже кое-что.
        Когда телефон зазвонил, мы с Винстоном крепко спали. Пес тут же вскочил и залаял, а я бросилась к аппарату.
        На том конце провода я услышала мужской голос. Слышно было настолько хорошо, что я поверить не могла, что нас разделяет Атлантический океан.
        Я и сама понимала, что Анна наверняка давно уже живет в другом месте, но, когда Гарри сам сказал мне об этом, я отчего-то впала в ступор. Какое разочарование!
        - Она уехала из нашего дома лет семь или восемь назад. А с кем я разговариваю?
        - С ее давней подругой. Мне нужно срочно найти Анну. Прошу вас, мистер Кеннеди, не могли бы вы помочь мне?
        - Как вас зовут?
        - Миссис Росс… Кристина Росс.
        - Видите ли, миссис Росс, это несколько затруднительно… Анна - кузина моей жены, не моя. Жена моя, Джулиана, она тоже из Австрии приехала, как и Анна.
        - Да. Да. Я в курсе.
        - Мы с Джулианой расстались, понимаете ли, - продолжил Гарри Кеннеди. - Развелись года через три после того, как Анна переехала в Штаты. Джулиана ушла от меня, и Анна - вместе с ней.
        О боже, еще одно препятствие! Ну почему все так трудно! Похоже, судьба вознамерилась выстроить на моем пути все возможные препоны. И каждое препятствие означает очередную задержку, а время летит, летит.
        - Мистер Кеннеди, не вешайте, пожалуйста, трубку! - поспешно выпалила я. - Вы, случайно, не знаете, где живет Анна?
        - Конечно, конечно, мы с ней по-прежнему хорошие друзья. Она вышла замуж, и зовут ее теперь миссис Хопкинс, миссис Рассел Хопкинс. Она живет в Бостоне, но мне известно, что в данный момент Анна в Италии.
        - Не можете сказать, где именно? - У меня в горле пересохло.
        - Боюсь, что нет, но личный секретарь Хопкинсов наверняка знает. Джулиана и ее новый муж наверняка тоже с ними.
        - А сын Анны? - задала я жизненно важный вопрос.
        - А… этот малыш… Руди, классный он парень. Я его просто обожаю. Он мне как сын был, очень жаль, что мы теперь поврозь живем. Он с матерью уехал. Насколько мне известно, у него все в полном ажуре!
        Я почувствовала, как по спине стекает ручек пота. Чудесные новости! Брат Бинга, по крайней мере, жив и здоров. Если бы с ним что-то произошло, Гарри Кеннеди наверняка был бы в курсе. Теперь осталось только раздобыть итальянский адрес Анны. Может, Гарри почувствовал мое разочарование, и изо всех сил старался помочь. Для него доллары - сущий пустяк.
        - Послушайте, миссис Росс, - предложил он, - оставьте мне свой номер телефона, я позвоню Анне домой и постараюсь разузнать, где они остановились.
        Теплая волна благодарности пробежала по моим венам.
        - О, мистер Кеннеди, это так мило с вашей стороны, но разве вам не надо…
        - Конечно, конечно, я уже убегаю, но вам мой секретарь позвонит, - оборвал он меня. - Самому-то мне на встречу пора, но она выяснит все, что нужно, и перезвонит вам.
        Я от всей души поблагодарила этого милого человека и продиктовала ему свой номер.
        Он дал отбой.
        Снова долгое ожидание.
        В этот раз я не могла тупо сидеть с Винстоном на диване, ходила туда-сюда по дому и в итоге вышла в сад. Над моей головой, словно маленькие самолетики, кружили летучие мыши. Каждую весну они селились на ферме, и мы со Стивом, бывало, улыбались, заслышав их писк. Что касается Бинга, так он вообще пребывал от них в полном восторге, особенно после того, как ему рассказали, что они слепые и находят путь, пользуясь необычайными «радарчиками».
        - Бинг, Бинг, - поглядела я на звезды. - Держись, малыш. Не умирай, не оставляй меня. Господь Всемогущий, пусть пересадка кожи Стива пройдет благополучно! Это ненадолго, я знаю, но я найду Руди, обещаю, я найду его вовремя! Ты только держись, Бинг. Все будет хорошо, милый.
        Когда же позвонят из Филадельфии?
        Я представила себе, как американский банкир-миллионер покидает свой шикарный особняк… садится в шикарную машину… и отправляется в модный ресторан.
        Потом постаралась занять себя размышлениями о причинах их развода. Анна вроде бы говорила, что кузина очень счастлива, что они - превосходная пара, и все же Кеннеди расстались. У них не было детей, вот в чем все дело. Как печально! Возможно, бездетность затуманила зеркало их безмятежного счастья и разбила его на мелкие кусочки, которые не склеить. «Вот что случается с теми, кто не может завести детей», - пыталась оправдать себя я.
        Гарри Кеннеди сказал, что Руди - классный парень. «Да, так и должно быть, - сентиментально улыбнулась я. - Они же с Бингом близнецы, а Бинг всегда был таким милым и забавным. Белокурые волосы, голубые глаза, веснушки на носу, и, как знать, Руди, может, даже очки носит, как и наш Бинг. У них должны быть одинаковые изъяны. И в спорте, наверное, ему тоже равных нет, так же помешан на своем бейсболе, как Бинг на футболе».
        Я припомнила, как уговаривала Анну не разлучать близнецов. Все эти годы они должны были расти вместе. Если они встретятся, из них выйдет превосходная пара друзей! Это же так здорово, так необычно, как будто в зеркало смотришься.
        Образ Руди начал наполняться плотью и кровью и приобретать реальные черты и место в этом мире. И вдруг в голову мне пришла ужасающая идея.
        Что только о близнецах не болтают. Говорят даже, что они переживают одно и то же, попадают в похожие ситуации, даже если их разделяют бесконечные километры. Вдруг не только Бинг в аварию попал, но и Руди тоже? Вдруг и его жизнь тоже висит на волоске! От этой мысли у меня волосы на голове дыбом встали.
        К тому времени, как меня снова соединили со Штатами, мне казалось, что я разваливаюсь на части.
        - Это миссис Росс? - ударил мне в ухо высокий женский голос с сильным американским акцентом. - О, привет вам! Это мисс Ванделл, секретарша миссис Хопкинс.
        - Да, да, - заорала я как полоумная, опасаясь, что она может не услышать меня.
        - Мистер Кеннеди попросил меня позвонить вам и сообщить, как найти миссис Хопкинс в Европе.
        - Да, да?
        - У вас есть бумага и карандаш под рукой, миссис Росс?
        - Да, - держала я наготове блокнот.
        - Отель «Сплендидо», Портофино, Италия.
        Я знала, где это. Одна моя знакомая провела медовый месяц в Портофино, одном из красивейших мест на Итальянской Ривьере.
        - И давно они там были? - спросила я мисс Ванделл.
        - Они сейчас должны быть там, - услышала я приятные новости. - Это второй адрес из их списка. Потом они отправятся в Пизу, Сиену и так далее. Они с мистером и миссис Эдельман поехали, но Эдельманы в южную Францию подались, так что Хопкинсы теперь одни путешествуют.
        Насколько я поняла, Эдельманы - это Джулиана и ее новый муж.
        Я поблагодарила мисс Ванделл и повесила трубку. И разрыдалась, прижимая к груди бесценный листочек с адресом.
        Только позже мне пришло в голову, что я совершенно выпустила из виду одну деталь - забыла поинтересоваться, взяли ли они с собой Руди. Я действительно схожу с ума. Теперь снова придется ждать, чтобы узнать ответ.
        Наверное, телефонная станция, принимающая звонки из Литл-Вич, была потрясена, когда я заказала очередные дорогостоящие международные переговоры, на этот раз с отелем «Сплендидо». Я чуть не скончалась, узнав, что Хопкинсы еще не приехали.



        Глава 9

        Настал новый день.
        Англия провожала меня дождем и ветром, впереди лежала солнечная Генуя, от которой было рукой подать до Портофино.
        Мне еле-еле удалось раздобыть билет на ближайший рейс до Италии, и то только потому, что агент бюро путешествий вошел в мое положение. Для миссис Твист я придумала нелепую историю, что отправляюсь за очень редкими лекарствами для Бинга, но бедняжка поверила мне и пообещала присмотреть за домом и попугаями, а Винстона взять на время к себе. Не могла же я сказать ей правду, а больше ничего в голову не приходило. Как еще объяснить мое поведение: бросаю сына и мужа в больнице и несусь бог знает куда!
        Хотя Хопкинсы и отложили свой визит в Портофино, они заказали в гостинице два номера - двухместный и одноместный. Второй - наверняка для Руди. Слава богу, скоро я найду единственного человечка, который может спасти жизнь Бингу. Ожидалось, что семейство прибудет в Портофино в течение трех дней; мистер Хопкинс оставил дату приезда открытой и оплатил десятидневную задержку, видно, мог позволить себе такие непомерные расходы. Еще один состоятельный американец.
        Недолго думая я решила лететь в Портофино и лично переговорить с Анной. От телефонных переговоров меня уже начинало трясти, да и объясниться лучше всего при личной встрече. Я должна быть уверена, что Анна отпустит Руди в Англию и разрешит пересадку. Предстояло убедить подругу, что никакого вреда эта операция Руди не причинит, если только мальчик абсолютно здоров, сам сэр Джон Риксон-Додд дал слово. А вдруг нет? Вдруг мои опасения оправдаются и Руди тоже постигло несчастье? Но хватит уже всяких «если». Доктор Блэк согласился со мной - надо лично лететь в Италию и срочно привозить брата Бинга. Ни Бингу, ни мужу мое присутствие в больнице не поможет, только Руди в состоянии помочь, и рисковать ни в коем случае нельзя.
        Перед отъездом я написала им записки. Стиву - короткую, всего в три строчки:



«Кажется, я нашла Руди. Срочно вылетаю, чтобы лично доставить его. Надеюсь, операция пройдет успешно. Прости меня, и да хранит тебя Бог».


        И Бингу (я знала, что сам он прочесть мое послание не сможет, но его отец - я все еще считала Стива его отцом - сделает это за него):



«Удачи тебе, мой милый, извини, что не могу прийти повидаться с тобой. У меня грипп, поэтому в палату не пускают. Все время думаю о тебе. Держи хвост пистолетом. Ты обязательно справишься и забьешь этот гол. Винстон посылает тебе свою любовь, и я тоже.

    Твоя мама».
        Как же мне повезло, что кто-то сдал билет! И вот я в небе, лечу в Геную, под ногами - облака. Я и раньше летала - в Австрию и Швейцарию, но чтобы VIP-классом - даже мечтать не приходилось.
        Меня всю трясло от возбуждения, так мне хотелось побыстрее увидеть близнеца Бинга. Похоже, второй брак Анны удался. Вряд ли она слишком обрадуется моему появлению. Последние сорок восемь часов я была так расстроена и настолько выбита из колеи, что мне даже ни разу в голову не пришло - а ведь Анна запросто может отказаться рассказать обо всем мужу и сыну. Я только о Бинге думала, но какой это стресс будет для Анны и Руди, во внимание не принимала. Вдруг известие о близнеце разрушит ее брак? Хотя Руди, наверное, будет очень интересно узнать о том, что в Англии у него есть братишка.
        Но не может ведь мать дать умереть своему родному ребенку только потому, что не пожелает рассказывать об этом мужу. Если он любит ее, то простит. Она была такой юной, такой беспомощной, когда решила отдать мне младенца, которого я называла
«Первый».

«Мой грех не идет ни в какое сравнение с ее», - говорила я сама себе. Она никого не обманывала, а моя вина - двойная, я лгала двум дорогим мне людям, и этим разрушила их жизни.
        Надо приготовиться к встрече с Анной. Она - мастер сцен. Единственное, к чему я не могла подготовиться, - к отказу помочь мне.
        С утра миссис Твист заставила меня как следует подкрепиться, и я была благодарна ей за это. Не дело морить себя голодом, ведь мне предстоит столько сделать! Самолет улетал в полдень, и я успела снять деньги в банке. В Италии поменяю фунты на лиры.
        Интересно, сколько мне придется проторчать в Портофино и удастся ли найти номер в дешевой гостинице? Позволить себе сорить деньгами Стива я не могла, останавливаться в «Сплендидо» - непозволительная роскошь.
        Единственным утешением для меня были последние известия из больницы: первая операция прошла успешно. Однако улучшение будет кратковременным. Я знала это, потому и отравилась в путь.
        Передо мной предстала картина: вот они лежат бок о бок в палате, два дорогих мне человечка. Мне захотелось плакать, но слез не было, наверное, все уже выплакала. В голове только одно - как бы побыстрее найти Анну. Долго ли придется дожидаться ее? А вдруг она вообще не приедет в Портофино? О господи, лучше об этом не думать.
        Мое место оказалось у окна, рядом - только один пассажир, который завел со мной беседу, не успели мы расстегнуть ремни безопасности. Мужчина обратил мое внимание на то, что стюард предлагает утреннюю газету.
        - Спасибо, не надо, - покачала я головой. Новости политики, забастовки и нестабильная ситуация в Африке совершенно меня не интересовали.
        - Совершенно с вами согласен, - снова зазвучал рядом приятный голос. - Нынешние новости гроша ломаного не стоят, а чтобы ломать глаза о газету - тем более. Всегда одно и то же - всякая мерзость и ужасы.
        - Так и есть, - рассеянно согласилась с ним я.
        - Не против, если я закурю?
        Это была всего лишь дань вежливости, и я, само собой, кивнула.
        Попутчик протянул мне пачку американских сигарет, и я взяла одну. Последнее время я дымила как паровоз. Я решила рассмотреть его получше: около пятидесяти. Волосы длинноватые, темные, подернуты сединой. Голубые брюки, рубашка в клеточку, на коленях - спортивная куртка.
        - Жарко тут, ближе к солнышку, - стянул он с шеи шелковый платок. - Здорово, что можно вот так запросто убежать от дождя и тумана старой доброй Англии. Милая сердцу земля! - не без сарказма добавил он.
        Я рассмеялась, вымученно и без капли веселья, и это, видно, шокировало моего спутника. К моему величайшему удивлению, он не отвернулся от меня, такой, как мне казалось, непривлекательной особы, а лишь проявил еще больше дружелюбия и участия.
        Он забавно так разговаривал, с юмором. Предложения короткие, равные какие-то. И лицо тоже забавное - скулы высокие, большой смешливый рот, красивые глаза. И загар - необыкновенно яркий, южный. Я нисколько не удивилась, когда он признался, что уже с весны живет в Италии.
        - Вот, летал в Англию на просмотр, знакомился с девицей, которая должна заменить в нашем фильме одну из второстепенных героинь. Я его продюсирую, фильм этот. Мы неподалеку от Генуи расположились. Наш режиссер - итальянец, может, вы даже слышали о нем. Марио ди Сфороццо.
        Имя было абсолютно мне незнакомо. При обычных обстоятельствах я была бы без ума от знакомства с настоящим с продюсером, но сейчас ничто не могло развлечь меня. Но я была рада поболтать с кем-нибудь, хоть ненадолго отвлечься от пожиравших душу мрачных мыслей.
        Мой спутник оказался симпатичным добродушным мужчиной, не лишенным определенного шарма. Сердечный, теплый такой, легкий в общении, и мне показалось, что я ему понравилась. Он предложил мне напиток, помог с плащом и болтал без умолку. Мне пришло в голову, что мой воспитанный армией муж всегда избегал подобных типов. Он плохо сходился с людьми, а к миру искусства вообще никакого отношения не имел. Наверняка нашел бы моего собеседника слишком болтливым экстравертом, но я немного оттаяла в его присутствии. За изысканным ленчем мы обменялись именами.
        - Я - Гил Барретт, - поставил он меня в известность. - Полностью - Гилфред. Говорят, старый глухой пастор при крещении ошибся. Меня хотели назвать Гилберт Фредерик, но старик только первые слоги расслышал, и получилось - Гил-фред. Так я и остался Гилфредом. Маме понравилось.
        - И мне тоже нравится, - сказала я. - Я Кристина Росс. Для друзей - просто Крис.
        - Ну, привет тебе, Крис, - произнес он с наигранным американским акцентом, осклабился и вдруг стал молодым и веселым.
        И я ответила ему в тон:
        - Привет тебе, Гил.
        Он бросил взгляд на мою левую руку:
        - Замужем, как вижу.
        - Да.
        - У меня тоже однажды жена была, но пару лет тому назад сплыла, - откровенно выложил мне он. - Слишком молода для меня. Ничего у нас не вышло.
        - А я всегда считала такие браки удачными, - посочувствовала ему я. - То есть хочу сказать, когда жена намного младше мужа. Он заботится о ней, и все такое, а она смотрит на него открыв рот.
        Гил расхохотался:
        - О, я и впрямь заботился о Салли. Целый год отцовским комплексом страдал. С ума по этой девчонке сходил. Огромные глазищи, золотые волосы, и все такое, но тепла в ней ни капли нет, такая ухаживать за мной в болезни уж точно не станет. Эгоистка до мозга костей. Да и я тоже не подарок, вот мы и не поладили. Сбежала с более послушным джентльменом, помоложе и побогаче.
        - Ты не похож на человека, который будет долго убиваться, - предположила я.
        Он снова одарил меня своей привлекательной улыбочкой:
        - Да ты настоящий психолог, Крис. Точно подмечено: я и не стал убиваться, но, надо признаться, это был удар. У меня чуть комплекс неполноценности не развился. Я ее так любил, мою милашку Салли. И до самого медового месяца не понимал, насколько она бессердечна, а потом девчонка явно перестаралась, разыгрывая из себя роль слишком-чистой-для-низкой-страсти. Вот отцовские чувства во мне и возобладали. Ей хотелось, чтобы о ней заботились. Очень подарки принимать любила, как ребенок радовалась, и мне нравилось дарить ей всякие коробочки с сюрпризами. Но давать взамен она не умела. Только брала.
        - О господи боже ты мой! - заморгала я.
        Я привыкла к подобным излияниям. Люди часто доверяли мне свои тайны, Гил не был исключением. Кроме того, в мире искусства люди гораздо откровеннее.
        Гил продолжал свой рассказ о Салли, и в голосе его часто звучали нотки сожаления. Он, холостяк с тридцатипятилетним стажем, купил своей женушке дом в Челси в надежде на счастливую семейную жизнь. Ни о каком разводе он даже не помышлял. Конечно, развод - дело тонкое, не выслушав другую сторону, очень сложно судить, чья тут вина, но мне отчего-то казалось, что виновата Салли. Всего час назад я даже слыхом о Гилфреде Барретте не слыхивала, но мне очень импонировал этот милый добродушный человек. От него исходило тепло, и вскоре мне захотелось довериться ему.
        Гил первым завел разговор о моей жизни.
        - Извини, что пристаю с рассказами о себе. Тебе, наверное, скучно. А ты? Ты похожа на хорошо устроенную счастливую женщину.
        Я улыбнулась, но прежние страхи и несчастья снова расправили надо мной свои костлявые черные крылья, и я невольно содрогнулась, несмотря на все то тепло и внимание, которые излучал сидящий со мной рядом мужчина.
        - Что-то не так? - тут же уловил он перемену. - Откуда это трагическое выражение лица?
        - Времена у меня не из легких.
        - Мне очень жаль, Крис. Вот несчастье! Может, расскажешь? Вдруг я смогу чем-нибудь помочь?
        Я зажмурилась и представила себе Бинга. Слезы градом покатились по щекам. И откуда они только взялись, ведь недавно мне казалось, что я все до капли выплакала.
        - Надо же, как человек может ошибиться, - снова заговорил Гил. - Стоило мне увидеть тебя, и я подумал: вот пример благополучной англичанки, девушка на каникулы отправляется к друзьям или родственникам. И никаких у нее забот, никаких проблем. И конечно же уже занята. Правда, ресницы твои немного дрожали, когда ты заговорила со мной, но я решил, что ты просто нервничаешь. Ты производишь очень приятное впечатление, Крис. Очень милая, веснушки на носу и глаза такие красивые, теплые.
        Красивые, теплые глаза. Такого мне уже лет сто никто не говорил. Я глупо хихикнула:
        - Спасибо! Очень польщена.
        - Это правда. Глаза у тебя действительно очень красивые. Карие с золотыми искорками. Замечательные глаза.
        - Но сама я совсем не замечательная, - вспыхнула я. - Даже не милая, как вы выразились. Я аферистка. Долгие годы врала и обманывала и разрушила жизнь своего мужа. Мой сын Бинг - по крайней мере, я считаю его своим сыном - умирает. Хуже не придумаешь. Вот видишь, как сильно ты во мне ошибся!
        - Мне очень жаль, Крис, - сказал он.
        Горло мне словно холодная когтистая лапа сдавила, и я отвернулась к окну. Гил снова заговорил, но на этот раз абсолютно серьезно, его легкомысленность будто ветром сдуло.
        - Честное слово, мне очень жаль, я понятия не имел.
        - Естественно.
        - Я понятия не имел, - повторился Гил. - Я и предположить не мог, что у тебя такая трагедия, думал, что это простая увеселительная поездка. Как же я ошибся!
        - Как бы мне хотелось, чтобы ты не ошибся. - В моем голосе зазвенели высокие нотки. - Как бы мне хотелось оказаться той самой милой беззаботной англичанкой на отдыхе, за которую ты меня принял. Не слишком эффектно звучит, конечно, но я и сама не слишком эффектная, и жизнь мою эффектной тоже не назовешь. Последние одиннадцать лет прошли без особо впечатляющих событий, но очень счастливо.
        Я вытащила из сумочки платочек и вытерла глаза. Разыскала темные очки и нацепила их на нос.
        - Не закажешь мне бренди с водой, когда стюард появится? - попросила я.
        - Конечно, Крис.
        Я никогда не пила бренди, но тут отчего-то почувствовала острую нужду в нем. Когда принесли напиток, я лишь немного пригубила, больше половины так и осталось плескаться на дне. Гил исподволь изучал меня, но вопросов больше не задавал. Наверное, именно поэтому меня вдруг охватило непреодолимое желание выложить ему все как есть. Мне нужно было выговориться, и желательно человеку постороннему, незаинтересованному.
        Подобные порывы совершенно мне не свойственны, это Гил Барретт вытянул меня из скорлупы. Мне никогда не приходилось встречать настолько располагающего к себе человека.
        - Если я все расскажу тебе, - начала я, - обещаешь ли ты дать мне слово чести никогда не передавать мою историю ради развлечения, к примеру, своим друзьям-шоуменам?
        - Милая моя Крис, может, я и слаб на язык и, положа руку на сердце, люди театра и кино действительно ужасно болтливы, но если надо, я умею держать язык за зубами. Никогда не выдаю секреты своих друзей, особенно если они просят меня об этом. Мы с вами без году неделя знакомы, но мне кажется, что мы уже успели подружиться.
        Я кивнула.
        И рассказала ему всю историю от начала до конца.
        Гил ни разу не прервал меня, пока я не дошла до того воскресного утра, когда случилась та железнодорожная катастрофа. Он взял мою руку в свою и крепко пожал ее.
        - О господи, какой ужас! - воскликнул он. - Теперь припоминаю, я слышал об этом. Бедные детки!
        Я довела свой рассказ до конца.
        - Теперь ты видишь, как ужасно я поступила со своим мужем, и с Бингом тоже.
        Он выпустил мою руку, но когда я подняла взгляд, то увидела в его глазах сочувствие. Я не ошиблась. Он оказался понимающим человеком; наверное, продюсеры знают жизнь во всех ее проявлениях. Чтобы сделать хороший фильм, нужно хорошо разбираться в людской натуре. И еще - я была уверена, что Гила трудно шокировать.
        - Господи! - выдохнул он во второй раз. - Что за история! Бедняжка!
        - Не мне надо сочувствовать, - подскочила я. - Я не заслуживаю жалости. Мой муж и мой сын - вот кто нуждается в сострадании.
        - И они тоже по-своему, - сказал Гил. - Мальчик - точно. Но надо Бога благодарить за то, что у него есть шанс спастись. Без сомнения, этот рассказ наверняка потряс твоего мужа. Мужчине не слишком приятно узнать, что ребёнок, которого он столько лет считал своим, - не него.
        - Знаю.
        Гил отхлебнул из стакана.
        - Интересно, как бы я повел себя на его месте? Сначала бы то же самое почувствовал, нисколько в этом не сомневаюсь, но потом наверняка решил бы пройти с тобой весь оставшийся путь. Но, хочешь верь, хочешь нет, я очень сентиментален.
        Я слушала его открыв рот и впервые подумала, что Стив, должно быть, слишком жесток со мной. Это открытие огорошило меня. Мне и в голову не приходило, что он вполне мог бы вести себя помягче.
        Поддавшись порыву, я полезла в сумочку и достала фотокарточку Бинга в голубых плавках. Он стоял на трамплине над бассейном в доме наших друзей. Без очков он выглядел просто очаровательно. Гил поглядел на фото, отдал его мне и покачал головой:
        - Мальчик - просто класс. Господи, что за чертова жизнь! Надо же было такому случиться.
        Я сглотнула слезы.
        - Ты прав. А что до Стива… знаешь, мне бы не хотелось, чтобы ты считал его слишком жестоким. Он не из тех, кто выставляет свои эмоции напоказ и легко поддается сантиментам. Я уверена, что со временем он переменится, горечь уйдет. Он любит Бинга. Не думай о нем слишком плохо.
        - Терпимость твоя безгранична, - удивленно поглядел на меня Гил.
        - Просто я люблю мужа.
        - Счастливчик!
        - До сих пор я считала, что это мне повезло.
        - История - просто мрак, но я уверен, что ты найдешь брата, пересадка пройдет успешно, и тогда над тобой снова засияет солнышко.
        Я бессознательно бросила взгляд на свои маленькие золотые часики на тоненьком черном ремешке. Стив подарил их мне сразу после свадьбы. Не сказать, чтобы они были слишком модными, но я никогда не снимала их.
        - Весь вопрос во времени, - сказала я. - Время на исходе. Если я не успею найти брата Бинга, все зря.
        - И сколько осталось?
        Я заглянула в красивые, обрамленные по-женски длинными ресницами глаза на мужественном серьезном лице. Чем больше мы с Гилом беседовали, тем больше он мне нравился. Я чувствовала, что на него можно положиться.
        - Недели три-четыре, не больше. Врачи предупредили: если к тому времени эту пересадку не сделать, Бинг умрет.
        Гил прикурил от предыдущей сигареты и покачал головой:
        - Очень сложная задача для женщины. Ты храбрая девочка, Крис. Я восхищен!
        Кровь бросилась мне в лицо, щеки заалели.
        - Ты не можешь… не должен… нельзя было делать того, что я сделала.
        - Ненавижу самоистязания, - поморщился Гил. - Мазохизм - вещь деструктивная. Может, ум мой только и занят тем, как бы получше фильм снять, но это не так уж и плохо, когда требуются новые оригинальные идеи или надо разработать какой-нибудь план, который никому никогда даже в голову не придет. Не обижайся, но мне кажется, ты выбрала не совсем верный путь.
        Я вытаращилась на него во все глаза. Обидно не было, приходилось принимать любую помощь, которая повстречается на пути.
        - Мне казалось, я делаю все возможное, - сказала я ему. - Что же еще следовало бы предпринять?
        - Крис, тебе мешают собственные страхи и эмоции. Тебе нужен настоящий частный детектив, профессионал, он сберег бы тебе и время и нервы.
        - Что может сделать частный детектив, чего не могу сделать я сама? - Его слова все же немного задели меня. - Анна - моя подруга, и все ключи у нее. Пока я не найду Анну, ни одна другая дверь не откроется.
        - Согласен. Но вдруг тебе не удастся найти Анну в Портофино? Что тогда? Ты не можешь в одиночку гоняться за ней по всей Европе.
        В самолете было жарко, но неожиданно я начала дрожать.
        - Я даже представить себе не могу, что будет, если я не найду Анну в Портофино. Мне это даже в голову не приходило. В «Сплендидо» со дня на день ждут их приезда.
        - Чтобы удостовериться, придется подождать, - возразил Гил.
        - Придется подождать, - эхом отозвалась я, сердце мое сжалось от ужаса.
        - Не поддавайся своим страхам, Крис. Ад только начинается, тебе еще много через что придется пройти.
        Я кивнула.
        - Послушай, я остановился неподалеку. Я дам тебе свой адрес, большая часть нашей команды живет на вилле между Генуей и Портофино, у самого побережья. Если понадобится помощь - ты только позвони. - Гил был само очарование, он из тех людей, которые умеют ненавязчиво предложить свою помощь.
        - Я так благодарна, Гил, но бессовестно отрывать тебя от дел. Ты такой занятой человек!
        - Не настолько, чтобы не помочь в такой беде.
        - Ты так добр ко мне. - Я зажмурилась, почувствовав, что слезы снова наворачиваются на глаза.
        - Скажем так, целыми днями я решаю психологические проблемы. И имею довольно точное представление о том, что ощущает человек в той или иной ситуации. Мне действительно очень жаль тебя, и я восхищен твоим мужеством. С виду такая маленькая, такая беспомощная, хотя последнее слово - глупость беспросветная. Ты не принадлежишь к категории беспомощных дурочек. Но такая неопытная по сравнению с теми акулами, с которыми мне приходится работать. Мне кажется, тебе нужна мужская поддержка. Поэтому я и предложил нанять частного детектива, он мог бы переложить всю самую тяжкую работу с твоих плеч на свои.
        Я сказала, что в общем-то согласна с ним, но есть еще одна сторона вопроса - финансовая. Мы со Стивом далеко не процветающая пара. Мы готовы потратить все, что у нас есть, на поиски одного-единственного человека, который может спасти Бингу жизнь, но сэкономить все же не помешает, даже если мне самой придется рыскать по всей Европе. Детективы очень дорого берут. Если бы я поверила в то, что детектив действительно способен сделать что-то, чего не могу я, может, тогда бы я, вероятно, и решилась потратиться на него.
        - Еще как может, - заверил меня Гил. - Ты просто любитель. У профессиональных детективов дар выведывать и вынюхивать. Поиск пропавших друзей и родственников - часть их работы.
        - И что бы ты мне посоветовал, если бы я не нашла Анну в Италии и если не принимать во внимание финансовую сторону вопроса? Нанять итальянского детектива?
        - В Париже у меня имеется знакомый детектив. Он на трех языках говорит и заслужил международную славу. Эдакий Мегрэ. Если захочешь, я мог бы замолвить за тебя словечко. Уверен, что мне он не откажет.
        Запинаясь и заикаясь, я начала благодарить Гила. Я никак не могла понять, зачем известному продюсеру помогать мне, к чему это ему вообще, и так далее и тому подобное. Гил одарил меня своей очаровательной улыбкой и потрепал по руке:
        - Я же говорил тебе уже - твоя история потрясла меня до глубины души. Ты даже представить себе не можешь, какое удовольствие я получу, если буду знать, что хоть немного помог. Что за рассказ! Бедная, бедная ты моя девочка!
        Лицо его поплыло передо мной: в глазах снова стояли слезы. А я-то думала, что их уже не осталось. Осталось, еще сколько! Целые моря и океаны слез. Я тихо плакала в платочек, а Гил держал меня за руку. Он был мне как брат, как друг, в котором я так нуждалась. Неужели мы с ним всего каких-то полтора часа знакомы? Поверить не могу!



        Глава 10

        Доброта Гила Барретта окутала меня теплом и заботой, и к тому времени, как самолет наш коснулся земли, я чувствовала себя намного лучше.
        Он не позволил мне отправиться в Портофино на автобусе. В аэропорту его встречал коллега на сером «ягуаре» - молодой человек в бледно-голубых шортах и розовой рубашке. Тони Фреймз - представил мне его Гил.
        - Тони - один из моих ассистентов, - подмигнул мне Гил. - В общем и целом с делами он неплохо справляется, только вот здешний климат совсем ему на пользу не пошел, совсем страх потерял: слишком много вина и слишком много девушек.
        Тони снял темные очки, протянул мне руку и осклабился. Солнце насквозь прожгло его кожу, а волосы выцвели.
        - Что ты несешь! - хохотнул он. - Ладно бы еще, если бы это было правдой! Один стакан вина в день и одна девушка в неделю, только и всего. Не верьте всему, что плетет вам этот тип. - Он стукнул Гила по спине и добавил: - Я знаю, что говорю, он - мой босс. Он еще ни разу не сходил с самолета без компании. Всегда находит себе милую спутницу.
        - Заткнись, Тони, - тихо произнес Гил. - У миссис Росс тяжелые времена. Она не развлекаться сюда приехала, а по очень серьезному делу. Нам надо съездить в Портофино.
        Тони удивленно уставился на меня, водрузил на нос очки и замялся:
        - Простите меня, и все такое. Не сомневайтесь, я отвезу вас, куда пожелаете.
        - Я могу и на автобусе… - начала я, но Гил тут же оборвал мою тираду:
        - Определенно нет. Мы отвезем тебя. Нам надо еще многое обсудить.
        У меня не было ни сил, ни желания спорить с ним. Так здорово, когда кто-то о тебе заботится. Оказывается, за легкомыслием в людях мира кино скрываются сердечность, основательность и опыт. Я с тоской вспомнила те давние дни - еще до встречи со Стивом, - когда была молода, полна задора, радости и желания повеселиться. Мне нравилось чувствовать себя привлекательной, бегать на вечеринки, развлекаться, хотя секс никогда не имел для меня такого значения, как для Анны. Здесь, под ярким солнцем Италии, я ощущала себя несчастной, раздавленной жизнью столетней старухой. Все мои мысли сосредоточились на Бинге.
        Белая извилистая дорога бежала вдоль моря, невообразимо голубого, сверкающего, манящего. Вид его еще больше опечалил меня. Как бы Бингу понравилось здесь, на пляже! Он обожал лето и жару. Господи, как же далеко он от меня!
        Мне стало страшно от мысли, что я здесь одна, в чужой стране, оторвана от мужа и сына. Словно инопланетянка на неизведанной планете.
        Тони сразу же уловил, что происходит нечто необычное. Понял, что босс не просто очередную девчонку в рейсе подцепил, и до самого Портофино ни слова не проронил. Мы с Гилом сидели сзади, и к концу пути он сумел убедить меня непременно прибегнуть к помощи профессионала, если мне не удастся найти Анну сразу.
        Я не могла дождаться, когда мы прибудем к «Сплендидо». Тони притормозил у шикарного отеля и махнул рукой в сторону живописной гавани, но мне было не до местных красот. Я выпрыгнула из машины и помчалась в гостиницу.
        Однако ничего нового выяснить не удалось. Номера, зарезервированные на имя мистера Рассела Хопкинса, были по-прежнему пусты, и никаких новостей от этого семейства не поступало. Я, конечно, ожидала именно такого поворота событий, но все равно почувствовала разочарование.
        Тони с Гилом ждали снаружи.
        - Что теперь делать собираешься? - нахмурился Гил.
        - Прошу вас, не волнуйтесь обо мне, вы и так для меня много сделали…
        - Повторяю - что ты теперь делать собираешься? - рыкнул Гил.
        - Найти себе комнатку, желательно не слишком дорогую.
        - Насколько я понимаю, не в «Сплендидо».
        - О господи, нет, конечно! У меня лир не хватит. Вы только подумайте, какие это бешеные деньги! - грустно рассмеялась я.
        - Надо бы хоть иногда задумываться, но я редко это делаю, - расплылся он в улыбке. - Мы народ экстравагантный. Ну да ладно, давай найдем тебе комнатку.
        - Что ты, не надо, я сама! Я не понимаю, зачем ты все это делаешь.
        - Потому что мне так хочется. Ты мне очень нравишься, и эта история поразила меня в самое сердце. Знаешь, я тут вот что подумал, не позвонить ли моему другу на
«Радио Рима» и попросить передать обращение этим людям? Они ведь по Италии путешествуют. Пусть свяжутся с тобой как можно скорее.
        Я почувствовала, как участился мой пульс - сначала от возбуждения, потом от страха.
        - Нет, я не могу… мы не должны!
        - Почему это?
        - Слишком уж замысловато. Я заставила Анну поклясться, что она не будет искать меня. Если она поймет, что за этим обращением стою я, то вообще может отменить поездку в Портофино. Видишь ли, ей вряд ли понравится, если правда выплывет наружу. Это может отрицательно сказаться на ее семейной жизни. Кто знает, что она наплела своему мужу. По крайней мере, родственникам она рассказала только про одного ребенка, сомневаюсь, что она пожелает добровольно выдавать мужу тайну рождения близнецов.
        Гил потер рукой шею:
        - Да, замысловато, но, с другой стороны, мы можем попросить ее связаться со мной. Я дам свой номер. Она наверняка клюнет, когда услышит, что у мистера Барретта имеется для нее важная информация. А там посмотрим по обстоятельствам. Придумаем что-нибудь.
        Я заколебалась. Меня охватили страхи и сомнения, бросило в пот, платье прилипло к телу. Даже яркое солнышко не радовало глаз. И все же я понимала, что должна поблагодарить судьбу за такого друга, который обладает несметным количеством нужных связей и весьма оригинальных идей.
        - Подумай об этом, Крис, - услышала я голос Гила. - Если решишь довериться мне, я тут же свяжусь с «Радио Рима», это наверняка ускорит процесс. Ладно, теперь пойдем и устроим тебя на ночь. Я дружу с одним владельцем старомодной гостиницы, это недалеко отсюда, в Параджи. Мы мимо проезжали, помнишь? Там отличный пляж. Поедем повидаемся с Бенно, вдруг у него найдется для тебя местечко.
        Стоять у «Сплендидо» было глупо. Анна с мужем вряд ли появятся сегодня, по крайней мере, так сказал мне регистратор. Лучше действительно заняться устройством ночлега.
        Мы снова забрались в «ягуар», и Тони повез нас вниз по склону, в Параджи. Пляж пестрел разноцветными зонтиками, народ развлекался как мог. Ну почему это должно было случиться именно с Бингом? За что ему все это?
        Гил взял меня за руку и крепко пожал ее:
        - Наберись храбрости, Крис, она тебе еще понадобится, дорогая. Не надо зацикливаться на несчастьях.
        - Не буду. - Я попыталась успокоиться.
        - Понимаю, как это трудно.
        - Да, очень, - вздохнула я.
        Он отвез меня в маленькую гостиницу. Бенно, пузатый коротышка в белом костюме и берете на лысой голове, бросился навстречу Гилу с криками радости. Гил представил его, сказав, что это restaurateur [Ресторатор, владелец ресторана (фр.).] , у которого лучшие вина на Ривьере. Быстро переговорив с ним по-итальянски, он повернулся ко мне:
        - Все в порядке, Крис, нам повезло. У Бенно нет сейчас свободной комнаты, но он приготовит одну лично для тебя. Его дочь сейчас в Милане у больной тетки, и Бенно отдает тебе ее спальню. Он говорит, что она не слишком шикарная, но чистенькая.
        - Лучше и не придумаешь, - обрадовалась я.
        - Ты у него на особом счету.
        Улыбчивый официант тут же исчез вместе с моим багажом. Мы с Гилом немного постояли в живописной комнатке: стены отделаны деревянными панелями и увешаны рыбацкими сетями, на многочисленных полках - разноцветные бутыли. Здесь царили полумрак и прохлада. Весьма необычно, но приятно.
        Внезапно меня охватила тоска по дому. Гил схватил меня за руки и легонько встряхнул, в глазах - тепло.
        - Постарайся отвлечься. Прекрати гонять в голове одни и те же мысли, оглянись вокруг. Отдохни немного, потом позвони мне, скажи, что ты надумала по поводу объявления по радио от моего имени.
        - Ты так много для меня делаешь. - У меня в горле запершило. - Спасибо тебе, огромное спасибо.
        - Не нужны мне никакие «спасибо». Мне просто хочется, чтобы ты нашла этого мальчика и спасла своего.
        Оборона моя пала, и я услышала, как соглашаюсь с его идеей насчет «Радио Рима».
        - Это и впрямь сбережет нам время. Только Христом Богом молю, не надо упоминать в объявлении моего имени!
        - Договорились. Но предположим, она позвонит мне - я дам свой рабочий номер и заявлю, что связаться со мной как можно быстрее в ее интересах и дело идет не только о ней, - предположим, Анна спросит меня, зачем она так срочно мне потребовалась. Что я ей отвечу?
        - Я только одно знаю - если ты скажешь ей правду, мы ее больше не увидим. Она ни за что не согласится встретиться со мной.
        - Да ты что! - Гил был шокирован моим заявлением. - Это же ее родной сын умирает.
        Меня передернуло, и Гил, наверное, заметил это, потому что поспешил добавить:
        - О, черт, какая непросительная бестактность с моей стороны!
        - Это правда, он умирает. Именно поэтому нам и надо срочно найти Руди. Но я не думаю, что у Анны хоть какие-то чувства к Бингу остались. Она никогда к нему ничего не чувствовала, даже тогда, когда отдавала его мне. Анна такая странная.
        - Но она от любопытства сгорит, если не встретится с тобой!
        - Все равно, это очень большой риск. Не знаю, стоит ли игра свеч. Промедление смерти подобно для Бинга. А вдруг Анна откажется со мной встречаться, если мы последуем твоему плану и подхлестнем события? Хотя оба варианта очень рискованны.
        - Послушай, Крис, давай так сделаем. Я постараюсь сыграть на ее любопытстве, закину удочку, но объяснять ничего не стану. Просто попрошу перезвонить тебе сюда. А потом уже дело за тобой, тебе придется постараться. В конце концов, если она решит отказать тебе, не все ли ей равно, как она это сделает: при личной встрече или по телефону? Без разницы.
        Да, тут Гил абсолютно прав. В этом есть смысл. На этом мы и порешили.
        Как только Гил с Тони уехали, толстячок сразу же засновал вокруг меня, накрыл мне на стол на улице под деревьями, принес полбутылки вина и пообещал запечатать ее снова, если я не допью. Бенно был сама любезность.
        Я решила прекратить суетиться, потому что проку от этого все равно ноль. Выпив вина и наскоро закусив печеньем, я поднялась к себе.
        Спальня дочери Бенно оказалась весьма аскетичной: беленные известкой стены, высокая кровать, заправленная стеганым розовым покрывалом с бахромой. Одним словом, комната целиком и полностью отвечала моему настроению.
        Я вышла на балкон. Вдоль гостиницы сновали отдыхающие, шумновато, конечно, но мне все равно.
        С пляжа доносились смех и крики, восторженные визги ребятни, плескающейся в лазурных водах. Да, Параджи - просто рай на земле, сверкающий, яркий, красочный. Но детский смех и накатывающий шум сияющих волн болью отозвались в моем сердце. Я поспешила опустить жалюзи и развернулась лицом к своей одинокой клетушке.
        Миловидная молоденькая горничная поставила на высокий туалетный столик китайскую вазу с красными гвоздиками. Вокруг царила безупречная чистота. У кровати на отполированных до блеска досках пестрел веселый коврик. На стене - распятие. Бенно наверняка были католиками.
        Мой Стив - до мозга костей протестант, и я тоже воспитывалась согласно этой вере. К своему стыду, должна признать, что мы оба редко посещали церковь, хотя последнее время подумывали начать водить Бинга на службу.
        Да, нашу семью слишком религиозной не назовешь, но однажды - мне тогда лет одиннадцать было - я целый год провела в католическом монастыре и пропиталась духом этой веры. И сейчас, находясь в этой маленькой итальянской комнатке, мне ужасно захотелось опуститься на колени перед распятием и помолиться, как это делали монахини.
        Я была не в себе; и Стив вряд ли бы признал в нынешней Крис свою приземленную практичную женушку. Уж Бинг, тот точно бы меня не узнал, я ведь постоянно бегала с ним по ферме, словно мальчишка-сорванец. Всегда была готова в любой момент сыграть в крикет, сходить на рыбалку или поглядеть футбольный матч, завывая от радости, когда забивали гол. Милая старушка мать - вот кем я стала в компании двух дорогих мне парней. И мне это очень нравилось.
        Но была во мне и другая сторона, которая время от времени брала надо мной верх.
        Вот и теперь я опустилась перед распятием и начала с жаром повторять знакомую с детства молитву, обращаясь не к фигуре на кресте, а к матери его, Деве Марии:
        - О всемилостивейшая Дева Мария, ни один из живущих на земле, кто обратился к тебе за помощью твоей и за защитой твоей, не остался без внимания твоего. Помню это и верю в тебя, о Дева из Дев, Матерь моя. К тебе я пришла, перед тобой стою, грешная и безутешная. О Матерь Божья, не отверни от меня лика своего, но услышь меня и ответь мне. Аминь.
        Ребенком я часто повторяла эту молитву и всегда верила, что просьба моя дойдет до Девы Марии. Обливаясь слезами, я обращалась к Матери, чьего Сына отняли у нее и распяли на кресте.
        Она непременно услышит меня. И непременно посмотрит с небес на землю и не захочет, чтобы маленький мальчик умер от ожогов. Она непременно поможет, если у меня достанет веры.
        Если у меня достанет веры.
        Это ужасное «если». Мне так хотелось верить, но я была просто не способна на истинную веру. Никогда не верила в чудеса, но продолжала молиться и молиться, пока силы не покинули меня. Тогда я разделась и легла в кровать. Истерия спала.
«Незачем устраивать мелодраматические сцены», - сказала я сама себе.
        Я закрыла глаза и тихонько лежала, раздумывая о Стиве и Бинге. Стив наверняка волнуется, ждет от меня вестей. Надо будет послать ему телеграмму, сообщить, что новостей пока нет.
        Мы договорились, что Стив не станет разыскивать меня и звонить мне, если только состояние Бинга не ухудшится.
        Проснулась я уже вечером. Подняла жалюзи, вышла на балкон и вдохнула соленого воздуха. Несмотря на то что солнце уже зашло, жара не спадала. Повсюду приветственно горели огни многочисленных ресторанчиков и кафе.
        Я почувствовала себя намного лучше и решила спуститься вниз.
        Именно в этот момент один из официантов переключился на «Радио Рима». Итальянского я не знала, но слова «миссис Рассел Хопкинс» резанули ухо, и сердце мое чуть из груди не выпрыгнуло. Я бросилась к Бенно, который возился с бутылкой вина.
        - Скажите поскорее… что он говорил… этот диктор?
        - Этот э-диктор, он сделал э-обращение к американской леди, туристке, э-просил позвонить моему другу сеньору Барретту.
        - Благодарю.
        Я вышла на улицу, села за накрытый белой в красную клетку скатертью столик и заказала себе лимонаду. Значит, Гил свою часть задачи выполнил, запустил машину. Какой же он милый, замечательный человек… просто чудо, делает для нас с Бингом все, что может! Поиски Анны в прямом смысле этого слова переросли в широкомасштабную акцию. Она, без сомнения, хоть раз, да услышит это объявление, или кто-нибудь скажет ей о нем. Может, хозяин отеля, там, на другом конце Италии.
        Я не знала, чем заполнить часы ожидания. Меня захватило возбуждение и лихорадка нетерпения. В итоге эмоции взяли верх и над здравым смыслом, и над бережливостью, и я решила позвонить в Англию, в больницу.
        Бенно, добрая душа, позволил мне воспользоваться его аппаратом в тесной душной гостиной за кухней. В комнате никого, кроме старушки в инвалидном кресле, не было. Бенно с гордостью представил мне свою бабушку.
        Старушка улыбнулась мне, пришептывая что-то над четками, я улыбнулась ей в ответ и подняла трубку.
        В больнице меня тут же переключили на Стива.
        - Алло! Привет, Стив. Как там Бинг? Мне захотелось позвонить и узнать, - замерла я от ожидания.
        - Немного лучше, - несколько раз прокричал Стив. Слышно было отвратительно, и нам приходилось по два раза повторять. - Совсем незначительные улучшения, но сегодня ему не так плохо.
        - Слава богу! Значит, у нас есть время.
        - А у тебя как?
        Я вкратце рассказала мужу о встрече с кинопродюсером и про объявление по «Радио Рима».
        - Отличная работа! - послышалось в трубке.
        Я улыбнулась. Для сдержанного Стива это высшая похвала, армейская привычка. Он был так далек и от Параджи, и от происходивших здесь событий.
        - Бинг, наверное, не сможет со мной поговорить? - задала я дурацкий вопрос.
        - Определенно нет, но если бы мог, обязательно послал бы тебе свою любовь. Мы с ним немного поговорили. И я почитал ему книгу перед ужином.
        - Он уже ест?
        - Да. Не слишком много, но вполне достаточно.
        - Передай, что я очень, очень люблю его, - сглотнула я.
        Тишина. Мне так нужна была поддержка мужа, хоть одно доброе, ласковое слово с его стороны, хотя вряд ли я могла надеяться на это, если учесть, как я с ним обошлась. Я так его любила, что почувствовала себя глупой, раболепствующей и униженной. Первая пересадка прошла удачно, и то слава богу.
        - До свидания, Стив, - попрощалась я, оставив ему свой адрес.
        - До свидания, - донесся до меня ледяной голос. И потом с явной неохотой добавил: - Удачи.
        Я поужинала дыней и вкуснейшей местной рыбой со сметаной и грибами и пошла побродить по магазинам. Несмотря на позднее время - половина десятого вечера, - все было открыто. На небе сияли невероятных размеров звезды, в тихом безмятежном море отражалась огромная луна. Чудесная, сказочная ночь.
        И вдруг навстречу мне показалась долговязая фигура Гилфреда Барретта. «Он и впрямь хорош собой», - невольно подумала я. Белые узкие брюки с черной рубашкой очень ему шли. Он помахал мне рукой. «Неужели Анна уже откликнулась?» - молнией пронеслось у меня в голове.
        - Привет, Гил… - Оказавшись вблизи, я заметила, что мой новый друг не улыбается, а в глазах - тревога. Меня охватили дурные предчувствия.
        - Мы нашли ее, Крис, - сказал он без всякого вступления. - Я говорил с твоей подругой Анной.
        Я судорожно вцепилась в его руку: ноги стали словно ватные.
        - Пошли к Бенно, - обнял он меня. - Там и поговорим. Тебе надо выпить. Машину я уже поставил, так что могу побыть с тобой столько, сколько потребуется.
        - Что она сказала? Анна то есть? - с трудом проговорила я.
        - Она в Риме. Один из служащих отеля услышал наше объявление и передал ей. Она позвонила мне в офис около часа назад, и я отправился к тебе, как только освободился.
        - Спасибо… спасибо. Расскажи, как все прошло? Что она сказала? - повторила я.
        - Она прилетит. Завтра утром, первым же рейсом.
        - Значит, она не стала возражать, когда услышала, что это я ее разыскиваю?
        - Нет. Пойдем сядем, коньяку выпьем, - настаивал на своем Гил.
        Мы сели рядышком за маленьким столиком под звездами, и он рассказал мне, как все прошло.



        Глава 11

        Новости, с моей точки зрения, оказались весьма серьезными. Я совсем пала духом. Анна и ее новый муж зарезервировали одноместный номер вовсе не для Руди. С ними путешествовала дочка Рассела Хопкинса от первого брака. Гил сказал, что ее зовут Каролина. Но какое мне было до этого дело?
        - Не Руди. Не Руди, - твердила я как заведенная.
        Гилфред Барретт считал себя сильным непробиваемым мужчиной, но его загорелое лицо с высокими скулами помрачнело, в глазах горела тревога.
        - Успокойся, Крис, ты просто обязана взять себя в руки. Худшее еще впереди.
        - Куда уж хуже? - Голос мой дрожал. - Если только Руди не умер. Но это вряд ли, иначе ты бы мне сразу сказал.
        - Руди не умер. Он жив, и даже очень.
        - Слава всем богам, которым я молилась, - зажмурилась я.
        - Я предложил ей позвонить тебе сюда. Она отказалась. Когда я сказал, что на карту поставлена жизнь человека и что ей надо обязательно приехать сюда, причем срочно, она согласилась. Должен отметить, ты была права, она не слишком обрадовалась, услышав твое имя. Я это почувствовал. Все повторяла: «Это просто ужасно. Мы с Кристиной договорились никогда не встречаться». Но я постарался вбить ей в голову, что обстоятельства сложились непредвиденные. В итоге она согласилась прилететь сюда. Что бы там ни произошло, это не телефонный разговор, говорит.
        - Я с ней полностью согласна. Это она… или ты… упомянул Руди?
        - Я, как бы между прочим. Спросил: «Ваш сын с вами, миссис Хопкинс?»
        - И что она на это ответила?
        - Что Руди остался в Штатах, отправился в поход в горы Киттатинни.
        - Но ведь она наверняка знает, где это, правда?
        - Нет, не знает, и это самые плохие новости из всех. Маршрут пеший, рассчитан на три недели, палатки, костер и все такое. Он там со своими школьными товарищами и их учителем. Она сказала, что не имеет ни малейшего представления, где он сейчас находится, и очень удивилась моим вопросам, но мне удалось замять это дело. Больше мы о нем не говорили, только о тебе и о твоем, как она выразилась, «фантастическом желании» повидаться с ней.
        - О господи, господи! - простонала я.
        Гил наклонился и коснулся рукой моего колена:
        - Послушай, сладкая моя, меня так и подмывало попросить твою подругу срочно броситься на поиски Руди, но я не осмелился после всех твоих рассказов о ней. Как бы там ни было, ждать осталось недолго, думаю, тебе лучше объясниться с ней лично. Ты же сама этого хотела.
        Меня всю трясло, и я ухватилась за сильную руку, лежащую на моем колене. Теплые нежные пальцы тут же сплелись с моими.
        - Выпей бренди или еще чего, у тебя руки - словно лед, бедняжка ты моя.
        Я отрицательно покачала головой:
        - Ты даже представить себе не можешь, какое это разочарование. Я ни на минуту не сомневалась, что этот одноместный номер - для Руди.
        - Мне так жаль, Крис.
        - Надо же ему отправиться в этот пеший поход, и Анна понятия не имеет, где он! Как будто мало всего случившегося!
        - Положение действительно серьезное. Все это чертово дело слишком серьезно.
        Я оправилась от удара быстрее, чем ожидала. Желание спасти Бинга во что бы то ни стало вспыхнуло во мне с новой силой.
        - Скажи, а можно в Америке проделать тот же трюк с радио? - загорелась я. - У Руди наверняка есть с собой транзистор, ну, или у кого-нибудь из мальчиков обязательно должен быть.
        - Мы ничего не можем предпринять, пока ты не переговоришь с Анной и не получишь ее разрешение, - напомнил мне Гил.
        Я вздрогнула, и кожа моя пошла пупырышками, как будто на меня ушат ледяной колодезной воды вылили.
        - Да, ты прав. Придется подождать до завтра.
        - Успокойся, Крис. Это всего лишь завтра.
        - Еще один день. А для Бинга каждая минута на счету.
        - Милая, - Гил даже не заметил, сколько чувства вложил он в это слово, - ты же не думала, что просто приедешь сюда, заберешь Руди и привезешь его домой, правда?
        - Нет, наверное, - неопределенно пожала я плечами.
        - Тогда прекрати стучаться головой о стену, любовь моя, - уже веселее проговорил он и щелкнул пальцами, подзывая официанта.
        Не обращая внимания на мои протесты, Гил заказал мне еще кофе и стакан бренди. Я никогда не пила бренди и не собиралась начинать теперь, несмотря на сложившуюся ситуацию.
        А вот крепкий итальянский кофе пришелся мне по душе.
        - Моя печень скоро отвалится от передозировки кофеина, - по-дурацки хохотнула я. - С тех пор как самолет приземлился, я только и делаю, что пью чашку за чашкой.
        - Кофе еще никому не повредил. Я его тут литрами глотаю, и ничего. От алкоголя меня в сон клонит, а кофе бодрит.
        - Ты так добр… - завела я старую песню, но Гил был явно не намерен выслушивать ее снова и снова.
        - Давай договоримся, с этой минуты забудь про благодарности. И пойми ты наконец, Крис, это дело очень интересует меня, мне хочется посмотреть на хеппи-энд. Слово даю, я бы глаз не сомкнул, не повидайся я с тобой сегодня. С тех пор как ты решилась довериться мне, я больше ни о чем даже думать не в состоянии.
        - Спасибо, Гил, пожалуйста, расскажи мне все еще разок, - попросила я.
        Он снова дословно передал мне разговор с Анной. Сначала она явно испытала шок, услышав мое имя, но потом любопытство взяло верх, и она согласилась приехать. На ее месте я поступила бы так же.
        - Она такая очаровательная, твоя Анна, и мыслит здраво, - закончил Гил свой рассказ. - Приятый голос с необычным акцентом - смесь немецкого с американским.
        Я кивнула. Кому, как не мне, знать, насколько Анна может быть очаровательной, когда захочет. Наверное, это даже хорошо, что Гил поговорил с ней первым. Анна никогда не могла устоять перед красавцем мужчиной, даже если она не видит его, а только слышит чарующий голос с растягивающим слова псевдоамериканским акцентом, столь модным в мире кино.
        Гил прав, ждать осталось совсем недолго. Как только Анна узнает о Бинге, она наверняка тут же начнет поиски Руди. Разветвленное радио Нью-Йорка с его потрясающим воображение количеством станций доставит сообщение в лагерь школьников.
        Слава богу, Анна вообще согласилась встретиться со мной. О поисках Руди думать пока рано. Пусть все идет своим чередом, будем решать проблемы по мере их поступления.
        Это один из основополагающих моментов моей философии: не думать о том, как поделить шкуру медведя, пока еще даже ружья не купил.
        Мы оставили Анну в покое, Гил перевел разговор на моего мужа. Я рассказала о звонке в Англию и добавила, что Бинг держится молодцом.
        - Вот тебе и утешение. - Гил отпустил мою руку и улыбнулся.
        Я кивнула.
        - Я уверен, что все кончится благополучно, - постарался успокоить он меня.
        - Было бы лучше, если бы кожу для временной пересадки взяли у родителей, вот в чем весь ужас. Но мы со Стивом ему никто…
        Повисла недолгая пауза.
        - Стив согласился дать мальчику свою кожу, а это значит, что он до чертиков переживает за него, любит и не собирается отворачиваться, - сказал Гил. - Не думаю, что он бросит вас обоих.
        - Не знаю, - тяжело вздохнула я. Я действительно ни в чем не была уверена. Стив обращается со мной так холодно, словно с чужой, и, несмотря на всю лояльность по отношению к Бингу, я вовсе не была уверена, что это продлится, когда ребенок поправится. Если он поправится.
        Гил словно мысли мои читал.
        - Тебе сейчас очень плохо, Крис, и это понятно. Ты потеряла веру, и, боюсь, отношение мужа тоже сыграло свою роль.
        У меня вырвался тяжкий вздох, на плечи камнем легла жуткая усталость. Несмотря на послеполуденный сон, я чувствовала себя совершенно разбитой, не физически - морально.
        - Я знаю, ты не одобряешь поведение Стива, но, господи боже мой, на него свалились еще те новости. Ты живешь в совершенно ином мире, Гил. Более терпимом мире, мире широких взглядов. Стив - человек армейский. Он не столь открыт и терпим, как ты. Кроме того, не забывай, какой это удар по его гордости, по его любви. Он так радовался, что сумел родить сына, поверь мне, уж я-то это знаю. Он так этого жаждал, что я даже решилась пойти на преступление.
        - Эй! Ты что такое говоришь, Крис!
        - Ну, на безумство, - поправилась я.
        - Так-то лучше.
        Я напомнила Гилу, что подавляющее большинство людей встало бы на сторону Стива. Гил прикурил длинную черную итальянскую сигару и поглядел на меня, прищурив один глаз:
        - Мне кажется, ты - просто чудо. Я снимаю перед тобой шляпу.
        Его похвала и лояльность немного успокоили меня, но только слегка. Я чувствовала себя слишком несчастной и слишком виноватой. И все же в компании Гилфреда Барретта было так хорошо, так спокойно, надежно как-то. Его присутствие добавляло мне сил.
        - Может, разрешишь мне вывести тебя в одно чудное местечко с шикарной музыкой, если ты, конечно, не слишком устала, - предложил он.
        - Только не сегодня, Гил.
        - Сильно измаялась?
        - Да.
        - Не думаешь, что прогулка пойдет тебе на пользу? Тебе надо отвлечься.
        - Я не могу отвлечься, - прошептала я. - Не могу… только не сегодня.
        - Понимаю.
        - Ты так хорошо все понимаешь.
        - Это или есть в человеке, или нет, - улыбнулся он мне.
        - В мире полно вторых, - постаралась рассмеяться я.
        Мы снова замолчали. Мне очень хотелось избавиться от чувства вины перед Стивом, но совесть снова принялась глодать меня, потому что я точно знала: Гил относит моего бедного мужа в разряд тех, кто не обладает пониманием.
        После случая с Бингом весь мой мир перевернулся с ног на голову. Раньше мне казалось, что Стив понимает меня, но кого я должна винить за случившуюся с ним столь разительную перемену, как не себя саму? Легко Гилу судить Стива, ведь он никогда не бывал на его месте. Интересно, как бы он сам повел себя, если бы его жена, Салли, призналась ему, что их ребенок - вовсе не его? Что бы он сделал?
        Я совсем запуталась и попрощалась с Гилом.
        Я ждала встречи с Анной и боялась ее. Оказавшись в своей комнатке, снова опустилась на колени перед распятием. И молилась, молилась…
        А потом заснула.
        Проснулась я рано, когда все еще спали, вышла на улицу и поднялась на холм. Передо мной раскинулось ярко-синее с фиолетовым отливом море, такое прохладное, манящее, золотые лучи рассвета весело играли в его волнах.
        Параджи спал. «И Стив с Бингом все еще спят, - подумалось мне. - Держись, Бинг. Помощь уже близко».
        Чтобы скоротать время, я принялась размышлять об Анне: какой она стала, как поведет себя, одна ли приедет или с мужем, и все такое. Вряд ли она захочет взять с собой мужа, раз ей предстоит встреча со мной.
        Раньше полудня ждать ее даже не стоит. Я снова спустилась к порту. Солнце поднималось все выше и уже начало припекать. Впереди нас ждал новый жаркий денек.
        Утром я была в брюках и свитерочке, но потом переоделась, выбрав белое платье без рукавов в голубой цветочек. Я причесалась и задумалась, глядя на себя в зеркало. Надо же, как человек может перемениться всего за несколько дней! Лицо бледное, несчастное, щеки впали, под глазами залегли тени. Да, видок еще тот, но мне было все равно. Не знаю зачем, но я все же накрасила губы. Странно, но любая женщина обязательно накрасит губы и приведет в порядок волосы и ногти, будь она хоть в трауре, хоть в радости.
        Беспрестанно поглядывая на свои маленькие часики, я не переставала думать об Анне.
«Ни в коем случае нельзя настраивать ее против себя», - повторяла я снова и снова. Если она начнет сопротивляться, надо быть похитрее и постараться что-нибудь придумать, заставить ее переменить свое мнение. И ни в коем случае не терять над собой контроль. Все козыри - у нее на руках. Если у Анны не осталось к сыну никаких чувств - хотя мне это казалось совершенно невероятным, даже если учесть, что она отдала его! - она может легко развернуться и уйти. И тогда он умрет.
        Эта ужасная мысль все утро неотступно следовала за мной.
        Завтракая за маленьким столиком на улице, я думала о Гиле Барретте и его необычайной доброте, за которую мне нечем отплатить. Только благодаря Гилу Анна прилетит сегодня ко мне.
        Я дважды звонила в аэропорт узнать, не прибыл ли рейс из Рима. Оба раза мне ответили: «Нет». Потом я решила вызвать такси и поехать встречать ее, но передумала и отменила заказ. Встреча предстоит не из радостных, лучше уж пусть она сама сюда приедет. Гил дал ей адрес.
        Я как раз выбирала открытку - один из тех красочных экзотических видов, до которых так охочи итальянцы, - когда услышала автомобильный гудок. У меня сердце остановилось. Я вскочила как ошпаренная и увидела приближающийся к гостинице огромный «фиат». Бенно тоже заметил его и кивнул в ту сторону:
        - Должно быть, э-подруга сеньоры едет… это э-автомобиль Луиджи, моего друга, он в э-аэропорту работает.
        Я закрыла глаза. Глупо, конечно, но мне показалось, что я вот-вот рухну в обморок. Наступил самый критический момент в моей жизни, поскольку от него зависела жизнь Бинга.
        - Я пойду к себе, Бенно, - прокашлялась я. - Если это сеньора Хопкинс, пожалуйста, пришлите ее наверх.
        Я поднялась в маленькую беленькую комнатку, присела на краешек кровати и крепко сплела пальцы.
        Через несколько минут в дверь постучали, я ответила «входите», и на пороге появилась Анна.



        Глава 12

        Она совсем не изменилась. Все та же шикарная красавица Анна, только на одиннадцать лет постарше, и, может, немного веса набрала - в молодости, перед свадьбой с Руди, она была кожа да кости, - но на лице - ни единой морщинки. Глаза сверкающие, лучистые, золотые волосы подстрижены короче прежнего. Безупречную картинку дополняли розовый элегантный костюмчик по фигуре, белые туфельки и перчатки, в руках - белая же сумочка. Анна представляла собой идеальный образчик шикарной американки, которая умудряется выглядеть безукоризненно даже после перелета Рим - Генуя в жаркий солнечный день.
        Мы стояли и глазели друг на друга. В ее огромных глазах светились тысяча вопросов.
        - О, Анна!.. - протянула я ей навстречу руки.
        Но Анна не двинулась с места и рук моих не взяла. И вообще вела себя так, будто мы никогда не были с ней лучшими подругами. Она даже на шаг назад отступила, как будто боялась, что я до нее дотронусь.
        - В чем дело? - спросила она. - Что происходит? Ради бога, скажи, зачем ты разыскивала меня по радио?
        Ее австрийский акцент еще давал о себе знать, но голос стал более резким, американизированным, если можно так выразиться. Я пустилась было в объяснения, но она тут же оборвала меня:
        - Я приехала только потому, что этот человек, мистер Как-его-там, дал мне понять - это срочно. Но ты поставила меня в ужасно неловкое положение. Я не знала, что мужу сказать. Он, наверное, решил, что я из ума выжила… когда услышал это объявление, которое я была не в состоянии объяснить. А что я, по-твоему, могла ему сказать? Ему же не известно ни про тебя, ни про Кицбухел… - Анну аж передернуло, когда она произносила это название. - Поэтому я даже начать объяснять не могла. Сказала, что, видно, моя давняя подруга попала в беду, а я обещала прийти ей на выручку, если что, только и всего. Он хотел со мной поехать, и моя приемная дочь Каролина тоже, но мне пришлось им отказать. Мы собирались осматривать руины Рима, но мне на всякие там руины наплевать, так что я настояла, чтобы они не меняли своих планов. Каролина без ума от археологии и всякого такого. Одним словом, удалось одной выбраться. Но ты меня до смерти перепугала. Я всю дорогу переживала. Тебе этого не понять!
        Она прервала свою тираду, раздраженно бросила перчатки с сумочкой на кровать и оглядела непритязательную комнатку с выражением «Это уж слишком!». Я невесело усмехнулась. Все та же Анна, только еще больше набалованная. Совсем не похожа на испуганную зареванную девчонку, которая в буквальном смысле слова валялась у меня в ногах, умоляя помочь ей.
        Теперь она безупречная жена американского миллионера, и все должно быть так, как она пожелает. Ее тоже можно было понять - кому понравится, когда кто-то лезет в его спокойную безмятежную жизнь и тыкает в неприглядное прошлое, тень которого, как казалось, уже давно развеялась по ветру.
        - Анна, ты, конечно, переживаешь, но я - во сто крат больше. Я в полном отчаянии, иначе ни за что бы не нарушила наш пакт, уверяю тебя.
        Анна вытаращилась на меня, провела рукой по золотым кудрям и присела на кровать.
        - У тебя нет права нарушать наш договор. Никакого права нет! - воскликнула она.
        - Анна, прошу тебя, выслушай меня для начала, - набралась я терпения. - Ты же не думаешь, что я сделала это просто из прихоти, правда? Я бы ни за что на свете не обратилась к тебе, если бы не крайний случай, так ведь?
        - Может быть, - надула она губки, - можно мне чашку кофе? Что-то мне стало нехорошо в самолете. Обычно я нормально полет переношу, но тут такое! Не могла ни капли в рот взять там, в воздухе, а мне так кофе хочется!
        - Я закажу.
        Меня разрывало от желания излить Анне свою историю и уговорить ее немедленно послать за близнецом Бинга, но настало время попрактиковаться в терпении. Только терпение и тактичность могут принести мне победу. Я прекрасно знала Анну, давить на нее бесполезно.
        Я вызвала официанта, заказала две чашки кофе и вернулась в комнату.
        Анна сняла жакет и ждала меня, такая молоденькая, загорелая. На пальце сверкнул невероятных размеров бриллиант обручального кольца, окруженный жемчугом. В ушах - золотые серьги с громадными жемчужинами. Она вытащила из сумочки пачку американских сигарет и золотую зажигалку, прикурила и предложила мне. Я покачала головой.
        Вот она сидит передо мной, такая шикарная, такая прекрасная и такая равнодушная. Ее враждебность разочаровала меня, но я припомнила слова Гила о том, что всегда нужно стараться понять другого.
        - Анна, прошу тебя, прости меня за столь дерзкое вмешательство в твою жизнь. Я не собиралась этого делать. Поверь мне.
        Подруга выпустила облако дыма и оглядела меня с ног до головы, явно не одобряя мое хлопчатобумажное платье в цветочек без всякого намека на шик. По выражению ее лица я поняла, о чем она думает: ее школьная подруга не преуспела в жизни в общем понимании этого слова, не то что она! Анна снова обвела удивленным взором незатейливую комнатушку:
        - Почему ты здесь? В таком месте?
        - Не обращай внимания. Давай лучше я расскажу тебе, зачем ты так срочно мне понадобилась.
        - Неужели ты приехала в Италию только для того, чтобы встретиться со мной?
        - Да.
        - А как ты узнала, что я в Риме?
        Я завела свой рассказ, вышагивая по комнате. Жалюзи были на три четверти опущены, и здесь до сих пор было довольно прохладно, но мрачновато. Унылая атмосфера, до которой Анне не было никакого дела.
        - Значит, ты говорила с первым мужем Джулианы?
        - Извини, если влезла в твою частную жизнь, но другого выхода у меня не было.
        - И даже встречалась с Марией-Жозефой в Лондоне! С этой сучкой! - фыркнула Анна.
        - Да уж, приятной ее никак не назовешь.
        - Бедный Руди ненавидел ее. И Вилли она сердце разбила.
        - Жаль твоего брата, я не знала, что он умер.
        Анна стряхнула пепел на пол.
        - Не пора ли рассказать мне, к чему вся эта беготня? До сих пор ты только и делала, что говорила о том, как выслеживала меня по миру. Тебе повезло, мы с Рассом чуть не уехали с Эдельманами в Сан-Тропе вместо Портофино.
        Я ухватилась за спинку стула. Мне предстояло рассказать ей об ужасном происшествии, отправившем меня в путь, и мне была нужна хоть какая-то поддержка.
        Раздался стук в дверь, официант принес нам кофе, поставил его на столик и ушел. Ни одна из нас даже не притронулась к напитку, настолько мы были поглощены друг другом.
        - Но прежде чем продолжить, скажи… твой… с твоим… с Руди все в порядке?
        - Насколько мне известно, да. В последний раз я его видела, когда он в горы с ребятами уходил.
        Я зажмурилась, представив себе, как Бинг совсем недавно отправлялся на море со своими школьными товарищами. И я была так же беззаботна, как Анна, никаких предчувствий о трагедии, которую готовит моему малышу ближайшее будущее.
        - Близнец Руди - мы зовем его Бинг, но его настоящее имя Стивен - он попал в ужасную аварию, Анна, - выпалила я. - Он может умереть.
        Анна медленно повернулась ко мне, краска сбежала с ее лица.
        - Какой ужас! Что случилось?
        Я рассказала ей все: и про крушение поезда, и про необходимость срочной пересадки кожи.
        - Когда он, сэр Джон Риксон-Додд, один из ведущих пластических хирургов в мире, сказал, что есть только один способ спасти Бинга - пересадить ему кожу близнеца, мне пришлось признаться во всем Стиву, признаться, что у Бинга есть брат-близнец.
        Анна побелела, словно лицо ее мукой присыпали. В глазах плескался непередаваемый ужас.
        - Ach, lieber Gott! - перешла она на язык своей юности.
        - Мне пришлось. Я не хотела. Ты же знаешь, за все прошедшие годы я даже не пыталась связаться с тобой. Нам не стоило встречаться, и для меня это было так же важно, как и для тебя. И тут судьба, как назло, выкидывает эту отвратительную шутку, берет меня за руку и ведет прямиком к тебе. Ничто на свете не могло заставить меня рассказать Стиву правду, кроме как необходимость спасти Бингу жизнь.
        Анна опустила сигарету в маленькую пепельницу у кровати. Дыхание ее участилось, руки дрожали, бриллиантовое кольцо отбрасывало солнечных зайчиков.
        - Ach, lieber Gott! - повторила она. - Это просто кошмар какой-то!
        - Особенно для Бинга, - согласилась с ней я. - У него почти все тело обгорело. Еще чуть-чуть, и он скончался бы на месте.
        - А для меня?! - В ней заговорила эгоистка, а не мать умирающего мальчика. - Если об этом узнает мой муж… мои друзья… все, кто считает, что я родила только одного ребенка, тогда браку моему - конец!
        - А как насчет меня? - разозлилась я. - Мне пришлось рассказать Стиву, что Бинг - не его сын. Думаю, он бросит меня, как только кризис останется позади.
        Анна стукнула кулачком по ладошке:
        - Это просто кошмар! И твой муж теперь в курсе, и доктора, скоро весь мир узнает. Разразится ужасный скандал!
        Терпению моему пришел конец, и я набросилась на нее словно фурия:
        - Господи, о чем ты говоришь? А как же Бинг? Да, я вырастила его, всегда считала его своим сыном, но родила-то его ты. Он твой. И он умирает. Только это имеет значение, не так ли? Ты его мать, Анна, и он брат Руди.
        Она прижала руку к горлу. Никогда еще мне не доводилось видеть столь разительную перемену, произошедшую с холодной самоуверенной женщиной всего за несколько минут.
        - Ach, lieber Gott! - беспомощно потрясла она головой.
        - Ты обязана послать за Руди, - лихорадило меня. - Ты обязана позволить мне отвезти его в Англию. Он должен дать свою кожу Бингу.
        Анна вскочила на ноги, щеки полыхают огнем.
        - Исключено! Это может быть опасно.
        - Ничего подобного… доктора слово дают. Если сердце у него работает нормально и здоровье хорошее, то опасности никакой нет.
        Анна зажала рот трясущимися руками:
        - Я не могу позволить, чтобы Руди страдал. Пересадка кожи - это же так больно!
        - Да он даже ничего не почувствует. Он под наркозом будет, а потом останутся только неприятные ощущения. Даже температура не поднимется. Ничего страшного в этом нет. Сотни людей дают свою кожу для пересадки, как Стив, например, он же дал свою кожу Бингу. Если повезет, то одной операции будет вполне достаточно. Если понадобится вторая, то только недели через три-четыре после первой, когда Риксон-Додд сможет точно определить, какие участки тела все еще нуждаются в пересадке. Я еще до отъезда все как следует разузнала.
        - Меня сейчас вырвет, - заявила Анна, клацая зубами.
        - Прекрати думать о себе! Анна, Анна! Подумай о Бинге - о твоем сыне! Он умрет, если Руди не даст ему свою кожу.
        - Да это просто надругательство - обращаться ко мне с подобной просьбой! Да я его даже не знаю, этого близнеца Руди. Он для меня абсолютно чужой. И Руди ничего о нем не известно. У него наверняка шок будет, вдруг он от него никогда не оправится!
        Мне захотелось прибить ее прямо на месте, и все же я постаралась влезть в ее шкуру. Я собрала остатки терпения и снова пошла на штурм:
        - С другой стороны, это может показаться ему очень забавным. Дети, они такие. Мне кажется, Руди будет очень интересно, ведь у него появится брат - в точности такой же, как и он сам. Это же просто здорово!
        - Просто здорово! - зашлась Анна. - Снимать с него кожу по кусочкам!
        - А как же Бинг? Он весь обгорел и так страдает, что Руди и во сне не приснится. Жизнь Бинга висит на волоске, а он такой чудный малыш…
        Я подскочила к туалетному столику, порылась в сумочке, вытащила цветное фото Бинга и протянула его Анне:
        - Погляди, ты только погляди на него!
        Она поглядела, уронила фото на кровать и закрыла лицо руками:
        - Это же Руди. Господи, это же Руди!
        - Само собой, они же близнецы, - напомнила ей я.
        - Это же Руди, - разрыдалась Анна. - О господи, бедный малыш!
        Я немного воспрянула духом. Мне удалось найти нужный подход к этой странной женщине, пробудить жалость к ребенку, которому она подарила жизнь. Я села рядом и обняла ее за плечи.
        - Представляю себе, как ты сейчас себя чувствуешь, бедная моя Анна. На твоем месте я бы так же отреагировала. Лицо Бинга совсем не пострадало, он его руками закрывал. Но тело… тело… - Я остановилась.
        Анна вырвалась из моих объятий и поднялась:
        - Мне надо в ванную. Меня сейчас вырвет.
        Я отвела ее в ванную с санузлом, и она закрылась внутри. Я снова опустилась перед распятием:
        - Смягчи сердце ее, пусть она почувствует, что должна помочь Бингу.
        Когда Анна вернулась, прижимая платочек к губам, вид у нее был настолько больной, что мне действительно стало ее очень жаль. Она всегда была слабой, действовала, подчиняясь внезапным порывам, все важные решения перекладывала на плечи других людей. В Кицбухеле, например, она опиралась на меня. Вот и теперь Анна почувствовала необходимость прислониться ко мне.
        - Выпей кофе, - кивнула я в сторону стола. - Сахару положить?
        Она покачала головой, залпом опустошила чашку и попросила еще.
        Как только зеленоватый оттенок лица стал более-менее нормальным, я снова заговорила с Анной:
        - Знаю, это жуткий шок. Мне ужасно жаль, но ты ведь понимаешь, что выбора у меня не было, правда, Анна? Скрыть существование близнеца значило бы убить мальчика. Это единственный способ спасти его.
        Анна кивнула и поднесла платочек к губам. Через несколько мгновений она снова обрела способность говорить.
        - Что я только не передумала, когда это объявление по радио услышала, но такое мне даже в голову не пришло. А потом, когда твой друг сказал мне про тебя, я решила, что у тебя настали тяжелые времена… я имею в виду финансовую сторону… и я понадобилась тебе, чтобы вытащить вас из этой пропасти или еще что.
        - Поверь мне, Анна, за деньгами я бы к тебе никогда в жизни не обратилась. Даже если бы мы с голоду умирали, - без всякого выражения проговорила я.
        - Я была так счастлива, - прошептала подруга. - Первые годы в Филадельфии прошли очень трудно, я только недавно узнала, как прекрасна может быть жизнь. С кузиной разве жизнь была! Не спорю, Джулиана и меня любила, и Руди, и мне до сих пор нравится бывать у нее, но Гарри я просто терпеть не могла.
        - А мне он показался довольно милым человеком, с радостью помогать бросился.
        - Нельзя судить о человеке по одному телефонному разговору. Он всегда бегал от бедной Джулианы, позорил ее, и все только потому, что она не могла родить ему ребенка. Из-за этого он и присутствие Руди в своем доме не слишком одобрял.
        - Но он сказал, что Руди - просто прелесть и что он его очень любит.
        - Чепуха! Да ладно, это никакого значения теперь не имеет. Джулиана оставила его. И ничего удивительного. Я всегда старалась ради Руди, пыталась дать ему самое лучшее. Сперва работала на одного знаменитого кутюрье из Вены, ты же знаешь, как мне всегда нравилось придумывать всякие новые модели. И мне удалось добиться определенного успеха, в итоге я даже его партнером стала. А потом снова вышла замуж.
        Я кивнула, но внутри меня все горело от нетерпения. Анне хотелось поговорить о жизни, рассказать о себе, а я только о Бинге и думала. Но я не стала торопить ее: пусть выговорится. Она рассказала мне о встрече с ужасно богатым вдовцом Расселом Хопкинсом, который по уши втрескался в нее, предложил ей руку и сердце и все сокровища мира в придачу. Он немолод, но такой душка. Уж лучше быть любимой девочкой старика, чем рабыней молодого красавца. Она была так счастлива с ним. И с Руди он хорошо ладит, даже собирается послать его в Гарвард. Относится к Руди не хуже, чем к своей дочери Каролине.
        - Я так счастлива была, - повторяла она снова и снова. - Расс считает меня ангелом небесным. Что он обо мне подумает, когда узнает об этом мальчике… Стивене… Бинге… как вы его там называете. Он сочтет, что я просто чудовище, отдала тебе своего родного ребенка!
        - Не сочтет, Анна, я уверена, что нет. Он поймет, как тебе было тяжело, в какие обстоятельства ты попала. Поймет и простит тебя.
        - Но у него столько влиятельных друзей в Нью-Йорке и Бостоне. Бостонцы все такие респектабельные люди, снобы, если уж на то пошло. Они не одобрят моего поступка, не должна я была отдавать одного из близнецов в аренду сразу после его рождения только потому, что не могла себе материально позволить содержать его.
        Меня передернуло. Надо же, оказывается, она сдала мне Бинга в аренду! Я никогда не считала себя его приемной матерью и сейчас не могла переступить через это. Он мой и только мой.
        Мы снова начали спорить. «Прямо как в старые времена», - хмыкнула я про себя. Анна всегда думала в первую очередь о себе, и за прошедшие годы ничего не изменилось.
        Я умоляла, я упрашивала ее найти Руди и разрешить ему помочь брату. Она рыдала, сопротивлялась, временами злилась и кидалась на меня, словно фурия. «Какое я имею право разбивать ее мирную жизнь?! - вопрошала она. - Почему думаю только о том ребенке, которого усыновила? А о втором несчастном мальчике даже не задумываюсь? С него кожу заживо сдерут, а мне все равно».
        Я отбивалась, напоминала о страданиях бедного Бинга, которые ни в какое сравнение не идут с тем, что придется перенести Руди. «Нет, нет, ни за что!» - повторяла Анна, и я бросалась на нее с рычанием, как самка, защищающая своего детеныша. Именно так я себя и чувствовала, так и вела себя. Орала. Наверное, мы всю гостиницу своими воплями на уши поставили, хотя, с другой стороны, вряд ли - итальянцы ведь не англичане, они частенько выходят из себя, и такие бурные сцены никого не удивляют.
        - Послушай, Анна, если ты сейчас откажешься, то собственными руками убьешь Бинга, - сказала я. - Будешь повинна в смерти своего собственного сына.
        Анна отпрянула назад, покраснела, потом побледнела. Бросилась на подушку, вцепилась в нее пальцами и принялась стучать каблуками по кровати, прямо как в кино.
        - Ты животное!.. Сказать мне такое! Ты просто чудовище! Отвратительная тварь! Как ты можешь такое говорить! Хочешь свалить всю ответственность за Бинга на меня! Это несправедливо. Он все равно может умереть, даже если я разрешу эту операцию.
        - Он не умрет, если ему сделают эту пересадку, - процедила я сквозь зубы, склонившись над ней. - Я это знаю. Ему надо дать шанс. Будь ты нормальной доброй женщиной, то обязательно дала бы ему этот шанс. У тебя просто сердца нет. Ты злобная мачеха, а не мать. О господи, поглядела бы я на тебя, если бы твой Руди оказался на месте Бинга, а я отказалась бы спасти его.
        Анна села. Как же она изменилась, промелькнуло у меня в голове. А всего только час прошел. Куда только подевалась чудная, цивилизованная до мозга костей американка миссис Рассел? Передо мной сидела первобытная женщина, волосы всклокочены, глаза горят, тушь по лицу размазалась. Словно из дурдома сбежала. И все же сомнения грызли ее, и она колебалась. Анна ничего не говорила. Только сидела и мотала головой из стороны в сторону. Словно старалась прогнать пустившую корни и все разраставшуюся совесть.
        Я опустилась на колени и взяла ее за руки. Я даже представить себе не могла, что когда-нибудь стану участвовать в подобной сцене. Та Кристина Росс, которую все знали, была совсем другой. Сегодня я была такой же страстной и безумной самкой, как и Анна. Даже хуже!
        - Анна, Анна, умоляю тебя, даже если ты никогда никаких благородных поступков в жизни не совершала, прошу, прошу тебя, позволь Руди попытаться спасти своего брата. Ради бога, дай ему шанс. Я ничего не могу предложить тебе взамен, только свою безмерную благодарность. Я так люблю Бинга. В нем вся моя жизнь. Может, он не плоть от плоти моей, не кровь от крови, но мне кажется, что это так. Если бы ты только видела его маленькое забинтованное тельце, эту вселенскую боль в голубых глазах! А ведь он всегда был таким смешливым, таким веселым, настоящий спортсмен. Ты бы обязательно полюбила его, если бы узнала поближе.
        - Руди тоже спортсмен. - Лицо Анны снова скукожилось от наступающих рыданий. - Видела бы ты его с друзьями в бейсбольной команде. И глаза у него тоже голубые. Только вот зрение - не очень, это от бабушки досталось. Приходится очки носить.
        - Бинг тоже очки носит, - затаила я дыхание. - Окулист говорит, это наследственное. И один зуб кривой. У Руди есть кривой зуб? Резец слева. Его даже пришлось удалить, чтобы остальные зубы нормально росли. Слишком большие, говорят.
        Анна немного успокоилась, сидела, обхватив колени руками и уставившись перед собой невидящим взглядом.
        - То же самое, то же самое, - пробормотала она. - Даже с этим дурацким передним зубом. Они как две горошинки в одном стручке.
        - Близнецы, - напомнила я ей. - О, Анна, неужели ты не понимаешь - если Бинг умрет, это все равно что Руди умрет? Ты не можешь допустить этого.
        Анна опустила голову и тихонько заплакала.
        - Анна, милая, - не сдавалась я. - Я знаю, это просто ужасно, это такой шок для тебя. Но я слово даю, если бы я оказалась на твоем месте, я посчитала бы своим долгом спасти Руди. Призналась во всем Стиву и отвезла бы Бинга к тебе.
        Она подняла свое мокрое от слез лицо.
        - Я верю тебе. Ты такая сильная, такая решительная. Ты всегда говоришь правду. Но Крис, Крис… как на это Расс отреагирует?
        - Я поговорю с ним, скажу, что это была моя идея, что я заставила тебя.
        У Анны вырвался нервный смешок:
        - Вряд ли это обелит меня. Я не имела права разлучать близнецов, ты же все время твердила мне об этом. Предлагала забрать «Первого» обратно, несмотря на наш уговор. - Она провела тыльной стороной ладони по глазам и вздохнула, как опечаленный ребенок. - Не думай, что я такая бессердечная, что я никогда не вспоминала второго близнеца. Иногда, когда я встречала близняшек, я вспоминала о брате Руди и думала, как бы они смотрелись вместе.
        - Я тоже очень часто думала о тебе и Руди, Анна.
        - Ты рассказала Марии-Жозефе об этой истории?
        - Что ты, нет, конечно! Кстати, ты знаешь, у нее тоже близнецы. Это у вас в роду.
        - Да, я слышала о сыновьях Вилли, - кивнула Анна. - А теперь расскажи мне еще про Бинга. Какое смешное прозвище. Бинг!
        Я поднялась. У меня было такое чувство, будто я попала в торнадо и у меня появилась надежда на спасение. Я рассказала Анне о том, откуда появилось это прозвище, о младенчестве Бинга, каким славным он был малышом и каким милым он вырос. Все его любили. В школе он не слишком хорошо успевал, но зато спортсмен из него - первоклассный. Этим летом выиграл соревнования по бегу. И в крикет отлично играет, и в футбол. Ум у него такой пытливый, постоянно что-то мастерит, чинит. И так нас любит, «мамуся и папуся» - на первом месте. Мы так счастливы были.
        Анна внимательно слушала мой рассказ, время от времени кивала. Слезы высохли.
        - Это сверхъестественно. Просто невероятно. Ты как будто про Руди рассказываешь.
        Я рассмеялась:
        - Он же твой сын, Анна. Разве ты не видишь, Бинг - твой сын.
        - Да, - глубоко вздохнула она.
        Она опустила ноги на пол, достала из сумочки бумажник и вытащила фотографию. Прямо как я со снимком Бинга.
        У меня сердце перевернулось.
        На меня смотрел Бинг. В шортах, белом свитере и с бейсбольной битой в руках. Руди улыбался. И был в очках. Волосы немного короче, но в остальном - вылитый Бинг. Я даже дар речи потеряла.
        - Они - одно лицо, Анна. - Слезы потекли у меня по щекам. - Их нельзя было разлучать. Они бы так сильно любили друг друга.
        - Но им снова придется расстаться, вот что самое страшное, - сказала Анна. - Не можем же мы жить все вместе только ради близнецов - ты со Стивом и я с Рассом. - Она одновременно всхлипнула и засмеялась.
        - Не стоит заглядывать так далеко вперед. Все само собой уладится. Мальчики узнают друг друга получше и будут общаться… потом.
        Внезапно лицо Анны засветилось, в глазах появился прежний блеск.
        - Да. Да, Бинг может приезжать к нам в Бостон. У нас такой шикарный дом, с бассейном, за городом. Он здорово проведет время.
        - Мы - всего лишь бедные фермеры, но Руди тоже может приехать к нам и попробовать простой английской жизни в Суссексе, - подхватила я.
        Анна принялась вышагивать по комнате. Она совершенно успокоилась.
        - Знаешь, я тут вспомнила их рождение, там, в шале. Ты была со мной так мила.
        - Помнишь маленького «Первого»? Я тогда так Бинга называла, потому что он первым родился.
        - Да. Помню.
        - Стив был на седьмом небе. Все так хорошо шло… до сих пор.
        Анна остановилась и уставилась на меня:
        - Говоришь, он плохо отнесся к твоему признанию?
        - А чего ты ждала? Он был просто в ужасе, когда узнал, что Бинг - не его сын.
        - Но свою кожу он ему все же дал?
        - Дал. Он не может вот так просто взять и разлюбить мальчика, в этом я абсолютно уверена, но меня он ненавидит.
        - Может, Расс тоже возненавидит меня.
        - Это разные вещи, Анна. Абсолютно разные. Ну узнает Расс, что у Руди есть брат, что с того? На его жизнь это ведь никак не повлияет.
        - Он считает меня верхом совершенства. И вдруг он поймет, что я могу и врать, и изворачиваться.
        У меня сердце упало. Неужели Анна снова пошла на попятную.
        Я стала убеждать ее, что врала и изворачивалась я, а не она. Она ничего плохого не сделала. С этической стороны если только, но ведь она не называла Руди сыном Рассела Хопкинса. Со Стивом все иначе, его можно понять.
        - Знаешь, - заключила я, - мне было совсем не важно, бросит меня Стив или нет. Я только о Бинге думала. В этом Стив со мной полностью солидарен. Мы оба хотели найти Руди.
        Анна тяжко вздохнула:
        - Наверное, ты права, я действительно стану убийцей, если не помогу вам. Но как подумаю о предстоящих страданиях Руди, мне аж дурно делается. Но сначала мне надо с сэром Джоном Риксон-Доддом повидаться, если он заверит меня, что ничего страшного в пересадке нет, я соглашусь.
        У меня голова от радости закружилась, я обняла Анну и расцеловала ее:
        - О, Анна, спасибо тебе, спасибо, спасибо! Я никогда не смогу отблагодарить тебя. Я знаю, что тебе тоже тяжело. Как здорово, что ты сказала «да», ты такая храбрая! Ты ведь жить спокойно не смогла бы, если бы отказала мне, правда? Ты правильно поступила, сделала это ради Бинга, твоего сына!
        Я чуть с ума не сошла от счастья, у меня будто гора с плеч свалилась. Теперь настала пора обсудить детали.
        - Ты простишь меня, если я буду по-прежнему называть Бинга своим сыном? - спросила я. - Я знаю, что это не так, но мне до сих пор кажется, что это я его родила, если ты понимаешь, о чем я.
        - Понимаю, но он ведь мой. - Анна мотнула прелестной белокурой головкой. Опять тот же эгоизм! Ох уж эта неисправимая человеческая натура! Решила поступить правильно, но не может утерпеть и не уколоть меня. Она ведь знала, как мне больно будет, но все же не сдержалась.
        - Здесь так душно, - поспешила я перевести разговор. - Давай-ка выйдем на солнышко. Надо обсудить подробности. Нельзя терять ни минуты.
        - Отлично! - согласилась Анна.
        Мы допили еще теплый кофе и спустились вниз.



        Глава 13

        Если я думала, что все мои беды остались позади, то глубоко ошибалась.
        Я должна была предвидеть, что Анна может легко поменять свое решение. Она как прекрасный хамелеон - подстраивается под окружающую действительность. Ее можно легко свернуть с пути и направить в другую сторону. Хотя слово «легко» не совсем правильное, потому что я из сил выбилась, пытаясь добиться от нее согласия помочь Руди. Как только она спустилась вниз, всю ее теплоту и сердечность словно ветром сдуло. Я предложила прогуляться, но она заявила, что не любит ходить пешком, да к тому же на высоких каблуках. Кроме того, ей надо связаться с мужем.
        - Я не могу начать действовать, не посоветовавшись с Рассом, - сказала Анна. - Я обещала позвонить ему.
        Черная змея страха и беспокойства снова заползла в мою душу.
        - Но ведь Руди твой сын. Тебе и решать.
        Анна надула алые пухленькие, такие сладкие губки. Огромные глазищи обиженно-возмущенно уставились на меня.
        - Мне кажется, ты не поняла, как сильно я люблю Расса… не так, как бедного Руди, конечно, совсем иначе. То была просто первая девичья страсть, не больше.
        Наверное, она заметила, как губы мои скривились в усмешке, потому что тут же пошла на попятную:
        - Ну, это была первая настоящая страсть, из-за Руди я и mutter [Мать (нем.).] оставила, и Вилли, всех, кого я знала, разве не так?
        - Да, ты была по-настоящему влюблена в него, до безумия, - мягко согласилась с ней я.
        - Я научилась не поддаваться безумию, Крис. Конечно, пока я жила с Кеннеди, у меня была парочка романов. Я даже чуть было не вышла замуж за одного парня из Вирджинии. Он совсем голову потерял, но быстро мне наскучил, и я не хотела ошибиться во второй раз, не могла себе этого позволить. Ждала настоящего. Надо было о ребенке подумать, о его будущем. А потом, восемь лет тому назад, я повстречала Расса, и хотя он на двадцать лет старше меня - ему сейчас пятьдесят пять, он мне сразу понравился. Он вдовец, то есть был женат и хорошо разбирается в женщинах. Жена его умерла при родах, когда рожала сына. Дочке тогда всего два годика исполнилось. Ему всегда хотелось мальчика, поэтому он с радостью ухватился за возможность жениться на мне и тем самым обрести готового сыночка. Он усыновил Руди, официально. Теперь моего мальчика зовут Рудольф Рассел Хопкинс.
        - Раз Рассел такой хороший семьянин и очень милый человек, он обязательно простит тебе этот случай в Кицбухел и будет только рад помочь брату Руди.
        Анна отвернулась от меня и нахмурила бровки.
        Мы сидели за столиком на улице и снова пили кофе. О, этот бесконечный кофе Параджи! И через много лет я не забуду горького вкуса этого итальянского напитка. И мне никогда не забыть, как Анна резко отвернулась от меня и отказала в том, чего я так сильно желала и так долго добивалась.
        - Рассел стал для Руди настоящим отцом, - продолжила она свой рассказ. - Руди было всего два, когда мы поженились, знаешь ли. Мальчишка боготворит его. Расс - очень важный издатель, один из самых крупных в Штатах. Его головной офис расположен в Бостоне. У нас там шикарный особняк. Он просто замечательный, мой Расс, хотя надо признать, не красавец. Весь седой, маленький и пухленький. Но у него такие красивые глаза, и он такой добрый! Он взбесился, когда я стала настаивать на том, чтобы поехать на эту встречу в одиночку, знаешь ли. Ненавидит, когда я расстроена, знаешь ли.
        Это бесконечное знакомое повторение «знаешь ли… знаешь ли…» болью отдавалось в моем сердце. Я не решалась прервать повествование, не решалась сказать: если Рассел Хопкинс действительно настолько добрый, ты сможешь уломать его помочь Бингу.
        Я сидела и тупо слушала ее.
        Солнце пекло вовсю, на улице становилось все жарче. Как и вчера, на меня напала слабость, одежда прилипла к телу. Мне вдруг дико захотелось, чтобы Гил оказался со мной рядом, поддержал меня, нашел нужные слова, достучался до Анны. От яркого света у меня резало глаза.
        - Анна, милая моя, прошу тебя, прими, наконец, решение! Как ты можешь отказываться от своих слов, ты же видела фото Бинга. Ты же говорила, что понимаешь, как этот малыш нуждается в твоей поддержке, и обещала помочь ему.
        - Но я не обещала ничего определенного, Крис, сначала мне надо посоветоваться с мужем. Я собираюсь позвонить ему. Сколько раз можно повторять - он ждет моего звонка.

«О господи, - подумала я, - о господи, дай мне терпения, оно понадобится мне».
        Анна ушла в гостиницу и, как мне показалось, отсутствовала целую вечность, хотя дозвониться до Рима не составляло особого труда. У меня пересохло в горле, мысли ходили кругами, словно пони по арене; и все они были только об одном: что делать, если этот человек, Рассел Хопкинс, откажет в содействии? Я старалась быть оптимисткой, повторяла, что он не может оказаться столь бессердечным человеком. Не может.
        Не знаю, как мне удалось открыть рот и выдавить слова, когда Анна снова появилась в поле моего зрения:
        - Ну и что он сказал?
        Еще до того, как прозвучал ее ответ, я поняла, что проиграла.
        Анна старалась не смотреть мне в лицо, щеки ее горели, на ресницах блестели слезинки.
        - Какой ужас, никогда в жизни ничего подобного не переживала, - закатила она глаза. - Сначала я думала, что не смогу признаться ему вот так, по телефону, но потом меня словно прорвало. Сказала, что у меня родились близнецы, но я так нуждалась, что забрала одного мальчика себе, а второго отдала тебе. В подробности вдаваться пока не стала, например, что именно ты Стиву рассказала, и все такое, это можно на потом оставить. И знаешь… он с таким пониманием к этому отнесся. Сначала замолчал на минуту… я думала, он меня повесит, так испугалась, начала кричать в трубку, звать его… - У нее вырвался нервный смешок. - А потом я услышала, что он смеется. «Милая, милая моя Анна, это не может быть правдой. У Руди есть близнец? Фантастика какая-то. И где же он? У кого? Просто невероятная история!» Это он мне так сказал. Я заверила его, что все это правда, и он сказал, что прощает меня. Да, в этом ты оказалась права… но, когда я рассказала ему про Бинга и про аварию, он отказался - категорически, наотрез отказался - помогать. Сказал, что не позволит издеваться над Руди. Он же ему как сын. Решения своего он не
изменит.
        Я начала задыхаться и прижала руку к горлу:
        - Он не может отказать… он просто чудовище.
        - Никакое он не чудовище, - сердито сверкнула она на меня глазами. - Просто он очень любит Руди, это же нормально. Как ты можешь обвинять его? Он не хочет, чтобы Руди страдал ради неведомого брата. За него вы со Стивом в ответе, а не мы. Расс непреклонен. Он не хочет, чтобы я мучилась, глядя на все это, не хочет подвергать Руди риску, ведь ему же наркоз будут делать, не говоря уже о том, что у бедного ребенка шрамы на всю жизнь останутся.
        Куда только подевались и мое терпение, и мой такт… да, я сломалась… сломалась, и все тут! Вскочила на ноги и давай орать на нее:
        - Неужели шрамы имеют какое-то значение, особенно для мужчины?! Да Руди еще гордиться ими станет! Он же спасет жизнь брату!
        - Возможно, - надулась Анна. - Но Расс считает, что пересадка может пойти псу под хвост. Вдруг все зря, вдруг ничего не выйдет? Тогда Руди пострадает ни за что. Представь, какая это будет для него психологическая травма! Ты слишком многого просишь. Он же всего-навсего маленький мальчик!
        - И Бинг тоже! - У меня самой в ушах от собственных воплей зазвенело. - О боже, Анна, ты же говорила, что твой муж любит детей! Как он может позволить ребенку умереть только из-за того, что он не хочет подвергать его брата минимальному риску?
        - Извини, Крис. Поверь, я понимаю твое разочарование, но Расс не велел мне соглашаться. Он хочет, чтобы я навсегда вычеркнула Бинга из своей жизни и больше никогда о нем не вспоминала… никогда больше не встречалась с тобой. Я улетаю в Рим, сейчас же.
        - Ты не можешь… - накинулась я на нее.
        - Послушай, Крис, я не хочу потерять и мужа и сына, пытаясь спасти ребенка, к которому с самого рождения никакого отношения не имею. Тебе придется это понять.
        Я окончательно утратила над собой контроль.
        - Анна… Анна! Я слово тебе даю… Руди не пострадает. И Бинг поправится. Доктора на сто процентов уверены, что так и будет. Все зависит только от состояния здоровья и внутренних сил пострадавшего. К счастью, Бинг очень сильный и хорошо держится. Кожа, которую взяли у Стива, поможет ему продержаться, пока настоящая помощь не подоспеет. О, Анна, ты не можешь отказаться! Как же ты дальше будешь жить, зная, что виновна в смерти Бинга?!
        Анна поднялась. Она побледнела, и ее всю трясло, но губы были крепко сжаты, и я видела, что воля подруги полностью подчинена человеку, который приходится ей мужем, и что ее не свернуть.
        - Может, я и помогла бы, - постаралась защититься она, - если бы Расс не убедил меня, что это неправильно. Ты не имеешь никакого права обвинять меня в смерти Бинга.
        - Но так оно и есть, а твой Расс - просто монстр… - не сдавалась я.
        - Вовсе нет, - оборвала она меня, в огромных глазищах полыхала ярость. - Он очень хороший человек, и решение его окончательное. И не надо оскорблять меня, Крис.
        Дыхание с трудом вырывалось из моей груди. Я была уверена в успехе, когда отправилась на поиски Анны и Руди, и вот - такой провал.
        - Конечно! - услышала я свой голос, резкий, хриплый. - Бинг Рассу не сын. Даже не усыновленный ребенок, как Руди. Какое ему дело до Бинга? Но ты… ты его мать! Его судьба не может не волновать тебя. Матерь Божья, как ты смеешь отрицать это, Анна!
        Повисло молчание. Анна долго тушила сигарету в пепельнице, словно уничтожала меня.
        - Я не намерена стоять здесь и выслушивать оскорбления. Это несправедливо. Мне это не нравится. Я знаю, что Бинг мой сын, но я отдала его тебе и теперь не могу быть в ответе за него.
        - Но он все равно твой! Твоя кровь и плоть, брат Руди!
        - Ради бога, Крис, прекрати повторять одно и то же! - воскликнула Анна.
        Я ухватилась за ее руку и, должно быть, сделала ей больно, потому что она вздрогнула.
        - Не обращай внимания на то, что советует тебе муж, - завела я свое. - Они оба твои сыновья, что бы там ни говорил этот Расс. Не помочь Бингу - преступление.
        Анна зажала уши руками.
        - Не желаю ничего слышать! - выдохнула она.
        Бингу, моему сыну, только что вынесли смертный приговор.
        - Я возвращаюсь в Рим, - повторила Анна. - Расс хочет, чтобы я немедленно прилетела. Портофино отменяется.
        Она пошла к машине, припаркованной позади гостиницы, а я словно лунатик побежала за ней, всхлипывая на ходу:
        - Не уезжай. Не уезжай. Скажи, что ты позволишь Руди приехать ко мне. Скажи, что спасешь Бинга. Анна, Анна, не обрекай его на смерть!
        Она повернулась ко мне, ее трясло с ног до головы. У меня закралось тайное сомнение: Анна вовсе не уверена, что поступает правильно. Просто она полностью положилась на мнение мужа, прикрылась им, ведь так было гораздо легче и удобнее.
        - Руди не пострадает, - всхлипывала я. - Клянусь! Но Бинг сейчас в настоящем аду горит, если бы ты только знала, какой он милый мальчик, ты не позволила бы ему умереть.
        Она отцепила от себя мои пальцы:
        - Оставь меня в покое, Крис. Ты не имела права вызывать меня сюда и заставлять пройти через все это. Я бы ни за что не стала вмешиваться в твою жизнь, не важно, что произошло бы с Руди.
        - Еще как стала бы! - заверещала я. - Стала бы! Если бы вы с Рассом оказались на моем месте, то сразу же принеслись бы за Бингом, а если нет, то вы оба просто звери и не любите его по-настоящему. Ни один человек не позволит ребенку умереть, если он в состоянии спасти его.
        Анна пропустила мои слова мимо ушей и опрометью бросилась к машине, которая привезла ее из аэропорта. Видно, она подозревала, что такси снова ей потребуется, причем скоро, потому и не отпустила друга Бенно, Луиджи. Завидев синьору, он тут же выскочил из машины, расплылся в приветственной улыбке и распахнул дверцу. Мне было наплевать, что он обо мне подумает, и я продолжала завывать вслед Анне. Совершенно потеряла человеческий облик, самка, защищающая своего детеныша, - вещь парадоксальная, потому что Бинг на самом деле был не мой, и я все повторяла и повторяла Анне, что он ее сын.
        - Не уезжай… не оставляй меня… не обрекай своего сына на смерть…
        Но она закрыла и уши, и сердце. Больше всего на свете ей хотелось вернуться обратно в свою безмятежную счастливую жизнь с Расселом Хопкинсом и Руди и навсегда забыть о втором малыше.
        Она села в машину и велела Луиджи захлопнуть дверь. Мотор заурчал, и они укатили прочь.
        Такси скрылось в облаке пыли. Я стояла и смотрела ему в след, не в силах поверить в произошедшее. Я поверить не могла, что Анна отказала мне и что Бингу придется умереть. А мне придется позвонить Стиву и рассказать ему обо всем. Я точно знала, что он подумает. Он всегда считал Анну красивой эгоистичной шлюхой. Анна поступила в полном соответствии со своим характером. Однажды она уже бросила своего сына, почему бы ей не бросить его теперь?

«Но не на смерть же обрекать, - подумала я. - Как она может! Бедный маленький Бинг! Мой несчастный малыш!»
        Бенно остановил меня и озабоченно заглянул в лицо:
        - Синьоре нехорошо? Может, на солнце перегрелись?
        - Да, - прохрипела я, - на солнце перегрелась.
        Я больше не могла держать все в себе и попросила Бенно позвонить по номеру, который оставил мне Гил. По иронии судьбы он оказался единственным, с кем я могла поделиться и к кому приткнуться в момент отчаяния. К несчастью, Гил уехал куда-то с Жако, и до шести вечера его обратно не ждали. Не знаю, как мне удалось протянуть до вечера.
        - Привет, Крис, что нового? - первым делом поинтересовался Гил.
        - Она отказалась, - залилась я слезами. - Она уехала, обратно в Рим вернулась. Это все ее муж, он не согласился на операцию, не хочет, чтобы Руди рисковал. Он официально усыновил Руди и обожает его. На Бинга ему наплевать… что ему до какого-то там Бинга… что мне теперь делать? Что мне делать?
        Гил постарался успокоить меня, но сквозь рыдания я с трудом слышала его слова.
        - Успокойся, милая моя. Господь Всемогущий, да что она за женщина такая, позволяет собственному ребенку умереть!
        - Анна - эгоистка до мозга костей. Она всегда такой была. Решила забыть о том, что дала Бингу жизнь, и все тут. Сама-то она склонялась к тому, чтобы помочь, но вот ее муж - он не позволил ей, велел отказать мне, а она, похоже, слушается его во всем.
        - Надо что-нибудь придумать, - заявил Гил не терпящим возражений тоном.
        - Я хочу умереть, - проклацала я зубами. Нервы мои были на пределе, я впала в такое состояние, когда хочется только лечь и больше ничего не делать. - Если Бинг умрет, я повешусь…
        К суициду я склонности не имела и, если бы дошло до дела, никогда не стала бы сводить счеты с жизнью, но в тот момент я верила, что так оно и будет.
        - Послушай, Крис, продержись еще чуть-чуть, - испугался Гил. - Ничего не предпринимай до моего приезда. Ни-че-го. Я выезжаю.
        Я прекратила рыдать и обессиленно уткнулась в платочек.
        - Ты не можешь, - прокряхтела я. - У тебя дела. Не надо было мне приезжать. И звонить тебе не надо было. Это не твои проблемы.
        - Мои, я сам так решил. И ты прекрасно это знаешь. Я не собираюсь стоять в сторонке и смотреть, как два бессердечных эгоиста убивают твоего сына, дорогая моя.

«Моего сына, - подумала я. - Да, он мой сын, живой ли, мертвый ли. Он мой сын».
        Но что может сделать Гил? Как он заставит Анну и Рассела передумать? Я не знала. Голова моя отказалась служить мне. Гил взял с меня обещание сидеть и ждать и отключился. Я поднялась к себе и рухнула на кровать лицом вниз. Горечь поражения и мысль о том, что время уходит, а для Бинга каждая минута дорога, раздавили меня. Потом я словно в черную дыру провалилась и очнулась от того, что Гил прикладывает мне к голове мокрое полотенце и шепчет:
        - Ну, давай, Крис… очнись, милая… вставай, открой глазки, родная моя. Давай!
        Я села. Вид у меня, наверное, был просто чудовищный. Гил покачал головой, лязгнул зубами и протянул полотенце с расческой:
        - Вытрись, милая, и причешись, вот увидишь, тебе сразу лучше станет.
        Я послушалась его.
        Истерика миновала. Я снова пришла в себя, но на сердце лежал камень. Руки и ноги меня не слушались. Гилу даже пришлось поднять меня и усадить на край кровати.
        - Вот умница, девочка! Нам уже лучше. Я заказал кофе.
        - Кофе! - слабо рассмеялась я. - Только не кофе!
        - Тогда покури и расскажи мне все как было.
        От Гилфреда Барретта исходило тепло и участие, а еще сила и уверенность, в которых я так нуждалась. Плюс к тому чувство защищенности, надежности - бесценные вещи.
        На нем были белые шорты и бледно-голубая рубашка без воротника с глубоким прямоугольным вырезом, открывающим мускулистую шею и загорелую грудь. На лбу - испарина, волосы мокрые. Наверное, купаться ходил. Оказалось, что я права. Они с Жако и двумя другими парнями были на море, когда я позвонила и оставила свое сообщение. По возвращении он сразу же перезвонил мне.
        Я пересказала ему свою встречу с Анной.
        - Есть от чего впасть в отчаяние, - начал вышагивать он из угла в угол. - Ты ведь так надеялась на помощь Анны. Я шею готов свернуть этому Хопкинсу. Говоришь, он нормально принял признание Анны, проглотил и даже глазом не моргнул?
        - Судя по всему, эта история его ничуть не впечатлила. Мне кажется, он даже не слишком поверил, и, пока она не задевает его жену напрямую, Хопкинсу все равно. Чего копаться в доисторическом прошлом? И Анна того же мнения. Близнецы ведь давным-давно родились, и похоже, за это время Анна сумела убедить себя в том, что никакого второго ребенка не существовало. И вот теперь ей трудно поверить в реальность Бинга, ни чувств к нему, ни любви у нее нет.
        Гил остановился передо мной и махнул в воздухе сигарой:
        - Но они ведь знают, что твой ребенок умрет, если не сделать эту пересадку?
        - Знают. - Меня передернуло.
        - Тогда поведение их непростительно… преступно.
        - О, Гил, - горестно поглядела я на него, - я не могу заставить себя позвонить Стиву и просто спросить, как там Бинг. Я всегда считала себя такой сильной, такой самостоятельной, думала, что со всеми бедами мира могу в одиночку справиться, и вот - не справилась, не смогла. Это выше моих сил.
        - Но не выше моих, - заявил Гил.
        - Что ты можешь сделать?
        - Я всю дорогу об этом думал и кое-что надумал. А пока нам надо спуститься вниз, подышать свежим воздухом и поесть. Могу поспорить, у тебя сегодня ни крошки во рту не было. За едой и поговорим.
        - Не могу я есть… не хочу.
        - А я хочу, а ты будешь делать то, что я тебе велю, - сурово поглядел он на меня. - Если тебе нужна лекция, я тебе ее прочту. Убиваясь от горя, обливаясь слезами, валяясь на кровати и помирая с голоду, Бингу не поможешь.
        - Мне так стыдно, - закрыла я лицо руками. - Ты прав.
        - Ты и в самом деле самая храбрая девочка из всех, которых я встречал. Будем считать это временным помешательством.
        Гил опустился рядом со мной на кровать, обнял меня, прижал к себе и стал гладить по волосам. Я почувствовала, как он целует меня в макушку, потом в висок.
        - Бедная моя девочка. Бедная моя девочка… что на тебя свалилось!
        В каждом из нас скрывается безумие. Я никогда не относилась к девушкам, которые ставят секс превыше всего и легко теряют голову. Конечно, у нас со Стивом случались моменты сумасбродной страсти, - женщину, которая не испытывала ничего подобного, остается только пожалеть, - но в общем и целом меня можно назвать типичной англичанкой. Даже в минуты высшего эмоционального подъема разум всегда брал верх над чувствами.
        Но приходит время и…
        Для меня это время настало в маленькой душной комнатке с беленными известкой стенами и распятьем над кроватью. Внутри меня словно мотор с лезвиями вращался и рвал, рвал на части мое Тело. Именно эта Кристина Росс, эта женщина, проигравшая в битве за своего сына и теперь изнывающая от нестерпимой боли, бросилась искать утешения в объятиях доброго и заботливого Гилфреда, который пришел из другого мира - мира беззаботной страсти и эмоционального накала.
        - Гил, Гил, я этого не переживу. Помоги мне, Гил. Помоги спасти Бинга. О, Гил, спаси меня. Я хочу умереть…
        Хотите, назовите это шоком, хотите, безумной реакцией на жесточайший удар, но я полностью утратила над собой контроль. Не думаю, что в такой момент даже мужчина высоких моральных устоев остановится и начнет размышлять, имеет ли он право воспользоваться слабостью женщины. Уже после Гил признался, что его тянуло ко мне с самой первой нашей встречи. Тот факт, что я такая самостоятельная, независимая и… так предана Стиву, только подхлестнул его интерес, потому что в его жизни было слишком много хорошеньких куколок, которые только и мечтали о том, как бы рухнуть в объятия известного кинопродюсера. А Гил действительно был очень известен, красив и умен.
        Женщины моего типа редко попадались ему на пути. Кроме того, ему стало жаль меня, а жалость - штука опасная.
        Я попала в настоящий водоворот страсти. Все произошло слишком быстро, но в этот момент я забыла и Стива, и Бинга, и маленькое золотое колечко на пальце. И только благодаря Гилу дело не зашло слишком далеко. А могло бы.
        Мы лежали в объятиях друг друга, как настоящие любовники. Гил целовал меня в губы, и я поспешно и страстно отвечала ему. Не припомню, чтобы я когда-нибудь так целовала Стива. Я целовала и целовала его, зарывалась пальцами в густые волосы, гладила сильное мускулистое тело.
        - Гил, Гил, - стонала я. - Помоги мне, помоги мне!
        - Конечно, помогу, милая моя, родная. Бедная моя девочка, я обязательно помогу тебе. Я люблю тебя. Ты такая сладенькая. Видеть не могу, как ты мучишься.
        - Я люблю тебя, - бездумно шептала я.
        Мы бормотали ничего не значащие милые глупости. А может, они много значат для человека до того, как он очнется и поймет, что на самом деле не любит другого, что это был всего лишь приступ безрассудной страсти?
        Я пребывала в полубессознательном состоянии и как сквозь сон слышала слова Гила:
        - Ты такая милая, Крис, просто красавица, какие ресницы! И глаза - огромные печальные глаза. Ты всегда такая грустная? Неужели жизнь твоя повернулась не так с самого начала?
        От этого вопроса меня будто током ударило. Я не могла сказать, что всегда грустила и жизнь моя с самого начала пошла кувырком. Вовсе нет. Я не из тех жен, что день и ночь вздыхают по упущенной Великой Любви и считают свой брак полнейшим разочарованием.
        До этого случая с Бингом муж и сын наполняли всю мою жизнь. Именно поэтому мне было так больно от мысли, что мир мой рухнул в одночасье.
        Последнее замечание Гила внезапно привело меня в чувство, и я осознала, что делаю или что собиралась сделать. Пелена безумия спала.
        Я резко села, откинула назад волосы и натянула на себя простыню.
        - Нет, Гил, не надо. Мы не можем… мы не должны… Никакая я не печальная. То есть я хочу сказать, я не была такой до случая с Бингом. На меня что-то нашло.
        Мое заявление отрезвило Гила, он опустил ноги на пол, провел рукой по растрепавшимся волосам и потянулся к валявшейся на полу пачке сигарет.
        - Прости, - щелкнул он зажигалкой. - Похоже, наши эмоции вышли из-под контроля.
        - Это не имеет никакого значения, быть с тобой… вот как сейчас… это просто чудо, Гил. Ты спас меня от безумия.
        - Черт! - Лицо его внезапно озарилось задорной юношеской улыбкой. - Я вовсе не собирался спасать тебя от дурдома, медовая моя. Просто я возжелал тебя так, как давно уже никого не желал, и это чистая правда.
        - Я тоже, Гид.
        Истерика окончательно спала, и странным образом чувство вины, которое я должна была бы испытывать по отношению к Стиву, отступило на второй план перед чувством величайшего облегчения. Я поняла, что готова снова кинуться в бой.
        Поднялась, набросила халатик, сердце уже не билось лихорадочно о ребра, но я вся горела.
        - Открой ставни, Гил, - попросила я.
        - Зачем? Лучше от этого все равно не станет. Солнце все еще жарит как сумасшедшее. Надо идти вниз, здесь ужасно душно.
        - Иди подожди меня там, - сказала я. - Я быстро. Заодно пообедаем.
        - Что я слышу? Первые разумные слова за все это время! - расплылся он в улыбке.
        - Гил, - потупила я взор, - пока я жива, я не устану благодарить тебя за доброту и понимание.
        - Милая моя девочка, тебе совершенно не за что меня благодарить! - воскликнул Гил. - Такое случается. Может, в твоей жизни не слишком часто. Даже в моей - и то редко, но все же случается. Однажды Салли, моя бывшая женушка, сказала мне, что на самом деле я мягкий человек. Не такой крутой, каким хочу показаться. Может, она и права. Эта мягкость проявилась во мне, как только я услышал историю Бинга. Может, это твой рассказ меня заинтриговал, может, ты сама, не знаю. Но я чувствую, что мог бы полюбить тебя по-настоящему, Крис, и, если бы не твой чертов муж, я обязательно доказал бы тебе это. Не нервничай ты так. Мы же вовремя остановились, правда?
        Я начала было говорить, что это нечестно по отношению к нему, но он быстро оборвал меня.
        - Хватит. Никаких вздохов-охов, пожалуйста. И чтобы без напрягов. Мы оба не в себе были, - с ноткой сарказма закончил он.
        - Это все я виновата.
        Гил покачал головой:
        - Ты просто запуталась. Ты очень необычная женщина, Крис. Другая бы на твоем месте давно кинулась на меня с кулаками и обвинила в том, что я воспользовался положением.
        - Но ты ведь не воспользовался.
        - Чуть не воспользовался, - поправил он меня. - Ты такая желанная, Крис.
        - Ты тоже, Гил.
        - Значит, пора бы нам утолить свои желания и поесть, наконец. Выпить тоже не повредит. - Гил постарался перевести все в шутку, и я поддержала его.
        - Ох и напьюсь я сегодня!
        - Отлично. Тебе уже лучше?
        - Намного.
        - И больше никаких разговоров о самоубийстве, обещаешь?
        - Обещаю.
        - Тогда за выпивкой и обсудим наш новый план действий. Клянусь, мы вырвем у них согласие привезти второго ребенка!
        Все мои мысли снова обратились к Бингу, и мне стало стыдно, что я позволила себе пусть даже на миг забыть о нем.
        Пора прийти в себя.
        Гил подошел поближе, положил руки мне на плечи и с нежностью заглянул в глаза.
        - Я никогда не забуду этого… и тебя, милая моя. Ты даже не представляешь, сколько сил мне пришлось приложить, чтобы сделать шаг назад. Господь тебя храни… - Он наклонился и поцеловал меня в макушку. - Я успел сказать тебе, что люблю тебя? Если да, то знай - так оно и есть.
        - Ты слишком добр ко мне, - сказала я. - Я тоже призналась, что люблю тебя, по-своему. Но мне хочется быть честной с тобой, потому что ты такой славный. На самом деле я никого, кроме Стива, не люблю.
        - Я понимаю, - улыбнулся Гил. - Увидимся внизу.
        Он вышел из комнаты и захлопнул за собой дверь, а я пошла в ванную и пустила холодную воду.



        Глава 14

        С того самого момента мы с Гилом стали очень близки. Он попросил, чтобы между нами не было никаких напрягов, и их не возникало. Ни один из нас ни словом больше не упомянул тот невообразимый циклон страсти, в который мы оба попали, и, как ни странно, никаких угрызений совести я больше не испытывала. Напротив, этот порыв показал, насколько дорог мне Стив. А тем временем мы с Гилом, как пара старинных друзей, заседали за обедом и разрабатывали новый план действий.
        - Надо ехать за Анной, еще раз поговорить и с ней, и с этим Расселом Хопкинсом.
        - Поверить не могу, что этот парень не понимает, что отказывать Бингу в пересадке кожи - преступление! - сказал Гил.
        - Ты знаешь, в каком отеле они остановились? - спросила я.
        - Знаю. К счастью, я записал название, когда она звонила мне после объявления по радио. Отель «Хасслер».
        - Вряд ли они там долго задержатся. Анна наверняка заставит мужа вернуться обратно в Америку. Она меня боится.
        - У меня есть план. - Гил прикурил и выпустил струю дыма. - Я позвоню в отель и попрошу к телефону мистера Хопкинса. Скажу, что у нас общие друзья-американцы. Ты же знаешь, акцент мне легко дается.
        Я кивнула:
        - И что дальше?
        - Придумаю что-нибудь, например, скажу, что его бостонские приятели попросили заехать к нему, когда буду в Риме. Он либо согласится повидаться со мной, либо скажет, что улетает. Так мы хоть в курсе будем.
        Я моргнула.
        Гил просто фонтанировал идеями, и я оставила все на его усмотрение.
        Он пошел в гостиницу и вернулся только минут через десять, в зубах - сигара, одна бровь приподнята.
        - Сработало, дорогая. Мистер X. легко запал на мою историю о бостонском друге, а когда он начал расспрашивать, что это за друзья такие, я притворился, что плохо его слышу, помехи на линии. Но насколько я понял, они улетают обратно в Штаты завтра утром. Я как бы между прочим поинтересовался, не собираются ли они обратно, и он сказал - да, жена себя плохо чувствует.
        У меня сердце упало, но к этому ощущению я уже начала привыкать. Бесконечные разочарования давали о себе знать.
        - Я так и знала, Гил. Что теперь?
        - Наймем машину получше и отправимся в ночь до Рима. От Генуи до столицы всего часов пять-шесть ехать.
        Я снова кивнула. Сила и уверенность, исходящие от Гила, окутали меня, словно непробиваемые доспехи, и я вновь обрела надежду.
        - Ладно, Гил, как скажешь.
        - Бенно говорит, что до полуночи ни одного рейса до Рима нет, кроме того, в это время года мы можем запросто не попасть на самолет. Так что рисковать не стоит. Машина гораздо надежнее. Мы будем в Риме до двенадцати ночи.
        - Ты - просто чудо какое-то, Гил!
        - Беги позвони в больницу, узнай, как там мальчик. Новости из дома должны приободрить тебя.
        - Надеюсь, - вздохнула я.
        - И уложи свои вещи, милая, - добавил он, - вдруг придется остаться в Риме на ночь. В любом случае Бенно мы скажем, что до завтра или послезавтра ждать нас не стоит.
        Гил знал, что делал, он умел быстро и решительно расправиться со всеми делами. К тому же за обедом он сказал мне, что несколько дней съемок все равно не будет, так что это время он легко может посвятить мне.
        Я пошла звонить в Англию и через невероятно короткое время уже разговаривала со своим мужем.
        - О, привет, - послышалось в трубке. Голос Стива звучал вполне обыденно. - Да… я могу говорить. Бингу снотворное дали, я ему не помешаю. Телефон у нас в палате.
        - О, Стив, как он там?
        - Без изменений.
        - Улучшений нет?
        - Врачи говорят, улучшений еще рано ждать, слишком мало времени после пересадки прошло. Сначала ему вроде бы полегчало, но потом процесс остановился. Но волноваться пока не о чем.
        - Но это ведь ненадолго… то есть это улучшение… если только… - Я замолчала. У меня ком в горле застрял. Внезапно я почувствовала, что не могу говорить с мужем вот так, не глядя ему в глаза. Мысль о том, как далеки мы и физически, и духовно, была просто невыносима. В его голосе не слышалось ни капли тепла, он даже из вежливости моим здоровьем не поинтересовался.
        - Насколько я понял, у тебя особых новостей нет?
        Я рассказала ему про Анну. Стив закашлялся и прочистил горло:
        - Какое разочарование! Но я никогда не был особо высокого мнения о твоей драгоценной Анне.
        - Знаю, она просто невообразима, но я уверена, что это ее муж, Рассел Хопкинс, заставил Анну переменить свое мнение. Он без ума от Руди, не желает рисковать здоровьем мальчика.
        - Господи! - неожиданно взорвался Стив. Это было так на него не похоже. - Значит, пусть наш сын умирает!

«Наш сын». Я чуть не подавилась от удивления. Неужели Стив и правда так считает? Неужели он до сих пор признает, что годы совместной жизни связали нас невидимой нитью, а Бинг - главное звено в этой цепи? Голос у меня задрожал.
        - О Стив, Стив, я знаю, что ты сейчас чувствуешь. Представь, что мне пришлось пережить, но я не собираюсь сдаваться. Мистер Барретт помогает мне, мы с ним в Рим едем. Он просто чудо, такой замечательный друг. Говорит, что постарается склонить Хопкинса на нашу сторону. Не знаю, что бы я без него делала!
        Мы обсудили предстоящую поездку в Рим и шансы уговорить Анну и ее мужа послать за Руди.
        - Как ты такое выдерживаешь… - сказал Стив. И добавил, вымучивая слова: - С тобой все в порядке, Крис?
        Я готова была запрыгать от радости и облегчения. Глупо ждать, что Стив так быстро переменится, но, по крайней мере, ледяная стена безразличия немного пошатнулась.
        - Да, Стив, спасибо. А тебе не слишком больно, милый?
        - Со мной все в порядке.
        - Когда Бинг просыпался… он спрашивал обо мне?
        - Конечно, ему хочется вестей от тебя, и я сказал, как мы договорились: что ты болеешь и тебя не пускают. Он велел передать тебе свою любовь.
        - И ему мою передай. - Слезы градом покатились по моим щекам. - Я буду каждый день посылать ему открытки. Я все время о вас думаю. О, Стив…
        Высокий голос ворвался в наш разговор и поинтересовался, хотим ли мы продлить время.
        - До свидания, Крис, - поспешил сказать Стив. - Удачи тебе!
        Ответить я ничего не смогла и молча положила трубку. Я закрыла лицо руками и зарыдала. Мне так хотелось верить, что у нас со Стивом все будет хорошо, но его поведение говорило об обратном. Он никогда не простит меня, что бы я ни делала, как бы ни старалась. «Не стоит обманывать себя только потому, что сегодня он немного смягчился и поинтересовался, как у меня дела», - в отчаянии подумала я.
        А время летело стрелой, и жизнь Бинга держалась на волоске надежды. Я покидала вещи в сумку, умылась и, когда Гил зашел за мной, уже окончательно успокоилась, и была готова отправиться в путь, навстречу судьбе.
        В Генуе нас ждал Жако с сумкой для Гила. Вскоре мы уже неслись по автостраде, одной из самых шикарных дорог Италии: чуть ли не единственная стоящая вещь, которую безумный Муссолини оставил своему народу в наследство.
        Полная луна освещала нам путь. Водитель - молодой улыбчивый итальянец - гнал, словно на ралли. Скорость зашкаливала за сто восемьдесят, но сейчас мне было все равно. Я думала только о том, как поскорее добраться до Рима и снова поговорить с Анной. Теперь у меня за спиной был Гил - если уж он не добьется успеха, то никто не сможет.
        Гил по-дружески обнял меня за плечи, и я прильнула к нему. Как же с ним хорошо и спокойно! Первый час Гил молчал, словно воды в рот набрал, наверное, обдумывал план действий, а потом его будто прорвало, и он начал рассказывать о себе, о Салли и об их неудачном браке. Мощные автомобили рвались вместе с нами по направлению к Вечному городу, но лишь немногим удавалось обойти нас, наш шофер зорко следил за этим.
        Внезапно я вспомнила Стива, и совесть снова начала мучить меня. Я беспокойно заерзала в объятиях Гила и попыталась высвободиться, но он лишь крепче прижал меня к себе:
        - Не смей! Послушай, милая, я не собираюсь заниматься с тобой любовью. Не думаю, что в будущем у меня хватит на это духу. Но я люблю тебя, и с этим ты ничего поделать не сможешь.
        Щеки мои вспыхнули, на сердце потеплело. И не в первый раз. Интимной близости мне с ним не хотелось, и все же я чувствовала и страсть, и признательность к этому необычном человеку, который вошел в мою жизнь в тот момент, когда больше всего на свете мне была нужна дружеская поддержка.

«Может быть, наступит день, когда я смогу рассказать о нем Стиву», - подумала я.
        А Салли - просто дурочка. Потеряла любовь такого мужчины!
        Внезапно мне стало хорошо и спокойно, я знала - стоит нам добраться до Рима, и все устроится.
        Но мы так и не добрались туда, по крайней мере, не в тот вечер.
        Роскошная итальянская ночь с ее полной янтарной луной и огромными бархатными звездами оказалась фатальной для нас с Гилом, не говоря уже о нашем водителе. На горизонте уже показались чудесные холмы древнего города, когда случилось непоправимое.
        Как установили впоследствии, наш водитель был не виноват. Огромный «ситроен», который на бешеной скорости несся нам навстречу, потерял управление, и его вынесло на нашу полосу. Мы видели, как это произошло, но то ли нашего водителя ослепило фарами, то ли он не успел вовремя среагировать, но аварии избежать не удалось. Шофер погиб на месте, а нас с Гилом только чудо спасло, не иначе. Все произошло молниеносно. Я помню, как услышала свой вопль и крики Гила. Потом - визг тормозов, люди бегут, клаксоны гудят. И - пустота. Только Бинг. Он - в этом жутком поезде.
        Я позвала его, а ответил мне женский голос, по-итальянски.
        Очнулась я в больнице, в отделении для раненых, в сорока километрах от Рима. Несколько мгновений я тупо глядела на белую шапочку и черное покрывало монахини. Позже мне сказали, что больница принадлежит монастырю. Монахиня сидела рядом и держала меня за руку, пытаясь прощупать пульс.
        - Бинг! Бинг! - кричала я, мне привиделось, что я попала в аварию вместе с Бингом.
        Сестра спросила меня что-то по-итальянски, но я покачала головой, и она пригласила другую сиделку.
        - Синьора чувствует себя лучше? - спросила новенькая на ломаном английском.
        - Да. Да, выпустите меня… пустите к Бингу… - заметалась я.
        - Лежите смирно, синьора, пожалуйста. Ваша голова, она разбитая: Пожалуйста, ложитесь и лежите.
        Я окончательно очнулась, припомнила «мерседес-бенц» и аварию по пути из Генуи в Рим.
        - Гил… синьор, что был со мной… как он? - набросилась я на сиделку.
        - Синьор очень хорошо. Только рука… - Молоденькая монашка постучала себя по левому плечу. - Ничего серьезного. Он может прийти повидать вас. Он ваш муж, синьора?
        Я отрицательно покачала головой. Меня начало трясти. Я ощупала повязку на голове. Щека распухла, и на ней явно красовался огромный синяк. Переносица болела. Монашка сообщила мне, что я, должно быть, упала на бок и ударилась головой о стекло автомобиля.
        - Но синьора не очень пострадала, - заключила она. - Хвала Господу нашему Всемогущему, он уберег вас и синьора от тяжких ран.
        - Мне надо встать, - заявила я.
        - Это невозможно, синьора. Приказ доктора - вам надо тихо себя вести, а то в обморок упадете, так, кажется, у вас говорят? Да, точно, в обморок.
        - Но мне надо срочно в Рим, - настаивала я.
        Эта треклятая авария украла драгоценные минуты, даже часы. Анна с мужем вот-вот улетят домой!
        Монахини на пару снова аккуратненько вдавили меня в подушки.
        - Синьор. Позовите синьора.
        - Si, si [Да, да (ит.).] , - пообещали они.
        Удача явно отвернулась от меня. Мир померк, и я снова провалилась в беспамятство. Видно, меня сильно контузило. Когда я в следующий раз открыла глаза, у моей кровати дежурила ночная сестра, ни слова не понимающая по-английски, и я уснула, так ничего от нее и не добившись. Окончательно очнулась я только в семь часов утра. Наступил новый день, и палата была залита ярким солнечным светом. Гил несколько раз заходил повидать меня, но снова уходил, потому что поговорить с ним я все равно не могла.
        Когда я вновь обрела способность к общению, Гил рассказал, что перенес «дикий шок», когда увидел меня с забинтованной головой, пластырем на переносице, и - ни кровиночки в лице, только огромный фиолетовый синяк на левой скуле.
        Сначала он хотел было отправиться в Рим один, но его тоже постигла неудача: у него подскочила температура, никакого отношения к аварии она не имела, просто его организм таким образом реагирует на стрессы. Теперь Гил вставал только для того, чтобы со мной повидаться.
        Романтически настроенные итальянки уже придумали свою историю, решив, что мы - пара сбежавших тайком любовников.
        Никто, кроме Гида, не понимал, что это настоящее крушение надежд, ведь мы так и не успели повидаться с Расселом Хопкинсом и склонить его на нашу сторону. Но что мы могли?
        Когда мы оправились настолько, что смогли одеться и покинуть наконец госпиталь, мы были похожи на двух дрожащих от слабости щенков. Пять дней коту под хвост! Катастрофа!
        Стиву я об аварии сообщать не стала, только сказала, что встреча с Анной не состоялась, и ему пришлось выложить ужасные новости: дела у Бинга идут не слишком хорошо. Хуже ему, правда, не стало, но и лучше тоже не делается. «Близнец нужен срочно», - сказал мне Стив.
        - О Крис, бедный мой котеночек! - воскликнул Гил, услышав неутешительные новости. - Надо же было такому случиться?! Это я во всем виноват. Я нанял эту проклятую машину. Я!
        - Не будь идиотом, Гил, - припечатала я. - Можно подумать, ты действительно виноват!
        - Пять дней потеряно! Чистое убийство! Теперь уже нет никакого смысла тащиться в Рим. Я звонил, они уже уехали.
        Мы сидели в приемной больницы, сумки с вещами - у наших ног. Доктор только что согласился выписать нас. Руку Гил держал на перевязи, но температура спала, а кости остались целы. Повязку у меня с головы тоже сняли, но отражение в зеркале пугало: на лбу шрам, нос разбит, на щеке - фингал; мрак, одним словом. Однако Гил. упорно продолжал называть меня «бедная моя девочка». Оба мы скорбели по поводу смерти нашего шофера.
        Ни лучика света в конце туннеля.
        - Гил, - сказала я, - Гил, Стив говорит, Бинг плохо справляется. О, Гил, время на исходе. Его уже почти не осталось.
        - Мы не сдадимся, - стукнул он кулаком по столу. - Пока он жив, время еще есть, и мы справимся.
        - Но как? Как?
        - Полетим в Америку… ты и я…
        У меня глаза из орбит полезли.
        - В Америку? - повторила я.
        - В Бостон. Нам же надо добраться до Анны и ее мужа, так ведь?
        - Но… но… - начала я, без сил откинулась на спинку стула и покачала головой.
        - Весь вопрос в том, как ты себя чувствуешь?
        - Небольшая слабость, а так ничего, правда! Я быстро после болезни поправляюсь, правда, болею редко.
        - Тебе предписано сорок восемь часов полного покоя, - задумчиво поглядел на меня Гил. - Так доктор сказал, и мне думается, что он абсолютно прав. Нельзя торопить события.
        - Два дня! - У меня аж в голове помутилось. - Но мы не можем позволить себе так разбрасываться временем!
        - Послушай, Крис, бывают случаи, когда лучше подождать, даже если тебе это не по душе. Могу привести несколько причин…
        - О господи! - взвыла я. - Сорок восемь часов - это же так долго! А Бингу срочно нужна операция, ты ведь сам знаешь!
        - Будет хуже, если мы плохо подготовимся к встрече и провалим дело окончательно и бесповоротно. Послушай, что я придумал.
        И я выслушала его. Идея была просто бредовая, но я чувствовала, что здесь действительно требуется что-то по-настоящему экстраординарное.
        Гил прав. Мы не можем появиться в Бостоне, не подготовившись хорошенько, одними уговорами и мольбами делу не поможешь. И тут на выручку пришел мой продюсер с его гениальными мозгами, влиянием и диктаторскими наклонностями (в своем мире он действительно был маленьким диктатором). Ни один обычный человек не справился бы. Даже Стив, который в тысячу раз Бинга больше любил. Времени тщательно проанализировать истинные мотивы Гила у меня не было, но я уверена - помогал он мне не только потому, что я интересовала его как женщина. Вся эта история захватила его. Он был из тех, кто берет сценарий, рвет его на части и запускает на экран таким, каким ему хочется его видеть. И вот теперь он ставил мою драму, такую трогательную, динамичную и абсолютно ирреальную.
        Итак, мне предстояло позвонить Стиву и сказать, что сегодня к ним прибудет один из фотографов Гила. Он сделает портрет моего забинтованного с ног до головы мальчика, и если при этом глаза Бинга окажутся широко раскрыты - тем лучше. Затем специалисты сделают со снимка огромный плакат и пришлют его в Рим завтра утром. С этим плакатом мы с Гилом вылетим в Бостон. Гил заверил меня, что в Нью-Йорке его хорошо знают и его американский друг все устроит.
        Мы полетим в Штаты как VIP-персоны. Никаких проблем. Просто еще один голливудский трюк.
        Господи боже мой, содрогнулась я, как отвратительно это звучит. Трюк. Но с другой стороны, хитро придумано! Огромное драматичное фото Бинга вызовет настоящий шок. Гил был уверен в успехе.
        - Мы заставим этих двоих взглянуть на это фото, и если Рассела Хопкинса оно еще может и не тронуть, то мать вряд ли останется равнодушной. То фото, которое ты ей показывала, слишком мало. А тут у нее сложится впечатление, как будто она действительно смотрит на своего второго сына, как будто он рядом. И ей начнет казаться, что в кровати лежит Руди. Она трясется за своего Руди, боится его даже малейшему риску подвергнуть, а позволить Бингу отправиться на тот свет у нее и подавно духу не хватит. Что ж, обработаем этих Хопкинсов как следует. Твоя задача - во всех подробностях расписать картинку и добавить драматизма, а я буду на подхвате.
        На том и порешили.
        - Вряд ли это возможно, - с сомнением покачала я головой.
        - Невозможно только мертвого к жизни вернуть, Крис, все остальное возможно. Пока Бинг жив, надо все испробовать. Чаще всего срабатывают именно самые безумные на первый взгляд идеи. Надо только верить. Мы предстанем перед этими двумя с фото Бинга в руках и с верой в успех. И я уверен, что мы вернемся назад с близнецом и он спасет жизнь брату.
        Меня замутило, в голове застучало, но я справилась с тошнотой.
        - Не знаю, разрешат ли сделать это фото. Бинг относится к разряду тяжелых пациентов.
        - Ради бога, долой это упадническое настроение! Объяснишься с врачами, они ведь знают насчет близнеца, правда? Отлично… скажешь им, почему необходимо фото. Ребенку это поднимет настроение, если боли не слишком сильные, развлечет. Скажи мужу, пусть придумает что-нибудь про статью в газете, малыша это только порадует.
        Я кивнула.
        Да, Бинга это действительно развлечет. Если в нем хоть искорка жизни осталась, то он обязательно заинтересуется.
        Постепенно шальная идея захватила и меня. Я перестала высказывать недоверие и полностью отдалась в руки человека, который пытался сотворить для меня чудо.
        Мы уехали из больницы на такси, но, как ни странно, я даже бровью не повела, когда в первый раз после этой аварии садилась в машину. Слишком много других забот навалилось.
        Гил поселил меня в отеле «Хасслер», в котором совсем недавно останавливались Хопкинсы. Это шикарное местечко располагалось на самом верху знаменитой Испанской лестницы, на ступенях которой сидели римлянки с огромными корзинами цветов.
        В Риме стояло настоящее пекло, но в отеле было относительно прохладно.
        По пути к лифту я поймала взглядом знаменитую статую Рема и Ромула - мальчиков, вскормленных волчицей. Рем и Ромул - неразделимые братья-близнецы. Бинг и Руди. А кто же тогда волчица? У меня вырвался истерический смешок. Бедная Анна! Она никогда не прикладывала своих сыновей к груди. Мать из нее неважнецкая. И все же, все же в итоге она не позволит собственной кровиночке взять и умереть.
        Гил настоял на том, чтобы остаток дня я провела в кровати роскошного номера.
        Несмотря на все те деликатесы, которыми меня пытались соблазнить, есть мне не хотелось, но я все же перекусила немного, чтобы окончательно не обессилеть. Вечером я приняла снотворное и заснула со спокойной душой. Наш план продвигался успешно - телефонный звонок в больницу оказался удачным. Вначале они наотрез отказались травмировать психику тяжелобольного ребенка камерами и вспышками, но потом осознали всю серьезность положения и пошли навстречу.
        Потом я поговорила со Стивом. Муж не стал возражать. Он придерживался того же мнения, что и Гил, - люди с камерами позабавят малыша. Стив, конечно, пытался развлечь его книгами и все такое, но фотографии - это хоть какая-то перемена, которая скрасит долгие тоскливые часы.
        - Думаешь, это необходимо? - спросил он меня.
        Я сказала, что это единственный выход из положения. Анна закрыла для нас все двери, надо постараться достучаться до нее, здесь все средства хороши, даже самые дикие и невероятные. «Ты же сам должен понимать», - добавила я.
        Стив - слишком косный человек и не сразу принял эту идею, но в итоге согласился. Выразил свою благодарность этому парню, Барретту, он так много для Бинга делает! И поинтересовался, как там у меня с финансами. Я ответила, что Гил договорился со своим американским другом насчет долларов, мы ему потом в Англии все вернем.
        Я попрощалась с мужем, легла в постель и закрыла глаза, представляя своих мужчин вдвоем в одной палате и раздумывая о предстоящей битве. Настроена я была не столь оптимистично, как Гил, может, виной тому мое плохое самочувствие, а может, угрызения совести за эпизод с Гилом. Хотя случись это снова, я и глазом бы не моргнув все повторила, даже из чистой благодарности. Что значит моя честь в сравнении с жизнью Бинга?!
        На следующий день мне удалось побороть свое нетерпение. Я валялась в постели, читала, писала Бингу открытки. Гил почти все время отсутствовал, дел у него было невпроворот.
        - Не думай, что я забросил тебя, милая, просто мне кажется, что не стоит утомлять тебя разговорами, - сказал он мне. - Полежи, отдохни, наберись сил.
        Билеты до Бостона были уже куплены, назавтра нам предстояло путешествие на другой конец света.
        Гил съездил в аэропорт за фото Бинга. Надо же, как быстро все получилось! Я сидела на кровати, руки, сжимавшие плакат, тряслись. Сердце мое словно наизнанку вывернули. Я смотрела, смотрела и не могла оторваться.
        С чистого, идеального качества снимка 35 х 45 на меня смотрел Бинг. Огромные глаза широко раскрыты, и в них - боль и безмолвная мольба о помощи, об избавлении от страданий. «Мольба о жизни», - подумалось мне. Личико такое юное, курносый, усыпанный веснушками нос, застенчивая улыбка. Волосы взъерошены, руки сложены вместе, одна из них забинтована. И все тело в бинтах.
        Снимок трагический и в то же время просто чудесный. На мгновение мне даже показалось, что мой сын здесь, рядом со мной, и я разразилась горькими рыданиями. Гил обнял меня и гладил по голове, пока приступ не отпустил меня.
        - Теперь тебе должно полегчать, бедная моя девочка. Согласен, фото шокирует, но именно этого эффекта мы и добивались. Будем надеяться, что его чертова мамаша тоже растрогается.
        - Она сама говорила, что он как две капли воды на Руди похож… снимок должен ее в самое сердце ранить… и мистера Хопкинса тоже. О, Гил, ни у кого не хватит духу обречь этого маленького курносого мальчика на страдания и смерть, правда ведь, правда?
        - Я просто уверен в этом.
        Фото так и осталось у меня, я не разрешила забрать его. В эту ночь Бинг был рядом со мной, такой близкий, такой родной.
        Я старалась убедить себя, что выглядит он немного лучше, чем в последний раз, когда я его видела, но прекрасно понимала - это самообман. Он сильно похудел, глаза ввалились. Лучше ему явно не становилось, пересадка не сотворила чуда. С каждым часом Бинг скатывался все ближе к пропасти, за которой - смерть.
        Эта мысль убивала меня.



        Глава 15

        На другой день, когда самолет наш поднялся в воздух, я поглядела на Рим с высоты и с грустью подумала, что мне так и не удалось познакомиться с этим чудом света, ничего, кроме отеля «Хасслер», я не видела. Однако тридцать шесть часов в кровати явно пошли мне на пользу: к тому моменту, как мы прибыли в аэропорт Леонардо да Винчи, я окончательно пришла в себя.
        Плечо все еще беспокоило Гила, я заметила, как он время от времени морщился и пытался поудобнее устроить руку, но он не жаловался, наоборот, старался всячески приободрить меня, заставлял повторять снова и снова наш план, словно роль репетировал.
        Я с трудом могла поверить в то, что Кристина Росс вот-вот приземлится в Соединенных Штатах. Гилу удалось в кратчайшие сроки добиться для меня визы в консульстве Рима. Придумал на ходу какую-то невероятную историю, вопрос жизни и смерти, говорит, что в общем-то правда…
        В аэропорту Кеннеди в Бостоне нас встречал худосочный молодой человек: высокий, в белом костюме, розовом в полоску галстуке-бабочке и очках в роговой оправе. Он приветственно махнул длинными патлами и от уха до уха растянул огромных размеров рот, обнажив лошадиные зубы.
        - Старина Гил, прилетел! Класс! - Его американский акцент резал слух.
        - Рад видеть тебя, Чак.
        Гил представил мне своего друга, Чака Гонтлетта. Год назад они вместе работали в Голливуде. Интересно, есть на Земле хоть одно место, где Гил не бывал? Или где у него не водилось влиятельных знакомых? Что бы я без него делала? Какое наказание ни уготовил мне Господь Бог в конце пути, в начале его Он соблаговолил послать мне столь невероятную помощь.
        Чак прибыл за нами на длинном белом «кадиллаке» с обивкой из шкур леопарда. На нем мы и отправились в отель.
        Чак был под завязку набит долларами и влияние имел не меньшее, чем Гил. Он поведал нам о своих «передвижениях» с того момента, как получил звонок Гила: прилетел сюда из Голливуда, взял «кадиллак» и в аэропорт, нас встречать. Теперь он в полном нашем распоряжении.
        Он был в курсе всех моих бед. Ага, говорит, дельце - дрянь. Ему так жаль этого парнишку, но будем надеяться, что нам удастся уломать Хопкинсов. Чак уже успел позвонить в офис мистера Рассела и узнать, что Хопкинсы вернулись из Европы и в настоящий момент находятся в своем загородном доме.
        Я вздохнула с облегчением - впервые с того самого момента, как Анна отказала мне. Но только Анна могла привести меня к близнецу Бинга, и я не могла дождаться, когда снова увижусь с ней.
        Но когда мы подкатили к воротам резиденции Хопкинсов, мне стало плохо. Сквозь узорчатую решетку виднелась ухоженная лужайка с цветами и деревьями и белый фасад приземистого длинного дома с верандой, построенного в стиле Новой Англии.
        Я никак не могла привыкнуть к жаре, которая преследовала меня в Италии и не давала покоя здесь, в Штатах. Синяк на скуле, шрам на лбу и переносица ныли, но воинственный дух снова воскрес во мне. В руках я держала фото Бинга. Нам предстояла решающая схватка за жизнь моего мальчика.
        - Наберись храбрости, милая… мы обязательно победим, - прошептал Гил. - Чак подождет нас в машине.
        Мы пошли к дому. В центре лужайки сонно шумел фонтан, вокруг царили мир и покой. Анна наверняка плескалась в бассейне или принимала гостей и даже не подозревала о той бомбе, которая вот-вот взорвется в ее собственном доме. Но мне было нисколько не жаль ее. Как бы ни поступила она в будущем, я никогда не прощу ей предательства.
        Я потянулась к звонку, но Гил поймал меня за руку:
        - Не звони, не надо. Не стоит объявлять о нашем приезде, вдруг еще придется силой вламываться. Я слышал смех и голоса, наверное, у Хопкинсов гости. Давай-ка преподнесем им сюрприз.
        Сердце мое пошло вскачь, я еще крепче прижала к груди фото Бинга. Мы обошли дом, пройдя мимо длинного ряда клумб с английскими розами.
        На потрясающей каменной лоджии, усаженной алой геранью, под живописными зонтиками красовались металлические столики и удобные стулья. Анна возлежала на раскладном лежаке, ее прекрасная головка покоилась на ярких подушечках. Золотистые волосы спадают на плечи, в одной руке - стакан, в другой - сигарета в длинном мундштуке. Такая юная, такая свежая в своем белоснежном купальном халатике, но при взгляде на нее ничего, кроме злости и ярости, я не ощутила.
        За одним из столиков сидела парочка мужчин. Оба - седовласые, в годах, один из них наверняка ее муж. Как и Анна, оба были в халатах и, по всей видимости, только что купались.
        Чуть поодаль сверкал своими голубовато-зелеными водами гигантский бассейн. На дальнем конце - белый павильончик с барбекю. Там обнаружились еще две девушки - одна плавала, другая сушила волосы, стоя на трамплине.
        Анна даже головы к нам не повернула. Первым нас заметил владелец дома. Мы поняли это по тому, как он по-хозяйски поднялся и пошел нам навстречу со стаканом в руке, на лице - удивленная улыбка. «Такое милое, мягкое лицо», - подумалось мне.
        - О, привет… - начал он и остановился, явно стараясь вычислить наше место в бесконечном списке его друзей-приятелей.
        - Мистер Хопкинс, - тут же затараторил Гил, не давая тому опомниться, - я - Гилфред Барретт из «Ист-Вест Бритиш пикча корпорейшн». Простите нас за то, что не предупредили о своем визите. Нам надо срочно проконсультироваться с вами по одному вопросу.
        - Рад познакомиться с вами, мистер Барретт, - расцвел Рассел Хопкинс. - Мне конечно же известна ваша компания. Вы такие фильмы снимаете - закачаешься.
        Хозяин обратил свой взор на меня и был откровенно шокирован моим внешним видом. Он явно не привык к столь невзрачного вида леди с пластырем на носу и фингалом во всю щеку, да и костюм мой, который с таким старанием отутюжила горничная в отеле
«Хасслер», после столь длительного перелета помялся.
        - Полагаю, вы миссис Барретт? - постарался не подать виду Хопкинс.
        - Нет, - собрала я всю свою смелость. - Я старинная подруга Анны, вы наверняка слышали обо мне. Миссис Росс. Кристина Росс.
        Это имя резануло слух Анны, она подскочила в кресле и вцепилась обеими руками в подлокотники, в глазах - удивление и ужас. Улыбку с лица мистера Хопкинса как ветром сдуло, а вместе с ней и радушную приветливость. Рот его распахнулся, и он, словно внезапно выброшенная на берег рыба, беззвучно двигал губами, хватая воздух. Повисла долгая пауза. Анна поднялась и подошла ко мне.
        - Да как ты посмела являться сюда, Крис! - покраснела она как рак. - Как только у тебя ума хватило преследовать меня до самого дома…
        Нечасто на меня так набрасывались, да еще с подобной яростью. В обычной жизни я тут же сдалась бы и отступила, не желая ввязываться в драку, но мысль о том, что от этой встречи зависит жизнь Бинга, придала мне сил.
        - Извини за вторжение, Анна, но мне пришлось приехать к тебе. Разве ты не понимаешь - пришлось.
        - Убирайся! - взвизгнула она. - Вон отсюда, оставь меня в покое!
        Рассел Хопкинс отступил на шаг назад, обнял жену за плечи и нервно обернулся через плечо на гостей.
        - Ситуация ужасно неловкая. Прошу вас, оставьте нас в покое… как сказала моя жена… - Он закашлялся.
        На помощь мне пришел Гил. Я с удивлением заметила, что он улыбается. Но улыбка эта больше смахивала на оскал тигра, мне уже приходилось видеть ее.
        - Мы проделали долгий путь, чтобы повидаться с вами и вашей женой, мистер Хопкинс, грубо говоря, три-четыре тысячи миль отмахали. Неужели вы откажетесь даже выслушать нас?
        - Это несправедливо, - ответила Анна. - Не знаю, кто вы такой, но прошу вас, уходите и заберите с собой Крис. Я уже все ей сказала, там, в Па-раджи.
        - Мне так не кажется, - еще шире растянул губы Гил.
        Хопкинсы снова обернулись на своих гостей, теперь уже вдвоем. Девчонки вышли на террасу и могли услышать нас.
        - Вы ставите нас в ужасно неловкое положение, - обратился Расс к Гилу. - Нам лучше пройти в дом.
        - Нет… - истерично передернулась Анна.
        - Положись на меня, дорогая, я все улажу, - потрепал он ее по плечу.
        У меня язык словно к нёбу прирос, но Гила так просто с намеченной цели не свернуть.
        - Боюсь, вам придется извиниться перед своими друзьями, - довольно резко парировал он. - Мне надо поговорить с вами обоими, мистер Хопкинс.
        Рассел неохотно отправился к гостям, понимая, что спорить с Гилом бесполезно. Не знаю уж, что он там им сказал, я слышала только ответные возгласы:
        - Конечно, Расс, все нормально.
        - Забудь про нас, Расс!
        Побледневшая, как снег, Анна судорожно вцепилась в руку мужа. Мы прошли в гостиную. Там было прохладно и царил полумрак.
        В огромном висящем на стене зеркале я поймала свое отражение. «Чудненькая мы с Гилом парочка, - усмехнулась я. - Вид у меня еще тот - волосы растрепались, лицо в синяках. Гил в синей рубашке с узким итальянским галстучком и легких брюках выглядел получше. Как здорово все-таки, что он со мной! Одна бы я ни за что не справилась».
        Оказавшись в гостиной, Гил пустил в ход все свое очарование; а очаровывать он, надо сказать, умел, когда хотел, конечно.
        - Миссис Хопкинс, мы действительно должны попросить у вас прощения. Напали на вас без предупреждения, но другого выхода у нас просто не было. Мы с вами не встречались, хотя заочно знакомы - вы говорили со мной по телефону, когда были в Риме, помните? - расплылся он в улыбке. - Мы с Крис очень дружны, и сейчас я выступаю от ее имени. Она не слишком здорова. - Сами видите… - коснулся он своего плеча, - мы с ней попали в аварию. Несколько дней тому назад отправились в Рим и чуть было не погибли.
        Расс Хопкинс даже сумел нам свое сочувствие выразить, он действительно оказался очень добрым малым, просто ему так же сильно хотелось защитить своего приемного сына, как мне - спасти Бинга. Анне тоже удалось побороть свою истерику, и она с жалостью поглядела на меня своими прекрасными глазами.
        - Ты и впрямь плохо выглядишь, Крис. Лицо осунулось. О господи!
        - Со мной все в порядке, - выдохнула я.
        - Зачем вы приехали? - вмешался мистер Хопкинс.
        - Вы же понимаете, кто я такая, правда? - отозвалась я.
        - Да… вы - мать… э-э-э… этого… близнеца.
        - В том-то все и дело. - Гил сунул руки в карманы и начал легонько раскачиваться с пятки на носок. - Брата-близнеца Руди. Мы оба пришли к выводу, что нам нужно снова повидать родную мать Бинга. Я не могу смириться с вашим решением, обрекшим мальчика на смерть. Ради него и ради Крис.
        - А теперь меня послушайте, - накинулся на него Хопкинс. - Нечего тут такими словами бросаться. Анна мне все рассказала. Я поддерживаю ее желание отгородиться от этого дела, остаться в стороне. Мы не чудовища и прекрасно понимаем, что это значит для миссис… э-э-э… Росс, но она сама выбрала себе того мальчика, а Анна взяла другого. Мы вырастили Руди. Эти двое ничего друг о друге не знают и не должны узнать.
        - Близнецов нельзя разлучить, - спокойно произнес Гил.
        Анна явно собиралась с духом, приготовившись к новым протестам; щеки ее порозовели, дыхание участилось.
        - Мы ничем не можем помочь вам, - выпалила она. - Мы… я… мне очень жаль. Я знаю, что малыш был моим… то есть… я знаю, что произвела его на свет… - Она немного заикалась. - Но чтобы позволить Руди рисковать жизнью - об этом даже речи быть не может. Нельзя подвергать детей такому испытанию.
        - Мы уже обсуждали этот вопрос, Анна, - оборвала ее я. - Я же говорила - доктора уверяют, что Руди ничем не рискует, если он абсолютно здоров, конечно.
        - И все же нельзя взваливать на плечи Анны подобный груз. - Рассел Хопкинс бросился на защиту своей ненаглядной супруги. - Она так расстроилась, бедняжка. Я ее еле до дому довез. Наш доктор говорит, ей покой нужен, нервная система расшатана. Она такой шок пережила…
        - Анна, ради бога, если ты такой шок пережила, то представь, что со мной творится! Неужели ты не понимаешь, что все это для меня значит? А для тебя? Неужели тебе действительно все равно? Я через тысячи миль прилетела, чтобы снова обратиться к вам. Бингу уже сделали пересадку кожи от Стива, но этого ненадолго хватит. Время на исходе. Я в отчаянии… разве ты не видишь, Анна?
        - Ничего видеть не желаю, - затрясла она головой.
        - А придется! - тихонько произнес Гил. - Мне очень не хотелось бы расстраивать вас, но что поделаешь. Взгляните на это, миссис Хопкинс!
        Он взял у меня фото Бинга, поднял его и развернул лицом к Анне. Им с Рассом пришлось взглянуть на плакат.
        В гостиной стало тихо, и только с террасы доносились смех и голоса гостей. Я даже услышала, как мое сердце бьется, и прижала кулачки к груди, наблюдая за Анной. А она уставилась на фото и смотрела… смотрела… глаз не могла оторвать, как тогда, в Параджи, когда я показала ей маленький снимок Бинга. Расс снова беззвучно задвигал губами.
        - Ach, lieber Gott! - снова вернулась она к языку своей юности. - Ach, lieber Gott! Несчастный малыш! О, Расс, это же будто наш Руди там лежит!

«Прямо как в Параджи», - подумала я. Но на этот раз большой снимок потряс Анну до глубины души, ведь на том фото Бинг был здоров и улыбался, а на этом - весь в бинтах.
        - Иисусе, ты права, ты права, милая, - пробормотал Хопкинс и вытер лоб шелковым платочком. - Это Руди.
        - Это ваш второй сын, миссис Хопкинс, - решил дожать Гил. - Вы отдали его Крис, но он по-прежнему ваш, и он - брат Руди. Не позвольте ему умереть, миссис Хопкинс, иначе покоя и счастья вам вовек не видать. Прошу вас, помогите Крис, дайте мальчику шанс.
        Глаза Анны наполнились слезами, соленые горошины градом покатились по щекам. Прямо Скорбящая Матерь Божья перед распятием сына своего Христа - воплощение горя и агонии.
        Затаив дыхание, я наблюдала за Анной, и надежда снова расправила крылья.

«Она уступит, она уступит», - эхом стучало в голове.
        Анна молча рыдала, не сводя глаз с фото маленького обгоревшего мальчика. Представляю, что творилось у нее в этот миг в душе. Мне даже стало искренне жаль подругу.
        Гил больше ничего не сказал, просто вложил снимок в руки Анны, и она взяла его. Листок затрясся.
        - Иисусе! - нарушил молчание Расс Хопкинс. - Это и в самом деле ужасно!
        - Наверное, он очень похож на вашего приемного сына, - мягко предположил Гил.
        - Конечно-конечно. - Мистер Хопкинс вытер рот тыльной стороной ладони.
        Внезапно Анна страстно прижала фото к своей груди, как будто хотела обнять своего перворожденного сыночка.
        - Да! - развернулась она к мужу. - Мы должны уступить. Мы обязаны помочь ему. Какое чудовищное фото! Расс, я на части разваливаюсь. Как будто Руди там лежит и просит меня помочь ему.
        - Конечно-конечно! - повторил мистер Хопкинс, почесав затылок.
        Мне стало жаль этого несчастного добропорядочного американца, ведь его вины как раз ни в чем и не было. Только теперь я полностью осознала всю гениальность задумки моего великого кинопродюсера. Кому, как не ему, знать, какое влияние оказывают на человеческую психику зрительные образы.
        И тут мы все разом заговорили.
        - Времени осталось - с гулькин нос, - сказал Гил. - Миссис Хопкинс, вам надо срочно связаться с Руди, как можно скорее. Вы же сделаете это, правда?
        - Врачи дали мне всего три недели, - вставила я. - Пересадку от близнеца необходимо сделать до окончания этого срока.
        - Сперва мне надо посоветоваться со своим доктором… - начал было мистер Хопкинс, но на этот раз сама Анна оборвала его:
        - Нет, сперва надо подать объявление и разыскать Руди.
        Даже если я до тысячи лет доживу, то и тогда не забуду, как подпрыгнуло мое сердце, какое невероятное облегчение я почувствовала. Настала моя очередь проливать влагу. Я всхлипнула, обняла Анну и поцеловала ее:
        - Анна, Анна, храни тебя Господь! Спасибо тебе! Бинг такой милый. Ты обязательно полюбишь его. Он такой храбрый малыш. Мы же обе ему матери, правда? И не позволим ему умереть!
        Она покачала головой и передала фото мужу, который смотрел на снимок, словно завороженный кошмарным зрелищем. Выражаясь словами Гила, бедолага решил помочь Бингу и теперь лихорадочно думал, как избежать скандала с неизвестно откуда взявшимся близнецом. Расс из тех, кого слишком сильно волнует, что люди скажут.
        Но Анна полностью изменилась, потеплела, оттаяла и думала только о том, как помочь ребенку. Мы рыдали друг у друга на плече - глупо, конечно, но остановиться мы никак не могли.
        Теперь, когда Анна согласилась помочь, предстояло как можно скорее найти Руди. Машина завертелась, и запустил ее Гил. Он снова командовал парадом.
        Тут пригодились и денежки Хопкинса, и его влияние. Он сумел подать объявление на самую сильную и широковещательную станцию, расположенную ближе всего к горам Киттатинни, по которым блуждал Руди. «Ребенок должен срочно вернуться домой», - передавали через определенные промежутки времени.
        Но до этого бедному Рассу пришлось считаться со светским этикетом. Он заставил жену выйти к гостям и сообщить им, что один их родственник внезапно заболел и вечеринку придется отменить. Анна, понурившись, побрела выполнять поручение. И вскоре дом Хопкинсов был в нашем полном распоряжении. Дочь Расса, Каролина, к счастью, уехала погостить к друзьям. В доме остались только слуги - повариха и мальчик-китаец, которому было велено немедленно подавать на стол.
        - Боюсь, Руди не слишком быстро отыщется, - провозгласил мистер Хопкинс. - Тем временем и поесть не помешает.
        Сидя за круглым обеденным столом, я поверить не могла, что скитания мои подошли к концу и что появилась реальная надежда спасти жизнь моего ненаглядного Бинга. Решив позволить Руди дать свою кожу брату, Анна поспешила обелить себя в глазах окружающих.
        - Ужасно, что я отказала тебе вначале, сбежала от тебя там, в Италии. Но все случилось так внезапно… я просто не смогла принять этого, - извинялась она передо мной. - Мне так стыдно!
        - Это не важно. Теперь все это не важно, - сказала я.
        - Вы должны остановиться у нас, - заявила Анна.
        - У нас комнаты в отеле.
        - Пошлите за своим багажом. Вам надо быть с нами, когда Руди найдется.
        - Конечно-конечно, - подтвердил Расс, у которого в словаре как будто больше и слов не водилось.
        - О господи, нас ведь друг у ворот дожидается! - вспомнил Гил. - Я выйду на минуточку, попрошу, чтобы он съездил в гостиницу, снял заказ и забрал наши вещи. Уверен, что Крис предпочтет остановиться у вас, миссис Хопкинс.
        Я поймала его торжествующий взгляд. Мне хотелось кинуться ему на шею и расцеловать, и я беззвучно, одними губами, произнесла «Спасибо!».
        Гил кивнул мне, как будто расслышал слова.
        - Ты так плохо выглядишь… - завела Анна.
        - Я в отличной форме. Никогда не чувствовала себя более счастливой. Это все синяк на щеке да шрам на лбу, и еще этот пластырь на носу. В какую жуткую аварию мы попали, Анна!
        - Где это произошло?
        Я рассказала ей, и она покачала головой:
        - Кошмар! Это все моя вина, заставила тебя мчаться за мной вслед. Только я во всем виновата. Нельзя быть такой эгоисткой и пытаться ускользнуть от ответственности перед Бингом.
        - Твое поведение вполне объяснимо. Ты не видела малыша с самого его рождения. Я и не жду, чтобы ты относилась к нему так же, как я.
        - Но когда я увижу его, познакомлюсь с ним, то обязательно полюблю его. - Анна снова взяла в руки снимок, и глаза у нее поплыли. - Это Руди. Наш Руди. Тот снимок в Италии, он такой крохотный был… Расскажи мне о нем. Все, всю его жизнь.
        Я еще раз рассказала ей о Бинге, а она мне - о Руди, и мы снова и снова с удивлением отмечали, как похожи и жизни, и привычки этих двоих. Анна на самом деле заинтересовалась Бингом. «А что, если она захочет забрать его обратно?» - пронеслось у меня в голове.
        - Их нельзя снова разлучать, - словно удар под дых прозвучало заявление Анны. Я ничего не ответила. Не решилась. - Бинг мог бы жить с нами… знаю, Расс сейчас расстроен, но потом он наверняка сам этого захочет. Он обожает Руди, и Бинга тоже полюбит.
        Я похолодела.
        - Нет, Анна, нет, - услышала я свой голос словно издалека. Бинг мой. Бинг не может вернуться к тебе… так же как Руди не может оставить тебя и переехать ко мне.
        Анна как-то странно посмотрела на меня.
        - Там увидим, - сказала она. - Сейчас еще рано об этом говорить.
        Я не знала, что и сказать, не знала, как себя повести. Сколько раз за последнее время меня били по голове - и физически, и морально? Я больше не вынесу. Не переживу, если Анна попытается отобрать у меня Бинга. Хотя тут я сама виновата, разве не я разбудила в ней материнские чувства? Сама же сто раз повторяла, что Бинг - ее сын, ее кровиночка. Неужели она так жестока, неужели за жизнь Бинга мне придется расплачиваться разлукой с ним? Тогда я все потеряю. И Бинга, и Стива. Обоих.
        Сама эта идея ошеломила меня. И все же я была на все готова, лишь бы спасти Бингу жизнь и вернуть здоровье. Чего бы мне это ни стоило.



        Глава 16

        Следующие сорок восемь часов события развивались настолько стремительно, что я еле успевала за ними.
        Сделав правильный выбор относительно Бинга, Анна стала похожа на заводной моторчик и увлекла за собой Расса. Было видно, что Хопкинс действительно по-настоящему влюблен в свою хорошенькую женушку и ему все равно, что там когда-то произошло, раз теперь она так счастлива. И он (как я сказала Гилу, едва у нас выпал шанс поболтать наедине) тоже начал склоняться к идее совместного проживания близнецов, если операция завершится благополучно. Однако Гил резко оборвал меня.
        - Давай о настоящем думать, а будущее само о себе позаботится, - обнял он меня. - А то ты совсем свихнешься.
        Я послушалась Гила, отчасти потому, что мне самой этого хотелось. И сконцентрировалась на настоящем.
        Расс проявил себя радушным хозяином, снабдив нас с Гилом всем необходимым. О деньгах не волнуйтесь, отрезал он. Их у него завались. Как только Руди объявится, мы все вместе полетим в Англию, даже если ему придется самолет нанимать.
        Руди нашелся только через сутки.
        Стив ужасно обрадовался, услышав, что Хопкинсы капитулировали.
        - Слава богу, что их доктор тоже дал свое согласие и заочно знаком с Риксон-Доддом - видно, наш пластический хирург и впрямь специалист мирового уровня. Он заверил Хопкинсов, что волноваться не о чем, раз Руди сам Риксон-Додд оперировать будет, так что этот вопрос решен.
        Стив поздравил меня, однако порадовать ничем не смог - Бингу стало хуже.
        - Быстрее везите этого близнеца сюда, - сказал он мне.
        - О Стив, Стив! - Я была в таком отчаянии, что муж немного смягчился. Он не разговаривал так со мной с тех самых пор, как я вывалила на него всю правду.
        - Успокойся, Крис, не паникуй. Положение пока не критическое, просто вторую пересадку надо как можно скорее делать, и теперь - только от близнеца. Не волнуйся ты так!
        У меня запершило в горле.
        - Стив, прошу тебя, не злись на меня слишком сильно. Как подумаю, что ты ненавидишь меня… - вырвалось у меня.
        Связь ухудшилась, голос Стива наплывал на меня волнами. Мне даже показалось, что нас разъединили, но когда я снова услышала мужа, голос его звучал спокойно и по-дружески.
        - Я не злюсь на тебя, Крис. Просто немного ошеломлен, вот и все.
        - Стив, - всхлипнула я, - для нас ведь сейчас главное Бинг, правда?
        - Правда. - Он помолчал и вроде бы как-то неохотно добавил: - Ты - просто чудо. Я должен поздравить тебя с победой.

«Слава богу», - подумала я после того, как положила трубку и немного пришла в себя. Я, конечно, не ждала от Стива любви и доверия, но, по крайней мере, он больше не злится на меня, а это уже прогресс…
        Я рассказала об этом Гилу. Он искоса поглядел на меня, губы его скривились в саркастической улыбке. Я нутром почувствовала, что он, как и я, внезапно вспомнил тот случай в маленькой комнатке в Параджи.
        - Ты невероятная женщина, - поймал он меня и поцеловал в голову. - И по-настоящему любишь этого своего мужа, я прав?
        - Да, - спряталась я на его груди.
        - Может, он еще оправится от удара, и все у вас будет хорошо. А я буду любить тебя всегда, моя маленькая дурочка. У тебя невообразимая сила воли.
        Я рассмеялась и вытерла нос рукой, как уличный мальчишка.
        Анна, узнав новости о состоянии Бинга, загорелась с новой силой. Всякий раз, когда звонил телефон, она опрометью кидалась к аппарату и хватала трубку в надежде, что на этот раз звонит Руди.
        Нашелся он только на следующий вечер. Школьному учителю, который курировал поход, пришлось отмахать на автомобиле двадцать миль, чтобы позвонить в Бостон. Только за несколько часов до этого один из мальчишек включил транзистор и услышал имя Руди.
        Трубку поднял Рассел, а мы трое - я, Анна и Гил, - словно приклеенные, стояли вокруг него, сияя улыбками.
        - Слава богу, что вы получили это сообщение, мистер Вейлпоул. Да… прошу вас, немедленно отправьте Руди домой. Я не могу вам ничего объяснить. Просто скажите ему, что это очень срочно, и пошлите его назад… - Через некоторое время: - Конечно-конечно, я пришлю за ним вертолет, куда скажете. О'кей, я записываю. Конечно-конечно…
        Расс дал отбой и повернул к нам раскрасневшееся, расплывшееся в улыбке лицо.
        - Отлично, мальчишку нашли! Мистер Вейлпоул пошел нам навстречу. Я пошлю в горы вертолет. Они расположились в местечке под названием Делавейк, там есть большая площадка, вертолет легко сумеет приземлиться. Учитель пошлет Руди туда, а потом перезвонит и скажет, во сколько встречать его в аэропорту Кеннеди.
        Гил поглядел мне в глаза, никогда еще я не ощущала подобного возбуждения. Мы с Анной снова обнялись.

«Еще каких-нибудь двадцать четыре часа - и Руди будет в Англии, - подумала я. - О Господь милосердный, спасибо тебе, благодарю тебя!»
        Но когда Руди наконец приехал и Гил с Анной пошли встречать машину, я не смогла. У меня случился нервный припадок. Я побежала в главную гостиную и, спрятавшись за шторкой, наблюдала из окошка. Сначала из автомобиля вылез Расс, следом за ним - маленький мальчик.
        Мы договорились, что по пути из аэропорта Расс расскажет Руди о его брате-близнеце. Интересно, как ребенок к этому отнесся?
        Нам снова пришлось выдумывать подходящую историю (и опять под руководством Гила!) о том, что мать Руди родила двоих мальчиков, но, поскольку она была нищей вдовой и не смогла бы прокормить обоих, она позволила мне, ее лучшей подруге, усыновить одного.
        История эта была недалека от истины, если не брать во внимание того факта, что нищей Анну можно было назвать лишь с большой натяжкой. Но выкладывать мальчику всю правду совершенно ни к чему, да и представлять его обожаемую мамочку в дурном свете тоже. Гил прав, незачем неоправданно ранить хрупкую человеческую душу, вываливая на нее никому не нужную голую правду. Стив сказал, что аналогичную историю он и Бингу рассказал, так что бремя вины и позора мне придется нести в одиночку.
        Я чуть в обморок не свалилась, когда впервые увидала Руди. Ох уж эти близнецы! Игра природы! Из машины выпрыгнул Бинг. Бинг, с его непослушными светлыми волосами, очками и загорелым веснушчатым личиком. Его высокая крепкая фигура, худенькие ручки и смешливый рот.
        У меня вырвался необычный звук: помесь всхлипа с истерическим смешком. Но речь Руди немного охладила меня и привела в чувство - хоть в этом они отличались. Голос более высокий, с сильным американским акцентом.
        - Привет, мам, хей-а!
        Он обхватил Анну и подставил щеку для поцелуя. (Прямо как Бинг - со смесью застенчивости и детского обожания.) Я отвернулась, не в силах наблюдать эту сцену. Руди был похож на Бинга до аварии. И так отличался от того, каким он стал сейчас.
        Само собой, мне пришлось встретиться с мальчишкой лицом к лицу. Растроганная Анна сама подвела его ко мне.
        - А вот и наш маленький, Крис, - сказала она.
        - Эй, мам, что ты такое говоришь - «наш маленький»? - удивился Руди.
        - Привет, - протянула я ему руку.
        - Хей-а, - ответил он мне и протянул маленькую квадратную ладошку Бинга с грязными ногтями, по которым давно уже ножницы плакали. Я вспомнила, как обычно приговаривала в этом случае: «Напомни отстричь твои когти после ванной, сегодня же, милый».
        - Он очень похож на… - начала Анна.
        - О да, да, - оборвала ее я. - Одно лицо.
        - Он уже знает о Бинге, - высморкалась в платочек Анна.
        Я заглянула в ярко-голубые глаза Руди и вознесла Господу молитву, чтобы он вернул радость и сияние в глаза моего Бинга.
        - Ну, Руди, спасибо, что так быстро прилетел. Извини, мы испортили тебе каникулы, - сказала я.
        - Ничего вы не испортили, - рассмеялся он. - Папа говорит, что мы все вместе в Англию поедем, это же просто класс!
        Я судорожно вдохнула.
        - Значит… ты не против… дать свою кожу? - запинаясь, промямлила я.
        - Конечно нет! Папа мне все объяснил. Сначала поболит немного, а потом пройдет. Мне на боль наплевать. У меня же брат-близнец появился! Мама говорит, он прям как я, такой же в точности. Думаю, здоровский парень.
        Я не смогла сдержаться и обняла мальчишку. Он такой милый, веселый, жизнерадостный! Скоро, совсем скоро Бинг снова станет таким же… не будет лежать как мумия в белых обмотках, поправится.
        - О, Руди, как здорово, что ты не отказался от пересадки. Тебе понравится твой брат, обещаю. Он классный парень.
        - Могу поспорить, что так оно и есть, если он на меня похож, - улыбнулся он и подмигнул своей матери. - Послушай, мам, покажи мне то фото, про которое папа говорил.
        Анна вопросительно поглядел на меня, я кивнула.
        Жаль, конечно, расстраивать ребенка, но он должен быть готов к тому, что его ждет в больнице.
        - Во, чудеса! - Улыбка на лице Руди сменилась безграничным удивлением. - Он и вправду прям как я. Да уж! - Малыш раздул щеки и почесал затылок.
        Мальчик-китаец принес напитки, включая кока-колу для Руди. «Он ее галлонами пьет», - сказала Анна. Я должна была догадаться. Я могла бы перечислить все, что любит Руди, и наверняка оказалась бы недалека от истины.
        Вскоре к нам присоединился и Расс Хопкинс. Увидев фото в руках мальчика, папаша забеспокоился.
        - Ты же не испугаешься этой операции, Руди? - задал он идиотский вопрос.
        - Чтобы Руди да испугался такой пустяковой процедуры! Вот уж нет! - поспешно вставила я.
        - Вы правы! - гордо заявил мальчик. Он снова поглядел на снимок и покачал головой. - Мой близнец! Надо же, какой сюрприз. Вид у него и впрямь больной. Он же не умрет, мэм? - повернулся он ко мне, на личике его отразилась тревога.
        Между ними уже протянулась та невидимая ниточка, которая, как говорят, связывает близнецов. Брат торопился помочь своему брату, прямо перед нами зарождалась новая любовь. Как трогательно. Интересно, Анне не стыдно? Она бегала по дому, суетилась вокруг Руди, отдавала команды Рассу, строила планы.
        - Наш английский врач - знаменитый на весь мир пластический хирург, Руди, и он убежден - если ты дашь Бингу свою кожу, твой брат выживет. Это просто чудо, ты со мной согласен?
        - Ясное дело! - Руди горел энтузиазмом.

«Он - обычный нормальный ребенок, - пришло мне в голову. - Жизнерадостный экстраверт, не копается в своих эмоциях, радуется всему необычному, неожиданному».
        Руди был готов хоть сейчас отправиться в Англию и лечь на операционный стол. Я гордилась им. И Анна с Рассом наверняка тоже, несмотря на то что мысль о предстоящей пересадке кожи вовсе не радовала их сердца. Руди закидал меня вопросами о Бинге: чем он любит заниматься, хороший ли он спортсмен, умет ли плавать, кататься на велосипеде, стрелять… и я отвечала ему. У меня стало тепло на сердце при виде того, как малыш реагирует на мой рассказ о Бинге. Вкусы у них почти во всем совпадали. Руди засиял от радости, когда услышал, что Бинг вышел победителем по общим результатам чемпионата среди его параллели. И раздулся от гордости, узнав, что его брат забил все победные голы в футбольном матче.
        - Да он - просто класс! - воскликнул Руди.
        Я с трудом сдерживала слезы.
        По счастью, Руди не давал мне опомниться, выискивая все новые и новые темы. Расспросил про катастрофу и, услыхав про то, как храбро повел себя Бинг в столь ужасных обстоятельствах, покраснел и смутился.
        - Круто! - Голос Руди немного сел.
        Я больше не могла перенести этого и вышла из комнаты.
        Гил направился за мной.
        - Ты всегда рядом, когда нужен мне, милый мой Гил, - прошептала я, хлюпнув носом.
        - Успокойся, родная моя, - обнял он меня. - Все хорошо. Ты справилась.
        - Только благодаря тебе.
        - Чепуха. Я просто внес несколько предложений.
        - Это ты все сделал, - привалилась я к нему, и он погладил меня по голове. - Я идиотка, правда?
        - Это еще почему? Я ведь понимаю - горько видеть мальчика, который так похож на твоего собственного.
        - Да я чуть на месте не скончалась, - призналась я. - Представляю, какой это был удар для Анны. И все же я так счастлива! Он поможет Бингу во всем. То есть я хочу сказать, когда они увидятся, у Бинга появится дополнительный стимул.
        - Ты даже не представляешь, как я за тебя рад, милая.
        Я обняла Гила. Мы стояли в саду, под защитой какого-то неизвестного мне дерева. Теплый солнечный воздух был напоен ароматом цветов, птицы пели. Какой чудесный день! И хотя сделать и пережить предстояло еще немало, а Бинг пока болен, большая часть пути уже пройдена, и в конце туннеля появился свет надежды.
        - Я всю жизнь не устану благодарить тебя, - вздохнула я. - До самой смерти. Ты представить себе не можешь, что для меня сделал. Я же тебе никто, незнакомка из самолета. Мне никогда не расплатиться с тобой.
        - Какая же ты мне незнакомка?! - осклабился Гил. - Мне приятно думать, что ты не забудешь меня, милая моя.
        - Да разве такое забывается! Мне бы даже в голову не пришло лететь сюда и кидаться в атаку с фотографией наперевес. Гениальное решение! Мне ни за что бы без тебя не справиться, Гил.
        - Драгоценная моя Крис, я счастлив, что все закончилось благополучно, - погладил он меня по спине. - Осталось только как можно скорее отвезти Руди в Англию.
        - Анна сказала, что Расс пошел договариваться насчет билетов.
        - У меня совсем другой рейс. Мне пора обратно в Геную, а то Марио разорвет меня на куски. - Гил заглянул мне в глаза.
        Неожиданно я почувствовала, что мне ужасно не хочется с ним расставаться.
        - Ты так мне помог… - завела я старую песню.
        - Хватит уже хвалебных гимнов, милая моя. Если хочешь знать, я ужасный эгоист. Кроме твоего мальчика, тут еще и мои собственные чувства роль сыграли. Я влюбился в тебя.
        Щеки мои заалели, я глаз не смела на него поднять.
        - О, Гил… - прошептала я.
        - О, Крис… - передразнил он, расхохотался и поцеловал меня в ладонь. - Сейчас не самое подходящее время для любовных признаний. Прости меня, милая. Наш роман подошел к концу, я это знаю. Я же понимаю, что ты любишь своего мужа.
        Кивнув, я горестно повесила голову, припомнив отношение ко мне Стива. Да, я выполнила свою задачу, но умрет ли Бинг или останется жив, факт остается фактом - Стив может отказаться жить со мной.
        Что касается Гила, я была невероятно благодарна ему, польщена и не могла не признавать его привлекательности. Если бы не Стив, кто знает, вполне возможно, я сумела бы полюбить его. Он один из самых замечательных и энергичных мужчин, которые попадались мне на пути. Но Стив был моим мужем и моей первой любовью, и я всегда думала, что последней. Вся моя жизнь заключена в моей семье, осевшей на ферме в Суссексе; Стив, Бинг и я - вот мой любовный треугольник.
        Мысль о том, что Анна может отобрать у меня сына, словно ножом в сердце ударила.
        - Ты чего так дрожишь, Крис? - услышала я голос Гила.
        Мы вернулись в дом, оба серьезные и молчаливые.
        - У нас уже есть билеты, - бросилась к нам Анна. - Завтра вылетаем в Лондон, друзья Расса помогли.
        - Знаете, я тоже решил прокатиться с вами до Лондона, - сказал вдруг Гил. - Хочу повидаться с одним парнем, прежде чем вернуться в Италию.
        - Супер! - Руди шумно лизнул леденец.
        Бинг тоже частенько так делал, а потом лез обниматься с липкими руками. Я поблагодарила Анну, а сама подумала: еще один день пережить осталось.
        Время, время… Неужели я уже никогда не смогу покойно поглядеть на часы без того, чтобы не вспомнить этот всепоглощающий страх: время летит, как бы не опоздать.
        С разрешения Анны я пошла в библиотеку и оттуда позвонила в Англию Стиву.
        - Бинг очень слаб, - мрачно сообщил он. - Врачи убеждают меня, что ситуация пока не критическая, но пересадку лучше сделать как можно скорее. Первая операция не слишком сильно помогла, меньше, чем они надеялись. Говорят, придется делать переливание крови.
        - О господи! - вырвалось у меня. - Но теперь все будет хорошо. Мы нашли Руди и завтра утром вылетаем в Лондон.
        - С близнецом? - обрадовался Стив.
        - Да, с Руди. Здорово, Стив, правда?
        - Снимаю перед тобой шляпу.
        - Мы очень обязаны Гилфреду Барретту, это его заслуга, не моя. Я тебе потом подробности расскажу, слишком длинная история, но мы и вправду очень ему обязаны.
        Стив пересказал мне новости из дома. Миссис Твист присматривала за хозяйством, Симкокс, как ни странно, хорошо справлялся с делами, бедняжка Винстон скучает, но кушать не отказывается. Все это звучало так странно здесь, в Бостоне, за тысячи миль от родной фермы.
        - Стив, передай, пожалуйста, миссис Твист, пусть приготовит для Хопкинсов гостевую комнату. Руди может у Бинга в детской расположиться. Ей придется подать им завтрак. Они говорят, что хотели бы остановиться в Литл-Вич, если им там не понравится, то никогда не поздно в гостиницу съехать. Как только мы доберемся до дома, сразу же в больницу поедем.
        - Буду с нетерпением ждать, - сказал Стив.
        - Правда? - Сердце мое подпрыгнуло от радости. - Правда?
        Ответа я не расслышала, связь ухудшилась. Хотя какого ответа я ждала? Не может же он изливать свою душу по телефону.
        Я вернулась к остальным.
        Ночь я пережила только благодаря чисто американскому пристрастию по поводу и без повода обращаться к докторам. Хопкинсы пригласили своего семейного врача проверить состояние Анны, и он прописал нам обоим снотворное.
        Очнулась я только утром. Наступил новый день, такой важный для всех нас. Я приняла душ и спустилась в сад, где нашла Гила. Деревья стояли в золотистом тумане, добросовестный садовник уже поливал клумбы. Впереди ждал новый длинный жаркий денек.
        Мне так хотелось снова вернуться в прохладную старушку Англию. Стив сказал, что у них дождик льет.
        Гил подошел ко мне и покачал головой:
        - Так ты до смерти себя изведешь. Не надо. Все устроится, вот увидишь.
        - Это только в фильмах все хорошо кончается, - вздохнула я, - а в жизни…
        - И в жизни - тоже, - расцеловал он меня в обе щеки. - Ты дорога мне больше, чем любая другая женщина, которая встречалась мне на пути.
        - Да что ты, Гил! - вспыхнула я и попыталась рассмеяться.
        - Неужели это тебя удивляет? Меня только одно останавливает: ты снова будешь мучиться угрызениями совести и не слишком обрадуешься моему приходу. Стив - счастливчик. Я уже не раз говорил тебе это.
        Я ничего не ответила. Да, лестно, конечно, когда такой шикарный мужчина обращает на тебя внимание, но Гил прав - я не позволила бы ему остаться. Не могла. Лихорадка Параджи не должна повториться.
        - Брось этот трагический вид, милая, - взъерошил он мне волосы. - Забудь мои слова. Не стоило мне расстраивать тебя.
        Я была все в том же старом костюме, вид жалкий, усталый. Удивительно, что Гил Барретт испытывал ко мне что-то кроме жалости. Возможно, я тоже обладала своего рода магнетизмом, о существовании которого даже не подозревала, и могла так же, как Анна, завладеть любым мужчиной - только руку протяни. Может, мой магнетизм так же силен, как ее красота? Но сейчас явно не время и не место проверять эту теорию на практике.
        Анна встретила меня при полном параде.
        - Скоро я увижу своего мальчика, - заявила она. - Вчера вечером я сказала Рассу, что готова подарить любовь обоим своим сыновьям.
        Я похолодела.
        - Но, Анна, Бинг ведь мой сын!
        - Не ты родила его, милая.
        - Нет, - выдохнула я, почувствовав, как к горлу подступает дурнота. - Я его не рожала, но как только он оказался в моих руках, он стал моим, и ты сама сказала, что я могу отвезти его к Стиву и считать нашим ребенком. Целиком и полностью.
        - Ладно, потом этот вопрос обсудим, - весело отмахнулась от меня Анна.
        Я не знала, что и сказать. Я слишком хорошо знала свою подругу и прекрасно понимала - она что-то замышляет. Уж если она чего возжелала, то с пути ее никто не свернет. Вот сейчас она хочет Бинга.
        Глупо, конечно, и мелодраматично, но я была готова прибить ее на месте. Да, я сама без устали повторяла ей, что она его мать; а слово - не воробей. Кроме того, я ни в чем не раскаивалась. Расстраивать Анну ни в коем случае нельзя. Это очень опасно, она такая странная. В любой момент может передумать и отказаться от поездки. Но как же жестоко с ее стороны все время тыкать меня носом в тот факт, что не я родила Бинга. В моем сердце больше не осталось ни тепла, ни привязанности к этой женщине, которая когда-то была мне лучшей подругой.
        Всю дорогу до аэропорта и весь полет я молчала. Гил приглядывал за мной, заботился, но по мере приближения к Англии и он становился все тише и печальнее. Наверное, был расстроен предстоящей разлукой. Я знала, что тоже буду скучать.
        Рассел Хопкинс, напротив, болтал без умолку, показывая Руди то одно, то другое.
        Я исподволь наблюдала за мальчиком, и любовь уже прокралась в мое сердце, ведь он так похож на Бинга! Вот и Анна полюбит Бинга, почему бы и нет? Даже больше - он ведь действительно плоть от плоти ее.

«Какая разница, - повторяла я себе снова и снова. - Какая разница, лишь бы Бинг остался жив и поправился». Но пока еще он лежал на больничной койке.

«Господи, пусть все получится, не допусти, чтобы все наши усилия пропали даром. Дай ему сил продержаться до нашего приезда», - молила я.
        И еще:

«Прошу тебя, милый мой Боженька, не позволь Анне отобрать его у меня, если он выживет».



        Глава 17

        Хопкинсы, я и Руди уже сидели в приемной больницы Брамфилда, когда я ощутила, как накопившаяся за последние дни усталость настигла-таки меня.
        Всего две недели тому назад я отправилась из Суссекса по миру искать Руди. И вот я опять здесь. Это просто невероятно! За это время я сильно изменилась. Пластырь с носа сняли, но синяк до сих пор не прошел, и чувствовала я себя неважнецки. Слишком быстрый темп пришлось выдержать. Бесконечные переговоры, уговоры, погони, автомобильная авария, эмоциональные передряги с Гилом, непрестанное, нарастающее с каждым днем беспокойство за Бинга - все это любого с ног свалит. Вообще-то я человек сильный, но эти две недели даже мое здоровье подорвали.
        Через несколько мгновений я снова встречусь со своим мужем, а потом увижу его - алмаз моего сердца. Как же я соскучилась по Бингу!
        Я вздохнула с облегчением, когда сестра сообщила, что «он держится молодцом». Доктора Блэка тоже вызвали и теперь собирались срочно связаться с сэром Джоном Риксон-Доддом. Вскоре весь медперсонал больницы будет в курсе внезапного появления брата-близнеца Бинга. Одному Богу известно, какие поползут слухи, но мне по большому счету было абсолютно все равно. Только одна вещь меня расстроила - когда Анна напала на женщину из приемного отделения и затараторила:
        - Как там мой малыш, мой бедный обгоревший мальчик?
        - Анна, прошу тебя, - зашипела я, схватив ее за запястье, - не забывай, что для всех он мой сын.
        В этот раз Расс Хопкинс оказался на моей стороне.
        - Конечно-конечно, Анна, - осадил он свою жену, - не надо ставить Крис в неловкое положение.
        Анна мотнула красивой головкой и поджала губки. «Прекрасная и избалованная Анна никогда не была в состоянии подумать о ком-то, кроме себя самой», - горько вздохнула я.
        Заведующая отделением тепло поприветствовала меня:
        - Здравствуйте, миссис Росс, я так рада видеть вас снова, вас и брата Бинга… - Она протянула руку Руди и заговорила с Анной и Рассом.

«Какая же она уравновешенная, тактичная женщина, настоящий профессионал», - пришло мне на ум. Полагаю, наши отношения ее не слишком интересовали и сколько за ними лежало разбитых сердец и покореженных жизней - тоже, главное - чтобы пациент поправился. Появление Руди означало для нее только одно - вместе с мальчиком появился способ спасти Бинга. Мой Бинг был здесь звездным пациентом.
        Анна сдержалась перед ней и не стала выставлять напоказ свое родство с Бингом, но о состоянии ребенка все же справилась. Ответ порадовал нас.
        - Сегодня ночью он хорошо спал. Пересадка живых человеческих тканей очень помогает - на время.
        - Под живыми человеческими тканями вы подразумеваете кожу, которую дает посторонний человек, не являющийся близнецом? - заинтересовался медицинскими деталями Расс.
        - Вы правы, мистер Хопкинс.
        - Когда понадобится настоящая пересадка, от нашего мальчика? - Рассел положил руку на плечо Руди.
        - Это сэру Джону Риксон-Додду решать. В любом случае, мне кажется, что само присутствие близнеца должно помочь Бингу, поддержать его морально. Вы же знаете, как важен в деле выздоровления настрой пациента.
        - Конечно-конечно, - закивал Расс Хопкинс.
        - Когда мне можно будет повидаться с братом? - заволновался Руди.
        - Очень скоро, - улыбнулась заведующая.
        - Клёво!
        - Бедняга. Похоже, он не понимает, как несладко ему придется во время операции, - прошептала мне Анна.
        Я ничего не ответила. Может, это и неправильно, но в тот момент я испытывала стойкую антипатию к подруге и с большим трудом сдерживала свои эмоции.
        - Можно мне увидеть малыша? - спросила Анна.
        Мне показалось, что врач инстинктивно почувствовала, что она за женщина, потому что ответ ее прозвучал так:
        - Бинг очень болен, миссис… Хопкинс, и… э-э-э… доктор не разрешает пускать к нему более одного пациента за раз. Слишком много эмоций могут только навредить. Мы даже мистера Росса в другую палату перевели. Доктор хочет, чтобы ребенок лежал один, в тишине и покое. В любом случае этому мальчику, - кивнула она в сторону Руди, - нет никакой нужды оставаться сегодня в больнице. Сэр Джон Риксон-Додд известит вас, когда будет нужно привезти его. Может, даже завтра, но надеюсь, он каждый день станет посещать Бинга.
        - Ага, но я прямо сейчас хочу его увидеть! - вмешался разочарованный Руди.
        - Увидишь, милый мой, потерпи немного. Сначала пусть с ним мама повидается.

«Мама». Я была готова расцеловать заведующую и, выходя из комнаты ожидания, бросила на Анну многозначительный взгляд.
        Перед дверью в палату Бинга у меня случился нервный припадок.
        - Знаете что… - сказала я ей, - наверное, мне сначала лучше с мужем поговорить, а потом уже к мальчику идти.
        - Может быть, вы и правы, - кивнула та.
        - Что вы обо мне думаете? - внезапно схватила я ее за руку. - Странно все это, правда ведь?
        Поверх очков на меня поглядели теплые улыбчивые глаза. На поверку под формальной холодностью скрывалась очень милая понимающая женщина.
        - Не стоит сейчас переживать по этому поводу, - потрепала она меня по руке. - В любом случае, странная это ситуация, нет ли - не мое дело. Я благодарна вам за то, что вы сумели найти близнеца Бинга, вот и все. Для тех, кто в курсе, - это просто чудо. Как будто внезапно отыскалось лекарство, когда надежда уже умерла.
        - Спасибо, - прошептала я, стараясь не расплакаться.
        А потом зашла в палату мужа и села на краешек его кровати.
        Несколько мгновений мы молча смотрели друг на друга. Он казался тем же самым Стивом, может, чуть хуже выглядел из-за прошлой операции, только и всего. Муж сидел в кровати, читал газету, но тут же отложил ее, завидев меня, и знакомым жестом сдернул с носа очки. Внезапно я оробела в его присутствии, чего раньше со мной никогда не случалось, но наклонилась и поцеловала его в щеку:
        - Милый мой Стив… милый ты мой Стив!
        Стив немного отстранился от меня, но той жестокой ненависти, с которой он провожал меня в путь, в глазах уже не было. Это придало мне сил.
        - Рад, что ты вернулась жива и невредима, - поприветствовал меня он.
        - Тебя перевели от Бинга.
        - Да. Ему нравилось со мной, но врачи решили, что мальчику нужен покой. Ты ведь знаешь, какой я по ночам беспокойный, а его нельзя все время на наркотиках держать. А мне то свет хочется включить, почитать, то еще чего, да и после пересадки мечусь по ночам. Нога болит. Ничего такого, милая, о чем бы стоило волноваться, но одному ему лучше.
        Я кивнула, обратив внимания на слово «милая». Выходит, Стив несколько смягчился. Впервые после моего рассказа о Кицбухеле муж так любезно разговаривал со мной. Лед тронулся.
        Я спросила его о Бинге, и он ответил мне то же, что и все - мальчик «держится». Но мне-то совсем другое знать хотелось - как он воспринял новости о близнеце.
        Стив отвел взгляд, когда рассказывал мне об этом.
        Бинг был слишком слаб, чтобы воспринять эту историю до конца. Он просто не в силах интересоваться тем, что происходит вокруг. Он, конечно, храбрый мальчик, но последнее время из-за постоянных болей стал раздражительным. Хотя новости удивили и порадовали его, однако реакция оказалась слишком вялой. Не то что у его жизнерадостного брата.
        - Он посчитал все это очень странным и все время повторял «Надо же!» - говорил Стив. - Никому не известно, что происходит у детей в голове, они смотрят на жизнь не так, как взрослые. И все же он заявил, что с нетерпением будет ждать встречи с Руди. «Он решил мне свою кожу дать, какой смелый поступок!» - говорит, представляешь? Бедный Бинг!
        - Бедный Бинг, - эхом повторила я.
        Теперь настал мой черед рассказывать. Начала я с того, как встретила в самолете Гилфреда Барретта, описала, как тот заинтересовался проблемами Бинга и поисками Руди, то, какую неоценимую помощь оказал он мне с самого начала и до конца. Описала свою встречу с Анной в Параджи, аварию неподалеку от Рима, перелет в Бостон.
        Хоть Стив и старался не смотреть мне в глаза, но рассказ мой явно заинтересовал его. Я чувствовала, как он напряжен, все время щелкает ногтем по краю газеты. За последнее время я привыкла общаться с людьми открытыми, которые готовы были кричать о своих чувствах с крыши; так странно было снова оказаться рядом со сдержанным, замкнутым в себе Стивом, который не умел показать своих эмоций, кроме как в самые критические моменты.
        В итоге он поднял голову и поглядел на меня. В этом взгляде я прочла гораздо больше, чем простую благодарность.
        - Господи, да ты через настоящий ад прошла за эти четырнадцать дней. Бедная Крис! Тебе и впрямь досталось, но ты молодец, справилась.
        Мне хотелось взять его за руку и прижать ладонь к своей щеке, но я не могла. Просто сидела и молчала.
        - Я все время о вас с Бингом думала, - выдавила я наконец. - Все время. Это просто кошмар наяву. Я словно выжатый лимон себя чувствую.
        - Ничего удивительного.
        - И даже чуть не погибла, - глупо хохотнула я и тронула себя за нос.
        Стив поцокал языком:
        - Так и есть. Мне очень жаль, что это произошло. Говоришь, несчастный водитель скончался?
        - Да. Вот бедолага! А у Гила плечо вывихнуто было. Мне очень повезло - только контузия да несколько незначительных повреждений на лице. Правда, из-за сотрясения пришлось в больнице задержаться.
        - Ты ничего подобного мне по телефону не рассказывала.
        - Не хотела волновать тебя понапрасну, - сказала я, помолчала немного и добавила: - И потом, мне казалось, тебе все равно. Я знаю, что ты ко мне чувствуешь. Не думай, что я забыла.
        Стив покраснел и закашлялся:
        - Что бы я там ни чувствовал, я не хочу, чтобы ты пострадала. Не передашь мне сигареты? Они вон там, на туалетном столике.
        Я прикурила для него сигарету и сунула ему между губ, как всегда делала. Когда-то… лет сто тому назад… он, бывало, ловил мою руку и целовал в ладонь. Я бы душу дьяволу продала, сделай он так сейчас.
        - Предлагаю пока не разбираться в наших чувствах друг к другу. Сейчас главное - Бинг, - только и сказал он.
        Я кивнула и прочистила горло.
        - Кстати, Стив, тебя удар хватит, когда ты Руди увидишь. Он скоро придет к тебе знакомиться. Такое фантастическое, просто невероятное сходство, только голоса разные. Но это и понятно, Руди ведь американец.
        - Сестра только что сказала мне, что сэр Джон Риксон-Додд вскоре приедет сюда из Лондона, возможно, даже сегодня вечером. Он должен решить, когда делать пересадку.
        Я снова кивнула и поднялась:
        - Пойду навещу Бинга. Что ты сказал ему… про все это?
        - Как мы договорились. Что мы усыновили его и воспитали как собственного сына, но его настоящая мать и брат живут в Америке и должны приехать, чтобы помочь ему.
        - Так просто звучит… надо же.
        - Да уж, - вздохнул Стив.
        Я обернулась, стоя на пороге. Стив водрузил на нос очки и снова принялся за газету. Внезапно я с новой силой осознала, как люблю своего милого старину Стива, тихого такого, нежного Стива. Перед Гилом я была в неоплатном долгу, только и всего, несмотря на весь его шарм, красоту и невероятные человеческие качества. Любила я только Стива. Однолюбка - вот кто я такая, и меняться уже поздно.
        - Я люблю тебя, Стив, так люблю! - прорвало меня. - Клянусь тебе! У меня сердце на части разрывается. Постарайся запомнить это.
        Не давая ему опомниться, я выскользнула за дверь и захлопнула ее.
        Только в этот момент я до конца осознала, какую рану нанесла своему дорогому Стиву. Ему было больно не потому, что я обманула его или лгала ему, и не потому, что я больше не была той девочкой, которую он возвел на пьедестал и на которую молился. Его сын оказался вовсе не его сыном - вот что так задело моего мужа. Если бы я могла сотворить чудо и повернуть время вспять, сделать так, чтобы наш безумный план не состоялся, я бы жизнь за это отдала.
        А потом я увиделась с Бингом.
        Несколько мгновений я стояла на пороге и смотрела на него. Он лежал тихо и спокойно. Может, ему недавно сделали укол, не знаю, но его голубые глаза показались мне сонными.
        - Привет, мам, - чуть слышно проговорил он. Голосок такой слабый, особенно по сравнению с шумным Руди.
        Я взяла стул и села рядом, изо всех сил стараясь не зареветь, - я убеждена, что плакать перед детьми нельзя ни при каких обстоятельствах; взяла его лицо в ладони и поцеловала запавшие щечки.
        - Привет, Бинг.
        Но на самом деле мне хотелось кричать: «О, мой милый, мой милый, мой родной!» Но Бингу бы это очень не понравилось. Несмотря на всю его любовь и преданность, выставленные напоказ чувства всегда смущали мальчика, даже если чувства эти исходили от женщины, которая, как он считал, была его матерью. Это все возраст. И все же я взяла его за руку - ту, которая не пострадала, и лицо его озарилось прежней улыбкой, обнажив кривые зубы. Я снова вернулась домой, в тот мир, которому принадлежала. Рядом со мной был мой мальчик. И никто-никто в целом свете не сможет отобрать его у меня!
        - Где ты была? - спросил Бинг. - На каком самолете летела? Я получил твою открытку из аэропорта. Просто супер. Папа сказал, что ты в Америку уезжала по срочному делу. Что ты там делала, мам?
        Я постаралась ответить на все его вопросы. Не вдаваясь в детали и подробности, я объяснила, что ездила в Бостон за его братом-близнецом. При упоминании о близнеце Бинг сморщил свой маленький курносый носик:
        - Надо же! Вы только представьте, у меня есть близнец!
        - Ты рад?
        - Наверное. Я не знаю.
        Я не стала уточнять, но имела возможность сравнить реакцию обоих братьев. Они очень похожи, конечно, но окружение и воспитание наложили свой отпечаток. Бинг - продукт английской жизни и традиционной английской школы. Немного застенчивый, робкий и стеснительный, он оказался не столь искушенным, как его выросший в Америке брат. Я всегда старалась стать Бингу другом, никогда не выставляла своих материнских чувств напоказ. Руди же был на сто процентов сыном Анны, такой же экспансивный и жизнерадостный.
        - Хочешь увидеться с Руди? - спросила я.
        - Да, но сначала мне с тобой поболтать хочется, мам.
        Я была готова расцеловать его за эти слова, но молча сидела, оглядывая с ног до головы бедное обгорелое тельце, которое не вынесло бы объятий.
        - Тебе не лучше, Бинг?
        - Лучше, наверное. А как там Винстон?
        - Я его еще не видала. Мы сразу в больницу приехали.
        - Мне так хочется с ним повидаться.
        - Обязательно повидаешься, скоро.
        - Папа говорит, миссис Твист приходила навестить меня, но ее не пустили. А я бы хотел увидеться с ней, и с Беном тоже.
        Бен - Бенедикт Флетчер - был лучшим другом Бинга.
        - Может, ты и с Беном скоро увидишься, - сказала я.
        - Когда я домой поеду?
        Я изо всех сил сжала пальцы, стараясь придать голосу легкости:
        - Надеюсь, что скоро, милый, но боюсь, все же придется немного подождать.
        - Да, у меня пока еще все болит, - снова поморщился Бинг.
        - О господи, - вырвалось у меня. - О господи…
        - Мне не нравятся эти перевязки, - добавил он.
        - Представляю себе. Но все говорят, что ты просто умница, молодцом держишься.
        На длинных ресничках мальчика повисла крупная слезинка. У меня сердце остановилось, но я старалась не показать своей паники.
        - Как бы мне хотелось, чтобы этого не произошло, мам.
        - Нам бы всем этого хотелось, Бинг, но мы должны радоваться, что тебя вовремя достали.
        - Я ведь не умру, правда?
        - Конечно нет. Руди даст тебе свою кожу. Тебе объяснили насчет кожи близнеца?
        - Папа говорил что-то, только я все равно не понял. Доктор Блэк говорит, что мне не стоит забивать себе голову.
        - Доктор Блэк прав. Ни о чем не волнуйся.
        Голова у меня на части раскалывалась, но я не обращала на это никакого внимания. Я оглядела пристанище моего сына. Шторки сегодня не задернуты - на улице пасмурно. Именно о такой погоде я и мечтала, жарясь под диким южным солнцем. Надо же, просто невероятно: всего несколько часов тому назад я изнывала от зноя в саду Хопкинсов.
        На прикроватном столике покоился маленький походный будильник, который я ему подарила, и стопа книг. На обложке самой верхней из них красовался злобный индеец - Бинг с ума сходил по историям Дикого Запада. Рядом притулился кувшин с лимонадом и маленькая вазочка с розами из нашего сада, наверное, их миссис Твист прислала. На кровати лежало нераспечатанное письмо с заграничной маркой. Я узнала почерк крестной Бинга, которая вот уже несколько лет проживала на Майорке. Ни у кого не нашлось времени сообщить ей про аварию.
        - Хочешь чего-нибудь, милый? - спросила я Бинга.
        - Нет, мам, спасибо. Конфет бы съел, если мне разрешат. Здесь такое классное мороженое дают!
        - Я спрошу насчет конфет, - пообещала я.
        - Лакричника бы, любого, - мечтательно вздохнул Бинг. - И еще, мам, если Бена увидишь, спроси, поймал он еще одного крота или нет, ладно? Они с отцом как раз ловушки на них в тот день ставили.
        - Обязательно спрошу.
        Когда я сказала ему, что меня ненадолго пустили, он расстроился.
        - Я хочу, чтобы ты осталась.
        Я осторожно коснулась рукой его лба и погладила растрепанные волосы:
        - Завтра я опять приду. Теперь я каждый день приходить буду, сыночек.
        - Это хорошо, - сонно протянул он.
        Глаза его закрылись, мои поглаживающие движения тут же сморили малыша. Мне было все равно, что там сестры мне говорили, я осталась с ним, пока он не заснул по-настоящему и перестал чувствовать боль.
        Только в коридоре я позволила себе зарыдать, но поспешила вытереть слезы и высморкалась. И лишь тогда я поняла, что Бинг ни разу не упомянул слово
«усыновление» и его новоявленную мать. По всей видимости, он так до конца и не принял этот факт и по-прежнему звал меня «мам».
        Внезапно я почувствовала, как волна счастья накрыла меня с головой.



        Глава 18

        Мне довелось присутствовать при первой встрече близнецов.
        Как я и думала, встреча эта оказалась не столь драматичной, как можно было ожидать. Что до Анны, то ей присутствовать не разрешили: строгий приказ врачей - ребенок не должен перевозбуждаться.
        Обычно многословный Руди молча стоял у кровати Бинга и смотрел на лицо своего брата, которое нашел столь похожим, когда разглядывал фото. Бинг тоже во все глаза глядел на Руди. И вдруг Руди начал хихикать, нарушая все предписания сестер.
        - Класс! Круто иметь брата-близнеца. Хей-а, Бинг!
        - Хей-а. - Бинг слабым эхом повторил не свойственное ему приветствие.
        - Я все про ту аварию с поездом знаю. Ужас просто! - Руди почесал затылок.
        - Ладно, теперь я в норме. - Бинг тоже начал хихикать.
        У меня стало теплее на сердце. Надеюсь, Бинг прав. По крайней мере, хорошо, что он чувствует это.
        - Ты небось в курсе насчет всей этой ерунды про то, как близнецы друг другу кожу дают, - сказал Руди.
        - Конечно, - кивнул Бинг. Даже это легкое движение болью отозвалось в его теле. Он вздрогнул, но улыбка с лица не сошла. - Мам, надень мне очки, - повернул он ко мне глаза.
        Я выполнила его просьбу, и он принялся разглядывать лицо своего брата. Широкая улыбка обнажила кривые зубы.
        - Вот это да! Ты и вправду как я!
        - Говорят, что у меня кожу с ног возьмут. - Руди гордо похлопал себя по бедрам.
        - Спасибо тебе большое.
        - Когда поправишься, обязательно поиграем вместе, вот тогда и посмотрим, кто из нас лучше, - предложил Бинг.
        - О'кей.
        - Увидимся еще. - Руди попятился от кровати.
        - О'кей, - повторил Бинг и прикрыл глаза. Теперь он почти все время спал.
        Вот и все, что сказали друг другу братья, а чего вы ждали от двух одиннадцатилетних детей?
        Уже в коридоре Руди разразился целой тирадой: он так счастлив познакомиться со своим братом, и ему очень хочется побыстрее в больницу лечь. Когда Бинг поправится, они здорово проведут вместе время. Бинг может пожить у них, в бассейне поплавать.
        Я слушала, кивала, но молчала, словно в рот воды набрала.
        Одна вещь поразила меня больше всего: ни один из мальчишек не осознавал грандиозного значения того, что происходило в их жизни, оба отнеслись к появлению брата-близнеца как к должному. И оба абсолютно не придавали никакого значения тому факту, что Анна приходилась им обоим родной матерью, а у меня, Кристины Росс, вообще никакого ребенка отродясь не было.
        Разные фамилии, разные семьи, разные жизни.
        Что будет дальше, когда этот кошмар закончится?
        Я даже думать об этом боялась.
        Но за последние дни отношения у нас с Анной стали очень напряженными, даже слишком.
        Она повидалась с Бингом на следующее после приезда утро и была с ним очень мила. Завалила палату букетами дорогих цветов из оранжереи, заказала ему много новых книжек, разнообразных игр и головоломок, в которые можно играть, сидя в кровати.
        Но меня пугало подобное поведение: слишком уж слащавое, слишком покровительственное по отношению к Бингу, как будто он был ее собственностью.
        Стив вернулся домой, Анна с мужем перебрались в гостиницу Брамфилда. Знакомство со Стивом прошло в дружеской обстановке. Анна была само очарование, говорила только о спасении жизни Бинга и о «героизме» Руди. Она лично встречалась с сэром Джоном Риксон-Доддом, и тот заверил ее, что волноваться совершенно не о чем.
        Руди положили в больницу.
        В общем, все более-менее устроилось. Пересадку назначили на второй день после прибытия Руди. «Чем скорее, тем лучше», - заверяли в один голос сэр Джон Риксон-Додд и доктор Блэк.
        Хопкинсы ничего не говорили насчет будущего, но при встречах с Анной я постоянно чувствовала, куда ветер дует. Она все время твердила «мой милый Бинг» да «мой новый сынок», явно ставила его на одну ступень с Руди. Анна без устали повторяла, какой он милый и как она рада, что вовремя пришла в себя и решила помочь ребенку.
        Я прекрасно знала свою подругу. Меня разрывало надвое от страхов: первый - вдруг Бинг не поправится, а второй - вдруг Анна отберет его у меня.
        И только поведение Бинга немного успокаивало меня. Малыш недолго удивлялся поведению Анны, потом просто перестал обращать внимание. Я знала, что придет время и он непременно станет размышлять над этим вопросом, но пока он был слишком болен и хотел только одного - поскорее избавиться от страданий и поиграть.
        Однажды я решилась спросить его, нравится ли ему Анна, и он ответил:
        - Да, она милая. - И после паузы добавил: - И дядя Расс тоже. Но вы с папой мне больше нравитесь.
        У меня в горле заполыхало, и я поцеловала его в щечку:
        - Это хорошо.
        Я ловила все его замечания насчет Анны: что ему не слишком нравился мускатный виноград, который она ему приносила, например, дешевые апельсины миссис Твист гораздо вкуснее. Я чистила их и клала сочные дольки ему в рот. Новые книги и игры тоже явно уступали старым излюбленным фолиантам из дома.
        Каждый раз сердце мое подпрыгивало от радости. Он так любил и свой дом, и всех, кто жил с ним там. Неужели кому-то удастся переманить Бинга на свою сторону?
        Вернувшись домой, Стив даже не сделал попытки жить со мной как раньше; будто я перестала быть ему женой - чужой человек, с которым он находится под одной крышей, только и всего. Я чувствовала себя абсолютно несчастной, да и он, по всей видимости, тоже.
        Ему уже стало гораздо лучше, но нога все еще беспокоила. И он быстро утомлялся.
        Большую часть дня Стив проводил на ферме, наверстывал упущенное вместе с Симкоксом.
        Я занялась домашним хозяйством, мыла, стирала и гладила. Кроме того, под ногами все время вертелся Винстон, и попугаев кормить надо, и друзья постоянно в гости приезжали. Я была благодарна им за поддержку и интерес к Бингу, но сами мы никуда не выходили и обедов не давали. Настроение не то было.
        Ночь за ночью я отправлялась в холодную постель - одна. Стив попросил перенести его вещи в комнату для гостей. В эти темные мрачные дни я была рада каждому лучику света. Например, тому факту, что Стив вообще согласился жить со мной под одной крышей.
        Я поверить не могла, что он простил меня, а узнать было неоткуда. Муж разговаривал со мной только о своих курах да о Бинге, и никогда - о наших взаимоотношениях. Однако о Бинге мы продолжали говорить как о своем сыне.
        Этот факт тоже грел мне душу.
        Конечно, я боялась, что даже эта победа - временная, пока опасность не минует, а потом он вполне может предложить расстаться.
        Ни одной женщине такого не вынести. Мне пришлось запрятать свои чувства поглубже, и выжила я только потому, что на первом плане для меня стояло выздоровление Бинга, все остальное казалось не столь существенным. Я очень скучала по нашим со Стивом минуткам, но всю свою любовь постаралась излить на Бинга. Стив никогда не смеялся, не поддерживал наших общих шуток, и я начала ненавидеть его за это.
        В утро операции Анна позвонила мне из гостиницы.
        - Не думаешь, что сегодня нам надо быть вместе? Я просто с ума схожу от беспокойства, и ты небось тоже.
        Я похолодела. Наверное, стоило поблагодарить ее за это предложение, но отчего-то я была не в состоянии находиться с ней рядом именно в этот день.
        - Ты не обидишься, если мы не встретимся? - ответила я. - Я действительно с ума схожу от волнения, но мне никого видеть не хочется. - И поспешно добавила: - Стив просил меня побыть с ним.
        - Он хоть немного смягчился? - сразу же сунула свой любопытный нос Анна.
        Я дала уклончивый ответ и повесила трубку.
        На самом деле за все утро Стив ни разу ко мне не подошел, все время торчал с Симкоксом на ферме. Мы с миссис Твист сидели на кухне и пили бог знает какую по счету кружку чаю.
        Я снова вспомнила все, через что мне пришлось пройти. То, через что Бингу пришлось пройти. И то, что его драгоценная жизнь до сих пор висит на волоске.
        - О господи, надеюсь, в этот раз все получится, - непрестанно повторяла я, до смерти замучив миссис Твист своими вздохами. - Теперь пересадку от близнеца делают, остается только молить Бога, чтобы все прошло как надо.
        - Так и будет, мадам, дорогая моя, - утешала меня миссис Твист.
        Добрая она душа. Выслушала мой рассказ о Руди, но как ребенок, особо не поняла, просто приняла все как есть и не стала глубоко копать.
        - А когда результат проявится, мадам? - внезапно поинтересовалась старушка.
        - Сэр Джон Риксон-Додд сказал, через неделю или дней через десять.
        - Хорошо. - Миссис Твист заварила еще чаю, потому что прежний мы уже до соломенного цвета спили.
        Стив как раз вернулся с фермы, когда зазвонил телефон.
        Денек выдался теплый, солнышко светило. После дождей природа была свежа и чиста, листочки умытые, зеленые. Винстон выслеживал кота из-за угла дома и громко лаял. Я пошла в гостиную, где муж набивал свою трубку.
        - Ответь сама, Крис, - разволновался он. - Это, наверное, из больницы.
        Я кинулась к аппарату.
        Звонили действительно из больницы. Доктор Блэк. Новостей особых не было. Сэр Джон Риксон-Додд, еще один хирург с двумя помощниками прооперировали Бинга, и операция, насколько можно судить, прошла успешно. Бинг на удивление хорошо перенес ее. Теперь осталось только ждать и наблюдать. Близнец вел себя великолепно. Доктор Блэк добавил, что восхищен этим мальчиком. Сэр Джон Риксон-Додд надеется, что все будет хорошо.
        - Спасибо, - сказала я и повесила трубку.
        Когда я пересказала новости Стиву, на его осунувшемся лице заиграл легкий румянец.
«Чудная парочка», - хмыкнула я про себя. Как бы мне хотелось не усугублять наше и без того невыносимое горе.
        Я крепко зажмурилась, пытаясь сдержать слезы.
        - Само собой, результатов пока ждать рано, - констатировал Стив.
        - Не раньше чем через неделю.
        - Нас к нему пустят?
        - Да. Ненадолго. Только я, ты и Руди.
        - Чертовски милый малыш этот Руди.
        - Да.
        - Хопкинсы странные какие-то, ты так не думаешь? По крайней мере, разговоры у них точно странные.
        - Что ты имеешь в виду?
        - Я имею в виду планы Анны насчет обоих детей.
        Я не решалась открыть глаза. Так и стояла, крепко зажмурившись.
        - Знаю. Знаю, Стив. О господи, это меня с ума сводит. Если она попытается отобрать у нас Бинга…
        - Он не поедет, - внезапно перебил меня муж. - Не волнуйся, насколько я его знаю, он не захочет уезжать из своего… нашего дома… и от нас.
        Я закрыла глаза, и слезы градом покатились по моим щекам.
        - Я ничего не понимаю, - шагнула я к Стиву. - Как в тумане брожу. О, Стив, я так больше не могу. Я просто не переживу, если ты не скажешь, что простишь меня и позволишь остаться с тобой.
        Вот так, наконец-то выложила, что думала. Я знала, что Стив может дать мне отпор, что поступила нечестно, воспользовавшись его тревогой за Бинга, но мне было наплевать. Я больше не могла бродить одна в темноте.
        Стив тоже шагнул ко мне. Сквозь слезы я видела его лицо. Он тоже плакал. Второй раз в жизни. Он протянул мне навстречу руки, и я бросилась в его объятия.
        Он гладил меня по голове, а я вжалась в него всем телом, впервые после аварии ощущая себя под защитой… и дома.
        - Стив… Стив… Стив! - горько рыдала я, не в силах остановиться. Я ревела и ревела, пока все свое горе не выплакала.
        Стив прижался щекой к моей макушке и глубоко вздохнул:
        - Все хорошо. Все в порядке, Крис. Ш-ш-ш… не надо больше плакать, милая… прошу тебя, родная… в этом нет нужды.
        - Скажи, что ты простишь меня, скажи это, - умоляла я, подняв на него зареванное лицо.
        - Прощу, - всхлипнул он. - Я много думал, пока в больнице лежал, Крис. Признаю, что поначалу новости о Бинге шокировали меня и я видеть тебя не мог. Считал твой поступок просто чудовищным. Ужасно, когда мужчину заставляют признать своим ребенка, который совсем не его.
        - Знаю… знаю. Но я на это ради тебя пошла…
        - Я уже понял. Сам к этому выводу пришел. Ты неправильно поступила… ужасно неправильно, но не об этом сейчас думать надо. Главное, что мы теперь совсем запутались, и я не знаю, как нам из этого выбраться. Анна - мать Бинга. На самом-то деле, конечно, нет, ты его настоящая мать, и я себя отцом чувствую, но положение наше - дрянь.
        - Разве это играет роль, раз мы спасем ему жизнь?
        - Тут ты права. Честный поступок и храбрый - вот что я по этому поводу думаю.
        - Ты же прекрасно знаешь - я не позволила бы ему умереть, только чтобы свою шкуру спасти.
        - В этом я уверен.
        - Ты же не дашь Хопкинсам забрать у нас Бинга, правда? - забилась я в истерике, не отрываясь от мужа.
        Я конечно же не забыла Гила. Как можно? Он разбудил во мне неведомые чувства, когда я стояла на грани пропасти. Но Стив был и оставался моим мужем, моим мужчиной. Мы с ним столько прожили, столько пережили, столько всего вместе переделали. Я вышла за него юной девочкой и росла вместе с ним. Он такой родной, такой знакомый - и запах его тела, и прикосновение рук, и тонкие черты лица. Мне было все равно, что он не так привлекателен, как Гил, не столь умен и не слишком богат. Мне было все равно, что волосы его поредели, а глаза стали хуже видеть. Я любила его. Может, я обманывала себя, но я чувствовала, что он не только мой муж, он еще и отец Бинга, и место мне - рядом с ним, в его объятиях. Я прижималась мокрой щекой к его твидовому пиджаку и даже заплатки на его рукавах любила. Любила мужа больше, чем в дни нашей юности.
        - Не отворачивайся от меня, милый, никогда, никогда! - умоляла я.
        - Не отвернусь, родная моя.
        Он вытащил из кармана носовой платок, высморкался и поцеловал меня.



        Глава 19

        Я сидела и перечитывала письмо, которое только что написала Гилу. Стив уехал в Брамфилд по делам, насчет продажи яиц, миссис Твист кричала на Винстона, призывая его прекратить дразнить одну из обитавших на ферме кошек. Утро выдалось пасмурное, дождливое и довольно холодное для середины сентября. Но для меня утро это было просто чудесным. Я чувствовала себя намного моложе, чем в тот день, когда вернулась с Руди и Хопкинсами из Бостона, и не только чувствовала, но и выглядела соответственно. Даже Стив сегодня утром бросил на меня взгляд и заметил:
        - Знаешь, Крис, ты, по-моему, поправилась немного. Тебе идет. И свитер тоже к лицу. Погоди, вот только добреюсь и сразу поцелую тебя. (Что он и сделал, к нашему общему удовольствию.)
        Только что мне позвонили с сообщением, что сэр Джон Риксон-Додд специально приезжал навестить Бинга и остался очень доволен результатами осмотра.
        Теперь мы были на сто процентов уверены, что Бинг выкарабкается.
        Я пребывала на седьмом небе, пробегая глазами письмо для Гила.



«Спасибо тебе, мой дорогой Гил, за телеграмму и поздравления. Полагаю, не только мы со Стивом, но весь персонал больницы ужасно рад, что все так обернулось. И еще хочу поблагодарить тебя за ту небольшую записочку, которую ты прислал мне из Генуи неделю тому назад. Раньше я ответить не могла, все время моталась между домом и больницей: дала миссис Твист недельный отпуск - старушка заслужила его! - вот и пришлось все самой делать.
        Последние несколько недель кажутся мне кошмарным сном, вперемешку с чудесными моментами, как, например, в Италии, когда ты подобрал ключи и открыл для меня запертые двери, которые, я уж думала, мне никогда не отпереть. Думаю, что не стоит даже повторять, насколько я тебе благодарна - и Стив тоже - за эту фантастическую помощь. Бинг тоже в курсе, что обязан тебе жизнью, правда.
        Без той фотографии ничего бы не вышло, я просто уверена. Поверь мне, я ни за что на свете не расстанусь с ней, пока жива.
        Теперь о Бинге. Ты, наверное, хотел бы знать подробности, ведь я тебе всего несколько строк написала. Все идет хорошо, ему с каждым днем все лучше. Вчера, когда я ездила навестить его, он пребывал в отличной форме и уже начал немножко двигаться. Даже капризничает уже, что меня безмерно радует - он снова превращается в нормального ребенка.
        Сначала Бингу пересадили кожу Руди, а потом этот чудесный человек, Риксон-Додд, взял у брата еще немного кожи с ног, про запас. Медицина в наши дни настоящие чудеса творит, правда? Теперь Руди может спокойно возвращаться обратно в Америку, а кожа его останется здесь, в Англии. До полного выздоровления Бингу еще далеко, и ему придется немало времени провести в больнице. Главное было избежать попадания инфекции, и врачи блестяще справились с этой задачей.
        Доктор Блэк говорит, что своим выздоровлением Бинг обязан не только брату-близнецу, но и своему собственному настрою. Он терпеливо сносил все, что выпало на его долю, и верил в лучшее.
        Что касается шрамов, то пластическая хирургия и тут на помощь придет; слава богу, лицо не задето.
        Руди оказался на высоте. Процедура эта не слишком приятная, а мальчик он избалованный, но Руди проявил немало храбрости и был очень добр с Бингом. Как только ему разрешили вставать, он не вылезал из палаты Бинга. Не могу сказать, что они стали неразлейвода, потому что это не совсем так. Просто они превратились в хороших друзей, и у меня сердце радуется, когда я слышу, как они смеются над одними и теми же дурацкими шутками. Но Руди до мозга костей американец, и ему не терпится вернуться домой. Никакой сентиментальной чепухи вроде „я ни за что на свете не расстанусь со своим братом“. Мне кажется, что все это сказки. Они же не росли вместе, в этом все дело.
        Теперь об Анне. Как я писала тебе раньше, она здорово заставила меня поволноваться, замыслив во что бы то ни стало вернуть Бинга обратно. Думаю, она бы так и поступила, если бы могла. Последнее слово осталось за Бингом, именно оно и сыграло решающую роль.
        Но мы со Стивом выдержали настоящую битву. А. и Р. известили нас, что обдумали сложившуюся ситуацию и считают, что, как только Бинг поправится, ему лучше перебраться к ним в Бостон. Расс даст им с Руди достойное образование. Анна заявила свои материнские права на ребенка и сообщила, что привязалась к Бингу (может, и так, но, боюсь, мне абсолютно плевать, правда это или нет) и теперь она без него и дня не проживет.
        Расс твердил, что мы обязаны всем Анне и должны отпустить Бинга и так далее и тому подобное. Не думаю, что стоит вдаваться в подробности.
        И только Стив сохранял полное спокойствие. Я совершенно из себя вышла, а он держался как настоящий мужчина. „Вам не кажется, что прежде всего следует учесть мнение Бинга? - хладнокровно проговорил он. - Жизнь его висела на волоске, когда Крис начала поиски Руди. А теперь на волоске висит его счастье“.
        Мы со Стивом всегда плохо относились к людям, которые совершенно не учитывают мнение детей и вырывают их с корнями с насиженного места, будто они кусты какие-то. Вот в чем заключается весь ужас разводов, хотя в наше время многие судьи спрашивают у детей, с кем из родителей они желают остаться. Так вот, Стив предложил поинтересоваться у Бинга, хочет ли он жить с нами или переехать в Бостон к Хопкинсам.
        Рассел твердил свое „конечно-конечно“, Анна же разволновалась, начала спорить, утверждать, что с ней Бингу будет гораздо лучше, что это ему только на пользу пойдет, и все в том же духе. С одной стороны, в Бостоне у Бинга действительно будет гораздо больше возможностей, чем можем мы со Стивом ему предоставить, но для детей материальная сторона - не самое главное. Для Бинга мы были и остаемся его родителями, наш дом - его дом. Он так до конца и не понял, что Анна - его родная мать.
        Однажды случилось так, что мы оказались с ней у Бинга в одно время, и она поцеловала его при мне. Руди всегда бросается к ней на шею, кричит „Хей-а, мам!“ и целует в ответ, но бедный Бинг явно чувствовал себя неловко, а потом сказал мне, что она все время размазывает ему по лицу свою помаду, сестры подшучивают над ним, а ему это не нравится; и еще после ее ухода в палате „воняет“. Это он про дорогие духи несчастной Анны. Ну да ладно, что-то меня не в ту сторону понесло. Наш с Хопкинсами спор окончился тем, что мы пришли к заключению: кто-то незаинтересованный должен рассказать Бингу все как есть и объяснить сложившуюся ситуацию, чтобы ребенок не чувствовал себя неудобно. Анна наверняка втянула в эту игру своего Руди, потому что каждый раз, когда мальчик приходил к Бингу, он упрашивал брата переехать жить к ним. Говорил, как классно будет плавать в бассейне, играть в бейсбол и тому подобное. И знаешь что, Гил, однажды Бинг сказал Стиву: „Пап, хоть ты бы рассказал Руди про футбол, что ли, а то он все про бейсбол да про бейсбол талдычит. Мне всегда футбол будет больше нравиться, я-то знаю!“
        В посредники мы выбрали доктора Блэка, он очень милый человек, к тому же был с нами с самого начала и в курсе всех за и против. Ко всему прочему, он поддерживал точку зрения Стива, что малыш должен сам определиться. Перед тем как идти к Бингу, он заверил Анну с Рассом, что постарается быть беспристрастным и честным.
        Мы стояли и ждали его появления, словно главного заседателя в Суде Справедливости, и, поверь мне, Гил, я действительно чувствовала себя как на скамье подсудимых, ведь потерять сына - все равно что смертный приговор получить.
        - Я не собираюсь объявлять вам решение Бинга, - заявил доктор Блэк, когда вернулся обратно. - Он сам вам скажет. Мы с ним это дело со всех сторон обсудили, и он прекрасно все понял.
        Анна полетела в палату, мы - за ней. Бинг сидел в кровати и улыбался. Он все еще бледный, и глаза запавшие, ни следа от былого загара не осталось, но малыш понемногу набирает вес и постепенно снова превращается в того Бинга, которым был прежде.
        Анна подошла к постели и встала на колени, не упустив случая разыграть драматическую сцену.
        - Ты хочешь жить с нами и с Руди, когда поправишься? - спросила она.
        Позже Стив сказал мне, что я должна была довериться Бингу с самого начала, а не переживать так, но тогда у меня чуть сердце не остановилось. Бинг поглядел на всех нас и произнес:
        - Огромное вам спасибо, мне бы очень хотелось приехать к вам с дядей Рассом, проводить каникулы вместе с Руди, но маму с папой мне бросать не хочется. Мне и школа моя нравится. Директор обещал, что, как только я поправлюсь, меня снова в футбольную команду возьмут.
        О, Гил, я чуть с ума от радости не сошла. Стив взял меня за руку и крепко сжал ее. И улыбался шире Бинга, как мне кажется. Милый мой Стив, он и вправду простил меня, Гил. Может, рана навсегда останется в его душе, но он уже большой мальчик и хорошо справляется. Он так мил со мной! Самое забавное, что мы с ним даже не обсуждали эту проблему, просто продолжаем жить, как будто Бинг был и остается нашим сыном.
        Вот и все. Анна разрыдалась и вылетела из палаты, но Рассел воспринял это известие как должное и добавил, что он и сам принял бы такое же решение, а „идея навещать друг друга каждый год - просто классная“.
        Близнецы попрощались, и это был очень волнующий момент, но больше для нас, чем для них.
        - Пока, Бинг, увидимся еще, - сказал Руди.
        - О'кей, - заулыбался Бинг. - Увидимся. Не забудь прислать мне снимок своей бейсбольной команды.
        Так все и закончилось.
        Вчера Хопкинсы улетели обратно в Бостон.
        Я жду не дождусь встречи с тобой и хочу обязательно познакомить тебя с Бингом, когда вернешься в Лондон. Ты же приедешь к нам, правда?»


        Я закончила чтение, запечатала листочки и написала на конверте: «Ист-Вест Бритиш пикча корпорейшн», Генуя.
        - Мадам, когда поедете в больницу, не забудьте шоколадное печенье, которое я для Бинга испекла, - заглянула в комнату миссис Твист.
        - Не забуду, - пообещала я.
        Бинг обожает шоколадное печенье. Бинг обожает свой дом и скучает по нему. Бинг обожает нас - Стива и меня.
        Жизнь так прекрасна!


        Внимание!
        Текст предназначен только для предварительного ознакомительного чтения.
        После ознакомления с содержанием данной книги Вам следует незамедлительно ее удалить. Сохраняя данный текст Вы несете ответственность в соответствии с законодательством. Любое коммерческое и иное использование кроме предварительного ознакомления запрещено. Публикация данных материалов не преследует за собой никакой коммерческой выгоды. Эта книга способствует профессиональному росту читателей и является рекламой бумажных изданий.
        Все права на исходные материалы принадлежат соответствующим организациям и частным лицам.


        notes

        Примечания


1

        Ах, боже правый! (нем.).

2

        Ресторатор, владелец ресторана (фр.).

3

        Мать (нем.).

4

        Да, да (ит.).


 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к