Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Любовные Романы / ЛМНОПР / Роджерс Розмари: " Невеста Плантатора " - читать онлайн

Сохранить .
Невеста плантатора Розмари Роджерс


        # Прекрасная Силия казалась обычной светской девушкой, хрупкой и невинной, но за внешней неискушенностью в ней скрывалась страстная цыганская натура… Мужественный Грант Гамильтон, сопровождавший Силию к нареченному, поклялся оберегать ее честь и намерен был сдержать клятву. Но страсть оказалась сильнее слова джентльмена, сильнее доводов разума. Они познали великую силу любви - любви, которая может разрушить их жизнь или принести счастье…

        Розмари Роджерс
        Невеста плантатора

        Глава 1

        Англия, 1892 год
        Она тряхнула головой, и облако черных как ночь кудрей почти закрыло ей лицо. Начав расчесывать их, девушка нахмурилась.
        Из зеркала на нее смотрела настоящая цыганка. В этот момент девушка забыла все наставления тети Гертруды, постоянно твердившей, что хмуриться не надо, поскольку от этого появляются морщинки. Сейчас, внимательно разглядывая себя, девушка отчетливо поняла, что тетка права, называя ее необычной.
        Пожилая дама в тот день была особенно ехидной и, болтая за чашкой чаю с подругами в саду под окном племянницы, ничуть не смущалась тем, что девушка может услышать ее.
        И Силия в самом деле слышала, как тетка злорадно говорила об ее сходстве с матерью. Марианна, красавица, испанская цыганка, потеряла голову из-за английского искателя приключений, завоевавшего ее сердце.
        - Уверена, в конце концов благотворное влияние скажется и из девочки выйдет толк. - В голосе Гертруды звучало сострадание. - Вот только внешность… Но тут уж ничего не изменишь… у нее весьма необычные черты лица. А чего стоят копна черных волос и зеленые глаза, как у нашего отвратительного черного кота, который ходит за ней по пятам! Обидно, что она не взяла больше от Ричарда и так похожа на свою мать-иностранку. Но надо проявлять снисходительность.
        Милейшая, добродетельная тетя Гертруда никому не позволяла забывать, что она - жена викария и настоящая леди. Угловатая и тощая, с пронзительными глазами, узким лицом и подозрительно темными волосами, Гертруда весьма преуспевала, верша добрые дела.
        Когда-то она любезно позволила Силии называть себя «тетей», хотя девушка не поняла, почему, ведь Гертруда не слишком хорошо относилась к ее семье.
        Иногда Силия Марианна Пенмарис ощущала какое-то странное раздвоение. Девушка словно играла роль, навязанную обществом, и это тяготило ее.
        Силия понимала, что, привезя ее в Англию, в свой дом в Грейндже, тетка руководствовалась чувством долга. Она полагала также, что это пойдет на пользу племяннице. Силия получила приличное образование и выросла в уединении, что позволяло надеяться на удачный брак.
        Яркая и эффектная, Силия казалась в этих краях экзотическим цветком и во всем отличалась от своих сверстниц. К тому же она была значительно выше их, а здешним мужчинам нравились хрупкие, изящные создания, похожие на кукол.
        Силия часто размышляла о том, испытывала ли ее мать недовольство своей внешностью, когда оставила блистательную карьеру танцовщицы, покорительницы Европы, и вышла замуж за чопорного англичанина?..
        Может, и ее принудили к этому, предали, как и Силию, которую заставили покинуть любимый дом на Цейлоне и заточили в холодной Англии, чтобы научить прятать подлинные чувства под маской смирения?
        Может, и Марианна видела такие же пылающие щеки, глядя в зеркало? Такие же сияющие глаза и чувственный изгиб губ? Наверное, и мать разительно отличалась от здешних замороженных девушек с бледными лицами.
        Неужели Гертруда права и все это имеет такое большое значение? Нет, видимо, Рональд Уинвуд относится к этому иначе.
        Силия улыбнулась и коснулась фотографии в рамке, стоявшей на ее туалетном столике. Ей казалось, что она любила этого человека всегда, с тех пор как помнила себя. Он был сыном плантатора, угодья которого располагались по соседству с имением отца.
        Тогда, на Цейлоне, Рональд обращался с ней как с ребенком, иногда отмахивался, как от мухи, - и все из-за ее нескрываемого обожания.
        Но в последний раз, когда приехал в Англию, все изменилось. Рональд привез с Цейлона подарки ребенку, но встретил сдержанную, расцветшую девушку и тотчас же влюбился в нее.
        Они гуляли в сумерках по розарию, и Силии казалось, что ее мечты воплощаются в ослепительную реальность, как в любовных романах, которые она тайно читала.
        - Моя милая маленькая куколка, - прошептал он ей. - Мне так хочется первым увидеть, как из кокона появится чудесная бабочка!
        Силию привело в восторг это поэтическое сравнение. Рональд Уинвуд мог бы обладать любой женщиной, однако любил Силию и клялся, что будет ждать ее сколько угодно. В тот вечер он тайно подарил девушке медальон, и с тех пор она не снимала с груди этот символ их помолвки.
        Что же в тот вечер нашел в ней Рональд?
        Силия прищурилась и загадочно улыбнулась.
        Быть может, тетя Гертруда права, и в ее жилах бьется цыганская кровь матери, поэтому она привораживает и очаровывает мужчин?
        Или Рональд, как и сама Силия, ощутил, что их свела сама судьба?
        Раздался робкий стук в дверь.
        - Я пришла уложить вам волосы, мисс.
        - Заходи, Алиса. Сделай мне сегодня высокую прическу.
        - Как прикажете, мисс. - Служанка начала расчесывать крупные локоны.
        Да, вот так и должна разговаривать госпожа со служанкой. Вероятно, сдержанность Силии, трезвые суждения и умение вести себя так, как подобает настоящей леди, заставили Рональда проявить настойчивость.
        И Силия его не разочарует. Она уже готовилась к их совместной жизни. Даже начала изучать восточные языки - сингальский и тамильский, на которых свободно говорила в детстве.
        Рональд не сочтет ее нерадивой. И когда настанет время, он назовет Силию невестой и возьмет с собой на Цейлон - туда, где возвышаются прекрасные, запомнившиеся ей холмы.
        Может, там она, наконец, почувствует себя свободной и ее никогда больше не смутят слова тети Гертруды?..
        На следующее утро в Грейндж пришла телеграмма, изменившая жизнь девушки, но Силия узнала о ней последняя.
        Телеграмма в деревне - дело необычное. Дворецкий, мистер Моррис, принес ее викарию, когда тот работал у себя в кабинете над воскресной проповедью:
        - Извините, ваше преподобие… Надеюсь, известия хорошие?
        Викарий пробежал телеграмму.
        - Спасибо, Моррис. Попросите Уилсона передать это моей супруге и сообщить, что я хотел бы срочно посоветоваться с ней.
        Викарий, человек лет пятидесяти, ученого вида, аскетичный, с добрыми голубыми глазами, видевшими в людях только хорошее, предпочитал ни во что не вмешиваться, пока его не принуждала к этому жена. Гертруда же, как он помнил, пришла в ужас, когда во время их поездки на Цейлон обнаружила, что единственная законная наследница его кузена Ричарда живет на чайной плантации, вдали от цивилизации. Викария шокировало, что кузен не помнит, крестил ли свою дочь. Разумеется, ее ни разу не водили в церковь, хотя она частенько посещала и расположенный неподалеку буддийский храм, и индуистскую молельню, куда ходили тамильские кули.
        Вот потому-то, поощряемый своей грозной женой, викарий напомнил Ричарду, что недалек тот день, когда его дочь придется выдавать замуж, и лучше сейчас подумать о ее будущем. Его преподобие и леди Гертруда убедили кузена поручить Силию их заботам.
        Из года в год банковские чеки на расходы девушки приходили аккуратно каждый месяц - даже после безвременной кончины Ричарда. Проявив предусмотрительность, он позаботился о том, чтобы достойно обеспечить свою дочь. Впрочем, о делах мирских викарий почти не задумывался.
        В кабинет стремительно вошла Гертруда с телеграммой в руке:
        - Я понимаю, что он твой кузен, Тео. Не я ли убедила тебя забрать несчастного ребенка из варварского окружения? Не я ли внушила бедняге Ричарду, что он отвечает за свое дитя? - Гертруда пристально посмотрела на мужа. - Как он мог так поступить с нами? С нами и с несчастной девочкой, которая благодаря нашим неусыпным заботам только сейчас начала превращаться в юную леди? Погубить все надежды на хорошую партию, разрушить все, на что мы надеялись! Теперь - можно сказать, с того света - передать опеку над дочерью этой… этой… С ее развратным прошлым! - Гертруда задохнулась от ярости.
        - Но, дорогая, ведь сестра - его ближайшая родственница, к тому же она уже не так молода и, возможно, угомонилась. Да и в те круги, куда вхожа она, мы не имеем доступа…
        - Вот именно! Об этом и речь! С тех пор как умер ее муж, леди Уилхелмина забыла о всяких приличиях. Бывает в самом легкомысленном обществе - и здесь, в Европе, и в Америке. Я знаю это точно, не важно, от кого. Все это чудовищно и недопустимо! Полагаюсь на тебя, дорогой! Когда она приедет, объясни ей, насколько пагубно увозить Силию из надежного, добропорядочного дома…
        В сущности, все сводилось к тому, что, по мнению Гертруды, Ричард Пенмарис не мог в здравом уме и твердой памяти тайно составить подлое дополнение к завещанию и назначить свою сестру Уилхелмину, вдовствующую герцогиню Милхэйвенскую, официальной опекуншей дочери и поручить ей распоряжаться солидным состоянием, пока Силии не исполнится семнадцать лет.
        Такого дополнения, конечно, не примет ни один суд. И Тео должен дать это ясно понять Уилхелмине, а к тому же напомнить, что именно они позаботились о благополучии и о будущем Силии, когда ни одна живая душа не подумала о ней.
        - Я надеюсь на тебя, Тео: прояви твердость и настойчивость! И, пожалуйста, цитируй как можно чаще Писание. У тебя это хорошо получается и всегда производит впечатление. А теперь мне пора подготовить Силию к испытанию. Меня убивает мысль, что придется оказывать этой твари, ее тетке, гостеприимство. Жаль, что воспитание не позволит мне выставить ее из дома.
        Леди Гертруда, шелестя юбками, вышла. Викарий встревожился: цитируй он Писание или не цитируй, это не поможет его жене выиграть сражение.



        Глава 2

        - Я так волнуюсь!.. С чего бы это, мистер Пембертон? - У модно одетой женщины лет тридцати, живой, привлекательной, с золотисто-каштановыми волосами, сверкнули глаза.
        Строго одетый джентльмен в летах с седеющей шевелюрой и аккуратно подстриженной бородкой напоминал осанкой принца Уэльского. Этот хорошо известный лондонский адвокат, сидевший напротив нее в вагоне первого класса, имел отличную репутацию, получал высокие гонорары и отличался осмотрительностью.
        - Вполне естественно, что первая встреча с племянницей, а ныне и подопечной, тревожит вас, ваше… О, простите, миссис Гамильтон, - ведь вы хотите, чтобы я вас так называл? Но поверьте, дело улажено: ваш брат сделал все необходимое, чтобы обеспечить будущее дочери. Вы - опекунша девушки до тех пор, пока она не достигнет совершеннолетия, поэтому пока будете распоряжаться ее наследством.
        - Мистер Пембертон… признаться, вопрос довольно щекотливый, но вы, конечно, знаете, что несколько лет мы с Ричардом не общались. Рассказывал ли он вам о некоторых обстоятельствах нашего прошлого?.. О Боже… - Дама нахмурилась. - Впрочем, мой вопрос был чисто риторический. Но скажите, почему Ричард полагал, что Силии может понадобиться другой опекун? Может, причина в его большом состоянии? Вероятно, Ричард опасался, как бы охотники за приданым не оказали давления на девушку, выросшую под тщательным присмотром и воспитанную в строгих традициях.
        Мистер Пембертон одобрительно взглянул на спутницу из-под кустистых бровей:
        - Вы очень проницательны, мадам. Да, с одной стороны, мистер Пенмарис сознавал, как важно ребенку получить настоящее образование в Англии, но вместе с тем опасался, чтобы излишняя опека, называемая им «подавлением личности», не повредила девочке. Мистер Пенмарис говорил мне, что только вы одна наделены даром понимания и только вам он готов безоговорочно доверить свою дочь, поскольку «познать настоящую жизнь» Силия может лишь с вашей помощью. Мистер Пенмарис считал, что вы прекрасно поймете смысл этих слов.
        - Да.
        Уилхелмина уставилась в окно. Конечно, она все понимала. Милый, милый Ричард, ее единственный друг, союзник и поверенный в незабываемые детские годы! Тогда Уилхелмину принуждали к безоговорочному послушанию, заставляли подчиняться во всем, не задавая вопросов. Она помнила наставления своей матери Лили, но чертовская любознательность и пытливый ум постоянно доставляли ей неприятности. До того как Ричард сбежал из дома, он частенько принимал за нее порку. Его голос до сей поры звучит в памяти Уилхелмины: «Прости, Уили, мне так жаль тебя покидать! Я бы взял тебя с собой, если бы мог. О Боже, Уили, ты же видишь, мне нельзя оставаться. Не хочу, чтобы мое воспитание определялось его капризами: либо армия, либо церковь! А главное, чтобы в голове не было ни одной своей мысли! Нет, лучше уж умереть! Понимаешь меня, Уили? Ты мой единственный друг. Когда я вырасту и разбогатею, обещаю, что приеду и спасу тебя».
        Ричард не виноват, что не сдержал слова. Он все еще скитался в чужих краях, когда семнадцатилетнюю Уилхелмину, полузаморенную голодом и забитую, заставили выйти замуж за приятеля отца, вдовствующего герцога, который был на сорок лет старше ее. Он жаждал жениться на ней! Его восхищали угловатость девчонки-сорванца и ее диковатая красота с того самого дня, когда герцог увидел ее впервые - четырнадцатилетнюю. Тогда-то он и решил купить Уилхелмину - точнее слова не подобрать!
        Герцог достиг своей цели, однако ни разу не обладал ею. Она сразу сказала ему:
        - Я готова стать хозяйкой в вашем доме, изображать покорную, любящую жену. Я девственница. Вам это известно, поскольку вы настояли на медицинском осмотре. Но не пытайтесь взять меня силой, иначе я учиню такой безобразный скандал, что вы не посмеете показаться в обществе. Я пошлю письма в «Таймс» и родственникам матери в Америку. А если будете дурно обращаться со мной, я вас убью. Или себя. Надеюсь, мы поняли друг друга?
        Ричард научил ее: чтобы не стать жертвой, надо бесстрашно противостоять противнику. Да и чего ей было бояться? Освободившись от власти отца, она вступила в брак с молодящимся стариком. Он боялся ее, боялся слухов о своем старческом бессилии и пуще всего - двух своих сыновей. Они были старше его юной супруги. Желая обладать Уилхелминой, герцог опасался, что люди начнут насмехаться над ним и он прослывет глупым стариком. Что ж, в конце концов герцог имел любовницу. Она умела доставлять ему наслаждение.
        Заключив с герцогом сделку, Уилхелмина сдержала слово и не давала ни малейшего повода к скандалу. Примерно через десять лет герцог умер от сифилиса в Вене, и Уилхелмина обрела наконец свободу.
        Теперешняя жизнь вполне устраивала ее. Она улыбнулась. Мистер Пембертон осторожно кашлянул, заметив, что поезд приближается к месту назначения. Ему предстояло кое-что обсудить с герцогиней.
        Теперь Уилхелмина располагала юридическим документом, старыми связями и понимала, что готова выполнить все поручения Ричарда и взять на себя ответственность за его дочь от Марианны.
        - Иди-ка сюда! - сказала Гертруда, и Силия, прервав завтрак, последовала за ней в библиотеку. - У меня неприятные новости. Ни логики, ни добропорядочности. Мы сделали все, и вот… Впрочем, читай и суди сама. Уверена, Силия, ты согласишься со мной, что это совершенно невозможно!.. - Она вручила телеграмму взволнованной девушке.

«Боже, что еще такое?» Силия перевела встревоженный взгляд с возмущенного лица тетки на клочок бумаги.
        - Читай! - потребовала тетка, и Силия трижды пробежала глазами строки: «…в соответствии с условиями завещания Пенмариса… опекунство поручается его сестре, герцогине Милхэйвенской, которая примет на себя полную ответственность за…»
        У Силии помутилось в глазах. Как отец решился на такое? Это несправедливо! Неправильно! Ее снова отлучат от всего, к чему она привыкла, и увезут, быть может, еще дальше от Рональда. И никакие проповеди дяди не примирят ее с мыслью, что она не властна распоряжаться своей жизнью.
        Гертруда выжидающе смотрела на племянницу.
        - Я не знаю… что и сказать.
        - Неправда, знаешь! - возразила тетка. - Отвечай: «Спасибо, нет», - и мы найдем юриста, который оспорит это безумное дополнение к завещанию.
        Как же так? Силия ничего не понимала. Ей хотелось одного - убежать в свою комнату и забыть об этой ужасной телеграмме, скрыться от тетки, которая смотрела на нее как коршун. А разве нельзя, чтобы здесь, вместе с ними, жила сестра ее отца?
        Боже, как утихомирить Гертруду?
        - Мне… мне еще рано решать такие дела.
        - Возможно, ты права. После общения с нами и привычной для тебя добродетельной жизни ты не сможешь приспособиться к новым условиям. Я исполнила свой долг и ни перед кем не склоню головы. Никто не осмелится усомниться в честности моих намерений - даже сестра твоего отца! Я сама потолкую с ней. А ты, Силия, поразмысли о том, что узнала. Иди к себе. Обсудим все позже.
        Девушка отдала тетке телеграмму и чинно вышла за дверь, но, едва ступив в коридор, побежала, а у себя в спальне кинулась на постель и уставилась в потолок полными слез глазами.
        Почему отец допустил, чтобы ее оторвали от всего любимого и привычного? Прежде он утверждал, что для блага Силии нужно отправить ее из родного гнезда в холодное и чопорное английское общество, где все скрывают свои чувства!
        Ради отца она всегда следовала советам тетки.
        Но отец не приехал, чтобы похвалить ее. Он умер в одном из своих загадочных путешествий. И, ничего не объяснив, распорядился дальнейшей жизнью Силии: передал ее из одних близких рук в другие - до совершеннолетия.
        А что будет, когда ей исполнится двадцать один год? Может, отец оставил другие распоряжения, о которых она еще не знает?

«Ах, Рональд, Рональд! Где ты? Почему мы не сбежали вместе, когда ты приезжал в прошлый раз?»
        Нет, нельзя противиться законам и восставать против условностей. Женщины считались собственностью мужчин и помалкивали.
        Но не все мирились с таким положением вещей…
        Силия внезапно села и смахнула слезы, вспомнив о тете Уилхелмине. Если все, что рассказывала о ней Гертруда, правда…

«Новая опекунша - настоящая леди, - сообщила Силии Гертруда. - Однако… овдовев, она стала попирать приличия». Гертруда произнесла это с презрением, а в Силии пробудился интерес к Уилхелмине. Быть может, выбор отца не так уж плох?
        Что ж, изменить ей ничего не удастся, значит, придется скрывать свои мысли и чувства до тех самых пор, пока за ней не приедет Рональд.
        Силия решила исполнить дочерний долг - сделать так, как пожелал Ричард.
        Рональд отнесся бы к этому с уважением, ибо знал, что такое долг.
        Придя к мысли, что тетя Уилхелмина - не совсем такая, как другие, девушка приободрилась, переоделась к ужину и уже с нетерпением ожидала встречи с сестрой отца.
        Встреча удивила Силию. Тетя Уилхелмина оказалась очень высокой, элегантной женщиной лет тридцати пяти, а вовсе не пожилой дамой.
        Светло-каштановые волосы Уилхелмины были уложены в высокую прическу, глаза, похожие на топазы, сияли, профиль казался совершенным. Прямо картинка из журнала! Холодная, красивая, она держалась спокойно и независимо.
        Так вот какова любимая сестра отца!
        Гертруда суетилась и слишком много говорила, ибо ощущала пренебрежение гостьи, но не хотела нарушать долг и приличия.
        - Уилхелмина!.. - Гертруда протянула гостье руку.
        Та едва коснулась ее.
        - Зовите меня Уили. - Гостья обратилась к девушке: - Я мечтала о встрече с тобой, Силия.
        Голос Уилхелмины звучал так тепло и дружелюбно, что сердце девушки дрогнуло.
        - Рада, что вы приехали. - Сказав это, Силия испугалась, что обидела Гертруду.
        - Конечно, - вставила та. - Мы все рады вам. Поскольку теперь вы опекунша Силии, нам следует обсудить ее будущее.
        - О да, я и собиралась рассказать о своих планах. Свой долг я выполню добросовестно, в соответствии с волей покойного брата.
        - Счастлива слышать это. Прошу вас в гостиную. Нет-нет, Силия, не ты - только твоя тетя и я. Нам многое предстоит обсудить. Я тебя позову, когда мы примем решение.
        Силия промолчала, заметив, что Уили слегка покачала своей изящной головкой.
        - Отправляйся к себе, - распорядилась Гертруда.
        Силия медленно пошла наверх, надеясь вернуться и приникнуть к замочной скважине.
        Уили последовала за Гертрудой и опустилась на диван у камина.
        - Не выпить ли нам чаю? - Эти слова прозвучали так, словно хозяйкой в доме была Уили.
        - Сейчас позвоню. - Изумленная Гертруда дернула за шнурок.
        Когда подали чай, гостья разлила его, предложила Гертруде чашку и грациозно взяла свою.
        - Прекрасный сервиз. - Уили поставила чашку. - А теперь позвольте рассказать о моих планах. Уверена, дорогая Гертруда, вы обрадуетесь, узнав, что я намерена отправиться с Силией в Лондон и начать вывозить ее в свет. - Голос ее звучал непринужденно, но вместе с тем дерзко. Уили не сомневалась, что Силия подслушивает у двери.
        Гертруда со стуком опустила чашку на блюдце, однако на сей раз сумела обуздать себя.
        - Мой дорогой брат Ричард, - продолжала Уили, - оставил мне значительную сумму, и я одену Силию как принцессу.
        Гертруда хранила молчание.
        - Мы едем в Лондон завтра же - времени мало, а сделать предстоит очень многое, - заключила Уилхелмина.
        Гертруда вскочила, едва сдерживая гнев:
        - Я не позволю!
        - Прошу прощения… Не хотите ли еще чаю, Гертруда? - Уили показалось, что жена викария вот-вот швырнет в нее чашку.
        Еще бы! Вспомнила, что она хозяйка и опекунша! Сейчас начнет разглагольствовать 6 долге и приличиях:
        - Я не позволю, чтобы добрую христианку тащили в злачные места Лондона и выставляли напоказ блудливому столичному обществу!
        - О! Не беспокойтесь, ибо ничего подобного я делать не намерена.
        - Учтите, я старалась воспитывать Силию в смирении и благочестии и отвратить от того варварского образа жизни, который она вела в доме вашего брата. Никак не ожидала, что Ричард доверит девочку… вам.
        - А чего же вы ожидали? У Силии будет дом, ее обеспечат всем необходимым. Она войдет в светское общество, сделает блестящую партию. Признаюсь по опыту: это имеет смысл, ибо после смерти богатого мужа остается куча денег, а вдова испытывает восхитительное чувство свободы. Силия наверняка оценит это, особенно если ей, как и мне, удастся так же удачно выйти замуж.
        - Я не желаю более слушать ваши безнравственные речи и сделаю все, чтобы опротестовать завещание Ричарда! - почти выкрикнула шокированная Гертруда.
        - Не стоит труда. Мы завтра же уедем и никогда больше не побеспокоим вас.
        - Не побеспокоите? - фыркнула Гертруда. - Да ведь вы завлечете девочку в обитель греха, хотя знаете о ее прошлом и о прошлом ее матери! Ничуть не удивлюсь, если Силия вернется сюда опороченной. Но, как добрая христианка, знающая свой долг, я приму ее.
        Направившись к двери, Гертруда не расслышала легкий шорох, но Уилхелмина поняла, что Силия успела убежать.
        Дверь с шумом захлопнулась. Уилхелмина налила себе чаю и начала ждать.
        Наконец дверь скрипнула, и Уилхелмина, увидев Силию, протянула к ней руки. Девушка бросилась к тетке и опустилась на колени возле нее.
        - О, тетя Уили, это было великолепно! И как вам удалось дать ей такой отпор?
        Уилхелмина погладила прекрасные волосы племянницы.
        - Это было несложно. А мы с тобой уживемся - уверена потому, что знаю твою историю. Я ненавижу соблюдать правила и приличия так же, как ты, если ты пошла в своих родителей.
        Силии казалось, будто мир перевернулся. Ее переполняла радость и одолевали опасения. Она мечтала уехать с тетей Уили, но боялась, что Гертруда удержит ее.
        Та присоединилась к ним во время обеда, поскольку этого требовали приличия.
        - Полагаю, вы все же не собираетесь оспаривать завещание брата? - осведомилась Уилхелмина.
        - А что мне помешает? - возразила Гертруда. - Семья Силии здесь - мы приютили ее. И когда Ричард сложил с себя всякую ответственность за девочку, постарались дать ей хорошее образование и привить ей высокую мораль.
        - Вам не удастся аннулировать завещание Ричарда, - заметила Уили. - На судебные издержки уйдет такая сумма, какой вы не располагаете. Неужели залезете в долги, Гертруда? Надеюсь, одумаетесь. Все бумаги в порядке, так что наживете себе лишь массу хлопот.
        Гнев в глазах Гертруды затух и сменился ненавистью.
        Викарий отрешенно молчал.
        - В городе у меня прекрасный дом, - обронила Уили за супом. - Множество слуг. Конечно, Силия, для тебя придется нанять еще одну горничную и лакея, - добавила она специально для Гертруды. - Карета всегда к нашим услугам. Комнату можешь обставить по собственному вкусу.
        - Разврат! - Гертруда покрутила в руке нож, словно желая разделаться с соблазнительницей.
        - Уверена, и твой отец хотел бы этого. - На лице Уили заиграла улыбка. - По воскресеньям, конечно, будем ходить в церковь - мы не забываем о душе, живя в городе. Приехав, успеем подготовиться к сезону. С твоим гардеробом у меня связаны грандиозные замыслы…
        - Мне дурно! - Гертруда, поднявшись, чуть не опрокинула стул. Она не могла смириться с мыслью, что на Силию будут потрачены такие огромные деньги - комната, горничная, платья… Варварская расточительность! У Силии закружится голова, и она забудет обо всем, чему учила ее Гертруда.

«Ну нет, - злобно подумала она, решив остаться в столовой, - девочка не забудет того, чему ее учили под этим кровом». Видя, что гостья и племянница обмениваются радостными взглядами, Гертруда окончательно потеряла аппетит.
        Силия же понимала, что Гертруда не сдалась…
        На следующее утро дядя Тео вручил Силии Библию в кожаном переплете с подчеркнутыми местами и соответствующей случаю надписью, а также тонкий томик своих проповедей, изданный за собственный счет.
        - Я спокойнее перенесу твой отъезд, зная, что ты будешь обращаться к этим книгам всякий раз, когда у тебя возникнут сложные вопросы. - Его голос звучал мягко, а в глазах застыла печаль.
        Силия от души поблагодарила дядю. Она и в самом деле собиралась читать Библию. Тут вошла Гертруда и наставительно заявила, что поскольку Силию воспитали как леди, она не должна поддаваться соблазнам презренного общества.
        - Но, тетя, - возразила девушка, - если меня научили правилам хорошего тона, отчего я должна бояться предстать перед светскими людьми?
        - Ради всего святого, Силия, ты же прекрасно понимаешь, что я имею в виду! В так называемом свете встречается множество беспутных особ - например, обитатели из Мальборо-Хауса[Мальборо-Хаус - бывшая резиденция членов королевской семьи. - Здесь и далее примеч. пер.] или эта американка Дженни Черчилль - близкая подруга принца Уэльского[Принц Уэльский - титул наследника престола, старшего сына монарха.] и твоей новой опекунши. Едва ли ты понимаешь, что тебя подстерегает, но надеюсь, будешь твердо придерживаться принципов морали, привитых тебе в этом доме. Мы будем молиться за тебя, Силия, и помни: если тебе понадобится поддержка, ты всегда можешь обратиться к нам за советом и наставлением. И умоляю, не позволяй никому вскружить тебе голову. Тебя ждут серьезные испытания, особенно в свете… в свете… Впрочем, не важно. За тобой ухаживает, милый, воспитанный молодой человек, он хочет жениться на тебе, и уверена, ты оправдаешь его доверие.
        - Спасибо, тетя!.. - Сердце Силии учащенно забилось.
        Рональд! О Боже, она почти забыла о нем! А ведь следовало сразу написать и все рассказать ему про завещание, объяснить, почему она уезжает с тетей Уили, дать новый адрес в Лондоне.
        Сейчас Силия хотела одного - вернуться на Цейлон и стать невестой, а потом женой Рональда, чайного плантатора.



        Глава 3

        Едва они прибыли в Лондон и Силия приступила к «обучению», как называла это тетя Уили, девушка обнаружила, что у нее совсем нет времени, во всяком случае, для себя.
        Предстояло многое усвоить: здесь придерживались особого этикета и особой моды.
        Силия брала уроки танцев, изучала этикет, ей объяснили, как надо флиртовать.
        - С этим нетрудно справиться. - Уили улыбнулась. - Старайся не думать, как ты при этом выглядишь. Потренируйся несколько минут перед зеркалом, но при этом размышляй о чем-нибудь другом. Вот я поступала так: представила себе, что все это глупая игра, и решила быть выше условностей. Но сказала себе: если научусь играть по правилам, смогу делать все, что захочу.
        Конечно, ты не захочешь прослыть чудачкой и провалить свой первый сезон. А время проявить индивидуальность еще придет - это я тебе обещаю.
        А теперь нам следует выполнить последние желания твоего отца. Он мечтал, чтобы ты познавала мир и расширяла свой кругозор. Даже специально написал мне об этом.
        - Написал вам? - Силия, грациозно взмахнув шлейфом бального платья, замерла. - Написал вам, а не мне?
        Она внезапно ощутила укол ревности: неужели отец любил сестру больше, чем дочь? Почему никогда не проявлял любви к ней, Силии? Не потому ли, что она слишком походила на свою мать? Что же произошло между родителями, после чего отец внезапно стал ей чужим?
        - Да, он написал мне. - Уили удивило, что девушку это так огорчило. Ей хотелось кое о чем спросить племянницу, но она догадывалась, что та не ответит. По крайней мере теперь.
        Девушка и в самом деле не хотела раскрывать своих чувств перед тетей Уили, симпатичной, но пока чужой ей. Она решила написать обо всем в дневнике. Ему Силия поверяла как другу свои горести и печали, и он никогда не предавал ее.

«Силия что-то слишком притихла, - размышляла Уили, наливая племяннице чай. - Почему не попросила показать ей письмо отца? Очень уж она молчалива, послушна и замкнута. Силия заметно отличается от своих легкомысленных сверстниц. Но чего-то в ней не хватает.
        Может, чувств? Или девушка что-то скрывает? Какую-то тайну?»
        Уили понимала племянницу, ибо в детстве и сама была одинокой и скрытной. Она от души желала, чтобы жизнь Силии сложилась счастливо.
        Сама вдовствующая герцогиня удачно вышла замуж за очаровательного американца, и тот предоставил ей полную свободу. А теперь и Силия освободилась от деспотической опеки Гертруды и Тео.
        - Ты хотела бы взглянуть на письмо отца, дорогая? - предложила Уили.
        Силия не ожидала этого. Она страстно желала прочитать письмо, но опасалась испытать боль.
        - Нет, спасибо, тетя Уили.
        Вздохнув, Уили проследила за племянницей, которая поднялась и вышла в коридор.
        Этот разговор взволновал Уили настолько, что ей захотелось посоветоваться с кем-то, кто лучше разбирается в вопросах воспитания.
        Она вспомнила о муже. Тот не сопровождал ее из Америки в Англию, хотя, ознакомившись с телеграммой от стряпчего Ричарда, поддержал намерение жены взять на себя заботы об осиротевшей племяннице.
        Да, он рассудительный человек, и ей очень повезло со вторым замужеством.
        К тому же в жизни Уили появился Грант - приемный сын. Бездетная, она считала его подарком судьбы.
        Уили привезла с собой акварельный портрет отца и сына и повесила над секретером у окна: оба на лошадях, красивые, эффектные.
        Она подошла к портрету и задумчиво посмотрела на него. Грант теперь в Париже и скоро на две недели приедет в Шотландию, чтобы поохотиться с сэром Томасом Аиптоном, любившим его как сына.
        Быть может, Грант сумеет расшевелить Силию? Надо их познакомить. Ведь хотелось бы, чтобы Силию сопровождал приятный молодой человек, который дал бы почувствовать ей, какая она милая девушка.
        Да, Грант - прекрасное решение проблемы. У него особый подход к женщинам… Даже Уили испытывала на себе силу его очарования.
        Она игриво улыбнулась. У него должок перед ней: однажды Уили покрыла его, заявив, будто он обедал с ней, тогда как сам… Верно, тогда она спасла Гранта от безобразного скандала с ревнивцем мужем.
        Ему пора вернуть долг.


        Ему подали шампанское и круассаны, а также телеграмму из Англии. Она лежала под серебряной тарелочкой с большой гроздью винограда, предназначавшейся для восхитительных игр с его очаровательной юной подругой.
        - Черт побери!
        - Cheri? Что-нибудь случилось? - Габи, полуфранцуженка-полуитальянка, проявляла недюжинную страсть и в постели, и тогда, когда танцевала канкан в «Мулен Руж». Грант провел с ней только одну ночь и надеялся познакомиться еще ближе.
        Какого дьявола мачеха так срочно вызывает его в Лондон? Ведь знает, что он совсем недавно выпросил денег у кредиторов для своего скотоводческого синдиката и теперь наслаждается заслуженным отдыхом.
        Грант мрачно уставился на телеграмму: должно быть, у Уили что-то не ладится с племянницей. Да, и для него, и для его слишком великодушной мачехи эта девушка стала настоящей проблемой.
        Гранту очень нравилась вторая жена отца, и Хизер, его сестра, говорила в шутку, что он влюблен в нее.
        Возможно, это недалеко от истины: Уили из тех, кого мужчина, увидев раз, уже не забывает. Взять хоть отца - он встретил свою детскую любовь и не раздумывая женился. Забрал на ранчо в Нью-Мексико, и там у них не прекращался вечный медовый месяц. Уили казалась счастливой и вовсе не скучала по обществу и Лондону.
        А затем пришло письмо… и начались тревоги.
        Грант уезжал из Парижа в дурном расположении духа, а Габи, похоже, расставание с ним ничуть не огорчило. Теперь она наверняка с другим мужчиной. Эта мысль злила Гранта.
        После долгой дороги ему хотелось принять ванну, переодеться и отдохнуть. На Уили Грант не сердился, а вот ее племянница даже заочно раздражала его. Он представлял себе круглолицую простушку пуританку с белесыми кудряшками. Она, конечно, не понимает, какое ей привалило счастье! Лишившись из-за этой девушки развлечений в Париже, Грант готов был возненавидеть ее.
        - Ах она несчастная крошка!.. Боже праведный! Какое странное поручение! И почему эта мышка должна меня бояться? Разве она никогда не видела мужчины? С ней что-то не так или ты что-то утаиваешь? Клянусь, я не желаю портить свою репутацию из-за одной из твоих подопечных! - Грант раздраженно расхаживал по гостиной, недовольный тем, что его вызвали из Парижа. Поскольку Уили молчала, он продолжил: - Да, все имеет пределы. Я никому не позволю смеяться надо мной, даже чтобы угодить тебе! И что же это за девушка - ну, как там ее зовут?
        Уили подавила торжествующую улыбку.
        - Грант, дорогой, не кипятись. Это лишь небольшой прием. Придут наши милые друзья. Видишь ли, Силия несколько чопорна, скованна и застенчива. Ее так воспитали. Но зато она послушна и у нее хорошие манеры. Девушка не дикарка - просто ее вымуштровали строгие, холодные старики, убежденные в том, что исполняют по отношению к ней свой долг. Дядя Силии - викарий, и, думаю, девочке внушали, что развлекаться - грех. Я хочу, чтобы она почувствовала себя привлекательной… Ощутила успех, чтобы в будущем добиться его. Понимаешь? А если ее кавалером станешь ты, мой дражайший и сердитый пасынок, все девушки только позавидуют Силии - не говоря уж о их мамашах и прочих родственницах. Это придаст девочке уверенность, необходимую, чтобы очаровать других молодых людей. Ну как, Грант?
        - Несколько столетий назад тебя сожгли бы как ведьму! Черт побери, надеюсь, никогда в жизни не свяжусь с такой женщиной, как ты!
        - Чепуха! Тебе, Грант Гамильтон, нужно ощущать в женщине вызов, иначе ты тут же соскучишься, поскольку все быстро пресыщает тебя. А теперь пойдем вниз, я познакомлю тебя с Силией. - Она потянула Гранта за руку. - Только будь хорошим мальчиком. Убеждена, у нее большие возможности, и надеюсь, если ты поможешь, это заметят и другие.
        Горничная тети уложила ее густые волосы по последней моде, и Силия погрузилась в размышления, сидя за туалетным столиком. Ей очень хотелось бы находиться подальше от этой комнаты с зеркалом в золоченой раме и орхидеей в вазе.
        Почему, ну почему сегодня вечером приезжает не Рональд, а смазливый пасынок тети Уили! У него даже на портрете заносчивый вид.
        Рональд гордился бы ею, а она не боялась бы его появления. Американца же, которого ей навязали в кавалеры, Силия опасалась.
        Силия видела в зеркале свое унылое лицо. Если она не понравится мистеру Гамильтону, может, тетя Уили поймет, что зря тратит время и деньги, стараясь вывезти ее в свет?
        Силия мечтала оказаться сейчас в колонии, на чайной плантации, с тем единственным, кого она любила. Ей будет лучше вдали от городской суеты…
        Настоящая цыганка! Она снова поняла это, глядя в зеркало. Глаза вспыхнули, план внезапно созрел в ее голове.

«Марианна», - подумала Силия, и сердце бешено застучало в груди. То, что она подавляла в себе, настойчиво просилось наружу.
        Этим вечером ей не обязательно быть самой собой. Какова она, понимает лишь тетя Уили.
        Но осмелится ли она?
        Осмелилась бы Марианна?
        Да, Марианна танцевала бы, дразнила, флиртовала со всеми. Она пренебрегла бы мнением общества, никому не подчинилась бы…
        От этой мятежной мысли глаза Силии расширились.
        Сегодня она попытается вести себя как Марианна и озадачит этого человека.
        Силия, приняв решение, воткнула в волосы орхидею.



        Глава 4

        То, что тетя именовала небольшим приемом оказалось настоящим балом - Силия поняла это как только спустилась вниз и присоединилась гостям.
        Ее охватил страх, захотелось спрятаться, убежать от этих надушенных, нарядных людей, так называемых сливок общества.
        Ни одного знакомого лица, ни одной дружелюбной улыбки!
        Силия с врожденным изяществом прошла сквозь толпу, чувствуя на себе взгляды гостей. Слыша приглушенный шепот, она думала о Марианне: той нравилось бы внимание.
        Отчего же это не дало радости ей?
        Поняв, что произвела впечатление, девушка вскинула голову. Вдруг кто-то коснулся ее руки.
        Силия обернулась и увидела мисс Антею Лангбурн, с которой познакомилась во время одного из визитов к тетиным друзьям. До совершеннолетия Антеи оставался только год. Она пока выезжала, подчиняясь воле родных. Однако бабушка оставила ей солидный годовой доход, так что в будущем девушка надеялась обрести свободу.
        Антея увлекла подругу в дальний угол зала.
        - Жду своего кавалера, - заметила Силия, - и очень надеюсь, что он откажется опекать глуповатую дебютантку. Не выношу ни снисходительности, ни насмешливых шуток повес. Не понимаю, что на уме у тети?
        - Конечно же, твое благополучие. Нам, пока мы не достигли заветного совершеннолетия, приходится все терпеть.
        Антея, убежденная в равноправии женщин, собиралась стать сестрой милосердия и уехать в миссию, в самый отдаленный уголок Британской империи.
        Угадав самобытность Силии, Антея решила с ней подружиться. Бедняжка была растеряна и нуждалась в опоре. Силия должна поверить в себя, и в этом Антея хотела ей помочь.
        Беседуя, девушки делали вид, будто вовсе не ждут, чтобы мужчины пригласили их на танец.
        - Варварский обычай! - сердито заметила Антея. - Эти дикари считают, что только они имеют право приглашать. Смотри, вышагивают как павлины, а на нас смотрят так, словно мы призовые кобылы.
        Силию увлекла музыка. Играли вальс. Наверное, то же самое испытывала и Марианна, отдаваясь танцу и забываясь лишь в движении.
        - Теперь готовься! - предупредила подругу Антея. - Твоя тетя ведет к нам своего пасынка - этого американского выскочку. Держись и ни в коем случае не поддавайся…
        Силия похолодела и проследила за взглядом Антеи.
        О нет, не может быть! Это не пасынок! Силия думала, что он гораздо старше, с истасканным лицом, противными усами и даже, возможно, с бородой. И скорее всего - с бегающими глазками…

«Крепись, Силия, - сказала она себе. - Ты просто начиталась романов».
        Он оказался совсем другим, чем представляла себе Силия: волосы темные с золотисто-каштановым оттенком, чисто выбритые щеки и на левой скуле шрам от клинка - знак мужества. Подбородок с ямочкой, проницательные зеленые глаза… твердый рот. Похож на пирата. Даже неопытная Силия поняла, что такого мужчину лучше всего избегать.
        Не зря же Антея предостерегала ее!
        Девушка вспыхнула и прикрыла веером лицо.
        Да как он смеет так бесцеремонно разглядывать ее? Почему изогнулись уголки его губ? Может, Силия не понравилась ему?
        Но какое ей до этого дело?
        На Силию еще никогда не смотрели так оценивающе и внимательно, и она никогда в такой мере не ощущала себя женщиной.
        Боже праведный! Что творит этот наглец? Раздевает ее взглядом!
        Холодок пробежал по спине Силии, и она, опустив глаза, изобразила полное равнодушие.
        - Ах, вот она где, Грант! Пожалуйста, дорогой, не смотри так грозно, а то до смерти напугаешь бедную девочку, - проговорила Уили.
        Молодой человек отвел взгляд от темноволосой красотки и посмотрел на длиннолицую блондинку, которую принял за Силию. Какие глаза - ей-богу, глаза пантеры: зеленые, с медным отливом! Кто же она такая?
        - Сейчас же скажи, кто эта девушка - не твоя Силия с лошадиным лицом, а другая, цыганка… - обратился он к мачехе.
        Уили удовлетворенно усмехнулась, подходя к девушкам:
        - Позволь представить тебе очаровательных юных леди. Мисс Антея Лангбурн. А это - моя племянница и подопечная Силия Пенмарис.
        Грант склонился и поцеловал руки девушкам. Так это и есть Силия? Темноволосая красавица цыганка, изображающая невинность! Ее сочные, полные губы только и ждут, чтобы их поцеловали!
        Он не слушал, о чем говорит Уили, наблюдая, как Силия поигрывает веером, и очнулся лишь тогда, когда мачеха выпустила его руку и слегка подтолкнула:
        - Мой любимый вальс! На правах хозяйки прошу тебя пригласить Силию на танец. Так вы и познакомитесь. Не возражаете, мисс Лангбурн? Ну же - Силии нужна практика!
        У Силии подкосились ноги, когда Грант взял ее за руку. Но она поклялась себе держаться стойко и к тому же очень хотела потанцевать. Когда они закружились в вальсе, девушка уже не думала о партнере.
        Она танцевала прекрасно, но Гранта, казалось, это не удивило.
        - Вы очень молчаливы, мисс Пенмарис. Надеюсь, это не от смущения?
        - Просто сосредоточилась на фигурах. Танцы, мистер Гамильтон, для меня в новинку, как и все остальное.
        - Для девушки, не привыкшей к светской жизни, вы танцуете великолепно, и вижу, вполне довольны своим первым появлением в обществе. Ваша тетя вложила в это много усилий, а я лучше чем кто-либо другой знаю, как она заботлива. Да вы и сами это поняли.
        Почему этот отвратительный тип так свысока разговаривает с ней? Ну ничего, она ему покажет, но не станет пикироваться.
        - Надеюсь, вы не считаете меня неблагодарной? Я стараюсь угодить тете и не хотела бы ее разочаровать.
        Силия подняла голову и посмотрела в сияющие зеленые глаза. Марианна поступила бы так же, однако ее не смутила бы его заносчивость.
        От Гранта исходила опасность. Да, это сильный человек - сильный и свободолюбивый. Силия усомнилась, что сумеет сыграть свою роль. Вести себя так, как Марианна.
        С огнем шутки плохи. Рано или поздно обожжешься. Лучше всего завершить танец так, чтобы не пострадала гордость. Значит, следует сосредоточиться на мелочах: на том, например, как уверенно ведет ее партнер. Но уж ни в коем случае не думать о том, что он мог бы обнять ее крепче, - это надо выбросить из головы, следить только за па и считать такт. Юбки Силии шелестели, а каблучки постукивали, когда Грант кружил ее в танце.
        Лучше, так куда лучше!
        Она ощущала тепло его большой ладони, точность и грацию движений. Не слишком ли он привлекает ее к себе?
        Стараясь не смотреть на Гранта, Силия надеялась, что этот вальс когда-нибудь кончится. Она вернется к Антее и послушает, что скажет та о «дикаре», с которым ей пришлось танцевать.
        Грант испытывал огромное удовольствие, хотя и не признался бы в этом Уили. Кошечка с необыкновенными глазами выпускала коготки и оказалась упрямее, чем он предполагал.
        Не одна пара замедляла танец, чтобы посмотреть на нее.
        Однако Силия не замечала интереса к себе, а Грант не знал, радоваться этому или нет. Ведь она словно не замечала и его, а он к такому не привык.
        - Силия…
        Девушка подняла голову, их взгляды встретились, и его словно поразило молнией.
        В это мгновение музыка умолкла, и Грант почувствовал сожаление, ибо этикет не позволял пригласить эту девушку снова.
        - Ну и как? - спросила Антея, когда Грант оставил девушек одних. - Бедняжка, вся запыхалась! Прикройся веером. Странно, что твоя тетя решилась доверить невинную девушку человеку с такой репутацией, как у ее пасынка! Ты рискуешь испортить себе репутацию, слишком часто появляясь в его обществе.
        - Чепуха! - оборвала ее Силия. - Мистер Гамильтон - наш родственник, и они с тетей очень друг друга ценят. - Почему Антея так отзывается о нем? Ведь Грант не сказал и не сделал ничего неприличного. Как объяснить Антее, что она просто взволнована? - Да, я чувствовала себя немного неловко. Ведь это мой первый вальс, и я боялась оступиться.
        - Сомневаюсь, что дело именно в этом, дорогая Силия. Даже у самых невинных девушек есть интуиция, предупреждающая об опасности. Прошу тебя, поговори откровенно с тетей - она не станет навязывать тебе человека, если ты к нему не расположена. Посмотри сама! - Антея указала Силии на Гранта, который, склонив голову, любезничал с хорошенькой партнершей по танцу. - Это леди Марвелла Мерривейл - одна из тех, кого называют профессиональными красотками. Верх вульгарности - согласна? Она замужем за виконтом Сельвином, но сегодня его здесь нет. Ходят слухи, будто их пути разошлись - что ж, ничего необычного.
        Силия промолчала, внимательно наблюдая за танцующими.
        Грант Гамильтон и эта леди Марвелла с золотисто-каштановыми волосами танцевали так самозабвенно, что совсем не замечали других пар.
        Силия почувствовала укол ревности. Если бы она в самом деле сыграла цыганку, то танцевала бы с ним так же. А вместо этого сделала все, чтобы оттолкнуть его.
        Да, именно этого она и добивалась. Так отчего же это не доставляет ей радости?
        - Не смотри туда, - предупредила ее Антея. - Он приближается. По-моему, хочет снова пригласить тебя.

«Как бы поступила на моем месте Марианна?»
        - Я и сама хочу с ним танцевать, - твердо заявила она, несказанно удивив Антею.
        У цыганок природное чувство ритма. Танец - их родная стихия. Никакие уроки не научили бы Силию так легко кружиться в объятиях Гранта. Она унаследовала это от матери. Ее охватило предвкушение того, что сейчас она окажется рядом с мужчиной… С этим мужчиной…
        - Вы взволнованы, - прошептал Грант, увлекая в вихрь польки, от которой у Силии всегда начиналось головокружение.
        - Ничуть! - Она прильнула к партнеру, пытаясь овладеть собой. Признаться в своей слабости? Никогда! Лучше умереть. Силия улыбнулась ему - как Марианна. - Это мой любимый танец, мистер Гамильтон. - При этом она подумала, что его сильное тело очень привлекательно.
        Улыбка Гранта ослепляла, глаза сияли от удовольствия. Эта девчушка обворожительна, но не сознает этого, думал он.
        А может, сознает? Как ловко Силия прикрылась веером в тот момент, когда он посмотрел ей в глаза, надеясь угадать, что у нее на уме.
        Боже, у них это с колыбели - особенно у цыганских чаровниц. Однако Грант не угодит в ее сети - хватит с него и Марвеллы. Еще один танец, и можно считать, что он выполнил свой долг. Но только он пригласит ее попозже - не стоит вызывать толки.
        А ведь его просили опекать ее! Как бы, черт возьми, этому обучиться?
        И все же Грант неотступно наблюдал за мужчинами, приглашавшими ее, считал такты вальса и гавота и ждал мгновения, когда освободится от Марвеллы и пригласит на вальс Силию Пенмарис.
        Тетя Уили и ее ближайшие друзья внимательно следили за происходящим. Поэтому Силия гордо вступила в круг танцующих, в ней снова пробудилась цыганская душа, и девушка отдалась притягательной силе музыки, доверившись сильным рукам Гранта.


        Силия ходила по своей комнате - от маленького столика к окну - и выглядывала на улицу.
        Ей помогли освободиться от корсета и нижних юбок, и она облачилась в украшенную лентами кружевную ночную рубашку. Девушка расчесала волосы, и они рассыпались темным облаком. Заплетя косу, Силия потушила лампу и стала готовиться ко сну, но вдруг почувствовала, что совсем расстроена.
        По просьбе тети, Грант Гамильтон согласился быть постоянным кавалером Силии, и завтра они втроем собирались в театр - на оперу Верди.
        Он, конечно, сдержит слово, но будет стремиться к Марвелле, подальше от скучной подопечной.
        Силия проявит к нему полное равнодушие - такое же, как и на балу. Хотя она танцевала с ним несколько раз, ее приглашали и многие другие. Значит, в Лондоне найдутся мужчины, для которых сопровождать Силию - вовсе не утомительная обязанность.
        Силию охватило отчаяние. Нет, это музыка, ритм и поразительное умение Гранта владеть своим телом так подействовали на нее! Ничего. Ее цыганская натура сделает свое дело. Силия посмеется над тем, что было, и найдет другого мужчину.
        Она не сомневалась в этом.
        Девушка выдвинула ящик стола и достала дневник. Надо сделать запись об этом вечере и лечь спать, не то воображение унесет ее неведомо куда.
        Завтра она докончит длинное письмо бедному дорогому Рональду и прикажет отправить его.
        В детали приема у тети входить не стоит. Незачем Рональду ревновать, хотя для ревности причин нет.
        Впрочем, узнай он обо всем, может, бросил бы все дела и примчался сюда за ней?..
        Только об этом Силия и мечтала.
        Однако нынешней ночью сны девушки отличались от прежних, романтических. Ей снилось, будто она испанская цыганка, танцовщица, и ни один мужчина не может устоять перед очарованием ее свободного, зажигательного танца. От нее исходила уверенность, ощущение власти над людьми.
        Во сне она могла выбрать любого мужчину, видела их жаждущие взгляды, но бросила розу только Рональду.
        Но в артистической уборной, услышав, что кто-то вошел, увидела в зеркале не любимого, а опасного темноволосого незнакомца. Он держал в руке розу, смятую и сломанную, и целился из револьвера прямо ей в сердце.
        Силия разрыдалась. Ну зачем, зачем ей этот выбор? С Рональдом надежно и спокойно, а с темноволосым страшно и тревожно…
        Она попыталась убежать от обоих и вдруг оказалась на берегу океана на желтом песке. Прилив усиливался, и каждый шаг давался все труднее - влажный, зыбучий песок засасывал. Остановившись, Силия обернулась, встретилась взглядом с преследователем и протянула руки с мольбой о помощи.
        А он стоял и улыбался - мрачный пират, ее наваждение.



        Глава 5

        - «Моя дорогая Силия…» Что ж, по крайней мере положено начало. Но, любезный мой Ронни, неужели ты не способен написать страстное письмо, от которого дрогнуло бы сердце твоей маленькой нареченной? Хочешь, чтобы девушку и ее состояние увели у тебя из-под носа, пока ты подыскиваешь слова? Придется продиктовать тебе. Только будь внимателен, иначе я рассержусь. А ты ведь знаешь, какова я в гневе!
        Рональд Уинвуд, обнаженный и потный, лежал на животе. Перед ним на кровати стоял письменный прибор.
        Верхом на нем сидела его любовница и из-за плеча следила за каждым движением Рональда. Стоило ему не угодить ей, как она пребольно шлепала его по ягодице.
        Боже, какая же Адриана тигрица! Рональд отчетливо представлял себе девушку: рыжеватые волосы, разметавшиеся по холодному, бесстрастному лицу, глаза, напоминающие по цвету старый коньяк и сверкающие триумфом. Колени плотно обхватили его бедра. Нагая, она склонилась над ним, и раскачивающиеся груди касались его спины - чтобы он ощущал ее присутствие.
        Как же писать своей далекой, почти забытой нареченной, когда эта женщина так мучает и изводит его, заставляя желать ее?
        От нового шлепка он вскрикнул - не от боли, а от удовольствия.
        - Ронни! Я же сказала: пиши! Con passione - capisce?[Со страстью - понимаешь? (ит.
] Твоя невеста нужна нам здесь. Понял? Ну давай! А если не способен сам сочинить любовное послание, я тебе помогу подобрать нужные слова. И ты их напишешь! Надо расшевелить это унылое создание, пусть почувствует обожание и незнакомое влечение к тебе, всколыхнется. Пиши, я продиктую. Мне удастся соблазнить ее, пробудить ото сна, разжечь интерес к неведомому.
        Под диктовку Адрианы Рональд писал совсем не так, как прежде. Это походило на любовную поэму: в туманных образах он намекал, что желает Силию, тоскует о ней, мечтает, чтобы она стала его женой и единственной возлюбленной.
        - «Carissima»[Дражайшая (ит.).] , Адриана? Так и писать? Этой жеманной девственнице?
        Она шлепнула его снова.
        - Пиши! Все вы, мужчины, кретины! Не представляете, что творится в женском сердце. Ну продолжай: «Dolce amore[Дорогая возлюбленная {ит.).] , как мне хочется обнять тебя…»
        На этот раз Адриана ущипнула его, и Рональд взвыл от боли.
        - Сначала обласкай словами невесту, и если на славу потрудишься и заставишь ее приехать сюда, я позволю тебе обласкать меня…


        Грант потянулся и лениво провел рукой по бедру обнаженной Марвеллы Мерривейл.
        Милая Марвелла - такая красивая, опытная и практичная. Ему повезло, что он встретил ее. Она никогда ни в чем не откажет, а если наскучит, Грант может уйти, оставив на память бриллиантовое ожерелье.
        Даже во сне Марвелла выглядела так же, как наяву, словно следила за собой, - эффектная, деловая. Совсем непохожая на подопечную мачехи - эту яркую цыганку…
        Черт побери, он не желает вспоминать о ней, особенно этим утром.
        Но едва Грант решил овладеть Марвеллой, как в дверь спальни тихо постучали.
        Проклятие! Грант не откликнулся, но стук повторился.
        - Что? В чем дело? - громко спросил он, и Марвелла проснулась от звука его голоса и ласкового прикосновения.
        На пороге появился лакей.
        - Ради всего святого, что тебе надо?
        - Сэр, там… там…
        - Я что, опаздываю на похороны или ко мне леди?
        Марвелла взвизгнула. Лакей посторонился и пропустил Уили.
        Любовница нырнула под одеяло, а Грант не мигая уставился на мачеху.
        - Клянусь небесами, Уили, на этот раз ты зашла слишком далеко! Даже такая несносно властная женщина должна помнить, что мне не шестнадцать лет. Господи, неужели у тебя не осталось ни капли такта?
        Уили, пропустив его тираду мимо ушей, склонилась над постелью.
        - Марвелла, дорогая, доброе утро. Нет-нет, отвечать не обязательно. Это было бы неприлично. Я подожду в приемной, пока вы не приведете себя в порядок.
        - Уили! - оборвал ее Грант.
        - Только не ругай беднягу Тернера. Во всем виновата я. Утром мы собирались на верховую прогулку, но вижу, ты уже объездил кобылку… Грант, мне необходимо с тобой поговорить, а Марвелле следует знать, что муж, решив сделать ей сюрприз, направляется домой. Так что пусть поспешит. Ну же, дорогая, я не смотрю. Сделаем вид, что здесь нет посторонних… - Уили отвернулась.
        Марвелла, поднимаясь с постели, что-то тихо прошептала Гранту. Вскоре она ушла.
        - Слава Богу, убралась! Честное слово, Грант, ты мог бы выбрать кого-нибудь получше. Может, тебя не стоит задирать?
        Грант натянул на себя одеяло.
        - Мои отношения с Марвеллой тебя не касаются. Уили, твои манеры оставляют желать лучшего. Почему ты ворвалась в мою спальню? Ясно, дело не в верховой прогулке.
        Он закинул руки за голову. Уили, пытливо глядя на него, старалась понять, что у него на душе. Женщина в постели Гранта - знак и обнадеживающий, и обескураживающий. Уили не выносила Марвеллу, но раз уж Грант ее подцепил, значит, долго пробудет в Лондоне, то есть поможет ей с Силией.
        - Мне нужна твоя помощь, Грант. Вспомни, ведь ты обещал. Месяц-другой, не больше. Силия обретет уверенность в себе и будет обходиться без тебя. Я должна знать, что ты со мной заодно, а ты утешишься мыслью о совершенном тобой добром деле.
        Воцарилась напряженная тишина. Уили надеялась, что Грант, питающий к ней почти сыновнюю любовь, сдержит слово.
        - Хорошо, дорогая мачеха. Но предупреждаю, что моему терпению есть предел. Терпению и чувству юмора. И еще: мне надо знать о Силии все. Так что выкладывай, Уили. Иначе я невзначай соблазню твою благочестивую цыганку, чтобы она раскрылась передо мной. А может, на это ты и рассчитываешь?
        - Не смеши меня, Грант. - Уили испытующе посмотрела на него. Слова пасынка насторожили ее, но вскоре она успокоилась, решив, что всему виной пылкое воображение. - Нет, этого я от тебя не жду. Для начала научи девушку флиртовать. Ей следует знать, как далеко можно зайти, не теряя возможности отступить. Ты в таких делах хорошо разбираешься.
        - Ты хочешь, чтобы я научил девственницу заигрывать с мужчинами и завлекать их, но при этом сохранять целомудрие? Уж не сошла ли ты часом с ума? Предлагаешь мне вести себя, подобно евнуху? - Грант тряхнул головой, словно отгоняя от себя наваждение.
        Но Уили посмотрела на него с таким вызовом, что Грант поутих.
        - Ну ладно, ты изложила свои условия, теперь послушай мои: я не соблазню твою маленькую подопечную, обучая ее флиртовать и заигрывать. Но если она попытается соблазнить меня, не уверен, что сдержу слово и отвергну ее. Учти, ты открываешь ящик Пандоры и даже не представляешь, что выпускаешь на свет Божий.
        Уили с облегчением вздохнула:
        - Чепуха, Грант! Ты - джентльмен, и это куда важнее того, что Силия обручена с неким Рональдом. Она познакомилась с ним на Цейлоне в детстве, и, конечно, без ума от него. Однако не исключено, что молодой человек интересуется ее большим состоянием. Значит, нам следует избавить Силию от романтических грез и, возможно, объяснить, что такое брак по расчету.
        С этим Уили покинула Гранта, раздраженного тем, что она так ловко использовала его привязанность к ней и - что греха таить - любопытство.
        Какая ему, к черту, разница, глупа или умна эта красивая цыганка! Уж лучше бы Уили расхлебывала все сама. Черт возьми, мачеха словно читает чужие мысли! Вот бы угадала, о чем он думает сейчас…
        Или это он читал ее мысли? На кой дьявол Уили рассказала ему о женихе Силии? И как небрежно она об этом упомянула! Значит, у цыганки есть жених?
        Грант приподнялся и сел в постели. Эта девчонка потихоньку пробирается в неведомый ей мир, но где-то ее уже ждет жених. Что же его интересует - сама Силия или ее деньги?
        Кто, черт побери, он такой?
        Была во всей этой истории какая-то недомолвка, и Грант полагал, что Уили не случайно упустила какие-то подробности о прошлом цыганки.
        Раз уж он влез в это дело, придется провести собственное расследование, разузнать о происхождении Силии, невесты какого-то Рональда. Если
        Силия знает этого типа с детства, значит, сам он с Цейлона и, возможно, связан с чайными плантациями - догадка не слишком блестящая, но, как отправной пункт, небезынтересная.
        А вдруг ему предстоит защищать саму милейшую Уили - даже от ее покойного брата Ричарда.



        Глава 6

        Силия проснулась на следующее утро с ощущением, что она всего лишь марионетка, которую всегда кто-то дергал за ниточки.
        Сон подавил ее.
        Нет, она не цыганка! Она стремится к простой, самой обыкновенной жизни с Рональдом. Надеется стать его обожаемой женой. А участие в лондонском сезоне - лишь пустая трата денег и времени. Какие дурацкие правила: ну почему леди обязана всегда держаться любезно, как бы ее ни задевали? Никто из учителей так и не объяснил Силии, как вести себя, если мужчина говорит ей вкрадчивым голосом одно, а глазами совсем другое?
        Неужели вот так испытываются ее моральные качества и душевная стойкость, как предполагает Антея?
        И еще это посещение оперы сегодня вечером.
        Силия не понимала, почему ее одолевают опасения, словно она идет туда одна или невесть с кем. Силия должна лишь помнить преподанные уроки: вести себя как положено и притворяться - тогда все будет хорошо.
        Надо играть роль дебютантки и не выделяться на общем фоне - бесцветном, невыразительном, лишенном собственного мнения. И не давать волю воображению.
        А если представится возможность встретиться взглядом с принцем Уэльским или принцессой Александрой, держаться так, будто в этом нет ничего необычного.
        Силия гордо приподняла подбородок. Вот так и надо держаться. Она выбралась из постели и посмотрела в зеркало. А говорить следует жеманно: «М'я д'рогая, что за скука! Ч'с назад п'ли чай с принцессой. Пр'сто не знаю, что бы ей еще сказать».
        Девушка усмехнулась.
        Как воспринимают ее те, кто смотрит на нее? Силия, похожая на мать, отличалась от всех окружающих. Девушка хранила фотографию Марианны в сценическом костюме - обворожительная цыганка в простой блузке с глубоким вырезом и длинной, ярусами, юбке. Ее изящные, гибкие руки украшали браслеты, на плечи ниспадал водопад темных, как эбен, волос. На смуглой коже выделялись огромные выразительные глаза, такие же как у Силии.
        Мужчины влюблялись в Марианну, преследовали ее, осыпали цветами, посылали подарки, ради нее были готовы на все.
        Чем пожертвовал отец Силии, потеряв голову от Марианны с первого взгляда? Что дали им ее таланты и его любовь?
        Плод их безумной любви - Силия теперь тоже собиралась совершить глупость. Ее сцена - Лондон. Она поняла это и прошлым вечером играла роль, несмотря на дурные предчувствия. Нет, в обществе она не изгой: пользуется поддержкой тети Уили и опирается на твердую руку кавалера и учителя Гранта Гамильтона.
        Тетя Уили не допустит, чтобы с ней случилась беда. Значит, Грант не опасен, и Силия вела себя глупо.
        Если же в ней проснется цыганка - что ж, так тому и быть. Надо надеяться, что дух матери оберегает ее от неприятностей. Значит, они обойдут Силию стороной, и она выйдет из испытаний без потерь.
        Уили же размышляла о необычайном успехе Силии, впервые появившейся в свете, строгом и беспощадном ко всем.
        Нынешним вечером Силия вновь стала такой же, как накануне, совсем непохожей на послушную и бесцветную девчушку, сидевшую утром с Уили за завтраком.
        Уили толком не решила, стоило ли втягивать Гранта в свой план. А что, если невинная девочка серьезно увлечется им? Грант сказал, будто Силия ничуть не интересует его, но кто знает, что на уме у мужчин? Надо поговорить с ним еще раз и не сводить с него глаз, когда он с Силией.
        Сегодня девушка надела платье цвета слоновой кости с красными розами, отделанное жемчугом. Розы и жемчуг были вплетены в высокую прическу, руки затянуты в длинные шелковые перчатки.
        - Только взгляни на себя, Силия! Да ты просто неотразима! А вот завершающий штрих. - Уили надела на шею племянницы жемчужное с бриллиантами ожерелье. - И серьги. - Отступив, она посмотрела на Силию: - Прекрасно!
        Девушка взглянула на себя в зеркало:
        - Я не слишком обнажена?
        - Нет. Платье потрясающе тебе идет.
        Силия снова посмотрела в зеркало и поняла, что в этом элегантном платье чувствует себя уверенно и, как истинно красивая женщина, готова повелевать.
        Что ж, она насладится сегодняшним вечером, а о последствиях подумает завтра.
        - Это зовется «на посошок», дорогая. Перед тем как мы отправимся в оперу, можно сделать несколько глотков. Так что, шампанского?
        Силия выпила с удовольствием. Шампанское ударило ей в голову.
        - Очень вкусно, тетя Уили!
        Силия, сев в экипаж и глядя в окно, ощутила необычайную легкость.
        Казалось, Лондон залит электрическим светом, куда более ярким, чем газовые фонари.
        Так вот какой Лондон - оживленный, шумный, никогда не утихающий. И она, Силия Пенмарис, едет в «Ковент-Гарден», где дают «Травиату» Верди - оперу о заблудшей девушке, обретшей наконец свою душу. Поучительная история, положенная на музыку.
        Силию поразила огромная толпа возле театра. Люди подавались вперед каждый раз, как подъезжала карета и дверца открывалась.
        Силия зажмурилась. Нет, ей не справиться. Она самозванка, и любой это скажет с первого взгляда. Уили ласково, но твердо взяла руку девушки и удержала ее в своей. Силия открыла глаза и взглянула на Уили.
        - Силия, дорогая, поверь, я прекрасно понимаю, что ты чувствуешь. И я когда-то прошла через такое испытание. Единственное бесплатное развлечение толпы - глазеть на нас, а потом сочинять небылицы. Твоя мать не испугалась бы их, уверена. Она послала бы этим людям воздушный поцелуй…

«Да, - подумала Силия, - Марианна так и поступила бы». И благодарно улыбнулась тете.
        - Жаль, что я ее не знала!.. - с грустью заметила Уили.
        - И мне жаль, - прошептала девушка и выпрямилась, представив, как Марианна выходит из кареты и обводит взглядом любопытных.
        Ступив на тротуар, она почувствовала себя сказочной принцессой. Бриллианты сияли на шее, в ушах и волосах, глаза лучились…
        Силия не слышала ни ропота толпы, ни возгласов одобрения, но Уили была начеку.
        - Вот это да! Ничего себе красотка!
        - Гляди, гляди, какая милашка! Смазливая мордочка!
        Уили решила проявлять бдительность и осторожность, чтобы не потерять контроль над Силией. Принц Уэльский, конечно, заметит девушку - да и кто не заметит ее? Но что, если он начнет тайком наводить справки, это приведет… Уили не хотела сейчас думать об этом.

«Сосредоточься и как следует опекай сегодня девушку, - сказала она себе, - и спасибо, что Дженни Черчилль предоставила нам элегантную ложу».
        Как назло опоздал Грант. Он обещал приехать заранее, но его не было видно. Уили сердилась, что он пренебрег ее просьбой, но при этом улыбалась и рассыпалась в извинениях перед друзьями.
        Вскоре погас свет, и заиграли увертюру. Силия старалась освоиться, а Уили размышляла, что делать, если пасынок не появится до начала первого акта…



        Глава 7

        Музыка заворожила Силию, и опера глубоко тронула ее.
        В финале она не расплакалась, хотя на глаза навернулись слезы. Девушка сохранила самообладание, когда публика, в основном мужчины, окружила ее и Уили у дверей ложи.
        - О Господи! - раздраженно прошептала Уили. - Пойдем в комнату отдыха и подождем, пока они разойдутся.
        - Надолго? - спросила Силия, надеясь хоть на время скрыться от Гранта Гамильтона, чтобы не видеть его насмешливого взгляда и дьявольской ухмылки. При нем она чувствовала себя девчонкой, и это злило ее.
        Уили расхаживала по комнате. Племянница беспокоила ее - то вспыхивала, то бледнела. А голос звенел так, словно Силия выпила слишком много шампанского.
        Грант все усугублял, то и дело устремляя на Силию свой пронзительный взгляд. Уили не знала, что и думать. Порывистость племянницы выдавала в ней ребенка, хотя девушке нравилось играть роль искушенной дамы. Однако сегодня Силия не выглядела ребенком да и вела себя как взрослая.
        - Силия, дорогая, не слишком ли ты утомлена?
        Девушка улыбнулась загадочно и многозначительно:
        - О нет, тетя Уили, я чувствую себя прекрасно! Скажите, я правильно вела себя с этими бойкими молодыми людьми? И научилась хоть капельку флиртовать?
        - Ну, только самую капельку. - Уили вдруг показалось, что она не имеет никакого влияния на свою подопечную. «Глупо, - убеждала она себя. - Ведь именно я все это устроила».
        К концу вечера ее волнение усилилось. Они удалились в комнату отдыха и встретили там Гранта. Потом им пришлось пройти по красному китайскому ковру, чтобы спуститься с верхнего яруса в фойе.
        Говорили они немного: у Силии слегка кружилась голова от впечатлений, а Грант всем своим видом выказывал недовольство.
        Едва они устроились за всегдашним столиком Гранта «У Романо», как стали подходить знакомые и просить, чтобы их представили красавице Силии.
        Аппетит у Уили пропал. События развивались слишком стремительно. Силию представили в двух-трех местах, а от кавалеров уже отбоя не было. Уили поняла одно: Силия, еще не готовая к этому, была слишком возбуждена.
        Грант пожирал девушку глазами, словно оценивал ее как добычу.
        Уили встревожилась. Ведь Силия так молода и так невинна! Впрочем, в тот миг она не выглядела невинной.
        Грант перехватил взгляд Уили, и она нахмурилась. Но он лишь изогнул бровь и ухмыльнулся. Мачеха пожалела, что не может пнуть его ногой под столом.
        Черт побери, что взбрело ему в голову?
        Уили наконец догадалась: Грант забавляется, наблюдая, как юная цыганка превращается в опытную обольстительницу.

«Ей это идет, - думал он, - характер должен соответствовать внешности, а у этой крошки под маской невинности скрывается пламя. Ужин гораздо интереснее, чем я предполагал».
        Грант откинулся на спинку стула и, глядя на оголенное смуглое плечо девушки, размышлял, как она поведет себя с кавалерами и удастся ли справиться Уили со столь сложной ситуацией.
        Себя он считал только наблюдателем; к тому же его не интересовали девственницы.
        Официант подал Уили записку. Графиня Ремойнская приглашала герцогиню Милхэйвенскую и ее друзей на поздний ужин с танцами, где будет и принц Уэльский.
        Уили совсем приуныла. Силии это ни к чему, да и ей самой тоже. Но как отказаться от приглашения принца, выраженного в завуалированной форме?
        Это невозможно. Значит, придется взять на себя обязанности дуэньи и не подпускать мужчин близко к Силии.
        Между тем Силия решила, что не позволит несносному мистеру Гамильтону испортить ей настроение. Она только что намекнула ему, что у них огромная разница в возрасте, и так поставила его на место. При каждом удобном случае Силия говорила ему «сэр» и избегала его взгляда, хотя всем представляемым ей мужчинам смотрела прямо в глаза.
        Ей не нужна свита!
        Вон тот приятный молодой человек слева сопровождал бы Силию не хуже дерзкого Гамильтона. У Джека Суиннертона есть политические амбиции, и он много знает об Индии, куда вскоре отправится как помощник нового наместника английской короны.
        И он, казалось, был рад познакомиться с юной леди - умной, владеющей несколькими языками и к тому же восхищавшейся его знаниями и эрудицией.

«Грант Гамильтон мне вовсе ни к чему, - подумала Силия. - Я имею успех и без его высокомерной помощи».
        Суиннертон между тем склонялся все ближе к ней.
        Внезапно Грант позволил себе невероятную вещь - незаметно ущипнул девушку.
        Силия и вообразить не могла, что испытает такую ярость. Она стиснула веер так, словно держала в руке оружие.
        - Мистер Гамильтон!
        - Извините, мисс Пенмарис, что толкнул вас. Мне хотелось лишь привлечь ваше внимание. Надеюсь, учитывая нашу разницу в возрасте, вы простите меня. Прошу прощения, Суиннертон, но тетушка мисс Пенмарис хотела бы сказать два слова племяннице.
        Силия, быстро взглянув на Уили, подошла к ее стулу.
        - Ах, тетушка Уили, я чем-то провинилась? Нам придется уйти?
        - Мне надо поговорить с тобой наедине. - Уилхелмина поняла, что Силия в этот вечер усвоила урок, которого ни она, ни Грант ей не давали. - Следуй за мной. Ничего дурного ты не совершила, но я хочу кое-что сказать тебе. Ну вот, мы и пришли. Волосы, дорогая, приведешь в порядок позже. Уверена, тебе захочется это сделать.
        Уилхелмина показала девушке приглашение. Глаза Силии округлились от удивления.
        - Принц Уэльский? Танцы? И я? Но как же так, тетя Уили?
        - Я знаю графиню целую вечность. А принц ценит молодость и красоту. Конечно, сегодня вечером он заметил тебя, но принц - истинный джентльмен. Пожалуйста, будь собой, и, кто знает, что произойдет. Возможно, ты будешь представлена принцессе Александре, и она введет тебя в высший свет. Все двери откроются перед тобой. Но не стоит опережать события. От приглашения не следует отказываться, а там посмотрим.
        В глазах Силии вспыхнул огонек. Ей страстно хотелось познакомиться с принцем Уэльским, но еще больше попасть на настоящий бал.



        Глава 8

        Они прошли сквозь толпу джентльменов, взяли накидки и теперь ждали экипаж.
        - Только посмотрите, какое движение! - в отчаянии воскликнула Уилхелмина. - До дома графини всего пять кварталов, а добираться придется не меньше часа.
        - Можно послать извинения, - заметив, как вспыхнула Силия, предложил Грант.
        - Но как отказаться от приглашения Сильвии? - пробормотала Уили. - Похоже, она хочет доставить принцу удовольствие. Никогда не понимала, почему люди из кожи вон лезут, чтобы познакомиться с особами королевской крови. Этого не избежала и Силия.
        - Ты относишься к этому иначе, потому что привыкла к американскому равноправию, дражайшая мачеха. Что же до Силии, то она не покорена, а покоряет других. И если рядом с принцем окажется женщина моложе двадцати пяти лет, не стоит на него полагаться.
        Силия переводила возмущенный взгляд с Гранта на тетю. С какой стати они говорят о ней так, словно ее нет рядом? Неужели Уили испортит ей вечер?
        На Гранта девушка сердилась еще больше, ее раздражал его насмешливый тон. Этот человек постоянно смущал ее, хотя до его появления она чувствовала себя уверенной и даже готовой на безрассудство.
        И теперь ей хотелось поступить наперекор тете и мистеру Гранту Гамильтону, и доказать им, что она вполне способна достойно держаться при сильных мира сего.
        Разве это общество сильно отличается от того, что окружало ее в опере и «У Романо»? Разве Силия не может сказать что-то любезное и присесть в реверансе, когда ее представят принцу? Все равно через час он уже не вспомнит о Силии.
        При виде особняка графини Ремойнской девушка замерла. Он был единственным на аллее Гайд-парка; из его высоких окон лился яркий свет.
        Широкие мраморные ступени парадной лестницы вели к огромным распахнутым дверям, возле которых стоял дворецкий.
        - Вот и приехали! - Уили оглядела уже прибывших нарядных гостей.
        Лакей открыл дверцу:
        - Графиня ждет вас.
        Они вошли в холл, стены которого украшали картины в золоченых рамах; на полу лежал персидский ковер; в конце холла, за аркой, начинался длинный коридор.
        Лакей пригласил гостей следовать за ним, и они вошли в большой зал, освещенный газовыми светильниками. На потолке сверкали роскошные люстры. Откуда-то доносилась негромкая музыка.
        Многолюдный зал был напоен ароматом духов. По навощенному паркету все гости устремились туда, где стоял принц Уэльский, окруженный свитой.
        На балконе музыканты играли Моцарта; лакеи разносили напитки.
        Высокая, худощавая, изысканно одетая графиня Сильвия была знакома со всеми приглашенными. Эту общительную даму считали в обществе оригиналкой и законодательницей мод.
        Графине явно понравилась Силия.
        - Увидев эту малютку, принц тотчас попросил меня послать вам приглашение. - Графиня приблизилась к девушке и чуть приподняла ее подбородок. - Да вы настоящая красавица! Неудивительно, что принц заметил вас.
        - Благодарю вас, мэм, - смущенно ответила Силия.
        - Рада видеть вас, Грант. - Графиня протянула руку молодому человеку. - Вы здесь всегда желанный гость, поскольку Уили питает к вам самые нежные чувства. К тому же благодаря вашему отцу она наконец обрела счастье, хотя он и увез ее так далеко. Уили, дорогая, нам надо многое обсудить. Эти молодые люди найдут о чем поговорить и без нас. Пойдем…
        Графиня увлекла за собой Уилхелмину, и это привело Силию в крайнее замешательство - тем более что Гранта уже окружили дамы. Ждать помощи было неоткуда.

«Как бы поступила на моем месте мать-цыганка? - подумала Силия. - Она бы себя показала и начала бы танцевать так, что приковала бы к себе всеобщее внимание. Даже если ее осудили бы, Марианна не склонила бы головы. Потому что не считала себя ниже аристократов, хотя по рождению не принадлежала к высшему обществу».
        Силия отошла от весело щебечущих дам и направилась туда, где стоял принц. Ей хотелось бросить на него хоть один взгляд. Это он просил пригласить Силию, но она сомневалась, что окруженный людьми принц заметит ее.
        Внезапно гости расступились, пропуская девушку, и принц направился к ней.
        - А вот и она! - тихо сказал он.
        Силия растерялась. Она представляла себе принца совсем другим - гораздо моложе и выше.
        Остановившись рядом с Силией, он повторил:
        - А вот и вы. - Судя по его тону, принц ждал ее.
        Неужели это возможно? У Силии закружилась голова.
        Облизнув пересохшие губы, она попыталась овладеть собой. Что же делать? Присесть в реверансе? Или что-то ответить? Девушка мгновенно забыла все, чему ее научили.
        - Ваше высочество… - пробормотала она.
        - Дорогая, все мы - ваши друзья, - доброжелательно промолвил принц. - Оставим церемонии…
        - Берти, вы до смерти напугали бедную малышку, - послышался голос графини. Хвала небесам, Сильвия подоспела, чтобы уберечь ее от неверного шага! - Позвольте представить вам вдовствующую герцогиню Милхэйвенскую, миссис Уилхелмину Гамильтон.
        Уили присела в реверансе.
        - А это ее подопечная - мисс Силия Пенмарис.
        - Си-ли-я, - протянул принц так, словно ласкал ее имя.
        - Ваше высочество. - Подражая тете Уили, девушка снова сделала реверанс.
        - Не забывайте, Берти, что Силия в Лондоне недавно и еще не привыкла к свету, - добавила графиня. - Поэтому не шокируйте ее фривольностями.
        - Шокировать? - Принц усмехнулся. - Я хотел лишь побеседовать с мисс Пенмарис и пригласить ее на танец, если она согласится.
        - Прекрасно, Берти! Надеюсь, танец доставит вам удовольствие.
        Сильвия удалилась, а вслед за ней и Уили.
        - Так вы недавно в Лондоне? - обратился к Силии принц. - Для всех нас такая юная и красивая дама - как глоток свежего воздуха. Ну же, дорогая, смелее, не бойтесь меня.
        - Я… я не боюсь.
        - Вот и славно! Расскажите, как вы попали в Лондон? И почему мы вас раньше не видели?
        Принц выказывал неподдельный интерес, но Силия отвечала лаконично. Внимательно слушая девушку, он слегка кивал, глаза его блестели, и это приободрило Силию. Рассказав о себе больше, чем собиралась, она поблагодарила принца за участие. Он выразил желание познакомить девушку со своей супругой.
        - Она будет в восторге. Кстати, желаю вам сохранить такую же свежесть и неординарный взгляд на жизнь в нашем пресыщенном обществе. - Тут заиграл оркестр. - А вот и музыка! Позвольте пригласить вас на вальс, мисс Пенмарис.
        Позволить? Разве можно отказать принцу? Почувствовав на своей талии его руку, Силия, увлеченная вихрем танца, отдалась мгновению.
        Все взгляды устремились на принца и девушку, кружившихся в вальсе. Ликующая Силия внезапно почувствовала, что кто-то с неодобрением смотрит на нее. Поняв, что это Грант Гамильтон, она решила не замечать его. Этим вечером Силия ощущала себя принцессой, и как бы ни вел себя Грант, ему не удастся испортить ей настроение.
        Она верила, что в такую ночь сбываются все мечты.
        Они вернулись в Карлтон-Хаус лишь в пять утра - принц любил веселиться допоздна.
        Уили, строгая и напряженная в начале вечера, мечтала теперь поскорее освободиться от корсета и улечься в постель.
        - Я пошлю к тебе горничную, Эмили. Ты видела ее? А завтра, - Уили зевнула, - придется поискать для тебя служанку. Кстати, дорогая, прими мои поздравления: ты покорила свет и самого принца. Не спрашиваю, как тебе это удалось. Мы обе слишком устали. Поговорим утром.
        Нежно обняв племянницу, Уили удалилась. Силия посмотрела в зеркало. Она совсем не чувствовала усталости, напротив, приятное возбуждение и вместе с тем легкое раздражение.
        В зеркале отражалась девушка с пылающими щеками, глаза ее сверкали, словно она бросала кому-то вызов.
        - Мисс! - Эмили, сверстница Силии, едва сдерживала любопытство, хотя ее разбудили в неурочный час.
        - Заходи, Эмили.
        Горничная начала расстегивать крючки на платье Силии.
        - А теперь освобожу вас от корсета и нижних юбок.
        Эмили знала, где была Силия, удивлялась, что юная леди так возбуждена, но не решалась ни о чем спросить. Наконец любопытство пересилило страх:
        - Хорошо провели время, мисс? Вам понравилась опера?
        - Очень! - Корсет и тяжелые юбки Силии скользнули на пол. - Просто великолепно! Я познакомилась с принцем Уэльским, и он дважды танцевал со мной… - «А этот несносный Грант смотрел на меня с неприязнью и наверняка отпускал колкости по поводу невинных крошек и волочащихся за ними старых ловеласов». - Принц много со мной говорил. Он очень любезен и очень мил.
        Силия вспомнила слова Гранта:

«Моя невинная крошка, учтите, этот человек проглотит вас живьем, стоит вам только остаться наедине с ним».

«Полагаете, ему чужда свойственная вам возвышенность? - парировала тогда девушка. - Видимо, оставаясь наедине с женщиной, вы никогда не прикасаетесь к ней, да и вообще бываете только в обществе дам, чистых как утренний снег».
        Силия заметила, что в холодных зеленых глазах Гранта промелькнули раздражение, злость и сознание мужского превосходства.
        Этот взгляд говорил: мне позволительно делать все, что я хочу, а тебе нет! У Силии вскипела кровь и появилось неукротимое желание поступать наперекор ему.
        Но об этом не хотелось вспоминать. Она посмотрела на яркое пламя в камине и подумала о том, что сейчас ее облачат наконец в ночную рубашку.
        Эмили, расчесывая волосы госпожи, вздохнула:
        - Ах мисс!
        Силия не знала, как вести себя, когда через полчаса после их перепалки Грант снова подошел к ней:
        - Завтра придется сопровождать вас в школу верховой езды. И еще вам предстоит терпеть мое общество в парке.
        - Мне это ни к чему! Найдите другую невинную крошку и опекайте ее!
        - Но меня просили сопровождать именно вас, мисс Пенмарис. А я всегда держу слово.
        - Значит, вы делаете это из чувства долга? Обременительное задание! Оглянитесь вокруг, мистер Гамильтон! Стоит мне захотеть, и меня окружит целая свита. Я освобождаю вас от исполнения долга.
        Глаза Гранта вспыхнули.
        - Испугались, мисс Пенмарис?
        - Уж не вас ли? Дорогой мистер Гамильтон, вы только наблюдатель, во всяком случае, для меня.
        Силия не понимала, отчего так много думает об этом человеке? Ей следовало бы сделать запись в дневнике и завершить давно начатое письмо Рональду. Милый Рональд! Такой надежный, такой благородный! Как она могла помыслить о Гранте, когда Рональд так терпеливо ждет ее?
        Силия вынула дневник и раскрыла его. Как хорошо, что она стенографирует на греческом, санскрите и сингальском. Этого не расшифрует ни одна душа! Поэтому девушка поверяла дневнику самые сокровенные мысли.
        Но что записать о прошедшей ночи?
        Она танцевала с принцем, пикировалась с Грантом и теперь очень хочет, чтобы он больше не досаждал ей…
        Может, тетя Уили поедет с ней на урок верховой езды?
        Силия зевнула, перечитала запись и решительно захлопнула дневник.
        Нужно поспать. А письмо Рональду она закончит позже - когда преодолеет чувство вины за то, что увлеклась блеском и очарованием лондонского сезона… и блестящими, насмешливыми глазами.



        Глава 9

        Эмили принесла завтрак, и Силия зевнула, стараясь побороть дремоту. Она с трудом открыла глаза, голова болела - то ли от бессонной ночи, то ли от шампанского.
        Силия села и решила не вспоминать о вчерашнем вечере, пока не выпьет чаю с тостами. Эмили раздвинула шторы, и в комнату хлынул ослепительный свет. Силия зажмурилась.
        - Мисс, ее светлость разрешила вам поспать подольше. Хотя сама она встала. И мистер Грант уже внизу и завтракает с ней. Он думает, вам понравится кофе и вы привыкнете к нему, как французы и американцы.
        Эмили поставила перед ней поднос и положила газеты. Силия почти не слышала ее.
        - Ну же, мисс, попробуйте кофе. Ее светлость надеется, что вы не прочь отведать что-нибудь новое. Чашка кофе взбадривает лучше, чем что-либо другое.
        Силия насторожилась. Кофе вместо привычного чая? Круассаны вместо обычных тостов?
        Она отхлебнула горячий напиток и сморщилась от его горького вкуса.
        - Кто это придумал? - спросила девушка, но тут же вспомнила слова Эмили. Как смеет этот тип составлять для нее меню завтрака?
        Силия откусила круассан и нашла, что он очень ей нравится. Конечно, это тетя Уили распорядилась подать такой завтрак. Она снова отведала кофе и решила, что на сей раз сойдет и он. Взглянув на Эмили, Силия одобрительно кивнула.
        Служанка расплылась в улыбке и сделала реверанс:
        - Пожалуйста, мисс, позвоните, когда закончите. Вам принесут ванну. И просмотрите газеты.
        Газеты? Ах да, газеты! Среди них не было респектабельной «Таймс». Эти печатали слухи, сплетни и пестрели фотографиями богатых и знатных людей.
        Вздохнув, Силия развернула первую. «Дебют английской красавицы», - прочла она. В статье Силию сравнивали с богатой наследницей - американкой мисс Дженни Черчилль, прозванной прессой Американской Красавицей Розой.
        В статье рассказывалось, что Силию тщательно оберегали и пестовали. И хотя она, как и Американская Роза, слыла богатой наследницей, разница в воспитании английской и американской девушек была огромной.
        Более того, репортер выведал неизвестные даже самой Силии сведения о ее родителях.

«Откуда газета узнала, - в отчаянии думала Силия, - что девичья фамилия моей матери - Ривера, а Марианна - сценический псевдоним? Как выяснила, что братья, отчим и мать Марианны входили в состав труппы?»

«Ее звали Марианной Великолепной, - продолжал репортер, - и она получала предложения от королей, принцев и придворной знати, но бросила все во имя любви к бедному английскому искателю приключений и сбежала с ним».
        Силия закрыла глаза и в бессильном гневе откинулась на подушки. Вся жизнь ее семьи выставлена на потеху публике!
        Она не расслышала стука в дверь и опомнилась лишь в тот момент, когда в спальню вошла Уили и, обняв девушку, мягко заговорила:
        - Силия… Силия… Я совсем недавно узнала, что Эмили принесла тебе газеты. Не огорчайся, дорогая. Мне следовало тебя подготовить. - Но и сама Уили не была готова к тому, что из глаз племянницы хлынут слезы. - Бедная моя девочка, бедная девочка!.. Ты не виновата. Это моя вина, что бросила тебя в воды, полные акул. Не плачь, Силия, не надо…
        - Ты не понимаешь, тетя Уили. Дело в моем тщеславии. Я хотела, чтобы меня заметили, думая, что это - игра. Вообразила, что я - Марианна. Представляя себе ее, я чувствую себя такой же сильной и уверенной, как и она. Но я случайно зашла слишком далеко! - Силия всхлипнула. - И вот теперь все выплыло наружу, и я пропала…
        Уилхелмина прижала к себе племянницу:
        - Ну-ка перестань! Иначе станешь похожа на свою несносную тетю Гертруду! Твоя мать была красивой молодой женщиной. Она и твой отец полюбили друг друга так сильно, что убежали от общества, которое осудило бы их. Они обрели свободу и были счастливы. Прошлое не имеет значения. Важно, какова ты, а не твои родители и ошибки, которые они совершили. Запомни: все это не стоит выеденного яйца. Поверь, дорогая, это так, ибо внизу тебя ждет множество приглашений от самых знатных особ, в том числе и от принца Уэльского. Видишь, все эти гнусные сплетни - сущие пустяки. Тебе нечего стыдиться.
        Уили подала девушке носовой платок. Силия утерла слезы:
        - Значит, все не так уж страшно?
        - Совсем не страшно. Ты еще посмеешься над этой историей. Слышала бы ты, что говорили обо мне, когда я отправилась в Америку выходить замуж за мистера Гамильтона вскоре после смерти герцога Милхэйвена! Люди не понимали, как долго я соблюдала условности. Потом пришло время подумать и о себе. Хэмиш любит меня, понимает и, как видишь, предоставляет большую свободу. Вот что, Силия, прежде чем выйдешь замуж за любимого человека, постарайся насладиться жизнью. Я хочу тебе в этом помочь. Поэтому перестань плакать. Эмили приготовит тебе ванну. Когда оденешься, спускайся вниз. Сегодня мы отменим урок верховой езды. Займемся совсем иными вещами!
        Уили обняла девушку и оставила ее на попечение Эмили. Слуги внесли ванну с ароматизированной горячей водой.
        Силия погрузилась в ванну, наслаждаясь ощущением тепла и покоя.
        Девушка и не помнила, когда о ней так заботились и ласкали ее. Тетя Гертруда считала дурным тоном проявлять чувства. Она часто давала Силии наставления и требовала, чтобы та укрепляла характер. В понимании Гертруды это означало отказаться от всех радостей жизни. Она вселила в племянницу такой страх перед грехом, что даже сейчас обнаженная Силия избегала смотреть в зеркало.
        Однако, выйдя из ванны, девушка невольно обратила к нему глаза. От пара зеркало запотело, и отражение было расплывчатым и туманным.
        Силия с любопытством разглядывала себя: огромные глаза, полные губы, оформившаяся грудь, выпуклые розовые соски, тонкая талия, округлые бедра, точеные ноги и изящные лодыжки.
        Взгляд скользнул по треугольнику темных волос, и в этот миг что-то доселе неведомое заставило Силию быстро прикрыться полотенцем.
        Откинув назад мокрые волосы, она уставилась на закутанную в полотенце фигуру.
        Перед ней была женщина, и Силия внезапно поняла, что испытала, увидев свое отражение в зеркале.
        Теперь она не стеснялась себя.
        Внизу пробили часы. Силия, подобрав юбки, направилась к лестнице. Служанка Хильда должна была уложить ей волосы в тетиной комнате, а Эмили велели смотреть и учиться.
        Уили указала на стул перед зеркалом.
        - Сюда, моя дорогая. Зеленый цвет тебе очень идет. В последние две недели ты ничего подобного не надевала. Это платье словно создано для танцев. Как тебе нравятся кружева на лифе и рукавах? Хильда, обязательно взбей буфы!
        Силия закрыла глаза, а проворные пальцы Хильды забегали, укладывая ее длинные, густые волосы.
        Тетя Гертруда пришла бы в ужас, узнав, как Силия проводит время.
        Танцы с принцем Уэльским, постоянные выезды в свет, приглашение на чай к принцессе Александре; ночи напролет без сна, а днем - цветы от бесчисленных поклонников, уроки верховой езды.
        Восхитительные две недели прошли незаметно. К тому же мистер Грант Гамильтон уехал с приятелями на охоту.
        Силия раздраженно прикусила губу. Нет, девушка ничуть не скучала об этом несносном человеке, смотревшем на нее свысока. И с чего это она вспомнила о нем?
        - Мисс, да вы настоящая принцесса! - воскликнула Эмили.
        Силия открыла глаза в тот момент, когда Хильда украшала двойной жемчужной нитью ее высокую прическу.
        - Ты волшебница, Хильда, - сказала девушка.
        - Минуточку, мисс. - Услышав похвалу, Хильда улыбнулась и освободила локоны на висках и затылке. - Вот так…
        - Хильда знает свое дело. - Уили удовлетворенно оглядела племянницу. - Ты готова? Где же мой веер? Ах, вот он! Ты взяла свой? Хорошо. Тогда пойдем.
        Они снова собирались в «Ковент-Гарден», теперь на «Тристана и Изольду». На этот раз Силию не пугала толпа зевак; она не слышала восхищенных замечаний, не замечала назойливых фотографов.
        Приехала и Антея Лангбурн в сопровождении серьезного джентльмена, студента-теолога Джорджа Мейтленда, и американца из Новой Англии, которого Силия уже встречала на молитвенном собрании.
        - Бедняжка! - шепнула ей Антея. - Как ты это выносишь? Неужели привыкла к тому, что тебя называют красоткой?
        - Представляю себя скаковой лошадью!.. - пошутила Силия, но почему-то почувствовала раздражение.
        Антея изогнула бровь. Встретив Джорджа, она забросила всех своих приятельниц, и это следовало срочно исправить. Силия явно нуждается в разумном, зрелом совете. Не мешало, чтобы и Джордж сказал ей парочку слов.
        Силия между тем внимательно разглядывала старшего сына нынешнего герцога Милхэйвенского - Альберта Вернона, виконта Гарвиля, приехавшего с юной и застенчивой женой-американкой, дочерью железнодорожного магната.
        Силию пленили его свободные манеры и та теплота, с какой он поцеловал Уили. Виконта явно обрадовало знакомство с Силией.
        - Так вы и есть дочь дяди Ричарда! Славно! Теперь мы наконец познакомились, кузина, и вы обязательно должны навестить нас. Юлия в Лондоне знает немногих. Она из Америки, из Ньюпорта.
        - С удовольствием навещу вас, - ответила Силия, размышляя о том, почему он так пристально смотрит на нее. Конечно, его заинтересовало, почему ее отец женился на испанской танцовщице и покинул цивилизованный мир. И все же его интерес удивлял девушку.
        Тут заиграл оркестр, и разговор сам собой прекратился.
        Силия знала сюжет оперы и сочувствовала печальной участи возлюбленных. Музыка очаровала ее. Она тревожила, взывала к состраданию, навевала мысли о роковой неизбежности случившегося.
        В конце слишком длинного первого акта в зале то и дело раздавалось легкое покашливание, слышался шелест юбок. Джентльмены выходили покурить и возвращались с шампанским для дам…
        Так же поступил и виконт - молодой и очень заботливый муж. Склонившись, он прошептал что-то на ухо жене и подал ей бокал шампанского. Потом коснулся руки Силии и предложил шампанское ей.
        - Не выпивай весь бокал, - сказала ей Антея. Наконец занавес опустился. - Ты еще очень неопытна, Силия. Кто знает, как шампанское подействует на тебя. Не сердись, пожалуйста. Я не стала бы давать тебе совет, не будь ты моей подругой.
        Силии не понравился высокомерный тон Антеи, хотя, возможно, та желала ей только добра. После антракта раздраженная Силия решила сесть возле тети Уили, всегда проявлявшей деликатность.
        - Что с тобой, дорогая? Ты хорошо себя чувствуешь? - встревожилась Уили, заметив удрученный вид Силии.
        Уили окинула взглядом ложу.

«Антея! - сердито подумала она. - Кто же еще мог испортить ей настроение?»
        Уили улыбнулась и ободряюще похлопала племянницу по руке. Нужно сделать все, чтобы девушка получила удовольствие, хочет того мисс Лангбурн или нет.
        В такие минуты Уили очень недоставало Хэмиша, ибо тот всегда умел корректно поставить на место лицемера и лгуна. Впрочем, когда заиграл оркестр, Силия, завороженная музыкой, забыла обо всем.
        Девушка, сама того не сознавая, крепко сжала затянутую в перчатку руку тети Уили и не видела, что на глаза той тоже навернулись слезы.
        - Я всегда плачу, слушая «Тристана и Изольду», - прошептала Уили.
        В середине второго акта виконт предложил еще шампанского.
        - Очень вовремя, - пробормотала Уили, передавая Силии высокий бокал. Девушка быстро осушила его, словно желая забыть о бедах героев оперы.
        В их ложу то и дело заходили джентльмены, прося представить их прелестной жене лорда Гарвиля и, конечно, мисс Пенмарис тоже.
        - Кузина, вы произвели настоящий фурор, - прошептал Силии виконт. - Почему вас так долго прятали от нас? Где вы скрывались?
        Силия обернулась. На нее смотрели проницательные голубые глаза. Друг он или враг? Что-то в виконте заставило ее насторожиться и с вызовом ответить:
        - В монастыре с высокой оградой - для моей же безопасности. Кстати, вряд ли я ваша кузина, поэтому не надо так меня называть.
        - Гм, будь вы моей кузиной, вам было бы не о чем беспокоиться.
        Силия не сразу поняла скрытый смысл его слов.
        К счастью, вслед за этим начался третий акт, и Силия вновь устремила взор на сцену.
        Израненный Тристан ожидал Изольду. Сердце Силии разрывалось от жалости.
        Она плакала и, как школьница, утирала слезы тыльной стороной ладони.
        Внезапно кто-то сунул ей в руку мужской носовой платок, и девушка с благодарностью приняла его, ибо слезы лились ручьем, когда Изольда горевала над телом возлюбленного.
        Аплодисменты оглушили Силию. Актеров без конца вызывали, на сцену бросали цветы.
        Девушка с облегчением заметила, что и у других дам тоже распухли глаза. Она поднесла платок к глазам и тут увидела на нем инициалы:
        Г. Г. - Грант Гамильтон!
        Опоздав, он проскользнул в ложу во время спектакля, а потом незаметно исчез. Очень похоже на этого дерзкого человека. К тому же он вернулся в город, даже не поставив ее и тетю в известность. Странно, что тетя Уили души в нем не чает. Только Силия да Антея Лангбурн поняли, что он - дикарь, притворяющийся джентльменом.
        Что ж, с глаз долой - из сердца вон! Вскоре они покинули оперу, и Силия забыла о Гранте. Предстояло вернуться домой, переодеться, поправить прическу и поспешить на ужин и танцы. Цыганские глаза возбужденной Силии сверкали, щеки зарделись.
        Сегодня она прикинется кошечкой и постарается содрать коготками маску джентльмена с этого дикаря! Силия злилась и на виконта, и на Гранта Гамильтона.



        Глава 10

        Грант Гамильтон расхаживал по комнате как разъяренный тигр, хотя не вполне понимал, что с ним происходит.
        Лучше бы он остался в Шотландии, где ни именитые родственники, ни дерзкие цыганки не смущали бы его покой.
        Грант не знал, что больше выводит его из себя: телеграмма от детектива, которого он чуть не рассчитал перед тем, как уехать на охоту, или неотступно преследующие его всю дорогу сияющие цыганские глаза.
        Может, он просто искал повод, чтобы вернуться раньше? Грант уезжал, когда Силия только начала добиваться успеха в обществе. Тотчас вслед за этим скандальные газетенки опубликовали печально известные откровения. Но на следующее утро он и Уили обсудили ситуацию, - девушка, казалось, вполне владела собой.
        - Конечно, дорогой, отправляйся. Ты же понимаешь, нам не нужен мужчина, чтобы отгонять сплетников. Силия в порядке, и мы справимся сами. Возможно, когда-нибудь пригодится и сэр Томас.
        Гранта задело ее высокомерие. Еще больше его беспокоило злословие газет - ведь детектив, нанятый им неделей раньше, не раскопал и половины того, что появилось в колонках светской хроники. Видимо, следовало нанять репортера.
        - Положитесь на меня, - заверял его сыщик Мэйси. - Я иду по пятам газетных шавок. Но зато нашел такое, о чем они и понятия не имеют.
        - Хорошо, если так. Иначе лишитесь своего гонорара. - Сам он ни на какой результат уже не рассчитывал.
        Но через две недели Мэйси появился снова:
        - Патрон, об этом никто не знает. И не узнает, если я получу гонорар.
        И он получил такую сумму, что мог бы реставрировать Букингемский дворец. Грант заставил детектива подписать бумаги, на вид официально оформленные, где тот поручился не разглашать результаты расследования и не передавать сведения полиции.
        Грант не знал, возымели на детектива действие его угрозы или нет и стоило ли платить такие деньги за эти сведения.
        Рассказанная детективом история походила на ту, что Грант прочитал в бульварных газетенках.
        Однако детектив предоставил ему фотографию Марианны. Мать и дочь оказались похожи друг на друга как близнецы.
        Цыганка танцевала фламенко. Руки взлетели над откинутой назад головой, изящные пальцы сжимали кастаньеты, лицо было исполнено восторженного воодушевления. Неудивительно, что ни один мужчина не мог устоять перед ней.
        Нет ничего странного и в том, что Ричард Пенмарис жестоко мучился и ревновал. Но и сам он не был святым. И судя по всему, взаимная ревность погубила их пламенную любовь.
        Интересно, знает ли обо всем сама Силия и понимает ли, как похожа на мать?
        Какого же черта Уили не поведала ему об этих дьявольских шекспировских страстях? Но что это изменило бы? Разве он вел бы себя иначе?

«Я не был бы здесь, - подумал Грант, протискиваясь сквозь толпу покидающих оперу людей. - Но зачем я пришел сюда? Чтобы сопровождать дочь дикой цыганской чаровницы?..»
        Но зачем? Силии уже не нужны его общество и поучения, и они отличаются друг от друга как день и ночь.
        Чем больше Грант размышлял об этом, тем сильнее ему хотелось уйти. Пусть мачеха сама разбирается во всей этой чуши, всегда сопровождавшей сезон. Но в этот миг Уили легко коснулась его локтя, и Грант не сделал решительного шага.
        - Я так и подумала, что это ты появился во время последнего акта. - Она поцеловала его в щеки. - Вернулся раньше, чем рассчитывал? Видел Силию? Не правда ли, она восхитительна?
        - Глаза распухли, и шмыгала носом, - равнодушно отозвался Грант.
        - Ерунда! Все плакали. Думаю, и ты тоже. Смотри, вот она!
        Гранту не хотелось смотреть. Он знал, что увидит девушку, похожую на дикую цыганку, но изящную и воспитанную как леди. Это несоответствие притягивало его, и он остался.
        - Уехал с охоты на четыре дня раньше, чтобы дать возможность мисс Пенмарис расстреливать меня своими враждебными взглядами. Почему она меня не переносит?
        - Спроси у нее самой, - посоветовала Уили.
        - Ну уж только не это! - Грант наблюдал, как Силия приближается к ним вместе с Антеей.
        - Неужели это вы, Грант! - Девушка изобразила удивление. - Не ожидала вас здесь увидеть. Опять задание? Жертвуете удовольствиями ради долга. Уверяю вас, в этом нет никакой необходимости. Тетя Уили подтвердит: все идет расчудесно. Вы помните мисс Лангбурн?
        Грант небрежно поклонился. Он с радостью придушил бы Силию, но вместо этого беспомощно смотрел, как она приняла от поклонника высокий бокал с шампанским.
        Уили не остановила ее, а осуждающим взглядом мисс Лангбурн девушка и вовсе пренебрегла. Грант решительно отобрал у Силии бокал:
        - До ужина нельзя пить слишком много шампанского.
        - Но вы-то сами пропустили бокал-другой! - Он обращается с ней как с ребенком, хотя так внезапно оставил ее. Уехал даже не попрощавшись.
        - Я привык.
        - И я тоже.
        - Понятно. Вижу, в последние две недели вы сильно преуспели в общении с мужчинами, - насмешливо бросил Грант. Оркестр заиграл вальс. - Полагаю, этот танец мой?
        - Нет! Я…
        - Улыбайтесь, Силия! - потребовал Грант, увлекая девушку за собой. - Самое главное - внешность. Но уверен: вы и это прекрасно усвоили.
        - Однако люди не всегда таковы, какими кажутся, - возразила Силия. - Вы-то уж прекрасно это понимаете.

«Ну и штучка! - думал Грант. - Нет, она отнюдь не невинный ребенок в женском обличье. Усваивает все необычайно быстро. Похоже, Силия Пенмарис повинуется лишь инстинкту, который никогда не подводит ее».
        Он с наслаждением встряхнул бы эту девчонку, заставил посмотреть на себя этими зелеными кошачьими глазами. Грант едва подавил грешное желание стиснуть Силию в объятиях, прильнуть к соблазнительному девственному рту.

«Уили убила бы меня…»
        К концу вальса Силию захлестнули непонятные чувства. Гнев ее иссяк, и она полностью отдалась вихрю вальса, покорившись чарующей музыке.
        Все оказалось так просто: ритм, направляющие прикосновения партнера, уверенность в том, что она последует за ним, куда бы он ее ни повел. Музыка и какой-то странный каприз чувств преобразили девушку. Однако инстинкт подсказывал ей, что и партнер заворожен ею.
        Да, Грант явно понимал, что на его месте мог оказаться любой другой. И хотел внушить ей, что это именно он.
        В этом и состояла разница между ними: Силия так полно отдалась танцу только потому, что была с Грантом.
        Эта мысль встревожила девушку, как внезапно раскрытая тайна души.
        Какая нелепая мысль, что ей, Силии, удалось заставить этого невозмутимого человека усомниться в себе.
        Нет, нельзя допускать, что ей подвластна такая сила.
        И все же…
        Последние звуки вальса замерли, и Грант увлек Силию на террасу. Ей показалось, словно что-то кончилось, но зато начинается другое, еще неведомое. Она все еще находилась в его объятиях, на грани света и тьмы, сознания и безумия, и откуда-то сверху за ней следили глаза Марианны.
        Это была не игра. Грант Гамильтон не опустился бы до игры. Он увлек Силию сюда сознательно, и она последовала за ним - не вырвалась, не убежала. И теперь, теперь…
        Грант крепко прижимал к себе девушку, но вот рука, которая так уверенно вела ее в танце, отстранилась. Он погладил Силию по щеке, и его сияющие глаза устремились на нее.
        Губы Силии раскрылись, и она, едва дыша, склонила голову набок, когда его губы приблизились к ее лицу. Ей показалось бесконечным мгновение, когда Грант ждал, вдыхая аромат ее волос.

«Он слишком опытен», - лихорадочно подумала Силия. В этот момент Грант коснулся ее губами. И тут же отпрянул, словно сдерживал себя, потому что… потому что она совсем не знает жизни. Силия почувствовала унижение.

«Я хочу покорить этого высокомерного Гранта Гамильтона».
        От запретной мысли ослабли колени. Силия вцепилась ему в плечо и ощутила, как напряглись его мышцы. Грант привлек ее к себе. Властно и требовательно…
        Воздвигнутые Силией преграды рухнули. Оставалось лишь отдаться его страсти - телом, но не душой. Ее возбуждение росло. «Ну и что, если он завладеет моим языком?»
        Неготовой к этому Силии хотелось вырваться и убежать, но еще сильнее - испытать наслаждение.
        Какие ужасные противоречия: она казалась себе беспомощной и сильной, уязвимой и могущественной, невинной и опытной, незрелой и ко всему готовой,
        Вот так… вот так покоряют мужчины поцелуем. И ее поработят навсегда.
        Силия ощутила неведомое доселе наслаждение и тут же отстранилась.
        Боже Праведный!
        От его поцелуя у девушки закружилась голова.
        Грант сжимал Силию в объятиях, и оба напряженно молчали, словно осознавая опасность ситуации.
        Боже, всего за две недели невинная девушка превратилась в отъявленную кокетку - не странно ли это?
        Но нет, ему нельзя ее целовать, приоткрывать мир знания этой соблазнительнице! Надо запретить себе желать ее.
        Будь она проклята, будь проклята Уили…
        - Вы были правы, мисс Пенмарис. - Грант разжал объятия так неожиданно, что Силия едва устояла на ногах. - Никто не способен ничему научить вас. И меньше других я.
        В душе девушки вскипел гнев. Она должна спасти хотя бы свою гордость!
        Она вскинула голову. Марианна!
        - Ну что, мистер Гамильтон, можно вычеркнуть еще одно дело из списка спешных заданий? Весьма сожалею, что ваше мальчишеское ощупывание ничем не завершилось. Две недели иногда кажутся целой жизнью, верно? Тете Уили следовало бы лучше приглядывать за мной. Но я ничего не расскажу об этой небольшой прелюдии с объятиями - и вас прошу о том же.
        Силия повернулась и направилась в дом. В глазах ее сверкнули слезы, но Грант не заметил их.
        Увидев, Антея мгновенно смекнула: что-то неладно!
        - Силия, дорогая, что с тобой?
        - Ничего, все в порядке!
        Теперь все в порядке. Силия решила забыть о своем безрассудстве и танцевать с каждым, кто пригласит ее. Эта мысль пробудила в девушке своевольное, капризное чувство. Сегодня она вправе делать все, что пожелает.
        А Гранта Гамильтона вообще не будет замечать. Грант же стоял у французского окна. Его мрачное выражение лица и взгляд из-под прищуренных век не предвещали ничего хорошего тому, кто помешает ему.
        Особенно ей.



        Глава 11

        - Что же это такое? Так нельзя! Тео! Пожалуйста, отложи свою древнюю книгу и послушай меня внимательно. Прошу тебя, просмотри только что принесенные газеты. Взгляни на фотографии и на подписи к ним! Принц Уэльский оказывает нашей бедняжке Силии особое внимание! Всем понятно, что это означает. И еще: она ходит повсюду в сопровождении пасынка Уилхелмины, а ведь он намного старше ее! Это не улучшает репутацию. Тео!
        Викарий вздохнул, снял пенсне, потер переносицу и снова водрузил его на нос.
        - Успокойся, дорогая, незачем так волноваться. Помни, что сказал тебе доктор Рейнольдс. Что это такое, в конце концов? Всего лишь бульварная газетенка, собирающая сплетни на потребу публике. Люди нашего круга этого даже не заметят. Пожалуйста, сядь, Гертруда, ты меня отвлекаешь.
        Тон мужа не допускал возражений. Гертруда замолчала, что случалось с ней очень редко, уселась в удобное широкое кресло и поджала губы.
        Тео читал так долго и внимательно, что Гертруда еле сдерживала нетерпение.
        - Ну что ж, дорогая, - наконец начал он. - Не знаю, что и сказать. Если человек появляется в обществе, его не уберечь от сплетен и слухов. Поэтому лучше всего не обращать внимания на оскорбительные выпады. Уверен, Силию постоянно оберегают. Да и чем мы с тобой можем помочь ей?
        - Однако, Тео, слово сказано, и его не вернешь! Наш долг - восстановить ущерб, нанесенный ее репутации. Мы должны вытащить несчастную девочку из этой пагубной среды и вернуть сюда.
        - Ну же, Гертруда, дорогая, возьми себя в руки и не тревожься о том, чего мы не в силах изменить. Силия уже не под нашей опекой, и мы за нее не отвечаем. Остается молиться и уповать: как бы ни сложилась ситуация, девочку укрепили годы, проведенные в нашем доме. И твое воспитание принесет ей бесценную пользу, - учтиво добавил викарий. - Вера, только вера спасает людей!
        Леди Гертруда фыркнула:
        - С тобой сегодня невозможно разговаривать. Ты не вникаешь в то, что меня волнует. Что ж, оставайся со своими книгами, а я займусь более практичными делами. - Гертруда поднялась и смахнула газеты со стола мужа. На пороге она задержалась. - Кстати, я написала Рональду Уинвуду и известила его о том, что Силия уже не с нами. Неизвестно, позволили бедному ребенку сообщить о том, что произошло, или нет. И еще: полагая, что свидание с нами и серьезный разговор с тобой укрепят характер девочки, я пригласила Силию и миссис Гамильтон - или одну Силию со служанкой - провести у нас уик-энд. Надеюсь, ты не возражаешь?
        Не дождавшись ответа, Гертруда вышла.
        Позже, когда настроение Тео изменится, она напомнит ему, как бросила в воду один-единственный хлеб. Именно так Гертруда и поступила, но все же это лучше, чем ничего.


        Уили нехотя развернула полученную от Гертруды записку. Ей совсем не хотелось принимать приглашение в Грейндж, но до Гертруды, без сомнения, дошли слухи, она прочла газеты и теперь в ней с новой силой пробудилась ответственность за племянницу.
        Но конечно, решение должна принять сама Силия. Заметив, что девушка охвачена противоречиями, Уили понимала, что ее не обрадует перспектива поездки в Грейндж.
        - Конечно, они по тебе скучают, - сказала она.
        - Да неужели? - вырвалось у Силии, но она тут же пожалела о своих словах. Никогда раньше девушка не задумывалась о чувствах Гертруды, но той, безусловно, не хотелось отдавать воспитанницу под опеку Уили. Силия не сомневалась, что тетя и дядя по ней скучают. Она поступила безжалостно.
        - Дорогая, - продолжала Уили, - необязательно решать сразу. В ближайший уик-энд мы связаны обязательствами и едем в Гарвиль, а все прочее можно отложить, если ты захочешь навестить дядю и тетю. Я готова отправиться с тобой, а если пожелаешь, возьми Эмили или пригласи Антею. Кажется, она говорила, что ее приятель мистер Мейтленд обожает проповеди дяди Тео.
        - Ты так добра ко мне, тетя Уили! А вот тети Гертруды я всегда побаивалась. Не то чтобы она плохо ко мне относилась или бывала несправедлива… просто с ней нельзя разговаривать так свободно.
        - Да, она подавляет, - согласилась Уили. - Но ты выросла, стала сильнее, обрела уверенность в себе. К тому же ты беседовала с принцем Уэльским, так чего же робеть перед собственной тетей?
        Силия вспомнила, что сумела совладать и с Грантом Гамильтоном. Он не показывался в Карлтон-Хаусе после того памятного вечера. Вот и не появлялся бы еще лет сто!
        - Визит к тете Гертруде по сравнению со всем остальным - просто прогулка, но я предпочла бы, чтобы ты поехала со мной…
        - Чтобы оберегать тебя?
        - Чтобы помочь встретить лицом к лицу то, чего я хотела бы избежать. - Силия не знала, угадала ли тетя правду.


        Грант Гамильтон злился, ибо мысли о Силии неотступно преследовали его.
        И это замечала леди Марвелла Мерривейл, хотя именно от нее он предпочел бы все скрыть.
        - Грант, дорогой, прежде ты никогда не сдерживал свои порывы. Девочка выглядит весьма необычно. Полагаю, она невинна. Любой темпераментный мужчина мечтал бы овладеть страстной девственницей?
        - Ошибаешься, Марвелла, - сухо бросил он.
        - Настоящая Золушка ждет не дождется принца, который взял бы ее и… Впрочем, не стоит продолжать. Но даже Золушка должна понять, что такое жизнь. Поэтому не все ли равно, сделаешь это ты или какой-то неизвестный жених, который ждет, когда она вырастет?
        - Все это сказки, Марвелла. Ты просто не представляешь, о чем говоришь.
        - Бедняжка Грант… За несколько недель ты разговариваешь со мной впервые, а виной всему слухи о том, что мисс Пенмарис водит тебя за нос.
        - С помощью Уили. Неужели ты полагаешь, что интересно обольщать девиц в присутствии мачехи?
        - Которая не постеснялась войти в твою спальню, когда ты был кое-чем… занят. Кто знает, много ли она позволяет себе в Америке…
        Марвелла осеклась, заметив, как потемнело лицо Гранта. Она совершила ошибку, усомнившись в добродетели его обожаемой Уили и дорогого отца. Но Марвелла была в отчаянии. Интрижка Гранта с Силией Пенмарис сводила ее с ума. Он, видите ли, не может выбросить из головы эту смазливую крошку, а с ней не встречался уже несколько недель! А когда Марвелла попыталась найти его, ей заявили, что он в Шотландии.
        На самом же деле Грант был здесь - обедал у их общего приятеля и так же, как и Марвелла, попал в список гостей, приглашенных в будущий уик-энд в Гарвиль.
        Конечно, снискав поразительный успех в Лондоне, эта Силия тоже отправится туда. Это уже слишком! Марвелла не понимала, как Грант выносит ее общество.
        Разговоры о девчонке Гранту явно не нравились. Однако Марвелла желала досадить ему. Пусть поймет наконец, чем отличается опытная красавица от невинной дебютантки.
        - Удивительно, что тебя еще мучают угрызения совести. Девочке не терпится познать все, что способна предложить ей жизнь. А мужчины, говорят, ложатся штабелями, чтобы удовлетворить ее любопытство, - особенно после того, как ею открыто восхищался принц Уэльский. Такое способно вскружить голову любой девчонке. Не станешь же ты отрицать, что она не прочь немного… поэкспериментировать?
        Грант стиснул зубы. Марвелла говорила то, о чем думал он сам после того неоконченного поцелуя, сводившего его с ума.
        - Какая же ты дрянь, Марвелла! Никакого сочувствия к невинной девушке, изрядно напуганной своим первым сезоном!
        - Все вы такие, мужчины! Невинная девушка! Я тоже была когда-то невинной и жаждала узнать все, о чем не имела понятия. Но едва потеряешь целомудрие, с этим покончено. Приходится двигаться дальше, набираться сил и мудрости, иначе проиграешь навсегда.
        Грант бросил на нее пристальный взгляд. Странное признание для профессиональной красотки, все знавшей и все испытавшей! Марвеллу прощали за все только потому, что она очаровательна и хладнокровна.
        Бесстрашная и напористая, Марвелла всегда смело добивалась своей цели. Любовников же привлекало в ней то, что она никогда ни о чем не сожалела.
        Или все-таки сожалела, и ему первому удалось заглянуть в ее холодную душу? Впрочем, не все ли равно? Лед обжигает так же, как пламя. Страсть Гранта угасла, - зачем же бродить по пепелищу и раздувать тлеющие искры?
        - Ты едешь в Гарвиль? - спросила Марвелла и, не удержавшись, добавила: - А твоя маленькая девственница?
        - Там разве не все соберутся? - Грант пришел в раздражение.
        Леди Марвелла Мерривейл сознавала, что отличается от всех. Ее муж с завидным постоянством пропускал утомительные рауты по выходным, а сама она неизменно добивалась того, чтобы ее поселили в комнате неподалеку от Гранта Гамильтона.
        От нее не так легко ускользнуть. Пока Марвелле пришлось довольствоваться этой мыслью.



        Глава 12

        В Гарвиль они отправились в пятницу на утреннем поезде. Все купе было забито вещами, однако они знали, что виконт к каждому поезду посылает экипажи.
        - Славная погода для уик-энда! - радостно заметила Уили, когда поезд тронулся и, миновав город, вошел в живописную провинцию. - Слава Богу, Гарвиль не слишком далеко - не больше трех часов пути. Почти всем удобно добираться. - Она задумчиво добавила: - Хорошо бы и Грант поехал туда. В последние дни я его не видела и не слышала.
        Силия вспыхнула и отвернулась к окну.
        - Да? А я и не заметила…
        Уили украдкой бросила взгляд на племянницу.
        - Конечно, ты ведь была так занята, - чуть насмешливо бросила она. Что произошло между девушкой и Грантом? Несколько дней назад молодые люди вели себя весьма странно: обменивались сердитыми взглядами и избегали друг друга. На Гранта это не похоже.
        Еще удивительнее то, что он не появился в последующие дни и не сказал, поедет ли в Гарвиль. А у Силии сейчас такой смущенный вид.
        Уили решила, что для Силии важнее всего общаться с самыми изысканными людьми в самых сложных ситуациях. Для красивой дебютантки лучше всего интимный кружок, собравшийся на уик-энд в загородном доме вельможи. Там юную девушку будут окружать сливки общества, и она научится выходить из двусмысленных положений.
        Это - как бросить ребенка в воду, чтобы научить плавать. Ни вечеринки, ни посещения театра, ни даже огромный успех у принца Уэльского не могли подготовить Силию к такой ситуации, когда нельзя извиниться и уйти, если что-то пойдет не так.
        Если в Гарвиль приедет Грант, положение сильно осложнится, хотя, возможно, у Уили просто разыгралось воображение. Снова взглянув на племянницу, она увидела, что та смотрит в окно - спокойная и умиротворенная. Поезд миновал чистенькую деревушку и расположенные неподалеку от нее фермы, затем пейзаж сменился, и за окном замелькали склоны пологих холмов, поля и озера, сады, расположенные террасами. На горизонте виднелись высокие дома.
        Этому миру принадлежала Силия.
        - Как по-твоему, кто там будет? - спросила девушка.
        - Не знаю, но Милхэйвен вращается в самом лучшем обществе. Поэтому не удивлюсь, увидев там графиню или даже принца, известного тем, что ему все быстро наскучивает. Хотя, возможно, Альберт не рискнет сразу свести молодую жену с такой раскованной компанией. Поживем - увидим.
        - А что представляет собой Гарвиль?
        - Это мой первый визит туда. - Уили не стала объяснять Силии, что герцог, ее первый муж, не желал вывозить юную супругу даже в дом своего сына. Боялся, как бы молодые люди не вскружили ей голову. - Говорят, красивый, ухоженный дом. Скоро узнаем сами.
        Через полчаса поезд остановился у места назначения. Тут же появился носильщик с тележкой и взял их багаж. Дамы вышли из вагона и направились к станции.
        Там гостей ожидали несколько кучеров - все с разными табличками. На одной значилось: «Гарвиль».
        Вскоре они двинулись в путь.
        Мимо промелькнули дома, чуть дальше раскинулись зеленые поля, окруженные купами деревьев. Уили, охваченная каким-то странным чувством, не хотела нарушать молчания.
        Она вступала в мир, некогда составлявший часть ее жизни. Уили удивилась, что в ней так ярко всколыхнулись воспоминания о первом замужестве. Она тряхнула головой, стараясь избавиться от неприятных мыслей. Сейчас для нее важнее всего была Силия. Судя по выражению лица племянницы, ей было приятно оказаться за городом.
        Экипаж въехал на пологий холм, и дамы увидели вдалеке Гарвиль, двухэтажный кирпичный особняк с флигелями. К нему вела широкая лестница. Планировка дома поражала своим изяществом.
        Особняк был окутан золотистой дымкой позднего лета. Теплый ветерок доносил аромат спелых яблок и нагретой за день травы. Казалось, где-то за домом журчал ручей.
        Но то была лишь игра воображения, хотя весь Гарвиль казался прекрасной грезой.
        Между тем экипаж миновал каменные колонны и по тенистой аллее, над которой смыкались кроны вековых деревьев, подкатил к особняку.
        На верхней ступени лестницы стоял виконт Гарвиль и приветливо махал им рукой.
        Огромный зал для приемов ничуть не подавлял своим величием, напротив, давал ощущение домашнего очага.
        - Сразу видно, что здесь есть хозяин, - сказала Уили.
        Они стояли в вестибюле, на выложенном мраморной плиткой полу, и наблюдали, как слуги понесли в спальни их чемоданы.
        - Превосходные панели, - продолжала она. - К счастью, стены не увешаны семейными портретами и пейзажами. Только два полотна в золоченых рамах и золотой узор над камином. Заметь, здесь негде даже присесть. Так что гости уходят сразу, не задерживаясь…
        Уили умолкла, поскольку появился Гарвиль. Он протянул к ней руку, но его холодный, оценивающий взгляд задержался на Силии.
        - Все доставлено в ваши комнаты. Ну как, Уилхелмина, сначала освежитесь или перекусите?
        Она подала ему руку, но внимательно проследила за взглядом виконта. Что это значит?
        - Пожалуй, освежусь. Пусть поднос доставят в комнату. Вполне достаточно чая с печеньем.
        - Сейчас Марден распорядится. - Гарвиль стиснул ладонь Уили. - А Аили передам, что вы скоро к ней присоединитесь. - Он щелкнул пальцами, и тотчас появился слуга. - О вас позаботятся. Вскоре увидимся. - Виконт посторонился, пропуская Уили. Она вышла с неприятным ощущением, что он все еще смотрит на Силию.
        Перила лестницы были отделаны слоновой костью, позолотой, а ступени покрывал пушистый бордовый ковер - такой же, как наверху в коридоре. Выделенная дамам спальня выходила на заднюю сторону дома и располагалась в конце крыла. Даже Уили поразила ее роскошь. На полу лежал такой же ковер, как в коридоре, но только зеленоватых тонов. Орнамент перекликался с узором на обоях и гармонировал с цветом штор и покрывал.
        В мраморном камине потрескивал огонь. Возле каждой из широких кроватей стояла изящная скамеечка, в углу - секретер, два просторных кресла и стол у окна.
        Внизу, под ними, благоухал цветущий сад, расположенный террасами, и там уже собрались гости, чтобы закусить на открытом воздухе.
        - Чудесно! - Уили коснулась штор. - Альберт постарался. Никогда бы не подумала… - Ее прервал стук в дверь. - Силия, будь добра…
        Девушка впустила лакея, и тот поставил поднос на стол у окна. Уили отпустила лакея и горничную.
        - Приступим, Силия. - Она потянулась за фарфоровым чайником. - Дорогая, сегодня ты что-то очень тихая.
        Девушка кивнула, взяла чашку и осторожно пригубила горячий, бодрящий чай.
        - Просто не знаю, что и сказать. Здесь все так отличается от лондонских домов. Не то чтобы дом графини был менее шикарным. Но он другой. Наверное, здесь придерживаются иного этикета? И все такое грандиозное, даже там, за окном…
        - Да, здесь все другое и грандиозное, - согласилась Уили, - и привычное лишь для тех, кто постоянно посещает такие уик-энды и живет в таких домах. Даже мне не случалось жить в таком особняке, хотя мы с мистером Гамильтоном часто бываем в гостях. Однако в Америке все совсем иначе. Смотри-ка, здесь Грант! - Обрадованная Уили указала в окно.
        Силия уже увидела его. Залитый солнечным светом, он, казалось, преобразился, и в девушке вновь вспыхнуло желание, которое она тщетно пыталась подавить.
        Они спустились по парадной лестнице, и внизу их встретил оживленный говор гостей. Знакомый голос заставил Уили приостановиться.
        - Марвелла!
        Сердце Силии упало. Уверенная в себе, красивая Марвелла, которая так чувственно танцевала с Грантом, явно кого-то поджидала. Кого же?
        Какой неприятный, резкий голос и требовательный тон! Она произносила слова отчетливо, поэтому Уили и Силия слышали все.
        - Альберт, дорогой, что ты хочешь этим сказать? Тебе ведь хорошо известно, о чем я просила. Все предельно ясно.
        - Но, Марвелла, обстоятельства… Уилхелмина… И еще эта телеграмма от лорда Мерривейла…
        - Старый дуралей никогда бы не узнал.
        - Это невозможно… нельзя же в присутствии его мачехи… В любое другое время - с удовольствием, но лорд Мерривейл…
        - И тем не менее ты прикажешь все сделать так, как надо, уверена.
        - Слишком поздно. Они уже здесь, и Юлия…
        - Юлия! Ради Бога, не говори мне об этой сопливой кретинке! Никто не может взять в толк, почему ты на ней женился. А теперь еще поручил ей разместить гостей. Да что она в этом понимает?
        - Хватит, Марвелла! Я ничего не стану менять и не позволю оскорблять мою жену!
        - Не беспокойся, Альберт, обещаю вести себя пристойно.
        - Сомневаюсь.
        В следующую секунду Марвелла воскликнула:
        - А вот и миссис Гамильтон… с Силией, о которой я так много слышала! - добавила она с деланным восхищением.
        Удивительно, как все эти люди умеют скрывать свои чувства!

«Странно, - подумала Силия, - совсем недавно я уносилась мечтами в высшее общество, а теперь легко и свободно, как потомственная аристократка, беседую с этими людьми. Однако они ничуть не похожи на тех, кого я себе представляла».
        Высший свет - средоточие порока и зла - об этом Силию предупреждали. И в эту минуту ей дружелюбно улыбалась женщина, буквально погрязшая в грехах.
        И все же, глядя на Марвеллу, Сильвия ощутила зависть. Эта лицемерка так ловко скрывала свою порочность, что многие считали ее самим совершенством. Силия не сомневалась: Марвелла приняла приглашение лишь потому, что желала последовать за Грантом Гамильтоном.
        Между тем внутренний голос убеждал Силию, что любовные связи Гранта ее совершенно не касаются.
        - Леди Мерривейл. - Девушка слегка поклонилась.
        - Грант тоже здесь? - осведомилась красотка и взглянула на Уили.
        - Вам лучше знать! - отрезала та.
        - Откуда же?
        - Милорд Мерривейл присоединится к нам? - Тон Уили стал приторно-любезным - таким же, как у Марвеллы.
        - Не уверена. О, вот с кем мне надо переговорить! Прошу меня извинить. - И она направилась к лестнице, заметив нескольких спускающихся гостей.
        - Дрянь! - бросила ей вслед Уили.
        - Что у Гранта с ней общего?
        - Об этом спроси у него самого, - мрачно ответила тетя.
        Нет уж, до этого Силия не снизойдет. Она вообще не хотела с ним говорить.
        Но все шло совсем не так, как предполагала девушка.
        Едва она и Уили зашли поздороваться с Юлией, как в Красной гостиной появился Грант.
        - Дорогой мой мальчик! - воскликнула Уили, прервав разговор с хозяйкой.
        - Уили!.. - Он взял ее за руки, но не сводил взгляда с Силии, вступившей в беседу с Юлией. - Клянусь, теперь я в твоем распоряжении, - сказал Грант. - Ну как Силия?
        - Само совершенство. А ты настоящий дьявол! Почему так надолго забыл о нас? - упрекнула его Уили.

«Хитрая лиса - моя мачеха, - подумал он. - Уили, конечно, знает про меня все, но догадывается ли она о том, что я поцеловал Силию и этот поцелуй перевернул мне душу? Да, я повел себя как последний глупец, но не признаваться же в этом Уили».
        Ему приходилось считаться с тем, что здесь Силия и сумасбродная Марвелла.
        Сейчас никаких осложнений не предвидится: гости заняты чаепитием и болтовней. Но потом, когда начнется игра…
        - Силия…
        Девушка с независимым видом приподняла подбородок, когда Грант повернулся к ней.
        - Грант. - Силия холодно протянула ему руку (иначе окружающие сочли бы, что она пренебрегает им), но от его прикосновения ее охватил трепет.
        Тут он наклонился к ней - в зеленых глазах блеснула насмешка - и коснулся губами щеки Силии.
        Девушку раздирали противоречивые чувства. На мгновение замешкавшись, она бросила взгляд на Марвеллу и прошептала:
        - Вычеркните еще один пункт из списка ваших обязательств. Ах, Грант, будьте осторожны, иначе вас проглотит эта акула - леди Марвелла.
        - Она - дрянь! - Грант сжал руку Силии. - И никто, слышите, никто, не посмеет учить вас вести себя так, как она!
        - Как знать, - возразила Силия и тут же поежилась от его разъяренного взгляда.
        - Грант!
        - Вас зовет леди Марвелла. Мне лучше убраться подобру-поздорову. Иначе она сметет меня своими юбками.
        - Вы никуда не пойдете!
        - Грант! - требовательно повторила Марвелла, направляясь к ним. Испытав гнев при виде любовника в обществе Силии, она искусно скрыла свои чувства.
        - Марвелла. - Молодой человек холодно поклонился, но, так и не выпустив ладони Силии, не подал ей руки.
        - Силия не нуждается в спасательном круге. Не так ли, дорогая? - Это прозвучало приторно-сладко.
        Девушка чувствовала презрение к Марвелле. Она снова притворяется - на сей раз покровительницей неопытной дебютантки.
        - Вы правы, леди Мерривейл. Защита нужна не мне, а мистеру Гамильтону. - Силия улыбнулась Гранту и высвободила руку. - Ну вот, он на воле и теперь может стать легкой добычей для хищника.
        Силия похвалила себя за язвительный выпад. Она отомстила Гранту за его поцелуй, высокомерие, насмешливость, за то, что прежде пренебрегал ею.
        Будь он проклят, черт его побери!
        Грант держался с Марвеллой холодно, но, наверное, желал ее. О нет… Силия не хотела думать, как он приникает к полным губам леди Марвеллы.
        - Так-так, а здесь у нас кто? - послышался сзади оживленный голос.
        Девушка быстро обернулась и увидела дородного мужчину в летах, с седой шевелюрой и холодными голубыми глазами.
        - Дорогое дитя! - Он взял руку Силии. - Лорд Генри Мерривейл к вашим услугам.
        Силия склонила голову, подумав при этом: «Надо держать себя в руках. Лорд Мерривейл, вероятно, муж леди Марвеллы. Что ж, я справлюсь. Непременно справлюсь».
        - Меня зовут Силия Пенмарис.
        - Вы так прекрасны, дорогая. - Лорд склонился к ее руке. - Неужели коварный Альберт пригласил вас специально для меня?
        Силия похолодела. Нет-нет, он имел в виду вовсе не то, что пришло ей в голову. Впрочем, лучше разыграть наивность.
        - Я здесь с тетей. В прошлом леди Милхэйвен. Вы знаете ее?
        - Конечно! - весело отозвался лорд. - Но знакомство хотел бы продолжить с вами.
        - Вот мы и познакомились. А я только что разговаривала с леди Марвеллой. Она с пасынком моей тети.
        - Гадюка, - бросил лорд. - А вы настоящий ангел.
        - Вы слишком снисходительны к ней, Мерривейл, - внезапно вставил Грант.
        - Ах, это вы, наш странствующий рыцарь! Удивительно, как вам удается так быстро переходить от дел любовных к делам семейным. Вы что-то сказали, Грант?
        - Только то, что Силию ищет тетя.
        - А, милейшая Уилхелмина!.. - Взгляд лорда скользнул по Силии. - Разумеется, дорогая, я прекрасно знаю вашу тетю. Пожалуй, не хуже, чем Грант мою жену. И тем более счастлив познакомиться с вами. Хотелось бы поговорить, чтобы нам никто не мешал. Может, завтра?
        - С удовольствием, - согласилась девушка. Пожилой ловелас снова склонился к ее руке. При этом Силия заметила гневный блеск в зеленых глазах Гранта.
        - Надутый павлин! - бросил он вслед Мерривейлу. - Что бы он ни предлагал, держитесь от него подальше.
        - Простите?.. - Силия изобразила несказанное удивление. - Вы поучаете меня?
        - Черт побери! Держитесь подальше от этого развратника!
        Теперь она так же искусно разыграла возмущение:
        - Вы мне приказываете?
        - Черт побери, Силия!
        - Послушайте, Грант Гамильтон, я буду держаться на расстоянии от этого славного провинциала до тех пор, пока вы сторонитесь его жены. Потому что если он - распутник, то леди Марвелла - настоящая шлю…
        - Силия! - В голосе Гранта слышалась угроза.

«Ну разве это не по-мужски: оберегает меня, как хрупкий цветок, а сам волочится за замужней женщиной? Нет, он меня совсем не знает. А я знаю только одно: никогда не испытывала такой ярости.
        Я не ребенок, так по какому же праву Грант поучает меня? Я вольна ходить куда угодно и встречаться с кем угодно».
        - Полагаю, такой договор вам не по душе? - заметила Силия. - Надеюсь, сегодня ночью вы не будете томиться в одиночестве, - через силу добавила девушка. Впрочем, она не сомневалась, что сказала сущую правду: стоило лишь посмотреть на Марвеллу. А появление ее мужа ровно ничего не меняло.
        - Я заставлю вас замолчать! - рявкнул Грант. Силия направилась прочь, уверенная, что Грант как истинный джентльмен позволит ей спокойно уйти.



        Глава 13

        Однако скрыться было негде. В этот час, еще не поздний, гости все еще приезжали, беседовали в гостиной, здоровались со старыми приятелями и заводили новые знакомства.
        Но среди гостей не затеряешься, и Силии захотелось убежать.
        Леди Марвелла излучала самодовольство. Грант держался все так же снисходительно.
        Даже тете Уили не удалось поднять Силии настроение. Девушка ускользнула от нее и вышла в вестибюль.
        Здесь хотя бы не так чувствовался насыщенный аромат пряных духов и не ощущалась всеобщая фальшь.
        Какого дьявола тетя Уили надумала провести здесь уик-энд? Хоть бы незаметно скрыться в свою комнату и положить на лоб холодный компресс. Голова невыносимо болела.
        Силия медленно поднялась по парадной лестнице. Едва она вошла в коридор второго этажа, шум стих, и она успокоилась.
        Из-за двери за углом, оттуда, где располагалась их спальня, доносились приглушенные сердитые голоса. Силия инстинктивно прижалась к стене и теперь слышала каждое слово.
        - …так и знал, что застану тебя здесь.
        - Неужели? А что ты здесь делаешь?
        - Иду за тобой по следу, вот и попал сюда. Мне сказали, что это комната Гранта Гамильтона.
        - Чушь! Это моя комната!
        - Должен разочаровать тебя, дорогая: наша комната в противоположном крыле, хотя расположена так же. Видимо, поэтому ты и перепутала.
        - Наша? - с презрением переспросила Марвелла.
        - Гарвиль переполнен. Альберт и не предполагал, что столь многие пожелают провести уик-энд в провинции после нескольких недель бурного сезона. А между тем большую часть его гостей я предпочел бы никогда не встречать.
        - Однако я считала, что ты в Париже. Что занесло тебя сюда?
        - Миледи, я ищу развлечений, как, впрочем, и все в Англии. Париж мне наскучил. Ни одного нового лица! А здесь я нашел то, ради чего стоит жить, увидел нечто фантастическое и блистательное. Именно надежда на такую удачу и погнала меня из Парижа.
        - Оставь Силию Пенмарис в покое!
        - Хо-хо, дорогая, ревнуешь? Ну-ка признавайся!
        - Я ненавижу тебя…
        Голоса приблизились, словно собеседники направлялись к двери.
        Испугавшись, что они заметят ее, Силия в панике заметалась. Отступить она могла только к лестнице. Девушка бросилась туда, быстро спустилась в зал и растворилась в толпе гостей.
        Для всего было отведено определенное время, и дамы то и дело меняли наряды. Здесь устраивали чаепития на пленэре, играли в теннис, в гостиной расставляли карточные столы и вокруг них рассаживались те, кто не желал плутать в лабиринте, бродить по розарию, любоваться фонтанами и живописным ручьем, полным форели.
        Силии не хотелось сидеть в доме и принимать участие в глупых разговорах дам. Избегая Гранта, она одна бродила по округе.
        Но первый, кого она встретила, был, конечно же, Грант. Он стоял с удочкой, окруженный наблюдающими за ним джентльменами.
        - Неужели не скучно ждать, пока рыба клюнет? - обратилась Силия к мужчинам. - Или в это же время вы высматриваете какую-нибудь другую беззащитную добычу?
        Грант бросил ей сердитый взгляд, а джентльмены начали распространяться о том, как любят рыбалку.
        - Должно быть, вы чувствуете себя победителями, когда подсекаете несчастную рыбку? - продолжала она насмешливо.
        - Ничего не поделаешь, - отозвался Грант. - В этом мире существуют либо преследователи, либо преследуемые. И кто-то всегда становится добычей.
        - Неужели? - Силию охватил гнев. - Стало быть, закидывать наживку - удел лишь сильного пола. Что ж, джентльмены, желаю вам приятно провести время.
        Ярость погнала девушку вперед. Силия шла в неизвестном направлении, без всякой цели и думала только о том, чтобы этот уик-энд поскорее завершился, пока она не наделала ужасных ошибок.
        Тетя Уили проводила время с несколькими пожилыми дамами, увешанными драгоценностями.
        - Это и есть ваша племянница? Необыкновенная девушка!
        Силия, услышав это, немедленно удалилась.
        Хуже всего было за обедом. Ей пришлось сесть ближе к центру стола, рядом с Уили, напротив леди Марвеллы и ее супруга.
        Гости пожирали Силию взглядами, а потом тихо обменивались впечатлениями с соседями.
        К тому же девушка постоянно видела перед собой напряженное лицо Гранта, как ни старалась отводить от него глаза. С другой стороны ее преследовала одобрительная улыбка лорда Мерривейла. Тот явно наслаждался всем происходящим, даже плохо скрываемой яростью собственной супруги.
        Силия иногда отвечала ему улыбкой. В этом старом ловеласе было что-то привлекательное, а его глаза словно говорили: я все понимаю, а окружающие просто дурно воспитаны.
        Позже, когда джентльмены вернулись из курительной комнаты, где пили коньяк, лорд Мерривейл заговорил с Силией:
        - Не правда ли, очень трудно придерживаться этикета?
        - Конечно, - ответила девушка. - К тому же для мужчин одни правила, а для женщин другие.
        - Дам пожирает зависть, ибо вы очень красивы и мужчины не могут оторвать от вас глаз. - Силия попыталась возразить ему, но он продолжал: - Не спорьте, это очевидно. Вам пора привыкнуть к тому, что ваша красота необычна и люди на вас заглядываются. Мне бы это доставляло удовольствие, будь я на вашем месте. Привыкнув к этому, вы научитесь извлекать выгоду из своей красоты.
        Эта мысль показалась девушке соблазнительной, хотя и ужаснула ее.
        Перехватив неодобрительный взгляд Гранта, Силия ответила ему презрительной усмешкой.


        На следующий день Грант подошел к Силии первым, предложив выбрать для нее смирную лошадь, но девушка заподозрила, что он решил поквитаться с ней. Его, несомненно, задело, что лорд Мерривейл оказывал Силии особое внимание.
        - Держитесь подальше от этого человека.
        - От вас пахнет рыбой, - заметила Силия. - А лошадь я выберу сама, поскольку не раз ездила верхом. Я могу поступать по своему усмотрению.
        - Вы можете только одно - подняться утром с постели, - парировал Грант. - И глупость ваша безмерна.
        - Вы не имеете права контролировать меня. Ведь я же не вмешиваюсь в ваши отношения с леди Марвеллой. С лордом Мерривейлом меня объединяют общие интересы. А теперь прошу меня извинить.
        Грант быстро схватил девушку за руку:
        - Любимое занятие этого человека - соблазнять девственниц.
        - А вы - главный ценитель светских распутниц. Значит, мы на равных, и я вольна распоряжаться собой.
        Грант не извинился лишь потому, что именно этого Силия и ждала. Кто бы мог подумать, что один-единственный поцелуй доведет их обоих до безумия!
        А уж ему-то следовало бы знать, что нужно поостеречься.
        - Вы спятили! - Он отпустил ее так внезапно, что Силия чуть не упала.
        - Рада, что наконец мы поняли друг друга. Считайте, что у вас больше нет никаких обязательств ни передо мной, ни перед мачехой. Теперь вы свободны и можете волочиться за любой понравившейся вам кокоткой.
        - Ведьма! - рявкнул он. - Клянусь Богом, я не намерен слушать все это! Хватит с меня! Счастливо оставаться!
        Позже Силия усомнилась в том, что лорд Мерривейл ничего не знает о ней.
        Этот человек имел дурную репутацию, но в нем была какая-то незащищенность.
        Лорд появился на конюшне, как только удалился Грант, и что-то сказал о тупых людях, наделенных чувствами не больше, чем навозные жуки. В тот момент Силия подумала, что он намекает на Гранта Гамильтона.
        - Еще рано, - заметил лорд. - Не стоит показываться дома со следами слез. Давайте пройдемся, и тогда на ваших щечках расцветут розы. Вот так-то лучше, девочка. Вы видели лабиринт? Замечательная штуковина, игрушка для взрослых. Сначала надо потеряться, а потом найти дорогу назад. Учтите, это не просто: один-другой неверный поворот, и простой вроде бы путь приводит в никуда. А бывает и по-другому - кажется, что дорога никуда не ведет, но вдруг перед вами открывается перспектива, и вы обретаете новые возможности. Вы бы, милая, проблуждали там несколько часов, но у меня есть ключ, поэтому мы покинем лабиринт, как только он вам наскучит.
        - Согласна.
        Заинтригованная и польщенная возможностью провести время в обществе вельможи, Силия отправилась с ним.

«Чертовски занимательный человек! - думала она. - Но такими и должны быть подобные ему люди». При этой мысли ей стало совестно.
        Еще не потеплело, дул свежий утренний ветерок. Лорд Мерривейл весело распространялся о доме, о гостях, об обществе в целом и о своей жизни в частности.
        Лабиринт располагался гораздо ниже дома и примыкал к саду, спускающемуся террасами. Сразу за ажурными железными воротами открывался коридор из самшитовых кустарников, уходивший, казалось, в бесконечность.
        - Вы обворожительны!.. - промолвил лорд Мерривейл.
        - Обворожительна эта головоломка, - возразила девушка, ничуть не смущенная тем, что находится в лабиринте наедине с этим человеком. - И я хочу раскрыть ее секрет.
        - Дорогая, вы уже раскрыли, - отозвался ее спутник с болью в голосе.


        - Грант, ты давно ее не видел? - испугалась Уили. - Где же она?
        Молодой человек обошел все, но не хотел признаваться мачехе, при каких обстоятельствах оставил девушку, ибо совершил весьма безответственный поступок.
        Гости собрались к завтраку; Марвелла не отходила от Гранта, а ее мужа нигде не было видно.
        - Лапушка Генри еще спит, - проворковала она. - Согласись, это очень удобно.
        Грант увернулся от ее ищущих рук.
        Силию никто не встречал.
        Только мальчишка-конюх вспомнил, что когда Грант оставил ее одну в конюшне, к ней присоединился какой-то джентльмен, и они вместе вышли в сад.
        От этого сообщения в глазах Гранта потемнело. «Джентльмен», конечно же, муж Марвеллы, и они могли уйти куда угодно.
        К счастью, Гарвиль сообщил, что в одной из башенок есть смотровая площадка. Грант бросился вверх по ступеням и добрался до площадки по узенькой лестнице, надеясь, что Мерривейл еще не овладел Силией и не оставил ее после этого рыдать под кустом.
        Черт побери - ничего! И там тоже.
        Только пологие холмы, поля, цветы и трепещущие от легкого ветерка листья деревьев.
        Солнце сияло над головой, словно стараясь рассеять тени.
        Силия - это свет. Гранта охватил страх. Господи, только бы лорд Мерривейл не стал ее первым любовником!
        Он отогнал эту мысль.
        Но что это? Вдали ему почудилось какое-то движение.
        Лабиринт!
        Взяв у Гарвиля ключ, Грант отправился в лабиринт один.
        Найти их не составило труда. Чтобы не напугать Силию, Грант попытался взять самый непринужденный тон. Она же, черт побери, выглядела так, словно прекрасно провела время и недоумевала, зачем ей помешали.
        - Меня послали поискать вас, - с легкой иронией сообщил Грант, едва подавляя желание расправиться с Мерривейлом.
        - Вот как? - усмехнулся лорд. - Весьма благоразумно. Мы, дорогая Силия, немного увлеклись и задержались дольше, чем следовало. Не пора ли вернуться в реальный мир? Поблагодарим любезного мистера Гамильтона, что он напомнил нам об этом.

«Несносный сукин сын!» - с яростью подумал молодой человек.
        Задержавшись у входа на веранду, Мерривейл взял Силию за руку и поблагодарил за удовольствие, затем поклонился Гранту и скрылся в доме.
        - Боже! - воскликнул молодой человек.
        - Вы что-то сказали?
        - Дурочка! Да ведь вы могли погубить свою репутацию! Еще несколько минут, и вы были бы полностью в его власти. Будьте уверены: он не пощадил бы вас. Может, игра с огнем щекочет вам нервы?
        С большим удовольствием Силия влепила ему пощечину.
        - Я слишком многого от вас наслушалась, Грант Гамильтон! Неужели вы серьезно думаете, что я добровольно стала бы жертвой Мерривейла? Да я бы убила его, посмей он хотя бы поцеловать меня! Но Мерривейл - джентльмен и умеет себя вести. Уверена: он хорошо знает, когда можно действовать, а когда следует продвигаться с оглядкой, - вот в чем разница между вами.
        - Хватит, Силия! Вы шипите, как разъяренная кошка. Котенку не справиться и с блохой, не говоря уже о распаленном страстью мужчине. О подобных людях вы не имеете никакого понятия. А инстинкт самосохранения у вас напрочь отсутствует, иначе вы не отправились бы одна с этим негодяем.
        - Вот оно что! Действовать - прерогатива мужчин, а женщины должны чего-то ждать. И никогда мужчина и женщина не станут равными. Кому придет в голову бежать за вами, если вы уединитесь с Марвеллой? Никому. Вам просто позавидуют, решив, что вы тешитесь с ней где-нибудь в кустах.
        У Гранта дернулась рука, но он сдержался.
        - Боже, о Боже, пошли мне терпения!
        Однако Силия не могла остановиться:
        - А почему вы не заботитесь о моей репутации теперь, когда я наедине с вами? Разве вы не такой же распутник, как и лорд Мерривейл?
        - Боже Праведный! Замолчите!
        - О, простите, я еще не поблагодарила вас за то, что вы спасли мою репутацию. Чем бы вас вознаградить? Гм… знаю. Впредь стану осмотрительнее, чтобы вам не пришлось бегать за мной.
        - Силия…
        Грант двинулся к ней, и она попятилась.
        - Вы не можете быть то моим надзирателем, то советчиком. И я не позволю… не позволю…
        - Не позволите что? Быть вашим телохранителем, сторожевым псом?
        - Моим… наставником.
        - Наставник, Силия, - это учитель.
        - Ну да, а разве вы меня ничему не учили?
        - И чему же я вас учил? Уж не тому ли, чему и Мерривейл?
        - Учили… флиртовать.
        - Да вы с этим родились!
        Силия едва дышала. В ней вздымалось желание. Губы Гранта испытующе касались ее губ, и это успокаивало девушку, как бальзам.
        Она никогда не захотела бы Мерривейла, потому что помнила, хотя и сама того не желая, тот поцелуй.
        Грант приник к ее губам, но вдруг отстранился.
        Жаркое солнце опаляло их, но между ними возникло что-то иное, отчего свет заискрился золотом. И Силия забыла обо всем, кроме его близости.
        Неужели опять… неужели снова?
        Их охватила расцветающая страсть.
        Так нельзя, так неправильно!..
        Силия инстинктивно потянулась к Гранту. Он прильнул к девушке и снова испил медовый вкус ее губ.
        И опять мягко и нежно отстранился, подавляя в себе напряжение. Грант заставил себя отступить, чтобы не поддаваться ее соблазнительному аромату.
        Силия и не представляла, как податливо будет ее тело рядом с его мощным торсом и как ей захочется раствориться в этой силе.
        Ощущая себя Евой, она подражала ей, провоцировала Гранта, играла с ним, отвечала на каждое движение его языка и даже поощряла это вторжение.
        Ничего подобного не произошло бы, окажись на месте Гранта любой другой, например Мерривейл. Силия прекрасно это понимала и не хотела, чтобы кто-то осмелился так же поцеловать ее… Она страстно жаждала прикосновений Гранта.
        И Грант это тоже понял - по тому, как Силия потянулась к нему, как поцеловала его. Сгорая от желания, он заставил свое тело сопротивляться.
        Силию охватила ненависть к Гранту, когда он выпустил ее из своих объятий и отвернулся. Волшебство чувства и магия мгновения исчезли, словно все это ей только привиделось.
        - Я не лучше Мерривейла, - холодно бросил Грант. - Но это больше не повторится.
        Его зеленые глаза смотрели на нее так сурово, что Силия не решилась возразить.
        И так всегда: мужчина бездумно и беспечно уходит, оставляя раненную им женщину.



        Глава 14

        Как был прекрасен этот мимолетный поцелуй! Он остался на губах, как нежный мотылек, и напоминал о ее безрассудстве и невинности.
        Нельзя перехитрить Гранта Гамильтона, и Силия ощущала себя простушкой.
        Пора надевать маску. Но как это сделать, как? Если только что произошли такие невероятные события!
        Нет, она не допустит, чтобы одно волнующее мгновение с Грантом Гамильтоном испортило ей весь уик-энд. Ведь в обществе превратности любви считают столь же естественными, как дыхание.
        Силия, вскинув голову, направилась к дверям террасы. Они растворились, и на пороге появилась хозяйка, окруженная гостями.
        - Силия, дорогая, мы едем кататься верхом! - сообщила виконтесса. - Присоединяйтесь к нам. Переоденьтесь, мы подождем вас.
        Провести несколько часов на верховой прогулке Силии совсем не хотелось. Она решила извиниться, но тут заметила Гранта и других мужчин с рыболовным снаряжением.

«Что ж, - решила Силия, - буду держаться подальше от него, и тогда воспоминания о поцелуе не помешают мне приятно провести время в Гарвиле».
        Силия улыбнулась и махнула рукой Юлии:
        - С удовольствием! Вы так добры ко мне! - И она бросилась в свою комнату.
        После прогулки устроили карточные игры в библиотеке, пили чай в солярии, потом прошлись, чтобы нагулять аппетит перед обедом, за которым следовали танцы.
        Переодеваться приходилось столько раз, что у Силии не хватало времени о чем-либо подумать.
        Да и Уили не удалось улучить минутку и поговорить с племянницей, пока все гости не собрались в большом зале, застыв в ожидании первых аккордов праздничной музыки.
        - Девчушка нарасхват! - весело заметила Уили. - Грант вернулся и сообщил, что с тобой все в порядке - просто прогуливаешься в саду. Но на глаза ты мне так и не попалась.
        - Была на верховой прогулке, - пояснила Силия. - Жена Альберта - лучшая в мире наездница. И очень мне помогала. Правда, за карточным и чайным столом она не так хороша, но в лошадях толк знает, а это важно.
        - Да, она пытается найти свой стиль. Здесь все далеко не так, как у нее на родине: акцент кому-то режет слух, кого-то раздражает отсутствие опыта. Но несмотря на это, все охотно приняли приглашение… А вот и музыка, слушай. - Изящная Уили качнулась в такт ритму. - Как бы я хотела… Ах, как бы я хотела…
        Она мечтала, чтобы рядом с ней был Хэмиш. Тогда бы Уили закружилась в танце и вознеслась на самые небеса. Но ее мечта неисполнима, и Уили знала, что согласится танцевать и с Грантом, и с хозяином дома, если ее пригласят. Однако ее покоробило, когда Альберт прямиком направился к Силии, хотя на первый танец ему следовало пригласить жену.

«Конечно, - рассуждала Уили, - эти девушки отличаются друг от друга как день и ночь. Силия - создание таинственное и недоступное, тогда как Юлия обычная, хотя искренняя и прямодушная».
        Уилхелмина с удовлетворением отметила, что даже Силия ощутила неловкость ситуации, ибо не сразу вложила ладонь в руку Альберта. При этом она держалась очень скованно, и Уили от души пожелала, чтобы танец поскорее кончился и партнер освободил девушку.
        Вообще-то Альберт всегда плохо танцевал, а теперь и вовсе не следил за фигурами, поскольку во все глаза уставился на Силию. Уили это совсем не понравилось.
        На Силию было жалко смотреть - ни капли огня, ни обычного задора. И все же Альберт очарован. «Дурной знак», - решила Уили.
        - Я немедленно вызвал бы его на дуэль, не будь он твоим родственником, - прошептал ей Грант.
        Милый мальчик, как он угадал ее мысли?
        - Хэмиш застрелил бы его за такую неучтивость по отношению к жене, а я не знаю, что делать.
        - Пойдем танцевать вальс, - предложил Грант.
        - Мне не нравится, как он на нее смотрит.

«Не тебе одной, милейшая мачеха», - подумал Грант, но промолчал и, предложив руку Уили, осторожно ввел ее в круг вальсирующих.
        Он вовсе не собирался оказаться рядом с мисс Силией Пенмарис, но это вышло как-то само собой.
        Черт побери, этот хлыщ выводил Гранта из себя - смотрел на девушку так, словно хотел соблазнить ее во время танца. И хитрец Мерривейл крутился рядом, выжидая момента, чтобы ужалить.
        Грант жаждал крови, но вместе с тем ему захотелось убежать и где-нибудь укрыться - слишком бурным и неподвластным его воле было чувство к Силии. К тому же он не сомневался, то по крайней мере Мерривейл прекрасно поймал это.
        А Уили, ни о чем не догадываясь, блаженно скользила по паркету в его объятиях, и Грант все ближе и ближе подводил ее к Альберту и Силии.
        - Альберт, дорогой, - сказала Уили, - давай обменяемся партнерами. Мечтаю пройти с тобой круг, прежде чем отправиться спать. - Хозяин дома поколебался, но выпустил Силию, а та похолодела от предложения тети. Но Альберт уже увлек Уили в сторону.
        - Не надо, - прошептала девушка, когда Грант обнял ее за талию.
        - Мне надо!
        Ох, не следовало этого делать! Юная и прекрасная, Силия совсем не сознавала, что имеет такую власть над ним. Он же горел неутолимым желанием.
        Музыка завораживала, аромат духов пьянил, но еще больше опьяняла его Силия.
        Уили, конечно, не ожидала, а сам он тем более, что увлечется невинной девушкой из другого мира.

«Бог мой, должно быть, я спятил! И еще это сумасшедшее желание зацеловать Силию так, чтобы у нее голова закружилась и она испытала страсть - ко мне, и только ко мне!»
        Это вполне достижимо: он увлечет девушку в сад, соблазнит в кустах, а потом, вероятно, забудет о ней, избавившись от вожделения.
        Но ничего подобного Грант, конечно, не совершил, а Силия держалась с ним так же холодно, как с лордом Гарвилем. Презрительная мина не сходила с ее лица. Силия не только не поощряла его, но, казалось, была бы не прочь прервать танец, мучительный для обоих.
        И Грант едва так и не поступил - чуть не оставил ее одну в центре зала. Но, как джентльмен, завершил тур, подвел девушку к Уили и стоял рядом, наблюдая, как Силия любезничает с лордом Мерривейлом. Сам же отбивался от Марвеллы, проявлявшей все большую настойчивость.
        Вскоре он потерял счет многочисленным хлыщам, которые так и вились вокруг Силии.
        Поняв, что уже не в силах владеть собой, Грант в самый разгар веселья покинул среди ночи Гарвиль.
        Наконец наступила разрядка. Грант струсил, а Силия почувствовала себя одураченной. Ей не терпелось в Лондон из унылой провинции. Особенно надоели девушке ядовитая Марвелла и не в меру любезный лорд Мерривейл.
        Завтрак, охота и сборы продолжались необычайно долго. В поезде Силия спала, а Уили читала. Потом, когда тетя поделилась с ней планами на следующую неделю, она удивленно спросила:
        - А когда же отдыхать?
        - Ты серьезно, дорогая? А я полагала, что в Гарвиле мы отдыхали.
        На следующий вечер после приезда они снова слушали оперу - на этот раз
«Риголетто», - а потом отправились на роскошный ужин и бал к Беллингамам.

«Как я от всего этого устала! - печально подумала девушка, расположившись в гостиной городского особняка хозяев. - Только бы не встретить Антею». Вот в этот-то момент она и увидела свою подругу. Мина неодобрения, казалось, не сходила с лица Антеи.
        - Силия! Здравствуй! Видно, ты проводила время на солнце? Впрочем, румянец тебе идет. Выглядишь ты хорошо. Уик-эндом довольна? Много каталась верхом? Говорят, в Гарвиле превосходные конюшни.
        - Все было прекрасно, - уклончиво ответила Силия, подумав, что, вероятно, несправедлива к подруге. Та по крайней мере неглупая и добрая. Рассказав Антее о гостях и развлечениях, Силия ни словом не обмолвилась ни о лорде Мерривейле, ни о проклятом Гранте Гамильтоне.
        - Похоже, ты очень довольна уик-эндом и даже я не испортила тебе удовольствия своими предостережениями. Джордж - мистер Мейтленд - советует мне укрепляться в вере и больше полагаться на Провидение и молитву. - Взгляд Антеи затуманился. - Ах, Силия, ты даже не представляешь, насколько изменилась моя жизнь! Я очень счастлива. - Она слегка пожала Силии руку. - Молю Бога, чтобы и ты когда-нибудь обрела такое счастье.
        - Тогда расскажи, что произошло. - Силия догадывалась, что ей предстояло услышать. - Твоя речь звучит совсем евангелически.
        - Ты меня хорошо знаешь, но это всего лишь часть моей сути. Я и сама не понимала себя, пока Джордж не открыл мне истину. Мы связаны друг с другом - и с Богом. И когда закончится суета сезона, обвенчаемся. Потом поедем в Америку - познакомиться с родными и друзьями Джорджа. Затем нас будут проверять и учить, чтобы подготовить к лишениям и трудностям, ожидающим нас при выполнении святой миссии. - Антея понизила голос: - Мы с Джорджем собираемся на Цейлон.
        Силия пришла в полное замешательство:
        - Значит, вы обручены?
        - Да. - Антея словно впала в транс; щеки ее так пылали, что она казалась почти красивой. - Мы понимаем друг друга и одинаково думаем почти обо всем. Очень важно, чтобы будущий спутник жизни стал товарищем. И мы верим друг другу… как, надеюсь, и ты с твоим суженым.
        Антея помолчала, полагая, что Силия ответит ей. Но так и не дождавшись, спросила:
        - Думаю, ты регулярно ему пишешь и он понимает, как тебе трудно? Судя по всему, он доверяет тебе, как и ты ему.
        О чем она рассуждает? И почему ждет ответа? Рональд! Боже праведный, Силия давным-давно не вспоминала о нем! Неужели Антея права, и она слишком много развлекается? Но та же Антея с удовольствием напоминает ей об обязательствах перед Рональдом и заставляет чувствовать себя виноватой.
        Силия не испытывала угрызений совести. Все, что она узнала и чему научилась, пойдет ей на пользу, когда она станет женой Рональда.
        Но Антея по-прежнему ожидала ответа. Забавно: она напомнила Силии тетю Гертруду, которая видела или подозревала во всем только самое худшее и, кажется, находила в этом удовольствие.
        Тут Силия вспомнила, что в предстоящий ближайший уик-энд отправится в Грейндж. Вот об этом и следовало подумать.
        А что, если взять с собой благочестивого человека, например Антею, и тем самым ублажить тетю Гертруду? Тогда ей самой удастся хоть как-то отдохнуть. Но захочет ли Антея? Впопыхах Силия забыла поздравить ее с обручением.
        - Я так рада за тебя, Антея! И конечно, за мистера Мейтленда. Обязательно напишу о вас Рональду - это все так романтично, с самой первой встречи! - Она восхищенно тряхнула головой, а Антея лишь скромно потупилась. И тут Силия сказала: - Знаешь, в последнее время я так устала, что решила провести следующий уик-энд с дядей и тетей. Хотела поехать одна… ну конечно, со своей служанкой Эмили. Но может, ты согласишься отправиться со мной? Уверена: они обрадуются и тебе, и мистеру Мейтленду. А ты мне окажешь огромную услугу, если убедишь их, что я не веду распутную жизнь в Лондоне.
        Силия сразу заметила, что Антея отнеслась к предложению двойственно. Ей, конечно, хотелось представить мистера Мейтленда дяде Тео, но вместе с тем она сознавала, что выполнить просьбу подруги - значит отступить от истины. Ведь по понятиям Тео и Гертруды жизнь Силии в Лондоне не была благочестивой.
        Сама Антея считала, что человек всегда подвергается соблазну. Но умеет ли Силия преодолевать его?
        Однако в Антее возобладала добродетель, и она искренне ответила:
        - С удовольствием. Конечно, тебе не следует ехать одной. - Антея тут же вошла в роль благодетельницы, так что Силия даже почувствовала себя в долгу перед ней.
        Помимо всего прочего, Антее хотелось побольше разузнать о подруге и о том, почему она так невнимательна к любящему жениху, ожидающему ее на Цейлоне?..



        Глава 15

        Они приехали в Грейндж к самому чаепитию. За ними прислали на станцию карету, но из-за большого количества багажа Антее пришлось примоститься чуть ли не на коленях у мистера Мейтленда, а Силия и Эмили были притиснуты к чемоданам.
        Тетя Гертруда не выносила экстравагантности, а именно так она восприняла появление Эмили. Багаж и вовсе озадачил Гертруду.
        Ее глаза не предвещали ничего доброго, когда она обратилась к Силии:
        - Как приятно, что за всеми своими заботами ты не забыла о нас.
        Силия обиделась, что, несмотря на присутствие друзей, тетка без обиняков упрекает ее в неблагодарности. Впрочем, все это было в духе Гертруды. Девушка даже подумала, что тетка вот-вот поставит ее в угол, наказав за своеволие, как случалось раньше.
        Однако с тех пор Силия научилась держаться достойно и не вступила в спор с Гертрудой при своих спутниках.
        - А для тебя уже есть приглашение, - сообщила Гертруда, провожая гостей в дом. - Куда же я его положила? Ах да! - Она прошла в угол гостиной и вытащила конверт из ящика стола. - Кто-то проявил крайнюю невоспитанность и прислал приглашение тебе одной. Что ж, кое с кем такое случается. Ну же, открой конверт!
        Силии не хотелось читать письмо при тетке, но она вскрыла клапан и достала плотный листок кремовой бумаги.
        - Как мило, - пробормотала Силия, прочитав письмо. - Темплкомбы приглашают меня покататься на лошадях. Это хорошие друзья тети Уили…
        Девушку приятно удивило, что тетя Уили заботится о ней даже издалека. Тетя Гертруда и дядя Тео не общались с Темплкомбами, хотя, те жили всего в нескольких милях от них. Недовольство Гертруды сказало Силии о многом.
        - Ох уж эти Темплкомбы!.. - пробормотала Гертруда. Ее слова означали, что у соседей плохие манеры, а главное, они пренебрегают ею и Тео. - Ясно, что, привыкнув к светской жизни в Лондоне, ты им не откажешь. Подробности расскажешь потом.
        Гертруда посмотрела на Антею и ее жениха и приветливо - как показалось Силии, даже слишком приветливо - улыбнулась:
        - Пойдемте. Наверное, мечтаете выпить чаю.
        Силия последовала за всеми в небольшую гостиную, где служанка расставила чайные приборы. Едва войдя, она услышала теткины обличения:
        - Вот до чего дошла современная знать. - Гертруда указала, кому куда сесть. - Считают, что такая юная девушка, как Силия, может сесть в экипаж и провести с ними чуть ли не целый день. Разве способны на это люди, воспитанные в твердой морали? Мороз подирает по коже, когда подумаю, какому влиянию подвергается Силия вдали от нас… А вот и ты, дорогая. Садись, выпей чаю.
        Знай Гертруда, что Силия уже не раз пила шампанское, она умолкла бы навеки.
        За чаем девушка не промолвила ни единого слова, потому что не умолкали тетя Гертруда и Антея. Викарию очень польстило, что мистер Мейтленд не только читал его опубликованные проповеди, но и восхищался тем, как он понимает теологию и современную науку. Более того, горел желанием поучиться у него.
        Силия сидела и слушала, как Мейтленд лебезил перед дядей, а тетя Гертруда щебетала с Антеей. Подруга говорила за двоих, Силия почему-то подумала, что Антея была бы куда более послушной племянницей, чем она сама.
        Но ведь у ее матери и не могла родиться такая правильная дочка. Марианна завоевала сердца многих мужчин, привыкла к трудностям и жестокости, добилась успеха и изведала радость триумфа - нет, она не произвела бы на свет послушного, легко подчиняющегося чужой воле ребенка!
        А вот Гертруда хотела бы видеть ее именно такой.
        Для Силии, наделенной богатым воображением, обычный визит к родственникам стал чем-то большим. Она была рада видеть дядю Тео, к которому питала искреннюю любовь. Вот если бы только не его утомительные дискуссии о догматах церкви с мистером Мейтлендом. Не дождавшись конца какого-то длиннейшего рассуждения, Силия поднялась:
        - Извините, я очень устала. Хочу подняться к себе в комнату и прилечь.
        - Ну конечно! - тут же подхватила Гертруда. - Носиться по Лондону - то к принцам, то к виконтам. Ничуть не сомневаюсь, что каждый устал бы на твоем месте. Полагаю, у тебя останется время и для нас, как только ты покончишь со своими делами в свете. - Она повернулась к Антее и похлопала ее по руке: - Какой восхитительный разговор! Надеюсь, вы останетесь с нами?
        Силия едва удержалась от колкости. Но зачем возражать Гертруде, ведь ее считают воплощением морального совершенства. Раньше Силия всегда думала, будто из-за возраста не может осознать, что действительно в ее интересах.
        Но теперь она понимала все. Месяц, проведенный с тетей Уили, многое изменил. Силия вошла в общество, танцевала с принцем, и теперь Гертруде не удастся ее обидеть.
        Как странно: она вновь оказалась в этом доме, в комнате, где провела много лет…
        Дом как будто стал меньше, ступени уже, сама комната, теперь пустая, имела и вовсе жалкий вид.
        Силия стояла посереди нее и удивлялась переменам, но вдруг поняла, в чем дело: тетя Гертруда стерлась из ее памяти в тот самый миг, когда она покинула этот дом.
        У Силии разболелась голова, хотя она не, призналась бы в этом тете Гертруде. Провертевшись в постели битый час, она вздохнула от облегчения, когда в комнату, постучав, вошла Эмили.
        - Ах, мисс, никогда не чувствовала себя такой грешницей только оттого, что меня угораздило родиться в Лондоне! Извините, мисс Силия, но я едва не расхохоталась.
        Силия села на узкой кровати, когда-то принадлежавшей ей. Услышав слова служанки, она улыбнулась:
        - О чем ты, Эмили? Что случилось внизу? Что тебе такого сказали?
        Впрочем, Силия сразу поняла, что служанку забросали коварными и каверзными вопросами, заданными к тому же порицающим тоном, - во всем ощущалось влияние дражайшей тети Гертруды.
        Да, следовало попросить тетю Уили отправиться вместе с ней. Она-то умеет ставить людей на место!
        - Извините, мисс, я не хотела вас огорчить. Но, Бог мой, никогда не встречала столько лицемеров, притворяющихся благочестивыми людьми. Спрашивали про вас, мисс, и про ее светлость. А какое им дело? Ох, простите, мисс, сорвалось с языка, но как тут удержишься? Толкуют бог знает что обо всех, кто живет в Лондоне, радуется жизни и… красиво одевается. - Эмили открыла баул и вынула из него платье Силии.
        - Ну, это уж слишком! Помоги мне привести себя в порядок - придется спуститься к ним.
        - А сами, я уверена, читали все лондонские газеты, которые так расстроили хозяйку. С вашими фотографиями и со всеми слухами про принца Уэльского… Ну сами понимаете. И с подробным описанием вашего наряда.
        Поэтому я им сказала - вежливо, как только могла, хотя внутри вся кипела, - что в высшем свете никак не уберечься от фотографов и понравились вы не только принцу, но и принцессе. Точно так, как вы мне однажды говорили. Так и ответила - этой стае старых ворон. Ух, просто вылитые вороны!
        Извлекая из баула платья, Эмили ни на секунду не умолкала и наконец положила поперек узкой кровати последнее.
        - Элегантное, нарядное и очень милое. А как по-твоему? - спросила Силия, взглянув на глубокое декольте. - Тоже мне, называют себя христианами и осмеливаются судить.
        - Именно это им больше всего по вкусу. И совершенно не важно, что вы наденете. Поэтому ублажите, дайте им повод порассуждать, - предложила Эмили. - Это платье как раз для провинции.

«Прекрасная союзница, - думала Силия, пока служанка помогала ей снять дорожное платье. - Сразу раскусила тетю и знает, что лучше надеть на вечер. Ведь тетя Гертруда, без сомнения, ринется в бой.
        Может, для этого она и пригласила меня сюда? Боже Праведный, откуда такая странная мысль?»
        Она подняла руки, чтобы Эмили надела на нее новое платье, после чего служанка пригладила его так, что каждая линия и складочка легли на место.
        Элегантный покрой подчеркивал стройность девушки. Пышные шелковые юбки были отделаны лентами.
        Эмили вплела в высокую прическу Силии золотистую ленту, ниспадавшую на шею, и вдела в уши жемчужные серьги.
        - О, мисс, вы такая красивая! Теперь эти вороны внизу онемеют от удивления. А если выразят неудовольствие, то только от зависти.
        Силия нехотя спустилась в гостиную и увидела множество людей, приглашенных на ужин. Когда же она задержалась на пороге, пытаясь преодолеть смущение, Гертруда воскликнула:
        - Ну, Силия, наконец-то! Ты опоздала на десять минут. Видимо, в Лондоне не помнят о времени, поэтому и ты забыла о пунктуальности. Подойди ко мне, я хочу всем представить тебя.
        Кажется, один дядя Тео сочувствовал племяннице. Девушка перехватила его взгляд, немного приободрилась и, подойдя к тетке, подумала, зачем той представлять ее людям, давно знакомым, либо когда-то случайно встреченным в церкви.
        Полковник Дартвуд прибыл с леди Дартвуд, ближайшей подругой Гертруды. Их дочь Вероника, с лошадиным лицом, всегда смотрела на всех свысока, особенно на племянницу викария. Ее брат Алджернон был слишком простоват на вид.
        Силия увидела круглощекого, полногубого кюре - мистера Денби, чету Снелгроув, дальних родственников Гертруды, владевших неподалеку поместьем. Доринда Снелгроув была одной из тех дам, что пили с тетей Гертрудой в розарии чай, когда та нещадно порицала племянницу.
        Силию охватил такой же гнев, как когда-то. Глаза ее сверкнули. Да что это с ней? Уж не проснулись ли застарелые обиды? Неужели тетка решила унизить ее перед своими друзьями?
        Нет, Гертруде это не удастся. Силия должна держать себя в руках и не говорить ничего лишнего.
        Но это оказалось не просто. Когда со всех сторон посыпались вопросы, Силия почувствовала себя преступницей, представшей перед судом.
        Первой начала атаку леди Снелгроув и даже подалась вперед, чтобы лучше видеть Силию, а может, желая смутить ее.
        - Расскажите мне, дорогая, - я буквально умираю от любопытства, - как вам удалось познакомиться с принцем Уэльским? Неужели ваша тетя Уилхелмина входит в круг его близких друзей? Она знает Дженни Черчилль? В последнее время до меня совсем не доходят лондонские слухи, и я ощущаю себя безнадежной провинциалкой.
        Силия пыталась не обращать внимания на колкости и намеки гостей. Она призвала на помощь все свое терпение, решив проявить осмотрительность.
        - Его королевскому высочеству я была представлена за ужином, после оперы. И он был так любезен, что пригласил меня на чай и познакомил с принцессой Александрой - дамой исключительно доброй и великодушной во всех отношениях. Я питаю к ней истинное восхищение. Она даже предложила стать моей наставницей. Никогда не думает ни о ком плохо и презирает сплетни. Предпочитает судить обо всем сама.
        Силия многозначительно посмотрела на леди Снелгроув.
        - Принцесса сама сказала мне об этом. Вот пример для подражания тем, кто поспешно обо всех судит. Я всегда стараюсь поступать, как принцесса Александра. По-моему, это достойно подражания. А вы согласны со мной, тетя Гертруда?
        Вопрос Силии застал тетку врасплох. Гертруда не ожидала, что племянница обратится к ней за поддержкой, хотя речь шла о новых критериях Силии, несомненно, безнравственных.
        Оказавшись в глупом положении, Гертруда вспыхнула. Да как посмела девчонка преподать ей при всех урок хорошего тона!
        Гертруда сдержанно кивнула - чтобы никто не подумал, будто она порицает принцессу.

«Все ясно, - решила Гертруда, - сбылись мои худшие опасения: Силия все больше и больше походит на свою бедную, несчастную мать. Не только внутренне, но и внешне, чему способствуют модный гардероб и высокая прическа. Сейчас племянница выглядит искушеннее и старше - вот что сотворила с ней греховная жизнь!» Однако христианский долг повелевал, пока не поздно, спасти несчастное дитя, помочь ей избавиться от низменного в ее натуре.
        Силия заставила умолкнуть всех: никто не посмел усомниться в добродетелях принцессы Александры.
        Девушка украдкой смотрела на гостей и ждала, не отпустит ли кто-нибудь язвительное замечание по поводу ее жизни в Лондоне. Она понимала: не все еще кончено. Далеко не все.
        Это сборище казалось Силии кошмаром. Благодарность к Антее Лангбурн заметно уменьшилась: та явно подольщалась к Гертруде. С каким бы чувством ни приехала Силия в этот дом, сейчас все вытеснила острая неприязнь к тетке. Неужели здесь всегда собирались только ханжи и лицемеры?
        Силии очень хотелось высказать все без экивоков, но вскоре мужчины ушли выпить и покурить, а дамы остались одни. Миссис Дартвуд начала с деланной доброжелательностью:
        - Мы вполне понимаем, милейшая Силия, что вам неловко говорить при джентльменах. Особенно при вашем дяде. Но теперь мы одни и надеемся, что вы расскажете нам, скромным провинциалкам, о высших сферах общества. Моя дорогая Вероника тоже с удовольствием послушает вас.
        Она бросила на дочь красноречивый взгляд, та же уставилась на Силию, как на выходца из иного мира. Блестящие, как бусинки, карие глаза Вероники делали ее похожей на куропатку.
        Все замерли в ожидании.
        Силия не спешила, решив доказать этим людям, что ничем не хуже их, а к тому же обладает настоящей выдержкой. Она наконец заговорила - спокойно и уверенно:
        - Простите, но никак не возьму в толк, что вы хотели бы услышать от меня. Я совсем недавно появилась в обществе и пока не знаю, чего там ждут от меня.
        Эти скромные слова явно не удовлетворили стервятников. Но что последует дальше? Силия обвела взглядом хищные лица.
        Они жаждали деталей и слухов - чего-нибудь такого, что позволило бы замарать образ, совершенно недоступный для них. Только это дало бы им возможность унизить ее.
        Но как предотвратить это?
        Осененная внезапной мыслью, Силия лучезарно улыбнулась:
        - Уверена, о лондонском сезоне и связанных с ним церемониях куда лучше расскажет моя подруга мисс Лангбурн. Она начала раньше и, полагаю, не откажется поделиться своим опытом.
        Антею словно поразил удар грома. Она неуверенно поднялась, и Силии стало жаль ее.
        - Силия слишком скромничает, - наконец проговорила Антея. - Она добилась настоящего успеха. И я за нее, конечно, рада, хотя сама ни за что не хотела бы оказаться в центре внимания. А об остальном спрашивайте у нее самой.
        Заметив всеобщее смущение, Силия возликовала. Никто толком не знал, как реагировать на фальшивые слова Антеи, каждый опасался задать каверзный вопрос.

«Я снова отомстила за причиненное мне зло! - с торжеством подумала девушка. - Теперь надо продержаться еще час, пока к дамам не присоединятся их мужья, после чего гости отправятся домой».
        - Вы ездите верхом?
        Вопрос Вероники Дартвуд удивил всех собравшихся. Эта девушка считалась крайне застенчивой и говорила редко, если только речь не заходила о лошадях.
        По настоящему Вероника не была знакома с Силией, хотя в прошлом не раз встречала ее. Однако сейчас ей захотелось узнать побольше об этой странной девушке, так отличавшейся от всех. Такой чужой, но привлекательной.
        Поэтому Вероника коснулась лишь одной известной ей темы - лошадей и верховой езды. Силия прониклась благодарностью к девушке.
        - Верхом? Конечно… Хотя и не слишком хорошо. А вот моя подруга умеет скакать на лошади без седла - у себя в Калифорнии. Она вышла замуж и приехала в Англию, и я познакомилась с ней в прошлый уик-энд. - Силия запнулась, почувствовав, что гости снова воззрились на нее с любопытством. Значит, не все еще кончено. - Короче, она оказалась настолько любезной, что дала мне несколько советов. И теперь я чувствую себя в седле гораздо увереннее: понимаю лошадь, и она понимает меня.
        - Правильно! - горячо воскликнула Вероника. - Лошади все понимают и слушаются наших слов. Жаль, я раньше не знала, что вы любите ездить верхом… Я бы вас пригласила.
        Силия услышала, что миссис Дартвуд презрительно усмехнулась и упрекнула дочь в том, что та увлекается не женским и не подобающим ей делом. Видно, миссис Дартвуд отчаялась выдать Веронику замуж.
        Но для того, что задумала Силия, Вероника очень пригодилась бы ей.
        - Меня пригласили завтра покататься верхом у Темплкомбов. Вы, наверное, их знаете?
        Дамы насторожились, услышав слова приезжей. Темплкомбы никогда не приглашали их самих, хотя всю жизнь прожили с ними бок о бок.
        - Говорят, - продолжала Силия, - у Темплкомбов лошади отличных кровей. Я даже немного робею. Вот если бы… Уверена, вы бы меня всему научили. Но может, вы согласитесь хотя бы сопровождать меня?.. С вами, мисс Дартвуд, мне было бы спокойнее.
        Антея, не отходившая от Силии, догадалась, что подруга явно манипулирует бедняжкой Вероникой, другими гостями и ею самой. Веронику ей удалось одурачить, но Антея ждала момента, чтобы высказать Силии все.
        Вероника же вспыхнула от удовольствия:
        - С радостью! Лошади Темплкомбов… - И она начала с воодушевлением рассказывать о том, как выводили породу, к смущению и явному неудовольствию дам.
        Гертруда пришла в ярость. Хороша же Силия! Злая, неблагодарная дрянь! За несколько недель она стала наглой и развязной. Ничто теперь не напоминает в ней богобоязненную девушку, воспитанную Гертрудой в уважении к старшим.
        И вот Силия демонстрирует перед ее старинными друзьями приобретенный в столице лоск, роскошные наряды и дерзкие манеры!
        Мало того, что принимает приглашения от незнакомых людей! Но даже не просит, чтобы хозяин и хозяйка сопровождали ее!
        Да еще позвала с собой эту деревенщину, дочку Дартвудов.
        Нет, поведение Силии не увязывалось в представлении Гертруды с тем, что она считала доступным и правильным. Силию надо спасать, пока еще не поздно.
        И, видит Бог, она этим займется.



        Глава 16

        Спустившись утром к завтраку, леди Гертруда обнаружила, что Силия поднялась раньше и теперь уединилась с ее мужем в библиотеке.
        А ведь накануне вечером Гертруда твердо заявила мужу, что они должны принять срочные меры.
        - Ты только подумай, Тео, - начала она, едва сдерживая гнев. - Что бы подумал о нас и о том, как мы воспитали Силию, бедный мистер Уинвуд, если бы увидел скандальные газетенки с фотографиями и непристойными намеками? Помнишь, он выражал неудовольствие по поводу прошлого ее матери. Его смущали и обстоятельства ее несчастной смерти. Ты же понимаешь, с таким сомнительным происхождением девочке трудно рассчитывать на другое предложение, во всяком случае, достойное. Нечего пожимать плечами, ты несешь ответственность за ее будущее.
        - Но мы исполнили свой долг перед Силией. В соответствии с завещанием ее отца ответственность за нее возложена теперь на леди Уилхелмину. Нам остается лишь покориться воле Всевышнего и молиться, чтобы он даровал Силии счастье. Пути Господни неисповедимы.
        - Благодарю тебя, Тео, но сейчас я не нуждаюсь в проповедях. Что же до промысла Господня, я всегда полагала, что от каждого из нас требуются усилия.
        Последнее замечание явно не понравилось викарию, но Гертруда уже не могла остановиться:
        - Тео, почему ты постоянно уклоняешься от серьезного разговора со мной?
        - Ну хорошо, - мягко отозвался викарий. - Скажи наконец, что нужно от меня? По-моему, Силия огорчила тебя, но ты сама не знаешь, как поступить.
        Как он и предполагал, эти слова утихомирили жену. С тех пор как ответственность за Силию взяла на себя Уилхелмина, Гертруда почувствовала себя лишней.
        Тео знал, что жена никогда с этим не смирится. Теперь она хотела, чтобы муж дал согласие на тот сумасбродный план, который Гертруда вынашивала в голове. Но потакать ей викарий не собирался.
        Гертруда же решила, что Тео намерен завершить разговор и, как всегда, оставить все на нее.
        Что ж, делать нечего - придется самой позаботиться о невинности и чести Силии. Когда Гертруда вошла в библиотеку, Тео и Силия выглядели как настоящие заговорщики. Впрочем, это еще не повод считать себя обманутой.
        - Ты знаешь, который час? Или забыл, что и другие гости, возможно, не отказались бы от твоего общества? Поистине, Тео, тебя никогда нет там, где ты нужен.
        Гертруда направилась к двери, но тут заговорила Силия, решившая спасти дядюшку Тео от позора.
        - Простите меня. - Голос ее прозвучал кротко. - Это моя вина. Просто я еще не успела поговорить с дядей Тео.
        - Еще бы, - злобно бросила Гертруда, - если весь уик-энд развлекаться, на Грейндж времени не хватит!
        Силия поняла, что пора утихомирить Гертруду, но не решалась осуществить это.
        - В конце концов, - продолжала все так же кротко девушка, - к кому, кроме дяди, мне обратиться за дружеским советом и наставлением?

«Конечно, ко мне!» - разозлилась Гертруда, убежденная в том, что девица может исповедоваться только наставнице-женщине. Но вслух сказала:
        - Еще бы, после пребывания в Лондоне ее тянет к откровенности. Что ж, это меня не удивляет. Я готова развлечь гостей, пока Силия изливает тебе душу. Но имей в виду, Тео, завтрак уже подан и…
        - Хорошо, мы скоро придем, - пообещал викарий, после чего леди Гертруда ретировалась.
        Силия и ее дядюшка посмотрели друг на друга с явным сочувствием.
        - Прости, дорогая, ты сама прекрасно знаешь, что тетя часто бывает в дурном расположении духа. Она вовсе не хотела…
        - Хотела, - спокойно возразила девушка, решив выложить всю правду. - Она никогда меня не любила, только терпела. А сейчас все стало еще хуже: ее раздражает во мне все. Скажите на милость, почему она говорит о моей матери таким странным тоном? И о ней, и о моем отце я слышу лишь намеки и недомолвки. Почему-то мне кажется, что это связано со мной и с отношением ко мне тети Гертруды.
        Лицо викария выразило отчужденность.
        - Пожалуйста, дядя Тео, вы ведь священник и хороший человек, расскажите мне о моей матери и объясните, почему меня так не любит тетя Гертруда?

«Вот ведь как повернулось! - размышлял викарий. - Конечно же, девочка должна все узнать». Но Тео, мало связанный с реальной жизнью, не мог придумать, как сказать Силии правду, не причиняя ей боли. На языке вертелись банальности, и викарий стыдился того, что ему снова придется защищать Гертруду.
        - Ты заблуждаешься… - тихо заметил он. - Твоя тетя и мать… они не имели ничего общего.
        Силия поняла, что дядя не скажет о ее прошлом ни слова. Да и как он решится пойти против тети Гертруды?
        - Что ж, значит, я заблуждаюсь. - Силия обняла дядю. - А может, и нет. Я знаю: когда-нибудь мне придется выяснить правду. А пока не беспокойтесь за меня. Я счастлива и вполне довольна новой жизнью. И тетя Уили - прекрасная опекунша. Клянусь вам в этом. - Она потянула дядю за руку. - Пойдемте. Завтрак подан, и гости ждут. Без сомнения, у мистера Мейтленда есть еще к вам вопросы.
        Антея была поглощена беседой с Гертрудой. Мистер Мейтленд, отдавая дань завтраку, безмолвно внимал их речам.
        Увидев бодрого молодого человека с открытым лицом, викарий с облегчением вздохнул. С этим схоластом и теологом оказалось невероятно интересно беседовать. А ведь ему не исполнилось еще и тридцати!
        Викарий наполнил свою тарелку, взял чай и устроился рядом с Мейтлендом, предвкушая обсуждение очередной отвлеченной теории.
        Силия окинула взором все, что стояло на столе. Эта обильная и тяжелая пища не возбуждала аппетита. За последнее время в Лондоне девушка привыкла к легким завтракам. К тому же, проходя вдоль буфета, где стояли кушанья, она перехватила холодный и недовольный взгляд тети Гертруды.
        Взяв тост, мармелад и чай, Силия села рядом с Антеей. Та сразу оживилась:
        - Прекрасное утро! Леди Гертруда обещала провести меня по округе и показать разрушенное аббатство. Пойдем с нами. Викарий и Джордж проведут за беседой весь день. - Она положила ладонь на руку Силии. - Не представляешь, как мы благодарны тебе за это приглашение! Теперь я понимаю, почему ты была такая тихая и застенчивая, когда я тебя встретила впервые. Здешняя обстановка располагает к миру и покою, а то, что ты увидела там, потрясло тебя. Жаль, что я сразу не догадалась об этом.
        Силия удивленно посмотрела на нее. Антея придвинулась ближе.
        - Я вижу, как беспокоится о тебе леди Гертруда, но замечаю при этом и твое напряжение. Ты сама не своя. Доверься мне, расскажи, что тебя гложет?
        Силия едва подавила гнев, но ее подруга самозабвенно продолжала:
        - Мужчина, даже если это твой дядя и викарий, не всегда способен дать правильный совет…
        - Ты о чем? - Силия внезапно заметила, что Гертруда жадно прислушивается к их разговору.
        - Дорогая, после всего, через что нам пришлось вместе пройти в Лондоне, вполне естественно предложить тебе помощь.
        - Мне не нужна помощь. У меня все в порядке. Однако я опоздаю на встречу с Вероникой Дартвуд, если задержусь и не успею переодеться.
        Между тем Тео и мистер Мейтленд удалились в библиотеку. Гертруда неодобрительно хмурилась и ждала, пока уйдет и племянница.
        Силия поняла, что тетка хочет сделать Антею доверенным лицом. Силия поднялась и резко задвинула стул.
        - Я едва сдерживаюсь, - призналась Гертруда, проводив Силию раздраженным взглядом. - Вы поймете меня, мисс Лангбурн, узнав, почему я так тревожусь за племянницу. Весьма признательна, что вы называете ее своей подругой. Я все яснее осознаю, что несчастная, заблудшая девочка нуждается в добропорядочных и надежных друзьях, в твердом духовном руководстве. Тут я очень надеюсь на вас.
        Мы с мужем очень боимся за девочку. Она неузнаваемо изменилась, хотя мы, не жалея сил, воспитывали и оберегали ее. Но увы, нас принудили отдать Силию на попечение этой женщине, которую Силия и в глаза не видела и ничего не слышала о ней. Понимаете, как это потрясло девочку? Невинное существо попадает в безнравственное общество, даже не зная, как бороться с соблазнами!
        Страшно подумать! Конечно же, я все еще испытываю чувство ответственности за девочку, которую воспитала как собственного ребенка. Вы не подозреваете, от чего мы спасли несчастную девочку…
        Антея подалась вперед:
        - Вы можете рассчитывать на мою скромность и преданность Силии.
        - Ах, Силия, Силия! - Гертруда скорбно покачала головой. - Из огня да в полымя. Из-за попустительства отца она выросла в джунглях Цейлона, в дикости, среди аборигенов. Вообразите: у нее не было обуви, и она бегала босая! А одежда… Нет, мисс Лангбурн, такого горестного зрелища я ни разу не видела.
        - Ужасно! - согласилась Антея…- Хорошо, что Силия сумела приспособиться к цивилизованной жизни.
        - Милая, - наставительно заметила леди Гертруда, - ее жизнь в Лондоне ничем не лучше существования в джунглях. Умоляю, воздействуйте на нее, убедите, что она избрала неправильный путь. Ведь Силия должна сохранить чистоту и невинность для того, за кого собирается замуж.
        - Я сделаю все, что надо! И начну немедленно! - С этими словами Антея покинула Гертруду, вселив в нее надежду, что отправилась на поиски Силии.
        Но в комнате подруги не оказалось, а Эмили сообщила, что мисс Силия ушла с юной леди и неизвестно, когда вернется.
        Это известие охладило Антею, и ей пришлось спуститься вниз. Чтобы скоротать время, она размышляла о том, как встретит Силию, когда та вернется в Грейндж.



        Глава 17

        Вероника Дартвуд оказалась превосходной наездницей. Сидя на лошади, она совершенно преображалась. В ней появлялись твердость и уверенность в себе. К Силии девушка относилась с терпением: давала полезные советы доброжелательно и без всякого высокомерия.
        Когда они направились к Темплкомбам, поднялся легкий ветерок. Щеки Вероники разрумянились, и она заметно оживилась.
        - Немного пообвыкнете, тогда поедем тропинкой через лес и обогнем пруд в полумиле отсюда. У вас неплохо получается. Я подумала было, что вы ездили верхом, когда жили в Грейндже. Но судя по словам вашей тети, вас слишком увлекали другие занятия.
        - Да уж, увлекали… - усмехнулась Силия.
        - Леди Гертруда объявила, что вы помолвлены с мистером Уинвудом. Конечно, жене богатого чайного плантатора не до верховой езды. И как вы со всем этим справитесь? - Вероника свернула в лес. - Меня, например, любые неожиданности крайне смущают. А ведь я на несколько лет старше вас.

«Слава Богу, - думала Силия, - что Вероника занята своими мыслями». При упоминании о Рональде девушка похолодела. Хорошо еще, что лошадь такая смирная, а Вероника не слышит, как колотится ее сердце. Силия так и не написала суженому, что живет теперь с тетей Уили в Лондоне.
        Боже, как она забыла о Рональде Уинвуде? Ведь все ее помыслы, поступки и порывы должны были сосредоточиться только на нем, ибо он - залог будущего Силии. Следовало ежедневно упрашивать тетю отослать ее поскорее к нему.
        - Какие-то два всадника вдали! Как по-вашему, кто они? - встревожилась Вероника. - Скачут сюда, и довольно быстро. Посторонитесь, Силия! Теперь вижу: один из них - мистер Темплкомб, но вот другого не могу узнать.
        Но Силия не успела посторониться, и верховые столкнулись с девушками.
        - Боже мой! - воскликнула Силия, когда Вероника и незнакомец одновременно схватили поводья ее лошади.
        - Так-так, - ухмыльнулся Грант Гамильтон, - вот вы где, лесные нимфы!
        - Как вас сюда занесло? - холодно осведомилась Силия.
        - Видите ли, мы с Томом собирались навестить вас, чтобы отдать дань вежливости, поскольку вы приехали на уик-энд к тете и дяде. Уверен, Уили одобрила бы это.
        - Вы всегда отличались любезностью, - съязвила Силия, раздраженная его внезапным появлением. - Однако в прошлый уик-энд у вас не нашлось времени проститься с мачехой.
        - Верно, - согласился Грант. - Зато я всегда к ее услугам и появляюсь, стоит ей только позвать меня.
        Грант говорил беззаботно и ничем не выказывал смущения. Ему не хотелось проводить в деревне еще один уик-энд, но Уили убедила его поехать к Темплкомбам вместо нее. И в самом деле, не могла же она посетить их и не нанести визит в Грейндж!
        И вот Грант против воли отправился присмотреть за Силией, но она не выразила ни малейшей признательности.
        - Ах так! - воскликнула девушка. - Значит, на вас возложена очередная миссия! Что ж, теперь все понятно.
        - Нет, милое дитя, вы многого не понимаете. И кстати, не сочли нужным представить меня вашей спутнице.
        - Мисс Вероника Дартвуд, позвольте представить вам мистера Гранта Гамильтона, американца, пасынка моей тети Уилхелмины.
        - Здравствуйте, - пробормотала ошеломленная Вероника и быстро добавила: - А это, конечно, мистер Томас Темплкомб, к дому которого мы направлялись?
        - Какое совпадение! - весело заметил Грант, сразу догадавшись, что у Вероники мягкий характер. Он положил руку на шею лошади Силии. - Обгоним их немного.
        - Милейший Грант, но мне бы лучше обогнать вас.
        Девушка разозлилась, хотя и не знала почему. Какого черта он здесь, когда ее жених далеко! И держится так, будто ничего не случилось. Но Силия помнила все.
        - Не ожидала встретить вас здесь. - Силия последовала вслед за ним. - А мне-то казалось, что вы пресытились деревней и заточенной там невинной девушкой.
        - Но, дорогая Силия, когда мы виделись в последний раз, вы вовсе не походили на монахиню.
        - Вы, Грант Гамильтон, тоже не напоминали святого.
        - Зато ваша подруга - само простодушие. Давайте заключим на сегодняшний день перемирие и насладимся прелестями провинции.
        Между тем Вероника мирно скакала рядом с Томасом Темплкомбом и увлеченно разговаривала с ним.
        Вскоре Силия увидела дом Темплкомбов и с интересом присмотрелась к нему.
        Невысокое здание из кирпича и камня, казалось, выросло прямо из земли. И в центральной части особняка, и во флигелях были огромные окна. От усадьбы веяло уютом и покоем, и это сразу успокоило Силию.
        То же самое, видимо, чувствовала и Вероника, ибо держалась с Темплкомбом вполне непринужденно.
        Навстречу им вышла Дженнифер, сестра Томаса, веснушчатая, рыжеволосая девушка, мечтавшая стать ветеринаром, о чем и объявила за чаем, который накрыли в саду.
        - Как интересно! - воскликнула Вероника. - Вот бы и мне набраться храбрости и последовать вашему примеру. Я обожаю животных. Просто обожаю!
        Темплкомбы и гости сидели на залитой солнцем террасе рядом с огородом, где аккуратные грядки почти скрывались за высокой травой. Здесь выращивали помидоры, бобы, огурцы, ревень, горох, морковь, различные сорта салата-латука, а рядом стояли цветущие кустарники.
        - Миссис Эванс, наша домоправительница, отлично справляется с огородом, - сообщила Дженнифер.
        - Не скромничайте, вы и сами истинный знаток целебных трав, - заметил Грант.
        - Я немного разбираюсь в них. - Дженнифер с улыбкой посмотрела на Гранта. - Когда-то лечила и родных, и животных…

«Это она сказала для Гранта, - язвительно подумала Силия. - Бедняжка не представляет, что это за человек. И не дай Бог ей влюбиться в него».
        Силии все это не нравилось, а особенно злило то, что она вообще размышляет о подобных вещах.
        - Признайтесь, Силия, вам нравится проводить уик-энд у викария и леди Гертруды или вас лучше вызволить из Грейнджа? - спросил вдруг Грант.
        Девушка встретила его сияющий взгляд.
        - Не понимаю, о чем вы.
        - Маленькая лгунья! По выражению вашего лица я догадался о том, что вы чувствуете. Уверен, вам совсем не хочется задерживаться в Грейндже. Так зачем же жертвовать собой? Ведь никто не поколеблет убеждения леди Гертруды, что она наделена познаниями, недоступными другим.
        - В том числе и вам! - перебила его Силия. - Если Уили послала вас присматривать за мной, ей не следовало этого делать. Тетя и дядя вполне понимают меня, так что вам незачем совать нос в наши семейные дела.
        - Пожалуй, вы правы: надо держаться от вас подальше, наблюдая со стороны, как вы обольщаете мужчин. Впрочем, не все ли мне равно, сохраните ли вы невинность для вашего терпеливого жениха.
        Силия вздрогнула. Снова Рональд! Грант словно нарочно напомнил ей о нем. Ведь она постоянно забывает о том, что помолвлена.
        Черт возьми, уж не в объятиях ли Гранта ей суждено потерять невинность? Ну уж нет! Как и другие мужчины, он, видно, забыл и о поцелуе, и о том, как расстался с ней в загородном доме виконта.
        Силия едва притронулась к еде.
        - Извольте запомнить: моя невинность - не ваша забота! Когда придет время, за мной приедет мистер Уинвуд.
        Но отчего так сверкнули его глаза? Неужели из-за того, что она хранит себя для суженого? Да, он редкостный лицемер - сначала целует, а потом призывает к воздержанию!
        - Вы что, ссоритесь? - удивился Том Темплкомб. - Вас оставить одних или вместе во что-нибудь сыграем?
        - Что до меня, я не хотела бы оставаться наедине с мистером Гамильтоном, провоцирующим меня на ссору, - спокойно ответила девушка.
        - Да неужели? - Грант усмехнулся и учтиво поклонился Силии. - Если так, искренне прошу меня простить и обещаю, что больше не произнесу ни слова.
        Теперь все взоры обратились на Силию.
        - Это было бы очень мило, - отозвалась девушка, - но сомневаюсь, что вы сдержите обещание.
        - Это не так трудно - стоит лишь удалиться от вас.
        - Великолепная мысль, лучше и не придумаешь!.. - Ее зеленые кошачьи глаза сверкнули.

«Черт побери! Мучение с ней, да и только! То она робкая девочка, то светская львица. Все в ней беспрерывно меняется, никакого постоянства. С этой семнадцатилетней недотрогой я позволил себе слишком много».
        Разница в возрасте и опыте все усложняет: один неверный шаг - и сорвешься в бездну.
        Но почему мысль о неизвестном чайном плантаторе, давным-давно обрученным с Силией, приводила Гранта в такое бешенство?
        Силия никогда не говорила об Уинвуде, а упоминания о нем явно огорчали ее. В такие минуты Гранту хотелось обнять девушку и зацеловать так, чтобы она думала только о нем одном. Он мечтал сорвать с Силии одежду, увидеть это стройное тело, коснуться каждого дюйма и, наконец, выяснить, что скрывается за интригующим взглядом этих прекрасных глаз.
        Дьявольщина!
        - Пора прекратить этот фарс, - сказал Грант, надеясь, что отделается от этих назойливых мыслей и не выставит себя на посмешище. И впрямь, мужчина преследует девчонку, почти ребенка! Силии нужны строгость, замужество с чайным плантатором - и дети, чтобы было, чем заняться.
        Пускай отправляется к своему суженому на Цейлон - и из сердца вон. Перестанет донимать его по ночам. Он вернется к прежней жизни, а Уили - к его отцу, где ей и место.
        - Простите? - переспросила Силия, решив раз и навсегда покончить с этой игрой. Грант обращался с ней как с ребенком, а она не терпела этого. - Вы говорите со мной?
        Ей бы возликовать - ведь взбешенный Грант быстро пошел прочь, - но девушку охватило отчаяние, словно она сделала неверный шаг.
        Вероника расстроилась, Томас пожал плечами и последовал за Грантом, а Дженнифер держалась так, словно ничего не случилось.
        - Надеюсь, вы будете называть меня Дженни? Не хотела признаваться при Гранте, - продолжала она, - я очень люблю западно-американскую манеру верховой езды и бриджи.
        Вероника очнулась, услышав слова «верховая езда», но все прочее привело ее в ужас.
        - Нет-нет! - поспешила добавить Дженнифер. - Бриджи только под юбкой с разрезом. Необычайная свобода движений. Удобный и практичный костюм.
        - Вполне согласна, - с энтузиазмом подхватила Вероника, повергнув собеседниц в изумление. - Я часто завидую тем, кто решается надеть бриджи. В Индии родители нескольких моих знакомых юных леди более либеральны, чем мой отец, вынужденный дорожить своим положением. Так вот, после того как магараджа Джодпура ввел бриджи для игры в поло, мои знакомые надевают их, отправляясь на верховые прогулки. Очень удобно, на мой взгляд.
        Дженнифер предложила гостям взглянуть на ее лошадей и немного покататься:
        - Я освоила кое-какие приемы американского стиля езды. Найдем укромное место и поучимся скакать по-мужски.
        Дженнифер и Вероника оживленно болтали, и Силия почувствовала себя всеми забытой. Девушки говорили о лошадях и других животных и нашли столько общих тем, что, казалось, дружили целую вечность. Силии же не хотелось вступать в разговор.
        Дженни, воспользовавшись случаем, рассказала свою историю. Она много путешествовала с братом. Какое-то время они жили в Америке и покупали в Нью-Мексико андалузских скакунов. Томас и Альберт Гарвиль на паях владели американским ранчо и таким образом познакомились с Грантом Гамильтоном.
        - Тогда было плохое время для англичан и для всех иностранцев, собиравшихся пустить там корни. Но зато мы с Томом многое узнали и привезли несколько великолепных лошадей - на племя. Но я рада, что теперь мы живем в Англии, где мужчины не носят оружия и не хватаются за него при каждом удобном случае, желая доказать свою силу и расторопность.
        Ее рассказ все более удивлял Веронику. Дженни же не сводила глаз с Силии.
        - Однажды Грант спас Тому жизнь. Мы этого никогда не забудем. Не представляете…
        Она внезапно умолкла, потому что лошади вынесли всадниц из сумрака леса на луг, который плавно спускался к реке, отливавшей на утреннем солнце серебром и золотом.
        Здесь же раскинулось около дюжины разноцветных кибиток. Они выглядели очень странно на этом буколическом фоне.
        - Цыгане! - испугалась Вероника. - Надо поворачивать назад, пока они нас не заметили. Дженнифер, разве это не ваша земля?
        - Наша - по реестрам. Но цыгане становились здесь табором задолго до того, как появились реестры. Сколько себя помню, они всегда здесь стояли. Говорят, кто-то из моих предков даже женился на цыганке. Надо спросить у Тома - он все знает. - И девушка бесстрашно направила лошадь вперед. Вероника и Силия последовали за ней.
        Кругом стояли кибитки, рядом с ними, на привязи, лошади, повсюду сновали дети. Мужчин казалось меньше, чем женщин, и никого не смутило появление незнакомок.
        - Привет! - весело крикнула Дженнифер. Поклонившись, люди вернулись к своим занятиям. - А где Альзена?
        Из кибитки появилась царственного вида женщина. Ее яркая цветная юбка взметнулась, когда она направилась к ним. Женщина словно ожидала гостей.
        - Альзена здесь. Где же ей быть, как не со своим народом? Я знала, что ты сегодня приедешь - с другими. И вижу, одна из твоих спутниц - сознает она это или нет - из наших. - А мысленно Альзена добавила: «Девушка так похожа на мать, что здесь ее узнал бы любой».
        Силия чувствовала, что горящие глаза цыганки сверлят ее. Девушка замерла. Ей казалось, что Альзена проникает в тайные закоулки ее души, узнает о скрытых опасениях и страхах, открывает какие-то глубоко запрятанные в подсознании воспоминания.
        Силию неудержимо тянуло к цыганке.
        - Сюда, сюда! Дайте отдых своим лошадям и взгляните на наших. У нас появилось несколько жеребцов из Испании - прекрасные экземпляры! Хотите, юные леди, я погадаю вам на картах? Даром. Интуиция подсказывает мне, что сегодня нужно давать советы тем, кто в них больше всего нуждается. Но кто же это из вас? Поживем - увидим. Не стану говорить много - только предостерегу и направлю. Вам леди, всем трем, раз уж вы пожаловали в цыганский табор. Сюда!
        Не оставляло сомнений, что Альзена - главная в таборе, и Силия не видела возможности отказать ей.
        - Мы должны согласиться, - прошептала Дженнифер. - Это большая честь.
        - Мне не хочется знать свое будущее, - возразила Силия. - Пусть оно будет неожиданным.
        Но Альзена проявила решительность:
        - Ты одна из нас. Цыганка. Пора узнать, чего нельзя изменить в твоем прошлом. Следуй за мной, девочка. Судьбу не обманешь. Карты все скажут, если не хочешь слушать меня.
        Завороженной и испуганной Силии казалось, что она перенеслась в другое время и место и перестала быть собой. Какой-то странный паралич воли не позволил ей ни воспротивиться Альзене, ни усомниться в ее предсказаниях.
        Оставалось одно - подчиниться.
        - Пошли! - сказала цыганка, и Силия последовала за ней в кибитку, похожую внутри на темную, прохладную пещеру, впрочем, просторную и даже по-восточному роскошную. За занавесом лежали груды подушек, в пышных и пестрых домотканых ковриках утопали ноги. Над головой покачивалась медная лампа, а под ней, на овальном столике, красовался хрустальный шар на подставке из украшенного серебром розового дерева.
        Воздух был напоен благовониями, смутно напоминавшими Силии о чем-то.
        После яркого солнечного света девушка с трудом привыкала к полумраку.
        - Садись, дитя мое. Прямо напротив меня. Так, чтобы я могла тебя видеть.
        Там, куда указала цыганка, лежала огромная подушка. Силия села на нее и скрестила ноги так, словно сызмала привыкла к этому.
        - Хорошо. А теперь скажи, тебе говорили, что ты похожа на мать? Интересно, что ты взяла от нее, а что - от бедного заблудшего отца, который так хорошо разбирался в жизни, но не сумел разобраться в жене. Ну ладно, сейчас увидим. Я погадаю тебе на цыганских картах Таро. Не бойся, девочка, тебе ничего не грозит. Ты одна из нас - помни об этом всегда.
        Силию поразило, что Альзена произнесла все это с таким чувством, и она порывисто подалась вперед:
        - Не понимаю… Я многого не могу припомнить, но мне никто не рассказывал о маме. Тетя Гертруда ее только ругает и порицает. Однако… я не хочу знать своего будущего. Расскажите мне, какой была моя мама.
        Силия встретила пронзительный взгляд цыганки, но не испытала ни страха, ни трепета. Альзена поняла, что должна оберегать и пестовать это юное существо, эту девушку, удивительно похожую на Марианну и вместе с тем отличавшуюся от нее. Ведь та поставила на карту все ради любви к мужчине - и проиграла.
        Нет, такое не должно повториться - во всяком случае, с этой девочкой, молодой и неопытной. В ней таилась необычайная сила, но она не подозревала об этом, не умела использовать эту силу, пока ее не научили владеть этим даром.
        А между тем эта сила, если ее неразумно направить, приведет к самым пагубным последствиям. Но как рассказать обо всем ребенку?
        - Значит, ты хочешь знать все - все сразу? Нет, так не пойдет. Тебе с этим не справиться. Жизнь нелегко расстается со своими тайнами, не любит поверять их тем, кто хочет немедленно получить ответы. Карты лишь намекают на то, что может произойти с тобой в будущем, учитывая твои нынешние обстоятельства.
        Альзена сосредоточилась, заставив работать свой мистический третий глаз. Это был метод йогов, распространенный в Индии. Цыгане, выходцы из Индии, освоили этот метод. Альзена тоже умела сконцентрировать внутреннюю силу и от всего отстраниться.
        - Вижу, ты не понимаешь. Но не смущайся. Просто сосредоточься и слушай.
        Но почему, почему? Силию разочаровало, что Альзена не отвечает на ее вопросы.
        Она не сознавала, что цыганка подвергала испытанию ее волю. Их глаза встретились, и кулаки Силии так крепко сжались, что ей с трудом удалось распрямить пальцы, опустить плечи и таким образом ослабить растущее внутри напряжение.
        - Мою мать звали Марианной. - Девушке казалось, что она овладела собой. - Что ты можешь о ней рассказать? Зачем привела меня сюда? Неужели только для того, чтобы мучить и играть моими чувствами? Если так, значит, у тебя есть причина ненавидеть ее или меня. Кажется, все ее ненавидели. Но почему, почему?
        - Ты еще спрашиваешь! - Глаза цыганки сверкнули как молнии. - Потому что ей завидовали. И особенно те, чьи мужчины уходили к другим, обладающим душевной теплотой и бесхитростностью. Поэтому такие холодные женщины, как леди Гертруда, ненавидели ее, старались вытравить из тебя дух Марианны, заставить стыдиться своей матери. Нам даровано более глубокое знание жизни, чем им. И они нас боятся, потому что отличны от нас, не постигают нашего знания. Им проще считать цыган плохими людьми - ворами, преступниками или обманщиками и безнравственными прорицателями. Они не видят в нас Человека. Но, к сожалению, девочка, кое-что не в состоянии понять и самые мудрые из нас.
        В Силии закипал гнев. Цыганка несет чушь, чтобы уклониться от ответа! Яснее ясного, она лишь теряет время: Альзене нечего ей сказать.
        Силия хотела подняться, но Альзена схватила ее за руку:
        - Подожди. Сначала я погадаю тебе на картах. Это очень важно. Только тогда я узнаю, как тебе помочь. Сиди смирно и не противься разумом. Я бесконечно сильнее и мудрее тебя, поэтому и стала вождем племени. Лучше слушай, если действительно хочешь что-то понять. Договорились? Решай: желаешь ли ты уйти и присоединиться к своим друзьям или готова встретиться лицом к лицу с правдой?
        Силию приковал к себе темный, пристальный взгляд Альзены. Все мысли до единой внезапно покинули ее. Девушка пришла в полное смятение.
        - Ха! - фыркнула Альзена, заметив это, и достала потрепанную колоду карт из небольшой шкатулки. - Ты никогда не видела настоящих цыганских карт Таро? Этими я гадаю только для своих, а не для тех, кто приходит со стороны узнать будущее.
        Правдивые карты. Но чтобы они сказали истину, нужно освободить разум от сомнений и страхов. Теперь слушай: ты ищешь знаний и силы независимо от того, причинят они тебе боль или нет. Поэтому сосредоточься на моих словах и на том, что хочешь узнать. Коснись карт кончиками пальцев, прежде чем стасуешь. Думай только над вопросами и ответами, которые хочешь найти.
        Альзена словно напевала, и от этого Силию клонило в сон.
        - Ты - цыганка. Кое-что тебе уже известно, но это спрятано глубоко в тебе. Если ты пока не готова узнать все, потому что это слишком болезненно, я избавлю тебя от этого. А теперь мы вместе отправимся за истинным знанием - ты и я. И поведут нас карты. Посмотрим, как они лягут.
        Старая цыганка говорила на многих языках, даже на санскрите. Но, к своему удивлению, Силия понимала ее.
        Аромат благовоний сгущался. Силия, ни разу в жизни не державшая в руке колоды карт, почему-то сразу догадалась, как обращаться с ними.
        Ее карта находилась в середине - она это чувствовала. Девушка стасовала колоду и разделила ее надвое, как учила Альзена.
        Затем старая цыганка разложила листы так, что карта Силии оказалась в середине. Девушка вдруг ощутила неизбежность происходящего.
        Чему быть…

«Нет, - отчаянно думала она, пока Альзена располагала карты. - Можно изменить все, если чувствовать в себе силу. Не все ли равно, что предсказывают карты».
        Так что же ее интересует больше всего?
        Цейлон? Ну да… Цейлон - то место, где она родилась.
        Силия сосредоточилась: «Вернусь ли я туда когда-нибудь снова? Востребую ли свое наследство?
        Выйду ли замуж за Рональда, и будем ли мы счастливы вместе?
        Удастся ли мне забыть Гранта?»



        Глава 18

        Тьма сгущалась - опасность становилась все явственнее. Лицо Альзены покрылось потом, капли скатывались между грудей, по бокам.
        Как предостеречь Силию? Ведь она недоверчива, любопытна и вместе с тем неопытна.
        Это оказалось куда труднее, чем предполагала цыганка. А Силия смотрела на нее выжидательно и нетерпеливо, желая узнать то, что не была готова услышать.
        Все складывалось точно так, как однажды, давным-давно, когда Альзена, еще не старая, раскладывала карты для матери этой девочки - Марианны. Только Марианна не обратила внимания на предостережения, считая, что сама способна управлять своей судьбой и будущим.
        Много ли можно сказать ее дочери?
        - Ну что говорят карты? Что-то о моей матери? Вы ведь знали ее?
        Альзена вздохнула:
        - Да, я знавала твою мать. В Испании. Гадала ей на картах и предостерегала… советовала не совершать импульсивных поступков. Но она проявила упрямство и пошла своей дорогой.
        - И что же?
        - Закончила жизнь несчастной, вдали от своего народа! Ты сама это знаешь. Ты хорошо представляешь свою мать?
        - Плохо. Разрозненные воспоминания, а в целом все смазано. Помню, меня часто оставляли со слугами, а мать с отцом уходили. Но вдруг это прекратилось, и я решила, что ей очень одиноко. Но какая она была, не помню. Я слышала, будто мать до того, как вышла замуж за моего отца, была цыганской танцовщицей, и довольно знаменитой. Снискала успех на многих сценах Европы. Я всегда хотела танцевать, как она, и чтобы мною так же восхищались.
        - Восхищались иноплеменники вроде твоей недоброжелательной тети Гертруды? Остерегайся своих желаний, маленькая гитана! Быть может, безопаснее укрыться в мире чужаков?
        Силия вспыхнула:
        - Зачем вы привели меня сюда и предложили погадать на картах? Что все это значит?
        - Обнаженная правда ранит так же больно, как обнаженный клинок, понимаешь? Ты еще ребенок, а мать в твоем возрасте была уже женщиной. В этом нет ни твоей, ни ее вины. Скажу тебе ровно столько, сколько смогу.
        Прежде всего хорошенько запомни: сила, которая позволяет справиться с любой ситуацией, скрыта в тебе самой. Усвой хотя бы это.
        В Силии снова вспыхнул гнев. Цыганка явно избегала говорить о Марианне. Ее отрывочные слова пугали, но девушка пыталась связать их воедино.
        - Вы сами настойчиво предлагали погадать мне. Отчего же, если карты предсказывают беду, не предупредить меня об этом? Я попытаюсь избежать ее. По вашим словам, вы ждали моего прихода, а теперь только смущаете меня. Где же справедливость вашего, а теперь и моего народа - цыган?
        Альзена молча, бесстрастно изучала Силию - взвешивая, рассуждая, определяя… Но что?
        - Неужели мое будущее столь же горестно и темно, как жизнь моей матери?
        Выражение лица цыганки слегка изменилось, но ее таинственность пугала. Девушка чувствовала, что Альзена сомневается, стоит ли выкладывать все.
        - Так о чем говорят карты? Я хочу знать! Это - мое право.
        - Ха! Вот и зашел разговор о твоих правах! Не лучше ли сначала определиться, кто ты: цыганка или из чуждого нам племени? Ну, как ты думаешь? - В глазах Альзены блеснула угроза.
        Альзена понимала, что глазами ребенка на нее смотрит зрелая женщина. Бедная, одинокая цыганская девочка! Малышку увезли от тепла, солнца и босоногого детства в мир холодных людей, презирающих ее из-за матери.
        Альзена прочитала это по картам. Но что-то темное, скрытое глубоко в памяти девушки пугало и настораживало. Альзена предпочла бы обойти это стороной.
        Что-то связанное с несчастной, своевольной Марианной? С ее внезапной смертью?
        - Ну вот, малышка. - Цыганка провела несколько раз ладонью левой руки по столу и с невероятной быстротой снова разложила карты. - Что ты хочешь узнать о себе? Ну-ка посмотрим… В твоем возрасте девушки интересуются молодыми людьми. Давай скажу, кого выберешь ты или кто выберет тебя.
        Двое влияют на тебя особенно сильно: светлый и темный. Оба по-своему опасны. Хочешь узнать больше? Тебе предстоит дорога - придется возвращаться, если намерена преуспеть в жизни. Ну что, считаешь, что все это обычная цыганская чушь? Но нет, все это правда. И то, что тебе следует проявить осмотрительность, когда выбираешь, кому доверять. А теперь замри и не приставай с вопросами, пока я не найду ответы на свои.
        В темных мерцающих глазах цыганки появилось нечто необычное. Силия, стараясь успокоиться, несколько раз глубоко вздохнула. Потом опустила глаза на карты, над которыми колдовала цыганка. Та что-то бормотала себе под нос на каком-то чужом, но до боли знакомом Силии языке.
        - Ах!
        Силия заморгала и сконцентрировала взгляд на картах. Казалось, она стряхнула с себя сон. Может, ее усыпляли раскачивающаяся над головой лампа, насыщенный аромат благовоний и речитатив Альзены?
        Цыганка, полуприкрыв глаза, смотрела на Силию из-под тяжелых век. Что означает ее взгляд?
        - О чем еще тебе хотелось бы знать? Может, достаточно моих предостережений? Говори скорее! Время бежит - тебе пора возвращаться к друзьям, иначе они подумают, что цыгане тебя похитили. Дай-ка мне руку. Нет, не эту, другую…
        Корявые пальцы вцепились в кисть Силии. Альзена приложила ее ладонь к своей.
        Девушка ощутила легкий удар, и волны от него пробежали по всему телу. Пальцы цыганки исследовали линии ее ладони. Потом Альзена взялась за правую руку.
        Внезапно выпустив руки девушки, цыганка задумчиво откинулась назад. Казалось, Силию окружала тьма. Она наползала все ближе и ближе и поглощала свет - душевный свет, оберегающий ее. Карты свидетельствовали и о благоприятных знаках. Но хватит ли сил у юной девушки преодолеть подстерегающие ее трудности?
        Молчание Альзены раздражало Силию. Как бы узнать, что означают ее туманные намеки?
        - В чем же дело? Не в том ли, что случилось с моей матерью? Ты гадала ей на картах Таро и предсказала смерть? И утверждала, что твое волшебство не в силах ее спасти? Где же ты была, когда она больше всего нуждалась в помощи? И отчего она убежала прочь?
        - Замолчи! - прервала ее Альзена. - Смотри на меня и слушай! Иначе не услышишь ничего, кроме сердитого биения своего сердца и гула от путаницы вопросов в голове. Да-да, слушай, и я скажу тебе все, что могу и смею. Мне дано говорить лишь о знаках - об одних лишь намеках. В тебе заложена дремлющая сила. Приведя в порядок мысли, совладав со страхами, ты сумеешь к себе прислушаться. И тогда постучишься в нужную дверь.
        Нет, пока ты не понимаешь меня. Но когда-нибудь поймешь, и это спасет тебя, слышишь? Я тебе, цыганская дочка, не враг - просто хочу помочь. Но дальше идти не могу: следующие несколько шагов ты должна совершить сама.
        - Но…
        Альзена подалась вперед и накрыла сжатые кулачки Силии своими темными, шероховатыми, как пергамент, ладонями.
        - Тебе не терпится узнать обо всем. Что ж, это естественно - ты не научилась терпению. Но ты его обязательно обретешь. - Она снова повернула руки Силии ладонями вверх и положила на стол. - Вот эта, правая, указывает на то, что ты сделала и на что способна. Стоит сопоставить с картами и…
        - И мне снова кажется, что ты увиливаешь и не говоришь правду, - докончила за нее девушка с едва скрытым раздражением.
        - Верно! - горестно выдохнула цыганка. - Дело в моей немощи. Задавай свои вопросы, но не слишком много. Помни, я стара, а они истощают мою энергию.
        Глаза Силии внезапно затуманились слезами. Она слишком резка и требовательна. Альзена действительно стара. Умри она - и кто поможет ей, Силии?
        - Я чувствую себя так, как, должно быть, когда-то чувствовала себя мама, - начала девушка. - Не уверена в себе, не понимаю, кто я такая. Пленница двух миров.
        Заметив слезы на глазах девушки, Альзена смягчилась:
        - Ты пленница двух мужчин. О, я увидела это в картах и прочитала по линиям твоей ладони. Не знаю, кто из них твой. Но помни: если один из них будет грозить твоей жизни или благополучию, без колебаний и ложной гордости обратись к другому - и он спасет тебя.
        Альзена стиснула холодные руки Силии.
        - Дочка, я ничего не предсказываю. Могу говорить лишь намеками, словно пробираюсь ночью сквозь клубящийся туман. Вижу только, что ты должна быть осторожна, очень осторожна! Вокруг тебя сгущаются черные тучи. Не доверяй никому! Всегда говори себе: я цыганская дочь, а дочери нашего народа должны выжить.
        - Но моя мать - я когда-нибудь узнаю?..
        - Однажды тебе откроется правда. И ложь. Но пока ты еще не готова. Учись, учись терпению.
        Альзена взяла небольшую глиняную трубку, разожгла ее и глубоко затянулась. Сладковатый, острый аромат наполнил кибитку, дым устремился вверх клубами.
        У Силии закружилась голова; она закашлялась. Голос Альзены доносился издалека, словно из конца длинного тоннеля. Старуха произносила странные, малопонятные слова, но они пускали корни где-то в самой глубине души Силии.
        - Слушай меня… Слушай внимательно! Когда придет время, ты все вспомнишь и поймешь, что следует делать. Вернешься туда, где родилась и где умерла твоя мать, - это единственный способ рассеять сгущающуюся над тобой тьму. Ты должна ее победить. Твой народ живет по всему свету, даже на Цейлоне.
        Обратись к цыганам - ты знаешь их язык. Позови - и они придут. Ничего из этого ты не запомнишь, иначе тебя будет мучить боль, которая поднимется из недр души. От нее тоже надо избавляться, но позже… позже… - Голос Альзены угасал. - Позже…
        Закашлявшейся Силии казалось, что она вот-вот потеряет сознание, но внезапно все прекратилось. Альзена велела выпить ей несколько маленьких глотков очень горького чая, от которого девушка поморщилась.
        Трубка куда-то исчезла, и в воздухе лишь слегка пахло дымом.
        - Что произошло? Этот запах…
        - Цыганский табак. Выпей-ка еще несколько глотков этого отвара. Он укрепит тебя и подготовит к встрече с твоей вероломной тетей. Ты скажешь ей, что была у цыган и встретила женщину, знавшую твою мать? Лучше не надо - ей это не понравится. Это твой первый урок, девочка. Учись держать язык за зубами. И не слишком доверяй мужчине, даже если хорошо его знаешь и ему нечего от тебя скрывать. Ну, хватит. Для одного дня вполне довольно цыганской мудрости. Твои друзья заждались и немного тревожатся. Идем к ним.
        Когда Силия вслед за Альзеной вышла из кибитки, ей показалось, что она вступила в чуждый, враждебный мир. Солнце ослепило девушку. Она споткнулась и чуть не упала. Но цыганка вовремя поддержала ее и чуть слышно пробормотала:
        - Нужно быть сильной. Призови свою внутреннюю силу. Держи голову прямо и улыбайся. Никогда не позволяй никому замечать свою слабость, иначе тебя растерзают.
        Смущенная словами Альзены и приветливыми улыбками цыган, Силия замешкалась у выхода. И тут к ней подбежала сияющая девочка и надела на нее гирлянду из полевых цветов. Это пробудило в Силии какие-то смутные воспоминания о душистых гирляндах на Цейлоне…
        Сзади тихо бормотала Альзена:
        - Твой дед - отец твоей матери - был вождем нашего племени на Цейлоне. А дядя Бертран, брат Марианны, имеет там влияние до сих пор. Так что у нас ты считаешься принцессой.
        Но, даже пересказывая историю девушки, цыганка тревожилась. Она прекрасно понимала, что происходило. Но почему и как?
        Неужели явилась сама Марианна и с помощью дочери потребует отмщения? Или тут скрывается нечто иное? То, что открылось Альзене, когда от дыма ее разум погрузился в транс, было мрачным и пугающим… Это грозит опасностью самой Силии, если она когда-нибудь вспомнит об этом.
        До поры до времени надо предотвратить такую возможность - пока Силия не окажется в безопасности. Сначала о девочке следует позаботиться, а уж потом рассуждать об отмщении - понятии весьма важном для цыганской чести и цыганского закона.
        Прежде чем принять единственно правильное решение, Альзене нужно получить наставление, то есть посоветоваться с вождем. Некогда он танцевал с Марианной на всех сценах Европы.
        Как же он любил свою сестру до того, как чужак - искатель приключений - украл ее, похитил, как принято у цыган, сделав вид, будто следует их традициям.
        Но этот человек не уберег невесту от зла, и оно привело к ее гибели. Теперь необходимо спасти дочь Марианны от того, что погубило ее мать.
        Силия… дикая карта в колоде… до сих пор не осознает силы, которой обладает. Похожа на мать, но совсем другая. Марианна бросила все ради любви к англичанину, искателю приключений, и последовала за ним на край света. Она потеряла и его, и игру, в которую они вместе играли, когда забеременела и родила ребенка.
        И тут же стала добычей для всех. Легкой добычей. Несчастной диковинной райской птицей, привыкшей к лести и восхищению.
        Альзена потешилась мыслью, как похитит Силию, увезет в Испанию и там научит цыганским обычаям и тому, как защитить себя от враждебного мира. Но тут же призналась себе, что это не сработает. Силия внутренне тверже, чем Марианна. Она узнала разлуку и печаль очень рано. И все же устояла.
        Старая цыганка смотрела на людей, окруживших Силию: здесь были соплеменники Альзены и подруги девушки, удивленные и возбужденные. Все смеялись, задавали вопросы, и Силия, хотя и не совсем пришла в себя, отвечала тепло и участливо.
        Посмотрев поверх голов, Альзена вдруг встретила взгляд, смутивший ее.
        Европеец! Но так ли это?
        Его глаза менялись, как цвет хамелеона. И он не уклонялся от ее проницательного взгляда, напротив, старался его выдержать.
        О!.. Наверняка в нем есть цыганская кровь, хотя, возможно, он не знает об этом.
        Глаза сощурились, и в уголках появились морщинки - мужчина улыбнулся и приветственно поднял руку, словно читая мысли Альзены.

«Будь я моложе…» - подумала старуха. Ей понравился его взгляд и внешность. Нет, он не европеец. Но что он здесь делает?
        Так это о нем упоминала Силия! Опасный тип - и вот он рядом.
        Силии с таким не совладать, если он захочет ее.
        Надо выяснить его намерения.
        Едва Альзена приняла решение, как незнакомец начал пробираться к ней сквозь толпу.
        О, да он и в самом деле красив! И как такой кавалер до сих пор не проглотил бедняжку Силию?
        Но девушка словно ощетинилась, когда мужчина, проходя мимо, бросил ей несколько слов.
        Что это? Антипатия? Твердость характера?
        Интересно…
        И почему от его слов Силия побледнела? И так выразительно посмотрела на нее?
        Альзена нутром чувствовала: этот человек опасен. Вот и первое испытание: проявит ли девушка силу и умение сопротивляться…
        Но Силия не чувствовала в себе особой твердости. Внешность Гранта поразила ее, а его мрачность насторожила. Не принесли успокоения и его первые слова.
        - Довольно игр, - тихо проговорил он. - Слушайте меня и держите рот на замке. Гертруда вышла на тропу войны. Она хочет, чтобы вы немедленно вернулись в Грейндж. Вы так и поступите. Следующий час я проведу у Темплкомбов. Обещайте, что приедете туда, если ваше пребывание в Грейндже станет невыносимым. Слышите меня, Силия? Я встретил Гертруду не так давно - она настроена решительно. Не сомневайтесь: эта леди своего не упустит.
        Едва осознавая его слова, Силия смотрела поверх головы Гранта на Альзену и пыталась понять: откуда он ее знает? И знает ли вообще?
        Но теперь, передав тревожное сообщение, Грант направился прямо к Альзене. Силия последовала за ним, чтобы попросить у цыганки совета, но натолкнулась на Дженни Темплкомб и Веронику Дартвуд, которые слышали слова Гранта.
        - Поспешите, Силия. Мы поедем вперед. Уверена: брат объяснит вашей тете, почему мы так долго отсутствовали. В конце концов, наша маленькая экспедиция оказалась вполне невинной.
        - Конечно, - подтвердила Вероника. - А уж на каких лошадях мы покатались… Все, молчу, больше ни слова, хотя мне очень хочется снова побывать здесь.
        - Мы не делали ничего дурного, - заметила Силия.
        - А вы и правда цыганская принцесса? Как это романтично!
        Но ничего романтичного Силия в этом не видела. Рассказ Альзены об ее прошлом и странные предостережения цыганки она восприняла как поразительные откровения.
        Девушку тревожила мысль, что в ее одиночестве и отчуждении в период жизни в Грейндже виновна Гертруда. Взяв на попечение цыганского ребенка, она вовсе не желала, чтобы девочку приняли в том маленьком кругу, который возглавляла эта железная леди.
        - Так-так! Ты провела в столице несколько недель, притом вращаясь в самых порочных кругах общества, - и уже ставишь себя выше всяких моральных норм! Ты что, забыла о своих обязанностях, манерах и обещаниях? Остается надеяться, дорогая, что твое поведение не отразится хотя бы на моей репутации. Я всегда старалась направить тебя в сторону добродетели и избавить от порочных наклонностей, проявлявшихся из-за твоей неудачной наследственности. Цыгане! Варвары! О чем ты только думала?
        Силия окаменела.
        - Не понимаю, в чем вы меня обвиняете? В том, что я повидалась со знакомыми моей матери? Но отказать им в этом было бы бестактно - ведь вы сами постоянно напоминали, что во мне течет цыганская кровь.
        - Неужели у тебя не осталось ни капли благодарности или хотя бы чувства приличия? А как насчет мистера Уинвуда, этого милого, достойного молодого джентльмена, который печется о твоем наследстве, пока сама ты предаешься развлечениям во время сезона в Лондоне и еще бог знает где! Удивительно, как мисс Лангбурн продолжает водить с тобой знакомство. Если бы не ее настойчивые просьбы, я ни минуты бы не колебалась и, исполнив свой христианский долг, рассказала мистеру Уинвуду и о твоем поведении, и о твоей репутации, которая становится предметом всеобщего осуждения.
        У мертвенно побледневшей Силии перехватило дыхание. Она ухватилась за спинку стула.
        На время обе женщины замерли. Гертруда вперила взгляд в Силию. Глаза девушки горели огнем. Прежде она не подозревала в племяннице такой силы, и это открытие привело ее в замешательство.
        - Не повредило ли тебе солнце, дорогая? Поднимись наверх, ляг в затемненной комнате и положи на голову компресс. А спор мы продолжим позже, когда… ты почувствуешь себя лучше и сможешь прислушаться к голосу разума.
        От ее нарочито благожелательного тона Силия взорвалась:
        - Вы называете голосом разума те злобные и грязные слова, какими оскорбляете меня с тех пор, как забрали сюда? Злобные и мерзкие. А еще называете себя доброй христианкой! Сомневаюсь, чтобы вы читали Библию, особенно Новый Завет. Кто дал вам право судить других? Где же ваше христианское милосердие? Живи вы в библейские времена, вы бы первой бросили камень, хотя основывались бы только на слухах.
        Вы, дорогая тетя, лицемерка, как те фарисеи, о которых говорил Христос. В других видите самое дурное, смакуете его и наслаждаетесь этим. Недаром дядя Тео всегда запирается от вас.
        Леди Гертруда дышала с трудом и едва сдерживалась.
        - А ты, я вижу, научилась дерзить! Очевидно, твоя новая опекунша поощряет не только другие прискорбные привычки, но и эту. Мне искренне жаль твоего жениха, полагающего, что ты все та же невинная девушка, которую он выбрал себе в невесты. Ты должна считать себя на вершине счастья, потому что приличный молодой человек, знающий о твоем происхождении, сделал тебе предложение. И не думай, что кто-нибудь из окружения Уилхелмины поступит так же - особенно ее непутевый пасынок. Нет, мое несчастное, заблудшее дитя, такие люди, особенно если всплывет вся правда, способны лишь на непристойные поступки.
        Я выполнила свой долг - предупредила тебя. А теперь - вот последнее письмо от мистера Уинвуда, где он умоляет обожаемую невесту написать ему лишь несколько слов. Неплохо бы побыстрее ответить достойному человеку. А я тем временем сочиню несколько сдержанных и честных фраз от себя.
        Леди Гертруда извлекла из кармана конверт с необычными штемпелями и ткнула им в Силию. Та взяла письмо дрожащими пальцами.
        - Но оно распечатано… и прочитано, хотя адресовано мне!..
        - Еще бы! А чего ты, собственно, ожидала? Корреспонденцию молоденьких девушек должны просматривать те, кто за них отвечает, даже если пишет жених. Уверена, ты ответила бы мистеру Уинвуду и сообщила ему новый адрес, поведала бы о том, что твои обстоятельства изменились, если бы не бесконечные развлечения. - Враждебность Гертруды и посланное ей самой испытание Силия встретила на удивление спокойно, решив сначала все осмыслить. Не Альзена ли раскрыла ей глаза?
        - Ну и злобный же вы человек, - тихо заметила девушка. - И как я этого раньше не видела? - Девушка, хлопнув дверью, удалилась от вероломной тетки.
        - Эмили! Скорее! Помоги мне упаковать вещи! Мы уезжаем - сейчас же! - Силия дергала шнурок звонка, хотя служанка уже прибежала и всем своим видом выказывала сочувствие. Она достала чемоданы и вынула из шкафа платья.
        - Пожалуйста, мисс Силия, присядьте и успокойтесь. Я чувствовала, что добром все это не кончится. Хотите воды?
        - Нет… не нужно. - Силия опустилась на стул, все еще комкая в руке письмо Рональда и борясь с гневом.
        Личное письмо перехвачено, прочитано и, конечно же, истолковано наихудшим образом. Как тетя посмела!
        - Силия, Боже мой, что произошло? Дорогая, в чем дело? - В широко раскрытых бесцветных глазах Антеи сквозило беспокойство. - Почему ты укладываешь вещи? Ведь уик-энд только начинается. Нельзя обижать дядю и тетю, так поспешно покидая их дом. Это может вызвать слухи и кривотолки. Умоляю, подумай хорошенько! Тетя желает тебе добра, хотя иногда бывает резка и прямолинейна. А недовольство тобой проистекает лишь от тревоги за твое будущее.
        Силия не слушала ее, и Антея попыталась опять:
        - Прояви благоразумие, не торопись и хорошенько все взвесь. Ты ужасно расстроишь дядю, а он, сама знаешь, очень о тебе беспокоится. Спустись и поговори с ним о том, что тебя волнует. Такой милый, настоящий праведник! Поистине он стал источником утешения для нас с Джорджем. - Подруга не отвечала. - Силия!
        Девушка поднялась:
        - Эмили, собирайся скорее! Да, Антея, я согласна: перед отъездом мне необходимо поговорить с дядей Тео. А ты, будь добра, пошли сообщение Темплкомбам для мистера Гранта. Передай, что прошу его сопровождать меня в столицу.
        - Но…
        - Антея, если ты откажешься, нам с Эмили придется идти пешком, в результате поднимется еще больший переполох. Впрочем, мои цыганские родичи приютят меня на ночь, если все прочие откажут. Ну, что скажешь? Решай, а я пока поищу дядю.
        Дверь захлопнулась перед самым носом Антеи. Какой бес вселился в ее подругу? Вот если бы можно было призвать дорогого Джорджа и попросить разумного и здравого совета… Едва ли не впервые в жизни Антея не знала, как поступить. Ее охватила растерянность.
        Послать за мистером Гамильтоном означало навлечь на себя недовольство хозяйки. Не станет же Силия, в самом деле, устраивать скандал. Викарию наверняка удастся вразумить ее.
        Будь Антея католичкой, она бы непременно перекрестилась.



        Глава 19

        Старый, запущенный сад пронизывали лучи солнца. От древней каменной стены, источающей жар, там всегда было тепло и уютно.
        Силия нашла своего дядю в саду, хотя полагала, что в это время он обычно сидит в кабинете и работает над проповедями.
        Викарий в поношенной одежде сосредоточенно копался в земле, и Силия на мгновение замешкалась, не решаясь нарушить его уединение.
        Но что-то подсказало викарию: племяннице нужна его помощь, - и он быстро выпрямился.
        - Силия, дорогая девочка. Нет-нет, ты мне ничуть не помешала. - Тео внимательно посмотрел на нее. - Что с тобой? Опять Гертруда? Чем-то огорчила тебя?
        Милый и добрый дядя! Откуда он узнал? Долго сдерживаемые слезы прорвались наружу и заструились по щекам Силии - слезы гнева, обиды и разочарования. Девушка задрожала от рыданий.
        Викарий выронил лопату и схватил племянницу за руки. Уткнувшись ему в плечо, Силия заплакала еще сильнее.
        Она словно искала защиты. Тео, чувствуя себя виноватым, пожалел ее. Силия - его племянница, и он за нее в ответе. Когда-то Тео забрал ее из ужасного окружения, вырвал из обстановки, не подобающей для юного существа. Но что предложил взамен?
        Он изредка похлопывал ее по плечу. Иногда разрешал заходить в библиотеку.
        Но проявил ли хоть раз истинное чувство к девочке? Обрадовался ли, поняв, что она любит его? Святой апостол Павел. Второе послание к коринфянам, глава тринадцатая. Он столько раз цитировал это место, но никогда не воплощал в жизнь свои проповеди.
        Поглаживая Силию по спине, викарий бормотал ласковые слова, которые казались пустыми даже ему самому. А что, если он вообще не справляется с долгом пастыря?
        - Ах, Силия, Силия, прости, что не заметил и давным-давно не понял, как была невыносима твоя жизнь с нами! Не плачь, дитя мое. И не отрекайся от веры в Бога только потому, что твой старый дядя скверно исполняет Его поручения. Ну же, ну, теперь тебя никто не обидит. Расскажи мне, что произошло? Хочешь попить из этого фонтанчика? Ты его так любила, когда была девочкой. Не забыла оловянную кружку - ту, что я прятал под ивовыми ветвями? Давай пополам со старым дядей Тео. И прости, что я был так невнимателен к тебе. Простишь?
        Произнося все это, Тео подвел Силию к грубой каменной скамье, извлек оловянную кружку, окунул в фонтан и подал девушке. Та, все еще всхлипывая, ругала себя за то, что потеряла с таким трудом достигнутое самообладание.
        Потом сделала глоток и почувствовала облегчение - и от холодной воды, и от искренней заботы дяди Тео.
        - Я уезжаю, - сказала Силия. - Не могу оставаться здесь ни одной минуты. Но к вам, дядя Тео, это не имеет никакого отношения. Я вас люблю. Все из-за тети Гертруды. Это она сделала мое пребывание здесь невыносимым. Я попросила Антею послать за мистером Гамильтоном. Но не знаю, осмелится ли она противостоять тете и согласится ли приехать он. Так или иначе, я не хотела ни обидеть, ни расстроить вас.
        - Дитя мое, я был слеп, но теперь прозрел. Твой отец даже на пороге смерти лучше понимал, что тебе нужно, а Уили всегда охотно оказывала помощь. Видишь, сюда тебя направил сам Бог! - В глазах викария вспыхнуло вдохновение. - Втайне я желал этого больше всего на свете и молился, чтобы… мне было ниспослано своего рода откровение. И наставление. И вот, кажется, я его получил. - Он ободряюще сжал руки племянницы. - Не тревожься, я вполне compos mentis[в здравом уме и твердой памяти (лат.).] . Предоставь все мне. Давай держаться вместе, и тогда мы и победим всех драконов.
        За Грантом Гамильтоном послала Эмили, Антея же пребывала в крайнем смятении, ибо считала себя в долгу перед Гертрудой и перед Силией.

«Будь она настоящей подругой, - рассуждала служанка, занятая составлением послания, - сама побежала бы к Темплкомбам и привела бы мистера Гранта сюда, не спрашивая, что да как».
        Но мисс Антея оказалась трусихой, а Эмили - нет. Оставалось пробраться на конюшню, разыскать мальчишку, симпатизировавшего ей, убедить его, что такой поступок благороден, и поклясться, что он не будет наказан.
        Чего только не поможет совершить один мимолетный поцелуй!
        Леди Гертруда восприняла это как наступление врага. Приходилось сражаться на два фронта: с собственным мужем, объединившимся против нее с Силией, и с настоящей армией в лице брата и сестры Темплкомбов (кстати, прежде эти невоспитанные люди ни разу не нанесли визита леди Гертруде) и дерзкого, высокомерного Гранта Гамильтона, который потребовал немедленного свидания с Силией.
        Будь Гертруда женщиной слабой, она уже лежала бы в обмороке. Поскольку дело касалось ее чести и приличий, леди Гертруда была благодарна и за то, что хоть Антея приняла ее сторону.
        - Мистер Гамильтон, - Гертруда холодно протянула руку, - рада с вами познакомиться.
        Но молодой человек пренебрег любезностями:
        - Где Силия?
        Гертруда поморщилась - ей очень не понравился его иностранный акцент.
        - Где же ей быть, мистер Гамильтон? Она с родными - отдыхает перед обедом в своей комнате. Мисс Лангбурн только что оттуда. Я права, дорогая?
        - Да! - решительно подтвердила Антея. - Отдыхает.
        Грант, послав девице испепеляющий взгляд, снова обратил взор на леди Гертруду. Ну что за благочестивая ведьма!
        - Передайте, что к ней гость.
        - Вот какие дурные манеры у чужаков, - бросила Гертруда специально для Антеи, стрельнув при этом злобными глазами в Гранта. - Уважаемый сэр, вы явно незнакомы с обычаями нашей страны. Здесь принято посылать карточку, ждать приглашения и только после этого являться и чего-то требовать.
        - Я ничего не требую, - холодно возразил Грант. - Учтите, однако, что Силия немедленно покинет ваш дом. Если же вы не позовете девушку, я найду ее сам. Ну что, леди Гертруда?
        На Гертруду внимательно смотрели брат и сестра Темплкомбы, и она не хотела показать себя в дурном свете.
        - Дорогой мистер Гамильтон, дом викария всегда отличался гостеприимством. Не стоит вести себя столь неподобающим образом. Я разрешаю вам повидаться с Силией, но об ее немедленном отъезде не может быть и речи. Она обещала погостить у нас, и ее визит еще не завершен.
        - Завершен! - отрезал Грант.
        - Это выходит за рамки приличия! - возмутилась Гертруда. - Так и передайте своей мачехе. Нет, лучше я напишу ей сама. Не поручусь, что человек с повадками ковбоя что-то передаст ей.
        - Что верно, то верно.
        - Вот уж кому я не отдала бы на воспитание Силию, так это Уилхелмине.
        - Ничуть не сомневаюсь.
        - Вы просто несносны!
        - Да, мэм, - согласился Грант. - А теперь позовите Силию и скажите, чтобы она готовилась к отъезду.
        Их глаза встретились. Гертруда вскинула голову, убежденная в своей непререкаемой правоте.
        - Мы позовем Силию. - Она снисходительно кивнула.

«Да, на нее стоит посмотреть», - подумал Грант, наблюдая, как Гертруда прошествовала по комнате, дернула за шнурок и приказала горничной позвать Силию.
        Но девушка, притаившаяся на лестнице, слышала каждое слово, доносившееся из комнаты. Грант Гамильтон стоял как стена, и Гертруда была не в силах препятствовать ему. Если бы не эта ссора и не пугающее, все еще не прочитанное письмо, Силия, пожалуй, позабавилась бы…
        Сердитый, пылающий взгляд Гранта пронзил девушку.
        - Силия, у тебя гости! - Голос Гертруды звенел на высокой ноте. - Полагаю, это Темплкомбы, хотя раньше мы не встречались и даже не были представлены друг другу. И мистер Гамильтон, довольно дерзко утверждающий, что сегодня вечером ты уезжаешь с ним. Не понимаю почему, ведь ты приехала на весь уик-энд?
        Гертруда выжидательно смотрела на племянницу. Силия бросила взгляд на Гранта, и тот чуть заметно кивнул.
        - Силия действительно сегодня уезжает, - подтвердил внезапно появившийся викарий.
        - Тео, что за нелепая мысль!
        - А вот у тебя вряд ли появилась даже такая мысль. - Тео протянул руку Гранту. - Здравствуйте, молодой человек. Я Тео, дядя Силии. Она, конечно же, отправляется с вами. Как и предполагалось. - Викарий выразительно посмотрел на жену. - Все знают, как ты обрадовалась, узнав что Силия погостит у нас хотя бы короткое время. Но Уилхелмина считает, что девочке необходимо вернуться к завтрашнему дню. Ты, вероятно, забыла об этом?
        Силия ни разу не видела Гертруду в таком замешательстве. Ее губы шевелились, и казалось, она вот-вот опровергнет супруга.
        Но викарий опередил жену.
        - Ты собралась, дорогая? - обратился он к Силии.
        Девушка улыбнулась:
        - Да, дядя Тео.
        - Отлично. Мой мальчик, это ваша карета у дверей? А это, полагаю, Томас Темплкомб? Рад познакомиться, сынок. И с вашей сестрой Дженнифер тоже. Добро пожаловать в Грейндж! А теперь нам следует присмотреть за вещами Силии. Хотя мне и леди Гертруде грустно провожать племянницу, будем надеяться на промысел Божий и скорую встречу.
        Силия обняла дядю и снова чуть не расплакалась:
        - Спасибо, дядя Тео…
        - Господь с тобой, дитя мое.
        - Тетя Гертруда…
        Та напряглась.
        - Не одобряю твой отъезд с мистером Гамильтоном, не принадлежащим к нашему обществу. Хотя твоя так называемая опекунша и считает это естественным. Ты когда-нибудь поймешь, дорогая: все имеет установленный порядок. Если же эта связь нарушается, последствия пожинает невинный, что с тобой, вероятно, и произойдет. Что ж, ты сделала свой выбор - тебе жить. Я старалась как могла. Пыталась воспитать тебя в христианском духе и привить тебе строгую мораль. Я выполнила свой долг, но силы зла вновь взяли верх. Мне остается лишь надеяться, что ты не слишком пострадаешь от последствий своего поведения.
        С этими словами Гертруда величественно удалилась.
        - Она надеется, что я буду гореть в аду и тем самым подтвердится ее правота. - На глаза Силии навернулись слезы. Гертруда, верная себе, желала племяннице только плохого.
        - Ей нужно учиться смотреть на вещи иначе, - задумчиво заметил викарий, смущенный гневной тирадой жены. Все обстояло хуже, чем он предполагал. Огромная тяжесть свалилась на хрупкие плечи невинного ребенка, спасенного ими, как считали супруги, из лап язычников.
        Быть может, язычники они, а Силия - благословенный дар небес?
        Тео снова обнял племянницу:
        - Бог тебе в помощь, дорогая. Надеюсь, в твоем сердце найдется местечко и для меня, и время от времени ты будешь писать мне.
        - Конечно, - горячо пообещала девушка. - Я люблю вас, дядя Тео!
        - И я тебя тоже люблю. - Старик подтолкнул племянницу к Гранту Гамильтону.
        Темплкомбы уже сидели в экипаже, когда Грант помог расположиться там Силии и Эмили.
        - Сэр! - Дядя Тео протянул руку, и Грант дружески пожал ее. - Берегите Силию, мой мальчик.
        - Моя мачеха считает это моей священной обязанностью.
        - А может, вы сами выбрали этот удел? - заметил викарий.
        Предоставленная Силии комната превосходила по роскоши даже ее спальню в Карлтон-Хаусе. Здесь можно было успокоиться и постараться забыть об обидных словах тетки.
        Да, Гертруда давно внушала племяннице, что та в неоплатном долгу перед ней. Но зачем? Этого Силия не понимала.
        Ну ничего, хватит с нее строгих правил, тревожных прорицаний цыганки и Гранта Гамильтона с его обжигающими зеленоватыми глазами, пробуждающими желание.
        Ей ничего от него не нужно. Силия мечтала о том, что вполне доступно: провести сезон в Лондоне с любимой тетей Уили, потом отправиться на Цейлон и сдержать слово, данное Рональду.
        Но отчего же она до сих пор не прочитала его письма?
        Чего-то боялась?
        Глупости! Все смешалось после встречи с цыганской родней и перепалки с тетей Гертрудой.
        Разве можно читать письмо жениха, когда вокруг царит настоящий хаос?
        К тому же Гертруда ознакомилась с ним первой - и очень внимательно.
        Это больше всего раздражало Силию.
        Но теперь она дождалась подходящего момента. Утром Грант повезет ее к тете Уили. Значит, он лишится конца уик-энда и не сможет покрасоваться перед Дженнифер Темплкомб, взирающей на него с обожанием.
        Сам Грант пришел в неистовство.
        - Ваша тетка - настоящая ведьма! - взорвался он, едва они отъехали от Грейнджа. - Какого дьявола вы приняли ее приглашение? И какого дьявола поехали сюда одни?
        Силия не удостоила его ответом. Она испытывала признательность к дяде Тео и считала своим долгом платить ему добром.
        - Полагаю, - бросила Силия, - если бы тетя Уили оказалась такой же… ведьмой… вы бы и не подумали встречаться после их женитьбы с вашим отцом. Но хватило бы у вас воли и сил, сознания правоты, чтобы порвать связи с семьей? Гораздо легче судить о том, чего не испытали, и высказывать свое мнение, когда вас о нем не спрашивают.
        - Черт побери, да она втаптывала вас в грязь! И ничуть не стеснялась посторонних.
        - Надеялась, что мы станем распускать слухи, - вставил Томас Темплкомб. - Но мы не предаем друзей.
        - Мерзкая старуха! - заключила Дженнифер. - Но Грант стоял как крепость. Не отступил ни на шаг - не пропустил ни одной стрелы и ни одного камня.
        - Готов был свернуть ее дряблую шею.
        - Между прочим, тетя вырастила меня. - Силии совсем не хотелось защищать Гертруду, но она решила положить конец резким нападкам Гранта. - И сделала все, что от нее зависело.
        Вот именно: все, что от нее зависело, - унижала племянницу, порочила ее предков, позорила мать и отца, лгала, что только благородство Рональда Уинвуда способно спасти ее варварскую душу.
        Может, поэтому Силия до сих пор так и не прочитала письмо Рональда?

«Я уже не та, какой была, когда дала согласие выйти за него».
        Мысль эта пронзила ее.
        И в следующую секунду Силия поняла: ее пугает и то, что она прочтет, и то, как она отнесется к этому. Ведь с тех пор как покинула Грейндж, Силия почти не думала о Рональде.
        Но когда тетя Уили оторвала девушку от всего знакомого, она, как и пророчествовала Гертруда, все еще верила, что ее единственное предназначение - выйти замуж за кумира своего детства.
        Тогда Силия считала, что сезон в Лондоне - бессмысленная суета, способная лишь вскружить голову и зародить несбыточные надежды.

«Я должна прочитать письмо».
        Но Силия теперь отчетливо сознавала, что не хочет этого. Тетя Уили открыла ей глаза. Душа Силии незапятнанна. И она сама - не ошибка и не причуда природы, поэтому ее не нужно ни исправлять, ни спасать.
        Пусть все идет своим чередом. Вернувшись в Лондон, она будет по-прежнему наслаждаться светской жизнью, не думая о замужестве и о том, что с ним связано.

«Я должна прочитать письмо».
        В девушке говорили совесть и чувство вины. Ведь того, кто казался самым главным в ее жизни, она отодвинула в дальний уголок сознания, почти забыла и лишь изредка вспоминала о нем.
        Теперь вспомнил о ней и Рональд. Силия согласилась стать его женой, и вот он спрашивал ее: почему ты не пишешь? Или: что происходит? Только это, и наверняка ничего больше. Возможно, Рональд подозревал, что письмо прочитает тетя Гертруда. Он должен был это предвидеть…
        Дрожащими пальцами Силия вытащила письмо из конверта. Его явно не раз перечитывали и затрепали. Едва удалось разобрать: «Силия, carissima…»
        Неверными шагами девушка направилась к креслу-качалке и опустилась в него.
        Все сложнее, чем она предполагала. Силия разгладила страницу и пристроилась поближе к окну.

«Силия, дорогая!
        Как давно это было - слишком давно. Я сижу в сумерках, думаю о месяцах и годах, разделивших нас, и скучаю сильно, как никогда.
        Ты наконец выросла, моя милая. Пора нам соединиться, и я жажду тебя, как жаждет страстный любовник свою возлюбленную. Как мне хочется обнять тебя, прошептать слова любви и преданности, целовать сладкие, невинные губы, назвать своей - однажды и навсегда.
        Приезжай ко мне, дорогая Силия, и стань, как мы решили, моей женой. Теперь дни уже длиннее, и я постоянно думаю только о тебе: представляю, какой ты стала красавицей. Хочу только одного - осуществить нашу общую мечту о жизни, полной счастья.
        Ты мне нужна теперь же, carа. Во имя всего, что важно для нас обоих, отбрось сомнения. Вблизи родного дома ты найдешь все, что захочешь, и, клянусь, никогда не узнаешь нужды ни в чем.
        Приезжай, стань моей женой, дорогая, и мы завоюем мир. Не забывай: так решили наши отцы, а память твоего отца для меня священна. Но важнее другое: я так давно подавлял свои чувства, а теперь безумно желаю обладать тобой.
        Надеюсь, ты чтишь свои клятвы, как я чту свои. Скажи только слово. И, повинуясь велению твоего сердца, я брошу все и приеду за тобой.
        Напиши мне, душа моя. Ведь я так долго не получал от тебя весточки. И скажи, когда я заключу тебя в объятия?
        Верный навсегда Рональд».
        Письмо выпало у нее из рук. Силию охватило глубокое уныние.
        Пришло время платить по счетам.



        Глава 20

        - Эта женщина - настоящая фурия, - заявила Дженнифер Темплкомб, когда на следующее утро Силия спустилась к завтраку в столовую. - Неудивительно, что родители не желали иметь с ней дела. Здравствуйте, дорогая! Простите, пожалуйста. Но уверена, вы не станете этого отрицать.
        - Нет, это вы извините меня. Кажется, я помешала вашей беседе. - Силия окинула усталым взглядом Томаса Темплкомба и холодное лицо Гранта. - Полагаю, вы не станете в моем присутствии ругать мою тетю?
        - Ох… Но… - Дженнифер в поисках поддержки посмотрела на Гранта, и это только окончательно раскалило Силию. Не понравилось ей и то, что Грант тут же положил свою широкую ладонь на руку Дженнифер, а на нее метнул сердитый взгляд, как на обидчицу.
        - Садитесь, Силия, и помолчите. Ваша тетка - лицемерка, и мы прекрасно это знаем. Из-за нее у нас пропал аппетит. Так что тема закрыта - приступим к завтраку.
        Грант так мило улыбнулся малышке Темплкомб, что Силию бросило в жар.
        - Садитесь, - нетерпеливо повторил он, словно угадывая ее чувства. - Поешьте что-нибудь, а то вы чертовски плохо выглядите.
        - Очень любезно с вашей стороны, что вы заметили это. - Девушка поднесла к губам чашку, с удовольствием ощутив запах и вкус лимона.
        - Я отправил Уили письмо и предупредил, что вы задержитесь здесь на несколько дней. - Грант по-прежнему не сводил глаз с Дженнифер, словно не видел никого привлекательнее.
        - Вот как! - Силия оттолкнула тарелку с галетами и яйцами. - Но вы даже не посоветовались со мной! Я хочу вернуться в Лондон как можно скорее.
        - Так мы и поступим, но через несколько дней.
        - Ну уж нет, мистер Гамильтон. Я намерена ехать сегодня!
        - Ничего не получится.
        - Посмотрим.
        - И смотреть не на что. Мне поручено сопровождать вас, а я буду готов только через три дня.
        - Что ж. Весьма сочувствую. Досадно, когда долг препятствует исполнению собственных планов. А теперь утешьтесь. Из-за меня жертвовать собой не стоит. Я отправлюсь с Эмили - сегодня же.
        - Обсудим это позднее.
        - Ничуть не сомневаюсь. - Силия бросила украдкой взгляд на Томаса Темплкомба. Колкости привели его в явное замешательство. - Но не вижу причин менять свои планы.

«Если Грант откажется сопровождать меня в Лондон, - думала Силия, - обращусь с просьбой к добросердечному мистеру Темплкомбу. Тогда у Гранта появится возможность насладиться очарованием простушки Дженнифер. Этого он и хочет больше всего».
        Девушка задохнулась от бессильного гнева. Скажите на милость, зачем она с ним цапалась? Простую жизнь в английской провинции от еще более простой жизни на цейлонской чайной плантации отделял один шаг.
        Силии вдруг показалось, что она уже там. Отказать Рональду нельзя - их связывают прочные узы и долгие годы знакомства. Прежде Силия и не помышляла, что способна передумать.
        Рональд решил жениться на ней, и этот момент приближается с каждой минутой.
        Силия не понимала, почему так расстроена. Она всегда мечтала выйти замуж на Рональда, всего четыре месяца назад стремилась к этому всей душой.

«Я чрезмерно легкомысленна, раз испугалась того, чем должен завершиться наш роман, и злюсь, что мой спутник уделяет время деревенской девчушке, хотя имеет полное право в нее влюбиться». Задержись Силия в столовой, она, возможно, поняла бы, что к чему. Но в этот миг девушка поднялась:
        - Извините, я пойду собирать вещи.
        - Силия!..
        Не успела девушка подняться на верхнюю площадку, как ее догнал Грант.
        Она ощутила жар протянутой руки, его властную силу, увидела злость, вспыхнувшую в зеленых глазах.
        - Вы ведете себя как испорченный ребенок.
        - А вы, мистер Гамильтон, как человек, которого отвлекли от любимой забавы.
        - Стоило бы вам как следует всыпать.
        - Эта обязанность тоже возложена на вас? Доколе же вам придется так надрываться из-за меня? Вы очень ответственны, мистер Гамильтон, но вам придется примириться с мыслью, что не все в вашей власти. Например, мой сегодняшний отъезд в Лондон.
        - Черт возьми, Силия, не показывайте, что дурно воспитаны, ни мне, ни друзьям моей мачехи. Плохо уже то, что приходится скрывать ваше бегство из теткиного дома. Сегодня вам нельзя ехать в Лондон одной.
        - Я в отчаянии оттого, что нарушаю вашу сельскую идиллию. Не сомневаюсь, у вас были иные планы. Нет никакой необходимости отказываться от них только для того, чтобы присматривать за мной.
        - Нарушаете мои планы! - Грант задохнулся от злости. - Неблагодарная девчонка! Мой единственный план - следить за вашей безопасностью и удобством. Иначе какого черта я оказался бы во время уик-энда в этом Богом забытом месте?
        - Понимаю, все дело в Уили. И в вашем обременительном чувстве ответственности. Еще одно задание. Неприятное маленькое задание: последить, не станет ли тетка обижать Силию?
        Силия внутренне съежилась от унижения. Как же она, дочь цыганки, вознамерилась противостоять судьбе?
        - Ну вот что, мистер Гамильтон, позвольте заверить вас, что я больше не буду вашей обузой. Поэтому окажите последнюю любезность: сегодня я отправляюсь в Лондон - с вами или без вас, - поскольку получила долгожданное письмо от жениха, и он напоминает, что пора выполнить данное ему обещание. И вот, - (Неужели ее голос дрогнул?), - я должна собираться в путь…
        Слова Силии оглушили Гранта. Он поднялся еще на одну ступеньку, чтобы посмотреть ей в глаза. Грант понял, что девушка волнуется и боится.
        - Кто это сказал? Кто? - резко спросил он. Руки его неудержимо тянулись к Силии. Ему хотелось коснуться ее, заключить в объятия, удержать. - Кто сказал, что вам надо ехать к нему? Вы не поедете. Я не пущу…
        Грант внезапно умолк, заметив ее безмерное удивление.
        - Думаете, Уили позволит вам кануть в небытие после всего, что было? Или что сделки и безбожные союзы, заключенные Гертрудой, имеют какое-то значение после того, как вашими делами занялась моя мачеха? Боже, вы никому не доверяете! Почему, вы думаете, ваш отец настоял, чтобы вы покинули Гертруду?
        - Рональд занимается моими делами и будет продолжать это делать, пока мы не поженимся, - смущенно проговорила Силия. - Я ему обязана… поклялась… ничего изменить нельзя.
        - Значит, ваш отец совершил целый ряд глупостей. Сначала отдал вас Гертруде, а потом доверил ваши дела типу, которого вы почти не знаете. Да ведь этот человек буквально продал вас!
        - О нет! - Силия оттолкнула Гранта, но он привлек ее к себе так близко, что она отчетливо ощутила его ярость.
        - Да! Да! Вы сочинили сказку и в ней живете. Гертруда - злобная ведьма, но и ваш жених - отнюдь не добрый принц. А вот Уили - настоящая крестная мать.
        - Не желаю этого слушать. Пусть будет что будет. Рональд женится на мне. А кто еще, кроме него, зная о моем происхождении, решится сделать мне предложение? Ответьте, сэр, кто?

«Я», - хотел сказать он.
        Но готова ли Силия услышать это? Согласится ли принять предложение? Вместо этого Грант произнес:
        - Да любой! Каждый из сотни ваших знакомых, с кем вы встречались в последние месяцы, упадет на колени и станет умолять выйти за него замуж.
        - Любой, но не вы… - прошептала девушка.
        Гранту хотелось придушить ее. Он не предполагал, что влюбится в эту девушку. Молодой человек прижал ее еще теснее к себе.
        - Я ваш проклятый надсмотрщик. Ваш гувернер. Ишак. Ваша совесть. - Их губы соприкоснулись, и от поцелуя перехватило дыхание. - Ваш кузен… Вот уж чего я не хотел… - Он заключил ее в объятия. - Вот уж чего не хотел…
        Губы Силии стали настойчивыми, очень настойчивыми и вместе с тем податливыми, тело словно таяло в его объятиях.
        - Я… хочу…
        Грант снова нашел ее рот. Он страстно желал Силию, его неудержимо тянуло к ней: он жаждал испить ее целиком, познать тайну затравленных зеленых глаз.
        Силия раскрылась ему, будто цветок. Ее жар опалял Гранта и приглашал в необозримые глубины рта, где язык касался языка так, словно они вечно были любовниками.
        Вечно! Он тонул в ее сочном, влажном аромате, мечтал наслаждаться им… всегда.
        Грант знал: это безумие - желать ее, целовать, пытаться изменить судьбу этой девушки. Безумие! Он сошел с ума и не думал о последствиях и препятствиях.
        А Уили?
        Черт побери, Уили убьет его!
        Эта мысль охладила Гранта как ушат холодной воды. Он медленно отстранился и оторвался от губ с такой неохотой, что Силия потянулась за ним и подняла голову.
        - Нет, Силия.
        - Но…
        - Нет!
        - Понимаю. - Девушка окаменела.
        - Ничего ты не понимаешь! - Притворяясь равнодушным, он отступил в сторону. - Нам действительно пора возвращаться в Лондон. Постараемся успеть на одиннадцатичасовой поезд.
        Так было нужно. И теперь Грант хотел этого. Сборы прошли быстро; багаж приторочили к задку кареты. Грант простился с Темплкомбами, сделав вид, будто не заметил слез на глазах Дженнифер.
        - Зачем вам с ней ехать? - сердито спросила девушка. - Почему не отправить брата? Она же собиралась в путь со служанкой!
        - Иначе нельзя, - отрезал Грант. - Так нужно. Есть и другие соображения, и одно из них то, что ваш брат не родственник Силии.
        - Обещайте, что скоро вернетесь!
        - Вернусь, или вы приедете в Лондон и сведете с ума весь город.
        - Когда? - оживилась Дженнифер.
        - Я напишу вам.
        - Забудете.
        - Томас мне напомнит. Верно, Том?
        - Уверен, она не даст мне забыть.
        Наконец они распрощались, и Грант горячо заверил Темплкомбов, что Уили теперь их вечная должница, поскольку в трудную минуту они не оставили в беде ее племянницу. Он помог Силии и Эмили подняться в экипаж, пожал руки Томасу и Дженнифер и велел кучеру отправляться.
        Все просто, если владеешь собой и управляешь ситуацией.
        Но для этого надо превратиться в статую и не позволять себе никаких человеческих чувств.
        Силия ненавидела Гранта. Ее раздражала его сила и способность восстанавливать душевное равновесие. Как истинный мужчина, он легко брал все, что хотел, не задумываясь о последствиях.
        Грант справлялся со всем шутя - покупал билеты, находил вагон, распоряжался размещением багажа.
        Мужчины всегда поступают решительно.
        А женщинам остается ждать.
        Ехали они в напряженном молчании. Какая бы мысль ни приходила в голову Силии, на язык просились слова: «Поцелуй меня еще».
        Боже, как жить без этих поцелуев? С сознанием, что придется стать женой Рональда, теперь совсем чужого для нее человека?
        А Грант держался холодно-равнодушно. Большую часть дороги он смотрел в окно, словно избегая встретить взгляд Силии.
        Впрочем, после того как он с ней поступил, это вполне естественно.
        Сердце Силии разрывалось между долгом перед Рональдом и неодолимым желанием завоевать Гранта Гамильтона. Тогда она будет вечно испытывать то, что Грант дал ей познать.
        Нет, это невозможно. Она связана обязательствами с Рональдом Уинвудом и, несмотря ни на что, выйдет замуж за человека, к которому, как теперь поняла, не питает никаких чувств.



        Глава 21

        Наконец добравшись до Карлтон-Хауса, они не застали дома Уили.
        - На этом ваши обязанности заканчиваются. - Силия протянула Гранту руку.
        - Не глупи. - Он направился вверх по лестнице.
        Силия последовала за ним. Она устала сдерживать свои чувства. За два часа, проведенных в поезде, Грант не обменялся с ней ни единым словом.
        С нее довольно! После письма Рональда и странного внимания Гранта к деревенской простушке Дженнифер - а все это вывело Силию из себя - ей предстоит объявить Уили, что все их планы меняются.
        Силия побаивалась встречи с тетей, зная, как легко той отговорить ее от задуманного. Едва ли Уили отнесется к письму серьезно и придаст ему значение. А уж над этим проклятым наваждением - ее влечением к Гранту Гамильтону - Уили только посмеется.
        Грант повернулся к ней и, махнув рукой, отпустил дворецкого и лакеев.
        Силия была бледна как полотно.
        - Ненормальная! - бросил он. - Поднимайся наверх и отдохни, пока не вернулась Уили. А тогда мы со всем разберемся.

«Я предпочла бы разобраться с тобой!» - с бессильной яростью подумала Силия. Он до сих пор обращался с ней как с ребенком: «Не забивай пустяками свою милую маленькую головку. Твои опекуны обо всем позаботятся».
        Девушка сердито вздохнула, и ее глаза вспыхнули золотистым огнем.
        - Слушаюсь, папочка…
        Словно трут вспыхнул от спички: в зрачках Гранта запылал огонь, и он порывисто шагнул к девушке.
        - Не папочка - наставник, - сурово поправил он и приблизился еще на шаг. - Неблагодарное создание, совсем не думаешь, что несешь… Нравится играть с огнем?
        Он притиснул ее к двери, и Силия видела лишь мерцающий свет его глаз и смуглое лицо.
        И рот… Сладострастные, четко очерченные губы.
        Она не хотела… не желала позволять… Но как противиться велению природы?
        Ее природы…
        Силия подняла голову и ответила на поцелуй.
        Она ждала этого поцелуя весь день…
        Всю жизнь.
        Только один… последний…
        Грант прикоснулся к ее губам. Через секунду он полностью подчинил девушку себе, и его жаркий поцелуй отдавал горьким привкусом греха и совращения.
        Руки обвились вокруг Силии, гордое, сильное тело пригвоздило ее к двери. Губы завладели ее губами так, словно они всегда принадлежали ему.
        Силия таяла. Тело, казалось, лишилось костей, стало невесомым, переполнилось томной негой, и от этого она ощущала себя беззащитной и могущественной.
        Ей почти ничего не стоило уступить ему. Каждый раз в объятиях Гранта она остро чувствовала свою невинность, но нисколько не жалела об этом.
        Опаленная жаром его губ, Силия прижалась к нему, ощутила трепет могучего тела, силу и нежность рук, осторожное, пылкое прикосновение пальцев к груди и поняла: он ждет, что его отвергнут.
        Но Силия желала всего, и в это горячечное мгновение ей казалось, что все мало. Она жаждала наготы, ее стесняли одежды.
        От прикосновения Гранта под корсетом и блузкой ее соски затвердели, и пронзительное наслаждение отозвалось в запретном месте между ног. Вот только бы сорвать платье, чтобы оно не преграждало путь его пальцам! Она прижалась к нему еще теснее, словно жар их тел мог сжечь все препоны.
        Наслаждение усиливалось и искало выхода. Силия всхлипнула, не зная, что делать и о чем попросить Гранта.
        Девушка мечтала лишь о том, чтобы он не покидал ее, чтобы она могла вечно прижиматься к его сильному телу, упиваться ласками и восторгом поцелуев.
        Без этих поцелуев она не представляла себе жизни.
        Но он не Рональд…
        О Боже!..
        Силия внезапно отстранилась, но Грант мгновенно прижал ее к себе:
        - Запомни этот миг, Силия! Запомни мои поцелуи. Как ты отдавалась им и мне.
        Девушка вывернулась из его объятий и оттолкнула Гранта.
        - Силия!
        - Никогда не прикасайся ко мне!
        - До следующего раза, - усмехнулся он. - Ты такая же лицемерка, как твоя драгоценная тетя. И наверное, в самом деле заслуживаешь своего надутого жениха.
        Силия размахнулась и ударила его - изо всех сил.
        - Так подавись же какой-нибудь деревенской мышью! - Она отпрянула, ужаснувшись тому, что сделала, но не избавившись от ярости. - Все мужчины в Англии одинаковы. И ты такой же! Развлекаетесь в городе с теми, кто послаще, и подыскиваете деревенскую мышку, чтобы содержала дом.
        У Гранта вспыхнули щеки и заходили желваки. Ей хотелось вонзить в него нож и смотреть, как из раны брызнет кровь.
        - Одну мышку ты уже заманил в мышеловку. Теперь, если повезет, готовишься подманить сыром другую. Не смей сравнивать себя с моим женихом! Обманщик не он, а ты!
        - А ты - непревзойденная лгунья! - Грант повернулся и пошел прочь.
        Час спустя Уили нашла его в гостиной. Грант нервно расхаживал по ковру и, завидев мачеху, сразу перешел в наступление:
        - Ты не позволишь ей выйти замуж за этого хапугу только потому, что бедняга дала сукиному сыну обещание!
        - Грант, дорогой, присядь. Ты ревешь как лев и мешаешь мне думать. - Уили ждала, когда ее взбешенный пасынок опустится на стул.
        - Итак?
        - Что - итак? - удивилась Уили. - Не понимаю, о чем ты. А Силию я ждала только завтра.
        - Планы изменились.
        - Так что же? Силии нельзя позволять выходить замуж за Рональда Уинвуда? Но это ясно и так. Кто же удирает в разгар сезона из Лондона, чтобы выйти замуж за провинциального плантатора на Цейлоне? Такое и в голову никому не придет.
        - Ей придет. И ее пахарю.
        - Грант! Не городи чепухи. Единственно, куда она собирается, так это в следующий уик-энд в Шотландию. И тебе об этом хорошо известно.
        - Ну спасибо, с меня довольно!
        - Нет, тебе еще придется немного поработать. Я хочу, чтобы ты тоже отправился туда. И не желаю слышать ни о каких других планах.
        Молодой человек явно растерялся.
        - В чем дело, Грант?
        - Я уже приглашен.
        - Рада слышать. И примешь приглашение. А теперь расскажи, что с Силией.
        - Обо всем сразу? О цыганах? О том, как с ней обращалась Гертруда? Или только о письме от ее пахаря, которое пробудило в девушке такое чувство вины, что она готова сорваться и тут же плыть на Цейлон?
        - Вот те на! Насыщенный уик-энд, - пробормотала Уили. - Расскажи для начала о мистере Уинвуде. Цыгане меня пока не волнуют.
        Гранта они тоже не волновали, но лишь до тех пор, пока от нанятого им сыщика не просочилась кое-какая информация. Грант уже решил, что покончено с цыганами, с Марианной, со всякой чушью в бульварном листке, но тут из небытия выплыл маленький фактик, неприметное предположение, и все сразу встало с ног на голову.
        - А куда мне было еще отправляться, как не в табор? - бросил он мачехе. - Конечно, Томас объяснил, как туда добраться. Дженнифер никогда не могла отделаться от цыган, да и Силии это не удалось бы. Все дело в старухе цыганке. Силия задержалась у нее, а вышла растерянная и какая-то странная. К тому же ее стали звать там
«принцессой»… Уили?..
        - Да, дорогой, я знаю. - Она пришла в замешательство. - Ей сказали?
        - Сказали. Теперь у нее есть семья. Не знаю, хорошо это или плохо. А вот старуха - ведьма… она читала мои мысли… И мне не удалось предотвратить это. Выведала все еще до того, как я вошел в табор. Притягивала к себе как магнитом, и я устремился прямо к ней, словно кто-то повлек меня. Гадала мне на картах и смотрела в хрустальный шар, которым пользуется только для своих.
        - И что же?
        - Обычная цыганская ерунда: на вопросы не отвечала, но и не врала, напускала туману и говорила намеками. Так что и не знаю, что к чему. Хорошо одно: ее так же тревожит Силия, как и нас.
        Грант так и не признался, что сказала ему Альзена и как советовала поступить. Чушь какая-то, безумие, ни малейшего смысла и никакой возможности сделать так, как она велела.
        Это «нас» не ускользнуло от Уили, как и уклончивый ответ о пророчествах Альзены. Неужели Гранта останавливает что-то необычное, невероятное, или он не готов раскрыть ей все? Как бы там ни было, о немногом еще следует незамедлительно позаботиться: например, чтобы Силия отправилась в следующий уик-энд в Шотландию, а пресловутый Рональд Уинвуд оставался там, где ему и положено, - на Цейлоне.
        Удрученная девушка сидела за столом и держала недописанное письмо. С единственной фотографии на Силию смотрел Рональд Уинвуд. Смотрел неодобрительно.

«Дорогой Рональд!
        Искренне прошу простить меня за то, что раньше не сумела тебе написать. Но в последние несколько месяцев в моей жизни произошли такие перемены, что не хватило времени с ними свыкнуться.
        Но все по порядку. Теперь я не живу с тетей Гертрудой и дядей Тео. Случилось это по многим причинам. Но тебе следует знать, что мой отец доверил меня заботам тети Уилхелмины - его единственной сестры…»
        Здесь письмо прерывалось, но продолжалось после отступа.

«Ничто из этого, конечно, не повлияло на мои чувства, и я храню верность тебе. Более того, я чувствую себя виноватой, поскольку наслаждаюсь радостями лондонского сезона, тогда как ты трудишься ради моей пользы, не знаешь о моих переменах и лишен возможности выслушать уверения в моей искренней… моих искренних…»
        Ее перо замерло на слове «чувствах».

«Бесконечно верю тебе и надеюсь, ты тоже мне веришь».
        Ее золотой рыцарь - она похоронила его вместе с прошлой жизнью, когда перебралась в Лондон. Рональд - человек, которого Силия обожала и боготворила с детства. Она забыла его, как безвкусную одежду и запреты тети Гертруды, и ни разу не вспомнила о нем, пока развлекалась в Лондоне.
        А теперь - что же теперь?
        Не изменился ли он к ней? Силия всегда гордилась тем, что Рональд красивый, галантный и верный.
        Так отчего же вместо знакомого лица она видит другое - темное и мрачное? Силия тряхнула головой. Дело в письме и в необходимости все немедленно разрешить. Она согласна со всем, что написал Рональд.
        У нее нет ни одной причины для промедления.
        Услышав стук в дверь, Силия вздрогнула.
        - Можно войти? - Не дожидаясь ответа, Уили подошла к племяннице и через ее плечо уставилась в письмо.
        - Я должна к нему ехать, - отрешенно сказала девушка.
        - Вовсе не должна, - твердо возразила Уили. - Написать, конечно, нужно. Но в соответствии с волей твоего отца я отвечаю за тебя, пока ты не достигнешь восемнадцатилетия. А волю твоего отца я исполню неукоснительно. Рональд или не Рональд, ты завершишь сезон. А когда придет время, будем действовать разумно и осторожно. Твоему суженому прежде всего придется иметь дело со мной. Какие бы договоры мистер Уинвуд ни заключал с Гертрудой, она не имела права действовать от твоего имени.
        Ты сама решишь, за кого выйти замуж, а я, со своей стороны, не позволю очертя голову заключить брак с человеком, о котором ничего не знаю.
        Поэтому прими мой совет: вали все на меня. Если мистер Уинвуд спешит, ему придется ко мне подольститься, - тогда и проверим его на прочность: тот ли он мужчина, который тебе нужен.
        Как она любила Уили, добрую, умную неустанно заботящуюся об ее интересах!
        - И конечно, - продолжала тетя, словно это была главная цель ее жизни, - нельзя бросить свет в разгаре сезона. Так что суди сама, - она развела руками, - проблем никаких нет. Не возражаешь, если я прочитаю письмо?
        Пока Уили пробегала глазами послание, Силия рассматривала фотографию Рональда.
        И вдруг ей почудилось, будто лицо на фотографии изменилось. Рональд гипнотически притягивал девушку, а вместе с тем и отталкивал ее.
        - Понятно. - Уили сложила листок и сунула его в секретер. - Ему не терпится тебя увидеть - что ж, нельзя его за это осуждать. Пожалуй, я сама ему напишу. Не отвергнет же он твою официальную опекуншу и не потребует от тебя ничего такого, чего бы я не одобрила.
        Она погладила Силию по волосам, и этот жест выражал поддержку, ободрение и любовь.
        - Возможно, твой отец серьезно ошибся, одобрив этот брак. Но не волнуйся, дорогая. Я никому не позволю принуждать тебя к тому, чего ты не хочешь.


        По прибытии в Шотландию Силия расположилась в маленькой башенке замка. Она смотрела в окно, выходящее на озеро, и чувствовала себя несчастной девой из Асталота, которая мечтала бросить хоть один взгляд на сэра Ланселота, даже если бы это стоило ей жизни.
        А кто ее Ланселот?
        И кто определит цену ее жизни?
        Эта мрачная мысль поразила Силию. Казалось, продолжался кошмар прошлой ночи, когда Силия убегала, а Рональд протягивал к ней руки. Девушка металась во сне, стараясь скрыться от темнеющего неба и от странного черного человека.
        Сны… Она не верила в сны. Но в сны и приметы верили цыгане, а Силия - дочь цыганки.
        И в шотландском замке она размышляла о странных любовниках и страшных видениях. Но здравый смысл Эмили и ее уличный лондонский говор вернули Силию к действительности.
        - Ради Бога, мисс, не высовывайтесь из окна, а то, не дай Бог, упадете. А тут очень высоко. В этих окнах нужны решетки или стекла, а не сгнившие деревянные ставни. Отойдите подобру-поздорову и лучше скажите, куда мне все положить.
        Эмили явно пришлась не по вкусу предоставленная им комната. У задрапированной гобеленом каменной стены стояли два небольших шкафа. Они сохранились с прошлого века, когда женщины одевались гораздо проще. В два глубоких сундука поместились почти все туалеты Силии, но вечерние платья пришлось аккуратно развесить.
        Силия наблюдала, как служанка достала несколько верховых и прогулочных костюмов: юбки с разрезами, наряды для тенниса и даже охотничий комплект, - и ее охватило смятение. Весь этот гардероб отправится с ней, когда она уедет на Цейлон. Но то, что модно в Лондоне, вряд ли пригодится на уединенной чайной плантации.
        Несколько минут Силии страстно хотелось вернуть свободу, испытанную только в детстве, - когда, не связанная условностями, делаешь все, что душе угодно.
        Девушка снова выглянула в окно и полной грудью вдохнула напоенный ароматами воздух:
        - Чудесно!
        И словно отвечая на ее чувства, вдалеке раздались волшебные звуки волынки. Они проникали в самую душу и говорили языком, понятным Силии.
        Ничего подобного она никогда не слышала. О, если бы выпрыгнуть в окно и бежать, бежать…
        Она повернулась к Эмили:
        - Пойду на улицу.
        - Ах… нет… пожалуйста, не надо… Не обращайте внимания на эту безбожную музыку. Я слышу ее с тех самых пор, как мы сюда приехали, и она надрывает мне душу.
        - Перестань, это обычные волынки.
        - Но эта музыка какая-то необычная, неземная. Умоляю, не ходите туда! Это как в страшных рассказах - нельзя следовать зову дьявола…
        - Глупости, Эмили.
        - А если в воде затаилось чудовище? О таком я тоже слышала. И вообще прежде всего мне нужно распаковать ваши чемоданы. Меня накажут, узнав, что я отпустила вас одну.
        - Это все предрассудки, Эмили. Я ничего не боюсь и пойду на звук волынки, а ты скажешь нашим спутникам, что я сплю и меня не надо тревожить. Не беспокойся, я вернусь живой и невредимой.
        Но на самом деле пение волынки разбередило ей душу. Оно манило и влекло. Инстинкт толкал Силию вперед, и звуки, хватающие за сердце, очень напоминали всхлипывание фламенко.
        По дороге она потеряла изящные туфли, ее локоны выбились из прически, и разметавшимися волосами играл налетевший ветерок.
        Кровь стучала в жилах, подгоняла вперед, заставляла идти, но музыка, словно призрак, внезапно куда-то ускользала.
        Мелодия, льющаяся из тростниковой дудочки, зазывала, будто где-то там Силия могла найти все, что ей напророчили. Ветви кустов били по лицу, слепили глаза.
        Споткнувшись о корень ивы, Силия растянулась на земле. И тут же ее подхватила грубая рука, да так, что у девушки остановилось дыхание. Потом ее снова поставили на ноги. Она с испугом поняла, что тесно прижата к голой мужской груди, волосатой и потной. Но лица мужчины Силия не видела.
        Поглаживающая, ласкающая рука опустилась ниже талии и сомкнулась на ягодицах. Силия вцепилась в эту руку ногтями - неистово и злобно.
        Ослепленная гневом, она двинула согнутым коленом в пах незнакомца и с удовольствием услышала его крик. Враг выпустил ее и скорчился от боли.
        С трудом переводя дыхание, девушка услышала смех и восхищенные замечания мужчин. Внезапно она осознала, что люди говорят по-испански.
        Силия вскинула голову и прищурилась, заметив, что к ней направляется один из мужчин.
        Ее поразило, когда она увидела старика цыгана. В его ухе блестела золотая серьга, волосы серебрились сединой, а глазами он очень походил на нее.
        Старик улыбнулся. Из-под густых усов сверкнули белоснежные зубы, особенно яркие на фоне бронзовой кожи.
        - Вот как! Явилась дочь моей любимой сестры! У тебя такой же необузданный и своенравный характер. Тот, что корчится от боли у твоих ног, - твой кузен Косимо. А я - Бертран, брат твоей матери и вождь племени. Мы прибыли сюда, чтобы найти тебя. Ты удивлена? Я говорил с Альзеной. И теперь хочу сам познакомиться с дочерью любимой сестры. - Он ухмыльнулся, и кожу в уголках его глаз испещрили морщинки. - В тебе живет дух Марианны, и у тебя такой же горячий характер - я уже имел случай в этом убедиться. Пошли! Наш табор стоит неподалеку - на противоположной стороне этого красивого озера.
        В котором обитает жуткое чудовище…
        Силия едва верила своим глазам: дядя Бертран, с такими же глазами, волосами, с тем же овалом лица. Он похож на мать и на нее саму - Силию. Разве можно отказать ему и не пойти с ним?
        Девушка приняла протянутую руку и тут же почувствовала прикосновение шершавых теплых пальцев. Они уселись в кибитке, и дядя Бертран спросил:
        - Ты совсем не помнишь мать?
        - Нет… Хотя… да. Я помню ее запах, ощущаю ее присутствие. Я знаю, что очень похожа на нее. А иногда мне кажется, что я… это она. - Силия запнулась, заметив, как изменилось лицо дяди. От боли? От горечи утраты? Или ему не по душе, что племянница так похожа на его любимую сестру? - Но почему? - воскликнула она. - Почему?
        Старик понимал, что девушка чувствует его муку. Красавица сестра ожила в горячей, порывистой дочери. Разве можно забыть, как они танцевали вместе?
        Они были настоящим событием в Европе. Брат и сестра - партнеры в замысловатом кружеве фламенко и самые близкие люди. И так до той поры, пока Марианна не влюбилась в повесу англичанина и не сбежала с ним.
        И вот теперь перед ним сидела Силия - словно возродившаяся к жизни сестра, но невинная и неискушенная. Альзена предупредила, что над ней распростерлась рука судьбы, и не советовала ему вмешиваться в это.
        Но как поступить иначе? Ему не удалось защитить Марианну, и сестра умерла. Нет, ее убили. В этом старик никогда не сомневался.
        Как же не попытаться искупить свою вину и не встать на защиту ее дочери? К тому же этой девушкой он мог гордиться. В ее жилах текла цыганская кровь: она способна бороться, но ее сердцем управляют чувства. Девушке предстоит сделать выбор - так объяснила Альзена.
        Но и он совершит свой выбор: присмотрит за Силией, защитит, даже если ограждать эту девушку придется только от ее собственного безрассудства.
        Но увы: если он поступит так, ему неизбежно придется превратить Силию в орудие мести.
        Однако это произойдет не скоро. А пока Силия должна лучше узнать свой народ.



        Глава 22

        Время как будто растворилось в солнечной дымке и зыбких тенях. С озера подул легкий ветерок, и от движения воздуха затрепетали листья на деревьях. Силия сидела рядом с дядей, смотрела на серебристую гладь озера, и дым из только что разожженной им трубки щекотал ее ноздри. Она представила себе, как из темных водных глубин тянется бледная рука Владычицы Озера, сжимающая священный меч Экскалибур.
        - Все цыганки курят трубку. Попробуй и ты.
        - Моя мама тоже курила?
        - Не часто. Только когда хотела погрузиться в себя. Держи. - Старик вложил в руку Силии искусно вырезанную трубку и нажал на ладонь так, что пальцы сами сомкнулись вокруг деревянной чашечки. - Не вдыхай слишком глубоко. Затянись чуть-чуть - для первого раза этого достаточно. Доверься мне - я о тебе позабочусь. - И едва слышно добавил, или Силии только показалось: - Научу тебя танцевать, подарю кастаньеты, а инстинкт подскажет тебе, как с ними обращаться.
        Живописные кибитки цыган раскинулись многоугольником на небольшой поляне. В середине ограниченного ими пространства встала одна из новоявленных кузин Силии, яркая красавица Пилар, и ободряюще взглянула на гостью. Гитары вздохнули и заплакали.
        Пилар, словно получив сигнал, откинула голову назад, и в такт ритму ее песни застучали кастаньеты. В голосе Пилар звучали рыдания.
        Цыгане хлопали и поощряли девушку одобрительными возгласами. Несколько раз капризно притопнув ногой, Пилар пустилась в пляс - юбки дразняще взметнулись, но она сразу зазывно шагнула назад.
        У Силии перехватило дыхание, и тут же дядя коснулся ее руки:
        - Смотри!
        В круг прыгнул юноша, встал перед Пилар и начал свой танец - заносчиво, гордо, словно бросая вызов партнерше.
        Он домогался ее, наступал, притоптывал ногами и не скрывал, что девушка разожгла в нем желание.
        Силия, захваченная музыкой и ритуальной игрой партнеров, не заметила, как дядя Бертран нанизал ей на большие и указательные пальцы рук кастаньеты и шепотом подзадорил:
        - Прочувствуй музыку и воспламенись от нее. Давай танцевать.
        В Силии что-то изменилось, когда она отдалась музыке, ритмическим хлопкам и возгласам зрителей.
        Ей показалось, что она наконец стала той, кем и была всегда: испанской цыганкой, безудержно отдавшейся зажигательной мелодии.
        Кастаньеты слились с ее длинными и тонкими пальцами. С природным кокетством девушка притоптывала босой ступней, с вызовом наступая на партнера.
        Внезапно Силия ощутила, что этот танец, пришедший из глубины веков, всегда хранился в недрах ее души. Ей были знакомы каждое движение и каждый жест так, словно она была наделена этим знанием свыше. И когда песнь Пилар о неразделенной любви воспарила над звоном и плачем гитар, Силия словно устремилась в небо.
        - Глазам своим не верю! - воскликнул Альберт Гарвиль. - Неужели это Силия Пенмарис? Невероятно!
        Грант Гамильтон похолодел и мертвой хваткой вцепился в свое ружье.
        - Может, потихоньку удалимся? Что скажешь, Грант? Откуда здесь Силия?
        Грант шепотом выругался. Их привлекла мелодия фламенко и ритмичные хлопки. Такого еще не слышали в шотландской долине, и молодые люди отправились выяснять, в чем дело.
        Им и в голову не пришло, что они увидят, как Силия дает представление!..
        - Да, это она… - пробормотал пораженный виконт. - Но где Силия научилась так танцевать? Признайтесь, Гамильтон, мы можем совладать далеко не со всем. Ясно, что вы тоже хотите ее.
        Дьявольщина!.. Будь проклята безответственность Силии… И будь проклят он сам за то, что поддался ее невинности и тайной чувственности. Все это так захватило Гранта, что даже Гарвиль заметил его страсть.
        Черт побери! Силия разжигает желание в каждом мужчине, а сама никогда не испытала этого.
        Грант просто опешил, увидев, как Силия поводит бедрами и притоптывает ногой, постукивая кастаньетами.
        Плод созрел - его пора сорвать. Альзена предупреждала, что Силия готова для настоящего мужчины.
        Палец надавил на курок. Ружье грохнуло, и выстрел эхом покатился по долине.
        Все замерли, когда Грант и Гарвиль выступили из тени.
        - Ах, извините, я не хотел помешать вам, - сказал по-испански Гамильтон. - Просто по старой привычке предупредил о своем появлении. Юная леди - под опекой моей мачехи. Я беспокоился о ней.
        Навстречу Гранту пошел Бертран, почуявший тайную угрозу в его словах.
        - Она и моя племянница.
        Старик пригляделся к визитеру, наметил линию поведения. Это именно тот, о котором предупреждала Альзена. То ли спаситель, то ли враг. Он нес с собой опасность; от этого так внезапно и прервался танец. Такой человек хочет завладеть всем сразу. Бертран решил не вступать с ним в спор.
        - Я не хочу, чтобы девочка повторила судьбу моей несчастной сестры. Мне не удалось защитить сестру, но второй раз я не допущу этого. Поклянитесь, что обеспечите ей безопасность! Объясните, чего ждете от нее?
        - Может, - холодно возразил Грант, - объясниться следует вам?
        Бертран кивнул:
        - Хорошо. Вы доверяете этому европейцу?
        - Он мой родственник. Вернее, родственник опекунши Силии.
        - Вот как! Пусть тогда отправится с Силией в замок, а мы с вами поговорим.
        Силия, словно одурманенная, не могла сосредоточиться на происходящем. В Гранте закипела ярость, когда Гарвиль нежно взял девушку за руку и, что-то нашептывая, повел прочь.
        Грант и цыганский вождь направились к озеру, окруженному раскидистыми деревьями.

«Что же я все-таки выяснил? - размышлял молодой человек. - Что Силия подпала под власть песни и танца? Подверглась воздействию сладковатого дыма, витавшего в воздухе? Несомненно, и то, что Бертрана преследуют воспоминания о Марианне».
        - Сестра обладала редким очарованием, а Силия, воспитанная европейцами, унаследовала внешность и дух Марианны. Голос крови, да, голос крови.
        - И что ж из того? - нетерпеливо бросил Грант.
        - Европеец погубил мою сестру. Она сбежала с братом вашей мачехи. Он выкрал Марианну у ее народа, а потом вынудил вести такую жизнь, что душа ее задохнулась. Он сломил ее волю. Этот долг следует оплатить. Месть… Око за око, зуб за зуб… Сестра считала, что способна измениться, ибо вообразила, будто влюблена. Но неугомонный цыганский дух возобладал над всем. Пока они с мужем бродяжничали, она была счастлива. Но когда появился ребенок, англичанин потребовал, чтобы жена осталась на Цейлоне… Хотел пригвоздить ее булавкой, как бабочку.
        Марианна до сих пор кажется живой - брату, родственникам Силии, самой Силии.
        - Но Силия не Марианна!
        Бертран пожал плечами:
        - Тогда и разговаривать не о чем, и вы, мистер Гамильтон, будете в ответе за все. Силия - дитя рока, и ее путь давно определен. Осталось лишь выяснить, вы ли орудие искупления и свершится ли цыганская месть? Поняли вы или нет, я сказал все, что хотел. Вы узнали все достаточно.
        Все из-за Марианны!
        Грант вернулся к тому, с чего начал, и теперь с благословения Бертрана снова вступал в роль спасителя и хранителя Силии. Ему придется сдерживать гнев и неутолимое желание.


        Силия проснулась, когда под сводами башенки гулко раскатился гром. Вспышка молнии, и еще один грозный удар. Девушка соскочила с постели и поискала глазами Эмили - служанка крепко спала на тюфяке рядом с кроватью.
        Силии казалось, что она движется словно во сне: молнии озаряли комнату неземным светом.
        Что-то неудержимо влекло ее к двери. Гроза манила Силию так же властно, как музыка ее народа. Дверь тихо отворилась.
        Соединиться со своим народом. Стать самой собой среди тех, кто ее полюбит, никогда больше не притворяться…
        Силия ощутила это в музыке, в ускользающем, дурманящем сне, когда она, танцуя, чувствовала себя свободной.
        Она пойдет к цыганам и обретет свободу…
        Освободится от снов, от прошлого и от матери, преследующей всех, кто ее знал.
        Под раскаты грома, сотрясавшие до основания древний замок, Силия легко сбежала по лестнице и бросилась через людскую к двери, за которой ей грезилась свобода.
        Молнии прорезали небо, грохотал гром - стихия разбушевалась.
        Но Силия бежала вперед.
        Долгожданная свобода! Дождь хлестал ей в лицо, струи стекали по ее телу. Но она раскинула руки, словно желая обнять свободу.
        Все быстрее и быстрее… И вдруг столкнулась с мужчиной, безотчетно прижалась к нему и почувствовала, что он желает ее.
        Силия, не ведавшая, что такое мужское желание, моментально узнала его, как только жадные губы прижались к ее рту.
        Он словно исторгал из нее душу, и Силия поняла, что пропала. Девушка не знала, кто он, и сейчас это казалось не важным.
        Этот незнакомец, символ бурной грозовой ночи, страстно стремился овладеть Силией, а разбушевавшаяся стихия лишь обостряла чувства, уже неподвластные ей.
        Сейчас в Силию вселилась цыганка Марианна, и незнакомец догадался об этом. Он ненавидел себя за то, что так безудержно тянется к ней.
        Он опрокинул девушку на мокрую траву, развел ее бедра и тотчас понял, что она манит его к себе.
        Их разделяла лишь намокшая ночная рубашка - хрупкая, легко, устранимая преграда.
        Девушка ждала и хотела его. Ее простертые к нему руки приказывали, требовали, терзали.
        Силия больше не страшилась незнакомца: она знала его, знала всегда. Девушка жадно искала его плоть, пальцы рвали влажную сорочку, скользили по телу, блестящему от дождя.
        - Да… да, - шептала она в его губы, отдаваясь восхитительному желанию, и не сомневалась, что он с полуслова понимает ее.
        Да - его яростным поцелуям. Да - ненасытным рукам, завладевшим всем ее телом, ласкающим, осторожным, нежным.
        Она так долго ждала его любви!
        И вот он прильнул к ее жаждущему телу и отдался во власть ее страсти. Струи дождя заливали их разгоряченные тела; вспышки молнии выхватывали из тьмы изящный овал ее лица и его густые черные волосы.
        Силия обхватила руками его шею и изогнулась под ним. Ее поцелуи были страстными, соблазнительными и… опасными.
        Блуждающие ладони накрыли упругую юную грудь, и Силия, прерывисто вздохнув, устремилась навстречу его могучему порыву.
        Девушка не понимала, чего хотела, но он понимал все. Как буря взметнулось желание, грозящее смести, уничтожить его. С каждым новым прикосновением оно набирало силу, становилось все яростнее. Стоит ему уступить, и оно испепелит их обоих.
        И в этот миг она потянулась к его восставшей плоти. Рука осторожно раздвинула одежду, пальцы, нерешительно коснувшись плоти, внезапно сомкнулись.
        Он едва выдержал.
        Как опасно - соблазнительно, но опасно! Он мог бы взять ее прямо сейчас. Что-то предостерегало его, но руки все скользили по ее трепещущему влажному телу, а горячие, страстные поцелуи заставляли забыть обо всем.
        Как удалось укротить соблазнительницу?
        Как удалось отпрянуть от пропасти?
        Быть может, мужчине помогли силы природы?
        Сверкнула молния, расколов дерево напротив.
        Природа, судьба или рок сказали свое слово, и это привело его в чувство.
        Теперь он не решился бы соблазнить девушку-цыганку.
        Нет, он никогда не позволит себе этого.
        Чертыхаясь, он подхватил ее на руки.
        - Пусти! - Силия тщетно пыталась оттолкнуть его, но он только крепче прижал ее к себе.
        - Довольно игр!
        - Во что же мы играли?
        - Похоже, в русскую рулетку, и я едва не спустил курок.
        Его раздражение почему-то успокоило Силию. Она затихла у него на руках, внезапно пожелав стать невидимкой.
        Дождь лил стеной, охлаждая ее разгоряченное тело, смывая с него печать греха.
        Он разозлился на нее? Силия ненавидела себя - ведь она, уступив женской слабости, сходила с ума от прикосновений мужчины и едва не позволила взять себя под дождем, в грязи.
        - Оставь меня у дверей людской, - потребовала Силия.
        - О нет, я доставлю ваше высочество прямо к дверям спальни. Благородный человек не может поступить иначе.
        - Благородный человек совершил бы нечто большее, - язвительно заметила она, испытывая горькое разочарование.
        Он быстро и внезапно опустил ее на землю.
        - А не очень благородный человек мог бы насладиться тобой, послав к дьяволу последствия. Но это вовсе не то, что мне от тебя нужно, дражайшая принцесса. Я хочу, чтобы ты проявляла осмотрительность, держала себя в руках, хранила свою девственность, а треклятые поцелуи приберегла для мужа, кем бы ни был этот несчастный сукин сын! - Он резко схватил ее за руку. - И еще я хочу… хочу… - Он снова оттолкнул ее. - Дьявольщина!
        - Так чего же ты хочешь? - Силия потирала сдавленную руку, глядя на него с гневом и сочувствием.
        Он тяжело вздохнул:
        - Я хочу перестать желать тебя.
        Это мгновение неизгладимо запечатлелось в ее мозгу: знойная тьма, мокрая ночная рубашка, его закипающий гнев и ее пылкое негодование из-за того, что он не уступил своему желанию.
        Разве она способна обрести свободу? Чувство к нему так же поработило ее, как когда-то Марианну.
        Теперь Силия понимала: свобода - дитя любви, а не цыганской крови.
        Если он не желает ее, Силии не обрести свободу. Она приехала сюда, в чужую страну, где нашла родных, но потеряла любовь. Разве это справедливо?
        Тщетность любви - неужели только это и открыла ее мать? Или она обнаружила, что можно преодолеть несвободу, следуя велениям сердца и не задумываясь о том, каким окажется конец приключения?



        Глава 23

        - Итак, твоя малютка, твоя невестушка наконец приезжает? Как ты думаешь, она еще невинна? Ведь крошка принята в доме Мальборо. Что, Ронни, дорогой, полагаешь, она еще девственница?
        - Не знаю… Ах ты, чертовка… Не трогай! Не надо! Больно! Ну пожалуйста, Адриана. Нужно составить план. Я напомню Силии…
        - О чем? Ясно одно - ты никогда не говорил всей правды о своей милашке, об этой невинной малютке Силии. Только учти: если рассчитываешь на помощь, выкладывай все. Иначе…
        Рональд Уинвуд застонал, и его тело изогнулось.
        - Хватит, не делай мне больно. Довольно. Ладно! Я тебе все расскажу. Я тебе покажу…
        Он чуть не закричал, когда мучительница стиснула пальцы. Они забавлялись на открытой, залитой солнцем террасе, выходившей на крутой обрыв, с которого ниспадал водопад. Голый Ронни отдался во власть ее маленьких рук, и его охватило вожделение.
        Он был хозяином обширного зеленого поместья - чайной плантации. И до того как встретил Адриану ди Альберти и ее мужа Эдди, сам распоряжался своей жизнью, своим будущим и твердо верил в свое превосходство.
        Но потом Адриана преподала ему урок, заставив подчиняться своей воле, полюбить ее власть над ним и даже пресмыкаться перед ней. А ведь раньше над другими властвовал он.
        Теперь Ронни с радостью превратился в любовника-раба Адрианы.
        - Расскажи мне о ней побольше, дорогой. - Адриана сжимала самые чувствительные места любовника, восседая на нем. - Она похожа на мать? Ты сможешь управлять ею, когда она приедет сюда? Да не стони же, отвечай! Не то так пройдусь хлыстом по твоим пухлым ягодицам, что завтра не сможешь объехать поместье. Ты ей что-нибудь говорил?
        - Нет-нет… ах! Боже! Но она понимает. У нее неплохое образование, и я уверен, она читала письма. Ох… ну пожалуйста!..
        Мужчины! Адриана холодно и недоброжелательно смотрела на извивающуюся жертву. Она презирала всех мужчин. Надутые индюки! Считают себя господами Вселенной, повелителями жен и всех других глупых женщин. А те притворяются, что верят в их вранье, и позволяют им тешиться ощущением превосходства.
        Ну вот, а сейчас кто верховодит? Кто из них сильнее?
        - Ронни, а сколько ей было лет, когда ты завел с ней игру? - низким, с хрипотцой голосом осведомилась она. Уинвуд терял голову от этого голоса.
        Адриана распростерлась на нем. Полные груди игриво терлись о его тело. О Боже, нет, он не выдержит! Но если он кончит без ее разрешения, Адриана его накажет.
        Ронни быстро заговорил, то и дело облизывая губы. Сразу нахлынули воспоминания, и с ними пришло ощущение власти.
        Он вспомнил отца - крупного, грубоватого, смешливого человека - и их частые мужские разговоры, всегда с глазу на глаз. Отец знал многих женщин и умел с ними ладить. Даже с этой цыганской сучкой - матерью Силии, - но это была его тайна.
        Силия - большеглазая девчушка, постоянно вертевшаяся рядом, не сводила с него восхищенного взгляда и готова была на все, лишь бы заслужить похвалу…
        Об этом он мог говорить с Адрианой - такие подробности обычно возбуждали ее.
        Для Рональда Адриана была своего рода наркотиком, сладостным утолением похоти, и он не собирался отказываться от нее.
        - Сколько лет ей исполнилось, не помню. Может, шесть или семь. Но она была истинной дочерью своей матери. Отец говорил, что это у них в крови - в горячей цыганской крови…
        Ронни захлестнули воспоминания: соблазнительная улыбка, юное, цветущее тело, принимающее позы, которые восхищают его, манящие жадные руки. Все это возбуждает, доводит до экстаза…
        Воспоминания не уходили, не удалось подавить возбуждение, оно нарастало, и он изверг семя на руку Адрианы. За удовольствием последовало наказание.
        - Слабый, безмозглый подонок! - завопила Адриана. - Да как ты смеешь обращаться со мной подобным образом! Бесстыжий, ты заслуживаешь наказания! Запомни на всю жизнь! - Она поднесла хлыст к лицу Рональда, чтобы он хорошенько разглядел его, затем стремительно опустила, и грубый кожаный ремешок прошелся по всей длине его тела, коснувшись все еще напряженной плоти. - Запомни на всю жизнь, - повторила она, поднимая хлыст. - В следующий раз вспомнишь только то, что хочу я!
        Адриана раз за разом опускала хлыст в опасной близости от его гениталий. Рональд едва не лишился чувств. Но боль перерастала во всепоглощающее наслаждение. Он понял, что всю жизнь будет вспоминать это мгновение.


        Силии казалось, будто она ходит во сне. Шотландия - сон, цыгане - видение. И все это соединилось с ее темными, призрачными ночными кошмарами.
        А чего еще ожидать, если тот, кого она всем сердцем желала, сначала увлек себя и ее к самому краю пропасти, а потом бросил!
        Во всем последующем вихре развлечений: обедов, балов, карточных игр, театральных представлений - Силия не обратила внимания ни на одного мужчину.

«Я не хочу желать тебя».
        Какая глупость! Разве такое возможно?
        Дело в другом - в притяжении, влечении…
        В неизбежности.
        Да, неизбежность заставляет преодолеть все, но не позволяет ничего достичь. Поэтому он своим мужским умом решил, что это невозможно.
        А для нее теперь невозможно как выйти за Рональда, так и остаться в Лондоне. Нет, она не позволит Уили отговорить ее!
        - Чего тебе надо? - Тетя впервые в присутствии Силии потеряла самообладание.
        - Я хочу вернуться на Цейлон и управлять своими делами, - спокойно ответила девушка, продумав все до конца. Но сердце ее было разбито, а в душе воцарился холод. - Я скажу Рональду, что не выйду за него.
        Уили пытливо посмотрела на племянницу. Она успела неплохо узнать Силию и понимала: та что-то скрывает.
        - Глупости! - оживленно возразила она, намереваясь тщательно обдумать проблему. - Я сама ему все скажу, а ты живи, как жила.
        - И он тоже будет жить, как жил? - осторожно спросила Силия. - И управлять моей собственностью и наследством? Дорогая тетя Уили, взвесьте все как следует. Неразумно разрывать помолвку, находясь в Англии. Союз заключался навечно.
        - Тем более.
        Силия покачала головой:
        - Поскольку он написал, я чувствую себя виноватой, что использовала его подобным образом.
        - Давай посмотрим на дело иначе, - предложила Уили. - Нехорошо, что Рональда использовали твой отец и Гертруда. Кстати, постоянство Рональда на протяжении стольких лет внушает мне подозрения. Это не в натуре мужчин. И скажи на милость, почему он ни разу не приехал к тебе? Вот что, дорогая, я дам тебе первый урок реальной жизни: мистер Рональд Уинвуд очень не хочет, чтобы разбилось золотое яичко, которым он намерен украсить свое гнездышко.
        - Не верю в это! Всю жизнь Рональд был для меня кумиром.
        - И тем не менее, дорогая, он, возможно, нашел что-то весьма выгодное, заключив соглашение с тобой. Этим он заслужил расположение твоего отца, человека слишком доверчивого. Мы не знаем, что происходило в те годы. Не исключено, что твой Рональд - искатель приключений…
        - Как и отец?
        - Твой отец шел своим путем и сам сколотил состояние. А что предложил ему Рональд? Себя в качестве управляющего? Отец теперь не ответит. А вот Гертруда ни разу не вызвала мистера Уинвуда и не потребовала у него отчета. Боюсь, ты очень разочаруешься, если реализуешь свой глупый план и уедешь на Цейлон.
        Об этой стороне дела Силия не задумывалась. Уили, с присущим ей здравым смыслом, представила Силии все это в новом свете, и девушка огорчилась:
        - Вы не поняли. Я должна на некоторое время уехать из Лондона.
        - Сейчас? Но почему, дорогая? - удивилась Уили
        Силия потупилась. Тете ни в коем случае нельзя знать унизительной правды.
        - Сложилась трудная ситуация. Надеюсь, она разрешится, если я уеду отсюда.
        - В самом деле? И что же это такое? Почему я ничего не знаю?
        Силия была готова признаться во всем безмерно доброй и практичной тете. Но ту шокировало бы случившееся: Уили ожидала совсем не того, приглашая Силию в Лондон.
        Значит, лучше всего уйти от ответа.
        - Тут и знать нечего. Просто… просто я чувствую себя неловко. Лучше уж одним решительным действием справиться сразу с двумя неприятными вещами.
        Но тетя Уили мигом почувствовала, что это лишь отговорки.
        - Кто он?
        - Тетя Уили!..
        - Он женат? - Силия поняла, что тетя просчитывает варианты, пытаясь определить, достойный это человек или проходимец. - Грант?
        - Тетя Уили!..
        От тети, конечно же, не укрылось внимание пасынка к Силии.
        - Подонок! - презрительно бросила Уили. - Тоже мне родственничек! Неужели он пал так низко?.. Ну я ему покажу…
        - Пожалуйста, не надо! - взмолилась Силия. - Но теперь вы понимаете, что мне необходимо уехать? И объяснить Рональду, что я не могу стать его женой?
        Уили нахмурилась:
        - Возможно. Но я не могу отправиться с тобой. Муж написал, что скоро собирается в Лондон. И все же ты не должна встречаться одна с этими хищниками. Подожди месячишко. А пока мы потребуем от мистера Уинвуда полного отчета и тогда поймем, в чем его корысть и насколько он искренен.
        Сколько здравого смысла в ее предложении! Поехать на Цейлон под крылышком Уили - значит избежать всех неприятностей и неизбежного, хотя и понятного, гнева Рональда, не ожидающего, что она расторгнет помолвку.
        Однако пора самой отвечать за себя. Уили помогла все осмыслить - теперь дело за Силией. Никто не поможет ей сделать выбор между безумной страстью к Гранту Гамильтону и детским обожанием Рональда Уинвуда.
        Силия покачала головой:
        - Хорошо, если бы так. Но мне надо спешить…
        - Нет никакой необходимости уезжать из Англии. У меня много друзей. Они тебя пригласят…
        Этого следовало ожидать. У тети много друзей. И каждый окружит Силию любовью и заботой, если Уили попросит об этом.
        - Тетя Уили, я не могу тянуть дело с Рональдом Уинвудом. И оставаться в Лондоне - тоже. Пора мне самой решать свою судьбу. Я это чувствую. И мне так предсказали. Скоро я уезжаю.
        - Что ж, тогда придется найти надежную компаньонку.
        - Я подумала об этом, тетя Уили. Несколько дней назад я получила письмо от дяди Тео. Он едет в Лондон с Антеей и ее мужем. Дядя согласился целый год вести миссионерскую работу на Цейлоне. Как он пишет, отчасти из-за меня, поскольку я родом оттуда. Но думаю, это своего рода епитимья, которую он наложил на себя из-за того, что тетя Гертруда так плохо со мной обращалась. Лучшего компаньона и не придумать. А Антея присмотрит, чтобы соблюдались приличия. В конце концов, она теперь замужняя дама.
        - Мне это очень не по душе, - заметила Уили. - Очень не по душе.
        - Дядя Тео любит меня. Он проследит, чтобы со мной не случилось ничего дурного.
        - Нельзя полагаться на благорасположение мистера Уинвуда, если он еще сохранил его. А судя по письму, он никогда не питал к тебе добрых чувств. Так или иначе, отношение к тебе мистера Уинвуда подвергнется серьезному испытанию, когда он узнает, что ты намерена выбить почву у него из-под ног. Едва ли Тео справится с подобной ситуацией. Тебе бы следовало…
        - Нет! - отрезала Силия.
        - Позволь мне послать за Грантом, - с отчаянием сказала Уили, надеясь, что Грант отговорит девушку от этого безумия.
        Силия побледнела.
        - Вы уже достаточно обременяли его моими проблемами. А в этом деле я не потерплю его вмешательства.
        - Хорошо, дорогая. Вижу, ты настроена решительно. Возможно, это неплохо - выяснишь сама, как обстоят дела.
        Силия насторожилась. Уили не привыкла так быстро отступать.
        - А как насчет Гертруды?
        - По словам дяди Тео, она не собирается сопровождать его. Если хотите, прочитайте письмо сами. Уверена, он с радостью возьмет на себя обязанности компаньона.
        - Не сомневаюсь. И Эмили, конечно, будет с тобой. И Антея с мужем. А она, как ты говоришь, умеет соблюдать приличия. Это меня успокаивает. - Уили задумалась. - Что ж, дорогая, напиши дяде, а я прикажу сделать необходимые приготовления. Но прошу тебя об одном.
        - О чем угодно, тетя.
        - Скажи, что обрадуешься мне, когда в конце следующего месяца я приеду к тебе на Цейлон.
        - Ах, милая тетя! - Силия опустилась перед ней на колени. - Приезжайте, как только сможете!
        Уили погладила племянницу по голове. «Судьба, - подумала она. - Да, милая девочка, с этим понятием в твоей жизни связано очень многое. Но не беспокойся, я ни на секунду не выпущу тебя из виду. И если не сумею поехать сама, пошлю человека, внушающего мне полное доверие. Так что все будет хорошо». А вслух проговорила:
        - Не тревожься. Я не позволю никому причинить тебе зло. И как только удастся, приеду и пригляжу за всем сама.
        Дядя Тео - благослови его Господь! - не нашел ничего странного в просьбе Силии. И как только она выразила желание сопровождать его, пригласил с собой, словно так они условились заранее.
        Зато Антея Лангбурн-Мейтленд повела себя совершенно иначе. Силия не понимала, в чем дело, но подруга выказывала ко всему еще большее неодобрение, чем прежде.
        Накануне отъезда Антея, ее муж и дядя Тео пожаловали в Карлтон-Хаус на ужин. Тетя Уили держалась необычайно радушно и внимательно выслушивала их скучные религиозные повествования. Антея не казалась счастливой молодой женой, и Силия, улучив момент, уединилась с ней:
        - Извини, я опоздала с поздравлениями.
        - Я это заметила. Тоже мне, лучшая подруга! Только не ссылайся на занятость. Это весьма бестактно.
        Силия оторопела: в кругу знакомых тети Уили никто не осмелился бы сказать такое в лицо.
        - Поверь, в этом нет злого умысла, - добавила Силия. - Я не хотела тебя обидеть.
        - Ничего другого я и не ожидала после твоего стремительного бегства из тетиного дома. Бедная женщина целый день пролежала в постели с нюхательной солью. Мы с твоим дядей едва убедили ее не доводить дело до суда: ведь полномочия миссис Гамильтон весьма сомнительны, поскольку дополнение к завещанию твоего отца не внушает доверия. Однако мистеру Тео удалось отговорить жену. Он счел, что такие действия повлекут за собой скандал, и это плохо отразится на тете Гертруде. А она и так страдала из-за мучительной сцены, устроенной тобой при Темплкомбах. Но тетя Гертруда оправилась и воспряла духом. Я очень по ней скучаю. Ее понимание и сочувствие - именно то, что нужно молодой жене. Она неизменно дает мудрые советы. Не возьму в толк, почему ты так недостойно вела себя с ней?
        Силия насторожилась. Антея выказывала любовь и почтение к Гертруде. Но Силию уже не заманить в ловушку: она не станет оправдываться перед подругой. Они выбрали разные дороги - и вот результат. С какой стати забивать себе голову ее заботами?
        - Я не хочу это обсуждать, - холодно заметила Силия. - Но рада слышать, что тетя оправилась и дядя Тео отправится в путь с легким сердцем. А теперь расскажи о свадьбе.
        Силия надеялась, что эта просьба обрадует подругу, однако Антея мрачно проговорила:
        - А что тут рассказывать? Обряд совершил твой дядя. Твоя тетя была моей посаженой матерью, а торжество состоялось благодаря ее добрым друзьям, пожаловавшим на свадебный завтрак. Что же до прочего, - она пожала плечами, - я ожидала совсем другого: готовилась к союзу во Христе, забыв о низменной натуре мужчины. - Антея горько рассмеялась.
        Разочарование подруги обескуражило Силию, и она задумалась о том, как выдержит ее общество во время длительного путешествия на пароходе.
        - Мне очень жаль, - наконец отозвалась Силия.
        - Тебе-то о чем жалеть? У тебя все складывается как надо. Я бы порадовалась за тебя, если бы не твое отношение к тете. Хорошо, что ты все же сделала правильный выбор - решила вернуться на Цейлон и выйти замуж за мистера Уинвуда. Надеюсь, это объединит нас. Извини, если рассердила тебя, хваля твою тетю за гостеприимство.
        С этими словами Антея удалилась. Силия порадовалась, что не успела поделиться с ней своими планами. О них не знал даже дядя Тео.
        Ему она сообщила только то, что получила письмо от Рональда, и, выполняя его просьбу, решила вернуться на Цейлон.


        На следующее утро, стоя с дядей на палубе парохода, Силия чувствовала себя обманщицей. Она воспользовалась его добрым отношением к себе, попросив сопровождать ее, но ничего не сказала об истинной цели этой поездки.
        Нет, он такого не заслуживал! Ведь, по мнению дяди Тео, племянница возвращалась домой, чтобы выйти замуж за суженого, и он неустанно повторял, как рад за нее.
        Ничего, время еще есть.
        Вот с Уили было не просто расстаться. Ох как не просто!
        - Дорогая! - Тетя обняла Силию. - Время летит быстро. Скоро я снова буду с тобой. Но кое-какие дела и обязательства я не могу бросить даже ради тебя. Мужайся и помни: я поддержу все, что ты предпримешь.
        По щекам Силии заструились слезы:
        - Может, я поступаю неправильно?
        - Не знаю. - Уили еще крепче прижала ее к себе. - Я провожу тебя на палубу.
        - Какой большой пароход…
        - Конечно, большой. Возьми билеты и посадочные талоны. Смотри не потеряй!
        - Не потеряю, тетя Уили.
        - Пиши мне каждый день.
        - Обязательно.
        - Никому не позволяй отговаривать тебя от принятого решения. Оно единственно правильное.
        - Обещаю, тетя Уили.
        - Тогда все в порядке. Вот твоя каюта, а рядом будут дядя и Мейтленды. Вышло удачно - ведь билеты брали в последнюю минуту.
        - Ничего подобного! - От этого возгласа Уили и Силия похолодели. - Это я настояла, чтобы отсюда перевели семью каких-то убогих провинциалов. И пароходная администрация пошла мне навстречу. Как же иначе - они должны разместить викария как следует.
        - Гертруда! - Уили успела овладеть собой.
        - Рада вас видеть, Уили! - Жена викария, видимо, была настроена благодушно. - Позвольте поблагодарить вас за то, что убедили Силию образумиться, бросить светскую суету и занять законное место рядом со своим суженым. Ты что-то сказала, милая?
        - Как поживаете, тетя Гертруда? - пробормотала девушка.
        - Лучше, чем когда ты сбежала от меня, неблагодарное дитя. Но я прощаю тебя. Ясно, что голову тебе задурили эти несносные дикари Темплкомбы. И ваш пасынок, Уили, так дерзко разговаривал со мной! Я всегда утверждала, что за границей нет людей с приличными манерами.
        - Значит, и вы едете на Цейлон? - саркастически осведомилась Уилхелмина.
        - А как же? Не отпускать же Тео одного - ведь он не от мира сего. Мой муж пропадет в стране дикарей! Ему нужна твердая направляющая рука. Я не позволю никаким цыганкам вцепиться в него когтями. - Она многозначительно взглянула на Силию. - Я осознаю свой долг и исполняю его. С этим не станет спорить даже Силия. А вот и Тео! Здравствуй, дорогой, вот и я!
        Тео, не ожидавший увидеть на пароходе жену, растерялся.
        Уилхелмина коснулась руки племянницы:
        - Силия…
        - Ничего… как-нибудь справлюсь.
        - Не возьму в толк…
        - Почему она изменила решение?



        Глава 24

        Египет! Загадочная, манящая пустыня с песчаными дюнами и величественными пирамидами, давшими последний приют древним царям и царицам.
        Силия облокотилась о поручни роскошного судна и следила за белым буруном кильватерной струи, пока огромный пароход скользил по узкому Суэцкому каналу.
        Непроглядный мрак ночи нарушали лишь огни судна да оранжевые отсветы костров бедуинов.
        Стояла душная ночь. Где-то вдалеке выли шакалы.
        Силия мечтала, чтобы подул хоть легкий ветерок. Ей хотелось переодеться: блузка с высоким воротом и плотная саржевая юбка пропотели.
        Девушка убрала с шеи локоны. Во влажном воздухе они слиплись, прическа рассыпалась.
        Силию одолевало раздражение и клонило в сон - от бесконечного плавания. К тому же ей приходилось постоянно противостоять и тете, и Антее, которые понимали друг друга с полуслова.
        Чтобы избежать их общества, Силия, несмотря на духоту, стояла на палубе. Только здесь можно было скрыться от тети Гертруды, постоянно выражающей недовольство компанией, не предоставившей пассажирам необходимых удобств.
        В эту душную ночь, находясь за тысячи миль от Англии, осыпаемая градом упреков тетки, Силия чувствовала, что ее одолевают сомнения.
        Следовало дождаться Уилхелмины. У нее самой не хватает опыта для борьбы с недоброжелательной Гертрудой. Даже дядя Тео не может урезонить жену. А уж он старался изо всех сил восстановить мир между женой и племянницей.
        Боже! Это платье задушит ее. Силия направилась к коридору, надеясь, что все уже заснули. Одно хорошо в этом плавании - то, что она занимает отдельную каюту. Впрочем, стоит лишь намекнуть, и Антея тут же переберется к ней - чтобы не уединяться с мистером Мейтлендом.
        А вот Силия страстно желала бы так уединиться…
        Только не с Мейтлендом, конечно.
        Девушка открыла шкаф в каюте и вынула надушенное нижнее белье.
        Тонкое, необыкновенно красивое - такое мужчина мог бы подарить своей любовнице. Но это купили ей, светской красавице… цыганке, предпочитающей ходить босиком, носить льняные юбки и открытые цыганские блузки…
        Так кто же, в конце концов, возвращается на Цейлон?
        Женщина, бесстыдно возжелавшая Гранта Гамильтона?
        Или дикарка, всю жизнь мечтавшая о Рональде Уинвуде?
        Которая из них?
        А что, если ей, дочери Марианны, не заполучить ни того, ни другого?
        Нет, Силия уже стала иной - сумела изменить судьбу, успешно и изящно, без единого огреха и ошибки пройдя испытания лондонского сезона.
        Но не обидела ли она богов, пытаясь изменить их предначертания?
        Силия стянула с себя блузку с высоким воротом и, расстегнув юбку, перешагнула через нее. Одна, без помощи Эмили, расстегнула корсет и освободилась от сорочки и панталон.
        Теперь она кожей ощутила влажный, горячий воздух. Будь Силия посмелее, она легла бы обнаженной в постель. Но девушка еще побаивалась своих неосознанных желаний, поэтому надела ночную рубашку, прежде чем лечь.
        Из-за духоты она не могла уснуть и забывалась урывками. Едва закрыв глаза, Силия погружалась в грезы, металась, стараясь избавиться от воспоминаний…
        Всю ночь ее тревожили сны, словно всплывавшие из глубин сознания.

«Он желал одного - научить меня флиртовать и целоваться, - повторяла она как заклинание. - Только обучить ездить верхом и стрелять. Я забавляла Гранта и его друзей. Была для них развлечением, но не более того…

…куклой…

…игрушкой…»
        Силия вздрогнула и, обливаясь потом, проснулась.
        Она ничего не помнила, кроме ощущения беспомощности.
        Корабль ненадолго бросил якорь в Порт-Саиде, и палубы наполнились шумом и суетой: в каждом закоулке, на прожженном солнцем настиле, торговцы выкладывали товары, выдавая их за антиквариат.
        Какая жара!
        Все дамы раскрыли зонтики, чтобы не подставлять палящему солнцу свои бледные лица. Многие предпочли остаться на корабле.
        Но Силии захотелось осмотреть местные магазины. Дядя Тео счел необходимым сопровождать ее, а Антея и Джордж решили хоть немного познакомиться с Востоком.
        Тетя Гертруда собиралась остаться на борту, однако проводила их до пристани, давая одно наставление за другим.
        - Такая ужасная жара - не забывай о зонтике. Ты не привыкла к солнцу. Нельзя, чтобы твоя очаровательная бледная кожа посмуглела. Осторожнее на базарах. Там только и ждут, чтобы обсчитать или обворовать. Везде торгуйтесь. И вот что, Тео, прояви рассудительность: вовсе не обязательно покупать все!
        Они расстались, но голос Гертруды словно преследовал их, когда они вступили в узкие проходы базаров.
        Антея и ее муж робко и осторожно обходили толпу у прилавков. Они опасались торговцев и презирали их. А Силия наслаждалась атмосферой Востока - запахи базара обострили ее чувства.
        Иногда проходы настолько сужались, что, казалось, будто древние стены надвигались на них. Ни на секунду не умолкали крики уличных торговцев; полуголые дети цеплялись за юбку Силии, и это возвращало ее к временам далекого детства.
        Наконец Антея и ее муж увидели британский магазин. Антея с облегчением заявила, что уж здесь-то их не обсчитают. Дядя Тео, пробормотал краткую молитву и, опустившись на стул, с благодарностью принял стакан холодного лимонада. Пока Антея с мужем выбирали полотно, парчу и другие предметы обихода, Силия прошла мимо заваленного товарами прилавка и остановилась перед сияющими украшениями.
        Ее взгляд упал на великолепное позолоченное ожерелье, которым не погнушалась бы и невеста фараона. И такие же золоченые серьги, настолько длинные, что почти касались плеч.
        Способна она надеть такое? Неужели цыганка устоит перед этим эффектным украшением?
        Но для кого ей надевать его? А впрочем, какая разница! Ей понравилось чудесное ожерелье, значит, надо его купить.
        В следующий раз они причалили в иссушенном ветрами, насквозь пропыленном Адене - последнем порте перед Коломбо. Аден Силии не нравился - выступающая из Индийского океана скала, где когда-то содержалась колония преступников.
        И еще прибытие в Аден означало, что Цейлон уже близко - слишком близко - и не за горами час расплаты.
        Силия жалела, что не дождалась тети Уили, чтобы отправиться вместе с ней. При тете ночные демоны не посмели бы приблизиться к девушке. Воспоминания наплывали - вязкие и смутные, как туман, готовые поглотить, высосать жизнь до последней капли.
        А днем приходилось противостоять тете Гертруде. Ее язык походил на жало гадюки. Она старалась уязвить, ранить, причинить боль, заставить страдать.
        - Надеюсь, Уилхелмина соблаговолит написать мистеру Уинвуду и объяснить перемены в твоей жизни. Мы с дядей попали в весьма затруднительное положение, когда нам начали предлагать продать твое имение. Им очень заинтересовался сэр Томас Липтон. Но ты была в отъезде, и мы не могли познакомить тебя с его условиями. Разумеется, мы не написали ему, что неблагодарная девчонка сбежала с пасынком тети, и у нас нет ни малейшей возможности с ней связаться.
        Силия вспыхнула: Гертруда зашла слишком далеко!
        - Простите, разве в Лондон из провинции уже не доставляют почту? Почему вы не переслали мне корреспонденцию?
        - В серьезных делах, связанных с собственностью, благовоспитанная юная леди всегда должна полагаться на мужчину. Но взбалмошная Уилхелмина не считается с общепринятыми нормами. Она слишком надолго покидала Англию и жила среди дикарей. Если бы я полагала, что Уили прислушается к совету Тео, то написала бы ей в тот же день. Ничего, дело вскоре решится. Как только ты выйдешь замуж за мистера Уинвуда, он будет представлять твои интересы. Дядя Тео осведомлен обо всем.

«Но это мое поместье! - возмущенно думала Силия. - И со всеми предложениями должны обращаться ко мне. Да, Рональд долгое время вел там дела, но, несмотря на это, поместье принадлежит мне».
        Странно, Силия не привыкла считать чайную плантацию своей собственностью, но внезапно почувствовала себя хозяйкой, которая никому не позволит посягнуть на ее имущество.
        Тетя Уили поняла бы это. И дядя Тео, наверное, тоже. А если нет?
        Через два дня они сойдут на берег в Коломбо. И тогда исчезнут все вопросы: Силия сама будет управлять своей новой жизнью.
        Опершись о деревянные перила веранды в Монераканде, Грант отчетливо понял, что Уили обрекла его на сущий ад.
        Летом Цейлон становился истинным адом - жара и влага размягчают мозги. Страну населяли выходцы из высших английских слоев; они благоустраивали плантации и собственную жизнь, заставляя местное население работать до изнеможения. Сами же, не зная, как избавиться от скуки, частенько дебоширили.
        Грант объяснил Уили, что ему надоело играть роль странствующего рыцаря при Силии Пенмарис.
        - Знаю, - согласилась мачеха. - Она расцвела и стала красивой девушкой. Теперь ее повсюду ожидает радушный прием. Ты сделал то, что следовало, - вырвал ее из когтей Гертруды.
        - Именно.
        - И обращался с ней как брат, что меня безмерно радует.
        - Совершенно верно. Значит, я могу подумать и о своей жизни?
        - Конечно, - простодушно ответила Уили, и Грант не заметил, как лукаво сверкнули ее глаза. - Тем более что Силия уезжает из Англии. Она решила вернуться на Цейлон и объявить мистеру Уинвуду, что не выйдет за него замуж…
        - Что!..
        - Грант, Силия считает, что ей пора встретиться с Рональдом Уинвудом, и я не смогла удержать девушку от этого шага.
        - Ты в своем уме?!
        - Держи себя в руках, Грант. Даже я не в состоянии развеять цыганский миф о судьбе и счастье. К тому же она едет не одна. Все сложилось наилучшим образом: Силию сопровождает дядя Тео, решивший заняться миссионерством и наставить на путь истины аборигенов.
        Грант задохнулся от ярости. Силия в руках дяди Тео, человека настолько слабого, что он не способен приструнить даже собственную жену! И девушке предстоит объявить какому-то Уинвуду, что она не выйдет за него замуж, и предложить ему убраться подальше!
        - Конечно, - продолжала Уили, - мистер Уинвуд будет недоволен.
        - Ты постоянно все упрощаешь!
        - Успокойся, через несколько недель я присоединюсь к Силии, но сейчас никак не могу уехать. Да что случится за это время?
        - Он может убить ее!
        - Грант, не впадай в истерику. Тео поддержит девушку. Антея и ее муж будут рядом с ней.
        - Великолепно! Юная Гертруда, которую черти так и подмывают унизить Силию! И двое никчемных мужчин! Похоже, ты выжила из ума, дорогая мачеха.
        - Дорогой, все уже решено.
        - Значит, измени решение.
        - Они отплывают завтра.
        - Дьявольщина!
        Уили молча смотрела на Гранта.
        - Черт побери! Мне так не хочется ехать!
        - Кому же хочется?
        Грант нахмурился:
        - Что ты знаешь об этом Уинвуде?
        - Очень немного. Он подопечный моего брата. А после смерти брата с ним нянчилась Гертруда. У Силии есть фотография: очень смазливый блондин. Пишет противные письма, заставляя Силию чувствовать себя виноватой. Он мне не нравится.
        - Еще бы! - Гранту очень захотелось отправить Рональда Уинвуда в преисподнюю.
        Вскоре на Цейлон на грузовом судне прибыл Грант, устроился и начал вводить актеров в игру.
        Уили не ударила палец о палец - он все сделал сам: добровольно вызвавшись ехать, разработал план и достал место на грузовом пароходе. Его раздирали ярость и страх за Силию.
        Кого он ненавидел?
        Чего хотел?
        Грант стремился уберечь Силию, оградить от ловушек, которые мог расставить Рональд Уинвуд, чтобы склонить ее к браку с ним.
        Грант должен был убедиться, что Силия в безопасности. Потом приедет Уили и возьмет бразды правления в свои руки.
        Теперь, вперившись в убегавшие за горизонт возделанные поля, Грант проклинал проницательность Уили и свое чувство ответственности.
        Уили не сказала ни слова, и Грант решил, что она молчаливо и покорно смирилась с ситуацией. И очертя голову кинулся в омут.



        Глава 25

        В Охотничьем клубе продолжалось собрание.
        Как и все клубы в этой части страны, занятой плантациями, он предназначался только для белых и считался одним из лучших. Клуб располагал двумя теннисными кортами, галереей для стрельбы по тарелочкам, весьма приличным помещением с верандой и удобными креслами для отдыха на лужайке. И еще: благодаря щедрости сэра Томаса Липтона, недавно решившего присоединить Монераканде к своим и без того обширным владениям, бильярдом и скромной библиотекой.
        Рональд устроился в одном из кресел на веранде и, прикрыв глаза, потягивал свой любимый джин. Но внезапный поворот в общем разговоре вырвал его из полудремы.
        Макферсон из имения Кинкросс рассказывал Эдди Брэнхему, мужу Адрианы, что в их округу недавно прибыл американский протеже Липтона. Он остановился в Монераканде и отныне был уполномочен управлять всей собственностью сэра Томаса на Цейлоне.

«Американец, - размышлял Рональд. - Какого дьявола он понимает в плантаторском деле? Разве умеет он обращаться с кули, когда в их собственной стране после Гражданской войны освободили рабов?»
        - Пример заразителен - стоит только где-нибудь ослабить дисциплину, - пробормотал Рональд.
        - Видимо, благодаря сэру Томасу он здесь почетный член, - продолжал Макферсон, не обратив ни малейшего внимания на Уинвуда. - Надо бы выяснить, кто он таков.
        - Пожалуй. Кто о нем что-нибудь знает? - лениво протянула Адриана, обмахиваясь веером. - Как фамилия этого американца?
        - Кажется, Гамильтон. Хорошая шотландская фамилия. Он будто бы крестник Липтона или что-то в этом роде.
        - Гм… Гамильтон? А как он выглядит? Молодой? Старый? Симпатичный? Известно ли кому-нибудь его имя?
        - Я знаю только то, что Дугал вводил его в курс дела. А если Дугал в чем-нибудь разбирается, так это в чае. Он занимался плантациями в Ассаме, поэтому Липтон взял его сюда. Может, в книге членов есть что-нибудь об этом Гамильтоне?
        Он щелкнул пальцами и послал официанта передать управляющему клубом дородному сингальцу Кандаппу, чтобы тот принес книгу членов.
        - У сэра Томаса только все самое лучшее, - продолжал Макферсон, когда перед ним положили книгу членов в тисненом переплете. - Сейчас поищем. - Он начал листать страницы. - Ага! Вот он: Грант С. Гамильтон. Так или иначе, парень, видно, не промах. Иначе Липтон - а делец он дотошный, таких я больше не встречал - не поручил бы ему заниматься своими делами.
        Он вернул книгу Кандаппу и заказал еще виски с содовой. Но не успел заметить, как насторожилась Адриана, обычно холодная и сдержанная. Она обменялась красноречивым взглядом с мужем, и тот удивленно поднял брови.
        Заподозрив, будто его обошли и от него что-то скрывают, Рональд тут же надулся.
        - Грант Гамильтон, Эдди, в самом деле? Восхитительно! - Адриана хрипло рассмеялась, и глаза ее засияли. - У меня такое чувство, дорогие, что в следующие несколько месяцев нам предстоит много развлечений. - Она бросила взгляд на безмятежного Кандаппу, застывшего с новой порцией напитков и подносом с закусками.
        - Кандаппу, ты видел этого человека? Как он выглядит? У него зеленые глаза, то глубокие, как море, то твердые, как изумруды? И волосы, отливающие на солнце рыжиной?
        - Я знаю только то, леди, что у нового хозяина Монераканде диковинное ружье и стреляет он лучше других господ. И еще у него два пояса, набитых патронами, и два револьвера в кобуре. Он их мгновенно выхватывает и сразу палит. Он как-то приходил с англичанином, женатом на американской леди. Они очень дружны. Англичанин стреляет таким же манером, только не так хорошо.
        - Что, черт побери, он плетет? - Рональд выходил из себя, когда на него не обращали внимания. - Кто эти люди, о которых вы говорите?
        - Разве ты не знаешь: в нашу провинцию приехал виконт Гарвиль со своей богатой женой-американкой? - удивилась Адриана. - Они давнишние друзья с мистером Гамильтоном. Напрягись, дорогой. Помнишь те потрясающие газетные вырезки, которые тебе присылала твоя наставница леди Гертруда? В них говорилось, что твою робкую невестушку ввела в лондонский свет ее тетя Уилхелмина, вдовствующая герцогиня Милхэйвенская. Теперь эта леди состоит в счастливом браке с американцем, богатым владельцем ранчо. Его первая жена, испанка, умерла. Фамилия американца - Гамильтон. А виконт Гамильтон - наследный герцог Милхэйвенский. Теперь, моя радость, ты уяснил все? Наивная крошка невеста прибыла с солидной охраной. И не только с дядей - викарием. Почти как в опере!
        Грудной смех Адрианы жалил как змея, и Рональд в бессильной ярости посмотрел на мучительницу. Над ним насмехались, к этому она и стремилась. Только сейчас Рональд с трудом выносил ее.
        Силия взбунтовалась - он только сегодня получил известие от леди Гертруды. Поэтому предположение, что девушка знакома с протеже сэра Томаса, не показалось ему хорошей новостью.
        - Нечего надо мной подшучивать! Ты знаешь этих людей? Тогда говори! Черт побери, я тоже имею право знать!
        - Рональд, не смей поносить меня при всех, иначе я накажу тебя, - пробормотала Адриана, но тут же примирительно потрепала его по волосам: - Конечно, я знаю Гранта Гамильтона. Он - женский угодник и весьма опасный человек. Властный. И если приехал сюда в интересах твоей крошки Силии, то потому, что безмерно предан мачехе. Кто знает, может, он даже немного влюблен в нее? И готов для Уилхелмины на все. Поэтому успокойся: твоя невеста в полной безопасности и так же невинна, как в те дни, когда вы расстались. - Адриана откинулась в кресле и начала обмахиваться веером. На губах ее заиграла лукавая, чувственная улыбка, и Рональда охватили ревность и гнев.
        Какая глупость, что он доверился Адриане и рассказал о своей власти над Силией. А ведь с такими муками сберег тайну, боясь, как бы Силия не догадалась, что испытала в детстве.
        В конце концов, отец Рональда был близок с Марианной. Так почему бы ему не узнать поближе ее дочь?
        Если бы в ту пору босоногая Силия не проявила такого любопытства и не подглядывала бы за ним и Корой, ничего бы ровным счетом не произошло.
        Но даже маленькая, она этого хотела. Желала его. Готова была для него на все.
        И теперь история повторится опять - стоит лишь подхлестнуть ее память. И тогда не возникнет осложнений ни с ней, ни с пуританином дядей, ни с богатыми, знатными родственниками.
        Ну а на самый крайний случай сохранились те треклятые фотографии.
        Ему нужно лишь провести немного времени наедине со своей маленькой невестушкой. Он прогуляется с ней по узенькой улочке в Канди. Много лет назад Рональд заставил ее обо всем забыть, но всегда знал, что у него есть ключ, и, если понадобится, он прикажет Силии вспомнить все.
        Внезапно Рональд представил Адриану и Силию вместе: Адриана обучает его неискушенную будущую жену. И от этой мысли у него восстала плоть.
        А почему бы и нет? Почему бы и нет, черт возьми?
        Потом к ним присоединилась бы Сужата. И конечно, Эдди. Это приструнит крошку Силию, даже если она и посмеет спросить, чем он занимался.
        Жаль, но Сужата не так понятлива, как надеялся Рональд, хотя он выбился из сил, объясняя, что это - дело удобства, а не чувств. На английской девушке следовало жениться, чтобы стать настоящим владельцем поместья.
        - Попробуй женись! - бушевала Сужата. - Уж я ею сразу займусь! Здесь хватает ядовитых змей и есть такие заклинания, что она начнет медленно чахнуть - изо дня в день. Ты не получишь от нее никакого удовлетворения в постели, потому что жил здесь слишком долго. Холодная, покорная англичанка тебя не устроит. И конечно, ты знаешь: Каттадьи умеет насылать духов-убийц.
        У Рональда раскалывалась голова. Почему он должен разрываться между тремя женщинами, столь непохожими друг на друга? И почему ему так нужна именно та, которую он ненавидит?
        Силия могла объявиться в любой день, и напряжение с каждым часом возрастало. Рональд порывисто поднялся.
        - Ты куда, дорогой? - томно спросила Адриана.
        В былые времена Рональд ненавидел Адриану так же сильно, как и желал. Он не ответил на ее вопрос. Рональду хотелось поскорее уйти в свое бунгало, где, как он надеялся, его поджидала Сужата с особой трубкой, дым из которой успокаивал нервы и снимал головную боль.
        Сильные руки вотрут в него ароматическое масло и изгонят усталость из мышц; длинные пальцы пройдутся по коже, возбудят, приготовят к любви.
        - Рони? - удивилась его молчанию Адриана, поняв, что он пренебрег ею.
        - Успокойся, Адриана, ты получишь свою долю удовольствий. Силия с родственниками приезжает со дня на день, и в моих интересах, чтобы Сужата поскорее убралась.
        - Она довольно упряма, - хмыкнула Адриана. - Если хочешь, я поговорю с ней. Мы ведь сдружились, и она послушает меня. Дай знать, если понадобится помощь - любая. Нам с Эдди прийти встречать твою невинную крошку? - Она улыбнулась, ибо и эта мысль, и его замешательство позабавили ее.
        Рональд исступленно ненавидел Адриану. В этот вечер ему была особенно нужна Сужата. С ней он почувствует себя мужчиной и настоящим господином.
        И вот показался Цейлон. Силия поднялась на рассвете вместе с другими ранними пташками. Пассажиры толпились у поручней, желая бросить взгляд на гавань, залитую первыми лучами солнца.
        Девушка ничуть не удивилась, увидев вскоре у поручней дядю Тео. Дымка еще скрывала горы, но зато яркая зелень и множество пальм вдоль береговой линии были уже хорошо различимы.
        - Библейский потерянный рай… - благоговейно пробормотал викарий. Но наваждение рассеялось, когда кто-то из команды начал давать пояснения через мегафон.
        Справа, в семи милях от гавани, располагалась гостиница «Гора Аавиния». В другой стороне - эспланада Галле: три сотни акров, отведенных под крикет, футбол, хоккей и верховую езду. К югу, справа по носу, высился знаменитый отель «Галле-Фас» - воплощение настоящей роскоши. А рядом, в овальном здании, размещался клуб
«Коломбо». Дальше виднелись башни и шпили христианских церквей.

«Я дома, - подумала Силия, и по спине пробежал легкий холодок. - Я возвращаюсь домой, теперь я взрослая женщина, наследница отца. И намерена оттолкнуть того, кому была обещана».
        Корабль разворачивался к пристани.
        Все ближе и ближе - к ее прошлому и будущему. Солнце слепило. Корабль, прорезав гудком тишину, подходил к отведенной ему стоянке.
        На палубу вышли Гертруда и Антея с мужем.
        - Солнце! - поморщилась Гертруда. - Опять эта несносная жара! Тео, что ты здесь делал? О! Посмотри на этих… людей в лодочках! Что им надо? Они почти голые! Боже, мне дурно…
        - Это торговцы, дорогая. - Викарий подал жене платок, пропитанный лимонной водой.
        - Я этого не вынесу, - бормотала Гертруда, утирая пот. - Какие-то полуголые люди продают безделушки и всякий хлам доверчивым англичанам! И еще это солнце… Силия, хорошо, что хоть ты прилично одета. Но где твой зонт? Антея, дорогая, вы, как всегда, великолепны, и белый цвет - лучший для этой ужасной тропической жары.
        - Все благодаря здравому смыслу и уму мистера Мейтленда. Я всегда его слушаюсь, выбирая платье.
        Силию раздражали любезности тетки и Антеи. Однако она думала лишь о том, что часа через два встретит Рональда в своей одежде. Она походила на миссионерку, и ей хотелось выглядеть старой девой. Это вселяло надежду, что Рональд не станет цепляться за такую невесту.
        Чей-то голос, перекрыв рев пароходного гудка, объявил, что они бросили якорь в гавани Коломбо.
        - У нас наклейки на всех чемоданах? - деловито осведомилась Гертруда. - Как ты думаешь, Тео, епископ Коломбо пошлет кого-нибудь помочь нам с таможней и прочей канцелярской волокитой? Дорогой, ты написал ему?
        - Успокойся, - заверил ее муж. - Епископ все устроил. Его представитель проводит нас в Мутвал, где мы разместимся в доме на территории колледжа Святого Томаса.
        - Ну пошли! - громко возгласила Гертруда. - Представитель епископа не объявился. Нам пора отправляться на таможню.
        Силия последовала за спутниками - в смятении и растерянности. Итак, она дома, но среди чужих. Никогда еще она не чувствовала такой пропасти между двумя мирами.
        И все же девушка заметила, что дядю здесь встречают с почтением, как важного гостя.
        Наконец их доставили в отель «Гранд-Ориентал». Здесь им предстояло отдохнуть после утомительного плавания и дождаться представителя епископа.
        Окна отеля выходили на бухту и великолепный Палм-Корт. Даже Гертруда сочла это местом высокого уровня и тут же приказала подать английский чай, маленькие душистые сандвичи, аспарагус, ячменные лепешки и птифур и выразила удивление, что в подобной глуши такое разнообразное меню.
        Когда чаепитие подошло к концу, в дверях появился официант и приблизился к викарию с серебряным подносом. Тео взял с подноса записку и через минуту объявил:
        - Прибыл мистер Уинвуд - встретить нашу дорогую Силию. По поручению епископа он проводит нас в Мутвал.
        У Силии упало сердце, а дядя с явным удовольствием заключил:
        - Лучшего не придумать - продолжим путь со знакомым человеком.
        Силия не была готова к встрече с Рональдом. Перед тем как он появился в дверях, девушка подумала: «Ведь все здесь совсем не так, как сохранилось в моей памяти. И я не та, что раньше».
        И тут она увидела Рональда - смазливого, неуклюжего незнакомца, а не порывистого юношу, изображенного на фотографии, которая стояла на ее столике.
        Да это вовсе не тот человек, что гулял с ней в розарии и умолял, как только она подрастет, выйти за него замуж!
        Тот Рональд был рыцарем ее девичьих грез. А сейчас перед ней стоял потный мужчина в белом тиковом костюме. Он протянул букет цветов и подал руку… тете Гертруде!
        Онемевшая Силия слышала, как он поздоровался с дядей и тетей. Лишь после этого Рональд обратился к ней:
        - Дорогая!
        Девушка не могла пошевелиться.
        - Что же ты, Силия, не приветствуешь своего суженого? - встревожилась Гертруда. - Неужели после стольких лет разлуки тебе нечего сказать?
        - Рональд…
        - Ты стала настоящей англичанкой. Восхитительно!
        - Подай же ему руку, Силия.
        Девушка по-прежнему не двигалась, охваченная необъяснимым отвращением.
        - Простите ее, - поспешно проговорила Гертруда. - Бедняжка поднялась ни свет ни заря, чтобы взглянуть на бухту. Хотя сама я не понимаю, чем интересны голые аборигены.
        - Совершенно справедливо. - Рональд кивнул, угадав в Гертруде союзницу. Она не позволит упорхнуть его маленькой, испуганной птичке. - Вы правы. Такое долгое путешествие очень утомительно. - Он обвел взглядом приезжих. - Позвольте выполнить первое поручение и вручить вам приглашение на сегодняшний вечер в «Королевские покои». - Рональд сделал паузу и заметил, что леди Гертруда довольна.
        - Достойное место, - заметила она.
        - В отеле для вас заказан номер. Отдохните, примите ванну и подготовьтесь к вечерним торжествам. А завтра я буду иметь честь сопровождать вас в Мутвал… - Его взгляд скользнул по Эмили.
        Очень соблазнительна: миниатюрная, стройная фигурка, сияющие глаза, лукавое личико. Она весьма соблазнительна в отличие от его невыразительной, инертной невесты.
        Очевидно, Силия ничего не извлекла из сезона в Лондоне. Все та же девушка - замкнутая, бесцветная, готовая выполнять распоряжения своего господина.
        Он женится на Силии и овладеет ею из чувства долга, а потом займется Эмили. Служанка и госпожа… пикантная ситуация.
        Рональд с трудом отвел взгляд от Эмили.
        - Детали обсудим утром. - Он внимательно посмотрел на невесту: - Силия?
        Девушка подняла на него испуганные как у лани глаза. Рональду это понравилось, ибо он решил, что по-прежнему имеет над ней власть.
        - Времени много… Времени очень много, - снисходительно заметил Рональд. - Отсрочка лишь усиливает предвкушение. Не спеши, отдыхай. Завтра поговорим.



        Глава 26

        Силия устало опустилась на постель в отведенной ей роскошной спальне отеля.
        Она не понимала, что с ней происходит. Силия так ждала возвращения домой, но теперь мечты сбылись, а действительность разочаровала ее.
        И Рональд! Боже мой, Рональд!
        Он стал каким-то прилизанным, напористым и порочным… Как она заявит этому человеку, что не выйдет за него замуж?
        Силия подошла к окну и распахнула его. От густого, тяжелого аромата экзотических растений у нее закружилась голова. Какие-то смутные воспоминания нахлынули на девушку, но она постаралась избавиться от них. Нельзя погружаться в прошлое, иначе пробудятся боль и страх…
        Силия вошла в какой-то нереальный мир, ступила на берег, где все смутное и угрожающее подступало все ближе, чтобы напугать ее.
        Наверное, она просто устала. Нужно отдохнуть. Путешествие вымотало ее. Слушая бесконечные наставления тети Гертруды, Силия напряженно размышляла о том, как встретится с Рональдом и сообщит ему о разрыве.
        Ну ничего, она отдохнет, избавится от напряжения и тогда поймет, что не так.
        А теперь нужно успокоиться. Силия позвала служанку, и та втерла ей ароматную воду в виски.
        Между явью и сном Силия слышала, как Эмили привернула фитиль лампы и закрыла за собой дверь. Вдали закричала сова, откуда-то донесся легкий шорох, похожий на шипение змея в садах Эдема.
        Она проснулась внезапно, тряхнула головой, чтобы отогнать сон, и густые волосы рассыпались по плечам.
        Силия то ли услышала, то ли почувствовала нечто необычное, и это вывело ее из блаженного забытья.
        Она сунула ноги в тапочки, набросила кружевную накидку поверх батистовой ночной рубашки и, подойдя к французскому окну, распахнула его.
        Девушка шла как лунатик в тени кокосовых пальм, обрамлявших узкую береговую полосу, которую заливало во время прибоя.
        Что-то неудержимо влекло Силию, словно она знала, кто ждет ее под полной луной. Змея, сова-оборотень, сам дьявол или ее Немезида. У девушки не оставалось выбора: это подсказывал ей цыганский инстинкт. Ему она и последовала. Какова бы ни была конечная цель путешествия, Силию вела судьба. И все, что случится этой ночью, предначертано заранее.
        Он ее позвал… он ждал.
        Он появился не случайно.
        Он оказался на Цейлоне из-за нее…
        Силия устремилась навстречу судьбе, озаренная призрачным лунным светом в непроглядной черноте ночи.

«Из-за меня…» - с трепетом подумала она.
        Тонкая накидка цеплялась за ветви кустарников, и Силия скинула ее, тапочки мешали бежать навстречу судьбе, и она отшвырнула их. Босая, девушка выбралась наконец из тени кокосовых пальм на залитый лунным светом песок.
        Он нетерпеливо схватил ее и повернул так, чтобы хорошенько рассмотреть под луной. Силия тяжело дышала, полуоткрыв рот. Сейчас она совсем не ожидала встретить его, и он выглядел странно в тропическом наряде, с давно не бритой бородой. В своем новом обличье он все так же манил ее.
        Какой волшебный миг: они вдвоем под луной, ее мистический порыв к чему-то такому, чего Силия не сумела бы объяснить, шуршание длинных листьев кокосовых пальм под легким ветерком и тяжелый плеск волн. Может, все это происходит в Эдеме? Адам и Ева, змей и запретный плод!..
        Но сегодняшней ночью нет ничего запретного.
        Он притянул девушку к себе, прижал к полуобнаженному телу и прильнул к полным губам. Пальцы прошлись по густым волосам.
        Он проклинал себя за то, что потерял рассудок, забыл об осторожности, но не имел сил отстраниться. И здесь, в просоленной жаре ее родины, не мог сдержаться и не взять то, чего так желал.
        - Обольстительница… цыганская ведьма… Ты сводишь меня с ума!.. - Он снова приник к ее губам.
        Боже! Под ночной рубашкой Силии ничего не было… Под влажной, прилипшей к телу тканью проступали выпуклые темные соски и треугольник волос между стройными бедрами.
        И она ответила на его поцелуи - неистово и страстно. Темные густые волосы щекотали ему лицо, мягкие груди прижались к его обнаженной груди.
        Господь милосердный! Кто же она? Цыганка или настоящая леди? И какая из двух причиняет такую боль его чреслам? Где проходит невидимая грань между животным вожделением и любовью?
        Но все грани внезапно стерлись, потому что, ощутив его желание, она еще крепче прижалась бедрами к напрягшейся мужской плоти. И откуда только Силия знает, как лучше двигаться, чтобы позволить ему ощутить под тонкой тканью ее разгоряченную плоть?
        Задохнувшись от поцелуя, девушка отстранилась.
        - Ты здесь? - Эти слова прозвучали как благодарственная молитва; Силия поняла, что умерла бы, если бы он не приехал. Бог знает, что с ней происходило. Ясно было одно: как бы яростно он ни сопротивлялся, судьба дарит ей то, о чем она больше всего мечтала.
        - Долг… - Его губы снова прильнули к ней, и Силия отдалась пьянящему поцелую. - Ответственность…
        Он дразнил ее - словами и поцелуями, - но девушка не сопротивлялась.
        - Я хочу… - Силия умолкла. Его кожа обжигала, и она растворялась в этом сладостном пламени. Он уже не владел собой, ибо желал ее страстно, всем сердцем.
        Все предначертано… сегодня ночью… под луной…
        Он уступил. От ее прикосновений по спине пробегала дрожь. Он ждал этого всю жизнь, и вот теперь…
        А как же последствия? Ему следовало подумать о последствиях, ибо он имел дело с цыганской ведьмой.
        Разве его не предупреждали: следи за собой, помни о долге? Он ни на секунду не забывал пророчество Альзены. И вот оно начало сбываться.
        Но только все повернулось иначе: ему велели оберегать Силию, а он ее соблазнял.
        Альзена не предвидела одного - что им движет всепоглощающее желание и страсть. Он проехал полсвета, чтобы Силия предложила себя здесь, на краю земли. И именно в тот момент, когда ему следовало отказаться от нее.
        Один-единственный поцелуй. Последний.
        Со стоном он прижал ее к себе.
        В последний раз…
        В этом неистовом поцелуе слились подавляемая ярость и страсть. И Силия ответила так же неистово и жадно.
        Еще миг - и он уступил бы, чтобы потом проклинать последствия. Его руки скользили по нагому телу девушки, манящей, соблазнительной, страстной.
        Пропади все пропадом!
        Он коснулся пальцами ее бархатистого лона и услышал, как Силия застонала. Тело ее напряглось от прикосновения. Бедра сомкнулись и подались навстречу ему. Непреодолимое желание бурлило и в ней, и в нем. Он поцеловал девушку требовательно, почти грубо.
        Этого нельзя делать… нельзя! Но она хотела этого так же, как и он. Может быть, даже больше.
        - Боже мой, Силия! - стонал он.
        И в этот миг она словно взорвалась, достигла вершины, и с ее губ сорвался стон.
        - Си-иии-лиии-я!
        Внезапно невдалеке послышались голоса, и за деревьями мелькнул свет фонарей. Грант рывком отстранился:
        - Неужели Гертруда?
        Силия растерялась; очарование исчезло, растворилось как дым.
        - Ты не знал?
        - Нет.
        Новое осложнение. Гертруда была настроена решительно и поэтому опасна. Опаснее чем когда бы то ни было.
        - Прикройся!
        - Грант…
        - Не могу… не буду… Черт побери, Силия!
        - Понимаю, - холодно бросила она. - Луна, пьянящий ночной воздух. Просто закружилась голова…
        - Что-то в этом роде. - Он поискал ее накидку. А голоса и всполохи света все приближались.
        - Значит, ты предоставишь мне разговаривать с ними? - Силия едва говорила. Предназначение… Цыганская судьба…
        Грант нашел ее накидку за минуту до того, как к ним подошли.
        - Возьми! - Он растворился в темноте. Силия закуталась в накидку.
        - Ради бога, Силия, в чем дело? - раздраженно спросила Гертруда.
        Девушку охватила ярость к Гертруде, злость к оттолкнувшему ее Гранту.
        - Что, тетя Гертруда?
        - Не подходящий для прогулок час, не знаю, что и предположить.
        - Вам незачем ничего предполагать, поскольку сопровождаете меня не вы, а дядя Тео.
        - Верно, но он будет вне себя, узнав, что ты прогуливаешься по берегу одна, почти нагая, а до приема остается всего час. Эмили приготовила ванну, но она уже остыла. Неисправимая упрямица, посмотри, на кого ты похожа! - Гертруда помолчала, поджидая, когда к ним приблизятся Антея и Джордж Мейтленд.
        Фонари взметнулись вверх, освещая позор Силии.
        - Джордж, я не вынесу… - Антея побледнела, и заботливый муж тотчас же увел ее.
        - Ни капли раскаяния! Точь-в-точь мать! - Всем своим видом Гертруда выказывала неудовольствие, но злорадно радовалась тому, что подозрения ее подтвердились. - Дикарь способен произвести на свет только дикаря. Благодари Бога, что с нами не было мистера Уинвуда, когда Эмили подняла тревогу. Если бы он видел тебя сейчас, свадьба не состоялось бы, а твоя безбожная душа безнадежно погрязла в грехе.

«Я и так безнадежно погрязла в грехе», - подумала Силия и тут увидела дядю Тео.
        - Ах, дорогая… - Он запыхался от быстрой ходьбы. - Ты здесь одна, а это не совсем безопасно… Кругом столько туземцев.
        Силия оперлась на его руку, и дядя Тео повел ее к отелю, предостерегающе поглядывая через плечо на молчавшую жену.
        - Едва ли они решились бы напасть на белую женщину. И все же ты поступила неблагоразумно. - Слова викария растворялись в воздухе. Впрочем, в отличие от своей супруги он не нашел ничего предосудительного в том, что полуобнаженная племянница отправилась прогуляться по берегу. - Обещай, дорогая, что в следующий раз возьмешь с собой Эмили и оденешься сообразно случаю.
        - Обещаю, - заверила его девушка.
        - Вот и славно! А теперь пойдем на прием.
        Но Силия не хотела идти на прием и не желала никого видеть. Ее унизило бесцеремонное поведение Гранта, пренебрегшего ею. Силия чувствовала себя преданной.
        Цыганское пророчество… судьба… предначертание… Пустая болтовня! Как она могла поверить этому и предложить себя в дар мужчине, отвергшему ее?
        Случившееся ошеломило Силию. В тот горячечный момент ей показалось, что сбывается предсказание. Но теперь она испытывала лишь унижение.
        Как же теперь поступить? Так, как убеждала Гертруда: выйти замуж за того, кому безразлично ее происхождение. А ведь тот, другой, увлек ее, но ни разу не заикнулся о браке.
        Быть может, в том и состояло ее предназначение - проделать долгий путь и наконец покориться и принять то, что предлагает человек, сохранявший все эти годы верность ей.
        Она вернулась на Цейлон не для того, чтобы властвовать. Ей придется подчиниться.
        А значит, забыть Гранта Гамильтона и позволить Рональду обладать ею!
        Дрожащая Силия начала с помощью Эмили одеваться к приему. У девушки нестерпимо ныло сердце, руки похолодели. К тому же она сильно задержалась и теперь опасалась выслушать выговор от вошедшей Гертруды.
        - Твой жених очень мил… Почему же ты обращалась с ним как с чужим?

«Так и есть, это не ускользнуло от внимания тетки!»
        - Он и есть мне чужой.
        - Глупости! Рональд совсем не изменился.
        - Верно. Это я изменилась.
        Внизу Силия присоединилась к своим спутникам. На ней было коричневое шелковое платье с высоким воротом, отделанным кружевом и заколотым красивой золотой брошью. Эмили собрала волосы Силии в большой пучок на затылке, ничем не украсив их.
        Девушка казалась стройной и хрупкой, а скромно потупленные глаза выражали покорность судьбе, так что даже Гертруда взирала на племянницу без обычного раздражения.
        Силия гнала от себя мысли о Гранте Гамильтоне и о той небывалой свободе, которую испытала в его объятиях.
        У отеля выстроилась вереница карет. Силия случайно расположилась рядом Гертрудой, одетой явно не по возрасту - в розовое платье с черными кружевами.
        - Ну вот, дорогая, наконец ты прилично выглядишь и не похожа на служанку-туземку, спешащую на свидание.
        - И вы тоже хорошо выглядите, тетя Гертруда.
        Антея не скрывала недоброжелательства к Силии после того, как увидела полуобнаженную подругу на берегу. Чтобы не смотреть на Силию, Антея уставилась в окно кареты.

«Королевские покои» - красивое, просторное, построенное в колониальном стиле здание - были обнесены колоннадой и ярко освещены. Экипажи подъезжали к мраморной лестнице, где слуги встречали гостей, провожали наверх, в зал для приемов, и объявляли о их прибытии.
        Цвет общества Коломбо представал здесь во всей красе: местные жители явно не скупились ни на наряды, ни на драгоценности. По сравнению с ними прибывшие выглядели как бедные родственники.
        Однако Гертруда вплыла в зал, словно чувствовала себя королевой; за ней робко следовал дядя Тео.
        Гостей представили официальным лицам. Силия между тем пришла в себя, тем более что Рональд не появлялся. Все были приветливы с гостями, никто ни с кем особенно не церемонился.
        Память подсказывала Силии, что здесь все сохранилось, как прежде, - дружелюбная, теплая атмосфера, окружавшая некогда ее мать, да и саму Силию в детстве.
        Неудивительно, что мотыльку Марианне было вольготно с отцом и этими людьми - она считала их своими.
        - Вот ты где, Силия.
        Девушка похолодела. Гертруда! Силия ненавидела этот язвительный голос, это нескрываемое недоброжелательство. Тетка считала, что вправе судить о морали людей даже вдали от Англии.
        - Знаешь, дорогая, общаться с официальными лицами непредосудительно. А вот появляться на людях без сопровождающего… негоже. К счастью, твой жених здесь, и это избавит тебя от неверных шагов. Тебе ведь так не терпелось с ним встретиться.
        Силия обернулась и встретилась с самодовольным взглядом Уинвуда.
        Она замерла и даже не подала ему руки. Впрочем, другого не существует. «Рональд - мой жених, моя судьба, мое предназначение», - мысленно сказала себе она.
        - Вам есть о чем поговорить, - заметила Гертруда. - Хотя здесь не очень подходящее место. Итак, Силия приехала. Она выросла и, по-моему, расцвела.
        Почему тетка так нагло лжет? И какое наказание понесет Гертруда за свой грех?
        - Только благодаря вам, - любезно отозвался Уинвуд и подал руку. - Силия.
        - Что, Рональд?
        - Ты не рада меня видеть?
        Она надеялась, что справится, взглянет ему в лицо и скажет: «Ах, Рональд, я так счастлива! Едва дождалась встречи с тобой».
        Переведя дыхание, Силия тихо ответила:
        - Конечно, рада.

«Говори только самое необходимое», - убеждала она себя.
        - Пойдем.
        - Ах нет, это неудобно! Правда, тетя Гертруда?.. Особенно здесь, где нас окружают незнакомые люди.
        - Милая Силия, - возразила тетка, - это вполне удобно. Остаться наедине с женихом непредосудительно.
        Будь все проклято! Как же из этого выпутаться?
        - Но…
        - Я присмотрю за тобой. Да и что может случиться на людях?
        Рональд улыбнулся: «Старая стерва!»
        - Вот видишь, любимая. Всего одна минута наедине. Не смущайся. Я все тот же.

«Зато я изменилась. Боже, почему я постоянно об этом думаю? И неужели он не замечает?»
        Рональд увлек Силию в противоположный конец приемного зала.
        - Вижу, ты не рада своему жениху.
        Черт побери, он начинает заявлять претензии на то, что она не способна дать ему! Силия потупила взгляд:
        - Прошло столько времени…
        - Или затянулся твой лондонский сезон! - усмехнулся Рональд. - Ты ни разу не написала, не прислала ни одной весточки.
        Кем лучше притвориться: невинной или шлюхой? Да и что ему ответить: «Я отдала душу бессердечному негодяю, но он отверг меня, и поэтому я возвращаюсь к тебе?..» Но даже теперь Силию одолевали сомнения. Она не знала этого мужчину - единственного, кому известна ее история.
        - Сестра отца так быстро меня похитила, что я не успела опомниться…
        - А может, это оттого, что мужчины осаждали тебя?
        Ну вот, что теперь - разубеждать его? А ведь не далее как два часа назад его единственный соперник заявил, чего хочет и на каких условиях…
        Чтобы умилостивить Рональда, ей снова придется притворяться.
        Как она может выйти замуж за этого человека?
        Силия вздохнула:
        - Рональд, щеголи из высшего общества не интересуются такими дебютантками, как я.

«Не так уж она невинна», - думал Уинвуд, разглядывая ее губы, глаза, румянец.
        - Многих мужчин пленяет детская невинность.
        Боже, на что он намекает? Силия рассмеялась:
        - Уверяю тебя, в окружении тети Гертруды таких нет. Все делается так, как подобает. А тетя Уили через несколько недель расскажет обо всем сама.
        - Вот как? - удивился Рональд. - Значит, она приедет на свадебные торжества?
        Вопрос застал Силию врасплох и на секунду лишил дара речи. С ней даже не сочли нужным посоветоваться! А ведь еще недавно Рональд не знал, что она возвращается.
        - Извини, я не совсем поняла…
        - Дорогая… - голос Рональда упал, - я полагал, что раз уж мы ждали так долго, то ты… как и я… захочешь ускорить церемонию.
        - Когда же это произойдет?
        - Когда угодно, дорогая. Моя единственная мечта - сделать тебя счастливой.
        - Однако здесь не место… - Силия растерялась и испугалась, заметив, что в его глазах вспыхнула ненависть.
        За этого человека она обещала выйти замуж. Выбора не было. Он - ее будущее и ее судьба. Круг замкнулся! Для Силии осталось одно: вступление в права наследства и выполнение долга перед Рональдом.
        - Разреши мне подумать. Мы устроимся в Мутвале, и я приду в себя. Может, ты прав: лучше сделать все поскорее, - добавила она примирительно.
        Что же, теперь всю жизнь она будет идти у него на поводу? Силия видела, как он разгневан.
        - Согласен. Я поступил опрометчиво, затеяв этот разговор в твой первый вечер на Цейлоне. Представляю, как ты рада тому, что снова дома.
        - Я просто счастлива.

«Да уж, безумное счастье - за этот вечер меня отвергли, а потом предложили вступить в брак. Я обрела свободу и в мгновение ока потеряла ее». Девушку смущали чувства к Гранту: его отношение к ней возмущало Силию. Но хуже всего то, что она хочет от него того, что он не желает ей дать.
        Зато Рональд готов на все. Он женится, как только получит ее согласие.
        - Вернемся в зал. Твоя тетя ждет.
        - Конечно…
        Сбитая с толку Силия не могла осмыслить происходящего. Она слишком поспешно приняла решение - инстинкт не обманывал ее: Силия не хотела замуж за Рональда Уинвуда. Но тетя Гертруда и дядя Тео явно считали ее брак свершившимся фактом.



        Глава 27

        Как она была красива! Рональд не мог ее не любить. Она купалась в ручье, пробегавшем неподалеку от маленького домика ее брата. И белая ткань, которой она из скромности обернулась, прилипла к телу и подчеркивала каждый его изгиб.
        Рональд любил ее тело. И неустанно повторял, что восхищен ею и не может без нее жить.
        И это было чистой правдой. Тем не менее каждый раз, посещая шамана, она платила большие деньги за приворотное зелье, чтобы привязать к себе англичанина, ибо любила его все сильнее и сильнее.
        Сужата посмотрела на свое отражение в зеркале - подарке Рональда, и то, что она увидела, обрадовало ее. Даже среди местных женщин Сужата отличалась особым изяществом фигуры. Она была красива: золотистая кожа, длинные черные волосы и светло-карие глаза.
        Ни одна англичанка не сравнится с ней! Они все такие уродины. И эта наверняка не лучше. Конечно же, боится змей и сороконожек, даже больших мух и шмелей. Под солнцем ее бледное лицо покраснеет, появятся веснушки. А в европейской одежде она будет постоянно страдать от жары.
        Нет, надолго она здесь не задержится. Даже если эта глупая тварь дотянет до свадьбы, Сужата так или иначе от нее избавится - и Рональд снова будет принадлежать ей. Колдун поклялся в этом Сужате, а она верила ему.
        Но происшествие у цыган оставило чувство тревоги, и она никак не могла успокоиться.
        Чтобы убедиться, что звезды не лгут и Рональд останется с ней, Сужата отправилась к старой цыганке, попросила погадать на картах и захватила копию гороскопа, составленного в момент ее рождения.
        Но к ужасу Сужаты, сморщенная гадалка оттолкнула и ее гороскоп, и гороскоп Рональда, впала в транс и начала что-то вещать заунывным, зловещим голосом. У Сужаты от страха зашевелились волосы и по спине побежали мурашки.
        - Слушай, красотка, будь осторожна. Тебе следует беречься. Тебе и твоему брату. Молодая англичанка ничем не угрожает. Тут замешан другой - темный и сильный, - тот, что ее охраняет. Она принадлежит ему, а не тому, кого ты любишь.
        А вот твой англичанин опасен - будь осторожна, девочка! Ты говоришь, будто души в нем не чаешь, но он может внезапно потерять рассудок. В нем зреет отравленный плод. Этот человек владеет страшной тайной - ужасной, отвратительной тайной. Он способен ударить, как демон, который является по ночам в образе черного пса. Не выведывай его тайну, иначе он убьет тебя. Вот и все… Вот и все…
        Потом старая цыганка не помнила ни одного своего слова, а бедная девушка никак не могла забыть их.
        Сужата задрожала. Холод поднимался словно изнутри. Теперь она досуха разотрется и расчешет волосы, отправится в храм и совершит обряд, чтобы отогнать дурные мысли и злых духов.
        Рональд не сказал, когда приедет, но ждать оставалось недолго. Работники так не трудились для брата, как для белого господина, ибо тот не задумываясь пускал в ход хлыст.
        Рональда боялись и от этого работали лучше. Так что все шло хорошо.
        - Ты глупец, Ронни. Настоящий глупец. - Адриана бросила презрительный взгляд на развалившегося в кресле Уинвуда. Его глаза налились кровью, тело подрагивало от вожделения.
        - Приехала твоя крошка невеста. А ты, вместо того чтобы пробраться к ней в спальню и предъявить свои права, находишь забвение в трубке и кокаине. Берегись, как бы наркотики не погубили тебя!
        Однако чтобы успокоить любовника, она поднесла ему дозу опиумного эликсира. Хоть Рональд и утверждал, что у него невыносимая головная боль, его нечленораздельный бред мог разбудить всех слуг.
        Управлять им становилось все труднее и труднее. И эта ночь служила тому доказательством. Кто, как не сумасшедший, способен вломиться в окно ее спальни и ожидать, что она хладнокровно к этому отнесется? К тому же он прервал ее: Адриана размышляла о том, как бы встретиться с его глупенькой невестой.
        На приеме в «Королевских покоях» она скромно держалась в тени, пока Рональд флиртовал со своей английской наследницей. Не оставляло сомнений, что у них еще ничего не решено. Адриана бросила мимолетный взгляд на тусклое платье Силии и уложенные в пучок черные волосы.
        Ронни ни разу не поблагодарил ее за предоставленную ему свободу.
        Но то, что он рассказал, и фотографии, запечатлевшие изумленную, еще не сформировавшуюся девочку, такую невинную, хотя она позировала голой или украшенной только цветами, задели струну, о существовании которой Адриана не подозревала.
        Ребенок на снимках поразительно напоминал саму Адриану в таком же возрасте - любознательную и влюбленную в высокого, интересного отца.
        Что чувствовала девочка, запечатленная на фото? Какой она стала женщиной? Рональд уверял, что Силия никогда не вспомнит о том, что произошло в ее детстве. Он водил ее к заклинателю, знаменитому колдуну, и старик обещал, что туман не рассеется, если чьи-то чары не осилят его заговоры или Силия не перенесет ужасное потрясение.
        Ронни убежден, что его невеста не вспоминает о прошлом, но разве можно полагаться на его мнение?
        К тому же нельзя сбрасывать со счетов Гранта Гамильтона. Да и самого Рональда, в полной прострации возлежавшего в ее кресле.
        Решив известить о ситуации мужа, Адриана написала ему по-итальянски, ибо ни Рональд, ни другие ее знакомые этим языком не владели. Она предупредила Эдди, что задержится в Коломбо и постарается возобновить старые связи, а Уинвуд, как придет в себя, скорее всего отправится ночным поездом в Бандаравелу. Перед приездом невесты на чайную плантацию ему необходимо привести все в порядок. И если он забудет, в чем заключается его долг, Адриана немедленно напомнит ему.
        На карту поставлено слишком много, чтобы щадить его.


        Силия чувствовала себя в ловушке - ей не следовало возвращаться на Цейлон. Знакомые картины и запахи, необычные ощущения и поспешно данное слово выйти замуж за Рональда наполнили дни и ночи тревогой.
        И если удавалось прогнать воспоминания о своем безумии с Грантом, кошмарные сновидения все равно преследовали ее. Девушка боялась ложиться в постель. Где-то глубоко в мозгу затаилось что-то мрачное, запретное, и Силия боялась, как бы это не открылось ей в странных сновидениях.
        Теперь Эмили ложилась подле ее кровати и получила строгие указания немедленно будить госпожу, если та начнет метаться или кричать во сне.
        День приносил облегчение: Силия отправлялась на верховые прогулки, осматривала окрестности, плавала на лодке по реке и не мучилась вопросами о Рональде. Поскольку они задержались в Коломбо, девушка с радостью отложила решение о дне бракосочетания. Однако Гертруда постоянно напоминала ей об этом.
        - Посмотри на эту прелестную ткань. Не сшить ли из нее платье? Ты должна выглядеть привлекательной для Рональда в любое время суток. Нельзя же бегать полуголой, как здешние туземцы. Хоть этому-то Уилхелмина тебя научила? Конечно, нужно время, чтобы все предусмотреть, - милейший Рональд слишком спешит. Необходимо продумать подвенечный наряд, решить, кого пригласить… Впрочем, список гостей не будет слишком длинным. Ты никого не знаешь, а все знакомые Рональда принадлежат к клубу…
        В другой ситуации Силия порадовалась бы предстоящим хлопотам. Когда-то она любила Рональда. Боготворила его. И в тот день, когда он попросил ее стать его женой, подумала, что сбылись все ее мечты.
        Теперь же прежние мечты померкли. Рональд уже не казался Силии золотым рыцарем - его волосы поредели и не блестели. Он напоминал раздражительного, чванливого англичанина, испорченного легкой жизнью в тропиках.
        Ее надежда. Ее судьба.
        - Ты должна быть благодарна, - снова начала Гертруда, но Силия потеряла нить разговора. - Такой приятный человек… и даже знает твою историю…
        Но девушка испытывала благодарность, если освобождалась от грез и страшного чувства обреченности.
        Они брали внаем карету и отправлялись в гостиницу «Гора Лавиния», располагавшуюся на высоком обрыве. Под ней морские волны лизали желтый песок.
        На завтрак в середине дня подавали креветки под соусом карри с гарниром из желтоватого риса, приправленного пряными, острыми специями, непривычными для европейцев.
        Антея проявляла деликатность и, морщась, утверждала, что ей это очень нравится. Внезапное озарение поразило Силию.
        В детстве она любила бегать на кухню пробовать карри - тот был куда острее здешнего. Как и слуги, Силия брала его с тарелки пальцами…
        Иногда они переглядывались с Корой и дружно смеялись, пока повариха не прикрикивала на них, требуя прекратить глупости…
        Воспоминание болезненно кольнуло Силию. Кора? Кто такая Кора? И почему она никогда не вспоминала о ней, подруге детства?
        И отчего вспомнила теперь?
        - Ты не помнишь, кто такая Кора? - спросила она Рональда.
        Девушке показалось, что в глазах жениха мелькнуло смущение, даже испуг. Затем он пожал плечами, небрежно разгладил усы, улыбнулся сидящим за столом и посмотрел на Силию.
        - Кора? Ах да, кажется, так звали подружку времен твоего детства! Совсем не помню ее. Необычное имя для сингалки. Может, она была метиской? - Рональд понизил голос; - Ты вспомнила?
        Силия молча наблюдала, как Антея ест креветки, потянулась за ними сама и вдруг ощутила, что время обратилось вспять и ей снова десять лет.
        Карри… соус карри напомнил ей о Коре. Девушка покачала головой:
        - Нет, это все, что я помню. Карри… - Она запнулась, сомневаясь, стоило ли говорить даже это.
        Антея вперила в нее строгий взор, словно собираясь сделать выговор, Гертруда с недовольным видом поджала губы, а лицо Рональда выразило явное беспокойство.
        Но Силия не понимала, в чем дело. Может, она затронула какую-то запретную тему?
        Девушке казалось, что за этим воспоминанием крылось что-то еще.
        - Не знаешь, что с ней стало? Попробуй выяснить. Ведь завтра ты едешь в имение.
        - К сожалению, еду, хотя очень не хочется тебя оставлять. Но долг повелевает. За туземцами нужен глаз да глаз - иначе от них ничего не добиться. К твоему приезду я разузнаю об этой Коре. Договорились?
        Рональд ласково улыбнулся, и невеста ответила ему не слишком уверенно. Крошка Силия проявляла своенравие, и с этим предстояло бороться. Необходимо оторвать девушку от ее окружения до того, как она окончательно поселится на плантации.
        Эта мысль возбуждала Рональда, но фантазии доставляли ему удовольствие. Он потягивал вино и наслаждался десертом, словно маленькая стервочка не вывела его из себя.
        В конце концов он увезет ее одну и после всех этих лет Силия окажется в полной его власти.
        И тогда - о, тогда он пробудит ее память и снова заставит следовать своим запретным желаниям.


        Адриана всегда знала или полагала, будто знает, что делает. Рональд ценил в ней разнообразие. Об Адриане постоянно сплетничали. Бравада доставляла ей наслаждение. Ей нравилось заходить далеко, но так, чтобы при этом ее не поймали.
        Она ненавидела скуку.
        А Ронни начинал ее утомлять. Адриане осточертело, что он всегда в дурном настроении. Прежде чем Ронни уедет, она займется им, преподаст ему урок дисциплины и самоконтроля.
        В последнее время Ронни приходилось давать много уроков. А Адриана ужасно устала от слабых и самовлюбленных мужчин.
        Может, ее мысли приняли такой оборот, потому что в Коломбо она часто выезжает верхом и предается фантазиям о европейцах, живущих среди туземцев?
        Эти европейцы ели пальцами острый карри с рисом, и многие настолько потеряли стыд, что носили одни саронги, как настоящие сингальцы. Их мускулистые, загорелые тела привлекали всеобщее внимание.
        Адриана, конечно же, делала вид, будто не замечает их непристойного посвистывания, реплик о ее внешности, предположений о том, какова она в постели. Однако понимала, что один из них говорит по-итальянски.
        Неслыханная наглость!
        Однако откровенная наглость втайне возбуждала ее.
        Адриана разведала то, что было тайной для всех: Грант Гамильтон, скрываясь от общества, предавался здесь радостям жизни. И именно его она видела чаще других, проезжая мимо.
        В Гранте ощущалась сила, даже большая, чем в ней самой. Адриана не привыкла к тому, чтобы мужчина превосходил ее.
        Адриану заинтриговали и его тайная жизнь, и ее чувства: неужели она желала бы, чтобы над ней властвовал мужчина вроде Гранта?
        Но эта мысль соблазняла Адриану - особенно после отъезда Рональда. Прошлым вечером, проводив его на вокзал, она испытала необыкновенное облегчение.
        Теперь ни с кем не придется делиться секретами, ощущениями и фантазиями. И Адриана с удовольствием предалась размышлениям о Гранте Гамильтоне.
        Ночью обнаженная Адриана лежала в постели, и мысли о Гранте приводили ее в необычайное возбуждение.
        Этот Гамильтон не тот, за кого себя выдает. Здесь явно крылась какая-то тайна, и Адриана собиралась выведать, в чем дело. А заодно посмотреть, не удастся ли покорить его.
        На вторую ночь, составляя сложные планы, она не сразу осознала, что в ее комнату снова кто-то проник, - но не с таким шумом, как в прошлый раз Рональд.
        Вторжение… Адриана не испугалась, хотя незнакомец навис над ней и заговорил по-итальянски. Охваченная приятным предчувствием, что это оборванец с побережья, она и не подумала сопротивляться.
        Адриана смутно видела в неверном свете луны высокого, мускулистого мужчину. Он пригвоздил ее к кровати и намеревался взять силой.
        Восхитительно!
        Однако дальнейшее поразило Адриану: незнакомец привязал ее к кровати, закинув руки за голову. Потом скрутил щиколотки. Веревка из пальмового волокна обожгла нежную кожу. Адриану охватила ярость.
        Она, привыкшая повелевать, теперь, в глухой час ночи, скручена каким-то дикарем, неизвестно откуда взявшимся и собиравшимся изнасиловать ее, взять, подчинить себе!
        - Не вздумай кричать - я заткну тебе рот кляпом. Но тогда мне придется наслаждаться только приглушенными стонами, а эти сладкие губки с тряпкой во рту не покажутся столь аппетитными.
        - Нет, - возбужденно прошептала Адриана. - Обещаю, не кричать. Не стоило меня связывать - я добровольно дам все, что ты хочешь. Ты великолепен! Я с радостью обовью тебя руками и ногами, и твой дерзкий поступок будет вознагражден изысканным наслаждением.
        - Воткнешь мне маленький кинжал в спину? Нет уж, лучше я оставлю все как есть и вволю наиграюсь с тобой. Итак, моя милая, я возьму все, что мне надо, а ты пока ответишь на мои вопросы, и со всеми подробностями. Ну что, мы поймем друг друга?
        Боже, как она его ненавидела - и как хотела!
        - Все, что угодно. Ну давай же скорее!
        Но незнакомец не спешил, он только мучил и дразнил ее, и Адриана была готова убить его.
        Он молчал. Его ласки обжигали, шлепки причиняли боль, но незнакомец видел, что ее тело жаждет желанного мига разрядки, и отказывал в этом милосердии.
        - Все, что хочешь! - стонала Адриана, задыхаясь от отвращения к себе. Но не этого ли она требовала от всех своих рабов-любовников? - Господи! Скажи, что ты хочешь? - Пусть берет, что угодно… делает с ней, что пожелает…
        Он продолжал мучить Адриану почти бессознательно, пренебрегая ее покорностью. Пробужденная им страсть не находила выхода, и Адриана чувствовала изнеможение. Тогда она взмолилась, чтобы он освободил ее.
        - Ты меня просишь? Просишь? - взревел он и приподнял голову Адрианы так, чтобы она заглянула в его глаза и в его дьявольскую душу. - Вот что, моя принцесса, пора заключить сделку. Ты расскажешь все, что знаешь о своем дружке Рональде Уинвуде - о его настоящем и прошлом. А также о том, что он говорил о Силии Пенмарис и ее матери. А потом я подумаю, доставить ли тебе удовольствие. Но не скрывай ничего! - Незнакомец внезапно перешел на английский: - Иначе я рассержусь.
        Адриана узнала голос, узнала этого человека. Быть может, она с самого начала поняла, кто проник в ее комнату - и не ошиблась, несмотря на косматые волосы, спутанную бороду и загорелый торс. Но в этот миг, когда он держал ее за волосы и заставлял глядеть себе в глаза, Адриана впервые испугалась.
        Она рассказала все, ибо была прагматична и всегда принимала сторону победителя.
        Ронни чертовски слаб, к сожалению. Ребенок - вот кто интересовал незнакомца. Невинная девочка, позировавшая для тех фотографий, что показал ей Уинвуд, теперь молодая наследница поместья. А между тем Рональд считал его почти своим.
        И вот Грант Гамильтон, безжалостный сукин сын, неожиданно появился на сцене и намеревался овладеть Адрианой, чтобы… Так для чего же? Что им движет? Неужели его интересует эта девчонка?
        Странная мысль… Богатая невероятными возможностями, ни одна из которых не приходила Адриане в голову, пока недоносок не получил все, что хотел, - сведения. Он оставил ее распятой и велел развязать слугам. Адриана шипела от злости, как змея.
        Ни один мужчина не использовал ее таким образом. Ладно, мистер Грант Гамильтон ответит за это. Как и то отродье цыганской мамаши - так называл Рональд Силию Пенмарис.
        Адриана умела ждать. Всегда ждала, предвкушала, выуживала секреты.
        И теперь ее очень занимало, почему наглец Грант обратил внимание на маленькую мышку Рональда? Что нашел мужчина со вкусом в девчонке, одетой как миссионерка?
        Загадка интриговала своей неразрешимостью.
        Что могла предложить Гранту Гамильтону эта английская мышка?
        Нет, она, Адриана, не успокоится, пока не найдет ответа на этот вопрос. И поскольку на следующий день она собиралась в провинцию (что совпадало с планами Гранта Гамильтона, выяснение которых стало ее основной целью), то понимала, что ее появление развеет скуку однообразных дней и ночей плодородного района холмистой страны.


        Силия готовилась к отъезду из Коломбо, намереваясь вернуться домой, в имение, романтично названное отцом в честь Марианны.
        Даже если там поджидал ее Рональд.
        Девушку угнетало предстоящее замужество, да и разлука с ним на несколько дней ничуть не улучшила настроения.

«Брак не стал смыслом моей жизни», - думала Силия, сопровождая дядю на встречу с англиканскими священниками и миссионерами.
        Ее неотступно преследовали короткие тревожащие фрагменты воспоминаний детства.
        Однажды, войдя в храм в маленькой рыбацкой деревеньке Пандадура, Силия почувствовала, что когда-то все это видела.
        Она посещала буддийский храм вместе с Корой.
        Ее подружкой…
        Нет. Корой, которую Рональд назвал ее подружкой.
        Этот случай укрепил желание Силии вернуться на плантацию Марианны. Разгадки таились в прошлом, а прошлое связано с имением.
        Эта мысль напугала Силию не больше, чем путаница в голове, ночные кошмары и фрагменты воспоминаний детства.
        Что ж, все в порядке. Рональд женится на ней, даже если от нее отказался Грант.
        Рональд предан и верен ей. Он сделает все, что она пожелает. Вполне достаточно, чтобы жизнь сложилась удачно.
        Или вполне достаточно, чтобы прекратились кошмары…
        Но когда Силия расположилась в отдельном купе первого класса и поезд понес ее к месту назначения, девушка не испытала душевного подъема. Она раздвинула шторы и углубилась в созерцание живописных пейзажей. Там, за окном, бежали темнокожие, почти голые дети и весело махали руками, догоняя пыхтящий состав.
        - Отвратительно! - возмутилась Гертруда. - Выпускать детей из дома в подобном виде! Что ж, одна из задач нашей миссии - научить туземцев пристойно, по-христиански одеваться.
        На каждой стоянке поезд наводняли дети и женщины. Они предлагали фрукты и желтые самбили - разновидность кокосовых орехов с мягкой серединой.
        Силия внезапно поняла, что помнит названия, вкус и запах многих фруктов и сладостей, которые протягивали в открытые окна на всех станциях.
        И чем дальше углублялся состав в окутанную дымкой холмистую страну, тем сильнее расхваливали Антея и Джордж меняющиеся за окном пейзажи. А у Эмили с каждой милей все шире открывались глаза, и она буквально потеряла дар речи, пока они пересекали туманную равнину с кокосовыми пальмами и каучуковыми деревьями. Затем пейзаж сменился: мимо побежали зеленеющие влажные террасы рисовых посадок, и поезд, пыхтя, повернул к лесистым горам.
        Антея читала Джорджу вслух путеводитель и время от времени бросала осуждающие взгляды на Силию, сидевшую словно в трансе и за все путешествие не проронившую ни слова.
        Девушка закрыла глаза. От монотонного голоса Антеи на душе у нее становилось все тоскливее, хотя они приближались к месту назначения. Что они обсуждают? Виды за окном или вопрос о том, стоит ли идти в вагон-ресторан? В начале Рамбуканской ветки их надолго отправят на запасной путь, пока сзади к составу не прицепят более мощный локомотив - иначе поезду не преодолеть подъем.
        Внезапно Силия вспомнила вкус карри - настоящий, острый, обжигающий рот, так полюбившийся ей в детстве. И придорожных торговцев мягким и хрустящим горошком, приправленным жгучим перчиком чили.
        А ярче всего - зеленые незрелые кешью, сваренные в кокосовом молоке с небольшим количеством соли и завернутые в кулечки из листьев. И еще мускат - нежный, сочный, наполненный миндалем и перетопленным маслом.
        И конечно, на завтрак кузнечики - то с яйцами, то с острой приправой из маринованных овощей: мелко порубленного лука, сока лаймы, протертой мальдивской рыбы и земляных орехов. Или с кокосовой приправой - слегка тушенной и такой же жгучей.
        Силия сидела на кухне на полу, брала еду пальцами, как и слуги, и чувствовала себя такой же, как они. По крайней мере до тех пор, пока не приехала тетя Гертруда, - с ее шныряющими глазами, ехидными речами и пугающими возгласами.
        Силия смотрела в окно из-под полуприкрытых век… И вдруг…
        Нет, она помнила не все. Только обрывки жутких танцев шаманов в масках, ослепительные вспышки света и запах навевающих сон курений…
        Вместе со светом и терпким ароматом курений из-за черного занавеса на нее надвигалась бесформенная фигура огромного человека. Он угощал ее сладостями и хвалил за то, что она такая славная, хорошая маленькая девочка…
        Вдруг захотелось бежать, избавиться от наваждения, нестись без оглядки босиком в узком льняном платьице, под которым ничего не было.
        Нет! Нет! Надо освободиться! Для этого стоит только открыть глаза, и она снова окажется в безопасности. Будет собой, а не испуганной девчонкой, которую она не узнаёт…
        - Мисс! Мисс! Извините, что я вас бужу, но вы так беспокойно метались. Вы не заболели? Мисс Силия, это я, Эм. Вам, наверное, привиделось что-то страшное.
        Силия открыла глаза, ощутила мерное покачивание вагона и услышала неумолчный перестук колес по рельсам. Но на секунду решила, что это и есть сон, а реальность - страхи маленькой девочки.
        Она с усилием приподнялась и села.
        - Эмили, ох, Эмили! - Спасибо верной, исполнительной служанке. - А где остальные?
        - Не хотели вас будить. Решили, что вы переутомились от путешествия. Но ваш дядя сказал: если проснетесь и захотите перекусить - приходите в вагон-ресторан. Они займут нам места. - Эмили чуть замешкалась, но потом решительно добавила: - Не знаю, правильно ли это. Ведь я сижу вместе со всеми, хотя я только ваша служанка. Я не привыкла к такому, мисс…
        Еще одна вспышка памяти или Силии кто-то говорил это?
        Ну конечно. Эм - англичанка, белая женщина на Востоке. И поэтому ее нельзя сажать с туземками. Ей даже не следует находиться с ними в одной компании.

«Перестань вспоминать - хотя бы сейчас».
        Силия ободряюще улыбнулась:
        - Я забыла тебя предупредить. Здесь все иначе, чем в Англии.
        - И все-таки неправильно. Не знаю, должна я с вами сидеть или нет, но вот вам надо обтереть лицо губкой и расчесать волосы. А потом поесть - и тогда вы почувствуете себя лучше.



        Глава 28

        Силия никак не ожидала встретить в вагоне-ресторане Гранта Гамильтона. Он был одет как джентльмен и сидел напротив эффектной женщины с золотисто-каштановыми волосами. Она, кажется, спорила с ним, а он отвечал на ее возражения со своим обычным непроницаемым видом.
        Незнакомка была в дорожном платье, сшитом по последней моде, и когда Силия, не здороваясь ни с Грантом, ни с ней, проходила мимо их столика, то почувствовала себя старомодной простушкой.
        Заметив в Силии перемену, Грант приготовился к скандалу. Однако девушка лишь окинула взором посетителей, повернула к ним голову и, когда встретилась взглядом с Грантом, прищурилась. Затем со спокойным достоинством прошла в вагон.
        Но превращение не ускользнуло от Гранта: чуть изменилась походка, осанка, заметнее стала чувственность - буйная, дикая, как проносящиеся за окном джунгли. И появилась Силия именно в тот момент, когда на поезд обрушился ливень и загремел гром. Разбушевавшаяся стихия заглушила разговоры.
        - Спасибо, я здесь с друзьями, - ответила она по-сингальски официанту, подскочившему, чтобы проводить ее к столику. - Для меня заняли место.
        Вот только плохо, что друзья выбрали столик так близко от Гранта Гамильтона и его отвратительной спутницы.
        Глаза Силии стали похожи на льдинки, когда ей представили Адриану, супругу Эдварда Брэнхема и бывшую принципессу ди Альберти. Силия едва кивнула.
        Адриана наблюдала в немом удивлении; английская мышка все больше напоминала пантеру, преследующую добычу. Оглядев Адриану с ног до головы, девушка сказала, что счастлива познакомиться с еще одной близкой приятельницей пасынка ее тети.

«Значит, - подумала Силия, - с такими, как я, Грант только играет и ищет общества таких, как она. Адриана не леди. Глаза смотрят слишком нахально, а изящные пальчики, крепко вцепляются во все, чего касаются».
        Силия не могла взять в толк, почему даже такой, можно сказать, святой человек, как дядя Тео, заискивал перед этой женщиной.
        Гертруду покорило, что знакомая Гамильтона - титулованная особа. Адриана же изо всех сил старалась произвести на них впечатление - конечно, ради Гранта.
        Но он всем видом показывал, как ему скучно, и ни одно любезное слово не сорвалось у него с языка.
        Странно, но эта женщина то и дело исподтишка бросала взгляды на Силию, и от этого девушка чувствовала себя неуютно.
        Силия повернулась к официанту и сделала заказ по-сингальски - рис с карри, самым острым, употребляемым только туземцами.
        И вот наконец она ощутила знакомый восхитительный запах. Пододвигая к себе поднос с приправами, едва удержалась, чтобы не запустить пальцы в горку риса.
        Но Гертруда да и другие не сводили глаз с Силии, поэтому ей пришлось взять ложку и вилку. Она набросилась на еду с недостойным леди аппетитом.
        - Какая невоспитанность! - прошептала Гертруда викарию. - Разве мы ее этому учили? Что подумает принципесса?
        - Мне кажется, она тоже ест с удовольствием, - тихо ответил ей Тео.
        Грант между тем потягивал шотландское виски и из-под полуприкрытых век наблюдал за Силией.
        Дерзкая девчонка - никак от нее не отвяжешься! Контрасты и непостоянство ее характера возбуждали в нем все больший интерес.
        Его обязанности были предельно ясны и простирались до того времени, пока не подоспеет тяжелая кавалерия в виде его уважаемой мачехи. А до тех пор его руки связаны… что кое-кого в этой компании, похоже, вполне устраивает.
        Странная миссия… И тем более странная, что после той памятной ночи Адриана увязалась за ним и делает вид, будто они сообщники и ничего не случилось.
        Впервые в жизни Грант растерялся. Он изощренно мучил женщину, чтобы выведать у нее необходимые сведения, и на следующее утро столкнулся с Адрианой на подножке вагона. А вслед за ней появилась другая - та, которую Грант действительно желал, и тут же ощутила враждебность соперницы.
        Жители колоний выработали собственные законы, меняющиеся в зависимости от времени. Грант не сомневался, что к вечеру Адриана станет его заклятым врагом.
        Но Силия играла не по этим правилам и видела в Адриане ее истинную сущность. Более того, Силию злило, что с Адрианой заигрывали Гертруда и Тео.
        Пока все завтракали, потягивали вино, портвейн и сплетничали - Адриана называла столько титулованных имен, что их хватило бы на целую английскую бульварную газетенку. Силия же выглядела так, будто попала в шторм и тщетно пыталась найти укрытие.
        Гроза утихла, и небо прояснилось. Вода со склонов устремилась в долину, а поезд по-прежнему медленно взбирался на кручу.
        Оттолкнув тарелку и бокал с вином, Силия окинула скептическим взглядом родственников и растленную принципессу.
        Они просидят так не меньше часа, если не больше. Силия впервые видела, чтобы Гертруда вела себя так глупо. А Грант?.. Что ж, Грант не отличался от любого другого простофили, попавшего в лапы хищницы.
        Но Грант вправе выбрать любую, раз не желает ее. Силию бросило в жар, и у нее запылали щеки.
        Вот чем все кончилось. И вот почему он в поезде с очередной роскошной любовницей.
        Но что до этого ей?
        Силия поднялась:
        - Прошу прощения…
        Может, она ведет себя неучтиво? Ну и пусть. С нее довольно: сначала Гертруда со своими колкими, обидными замечаниями, а теперь еще Грант Гамильтон - с новой шлюхой! А ведь прошло лишь несколько дней после того, как он пылал страстью к ней, а потом бросил.
        Хватит! Силия хотела одного: достойно удалиться и больше никогда не встречать Гранта Гамильтона.
        Девушка сдержала слезы, отчаяние и ярость, даже когда до нее донесся голос Гертруды:
        - Готова поклясться, Уилхелмина не научила ее вести себя в обществе…
        Ее светлое купе было залито солнцем. К тому же Силию успокаивало присутствие Эмили. Служанка сразу отправилась за лимонной водой, чтобы охладить раскрасневшееся лицо госпожи.
        Какое счастье, хоть на секунду Силия осталась одна…
        В кого она превратилась? Ночь на берегу, казалось, была в другой жизни. А наивная девчонка, которую тетя Гертруда не хотела отпускать в Лондон, стала совсем иной. Но Силия по-прежнему неслась к будущему, предначертанному для нее задолго до того, как она выросла и смогла сама принимать решения.
        И Силия сделала свой выбор лишь для того, чтобы избавиться от глупого увлечения, ведущего ее в тупик. И что же? Теперь она вернулась к прежнему - к Гертруде, неколебимо убежденной в том, что Рональд - единственный человек, которого достойна племянница… потому что он знает ее историю.
        Какую историю?
        Цыганский фатализм завел ее на тропинку, с которой год назад она добровольно свернула.
        Ее можно увлечь куда угодно: она даже готова поверить тете Гертруде, что следует выполнить данные Рональду обязательства.
        Но зачем? Чтобы отблагодарить его за верность и заботы о ее наследстве?
        А ведь тетя Уили убеждала Силию, что не следует поступать вопреки своей воле.
        Итак, один мужчина сломал ей жизнь, и она отдает себя другому.
        Откуда Рональд узнал, когда их корабль прибывает в Коломбо?
        Но едва Силия подумала об этом, как в дверь настойчиво постучали, и девушка услышала голос Гранта:
        - Черт побери, впусти меня!
        - Уходи! - твердо отозвалась она.
        - Силия, открой!
        - И не подумаю!
        - Я выломаю дверь!
        - Не сомневаюсь. Ладно. Перестань.
        Силия отперла дверь. Разъяренный Грант шагнул в купе.
        - И что же дальше? - Девушка задрожала. - Принципесса позволила тебе покинуть ее?
        - Дьявольщина!
        - Что тебе надо, Грант?
        - Ты спрашиваешь, что мне надо? Ничего! Это тебе нужна нянька. Ты опрометчива. У тебя нет ни капли здравого смысла.
        - У меня?! Извините, мистер Гамильтон, но разве не вы везете какую-то леди неизвестно куда и зачем, после того как отвергли… отвергли… Ваше необъяснимое поведение убеждает меня в том, что лучше не проявлять благоразумия. Ваши уроки я запомню навсегда!
        - Замолчи! - рявкнул Грант, и в этот момент поезд нырнул в кромешную темноту тоннеля.
        Казалось, они спустились в преисподнюю. Их оглушил продолжительный гудок паровоза.
        - Силия…
        Грант заключил ее в объятия, и она не могла сопротивляться.
        - Не надо… - выдохнула девушка:
        Грант заглушил ее слова поцелуем, требовательным, настойчивым, неотвратимым как судьба. Они слышали мерный перестук колес, из окна пахло дымом, кругом была непроглядная тьма.
        - Ты не можешь… не хочешь… - бормотала Силия, чувствуя, что его охватила дрожь желания.
        - Цыганская ведьма! - Он страстно прильнул к ее податливым губам.
        Она попыталась его оттолкнуть, но ее руки невольно обвились вокруг его шеи. Силия таяла от нежности. Грант завладел ее ртом так, как хотел бы овладеть телом.
        И вдруг в окно снова хлынул свет. И почти в ту же секунду в купе вошли тетя, дядя, Антея, Джордж и ненавистная принципесса. Грант внезапно отпустил Силию. Адриана высокомерно взглянула на нее. Дядя Тео покраснел и похлопал племянницу по руке:
        - Ну-ну, дорогая. Заметив, что дверь открыта, мы решили проверить, все ли у тебя в порядке.
        - Все хорошо, - с вызовом бросила она. - Просто прекрасно! - И улыбнулась коварной цыганской улыбкой. - Мистер Гамильтон намеревался сообщить мне что-то важное, но ничего достойного внимания я от него не услышала.


        Рональд Уинвуд решил встретить невесту не на станции в Кэнди, а на разъезде Пирадения. Тем самым он хотел убедить Силию, что за четыре дня успел соскучиться и жаждет поскорее увидеть ее.
        Прошлой ночью, когда Сужата массировала его и втирала ароматические масла, Рональд понял, что времени терять нельзя.
        Нужно немедленно жениться, и тогда плантация Марианны, которую он привык считать своей, официально перейдет к нему. После этого он рассмотрит выгодные предложения и навсегда обеспечит себе свободу.
        Нельзя, чтобы Силия стояла у него на дороге.
        На этот раз он никому этого не позволит - даже преданной, милой Сужате, возбуждающей в нем что-то вроде любви к верной собаке.
        Но и Сужата, взбешенная его приближающимся браком с Силией, наверняка посодействует ему. Она много знает о местных заговорах и медленно действующих ядах - и не даст промаху. Молодая жена Рональда заболеет и умрет или станет жертвой несчастного случая, как когда-то ее мать. Потом ответственность ляжет на Сужату. Рональд - англичанин, а она всего лишь туземка. Власти, несомненно, примут это во внимание.
        Что ж, лучше и не придумать. Если Рональд потеряет Сужату, останется Адриана. Осуществив же свои планы, он вернется к цивилизации и окажется в обществе опытных, искушенных женщин. Рональд вернулся к действительности, поскольку платформа заполнилась людьми. Чертов поезд опаздывал.
        Рональд опустил золотые часы в карман и тут заметил Дугала Друмонда, рыжего, курчавого, всегда растрепанного. Друмонд спешил к начальнику станции.
        Рональд задумчиво покрутил пшеничный ус: обычно Дугал никогда не показывался из имения Монераканде. Что же привело его сюда? Может, он весьма кстати решил встретить Силию в Пирадении?
        Торговцы сладостями, толпясь на краю платформы, разложили товар и отгоняли надоедливых мух. Позади стояли цыгане в цветастых одеждах и говорили на своем странном языке.
        Цыгане появлялись и исчезали, как времена года. Они гадали, били в бубны, танцевали свои дикие танцы. К этим музыкантам, заклинателям змей и философам питали почтение даже шаманы.
        - Уинвуд! - Дугал, не останавливаясь, кивнул приятелю.
        - Друмонд из Монераканде! Кого-то встречаете с поездом из Коломбо?
        - Да, - лаконично ответил тот.
        В этот момент порыв ветра оторвал от стены уголок объявления. Дугал машинально прочитал:
        - «Объявлено вознаграждение за поимку или уничтожение слона-отшельника».
        Далее следовало описание слона и его предполагаемое местонахождение. Мужчины с интересом уставились на плакат.
        - За такое опасно браться, - заметил Рональд. - Этот отшельник, кажется, один из самых жестоких.
        - Очень умное животное, - согласился Дугал. - Его ни разу не удалось заманить в ловушку. А сам он прикончил уже троих.
        - Дело выгодное. Что скажете, Друмонд? Огромные бивни - шикарный трофей, если водрузить их по обе стороны камина!
        - Эта мысль посетила не только вас. Я и сам не прочь попытать счастья, да нет ни времени, ни подходящего ружья. Но я знаю человека, располагающего и тем и другим.
        Рональд насторожился. Уж не о Гранте ли Гамильтоне идет речь? Черт побери! Ему надоели разговоры об этом выскочке-американце. Наглеца надо поставить на место. И охота на слона - самое подходящее для этого дело.
        Рональд взял себя в руки. Теперь самое главное - побыть наедине с Силией, избавившись от ее опекунов.
        Может, предложить Силии прогулку в ботанический сад Пирадении? Там легко затеряться на извилистых тропинках, в оранжерее папоротников, в цветниках, в посадках коки.
        Какое безобидное на вид растение! А продукт из него так обостряет чувства и проясняет мысли. Эдди Брэнхем и Адриана всегда хранили большой запас кокаина в порошке и кристаллах, которые подмешивали в табак и курили трубку. Но сам Рональд предпочитал подкожное впрыскивание.
        Вот тогда он ощущал себя сильным, всевидящим и всезнающим! Будь сейчас у него немного этого вещества, легче бы прошли неизбежные формальности, связанные с прибытием поезда.
        Слава Богу, в Пирадении его ждет небольшой пакетик, которого хватит на несколько недель. А взамен он обещал Десмонду отвести его к Сужате. Долг есть долг - он заставит Сужату ублажить его, особенно если самому в это время придется приводить в чувство Силию.


        Эмили вышла на платформу вслед за госпожой, и в глаза ей ударило ослепительно яркое солнце.
        Девушка зажмурилась: ей показалось, что невыносимый свет излучают взъерошенные рыжие волосы молодого мужчины, уставившегося на нее, как на привидение.
        Встретив взгляд его голубых глаз, проникавший в самую душу, она густо покраснела.
        Он не отличался особой красотой, но несмотря на помятую одежду, был явно джентльменом. Его лицо, как и у нее, было усыпано веснушками. А таких ярко-рыжих волос Эмили сроду не видела.
        Упрямая челюсть говорила о несговорчивости. Девушка растерялась и оробела от его пристального взгляда.
        Колени задрожали. Эмили полагала, что знает о мужчинах все: сукины дети, только и думают, как бы улыбками, ложью и обещаниями увлечь девушек и воспользоваться их доверчивостью.
        Пассажиры высыпали на платформу. Все нервничали - многие опоздали к месту своего назначения. Эмили же, не слыша шума толпы, крепко сжимала ручку саквояжа, смущенная тем, что она разгоряченная, потная и липкая. Лучше бы он на нее не смотрел!
        Может, этот человек не понял, что она служанка, и поэтому сразу направился к ней, расталкивая людей?
        Эмили не помнила, что произошло потом. Наверное, всему виной ослепительное солнце, несносная жара и спертый воздух. У нее закружилась голова и подкосились ноги. Но в ту же секунду девушку подхватили сильные руки и послышался голос Гранта Гамильтона:
        - Нужно присесть здесь, в тени. Дугал, помогите девушке. Мисс Эмили еще не освоилась с переменой климата.
        О, как приятно, когда с тобой обращаются так, словно ты настоящая леди! Мужчина с завораживающими голубыми глазами подскочил мгновенно. Ах, она почти утонула в голубизне его бездонного взгляда!.. Эмили не понимала, что делать со своим нелепым желанием…



        Глава 29

        Настроение Рональда Уинвуда оставляло желать лучшего. Однако оно стало еще хуже, когда из вагона, вцепившись в руку степенного и благообразного викария, вышла улыбающаяся Адриана.
        Что она вытворяет?
        Рональд направился к ней и, улыбнувшись, поздоровался со священником.
        - А где Силия?
        - Помогает Гертруде и присматривает за багажом. А вот и ты, дорогая…
        Из-за спины дяди появилась Силия, и Рональд поразился ее выдержке: в такую несносную жару она застегнула платье под самое горло.
        Черт побери, когда он наконец сорвет с нее пуританскую блузку и плотную юбку? Может, тогда Силия хоть немного посмуглеет.
        Если же это не сработает, Сужата с удовольствием займется маленькой стервочкой: станет лупить, пока кожа Силии не покроется багровыми рубцами. Выбьет из нее чопорность и отучит от привычки крахмалить воротник.
        Пусть не воображает себя хозяйкой, располагающей наследством. Иначе придется напомнить кое о чем из ее детства, - она, конечно, не захочет, чтобы об этом проведали люди из ее нового окружения.
        Но с дядей и теткой Силии Рональд держался любезно, хотя давалось это нелегко. Его безумно раздражало, что Силия смотрит на него высокомерно, словно не хочет знать.
        А она снова потеряла ощущение реальности: знакомые с детства картины, звуки и запахи пробудили непрошеные видения. Силия ничего не слышала, пока сквозь завесу воспоминаний не прорвался брюзгливый голос Антеи:
        - …рискуешь потерять служанку. Взгляни, как ухмыляется вон тот, рыжеволосый! Хочешь, я подыщу тебе новую - в миссии, конечно, - хорошо обученную и образованную? Говорят, здесь есть приличная школа, где деревенских девушек обучают местным искусствам. Они все говорят по-английски… - Антея на некоторое время умолкла, сообразив, что подруга не слышит ее, но потом все же продолжила: - Ради Бога, Силия. Пусть тебя не волнует судьба Эмили. Но хотя бы посмотри на жениха. Вон та женщина, кажется, готова вцепиться в него когтями. Неужели тебе все равно? Признаться, в последние дни я тебя совсем не понимаю. Возвращение на Цейлон на тебя странно подействовало. Доверься мне, Силия. Мы с Джорджем любим тебя и очень беспокоимся. Я хочу тебе помочь. Ты в последнее время сама не своя. Может, плохо себя чувствуешь?
        - Хорошо. Впрочем, не уверена в этом. А вот если подойдет Рональд, я не вынесу…
        Бросив дядю Тео на обожателей, Рональд направился прямо к Силии и поцеловал ее в потную щеку.
        - Наконец ты приехала, дорогая. Тяжелое путешествие?
        - Сносное. - Силия смотрела туда, где Грант укладывал длинные ружейные холщовые чехлы в экипаж, собираясь неведомо куда. Девушка заставила себя взглянуть на жениха: - Как мило, что ты встретил меня!
        - Ронни, дорогой! - Адриана плавно скользнула к ним и маленькой цепкой лапкой ухватилась за руку Уинвуда. - Прекрасная поездка! Нам очень понравилась - мне и родственникам твоей невесты. Как мило! Кто бы мог подумать - они из среды духовенства! А твой дядя Тео - очаровательный человек.

«Уверена, для тебя любой мужчина - очарователен», - язвительно подумала Силия, решив говорить как можно меньше. Это не составило труда, поскольку Адриана не закрывала рта.
        - Ах Ронни! - с упреком воскликнула она. - Ты даже не сказал Силии, что мы знакомы. Как это нелюбезно! Понятно, я тоже не упоминала об этом. Но уверена, мы сойдемся очень-очень близко. - Адриана пристально посмотрела на Силию. - А вот и мой кучер. Увидимся, дорогой!
        И она поплыла туда, где что-то увлеченно обсуждали Грант Гамильтон и Дугал Друмонд.
        - Этот слон-отшельник - проверка мужества для таких, как вы. Мистер Гамильтон, я слышала, что вы привезли из Америки необычные ружья. О Диком Западе мы так много читали, - добавила Адриана в назидание Дугалу Друмонду и украдкой бросила взгляд на Рональда.

«Ей нравится быть в центре внимания, - подумала Силия. - Она любит интриги и опасность. И ее отношения с Рональдом, без сомнения, не так уж просты». Однако Силия не понимала, сердит ли это ее или приносит облегчение?
        Одно очевидно: Антея права - Дугал Друмонд не на шутку увлекся Эмили. Кто бы вообразил, что ее служанка найдет любовь на далекой железнодорожной станции в жаркой и влажной провинции Цейлона?
        Им предстояло переночевать, прежде чем продолжить путешествие. В Пирадении Рональд заявил, что, прежде чем отправиться в имение Силии, нужно осмотреть ботанический сад. Гертруда устала от путешествия, да и все ее спутники обрадовались передышке.
        На следующее утро, пока карета ехала по тенистой дороге к знаменитым садам, Силия по мере сил проявляла внимание к сидящему рядом Рональду, но мысли ее неизменно обращались к Гранту Гамильтону и похожей на кошку принципессе. Не займется ли он с ней любовью в этот свободный день?
        Силия едва расслышала, что Рональд убеждал ее встретиться наедине с ним в папоротниковой оранжерее и многое обсудить. Внезапно он схватил девушку за руку. Ощутив его потную ладонь, Силия вздрогнула и едва не выдернула руку.
        - Возьми карту, дорогая. В ней указаны все аллеи. Не спутай направление и, пожалуйста, не заблудись.
        - Хорошо. - Силия не понимала, в чем смысл его просьбы. Отчего такая спешка и почему он не желает подождать, пока они доберутся до плантации Марианны?
        Перед ней был Рональд - кумир ее детства. Почему же в ее душу закралось беспокойство?
        - Через час, дорогая. Уверен, тебе удастся ускользнуть от дяди и тети и уделить мне несколько минут.
        - Постараюсь. Но зачем откладывать? Почему не поговорить сейчас же?
        - У меня назначена встреча с заместителем директора. Речь пойдет о новом болезнестойком сорте чая, - ответил Рональд. - Сорт готов к посадке. Но я редко бываю в Пирадении, поэтому хочу использовать представившуюся возможность…
        - Вот оно что… - Это ни в чем не убедило Силию. Когда Рональд подвел ее к спутникам, она твердо решила взять с собой в оранжерею Эмили и, возможно, ее кавалера Дугала.
        В маленькой живописной сторожке перед входом в сады путешественникам вручили карты на тот случай, если кто-либо вздумает побродить один и свернет с главных дорог в боковые аллеи.
        Всем захотелось направиться в разные стороны и осмотреть все по собственному усмотрению. Антея и Джордж заинтересовались съедобными дикорастущими фруктами и овощами, вызревавшими в плодородной почве райского острова. Рональд отправился на встречу с заместителем директора. А Дугал любезно предложил сопровождать Силию, куда бы она ни пожелала. Поскольку она выразила желание посетить оранжерею папоротников, он решил показать мисс Эмили соседний розарий, где они и договорились встретиться.
        Силия поспешила по тропинке вдоль ручейка, берега которого, казалось, были выстланы ковром из папоротников и мхов.
        Массивные деревья увивал дикий виноград, такой густой, что солнце, пробиваясь сквозь листву, отбрасывало на тропинку причудливые блики. Над травой порхали яркие бабочки, жужжали шмели. Вдоль дороги стояли скамейки, словно приглашавшие путников отдохнуть, а художников полюбоваться пейзажем.
        Этот покой и зеленая дымка напомнили Силии о матери. Настоящее словно исчезло, и она заглянула в прошлое.
        Впервые за долгие годы Силия с болью подумала, каково было матери оставить шумную, вольную жизнь и уединиться здесь, вдали от цивилизации, став женой плантатора!..
        Какая же тяжесть навалилась на ее плечи!

«Марианна… Марианна… Я - часть тебя. Ты живешь во мне. Почему я ощущаю тебя так близко?»
        Силия постаралась отделаться от мрачных мыслей. Прошлое не имеет отношения к ее будущему. Теперь следует подумать о себе и решить: стоит ли исполнять данное Рональду обещание?
        А что, если воспоминания о матери - своего рода предупреждение?
        Какое фантастическое предположение! Девушка не замечала прохлады сумрачной аллеи, но журчание воды действовало на нее гипнотически.
        Здесь легко уснуть, свернувшись на деревянной скамье. Силия сняла с головы шляпку.
        Ребенком она бегала почти голой. В саронге, как и все деревенские девчонки. Сверху - короткая белая блузка из хлопка, оставлявшая обнаженным живот.
        Такая же как у Коры.
        Силию прошиб холодный пот.
        Почему мысль о какой-то Коре то и дело терзает ее?
        Силию пугали эти непрошеные воспоминания, непредсказуемые и неуловимые.
        Ей постоянно казалось, будто она вот-вот что-то вспомнит. Но затем появлялась туманная дымка и заволакивала все.
        Силию окружал мирный пейзаж, но ей стало страшно. Девушке вдруг почудилось, что воспоминания обволакивают, душат ее.
        Как жаль, что рядом нет Эмили. Или хотя бы Рональда.
        Внезапно чьи-то руки обвились вокруг ее талии, сзади к ней прижалось твердое мускулистое тело.
        Только бы не он! Боже, только бы не он!
        У нее не было сил сопротивляться. Быть может, это неизбежно?
        Неизвестный расстегнул крошечную перламутровую пуговицу, рванул блузку и обнажил девушку до пояса. Увидев тонкую, расшитую розовыми лентами сорочку, незнакомец чертыхнулся по-испански.
        Да, Грант Гамильтон весьма преуспел в искусстве любви. Стоило ему коснуться пальцем соска, и Силию захлестывала страсть. Он погладил ее сквозь ткань сорочки. Откуда этот мерзавец знает, где и как касаться ее, чтобы свести с ума и заставить желать новых прикосновений?
        Разве женщине когда-нибудь догадаться? Бурная радость затмевала все, заставляла покоряться. Силия была убеждена, что только Грант способен так всколыхнуть ее чувства и доставить такое утонченное удовольствие.
        Она больше не испытывала раздвоения - стала собой, Силией. Неведомые ощущения сломили ее сопротивление.
        Да, она родилась для этого! Ее натура хранила память предков, поэтому Силия выгибалась навстречу мужчине, не скрывая пламенного желания. А он шептал ей нежные слова любви.
        Сквозь сумятицу мыслей Силия чувствовала, как вздымается и опускается его грудь, как пугающе крепнет мужская плоть у ее ягодиц.
        - Цыганская ведьма! Черт побери! Сил нет сдержаться…
        Боже, как жарко его дыхание, как влажны губы и язык рядом с ее жаждущим ртом. Как он опытен в искусстве совращения. И всего-навсего надо повернуться и отдаться переполняющей тело неге.
        Его язык творил чудеса. Грант знал, как играть ее телом и чувствами. Знал, какие слова прошептать, и не все ли равно, правда это или ложь!.. Она хотела бы слушать их целую вечность.
        Этот кудесник подчинял ее своей безграничной власти - заставлял отдать все: волю, тело, мысли.
        Он целовал ее так, словно старался проникнуть в самую душу. Язык страстно исследовал рот Силии и требовал всего - без остатка.
        Силию увлекал водоворот чувств; неведомый доселе трепет охватил ее.
        И этот мужчина «не мог, не хотел желать ее!»
        - Я хочу тебя.
        Силия не услышала, но эти слова проникли в глубь ее цыганской души. Если эти поцелуи не прекратятся, она уступит ему.
        Мужская плоть упиралась в девушку, и нестерпимая жажда познания разжигала в ней страсть.

«Он овладеет мною», - подумала Силия. Тут Грант раздвинул ей ноги, и она отдалась, мужчине, который не любил ее.


        Дугал Друмонд и Эмили бродили по розарию, соседствующему с оранжереей папоротников. Что-то тревожило девушку, и она то и дело порывалась искать госпожу. Эмили льстило ухаживание Дугала, но ее беспокоило, почему Рональд Уинвуд так настойчиво хотел встретиться наедине с Силией.
        Неподалеку от оранжереи они встретили Рональда. Заметив их, тот сквозь зубы присвистнул. А Дугал будто невзначай преградил ему путь.
        Рональд нахмурился, хотя до этого был в превосходном настроении. Инъекция кокаина вселила в него уверенность, и теперь он чувствовал себя властелином мира.
        Рональд решил встретиться с невестой, чтобы раз и навсегда дать ей понять, что она должна покориться ему. Однако появление служанки все усложнило.
        - Привет, Друмонд! - бросил он. Откуда здесь взялся этот глупец? Рональду хотелось стукнуть его.
        - Гм… - Дугал говорил с шотландским акцентом. - Где же в последний раз я видел вашу юную леди?
        Эмили встревоженно посматривала на мужчин. Здесь явно происходит что-то загадочное и темное, чего ни ей, ни мисс Силии не понять. Уж лучше бы госпожа не соглашалась встречаться наедине с мистером Уинвудом.
        В этот миг в конце тенистой тропинки показался Грант Гамильтон, придерживающий под локоть Силию.
        - Вот вы где! Долго ждали? - В его словах Рональд ощутил насмешку. Он и до этого нервничал, а теперь при виде Силии пришел в неописуемое бешенство.
        Что же в ней изменилось? Она не сводила глаз с американского выскочки; две верхние пуговицы блузки были расстегнуты; шляпка куда-то исчезла.
        Подозрительно! Уж не произошло ли чего-то между ними?
        Черт побери! Силия принадлежит ему. И Бог свидетель, ни один мужчина не смеет к ней прикоснуться!
        При виде сжатых кулаков вспотевшего от ярости Рональда Грант насмешливо изогнул бровь. Дугал осмотрительно отступил в сторону, увлекая за собой Эмили.
        - Разрази тебя гром! - не выдержал Уинвуд. - Сейчас же отпусти мою невесту и немедленно объяснись. Учти, здесь не терпят наглости. Я преподам тебе урок, и ты вернешься в свою Америку, как шавка с поджатым хвостом!
        У Силии перехватило дыхание: Рональд был вне себя от ярости, а Грант держался совершенно спокойно.
        С Грантом Силия чувствовала себя в безопасности. Но теперь она испугалась, что мужчины подерутся. Однако не успела девушка подумать об этом, как Грант решительно подтолкнул ее, отдав распоряжение Эмили:
        - Отведите ее в карету. Я скоро приду.
        Но Силия будто приросла к земле, когда Рональд и Грант уставились друг на друга.
        И тут же взбешенный Рональд потянулся за хлыстом и кинулся на Гранта. Тот слегка посторонился, отвел удар, а другой рукой, словно играючи, нанес ответный удар.
        - Слушай, охладись в ручье. Силия - моя подопечная, и мне решать, за кого и когда ей выходить замуж. И выходить ли вообще. Дошло?
        Силия похолодела. Его подопечная? Ему решать, за кого и когда? Этому мистеру Не-могу-не-хочу? Мужчине, из чьих объятий она только что выскользнула? Но в следующую секунду ее охватил ужас: Рональд, изрыгая проклятия, силился подняться на ноги, а Грант выхватил из потайного кармана револьвер и нажал на курок.
        Эмили закричала, Дугал в смятении отпрянул.
        Но когда дым рассеялся, все увидели, что Уинвуд жив, а у его ног в предсмертных судорогах бьется огромная кобра.
        - Он вам этого не простит - никогда! - предупредил Дугал, когда Рональд наконец поднялся на колени и, потрясенный, застыл над мертвой змеей.
        - Уведите дам! - распорядился Грант. Когда дамы удалились, Грант опустил глаза на противника, показавшегося ему теперь жалким и слабым.
        - Ты ее потревожил. Еще секунда - и она ужалила бы…
        - Проваливай, Гамильтон! - Рональд презирал себя за то, что оказался в таком положении. - Справился бы без тебя. Надутый павлин - распустил хвост перед дамами и суешь нос не в свое дело! Тебе я ничем не обязан. Слышишь? Убирайся к дьяволу!
        - Тебе решать, Уинвуд, - пожал плечами Грант. - Что до меня, пойду разыщу бутылку доброго виски. Увидимся в гостинице.
        Боже, как он ненавидел этого человека! О чем только думал отец Силии, когда много лет назад вручил все свое добро в руки подобного мерзавца?
        Правильно поступила Уили, послав его сюда.
        Быть может, сама не подозревала, насколько правильно.


        С Силией что-то происходило. Из-за того, что случилось между ней и Грантом, она была сама не своя. О таком нельзя забыть, от такого не отмахнешься, не назовешь это мимолетным увлечением.
        А тут еще тетя Гертруда без умолку твердила о свадьбе. И Рональд…
        С улицы из-за закрытых ставен доносилась странная, завораживающая мелодия. Ритмы что-то напоминали, однако и отличались от всего когда-то слышанного ею.
        Силия смутно помнила то, что гулко отбивали барабаны и пели флейты. Может, ее взволновали заполнившие улицы ярко разодетые цыгане с бубнами и дудками? Или так подействовали приторный запах благовоний и крики торговцев орешками-кешью и сладостями?
        В тот день, когда в оранжерее папоротников разыгралась ужасная ссора, с Силией заговорила старая, сморщенная цыганка и предложила погадать - как своя своей.
        Носильщики в великолепной форме «Королевского отеля» тут же оттеснили старуху к толпе торговцев и попрошаек. Но Силия поняла, что даже здесь за ней присматривали как за одной из своих.
        Возможно, цыгане хотели убедиться, что она отомстит за смерть матери? Эта нелепая мысль явилась к ней во сне, когда она задремала днем.
        - Мисс Силия! - Голос Эмили вернул ее из небытия, оттуда, где она бесцельно блуждала, пытаясь поймать что-то безнадежно ускользающее от нее. Заметив, что служанка встревожена, Силия догадалась: она кричала во сне.
        Но отчего у нее такая тяжелая голова? И почему не удается проснуться? Даже пошевелиться?
        Кто она?
        Наверное, девочка шести или семи лет. Бегает босоногая, полуголая и везде подсматривает за Корой… и за тем симпатичным мужчиной, которого так любит Кора. В конце концов Силия заявила, что тоже любит его. Нужно только подождать, когда она вырастет, и тогда он сделает ей предложение.
        Силия так боялась вспоминать, что, несмотря на жару, просыпалась в холодном поту. Жара обжигает кожу, просачивается сквозь деревянные ставни вместе со вспышками фейерверка, взрывами петард, боем барабанов и монотонными восклицаниями: «Сахду! Сахду! Сахду!»
        Дежа-вю! С ней уже случалось такое.
        Дети в белом распевали песни и держали в руках небольшие корзины с цветами.
        Силия откуда-то знала это. Вспомнила, когда ощутила запах курений, все усиливавшийся и тошнотворный. Она попыталась сесть, и у нее закружилась голова. Голос Эмили доносился издалека и затихал.

…Она была маленькой босоногой девочкой со спутанной копной черных волос. Симпатичный человек разговаривал с ней, о чем-то упрашивал, играл так же, как до этого с Корой. И заставил пообещать, что она будет принадлежать ему, когда вырастет. Тогда она насладится всем, что заставляло Кору стонать, всхлипывать и даже громко кричать, когда он забирался на нее…
        Кто же такой - этот симпатичный мужчина?.. Да это же Рональд!
        Как же она забыла такое?
        Рональд, золотой рыцарь Силии, усаживал ее перед собой на коня. Юбка девочки задиралась, и он гладил Силию, как и Кору, прежде чем рухнуть на нее.
        Силия внезапно вспомнила все, словно поток памяти прорвал плотину забвения.
        Она боготворила этого человека и, чтобы доставить ему удовольствие, снимала с себя одежду. А другой толстый мужчина с черной накидкой на голове уговаривал ее быть славной девочкой, повернуться так или этак, а после этого давал конфетку, которую она очень любила. Потом Рональд - да, это был именно Рональд - расстегивал брюки и вынимал предмет, который Силия всегда называла «это». Начинал его тереть и поглаживать, и «это» становилось длиннее и толще. Тогда Рональд подзывал ее и приказывал взять «это» в руки. «Это» выстреливало белой липкой жидкостью и залепляло ей лицо и шею. Иногда ее тошнило, потому что он заставлял брать «это» в рот и глотать…
        А потом… Потом Рональд велел ей все забыть, пока он сам не захочет, чтобы она вспомнила. Он отвел ее в место, где пахло тошнотворно-сладкими курениями, как и сейчас. И там забыть оказалось гораздо легче и приятнее…
        Забыть!
        Ее золотой рыцарь сказал, что тайны надо хранить, и Силия обещала ему.
        И сдержала слово.
        Силия рванулась на голос Эмили, замирающий вдалеке.
        Что происходите
        Почему нет сил пошевелиться, хотя она чувствует, как кто-то раздевает ее и с головы до пят заворачивает в тонкую ткань - сари? Сильные руки поднимают с кровати и уносят прочь.
        Другой тошнотворный запах проникает в ноздри, притупляет чувства, затуманивает мозг и повергает в забытье.
        Где она? В карете? Ее кидает из стороны в сторону и сильно мутит.
        Какой-то старик задает вопросы, и ему отвечает знакомый голос.
        Рональд? Но где же все остальные, если она выходит за него замуж? Где дядя Тео и тот, другой. Нет, о нем нельзя даже думать, тем более произносить его имя вслух. Иначе Рональд очень рассердится.
        А когда Рональд сердится или бывает недоволен, он шлепает ее. Силия ясно помнила, как долго потом болело и жгло.
        Почему она внезапно все это вспомнила?
        Откуда-то издалека послышался голос, как будто не связанный ни с чем реальным, и Силии показалось, что ее касаются, ощупывают, переворачивают. Она дернулась, вскрикнула, и голос сразу приблизился:
        - Вероятно, она девственница, хотя я сам не поверил бы в это. Что ж, тем лучше. Теперь даже он ее не подобрал бы - после того как я показал ему фотографии его маленькой невинной подопечной в детстве. Ну что, Силия, помнишь, как раздевалась перед аппаратом и позировала этаким миленьким ангелочком? А если не слушалась, я бил тебя по крошечной попке и заставлял говорить, что тебе это нравится? Помнишь, сучонка, что обещала выйти за меня замуж?
        Она не хотела… Боже, она не могла вспоминать ужасные вещи, о которых он говорил. Память… опять воспоминания - нужно крепиться, как крепилась когда-то Марианна.
        Она тонула… Найдется ли человек, чтобы спасти ее?
        Грант! Куда же ты делся, Грант?



        Глава 30

        Все сели обедать в гостиной отеля, куда из открытых дверей и с переполненных веранд долетали звуки и запахи праздника священного зуба Будды, завершавшегося ежегодными торжествами.
        - Полагаю, это пышное туземное зрелище отчасти имеет познавательное значение, -. ыркнула леди Гертруда. - Но никуда не денешься, Силию придется подождать.
        - Эмили давным-давно пошла ее будить, - раздраженно заметила Антея. - Пора бы уж подняться. Хотите, пойду потороплю?
        - Будьте добры, дорогая, - милостиво согласилась Гертруда. - Силия не должна нас задерживать. Может, она забыла о родственниках, попав к себе?
        Антея, извинившись, направилась к лестнице. Комната Силии располагалась на втором этаже - совсем рядом. Удивительно, что Эмили не спустилась и не передала извинения госпожи.
        Перед номером Антея застыла: на дверях косо висела табличка с надписью «Не беспокоить».
        Где же Силия? И Эмили?
        Антея громко постучала: в ней закипал гнев.
        Все это очень похоже на подругу.
        Придется войти в комнату и потребовать у Силии объяснений. Антея подергала ручку: дверь оказалась не заперта. Постояв на пороге, она решительно шагнула внутрь.
        В пропитанной ароматом курений комнате у Антеи закружилась голова, и, чтобы не упасть, она прислонилась к стене. В этот миг Антея услышала стон, тяжелое дыхание и в дымном свете перевернутых ламп увидела распростертую на полу Эмили. Кровать была в беспорядке, покрывало кто-то сдернул на пол. И…
        Да возможно ли это? На подушке лежал исписанный лист и были разбросаны фотографии.
        Антея похолодела, вспомнив о колдовстве и злых чарах. Все, что удалось прочитать о туземных обычаях, материализовалось в жизни и смыкалось вокруг нее как паутина.
        Но где же Силия?
        Антея, охваченная ужасным предчувствием, закричала. В ответ раздались чьи-то возгласы, а на лестнице послышался топот ног. Антею оттолкнули, и через секунду она оказалась в крепких, надежных руках мужа.
        Внезапно появившийся Грант Гамильтон распахнул ударом кулака окна и ставни. А Дугал Друмонд озабоченно склонился над Эмили.
        Отовсюду бежали слуги. Антея не заметила, как вошел викарий. Священник, удивленно хмурясь, изучал надпись на листе бумаги, лежавшем на постели Силии. Когда он посмотрел на фотографии, его губы зашевелились.
        - Невероятно! - пробормотал Тео. - Если бы это получило огласку… Бедная, бедная девочка! Слава Богу, Уинвуд, несмотря ни на что, собирается на ней жениться.
        Грант вскинул голову и, как разъяренный зверь, выхватил лист и фотографии из дрожащих рук викария.

«К тому времени когда вы это прочтете, - писал Рональд, - мы с Силией окажемся далеко и наш брак будет заключен. С тех пор как моя невеста сошла с поезда, мы оба постоянно ощущали, что нашему счастью мешает слишком много препятствий и слишком много людей. Но теперь, по воле ее любимого отца, Силия принадлежит мне.
        Пожелайте нам счастья. Мы оба надеемся, что вы приложите все усилия, чтобы предотвратить сплетни, слухи и огласку.
        Для этого оставляю вам несколько старых фотографий. Силия в те годы охотно позировала. Впрочем, она уверена, что ни викарий, ни тетя Гертруда не хотели бы увидеть их где-нибудь опубликованными».
        Грант скомкал письмо с такой силой, будто душил самого Рональда Уинвуда. Он кипел как вулкан. Грязный негодяй осмелился грозить викарию, грозить Силии…
        И ему!
        - Видимо, поздно бороться с неизбежным… - Голос викария дрогнул. Дела оборачивались скверно, очень скверно, и честного старика мучила совесть. - Раз уж Уинвуд женится на ней, ему незачем будет делать достоянием гласности эти мерзкие фотографии. Давайте же помолимся.
        Грант подскочил к викарию:
        - Помолимся?! Да какой прок от молитв? Я верю только в возмездие и готов помолиться лишь на могилах врагов. Я должен разыскать Силию, убить подлеца и позаботиться о том, чтобы он умер медленной, мучительной смертью.
        - Надеюсь, - взвизгнула Антея, - вы не собираетесь убивать его? Может, Силия уехала добровольно? Вы рассуждаете как дикарь.
        - Перестань, дорогая, - прошептал Джордж Мейтленд жене, кажется, впервые проявив твердость характера. - Не называй мистера Гамильтона дикарем. Ты не знаешь всех обстоятельств, но судишь других.
        Антея разразилась слезами и уткнулась мужу в плечо. Эмили пошевелилась и что-то тихо и невнятно пробормотала. Дугал помог девушке сесть и заставил выпить глоток коньяку. Эмили обвела всех испуганным взглядом.
        - Мисс Силия… Мисс Силия здесь?
        - Нет, мы не нашли никаких следов мисс Пенмарис.
        Девушка отчаянно зарыдала.
        - Курения… так сильно дымили… И у нас закружилась голова. Потом мы почувствовали другой запах. Тут появился мистер Уинвуд и воткнул кляп в рот мисс Силии, а потом мне. Я слышала, как он сказал, что вернется за мной, едва укротит ее - мисс Силию… Ну что же вы стоите? Ради всего святого, помогите мисс Силии! Она не ожидала, что этот мерзавец явится за ней, и чуть не лишилась чувств. Ну пожалуйста, сделайте же что-нибудь!
        Знала ли об этом леди Гертруда?
        Викарий ломал голову: неужели жена подозревала о чем-то и поэтому так упорно требовала, чтобы Силия воспитывалась в добродетельной христианской семье?
        Только Гертруда держала связь с Рональдом и поощряла его заочные ухаживания. Неужели она что-то знала и скрыла от мужа? Невероятно!
        Гертруда приняла новость с невозмутимым спокойствием.
        - А чего ты еще ожидал? - сурово спросила она. - Полуголая девчонка бегала с дикарями и смущала мужчину. Я ей всегда твердила: «Какое счастье, что приличный человек согласился взять тебя в жены». К тому же человек, знавший ее историю.
        Эти слова привели в замешательство даже Гранта.
        - Что вы имеете в виду? - спросил он таким угрожающим тоном, что Гертруда поежилась от страха.
        - Ее нелепую мать.
        - То есть вы внушали Силии, будто из-за цыганской крови ни один порядочный мужчина не женится на ней? Кроме одного, который желал прибрать к рукам имение Марианны? Интересно, а вам какая от этого польза?
        - В той погрязшей в грехах стране, откуда вы приехали, не имеют понятия о добродетели. Бросить мне в лицо подобное обвинение! Да еще при людях! Это уж слишком. Тео!
        Но викарий не решился защитить жену от справедливого гнева Гранта.
        - Значит, по-вашему, слишком? А я считаю, что мало! Вы твердили о безмерной любви к Силии, но ничем не помогли ей. У вас столько грехов на душе, что вам не искупить их до конца жизни. Избавьтесь же хоть от части - расскажите все, что знаете!
        - Тео! - Гертруда побледнела. - В жизни не перемолвлюсь больше ни словом с этим выскочкой из колоний. А ты сам решай, кому из нас верить. - Она возмущенно поднялась и направилась к двери, прямая и тощая, как шомпол.
        - Я знаю человека, способного пролить свет на то, что здесь произошло, - сказал Грант.
        Он уже понял, что любимое занятие Адрианы - разведывать пикантные новости. У нее был особый нюх на скандалы. И теперь, заметив в гостиной Гранта и викария, Адриана, охваченная радостным предвкушением, повернула к двери.
        Едва Адриана оказалась в гостиной, Грант так крепко схватил ее за запястье, что она вскрикнула.
        - Мистер Гамильтон! - одернул его викарий. Но Грант, словно не слыша его, повернул Адриану к себе и заметил сладострастную улыбку - грубость возбуждала ее.
        - Ах, это вы, принципесса? Вовремя! - К ужасу викария, Грант завернул ей за спину руку. - Сейчас ты мне скажешь, дрянь, что твой маленький Ронни сделал с Силией! Но если я не услышу немедленно правды, то сначала сломаю тебе руку, а потом хребет. И тогда ты умрешь быстро и без боли, которую так любишь причинять другим.


        Сознание у Силии то прояснялось, то она погружалась в небытие. Воспоминаниям она предпочитала забвение.
        Она не сознавала, что с ней происходит, однако понимала: все это имеет какое-то отношение к ее красавице матери. Девушка догадывалась, что и Марианна в конце жизни превратилась в испуганную и слабую жертву - такую же, как сейчас она.
        Но Марианна не пожелала стать жертвой обмана и смиренно встретить судьбу.
        Мысли о матери обычно сопровождались у Силии чувством вины: Марианна трагически погибла, решив убежать от мужа. Карета перевернулась, и она умерла, так и не разрешившись от бремени.
        Отчего произошла катастрофа? Сейчас концы начинали сходиться с концами, и отрывочные воспоминания обретали смысл.
        У Силии не осталось иллюзий по поводу Рональда, а может, их и не было. Так подсказывала ей интуиция. Надо положиться на нее, когда придет время улаживать отношения с Грантом Гамильтоном.
        Силия получит еще один шанс. И не потеряет головы, когда Грант примчится спасать ее…
        - Ну вот, наконец проснулась! Так рада возвращению домой, что видишь только сладкие сны? - В тонком голоске звучали враждебность, насмешка и злорадство.
        Силия с трудом открыла глаза.
        Над ней склонилась молодая светлокожая женщина, красивая, но истерзанная ревностью.

«Как просто, - думала Сужата, - задушить ее». Сужату терзало непреодолимое желание покончить с незваной гостьей, лежавшей на ее постели.
        Она не походила на важную и чопорную английскую даму, какие встречались Сужате. У нее была внешность цыганки.
        В этот момент веки Силии приподнялись, и Сужата вздрогнула: на нее уставились глаза дьяволицы. А что, если эта ведьма наслала на Рональда порчу? Хорошо, что он принял опиум и спит, а не забавляется с молодой невестой.
        Мысль о том, что англичанка не хочет Рональда, поразила бы Сужату. Какая женщина откажется от такого возлюбленного - в полном блеске мужской силы? Его ненасытность способна оценить лишь подруга с настоящим вкусом к любви. А эта… Разве эта испытает наслаждение от бесконечных ласк?
        Однако Сужата твердо помнила: Рональд вынужден жениться на этой твари, чтобы сохранить за собой плантацию Марианны. Внезапно зрачки Силии сузились. Сужата отпрянула и машинально вцепилась в висящую на шее тонкую золотую трубочку - амулет против дурного глаза.
        Что заметила англичанка? О чем догадалась?
        Силия увидела лютую ненависть в странных глазах молодой незнакомки. Она смутно припомнила, что когда-то та предложила ей чашку чаю, словно выплыв из густого тумана. Фрагменты картины наконец начали соединяться.
        В горле у Силии пересохло и саднило, ныла каждая косточка. Безумно хотелось утолить жажду. Но лучше умереть, чем обратиться с просьбой к тюремщице. Та, чего доброго, подмешает яду.
        Силия обвела глазами комнату, размышляя о том, куда попала, и с удивлением поняла, что находится на плантации Марианны. Да, сюда ее приводили к матери, и она оставалась с ней каждый раз, когда отец отправлялся в свои загадочные путешествия за границу.
        О Боже! Снова нахлынули воспоминания, хотя ее сознание еще не вполне пробудилось. Они неудержимо увлекали девушку в бездну.
        Даже ребенком ее подвергали невероятным мучениям - негодяй заставил поверить, что ей нравится притворство.

«Не думай об этом. Только не думай об этом!»
        Силия поняла, что сейчас ночь, ибо за окном ухала сова.
        Откуда-то издалека доносился гул барабанов. Монотонным ударам отвечала бьющаяся в висках кровь. По обе стороны кровати горели лампы, и Силии почудилось, будто какое-то чудовище готовится принести ее в жертву богу вожделения.
        И еще она заметила, что, заслышав крик совы, маленькое злобное существо вздрогнуло, сочтя это дурным предзнаменованием, как и все суеверные люди.
        Не сводя взгляда с настороженной женщины, смотревшей на нее как на демона, Силия приподнялась, с трудом села и заговорила по-сингальски:
        - Вижу, тебя не радует, что я здесь. Мне это тоже не по душе. С твоей помощью я выберусь отсюда. Мне все равно куда идти - только бы убраться подальше. У тебя есть лошадь? Потом скажешь, что я обманула тебя.
        Значит, негодяйка свободно говорит по-сингальски и к тому же завораживает своим взглядом. Она хочет уйти среди ночи, ничуть не опасаясь того, что может ждать ее за дверью.
        - Он женится на тебе только из-за денег и имения, - злобно бросила Сужата. - Он тебя никогда не любил. Ты придашь ему вес в глазах английского закона. Теперь все, что принадлежало тебе, перейдет по праву к нему. Ты ничего не изменишь. Он любит меня - меня! Зачем ты явилась сюда? Не двигайся, а то убью! Колдунья ты или нет - вот пошлю за цыганами, и они с тобой разберутся!
        - Непременно пошли или разреши мне уйти к ним. По матери я цыганка. Рональд говорил тебе? Как тебя зовут? Мое имя ты знаешь. Есть мужчина, которого я люблю не меньше, чем ты любишь Рональда.
        Да, эта несчастная явно любила Рональда. Она ревновала, боялась, но слушала Силию. Чем бы убедить, подкупить ее?
        А что, если предложить плантацию ей? Тогда она приобретет власть над любовником.
        - Я хочу одного: уйти. Мне не нужны ни поместье, ни деньги. Пусть все остается у Рональда… Или у тебя. Ну что, по рукам?
        Удача! Сужата заинтересовалась. Скрывая радость, Силия продолжала:
        - Достань мне лошадь или отведи в табор к цыганам, и я перепишу имение на твое имя. Вот тогда Рональд будет по-настоящему принадлежать тебе - если ты захочешь этого. Слышала о новом английском законе, по которому женщина сохраняет собственность в браке, если владела ею до замужества? Подумай, что это значит. Хорошенько подумай.
        Сужата явно готова была уступить соблазну, Силия видела это. Более всего любовнице Рональда хотелось сохранить за собой имение, выйдя замуж.
        Золотой рыцарь, конечно, не знал о новом законе, иначе не стал бы похищать Силию и принуждать к замужеству.
        Между тем Сужата напряженно думала, все более склоняясь к тому, что каждое слово Силии - чистая правда.
        Наконец они тронулись в путь. Силия надела отцовские бриджи, хранившиеся в старом сундуке, и его сапоги для верховой езды.
        Сужата еще не вполне доверяла ей. Она принесла перо и чернильницу и заставила написать документ, передающий ей все права на имение. Силия быстро справилась с этим.
        - Подписать документ надо в присутствии свидетелей. Иначе суд сочтет его незаконным.
        Сужата опасалась, что англичанка заманит ее в ловушку.
        Но времени на раздумья не оставалось - пора избавиться от непрошеной гостьи. И чем скорее, тем лучше. Цыгане позаботятся обо всем остальном.
        К счастью, по соседству жил брат Сужаты - Анил, готовый ради нее на все. Он проводит дьяволицу к людям, которых она называет своим народом.
        На дворе было темно, хоть глаз выколи, и они с трудом пробирались по плантации и по проселочным дорогам, известным только Сужате.
        Силия испугалась: она ехала вслепую, полагаясь на женщину, ненавидящую ее, опасающуюся обмана и желающую поскорее избавиться от незваной гостьи.
        Будь что будет. Силия потеряет плантацию Марианны, зато Рональд Уинвуд навсегда исчезнет из ее жизни. И вдруг Силия усомнилась в намерениях провожатой. Может, она ведет ее к Рональду или замышляет убить?
        Внезапно впереди замерцал огонек.
        - Туда! - сказала Сужата, и они повернули лошадей к небольшой хижине ее брата, убогой и тесной.
        - Вот бумага. - Сужата положила документ на стол. - Подписывай. Анил будет свидетелем, и с этой частью сделки покончим.
        Силия встревожилась - такого оборота событий она не ожидала. Ее либо убьют, либо спасут. Но плантация Марианны потеряна навсегда. Силия подписала бумагу. Анил, взяв у нее перо, нацарапал рядом свое имя.
        - Готово! Переночуй здесь, а утром брат покажет тебе дорогу в Пирадению. - Сужата закрыла дверь и скрылась в ночи.
        Но не успела она добраться до господского дома, как услышала громкий стук копыт и быстро скрылась за деревьями.
        Из своего укрытия Сужата видела, как от дома, яростно нахлестывая лошадь, поскакал всадник. За ним по залитой лунным светом дороге, понеслась легкая коляска. Раскачивающиеся от тряски фонари швыряли в темноту ослепительно яркие блики.
        Всадник резко натянул поводья и вырвал из кобуры револьвер. «Стоит пошевелиться, и я пропала», - подумала Сужата. Она осторожно вывела лошадь из-за деревьев и тихо соскочила на землю.
        - Это же моя старая приятельница Сужата! - раздался из коляски голос Адрианы. - Ну разве я не говорила, что она вполне разумна для этого? Не бойся, дорогая. Этот разъяренный мужчина ищет свою подружку. Он не тронет тебя. Обещаю. Только скажи, где она прячется.
        Незнакомец в черной одежде направил лошадь к Сужате:
        - Где она?
        Сужата отпрянула: с таким суровым человеком не поспоришь. Чуть что - спустит курок, не думая о последствиях.
        Нет смысла лгать, он все узнает.
        - Я не хотела, чтобы Рональд с ней спал, - призналась Сужата. - И когда англичанка сказала, что у нее есть другой мужчина, я помогла ей бежать. Это чистая правда.
        Потерявший голову Грант уже не знал, где правда, где ложь. Час назад он сломя голову бросился за наркоманом, похитившим Силию, чтобы убить его. А теперь придется пуститься на поиски девушки.
        - Я дала ей лошадь, - объяснила Сужата, - потому что мы заключили сделку.
        - Боже! - пробормотала Адриана. - Рональду это не понравится, и он сорвет гнев на тебе. Мы с Эдди постараемся утихомирить его. А ты лучше переночуй у меня…
        И тут раздался душераздирающий вопль, похожий на стон измученной души. Начинаясь на пронзительной ноте, он переходил в предсмертный хрип, потом снова устремлялся ввысь и растворялся в тишине.
        - Господи, что это? - воскликнула Адриана. Сужата порывисто бросилась к ней. Ее била крупная дрожь. И словно в ответ на леденящий крик, из горла вырвался стон.
        - О! Дьявол! Вещая птица! Бодилима! Это смерть. Человеческая смерть! Только бы не услышать этого больше! Все приметы сегодняшней ночью были дурными. Мне нужно в храм, совершить обряд. Помогите мне, помогите! Те двое - демоны. Они приносят несчастье. Увезите меня, увезите!
        От этого звука даже у Гранта по спине побежали мурашки. Ничего похожего он раньше не слышал.
        - Оставляю девушку на твое попечение, - бросил он Адриане. - Мне нужна Силия! Поеду искать ее. - Он развернул лошадь.
        В это время вещая птица снова крикнула. Но Грант уже пришпорил коня. Адриана не успела его задержать, объяснить, что безумие пускаться на поиски ночью, - Грант уже скрылся в темноте.
        Адриана выругалась по-итальянски. Ее тоже испугал крик вещей птицы.
        Сужата всхлипывала и бормотала нечто невнятное. Адриане не сразу удалось убедить ее, что лучше провести ночь у Эдди, прежде чем Рональд придет в чувство. Наконец Сужата согласилась сесть в коляску, и они повернули к бунгало.
        Эдди, не растерявшись, выставил выпивку на стол, выслушал рассказ, взглянул на документ, подписанный Силией, и тихо присвистнул:
        - Нужна еще одна подпись? Готов служить. Только не соглашайся, если Рональд заставит тебя что-нибудь подписывать. Так-так, очень интересно, любовь моя! Скрашивает нашу скучную жизнь, - Он отхлебнул из бокала. - Посмотрим, что произойдет, когда все пойдут охотиться на слона-отшельника. Гвоздь сезона - в клубе делают ставки. Ни за что не пропущу этого зрелища. - Эдди снова приложился к бокалу. - Конечно, многое зависит от этого слона. Посмотрим, кто на кого будет охотиться. Впрочем, время покажет. Правда, любовь моя?
        Супруги понимающе улыбнулись друг другу, дали Сужате небольшую дозу настойки опия и уложили в постель. Эдди пообещал послать работника к местному шаману, чтобы тот снял злое заклятие, если кто-нибудь наложил его на Сужату.



        Глава 31

        Чертова вещая птица! О этот крик! Он означал смерть! Силия слышала его только один раз - в ту ночь, когда убежала и умерла ее мать.
        Но тогда она никому об этом не рассказала - боялась, как бы люди не подумали, что у нее дурной глаз.
        Почему мама не взяла ее с собой? Если бы она любила свою дочку, то никогда не оставила бы ее.
        Они бы погибли вместе, и Силии не пришлось бы терпеть такую муку.
        Девушка приподнялась в чужой постели. Опять закружилась голова, и незнакомый мужчина подал ей чашку чаю.
        Выпив его, Силия забылась сном, но воспоминания продолжали преследовать ее.

…Мать…
        Бодилима - это смерть…
        Нет, жизнь! Она хотела жить. Хотела!
        Жаждала Гранта Гамильтона. Наверное, своими яростными, настойчивыми, требовательными поцелуями и сводящими с ума прикосновениями он похитил ее душу.
        Она мечтала о душевном покое. О поцелуях и прикосновениях, разжигающих страсть.
        О если бы Грант любил ее и навсегда стер воспоминания о Рональде Уинвуде!
        Черт побери, почему же он не идет?
        Неужели не чувствует?
        Утром Силию разбудили незнакомые звуки и запахи. Из ночных кошмаров и снов выплыла мысль: тетя Гертруда не знает, что Силия собирается отказать Рональду.
        Силия приподнялась на локте. Анил готовил еду и, согнувшись над очагом, помешивал что-то в кастрюлях.
        Уступив ей кровать, он отправился спать во двор. Заметив, что девушка беспокойно мечется, подал чай и присматривал за ней до утра. И, рискуя жизнью, оберегал от дьявольской вещей птицы.
        Силия села в постели, и Анил обернулся на звук:
        - Вот чай. Вот еда.
        - Мне надо в Пирадению, - твердо проговорила Силия.
        Зачем?
        Чтобы увидеться с Грантом.
        Покончить с Рональдом.
        И обо всем рассказать тете Гертруде.
        Но почему тете Гертруде?
        Силия не знала, но чувствовала, что ответ кроется в ее видениях, связанных с реальностью.
        Рональд выкрал Силию, поняв, что ее намерения не совпадают с его целями. Ему нужна плантация, а не Силия. Он решил завладеть поместьем - независимо от того, согласится ли его невеста на брак.
        А тетя Гертруда всегда поощряла этот брак, считая, что Рональд - единственный мужчина, который, зная о прошлом Силии, возьмет ее в жены.
        Гертруда неустанно твердила о происхождении Силии, словно оно было неискупимым грехом.
        Так было до Уили. Гертруда неистовствовала, когда Уили вмешалась и взяла все в свои руки.
        Но почему? Ответ на этот вопрос мучил Силию, но так и не приходил к ней.
        Девушка едва притронулась к тому, что предложил ей Анил.
        - Мне надо идти.
        - Хорошо. Я выполню все, что обещал.
        Силия пробралась в гостиницу через боковую дверь. Сейчас - с заправленными под соломенную шляпу волосами, в отцовских бриджах и сапогах - она походила на уличную бродяжку.
        Казалось, миновала целая жизнь с тех пор, как Силия появилась здесь впервые и поселилась в номере вместе с Эмили.
        Силия осторожно поднялась по лестнице и, пробираясь по коридору, несколько раз пряталась за колонны, чтобы не встречаться с постояльцами. Но вот наконец и комнаты, которые занимали Тео, Гертруда и Антея с мужем.
        Ни единого звука!
        Силия постучала в дверь.
        Шаги. И голос Гертруды:
        - Кто там?
        Девушка не ответила, полагая, что тетка, не совладав с любопытством, отопрет замок.
        Наконец ключ повернулся в скважине, дернулась ручка и дверь приотворилась.
        - Ах это ты! - Гертруда равнодушно отвернулась.
        Силия растерялась. Она пропадала два дня и не ожидала такой встречи. Гертруда расположилась в кресле у зашторенного окна. Казалось, здесь хотели отгородиться от мира. Лишь мягкий свет просачивался в комнату.
        - Посмотри на себя! - брезгливо воскликнула Гертруда. - Ты - позор всей семьи. Отправилась выходить замуж и стала вести себя самым непотребным образом. И еще эти мерзкие фотографии! Я умыла руки, как только прочитала письмо Рональда. И заявила ему, что не желаю больше тебя видеть. Хотя дяде это решение далось очень трудно.
        Она лгала. Наверняка лгала!
        Фотографии… да… Стоп! Нельзя думать о прошлом. О Рональде. Еще одна загадка: все прошедшие годы он хотел завладеть ее плантацией. Замыслил это с первого дня.
        Потом умерла мать, и тетя Гертруда увезла ее в Англию.
        Но не все так просто.
        - Я не вышла замуж за мистера Уинвуда. - Силия заметила, что осуждение сменилось в Гертруде гневом.
        Внезапно тетка вскочила:
        - Вон с глаз моих! Ты… ты… такая же шлюха, как и она! Она погубила твоего отца! А теперь ты… Вон отсюда! Вон!
        Силия окаменела.
        Почему Гертруда и Тео взяли ее к себе?
        - Сначала твой несчастный отец увлекся цыганской шлюхой. А теперь Рональд. Знаешь что, милая? Тебе за всю жизнь не отмолить грехов! Твоя душа будет вечно гореть в аду!
        Глаза Гертруды сверкали. Два дня назад такое же выражение Силия видела в других глазах. Ту же ярость, ревность, одержимость.
        - Вы любили моего отца, - спокойно сказала Силия.
        - Чушь! - Гертруда отвернулась от племянницы. - А теперь убирайся!
        - Вы приехали на Цейлон после смерти моей матери. Вы надеялись… Вы хотели… - Девушке никак не удавалось восстановить картину полностью. Гертруда прибыла вместе с дядей Тео. На что же она надеялась?
        Она предполагала, что если возьмет ребенка Ричарда, это свяжет ее с ним. И быть может, когда-нибудь они будут вместе.
        - Вы хотели принадлежать ему.
        - Глупая, дерзкая девчонка!
        - Моя мать умерла. И вы решили, что станете для него всем. Поэтому взяли на воспитание меня. Надеялись, что дядя Тео умрет? Или хотели устранить его?
        - Я тебя убью! - заорала Гертруда.
        - Но потом умер мой отец. - Силия догадалась, что близка к истине. - Однако вы оставили меня у себя - как напоминание о глупости Ричарда, который влюбился не в вас, а в Марианну. И что же, дорогая тетя? Вы решили продать меня Рональду?
        В полумраке комнаты послышался не то кашель, не то смех.
        - Чушь! Ричард и Рональд договорились о вашем браке давным-давно.
        - Рональд платил вам, чтобы вы внушали мне, будто он - мой единственный спаситель.
        - Чистая выдумка. - Гертруда снова опустилась на стул, едва скрывая ярость. - Твоя мать была кокеткой и обманщицей. Когда она умерла, Ричард совсем опустился. Ребенку было негоже находиться с ним. Поэтому мы с Тео забрали тебя. Все очень просто - никаких тайн. Ты всегда отличалась неблагодарностью и выросла похожей на мать. Клянусь спасением души: ты и Рональда доведешь до такого же горя. Конечно, если после того непристойного случая он согласится взять тебя в жены.
        - Рональда ничто не заставит отказаться от его намерения, и вы прекрасно знаете это, дражайшая тетя. Ему нужна плантация. Он давно мечтал об этом дне и считал, что мое появление не помешает его планам. Подозреваю, и вашим тоже?
        - Не понимаю, о чем ты толкуешь?! - возмутилась Гертруда.
        - Сейчас поймете. Всю жизнь вы стремились унизить меня. Жаль, что отец не дожил до сегодняшнего дня и не слышит меня. Слава Богу, что тетя Уили вас раскусила. О тетя Уили! Вы ненавидите ее! Еще бы! Ведь отец передал ей большие деньги для меня.
        - Нам он ничего не давал, - процедила Гертруда. - Ни на шиллинг больше, чем требовалось. За все годы, что мы заботились о тебе, ни разу не приехал, не написал письма, не поблагодарил! Пьяный дурак только оплакивал шлюху, свою так называемую жену. Она заслужила свою судьбу - после того, что сделала. И ты не лучше ее, несмотря на все мои усилия. Это кровь в тебе говорит, она всегда сказывается. Ты не моей крови, Силия Марианна. Уходи! - Она распахнула дверь. - Не хочу тебя больше видеть!
        Но девушка не двинулась с места. Теперь Силия получила ответы на все вопросы, кроме одного. Надо задать его, но хочет ли она услышать ответ?
        - Чем провинилась моя мать?
        Воцарилась напряженная тишина. Силия вдруг поняла: Гертруда жаждет открыть ей тайну.
        - Твоя мать и отец Рональда стали любовниками. И вот она поняла, что ждет ребенка. Марианна убежала и умерла. Так должно было случиться. И твой отец никогда ей этого не простил. Но всю жизнь продолжал любить. - Голос Гертруды дрогнул. - Всю жизнь!.



        Когда Рональд приоткрыл веки, словно налитые свинцом, все еще было темно. Он не знал, ни который час, ни где находился.
        Боже! Кажется, его окликает помощник. В комнате чертовски душно, ставни закрыты. Он чувствовал себя сонным и вялым. Почему его не разбудила Сужата?
        Нужно поскорее проснуться. И еще этот тип орет на улице. Ну он ему покажет - даст по башке, чтобы раскалывалась, как сейчас у него.
        - Заткнись, черт побери! Подожди минуту, сейчас оденусь. Куда провалилась с утренним чаем твоя сестра?
        И где его робкая женушка? Ей должны были дать шпанских мушек, чтобы она успокоилась и с готовностью приняла его. Сужата обещала присмотреть за этим.
        Что же произошло? Он потерял сознание?
        Куда запропастилась Сужата?
        И где эта чертова Силия?
        Нужно срочно найти шприц и бесценный пакет с кокаином - он прочистит мозги.
        Но этот глупец за окном не даст ему покоя!
        Рональд распахнул дверь.
        - Сэр, сестры нигде нет. Я беспокоюсь. Кули говорят, будто ночью слышали крик бодилимы, и боятся выходить на работу. Мне нужна ваша помощь, сэр. И еще сестра…
        - Провались она пропадом, твоя сестра! Вон отсюда, дай мне спокойно одеться. И перестань причитать. Слышишь? Иначе я оторву тебе голову. Срочно пришли ко мне сюда Кандасами.

«Грязные сингальцы все одинаковы! - злобно думал Рональд, шаря по ящикам, пока не нашел то, что нужно. - Все как один суеверные трусы!»
        В таких ситуациях можно положиться только на главного надсмотрщика Кандасами. Он прекрасно понимает, хорошо ли намазан маслом бутерброд, и за всякую дополнительную услугу получает щедрое вознаграждение.
        Рональд всегда предпочитал сингальцам тамильцев. Они хорошие слуги - как верные псы. Он смутно припомнил, что ночью отпустил прислугу на буддийский праздник, а сам собирался поразвлечься с молодой женой и научить ее разным играм и развлечениям.
        Но где же Сужата? Она никогда не посмела бы нарушить его волю! Гнев разгорался в нем. Руки дрожали от злости, когда Рональд вводил в вену шприц. Через секунду все в нем запело - наркотик, как всегда, вызвал эйфорию.
        Господи! Он покажет им! Всех свернет в бараний рог! Сужата приползет и будет лизать ему ноги. А он станет лупить ее по пухлому заду и слушать, как она умоляет о новом наказании.
        Мечты возбудили Рональда, и он так вспотел, что его свежая рубашка насквозь промокла. От мыслей и планов его бросило в жар.
        Он отыщет двух стерв и заставит ползти сюда на брюхе. Но прежде всего отправится на охоту - точно! Там этот слон - самец, которого надо прикончить.
        На Кандасами можно положиться - он хорошо следит за его ружьями. А любимый следопыт Банда уже на дворе - сидит на корточках и жует шарик бетеля. Рональд захватит еще двух кули - они будут загонщиками и оруженосцами. Его конь пройдет по любой горной круче и продерется сквозь самую непроходимую чащобу в джунглях.
        Да, охота удастся на славу: это будет самая крупная дичь - человек! А потом все спишут на несчастный случай.
        Рональд вышел из дома и сощурился от ослепительно яркого солнца. Ему совсем не хотелось видеть этого чертового брата Сужаты. Но тот по-прежнему возился во дворе и, вместо того чтобы искать непокорную сестру, смотрел на него скорбными глазами, досаждал пустяками и громко плакался:
        - Мистер Уинвуд, мне надо с вами поговорить. С одним из кули большая проблема. К тому же я должен знать, где моя сестра.
        - Ах, твоя сестра! Да мне осточертела твоя беспомощность! Я заставлю тебя запомнить урок на всю жизнь!
        Рональд взмахнул хлыстом - раз, другой, третий… Его помощник привалился истерзанной спиной к стене и закрыл окровавленное лицо руками.
        - А теперь, негодный туземец, убирайся и хорошенько усвой, кто здесь господин, а кто слуга. Это, кстати, касается и Сужаты. Когда я вернусь, грязная стерва должна встречать меня, ползая на брюхе. Советую тебе проследить за этим, иначе сильно пожалеешь.
        У сингальца сочилась кровь и стекала с пальцев. Анил принадлежал к высшей касте, в его жилах текла кровь принцев, а Рональд обращался с ним как с низшим из низших. Назвал туземцем, унизил перед людьми, хотя те в стыде и ужасе отвернулись.
        Гнев душил его. Хозяин осмелился при всех назвать его сестру шлюхой. Нет, Анил не оставит оскорбление безнаказанным.
        Анил знал, к кому обратиться. Смертоносных заклинаний боятся даже надутые выскочки-англичане, хотя и насмехаются над этим.
        Анил поклялся во имя великого Будды, что за все унижения, которые ему пришлось претерпеть, Уинвуд умрет медленно и мучительно.
        Сначала он хотел убить себя. Но нет - прежде должна свершиться месть. И пусть сестра увидит, куда завела ее глупая привязанность к негодяю!
        А теперь ему нужен лекарь - пусть приложит свои масла и снадобья, чтобы шрамы не изуродовали лица. Потом он найдет Сужату - только она имеет доступ к личным вещам англичанина, необходимым шаману для заклинаний.
        Он должен найти Сужату!


        Грант выглядел ужасно, а чувствовал себя еще хуже. Всю ночь он разыскивал Силию, но так и не напал на след. Грант терял голову. Кто бы мог подумать, что любовь сведет его с ума! Но девушки нигде не было. И еще этот слон, которого надо убить.
        Как бы хохотала Уили! Ни она, ни хитрющий старый цыган - дядюшка Силии - и не вообразили бы ничего подобного.
        Дьявольщина! Пророчество еще не исполнилось: Рональд Уинвуд жив, он, Грант, во власти цыганского заклятия.
        Надо что-то предпринять. Хотя бы еще раз опросить Сужату. Но, появившись в доме Адрианы, Грант не нашел Сужаты, а сама Адриана не знала, где Силия.
        - Как вы настойчивы, дорогой? - Адриана расплылась в улыбке. - Очень жаль, что такой человек, как вы, тратит время на какую-то монахиню. Но мужчины все таковы: их воображение пленяют юные и невинные. Как по-вашему, это случилось и с Ронни? Ведь сын всегда похож на отца.
        - По-моему, мы говорили о Силии.
        - Ах да, о Силии! Как скучно! Давайте я лучше расскажу вам о знаменитой Марианне. Это у всех на слуху. Только Силия не знает. Большой секрет. Отец Ронни был без ума от ее матери. И подумайте только, глупец изнасиловал жену своего лучшего друга. Наверное, полагал, что ее репутация от этого не пострадает. Поверьте, у многих мужчин нет ни такта, ни вкуса. Хотя некоторым женщинам нравится, когда их берут силой. А Моррис Уинвуд был настоящим самцом, животным. Так вот, он запугал Марианну и убедил сохранить все в тайне. Может, она и жила бы с этим. Но ведь в таких ситуациях всегда присутствует моральная дилемма. Марианна забеременела, зная, что ребенок не от Ричарда. По глупости она сказала Моррису, что собирается во всем признаться мужу. А сама решила не только покаяться, но и уехать - подальше от скандала. И, видимо, шепнула об этом Уинвуду. А дальше известно только то, что ее кабриолет рухнул с моста, проложенного через ручей. Возможно, Моррис приложил к этому руку. Но доказать ничего не удалось. Может, кто-то и догадывался, но держал это при себе. А Рональд в узком кругу всегда хвастался отцом: мол,
вот каков человек! А человечишко-то был паршивенький, уж поверьте мне. И этим актом насилия пробудил в сыне бессовестное вероломство, уничтожил все его хорошие задатки.
        Адриана права: некоторые мужчины глупы. Глупы и алчны. И в конце концов остаются ни с чем.
        Пора положить этой истории конец. Силия не должна больше страдать.
        Еще до полудня все кули и слуги в доме знали, что происходит. Более того - чему суждено случиться. Все господа европейцы отправились охотиться на слона-отшельника, страшного убийцу.
        Охотничьи экспедиции случались и раньше, но сейчас все складывалось иначе, потому что ночью кричала дьявольская птица. И это предвещало смерть. Старый Сумансингх погрузился в транс, и демоны через него предупредили, что грядет смерть, и лишь человеческая жертва успокоит злых духов.
        Сужата всхлипывала и раскачивалась вперед и назад, как женщина, оплакивающая покойника. Предчувствие не обманывало ее, и она знала, что навсегда останется с братом, ибо они одной крови.
        Все из-за дьявольской птицы. Одно немного утешало Сужату: она становилась владелицей плантации Марианны. Документ, должным образом засвидетельствованный, подписали Адриана и Эдди, прежде чем вместе с другими европейцами отправились охотиться на слона.
        Ну что ж, у нее есть хоть это. И свое богатство она разделит с Анилом. Этого хватит, чтобы он забыл о страданиях и больше не помышлял о смерти.
        Настало время охоты на слона, и все другие мысли следовало отбросить.
        Грант и Дугал осторожно шли за следопытом, но внезапно попали под сильный ружейный огонь. Пули ложились так близко, что им стало не по себе.
        - Загвоздка в том, что все приезжают в разное время, - проворчал Друмонд. - Надо собраться в одном месте и только потом начинать. Тогда каждый охотник занял бы свою позицию, а проводники и загонщики не мешали бы друг другу. Посмотрите на этот густой подлесок: не видно, куда стреляешь - то ли в слона, то ли в охотника.
        - Мне это тоже не нравится, - согласился Грант и дернул Дугала за руку, заставляя пригнуться, - над головой просвистела еще одна пуля.
        - Что за…
        - Тише, Дугал, ради Бога, не кричите, иначе мы станем отличными мишенями. Сукин сын охотится на меня.

«Приходится очертя голову лезть в ловушку, - с отвращением подумал он. - Главное, чтобы не зацепило Друмонда.
        - Что? О ком, черт возьми, вы толкуете?
        - Об одном взбесившемся английском псе, который перегрелся на солнце. А ну-ка вспомните: кто первым предложил эту охоту? И кто украл невесту прямо из-под его длинного аристократического носа?
        Друмонда осенило:
        - Значит, он планировал это еще тогда?
        - Может, и нет. Возможно, решил сейчас - появился повод. Но дьявол меня возьми, если я стану сидеть сложа руки! Устрою собственную охоту. Понимаете? Силия исчезла, но сначала необходимо добраться до него. А вы держитесь в стороне. Ждите этого чертова слона. От такого тарарама он непременно выйдет из укрытия.
        Грант растворился среди деревьев бесшумно, как индеец. А Дугал приложил ружье к плечу и принялся ждать.


        Рональд Уинвуд послал вперед следопыта и дал строгое распоряжение сначала отыскать плохого человека, укравшего у него жену. Сначала человек, потом слон. Банда получит хорошее вознаграждение, если добудет хозяину добычу.
        Поначалу дело казалось пустяковым. Но вскоре проводник понял, что роли изменились: жертва превратилась в преследователя. Невероятно, но этот человек начал свою игру с его господином!
        Банда услышал, как неподалеку хрустнула сухая ветка. Обычно в ответ на такой звук открывают огонь. Потом прямо впереди зашуршала под ногой галька, и в воду упал камешек.
        Банде это не понравилось. Его тоже могли убить. Что тогда станется с его женой и детьми?..
        Обычно невозмутимый, Кандасами всегда нес и перезаряжал хозяйские ружья, но тут начал нервно оборачиваться и поглядывать через плечо.
        Чем больше водил их за нос невидимый незнакомец, тем сильнее злился господин. Всем им лучше было бы вернуться. Ничего хорошего хозяина не ждет.
        С Рональдом играли. Явно играли. Боже, да как же это стерпеть! Ну нет, он сделает свой смертоносный выстрел, и его трофеем станет Силия.
        По лицу градом струился пот, влажные волосы прилипли ко лбу. В уме Рональд подсчитывал, сколько раз промазал. Он должен расквитаться с негодяем - сейчас у него не было желания сильнее.
        Трусливый подонок - боится показаться!
        - А ну, выходи, я устал от твоих уверток и хитростей! Выходи и становись лицом к лицу, подлый трус! Не то я расскажу всему свету грязную правду о нашей Силии. У меня есть фотографии. Ты видел лишь копии. Зря ты увел ее у меня - оба пожалеете об этом. А теперь выходи, черт тебя побери!
        - Он сумасшедший, - прошептал один из наблюдателей.
        - Верно, - согласился другой. - Что это он кричит? Видно, голову напекло.
        - Надо держаться подальше. Того гляди, начнет палить без разбору. Безумец!
        А на вершине холма стояла Силия, скрестив руки на груди, и молча оглядывалась. Она поднялась сюда после того, как убежала от Гертруды, чтобы успокоиться и побыть одной. Девушка и не помышляла, что забрела в долину смерти.
        В эту секунду в соседней рощице громко, угрожающе затрубил взбесившийся слон, и в то же мгновение из чащи с «винчестером» наперевес навстречу Рональду вышел Грант.
        Перед ним были две цели: слон и Рональд, - и Грант повернулся к Рональду. Противник понял, что у него такой же выбор.
        И он его совершил. Выстрелив в ненавистного соперника, он быстро метнулся навстречу слону-отшельнику. Но выстрелить еще раз не успел.
        Силия закричала от ужаса, и эхо прокатилось по долине. Кули и загонщики бросились врассыпную. Огромное животное схватило Рональда хоботом, швырнуло под ноги и втоптало в каменистую землю.
        Все застыли как вкопанные.
        Слон поднял хобот и победно затрубил. И тут Грант спокойно прицелился и вогнал в ухо конусообразную пулю весом в сто семьдесят гран, пробив животному мозг.


        Позже наблюдатели единодушно согласились, что все произошло совершенно внезапно. Однако о том, что случилось, каждый рассказывал по-своему.
        Теперь настал черед Силии: Грант свалил слона, но в его ушах по-прежнему стоял женский крик, пробившийся сквозь рев животного. И прежде чем туша великана ударилась о землю, Грант вскочил на чью-то лошадь и помчался на холм.
        Потом посыпались нескончаемые вопросы суперинтенданта полиции. На похороны Рональда Уинвуда, кроме Силии, пришли все.

«Я сдержал слово, данное Бертрану, - мрачно думал Грант, возвращаясь с кладбища в Монераканде, - узнал правду о смерти его сестры. Сбылось цыганское гадание: случилась дальняя дорога, но в конце пути я нашел любимую». Грант не удивился бы, выяснив, что мачеха с самого начала задумала свести его с Силией.
        Он почти верил, что его вела судьба.
        Силия верила в судьбу, в предназначение, в цыганские бредни, и ей удалось убедить его.
        Боже, как он устал…
        Но не до смерти. Грант встрепенулся, входя в дом в Монераканде. Там его ждала Силия.
        Его любовь, его жизнь, его цыганская колдунья!..
        Он хотел жениться на ней, увезти в Нью-Мексико и никогда не расставаться с этой девушкой. Она стояла на верхней площадке лестницы. Игривая улыбка освещала ее лицо - все сомнения остались далеко позади.
        Ночная рубашка Силии ничего не скрывала, напротив, подчеркивала соблазнительные формы. Локоны ниспадали до самой талии, глаза светились, как угольки в камине.
        - Где ты был? - негодующе спросила она. - Я тебя ждала. Думала, ты хочешь меня.
        - Боже мой, Силия! Хочу ли я тебя? Да я жить без тебя не могу!
        В ее глазах засверкали слезы, отчего они стали еще лучистее и прозрачнее. Чтобы скрыть волнение, девушка слегка прикусила подрагивающую нижнюю губу.
        Гранту показалось, что он ее совершенно не знает: ни эти глаза, ни эти губы, ни этот рот. И понял, что узнавать придется всю жизнь, пока Силия не поймет, что он единственный, предназначенный ей судьбой любовник.
        Да, он хотел ее.
        И протянул руку:
        - Иди ко мне, Силия!
        Грант напряженно ждал: как она ответит после всего, что случилось, - со страхом или доверием? Эта минута показалась самой долгой в его жизни.
        Но вот девушка сделала шаг вперед и доверчиво взяла его руку. Они бесконечно долго смотрели друг на друга. Его мягкие зеленые глаза что-то обещали. Ее глаза выражали желание, робость, нерешительность.
        - Идем…
        Грант хотел ее всю - хотел отдать то, что задолжал, хотел, чтобы Силия вынашивала его детей.
        - Идем в постель, моя цыганочка. Ты станешь моей - отныне и навсегда…
        Длинные нежные пальцы ласкали и поглаживали. Он что-то шептал ей на ухо, но не делал ни малейшей попытки снять с Силии рубашку. Чтобы не спешить и не смущать ее.
        Сегодня Силии понадобятся уроки Гранта о его и ее теле. Мучительно медленно он исследовал ее плоть, дюйм за дюймом приподнимая завесу ночной рубашки. И только когда стон вырвался из глубины ее души, он нежно склонился над Силией. Сначала очень осторожно, а потом напористо и решительно вошел в нее.
        Силия не представляла, что возможны такие ощущения, когда они вместе воспарили в какой-то новый мир.
        Грант пробудил в ней желание, заставил жаждать его тела. Она стонала, и томные звуки вырывались из глубины ее существа. Волны наслаждения захлестывали Силию. От его жаркого шепота нарастала страсть. Его поцелуи были дикими и жадными, словно Грант не мог ею насытиться.
        Наконец наступила кульминация, и по каждому из них прошла судорога оргазма. Обессиленный Грант упал на любимую и стиснул ее в объятиях.


        - А ты еще чертовски невинна! - Он прижался губами к ее уху. Слишком много всего случилось, слишком много она пережила, и теперь он должен беречь ее, не выпуская из объятий.
        - Теперь уже нет, - тихо возразила Силия, блаженно потягиваясь и прижимаясь к нему.
        - В Пирадению скоро приедет Уили вместе с моим отцом. Нужно уладить дела с твоим имением. А потом я заберу тебя в Нью-Мексико… как свою жену.
        Силия закрыла глаза, задыхаясь от счастья.
        - Силия?
        Ей показалось или голос этого уверенного в себе человека впервые дрогнул?
        - Что, Грант?
        - Ты не сказала «да».
        - Но я не сказала и «нет».
        Рука Гранта поглаживала ее бедро. Силия выгнулась и почувствовала, что возбуждение Гранта еще не прошло.
        - Значит, не все потеряно. - Он раздвинул ей ноги.
        - Попробуй меня уговорить.
        Силия всхлипнула, когда Грант глубоко проник в нее.
        - Убедительно? - Он сделал движение - одно, другое.
        - Вполне, - простонала она. - Очень… веский аргумент…
        Грант сделал еще движение.
        - Скажи «да».
        Силия ликовала.
        Это Грант - тот сильный темноволосый мужчина, которого ей нагадала цыганка!
        И ради него Силия была готова на все.
        Достигнув верха блаженства и замирая от счастья, Силия дала ему долгожданный ответ.


        notes

        Примечания


1

        Мальборо-Хаус - бывшая резиденция членов королевской семьи. - Здесь и далее примеч. пер.

2

        Принц Уэльский - титул наследника престола, старшего сына монарха.

3

        Со страстью - понимаешь? (ит.)

4

        Дражайшая (ит.).

5

        Дорогая возлюбленная {ит.).

6

        в здравом уме и твердой памяти (лат.).


 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к