Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Любовные Романы / ЛМНОПР / Роджерс Розмари: " Оковы Страсти " - читать онлайн

Сохранить .
Оковы страсти Розмари Роджерс


        # Независимая красавица Алекса, как в клетке, запертая в чопорных гостиных колониального высшего общества на Цейлоне, в романтическом порыве едва не дала себя соблазнить привлекательному незнакомцу, а спустя несколько дней с ужасом обнаружила, что неведомый обольститель - местный «светский лев», искатель приключений Николас де ла Герра! Напрасно пытается Алекса сделать вид, что не узнала его, - многоопытный Николас твердо намерен продолжить приятное знакомство…

        Розмари Роджерс
        Оковы страсти

        ЧАСТЬ I

        Глава 1

        В этот пронизанный палящим солнцем августовский полдень жара в Коломбо, главном городе британской колонии Цейлон, казалась особенно невыносимой. Пока экипаж трясся и громыхал по новой, недавно проложенной улице, Алекса Ховард потихоньку расстегнула еще одну пуговицу на лифе платья, радуясь, что тетя Хэриет заснула и не видит этого.
        Конечно, в глубине души мнение тетушки ее уже не очень беспокоило. Она чувствовала, как ручейки пота стекают у нее по спине и груди. «Как это ужасно, - возмущенно думала она. - Почему женщины обязаны следовать английской моде в этом жарком тропическом климате!» Для такой жары куда более подходит простой наряд местных сингальских женщин - кусок хлопчатобумажной ткани, дважды обернутый вокруг талии и завязанный узлом на бедре, а сверху лишь очень короткий лиф, едва прикрывающий тело. Когда Алекса была дома одна, она обычно так и одевалась. Но сейчас в Коломбо, за много миль от относительной прохлады родных холмов, она была затянута в стальной корсет, который врезался ей в тело, а нижние юбки, казалось, совсем задавили ее.
        Услышав громкое цоканье копыт по другую сторону экипажа, Алекса с сожалением подумала, что тоже могла бы совершить это путешествие верхом на лошади, надев лишь легкие бриджи вместо этого ужасного платья. Она знала двух молодых офицеров, которые вызвались сопровождать их в этой поездке, а те, в свою очередь, были прекрасно осведомлены, что Алекса ездит верхом и стреляет куда лучше, чем они. Разве не доказала она это три недели назад во время охоты на диких кабанов в Хортон-Плэйнс! Как тогда было прохладно! Она вспомнила, как свежий ветерок обдувал лицо и как в ней росло чувство возбуждения и восхищения погоней, когда она старалась не отстать от мчащихся впереди собак. Это было ощущение опасности, которое всегда присутствует на такой охоте. Ну почему она не родилась мужчиной вместо своего брата Фредерика, который не терпит грязи и бледнеет при виде крови? Он предпочитает читать книги и часами играть на пианино, вместо того чтобы наслаждаться тем, что жизнь предлагает мужчинам.
        А что знает Фреди о делах на кофейной плантации?! Алекса начала энергично обмахиваться новой шляпой, которую она категорически отказывалась надевать вплоть до сегодняшнего дня. «Я замещаю папу во всем, когда он уезжает, я знаю, как вести бухгалтерские книги и как беседовать с управляющими на плантациях, и… и они уважают меня, несмотря на то, что я женщина! Фреди даже не пытается заняться делами, хотя со временем это ему обязательно пригодится, а мама слишком уж нянчится с ним!» Но тут, почувствовав себя виноватой, Алекса отбросила подобные мысли. Она вспомнила, как много значит для бедной, потерявшей троих детей матери ее единственный сын. Вот и сейчас не мама, а тетя Хэри сопровождает ее на бал к губернатору. У Фреди лихорадка, так… небольшое недомогание, но, конечно же, мама даже помыслить не может о том, чтобы оставить его! Она была ужасно занята, давая указания повару, как приготовить свежий чай для Фреди, когда Алекса, сопровождаемая тетушкой Хэриет, уезжала в пять часов утра из дома.
        - Желаю тебе хорошо провести время, дорогая, - сказала мама незадолго до отъезда. - Постарайся почаще улыбаться и быть поприветливее. Это так любезно со стороны губернатора и миссис Маккензи, что они пригласили тебя погостить в королевском доме… Действительно, это большая честь, дорогая, и я думаю, мы оба, и папа и я, сможем гордиться тобой. Знаешь, возможно, ты встретишь там приятного молодого человека и…
        Но в этот момент Фреди позвал маму, и она побежала к нему, подарив Алексе быстрый поцелуй. Это даже хорошо, что так вышло. Иногда, когда разговор заходил о
«подходящих» молодых людях, Алексе приходилось прикусывать язык, чтобы сдержать свое возмущение. Это была одна из тех тем, которые выводили ее из себя. Почему все вокруг думают, что брак - это единственное, к чему может стремиться женщина? Впрочем, был еще один путь. Стать гувернанткой или «бедной родственницей», которая вечно суетится, стараясь при этом быть незаметной и оставаться в тени, этакой вечно благодарной, забывшей себя, тихой особой. Алекса с еще большим усердием стала обмахивать себя шляпой, чувствуя, как ее губы напрягаются от злости и досады.

«Я не буду такой! Почему только этот выбор? Я найду другой путь!» Алекса вспомнила, с каким возмущением она говорила эти слова, но еще отчетливее она вспомнила холодный и спокойный ответ тетушки:
        - Дорогая Александра, я надеюсь, что, давая тебе образование, получить которое не посчастливилось многим девушкам твоего возраста, я также научила тебя быть практичной. Логичной и здравомыслящей, если хочешь. В любом случае, я уверена, что ты достаточно умна, чтобы понять: в жизни существуют неизбежные вещи, которые мы должны принимать независимо от того, нравятся они нам или нет. Ты родилась женщиной, дорогая, и у тебя нет других перспектив, разве что еще более неприятные, но их мы не будем обсуждать.
        Как же яростно она спорила, как сильно ее терзали боль, разочарование, чувство несправедливости, пока наконец она не была вынуждена согласиться с тем, что тетя Хэри называла неизбежными вещами жизни: ты женщина, смирись с этим. Сколько она себя помнит, ее свободу никто и никогда не ограничивал, ей позволяли учиться всему, чему она хочет, самостоятельно размышлять и высказывать собственное мнение,
«расти дикаркой». Так называли подобное воспитание жены плантаторов по соседству. А потом…
        - Зачем было давать мне эту свободу, если в один прекрасный день я все равно потеряю ее? - Алекса никогда не кричала, но эти слова сами по себе были криком отчаяния. - Ты же знаешь, Фреди понятия не имеет, как вести дела на плантациях, и он никогда не удосужится научиться этому. Я ведь смогу помогать ему, правда? Я смогу…
        - Ты сможешь быть его правой рукой, пока он не женится. А тогда его жена возненавидит тебя и не захочет терпеть тебя в своем доме! Да, в ее доме, Алекса, потому что все, что ты привыкла считать своим домом, будет ее домом. Фреди унаследует плантацию, и, когда женится, хозяйкой дома станет его жена, а не ты.
        Все это означало одно: Алекса, как человек практичный и здравомыслящий, должна подготовиться к неизбежному. В конце концов, она согласилась принять приглашение в королевский дом на бал, который устраивался губернатором в ее честь, по случаю дня рождения и первого выхода в свет. Но последний необычно откровенный разговор с тетушкой никак не выходил из головы Алексы.
        - История, моя дорогая, знает немало примеров, когда женщины были настолько умны и мудры, что управляли государствами и империями через мужчин. Помни об этом. - В устах тети Хэри эта мысль звучала достаточно странно.
        - Впереди главные ворота форта. До королевского дома осталось совсем немного. - Один из молодых офицеров нагнулся, чтобы улыбнуться и подмигнуть молодой женщине, которую обычно он называл Алексом. Его улыбка стала еще шире, когда девушка в ответ состроила хорошо знакомую ему мрачную мину. - Знаешь, там будет значительно прохладнее. Морские бризы и прочее… Ты обещаешь потанцевать со мной завтра, а?
        Увидев, как опасно сузились глаза Алексы, он еще раз быстро подмигнул ей и резко выпрямился в седле. Бедняга Алекс! Должно быть, она в ярости по поводу своего внезапного превращения в женщину. Он даже не мог вспомнить, приходилось ли ему когда-нибудь раньше видеть Алекс в юбке. Интересно, умеет ли она танцевать? Как бы там ни было, обсуждая эту тему вчера вечером с Эриком, они пришли к выводу, что должны постараться помочь ей, ведь она действительно славный малый. Они торжественно поклялись, что не будут смеяться и подшучивать над Алекс, если она споткнется, запутавшись в оборках и рюшах. Впрочем, она могла и жестоко отомстить им, взяв в руки пистолет, они-то знают, что, несмотря на то, что Алекс - женщина, у нее чертовски холодная голова и твердая рука. Он сам не раз убеждался в этом, и уж все слышали историю о том, как хладнокровно она прикончила на охоте взбесившегося от раны буйвола.
        - Этот молодой человек сказал, что мы почти приехали? Господи, даже не верится, что я смогла уснуть при такой тряске и ужасном шуме! - Выпрямившись, Хэриет стала копаться в своей сумочке в поисках носового платка. - Надеюсь, ближе к океану станет прохладнее. Какая жарища! Я уже почти забыла, как жарко может быть в Коломбо.
        Алекса так сильно стиснула зубы, что даже удивилась, когда смогла разомкнуть их и сладким голосом произнести:
        - А не ты ли, тетушка, учила меня болтать беспрестанно, как это положено всякой пустоголовой девице? Теперь, когда я выставлена на аукцион, мне надо преуспеть в этом, не так ли?
        - Ради Бога, Алекса, не драматизируй! - Этот ответ был в стиле тети Хэриет. - И расправь рукава. Они у тебя все-таки обвисли, несмотря на подкладку, которую я дала этому глупому портному. И надень немедленно шляпу! Это не веер! Не знаю, кто еще будет у Маккензи, но хочу, чтобы все видели, что даже у себя в провинции мы стараемся следовать последней моде.
        Стальные глаза Алексы, настолько темные, что могли показаться почти черными, опасно блеснули, хотя ее голос оставался таким же сладким и покорным:
        - Последняя мода? Но все журналы, что мы получаем из Лондона, четырех, а то и пятимесячной давности! Если бы меня спросили, я бы посоветовала миссис Маккензи устроить бал-маскарад, нарядилась бы в костюм сингалезской женщины и целый вечер наслаждалась прохладой.
        Почувствовав, что девушка сильно напряжена, Хэриет лишь пожала плечами и сказала:
        - Уверена, бальное платье, которым намерен удивить тебя сэр Джон, прекрасно и отвечает последним требованиям моды. Думаю, ты затмишь всех женщин. У него такой хороший вкус!
        Одно упоминание о «приемном дяде» и лучшем друге отца сразу же успокоило Алексу, хотя дядя был одним из инициаторов бала. Разве она могла перестать любить и уважать драгоценного дядю Джона? Ведь именно сэр Джон впервые посадил ее на лошадь. Именно сэр Джон научил ее обращаться с оружием и не бояться встречи с буйволом. А как она любила слушать воспоминания сэра Джона и папы о войнах, в которых они принимали участие, о волнующих сражениях под предводительством герцога Веллингтона!
        - Держу пари, ты бы тоже хотела там побывать, - иногда подшучивал над ней сэр Джон, но он никогда не делал этого со снисхождением взрослого, поэтому Алекса энергично кивала, глядя на него широко раскрытыми, сияющими глазами, и представляла, как это все происходило: грохот орудий, запах пороха и свист пуль, пролетающих над головой, возбуждение перед атакой, столкновение с противником лицом к лицу, и, если тебя настигает смерть, то ты умираешь победителем, с честью, а если остаешься в живых, у тебя навсегда сохраняется воспоминание, как смерть дышала тебе в лицо.
        А несколько месяцев назад только сэру Джону Алекса смогла признаться:
        - Я слышала от тебя и от папы столько рассказов, что порой мне кажется, будто я тоже участвовала в этих сражениях. Я представляю их так явственно, будто видела собственными глазами. Ощущаю запах конского пота, пыли и крови, слышу звон сабель и знаю, что чувствует человек во время боя…
        Он не стал смеяться, она это хорошо помнит.
        - Знаешь, дорогая, некоторое время я жил в Индии. Так вот, индусы верят в переселение душ. Один раз родившись, душа рождается вновь и вновь. А некоторые люди даже помнят, что они пережили в предыдущей жизни. Кто знает, дорогая, кто знает? Эта тема всегда меня очень интересовала.
        Хэриет, конечно же, не могла читать мысли своей племянницы. Но, упомянув сэра Джона Трэйверса, она поступила правильно Хэриет с облегчением заметила, что плечи Алексы расслабились и она немного успокоилась. Вздохнув, Хэриет сказала:
        - Признаться, я страшно устала. Столь долгий путь, да еще эта смена климата… Я бы сейчас с удовольствием приняла холодную ванну! - Хэриет заметила, что Алекса, правда, с недовольной гримасой, но все же надела свою ненавистную шляпу и завязывает под подбородком широкие ленты.
        - Но если Эрик и Безил хоть слово скажут по поводу моего вида… - В голосе Алексы звучало столько угрозы, что Хэриет с трудом сдержала улыбку.
        Александра, несмотря на то, что завтра ей исполняется восемнадцать лет, порой ведет себя как капризная девчонка. Но теперь она должна понять, что стала женщиной, - она на целый год старше своей матери, когда та носила ее. Бедняжка Виктория, такая беспомощная и всегда такая хорошенькая;
        Как обычно, Хэриет отогнала грустные воспоминания. Что думать о прошлом? Виктория теперь обеспечена и довольна. У нее любящий внимательный муж, сын, о котором она так мечтала. Теперь она должна чувствовать себя в безопасности. Будущее принадлежит дочери Виктории, и, хотя Хэриет не была особо религиозной, она прошептала: «Господи! Помоги мне дать ей достаточно знаний и сделать ее достаточно сильной, чтобы она могла выжить и идти вперед, быть победительницей, а не побежденной».
        - Ну вот, леди, мы уже приехали!
        Экипаж наконец-то остановился.
        - Тетя Хэри! Тебе нехорошо? У тебя такой вид…
        - Чепуха! Я просто задумалась, и все. А вон и сам губернатор, и миссис Маккензи, они вышли нас встретить. Расправь свои юбки, дорогая. И улыбайся. Улыбка тебе очень идет.
        Один из офицеров быстро спешился, чтобы открыть дверь экипажа. Хэриет глубоко вздохнула и расправила плечи, прежде чем принять протянутую ей руку. Позади нее Алекса тоже глубоко вздохнула и задержала дыхание, чтобы окончательно успокоиться. Йога. Она изучала ее у сэра Джона. Алексе было приятно думать, что дядя поможет ей пройти через все тяжкие испытания.
        Хэриет с радостью отметила, что на лице ее племянницы играет улыбка, а на щеке появилась ямочка. Узорная кисея на платье Алексы лежала красивыми складками и подчеркивала ее тонкую талию.
        Леди Маккензи была против всей этой затеи с балом, но в конце концов ей пришлось уступить: ее муж так хотел сделать приятное сэру Джону Трэйверсу. Бросив быстрый взгляд на молодую женщину, леди Маккензи с облегчением вздохнула. Девушка была очаровательна и казалась хорошо воспитанной. Это еще раз доказывало, что лучше не слушать сплетен, распускаемых ревнивыми старухами, имеющими дочерей на выданье. Действительно, леди Маккензи не заметила ничего резкого или грубого в поведении этого женственного, очаровательного создания, склонившегося перед ней в старомодном поклоне.
        Когда ее мужем был невыносимо скучный сэр Самюэл Гуд, о ней тоже ходили сплетни, что она любит курить кальян. Вспомнив об этом, миссис Маккензи решила, что ей обязательно понравится мисс Ховард и она постарается превратить бал, посвященный первому выходу Александры в свет, в событие, о котором долго будут вспоминать в Коломбо.



        Глава 2

        Только когда они оказались в своих комнатах и закрылась дверь за последним слугой, Алекса смогла вновь расслабиться. Ей казалось, что ее лицо задеревенело от необходимости постоянно улыбаться и говорить лживые, неискренние комплименты. Слава Богу, они могут отдыхать всю вторую половину дня и она, наконец, избавится от этого обтягивающего платья, которое уже успела возненавидеть, от всех этих нижних юбок и жуткого корсета, который не давал ей дышать.
        - О! Наконец-то! Тебе понравилось, как я себя вела? Но я боюсь, что больше не смогу вынести ни минуты, нет, даже ни секунды в окружении всех этих лицемеров! Как бы я хотела вырваться отсюда! Слава Богу, здесь прохладнее… Мне уже казалось, я начинаю задыхаться. Еще несколько минут, и я бы…
        Следуя привычке всегда держать себя в руках, Хэриет спокойно встретила вызывающий взгляд Алексы:
        - Дорогая, тебе не кажется, что ты уже вышла из того возраста, когда можно позволить себе капризничать и устраивать истерики? Я горжусь тем, как ты себя вела сегодня, и уверена, твое поведение и дальше будет соответствовать тому представлению, которое сложилось о тебе у губернатора и его супруги благодаря сэру Джону. Надеюсь, ты не станешь разочаровывать людей, так верящих в тебя?
        На какую-то долю секунды Алекса замерла в нерешительности, сама еще толком не зная, возмутиться ей или промолчать. Но затем, к удовольствию Хэриет, плечи ее опустились, а изящные пальцы, только что судорожно сжимавшие ненавистное платье, разжались.

«Это еще не победа, - подумала Хэриет. - У Алексы, родившейся под знаком Льва, не бывает поражений, могут быть лишь временные отступления». Поборов усталость, Хэриет бодро подошла к раздраженной Алексе и заставила ее обернуться.
        - Нет смысла портить прекрасное платье, хорошая ткань стоит так дорого. Ты ведь не хочешь, чтобы я послала за какой-нибудь болтливой горничной? Я сама помогу тебе раздеться, если ты успокоишься. И постарайся запомнить, моя дорогая, что выходить из себя - это все равно, что терять голову. А теряя голову, мы теряем преимущество. Может быть охота удачной, если ты теряешь голову и поддаешься слепой панике?
        - Я… я никогда не думала об этом, - опустив голову, призналась Алекса. Но тут же выпрямилась с вызовом: - Сохранять холодную голову… Охота? Этим я должна сейчас заниматься? Но кто же добыча, тетя? Подходящий молодой человек, которого я должна поймать, пускаясь на глупые женские уловки? Или я сама?
        В голосе Алексы зазвучали яростные циничные нотки, поэтому ответ Хэриет был довольно резким:
        - Дорогая моя, надеюсь, своими частыми проповедями я не дала тебе повода думать, что ты находишься среди волков. Я вовсе не говорила, что тебе нужно немедленно искать здесь мужа или что это твоя единственная возможность встретить подходящего молодого человека. Я хочу, чтобы ты поняла одно: тебе пора подумать о себе как о красивой молодой женщине, к которой тянутся мужчины. Прошло время, когда ты могла быть для них сестрой или хорошим товарищем, а ведь именно так воспринимают тебя сейчас некоторые молодые люди. Ради Бога, позволь мне не повторять сейчас то, что я уже говорила тысячу раз. Давай расстегну тебе корсет. Я значительно старше тебя и устала ничуть не меньше!
        На этот раз Алекса не стала расшвыривать ногами юбки и извергать страшные ругательства. Она стояла не двигаясь, как статуя, лишь однажды издав слабый вздох облегчения, когда корсет был расстегнут. А затем, к удивлению Хэриет, она нагнулась и одну за другой стала поднимать с пола вещи, чего не делала никогда, потому что с детства была избалована любящими ее слугами.
        Голос Алексы звучал глухо, пока она не выпрямилась, все так же стоя спиной к Хэриет:
        - Я думаю, ты не хотела ехать сюда еще больше, чем я. Тебе, тетя, не хотелось оставлять больного Фреди и расстроенную маму, ты знала, что некому будет помочь папе и присмотреть за ним. А я позволила себе разозлиться и… и все время думала только о себе, забыв о чувстве ответственности по отношению к другим людям. В то время как все вокруг меня подобно тебе, тетя Хэри…
        Алекса резко повернулась, держа перед собой узел с неубранной одеждой. В этот момент она напоминала нагую языческую богиню. Блеск непролитых слез придавал ее широко расставленным темным глазам еще большую выразительность.
        - Мы все прекрасно относимся к тебе, тетя. Но ты… Почему ты никогда не была замужем? Ты никогда не хотела?
        Хэриет всегда учила Алексу быть честной и говорить правду при любых обстоятельствах, как бы тяжело это ни было. И сейчас, дабы не превратиться в лицемерку, она обязана была дать прямой и честный ответ на прямой вопрос этой девочки, стоящей перед ней.
        Хэриет как бы издалека услышала свой странно натянутый голос:
        - Мужчина, которого я любила, полюбил другую женщину и женился на ней. А я… я так никогда и не смогла встретить кого-то, кто был бы лучше его. Думаю, на сегодня хватит. Старые воспоминания могут быть очень болезненными, когда-нибудь ты это поймешь.
        Когда она повернулась, чтобы уйти к себе в комнату, ее спина была так же напряжена, как несколько минут назад у Алексы. И только после того как Хэриет, задернув тяжелые портьеры, оказалась в одиночестве, она позволила себе, не раздеваясь, лечь на постель и дать волю слезам.
        Алекса иногда становилась злой и агрессивной, ее изменчивый характер очень хорошо сочетался с львиной гривой золотисто-каштановых волос, но она не могла переносить чужие страдания, чужую боль, особенно если сама была их причиной. Алекса поняла, но, к сожалению, слишком поздно, что ее бездумные вопросы могли задеть тетю Хэри. Когда она заметила, как побледнело и напряглось лицо тетушки, она готова была отдать все, чтобы вернуть свои слова назад. Но тетя Хэри была сильным человеком, поэтому она ответила честно, хотя это и причинило ей боль.
        Алекса долго смотрела на плотно задернутые портьеры, ставшие преградой между ней и тетей. Они удерживали ее от попытки успокоить тетушку и избавиться от чувства собственной вины. Слезы, которые она все это время упрямо сдерживала, теплыми ручейками покатились по ее лицу, но Алекса даже не стала вытирать их. Она почти никогда не плакала, разве что в одиночестве. Никаких предательских слез в чужом присутствии. Слезы - это наказание, успокоение, облегчение. Сейчас можно поплакать. А завтра она сделает тетю счастливой, будет вести себя так, чтобы она гордилась своей племянницей, она сделает все для этого, даже если ей нужно будет умереть! Да, она даже позволит сделать себе эти ужасные модные локоны, будет трепетно обмахиваться веером, хихикать и даже хлопать ресницами, если это поможет стереть с лица тети Хэри выражение боли, которое появилось по вине Алексы.
        Подобно внезапному тропическому ливню, слезы Алексы быстро прекратились, оставив после себя ощущение слабости. Девушке казалось, что ноги больше не держат ее. Бросив одежду, Алекса потянулась, как кошка. Она вытянула руки над головой, затем перевела их за спину, потом в стороны, пока не услышала слабый хруст в позвоночнике и плечах, - это всегда помогало ей расслабиться, снять усталость и напряжение. Теперь у нее едва хватило сил, чтобы растянуться на постели, завернувшись в прохладные простыни. Уткнув лицо в подушку, она моментально уснула.
        Когда Хэриет, которой так и не удалось заснуть, вошла через пару часов в комнату Алексы, она заметила на лице спящей девушки предательские следы недавних слез. Поправляя простыни и закрывая плечи Алексы, она думала о том, как жизнерадостна молодость! Алекса проснется в прекрасном настроении, полная сил и желания все исправить. Это настроение продлится день или два, а потом… кто знает, что выведет ее из себя? Алекса до сих пор воспринимает себя как маленького мальчишку. Готова ли она превратиться в женщину?
        Хэриет, к счастью для нее, не часто занималась самокопанием. Она не раз говорила Алексе, что иногда полезно давать волю чувствам, но только иногда. Здравый смысл и практичность должны доминировать всегда и во всем. Только так можно добиться в жизни всего, не будучи при этом совершенно уж бессердечной, и только так ты сможешь выжить при любых обстоятельствах. Она сама училась этому, с головой уйдя в книги, которые помогли ей расширить тесный мирок ее взглядов до размеров подлинной вселенной. Только это и помогло выжить ей самой. Очевидно, что в этой вселенной не разбиваются сердца, иначе она бы умерла в тот неуместно яркий солнечный день, когда ее лучшая подруга с блестящими глазами поведала ей «секрет», - она говорила и говорила, так и не заметив, как внезапно изменилась Хэриет. Она стала холодна как камень. И эта ее холодность в сочетании с блестящими локонами, резко очерченным подбородком и пухлым ртом очень привлекали мужчин. Даже его. Но никто не знал, что творится у нее внутри. Она никому не позволяла заглянуть ей в душу, даже если боль готова была вырваться наружу. «Это замечательно. Конечно
же, я очень рада за тебя. И я обязательно буду свидетельницей на свадьбе». Улыбающаяся, ранимая Хэриет.
        Цейлон, слава Богу, был так далеко от Англии, и в отличие от других плантаторов они никогда не ощущали необходимости вернуться домой. Домой… зачем?
        Помимо своего брата Мартина и человека, чье имя Хэриет не разрешала себе даже вспоминать, единственным существом, которое она позволяла себе любить, была Алекса. Алекса требовала любви и заботы. Было довольно просто забрать ребенка у Виктории. Та расценивала рождение девочки как тяжкое бремя, возложенное на нее судьбой. Виктория была глупа и беспомощна, она принадлежала к той категории женщин, которые будут плакать и заламывать руки, но так ничего и не предпримут, даже когда дело касается жизни и смерти.
        Хэриет в свое время решила, что Алекса должна быть воспитана совершенно по-другому, так, как Хэриет мечтала когда-то, чтобы воспитали ее саму: сильной, полагающейся во всем только на себя, не боящейся требовать все от этой жизни, а если понадобится, то взять желаемое силой. Она не должна полностью отвергать роль, навязанную ей мужчинами, но при этом ее сердцем всегда должна управлять голова. Сердца, говорят, разбиваются слишком легко, а чувства только осложняют жизнь.
        Прежде чем Хэриет смогла взять себя в руки, она раздраженно подумала о том, что Алекса должна научиться управлять своими чувствами. В конце концов, самое сложное - научиться терпению и самоконтролю, а Алекса очень способная девочка. Если она воспримет завтрашний вечер как вызов судьбе, это, несомненно, станет началом превращения юной провинциальной амазонки в изысканную даму. Мелодичный бой часов напомнил Хэриет, что пришло время ужина (миссис Маккензи предупредила, что ужин сегодня подадут рано). Алекса даже не пошевелилась, она так сладко спала, что Хэриет решила не будить ее. Будет лучше, если она сегодня хорошенько выспится, чтобы завтра на балу быть свежей и отдохнувшей.
        Придя к такому выводу, Хэриет решительно позвонила. Уже через минуту трое слуг стояли перед ней. Отдавать приказы было ее стихией. Свежие фрукты и графин холодной кипяченой воды нужно принести для племянницы на тот случай, если она проснется. Еще, пожалуй, нужно подать немного сухого белого вина. Себе же она потребовала немедленно приготовить ванну. Ее властный тон возымел действие, все было сделано мгновенно. Через некоторое время Хэриет в элегантном темно-бордовом платье из струящегося шелка была готова к выходу.
        Она уже придумала, как объяснить отсутствие Алексы: долгое путешествие и переживания по поводу предстоящего события, несомненно, утомили ее. Маккензи, конечно же, поймут. Спускаясь по лестнице в сопровождении двух слуг, Хэриет готовила себя к предстоящему вечеру, учтивым разговорам и сдержанному обмену сплетнями между дамами, когда мужчины перейдут к портвейну и сигарам.
        Услышав приглушенный смех и голоса, Хэриет еще раз порадовалась, что позволила Алексе остаться в постели. Вот уж действительно маленький семейный ужин! Там, должно быть, собралось человек двадцать, если не больше, и все они наверняка умирают от любопытства. Что ж, им придется подождать до завтра. Завтра мы им всем покажем, Алекса и я!



        Глава 3

        Алекса никогда не могла быстро заснуть, обычно она вертелась до полного изнеможения, лишь тогда веки ее тяжелели и она проваливалась в сон. Правда, потом она спала глубоко и безмятежно, как ребенок. Были периоды, когда она целыми неделями нормально не спала, лишь дремала час-полтора днем и часа четыре ночью. Всегда очень подвижная, Алекса, казалось, жила на одних нервах и вела себя достаточно безрассудно, каталась ли она верхом или охотилась со сворой гончих. Она предлагала молодым офицерам, жившим неподалеку, устроить скачки с препятствиями или на спор поохотиться на свирепого дикого зверя. Она сама была похожа на молодое сильное животное; казалось, ничто не могло утомить ее, пока в один прекрасный момент она не начинала раздражаться по любому поводу и беспричинно на всех кричать, а затем запиралась в своей комнате «для медитации».
        Хэриет, хорошо знавшая Алексу, в таких случаях заходила к ней в комнату лишь часа через два. К этому времени Алекса обычно засыпала, иногда прямо за столом, а иногда даже на полу. Ее сон в такие моменты больше походил на транс. Хэриет относила девушку в постель и оставляла с ней няню-туземку, которая сидела не двигаясь рядом с Алексой все время, пока та спала, - часов двенадцать, восемнадцать, а то и больше.
        - Я чувствую себя заново родившейся! - смеясь и довольно потягиваясь, говорила Алекса, проснувшись после долгого сна. И некоторое время она действительно вела себя так, будто заново родилась: смеялась, радовалась, старалась всем угодить и даже часами могла читать книги своему брату, который обожал ее в такие моменты, хотя в другое время старательно избегал.
        Обычно во время «глубокой спячки» - так Хэриет называла это состояние - Алекса не видела снов. Но сегодня все было иначе. Возможно, это случилось потому, что молодая горничная раздвинула шторы и оставила открытым окно, через которое в комнату проникал шум прибоя и прохладный океанский бриз. В любом случае Алекса на этот раз не лежала в кровати неподвижно, как каменная статуя, и обычно спокойный ее сон был нарушен странными картинами и видениями. Из-за этого она все время ворочалась в постели, хотя и не собиралась просыпаться.
        Вот она участвует в сражении, а дядя Джон спрашивает ее:
        - Ну что, Алекса, ты наконец решилась? Конечно же, он имеет в виду переселение душ, возможность родиться вновь, и она слышит свой ответ:
        - Нет, пока нет. Лучше бы мне родиться язычницей, которая не думает, только чувствует, тогда быть женщиной не так уж и плохо. Ведь язычницы свободны от всяческих правил и условностей, и, главное, им никто не может внушить, что счастье и наслаждение - это проявления слабости!
        - Была ли ты когда-нибудь раньше язычницей? В какой стране ты уже рождалась женщиной?
        Она не узнала голос человека, задавшего ей этот вопрос. Возможно, это морской ветер принес его вместе с мириадами звуков из других стран, омываемых этим же океаном.
        Не желая заходить так далеко даже в своих сновидениях, Алекса попыталась проснуться и, находясь где-то на грани сна и реальности, подумала: «…Страны? Испания… Почему Испания? Папа воевал в Испании… „горько-сладкая“… так он называл испанскую музыку. Мавританское влияние… „они называют это фламенко“…» Во сне она видела себя танцующей в красном платье под звуки гитары… затем раздался голос… ее голос. Но почему она поет так печально? Печаль, ожидание… Никогда - об этом поется в песне. Прошло… прошло… никогда… Нет, это не имеет к ней никакого отношения!
        Алекса почти проснулась, но еще находилась где-то между сном и реальностью, когда услышала какой-то голос, поющий на испанском под грустные звуки гитары. В комнате стоял сильный аромат цветов. Царь ночи. Жасмин. Алекса, хорошо знавшая испанский язык, так же как и еще четыре других, поняла, что это песня о неразделенной любви, о счастье, за которым следует печаль… Вдруг довольно резко пение оборвалось.
        Все! Довольно! Испанская музыка вмещает горечь многих столетий. Может, лучше английскую песню? До ее сознания теперь долетали другие голоса и звуки. Повернувшись, Алекса попыталась лицом зарыться в подушку, все еще не желая просыпаться. Она продолжала дремать, когда Хэриет, сопровождаемая слугой, вошла в комнату. Свежие фрукты нужно заменить, поменять воду и вино… Алекса почувствовала, как Хэриет склонилась над ней, поправляя простыни. Бедная тетушка! Сложное сочетание консерватизма и либерализма. Думает свободно, а ведет себя в полном соответствии с условностями. Интересно, что случилось с мужчиной, которого она любила и который женился на ее лучшей подруге?
        - Вы погладили вещи мисс Ховард, прежде чем повесить их в шкаф?
        - Да, мэм. Я за всем проследила. Я останусь здесь на ночь, вдруг барышне что-нибудь понадобится.
        - Хорошо. Спасибо, Меника. Уверена, ты за всем присмотришь. А я пойду спать. Нет, спасибо, мне ничего не нужно. Разве что помоги мне расстегнуть сзади пуговицы, а дальше я справлюсь сама.
        Ровно дыша, Алекса продолжала дремать. Под простынями, которыми накрыла ее тетушка, было довольно жарко. Бедная тетя Хэри! Бедная дорогая тетушка! Ей тоже необходимо поспать… Из окна доносились слабые звуки моря, заглушаемые скрипением колес экипажей, цоканьем копыт и громкими голосами, желавшими друг другу спокойной ночи. Она почувствовала слабый аромат сигары и подумала, что он напоминает ей дядю Джона. Он всегда курит только самые лучшие сигары. А ей он отдает все самое лучшее, что есть в нем. Свою мудрость, доброту и понимание…
        Как приятно было лежать так, находясь где-то между сном и реальностью! Обрывки сновидений проплывали перед ней. То она видела себя маленькой непослушной девочкой, которая категорически отказывается надевать юбки и устраивает такой скандал, что тетя Хэри соглашается с ней. То она видела себя пиратом, который стоит босыми ногами на качающейся палубе корабля и смело сражается с врагами, а затем с пренебрежительным смехом бросается в море. Каким прохладным и приятным было море! Зеленое, голубое, серое, а иногда иссиня-черное. Пенящееся и соленое. Дружелюбное и враждебное одновременно. Странный и неприятный сон… Должно быть, именно бой часов, стоящих на книжном шкафу красного дерева, заставил Алексу окончательно проснуться и сесть на кровати. Двенадцать. Она уже совершенно проснулась, ей было очень жарко и хотелось пить. Молодая горничная, вскочившая сразу же, как только «английская мисс» пробудилась, не могла знать, что Алекса прекрасно говорит на тамили и на сингали - двух основных языках страны. Не могла она знать и то, что Алекса не раз вступала в горячие споры с молодыми английскими офицерами,
которые, ухмыляясь, говорили:
        - У Алексы свои отношения с туземцами. Нам этого не понять.
        - Туземцы? - взрываясь, кричала она. - Это их страна, а мы здесь только гости, незваные причем. Цивилизация этих туземцев существовала задолго до Рождества Христова. Вы, все мы должны учиться у них, а не пытаться все разрушить и навязать свое… Посмотрите на себя! Посмотрите на свою одежду, посмотрите на… Вы никогда не задумывались над тем, как примитивно мы выглядим? Наверное, так же примитивно, как варвары, покорившие Рим.
        - Алексу не остановить, если она села на своего конька!
        Как ее злило, что они не хотели прислушиваться к ее словам и только нарочно подстрекали Алексу «изложить закон», как они называли это.
        С другой стороны, когда Алексе было это на руку, она могла вести себя властно и величественно, как всякая дама из английского высшего общества.
        - Я хочу пить. Я, пожалуй, выпью немного вина, спасибо. Фруктов не надо, я не голодна. А теперь я хотела бы принять ванну.
        - Ванну… Сейчас, мисс? Вы хотите, чтобы я принесла сюда горячей воды?
        Даже в слабом свете двух свечей Алекса заметила недоумение на лице девушки, это заставило ее немного смягчиться.
        - Нет, я не хочу горячую воду, в такую-то жару. Но я надеюсь, здесь можно где-нибудь искупаться?.. Где вы обычно купаетесь? У нас…
        Сингальцы обязательно мылись хотя бы раз в день, а то и чаще, если было особенно жарко. Они купались в источниках, маленьких речушках или под водопадами. Алекса вопросительно посмотрела на симпатичную молодую женщину, которая, наверное, была одного возраста с ней, и повторила свой вопрос на сингальском языке.
        Сообразив, что от нее хотят, девушка покачала головой:
        - Не здесь, мисс. Здесь есть только ванны и бассейн с морской водой. Но нынешний губернатор и его супруга никогда не пользуются бассейном.
        Алекса сбросила с себя простыни и спустила ноги с кровати. Поднявшись, она сладко потянулась. Алекса сделала вид, что не заметила изумления, написанного на лице молодой горничной, которая, очевидно, никогда не видела обнаженной «английской мисс».
        - Это звучит довольно заманчиво, - весело сказала она. - Пока я пью вино, расскажи об этом бассейне. Он далеко от дома? Сколько туда добираться?
        До недавнего времени Меника помогала убирать постели в доме, и лишь теперь ее сделали горничной. Мать Меники, служившая у нескольких губернаторов, четко проинструктировала дочь, что входит в ее обязанности. Она должна подчиняться приказам и ни при каких обстоятельствах не распускать язык, никто не должен знать то, что она слышала или видела. Никогда! Девушка четко запомнила указания матери. Она прекрасно знала, почему кожа у нее значительно светлее, чем у матери, и глаза у нее светло-карие, а не черные. Она понимала, почему считалось, что отец ее умер. Иногда она задумывалась над тем, какой же именно губернатор был ее отцом, но старалась выкинуть из головы подобные мысли. Может, это был и не губернатор, а кто-нибудь из гостей. У нынешнего губернатора Меника должна была обслуживать только женщин, приехавших в гости, но она прекрасно помнила то время, когда была вынуждена ложиться в постель с пьяными, плохо пахнущими англичанами, которые бесцеремонно пользовались ее телом, а затем с коротким шлепком выгоняли. В редких случаях ей давали несколько рупий. Меника, сколько она себя помнит, всегда трезво
относилась к жизни, принимая ее со всеми жестокостями и радостями. В душе она была буддисткой, как ее мать да и все слуги в доме губернатора, но, как и они, Меника была вынуждена притворяться христианкой, чтобы не остаться без работы. Это было не важно: молитвы, которые она вызубрила и бездумно повторяла, ничего не значили для нее. Что действительно имело значение - это истинные мысли человека, его истинная вера, стиль жизни, не позволяющий причинять вред ни одному живому существу.
        Обычно, прислуживая гостям, Меника лишь подчинялась приказам и отвечала на вопросы столь лаконично, насколько это было возможно. Ей еще не приходилось сталкиваться с гостями, говорящими на ее языке, которые не стеснялись бы стоять перед прислугой в голом виде, попивая вино, и которые просили бы ее подробно рассказать о губернаторском бассейне.
        - Ты распаковала мои вещи? Спасибо! Мне нужно найти какую-нибудь легкую одежду…
        Из шкафа сандалового дерева Алекса достала свой самый любимый и удобный костюм - национальную одежду сингальских крестьянок. Алекса ожидала увидеть удивление на лице служанки, но оно оставалось бесстрастным, Меника молча стояла в ожидании следующего приказа. «Меника… Да, именно так ее зовут. Тетя Хэри так называла се. Красивое имя, оно означает „прекрасная жемчужина“. Да и сама Меника очень хороша собой и заслуживает большего в этой жизни! Но у нее нет выбора. Мне хотелось бы поговорить с ней, узнать, о чем она думает, о чем мечтает», - размышляла Алекса. Но между ними был барьер, барьер, установленный обстоятельствами, строгой системой этикета и условностей, четкими правилами, что можно делать и что делать не позволяется.
        Поэтому, вместо того чтобы действительно спросить Менику о чем ей хотелось, Алекса подошла к окну и лишь поинтересовалась:
        - Сегодня полнолуние?
        - Это ночь после Пойи… Так буддисты называют полнолуние, - быстро поправила себя Меника, надеясь, что ее промах не был замечен. Вчера ей удалось выкроить несколько минут и посетить храм, ведь это был День Пойи - большой праздник для буддистов. Но об этом Меника не рассказала даже матери.
        - Моя няня тоже буддистка, и несколько раз мы с ней ходили в храм в День Пойи, - мягко сказала Алекса. - В нашем храме живет всеобщая любимица - кобра, которая больше всего на свете обожает молоко! Когда с ней познакомишься поближе, она оказывается доброй и ласковой.
        Потом резко и так неожиданно, что сама напомнила оторопевшей Менике кобру, Алекса сказала:
        - А вообще-то я думаю, что такая полная луна и такая ясная ночь означают, что мы с легкостью найдем дорогу к бассейну, правда? - Заметив удивление на ранее бесстрастном лице Меники, Алекса терпеливо добавила: - Я имею в виду бассейн губернатора, о котором ты мне рассказывала.
        - Мисс, вероятно, шутит?
        - Да совсем нет. Я действительно хочу поплавать в лунном свете без всякой одежды, как язычница! Я хорошо плаваю, поэтому ты можешь не бояться, что я утону, а ты потом окажешься виноватой в этом. Кроме того… - Алекса глубоко вздохнула. - Когда мы одни, можешь называть меня не мисс, а просто Алекс или Алекса, как хочешь. В любом случае, имей это в виду, я твердо решила пойти туда - с тобой или без тебя. Обещаю быть очень осторожной, чтобы не навлечь на тебя неприятности. Ну?.. Пожалуйста!
        Алекса уже собралась было подарить Менике золотой браслетик или дать несколько рупий, но вдруг подумала, что будет лучше, если она просто скажет учтивое слово
«карунакола», которое тоже означало «пожалуйста», но употреблялось только в разговоре с равными и выражало большое уважение и почтение.
        - Вы не можете просить меня о подобных вещах. Если другая дама проснется, она очень рассердится и будет ругать меня. Кроме того, плавать там одной совсем небезопасно. В Коломбо полно грабителей и плохих людей, которые, увидев, что вы одеты… не как английская леди…
        - Не думаю, что кто-нибудь посмеет напасть на нас в саду королевского дома. Когда я подъезжала к дому, видела, как много там охранников. - Алекса решила немного подзадорить горничную. - Успокойся, Меника. Веди себя непринужденно. Неужели тебе никогда не хотелось сделать что-нибудь запрещенное? Неужели у тебя нет друга, к которому ты иногда бегаешь по ночам? Уверена, ты знаешь, как туда пройти, не наткнувшись на охранников. К тому же в это время они либо спят, либо играют в карты. Я пойду босиком, очень тихо, обещаю тебе. Посмотри, я даже возьму с собой маленький пистолет на случай, если мы наткнемся на змею или какую-нибудь другую нечисть. Я хорошо стреляю, ни за что не промахнусь.
        Меника поняла, что у нее нет выбора. Вряд ли она имеет право позволить этой странной молодой англичанке самостоятельно пойти искать крошечную естественную бухточку, которую все называют губернаторским бассейном. Ведь если она потеряется или что-нибудь случится, во всем будет виновата Меника. А с другой стороны, эта женщина абсолютно свободно чувствует себя в народном костюме, а легкость, с которой она спрятала пистолет в складках кружевной шали, говорит о том, что эта англичанка действительно знает, как обращаться с оружием. «Если я помогу ей, то, может быть, все обойдется, - думала Меника. - В конце концов, по ее поведению видно, что она может постоять за себя не хуже любого мужчины. Надеюсь, когда ее желание будет исполнено, ей станет скучно, и она захочет вернуться. Кроме того, эта дама учтиво просит меня, а не приказывает».
        Почувствовав, что Меника почти готова сдаться, Алекса улыбнулась ей, торопливо собирая волосы в пучок.
        - Пойдем скорее, обещаю тебе, мы быстро вернемся. А по поводу моей тети не волнуйся, она спокойно проспит до утра. Скорее всего, она приняла порошок от головной боли, она всегда так делает, когда устает и хочет хорошенько выспаться.
        Подчиняясь, Меника склонила голову:
        - Если уж вы так решили, мы пойдем самым коротким и безопасным путем. Здесь есть черная лестница, которой пользуются только слуги, она очень узкая, вам придется хорошенько смотреть под ноги. Оттуда идет тайная дорожка. Сама я никогда не ходила по ней, но мне показала ее мама, которая работала здесь много-много лет. Вдоль этой дорожки и рядом с бассейном охраны нет. Предыдущий губернатор дал приказ…
        Меника внимательно посмотрела на Алексу, но не заметив на ее лице никакого неудовольствия или удивления, а лишь живое любопытство, продолжала тихим голосом:
        - Он, как и большинство мужчин, очень любил женщин. Всех, кроме своей жены.
        Говоря на своем языке, Меника чувствовала себя значительно свободнее и раскрепощеннее. Вдруг она быстро прошептала:
        - Пожалуйста, с этого момента ведите себя как можно тише. Здесь поблизости много охранников.
        Ступая босыми ногами по мокрой от росы траве, Алекса чувствовала, как ее захлестывает волна радости от ощущения свободы. Ей хотелось громко смеяться. Следуя за Меникой, Алекса осторожно продвигалась вдоль высокой изгороди, которая закрывала от них луну. Дорожка так заросла травой, что больше напоминала узенькую тропинку. Где-то поблизости глухо ухал филин, а воздух был наполнен ароматом цветов. Кто-то мог назвать такую ночь романтической, но не Алекса. Для нее это было просто еще одним подтверждением красоты природы. И теперь, почувствовав близость океана, она представляла себе, как прохладная вода поддерживает ее тело… как она лежит на спине, качаясь на волнах, а луна освещает ее лицо мягким светом.
        - Уханье филина считается дурным предзнаменованием! - Меника явно нервничала.
        - Глупости! - Алекса сказала это так же бодро и решительно, как могла говорить только Хэриет. - Совы бодрствуют только ночью. Тебя же не беспокоит щебетание птиц днем? В ночи нет ничего пугающего или таинственного, это просто время, когда солнце освещает другую сторону планеты… когда солнце отдыхает, - быстро поправила себя Алекса, заметив удивленный взгляд Меники.
        - Я раньше не задумывалась об этом… - ответила горничная с ноткой удивления в голосе. - Вот мы и пришли. Это естественный бассейн, его создало море. Прежний губернатор, о котором я вам рассказывала, приказал вырубить в скалах ступеньки. Видите? С этой стороны… Я слышала, что бассейн довольно глубокий.
        - Как здесь красиво! Особенно при лунном свете. Ты не хочешь присоединиться? Я могу научить тебя плавать, если ты мне доверяешь, конечно.
        - Нет… нет! - Меника инстинктивно отступила назад. - Я не умею плавать, я не люблю воду, она пугает меня. Может быть, мы вернемся домой? Вода кажется такой черной там, где не освещена луной, и все время движется, как будто дышит…
        - Ладно, как хочешь, а я пойду, вдруг это моя последняя возможность поплавать под открытым небом без этой ужасной одежды, которую теперь придется носить все время. Ох! Как я ненавижу эти тряпки и все, что они олицетворяют. Условности, лицемерие, обман!
        Алекса говорила это, освобождаясь от крестьянского костюма и белья. Она стояла в лунном свете, как обнаженная греческая богиня, высеченная из мрамора. Подняв руки над головой, она ощущала, как в ней растет некое изначальное чувство наслаждения, которое она сама до конца не могла понять.
        - Ты уверена, что здесь глубоко? - беспечно спросила она и, не дожидаясь ответа, нырнула в воду; ее тело бесшумно вошло в черную с серебром пучину. Она спокойно вынырнула на поверхность, и свет луны замерцал на ее мокрой коже.
        - Как же замечательно! И довольно тепло. Присоединяйся ко мне, Меника. Попробуй хоть разочек. Я хорошо плаваю и помогу тебе.
        Девушка в ответ лишь покачала головой, нервно оглядываясь по сторонам.
        - Если не возражаете, я лучше подожду вас здесь. - И как Алекса ее ни упрашивала, Меника решительно отказывалась: - Я подожду здесь, а когда вы будете готовы, провожу домой.
        В конце концов, увидев, что Алекса прекрасно плавает, иногда ныряя под воду подобно рыбе, а через несколько секунд вновь появляясь на поверхности, Меника решила, что может позволить себе немного отдохнуть, поскольку страшно устала.
        Отойдя к растущему неподалеку дереву, Меника села, поджав под себя ноги и облокотившись о ствол. Ох, как же она устала! Она проснулась сегодня в пять утра и с тех пор все время работала. Если бы она могла закрыть глаза всего лишь на несколько минут…

«Бедняжка!» - подумала Алекса, почувствовав угрызения совести, но в то же время наслаждаясь особенным вкусом моря. Придется ради Меники отказаться от удовольствия и вернуться домой. Алекса посмотрела на огни корабля, стоящего на якоре неподалеку от берега у коралловых рифов, которые защищали эту часть цейлонского побережья от акул. И вдруг она подумала о том, что имеет право наслаждаться и получать удовольствие, она имеет право на свободу, стремлением к которой пронизано все ее существо. Она никогда раньше не делала ничего подобного. Плавать обнаженной в личном бассейне губернатора в лунную ночь… А вдруг и губернатору придет в голову подобная идея? От этой мысли ей стало смешно. Кому угодно, но только не его превосходительству Джеймсу Александру Стюарту Маккензи, это уж точно! Лысый, в очках и слишком уж опекаемый своей супругой, чье имя он взял после свадьбы, он меньше всего походил на человека, способного на безрассудства. К тому же он был очень религиозен. Об этом предупредила ее тетя Хэриет, чтобы Алекса ни в коем случае не вступала с ним ни в какие споры на религиозные темы.

«Я обещала, что буду вести себя достойно и никого не подведу, - напомнила себе Алекса. - Но это будет завтра, а сегодняшняя ночь принадлежит мне… Возможно, это моя последняя тайна. Только здесь и сейчас я могу быть сама собой». Повернувшись на спину, Алекса лениво поплыла, качаясь на волнах и рассматривая серебряный лик луны. Ее мысли текли сами собой.



        Глава 4

        Как спокоен и ласков был океан этой ночью! Легкие волны лишь слегка колебали его ровную поверхность. А какой яркой была луна! Ее свет распадался на тысячи, миллионы крошечных серебряных лучиков, которые, казалось, танцевали по ровной глади океана. Волшебная, чарующая ночь и необыкновенная луна, которая, подобно сказочной фее, могла бы исполнить любое, самое сокровенное желание. Хэриет, несомненно, нахмурилась бы, узнав о подобных мыслях Алексы, и еще раз напомнила ей, что нужно мыслить трезво и рационально. Учись быть более практичной! О, как Алекса ненавидела это слово! Ах, сегодняшняя ночь казалась нереальной… Возможно, она действительно была только сказкой, мечтой. Алексе казалось, что она случайно попала в сверкающую серебром паутинку, которая перенесла ее в сказочный мир, где исполняются все желания и все возможно, для этого нужно только закрыть глаза и очень, очень поверить в чудо.
        Глядя на луну, Алекса подумала, что, наверное, можно полностью раствориться в лунном свете. И вдруг ей на память пришли сказки, которые читала ей мама, пока Фреди еще не родился. Это были замечательные истории о прекрасных принцах и принцессах с золотыми волосами, о драконах, изрыгающих огонь, об огромных великанах и крошечных гномиках. Там в мгновение ока вырастали непроходимые леса, а спящую красавицу мог освободить от злых чар только поцелуй принца.

«Глупости и ерунда! - так считала тетя Хэри. - Нечего забивать голову ребенку сказками и пустыми фантазиями, не имеющими ничего общего с реальной жизнью!»
        Но что плохого в том, чтобы позволить себе иногда убежать от реальности в волшебный мир сказок, где все возможно? Например, можно вообразить себя сказочной принцессой, которую захватил и держит в заточении злой волшебник, и там, заколдованная и погруженная в сон, она ожидает принца, который освободит ее от злых чар. Или можно вообразить себя язычницей, которая готова на любую жертву, подобно Андромеде, ожидающей своего Персея. Алексе казалось, что луна проникает в нее и заполняет каждую клеточку ее тела, от этого она сама как бы становилась волшебницей, становилась частью этой сказочной ночи. Это был подарок прекрасной феи к восемнадцатилетию Алексы. Сказочный подарок…
        Продолжая лениво плыть, Алекса вдруг заметила какое-то движение под водой. Может, это случайная волна, которой удалось пробиться сквозь узкий вход в залив? Всплеск… Нет, во всем виновато ее разыгравшееся под луной воображение. Что она ждет? Морское чудовище? Не стоило так пристально смотреть на луну. Скорее всего, это просто фантазии перемешиваются с реальностью. Здесь никого нет, кроме Меники и ее самой. Подосадовав на себя, Алекса на мгновение закрыла глаза, чтобы спрятаться от этого серебристого света, который, казалось, проникал всюду. С раздражением она отбросила прилипшие к лицу мокрые пряди волос. Достаточно фантазий!
        И в этот момент сердце Алексы чуть не остановилось, потому что она почувствовала, как что-то дотронулось до нее. Может быть, водоросли? Затем у нее появилось странное ощущение, как будто кто-то провел рукой по ее ноге. Может, это акула дотронулась своим плавником? Нет, здесь не может быть акул. Наверное, это какая-то гигантская рыба, которой удалось протиснуться в узкую расщелину, отделяющую этот маленький залив от моря. На несколько секунд Алекса потеряла всякую способность двигаться, страх парализовал ее. Почувствовав, что тонет, Алекса начала судорожно барахтаться. Намокшие волосы облепили ей лицо и шею, подобно прибрежным водорослям. Ей казалось, что она задыхается. Ничего не в состоянии поделать, Алекса чувствовала, что все глубже погружается под воду, но вдруг какая-то сила подняла ее и вытащила из моря. Алекса наглоталась соленой воды и с трудом переводила дыхание, все еще не в состоянии окончательно прийти в себя, когда вдруг услышала мужской голос, в котором чувствовалось трудно скрываемое изумление.
        - Так! Кажется, я поймал русалку! Или это морская колдунья? Нет, наверное, это одна из злобных дочерей Нептуна.
        Только сейчас до Алексы дошло, что она находится в объятиях мужчины. Если бы в этот момент она все еще не была в шоке и так ужасно не кашляла, она бы непременно использовала те несколько казарменных словечек, которые узнала от своих знакомых офицеров, иногда забывавших о том, что она женщина. «Черт, - думала Алекса. - Почему эти проклятые волосы вечно подводят меня!» Как часто у нее появлялось желание отрезать их. Она покрутила головой, стараясь сбросить мокрые пряди с висков, и тут прямо перед собой увидела лицо. Оно не было освещено луной, поэтому Алекса никак не могла разглядеть его.
        Она никогда, вплоть до сегодняшней ночи, не верила в суеверия и предчувствия. Но сейчас помимо своей воли она вспомнила свои прежние мечты и фантазии. Обнаженный мужчина, выходящий из моря… Неужели ей удалось самым непостижимым образом вызвать злого духа из океанских глубин? Посейдон? Нет, это Люцифер, а не сказочный принц! Она могла рассмотреть только силуэт… Это праотец всех мужчин, такой же языческий и примитивный, как эта ночь. Алекса чувствовала себя во власти неведомых чар. У нее было ощущение, как будто к ней прикоснулись волшебной палочкой, превратив ее в кого-то другого. Как будто, пока она плавала на спине, подставляя себя лунному сиянию, она растворилась, потеряла себя. Алекса не могла произнести ни слова, все ее чувства замерли, она лишь безуспешно старалась рассмотреть лицо незнакомца.
        - Я никогда не задумывался над тем, умеют ли разговаривать русалки… Возможно, было бы лучше, если бы они не умели… Наверное, поэтому вы так соблазнительны?
        Мужчина говорил грубо, потому что у него уже было время рассмотреть ее лицо в лунном свете и ему не хотелось признаваться даже самому себе, что эта девушка сильно взволновала его. Это было необычное лицо, которое могло быть только у какого-то мифического существа, морской нимфы или сирены. Мокрые волосы всегда выглядят темными, а у нее они блестели и сияли в свете луны. Ее четко очерченные брови резко выделялись на бледном лице. А глаза? В них яркими бликами отражалась луна. Какого они цвета? Черные? Или темно-серые? Он чувствовал, что даже при свете дня такие глаза нельзя будет понять и что-нибудь прочесть в них.
        Он дважды заговаривал с ней, но она не отвечала, пристально глядя на него своими странными темными с серебром глазами. Она молчит, потому что все еще не может прийти в себя от страха или, может быть, не понимает по-английски? А может быть, это очаровательная любовница одного из английских офицеров или даже самого губернатора, а может, она тайком забралась в чужие владения и теперь боится, что ее поймают? Но кем бы ни была эта девушка, у него не было ни малейшего желания пугать ее, когда он плыл под водой. Он просто собирался искупаться ночью в одиночестве, и, внезапно увидев ее, он едва мог поверить своим глазам. Обнаженная языческая богиня под луной, совершенно не стыдящаяся своей наготы, подобно женщинам, живущим на Таити, которых еще не поглотила цивилизация. Кто же она? Да какое это имеет значение!
        Почти бессознательно он смотрел на ее полуоткрытые губы, обратив внимание, как четко они очерчены. Соблазнительные губы. И, не думая, скорее повинуясь инстинкту, он наклонился и поцеловал их. Его руки медленно скользили по телу девушки, все крепче прижимая ее к своему обнаженному телу. Ему хотелось почувствовать вкус ее губ, ощутить прикосновение ее упругой груди. Ему хотелось значительно большего, но он не получал удовольствия от насилия. Ему нравилось соблазнять и чувствовать, как растет взаимное желание, томительное удовольствие. Поэтому сейчас он позволял себе лишь целовать плененную русалку, у которой, как он обнаружил, вместо хвоста были длинные, стройные ноги. Сначала он нежно целовал ее, чувствуя соленый привкус на губах. Слабая дрожь пробежала по ее телу. Он понимал, что эта девушка, подобно робкому, лишь наполовину прирученному животному, может в любой момент вырваться и начать отчаянно сопротивляться, если он будет действовать слишком быстро и настойчиво. Но, Господи, у нее было самое совершенное и соблазнительное тело в мире, и когда наконец ее губы ответили на его поцелуй, а голова
откинулась ему на руку, он понял, что вряд ли сможет держать себя в руках.
        Алекса же все еще была в трансе. Ее охватило чувство нереальности происходящего, лишь где-то в глубине сознания вертелась мысль, что она, подобно дерзкой античной гречанке, бросает вызов богам. Ей казалось, что она навеки попала под серебристые чары луны, которая опутала ее своим светом, словно паутиной. От новых, неизведанных ранее ощущений она почувствовала себя удивительно расслабленной. Алекса никогда не целовалась с мужчинами да никогда и не хотела этого, но вот это случилось, и это было великолепно! Даже когда она почувствовала, что его руки скользят по всему ее телу, как бы исследуя его, ей показалось, что они одновременно будят и ее чувства, о существовании которых она никогда раньше и не подозревала. Алекса чувствовала, как приятная истома разливается по всему телу и она полностью теряет контроль над происходящим.
        Он медленно целовал ее лицо, шею, а затем Алекса услышала горячий шепот:
        - Я хочу тебя, морская колдунья. Служанка серебряной луны. Ты ведь знаешь об этом, да?
        Он «хочет» ее? Что он имеет в виду? Он что, хочет унести ее куда-нибудь в морскую пучину или еще куда-нибудь, откуда он пришел? Кто он? И что она должна знать? Неимоверным усилием воли Алекса выскользнула и нырнула в воду, стараясь собраться с мыслями. Служанка луны, так он назвал ее. Лунная сумасшедшая - это больше подходит. Лунатик… Теперь она поняла, что значит это слово.
        Выйдя на берег и стряхивая мокрые волосы с лица, Алекса опять увидела рядом его. Сама не сознавая того, она искусно вела любовную игру, переходя от детской невинности к откровенному поддразниванию. Циничный ум мужчины воспринял это как обычное кокетство. Конечно же, женщины учатся таким вещам с малых лет. Обычная хитрость. Сначала бросить в жар, потом в холод. Раздразнить, а потом поиграть в игру под названием «поймай, если сможешь». Это игра, цель которой - поставить мужчину на колени. Но все равно эта девушка оставалась для него мечтой, воплотившейся в плоть и кровь, - обнаженная нимфа, чьи плечи мерцали серебром в свете луны, а он был лишь случайно встретившим ее простым смертным, которого переполняло страстное желание, о чем она наверняка хорошо знала.
        Алекса все еще не могла четко рассмотреть его, хотя теперь ей удалось заметить, что он довольно смуглый. И хотя его английский был безупречен, она все же уловила слабый акцент. Интересно, джентльмен ли он? Но тогда вряд ли он смог принять ее за настоящую леди. Внезапно она поняла, что, несмотря на тысячи книг, прочитанных ею на разных языках, она еще очень многого не знает. Ну, например… как вести себя в лунную ночь в обществе незнакомого мужчины, и если еще при этом на вас обоих нет никакой одежды?
        Алекса начала вдруг безудержно смеяться, возможно, сдали нервы, а может быть, она просто осознала нелепость ситуации, в которой находится. Но он не засмеялся вместе с ней. Его голос звучал так, как будто он говорил сквозь стиснутые зубы:
        - Вы находите здесь что-то смешное?
        - Я нервничаю! Я всегда смеюсь, когда нервничаю. И все это кажется таким нереальным…
        Ей показалось, что он напрягся. Для нападения? Очередной атаки? Алекса замолчала на полуслове и в панике побежала к ступенькам, ведущим к морю. Но он оказался там быстрее, преградив ей путь к спасению. Возмутительно! Она, Алекса Ховард, никогда трусливо не бежала от опасности, и, конечно же, она и теперь не боится! Но почувствовав, что его руки обнимают ее, она не смогла сдержать дрожь, пробежавшую по всему телу.
        Как будто они просто продолжали светскую беседу, он наклонился к ней и небрежно спросил:
        - Что такое, русалка? О чем ты подумала? И ты думала или рассчитывала?
        - Рассчитывала? Что вы имеете в виду?
        С негодованием Алекса попыталась скинуть его руку.
        - В конце концов, не важно, что вы имеете в виду, главное то, что вы нарушили мое уединение, и вы…
        - Неужели?
        От его медленного, тягучего голоса она инстинктивно внутренне собралась. А он продолжал с саркастической усмешкой:
        - Ну, в таком случае я тоже решил провести сегодняшнюю ночь в уединении. Насколько я знаю, ты не жена губернатора и не жена его адъютанта. На самом деле я вообще не могу представить тебя женой какого-нибудь достойного британского джентльмена, хотя бы потому, что ты решилась пойти искупаться под луной, да еще обнаженной. Это позволяет сделать мне вывод, моя прелестная нимфа, что ты…
        - О! - Алекса почувствовала, что краснеет, и была рада, что он не мог заметить этого. Упоминать об этом было недопустимо и недостойно джентльмена. Сидя на одну ступеньку ниже его, она медленно стала опускаться, пока вода не закрыла ее плечи. Наблюдая за ней, он резко засмеялся. Алексе захотелось немедленно вцепиться в него ногтями. Но вместо этого, с усилием взяв себя в руки, она твердо сказала:
        - Поскольку я являюсь гостьей королевского дома, я уверена, что вы без разрешения пришли сюда. И если в вас есть хоть капля благородства, вы уйдете отсюда немедленно! На самом деле я думаю, что вы даже не англичанин! Откуда вы? Уверена, у вас нет права находиться здесь, и если у вас достаточно ума, то вы уйдете отсюда, прежде чем…
        Алексе не понравился короткий смешок, который заставил ее замолчать на полуслове.
        - Прежде чем… что? Ты позовешь охранников, чтобы они увидели тебя в таком виде? Гостья королевского дома? Ты можешь быть любовницей какого-нибудь счастливчика, но только не губернатора, не думаю, что его жена позволит ему такую роскошь. Хотя, может быть, тебя пригласил кто-то из офицеров? Кто-то из стариков, наверное, иначе ты не была бы здесь одна и не стала бы искать утешения в лунном свете и море.
        Ее характер наконец вырвался наружу, и Алекса резко ответила:
        - Господи! Вот теперь вы определенно доказали, что не только начисто лишены какого-либо воспитания, но еще ужасно безнравственны…
        - Оставь в покое распутников и извращенцев…
        Его голос звучал довольно спокойно и бесстрастно, что очень удивило Алексу, а затем он продолжил неожиданно грубо и резко:
        - Но если я не джентльмен, моя маленькая русалочка, то и ты не леди! Думаю, ты страшная лицемерка!
        - Это неправда!
        - Да? Тогда почему ты боишься доказать это, маленькая лгунья? Или ты пытаешься обезопасить себя, спрятавшись за высокую стену условностей и смертного греха?
        Его голос, вначале звучавший обманчиво спокойно, внезапно превратился в подобие звериного рыка, что испугало Алексу. А затем, прежде чем она смогла о чем-нибудь подумать, сильные руки схватили ее. Он стал целовать ее, пока она вновь не почувствовала себя абсолютно безоружной и беспомощной. На этот раз его поцелуи не были нежными и ласковыми. Он игнорировал все ее слабые попытки уйти от его губ. Это были требовательные и почти грубые поцелуи. Инстинктивно она старалась освободиться от него, но в конце концов с ужасом осознала, что ее тело не желает освобождения.
        Алекса вдруг поняла, что совсем не готова к страстным, диким чувствам, переполнявшим ее, которые вытеснили все, что было в ней рационального и практичного. Она услышала свой стон и почувствовала, как все ее тело содрогается от его прикосновений. Здравый смысл, оставшийся где-то далеко, в глубине ее сознания, заставлял Алексу презирать себя за эти новые чувства и ощущения. Что случилось с ней? Что это значит? Как она могла допустить такое? Почему позволила эмоциям взять верх над разумом? Но эти мысли остались где-то в дальнем уголке ее сознания.
        Переполненная новыми чувствами и эмоциями, Алекса едва заметила, как они поднялись по ступенькам и упали на мокрую от росы траву.
        Луна уже стала опускаться на иссиня-черном небе, прячась за горизонт, очерченный темной линией Индийского океана. Серебряные блики все еще отражались на поверхности бухты, и Алекса могла видеть прыгающие желтые огоньки на корабле, стоявшем неподалеку на якоре. Она смотрела, не видя, потому что в этот момент все ее существо было переполнено чувствами.
        Траву давно уже не косили, и она больно царапала кожу Алексы. Его руки, скользящие по ее телу, каким-то дьявольским, непостижимым образом знали, где нужно остановиться, задержаться подольше. Дыхание Алексы участилось, а затем как бы застряло в горле. Она беспомощно подумала: что же она здесь делает с этим незнакомцем и почему позволяет ему такие вольности? Хэриет никогда не предупреждала ее об этом! Никто не предупреждал! Он лежал на боку, прижавшись к ней всем телом. А когда он начал поглаживать ее соски, а затем наклонил свою мокрую темную голову, чтобы поцеловать их, Алекса отметила про себя, что у нее нет ни малейшего желания отодвинуться от него, наверное, луна свела ее с ума. Внезапно испугавшись новых незнакомых чувств, которые переполняли ее, заставляли томиться и извиваться ее тело и хотеть… Хотеть чего? Она испугалась его, испугалась того, что он с ней делал помимо ее воли.
        - Нет. - Алекса услышала свой слабый стон. - Не надо больше. Пожалуйста, прекратите!
        - И почему это женщины всегда говорят «нет», хотя в действительности хотят сказать
«да»?
        Он приподнялся на локте, чтобы взглянуть на нее. Его язвительные слова подействовали на нее, как ушат холодной воды.
        С быстротой кошки Алекса отскочила и села на траву, пристально глядя на него.
        - Я советую вам пойти поискать столь хорошо знакомых вам женщин, которые говорят
«нет», подразумевая «да», и с ними провести время так, как вам нравится. А я… я презираю это ваше чувство превосходства и пренебрежения к другим, поэтому вы можете…
        Он тоже сел на траву, но, к сожалению, лицо его опять оказалось в тени и Алекса не смогла его рассмотреть. На какое-то мгновение он сжал ее запястья и сказал:
        - Послушай… русалка… колдунья… или кто ты там есть на самом деле. Почему мы тратим такую ночь на бессмысленные разговоры и споры? Мы - незнакомцы, встретившиеся случайно волею судьбы, и, возможно, мы никогда не встретимся больше. Так почему бы нам не взять все от этой минуты? Сегодня ночью по некоторым причинам я не мог заснуть и поэтому решил пойти поплавать в бассейне губернатора и здесь встретил тебя. Я хочу заняться с тобой любовью, русалка. Прямо здесь и прямо сейчас.
        Он хотел дотронуться до ее лица, но Алекса отпрянула, боясь вновь попасть под чары его рук. В течение прошедшего часа незнакомец обращался с ней слишком фамильярно, лишив ее всякого стыда. Волосы мокрыми прядями свисали ей на лицо, а Алекса пристально и молчаливо смотрела на незнакомца, которому в этот момент она напомнила испуганную олениху. Это почему-то раздражало его. Теперь-то во что она играет? Она уступала, кокетливо дразнила, снова уступала и вдруг… эта странная вспышка гнева. Как смеет она смотреть на него так, как будто он смертельно обидел ее?
        - Ради Бога! Что с тобой? Или тебе не нравятся откровенные разговоры? Может, мне следовало обольщать тебя, не произнося ни слова? Когда я впервые увидел тебя, мне показалось, что ты совсем не похожа на остальных. Что тебе вдруг взбрело в голову загадывать шарады?
        Каждое слово презрения и пренебрежения болью отдавалось в ее душе. Он считал… ну, естественно, он мог воспринять ее только так. Она сама дала ему повод думать подобным образом. Как унизительна была эта мысль!
        Почти бессознательно Алекса прикусила нижнюю губу, и глаза ее опасно сузились. Это обычно очень настораживало тетю Хэриет, и он тоже интуитивно почувствовал, что его слова внезапно превратили девушку в разъяренную дикую кошку. Он осторожно наблюдал за ней, ожидая, что она набросится на него. Сейчас она напоминала ему дикое животное, хотя еще несколько секунд назад он мог поклясться, что она очень мягкая, правдивая и открытая женщина.
        Нарушая напряженное молчание, он тихо сказал:
        - Что-то в моих словах разозлило тебя, хотя я и не собирался этого делать. Так что же тебе не понравилось?
        Вместо того чтобы успокоить, его слова только еще больше разозлили ее, она заскрежетала зубами и действительно была похожа на дикое, неукротимое животное, живущее в первобытном лесу.
        - Почему ваша «простая речь» разозлила меня? Или «обольщение без слов»? Повторите все это еще раз, я хочу запомнить ваши слова на всю жизнь! Вы всегда так себя ведете, когда думаете, что имеете дело с легковерными женщинами?

«Черт!» - подумал он с отвращением, досадуя больше на себя из-за того, что позволил этой девице так легко взять инициативу в свои руки. Следовало быть с ней более осторожным и внимательным. Сейчас ему больше всего на свете хотелось быть примитивно грубым. Схватить ее и, не думая об обольщении, подчинить своей воле, целуя ее сказочное тело, которое в лунном свете казалось мраморным. Заставить ее тоже умирать от желания… Но подсознательно он понимал, что время упущено.
        - Черт! Вы каждый раз говорите что-нибудь новое? - Ее сладкий голос прервал его мысли. Его многозначительный взгляд заставил Алексу вскочить на ноги, чтобы сохранить образ оскорбленной добродетели, который она старалась теперь создать.
        - Ладно, все это уже не имеет никакого значения… Мне пора возвращаться…
        А где же Меника? Она же как будто спала прямо здесь. Куда она ушла? Как много она видела?
        - Ты уверена, что тебя не надо провожать? Красивая молодая женщина никогда не может быть уверена, что в такую ночь ей не повстречается какой-нибудь испорченный наглец!
        - Спасибо, если вы предлагаете проводить меня, - холодно сказала Алекса. - Но я считаюсь лучшим стрелком среди моих знакомых. На последней охоте я подстрелила…
        Она предпочла бы, чтобы он не смотрел на нее так пристально, пока она пыталась завязать на юбке узел, держа в одной руке пистолет, который только что вытащила из-под одежды. А застегивая на груди маленькие пуговки, она чувствовала себя еще более неуютно.
        - Если тебе нужна помощь, я буду рад помочь тебе… не покушаясь больше на твою добродетель. Пистолеты всегда делают меня осторожным.
        - Я ничего не хочу от вас, - раздраженно ответила Алекса, страстно желая, чтобы его здесь не было, чтобы он не лежал так спокойно, чувствуя себя здесь как дома, и, главное, чтобы он не смотрел так безразлично. К черту! Все к черту! Проклятые пуговки на лифе никак не хотели застегиваться, а с пистолетом в руках сделать это было практически невозможно. Она чуть не спустила курок, просовывая руки в короткие узкие рукава. Он мог бы отнять у нее пистолет, если бы захотел, но, очевидно, решил, что она не стоит того, чтобы затрачивать на нее хоть малейшее усилие.
        - Ты уверена, что тебе не нужна помощь? И тебя не нужно провожать? Наверное, у тебя очень ревнивый муж или любовник, который давно ждет тебя…
        - Довольно! - с яростью сказала Алекса, направляя на него пистолет. - Что я буду делать и куда пойду - не ваше дело. И раз вы здесь оказались случайно, почему бы вам не отправиться туда, откуда вы пришли?
        - Я так и сделаю, раз ты в состоянии сама позаботиться о себе. - Он сказал это довольно безразлично, легко поднимаясь на ноги и ничуть не стыдясь своей наготы. Глядя на него, Алекса вспомнила картину, которую однажды видела у дяди Джона, на ней был изображен нагой мужчина. Дядя объяснил ей, что это была репродукция со скульптуры Микеланджело. Сильные мускулы натягивали кожу, классическая фигура с широкими плечами и узкими бедрами… И тут, сама не желая того, она вспомнила приятную тяжесть, которую испытывала совсем недавно внизу живота. Несмотря на то, что никто никогда не говорил с ней на так называемые «неприятные темы», большую часть жизни Алекса провела на плантации, а индийские рабочие были достаточно раскрепощены в своей интимной жизни и часто беседовали на эти темы. С тех пор как Алекса начала понимать их язык, она услышала много непонятного ей. Непонятного вплоть до сегодняшней ночи…
        - Спокойной ночи, лунная колдунья. Или мне следует сказать «доброе утро»? Тебе действительно стоит поторопиться, пока тебя не хватились.
        Она с удовольствием пристрелила бы его, подай он для этого хоть малейший повод. Как он смеет обращаться с ней таким образом?
        - Уходите! Надеюсь, что вы утонете!
        - Ты действительно маленькая развратница! Но не волнуйся, я прекрасно плаваю, а мой корабль стоит совсем не так далеко, как кажется. Адью!
        Она уже готова была выстрелить в него, задетая такими резкими словами и хамством, но, пока раздумывала, он уже был в серебристо-черной воде и не торопясь плыл по направлению к кораблю. Его голова, когда он нырял, исчезала в морской пучине и довольно долго не появлялась на поверхности; наблюдая за ним, Алекса всякий раз надеялась, что больше он не всплывет…
        Вдруг она услышала слабый свист и увидела, что он с издевкой машет ей рукой. Затем, резко повернувшись, он быстро поплыл к кораблю, огни которого Алекса заметила еще раньше.
        Значит, он просто обычный матрос, имеющий новых женщин в каждом новом порту.
«Слава Богу, я больше никогда его не увижу», - подумала Алекса, стараясь забыть о своей слабости. Она сама виновата, не надо было полностью отдаваться мечтам. Быть практичной. Тетя Хэри, конечно же, права. Только дети могут позволить себе игру воображения.
        Несмотря на все эти переживания, Алекса не удержалась и посмотрела ему вслед еще раз. Однако луна уже спряталась за горизонт, и она ничего не смогла разглядеть на ровной поверхности океана.
        Меника, будто потусторонний дух, внезапно появилась перед Алексой:
        - Я все время ждала вас здесь, мисс. Здесь лунный свет не слепит глаза. Но сейчас мы должны поторопиться!
        Следуя молча за девушкой, Алекса мудро решила, что будет значительно безопаснее не задавать вопросов. Возможно, даже себе. Не стоит, например, спрашивать у себя, как можно было поддаться искушению дьявольской луны, да еще с человеком, который сам напоминал ей Люцифера.



        Глава 5

        Две молчаливые, погруженные в свои мысли и столь непохожие друг на друга девушки благополучно добрались до комнаты Алексы. К счастью для них, в этот утренний час охранники все свои силы отдавали борьбе со сном и ничего не замечали вокруг. И уж совсем прекрасно было то, что тетушка Хэри крепко спала, слегка похрапывая во сне.
        Алекса уже твердо решила для себя: ничего не случилось, ничего не было. Она крепко проспала всю ночь, охраняемая Меникой, а если ей и снились сны… Ну что ж, сны - это не более чем обрывки разыгравшегося воображения, они не имеют никакого значения.
        Позавтракав в одиночестве, Хэриет поднялась наверх и обнаружила, что ее племянница все еще спит, крепко обняв подушку. Мятые простыни едва прикрывали ее ноги. «Нет, - раздраженно подумала Хэриет, - я все-таки должна заставить Алексу понять, что настоящие леди не спят нагими. У нее есть четыре прекрасные ночные рубашки, и ни одну из них она до сих пор не надела. Что подумают слуги?!» Осматривая комнату оценивающим взглядом, Хэриет заметила, что у кровати Алексы стоят свежие фрукты и графин с водой, ее дорожное платье вычищено, выглажено и аккуратно разложено на обтянутом парчой кресле. Что ж, в конце концов, прислуга здесь хорошо вышколена. Да так и должно быть, ведь в этом доме, кажется, больше ста слуг, и каждый из них делает какое-то одно конкретное дело. Даже во время семейных обедов позади каждого стоит слуга, готовый услужить в любую минуту. Хэриет подумала о том, что правительственные деньги тратятся слишком расточительно, но, с другой стороны, губернаторы колонии Британской империи должны вести достойный образ жизни и соблюдать утонченность и изысканность. Ей хотелось надеяться, что и
сегодняшний бал будет отвечать этим требованиям.
        Алекса что-то пробормотала во сне, зарываясь лицом в подушку, которую так сильно обнимала. Какой она еще ребенок, а иногда… Ладно, девочке давно пора вставать и немного подкрепиться. Несколько часов уйдет только на то, чтобы привести в порядок ее волосы.
        Наклонившись, Хэриет потрясла девушку за плечо:
        - Алекса! Быстро вставай, пока тебе не принесли завтрак. И, пожалуйста, пользуйся ночными сорочками и надевай халат, который подарила тебе мама. И не делай вид, что ты крепко спишь и не слышишь меня. Немедленно вставай, девочка!
        Даже находясь в полусонном состоянии, Алекса заметила определенные нотки в голосе тетушки, которые заставили ее сесть в постели, зевая и потирая глаза. Ей снилось что-то очень приятное, но она не могла вспомнить, что именно. Почему она должна вставать так рано? Алекса буквально заставила себя подняться с постели.
        - Ты же знаешь, что много спать вредно! Просунь руки в рукава, а я завяжу тебе пояс, а то ты сама ничего не в состоянии сейчас сделать. Миссис Маккензи предлагала для тебя горничную, но я, конечно же, отказалась из-за твоей скверной привычки разгуливать по утрам совершенно голой. Ты должна понять, дорогая, что мы многое позволяем тебе дома, но другие люди могут быть шокированы подобным поведением. Даже мужья с женами…
        Хэриет внезапно замолчала, а Алекса с любопытством посмотрела на нее.
        - Неужели ты действительно думаешь, что женатые люди, имеющие детей, никогда не видели друг друга голыми? И…
        Теперь уже Алекса на полуслове оборвала себя и покраснела, потому что в этот момент в ее мозгу отчетливо вспыхнуло воспоминание, которое она поклялась себе полностью забыть.
        - Я рада, что ты достаточно воспитана, чтобы покраснеть после таких слов. Надеюсь, тебе не придет в голову поднимать эту тему в приличном обществе. Все это оттого, что ты слишком много времени проводила с этими полуголыми местными женщинами. Я не раз говорила с твоей матерью, просила, чтобы отец запретил тебе, но… - Хэриет тяжело вздохнула. - Я всегда считала, что девочки не должны расти в абсолютном неведении, именно поэтому я о многом сама рассказывала тебе и позволяла читать определенные книги, которые хотя и считаются достойной литературой, но все же их не рекомендуют читать женщинам.
        - Тетя Хэри, я…
        - Надеюсь, дорогая Алекса, я не ошиблась в методах воспитания. Сегодня тебе исполняется восемнадцать лет, в каком-то смысле ты еще совсем девочка. Но я всегда хотела, чтобы ты была полностью готова стать женщиной.
        Алекса бросилась к тете и порывисто обняла ее:
        - Пожалуйста, не надо, тетя! Я очень рада и очень счастлива, что ты воспитывала меня именно так. И, несмотря на глупости, которые я иногда делаю, на резкие и грубые слова, поверь, я никогда не предам и не разочарую тебя. Мне так жаль этих несчастных девушек, которых не учили ничему, кроме рисования и игры на фортепиано. Они даже не могут поддержать разговор с мужчинами о политике или об охоте…
        Услышав это, Хэриет едва смогла сдержать улыбку, хотя и ответила, как обычно, резко:
        - Я все же надеюсь, что ты поменьше будешь говорить об охоте и лошадях и воздержишься от участия в спорах, касающихся политики и религии. А теперь пойди умойся холодной водой. У тебя глаза опухли от слишком долгого сна.
        Пока Хэриет суетилась в комнате, из-за лакированной ширмы, где стояли китайский кувшин и таз с водой, раздавался приглушенный голос Алексы:
        - Я обещаю тебе, тетя, что сегодня вечером буду мила и обаятельна со всеми, даже с занудами, я буду чинной, притворно скромной и беспомощной и… и даже немного глупой, раз именно этого ждут от приличной молодой дамы.
        Она стала вытирать полотенцем мокрые волосы, а в глазах ее забегали огоньки, насторожившие Хэриет.
        - Ты правда думаешь, что я смогу поймать кого-нибудь? Наверное, это очень интересно - иметь поклонника, даже если и не собираешься выходить за него замуж. Думаю, мне действительно стоит научиться кокетничать, хотя бы для того, чтобы выяснить, могу я превращать мужчин в своих рабов или нет.
        - Александра!
        В голосе Хэриет звучали предупреждающие нотки, но Алекса только рассмеялась, делая из полотенца на голове тюрбан и вертясь перед огромным зеркалом.
        - Не беспокойся, что я опозорю тебя, тетя. Имея благодаря тебе, моя дорогая тетушка, достаточно трезвый ум, я решила следовать твоим советам и с наибольшей пользой расставлять свои женские сети.
        Говоря это, она внимательно изучала свое отражение в зеркале. Ее лицо казалось совершенно другим, поскольку волосы были убраны под полотенце. Неужели она когда-то могла вести себя как мужчина? Вздохнув, Алекса решила, что отныне ей придется всегда вести себя так, как положено настоящей леди. Ей придется навсегда расстаться со своей детской честолюбивой мечтой.
        - Ну, пытаешься прочесть по лицу свою судьбу?
        Несмотря на сухой тон, Хэриет подошла и встала позади Алексы. Ее сердце дрогнуло, когда она заметила резкую смену выражений лица племянницы, пока та рассматривала себя.
        - Я думаю, мне никогда не быть исключительной красавицей, - с уверенностью в голосе сказала Алекса. - Во всяком случае, меня никак нельзя отнести к модному сейчас типу женщин с маленьким ротиком в форме бутона и бело-розовым лицом, больше похожим на бесчувственную маску, как у китайских кукол…
        - Иногда полезно не выражать чересчур открыто свои чувства, - тихо сказала Хэриет, но Алекса была слишком занята затеянной игрой, чтобы что-то воспринимать.
        - Да, знаю. Но скажи честно, не слишком ли короток мой нос, и, по-моему, он слишком тонкий? А брови? Как бы мне хотелось, чтобы они были более выгнутыми, а не прямыми! Ты… ты видишь, они немного подняты к вискам? Не думаю, что смогу как-то исправить свои недостатки. Еще и глаза, темные глаза сейчас не в моде. У меня есть только один выход: я должна выглядеть потрясающе очаровательной, тогда, думаю, все сочтут меня модной.
        Хэриет наклонила голову, изучая лицо Алексы так же критически, как и сама девушка.
        - В конце концов у тебя очень притягательное лицо, дорогая, благодаря ему ты и выглядишь очаровательной. У тебя белые ровные зубы и очень милая улыбка, если ты даешь себе труд улыбнуться. У тебя высокие скулы, необычный цвет волос… Я считаю, этого вполне достаточно.
        - Тетя! Ты сделала мне лучший в мире комплимент, сказав, что у меня притягательное лицо! Неужели это правда? Может, после твоих слов я не буду так нервничать. Во всяком случае, у меня нет веснушек и…
        - Довольно, - строго сказала Хэриет. - Я хочу, чтобы ты села и позавтракала, пока все не остыло. И немедленно! Нам еще многое надо сделать, чтобы превратить тебя в царицу бала, дорогая!
        Царица бала… Несмотря на внешнюю браваду, Алекса не могла избавиться от чувства неуверенности и еще чего-то похожего на страх. Ей ужасно хотелось быть где угодно, только не здесь, на выставке перед множеством любопытных, изучающих, критически Оценивающих глаз. Алексе все время приходилось напоминать себе, что она никогда не была трусихой. И даже если это испытание кажется страшнее охоты на буйволов, когда-нибудь и оно обязательно закончится. А до тех пор ей нужно играть, изображая женщину, которая значительно старше и опытнее, чем она сама, женщину, которая привыкла превращать в рабов окружающих ее мужчин.
        Притворство - забавная игра, почти как шарады. Кого она будет играть? Золушку? Клеопатру? Диану де Пуатье? Или невинную Красную Шапочку? Стоя перед зеркалом как статуя, Алекса почувствовала, что руки у нее стали липкими. Хэриет же отдавала приказания четырем портнихам, приглашенным для того, чтобы окончательно доделать бальное платье Алексы. Потребовалось по крайней мере два часа, чтобы привести в порядок ее непослушные кудри и уложить их в гладкую модную прическу.
        Слабые звуки музыки донеслись до них сквозь открытые окна.
        - Мы не опоздаем? - не удержавшись, прошептала Алекса, в то время как Хэриет никак не могла выбрать подходящие украшения. Из шкатулки, которую они привезли с собой, Хэриет доставала драгоценности, заставляя Алексу примерять их.
        - Не подходит… слишком вычурно… сапфиры в золоте с белым платьем… плохо… Да нет, мы не опоздаем. Музыканты всего лишь настраивают инструменты. Неужели я позволю тебе опоздать!
        Покорно вздохнув, Алекса еще раз взглянула на свое отражение. Ее уже не беспокоило, наденет ли она вообще какие-нибудь драгоценности, потому что платье, которое заказал для нее дядя Джон, было поистине сказочным. Оно одно позволяло Алексе чувствовать себя принцессой. Притягательная. Интересно, сочтут ли ее сегодня притягательной? «Это платье сшито по последней европейской моде», - подмигнув ей, заверил ее дядя Джон. Оно было создано специально для нее ведущим модельером Парижа: все белое с золотом - пышные юбки из белого шелка, украшенные золотыми цветами, тщательно затянутый пояс и декольте, отделанные тончайшим золотым шифоном, привезенным дядей Джоном из Индии. Гофрированные оборки на подоле платья практически касались пола. Они прекрасно сочетались с рюшами, которыми было отделано декольте, подчеркивающее белизну ее обнаженных плеч. Банты из золотых лент, украшавшие платье, великолепно подходили к золотистым бальным туфелькам…
        - Вот! Наконец-то я нашла то, что нужно. Это чудесное колье твоей матери будет прекрасно смотреться с браслетом, который она подарила тебе на твое семнадцатилетие. Алекса, я не вижу этого браслета, хотя точно помню, что перед отъездом напоминала тебе, чтобы ты взяла его с собой. Ты же не могла потерять его, зная, как дорог он твоей матери! Пожалуйста, постарайся вспомнить, где ты могла оставить его. Могу поклясться, что вчера вечером видела его на тебе. Дорогая, в этой комнате такой беспорядок…
        Хэриет, занятая своими мыслями, не заметила, как внезапно побледнела Алекса. Браслет! Она никогда не снимала его, она точно помнит, что видела, как он блестел в лунном свете, прежде чем вся чудесная ночь была испорчена тем, о чем лучше не вспоминать. Но куда он мог деться?
        - Ну! Ради Бога, постарайся вспомнить. Нам уже пора спускаться вниз, чтобы вместе с губернатором и миссис Маккензи принимать гостей.
        Алекса с трудом смогла заговорить:
        - Я знаю, он где-то здесь, тетя Хэри. Я думаю, что сняла его, прежде чем пойти в ванную… но я не могу сейчас вспомнить… Я обещаю тебе найти его потом, я знаю, что обязательно найду, но не сейчас, когда я едва в состоянии думать, а потом, нам уже пора…
        - Да, действительно, ты права. Нам нужно поторопиться. Дай я завяжу тебе золотую ленту на талии. Так, повернись…
        Пока Алекса, как марионетка, вертелась в разные стороны, Хэриет критически осматривала ее.
        - Так, теперь ты готова. Возьми свою шелковую накидку, позже она может тебе понадобиться, и выше держи голову!
        Нервничать совершенно не из-за чего. Нужно помнить, что сказал сэр Джон. Мужество. Раз ты вынуждена столкнуться с чем-то неприятным, воспринимай это как вызов судьбы. Тогда это не будет казаться таким непреодолимым и трудным. Но все же, когда Алекса вместе с тетушкой спускалась вниз по лестнице, все вокруг виделось ей смутным и нереальным. Ее платье с многочисленными накрахмаленными нижними юбками казалось тяжелым и громоздким. Ей было жарко и душно. Держась за полированные перила, она посмотрела вниз и увидела золотые отблески, отбрасываемые ее чудесными бальными туфельками.
        - Ты прекрасно выглядишь, дорогая! А какое великолепное платье! Все будут завидовать тебе, но я думаю, ты ничего не имеешь против этого?
        Алекса едва смогла пробормотать слова благодарности супруге губернатора за такой изысканный комплимент.
        - Ты выглядишь прекрасно! Именно так я и представлял тебя в этом платье, Алекса!
        Сэр Джон слегка коснулся губами ее щеки, ободряюще пожал ей руку и прошептал:
        - Помни, что твои мозги соответствуют твоей красоте, поэтому будь уверенной в себе, у тебя есть все основания для этого.
        Рядом с дядей Джоном Алексе было легко приветствовать бесчисленных гостей, прибывающих на бал. А к тому времени, когда они сели за стол, девушка чувствовала себя значительно увереннее. Одно блюдо сменяло другое, но все, что от нее требовалось, это отодвигать тарелку, каждый раз едва прикоснувшись к еде. Затем это блюдо заменялось другим, и так продолжалось бесконечно.
        Будучи почетной гостьей, Алекса сидела по правую руку губернатора, но это не смущало ее, так как рядом сидел дядя Джон. На самом деле его превосходительство Джеймс Александр Стюарт Маккензи оказался очень добрым человеком. Алекса чувствовала, что, будучи отцом семерых детей, он научился все понимать. Кроме того, он был очень образован. Прекрасно владел латинским языком и восхищался ее познаниями языка и литературы Древнего Рима.
        Алекса уже начала улыбаться совершенно искренне, и на щеке ее появилась очаровательная ямочка. Слушая анекдот, который рассказывал губернатор, сэр Джон наблюдал за Алексой. Он с сожалением думал о том, что девушка не осознает, насколько она красива и привлекательна. Если бы она жила в Европе, она могла бы пользоваться там большой популярностью, для этого ей необходимо лишь немного опыта и лоска. У нее действительно уникальный цвет волос с множеством оттенков, а прекрасные темно-серые глаза идеально сочетаются с загоревшей кожей. У нее стройная фигура амазонки, и вправду жаль, что нынешняя одежда женщин скрывает естественные линии их тела. Мысль о том, что свободный бунтарский дух его маленькой Алексы когда-нибудь будет укрощен светскими условностями, была для сэра Джона практически невыносимой. Но может быть, что-то можно сделать? Бросить вызов… Это, наверное, именно то, в чем он сейчас больше всего нуждается. Ведь все его огромное состояние, накопленное за долгие годы, не даст ни сил, ни здоровья, ни счастья. Вызов… риск? А почему бы и нет? Действительно, почему?
        - Дядя Джон! Я беседую с вами уже несколько минут, а вы, по-моему, не слышали ни единого слова. Неужели меня так скучно слушать? Или все, что я говорю, так неинтересно, что не заслуживает вашего внимания?
        Услышав укоризненный голос Алексы, сэр Джон улыбнулся и пожал ей руку:
        - Вовсе нет, моя дорогая. Просто я был занят своими мыслями, и некоторые из них, кстати, касались тебя. Смотри, миссис Маккензи предлагает дамам перейти в гостиную, поговорим попозже, ладно?
        Повсюду послышался шорох длинных юбок и звук отодвигаемых стульев, все дамы поднялись, чтобы следовать за супругой губернатора. Алексе тоже пришлось пойти за ними.
        Когда они выходили, миссис Маккензи на несколько секунд задержала Алексу. Ее улыбка была доброй и почти заговорщицкой.
        - Я только хотела сказать тебе, дорогая, что ты ведешь себя просто прекрасно. И ты не должна позволить всем этим женщинам запугать и растоптать тебя. Глядя на тебя, я вспоминаю свой первый бал! Я так же нервничала, как и ты, но не позволила им заметить этого. Да, еще я хотела предупредить тебя, чтобы ты не волновалась из-за того, что будет мало молодых мужчин, с которыми ты могла бы потанцевать. Обед был дан для столпов здешнего общества - ты понимаешь, что я имею в виду. А когда начнутся танцы, вокруг тебя, я уверена, как мухи, будут вертеться наши молодые люди: и военные, и гражданские. На бал приглашены элегантные мужчины, по крайней мере, с двух кораблей, стоящих на якоре в порту Коломбо. Среди них есть даже титулованные особы. Некоторые из них вчера обедали у нас, но, к сожалению, ты слишком устала, чтобы присоединиться к нам. Но, я смотрю, все женщины с любопытством поглядывают на нас, а я меньше всего хочу, чтобы ты стала предметом для сплетен. Ты мне нравишься, дорогая, потому что я чувствую в тебе сильный характер. Надеюсь, ты получишь удовольствие от сегодняшнего вечера. В конце концов,
мы только раз бываем молодыми!
        Быстро проговорив это, миссис Маккензи провела Алексу в гостиную и посадила рядом с собой. По другую сторону Алексы сидела блондинка ее возраста с молочно-бледным лицом. Она была вся в оборках с ног до головы.
        Шарлотта Лэнгфорд посещала институт благородных девиц в Англии, пока ее грозная мать не решила, что девушке пора найти подходящего мужа. Здесь, на Цейлоне, где было не так много молоденьких голубоглазых блондинок, ей будет довольно легко составить себе выгодную партию. Во всяком случае, так считала ее мать.
        А ее мать имела твердое мнение решительно обо всем, она постоянно руководила Шарлоттой. Но относительно мисс Ховард мать не дала четких рекомендаций.
        - Запомни, Шарлотта, если тебя представят ей, ты должна подойти к ней по-христиански. Ты понимаешь, что я имею в виду?
        - Да, конечно, мама!
        - Прекрасно! Я верю, что ты хорошо воспитана и достаточно образованна. Меня очень расстроит, если я замечу, что ты снисходительно отнесешься к этой девушке, которая с рождения не была в Англии. Бедное дитя! А какое уж образование она получила, я не имею ни малейшего понятия. Но если сэр Джон Трэйверс заботится о ней, это значит, что на нее следует обратить внимание…
        - Да, мама. Но я не совсем поняла, следует ли мне подружиться с мисс Ховард или… или нет.
        - О Боже! Шарлотта, ты что, не слышала, о чем я тебе только что говорила? Если ее принимают губернатор с супругой и сэр Джон, я не вижу причины, почему бы тебе отказываться от знакомства с ней. Я ведь знаю, что… что ты не разочаруешь нас с папой и сама решишь, может ли мисс Ховард быть для тебя подходящей подругой.
        - Да, мама.
        Шарлотта давно уже поняла, что значительно легче жить, если говорить матери «да». Даже папа так делает, а он полковник и привык отдавать приказы. Но сейчас, сидя рядом с мисс Ховард, Шарлотта никак не могла решить, какое поведение по отношению к этой девушке одобрила бы мать. Эта уверенная в себе, модно одетая молодая женщина, которая за обедом так воодушевленно беседовала с сэром Джоном Трэйверсом и губернатором Маккензи, никак не может быть той, которая, по слухам, скачет верхом, одетая в мужской костюм, и охотится в компании молодых офицеров, живущих неподалеку от кофейной плантации ее отца. Привыкшая к постоянной опеке матери и вдруг лишившаяся ее, Шарлотта чувствовала себя не в своей тарелке. Она не привыкла к необычному и не имела ни малейшего понятия, как вести себя с мисс Ховард, чтобы это понравилось матери. Но в то же время ее не оставляло любопытство… Внезапно Алекса повернулась к Шарлотте с очаровательной улыбкой:
        - Извините, если покажусь вам невежливой, но это мой первый выход в свет, и я еще не знаю точно, как надо вести себя правильно. Поэтому, думаю, вы простите, если я сама представлюсь вам, - ведь до сих пор нас никто не познакомил. Меня зовут Александра Ховард, а вас?
        От такой неожиданной прямолинейности Шарлотта открыла рот и бросила умоляющий взгляд на мать. Понимая, что мать не поможет ей, Шарлотта, заикаясь, пролепетала:
        - Я… я надеюсь, вы не подумаете… но, поскольку мы сидим рядом, наверное, мы можем попытаться… Меня зовут мисс Лэнгфорд. Полковник Джек Лэнгфорд - мой отец. А вон там моя мама. Я мечтала познакомиться с вами, мисс Ховард, мы так много слышали о вас.
        - Правда? И что же вы слышали обо мне?
        Темные глаза Алексы прямо смотрели на покрасневшую Шарлотту Лэнгфорд, которая опять начала мямлить и заикаться:
        - Я надеюсь, вы не подумали, что… Все молодые офицеры, которых перевели сюда из провинции, восхищаются вашим мужеством и… и прямотой… и тем, как хорошо вы ездите верхом и стреляете…
        - Как мило с их стороны так льстить мне! - ответила Алекса уклончиво, отметив про себя отвратительные желтые зубы и водянистые голубые глаза у мисс Лэнгфорд. Как же она ненавидела сплетни и сплетников!
        - Они остановились у дяди Джона, в его доме для гостей. Как сказала мне мисс Лэнгфорд, он хороший друг ее отца. Сожалею, тетя, но хоть мне и удалось остаться вежливой, мисс Лэнгфорд мне ужасно не понравилась. Ты заметила, как она каждую секунду смотрит на мать, словно призывает ее на помощь? Она совершенно не может поддерживать беседу. Единственное, на что она способна, - это постоянно цитировать свою мать и притворяться, что жалеет меня, поскольку я никогда не посещала школу в Англии.
        Поймав в какой-то момент взгляд тетушки, Алекса послушно последовала за ней наверх, где миссис Маккензи заблаговременно подготовила комнаты, решив, что некоторые дамы захотят привести себя в порядок перед танцами.
        - Ты должна быть свежей и блистательной, когда мы вновь спустимся вниз, дорогая, - твердо сказала Хэриет. - Еще немного розовой воды на запястья и виски… Достаточно, а то будешь слишком благоухать. Так, теперь немного румян и губной помады, а сверху намажь губы вазелином, чтобы они блестели. Только не говори об этом матери. Дай я поправлю тебе сзади платье… Ах да, я заметила, что ты разговаривала с дочкой Лэнгфордов, Шарлоттой, так ее, по-моему, зовут. Думаю, для разнообразия тебе было бы полезно подружиться с девушкой твоего возраста.
        Алекса стояла тихо, пока тетя и служанки приводили ее в порядок. Но с каждой минутой ей становилось все труднее и труднее подавлять в себе мятежный дух, который рвался наружу. А когда тетушка посоветовала ей подружиться с мисс Лэнгфорд, у нее едва хватило сил сдержаться и усмирить свое негодование. Сдвинув брови, Алекса глубоко вздохнула и лишь тогда сказала:
        - Я никогда не смогу подружиться с глупым человеком, неспособным даже поддержать разговор, с человеком, который верит сплетням. Я сомневаюсь, чтобы у этого создания была в голове хоть одна собственная мысль!
        Хэриет, слишком поздно заметившая опасность, резко сказала:
        - Александра! Убери это безобразное выражение со своего лица! А то, когда мы спустимся вниз, девочка, ты доставишь огромное удовольствие всем сплетникам, в том числе и миссис Лэнгфорд, которые укоризненно покачают головами и придут к единодушному мнению, что ты действительно не умеешь себя вести в приличном обществе. Это очень огорчит всех нас, верящих в тебя, в силу твоего характера. И расстроит тебя, не так ли?
        Тете Хэри всегда удавалось задеть Алексу за живое, бросить ей вызов. Девушка замолчала, крепко стиснув зубы. Если даже она не может подружиться с Шарлоттой Лэнгфорд или с другими девушками, она сможет и покажет им, что она, Алекса Ховард, может играть выбранную роль значительно лучше, чем они. Не пообещала ли она себе, что будет пользоваться успехом сегодня вечером и заставит отвратительных старых сплетников прикусить языки?
        Алекса повернулась к тете с очаровательной улыбкой:
        - Не волнуйся, тетя. Я обещаю, сегодня ты будешь гордиться мной, ничто не сможет вывести меня из себя. Я буду вежливой со всеми, даже с теми, кто мне не нравится и которым я сама не хочу нравиться. В конце вечера они все обязательно скажут, что я очень хорошо воспитанная молодая леди, вот увидишь!



        Глава 6

        Спускаясь с тетей Хэриет по лестнице, Алекса чувствовала себя так, как будто ей предстояло заставить лошадь взять особенно трудное препятствие или встретиться с диким разъяренным буйволом. «Опасность нужно встречать с высоко поднятой головой». Эти слова, когда-то давно сказанные ей дядей Джоном, сейчас вспомнились Алексе, и она почти с вызовом вскинула голову. Это будет ее вечер, она сможет добиться этого!

«Моя маленькая Алекса выглядит так царственно и так уверенно, как настоящая королева», - подумал сэр Джон Трэйверс, стоя внизу у мраморной лестницы. На какое-то мгновение, когда волосы Алексы засверкали в пляшущем свете свечей, он с болью вспомнил о другой женщине… Но, решительно отбросив неприятные воспоминания, он ласково ответил на робкую улыбку Алексы и галантно, немного даже старомодно поднес ее холодную руку к губам. Это получилось у него почти непроизвольно.
        - А… Я знал, что если буду достаточно терпелив, то мне посчастливится сопровождать вас обеих, милые дамы, в зал для танцев, где вашего прибытия, уверен, ждут с нетерпением. Моя дорогая Алекса, миссис Маккензи очень довольна тобой, я знал, что так оно и будет. Она ждет тебя, чтобы представить вновь прибывшим гостям. Ты ведь оставишь хотя бы один танец для старого дяди Джона, а?
        Когда они вошли в многолюдный зал, на секунду все разговоры смолкли и сотни любопытных глаз устремились на них. Алекса почувствовала, что мужество покидает ее. Поэтому когда сэр Джон обратился к ней с вопросом, она страшно обрадовалась. Она ответила ему полушепотом, и в голосе ее звучали панические нотки.
        - Я буду чувствовать себя самой счастливой, если смогу протанцевать с вами как можно больше танцев, особенно первый вальс, если, конечно, вы уже не обещали его какой-нибудь важной особе типа миссис Маккензи или…
        - Дорогая моя, неужели ты не знаешь, что сегодня самая важная особа здесь - это ты. И я уверен, что многие молодые люди в этом зале почтут за честь пригласить тебя на танец. Конечно же, мне доставит огромное удовольствие танцевать первый вальс с тобой, но я не буду винить тебя, если в конце концов ты изменишь свое решение в перерыве между лансье и полькой, отдав свое сердце какому-нибудь франтоватому юноше.
        - Что вы! Большинство молодых людей, которых я знаю, так глупы, в любом случае я предпочитаю говорить во время танца с вами.
        Они подошли к губернатору и его жене, извинившись за опоздание, Хэриет и сэр Джон тактично отошли в сторону. Миссис Маккензи взяла Алексу за руку и с улыбкой сказала:
        - Думаешь, я не помню, как долго я сама наряжалась, когда была в твоем возрасте? Теперь соберись, я представлю тебя гостям. Если у меня не хватит времени представить тебя всем, думаю, ты можешь принять приглашение на танец любого из присутствующих здесь молодых людей, считай, что они уже попросили на это разрешение у твоей тети или у меня… Ну, это, конечно, в том случае, если танец доставит тебе удовольствие. Если же нет, ты всегда можешь придумать какой-нибудь предлог и отказаться. Усталость, жажда, в общем, первое, что придет тебе в голову. Уверена, ты быстро научишься говорить то, что нужно. Пойдем, и помни, что нет никакой причины бояться, ты же видишь - они все ослеплены тобой, дорогая.
        Прическа миссис Маккензи была украшена внушительными павлиньими перьями и пурпурными орхидеями. Из-за этого Алекса, которая шла за ней, чувствовала себя маленькой лодочкой, следовавшей в фарватере огромного корабля. Миссис Маккензи остановилась так неожиданно, что Алекса чуть не натолкнулась на нее.
        - А!.. Вот с этим джентльменом ты обязательно должна познакомиться. С его матерью мы ходили в одну школу, а его отец был другом моего предыдущего мужа, адмирала Гуда. Позвольте представить вам, мисс Ховард… Чарльз Лоуренс, виконт Диринг. Ты же виконт, Чарльз, не так ли? Конечно. По-моему, это один из титулов твоего отца. Да, а вот мисс Александра Ховард не только удивительно красивая девушка, но еще и богатая наследница. Не надо краснеть, дорогая, Чарльз знает, что я всегда называю вещи своими именами. Я знала его еще тогда, когда он ходил пешком под стол, это дает мне право на некоторую фамильярность. Ну что, Чарльз? Ты потерял голос, а вместе с ним и манеры?
        Алекса уже начала привыкать к манере миссис Маккензи говорить прямо, без обиняков. Но в этот момент, чувствуя на себе взгляды всех собравшихся, она смутилась и покраснела. И только невероятным усилием воли ей удалось создать видимость спокойствия. Было совершенно очевидно, что молодой джентльмен, которому ее только что представили, смутился ничуть не меньше, потому что лицо его вспыхнуло, прежде чем он галантно склонился над ее рукой:
        - Рад познакомиться с вами, мисс Ховард. Должен признаться, я с нетерпением ждал этого момента. Здесь все так восхищаются вами.
        - Это, конечно, комплимент, но ваши слова смущают меня.
        Неужели это она так бойко отвечает? Во время короткого обмена любезностями Алекса из-под опущенных ресниц изучала лорда Чарльза, и она знала, что он тоже рассматривает ее.
        У него были зачесанные на пробор каштановые волосы, он был изящен, хорошо сложен, дюйма на четыре выше ее, и даже Алекса могла догадаться, что одевался он у прекрасного портного. Он показался ей очень симпатичным, даже красивым; особенно ей понравилось, что, когда он улыбался, улыбались и его карие глаза.
        - Ну теперь, когда я удостоился чести быть представленным вам, мисс Ховард, не сочтете ли вы дерзостью с моей стороны, если я попрошу вас об одолжении потанцевать со мной? Признаюсь, мне бы очень хотелось опередить моих товарищей по кораблю, которые с нетерпением ожидали прибытия почетной гостьи.
        Прилично ли принимать его предложение так сразу после знакомства? Вопросительный взгляд Алексы встретился с глазами миссис Маккензи, которая, улыбаясь, утвердительно кивнула ей. С очаровательной улыбкой Алекса повернулась к молодому человеку, нетерпеливо ожидавшему ответа. С прямотой, которая удивила его, она сказала:
        - Я уверена, что получу удовольствие, танцуя с вами, тем более что вы - первый джентльмен, пригласивший меня на танец.

«Она очаровательна», - подумал лорд Чарльз и спросил:
        - Вальс?
        Он был награжден ослепительной улыбкой, которая обнажила ровные белые зубы Алексы, а на ее щеке заиграла ямочка. Какое-то мгновение она колебалась, прежде чем ответить:
        - Да, конечно, но только не первый вальс. Его я уже обещала своему дяде.
        - Тогда второй вальс?..
        Когда она в знак согласия слегка наклонила голову, лорд Чарльз, взглянув в ее загадочно блестевшие глаза, тихо прошептал:
        - Я буду считать секунды в ожидании этого момента, мисс Ховард!
        К своему удивлению, он обнаружил, что действительно имел в виду то, что сказал.
        - Ну вот и договорились! Мы с Александрой должны идти. Вы, нынешние молодые люди, ужасно долго все решаете! Не могу понять этого!
        Алекса поймала на себе долгий, выразительный взгляд лорда Чарльза. В другой раз она, наверное бы, покраснела, но сейчас это только подняло ей настроение. Лорд Чарльз. Виконт, ни больше ни меньше. Это должно понравиться тете Хэриет! Он очень приятный молодой человек, и, кажется, она ему тоже понравилась. Внезапно Алекса почувствовала легкое головокружение от растущего в ней чувства силы и власти.
«Интересно, могу ли я заставить его влюбиться в меня? А что, если он действительно влюбится? Просто флиртовать не так интересно… Это все равно, что сыграть лишь один акт в пьесе. Оказывается, как просто можно управлять мужчинами, и не такие уж они всемогущие, как сами о себе думают!»
        Глаза Алексы заблестели, а щеки разрумянились, даже Хэриет была удивлена внезапной переменой, произошедшей с ее непокорной племянницей, которая еще совсем недавно бушевала из-за того, что ее заставляли идти на это, по ее словам, глупое мероприятие. Теперь эта новая Алекса Ховард была окружена толпой молодых людей, которые чуть не ссорились между собой из-за права пригласить ее на танец. Как быстро она научилась притворной застенчивости и манерности настоящей кокетки! Разве что это было у нее в крови, от матери Виктории, в которую мужчины всегда влюблялись без памяти. Даже теперь, по прошествии стольких лет, ее брат Мартин все еще очарован женой. Если бы Хэриет не была нужна Виктории, Мартин, без сомнения, выгнал бы сестру из дому. Виктории была из породы ведьм, а может, не только была, но и есть. Некоторые женщины имеют какую-то необъяснимую власть над мужчинами. Елена Троянская… Клеопатра… Мадам де Помпадур… Или известные куртизанки, получавшие от мужчин все, кроме замужества. Да с какой стати все эти мысли полезли ей в голову? Алекса лишь следует ее совету, ей еще только восемнадцать, и она
играет в эту игру, так как обещала, что все будут гордиться ею сегодня вечером. Сегодня она - Золушка на балу, окруженная принцами, а завтра, возможно, опять станет самой собой.

«Я должна быть счастлива! - напомнила себе Хэриет, заметив, что Алекса танцует с самим губернатором, а молодой виконт ни на секунду не отводит от нее глаз. - Виконт… молодой, холостой… Сейчас, наверное, каждая мать, у которой есть дочь на выданье, скрипит зубами, особенно эта невыносимая сплетница миссис Лэнгфорд». Алекса выглядела очень счастливой и радостной. «Нет абсолютно никакой причины для беспокойства», - подумала Хэриет, но все равно никак не могла избавиться от нехорошего предчувствия, угнетавшего ее.
        - Думаю, нет смысла спрашивать, нравится ли тебе сегодняшний бал, - сказал сэр Джон, улыбаясь раскрасневшейся Алексе, когда они танцевали вальс. - Я спиной чувствую завистливые взгляды. Понимаешь ли ты, моя дорогая, что буквально потрясла их? Теперь тебе придется расписывать каждую минуту своего времени, чтобы распределить его между всеми поклонниками!
        - О нет! Дядя Джон, перестаньте подшучивать надо мной. Вы же меня прекрасно знаете… Ну почему большинство из них так глупы, особенно те, которых я привыкла считать своими друзьями? Они называли меня Алексом и никогда в жизни не вели себя со мной столь галантно. А теперь они делают телячьи глаза и клянутся, что всю жизнь любили меня, вообще они ведут себя так, как будто я вдруг стала совсем другой, хотя на самом-то деле изменились они. И все только потому, что я одета, как настоящая леди, и веду с ними эту дурацкую игру. Можно подумать… Как вы думаете, может, мужчины тоже играют? Может быть, они чувствуют себя обязанными флиртовать и говорить комплименты просто для того, чтобы доказать, что они настоящие мужчины?
        Сэр Джон вздохнул и с грустью сказал:
        - Боюсь, что это действительно так, дорогая. Особенно молодые люди, во всяком случае, большинство из них. Видишь ли, ухаживание за привлекательной молодой женщиной - это своего рода охота. В наши дни это превратилось в своеобразный ритуал, в котором все четко расписано, - что в каждом случае нужно говорить женщине и что она должна отвечать. Этому учатся так же, как новому танцу. И это называется «этикет»…
        Алекса задумалась, а сэр Джон, не желая портить ей настроение философскими размышлениями, быстро добавил:
        - Но это не значит, что мужчина не может быть искренним в своих чувствах. Мужчины тоже могут безумно влюбляться с первого взгляда.
        Ответ Алексы удивил сэра Джона:
        - Я считаю, что тот, кто способен влюбиться с первого взгляда, непроходимо глуп. Ну вот, например, кое-кто из молодых людей, с которыми я только сегодня познакомилась; они же ничего не знают обо мне. Они видят только прекрасную Золушку. Или, может быть, влюбляться… это тоже своего рода ритуал? Иначе кто может знать, какая я на самом деле, о чем я думаю? Вот вы, например, знаете, какой у меня отвратительный характер, а они нет. Да наверное, они и не хотят знать. Пока я веду себя так, как положено, и не показываю себя слишком образованной или умной…
        Уголки рта сэра Джона дрогнули в улыбке, но глаза оставались серьезными.
        - Тебе рано становиться циничной, Алекса. У тебя еще слишком мало жизненного опыта и тебе еще предстоит разобраться в человеческих чувствах. Постарайся получить удовольствие от сегодняшнего вечера, воспринимай все поверхностно, не углубляясь. На данный момент этого достаточно. Сегодня ты пользуешься громадным успехом, посмотри, как завидуют тебе другие девушки! Думаю, ты покоришь всех. Нет нужды торопиться, дорогая.
        Проводив Алексу на место рядом с тетей Хэриет, где ее тут же пригласил на танец молодой капитан, сэр Джон Трэйверс продолжал наблюдать за девушкой. Неожиданно он вспомнил, как увидел ее впервые, когда она была еще крошечным ребенком, и сразу же почувствовал сердечную привязанность к ней. Он отчетливо помнил тот день. Ее голые загорелые ножки были исцарапаны колючками и сухой горной травой, но она упорно продолжала кататься верхом на пони. Девочка, казалось, была полна какой-то дикой, необузданной энергии. В тот день она специально разорвала себе юбку, чтобы было удобнее сидеть на пони, хотя и знала, что ее ждет наказание. Сэр Джон тогда заступился за нее. С тех пор он стал обучать ее верховой езде на чистокровных лошадях, а потом подарил мужское седло, потому что Алекса категорически отказывалась ездить на дамском. Ей всегда хотелось быть мужчиной, наверное, вплоть до сегодняшнего дня. А сегодня… Сегодня в ней вдруг проснулось женское начало.
        В мерцающем свете канделябров золотистые волосы Алексы блестели, как начищенная бронза, привлекая многочисленные взоры мужчин. Сама Алекса об этом еще не догадывалась. Сидя рядом с Хэриет на стуле, предназначенном для его племянницы, которая за целый вечер посидела на нем едва ли несколько минут, сэр Джон, понизив голос, стал о чем-то говорить старшей мисс Ховард, которая кивала ему головой в знак согласия. Хэриет должна была признать правоту сэра Джона. Теперь, когда Алекса представлена обществу и имеет такой головокружительный успех, ей необходимо закрепить его. Для этого нужно на некоторое время остаться в Коломбо и расширить круг знакомств.
        Алекса заметила, что сэр Джон с тетушкой увлечены разговором. Видимо, они обсуждали что-то важное. Сначала Хэриет хмурилась и качала головой. Алексе показалось, что она с чем-то не согласна, но потом тетушка как-то очень покорно закивала, что было ей абсолютно не свойственно. Судя по всему, дядя Джон придумал что-то необычное. Интересно, что? Алекса чувствовала, что это касается ее лично. Она поняла это по взглядам, которые дядя с тетей иногда бросали на нее. Девушка просто умирала от любопытства, поэтому едва поддерживала светскую беседу с капитаном Макклейшем.
        К счастью, она быстро поняла, что ей и не нужно ничего говорить, главное слушать, улыбаться, иногда опускать глаза и бормотать ничего не значащие слова типа «О!», или «Неужели?», или «Пожалуйста, продолжайте!», даже если умираешь от скуки. Ложь и притворство были фундаментом того общества, в которое она только что попала, быть честным считалось чем-то неприличным. Но как это странно, даже парадоксально: с детства ее убеждали в необходимости говорить правду, какой бы горькой она ни была, презирать обман и притворство, и вдруг, попав в мир взрослых, Алекса поняла, что ложь и фальшь приветствуются здесь и даже, больше того, чтобы считаться взрослой, просто необходимо принять участие в общей игре под названием «Давай притворимся».
        Капитан Макклейш проводил Алексу к Хэриет на место, которое только что освободил сэр Джон.
        - Это похоже на какую-то немыслимую игру, правда? Но если выучить правила, то совсем нетрудно в нее играть и даже неинтересно. Все мужчины, с которыми я танцевала, за исключением дяди Джона, конечно, были невыносимо скучны. Мне показалось, что все они как будто сделаны по шаблону.
        Хэриет презрительно фыркнула:
        - Ха! Значит, тебе уже скучно, хотя впереди еще целая ночь. Мой тебе совет, милая девушка, - будь скромнее для твоего же собственного блага, нельзя быть столь самоуверенной! «Как будто сделаны по шаблону…» А что будет, если ты вдруг встретишь совершенно непредсказуемого мужчину, который не подходит ни под один шаблон? Ведь есть мужчины, которые… ну… подлецы… хотя я страшно не люблю это слово. Ими могут оказаться мужчины из самого высшего общества, они красиво говорят, знают этикет, ими восхищаются друзья и знакомые. Помни: мужчины всегда поддерживают и защищают друг друга, и если совершается ошибка, то виноватой будет только женщина.
        Хэриет нервно покусывала губы, переживая, что употребила резкое слово. Алекса смотрела на нее широко раскрытыми глазами и лишь через несколько секунд смогла ответить:
        - Мне кажется, я не настолько наивна, чтобы при встрече не распознать подлеца. Слава Богу, у меня побольше мозгов, чем у большинства этих бедняжек с глупыми улыбками. Поэтому едва ли…
        - Интересно, насколько хватит твоей рассудительности и здравого смысла, когда ты влюбишься? - Голос Хэриет был полон сарказма. - Да, влюбишься. Влюбишься безумно и без памяти, будешь испытывать радость, когда он улыбнется тебе, и чувствовать себя отчаянно несчастной, если его улыбка предназначена другой, или при долгой разлуке. А потом? Не качай головой так решительно, дорогая, ибо это может случиться с тобой так легко, как и со всеми остальными. И пообещай мне не совершать ужасной ошибки, вообразив себя единственной женщиной, которая каким-то чудодейственным способом навсегда избавлена от этой болезни. Да, это именно болезнь.
        Голос Алексы дрожал, когда она прошептала:
        - Но, тетя… - Вдруг, случайно заметив на себе выразительный взгляд лорда Чарльза, девушка повернулась к тете с очаровательной улыбкой и спокойно сказала: - Поверь мне, ты можешь быть абсолютно уверена, что я никогда не влюблюсь. Как это глупо, стать рабыней какого-то неумного, напыщенного мужчины и поставить свое счастье в зависимость от его улыбок! Никогда! Ты можешь быть уверена, что уж этому ты меня научила. Я буду поступать по-другому, буду делать рабов из мужчин, заставляя их безумно влюбляться в меня…
        Лорд Чарльз направился было к Алексе, но его задержал какой-то приятель. Алекса заметила, что он постоянно смотрит на нее и не танцевал больше ни с кем, кроме нее и жены губернатора.
        Хэриет, проследив за заинтересованным взглядом Алексы, молча вздохнула и сухо сказала:
        - Все хорошо, моя девочка. Я только надеюсь, что ты не будешь слишком явно демонстрировать свои намерения. Я же тебе искренне желаю найти такого мужа, который бы понимал тебя, прощал и любил, чтобы это был человек, которого бы ты могла уважать.
        - Да, я так и решила. Если я соберусь за кого-нибудь замуж, этот человек, конечно, должен мне нравиться. И конечно, он должен быть очень богат, иначе зачем выходить за него замуж!
        - Вполне разумно! Надеюсь также, что ты хорошенько узнаешь своего жениха, прежде чем выйти за него замуж. Есть старая пословица: «Лучше синица в руках, чем журавль в небе», - это относится и к мужчинам, особенно к тем, независимо от того, титулованные они особы или нет, кто приезжает в Коломбо лишь на пару дней.
        - На пару дней? Но ведь планы могут меняться. В конце концов, здесь постоянно останавливаются корабли, идущие в Англию.
        Но вдруг, потеряв всякую уверенность, Алекса судорожно сжала руку тетушки, глядя на нее почти умоляюще:
        - Ой, я совсем забыла, что мы не можем долго оставаться в Коломбо и через два дня возвращаемся домой!
        - Да, тебе надо было помнить об этом, когда ты строила такие грандиозные планы. Мы ведь должны были уехать послезавтра.
        - Должны были?
        - Ты догадалась? Прекрасно. Я должна кое-что сказать тебе, прежде чем вернется бедняга, которого ты послала за бокалом пунша. Сэр Джон любезно предложил тебе остаться в Коломбо и погостить у него неделю или две. Он считает, что за это время у тебя будет больше возможностей, скажем так, покорить тех молодых людей, от общения с которыми ты получаешь удовольствие. Пока-то, я заметила, все они ведут себя, как глупые телята. Как бы там ни было, я тоже считаю, что пребывание в Коломбо тебе не повредит, а может быть, даже и пойдет на пользу… всем нам.
        Глаза Алексы возбужденно загорелись.
        - Ой, как я люблю дядюшку Джона, как он добр! Как по-твоему, меня пригласят еще на какие-нибудь балы? Если пригласят, то, возможно, папа не будет сильно возражать, если я куплю себе еще два-три новых платья. Я уверена, здесь, в Коломбо, есть великолепные портные… Как ты думаешь, сколько мы сможем пробыть здесь?
        - Алекса, ты должна понять, что я не могу оставаться здесь дольше, чем предполагала. Твоей матери нужно помочь присмотреть за домом, а отцу нужна помощь в ведении бухгалтерских книг. И не надо смотреть на меня так страдальчески. Ты прекрасно знаешь, что, пока ты не выросла, в доме обо всем заботилась только я. Это решено, я уезжаю, а ты останешься. Я все объясню маме с папой, и, думаю, они поймут меня правильно.
        - Но…
        - Если ты рассчитываешь остаться без компаньонки, то выкинь эту мысль из головы. Как ты знаешь, Лэнгфорды живут в доме у сэра Джона, надеюсь, что миссис Лэнгфорд согласится…
        - Нет! Только не Лэнгфорды! Не эта тонкогубая змея, разглядывающая меня так, как будто желает найти какой-то жуткий изъян, чтобы тайно порадоваться. Или ее сладкоречивая дочка, которая елейным голоском говорит гадости и внимательно смотрит, достигли ли ее уколы цели… Я же совсем недавно говорила тебе, что не могу выносить…
        Хэриет резко оборвала ее:
        - А ты, моя дорогая, вспомни, что я ответила! Если хочешь остаться в Коломбо, тебе придется примириться с Лэнгфордами, если же нет - давай отклоним предложение сэра Джона и вместе вернемся домой. Там, надеюсь, через некоторое время ты встретишь какого-нибудь симпатичного молодого плантатора…
        Слушая Хэриет, Алекса до боли прикусила нижнюю губу - первый признак того, что она готова принять решение. И теперь, когда Хэриет многозначительно замолчала, Алекса глухо сказала:
        - Но Лэнгфорды! Почему нельзя попросить кого-нибудь другого?
        - Дорогая, воспринимай это как своего рода экзамен.
        - Экзшен? Я не представляю… - Алекса подозрительно посмотрела на Хэриет и непонимающе покачала головой.
        - Видишь ли, девочка, ты уже довольно взрослая и должна понимать, что не все люди, с которыми ты встречаешься, будут любить тебя и не все будут нравиться тебе самой. Но общество и хорошие манеры требуют от нас взаимной вежливости, мы никому не должны давать повода злорадствовать из-за того, что мы вышли из себя. Теряя терпение, мы даем другим преимущество над собой. Другими словами, если ты захочешь остаться, тебе придется рассматривать свое пребывание в Коломбо как экзамен на выдержку и самообладание. Экзамен на готовность встретиться с огромным миром и выстоять, несмотря на все опасности и ловушки. Выстоять благодаря уму и практичности, отметая все лишние эмоции. Может быть, ты просто не готова к этому?
        По тому, как напряглось лицо Алексы, Хэриет заметила, какой эффект произвели ее слова на племянницу. Прикрываясь веером, она подвинулась к девушке поближе и горячо зашептала:
        - Дорогая моя Алекса, тебе пора наконец понять, что, если ты хочешь выжить в этом мире и при этом остаться самой собою, надо научиться всегда контролировать свои эмоции, будь то ярость, ненависть, слепая безмерная жалость или одержимость. В данном случае я так называю безумную любовь. Но если у тебя хватит твердости не поддаться этим слабостям, ты сможешь добиться в этой жизни всего!
        Глубоко и судорожно вздохнув, Хэриет отодвинулась от племянницы, а на лице ее появилось суровое, почти аскетическое выражение. Возможно, она сказала Алексе слишком много. Сама не желая того, она разбередила старые раны, которые все еще кровоточили и были очень болезненны. За прошедшие годы эта симпатичная, полная жизни девочка стала скорее ее ребенком, чем дочерью Виктория. И теперь настало время, к приходу которого Хэриет так тщательно готовила Алексу, время, когда она должна сделать первые самостоятельные шаги в жизни. Воспользуется ли Алекса ее советом держать свое сердце в узде, покажет время, тут Хэриет уже ничего не может поделать.
        Она с трудом узнала голос Алексы, когда та обратилась к ней:
        - Спасибо, тетя Хэриет, что напомнила мне об этом. Теперь я больше не боюсь никого и ничего, не беспокойся обо мне. Я сделаю все так, как надо!
        - Гм! - Хэриет приложила все усилия, чтобы ее голос звучал как обычно. - Ну что ж, увидим. А сейчас постарайся улыбнуться и покажи свою ямочку, дорогая, а то я предчувствую ссору между двумя твоими поклонниками. Вон видишь, к тебе очень решительно направляется виконт, а вон младший адъютант губернатора наконец несет тебе пунш. И не смотри на меня умоляюще, я не буду тебе помогать, потому что хочу посмотреть, как тебе самой удастся выйти из подобной ситуации.



        Глава 7

        Улыбайся, Алекса, улыбайся! Постарайся хотя бы внешне быть такой, какой они хотят тебя видеть. Привлекательное лицо и хорошая фигура - этого достаточно для них. Никогда не забывай улыбаться, мужчины считают твою ямочку очень соблазнительной, и не забывай льстить им - они же цари Вселенной! И никогда не позволяй себе забывать, что ты всего лишь беспомощная, глупая женщина, которая принадлежит своему отцу до тех пор, пока не посчастливится встретить человека, который захочет жениться на тебе. Считается, что у женщин не хватает мозгов для того, чтобы обращаться с деньгами, поэтому им просто необходим умный, сильный, властный мужчина, который бы сопровождал бедняжку всю ее жизнь. И перейдя от отца под опеку мужа, женщина принадлежит ему так же, как его лошадь, или любимая гончая, или… все, что угодно.
        Отвратительно. Одна мысль об этом унижает! Алекса на секунду стиснула зубы, продолжая ослепительно улыбаться. Но даже если она не в состоянии изменить этот мир, у нее есть одно преимущество: ее научили думать. Неужели секрет властных, удачливых женщин в том, что они находили слабых мужчин? Этот вопрос промелькнул у нее в голове, но она решила пока оставить его. Тетя Хэриет права, она действительно иногда бывает слишком безрассудна и неосмотрительна, от этого недостатка нужно избавляться. Не торопясь, потихонечку, до тех пор, пока она не научится распознавать людей и выбирать, как лучше вести себя с ними. Это, пожалуй, самый надежный и безопасный путь.
        - Мисс Ховард… Извините, сэр… Сейчас наш танец?
        - Да, конечно, второй вальс. Я, конечно же, не забыла. Но мистер Сатерлэнд так интересно рассказывает о своей службе адъютанта губернатора, что я даже не заметила, как начался танец.
        Алекса, повернувшись к лорду Чарльзу, стала объяснять ему, что мистер Сатерлэнд был так добр и любезен, что отказался от танца с ней для того, чтобы принести ей бокал пунша, о котором она его попросила. Но взгляд, брошенный ею на лорда Чарльза из-под опущенных ресниц, красноречивее всяких слов сказал ему, что она бы со значительно большим удовольствием беседовала с ним, хотя элементарная вежливость вынуждает ее слушать этого напыщенного и скучного мистера Сатерлэнда. Алексе удалось сделать так, что мистер Сатерлэнд, со своей стороны, считал, что неподдельный интерес, который мисс Ховард проявляла к беседе с ним, несмотря на стоящего рядом виконта, служит лучшим подтверждением ее заинтересованности в нем самом. Конечно, она обменялась несколькими словами с лордом Чарльзом, но это говорит лишь о ее прекрасном воспитании. Когда Алекса пошла танцевать с лордом Чарльзом, извинившись перед адъютантом, она едва не рассмеялась, заметив глупую улыбку молодого человека, и подумала о том, какими же отъявленными болванами могут быть мужчины.
        Улыбка виконта Диринга была довольно печальной, когда он обратился к своей партнерше:
        - Какое у вас доброе сердце! Должен признаться, что мне самому жаль этого бедного молодого человека.
        - Он действительно очень молод, правда? Лишь немного старше моего младшего брата Фредерика. Мне кажется бедный мистер Сатерлэнд очень скучает по дому и по своей маме.
        - Я прошу вас не думать больше о нем, иначе мое сердце разобьется. Знаете ли вы, мисс Ховард, что я считал каждую минуту, ожидая этого момента?
        - Вы кокетничаете со мной, лорд Чарльз.
        - Откровенно говоря, я стараюсь делать это. Вам это не нравится?
        - Да нет, не думаю. Особенно теперь, когда вы так откровенны со мной. Я хотела бы…
        Алекса замолчала, не решаясь продолжить, но лорд Чарльз заинтересованно спросил:
        - Что бы вы хотели, мисс Ховард?
        - Честно говоря, не знаю, следует ли мне говорить об этом, ведь мы только что познакомились с вами, но мне всегда хотелось, чтобы люди вели себя честно и были прямы и откровенны в отношениях друг с другом. А как вам кажется?
        Ее неожиданный вопрос застал его врасплох, и лорд Чарльз немного замешкался, прежде чем ответить на него:
        - Я полагаю… Честно говоря, мне бы тоже этого хотелось. Но мы живем в обществе, в котором остальные люди не разделяют эту точку зрения и принимают честность за слабость или элементарную глупость. Так что же нам остается делать? Но по-моему, мы заговорили о слишком серьезных вещах. Пожалуйста, расскажите что-нибудь о себе, мисс Ховард, о своем доме, о своих увлечениях…
        - Здесь, на Цейлоне, я веду довольно замкнутую, я бы сказала, затворническую жизнь. Я никогда в жизни не путешествовала. Но миссис Маккензи, наверное, вам все давно рассказала. Скучная, тихая жизнь на кофейной плантации в далекой провинции вряд ли заинтересует вас. Ваша жизнь совсем другая, она полна впечатлений. Вы много путешествуете? Не кажется ли вам здешняя жизнь какой-то замедленной по сравнению с Англией или Европой? Надеюсь, вас не смущает такое обилие вопросов?
        Лорд Чарльз, который являлся постоянным объектом внимания лондонских свах и был счастлив избавиться от них хоть на некоторое время, сейчас совершенно искренне заинтересовался этой необыкновенной молодой женщиной. Она действительно необыкновенная! Настоящее сокровище, которое он никак не ожидал найти в этой маленькой колонии. Она была ни на кого не похожа, в ней чувствовалась уверенность в себе, которой обычно так не хватает девушкам ее возраста. Она такая живая и энергичная, лорд Чарльз почувствовал это, несмотря на ее безукоризненные манеры великосветской леди. Глядя на волосы мисс Александры Ховард, он вдруг вспомнил свою кобылу. Послушание этого животного заканчивалось в тот самый момент, когда всадник отпускал поводья. Не чувствуя твердой руки, она делала то, что взбредет ей в голову. Гордая посадка головы девушки, долгий взгляд ее блестящих глаз и тонкие трепещущие ноздри усиливали это сходство. Она была бы редкостным подарком любому мужчине, которому первому посчастливилось бы приручить ее.
        За обаятельной улыбкой лорду Чарльзу удалось спрятать свои мысли.
        - Какой же мужчина откажется поговорить о себе? Но должен предупредить вас, что если уж я начну рассказывать, вам придется пообещать мне еще несколько танцев, если только мой рассказ не наскучит вам значительно раньше! Правда, я должен сразу признаться: у меня не было каких-то особых приключений… Если вам действительно нравятся подобные истории, попросите моего кузена. Знаете, я объехал всю Северную Америку, прежде чем нашел его в одной из бывших испанских колоний. Несколько лет назад они отделились от Испании и присоединились к Мексике. Вам не скучно?
        - Нет, что вы! Напротив, заинтересовали меня! Мне всегда хотелось как можно больше узнать об Америке.
        - Хорошо, я продолжу, но… с условием, что остановите меня, как только вам станет скучно…
        Лорд Чарльз продолжал говорить тем же непринужденным тоном:
        - Не знаю, как начать, чтобы не превратиться в учителя географии. Эта бывшая провинция Испании называется Калифорнией, жизнь там, являя собой причудливую смесь дикости, свободы и феодализма, сильно отличается от той, к которой я привык в Европе. Это огромная страна, которая еще толком не нанесена на карты. Мой дядя был морским капитаном из Бостона. Это в Соединенных Штатах Америки. Однажды он бросил якорь в одном из портов Калифорнии, чтобы купить там кожу и жир. Там он и встретил симпатичную испанку из благородной семьи, наследницу большого состояния, ее семья до сих пор считается одной из самых богатых и влиятельных в Калифорнии. Должен сказать, принимали меня там просто прекрасно. Это богатая и плодородная земля, где можно встретить все что пожелаешь, от заснеженных гор до пылающих солнцем пустынь и океана. Я бы с удовольствием остался там жить, если бы не огромные, выше человеческого роста, злобные медведи и не горные барсы. Я уж не говорю о диких индейских племенах. Поскольку мне не доставляет удовольствия подвергать себя риску и я не люблю опасные приключения в отличие от своего кузена,
признаюсь, я предпочел поселиться в цивилизованной Европе. Поэтому могу поделиться с вами только чужими впечатлениями. Надеюсь, вы не будете презирать меня за это?
        - Конечно, нет! - быстро ответила Алекса, ласково улыбнувшись ему. - Приключения хороши, пока о них читаешь или слышишь, но жить, постоянно подвергая себя риску и опасности, очень трудно и вряд ли интересно. Надеюсь, этот ваш дальний родственник живет в безопасном месте Калифорнии?
        - Мне удалось уговорить Николаса поехать со мной в Англию, позже вы с ним непременно познакомитесь. Сейчас он в саду беседует с губернатором. Но я должен предупредить вас: он очень сложный человек! Он циничен, у него довольно грубые манеры, и ему абсолютно все равно, кто и что о нем думает. Мне не терпится посмотреть, как он будет вести себя в Лондоне! Это должно быть забавно! Но вы не подумайте, что он какой-нибудь полуцивилизованный колонизатор. Николас может быть очень вежливым и галантным, если сочтет нужным. Он несколько раз был в Европе. Но когда мы в этот раз приехали в Лондон…
        Лорд Чарльз внезапно замолчал. Он подумал, что, с его стороны, страшно невежливо все время говорить самому. И прежде чем танец закончился, он пригласил Алексу на легкий ужин, который чуть позже должны были накрыть в галерее. С извиняющейся улыбкой он наклонился к Алексе:
        - Мне не следовало так много говорить. Но это ваша вина, мисс Ховард, вы так хорошо умеете слушать.
        Мисс Александра Ховард, которую, как он уже заметил, друзья называли просто Алекса, все больше и больше интересовала лорда Чарльза. По словам миссис Маккензи, Александра хорошо стреляла и ездила верхом, много читала и прекрасно владела пятью языками. Она определенно не была синим чулком. Он не мог найти в ней никаких недостатков - факт, удивлявший его самого. Виконт, который считал себя знатоком женщин, был очарован Алексой.
        Лорду Чарльзу не нужно было притворяться, что он искренне польщен согласием мисс Ховард пойти поужинать с ним. Особенно он был рад тому, что ему удастся увести Алексу от внимательного, всезапрещающего взгляда тетушки и от крутившихся вокруг нее мужчин.
        Небольшие столики были накрыты в просторной галерее, откуда открывался прекрасный вид па сад, окружающий дом. Развешанные повсюду цветные фонарики в сочетании с теплой, насыщенной ароматами цветов ночью создавали уютную, интимную атмосферу. Слуги, одетые в белые с красным ливреи, бесшумно двигались, предлагая гостям высокие бокалы с охлажденным шампанским и белым вином. И как только выпивался последний глоток, появлялся слуга с очередным бокалом. Дома Алексе иногда позволялось выпить бокал вина, после того как ей исполнилось шестнадцать лет, но она никогда раньше не пила на людях и теперь не знала, что же ей делать. Она согласилась пойти в буфет, считая, что лорд Чарльз, пропустивший обед, должно быть, голоден. Самой ей есть не хотелось, зато страшно хотелось попробовать этого искрящегося шампанского. Что, если она возьмет один бокал?
        Как будто прочитав ее мысли, лорд Чарльз сказал:
        - Вы когда-нибудь пробовали шампанское, мисс Ховард? Нет? Ну, тогда вы обязательно должны это сделать, особенно по случаю вашего восемнадцатилетия.
        Не дожидаясь ответа, он взял два бокала с одного из серебряных подносов. В его глазах появились озорные искорки, когда он повернулся к Алексе и, понизив голос, сказал:
        - Если вас волнует, допустимо ли это для девушки, то могу вас заверить, что в высших кругах Лондона да и всей Европы дамы с удовольствием пьют шампанское, и это вполне нормально. Если вас спросят, можете сказать, что не могли отказаться от тоста, который я предложил, не показавшись при этом невоспитанной. Ну, так что? Вы согласны? Скажите «да».
        Принимая из его рук бокал, Алекса не смогла сдержать улыбку:
        - И какой же тост, лорд Чарльз? Так, на случай, если меня спросят?
        - Единственный тост, который не может проигнорировать ни один истинный британец. За здоровье королевы и за ее скорую свадьбу!

«Настоящая леди не должна выпивать целый бокал одним глотком, но она, наверное, может позволить себе пить большими глотками, чтобы почувствовать вкус шампанского», - размышляла Алекса.
        - Вам нравится шампанское? - спросил лорд Чарльз.
        - Да. Я помню, в одной из папиных книг, рассказывающей о винах, их производстве и так далее, я прочла, что, когда пьешь шампанское, труднее всего привыкнуть к пузырькам. Но со временем, видимо, перестаешь обращать на них внимание.
        Обнаружив у себя в руках уже третий бокал шампанского, Алекса с тревогой поняла, что не заметила, как лорд Чарльз вывел ее в другую галерею. Она должна быть осторожнее, иначе можно все испортить, и тетя Хэриет будет недовольна ею.
        Стоя облокотившись на отполированные деревянные перила, Алекса в своем бело-золотом бальном платье была, казалось, обрамлена в чудесную раму из деревьев, темного ночного неба и огромных мерцающих звезд. Лорду Чарльзу безумно захотелось обнять и поцеловать ее, но он знал, что этого нельзя делать, по крайней мере сейчас. Он не должен шокировать или пугать ее, ну и, конечно же, не нужно забывать о ее тетушке.
        Запинаясь, что было совершенно несвойственно ему, лорд Чарльз сказал:
        - Есть возможность… Мисс Ховард, я прекрасно отдаю себе отчет, что мы знакомы всего несколько часов, и знаю, как положено вести себя в такой ситуации. Но поверьте, я получаю такое удовольствие, когда разговариваю с вами… То есть я хотел сказать, что, если наш корабль задержится в Коломбо на несколько дней, я почту за честь, если вы позволите мне вновь увидеть вас. Вы говорили, что некоторое время погостите у сэра Джона Трэйверса. Я, конечно же, прежде попрошу разрешения у него и вашей тетушки… Если вы не возражаете против нашей новой встречи, я буду очень рад!
        - Слава Богу, тебе хватило ума вернуться до того, как твое отсутствие было замечено! Не следует таким образом привлекать к себе внимание и становиться объектом всеобщего обсуждения.
        Хэриет, обмахивая себя веером, испытующе посмотрела на Алексу, когда та вернулась и села рядом с тетушкой, а виконт выразил желание принести ей свежие фрукты и крем. Хэриет пришла к выводу, что Алекса не выглядит так, как будто ее только что поцеловали, платье у нее не помято, и на нем нет пятен от еды и напитков. Она ворчливо сказала:
        - С чего это вдруг ты решила, что проголодалась в такой поздний час?
        Алекса озорно улыбнулась Хэриет:
        - Два с половиной бокала шампанского. Я действительно не была голодна после такого обильного обеда, но я помню, друзья говорили, что нельзя пить на пустой желудок. - Заметив взгляд тети, Алекса быстро добавила: - Пожалуйста, не думай, что я опьянела, тетя Хэри, хотя я и в первый раз пила шампанское. Сейчас в высших кругах все дамы, даже королева, пьют шампанское. Поэтому не надо смотреть на меня так осуждающе! Я привыкну к шампанскому и научусь себя контролировать, как говорят наши ребята.
        - Контролировать себя! Если ты будешь называть этих легкомысленных офицеров, с которыми ездила верхом и охотилась, ребятами, тебя здесь могут неправильно понять. Шампанское! Глупости, я никогда не поверю, что оно может нравиться. Я не хочу, чтобы ты испортила вечер, который до сих пор шел так удачно. Скажи мне правду, у тебя не кружится голова? Не горит лицо? Мне кажется, что у тебя пылают щеки…
        - Пожалуйста, тетя Хэриет! - Алекса не могла скрыть нотки нетерпения. - Я сказала правду. Ты сама целый вечер говорила мне, что я взрослая девушка, что я не ребенок. У меня не кружится голова, а если щеки у меня горят…
        Она остановилась, потому что Хэриет незаметно толкнула ее ногой. Подняв глаза, Алекса увидела, что в сопровождении двух слуг возвращается лорд Чарльз.
        - Я с удовольствием посмотрю, как тебе удастся все это съесть, девочка! - язвительно прошептала Хэриет, прикрывшись веером. Она строго посмотрела на Алексу, оставшись недовольной из-за того, что не все смогла сказать ей по поводу спиртных напитков, особенно шампанского, которое, говорят, страшно коварно.
        Слуги поставили два небольших столика на изогнутых ножках, огромную серебряную вазу с немыслимым количеством фруктов и кувшины с густым кремом. Пока слуги расставляли все это перед Алексой, ее взгляд был прикован к человеку, идущему рядом с лордом Чарльзом. Ей казалось, что виконт достаточно высок, но этот мужчина был дюйма на четыре выше его и шире в плечах. Его официальный вечерний костюм так хорошо сидел на нем, что было очевидно: он сшит на заказ. Длинные, плотно облегающие брюки прекрасно сочетались с сюртуком и парчовой жилеткой, в которой удачно соединялись красные, золотые и темно-зеленые оттенки. Темно-зеленый цвет очень подходил к его глазам, обрамленным длинными ресницами. «Какие у него звериные глаза, - подумала Алекса. - Похожи на те, что я когда-то видела в темноте в отблесках неверного света». В нем было что-то опасное, дикое. Алекса никак не могла понять, почему у нее сложилось такое впечатление. Его загоревшее лицо было почти таким же темным, как у здешних туземцев, а длинные темные бакенбарды лишь подчеркивали резкие черты лица. Казалось, он был достаточно уверен в себе и хорошо
воспитан, но все же каким-то непостижимым образом резко отличался от окружающих, он был другим. Как будто вождь какого-то дикого племени ненадолго решил переодеться в современную одежду…
        Почти сразу же Алекса поняла, что он не нравится ей, особенно ее раздражало то, как он нагло разглядывал ее. Она чувствовала его взгляд на своих губах, своей груди, на… Она не смогла справиться с собой и покраснела. Алекса подумала, что это явно какой-то мерзкий хам, и ее очень удивило, что лорд Чарльз общается с таким человеком.
        Алекса прилагала все силы для того, чтобы хотя бы внешне казаться спокойной и безразличной, когда виконт Диринг знакомил ее и тетю со своим кузеном Николасом де ла Геррой. Испанская фамилия, хотя, по словам лорда Чарльза, испанкой была его мать. Но Алексу это не очень интересовало, ей только было непонятно, почему ее руки вдруг стали холодными и мокрыми, ей хотелось, чтобы он немедленно ушел и перестал смотреть на нее так, как леопард смотрит на свою жертву.
        - Обе мисс Ховард живут на большой кофейной плантации в центральной, горной части Цейлона, где иногда бывает даже довольно холодно.
        - Но, думаю, несмотря на жару и большую влажность, Коломбо имеет свои преимущества. Вы часто приезжаете сюда, мисс Ховард?
        Алекса вдруг почувствовала, что ее пальцы судорожно сжали юбку, а ее легкое беспокойство переросло в страшное подозрение. Его голос с оттенком цинизма, подчеркнутая вежливость… Ей показалось, что она его где-то слышала… Это… О нет, пожалуйста, Господи, нет!
        - Нет! - вскрикнула Алекса. Но, заметив изумленный взгляд виконта, она быстро добавила: - Я хотела сказать, что мы не часто приезжаем в Коломбо. Правда, тетя? Сейчас мы здесь потому, что… Конечно, было так мило со стороны губернатора и миссис Маккензи…

«Да что же случилось с девочкой? - раздраженно подумала Хэриет. - Она прекрасно вела себя весь вечер, а сейчас вдруг начала запинаться, как школьница. Наверное, виной тому шампанское».
        Хэриет быстро заговорила, больше не давая Алексе сказать ни слова:
        - Мы приехали только вчера. Это действительно было очень долгое и утомительное путешествие. Когда мы добрались, моя племянница была такой утомленной, что я немедленно отправила ее в постель.
        - О, мы тоже приехали только вчера! - воскликнул лорд Чарльз.
        - Поскольку заходить в порт Коломбо лучше при свете дня, мы были вынуждены бросить якорь недалеко от берега. Хотя и были очень расстроены из-за необходимости провести еще одну ночь на корабле, тем более что берег был совсем рядом, мы даже видели прибрежные огни, а в бинокль могли рассмотреть дом и сад губернатора. Если бы кто-нибудь из вас, дамы, прогуливался под луной прошлой ночью, то непременно заметил бы рейдовые огни нашего корабля.
        Слушая его немного медлительную речь, Алекса почувствовала отвращение к этому человеку. Как… Какой он низкий и подлый! Хочет дать понять, что узнал ее. Подобно коварной дикой кошке, которую он напомнил ей с самого начала, он заставлял ее страдать и мучиться, продолжая свою жестокую игру. Возможно, он надеялся увидеть ее униженной, потерявшей выдержку, гордость и мужество.
        - Полагаю, что мы с моей племянницей давно спали к тому времени, как взошла луна.
        Да благословит Господь тетю Хэриет!
        - Алекса так крепко спала, что я не смогла разбудить ее ни к завтраку, ни к ленчу, - продолжала Хэриет.
        Проигнорировав своего мучителя, Алекса благодарно улыбнулась лорду Чарльзу и принялась за фрукты, поставленные перед ней. Она всегда очень любила свежие ананасы, манго и папайю, политые густым кремом, но сейчас Алекса не чувствовала вкуса фруктов и ела только для того, чтобы не принимать участия в разговоре и не смотреть в его сторону. Какой мерзкий, отвратительный человек этот кузен Николас, которым так восхищается лорд Чарльз! Несмотря на его внешний лоск, он не похож на джентльмена и совершенно не умеет обращаться с женщинами. Настоящий джентльмен вел бы себя так, как будто ничего не случилось. Слава Богу, у нее хватило благоразумия вовремя остановиться тогда у бассейна. Она ведь прогнала его, разве нет? И сама решила забыть все, что случилось прошлой ночью, и ей почти удалось это, и вот… Почему он не уходит? Что ему надо? К чему играть в кошки-мышки? При мысли об этом сердце ее чуть не остановилось.
        - Вам все нравится, мисс Ховард?
        Гордо подняв голову, Алекса очаровательно улыбнулась лорду Чарльзу:
        - Это именно то, о чем я мечтала весь вечер, и я искренне благодарна за вашу доброту и внимание.
        Он радостно улыбнулся ей. Алекса молчала последние несколько минут, и лорд Чарльз подумал, что чем-то обидел ее. Ей могло не понравиться, что он представил ее своему кузену, не спросив предварительно разрешения. Ну и, конечно, Николас мог произвести на нее неблагоприятное впечатление. Девушкам обычно не нравятся мужчины, не принимающие участия в «глупых гостиных играх». И потом этот странный блеск его глаз, который не предвещает ничего хорошего… Николас, смеясь, обещал ему сегодня, что будет вести себя на балу подобающим образом, а если ему все это надоест, то он немедленно уйдет, не выпуская своих когтей.
        - Надеюсь, ты не будешь с ней говорить в обычной для тебя манере? Она слишком молода и неопытна. И хотя и родилась в Англии, больше никогда не была там. Это ее первый бал. Он устроен в честь ее восемнадцатилетия. Вот увидишь, она совсем не такая, как все.
        - Мой дорогой Чарльз! Скажи на милость, зачем мне нужно оттачивать на ней свои когти? На маленьком чистосердечном существе, которое даже не сможет понять моего сарказма? Поверь, я не трачу время на хихикающих молоденьких девственниц. Я достаточно опытен, чтобы знать: только женщина может быть достойным противником.
        Иногда Чарльз совсем не понимал Николаса, хотя они и стали компаньонами и даже своего рода друзьями. Они росли в разных странах, воспитывались в совершенно разной среде, но в их жилах текла одна кровь, и, кроме того, Николас много путешествовал, не раз бывал в Европе и ездил даже в Китай. Основное различие между ними заключалось в том, что Чарльз был действительно воспитан, внутренне вежлив, в то время как у Николаса хорошие манеры проявлялись только тогда, когда ему самому это было выгодно: он не желал подчиняться правилам и условностям. Но сегодня, с облегчением подумал лорд Чарльз, Николас ведет себя вполне достойно. Он даже завел со старшей мисс Ховард дружеский разговор, что было ему совершенно несвойственно.
        Пользуясь случаем, лорд Чарльз тихо спросил Алексу:
        - Вы не сочтете меня слишком навязчивым, если я вновь попрошу вас оказать мне честь и потанцевать со мной? Если, конечно, вы уже не обещали кому-нибудь…
        Сама не желая того, Алекса невольно прислушивалась к разговору тети Хэриет и сеньора де ла Герры, речь шла о выращивании кофе и о транспортировке ягод. Лицемер! Ехидна! Что от него можно ждать?
        Решительно отбросив эти мысли, Алекса сосредоточила все свое внимание на лорде Чарльзе и всячески игнорировала его так называемого кузена.
        - Сейчас вы плохо обо мне подумаете, а тетя скажет, что я опозорила ее. Но должна вам признаться, что не могу вспомнить, обещала ли я кому-нибудь этот танец.
        Как она мила, как искренна и открыта! Совсем не похожа на тех практичных девиц, с которыми ему приходилось общаться раньше. И, наверное, ей очень льстит его внимание.
        - Вы не видите никого, кто бы со счастливыми глазами направлялся к вам? Ни один истинный джентльмен не позволит себе хотя бы на минуту опоздать на танец. Так что вы не нарушите приличия, если примете предложение другого джентльмена.
        - Вы шутите или действительно говорите серьезно? - Алекса бросила быстрый взгляд на тетю, которая, к ее удивлению, была искренне увлечена разговором. Ей, пожалуй, не следует слишком часто танцевать с одним и тем же человеком, на это могут обратить внимание. Тетя не раз говорила ей об этом. Но ей очень хотелось избавиться от другого мужчины, чье присутствие она физически ощущала, от взгляда его зеленых глаз, который, казалось, проникал сквозь ее одежду, дотрагивался до тела, почти так же, как это делали его руки вчера ночью. Это ощущение было настолько осязаемым, что ей опять показалось, что все, что он делает, - естественно и правильно. О Господи! Так опять можно наделать глупостей!
        - Слово чести, мисс Ховард. Есть вещи, по поводу которых я никогда не шучу.
        Отбросив свои дикие мысли, Алекса быстро и почти механически сказала:
        - Вы понимаете, я просто не хочу, чтобы меня неправильно поняли.
        - Да кто может плохо подумать о вас, мисс Ховард? Я…
        Лорд Чарльз замолчал, потому что в этот момент к ним подошел запыхавшийся молодой человек в военной форме и стал извиняться за то, что опоздал к началу танца.
        Чарльз был не в силах скрыть своего разочарования. В тот самый момент он почувствовал насмешливый взгляд кошачьих глаз своего кузена, но сделал вид, что ничего не заметил, даже когда Николас лениво сказал:
        - Наверное, трудно быть компаньонкой, или дуэньей, как говорят испанцы, такой привлекательной девушки. У меня есть две младшие сестры, и моя мама постоянно беспокоится о них, но никакие ее нравоучения, по-моему, не помогают. Может быть, здесь традиции не так строги? Я пытался убедить мать, что даже благовоспитанным девушкам нужно давать немного свободы, чтобы они чувствовали себя раскрепощено, но, должен признать, все бесполезно!
        Он повел плечами, и стали заметны его сильные мускулы, обтянутые плотно прилегающим сюртуком. Хэриет пришла в ужас от того, что обратила на это внимание. Уже много лет прошло с тех пор, как она перестала замечать в мужчинах что-нибудь, кроме манер, одежды и внешнего лоска. Наверное, она совсем постарела!
        - Даже в этой забытой Богом стране мы стараемся воспитывать девушек достойным образом. Племянницу воспитывала я, и, думаю, мне удалось научить ее самому важному - видеть разницу между тем, что правильно, а что нет. Во всяком случае, она редко разочаровывает меня.
        - Я лично слышал о ней все только самое хорошее: и о ее внешности, и о манерах, - с чувством сказал лорд Чарльз, игнорируя циничный взгляд своего кузена. Черт побери этого Николаса и его дьявольский отрешенный вид! Пусть он сам и занимается опытными женщинами, если ему нравится! А он, лорд Чарльз, предпочитает невинных девушек, которые чисты и естественны, полны надежд и ожиданий. Как, например, Александра Ховард. Или Алекса, как называет ее тетя. Это имя он мог произносить только мысленно, но надеялся, что со временем тоже будет удостоен чести так назвать ее.
        Сев на пустующее место Алексы, Чарльз постарался быть предельно обаятельным с ее тетей, бросив на Ника вызывающий взгляд. В конце концов, Николас ему не опекун, черт побери! Только потому, что он на несколько лет старше, патер, так Чарльз называл своего отца, графа Атертона, попросил Николаса помогать Чарльзу выходить из «неприятных ситуаций». Но мисс Ховард вряд ли можно назвать «неприятной», и в любом случае лорд Чарльз считал, что в свои двадцать шесть лет у него хватает ума, чтобы решать все свои проблемы без посторонней помощи. Алекса… Как он мог так быстро влюбиться в нее? Он может остаться здесь, в Коломбо, подольше и вернуться домой на следующем корабле. Возможно, вместе с ней. Эта мысль приятно щекотала ему нервы.
        С опозданием лорд Чарльз заметил, что его кузен хочет оставить их и приносит свои извинения старшей мисс Ховард. Встретив ироничный взгляд темно-зеленых глаз, Чарльз улыбнулся как можно обаятельнее:
        - Ты оставляешь нас, Ник? - Он прекрасно знал, что его кузен не выносит, когда его так называют. - А я останусь здесь и побеседую с мисс Ховард. И надеюсь еще раз удостоиться чести потанцевать с ее прелестной племянницей!
        - О небо!
        Ответ Хэриет заставил сеньора де ла Герру впервые за сегодняшний вечер искренне рассмеяться.
        - Должна признаться, что мне уже давно не уделяли столько внимания. Клянусь, я могу подумать, что отношусь к тому типу женщин, которые, подобно хорошим винам, с возрастом становятся только лучше и привлекательнее. Вы так не думаете? - Поймав растерянный взгляд лорда Чарльза, она рассмеялась и уже мягче добавила: - Боюсь, что я одна из тех противных старух, которые оттачивают свои языки на молодых. В свое время я не была ни богатой наследницей, ни красавицей и никогда не пользовалась у мужчин такой популярностью, как сегодня вечером.
        - В таком случае я могу лишь пожалеть мужчин вашего времени, которые не смогли по достоинству оценить такое редкое сокровище, как острый ум, - быстро сказал лорд Чарльз с улыбкой, которая всегда покоряла подруг его матери. - Мне очень жаль, что и в наше время еще слишком много женщин, которые говорят одни банальности.
        - Тогда должна признать: вы отличаетесь от большинства теперешних молодых людей.
        Лорд Чарльз с внимательной улыбкой слушал мисс Хэриет, для которой эта тема оказалась очень интересной. Николас ушел, и Чарльз почувствовал облегчение. Он рад был избавиться от скептического взгляда кузена, взгляда, который всегда сковывал его. Черт побери, ну почему он тоже должен стать холодным циником, ни во что и ни в кого не верящим, только потому, что таков Николас? Ему не нравилось все разрушать, не оставляя камня на камне, ему хотелось жить и наслаждаться жизнью, всеми ее прелестями. Вот, например, Александрой… Алексой. Продолжая вполуха слушать старшую мисс Ховард, лорд Чарльз представил себе Алексу рядом с собой, элегантно одетую, в дорогих украшениях, которые лишь подчеркивают ее красоту. Как засияют драгоценности на бронзе ее волос, подчеркнут гордый изгиб ее шеи, засверкают в ушах. У нее будут браслеты на запястьях и выше локтей, которые подчеркнут изящество ее рук. А на длинных пальцах - кольца. С каким удовольствием он будет одевать ее… Он поведет ее к лучшим модисткам Лондона и Парижа! А раздевать ее ему доставит еще большее удовольствие! Естественно, сначала она будет бояться, но
он очень тактично научит ее всему, он научит ее любить. Единственное, что сейчас нужно, - это чаще видеться с ней, и тогда все его мечты могут стать реальностью.



        Глава 8

        Большие балы в Коломбо устраивались довольно редко, поэтому продолжались они до тех пор, пока перламутровая заря не окрашивала небо и пока звезды, постепенно бледнея, не исчезали совсем. Для тех, кто оставался до конца этого грандиозного праздника, подавали завтрак. Хозяевам вовсе не обязательно было оставаться с гостями до самого утра, обычно они покидали их раньше.
        Хэриет предупредила племянницу, что они поднимутся к себе, как только удалятся губернатор с супругой:
        - Имей в виду, мы уйдем сразу же. И еще. Надеюсь, если тебе снова предложат шампанское, ты откажешься и предпочтешь фруктовый пунш или лимонад. Поверь мне, когда молодой человек предлагает шампанское, он ожидает именно отказа. Самоконтроль, Алекса, - это еще один урок, который ты должна выучить на всю жизнь.
        - Да, тетя Хэриет.
        Алекса притворно улыбнулась и округлила глаза. Заметив это, Хэриет язвительно сказала:
        - Хорошо, дорогая. Но твоя улыбка выглядела бы более естественной, если бы ты не стискивала зубы. И еще один совет. Постарайся не уделять слишком много внимания одному конкретному джентльмену, даже если он покорил тебя красивыми речами и обходительными манерами. Запомни, что поддержать интерес мужчины к себе можно, лишь оставаясь для него недостижимой. От легких побед им становится скучно. Запомни это для твоего же собственного блага.
        Алекса подумала: она уже, по крайней мере, четыре раза танцевала с лордом Чарльзом… Впрочем, это ведь ничего особенного не значит. Ей просто интересно с ним разговаривать. Она была уверена, что он правильно понял ее и не считает ее слишком доступной. Почему она должна беспокоиться о том, что подумают остальные? Прежде чем Алекса смогла что-нибудь ответить тете, к ней подошел молодой человек, которому она обещала следующий танец. Это был очень застенчивый юноша, и, как вскоре обнаружила Алекса, совершенно не умеющий поддерживать разговор. Было непростительной ошибкой с ее стороны так необдуманно раздавать обещания в самом начале бала. Только теперь Алекса поняла, какую глупость совершила. В следующий раз она будет более разборчивой, но возможно…
        Когда вспотевший от волнения партнер Алексы проводил ее на место, она решила пропустить несколько танцев. Особенно если сейчас будет полька, а ее партнером окажется какой-нибудь энергичный военный. Ей надо научиться вежливо отказывать… Обмахивая себя веером, Алекса стала представлять, как скажет своему очередному партнеру, что, к сожалению, ей очень жарко и просто необходимо немного отдохнуть. Но вдруг она заметила, что ее ноги отбивают такт только что зазвучавшего вальса Штрауса. Это ее самый любимый танец! И - о Господи! - перед ней опять был виконт Диринг. Поклонившись, он пригласил ее на танец, если, конечно, он не обещан другому мужчине.
        С извиняющейся улыбкой взглянув на одеревеневшее лицо мисс Хэриет Ховард, лорд Чарльз объяснил, что ему придется покинуть бал раньше, чем хотелось бы. Надо возвращаться на корабль и присутствовать при разгрузке очень важного и ценного груза; только поэтому он осмелился пригласить мисс Ховард еще раз, хотя и понимает, что после их последнего танца прошло совсем мало времени.
        - Миссис Маккензи любезно пригласила меня погостить у нее, пока не закончится ремонт корабля. На прошлой неделе мы попали в довольно сильный шторм, который повредил наш корабль. Мой кузен будет договариваться завтра с рабочими насчет ремонта…
        Избегая смотреть на тетушку, Алекса улыбнулась виконту, показав свою очаровательную ямочку. Она уже собралась было протянуть ему руку, как вдруг он резко повернулся и поклонился. Господи, губернатор! Алекса судорожно сглотнула. Она чуть было не совершила страшнейшую ошибку. Как она могла забыть, что обещала пятый вальс хозяину? Тетя Хэриет никогда бы не простила ее!
        - Ну, леди, надеюсь, вы не подумали, будто я забыл о танце? Вы сегодня царица бала, и я в душе боялся, что какой-нибудь проворный молодой человек опередит меня.
        Вспомнив урок Хэриет, Алекса решила, что это недоразумение только пойдет ей на пользу. Лорд Чарльз сейчас расстроится, и это усилит его желание искать новой встречи с ней. Кроме того, он явно дал понять, что пробудет в Коломбо еще несколько дней.
        Его превосходительство губернатор вновь напомнил Алексе учителя латыни; казалось, ему нравилось экзаменовать ее. Очень быстро Алекса поняла, что он неважный танцор. Его манера вальсировать была резкой и отрывистой. Бедняга. Ему бы читать лекции в Оксфорде, а не занимать столь не подходящий для него пост губернатора британской колонии. Во время танца Алекса старалась как можно лучше отвечать на его вопросы, она чувствовала себя ученицей на экзамене. Наконец ответы, кажется, удовлетворили его, во всяком случае, губернатор похвалил Алексу за знания латинской грамматики и литературы.
        - Мне всегда хотелось, чтобы мои дочери проявляли больше интереса к учебе и к чтению, но жена считает, что это необязательно для девушек. Жаль! Их больше интересуют модные танцы и молодые люди. Они, наверное, считают меня старым ворчуном и консерватором; возможно, так оно и есть, но, тем не менее, я еще не совсем забыл, что значит быть молодым. А поскольку вы молоды и хороши собой, уверен, вы предпочли бы другого партнера, подходящего вам по возрасту и способного хорошенько закружить вас в этом вальсе, правда? Вы хорошо воспитаны и, конечно, не можете мне в этом признаться, но я и так все понимаю, моя дорогая. Я говорю это потому, что у меня для вас есть сюрприз. Один молодой человек, который только недавно приехал, не имел чести договориться с вами о танце. Это прекрасный юноша! Мы около часа разговаривали с ним в саду о различных растениях. Это интересный и знающий собеседник, а ведь сад - мое хобби. И в чем я абсолютно уверен, так это в том, что танцует он лучше меня. Моя жена тоже одобрила мой выбор. К тому же молодой человек признался, что он мечтал о танце с вами с того момента, как впервые
увидел вас.
        Слова губернатора вначале удивили, а затем смутили Алексу. Во время разговора он не обращал ни малейшего внимания на музыку, и ей с трудом приходилось подстраиваться под его довольно неуклюжие, не в такт музыке движения. Сосредоточившись на танце, Алекса была не готова к «сюрпризу». В замешательстве она не знала, что ответить.
        - Вы ведь уже знакомы? Надеюсь, танец доставит вам удовольствие.
        Неожиданно для себя Алекса обнаружила, что больше не танцует с губернатором - он очень галантно передал ее другому партнеру.
        Алекса еще не до конца поняла, что происходит, только сердце ее вдруг сильно забилось, когда она быстро и легко закружилась по залу, танцуя вальс с ним… С единственным человеком, с которым ей никогда бы не хотелось встречаться.
        Его сильные руки заставляли ее двигаться в такт музыке. Алекса молчала, пока он сам не начал говорить.
        - Могу заверить вас, мисс Ховард, что нет необходимости смотреть на меня глазами маленького испуганного кролика, попавшего в медвежью ловушку. Что, вы думаете, я могу сделать с вами на глазах многочисленной публики? Изнасиловать? Или свернуть вашу очаровательную шейку из-за того, что вчера не воспользовался предоставленной мне возможностью?
        Его изначально любезно-язвительный тон в конце фразы превратился в рычание.
        - Господи, что с вами? Я-то думал, что увижу демонстрацию силы духа или хотя бы какую-то естественную реакцию, которую я после вчерашней ночи мог ожидать от такого свободолюбивого, полудикого создания, как вы. Вчера вы не боялись дать волю своим чувствам и инстинктам. Даже эта безудержная вспышка гнева, когда вы хотели застрелить меня из пистолета, была так естественна. Но сегодня… - Он прищурил глаза и нарочито медленно осмотрел ее с ног до головы. - Может быть, это корсет и бесчисленные нижние юбки сдерживают ваши чувства? Может быть, вам хочется, чтобы я освободил вас от этой одежды?
        Алекса почувствовала, как у нее перехватило дыхание; когда она наконец смогла ответить ему, ее голос дрожал от ярости:
        - Вы!.. Как вы смеете так разговаривать со мной?! Или навязывать мне свое общество… Вы обманываете других людей, слишком местных… слишком порядочных, чтобы заподозрить в вас такую безнравственность! Джентльмен никогда бы… Жаль, что я не убила вас вчера! Если бы у меня сейчас был пистолет, я бы… Могу заверить вас, сеньор, что я прекрасно стреляю и не промахнусь!
        - Моя лунная колдунья, собственный опыт научил меня никогда не терять головы. Это единственный способ не наделать глупостей, особенно если хорошо умеешь стрелять. Мой совет вам, если уж вы позволяете себе такую роскошь - выходить из себя: следите за своей речью и постарайтесь не заикаться, а то люди могут подумать, что ваш словарный запас слишком ограничен. Это на тот случай, если вас беспокоит мнение окружающих! И еще одно. Когда вы приоткрываете рот, вот как сейчас, должен предупредить вас, у большинства мужчин, даже если они истинные джентльмены, неминуемо возникнет желание поцеловать вас, у них даже может сложиться впечатление, что вы сами предлагаете им сделать это, особенно когда на ваших щечках такой очаровательный румянец.
        - О-о-о! Простите…
        - Вы что-то хотели сказать, мисс Ховард?
        - Вы самый мерзкий, самый отвратительный… Вы… Мне не хватает слов, чтобы сказать, кто вы есть на самом деле, вы, безнравственное чудовище! Если бы у меня было хоть какое-нибудь оружие, я бы без колебаний убила вас!
        - Нисколько не сомневаюсь в этом! Но тогда что бы подумали о вас все эти прекрасные, благородные люди? Как бы вы объяснили им свое поведение?
        Ее гнев, казалось, забавлял его: он играл с ней, как с маленьким котенком, поддразнивая ее резкими, намеренно обидными словами.
        С запозданием поняв его тактику, Алекса с трудом взяла себя в руки и, глубоко вздохнув, уже спокойно сказала:
        - Очень хорошо. Поскольку у меня нет пистолета и вы действительно не заслуживаете скандала, который мог бы разразиться после того, как я убила бы вас, тогда объясните мне, зачем вы издеваетесь надо мной? Что вам нужно? Если это шантаж, то у меня нет собственных денег, нет драгоценностей, которые могли бы представлять хоть какую-то ценность, есть только я. - Ободренная его внезапным молчанием, Алекса продолжала более решительно: - В любом случае, независимо от того, какие гадости вы скажете обо мне, сеньор де ла Герра, люди поверят мне, а не вам, хотя бы потому, что я могу доказать, если нужно, что я не… что я все еще…
        Как мог меняться его голос! Сейчас он опять стал обманчиво-ласковым.
        - Позвольте мне, мисс Ховард, помочь вам преодолеть смущение и самому произнести вслух это слово. Вы мучаетесь, пытаясь найти подходящее выражение для того, чтобы сказать, что вы все еще девственница? Как мило! Сохраняете свою… э-э… добродетель для счастливчика, который женится на вас, а потом… Но не важно. Я думаю, мне следует отдать дань силе вашего характера. Я прошу у вас прощения, целомудренная Диана, за свои сомнения в вашей невинности. И в подтверждение своего раскаяния я хочу сделать вам подарок. Маленькая безделушка, которую вам, наверное, будет приятно получить назад, пока никто не узнал, где вы ее потеряли или как она попала ко мне.
        - Я не знаю, что вы имеете в виду и что вам от меня надо. Но мне уже наплевать на все ваши угрозы. И если вы немедленно не отведете меня к тетушке…
        - Прежде чем я верну вам ваш замечательный золотой браслет? Или вы до сих пор не обнаружили потерю? Я увидел, как он поблескивал на дне, на него падал лунный свет. Это случилось уже потом, после того как ваш пистолет убедил меня оставить попытки вас соблазнить. К сожалению, я бываю порой излишне сентиментальным, я хотел оставить его у себя как воспоминание о моей встрече с русалкой в лунную ночь. Сейчас он со мной. Но может быть, вам все равно, получите вы его назад или нет?
        Низким, сдавленным голосом Алекса сказала:
        - Вы… Вы даже хуже, чем… змея… ехидна! Вы мерзавец! У вас совсем нет… совести! Я хотела бы…
        - Будьте осторожны с вашими желаниями, а то ведь они могут сбыться. Я когда-то давно слышал или читал об этом… Вы прекрасно танцуете, мисс Ховард! Одно удовольствие быть вашим партнером! Вам не кажется, что здесь значительно прохладнее и мы можем полюбоваться звездами и луной? Вы всегда сможете позвать на помощь, если я сделаю неверный шаг. Может, вы будете чувствовать себя в большей безопасности, если я пообещаю не покушаться на вашу драгоценную девственность?
        Алекса совсем не чувствовала себя в безопасности один на один с ним на галерее. Даже тогда, когда он отпустил ее и встал, по крайней мере, в футе от нее, облокотившись на блестящую белую колонну, которая поддерживала потолок галереи. Он дикарь, вот он кто! Он надевает маску цивилизованного человека, как леопардовую шкуру, которую можно сбросить или надеть снова в зависимости от обстоятельств.
        - Я не… - От ярости у Алексы перехватило дыхание, и ей пришлось сделать усилие над собой, чтобы презрительно продолжить: - Я думаю, вы будете невероятно счастливы услышать, что я, понимая, что вам нельзя доверять и нельзя надеяться на ваше благородство, я… Нет, я не чувствую себя в безопасности в вашем обществе, сеньор де ла Герра. Для меня это все равно, что быть запертой в клетке с тигром! Но с животными ты хотя бы знаешь, на что можешь рассчитывать в зависимости от того, голодны они или нет. Вы весь вечер делаете все возможное, чтобы запугать меня своими намеками и завуалированными угрозами. Но зачем? Чего вы добиваетесь? Вы почти силой вывели меня сюда, чтобы возвратить маленький золотой браслетик, единственная ценность которого в том, что это подарок матери и для нее он значит больше, чем для меня. Зачем все это? Разве вы еще не поняли, как мне противен весь ваш сарказм, с его помощью вы хотите ради собственного удовольствия сделать больно другим. Я не могу понять ни вас, ни причин вашей жестокости…
        Взгляд Алексы был устремлен в темноту ночи, пока она говорила это, и теперь, повернувшись к нему, она была удивлена, увидев, что он подошел к ней совсем близко и нежно, провел пальцем по ее щеке.
        - Бедная испуганная девственница! Ты еще ничего не смыслишь в жизни, правда? Ты жертва своего воспитания и окружения. Тебе лишь иногда хватает смелости совершить что-то недозволенное. А как быть со всеми чувствами, которые живут в твоей душе? Задумывалась ли ты, моя бедная маленькая русалочка, над тем, что тебе хочется в действительности, а не о том, что тебе следует хотеть? Неужели ты думаешь, что совершила смертный грех, когда наслаждалась моими ласками и желала еще больших ощущений? Неужели именно из-за этого ты так боишься и ненавидишь меня? Только из-за того, что я дал почувствовать тебе вкус запретного плода? Черт тебя побери, морская колдунья! Ты посмотришь на меня? Ради Бога! Неужели ты действительно в глубине души веришь, что все случившееся между нами - двумя обнаженными незнакомцами, встретившимися в лунную ночь, - неестественно и ненормально, плохо и грешно? Господи! Почему надо скрывать правду? Только для того, чтобы ублажить окружающих?
        Николас намеренно доводил Алексу до бешенства, но в глубине души он сам не знал, зачем это делает. Независимо от того, девственница она или нет, было ясно одно: она абсолютно наивна и неопытна, а следовательно, не может представлять для него никакого интереса. Черт! Ей же только восемнадцать!
        Но прошлой ночью у нее не было возраста. Афродита, выходящая из моря. Русалка… лунная богиня… морская нимфа. Соблазнительная колдунья. Прошлая ночь… Уж он-то должен был знать, как она поведет себя сегодня.
        Николас уже собрался отойти от Алексы, как вдруг она повернулась и посмотрела ему в глаза. Она была похожа на затравленного зверя. В ее темных глазах отражался свет ламп, освещавших галерею. В этот момент она напомнила Николасу загнанную в угол лисицу. Все: и глаза, и стиснутые зубы, и волны ярости, буквально исходившие от нее, - все наводило на мысль о диком животном. Действительно лисица! Это впечатление усиливалось благодаря высоким скулам и прическе.
        - Как вы можете говорить мне о честности и правде, о том, что естественно, что нет, если вы сами ужасно лицемерны? Вы, видно, хорошо научились манипулировать словами для достижения своих целей… Ладно, мне абсолютно все равно, что еще вы мне скажете, будете ли опять насмехаться надо мной, потому что я… Да, может быть, я наивна и глупа, но вы теперь открыли мне глаза… Вы просто отвратительный распутник!
        - Вынужден признать, что слово «распутник», да еще произнесенное таким тоном, звучит довольно едко! Это на тот случай, если вы решите использовать это слово еще раз. Но, с другой стороны, если вам действительно захочется оскорбить кого-нибудь, используйте слово «ублюдок» или даже…
        - Я предпочитаю не слышать других вариантов! - прервала его Алекса, стараясь укротить свою ярость. - Вы, наверное, понимаете, почему я до сих пор остаюсь в вашем обществе… Не важно! Если у вас не хватает благородства вернуть мне браслет моей матери, я буду считать, что вы его украли. И более того, если вы немедленно не проводите меня в зал, я буду вынуждена уйти одна. Моя тетя сейчас…
        От его неожиданного неприятного смеха Алексу передернуло.
        - Господи! Разве меня должны интересовать ваши истинные чувства? Вы же сами сказали, мисс Ховард, что мне чужды всякие иллюзии. Русалки, морские нимфы - это просто фантазия, плод мужского воображения. Подвергаться сказочному воздействию луны так же глупо, как и верить в целомудренных богинь, отдающих себя служению луне, которых удивляет и оскорбляет внимание простых смертных мужчин!
        - Я не… Пожалуйста! - Алекса даже не заметила, что последнее слово прошептала почти умоляющим тоном.
        - Конечно, извините. Вы хотите получить назад браслет своей матери? Не беспокойтесь, я верну его вам, как только я… Да, вот он.
        Почти все свечи и цветные фонарики уже потухли, и теперь галерея была залита ярким золотистым светом луны. Хотя луна, казалось, тоже устала и начала потихоньку опускаться к морю, как бы пытаясь найти в нем укромное место, спрятаться там до следующей ночи.
        Спрятаться? Не это ли она сейчас делает? Прячется от себя самой? Какая же она сама на самом деле? Когда-нибудь она это узнает. В любом случае это не его дело! Стиснув зубы, Алекса сказала:
        - Благодарю вас. Думаю, было бы невежливо с моей стороны не поблагодарить вас за…
        Неожиданно перед ней всплыла картина вчерашней ночи: по черной глади океана плывет мужчина, вот он надолго ныряет под воду, а через некоторое время, появившись на поверхности, машет ей рукой. Должно быть, именно тогда он и нашел браслет!
        - Ваши пальцы холодны как лед, мисс Ховард! - Алекса напряглась от грубого нетерпения, прозвучавшего в его голосе. - Позвольте, я застегну ваш браслет. Вы ведь привыкли пользоваться услугами горничной. Кстати, скажите ей, чтобы в следующий раз она была аккуратнее…
        Теперь, когда ее браслет был уже в полной безопасности и поблескивал на руке, Алекса зло сказала:
        - У меня нет горничной, которая надевала бы на меня драгоценности. А сама я не настолько беспомощна, чтобы не суметь застегнуть браслет. И вообще у меня не так уж много драгоценностей.
        - Нет? Какая жалость! Но я уверен, в скором времени у вас будет достаточно украшений, конечно, если вы будете четко следовать установленным правилам и поймаете богатого мужа, который купит вам все, что пожелаете.
        - Поймать? Какое отвратительное слово! И почему, Господи, вы вообразили, что мне нужно ловить мужа? Я уверена, что, когда придет время, найдется немало мужчин, которые сами захотят поймать меня, а я… Тогда уже я буду выбирать.
        - Наконец-то вспышка честности! Ты правильно решила, русалка, пусть они тебя ловят, а ты не будешь слишком быстро сдаваться. Это повысит тебе цену, это звучит грубо, но я не хотел обидеть тебя.
        - Тем не менее, вы обидели меня. И если вы будете честным до конца, то признаете, что вы лицемер! И… - Алекса не смогла сдержать закипавшие в ней гнев и раздражение и почти бессознательно выпалила оскорбление, которому он сам научил ее: - Вы… Вы ублюдок!
        - Ты слишком быстро все усваиваешь, - сказал он, угрожающе понизив голос. - Но не думай, что тебе удастся уйти, испробовав на мне свои острые коготки. Ты сама уже могла убедиться: я не тот вежливый джентльмен, который всегда прилично ведет себя с дамами.
        - Вы действительно это уже доказали. - Тяжело дыша, Алекса попыталась сказать это ледяным тоном, однако голос ее все еще немного дрожал. - Вы очень жестокий человек. Вы получаете удовольствие, издеваясь над людьми. И делаете это только для того, чтобы посмотреть, как они будут мучиться и страдать. Если вы получили достаточно удовольствия за сегодняшний вечер, то, может, будете столь любезны и проводите меня к тете. Ваше общество мне неприятно.
        - Нет? Но если я ублюдок, какое это может иметь для меня значение? - Его голос стал особенно резким. - И именно поэтому, моя маленькая целомудренная богиня, прежде чем отвести тебя к тетушке, я собираюсь получить вознаграждение за браслет, который я тебе вернул.
        Он грубо схватил ее за плечи и до боли сжал в объятиях. В какое-то мгновение Алексе показалось, что он переломит ее пополам. Вдруг он начал страстно, почти яростно целовать ее; у Алексы перехватило дыхание, она испугалась, что сейчас он задушит ее, как Отелло задушил Дездемону.
        Только ли ужас заставил Алексу подчиниться ему? Она чувствовала, что голова ее беспомощно откинулась назад, а когда он с силой разомкнул ей губы, она почти инстинктивно подняла руки, чтобы оттолкнуть его. Но опять, как и в прошлый раз, что-то странное произошло с ней: приятная истома разлилась по всему телу, она едва держалась на ногах и, чтобы устоять, была вынуждена прижаться к нему. Внезапно по всему ее телу разлился жар; дрожь, охватившая ее, заставила забыть обо всем. Алекса уже была не в состоянии противостоять не только ему, но и своим собственным диким инстинктам. Сквозь одежду она чувствовала, как окаменели мускулы на его спине, и уже без всякого стыда она вспомнила это обнаженное тело.
        Она гладила волосы Николаса, и ее пальцы, казалось, помнили, какие они на ощупь. Сейчас ей было совершенно все равно, что она делает и почему. Она ни о чем не думала и тогда, когда он нежно провел пальцами по ее лицу, по шее, по груди. Казалось, прикосновения этого мужчины прожигали одежду, а его руки сами знали, где задержаться дольше.
        Ну почему на ней так много одежды? Алекса вдруг поняла, это подсказало ей собственное тело, как велико ее желание почувствовать прикосновение его пальцев, ощутить его ласки. Только ни о чем не думать, чтобы не омрачить это прекрасное, вдруг нахлынувшее на нее чувство. Ей казалось, что она факел, который случайно зажгли, и теперь он горит ярким радостным пламенем. Но до сих пор она толком не знала, почему появилось это чувство, что оно значит и куда оно может привести ее. Она даже не пыталась спросить себя, почему так безрассудно позволяет себе нарушить все установленные правила и нормы поведения, она только еще крепче прижималась к нему, и в ее ушах ласковый шепот моря слился с их дыханием. А он все крепче и крепче обнимал ее, пока наконец Алексе не показалось, что они слились воедино. Слияние, растворение друг в друге…
        Именно Николас, в конце концов, отстранился от нее; он решительно разжал обнимавшие его руки, борясь с почти безумным желанием поддаться дикой страсти. Господи! Ведь он взрослый мужчина и должен думать о возможных последствиях. Что, если кому-то придет в голову мысль выйти подышать прохладным ночным воздухом? Что, если их увидят? От этого пострадает только ее репутация, а у него нет ни малейшей причины и никакого права причинять ей такое зло.
        Она смотрела на него широко раскрытыми, непонимающими глазами, ее рот… «Нет, лучше не думать об этом», - мрачно предупредил себя Николас. В девушке горит страсть, она готова любить мужчину; Николас был в отчаянии от того, что не он будет ее первым мужчиной, не он научит ее любить. Скорее всего, она выйдет замуж за какого-нибудь неуклюжего тупицу, который даже не поймет, какое сокровище ему досталось, и в конце концов она превратится в холодную, черствую женщину, принимающую каждую подаренную ей безделушку за выражение теплых чувств и эмоций. Сейчас в ней еще горит огонь страсти, авантюризма, но со временем он погаснет и она станет обычной женщиной своего круга.
        Бедная, бесхитростная Алекса! От смешанного чувства жалости и сожаления его голос звучал необычно ласково. Он не удержался и нежно провел пальцем по ее губам.
        - Черт побери! Мне так жаль, что я должен остановиться. Признаюсь, мне нравится целовать тебя, но еще больше мне понравилось бы заниматься с тобой любовью, моя маленькая русалочка. Но представляю, какой разразился бы скандал! Я все же не настолько лишен совести, как ты думаешь.
        - Прекратите! Прекратите говорить со мной, как с ребенком, особенно после того, как вы… Да, вы ужасный лицемер, сеньор де ла Герра, и я хочу… Я хочу… О нет!
        В голосе Алексы появилась злость, она, казалось, старалась заставить Николаса молчать.
        - Вам нет необходимости объяснять что-либо и вообще что-нибудь говорить. Думаю, вы все уже доказали. Я, наверное, должна быть благодарна вам за урок: теперь я знаю, как опасно поддаваться слабости. Уверяю вас, что в будущем постараюсь быть более осторожной и не такой доверчивой! Теперь вы не станете возражать, если мы вернемся в зал к тете, пока она не начала волноваться?



        Глава 9


«Николас де ла Герра - мерзкий и отвратительный человек, распутник, в худшем смысле этого слова», - думала Алекса. Из-за него весь вечер, посвященный ее восемнадцатилетию, был испорчен. Слава Богу, что он ушел сразу после того, как она высказала ему все, что о нем думает. Ей бы, конечно, хотелось сказать ему значительно больше и резче, рассказать о своей ненависти и отвращении, о том, как одна мысль о его дерзкой попытке воспользоваться ее смущением и боязнью скандала приводит ее в бешенство. Он не заслуживает того, чтобы так много думать о нем, к тому же они вряд ли еще увидятся, и ей нужно выбросить его из головы, как любую другую неприятную и докучливую мысль. Некоторые вещи нужно оставлять в прошлом, которому они и принадлежат. Что сделано, то сделано, она извлекла хороший урок на будущее, а обо всем остальном нужно забыть.
        Алекса заставила себя сосредоточиться на своем отражении в зеркале. Ее новая амазонка, сшитая на заказ, была темно-зеленого цвета. Это не совсем то, что ей хотелось бы, но дядя Джон, который помогал выбирать материал и фасон, уверял ее, что этот цвет удивительно идет ей и прекрасно подходит к ее волосам. Кроме того, именно дядя Джон платил за этот костюм. Рассматривая себя со всех сторон, Алекса отметила, что портной прекрасно справился с работой, ему удалось учесть все малейшие пожелания и замечания. Естественно, ему заплатили двойную цену, но все равно это меньше, чем берут известные модельеры Лондона и Парижа.

«Интересно, становлюсь ли я слишком суетной и пресыщенной, чего так боится тетушка?» - думала Алекса, стараясь изобразить скуку на своем лице, но не выдержала и рассмеялась. Она обещала тете Хэриет, что пребывание в Коломбо у дяди Джона не испортит ее. Больше того, она опрометчиво поклялась быть всегда вежливой и почтительной с миссис Лэнгфорд, которой, со своей стороны, не всегда удавалось скрыть свою неприязнь к Алексе и которая старалась выискать у нее как можно больше недостатков, чтобы было о чем посплетничать со своими приятельницами. Но это обещание все-таки можно было выполнить. Хуже то, что она дала слово подружиться с этой дурочкой Шарлоттой Лэнгфорд и проводить с ней как можно больше времени. Теперь ей приходилось брать ее с собой, даже когда лорд Чарльз приглашал ее покататься верхом. Алекса хмуро посмотрела в зеркало. Ей было невыносимо общество Лэнгфордов. И все из-за этого отвратительного, мерзкого негодяя, который помимо ее воли так долго задерживал ее на галерее. Если бы не это, ей не пришлось бы давать так много обещаний тете Хэриет. Тетя стала настаивать на том, чтобы Алекса вместе
с ней вернулась домой, потому что она слишком безответственна и слишком быстро забывает все, чему ее учили, забывает о том, что хорошо и что дурно.
        - Но мы только разговаривали! О Калифорнии, о жизни там!
        - Гм! Я уверена, что именно этот предлог он придумал, чтобы задержать тебя там подольше. Эта его ироническая усмешка, этот раздражающий, почти сардонический взгляд; кажется, что он постоянно бросает тебе вызов. Я не принимаю никаких оправданий, девочка. Я тоже считаю сеньора де ла Герру очень интересным собеседником, но мы, как ты заметила, беседовали с ним на публике, а не одни под звездным полночным небом. Не смотри на меня с видом оскорбленной невинности, я слишком хорошо тебя знаю, чтобы тебе удалось одурачить меня. Я тоже когда-то была молодой и глупой, хочешь верь, хочешь нет! В любом случае этот мужчина слишком стар для тебя, слишком… Не важно. Я уверена, ты прекрасно понимаешь, зачем я все это говорю.
        Алекса упрямо продолжала настаивать на том, что они лишь мило беседовали с сеньором де ла Геррой. Она до боли сжала пальцы, чтобы не дать волю душившей ее ярости и настоящей ненависти, которую она испытывала к Николасу. Именно из-за него тетя так разгневалась. Это несправедливо, что всю вину возложили только на нее и, как маленькую девочку, отправили спать, позволив потанцевать еще два танца «только для того, чтобы избежать сплетен».
        В конце концов, сэру Джону каким-то непостижимым образом удалось заставить тетю смягчиться. Алекса так и не узнала, каким образом он уговорил Хэриет дать ей еще один шанс (как будто она была преступницей), но, как бы там ни было, в конце концов, ей разрешили остаться в Коломбо, предварительно взяв с нее немыслимое количество обещаний. «Это несправедливо, потому что я ни в чем не виновна! Почему все мои поступки, вся моя жизнь должны контролироваться „кем-то“, кем-то, кто придумывает все эти бесчисленные правила, кто решает, кому и как надо себя вести? Кто дает им право решать, что такое грех? Почему-то не считается грехом, если плантатор до смерти забьет своего работника, но лежать обнаженной с мужчиной или позволять ему целовать себя - это почему-то непростительный, ужасный грех! Сплошное лицемерие! Он тоже об этом говорил. Конечно, он это делал только для того, чтобы достичь своих целей», - мрачно подумала Алекса. Однако он заразил ее этими опасными мыслями, которые время от времени проносились у нее в голове, как и воспоминания, которые она пыталась забыть.
        Недовольная тем, какое направление стали принимать ее мысли, Алекса мрачно посмотрела на свое отражение в зеркале и поправила шляпу. Она надела ее немножечко набок, так, что страусиные перья соблазнительно затеняли ее лицо. Она могла только надеяться, что лорд Чарльз, привыкший вращаться в высшем свете, не сочтет ее слишком экстравагантной. А если она все-таки понравится ему, то это будет только благодаря ее дорогому, любимому дяде Джону, который купил ей и этот костюм, и эту шляпу.
        - О, Алекса!
        Нахмурившись, Алекса резко обернулась. Но Шарлотта Лэнгфорд, казалось, не понимала, почему Алексе неприятно, когда она врывается в ее комнату, предварительно не постучав в дверь.
        - Он здесь! Виконт Диринг, я имею в виду. И на такой великолепной лошади! Тебе не кажется, что это просто прекрасно, что именно нас он почтил своим вниманием? Можешь быть уверена, что все женщины в Коломбо завидуют нам!
        - Да? Неужели? - Алексе удалось ответить почти совсем спокойно. Она повернулась к зеркалу, чтобы еще раз проверить, надежно ли держится шляпа, потом отошла подальше и критически осмотрела себя с ног до головы, пытаясь представить, какой эффект произведет ее новый наряд.
        - Ну конечно же, нам будут страшно завидовать и считать нас очень счастливыми. Ты, наверное, не представляешь, как любят посплетничать в таких городах, как Коломбо! Виконт у всех на глазах приглашает нас покататься верхом! А если еще вспомнить внимание, которое он оказывал нам в эти дни…
        Почему голос Шарлотты кажется таким безжизненным, когда она обрушивает на свою жертву поток слащавых глупостей? Стиснув зубы, Алекса сама удивилась, что ей удается говорить спокойно:
        - Раз лорд Чарльз столь добр и внимателен, не стоит заставлять его ждать.
        Глядя на то, как хихикала и краснела Шарлотта, могло показаться, что именно к ней, а не к мисс Ховард каждый день приезжает лорд Чарльз. Алексе ни на минуту не удавалось остаться наедине с виконтом. Стараниями грозной матери Шарлотты ее дочка постоянно находилась с ними и в гостиной, и на веранде, чтобы разговор не мог перейти за рамки дозволенного. Вести хоть в какой-то степени интеллектуальную беседу было практически невозможно: мисс Лэнгфорд, начисто лишенная такта, постоянно прерывала их разговор пустыми замечаниями о погоде или ярмарке, которую ее мать устраивает в благотворительных целях для сбора денег для детей-сирот. Были моменты, когда несдержанная на язык Алекса готова была взорваться, и ей значительно чаще, чем обычно, приходилось стискивать зубы. Но, слава Богу, ей позволили поехать сегодня на прогулку. Она мечтала о ней все эти дни.
        Наклонившись, чтобы погладить шею лошади, Алекса поняла, как не хватало ей обычных ежедневных прогулок верхом. Гнедая кобыла сэра Джона - самая любимая лошадь Алексы - недавно ожеребилась на дядюшкиной ферме. Ферма находилась в горах, и Алекса несколько раз ездила туда покататься верхом. Сейчас она с болью вспоминала эти поездки. Холодное утро, капельки росы, едва уловимый запах дыма и возбужденный лай гончих, которые нервничали перед утренней прогулкой. Она ездила в мужском седле, без шляпы, небрежно собрав волосы лентой, а приятная тяжесть пистолета напоминала ей об опасностях, с которыми она может столкнуться в любую минуту, - ядовитая змея, дикий кабан…

«Не то, что здесь, в Коломбо, - эта прогулка, очевидно, будет слишком уж благопристойной», - раздраженно думала Алекса, слушая, как Шарлотта Лэнгфорд болтает без умолку и жеманно хихикает. Алекса искренне пожалела, что у нее нет с собой пистолета. Не только Шарлотта раздражала ее, но и двое других мужчин, которых миссис Лэнгфорд пригласила сопровождать их. Один из них - ужасно скучный майор средних лет, друг полковника Лэнгфорда; другой - мистер Сатерлэнд, напыщенный молодой человек, который наскучил ей постоянными рассказами о своих обязанностях адъютанта губернатора и о важности занимаемой им должности. Позади них на некотором расстоянии следовали два грума-туземца… Все казалось Алексе неестественным, ненатуральным, так не должно было быть! Лорд Чарльз пригласил покататься только ее, и Алекса заметила, какое удивление было в его глазах, когда он увидел столько людей. Потом ему удалось спрятать свои чувства под маской вежливости и хороших манер.
        Хорошие манеры! Алекса была полна негодования и возмущения, ей в голову пришла мысль притвориться, что ее лошадь понесла, для того чтобы насладиться настоящим галопом, а не тащиться ради Шарлотты Лэнгфорд медленной рысью. «Почему считается хорошим тоном вежливо беседовать с человеком, который тебе не нравится, которого ты едва терпишь? Почему люди не должны быть честны и откровенны друг с другом? Почему бы не отбросить эту фальшь, эту ложь и честно не взглянуть в глаза правде? Наверное, я так никогда и не пойму, ради чего я должна притворяться и делать неприятные, даже отвратительные мне вещи. Это неправильно, - подумала Алекса, делая усилие, чтобы скрыть чувства под приветливой светской маской. - Лицедействовать, вместо того чтобы быть искренней. Неправильно».
        К счастью, мятежные мысли Алексы прервал лорд Чарльз:
        - Мисс Ховард, у меня есть прекрасная идея. Если, конечно, вы не будете возражать… - Бесстрастный голос лорда Диринга никак не соответствовал его почти заговорщицкой улыбке.
        Занятая печальными мыслями, Алекса даже не заметила, как ему удалось оказаться рядом с ней на сузившейся дороге, в то время как остальные были вынуждены ехать сзади. До этого момента Алекса и лорд Чарльз не обменялись и двумя словами. Алекса даже подумала, что он разочаровался в ней, найдя ее слишком наивной и провинциальной, чтобы тратить на нее свое время и внимание. Но ее сомнения развеялись, когда он, выразительно взглянув на нее, сказал:
        - Вам не кажется, что сейчас у нас есть прекрасная возможность вспомнить французский или итальянский? Вы, помнится, говорили, как редко вам предоставляется возможность побеседовать на этих языках. Ну а поскольку у меня такая же проблема, я думаю… Вы не возражаете?
        Два дня назад Шарлотта призналась, что, по мнению ее матери, в Европе все высшее общество говорит на английском, но в иностранных языках встречаются недостаточно приличные слова и целые фразы, поэтому она не сочла необходимым для себя изучить хоть какой-нибудь иностранный язык. Бедная Шарлотта! А что касается майора Дойля и мистера Сатерлэнда, то было маловероятным заподозрить у них знание французского или итальянского. Лорд Чарльз оказался очень изобретательным, глаза Алексы заблестели, она развеселилась, позабыв все свои печальные мысли о лицемерии и хороших манерах.
        - Возражаю? Конечно, нет! Я с радостью вспомню французский или итальянский, только обещайте исправлять мои ошибки.

«Как ей идет, когда она улыбается и появляется эта ее очаровательная ямочка! - подумал лорд Чарльз. - Она просто восхитительна!» Он был очарован ее непосредственностью. Если б он мог оказаться с ней наедине, избавиться от этих вечных любопытных компаньонок, которые ни на минуту не оставляют ее!.. Он думает о ней вот уже несколько ночей подряд, пытается представить себе их будущую жизнь: что они будут делать, чему он ее будет учить. Он будет учить ее всему. Разбудит ее девственные чувства и постепенно, шаг за шагом, даст волю ее страсти и чувственности. Черт побери! Она, казалось, обещала многое и даже бросала вызов. Ради нее стоит остаться здесь подольше, если только его мрачный кузен не будет так упрямо настаивать на отъезде. По мнению Николаса, им необходимо покинуть Коломбо через два дня, чтобы успеть вернуться в Англию до Рождества. Два дня! Ему будет страшно не хватать ее! Что понимает в этом Николас, так цинично относящийся к женщинам? Он не испытывает уважения ни к чему, даже чистота и невинность не трогают его, а человеческие чувства и эмоции он считает слабостью, с которой надо бороться. К
черту Николаса и его холодный расчет! Ему, лорду Чарльзу, чужды эти взгляды, он хочет наслаждаться жизнью, давать волю своим чувствам и страстям!
        Да, почему бы не поддаться внезапному порыву? Почему не рискнуть? Особенно теперь, когда стало ясно, что единственное, что он может потерять, это два часа, проведенные в ее обществе под бдительным надзором компаньонки. Лорд Чарльз решительно заговорил по-французски, надеясь, что впоследствии ему не придется жалеть о содеянном. Хотя всегда есть пути для отступления… Заговорив по-французски, лорд Чарльз быстро перешел на итальянский, вспомнив, что французский в последнее время стал очень модным и популярным языком.
        - Я надеюсь, моя маленькая хитрость не слишком рассердила вас? Но если бы вы знали, как мне хотелось по-настоящему поговорить с вами, почаще видеть вас без… без… Я хочу сказать, что мне бы очень хотелось узнать вас поближе, лучше понять вас, прежде чем… Поверьте мне, я обычно не столь косноязычен, как сейчас, сеньорита Ховард. Я хотел бы, чтобы наша встреча не была столь краткой… Пожалуйста. Я прошу вас о снисхождении… Окажете ли вы мне такую честь?
        Господи, к чему же он клонит, о чем хочет попросить ее? С напускным безразличием Алекса ответила, что он может быть абсолютно искренним с ней, потому что она и сама предпочитает, когда с ней говорят честно и откровенно, не прикрываясь вежливыми фразами. Ей было непонятно, почему он просит ее о снисхождении, и она спросила:
        - Неужели то, что вы хотите сказать мне, так ужасно?
        - Для меня - да. Особенно с тех пор, как я встретил вас. Я узнал, что мы должны возвращаться в Англию через два дня, и у меня не будет возможности видеть вас, разговаривать с вами… Я не такой циник, каким бы меня хотел видеть мой испанский кузен, поэтому я ничего не могу поделать с теми чувствами, которые испытываю по отношению к вам. Я восхищаюсь вами, уважаю вас и хочу… Поверьте, я искренен в своих чувствах… Я отдал бы все, чтобы хоть недолго поговорить с вами наедине, чтобы мы могли быть более откровенны друг с другом. Надеюсь, вы доверяете мне и будете чувствовать себя в моем обществе в полной безопасности. Если, конечно, вы согласитесь… Надеюсь, я не обидел вас?
        К несчастью, Шарлотта, которая прислушивалась к их разговору с растущим чувством разочарования, выбрала именно этот момент, чтобы прервать их разговор. Она лукаво сказала, что вдвоем обсуждать секреты несправедливо по отношению к другим, а потом со своим обычным хихиканьем, которое всегда так раздражало Алексу, робко добавила:
        - Мама советовала мне запомнить несколько французских слов, тех, что теперь часто используют в английском языке, но… - продолжала она, хихикнув, - я понимаю… Мама предупреждала, что некоторые иностранные книги даже невозможно перевести на достойный английский язык… Мистер Сатерлэнд совершенно согласен с моей мамой, он тоже говорит, что кое-какие иностранные книги с трудом можно назвать литературой, они могут испортить невинные и чистые умы. Не то, что я имею в виду…
        - Я вполне могу понять естественное любопытство миссис Лэнгфорд, и она, конечно же, права.
        Несмотря на то, что Алексу трясло от возмущения, голос ее звучал довольно любезно:
        - Я уверена, что мать в таком случае - лучший судья, и лишь она может знать, какие именно книги подойдут для дочери. И не волнуйтесь, Шарлотта, я никогда не расскажу миссис Лэнгфорд, что вы на такую тему беседовали с джентльменом. Мы же с лордом Чарльзом лишь упражнялись в итальянской грамматике и произношении и даже не думали обсуждать какую-нибудь неподходящую литературу!
        Шарлотта едва слышно вздохнула, а лорд Чарльз издал какой-то сдавленный смешок, но тут же сделал вид, что закашлялся. «Во всяком случае, у него есть чувство юмора, - подумала Алекса, - и в то же время он истинный джентльмен. Слава Богу, он полная противоположность своему грубому кузену из Калифорнии, этому авантюристу с глазами пантеры, который начисто лишен хороших манер, морали и даже совести, он даже не заслуживает того, чтобы его принимали в приличном обществе». Не в пример ему лорд Чарльз был исключительно внимателен, вежлив и искренен. И нет ничего плохого в том, чтобы встретиться с ним наедине, побеседовать несколько минут. Он явно не относится к тем отпетым негодяям, которые могут наброситься на девушку, воспользовавшись ее смущением, и дать волю рукам.

«В любом случае лорд Чарльз внушает доверие, и эта встреча может обернуться новым интересным приключением», - убеждала себя Алекса уже после того, как пообещала встретиться с ним на песчаном берегу за садом сэра Джона. Он хочет поговорить с ней, и он дал ей слово, что она будет в полной безопасности в его обществе. И, конечно же, так оно и будет, ибо он слишком благороден, чтобы злоупотребить ее доверием. А как здорово, что они договорились об этом прямо под носом Шарлотты, которая до конца прогулки не могла успокоиться и была крайне раздражена. Алекса не боялась ни Шарлотты, ни миссис Лэнгфорд. Она притворится, что у нее болит голова, и пораньше уйдет к себе, а потом… Лорд Чарльз сказал, что хочет попросить ее о чем-то важном. Может быть, он хочет сделать ей предложение? А если он действительно это сделает, что ей ответить ему? Все это было очень интересно, волнующе и помогло Алексе избавиться от других менее приятных мыслей.



        Глава 10

        Вечером за обедом миссис Лэнгфорд старалась найти предлог, чтобы поговорить о правильном, достойном воспитании юных и чересчур впечатлительных девушек. У нее был решительный голос, который действовал Алексе на нервы; не менее неприятна была и ее манера говорить - она постоянно к месту и не к месту цитировала Библию и полюбившиеся ей проповеди.
        - …Чтение книг, и особенно этих романов… - Здесь тонкие губы миссис Лэнгфорд скривились, как будто она съела что-то невообразимо кислое, а потом, повысив голос, чтобы все могли оценить глубину ее неодобрения, она продолжала: - А эти книги на иностранных языках… Как важно тактично, но твердо направлять девушку, чтобы не испортить ее невинный ум, этот, по словам нашего преподобного доктора Дженнингса, чистый лист, на котором можно написать все, что угодно, и который в силу своей неискушенности открыт любому влиянию. Отеческая опека, постоянные советы и рекомендации очень важны для любого молодого человека, и особенно для девушки! «Как лоза согнется…» Мне не нужно заканчивать эту фразу, моя Шарлотта слышала ее много раз. Полковник Лэнгфорд также верит в необходимость строгой дисциплины и контроля над образом мыслей, естественно, в сочетании с привитием хороших манер и достойного поведения, так необходимого для молодой женщины, мечтающей стать хорошей женой и матерью, когда ей придет время уйти из-под опеки любящих родителей под опеку своего мужа!

«Долго еще она будет продолжать в том же духе!.. Долго еще мне придется слушать этот голос и надоевшие банальности, смотреть, как прихорашивается Шарлотта, которая даже не понимает, что всю жизнь ее дрессируют, как пони, лошадку, которая со временем должна перейти из рук одного хозяина к другому!.. Интересно, что она будет делать, если у меня вдруг сейчас начнется истерический припадок? Или, может, приступ мигрени? Но тогда дядя Джон будет беспокоиться, а она, наверное, подумает…

        Алекса заставила себя посмотреть в тарелку, делая вид, что очень занята жареной бараниной с овощами. Несмотря на все усилия, она никак не могла успокоиться, все ее существо пылало от возмущения. Это же рабство! Вот как это называется! Передают, как вещь, от одного мужчины к другому; и ведь Шарлотта не исключение, многие девушки почтут за честь, если какой-нибудь надутый болван попросит руки у их родителей. А потом вместо «Да, папа!» или «Конечно, папа!» будет «Да, мистер такой-то!» или «Конечно же, мистер такой-то! Как скажете… Вам лучше знать». Как может человек, обладающий умом и собственной волей, быть таким безропотным и пассивным?
        К счастью, миссис Лэнгфорд прервала себя, чтобы перейти к следующему блюду, и внезапно наступившая тишина успокаивающе подействовала на Алексу. Так можно совсем разочароваться в жизни, мудро напомнила она себе. Сегодня вечером ей нужно решать другие проблемы. Придумать план? Или положиться на случай? Видимо, ей придется подождать, когда слуги разойдутся по своим комнатам и потушат огни. Только тогда она сможет незаметно выскользнуть из дома. А что ей надеть? Что-нибудь прохладное, легкое и неброское. Какое-нибудь платье, в котором она будет чувствовать себя удобно, не боясь показаться при этом старомодно и безвкусно одетой. Может быть, надеть зеленое хлопчатобумажное платье с кружевами? Правда, ему уже два года, а фасон взят из журнала начала тридцатых годов, но зато оно очень идет ей и не сковывает движений. Лорд Чарльз, как всякий мужчина, вряд ли заметит такие мелочи. Да, зеленое платье - это то, что нужно. Но впрочем, это не так уж и важно. Она не задержится там более получаса, даже если он и попросит ее остаться подольше! К концу обеда сэр Джон, от внимания которого не ускользнули опасные
огоньки в темных глазах Алексы, перевел разговор на другие темы. Настроение Алексы заметно улучшилось, она стала вести себя более спокойно и дружелюбно, особенно когда речь зашла о лошадях, о достоинствах и недостатках скрещивания различных пород.
        Появление величавого дворецкого сэра Джона, который на серебряном подносе принес графины с портвейном и коньяком, а также элегантную шкатулку розового дерева с несколькими сортами лучших сигар, необычайно обрадовало миссис Лэнгфорд. Она заметила, что ее бедная Шарлотта, как, впрочем, и она сама, едва справилась с десертом и даже не попросила второй порции шоколадного суфле. Теперь наконец-то дамы могут удалиться! С внутренним содроганием она вспомнила, как за обедом ей пришлось несколько раз покраснеть от этих «конюшенных разговоров», иначе она их и не могла назвать.
        Как ей хотелось сказать Шарлотте, чтобы она немедленно закрыла уши руками, когда так подробно обсуждались довольно щекотливые вопросы. Ей оставалось надеяться на хорошее воспитание дочери и ее невинность. Она с удовольствием отметила, какое ошарашенно-недоуменное лицо было у Шарлотты, когда обсуждались темы, о которых не полагалось знать хорошо воспитанной молодой леди. Если женщина их круга будет как ни в чем не бывало обсуждать вещи неприятные, это вызовет недоумение и даже отвращение у окружающих. Конечно, трудно винить сэра Джона Трэйверса, который начал этот разговор, он всю жизнь был холостяком и больше привык к мужскому обществу, бедняжка. Нет, в таких случаях вся ответственность ложится на женщину, и если она настоящая леди, то обязательно сменит тему разговора. Иностранные языки, чтение романов, чрезмерная свобода действий и мыслей - все это скрытый яд, который портит и отравляет юные умы. Бедная Шарлотта была абсолютно обескуражена, когда вернулась с прогулки, ее раздирали противоречивые чувства: с одной стороны, доброе отношение к своей приятельнице, а с другой - высокие моральные
принципы, которые внушались ей с детства.
        - Клянусь, я не хотела, чтобы ты сочла меня бессердечной, мама, но я не могла дождаться того момента, когда мы вернемся домой. Хотя мистер Сатерлэнд был так добр ко мне, полностью понимал меня и разделял мои чувства. Мама, ты же знаешь, как я старалась подружиться с мисс Ховард, помочь ей, я делала все, как ты велела. Но сегодня она дерзко кокетничала с лордом Чарльзом и одна завладела его вниманием, она монополизировала его! Даже мистер Сатерлэнд признался, что он удивлен и расстроен ее поведением. А дальше и того хуже, они стали говорить на… Я даже не знаю, что это было. Какой-то иностранный язык, который звучал как тарабарщина, которую никто из нас не мог понять. А когда я только постаралась намекнуть, что это неприлично, она отчитала меня, мама! Потом она рассмеялась и снова повернулась к нему! Видела бы ты взгляды, которыми они время от времени обменивались. За всю свою жизнь я никогда не чувствовала такого смущения, и от напряжения у меня так разболелась голова, что я даже не могу пошевелить ею.

«Это неплохо, что Шарлотта своими собственными глазами увидела последствия излишней свободы, - подумала миссис Лэнгфорд. Но сейчас она должна забыть о своих материнских чувствах и вспомнить о христианском долге по отношению к молоденькой запутавшейся девушке, которая ко всему прочему оставлена под ее опеку. - Да, несколько мудрых советов и наставлений не повредят ей».
        Следуя примеру своей матери, Шарлотта живо поднялась, но Алекса сделала вид, что ничего не заметила. С какой стати и почему установилась эта глупая традиция? Она ничего не имеет против аромата хорошей сигары и с большим удовольствием продолжила бы интересную беседу с дядей Джоном.
        - Мисс Ховард? Вы не желаете присоединиться к нам?
        Алекса неохотно собралась последовать за Лэнгфордами, однако язвительное замечание миссис Лэнгфорд заставило ее снова сесть на место. Эти дурацкие правила… Эти глупые женщины… Но в конце концов после минутного колебания она гордо вскинула голову, и каждый, кто хорошо знал ее, мог заметить опасный блеск в ее глазах. Ее лицо как-то неуловимо изменилось, оно стало старше и жестче, а голос напоминал скрежет сухого льда.
        - Прошу прощения, что задержалась на несколько секунд, мадам. Благодарю вас за столь тактичное напоминание.
        Итак, его юная амазонка готова принять бой? Сэр Джон Трэйверс несколько секунд задумчиво рассматривал красивые двойные двери из полированного атласного дерева, закрывшиеся только что за дамами. Он был уверен, что Алекса благодаря своему острому уму и умению четко аргументировать свою точку зрения быстро возьмет верх над миссис Лэнгфорд, если только ей удастся сохранить выдержку и не потерять всякую способность трезво мыслить.
        Сэр Джон тяжело вздохнул и принялся за сигару и бренди, с грустью размышляя о том, что молодость имеет все, кроме опыта, мудрости и умения держать себя в руках, а те, кто подобно ему познал тяжелые уроки жизни, давно уже немолоды, и у них уже осталось не так много времени, чтобы применить накопленные знания. Да, владеть всем этим одновременно значило бы владеть миром, именно поэтому такое случается крайне редко.
        Алекса… Легкая улыбка тронула его губы под седыми усами, когда он вспомнил длинноногую девчонку, какой она была в то время, когда они познакомились. Даже тогда в ней чувствовались характер, острый, жаждущий ум и мужество. Ей, а не изнеженному Фреди, надо было родиться мальчишкой. Но незачем думать об этом. Алекса уже не девочка, а взрослая молодая женщина, причем очень привлекательная; какая-то аура окружает ее, придавая ей некую исключительность, хотя она даже и не подозревает об этом своем удивительном качестве, которое всегда и всюду будет выделять ее среди других женщин и привлекать к ней всеобщее внимание. Сейчас она очень наивна, несмотря на все свои книжные знания, хорошее образование и острый ум. Но сколько в ней скрытых способностей! Способностей, к которым он всегда так бережно относился и которые в один прекрасный день она обязательно откроет в себе, и он будет свидетелем этого, если только… Но незачем думать об этом. Врачи говорят свое, но разве какой-нибудь смертный может перехитрить судьбу? Так пусть будет, как будет! Во всяком случае, он в состоянии сделать так, чтобы у нее всегда
было достаточно денег и не нужно было продавать себя замуж даже тогда, когда Фреди унаследует все состояние. Но больше всего ему хотелось самому найти для нее достойного мужа, с которым ей было бы интересно беседовать, который оценит ее тонкий ум, свободный дух и который будет любить ее такой, какая она есть, а не такой, какой он будет пытаться ее сделать.
        Сентиментальный старый дурак! Ты можешь сделать все, что в твоих силах, а на остальное ты можешь только надеяться, а поскольку ты все равно не увидишь, чем все это закончится, то нечего из-за этого и переживать. Прочистив горло, сэр Джон вновь зажег сигару и глубоко затянулся, забыв о предупреждении врача. И хотя он курил только слабые сигары, он все равно закашлялся. Когда наконец приступ кашля утих, сэр Джон с неудовольствием заметил, что его дворецкий суетится вокруг него, делая вид, что расставляет посуду на серебряном подносе. Сэр Джон знал, что когда он делает это с нарочито многозначительным видом, значит, хочет о чем-то поговорить.
        - Ну! Какого черта ты здесь занимаешься этой ерундой? Если ты хочешь что-то сказать мне, выкладывай!
        Велу, работавший в этом доме уже более пятнадцати лет, с неодобрением поджал губы:
        - Я слышал, что доктор разрешил выкуривать вам только половину сигары и что лучше вам не курить совсем!
        Заметив неудовольствие на лице сэра Джона, Велу быстро сменил тему:
        - Я пришел, чтобы предложить вам, хозяин, перейти в кабинет и запереть дверь-Леди сильно спорят, а старшая леди страшно сердится. Она открывает рот вот так…
        Велу изобразил, как миссис Лэнгфорд от удивления открывает рот. Сэр Джон не смог сдержать улыбку, которая не укрылась от острого и внимательного взгляда Велу. Сделав строгое лицо, сэр Джон сухо сказал:
        - Я понимаю. Я не спрашиваю тебя, сколько раз ты придумывал предлоги, чтобы зайти к ним, старый мошенник, и я уверен, что ничто не ускользнуло от твоего взгляда. А как ведут себя молодые дамы?
        Округлив глаза, Велу вздохнул:
        - Дочка старшей леди плачет, а наша мисс Алекса улыбается, но говорит очень резко. Хорошо, что у нее нет ножа или ружья, а то бы старшая леди была уже давно мертва! Слишком плохо!
        - Я не спрашиваю тебя, как мне следует воспринять твое последнее замечание. - Сэру Джону пришлось сделать вид, что он прочищает горло, для того чтобы скрыть душивший его смех. - Но думаю, ты прав, мне действительно следует пойти в кабинет. Нужно разобрать срочную корреспонденцию, поэтому никто не должен беспокоить меня.
        Когда Велу отодвигал его стул, сэр Джон с удивлением отметил про себя, что он впервые бежит с поля боя. Но в сложившихся обстоятельствах, учитывая его явное пристрастие к племяннице, ему действительно благоразумнее уйти.
        Устроившись за столом в своем кабинете, через открытое окно которого доносились запахи покрытой росой травы, благоухание жасмина и миндаля, сэр Джон жестом остановил уходившего слугу:
        - Если ты случайно зайдешь в гостиную, ну, например, чтобы узнать, не нужно ли чего дамам, думаю, тебе стоит передать мисс Алексе несколько слов на своем языке, желательно даже шепотом. Ты хорошо умеешь ворчать себе под нос, особенно когда недоволен чем-нибудь. Скажи ей… Черт побери! Только убедись, что она вот-вот не выйдет из себя и не начнет швырять вещи, слышишь? Я даже разрешаю тебе вынести оттуда мои китайские вазы. Это будет ей предупреждением. Скажи только, что я приказал вынести эти вазы, и она поймет, что я имел в виду. Это все. Пожалуй, вот еще что. Я собираюсь попозже выйти немного прогуляться, не надо меня ждать и не спать полночи. Ясно? Ты же тоже стареешь! Да…
        Преданный старина Велу! Он вполне заработал себе пенсию, у него будет достаточно денег, чтобы купить себе домик в Джафне и жениться на молодой женщине, чтобы, пока не ушло время, обзавестись детьми. Пока не ушло… Вот так - тратишь свое время и силы, чтобы накопить денег, и забываешь, как коротка наша жизнь. И уже потом вдруг понимаешь: уже слишком поздно наслаждаться жизнью, слишком поздно тратить эти деньги на удовольствия. Нет, к черту! Сэр Джон с силой поставил бокал, который он до сих пор вертел в руках, и начал ходить взад и вперед по огромному кабинету, заставленному книжными полками, следуя своей давней привычке. «Черт побери, - снова подумал он. - Но я еще жив! И если врачи говорят правду, у меня есть еще время! И его достаточно, чтобы убедиться, что я не напрасно прожил свою жизнь. Я еще смогу доставить себе удовольствие! И помогут мне в этом мои деньги. Почему, собственно, я должен отдавать их на поддержание английской короны?»



        Глава 11

        Пока сэр Джон расхаживал по своему кабинету, Алексе удалось найти относительное убежище в своей спальне. Захлопнув за собой дверь, несколько минут она стояла, прижавшись к ней, стараясь успокоить дыхание. Ох уж эти дурацкие корсеты, их приходится носить, чтобы только быть модной… И эта нелепая женщина, которая напоминает старую хищную ворону!..

«Ох! Как бы мне хотелось дать волю своей ярости, сказать им что-нибудь действительно оскорбительное… Посмотрела бы я на их лица! Если бы Велу не появился…»
        Несмотря на мрачное настроение Алексы, ее чувство юмора взяло верх. Она с улыбкой вспомнила, как уже примерялась к китайским вазам дядюшки Джона, когда вдруг в комнату бесшумно вошел Велу и начал переставлять их. Ей сначала показалось, что он бормочет себе под нос какое-то заклинание. И лишь через некоторое время она поняла, что он не молится своим индийским богам, а старается предупредить ее. Что-то типа «теряя ум, теряешь все», что могло быть, а могло и не быть старой тамильской пословицей. В любом случае Велу появился вовремя, ему удалось предотвратить ужасную катастрофу, которая, печально думала Алекса, могла закончиться только одним: ее бы с позором отправили домой, хотя она ни в чем не виновата.
        Вспоминая свою стычку с миссис Лэнгфорд, Алекса снова нахмурилась. Няня-туземка, которую Велу прислал к ней, чтобы помочь раздеться, заметив ее недовольный взгляд, стала нервничать, и от этого никак не могла расстегнуть платье Алексы, пока наконец не поняла, что сердитый взгляд Алексы не имеет к ней никакого отношения.

«Шарлотта - всего лишь отвратительная маленькая сплетница и болтушка, которая не выносит, когда на нее не обращают внимания, - думала Алекса. - Кроме того, она - эхо своей мамочки. Но миссис Лэнгфорд!..» Алекса скорчила страшную гримасу, пытаясь изобразить миссис Лэнгфорд в тот момент, когда та произносила свою лживую и напыщенную речь, целью которой было поставить мисс Ховард на место и превознести мисс Шарлотту Лэнгфорд как пример для подражания. Обрывки этой речи, во время которой Шарлотта сидела, скромно опустив голову, проносились в голове Алексы.
        - Дорогая мисс Ховард! Я долго колебалась, но мое чувство ответственности заставляет меня поговорить с вами, и я надеюсь, что вы должным образом воспримете советы матери, имеющей дочь вашего возраста. Несколько мудрых слов более опытного и зрелого человека, который умеет вести себя в обществе и хорошо осведомлен об опасностях, которые ожидают неопытных и слишком запальчивых… Руководить молодыми просто необходимо, а, кроме того, нужна постоянная доброжелательная опека…
        Миссис Лэнгфорд говорила очень долго, пока, наконец, не остановилась, чтобы перевести дух. Алекса поняла, что она подыскивает нужную цитату.
        - Кроме того, как говорят, «один стежок, сделанный вовремя, стоит девяти»! Моя дорогая Шарлотта вышила эти слова, когда ей было всего шесть лет, они до сих пор висят у меня в рамочке… Поэтому…
        - Простите, миссис Лэнгфорд, я никак не могу понять, какое отношение эти ваши любимые слова имеют ко мне. Я все дела всегда стараюсь сделать быстро, чтобы поскорее покончить с ними, и никогда не стараюсь оттянуть неизбежное. Боюсь, что я не вижу…
        Лицо миссис Лэнгфорд покрылось красными пятнами. По ее взгляду, который должен был уничтожить Алексу, было видно, что она готова к бою.
        - Надеюсь, мисс Ховард, вы сейчас не нарочно сделали вид, что не поняли и прервали меня. «За детьми нужно смотреть, но не слушать их…» Хотя, мисс Ховард, вам уже восемнадцать лет, я говорю вам как сторонний наблюдатель, что вы ведете себя как ребенок. Да вы и есть еще ребенок, если иметь в виду ваш жизненный опыт. Но если детям позволяют некоторую… Короче говоря, что прощается маленьким детям, не прощается тем, кто уже считается взрослым и бывает в обществе. Любое глупое, необдуманное действие, которое может быть дурно истолковано окружающими, даже малейший намек на, скажем так, излишнюю свободу и легкость в отношениях с противоположным полом… Возможно, вы еще не знаете, мисс Ховард, но если о молодой женщине начинают говорить, то ей уже поздно исправлять свои ошибки! И вскоре она осознает, что ее уже не принимают больше в высшем обществе, а затем…
        Миссис Лэнгфорд опять остановилась, чтобы перевести дыхание. Воспользовавшись этим, Алекса вскочила на ноги, в каждом ее движении сквозили ярость и нетерпение. Она действительно походила на молодую львицу, под знаком которой была рождена. Эта ужасная, уродливая и мелочная женщина! Алексе нужно было встать и чем-то занять свои руки, иначе она… На ее счастье, Велу принес в гостиную небольшой поднос с графином хереса и несколькими бокалами. Это было как раз то, что нужно. Только так она могла успокоиться.
        Большими шагами (хотя она и знала, что это неприлично для настоящей леди) Алекса прошла по комнате, бросив через плечо:
        - Кто-нибудь хочет хереса?
        В ответ она услышала только вздохи ужаса. Она налила себе хереса и решительно повернулась, небрежно подняв бокал:
        - Votre sante! Или в переводе на английский - ваше здоровье! М-м-м! Это прекрасный херес, рекомендую вам, дамы, попробуйте.
        Миссис Лэнгфорд наконец пришла в себя:
        - Херес! Спиртной напиток, не так ли? И не думайте, что я не заметила, как вы потягивали вино за обедом, милая девушка! Только из чувства христианской терпимости я до сих пор воздерживалась от комментариев. Но я не могу позволить Шарлотте быть свидетелем того, как девушка ее возраста дерзко и неблагоразумно позволяет себе делать то, что непростительно даже мужчинам!.. Ах, мисс Ховард, мне жаль ваших родителей!
        - Действительно, миссис Лэнгфорд? Я обязательно скажу им об этом.
        Херес закончился довольно быстро, потому что Алекса пила его большими глотками. Она была страшно рассержена, а херес поднимал ее дух, придавал ей мужества и силы. Это помогло ей сдержаться, и она продолжала уже спокойно:
        - Кроме того, что я позволила себе выпить стаканчик хереса, какие еще ужасные преступления я совершила? Пожалуйста, будьте откровенны со мной, я превыше всего ценю откровенность.
        Еще один глоток хереса окончательно успокоил Алексу, и теперь она спокойно улыбалась, глядя на изумленную Шарлотту.
        - Может быть, я невольно расстроила бедную Шарлотту, беседуя на итальянском с лордом Чарльзом? Если это так, тебе стоило сказать об этом ему самому, Шарлотта. Но мистер Сатерлэнд - в твоем полном распоряжении. Если он тебе нравится, я обещаю не мешать. Как бы то ни было, лорд Чарльз возвращается завтра в Англию, поэтому ты…
        Тихое «О-о-о!» Шарлотты было заглушено резким голосом миссис Лэнгфорд:
        - Ты бесстыдная дерзкая девчонка! А я-то рекомендовала своей бедной дочери подружиться с тобой! Слава Богу, прошло не так много времени, и ты не успела столь дурно повлиять на нее! Молодая женщина, слишком молодая, замечу, чтобы позволить себе иметь все известные пороки… Я надеюсь, второго бокала хереса не будет?
        - Конечно, будет! Это действительно великолепный херес, на тот случай, если вы захотите присоединиться ко мне.
        Пока миссис Лэнгфорд, переполняемая чувствами, искала в сумочке нюхательную соль, Алекса продолжала нарочито вежливым тоном:
        - Но, миссис Лэнгфорд, вы должны знать, что в высшем обществе в Европе считается хорошим тоном выпить дамам бокал вина или хереса! Об этом не раз рассказывал мне дядя Джон, а он-то уж знает. Как я поняла с его слов и со слов лорда Чарльза, даже королева позволяет себе выпить вина или шампанского. Но возможно, это не единственный мой порок? Может быть, вы укажете мне еще на какие-нибудь недостатки?
        Закончив говорить, Алекса поднесла высокий бокал к губам и сделала нарочито большой глоток, вопросительно глядя на миссис Лэнгфорд, которая, уже потеряв контроль над собой, выпалила:
        - Как ты смеешь приводить в пример нашу королеву для того, чтобы найти себе оправдание… И что ты будешь делать, когда лорд Чарльз уедет и оставит тебя с репутацией женщины, ведущей себя слишком фамильярно с мужчинами? Боюсь, что уже будет слишком поздно! Потому что репутация женщины всегда и везде следует за ней, и если она хотя бы однажды позволила себе подобное… Берегись! Ибо если о тебе пойдет такая слава, любой мужчина, с которым ты будешь встречаться, будет… мне даже неприятно говорить это… будет ждать от тебя именно этого! Они могут даже…
        Допив второй бокал хереса, Алекса опустила его на стол с такой силой, что Шарлотта, вскрикнув, подпрыгнула. Алекса решительно подошла к миссис Лэнгфорд; в ее походке, в ее позе было что-то кошачье, коварное, заставившее замолчать даже эту толстокожую даму.
        - Что вы имеете в виду, когда говорите, что от меня будут ждать именно этого? Чего этого? Вы должны понимать, миссис Лэнгфорд, что, несмотря на мои «свободные и легкие манеры» и… и фамильярность, которую я якобы позволяю себе с мужчинами, я все еще не осведомлена об очень многих вещах. Но вы, мадам, с вашим огромным опытом в подобных вещах, конечно же, сможете просветить меня.
        В этот момент, к счастью для всех присутствующих, в гостиную вошел Велу. Миссис Лэнгфорд ловила ртом воздух и была похожа на рыбу, выброшенную на берег, а ее дочь была близка к истерике. Алекса мрачно подумала, что эта старая ведьма, воспользовавшись приходом дворецкого, сможет гордо удалиться.
        - Пойдем, Шарлотта! А вы, мисс Ховард, можете быть уверены, что я поговорю с сэром Джоном при первой же возможности.
        - Я надеюсь на это, мадам! Тогда, думаю, он сможет объяснить мне значение некоторых выражений, которые вы использовали! Одно из них было «бесстыдная дерзкая девчонка».
        Отпустив полусонную няню, Алекса внимательно посмотрела на свое отражение в зеркале. Она попыталась привести волосы в порядок. Ей, конечно, не стоило отпускать горничную, которая могла бы причесать ее, но важнее было остаться один на один со своими мыслями. Была ли она бесстыдной дерзкой девчонкой? Лучше уж быть такой, чем благочестивой, глупой и жеманной лицемеркой!

«Почему я должна заботиться о том, что думают обо мне подобные люди?» Отойдя от зеркала, Алекса решительно начала искать свое любимое зеленое платье, а найдя его, надела лишь одну нижнюю юбку. И никакого корсета, чтобы не мешал дышать! А если лорду Чарльзу это не понравится… В таком случае его мнение тоже не интересует ее.
        Взглянув на свои маленькие часики, Алекса поняла, что задерживается больше, чем предполагала, правда, если она пробежит бегом часть пути… Взглянув на себя последний раз в зеркало, она, поддавшись какому-то неожиданному импульсу, решительно сняла шляпу и встряхнула головой, распустив волосы по плечам. Бесстыдная дерзкая девчонка? Что ж, скоро она узнает, так ли думает о ней лорд Чарльз.
        Юное создание с изысканными туфельками в руках и распущенными по плечам волосами, торопившееся на свидание среди ночи, освещенной миллионами звезд и светлячков, было мало похоже на модно одетую и изысканно причесанную мисс Ховард, которую привык видеть лорд Чарльз. Сейчас она бежала быстро и бесшумно, подобно дикому зверю, и больше напоминала цыганку. Дух свободы, всегда живший в ней, наконец вырвался на волю. На душе у Алексы было легко и радостно. Она вдруг подумала о том, что в любом случае эта ночная вылазка пойдет ей на пользу, пусть даже лорд Чарльз не дождется ее. У нее появилось чувство полной уверенности в себе, чувство независимости, она принадлежала только себе, могла мечтать о чем угодно, делать, что ей заблагорассудится, и сама могла справиться с любой опасностью. Как это было чудесно!
        Добежав до небольшой кокосовой рощицы, окаймлявшей берег, Алекса почувствовала, что совсем задыхается. Она заставила себя переждать пару минут, чтобы восстановить дыхание. Она совсем забыла, как долог путь от дома до берега, даже если идти по тропинке, петляющей среди деревьев и высокого кустарника. Хорошо, что ей не встретились змеи и не ухали совы, предрекая опасность!
        Пытаясь восстановить дыхание, Алекса прислонилась к дереву и тряхнула головой, чтобы избавиться от мрачных мыслей. Кругом не было слышно ни звука, только над головой тихо шуршали листья деревьев, в которых запутался легкий ветерок, и бесконечно вздыхало море, да мягко шуршал песок, омываемый волнами… Конечно же, он уже не ждет ее. Он, наверное, давно уже отчаялся дождаться ее и ушел, решив, что ей не удалось ускользнуть из дома, а они недостаточно хорошо знакомы для того, чтобы он мог знать, что если Алекса Ховард дает слово, то всегда держит его, чего бы ей это ни стоило.
        В конце концов, у нее есть это море и этот океан! Выпрямившись, Алекса потянулась и подняла наверх волосы. Как здесь жарко и душно! Найдя в кармане зеленую бархатную ленту, которую она положила туда перед уходом, Алекса постаралась хоть как-то собрать волосы. И хотя бант не особенно получился, Алекса не обратила на это внимания. Ей вдруг страшно захотелось забежать в море, побегать вдоль берега, играя с волнами так, как она делала это в детстве. А почему бы и нет? Но прежде она должна убедиться, что бедный лорд Чарльз уже не ждет ее.
        С туфельками из мягкой кожи в одной руке, поддерживая подол другой, Алекса вышла из кокосовой рощи и побежала по влажному песку. Волны ласкали ей ноги. Взглянув на море, она увидела лишь слабые мерцающие огоньки маленьких лодок местных рыбаков, а над темной неровной поверхностью океана ярко сияли мириады звезд, которые казались вышитыми на синем бархате ночного неба.
        Как же красиво ночью! Рядом с океаном совсем по-другому дышится, а ночное небо кажется огромным безграничным сводом. Днем темные очертания холмов и гор, буйная растительность джунглей зрительно всегда уменьшают безбрежность неба. Неосознанно Алекса замедлила шаги, а затем остановилась совсем, глядя на темную линию горизонта. Ее горизонт… Сможет ли она когда-нибудь расширить свой горизонт, увидеть другие земли и океаны? Посчастливится ли ей увидеть летающих рыб, огромных китов и льдины, дрейфующие в холодных темных морях? Увидит ли она, как меняются времена года и как выглядит снег? И хотя она много читала о других странах и дальних морях, названия которых звучали волнующе и таинственно, видела много картин и рисунков, слышала бесчисленное количество рассказов, сама она не была нигде, кроме этого маленького тропического острова площадью в двадцать пять тысяч квадратных миль, который называли жемчужиной Индийского океана. Ланка… Серендиб… Тапробан… Зейлан… По-разному называли этот остров приплывавшие со всего света купцы и путешественники; некоторые после удачной торговли уезжали отсюда, а
некоторые, очарованные красотой, оставались. Алекса вдруг подумала, что в такие ночи, как эта, далекие горизонты могут приближаться и порождать много вопросов, но не надо забывать, что еще остаются жаркие солнечно-золотые дни, которые проходят медленно и вяло, подобно воде, лениво обволакивающей неторопливо плывущее каноэ. В такие дни не хочется шевелиться, можно позволить себе быть расслабленным и ленивым и не задумываться над целью и смыслом жизни.

« - Почему мы никогда не ездим в Англию? Все наши знакомые бывают там.
        - Во-первых, потому, что твой отец слишком занят на плантации, а во-вторых, потому, что ты и Фреди не перенесете такого холода и влажности.
        - Хорошо, ну тогда Франция! Разве у мамы нет там никаких родственников или друзей? Или Испания. В учебнике географии я читала, что на юге Испании всегда жарко. Или…
        - Довольно, Алекса! У твоей бедной мамы не осталось родственников во Франции, в любом случае ты же знаешь, она никогда не оставит папу одного. Так же, как и я. Возможно, когда-нибудь, когда ты вырастешь и выйдешь замуж, ты сможешь поехать…»
        Этот диалог из прошлого внезапно вспомнился Алексе, когда она смотрела на далекую линию, отделяющую море от неба. Когда же она перестанет мучить себя вопросами, будет чувствовать себя счастливой и довольной жизнью? Ей даже не хотелось оставлять дом и ехать в Коломбо, навстречу новым людям и свежим впечатлениям. Задумчиво Алекса зарывала ноги в песок, а затем отходила, глядя, как волны смывают ее следы. Если не считать миссис Лэнгфорд, ее впечатления от Коломбо просто восхитительны.
        Внезапно вспомнив, ради чего она совершает эту рискованную прогулку, Алекса отбросила прилипшие ко лбу волосы, досадуя на себя за дерзкие мечты. Она обещала лорду Чарльзу, что встретится с ним у так называемой «морской стены». Это громоздкое каменное сооружение отделяло частные владения сэра Джона Трэйверса и уходило далеко в океан.
        - Стена! - Лорд Чарльз радостно улыбнулся. - Это напоминает мне «Сон в летнюю ночь». Но я надеюсь, нам не придется беседовать сквозь щель, которую мы найдем в этих каменных глыбах!
        Алекса вспомнила, что засмеялась, когда увидела, как выразительное лицо лорда Чарльза ненадолго омрачилось, пока она не объяснила ему, что через стену можно перелезть, и хотя стена очень высокая, дядя Джон прорубил ступеньки со стороны своих владений на тот случай, если кому-нибудь из его слишком любопытных гостей захочется посмотреть, что же находится по другую сторону.
        - Значит, вы решили поставить между нами стену!
        - Ну… возможно, только до тех пор, пока я окончательно не буду уверена, что могу полностью доверять вам, или пока вы сами не изобретете способ взобраться на эту стену с вашей стороны, где нет ступенек.
        Возможно, именно этот дразняще-кокетливый разговор вконец расстроил Шарлотту Лэнгфорд, ведь она не поняла ни единого слова. Алекса улыбнулась, вспомнив выражение лица Шарлотты в тот момент. Если бы Шарлотта и ее мать только знали, где сейчас находится их бесстыдная дерзкая девчонка, они бы упали в обморок! Ну а лорд Чарльз… Алекса вновь побежала, но затем пошла медленнее. Если у лорда Чарльза хватило терпения ждать ее все это время, еще несколько минут не сыграют никакой роли. Кроме того, ей не хотелось, чтобы он увидел, как она торопилась на встречу с ним. Интересно, он все еще ждет?
        Когда Алекса подошла к стене, темной громадой возвышающейся на фоне звездного неба, та показалась ей значительно выше, чем она думала. Господи, бедный мужчина! Почему она не предложила ему воспользоваться лодкой? Может быть, он захватил лестницу?.. От этой мысли Алекса истерически засмеялась, потому что вдруг почувствовала неуверенность в себе и какое-то смутное беспокойство. Лестница… как будто он собирается похитить свою возлюбленную! Естественно, его уже нет по ту сторону стены. Наверное, он ушел!
        Постояв в нерешительности, Алекса, наконец отважилась подойти по мелководью к ступенькам, ведущим наверх. Но ей очень мешала юбка. Взглянув наверх, она еще минуту колебалась, а затем поднесла ладони ко рту и негромко, но уверенно свистнула. Она прекрасно знала, что дамы никогда не свистят, поскольку это очень вульгарно, но если лорд Чарльз все еще там, он должен понять ее. Только догадается ли он, что это свистит она, а не какая-нибудь ночная птица? В нетерпении Алекса еще раз свистнула, добавив в конце на этот раз заливистую трель. Внезапно, без видимой причины, Алекса почувствовала какое-то беспокойство, и ей почему-то захотелось все бросить и вернуться домой. Она уже подобрала юбки, чтобы идти назад, как вдруг услышала ответ, на который уже и не надеялась. Только это был и не свист, и не птичья трель, а что-то совсем другое, от чего у Алексы мороз пробежал по коже и несколько секунд она просто не могла сдвинуться с места. Уханье совы! Вот она услышала его вновь, на этот раз значительно ближе, но она точно знала, что здесь не может быть сов, поскольку рядом не было ни одного дерева. Какой жуткий
звук! «Понятно, почему туземцы называют сову дьявольской птицей, - суеверно подумала Алекса. - А ведь совсем недавно я говорила…» Девушка тряхнула головой, досадуя на себя за такие глупые мысли. В конце концов, крик совы - вполне естественный ночной звук, и именно поэтому он, без сомнения, выбрал…
        Алекса уже готова была позвать его, но тут тихий шорох заставил ее резко обернуться. Она напоминала молодого оленя, почуявшего опасность. Алекса увидела темную тень спрыгнувшего со стены человека. Через мгновение он стоял на песке прямо перед ней.
        - О! - У Алексы перехватило дыхание, и, пытаясь скрыть минутную слабость, она начала быстро и отрывисто говорить, что было совершенно несвойственно ей.
        - Как это вам удалось? Я совсем забыла, что стена специально построена так, чтобы через нее было абсолютно невозможно… Прошу прощения за то, что опоздала, но незаметно уйти из дома оказалось труднее, чем казалось, и я, право же, не обиделась бы на вас, если бы вы, устав ждать, решили, что я не приду. Я до сих пор не совсем уверена, что… что, встретившись, мы поступаем мудро… или разумно! Вы знаете, я не всегда так отвратительно много и быстро говорю, но вы немного испугали меня, появившись так неожиданно. Ради Бога! Почему вы не можете ничего сказать? Даже если вы хотите заставить меня говорить постоянно… Вы… Ох!
        Алекса оборвала себя на полуслове, потому что в этот момент совершенно неожиданно оказалась в грубых и сильных объятиях, он неистово стал целовать ее, но как он посмел? Особенно после всех обещаний. И теперь он пытается воспользоваться ее легковерием.
        Переполняемая праведным негодованием, Алекса попыталась вырваться, яростно извиваясь и стараясь освободиться от его рук и поцелуев; он пытался разжать ей зубы и больно покусывал ее губы. Алекса почувствовала во рту привкус крови. Что он думает, с кем он имеет дело? С робкой деревенской горничной, которая должна быть польщена вниманием молодого лорда? Что ж, она способна защитить себя, и он совсем скоро поймет это!
        Алекса внезапно стала похожа на яростную мегеру, она колотила босыми ногами по его голени, извивалась и мотала головой из стороны в сторону. Наконец ей удалось высвободить одну руку. Лживый негодяй! Она покажет ему! Как взбесившаяся дикая кошка, Алекса накинулась на него, пытаясь вцепиться в обидчика ногтями. Она разорвала его рубашку, из-под острых ногтей по его спине потекла кровь. Если бы только удалось добраться до ненавистного лица, она растерзала бы его на мелкие кусочки! Во всяком случае, оставила бы шрамы на всю жизнь.
        Сейчас они оба тяжело дышали, он с угрюмой решительностью старался удержать ее, а она все сильнее желала вырваться из его рук. Поддавшись сначала внезапному порыву, он ожидал от нее всего, чего угодно, но только не этого. Он не мог даже предположить, что это будет борьба с диким барсом, который будет бешено извиваться всем своим сильным телом и впиваться в него острыми когтями с немыслимой жестокостью, которую никак нельзя ожидать от женщины. Эта чертова маленькая свирепая кошка разорвет его кожу на ленты, если он не успокоит ее и не заставит выслушать его.
        Алексу действительно обуял приступ отчаянной ярости, она ничего не слышала, не говоря уже о том, что была абсолютно не в состоянии что-либо понимать. Кровь бешено стучала у нее в висках и грохотом отдавалась в ушах. Она не была собой в этот момент, это была не Алекса Ховард, которая, если ей надо было, умела вести себя как настоящая леди, это было примитивное дикое существо, которое своими зубами и когтями способно не только покалечить, но и убить. Даже сдавленные звуки протеста, которые она издавала, пытаясь освободиться от его губ, больше напоминали злобное рычание. А когда он на секунду поднял голову, чтобы сказать ей что-то, она плюнула ему в лицо, яростно шипя при этом, чем еще больше напомнила ему дикую кошку. А когда он вновь постарался поцелуем закрыть ей рот, чтобы прекратить ее дикие вопли, она злобно укусила его. Черт побери! Нужно немедленно что-то делать с ней, пока она не разорвала его на куски!
        Алекса снова начала пинать его ногами, как вдруг он резко отпустил ее. Это было так неожиданно, что она не смогла удержать равновесия и упала на спину на мокрый песок. От неожиданности она моментально замолчала. Открыв глаза, она увидела темную фигуру, маячившую над ней. Тяжело дыша, Алекса постаралась сесть. Каждый ее вздох больше походил на рыдание.
        - Ради Бога! Ты не могла сильно удариться, упав на песок… Хотя ты вполне заслуживаешь худшего, маленькая злобная кошка. Я уже стал думать, какого черта я пришел сюда и еще целый час ждал, только чтобы убедиться, что ты… Ну а теперь какая муха тебя укусила?
        - О-о-о-о! - На несколько секунд Алекса потеряла дар речи, в ее голове никак не укладывалось то, что она только сейчас обнаружила. Это был совсем не виконт Диринг, а он! Испанец, самый циничный и мрачный тип на свете! Как же она сразу не догадалась?
        И теперь, после того как он так бесцеремонно и подло с ней обошелся, у него еще хватает наглости изображать какую-то заботу по отношению к ней, протягивая ей руку, чтобы помочь подняться. При этом он говорил в своей обычной снисходительной манере, и его акцент раздражал Алексу:
        - Я уверен, кошечка, что с тобой все в порядке, разве что ты получила несколько вполне заслуженных синяков! Давай… посмотрим, можешь ли ты встать…
        Прежде чем Алекса успела открыть рот, он уже поставил ее на ноги, причем сделал это так пренебрежительно, что Алекса снова разозлилась. А когда Николас де ла Герра предложил ей отряхнуть платье от песка, снова пришла в ярость.
        Красный туман гнева застлал ей глаза; ни о чем не думая, она вновь набросилась на него, стараясь ногтями вцепиться ему в глаза. Ей хотелось в кровь исцарапать это ненавистное лицо, которое она так хорошо помнила. Если бы не его ловкость, она бы выцарапала ему глаза, но он успел увернуться, поэтому она лишь сильно расцарапала ему шею, по чистой случайности не попав в сонную артерию.
        У Николаса всегда была хорошая реакция, очень часто сама его жизнь зависела от того, насколько быстро он может реагировать и двигаться, и если бы сейчас он не контролировал себя, он инстинктивно мог бы убить ее, как делал всегда, подвергаясь внезапному нападению. К счастью для Алексы, он был готов к ее выходке, настороженный злобным прищуром, когда помогал ей подняться на ноги. Девушка напомнила ему барса, который приседает на задние лапы, прежде чем прыгнуть и вцепиться в горло. Повезло ей еще и потому, что, пока он намеренно грубо говорил с ней, он не спускал с нее глаз. Как она быстро двигается! И вполне способна убить! Вовремя взяв себя в руки, он схватил ее за запястье, но свободной рукой она вцепилась ему в шею.
        Разозлившись теперь не на шутку, Николас резко вывернул ее запястье, заставив девушку закричать от боли; а когда Алекса попыталась вновь вцепиться в него, ему удалось схватить и ее вторую руку.
        - Вы… Вы! Пустите меня! Я убью вас! Я…
        - Я знаю, что ты это можешь сделать, проклятая кошка!
        Он больно вывернул ей руки за спину. Теперь Алекса чувствовала себя абсолютно беспомощной перед ним, а Николас продолжал говорить сквозь зубы, чувствуя, как кровь струится по его шее и стекает за ворот рубашки.
        - А теперь, когда я наконец успокоил тебя, ты в состоянии выслушать меня? Или для того, чтобы ты стояла тихо, мне нужно сломать тебе руки? Можешь быть уверена, что я не буду мучиться угрызениями совести, если ты вынудишь меня сделать это!
        - Мне все равно! Мне все равно, вы слышите! - Алекса была так зла и расстроена, что едва могла говорить. - Я никогда… Вы можете убить меня, если хотите, но я никогда не примирюсь с вашей… вашей грубостью! Я не буду слушать вас… Я не позволю вам силой заставить меня… меня…
        - Черт тебя побери, маленькая истеричка! Неужели ты думаешь, что мне нужно брать женщин силой? Или что поцелуи - это прелюдия к изнасилованию? Я не знаю, может, конечно, твой опыт позволяет так думать, но в данном конкретном случае вы ошибаетесь и явно льстите себе, мисс Ховард!
        Ответ Алексы на его саркастическое замечание обескуражил его, потому что она начала кричать. К счастью, переполняемая яростью, она не могла делать это достаточно громко, но он чувствовал, что сейчас она соберет все свои силы, чтобы завопить опять. И уж этот крик, он был уверен, поднимет на ноги всех жителей в округе.
        Алекса действительно открыла рот, чтобы сделать именно то, чего он боялся, но Николас сказал вдруг намеренно грубо:
        - Если ты хочешь заставить меня еще раз заткнуть тебе рот поцелуем, тебе это не удастся, распущенная девчонка!
        С облегчением он заметил, что его уловка удалась, и, вместо того чтобы закричать, она злобно выпалила:
        - Рас… распущенная, вы говорите? Я специально хотела заставить вас по… о-о-о!.. Но вы же…
        Воспользовавшись ее замешательством, Николас сказал:
        - Беда в том, девочка моя, что я не Чарльз и меня нелегко взять хорошеньким личиком и порхающими ресничками. Видишь ли, я знал таких особ, как ты, хитростью и кокетством заманивающих мужчин, а в последний момент их отвергающих. И все это для того, чтобы добиться своих целей.
        От презрения, звучавшего в его голосе, Алексу буквально бросило в дрожь. Почти не веря услышанному, она повторяла:
        - Хитрость и кокетство? Такие… такие, как я? Неужели вы хотите сказать, что я пыталась заманить сюда лорда Чарльза, чтобы… чтобы…
        - Ты воспользовалась тем, что он, очевидно, влюблен в тебя, и предложила ему это романтическое свидание при луне в очень уединенном местечке, не так ли? Потом ты бы спровоцировала его на поцелуй, стала бы вырываться из его рук, как мегера, точно так же, как ты это делала со мной. Ты бы защищала свою так называемую невинность. Неприятный скандал… Чего ты хотела? Денег за то, чтобы не было скандала? Думаю, у тебя хватило ума не надеяться на то, что он женится на тебе, такая мысль никогда не приходила ему в голову, независимо от того, насколько он был увлечен тобою! Или ты согласна довольствоваться меньшим?



        Глава 12

        Эти холодные, презрительные слова, оскорбившие Алексу больше, чем пощечина, все время звучали у нее в голове, как глухие раскаты колокольного звона.

«Чего ты хотела? Денег за то, чтобы не было скандала?.. Думаю, у тебя хватило ума не надеяться на то, что он женится на тебе… Или ты согласна довольствоваться меньшим?»
        Нет! Нет! Но лорд Чарльз не пришел. Вместо себя он прислал своего невыносимого, жестокого и циничного кузена… для того, чтобы она поняла, что… Господи! Так вот что они о ней думают! Он назвал ее «распущенной девчонкой», все поставил с ног на голову и сделал из нее какое-то отвратительное порочное чудовище.
        - Пустите меня.
        Оставаясь в его объятиях, она все еще была настолько потрясена, что не могла говорить, ее лицо было больше похоже на белую маску с отверстиями для глаз. Глядя на нее, Николас почувствовал угрызения совести из-за того, что зашел слишком далеко в своих обвинениях. Черт побери, почему она так на него смотрит! Как будто он кого-то убил!
        - Прошу вас, отпустите меня, сеньор де ла Герра. Ее голос звучал так же тихо, как и минуту назад. Николас нахмурился, злясь на себя за какое-то ощущение вины и на нее за то, что она вызвала в нем это ощущение. Черт ее побери, она выскальзывает из рук, как ртуть! Намеренно грубо он сказал:
        - Отпустить тебя? Зачем? Чтобы ты, почувствовав свободу, снова вцепилась мне в глаза? Твои острые ногти - слишком опасное оружие, и его нужно обезвредить.
        - Если бы я была уверена, что смогу выцарапать вам глаза, я обязательно попыталась бы сделать это, - с силой выпалила Алекса, резко вскинув голову. А затем, переведя дыхание, она продолжала голосом, в котором звучали горечь и отчаяние: - Но… Но поскольку вам удалось так ясно доказать мне, что я совершенно недостойна вашего… вашего…
        А затем, к ее собственному ужасу, словно для того, чтобы еще больше унизить ее, Алекса почувствовала, что подобно тому, как несколько минут назад ее обуяла слепая ярость, полностью подавив ее волю и способность думать, так теперь ее захватила волна рыданий, которые с такой силой вырывались наружу, что она была не в состоянии остановить их.
        Она рыдала так же громко и безудержно, как обиженный ребенок, она открывала рот, пытаясь выкрикнуть бессвязные обвинения и подавить рыдания, сотрясавшие ее тело. Слезы текли сплошным потоком из ее глаз и даже из носа. Николас изумленно смотрел на нее, никогда раньше ему не приходилось видеть ничего подобного.
        Это не были те с трудом выжатые женские слезы, рассчитанные на то, чтобы смягчить сердце мужчины или вытянуть из него деньги. Он чувствовал, как тело ее содрогается от рыданий, она была похожа на маленькую лодку, попавшую в шторм и содрогающуюся от ударов гигантских волн. Даже тогда, когда он отпустил ее и отошел на несколько шагов назад, она поступила не так, как сделала бы любая другая женщина на ее месте, она даже не попыталась вытереть глаза и высморкать нос. Нет, только не это, Господи! Она продолжала стоять, почти бессознательно сцепив руки и раскачиваясь взад и вперед, как профессиональная плакальщица, а громкие рыдания превратились в злобный вой, который с каждой минутой становился все громче.
        Черт ее побери! Что ее так внезапно расстроило? Почему она не делает ни малейшей попытки взять себя в руки? Она ведет себя, как капризный обиженный ребенок, который криком и слезами пытается добиться своего. Так вот что это такое! Ему однажды довелось видеть, как капризный мальчишка, сын подруги его матери, устроил почти такую же истерику: лежа на полу, он колотил ногами и кидался на всех, кто пытался приблизиться к нему, при этом он истошно визжал. Несомненно, то же самое вытворяет сейчас и она, она расшвыривает ногами песок, а ее вой и рыдания становятся все громче и все истеричнее. Он не будет терпеть это!
        Сжав зубы, Николас грубо схватил ее за плечи и, резко встряхнув, почти прорычал:
        - Прекрати этот чертов кошачий концерт сию же минуту, слышишь? Твои вспышки раздражения не доведут тебя до добра. Возьми себя в руки и немедленно успокойся, иначе я буду вынужден поступить с тобой, как с обычной истеричкой!
        - А-а… а-а-а…
        Он с отвращением подумал, не собирается ли она начать снова.
        - А-а-а… не могу… оста… остановиться! - тяжело дыша, причитала Алекса. Ее голос опасно задрожал, это заставило Николаса убрать руки с ее плеч.
        Что же ему теперь с ней делать? Ударить по лицу? Он бы так и сделал, если бы подсознательно не чувствовал, что это приведет лишь к новому всплеску рыданий. Если бы под рукой у него было ведро холодной воды, он с удовольствием окатил бы ее, как уже однажды проделал это с Фернандо, замученный криком этого маленького отродья; кстати, тогда результат не заставил себя ждать.
        Холодная вода… Черт побери, он уже потерял всякое терпение с этим капризным, царапающимся созданием, которое стояло здесь, раздираемое отчаянием из-за того, что не смогло получить виконта. Если бы она устроила такое на корабле, он без малейших угрызений совести отдал бы приказ выкинуть ее за борт! Решительно Николас шагнул вперед и схватил Алексу так грубо и непочтительно, как будто это был просто тюк со старым тряпьем. Ему понадобилось сделать всего пять шагов, чтобы по пояс зайти в воду, при этом ему было абсолютно наплевать и на свои кожаные ботинки, и на сшитые у дорогого портного желтовато-коричневые брюки. Не говоря ни слова, он посмотрел вниз, чтобы убедиться, что зашел достаточно глубоко, и грубо бросил девушку в воду.
        Это должно привести ее в чувство и послужить хорошим уроком на будущее! Николас мрачно повернулся и, не оборачиваясь, пошел к берегу. Ему действительно было все равно, утонет она или выплывет. Черт побери их всех - и Чарльза, и его беспокойных, излишне заботливых родителей! Чарльз ведь уже давно не наивный, неопытный мальчик, который нуждается в покровительстве и защите, и тем более ему уже не нужно, чтобы кто-то лез в его дела. Злясь на себя за то, что изменил своему ранее принятому решению не вмешиваться в отношения Чарльза и мисс Ховард, Николас обратил внимание на хлюпающий звук, который при каждом шаге издавали его ботинки. Естественно, он загубил их, так же как и свои новые брюки и прекрасную рубашку, подаренную ему его последней любовницей.
        Выбравшись на берег, Николас осмотрел себя и, мрачно ухмыльнувшись, прорычал по-испански жуткую непристойность. Вновь услышав хлюпающий звук, который издавали его ботинки, он еще раз выругался. Черт побери, они чавкают при каждом шаге! Он стиснул зубы, вспомнив, сколько сил было положено на эти ботинки. Они были сделаны из чудеснейшей, наимягчайшей кожи и сшиты вручную мастером, широко известным по всей Европе. Это была его любимая обувь, не говоря уже о том, что ботинки были предметом зависти всех его друзей. Его брюки, его рубашку и даже его любовницу можно быстро и без проблем заменить, но такие ботинки… Николас еще больше помрачнел. Сидя на песке, он попытался снять обувь так, чтобы не испортить ее окончательно, но сделать это было довольно трудно. Ругаясь, с силой дергая себя за ногу, пытаясь снять ботинки, Николас не обращал внимания на всплески и бессвязные крики, которые раздавались со стороны океана. В конце концов, она больше не рыдала и не вопила, и даже если ему не удалось утопить ее, во всяком случае, соленая ванна остудит ее пыл и выведет из мерзкого настроения. Для этой маленькой
злобной лисицы будет лучше, если она незаметно прокрадется к себе в нору и не будет больше попадаться ему на глаза!
        Николасу удалось наконец снять один ботинок, он перевернул его и, в душе проклиная все на свете, смотрел, как из него выливается вода. Черт ее побери! Это все из-за нее! Глубокие царапины, оставшиеся от ее ногтей на спине и шее, больно саднили, а от такой, как она, он вполне мог получить заражение крови и умереть; и тогда как же эта стерва будет смеяться, радуясь, что отомстила ему за то, что он сказал ей правду о ней самой. Ведь она, несмотря на все ее заверения и протесты, не более чем трусливая кокетка, которой изредка доставляет удовольствие пускаться в разные авантюры. Полуробкое, полудикое дитя природы, как он воспринял ее в ту колдовскую лунную ночь, оказалось лишь плодом его воображения. И он, старый дурак, поверил в невозможное! Ему, цинику, следовало бы лучше разбираться в людях!
        Стараясь снять второй ботинок, Николас дал волю всем своим мрачным и злым мыслям. Случайно подняв глаза, он вдруг замер. Он все еще сидел согнувшись, обеими руками пытаясь стянуть мокрый и хлюпающий ботинок, а сам пристально смотрел на фигуру, которая выглядела так, будто волны, наигравшись с ней, выбросили ее на берег… Вымокший, несчастный, бездомный ребенок! Или нет… скорее наполовину утонувший котенок. Во всяком случае, то жалкое создание, которое он видел перед собой, ничего общего не имело с той злобной фурией, которую он только что выкинул в океан и ничуть не напоминало ту расчетливую авантюристку, которую он еще минуту назад представлял себе в своих мыслях.
        Если бы Алекса знала, о чем он думает, то, возможно, повернула бы назад в океан, из которого только что выползла; но в этот момент она ни о чем не могла думать, потому что была едва жива, пытаясь выбраться на берег. Когда он бросил ее в воду, она была так измучена слезами и отчаянием, что вполне могла утонуть. Она наглоталась соленой воды, прежде чем ей удалось всплыть на поверхность и, наконец понять, что она вполне может достать ногами до дна. Намокшие юбки не давали ей возможности плыть, поэтому она инстинктивно наполовину пошла, наполовину поползла по направлению к берегу, с невероятным трудом борясь с накатывающими на нее волнами.
        Сейчас она мечтала лишь о том, чтобы выбраться на сушу, где волны не смогли бы добраться до нее. Алексе казалось, что все чувства оставили ее, она была настолько опустошена, что ничего не имело для нее значения. Единственное, о чем она мечтала, это добраться до какого-нибудь безопасного места, где можно лечь и отдохнуть. И уж, конечно же, меньше всего ее волновал в этот момент ее вид. Волосы, мокрыми прядями спадавшие на лицо, больше напоминали крысиные хвосты, а бархатная лента, вплетенная в них, выглядела довольно печально; ее замечательное зеленое платье, которое она всегда так любила, не имело ничего общего с тем, каким было когда-то. И платье, и та единственная нижняя юбка, которую сегодня Алекса решила надеть, намокнув, слишком откровенно облегали ее стройное молодое тело. Кроме того, платье на одном плече спустилось, обнажив прекрасную грудь. Для того чтобы легче было идти, Алекса бессознательно почти до колен подняла юбки и теперь больше походила на вымокшую под дождем, заблудившуюся, бездомную девчонку из бедных кварталов Лондона или Парижа, готовую отдать все ради куска хлеба и теплой
постели.
        Не сознавая того, как выглядит, Алекса продолжала выбираться из воды, пошатываясь, как лунатик. Николас как вкопанный продолжал наблюдать за ней. Внезапно вся его ненависть исчезла, и ему нестерпимо захотелось расхохотаться. Вымокшее создание, оставленное океаном после отлива! Забыв про свои загубленные ботинки, он ухмыльнулся, ожидая, когда она подойдет ближе. Если бы только она могла сейчас себя увидеть, она никогда бы после этого не держалась столь гордо и высокомерно. С неприязнью он наблюдал за тем, как она выползает из воды, пока наконец ей не удалось вновь встать на ноги. Но теперь неожиданно для себя самого Николас вдруг обнаружил, что ему больше не хочется презрительно смеяться над ней. Его глаза задумчиво сузились, пока он пристально рассматривал ее. Все еще оставаясь в одном ботинке, он откинулся назад и облокотился на локти. Он внимательно, насколько позволял лунный свет, изучал удивительную красоту ее тела. Его взгляд медленно поднимался от ее изящных лодыжек по голым ногам, по четкой линии бедер, которые подчеркивали ее тонкую талию. А ее грудь, как он уже заметил раньше, была
высокой и упругой и такой безукоризненной формы, что могла заставить даже святого испытать желание дотронуться до нее руками или губами…
        Когда наконец она добралась до него, Николас ничуть не удивился, потому что он сам страстно желал, чтобы она подошла к нему и предложила себя ему. Она упала на колени, ее глаза, в которых отражались звезды, мерцали, как будто она тоже была загипнотизирована внезапной страстью, охватившей их обоих. Ее кожа блестела от соли и песка и казалась покрытой слюдой, она отражала даже самый слабый свет. Наклонившись вперед, она будто предлагала ему свою нагую грудь, только ее платье все еще ревниво прикрывало сосок.
        Его пальцы страстно желали снять с нее это платье… Николас уже сделал шаг по направлению к ней, как вдруг она заговорила слабым голосом:
        - Мне… мне кажется, я совсем плохо себя чувствую…
        Забыв обо всем, Николас выругался по-испански:
        - Проклятие! Мне следовало бы…
        Он отпрыгнул в сторону, и вовремя, потому что ее плечи содрогнулись, а ее тело стало безудержно освобождаться от соленой воды, которой она наглоталась.
        Когда все закончилось, Алексе едва хватило сил, чтобы пройти немного вперед. Она упала, зарывшись лицом в песок, и лежала не шевелясь, почти без сознания. Она забыла о происшедшем, забыла о нем… забыла обо всем, кроме этого ужасного, отвратительного чувства тошноты и головокружения, которое так внезапно охватило ее. Она продолжала неподвижно лежать на песке, ни о чем не думая, а ее мозг подсознательно фиксировал какие-то мелкие, незначительные вещи. Например, шум волн, бьющихся о берег, запах песка, ощущение тяжести во всем теле, как будто она была придавлена мокрой одеждой и гривой намокших волос. Ей не хотелось ни двигаться, ни думать. Ей только хотелось заснуть, а потом проснуться в собственной кровати дома и с облегчением убедиться, что все это был лишь ночной кошмар. Дом, с его знакомыми звуками и запахами, с утренней прохладой, заставлявшей ее повыше натягивать одеяло. Иногда она укрывалась с головой, чтобы не слышать сквозь открытое окно громкое птичье пение и тягучие песни тамильцев, работающих на кофейных плантациях. Но, в конце концов, ее всегда будил знакомый запах: серо-голубой дымок,
идущий с кухни, наполненный запахом карри и кипящего черного чая, врывался в комнату, когда старая няня-туземка приносила ей чашку чая, чтобы Алекса смогла наконец окончательно проснуться. Ее воспоминания были настолько сильными и яркими, что Алексе показалось, что она сейчас услышит голос няни, ругающий ее за то, что она все еще лежит в постели, а потом хитро напоминающий ей, что ее лошадь уже оседлана и настолько возбуждена, что конюх едва удерживает ее и грозится поехать на ней сам, если мисс в ближайшее время не спустится.
        - Он бы лучше…
        Алекса поняла, что говорит это вслух. Она настолько погрузилась в свои воспоминания, что была почти поражена, когда почувствовала на своем теле мокрую одежду.
        Ко всему этому еще добавился и презрительный голос, который показался ей неприятно знакомым:
        - Надеюсь, что не я был объектом ваших девичьих грез, мисс Ховард?
        - Я… что?.. Что вы делаете?
        Когда ее глаза снова смогли видеть, а сознание вернулось в неприглядную реальность, Алекса поняла, что смотрит прямо в лицо человеку, которого ей не хотелось бы видеть никогда в жизни. Жестокий… ненавистный! Даже несмотря на то, что она не могла четко видеть его лицо в слабом свете звезд, она слишком хорошо помнила его. Это испанец, как, смеясь, называет его кузен, и это его смуглое, резко очерченное лицо с жестким ртом, который никогда по-настоящему не улыбается, а только кривится в неприятной усмешке. Ему почти удалось утопить ее несколько минут назад. Что он собирается сделать с ней сейчас?
        Занятая своими мыслями, Алекса не сразу поняла, что он снова обращается к ней тем же сухим тоном:
        - Что, по-твоему, я делаю? Думаю, тебе не помешает немножечко вытереть лицо, а то, когда ты будешь возвращаться домой, тебя могут принять за заблудившегося уличного мальчишку. Вот…
        Алекса почувствовала, что краснеет от унижения, когда он стал явно осматривать ее с ног до головы.
        - Но это, конечно, если ты хочешь вернуться. Прости мне мою прямоту, но я надеюсь, что для твоего же собственного блага ты не оставила какую-нибудь глупую записку или что-нибудь в этом роде, где сообщаешь, что собираешься убежать с виконтом Дирингом?
        - Я ничего подобного не делала! И как вы могли подумать, что я способна на такую глупость? Я собиралась лишь поговорить с лордом Чарльзом, хотите верьте, хотите нет. И я не… не… О-о-о!
        От ненависти и унижения у Алексы перехватило дыхание, и она смогла лишь протестующе застонать, заметив, как он рассматривает ее. Только теперь она поняла, как ужасно выглядит. Алекса резко потянула платье, чтобы закрыть оголившуюся грудь, и закричала:
        - Вы… Вы… бесчувственная скотина! Хам! У вас что, совсем нет совести? Это все из-за вас!..
        Алекса в отчаянии замолчала, заметив, что плечи его содрогаются от беззвучного смеха.
        - Извини! - наконец сказал он. - Меня так развеселило слово, которое ты употребила. Хам… Хотя, если задуматься, его вполне можно было употребить, правда, оно и не столь колоритно, как другие слова, которыми ты называешь меня.
        - Если бы я знала более оскорбительные слова, к которым вы привыкли, я бы, несомненно, использовала их! - Голос Алексы дрожал от возбуждения. - Но сейчас меня интересуете не вы, грубый, отвратительный и бессовестный человек. Меня интересует…
        - Вот теперь уже лучше.
        Он насмешливо зааплодировал, но Алекса была так утомлена, что, пересилив свой гнев, решила не обращать на этот раз внимания на его колкости и издевательства. Она лишь выпалила:
        - Прекратите! Поскольку вы жаждете избавиться от меня и поскольку именно вы виноваты в том, что я оказалась в таком положении, извольте сказать мне, как я объясню свое состояние этой противной старой Лэнгфорд, когда вернусь домой? Она злобная сплетница, и как раз сегодня вечером мы основательно повздорили, поэтому она… Ну, в общем, для нее будет немыслимым счастьем раздуть скандал вокруг моего имени. Что мне делать?
        Она заметила, что он передернул плечами, прежде чем ответить неприятным, абсолютно безразличным голосом:
        - Я думаю, моя дорогая, что если тебе хватило изобретательности незаметно ускользнуть из дому, то ты сможешь таким же образом и вернуться. А если кто-нибудь случайно заметит тебя и поинтересуется, почему ты такая мокрая, ты всегда можешь ответить, что решила поплавать в ночном океане. В конце концов, на этот раз на тебе надето немного больше одежды, чем в прошлую лунную ночь, не так ли? Уверен, тебе удастся выкрутиться без каких-либо неприятных последствий.
        И прежде чем Алекса, которую переполняли гнев и возмущение, смогла вставить хоть слово, он насмешливо продолжил:
        - Я совершенно уверен, мисс Ховард, что у вас тонкий и изворотливый ум, который и на этот раз сослужит вам хорошую службу и поможет выйти даже из такого затруднительного положения. А теперь извините…
        - Вы испортили мое самое лучшее платье и специально хотели утопить меня, убийца!
        Он уже собирался подняться и отряхивал от песка руки, но, услышав эти слова, напрягся, и в его голосе зазвучала угроза:
        - А ты испортила мою любимую пару ботинок, которые не только очень дороги мне, но еще и стоят раз в десять больше, чем твоя старомодная тряпка, которая едва прикрывает лодыжки…
        - Тряпка? Что такой варвар, как вы, может знать о моде? А что касается ваших старых дурацких ботинок, то мне нет до них никакого дела, поскольку вы сами виноваты в том, что произошло! Больше того, вы даже не представляете себе, как глупо сейчас выглядите в одном ботинке… а… а что касается моих лодыжек, то в данном случае вы мне очень напомнили миссис Лэнгфорд. Вы… вы лицемер! Или вы думаете, что, высказывая мне свои претензии, вы тем самым оправдываете свое отвратительное поведение? И вообще, какое вы имеете право судить? Я пришла сюда, чтобы встретиться с лордом Чарльзом, и наша встреча вас абсолютно не касается, и у вас не было причин накидываться на меня и силой заставлять уступить вашим грубым притязаниям! А когда я не оправдала ваших ожиданий и стала сопротивляться, вы… Вы чуть не утопили меня! О-о… мне не хватает слов, чтобы высказать вам все, поверьте мне. А что касается…
        Поскольку во время этой ее длительной тирады он удивленно молчал, хотя в нем и чувствовалось внутреннее напряжение, Алекса, переведя дыхание, продолжала:
        - А где ваш кузен, интересно? У него что, такая привычка - просить о конфиденциальном разговоре, давая при этом слово джентльмена, а затем вместо себя присылать вас? Это что, злая игра, в которую вы играете на пару, сеньор, поскольку ваши манеры настолько грубы, что отталкивают женщин? А вы еще когда-то говорили мне о честности и прямоте!..
        Его голос вонзился в ее речь, как лезвие бритвы, заставив замолчать:
        - Достаточно, мисс Ховард! Вам нужно научиться четче излагать свои мысли. Но должен признать, ваше красноречие затронуло даже мое разбойничье сердце, поэтому хочу вам объяснить кое-что. Когда я уходил, Чарльз был абсолютно пьян и громко храпел. Сегодня вечером мы были приглашены на офицерскую вечеринку, и должен признаться, что это моя вина, что он выпил больше, чем мог. Потом я отвел его на корабль, положил в постель и дал ему еще стаканчик вина на ночь, чтобы он уж наверняка проспал до полудня. А к тому времени, я надеюсь, мы уже будем далеко в море. - Проигнорировав попытку Алексы гневно прервать его, он насмешливо продолжал: - А поскольку вам удалось заставить меня быть откровенным с вами, мисс Ховард, или лучше я буду называть вас Алекса, ведь мы уже достаточно хорошо знакомы, так вот, Алекса, я решил, что раз кузен Чарльз не может прийти на свидание с вами, некрасиво заставлять вас ждать здесь понапрасну в полном одиночестве.
        Как Николас и ожидал, Алекса окончательно вышла из себя и, как взбесившийся лев, набросилась на него:
        - Вы злобный… дьявол! По какому праву…
        Будучи готовым к такой атаке, Николас с легкостью схватил ее запястья и сильно сжал их; при этом всем своим телом он навалился на нее, и они упали на песок… Теперь она не могла ни оказать сопротивления, ни вырваться из его рук. Не обращая внимания на ее тяжелое дыхание, которое было больше похоже на рыдания, он медленно сквозь зубы сказал:
        - По какому праву, ты спрашиваешь? Господи, если бы не твой бешеный характер, ты бы вспомнила, что мы с Чарльзом родственники, а за последние несколько месяцев мы хорошо узнали друг друга. Тебе, наверное, также интересно, как я узнал, где и когда собираются встретиться двое влюбленных.
        Продолжая крепко держать ее, Николас заметил, как напряглось все ее тело, но он резко продолжал:
        - Ты хотела честности, не так ли? Возможно, сейчас ты узнаешь, что правду не всегда приятно слышать, а уж принять и проглотить ее иногда бывает невыносимо трудно. Если это утешит тебя, я скажу, что Чарльз действительно влюблен в тебя. Кажется, я уже говорил тебе об этом. Но ты должна также понять, что, подобно большинству молодых людей, Чарльз часто влюбляется, и столь же часто и быстро его любовь гаснет; иногда он бывает ослеплен неподходящими женщинами, и его родители предупреждали меня об этом.
        Пока он говорил, Алекса не пыталась вырваться или прервать его, но почувствовав, что она готова предпринять еще одну попытку освободиться, он жестко добавил:
        - Уверяю тебя, нет нужды сейчас притворяться обиженной. Возможно, я ошибся и ты ничего не знала и даже не догадывалась о планах Чарльза. Или ты знала, Алекса? И решила, что будет здорово, если тебя увезут в ночь, посадив на лошадь, а потом вы вместе сядете на корабль и поплывете в Англию? Или, может, он обещал тебе, что модно оденет тебя и осыплет драгоценностями, для того чтобы показывать своим друзьям? Ну? Именно этого ты ждала и об этом мечтала? Я думаю, теперь твоя очередь быть честной, если, конечно, ты способна на это.
        Она ответила тихо, ледяным голосом:
        - Я не понимаю, почему вы по любому поводу оскорбляете меня? Если бы вы дали мне возможность, я бы уже давно вам все объяснила. Конечно же, у меня даже мысли не было о том, что лорд Чарльз хочет увезти меня с собой; а даже если бы он предложил мне это, я бы отказалась, несмотря на все драгоценности и модную одежду, которую он мог бы мне предложить. Я бы настаивала на том, что, если его планы серьезны, он должен поговорить с моим отцом и с моим дорогим дядей Джоном, который знает меня лучше, чем кто-нибудь еще на этом свете. Но мне кажется, что я не готова еще к замужеству, хотя тетя Хэриет и говорит мне, что мне следует… Что такого я сказала на этот раз, что вы так зло смеетесь?
        - О Господи! Я смеюсь? Если и смеюсь, то потому, что я убежденный скептик, мерзкий тип или как там еще ты меня называла. Поэтому я не могу поверить в то, будто ты не поняла, что я имел в виду, когда… Или ты хочешь подшутить надо мной? Чистая маленькая Алекса, которая сражается до смерти, защищая свою добродетель! Но почему я не вижу сегодня пистолета для защиты?..
        - Потому что в этом платье нет карманов и мне некуда было его положить.
        Эти слова вырвались у Алексы помимо ее воли, поэтому она готова была прикусить язык, когда он снова так же неприятно засмеялся.
        - Если вам угодно смеяться над всем, что бы я ни сказала, тогда хотя бы отпустите меня. У меня болят запястья, кроме того, вы такой тяжелый, что я едва могу дышать.
        - Моя дорогая Алекса, теперь ты обижаешь меня. Неужели я должен извиняться за то, что лежу на тебе? Из твоего прекрасного тела получилась замечательная подушка. Я мог бы лежать на тебе и в тебе часами, если бы ты позволила. Думаю, что Чарльз тоже хотел именно этого.
        - Перестаньте говорить таким притворно-ласковым, лицемерным тоном! Кроме того, я не поняла ничего из того, что вы сказали. И потом… Я задыхаюсь!
        Пытаясь скрыть свое беспокойство, Алекса старалась говорить нарочито раздраженным тоном; при этом она внимательно наблюдала за ним. Какую жестокую игру затеял он на этот раз? Сейчас она полностью убедилась, что ей не приходится рассчитывать на свою силу, она поняла, что ей не удастся защитить себя; в какой-то момент даже показалось, что миссис Лэнгфорд была права: из-за своего безрассудства она находится сейчас полностью во власти этого бесчестного и бессовестного испанца.
        - Ты ничего не поняла, говоришь? Тогда, наверное, мне следует говорить более откровенно, чтобы ты на этот раз точно все поняла. Видишь ли, моя дорогая, Чарльз никогда не хотел жениться на тебе. Жены в их кругу тщательно подбираются из соответствующих семей, их задача рожать и воспитывать сыновей, которые были бы продолжателями рода и носителями титула; но, с другой стороны, существуют любовницы… Мужчина поднимается в глазах своих друзей, если имеет красивую, обаятельную любовницу, которую содержит на широкую ногу. Я бы даже сказал, что любовница является самой любимой собственностью мужчины, пока он наконец не устанет от нее или пока она не решит перейти на более зеленые пастбища. Надеюсь, я понятно изложил свои мысли, или ты хочешь, чтобы я объяснил еще подробнее?
        Несмотря на то, что она яростно завертела головой, ему, казалось, доставляло удовольствие мучить ее. Он продолжал голосом учителя:
        - Я советую тебе подумать над тем, что ты достаточно обаятельна, у тебя потрясающая фигура… и я не могу винить Чарльза за то, что он хотел увезти тебя с собой в Лондон! Несколько уроков, чтобы придать тебе лоску, и через некоторое время ты могла бы иметь самых богатых покровителей, если, конечно, ты не останешься такой наивной и не будешь строить планы на то, что кто-нибудь из них женится на тебе. Но ты производишь впечатление довольно умной девушки, когда не теряешь голову. Тебе удалось убедить Чарльза в том, что ты девственница. Ему нравится дефлорировать девственниц, «проникать в них», как он это называет. Интересно, как долго ты сможешь сохранить свою добродетель в его маленькой каюте?
        - О! Пожалуйста! Пожалуйста, вы сказали достаточно! - прошептала Алекса, отвернувшись, чтобы он не мог заметить блестевших в ее глазах слез.
        - Правда? Возможно, ты права, потому что бывают моменты, когда слова означают лишь пустую трату времени, которое можно провести более приятно.
        Несмотря на то, что голос Николаса смягчился и стал почти ласковым, Алекса почему-то почувствовала необъяснимый страх, когда он вдруг прижался к ней. Он сделал это как-то совсем по-другому, как будто приспосабливал свое тело к ее, заставляя девушку почувствовать каждый изгиб своего тела, его упругость и силу; в конце концов ей показалось, что не осталось ни единого дюйма ее тела, который бы не соприкасался с ним и которым бы он не овладел. Овладел? Господи, после всего, что он сказал, после всех его невероятных обвинений он опять унижает ее, обходясь с ней как… как с…
        - Нет… нет! - простонала Алекса, прежде чем смогла набраться сил и с отчаянием проговорить: - Если вы сию же секунду не отпустите меня, я клянусь, что опозорю вас. Я расскажу своему дяде, самому губернатору, что именно вы заманили меня сюда и попытались воспользоваться моей доверчивостью. Я… Это для всех будет очевидно, что я пыталась сопротивляться! И я расскажу им, что вы пытались утопить меня, чтобы я ничего и никому не смогла рассказать. Я…
        - До или после? - лениво спросил он. Легкое любопытство и небрежность, звучавшие в его голосе, обескуражили Алексу.
        - Что? Что вы имеете в виду?
        - Я хотел утопить тебя до или после того, как воспользовался тобой? И как ты объяснишь, что до сих пор жива и даже можешь рассказывать душещипательные сказки?
        Она могла поклясться, что он снова издевается над ней, черт его побери! Николас, ухмыляясь, посмотрел на нее и снисходительно добавил:
        - Я удивлен, что ты не можешь придумать ничего лучшего. До сих пор ты производила впечатление очень изобретательной девушки, способной на ночные вылазки, в то время как большинство женщин падают в обморок от одной мысли об этом. Может, ты придумаешь что-нибудь более драматическое? Например, что я после нашего первого ночного купания был так очарован тобой, что специально решил сегодня занять место своего кузена, чтобы… - Он нежно и легко поцеловал ее губы, а затем тихо продолжил: - Чтобы снова поцеловать тебя и снова убедиться в том, что твои губы все такие же мягкие и что…
        - Нет… - Отчаянный шепот Алексы утонул в его поцелуях, которые были легкими и нежными, как будто крылья бабочки прикасались к ее трепещущим губам. Он целовал изгиб ее верхней губы и припухлость нижней, нежно прикасался к уголкам ее рта. Продолжая целовать ее, он ласково шептал:
        - …и чтобы убедиться в том, что я… все еще хочу тебя… так же, как и в первую ночь… и второе… что я нашел тебя такой же желанной… и… ты лучше перестань так соблазнительно извиваться подо мной, а то сама будешь нести ответственность за все последствия.
        - Пожалуйста, вы не должны! Вы… Не заставляйте меня… Я не хочу…
        Почему он продолжает целовать ее? И не только губы, но и нос, подбородок, щеки и то место, где у нее появляется ямочка, когда она улыбается. И вот он снова целует ее в губы, заглушая последние отчаянные протесты, на этот раз уже не нежным, а требовательным поцелуем.
        Все кончено! Эта мысль промелькнула в глубине ее сознания. «Но в конце концов уже поздно что-либо делать сейчас, и я ничем не могу себе помочь, - подумала Алекса. - Он сказал „я хочу“. Что он имел в виду? Что это за странное, беспомощное чувство…» Алекса заметила, что он давно уже отпустил ее запястья, только тогда, когда подняла руки, чтобы обнять его за шею. Сейчас ничего не имело значения, важно только это теплое, напряженное чувство, от которого учащается дыхание и сильнее бьется сердце; чувство, которое усиливается от каждого его прикосновения.
        - Господи, дикая морская колдунья, как я хочу тебя! - Его нетерпеливым рукам удалось обнажить ее грудь, и его слова прозвучали почти как клятва, когда он наклонился, чтобы поцеловать ее соски. Он продолжал свое занятие до тех пор, пока Алексе не показалось, что она не сможет больше вынести этого, но также не вынесет, если он прекратит целовать ее.
        - Удалось ли мне сделать так, чтобы ты тоже захотела меня, маленькая колдунья?
        Алекса с трудом поняла, что он сказал; она лишь чувствовала, как его пальцы нежно гладят ее ногу, все выше поднимая ей платье, а затем, не спеша, стали ласкать ее бедра, от коленей и все выше и выше… Ей следовало бы остановить его, но ей совсем не хотелось этого делать.
        - Я хочу, чтобы ты захотела меня так же сильно, так же мучительно и безрассудно, как хочу тебя я! Ты понимаешь, о чем я говорю? Можешь ты понять это?
        Николас стал вновь целовать ее в губы, заметив, что ее тело стало трепетать и извиваться, а она со стоном сильно сжала его спину. Ей хотелось закричать, хотелось, чтобы это длилось бесконечно, она хотела, чтобы он именно так продолжал ласкать ее… Хотела! Он продолжал целовать ее, и когда его язык стал ласкать ее рот, она вдруг почувствовала, что его палец нежно и очень медленно стал проникать в нее.
        Забыв обо всем, кроме этого чудесного ощущения и внезапного жара, разлившегося по всему телу, Алекса не сделала ни малейшей попытки сопротивляться, появившийся было дискомфорт быстро исчез, а ее бедра почти требовательно прижались к его руке. Голова ее откинулась назад, а все тело напряглось и, казалось, дрожало внутренней дрожью, которая с каждой секундой становилась все сильнее и сильнее. Она тяжело дышала, и бессвязные звуки застревали у нее в горле.

«Какое она противоречивое создание, - думал Николас, целуя ее в шею и губами чувствуя напряженный пульс. - То она вся огонь и ярость, а то страстная и нежная». Сейчас она прижималась к нему с неистовством распутницы, почти так же яростно, как совсем недавно она кусала и царапала его; ее ноги раздвинулись, и он почувствовал, что она, как цветок, раскрывается для него. Наконец она готова принять его, и, Господи, как же он хочет ее! Он чувствовал себя так, будто хотел сжечь себя в ней, чувствуя жар, исходивший от нее… Черт побери эти бриджи! Он страшно хотел ее, хотел прямо сейчас. Внутри она была такая мягкая и упругая, как будто все еще была… О нет, черт побери, нет, он не хотел поверить в это, но его пальцы наткнулись на неожиданный барьер, который делал невозможным дальнейшее удовольствие. Если, конечно, он окончательно не потеряет контроль и не лишит ее девственности… Господи, а почему бы и нет? В ней много страсти, и она уже готова принять мужчину, и если он не сделает этого сегодня ночью, значит, это сделает кто-то другой в ближайшее же время. Почему бы не взять ее сейчас, не раздумывая, когда они
оба так хотят друг друга?



        Глава 13

        Еще долго после того, как все закончилось, Алекса продолжала лежать с закрытыми глазами, ощущая во всем теле необычную приятную усталость. Она ощущала себя легким парящим перышком… Зачем она так сопротивлялась, почему не давала воли своим чувствам, которые доставили ей столько удовольствия? Чувствам, которые она не могла описать даже самой себе, вернее, даже не чувствам, а мириадам ощущений, которые в один миг нахлынули на нее, пока… Во всяком случае, теперь она знала, что значит хотеть и что значит заниматься любовью. Удивительно прекрасно и в то же самое время жутко чувствовать, как ты распадаешься на миллионы сладостных лучиков, а потом собираешься вновь. Интересно, она теперь падшая женщина? Не важно. На губах Алексы заиграла счастливая улыбка, и она засмеялась от переполнявшей ее радости и легкости.
        - Ну, теперь-то что с тобой?
        Не понимая, почему его голос звучит так резко, Алекса открыла глаза и лениво повернулась на бок. Он лежал на спине, подложив руки под голову, и недовольно хмурился.
        - Что случилось? - прошептала она. Голос ее звучал нежно и кокетливо, когда она ласково провела пальцем по его голой груди, ощущая упругость и силу его тела. Но вместо ответа он грубо оттолкнул ее руку. Пораженная этим, Алекса вопросительно посмотрела на него:
        - Неужели это прикосновение было дерзостью с моей стороны? Я только хотела…
        - Черт побери! Алекса! - Он говорил резко и грубо. Опершись на локоть и повернувшись лицом к ней, он продолжал почти со злостью: - Тебе следовало бы уже знать, что существует предел терпению и самоконтролю. А мое терпение, смею тебя уверить, подверглось большому испытанию и почти готово было лопнуть! Ты понимаешь меня?
        - Но… я не хотела… Николас! Я не хотела, чтобы ты снова рассердился на меня! Я только хотела показать тебе, как я счастлива сейчас. Пожалуйста, не сердись! А если ты объяснишь мне, что я сделала неправильно, я постараюсь больше не повторять своих ошибок…
        - Ты можешь помолчать и выслушать меня?
        Ярость, звучавшая в его голосе, заставила Алексу замолчать. Она смотрела на него широко раскрытыми глазами. А Николас, тяжело вздохнув, принудил себя говорить более спокойно:
        - Извини! Это не твоя вина, что у меня сейчас такое мерзкое настроение. Оно абсолютно не имеет никакого отношения к тому, что ты делала, хотя ты и была своего рода причиной… Нет, пожалуйста, не надо ничего говорить, я уже вижу, как слова готовы сорваться с твоих прелестных губ, quericla mia, сначала выслушай меня. Ночи иногда бывают такими короткими, а мне еще нужно успеть на корабль, чтобы мы могли отплыть во время прилива. И хотя я не привык говорить речи и деликатные слова, я по какой-то необъяснимой причине чувствую, что должен предупредить тебя о… - Он мрачно выругался про себя. - По-моему, я сейчас говорю, как твой дядюшка или миссис Лэнгфорд! Но поскольку я уже начал…
        Все ее счастье оказалось таким же эфемерным и призрачным, как горный туман, который появляется всего на несколько минут и исчезает при первых же лучах солнца, ничего не оставляя после себя; так и сейчас в душе Алексы осталось лишь слабое чувство утраты. Бесцветным голосом Алекса произнесла:
        - Пожалуйста, продолжайте. И не бойтесь быть полностью откровенным со мной, если это необходимо.
        - Я хотел только сказать, что все мужчины разные. И лишь немногие из них будут колебаться, прежде чем взять то, что, как им кажется, им предлагают. Черт побери, существует разница между невинностью и наивностью, и тебе нужно понять ее как можно скорее. Джентльмены, как правило, не ожидают, что женщина, с готовностью согласившаяся на тайное свидание в уединенном месте, окажется девственницей.
        Николасу страшно захотелось, чтобы золотой диск луны, под которым они в первый раз встретились, исчез сейчас, чтобы он не мог видеть этого беззащитного выражения на ее лице. Она смотрела так, будто он дал ей пощечину. Он бы отдал все, чтобы быть сейчас где угодно, только не здесь, и не читать мораль.
        - Если ты хочешь выйти замуж и занять определенное положение в обществе, моя любознательная девственница, я советую тебе строго придерживаться всех правил, принятых в обществе, в котором тебе приходится жить. К несчастью, оказывается, что все эти правила легко обойти и нарушить, если рядом появляется мужчина. Видишь ли, акт взаимной страсти лишь поднимает репутацию мужчины, когда он хвастается своими победами перед друзьями, но, к сожалению, женщина в таком случае теряет все. Ты понимаешь, что я хочу объяснить тебе?
        - Я… думаю, вам действительно удалось… высказаться предельно ясно. - Алекса облизнула губы, которые вдруг стали сухими и холодными. - Но вы…
        Легко выпрямившись, Николас повернулся к ней спиной, казалось, не обращая ни малейшего внимания на ее слова; он снова попытался стащить с ноги ботинок, а когда ему это удалось, он со злостью отбросил его в сторону. Вот так же он отбросил и Алексу после того, как сделал все, что хотел. А теперь в любую секунду он может встать, отряхнуть песок, развернуться и уйти от нее, потому что она больше не существует для него. Оставит ее. Она никогда его больше не увидит. Она должна быть рада, рада!
        - Но вы говорили… вы как-то сказали мне, что быть самой собой гораздо важнее, чем подчиняться правилам окружающих.
        Почему она продолжает настаивать, хотя он уже поднялся на ноги? С явной неохотой он взглянул на нее, его глаза ничего не выражали и казались в слабом лунном свете такими же темными, как и у нее.
        - Запомни еще один урок. Мужчины обещают доверчивым женщинам все, что угодно, чтобы добиться от них того, чего они хотят. Но в такие моменты их слова и обещания ничего не значат. Я советую тебе, моя сладкая Алекса, в будущем быть осторожнее, чтобы не попасться в расставленные сети и сохранить девственность до первой брачной ночи. Мужчины, непонятно почему, очень настаивают на том, чтобы их невесты были девственницами!
        После этой невозмутимой тирады Николас закатал свои мокрые брюки до колен и теперь напоминал испанского пирата. Он выпрямился и, не проронив больше ни слова, пошел вдоль берега.
        Вновь обретя дар речи, Алекса, поднявшись, с отчаянием закричала ему вслед, удивляясь, почему ноги не держат ее:
        - Подождите! Черт вас побери!
        Во всяком случае, он остановился. Алекса заметила, как напряглись его плечи, прежде чем он повернулся к ней. Это заставило Алексу говорить быстро, не подбирая слов:
        - Почему вы говорите о… о сохранении моей девственности? Я думала… Я думала, что после того, как вы… что мне нечего больше сохранять. Как можно…
        Он мрачно смотрел, как она запинается, и слушал, как дрожит ее голос, а затем язвительно сказал:
        - Моя дорогая, соблазнительная морская нимфа! Если бы я не обнаружил, что ты все еще девственница, я бы пошел значительно дальше, поверь мне! Но я уже давно пообещал себе, что никогда больше не буду иметь дело с девственницами. Нет, заверяю тебя, что ты все еще девственна и незапятнанна. Все, что я сделал, моя дорогая невинность, это постарался дать выход твоему возбуждению, виновником которого был я сам. А сейчас, ты уж прости меня, я пойду, чтобы найти какое-то утешение и своим чувствам, прежде чем мне придется вернуться на корабль. Сеньорита, оставляю вас с вашими молитвами! Адью!
        Слушая его, Алекса почувствовала невероятную слабость в ногах и была вынуждена опуститься на колени; и когда он наконец, с сарказмом поклонившись, ушел, все вокруг вдруг замерло; казалось, само время остановилось и стало неподвижным, как печальный осколок луны, висевший над горизонтом. И только в ее голове эхом отдавались его резкие слова; но вдруг до ее слуха донеслись слабое фырканье лошади и удаляющийся цокот копыт. Конечно же, он приехал на лошади и, встав на нее, перелез через стену. Но какое это теперь для нее имеет значение? Медленно, с усилием Алекса повернула голову и огляделась вокруг. Теперь со всей ясностью она осознала, в каком печальном положении находится.
        Звезды, которые еще совсем недавно так ярко светили, исчезли во мраке, а начавшийся прилив все больше и больше наступал на берег. Его корабль выйдет из порта Коломбо, когда прилив достигнет своего апогея. В котором часу это будет? Она не имела ни малейшего понятия, насколько поздно или, хуже того, насколько рано сейчас было, но Алекса знала, что, если она хочет без осложнений добраться до своей комнаты, ей следует поторопиться.
        Решительно сжав зубы, Алекса встала и тщательно отряхнула песок со своего мокрого, измятого платья. Как отвратительно, должно быть, она выглядит! В конце концов, он опустил ей юбки и… но она не хотела сейчас думать об этом, ей только следует запомнить данный ей урок, вернее, даже несколько уроков. Приподняв спереди платье, чтобы оно не мешало бежать, Алекса двинулась домой, думая лишь о том, как найти обратную дорогу и что сказать, если она кого-нибудь встретит по пути. В конце концов, никто не знает, что она с кем-то встречалась и, что на самом деле произошло. Она вполне может сказать, что ее ссора с миссис Лэнгфорд и незаслуженные обвинения так расстроили ее, что она решила утопиться.
        Она с болью подумала о том, что чуть раньше тоже хотела использовать эту историю, но совсем иначе. Но в данном случае это вполне может сработать. Миссис Лэнгфорд наверняка понравится драматический эффект ее лекции! Кроме того, это заставит ее в будущем думать, прежде чем начинать свои проповеди. Да, раз уж ей не удается придумать ничего лучше, то вполне подойдет и эта история. Значит, она пыталась утопиться, но был отлив, вода была неглубокой, слишком соленой и холодной, и в конце концов ей не хватило мужества покончить с собой.
        Пока голова Алексы была занята этими размышлениями, ноги ее инстинктивно нашли самую короткую дорогу к дому. Она бежала легко и абсолютно бесшумно, не тревожа спящих птиц и ночных обитателей. Чтобы восстановить дыхание, Алекса пошла помедленнее, теперь она уже была недалеко от дома, и, слава Богу, вокруг не было видно горящих факелов и не слышно взволнованных голосов. Значит, никто не ищет ее. Может быть, ей даже не придется придумывать какие-либо оправдания. Еще несколько ярдов, и она увидит дом, тогда все будет зависеть…
        Алекса снова побежала, но, несмотря на свои оптимистические мысли, ее нервы, и так уже вконец измотанные, были напряжены до предела. Уже совсем недалеко от дома тропинка круто поворачивала в сторону, и Алекса, выбежав из-за поворота, внезапно наткнулась на темную тень, появившуюся неизвестно откуда. От неожиданности она чуть не упала в обморок и не смогла сдержать испуганный возглас, прежде чем узнала напряженный шепот дяди Джона и почувствовала, как он предостерегающе схватил ее за руку.
        - Тише, Алекса! Прости, что я так напугал тебя, но у меня не было другого выхода. Мне нужно было остановить тебя, прежде чем ты доберешься до дому, дорогая.
        - О-о! - На этот раз это был тихий, виноватый возглас.
        Все из-за этой чертовой Лэнгфорд, которая всюду сует свой нос, и из-за ее трепетной дочки. Не выношу жеманных и хныкающих девиц! Но дело вот в чем. Шарлотта сказала своей матери, что не может заснуть, не извинившись перед тобой. Она тихонько заглянула к тебе в комнату, чтобы посмотреть, не спишь ли ты, и… Я думаю, ты сама можешь догадаться о том, что было дальше, дорогая.
        Со слов сэра Джона Алекса поняла, что миссис Лэнгфорд решила бодрствовать до прихода девушки. Она села в комнате Алексы, чтобы «поймать с поличным дерзкую девчонку, когда та вернется домой». Эти слова миссис Лэнгфорд услышал Велу, который мог дословно повторять целые предложения, даже если не совсем понимал смысл отдельных слов. Именно Велу нашел сэра Джона в саду и рассказал ему обо всем. Сэр Джон велел своему дворецкому, если его будут спрашивать, отвечать, что не может найти своего хозяина, который очень любит продолжительные ночные прогулки. Но миссис Лэнгфорд стала требовать, чтобы Велу нашел сэра Джона немедленно, не желая слышать, что пожилой человек может гулять до двух часов ночи, вместо того чтобы спать в мягкой постели.
        - Это все я виновата, - с раскаянием в голосе прошептала Алекса. - Дядя Джон! Мне жаль, что все так получилось, и простите меня, что я доставила вам столько беспокойства.
        Сэр Джон, прочистив горло, резко сказал:
        - После твоей ссоры с миссис Лэнгфорд меня ничуть не удивило, когда Велу сказал, что ты убежала куда-то. Я не мог винить тебя за то, что ты пошла подышать прохладным, свежим воздухом. Хорошо зная тебя, я мог догадаться, куда ты пойдешь. Я решил, что, возможно, тебе захочется поделиться с кем-то, поговорить. И я решил найти тебя и снять груз с твоей души. По чистой случайности я сначала решил пойти на берег. И… Я не думаю, что имею право вмешиваться. Совать нос в чужие дела…
        От неожиданности у Алексы перехватило дыхание, она не могла произнести ни слова, лишь спустя какое-то время она прошептала:
        - Вы… тогда вы, значит… вы видели? Все?
        - Не то чтобы я наблюдал или подглядывал, дорогая… Я хочу сказать, что был там довольно долго, чтобы убедиться, что ты не… что тебя не насилуют, черт побери!
        Алексу бросало то в жар, то в холод. Он все видел! Видел, что она сама хотела этого. Видел, как она лежала на песке с задранными юбками и обнаженной грудью, содрогаясь от бесстыдного экстаза и забыв обо всем на свете, даже о последствиях! Любой, кто проходил случайно мимо, какой-нибудь любопытный рыбак, например, тоже мог видеть это. Поскольку тогда она не принадлежала больше самой себе, это была уже не она, начисто забыв обо всем и потеряв счет времени; она даже не знает, сколько это длилось, несколько секунд или несколько минут, а может, и несколько часов. Он мог делать с ней все, что хотел, он мог даже увезти ее куда угодно, если бы захотел…

«Не думать об этом, все позади. Не надо думать об этом!» - убеждала себя Алекса.
        - Я… Как вы должны презирать меня сейчас! Я понимаю, что уже достаточно взрослая и не могу, как ребенок, сказать «я не подумала», мне нет оправдания! Тетя Хэриет была права. Я поступаю слишком опрометчиво… Наверное, мне следует утопиться! Именно это я хотела сказать миссис Лэнгфорд, если она… Я смогу вынести все, только не то, что вы теперь измените свое мнение обо мне, разочаруетесь и будете абсолютно правы.
        - Послушай, девочка, достаточно об этом! - Алекса никогда не слышала, чтобы сэр Джон говорил с ней так грубо и резко. Он взял ее за плечи, как будто хотел встряхнуть немного. - Черт побери, я не хочу, чтобы ты хныкала и занималась самобичеванием… И почему ты решила, что, после того как я сам учил тебя думать самостоятельно, я начну презирать тебя за это? А? Или винить тебя за то, что ты молода и опрометчива? Ты воспитана иначе, чем другие, - он кивнул головой в сторону дома, - и слава Богу! Но поскольку у тебя «есть мозги, девочка, тебе следовало бы придумать более удачную историю. Ты же понимаешь, что твой рассказ о попытке утопиться явно не сработает. Никто не поверит, что ты пыталась утопиться в течение трех или четырех часов, даже миссис Лэнгфорд!
        - О! Я не подумала об этом. Но… вы же видите, я была в море не потому, что хотела, а… - Алекса была рада, что сэр Джон не мог видеть, как она покраснела. - …а поскольку я насквозь промокла и волосы у меня тоже мокрые… это было единственное объяснение, которое я смогла придумать.
        - Гм! - Голос сэра Джона звучал сухо. - Купаться в океане полезно для здоровья, и в таких обстоятельствах было довольно разумно с твоей стороны искупаться. Это была его идея, я думаю?
        Как он догадался? И что он имеет в виду, когда… Но сэр Джон воспринял ее изумленное молчание как согласие с ее стороны и удовлетворенно кивнул. Но тут он внезапно стал абсолютно серьезным и, взяв ее за руки, каким-то странным голосом сказал:
        - Моя дорогая Алекса! Мы знаем друг друга уже много лет, правда? Первый раз, когда я увидел тебя, тебе было семь лет? Или восемь? В моем возрасте трудно что-нибудь вспомнить точно.
        - Мне кажется, что я знала вас всю жизнь! - прошептала Алекса, сжимая его руки. - И вы всегда были моим самым лучшим другом, единственным человеком, с которым я могла говорить обо всем на свете честно и откровенно.
        - Ты доверяешь мне Алекса? Полностью?
        - Вы же знаете, что да! Я только не понимаю почему…
        - Я знаю, что ты не понимаешь, моя дорогая. Во всяком случае, пока. Но я обещаю тебе, что, после того как мы вместе с тобой разберемся с миссис Лэнгфорд, у нас будет возможность поговорить обо всем. Сейчас же я с надеждой прошу тебя безоговорочно довериться мне. У меня было несколько часов, чтобы все обдумать и… Самое важное вот что: даже если сегодняшняя ночь будет иметь какие-нибудь последствия, ты будешь в любом случае защищена. Никаких пятен не останется ни на твоей репутации, ни на репутации твоих родителей. А в случае, если ты не… В общем, ты никогда и ни в чем не будешь нуждаться! Я в любом случае сделаю тебя своей наследницей. Я хотел тебе сказать об этом перед твоим возвращением домой, но сейчас тоже вполне подходящее время. Ну а теперь нам пора выслушать яростный концерт и постараться с честью выдержать его!
        - Но я… Но, дядя Джон, я не совсем еще поняла. Что я должна сказать миссис Лэнгфорд? И что…
        - Я не хочу, чтобы ты вообще что-нибудь говорила. Будет достаточно, если ты несколько раз покраснеешь. А если не сможешь этого сделать, тогда скромно опусти глаза и нервно тереби юбки. Я думаю, этот трюк сработает. А говорить уж буду я, только постарайся не показать виду, что ты удивлена или поражена моими словами, что бы я ни говорил миссис Лэнгфорд. Мы положим конец каким бы то ни было слухам. Я обещаю тебе, что даже она не скажет ни одного плохого слова о тебе. Это единственный выход, моя дорогая, пойдем!



        ЧАСТЬ II

        Глава 14

        Новое черное платье Алексы, сделанное из тафты, подчеркивало ее тонкую, затянутую в корсет талию и колоколом спускалось к полу, поддерживаемое шестью накрахмаленными нижними юбками. При каждом шаге оно шуршало и шелестело. Сейчас, рассматривая свое отражение в зеркале, Алекса подумала, что она видит не себя, а какую-то незнакомку, ничего общего не имеющую с прежней веселой и жизнерадостной Алексой, которая порой могла состроить рожицу или высунуть язык. Эта печальная незнакомка в зеркале явно не была способна ни на такие детские выходки, ни на то, чтобы быть веселой и беззаботной. Из зеркала на нее смотрела мрачно одетая женщина лет тридцати с бледным, напряженным лицом и огромными темными, как будто нарисованными глазами. Бескровные губы были плотно сжаты и, казалось, не умели улыбаться. Только дерзкий размах темных бровей остался от прежней Алексы, которая никогда не делала себе такой строгой прически - все волосы были тщательно зачесаны назад и собраны на затылке в узел.

«Да это же совсем не я», - подумала Алекса, прежде чем смогла отбросить эти коварные мысли. Той Алексы, которая была еще неделю тому назад, больше не существует; циничный незнакомец с дикими глазами за короткое время полностью изменил ее жизнь и явился причиной всего, что случилось потом. Ей нужно научиться контролировать свои мысли и воспоминания.
        Алекса зажмурила глаза и схватилась за край туалетного столика. Ей до сих пор кажется нереальным и невозможным то, что всего за несколько часов смогло произойти столько событий, полностью перевернувших ее жизнь и оставивших ее в холодном оцепенении, которое шло откуда-то изнутри и замораживало даже мысли. Она двигалась и ела, не чувствуя вкуса, спала, когда ей велели, и даже разговаривала, когда с ней говорили, а потом не могла вспомнить ни единого слова из этого разговора. Все, что раньше было таким привычным и удобным, теперь стало совсем другим. Даже ее отношения с близкими людьми изменились. Временами ее жизнь казалась ей нереальной, страшным сном, после которого она никак не может проснуться. Сейчас она была лунатиком, как Фреди… Алекса быстро отбросила эту мысль и вместо этого заставила себя вспомнить выражение лица миссис Лэнгфорд в тот вечер, когда сэр Джон привел ее домой, крепко поддерживая за локоть.
        - Наконец-то вы нашли ее! Вы даже не можете себе представить, как мы с Шарлоттой волновались все это время. Конечно же, мы не сомкнули глаз. Должна вам сказать, я пыталась объяснить вашему слуге, что вы обязательно должны быть поставлены в известность, но он… О-о-о!
        Только теперь заметив, что Алекса насквозь промокла, миссис Лэнгфорд на мгновение потеряла дар речи и, схватившись за горло, судорожно сглотнула:
        - О Господи! Я не верю своим глазам… Нет!
        Алекса вдруг почувствовала себя довольно странно, как будто все голоса доносились до нее откуда-то издалека и не имели к ней ни малейшего отношения. Она собрала все свои силы, чтобы не упасть в обморок. Алекса не желала доставлять такое удовольствие миссис Лэнгфорд.
        Глубоко вздохнув, молодая женщина, одетая в черное, опустилась на банкетку рядом с туалетным столиком. Пытаясь вспомнить все до единого слова, она крепко зажмурила глаза. Но в ее голове проносились лишь обрывки разговора и отдельные слова.
«Скомпрометирована» - это слово она помнила очень хорошо и знала, что оно значит. Дядя, теперь она должна называть его сэр Джон, объяснил, что они с Алексой вместе гуляли по берегу океана, беседуя о своих планах на будущее. Может, он частично хочет использовать придуманную ею историю, подумала тогда Алекса. А дальше она никак не могла вспомнить четко, что же произошло. Она помнила лишь выражение досады на лице миссис Лэнгфорд и слезы Шарлотты. А потом миссис Лэнгфорд расцеловала ее в обе щеки и приторно-сладко сказала: «Какое счастье!» Алекса тогда чуть не рассмеялась. Если бы миссис Лэнгфорд только знала, что ее дорогой дядюшка Джон хочет жениться на Алексе только для того, чтобы спасти ее репутацию!
        - Я думаю, Александра очень устала сегодня. Ей немедленно следует пойти и лечь в постель. Велу! А мы с вами, миссис Лэнгфорд, вполне можем продолжить нашу беседу. Я знаю, что могу рассчитывать на вашу помощь. Полковник Лэнгфорд счастливый человек, и я обязательно скажу ему об этом при первой же нашей встрече. Я надеюсь, он согласится быть свидетелем на нашей свадьбе, если, конечно, Александра не передумает к тому времени. Вы же знаете, каковы женщины!
        - О! Я абсолютно уверена, что мисс Ховард никогда даже не подумает об этом, когда вы… один из наиболее благородных и неуловимых холостяков, если можно так сказать.
        Слова издалека доносились до Алексы, но ей казалось, что она замотана в кокон усталости, и ничто не имело тогда для нее никакого смысла и никакого значения. Она приняла горячую ванну и выпила несколько чашек чая, и чувствовала немыслимое облегчение от того, что всю ответственность с нее сняли, что она может ничего не объяснять, не думать и ни о чем не вспоминать. Она все еще была той прежней Алексой, чьи настроения ежеминутно менялись и которая могла все, что угодно, выбросить из головы и не думать ни о чем неприятном. В то время ничто не могло расстроить или огорчить ее надолго, но почему все нельзя оставить по-прежнему? Почему не может все остаться без изменений в том райском саду, где она когда-то жила? Кому нужно, чтобы принцы разрушали сказочные стены, предназначенные для того, чтобы охранять всех живущих в сказочной стране? И вот теперь, когда стены разрушены, она оказалась абсолютно неготовой к другой жизни, оказалась абсолютно беспомощной и уязвимой.
        Алекса посмотрела на свои глаза в зеркале, они казались почти черными, и в них читалось страдание. Она сильно сжала виски, как будто хотела выдавить из головы все мысли. Но как можно перестать думать?
        В ее голове опять всплывали картины совсем недавнего прошлого. Кабинет сэра Джона. Она уютно расположилась в одном из кресел.
        - Ты составишь мне компанию и выпьешь немного коньяку? Несмотря на то, что он назван в честь этого зануды Наполеона, он действительно великолепен. Хотя, конечно, тебе не стоит никому рассказывать, что я сам предлагал тебе выпить.
        Даже тогда она не воспринимала все это серьезно, а лишь как предлог, чтобы спасти ее репутацию от злого языка миссис Лэнгфорд. Не воспринимала до тех пор, пока сэр Джон очень вежливо и мягко не объяснил ей, в каком неприятном положении она могла бы оказаться, если бы он вовремя не вмешался.
        - Но я не раз слышала, как вы говорили, что вам нравится холостяцкая жизнь и вы никогда не женитесь. Как я могу позволить вам пожертвовать собой из-за моей глупости и безответственности?
        - Дорогая моя, я совсем не хочу, чтобы ты отдала свою молодость, красоту и жизнелюбие такому старику, как я. Я всегда заботился о твоем благе и всегда признавал право человека на выбор. И у тебя тоже будет выбор. Я хочу, чтобы ты была уверена в этом. Даже делая что-то необходимое в данный момент, мы всегда имеем возможность все изменить со временем. И если случится романтическое похищение или… ты понимаешь меня?
        - Но я не думаю… - Она старалась объяснить ему, что его жертва напрасна, что она все еще… Но правда ли это? «Мужчины готовы сказать все что угодно…» Он сам это говорил. Может быть, он солгал ей, чтобы она не могла его ни в чем обвинить? Что она вообще знает о нем?
        Пока Алекса смущенно пыталась подобрать слова, сэр Джон резко прервал ее:
        - Моя дорогая, я хочу, чтобы ты знала… Должен сказать тебе прямо, что если даже дело дойдет до того, что мы поженимся, не может быть и речи об… гм!.. исполнении супружеских обязанностей. В любом случае это невозможно, сказываются прошлые ранения. Если ты меня не понимаешь, я объясню тебе это позже. Да и тебе не стоит беспокоиться, что ты слишком долго будешь привязана к старому чудаку. Раскрою тебе секрет, надеюсь, ты никому больше не скажешь? Чертовы врачи сказали мне, что я уйду через год, максимум через восемнадцать месяцев, если мне повезет и я буду внимательно относиться к своему здоровью. Да. Короче говоря, ты будешь очень богатой молодой вдовой. Ты сможешь выбирать все самое лучшее и жить так, как тебе хочется.
        Он сказал «выбирать».. Тогда ей не хотелось думать над тем, что он сказал. Все силы она потратила на то, чтобы он не заметил, как она расстроена. Но уже тогда ее старая жизнь начала рушиться, и ничего не могло оставаться по-прежнему. Ничего и никогда! Все, что ей осталось, - это право выбора. Много вариантов, но, к сожалению, уже слишком поздно.
        - Алекса!
        Она услышала нетерпеливый, резкий голос тети Хэриет и скрип ее черных кожаных ботинок. Поднимаясь по полированной деревянной лестнице, тетя Хэриет продолжала говорить:
        - Я надеюсь, ты уже спускаешься. Все уже собрались.
        Слава Богу, Хэриет предупредила о своем появлении и не видела, как Алекса сидит, мрачно уставившись в зеркало.
        С усилием Алекса оторвала руки от ноющих висков и вытерла их о свое черное платье, до самого верха плотно застегнутое на все пуговицы. Ей всегда говорили, что черный цвет не идет молоденьким женщинам. Да он и самой ей никогда не нравился, поскольку напоминал отвратительных ворон, которые сидели на дереве за окном ее комнаты. О! Она ненавидела черное! Но сегодня черный цвет вполне соответствовал ее настроению, а кроме того, черный - это цвет траура.
        Внизу всегда такая солнечная и просторная комната, которую больше всех остальных любила мама, выглядела сегодня совсем по-другому из-за плотно закрытых ставней и черного крепа, которым была обтянута французская, белая с позолотой мебель, привезенная сюда из Англии. Сев между Хэриет и отцом, Алекса вдруг подумала о том, почему в таких случаях полагается говорить шепотом? Неужели все считают, что мертвые могут слышать и хоть что-то может побеспокоить их вечный сон? Мертвые. Что толку от того, что они сидят сейчас, молитвенно сложив руки и склонив головы, а епископ, приехавший сюда из Кэнди, вместе с маленьким лысым викарием из церкви в Гамполе читают поминальные молитвы? Мертвые не могут слышать. Мертвым до всего этого нет дела!

«Будут только члены семьи и несколько самых близких друзей. Так захотел папа». Тетя Хэриет организовывала все, как всегда, четко и энергично, хотя весь их маленький уютный мирок рушился вокруг них. Отец выглядел так, как будто он на самом деле был не с ними. Когда Алекса приехала вчера из Коломбо, он заперся в своей комнате, и ей до сих пор не удалось увидеть его. Хэриет сказала, что так даже лучше. В черном костюме, с опущенными плечами и потухшим взглядом, он, казалось, совсем не узнавал Алексу. Это был какой-то незнакомец, занявший место всегда уверенного в себе, веселого и обаятельного отца.
        Епископ прочистил горло, дав тем самым понять, что церемония начинается, и Хэриет всунула маленький молитвенник в кожаном переплете в руки Алексы, которая ничего не могла с собой поделать и все время смотрела по сторонам. Интересно, отдает ли папа себе отчет в том, что происходит? Видит ли он что-нибудь в книге, которую держит в руках? Или он думает так же, как и она, что все произнесенные сейчас фразы не могут уменьшить боль и страдание, не могут утешить в горе, так же как и соболезнования, сколь бы искренними они ни были, не уменьшают тяжести утраты. Так называемые варварские обычаи, принятые в других странах, в других частях света, наверное, более естественны. Потому что самое естественное в такой ситуации - это рыдать и выть, рвать на себе волосы и одежду, пока не утихнут в тебе боль и злость на смерть. А у буддистов и индуистов смерть вообще не является концом, а новым началом, как будто ты просто переходишь из одной комнаты в другую.
        В унисон монотонному чтению где-то жужжала муха. Здесь, на Цейлоне, отпевают уже после похорон, поскольку жаркий климат не позволяет на несколько дней оставлять гробы открытыми, чтобы друзья и родственники могли попрощаться с покойными. Похороны были закончены, когда почтовая карета привезла ошеломленную Алексу домой. Тогда уже на кладбище в Гамполе появились две свежие могилы, и только Мартин Ховард и его сестра Хэриет были свидетелями того, как мокрая земля засыпает гробы с останками умерших Викторию и Фредерика Ховард.

«Корь, - сказала Хэриет. - Корь! Сначала легкая простуда, а потом… Мама не говорила ни слова о том, что сама плохо себя чувствует, и день и ночь ухаживала за Фреди. Мы с Мартином считали, что это детская болезнь, и даже не думали, что взрослые тоже могут болеть корью. Я думаю, она ослабла от бессонных ночей и от того, что почти ничего не ела, и уже не могла сопротивляться болезни, и она не вызывала врача до тех пор, пока они оба не разболелись так сильно, что мне пришлось все взять в свои руки. Но к тому времени было уже поздно что-либо делать. Воспаление мозга. Кто из нас мог подумать? Я не видела смысла посылать за тобой, поскольку ты сама не болела корью и нам, конечно же, не был здесь нужен третий больной».
        Пальцы Алексы занемели, а шея и плечи тоже затекли и теперь болели. Физическая, внешняя боль даже помогала сейчас. Но она чувствовала, что внутри сердце ее покрылось льдом. Возможно, папа сейчас чувствует то же самое, невидящими глазами глядя в молитвенник и машинально произнося слова молитвы. Алекса заметила, какие воспаленные у него глаза и как дрожат его руки. Алексе вдруг захотелось крепко обнять отца, уткнувшись лицом в плечо, которое всегда было таким сильным и надежным, и дать волю слезам, которые бы растопили лед, лежащий у нее на сердце. Но он, казалось, не видел ее и даже не понимал, что она стоит рядом; и Алекса вдруг с болью поняла, что ему необходимо уйти в себя хотя бы ненадолго, чтобы отгородиться от непереносимой реальности.
        - Ты ему нужна сейчас больше, чем когда-нибудь, Алекса, - сказала ей Хэриет. - Особенно когда он выйдет из оцепенения, в котором сейчас находится. Но до тех пор нам со всеми делами придется справляться самим. Слава Богу, ты достаточно сильная и у тебя есть мозги!
        Тетя Хэриет назвала ее сильной. Но была ли это действительно сила или просто внутреннее оцепенение, не дававшее ей расслабиться и сломаться? Возможно, истинная сила заключается в умении отделять себя от всех неприятностей, в умении казаться удачливой и преуспевающей.
        Как того и хотела тетя Хэриет, Алекса все время, пока длилось отпевание, и даже во время небольшого ужина, последовавшего за церемонией, старалась казаться сильной и сдержанной. Никто не обращал на нее внимания, и даже Хэриет не приставала к ней из-за того, что она ничего не ела, а просто бездумно возила еду по тарелке. Алекса, как в полусне, отвечала на вопросы, благодарила друзей за соболезнования и даже отдавала необходимые приказания слугам, когда Хэриет выходила из комнаты, чтобы проводить кого-либо из гостей. Как странно, что рядом нет мамы! Она всегда так любила гостей! И из соседней комнаты не раздавались знакомые звуки пианино, на котором Фреди постоянно играл свои гаммы и пьесы, которые порой так раздражали ее. Нет, это только страшный сон, и стоит лишь закрыть глаза, а потом вновь открыть их, как все снова будет по-прежнему.
        - Моя дорогая, я уеду, как только подадут карету. Может, тебе лучше пойти наверх и прилечь?
        Алекса даже не поняла, что едва держится на ногах и стоит, пошатываясь, пока не услышала голос сэра Джона, который крепко держал ее за локоть. Он приехал вместе с ней из Коломбо, взяв на себя все хлопоты, связанные с отъездом, сразу после того, как они получили коротенькую записку Хэриет. Всю дорогу домой он старался не докучать ей разговорами, впрочем, он всегда внимательно слушал, когда ей хотелось выговориться, а сам ограничивался лишь короткими ответами на ее вопросы. Ее дорогой, чудесный, всепонимающий дядя Джон, ее лучший друг!
        - Да нет, мне не нужно ложиться, во всяком случае, сейчас. Вы уезжаете, и я хочу проводить вас.
        Алекса попыталась сказать это бодрым голосом, но по его взгляду поняла, что ничего у нее не вышло. Действительно ли они обручатся? В это так же невозможно было поверить, как и во все, что случилось в последнее время. Теперь, конечно же, обо всем этом не может быть и речи, во всяком случае, не будут устраиваться официальные, торжественные церемонии. Он просто хотел спасти ее от последствий ее же собственной глупости и непростительной слабости, и еще он хотел обеспечить ее на будущее, чтобы ей не пришлось выходить замуж из меркантильных интересов. Но теперь все по-другому, и бедному дядюшке Джону незачем идти на такую жертву. Даже тетя Хэриет сказала, что теперь она нужна здесь и папа в ней нуждается больше, чем когда-либо.
        Провожая сэра Джона, Алекса крепко обняла его и поцеловала в щеку, как делала всегда, когда он уходил, и, как обычно, сказала:
        - Вы ведь совсем скоро опять приедете, правда? Пообещайте мне!
        - Конечно, я обещаю. Я хочу, чтобы ты тоже дала мне обещание.
        Алекса нахмурилась, удивленная его очень серьезным тоном. Заметив это, он быстро продолжил, стараясь, чтобы его голос звучал бодро и легко:
        - Тебе не из-за чего хмуриться, уверяю тебя, дорогая. Пообещай мне, как твоему самому лучшему другу, если ты все еще меня таковым считаешь, что, не задумываясь, пошлешь за мной, если тебе потребуется какая-нибудь помощь. Ты поняла? Я думаю, это обещание не так трудно сдержать?
        Вернувшись в прохладный каменный дом с обитыми деревом стенами и полом, которые всегда пахли лимонным воском, Алекса ненадолго остановилась, чтобы дать глазам привыкнуть к мраку. Все ушли, и каким тихим вдруг стал дом!
        - Алекса? А, вот ты где! Надеюсь, ты уже всех проводила? У нас много дел, и мне нужна твоя помощь.
        Резкий голос Хэриет поставил все на свои места, вернув Алексу к реальности.
        - На улице так ярко светит солнце, что я… Но где папа? Даже не верится, что со дня моего возвращения я не обмолвилась с ним ни единым словом. Я вообще увидела его только сегодня.
        Хэриет нетерпеливо вздохнула:
        - Я знаю, моя девочка. Знаю. Об этом мы с тобой обязательно поговорим. Но сейчас нам нужно переделать массу дел и отдать бесчисленное количество распоряжений. Я старалась справиться со всем сама, но с каждым днем это становится все труднее и труднее и дела накапливаются.
        Но Алекса упрямо настаивала:
        - Но что с папой? Ему, наверное, надо чем-то занять себя… Могу представить, как одиноко ему сейчас, я сама чувствую себя точно так же. Если бы мы могли с ним поговорить… Тетя Хэриет, как ты думаешь, ему поможет, если я поговорю с ним? Если он поймет, что по крайней мере у него есть я, а у меня есть он?
        - Алекса, пожалуйста. Я знаю, что ты хочешь сделать как лучше. Но мы все сейчас находимся в таком напряжении, что мало похожи на самих себя. Постарайся понять, что некоторые раны бывают очень глубокими и каждый переживает свое горе по-своему. Твоему отцу будет лучше, если мы на какое-то время оставим его в покое. Ты должна послушаться меня, я знаю его с детства, я хорошо понимаю его чувства и настроения. Как ты сама заметила, он предпочитает прятаться от страшной реальности до тех пор, пока не сможет принять ее и смириться с ней. А мы с тобой должны быть терпеливыми и постараться сами справиться со всеми делами.
        Немного поколебавшись, Алекса кивнула:
        - Извини, тетя. Я, как всегда, слишком тороплюсь. Но я действительно хочу быть полезной и помочь тебе и папе, конечно же, - Она с усилием выдавила бодрую улыбку. - Вот уж папа удивится и обрадуется, когда увидит, что все его дела улажены и что мы со всем справились! Скажи, что нужно сделать прежде всего?



        Глава 15

        Скоро Алекса поняла, что дел накопилось действительно много. Она была занята весь день, и, к счастью, у нее совсем не оставалось времени для грустных размышлений. Все началось с той самой минуты, как Хэриет молча открыла дверь папиного кабинета, давая Алексе возможность увидеть все собственными глазами.
        Письменный стол, на котором всегда царил идеальный порядок и где каждая бумага имела свое место, теперь был полностью завален бухгалтерскими книгами, счетами и бумагами. Деревянные ящички, в которых отец хранил свою картотеку, были открыты, а часть карточек раскидана по полу.
        - Теперь ты сама видишь, как обстоят дела. - Мрачный голос Хэриет вывел Алексу из оцепенения, - Я не в ладах с бухгалтерией, как ты знаешь, а твой отец не занимался этим с тех пор, как заболела мама. Подходит время уборки урожая, и не знаю, как бы мы управились с этим в последние две недели, если бы не Летти Дизборн, которая прислала нам своего управляющего! Но Летти должна позаботиться и о своем урожае, так что мы не можем бесконечно пользоваться ее любезностью. Думаю, если мы разделим все дела пополам, то как-нибудь управимся, во всяком случае, сейчас, пока Мартин не придет в себя.
        Станет ли папа когда-нибудь прежним? А она сама? Или Хэриет? Вообще будет ли хоть что-нибудь таким же, как прежде?
        - Конечно же, Мартин скоро выйдет из депрессии, разве можно думать иначе. Но пойми меня и прости мне мою прямоту, он любил твою маму почти одержимо, до самозабвения. Именно поэтому он так долго… Мартин всегда был очень чувствительным! Когда наши родители умерли, мне показалось, что он никогда не сможет оправиться от этого удара. Но жизнь идет вперед, невозможно вернуться и исправить то, что случилось. Запомни это, Алекса. Твоя жизнь только начинается, и ты вскоре поймешь, что на ошибках нужно учиться, а не повторять их. Алекса, посмотри на меня!
        Занятая разборкой бумаг, Алекса даже не заметила, что высказывала свои мысли вслух, когда Хэриет вошла в комнату, чтобы предложить ей чашку чая. И теперь, с трудом оторвавшись от бумаг, она посмотрела в глаза тетушки:
        - Ты считаешь, что я все еще слишком наивна и непрактична потому, что я иногда предаюсь мечтам? Что в этом плохого?
        - Чему я тебя всегда учила? Как ты думаешь, почему я всегда старалась научить тебя мыслить?
        Хэриет вдруг подошла и взяла ее за руку. Алексу это поразило, потому что тетя очень редко прикасалась к ней: она старалась никогда не показывать своих чувств и переживаний.
        - Научить тебя мыслить… - повторила Хэриет каким-то странным голосом. - Да, именно этому я тебя и научила, несмотря на то, что все они были против! Твоя мама и даже мой собственный брат. И Бог знает, почему я чувствовала себя обязанной сделать это, возможно, потому, что я видела в тебе что-то такое, что напоминало мне саму себя в молодости. В свое время во мне тоже пылал мятежный дух, как бы странно это теперь ни казалось, но я слишком поздно сделала выводы из своих ошибок, поздно для того, чтобы можно было что-нибудь изменить. Такое не повторится с тобой, если, конечно, ты усвоила хоть что-нибудь из того, чему я тебя учила. Самое главное - уметь отделять эмоции от разума, уметь сдерживать и анализировать свои чувства. Это единственный способ, моя дорогая Алекса, всегда держать под контролем свою жизнь и свою судьбу, какой бы она ни была. - С коротким смешком Хэриет отпустила руку племянницы так же внезапно, как и взяла ее. - Ты когда-нибудь поймешь, что судьба человека готовит ему много сюрпризов, о чем бы он ни мечтал, к чему бы ни стремился, на что бы ни надеялся! Но если у тебя достаточно
здравого смысла, то ты всегда найдешь способ управлять своей жизнью и твоя судьба не будет состоять только из сюрпризов.
        Посчитав, что сказала достаточно, Хэриет замолчала, но вдруг заметила, что Алекса сидит все в той же задумчивой позе.
        - Я тут говорю речи, а у нас столько дел! Я зашла, только чтобы напомнить тебе, что сегодня к ужину у нас могут быть гости. Летти Дизборн и ее управляющий, молодой человек, который так помог нам. Он португалец или что-то в этом роде, Летти рассказывала мне в прошлый раз. В любом случае сегодня ее черед ужинать у нас, и я уже напомнила слугам приготовить две комнаты для гостей.
        Бесстрастное выражение лица тети Хэриет и ее намеренно спокойный голос напомнили Алексе о слухах, ходивших о миссис Дизборн и ее молодом симпатичном управляющем, которого она наняла после гибели мужа. Муж миссис Дизборн погиб во время охоты, его затоптал взбесившийся от раны слон-отшельник. Когда Алекса услышала об этом, она еще подумала, что только очень искусный стрелок может позволить себе охотиться на слонов, а всем остальным лучше близко к ним не подходить. Теперь миссис Дизборн являлась постоянным объектом для сплетен и зависти, и не только потому, что ей удавалось прибыльно и эффективно управлять большой кофейной плантацией, но и потому, что она демонстрировала полное безразличие к тому, что о ней говорят. Миссис Дизборн была высокой женщиной, носила короткие стрижки, хотя мода на них прошла лет десять тому назад, и покуривала манильские сигары. И хотя ее считали эксцентричной особой, все знали, что у нее доброе сердце и она сделает все, чтобы помочь своим соседям, если они ей нравятся. Алекса хорошо помнила миссис Дизборн: она не раз приезжала к ним обедать и очень нравилась Алексе.
        Тетя Хэриет ждала ответа, и Алекса постаралась сказать как можно безмятежнее:
        - Думаю, нам будет полезно немного отвлечься от дел, правда? Я помню, что миссис Дизборн довольно мила. А ее управляющий симпатичный молодой человек?
        - Довольно симпатичный, нужно признать. Во всяком случае, он знает, о чем говорит. - Хэриет презрительно фыркнула и, уже повернувшись, чтобы уйти, добавила: - Пожалуй, я все-таки пришлю тебе чашку чая и несколько лепешек с маслом. Не сиди над книгами так долго, как вчера, если, конечно, не хочешь надеть очки к двадцати годам.
        После того как за спиной тетушки тяжело захлопнулась дверь, Алекса вздохнула и вновь принялась за бумаги и бухгалтерские книги. Это было не так трудно, потому что она хорошо разбиралась в бухгалтерии и не раз помогала отцу в делах на плантации. Впрочем, сейчас она могла заниматься чем угодно, лишь бы это отвлекало ее от мрачных мыслей. Но ничто не требовало такой сосредоточенности и внимательности, ничто не было таким безличностным, как бухгалтерские книги, испещренные рядами красных и черных цифр. Приходы и расходы. Числа на бумаге всегда кажутся нереальными. Банковские счета. Деньги из трастового фонда или ежеквартальная рента, которую папа получал из Англии, - довольно внушительная сумма. Ежемесячно откладывались деньги на «большое путешествие» Фреди. «Конечно, теперь ты унаследуешь все», - прямо сказала ей Хэриет вчера вечером. Плантацию, дом, мебель, деньги. Она теперь действительно стала богатой наследницей и могла не искать обеспеченного мужа. Она может остаться дома и поддерживать папу, и все будет почти как прежде.
        Мама ушла, и бедный маленький Фреди, который еще так и не успел понять, что же такое жизнь; и именно из-за этой двойной трагедии она…
        Глаза Алексы наполнились слезами, когда она на миг позволила себе поддаться чувствам, которые Хэриет называла «болезненными». Но ее грустные размышления были прерваны приходом слуги, который по приказу Хэриет принес поднос с чаем и пшеничными лепешками. За ним следовал второй слуга с двумя керосиновыми лампами, которые ярко светили даже днем. Сама Хэриет через некоторое время опять заглянула к Алексе и удовлетворенно кивнула, заметив, что Алекса съела две лепешки и выпила полчашки чая.
        - Хорошо! И не забудь, что тебе нужно принять ванну и переодеться к обеду. У нас сегодня суп из бычьих хвостов, бифштекс, пирог с почками и цыпленок под соусом карри. А на десерт бисквит, пропитанный вином и залитый взбитыми сливками. Это любимое блюдо Летти Дизборн.
        - Я рада, что она приедет. Она мне нравится, и я о многом хочу расспросить ее. Я хочу завтра утром покататься верхом и заодно провожу ее домой. Ты предупредишь Муту, чтобы он оседлал лошадь?
        Алекса лишь мельком взглянула на Хэриет и вновь углубилась в работу, но уверенный тон, которым она говорила, заставил Хэриет удивленно поднять брови. Закрыв за собой дверь, Хэриет в задумчивости остановилась. Итак! Она не ожидала, что это произойдет так быстро, несмотря на все ее лекции и проповеди. Но сознательно или нет, Алекса уже начала принимать самостоятельные решения и отдавать распоряжения, ничуть не сомневаясь, что они будут исполнены. Власть. Девочка, конечно же, еще не до конца ее поняла и прочувствовала. Она еще не осознает, что не ее болезненный, избалованный братец, а именно она стала полновластной хозяйкой этого дома. Бедненький, слабенький, маленький Фреди был ребенком Виктории, он унаследовал от матери не только внешность, но и характер. Хорошенькая, глупенькая Виктория, с ее единственным талантом притягивать к себе мужчин своими огромными глазами и абсолютной беспомощностью, Виктория, которая вызывала у мужчин желание защитить ее и уберечь от неприятностей. В свою очередь, Виктория именно такие чувства испытывала к Фреди, своему любимому, желанному сыну. Она воспитывала и
поощряла в нем слабость. Но, слава Богу, подумала Хэриет, Алекса скорее ее собственный ребенок, чем ребенок Виктория. Сильная, волевая, умная. Именно она, Хэриет, научила девочку думать. Алекса была дочерью своего отца и дочерью Хэриет. И то, что все получилось именно так, было даже не отмщением, потому что месть мелочна, это было торжеством справедливости!
        Как раз напротив двери в кабинет на стене в резной рамке висело небольшое зеркало. Виктория распорядилась повесить его туда, чтобы каждый раз, прежде чем войти к мужу, можно было удостовериться, что она выглядит достаточно привлекательно. А зайдя в кабинет, она садилась на колени к Мартину и бесконечно болтала о всяких глупых пустяках, мешая ему работать. В результате Хэриет, а в последнее время и Алексе приходилось заканчивать его работу.
        Сейчас Хэриет остановилась перед зеркалом Виктории и внимательно оглядела себя с ног до головы, чего не делала уже давно. Когда-то ее называли симпатичной женщиной (тогда слово «хорошенькая» вышло из моды). Синий чулок - это она уже слышала потом. А еще позже ее стали называть старой девой. Что ж, в конце концов, она сама выбрала такую судьбу. В свое время у нее был выбор. Но она, Хэриет Ховард, у ног которой были самые богатые и благородные женихи Лондона, не смогла найти такого, кто был бы лучше ее первой любви! На какое-то мгновение ей показалось, что из зеркала на нее смотрит улыбающаяся девушка с копной каштановых кудрей, полным улыбчивым ртом и глазами, которые умеют смеяться. Во всяком случае, так описывал ее он, когда они были вместе. Что, если бы она сказала ему «да», перестала бы дразнить его и разыгрывать неприступность? Сказала бы «да», когда он еще хотел и добивался ее, пока он еще не был знаком с ее лучшей подругой, маленькой эмигранткой из Франции?
        Досадуя на себя за то, что поддалась этим неприятным воспоминаниям, Хэриет нахмурилась и сурово поглядела на свое отражение. Что было, то прошло! Она уже не та глупенькая молоденькая женщина, и прошлое не исправишь. Теперь она женщина средних лет, и гладко зачесанные на прямой пробор седеющие волосы, стальной корсет и многочисленные накрахмаленные юбки заменили непослушные локоны и нежный муслин ее юности.
        Хэриет не смогла удержаться от горестного вздоха. Когда она была такой, как Алекса, мир был совершенно другим! Война или постоянная угроза войны… Мужчины в военной форме, знающие, что они могут никогда не вернуться с поля боя, и поэтому живущие в полную силу… И эта прекрасная простота и элегантность женской одежды! Тонкие, почти прозрачные материи, которые буквально льнули к телу. Платья, затянутые под грудью и мягко струящиеся по ногам, иногда можно было себе позволить сделать сбоку разрез, чтобы показать ножки, если они, конечно же, были достаточно хороши. Муслин, тюль, газ и чудесные тончайшие шелка и тафта. В то время у женщины должна была быть фигура, если она хотела следовать последней моде. А теперь кто может знать, какая фигура скрывается под многочисленными юбками?
        Встряхнув свои ненавистные юбки, Хэриет поправила их, прежде чем спуститься вниз и посмотреть, поел ли хоть что-нибудь Мартин. После этого ей надо выбрать на сегодняшний вечер какой-нибудь подходящий наряд для Алексы, а затем проследить, чтобы его отгладили и разложили на кровати к тому времени, как девушка будет переодеваться к обеду.
        Хэриет пришлось напомнить племяннице, что уже довольно поздно и гости придут с минуты на минуту.
        - Господи! Неужели уже пора обедать? - Алекса расправила затекшие плечи. - Наверное, мне надо пойти наверх и привести себя в порядок.
        - Ванна уже готова, и я велела няне приготовить для тебя подходящее платье, так что поторопись, моя девочка.
        - Подходящее? - Алекса состроила гримасу, заставившую Хэриет хмыкнуть.
        - Да! Подходящее! Или ты забыла, что даже провинциалы переодеваются к обеду, когда ждут гостей? Последнее время, я заметила, ты мало внимания уделяешь внешности и одежде, пора бы заняться собой. Думаю, темно-зеленое бархатное платье вполне подойдет тебе сейчас, при свете ламп оно будет казаться почти черным. К тому же оно идет тебе. По-моему, с тех пор как ты перестала нормально есть, ты выглядишь какой-то изможденной.
        Неужели она выглядит изможденной? Алекса подосадовала на себя за то, что так внимательно стала изучать свое отражение в зеркале, пока няня затягивала на ней корсет. Глупости! Конечно, она немного похудела, но это никак не отразилось на ее лице. Во всяком случае, сейчас это зеленое бархатное платье прекрасно сидит на ней, а раньше оно было немного узко. Тетя Хэриет была совершенно права: зеленый хорошо гармонирует с цветом ее волос.
        Алекса старалась сделать вид, что внешность нисколько не волнует ее, но, прежде чем спуститься к гостям, внимательно оглядела себя в зеркале. Она надеялась, что опоздала не настолько, чтобы показаться невежливой. Тетя Хэриет предупредила Алексу, что Летти Дизборн в последнее время стала довольно чувствительной по отношению к подобным мелочам.
        Неужели сплетники опять принялись за свое? Интересно, что же они в конце концов скажут о ней? Жестокие, глупые женщины, типа миссис Лэнгфорд, которые проливают крокодиловы слезы, а сами готовы растерзать тебя на куски. Лицемеры! К счастью, печальные размышления Алексы не отразились на ее лице.
        - А вот, наконец, и Александра! Вы видите, как сильно она изменилась с тех пор, когда вы видели ее в последний раз.
        Алекса присела в вежливом реверансе, а миссис Дизборн крепко пожала ей руку.
        - Моя дорогая, - сказала она резким, почти мужским голосом, - ты превратилась в настоящую красавицу! С прекрасными манерами. Ты согласен со мной, Поль?
        Молодой человек, вежливо поклонившись Алексе, утвердительно улыбнулся. В его глубоком, приятном голосе лишь слегка слышался акцент.
        - Я польщен знакомством с вами, мисс Ховард.
        - Вот так. Я знала, что вы понравитесь друг другу. - Летти Дизборн громко и хрипло рассмеялась, многозначительно подмигнув Алексе. - А что я говорила? Он просто чудо! Не знаю, что бы я делала без него.
        Позже, когда подали херес и разговор стал общим, у Алексы появилась возможность внимательно рассмотреть из-под опущенных ресниц управляющего миссис Дизборн. Он был довольно симпатичным молодым человеком, хорошо сложенным и сильным. У него были каштановые, слегка вьющиеся волосы и карие глаза, которые иногда вдруг становились совсем зелеными. Когда Алекса только зашла в комнату, его глаза и смуглая кожа неприятно поразили ее, напомнив о недавнем прошлом. Но сеньор де Роча, который родился в Бразилии в семье португальцев, имел не только прекрасные манеры, но и был настоящим джентльменом. Его отец был владельцем огромной кофейной плантации в Южной Америке, поэтому, как вскоре убедилась Алекса, он знал абсолютно все о выращивании кофе.
        Тетя Хэриет намеренно ушла вниз вскоре после прихода Алексы, тем самым предоставив ей роль хозяйки. Выпив два бокала хереса, Алекса почувствовала, что вполне может справиться с этой ролью. К тому времени, когда был подан обед, и они перешли в большую столовую, они так непринужденно беседовали друг с другом, как будто дружили уже много лет подряд.
        До сегодняшнего вечера Алекса никогда не обращала внимания на то, какой огромной была их столовая, даже обеденный стол красного дерева показался ей сейчас каким-то слишком большим. По привычке она села на свое обычное место и повернулась к миссис Дизборн:
        - Может быть, нам стоило пообедать в более неофициальной обстановке - в гостиной, как мы обычно делаем с тетей Хэриет. Здесь, кажется, нам придется друг другу кричать, чтобы что-то услышать.
        - Моя дорогая, мне нравится обедать в официальной обстановке, когда все специально одеты к обеду, к тому же я и так все время кричу, ты уже, наверное, заметила. Боюсь, что у меня самый громкий голос в округе! - Летти Дизборн громко засмеялась. - Зато теперь я имею возможность заглушить вас всех!
        Благодаря усилиям тети Хэриет все было сервировано на должном уровне, начиная от серебряных табличек с именами гостей и заканчивая хрустальными бокалами и столовым серебром. Алекса не сомневалась, что повар и слуги получили подробные инструкции, как приготовить и как подать каждое блюдо. Ей придется еще многому научиться, чтобы самой исполнять роль хозяйки дома.
        - А где Мартин? Только не говорите мне, что вы все еще позволяете ему хандрить и как отшельнику сидеть в своей комнате. Ради Бога, Хэриет. Я была уверена, что уж вам-то удастся встряхнуть его и вывести из этого состояния. Жизнь продолжается, несмотря ни на что, ведь правда? А смерть мы должны научиться принимать прежде, чем настанет наш черед, разве я не права?

«Леди Дизборн всегда говорит с шокирующей прямотой, о чем бы ни заходила речь», - подумала Алекса, не зная, как прервать молчание, нависшее над столом после этих слов. Даже тетя Хэриет, казалось, не могла найти подходящий ответ, и Алекса почувствовала себя почти обязанной сказать хоть что-нибудь.
        - Боюсь, что папа еще не скоро… - Стараясь найти подходящее слово, Алекса на секунду замолчала и вдруг почувствовала, что по телу ее пробежали мурашки и дыхание перехватило.
        - Ты боишься, что папа еще что?.. Ну, Летти, вот и ты. Слава Богу, на тебя всегда можно рассчитывать. Я ни за что на свете не упущу возможности пообедать вместе с тобой, моя дорогая. Приношу извинения за то, что опоздал немного. Мой глупый слуга не подготовил мне вовремя одежду.
        Папа? Алекса с трудом повернула голову. Это был действительно папа, но выглядел он совсем не так, как обычно, он был другим. Его сюртук был измят, а сам он выглядел так, будто собрался отращивать бороду, как это делали в последнее время многие мужчины, отдавая дань моде. Как же он похудел! Его вечерний костюм, всегда так хорошо сидевший на нем, сейчас висел как на вешалке. Глаза все еще были красными и опухшими, но… Ох! Алекса вдруг с радостью подумала, что сейчас все это не имеет никакого значения, главное, что папа спустился к гостям, сумел преодолеть свое горе.
        - Мартин! Я не думала…
        Алекса никогда раньше не слышала, чтобы тетя Хэриет когда-нибудь запиналась. И она была очень благодарна Летти Дизборн, которая бодро заговорила своим громовым голосом, давая всем присутствующим возможность прийти в себя и оправиться от шока.
        - Ну, вот и ты наконец, Мартин! Я только что спрашивала о тебе! Приближается время урожая, ты же знаешь, как нам недостает тебя, нам столько надо обсудить с тобой.
        Краем глаза Алекса заметила, как смущенные слуги стали быстро ставить прибор для главы дома. Она заметила, как папа нахмурился, увидев, что место для него не готово, но он был слишком хорошо воспитан, чтобы устраивать разнос слугам при гостях, хотя и пробормотал недовольным тоном:
        - Не могу понять, что случилось со слугами! Такое впечатление, что они забыли все, чему их учили. - И, повернувшись к одному из них, добавил раздраженно: - Да, да! Вы подаете вино, а мне нужно принести бренди, если, конечно, дамы позволят мне. Бренди согревает, не так ли, мистер… Мы встречались раньше? Летти, ты опять забыла о хороших манерах. Ты нас до сих пор еще не представила друг другу.
        - Извини, Мартин. Ты же знаешь, какая я иногда рассеянная. Это Поль де Роча, мой новый управляющий. Он из Бразилии, его отец - владелец большой кофейной плантации.
        - Рад познакомиться, сэр.
        И тут Алекса вдруг поняла, что отец пьян. Совсем пьян. Сидя рядом с ним, она чувствовала, что от него пахнет алкоголем. Алекса не смотрела сейчас на Хэриет, но была уверена, что тетя тоже знает об этом. Она все время знала, что он сидит, закрывшись в своем кабинете, и пьет для того, чтобы забыться. Бедный папа!
        - Ну, Мартин, что ты думаешь о нынешних ценах на кофе?
        - Что? Извини, Летти. В последнее время я что-то все забываю. Наверное, старею. Виктория всегда говорит мне…
        И вдруг он, как бы с усилием подняв голову, внимательно посмотрел на побледневшую Алексу, а затем недовольно проворчал:
        - Дорогая, почему ты села сюда? Ты же знаешь, что, когда у нас гости, ты садишься во главе стола. Или они забыли сервировать место и для тебя? Не могу понять, что с ними случилось! Бой!
        Он довольно неуклюже поднялся, протянув руку к Алексе, которая как завороженная тоже поднялась со своего места, чувствуя, как над столом нависло молчание. Ее мозг отказывался работать.
        - Черт тебя побери, Карилис! Ты работаешь у нас так давно, что пора бы уж знать такие вещи! Немедленно сервируй стол для леди, слышишь? - Он смущенно улыбнулся. - Извини, Летти. Их ведь иногда нужно ставить на место, правда? Расскажи мне о последних ценах. Не могу понять, почему это цифры стали вылетать у меня из головы.
        Он думал… Папа вообразил… Руки Алексы похолодели, а губы ее, казалось, одеревенели, и она не могла произнести ни слова. Только ноги двигались как будто сами по себе, когда папа провожал ее со старомодной галантностью на место матери во главе стола.
        - Сюда, моя дорогая. Вот теперь ты сидишь правильно.
        Алекса смогла лишь слабо кивнуть в ответ на его слова. Возможно, она даже улыбнулась. Но вдруг она почувствовала себя словно в страшном сне. Что ей теперь делать? Что говорить?
        И вновь на помощь Алексе пришла Летти, которая, как только папа вернулся на свое место, завела с ним дружескую беседу. На этот раз и молодой управляющий присоединился к ним, а Алекса наконец решилась посмотреть на Хэриет. Лицо тети было бледным как мел, но Алексе не удалось поймать ее взгляд, потому что она внимательно наблюдала за папой.
        Слуги, увидев, что Алекса сидит на месте хозяйки дома, теперь смотрели на нее в ожидании распоряжений, когда заменить блюда, когда принести вино. Алекса обнаружила, что, к счастью, помнит все, что нужно делать в таких случаях, а может, она действовала чисто интуитивно, но, во всяком случае, она четко справилась с обязанностями хозяйки. Но это было все, на что она была способна в данный момент, на то, чтобы есть, сил у нее уже не хватило. Она лишь изредка подносила вилку к губам, делая вид, что ест, и возила еду по тарелке.
        Казалось, обед никогда не закончится. Алекса не могла не заметить, как часто папа дает сигнал слугам вновь наполнить его бокал. Ей хотелось, чтобы он заснул прямо сидя на стуле. Девушка не могла дождаться окончания этого злополучного вечера.
        Но каким-то непонятным образом, несмотря на все ее надежды, отец не только не заснул, а оставался бодрым и разговорчивым. И, в конце концов, как того и боялась Алекса, ей пришлось пройти еще через одно испытание.
        - Дорогая? - Папа, улыбаясь, взглянул на нее, что значило…
        О Господи! Что же ей делать? Что она должна делать? Наконец ей удалось поймать взгляд тети Хэриет, в котором читалась мольба. Алекса заставила себя улыбнуться и сказать легко и непринужденно, как это обычно делала ее мать:
        - Джентльмены позволят нам оставить их?
        Несмотря на все старания, ее голос звучал довольно натянуто. Нервы были напряжены до предела, когда она услышала слова, которые отец произносил в таких случаях:
        - С большим сожалением, дорогая. С большим сожалением.
        Джентльмены встали, причем папа слегка качался, и дамы, наконец, смогли выйти из-за стола. Алекса никогда в жизни не чувствовала такого огромного облегчения и благодарности по отношению к традиции, которую она раньше так презирала.



        Глава 16

        В конце концов, сеньору де Роча и слугам пришлось отнести Мартина Ховарда наверх и уложить в постель. Бренди сделало свое дело, и он заснул прямо за столом. Позже Алекса призналась Хэриет, что чувствует себя обязанной Летти Дизборн за то, что она в такой ситуации вела себя очень естественно, как будто ничего особенного не происходило.
        - Она такая прекрасная, добрая женщина, такая проницательная. Ты заметила, что потом она ни слова не сказала о папе, не задала ни одного лишнего вопроса? И мы можем быть абсолютно уверены в скромности миссис Дизборн и сеньора де Роча. Я считаю, что честные и правдивые люди никогда не сплетничают.
        Хэриет, которая была потрясена поведением брата в тот вечер больше, чем даже признавалась самой себе, ответила довольно резко:
        - Я никогда не говорила, что Летти Дизборн сплетница, и, наоборот, всегда считала ее добрым созданием и хорошей соседкой, всегда готовой прийти на помощь. Но тем не менее я считаю, что тебе не стоит делать из нее святую только потому, что она помогла нам выйти из такого затруднительного положения. Я уверена, что на ее месте мы с тобой вели бы себя точно так же. Все мы только люди, и у каждого из нас есть свои недостатки, моя дорогая Алекса, а Летти не исключение.
        Алекса собиралась расчесать волосы, когда Хэриет зашла в комнату, чтобы поговорить с ней. И теперь она с раздражением отбросила щетку из черепашьего панциря, отделанную серебром, и вскочила на ноги, не в силах справиться с охватившим ее возбуждением.
        - Если под недостатками ты имеешь в виду грязные слухи, которые распространяют глупые женщины, недовольные своими собственными мужьями и завидующие независимости Летти Дизборн, то я должна сказать тебе, что мне совершенно наплевать на все сплетни, даже если Летти действительно имеет любовников. Потому что это ее личное дело и это никого не должно касаться. Больше того, мне абсолютно все равно, Поль де Роча ее любовник или нет. Он джентльмен, очень добр и благороден, он мне очень понравился, и я с удовольствием разговаривала с ним.
        - Алекса! - Голос Хэриет звучал предостерегающе, но Алекса не обратила на это внимания.
        - Кроме того, я хочу сказать, тетя Хэриет, что уже приняла приглашение миссис Дизборн. На следующей неделе я поеду к ней обедать и останусь у нее ночевать.
        - Правда, мисс? - Хэриет хмыкнула, глаза ее сузились, а лицо покраснело от гнева. - Ха! Теперь ты вдруг почувствовала свою силу и власть и хочешь доказать всем, что намерена вести себя абсолютно свободно и независимо? Что ж, моя девочка, будем надеяться, для твоего же собственного блага, что ты достаточно умна и понимаешь, что существует огромная разница между свободой и вольностью. И будем надеяться, что не этот молодой португалец, управляющий Летти, явился причиной такого внезапного всплеска независимости! В противном случае это может привести к катастрофе. Даже если все, о чем ты сейчас помышляешь, это умные разговоры и общество молодых, близких тебе по возрасту людей, тебе все равно не стоит поощрять и укреплять эту дружбу, моя дорогая.
        Алекса вспыхнула и крепко сжала губы, а Хэриет с сарказмом продолжала:
        - Я знаю, что ты пренебрежительно относишься к сплетням и людям, которые их распространяют, но не все люди к этому относятся так же, как и ты. Сейчас, так горячо защищая свою новую приятельницу миссис Дизборн, ты и сама подтвердила, что слышала и запомнила все, что о ней говорят. Хочешь ты того или нет, но всегда одни люди будут болтать и шептаться, а другие выбирать, верить этим разговорам или нет.
        Не в состоянии больше молчать, Алекса со злостью выпалила:
        - Почему я должна обращать внимание на людей, мнение которых меня совсем не интересует, на людей, которые только и делают, что придумывают гнусные сплетни, в которых нет ни грана правды? На людей, подобных миссис Лэнгфорд и ее дочери, которые делают трагедию из-за того, что кто-то улыбнулся друг другу и перекинулся несколькими словами на языке, который они не удосужились выучить. Почему я…
        - Надеюсь, немного успокоившись, ты поймешь, что сознательно бежишь от правды, Алекса. Вернее, бежишь от реальности, от голых фактов. - Голос Хэриет звучал натянуто. - Я только хочу напомнить тебе, что нельзя давать людям возможность вылить на тебя свой яд. Это глупо и неразумно, и в один прекрасный день тебе придется об этом пожалеть. К тому же не забывай, что тем самым ты делаешь больно своим близким, которые искренне любят тебя. Если тебя не волнуют папины чувства или мои, то подумай о сэре Джоне. Ты можешь сделать его посмешищем, ты подумала об этом? Пожилой мужчина с молодой невестой, которая отдает предпочтение симпатичному молодому человеку сразу же после обручения… Не сомневаюсь, этим ты доставишь огромное удовольствие миссис Лэнгфорд!
        Заметив, как Алекса побледнела, Хэриет резко повернулась и направилась к двери. Уже перед тем как открыть дверь, она остановилась и посмотрела на Алексу:
        - На твоем месте я вела бы себя честно по отношению к сэру Джону и придумала какой-нибудь тактичный предлог для того, чтобы отменить помолвку, прежде чем ты начнешь делать ДУРУ из самой себя. Спокойной ночи!
        Как тетя Хэриет может быть такой несправедливой и делать такие ужасные выводы, и все только потому, что она сказала, что ей понравился Поль де Роча? Она говорила так резко, будто была уверена, что Алекса собирается… Нет, она говорила так, будто Алекса уже совершила что-то страшное, уже стала изгоем общества и заставила страдать любящих ее людей. Крепко сцепив пальцы, Алекса некоторое время смотрела на закрывшуюся за тетушкой дверь, а затем резко отвернулась, с трудом сдерживая желание чем-нибудь запустить в нее. Невыносимо терпеть постоянные напоминания о том, что ты должна четко следовать условностям, что любая встреча между молодым человеком и девушкой наедине считается страшным грехом! Даже он в ту ночь на берегу напомнил ей об этом, лицемер! Почувствовав краску на лице, Алекса так ударила кулаком по столу, что маленькая хрустальная вазочка, которую мама подарила ей на Рождество, покачнулась и чуть не упала.
        - Нет! - решительно произнесла Алекса. - Я никогда не позволю себе думать об этом. Этого никогда не было. Это только дурной сон. Я никогда больше не буду об этом вспоминать и не позволю этим мыслям отравлять мое существование. И, слава Богу, не все мужчины одинаковы.
        Пытаясь успокоиться, Алекса села на кровать и снова принялась расчесывать волосы. В ее памяти всплыло лицо сеньора де Роча. Он и Летти Дизборн ночуют в смежных комнатах, их разделяет только дверь, которая открывается с обеих сторон. Интересно, они заперли ее? Или эта дверь сейчас открыта? Алекса разозлилась на себя за подобные мысли, почувствовав, что сует нос не в свои дела. Сегодня ей ни о ком не хотелось думать, даже о бедном, несчастном папе, который пьет, чтобы найти наконец забвение и заглушить эту страшную боль утраты.
        Во время утренней прогулки верхом Летти Дизборн в своей обычной манере говорила об отце Алексы. Поль де Роча намеренно отстал от женщин, и Летти, нагнувшись к Алексе, тихо сказала:
        - Ты должна понять, моя дорогая, что иногда значительно легче отбросить какие-то очевидные вещи, принять которые невыносимо больно. Для исцеления глубоких ран требуется время. И некоторым людям бывает очень трудно посмотреть в глаза суровой реальности. Но в свое время… - Выпрямившись, Летти подмигнула Алексе. - Хотя в моем возрасте не стоит торопить время. - Она засмеялась и, повернувшись назад, крикнула: - Поль!
        Возвращаясь домой в сопровождении Муту, который следовал за ней на почтительном расстоянии, Алекса почувствовала еще большую признательность Летти Дизборн. Она помогла ей понять причины странного поведения папы. Он действительно не видел ее прошлым вечером, потому что его утомленный, одурманенный алкоголем мозг отказывался воспринимать реальность, и поэтому он принимал дочь за свою любимую жену. Он слишком потрясен и потому все время запирается в своей комнате с графином бренди, желая забыть об утрате. Вспоминая, как близки они были и как нуждались всегда друг в друге, Алекса почувствовала, что ее охватывает волна жалости и сострадания к отцу. Эти новые чувства помогли ей преодолеть все неприятные ощущения, связанные с прошлой ночью. Алекса твердо решила, что отныне не должна быть такой эгоистичной, что обязана сделать все от нее зависящее, чтобы помочь папе выйти из этого состояния и вернуться к нормальной жизни. «Я не уеду из дому до тех пор, пока папа не поправится», - решила Алекса.

«Нужно время», - сказала Летти Дизборн. «И безмерное терпение и понимание», - добавила для себя Алекса. Именно об этом ей пришлось напомнить себе позже, когда однажды в полдень дверь кабинета, где она занималась бухгалтерией, открылась и на пороге появился отец.
        На какое-то мгновение Алексу охватило ощущение опасности. Но тут же она укорила себя за подобные мысли. Улыбнувшись, он ласково сказал:
        - Так вот ты где, моя серьезная маленькая Алекса! Как обычно, корпишь над книгами, а? У тебя большие способности к математике. Должен признаться, что ты всегда хорошо помогала мне. Ты хорошая девочка и всегда стараешься быть полезной, правда, дорогая?
        Алексе он показался очень уставшим и печальным, но на этот раз он хотя бы узнал ее.
        - Папа? Ах, папа, я… Мы с тетей Хэриет делаем все возможное, но нам так не хватает тебя, твоей силы!
        Алекса хотела встать со стула, но он положил ей руку на плечо и немного сжал его, а потом сказал каким-то отсутствующим голосом:
        - Сила! Ты очень добра ко мне, дорогая, но боюсь, что у меня никогда не было сильного характера. Не то, что у твоей тети Хэриет. Я имею в виду не физическую трусость; пушечные ядра и пули никогда не пугали меня. Но есть другие вещи…
        Он стал бесцельно ходить по комнате, засунув руки в карманы своего старого охотничьего жакета. Плечи его опустились.
        - Хэриет всегда говорила мне, что я не могу смотреть в глаза реальности. Думаю, что она, как всегда, права. Я…
        - Папа, ты не должен так думать. Я люблю тебя, и тебе нет необходимости объяснять мне что-либо или извиняться за что бы то ни было передо мной.
        - Да, у тебя доброе сердце, моя дорогая. Ты чудесная девочка. Ты быстро все схватываешь, много помогаешь с бухгалтерией. Боюсь, что я еще не могу работать, моя голова иногда вдруг… Но, наверное, скоро я смогу? Нельзя же держать тебя дома взаперти все время. Хэриет только что сказала, что я должен… что мне уже пора включиться в работу. «Включиться» - именно так она и сказала. Моя сестра Хэриет очень сильная женщина. На нее всегда можно опереться. Твоя мама…
        Он резко остановился, и у Алексы перехватило дыхание. Должна ли она сказать что-нибудь, чтобы отвлечь его от мыслей о маме? Или ей следует…
        - Знаешь, я почти забыл… Я забыл об обещании, которое дал ей незадолго до того, как она впала в забытье. Я думаю, Хэриет права, утверждая, что нет смысла постоянно возвращаться к печалям прошлого, когда есть так много приятных воспоминаний. Больше, чем у других мужчин, я уверен. Да, пока я снова не забыл. Она попросила меня отдать тебе этот ключ, дорогая. Он от ее старого, обитого жестью сундука, который сохранился у нее с детства. Наверное, там хранятся маленькие сувенирчики, обычные девичьи безделушки. Засушенные цветы, старые портреты, любимые платья, с которыми она никак не могла расстаться, маленькие туфельки… - Его голос дрогнул. - В общем, она хотела, чтобы все это перешло к тебе. Она сказала, что это - ее единственное наследство. Ты вправе поступить со всем этим так, как тебе захочется, но, может быть… может быть, ты не будешь возражать…
        - Да, папа? - Алекса почувствовала, как в горле у нее запершило, а глаза стали наполняться слезами. Она держалась изо всех сил, потому что понимала: самое худшее, что можно сейчас сделать, - это заплакать.
        Прочистив горло, отец продолжал почти просящим голосом:
        - Может быть, ты сделаешь это когда-нибудь к ужину, когда мы будем одни… Мне будет очень приятно, если ты наденешь что-нибудь из ее одежды. Мне не нравится, как теперь одеваются женщины. Она так прелестно всегда выглядела, была такой воздушной, когда одевалась в греческом стиле. Но, наверное, мне сейчас лучше уйти, тебе ведь надо работать? Я поднимусь наверх и прилягу. Это помогает…
        Ключ казался горячим по сравнению с ледяными руками Алексы, которая еще долго не могла отвести взгляда от двери, бесшумно закрывшейся за папой. Маленький серебристый ключик. Ее пальцы судорожно сжимали его. Дорогие сердцу ее матери вещи. Любимые платья и туфли, засушенные цветы. Вела ли мама когда-нибудь дневник? Была ли она глупой и романтичной, мечтающей о рыцарях в сверкающих доспехах? Мама всегда была мамой, и до сих пор Алекса никогда не задумывалась о том, что мама когда-то была молодой, неуверенной в себе, что она переживала те же чувства, какие сейчас обуревают Алексу. Переживала ли она когда-нибудь это пугающе-волнующее чувство отрешенности от всего, кроме желания…
        Нет! Алекса с усилием разжала пальцы и посмотрела на ключ, лежащий на ее ладони. Все мамины воспоминания обязательно будут приятными и чистыми. Они с папой любили друг друга, и это была совершенная любовь. Все мамины сувениры будут, конечно же, связаны с папой. Письма, которые они писали друг другу, когда он уходил на войну, возможно, медальон с прядью его волос. Свадебное платье, которое она сохранила для того, чтобы ее дочь когда-нибудь смогла надеть его…
        Алекса вдруг с удивлением подумала, что мама никогда не рассказывала ни о своем детстве, ни о своей молодости, ни о чем, что было до того, как она встретила папу и вышла за него замуж. Они с мамой по-настоящему никогда и не говорили, за советом она всегда обращалась к тете Хэриет. И именно тетя занималась ее образованием.

«Я никогда по-настоящему не знала маму», - подумала вдруг Алекса, и глаза ее вновь стали наполняться слезами. Она решительно выпрямилась, глубоко вздохнула и положила ключ в карман своего платья.
        Позже, когда она морально подготовится к этому, она откроет маленький сундучок мамы и… «Сожги все, моя дорогая! - Она была уверена, что именно это ей скажет Хэриет. - Бессмысленно быть сентиментальной!» Тетю всегда раздражала «глупая, сентиментальная чепуха». Но вещи мамы сейчас принадлежали Алексе, и, по словам отца, она может делать с ними все, что захочет. Она не будет даже рассказывать тете Хэриет об этом сундучке. Почему она должна это делать?
        Алекса не собиралась откладывать это больше чем на пару дней, но приближалось время сбора урожая, и работа теперь занимала все ее время. Каждый день нужно было проверять счета, платить рабочим. Нужно было постоянно следить за каждым кофейным деревом, чтобы не пропустить момент, когда кофейные зерна из желтых превратятся в пурпурно-красные. Потом их надо будет немедленно собрать, вымыть, тщательно высушить и отправить на мельницу в Коломбо. Состояние папы оставалось прежним, поэтому Алекса и Хэриет были так заняты, что у них хватало времени лишь на самые неотложные дела. «Я сделаю это позже, - пообещала себе Алекса. - Когда будет убран весь кофе». Но, в конце концов, она почти забыла о ключе. А время бежало, и каждый новый день приносил новые проблемы.
        - Я слышала, сэр Джон Трэйверс собирался заехать к нам на будущей неделе? - как-то за завтраком сказала Хэриет. - Ты, конечно, можешь поступать так, как хочешь. Но если он приезжает специально для того, чтобы поговорить с папой о вашей официальной помолвке, то тебе следует учесть, что папа еще до конца не оправился и мысль о том, что он теряет еще и тебя, будет для него невыносима.
        - Я знаю, - устало ответила Алекса, подняв глаза от тарелки с фруктовым салатом, залитым кремом. Ей не хотелось спорить с тетей Хэриет сейчас, когда обе они были утомлены и раздражены. - Бедный папа… Конечно же, я не оставлю его, пока я ему нужна. Я написала сэру Джону письмо, в котором все ему объяснила. Так что не волнуйся по этому поводу. Сегодня рано утром Муту отвез письмо в Кэнди, чтобы успеть отправить его с почтовой каретой.
        Бедный папа! Теперь Алекса уже привыкла к его изменчивому настроению, которое зависело от количества выпитого бренди. Он спускался вниз и бесцельно бродил по дому или же целый день сидел, запершись в своей комнате. Иногда он называл Алексу
«Виктория» или «моя любовь». Но к счастью, это случалось редко, лишь тогда, когда он был сильно пьян, засыпал прямо за столом и его относили в постель. Теперь, когда Алекса стала лучше разбираться в происходящем, она уже не расстраивалась из-за этого. К тому же отец обычно все же узнавал ее и был к ней очень добр. Казалось, он тоже забыл о ключе и о своем желании увидеть Алексу в одном из любимых платьев матери. А когда Алекса случайно вспоминала о ключе, она быстро убеждала себя, что лучше подождать еще немного.
        Пройдет время, забудется боль, и заживут душевные раны. Наверное, именно это нужно им всем.



        Глава 17

        - Итак, ты все-таки решила ехать? Гм! В таком случае мне остается надеяться только на твое благоразумие, дорогая. Я бы сама поехала с тобой, если бы могла оставить папу.
        - Тетя Хэриет… - нетерпеливо прервала Алекса. - Ты хорошо знаешь, что я уже дважды откладывала визит к миссис Дизборн, если я отложу его в третий раз, то это будет выглядеть по меньшей мере некрасиво. Не беспокойся, со мной поедут Муту и няня, а кроме того, я обещаю тебе вести себя благоразумно. Господи, ты никогда так не переживала, даже когда я отправлялась на охоту, а это опаснее, чем поездка на обед к старым друзьям.
        - Ты прекрасно знаешь, что это разные вещи. - Хэриет вздохнула и, как бы смирившись, продолжила: - Ладно, поезжай, только надеюсь, ты вернешься завтра засветло. Мне трудно без тебя управляться с делами.

«Тетя Хэриет слишком раздражена и недовольна, - подумала Алекса, - как будто я нанесла ей страшную обиду, решив уехать из дома на какие-то несколько часов». Алексе меньше всего хотелось портить сегодняшний вечер - первый самостоятельный выезд и первый шаг к независимости.
        Алекса оказалась единственным гостем, и это ее очень обрадовало. Довольно скоро она почувствовала себя легко и свободно в обществе Летти Дизборн и сеньора де Роча.
        - Тебе нравится карри? Лично я люблю острые блюда, но ты можешь попробовать цыпленка с вареными овощами.
        Заметив, как скривилось лицо хозяйки при упоминании о цыпленке, Алекса рассмеялась:
        - После трех бокалов хереса, а теперь еще и вина мне уже все равно, что есть, лишь бы только не цыпленка с вареными овощами.
        - О! Ты видишь, Поль? Как эта женщина похожа на меня! Разве я не говорила тебе об этом? В ней нет ничего от этих жеманных, шушукающихся созданий с фальшивыми улыбками. Кстати, теперь-то уж им будет о чем поговорить. Из-за Поля… Они же ничего толком не знают! При жизни мужа я была добропорядочной женой, наверное, потому, что просто не знала ни одного другого мужчины. Самюэль был значительно старше меня и не мог… Впрочем, какое это имеет значение? Никогда не говори ни о ком плохо. У него была любовница, как и у всех его друзей. Жаль, что он не мог иметь детей! Я всегда говорила Полю, помнишь, дорогой, что надо обязательно познакомиться с Алексой Ховард. Она совсем другая, она независимая. У нее своя голова на плечах. Надеюсь, они не успели вонзить в тебя свои когти там, в Коломбо? У меня-то теперь шкура такая же толстая, как у слона, и меня не так легко задеть… И я рада, что им не удалось сломить тебя, дорогая. Ты же знаешь, что ты мне очень нравишься.
        Во время обеда Летти Дизборн держала себя так просто и естественно, что Алекса окончательно расслабилась и почувствовала себя свободно. Они легко и непринужденно обсуждали самые деликатные темы и вскоре перешли на «ты».
        - Мисс такая-то, мистер такой-то… Такое обращение мне всегда кажется нелепым, если речь идет о друзьях. Не так ли, дорогая?
        Алекса была с этим абсолютно согласна и после обеда с удовольствием наслаждалась обществом новых друзей, радуясь, что ей с Летти не пришлось переходить в гостиную, когда настало время сигар и портвейна. Больше того, Летти сама закурила сигару, приказав подать им с Алексой коньяк.
        - Вот еще один глупый обычай, - сказала она. - Как будто женщина не имеет права курить. Но если ты не привыкла к сигарам, тебе лучше и не пробовать. Это, конечно, портит здоровье.
        Они сидели за столом и разговаривали, казалось, уже несколько часов подряд. Алекса маленькими глоточками тянула коньяк. В воздухе витал дым от сигар. Поль рассказывал о своей жизни в Бразилии, а Летти вспоминала те дни, когда ей впервые пришлось самостоятельно заниматься делами плантации.
        - Возможно, когда-нибудь и тебе придется столкнуться с такими же проблемами, дорогая. Когда женщины тебя ненавидят… Когда жениться на тебе хотят только несостоятельные мужчины… А женатые мужчины стараются затащить тебя в постель, считая, что ты еще должна быть им благодарна за это. Я рада, что тебя не шокирует моя откровенность. Я должна была тебя предупредить обо всем этом. Конечно, сейчас, пока ты не замужем и молода, у тебя есть выбор. Есть время, чтобы все хорошенько обдумать. Ты даже можешь уехать отсюда… Мне вот, например, ехать некуда… В Англии так холодно. Ты пока еще можешь выбирать, где жить, если… Думаю, в конце концов, ты выйдешь замуж за сэра Джона? Нет, извини! Любопытство… глупое любопытство. Но я всегда много болтаю, когда выпью лишнего.
        - Но ты ничего плохого не сказала, - начала было Алекса, но Летти вдруг резко встала и обняла ее:
        - Знаю, дорогая, мне не нужно извиняться. Просто я уже достаточно выпила и мне пора идти спать. Вы не будете возражать, если остаток времени проведете вдвоем? Вы можете пойти с Полем погулять в сад и посмотреть на мои розы, пока еще светит луна. По-моему, вчера было полнолуние, правда, Поль? Спокойной ночи, дорогие.
        Летти поцеловала их обоих и ушла. Алекса растерялась, она не знала, как теперь себя вести. На помощь пришел Поль.
        - Вы не будете возражать, если мы немного погуляем? - спокойно спросил он. - Или вы будете чувствовать себя неуютно наедине со мной?
        - Я… - Алекса поймала его взгляд и, улыбнувшись, протянула ему руку. - Почему я должна чувствовать себя неуютно наедине с вами, мы ведь друзья? Меня даже не волнует, светит ли сегодня луна.
        Алекса мысленно отругала себя за невольную глупость. Она почувствовала облегчение, когда Поль, не задавая никаких вопросов, просто протянул ей руку, помогая подняться, а затем, усмехнувшись, сказал:
        - Я рад, что вы доверяете мне, потому что ваша дуэнья уже давно спит.
        Ее бедная няня, просидевшая весь вечер на стуле в углу огромной столовой, уснула, и Алекса была очень рада этому. Она улыбнулась и сказала:
        - Думаю, будет жестоко с нашей стороны, если мы ее разбудим, правда?
        Бедная Элиза постарела, стоит ей только закрыть глаза, и уже ничто не может разбудить ее до утра. Алекса знала об этом очень хорошо, а тетушка нет. Девушка хотела полностью насладиться свободой сегодняшней ночи в обществе близких ей по духу людей.
        Они вышли из дома, и им открылся совсем иной мир: сказочный мир серебристых теней и дурманящих цветочных ароматов. Алекса подумала, что, наверное, ей очень не хватало такой прогулки в обществе человека, которому она могла бы полностью доверять и который никогда бы не воспользовался ее беззащитностью. Возможно, ей нужно было доказать самой себе, что она изменилась и стала сильнее, что в ней ничего не осталось от слабого, беспомощного создания, умом которого управляют чувства и дурманящее очарование лунной тропической ночи.
        Как будто читая ее тайные мысли, Поль де Роча говорил легко и свободно, пока они шли по причудливо извивающейся тропинке, ведущей к маленькому летнему домику в центре розового сада. Он рассказывал о своем детстве, родителях и сестрах, которые вышли замуж, хотя им тогда не было и пятнадцати лет.
        - Теперь все они выглядят как старухи, хотя Луизе только двадцать. Они сварливы и раздражительны, с ними не о чем говорить, разве что о детях и слугах. Мне было очень жаль их сначала, ведь их практически продали, как скот, мужчинам, которых они совсем не знали да и видели всего пару раз. Помню, как Луиза плакала всю ночь перед свадьбой. Ей казалось, что она любит моего друга, которого мельком видела лишь однажды. Но через день она уже радовалась, примеряя новые наряды и украшения, подаренные ей к свадьбе, и с гордостью показывала всем свой новый дом.
        - О! - воскликнула потрясенная Алекса. - Но я никогда не… Но видимо, у ваших сестер не было иного выхода. Наверное, обстоятельства вынудили их пойти на такое. Они уже не смогут быть по-настоящему счастливы. Иногда я очень сожалею, что родилась женщиной, и завидую вам, мужчинам!
        - Вы не знаете, что собой представляют португало-бразильские семьи. Браки планируются заранее, я бы сказал, с колыбели. Причем это касается не только девочек, но и мальчиков. Я третий сын у отца, и у меня была единственная перспектива: жениться на девушке - наследнице очень большого состояния. Моя невеста была столь же богата, сколь толста и безобразна. Ее выбрал для меня отец, когда мне не было еще и четырнадцати лет! - Поль засмеялся и, взглянув на Алексу, продолжал: - Короче говоря, я решил воспользоваться добрым отношением ко мне отца и сбежать, прежде чем о нашей помолвке будет объявлено официально. Я решил испытать судьбу и сел на корабль, плывущий в Австралию.
        - Но…
        - А причина, по которой я оказался здесь, боюсь, не делает мне чести. Мне было скучно на корабле, и я пристрастился к картам. В результате я проиграл почти все свои деньги и едва смог добраться до Цейлона. К счастью, здесь я встретил добрых людей, которые дали мне хороший совет. Поскольку я неплохо разбираюсь в выращивании кофе, они порекомендовали мне дать объявление в газету и постараться таким образом найти работу управляющего плантацией. И, как видите, мне вновь посчастливилось, потому что именно в это время Летти приехала в Коломбо, и вот я здесь! И опять мне повезло, поскольку я имел удовольствие познакомиться с вами.
        - Летти действительно чудесная и исключительная женщина, - поспешно сказала Алекса. - Я очень люблю ее за доброту и сочувствие. А она знает, что вы собираетесь в Австралию и не задержитесь здесь надолго?
        - Она не относится к тем женщинам, от которых можно что-нибудь скрыть. Я всегда честен и откровенен с ней, так же как и она со мной. Я обещал ей, что буду работать до конца сезона, и она хорошо платит мне. Вы правы, она исключительная женщина. И я счастлив, что познакомился с нею. Но скажите… - Он внезапно остановился, и его вопрос застал Алексу врасплох. - Вы действительно скоро выходите замуж?
        - Я… - Пытаясь быть с ним абсолютно откровенной, Алекса немного замялась. - Я еще точно не знаю… Видите ли, трудность здесь в том, что я всегда называла его «дядя Джон», и все знают об этом. А потом папа сейчас очень нуждается во мне, и тетя Хэриет, и плантация… Дядя Джон предложил мне выйти за него замуж потому, что хотел защитить меня от сплетен и злых языков! Он сказал, что это будет… чисто символическая свадьба, тем более что он все равно уже решил, что я буду его наследницей. Но он очень болен, хотя и не показывает этого. Врачи говорят, что он медленно умирает… Вы не можете себе представить, как он всегда был добр ко мне. Если ему понадобится кто-то, чтобы ухаживать за ним или помогать ему в чем-то, то я с радостью… В общем, я еще не знаю, как все будет!
        - Итак, вы разрываетесь между долгом и судьбой, не так ли, Алекса? И кто знает, какой выбор будет правильным? Конечно же, здесь вы должны решать сами. Но когда, наконец, вы примете решение, вам станет значительно легче. Правильно вы сделаете свой выбор или нет, это покажет время, главное, что вы его сделаете самостоятельно.
        После того как они вернулись в дом, Поль, поцеловав ей руку, пожелал спокойной ночи и поднялся к себе в комнату. Позже, уже лежа в постели, Алекса никак не могла уснуть. Мысли и воспоминания вихрем проносились у нее в голове. Как о многом они с Полем говорили! И как откровенно! Они гуляли больше двух часов, прежде чем она вспомнила, что Летти, возможно…

«Одна из причин очарования Летти заключается в том, что она все понимает и никогда ничего не осуждает. Да, мы любовники, Летти и я, но только тогда, когда мы оба этого хотим. И в этом нет ничего предосудительного, поскольку Летти действительно прекрасная женщина. Некое сочетание матери, друга и куртизанки в одном лице, хотя, думаю, вам это не очень понятно. По-моему, вы еще не знаете, как можно любить: с радостью, не чувствуя вины, просто чтобы получать удовольствие от занятий любовью. Извините, Алекса! Иногда я говорю слишком много».
        Что именно пытался объяснить ей Поль? Она хотела спросить его, но боязнь показаться глупой и наивной остановила ее. Поэтому он перевел разговор на другую, более безопасную тему. Ни разу он не сделал ни малейшей попытки обнять или поцеловать ее, хотя она каким-то непостижимым образом знала, что ему очень хотелось сделать это. Он даже сказал ей, что Летти не имела бы ничего против этого, поскольку она не ревнива и никогда не задает лишних вопросов. Но потом эти слова Поля, что она еще не готова. Насколько же он не похож на…
        Николас. Испанский кузен. Ей почти удалось забыть его фамилию, но все остальное она помнила прекрасно. Его манеры, походку, его темно-зеленые глаза и загорелую кожу, медленную, ленивую речь и темные густые волосы. Она помнила даже то, какая на ощупь его кожа. Отчетливо помнила все, что так хотела забыть, - его поцелуи, ласки, которые полностью лишали ее способности думать.
        Господи! Почему она до сих пор все так отчетливо помнит? Алекса вертелась в постели. Она натянула простыню на глаза, чтобы скрыться от серебряных лучиков луны, проникающих сквозь неплотно закрытые ставни. Было полнолуние… Этот разговор с Полем… Но почему ей никак не удается отогнать мысли о нем, почему он ей снится ночами?

«Я ненавижу его, он противен мне…» - повторяла Алекса, как будто учила трудный урок. Она вздохнула и наконец призналась себе: «Да, я его ненавижу, но в то же время я его хочу, хочу, чтобы он заставил меня снова испытать это чувство… Нет! Больше всего я хочу первой повернуться и уйти, даже не взглянув на него!» Алекса сознательно старалась разозлить себя, чтобы выкинуть из головы все остальные мысли. Стиснув зубы, она прошептала: «Когда-нибудь придет и мой день! День, когда я научусь… когда я буду готова к этому…»



        Глава 18

        - Должна признаться, я рада, что ты так рано вернулась. Твой отец расстроился, когда узнал, что я отпустила тебя одну. Постарайся чем-нибудь порадовать его сегодня. Ты же знаешь, как ему не нравится, когда кого-нибудь из нас нет за ужином.
        - Да, знаю, - сказала Алекса, слезая с лошади. - Может, мне сейчас к нему подняться?
        - Тебе бы следовало знать, что в это время он спит, - довольно резко ответила Хэриет. - И нам с тобой лучше не нарушать привычный для него уклад жизни. Надеюсь, ты не давала обещаний приехать к ним в следующий раз на ужин?
        Алекса никогда раньше не задумывалась над тем, насколько деспотична Хэриет. Она редко оставалась одна, всегда рядом с ней была тетушка, и ее жесткость, властность воспринимались Алексой как должное. «Тетя Хэриет - часть моей жизни, - думала уже у себя в комнате Алекса. - Так же, как и моя всегда ласковая мама, как звуки пианино, доносящиеся из гостиной». Неужели только потому, что с ними нет больше мамы и Фреди, мир так сильно изменился, или это изменилась она сама? Алексу стали раздражать вещи, на которые она раньше не обращала никакого внимания. Ее отношение к окружающим стало более критическим. И теперь она вдруг поняла, что свобода, о которой ей всегда говорила тетя, - ложная свобода.
        В понимании Хэриет свобода - это многочисленные обязанности и огромная ответственность. Это дела, заботы о плантации и о доме, которые в один прекрасный день должны полностью поглотить жизнь Алексы.

«Я не хочу чувствовать себя виноватой лишь потому, что провела один вечер вне дома! - с возмущением думала Алекса, пока няня помогала ей переодеться в старенькое выгоревшее платье, которое когда-то было коричневым, а теперь приобрело какой-то неопределенно-грязный цвет. - Я не собираюсь отказываться от возможностей, которые предоставляет мне судьба, и превращаться в раздражительную, жертвующую собой мученицу только для того, чтобы угодить тете Хэриет!»
        - Встретимся за завтраком, - сказала Хэриет, прежде чем Алекса поднялась к себе в комнату. - Тебе ведь хочется сейчас переодеться и немного отдохнуть.
        Расписав все время Алексы, она выделила ей и несколько часов на отдых. Теперь, когда няня ушла, прихватив с собой циновку, чтобы прикорнуть где-нибудь в уголке, Алекса хмурила брови, раздумывая, как бы ей избежать необходимости спускаться к завтраку и отвечать на бесчисленные вопросы тетушки. Можно сказать, что она не голодна… или слишком устала… или что у нее болит голова. Она сейчас совсем не желала заниматься бухгалтерией или другими домашними делами. Ей хотелось сделать что-нибудь необычное. Что-нибудь…
        Алекса открыла подаренную ей в прошлом году на Рождество шкатулку для драгоценностей, собираясь достать свои любимые гранатовые серьги. И тут Алекса заметила маленький ключик, о котором она совсем забыла, - ключ от сундука ее матери. Алекса почти бессознательно взяла его в руки. Может быть, именно теперь, когда она почувствовала себя такой сильной и независимой, пришло время открыть сундук. Может быть, именно теперь, когда она смогла отделить себя от Хэриет, ей стоит попытаться лучше понять маму и узнать о ней как можно больше.
        Сундук всегда стоял в маминой комнате под очень широким подоконником. Алекса вспомнила, что там же стояло и несколько старых коробок, связанных веревкой. В них хранились любимые, но давно вышедшие из моды мамины шляпки. Виктория никак не могла решиться их выбросить.

« - А что в сундуке, мама?
        - Да ничего особенного, дорогая. Старая одежда, письма, бумаги - вещи, с которыми я никак не могу расстаться. И не будь такой любопытной!»

«Странно, что наша память сохраняет такие мелочи, а потом как-то совершенно неожиданно мы вдруг вспоминаем о них», - размышляла Алекса, стоя перед закрытой дверью, ведущей в комнату матери. Она вдруг отчетливо представила себе эту комнату, как будто уже вошла в нее. Мама умерла именно здесь, в своей постели с красивыми покрывалами и мягкими простынями, которые всегда так чудесно пахли фиалками и мамой. Иногда она брала Фреди к себе в постель, но Алексу не брала никогда - девочка все время вертелась и очень беспокойно спала. Испугавшись, что решимость оставит ее, Алекса повернула латунную ручку двери. Она была удивлена, когда дверь с легкостью открылась перед ней.
        Алекса переступила порог и огляделась. Она ожидала найти здесь знакомые запахи, но в нос ударил резкий запах карболки. Кровать казалась голой, потому что на ней не было ничего, кроме матраса и свернутого одеяла. Ни чудесных покрывал, ни кружевных наволочек, ничего того, что Хэриет называла «фривольностями». Не было и великолепных штор на окнах, не было и ярких ковров на полу. Это была совсем другая комната, ничего общего не имевшая с той, которую так хорошо помнила Алекса.
        Она выглядела так, как будто в ней никто никогда не жил. Даже дверь, ведущая в комнату папы, раньше всегда распахнутая, теперь была плотно закрыта и даже заперта на ключ. Хэриет, конечно же. Всегда практичная и разумная тетя Хэриет. Именно она постаралась сделать так, чтобы здесь не осталось ни малейшего следа маминого присутствия, чтобы ничто не могло лишний раз напомнить папе о ней, чтобы он наконец успокоился. Все ее личные вещи исчезли, скорее всего, их сожгли.
        Неужели голубой сундук и шляпные коробки тоже выбросили? Почти уверенная в том, что ничего не найдет, Алекса подошла к окну и распахнула ставни. Но все оказалось на месте - и сундук, и шляпные коробки. Все было покрыто толстым слоем пыли и затянуто паутиной. А когда она подошла и осторожно отодвинула одну из коробок, оттуда выполз огромный паук, до смерти напугав ее. Она всегда ненавидела пауков! Наверняка здесь спряталось несколько таких чудовищ! Нужно сказать слугам, чтобы они очистили сундук от пыли и паутины, а потом перенесли к ней в комнату, там она сможет спокойно разобрать его.
        Присев, как туземцы, поджав под себя ноги, Алекса с отвращением посмотрела на покрытый паутиной замок. Пауки! Огромные мохнатые существа, которых она всегда панически боялась, хотя знала, что большинство из них безвредны. Алекса уже встала и отряхивала пыль со своих рук и с юбки, когда вдруг услышала голос Хэриет. Она почувствовала, как замерло ее сердце.
        - Могу я поинтересоваться, чем это ты там занимаешься? Ты не спустилась к завтраку, сославшись на усталость, сказала, что будешь отдыхать, а сама занимаешься какой-то ерундой, разглядываешь тут…
        - Вещи мамы - единственное, что у меня осталось в память о ней, разве не так? Я не считаю, что «занимаюсь пустяками», дорогая тетя! - Изумленное лицо Хэриет придало Алексе уверенности, и она продолжала ледяным тоном: - Папа сам передал мне ключ от старого маминого сундука и сказал, что я могу распоряжаться этими вещами по собственному усмотрению. Так хотела мама. В подобных обстоятельствах, думаю, ты простишь мне, если я скажу, что у меня не было причин спрашивать разрешения на то, чтобы войти в мамину комнату и взять то, что мне теперь принадлежит.
        - Хэриет, что случилось? Я услышал голоса… А-а! Ты наконец нашла его, дорогая, поэтому я должен напомнить тебе… Она хотела, чтобы ты забрала его себе. Именно ты, и никто другой. Я обещал Виктории. Хэриет, что ты с ней сделала? Выбросила ее из собственной комнаты?..
        Папа стоял на пороге, слегка пошатываясь, и его удивление постепенно перерастало в возмущение. Хэриет взяла его за руку и быстро сказала:
        - Успокойся, Мартин! И прошу, не делай из себя дурака. Ты должен помнить, я рассказывала тебе. Это доктор велел вытащить все из комнаты и сжечь, чтобы не допустить распространения инфекции. Чтобы, например, не заразилась Алекса, она не болела в детстве корью!
        - О-о…
        Опустив плечи, папа повернулся и уже собирался уйти, но тут Хэриет, со злостью взглянув на Алексу, сквозь зубы прошипела:
        - Ты видишь, как его легко расстроить? Может, он уже забыл…
        Она прервала себя на полуслове, увидев, что ее брат резко повернулся и, склонив голову набок, как-то торжественно улыбнулся Алексе:
        - А вот здесь моя сестра ошибается. Некоторые вещи я никогда не забываю. Обещания, например. Помнишь, ты обещала мне, что как-нибудь к ужину наденешь одно из маминых платьев? Светло-зеленое, мое любимое! К нему она надевала туфельки цвета бронзы и брала маленькую вышитую сумочку. Как я гордился твоей мамой в тот вечер, когда она впервые надела этот наряд! Я думал, что все мужчины завидуют мне! Помнишь, Хэриет? В тот вечер ты тоже была там с…
        - Я не люблю копаться в прошлом, Мартин, и ты прекрасно об этом знаешь. Но я уверена, что, если Алекса дала тебе обещание, она обязательно выполнит его. Думаю, даже сегодня вечером, раз уж она наконец нашла то, что искала. - И, повернувшись к Алексе, Хэриет бесцветным голосом добавила: - Я пришлю кого-нибудь из слуг, чтобы они отнесли сундук к тебе в комнату. Тебе так будет легче. Потом, я думаю, нам всем следует пойти немного вздремнуть перед обедом. Ты со мной согласна, Алекса?
        Несмотря на резкий, почти бодрый голос тети, Алекса с болью заметила, что лицо Хэриет как-то неожиданно посерело, осунулось и постарело, поэтому, вместо того чтобы сказать все, что думает, она лишь тихо проговорила:
        - Да, конечно, тетя Хэриет.
        - Ну, если Виктория думает, что мне следует отдохнуть, то, пожалуй, я так и сделаю. Я так и сделаю.
        - Папа!..
        - Ты можешь оставить его в покое? Если мы дадим ему отдохнуть, к вечеру он придет в себя!
        Хэриет крепко взяла Алексу за руку, давая ей понять, чтобы она помолчала, пока отец не уйдет. Когда за ним закрылась дверь, Алекса повернулась к тете:
        - Неужели ты не понимаешь, что если я надену мамино платье, то это только ухудшит его состояние? И на самом деле я не давала такого обещания. Я просто… промолчала в ответ.
        - Если ты и вправду надеялась, что он об этом забудет, то подождала бы еще, прежде чем ворошить этот сундук. Будем надеяться, что он не окажется ящиком Пандоры. - Хэриет продолжала с каменным лицом: - Теперь уже поздно о чем-либо сожалеть, и раз уж Мартин считает, что ты дала ему обещание, будет лучше, если ты его выполнишь, иначе он расстроится еще больше. Я знаю и понимаю своего брата лучше, чем ты или кто-либо другой, моя дорогая Алекса, и я уже не раз тебе об этом говорила. Я прикажу, чтобы сундук немедленно перенесли в твою комнату. Если ты найдешь там зеленое платье, отдай его няне, а я прослежу, чтобы его вычистили и отгладили к сегодняшнему ужину. Я зайду к тебе пораньше и помогу причесаться соответствующим образом. Твоя мать никогда не отрезала волосы, даже когда это было модно, и я часто помогала ей причесываться.

«Интересно, смогу ли я когда-нибудь до конца узнать и понять тетю Хэриет? Вообще может ли один человек понять другого?» Сундук, тщательно вымытый, был принесен в комнату Алексы, но теперь, вставив ключ в замочную скважину, Алекса никак не могла заставить себя повернуть его. «Ящик Пандоры», мрачно назвала его Хэриет. Алекса вдруг почувствовала себя так, как будто вторгается в чужие владения, в чужую жизнь, хотя она всего лишь исполняла последнюю волю матери. Виктория хотела, чтобы эти вещи принадлежали именно Алексе. Ни Хэриет, ни даже папе, который всегда был ей самым близким человеком. Именно Алексе, дочери, в воспитании которой она принимала меньше участия, чем Хэриет. Несмотря на это, Алекса все еще колебалась, все еще не могла прикоснуться к содержимому сундука. Она тянула время и все вспоминала тот разговор в маминой комнате. Следуя за несшим сундук слугой, Хэриет довольно любезно сказала:
        - Ты здесь, дорогая? Может, ты хочешь, чтобы сундук поставили к окну? Здесь больше света… - А когда они остались одни, Хэриет продолжила уже в своей обычной, достаточно резкой манере: - Хочешь, чтобы я помогла тебе распаковать сундук? Прежде чем одежду повесить в шкаф, ее нужно будет хорошенько встряхнуть и выгладить. Модные в то время ткани - муслин, тюль или газ, например, - страшно мнутся.
        - Спасибо, тетя Хэриет. Но я думаю, нет нужды разбирать все сию же минуту. Если ты не возражаешь, я сначала посплю, а уж потом, возможно…
        - Поступай как знаешь. Но не забудь повесить платье, которое ты выберешь к сегодняшнему ужину, на спинку стула у двери, чтобы няня успела привести его в порядок.
        Хэриет резко повернулась и уже собиралась выйти из комнаты, но Алекса остановила ее:
        - Тетя Хэриет! Мне нужно кое-что сказать тебе сейчас, прежде чем мы спустимся к ужину. Потому что, ну… чтобы я была разумной и практичной, всегда трезво смотрела на жизнь. Именно поэтому я…
        - Мне казалось, что я научила тебя говорить прямо, а не ходить вокруг да около и не заикаться на каждом слове, моя дорогая Алекса. Ну, так о чем же тебе так трудно говорить?
        Сарказм, звучавший в голосе Хэриет, разозлил Алексу, она вспыхнула, но постаралась взять себя в руки. «Мне надо успокоиться, - подумала Алекса. - Я не позволю ей вывести меня из себя».
        - Ну так что? Или ты передумала?
        - Нет, тетя Хэриет. - К удивлению самой Алексы, голос ее прозвучал достаточно спокойно. - Я хочу сказать, что если ради отца я все-таки решусь надеть мамино платье к ужину, то я все равно не смогу… Я не смогу молчать и не позволю ему принимать меня за… за свою жену! Я считаю, что для нашего общего блага будет лучше, если он все время будет видеть во мне свою дочь. Я хочу, чтобы он воспринимал меня как Алексу, а не как Викторию. Только пойми меня правильно. Ты же знаешь, что я ни за что на свете не сделаю ничего такого, что могло бы причинить папе боль, я люблю его так же, как и ты! Именно поэтому его нужно вернуть к реальности, вместо того чтобы позволять ему жить в мире фантазий! Ты понимаешь меня, тетя Хэриет?..
        - Ты довольно ясно объяснила, что уже приняла решение и не станешь прислушиваться к моему мнению. Поступай, как сочтешь нужным, Алекса. Но вся ответственность, за это ложится на тебя.
        Ответственность. Это слово напомнило Алексе о том, что она собиралась сделать. Нечего больше откладывать! В конце концов, тети Хэриет нет сейчас рядом!
        Открыв сундук, она вытащила сначала несколько листов пожелтевшей папиросной бумаги, под которыми лежало белое муслиновое платье с потускневшими блестками. Это свадебное платье мамы? Встряхнув его, Алекса заметила, что в некоторых местах ткань пожелтела, и от этого ей вдруг стало грустно. Каким, должно быть, прелестным было это платье в свое время! Рядом в коробочке лежали серебристые туфельки и тончайшая шелковая шаль, тщательно завернутая в бумагу.
        Когда Алекса откладывала эти вещи в сторону, до нее донесся слабый запах фиалки. Как странно, что духи так долго сохраняются! Снимая второй слой бумаги, Алекса вдруг поняла, что ей очень хочется, чтобы сейчас она наткнулась именно на зеленое платье, о котором ей рассказывал папа, тогда остальные вещи она сможет разобрать потом. Но к сожалению, она обнаружила еще одно муслиновое платье, сшитое проще, чем первое; бледно-розовое, оно было украшено красными и желтыми розами. Еще одна пара туфель - розовых, из мягкой ткани. Томик стихов в кожаном переплете, завернутый в шелковый шарфик. Смущенная собственным любопытством, Алекса открыла его и взглянула на титульный лист. «Моей единственной и незабвенной любимой от того, чье сердце навеки принадлежит ей…» Слова были написаны неразборчиво, и единственный инициал, который Алекса увидела внизу страницы, был, возможно, буквой
«М», хотя это могла быть и любая другая буква алфавита. Нежное послание было датировано 1819 годом, за два года до рождения Алексы. Прежде чем отложить книгу в сторону, она тщательно завернула ее, а затем достала из сундука альбом. Она просмотрела его быстро и без особого интереса. Там были приклеены пожелтевшие вырезки из старых газет, рассказывающие о былых сражениях, несколько засушенных цветков и осенних листьев. Война между Грецией и Турцией… Лорд Байрон… В то время он был очень модным поэтом. Это томик его стихов она только что отложила в сторону.
        Нетерпеливо пролистав альбом, Алекса закрыла его и вынула из сундука несколько портретов, сделанных углем и чернилами. Вот папа в молодости, на портрете он выглядит совсем мальчишкой, несмотря на строгую военную форму. А вот и сама мама, такая хорошенькая и совсем молодая. Еще несколько портретов незнакомых Алексе людей. А вот и тетя Хэриет… Алекса с удивлением рассматривала рисунок. Какой же она была красивой! Короткие темные волосы кокетливо обрамляли ее лицо, светящееся радостью и счастьем. Как же случилось, что эта весело улыбающаяся женщина превратилась в теперешнюю тетю Хэриет, раздражительную и недоверчивую, со всегда опущенными уголками губ? Как это грустно! Вытащив последний портрет, Алекса с любопытством посмотрела на красивого молодого офицера, гладко выбритого, с короткими вьющимися волосами. Пристальный взгляд его глаз, казалось, проникал в самую душу. Почему-то его лицо привлекло внимание Алексы, она нахмурилась, и ей показалось, что она знает этого человека, во всяком случае, черты его лица показались ей очень знакомыми. Но конечно же, это невозможно! Внизу на портрете стояла
надпись: «1798-1821». Алекса покачала головой, удивляясь собственной глупости. Бедный молодой офицер! Какая короткая была у него жизнь!
        Алекса напомнила себе, что все это произошло давным-давно, поэтому не стоит из-за этого расстраиваться. Она отложила портреты в сторону и достала несколько пачек писем, перевязанных лентой, пару бальных туфелек со стертыми каблуками, симпатичные шелковые шарфики и маленькую круглую музыкальную шкатулку, открыв которую услышала звуки вальса. А вот, наконец, и светло-зеленое платье. Оно лежало под несколькими журналами мод того времени рядом с коробкой, откуда Алекса извлекла изящные туфли цвета бронзы и маленькую сумочку. Вытащив еще несколько листов папиросной бумаги, Алекса нашла широкую темно-зеленую ленту, украшенную каймой бронзового цвета. В тот вечер, о котором рассказывал папа, мама, вероятно, украсила этой лентой свою прическу.

«На сегодня достаточно, - подумала Алекса. - Остальное я разберу как-нибудь в следующий раз, когда у меня будет больше времени». Оставив зеленое платье и аксессуары, Алекса положила остальные вещи обратно в сундук и закрыла крышку. Затем, немного поколебавшись, она наклонилась и заперла замок.



        Глава 19

        - Ну вот и я, папа! Как я выгляжу в прелестном мамином платье? Я и представить себе не могла, что можно наряжаться с таким удовольствием!
        С принужденной веселостью Алекса несколько раз покрутилась перед отцом, чтобы он смог хорошенько рассмотреть ее. С облегчением она услышала, как Хэриет сказала:
        - Я даже не могла себе представить, что платье Виктории и даже ее туфли подойдут Александре, причем так, как будто сделаны специально для нее!
        - Александре? А-а… Да, да, конечно! Я очень признателен тебе, дорогая, что ты выполнила мою просьбу. Ты всегда была добрым и внимательным ребенком. Она очень похожа на нее, правда, Хэриет? Особенно сегодня. Наверное, ей было столько же лет, сколько и тебе сейчас, когда она впервые надела это платье. Не так ли, Хэриет?
        - Думаю, ты прав. А сейчас, Мартин, позволь Алексе занять свое место, пока суп окончательно не остыл.
        Слава Богу, тетушка пришла ей на помощь. Негласное соглашение, заключенное между ними, четко соблюдалось. Хэриет сделала Алексе прическу, бывшую в моде двадцать лет назад. Садясь на свое место, Алекса подумала о том, как могла ее робкая, такая стеснительная мама или Хэриет, как они могли отважиться носить такие прозрачные платья. Даже она чувствовала себя неловко в этом наряде, а когда сегодня вечером выходила из своей комнаты, у нее было ощущение, как будто она идет абсолютно голая, хотя Хэриет и объяснила ей, что некоторые молодые женщины ее времени заходили очень далеко, углубляя вырезы на груди и укорачивая юбки.
        - Но, несмотря на это, никто, за исключением разве что нескольких стареющих вдов, не считал подобные наряды неприличными или шокирующими. Поэтому, моя дорогая, не стоит краснеть, глядя на себя в зеркало! К тому же тебя никто не увидит, кроме нас с папой. И потом, когда ты катаешься на лошади в туземном наряде, на тебе бывает надето значительно меньше!
        Алекса, не поднимая головы, маленькими глоточками пила куриный бульон, тем не менее, она заметила, что папа опять не расстается с бокалом бренди. Неожиданно она вспомнила, как Хэриет спросила ее, не нашла ли она в сундуке каких-нибудь сережек или браслетов, которые бы подходили к этому зеленому платью.
        - Кажется, у нее была пара нефритовых сережек, но я не помню, чтобы она их надевала после того, как…
        - Мне очень хотелось спать, поэтому я вынула из сундука только это платье, туфли и сумочку, о которой говорил папа. Думаю, позже у меня будет время разобрать все остальное.
        Ответ Алексы звучал довольно небрежно, и Хэриет не стала продолжать этот разговор.

«Наверное, я становлюсь излишне подозрительной», - с раскаянием подумала Алекса, наблюдая за стараниями тети завести легкий, непринужденный разговор, ожидая, когда принесут второе блюдо. По дому столько дел, что время пролетает совсем незаметно… Две туземки сегодня почти одновременно родили малышей, это случилось в нескольких ярдах от поля, на котором они работали…
        - И представляете, в это трудно поверить, но они вернулись на работу, не прошло и трех часов! Так, как будто ничего особенного и не произошло! Как здоровые, сильные животные!
        - Что ж, может быть, они счастливее большинства цивилизованных женщин… - начала было Алекса, но папа довольно резко перебил ее.
        - Едва ли это подходящая тема для обсуждения за обедом, Хэриет! Тем более с молодой, хорошо воспитанной девушкой! Я думаю, нам следует сменить тему!
        - Конечно. - Хэриет глубоко вздохнула. - Может быть, вместо этого мы поговорим об урожае? Мы с Алексой думаем, что в этом месяце нам придется нанять больше рабочих, потому что хорошая погода, которая стояла во время…
        - Да, папа, - горячо вмешалась Алекса. - Я думаю, в этом году все кофейные зерна созреют почти одновременно, что довольно необычно, как ты знаешь. А Поль говорил мне, что в Бразилии…
        - Поль? Кто такой этот Поль, с которым у тебя такие близкие отношения, что ты называешь его просто по имени?
        Ошарашенная внезапной вспышкой гнева отца, Алекса растерялась:
        - Но, папа… Ты не должен думать… Мы только друзья и… и ничего больше! И я не хотела… не хотела…
        - Хэриет! Я жду, когда ты объяснишь мне, что означает эта фамильярность! Что ты позволяешь делать молодой, неопытной девушке, оставленной на твое попечение на то время, пока я болен? Я очень хорошо помню, что в прошлый раз, когда я был так же тяжело болен, ты…
        Пока он говорил, пальцы Хэриет с силой сжимали ворот платья, а лицо ее покрылось красными пятнами. Когда она прервала его, голос ее звучал резко и неприятно:
        - В прошлый раз, ты говоришь? Неужели ты до сих пор винишь меня за то, что случилось, хотя прекрасно знаешь, что я бы сделала все, чтобы этого не произошло! И не пытайся себя обманывать!
        - Пожалуйста! - Хотя Алекса и не понимала, о чем говорят папа и тетя Хэриет, она чувствовала себя виноватой из-за того, что явилась причиной этой ссоры. - Папа, пожалуйста! Ты должен поверить мне, что эта моя фамильярность абсолютно ничего не значит! Она не заходит дальше того, что я называю этого человека просто по имени! И тетя Хэриет ни в чем не виновата, потому что я не сделала ничего плохого, поверь мне! Поль де Роча, сеньор де Роча, если тебе так больше нравится, настоящий джентльмен, и он не предлагал мне ничего, кроме дружбы. Такую же дружбу, которая связывает меня с Летти, с миссис Дизборн. Папа, ты же знаешь, я уже не ребенок, и я хочу только, чтобы ты верил мне!
        - Если ты помнишь, Мартин, я говорила тебе о том, что Алекса ездила на обед к миссис Дизборн, а Муту и няня сопровождали ее. - Хэриет говорила уже своим обычным спокойным голосом. - И ты ничего не ответил мне, когда я спрашивала твое мнение по этому поводу, просто кивнул головой, как будто это тебя совершенно не касалось!
        Папа, казалось, не слышал ни одного слова из того, что сказала ему Хэриет. Заметив это, Алекса почувствовала, как у нее неприятно засосало под ложечкой. Он залпом осушил бокал бренди и нетерпеливо приказал вновь наполнить его.
        - Летти, ты сказала? Ты имеешь в виду эту Дизборн, которая красит волосы и каждый сезон нанимает себе нового молодого человека?
        - Папа! - Алекса не смогла сдержать своего удивления и возмущения. - Как ты можешь… Мне всегда казалось, что тебе нравится Летти Дизборн! В тот вечер, когда она была у нас, ты впервые после многих недель спустился к ужину… И сеньор де Роча тебе тоже, по-моему, понравился.
        - Нужно быть вежливым по отношению к соседям, дорогая. Но это ничего общего не имеет… Да, да! Налейте мне еще и поставьте графин сюда, поближе ко мне… Ты могла бы получше обучить слуг, Хэриет! - Прищурившись, Мартин Ховард посмотрел на Алексу, а затем вновь повернулся к Хэриет: - Ты прекрасно понимаешь, что я имею в виду, моя дорогая сестра! Летти Дизборн - умная, деловая женщина, хорошо разбирающаяся в вопросах выращивания кофе. Соседка, как я уже сказал. Традиционное гостеприимство - нужно быть вежливым! Но я не могу позволить, чтобы кто-то из женщин в нашей семье поддерживал с ней короткое знакомство! Меня удивляет твое отношение к распущенным женщинам, Хэриет. Я надеялся, что ты сможешь объяснить Алексе, что слишком тесное общение с людьми подобного типа…
        - Извини, папа! Если ты позволишь, я с удовольствием уйду к себе. - Неуклюже отодвинув стул, Алекса резко встала. Глаза ее были подобны грозовым тучам. - Мне очень жаль, что я испортила вам обед, но я… не могу терпеть, когда плохо говорят о моих друзьях! Моих, да и твоих тоже, папа. Даже если ты и не хочешь об этом вспомнить сейчас! Твои респектабельные лицемерные друзья только сочувствовали и болтали, и лишь Летти Дизборн действительно помогла нам. Когда я была в Коломбо, а тетя Хэриет была занята, Летти прислала нам на помощь своего управляющего. Если бы не она, в этом году мы бы остались без урожая! Ты должен это понимать, папа!
        Алекса стояла прямо, гордо вскинув голову, хотя чувствовала, что ноги у нее дрожат, а колени подгибаются. К ее удивлению, отец не сказал ни слова, хотя некоторое время пристально смотрел на нее. Алекса подумала, что он, наверное, удивлен ее поведением. Не говоря ни слова и все так же глядя на нее, он поднял бокал и отпил добрую половину. В конце концов, Хэриет нарушила это напряженное молчание и как будто между прочим сказала:
        - Что ж, теперь, когда ты все сказала, я думаю, тебе лучше сесть и продолжить обед. Бой, унеси тарелки, и можно подавать следующее блюдо. И, пожалуйста, убедись, что оно не остыло. - А когда Алекса с мрачным видом села, Хэриет повернулась к брату и задумчиво спросила: - Как ты думаешь, мы можем позволить себе купить еще одну плиту? Повар недавно сломал одну, и теперь у нас осталось только две.
        Обед продолжался довольно спокойно, как будто ничего не произошло. Алекса с пылающими щеками намеренно смотрела только в свою тарелку. Возможно, она слишком резко говорила с папой, но, с другой стороны, он ведь был не прав, говоря о Летти подобным образом. Во всяком случае, он не отругал ее после того, как она высказала свое мнение по этому поводу, но, наблюдая из-под опущенных пушистых ресниц за папой, Алекса заметила, как часто он стал наполнять свой бокал, и почувствовала себя немного виноватой перед ним. Папа ведь болен и, возможно, не отдает отчета своим словам. Наверное, ей стоило быть более снисходительной по отношению к нему. Ей совсем не хотелось его расстраивать!
        - Алекса, если ты уже наигралась со своей рыбой, может быть, мы тогда перейдем к мясу? Мартин, ты сам разрежешь мясо или мне приказать это сделать повару?
        - Конечно, я разрежу. Что ты думаешь? Неужели я позволю этому старому мяснику испортить прекрасное жаркое?
        Алекса с облегчением отметила про себя, что папа ведет себя вполне нормально, во всяком случае, он начал разрезать мясо, соблюдая все правила, установившиеся у них в доме с незапамятных времен.
        - Ну вот! Хэриет, ты ведь любишь хорошо прожаренное мясо? Два кусочка? И…
        Встретив вопросительный взгляд отца, Алекса почувствовала, что ее охватывает волна нежности и раскаяния по отношению к нему за то, что он простил ее. Улыбнувшись, она весело ответила:
        - Мне, папа, пожалуйста, совсем недожаренный кусочек. Как всегда. И, если можно, совсем тоненький.
        - Что такое? Недожаренный, ты сказала? Но, моя дорогая, почему? Ты же всегда говорила, что терпеть не можешь сырое мясо!
        - Но я всегда… - начала было Алекса, но внезапно остановилась, поняв, что он опять принимает ее за маму, которая не выносила даже вида сырого мяса и всегда просила самые зажаренные кусочки.
        Пока Алекса в отчаянии искала подходящие слова, папа ласково продолжал:
        - Тебе нет смысла заставлять себя пробовать сырое мясо, дорогая, из-за того, что все и всегда уговаривают тебя сделать это. Вот твои любимые кусочки!
        Встретив предупреждающий взгляд Хэриет, Алекса промолчала, когда слуга поставил перед ней ее тарелку с мясом. Она даже смогла найти в себе силы и попросила положить себе йоркширский пудинг и картофель. Она от всей души надеялась, что если папа поест, он снова придет в себя. Конечно же, не она явилась причиной этого приступа, хотя Хэриет, возможно, считает иначе.
        - Ну что ж, начнем, пока наше роскошное мясо не остыло. Хм… Действительно, очень вкусно. Нужно сказать повару, что на этот раз он превзошел самого себя. Но, дорогая! Неужели тебе не нравится? Может быть, тебе дать другой кусочек?
        Алекса уже открыла рот, чтобы сказать, что ее вполне устраивает ее кусок, но тут совершенно бессознательно, поддавшись какому-то внутреннему инстинкту, она спокойно ответила:
        - Ты мне дал прекрасный кусочек, папа, но ты же помнишь, что я люблю совсем не дожаренное мясо.
        - Но я не понимаю! - Мартин отложил нож и вилку и, нахмурившись, посмотрел на Хэриет в поисках поддержки. - Хэриет, подтверди, что Виктория всегда предпочитает самые зажаренные кусочки! Естественно…
        - Папа, папа! Пожалуйста, посмотри на меня! Я не моя мама! - Не обращая внимания на предостерегающий возглас Хэриет, Алекса подбежала к отцу. - Я только надела мамино платье по твоей просьбе, папа, но я не… Виктория. Я Алекса, и я не твоя жена, мой дорогой папа, а твоя дочь. Я знаю, ты понимаешь меня!
        - Что? Что? Виктория?.. - Отец удивленно взглянул на Алексу.
        - Алекса! Папа, пожалуйста, посмотри на меня! Я твоя дочь, папа!
        - Дочь? - Он перевел взгляд на Хэриет. - Но у меня ведь нет дочери, Хэри? Они родились мертвыми… Обе. Бедная Виктория…
        Хэриет гневно повернулась к Алексе:
        - Тебе не кажется, что ты уже достаточно натворила за сегодняшний вечер? Помолчи теперь, ради Бога, и оставь его одного!
        Но Алекса уже не могла остановиться, она должна была сказать все для папиного же блага да и для ее собственного спокойствия. Крепко схватившись за спинку стула, она продолжала, проигнорировав слова тети:
        - Ты должен выслушать меня, папа, и попытаться понять, что это только потому, что я люблю тебя… О, папа! Я дочь твоей любимой Виктории, понимаешь? Я часть ее, именно поэтому ты видишь ее во мне. У тебя осталась я, а мама… мама всегда будет жить в нашей памяти. Понимаешь? Мама ушла, но она оставила меня, чтобы я заботилась о тебе, если ты позволишь, конечно. Но ты должен понять, кто я есть на самом деле, папа! Я дочь моей матери, а не моя мать!
        - Понять? А… да… глаза. Это глаза не Виктории… Чудесное бальное платье Виктории, но… ты дочь моей Виктории. Правильно! Ты ее частичка. Конечно же! Она никогда бы не оставила меня одного. Я должен был знать это. Она должна была уйти вместе с маленьким Фреди. У нее доброе сердце, и она не могла оставить его одного! Но она оставила частичку себя, правда? Виктория никогда бы не оставила меня совсем одного, я должен был знать и верить в это! Иногда я чувствую, как будто она совсем рядом. Я ощущаю ее присутствие. Иногда мне кажется, я слышу ее голос…
        - Папа!..
        Алекса бессознательно еще сильнее сжала спинку папиного стула, но вдруг он повернулся к ней и с легким вздохом сказал:
        - Спасибо тебе, моя дорогая, что ты помогла мне понять это. Конечно же, ты дочь Виктории. Ее плоть и кровь. Поддержка и сочувствие. Мне следовало бы знать, что моя Виктория никогда не оставит меня совсем одного, правда? Простите меня! А теперь, я думаю, нам следует отдать должное этому чудесному мясу! Пусть слуга подаст мне твою тарелку, дорогая, и я положу тебе кусочек мяса с кровью, как раз такой, какой ты любишь!



        Глава 20

        Почему все продолжается этот страшный сон? Почему она никак не может заставить себя проснуться? Алекса стояла, прислонившись спиной к двери, ее била дрожь. Она сильно стиснула зубы, чтобы они так не стучали. Слова, фразы, намеки вертелись в ее мозгу и, как отравленные стрелы, вонзались ей в сердце.
        Что все это значит? На самом деле ей, наверное, просто не хочется знать правду. Возможно, будет лучше, если она постарается убедить себя, что ничего особенного не происходит. Ее дыхание было больше похоже на всхлипывание, а взгляд как-то отчаянно метался по комнате. Господи! Все ее самые жуткие предположения оказались правдой, и он, она не могла заставить себя назвать его папой, не позволит ей уйти отсюда. «У меня есть только ты, а у тебя есть только я». Он хочет уберечь ее от осквернения. «Чистота и непорочность». Он хочет уберечь ее от всех мужчин, оставив ее только для себя. Алекса была готова горько рассмеяться над своей наивностью и глупостью. Почему она не поняла этого раньше? На самом деле он не пришел в себя, как думали они с Хэриет. Он еще больше погрузился в пучину своего сумасшествия, а никто из них не заметил этого. Если раньше он изредка принимал Алексу за ее мать, то теперь видел в ней… Ее разум отказывался принимать эту ужасную мысль. Подарок ему от Виктории. Замена ее собственной матери! Украшает его дом, подает ему чай и всегда рядом для того, чтобы он не чувствовал себя
«Я должна убежать», - думала Алекса в отчаянии. Но куда и к кому она пойдет? Если она пойдет к Летти, то сильно навредит своей подруге, а он, папа, решит, что она ушла к Полю. Она содрогнулась, представив себе, что он может натворить в гневе. Нет, она не имеет права подвергать опасности своих друзей. А если она сядет на лошадь и ускачет в Кэнди, что она будет делать там без денег? Она ведь только женщина, все, о чем ей раньше говорила Хэриет, сейчас отчетливо всплыло в ее памяти. Папа - ее законный владелец, и он имеет все права на нее. Он может избить ее, запереть в комнате и посадить на хлеб и воду, а если она убежит, то ее вернут ему с позором, как будто она настоящая преступница. А если она выйдет замуж, ее муж будет иметь на нее такие же права. Вот только если… только если!.. От этой мысли ум Алексы прояснился. Сэр Джон! Дорогой, любимый дядюшка Джон, который предлагал ей настоящую свободу без всяких условий и ограничений. Он может помочь ей. Зачем, зачем она послала ему это письмо и отложила помолвку?
        Алекса никогда раньше не запирала свою дверь на ключ, но теперь она сделала это, прежде чем сесть за бюро и начать писать. Чернила разбрызгивались в разные стороны, а рука сильно дрожала, но все это сейчас не имело значения. Он все поймет и немедленно приедет. Сейчас она будет думать только об этом. Очень короткое письмо. Муту вместе с поваром должны поехать в Кэнди, он хорошо к ней относится и с удовольствием отправит ее письмо, тем более если она пообещает ему вознаграждение.

«Пожалуйста, приезжайте немедленно, если, конечно, сможете. Я не могу сейчас объяснить вам, что заставляет меня писать вам такое безумное письмо, но я думаю, вы знаете меня достаточно хорошо для того, чтобы…»
        - Алекса? Алекса, почему ты заперла дверь? - В голосе тети Хэриет звучало раздражение, и сердце Алексы учащенно забилось.
        Через мгновение взяв себя в руки, она мрачно ответила, что желает лишь, чтобы ее хоть на какое-то время оставили в покое. Она почти почувствовала, как колеблется тетя Хэриет, прежде чем спокойно ответить:
        - Хорошо, дорогая. Видимо, и на этот раз ты поступишь по-своему. Но до обеда я обязательно должна поговорить с тобой. Ты должна согласиться, что нам есть что обсудить.
        - Да, возможно. Но только если я буду чувствовать себя получше.
        - Я надеюсь, что ты не устроишь какую-нибудь очередную детскую выходку, Алекса! Сейчас на это нет времени. Хорошо, я зайду к тебе через час.
        Шаги удалились, и, облегченно вздохнув, Алекса вернулась к письму. Только когда она запечатала конверт и спрятала его под матрас, она вспомнила, что у нее нет денег на отправку этого письма. И она не могла попросить денег сразу же после того, что случилось.
        Алекса мучительно пыталась что-нибудь придумать. Слуги? Нет! Это неудобно, а потом, возможно, у них нет столько денег, даже ее преданная няня все деньги отсылает сыну и его семье. Деньги на хозяйство, которые Хэриет держит всегда в своем столе? Но это воровство, и если об этом станет известно… Нет! Но может быть, она сможет найти какую-нибудь мелочь в одной из своих сумочек? Или где-нибудь в карманах? Алекса начала рыться в своих вещах, не заботясь о том, как будет ворчать ее няня, убирая все это на место. Ничего… Всего лишь несколько пенсов.
        В отчаянии она стала думать о том, что, возможно, ей удастся как-то переправить это письмо к Летти и Полю, тогда она сможет попросить их отправить его… И тут ей в голову пришла мысль, заставившая ее задуматься. Она посмотрела во всех своих сумочках, но ведь есть еще сундук! Мамин голубой сундук! Мама всегда и везде оставляла деньги, возможно, что-нибудь есть и в ее сумочках. Мама даже иногда разрешала им с Фреди поиграть в «искателей сокровищ» и взять себе деньги, которые они нашли. А в маленькой кожаной сумочке бронзового цвета, кажется… Да, да, когда она доставала оттуда носовой платок, она точно слышала звон монеток.
        В прошлый раз Алекса положила ключ от сундука в карман одного из своих старых платьев, и сейчас, достав его, она осторожно открыла сундук. Эта сумка должна быть на самом верху, рядом с туфлями. Да, вот она! Алекса стала рассматривать ее содержимое. Носовой платок - это ее. Маленькая, покрытая эмалью табакерка. Неужели у мамы была отвратительная привычка нюхать табак? Еще один шелковый носовой платок… Постой, да он с одной стороны завязан в узелок, и там что-то тяжелое.
        С трудом Алекса развязала узел и увидела тяжелое золотое кольцо. Безусловно, оно было золотым, судя и по весу, и по… Но это было мужское кольцо с печаткой. Оно слишком большое для изящных женских пальцев. На кольце был выгравирован какой-то герб, обрамленный крупными бриллиантами. Алекса нахмурилась. Это очень дорогое кольцо, мужское кольцо. Но как оно попало к маме и почему она так небрежно хранила его именно здесь? Может, именно это кольцо имела в виду мама, когда говорила о наследстве?

«Но золотое кольцо с бриллиантами мне сейчас не поможет», - с горечью подумала Алекса. Возможно, когда-нибудь она сможет продать его, если будет нужно, но не раньше, чем узнает, чей герб изображен на этом кольце. Она снова завязала кольцо в платок и с нетерпением вытряхнула содержимое сумочки на ковер. Ну, вот наконец, и несколько монет. Это были английские деньги, но, возможно, они сгодятся. Серебряные шиллинги, несколько пенсов и, вот уж действительно сокровище, золотой фунт! Отложив монеты в сторону, Алекса быстро побросала все вещи назад в сумочку, включая и потрепанный листок бумаги, который лежал на самом дне. Несмотря на то, что этот листок пожелтел и почти совсем истерся на сгибах, он выглядел как-то очень официально.
        Алекса, хоть и торопилась, вдруг почувствовала, что ей очень хочется посмотреть, что же это за бумага. Она аккуратно развернула ее. Буквы наполовину стерлись, чернила поблекли, но тем не менее, вполне можно было разобрать, что там написано.

«Свидетельство о браке», - прочла Алекса. Брачное свидетельство мамы? Но почему она его здесь хранила? «Виктория Анжелика Бувард, семнадцати лет». Только семнадцать? Это, должно быть, ошибка. Здесь не папино имя! Наверное, клерк, заполнявший документ, ошибся и выписал потом другое свидетельство, а мама сохранила эту бумажку как шутку. Она снова перечитала документ. «Кевин Эдвард Дэмерон, двадцати двух лет». Но это не могло быть ошибкой, ведь внизу стоят две подписи! А вот подписи двух свидетелей, одна из которых… Поистине это день сюрпризов! Да это же подпись сэра Джона!
        Алекса опустилась на пол, почувствовав дрожь в коленях. В январе 1821 года ее мать вышла замуж не за Мартина Ховарда, ее отца, а за какого-то человека, имени которого она никогда раньше не слышала. Кевин Эдвард Дэмерон. Старый, потертый листок бумаги делал этих двоих людей мужем и женой. А в августе 1821 года у Виктории родилась дочь, которую назвали Александра Виктория. Не Дэмерон, а Ховард. Но как это возможно?
        Кевин Эдвард Дэмерон. Алекса вспомнила неразборчивый инициал, стоявший под подписью, которую она недавно прочла. Теперь она отчетливо поняла, что это была буква «К». Почти не отдавая себе отчета в том, что делает, Алекса достала из сундука томик стихов и открыла его на титульном листе. «Моей единственной и незабвенной любимой от того, чье сердце навеки принадлежит ей!» Эта надпись сделана рукой Кевина Эдварда. Ее… Это ее настоящий отец? Теперь многое: какие-то обрывки фраз, намеки - стало понятно ей. «Дочь? У меня нет дочери. Мертворожденные, обе». «Виктория! Господи, как же я любил ее. Я согласен был быть с нею, несмотря ни на что, на любых условиях».
        Что имел в виду Мартин Ховард? В конце концов, он ли ее отец? Если Кевин Дэмерон погиб на войне или при каких-то других трагических обстоятельствах вскоре после свадьбы, то ее мать, ища утешение и опору в жизни, вполне могла выйти замуж за Мартина Ховарда, который всегда любил ее.

«Но я должна знать все точно, - подумала Алекса. - Я не успокоюсь, пока все не узнаю». Теперь она поняла, что имела в виду Хэриет, говоря о ящике Пандоры. Хэриет боялась, что Алекса может найти в сундуке что-нибудь подобное. Но почему они не хотели, чтобы она знала правду?
        Алекса бережно свернула документ и положила его на место, а затем тщательно закрыла и заперла сундук. Они не должны ни о чем догадываться. А она для собственного спокойствия должна точно узнать, чья же она все-таки дочь.
        Приняв решение, Алекса поднялась и с отвращением стала расправлять складки на своем желтом платье. Как же она ненавидела именно этот оттенок желтого! Все эти рюшечки и бесчисленные оборки! Она чувствовала себя китайской куклой. Хрупкая, послушная и, главное, непорочная. Ведь именно этого ждет отец от своей дочери! А что бы он сделал, если бы узнал, как близко была его чистая маленькая Алекса к тому, чтобы отдать свою непорочность смуглому незнакомцу?
        - Алекса, моя дорогая, но почему ты закрылась? Я же объяснил тебе, почему я так себя вел. Это только потому, что я очень беспокоюсь о тебе, потому что я не хочу видеть невинное дитя моей Виктории униженной и замаранной. Ты не будешь сердиться на меня, а? Ну пожалуйста, моя дорогая…
        Алекса почувствовала, как по телу у нее пробежала дрожь. Она зажмурила глаза и постаралась взять себя в руки, прежде чем наконец смогла ответить довольно спокойно:
        - Я не одета. Ты же сам разорвал мое новое платье.
        - Но ты можешь купить еще два новых платья, три, если хочешь, взамен этого. Ты знаешь, как я сожалею о том, что случилось. Я же совсем другое имел в виду. Не уходи от меня! Ты нужна мне, разве ты не знаешь об этом? Я никогда не сделаю тебе больно, я буду только защищать тебя! Пожалуйста, моя дорогая, позволь мне войти!
        - Я же сказала тебе, папа, что я… я не одета. Я выбираю, что бы мне надеть…
        - Ты одна в комнате, дорогая? У тебя тщательно задернуты шторы? Не важно, что ты не одета, я же твой отец и вполне могу войти к тебе. Я не помешаю тебе. Я знаю, ты хорошая девочка. Скромная. Но ты не должна стесняться меня. Маленькая Виктория…

«Я сойду с ума! Судя по голосу, он опять пьян, но я не могу больше этого выносить! Если он…»
        - Мартин!

«Слава Богу, пришла тетя Хэриет», - с облегчением подумала Алекса.
        - Мартин, что ты здесь делаешь? Ты так кричишь, что тебя слышно даже внизу! И ты опять пьян! Тебе лучше пойти в свою комнату, и не надо делать из себя полного дурака!
        - Но я должен поговорить с ней, Хэри! Она сердится на меня. Я не могу оставить ее в таком состоянии, Виктория никогда долго не сердилась! Почему она в этом не похожа на мою Викторию? Виктория доверила мне ее, правда? И я должен вывести ее из заблуждения. Женщины… так слабы.
        - Ты можешь рассказать мне о слабости женщин в твоей комнате, Мартин. А здесь тебе не стоит пугать Алексу своими дикими пьяными речами. Пойдем, Мартин, ты поговоришь с Алексой позже. Я права, дорогая?
        - Да, спасибо, тетя Хэриет. Мы поговорим позже, да? После того, как я оденусь.
        Через закрытую дверь Алекса слышала слабые протесты, прерываемые резким, требовательным голосом Хэриет, и наконец шаги затихли. А через минуту Алекса услышала, как хлопнула дверь в комнате отца.
        Тогда силы совсем покинули ее, и она упала на пол, как тряпичная кукла, из которой высыпали опилки.



        Глава 21

        Приятные сны подобны сказкам, в которые ты веришь в детстве, сказкам, в которых прекрасные принцы и принцессы живут счастливо до конца своих дней. Но почему-то эти сны подобны утреннему туману, они улетучиваются так быстро, что ты даже не знаешь, были ли они на самом деле. И эти радостные сны обычно не возвращаются. Другое дело - кошмары. Им, кажется, не бывает конца. Они повторяются вновь и вновь, преследуют тебя каждую ночь, пока наконец прочно не оседают в твоем мозгу.
        Во всех ночных кошмарах Алексы были двери. Длинные темные коридоры и двери. За дверями слышались зовущие громкие голоса: «Алекса! Алекса! Не прогоняй меня! Это твой любящий папа, дорогая! Ты можешь чувствовать себя в полной безопасности со своим папой, правда? Никто не лишит тебя невинности, мое хорошее, непорочное дитя! Никто, кроме…» Папа?
        Потом поднимался занавес, и появлялся ящик Пандоры, очень красивый снаружи, скрывающий страшные беды и чьи-то секреты.
        Кошмар уже начался, хотя она этого пока не поняла. Она была ошарашена, сердита, раздосадована на себя за то, что поддается непонятным страхам и босая все бежит куда-то в ночь. Нет, ее всегда учили смотреть в лицо неприятностям, а не бежать от них. Именно поэтому она открыла дверь своей комнаты и босиком пошла по коридору мимо комнаты Хэриет, мимо бывшей комнаты Фреди, комнаты мамы к двери, которая была последней в этом коридоре.
        На ней было белое легкое платье, которое явно нуждалось в том, чтобы его погладили, но зато оно не было похоже на эти ее новые кукольные платьица, все в рюшечках и оборках. «Белое - символ чистоты», - вспомнила она. И снова, и снова в своих кошмарах она чувствовала под босыми ногами протертую циновку и видела полоску желтого света, пробивающегося из-под двери. Она слышала голоса, заставившие ее замереть.
        - Мартин, ради Бога, приди в себя! Она дочь Виктории, но не Виктория! Она видит в тебе своего отца, а не…
        - Думай, Хэриет, думай, что говоришь! Дочь Виктории - часть самой Виктории, все, что осталось мне от моей любви. Но она не моя дочь, дорогая сестра, и я надеюсь, ты хорошо помнишь об этом. Это дочь Кевина! Ты помнишь своего поклонника Кевина, а? Он же хотел жениться на тебе. А ты все время поддразнивала его, несмотря на мои предостережения. Ты была так уверена в себе и в нем, что позволила ему познакомиться с моей Викторией. Ты хоть понимаешь, что сама свела их, Хэри? Понимаешь?
        - Мартин! Нет смысла вновь возвращаться в прошлое. Мертвое прошлое, брат. Мертвое, как и Виктория.
        - Нет! Ты понимаешь это? Нет! Она никогда не оставит меня, она обещала мне это. Она любила меня, да, она полюбила меня, когда узнала, каким терпеливым я могу быть, каким нежным и внимательным по отношению к ней. Когда она поняла, как я люблю ее, она тоже полюбила меня! Ты завидуешь, Хэриет? За это ты так ненавидела мою Викторию? Кевин - это не ее вина. Твоя! Она была так невинна и чиста, она не была так умна и блистательна, как ты со своими книгами, острым языком и тонким чувством юмора. Но что это все дало тебе? Ты позволила Кевину соблазнить моего маленького чистого ангела и была настолько слепа, что даже не замечала, что творится у тебя под носом, пока уже не стало поздно делать что-нибудь.
        - Ты совершенно не контролируешь себя, Мартин! Виктория ушла, и прошлое ушло вместе с ней. Алекса…
        - Алекса? Ах да, моя маленькая Виктория. Все еще неиспорченная. Все еще нетронутая. Правда? Ты смотрела за ней в Коломбо? Ты никому не позволяла слишком близко подходить к ней? Никто не оставался с ней один на один?
        - Мартин, ты должен избавиться от этой противоестественной идеи. Да, это противоестественно! Я не могу позволить…
        - Позволить, ты сказала, сестра? Противоестественно? Алекса же не моя дочь, не так ли? В свидетельстве о ее рождении нет моего имени! Здесь нет кровосмешения, моя дорогая Хэриет, если ты это имеешь в виду! И ты не можешь позволить или не позволить что бы то ни было! Тебе понятно? Понятно?
        Она попятилась назад, прочь от двери, закрыв уши руками, чтобы не слышать этих голосов. В своих кошмарах Алекса всегда старалась закрыть уши, прежде чем услышит их разговор, но все равно она отчетливо слышала каждое слово. А вот и дверь в ее комнату. Настежь открытая. В дверях стоит старая няня. Пусть она останется с ней.
«Быстро принеси свою циновку ко мне в комнату! Да, сейчас». Она будет спать с ней всю ночь. Если он придет, если под дверью будет опять раздаваться его просящий голос, называющий ее «маленькой Викторией»…
        Но ее позвала Хэриет:
        - Алекса? Алекса, ты должна впустить меня. Есть вещи, которых ты пока не понимаешь, но я думаю, что ты все еще достаточно доверяешь мне и сделаешь так, как я тебе посоветую, и при этом не будешь задавать лишних вопросов.
        Лицо Хэриет как-то резко постарело и казалось изможденным. Алекса никогда раньше не обращала внимания на то, как выглядит Хэриет. Для нее она всегда была просто
«тетя Хэриет».
        - Я стояла за дверью во время вашего разговора. Мне кажется, что теперь я все поняла. Мне нужно уехать отсюда.
        Голос Алексы звучал безжизненно. В кошмарах ее слабый голос заглушался какими-то другими голосами, которые лавиной обрушивались на нее, но громче всех звучал голос Хэриет:
        - Я боюсь, это может… Недавно я… Летти Дизборн…
        - Летти?
        - Да. В последнее время она стала что-то подозревать. Конечно, она не имела права вмешиваться, но что сделано… Как бы там ни было, он приехал и сейчас здесь, но остановился не как обычно у нас, а у Летти. С одним из слуг он прислал записку, но я не стала говорить об этом Мартину. Думаю, для тебя сейчас это лучший выход. То, что я говорила раньше, сейчас не имеет значения. Все изменилось сейчас…
        - Он? Кого ты имеешь в виду?
        - Я надеюсь, что ты будешь слушать меня внимательнее! - Это уже была прежняя тетя Хэриет. - Я уверена, я только что сказала тебе. Сэр Джон Трэйверс. Скорее всего, Летти пригласила его сюда, но, как бы то ни было, он здесь. Он хочет зайти к нам завтра. И лучше уж он, чем… Я хотя бы могу быть уверена, что он будет добр по отношению к тебе. И ты сможешь иметь все, что захочешь, будучи леди Трэйверс.
        - Леди Трэйверс? Леди Трэйверс! Мадам?
        Алекса открыла глаза, не понимая, где находится.
        - Мадам! Я бы не стала будить вас, но вы просили сделать это в одиннадцать часов…
        Медленно открыв глаза, Алекса наконец вернулась к действительности. Слава Богу, все позади, и она теперь леди Трэйверс. Да, это именно леди Трэйверс садится на кровати, лениво потягиваясь, и улыбается, глядя на встревоженное лицо горничной.
        - Опять вам приснился страшный сон, мадам?
        Бриджит была с ней чуть более трех месяцев - достаточно для того, чтобы узнать, что ее хозяйку иногда мучают кошмары и она во сне мечется и громко стонет. Бедняжка! Она еще совсем молоденькая, а вышла замуж за человека, который годится ей в отцы. Но они оба кажутся такими счастливыми, общаясь друг с другом. Во всяком случае, им всегда есть о чем поговорить, хотя они никогда не спят в одной постели и даже в одной комнате. «Но это не мое дело», - говорила себе Бриджит. Она прекрасно знала одно: если бы они не спасли ее тогда, в Индии, Бог знает, чем бы все это кончилось. Есть вещи, о которых лучше не думать. Жаль только, что ее очаровательную хозяйку преследуют кошмары, которые напоминают ей о том, о чем она старается забыть.
        Бриджит никогда не сплетничала и умела держать язык за зубами. Вид румяного лица Бриджит и рыжих волос, упрямо выбивающихся из-под белого чепчика, всегда по утрам поднимал Алексе настроение, особенно после таких кошмарных снов.
        - Я так рада, что проснулась! Действительность так хороша!
        Алекса окинула взглядом комнату с изысканной мебелью и большими окнами, выходящими на балкон. Ветер шевелил легкие занавески, и до нее доносился запах кофе и горячих круасанов. Она в Париже!
        - Ванна готова, мадам. Она довольно горячая, поэтому вы можете позавтракать, пока она немного остынет.
        - Знаешь, Бриджит, на секунду мне показалось, что мы все еще в море, плывем на корабле. Мне кажется, наше путешествие было бесконечным.
        - Я рада, миледи, что оно наконец закончилось. Если бы я была мужчиной, то никогда бы не стала моряком.
        Наслаждаясь ванной, Алекса вдруг задумалась. Мужчина. Матрос. Почему она вдруг так отчетливо вспомнила лунную ночь, залив, рейдовые огни корабля, стоящего у рифов? Матрос с корабля (во всяком случае, она так тогда решила), который называл ее русалкой, морской нимфой и целовал ее… Их мокрые, слившиеся воедино обнаженные тела. А потом целая цепь событий, которые привели ее сюда. Николас. Она предпочитала называть его так, ей не нравилось американское сокращение «Ник». Интересно, как выглядит Калифорния?
        - Вам подать полотенце, миледи?
        Хорошо, что Бриджит прервала ее мысли. «Позже, - подумала Алекса. - Позже!» Она чувствовала, что еще не все закончилось между ними и что когда-нибудь они обязательно встретятся. Но теперь, когда она знает и понимает в жизни значительно больше, их встреча будет иной, на этот раз они встретятся на равных!
        - Ты не знаешь, сэр Джон уже встал, Бриджит?
        Леди Трэйверс раскраснелась, когда Бриджит тщательно зашнуровывала ее корсет. Она поморщилась от усилий горничной. Корсеты! Бриджит знала, что ее хозяйка ненавидит их, но тем не менее всегда просит затянуть посильнее, пока ее талия не становится осиной.
        - Он встал прежде вас, мадам. Мистер Боулз сказал мне, что его хозяин должен вернуться к ленчу.
        - Хорошо, тогда я не буду пока надевать платье, чтобы не измять его прежде, чем мы пойдем по магазинам.
        Отослав Бриджит выпить чашку чая, Алекса робко подошла к письменному столу и села на стул с прямой спинкой. На столе стояла массивная чернильница и ровными стопками лежали бумага и конверты с эмблемой отеля. Это напомнило ей о письмах, письмах и бумагах. Они часть секрета, тщательно скрываемого долгие годы. Доказательства замужества ее матери, единственного законного замужества. Алекса узнала и об этом. Тогда она была слишком потрясена, чтобы осознать последствия этого, если бы мама и Фреди остались живы.
        - Его имя было в списке убитых. Лорд Кевин Эдвард Дэмерон, виконт Дэр. И она осталась одна, полуобезумевшая от горя, на руках с маленьким ребенком, которому было всего несколько месяцев. Никто не заботился ни о ней, ни о тебе. Если бы ты была мальчиком и возможным наследником титула, все бы могло быть иначе, но… Мартин всегда любил Виктория, остальное тебе известно. Когда мы узнали о том, что его только сочли убитым, а на самом деле он попал в плен, жив и вернулся в Англию, прошло уже больше двух лет. Мартин и Виктория успели пожениться и ждали другого ребенка. Ребенок не выжил, но какое это могло иметь значение? Двумужница. Скандал. Виктория прошла через все это и потом была счастлива с моим братом. А каждый месяц приходили деньги. Мы должны были уехать из Англии, это единственное условие, на которое она согласилась в обмен на деньги. Эти деньги приходят до сих пор. Ты должна признать, что все это не так уж плохо для тебя. Я заботилась о твоем образовании, воспитании, манерах, ты не так уж много потеряла, не зная правды. И если бы не это несчастье… Ты ведь не хотела бы, чтобы твой брат считался
незаконнорожденным, а твоя мать двумужницей, не так ли? И еще. Я надеюсь, что это послужит тебе предупреждением. Будь осторожна, дорогая. Будь осторожна со старой маркизой. Ты сейчас будешь смеяться над тем, что я тебе скажу, но имей в виду, что она злая женщина, которая не остановится ни перед чем для того, чтобы сделать что-нибудь во благо, как она считает, своей семьи. Сыновей, дочерей, племянников, всех. Она никогда не допустит, чтобы они были замешаны в каком-нибудь скандале.
        Теперь, когда все это было в прошлом, Алекса чувствовала жалость к Хэриет. Бедная тетя Хэриет, она закончит свою жизнь в изгнании. Бедная молодая Хэриет с блестящей улыбкой и остроумными замечаниями, потерявшая разом все. Хэриет всегда была добра к ней, была даже добрее, чем должна была быть. И именно Хэриет научила ее думать.
        - Есть ли запись о моем рождении?
        Несмотря на то, что сама задала этот вопрос, Алекса не ожидала, что Хэриет, не говоря ни слова, достанет ее свидетельство о рождении из своей шкатулки.
        - Вот. Твоя мать была очень больна после того, как ты родилась, и сама ничем не могла заниматься. Поэтому я сохранила этот документ, но Виктория никогда не спрашивала меня о нем. Я думаю, ты можешь снять с него копию в конторе Сомерсета. Но это бесполезно, поскольку у тебя нет свидетельства о браке, которое, наверное, он хранил у себя, зная ее легкомысленность.
        Наверное, потому, что к тому времени Алекса уже перестала доверять Хэриет, она ничего не сказала ей о своей находке. Возможно, Хэриет действительно поверила, что Алекса не нашла в сундуке у матери никаких бумаг. Во всяком случае, Хэриет ничего не имела против того, чтобы Алекса забрала этот сундук с собой, когда в тот день поздно вечером садилась в карету. А в это время брат Хэриет (Алекса не могла теперь называть его иначе) спал тяжелым сном, одурманенный опиумом, который Хэриет подмешала ему в бренди.
        На следующий день сэр Джон поехал один к Ховардам, и Алекса никогда не спрашивала, какой разговор состоялся между ними. Во всяком случае, никто не пытался остановить ее, когда в тот же вечер она вышла замуж в Кэнди за сэра Джона, а Летти и Поль были у них свидетелями.
        - Предаешься мечтам, дорогая? Я думал, ты давно одета и сердишься, потому что я опаздываю.
        - Я оказалась ужасно медлительной, как видите.
        Алекса обняла своего мужа и подставила ему щеку для поцелуя. Как же она любит его, своего самого лучшего друга, как многим она обязана ему! Он сделал ее жизнь сказкой, а ее саму превратил в принцессу. Умную принцессу, потому что каждый день он открывал для нее что-то новое. А сегодня они решили пойти по магазинам в Париже, где весна была в самом разгаре, и она могла купить себе все, что только пожелает.
        - Я обновлю свой гардероб, а это платье отдам Бриджит, хотя оно очень красивое и я люблю его… сегодня. Вот так.
        Алекса раскинула руки и сделала несколько танцевальных па по комнате, а потом остановилась перед зеркалом и поправила шляпку. В ближайшие несколько дней она намерена наслаждаться Парижем и впитывать в себя новые ощущения. Потом у нее будет достаточно времени, чтобы прочитать старые письма, связанные голубой ленточкой, которые открыли ей, что у ее матери есть сестра. Позже она подумает о том, что ей делать по возвращении в Англию, где она родилась законной дочерью Кевина Эдварда Дэмерона, маркиза Ньюбери.



        ЧАСТЬ III

        Глава 22

        - К тому времени, как мне придется покинуть тебя, дорогая, ты должна быть хорошо подготовлена и знать об искусстве и мировой истории все, что положено знать молодой образованной даме. Тебе придется приложить немало сил, чтобы эффективно использовать свое оружие. Ты уже решила, как будешь использовать открывшуюся тебе мудрость веков?
        Алекса отвлеклась от созерцания блестящей глади Средиземного моря и посмотрела на своего мужа:
        - Не надо! Я знаю, так же как и вы, что случится в конце концов, но я не хочу думать об этом. Особенно в такой день.
        А затем, охваченная внезапной тревогой, она быстро подошла к нему.
        - С вами все в порядке, вы хорошо себя чувствуете? У вас ничего не болит? Вы обещали, что немедленно скажете мне, если почувствуете…
        - Дорогая, уверяю тебя, что чувствую себя совершенно нормально, и я совсем не хотел, чтобы ты волновалась. Боюсь, что я просто не могу справиться с одолевшим меня любопытством, и ты уж прости старика, который сует нос в чужие дела.
        - Тогда вы должны знать, что, какой бы вопрос вы мне ни задали, это не будет считаться вмешательством в чужие дела или любопытством. - Говоря это с шутливой суровостью, Алекса села на бархатный пуф, стоящий рядом с его стулом на залитой солнцем веранде, и положила голову ему на колени. - Я думаю, вы задали мне этот вопрос исключительно для того, чтобы в вашей обычной тактичной манере напомнить, что мне самой следовало бы быть более любознательной и задавать вам побольше вопросов. Я думаю, что знаю, как поступить. И не только чтобы отомстить им, но и чтобы они не смогли сделать вид, как будто меня вообще не существует! - Она мягко улыбнулась. - Но возможно, мне понадобится очень хороший адвокат, поскольку мне не хотелось бы сделать ни одного неверного хода в шахматной партии, которую я собираюсь сыграть!
        - Алекса, в подобных шахматных партиях часто разыгрываются людские судьбы, здесь можно потерять все. И если ты будешь белой королевой, то старуха маркиза будет черной. А у нее значительно больше опыта в ведении подобных партий. К тому же она привыкла выигрывать! Если ты хочешь осуществить свои планы и если ты не передумаешь, тогда тебе нужно хорошенько помнить три вещи. Нельзя недооценивать противника, нельзя расслабляться и нельзя никому доверять, особенно тем, кто льстит тебе и предлагает свою помощь в борьбе с соперником. Ну а что касается всего остального, то мне нужно время, чтобы хорошенько все обдумать. Мне хотелось бы, чтобы ты достойно преодолела все трудности, которые встретятся у тебя на пути.
        Погладив ее густые блестящие волосы, сэр Джон подумал о том, что она уже готова дать ответы на все его вопросы. Алекса же в порыве нежности и благодарности ласково пожала его руку и, поцеловав ее, прижалась щекой к его ладони.
        Когда вы так молоды, как она, вы бессмертны, во всяком случае, чувствуете себя неуязвимым и бессмертным. Да, когда-то и он, даже он, был молодым, строил планы, верил в идеалы и создавал себе идолов. Он никогда не боялся смерти и всегда шел в бой, чувствуя волнующую радость и возбуждение. Тогда казалось, что он может либо победить, либо умереть смертью героя. Юность признает только крайности, ей неведомы компромиссы. Тогда ему даже не приходило в голову, что когда-нибудь он предпочтет жизнь, и довольно жалкую, быстрой красивой смерти.
        Да, в конце концов, он сделал выбор, вернее, его плоть сделала выбор. И теперь он здесь, на залитой солнцем террасе на юге Италии, старик с молоденькой, очаровательной женой, которому завидуют все окружающие мужчины.
        - Вы все еще думаете о неприятностях, которые могут встретиться на моем пути? - В ее голосе звучал смех, и он улыбнулся ей в ответ.
        - Прежде всего, моя дорогая, тебе нужно научиться быть терпеливой. Да, я все еще думаю! А если вдруг ты увидишь, что я закрыл глаза, мне хотелось бы, чтобы ты знала, что с закрытыми глазами я думаю значительно лучше!
        - Тогда, прежде чем вы начали думать, я могу задать вам один вопрос? Вы уверены, что адвокат, которого вы наняли, действительно сможет отыскать сестру моей матери? Мою тетю… Мою настоящую тетю. Как жестоко и несправедливо было со стороны Хэриет скрывать эти письма от мамы, которая считала, наверное, что сестра забыла ее!
        - Ты несправедлива, Алекса! Как могла Хэриет рисковать и позволить твоей тете Соланж сообщить что-нибудь о твоем настоящем отце, ведь последствия могли быть непредсказуемыми. Будучи человеком практичным, как и я, она поступила так, как поступила. Также ты не можешь обвинять Хэриет в том, что она скрывала от тебя правду, не обвиняя при этом и меня, не так ли?
        - Нет, вы же знаете, что я никогда и ни за что не упрекну вас. Ведь вы никогда не лицемерили в отличие от нее. Но вы правы, я должна научиться беспристрастно относиться к людям и не поддаваться эмоциям.
        Уже засыпая, сэр Джон сказал:
        - Становлюсь совсем старым! Ты спрашивала о тете Соланж? Что ж, Джарвис - хороший парень. Очень проницательный и очень умный. И что особенно полезно, у него везде есть связи. И в высшем свете, и среди низов. Он младший сын, ты знаешь. Итон и Оксфорд. Его семья так до сих пор и не простила ему того, что он получил профессию. Пожалуй, сейчас он самый лучший адвокат, и я знаю его лично. Если эта тетя Соланж жива, Эдвин Джарвис найдет ее. Больше того, именно ему тебе следует доверить ведение всех твоих финансовых дел, поскольку он предельно честен и откровенен. Он в глаза тебе скажет, что ты полная идиотка, если он действительно так думает.
        - Тогда я надеюсь… я знаю, что никогда не дам ему повода сказать мне это. Хм! Как же здесь тепло! И как я рада, что ваш друг предложил нам отдохнуть на его вилле. И… может быть, вы предпочитаете, чтобы я лучше тоже о чем-нибудь подумала?
        Ответом ей было тихое похрапывание. Улыбнувшись, Алекса нежно погладила руку мужа и пошла поближе к морю. Она опять с наслаждением стала смотреть на окружающие ее зеленые холмы, ласковое море, на снующие взад и вперед рыбацкие лодки. Вдалеке виднелись высокие мачты стоящих на якоре кораблей. До нее донеслись тихие звуки мандолины и чистый голос, поющий о неразделенной любви, о ревности и страсти. Несмотря на то, что пели на неаполитанском диалекте, Алекса поняла слова.
«Страсть! - подумала она, прищурившись, глядя на заходящее солнце. - Что, как не страсть, охватило меня в ту ночь?» Теперь Алекса поняла, что вызвать страсть очень легко. И если умело воспользоваться всем имеющимся арсеналом обольщения, то легко сделать так, чтобы мужчины сходили с ума от желания. Взгляд из-под трепещущих ресниц, дразнящая улыбка, «случайное» прикосновение, легкий вздох, чуть приоткрытые губы. Приглашение и отказ, и снова приглашение. Это настоящее кокетство. Но есть и другие пути для превращения мужчин в рабов. Ими пользовались и в совершенстве владели знаменитые на весь мир куртизанки, которые сами выбирали себе любовников и сами назначали цену, ради которых гордые мужчины дрались на дуэлях, а потом, как охотничьи псы, ожидали их милостей.
        До чего же теплое это заходящее солнце! И какое нежное пение! Помимо воли она продолжала прислушиваться к словам песни. Ей говорили, что музыка всегда должна служить аккомпанементом любовной игре. И существует бесчисленное количество способов занятий любовью, хотя все они в конечном итоге означают лишь искусство возбуждения и доведения его до определенной точки. Она даже слышала, что некоторые мужчины в таких случаях употребляют грубые слова. Она многому научилась, многое узнала, поскольку ее «учителями» в этой области были самые лучшие, самые известные куртизанки во всех странах, в которых они побывали.
        Они были в роскошном, изысканно обставленном доме в Калькутте, который посещают только индийские принцы и богатые титулованные англичане. Обитательницы этого дома приехали из Китая и Индии, с острова Явы и далеких провинций Непала, они все молоды и прекрасны, великолепно танцуют национальные танцы и очень талантливы.
        Пока они плыли на корабле в Англию, они заходили во многие порты, были на Мадагаскаре, в Кейптауне, в Гавре и Париже, где провели две недели. Она познакомилась с самой известной представительницей полусвета Парижа, стройной, элегантно одетой женщиной лет тридцати, среди любовников которой были короли и принцы. Эта женщина отличалась тонким, изящным вкусом. Она почувствовала расположение к Алексе, и именно от нее, от Леони, Алекса узнала об утонченном коварстве, о том, как надо изучать каждого мужчину, чтобы знать все его привычки, его симпатии и антипатии. Нужно знать о нем не только то, что касается спальни, а абсолютно все, вплоть до того, какие сигары или каких лошадей он предпочитает. Нужно также прекрасно разбираться в винах, уметь сервировать изысканный стол, быть гостеприимной, умной хозяйкой, когда тебя посещают королевские и титулованные особы. Нужно прекрасно разбираться в гастрономии, искусстве, мебели, не говоря уже о том, что нужно уметь со знанием дела поддержать непринужденный разговор на любую тему независимо от того, зашла ли речь о политике, или о музыке, или литературе.
        - Короче говоря, дорогая, ты никогда не можешь позволить себе, как бы это сказать… расслабиться, наверное. Утратить свежесть и новизну. Ты видела моих гостей, да? Здесь открыто обсуждаются самые неожиданные темы. И я обо всем хоть что-нибудь да знаю, поскольку это мое ремесло. Это подходящее слово, да? Когда я с любовником, я становлюсь его отражением. Когда он приглашает ко мне своих друзей на обед, он знает, что все будет в порядке, как нужно, начиная от вин и сигар и заканчивая музыкантами, которых я нанимаю на этот вечер. Я не только знаю все его желания, я предугадываю их. Ты понимаешь, о чем я говорю?
        Некоторым мужчинам нравятся тигрицы, некоторым - сирены-искусительницы, другим - одалиски из гарема. Алекса узнала обо всем этом и из разговоров с этими женщинами, и из редких книг с цветными иллюстрациями. Ни одна из женщин, с которыми она встречалась, не стыдилась своей профессии, а наоборот, они даже гордились, что смогли достичь такого высокого положения в обществе. Леони, например, грациозно держа в руках тонкую золотистую сигару, призналась, что ей несколько раз предлагали выйти замуж, но она отказывалась.
        - Жена? Зачем мне нужно из избалованной любовницы превращаться в домашнюю рабыню? Я не отношусь к тем девочкам, которые выходят замуж для того, чтобы рожать наследников, сохранять титул и приданое. Их мужей по-настоящему знают только женщины, подобные мне. И пока мои любовники одаривают меня подарками, восхищением и комплиментами, их женам остаются только холодная вежливость и скучные домашние обязанности. Для того чтобы доставить мне удовольствие в постели, они расточают тысячи поцелуев, ласк и объятий, а с женами все происходит совсем по-другому. Они неловко и отвратительно шарят в темноте под ее фланелевой ночной сорочкой и пару раз вздыхают. Все это делается только для того, чтобы произвести детей, а не для того, чтобы взбудоражить чувства. Понимаешь меня? А при занятиях любовью обязательно должно присутствовать определенное чувство, напряжение, которое будет заставлять твоих любовников возвращаться к тебе вновь и вновь. Понимаешь?
        После Парижа они заехали в Лиссабон, а теперь остановились в Неаполе, чтобы отдохнуть недельку, перед тем как ехать в Рим и Ватикан. А потом будет Лондон, но только если она сама этого захочет. Сэр Джон спал, изредка похрапывая, а Алекса задумчиво хмурилась, пока не вспомнила, что женщина не должна морщить лоб. Внешний вид женщины, ее лицо, кожа требуют тщательного ухода. Обязательно нужно использовать кремы, ароматические масла, лосьоны, так же как непременно нужно заботиться о фигуре, поддерживая ее в должной форме ежедневными упражнениями, которые должны завершаться теплой ванной с ароматическими добавками, которые впитываются в кожу, делая ее гладкой и блестящей.

«Так много всего нужно запомнить», - подумала Алекса. Но до сих пор она так и не применила на практике полученные ею новые знания. С ироничной усмешкой она подумала о том, что все еще девственница, хотя и не невинна. Она уже, слава Богу, знает немало. Но как мало она знает настоящую жизнь, не знает даже своего собственного тела. В обществе, где невежество и наивность считались синонимами добродетели, никого не волновал тот факт, что многие девушки по незнанию легко поддавались уговорам беспринципных мужчин. И уж если девушка согрешила, не имея кольца на пальце, она уже больше не была добропорядочной и у нее уже больше не было возможности выйти замуж.
        Закрыв глаза и подставив лицо солнцу, Алекса облокотилась на каменный парапет. Как было бы хорошо подставить все свое тело солнцу, почувствовать, как оно проникает в каждую его клеточку, пока оно не станет бронзовым и блестящим, как у деревенских женщин, которых она видела на Цейлоне во время прогулок. Весело смеясь, они купались под небольшим водопадом, распустив по спинам свои смоляные волосы. А ее волосы… Выходя из дома, она закрутила их в пучок на затылке, и теперь бессознательно Алекса вынула шпильки, и волосы тяжелой волной рассыпались по спине. Если бы не поздний час, можно было бы раздеться и полежать на солнышке совсем нагой, а потом по мраморной лестнице побежать в бассейн, вода в который поступала из горного ручья, протекавшего по территории усадьбы и орошавшего водой оливковые рощи. Можно было бы там поплавать, а потом снова подставить свое тело ласковому солнцу.
        - Надеюсь, дорогая Алекса, что ты не учишься спать стоя?
        Открыв глаза, Алекса выпрямилась:
        - Я представляла себя язычницей, поклоняющейся богу Солнца, и мечтала скинуть с себя всю одежду!
        Сэр Джон засмеялся:
        - Ты можешь и должна делать все, что тебе хочется, моя дорогая, только не забудь, что ты обещала пообедать сегодня со мной. И потом, я бы хотел, чтобы ты пожалела мои старые уши и бросила этому молодому человеку, который так громко поет тебе серенады, цветок или что-нибудь еще, чтобы он замолчал от счастья.



        Глава 23

        Потом Алекса будет вспоминать дни, проведенные в Неаполе, как «золотое время», когда она, обнаженная, лежала под ласковым солнцем, а ее кожа заманчиво блестела от розового масла. В то время они с сэром Джоном ни с кем не встречались и много времени проводили, беседуя друг с другом.
        - Я думаю, что она все-таки по-настоящему любит сэра Джона, - прогуливаясь по саду, говорила Бриджит мистеру Боулзу. - Он прекрасный человек, этого нельзя не заметить. Вероятно, именно это заставило ее, такую молоденькую и хорошенькую, выйти за него замуж. А возможно, была какая-то договоренность между их семьями… Но чем больше я смотрю, как они упоенно беседуют, как весело смеются, тем… В общем, поэтому я и сказала то, что сказала!
        - Я полностью разделяю твое мнение, - после небольшой паузы ответил мистер Боулз. Дойдя до клумбы с пышно цветущими розами, он повернул назад, увлекая за собой разочарованную Бриджит. - Однако… однако, мисс Калиган, я думаю, что определенная сдержанность может… Эти рыбаки поют так громко! А садовники постоянно носят свои корзины из сада во двор. Эти зануды всегда притворяются, что не понимают меня, когда я пытаюсь объяснить им их ошибку.
        - О! Вы имеете в виду то, что мадам плавает в бассейне и загорает обнаженная?
        Сама Бриджит уже давно ничему не удивлялась, хотя и ей было интересно, что же кроется за поведением хозяйки. Тем не менее, голос горничной звучал сейчас абсолютно безразлично:
        - Ну… я думаю, она сама прекрасно знает, что происходит вокруг, но ее это совершенно не волнует, так же как и сэра Джона. И я считаю, что это никого, кроме них, не касается. Вы не согласны со мной, мистер Боулз?
        - Скажу только, - холодно ответил он, - что лично я бесконечно счастлив, что завтра мы наконец уезжаем в Рим. Я думаю, там они будут вести себя более цивилизованно!

«Глупая, бестолковая женщина!» - с раздражением подумал он, но его мысли были прерваны громким стуком. Кто-то стучал в деревянные ворота, мимо которых они сейчас проходили.
        - Интересно, кто это может шуметь так поздно? Я надеюсь, это не тот настойчивый рыбак, который постоянно предлагает каких-то морских тварей, состоящих из одних ног…
        - Но это же главный вход! - Бриджит выглядела испуганной. Даже этот настойчивый рыбак не позволит себе стучать в эти ворота. Может, вернулся граф, хозяин усадьбы?
        Громкий стук сопровождался пьяными голосами, которые с каждой секундой звучали все более грубо и требовательно. Мистер Боулз решительно освободился от Бриджит, которая нервно вцепилась ему в руку.
        - Мисс Калиган, извините. Я полагаю, что раз уж я здесь, а этот ленивый сторож скорее всего где-то спит, то мне следует принять меры, чтобы остановить это грубое вторжение на частную территорию.
        И оставив Бриджит, потрясенную его словарным запасом, с открытым ртом и округлившимися глазами, мистер Боулз решительно направился к массивным деревянным воротам, которые уже содрогались под ударами ног.
        - Нет нужды так громко сообщать о вашем присутствии, джентльмены или кто вы там есть! Я здесь.
        За воротами воцарилось молчание, мистер Боулз удовлетворенно кивнул и поднял длинный металлический засов, соединяющий вместе две половинки ворот.



        Глава 24

        Рим! Разрушенные дворцы, величественные колонны, мраморные статуи, старинные площади с прохладой фонтанов… Наполненные солнцем дни и теплые ночи… И музыка, которая звучит всегда и везде… Рим - это город чувств, его скорее ощущаешь, чем видишь. Они были в Риме только три дня, но Алексе уже хотелось остаться здесь на всю жизнь.
        Они остановились на вилле одного очень знаменитого итальянского вельможи и его молоденькой супруги - англичанки Пердиты, которые были друзьями сэра Джона. И Пердита с удовольствием показывала Алексе все местные достопримечательности.
        - Ты уже видела Колизей, Сикстинскую капеллу, катакомбы и знаменитые римские бани. Но, дорогая, разве тебе не хочется познакомиться с современным Римом?
        Джусто, муж Пердиты, вел политическую дискуссию с сэром Джоном, но сейчас он отвлекся и улыбнулся:
        - А! Я слишком хорошо знаю свою жену, мне было только интересно, насколько ей хватит терпения и когда она наконец заговорит о том, что ее интересует.
        Взглянув на удивленную Алексу, он опять улыбнулся и пояснил:
        - Храм Венеры. Это очень точное название, смею вас заверить. Обычно хотя бы раз в неделю мы обязательно приглашаем Орланду к нам в гости. - Подмигнув ничего не понимающей Алексе, вельможа продолжил: - Но пусть Пердита сама все тебе расскажет, у нее это получится лучше, чем у меня. А ты уже сама потом все решишь, ладно?
        - Конечно, я обо всем расскажу! - Пердита с заговорщицким видом придвинулась к Алексе. - На самом деле когда-то я сама там работала, пока мой Джусто не настоял, что пришло время построить респектабельный фасад для наших отношений. Когда здесь были французы, этого не требовалось, но англичане… Господи! Они такие щепетильные! Во всяком случае, внешне. Поэтому теперь, когда я иду туда, мне приходится накидывать плащ и надевать шляпку с вуалью или даже маску. Теперь так вынуждены поступать даже мужчины, поскольку они не хотят быть узнанными!
        Перехватив беспокойный взгляд Алексы, Пердита со смехом покачала головой:
        - Нет, нет, дорогая. Я знаю, тебе сейчас кажется, что тебе там нечего делать! Но поверь мне, храм Венеры - это уникальное заведение. Хотя бы потому… что ты не найдешь там обычных для таких домов девушек. Туда приходят молодые дамы из лучших семей Европы: сбежавшие из монастыря, несчастные жены, разведенные женщины. Они очень скромно одеваются, прекрасно владеют несколькими языками и вообще хорошо образованны. И все они получают удовольствие оттого, что делают. Ты читала о жрицах Афродиты?
        Несмотря на свою уверенность, что теперь ничто не может удивить ее, Алекса была заинтригована рассказом Пердиты, ее полунамеками и обещающими улыбками. Бросив вопросительный взгляд на сэра Джона, Алекса заметила, как он одобрительно подмигнул ей. Немного подумав, она решила, что, осмотрев древнюю, респектабельную часть Рима, она вполне может позволить себе познакомиться и с менее приличной стороной этого города. В любом случае они были гостями графа и графини Атанасио, а гостям неприлично отказываться от программы, которую подготовили для них хозяева.
        Потом она отчетливо помнила, каким теплым и нежным был воздух в ту ночь, помнила ласковое прикосновение к телу своего шелкового золотисто-пурпурного платья, поверх которого был надет черный бархатный плащ. Стук копыт лошадей по мощеной улице вызывал в ее воображении картины далекого прошлого, может быть, именно по этой улице когда-то шли римские легионеры. Алекса держалась легко и свободно еще и оттого, что сэр Джон чувствовал себя прекрасно в эту ночь.
        - Ах! Ничто не может сравниться с римскими ночами! - сказала Пердита, когда карета графа остановилась, наконец, перед массивными металлическими воротами, на которых Алекса увидела написанную золотом репродукцию Венеры Боттичелли. Слуга открыл для них ворота огромным серебряным ключом, который дал ему граф. Тотчас же, как будто из-под земли перед ними появились два рослых молодых человека в голубых с золотом ливреях и с факелами в руках. Они повели их по темной галерее через небольшой открытый дворик с фонтаном и, наконец, остановились перед двумя внушительными мраморными колоннами, между которыми находилась дверь черного дерева, украшенная той же золотой эмблемой Венеры.

«Такое впечатление, будто это огромный дворец какого-нибудь знаменитого итальянского вельможи», - подумала Алекса, когда они зашли в огромный холл, который вполне мог служить залом для приемов. Весь он был ярко освещен многочисленными свечами в хрустальных канделябрах, а белые мраморные полы были устланы дорогими восточными коврами. И мадам Орланда, темноволосая, изящная, одетая с тонким вкусом, вполне могла быть титулованной хозяйкой, принимающей гостей, приехавших к ней на бал-маскарад. В холле было еще несколько человек, все они были одеты в плащи и маски и, казалось, были здесь уже не в первый раз и знали, куда им идти. В любом случае Алекса не заметила, чтобы кто-нибудь проявлял любопытство или разглядывал их, когда они в сопровождении мадам Орланды поднимались наверх в ее личную гостиную, где они смогут немного отдохнуть, а Орланда познакомит их с тем, какие экзотические удовольствия предлагаются гостям храма Венеры.
        Когда они поднялись наверх и удобно устроились в мягких креслах, Алекса заметила, что сэр Джон опять плохо выглядит, он казался очень утомленным, несмотря на то что, наклонившись к ней, шутливо сказал, что не нуждается в сиделке, а вот что ему действительно нужно, так это бокал хорошего коньяка.
        - А после этого я думаю, как обычно, вздремнуть. Я не могу угнаться за такими активными молодыми людьми, как Джусто!
        Граф, который был лет на пятнадцать старше сэра Джона, хмыкнул, а мадам Орланда тут же пригласила сэра Джона к себе в комнату, чтобы он мог немного отдохнуть там, и попросила остальных чувствовать себя как дома, пока она проводит сэра Джона.
        Граф тут же поставил бокал и, промямлив извинения, вышел из комнаты с видом человека, который точно знает, чего он хочет, и что ему следует делать.
        Как только дверь за ними закрылась, Пердита с улыбкой протянула бокал Алексе:
        - Это тебе, моя дорогая. За твой новый опыт!
        Она внимательно посмотрела на Алексу.
        - Ты очень красивая, Алекса, - наконец сказала она мягко. - Тебе очень идет это платье. При каждом твоем движении оно меняет цвет.
        Алекса, вежливо улыбнувшись, подняла свой бокал. Пердита, вздохнув, продолжала:
        - Но ты, кажется, предпочитаешь мужчин? А тебе никогда не хотелось попробовать это с женщиной?
        - Нет, - резко ответила Алекса. Вопрос Пердиты не шокировал ее, за последнее время она многому научилась, а ее учителя-женщины говорили ей и об этом. И теперь, не желая обижать Пердиту, поскольку искренне симпатизировала ей, она, улыбнувшись, сказала: - С тех пор как я начала свое образование, как сэр Джон это называет, мало что уже вызывает мое любопытство. А учусь я всему этому лишь для того, чтобы суметь защитить себя.
        Резко поставив бокал, Пердита поднялась и подошла к Алексе. Погладив ее по щеке, она как-то странно засмеялась:
        - Дорогая, а тебе не кажется, что всем нам хотелось бы защитить себя от своих же собственных чувств? Но эмоции слишком легко захлестывают нас в самый неподходящий момент, когда мы к этому совершенно не готовы, как внезапный ураган, который появляется неизвестно откуда, превращая тихое, спокойное море в бушующую стихию. Будь осторожна, потому что, мне кажется, ты еще не прониклась цинизмом.
        Алекса хотела было возразить, но тут вернулась Орланда и сообщила, что сэр Джон уже заснул.
        - Что ж, тогда, - сказала Пердита, плотнее заворачиваясь в плащ, - я отправляюсь на поиски того, что мне захочется найти сегодняшней ночью. Наслаждайся, дорогая. В этом же нет ничего плохого, а?
        По непонятной причине Алекса почувствовала легкую досаду от того, что Пердита оставила ее, хотя Орланда была очень любезна и внимательна. Налив себе бокал хереса, она спросила Алексу, рассказала ли ей что-нибудь Пердита о храме Венеры.
        - Только то, что это - уникальное заведение. Но я не хочу, чтобы вы тратили свое время…
        - О нет! Я никогда не делаю того, что считаю пустой тратой времени. А поскольку я так же верю в искренность, как и ты, твой муж сказал мне об этом… Признаться, ты меня заинтриговала.
        Алекса улыбнулась ей и слегка покачала головой. Орланда засмеялась, обнажив прекрасные белые зубы:
        - Хорошо! Тогда мы немного посидим здесь и я расскажу тебе кое-что об этом доме наслаждений, поскольку тебе с самого начала следует понять одно: мы все здесь находимся лишь для того, чтобы получать удовольствие. Здесь не задают вопросов, здесь существуют лишь те запреты, которые ты ставишь сам себе. Никто и никого не может заставить что-либо сделать. Те, кто посещает храм Венеры и возвращается сюда вновь и вновь, делают это потому, что все здесь - сплошное удовольствие, наслаждение и открытие чего-то нового, непознанного, узнавание своих чувств и ощущений. А поскольку не только мужчины, но и некоторые молодые дамы предпочитают оставаться в масках, это дает им ощущение свободы. Понимаешь?
        Алекса прекрасно поняла ее, особенно когда Орланда провела ее в свою спальню, большую часть которой занимала массивная кровать, увенчанная пурпурным пологом.
        - Пойдем. Обещаю, тебе не будет скучно.
        Через незаметную для постороннего глаза дверь в спальне Орланды они прошли в узкий коридор, плотно устланный толстыми коврами, стены которого были обиты толстым материалом, напоминающим на ощупь бархат. Коридор освещался слабым красным светом масляных ламп, стоящих в нишах.
        Алекса, которой уже приходилось наблюдать со стороны за любовными играми, всегда делала это с неохотой, ощущая какую-то неловкость и стеснение, потому что до сих пор считала, что подобные сцены должны происходить вдали от чужих глаз, несмотря на противоположное мнение многих, находящих в этом особую пикантность.
        - Большинство моих гостей предпочитают сами принимать участие, а не только смотреть, - прошептала Орланда. - И я очень редко привожу кого-нибудь в этот коридор, да и то только своих близких друзей или… - Она повернулась к Алексе и, внимательно взглянув на нее, продолжила с какой-то странной уверенностью в голосе: - …или женщин, у которых такая же профессия, как у меня.
        Прежде чем Алекса смогла ответить на это странное замечание, Орланда обратила ее внимание на небольшие отверстия в стене, заметив, что ей должно понравиться это театральное представление.
        - Ему нравится изображать из себя турецкого султана, окруженного одалисками, и каждой из них он очень хорошо платит.
        Толстый мужчина в маске, закрывающей почти все его лицо, полностью обнаженный, сидел, поджав под себя ноги, на мягких атласных подушках в окружении пяти молодых женщин, одетых в довольно символические костюмы, которые были столь же прозрачны, как и их вуали. Одна из них кормила его виноградом с серебряного блюда, вторая поила вином из прекрасного кубка. Третья женщина играла на каком-то странном музыкальном инструменте и пела, все это сопровождалось зазывными улыбками и взглядами. Остальные две ублажали его губами и руками.
        - Он постоянно приходит к нам, - прошептала Орланда, когда они двинулись дальше по коридору. - И так поступают многие, как мужчины, так и женщины, которые в состоянии заплатить цену, которую я назначаю за исполнение их самых сокровенных желаний. Только в масках они становятся самими собой. Парадоксально, правда? Я знаю дам из высшего света, известных своей холодностью и высокомерием. Сии особы приходят сюда и предлагают себя любому мужчине, который будет достаточно груб. с ними. А джентльмены, богатство и положение которых являются предметом зависти многих, приходят сюда, чтобы попробовать самые неожиданные способы удовлетворения. Но, как ты сама понимаешь, подглядывать за тем, как это делают другие, хорошо только в самом начале, на заре развития чувств, а вот самой принимать участие в этом театральном представлении… далеко не одно и то же!
        Продолжая слушать Орланду, Алекса все пыталась понять, почему она рассказывает обо всем этом именно ей, ведь они едва знакомы.
        - А вот и то, что я действительно хотела показать тебе. - Орланда остановилась так неожиданно, что Алекса даже натолкнулась на нее. - Вот этот занавес я отодвину, и через стекло ты увидишь еще одну сценку. Сразу хочу предупредить тебя, что мы можем видеть их, а они нас нет. С той стороны это стекло выглядит как огромное зеркало. Сейчас ты станешь зрительницей моего личного театра и, надеюсь, получишь истинное удовольствие от сегодняшнего спектакля. В эту комнату дамы приводят мужчин, которых выбирают сами, будь то завсегдатаи нашего дома или их кучера. И если я или кто-то из моих гостей захочет… - Орланда гортанно засмеялась, а затем продолжила: - Если тебе захочется присоединиться к этим двоим в постели или занять место той женщины, ты можешь это сделать без колебаний! И могу пообещать, что никто не будет наблюдать за тобой, даже я!
        Сказав это, Орланда стала медленно отодвигать тяжелый занавес, и Алекса увидела огромную комнату, все стены которой были увешаны зеркалами. В них отражался мягкий свет хрустальных ламп. Из мебели в этой комнате не было ничего, кроме огромной кровати, на которой одновременно смогли бы уместиться сразу три пары.
        Действительно представление! Сама не сознавая того, Алекса крепко сцепила пальцы, а глаза ее заблестели. У нее было такое ощущение, как будто она смотрит через огромную витрину магазина! Отличие состояло лишь в том, что в этой витрине были не манекены, а живые люди.
        Оба обнаженные и без масок, они сидели напротив друг друга. Алекса видела загорелую спину мужчины и лицо молодой женщины. Она была прелестна. Чуть приоткрыв губы, она наклонилась вперед, уронив серебристые волосы на грудь, отчего стала еще более соблазнительной. Красавица намеренно медленными движениями стала убирать волосы, обнажая прекрасную грудь. Она крепко обняла своего темноволосого партнера и, что-то прошептав ему, неистово прижалась к нему, они опустились на подушки, а ее ноги цвета слоновой кости крепко сжали его бедра.
        - Она всегда голодна и нетерпелива, эта Мадалена! - прошептала Орланда, когда мужчина, резко взяв женщину за плечи, решительно отодвинул ее от себя, а она продолжала прижиматься к нему, ее бедра постоянно двигались.
        Алекса почувствовала, что ее бросило в жар, а дыхание участилось. Помимо воли сердце ее гулко забилось. Кровать действительно превратилась в арену, когда мужчина и женщина, подобно молодым животным, повели свою страстную любовную игру, постоянно меняя позиции, при этом мужчина контролировал неистовую страсть своей партнерши, продлевая дикое, неземное наслаждение. И вдруг Мадалена откинула голову назад, причем так резко, что на шее у нее проступили вены, рот ее приоткрылся, а тело ее стало содрогаться. Именно в этот момент Алекса отчетливо поняла то, о чем подсознательно догадалась с самого начала, но не хотела себе признаться, поддавшись болезненному желанию досмотреть до конца этот неистовый акт.
        Ее тяжелое дыхание больше походило на свист, а в голове отчаянно метались мысли. Распутник! Лицемерная скотина! И подумать только, этот зверь, привыкший пользоваться услугами проституток, осмелился соблазнять невинную девушку, которой она была тогда, и его руки так же дотрагивались и до ее тела, с той же лаской, с какой они ласкали этих платных проституток! Если бы ее не научили за последнее время управлять своими чувствами, она бы… она бы…
        - Дорогая! Я и не подозревала, что мой театр произведет на тебя такое впечатление. Или может быть, один из участников представления привел тебя в такое состояние?
        Гортанный голос Орланды вернул Алексу к реальности. Она с трудом оторвала взгляд от кровати и распростертых на ней тел: одно - цвета слоновой кости, другое - бронзовое. Пока Алекса пыталась найти подходящий ответ, Орланда, подмигнув ей, продолжала:
        - Если твои колебания связаны с тем, что ты только что увидела, смею заверить тебя, что он далек от… изнеможения. Я лично знаю всего нескольких мужчин, которые могут так себя контролировать. И хочу предупредить тебя, что, если на твоем пути встретится один из них, ты будешь либо очень счастлива, либо очень несчастна! Ну что, теперь, когда Мадалена получила удовольствие, может быть, ты займешь ее место? Я думаю, ты уже поняла, что здесь не стоит стесняться.
        Пока Орланда говорила, Алексе удалось взять себя в руки. Повернувшись спиной к стеклу, она ответила:
        - Я нисколько не стесняюсь, но я уверена, что он относится к тому типу несчастных мужчин, которые считают, что могут доставить женщине удовольствие, а сами при этом изо всех сил сдерживают себя. Бедные, как же им тяжело!
        - Ты действительно так думаешь? - Орланда пожала плечами. - Что ж, если тебе не хочется самой выяснить, кто же из нас прав, тогда, может быть, тебе хочется увидеть еще какое-нибудь представление?
        - Наверное, я лучше посмотрю, как чувствует себя мой муж, прежде чем решу, чем мне заняться дальше, - быстро сказала Алекса, мечтая лишь о том, чтобы ее голос не звучал слишком лицемерно. Он опять начал заниматься любовью с этой ненасытной Мадаленой! Неужели нет предела его дикому распутству? Если бы она могла убежать отсюда, не показав себя полной дурой! Однако она заставила себя медленно идти по коридору, чтобы показать Орланде, что она с неохотой покидает ее театр фантазий.
        - Должна признать, что я восхищена вашей идеей с зеркалом, которое лишь с одной стороны выглядит как зеркало, а с другой - как обычное стекло. - Алекса заставила себя говорить вежливо и любезно, когда они вновь вернулись в спальню Орланды. - Было очень мило с вашей стороны позволить мне увидеть все это.
        Орланда остановилась у зеркала, чтобы привести в порядок прическу и добавить немного румян на щеки.
        - Дорогая, - сказала она, глядя в зеркало, - должна признать, что эта чудесная идея с зеркалом принадлежит не мне, а одному моему близкому другу. Ты слышала о мадам Оливье?
        Вопрос удивил Алексу, и она нахмурила брови, пытаясь вспомнить это имя.
        - Нет. Во всяком случае, я не могу вспомнить. А я ее должна знать?
        Продолжая изучать свое отражение в зеркале, Орланда поправляла то прическу, то украшения, но Алекса заметила, что теперь темные глаза собеседницы внимательно изучают ее. Тем не менее, голос Орланды, когда она отвечала, звучал так же легко и непринужденно, как обычно:
        - Дорогая, я просто поинтересовалась. Тем более что в последнее время мне задают слишком много вопросов.
        Орланда резко повернулась и посмотрела в лицо озадаченной Алексе.
        - Адвокаты! - Она презрительно хмыкнула. - Почему я вообще должна что-то рассказывать адвокатам? Особенно после того, как все эти годы они старались найти мою самую лучшую, самую близкую подругу. Очень мало людей, которым я доверяю, и меньше всего я доверяю адвокатам. Но когда сэр Джон, да, да, твой муж, тоже вдруг стал задавать мне такие же вопросы, мне стало интересно. Даже любопытно. Я стала спрашивать себя, почему через столько лет люди стараются найти Соланж Бувард?



        Глава 25

        Позже, когда у нее появилось время обдумать все, что она увидела и услышала в тот необыкновенный вечер, Алекса часто задавала себе вопрос, как же ей удалось не расхохотаться истерически, когда Орланда, внимательно посмотрев на нее, наконец объяснила свои слова, звучавшие столь таинственно. Соланж Бувард, давно потерянная тетя Соланж, которую они так хотели найти, была не кто иная, как мадам Оливье, известная во всей Европе как владелица двух самых дорогих и изысканных домов фантазий в Лондоне. Какая ирония! Именно в римском борделе Алекса в первый раз услышала, кем стала сестра ее матери.
        Услышав об этом, она была так ошеломлена, что не смогла произнести ни слова. Орланда восприняла это молчание за непонимание, поэтому, нетерпеливо тряхнув головой, постаралась разъяснить свои слова:
        - Я не знаю, что тебе уже рассказали эти двое. Этот Мартин Ховард, который вечно цеплялся за Викторию, и его сестра Хэриет, которая прикидывалась другом Виктории и Соланж, хотя на самом деле ее пожирали ревность и ненависть, потому что она всегда хотела заполучить Дэра… а он выбрал Викторию. Если бы только ты могла видеть ее лицо, когда она узнала об их помолвке. А мы с Соланж видели. «Будь осторожна, - предупредила я Соланж. - Она решит, что во всем виновата ты, она уже сейчас ненавидит тебя!» И, конечно же, я оказалась права. Когда Дэр так неожиданно воскрес из мертвых, это стало известно всему Лондону. Тогда я уехала в Италию с моим первым виконтом… Поверь мне, я еще раз предупредила ее, что не нужно больше встречаться с Дэром, который уже стал маркизом Ньюбери. Но моя бедная Соланж имела слабость ко всем симпатичным мужчинам, и у нее всегда были виды на Кевина Дэмерона, даже когда она узнала, что он ухаживает за ее младшей сестрой. Да…
        Пока Орланда говорила, она все время вертела в руках мундштук с тонкой золотистой сигарой. Теперь она, наконец, зажгла ее и глубоко затянулась.
        - Да, - повторила она, задумчиво посмотрев на Алексу. - Если бы я тогда была рядом, я бы обязательно посоветовала ей быть осторожнее, особенно с ведьмой, так мы называли маркизу Аделину. Дьявольская женщина. Тебе тоже следует быть с ней поосторожней.
        Еще о многом рассказала ей тогда Орланда, и когда она наконец закончила, у Алексы уже не было желания смеяться. Благодаря случайности, какому-то странному стечению обстоятельств она узнала значительно больше, чем должна была. Она с тоской подумала, что лучше бы ей уж было родиться дочерью Мартина Ховарда и не иметь никакого отношения к этому отвратительному семейству. Ее бабка по отцу была аморальной, жестокой женщиной, способной на все: она легко убирала со своего пути досаждающих ей людей, как будто это были лишь надоедливые мухи. Она смогла пойти даже на то, чтобы избавиться от законной жены своего сына, она не остановилась перед угрозой скандала, только бы ее сын женился на дочери графа, хотя это и считается многоженством. Кстати, у него теперь уже три дочери. Ну а что касается самого Кевина Дэмерона, то Алекса поймала себя на мысли, что не может больше думать о нем как о своем отце. Кем нужно быть, чтобы так бессердечно бросить молоденькую жену с грудным ребенком, заставив ее поверить в твою гибель, а потом вернуться и через два года жениться на другой женщине, которую выбрала для него его
мать? Но и это не все, было еще кое-что более ужасное, если, конечно, Орланде можно доверять.
        Когда Орланда замолчала, чтобы зажечь еще одну сигарету, она вопросительно посмотрела на Алексу в ожидании вопросов, но молодая женщина молчала. Могло показаться, что она превратилась в мраморную статую.
        - Дорогая, надеюсь, я не сказала ничего лишнего? Но если ты собираешься в Англию, то ты можешь там встретиться со всеми этими людьми, поэтому тебе лучше знать обо всем заранее. Ты согласна?
        - Расскажите мне все, пожалуйста. Мои… Они мои сводные сестры - как странно это звучит! Вы что-нибудь знаете о них, какие они? Они, наверное, еще маленькие? - Ее лицо вдруг стало жестким. - А он, маркиз Ньюбери… Что с ним теперь?
        Вместо того чтобы немедленно ответить на все эти вопросы, Орланда наклонилась и предложила Алексе сигару. Та, хоть никогда раньше и не курила, взяла ее без колебаний.
        - Давай я зажгу ее для тебя…
        По лицу Орланды Алекса поняла, что она уже догадалась о ее неопытности, хотя еще и не произнесла ни слова. Зажигая сигару, Орланда предупредила, что не нужно сразу сильно затягиваться.
        - Смотри, как я это делаю, но только тебе пока не стоит затягивать дым в легкие, будет лучше, если ты для начала лишь немного подержишь его во рту. Вот так, посмотри. Иначе тебе может стать плохо.
        Алекса была рада отвлечься от неприятного разговора хотя бы на несколько минут, но Орланда продолжала:
        - Не думай, что я избегаю отвечать на твои вопросы, дорогая. Я расскажу тебе все, что знаю. Но на сегодня хватит, я думаю. Слишком много потрясений. Мне кажется, тебе нужно время, чтобы обдумать все, о чем сегодня услышала. Также… - Орланда откинулась и кокетливо улыбнулась: - Мне тоже нужно время, чтобы обдумать все, что я узнала о тебе сегодня. - Поймав удивленный взгляд Алексы, Орланда ухмыльнулась: - Это удивляет тебя? Дорогая, в нашей профессии только те достигают такого положения, как я, кто хорошо изучил человеческую природу, особенно ее слабости. Я тщательно наблюдаю, а что-то интуитивно чувствую. Хорошая мадам должна понимать женщин и их эмоции не хуже, а может быть, даже и лучше, чем она понимает мужчин. Потушив сигарету в серебряной пепельнице, Орланда под озабоченным, недоумевающим взглядом Алексы встала и, отряхнув юбки, почти с вызовом сказала:
        - Боюсь, иногда я слишком много болтаю - дурная привычка. Соланж всегда ругала меня за это.
        Не отдавая себе отчета, Алекса последовала примеру Орланды и поднялась; она была огорчена, поскольку еще очень многое не было сказано. И тут, несмотря на то, что она старалась очень тщательно обращаться с сигарой и не затягиваться дымом, она вдруг почувствовала, что голова ее вдруг «поплыла».
        Она всегда ненавидела признаваться в собственной слабости даже самой себе и терпеть не могла, когда ее жалели! Орланда, несомненно, начнет заботиться о ней и суетиться, как только поймет, как на нее подействовали всего несколько затяжек. Глубоко вздохнув, Алекса крепко взялась за спинку стула и решилась задать еще один вопрос:
        - Пожалуйста… - Орланда остановилась и посмотрела на Алексу, которая старалась говорить твердо и уверенно. - Поскольку вы продемонстрировали мне свое расположение этой откровенной и честной беседой, я надеюсь, вы не будете возражать, если я попрошу вас еще об одном одолжении… - После секундного колебания Алекса продолжила: - Вы не могли бы сказать мне, как я… выдаю себя, свои чувства… Я прилагаю все усилия для того, чтобы скрыть свои чувства, чтобы не показать своих истинных эмоций, и мне казалось, что я уже научилась контролировать себя. Скажите, я ошибаюсь?
        Орланда внимательно посмотрела на нее и, улыбнувшись, ответила:
        - Понимаешь, дорогая, я могу говорить лишь о том, что сама интуитивно чувствую в тебе. Что бы ты хотела, чтобы я сказала тебе? И ты уверена, что действительно хочешь это услышать?
        Алекса прикусила губу, а затем решительно вскинула голову:
        - Я думаю, я действительно хочу услышать ваше мнение о себе. Мне уже не раз приходилось выслушивать правду о себе.
        - Да? - задумчиво сказала Орланда. - Тогда прости мне мою откровенность, тебе уже говорили, что ты женщина, с которой хочется заниматься любовью? - Не обращая внимания на краску, залившую лицо Алексы, Орланда безжалостно продолжала: - Что я точно знаю о тебе, дорогая, это то, что сегодня тебе очень хотелось быть на месте Мадалены. Ты хотела, чтобы мужчина, который был с ней, делал то же самое и с тобой, так же ласкал тебя и доставлял тебе такое же удовольствие.
        Теперь Алекса побледнела, а пальцы судорожно вцепились в спинку стула, как будто это была та спасительная соломинка, которая поможет ей не утонуть. Она не могла произнести ни слова, а ее тело била мелкая дрожь. Как это возможно, что ее самые тайные, так тщательно скрываемые мысли можно так легко прочесть? И Господи, она не могла отрицать, что все сказанное Орландой правда!
        Взглянув на побледневшую Алексу, Орланда смягчилась:
        - Ты видела его лицо. Ты знаешь, кто он и какие у него связи? Даже мне стало любопытно!
        С трудом приходя в себя, Алекса прошептала:
        - Связи? Я не…
        - Возможно, ты действительно не знаешь. Что ж, моя дорогая, поскольку ты племянница Соланж, я, пожалуй, позволю себе нарушить одно из своих правил и кое-что расскажу тебе. Когда я говорила о «связях», я имела в виду семейные связи. По линии твоего отца. Гостем Мадалены был сегодня не кто иной, как прямой наследник твоего отца, будущий маркиз Ньюбери. Сейчас он пока виконт Эмбри. Лорд Николас Дэмерой, виконт Эмбри. Он прекрасно образован, а кроме того, и хорош собой, у него великолепная фигура, ты согласна со мной, дорогая? Я все время думаю о том, как было бы забавно, если бы ты увела его у Мадалены. Но ты еще не настолько испорчена, как я, а жаль. На твоем месте я бы непременно воспользовалась ситуацией со всеми вытекающими отсюда интригующими последствиями!
        От этих слов у Алексы бешено застучало сердце, его удары набатом звучали у нее в ушах, ей даже показалось, что она сейчас оглохнет. Значит, с самого начала он притворялся и намеренно лгал ей, он даже представился ей под чужим именем! Но зачем? Знал ли он уже тогда, чьей дочерью она является на самом деле и сколько неприятностей она может доставить некоторым людям своим появлением в Лондоне, особенно если она заявит о своих правах? Теперь ясно, почему он сделал все возможное, чтобы помешать их встрече с лордом Чарльзом.
        От одной мысли о том, что она обманута, Алекса заскрежетала зубами и ее затрясло от переполнявшей ее ярости. Орланда даже испугалась, как бы у нее не начался нервный припадок. Обняв девушку за талию, она ласково сказала:
        - Мое бедное дитя! Если бы я знала, что это будет таким шоком для тебя… Возможно, тебе лучше немного посидеть? Бокал бренди…
        - Нет! - Резкий, почти грубый голос, который услышала Алекса, был совсем не похож на ее собственный. - Нет, я не хочу бренди. Извращенный ум, вы говорили? Ум, достаточно извращенный и тонкий для того, чтобы сделать так, чтобы лжецы сами попали в свои сети! - Она рассмеялась, в ее смехе звучало столько ненависти и горечи одновременно, что Орланда невольно отступила и внимательно посмотрела на Алексу. - Как же я их всех ненавижу и презираю! Слава Богу, что я не ношу это имя! Дэмероны с их надменностью и высокомерием, ложной гордостью и лицемерием! Но клянусь, что, когда я расправлюсь с ними, у них не останется ни высокомерия, ни гордости, ни положения в обществе!
        Алекса злобно ухмыльнулась и сузившимися глазами посмотрела на Орланду, которая не могла произнести ни слова.
        - Как вы думаете, я смогу научиться изощренности? Стать хорошей актрисой? Я теперь точно знаю, что смогу научиться всему и смогу сделать абсолютно все для того, чтобы отомстить им. Вы же тоже ненавидите их, да? Если вы откажетесь помочь мне, возможно, моя тетя Соланж поможет, когда я встречусь с ней. Ну а если и она откажется, тогда у меня достаточно денег для того, чтобы нанять лучших адвокатов и кого там еще потребуется. Но я сделаю это! Им не удастся убрать леди Трэйверс со своего пути так же легко, как они убрали мою мать и тетю, да и всех остальных, которые становились на пути этой ведьмы. По-моему, вы именно так назвали ее? Что ж, возможно, я достаточно похожа на свою бабку для того, чтобы сражаться с ней ее же оружием! Что вы думаете по этому поводу, а? Вы поможете мне советом?
        Все это время Орланда молча слушала Алексу и смотрела на нее ничего не выражающими глазами. Теперь она лишь пожала плечами и, коротко вздохнув, ответила:
        - Я думаю, если мы хотим продолжить нашу беседу, нам лучше сесть, а то, честно говоря, меня раздражает, что ты мечешься, как леопард в клетке, и я никак не могу сосредоточиться… Пожалуйста!
        Орланда нетерпеливо указала Алексе на стул, а сама прошла к буфету, в котором стояли бокалы и несколько графинов. Не поворачиваясь, она сказала:
        - Я хочу выпить бренди. Тебе принести? - И не дожидаясь ответа, она наполнила бокал и для нее. Подойдя к Алексе, она протянула бокал, а потом, удобно устроившись в кресле, продолжала: - Ты хочешь моего совета, дорогая? Гм-м… - Подняв бокал, она внимательно стала изучать его содержимое. - В таком случае, дорогая, первое, что мне хотелось бы узнать от тебя, прежде чем ты мне все объяснишь, - как далеко ты готова зайти для того, чтобы добиться своей цели?



        Глава 26

        Всем было хорошо известно, что близнецы-виконты постоянно спорили, именно этим они занимались и сейчас.
        - Говорю тебе, это была она! Я не могу ошибиться!
        - Все покрыто тайной, старик! Ты даже не имеешь права об этом говорить, ты же знаешь!
        - Не важно! Волосы… такого необычного цвета. И руки… Я всегда обращаю внимание на руки. Пальцы. У нее то же самое кольцо. Необычное.
        - Все равно я не уверен! Ты подумай, это вряд ли подходящее место для настоящей леди! Кроме того, это Рим, а та была в Неаполе. Ты должен признать это, а? Мы же тогда решили с тобой, что она настоящая леди! Она и говорила соответственно, очень была похожа на маму, когда она хочет поставить нас на место. Кроме того, ты не хуже меня знаешь, что Дамиано не сдаст свой дом кому попало! Нет, нет, старик! Невозможно!
        - Я сам знаю, когда я уверен, а когда нет, Роджер! Это она, совершенно точно! Вспомни, что Гранг рассказывал нам в прошлом году, когда впервые попал сюда. Настоящие леди, он сказал. Почему же иначе они тогда надевают маски?
        - Ты все равно не убедил меня, Майлс. Несмотря на то что…
        - Несмотря на что?
        Близнецы удобно расположились в креслах, стоящих на тенистой террасе, выходящей в прекрасный сад с фонтанами и статуями. Услышав голос, оба вздрогнули от неожиданности.
        - Я думаю, мне следует извиниться за то, что я прервал такой интересный разговор! - Виконт Эмбри, не торопясь, подошел к ним.
        Две пары голубых глаз с удивлением смотрели на него из-под соломенных шляп. Эти глаза округлились, когда молодые люди увидели, что он гуляет под таким жарким солнцем с непокрытой головой, без рубашки и босиком. Как обычно, на его темном, дьявольском лице ничего невозможно было прочесть, пока он внимательно рассматривал близнецов, а потом удовлетворено сказал:
        - Я хотел немного поспать на солнышке, но ваши голоса разбудили меня, и, должен признаться, ваш разговор заинтриговал меня. Ты сказал, волосы необычного цвета, да, Майлс? Руки, нет, пальцы… Необычное кольцо, да? И ты упомянул своего друга Дамиано, да? Именно его виллу мы посещали и «попали в переплет», хотя вы видели только горничную, а может, на самом деле это была ее хозяйка? Память иногда подводит меня, так что вы уж поправьте меня, если я ошибаюсь…
        - О… извините, что мы разбудили вас, Эмбри. Мы не знали, что вы здесь… Мы тогда бы так не шумели… - Виконт Селби многозначительно посмотрел на своего брата.
        - Действительно. Мы не знали, что вы дремлете где-то поблизости. В любом случае, говорят, спать на солнце небезопасно. Можно получить солнечный удар!
        - Я поступил беспечно. - Голос Эмбри оставался спокойным, но глаза его посурове и и взгляд стал жестким. Молодые люди почувствовали себя неудобно и никак не могли понять причины такой резкой перемены его настроения. - Я думаю, мне удалось избежать страшных последствий сна на солнце только благодаря римским богам, которые хранят меня. Вернее, не богам, а одной богине. Может быть, Венеры? Я где-то читал, что есть обычай посещать ее храм раз в неделю, чтобы поблагодарить ее…
        Когда он скрылся в доме, близнецы переглянулись.
        - Как ты думаешь, он знает? По-моему, мы не сказали ничего определенного!
        - Конечно, нет! - сказал Майлс. - Мы вообще ничего не сказали. Но возможно, нам следует еще раз пойти туда, когда пойдет он. Так, на всякий случай. Мы не можем позволить, чтобы кто-нибудь думал, что мы не держим своего слова.
        Раз уж двое молодых людей решили, что второй визит в храм Венеры необходим для того, чтобы защитить свою честь и достоинство, они не видели причин, почему бы им в данном случае не совместить выполнение долга с получением наслаждения. Тем более они собираются вернуться в Лондон в ближайшие два дня. Они отправили мадам Орланде записку с просьбой принять их у себя сегодня вечером и заказали карету ровно на восемь часов, ни на секунду не сомневаясь, что получат вежливое согласие.
        Когда они наконец прибыли в храм Венеры, они были так увлечены разговором о том, каких женщин им лучше выбрать, рыжих, блондинок или брюнеток, что почти забыли об истинной цели своего визита. В конце концов, они вспомнили, как их друг Жиль рассказывал им, что секрет успеха храма Венеры кроется в том, что здесь выполняется любое твое желание, даже если оно кажется тебе совсем нереальным и невозможным.
        Им сказали, что они могут гулять по храму до тех пор, пока что-то или кто-то не привлечет их особенного внимания, поэтому Роджер и Майлс решили начать с уютной, затянутой бархатом комнаты, которую называли «Театром». Сидя в удобных креслах, джентльмены здесь могли наблюдать, как резвятся жрицы Венеры, которые делают вид, что не догадываются о том, что за ними наблюдают.
        Молодые женщины, одетые в ливреи и изображавшие слуг, проводили молодых людей до места и предложили им по бокалу искрящегося шампанского. И как только они, забыв обо всем на свете, расположились в креслах, до их слуха донесся саркастический голос, заставивший их вздрогнуть:
        - Селби и Ровель! Какое совпадение! Вы бы сказали мне, что собираетесь сюда сегодня, тогда мы приехали бы вместе. Но скажите, вы все еще продолжаете свой спор?
        - Не понимаю, какой спор вы имеете в виду! Мы с Майлсом спорим постоянно, вы же знаете!
        - Гм-м… Думаю, что да, - ответил виконт Эмбри и отвернулся, наблюдая за тем, как одна из жриц Венеры вышла из бассейна и грациозно легла на мраморные ступеньки, где служанки тут же начали массировать ее и натирать маслами. Остальные же накинули на себя прозрачные шелковые халаты.
        Газовые занавеси, через которые мужчины наблюдали за происходящим, создавали ощущение нереальности и тайны, поэтому многие из них довольно долго наблюдали за женщинами, прежде чем решиться выбрать кого-нибудь. Виконт Селби, потрясенный, сам не заметил, как выпил уже три бокала шампанского. Но толчок брата вернул его к реальности.
        - Я же говорил, Роджер! Я имею в виду… Я же говорил тебе, а? Ты не будешь теперь это отрицать?
        Хотя Майлс старался говорить шепотом, он был так возбужден, что голос его звучал довольно громко. Его брат был вынужден толкнуть его, потому что он заметил, как виконт Эмбри, до того лениво развалившийся в кресле и постоянно зевающий, вдруг напрягся. Или, может быть, это ему показалось? Не важно, что думает Майлс или что увидел Эмбри, все равно нельзя быть полностью в этом уверенным. Хотя бы потому, что эта хорошо сложенная женщина с необыкновенными волосами и загорелой золотистой кожей выходила из бассейна, повернувшись к ним спиной, и они видели ее всего несколько секунд, пока она не запахнулась в халат и не убежала из комнаты. Он решил выпить еще шампанского и в этот момент заметил, что виконт Эмбри уходит. Не зная, что теперь делать, Селби посмотрел на брата, который резонно заметил, что Эмбри вряд ли что-нибудь знает, и что нет никакого смысла идти за ним.
        - Кроме того, - весело добавил Майлс, - я только что видел настоящую красавицу! Маленькая брюнетка с родинкой на бедре. Хочу понаблюдать за ней немного! А ты же знаешь Эмбри, он любит побыть в одиночестве. Я думаю, позже мы встретим его и выясним, где он был.
        На самом же деле Николас Дэмерон, виконт Эмбри, покинул этот театр наслаждений, намереваясь вообще уйти из храма Венеры. У него было плохое настроение, и он злился на себя, что пришел сюда только потому, что в полусне услышал какие-то обрывки фраз. Господи! Только потому, что тогда в Неаполе он случайно узнал, что сэр Джон Трэйверс из Коломбо снял виллу, которую хотели посетить его молодые приятели… Какое ему до этого дело? Никакого! Даже если по какой-то нелепой случайности и невероятному совпадению этот самый сэр Джон Трэйверс женился на молодой дикой кошке, которая когда-то называла его дядей. Он заставил себя забыть о ней и никогда не вспоминал, вплоть до сегодняшнего дня. И вот теперь он позволил себе вообразить, что его русалка, которую ему хватило ума не лишать девственности, всего за несколько месяцев стала женой, а потом и проституткой. Он, конечно же, знал, что храм Венеры часто посещают и приличные дамы, которым почему-то стало скучно либо они замужем за стариками, и они просто так, для развлечения, изображают из себя проституток. Но даже если эта загорелая жрица Венеры, которую он
только что мельком видел, окажется морской нимфой, которую он поймал когда-то лунной ночью, все равно это для него не имеет ни малейшего значения. Удивительно уже то, что он до сих пор помнит ее!
        Черт с ней, независимо от того, где она и что с ней стало! Николас ухмыльнулся, удивляясь собственной глупости, но тут внезапная мысль остановила его. А что, если все-таки предположить, что она здесь, одна из тех скучающих женщин, ищущих развлечений? В таком случае у него не будет причин сдерживать себя, как в прошлый раз. И лучший способ раз и навсегда избавиться от воспоминаний о ней - это взять ее полностью, так, как он хотел сделать с самого начала, как только увидел ее в губернаторском бассейне, когда серебряный свет отражался на ее коже, а волосы качались на волнах подобно морским водорослям.
        - Я расстроена, что никто из моих жриц не привлек сегодня вашего внимания. Но может быть, вам хочется попробовать чего-нибудь другого, необычного?
        Когда Орланда хотела быть очаровательной, она становилась просто неотразимой. Ее блестящие черные глаза предлагали все, не обещая ничего! Почувствовав его настроение, она легонько взяла его за локоть и ободряюще улыбнулась, но в этой улыбке скрывался вызов.
        - Например? - Его ленивый голос сказал ей, что он принял ее вызов, и она засмеялась, предчувствуя свою победу.
        - Я же сказала, другое и необычное. И вы прекрасно знаете, мой лорд, что храм Венеры не пользовался бы сейчас такой - я могу сказать - славой. Какое удовольствие вы хотите получить сегодня? В каком вы настроении? У каждого, кто приходит сюда, свои причины на это, вы согласны? Они ищут чего-то такого, чего не могут найти нигде, и это «что-то» и есть то, чего они на самом деле хотят.
        - Ваше обещание может быть слишком поспешным, сеньора. - Сузившимися глазами он смотрел на Орланду, а в его голосе звучала насмешка. - Например, что, если я хочу, хочу только на одну сегодняшнюю ночь, женщину с волосами неопределенного цвета? Замужнюю женщину?
        Зеленые глаза Николаса Дэмерона неотрывно смотрели на нее, но Орланда лишь улыбнулась:
        - У меня, конечно, нет волшебной палочки, но, возможно, в вашем случае… Может быть, вы пойдете со мной, мой лорд? Я отведу вас в специальную комнату, которая находится вдали от всех, там можно найти все, что захочешь, стоит только захотеть. Я называю ее «Комнатой сбывшихся снов». И я обещаю вам, что вы не будете разочарованы!
        Конечно же, не это женское обещание заставило Николаса последовать за ней, а скорее его собственное любопытство, смешанное с непокидающим его вот уже несколько недель щемящим чувством, что он не живет, а существует, как паразит, которому больше нечем заняться, как только выбирать, какую одежду надеть и в какой клуб или театр пойти. На самом деле он был рад представившейся возможности посетить Италию вместе с маркизом Ньюберским, хотя это означало, что время от времени нужно будет приглядывать за его родственниками, близнецами. Но все равно он мог вырваться из Лондона и глотнуть свежего воздуха, в котором так нуждался. Однако получилось так, что маркиз, известный политик, был вынужден тайно уехать на встречу с королем Сардинии, а его наследнику пришлось поехать в Рим в обществе двух молодых людей, горящих желанием увидеть и испробовать абсолютно все.
        Возможно, Роджер и Майлс и нашли бы все, что хотели, в этой «Комнате сбывшихся снов». Николас лежал на широкой кровати, покрытой шелковым покрывалом. Хмурясь, он смотрел на потолок, под которым витали клубы дыма, образуя причудливые картинки. Николас никак не мог вспомнить, что он курит, опиум или гашиш, но потом решил, что нужно попробовать и то, и другое одновременно, чтобы посмотреть, какой эффект это произведет. Сбывшиеся сны. Сказочное название. Сны, возможно. Приятные, расслабляющие… но едва ли сбывающиеся. На самом деле…
        А на самом деле ему вдруг захотелось посмотреть на дверь. Теперь там стояла она, мокрые волосы падали ей на плечи, а тонкий шелковый халат плотно облегал ее сказочную фигуру. Его русалка-шлюха во плоти. Или она ему только снится?
        - Николас? - мягко заговорила она. - Ты хочешь, чтобы тебя так называли, да?
        Она подняла руки и стала встряхивать свои волосы, мелкие капли полетели в разные стороны, золотой россыпью отражаясь в свете ламп.
        - Такой я тебе нравлюсь больше, чем раньше? Я изменилась, ты видишь. Благодаря тебе я многому научилась с тех пор. Могу сказать, что ты оставил меня с желанием узнать как можно больше. - Она кокетливо улыбнулась и прошептала: - Ты хочешь, чтобы я показала тебе, как многому я научилась?
        Она подошла и легла рядом с ним на шелковое покрывало. Николас с удивлением отметил, что, хотя он не помнит, как ее зовут, он прекрасно помнит ее тело, кожу, волосы.
        - Ты не хочешь меня? - прошептала она; - Ты хотел раньше. Или в твоих снах присутствует кто-то другой?
        Не пытаясь даже бороться с окутавшим его дурманом, Николас засмеялся:
        - Я прошу прощения, русалка. Но боюсь, что сигарета, давшая мне такие приятные сны, одновременно лишила меня определенных физических потребностей. Этого, наверное, ты еще не выучила, хотя и приобрела много других полезных знаний. Может, тебе лучше поискать кого-нибудь другого, кто сможет удовлетворить твои желания сегодня?
        Она лежала, уткнувшись лицом в его плечо, прижавшись к нему упругой грудью, и нежно ласкала его. Но услышав эти слова, она вскинулась подобно разъяренной кобре, готовой к борьбе. Алекса была готова на все, лишь бы только пробить его безразличие. Неужели он говорит правду, неужели он на самом деле совсем не хочет ее? Пытаясь справиться с охватившим ее гневом, она вдруг почувствовала, как он притянул ее к себе. Облегченно вздохнув, она вновь прижалась к нему.
        Теперь уже он сказал с непонятной злостью:
        - Ты не хочешь пойти и поискать кого-нибудь для собственного удовлетворения, пока ночь не закончилась, а то скоро тебе придется возвращаться и прятаться за респектабельным фасадом?!
        - Ты хочешь, чтобы я ушла?
        Он сильно сжал ее, теперь она едва дышала, и сказал по-испански:
        - Дьявол! Откуда я знаю, чего я хочу или не хочу сейчас? Оставайся, если хочешь, а не хочешь - иди. Какая разница?
        Он закрыл глаза, как будто собираясь заснуть, но продолжал одной рукой крепко обнимать ее, а второй держал ее за волосы, причем так, что Алекса даже не могла повернуть головы.
        Лежа на его груди, она чувствовала, как стучит его сердце, помимо ее воли она чувствовала, как растет ее возбуждение, ей до боли хотелось, чтобы его пальцы ласкали ее грудь, как они делали это когда-то. Что происходит с ней? «Будь осторожна, дорогая! - предупреждала ее Орланда. - Очень часто тело предает разум, и слепые эмоции захлестывают волю». Алекса пришла сюда с намерением соблазнить его, пока он одурманен наркотиком, она хотела довести его до высшей точки наслаждения, а затем уйти. Но он честно и без смущения сказал, что в данных обстоятельствах не может заниматься с ней любовью. Она должна как-то достойно выйти из этого положения и покинуть его, пока он не заснул, ведь это будет для нее еще большим оскорблением. Разве он не сказал ей, что она может уйти, если хочет?
        Повернув голову, Алекса с негодованием заметила, что глаза его все так же закрыты и дышит он ровно и спокойно. Наверное, он забыл об ее присутствии!
        - Я ненавижу тебя, Николас Дэмерон! - сказала она сквозь сжатые зубы. - И я буду всегда ненавидеть и презирать тебя за твою ложь и лицемерие!
        Хотя Алекса и ожидала, что он отреагирует на ее слова, его странный смех удивил ее.
        - Неужели? - лениво спросил он, не открывая глаз. Алекса уже открыла рот, чтобы ответить, но он продолжал тем же ленивым голосом: - Ты же знаешь, что ничуть не удивила меня, сообщив мне об этом. Моя жена-девственница чувствовала по отношению ко мне то же самое, а может, еще хуже. Я все-таки, в конце концов, лишил ее девственности, и весьма неуклюже, судя по тому, как она потом всячески избегала меня. - Его отрывистый смех заставил Алексу содрогнуться, а он задумчиво продолжал: - Я думаю, мне должно было хватить ума общаться только с проститутками, индианками и мексиканками, которые хотят того же, что и я. Но, Господи, где ты видела двадцатилетнего молодого человека, у которого хоть на что-то хватало ума?
        Алекса не могла понять, почему он вдруг стал рассказывать ей о своем прошлом, разве что он полностью забыл об ее присутствии и просто разговаривает сам с собой. Ее охватило двойственное чувство, с одной стороны, ей не хотелось больше ничего слушать, а с другой - ей хотелось услышать как можно больше, чтобы еще больше ненавидеть и презирать его. Проститутки и женщины с весьма туманными представлениями о добродетели. Вот его уровень!
        - Зачем же тогда ты женился? - с удивлением спросила она. - Ты же не женщина, и никто не может заставить тебя жениться!
        Ей уже показалось, что он заснул или просто решил не отвечать на ее вопрос, когда вдруг услышала его голос, в котором звучала горечь:
        - Никто? Да, никто не приставлял мне пистолета к голове и не угрожал запереть в комнате, посадив на хлеб и воду, если я не женюсь. Но мой отец умер, когда я был совсем маленьким, я даже не помню, как он выглядел. Меня воспитывали мои испанские родственники. Они и договорились о моей свадьбе с родителями бедной Терезы, которая тогда еще лежала в колыбели. Ее тоже никто не спрашивал, устраивает ли ее такой выбор, и я женился, потому что нужно было как можно быстрее производить на свет наследников, пока меня не убили индейцы или не поглотила морская пучина. Хотя для нее это было бы значительно лучшим выходом. Но… В конце концов, нам обоим не повезло. Сейчас мне ее искренне жаль, и я понимаю, каким неуклюжим грубияном я ей тогда казался. Она не знала, как себя следует вести в постели, а у меня не было опыта общения с… с тем, что называется «невинностью», которая сродни невежеству. Черт!
        Он надолго замолчал, и Алексе захотелось заставить его закончить свой рассказ, чтобы потом постоянно не думать о нем, потому что он уже сумел разбудить в ней любопытство. Подняв голову, Алекса посмотрела ему в лицо. Сердце ее бешено забилось, когда она увидела эти темно-зеленые глаза, прищуренные глаза пантеры, которые она так хорошо помнила. Облизнув губы, она улыбнулась и ласково погладила его. Вместо того чтобы ответить ей тем же, он нахмурился и прорычал:
        - Какого черта ты здесь делаешь? Дьявол! - Не обращая на нее ни малейшего внимания, он отодвинулся и провел руками по волосам. - Поскольку сеньора была так любезна и предоставила мне горничную, которая должна охранять мои сны, будь любезна, принеси мне бокал холодного вина. И пока ты здесь, зажги мне еще одну сигару, а то прежняя уже не действует.
        Как ошпаренная Алекса вскочила с кровати, глаза ее пылали ненавистью, она подумала о том, что он сделает, если она опять вонзится в него своими ногтями, тем более что рядом нет воды и на этот раз он не сможет ее утопить. Она заметила, что он сам зажег сигару и опять закрыл глаза. «Поскольку в нем самом есть что-то звериное, он кожей может чувствовать чужую ярость», - подумала Алекса. Иначе как еще можно расценить его слова, которые он произнес, даже не взглянув на нее:
        - Послушай, девочка, если ты хочешь броситься на меня, то предупреждаю тебя, что от подобных детских выходок мне становится только скучно и тебе не удастся таким образом соблазнить меня, а ведь это твоя цель, не так ли? И хотя у меня сейчас нет настроения давать какие-либо советы, я все-таки хочу предупредить тебя, что если ты хочешь продвинуться… достичь успеха в выбранной профессии, то тебе надо научиться не бить своих клиентов, а покорять их улыбкой и обаянием!
        - Что? - Голос Алексы опасно задрожал, но он нетерпеливо прервал ее, сказав, что поскольку она не послушна и не любезна, а именно эти качества он любит в женщинах, то он просит ее уйти и передать сеньоре, чтобы она прислала ему какую-нибудь другую даму.
        - Ну, например… Какую-нибудь блондинку. Мадалену, по-моему, ее так звали. Во всех отношениях настоящая женщина. Да, и передай сеньоре, что я заплачу за то время, что ты провела со мной, и за все твои прежние попытки доставить себе удовольствие.
        Не слишком ли далеко он зашел? Он слишком хорошо помнил ее бешеный темперамент. Наблюдая за ней из-под опущенных ресниц, Николас надеялся, что на этот раз она сможет держать себя в руках, поскольку сейчас он был слишком расслаблен под действием наркотика. Сейчас она напоминала ему разъяренную молодую амазонку, и он хотел ее почти так же сильно, как и не хотел. Он хотел ее с первой минуты, как только увидел, и сейчас он проклинал и ее, и свое желание. Его необъяснимо тянуло к ней, хотя он презирал ее за то, что она так легко стала тем, кем стала. Именно поэтому, когда сегодня он вдруг захотел вновь увидеть ее, он твердо решил не заниматься с ней любовью, как бы он этого ни желал.
        К Алексе, наконец, вернулся дар речи.
        - Ты!.. Ты… Если бы я только могла…
        Поджав ноги, он откинулся на подушки и с любопытством смотрел на нее, а потом бесстрастным голосом поинтересовался, почему она ничего толком не говорит, а мямлит что-то непонятное.
        Это был действительно опасный момент, потому что Николасу показалось, что она хочет запустить в него одним из канделябров. Но вместо этого она подбежала к двери, которую он раньше не заметил, и как фурия вылетела из комнаты. Интересно, она вернется или нет? Естественно, для них обоих будет лучше, если они никогда больше не увидят друг друга!
        Николас глубоко затянулся, и наркотик стал вновь оказывать свое одурманивающее действие. Ему вдруг показалось, что дверь, за которой она скрылась, вдруг стала менять свои очертания. Он отложил сигару и лег, перестав думать о ней и вспомнив, что в ближайшее время ему предстоит принять решение, касающееся другой молодой особы и свадьбы. Брак между династиями. Он ухмыльнулся… Именно так сказала маркиза Ньюберская. Она объяснила ему, что, учитывая тот титул, который он рано или поздно унаследует, ему надо жениться на молодой, здоровой девушке, которая сможет родить ему много наследников и которая, помимо всего прочего, умеет управлять большим домом, знает этикет и обладает хорошими манерами.
        - Вы нарисовали эталон всех добродетелей, который просто не может существовать, Belle-Mere, - именно так она просила его называть ее.
        На это маркиза ответила, что уже нашла девушку, которая обладает всеми этими качествами и плюс к тому удивительно хороша собой.
        Николас никак не мог поверить, что эта старая женщина, которая держала в руках всю свою семью благодаря уму и железной воле, могла серьезно обсуждать с ним достоинства его будущей жены, как будто речь шла о породистой кобыле. Поэтому, все еще надеясь, что это шутка, он спросил:
        - А могу я узнать хотя бы имя этой богини или это останется тайной до свадьбы?
        - Тебе не нужно упражняться со мной в сарказме, мой мальчик. Я назову тебе имя девушки, которая станет тебе прекрасной женой. Это, конечно же, Элен! Леди Элен Дэмерон, моя внучка и твоя очень дальняя кузина. Было бы нехорошо, если бы вы оказались близкими родственниками. Она скоро приедет сюда, и мы все устроим. Я думаю, следующей весной мы вполне можем объявить о помолвке, а свадьбу назначим, скажем, на…
        - Одну минуту… пожалуйста.
        Маркиза взглянула на него с удивлением, пораженная резкостью, с которой прозвучали его слова. Но Николасу уже было не важно, разозлит он ее или нет.
        - Извините, что перебиваю вас, Belle-Mere, но мы раз и навсегда должны внести ясность в этот вопрос. Я хочу, чтобы вы знали, что я привык самостоятельно решать свою судьбу и устраивать свою жизнь. И я намерен так же поступать и впредь. Другими словами, у меня нет ни малейшего желания становиться одной из ваших марионеток, которыми вы с такой легкостью управляете, и, когда я вновь решу жениться, я сам сделаю выбор! Надеюсь, теперь между нами нет неясностей?
        Он ожидал, что станет свидетелем ее бурного гнева, что она выгонит его из дома или что произойдет что-то подобное. Но к его удивлению, она рассмеялась и сказала, что чертовски рада найти хоть одного настоящего Дэмерона и что они непременно поладят.
        Что ж, он высказал свою точку зрения и не встретил никакого сопротивления. Что же плохого в том, если он познакомится с очаровательной блондинкой леди Элен, которая в свои шестнадцать значительно умнее многих женщин вдвое старше ее? А поскольку они дальние родственники, вполне естественно, что он будет сопровождать ее в поездках с визитами к друзьям и знакомым. Единственная проблема, в чем он не сомневался, это сплетни, и все общество будет ожидать, когда же официально объявят об их помолвке. Черт побери! Даже сквозь окутавший его туман Николас почувствовал, как растут в нем гнев и раздражение. И Элен - хорошая девушка, она наверняка даже понравится ему. Больше того, он уверен, что она станет прекрасной женой. Но все дело в том, что он сам не готов еще жениться во второй раз. Особенно после Терезы… Несмотря на то, что прошло столько лет, тени прошлого все еще преследуют его.



        Глава 27

        - Ты видела? - зло кричала Алекса. - Мне не становится легче от моих попыток, но даже если бы мне и удалось это сделать, клянусь тебе, самое сложное для меня было притворяться, будто бы… Но в любом случае я потерпела неудачу! Прежде всего, он… Я ни капельки не интересую его. А потом… Ты слышала, что он говорил мне? И естественно, я стала терять контроль над собой и еще больше все испортила. Что хуже он еще мог мне сказать? Он дал мне понять, что смотрит на меня как на… на…
        - На шлюху? - Орланда пришла ей на помощь. Алекса перестала метаться по комнате и покраснела.
        - О! Я не хотела… Ты же знаешь, я не хотела… Это только его отношение ко мне! Эта высокомерная манера общаться с людьми! Это, конечно же, не служит оправданием тому, что я потеряла контроль над собой, но… - Глаза Алексы засверкали, как у дикой кошки. - Ты знаешь, он даже посмел мне сказать, что хочет, чтобы Мадалена… заняла мое место! «Эта очаровательная блондинка» - так он назвал ее. Ха!
«Настоящая женщина» - это были его следующие слова. И…
        - Пожалуйста, моя дорогая! - Орланда подняла руку, как бы желая остановить ее. Ее рука, казалось, сгибалась под тяжестью колец. - Если Мадалена может привести твоего виконта в хорошее расположение духа, тогда нужно быть практичной и использовать это. Ну а поскольку он притягивает тебя или ты испытываешь слабость к нему… - Орланда подняла брови, тем самым как бы заканчивая свою мысль, и Алекса, которая уже открыла рот, чтобы возразить ей, была вынуждена прикусить язык. - Ну? - продолжала Орланда. - Так я пошлю за Мадаленой и велю ей пойти к нему? В конце концов, моя дорогая, ты же знаешь, я должна заботиться о своей репутации. А ты не смогла угодить ему…
        - Но это только потому, что я позволила ему вывести меня из себя! - сказала Алекса, пытаясь оправдаться. - В следующий раз… Я имею в виду… Я не хочу признать свое поражение! В следующий раз я буду победительницей, я обещаю тебе это! Даже если мне придется поступиться собственной гордостью.
        Николас находился в каком-то полусне, а может, он действительно спал и ему снились сны. В клубах дурманящего дыма он видел постоянно меняющиеся видения, лица, картины, страны, сцены из жизни, о которых он не хотел бы вспоминать. И вдруг он сначала почувствовал и лишь потом услышал музыку. Звуки гитары, звучащие где-то очень далеко, так далеко, что и они вполне могли оказаться частью его воспоминаний. Он знал, что выкурил слишком много сигар с наркотиками, чего не следовало делать, не следовало поддаваться слабости, но сейчас уже поздно сожалеть об этом, он уже достиг той черты, когда фантазии перемешиваются с реальностью. Он чувствовал себя так, как будто лежал на дне лодки и плыл в неизвестность по воле волн, совершенно не задумываясь, куда принесет его течение.
        Где он, конец пути? Он вновь вернется в Англию и вновь будет скован традициями, церемониями, этикетом. Нет, его настоящий мир, который не сможет понять никто из его нынешних «друзей», совсем иной, это совсем другой стиль жизни, жизни, в которой он рос и воспитывался. Два года в Новом Орлеане, богатом, изысканном, аристократичном, уже сами по себе были хорошей школой жизни. Там он провел два года, изучая французский, испанский, искусство ведения дуэлей на пистолетах, на рапирах, на ножах. За несколько месяцев он понял, как можно добиться успеха, и его стали принимать в самых высших, самых изысканных кругах. В Новом Орлеане он встретил Терезу, он быстро влюбился в нее и с легкостью согласился со своими дядюшками и с матерью, что ему уже пришло время жениться, тем более что это прекрасная партия, ведь Тереза была наследницей огромного состояния в Новом Орлеане, Техасе и Калифорнии.
        - Она была красива и очень богата, и ты любил ее. Это действительно была лучшая партия для тебя! А если бедняжка поначалу боялась первой брачной ночи, то ты должен был проявить побольше терпения и понимания.
        - Черт побери! Ты не понимаешь! Чертово терпение! В ту нашу первую ночь я был пьян и хорошо знал об этом, а когда она начала плакать, я ушел и оставил ее одну. Я оставил ее на целую неделю, потому что считал, что слишком сильно испугал ее. А затем была ночь, когда я… Мне кажется, все слуги тогда говорили об этом. Господи! Я уже сейчас и не помню, как это все тогда получилось! Во всяком случае, потом со мной говорил тесть, потом братья моей жены, а потом даже и друзья, которые считали, что я нарочно не исполняю свои супружеские обязанности.
        - Но тебя устраивало такое положение вещей в отличие от нее?
        - А почему это должно было ее устраивать? Я думаю, это не устраивало нас обоих. Как бы то ни было, я устал от того, что она вечно тряслась от страха и ненависти всякий раз, когда мы оставались наедине. Я лег с ней только однажды, когда заставил себя напиться и совершить все помимо ее воли. Потом я вернулся в Калифорнию на свое ранчо, через год я построил там новый дом и послал за ней. Она не хотела ехать в такое дикое место, как Калифорния, оставлять семью, друзей, разрушать свою такую привычную жизнь в Новом Орлеане. Но я настаивал, настаивала и ее семья, поэтому…
        - Поэтому что? - спросил чей-то мягкий голос, который раздавался где-то совсем рядом с ним.
        - Это не редкость в той части страны, особенно когда индейские племена выходят на тропу войны. Она ехала ко мне в сопровождении большого количества слуг, охранников и вооруженных солдат. И я сам послал им навстречу своих доверенных vaqueros, чтобы они сопровождали их по пустынной местности. Кстати, только один из них и выжил. Он и рассказал о том, что случилось. Они забрали ее вместе с другими молодыми и симпатичными женщинами, а всех остальных убили. Лучше бы они убили и ее, потому что я слишком хорошо знаю, как апачи обращаются со своими пленницами.
        - Господи, но разве ты не поехал на ее поиски или, может, ты послал кого-нибудь, чтобы найти ее?
        - Естественно! А знаешь ли ты, что женщины, попавшие в плен к индейцам, живут самое большее три месяца. Может, чуть больше, если один из воинов решит взять ее себе в жены. Но она ведь была так чувствительна, так легко ранима! Я сам искал ее, несмотря на то, что и ее, и мои родственники не советовали мне делать этого, я объявлял о вознаграждении тому, кто вернет ее, но все было бесполезно, она исчезла бесследно. И лишь один команчеро, один из тех, кто торгует с индейцами, скупая у них награбленное в обмен на оружие, сообщил, что ее вместе с двумя другими женщинами продали в другое племя, возможно, куда-то в Мексику. После этого уже не было смысла ее искать…
        - Но почему, почему? Если она жива и страдает или если… Как ты можешь быть уверенным в том, что ее нет в живых?
        - Потому что я уверен, что она мертва. Фактически я убедился в этом. А вот сейчас я совсем не убежден, что должен и дальше рассказывать тебе неприятные подробности своего печального прошлого. Господи, я думал, что ты давно уже ушла, если, конечно, твое присутствие здесь мне не снилось!
        Сонные зеленые глаза остановились на Алексе, которая, поджав ноги и поставив локти на кровать, сидела на устланном коврами полу. Именно она и вела с ним эту беседу. А теперь, легко поднявшись на ноги, она приветливо улыбнулась:
        - Ты послал меня за вином, ты разве забыл? Вот оно, в серебряном кувшине. Налить тебе бокал? Или тебе хочется сначала чего-нибудь поесть? Или еще одну сигару?
        Сейчас она была одета в простое прямое платье, под грудью завязанное зеленой лентой. Платье очень шло ей, и Алекса прекрасно знала об этом. Она продолжала улыбаться, когда он, уже окончательно проснувшись, стал медленно и заинтересованно осматривать ее. Наконец, равнодушно пожав плечами, он отвел глаза:
        - Я думаю, это не важно, посылал ли я тебя за вином или это твоя собственная инициатива, но сегодня я определенно не в лучшей форме. Но раз уж ты здесь, можешь выпить со мной бокал вина. Будь любезна, налей нам обоим! А потом, может быть, ты пришлешь мне фруктов и сыра, да и закажи мне ванну, в том случае если мужчинам не разрешается заходить в бассейн вместе со жрицами Венеры.
        Преодолев сильное желание выплеснуть вино ему в лицо, она, улыбнувшись, протянула ему бокал и стала наливать себе, радуясь возможности хоть ненадолго повернуться к нему спиной.
        - Вероятно, ты неправильно понял мое присутствие здесь, - наконец сказала она, стараясь, чтобы ее голос звучал ровно. - Я не жрица любви и не горничная, но если тебе действительно нужны ванна и холодные закуски, я могу устроить и то и другое. Может, ты еще чего-нибудь хочешь?
        - Да. Подай мне бутылку, которую ты так крепко держишь, а потом возьми свой бокал и присоединяйся ко мне на этой удобной постели. Может, тебе удастся уговорить меня рассказать еще какие-нибудь подробности из моего прошлого, которое по какой-то непонятной причине очень тебя интересует. - Заметив ее колебания, Николас резко рассмеялся. - Господи! Чего ты боишься, если именно этого и добивалась? Если ты боишься, что я тебя изнасилую, то, уверяю, я еще не совсем пришел в себя для этого. Гашиш был исключительно хорош, поэтому я до сих пор все еще нахожусь под его действием. Ну?
        - Ну? - передразнила его Алекса, легко садясь на край кровати, стараясь доказать ему, что ничуть не боится его. - А вот и твое вино, - быстро добавила она, заметив его насмешливый взгляд, - я налью тебе еще немного…
        Она наклонилась, чтобы налить ему еще вина, но он вдруг схватил ее за запястья, не давая шевельнуться.
        - Я… я думала, ты хочешь еще вина, - глупо промямлила Алекса, чувствуя себя совершенно растерянной, особенно когда он резко и неприятно засмеялся.
        - А может быть, чего-нибудь еще, кроме вина? Я не хочу, чтобы ты подумала, что меня совсем не трогают твои попытки ублажить меня, ты научилась искусству соблазнения, а уж о терпении я и не говорю!
        Алекса молча смотрела на него, как будто не понимала, о чем он говорит. Тогда он взял из ее рук бутылку, которую она судорожно сжимала все это время, и поставил ее на стол рядом с кроватью, при этом улыбка, с которой он смотрел на Алексу, понравилась ей еще меньше, чем его недавний смех.
        - Ты делаешь мне больно! - прошептала она, сама не понимая, почему шепчет. А потом уже нормальным голосом она спросила: - Терпение? Что ты имеешь в виду?
        - Только то, что обычно имеют в виду, когда употребляют это слово, моя дорогая русалка! Я думаю, я довольно долго предавался наркотическим мечтам, и, несмотря на это, ты еще здесь, хотя я считал, что ты уже давно ушла и, возможно, навсегда. А когда я стал приходить в себя, я услышал свой голос и понял, что рассказываю тебе о своем прошлом. И тогда я стал задавать себе вопросы, хотя в том состоянии эйфории, в котором я находился, делать это было довольно трудно. Кстати, ты когда-нибудь курила гашиш? Он очень распространен в некоторых районах Индии и на Ближнем Востоке, а вот в Китае больше предпочитают опиум… Что с тобой?
        - Я уже говорила тебе, что мне больно руку! - сквозь зубы сказала Алекса, стараясь не выйти из себя. - Я не понимаю, почему ты так грубо обращаешься со мной и так безобразно оскорбляешь. Можно подумать, что я нанесла тебе смертельную обиду!
        Теперь, когда его голова окончательно очистилась от наркотического тумана, Николас спрашивал себя, почему ему доставляет удовольствие издеваться над ней. Она, конечно же, права. Разве она что-нибудь сделала, чтобы оскорбить его? Нет, разве что… Вышла замуж за очень богатого человека, который слишком стар для того, чтобы доставлять ей удовольствие, и поэтому она играет в проститутку. Не за деньги - это могло бы послужить хоть каким-то оправданием, - а исключительно для удовлетворения своих низменных потребностей. Но даже если это и так, ему-то какое до всего этого дело?
        Он отбросил ее руку, как будто она вдруг стала жечь ему пальцы. Она начала растирать руку, низко опустив голову, а он опять подумал, почему же она здесь, почему пришла сюда во второй раз. Неожиданно она резко подняла голову, откинув волосы назад, и твердо посмотрела ему в глаза. И ему внезапно захотелось постичь глубину ее глаз, узнать, какие мысли, какую тайну они скрывают.
        Наконец именно Николас прервал их напряженное молчание:
        - Так почему ты здесь, я спрашиваю?
        Этот вопрос прозвучал так, как будто он спрашивал самого себя, и когда Алекса промолчала, он лишь пожал плечами и налил себе еще вина, а потом, наполнив и ее бокал, почти силой заставил ее взять его.
        Она внимательно смотрела на него, когда он одним глотком осушил почти половину бокала, а затем насмешливо спросил:
        - А что, с вином что-нибудь не в порядке, раз ты боишься пить его?
        Покраснев, Алекса выпила почти столько же, сколько и он, и твердо посмотрела ему в глаза. Она вдруг подумала, что ей лучше уйти сейчас, пока она не потеряла контроля над собой, потому что он, кажется, делает все, чтобы вновь вывести ее из себя.
        - Вот так! - холодно сказала она и, не удержавшись, добавила: - Хотя я не знаю, почему ты вообразил, что вино может быть отравлено. Какая дурацкая мысль!
        - Должен признаться, что я очень подозрителен, - ответил он, ухмыльнувшись. - Я слишком рано понял, что большинство людей на самом деле не такие, как кажутся. И это знание не раз спасало мне жизнь. Но, несмотря на то, что я горжусь тем, что хорошо разбираюсь в людях и в их поступках, должен признаться, что ты для меня - загадка, я никак не могу тебя понять. Или именно этого ты и добивалась все это время?
        - А теперь ты действительно отвратителен, - с ненавистью сказала Алекса и с такой силой поставила бокал на стол, что он вдребезги разбился, а вино пролилось на пол. - Посмотри, что я из-за тебя наделала! - Она хотела было встать, но он резко схватил ее, и она упала на него. Ее лицо оказалось совсем рядом с его.
        Ее первым инстинктивным желанием было освободиться от него, но стоило ей только пошевелиться, как она почувствовала, что он еще крепче прижал ее и довольно грубо сказал:
        - Ты идиотка! Все вокруг усыпано осколками стекла, а ты босая. Или, может быть, тебе хочется порезаться? - Теперь в его голосе звучала угроза. - Перестань вырываться, черт тебя побери! Или, может, ты меня так возбуждаешь? Даже если это и так, то, боюсь, тебе придется подождать, пока я не услышу от тебя несколько честных ответов на свои вопросы. Тебе все ясно?
        Гневный ответ застрял у Алексы в горле, она встретила тяжелый взгляд его зеленых глаз и почувствовала, как он рукой провел по ее щеке.
        - Хорошо! - с удовлетворением сказал он, как должное восприняв ее молчание. - Но может быть, ты не очень удобно лежишь? Несмотря на то, что я такой злодей, я не хочу, чтобы во время нашего разговора у тебя затекла шея!
        Он перевернулся, увлекая ее за собой. Теперь она беспомощно лежала на спине. А он положил свою ногу на нее, удерживая ее в таком положении.
        Погладив ее по лицу, он мягко сказал:
        - Странно, что муж дает тебе такую свободу и позволяет отсутствовать ночами! Хотя, может быть, ты накачиваешь его наркотиками, а?

«Нет, я не буду унижать себя и драться с ним», - подумала Алекса, прежде чем холодно ответить:
        - Я мечтаю лишь о том, чтобы ты поскорее задал свои вопросы и отпустил меня! Но сразу предупреждаю: я не буду отвечать на них, если они покажутся мне слишком личными, даже если ты…
        - Заверяю тебя, что не собираюсь пытать тебя, если ты это имеешь в виду… Ну а что касается того, чтобы отпустить тебя… то я не приглашал тебя сюда! И не помню, чтобы я умолял тебя остаться, когда ты решила уйти. Поэтому я снова задаю вопрос, ответа на который ты постоянно избегаешь. Почему ты решила найти меня сегодня? И как ты узнала, что я здесь? Нет, не отводи трусливо глаз! Отвечай мне, черт тебя побери, а потом можешь идти, если это действительно то, чего ты хочешь!
        Он вдруг грубо схватил ее за волосы и крепко сжал пальцы. От боли она чуть было не закричала, но, вспомнив о гордости, лишь закусила губу. В ее глазах отражалась ненависть.
        - А что, если я вообще не буду отвечать на твои вопросы? - решительно сказала она, хотя ей показалось, что он сейчас снимет с нее скальп, а его глаза опасно сузились.
        Приготовившись к худшему, Алекса инстинктивно зажмурилась. Что он собирается с ней сделать? Меньше всего она ожидала услышать его мягкий смех.
        - Что ж, тогда мне придется самому делать выводы, особенно относительно того, почему ты так боишься отвечать на такие простые вопросы. Действительно, почему ты здесь? Прежде всего, потому, что ты этого хочешь. Но поскольку ты продолжаешь упрямиться, возможно, есть другой путь выяснить…
        Алекса почувствовала его дыхание на своем лице, и он вдруг совершенно неожиданно поцеловал ее, не обращая ни малейшего внимания на ее попытки вырваться. Она должна бороться, пока у нее хватит сил! Почему она не делает этого? Но она же сама хотела свести его с ума, чтобы он умирал от желания к ней, а потом… Поэтому естественно, если она будет делать вид, что отвечает на его поцелуи, это только поможет ей добиться своей цели. Приняв решение, Алекса облегченно вздохнула и позволила себе застонать. Она даже просунула руки под его шелковый китайский халат и стала ласкать его спину, а его сначала такой грубый поцелуй вдруг рассыпался на бесчисленное множество быстрых и легких поцелуев, которые покрывали все ее лицо, виски, глаза, уши, шею, губы, а потом этот поцелуй стал вновь требовательным и долгим, пока она не почувствовала какую-то странную слабость и у нее уже не было ни малейшего желания сопротивляться тому, что он делает, - ни его поцелуям, ни тому, с каким нетерпением он раздевает ее, ни его ласковым рукам, которые она так хорошо помнила.
        Как и когда он стал контролировать отношения между ними? Почему она с самого начала не использовала полученные уроки, чтобы самой держать ситуацию под контролем? Чтобы, возбуждая его, самой оставаться холодной и трезвомыслящей? Алекса отчаянно старалась сопротивляться очарованию его рук, которые уверенно ласкали ее тело, заставляя и ее руки ласкать его спину, бедра… В конце концов, он хочет ее, несмотря на то, что говорил! И он захочет ее еще больше, если она будет продолжать гладить и обнимать его. Она почувствовала себя более уверенно, когда заметила, как бурно он реагирует на ее прикосновения. А потом, совершенно ошеломив ее своей порывистостью, он вдруг освободился от ее объятий и сел. Сначала он сделал несколько глотков вина прямо из бутылки, а затем протянул ее Алексе.
        - Нет? - спросил он каким-то удивительным голосом. - Тогда, может быть, тебе понравится вино, выпитое более интересным способом? Только сначала будет немножко холодно…
        Алекса вздрогнула, когда он перевернул бутылку и вино по ее животу полилось вниз. Она вздрогнула еще раз, когда он наклонился и стал губами и языком слизывать вино. Он опускался все ниже, пока его губы не дошли до самого чувствительного места, и Алексе захотелось закричать, чтобы он прекратил… Нет… Она не хотела… Она не…
        - Маленькая лгунья! Почему ты опять не хочешь признаться в том, что чувствуешь? - Он снова наклонился и стал целовать ее, а Алекса, потеряв всякий контроль над собой, закрыла рот рукой, чтобы бесстыдно не просить его не прекращать делать то, что он делает… только не сейчас… еще не сейчас… Когда он, наконец, остановился, она услышала свой стон и его короткий смех, который на самом деле и не был смехом. А потом он прижался к ней и вылил остатки вина между ними. Его горячий шепот был и обещанием, и угрозой одновременно:
        - Я думаю, что ты уже понимаешь, что это только первый раз и первый способ из бесчисленного количества раз и способов, какими я буду иметь тебя, морская нимфа… потому что больше всего я хочу не хотеть тебя совсем!
        - Я тоже! - прошептала она в ответ и страстно прижалась к нему, лаская его так же, как и он не, не раздумывая и не рассуждая, она просто делала то, что ей в данный момент больше всего хотелось. А ей хотелось именно того, что сейчас и происходило: взаимное наслаждение, всепоглощающие чувства, которые заполняли ее все больше и больше, пока, наконец, она не достигла пика блаженства и эти чувства распались на миллион маленьких звездочек, которые, медленно опускаясь, возвращали ее к реальности. Но ей так не хотелось пробуждаться. Пожалуйста, нет! Только не сейчас! Все еще пребывая в состоянии блаженства, Алекса не сразу заметила его желание войти в нее, пока не почувствовала, как его руки с силой разжали ей ноги.
        И когда она поняла, что происходит, было уже поздно говорить что-либо. Алекса почувствовала острую боль и вскрикнула, инстинктивно она постаралась освободиться. Ом выругался и крепко взял ее за запястья.
        - Нет! Прекрати, мне больно! Ты не должен был… Я не знала, что это так больно! Грубиян, пусти меня!
        Со слезами на глазах она пыталась вырваться, пока, наконец, он не наклонился к ней совсем близко и сквозь зубы сказал:
        - У меня нет настроения требовать от тебя объяснений сейчас, но раз я уже вошел в тебя, поздно что-нибудь делать, так что попытайся получить удовольствие! Во всяком случае, именно это я и собираюсь сейчас сделать!
        И не обращая внимания на ее оскорбления и ругательства, он полностью воспользовался ее беспомощностью.
        Потом она даже не помнила, как и когда все изменилось. Может, когда она поняла, что больше не чувствует боли? Или когда он стал целовать ее грудь? Или когда он стал ласкать ее и ей захотелось еще сильнее прижаться к нему, слиться с ним воедино? Она хотела его! Она отвечала на его поцелуи и ласкала его, пока, наконец, не поняла, что все повторяется снова. Тело ее стало содрогаться, и она стала выкрикивать его имя, все сильнее и сильнее прижимая его к себе, пока с ним не произошло то же самое.
        Наверху блаженства они лежали, тесно прижавшись друг к другу. Он нежно поглаживал и целовал ее. Когда-то она думала, что ненавидит его, но только не сейчас. Ах, сейчас ей не хотелось даже думать, а только чувствовать!



        Глава 28

        Алекса не собиралась засыпать. Она помнила, что решила побыть с ним до тех пор, пока они оба будут наслаждаться той приятной и странной тишиной, сладостным умиротворением, окутавшим их обоих. А как только он заснет, она уйдет. Ей же говорили, что мужчины обычно сразу после этого глубоко засыпают. Возможно, виной всему тепло комнаты или тепло и близость его тела. Или может быть, что-то совсем другое заставило ее погрузиться в глубокий, приятный сон, который в данной ситуации был равен безумию.
        - Милорд, милорд, вы же знаете, я никогда бы не позволила себе побеспокоить вас, но вы должны идти немедленно, иначе разразится ужасный скандал, который погубит нас всех! Только вы сможете убедить маркиза! Пожалуйста, поторопитесь!
        Орланда? Неужели это голос Орланды? И о чем это она так возбужденно говорит? Алекса хотела проснуться, чтобы выяснить, что же происходит, но, с другой стороны, ей страшно не хотелось прерывать свои прекрасные, такие приятные сновидения.
        Она услышала такой знакомый голос, произносящий ругательства на испанском, на английском и на французском, слышала, как он спрашивал, где его чертова одежда и почему он единственный мужчина, который может остановить безумства Ньюбери. Ньюбери? Сонным голосом Алекса пролепетала.
        - Что, в конце концов, случилось, и почему столько шума?
        Ее интересовало, почему он уже встал и почти оделся, в то время как она еще спит, и почему он с такой ненавистью посмотрел на нее и велел ей продолжать спать и ждать его, потому что он еще не закончил с ней!
        - И позволь мне еще раз тебе напомнить, что тебе не стоит вылезать из постели, потому что ты можешь поранить себе ноги!
        - Но Орланда! Я слышала, ты сказала…
        С растущим чувством разочарования и гнева Алекса заметила, что Орланда, которую она считала своей подругой, ведет себя так, как будто не знает ее. Она стояла у открытой двери и, сгорая от нетерпения, кричала:
        - Ради Бога! Даже сейчас уже может быть слишком поздно!
        Потом дверь за ними тяжело закрылась, и Алекса осталась одна в «Комнате сбывшихся снов». Только китайский халат и незнакомая боль между ног напоминали ей о том, что здесь случилось, и о том, как легко он разрушил все ее планы.
        Это случилось только потому, что он использовал грубую физическую силу… Нет! Она не будет сейчас думать об этом, так же как и не будет лежать здесь на этих шелковых простынях, измазанных ее собственной кровью. Спи и жди! Что еще он хочет? Он не закончил с ней! Как будто она проститутка, которой заплатили за определенные услуги, и он не получил еще все, за что заплатил! Она уверена, он будет неприятно удивлен, когда вернется в эту комнату и увидит пустую, измазанную кровью кровать.
        Ей хотелось бы увидеть его лицо, когда он вернется! Но небо уже порозовело, и с улицы доносятся звуки пробуждающегося города. Алекса с облегчением вспомнила, что приехала сюда в простой наемной карете. Правда, уже довольно светло, и ее могут увидеть и узнать, несмотря на плащ и вуаль, когда она будет возвращаться домой. Но может быть, еще никто в доме не проснулся, а Пердита заверила ее, что кучер и привратник очень надежные люди.
        В маленькой, тесной карете она быстро добралась до конюшни, откуда узкий коридор привел ее к потайной двери, ведущей в дом. А у Алексы был ключ от этой двери…
        Через несколько минут, она будет в безопасности, в своей комнате и прикажет Бриджит сделать ей горячую ванну. И уж только потом она подумает обо всем… и обо всем вспомнит… Неужели такой внезапный уход Николаса и возбужденное состояние Орланды действительно были связаны с появлением маркиза Ньюбери? Если так, то… Об этом лучше пока не думать.
        Нетерпеливо Алекса повернула ключ в замке и открыла дверь. Облегченно вздохнув, она подошла к лестнице, ведущей в ее комнату. Меньше всего она ожидала сейчас увидеть Бриджит, сидящую на ступеньках. Она ведь должна была ждать ее в комнате!
        - О… леди! Как же я молилась, если бы вы только знали. Слава Богу, вы здесь, прежде чем кто-то стал интересоваться вами. Сама графиня сказала, чтобы я подождала вас здесь… и первая сообщила вам обо всем.
        Алексе не нужно было смотреть на полные слез глаза Бриджит, не нужно было слышать ее рыданий, чтобы понять, что случилось.
        - Это… сэр Джон, да? Когда?
        Алекса слышала свой голос, который звучал совершенно бесцветно, но ей пришлось прислониться к стене, чтобы не упасть.
        - О, мадам, это случилось, когда он спал, и, слава Богу, он совершенно не страдал. Мистер Боулз первым заметил, что он… когда принес ему лекарство.
        Алекса едва понимала, о чем идет речь, она задыхалась от горя, чувства вины и ненависти по отношению к себе. «Алекса, дорогая, ты должна думать только об его успокоении. Ты же знаешь, что нет никакой разницы, была ты с ним рядом в этот момент или нет».

«Ты же знаешь, он не хотел бы, чтобы ты так страдала, и горевала, и чувствовала… вину. За что? Разве твой муж этому учил тебя, а?»
        Они были так добры к ней! Бриджит, Пердита, Джусто. Даже Орланда, когда узнала обо всем. Они постоянно напоминали ей, что нужно заниматься делами. Она не должна забывать, что является теперь владелицей огромного состояния и, что теперь она будет одной из самых богатых женщин Англии, когда приедет туда.
        - Любовь моя! Подумай о том, как ты завоюешь Лондон! Когда ты войдешь в лондонское общество, тебя будут приглашать на все модные собрания! - Пердита вздохнула и стала описывать Лондон своего времени, когда еще не было столько условностей и церемоний. - Да, ты обязательно полюбишь Лондон, как только привыкнешь к его погоде. Это величайший и чудеснейший город в мире, все согласятся со мной!
        Лондон, который все в один голос называли величайшим городом мира, действительно был полон соблазнов для тех, у кого были деньги. Здесь были и фешенебельные магазины на Риджент-стрит, на Барлингтон-Аркэйд, на Бонд-стрит, которые могли удовлетворить самые изысканные вкусы, и сказочные парки, где можно было кататься на чистокровных скакунах или в каретах, отливавших золотом. Когда темнело, все главные улицы тут же освещались газовыми фонарями, а через открытые окна и двери лился свет от бесчисленных свечей в хрустальных канделябрах. А в изящных каретах можно было видеть модно одетых джентльменов и элегантных дам.
        В Лондоне сейчас открылся сезон, то есть наступило время, когда те, кому повезло не только иметь титул, но и приличное состояние, могли день и ночь веселиться и наслаждаться жизнью. И для молодых людей, не ограниченных в средствах, типа близнецов - виконтов Селби и Ровеля не было ничего более приятного, чем лондонский сезон, когда вокруг столько развлечений. Если они уставали от бесчисленных балов и приемов, они всегда могли пойти в театр или оперу, а потом можно было пойти к мадам Оливье или Кейт Хамильтон за, как они это шутя называли, приятными «ночными развлечениями». Но в этот теплый и солнечный полдень они уже посетили своих портных, и прежде чем отправиться в Гайд-парк, чтобы полюбоваться прекрасными чистопородными жеребцами, они решили съесть по фруктовому мороженому на Беркли-сквер. Там всегда можно было встретить друзей, знакомых, не говоря уже о родственниках.
        - Когда имеешь родственные связи почти с половиной Лондона, то повсюду встречаешь свою родню, - сказал Селби, когда увидел, кто сидит в открытом экипаже, остановившемся на противоположной стороне площади.
        - Хуже то, что это оказалась наша сестра Айрис со своим потомством, теперь они захотят, чтобы мы проводили их, - ответил его брат, когда они шли к экипажу. - Я также прекрасно знаю, что Элен будет продолжать мучить нас вопросами о Риме и об Эмбри. Мне будет его очень жаль, если у них что-то получится. Наша маленькая племянница холодна, как огурец!
        Холодна или нет, но то, что леди Элен Дэмерон была красавицей, это точно. Она была не просто блондинкой, у нее были золотые волосы, а глаза - удивительно чистого голубого цвета. У нее были прямой нос, хорошо очерченный рот и совершенные черты лица, как будто вылепленные искусным скульптором из белого и розового мрамора. Вдобавок к своей красоте в свои шестнадцать лет леди Элен обладала спокойствием и уверенностью зрелой женщины.
        Тем не менее, сейчас леди Элен стала терять терпение, потому что в последние пять минут ее несносные дяди-близнецы совершенно забыли об ее присутствии и так увлеклись обсуждением чего-то, что не обращали ни малейшего внимания на ее вопросы. Она не привыкла, чтобы мужчины игнорировали ее, даже если это и были родственники, поэтому она покраснела от гнева. А ее мать поинтересовалась, хорошо ли она себя чувствует.
        - Ты не можешь пропустить большой бал в Стафорд-Хаус, моя любовь. Ведь это гвоздь сезона. Даже твой отец обещал приехать туда.
        Леди Айрис внезапно замолчала, задумавшись, не захочет ли ее величественная свекровь тоже поехать на бал, тогда придется взять вторую карету, если, конечно, Ньюбери не решит поехать отдельно, как он это иногда делает. Тогда он приедет позже с кем-нибудь из своих знакомых политических деятелей, в таком случае он будет ночевать в клубе и…
        - Мама! А вот и официант, за которым мы посылали. Я могу на этот раз заказать земляничное мороженое?
        - Конечно, дорогая, конечно!
        Вернувшись к реальности, леди Айрис повернулась к своей второй дочери, Ианте, которая была очень похожа на нее и внешне, и по характеру, в то время как Элен с каждым годом все больше и больше походила на свою бабку - вдовствующую маркизу, во всяком случае, ей нельзя было отказать в решительности. Иногда жесткость и твердость Элен немного беспокоили леди Айрис, но она давно уже отказалась от попыток повлиять на свою старшую дочь.
        - Я задаю один и тот же вопрос уже четыре раза!
        Поскольку никто, даже ее мать, никогда не слышал визгливых ноток в обычно мягком и ровном голосе леди Элен, то неудивительно, что все с удивлением посмотрели на нее, пораженные такой потерей самообладания.
        - Я только спросила, - уже мягче продолжала Элен, - вернулся ли уже Эмбри из провинции? - Она чуть сморщила носик. - Я действительно не могу понять, почему никто из его друзей не сказал ему, что никто не уезжает из Лондона до окончания сезона.
        Близнецы обменялись понимающими взглядами, а Селби ответил:
        - Ты думаешь, мы не говорили ему? И Диринг тоже. Даже папа! Он только поднял бровь и сказал, что хочет полюбоваться лошадьми. Он даже не сказал, когда вернется.
        - Но если это только из-за лошадей… Но я слышала, что и здесь есть прекрасные лошади, например, на Бейкер-стрит!
        - Нечего злиться на нас, дорогая племянница! - с фамильярной простотой сказал виконт Ровель, заставив Элен покраснеть. - Тебе пора бы знать, что Эмбри всегда делает только то, что хочет! Тебе стоит помнить об этом. Он также не любит, когда ему задают лишние вопросы. Мы это поняли еще в Риме… Да, Роджер?
        И хотя Майлс попытался сделать вид, что закашлялся, а его брат постарался сменить тему и спросил у своей старшей сестры, не собираются ли они поехать по магазинам, леди Элен обратила внимание на последнюю фразу и сделала собственные выводы. С растущим негодованием она вдруг подумала, не захочет ли Николас Дэмерон, виконт Эмбри и ее будущий муж, остаться в провинции до конца сезона. Конечно же, нет! Он почти обещал ей, что будет на балу в Стафорд-Хаус, иначе ее унижение в глазах всего общества будет непереносимым, если он так и не появится. Ей нужно еще раз переговорить с бабушкой, а может, даже со своим всегда занятым отцом, чтобы они использовали свое влияние и уговорили его приехать. Она думает, что именно в тот вечер, на балу, он сделает ей, наконец, предложение! Он приедет вовремя, чего бы это ей ни стоило!
        Элен уже довольно долго молчала, что было абсолютно несвойственно ей, тем более что речь шла о бале в Стафорд-Хаус. Майлс посмотрел на нее, надеясь, что она забыла уже о глупом замечании относительно Рима. Ох уж эти женщины со своими чертовыми вопросами и любопытством!
        Прервав грустные мысли своего дяди, леди Элен задала матери праздный вопрос, чтобы показать всем, что ее совершенно не интересует предстоящий бал:
        - Мама, ты знаешь эту даму в карете, которая только что остановилась неподалеку? Кажется, она знакома со всеми.
        Леди Айрис повернула голову и, улыбнувшись, грациозно поклонилась даме, о которой ей только что говорила дочь. Она объяснила, что это леди Марджери. Она никогда не могла запомнить имени ее мужа, который буквально похитил ее, если верить сплетням, хотя ее муж - младший сын какого-то провинциального баронета.
        - Но сама она дочь графа Веймаутского, поэтому ее до сих пор везде принимают, хотя последние пять-шесть лет она редко выезжает.
        - Такая симпатичная женщина… Правда, ее платье вряд ли можно назвать элегантным, - без интереса ответила Элен и добавила сладким голосом: - Я вижу, мои дорогие дядюшки узнали даму, которая сопровождает леди Марджери. Но я не могу рассмотреть ее. Может, мы знакомы с ней?
        От ее острого взгляда не ускользнул тот факт, что ее дяди обменялись предостерегающими взглядами, а потом стали старательно прочищать горло. Может быть, эта модно одетая молодая женщина одна из тех искательниц приключений, которые больше известны молодым людям, чем их матерям? Но неужели леди Марджери водит такие знакомства?
        Леди Элен внимательно наблюдала за своими дядюшками, которые чувствовали себя явно не в своей тарелке.
        - Ты права, дорогая, хотя карета и близко, я не могу рассмотреть лица этой дамы. Оно закрыто шляпой. Но я, к своему ужасу, могу не узнать кого-то из своих друзей. - Леди Айрис повернулась к близнецам: - Вы знаете эту даму, которая сидит у леди Марджери в карете?
        - Э-э… понимаешь, мы не были официально представлены! За границей такие вещи часто случаются… Там не все придерживаются наших традиций… Гм! - Виконту Селби стало душно.
        - За границей, ты сказал? Какое совпадение, правда, мама? Это, должно быть, случилось в Риме? А Эмбри тоже знаком с этой вашей дальней знакомой, а, дядя?
        Покраснев, виконт Ровель выпалил:
        - Не думаю. Он не был там, где были мы. В любом случае мне не стоит делать из мухи слона, а?
        - Но если уж она вращается в одном обществе с нами, может быть, вы все-таки скажете, кто она? - настаивала Элен. - Или, может, она иностранка?
        - Ради Бога, скажите, кто она, пока мои девочки не сгорели от любопытства! - нетерпеливо сказала леди Айрис и требовательно посмотрела на братьев, которые обменялись красноречивыми взглядами.
        Наконец Селби сказал:
        - Мне кажется, ее зовут Трэйверс. Так, Майлс? Они друзья нашего приятеля Дамиано. Ее муж: - баронет или что-то в этом роде, он друг отца Дамиано. Это все, что мы знаем. Мы понятия не имели о том, что они собирались приехать в Лондон.
        - О, так она замужем? Я думаю, нам вряд ли придется где-нибудь встречаться с ней, правда, мама?
        Внезапно потеряв к этой даме всякий интерес, Элен откинулась на подушки и огляделась по сторонам, не пришел ли кто-нибудь еще из ее друзей. Даже если бы она знала, что кто-то внимательно наблюдает за ней из кареты, которая недавно привлекла ее внимание, она бы отнесла это на счет своей красоты, к восторгам по поводу которой она уже в последнее время привыкла.



        ЧАСТЬ IV

        Глава 29

        За прошедшие два месяца Алекса чрезвычайно привязалась и к своему адвокату, мистеру Эдвину Джарвису, и к его жене, урожденной леди Марджери Давениш, которая до сих пор полагала, что бежав со своим мужем и от многого отказавшись, сделала это во имя любви.
        - Мы с ним как пара гнедых, дорогая! - говорила она с усмешкой. - Это было словно какой-то волшебный удар грома, причем, видишь ли, для каждого из нас. Все, что я сделала, - это увидела его первый раз в комнате, где находилось много людей, и почувствовала, как у меня задрожали колени. Все остальное уже пошло само собой, и теперь я так счастлива!
        Леди Марджери (так ее все называли) сопровождала своего мужа в его поспешном путешествии в Рим и немедленно взялась позаботиться об Алексе и о том, чтобы она была представлена лондонскому высшему свету. И это именно она, а не бедная Пердита, которая была слишком опечалена для того, чтобы оказать какую-нибудь помощь, почти насильно вырвала Алексу из ее состояния тоски и угрызений совести, твердо напомнив ей, что сэр Джон не захотел бы видеть ее такой, а потому, предаваясь своему горю, она не оправдывает доверия, которое он ей оказал.
        - Но я чувствую, что могла бы проводить с ним больше времени, - прошептала Алекса, с трудом сдерживая рыдания, - а вместо этого я занималась собой, даже когда он умирал и нуждался во мне…
        - Что за дикая чушь! - с чувством произнесла леди Марджери. - Вам прекрасно известно, что он так страдал от боли, что не в состоянии был воспринимать ваше присутствие. И даже мой муж, который знал сэра Джона на протяжении тридцати лет, говорил, что он бы предпочел иную смерть. Что хорошего умирать в окружении вопящих от горя друзей и близких, которые лишают вас возможности умереть спокойно и с достоинством? Пойми, дитя мое, в конце концов, ты сейчас не одинока. Мой муж Эдвин - один из умнейших и воспитаннейших людей, которых я когда-либо знала, а ведь я имею отношение почти ко всем знатным фамилиям, упоминаемым в книгах пэров. Дебретта или Бурка. Я уверена, что втроем мы устроим все наши дела в наилучшем виде.
        После этого Алекса, наконец, огляделась вокруг и с трудом уверила себя, что она теперь оказалась в Англии. В Лондоне было немало домов, куда она и не мечтала попасть всего год назад, - это общество было от нее едва ли не дальше тех звезд, на которые она привыкла любоваться ясными ночами. И даже в самом смелом полете своей фантазии она не могла представить себя хозяйкой и владелицей одного из самых импозантных таких домов - на площади Белгрейв, не говоря уже о загородном поместье в самом сердце охотничьих угодий Йоркшира, а также лошадях, экипажах и Бог знает о чем еще. Ее разум все еще отказывался вообразить огромные размеры свалившегося на нее богатства, которым она одна теперь могла полностью распоряжаться. Ей даже думать об этом было страшно, пока она не вспомнила одну строчку из письма, которое сэр Джон оставил для нее. Он писал, что богатство представляет собой большую власть, когда правильно используется.
        Алекса продолжала расхаживать по блестящему, исключительно дорогому паркетному полу своей библиотеки, даже после того как они с леди Марджери вернулись из своей неожиданной поездки к Гюнтеру, чтобы попробовать его знаменитое мороженое. И надо было так случиться, что в первый же момент она столкнулась там со второй женой своего отца и двумя сводными сестрами, хотя и знала, что рано или поздно это произойдет, а потому такая встреча лишь вопрос времени. А вскоре ей, вероятно, предстоит встретиться и со своим отцом, которого она не видела с тех самых времен, когда была ребенком, и своей безнравственной бабушкой. Теперь она, по крайней мере, уже будет готова к этому, а потому получит перед ними определенное преимущество.
        Когда Алекса сделала очередной круг по комнате, леди Марджери мягко заметила ей:
        - Думаю, это было для тебя не слишком приятное испытание, дорогая, но следует привыкнуть к мысли о том, что, вероятнее всего, в будущем ты начнешь встречаться с ними повсюду. Хотя, я уверена, нам удастся придумать иные способы занять твое время - например, посещением театра «Друри-Лейн», если тебя интересует Шекспир, или Королевского оперного театра в Хеймаркете, хотя этот район быстро приобретает дурную славу!
        Может быть, эти вполне невинные слова, произнесенные леди Марджери, и побудили Алексу к тому открытому и глупому вызову и полному пренебрежению условностями, которые могли стоить ей вхождения в высший свет? Или это просто дало о себе знать чувство скуки и нетерпеливость ее страстной натуры, но в итоге свой следующий день Алекса решила посвятить той поездке, от которой ее усиленно отговаривали бы оба ее новых друга, если б только узнали об этом.
        В конце концов, оказалось не так-то легко выполнить свой план, который требовал не только помощи от ее доверенной Бриджит, но и поездки на одном из тех знаменитых омнибусов, о которых рассказывал каждый посетитель Лондона. Фактически стало модным рассказывать своим друзьям о поездке в омнибусе, а потому Алекса чувствовала себя вполне оправданной, покинув свои дом пешком, и одетой при этом в длинную коричневую ротонду из плотной шерстяной ткани, принадлежавшую Бриджит и маскировавшую ее собственное дневное платье из темно-зеленого хлопка, украшенное тесьмой бронзового цвета и зелеными же бархатными лентами. Кроме того, на ней еще была шляпа, которая приобрела самый обыкновенный вид, после того как Алекса безжалостно срезала с нее всю дорогую отделку.
        Хотя Бриджит уже успела слегка привыкнуть к необычным, импульсивным прихотям своей хозяйки, она все же не выдержала и запротестовала, перед тем как они оказались неподалеку от Хеймаркета и Алекса дерзко наняла двухколесный экипаж, как будто она уже не раз проделывала нечто подобное. Тем более что кучер посмотрел на них таким особенным взглядом, когда она сообщила ему адрес, и позволил себе предположить, что обе эти респектабельные на вид молодые женщины на самом деле ошиблись и вовсе не собираются направляться туда. У Бриджит даже задрожали руки, когда Алекса сурово оборвала его предположения и сказала, что они направляются именно туда и хотели бы оказаться в этом месте как можно быстрее.
        - Пожалуйста, мэм, может быть, мы вернемся, пока не поздно? Для вас будет не слишком-то хорошо оказаться там, тем более что этот человек смотрел на нас как-то очень странно…
        - Ничего, он посмотрел на нас совсем по-другому, когда увидел свои чаевые, - заявила Алекса, все тем же уверенным тоном, к которому уже успела привыкнуть. А затем, заметив, как побледнела Бриджит, в виде утешения добавила: - Уверяю тебя, нам не угрожает никакая опасность, а потому не надо дрожать, как овца, которую ведут на бойню. Тем более, взгляни, снаружи это выглядит как замечательный, хорошо ухоженный дом. - И, не обращая внимания на нескольких любопытствующих зевак, нагло смотревших на них, уверенно и сильно постучала в дверь. Внутри послышались шаги, и на пороге появился невозмутимый дворецкий.
        - Чем могу помочь, молодые леди? - спросил он, стоя в дверном проеме до тех пор, пока Алекса, подобрав свои юбки и шагнув внутрь, не вынудила его отступить, сопровождаемая робкой Бриджит, цеплявшейся за ее ротонду.
        - Будьте добры немедленно закрыть за нами дверь, - спокойно сказала она, - а затем сообщите мадам Оливье, что ее ждет племянница. Я дочь ее сестры Виктории, если она вдруг забыла об этом.
        - Это очень хорошо, что ты, кажется, взяла намного больше от меня, чем от своей бедной матери, - с обескураживающей откровенностью говорила Соланж, когда они уютно устроились в ее элегантной гостиной, - иначе ты бы никогда не оказалась здесь, не правда ли? - Она довольно захихикала, пока ее газельи глаза продолжали оценивающе изучать неожиданную гостью. Ее племянница, Боже мой, ну кто бы мог подумать! - А ты набралась достаточно наглости для того, чтобы и выглядеть, и говорить, как светская леди. Знаешь, мне даже почти жаль, что ты не являешься той, за которую я тебя сначала приняла! Ты многого добилась, моя дорогая, хотя это и не сравнить с тем, чего ты можешь добиться сейчас, став богатой вдовой. О, мне доставит большое удовольствие сама мысль об этом! - Богатое контральто смолкло, лишь когда Соланж нагнулась вперед, чтобы подлить шампанского в бокал Алексы. Затем она наполнила свой и насмешливо взглянула на нее: - Я полагаю, что, поскольку ты встретила мою подругу Орланду, тебе все известно?
        - Почти все, - ответила Алекса и слегка нахмурилась, - есть некоторые вещи, о которых она говорила, но которые было бы лучше объяснить тебе самой. Если ты, конечно, не слишком расстроишься, вороша прошлое.
        - А прошлое и должно оставаться таковым, не так ли? Если я когда-то была глупа и слепа, мне остается только винить самое себя за то, чему я позволила произойти. Ты меня понимаешь? О да, я ненавижу его, но еще больше ненавижу его злобную мать! Но опять-таки именно я сама выбрала эту дорогу и позволила себе стать жертвой; ну а с годами мы все набираемся опыта. После того как я вернулась из Европы, вынеся из этой поездки намного больше опыта, чем из всего остального, почему бы им было не помочь мне занять свое нынешнее положение? Ведь однажды они уверились в том, что я достаточно хорошо усвоила свой урок! Тебе следует знать, что они довольно странная семья. Старая ведьма среди них - самая злая и опасная, а что касается мужчин, то от них тебе надо особенно предостеречься, потому что все они очень обаятельны и способны пленить любую женщину. Но в душе они такие же злобные и изворотливые, как и она. Будь осторожна, если один из них вздумает ухаживать за тобой, и не доверяй ему ни в чем! Я-то знаю все их секреты и то, какого рода удовольствие они получают от моего нахождения здесь и в других домах, куда
я езжу, чтобы удовлетворять разные извращения. - Взглянув на Алексу и убедившись, что выражение ее лица резко изменилось, Соланж только пожала плечами и покачала головой, взметнув свои каштановые кудри. Затем она улыбнулась племяннице, почти завидуя ей: - Какой приятный сюрприз ты мне доставила, появившись здесь! И хорошо, что мне уже особенно нечем тебя удивить. А теперь, я думаю, ты должна сказать, чем я могу помочь тебе; хотя, как ты сама понимаешь, в моем нынешнем положении я фактически ничего не могу сделать и даже ни о чем не могу говорить открыто. Кроме того, тебе следует быть очень осторожной, если ты решишь посетить меня снова, особенно когда им станет известно, кто ты.
        - Возможно, что ты мне что-нибудь посоветуешь по этому поводу? Я была бы очень рада приезжать к тебе так часто, как смогу, но, естественно, чтобы они не знали, что мы нашли друг друга.
        - Да, разумеется, - подтвердила Соланж и вновь рассмеялась над нелепостью всего этого. Возможно, ей действительно удастся отомстить, о чем она мечтала долгие годы. Она в четвертый (а может быть, и в пятый?) раз наполнила свой бокал шампанским и звонком потребовала новую бутылку, вспомнив, как это было, когда Кевин Дэмерон, маркиз Ньюбери, ослаб перед ее напором и сделал своей любовницей. Он привез ее на небольшую виллу в лесу святого Джона, которая была огорожена каменным забором и имела замечательный сад с небольшим водоемом, посреди которого возвышался фонтан. Внутри вилла была так замечательно обставлена, что она чувствовала себя как в раю. О, Боже мой, с какой безумной страстью она его тогда любила! Она делала все, о чем он ее просил, и была для него всем, чем он хотел ее видеть, ни перед чем не останавливаясь, лишь бы доставить ему удовольствие. Какой идиотизм!
        - Можешь представить, я позволила себе стать его рабыней. Более того, я была его вещью! О да, по твоим глазам я вижу твое недоумение - как это случилось с такой умной женщиной, как я, и почему? Но все это лишь потому, что ты никогда не придавала большого значения любви, поэтому моли Бога о том, чтобы такая глупость никогда не случилась с тобой!
        - Если это слишком болезненно для тебя… - осторожно начала Алекса, но тетка презрительно отмахнулась от ее слов.
        - С какой стати это должно быть болезненным сейчас? Все уже в прошлом, и я освободилась от этой страсти. - Соланж вновь отпила глоток шампанского и продолжила: - Это было уже после его пребывания в турецкой тюрьме, которая его так изменила. Моя сестра никогда не знала Кевина так, как я, потому что я знала его уже иным. Он был еще безрассудным мальчишкой, когда они оба решились на это приключение - тайную свадьбу. Он собирался стать поэтом, как и его кумир Байрон. Но когда он вернулся назад, внешне он стал красивее, что делало его еще более привлекательным для меня, - только это я и заметила в нем в первую очередь. Позднее, когда он начал говорить во сне, без конца ворочаться и вскрикивать от своих ночных кошмаров, я стала догадываться о том, что они сделали с ним. - Соланж рассмеялась горьким смехом. - Я полагаю, что именно поэтому он и делал со мной то, что делал, - впрочем, не только со мной, но и с другими женщинами, которых он покупал на ночь. Ты выглядишь потрясенной, моя дорогая! С тех пор я поняла, что многое из того, что мы с ним делали, является весьма распространенным и существует
множество других человеческих извращений, потворствовать которым намного хуже.
        В течение нескольких дней после этого Алекса просыпалась по ночам от ужаса, обнаруживая себя в холодном поту. Ее отец! Невозможно примирить в сознании два этих противоположных описания - веселый и блестящий представитель золотой молодежи, идеалист и поэт; и промотавшийся распутник, находящий для себя подлинное удовольствие в том, чтобы причинять боль и заставлять деградировать других. Хотя Орланда уже намекала на это, но именно Соланж рассказала ей обо всем открыто, ничего не утаив, даже самых омерзительных подробностей.
        - Ну-ка помоги мне расстегнуть платье, - говорила Соланж, поднимаясь с места, - ты сейчас узнаешь, почему я вынуждена носить одежду, которая закрывает мою спину. А ведь у меня была очень хорошенькая спина, и все мои любовники об этом говорили - и даже он, нанося те ужасные рубцы, которые ты сейчас видишь. Впрочем, некоторых мужчин они даже возбуждают.
        Не было ли все это одной из тех опасностей, от которых хотел предостеречь ее дорогой сэр Джон, чтобы она смогла успешно избежать подобного? Неужели все мужчины скрывают такие ужасные и омерзительные побуждения за своими вежливыми манерами и очаровательными улыбками? Вспоминая против своей воли одну особенно очаровательную улыбку, которая имела своей целью, по меньшей мере, обольстить ее, Алекса не могла не содрогнуться, думая, что и она могла бы поддаться тому пугающему чувству, которое ее тетка называла одержимостью. Но теперь она будет держаться подальше от этого Дэмерона. Она даже узнала, что сейчас он находится вдали от Лондона, покупает лошадей, и никто не имеет представления, когда он может вернуться. Может быть, это было не слишком осмотрительно с его стороны, но зато значительно облегчало воплощение ее планов. Даже сейчас, восхищаясь модным покроем своего нового платья для верховой езды, которое благодаря серой ткани называлось
«лондонским туманом», Алекса горячо надеялась, что дела не позволят ему вернуться в течение ближайших недель. Последний раз взглянув на себя в зеркало, желая убедиться, что ее черная шелковая шляпа с шифоновой вуалью сидит на голове под прямым углом, Алекса отправилась вниз, где ее уже ждала терпеливая подруга, и сказала, что она, наконец, готова первый раз совершить верховую прогулку в парке.



        Глава 30

        - Они уверяют, что ее верховые костюмы спроектированы и сшиты самим Стультцем. А шляпы, которые она носит под эти костюмы, прямо от Локка, и ботинки, разумеется, от Медвина. Такие характерные особенности ни с чем невозможно спутать.
        - Но ведь это мастерские для джентльменов!
        - Какая разница, моя дорогая? Все эти леди теперь посещают их ради своих новых нарядов для верховой езды. Барлоу уже жаловался, что его жена и дочери заказали себе все новое.
        - Я знаю от самой княгини о том, что она заказала себе все новые платья на этот сезон у миссис Белл из Кливленд-Роу. А я-то удивлялась, чем она была так занята последнее время!
        - Я слышала, что она действительно стала владелицей дома на площади Белгрейв после лорда и леди Морекамб. Не считаете ли вы, что нам пора оставить карты. В конце концов, если дорогая леди Марджери поручилась за нее…
        - Да, старина, она представляет собой нечто вроде богатой вдовы набоба, как я об этом слышал. И при этом ничем не занята. У мужа был титул и все это богатство, кроме того, он принадлежал к старинной фамилии. Но ей все это досталось благодаря фортуне, как мне говорили.
        - Будь я проклят! Я бы и сам вступил в ряды охотников за фортуной, если б только был моложе! Прекрасная наездница - так хорошо сидит на лошади. Она выделяется даже на фоне нашей несравненной мисс Скиттлз, которую мы видели этим утром. Вам следовало бы быть там самому.
        Большая часть раздражения леди Элен Дэмерон, присутствовавшей на этом
«неформальном» приеме, была вызвана тем, что каждый из присутствующих, казалось, не мог говорить ни о чем другом, кроме этого «дерзкого создания». Прекрасной незнакомкой назвал ее какой-то романтически настроенный болван, и все другие с восторгом подхватили это прозвище. Почему есть такие мужчины, которые в некоторых отношениях удивительно легковерны? «Объездчица лошадей» - не так ли они называли женщин, подобных Катрин Уолтерс, которая была известна под прозвищем Скиттлз (кегли) главным образом за то, что любила красоваться на своих диких, почти неуправляемых лошадях на Роттен-Роу? Содержать женщину - значит купить ее и платить за нее. Элен, разумеется, никогда и не предполагала, что будет разбираться в таких вещах, но ее бабка была достаточно откровенна, когда объясняла ей, на что похожи мужчины, даже когда они женятся.
        - Наделаешь им кучу детей, а они в итоге оставят тебя одну, моя дорогая. Им нужны шлюхи или распутницы - как бы их теперь ни называли. Эти-то видят только самые гнусные стороны людей, и пусть это лучше видят они, чем ты. Помни об этом.
        Она, эта женщина, о которой все вокруг говорили, была, вероятно, одной из них, несмотря на ее так называемые связи. Кто еще будет выставлять напоказ свое умение ездить верхом, не зная, что каждый наблюдающий за ней будет сравнивать ее со Скиттлз, и даже держать пари на одну из них? Леди бы, конечно, себе этого не позволила!
        - Что случилось, детка? Молчишь и тоскуешь, уж не томишься ли ты по деревне?
        Элен даже не заметила Чарльза, виконта Диринга, подошедшего к ней в сопровождении ее ненавистных дядьев.
        Элен улыбнулась им слащавой улыбкой, предупреждая их поклоны, и позволила поцеловать свои маленькие ручки.
        - Почему это я должна тосковать о деревне, когда нахожу Лондон и свой первый сезон в нем такими возбуждающе-интересными? Почему только этот город полон сплетен… а я вынуждена сидеть здесь рядом с мамой? Мы вместе пытаемся решить самую таинственную загадку этого вечера. Не так ли, мама?
        Леди Айрис, которая искала свою подругу леди Стоке в этом шумном собрании, озабоченно кивнула, уже начиная беспокоиться о том, не придется ли им уйти достаточно рано, чтобы посетить театральный прием, устраиваемый Эйнсли.
        - Прекрасная незнакомка, - сказала Элен с легким смешком, - о небо, я думаю, что только об этом мы и слышим весь вечер. Это почти такая же необычная кличка, как Скиттлз, вам не кажется? - Она с притворной наивностью окинула взглядом всех троих джентльменов, прежде чем осуждающе пожать своими покатыми белыми плечами, чтобы нагляднее продемонстрировать их совершенство. - Вы даже и представить себе не можете, какие вещи говорят эти люди, и я теперь искренне жалею, что не уговорила маму взять один из наших экипажей и отправиться на прогулку в парк сегодня утром, чтобы увидеть все самим. А кстати, вы там случайно не были? Это действительно та самая женщина, которую вы видели с леди Марджери у Гюнтера день или два назад?
        Пока два виконта, перебивая друг друга, рассказывали о прекрасной (сама Элен была в этом не слишком уверена) молодой леди Трэйверс, ее безупречном верховом наряде (конечно, от Стультца!) и чистокровной гнедой лошади, острые глаза Элен не могли упустить того факта, что лорд Чарльз оставался при этом необычайно задумчив и молчалив.
        - Но если она такая леди и так безгранично богата, - простодушно спросила она, - почему никто не знает об ее происхождении и о том, откуда она взялась? Если только она не испанка, не итальянка или что-нибудь вроде этого…
        И только после этого в разговор вмешался Чарльз и каким-то странно-бесцеремонным тоном заметил:
        - О, у меня есть чувство, что леди Трэйверс произошла из крепкого и отважного английского рода, хотя сам я приехал в парк слишком поздно, чтобы полюбоваться на нее в это утро.
        И как Элен ни пыталась, но ей ничего больше не удалось выжать из него за весь оставшийся вечер.
        - Ну, моя дорогая! Кажется, весь Лондон только и говорит о тебе, причем в самых лестных выражениях, разумеется. С твоей стороны будет очень разумно оставаться слегка таинственной, по меньшей мере, до бала в Стафорд-Хаус. И - о боги! - взгляни-ка на эти визитные карточки - вот верный знак принятия в общество, ты и сама это знаешь.
        Алекса и леди Марджери только что вернулись, проведя утомительные полдня в хождении по магазинам Риджент-стрит, и теперь увидели, что серебряный поднос в холле был уже завален грудой тисненных золотом карточек, на что Алекса только слегка нахмурилась, пребывая в несколько озабоченном состоянии духа.
        - Я полагаю, что мистер Джарвис был прав и мне следует нанять секретаря, - сказала она, направляясь в свою любимую светлую и воздушную комнату, в которой она велела сменить обстановку, так что теперь ее можно было использовать в качестве кабинета и убежища одновременно. - Поскольку я уже посылала вежливые ответы на все эти приглашения и это занимало меня до полудня. - Она сделала паузу, наполовину повернувшись к окну, а затем добавила, словно эта мысль только что пришла ей в голову: - Я вижу, что за последние несколько дней на площади происходит какая-то активная деятельность. Бриджит упоминала о том, что это связано с решением вдовы маркиза Ньюбери обосноваться в своем доме. Не думаете ли вы, что она может почувствовать себя достаточно заинтересованной и прислать сюда одного из своих слуг, чтобы оставить свою карточку? Я просто не представляю, что буду делать в этом случае!
        Леди Марджери, которая, как только они вошли, с легким вздохом опустилась в кресло, теперь вздохнула еще раз и с удивлением посмотрела на молодую женщину, которая повернулась к ней:
        - Я думаю, дорогая, что это будет зависеть от того, чего ты собираешься, в конце концов, достичь, если только ты сама это знаешь. Ты уже обратила на себя всеобщее внимание и заставила всех жужжать от предположений на тему, кто ты и откуда появилась. И я лично не сомневаюсь, что, после того как у тебя состоится формальный дебют в обществе - в Стафорд-Хаус на следующей неделе, - ты создашь себе устойчивое положение в лучших кругах света, если только это действительно все, чего тебе хочется! - Она утомленно повела рукой в сторону Алексы, чей взгляд выражал удивление и настороженность. - Ты позволишь мне быть откровенной? В конце концов, мы были открыты друг для друга с самого начала, и ты знаешь все, что известно мне и моему мужу. Проблема состоит в том, моя милая, - и я надеюсь, что ты об этом внимательно подумаешь на досуге, ведь ты знаешь, как хорошо я к тебе отношусь, - что действительно ли ты уверена в том, чего хочешь? А из того, что ты хочешь, ты знаешь, что можешь приобрести, но и что можешь потерять?
        А чего она в конце концов действительно хочет достичь? Алекса уже задавала себе этот вопрос много раз, ну а что касается того, что она может потерять из имеющегося, то эту мысль она отгоняла от себя с легкостью, поскольку пребывала почти в таком же состоянии духа, как испанский завоеватель Кортес, который при высадке в Америку сжег все свои корабли, чтобы со своими последователями всегда двигаться только вперед и никогда назад. А она ничего не имела, и ей некуда было возвращаться.
        Она сказала себе все это, пока медленно шла от окна к своему столу, а теперь стояла рядом с ним и задумчиво барабанила пальцами по полированной поверхности. Мистер Джарвис уже однажды указывал ей на «опасности и ловушки», как он сам их назвал. Во-первых, это профессия ее тетушки, во-вторых, это недавняя смерть мужа, в-третьих - и самое важное, - это собственное неблагоразумие (он был достаточно вежлив, чтобы не употребить слово «глупость», подумалось ей с кривой усмешкой) во время той роковой ночи в Риме. В конце концов, мужчины обычно бывают доверчивы, и он мог слишком легко разболтать ту историю, что ее отдали в публичный дом для обслуживания его гостей. Но сделает ли он это на самом деле? Алекса потрясла головой, чтобы прогнать непрошеную мысль из своего сознания.
        - Вы сами сказали, что я обратила на себя внимание, - наконец произнесла она, - не следует ли мне предпринять что-нибудь еще в этом направлении? Например, позволить им прийти ко мне первыми, когда они начнут удивляться, связывать все факты воедино и задаваться вопросами? Возможно, это и есть все, что я хочу, - увидеть, как они мучаются от подозрений и начинают опасаться последствий. Впрочем, я не знаю! Но я хочу, чтобы они все узнали, кто я такая! Эта ведьма, моя бабушка, Кевин Эдвард Дэмерон, маркиз Ньюбери, его вторая жена и его незаконнорожденные дочери… Вы думаете, он о чем-нибудь побеспокоится, прежде чем выдавать замуж прекрасную Элен, когда узнает правду? Пусть об этом не знает никто, но надо, чтобы узнали они и чтобы жили с постоянным ощущением: я в любой момент могу свалить их с высоких насестов, как только сочту это нужным!
        - Хорошо, дорогая, но давай обдумаем все это более тщательно и взвесим все возможные последствия, ладно? - И затем, отбросив свой торжественный тон, так что в ее глазах замелькали озорные искорки, леди Марджери добавила: - Следует признать, что я хотела бы поскорее увидеть их лица в тот момент, когда ты сделаешь реверанс перед королевой. Но ты должна пообещать, что до того момента будешь само благоразумие!
        После того как ее подруга удалилась, Алекса как-то виновато подумала, что мистер Джарвис, у которого были связи повсюду, мог узнать, что она виделась со своей теткой, несмотря на его советы, и что, дважды связавшись с ней при помощи гонца, намеревалась вскоре посетить ее снова. Ей предстояло выяснить еще так много! Включая…
        Алекса взяла в руки небрежно написанную записку, которая лежала в одной из экстравагантных корзин с цветами, которые она получила в последние несколько дней. Она еще не говорила о ней мистеру Джарвису, поскольку хотела поразмыслить над ней первой. Как ей следовало себя вести с лордом Чарльзом Лоуренсом? Она уже ничего к нему больше не испытывала, да и сомнительно, чтобы испытывала что-либо раньше. Но он видел ее во время верховой прогулки, а имя Трэйверс, очевидно, затронуло в нем какую-то чувствительную струнку, ведь он был почти уверен, что она и есть та самая мисс Александра Ховард, с которой он имел честь познакомиться на Цейлоне в прошлом году. Она вновь нахмурила брови, перечитав его записку.

«…Если я ошибся или показался вам слишком самонадеянным, умоляю простить меня. Но если „прекрасная незнакомка“ и та молодая леди, которая часто посещает мои сны с того самого момента, когда мне силой воспрепятствовали прийти на наше последнее место встречи, одно и то же лицо… Я почти боюсь сказать что-то большее, кроме того, что уверен в том, что это именно вы, поскольку во всем мире нет больше второй такой женщины с этими удивительно выразительными глазами и неповторимыми волосами, которые каким-то волшебным образом вобрали в себя переменчивые краски осени. Итак, я остаюсь в недоумении до тех пор, пока вы не соблаговолите или признать наше прежнее знакомство, или отвергнуть его.
        Диринг».
        Какое изысканное и почти поэтическое послание! Алекса подумала об этом с долей цинизма, вновь роняя его на свой туалетный столик. Он даже подчеркивает - «силой воспрепятствовали», но так ли было на самом деле или прав был Николас, который рассказывал об этом? Впрочем, Николас Дэмерон лгал уже много раз. Но она не хотела думать о нем. Лорд Чарльз был ее кузеном, то есть фактически у них была общая бабушка. Что, если она заставила его влюбиться в себя? Внезапно Алексе пришла в голову мысль, что они (как она называла про себя все семейство своих врагов), даже если знают, кем она на самом деле является, вряд ли осведомлены о том, насколько она знакома со своим истинным прошлым, и это придавало всей ситуации несколько ироничный оттенок. И что, если бы именно лорд Чарльз представил ее всем своим родственникам, особенно со стороны матери? После этого, услышав об ее имени и происхождении, кое-кто из них должен явно забеспокоиться и удивиться, постаравшись не подать при этом виду.
        Если лорд Чарльз надеялся получить ответ на свое довольно пылкое послание, то в следующий раз, когда он увидел леди Трэйверс катающейся в парке, был изрядно разочарован, - она вновь была со своей подругой леди Марджери и разговаривала только с ней да с графиней Джерси, которой ее представили. Какой же чудесной наездницей она была, и он это помнил еще по давней прогулке в Коломбо. Трудно было поверить, что это происходило менее чем год назад. Но за этот короткий промежуток времени она успела и выйти замуж, и овдоветь! Насколько опытней она теперь стала? Она все еще была тонкой и стройной, как ивовая ветвь, и не слишком-то изменилась, не считая новой прически и модной, дорогой одежды. Но самое главное было в том, что она приобрела какие-то не поддающиеся определению самоуверенность, самообладание и совершенство. Леди Трэйверс. Неужели она действительно вышла замуж за старика, которого называла не иначе как «дядя»? Он был баронетом - и очень богат в придачу, если только Чарльзу не изменяет память. А теперь все это богатство перешло к ней, чтобы она могла его проматывать и наслаждаться жизнью, по
крайней мере, до тех пор, пока не позволит себе угодить в сети одного из охотников за удачей, которыми кишит этот город. Чарльз обнаружил, что хмурится, вспоминая своих ближайших друзей, которым случалось быть такими же истощенными жизнью, каким и он сам был в тот момент, когда почувствовал ее влияние. Александра. Алекса, как называла ее забывчивая тетушка. Он хотел ее даже тогда и рассчитывал привезти в Англию в качестве своей протеже. Возможно, так бы все и было, если бы не вмешался этот чертов Николас! Но, в конце концов, все к лучшему - она здесь, в Лондоне, и не только богата, но и принята во всех домах!
        Решив набраться терпения, лорд Чарльз задумал совершать регулярные прогулки в то же самое время, что и она. Он говорил себе, что леди Трэйверс, без сомнения, уже стала очень осторожной в окружении всех этих ловцов фортуны, из-за которых она появляется на публике с таким отчужденным и равнодушным видом. Даже твердолобые старые вдовы стали неохотно склоняться к тому, что леди Трэйверс, несмотря на всю свою очевидную молодость, кажется довольно спокойной и серьезной молодой женщиной, которая знает и уважает традиции и условности. Лорд Чарльз не смог сдержать улыбки, когда внезапно подумал о своей бабке - вдове маркиза Ньюбери - и о ее возможной реакции. Она переехала в старый дом Ньюбери на весь остальной сезон, и ему неизбежно придется появиться там, чтобы засвидетельствовать ей свое почтение. Какое удивительное совпадение, что леди Трэйверс живет на той же Белгрейвской площади в доме напротив!
        Так как бабка настаивала на строгом соблюдении всех формальностей, лорд Чарльз решил оставить свою визитку ее дворецкому на следующий день по дороге в парк. Однако он пришел в полное замешательство, когда ему предложили подождать в библиотеке. Впрочем, через несколько минут, он вздохнул с облегчением, когда увидел, что к нему спускается его племянница - третья дочь его дяди Ньюбери, Филиппа, и радостно объявляет, что бабушка решила поручить ему сопровождать их во время прогулки в парк, чтобы понаблюдать там за катающимися на лошадях, поскольку ее собственные сыновья, как всегда, опаздывали и, вероятно, уже забыли о своем обещании.
        - И я этому по-настоящему рада, потому что хотела поехать туда именно с тобой, - запыхавшись, добавила Филиппа, прежде чем Элен спустилась по ступеням, демонстрируя свое раздражение, вызванное тем, что ее обременяют обществом младших сестер.
        Вскоре, однако, она удивительно быстро заулыбалась своими слащавыми улыбками; присоединившись к лорду Чарльзу и Филиппе, Элен объяснила своему «дорогому и самому обаятельному» кузену, что все три сестры были приглашены провести несколько дней со своей бабушкой, которая задумала устроить бал для нее, Элен. Не правда ли, это замечательно?
        - И я собираюсь помочь ей со списком гостей и со всем остальным тоже. В конце концов, как об этом постоянно напоминает мне бабушка, недалек тот день, когда я буду давать собственные балы. - Она издала один из своих звонких смешков, прежде чем бросить быстрый взгляд в сторону казавшегося озабоченным кузена, и лукаво добавила: - То есть, разумеется, если я смогу вытащить Эмбри в Лондон на весь этот сезон! - Она вновь издала смешок и продолжила: - Хотя я должна признать, что в данный момент не могу не чувствовать значительного облегчения от того, что Эмбри занят покупкой лошадей, вместо того чтобы наблюдать за их наездницами, как это делают остальные одурманенные подобным зрелищем джентльмены, или стать еще одним восторженным обожателем этой загадочной леди! Удалось ли кому-нибудь что-либо узнать об ее происхождении?
        - Я уверен, что ее происхождение достаточно респектабельно, - автоматически ответил Чарльз, наблюдая за толпой элегантно одетых леди и джентльменов, которые приехали раньше их и теперь прогуливались взад и вперед или пешком, или верхом на лошадях и при этом непрерывно наблюдали друг за другом. - А ты не будешь кататься верхом сегодня? - почти злобно добавил он, зная, как ненавидит Элен, когда ее затмевает кто-то другой. - Я вижу здесь нескольких твоих друзей, которые уже машут тебе руками. Ты ведь не слишком боишься прокатиться на этой арабской кобыле из конюшни твоей бабушки, не так, ли? Возможно, что я могу испытать ее первым, если только Ианта не будет готова принять этот вызов.
        Этого было вполне достаточно для Элен, чье лукавство мгновенно испарилось, и она зло огрызнулась в ответ:
        - Я думаю, что я достаточно хорошая наездница, чтобы справиться с любой лошадью, пригодной для верховой езды; хотя, конечно, и благодарна тебе за заботу. Но и твоя лошадь достаточно свежа и вполне способна причинить беспокойство. В этом случае я буду очень рада отказаться от удовольствия прокатиться по Роттен-Роу, чтобы позволить тебе сделать то же самое.
        Вместо того чтобы ответить ей в том же духе, что он и намеревался сделать, лорд Чарльз взглянул на часы, которые он вынул из кармана жилета, и лишь пожал плечами, как бы советуя своей кузине поскорее сесть на лошадь и приготовиться к поездке; в противном случае они могут уже никого не застать.
        Решив, что не стоит демонстрировать утрату самообладания, леди Элен последовала примеру кузена и вскочила на одну из тех лошадей, которые следовали на привязи за их большим открытым экипажем, прекрасно сознавая при этом, когда они уже поскакали галопом к группе своих знакомых, что ее серебристо-серый френч и темная грива кобылы в сочетании с изысканной манерой ее верховой езды и собственными золотистыми волосами произведут сильное впечатление. И действительно, она удостоилась стольких комплиментов от тех знакомых, к которым они подъехали, что начала улыбаться совершенно искренне, а ее щеки заметно порозовели, что придало ей дополнительное обаяние.
        Все шло и должно было идти прекрасно, если бы только они не встретили леди Трэйверс на гнедом жеребце в белых чулках и с белой звездой на лбу, которую сопровождал только ее собственный грум, скакавший позади нее. На этот раз она была одета в верховой костюм строгого покроя, черного цвета, который был оторочен черным же бархатом, причем строгость этого костюма слегка смягчалась белым атласом и шелком и весьма интригующим видом белых муслиновых шаровар, которые она надела под свои юбки. Элен услышала, что все это было воспринято как само собой разумеющееся, но сама-то подумала про себя, что и все они могли бы одеться не менее вульгарным образом, поскольку леди Трэйверс подавала тому великолепный пример.
        Все это вертелось у Элен на кончике языка, когда глазам собравшихся предстала модно одетая женщина, буквально пролетевшая мимо них на огромной черной лошади, которая казалась совершенно дикой и неуправляемой, и при этом ее наездница еще имела глупость придерживать поводья только одной рукой, затянутой в перчатку, в то время как другой рукой она помахала всем окружающим.
        - Это Скиттлз! - раздался восхищенный мужской голос, который тут же рассмеялся, увидев, как нервная серая кобыла Элен взбрыкнула задом, едва не сбросив свою наездницу на землю, и метнулась в сторону, противоположную той, в которую промчался черный жеребец. В течение нескольких ужасных моментов Элен изо всех сил натягивала поводья и даже вцепилась в гриву своей лошади, чувствуя, как все завертелось у нее перед глазами - деревья, кусты, другие лошади и их всадники. Она увидела открытые рты, услышала тревожные возгласы, но ее кобыла уже неслась во весь опор так, что только ветер свистел в ушах да слышался громовой стук копыт. Слегка опомнившись, Элен поняла, что не только осталась в живых, но даже избежала унижения быть сброшенной на землю на глазах у всех остальных. Но ведь она могла даже погибнуть! Элен заставила себя сесть прямо и слегка трясущимися руками попыталась поправить шляпу, страусиные перья которой сейчас свешивались ей прямо на глаза, вместо того чтобы весело и небрежно развеваться позади.
        - Эй, позвольте мне помочь вам, - послышался уверенный женский голос, и, прежде чем Элен успела запротестовать, она обнаружила, что ее лицо уже ничто не загораживает, а шелковая шляпа сидит прямо на копне ее золотистых волос, на укладывание которых ее горничная потратила сегодня целых два часа. Тот же самый весьма прозаичный женский голос сделал комплимент ее шляпке и только потом добавил вполне уместное в таких случаях замечание, что любая лошадь в любой момент может понести и их почти невозможно контролировать, если только не знать, что у них на уме.
        - И со мной это случалось несколько раз, а иногда даже заканчивалось весьма неприятным падением!
        Увидев свою собеседницу, Элен едва не вскрикнула от досады…
        - Как мы сможем отблагодарить вас? - горячо поинтересовался лорд Чарльз, подъезжая к ним. - Я думаю, все остальные и даже я сам были просто парализованы, и только вы вовремя сообразили, что нужно делать! Я…
        - Я всегда действую достаточно быстро, особенно когда речь идет о том, чтобы принять брошенный вызов, - сухо ответила Алекса и отпустила поводья арабской кобылы Элен. - Фактически в тот момент я уже начала двигаться, а потому мне не составило особого труда поймать ее. - Она легко передернула плечами. - И нет никакой необходимости благодарить, поскольку любой мог сделать то же самое, а я лишь оказалась первой.
        Элен ощущала на себе множество любопытствующих взглядов подъехавших всадников и прекрасно понимала, чем обязана этой женщине, которая одна только и смогла остановить ее бешено мчащуюся кобылу. С большим трудом, крайне неохотно она уже готовилась произнести несколько слов благодарности, как вдруг услышала приглушенный голос своего кузена, который говорил ее спасительнице:
        - Но ведь именно вы начали действовать первой! Вы всегда были превосходной наездницей, и я прекрасно это помню. Не окажете ли вы мне честь принять, по крайней мере, мою глубочайшую благодарность, даже если вы отказались принять мои извинения за то, что некоторые вещи я был не в состоянии контролировать?
        Только Алекса видела, каким взглядом окинула их обоих леди Элен, прищурив свои холодные голубые глаза, и именно это побудило ее одарить смущенного лорда Чарльза приветливой улыбкой, а затем любезно ответить:
        - Я думаю, что у меня хватало здравого смысла даже тогда, чтобы предположить все возможные последствия. А как только они наступили, я больше не могла оставаться в Коломбо. - Она повернулась к своей сестре по отцу с очаровательной улыбкой, а лорду Чарльзу слегка кивнула, словно давая понять, что разговор окончен. - Надеюсь, что остальная часть вашей прогулки будет более приятной. А сейчас, я думаю, мне следует…
        - Пожалуйста! Извините… Я будто дара речи лишилась. Но я просто была застигнута врасплох. Тем не менее, я действительно вам очень благодарна за вашу помощь!
        Противоречивая и нерешительная попытка Элен выразить благодарность вызвала в ответ лишь легкое пожатие плеч Алексы.
        - Не за что. Желаю приятно провести время!
        И прежде чем лорд Чарльз нашелся, что сказать еще, она повернула свою лошадь и помчалась прочь, предоставив ему смотреть ей вслед задумчивым и восхищенным взором, в то время как его кузина кипела от ярости, преисполненная подозрений и многочисленных вопросов.



        Глава 31

        - О, моя леди, я вполне уверена, что этим вечером ни одно другое бальное платье не сможет сравниться с вашим. У меня даже дух захватывает, когда я его вижу!
        Несмотря на восторг Бриджит, Алекса продолжала критически изучать себя в зеркалах, которые отражали ее со всех сторон. Этим вечером ее цветами будут зеленый и золотой. Темно-зеленый бархат, подобранный в оборках золотыми розетками, открывал полоски зеленого шелка и газа, вытканные золотыми нитями, которые создавали эффект мерцания, когда она двигалась. Из драгоценных камней Алекса выбрала изумруды, оправленные в золото, - ожерелье, браслет и серьги. Свои тщательно причесанные волосы она украсила золотыми розами с лепестками из жадеита. Цвет ее собственных щек и губ мог бы соперничать с цветом натуральных роз, и все эти тщательно подобранные детали сделали ее внешний облик неузнаваемо странным для нее самой. Была ли она красива? И действительно ли все думали именно так? А заботило ли это ее саму, в конце концов?
        И несмотря даже на то, что она столько внимания уделила своему внешнему виду, Алекса, тем не менее, почувствовала, как у нее перехватывает дыхание и бешено колотится сердце, когда они прибыли в Стафорд-Хаус. Она даже вынуждена была опереться на руку мистера Джарвиса, пока леди Марджери представляла ее всем своим друзьям и знакомым.
        Имена и лица - некоторые дружелюбные, некоторые просто любопытствующие; и глаза, глаза, внимательно изучающие все детали ее бального платья, прически, драгоценностей…
        - Ах, эти волосы! Теперь я знаю, на кого она кажется похожей издалека, - разумеется, на Аделину. Никто другой в наши дни не имел волос такого оттенка.
        Пораженная Айрис, невестка маркизы, прошептала что-то в ответ матери, старой вдове-герцогине, заставив ее удивленно поднять брови и еще раз вскинуть свой лорнет на Алексу, внимательно изучая ее волосы и тот упрямый подбородок, который делал ее похожей на маркизу.
        - Но ведь ты никогда не знала Аделину молодой, не так ли? Тогда откуда ты можешь все это знать?
        - Не пройти ли нам дальше? - твердым голосом поинтересовался мистер Джарвис и заставил Алексу последовать за ним, хотя она была очень заинтригована тем, как внимательно ее изучала старая леди. Однако в следующий момент Алекса с ужасом поняла, что они спускаются по лестнице вместе с толпой других приглашенных, чтобы быть представленными герцогу и герцогине Сазерленд и их самым почетным гостям - королеве Виктории и принцу Альберту.
        - Итак, это и есть леди Трэйверс? Я должна заметить, что она представляет собой не вполне то, что я ожидала увидеть. А ты, Кевин, что думаешь по этому поводу?
        - А почему ты меня об этом спрашиваешь, дорогая сестра? Я думаю, что моя жена и дочери намного лучше осведомлены о том, что собой представляет эта леди. - Маркиз Ньюбери одарил сестру одной из своих скучающих, циничных улыбок, прежде чем оставить ее и присоединиться к небольшой группе своих приятелей, которые толпились у дверей вестибюля, ведущих в нижний этаж большого зала. Те слухи, которые так занимали его сестру, представляли для него не больше интереса, чем их объект, до тех пор, пока он не обнаружил, что даже его друзья обсуждали все ту же леди Трэйверс, оставив свои политические споры. Только тогда он соблаговолил бросить небрежный взгляд в ее сторону, не ожидая увидеть ничего необычного.
        - Это Диринг стоит там, рядом с нашей знаменитой красавицей? Богатая вдова - и молода к тому же!
        Если бы пресыщенный жизнью маркиз не обронил этого замечания, то его молчание так и осталось бы незамеченным, поскольку было известно, что он обычно не интересовался самыми модными красавицами и самыми последними слухами, если только эти слухи не касались международных дел. Ничего фактически не изменилось в его поведении даже после того, как он первый раз взглянул на Алексу, на какое-то мимолетное мгновение поймал ее взгляд, а затем повернулся и не спеша вышел в дверь, исчезнув из виду.
        Ну а, в конце концов, чего она ожидала? Это - ее отец, ее настоящий отец, о котором она уже знала так много… И это знание давало ей определенные преимущества перед ним. Алекса смогла вполне естественно улыбнуться лорду Чарльзу, когда он предстал перед ней, и даже сама познакомила его с мистером Джарвисом и леди Марджери. Итак, она сумела выдержать самое худшее из тех испытаний, к которым готовилась последние две недели. Королева и принц-консорт были более чем любезны, как и герцог и герцогиня Сазерленд. Но самое главное было именно в том, что она наконец-то увидела маркиза Ньюбери и выяснила, что ему нелегко понравиться.
        Они решили уехать рано, сразу после первой кадрили. Было хорошо известно, что молодая королева запретила танцевать вальсы во время своих еженедельных небольших балов, которые она устраивала в этом дворце, и ее подруга герцогиня Сазерленд тактично приказала организовать два оркестра - один внутри, в большом бальном зале, для увеселения королевы, другой снаружи (если только это можно так назвать), под зеленым стеклянным куполом консерватории, где уже можно было танцевать и вальсы.
        Свой первый танец Алекса танцевала с мистером Джарвисом, а лорд Чарльз оказался достаточно хитер для того, чтобы пригласить леди Марджери. После этого уже казалось вполне уместным предоставить возможность мистеру Джарвису потанцевать со своей женой, прежде чем они уедут.
        - Ты полагаешь, что Алексу следовало оставлять наедине с этим молодым человеком? Мне не нравится то, каким взглядом он на нее смотрит, когда ему кажется, что мы их не видим.
        - Ну, моя дорогая, я полагаю, что Алекса вполне способна держать Диринга в руках, а потому не имеет значения, насколько томно он на нее смотрит! И в любом случае…
        - Ох! Сейчас не время для томных взоров, и ты сам можешь убедиться почему! - Леди Марджери была так расстроена, что едва не забыла об их непосредственной близости с королевой и принцем Альбертом, пока не почувствовала сильное пожатие мужа, напоминающего ей об осторожности.
        - Я не представляю, как нам удастся уйти, не привлекая к себе слишком много внимания, - спокойно сказал он и добавил: - Я думаю, что стоит сесть и подождать, пока кто-нибудь не выйдет первым, и мне кажется, будет очень интересно узнать, что по этому поводу скажут остальные.
        В самом деле интересно! Слегка смутившись, Алекса поняла, что не вполне осознает причинную связь между событиями, особенно когда они следуют подряд, сплошной чередой. Она протанцевала с лордом Чарльзом и почувствовала вкус к интриге, начиная понимать, что он увлекает ее к открытым дверям, выходящим наружу. Стоит ли следовать за ним или нет? И надо ли разыгрывать из себя респектабельную леди?
        - Вы восхитительны! И я помню все - от нашей первой встречи до той, которая не по моей вине стала последней.
        - У нас была очень интересная беседа, не так ли? - легко вздохнула Алекса и в тот же миг услышала голос, который она меньше всего хотела слышать, причем этот голос звучал где-то позади нее.
        - Могу я попросить прощения за то, что случайно вмешиваюсь в вашу беседу? Мой дорогой Чарльз и… ведь это леди Трэйверс, не так ли? Я бы ни за что в мире не согласился прерывать вас, но здесь находится старая маркиза, и она хочет встретиться с вдовой одного из ее самых дорогих друзей, как она сама выразилась.
        Словно бы он сам это устроил, но в этот момент музыка смолкла, а потому Алексе не оставалось ничего иного, как только повернуться и взглянуть в глаза говорившего. Это была ошибка, и она поняла это через секунду, а потому вновь демонстративно перевела взгляд на лорда Чарльза, который уже заговорил довольно мрачным тоном:
        - Эмбри! Вот уж не знал, что ты решил наконец оторваться от своих лошадей. Китти проявляет слишком большое нетерпение, не так ли?
        Николас Дэмерон, виконт Эмбри, ничуть не смутился, услышав этот грубый намек на ту молодую женщину, которая была больше известна как Скиттлз; он просто небрежно пожал плечами, а затем едко парировал:
        - Китти уже получила ту новую лошадь, которую я обещал ей, но старуха все еще ждет. Как я уже говорил, она ужасно хочет поговорить с леди Трэйверс. Ну естественно, и я тоже, особенно после того, как услышал от Элен об ее героическом спасении.
        Холодный взгляд его зеленых скучающих глаз, похожих на глаза леопарда, столкнулся с ее взором, и Алекса постаралась придать своим глазам самое вызывающее выражение, отметив при этом, как изогнулись уголки его рта в какой-то пародии на улыбку, которую она помнила еще слишком хорошо. После этого он слегка наклонил свою темноволосую голову, что должно было означать поклон.
        - Я надеюсь, вы не будете возражать, если я присоединю свой голос к просьбам моей бабушки и моего кузена? - медоточивым голосом произнесла леди Элен, подходя к ним и беря под руку Николаса. Затем она сделала многозначительную паузу, смерив взглядом своих холодных голубых глаз Алексу с ног до головы. Они были помолвлены с Николасом, хотя, возможно, это было еще не вполне официально. «Впрочем, меня это ни в коей мере не касается», - подумала Алекса, внезапно почувствовав себя униженной только что полученным почти королевским приглашением на встречу, к которой она еще не была готова. Впрочем, это был явный вызов, брошенный ее гордости, и ее собственное упрямство не позволяло уклониться от него.
        - Я боюсь, что наша бабушка, Belle-Mere, как она предпочитает себя называть, довольно грозная особа, - как бы извиняясь, обратился лорд Чарльз к Алексе, - она весьма откровенна и прямолинейна, а потому вам не стоит считать себя обязанной явиться по ее приглашению.
        - После такой характеристики я буду весьма удивлен, если бедную леди Трэйверс не ужасает сама мысль об этом, - саркастически заметил Николас, изгибая бровь, на что Алекса только стиснула зубы, а затем самым холодным и безразличным тоном, каким только смогла, сказала, что, напротив, очень желает встретиться с вдовой маркиза Ньюбери, о которой она уже столько наслышана.
        Вот уж действительно «бедная леди Трэйверс»! И ее ничуть не пугала мысль о встрече, даже если ему хотелось так думать.
        - Как это любезно с вашей стороны, что вы так снисходительны, - еще более слащаво произнесла Элен и затем издала короткий смешок, выдавший всю ее фальшь: - Я думаю, что Belle-Mere чувствует необходимость выразить вам свою благодарность за то, что вы для меня сделали.
        - Вы не будете возражать, если мы проводим вас в оранжерею, не так ли? - Николас произнес это настолько любезным тоном, что Алекса бросила на него быстрый и сердитый взгляд, едва прикоснувшись пальцами к руке лорда Чарльза, которую он галантно предложил ей. Про себя она отметила и то, что Элен буквально прилипла к рукаву своего кузена, всем своим видом показывая, что он принадлежит ей, против чего тот нисколько не возражал. «Какими легковерными глупцами могут быть мужчины!» - презрительно подумала Алекса, прежде чем почувствовала ускоренное биение собственного пульса, вспомнив обо всех предупреждениях, которые она получала относительно той женщины, с кем ей предстояло сейчас встретиться.
        Опасность и приключение… Не являются ли эти слова синонимами? Неожиданно она почти услышала тихий голос сэра Джона, предупреждавшего ее о необходимости сохранять спокойствие духа, несмотря ни на что, поскольку только так она сможет контролировать ситуацию, в которой вскоре может оказаться. Направляясь к оранжерее, Алекса бросила быстрый взгляд на свое отражение в многочисленных зеркалах и лишний раз убедилась, что выглядит великолепно, а потому можно позволить себе покровительственно улыбнуться всем им, даже ненавистному Николасу.
        Обычно их взгляды сталкивались между собой как клинки, высекая искры, и это ускользнуло от внимания лорда Чарльза, которого слишком беспокоила та откровенная манера выражаться, которой придерживалась его бабушка; но не ускользнуло от леди Элен, которая немного задержалась позади, приветствуя свою подругу, в то время как Эмбри ушел вперед. Это натолкнуло ее на определенные размышления: не упустила ли она что-то важное из их беседы? Ведь если Чарльз уже встречал раньше эту роскошную леди Трэйверс, то, возможно, такие встречи были и у Эмбри? Ей захотелось выяснить это, не выказывая особого интереса, и она утешила себя мыслью, что ее бабушке удастся узнать все, что только известно об этой внезапно разбогатевшей женщине, и, если она сочтет нужным это сделать, разрушить все ее претензии на благородство и аристократические замашки. Скорее всего, именно за этим она и пригласила к себе это несносное создание - устроить ей публичный выговор, от которого она уже никогда не сможет оправиться.
        Тем временем, к большому сожалению леди Элен, их продвижение через толпу танцующих и наблюдающих за танцами было довольно медленным. Слишком многих друзей и знакомых приходилось приветствовать самим и, в свою очередь, отвечать на их приветствия; а за всем этим следовала неизбежная процедура представления. Ее обескураживало и то, как спокойно держится леди Трэйверс, не проявляя ни малейших признаков нервозности, хотя то, что ей сейчас предстояло, большинство женщин воспринимали бы как тяжелейшее испытание, особенно если бы это произошло в тот первый раз, когда они только появились в свете. Во время короткой паузы, пока они дожидались, чтобы оркестр доиграл последние такты вальса и несколько пар вальсирующих освободили им дорогу, леди Элен наконец, заговорила, придав своему голосу оттенок снисходительной вежливости:
        - Мой кузен Диринг рассказывал мне о том, что встречался с вами и прежде, леди Трэйверс, но, должна признать, я уже забыла, где это происходило… Помню только, что это было где-то за границей…
        - Да, на Цейлоне, в одной из королевских колоний, - поспешно ответил лорд Чарльз, опережая Алексу, - и я говорил тебе об этом несколько раз, дорогая кузина. Мы удостоились приглашения на бал во дворец губернатора, насколько я помню, - добавил он, бросив мрачный взгляд на виконта Эмбри, который лишь беззаботно пожал плечами.
        - У тебя, должно быть, великолепная память, мой дорогой Чарльз! Сам-то я уже почти забыл тот бал в королевском доме, хотя и помню бассейн во дворце губернатора или некоторые из особенно превосходных пляжей.
        И вновь леди Элен ощутила странное чувство, что она что-то упустила, а потому уже открыла было рот, чтобы задать прямой вопрос о том, действительно ли Эмбри и леди Трэйверс были знакомы прежде, но тут они достигли уютного алькова, где предпочла устроиться вдова маркиза Ньюбери.
        - А! Вот и вы, наконец! Вы не очень-то спешили, не так ли?
        - Вы не можете себе представить, сколько там народу, Belle-Mere!
        - И естественно, мы наткнулись на миллион наших знакомых.
        Элен и лорд Чарльз заговорили почти одновременно, но вдовствующая маркиза не обратила на них никакого внимания. Ее глаза были устремлены на Алексу. Она внимательно изучала ее.
        - Что ж, раз уж вы, наконец, здесь, кто из вас представит нас друг другу? У нашего поколения были хотя бы хорошие манеры! Нет, нет! - Она нетерпеливо махнула рукой, заставляя лорда Чарльза замолчать. - Сделай это ты, Николас. Итак?
        Вежливо, соблюдая все правила этикета, Николас представил всех, при этом не понимая, почему он никак не может освободиться от чувства жалости по отношению к этой маленькой расчетливой стерве, которая сейчас получит то, что заслуживает. Он был удивлен, с какой легкостью она согласилась пойти с ними сюда, а ведь это было для нее крахом всех ее надежд быть принятой в высшем обществе. Черт побери, ей следовало бы быть более предусмотрительной, так же как сейчас ей надо бы быть более испуганной! Но вместо этого она продолжала наивно улыбаться, как будто не заметив откровенного, почти вызывающего взгляда, которым окинула ее маркиза, прежде чем начать говорить.
        - Итак, значит, вы леди Трэйверс, о которой я так много слышала. И вы очень молоды! Никогда не думала, что он когда-нибудь женится, особенно после того тяжелого ранения в Индии, но я полагаю, что в то время вы были еще совсем ребенком! Вы же были замужем за сэром Джоном Трэйверсом, не так ли? А теперь вы вдова… Вы должны мне рассказать, как вы познакомились с ним. Мы были хорошими друзьями, сэр Джон и я.
        - Да, конечно, я знаю об этом, и мне очень хотелось познакомиться с вами, мадам. Мой муж так часто рассказывал мне о вас, что мне даже показалось, что я почти знаю вас, извините меня за дерзость. И да, конечно, как же это я могла забыть, он часто рассказывал мне о своей дружбе с нынешним маркизом Ньюберским и…
        Даже если маркиза сжала свою покрытую серебром трость, никто не мог заметить этого, потому что ее руку не было видно, но тем не менее все, даже Элен, почувствовали напряжение, как бы повисшее в воздухе. Но по непонятной причине Belle-Mere воздержалась от своих едких замечаний и просто сказала:
        - Действительно? Как болтливы становятся мужчины с возрастом и как любят посплетничать! Но вы заинтриговали меня и должны рассказать мне об этом побольше, миссис…
        - Теперь меня зовут леди Трэйверс, мадам. А на Цейлоне меня знали как мисс Ховард. - Алекса с трудом сдержала улыбку. - Я не хочу надоедать вам, рассказывая историю своей семьи, какой бы интересной и занимательной она мне ни казалась. Например, мне говорили, что я очень похожа - внешне и по характеру - на свою бабушку по отцовской линии, хотя скорее мне просто льстили, ибо ее знали как истинную ведьму!
        - Как интересно! Я с удовольствием послушаю историю о вашей семье в ближайшее же время. Элен, дорогая, я надеюсь, ты послала леди Трэйверс приглашение на свой бал, который состоится на следующей неделе? Вы приедете?
        Алекса была вынуждена признать, что маркиза с удивительным хладнокровием и достоинством сумела принять все удары, обрушившиеся на нее.
        - Я посмотрю по своей записной книжке, но я уверена, что смогу освободиться по такому случаю. Вы так любезны!



        Глава 32

        Несмотря на постоянное напоминание себе о том, что она еще не выиграла ни одного сражения, Алекса не могла сдержать бурной радости от того, с никой легкостью прошло это первое столкновение. Более того, в один из моментов создалось такое впечатление, что старая маркиза собирается отступить, хотя, скорее всего это было сделано, лишь чтобы выбрать новое направление для атаки. «Будь осторожна», - говорила себе Алекса, чувствуя, как ее покидает какая-то часть бравады, когда маркиза неожиданно сменила тактику, причем самым удивительным образом из всех возможных, и стала чересчур любезной и обаятельной. Она настаивала на том, чтобы Алекса обязательно присела рядом с ней и, задержавшись подольше, рассказала ей все о дорогом сэре Джоне, пока Эмбри будет искать еще один стул для Элен, а Чарльз тоже займется чем-нибудь полезным или…
        - Пусть лучше пригласит Элен потанцевать. Если все они будут стоять вокруг нас, то это будет выглядеть ужасно неловко, не так ли? Идите и делайте, что я вам сказала! А если твоя мама что-нибудь возразит по этому поводу, моя дорогая, можешь сослаться на меня! Я бы никогда не пропустила ни одного вальса, если бы это только зависело от меня.
        После того как Элен и ее кузен с явной неохотой повиновались, присоединившись к танцующим, старая маркиза, улыбаясь той улыбкой, которая никак не отражалась в ее неподвижных глазах, обратилась к Алексе:
        - Цейлон? Великолепный теплый климат круглый год, насколько я знаю. Как же вы решились покинуть его? Лондон, должно быть, кажется отвратительно холодным после тропиков, и здесь все становится таким тусклым и скучным, когда сезон окончен… Хотя я слышала, что это не так в теплых странах, вроде Италии, Испании или южной Франции. У вас была какая-нибудь возможность увидеть Европу или бедный сэр Джон держал вас взаперти? - И, не давая ей возможности ответить, маркиза покачала головой с притворным сочувствием, а потом продолжила: - Вы не должны пенять мне за мою откровенность, но это одна из тех вещей, которые считаются позволительными в мои годы. Такой галантный, имеющий идеалы человек, как сэр Джон Трэйверс, достаточно хитрый при этом… Таким он был в те годы, пока еще не разбогател. Точнее, до тех пор, разумеется… Но что это я вам рассказываю, вы и так все должны знать достаточно хорошо… хотя вас воспитали чрезвычайно сдержанной. Ага, вот и Эмбри, наконец! Мой дорогой Николас, как это грубо с твоей стороны так долго отсутствовать и пренебрегать своими обязанностями, пока я надоедаю леди Трэйверс
древними сплетнями. Пригласи ее на танец, чтобы компенсировать это! Я уже отослала танцевать Элен и Чарльза.
        Он вовсе не чувствовал себя обязанным приглашать ее на танец, а она вовсе и не позволяла ему брать себя за руку при последних словах этого отрывистого
«приглашения», чтобы оказать ему эту честь. Кроме того, с яростью подумала Алекса, он не дал ей никакого шанса отказать ему, прежде чем она обнаружила себя с неохотой идущей за ним. Его рука обвила ее талию, и он прижал ее к себе намного плотнее, чем это допускалось правилами приличия. Действительно, ей следовало бы избежать этого или, по крайней мере, попытаться, но она не смогла этого сделать, обнаружив, что он сдавил ее пальцы. Единственное, что она могла сделать, это потребовать задыхающимся от ярости голосом, чтобы он немедленно освободил ее и позволил вернуться к своим друзьям, с которыми она и пришла сюда, а сам бы вернулся к своей невесте.
        - Невесте? - Алекса не смогла избежать неприятного ощущения, пока он изучал ее лицо зло прищуренными глазами. - Если уж вы слушаете сплетни, леди Трэйверс, то должны бы знать, что никакого официального уведомления по этому поводу еще не было.
        - Официального? Тогда такое уведомление всеми ожидается. И я вовсе не слушаю сплетен, это Чарльз сказал мне об этом…
        - Чарльз? Если вы послушаете совета старого друга, то такое фамильярное употребление первого имени Диринга может быть неправильно истолковано и теми, кто распространяет сплетни, и теми, кто любит спорить по поводу точнейшего соблюдения любых условностей. - Он говорил все это саркастическим тоном, медленно растягивая слова… Алекса вспыхнула, откинула назад голову и смерила его уничтожающим взором.
        - Ваш совет, лорд Эмбри, и бессмыслен, и непрошен, уверяю вас! И вы отнюдь не являетесь моим старым другом. Все это просто верх лицемерия!
        - Прошу прощения, леди Трэйверс. Я имел в виду только избавить вас от затруднений, которые вы бы могли почувствовать, если бы вместо слова «друг» я употребил слово
«любовник». - Его улыбка напомнила Алексе тигра, оскаливающего зубы. - Как вы считаете, Чарльз понимает достаточно много?
        - А это вас почему-либо заботит? - иронизируя, сквозь зубы произнесла Алекса и, холодно взглянув на него, добавила: - В самом деле, милорд, я отказываюсь понимать этот оскорбительный намек на фамильярность, которая с вашей стороны основана лишь на самом поверхностном знакомстве, хотя вы и надеетесь испугать меня или угрожать мне по каким-то совершенно непонятным причинам. Ну а теперь, наконец, вы позволите мне присоединиться к моим друзьям?
        - Я уверен, что мистер Джарвис и его жена не уедут без тебя, лицемерка! А если ты будешь продолжать свои бесполезные попытки убежать от меня, то, смею тебя уверить, только обратишь на себя всеобщее внимание и окажешься в глупом положении.
        - Ты… ты!..
        - Спокойнее, леди Трэйверс. Вас могут услышать те, кто не знает вас так же хорошо, как я.
        На этот раз Алекса послушалась его совета, но, понизив голос, продолжала столь же яростно:
        - Ты наконец прекратишь меня так обнимать? И запомни: мы с тобой только знакомы. А если бы ты был моим другом, то не принуждал бы меня к этому танцу!
        - Моя дорогая резвая нимфа, ты уже напоминаешь мне, что я не твой друг! А я все-таки питаю определенную надежду, что ради себя самой, между прочим, ты не позволишь слишком многим твоим знакомым те вольности, к которым вынуждала меня.
        - Вынуждала тебя? Почему…
        Виконт Эмбри заговорил ровным, спокойным и достаточно громким голосом, чтобы его могли услышать танцующие пары, которые находились поблизости:
        - Ну а теперь позвольте мне проводить вас в парк, леди Трэйверс. Я уверен, что свежий воздух позволит вам восстановить силы, а головокружение пройдет само собой. Вы также сможете полюбоваться на фонтаны, когда они будут иллюминированы… - Улыбнувшись в ответ на ее враждебность, он добавил более мягким тоном: - Возможно, они смогут напомнить вам Рим! Если ты не пойдешь со мной добровольно, тогда я буду вынужден вынести тебя, сага. Черт меня подери, если я хочу давать повод для сплетен, но в твоем случае…
        Ей не нужно было это едкое замечание о том, что он все прекрасно помнит и что именно она, как женщина, будет обесчещена, если он воплотит в жизнь свою угрозу. В этом случае она мгновенно утратит все завоеванные ею с таким трудом и предусмотрительностью позиции. Черт бы его подрал! Алекса доблестно пыталась сохранить хладнокровие, вместо того чтобы взорваться от ярости. Если ей только удастся собраться с мыслями и понять, чего он от нее добивается и насколько опасны его угрозы… Но в любом случае нельзя позволить ему вообразить, что она его боится!
        Оранжерея выходила на крытую террасу, в одном конце которой находилась лестница, ведущая в парк с его аллеями, обсаженными кустарниками, травянистыми лужайками и тенистыми деревьями. Тропинки вели в небольшие рощи, среди которых находились фонтаны, извергающие воду в белые водоемы или мраморные бельведеры, окруженные миниатюрными рвами с водой, через которые были переброшены элегантные деревянные мосты. В любое другое время да еще в другой компании Алекса получила бы истинное наслаждение от всех этих чудес, о которых она так много слышала, но сейчас она не ощущала ничего, кроме тревоги. Причем сначала она вздохнула с облегчением, увидев, как много людей находится на этой небольшой террасе, но затем это чувство исчезло, поскольку ее фактически вынудили сойти вниз по ступеням, а затем повлекли по извилистым тропинкам вдоль рядов кустарника, причем весь путь освещался только тусклыми фонарями, развешанными на деревьях.
        - На нас все смотрят и Бог знает, что они при этом думают! Почему ты не остановишься, я не могу идти так же быстро и… Ты не смеешь тащить меня дальше, я не хочу никуда идти! Ты меня слышишь?
        Куда он ее вел? Он, должно быть, совсем сошел с ума, да и она тоже, если позволила ему запугать себя угрозами. Алекса стала задыхаться от быстрой ходьбы и уже почти лишилась дара речи, когда он наконец остановился, заставив ее пройти по сырой траве, которая наверняка погубит ее тонкие бальные туфельки и испортит подол платья. И здесь было совсем темно и не было даже тех редких фонарей, которые висели вдоль тропинок.
        К этому моменту она уже изнемогала настолько, что могла бы упасть, если бы он не продолжал поддерживать ее под руку, так же как и когда вел по террасе, а затем через весь парк. Когда можно было не опасаться любопытствующих взоров, он обнял ее за талию. Но зачем он все это делает? Зачем притащил ее сюда, буквально на глазах у всех, если собирается жениться на Элен? Ведь такие вещи нельзя проделывать безнаказанно, да еще прямо под ее высокомерным носом! Если она разузнает об этом, то никогда не согласится выйти за него замуж!
        Возможно, что именно поток этих беспорядочных мыслей, переполнявших ее мозг безответными вопросами, и оказался своеобразным препятствием на пути того безволия, которому она поддалась прежде.
        Она, должно быть, прижалась к нему от слабости, чисто инстинктивно ища поддержки, чуть позднее с удивлением думала Алекса. Зачем бы еще она вцепилась в его плечи? Ее губы горели от той животной жестокости его поцелуев, которыми он впивался в них, а ее груди болели и трепетали - так бурно он стискивал их своими руками. И все это она ему позволила! Когда к ней вернулась способность трезво соображать, она сняла руки с его плеч и, сжав пальцы в кулаки, ударила его, прежде чем он успел поймать ее за запястья и завести их ей за спину; пытаясь притянуть к себе ее напрягшееся, сопротивляющееся тело и не обращая внимания на бешеные требования немедленно освободить ее, иначе она будет… она будет…
        - Неужели у тебя действительно хватит мужества закричать, чтобы сюда сбежались все любопытные? - с интересом спросил он, прижимая ее еще плотнее, словно ему доставляла удовольствие ее беспомощная борьба в попытках освободиться. - А что ты им скажешь, интересно узнать? - И затем, словно для того, чтобы раздразнить ее еще больше, Николас наклонил голову и стал покрывать ее лицо легкими, насмешливыми поцелуями, несмотря на все ее усилия отвернуть лицо и отдернуть голову назад.
        Алекса чувствовала, как его губы опаляют ее виски, лоб, щеки, уголки рта. В этих поцелуях была такая фальшивая нежность, особенно если учесть, что он продолжал плотно держать ее запястья и грубо стискивал их всякий раз, когда она пыталась вырваться; причем она чувствовала, что ему ничего не стоит сломать их. Почти всхлипывая от ярости и досады, она принудила себя к тому, чтобы не требовать, а умолять его отпустить ее на свободу.
        - Не надо! Пожалуйста… Неужели того, что ты уже сделал, еще недостаточно? Ты, вероятно, и так уже погубил мою репутацию - ведь именно в этом и состояло твое намерение, когда ты силой притащил меня сюда? Теперь ты что, должен продолжать и дальше измываться надо мной, чтобы удовлетворить извращенные наклонности своей натуры? Ты всегда был жесток по отношению ко мне! Неужели тебе доставляет удовольствие мучить беззащитную женщину? Это одна из ваших характерных особенностей, которыми отличаетесь вы, виконт, и тот из Дэмеронов, чей титул вы надеетесь когда-нибудь унаследовать!
        Алекса почувствовала, каким удивительно напряженным стало его тело - впрочем, это ей не столько помогло, сколько испугало, - а в конце своих сердитых речей могла бы поклясться, что услышала, как засвистело меж стиснутых зубов его яростное дыхание, прежде чем он начал говорить, и говорить таким неожиданно мягким тоном, что это лишь преисполнило ее дурными предчувствиями:
        - Так ты думаешь, что Ньюбери и я очень похожи, не так ли? Я нахожу это очень любопытным… Довольно занятно, что ты знаешь так много и все еще так мало. Черт побери!
        Последнее яростное восклицание заставило Алексу вздрогнуть, а в следующее мгновение она, споткнувшись, отступила назад, поскольку он отпустил ее так внезапно, что она бы наверняка упала, если бы не почувствовала за своей спиной дерево. Ей хотелось бежать, и она знала, что надо бежать, но он все еще стоял перед ней достаточно близко, так что она даже могла ощущать жар его тела. Усилием воли она принудила себя оставаться на месте, слушая то, что он говорил, едва сдерживая ненависть.
        - Если бы ты имела хоть какое-то представление обо всех этих различных видах боли, оскорблениях и унижениях, которые могут быть причинены одним человеческим существом другому во имя того, что называется «удовольствием», то не думаю, что ты посмела бы упрекать меня своими лицемерными жалобами и притворным хныканьем за мою жестокость, как сделала это тогда, когда захотела задеть меня за живое. Я понимаю, что существуют некоторые женщины, которым по-настоящему нравится такое обращение. Но неужели тебе это тоже нужно, чтобы получить удовольствие? Может быть, мне следовало стегать тебя, вместо того чтобы целовать? Или применить хлыст, прежде чем я овладел тобой первый раз - девственной шлюхой! Кто бы этого ожидал? Если бы вы сохранили свою девственность подольше, то могли бы получить за нее ту непомерную цену, которую сами и назначили, милейшая леди Трэйверс! А если бы я нашел тебя после того, как ты убежала на следующее утро, то едва ли удержался бы, чтобы не избить, - и какое бы море удовольствия доставил тебе этим! В самом деле, теперь, когда ты сама подала мне эту мысль…
        - Остановись! Я не хочу ничего больше слышать! - Алекса непроизвольно закрыла уши ладонями, чтоб только прервать звуки этого тягучего саркастического голоса и не воспринимать больше всех этих слов. Но, несмотря на это, она услышала его грубый, издевательский смех и то, что он сказал, отсмеявшись:
        - Нет? Вот уж не думал, что леди, отданную в публичный дом, можно чем-то удивить или шокировать! Но возможно, ты набралась какого-то неприятного опыта с момента нашей последней встречи, не говоря, разумеется, об утрате мужа и обретении богатства?
        - Нет! - произнесла Алекса. - Нет, я больше здесь не останусь, позволяя тебе терзать себя таким образом! - И с внезапным возбуждением, порожденным отчаянием, она метнулась, как загнанное в угол животное, и, неприятно удивив Николаса, нырнула под ветки дерева и бросилась бежать, не заботясь об окружающей темноте и не разбирая дороги.
        - Алекса!
        Сердитый звук его голоса, первый раз позвавшего ее по имени, заставил лишь подобрать юбки повыше и помчаться еще быстрее, продираясь через кустарники, которые рвали ее шелковые чулки, и больно ударяясь ногами о камни. Если бы только удалось убежать и от него, и от его угрозы, и от той муки, о которой он ей напоминает! В первый раз она поняла, что значит чувствовать себя не охотником, а добычей - когда теряешь голову от ужаса при мысли о том, что бежишь слишком медленно и преследователь уже настигает; когда боишься оглянуться назад, ощущая его за своей спиной.
        Бежать, бежать, бежать! Это слово колотилось в ее мозгу в такт с биениями пульса в висках и молотящими ударами сердца. Она уже почти не сознавала, что делает, и двигалась чисто инстинктивно.
        Почувствовав на своей талии руку, которая с силой потянула ее назад, Алекса невольно вскрикнула от ужаса и постаралась освободиться:
        - Нет, нет! Отпустите меня, отпустите!
        - Если ты перестанешь извиваться, как дикая кошка, тогда я отпущу тебя! Что это на тебя нашло? Если бы я тебя вовремя не поймал, ты угодила бы прямо в ручей, ты, глупая, маленькая…
        Поскольку обе руки были нужны ему для того, чтобы сдерживать ее нападки, остается единственный способ прекратить ее истерику, мрачно подумал Николас и, нагнувшись, закрыл ее рот поцелуем. Она удивительная стерва и мегера, вдобавок к тому прирожденная шлюха. Ему следовало хорошенько проучить ее, при всех сделав вид, что никогда раньше не встречал ее. Но нет же, черт побери его собственную слабость, он поддался чувствам и привел ее в сад, чтобы целовать ее мягкие, продажные, лживые губы еще и еще!
        - Должно быть, я выгляжу ужасно! - через какое-то время произнесла Алекса. - Но нужно сказать, что и вы тоже хороши! Как мы теперь покажемся на людях? Они, наверное, ждут на террасе, когда мы вернемся…
        - Через другой вход. Как ты думаешь, королева и принц Альберт еще там?
        - Не знаю, - задумчиво сказала Алекса, - но я уверена, что леди Элен уже сгорает от любопытства.
        - То же самое можно сказать и о лорде Чарльзе, я полагаю, не говоря уже об остальных твоих поклонниках. Я счастлив, что дуэли ныне не в моде.
        Знакомая язвительная нотка вновь появилась в голосе Николаса, но Алекса сделала вид, что не заметила этого, и как ни в чем не бывало продолжала:
        - Я не думаю, что мне так же легко удастся избежать неприятных последствий, как и вам, поскольку я не мужчина. Вы получите только непристойные комментарии от своих друзей, а меня, без сомнения, будут считать падшей женщиной. - Она засмеялась. - Меня спасет только то обстоятельство, что я богата. И я могу жить где хочу и делать что хочу, не заботясь больше об условностях!
        - Я и не знал, что ты когда-то заботилась о них, - сухо сказал Николас. - Плавание в обнаженном виде под луной, посещение борделей для развлечения…
        - Прекрати, пока ты снова не стал отвратительным и я опять тебя не возненавидела!
        Алекса намеревалась и дальше идти в обнимку с ним, потому что последний поцелуй как-то сблизил их, но теперь она постаралась освободиться от его объятий. Но он взял ее за упрямо вздернутый подбородок и повернул ее лицо к себе:
        - Мне действительно удалось сделать так, чтобы ты перестала меня ненавидеть хотя бы на несколько минут? Ты должна сказать, как мне удалось совершить это чудо, для того чтобы я еще раз смог повторить его.
        Только после того как он снова поцеловал ее и они пошли дальше, Алекса решила спросить его, куда он ведет ее на этот раз.
        - Должно быть, уже очень поздно. О Господи! - с запоздалым раскаянием воскликнула Алекса, подумав о том, что ее уже, наверное, давно ищут. Алекса представила себе реакцию окружающих, когда она предстанет перед ними в таком виде… Нет, к этому она еще не готова.
        Несмотря на внешнюю браваду, Алекса невольно подалась назад, заметив впереди мерцающие огни.
        - Может быть, мне лучше сразу поехать домой. Ты можешь сказать всем, что я упала в обморок и ты решил отвезти меня домой. Я не думаю, что я…
        - Мы вернемся в дом через боковую дверь, которая ведет прямо в комнаты для гостей, - сказал Николас, не обращая внимания на ее предложение. - Мы приведем там себя в порядок, а потом присоединимся к остальным гостям, сделав вид, что мы уже давно вернулись в дом через другую дверь, а все это время провели в гостевых комнатах. Или ты предпочитаешь изобразить головную боль, из-за которой ты будешь вынуждена полежать еще некоторое время?



        Глава 33

        Разумеется, что после всего произошедшего были неизбежны и слухи, и самые смелые суждения на тему о том, насколько хорошо и как давно знали друг друга виконт Эмбри и богатая вдова леди Трэйверс. Но разве не странно, рассуждали за чаем и деликатесными сандвичами, что так много людей видели, как эта пара оставила бальный зал и, совершенно не таясь, спустилась вниз полюбоваться парком, но никто не мог вспомнить, что видел их возвращающимися обратно?
        - Я заметила, что Эмбри танцевал со старшей из дочерей Дэмерона, кажется, леди Элен, не так ли? Но это было, разумеется, до того!
        - По-моему, леди Трэйверс не появлялась в самом начале вечера, а потом мы уже собирались уезжать и только ждали свои экипажи. Последний раз я видела ее с молодым сыном Атертона, виконтом Дирингом. Он явно ухаживал за вдовушкой.
        - И Аделина позволяет это?
        - Ну, моя дорогая, леди Трэйверс была представлена Аделине и не получила от нее ни одного из ее знаменитых выговоров. Все, разумеется, ждали этого, и вы даже не можете себе представить, как были удивлены!..
        - Я была удивлена еще больше, когда услышала, что все Ньюбери снизошли до того, что были почти милыми! А это, вы сами признаете, совершенно необычно!
        Аделина, вдова маркиза Ньюбери, знала обо всех этих сплетнях и обо всех задаваемых по этому поводу коварных вопросах, поскольку давно уже завела себе эту привычку - знать все то, что она могла бы использовать в качестве пикантной новости или информации Подобно пауку, она плела свою паутину с помощью старых друзей и знакомых, общаясь с ними лишь постольку, поскольку они могли быть ей полезны. Причем она сама всегда презирала пускаемые ею в оборот сплетни, от которых презрительно отстранялась, принимая собственные решения быстро и четко, без всяких сомнений в своей правоте. Но ныне она первый раз оказалась в затруднительном положении, и мысль об этом заставляла ее раздраженно ходить по комнате перед открытым окном, выходившим на площадь, из которого был виден дом, находящийся напротив, - дом, принадлежавший тому самому созданию, которое и было причиной ее нынешнего невеселого состояния духа.
        Старая маркиза громко фыркнула: леди Трэйверс, подумать только! Если бедный Джон перед смертью успел впасть в старческое слабоумие, чтобы вообразить себе, что его собственное имя и богатство смогут превратить эту девчонку в достойную для нее соперницу, то очень жаль, что он теперь не может убедиться в своем заблуждении. Он и прежде заблуждался на свой счет, даже после того как сам уже перестал быть мужчиной. При этом воспоминании она презрительно скривила рот. Полный идиот! Ведь, кроме него, всегда существовало множество других мужчин, и она это поняла достаточно рано. Она начала заводить себе любовников лишь для собственного удовольствия и лишь тогда, когда сама этого хотела. И ни один из них даже не подозревал, как легко она подчиняла их своей воле и заставляла служить своим желаниям.
        Но прошлое - это только прошлое, а теперь следует заняться вдовой бедного Джона, прежде чем ее намеки перерастут в угрозы и она сумеет учинить какой-нибудь ужасный скандал - а именно в этом, без сомнения, и состояло ее главное намерение, тем более если сэр Джон был ее наставником.
        Может ли она оказаться ее внучкой? Это уже не имело значения, да и почему бы могло иметь? Кевин был всегда романтически настроенным и слабовольным человеком, страстно увлекавшимся поэзией, Байроном и женщинами. Еще в детстве он был вечно хныкающим и льнущим ребенком, которого она откровенно ненавидела; он и стал именно таким мужчиной, каким она ожидала его увидеть. Пусть даже она нетерпимо относилась к его женитьбе на этой глупой молодой француженке, но могла бы не обращать на это внимания, если бы он не усложнил одну свою глупость другой, заимев от нее дочь; а затем, по примеру Байрона последовав в Грецию, в типичной для себя манере ухитрился попасть в плен, вместо того чтобы быть убитым. Оттуда он слал ей письма с просьбой о выкупе, над которыми она только смеялась, рвала их и кидала в огонь, мечтая, чтобы «радушие» турок хоть чему-то его научило и он бы стал смотреть на жизнь более реально. Но затем… Ах, этот проклятый рок! Эмбри, ее сильный, блестящий сын, доставил ей такое огорчение, умерев и сделав тем самым Кевина единственным уцелевшим наследником.
        Перед окном находился стол, и Аделина, внезапно почувствовав предательскую слабость в ногах, присела за него, с горечью подумав о своем проклятом возрасте. Черт бы побрал это дряхлое тело, заставляющее признать то, что отказывался признавать разум! Ее пальцы задумчиво играли ножом для разрезания бумаг, отточенным намного острее, чем необходимо. Только Кевин мог производить на свет дочерей, притом что его самого превратили в девушку турки, которые предпочитали наслаждаться любовью именно с юношами. Зато он, по крайней мере, был готов выполнять все ее требования, после того как вернулся назад. И он согласился со всем, что она говорила ему по поводу его жены и ребенка, - и даже с той трагической судьбой, которую она готовила для них, ничего не оставив на долю случая. Дочери Кевина ни о чем не следовало знать - к этому времени она должна была быть благополучно выдана замуж за какого-нибудь плантатора и рожать собственных детей. Для устройства всего этого имелось достаточно денег - и до сих пор регулярные взносы переводились на счет Мартина Ховарда. Теперь это, разумеется, следовало прекратить. Аделина
вспомнила слова девушки, которые она услышала от нее ночью на балу у Сазерлендов: «Мне говорили, что я похожа на свою бабушку, которую называли ведьмой». О да, она ей припомнит это словечко тоже!
        Все еще играя ножом для разрезания бумаг, вдовая маркиза нахмурила брови. Надо от нее избавиться - и как можно быстрее, хотя и осторожно. Жаль, что этого не произошло прошлой ночью, но зато имеются и другие варианты. Мадам Оливье - прекрасная тетушка. Знает ли о ней племянница? Но чем поражен ее внук Чарльз - самой этой женщиной или ее удивительным состоянием? А вот Николас… О, на сегодняшний день только он оставался для нее загадкой, он и его отношения с леди Трэйверс. Но если между ними имелись какие-то отношения, то она это обязательно обнаружит с помощью тех людей, к услугам которых уже прибегала прежде, когда ей требовалось кого-то выследить. А что с Кевином? Почему бы и нет? В ее руках самое грозное оружие - Чарльз, или Кевин, или оба? А что касается Николаса, то ему следует жениться на Элен как можно скорее, так, чтобы и она сама, и всевозможные сплетники поскорее забыли, как открыто и презрительно он пренебрег ею на том злополучном балу. Действительно, следует объявить об их помолвке на балу в честь Элен, который будет устроен в этом доме. Из столь многих запутанных ситуаций предстоит
найти выход!
        Старая маркиза все еще сидела у окна, когда заметила, что к дому напротив, который так много занимал ее мысли последнее время, подъехал один из принадлежавших его владелице экипажей. Ага! Значит, она наконец решилась выехать в свет, не так ли? Ну что ж, самое время!
        Почти то же самое с легкой долей иронии леди Марджери говорила Алексе за день до этого:
        - Моя дорогая, это на тебя так не похоже - прятаться от всех этих проблем. И твое оправдание в виде легкой лихорадки не сможет служить тебе достаточно долго, если только ты не решишься заявить, что у тебя чахотка. Выберись из дома и посети хотя бы меня, если уж тебе наскучили прогулки в парке, и мы еще что-нибудь придумаем.
        У леди Марджери была замечательная, добрая душа, и она, разумеется, права, подумала Алекса, усаживаясь на бархатные подушки экипажа. Довольно ей трусливо прятаться в своем убежище - этому нет оправданий, тем более что это все равно не спасало от собственных мыслей.
        - О моя леди! За всю свою жизнь я еще не видела такого количества писем и визиток! А сколько цветов и корзин с фруктами, сколько джентльменов и дам приходят и спрашивают вас… Даже мистер Боулз вынужден был согласиться со мной, что он ничего подобного не видел прежде! - Бриджит произносила это почти благоговейно, каждый день принося Алексе наверх все эти карточки и письма. И каждый день среди них была та, тисненная золотом визитка, которой она так боялась, хотя и начинала привыкать и к ней, и к сопровождавшим ее кроваво-красным розам. «Ньюбери» - только и читала она на этой карточке, прежде чем бросить ее в огонь, а розы отдать Бриджит. И каждый раз она содрогалась, вспоминая все, что узнала о нем, и то, как неожиданно странно они встретились.
        Причем это воспоминание всегда начиналось с Николаса Дэмерона, виконта Эмбри, о котором бы ей лучше вообще не думать. Теперь между ними существовало чисто физическое, чувственное влечение, которое ни один из них не мог отрицать и которое являлось самой действенной причиной, почему им следовало держаться подальше друг от друга. Он, по крайней мере, сделал это ясным, когда «спас» ее в той ужасной ситуации, в которую сам же необдуманно вовлек; оставшуюся часть вечера не только не посвятил Элен, но еще вздумал при этом избегать Алексу. Он был ей ненавистен, и именно таким она старалась его вспоминать: хотя и помог привести в порядок волосы и платье, но многословно уверял при этом, что у него имеется подруга, занимающая очень удобные комнаты, куда они смогут незаметно проскользнуть; при этом она вовсе не будет возражать, если Алекса воспользуется ее гребнями и; другими туалетными принадлежностями. Она! И ведь он точно знал, где находится потайной вход и то, что дверь не будет заперта. Лишь усилием воли Алекса тогда сдержалась от язвительных комментариев по поводу того, что он даже не позаботился скрыть
свое знание всех этих подробностей.
        Именно он предложил, чтобы они покинули эту комнату по отдельности, причем он выйдет первым, чтобы убедиться в отсутствии нежелательных свидетелей. И все, что он сделал после этого, - так это лишь, приоткрыв дверь, сунул голову обратно в комнату и сказал ей, где только что видел леди Марджери. После этого он уже, видимо, счел себя выполнившим все свои обязанности и перестал заботиться о ней - а ведь она могла потеряться в этом дворце!
        Разве она знала, каким огромным и гулким окажется Стафорд-Хаус, как много в нем комнат и пересекающихся коридоров? Не прошло и нескольких минут, как она обнаружила, что безнадежно заблудилась и ей никогда не найти дороги в бальный зал, если только не повезет наткнуться на слугу или какого-нибудь гостя.
        Какое облегчение она почувствовала, когда наконец услышала отдаленные звуки музыки! Она даже на мгновение откинула голову назад и закрыла глаза, прислушиваясь к собственной дрожи, а затем несколько раз глубоко вздохнула. Ей показалось, что она слышит какие-то голоса, а потому поспешно устремилась вперед, задержавшись лишь перед двойными дверями, которые, как она помнила, должны были вести в бальный зал. Ее охватило внезапное чувство ужаса, когда она представила себе море лиц, обращенных в ее сторону, которые будут внимательно изучать каждое ее движение, когда она вдруг появится одна. Что она ответит им?
        Внезапный звук, похожий то ли на приглушенный всхлип, то ли на шорох открываемой и закрываемой двери, заставил Алексу нервно оглядеться вокруг, словно она была кошкой, попавшей в непривычные обстоятельства. И как передать ее чувства, когда она обнаружила себя лицом к лицу с отцом - маркизом Ньюбери! И как странно, что, несмотря на охватившее ее в тот момент инстинктивное желание броситься бежать подальше от его каменно-голубых глаз, скользнувших по ней без всякого выражения, она еще помнила все подробности его неожиданного появления и все детали его туалета - от малиново-золотого парчового жилета до бриллиантовых пуговиц на его кружевной крахмальной манишке и бриллиантовой же булавки в галстуке.
        - Простите меня, если я вас испугал, но я не ожидал…
        Алекса, наверное, отступила немного назад, потому что оказалась прямо под газовым светильником, и ей показалось, что теперь его пристальный взор приковывают ее волосы, причем он смотрел на них так странно, что она занервничала еще больше и с трудом смогла произнести несколько ответных слов.
        - Я… я отлучилась на минутку и имела глупость заблудиться, так что боюсь…
        - Мы еще не были формально представлены друг другу, но зато ваш муж являлся одним из моих близких друзей. Ведь им был сэр Джон Трэйверс, не так ли? А я Ньюбери.
        Теперь, спустя некоторое время после этого, легко было придумать варианты ответа, но тогда она хотела сказать: «Я - Алекса, ваша дочь от вашей законной жены Виктория».
        Но эти ее слова прозвучали бы безнадежно мелодраматично, особенно учитывая обстоятельства их неожиданного столкновения. Что делать, случай застал ее врасплох. Она лишь слегка кивнула головой, словно считая это достаточным, и все, что она могла бы сказать, так и осталось несказанным, поскольку в этот момент растворились обе двери и в коридор хлынула толпа дам в поисках комнат для отдыха, которые были приготовлены специально для гостей, желающих освежиться. По тем взглядам, которые они бросали на нее и маркиза, моментально угадывались выводы, которые они при этом делали, а одна обильно украшенная драгоценностями матрона прошла так близко от нее, что не преминула сказать:
        - А, вот вы где, дорогая леди Трэйверс! А я только что говорила леди Марджери, как вы прошли в сад вместе с…
        Ее фальшивый смешок был прерван маркизом, который своим спокойным, холодным тоном сказал, что имел честь показать леди Трэйверс комнату гобеленов, пока они разговаривали о ее покойном муже, который был его близким другом. После этого Алексе уже не осталось иного выхода, как принять предложенную им руку и вместе с ним войти в главный зал.
        Ньюбери! При этом воспоминании Алекса слегка задрожала, несмотря даже на теплую, не по сезону, погоду. По какой-то странной причине ее нервировали и сам маркиз, и его странные поступки. Он преследовал ее своими визитками и розами кроваво-красного цвета, но преследовал как-то холодно и безразлично. Почему? Алекса подумала, что теперь уже достаточно разбирается в мужчинах, а потому может предположить причину его холодности в отсутствии у него сексуальных желаний; так что если он так усердно оказывает ей внимание, то этому должна быть иная причина.
        Экипаж медленно катил по улицам, запруженным толпами людей, шум уличного движения был просто невыносимым, а потому обитатели нескольких других экипажей отметили болезненный вид бедной леди Трэйверс. Она была такой бледной! И еще ей, по-видимому, хотелось спать, несмотря на весь этот грохот. После всех этих жалостных замечаний леди приступали к обсуждению последних сплетен о леди Трэйверс и ее многочисленных воздыхателях. Виконт Диринг, казалось, до недавнего времени имел преимущество, пока на сцене не появился Эмбри. Ньюбери (эта холоднокровная рыба!), как предполагалось, каждый день посылал цветы, в то время как бедная леди Айрис притворялась, что ничего об этом не знает, а вдовая маркиза действительно пригласила леди Трэйверс на бал, который она даст в честь старшей дочери Ньюбери! После этого все принялись добывать подобные приглашения, жадно желая стать свидетелями всего происходящего и узнать обо всем из первых рук.
        Алексе вовсе не хотелось спать, хотя она и держала свои глаза прикрытыми, но только для того, чтобы не тратить время на улыбки и раскланивания со знакомыми, чьи экипажи ехали рядом, и сосредоточиться на своих дальнейших планах. Обхватив руками колени, она думала о Ньюбери - о человеке, который наслаждался, заставляя женщин страдать. А что, если он и раньше знал, кто она такая и какую большую угрозу представляет для его карьеры, репутации, семьи? О Боже, нет! Алекса думала обо всем этом с большой усталостью. Так много возможностей, и она уже столько раз упускала их одну за другой - и почему бы этому не повториться снова? Все, до чего она сейчас додумалась, составляла очевидная мысль, - если она представляет большую опасность для них, то и они, в свою очередь, могут быть для нее очень опасны. Но разве не об этом ее многократно предупреждали? Нет, ей не следует верить никому из них, даже Чарльзу, который всегда был так неизменно любезен и приветлив с нею. И уж, разумеется, нельзя доверять Николасу, которого ежедневно призывают в дом маркизы, через площадь от ее собственного дома, где все еще живет
Элен; и при этом он ни разу не заехал к ней, Алексе, хотя бы из вежливости, и не оставил ей своей визитки. Нет, разумеется, она не должна видеться с ним, строго напомнила себе Алекса. Точнее, она не должна допустить еще одной встречи с ним.
        Она беззвучно и горько рассмеялась - по всей вероятности, именно он и старая ведьма уже строят планы, как избавиться от нее! Зачем только она согласилась танцевать с Николасом!

…Но ведь он позаботился, чтобы она благополучно вернулась в дом, и даже старался быть с ней достаточно любезным! И он не имел права бросать на нее те мрачные, презрительные взгляды только потому, что она сочла себя обязанной один раз потанцевать с Ньюбери!
        Алекса нетерпеливо вздохнула, села прямо и открыла глаза, с облегчением увидев, что она почти приехала. Поскольку экипаж не мог проехать через Барлингтон-Аркэйд и вынужден был ждать ее неподалеку, Алекса вышла наружу и пошла пешком, не спеша прогуливаясь вдоль небольших магазинчиков, чьи витрины так и призывали покупателя зайти внутрь. Здесь можно было купить почти все, что душе угодно - от достаточно откровенных французских романов в книжном магазине Джеффа до туфель, табакерок филигранной работы и чудесных шляп самых модных стилей. Среди всех этих старинных магазинчиков самый элегантный был известен как «Миледи», где любая аристократическая покупательница могла потребовать себе отдельную комнату с помощницей, которая бы помогла примерить и выбрать любую шляпку, а также украшения для волос на званый вечер. Алекса толкнула входную дверь, звякнув при этом небольшим серебряным колокольчиком, на звук которого немедленно появилась мадам Луиза со своей неизменной улыбкой на устах, которая стала еще приветливей, когда она узнала свою постоянную покупательницу.
        - О! Миледи Трэйверс, я всегда рада вас видеть! А сегодня особенно, потому что мне есть что вам показать. Некоторые модели только что прибыли из Парижа, и я должна продемонстрировать вам их сама, поскольку даже мне они кажутся шикарными и из ряда вон выходящими! Прикажете, как обычно, принести вина и бисквитов? О, да… здесь Гортензия, которая присмотрит за всем, пока я провожу вас наверх, в одну из самых больших комнат. Вы, я надеюсь, ничего не имеете против того, чтобы подняться по лестнице?
        Последовав за Луизой наверх по лестнице, устланной ковром из красного плюша, подобранного в тон гардинам, Алекса прошла в уютную комнату, которая была обставлена как гостиная, не считая красно-золотых, разрисованных узорами штор, закрывавших заднюю часть комнаты.
        - Я сама принесу вам чего-нибудь освежающего и шляпы и уверена, что вы не будете разочарованы, - прошептала Луиза, впуская Алексу в комнату, предварительно отперев дверной замок. - Вот вам, пожалуйста, звонок, если пожелаете заказать что-нибудь еще, а вот ключ от комнаты, миледи.
        Заперев для пущей безопасности дверь, Алекса едва успела повернуться назад, как шторы раздвинулись, открыв вид на другую, еще большую часть комнаты, обставленную как спальня. Там находились большая кровать под балдахином с занавесками, огромное трюмо и два комфортабельных кресла по обе стороны мраморного стола.
        - Удивляюсь тому, что ты уже приехала, - сказала Алекса без всякой тени удивления, подходя ближе и целуясь с теткой. - Прекрасно выглядишь, тетя Соланж.
        - Да уж, действительно тетя! А вот благодаря тому, как ты сама сегодня выглядишь, мы можем сойти за двух сестер! Хотя я, моя дорогая, не поспала и двух часов сегодня ночью. - Глаза Соланж изучали Алексу с профессиональной внимательностью. - Впрочем, я не думаю, что и ты сегодня спала слишком много. Ведь так?
        Алекса решила говорить прямо:
        - Ты знаешь причину, почему я просила тебя приехать? Это - Ньюбери. Начиная с того самого бала он каждый день присылает мне красные розы. Это начинает беспокоить меня! Я думаю, что ты можешь знать, как это объяснить, если все это имеет хоть какой-нибудь смысл или если… - Алекса села в кресло напротив Соланж, но та в тот же миг вскочила с места, словно не в силах сдерживаться больше, и заходила по комнате, пока Алекса продолжала говорить, слегка понизив голос: - Если бы ты могла мне посоветовать, что… что мне теперь предпринять…



        Глава 34

        - Если ты помнишь, моя дорогая, я предупреждала тебя еще во время нашей первой встречи быть крайне осторожной. Или ты думаешь, что благодаря своим деньгам и своему нынешнему положению не сможешь «таинственно» исчезнуть? Лучше держись поближе к тем, кому ты можешь доверять, и расскажи все это своему законнику. И пусть они узнают об этом. И никогда не забывай, что она, вероятно, уже следит за тобой.
        Эти слова тетки растревожили ее еще больше.
        - Следит? - недоверчиво переспросила Алекса, и Соланж только устало повела плечами, прикуривая сигару с обрезанным концом.
        - Ради Бога, не разочаровывай меня тем, что в тебе еще остается столько наивности! Да, разумеется, следит! Есть люди, которые сделали это своей профессией. И потому нет никаких сомнений, что она постарается заранее обнаружить все, что ты задумала. Ну действительно, я очень хорошо себе представляю старую ведьму и то, с каким удовольствием она выяснит, что мы с тобой узнали о существовании друг друга и даже стали встречаться. Теперь ты понимаешь, зачем нужны эти предосторожности? Хотя… - и Соланж внезапно издала какой-то непристойный смешок, - …хотя я думаю, что если ты нашла дом моей подруги Орланды достаточно интересным, то вполне можешь найти таким, а то и более интересным, мое собственное заведение. Возможно, что я смогу устроить секретный визит, если только это тебя заинтересует?
        В конце концов, хотя ее тетка и не смогла сообщить ей намного больше того, что она уже и так знала о маркизе Ньюбери, Алекса узнала много других интересных вещей кроме того, что за ней следят.
        Соланж ушла через тайный ход, а Алекса осталась и ради конспирации стала выбирать себе шляпу, отхлебывая мелкими глотками принесенное ей вино. Надев один из самых замечательных образцов серого шелка с рюшами и другими украшениями, она придвинулась вплотную к зеркалу, продолжая размышлять. Значит, все богатые и элегантные джентльмены или посещают мадам Оливье, или арендуют с ее помощью частные апартаменты для своих тайных свиданий с дамами. А виконту Дирингу особенно нравятся девственницы или полудевственницы, в то время как виконт Эмбри предпочитает более зрелых и опытных женщин, особенно блондинок. Омерзительный распутник! При этой мысли Алекса почувствовала злобу и чуть не укололась об одну из шляпных булавок. К тому времени, когда она наконец покинула магазин Луизы, Алекса истратила кучу денег на пять шляпок, которые могла никогда и не надеть, включая ту, из серого шелка, которая ей даже не понравилась.
        Сопровождаемая одним из рассыльных, тащившим коробки со шляпами, Алекса пошла обратно и тут вдруг замедлила шаги при мысли о том, что все эти магазинчики имеют верхние комнаты, которыми может воспользоваться днем любой желающий, если только будет в состоянии оплатить их. Сколько же тайн скрывают эти комнаты? Задержавшись у витрины того магазина, который торговал французскими романами, Алекса невольно улыбнулась самой себе, представив, как удивилась бы каждая из посетительниц тех самых комнат, узнав, сколько женщин побывало там до нее. Возможно, тот, кто проследил за ней до магазина «Миледи», будет теряться в догадках - то ли она ходила туда покупать новые шляпы, то ли на встречу с любовником. Уже решив двинуться дальше, Алекса заметила обложку романа «Лелия» Жорж Санд, который она никак не могла найти прежде. Не обращая внимания на осуждающие взгляды двух вдов, которым случилось проходить мимо, Алекса приказала рассыльному подождать ее здесь и уверенно вошла в магазин, который посещали в основном мужчины. С запоздалым сожалением она поняла это чуть позднее, увидев находившуюся там публику.
        - Скажите, какого дьявола… - К ней вдруг вернулась прежняя манера выражаться, и она слегка наклонила вперед голову, рассматривая книги и лишь затем обратив внимание на приказчика, стоявшего за прилавком. Алекса объяснила ему, какую книгу она пришла купить, говоря намеренно сухим, прозаичным тоном.
        - Модные шляпки и французские романы. Соединение противоположностей. Надеюсь, что теперь вы достаточно защищены от собственной холодности?
        - Лорд Эмбри! Как любезно с вашей стороны заметить все это! - Она принудила себя улыбнуться такой улыбкой, которая была под стать ее тону, и затем вновь повернулась к приказчику: - Благодарю вас. Это именно та книга, которую я искала. Не будете ли вы столь любезны, чтобы сказать мне о цене?.. - Ей бы следовало знать, в следующее мгновение с горечью подумала Алекса, что он не даст ей так легко уклониться от встречи с собой.
        С легкой фамильярностью, которая заставила ее стиснуть зубы от ярости, он перегнулся через прилавок и, взяв книгу, недоуменно поднял бровь:
        - Жорж Санд? Неужели вы являетесь ее почитательницей? Честно говоря, я думал, вы предпочитаете иные романы.
        - В самом деле, виконт? Надеюсь, вы не думали, что я увлечена романами мистера Гора, например? Да и вообще, какой смысл спорить о вкусах, не так ли? - Алекса лишь надеялась, что ни тон ее голоса, ни сама манера говорить не продемонстрируют ему ничего иного, кроме холодного безразличия к его мнению, и отобьют охоту и дальше обмениваться е ней колкостями. К ее облегчению, он положил книгу обратно на прилавок и с раздражающей небрежностью пожал плечами, продемонстрировав, что есть одна вещь, которую он прекрасно усвоил, - джентльмен никогда не должен спорить с дамой. Ей не слишком-то понравилось, что тем самым он как бы показал, что последнее слово осталось за ним, и ее брови сошлись вместе, пока она напряженно искала какую-нибудь достаточно резкую реплику. Но в этот момент маленький пухлый человечек появился из какого-то пыльного угла, неся большой сверток, обернутый коричневой бумагой, завязанный веревкой и украшенный несколькими красными каплями воска, которыми он был запечатан.
        - Это книги для его светлости маркиза, которые он заказал в прошлом месяце, милорд, и это очень редкие издания. Я не решался отсылать их ввиду большой ценности, но он заявил мне самым решительным образом, что желает иметь их немедленно и чтобы в тот же день они были ему доставлены. А когда я узнал, что лорд Эмбри будет здесь, то подумал, что смогу осмелиться и узнать… то есть…
        Обрадованная тем, что внимание Эмбри отвлеклось, Алекса поспешила совершить свою покупку, надеясь, что клерк не будет настаивать, чтобы книга непременно была упакована. Однако это было обязательным правилом, за несоблюдение которого он мог лишиться своего места, где проработал уже пять лет, а потому ей пришлось ждать, притопывая от нетерпения, поскольку он шевелился, как улитка под своей раковиной, и оставалось только жадно посматривать на дверь, в которую ей хотелось поскорее выскользнуть, притворяясь, что не прислушивается к разговору между Эмбри и этим смешным, похожим на гнома человечком.
        - Чтобы избавить вас от дальнейших заиканий, затруднений и извинений, Милликен, я возьму эти чертовы книги с собой, и можете быть уверены, что их получит именно маркиз, и никто другой. И ради Бога, избавьте меня от вашей благодарности! Я вовсе не собирался делать этого, и вы сами прекрасно это знаете.
        - О, ваша светлость, это так любезно, так снисходительно. И я также хотел узнать, нашли ли ваша светлость то, что искали на верхних полках? Все ли вас устроило? Если там имеются какие-нибудь… гм… особенные издания, на любых языках, вашей светлости стоит только приказать, и я уверен, что смогу найти их для вас.

«Что за странная и туманная манера выражаться», - подумала про себя Алекса, почти хватая небольшой пакет, который приказчик нехотя протянул ей, и намереваясь устремиться к двери. Все это ни в малейшей степени ее не интересовало, хотя Эмбри даже понизил голос, отвечая своему собеседнику, причем там зашла речь о деньгах, выплачиваемых ежемесячно или ежеквартально. Значит, речь шла не о книгах? Она никогда не представляла себе Николаса в качестве коллекционера редких изданий.
        - Вас, по-видимому, ждет ваш экипаж?
        Алекса была так погружена в свои мысли, что, услышав сбоку его голос, даже вздрогнула и затаила дыхание, и лишь затем смогла настолько оправиться, чтобы метнуть в его сторону холодный и подозрительный взгляд, который он отпарировал вкрадчивой улыбкой, что она нашла совершенно необычным и что свидетельствовало лишь о его потаенных намерениях.
        - Если вы собираетесь быть так любезны, чтобы предложить проводить меня домой, лорд Эмбри, то мне остается только поблагодарить вас за вашу заботливость и сказать, что я приехала сюда в своем экипаже, который находится сейчас…
        - Какая удача! А я-то сначала не понял, насколько тяжелы эти книги, и оставил свою лошадь в конюшне, за несколько улиц отсюда. Может быть, возьмете меня в свой экипаж? Вы можете высадить меня на площади Белгрейв, если вам это наиболее удобно, поскольку я в любом случае планировал посетить старуху. А, леди Актон, всегда к вашим услугам! Вы, конечно, уже знакомы с леди Трэйверс?
        Алекса не имела возможности ни единым словом ответить на его нахальные речи, а теперь это уже было поздно делать, поскольку они лицом к лицу столкнулись с одной из наихудших сплетниц, о которой ее всегда предупреждала леди Марджери, с одной из пучеглазых матрон, которая заговорила с ней еще тогда в коридоре, когда застала ее с Ньюбери. Сопровождаемая двумя своими младшими детьми и их гувернанткой, имевшей самый покорный вид, леди Актон улыбнулась крокодильей улыбкой, в то время как ее зоркие глаза проделали мгновенный путь от Эмбри к Алексе и наоборот. И, поскольку она остановилась, им пришлось сделать то же самое.
        - А, вы уже сделали покупки, я вижу, - лукаво сказала леди Актон, - но не беспокойтесь, я не буду вас расспрашивать, что и почем. Я так рада видеть, что леди Трэйверс уже вполне оправилась от своей простуды. Дорогая моя, мы все о вас так беспокоились, когда вы исчезли в парке. Увидим ли мы вас на балу в честь дорогой Элен? Впрочем, как глупо с моей стороны спрашивать об этом. Конечно, вы там будете, что за вопрос! - Она шумно вздохнула и вновь перевела свой пытливый взгляд с Алексы на ее спутника. - Я думаю, что каждый задавался теми же самыми вопросами. Неужели там наконец будет объявлено о той самой помолвке, которую мы давно ждем? Такая красивая, прекрасно воспитанная девушка… Изумительный выбор. Даже Актон сказал то же самое, а он обычно воздерживается от комментариев. Вы согласны со мной, леди Трэйверс?
        - О да! Я и сама готова подтвердить это, дорогая леди Актон! Изумительный выбор и изумительная пара. - Не обращая внимания на довольно удивленный вид этой дамы, Алекса ухитрилась произвести на свет самую простодушную улыбку и, широко раскрыв глаза, доверительно добавила: - Но вы знаете, какими медлительными иногда бывают мужчины!
        - Я полагаю, что это похоже на очень тактичный женский выговор, моя дорогая Алекса?
        И прежде чем она смогла понять, в чем дело, или выразить какой-то протест, он пожал ей руку в такой предостерегающей манере, что она подавила первое импульсивное побуждение отбросить его руку прочь.
        Затем Николас продолжил, все так же лениво растягивая слова:
        Я уверен, что можно вполне положиться на такого благоразумного друга, как вы, леди Актон, и скажу вам, что леди Трэйверс, которую можно с полным основанием назвать самым близким моим другом и наперсницей, подвергает меня ежедневным наставлениям и советам, и все на ту же самую тему.
        После этих его слов даже леди Актон слегка приоткрыла, рот, на несколько мгновений лишившись дара речи, в то время как он спокойно продолжал лицемерить, и это заставило Алексу глубоко вздохнуть, чтобы с большим трудом подавить свою ярость.
        - О, я надеялся, что хоть вы станете моей союзницей, но, поскольку обнаружил теперь ваше численное превосходство, мои дорогие леди, а вы решили, что я должен как можно скорее обручиться, чтобы стать образцом всех мужских достоинств, как я могу с этим спорить? Мне остается лишь надеяться, что я не разочарую ваших ожиданий!
        Презренный, лицемерный ублюдок! Пока она отчаянно искала подходящие слова, чтобы выразить все, что она чувствует, он с силой сжимал ее нежную руку, заставляя стоять рядом с собой и улыбаться искусственной, вымученной улыбкой, слушая, как он извинялся перед леди Актон за то, что они вынуждены покинуть ее, поскольку он обещал довезти леди Трэйверс и ее новые шляпки до площади Белгрейв.
        К тому времени, когда он подсадил ее в карету, проделав все это с фальшиво преувеличенной вежливостью, после чего и сам устроился рядом с ней, Алекса уже была готова зарыдать от еле сдерживаемой ярости. Если бы не условности, если бы не толпа людей на Барлингтон-Аркэйд, если бы не присутствие ее кучера и лакея, ну тогда бы она посоветовала ему нанять себе экипаж или пойти пешком! Одно воспоминание о выражении лица леди Актон, с которым она посмотрела им вслед.
        О, Боже! Как он мог сказать все это? Ведь леди Актон - одна из самых отъявленных сплетниц в городе!
        Как только экипаж тронулся с места, она повернулась к нему, похожая на фурию, и ее голос задрожал от праведного гнева:
        - Ты соображаешь, что ты наговорил? А что она может об этом подумать, Боже мой! Леди Актон - это… А выражение ее лица, когда ты заговорил в этом доверительном тоне… Ты знаешь, что ты сумасшедший? Неужели ты не думаешь о последствиях ни для себя, ни для своей обрученной? Что… Этот взгляд! Она даже онемела! Ее…
        Пока Алекса пыталась справиться с гневом, она заметила, как украдкой он взглянул в ее сторону и усмехнулся злой, почти мальчишеской усмешкой. Это окончательно вывело ее из себя, и она разразилась истеричным смехом, совладать с которым оказалось довольно трудным делом, поскольку при каждом таком усилии она вспоминала выражение лица бедной леди Актон и вновь начинала хохотать, а слезы уже вовсю катились по ее щекам.
        После такого смеха у нее всегда начиналась икота, а разве можно вести себя с достоинством, когда ты икаешь? Разумеется, только поэтому она не смогла запротестовать или вырваться, когда внезапно обнаружила, что Эмбри сидит уже не напротив нее, а рядом; хуже того, он схватил ее в объятия до того фамильярно, что этому даже не было названия.
        И это происходило средь бела дня, на Риджент-стрит с ее оживленным движением экипажей и снующей толпой! Если б только она могла упасть в обморок так же легко и убедительно, как это умеют делать некоторые женщины, то, вероятно, не преминула бы этим воспользоваться. Доведя ее до истерики, он тем не менее мог хотя бы опустить занавески на окнах, но не сделал даже этого. А потому к вечеру этого дня не только леди Актон, но и все остальное общество уже, без сомнения, будет жужжать слухами и самыми невероятными домыслами. Невыносимо! И, кроме того, у него такой вид, словно его это совсем не касается, сердито подумала Алекса и сделала запоздалую попытку освободиться, сердито зашептав ему:
        - Нет необходимости пользоваться своим преимуществом… остановись!
        Ты свалишься со своего места, если я не удержу тебя, слышишь, ты, глупая и упрямая женщина… А все, что я пытаюсь сделать, - это осушить твои слезы моим последним чистым носовым платком - черт бы его подрал! - и прекрати наконец задыхаться, словно рыба, вытащенная на берег, успокойся… Ты слышишь меня? - Его голос был жестким и настойчивым, под стать его рукам, когда он принялся грубо вытирать лицо Алексы, чуть не обдирая ее нежные щеки. Но новый всплеск ее бессвязных речей был вызван не этим, а все теми же раздражением и яростью.
        - Рыба?.. Как ты смеешь! И я вовсе не задыхаюсь… Прекрати, иначе ты сдерешь мне кожу с лица, животное! Ой!.. - раздраженно завопила Алекса, чувствуя на себе любопытные взоры из соседнего экипажа, в котором находились не только близнецы-виконты Селби и Ровель, но и старая герцогиня, поднявшая свой лорнет, а также две молоденькие племянницы виконтов - Ианта и Филиппа. Это были сестры Элен, которые также являлись наполовину и ее сестрами, запоздало подумала Алекса и едва не разразилась новым приступом неконтролируемого смеха, увидев выражение, написанное на их лицах.
        Должно быть, она все же издала какой-то странный звук, поскольку ее расширенные глаза вновь столкнулись с прищуренным взглядом лорда Эмбри, после чего он спросил с небрежным интересом:
        - Ты часто подвержена таким странным припадкам? Есть ли какие-нибудь способы их избежать? - И его внезапно потемневшие зеленые глаза с каким-то странным выражением, в котором не было ничего цивилизованного, устремили свой взгляд на ее алые губы, а пальцы приподняли подбородок. Он поцеловал ее с такой яростью и страстью, что у нее перехватило дыхание и она не смогла ни оттолкнуть его, ни даже запротестовать.
        - Что за коллекция новых шляп и ботинок вон там, на другой стороне улицы. Ты заметила, мама? - Роджер, виконт Селби, был, как обычно, несколько более сообразителен, чем его брат Майлс. Но к несчастью, самая молодая из его племянниц, Филиппа, была не только весьма наблюдательна, но и обладала на редкость пронзительным голосом, которым мгновенно свела на нет все его попытки быть тактичным.
        - Ведь это Эмбри? А я-то думала, что он собирается жениться на Элен, а старая маркиза дает бал, чтобы объявить об их помолвке!
        - Разумеется, это не Эмбри, - презрительным тоном ответил Майлс, чем немедленно вызвал на себя быстрый и злобный взгляд Филиппы. - Не хочешь ли ты осмотреть витрины магазинов, Пипа, - примирительно обратился он к ней, - ведь ты собиралась сделать это?
        Но тут у него упало сердце, когда его мать опустила свой лорнет и произнесла самым грозным тоном:
        - Это леди Трэйверс, я абсолютно в этом уверена, потому что ее волосы не дают возможности ошибиться. Но вот что касается ее спутника…
        - Но это же Эмбри, бабушка! - возбужденно подхватила Филиппа. - И он целует ее! Если бы это видела Элен…
        Неизвестно, что бы она еще сказала, если бы ее грубо не оборвала Ианта.
        - Замолчи, Пипа! - неожиданно воскликнула она и залилась слезами.
        Словно находясь в каком-то дремотном полузабытьи, Алекса думала, что все это походит на возбуждение от первого плавания под водой - когда ты ныряешь, задержав дыхание и закрыв глаза, а затем открываешь их в зеленоватой глубине и внезапно понимаешь, что с тобой произошло. Она разжала свои руки, обнимавшие его шею, порывисто привстала и опустила занавески на окнах экипажа. Раздраженная проявлением собственной слабости, она пришла в еще большую ярость, когда услышала его насмешливое замечание, что поскольку их видело уже пол-Лондона, то он может отнести к какой-то иной причине ее внезапное желание уединенности. Это лишь подлило масла в огонь.
        - Пол-Лондона, включая Селби и Ровеля! - мстительно огрызнулась Алекса, вновь начиная тяжело дышать. - И не забудь упомянуть о старой герцогине и двух младших сестрах твоей невесты. Мне следовало предупредить тебя, чтобы ты не был таким безрассудно опрометчивым! Я не думаю, что на этом балу теперь состоится долгожданное объявление о помолвке, не так ли? Подумать только, как разочаровано будет все общество! Впрочем, сплетни по поводу причин, расстроивших эту помолвку, несомненно, всех утешат!
        Она отчетливо цедила все эти слова, но, к своему немалому удивлению, не заметила ожидаемого выражения на его угрюмом лице - он лишь вскинул брови, словно размышляя, стоит ли ему извиниться перед ней за то, что он сделал ее объектом всех предстоящих сплетен. Небрежно пожав плечами, он произнес самым прозаическим тоном:
        - Если ты действительно так озабочена своей репутацией, моя бедная Алекса, мы можем формально объявить о нашей собственной помолвке завтра вечером и опубликовать объявление об этом в «Таймс» на следующий день, чтобы сделать это полностью официальным. В любом случае у меня не было никаких намерений касательно Элен, это была идея бабушки. Но сейчас, я думаю, лучше обручиться с тобой, чтобы положить конец всей этой ерунде.
        В первое мгновение, не уверенная в том, что она его правильно расслышала, Алекса смогла лишь с изумлением взглянуть на Николаса. Но затем, видя, что он продолжает смотреть на нее, все более прищуривая глаза, в которых она не могла прочесть никакого выражения, несмотря на необычность всего сказанного, она собралась с силами и отвесила неожиданный поклон.
        - Я… я прошу прощения?.. - внезапно охрипшим, тихим голосом переспросила она, и тогда он повторил ей свое предложение (которое на этот раз уже было сформулировано не в виде небрежного вопроса!), хотя и довольно нетерпеливым тоном, добавив при этом, что, как он надеется, у нее не хватит лицемерия требовать от него, чтобы он сделал это еще более официально, встав перед ней на колени и протягивая букет фиалок.
        - И ты также знаешь, что уведомление о помолвке совсем необязательно влечет за собой свадьбу, а потому можешь не нервничать по пустякам. Зато это гарантирует мне, что я больше не буду представлять интереса для своих и что ты… - Он сделал совсем крошечную паузу, но Алекса все-таки успела ее заметить, - …почувствуешь облегчение, избавившись от всех охотников за приданым да и от всех других охотников тоже!
        Чувствуя себя загнанной в угол, Алекса яростно покачала головой, словно отвергая все услышанное:
        - Нет! Я не могу поверить, что я… что ты… Ты, должно быть, сошел с ума…
        - Потому что сделал тебе предложение? - насмешливо спросил он с какой-то странной кривой улыбкой, которую она ненавидела с тех пор, как впервые увидела. - Ты ценишь себя так низко, что считаешь мужчину, который предложил тебе замужество, сумасшедшим, или ты предпочитаешь получать предложения несколько иного рода?
        - Это вряд ли имеет отношение к тому, насколько я себя ценю, просто моя память неизменно напоминает мне о том, как грубо и бессердечно ты со мной всегда обращаешься, и это заставляет меня думать, что ты вовсе не искренен, а играешь в какую-то жестокую игру! - горячо выпалила Алекса, повернувшись к нему. - Или, может быть, твоя гордость требует, чтобы ты предстал перед обществом с законной невестой, прежде чем сама Элен от тебя откажется? Зачем же я буду вновь позволять тебе использовать себя таким образом?

«Испанец», - она вспомнила слова Чарльза Лоуренса, сказанные тогда, давным-давно, в Коломбо. В этот момент перед ней был не чопорный английский лорд, а только гордый, мстительный испанец с оскаленными белыми зубами, едва сдерживаемой яростью и зловещим пламенем, казалось, вырывавшимся из ноздрей, каким она его помнила прежде. Она также прекрасно помнила и этот мягкий горловой звук его голоса, неприятно напоминавший низкое рычание загнанной черной пантеры, готовящейся к прыжку.
        - А я в самом деле тебя использовал? Ну тогда извини, потому что мне вспоминается совсем иное, можно даже сказать, прямо противоположное! Я помню, что получил тебя - или использовал тебя, если тебе так больше нравится, - в первый и единственный раз в том борделе, известном как храм Венеры; и ты назначила мне такую чрезмерную цену за свою удивительную девственность, которую я тем не менее заплатил! И я также прекрасно помню, что пришел туда вовсе не затем, чтобы найти тебя и потом использовать, а совсем с другими целями. Я находился там в полубессознательном состоянии под действием гашиша и всем был доволен, пока меня не побеспокоила своим вторжением жрица Венеры, которая - как это вскоре выяснилось - желала использовать меня! Мне следует продолжить?
        - Нет! - резко отозвалась Алекса, стыдясь того, что краска бросилась ей в лицо. - Нет, я не желаю вспоминать ни о чем неприятном и вовсе не собираюсь заключать с тобой мнимую помолвку только для того, чтобы ты мог спасти лицо, как говорят китайцы!
        Произнеся эту вызывающую фразу, она почувствовала неизмеримое облегчение, услышав, что экипаж остановился и голос лакея сказал, что они наконец приехали. Это же самое чувство облегчения позволило ей повернуться к лорду Эмбри и вежливо сказать, что ее экипаж всецело находится в его распоряжении и он может приказать доставить себя куда ему угодно.
        - Спасибо тебе, моя радость, но что дальше? Я думаю, что нам еще многое надо обсудить и решить.



        Глава 35

        Уже после всего этого было легко говорить самой себе, что следовало бы быть настороже, тем более что его слова звучали так, словно бы он их откусывал. Удивительно, почему она не ударила его, не стала бороться, не закричала и не позвала на помощь, когда он имел дерзость прошептать, что доставит ее прямо на диван, поднял на руки и понес по ступенькам ее дома мимо оторопевших слуг и бедного мистера Боулза.
        - Если ты предпочитаешь спасти лицо, как говорят китайцы, моя дорогая Алекса, тогда сделай так, чтобы они подумали, что ты в обмороке.
        Где-то там, в глубине своего сознания, она понимала, что, как бы там ни было, он не откажется от своего намерения. И, тем не менее, даже когда он вошел в дом и спросил Бриджит, где находится комната ее госпожи, она все еще по-настоящему и не подозревала, какое чудовищное, из ряда вон выходящее дело он задумал совершить. Ее даже не насторожило, как строго он приказал Бриджит оставаться за дверью и не входить в комнату:
        - Вы меня поняли? А если вы и ваш дворецкий имеете хоть какую-то каплю здравого смысла, то и остальным слугам прикажете убираться вон и оставаться внизу, пока их не позовут.
        - Но… Но, милорд! Если с моей леди что-то случилось, то ее надо осмотреть.
        - Я сам осмотрю вашу леди. А если вам требуется что-то сказать остальным слугам, скажите им, что мы обсуждаем планы нашей ближайшей помолвки и будущей свадьбы и не хотим, чтобы нам мешали, понятно?
        Он бросил ее на постель, прямо на расшитое парчовое покрывало, причем сделал это так же небрежно, как тогда, когда он бросил ее в Индийский океан, не заботясь, утонет она или выплывет. На глазах у Алексы, распростертой на покрывале, он запер на засов дверь, а затем спокойно повернулся и посмотрел на нее с тем выражением лица, которое ей никогда не нравилось, которому она никогда не доверяла и которое никогда не желала видеть. Она крепко зажмурила глаза и повторила себе несколько раз, что это только кошмарный сон, ничего больше. И уж тем более этого не могло случиться с ней - богатой леди Трэйверс - в это время дня, да еще в цивилизованной стране. А потому, когда она откроет свои глаза снова, то лишь рассмеется своему собственному разыгравшемуся воображению.
        - Ты можешь держать свои глаза открытыми или закрытыми - мне это безразлично. И ты сама можешь снять это ужасное пурпурное платье, которое на тебе надето, а также эти проклятые нижние юбки и корсет - если только не предпочитаешь, чтобы именно я проделал все это! В любом случае, моя русалка, я обнажу тебя для того, чтобы использовать, как я уже делал это и тогда, и позже. И я использую тебя во всех видах и всеми способами, которыми только сочту нужным, - слышишь ты это, девственная шлюха? Ведь ты хочешь, чтобы мужчина с тобой обращался именно так?
        Пурпурная тафта, разрываемая его руками, издала такой громкий звук, что Алекса вздрогнула. Он срывал с нее нижние юбки, вынуждая поворачиваться, а она только стискивала зубы, заставляя себя не кричать и не умолять его о пощаде. Но ей пришлось вздрогнуть еще раз - от прикосновения холодной стали ножа, которым он разрезал ее корсет. И, тем не менее, даже это не заставило ее открыть глаза и начать сопротивляться.
        Она лежала неподвижно, слушая звуки своего и его дыхания, а затем постель подалась под тяжестью его тела и он лег на Алексу. Открыть глаза теперь для нее означало признание всего того, что он с ней делает, а потому она лишь плотнее сжимала веки, безвольно разметав в разные стороны руки и ноги, словно отдающаяся проститутка, ощущая лишь холод и пустоту в душе. Но все ее сознание буквально взывало к нему продолжать делать это, поскольку его действия раскрепощали ее духовно и физически, освобождали от ужаса и испуга перед тем чувственным, физиологическим влечением, которое она к нему испытывала все это время, испытывает до сих пор и будет испытывать всегда. Но, Боже, почему же он ничего не делает?
        Алекса на мгновение приоткрыла глаза и тут же закрыла их вновь, заметив его кривую усмешку, которая была ей так хорошо знакома.
        - Ты напоминаешь мне языческую жертву, которая ждет своей очереди, - сухо заметил Николас. - Что мне следовало бы сделать с самого начала - так это приковать тебя цепями к скале и оставить для какого-нибудь бедного, ни о чем не подозревающего дракона, чтобы он попытался овладеть тобой!
        - Должно ли все это означать, что теперь ты уже не собираешься насиловать меня? К чему тогда были все эти усилия и потуги?
        Она успела заметить легкую судорогу его губ, прежде чем он сумел отпарировать ее колкое замечание.
        - Нет, почему же, я просто пытаюсь отдышаться. Ты, видишь ли, оказалась не слишком легкой. Возможно, тебе следует отказаться от пудингов.
        - О! - воскликнула Алекса, приподнимаясь на постели и садясь прямо. - Это уже невыносимо. Ты презренный тип!
        - Ты уже говорила это прежде и довольно часто. А сама ты надоедливая маленькая дрянь!
        Она еще успела произнести «нет», прежде чем подверглась дикой и яростной атаке его губ, которые после непродолжительной борьбы заставили разжаться ее собственные губы; в то же время его руки начали проводить жадное исследование всех изгибов и впадин ее тела… потом это стали делать его губы и язык, которые задерживались и смаковали самые чувствительные места. И тогда она тоже позволила себе коснуться его там, где всегда хотела это сделать, и поцеловать его… И так продолжалось до тех пор, пока он не взял ее под мышки и не положил на себя - и вновь они приникли жадными губами друг к другу. Постепенно движения мускулистого мужского тела все убыстрялись и убыстрялись, и она тоже отвечала им все более резкими, отчетливыми и сильными толчками, начиная задыхаться и покрываться потом, - и вдруг издала стон, наклонилась к его плечу и вся отдалась какому-то извержению, возносившему ее к блаженным небесам.
        Она могла бы остаться там в качестве звезды, но почему же тогда не сделала этого?
«Иди и лови падающую звезду» - так, кажется, писал Джон Донн. Почему звезды обязательно должны падать? Может быть, в этом повинно вращение Земли? А может, она была вовсе не звездой, а метеором, и не одним, а двумя, тремя… впрочем, больше, бесконечно больше! Улыбаясь самой себе, Алекса присела на постели, потянулась, а затем вновь откинулась на подушки, широко разметав руки и отдавшись своему воображению.
        - Бриджит, я, наверное, посплю еще немного. Но ты непременно разбуди меня к семи, слышишь? Разумеется, если только лорд Эмбри не явится раньше.
        - Да, миледи, я не забуду об этом, обещаю.

«Неужели я действительно произнесла все эти слова? О Боже, наверное, я в самом деле сошла с ума, да и он тоже сумасшедший». Повернувшись на живот, Алекса зарыла голову в подушки и рассердилась. Дура! Неужели он говорил ей хоть что-нибудь о любви? Нет, только о выгоде и удобствах. И чему только так долго пыталась научить ее тетя Хэриет! Логика и разум всегда должны преобладать над эмоциями, и ей следовало об этом помнить. Подумать только, как внезапно все это произошло… Предположим, что он уже все о ней знает и понял, какую угрозу она может представлять. Возможно, что это было частью их плана - приручить Алексу и заставить ее молчать, а они пока решат, что можно предпринять в отношении ее. И если он действительно зашел так далеко, что готов жениться на ней, что это может означать и от чего он вынужден будет отказаться? Возможно, что через год, самое большее через два, с ней произойдет какой-нибудь несчастный случай, который избавит их и от нее, и от той угрозы, которую она для них представляет. Все это уже описано в одном из романов Вальтера Скотта, и там нечто подобное произошло с бедной Эми Робсерт.
А если они будут женаты, то он станет владельцем всего ее имущества - денег, собственности да и тела в придачу! И она окажется полностью в его власти, точнее, в их власти. Ее бабушка очень хорошо знает, кто такая «леди Трэйверс» и что она собой представляет. Разумеется, от нее нужно будет избавиться, даже если Элен для этого придется год или два подождать себе мужа - богатого и преуспевающего вдовца!
        Купаясь в ванне, благоухающей ароматами эфирного мыла и розового масла, Алекса расслабилась до такой степени, что едва не заснула снова. Волосы были стянуты на затылке, а потому она прислонилась к краю ванны и закрыла глаза, сознавая, что ее преданная Бриджит не даст ей заснуть окончательно. Между ее тяжелых, полных грудей лежал перстень с печаткой, прикрепленный к золотой цепочке; его подарил Николас Дэмерон, виконт Эмбри, и он был настолько подобен тому, который Кевин Дэмерон однажды вручил Виктории Бувард, что Алекса не смогла сдержать дрожи и запоздалых раздумий.
        - О да, я полагаю, что это обычай, а потом я куплю тебе обычное обручальное кольцо. Ты не сможешь надеть это на палец, но, может быть, у тебя найдется золотая цепочка, чтобы носить его на ней? - Он был уже полуодет, когда подошел к ней и положил этот тяжелый перстень между ее грудей. А она все еще витала в каком-то восхитительном облаке удовлетворенности, а потому почти не обратила внимания на это кольцо, наблюдая за Эмбри.
        - А что предполагается сделать потом? Куда ты собираешься? Я, видишь ли, не могу вспомнить, согласилась ли выйти за тебя замуж. Я еще должна решиться, чтобы…
        - Любимая, ты можешь заодно решиться и на нашу помолвку, поскольку это будет идеальный компромисс. Подумай о леди Актон и герцогине Атертон, не говоря уже о твоих собственных слугах, которые тоже любят посплетничать, я уверен. А что касается всего остального, я надеюсь, ты не начнешь задавать вопросы именно сейчас? Мне советовали взять в жены Элен, поскольку она уже готова к тому, чтобы быть максимально понимающей женой, а это способен оценить любой мужчина.
        - Элен! Почему бы тебе не найти компромисс с ней? И я надеюсь, что ты сможешь убедиться, насколько понимающей женой она может стать!
        В этот момент, вспомнила Алекса, он наклонился и поцеловал ее, заставив замолчать, в то время как сам ухитрялся шептать в перерывах между поцелуями, что отнюдь не все способен понять, а потому задушит ее и застрелит любого мужчину, которого с ней застанет. О Боже! Что она тогда подумала? Играет ли он с ней в какую-то тайную игру или - может быть, это и есть самое страшное - идет той же дорогой, что и Кевин Дэмерон, который сначала обольстил ее мать, а затем бросил ее? Ну уж нет, дочь Виктории не позволит проделать это с собой так же легко!
        Запах роз преследовал ее повсюду даже после того, как она надела свое новое платье с очень смелым вырезом на груди, позволявшим носить ее изумрудное ожерелье.
        Бриджит была так расстроена, что почти надулась:
        - Но, мэм! Я надеюсь, вы никуда не собираетесь выходить этим вечером? Вы еще как следует не отдохнули, а завтра вам предстоит бал. А что, если появится лорд Эмбри и будет спрашивать вас?
        Алекса в ответ только закружилась в своем шелковом платье бронзового цвета с золотыми кружевными оборками, улыбаясь при этом:
        - Если лорд Эмбри найдет время зайти, ну что ж, тогда скажи ему, что я отправилась к леди Фентон играть в карты, а оттуда скорее всего поеду в Челси, к Карлейлам, если только не будет слишком поздно, или в Креморн-гарден, если только у нас образуется достаточно отважная компания. Ему не составит особого труда найти меня, если он этого пожелает.
        Аромат роз сопровождал ее и внизу, пока она спускалась по ступеням, поскольку в холле стояли две большие серебряные вазы с темно-красными букетами, а между ними лежал серебряный поднос, заваленный визитками и конвертами. Отдавая приказание немедленно выкинуть эти розы, Алекса услышала, что сказал мистер Боулз, придав своему голосу самый безразличный оттенок:
        - Лорд Диринг уже здесь и дожидается вас, миледи.
        - Позвольте! Но вы уже совершенно забыли, что сами разрешили мне сопровождать вас к леди Фентон на карточную партию.
        - А, тогда очень хорошо. Я действительно забыла об этом, но очень рада, что не забыли вы, - терпеть не могу идти через толпу одна. - Алекса с улыбкой повернула к нему голову, а затем огляделась по сторонам и добавила: - Но я еще более рада, что вы сопровождаете меня сейчас, во время моего первого визита в Креморн-гарден, хотя я думаю, что здесь и вполовину не так страшно и опасно, как расписывают. - Ее голос звучал слегка напряженно, лорд Чарльз заметил это и слегка пожал ей локоть.
        - Как вы можете в этом разбираться, когда сами так невинны? Что вы можете понимать в зле, когда сами так доверчивы, а именно этим качеством вы восхитили меня больше всего во время нашей первой встречи. Я помню, как мы танцевали с вами и катались верхом, помню все наши беседы, особенно те, которые мы вели по-французски. И если б вы только знали, как я страдал с тех пор, думая о том, что могло бы быть, если бы я не был одурманен наркотиками! Леди Трэйверс, Алекса…
        - Николас рассказывал, насколько бесчестны были ваши намерения: ведь вы хотели заполучить девственницу, однако вскоре устали бы от нее и потребовали бы себе другую, - простодушно сказала Алекса, с облегчением заметив, что лорд Чарльз, который был близок к тому, чтобы заключить ее в объятия, бессильно опустил руки и взглянул на нее со смешанным чувством обиды и презрения.
        - Он говорил вам такое? После всего, что он мне наговорил о вас, его инсинуации…
        - А он говорил вам о том, чего добился, заняв ваше место? Ведь он тем не менее оставил меня девственницей. Так что, побеспокоился он упомянуть об этом? - спросила Алекса прерывающимся голосом, забыв свои прежние опасения и отдаляясь от толпы остальных знакомых, с которыми они прибыли сюда от Карлейлов. - Меня совершенно не волнует, что он сказал или хитроумно оставил несказанным, - безразличным тоном добавила она и двинулась было в сторону, когда почувствовала, что лорд Чарльз удержал ее за локоть.
        - Если вы настолько честны, что действительно испытываете те чувства, которые только что выразили, то, ради Бога, объясните мне, почему вы согласились выйти за него замуж? Как он ухитрился принудить вас к этому? Я поклялся самому себе, что буду хранить молчание, поскольку мотивы, которые мною движут, могут быть неправильно поняты; но теперь - из-за вас - я не могу больше сдерживаться. Будьте осторожны. Будьте всегда начеку. К несчастью, имеются такие люди, для которых деньги - это все, особенно если им платят по высшей ставке.
        Алекса посмотрела ему в глаза, а затем медленно и недоверчиво сказала:
        - Вы говорили мне, что Эмбри не нуждается в деньгах! В таком случае, я думала…
        - Моя бабушка выплачивает ему щедрое содержание, а потому он льстит ей и во всем подчиняется ее диктату. Это все, что он имеет и будет иметь до тех пор, пока та неприятная история, в которую он влип в Калифорнии, не будет забыта и он не сможет благополучно вернуться туда. Сам я уверен, что для этого потребуются долгие годы.
        - О какой неприятной истории вы говорите? Что-нибудь очень скверное?
        - Это было…
        Лорд Чарльз заколебался и, казалось, с трудом подбирал слова, а Алекса нетерпеливо удивлялась, почему он вдруг замолчал, до тех пор пока не услышала голос, который любезно вмешался в разговор откуда-то из-за ее спины:
        - Это было худшее из всех преступлений, не правда ли, Чарльз? Убийство. Фактически меня обвинили в убийстве собственной жены.



        Глава 36

        - Как ты смел действовать подобным образом, как будто бы я являюсь твоей собственностью? - Алекса задыхалась от ярости, переходя почти на шепот: - Я еще никогда в жизни не чувствовала себя такой униженной! И бедный Чарльз - мы только… Он только пытался…
        - Я довольно легко могу вообразить, что было на уме у твоего «бедного Чарльза», когда он пытался убедить тебя в моем предательстве и вероломстве! - Лорд Эмбри отвечал таким же разъяренным тоном, вцепившись в ее запястье и волоча за собой раздраженную и упирающуюся Алексу. Его глаза, попав в полоску света от газового фонаря, вспыхнули зловещим зеленым огнем, как у бенгальского тигра. - Один из темных альковов или одну из тех уютных комнат, которые сдаются всем желающим! Именно это он бы и предложил, если бы только был в тебе уверен. Не ради такого ли приключения ты пришла сегодня в Креморн-гарден?
        - Ты обо всех судишь по себе, низкий и подлый человек! А в своих действиях я не подотчетна ни тебе, ни кому-либо иному! Да ты слышишь меня, черт бы тебя подрал? - Эти фразы стремительно вырывались наружу в промежутках между глубокими и частыми вздохами. - Я никогда не выйду за тебя замуж! Я отказываюсь обручаться с тобой! Отпусти меня, ты… убийца!
        Он остановился так внезапно, что, если бы одновременно с этим не отпустил ее онемевшее запястье, она непременно налетела бы прямо на него. Более того, он почти отпихнул ее назад, так что она едва не потеряла равновесия, прислонившись спиной к шероховатой ограде мирно журчащего фонтана. Все эти действия казались ей следствием ее запальчивых слов, а потому она не сразу увидела двоих крепких мужчин, которые возникли неизвестно откуда и преградили им дорогу. Словно беседуя, один из них сказал:
        - Сдается мне, Джимми, что эта хорошенькая леди звала на помощь.
        - Она попала в беду, не так ли, Берт? И я бы сказал, что наша христианская обязанность откликнуться на ее призыв.
        - Я бы еще добавил при этом, что, когда маленькая леди говорит «нет» настоящему джентльмену, не стоит волочить ее помимо воли! Конечно, только в том случае, если имеется разница между джентльменом и франтом.
        - Берт прав. Сейчас джентльмен извинится и уберется прочь, не так ли, Берт? А затем мы поможем ее светлости благополучно вернуться назад, к ее друзьям.
        - А что произойдет, если вам придется иметь дело с джентльменом? - Голос Николаса был вкрадчивым и почти ласковым, но в нем послышались такие нотки, что Алекса невольно передернула плечами, словно почувствовав внезапный холод. Он стоял на тропинке, широко расставив ноги, и по его безмятежному внешнему виду нельзя было понять, насколько он напряжен и буквально вибрирует внутри, как дикий зверь, готовый в любой момент прыгнуть и только ожидающий малейшего повода для этого.
        Пока они разговаривали, оба этих человека стали незаметно приближаться с двух сторон, причем у одного из них оказалась в руке дубина!
        - Нет никакой необходимости… - заговорила Алекса почти спокойным тоном, который она умела придать своему голосу в нужный момент, но ее тут же прервал короткий и ужасный смех Николаса:
        - Очевидно, моя радость, эти джентльмены вознамерились стать твоими рыцарями! Значит, нам осталось только сразиться на поединке во имя твоей непостоянной благосклонности! Она довольно дорого стоит, предупреждаю вас, галантные рыцари! Но если вы или кто-то другой, кто платит вам за вашу галантность этим вечером, готов выложить необходимую сумму, тогда вам придется обратиться к мадам Оливье по поводу этой леди, которой вы причиняете сейчас неприятности!
        Каждое из этих обдуманных слов причиняло Алексе нестерпимую боль и бросало то в жар, то в холод.
        Затем, в течение каких-то томительно-невыносимых мгновений, она увидела, как в его руке зловеще блеснул нож, и внезапно вспомнила, что именно этим ножом он разрезал ее корсет.
        - Ну? - издевательски спросил Николас, заметив, что те двое обменялись озадаченными взглядами. Он улыбнулся, точнее, просто дико оскалил зубы, а затем вкрадчиво произнес: - Давненько я не участвовал в настоящей драке и не убивал людей. Кто из вас будет первым? Или, может быть, оба вместе?
        - Ты не возьмешь нас на испуг, приятель, всеми своими угрозами…
        И когда он только успел броситься? Дальнейшее произошло так стремительно, что все расплылось у нее перед глазами, - один из нападавших упал на землю, корчась на траве и задыхаясь, зажимая обеими руками рану в животе, в то время как другой выронил свою дубинку и схватился за руку, между пальцев которой сочилась кровь.
        - О Боже! Я истекаю кровью. Мы не собирались причинять вам никакого вреда… клянусь! Мы только пытались помочь леди, вот и все. Берт, скажи им, что я говорю правду…
        Берт, пытавшийся сесть, был опрокинут на землю прямым ударом и остался лежать неподвижно, а Николас вновь оскалил зубы и вкрадчиво поинтересовался:
        - Кто вам заплатил?
        - Ради Бога, приятель! Я уже говорил тебе… нет!.. - Кровавая полоса пересекла его широкое лицо и тыльную сторону ладони, которой он пытался защититься, после чего он начал хныкать, издавая жалкие звуки широко открытым ртом, и при этом пятился назад, не отводя бегающих глаз от окровавленного лезвия ножа и сурового, безжалостного выражения лица преследовавшего его человека, который щурил свои ужасные глаза, словно призрак смерти.
        - Я отрежу тебе уши и расширю ноздри, чтобы легче было дышать, когда станешь убегать, ублюдок! Кроме того, могу еще сделать дырку в твоем брюхе, в чем ты сможешь сейчас легко убедиться. С вываливающимися кишками ты сможешь прожить несколько дней! Я могу преподать тебе урок, дружище, как много можно сделать ножом и сколько частей тела можно вырезать у человека, оставляя его при этом в живых. Итак, я продемонстрирую тебе все это или ты назовешь мне имя? Я слишком спешу, чтобы задавать тебе вопросы по два раза, итак?..
        Не в силах совладать с собой, Алекса отвернула голову, и ее стало неудержимо рвать. Ее руки скользнули по стене вниз, она опустилась на колени и уперлась лбом в шероховатую поверхность; все тело содрогалось от спазмов. Он действительно мог воплотить в жизнь любую свою угрозу - теперь она в этом уже не сомневалась. Он открыто и даже как-то небрежно признался в том, что был обвинен в убийстве своей жены… Чудовище! Как он убил ее? Неужели она умерла медленной и мучительной смертью, бедная, несчастная женщина? И что она собиралась делать с человеком, который так спокойно говорит о пытках другого человеческого существа? «Я могу преподать тебе урок, как много можно сделать ножом…» Алекса вновь почувствовала рвотные позывы, и на этот раз даже более сильные; холодный пот покрыл все ее тело.
        - Наверное, нам лучше уйти отсюда, прежде чем кто-нибудь еще не решил преградить эту дорогу! Я надеюсь, ты пришла в себя?
        Она была слишком слаба, чтобы оказать хоть какое-то сопротивление, а потому позволила ему не очень-то вежливо поставить себя на ноги и повести рядом с собой; при этом ее юбки задели того беднягу, который сидел на земле и тихо стонал, по-прежнему обхватив себя руками. Она заметила, что Николас даже не взглянул ни на него, ни на его товарища, который то ли без сознания, то ли мертвый продолжал неподвижно лежать на земле, - при виде этого тела она была вынуждена зажать ладонью собственный рот.
        - Я думал, что поскольку ты привыкла охотиться и получаешь удовольствие от этого занятия, то не потеряешь присутствия духа при виде небольшой крови, - довольно сурово заметил он и так сильно сжал ее руку, что она чуть не споткнулась.
        - Это… это вызвано вовсе не видом крови, - ухитрилась выдавить Алекса из своего внезапно пересохшего горла. С большим усилием она сглотнула и продолжила: - Это из-за тебя! Что ты говоришь и что ты делаешь? Я даже не могу больше обсуждать это, меня тошнит… Ты был хуже, чем животное. Как ты мучил этого беднягу… А что, если ты убил его приятеля? Что, если он умрет от потери крови? Боже мой, Боже мой, оказывается, я совсем тебя не знала! И ты никогда не заставишь меня выйти за тебя замуж! Неужели ты думаешь, что я настолько безмозгла, что позволю тебе сделать это ради моего состояния, чтобы ты меня потом прикончил при первом удобном случае? Ты даже не будешь подстраивать несчастного случая, а убьешь меня сам, как убил свою первую жену!
        Ей показалось, что она услышала, с каким шумом он резко втянул в себя воздух. Затем он так сильно стиснул ее руку, что она невольно вскрикнула от боли. Тогда он ослабил хватку и уже достаточно спокойным тоном, не выражавшим ничего, кроме удивления, произнес:
        - Ты что, вообразила меня Синей Бородой? Если это так, то мне стоит напомнить тебе, что никогда не следует из любопытства входить в запертые комнаты или задавать слишком много вопросов!
        - Это мне уже не грозит, поскольку по поводу нашего брака у меня вопросов нет! - горячо отпарировала Алекса. - А что ты имел в виду под этой мерзкой инсинуацией, которую ты посмел устроить с теми людьми? С какой стати, если у меня есть пистолет или нож, чтобы защитить себя, я буду…
        - У меня нет иллюзий по поводу того, что бы ты сделала, моя сладкая, если б тебе представился случай. Ну а что касается моей ссылки на мадам Оливье, так ведь это твоя тетка, не так ли? А учитывая твою очевидную страсть к борделям и глубокое знание подобных мест, какой еще вывод можно было сделать?
        Оказывается, он знал, но как давно и как много? На нее, одержимую мщением, подобное известие оказало действие, сравнимое со стаканом воды, выплеснутым в лицо. Но следующие слова она подбирала более осторожно. За этой своей озабоченностью Алекса едва не упустила, как он посадил ее в экипаж и уселся рядом. Услышав, как хлопнула дверца, а кучер щелкнул кнутом, она почувствовала, что карета дернулась, и резко качнулась назад, на обитое велюром сиденье. Она демонстративно отодвинулась от своего спутника и притворилась, что смотрит в окно, холодно роняя фразы через плечо, не поворачивая головы:
        - Тебе не было нужды беспокоиться и нанимать экипаж, чтобы отвезти меня домой, поскольку у меня была собственная карета. Теперь мне придется…
        - Не стоит беспокоиться на этот счет, сердце мое. Я отослал и твоего кучера, и спящего слугу назад, на площадь Белгрейв, зная, как много нам нужно обсудить без помех. И хотя я оценил твою заботу о моих финансовых возможностях, но должен тебе сказать, что это мой собственный экипаж.
        - Я ни о чем не заботилась!.. - Стоило ей только повернуть к нему лицо, и она вновь задрожала от ярости: - Как ты посмел действовать в такой своевольной манере? Ты слишком многое считаешь само собой разумеющимся… Ох! Я не могу дождаться, когда наконец вернусь домой и избавлюсь от твоего присутствия! И, пожалуйста, не надо со мной сейчас ни о чем разговаривать. Надеюсь, я достаточно ясно выразилась?
        Когда она вновь отвернулась к окну, расправив плечи и твердо выпрямив спину, то услышала сзади ленивый и какой-то раздраженный смех, в котором при желании можно было уловить скрытое, но подлинное удивление.
        - Сердце мое, если бы ты говорила все это искренне, то была бы идеальной женщиной. Я всегда думал, что вечная болтовня - это типично женский способ тратить время, особенно если женщина имеет яркий, чувственный рот, которому следовало бы заняться делом, вместо того чтобы перемалывать бессмысленные слова.
        Алекса напрягла спину и постаралась сохранить молчание, несмотря на то, что он явно старался извести ее насмешками. Она упорно не желала поворачивать к нему голову и твердо поджала губы, даже когда его голос приобрел на удивление ласковый, упрашивающий оттенок, так что он теперь не цедил слова, а задумчиво бормотал:
        - И у тебя действительно яркий, чувственный рот, желанный… И круглые, упругие, возбуждающие ягодицы… Сильные, стройные, длинные ноги… Знаешь ли ты сама, как необычно и восхитительно все это? А что касается твоей кожи, то это золотистый шелк, драгоценная моя. Такую кожу мужчина никогда не устает гладить или целовать.
        Все, что Алекса могла сделать в таком положении, - это сидеть не двигаясь и ощущать на задней стороне шеи дразнящие прикосновения его теплых губ. Против своей воли она почувствовала, как по ее телу пробежала теплая дрожь, а он в это время уже шептал ей:
        - А какая у тебя сладкая остроконечная грудь с этими изумительными коралловыми сосками - как у морской нимфы, наверное… Но об этом судить не мне, а какому-нибудь великому живописцу - только он бы смог отдать тебе должное… - Его пальцы принялись легкими, дразнящими движениями проникать за корсаж ее платья и ласкать груди, на что Алекса вспыхнула и принялась тяжело дышать, поскольку ее распаляли эти прикосновения.
        - Остановись! Я не хочу, чтобы ты меня трогал, слышишь? Я…
        Она даже удивилась, когда Николас безразлично пожал плечами и откинулся в противоположный угол кареты.
        - Нет? Очень хорошо, любовь моя. В таком случае я предоставляю все это тебе, чтобы не чувствовать себя эгоистом. Я уверен, что ты и сама прекрасно умеешь получать удовольствие от мужчины и далеко не все раскрыла мне в прошлый раз.
        Стиснув зубы, Алекса ухитрилась не произнести ни одного из тех горячих слов, которые буквально вертелись у нее на кончике языка. Пусть он убирается в ад! Почему он находит какое-то злобное удовольствие в том, чтобы издеваться над ней и испытывать ее терпение? У нее разболелась голова от всех этих мыслей, и она дорого бы дала сейчас, чтобы оказаться, наконец, у себя дома, в своей постели - и одна! Ей необходимо было обо всем подумать, и чтоб никто не отвлекал ее внимания; принять множество важных и неотложных решений, если только удастся при этом сохранить спокойствие духа.
        Когда экипаж наконец последний раз дернулся и остановился, Алекса издала искренний вздох облегчения. Она дома, и в эту ночь даже он не посмеет проделать то, что уже сделал прежде, воспользовавшись ее состоянием. На этот раз, если он опять прибегнет к силе, она будет громко взывать о помощи.
        Но когда она подобрала юбки, чтобы выйти из экипажа, лорд Эмбри мгновенно оказался перед ней и, обхватив за талию, приподнял в воздух и поставил на землю. И в этот самый миг она поняла, что это не площадь Белгрейв!
        Продолжая держать ее перед собой, удивленную, чувствующую себя пленницей, он заявил ей все тем же опасно вкрадчивым тоном, который она уже столько раз слышала сегодня и прежде:
        - Если ты собиралась суетиться по пустякам, то, надеюсь, теперь тебе хватит мудрости выкинуть эту мысль из головы. Мне было бы очень жаль, если бы ты вынудила меня оставить безобразные рубцы на твоей прекрасной золотистой коже. Ты меня понимаешь, любовь моя сладкая?
        На этот раз он ей угрожал, в этом не могло быть никаких сомнений. Алекса заставила себя стоять спокойно и, не отводя глаз, выдержать его взгляд с видом дерзкого неповиновения.
        - Могу я хотя бы спросить, куда ты привез меня? И зачем? - Несмотря на все ее усилия, голос сорвался и перешел в свистящий шепот, зато не задрожал.
        - А затем, что я подумал вот о чем. Почему бы нам не посетить одно из заведений, в которых заправляет твоя тетка? Вот они, эти два дома, расположенные бок о бок. Или ты их уже заметила? Один доставляет удовольствие тем, что ты можешь назвать обычной любовью, другой предназначен для особых целей. Я арендовал апартаменты в одном из них, когда счел, что полезно иметь такое убежище, и могу уверить тебя, моя радость, что ты найдешь мои комнаты намного более чистыми и уютно обставленными, чем те неряшливые комнаты для свиданий, которые имеются в Креморн-гарден или даже на верхних этажах маленьких магазинчиков на Барлингтон-Аркэйд. Через несколько минут ты сможешь сама в этом убедиться, не так ли?



        Глава 37

        Аделина, вдова маркиза Ньюбери, имела привычку ложиться поздно, и об этом знали все члены ее семьи. Поэтому, когда в одиннадцать часов ночи заспанный дворецкий объявил о приходе ее внука Диринга, она лишь нетерпеливо помахала рукой и приказала проводить виконта прямо наверх, в ее комнаты. Итак, Чарльз набрался смелости сказать ей что-то такое, что она уже и так знает? Ну уж нет, она согласилась принять его только потому, что, как она надеется, он сможет сообщить ей что-то новое… Впрочем, сейчас она это выяснит.
        - Очевидно, мой дорогой Чарльз, ты не слишком-то преуспел. Садись вон туда - на диван. А теперь, будь любезен, изложи мне все в деталях, ничего не пропуская.
        Во время его достаточно отрывистой речи и даже во время пауз бабушка пристально следила за ним с тем невозмутимым выражением лица, которое он так хорошо запомнил с детства. Ее взгляд, казалось, проникал до глубины души, и хотя он всегда презирал себя за то, что опасался старой маркизы и вообще почти ненавидел ее, но ничего не мог с собой поделать, - ему хотелось заслужить ее одобрение, и он страшился ее порицания.
        - Я… В конце концов, что я мог сделать? Возможно, я слишком много считал само собой разумеющимся, но ты говорила…
        - О да, я всегда прекрасно помню, о чем я говорила, Чарльз! И я бы хотела сказать ему несколько слов, которые могли бы заставить его передумать по поводу этого нелепого обручения с нашей богатой вдовой. - Она пожала плечами. - Возможно, виной этому тот насильственный способ, которым он увел ее с собой. Возможно также, что, если ты сам все еще хочешь получить эту богатую невесту, тебе следовало бы действовать подобным образом. Может быть, поэтому она и позволяет Эмбри так обращаться с собой… Хм!.. - Вдовая маркиза издала такой смешок, как если бы сама испытала нечто подобное, а ее внук внутренне напрягся и наклонился вперед, прежде чем заявить с плохо скрываемой яростью:
        - Ее экипаж, который Эмбри отослал домой, вернулся уже несколько часов назад, и я знаю об этом! А она сама отправилась с ним! О Боже, если бы я только знал о том, что…
        В своей обычной преувеличенно-терпеливой манере, которая могла изображать и самое большое нетерпение, вдовая маркиза вскинула брови и произнесла:
        - Мой дорогой мальчик! Даже если у Эмбри хватило наглости овладеть ею и даже если она ухитрилась остаться девственницей после бедного сэра Джона, а этот бедняга никогда не был особенно искусен в таких вещах, о чем я тебе уже говорила, то все равно, какая тебе разница - неужели ты все еще настолько романтичен, что рассматриваешь брак не как особого рода условность или целесообразность? Только женитьба может сделать тебя богатым, а уж тогда ты сможешь позволять себе девственницу каждую неделю или даже каждую ночь, если на то пошло. Не так уж много имеется таких богатых женщин, как леди Трэйверс! Мой бедный малыш, ты, видимо, все еще никак не можешь понять, что, имея большие деньги, сможешь купить себе все, что пожелаешь, включая и власть. Неужели твоей единственной целью является отчаянное поддержание внешнего благополучия, которое возможно лишь благодаря доброте твоих кредиторов? Ну а теперь спокойной ночи, Чарльз. И возможно, Эмбри…
        Лорд Чарльз поднялся со своего места, и его красивое лицо покраснело от избытка самых противоречивых чувств, которые его обуревали.
        - Я думаю, что теперь все понял, - подавленно сказал он, - и, начиная с этого момента, смогу действовать самым хладнокровным образом.
        - Я надеюсь на это ради тебя самого, Чарльз, еще и потому, что твоя мать говорила мне со слезами в голосе о твоем отце. Он больше не желает заниматься вашими карточными долгами и некоторыми другими расходами, которые он сам не одобряет. И я рада, что у тебя хватило здравого смысла не обращаться за этим ко мне! - Хотя она произнесла последнюю фразу самым скучным тоном, но ее внимательные глаза безошибочно уловили реакцию внука. Он уже утомил ее, а потому она повторила: - Спокойной ночи еще раз. Я только что заметила, как уже поздно. Надеюсь увидеть тебя завтра вечером.
        - Завтра? - спросил он уже от двери, слегка удивив ее своей горячностью.
        - Если ты сможешь совершить этот подвиг достаточно ловко, то приходи к ужину. Я думаю, что на всякий случай Эмбри решит удостовериться в ее состоянии, прежде чем это сделаешь ты.

«Как же мне необходима, несмотря на все презрение, такая вот овца, которую я всегда легко нахожу для того, чтобы использовать в своих интересах!» - высокомерно подумала Аделина после ухода Чарльза. В те времена, когда она была еще молода и достаточно привлекательна, это достигалось - по крайней мере иногда - с помощью собственного тела, вздохов и полуобещаний шепотом. Потом это уже достигалось страхом. Ей были известны слабости, тайны, провинности почти всех, разве не так? А потому они были связаны этим и понимали, что в конце концов она обязательно добьется своего. Но сколько из них еще осмеливались спрашивать: почему? Ах, жалкие и презренные глупцы!
        Она почти бессознательно оставила свое кресло и прошлась по комнате. Встав перед зеркалом, она мужественно взглянула на свое отражение и даже не вздрогнула при этом, а ограничилась слабой улыбкой. Ее молодость и привлекательность были достаточно полезны в свое время, разумеется, но теперь у нее осталось не менее грозное оружие - ее невероятная целеустремленность, позволявшая всегда добиваться своих целен. Аморальная, неразборчивая в средствах ведьма…
        Ее никогда не заботило мнение окружающих, да и почему бы это должно ее заботить? Она сильнее любого из них именно потому, что всех их презирает и никогда не позволит себе руководствоваться так называемой моралью, даже если ей будет полезно и необходимо притвориться, что она именно так и поступает.

«Глупцы!» - вновь подумала она, возвращаясь к своему письменному столу, на котором лежала промокательная бумага, покрытая расплывшимися словами и пометками, которые она делала, пока слушала жалобы Чарльза на его бессилие. Единственным из всех них, которым она не могла манипулировать, был Николас; скрытый подтекст его слов она понимала лишь тогда, когда он поворачивался лицом к ней. И он же был единственным, из-за кого она иногда плакала, а ведь последний раз ее слезы видели, когда ей было пятнадцать или шестнадцать лет.
        Аделина вновь прошлась по комнате, на этот раз остановившись перед камином; нет, надо отбросить все эти расслабляющие воспоминания. Если Николас не будет поступать так, как она ждала от него, тогда, разумеется, придется прибегнуть к иным средствам. Одним из них может быть и Чарльз, если только он наберется мужества или хотя бы отчаяния для того, чтобы действовать решительно. Но если этого не произойдет, у нее имеется и собственный вариант, который не дает осечек и с помощью которого можно будет решить все раз и навсегда. И не далее как к завтрашнему вечеру.

…Дернув за шнур звонка, которым она вызывала горничную, Аделина позволила себе улыбнуться холодной и потаенной улыбкой, лениво подумав, сможет ли Николас обойтись с этой женщиной так же грубо и хладнокровно, как он обошелся с теми нанятыми бродягами, которые были посланы, чтобы ее «спасти», ведь его подлинные мотивы состояли в том, чтобы привести ее с собой в хорошо известный бордель. Завтрашний день должен дать ей ответ и на этот вопрос тоже; кроме того, необходимо срочно послать за Ньюбери, чтобы он явился еще до полудня, поскольку дела не могут ждать.
        Преисполнившись чувства удовлетворения, Аделина подумала, что сегодня ей не составит труда заснуть и не придется принимать настойку опия, как это она обычно делала, вливая ее в чашку шоколада. Последней мыслью была мысль о мщении. Глупая и высокомерная маленькая выскочка! Она еще пожалеет о том, что возомнила себя способной совладать с ней, Аделиной…
        Не ведая о том, что ее уже не считали серьезной соперницей, Алекса сосредоточилась на собственной обороне, начиная с того самого момента, когда Николас проводил ее в дом, с которым он, по-видимому, был так хорошо знаком, что даже использовал для этого потайной вход, от которого у него, естественно, был ключ. И как просто, без малейших следов смущения или затруднения он заявил о своих развратных привычках, прежде чем вновь превратиться в лицемера и обвинить ее в…
        - Есть ли здесь что-нибудь, что тебе особенно понравилось, - в этом достаточно тесном холле? Возможно, эти азиатские ландыши?
        Делая усилия, чтобы прийти в себя, Алекса спокойно ответила:
        - Этим бедным цветочкам требуется вода. - И тут же, поймав на себе его оценивающий взгляд, с притворной невозмутимостью добавила: - И кстати, вода требуется и мне самой, потому что я ужасно хочу пить, не говоря уже о том, что умираю от голода. Надеюсь, ты не собираешься меня уморить?
        - Я думал, моя изысканная Алекса, что уже достаточно ясно показал тебе свои намерения, - сквозь зубы промолвил Николас и взял ее за локоть с излишней твердостью, - но если это все же не так, то я чувствую в себе стремление полностью открыться перед тобой, как только мы поднимемся наверх. - И, не давая возможности запротестовать, он начал подталкивать ее к лестнице, застланной красным ковром, иронически добавив при этом: - А прежде чем ты пожалуешься на истощение, хочу сообщить, что мои апартаменты выходят на первую лестничную площадку, так что подниматься тебе будет совсем невысоко.
        - Очень удобно и для твоих целей, и для твоих изнеженных посетительниц, - холодно заметила Алекса и почувствовала, как начинает закипать, услышав его мягкий, жизнерадостный смех. - Особенно… - При этом слове она резким рывком освободила свою руку, - …особенно если тебе приходится тащить их в свой притон разврата насильно!
        В этот момент они уже почти достигли лестничной площадки, которая была освещена немного лучше, чем сами ступеньки, так что Алекса смогла увидеть, какой эффект произвели на него ее злые слова. Если бы он обладал еще какими-нибудь остатками здравого смысла, то должен бы…
        - Притон разврата? - повторил он и, вставляя ключ в замок, пробормотал себе под нос: - Великий Боже!
        Колеблясь между желанием топнуть ногой или выцарапать ему глаза, Алекса как раз вовремя вспомнила, что решила не позволять ему провоцировать себя, а потому лишь глубоко вздохнула и подумала о том, что произойдет, если она вздумает искать спасения в бегстве. На какой-то миг они оба замолчали, но не успел он открыть дверь, как Алекса услышала хлопок двери где-то внизу, а затем смех и крики:
        - Не надо больше, умоляю вас! Ах! Помогите кто-нибудь, пожалуйста! Не-е-ет!
        Похолодев от ужаса, Алекса бессознательно вцепилась в руку Николаса, в то время как крики продолжались.
        - Капризная шлюха пыталась убежать, вместо того чтобы отблагодарить вашу светлость за все! Мне передать ее прямо вам, милорд, или лучше сначала связать эту маленькую стерву?
        Жалобные, умоляющие крики были внезапно прерваны сильным хлопком двери, и только тогда Алекса осознала, как тяжело она дышит. У нее подкашивались колени, но она все же сумела выговорить непослушным языком:
        - О Боже! Неужели такие вещи возможны! Пожалуйста… о пожалуйста, быстрее… прежде чем они… они могут…
        Эти крики все еще отдавались в ушах и привели ее в такое возбужденное состояние, что ей потребовалось несколько секунд, чтобы осознать действия Николаса, который, вместо того чтобы броситься на помощь, буквально втолкнул ее в собственную комнату, а затем запер за ними дверь.
        Она упала на кушетку, которая была обита темно-голубым и золотистым плюшем, настолько мягким и успокаивающим, что Алекса сумела немного прийти в себя и обернулась назад, чтобы увидеть Николаса, который тоже наблюдал за ней, стоя спиной к двери. Никогда еще его глаза не были такими абсолютно непроницаемыми, как в этот момент.
        - Ты слышал все это? - произнесла Алекса почти шепотом. - Они там, внизу… О Боже! Ведь ты же не сможешь остаться равнодушным к страданиям и мольбам другого человеческого существа, Николас? Ты слышал, что сказал этот ужасный человек, ты слышал, как она звала на помощь?! Она умоляла спасти ее от… - Сама того не сознавая, она все повышала голос, и тем не менее он не сдвинулся с места, не считая того, что вновь поймал ее за запястье, когда она отчаянно попыталась проложить дорогу к двери. - Дай мне выйти, если ты такой трус! Отпусти…
        И тут он резко оборвал ее:
        - Куда ты собираешься выйти? И зачем? Черт возьми, я не понимаю, почему ты вдруг стала такой чувствительной?
        - Ты называешь это чувствительностью? Пойти помочь бедному, измученному созданию, которое громко взывает о помощи… - Алекса принялась яростно бороться с ним, пока не почувствовала, что он вновь резким рывком завел ей руки за спину и с силой прижал к себе.
        - Твое бедное, измученное создание так громко взывает о помощи лишь для того, чтобы заработать лишний фунт или около того. Неужели ты настолько наивна, что не знаешь о существовании женщин, получающих удовольствие от подобного обращения? А что ты скажешь о тех бедных уличных шлюхах, готовых на все - на любое извращение, на самое грубое обхождение - ради каких-то пяти шиллингов? - В ее ушах неприятно отдался звук его грубого и омерзительного хохота. - Не существует ничего, чего нельзя было бы иметь - за соответствующую цену, разумеется! - начиная от девственницы и кончая шестилетним ребенком любого пола. Если дети еще не могут продавать себя, то за них это охотно сделают родители. Ты, должно быть, знаешь о таких специализированных домах? - У Алексы перехватило горло, а потому она могла ответить ему только потрясенным взглядом. - Не знаешь? Ты продолжаешь удивлять меня! Впрочем, это естественно, что ты не особенно интересуешься детьми в отличие от некоторых мужчин. Они предпочитают самый нежный возраст - от четырех до одиннадцати, хотя, разумеется, некоторые богатые покупатели…
        - Не надо! - ухитрилась прохрипеть Алекса. - Пожалуйста, не надо! Дети…
        - Мужского или женского пола - в зависимости от того, кто каких предпочитает. Но разумеется, чем старше они становятся, тем сильнее хотят выжить. А может быть, тебе описать различные извращения и то, как их следует удовлетворять?
        - Нет! - Побледневшая Алекса откинула голову назад и взглянула ему в лицо ярко пылающими углями глаз: - Ты уже описал так много омерзительных, нечеловеческих извращений, что выказал основательное знакомство со всем этим. - Она напряглась, пытаясь освободиться. - Ты, разумеется, хотел рассказать мне и о том, что сам лично предпочитаешь, не так ли?
        - Я? О, ты меня опять разочаровала! А я-то думал, сердце мое, что ты уже понимаешь все мои излюбленные извращения так же хорошо, как я понимаю твои. Почему, по-твоему, я привел тебя сюда этой ночью?
        - Ты не только извращен, но еще и скрытен! - сердито воскликнула Алекса. - И ты ничего, ничего не понимаешь во мне! Если бы ты понимал… Черт бы тебя подрал! Что ты собираешься делать?
        - Предаться своей излюбленной форме порока, разумеется, - отвечал Николас. Он взял ее на руки и понес в едва освещенную комнату, основное место в которой занимала кровать. На нее он и бросил Алексу, как всегда это делал, - грубо и бесцеремонно. - Пока ты будешь раздеваться, дорогая, я позвоню и закажу холодного белого вина - или ты предпочитаешь шампанское? В любом случае мы проголодаемся еще больше, после того как…
        - Ты принес меня сюда, чтобы изнасиловать? Я полагаю, что именно это является твоей излюбленной формой порока?
        - Моя сладкая Алекса, - произнес он исключительно спокойным тоном. - Мне, наверное, следует извиниться за то, что я не прояснил тебе все до конца. Это вовсе не изнасилование, а совсем наоборот. Уж этой-то ночью я надеялся узнать от тебя все те способы, которым обучена маленькая девственная шлюха для того, чтобы заниматься любовью с мужчинами.
        - О! - только и произнесла Алекса с ядовитой доброжелательностью в голосе, мечтая сделать из каждого своего слова отравленный кинжал. - Но ты хочешь, чтобы я показала тебе только то, чему научилась, пока была девственницей, или то, что узнала уже потом? Но прежде чем я начну делать это, хочу заметить, что ты единственный мужчина, с которого я собираюсь потребовать гонорар! Я полагаю, что это называется именно так и заставит меня…
        - Я всегда знал, что ты собой представляешь, радость моя, так что не трудись разочаровывать меня. Впрочем, мне стоит предупредить, что если ты решила назначить цену за сегодняшние услуги, то заламывай не слишком много, чтобы это оказалось мне по карману. - Он засмеялся оскорбительным смехом, с привычной фамильярностью залезая ей за корсаж и ощупывая груди. - У тебя такой великолепный бюст, дорогая, хотя, благодарение Богу, он и не слишком пышен. Но я уже говорил тебе, что ты обладаешь самой аппетитной попкой в мире, и я надеюсь, ты мне ее покажешь, после того как Доуз принесет нам вино и холодные закуски. Ведь ты быстро разденешься, не так ли?
        - А если я предпочту не раздеваться или… или что-нибудь еще? - спокойно поинтересовалась Алекса, впиваясь ногтями в ладони в ожидании его ответа.
        Он посмотрел в зеркала, которые были намеренно помещены прямо против постели, а затем повернулся и бросил ей шелковый пеньюар, словно бы и не слышал ее слов:
        - Ты можешь надеть это потом, когда станет холодно. Или по крайней мере в присутствии Доуза.
        Алекса села на постели, опираясь на кулаки, и с ненавистью спросила:
        - Ты, наверное, не понял, что я сказала только что? Я сказала…
        - Ты задала какой-то гипотетический вопрос, но неужели тебе действительно нужен ответ? - Затем он встал в дверном проеме, повернувшись спиной к свету, льющемуся из соседней комнаты, и Алекса не могла видеть его лица. Спокойно добавил: - Если ты вздумаешь играть в упрямство и кокетство, а я почувствую нетерпение и раздражение, то просто прикажу Доузу приготовить тебя для меня. Он уже привык иметь дело с непокорными женщинами. Что он сделает? Моментально сорвет с тебя это симпатичное платье и все твои нижние юбки, даже если ты прочно зашнуровала корсет, и твои шелковые чулки. То есть если я, разумеется, не скажу ему, чтобы он оставил тебя именно в таком возбуждающе полуодетом виде… А затем он воспользуется мягкими ремнями, чтобы не повредить твоих запястий и лодыжек. Гм! Сейчас я представил себе эту сцену и должен признать, что она весьма соблазнительна! Особенно если…
        - Ты грязный и мерзкий ублюдок! Ты…
        - Если ты вздумаешь продолжать в том же духе, то тебе просто воткнут кляп в рот, так как я не особенно люблю слушать женское карканье. И вот еще о чем я сейчас подумал… Доуз является известным специалистом в деле использования собачьего кнута, который не оставляет следов на нежной женской коже. Несколько ударов научат тебя сдерживать свой темперамент и свой язык, моя радость.
        - Изверг! - выкрикнула ему вслед Алекса, когда он направился в соседнюю комнату, при этом ее голос почти заскрежетал от ярости. - Ты никогда не посмеешь применить все это ко мне! Я не какая-нибудь испуганная маленькая проститутка, которую ты подобрал на улице и застращал, лорд Эмбри! Я засажу тебя в тюрьму, можешь мне поверить, если ты или кто-нибудь другой посмеют прикоснуться ко мне. Проклятие! Как ты смеешь угрожать мне! - Она сбросила ноги с постели, все еще ослепленная яростью, наткнулась рукой на китайскую бонбоньерку из-под конфет, стоявшую на ночном столике, и не раздумывая бросила ее в дверь, которую он оставил за собой полузакрытой, со всей силой, на которую только была способна. Приободрившись от произведенного грохота и почувствовав себя уверенней, Алекса заскрипела зубами, вскочила с постели и, порывистая, как дикий зверь, подбежала к туалетному столику, примеряясь к фарфоровой вазе, находившейся там. Через мгновение и эта ваза полетела в том же направлении, что и хрупкая китайская бонбоньерка. На этот раз загрохотало гораздо основательнее, и она пожалела лишь о том, что Николас
выскочил из соседней комнаты секундой позже. Лампа с голубым абажуром, которую она схватила на этот раз, оказалась намного тяжелее, чем можно было ожидать, и потому, прежде чем она смогла поднять ее достаточно высоко, он выхватил лампу из ее рук и поставил на место.
        А через мгновение, не давая Алексе опомниться, он вновь поднял и бросил ее на постель, обойдясь с ней совсем не так бережно, как с лампой.
        - На этот раз выслушай меня внимательно, дорогая, - проскрежетал он, наклоняясь над ней с самым угрожающим видом, - потому что после этой твоей вспышки гнева мое терпение истощилось. Нет уж, будь любезна, ничего не говори! - И он самым невозможным образом зажал ей рот одной рукой, другой удерживая так, что она вынуждена была смотреть прямо на него; это предотвратило очередную яростную тираду Алексы и позволило ему продолжить, произнося каждую фразу с холодной расчетливостью: - Я уже вызвал Доуза, прежде чем ты устроила весь этот скандал, словно какая-то мегера. И я еще раз повторяю тебе, что если ты не разденешься и не завернешься в тот пеньюар, который я тебе дал, до его прихода, то… Я надеюсь, ты помнишь, что может произойти в этом случае? - И прежде чем освободить ее и подняться, добавил почти задумчиво: - Хотя, может быть, тебя и возбуждают подобные вещи и именно к этому ты и подстрекала Ньюбери. Но в любом случае я надеюсь, что за сегодняшнюю ночь мы многому научимся друг от друга, не так ли?
        После того как он вышел в другую комнату, даже не взглянув на нее напоследок, прошло несколько мгновений, прежде чем Алекса смогла мыслить ясно и последовательно. Как он смеет! Он только пытается запугать ее этими нелепыми угрозами, это ясно. Чтобы ее связали и избили, как какую-нибудь!.. Внезапно, словно ей выплеснули в лицо стакан холодной воды, Алекса отчетливо вспомнила все те женские крики, которые она слышала раньше, и безжалостные мужские слова, последовавшие вслед за ними. А ведь Николас ничуть этим не обеспокоился, небрежно отделавшись от ее упреков. Она вдруг словно услышала его голос: «Я был обвинен в убийстве своей жены», а затем вспомнила сцену, произошедшую в Креморн-гарден.
        Да, он способен на любое насилие или жестокость, и Алекса, утвердившись в этой мысли, слегка задрожала, покрывшись холодными мурашками ужаса, что несколько остудило ее прежнюю ярость. «Великий Боже!» - внезапно подумала она, пытаясь сосредоточиться, чтобы овладеть своими эмоциями и попытаться найти выход из положения. Почему каждый раз, когда она позволяет себя спровоцировать и утрачивает контроль над собой, над ней не только берут верх, но даже начинают манипулировать! Несколько раз глубоко вздохнув, она соскользнула с постели и встала. Благоразумие, сказала она себе, это высшая ценность, а потому, продолжая в данном случае упрямиться, она только подвергнет себя еще большим унижениям, в то время как элегантно уступив, сможет даже получить преимущество.
        Приводя в порядок свои мысли, она не прислушивалась к тому, что происходило в соседней, туалетной комнате, но теперь ее внимание привлекли какие-то слабые всплески, доносившиеся оттуда, из-за закрытой двери. Расстегивая пуговицы на спине своего платья, она осознала, что звуки неожиданно прекратились. Что он там делает? Переодевается в более интимную одежду, чего она еще до сих пор не сделала? Зловеще уставившись на закрытую дверь, она вдруг заметила, что как-то свирепо и безнравственно улыбается, и тут же постаралась придать своему лицу спокойное выражение.
        - Николас? - Она ухитрилась произнести это почти застенчиво, а затем даже постучала в дверь: - Николас… я… мне требуется некоторая помощь.
        Она услышала, как он негромко выругался, открыв дверь только после того, как она постучала второй раз. У него был хмурый и подозрительный вид, и при этом он был уже до пояса раздет. Заметив лезвие бритвы, которое он держал в руке, она простодушно спросила:
        - О боги! Я надеюсь, что ты не собираешься защищаться от меня таким образом? Я постучала только для того, чтобы спросить: не мог бы ты помочь мне расстегнуть некоторые пуговицы, которые я не могу достать?
        - Попытаюсь, - коротко ответил он, стирая остатки мыла полотенцем, накинутым на шею, - я, кстати, только что брился.
        - Но неужели у тебя нет для этого камердинера? Сама я ничего не могу сделать без помощи своей горничной. Мне очень жаль, что я тебе помешала, хотя… только…
        - Черт возьми! - энергично выругался он. - Если вид обычной бритвы приводит тебя в такой испуг, что ты начинаешь бормотать глупости, то я немедленно выкину ее прочь, обещаю тебе! Где там твои пуговицы? Сзади? Тогда повернись спиной, если ты хочешь, чтобы я исполнил роль твоей горничной.
        Он решительно положил свою бритву на полку за дверью, затем отбросил полотенце и повернулся к ней. Алекса с каким-то самодовольством подставила ему спину и, наклонив голову, обхватила себя руками, чтобы подхватить платье, когда оно будет расстегнуто. Во всей этой позе, во всем этом издевательском подчинении было много того, что скорее разозлит его, чем введет в заблуждение. Все, что она сейчас вынуждена делать, говорила она про себя, так это сдерживаться, чтобы вновь не впасть в ярость, как бы ему этого ни хотелось. Именно ее спокойствие должно расстроить его планы, именно спокойствие, а не что-нибудь иное!



        Глава 38

        Вездесущий мистер Доуз не только тщательно собрал и вымел все осколки - немые свидетельства взрыва ее ярости, но также зажег огни в обеих комнатах и проворно расставил на столе, предварительно застлав его скатертью, серебряную и хрустальную посуду, пояснив, что мадам Оливье ничего не жалеет для своих гостей, особенно самых дорогих.
        - И я надеюсь, милорд, что вас устроит холодный ужин? Вы дернули за звонок три раза, а потому я принес вам то, что вы обычно заказываете, но если хотите, чтобы я принес что-нибудь еще, буду рад выполнить ваше приказание!..
        Пока Доуз говорил все это, Николас стоял прямо перед камином и раздраженно смотрел в огонь. Заметив, что тот неожиданно замолк, Николас поднял голову и, проследив за направлением его взгляда, на мгновение замер от неожиданности.
        - О! - нерешительно сказала Алекса и сделала эффектную паузу, стоя в дверях спальни. - А я и не знала… Вы не сердитесь на меня, не так ли? Я только позаимствовала то, что походило на ваше старое одеяние - разумеется, не то, которое от Стультца, - поскольку мне хотелось вас удивить.
        - В самом деле?
        Определенные нотки в его голосе заставили Алексу заторопиться, чтобы не дать ему вставить ни слова:
        - Ну, видишь ли, дорогой, я действительно хотела выглядеть для тебя привлекательной, но твоя последняя любовница была намного толще, чем я, и намного ниже, поэтому, когда я надела тот пеньюар, я поняла, как ужасно в нем буду выглядеть… Я вспомнила, что моя подруга Леони однажды сказала мне, что мужчин возбуждают женщины, одетые подобным образом. Неужели это неправда? Я выгляжу слишком мужеподобной?
        Она надела его брюки, подвернув их так, что они открывали ее лодыжки, перетянула их в талии лентой из собственного гардероба, а на плечи накинула его тонкую белую сорочку из полотняной ткани, завязав ее на талии узлом. Она вовсе не выглядела мужеподобной, и сама это прекрасно знала! Вот мегера! Так вот почему она заставила себя ждать, постепенно приводя его в ярость!
        Каждое их столкновение напоминало схватку фехтовальщиков с выпадами и парированием ударов, и все это продолжалось снова и снова. Та долгая пауза, в течение которой он изучал ее наряд, имела своей целью лишить Алексу присутствия духа и заставить нервничать; но она выдержала ее, не меняя своей кокетливо-вопрошающей позы, - как танцовщица на сцене, мрачно подумал Николас.
        - А каково ваше мнение, мистер Доуз? - живо поинтересовалась Алекса, проворно переводя на него свои блестящие от возбуждения глаза и стремясь прервать это зловещее молчание. Хотя ее сердце уже начало биться глухими, тяжелыми ударами, словно предчувствуя что-то скверное, она продолжала говорить тем же самым легким и игривым тоном: - Я, разумеется, знаю, что вы именно тот самый мистер Доуз, о котором я слышала столько лестного и который является мастером на все руки!
        - Ну, милорд, сейчас это именно то, что вы и заказывали!.. - Его неподвижные глаза скользнули по Алексе изучающим взором, но обращался он не к ней, а к Николасу: - Я уже видел таких беспокойных дам и прежде - и даже кое-что похуже. Но в данном случае нет смысла принимать какие-либо меры предосторожности, ваша светлость, если только мне позволено будет высказать свое мнение. Иногда действительно бывает так, что без ремней не обойтись. А если не…
        - Я уверен, что вполне могу положиться на вас в этом отношении, Доуз, хотя вам всегда следует помнить, чтобы на ней не оставалось никаких следов. По крайней мере, до тех пор, пока она не разозлит меня настолько, что я от нее устану.
        Отчасти ее упрямая гордость, а отчасти явная трусость заставили Алексу немного попятиться назад от таких откровенно презрительных слов, которыми они обменивались между собой, словно обсуждая кого-то постороннего. Только потом Николас насмешливо обратился прямо к ней:
        - Я все-таки надеюсь, что ты не утратила способности двигаться одновременно со способностью говорить, дорогая! На это она ответила почти спокойно:
        - Я… прости меня, но я была захвачена врасплох. Я не думала, что твои наклонности так похожи на наклонности Ньюбери - особенно с тех пор, когда ты рассердился на меня за подобное предположение.
        С распущенными волосами, прикрывавшими ее грудь и спину наподобие гривы, с ярким румянцем на скулах и странным взглядом серых глаз, отражавших темно-красные отблески пламени камина, она в этот момент напомнила Николасу пиратку, которой не хватает только пистолета за поясом или абордажной сабли. Сквозь тонкое полотно его любимой сорочки легко угадывались упругие соски грудей, которые казались еще более желанными от того, что были слегка прикрыты. То время, которое она провела перед зеркалом в его туалетной комнате, превратило ее в обольстительную и интригующую куртизанку. Черт возьми! Мужские брюки и то, как она их надела, лишь подчеркивали ее непередаваемую женственность, которую она так любила выставлять напоказ. От ведьмы до обольстительницы - какое удивительное и неожиданно быстрое превращение!
        Она, правда, только что сделала какое-то нелепое замечание, имеющее явно провокационные цели, ведь так? Он позволил своему цинизму взять верх над всем остальным и небрежно пожал плечами, прежде чем напомнить ей, что она сама заявляла, будто умирает от голода и жажды, не так ли? Или она уже передумала? Он тут же пожалел о той заботливости, которую выказал в отношении ее, особенно когда понял, что она действительно голодна. Алекса немедленно принялась за еду с почти крестьянским аппетитом, вместо того чтобы только слегка поклевывать, как это обычно делают леди в свойственной им жеманной манере. С одинаковым энтузиазмом она съела и холодный ростбиф, и телятину, и каплуна, фаршированного устрицами, и несколько различных видов сыра, запивая все это вином, которое он тоже позаботился заказать. Едва удерживаясь от едкого комментария, Николас просто сидел и наблюдал за ней, втайне любуясь, пока вдруг раздраженно не задумался над тем, что заставило ее так измениться и стать непредсказуемой, как морской ветер.
        - Благодарю тебя. Ты и представить не можешь, до чего же я проголодалась, - наконец сказала Алекса, откусывая яблоко. - М-м-м! И яблоко тоже замечательное! Самая вкусная вещь - это фрукты. Ты чем-то немного озабочен? Из этого роскошного ужина почти половина осталась, и я не думаю, что смогу съесть еще кусочек.
        - А я уже стал задумываться, когда же ты придешь к этому заключению, - недоверчиво заметил Николас и продолжил: - Но ты уверена, что всем довольна, дорогая?
        - Ну… возможно, мы могли бы выпить коньяка? Я обнаружила, что это не только способствует пищеварению, но и делает меня… более страстной. Хотя, возможно, ты предпочитаешь, чтобы я притворялась, что делаю это с неохотой? - Она бросила в его сторону вопросительный взгляд, а затем сделала ласковый вывод: - Я, разумеется, заметила, что, когда бы я ни находилась с тобой, в наших отношениях всегда есть что-то от изнасилования. Впрочем, это не является очень необычным. Я имею в виду, что некоторые особы…
        Когда он поднялся со своего стула, на котором до этого небрежно раскачивался, не отводя от нее глаз, от него исходил такой стремительный поток флюидов, что Алекса даже не успела удивленно раскрыть глаза, как он уже перегнулся через стол, резко схватил ее и заставил подняться на ноги, проделав это с такой силой, что у нее мелькнуло подозрение, не собирается ли он тащить ее к себе через стол. Небольшая чаша для ополаскивания пальцев после десерта, которой она только что пользовалась, полетела на пол, а ее бокал с вином опрокинулся. Тарелка, стоявшая слишком близко от края стола, с грохотом разбилась.
        - Алекса, - довольно любезным тоном произнес Николас, - ты получишь свой коньяк и продемонстрируешь мне свою страстность в постели, однако ты вынуждаешь меня овладеть тобою здесь и сейчас - на столе или на полу или любым другим способом, каким ты сама предпочитаешь. Итак?
        Когда она покачала головой и попыталась вырваться, он после непродолжительной борьбы освободил ее и вновь опустился на стул.
        - Пока я буду искать два бокала с коньяком, почему бы тебе не подождать меня в спальне? Хотя, может быть, ты все же предпочитаешь какие-то иные места?
        Она поднялась с места и направилась к дверям, а он повернулся к серванту. Уже входя в спальню, она услышала команду, небрежно брошенную им через плечо.
        - Сними только на минутку эту сорочку, сокровище мое, и не торопись пока забираться в постель, хорошо? Созерцание этих изумительных линий и очертаний вызывает во мне самые захватывающие идеи и образы, должен тебе признаться.
        Она с шумом вдохнула воздух и, повернувшись на своих голых пятках к нему, яростно сверкнула глазами, отчетливо выделявшимися на внезапно побледневшем, напряженном лице.
        - Только ради Бога, Николас! Неужели ты еще мало времени потратил на эти маленькие жестокие игры? Тебе удалось убедить меня в бесполезности сопротивления, так зачем же грубить снова? Проинструктируйте меня, какого рода представление вам хочется увидеть, милорд, и я сделаю все, что пожелаете, и так быстро, как только смогу. Вы желаете, чтобы я вернула вам вашу рубашку и обнажила свои груди - пожалуйста! - Ее пальцы уже сердито дергали пуговицы, пока она еще продолжала говорить, и через несколько томительных мгновений она сорвала ее с плеч, едва не разорвав, и презрительно кинула в его сторону, оставшись стоять на месте, похожая на яростную и гордую молодую амазонку; на ее обнаженных золотистых грудях играли багровые отблески камина. - А теперь, лорд Эмбри? Что вы мне еще прикажете сделать? - У нее слегка задрожал голос от тех неистовых эмоций, которые ее сейчас обуревали, но она даже не вздрогнула, когда он, сделав несколько больших шагов, приблизился, всем своим видом показывая намерение наброситься на нее.
        Впрочем, Николас и сам еще не вполне был уверен в собственных планах, потому что внезапно остановился, подойдя к ней почти вплотную. А она уже сжала кулаки и слегка расставила ноги, сверкая на него ненавидящим взором пленницы. У его девочки-жены из Калифорнии были черные креольские глаза, которые тоже умели смотреть на него таким же взором. Немые глаза животного, наполненные слезами, ненавистью, раздражением и отвращением, которые внезапно отводили взор, сталкиваясь с его глазами и не понимая, что и он тоже пойман этой же самой ловушкой. И если бы тогда в действие не вмешался рок?.. Но эти глаза не выражали ни страха, ни отвращения; а ее высокие остроконечные груди выглядели сейчас так, словно были выкрашены лунным светом, первый раз он видел их такими, и они еще слегка колыхались от ее сердитого и быстрого дыхания, великолепно контрастируя с бронзовой копной волос, которой она раздраженно потряхивала под его долгим, изучающим взглядом.
        Он еще не сказал ни слова, подумала Алекса, он что, надеется разволновать ее таким образом, смотря оценивающим взором, словно на рабыню, выставленную на аукционе? И чего он в конце концов от нее еще хочет?
        - Повернись, - неожиданно скомандовал он, и она даже открыла рот от изумления, непонимающе воззрившись на него. Тогда он повторил, на этот раз более грубо и нетерпеливо: - Повернись, моя дорогая, твои груди очаровательны, и ты сама об этом знаешь, но твой зад еще более соблазнителен. Почему бы тебе не проследовать в спальню впереди меня, а уж там я выскажу тебе следующее требование, хорошо? Несколько мгновений назад ты грозилась исполнить свою роль и сыграть передо мной представление со всем усердием и проворством, если мне не изменяет память!
        С видимым усилием Алекса прикусила язык и сдержала те протестующие слова, которые готовы были с него сорваться, а для верности еще и твердо поджала губы. Бросив на него еще один презрительно-ненавидящий взгляд, она повернулась на пятках, расправив плечи и высоко держа голову, словно аристократ, направляющийся к месту казни.
        - Стой там, возле кровати, где ты сейчас стоишь. Из тебя мог бы получиться хороший солдат, моя радость. И даже стоишь ты так, что я не устаю восхищаться этой очаровательной картиной. Хорошо бы тебя изобразить в таком виде - пиратка, взятая в плен, обезоруженная и ждущая приказаний. Скажи-ка мне, неужели это испытание кажется тебе таким же мучительным, как знаменитая пиратская казнь - прогулка на доске в океане, кишащем голодными акулами?
        - И даже намного хуже, смею тебя уверить. Это мое признание удовлетворило вашу светлость?
        Роняя эти холодные слова, Алекса невольно прикусила губу, когда почувствовала, что он приблизился и встал позади нее. Что он теперь намеревается с ней делать? О Боже! Как фантасмагорично выглядят эти уроки, когда ее пытаются научить играть роль шлюхи! Делай то и делай это или позволь мужчине сделать с тобой то и это - все тщательно рассчитано, а потому единственный шанс противостоять этому - нащупать его собственные слабости и сыграть на них, чтобы в конечном счете он стал их рабом и рабом той женщины, которая сумеет их обнаружить. Далила… Саломея… Клеопатра… и бесконечное число других. Великие куртизанки, которые управляли мужчинами, заставляя их сходить с ума. Ни одна из них не стояла бы сейчас здесь, такой же жесткой и ломкой, как сухая хворостинка, которую можно без труда сломать пополам. Любая из них сама бы превратилась в агрессора и имела своего врага в постели как легкую добычу. Или… или, наоборот, они притворились бы побежденными, чтобы превратить свое поражение в подлинную победу. «Покоренная победительница… подумай об этом, Алекса! - скомандовала она самой себе. - Думай именно об этом,
что ты сейчас поняла, и постарайся использовать эту идею».
        Ее почти парализовало, в то время как он - ее враг и противник - словно бы почувствовал ее мысли и стал действовать так, как должна была бы действовать она. Пока происходила эта комедия с ужином, он успел надеть свою рубашку, застегнув ее лишь на две или три пуговицы, но сейчас Алекса почувствовала, как он прижался голой грудью к ее обнаженной спине, а его руки охватили ее, словно колонны атакующей армии, - уверенность в победе была так велика, что они все более интимно овладевали ее пойманным телом.
        Первым инстинктивным движением Алексы было желание отстраниться, но оно было мягко подавлено его руками, выпустившими ее груди и переместившимися к ее бедрам, осторожно раздвигая и проникая между них. Он держал ее так плотно, что она вынуждена была чувствовать все то, что он и хотел заставить ее почувствовать, удивляясь при этом, насколько далеко он может зайти.
        - А сейчас, - тихо прошептал он на ухо Алексе, - развяжи эту чертову ленту. Ты говорила, что хочешь, чтобы все побыстрее закончилось? Тогда продемонстрируй мне некоторые из тех трюков, которым ты научилась от своих последних любовников в борделях; и тогда, возможно, твое желание исполнится. - Произнося все это, он отстранил ее неловкие пальцы и развязал ленту сам, прежде чем Алекса, пребывая в каком-то странном изумлении, поняла, что он имеет в виду.
        - Нет! - сердито воскликнула она и затем повторила это снова, чувствуя, как он, заломив ей руки за спину, толкает ее вперед, так что она почти упала лицом в кровать. Его пальцы стискивали ее запястья, как наручники, причинив немилосердную боль, как только она попыталась вырваться. Но на этот раз она не стала кричать, а только тяжело задышала, позволив ему воспользоваться свободной рукой, чтобы яростно сорвать с нее брюки, спустив их почти до лодыжек, что сделало ее еще более беспомощной, тем более что он и так навалился всей тяжестью своего тела.
        - Ну а теперь мы наконец сможем поговорить откровенно, - с явным удовольствием сказал Николас и добавил: - Веди себя спокойно, любимая, иначе я буду вынужден вывихнуть тебе руку, и потом мне придется вставлять ее на место, а это довольно болезненная операция. Итак, я полагаю, что ты сделаешь все, что обещала, и, возможно, даже получишь от этого какое-то удовольствие.
        Даже после того как он освободил ее, Алекса продолжала лежать неподвижно, причем ее пальцы были тесно переплетены между собой, а руки подняты над головой.
«Расслабься, - скомандовала она себе, - или, наоборот, одеревеней». Почему только ее ненадежное тело не подчиняется разумным командам, посылаемым ее мозгом? Руки болели почти невыносимо, но она не позволила себе пожаловаться ему на это, поскольку ожидала от него дальнейших мучений. «Я ненавижу его! - яростно подумала она. - Ненавижу, ненавижу! Только бы это закончилось поскорее, и только бы он не получил от этого удовольствия!»
        - Девственная жертва! - услышала она его саркастический голос откуда-то сверху, а затем он добавил: - Не пришлешь ли ты мне счет после сегодняшней ночи за еще одну девственность? Или тебя уже основательно исследовали? Помолчи, дорогая, и подумай над своим ответом, а я приготовлю тебя для своего собственного исследования.
        Он грубо подсунул подушку под ее обнаженные бедра, чтобы поднять их повыше, а затем начал поглаживать их руками, поначалу почти нежно и осторожно - Алекса в этот момент зажала рот рукой, а затем, движимая гордостью, вцепилась в кулак зубами, чтобы сдержать крик, поскольку он начал самым унизительным и болезненным образом забираться в ее интимные места.
        Непроизвольное движение, которое она сделала, чтобы избежать его изучающих пальцев, могло быть воспринято им, подумала она про себя, как страстный и распутный ответ на его грубое вторжение в ее тело. В конце концов, она все же закричала. Одной рукой он ощупывал ее груди, а другой проникал в нее все глубже и чувствительнее, не обращая внимания на то, хочет она этого или нет.
        До тех пор пока он не оставил ее в покое, Алекса и сама не замечала, что громко всхлипывает и содрогается от рыданий. Ярость, раздражение и ненависть смешивались с отвращением к самой себе за проявление такой презренной слабости, особенно перед ним. Она не хотела плакать, но не могла сдержать тех детских всхлипываний и стонов, через которые вырывались наружу так долго сдерживаемые чувства.
        - Прекрати распускать эти дурацкие сопли! Ну-ка сядь и выпей белого вина, чтобы успокоиться. Ради Бога! Кто-нибудь, глядя на тебя, решил бы, что ты испуганная маленькая невинность, никогда до этого не знавшая мужских прикосновений.
        Алекса почувствовала, что он обнял ее за плечи и посадил прямо, прислонив к украшенной орнаментом и позолоченной спинке кровати. Николас так грубо всучил ей бокал с вином, что оно выплеснулось на нее, покрывая холодными мелкими брызгами обнаженные груди и скатываясь на живот. Она чувствовала себя больной, униженной и использованной. Более того, это можно было бы назвать даже не использованием, а злоупотреблением; и он проделал это с холодной и жестокой отстраненностью, чтобы преподать ей урок унижения. Пытаясь сдержать рыдания, Алекса едва не подавилась от вина и горького чувства обиды. Как же она ненавидела и его, и этот грубый, едкий тон, который он обычно придавал своему голосу, когда обращался к ней! И вот он заговорил снова:
        - Судя по твоим жалобным рыданиям, можно подумать, что ты была изнасилована. Только не говори мне, что другие твои любовники страдали отсутствием воображения, а потому позволили себе пренебречь изучением всех потаенных уголков этого чудесного и соблазнительного тела. - Он рассмеялся, заметив ее бессознательное движение, которым она поджала под себя ноги, а затем продолжил свои насмешки: - Благопристойность на этой последней стадии? Есть ли что-либо более претенциозное? А может быть, ты, моя сладкая, стыдливая Алекса, разочарована тем, что я не довел свое дело до конца? Мне продолжить?
        Словно очнувшись, она повернулась к нему, блестя мокрыми от слез щеками и желая уязвить его как можно больнее своими острыми, как стрелы, словами:
        - Если ты обращался со своей женой подобным же образом, то меня не слишком удивляет, почему она избегала тебя. Возможно, она даже сама предпочла смерть такому плену и поэтому ты убил ее?
        Повисло долгое молчание, во время которого она безразличным взором смотрела на газовые лампы под синими абажурами и на те старомодные светильники, которые стояли на туалетном столике. Дрова в камине превратились в раскаленные угли, и именно от них он прикурил тонкую сигару, издававшую тот особенный аромат, происхождение которого она не могла определить.
        Пока он затягивался сигарой, она принуждала себя смотреть ему в лицо; казалось, прошло бесконечно много времени, пока он выпустил из себя струю дыма и сверкнул на нее глазами:
        - Может быть, мне действительно стоит излить перед тобой душу этой ночью? Но учти, это будет для тебя не слишком весело. Честно говоря, я даже удивлен, что ты решила потянуть время, особенно принимая во внимание… Но почему ты осталась? И почему ты внезапно появилась, словно бы выйдя из моих - да, честно - грез? Что сохранилось в твоей памяти? Можешь ли ты вспомнить все те бордели, в которых была в поисках чего-то непонятного тебе самой?
        Он находился так близко от нее, что их плечи почти соприкасались, и Алекса почти физически ощущала всю силу и неистовость его тела, натянутого как струна, несмотря на внешнее спокойствие и почти равнодушный голос. Если бы она пошевелилась или хотя бы взглянула на него, он, вероятно, задушил бы ее или сломал ей шею. Неожиданно столкнувшись в джунглях с леопардом или пантерой, увидев их в нескольких футах от себя и не имея времени вскинуть ружье, вам остается только стоять неподвижно и угрожать хищнику взглядом, не обращая внимания на его рычание, извивающийся хвост и прищуренные зеленые глаза. Сейчас она столкнулась с хищником иного рода, намного более опасным. Ей никогда не стоило забывать, подумала про себя Алекса, что этот человек выглядит цивилизованным только внешне, благодаря своей лондонской одежде, титулу и вежливым манерам. Но за всем этим скрывался варвар и дикарь, который привык не расставаться с ножом и использовал его без всяких колебаний; жестокий человек, выросший в дикой, первобытной стране, в жилах которого текла кровь безжалостных испанских конкистадоров. Сколько человек он убил,
кроме своей несчастной жены?
        - На, черт подери! - грубо сказал Николас и поднес свою сигару к ее губам. - Затянувшись этим, ты, может быть, угомонишь свой упрямый язык и свою чрезмерную щепетильность, которую ты, кажется, приобрела довольно внезапно.
        - Но я… - Алекса поняла, что если начнет протестовать, то лишь ухудшит свое положение.
        - Если ты опасаешься почувствовать себя дурно, то можешь не беспокоиться. Это особый вид сигар, моя дорогая невинность, и я удивлен, что ты еще не пробовала этого прежде. Сделай медленную затяжку и постарайся задержать дым в своих легких как можно дольше.
        Алекса сначала закашлялась и зашипела, но он оставался неумолим; наконец она смогла сделать то, что он хотел, не осмеливаясь противоречить. У нее горело горло от этого грубого дыма, а потому она жадно осушила бокал вина, протянутый им, и в следующее мгновение удивилась, обнаружив, что держит в руке еще один бокал. Откуда он взялся? А, ну разумеется, это был его бокал, который он передал ей, направившись в соседнюю комнату, чтобы принести еще вина. Первобытный человек. Обнаженная статуя работы Микеланджело, которая внезапно ожила и вернулась назад в комнату. На этот раз дым уже не так обжигал ее горло и легкие, и Алекса почувствовала, как постепенно расслабляется ее напряженное тело, и наклонила голову назад, прислонившись к спинке кровати, дыша глубоко и ровно.
        - Это ведь не табак, не так ли?
        - Это особого рода растение наподобие сорняка, и медики клянутся, что оно может излечивать почти все известные болезни.
        - Я думаю, что это сильно преувеличено! Но мне кажется… - Ее голос неожиданно осекся, поскольку Алекса вдруг осознала эффект, производимый голубыми абажурами. Все вокруг было темно-голубым, не считая зловещих красных огней камина, и это создавало впечатление, что ты нырнула глубоко в океан и приобрела способность и жить, и дышать под водой, в этой тусклой голубизне.
        - Так что тебе кажется, Алекса?
        - Я уже забыла, о чем начала говорить, но уверена, что все это не важно. - Повернув голову и взглянув на тень, которую отбрасывала его голова, она задумчиво добавила: - Но мне кажется, я бы хотела узнать, действительно ли ты убил свою жену?
        - Значит, ты признаешь, что сомневалась в этом? - В его вполне привычном, саркастическом тоне было что-то такое странное, что она уже начала удивляться этому, как вдруг услышала мгновенное продолжение: - Тем не менее, я действительно убил ее. Можешь называть это убийством, если пожелаешь, подобное слово так же подходит, как и любое другое. Ну теперь твое любопытство удовлетворено?



        Глава 39

        - Жениться на ней? Мой милый Николас, ведь не привлекает же тебя такая пошлая банальность, как огромное состояние? Если ты на мели и тебе нужны деньги…
        - Я думаю, вы прекрасно осведомлены о моем финансовом положении, дорогая Belle-Mere, - оборвал ее Николас. Но именно в тот момент, когда он собирался вежливо раскланяться с ней, вдовствующая маркиза Ньюбери пересекла комнату и остановила ошеломленного Николаса.
        Переведя дыхание, она примирительно сказала:
        - Да будет тебе. Не хотела я ворошить семейные тайны, но придется… Присядь-ка. Пожалуйста, мне трудно говорить.
        Николас скептически ждал, когда выскажется эта хитрая, порой даже коварная особа. Лицо его не выражало никаких эмоций (этому научила его жизнь), он мысленно вел с ней диалог, опровергая ее четкие аргументы и факты.
        Объяснения, откровения, а она ведь даже не удосужилась «покаяться», что после того как ее мужа (много старше, чем она) хватил удар и он был прикован к постели, у нее были любовники. И в их числе сэр Джон Трэйверс, Барт…
        - Он был молод и красив. Друг Кевина. И он так смотрел на меня, я чувствовала это. Он говорил, что любит и боготворит меня. И как же глуп он был… Поехал в Индию, чтобы разбогатеть - ради меня, глупенький. И он действительно разбогател, приобрел состояние, но лишился потенции. Он наивно полагал, что я посвящу себя ему, как Беатриче Данте. Чистая, неопошленная любовь, так он называл это. Думаю, что я никогда не давала повода для подобных иллюзий, не так уж я глупа. Он бросил, покинул меня, и ненависть его при расставании была столь же глубока, как прежняя любовь. Он проклинал меня и клялся, что будет отомщен даже после своей смерти.
        - Действительно глупец, - отозвался Николас, но она остановила его:
        - Я было уже забыла о нем, но тут совершенно неожиданно, как гром среди ясного неба, появилась его вдова. Не стоило бы даже и обращать на нее особого внимания, если бы я не знала о ее прошлом, кто она на самом деле. И тут я поняла, что же означали слова Джона Трэйверса об отмщении.
        - Ну и каково ее прошлое? Кто она?
        - Ты слышал все те полунамеки и видел ухмылочки, которые расточала она при нашем знакомстве? «Говорят, моя бабушка ведьма» - так она и сказала. - Маркиза усмехнулась: - Да, да, милый Николас, недруги давали мне характеристики и похлеще. Правда и то, что я бабушка этой незаконнорожденной девицы. Понимаешь, она внебрачный ребенок Ньюбери, а таких у него было предостаточно. Все эти годы я оплачивала ее содержание. Ее приемные родители - Мартин и Виктория Ховард. Они взяли ее с собой на Цейлон и воспитывали как своего ребенка. Я купила Мартину кофейную плантацию при условии, что девочка не будет знать о своем происхождении: о том, что она незаконная дочь маркиза Ньюбери и одной из его многочисленных любовниц. А ее родную мать - женщину, считающуюся ее тетей, - в Лондоне знает всякий: мадам Оливье.
        Конечно, последовали новые разоблачения и откровения. Belle-Mere была достаточно наблюдательна и квалифицированна в своем умении и способности следить и подмечать все неблагоразумные поступки и просчеты леди Трэйверс. Встречи с лордом Дирингом, который без ума от нее и не скрывает этого. Встречи с мадам Оливье, ее «тетушкой». Тайная комната в знаменитом магазинчике дамских шляпок на Барлингтон-Аркэйд.
        - Слишком хорошо я знаю тебя и вижу по каменному выражению твоего лица, что ты постараешься докопаться до всего сам, правда ведь? И бьюсь об заклад, что ты узнаешь еще больше, чем знаю я. Но Бога ради, прошу тебя, пойми, ты выставишь себя на посмешище, если не откажешься от своих безумных планов. Ей-то нужен громкий скандал. И как ты думаешь, почему она столь снисходительна к тому, что Ньюбери каждый день посылает ей цветы? Не забывай, это ее отец, и она наверняка знает это. Утром ты, а вечером бедняжка Чарльз в отвратительной убогой «конуре», которую они снимают в Креморн-гарден. Мой дорогой Николас! Ты упрям и слышать не хочешь о браке с Элен, но подумай, представь, пожалуйста, все возможные последствия твоей связи. Эта штучка просто использует тебя или Чарльза, любого другого, в кого она может вцепиться и ухватить своими коготками. Порою мужчины буквально глупеют, теряют голову из-за хорошенькой мордашки или красивой фигурки или от острых ощущений со шлюшкой типа мадам Оливье!
        Николас старался скрыть от Belle-Mere свои эмоции, но он был ошеломлен внезапно охватившими его яростью, ненавистью и гневом против этой маленькой хитрой, испорченной интриганки. Хладнокровная, невозмутимая, она не отрицала и не отвергала ни одного из его обвинений. Да, распутство и разврат у нее в крови, и она заслуживает соответствующего обращения. Ну а что до ее девственности - так это все типичные уловки всех шлюшек (теперь он припомнил, что все они «девственницы»). Даже если это и не так, то не он, так любой другой мужчина мог оказаться на его месте; какая разница - не он первый, не он последний. Скорее всего она «выбрала» именно его той ночью, потому что узнала, что Николас - наследник ее отца.
        Они снова вместе. Николас ласкал ее и забавлялся с ней, сегодня он должен заниматься с нею любовью так, как он хочет этого, инициатива полностью в его руках. Не обращая внимания на ее отчаянные, неестественно громкие стоны, Николас анализировал ситуацию. Без сомнения, помимо ее прочих достоинств и многочисленных
«талантов», она обладала еще и способностью проливать крокодиловы слезы в любой выгодной ей ситуации. Но что более всего поражало его, так это ее беспредельная наглость и невозмутимое спокойствие, с которыми она могла, например, спросить его, действительно ли он убил свою жену, и этим разворошить все те образы и воспоминания, которые он пытался заглушить. Пропади она пропадом! Он испытывал непреодолимое желание задушить ее, но вместо этого Николас довольно грубо сказал:
        - Послушай! Постарайся делать более глубокие затяжки, только помолчи!
        Алекса что-то почувствовала, взглянув ему в лицо, и беспрекословно повиновалась. Именно тогда, не в силах более сдерживать себя, Николас резко спросил:
        - Скажи-ка мне, коли уж мы достаточно откровенны… Как это ты усвоила привычку посещать бордели ради собственного удовольствия? Знал ли об этом твой муж?
        Непонятно почему, но его взбесила ее реакция на этот грубый вопрос: ни намека на смущение, а вызывающий, бесстыдный взгляд. Она смотрела ему прямо в глаза, спокойно отвечая на его вопрос:
        - Это была идея моего мужа. Он хотел дать мне возможность познать природу человека, человеческую натуру и характер. Когда мы поженились, он знал, что ему осталось жить лишь несколько месяцев. Видишь ли, он хотел, чтобы я не была беззащитна перед лицом судьбы. А многие женщины, бедняжки, совсем не подготовлены к жизни! Вот тебя, например, когда мы впервые встретились, должно быть, забавляла моя наивность. Я ничего не понимала и не знала ничего о своих физиологических возможностях и ощущениях. Этим легко могут воспользоваться бессовестные и беспринципные ловеласы, соблазняя неопытных девушек! Но с тех пор я научилась многому, ведь у меня были лучшие учителя в мире. - Алекса вызывающе пожала плечами и задумчиво добавила: - Конечно, я поняла, что абстрактно воспринимать и даже наблюдать что-либо и пробовать делать это самой - совершенно разные вещи. Мне бы не хотелось всецело зависеть от прихотей, капризов и денег мужчины. Я предпочитаю выбирать сама.
        - Правда? А той ночью в Риме ты была настоящей жрицей любви, Венерой… Признаюсь, любопытно узнать, почему ты пришла ко мне. Или же цель твоя - познать и
«осчастливить» как можно больше мужчин? О Боже! - Николас усмехнулся. - Теперь-то я начинаю понимать тебя. Дева-блудница, умная, знающая, которая дразнит и соблазняет, много обещает и, как выясняется, ничего не дает. Таков был твой замысел, когда ты явилась как чудное видение. Так ли это? Теперь я припоминаю, что ты сумела показать, как многому ты научилась со времени нашей последней встречи. Не думал я, что ты все еще изображаешь из себя невинную девственницу. А твой муж, нравилось ли ему видеть тебя с другими мужчинами? Это он научил тебя, как довести партнеров до кульминационного момента и под надуманным предлогом бросить! Убежден, ты обещала им, что вернешься, а сама потешалась, как ловко их одурачила.
        - Если ты не желаешь слышать правду, не задавай вопросов. Если же ты не знаешь ничего о моем муже, у тебя нет никакого права так говорить о нем! Он… - с возмущением возразила Алекса.
        Она запнулась, Николас схватил ее за обнаженные плечи и с силой повернул так, что она почти упала на него.
        - Я счастлив, что не был знаком с твоим мужем, использовавшим тебя в собственных интересах. Но мне все же любопытно, почему, по какому такому странному стечению обстоятельств, совпадению, очутилась ты в тот вечер у меня.
        Прищурив глаза, Алекса с обидой взглянула на него. Неясно, какое лекарство он заставил принять ее, но оно освободило ее от страха. Голова ее была ясна, а мысли свободны, будто телесная оболочка отделилась от разума. Она четко произносила каждое слово:
        - Ты хочешь знать причину? Однажды ночью я видела, как ты занимался любовью с Мадаленой в зеркальной комнате. И я поняла, что хочу тебя. Ведь это ты, да, именно ты пробудил во мне чувственность, хотя разум мой протестовал. Да, да, ты! Не будь я в тот вечер с тобой на пляже, сэру Джону, быть может, не пришлось бы спасать мою репутацию, объявив, что мы помолвлены с ним. Да… Какое значение это имеет теперь? Я лишилась девственности и потеряла мужа - и все в одну ночь, Николас Дэмерон! А иллюзии и невинность улетучились задолго до этого. - И она улыбнулась так мягко, что, казалось, это была какая-то глубинная, внутренняя улыбка, и так не похоже на нее. - Но что тебе до всего этого? Теперь, когда мы знаем все самое худшее друг о друге и наигрались уже в «вопросы и ответы», есть ли у тебя какие-то иные причины и желания удерживать меня здесь? Или я могу вернуться домой? Меня совершенно не волнуют ни твоя помолвка с Элен, ни бал у твоей Belle-Mere.

«Только не дрожать от страха, надо попробовать осадить этого самодовольного самца! Смотреть только в глаза, ни в коем случае нельзя, чтобы он почувствовал, что я боюсь, иначе я пропала…»
        Показалось вдруг, что на нее повеяло самой смертью, когда она заглянула в глубину его зеленых глаз. Словно во сне отвечала она на его объятия, прижимаясь к нему еще сильнее, и вдруг он грубо повалил ее. Казалось, она чувствовала каждое движение его тела и всю его плоть в эти минуты интимной близости. Она засмеялась, так велико было наслаждение.
        - Распутница! - прошептал он грубо. - У тебя богатая практика.
        Он приподнял ее, и Алекса затаила дыхание - последовало продолжение этого чувственного наслаждения. Лишь на мгновение прервав их поединок чувств и страсти, Алекса откинула прядь золотистых волос, опутавших их с ног до головы. И вновь продолжался их неистовый, безумный акт любви.
        - Тебе не нравится это? Ты ошибаешься, я не проститутка. Я не требую платы за то, что доставляет мне удовольствие. И я выбираю сама. Довольна ли ваша светлость? Как вам нравится роль моего жеребца?
        - Нравится, пока хороша выездка и вы ублажаете меня, моя госпожа.
        Он принял ее вызов и вдруг подумал: а почему бы и нет? До чего же хороша и соблазнительна она была - ее страсть, даже некоторая агрессивность! Гораздо привлекательнее, чем мрачная маска жертвы. В конце концов, разве ждал он от нее чего-то иного? Да ему-то какое дело до того, сколько мужчин ласкали, целовали, соблазняли ее и скольких соблазнила она? Морская нимфа, которую он вытащил сетями на берег, и дрожащая девственница, по его собственной глупости не тронутая им. Все это были надуманные им самим образы и видения, всецело захватившие его воображение. Искусная, опытная шлюха, каждый шаг, каждое движение которой были просчитаны и испытаны, была настоящей женщиной. Именно она, и никто иной. Он был не жертвой обмана, а сознательно обманывал себя сам.
        Это было сродни рыцарскому поединку, своеобразное, никем не оцененное состязание любовного мастерства, исступленной страсти. И лишь зеркала комнаты отражали всю пластику и технику их движений, поз.
        - Ты видела меня с Мадаленой? Ну и как тебе понравилось все это, маленькая развратница?
        - По-моему, это нравилось тебе, - отпарировала Алекса. - Но если честно, сегодня ты меня разочаровал. Не сравнить с тем, что было раньше.
        - Зато ты, как и Мадалена, слишком старалась не разочаровать и ублажить меня. Если же ты ждешь чего-то более грандиозного от меня, то постарайся не утомлять меня пустой болтовней, а, наоборот, пробуди во мне желание.
        Неожиданно он оттолкнул Алексу от себя, она упала на спину, он сидел сверху и держал ее руку в своей:
        - А теперь, любовь моя, позволь мне показать тебе, как я хочу и могу любить тебя. Я покажу тебе «любовь по Доузу». И помалкивай, не то…
        Она закусила губу, чтобы он не слышал ее криков, а Николас стянул ее запястья специальными кожаными ремнями, закрепленными предусмотрительным Доузом на столбиках кровати, и закинул ее руки за голову. Его руки скользили по ее телу в какой-то исступленной страсти, лаская, обволакивая ее. Но вдруг Алекса сдвинула ноги:
        - Ты что, думаешь, все можно взять и получить силой? Остановись!
        Она толкнула, ударила его, стараясь попасть в наиболее уязвимые места. Пыталась, пока он не стянул и не закрепил ремнями и лодыжки ее ног. Так она и лежала, беспомощная, беззащитная. Что оставалось ей, как не молчать и подчиняться?
        - Надеюсь, милая развратница, что сила мне вовсе не понадобится. Зачем? У тебя роскошное тело, которое я желал бы исследовать и использовать так, как этого желаю я, без какого бы ни было давления и сопротивления с твоей стороны. Да, мне жутко не хочется возиться с кляпом, затыкать тебе рот; может быть, ты не будешь кричать слишком громко?
        Словно испытывая удовольствие и продлевая минуты ее отчаянной беспомощности (она так и лежала распростертая на кровати), он подошел к камину, подкинул еще угля, глубоко затягиваясь, выкурил очередную сигару и только тогда вернулся к ней. Он внимательно смотрел на нее, а когда заговорил, в голосе его звучали нотки беспокойства, волнения. Он вежливо спросил:
        - Ведь ты будешь со мной? И поможешь мне? - И он склонился над ней и принялся ласкать ее нежно, затуманивая сознание.
        Даже крепко зажмурив глаза, Алекса ясно могла видеть и чувствовать окружающее ее темно-синее море. А она, как корабль без руля, качалась на волнах: вверх-вниз, вверх-вниз; и только ветер, подобно прикосновениям его рук (рук исследователя, первооткрывателя новых незавоеванных миров), мог изменить его движение. Она чувствовала себя глыбой мрамора, превращаемой в статую. Резец скульптора оттачивает каждую линию, мышцу, жилку, изгиб и впадину ее тела. Подобно тому, как натянутый холст впитывает легкие мазки кисти художника. Еще штрих, еще мазок, еще один слой, пока она не превращается в его картину, его мраморную статую, новый, открытый им континент.
        Нет, ничего нельзя поделать, старалась убедить себя Алекса. Она лишь беспомощная жертва, и он может подвергнуть ее любой изощренной пытке и мучениям. Но когда его руки «лепили» ее тело, а пальцы копировали и создавали новую кожу, а губы и язык пробовали и поглощали всю ее, словно испытывая на прочность, - она хотела этого еще! И еще! Жестоко, расчетливо он заставил ее хотеть его, сходить с ума от желания. Он пробудил в ней дикую страсть. Не думая более ни о чем, подчиняясь только своим чувствам, Алекса никогда ранее не ощущала так свое тело, как теперь. И это сделал он! Каждой клеточкой своей воспаленной горящей кожи она чувствовала все его прикосновения, касания, каждый кусочек и клеточку его плоти. Никогда раньше она не поддавалась так своим чувствам и ощущениям, всецело отдаваясь лишь сладострастию.
        Исчезло все, кроме этой спальни, остановилось время, и не было иных желаний, кроме одного - снова испытать это острое ощущение сочетания боли, страданий, мук и огромного чувственного наслаждения. Она хотела испытать, узнать, прочувствовать все. Видеть, как он любит ее тело, и так же любить его. Открыв глаза, Алекса увидела, что прямо над кроватью, вверху на потолке, было встроено зеркало. Как же она не замечала его раньше? В голубых сумерках отражалось ее, казалось, светящееся тело цвета слоновой кости, тело, распростертое на белых простынях и контрастирующее с загорелым темноволосым человеком, склонившимся над ней. Она задыхалась, стонала, корчась и извиваясь, несмотря на крепко связывающие, сковывающие ее ремни. Но она совсем не замечала и не чувствовала боли от ссадин и содранной кожи, ощущая только появившееся растущее, вытеснившее все остальное желание, превратившееся в навязчивую потребность.
        Ее судорожные стоны перешли в настоящие рыдания, а голова качалась из стороны в сторону.
        - Пожалуйста, Николас. Ну пожалуйста, я… Я хочу… - Голос ее перешел в напряженный, почти бессвязный шепот, выдавливаемый, казалось, независимо от ее желания. - Пожалуйста. Нет! Не надо!..
        Если бы только могла, Алекса била бы его неистово в грудь, но тело его было дразняще, мучительно неподвижно, пока его бедра не коснулись ее и она не почувствовала его плоть каждой клеточкой своей плоти. Она снова вскрикнула, когда он взял ее лицо в свои ладони и начал целовать ее, шепча:
        - Ну теперь-то хочешь ли ты меня, моя маленькая хитрая пленница? Моя любимая развратница! Как быстро, оказывается, ты уступаешь, как легко соблазнить тебя, как мило ты отдаешься. Но чего ради, душа моя? Чего ты хочешь? Скажи мне, Алекса. Посмотри мне в глаза и скажи честно, хочешь ли ты быть снятой мною на сегодняшнюю ночь проституткой, как ты того и стоишь? Согласна, любимая?
        - Да, - всхлипнула она. - Да, я хочу тебя, Николас Дэмерон. Черт тебя подери! Хочу тебя, чтобы ты… Я хочу тебя, понимаешь? Я…
        - Так ты хочешь этого? Этого?
        Шея Алексы откинулась назад, а из горла вырвался почти звериный звук, ее сдерживаемое дыхание будто бы остановилось вовсе; вся ее жизненная энергия была где-то внутри, совсем глубоко, и он доставал ее, наполняя собою. И казалось, заполнил своей плотью каждую клеточку ее плоти, грубо, неистово. Она не чувствовала ничего, не отвечала на его поцелуи.
        Будто ее подхватил ветер, ураган. Только дуновение, движение… И вдруг она сама стала ветром: завертелась, закружилась в быстром вихревом потоке все выше и выше, пока не пронеслась у самого солнца, рассыпавшись на миллион ярких световых лучей, падающих так же медленно, как сама вечность.
        Судорожная дрожь еще долго сотрясала все тело Алексы. Она не помнила, как и когда он освободил ее запястья от ремней, пока не почувствовала, что тесно прижимается к нему.
        - Не уходи от меня. Я хочу, чтобы ты побыл со мной, - пробормотала Алекса, когда он попытался высвободиться из ее объятий. Он снял ремни с ее ног. - Бездушная скотина, - сказала Алекса. - Наверное, я вся в синяках. Стоило тебе заходить так далеко, связывать меня ради того, чтобы сделать и взять то, что ты хотел? Я ведь уступила, отдалась тебе.
        - Но, мое сокровище, я хотел от тебя большего, чем простая «уступка». Я хотел тебя такой, какая ты есть на самом деле. Понимаешь? Страстно, вожделенно желающей и сгорающей в безумном ожидании сладострастия. И так я тебя взял. И всегда буду брать, когда почувствую на то мое желание. Дошло до тебя, наконец, ведьма?
        Приподняв руки, Алекса медленно погладила его по спине, губы ее тронула тонкая усмешка:
        - О да! До меня дошло также и то, что и ты хотел меня, не правда ли, мой сердитый демон-искуситель? И ты любил мое тело так же, как любила твое я. Николас, я хотела бы касаться тебя, твоего тела, как это делал ты, и пробудить в тебе снова желание, и мы могли бы… О! - Внезапно обхватив его шею руками, Алекса поцеловала его напряженно сжатые губы, снова легла и прошептала: - Так как я согласилась быть твоей проституткой на ночь, разреши мне доказать тебе, что я стою тех денег, которые ты предложил мне за мои услуги. И если я доставлю тебе удовольствие, может быть, ты «снимешь» меня на пару ночек?
        - Знаешь ли ты, ехидна-соблазнительница, сколько раз этой ночью я чуть было не задушил тебя? Поосторожнее со своими ядовитыми, дразнящими обещаниями, милочка! Иначе я запру тебя здесь и буду держать в заточении обнаженной, чтобы ты всегда была под рукой и я мог удовлетворить свое желание тогда, когда я этого хочу, и так, как я этого хочу. Тебе может не понравиться, как я буду использовать тебя, заставлять угождать мне и удовлетворять мои желания, не принимая во внимание твои. Умоляю тебя, подумай о себе, не провоцируй меня, иначе пожалеешь.
        Скрытая угроза, прозвучавшая в его окрике, по крайней мере, охладит ее бесстыдство и чрезмерную наглость, подумал Николас, высвобождаясь из ее объятий, отгоняя прочь мысли и желания, пробуждаемые ее зазывающим, завлекающим телом. Она все сильнее прижималась к нему, ее желание было столь велико и нескрываемо бесстыдно, а обволакивающий шепот все обещал и обещал продемонстрировать ему все ее мастерство и умение в искусстве любви. Как же легко и быстро можно возбудить в ней дикую природную чувственность! Да как смеет она обвинять его в этом?! Тяжелой поступью он пересек комнату и схватил бутылку вина. Откинув голову, он вливал в себя эту живительную золотистую вязкую прохладу прямо из горлышка, как какой-нибудь испанский крестьянин. Словно стремился убрать, стереть с языка и губ вкус, ощущения, напоминание о ее коже, теле.
        - Я знаю, ты хочешь меня… - бормотала она, безошибочно, как опытная шлюха, определив его слабость и колебания. Да такая она и была, что неудивительно, если учитывать ее происхождение. - Ты что, собираешься выпить всю бутылку, не угостив меня?
        Николас стоял спиной к ней, он внимательно посмотрел на нее в зеркало. Она была похожа на сытую, ленивую кошку. Она села со скрещенными ногами у изголовья кровати, не пытаясь даже прикрыть свою наготу. Заметив его злой взгляд, она не испугалась, а, наоборот, заигрывающе улыбнулась:
        - Знаешь, ты похож на дикого распутника, когда ты обнажен. Не все мужчины так прекрасно сложены, как ты, одежда скрывает недостатки фигуры. В первый раз я увидела тебя в бассейне, но тогда я была слишком застенчива и невинна. Ты только представь себе… Не будь той встречи с тобой, и жизнь моя была бы скучна и тривиальна: вышла бы я замуж за скучного молодого землевладельца или образованного чиновника, а то и того хуже! - Алекса поежилась. - И тогда… - Она посмотрела в зеркало на его застывшее отражение и мягко добавила: - И я задыхалась бы от этой жизни… сама не зная почему, Николас! Ведь я не рассержу тебя своими откровениями? Ты уже придумал, что ты сделаешь со мной? Я вся в твоей власти и в твоих руках!
        Она томно потянулась, закинув руки за голову, привлекая его внимание к своей красивой, совершенной груди. Это все обычные уловки шлюх. Сначала она сопротивляется и как будто упирается, а потом вдруг уступает и просит и хочет еще и еще.
        Ни слова не ответив ей, Николас сделал еще один глоток, стукнул бутылкой по столу, так что задрожал фитилек лампы. Стоит ли придавать такое значение ее словам, завлекающим, обезоруживающим? Да и почему, черт побери, его должно волновать, сколько мужчин у нее было и с кем она спала, занимаясь любовью ради жизненного опыта? Нелепое оправдание. Дело в том…
        Теплые обнаженные руки обвили его сзади, и она прижалась своим нагим телом к его спине. Мягкое, профессиональное прикосновение губ к его плечу. Она прижалась к нему щекой, спросила:
        - Почему ты не хочешь разговаривать со мной? Отчего ты злишься на меня каждый раз, когда мы вместе? Я тебе надоела или ты боишься, что больше не сможешь?.. А что, если все это?..
        - Алекса!
        В его голосе звучала такая холодная угроза, что она сразу замолчала. Пальцы его сомкнулись вокруг ее запястий, он отвел ее руки и посмотрел в это решительное лицо, в ее колдовские темные глаза. Лучше и безопаснее смотреть на ее слегка приоткрытые губы, красиво очерченный рот, покрасневший от его поцелуев. Рот шлюхи. Тыльной стороной ладони, мягким движением руки он погладил ее губы, словно осязая кончиками пальцев трепет ее дыхания. Он протянул ей бутылку с вином:
        - Нужен ли тебе бокал, дорогая? Или ты выпьешь это теплое легкое вино так же, как я?
        Казалось, она колебалась, но затем, пожав плечами, осторожно приложила бутылку ко рту. Голос его звучал мягче:
        - Тебе удалось разжалобить меня, я чувствую свою вину. А твой рот… Когда я смотрел, с каким удовольствием ты пьешь вино из бутылки… мне он виделся как источник наслаждения и любви. - Он с улыбкой смотрел, как Алекса опустила бутылку, едва не поперхнувшись. Он взял бутылку из ее рук, обнял за плечи, на секунду прижал к себе и крепко, но без страсти поцеловал.
        Алекса пыталась взглянуть ему прямо в глаза (он все еще держал ее в своих руках), но безуспешно: он не отрываясь смотрел на ее губы. Она постаралась произнести спокойно:
        - Николас?.. - Ей хотелось быть смелой, достаточно находчивой, чтобы мысли, облеченные в оболочку слов, слетали с языка. Ей хотелось спросить мудро и глубокомысленно: «Почему мы постоянно стараемся обидеть, уколоть друг друга, как какие-то дуэлянты? Чтобы скрыть правду?»
        Он обнял ее и заглянул ей в глаза, она ничего не сказала, словно прочитав его темные мысли.
        - Твои уста обещали мне так много, и я хочу этого от тебя сейчас. Сейчас, здесь и все сразу!



        Глава 40

        Кабинеты конторы мистера Эдвина Джарвиса на Линкольн-Инн-Филдз всегда отличались уютом и каким-то семейным теплом (об этом заботилась его жена): букетики цветов в керамических вазах, на стенах яркие вышивки. В приемной всегда наготове был горячий чайник, в том случае если посетители пожелают выпить чашечку китайского чая с сахаром и сливками, а то и «заморить червячка» песочным печеньем. День выдался пасмурный и промозглый, на улице дул пронизывающий ветер, но здесь было тепло. Весело потрескивал огонь в камине, а пол возле него был устлан небрежно брошенным поверх старого, истершегося ковра ярким легкомысленным ковриком ручной работы. Молодой улыбчивый клерк провел и усадил Алексу на удобную скамеечку, так чтобы она могла согреться.
        - Я немедленно доложу мистеру Джарвису, что вы здесь, леди Трэйверс. К сожалению, у него сейчас посетитель. Если бы я знал, что вам назначена встреча, я обязательно напомнил бы ему об этом.
        - Нет, он не ждал меня. Скорее это была моя инициатива. Я проходила мимо и вспомнила, что уже давно хочу посоветоваться с мистером Джарвисом по целому ряду вопросов. Но если он занят, то, конечно…
        - Нет, нет, леди Трэйверс. Я убежден, что он примет вас, как только… Подождите немного, хорошо? Думаю, что он освободится через пятнадцать минут. Я доложу мистеру Джарвису, что вы здесь, и…
        Бедняжка леди Трэйверс, думал мистер Микс, сегодня на себя не похожа: лицо осунулось, под глазами синяки, такое впечатление, что она ночью глаз не сомкнула, и даже голос ее звучал вяло и безжизненно. Он принес ей чашку крепкого горячего чая, но она, натянуто улыбнувшись и поблагодарив его, даже глоточка не сделала. Сидела и напряженно смотрела на огонь, будто бы могла там что-то увидеть.
        А она видела так много! Ничего и никого не замечая вокруг, словно загипнотизированная, пристально смотрела она на прыгающие, пляшущие огоньки и отблески пламени - и вспоминала. Как кадры прокручивала в сознании образы, голоса, слова. Калейдоскоп событий, беспорядочно, хаотично сменяющих друг друга, некоторые навевали тоску… Изменялись даже ее чувства, ее разум, и она уже не знала, что ей надо, что ей делать, чего она хочет.
        Хочет… Зачем же вспоминать о том, что она кричала ему ночью? Алекса покраснела.
«Хочу тебя… И знаю, что ты так же сильно хочешь меня…» И она доказала это и ему, и себе, отбросив прочь робость и стыдливость. Но неужели он снова и снова хотел ее только из-за того, что она так прекрасно и так естественно изобразила из себя шлюху? «Тебе бы только быть портовой проституткой, обслуживающей клиентов в дверях и за тюками грузов: быстро удовлетворить одного, потом второго, третьего». Он угрожающе рычал на нее, потом вдруг грубо и больно схватил за волосы и принялся целовать…
        Казалось, по крайней мере ей, будто после этого разрушилась стена ненависти между ними - и не нужны были больше жестокие и оскорбительные слова и поступки, чтобы наказать и защититься. Может быть, таким образом, он хотел рассеять все ее подозрения и опасения, укротить и заставить верить ему? Но как же узнать ей это? Как же осмыслить все четко и беспристрастно, если она не научилась избавлять свой разум от нежеланных мыслей и образов?

«Покрути снова калейдоскоп, Алекса, просмотри все внимательнее. Что ты видишь?» Сколько же ей было, когда сэр Джон подарил эту игрушку, веселую и забавную? Так много разноцветных кусочков и узоров - она могла превратить их во что угодно.

«Соберись с мыслями! Что ты видишь?» Кусочки были голубого цвета, а узор - он и она, созданные друг для друга: они лежали, переплетаясь всеми изгибами своих тел. Ее голова покоилась на его руке, щека ощущала его дыхание. Им хорошо было вместе: легко и спокойно говорить, и так же хорошо лежать молча, тесно прижавшись друг к другу.
        Неужели его слова были лишь сладкой ложью, когда он прошептал:
        - Мне кажется, ни одна женщина не вызывала во мне такого сильного желания, как ты, Алекса. И никого не хотел я так, как хочу тебя.
        А она глупо спросила:
        - Даже больше, чем ты хотел свою… - и прикусила язык.
        - Я никогда не испытывал влечения к своей жене как к женщине. Я брал ее с вожделением, да пьяному проще вытворять что угодно и с кем угодно. Разве не говорил я тебе об этом в Риме, когда рассказывал историю своей жизни? Что еще я пропустил?
        - Прости меня. Я не имела права спрашивать тебя об этом да и не хотела. Ты всегда говоришь о ней с такой горечью. Будто ты… Будто ты ненавидел ее, хотя и чувствовал себя виноватым.
        - Думаю, что именно из-за этого я ненавидел ее. За то, что чувствовал свою вину, за то, что ее похитили индейцы, и за все остальное, к чему бедная девочка не имела никакого отношения. Но больше всего я ненавидел ее - понимаешь ли ты это, черт тебя побери? - за то, что она не умерла тогда, когда должна была умереть, а выжила, Бог знает почему, пока я не убил ее.
        Хотя у камина было жарко, Алекса поежилась. Мистер Микс с беспокойством посмотрел на нее: уж не лихорадка ли у нее? Как быстро покраснели ее щеки. Уж скорей бы хозяин, который знает наверняка, как обращаться с ней, выпроводил нудного деревенского сквайра. Может быть, спросить ее, чем он может помочь ей? Да не его это дело, знай свое место. А леди Трэйверс была настолько поглощена своими мыслями, все так же пристально глядела на огонь, что, казалось, не замечала ничего вокруг. Что же она увидела там, подумал клерк, продолжая прерванную работу. Молодая красивая женщина. Может быть, лицо мужчины?
        А Алекса видела и воочию представляла до боли знакомое и самое близкое ей лицо: цвет его глаз, тяжелую челюсть, жесткий, упрямый изгиб его губ, особенно когда он ругался. Никогда в жизни не видела она такого грубого и жестокого лица. Она знала каждую его черточку и линию. Лицо безжалостного испанского конкистадора, чужака; он не вписывался в рамки лондонского света, где джентльменам надлежало следовать установленным нормам и правилам, соблюдать определенные условности. «Испанец», - в шутку назвал его однажды Чарльз. А сам он себя величал «калифорнийцем». Он и не отрицал, что он убийца, хотя она неоднократно безуспешно пыталась остановить его, не хотела слышать его разоблачительные откровения. Но он сильнее прижимал ее к себе, не обращая внимания на ее протесты и извинения, что она затронула и разворошила что-то потаенное и слишком личное.
        - Перестань! В конце концов, это я первый заговорил о моей жене и могу удовлетворить твое тайное любопытство, моя Пандора. Тебе, конечно, хочется услышать конец этой трагедии?
        - Николас, пожалуйста, не рассказывай. Не надо…
        - Не надо, но я, наверное, должен.
        Она вспомнила, что во время своего рассказа он обнимал ее за плечи, а она повернула голову так, что лицо ее и губы касались его руки. Она запомнила каждое слово, каждую фразу его рассказа, они словно отпечатались в ее мозгу.
        - Говорил я тебе, когда это было? Да это и не важно, я сам не помню. Но после первого года безуспешных поисков и дознаний она была мертва для меня да и для окружающих. Ее семья заказывала мессы за упокой ее души, а имя ее было выгравировано на мраморе в семейном склепе. И как бы похоронив ее, все о ней забыли - весьма удобно для окружающих, а особенно для меня. Если бы не случайное стечение обстоятельств. В Мексике у нас родственники, и мы дали объявление, обещая вознаграждение за любую информацию. Разве можно было предположить, что кто-то отзовется на него через столько времени?
        Алекса хорошо помнила этот его вздох и голос, ставший вдруг сразу вялым, безжизненным, лишенным интонаций и эмоций, чуть-чуть хрипловатый.
        - Когда я увидел ее, - продолжал Николас свой рассказ, - я почувствовал облегчение и раздражение одновременно. Я поломал все свои планы, я охотился за химерами. Женщина, лежащая на грязном соломенном тюфяке, была несчастная, старая, усохшая карга. У нее были коротко подстриженные в стиле команчей волосы. Она умирала. Они не оставили ей никакой одежды, только грязное разорванное одеяло, едва прикрывающее… Она произнесла… мое имя. Она лишилась почти всех своих зубов да и всего остального тоже. Но она была жива, и она все еще была моей женой. И мы воссоединились в этом забытом Богом, заброшенном на краю земли месте. Старая горная хижина, три дня я добирался туда из грязного городишка. От нее исходило такое зловоние, что я не мог подойти к ней ближе, а уж тем более дотронуться до нее. Я посмотрел на нее и понял, что она старается сказать мне что-то своим шамкающим ртом. О, как жаль, что она не умерла до моего прихода! У меня не было никакого желания ни слушать ее рассказ, ни видеть ее предсмертные муки и страдания. Она все еще была жива, несмотря на оскорбления, унижения, бесчестье и все то, что ей
пришлось перенести и вытерпеть. Она была жива, потому что боялась убить себя. Теперь же она наконец-то отомстила мне, так как в том, что случилось с нею, была и моя вина. Она умоляла меня сделать это за нее. Может быть, мне стоило уйти и оставить ее. Пусть бы умерла своей смертью! Или заплатить наемному убийце. Но вместо этого я напоил ее виски и, когда она заснула, выстрелил ей в висок.

«Как же мог он рассказывать об этом с таким хладнокровным спокойствием?» - только сейчас пришло на ум Алексе. Тогда же она оцепенела: его слова, как холодные камни, ударяли и падали рядом с ней. Она все пыталась подобрать и найти подходящие слова, а он спросил с усмешкой:
        - Милая, любимая Алекса! Слышала ли ты когда-нибудь более драматичную, чем эта, историю любви, страсти, ревности и гнева? Ты разочарована?
        И он опять ласкал ее и шептал нежные испанские слова любви, а потом они занимались любовью, как будто бы он и не рассказывал ей эту жуткую историю. А может быть, он был прав, что рассказал ей все? Только это могло оправдать его, а то лорд Чарльз уже постарался пустить слух, что Николас убил свою бедняжку жену. Хотя на самом деле все могло быть иначе. Она всегда должна помнить, что Николас Дэмерон, как признался он сам, убил нескольких несчастных на дуэли - варварский обычай, до сих пор сохранившийся в Луизиане и других отсталых регионах Америки, так она поняла. Ей пора усвоить, что он думает в первую очередь о себе и о том, что выгодно ему; законченный эгоист, если это касается его персоны, и крайне невнимательный к окружающим. Чего ради он держал ее всю ночь в скандально известном доме свиданий, совершенно не заботясь о ее репутации? Более того, когда она задремала в его объятиях, он сбежал, убедившись, что она крепко спит. Бросил ее, как надоевшую, ненужную вещь; попользовался, она сломалась - и больше не нужна.
        - Он хотел лишь использовать тебя, как любую другую, и сделал это умно и расчетливо, - сказала ей язвительно тетушка Соланж.
        Неприятные, отвратительные до омерзения эпизоды из жизни, забыть бы их, вычеркнуть совсем из памяти, изменить, потому что она… О Боже, да признайся же хотя бы себе! Она хотела его так сильно и страстно, как могла бы ненавидеть!
        - Глупая безмозглая дурочка! О чем ты думала, когда он использовал тебя как похотливую проститутку, пустышку, без царя в голове? Мозги, ум - дерьмо! Вот она, леди Трэйверс, владелица огромного особняка на площади Белгрейв, в ее распоряжении спальни, слуги… а она проводит ночи здесь, куда ее красавец джентльмен таскает всех своих любовниц! Да, моя дорогая, поверь мне, уж я-то знаю! Давай-ка вылезай из кровати, где он бросил тебя, вдоволь наигравшись! Позволь взглянуть на тебя и, если хочешь, сравнить с другими его шлюшками.
        Алекса поморщилась при воспоминании о том, как расширились ее глаза, когда Соланж сдернула покрывало и рассматривала ее. На лице ее были злоба и отвращение. Как хотела бы она сбежать и спрятаться где-нибудь, как будто можно было спрятаться от этих жестоких обвинений, уничтожающих все ее оправдания и объяснения. Как беспомощна и беззащитна она была!
        - Встань, девочка, и выслушай меня. Довольно лежать на спине в ожидании, что он вернется к тебе. Он не придет больше, это я тебе говорю! Ну а если он не удовлетворил тебя полностью, так есть другие, кто не прочь поразвлечься с тобой! Так ты еще способна прямо стоять после того, как он переспал с тобой?! И какая-нибудь милая безделушка как напоминание о минувшей ночи - или деньги? По крайней мере, он щедрый. Я слышала, он дорого заплатил за твою девственность, не торгуясь?
        Только теперь Алекса вспомнила о золотой цепочке, опоясывающей ее бедра. Это была тонкая цепочка с ровными, будто струящимися, плавно переходящими одно в другое звеньями.
        Плата за ночь авансом, так сказал он, надевая ее. Тогда казалось, что это - часть их любовной игры. Но когда Алекса взглянула на себя в зеркало (тетка цинично наблюдала за ней), она увидела языческий символ рабства, напоминание, что она собственность мужчины, который надел эту цепочку. Бессознательно ее пальцы искали застежку. Соланж усмехнулась:
        - Единственный способ снять ее - распилить у ювелира, дорогая. Я и раньше видела подобные штучки с мудреными замками. Раз надев, их уже не снимешь. Вот уж он-то натешился! - Глаза Соланж сузились, будто бы она могла прочитать мысли племянницы. - О небо! Надеюсь, что, натворив столько глупостей, ты не потеряла голову? Нет ничего страшного в том, что ты изображаешь проститутку ради какого-то мужчины, если тебе это нравится и ты достаточно благоразумна. Но позволить довести себя до того, что тобою руководит не разум, а твоя похоть, - непростительная глупость! Должно быть, твоя бабка, старая ведьма, хихикает и радуется, что тебя так ловко околпачили. Лорд Эмбри совершенно открыто приводит тебя в этот дом, чтобы провести с тобою ночь. А утром, милочка, он сказал лорду Дирингу и даже Ньюбери, что они также могут «попользоваться» его «новой» шлюхой, так как ты все еще здесь и, очевидно, можешь принять их!
        - Леди Трэйверс?
        - Ой! - И тут только Алекса поняла, что до сих пор зажимала уши руками, а чей-то голос все повторял и повторял ее имя. Она вздрогнула, начиная понимать, где находится. Она вздохнула с облегчением.
        Бедный Микс с удивлением смотрел на нее, заикаясь, он сказал ей:
        - Простите, леди Трэйверс, я не хотел…
        - О, моя дорогая Алекса! Примите мои извинения, что заставил вас ждать. Некоторым клиентам приходится несколько раз объяснять одно и то же. Слава Богу, что к вам это не относится! Иначе я давно бы уже все бросил, а у моей бедной жены был бы нервный срыв. Проходите!
        В его кабинете тоже горел камин, а на обитых кожей стульях лежали подушки. С заговорщицкой улыбкой мистер Джарвис попросил ее не стесняться и предложил бокал шерри.
        - Знаете, а мы наводили справки, где вы и как вы. Мне надо было обсудить с вами кое-какие вопросы. Но Марджери все время внушает мне, что вам надо отдохнуть и развеяться, поразвлечься. Надеюсь, вы этим и занимались?
        Невозможно было скрыться от этих проницательных глаз: мистер Джарвис изучающе смотрел на нее поверх пенсне в золотой оправе, а Алекса отчаянно подбирала слова, чтобы хоть как-то начать разговор. Угадав ее состояние, опередив ее, мистер Джарвис сказал мягко и спокойно:
        - Дорогая, я хорошо усвоил одно жизненное правило: если что-то беспокоит, то надо выговориться, выплеснуть все, что наболело. Что-то случилось? Именно поэтому вы и пришли?
        После первой фразы Алексе стало легче продолжать свой путаный рассказ. Ей надо было выговориться кому-нибудь, сделать что-нибудь, или она сойдет с ума! А мистер Джарвис спокойно слушал, иногда кивком головы подбадривал ее, наливал еще шерри, когда у нее пересыхало в горле. Ни голосом, ни поведением он не выказывал никакого осуждения, но он был достаточно объективен - это именно то, что ей нужно теперь. Он не преувеличивал, но и не преуменьшал степень ее непростительной глупости, слабости и бессмысленного риска, которому она подвергалась. Его невозмутимость успокаивающе действовала на нее.
        - Как говорится, слезами горю не поможешь; потерянного не воротишь. А это значит, дорогая, что не стоит заламывать руки и казниться в своей глупости. Лучше подумать и просчитать, что вас ждет впереди, сделать соответствующие выводы. Начнем с худшего: как предотвратить последствия? - В первый раз он посмотрел на нее строго: - Вам давно пора понять, что паниковать и тем более показывать, что вы боитесь, - непростительная глупость. Вы охотились в джунглях и знаете, что произойдет с охотником, если он теряет голову, когда зверь преследует его. Да, да, знаете! Не хотите же вы, подобно этому охотнику, поддаться панике и бежать. Мой вам совет: стойко, без страха выдержите испытание (если таковое вам предстоит), когда все окружающие думают, что вы струсите и сбежите. Атакуйте, нападайте первой. Но помните, надо всегда иметь в запасе отступные пути! - Откинувшись на спинку кресла, мистер Джарвис лукаво улыбнулся и покачал головой: - Я совсем заболтал вас и увлекся. Марджери говорит, что из меня получился бы хороший генерал.
        - Какими же глазами я теперь буду на всех смотреть! Это, если он… если бы я только знала! Неужели все, что он говорил и делал, было частью тщательно разработанного плана? Но зачем же тогда он дал мне свое кольцо и настаивал на нашей помолвке? В конце концов, не было нужды…
        - А может, и была, а? Ну, хотя бы для того, чтобы ты не мешала и вела себя спокойно, пока весь план не будет приведен в действие? Я не верю домыслам, я предпочитаю иметь дело с фактами. А фактом является то, что «Таймс» завтра напечатает объявление о помолвке леди Элен Дэмерон и виконта Эмбри. И это факт, моя дорогая, ибо главный редактор - мой друг. Мне очень жаль.
        В голове Алексы слова тети отдавались эхом.
        - Ты можешь позволить себе всего одну ошибку, да и то только в том случае, если ты удачлива. Но если она тебя ничему не научит, тогда ты заслуживаешь того, что имеешь. Моей ошибкой был Ньюбери, и с тех пор я всегда контролирую себя. Лучшие проститутки те, кто использует мужчин, оставляя им право думать, что это они пользуются ими. И здесь нет места сентиментальности. Ну а что касается любви… ха!.
        так ее не существует, моя девочка! Ты скоро узнаешь это, если уже не узнала. Наконец Алекса подняла голову:
        - Жаль? Почему тебе меня жаль? Потому что ты сказала мне правду? И что мне теперь делать? Если Чарльз и Ньюбери уже знают…
        - Не забывай, что у тебя на руках козырные карты. Никогда не забывай этого сама и не позволяй им забывать об этом. И помни о том, что на их стороне вдовствующая маркиза, которая всем управляет. А теперь ты хочешь услышать мой совет? Только совет, потому что решения ты всегда должна принимать сама.
        На этот раз она приняла решение. На этот раз… Бог знает, сколько раз она говорила это, но все равно позволяла себе проявить слабость. Но никогда, больше никогда. Она уже допустила одну ошибку, больше этого не будет. Сидя в карете, которая ехала по оживленным улицам, Алекса вдруг заинтересовалась, кто едет за ней и как они выглядят. Мистер Джарвис сделал распоряжение, чтобы за ней постоянно вели наблюдение люди, которым он доверял и которые раньше на него работали. Он также дал ей маленький пистолет, который легко умещался в сумочке и из которого можно было сделать два выстрела. Алекса подумала о том, что завтра купит два больших пистолета, которые более эффективны, и будет держать их один - в карете, другой - дома. Она также уже знала, что еще ей нужно сделать, чтобы предотвратить повторение того, что случилось.
        Когда карета остановилась у подъезда ее дома, Алекса позаботилась о том, чтобы лицо ее казалось спокойным и не отражало никаких чувств, чтобы слуги, встречающие ее, не смогли ничего заметить. Она почувствовала себя значительно лучше, когда тетя Соланж одолжила ей платье и шляпку, которые значительно больше подходили для прогулок днем, чем ее вечернее платье, в котором она была прошлой ночью, хотя платье, конечно, было простенькое (Алекса мрачно подумала, что оно вполне могло принадлежать какой-нибудь гувернантке) и к нему не очень подходила довольно фривольная шляпка.
        - Леди! Мы не знали… Особенно когда лорд Диринг пришел так поздно… он искал вас…
        - Вы разве не получили мою записку? Странно! Бриджит наверху? Хорошо. Мне нужно принять ванну и отдохнуть, прежде чем я начну одеваться к сегодняшнему балу. Утром кто-нибудь заходил?
        В голосе мистера Боулза звучало неодобрение, когда он ответил:
        - Лорд Диринг заходил дважды и оставил вам письмо. Оно наверху. Маркиз Ньюберский также оставил вам записку. Хм! И приходил лорд Эмбри, как он сказал, для того чтобы узнать, не вернулись ли вы.
        - Правда? - Алекса остановилась посередине лестницы и, повернувшись, холодно сказала: - Пожалуйста, мистер Боулз, передайте всем слугам, что отныне меня нет дома для Эмбри. А если будут какие-нибудь записки от него, то их не нужно принимать!



        Глава 41

        - Вы великолепно выглядите! - воскликнул лорд Диринг, когда Алекса медленно спустилась по витой лестнице. Да, даже она, самый критичный «ценитель», не могла обнаружить на своем лице следы прошедшей бессонной ночи. А может быть, это был эффект тщательно подобранной косметики.
        Она действительно хорошо выглядела: немного краски на губах и щеках (все естественно), темные круги под глазами исчезли, зато глаза были огромные и яркие.
        - Восхитительна! - повторил лорд Чарльз.
        Она стояла на нижней ступеньке и кокетливо улыбалась ему. Да, сегодня она неотразима, она видела себя в зеркале, а уж зеркало никогда ее не обманывало.
        Прекрасные черные кружева, отделанная бархатом поверх серебряной и золотистой парчи, широкая с оборками юбка, фалдами спадающая от лифа платья, стянутого в талии. Плечи ее были обнажены, низкий вырез платья отделан черными и серебряными кружевами. На шее у нее были бриллианты и на запястьях обеих рук такие же браслеты, а в ее золотистых волосах светилась прекрасная диадема. Да, она хорошо и роскошно выглядела сегодня!
        - Как вы добры, что предложили сопровождать меня, - сказала Алекса тихим многозначительным голосом. Она быстро взглянула на Чарльза и скромно потупила глаза, обрамленные густыми длинными ресницами. - Не могу выразить свою благодарность за ваше прекрасное, чуткое письмо, без него… Да, теперь я понимаю, не могу выразить словами… так хорошо иметь такого верного, испытанного друга и союзника.
        - Алекса… Леди Трэйверс. - Чарльз держал ее руки в своих и говорил низким дрожащим голосом: - Вы, конечно, знаете - вы должны знать - всю глубину моих чувств к вам? О, я мог бы только мечтать… - Он смущенно, униженно засмеялся, отпустил ее руки, печально покачал головой: - С вами я забываю о моем окружении. И даже о вашем суровом дворецком и лакеях в холле. Что мне сказать вам?
        Она, конечно, знала, что он хотел сказать, и она уже сделала первый шаг. Следующим будет Ньюбери. Она все еще не могла привыкнуть к мысли, что он ее отец. А потом… Да, конечно. Старая маркиза. Но тут-то надо действовать по-иному. Более открыто. Итак, первым был Чарльз. Слава Богу, он как нельзя лучше подходил для претворения в жизнь ее плана. Он с сомнением посмотрел на часы:
        - О Боже! Я так стремился попасть к вам, что совсем не думал о времени. Сейчас половина девятого, мои часы точные. Вы не возражаете… Я буду счастлив, если вы присоединитесь к нашей семье. Пожалуйста…
        Алекса возражала, это неудобно и совсем не устраивало ее. Она пригласила его в библиотеку выпить шерри и оценить ее последние приобретения. Как она и предполагала, не успел Боулз обслужить их и удалиться, как лорд Диринг сделал ей тотчас же предложение.
        - Я… Но, дорогой лорд Диринг… Чарльз… - Алекса потупила глаза, намеренно заикаясь. Да, права ее тетка - как же легко быть умной проституткой, которая обещает все, но ничего не дает! - Я обесчещена, вы знаете. Как же могу я принять ваше благородное предложение после всего?.. Если бы ничего не произошло… если… но я не могу разбить вашу жизнь, испортить вашу репутацию в обществе.
        - Моя жизнь? Моя репутация? Алекса! О Боже! - Лорд Чарльз вскочил и возбужденно начал шагать по комнате. Затем он подошел к ней, умоляя взглянуть на него и сказать, какой ответ она бы дала ему, если бы он спросил ее об этом вчера в Креморн-гарден.
        - Я… Нет, это невозможно! Какое значение это имеет теперь? Наверное, я согласилась бы обдумать его. Но вы знаете, что произошло. И ваш дядя знает, да и все остальные тоже. Все это было низко, мерзко, отвратительно. Это было… Взгляните!
        И тогда она сняла оба браслета - он увидел синяки на ее запястьях. Он затаил дыхание.
        - Боже мой, Алекса!..
        Она посмотрела вниз и прошептала:
        - Такие же синяки и на моих ногах. Теперь вы понимаете, почему я не могу принять ваше предложение. Пожалуйста, Чарльз, не спрашивайте меня больше ни о чем. Я хочу забыть все это. Я заставила себя выйти на люди, потому что хуже будет, если я буду избегать всех. Если я буду прятаться и скрываться, люди подумают, что я виновата. А если нет - что я бесстыдна. Но лучше уж второе, чем первое. Тем более я знаю, что невиновна!
        - Если бы я знал, каков он на самом деле, что скрывает под маской воспитанности и обходительности в зависимости от обстоятельств! Если бы я… Я вызову этого негодяя на дуэль! Как смел он обращаться так с леди! Моя бедная девочка, как же вы страдали! Он… лишил вас девственности? Я знаю, что брак с вашим «дядюшкой» Джоном - лишь одно название. Но какое это имеет значение теперь?..
        - Чарльз, вы должны обещать мне, что не сделаете такой глупости, не вызовете его на дуэль! Будет еще больший скандал! Он хвастался, сколько несчастных он убил на дуэлях в Новом Орлеане. Пожалуйста, если что-нибудь случится с вами…
        - Так скажите, обещайте мне, что выйдете за меня замуж. Это защитит, оградит меня от беды. Вы думаете, меня волнует еще что-нибудь, кроме вас? Позвольте мне защитить вас!
        - Ну что? - раздраженно воскликнула вдовствующая маркиза Ньюбери, когда дочь Лавиния буквально ворвалась в ее кабинет. - Да что же произошло, в самом деле? Что на сей раз, трагедия или комедия?
        - Мама… Чарльз! Почему же он не сказал ничего… даже собственной матери?.. Он помолвлен с вдовой. Он сказал, что ты знала о его намерениях и одобряла их!
        - Лавиния, - с презрением заявила маркиза, - как ты глупа! Ну конечно, одобряю. Молодая, красивая, богатая, как Крез, женщина. Имей в виду, Лавви, Чарльзу нужны деньги. Он слишком экстравагантен, у него чрезмерные запросы. Ну что, все?
        - Я… Конечно, ты можешь смеяться, мама, но мать всегда чувствует что-то неладное. Вся эта суета с Чарльзом, его пассией, Ньюбери и со всеми остальными… Я хочу, я имею право знать, что происходит с моим сыном! Разве нет? Да еще этот заносчивый лорд Эмбри, с таким отталкивающим выражением лица, что просто страшно пройти мимо. Он не обращает никакого внимания на Элен и совершенно очевидно, что…
        Легкий стук - дверь распахнулась. Маркиза вздохнула с сожалением:
        - Мой милый Николас! Ты так невоспитан. Никто не смог привить тебе хороших манер! - Нетерпеливо махнув дочери рукой, она сказала ей: - Да, да, хорошо, Лавви. Я обязательно прослежу за всем сама, коли уж Айрис не может. Только сначала мы выясним отношения с Николасом: поучу-ка я его уму-разуму, а то мальчик совсем испортился.
        С похвальным спокойствием Николас дождался, пока закроется дверь, и процедил:
        - Что, опять какие-то заговоры и интриги Макиавелли? Что, я уже обручен с молодой дамой, которой не сделал даже предложения? Ради Бога…
        - Да прекрати изображать из себя испанского гранда, Николас. Присядь, не вытягивать же мне шею! Тебе нужны объяснения?
        - Да. Жду с нетерпением!
        Окинув его преувеличенно спокойным взором, маркиза сложила руки на коленях и сказала:
        - Постараюсь быть краткой, слишком много у меня дел. На самом деле, мой милый мальчик, помолвка была объявлена так внезапно ради тебя. - Поймав его недоверчивый взгляд, она покачала головой и продолжала: - Не торопись, выслушай меня и не дуйся! И не думай, что я буду молчать! По правде говоря, вчера вечером я узнала, что бедный Диринг и леди Трэйверс тайно помолвлены и хотят объявить об этом, когда закончится период траура леди Трэйверс по мужу. - Она строго посмотрела на него. - Твое поведение прошлой ночью просто возмутительно. Но теперь-то, я думаю, это уже проблемы Чарльза. Ну а что касается бедняжки Элен… Ты публично ухаживал за крошкой, так что помолвка с нею - в порядке вещей для окружающих. Ты только представь себе! Ты выставишь себя на посмешище, если скажешь своим приятелям, что собираешься жениться на леди Трэйверс, а она возьми да и объяви о том, что помолвлена с лордом Дирингом. Милый Николас! Уж не настолько ты глуп, чтобы не понять этого. А Элен? Во имя всего святого, Николас!.. Даже ты не можешь поступить с нею так жестоко! И не только с Элен, но и со всеми остальными. Ну
пожалуйста, хотя бы несколько месяцев потерпи, притворись ради нее, что это правда, пока не кончится сезон. А потом она может расторгнуть помолвку. Понятно тебе?
        - Нет, боюсь, что нет. - Он слушал ее. Лицо его было замкнуто и сурово. Внезапно он вскочил, словно подхваченный зловещей, демонической силой. Он смотрел на нее и тихо говорил, в голосе его звучала угроза: - Однажды я уже предупреждал вас, что не позволю кому бы то ни было использовать меня как игрушку в своих руках. Я, конечно, могу ради Элен пойти на эту сделку: пусть окружающие думают, что мы помолвлены. Но я должен сказать ей всю правду во избежание дальнейших недоразумений. Надеюсь, я достаточно ясно выразил свою мысль? Ну а что касается Алексы и Чарльза, так вы прекрасно знаете, что он охотится за ее деньгами, ее богатством. Или это еще одна удачно состряпанная вами брачная сделка? И люди из вашего окружения уже сообщили ей, что сегодня будет объявлено о моей помолвке с Элен?
        Маркиза засмеялась серебристым смехом:
        - Мой милый Николас! Ты говоришь так, будто… Не знай я тебя так хорошо, можно было бы подумать, что ты влюбился! Как интересно!
        Он собирался было выйти из комнаты, но повернулся и тихо сказал:
        - Думаю, что вы меня совсем не знаете.
        Дверь за ним захлопнулась. Аделина задумалась. Она нетерпеливо дернула за шнур звонка. Сначала заняться важными делами! Бал и второстепенные неурядицы потом! Надо поговорить с Ньюбери и, может быть, даже с Чарльзом. Подбодрить и поддержать его.
        Все разворачивалось как по нотам, словно по желанию маркизы, правда, сама она и не ведала того, что происходит. Чарльз и Алекса медленно поднимались по лестнице, в то время как Николас (лицо было чернее тучи) стремительно спускался, едва не налетев на них. Он едва успел остановиться на верхней ступеньке. Его глаза презрительно прищурились. Он задержал свой взгляд на побледневшей Алексе, окинув ее с ног до головы. Алекса поспешно отвернулась, Чарльз держал ее за руку - ничто не ускользнуло от внимания Николаса. Невозможно, было обойти его. Он нарочно загородил им дорогу, с возмущением подумал Чарльз, лицо его покраснело.
        - Ох, какое совпадение, глазам своим не верю. Как быстро леди заключает и расторгает помолвку! Мне только что сказали. Еще неофициально?
        - Эмбри, если ты намереваешься устроить сцену…
        - Сцену? - Николас говорил нарочито медленно. - Да чего ради устраивать сцену и по какому поводу? Но признаться, мне обидно, что вы оба не сообщили мне об этом, ведь мы такие близкие друзья. Или все это было вызвано какими-то безотлагательными обстоятельствами?
        - Если ты позволишь, я и Алекса хотели навестить мою бабушку, - сдержанно сказал Чарльз.
        - Но Алекса еще ничего не сказала мне, не знал я, что она может быть такой молчаливой и послушной. Не надо винить себя, дорогая Алекса, что ты передумала, хотя ты могла бы сказать мне об этом и вчера ночью.
        - Но ты… - начал было Чарльз, но Алекса, уцепившись еще крепче за его руку, вызывающе дерзко взглянула на своего мучителя.
        - Сейчас же остановись!.. Прекрати этот… этот лицемерный фарс, ты слышишь меня? Отправляйся к своей невесте и оставь меня в покое!
        Он не обращал ни малейшего внимания на Чарльза, как будто тот и не существовал вовсе. Он схватил ее руку, цеплявшуюся за перила, и стал разжимать пальцы.
        - Алекса, да скажи же мне правду! Ты что, решила выйти замуж за Чарльза? Вот как? Да почему? Ради всего святого, ответь мне!
        Она пыталась высвободить свою ноющую руку, он крепко держал ее за запястье. Алекса была на грани истерики, голос ее срывался.
        - Я… я люблю Чарльза, слышишь? Я… я всегда любила его и хочу выйти за него замуж. Тебе этого мало? Мало? Оставь меня в покое. Никогда не хотела бы я вновь повстречать тебя! Я… Уйди от меня! Отпусти меня!
        - Тебе что, неясно, что тебе сказали, мерзавец? - возмущенно сказал Чарльз. - О Боже, если бы у меня был пистолет…
        - У тебя его нет, Диринг. А у меня есть нож, в этом убедились твои мерзавцы вчера ночью. - Голос Николаса стал угрожающе любезным. - Да, что касается моего ответа… Я не хочу очутиться в положении проигравшего игрока - позвольте мне поздравить будущую невесту и поцеловать ее! Очевидно, я не буду в числе приглашенных на свадьбу…
        Он застал ее врасплох - будь он проклят, проклят! - резко отпустив ее руку, он неожиданно повернул голову и поцеловал ее. Алекса не помнила, как долго это продолжалось, он пробудил в ней все чувства и желания, о которых она старалась забыть, и эта цепочка, опоясывающая ее бедра… Он знал и помнил об этом! Ни один мускул не дрогнул на лице его, но в глубине его зеленых глаз она увидела мерцающую страшную силу. Он был похож на гибкого, крадущегося барса, в минуты опасности бьющего своим хвостом-хлыстом по земле. Он знал, чувствовал ее состояние, и она ненавидела его за это, за этот издевательский, дразнящий прощальный поцелуй.
«Прощай, моя лгунья!» Да как только смеет он называть ее лгуньей!
        - Алекса, милая, обещаю вам, что никогда в жизни не позволю себе столь грубого обращения, если бы я знал… Вы дрожите, любовь моя. Неужели он так напугал вас?
        - Он… Одним внешним видом своим он выводит меня из себя! Разве я виновата в этом? Ведь вы видели, как он ведет себя, как обращается со мной! Порой мне бывает так жаль, что я не родилась мужчиной! Ведь так легко погубить репутацию женщины, а не мужчины, как бы возмутительно он ни вел себя! То, чем мужчина гордится и похваляется, для женщины считается постыдным! Это так типично для нашего общества. Какая несправедливость!
        - Что случилось? А, милые тешатся! - Маркиз Ньюбери стоял на нижней ступеньке лестницы. Лицо его, как всегда, выражало холодное равнодушие. Алекса вспыхнула. Интересно, много ли он мог услышать и увидеть.
        Пока она обдумывала ответ, лорд Диринг гневно воскликнул:
        - Это невыносимо! Видели бы вы, как вызывающе и нагло он вел себя! Двусмысленности, дерзкие выпады, инсинуации - никакого раскаяния, бессовестный! Это просто возмутительно! Он схватил мою невесту за руку - заметьте, в моем присутствии - и, несмотря на ее сопротивление, поцеловал ее на прощание, так он сказал. Он не знаком с правилами хорошего тона и совершенно не умеет вести себя. Вы не можете, как глава семьи, допустить столь оскорбительного, возмутительного поведения лорда Эмбри! Это - оскорбление всем нам.
        - Боюсь, что Эмбри сознательно относится с пренебрежением к общепринятым нормам нашего общества. - Намеренно меняя тему разговора, Ньюбери спросил: - Почему бы всем нам не подняться в комнату моей матери? Думаю, уж она-то знает, что следует предпринять в данной ситуации. - Он строго посмотрел на Алексу и жестко сказал: - И уверяю вас, леди Трэйверс, это будет предпринято!
        Алекса еще раньше говорила с маркизом Ньюбери. Это было легче, чем она предполагала. Ей не пришлось смотреть ему прямо в глаза: она могла отвернуться или смотреть вниз во время своего рассказа, предназначенного им обоим, - ему и Чарльзу, который старательно ей подсказывал. Маркиз заверил ее, что польщен тем, что она была так откровенна с ним в достаточно болезненном для нее вопросе. Но ни голос его, ни манера поведения не выражали ничего, кроме вежливого участия и поддержки, а она ведь фактически сдалась на его милость. Она не показала виду, что знает, что Ньюбери спрашивал о ней, он хотел ее, об этом сообщила ей Соланж. И намеком не выдала, что знает о существовании и истинном значении подвального помещения в доме тайных свиданий. Только не думать об этом! Иначе можно выдать себя, невольно вздрогнув под его взглядом.
        - Не будь такой наивной и неопытной, милочка, если хочешь жить и выжить в этом обществе! - предостерегала ее Соланж, когда зло отчитывала Алексу за то, что произошло в ее заведении. - Ты что думаешь, я содержу здесь дорогой пансион, школу для девочек? В этой своего рода школе случается всякое, и мои посетители желают получить все, что захотят, за те бешеные деньги, которые они платят. В противном случае они пойдут еще куда-нибудь, а я останусь не у дел! Ньюбери оставил меня в покое, я слишком стара для него, а в свое время уж он-то мною натешился. Он опекает и является постоянным клиентом этого заведения, а платит он чертовски щедро: поэтому он может иметь все, что хочет, и поступать так, как ему заблагорассудится. Понятно тебе? Если бы ты знала жизнь и природу человека так, как знаю ее я, у тебя была бы совершенно иная точка зрения на многие вопросы и ты была бы такой же жестокой и бесчувственной, как я! Поэтому послушайся моего совета и постарайся как можно скорее взять его на вооружение - иначе тебе придется посторониться и отступить в сторону, прочь с их пути. Эти люди наступят, раздавят и
уничтожат тебя. Так было со мной да и с твоей матерью.
        Ну уж нет, как бы не так, подумала Алекса. Нет! Она совсем другая! И у нее есть оружие, которым она будет защищаться. Разве она не застала их врасплох, перенеся войну на территорию противника, так, кажется, говорят? Ньюбери больше не мог преследовать и домогаться ее: она открыто обратилась к нему как к главе семейства с просьбой защитить ее честь. А ее помолвка с лордом Чарльзом! Она смутила и перехитрила даже Николаса. Это поможет держать его на достаточно безопасном расстоянии, не дать ему возможности воспользоваться неподвластными ей чувствами и ощущениями, ее естественным физическим влечением к мужчине, которому рассудком она не доверяла и которого ненавидела. Теперь остается лишь вдовствующая маркиза, как паук, плетущая в своем будуаре сети интриг и измен. Это будет самый сильный и самый выразительный поединок.
        - Ну наконец-то ты поумнела! - резко сказала маркиза, когда они остались вдвоем. Она настояла на том, чтобы мужчины оставили их. Им, двум женщинам, надо пооткровенничать, при этом она многозначительно посмотрела на обоих.
        После того как они вышли, она повернулась к Алексе со странной улыбкой. Неужели она надеется, что может ошеломить ее своей грубостью? Алекса иронично улыбнулась, слегка покачала головой:
        - Не все такие умные, как вы, мадам, но я учусь на вашем примере. Будем откровенны?
        - Да, не будем тратить время на обмен любезностями, пустое занятие. Поговорим начистоту! Что тебе надо? Еще один титул? Так он у бедного Чарльза, которому ты вскружила голову, как раз есть, конечно, не деньги, их у тебя предостаточно. Если ты думаешь, что сумеешь докопаться до некоей семейной тайны, то пойми и запомни, что твои разоблачения бросят тень в первую очередь на тебя. И на твою несчастную мать, и на человека, который был достаточно добр, чтобы дать ее ублюдку свое имя. Мне также известно, что ты умолчала о своей нелепой истории в разговоре с моим сыном Ньюбери.
        - А что, рассказать? - ласково спросила Алекса. - Может быть, он припомнит свадьбу. Это было двадцать лет назад. И не думайте, мадам, что я настолько глупа, чтобы намекать на что-либо, не имея на то основании и доказательств. У меня с собой заверенные копии свидетельств о браке и рождении ребенка, снятые с оригиналов. Что же касается оригиналов, то они находятся в надежном месте. Никто, кроме меня, не может получить их. Если же со мной что-нибудь случится, они будут преданы огласке. Широкой огласке… Очень широкой огласке со всеми подробностями и нелицеприятными деталями. Уж вы-то, мадам, знаете, насколько все это аморально. Вы, конечно, уже поняли, что я не бедная французская эмигранточка, которую можно запугать. В действительности я гораздо более похожа на вас, чем на мою мать или даже на отца. Может быть, потому, что я все больше думаю так же, как вы, и хочу…
        - Ну что же, коли ты зашла так далеко, то уж продолжай! Чего ты хочешь добиться этим? Ведь ты же погубишь и себя!
        - Власть, - вызывающе заявила Алекса и увидела гнев в глазах Аделины. - Разве не этого вы хотели всю жизнь и думали, что обладаете этим? Власть над всеми окружающими. Королева без короны. Некоронованная королева! Но даже королева смертна и стареет. И неминуемо: «Королева умерла. Да здравствует королева!» Кому же вы оставите ваше королевство? Кому-то из этих одинаковых, безликих людей, кем вы с такой легкостью могли руководить и управлять?
        Неожиданно Аделина резко, неприятно засмеялась:
        - Ты наглая потаскушка! Мое королевство! Это что - лесть? А если бы оно у меня и было, ты думаешь, что стала бы моей наследницей? Дай-ка мне взглянуть на эти копии, дабы ты не подумала, что с возрастом я стала слишком доверчивой. А потом, может быть, мы продолжим наши откровения.
        Алекса терпеливо ждала, пока маркиза внимательно прочтет и изучит предъявленные ею документы, - пауза затянулась. Затем, равнодушно пожав плечами, маркиза спросила:
        - Итак, ты решила выйти замуж за Чарльза? И это удовлетворит твое честолюбие? Ведь с твоим состоянием…
        - Да, претендентов более чем достаточно. Охотников за состоянием хоть пруд пруди! И многие обладают более знатными и древними титулами. Но предположим… Я не хотела бы, - Алекса запнулась и продолжала, - чтобы кто-то управлял и обладал тем, что я считаю своей собственностью, - состоянием и мною самой. Я помолвлена с Чарльзом, и, конечно, я люблю его, но, наверное, мне не следует так поспешно выходить замуж?
        - Чарльза можно укротить, им легче управлять, чем такими, как… как лорд Эмбри, например, который всегда будет поступать по-своему. Как вчера ночью. Надеюсь, условия в заведении твоей тетушки были не только подходящими, но и приличными?
        - Да, думаю, что так, - для лорда Эмбри! - с улыбкой ответила Алекса, поднимаясь со стула. - Вы знаете достаточно много, чтобы действовать. Но не забывайте, мадам, что и я имею достаточно аргументов и у меня есть все основания, чтобы принять контрмеры! Наша беседа была интересной и поучительной, бабушка. Мне не хотелось бы, да я и не должна утомлять вас более своим присутствием. - Алекса осталась довольна собой: ее голос и мягкая улыбка не выдали душевного волнения.
        - Ты очень деликатна! Но раз ты здесь, думаю, что было бы лучше для тебя - достаточно уже слухов и сплетен, - чтобы нас увидели вместе. И лучше для Чарльза: мое расположение и благосклонное отношение к тебе остановят все кривотолки. Я надеюсь, через несколько дней ты уедешь вместе со всеми за город?
        Умна, ничего не скажешь, думала Алекса, спускаясь по лестнице рядом с важной, внушительной Аделиной. Всегда меняет неприятную тему, по крайней мере, на сей раз это было весьма кстати. Подойдя к танцевальному залу, Алекса увидела, как оттуда под руку с Элен выходил Николас. Почему же это так рассердило ее, особенно сейчас, когда все идет по намеченному плану?



        Глава 42

        Только увидев холодный взгляд Элен, Николас понял то, о чем раньше и не думал, - ему будет нелегко быть честным с ней. Не думал он также и о том, как быстро она сумеет вскипеть, когда он сообщил, чтобы она приготовилась к разрыву их помолвки, как только они оба покинут Лондон. И это вместо того, чтобы издать вздох облегчения!
        - Нет! Я и подумать не могу, что ты решил избавиться от меня! Я уже скомпрометирована тобой, потому что нас повсюду видели вместе. Тебе бы следовало подумать об этом раньше, ведь ты старше и опытнее меня. - Элен по-настоящему заплакала, но, даже всхлипывая, продолжала: - И ты, и леди Трэйверс… опыта вам обоим не занимать… А ты еще должен быть мне благодарен, что я, проявляя самообладание, даже не вмешивалась в ваши отношения! Может быть, мне следовало ревновать и терзать тебя вопросами? Я не давала тебе поводов, чтобы ты мог меня бросить, да еще так публично! Ты не смеешь, не смеешь, не смеешь!
        - Успокойся, ради Бога, успокойся! Перестань вести себя как капризное дитя. Признайся, Элен, что я никогда и ничего тебе не обещал и даже не лгал, а потому не спрашивай меня ни о чем, чтобы не изводить самое себя. И вообще, моя дорогая, тебе гораздо лучше подойдет более податливый муж, чем я; тем более, что при желании ты сможешь настолько понравиться любому мужчине, что он сделает тебе предложение - стоит лишь пустить в ход все свое обаяние.
        В конце концов, ему пришлось задержаться в обществе Элен намного дольше, чем он рассчитывал, поскольку ей не хотелось возвращаться с покрасневшим от слез носом, а потому, когда они наконец вернулись, Алекса уже исчезла.
        Черт подери, подумал он, куда? И отчего она бежит - неужели от того самого сексуального возбуждения, которое овладевает ими обоими в присутствии друг друга? Насколько он понимал, она могла бы испытывать подобное чувство и в присутствии любого другого мужчины, случись ему подвернуться вовремя. Так не позволить ли Чарльзу выдвинуть свою кандидатуру, поскольку они оба являются лицемерами и вполне стоят друг друга?
        - Ты хоть потанцуешь со мной, не так ли? Иначе все они подумают самое скверное - я их слишком хорошо знаю.
        Элен вела себя почти как ребенок, и, в конце концов, Николас протанцевал с ней по меньшей мере три раза, прежде чем ему удалось добраться до своего экипажа и приказать кучеру доставить себя в заведение мадам Оливье, которая являлась подлинной или мнимой матерью Алексы. Выбрав там двух самых хорошеньких из ее девушек, он удалился с ними в свои апартаменты и развлекался всю ночь. Про себя он решил, что завтра же отправится покупать уединенную виллу в лесу святого Джона, чтобы, заведя себе постоянную любовницу, иметь более надежное убежище, чем эти комнаты мадам Оливье. Чтоб она провалилась в ад, эта Алекса! Эта умная маленькая стерва умела быстро использовать свое преимущество.
        Николас дважды ловил ее взгляды, когда она каталась в Роттен-Роу с лордом Дирингом, ее нареченным, который прилип к ней как репей. Ему удалось услышать, что она намеревается уехать за город раньше, чем обычно, - и лорд Чарльз, разумеется, тоже. «Ну что ж, - подумал Николас, - я буду наведываться к ней в дом и овладевать ею так же, как делал это прежде, - не принимая в расчет никаких возражений и доводов; это самый лучший способ».
        Между тем Лондон окутался холодным туманом, и ему вспомнилось ясное небо Калифорнии, теплое солнце, спелый виноград, стада коров и табуны лошадей, запах океана и запах сена; он со вздохом подумал, что же делает он здесь, в Лондоне, обладая этим дурацким титулом, который для него самого ничего не значил, и ведя ту бессмысленную и пустую жизнь, которую всегда презирал.
        Уклонившись от всех предложений отправиться на охоту, Николас начал строить собственные планы поездки за город на месяц или на два, прежде чем он отправится в теплые страны. Однако, когда Ньюбери принялся уговаривать его побывать в «суде присяжных», как называли они одну из непристойных забав, он согласился, признав, что будет интересно послушать разбор дел и понаблюдать за «пластическими позами» и едва одетыми или совсем обнаженными молодыми женщинами.
        - Я надеюсь, что тебя не ввело в заблуждение название, - заметил маркиз, когда его экипаж остановился перед газовым фонарем вывески винных погребов на Мэйденлейн в Ковент-гардене. - Там сделаны довольно удобные ступени, ведущие вниз, а в этих погребах имеются почти все вина, которые только можно пожелать. Ты сам убедишься, что это довольно интересное местечко, которому есть чем похвастаться. Именно поэтому я и решил доставить тебе удовольствие, приведя сюда, прежде чем ты покинешь Лондон.
        Если сам Ньюбери не видел необходимости вдаваться в детали, то его свояки, Роджер и Майлс, были просто счастливы сделать это, особенно когда они узнали, что виконт Эмбри никогда не был в этих погребах прежде.
        - Ну, старина, если бы мы только знали, что ты никогда не слышал о «судье» и «суде присяжных», то давно предложили бы тебе прийти сюда. Иногда здесь бывает очень интересно, не так ли, Майлс? Хотя необходимо разбираться кое в чем. Майлс и я можем рассказать тебе об этом, если этого еще не сделал Ньюбери.
        - На прошлой неделе они занимались разводом лорда Траскотта. Конечно, они не смогли продемонстрировать на суде, проходившем здесь, все грязное белье и, кроме того, пользовались исключительно приличными выражениями, разумеется.
        - Когда они разбирают последний городской скандал, то это, как правило, происходит у хозяина, который называет себя бароном Николсоном, все остальные судьи на самом деле являются таковыми, хотя иногда их заменяют актеры. Ты найдешь здесь и некоторых ведущих адвокатов - они тоже принимают в этом участие.
        - Роджер, старина, ты забыл рассказать, как происходит сам отбор. И присяжных, и тех, кто будет играть роль обвиняемых, выбирают наугад, и оказаться среди них - величайшая честь. Главный критерий - быть на виду, причем ты не можешь отказаться, если тебя выберут, хотя, разумеется, никто этого и не делает.
        - Мне кажется, что я уже начинаю влюбляться в Венеру. Ты видел, как она красива, Майлс? Какие у нее изумительные каштановые волосы! Готов держать пари, что, когда она их распускает, они покрывают ее ниже талии.
        - Принято. Я думаю, что они лишь касаются ее талии. Но Диана - ее волосы похожи на золотые нити, не правда ли, старина? А как она грациозна и элегантна! Думаю, что сегодня ночью я буду проводить богослужение в усыпальнице прекрасной Дианы.
        Они уже налюбовались на «пластические позы» и теперь обсуждали танцовщиц, каждая из которых была предметом небольшой вступительной лекции барона Николсона. Николас заскучал уже настолько, что едва сдерживал собственные зевки, в то время как стройные женские фигурки сновали по овальной сцене, которая разделяла этот большой зал на две части. Но Диана-охотница заинтриговала его помимо воли, и хотя он рассердился за это на самого себя, но прекрасно понимал почему. Целомудренная Диана, богиня Луны и женских мистерий, также известная под именем Артемиды, всегда сопровождалась своими жрицами, которые раз в году отдавались любому пожелавшему их мужчине.
        - Ах, эта хорошенькая Елена Троянская, которая вертится между своим мужем и любовником!

«Слава Богу, что это последняя из танцовщиц», - подумал про себя Николас. Ему уже не хотелось оставаться на вторую половину вечера, которая, без сомнения, будет еще скучнее первой. Куда это собирается исчезнуть Ньюбери?
        - Хочу повидаться с друзьями, - в качестве извинения произнес тот, - я найду тебя позже, Николас, а тем временем тебя развлекут Селби и Ровель.
        А те болтали без умолку, смакуя все непристойные подробности, всплывавшие во время прошлых «заседаний».
        - Если бы только у них хватило времени, то они имели бы сразу и развод, и изнасилование. Или какой-нибудь из тех скандалов, которые никогда не доходят до суда. Помнишь миссис Парду, жену полковника, такую хорошенькую маленькую штучку с огоньком в глазах. После того как она пошла по рукам, все закончилось каким-то лавочником.
        - Она слишком неумело скрывала свою связь с одним из подчиненных своего мужа, который оказался нашим кузеном и был как минимум вдвое моложе ее. Они судили ее заочно благодаря его присутствию - точнее, в присутствии назначенного обвиняемого, который согласился его изображать, - и после этого, как вы сами понимаете, она уже стала законной добычей.
        - Да, да, да. Если бы все присутствующие здесь знали, что суд…

«Зал заседаний суда» был устроен прямо на сцене, причем занавес позволял видеть только очертания тел, но не лица. Кроме того, из зрительного зала была видна судейская скамья, рассчитанная на пять человек, а также три импровизированных отделения - для присяжных, свидетелей и обвиняемых. Однако благодаря отделяющим их друг от друга занавесям никто не мог видеть друг друга, что добавляло всей сцене атмосферу загадочности.
        - Ты видишь эти пронумерованные карточки, которые они раздали всем присутствующим? Через некоторое время появится слуга и будет обходить каждого из нас, сверяя этот номер с его собственным списком. Если оба номера совпадут, то этот избранный отправится исполнять свою роль в одно из тех отделений.
        - Все это выглядит довольно интригующе, - медленно произнес Николас, заметив, что оба близнеца выжидательно посмотрели на него. Черт подери, чего еще они от него ждут? Какие-то игры для взрослых - смесь притворства и шарады, которых все ждут с таким нетерпением, готовясь приветствовать потом шквалом аплодисментов. Наверное, только он один желает, чтобы все это поскорее закончилось.
        Он почувствовал облегчение, когда процесс «Барлоу против Барлоу» закончился менее чем за полчаса: вина миссис Барлоу, которая сбежала с грумом от своего богатого мужа - владельца магазина, была твердо установлена; особенно после того как джентльмен, игравший роль грума, привел несколько примеров, не упуская мельчайших подробностей того, как он объезжал миссис Барлоу, вызвав тем самым взрыв грубого хохота у всей аудитории.
        - Ну, каждый знает, как это могло закончиться, - добавил от себя Роджер, - но сейчас настало время для самого последнего скандала, слухи о котором буквально носятся в воздухе. Имена можно даже не произносить - их и так все знают. Ты потом увидишь, как много пари будет заключаться по поводу исхода дела.
        - Пожалуйста, покажите номер вашей карточки, сэр. О да, сэр, вы попали в число
«счастливцев». Не соблаговолите ли последовать за мной?
        - О, дьявольщина! - выругался Николас вполголоса, когда понял, что именно его угораздило попасть в число «счастливцев». Ему, наверное, предназначена роль присяжного, хотя он никогда не любил принимать участия в таких салонных играх и даже не интересовался ими. Однако, к его изумлению, его провели в отделение для обвиняемого.
        Все вели себя с умилительной серьезностью, особенно когда дело доходило до соблюдения мельчайших формальностей.
        - Заключенный - за барьер… Вам позволяется выступать в собственную защиту… И вы должны торжественно поклясться, отвечая на все вопросы, задаваемые судом, говорить только правду и ничего, кроме правды.
        Ну вот, теперь его угораздило стать актером!
        - Мы имеем перед собой случай засвидетельствованного изнасилования и принуждения леди, между прочим! Давайте выслушаем и взвесим свидетельские показания, а также все обвинения и оправдания и внимательно изучим каждый факт, прежде чем присяжные вынесут свой вердикт.
        - О… это дело чести, джентльмены. Отнеситесь терпеливо к моим последующим словам и выслушайте их внимательно. Нам предстоит найти истину в таком щекотливом вопросе - то ли леди являлась шлюхой, то ли шлюха играла роль леди.
        - Господин председатель, джентльмены! Следует ли нам заслушать сначала свидетельские показания, которые подтверждают обвинение, а уже потом задавать вопросы обвиняемому?
        - Да, предоставьте нам все факты, не упуская ни малейших деталей, и расскажите обо всех действиях обвиняемого, который так и не понял, то ли леди была шлюхой, то ли шлюха - леди.

«Цель этой игры в загадки и притворных импровизаций теперь уже достаточно ясна, - злобно подумал Николас, - но вот ее подлинный смысл - пока еще нет». Им хочется посмаковать и обсосать все непристойно-сладострастные детали, и для этого они призывали своих безликих «свидетелей» описывать все, что те, по их мнению, видели или слышали, и чтобы сами же объяснили все, что они в состоянии объяснить, - якобы для присяжных, которые должны были прийти к самым достоверным выводам. Временами просто невозможно было определить, кого на самом деле судили - заключенного, находящегося за барьером, или леди, в злом умысле по отношению к которой он обвинялся.
        - Говорят, ваша честь, что эта прекрасная леди Анонимус получала удовольствие от того, что демонстрировала свое обнаженное тело солнцу, а также слугам и садовникам. О, не существует ни одного случая изнасилования, в котором нельзя было бы найти каких-то провоцирующих моментов!
        - Ходят также разговоры о влечении к борделям, причем только к заграничным, насколько мы слышали, однако это еще не получило своего подтверждения.
        - О, но ведь мы должны доверять и собственным глазам, и собственной проницательности, не так ли? Леди Анонимус очень и очень богата! Хорошие манеры и умение держать себя на публике, а также прекрасные навыки верховой езды - все это ей тоже присуще. С ней даже была пожилая дама, которая сопровождала ее на балы и в другие общественные места. И не было никаких скандалов и слухов до тех пор, пока…
        Николасу показалось, что он узнал этот голос, как, впрочем, и большинство других голосов. Политики и адвокаты - актеры и художники. Но, кроме наслаждения от скандальных и непристойных сплетен, чего они еще добивались? Он понял это сразу, когда ему внезапно начали задавать вопросы, выдавливая из него как можно больше подробностей.
        - Итак, подсудимый, вам предлагается защищаться от тех обвинений, которые против вас выдвигаются. Будьте благоразумны и максимально серьезны, каким вы и были, когда имели злое намерение превратить леди в проститутку, обращаясь с ней именно как с проституткой. Все это вы проделывали помимо ее воли и, невзирая на ее просьбы и даже дошли до применения силы, лишь бы изнасиловать. Хуже того, уверяют, что данная леди до этого была девственницей.
        - О, и даже больше! - И тот же самый голос с тем странным смешком, который Николас уже не раз слышал прежде, продолжал излагать «обвинения», причем это, казалось, доставляет ему огромное удовольствие. - Вы не только внесли эту леди наверх по ступенькам ее дома, для того чтобы изнасиловать в ее собственной спальне - разве она не оказывала вам отчаянного сопротивления? - но на следующий день публично привезли ее в свои апартаменты, которые снимали в знаменитом борделе, и там вынуждены были связать ее, прежде чем вновь добились желаемого. Вы держали ее связанной всю ночь или вам, в конце концов, удалось уговорить ее не сопротивляться?
        - Да, скажите нам это! И еще: сколько раз вы овладевали этой бедной, униженной леди? Вы сами ее раздевали или для вас это делал кто-то другой? Вы вставляли ей кляп в рот или нет?
        - В каких позах вы ее имели? Вы были один или у вас были сообщники? Вы держали ее там всю ночь, не так ли? Легко ли она соглашалась вам повиноваться в конце этого вечера?
        - Почему вы совершали все это? Вы чувствовали, что вас подстрекали к этому?
        - Дайте, наконец, подсудимому возможность ответить!
        Судейский молоток дважды опустился на стол, после чего воцарилась тишина, прерванная лишь голосом Николаса:
        - У меня есть адвокат?
        И вновь повисла пауза, пока кто-то не произнес:
        - Ваш адвокат дает вам такой совет - истина сделает вас свободным.
        Истина? Какого дьявола Ньюбери привел его сюда в эту ночь? Неужели для того, чтобы услышать то, что ему хотелось услышать? Они вовлекли его помимо воли в свою дурацкую комедию, и будь он проклят, если станет подыгрывать их пикантному любопытству только потому, что явился причиной большого скандала в результате собственных опрометчивых действий несколько дней назад. «В конце концов, она стала законной добычей!» «…После того, как пошла по рукам». Да, она когда-нибудь добьется этого своим ханжеским лицемерием и рыданиями во время изнасилования… Вот еще Потифарова жена! Но тогда он первым ее и оставит.
        - Подсудимый! Почему вы молчите? Мы ждем ваших ответов!
        - Возможно, он нуждается в подсказке. Подсудимый, желала эта леди или нет, чтобы вы овладели ею? Была ли она на самом деле девственницей? Приходилось ли вам ее связывать?
        - «Да!» - на все ваши вопросы. Что-нибудь еще?
        - Он держится вызывающе. Его следует повесить, повесить, повесить!
        - Ваше мнение, господа присяжные?
        - Виновен… виновен… виновен.
        - Теперь наша официальная обязанность состоит в том, чтобы объявить вам приговор, который будет вынесен нами в соответствии с природой того гнусного оскорбления, которое вы нанесли невинной женственности и нравам общества.
        - Подробностей, подробностей! Мы должны дознаться, как, и с кем, и куда… а он нам все еще не сказал ничего этого, черт подери!
        - Я, как и каждый из вас, задал множество вопросов. Почему это так скоро кончилось? Потому что у нас нет времени доискиваться слишком многого, но я бы особенно хотел узнать, сколько раз она… Что это? Вы сказали - виновен? Даже без… Но что за шумный человек! Заслуживает расстрела? Тяжелая сегодня выдалась работа, скажу я вам… Погладьте кошку, чтобы научиться хорошим манерам!
        Пока его «судьи» все еще спорили между собой о том, что сказал Николас, он мысленно выругался и пошел прочь, пройдя мимо человека, который был приставлен для того, чтобы эскортировать его, и который чуть было не преградил ему дорогу, если бы только за секунду до этого не столкнулся взглядом с лордом Эмбри. Николас спустился вниз, в какой-то лабиринтообразный коридор, и тот случайно привел его в гардеробную, предназначенную для греческих и римских богинь, которые, попозировав для публики сегодняшним вечером, собрались после этого в комнате отдыха, известной как «комната сидра». Там он и оставался в компании двух девушек и новообретенного друга до тех пор, пока его не нашел Ньюбери спустя час или даже позднее.



        Глава 43

        - Вас позабавило это представление? - вяло поинтересовался Ньюбери своим обычным скучающим тоном, пока подобострастный слуга подавал им шляпы и трости, а хорошенькая женщина, принимавшая участие в «пластических позах», накидывала им на плечи вечерние плащи с бархатными воротниками. Он кинул ей монету и повернулся к Николасу с таким видом, словно бы его совсем не интересовал ответ.
        - Должен сказать, что я нашел это очень интересным, - сдержанно заметил Николас, пока они поднимались по ступенькам к выходу. - А часто проводятся эти пародийные суды?
        - А, - Ньюбери слегка передернул плечом, - я думаю, это зависит от последних скандалов. Иногда все это выглядит довольно непристойно.
        - Да, мне тоже так показалось. А что женщины-обвиняемые? У них есть шанс оправдаться, прежде чем им будет вынесен приговор?
        - Боюсь, что очень незначительный. Как ты мог заметить, мужчины, направляясь в этот клуб, не берут с собой женщин, хотя они были умело представлены некоторыми из участников. Ты этого не заметил?
        - Нет, - довольно грубо отозвался Николас, - я думал о другом: весьма странно, что такие случайно приглашенные гости, как я, которые не являются членами этого общества, вдруг оказываются избранными для того, чтобы сыграть какую-нибудь роль, в данном случае обвиняемого. Случайное совпадение, не так ли?
        Они уже поднялись наверх и теперь жадно вдыхали прохладный ночной воздух, казавшийся особенно благодатным после той душной и прокуренной атмосферы, которую они только что покинули.
        - Жизнь полна совпадений или несчастных случаев, - с самым отсутствующим видом отозвался Ньюбери, разыскивая их экипаж. - Итак, сезон закрыт… Ты все еще думаешь уехать завтра за город?
        Почему он предпочел изменить тему разговора? Задумавшись над этим, Николас коротко сказал:
        - Да, Лондон мне уже наскучил, а потому хочется подышать свежим воздухом. Я уже послал вперед своего человека с багажом. А когда думаешь уехать ты?
        - Возможно, через неделю или через две. У меня еще есть дела в городе. Но моя собственная семья, я думаю, отправится в Мерфилд в течение ближайших двух дней. Диринг уже уехал, между прочим.
        - В самом деле? И вместе с леди Трэйверс? Я знал об этом, но благодаря еще одному странному стечению обстоятельств могу поклясться, что слышал сегодня его голос - он был одним из моих обвинителей.
        - Неужели? Но если он по каким-то причинам решил вернуться в город, то, возможно, позднее мы встретимся с ним в клубе или… Ага, вот и этот чертов экипаж.
        - Извините, милорд. Сами видите - туман и вокруг люди…
        Из-за уличных фонарей туман казался тонкой желтоватой пеленой, застилавшей все вокруг; пеленой дрожащей, колеблющейся и придававшей всем предметам и людям какие-то странные, расплывчатые очертания.
        - Какая дьявольская досада! - только и сказал Ньюбери, пока они садились в экипаж. - Из-за него кажется холоднее, чем обычно, и, кроме того, любой туман словно бы удлиняет расстояния. Спасибо, Эванс, посошок на дорожку - это именно то, что нам нужно в такую ночь. - Эванс держал серебряный поднос, на котором стояли две большие оловянные чашки, издававшие сильный аромат рома, приправленного специями. Ньюбери взял себе одну салфетку, передал другую Николасу и только потом поднял свою чашку, у которой был золотистый ободок. - Это все приготовлено по ямайскому рецепту, насколько я понимаю. Превосходная смесь, в которой есть и кофе. Эванс позаботился приготовить ее перед самым нашим уходом, так что она еще горячая.
        В эту ночь маркиз был более разговорчив и любезен, чем обычно, и Николас мысленно задавался вопросом о причине этого. Неужели он собирается вновь вернуться к вопросу об Элен? Или здесь замешано что-то другое, о чем он узнает рано или поздно? Осторожно прихлебывая мелкими глотками свой напиток, Николас нашел его одновременно горьким и сладким, хотя аромат специй и рома компенсировал это. Во всяком случае, он великолепно бодрил и согревал.
        - Турецкий кофе. Ты когда-нибудь пробовал, как его готовят сами турки? Он имеет такой специфический вкус, что большинство людей от него не слишком-то в восторге. Разумеется, то, что мы пьем, имеет лишь половину его крепости и горечи.
        - А ты был в Турции? - поинтересовался Николас лишь для того, чтобы поддержать легкую беседу, в то время как сам думал о событиях прошедшей ночи, в которых чувствовался намек на чуть ли не шекспировские страсти. Учитывая то, какой ему вынесли приговор, остается только порадоваться, что сам процесс был пародийным. Внезапно он понял, что Ньюбери отвечает на его вопрос, и с легким удивлением стал прислушиваться к его словам.
        - Да, я был в Турции, - самым невыразительным тоном между тем говорил Ньюбери, небрежно откидываясь на спинку сиденья, - но это было много лет назад, еще в двадцатых годах и при не слишком-то приятных обстоятельствах. Я был военнопленным - одним из тех имеющих идеалы молодых идиотов, которые последовали за бедным Байроном, чтобы найти славу, а нашли… А, ладно! В турецких тюрьмах человека доводят до состояния жалкого пресмыкающегося животного! Наказания, применяемые там, имеют своей целью приучить к дисциплине тех, кто в этом нуждается, и надо признать, что они полностью достигают своей цели. Кстати, у меня в этой фляге есть ром, так что мы сможем наполнить наши чашки, как только покончим с кофе.
        Невозможно было даже представить, что этот холодный и чопорный маркиз Ньюбери когда-то был молодым идеалистом и заключенным турецкой тюрьмы; но еще более странным было то, что он упомянул об этом мало кому известном факте как бы случайно, в небрежной беседе, словно надеясь на ответную откровенность.
        Туман сгустился и почти закрыл окна экипажа. Николас допил свою чашку и, как и Ньюбери, слегка поморщился от горечи осадка. Это был странный и не слишком-то приятный вечер, который вместе с тем давал ему обильную пищу для размышлений. Кофе с ромом наполнил его ощущением тепла, и он скинул свой плащ, вежливо отказавшись от рома, которым Ньюбери уже наполнил обе чашки. То ли от тряски экипажа, то ли по какой-то еще не менее дурацкой причине, но у него вдруг заболела голова.
        - О, но ведь ничто не может сравниться с ямайским ромом! Неужели, мой дорогой Эмбри, он пришелся тебе не по вкусу?
        - Кто был моим адвокатом?
        - Разумеется, я. Мне казалось, что ты сразу это понял. Впрочем, согласись, моя помощь тебе не слишком-то пригодилась.
        - Да уж конечно… Черт возьми! - Николас раздраженно запустил пальцы в свои волосы, тщетно пытаясь собрать разбегавшиеся мысли. - А если она тоже была на этом процессе, тогда кто…
        - Я думаю, все это вполне можно объяснить… Ведь я был одновременно и ее обвинителем! Хотя, к несчастью… Но разве было что-нибудь не так?..
        Протяжный голос Ньюбери, казалось, отдавался эхом в его ушах. И так же отдавался в ушах другой голос, произносивший: «Таким образом, подсудимый, вы приговариваетесь…
        Приговаривается к чему? Ведь это была только дурацкая гротескная игра. Загадки… шарады… детские игры… все кружится… кружится.
        У него опять начинала кружиться голова каждый раз, когда он пытался пошевелиться. Черт возьми, должно быть, он слишком много выпил. Будь проклят этот ямайский ром Ньюбери! Лежи спокойно и дыши глубоко и только потом открывай глаза - учил его кто-то в юности, когда он еще только начинал пить. Но ему никогда не было необходимости прибегать к этому способу, и странно, что несколько глотков этим вечером могли… Пока он лежал неподвижно, с закрытыми глазами, до него постепенно стали доходить какие-то звуки и ощущения, несмотря на шум в ушах и боль в голове. Все было так необычно, и трудно было понять, где он находится, хотя это казалось и не слишком существенным. Сырая и прохладная атмосфера реки… Он очнулся именно от холода и обнаружил, что лежит на чем-то твердом и бугорчатом, без всякого покрывала… То, что он открыл глаза, ничего не прояснило - темнота и пустота. Возможно, это все еще продолжается какой-то кошмарный сон? В любом случае у него так болела голова, что лучше всего было вновь закрыть глаза и постараться уснуть. Когда он проснется окончательно, то увидит дневной свет и почувствует аромат
кофе. Странным было лишь ощущение прежней тяжести.
        - Ваша светлость? Вы, должно быть, прекрасно выспались, сэр. Так можно проспать все на свете. Но сейчас вы уже окончательно проснулись и как раз вовремя.
        Вовремя? Николас открыл глаза и сразу увидел оранжевый глаз фонаря, который раскачивался перед ним, а затем с каким-то металлическим лязгом поднялся, осветив неясные фигуры двоих мужчин, которые подошли ближе.
        - Думаю, вы можете теперь оглядеться вокруг, сэр. Всегда полезно для начала узнать, где ты находишься. Я Браун, а это Партридж, и каждого из нас по очереди или даже вместе вы будете видеть столько, сколько пожелаете, пока будете оставаться здесь. Вашей светлости не стоит беспокоиться о своей одежде, бумажнике и обо всем остальном. Все это должным образом сохранено, и вы получите их назад, как только придет время покинуть это место.
        - Какое место? - осторожно спросил Николас. Он попытался сесть, и тот из говоривших, который называл себя Брауном, метнулся вперед, стремясь помочь ему, а затем извиняющимся тоном произнес:
        - Через день или два вы привыкнете к этому, сэр. А спустя определенное время вы сможете доходить до стены.
        - Да уж, сможет он привыкнуть к этому! - рассудительно заговорил второй человек. - Вряд ли. Даже те, кто не слишком привык к легкой жизни, тяжело осваиваются в тюремной камере.
        Его камера имела четыре кирпичные стены, тяжелую, массивную дверь с запорами и небольшое зарешеченное окно под самым потолком, через которое проникал слабый и мутный свет. «Кровать» была всего лишь цементным выступом в стене, застланным тонким соломенным матрасом. Помойное ведро напротив да солома, устилавшая пол, - вот и вся остальная обстановка. Какого дьявола еще он ожидал увидеть? Очень тяжело было удержаться от горького, немного истеричного смеха. Трудно поверить, что он уже проснулся.
        Сделав над собой усилие, Николас спустил ноги на пол и обнаружил, что закован в кандалы, которые охватывали также и его запястья, причем длина цепи не превышала двух футов. Должно быть, его считали опаснейшим преступником! Он посмотрел на обоих мужчин, наблюдавших за ним с любопытством и настороженностью, и подумал, какого дьявола они от него ждут, особенно учитывая то обстоятельство, что цепь, соединявшая его ручные кандалы, была с помощью другой цепи соединена с находившимся под самым потолком шкивом, с помощью которого его движения можно было ограничивать, даже находясь по другую сторону двери. И тут ему пришла в голову одна очень неприятная мысль: неужели таким образом воплощался в жизнь приговор, вынесенный тем шутовским судом? Но как они - кем бы они ни были - думают избежать последствий подобной «шутки», если только не собираются убить его? И вновь в его мозгу всплыл тот омерзительный голос, скандировавший: «Его следует повесить, повесить, повесить!» Черт! В данный момент лучше сосредоточиться на этих типах - Брауне и Партридже. Как там они называются в Англии, тюремщики?
        - Могу я задать вам несколько вопросов? - спросил Николас, стараясь говорить самым спокойным тоном.
        - Только если мы сможем ответить, милорд. Впрочем, вы можете спрашивать о чем только пожелаете. - Это отозвался словоохотливый Браун, у которого было лунообразное лицо, окаймленное рыжими волосами, и с такого же цвета усами. Партридж был ниже его ростом, имел буйную копну каштановых волос и огромный нос.
        - Что это за тюрьма и где она находится?
        - С этой тюрьмой все в порядке, сэр, хотя и не могу сказать вам ничего больше.
        - Но вы хоть знаете, почему я здесь оказался? И на какой срок? - И вновь о чем-то вспомнив, Николас мрачно добавил: - Мне кажется, что я и сам что-то помню о том, как меня сюда доставили. - Это, разумеется, проделки Ньюбери и его проклятая смесь кофе с ромом. Но, ради самого Бога, зачем?
        - Ну, сэр, - Браун задумчиво поскреб лысину на макушке, - все, что мы вам можем говорить, касается наших собственных обязанностей. Но я могу сходить за запиской, которую вам оставили. Полагаю, что именно из нее вы получите ответы на все ваши
«почему» и «каким образом». И… - тут он неуклюже переступил с ноги на ногу, - …и на все остальное, сэр. Предполагалось, чтобы вы перечитывали ее каждый раз, перед тем как…
        Фонарь в его руке колебался и дрожал, словно набрасывая чертеж этой камеры. Они подали ему полосатые тюремные штаны, к которым почему-то не прилагалось никакой куртки или рубашки. Возможно, ему и не следовало задавать следующего вопроса, но он взглянул на ангелоподобное, ждущее лицо Брауна и не захотел его разочаровывать.
        - Перед чем?
        Браун посмотрел на носки своих ботинок, отвел глаза, откашлялся и лишь потом произнес:
        - Перед тем как вас выпорют, сэр. Мне очень жаль, что придется обойтись подобным образом с таким джентльменом, как вы, который ведет себя спокойно и не буйствует, но это моя работа.
        Сначала он даже не понял, что у него перехватило дыхание, и лишь потом с шумом выдохнул воздух. Значит, это уже не шутовство и не игра? Значит, они уже переступили все рамки, и что теперь последует еще? Чего они ожидают - что он будет молить их «суд» о пощаде? Отречется от всего, что до этого принимал как само собой разумеющееся? Будь они прокляты!
        - Да, я понимаю! - сказал вслух Николас, почти спокойно и, грубо рассмеявшись, добавил, смотря прямо в удивленное лицо Брауна: - И я ничего не могу поделать, не так ли? Хотя и не обещаю, что буду лишь ухмыляться и терпеть… Когда и как…
        Ответ Брауна настолько потряс его, что ему стало стыдно за свою слабость.
        - Увы, сэр, каждый день, сэр. Я действительно…
        - Праведный Боже! И как долго? До тех пор, пока я не сломаюсь или не умру? Будь они все прокляты! - с неожиданной злобой, не удержавшись, добавил он.
        - Ну, до этого не дойдет, ваша светлость, обещаю вам. Первый раз, пока вы еще не привыкли, это будет казаться ужасным, но в конце концов вам назначено не так уж много ударов, и я не буду наносить их слишком сильно, тем более что никто за этим не следит. Вы в отличной форме, ваша светлость, и хотя это и стыдно, но…
        - О Боже! - Надо было любыми силами удержаться от очередного приступа истеричного смеха, хотя все это на самом деле выглядело почти забавным. Комедия суда и очищение от грехов. А потом они даруют ему прощение и примут назад в паству, если только он выдержит это наказание? Но ведь это действительно было смешно, и он, не удержавшись, расхохотался так, что бедный Браун, наверное, подумал, что его узник сошел с ума от ужаса. Бедняга Браун, который вынужден выполнять свои обязанности вне зависимости от того, нравятся они ему самому или нет.
        Неожиданно ему захотелось пить. Коньяк, джин, все что угодно. Хотя, наверное, это запрещено правилами. Он не стал задавать этот вопрос, но был весьма ошарашен, когда Партридж с неожиданно важным видом посмотрел на часы, которые он извлек из кармана, взглянул на Брауна и произнес:
        - Ну, кажется, пришло время. Лучше закончить все это перед их приездом.
        Дернувшись, как марионетка на привязи, Николас оказался подвешенным с вытянутыми вверх руками, едва балансируя на своих голых пятках. Хуже того, ему даже завязали глаза, как преступнику перед расстрелом, несмотря на то, что он и так был повернут спиной к двери. «Будь они прокляты!» - вновь подумал Николас и стал представлять себе, что он с ними сделает, когда наконец сумеет освободиться. Есть превосходные пытки, которые применяют команчи и апачи и о которых даже не знают цивилизованные джентльмены.
        Он отказался от деревянного мундштука, который предложил ему Браун, и вместо этого изо всех сил стиснул челюсти.
        Не стал он читать и тот нелепый «приговор», который Браун неуверенно держал перед его глазами, чтобы не усугублять собственные муки. Ну и пусть! Пусть попробуют убить его и предстать перед настоящим судом, паршивые, лицемерные ублюдки!
«Начинайте!» Это голос Ньюбери? Сколько их находилось сейчас здесь, чтобы наблюдать и злорадствовать? Чарльз-то уж точно… Плеть опустилась на его обнаженный торс с жалящей лаской, дыхание засвистело между зубов, и он непроизвольно вздрогнул. Нет, черт бы их подрал, нет! Если они хотят полюбоваться на то, как он начнет скулить и молить о пощаде, то раньше увидят его в аду! Единственное! с чем он был не в силах совладать, - это содрогания его собственного тела, особенно после того, как он уже сбился со счету, а удары все сыпались и сыпались на его спину… Он успел лишь вздохнуть и задержать дыхание, чувствуя, как покрывается испариной. Когда это кончится или когда он хотя бы потеряет сознание?..
        Боль - это ничто, она не существует. Седовласые падре, прогуливающиеся по Камино-Реалу, носили на себе цепи и бичевали сами себя, чтобы умертвить плоть и освободить дух. И так каждый день - во имя собственной души. Плоть - это ничто. Звуки стали какими-то все более громкими и отчетливыми, а хлопанье кнута напомнило ему погонщиков мулов, рядом с которыми он ехал верхом, наблюдая их искусство обращаться с кнутами, с беззаботной легкостью проносившимися над самыми головами мулов. Браун, если это был Браун, вполне мог бы стать таким погонщиком. Он чувствовал себя, словно бы пребывая в состоянии какой-то пульсирующей агонии, а самую мучительную боль доставляли руки, словно они были вывихнуты… Он хотел бы привстать на ноги, но они уже не выдерживали веса его измученного тела…
        - Я думаю, что на сегодняшний день достаточно. - Он услышал этот голос или ему только почудилось? Однако все стихло, кроме, разумеется, его бурного дыхания, а он дышал так, словно взбежал на высокую гору. - Прекрасно, теперь вы можете его опустить.
        - Он или настоящий дурак, или упрямый мошенник.
        - Может быть, довольно затруднительно будет…
        Голоса становились то громче, то слабее, но тут он обнаружил себя лежащим ничком и все еще живым, несмотря на чудовищную боль в спине. Только ощущение этой боли и позволяло ему сохранять остатки сознания.
        - У него здесь есть вода?
        - Нет, сэр, я не знал… Он в основном только задавал вопросы, а пить не просил.
        - А! Ну, это именно то, что я и думал. Позднее вы сможете позаботиться о его спине. А пока дайте ему воды, я хочу услышать, что он скажет, если только еще будет в состоянии говорить.
        Несколько капель воды попали ему в рот, а другие освежили лицо. Это Ньюбери. Он узнал его по голосу, ведь на глазах по-прежнему была повязка. Но Ньюбери с кем-то разговаривает, значит, он не один. И все они, возможно, любуются на его рубцы и на его состояние. Как только ад не поглотит их!
        - Николас… - Вздох. - Жаль, что ты так упрям. Все это не слишком-то приятно для каждого из нас.
        - Мой благородный адвокат? А я-то думал, что вам это доставляет удовольствие. Чего хочет твоя английская душа - чашечку чая, не так ли? Будь ты проклят, лицемер!
        - Твои чувства понятны, но ты должен знать, что находишься сейчас не среди диких американских прерий, мой мальчик. Чего бы ты ни хотел, здесь все приходится делать как можно более скрытно. И я нахожусь тут именно в качестве твоего адвоката, поверишь ты в это или нет. Ты можешь избежать этого ежедневного испытания, если решишь быть благоразумным, а не играть в благородство, и расскажешь об этой истории всю правду. - Николас ожидал паузы, но маркиз продолжил: - Мой дорогой Николас, ты был чрезвычайно терпелив сегодня, но завтра это будет уже почти нестерпимо, а уж послезавтра… Я, видишь ли, знаю, что может наделать кнут, если употреблять его постоянно, и на что ты, в конце концов, согласишься, лишь бы избежать его! Неужели тебе доставляет удовольствие, что тебя хлещут, как кобеля, поскольку ты притворяешься, будто не залезал на эту желанную штучку, которая и является причиной твоего нынешнего положения? Если хочешь избавиться от огромного количества совсем необязательной боли, то будь правдив. Нет? Ну что ж, в таком случае я доверяю тебя заботам доброго Брауна. Это уж слишком! И до завтра!



        Глава 44

        Ньюбери был прав. Во второй раз было труднее, чем в первый, а в третий - очень трудно. Хуже всего бывало тогда, когда он подвергался этим растираниям, - мазь была вонючая, как лошадиный пот, и обжигала, как поцелуй плети, - а ему приходилось ожидать этого изо дня в день. Этого - и визитов Ньюбери.
        В те несколько дней, когда ему пришлось помучиться, его поддерживали собственная ярость и упрямство в ответ на непрестанную лесть, чередующуюся с насмешками. Алекса, Алекса… Он так часто слышал ее имя, что временами оно отдавалось в его мозгу как звон колокола. Алекса, милая Алекса, насквозь фальшивая, лживая предательница!.. Знала ли она, а если да, то злорадствовала ли, думая о том, в какой ад она повергла его душу? Алекса в постели с Чарльзом. Может быть, ему она тоже говорила, что хочет стать для него добровольной проституткой, может быть, и перед ним тоже фланировала нагишом, вся усыпанная драгоценностями? Конечно, тайно, в интимной обстановке. О, Алекса! Что случилось с этой омытой морем, покрытой лунными поцелуями русалкой, с ее честностью и невинностью? Алекса с непричесанными волосами, с ямочкой на щеке; она царапалась, как кошка, превращаясь в бешеную самку. Она плакала с открытым ртом, как обиженный ребенок. Не сам ли он стал причиной ее измены? «После того как ты…» - так она его обвинила, и она, быть может, была права. Если она и стала законченной шлюхой, жаждущей, чтобы ею овладели,
то ведь это он показал ей, что лежать с мужчиной - это удовольствие, а не утомительная обязанность. Проститутка, стонущая и всхлипывающая в экстазе, когда ей было приятно. Она тоже ждала, хладнокровно и расчетливо, когда он сломается? Знала ли она, что Ньюбери ее желает и терпеливо ждет этого дня? «А иногда честная шлюха ведет себя как леди, а леди становится бесчестной шлюхой!»
«Ах, знать бы, сударь, когда?» Он хорошо запомнил это среди остального бормотания той ночью, хотя и не помнил, когда это было.
        Вот и случилось так, что леди оказалась шлюхой, а бесчестную купили по дешевке. Но отдать его прежнюю русалку и деву, полную желания, Ньюбери? Был ли он ее отцом? Для Ньюбери это могло вообще не иметь значения - он слишком сильно хотел покрывать шрамами эту шелковистую кожу, слушая ее крики, и если это произошло, то опять-таки из-за него.
        - Сколько их приходит? - однажды спросил он Брауна. - И женщины тоже есть?
        - Да, милорд, хотя мне и не стоит об этом говорить, как вы знаете, но раз я вам не говорю, кто именно, я полагаю, что… Иногда только ваши знакомые джентльмены, иногда в компании других, порой человека четыре. А дважды, сэр, приходила леди, но она вся была закутана в плащ с капюшоном, поэтому никто не знает, как она выглядит.
        - Благодарю вас, Браун. Хоть вы-то порядочный человек.
        - Сэр… Сэр, если бы вы только…
        - Нет. Дело зашло уже слишком далеко, разве не понятно? Слишком поздно. - Он вдруг засмеялся, и от звука этого смеха Брауну стало не по себе, как он потом сообщил Партриджу. - Видите ли, Браун, я понял, что этот мир - чистилище, и я пребываю в нем, чтобы очиститься от всех грехов, от тяжести вины за них. Боже, я мог бы с тем же успехом торчать в каком-нибудь злосчастном монастыре, как вы считаете? Там бы меня умерщвляли помимо моей воли.
        А теперь, вместо того чтобы мерить шагами свою келью подобно беспокойному зверю, Николас проводил время, лежа на кровати, уткнувшись лицом в подушку, совершенно без движения. Он думал о вещах, не приходивших ему на ум годами, вспоминал какие-то давно забытые эпизоды из раннего детства, перебирал в уме всю свою жизнь. Что касается бичеваний, то он заставлял себя подняться, когда наступало время, и предоставлял событиям идти своим чередом; боль для него теперь ничего не значила, хотя порой ему жаль было бедного Брауна, который словно чувствовал эту боль вместо него и потом, когда все кончалось, бывал вынужден сильно высморкаться.
        - Ты дурак, Николас, - заявил ему раздраженно Ньюбери во время одного из визитов, - неужели все это - из-за женщины, из-за шлюхи, которую самое надо было бы выпороть, а не позволять ей использовать тебя в качестве мальчика для порки! Неужели ты получаешь от этого удовольствие?
        - А ты получал удовольствие, когда тебя лупцевали в твоей турецкой тюрьме, Ньюбери? Что ты делал для своего спасения?
        В голосе Николаса почти не прозвучало любопытства, но, к его удивлению, Ньюбери ответил на вопрос:
        - Нет, не очень-то мне нравилось, когда меня рвали на части, а в это время женщины из гарема Абдул Хакима, стоя за ширмами, смеялись своими пронзительными голосами и требовали, чтобы палач бил крепче, чтобы я громче кричал и сильнее корчился. Нет, я при этом не испытывал никакого удовольствия ни от самого Абдул Хакима, ни от того факта, что моя мать - моя любящая, нежная мать - знала, где я нахожусь, что со мной происходит, и, тем не менее, никак не присылала денег для того, чтобы меня выкупить, хотя эти деньги и были моими: она-то знала, что я единственный сын и наследник титула и состояния маркиза Ньюбери и деньги могут достаться ей, чтобы она могла жить так, как считала нужным. А потом она заплатила эти деньги и ждала от меня, что я буду благодарен ей по гроб жизни - она же столько для меня сделала! Эта великая блудница вавилонская, моя мать, выбиравшая себе любовников среди моих друзей, когда мой несчастный дурак-папенька был еще жив, полностью высасывавшая из них всю их мужскую суть, прежде чем выплюнуть, как косточки от апельсина. Понимаешь, Николас? Ты еще до сих пор не понял, чего они
стоят? Женщины, которые смеются, пока мужчины страдают, думая, как они все это мудро придумали. А самые ужасные из них - леди-шлюхи, тебе ли этого не знать. Как твоя Алекса, с этими ее волосами, словно отливающая золотом бронза, глазами, словно горячие уголья, и такой же черной душой, это несомненно. Как она сейчас смеется и елозит в постели с моим племянником - непутевым шалопаем, и делает с ним все то, что делала с тобой! Она заняла дом напротив него за городом, и он проводит в нем, а точнее, в ее постели, гораздо больше времени, чем у себя. Она из тебя тоже вытянула все соки, превратив в жалкого евнуха?
        - Может быть, ты сам об этом и позаботился, Ньюбери. Тебя приводят в ярость шлюхи, особенно шлюхи благородные, а эта в особенности, потому что она напоминает тебе твою мать, которую ты ненавидишь и к которой ты бы никогда не смог прикоснуться. Ты и сейчас описал мне ее портрет, который висит в ее комнате. Ты слишком фанатичен, мой дорогой Ньюбери! Но как мне в том положении, в которое вы меня поставили, судить о том, кто есть кто - шлюха или леди? Эта задача мне не по силам, да и не очень-то меня волнует, знаешь ли. - Николас коротко рассмеялся, почти чувствуя что-то вроде веселья. - Ведь я стал чем-то вроде монаха, которого истязают каждый день, чтобы изгнать из него дьявола. Найди себе другого козла отпущения, более способного и сообразительного, а то попробуй ее сам. Судя по тому, что ты мне рассказываешь, это будет довольно легко! - Николас равнодушно отвернулся к стене и чуть было не уснул, несмотря на шумное дыхание Ньюбери.
        Его шлюха-мать. Его мать! Она и сама сюда являлась, испытывая нечто вроде спортивного азарта, наблюдая за тем, как неотесанного американца обучают себя вести, в то время как она вместе со всеми остальными всласть забавляется этим новеньким зрелищем. Недавно она заявила, что все это продолжается слишком долго и, что существуют и другие способы поставить на место эту маленькую выскочку, но для этого надо, чтобы Чарльз на ней женился и получил право распоряжаться ее деньгами. И даже все его друзья, входившие в состав «суда присяжных», струсили и, почесывая в затылках, заговорили о том, что, в сущности, Николас уже сполна за все рассчитался и показал, что у него есть характер, во всяком случае.
        - В конце концов, старина, не можем же мы допустить, чтобы произошло убийство, не так ли? А рано или поздно на все эти вопросы придется отвечать, и тогда для нас наступит очень неприятный момент, не правда ли, господа?
        К величайшему удивлению Брауна, Ньюбери сидел почти так же неподвижно, как и сам Николас, после каждого их разговора примерно по часу, после того как оба умолкали. А что дальше? Браун в беспокойстве задавал себе этот вопрос всякий раз, как маркиз поднимался, брал свою шляпу и трость и уходил. Ради всего святого, что же дальше?
        Пока карета отправлялась в путь, маркиз Ньюбери сумел овладеть своими чувствами, умерить свой гнев и даже привести в порядок свои мысли. Николас Дэмерон, его наследник, оказался не более чем несчастным безмозглым дураком, у которого не было ничего, кроме упрямства, а поэтому его следовало послать ко всем чертям, как он того заслуживал! Он, правда, подметил нечто, что не приходило в голову самому Ньюбери, - странное совпадение, довольно отчетливое, и в чертах, и в цветовой гамме, между этими двумя подстилками - его матерью и Алексой. Может быть, она и впрямь - некий мимолетный грешок кого-нибудь из его дражайших дядюшек? Это вовсе не так уж невероятно. А до чего же это не понравится старой шлюхе, если он ей все выложит да еще и представит доказательства! Неудивительно, что они из одного теста замешены, - обе жадные интриганки, бесстыдные дармоедки, алчущие власти над людьми с той же силой, с какой голодный ищет пищу. Ничего странного в том, что Аделина так хотела убрать с дороги свою молодую соперницу. А Алексе понадобился новый титулованный муж. Ньюбери вдруг издал легкий, почти бесшумный смешок,
искрививший его надменные губы. Почему бы нет? Пусть эти две мерзавки вцепятся друг в друга, возможно, в конце концов, они друг друга и уничтожат! В конце концов, они все приходили, послушные его воле, горя желанием целовать ему руки и молить о милостях, о любви! Дряни, сами себя они хотели убедить в том, что ему от них только этого и нужно было. Любовь!
        Если только допустить мысль о том, что он мог бы поддаться подобной слабости, это могло быть лишь его чувство к Виктории, жене, которую он сам выбрал, и к той крошке, которую она для него носила под сердцем, испытывая такие мучения. А его мать, эта ведьма, прибери ее душу, Господи, уничтожила их. Он тогда засмеялся, когда она ему сообщила: «Дорогой мой Кевин, говорят, что это из-за гриппа, но, возможно, она убила себя и твое дитя, увидев вот это!» И она положила перед ним вырезку из газеты, в которой говорилось о его смерти. С тех пор он никогда не позволял себе ни единой слабости, которую можно было бы использовать против него.
        Он вдруг вспомнил об Айрис. Ньюбери совершенно равнодушно относился к своей волоокой маркизе, которая и понятия не имела о том, откуда и после каких уговоров он приходил в ее постель на одну две минуты, необходимых для того, чтобы выпустить в нее свое семя, и он почувствовал колоссальное облегчение, когда узнал, что этого больше не нужно делать. Что же касается трех его дочерей, он заботился о них, обеспечивая всем необходимым до тех пор, пока они не требовали от него проявления отеческих чувств, - до тех пор, пока они не выйдут замуж за каких-нибудь подходящих людей, а выбирать их будет непременно его мамаша.
        Зная привычки своего дяди и будучи в курсе того, где он проводит часть своих вечеров с недавнего времени, лорд Диринг был крайне озадачен, когда ему неожиданно доложили о приезде маркиза.
        - Какой неожиданный сюрприз и большое удовольствие видеть вас, сэр! Вы приехали в деревню повидать меня? - произнес Чарльз, запинаясь.
        - Надеюсь не испортить тебе удовольствие своим разговором, дорогой Чарльз, - сухо ответил маркиз, передавая прислуге свой плащ и подходя к огню. - А почему ты сегодня дома? Я-то думал, что смогу посетить дом очаровательной леди Трэйверс под тем предлогом, что ищу тебя.
        Заметив, как покраснел и поджал губы его племянник, маркиз удивленно поднял брови, слушая Чарльза.
        - Это потому, что она решила побыть одна в этот вечер, несчастная кокетка! Клянусь Богом, я начинаю понимать, что ей знакомы все уловки прирожденной хищницы, которые служат ей для того, чтобы довести мужчину до чего угодно, при этом давая одни лишь обещания. Если бы мы были женаты, я бы…
        - Тогда следует назначить день свадьбы, дорогой мой мальчик. Тогда ты ее быстро поставишь на место! Может быть, она устала от неопределенности своего положения?
        - От неопределенности? - Чарльз весь вспыхнул, сразу же попавшись на эту удочку. - Как раз все наоборот, знаете ли! Теперь она уже заявляет, что не готова к новому замужеству так скоро после смерти ее первого мужа, а тем временем мне не дают покоя мои кредиторы, потому что объявление о нашей свадьбе еще не напечатано. Я уже начинаю думать, что она просто использовала меня для того, чтобы отомстить Эмбри, так я полагаю; а, кроме того, ей надо было положить конец сплетням, возвестив о нашей помолвке! Она меня дурачит, вот что она делает! Сначала уговорила меня отправиться с ней в деревню потому-де, что она и дня не может прожить без моего общества, а теперь…
        - О, пощади меня, пожалуйста! - произнес Ньюбери раздраженно, жестом руки прервав на полуслове излияния племянника, а затем продолжал в своем обычном тоне: - Конечно, она тебя дурачит, мой юный родственник. Так будут поступать все женщины, если ты им это позволишь, пойми. Один из способов сделать их более покладистыми и развлечь от скуки - почаще укладывать их в постель да действовать при этом энергично, это я знаю по личному опыту. Попробуй овладеть ею где-нибудь на природе, ради новизны ощущений, например, в стоге сена, как молочницей, или, например, на конюшне, если она не возражает против запаха лошадей и конюхов. Вперед, Чарльз, вперед! Твоя безынициативность меня разочаровала, знаешь ли. - Говоря все это, он внимательно вглядывался в надутое и довольно расстроенное лицо племянника, потом сделал паузу и произнес более вкрадчиво: - Ведь ты с ней спишь, не так ли, Чарльз? Ты хоть раз делал это?
        - Только один раз, черт ее возьми! - сердито признался Чарльз, все более заливаясь краской. - Да и то она была холодна как лед. Проститутка, и та вела бы себя искуснее! Она даже крайне редко разрешает мне поцеловать свои нежные губки, а когда той ночью ее целовал передо мной этот скот Эмбри, то, клянусь вам… Да что там, дьявол, как только она слышит, что кто-то упомянул имя этого ублюдка, она даже меняется в лице. Фактически, знаете ли, я даже стал сомневаться, а не находила ли она удовольствие в том, чтобы разыгрывать перед ним девку! Почему, например, она до сих пор не сняла эту чертову золотую цепь, которую он повесил ей на бедра, как будто она его дрессированная сука? Мне сказала, что для этого надо идти к ювелиру, а она стесняется. Но я думаю, она лжет, маленькая тварь. А что, если бы сам Эмбри не признался, что пришлось ее заковать, потому что иначе она… - Тут внезапно у него словно открылись глаза, и он произнес недоверчивым шепотом: - Нет! Эмбри не мог… Он никогда не был таким донкихотствующим идиотом, чтобы… Вы думаете?
        - Ах, - произнес маркиз своим самым благодушным тоном, - если ты и в самом деле хочешь знать, что я думаю по этому поводу, мой дорогой племянник, я считаю, что мы сумеем докопаться до истины сами, не правда ли? А после того как мы все обнаружим, твоя маленькая стыдливая невеста будет просто счастлива выйти за тебя замуж, и чем скорее, тем лучше!



        Глава 45

        Как сильно все здесь подчинялись «сезонам», подумала Алекса и, слегка вздрогнув, отвернулась от окна спальни. Лондонский сезон сменялся массовым исходом в загородные поместья, охотой, затем следовала Европа и модные водные курорты, потом снова надо было возвращаться в Лондон и начинать все сначала. Она позволила себе саркастически усмехнуться: «На круги своя». Можно подумать, что она сама так давно этим всем занимается, что смертельно устала от светской круговерти. Ома случайно увидела себя в зеркале, висевшем над камином, и сменила улыбку на лице гримасой. Скучно! Конечно, так и должно было случиться, если принять во внимание, какие настроения обуревали ее с недавних пор. Она устала от деревни, от лисьей охоты, от вечеров, сопровождаемых дилетантской игрой на фортепиано и дрожащими тонкими сопрано, что-то поющими после обеда из шести или семи блюд, но - и это всего ужаснее - ей смертельно надоел несчастный Чарльз.
        Подойдя к камину, Алекса не могла сдержать непроизвольное содрогание, когда мысленно возвращалась к подробностям той ночи две недели назад, которая обернулась ужасным фиаско, несмотря на все ее старания создать заранее особую атмосферу, раз уж она сама себя настроила на то, что она должна, просто обязана ради собственного спокойствия последовать циничному, но вполне логичному совету своей тетки и
«разрешить» ему уложить себя в постель.
        - Дорогая моя, женщина всегда сначала считает, что первый мужчина, которому она отдается, и есть тот единственный, кого она будет любить всю жизнь, пока она не поймет впоследствии, что нет лучшего способа судить о мужчинах, чем сравнивать их друг с другом! Я надеюсь, ради тебя же самой, что ты не настолько глупа, чтобы влюбиться!
        В самом деле, она влюблена! Разве не решила она давным-давно, что никогда-никогда себе не позволит поддаться этому глупому и расслабляющему результату расстроенного воображения? А Чарльз ее просто спас, предложив ей руку, несмотря на те скандальные сплетни, которые о ней ходили. Он сказал ей, что всегда любил ее, боготворил ее и хотел лишь одного - стремиться всячески ей угождать. Какая резкая разница между… Алекса на всякий случай прикусила губу, чтобы не думать о нем. Николас Дэмерон, виконт Эмбри, который, несмотря на все свои испанские страсти, ни секунды не колеблясь, вышвырнул ее из своей жизни.
        - Где, черт побери, может быть сейчас этот Эмбри? - недавно ей довелось услышать такую фразу от одной дамы на обеде. - Я думала, что он прибудет сюда на охоту.
        И она услышала, как кто-то ей ответил с ехидным смешком:
        - Возможно, он оказывает знаки внимания своей маленькой невесте скуки ради, я полагаю. Интересно, почему до сих пор нет официального уведомления о свадьбе?
        Без сомнения, он сейчас вместе с Элен в родовом поместье Ньюбери близ шотландской границы, подумала Алекса и удивилась, почему она испытывает такую злость. С чего ей злиться: она помолвлена с Чарльзом, у Николаса есть невеста, Элен, он же всегда этого хотел.
        - Я надеюсь, что мы нигде не встретим лорда Эмбри? - ~Ј спросила она Чарльза вскоре после этого эпизода, и он тут же уверил ее, что Эмбри, судя по всему, отправился погостить к «„е“ друзьям во Францию или что-то в этом роде. Он, слава Создателю, даже в деревню не поехал. Но все равно она никак не могла перестать думать о нем, Николасе Дэмероне, виконте Эмбри, хоть и против своей, воли, не могла она и не утомляться обществом Чарльза Лоуренса. Что с ней происходит? Она и сама не могла бы дать отчет в своих чувствах. Когда-то она думала, что если сумеет овладеть искусством поведения куртизанки, то сможет оставаться равнодушной, но при одном виде Чарльза все в ней восставало. Она совершенно не сумела привязать его к себе, притворившись страстной, она только и могла, что лежать с ним рядом, позволяя ему пользоваться своим телом, а сама в это время старалась подавить в себе неприятное чувство. Ах, Соланж была права! Несмотря на все уроки этого
„мастерства“, она не только не стала куртизанкой, но даже не могла искусственно разжечь в себе страсть!
        Она все продолжала ходить от окна к зеркалу и обратно. Может быть, ей тоже поехать на некоторое время за границу? Ей все равно где находиться, только бы не здесь, лицом к лицу с непреодолимой скукой, испытываемой ею в обществе Чарльза. Может быть, ей стоит принять приглашение Пердиты и снова отправиться в Рим ненадолго? Может быть… И вдруг внезапно перед ее мысленным взором встало его лицо - так ясно и четко, а схватив себя руками за щеки, она с болью в сердце вспомнила, как нежно и бережно это делал он, прежде чем поцеловать ее так же нежно. О Господи, Николас! Алекса испугалась и закрыла рот ладонью, чтобы не произносить вслух его имя. Как же все это случилось? Что случилось? Она не хотела Чарльза, она никогда в жизни не сможет выйти за него замуж, никогда не сможет быть с ним в одной постели. Она хотела… Она все продолжала, как большинство людей, мечтать о том, что было совершенно непостижимо, вопреки всем законам логики. А то, за что ей бы следовало благодарить Бога, то, что было у нее в руках, - раздражало ее! Она взглянула в зеркало, и почти чужое лицо в золотой раме показалось ей слишком
бледным и измученным. Алекса ли это? Она даже почувствовала удивление, и ей захотелось дотронуться до незнакомки в зеркале, которая смотрела на нее провалившимися глазами. У незнакомки были тщательно причесанные волосы и элегантный наряд, но губы ее были горестно сжаты. Казалось, в глубине души эта женщина знает, что ей нужно, но она не может пренебречь рамками приличий, в которые ее поставил свет, ей не хватает для этого мужества. «Хэриет!» - вдруг подумалось ей. Бедняжка Хэриет, она так и не смогла понять, что ей нужно, потому что разыгрывала из себя скромницу, - это было модно и для всех привычно. Юная порывистая красавица и циничная угрюмая старуха так не похожи были друга на друга.

«Скажи мне, где фантазии родятся: в сердце или в голове?» Для Шекспира вся жизнь - цепь трагедий и комедий, карты лежат на столе вверх рубашкой, и ты берешь одну с замиранием сердца, думая, повезет ли, ждет ли удача? Или ты отказываешься от своего шанса и бросаешь карты. Почему бы нет? Какая же она дура, просто дура! И одного сезона не провела в Лондоне, а уже начала мыслить так же, как и все, ее сбили с толку их мнения, постоянное ощущение, что ей необходимо их одобрение, постоянный страх осуждения. Словно яркая вспышка света озарила изнутри ее мозг и освободила ее мысли.
        Внезапно у Алексы закружилась голова, ее охватило чувство полета, и это так ее взволновало, что она готова была рассмеяться в полный голос. Что стало с ее прямотой, чистотой и честностью? Что с ней, ведь она всегда осуждала лицемерие и маски, а теперь сама же и надела одну из них - и причем как легко все это получилось! Общество - горстка людей, которая так пугала слабых и чьи хорошие манеры прикрывали всевозможные пороки и темные делишки. Неужели прежде ее стало бы заботить их мнение? Она никогда не позволила бы этим людям влиять на ее поступки, идущие вразрез с ее инстинктами, что непременно привело бы к утрате ею честности и правдивости. Она же в них не нуждалась. Ей они все даже не нравились! Она тосковала, ей было невыносимо противно, а она притворялась довольной. Она не решалась загорать голой, потому что голое тело оскорбляло принятые у них нормы, и вообще все естественное и доброе становилось в их глазах нехорошим и неестественным, они всячески поощряли ложь, обман и лицемерие. И она попала прямо к ним в сети - к тем людям, которых всей душой презирала.

«Посмотрите на мои волосы! - думала Алекса, только теперь она уже смеялась снова, показывая ямочки на щеках. - Я так ненавижу эти взбитые букли, а ношу их потому, что так принято причесываться! Возможно, если я завтра появлюсь где-нибудь с распущенными волосами и заявлю, что это последняя парижская мода, не исключено, что на следующий день они все так причешутся! И почему я посещаю дома, где мне бывает нестерпимо скучно, зачем хожу на все эти балы, суаре и рауты, для чего я должна показываться то здесь, то там, когда мне это совсем неинтересно и я от этого не получаю никакого удовольствия? Зачем вообще я ношу тесные корсеты, в которых мне так душно, и все эти нижние юбки и…» Ее смех внезапно оборвался, и она с новой силой, почти болезненно вернулась к тем же мыслям.

«Почему я испугалась кривотолков, почему не встретилась с ним лицом к лицу и не доверила ему все свои сомнения, когда он так просил меня об этом? Когда он переступал через все эти условности и обычаи и пытался повести меня за собой, почему я не приняла его искренне и радостно? То, что он делал, не поддавалось отчету, это было инстинктивно. И он никогда не использовал просто мое тело, как это сделал Чарльз. Он занимался со мной любовью и думал прежде о том, чтобы доставить удовольствие мне, а потом уже - себе. И я была настолько глупа, что ради этих скотов прикидывалась, что совершенно ничего не чувствую, хотя на самом деле я чувствовала все, и если бы мои инстинкты не были подавлены мною же, я уверена, что он чувствовал то же».
        Она вспомнила, как тогда, сидя в спальне, она стала откалывать все свои шиньоны и булавки, когда ждала, что он будет ее насиловать, а он этого не сделал. Она ощутила такое пленительное чувство экстаза, когда он приковал ее руки и ноги - не для того, чтобы ее унизить, а для того, чтобы показать ей, как можно любить каждую часть ее тела, чтобы научить ее, что любовные ощущения и любовный акт - это нечто такое, что можно лишь ощутить, но никогда нельзя научиться по книгам или со слов опытных людей, потому что эмоции вообще не поддаются ни описанию, ни расчету. Он преследовал ее слишком откровенно и беззастенчиво, несмотря на все сплетни, несмотря на Элен, ее бабушку - старую ведьму; и это ей ничего не объяснило, она слишком была занята собой.

«О, как давно я не чувствовала себя такой свободной!» - думала Алекса. Она ощущала себя такой счастливой, освобождаясь от всех своих юбок и панталон, стаскивая модное платье и корсет.
        - О, миледи! - запротестовала Бриджит, в отчаянии наблюдая за Алексой, которая перерывала все свои комоды и гардеробы до тех пор, пока не обнаружила свой костюм для верховой езды, в котором она ходила на Цейлоне, шокируя своим видом жен добропорядочных плантаторов. - Вы не можете выйти в таком виде! О, мадам, если лорд Диринг только… О!
        - Бриджит! Представь себе, что мне вдруг надоело все это притворство, надоело считаться с мнением чужих людей! Подумай, для чего мне это? Я достаточно богата для того, чтобы поехать куда мне вздумается, делать только то, что мне хочется, и я свободна, Бриджит, я свободна!
        Не позаботившись о том, чтобы как-то прибрать волосы, Алекса просто откинула их назад и перевязала ленточкой, оставив концы висеть свободно; и когда она снова погляделась в зеркало, ей понравилось то дикое, неприбранное создание, которое она там увидела. Оглянувшись, она заговорила страстно:
        - Бриджит, отныне мы с тобой будем жить только в свое удовольствие. Я, например, собираюсь именно в таком виде разъезжать по округе; завтра или на днях я выясню, где прячется лорд Эмбри, и тогда я устрою на него настоящую облаву! - Откинув голову, она снова звонко рассмеялась над выражением лица несчастной Бриджит, а потом продолжала, дразня ее: - А ты, если тебе действительно нравится мистер Боулз, должна бы иногда сама проявлять инициативу. Немного больше уверенности в себе, даже если ты ее и не имеешь, но - покажи. А может быть, нам их удастся заарканить в один день! О, Бриджит, ну не смотри так испуганно, я ведь еще не совсем сошла с ума сегодня утром… Только немножечко, знаешь ли. И это только потому… Мне кажется, что это похоже на действие разреженного горного воздуха, как будто стоишь на самой вершине высокой горы, а может быть, как будто плывешь без одежды или… или как будто с тобой кто-то занимается любовью, но не доводит до конца… Не падай в обморок! Привыкай, потому что, когда я его найду… Как ты считаешь, не завести ли мне для верности пистолет?
        Не в силах ничего понять, Бриджит как подкошенная опустилась на обтянутый шелком стул да так и осталась сидеть с открытым ртом, а ее госпожа быстро выбежала из комнаты, громко хлопнув дверью, как расшалившийся ребенок.

«О Боже! - думала она. - О Боже, что же будет дальше?» Еще до того как леди Трэйверс стала невестой лорда Диринга и, казалось, остепенилась, бедняга Боулз туманно намекнул ей, что ему надо с ней кое-что обсудить. Но теперь… Внезапно Бриджит поднялась со стула и подошла к зеркалу, чтобы внимательно рассмотреть свое вспыхнувшее лицо. «А почему бы и мне не пококетничать немного, - подумала она, - не поиграть в недотрогу? И почему бы не подумать о себе, о своих чувствах? Ха! Пусть попробует найти другую, которая бы слушала все его бесконечные россказни и терпела его церемонии. Что люди скажут? В самом деле? Ах, да не все ли равно!» Тряхнув головой, Бриджит отправилась вниз, на ходу подарив любезную улыбку молоденькой горничной, которую она терпеть не могла. Мужчины иногда бывают медлительны, как черепахи, так что если женщина не позаботится о себе сама, то он может так и не догадаться, что упускает в своей жизни.

«Я счастлива, - думала Алекса. - Я счастлива!» Ей казалось таким естественным и приятным сидеть на лошади прямо, а не в дамском седле, и как замечательно было мчаться одной, без сопровождения грума, тащившегося бы позади, или лорда Диринга, который бы ехал рядом, не давая ей скакать быстрее. Она так устала от пустых разговоров, которые не содержали ничего, кроме отпетых банальностей, от необходимости скрывать свои чувства, от этих злобных глаз, которые так и сверлили ее, несмотря на вежливые улыбки. Она так устала от притворства!
        На какое-то время ей нравилось просто скакать, даже не имея в голове почти никаких мыслей, просто доверившись интуиции своего коня. Она чувствовала на коже легкий осенний холодок, он раздувал ей волосы, от него пахло опавшими листьями, спелыми фруктами и только что скошенным сеном - все эти запахи и отдаленные звуки сливались в одно целое и будили в ней какое-то большое чувство. Пока что это было лишь чувство наслаждения полной свободой.
        Алекса оторвалась от бездумного путешествия, когда услышала, что ее кто-то зовет. Она с отвращением узнала Чарльза, с ним был еще кто-то. Деваться было некуда, поэтому она остановилась и подождала, пока они ее нагонят, меж тем все мускулы на ее лице собрались в жесткую, равнодушную маску.
        - Алекса! Интересно, зачем это вы забрались так далеко совсем одна? Я бы никогда не осмелился вас побеспокоить, но мой дядюшка не так часто наносит мне визиты, а он так хотел вас повидать.
        В один момент все, от чего она так мечтала избавиться, вдруг снова обступило ее, приблизившись вместе с этими двумя. Какая разница, что он приехал? Алекса старалась сама себя убедить в этом. В конце концов, Чарльз ведь его племянник; вполне нормально, что он решил нанести визит. Но почему каждый раз, когда она видит этого человека, у нее в животе холодеет? Ее отец! Сколько раз она пыталась убедить себя в этом, но так и не смогла побороть в себе робость и напряжение, овладевавшие всем ее существом при появлении этого человека.
        - Милорд, я очень польщена! Однако я должна извиниться перед вами за мой костюм - я не ожидала…
        - Но это мне следует извиниться за мое непрошеное вторжение. - И вдруг, совершенно без всякой паузы, словно читая в ее сердце, маркиз сказал: - Меня всегда мучил вопрос: почему мы тратим столько времени на болтовню? Раз уж мы собрались здесь, на лоне природы, таким тесным кружком, то, если вы не возражаете, я напомню вам о некоем деликатном предмете? Поверьте, мне крайне неприятно это делать, но ваш жених мне напомнил, что у вас, возможно, есть право знать, что в нашей семье мы никогда не нарушаем законов морали и этики, которым подчиняются все настоящие джентльмены, - и это совсем не так смешно, как считают некоторые.
        Алекса переводила взгляд с одного на другого, но на лице Чарльза видела лишь отражение какого-то сильного чувства. Маркиз Ньюбери выглядел так же, только глаза его наблюдали за ней, как обычно, настороженно и с любопытством, что и заставляло ее чувствовать себя так неуютно.
        - Я думаю, что мне… - начала было она, но Чарльз прервал ее взволнованным голосом:
        - Помните ваш разговор с дядей на балу в честь дня рождения Элен? Тем же вечером… - Она не успела остановить его руку, и он взял и сжал ее собственную. - Я помню, как вы выглядели, когда потом говорили со мной. С одной стороны, решительно, а с другой - вы казались такой потрясенной и измученной. А сейчас, когда я своими глазами вижу, как он обращается с вами в моем присутствии… О, дорогая моя, существуют обиды такого рода, что прощать их нельзя.
        Внутреннее напряжение было таким сильным, что у нее перехватывало дыхание и язык не повиновался ей, и Алекса вдруг услышала, как кровь стучит у нее в висках и в ушах, усиленно, в сто раз громче, чем обычно. Во всем этом было нечто такое, что она не хотела бы не только понять, но даже услышать об этом. Что-то плохое, очень злое притаилось за его словами.
        - Боюсь, что мой племянник слишком долго ходит вокруг да около, не касаясь самого предмета. - Маркиз сказал эти слова своим обычным равнодушным голосом, но при этом заставил Алексу против ее воли поднять глаза и посмотреть на него. - Силы тьмы… - Он помедлил, видимо, давая ей возможность понять смысл этих слов, дать им внедриться в ее мозг, а потом она услышала, что он говорит своим спокойным голосом: - Вы когда-нибудь слышали о «судье» и «суде присяжных»?



        Глава 46

        Словно подготавливая людей к зиме, туман обнимал весь Лондон своими длинными холодными руками с каждым утром все крепче, и каждую ночь воздух становился все холоднее и влажнее. Ближе к реке холод и сырость усиливались, а туман спускался все раньше и держался гораздо дольше, чем в других частях города.
        Это могло «означать только одно - больше темноты и новые приступы боли, потому что ледяной воздух просто впивался в его больную спину, словно кислота. Возможно, это было напоминанием о том, что он еще способен что-то ощущать, а значит, каким-то непостижимым образом он был еще жив, правда, он уже давно перестал спрашивать себя почему. Он понял когда-то, что гораздо удобнее забраться вовнутрь самого себя и жить там в тишине и покое, как восточный монах, и даже то, что его живое до сих пор тело все еще продолжало корчиться в агонии, не мешало этому уединению. А было ли это наказанием или возмездием - больше не имело для него никакого значения, потому что у него была отнята его воля; если поначалу у него еще были какие-то возможности выбора, то теперь ничего не осталось, только покорно вынести то, что они ему прикажут, раз уж его тело так стремилось к жизни.
        - Интересно, тебя это чему-нибудь научило, Николас?
        Отвыкший от речи за те дни, что пробыл здесь в одиночестве, он даже не сразу смог заговорить. На дворе не восемнадцатый век, и его бросили не в Бастилию по королевскому приказу, но это очень напоминало о прошлом. Кроме Ньюбери, его все забыли, словно он никогда и не существовал. Ньюбери?
        - Я думал, что вы куда-нибудь уехали, например, за границу, погреться на солнышке. - Еще большего труда, чем говорить, ему стоило повернуть голову, хотя Николас и отметил про себя, что справился со всем этим.
        - Вы по мне скучали? - Ньюбери произнес это с легкой иронией, потом снова повторил свой вопрос, теперь с некоторой долей любопытства. - Итак, Николас? Я, разумеется, не могу заставить вас отвечать, потому что вы уже доказали, каким упрямым ослом вы можете быть, но мне надо было бы кое-что выяснить. Вы сделали из всего этого хоть какие-то выводы для себя или нет?
        - Раз уж вы мой учитель и наставник в этом деле, то почему бы мне и не ответить вам? Среди всего прочего я научился повиновению, смирению и воздержанию. Да, и еще - терпению. Вы удовлетворены? Если нет, то скажите, какие именно ответы, кроме честных, вас бы удовлетворили, и я вам верну их обратно. И ради Бога, почему вы никак не прекратите эту вашу игру? Если у вас самого на это не хватает духа - проинструктируйте соответствующим образом добрейшего Брауна. Река отсюда близко, не правда ли? Я думаю, что теперь я уже сполна расплатился за все свои преступления и досточтимые «судья» и «суд присяжных» не могут с этим не согласиться.
        - Вы очень красноречиво все это изложили, Николас, - сказал маркиз, поднимаясь со стула и делая знак Брауну. - Но видите ли, даже если вы, несчастный упрямый глупец, каким вы себя показали, и заплатили за ваше упрямство, то я еще слишком мягкий и добросердечный человек и считаю, что справедливость должна восторжествовать и правда обязана воссиять. Мне даже жаль огорчать вас, но я должен вам объяснить, насколько тщетна была ваша великая жертва, хотя это еще один горький урок, преподанный вам в столь сильной форме.
        - О Боже! - Николас простонал сквозь зубы, почувствовав, что снова стоит на ногах. - Это тоже еще один урок? Чему же мне на этот раз предстоит научиться, дабы утолить вашу жажду справедливости?
        - Значит, пытки не доставляют вам удовольствия? - небрежно произнес Ньюбери, не поворачивая головы. - А я был уверен в обратном, наблюдая, как вы с готовностью принимаете это лекарство, вместо того чтобы собраться с духом и рассказать всю правду, ведь я вам сразу предложил эту альтернативу. Выбор у вас был.
        Он уже научился к этому времени пропускать мимо ушей все, что они говорили, и не поддаваться на коварные предложения, поэтому он сказал только:
        - Какая разница, что я хочу и чего не хочу? И получаю я от этого удовольствие или нет? Я просто подчиняюсь и, безусловно, остаюсь вашим почтительнейшим и покорнейшим слугой, ваше превосходительство.
        - Я рад это слышать, - коротко ответил Ньюбери и отдал Брауну приказ, несколько озадачивший старика: - Светильник, Браун. Я хотел бы, чтобы вы повесили светильник вот на этот крюк, он здесь будет давать больше света. Здесь и правда слишком темно, плохо видно. Да, спасибо. А другой светильник повесьте сюда… Вот так - прекрасно! Теперь мы полностью подготовили нашу сцену для удобства публики. Вы не будете возражать, если мы подождем немного, пока они прибудут, Николас? Я уверен, что не будете, потому что сегодня вас ждет нечто большее, чем просто урок дисциплины. Я вас заинтриговал?
        - Меня волнует только один вопрос: что же я такого совершил, что вы хотите меня наказывать второй раз на дню, или вы просто хотите ускорить естественный ход событий? Видите ли, лорд Ньюбери, боюсь, я утратил способность испытывать любопытство, потому что я знаю, что произойдет лишь неизбежное и к этому надо быть готовым.
        - Вы в последнее время стали настоящим философом, мальчик мой! Я бы очень хотел, чтобы вы и в дальнейшем оставались таким же. Такое равнодушие к основным человеческим эмоциям, в конце концов, только укрепит ваш характер. Может быть, я еще буду вами гордиться.
        О Господи, как он от всего этого устал, подумал Николас. Сегодняшний день был хуже многих, потому что нестерпимая боль разрывала его, ее уже просто невозможно стало терпеть, и сделалась еще невыносимее, когда они смазали его рубцы мазью, этим вонючим «лекарством», от которого его начало тошнить и он никак не мог удержаться от позывов на рвоту. А теперь ему предстоит испытать все это снова, да еще ему дали время для приятного ожидания. Почему они его вместо всего этого не повесили? Почему бы им сейчас не вывести его во двор и не повесить, устроив зрелище для Ньюбери и его друзей, как это делали сто лет назад во время публичных экзекуций в Тайберне?
        Николас не сразу услышал, что говорил ему Ньюбери, пока маркиз не повысил голос и не сказал грубо:
        - Николас, можно быть внимательнее, когда к вам обращаются? Это такая неблагодарность с вашей стороны. Я столько времени и сил затратил, чтобы положить конец вашему… гм… заточению.
        - В таком случае прошу прощения, сэр, - сказал Николас измученным голосом. - Но я раздумывал о тяжести греха, так сказать. - Он помолчал и добавил равнодушно: - Я благодарен вам за все ваши усилия, разумеется. - Ему уже было почти все равно, каким образом все это закончится.
        - Я думаю, вы просто обязаны быть мне благодарны, потому что я предпринял путешествие в деревню и мне пришлось употребить все мое красноречие и всевозможные дипломатические приемы. Должен сказать, что весьма удачно. И как только приедут наши гости, то, я почти уверен, дама, на чью честь вы покушались, должна будет признать, что вы расплатились сполна, так что вы теперь - раскаявшийся грешник, которого надлежит простить. Я думаю, не повредит, если вы немного постонете и повоете. Женщины - очень жалостливые существа, если только не пробуждать в них чувство мести. И, само собой разумеется, не забудьте попросить у нее прощения и уверить ее в том, что вы раскаиваетесь. А в самом деле, вы раскаиваетесь или нет, Николас?
        Странно, он почти забыл о причине своего заточения, забыл, как попал сюда, он просто существовал изо дня в день, и смена этих дней означала для него только новые мучения, регулярное «наказание». Он существовал по привычке, и только его воля давно сменилась апатией, он и на вопросы Ньюбери отвечал по привычке, поэтому сказал голосом, лишенным всякого выражения:
        - Я в самом деле раскаиваюсь, я - грешник, из которого выбили все его грехи. Она должна мне поверить и простить меня, если я ее об этом достаточно униженно попрошу. Я надеюсь на это!
        - О, я в этом не сомневаюсь, - мягко сказал Ньюбери. - Она даже, может быть, почувствует угрызения совести. Женщины - существа непредсказуемые!

«А мужчины - дураки, если они слышат только то, что хотят слышать, а не то, что им говорят. Алекса… Алекса, любимая, прощай навсегда. Ты вполне достаточно отомщена за все, что ты выстрадала в моих руках, за то, что ты потеряла. Теперь ты увидишь, как строго меня наказали…» Знала ли она, каким образом его заставили дожидаться ее приезда для того, чтобы начать представление и с помпой завершить его? Однако почему она так сильно опаздывает? Это, наверное, тоже сделано специально. Внезапный порыв холодного воздуха заставил Николаса непроизвольно вздрогнуть, но даже это легкое движение заставило его заскрежетать зубами от боли. Ах, Алекса! Если ей было нужно удовлетворение и она могла найти его в стонах осужденного, то сегодня вечером ее желание исполнится, потому что его тело настолько ослабело, что долго он не продержится. Где же она?
        Ей было очень холодно, несмотря на теплую кашемировую пелерину, подбитую шелком и отделанную мехом, несмотря на все ее юбки, надетые под платье зеленого бархата. Алекса подумала, что ей никогда в жизни не было так холодно, как сейчас, она заледенела и снаружи, и внутри. Если бы ее зубы не были так плотно сжаты, то наверняка они бы сейчас выбивали дробь. Куда это Чарльз ее везет? И что еще ужасное ждет ее там, куда они едут? Уж лучше было продолжать гадать о планах Ньюбери в отношении ее будущего, чем размышлять об этой альтернативе.
        - Чарльз! Долго нам еще ехать? Мы уже почти у реки, не правда ли? - Собственный голос показался ей чужим, он не повиновался ей, и она не сразу справилась с ним, а когда это удалось, она сказала более спокойно: - Я так продрогла на этом сыром ветру, и мне совсем не нравится, что мои глаза завязаны. Ты уверен, что вы с твоим дядей не преувеличиваете, создавая весь этот ненужный шум вокруг вашего таинственного «суда присяжных» и «судьи»? Кто они такие, что позволяют себе делать объектом своих дурацких процессов меня и мои личные дела?
        - Но, моя дорогая Алекса, я ведь вам уже все объяснил, и дядя тоже. - В голосе Чарльза слышались нотки сдерживаемого раздражения, но он терпеливо повторил, разозлив ее еще больше: - Этот процесс мы затеяли только для того, чтобы реабилитировать ваше имя, чтобы никому даже в голову не могло прийти, что вас можно сделать объектом удовлетворения грубой похоти других мужчин. По вашему упрямому выражению лица я могу судить, что вам не нравится, когда вам говорят такие вещи, но вы же не можете отрицать, что в моих словах есть доля правды? Что же касается Эмбри, то что ж поделаешь? Он уже показал свое истинное лицо, а его очевидное презрение ко всем законам этики и морали, которыми мы все руководствуемся, свидетельствует о том, что - останься он безнаказанным - Бог знает, что еще он мог бы натворить впоследствии! Моему несчастному кузену просто повезло!
        Странно, но факт: если завязаны глаза, то обостряются все остальные чувства, как бы компенсируя потерю одного. Так думала Алекса, крепко сжимая руки в своей меховой муфточке. Хоть она и не могла видеть лица Чарльза и судить о его выражении, но в его голосе слышалось нечто настолько странное, что она не могла не догадаться: вся его напыщенная речь - это только лицемерная болтовня и под ней скрывается что-то другое. Они собрались судить ее прямо сейчас? Или эта
«экскурсия», на которую она согласилась, была затеяна с целью убрать ее с дороги, увезти куда-нибудь, как некогда поступили с ее тетей Соланж? Но нет! Вряд ли они на это осмелятся, ведь ее слуги знают, что ее поспешный отъезд в Лондон как-то связан с визитом Ньюбери, знают, с кем она поехала. Она приняла еще одну меру предосторожности: написала обо всем мистеру Джарвису и отправила это письмо. Фактически - и ее это несколько успокаивало - он обещал ей, что ее будут охранять, куда бы она ни отправилась. Спокойно! Алекса повторяла и повторяла это слово, постепенно выпрямляясь. Она не может позволить себе такой роскоши - испугаться. Несмотря… несмотря ни на что.
        - Чарльз, ты должен был предупредить меня, что здесь такие узкие коридоры, я бы тогда не стала надевать мой новый кринолин, - сказала Алекса, слыша, что ее широкий подол обметает стены коридора с обеих сторон. Непонятно, какое предназначение имело то место, куда они прибыли, но здесь было так холодно и сыро и стоял какой-то странный запах, от которого у нее по телу мурашки побежали, когда она представила себе, как по стенам, покрытым трещинами, расползаются плесень и мох, а в темных углах, в окнах и в проемах дверей висят клочья паутины. Не говоря уже о мышах и громадных крысах со злыми красными глазами. Как все это выглядело на самом деле, она не знала, потому что на глазах у нее все еще была черная шелковая повязка, не позволяющая ей увидеть, куда Чарльз ее ведет. - Тебе следовало бы предупредить меня, что нам придется так долго идти пешком, тогда бы я надела более подходящие башмаки, - добавила поспешно Алекса, чтобы как-то избавиться от неловкого, даже тревожного чувства, которое крепло в ней с каждым шагом.
        - Я прошу вас меня простить, что я не снял с вас повязки, но вы поймете, когда я это сделаю, что я только лишь заботился о вашем спокойствии. - Чарльз уже говорил это, а сейчас повторил свое извинение, дополнив его уверениями в том, что идти осталось совсем недолго и теперь скоро у нее будет возможность самой воочию во всем убедиться.
        - Самой убедиться? Это что - один из этих ваших опереточных процессов, который на сей раз мне позволено будет увидеть? И потом… - Алекса судорожно глотнула воздух пересохшим горлом и осторожно продолжала: - Какое отношение все это имеет к… к тому, что вы сказали мне об Эмбри?
        Ее сердце отчаянно забилось, и не без причины, потому что Чарльз вдруг резко остановился, и она уже готова была сорвать с себя ненавистный шелковый платок, но он остановил ее, предупредительно положив свою руку на ее кисть, и прошептал:
        - Прошу вас, потерпите еще всего одну две минуты, дорогая. Мой дядя тут приготовил сюрприз специально для вас, небольшое развлечение, вы же не захотите все испортить, правда?
        - Я… - начала было Алекса, но тут раздался веселый голос маркиза Ньюбери:
        - А! Ну вот и вы наконец. Мы все приготовили и уже полчаса ждем вас. Леди Трэйверс, позвольте мне поблагодарить вас за то, что почтили нас своим присутствием, а также попросить извинения за столь дальнюю и крайне неудобную дорогу.
        Она почувствовала, как ее взяли за руку и прикоснулись ледяными сухими губами к ледяной руке, а потом он снова заговорил:
        - Ну а сейчас - увертюра, занавес поднимается. Браун? Можете начинать.
        Сначала она даже не поняла, что это был за звук, что Он обозначал, поэтому она стояла не двигаясь, слушая странный свистящий звук, который все повторялся и повторялся в постоянном ритме. Только тогда, когда до нее донесся слабый стон и вслед за тем голос Николаса произнес: «О, проклятие, проклятие!» - она поняла, что он сейчас упадет в обморок или его начнет тошнить, вот тут-то Алекса снова смогла пошевелиться и сорвала с глаз черный шелк, мешавший ей видеть… Ужас, самое преисподнюю - вот что она увидела, когда ее глаза вновь обрели зрение!
        - Ах, - сочувственно проговорил Ньюбери, - как вы, однако, нетерпеливы! Хотя это и не имеет значения, моя дорогая леди Трэйверс, так как все это - видите, что бывает с такими насильниками? - все это совершается от вашего имени, это ваша месть. Вы не должны так на меня смотреть… Поддержи ее, Чарльз, будь любезен, а то как бы она… Простите, леди Трэйверс, я как-то упустил из виду, что вам может стать дурно при виде крови, но я прежде всего преследовал ваши интересы, я хотел, чтобы вы знали, что ваши обвинения не остались без внимания и что их не проигнорировали хотя бы некоторые порядочные люди! - Затем, пока Алекса изо всех сил пыталась что-то произнести, но ни язык, ни горло ей не повиновались, все плыло перед ее глазами, комната, казалось, раскачивалась, светильники прыгали, маркиз повернулся к Брауну и сказал усталым, раздраженным голосом: - Я думаю, что немного холодной воды должно его оживить на этот раз, Браун. А потом можете продолжить.
        - Нет, - прошептала наконец Алекса, и только тогда она смогла закричать, и ее крик многократно повторило эхо: - Нет!.. Не-е-е-ет! - Она бросилась к решетчатой двери и стала ее трясти, потом опустилась на колени возле этой двери, прижавшись лицом к прутьям, и с совершенно диким выражением лица продолжала выкрикивать: - О Господи! О Господи, вы чудовища, что вы с ним сделали?
        Она, судя по всему, даже не услышала возмущенной реплики маркиза:
        - Я, мадам? Я был только орудием в руках правосудия. Ведь именно вы выдвинули обвинения против этого злополучного подлеца, когда заявили, что он вас преследовал и изнасиловал. Разве я недостаточно ясно высказался по этому поводу? Если нет, то прошу прощения.
        - Нет, нет! Прошу вас, пожалуйста, не надо… Он не… Он никогда… Я сама…
        Она так громко всхлипывала, что почти не могла говорить, и Ньюбери примирительно сказал ей:
        - Но, моя дорогая леди Трэйверс, я уверен, что вы не допустите, чтобы ваша доброта и ваше мягкосердечие позволили вам взять на себя такое обвинение! Нет, Чарльз, так не пойдет. К тому же Эмбри признался, что вы справедливо обвинили его, он сказал это перед «судом». Что он завлек вас в бордель против вашей воли, использовал различные средства ограничения вашей личной свободы, связал вас, таким образом, вы были беззащитны, пока он использовал ваше тело для удовлетворения своих страстей…
        - Хорошо, что у него хоть на это хватило благородства, - сказал Чарльз и добавил: - Если он, конечно, не собирался хвастаться своими невероятными делами.
        - Возможно, он сам нам об этом расскажет. Он, кажется, приходит в себя. Ну как, Николас? Ты снова вернулся к нам или тебя надо опять учить хорошим манерам?
        - Ньюбери… вы будете… как обычно… учить меня… чему сочтете нужным… это… вам очень нравится… учить меня… судя по всему. - Николас произнес все это шепотом, еле шевеля губами, в то же время он дрожал всем телом, потому что вода попала ему в глаза и в рот. - Но мне бы… очень… хотелось… чтобы вы… заткнулись… - Он произнес эти полные отчаяния слова как раз вовремя, потому что еще мгновение - и он бы стал умолять их о пощаде, но, когда Ньюбери своим вкрадчивым и лживым голосом попросил его завершить начатую фразу, он не знал, как ответить: сказать «Ничего!» или же
«Забыл!»? На этот раз бич опустился на его плечи так неожиданно, что он не смог сдержать стона.
        Пока над ее головой продолжался этот диалог, Алекса ощущала, что все ее мускулы, даже те, что заведовали дыханием, и те, которые располагались в горле, были парализованы. Она не могла разжать руки, крепко вцепившиеся в холодные прутья металлической решетки, не могла закрыть глаза, даже рот, не могла контролировать свой мозг, мысли ее путались. Она как будто замерла на месте - как, впрочем, все герои этой мерзкой сцены, - пока, в конце концов, не почувствовала, что Чарльз сжимает ей руку, потом заметила странный взгляд, устремленный Ньюбери куда-то поверх ее головы, прежде чем снова вернуться к спокойному созерцанию истязаний, которые он сам же и вдохновил.
        Она задерживала дыхание, потому что никак не могла нормально вздохнуть, и все в ее голове перемешалось, ей показалось, что она сейчас разорвется… А в следующее мгновение, уже на выдохе, она неожиданно заплакала отчаянно и громко, потому что в ней вдруг соединились в чудовищной агонии ее собственная боль - нравственная и его - физическая, и это было столь непереносимо, что она почувствовала, как теряет сознание.
        - Алекса! Боже милосердный, минуту!..
        - Дорогой Чарльз, ты должен был предупредить меня, что у твоей невесты такая нежная душа. Это ты на нее так повлиял?
        Она слышала слова Чарльза и глумливый голос Ньюбери, а когда подняла голову, увидела маркиза, стоявшего уже по другую сторону решетки и смотревшего на нее сверху вниз с таким выражением лица, которое она всегда находила жутким. И у нее была причина испугаться, потому что теперь, застав его врасплох, она вдруг поняла, что все это значило и почему разыгралась сейчас эта сцена. Она поняла, как Ньюбери должен был все подготовить и как он хитрил, дожидаясь этой минуты. И странным было внезапное интуитивное чувство, заставившее Алексу перестать его бояться и таким образом освободиться от слепого отчаяния. Это позволило ей твердо выдержать его взгляд и приковать его к себе так властно, что он вдруг стал глядеть куда-то ниже ее лица и, втянув в себя воздух, произнес деланно угодливым тоном:
        - Ах, ваше очаровательное бархатное платье совсем испорчено! - Затем он резко отвернулся и пробормотал с сомнением в голосе: - Боже мой, Браун, неужто вы и впрямь думаете, что мы смогли бы точно узнать, что их светлость могли позабыть? У меня такое ощущение…
        - Ой, прекратите! Ради всего святого, неужели вам всего этого недостаточно? Зашли довольно далеко, не так ли? Это же было известно с самого начала…
        Алекса прерывисто вздохнула и начала подниматься с пола, но Чарльз положил обе руки ей на плечи и не дал этого сделать, наклоняясь над ней и произнося мягким тоном:
        - Дорогая моя, ты, кажется, совершенно не в себе, верно?
        - Чарльз, дайте ей договорить. Я очень хочу выяснить от нее все то, что я всегда знал сам.
        - Николас никогда меня не насиловал. Никогда! Я солгала. Я солгала, потому что так разозлилась на него. Но я никогда не думала… Откуда мне было знать, что вы дойдете до такого безобразия? Вы… - говорила она ровным голосом, чувствуя, как нарастающий страх сковывает ее всю, но продолжала выплевывать слова прямо в его улыбающееся лицо. - Вы сукин сын! Мясник! Если кто и заслуживает суда, так это вы!
        Ньюбери хохотнул невесело и сказал с издевкой:
        - Стало быть, сим доказано, что леди - шлюха или шлюха в роли леди. Признаете? И даже на коленях, словно святая или раскаявшаяся грешница?
        - Я уже призналась в том, в чем вы хотели заставить меня признаться, и я могу повторить, чтобы доставить удовольствие. Да, я лгала. Я лгала! Не было ни насилия, ни принуждения. Я делала это по своей воле. И я не должна каяться на коленях перед такими развратниками и подлецами, как вы все!
        Тяжело дыша, Алекса пыталась вырваться из-под навалившихся на нее рук Чарльза, пригибавших ее книзу, а когда его пальцы сомкнулись у нее на шее и он злобно выругался ей в лицо, она вонзила ногти в одну его руку, а зубы - в другую. Затем, не дожидаясь, пока он ударит ее, она воспользовалась его кратким замешательством и со всей силы отшвырнула от себя, вскочила на ноги и в ярости встала перед ним.
        П