Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Любовные Романы / ЛМНОПР / Роджерс Розмари: " Последняя И Вечная Любовь " - читать онлайн

Сохранить .
Последняя и вечная любовь Розмари Роджерс


        # Пережив жестокие удары судьбы - смерть муж - аристократа, тяжелую болезнь и даже турецкий плен с его «золотой клеткой» - гаремом, Джинни Брендон вновь обретает надежду на счастье. Она встречает Стива Моргана, свою первую любовь. Смогут ли они на этот…
        Быть любимой всегда - это великий дар желать и быть желанной. К ним пришло новое понимание счастья. Руки Джинни обвили его шею, а Стив крепко прижал ее к себе. Огонь в камине вспыхнул и погас, а сквозь шторы начало пробиваться солнце. Наступил новый день. И это было начало новой жизни.

        Розмари Роджерс
        Последняя и вечная любовь

        Глава 1

        Синеглазый миллионер из Калифорнии и его красавица жена с золотисто-рыжими волосами привлекли к себе внимание всех, кто был в этот вечер на балу. Внезапное появление этой великолепной пары в Новом Орлеане возбудило самые разнообразные слухи…
        Скоро все узнали, что Вирджиния Брендоп-Морган - приемная дочь Сони Боден, когда-то жившей в Новом Орлеане. Узнали также о связи Стивена Моргана с оперной певицей-итальянкой и о фривольном поведении его жены во время ее недавнего путешествия по Европе.
        - Правда ли, что они поженились всего через несколько месяцев после смерти ее мужа, кажется, русского князя, как писали газеты?
        - Я слышала, что она родила ребенка в Европе… Но что она сделала с бедным малюткой? Как по-вашему, ее мужу это известно?
        - Ох, дорогая, не хотела бы я очутиться на ее месте. Он явно не из тех, кто умеет прощать, не так ли? И совсем не похож на цивилизованного человека.
        Проговорив это, дама взглянула на Стива и испуганно поежилась, словно представляя себе его реакцию. Если даже злые языки врут, у него такой волнующий вид…


        - Похоже, здесь только о нас и говорят, дорогой.
        Чуть раскосые глаза молодой женщины, такие же зеленые, как и ее изумруды, сверкнули, когда она улыбнулась. Танцуя, Джинни и Стив то расходились, то вновь приближались друг к другу.
        - Тебя это беспокоит?
        - Нет… они всегда будут злословить о нас. Какое мне дело!
        - Браво! - насмешливо воскликнул он, понимая, что все это не так уж безразлично ей.
        - Почему я должна думать о них? - спросила Джинни, но, заметив, как поднялись его брови, улыбнулась, признавая свое поражение. - Ладно… Просто мне не нравится быть в центре внимания - вот и все. Держу пари, старые дамы направляют лорнеты только на нас. И зачем нас сюда занесло, Стив?
        - Приходится хоть изредка появляться в обществе, дорогая. Кстати, ты сегодня великолепно выглядишь, несмотря на то, что мадам Элиз шила тебе платье в такой спешке… - Он окинул Джинни критическим взглядом, и их пальцы переплелись.
        - Так я тебе действительно нравлюсь?
        - Ты очаровательная маленькая злючка в любом наряде и отлично это знаешь.
        Его синие глаза на мгновение задержались на ней. Стив часто вот так смотрел на нее, когда они целый месяц бродили по болотам. Полуобнаженная зеленоглазая красавица амазонка с копной спутанных волос: кобура с револьвером на одном бедре, чехол с ножом - на другом. И это его любовница-жена!
        Они ссорились, ненавидели и любили друг друга! И даже теперь между ними не было взаимного доверия. Они были женаты уже более четырех лет, но провели вместе едва ли два года.
        - Разве мы знаем друг друга? - спросила Джинни, угадав, о чем думает Стив. - А что будет с нами года через четыре?
        На этот вопрос она не знала ответа. Эта оперная певица… действительно ли он любил ее? Если Стив намерен сохранить эту связь, сможет ли она остаться с ним? А дети? Дети связали их гораздо крепче, чем она думала.


        - Да они просто поглощены друг другом! Такое редко увидишь. Неужели все эти слухи… правда?
        - Конечно, правда! - Презрительно фыркнула старая леди, увешанная бриллиантами. Миссис Прюет втайне наслаждалась безудержным любопытством своей молодой собеседницы, которая, затаив дыхание, слушала ее, боясь упустить какую-нибудь пикантную подробность. - Я хорошо знала Соню Боден, - продолжала она, - и даже помню, когда… - тут она сделала паузу, чтобы возбудить еще больший интерес собеседницы, - да что говорить, я так много всего помню! Но что касается слухов, тут уж, моя дорогая, все верно. Иначе зачем он менее года назад приезжал сюда? Да только ради того, чтобы послушать пение своей любовницы! А она здесь произвела такой фурор! Еще бы, с ее голосом!
        - Но… а как же его жена? Похоже, они так влюблены друг в друга…
        - Уверена, что так оно и есть! - безапелляционно изрекла миссис Прюет. - А почему бы и нет? Ведь он женился на ней спустя всего несколько месяцев после того, как она овдовела. Ее первым мужем был русский князь.
        Между тем сплетничали не только новоорлеанские леди. Многие джентльмены признавали, что очарованы прекрасной полуфранцуженкой.
        - Как жаль, что она замужем! Что за удивительные глаза!
        - Фигура тоже великолепна. Хм… Представляю, как восхитительна она в сорочке!
        - Андре, дружище, придержите язык. Я слышал, что ее муж опасный человек. Ходят слухи, что…
        - О да, почему-то все верят этим слухам. В прошлом году в Париже я несколько раз видел красавицу миссис Морган - всегда с разными спутниками. Да, ею все восхищались. Рассказывали даже, что граф д'Арлинже едва не бросил ради нее свою молодую жену. Но затем она уехала в Лондон с английским герцогом. Неужели ее муж в неведении?
        Люсьен Валет только пожал плечами. Он давно и хорошо знал своего друга и его слабость к красивым женщинам, особенно к тем, кто пользовался такой репутацией. Великолепный стрелок, он учился у знаменитого Пепе Лулла. Дуэли теперь запрещены, но в Новом Орлеане придерживались старых традиций. Если бывала задета чья-то честь, прибегали только к такому способу выяснения отношений, тем более что власти смотрели на это сквозь пальцы.
        - Друг мой, кого это беспокоит? Ты же видишь, они вместе и, кажется, весьма довольны друг другом. Кстати, сегодня и Бернар Прюет тоже выглядит счастливым. Может, потому, что ему улыбнулась прекрасная Алтея Пеннингтон?
        Андре пожал плечами. Он был так хорошо сложен, что многие женщины томно поглядывали на него, чего Андре предпочитал не замечать.
        - Она ищет мужа, а у молодого Бернара денег больше, чем мозгов. Пожалуй, ей стоит уговорить его бежать, пока этот дракон - его матушка не почуяла что-то неладное. - Жесткая усмешка скривила красиво очерченные губы Андре. Пригладив усы, он добавил: - Госпожа Прюет никогда не примирится с тем, чтобы восьмимесячный младенец стал наследником прюетовых миллионов, но, если у Алтеи хватит ума последовать моему совету, все обойдется.
        Бросив на друга быстрый взгляд. Валет промолчал. Так вот как все обернулось! Менее двух месяцев назад они, подвыпив, заключили пари, что Алтея Пеннингтон - единственная женщина, которую Андре не удастся соблазнить. Алтея, дочь типичного янки, раздражительного и вспыльчивого банкира, была соблазнительной добычей, но ее постоянно оберегала пожилая компаньонка. Значит, Андре все-таки добился ее, потому девушка так торопится замуж? Андре никогда не преувеличивал своих побед, в этом не было нужды. Женщины неизменно проявляли к нему интерес, а их разъяренные отцы и мужья втайне мечтали послать ему вызов. Впрочем, их удерживала от этого его репутация беспощадного человека и меткого стрелка.
        - Итак, я проиграл тебе одну из своих гнедых? - смирившись с потерей, заметил Валет. - Полагаю, тебе следовало меня предупредить. Ну до чего же тебе везет с женщинами! Есть ли на свете хоть одна, которой ты не смог добиться?
        - Если это еще одно пари, Люсьен, я принимаю его - на вторую из твоих гнедых. Так на кого же мы ставим на этот раз? Может, на замужнюю женщину? Порой они бывают весьма упрямы, особенно если у них молодые мужья. Назови ее имя, мой друг, но только учти, что эта женщина должна быть привлекательной. Ты же знаешь, как я привередлив.
        Танец закончился, и Стив Морган повел жену через зал. Старые дамы и джентльмены провожали их критическими взглядами.
        - Он действительно очень внимателен к ней!
        - Все это игра, дорогой. Разве не таковы все мужья? А ведь он очень хорош собой, хотя смуглый цвет лица придает ему мрачный вид. Думаешь, он собирается весь вечер танцевать с женой?
        - Мари-Клер Вальмон! Надеюсь, вы не хотите, чтобы этот женатый человек пригласил на танец вашу дочь?
        Мадам Вальмон фальшиво улыбнулась подруге:
        - Почему бы и нет, Агата? Гораздо безопаснее танцевать с женатым мужчиной на глазах его жены, чем с таким волокитой, как Андре Делери.
        Белокурая привлекательная женщина лет тридцати пяти танцевала с мужем, пожилым интересным джентльменом, приветливо улыбаясь знакомым дамам. Те отвечали ей улыбками, за которыми скрывалось тайное недоброжелательство.
        - Милейшая Соня совсем не постарела с тех пор, как уехала отсюда, не так ли? Однако едва ли ее волосы сохранили естественный цвет…
        - Интересно, каковы ее чувства к падчерице, которая сделала ее бабушкой? Бедная Соня! Помню, какое любопытство возбуждал в нас красивый молодой офицер, неизменно сопровождавший ее во время войны.
        - Соня всегда клялась, что ненавидит его за дерзость, но я-то думаю…
        - О да. Мы еще тогда считали, что она слишком уж яростно все отрицает. Кстати, не кажется ли вам, что ее зять немного похож на того капитана? Такие же черные как смоль волосы и синие глаза…
        - По-моему, Амелия, вас слишком занимает этот янки! - резко оборвала собеседницу миссис Прюет. - Поскольку мы друзья Сони, нам следует возобновить с ней знакомство, а не ворошить старые сплетни.
        - У этих дам не языки, а ножи! - горячо прошептала Соня Брендон мужу, почувствовав на себе любопытные взгляды. - О Уильям, напрасно ты уговорил меня приехать сюда! Джинни и Стив уже привыкли быть в центре внимания, я даже думаю, что иногда они намеренно дают повод для самых невероятных сплетен. Но для меня Новый Орлеан - родина, где я всех знаю. И мне не доставляет удовольствия…
        - Любовь моя, мы здесь именно потому, что ты всех знаешь и эти люди считают тебя своей.
        Уильям Брендон улыбнулся, глядя на жену, и ободряюще пожал ее маленькую ручку. Однако он был встревожен неведением Сони - она согласилась прийти сюда лишь после того, как он подарил ей новый бриллиантовый браслет. Брендон надеялся, что Соня обрадуется встрече со старыми подругами, но она так упорствовала, что ему пришлось приложить немало усилий, дабы уговорить ее. Да, женщин трудно разгадать даже после нескольких лет супружества. В сущности, он не так уж хотел отправиться в Новый Орлеан, ибо этот город всегда напоминал ему о Женевьеве, его первой жене, которую он обожал со всем пылом юности. Увы, она не отвечала ему взаимностью, хотя на первых порах проявляла покорность. Она плакала всякий раз, как Брендон занимался с ней любовью, хотя он проявлял нежность и деликатность. В конце концов, даже мысль о том, чтобы прикоснуться к ней, стала ему невыносима. Уильям Брендон отогнал эти бесплодные воспоминания.
        Получив телеграмму от зятя из Шривпорта, сенатор, человек прагматичный, амбициозный, неглупый и обладающий сомнительной честностью политика, сразу же понял, что ему следует отправиться в Новый Орлеан. После поспешного отъезда Джинни в Европу, давшего пищу стольким слухам, ей предстояло впервые предстать перед новоорлеанским обществом. Появление сенатора могло упрочить репутацию его дочери.
        Брендон нахмурился, решив поскорее поговорить с Вирджинией. Его слишком тревожили рассказы Сони после ее возвращения из Парижа. И почему Джинни вдруг объявилась в Техасе, даже не известив его об этом? Сенатора удивило, что Стив снова с Джинни, хотя он считал, что это дело его зятя.
        - Уильям, я устала, пожалуйста, позволь мне присесть.
        - Это каприз, моя дорогая. Похоже, ты в дурном настроении.
        Сенатор произнес это так строго, что Соня заставила себя улыбнуться.
        - Вовсе нет! Правда, я не хотела ехать сюда и до сих пор чувствую некоторую скованность, но ведь мы уже здесь. Кстати, взгляни, даже Джинни решила немного передохнуть. Уверена, что она тоже хочет пить.
        Дамы шепотом восхищались сенатором:
        - Очаровательный человек этот сенатор. И как красив! Ведь он из Вирджинии, не правда ли?
        Миссис Прюет зашла так далеко, что соблаговолила кивнуть и улыбнуться ему.
        - Соне повезло: ее второй муж еще интереснее, чем первый. Ты помнишь Рауля Бодена? Он был столь же красив, сколь необуздан.
        Соня Брендон села рядом с падчерицей. Им не о чем было говорить, а потому они лишь обменялись комплиментами по поводу своих туалетов.
        Соня подумала о том, что всегда раздражало ее в Джинни: высокомерие, обусловленное независимостью. Джинни совершенно не интересовало мнение окружающих. «Она всегда была самоуверенной, - подумала Соня, - такой и осталась. Ее не волнует, что говорят о ней люди, а вот он…»
        Джинни отвернулась от Сони, улыбнувшись молодому человеку, приближавшемуся к ней. Соня узнала в нем Люсьена Валета, сына одной из своих давних приятельниц.
        А представлены ли они друг другу? Джинни не подобает вести себя столь раскованно с незнакомцем, а тем более позволять ему так фамильярно обращаться с собой. «Это все вина Стива. Ему не следовало отпускать Джинни в Европу и афишировать здесь свою связь с этой певицей…»


        Тревожные мысли Сони прервало появление Стива. К ее досаде, он только удивленно поднял брови, увидев, что его жена откровенно флиртует с другим мужчиной. Стив учтиво поцеловал руку Сони, называя ее дорогой тещей. Соня залилась краской: он еще и смеется над ней! Стив прекрасно знал, что разозлит Соню, публично назвав ее тещей. Он понимал, как сильно она его ненавидит, как сильно она…
        Позже Соня осознала, что просто онемела от гнева, когда зять пригласил ее на танец. Поднимаясь, она метнула укоризненный взгляд на Уильяма, но тот, не поняв ее, лишь улыбнулся и кивнул.
        Черт бы его побрал! Соня почти не употребляла таких выражений, но теперь ей на ум приходили только они. Последний раз они танцевали вместе в Новом Орлеане, и это было связано с тем, о чем она никак не могла забыть. Дом губернатора и Стив в мундире! Как же она ненавидела его в ту ночь, как же пестовала в себе эту ненависть, даже когда Стив уже оказался в ее постели и его руки обвили ее, а его насмешливый голос проговорил «любимая Соня». Черт бы его побрал! Почему он заставляет ее вспоминать это?
        Соня надеялась, что никто не заметит ее возбуждения, но Аделина Прюет обладала острым зрением и прекрасной памятью. Соня могла бы вспомнить, как некогда Аделина шепнула ей, что приятно провести время совсем не грех, но следует соблюдать осторожность. И почему женщинам нужно отказывать себе в удовольствиях, если мужчины не делают этого?
        Боже, теперь Соне даже не верилось, что она питала такие страстные чувства к мужчине, который, по иронии судьбы, стал ее зятем. Нет, это просто чудовищно, какой-то несусветный бред!
        Стараясь сохранять спокойствие, Соня холодно произнесла:
        - Я бы просила вас не принуждать меня танцевать с вами, ибо я не так лицемерна, как вы, Стив Морган. Неужели у вас совсем нет совести?
        Губы Моргана раздвинулись в знакомой ей насмешливой улыбке.
        - Вы это лучше знаете, так зачем же спрашивать, дорогая Соня! А может, вы предпочитаете, чтобы я называл вас «belle mere»[теща (фр.).] ?


        Соня едва не задохнулась от бешенства. Она немедленно вырвалась бы из рук Стива, если бы он не был так силен.
        - Я предпочла бы вернуться на место, если, конечно, позволите!
        - Не позволю! - Стив вдруг нахмурился, а затем крайне удивил ее, сказав: - Соня, я виноват. Я пригласил тебя танцевать, вовсе не желая обидеть. Но поскольку нам все же придется проводить какое-то время вместе, не лучше ли соблюдать перемирие?
        - Это все, что ты хотел сказать мне?
        Он улыбнулся одними глазами.
        - Нет, не только. Мне надо задать тебе несколько вопросов.
        Соня почувствовала напряжение Стива.
        - Ты знаешь здесь почти всех, не так ли?
        Он стал непринужденно расспрашивать ее о гостях. «Зачем ему это?» - подумала Соня.



        Глава 2

        - Дорогая, я бы хотел, чтобы ты не выражала неприязнь к Стивену так явно, - мягко заметил Уильям Брендон, когда они вернулись домой.
        - Но он пригласил меня танцевать, прекрасно зная, что я никогда не прощу его за обман и унижения, которым он подвергал нас! - резко возразила она.

«Было время, - зло подумала Соня, - когда я любила сболтнуть лишнее, чтобы… чтобы очистить душу. Но высокомерие Стива, его уверенность, что я сделаю все, о чем он ни попросит, и расскажу ему обо всех друзьях, просто нестерпимы! Почему он женился на Джинни? И почему, загадочно исчезнув на несколько месяцев, он вдруг объявился вновь?»
        Даже услышав глубокое и ровное дыхание спящего мужа, Соня лежала неподвижно, боясь пошевелиться, хотя кипела от раздражения. Невыносимо! Невыносимо находиться здесь, в своем старом доме, в той же большой кровати с пологом, с которой связано столько воспоминаний. «Мне следовало настоять на продаже плантаций, - в отчаянии думала она, - и никогда сюда не возвращаться!» Ее охватило предчувствие, что случится что-то скверное, опасное и разрушит их благополучную жизнь.
        Стив Морган всегда доставлял неприятности, и сейчас Соня пожалела, что Джинни, несмотря на все свои скандальные приключения, не осталась в Европе.
        В своей комнате Джинни тоже не могла сомкнуть глаз. Проклятый Стив, куда он делся?
        Сначала они занимались любовью, а потом он небрежно поцеловал ее и исчез, не промолвив ни слова. Куда он мог пойти? Или - еще хуже - к кому? «Он ушел уже больше часа назад, - подумала она, - но я не унижусь до того, чтобы его выслеживать. Он поймет, что я не доверяю ему, и тогда мы поссоримся по-настоящему». Может, его разозлило, что она флиртовала с этим молодым красавцем - Люсьеном Валетом? Стив не сказал об этом ни слова, а вот она сама шутливо попеняла ему за то, что он так рассердил бедную Соню.
        В ответ Стив лишь поднял брови, дьявольски усмехнулся и спросил:
        - Чем же? Тем, что пригласил ее потанцевать? Что за упрямица! Она все еще не может простить меня, и ты знаешь за что.
        - Едва ли могу угадать истинную причину. Насколько я помню…
        - Мне тоже приходится помнить об этом, любимая.
        Но что он имел в виду? Они слишком мало прожили вместе, но оба не хотели лгать, ворошить прошлое и ссориться из-за этого. Они любили друг друга, но достаточно ли одной любви для того, чтобы прожить вместе целую жизнь? Ведь когда-то любовь пройдет, начнется скука, а возможно, и ненависть?
        Джинни оставила окно открытым, и теперь тонкие занавески колыхались от порывов ветра. Она поднялась, прошла через комнату и выглянула в окно. Ветер раскачивал ветви деревьев, и шорох листьев напоминал ей рокот океанских бурунов неподалеку от их дома в Монтеррее. Того дома, где Стив овладел ею после того, как убил Ивана на палубе русского корабля.
        Она да сих пор слышала жесткие, беспощадные слова Стива:
        - Ты наркоманка. Понимаешь, что это значит? Нет больше снотворного. Оно тебе больше не понадобится. Вскоре ты в этом убедишься.
        С этого момента начались ночные кошмары, которым, как она думала, не будет конца. Почему она вспомнила об этом именно сейчас, когда то ужасное время давно миновало? Джинни закрыла глаза и попыталась ни о чем не думать; но этой ночью на нее нахлынули воспоминания, и теплое дыхание ветра, ласкающего ее кожу, возвращало Джинни в прошлое…
        В те времена, когда она то тряслась от холода, то пылала, покрываясь испариной, а кожа ее нестерпимо зудела, словно в нее вонзили сотни тонких иголочек. Джинни корчилась под простынями, которые, казалось, окутывали ее, как липкая паутина; пронзительно кричала и бешено вырывалась из рук, которые удерживали ее. Ей чудилось, будто ее распухшую голову все сильнее стягивает железный обруч. Ее умышленно пытали, и это делал он.
        - Ты хочешь убить меня! Ты уничтожишь меня точно так же, как сделал это… о нет! Ради Бога, не прикасайся ко мне! Нет… нет!
        Ее волосы утратили свой обычный блеск, став тусклыми и влажными; спутанные космы разметались по плечам. Когда она пыталась вырывать их, ее запястья приковали к кровати.
        - Не трогай меня, - хрипло шептала она в полузабытьи, - нет и нет! Ненавижу тебя - ты хочешь и меня убить…
        Она слышала приглушенные голоса, доносившиеся откуда-то издалека, но не могла понять, о чем они говорили. Чьи-то руки прикасались к ней твердо и нежно. Кто-то пытался что-то объяснить Джинни, а она хотела только умереть, но этого ей не позволяли. На какое-то время она задремала, слишком утомленная, чтобы оказывать сопротивление, потом проснулась и безвольно лежала под мятыми простынями, прислушиваясь к неумолкавшим голосам.
        - О Боже! Вы уверены, что нет другого способа? Она страшно страдает, и, говоря по правде, не представляю, сколько смогу это выдержать! Если б я знал…
        - Она достаточно сильна и справится с болезнью, а вам следует поесть и поспать. Она не умрет, это я вам обещаю.
        - Только это? Какого дьявола?! Что вы имеете в виду? Предупреждаю вас, доктор: если с ней что-нибудь случится…
        - Черт возьми, немедленно уходите отсюда! Если хотите, чтобы я сделал то, за что вы платите, выполняйте мои требования, сэр! Я уже лечил подобных больных и потому знаю, что в определенный период самое важное для пациента - это покой. Как только вы приближаетесь к ней, она начинает кричать!
        Стив ушел из дома, и два дня о нем никто ничего не знал. К вечеру третьего дня он вернулся, обросший густой щетиной. Доктор Матеус встретил его с едва заметной улыбкой:
        - Ей лучше. Конвульсии прекратились, и теперь она в состоянии принимать пищу. Думаю, впрочем, что до утра вам не стоит заходить к ней.
        - Вы полагаете, что она все еще может впасть в истерику, увидев меня? - Стив Морган раздраженно поскреб свою щетину. Его усталое, осунувшееся лицо и налитые кровью глаза свидетельствовали о том, что он много пил и почти не спал.
        Взглянув на него, доктор пожал плечами:
        - Это ваша жена, и не мне решать ваши проблемы. Но как врач советую вам отдохнуть. Ссоры и сцены в такой момент…
        - Вы правы. В такой момент мне будет очень трудно сдержаться! Спокойной ночи, доктор. Простите меня, завтра утром надеюсь предстать перед вами в более респектабельном виде.
        Джинни испытывала ужасную слабость… Казалось, силы навсегда покинули ее. Она ощущала лишь удары своего сердца, все учащавшиеся от какого-то болезненного, пугающего предчувствия. Слышала ли она голоса или это только ее воображение?
        Ее комната казалась пещерой в огромной горе над океаном. Чтобы выйти на берег, надо было спуститься вниз по галерее с деревянным полом, а оттуда - в сад.
        Джинни посмотрела вниз, на узкий пляж под окнами своей комнаты. Пенистые океанские буруны разбивались о черные прибрежные скалы.
        - Здесь есть прекрасная терраса, и, когда вам станет лучше, вы сможете сидеть там и наслаждаться солнцем и чистым морским воздухом, - сказала ей медсестра.
        Но когда она почувствует себя лучше? Почему она так долго болеет? Что он сделал с ней? На запястьях Джинни все еще были видны синяки, напоминавшие о том, что ее привязывали к кровати. И все это делали по его приказанию, а он сидел рядом и целыми днями смотрел на ее мучения, его ничуть не трогали мольбы Джинни освободить ее.
        - Дай же мне хоть что-нибудь, чтобы заглушить эту адскую боль! Я не в силах больше этого вынести! Я умру! Если ты решил убить меня, так сделай это скорее!
        Джинни помнила, как ласково он погладил ее по голове и отвел волосы с ее лица, говоря что-то нежное и пытаясь в чем-то убедить ее, но она знала, что он только притворяется из-за доктора и медсестры. Почему она не помнит всего? Почему многое видится ей как в тумане?
        Где она: на ранчо в Монтеррее или в частной лечебнице, которой ей в свое время угрожал Иван? Иван… Нет! О Боже, нет, она не в силах вспоминать об этом! Стив убил его, и это было ужасно. Но почему, почему?
        Джинни ждала, предполагая, что Стив зайдет к ней.
        Но Стив не зашел. Значит, не питает к ней никаких чувств. Сколько же дней он не появлялся? Может, нарочно откладывает встречу? Или размышляет, что делать с ней сейчас, когда она полностью в его власти? Ах, как это обременительно! Ведь любовница - это прихоть, развлечение, от нее легко избавиться, но вот жена…
        Об этом они и говорили на следующий день, когда Стив пришел навестить Джинни и вынес ее на террасу.
        Чисто выбритый, подтянутый, с узким синевато багровым шрамом от сабельного удара, который придавал ему весьма загадочный вид, Стив теперь особенно походил на пирата. Вел он себя отчужденно и вежливо.
        Посадив ее на стул, он осведомился, удобно ли ей, но сам продолжал стоять, облокотившись на железные перила.
        Его глаза, чуть прищуренные от утреннего солнца, синие, как океан на горизонте, казались бездонными, а их выражение - непостижимым. Джинни вдруг поняла, что не может ничего сказать ему. Но чего он сам-то от нее хочет?
        Она больше не понимала Стива, да и понимала ли когда-нибудь? Он подавлял ее своим равнодушным взглядом, не выражавшим ни гнева, ни страсти, и бесцветным голосом. Джинни лишь бессознательно вздергивала подбородок, что придавало ей гордый вид.
        - Я рад, что тебе лучше. Возможно, нам удастся поговорить сегодня.
        - О чем? - мрачно спросила она. - Я уверена, что ты все уже решил. Разве я еще недостаточно наказана?
        - Наказана?! - Его глаза сверкнули, но он сдержался и спокойно продолжал: - Надеюсь, теперь-то ты уже поняла, почему я привез тебя сюда?
        - О да! Чтобы… чтобы мучить меня! Я знаю, на что ты способен в гневе!
        - Тебя никто здесь не мучил, - тихо возразил он. - Ты почти превратилась в наркоманку. Это был единственный способ помочь тебе. Джинни, я видел, что происходит с людьми, неспособными избавиться от этой привычки. В опиумных притонах я видел живые скелеты. Они бегут из одного ада и попадают в другой. Лечение было болезненным, мне очень жаль, что тебе пришлось столько выстрадать, но зато теперь ты наконец выздоровела - так утверждает доктор.
        - Ты должен был позволить мне умереть! Ведь это развязало бы тебе руки, не так ли?
        - Ты все еще не в себе, Джинни.
        - Значит, ты снова станешь лечить меня? Я навсегда останусь твоей пленницей или пока не утихнет скандал? Боже, если бы ты хоть раз сказал мне правду! Что теперь будет, Стив? Ты разведешься со мной, выждав время? Или отправишь меня в какое-нибудь тихое местечко, а сам забудешь….
        - Я ничего не забыл, черт возьми! И никакого развода не будет! Ни при каких обстоятельствах! Через месяц мы вновь поженимся, обвенчаемся в церкви в присутствии твоего отца и пригласим на прием половину Сан-Франциско. Конечно, какое-то время все будут сплетничать о том, что вдова так скоро снова вышла замуж, и о том, что прежде ты была моей любовницей. Но это все же лучше, чем если бы тебя обвиняли в двоемужии, не правда ли, любовь моя? Но в конце концов интерес к этому угаснет и разговоры прекратятся.
        Стив называл это «цивилизованным соглашением». И это он-то, которого едва ли можно было назвать цивилизованным человеком! Значит, чтобы предотвратить скандал, они разведутся и вновь поженятся, и ей предстоит несколько месяцев после свадьбы играть роль счастливой жены!
        - Я дал слово графу Черникову, что отпущу тебя путешествовать в Европу на целый год. Вот тогда ты и сможешь подумать о разводе.
        - А до этого? - тихо спросила Джинни.
        - А до этого следует соблюдать приличия, не подавая виду, будто что-то произошло. Я сделаю все как можно скорее, ибо уверен, что ты согласна. Целый год, Джинни! Я положу на твое имя много денег. Ты должна чувствовать себя свободной независимо от твоих дальнейших планов. - Он произнес это так рассудительно и холодно! Так что же ей остается, ведь у нее нет выбора!
        - А как же твои любовницы? - спросила Джинни.
        Стив насмешливо поднял брови:
        - А твои любовники? - Откинувшись на спинку стула, он внимательно всматривался в нее. - Надеюсь, радость моя, что мы оба проявим благоразумие. Сплетники и так уже вволю порезвились. Пусть немного передохнут.

«Кроникл» и другие газеты описали их свадьбу во всех подробностях. Заголовок последней газеты гласил:


        ПЕРВОЕ ЗАМУЖЕСТВО ДОЧЕРИ СЕНАТОРА
        БРЕНДОНА ПО ОБРЯДУ КАТОЛИЧЕСКОЙ ЦЕРКВИ


        Более консервативная калифорнийская газета называла новобрачную «недавно овдовевшей княгиней Саркановой», напоминая тем самым читателям о трагедии на море, унесшей жизнь князя. Но обе газеты утверждали, что молодожены - исключительно красивая пара, а прием, устроенный по случаю бракосочетания сенатором Брендоном, превзошел все ожидания.
        Дом на Ринкон-Хилл светился огнями, а танцы продолжались до рассвета, после чего новобрачные удалились в великолепном новом экипаже, запряженном парой чистокровных лошадей.
        Усталая до изнеможения, мучаясь от головной боли, Джинни заснула в экипаже и пробормотала что-то невнятное, когда Стив, взяв ее на руки, стал подниматься по лестнице.
        Проснувшись, Джинни решила, что все еще грезит. Она лежала одна на огромной кровати из красного дерева. Увидев тусклый фиолетовый свет, проникавший через огромные окна, и пылающий камин, Джинни подумала, что уже поздний вечер.
        Постепенно Джинни вспомнила, что произошло. Она действительно вышла замуж - и опять за Стива. Эта их свадьба была еще более фантастической, чем первая. Во время приема он, улыбаясь, прошептал ей:
        - Я знаю, ты умеешь хорошо играть, Джинни. Помни, мы должны казаться влюбленной парой!
        Не успела Джинни ответить, как Стив увлек ее танцевать.
        Джинни нахмурилась и присела на кровати, вспоминая этот вечер. Она заснула, едва они сели в экипаж. Ее голова покоилась на его плече. Стив обнял ее - и что потом? Кажется, он нес ее на руках, что-то шептал… Кто же раздел и уложил ее в постель? Тут щеки Джинни вспыхнули. Какая нелепость! Она вдруг вспомнила эту комнату и эту постель. Стив был с ней здесь и раньше, когда, в сущности, изнасиловал ее, желая наказать. Ей не следует доверять ему, хотя он был совсем иным в прошлую ночь - милым и даже нежным. Просто сейчас он хотел видеть ее покорной и довольной.
        Впрочем, каковы бы ни были намерения Стива, он сделал ее своей. Они заключили сделку, но на этот раз она не позволит ущемлять ее интересы. Зря он надеется превратить ее в покорную и услужливую жену! Ну что ж, она сыграет свою роль до конца, но вот понравится ли это ему?
        Около года назад они вернулись с Пиренейского полуострова в Сан-Франциско, где впервые после медового месяца оказались наедине. Пока горничная разбирала вещи миссис Морган, та обедала с мужем на террасе, откуда открывался великолепный вид на город и голубой залив.
        Сейчас, да и прежде, когда они оставались наедине, Джинни охватывало странное чувство нереальности происходящего. Неужели она действительно вышла замуж за Стива, хотя они все так же чужды друг другу? Он разговаривал с ней о бизнесе, смеялся и шутил, но напряженность в их отношениях не исчезала.

«Я уже успела наскучить ему, - подумала Джинни и печально опустила глаза. - Было бы глупо ожидать…» Но чего, собственно, она ожидала?

«Он занимается со мной любовью, но никогда не говорит, что любит меня», - размышляла Джинни. То короткое счастливое время, которое они провели в Мексике без гроша в кармане, казалось теперь сном. Тогда Стив любил ее, но это, увы, продолжалось недолго. Она пыталась не вспоминать о том, что он убил Ивана, но это преследовало ее как ночной кошмар. Стив сделал это не из ревности, ибо не так уж и ревновал ее. Он решил взять то, что принадлежало ему.
        И тут прежняя пылкая Джинни сказала себе: «Будь я проклята, если дам ему понять, что это меня волнует! От той неопытной девчонки, какой я была, во мне сохранилась только гордость».
        - Ты произносишь про себя какой-то тайный тост? За что же ты пьешь: за Россию, Францию или за воспоминания? - Насмешливый тон Стива вывел Джинни из задумчивости, и она вызывающе взглянула на мужа.
        - Зачем мне пить за воспоминания? Прошлое мертво, а я хочу смотреть вперед.
        - Если бы ты сказала мне об этом, я присоединился бы к тебе, - сухо проговорил Стив.
        Внезапно его охватило неистовое желание опрокинуть разделявший их стол, схватить Джинни, бросить ее на ковер, немедленно овладеть ею и принудить к… принудить к чему, черт возьми? Ах да, отзываться на ласки, как это делают другие женщины, если, конечно, их не берут силой. Стив знал, что сам виноват во всем. Слишком эгоистичный, чтобы думать о Джинни, он сам ввел ее в общество волокит, бросил им на растерзание. Если бы дьявольская гордость и ревность не ослепили его, она никогда не попала бы в лапы Карла Хоскинса или Ивана Сарканова, не прибегла бы к порошку, позволяющему забывать обо всем. Теперь она обвиняла в этом его, и Стив понимал почему.
        Когда Джинни, лишенная опиума, металась в агонии, ненавидя и проклиная его, Стив поклялся себе проявлять к ней терпение. Впредь не будет никакого насилия - он должен перехитрить ее и заставить подчиняться себе добровольно. Но из этого ничего не вышло.
        Джинни, такая же страстная, как и прежде, была уже не той женщиной, которая однажды предложила Стиву задушить ее, если он сомневается в ее любви. Она не была уже и той дикаркой, что пыталась вонзить в него нож. Поэтому вскоре оба ощутили потребность расстаться на какое-то время, разобраться в своих чувствах.
        Время… Казалось, что оно летит слишком быстро, как поезд новой железной дороги, недавно связавшей два побережья огромной страны.
        Они были акционерами двух железнодорожных компаний - Центральной тихоокеанской и
«Юнион Пасифик», поэтому их путешествие по Америке в отдельном вагоне не оставляло желать ничего лучшего.
        Если Джинни не присоединялась к сенатору и Соне, то проводила большую часть времени одна, в вагоне люкс, принадлежавшем ей и Стиву. Он же обычно играл в покер с новыми знакомыми. Но однажды, за ночь до прибытия в Нью-Йорк, когда Стив, слегка пьяный, пришел поцеловать ее на ночь, от его одежды несло дешевыми духами.
        Джинни ни о чем не спросила, но притворилась спящей, едва он наклонился над ней.
        - А, играешь роль сварливой жены, любовь моя? Это тебе не идет. Я слишком устал, чтобы насиловать тебя, так что… спокойной ночи.
        Теплые и дразнящие губы Стива легко коснулись ее виска и скользнули к уху. Поистине он имел дьявольскую власть над ней, когда хотел возбудить! Джинни обрадовалась бы, вздумай он разделить с ней широкое и комфортабельное ложе, лишь бы потом попрекнуть его этим пошлым запахом. Но он ушел, и Джинни, затаив мстительное чувство, подпитывала его все последующие месяцы.
        Они жили в разных комнатах, а потому, когда Стив приходил к ней, Джинни всегда казалось, что он просто не нашел другой женщины. Они сходились как животные, и каждый пытался найти забвение в этой страсти без чувств. Стив никогда не смотрел на нее, как делал это прежде, и лишь бормотал, задыхаясь:
        - Я хочу тебя, Джинни, и если ты быстро не разденешься…
        Насытив страсть, Стив почти сразу же покидал Джинни, ибо, без сомнения, предпочитал спать один. Конечно, Джинни слышала все сплетни, распускаемые теми женщинами, которые втайне завидовали ей.
        - Раз уж мы заключили соглашение, давай честно выполнять его. Не понимаю, почему у тебя должно быть столько преимуществ. Я бы и сама не прочь ими воспользоваться.
        Удивительнее всего, что она вовсе не хотела этого, но ей было легче умереть, чем признаться в этом Стиву.
        Собираясь путешествовать по Европе, Джинни знала, что, даже если встретит русского царя и окажется его дочерью, это вряд ли выведет ее из давней депрессии.
        Однако на людях Джинни обычно оживлялась. Они со Стивом провели неделю в Нью-Йорке, где она произвела большое впечатление не только как жена богатого молодого и красивого Стива, но и как прекрасно образованная и умная дама.
        Слухи об этой молодой паре распространялись далеко за пределы Сан-Франциско, и Нью-Йорк теперь определял, какие из них правдивы, а какие - нет. Этого не могли сказать даже репортеры, не гнушавшиеся подкупать слуг, чтобы разведать о жизни хозяев.
        Стив Морган, похожий на разбойника, занимался в Нью-Йорке бизнесом вместе с тестем. Сабельный шрам на его лице порождал все новые сплетни: «Он несколько раз дрался на дуэли… и здесь, и в Европе, и одна из них произошла из-за того, что он вступил в связь со своей нынешней женой еще при жизни ее первого мужа». Его красивая молодая жена с загадочными зелеными глазами собиралась вскоре уехать в Европу вместе с мачехой. Да, Морганы казались всем счастливой и очень гармоничной парой. На самом же деле… но кто знал, что происходило между ними в гостиничном люксе? С момента их прибытия в Нью-Йорк Джинни встречалась с мужем только на балах и приемах.
        Стив почти не замечал Джинни и вел себя так, словно она уже уехала. Даже желание обладать ею постепенно угасло. Он ни разу не вошел в ее комнату, и Джинни завтракала одна. Однако, не желая унижаться, она не спрашивала, где он пропадает.
        - Мистер Морган просил передать вам, чтобы вы не ждали его, мэм. Он ушел очень рано.
        Джинни настояла, чтобы Делия осталась при ней, но та произносила подобные фразы с непроницаемым выражением лица. Казалось даже, что она побаивается Стива, наслушавшись всех старых историй от Тилли, горничной Сони. Джинни не задавала Делии вопросов о Стиве.
        Джинни уже не сомневалась, что Стив не может дождаться ее отъезда, и не надеялась, что он попросит ее остаться.
        Между тем за ночь до предполагаемого отъезда Джинни в Париж в большом зале отеля состоялся званый вечер. Стив вошел в ее комнату в тот момент, когда она, открыв шкатулку с драгоценностями, решала, что больше подойдет к ее шелковому платью.
        - Ты запаздываешь, дорогая, - сказал он, протянув ей ацтекское ожерелье.
        - О Стив! - пробормотала она, широко раскрыв глаза.
        Он рассмеялся:
        - Поблагодаришь меня позднее. А сейчас давай спустимся вниз.
        Едва они вошли в зал, Джинни потеряла его из виду. В ее веселости было что-то лихорадочное. Сколько прошло часов? Им с Соней предстояло отплыть рано утром. Стив откупился от нее этим сказочным подарком, и единственная благодарность, которой он ждал от нее, - это согласие на развод.
        За ужином Джинни много выпила, и ее тревога улеглась. Внезапно возле ее столика появился Стив, чем-то явно озабоченный.
        - Надеюсь, ты составишь мне компанию? Я хочу, чтобы ты поужинала со мной. Я уже передал наши извинения твоему отцу. - Он сжал ее запястье.
        Джинни покраснела, увидев, что на них смотрят. Стив провел ее через весь зал, и они поднялись по застланной ковром лестнице. Стив только раз взглянул на нее и иронически спросил, не хочет ли она, чтобы он донес ее на руках.
        В дверях их номера она снова попыталась вырваться.
        - Стив! Ты спятил? Что Делия…
        - Если тебя интересует, что подумает Делия или любой из гостей, то мне, черт возьми, наплевать! Я велел Делии отправляться спать, поэтому можешь не звать ее.
        Дверь захлопнулась. Шторы в комнате были задернуты, а газовые лампы едва горели.
        - Если тебе еще понадобится это платье, снимай его. И быстро сбрось все тряпки - все, кроме ожерелья. - Отдавая эти приказания и не отрывая от нее глаз, Стив и сам раздраженно срывал с себя одежду.
        Джинни резко повернулась к нему и прищурилась.
        - Если ты хочешь видеть меня обнаженной, Стив Морган, то тебе придется самому раздеть меня! Будь я проклята, если стану раздеваться перед тобой, как дешевая проститутка!
        - Да что это ты бунтуешь, маленькая зеленоглазая дрянь, шлюха! Я и так слишком долго терпел твои выходки. Ты не заслуживаешь лучшего отношения!
        Цедя это сквозь зубы, Стив приблизился к ней. Хотя сердце ее тревожно забилось, Джинни не отступила, но онемела от изумления, когда он, сунув руки под ее декольте, рывком разорвал платье до самого низу. Джинни вскрикнула; Стив подхватил ее на руки и бросил поперек кровати, погрузив пальцы в густые разметавшиеся волосы.
        А она чувствовала себя рабыней, которой грубо овладевает хозяин. Повинуясь инстинкту, Джинни начала яростно бороться со Стивом, царапая ногтями его спину. Резко схватив ее за волосы, он повернул Джинни лицом к себе и прижался губами к ее шее. Она замерла, со вздохом облегчения обхватила Стива руками и прижала к себе, нежно гладя его. Ее губы открылись навстречу его губам, а ноги обхватили его бедра.
        Ацтекское ожерелье впивалось в шею Джинни, когда Стив прижимался к ней. Казалось, свет газовых ламп трепещет, а комната куда-то плывет.
        Стив все еще держал ее в объятиях. Задремавшая было Джинни вдруг встрепенулась и стала шептать ему слова любви, вновь возобладавшей над ссорами и обидами.
        Теперь, когда они снова обрели друг друга, Стив наверняка не позволит ей уехать. Если бы только он попросил ее не уезжать!
        - Стив… - начала она, но он не дал ей закончить.
        Его страстные поцелуи заставили ее забыть обо всем. Они и не заметили, что за окнами рассвело и наступило утро - утро, которое должно их разлучить.
        Но разве после такой страстной ночи можно было вообразить, что тусклый серый рассвет, пробивающийся сквозь задернутые шторы, и сильный, настойчивый стук в дверь изменят что-то в их отношениях?
        Джинни, закутавшись в длинную мантилью, стояла на палубе корабля и вглядывалась в холодное туманное утро.
        Какое печальное утро для прощания! Рваные уныло-серые клочья тумана лишали желания жить. Она вновь на борту шхуны. Белые паруса начали поднимать; металлические поручни, ослепительно сверкавшие при солнечном свете, сейчас покрывала утренняя роса, и все вокруг казалось влажным. Даже юбки Джинни отсырели и прилипали к ногам.
        В каюте люкс, которую она занимала с Соней, ярко горели лампы, а запах оранжерейных цветов был удушливым. Многие из вчерашних гостей сенатора поднялись на борт шхуны, чтобы попрощаться с ними. В углу каюты стоял стол, уставленный бутылками шампанского.
        - Тост! - восклицал то один, то другой, и вновь и вновь поднимались бокалы. Какой-то пожилой человек убеждал Джинни, что путешествие будет очень спокойным.
        - Отправляться в путь лучше всего именно в это время года. Едва вы выйдете из гавани, взойдет солнце и туман рассеется.
        Будто ей не все равно! Джинни тревожило то, что Стив ничего не сказал и ничего не сделал, чтобы остановить ее, напротив, был явно озабочен, как бы они не прозевали отлив.
        А эта ночь… впрочем, возможно, это было именно прощание. Так он решил избавиться от нее раз и навсегда…
        Джинни вновь устремила свой взгляд туда, где стоял Стив. Чисто выбритый и элегантно одетый, он вовсе не походил на того голого дикаря, который так яростно овладел ею всего несколько часов назад. Ее распухшие губы все еще горели от его пламенных поцелуев. Догадался ли кто-нибудь, что произошло, когда он потащил ее наверх? Но какое это имеет значение? Глядя на них сейчас, в серовато-холодном свете весеннего утра, каждый подумал бы, что это обычная супружеская пара. Муж и жена так надоели друг другу, что предстоящая разлука нимало не огорчает их.
        Апатия Джинни внезапно сменилась гневом. Она вдруг заметила женщину, которая игриво улыбалась Стиву, чокаясь с ним. Кто она? И как смеет так откровенно флиртовать со Стивом, когда его жена еще не уехала?
        Словно почувствовав ее взгляд, Стив поднял глаза и взглянул на Джинни.
        Как холодно и сердито смотрела она на него из-под полей шляпы! В сером шелковом платье с глухим воротом и длинными рукавами она напоминала бы квакершу, если бы не эти глаза и губы. Маленькая зеленоглазая ведьма! Он вдруг отчетливо вспомнил, как неистово билось ее сердце, когда он прижимал ее к своей груди. Джинни, его Немезида, женщина, способная погубить любого мужчину. Она бешено сопротивляется, выкрикивает ругательства, а затем, через минуту, полностью отдается страсти. Как ей удается избегать его даже сейчас, когда он полностью подчинил себе ее тело! Если бы за все эти месяцы она хоть намекнула ему, что не хочет ехать в Европу! Теперь-то Стив понимал, что только из-за своей гордости продолжал настаивать на этой поездке, предоставляя ей полную свободу выбора. Впрочем, он поступал так не только ради нее, но и ради своего собственного спокойствия. Последнее время дьявольская ревность доводила его до того, что он почти терял контроль над собой.
        Взгляд Стива становился все более грустным, и Джинни внезапно отвернулась, а затем выскользнула из каюты.
        - Простите, - пробормотал Стив хорошенькой брюнетке, которая разочарованно надулась.
        Осушив несколько бокалов, он, сам того не желая, устремился за Джинни.
        Она стояла на палубе одна. Стив молча протянул ей бокал. Потемневшие зеленые глаза на мгновение остановились на Стиве. Затем, запрокинув голову, Джинни осушила бокал и бросила его за борт.
        - Счастливого путешествия, детка, - прошептал Стив.
        Она отвернулась от него, крепко ухватившись своими маленькими ручками за поручни, словно боялась, что сильный ветер подхватит и унесет ее. Стив хотел было сказать ей что-то легкое и шутливое, но вдруг Джинни, не оборачиваясь к нему, проговорила:
        - Стив…
        Только сейчас рассеялось, как туман, непонимание, разделявшее их все эти месяцы, и Стив внезапно догадался о том, какая отчаянная борьба совершалась в ее душе: борьба между гордостью и любовью. А Джинни все смотрела на океан, словно не решаясь прочитать то, о чем говорили теперь его глаза. Те же проклятые сомнения и нерешительность, в которых Стив не признавался даже себе! Стив видел, как дрогнули ее плечи, но в ту же секунду она вызывающе вздернула подбородок.
        - Вот о чем я хотела спросить тебя, Стив. Ты… ты хочешь, чтобы я вернулась?
        Он медлил с ответом, подыскивая самые точные слова, и наконец осторожно произнес:
        - Поступай так, как считаешь нужным, Джинни.
        Произнеся эту фразу, он опять почувствовал себя трусом. Как лицемерно прозвучали эти слова! Но Джинни, как всегда, оказалась смелее, чем он. Стив мысленно проклял ее настойчивость и власть над ним, когда она повернула голову и взглянула ему в глаза, не стыдясь своих слез.
        - Тогда… - спокойно сказала она, не отводя от него взгляда, - тогда я, пожалуй, спрошу тебя иначе, чтобы ты не смог увернуться от ответа! Ты… - Она прикусила губу, но, овладев собой, продолжила: - Что ты ко мне испытываешь, Стив? Если желаешь меня, то насколько сильно? Я должна это знать!
        Почувствовав себя загнанным в угол, Стив небрежно бросил:
        - Я с ума по тебе схожу, детка. Разве ты этого не знала?
        Увидев, как вспыхнули ее зеленые глаза, он понял, что Джинни собирается дать ему пощечину, и признался себе, что заслужил ее. В этот момент громкий голос словно отбросил их друг от друга:
        - Всех посетителей прошу сойти на берег!
        Злые слова, которые Джинни собиралась сказать ему, замерли у нее на языке. Она вглядывалась в Стива, надеясь угадать ответ на свой вопрос.
        Как много они не успели сказать друг другу! Слова любви, верности и даже обиды… Под ее детским вопрошающим взглядом Стив почувствовал себя беззащитным. Он был раздражен, встревожен и подавлен - да, в сущности, по-настоящему несчастен! Он положил руки ей на плечи и глухо проговорил:
        - Джинни…
        Она покачала головой:
        - Нет! Молчи, Стив! Я не хочу… если не можешь сказать словами, так объяснись хоть жестами… Черт побери, Стив, я хочу знать правду!..
        Внезапно, ничуть не заботясь о том, что палуба заполнена людьми, Джинни прильнула к Стиву, обвила руками его шею и привстала на носки; полуоткрытые губы жадно прижались к его губам.
        Стив не устоял перед этим порывом. Он с такой силой прижал Джинни к себе, что она вскрикнула, но он заглушил ее крик неистовым и страстным поцелуем. Она тихо застонала, радуясь одержанной победе. Что бы ни говорил Стив, он любит ее, любит! Даже интуиция, так долго дремавшая в ней, убеждала Джинни в этом.
        Он целовал ее, как тогда вечером в Веракрусе, где впервые признался, что любит ее, и, неистово овладев ею, нежно шептал слова любви по-испански.
        Ярость и страсть сменились нежностью, когда он почувствовал, как трепетно прижимается к нему Джинни. Она плакала, и Стив почувствовал себя подавленным, услышав за спиной смущенное покашливание. Сенатор напомнил ему, что шлюпки уже отходят.
        - Они держат для нас последний баркас. Думаю…
        Побледневшее лицо Джинни было залито слезами.
        Она мрачно и отчужденно взглянула на Стива.
        Он чуть отстранил ее от себя и, нахмурившись, пробормотал по-испански:
        - Да будут уготованы тебе вечные муки, зеленоглазая ведьма! Неужели ты еще не узнала все, что хотела знать? Чего же ты еще ждешь от меня, может, тебе нужен мой скальп?
        Он отпустил ее, холодно поцеловал в губы, и лицо его вновь стало непроницаемым.
        - Береги себя, дорогая.
        Джинни вцепилась в поручни и словно приросла к месту. Покидая корабль, Стив чувствовал ее взгляд, но не повернул головы.
        Неужели так будет всегда? Джинни казалось, что она медленно возвращается к жизни после ночного кошмара. Она запомнила только одно - как Стив покидает ее. Сколько раз он уже покидал ее и сколько еще будет покидать?

«Ты была больна, - сказала она себе, - не думай о прошлом, по крайней мере, об этом отрезке жизни».
        Джинни потянулась, глубоко вздохнула и отошла от окна, пытаясь успокоиться и уснуть. Она не хотела как ревнивая жена ждать возвращения Стива. На этот раз это имело бы для них обоих разное значение. Совсем разное.



        Глава 3

        Несмотря на принятое прошлой ночью решение, на следующее утро Джинни была в ярости. И разумеется, виной тому был Стив, вознамерившийся скользнуть к ней в постель, едва рассвело. Он появился внезапно, выйдя из ванной комнаты с мокрыми волосами и покрасневшими глазами.
        Он только что вернулся домой! Как он посмел! Джинни хотела притвориться спящей, но ее выдало учащенное дыхание. Сквозь неплотно прикрытые веки она увидела его улыбку - насмешливую, почти издевательскую! Джинни вскочила; глаза ее вспыхнули зеленым огнем.
        - Ты слишком рано, не правда ли, Стив?
        - Сказать по правде, дорогая, я удивлен, что ты уже проснулась. Ты всегда так соблазнительна, когда сердишься! Ты подвинешься? Я не слишком много спал сегодня.
        - О! И ты еще смеешь… - От возмущения у Джинни перехватило дыхание, ей хотелось царапать его смуглое лицо до тех пор, пока он не перестанет кривить губы в своей проклятой дьявольской ухмылке.
        Он рухнул на постель рядом с Джинни, лениво отражая ее нападки, а потом так сжал ее руки, что она вскрикнула от боли.
        - Перестань! Черт бы тебя подрал, Стив, дай мне уйти, отпусти, ты делаешь мне больно… ты заслуживаешь… о, я даже не могу сказать, чего ты заслуживаешь. Думаешь, я так глупа, что поверю, будто ты провел всю ночь в ванной комнате? Или играл в карты? Может, придумаешь что-нибудь еще, столь же нелепое? Я не желаю мириться с…
        - Если ты не прекратишь визжать, как рыбная торговка, радость моя, мне придется сказать о том, с чем не собираюсь мириться я… Мне совсем не хочется злиться, раз уж я добрался до постели и могу хоть немного соснуть. Вот это я и имел в виду. И перестань драться, если не хочешь пробудить во мне зверя!
        Она заметила, как он прищурился, разглядывая ее, и задохнулась от гнева.
        - О, только не это! Если надеешься, что я позволю тебе переспать со мной после того, как ты побывал бог знает где… ну нет, уж лучше спать в разных комнатах, как раньше.
        Он сурово напомнил Джинни о том, что она предпочла бы забыть:
        - Есть несколько вещей, которые тебе следовало бы хорошо запомнить. Так вот, имей в виду, что я имею право на твое тело, и будь готова спать со мной, как только я, черт побери, пожелаю. Даже если я уже был - как ты там сказала? - бог знает где!
        Почему она вздумала сопротивляться? В один момент он навис над ней и рывком запрокинул ее руки за голову.
        Она воскликнула: «Стив, нет!» - но он, прижимаясь к ней, заметил:
        - В следующий раз, любимая, потрудись спросить меня, где я был, прежде чем делать выводы! Не ты ли ратовала за доверие несколько недель назад?
        Теперь они часто и тяжело дышали: он - от гнева, она - делая тщетные попытки освободиться. Видя, что Стив пожирает ее глазами, Джинни крикнула:
        - Животное! Почему ты всегда пытаешься принудить меня?
        - А почему ты всегда провоцируешь меня на это?
        - Черт бы тебя побрал! Я не позволю тебе насиловать меня!
        - Если перестанешь сопротивляться, все будет совсем иначе, - сказал он, а затем, издевательски взглянув на нее, продолжил: - Если, конечно, ты не предпочитаешь тот способ, которым вынуждаешь меня брать тебя снова и снова… Так или иначе, моя радость, тебе следует предупреждать меня об этом заранее, и я буду рад повиноваться.
        Джинни в бешенстве посмотрела на него. Стив насмехается над ней, но она не позволит ему так обращаться с собой! Если он затеял какую-то игру, она будет ему достойным партнером!
        Овладев собой, она спокойно сказала:
        - Очень хорошо! Я отлично знаю, что ты намного сильнее меня, но разве это главное? Делай со мной что хочешь, Стив, но умоляю, только поскорее!
        Она слышала его дыхание, но не открывала глаз, чтобы не встречаться с его взглядом, особенно теперь, когда поняла, что на этот раз зашла слишком далеко.
        - Значит, ты так ухитряешься держать своих любовников в узде? - вкрадчиво спросил он, но Джинни почувствовала в его голосе ярость и отвращение. - Ты говоришь как шлюха и сама это знаешь… я помню, что… а ведь ты совсем недавно неплохо справлялась со своими обязанностями!
        Джинни поджала губы, но равнодушно ответила:
        - Несомненно, хуже, чем те, с кем ты имеешь дело. Стив, дорогой, ты так хорошо знаешь шлюх! Когда-нибудь ты научишь меня делать то, что умеют они, не так ли?
        У нее вдруг вспыхнула отчаянная мысль: «Почему мы говорим друг другу эти ужасные вещи? Как все это началось?»
        Увидев откровенную неприязнь на ее лице, Стив вдруг страстно захотел задушить ее. Злобная маленькая стерва!
        Как смеет она провоцировать его, а потом корчить из себя мученицу, ожидающую, что ее разорвут на клочки! А он-то думал, что действительно приручил ее!
        - Боюсь, я не смогу стать для тебя хорошим учителем, будь ты неладна! Но ничего, я еще справлюсь с тобой! И попытаюсь сделать это сейчас же!
        Он выпустил ее и неожиданно рассмеялся. Джинни удивленно открыла глаза. Она ожидала… Впрочем, нет, она и сама не знала, чего ждет. Во всяком случае, не того, что сделал Стив! Подскочив к гардеробу, он начал рыться в ее платьях.
        Что он затеял? И поймет ли она когда-нибудь, за какого дикого, непредсказуемого, странного человека вышла замуж? Стив, когда хотел, бывал весьма учтив, но под тонким слоем культуры в нем скрывался дикарь. Джинни вздрогнула. Зачем ему понадобилась ее одежда?
        Холодным и спокойным тоном она заметила:
        - Если ты не возражаешь, я предпочла бы, чтобы моими платьями занималась горничная!
        Она испугалась, увидев, что Стив собирается разорвать ее любимое платье из парчи. Прищурившись, он посмотрел на нее особенно иронически:
        - Я и хочу заменить тебе горничную. Одевайся, Джинни, и побыстрее.
        Она едва не расхохоталась. Неужели возможно, чтобы Стив просил ее не раздеться, а одеться? Может, сошел с ума? Когда он бросил ей платье, она заорала:
        - Я не буду этого делать, Стив Морган! Не хочу выполнять ничьи приказы!
        Он насмешливо поклонился:
        - Мадам, у вас есть пять минут, пока я буду одеваться. После этого… ну, вы же сами напомнили мне несколько минут назад, что я сильнее вас, не правда ли? - Голос снова стал суровым. - Не испытывай мое терпение, Джинни. Одетая или голая, ты поедешь со мной! Я решил удовлетворить твое любопытство по поводу того, где провел ночь.
        Джинни вспомнила, как однажды уже совершала с ним подобную поездку - против своей воли и полуобнаженная. Вспомнила ветер, бьющий в лицо, липкую болотную грязь, густые деревья, не пропускающие солнечные лучи, - зеленую тюрьму, напоенную вредными испарениями. В их жизни произошло слишком много событий, но все они казались лишь эпизодами в той бесконечной борьбе, которую они вели друг с другом. Борьба характеров… или поединок сильных людей.
        Стив вскочил на ноги и отошел от нее, но Джинни могла поклясться, что он думает о том же.
        Она оделась и ждала Стива. Он вошел в комнату свежевыбритый и, нахмурившись, высокомерно оглядел жену. Черт возьми, до чего же непредсказуемая маленькая ведьма! Он ждал сопротивления, думал, что какая-нибудь вещь полетит ему в голову, но Джинни, внутренне готовая к борьбе, просто стояла и вызывающе смотрела на него, полагая, что он снова к чему-то принудит ее. Затем в ее поведении что-то изменилось. Она приняла спокойный и скучающий вид, словно заранее со всем примирилась.
        Стив, все еще хмурясь, не мог не восхищаться ею. Джинни одарила его ослепительной улыбкой:
        - Ты доволен? Ты еще не видел меня в этом платье. Оно стоило бешеных денег, но я не устояла.
        Парчовое платье заканчивалось небольшим шлейфом. В этом наряде Джинни казалась самим совершенством.
        Бальное платье едва ли годилось для утренних прогулок, но именно поэтому Стив и выбрал его: в нем заговорило какое-то дикое упрямство.
        - Надень шаль и прикрой плечи, - распорядился он. Когда Стив распахнул перед ней дверь спальни,
        Джинни фальшиво улыбнулась, очень надеясь, что ее неискренность не останется незамеченной.
        - О, благодарю тебя, Стив! Как это любезно с твоей стороны! Нам предстоит долгая поездка? Тогда я оставлю записочку Соне…
        - Я уже позаботился об этом! - В голосе Стива звучало предостережение, и Джинни с каким-то злобным удовольствием подумала, что давно не видела его в таком гневе.
        Час спустя стало припекать солнце, и Джинни, которую Стив заставил надеть шляпу с вуалью, стало невмоготу. Поняв, что они въезжают в Новый Орлеан, Джинни не только не успокоилась, но разозлилась еще сильнее. При этом ее охватило какое-то тревожное предчувствие. Кто знает, что на уме у Стива! Особенно когда он так рассвирепел…
        Джинни бросила на него быстрый взгляд, но профиль мужа словно окаменел. За всю дорогу он перекинулся с ней едва ли двумя словами и, даже когда Джинни отпускала колкости, лишь угрюмо молчал. Скоро он поймет, что ее покорность не более чем притворство. «Я не позволю себя запугивать, - думала Джинни, - он это увидит!»
        Стив, даже не глядя на Джинни, угадывал ее мысли. Она, конечно, очень упряма - кому же, как не ему, это знать! Ее можно согнуть, но сломать… Впрочем, разве он хочет этого? Стив почти успокоился и уже осознал, что совершил глупость, заставив ее ехать с ним. Ему следовало просто овладеть Джинни, не думая о том, хочет она того или нет. Какие бы злые слова они ни говорили друг другу, у их тел всегда был единый ритм. Да, ему не следовало забывать об этом. Вместо того чтобы возвращаться в Новый Орлеан, чувствуя усталость и раздражение, он должен был лечь спать.
        Легкая коляска, которой правил Стив, свернула на широкую тенистую улицу, по обеим сторонам которой стояли кирпичные или каменные дома, в основном трехэтажные.
«Бассейная улица», - прочитала Джинни и поморщилась. Какие странные названия выбирают новоорлеанцы для своих улиц! Может, Стив взял ее с собой, чтобы познакомить с одним из своих друзей, существование которого до сего дня утаивал? Да нет, пожалуй, это было бы слишком просто. Сама того не сознавая, Джинни вздернула подбородок. Ей не хотелось доставлять мужу удовольствие, допытываясь, где он был, или выказывать излишний интерес к тому, как он проводит время. Лучше сделать вид, что ей и дела нет до того, где Стив провел ночь. Ей очень не нравилась эта долгая и утомительная поездка. К тому же он вытащил ее из прохладного дома на берегу реки и привез в этот душный город! Джинни вспотела, ей хотелось, чтобы все это поскорее кончилось. Как это похоже на Стива - не дать ей даже позавтракать!
        Экипаж внезапно остановился, и маленький негритенок в красной униформе с золотыми пуговицами поспешил подхватить поводья, брошенные ему Стивом. Расплывшись в белозубой улыбке, он ловко поймал монету.
        - Благодарю вас, сэр! Не беспокойтесь за лошадей, сэр!
        Карие глаза мальчика с любопытством устремились на Джинни, которая, опираясь на руку мужа, вышла из коляски.
        Эта леди не походила на других, приезжавших сюда днем. Ни одна из них не была так великолепно одета и так красива. Мальчик угадал это сразу, хотя лицо Джинни закрывала тонкая вуаль.
        Стив тоже мельком взглянул на жену, дернув за плетеный золотой шнур звонка. На сей раз появился пожилой слуга, тоже в униформе, и подошел к воротам из кованого железа, закрывавшим въезд с улицы в узкую аллею. Через них Джинни разглядела верхние этажи дома, окна которого были закрыты белыми жалюзи. Тенистый въезд, вымощенный камнями, казался удивительно прохладным по контрасту с раскаленными улицами города. Небольшие факелы в узорчатых кованых канделябрах напомнили Джинни Мексику. Это ощущение усилилось, когда она услышала мягкое журчание воды - фонтан! Два мраморных херувима держали наклоненные кувшины, из которых лились струи воды в круглый бассейн. Фонтан находился среди деревьев, бросавших тень на окружавшие его скамьи.
        Слуга отпер им ворота и теперь кланялся, стоя на пороге дома. По его улыбке Джинни поняла, что он знает Стива. Поднимаясь по ступеням, Джинни думала: «Почему же Стив оставил меня одну прошлой ночью? И почему утром вел себя так несносно, что я потеряла самообладание?» Гордость удерживала Джинни от вопросов, хотя она сгорала от любопытства.
        Хорошенькая горничная-мулатка взяла кружевную шаль и шляпу Джинни. Теперь она могла как следует осмотреться.
        - Не хотите ли чего-нибудь выпить, сэр? Пожалуйте в гостиную. Я скажу мадам, что вы здесь. Она, вероятно, не ждала вас так рано.

«Кто же эта мадам?» - сердито подумала Джинни. Неужели Стив решил познакомить ее со своей любовницей? Она уже хотела было сказать, что не намерена более оставаться в неизвестности, как вдруг услышала томный женский голос:
        - О, ничего страшного, Белл. Видишь, я уже проснулась. Ты можешь вернуться к своим делам… Стивен? Да, я действительно не ожидала, что ты так скоро вернешься. Вовсе сегодня не спал?
        Высокая стройная блондинка шествовала им навстречу, простирая руки. Джинни с неудовольствием отметила, что ее косметика и платье великолепны. Она была, без сомнения, очень привлекательна. Но что, черт возьми, все это значит?
        Взбешенная Джинни увидела, как Стив, спокойно поцеловав женщину, без всякого смущения сказал:
        - Привет, Гортензия. Ты одна из немногих женщин, которые ухитряются восхитительно выглядеть в любое время дня! Да, мне сегодня не удалось поспать ни минуты. - Джинни перехватила взгляд Стива и сжала кулаки. - Поэтому я решил вернуться не один. У тебя есть свободная комната?
        Гортензия, оглядев Джинни с ног до головы, засмеялась, словно Стив сказал что-то очень забавное.
        - Все, что угодно, дорогой! Здесь все к твоим услугам. Тебе нравится бело-золотая комната с зеркалами?



        Глава 4

        Джинни почувствовала неудержимое желание расхохотаться или взвыть от ярости. Стив зашел слишком далеко! В конце концов, она его жена, так как же он посмел привести ее в подобное место? Она уже не та испуганная, забитая девушка, которую он однажды держал как пленницу в доме мадам Лилы в Эль-Пасо. И все же, вспомнив об этом, она вздрогнула от страха. Неужели он посмеет? Они стояли в необычайно светлой и просторной комнате, зарешеченные окна которой выходили в сад. Обставленная в провинциальном французском стиле, милом и элегантном, комната была вся в зеркалах, размещенных так искусно, что каждое из них отражало огромную постель. Их взгляды скрестились, как шпаги дуэлянтов. Джинни, поджав губы, хранила упорное молчание. Еще внизу, прежде чем подняться сюда, она с яростью воскликнула: «Стив!» - но он лишь бросил на нее выжидающий взгляд и стиснул ее запястье. Джинни казалось, что он хочет довести ее до нервного срыва. Конечно, он все равно заставил бы ее подняться сюда, но ей не следовало соглашаться!
        Гортензия смотрела на нее, любезно улыбаясь:
        - О, вам незачем смущаться! Мы все здесь умеем держать язык за зубами, Стив подтвердит вам это. Уверяю, вы здесь ни с кем не встретитесь. - Потом оживленно спросила Стива: - Не хотите ли позавтракать? Может, подать шампанское?
        Едва они вошли в комнату, слуга принес две бутылки шампанского в серебряном ведерке.
        Бросив на нее загадочный взгляд, Стив спросил:
        - Не выпьешь ли шампанского?
        И наполнил бокалы, не дожидаясь ответа.
        Джинни попыталась овладеть собой. Если Стив решил затеять какую-то игру, она покажет ему, на что способна. Взяв бокал, она беззаботно заметила:
        - Как мило с твоей стороны привезти меня сюда лишь для того, чтобы объяснить, где ты был прошлой ночью! А может, ты привез меня сюда позавтракать? Какой прекрасный сюрприз!
        - Да, моя радость, - мягко сказал он, - я все же предпочитаю, чтобы ты давала мне отпор словами, а не острыми коготками. Ты должна чаще так поступать, это улучшит наши отношения.
        Джинни язвительно улыбнулась:
        - Очень рада, что наконец-то нашла возможность понравиться тебе! А что касается наших отношений… то каковы они, Стив? Объясни мне еще раз: я должна играть роль послушной и преданной жены, не так ли? А может, рабыни? Или всепрощающей любовницы?
        Стив промолчал, потому что уже не владел собой. Его взбесило то, что Джинни не уступила, даже ничуть не испугалась. Какое адское терпение он проявлял все эти месяцы после их венчания в Сан-Франциско! Она бросила его и укатила в Европу, где повидала всех своих прежних обожателей и завела новых! И у нее хватило бесстыдства, произведя на свет двух близнецов, даже не известить его, что он стал отцом, - если, конечно, он действительно их отец! Черт бы ее побрал! Непредсказуемость Джинни заслуживает наказания!
        Джинни спасло только то, что подали завтрак: устрицы, масло и мед. Аромат кофе был божественным.
        - Как мило, - заметила Джинни и уселась за стол, даже не взглянув на Стива. - Тебя всегда здесь так привечают? О, садись же, наконец, и присоединяйся ко мне. Ты мечешься по комнате, словно зверь в клетке. В конце концов, именно ты устроил этот пир!
        Джинни испытала облегчение, когда Стив сел напротив нее. Он так и не сказал ей ни слова. О чем он думает? О, конечно, он выжидает, чтобы застать ее врасплох… Ну что ж, тогда она нападет первой.
        - Ты часто посещаешь подобные места, Стив? Я всегда удивлялась, почему такой привлекательный мужчина прибегает к услугам шлюх. М-м, эти устрицы великолепны. Не зря их считают…
        - Джинни! - В тоне Стива не было ничего угрожающего. - Что касается этого дома, то он принадлежит мне. Я выиграл его в покер прошлой ночью у нашего общего друга, мистера Бишопа.
        Джинни изумилась:
        - Мистер Бишоп? Ты хочешь сказать, что он здесь, в Новом Орлеане? А как он объясняет свое отсутствие в нужный момент? Ведь если бы Ренальдо и Мисси не сбили со следа солдат и шерифа, нас обоих убили бы!
        - Случись с нами беда, мистер Бишоп огорчился бы, но сделал бы вид, что не имеет к этому никакого отношения. Джим - человек практичный. - Скрестив свои длинные ноги, Стив откинулся на спинку стула, внимательно наблюдая за Джинни.
        - Так ты говоришь, что выиграл этот дом? Выиграл в карты… публичный дом? А зачем ты вообще играл в карты? А мистер Бишоп? Ты же знаешь, если уж он оказался здесь, то, конечно, для того, чтобы убедить тебя кое-что для него сделать. Что же на этот раз? Стив… надеюсь, ты отказался?
        Джинни не отрывала взгляда от мужа, отчетливо ощущая, что между ними разверзается пропасть.
        - Даже у Джима Бишопа бывает свободное время, - наставительно заметил Стив. - Напрасно ты делаешь столь поспешные заключения, дорогая. Разве ты так хорошо знаешь Джима? Помнится, ты говорила, будто он приезжал в Мексику лишь для того, чтобы повидаться с тобой?
        - Ты просто невыносим, Стив!
        - Мне очень жаль, что вы так считаете, мадам. Тем не менее полагаю, что вам предстоит совершить еще одно путешествие в Мексику. На этот раз не стану навязывать вам своего общества. Я прекрасно понимаю, как вам не терпится повидать детей. Что же касается меня, то мне придется на некоторое время задержаться здесь. Дела, дорогая!
        - Какие дела? Они связаны с управлением публичным домом? Может, я могу тебе чем-нибудь помочь? Уж не для того ли ты привез меня сюда?
        - Я привез тебя сюда, потому что ты злючка, которую необходимо приручить. - Он быстро встал, поднял Джинни и прижал ее к себе. - Если я захочу, то оставлю тебя здесь. Думаю, это не худший способ укротить тебя и заставить ложиться на спину каждый раз, когда я тебя захочу…
        Он говорил нарочито грубо, чтобы разозлить Джинни.
        - Ты… ты ублюдок! Нет… я никогда не буду… тебе никогда не удастся заставить меня…
        - Нет? Не серди меня, Джинни! - Стив закрыл ей рот поцелуем. У Джинни закружилась голова. Желание, этот ненасытный демон, лишало ее способности думать, оставляя только потребность чувствовать и желать. О Боже! Освободится ли она когда-нибудь от этого наваждения?
        Джинни страстно приникла к мужу, отвечая на его поцелуи. Ведь он же принадлежит ей и хочет ее! Разве Стив не говорил ей, что она его навязчивая идея? Он хотел ее так же, как и она его, но они изводили друг друга, изнемогая от желания.
        Они упали на кровать, даже не успев раздеться, обуреваемые любовью, ненавистью и страстью.


        Соня Брендон раздраженно думала, как не похоже на Уильяма уйти, даже не сказав ей, куда он идет. Джинни и Стив тоже исчезли и до сих пор не вернулись.

«Джинни, - размышляла Соня, - не следовало бы бежать за Стивом после того, как он отсутствовал всю ночь». Даже служанки шептались об этом, а горничная Джинни сказала Тилли, что, когда поднялась наверх будить свою госпожу, супруги ожесточенно ссорились.
        У Стива никогда не бывает угрызений совести! Соня покраснела, вспомнив, как он вел себя с ней. И еще посмел напоминать ей об этом!.. Она посмотрела в зеркало и машинально поправила волосы. Новая шляпа ей действительно очень к лицу. Соня чуть надвинула шляпу на лоб, что придало ей еще более соблазнительный вид. Впрочем, ей незачем молодиться - все друзья уверяли ее, что она совсем не изменилась. А тот очаровательный молодой человек, что танцевал с ней на балу, отпускал ей комплименты, хотя она и сказала ему, что замужем. Как же его звали? Ах да, Андре Делери.
        Однако Соня подозревала, что он любезничает с ней с одной целью - быть представленным Джинни. Он чем-то напомнил Соне Стива Моргана. Да, да, у них, несомненно, было сходство - если не во внешнем облике, то в манере поведения. Она почувствовала в Делери какую-то опасность, заметив, что мужчины, несмотря на его молодость, относятся к нему с особым уважением.
        - Вы заказывали кабриолет, мэм? Не хотите ли, чтобы я поехала с вами? - спросила Тилли, которая, как всегда, вошла незаметно. Соня предполагала, что ее горничная часто подслушивает. Впрочем, это не так уж важно. Главное, что Тилли предана ей.
        - Я собираюсь поехать в Ла-Терру. Чарльз отвезет меня туда и вернется. Миссис Прюет позаботится о том, чтобы меня доставили домой. Кстати, погладь платье из голубой тафты к сегодняшнему вечеру. Мы будем обедать у «Алтуана» с несколькими друзьями.
        Соня решила не брать Тилли, поскольку Аделина Прюет хотела подольше поболтать с ней.
        - Только мы вдвоем, дорогая. Я умираю от желания услышать последние новости. Здесь такое болото по сравнению с вашим привычным кругом. Хотя, - она чуть понизила голос, - мы можем вспомнить весьма волнующие эпизоды, относящиеся к военному времени, не так ли?
        Именно об этом Соня вспоминать не любила. В те годы Аделина Прюет, светская дама чуть постарше Сони, была ее ближайшей подругой. «Ну, - подумала Соня, - сегодня я обязательно узнаю, много ли помнит дорогая Аделина».
        - Дорогая Соня! Как замечательно, что ты приехала! А я уже опасалась, что тебя остановит эта несносная жара. Бернар, будь любезен, позвони. Ведь ты наверняка знаешь друзей Бернара: Люсьен Валет… Андре Делери…
        Бернар Прюет, молодой бездельник, очень похожий на отца, велел принести прохладительные напитки и предложил Соне сесть. Она улыбнулась ему, испытав облегчение. Сегодня она не была расположена удовлетворить любопытство Аделины, что, без сомнения, ей пришлось бы сделать, если бы та, как опасалась Соня, узнала Стива.
        Потягивая холодное белое вино, Соня вскоре почувствовала себя значительно лучше. Грозную Аделину Прюет редко удавалось выбить из колеи. Но Бернар, как выяснилось, привел двух ближайших приятелей, чтобы в их присутствии объявить матери о том, что вчера обручился с мисс Алтеей Пеннингтон. Соня не видела никаких препятствий к этому браку: мисс Пеннингтон была очень красива, а ее отец не менее богат, чем Прюеты, хотя и не так знатен. Но какое это имеет значение? Сейчас не те времена.

«В конце концов, - подумала Соня, - у Аделины добрая душа, а потому она должна понять, что не все и не всегда будет так, как ей того хочется. И разве не удивительно, что я все еще выгляжу так молодо, тогда как Аделина за последние десять лет стала походить на почтенную матрону?»
        - Знаете, я очень расстроился, узнав, что вы замужем. Я сказал тогда Люсьену: «Не может быть, она еще слишком молода!» Надеюсь, вы примете это как дань искреннего восхищения, если я осмелюсь сказать, что прошлой ночью на балу вы были самой красивой женщиной.

«Андре Делери, разумеется, ловелас, как и многие современные молодые люди», - размышляла Соня, весьма польщенная его вниманием. Кроме того, Соне было приятно, что на сей раз предпочтение отдали ей, а не Джинни. Почему бы ей не пофлиртовать? Ведь в этом нет ничего предосудительного. Здесь, на Юге, все прекрасно понимают, что это только игра, к которой нельзя относиться серьезно. Даже Аделина соглашалась с этим.
        Миссис Прюет, отнюдь не глупая женщина, могла бы легко угадать мысли Сони, если бы не была так рассержена на сына, трусливо сообщившего ей о помолвке с этой выскочкой, избалованной дочерью банкира-янки. Сейчас ей было не до Сони. Как посмел Бернар привести с собой друзей в надежде, что они защитят его от собственной матери? Он же очень хорошо знает, что ее здравомыслие и логика могут удержать его от необдуманного шага. Поэтому и действует за ее спиной! Как жаль, что Бернар так похож на своего покойного отца.
        Как нарочно, ее сын внезапно решил уехать с друзьями, заявив, что они хотят проводить миссис Брендон.
        - О Аделина! - воскликнула Соня, изобразив разочарование. - А ведь мне надо было о многом поговорить с тобой. Мы должны поскорее встретиться. Может, ты навестишь меня?
        На сей раз возвращение на плантацию показалось Соне более приятным, поскольку ее сопровождали три молодых человека. Соня чувствовала себя особенно помолодевшей, когда Андре - он умолял называть его именно так - скакал рядом с ней и с восхищением на нее посматривал. Он рассказывал Соне о своей жизни, признавшись, что ему очень приятно разговаривать с женщиной зрелой и все понимающей.
        - С вами так легко общаться! Вы первая женщина, которую я… - Он замолчал, словно и так уже сказал слишком много, и Соня покраснела от удовольствия, почувствовав в нем серьезность и искренность. Он оказался старше, чем она предполагала.
        Если бы здесь была Джинни… Соня вспомнила о падчерице - постоянном источнике бед и раздражения. Несомненно, все трое сейчас пытались бы привлечь ее внимание, а она бесстыдно флиртовала бы с ними. Тогда они просто не замечали бы Соню. Несмотря на почтительность Андре, Соня понимала, что он искусный обольститель.
        Это подтвердила ей и миссис Прюет, когда в тот же вечер они вместе отправились в оперу. Потом Соня осознала, что с этого и начались все ее неприятности. Уж лучше бы она осталась дома, сославшись на мигрень. Так оно и было бы, если бы не Уильям. Аделина Прюет, желая предостеречь Соню, советовала ей не показываться в обществе Делери, который, по ее мнению, был дурным человеком.

«Аделина, конечно, завидует, поскольку потеряла былую привлекательность, растолстела и стала похожа на пожилую матрону. Но Уильям ведет себя возмутительно - неужели он не доверяет мне после стольких лет супружества?» Нет, она с этим не примирится, тем более что он так спокойно прощает любые выходки Джинни.



        Глава 5

        Соня не знала, как несчастлива Джинни в этот вечер. Между тем Джинни просто задыхалась от ярости, но это делало ее еще более привлекательной. На этот раз Стив зашел слишком далеко, и Джинни поклялась себе, что никогда не простит ему того, как он с ней обращается.
        О да, она удивит Стива. Он недооценивает Джинни, если думает, что ее так же легко запугать, как когда-то прежде в Эль-Пасо. С тех пор она многому научилась и Стиву следовало бы помнить об этом!
        Снизу начали проникать приглушенные звуки - просыпались обитатели дома: кто-то играл на пианино, звенел женский смех, рокотал мужской бас. «Здесь, должно быть, много других таких же комнат, как эта», - подумала Джинни. На этом этаже номера сдавались на целый день любовникам, которые желали, чтобы им никто не мешал. По ночам дом становился элегантным ночным борделем, куда допускали лишь очень богатых людей. Здесь подавали только вино или шампанское, на кухне хозяйничали парижские повара, а дамы принимали клиентов по предварительной договоренности.
        Джинни догадалась об этом, сидя перед туалетным столиком и выдвигая ящики. Стив, конечно, не проверил ни их содержимого, ни того, что было в двустворчатом гардеробе. Проснувшись, Джинни поняла, что исчез не только муж, но и ее платье. А вот теперь ей стало ясно, что обитатели этой комнаты одевались весьма изысканно. Она нашла не только роскошные мужские и женские костюмы, но и множество косметики и парфюмерии. Ее зеленые глаза засверкали от возбуждения и злости.
        Она повторит тот же трюк, что и в Эль-Пасо, но на этот раз не позволит заманить себя в ловушку.


        - Джентльмены! - Услышав властный мужской голос, все головы в прокуренной комнате повернулись к двери. Генри Уэрмот, губернатор Луизианы, держал за руку молодую женщину. - Имею честь представить вам троянскую Елену.
        Она прошла мимо игроков твердо и уверенно, сознавая свою красоту и наслаждаясь удивлением и восхищением на обращенных к ней лицах мужчин.
        Белое платье оттеняло персиковую кожу. Тонкий плетеный пояс стягивал талию, подчеркивая восхитительную форму груди. Алые губы, казалось, жаждали поцелуев, а слегка раскосые зеленые глаза смотрели насмешливо и вызывающе.
        Насладившись произведенным эффектом, Генри Уэрмот расхохотался:
        - Ну, разве мне не везет? Представьте, эта красавица была по ошибке заперта в своей комнате… свеча опрокинулась, и дело могло принять дурной оборот, если бы я в этот момент не проходил мимо. Увидев, что это настоящая Афродита, я, конечно, не устоял и согласился сопровождать ее вниз, к тому счастливчику, который станет ее партнером на сегодняшний вечер! - Он обвел всех присутствующих внимательным взглядом и, понизив голос, проникновенно добавил: - Думаю, нет необходимости говорить о том, что я готов отдать все за привилегию поменяться местами с этим джентльменом…
        Заметив всеобщее изумление, Джинни победоносно улыбнулась:
        - Сенатор Брендон! Как замечательно… Пако Девис! Последнее время вы совсем обо мне забыли! Никогда вам этого не прощу! Надеюсь, наш малыш здоров?
        Отвернувшись от потрясенного Пако, застывшего с бокалом в руке, она перевела равнодушный взгляд на другое знакомое лицо и встретилась с холодными серыми глазами.
        - Джим, дорогой… как вы могли ждать меня так долго? Я сделала все, как вы говорили… Надеюсь, вы не сердитесь?
        Губернатор кашлянул и расправил плечи. Джинни легко коснулась его щеки и прошептала, что будет рада встретиться с ним завтра ночью, если он поговорит с Гортензией.
        Мистер Бишоп вздохнул и поднялся, чтобы взять под контроль ситуацию.
        - Простите, джентльмены… Ну что, Афродита, не отправиться ли нам наверх? Просто не понимаю, как мог заставить вас ждать.
        Они выжидающе смотрели друг на друга. Джинни торжествующе улыбалась. Едва мистер Бишоп взял ее за руку, как в комнату вошел Стив Морган. Его удивлению не было предела. Он считал, что надежно запер жену в комнате наверху, и вот теперь она здесь, в полупрозрачной греческой тунике, открывающей восхищенным взорам все ее прелести. Взглянув на Стива поверх плеча Джима Бишопа, она одарила его томной улыбкой.
        - Привет, Стив. Надеюсь, ты хорошо провел вечер? - Эти слова привели его в бешенство.
        Джинни вздрогнула, увидев, как вспыхнули его глаза. Только предостерегающий кашель Бишопа привел Стива в чувство. Ему хотелось задушить ее, и Джинни это понимала. О да, еще не скоро он осознает, что к ней нельзя относиться как к собственности, к игрушке, которую можно отбросить, если захочется!
        Не обращая внимания на его испепеляющий взгляд, Джинни взяла Бишопа под руку, и он учтиво последовал за ней наверх.
        - Мадам, я просто не знаю, что с вами делать! Ваше поведение этим вечером… - Мистер Бишоп был раздосадован; почти утратив самоконтроль, он сломал сигару и стал мерить шагами комнату, куда его привела «богиня» губернатора Уэрмота.

«Впрочем, этого следовало ожидать, - подумал он, - эта молодая особа всегда отличалась упрямством и безудержностью. Теперь она, кажется, ни в чем не раскаивается».
        - Мое поведение, мистер Бишоп? Как? И это вы говорите после того, как муж затащил меня сюда насильно и запер в этой комнате? Мужчины - ужасные лицемеры! Вы посещаете публичные дома и при этом говорите о морали… Ну, со мной это не пройдет! Кроме того, - ее глаза живо напомнили Бишопу пантеру, готовящуюся к прыжку, - лучше объясните мне, чем вы тут все занимаетесь. И вы, и Пако, и мой отец, и все эти люди… что, играете в карты? Неужели не можете придумать ничего более правдоподобного? - Она топнула ногой. - А Стив заслужил этот урок за то, что сделал со мной. И не смотрите на меня таким… мрачным взором, и не говорите о тайнах. Я очень хорошо помню, как вы приехали в Мексику, желая, чтобы я помогла вам. Если вы доверяли мне тогда, доверьтесь и сейчас. Мистер Бишоп, я требую, чтобы вы мне все рассказали!
        К Бишопу вернулось самообладание, и он холодно возразил:
        - Но, моя дорогая юная леди, я приехал сюда без всякой цели! Даже такой занятый человек, как я, может позволить себе немного отдохнуть и развлечься! Уверяю вас, мы со Стивом встретились случайно. Но раз уж так произошло, я решил использовать эту возможность, чтобы… подвести итог событиям недавнего прошлого. Право, мадам, я не вполне понимаю, почему должен объяснять вам все это; может, потому, что вы так бесстыдно появились внизу? Неужели вы всерьез намеревались представить губернатора Луизианы своим… спасителем? Если бы он познакомился с вами на каком-нибудь приеме…
        - Тогда, разумеется, он подумал бы, что у меня есть двойник! Нет, нет, мистер Бишоп, все это не слишком убедительно, и я не позволю себя надуть! А что здесь делает Пако? Он тоже приехал «поразвлечься»? - Она метнула на него презрительный взгляд. - О Господи, как в этой стране еще что-то происходит, когда лучшие люди проводят время за игрой в карты! А может, вы, как и другие, хотели подняться наверх?
        - Нет, мадам, это уже слишком! - воскликнул Бишоп, строго посмотрев на нее.
        Джинни пожала обнаженными плечами и грациозно опустилась на край постели. Вид ее обнаженной ноги слегка встревожил мистера Бишопа.
        - Возможно, - заметила она с милой улыбкой, - если бы вы рискнули сказать правду, я сумела бы убедить вас в том, что меня гораздо лучше иметь союзником, чем противником. Ведь я проявляю не меньшую стойкость, чем мужчины, - спросите Пако! Или Стива, когда он угомонится.
        Мистер Бишоп почувствовал себя в затруднительном положении: едва ли не впервые в жизни кому-то удалось его перехитрить. Что за непредсказуемая маленькая мегера! И как себя вести с ней? Даже Стив Морган, один из самых хладнокровных людей, позволил ей так запутать себя, что потерял всякую осторожность.
        Когда Джинни, вздохнув, прилегла на подушки, мистер Бишоп начал нервничать. Чего уже она только не вытворяла, и кто знает, что у нее теперь на уме?
        Между тем внизу карточная игра прекратилась. Разочарованный молодой губернатор отправился на поиски Люсиль, красивой девушки квартеронки, с которой у него была назначена встреча. Другие мужчины в мрачном молчании вспоминали появление его Афродиты. Возможно, он рискнет взять свою Люсиль в оперу лишь для того, чтобы смутить старых злобных новоорлеанских сплетниц, блюстительниц нравственности. Кроме Люсиль, он прихватил с собой своего лейтенанта, очень скромного негра, и пышную голубоглазую Зигрид, еще одну из девушек Гортензии.
        Как только губернатор уехал, сенатор Брендон, которого при появлении Джинни едва не хватил апоплексический удар, заговорил:
        - Если она расскажет Соне… Ради Бога, Стив, я думал, ты…
        - Она не самая послушная женщина, не так ли, сэр? - отозвался Стив, наполняя свой бокал бурбоном.
        - Если вы считаете ответственным за это меня… - начал сенатор, раздражаясь все больше.
        Его тут же прервал Пако Девис.
        - А не думаете ли вы, что нам следует пойти на выручку бедному мистеру Бишопу? - неуверенно предложил он, но, встретив разъяренный взгляд Стива, оглушительно захохотал: - О Боже! Прости, мой друг. Примите мои извинения, сенатор. Конечно, вы не знаете, но когда она спросила меня о ребенке…
        - Не припомню, чтобы ты говорил мне об этом ребенке! - воскликнул Стив. - Что за чертовщина? Черт подери, Пако, немедленно все расскажи… Или можешь считать себя счастливчиком, если окажешься в больнице!
        Пока Пако давал поспешные объяснения, сенатор Брендон решил, что ему лучше вернуться к жене. Он надеялся, что дочь все же придержит язык, рассчитывал на ее здравый смысл. А если Стив сочтет нужным поколотить Джинни, как она того заслуживает, уж он-то точно не станет ему препятствовать.
        Пребывая в ужасном состоянии, сенатор почти забыл о делах своего зятя, которые тот предлагал обсудить здесь. Это подождет. Кроме того, у него уже есть и другое приглашение на сегодняшний вечер, и предстоящую встречу он не собирался обсуждать со Стивом, во всяком случае до тех пор, пока не выяснит, на чьей стороне симпатии зятя в кубинских делах.
        Происшедшее обескуражило всех, включая Джинни, которая поняла, что мистер Бишоп равнодушен к ее угрозам и попыткам обольстить его. Закурив сигару, он принялся мягко уверять Джинни, что оказался здесь случайно, но все же им со Стивом необходимо кое-что уладить.
        - Я собираюсь вернуться к своим делам уже завтра. Сегодняшняя ночь была для меня лишь небольшой передышкой. - Он говорил спокойно, и Джинни поняла, что ей ничего не удастся из него вытянуть.
        - А Пако?
        - Полагаю, что мистер Девис собирается посетить своих родственников в Мексике, поскольку официально он все еще в отпуске. Замечу, кстати, - продолжал он, выпустив кольца дыма, - что он был бы рад сопровождать вас на асиенду Альворадо. Уверен, что вы скучаете о детях.
        - Мистер Бишоп… по-моему, вам неведомо, что такое совесть, не так ли?
        Он слегка наклонил голову:
        - Вы угадали, миссис Морган. Ну что ж, желаю вам благополучного возвращения домой и благодарю за неоценимую помощь.
        Да он попросту пытается избавиться от нее, как от назойливой мухи! При мысли об этом Джинни стиснула зубы от досады.
        Едва он ушел, Джинни вскочила с постели и уставилась на дверь. Какого черта Бишоп угрожает отправить ее домой? А что намерен делать Стив?
        Легкий стук в дверь прервал ее размышления. Ей очень не хотелось видеть сейчас Стива. Но это оказалась Гортензия.
        - О, привет, дорогая, вы выглядите великолепно! - воскликнула она. - Поскольку Генри Уэрмот буквально бредит вами, я пошла посмотреть на вас. У меня уже есть для вас несколько предложений… Вы так отличаетесь от всех моих девушек, а мне, видите ли, приходится думать о разнообразии. У вас достаточно опыта, милочка?
        Джинни казалось, что стремительно летящий призрачный поезд времени мчит ее назад, в прошлое. Пленница Стива… Мысль о том, что она станет одной из девушек, тогда повергла ее в ужас. Все это случилось прежде, чем она испытала настоящий ужас, прежде чем Том Бил превратил ее в вещь.
        Сделав над собой усилие, Джинни вернулась в настоящее. Она не пленница, да и времена изменились. Она жена Стива, и он не может бросить ее. Осознав это, Джинни улыбнулась Гортензии:
        - О, конечно, у меня есть опыт. Стив такой необыкновенный мужчина! А вот останусь ли я здесь… Мне надо немного подумать. Я обещала встретиться сегодня вечером в опере с одним знакомым. Кстати, нет ли здесь платья, которое я могла бы позаимствовать?
        Джинни скептически оглядела свой наряд, пока Гортензия раздумывала.
        - Конечно, я могу одолжить вам платье.
        Гортензии удалось отыскать бальное платье Джинни, которое та просила горничную погладить. Более того, она предложила ей свою коляску, чтобы Джинни могла поехать в оперу.
        - Если вас увидит кто-нибудь из наших девушек, они не будут вам мешать… У нас здесь свой кодекс чести. Возвращайтесь завтра, обещаю, что вы не пожалеете.

«Интересно, что скажет Стив, если я приму ее предложение? О Боже, почему мы опять начали ссориться из-за пустяков? Почему мы все делаем назло друг другу? Я не позволю ему отослать меня в Мексику…» Джинни не хотела дать волю своему раздражению, опасаясь, что на этот раз Стив не простит ее, ведь он так безрассуден!

«Но на этот раз я буду действовать осторожнее и не позволю ему запугивать меня…» Она говорила это снова и снова, чтобы утвердиться в своем решении.



        Глава 6

        У входа в здание французской оперы, на углу Бурбонской и Тулузской улиц, всегда собирались зеваки. Они приходили посмотреть не только на певцов, но и на их восторженных поклонников.
        Почему-то сегодня было много опоздавших, хотя именно в этот вечер знаменитая Аделина Патти впервые в Соединенных Штатах дебютировала в новой опере «Миньон». Почему же здесь царит такая непривычная суета? «Что-то носится в воздухе», - шептали вокруг. Появился губернатор с двумя роскошно одетыми женщинами, державшими его под руки («Уж мы-то знаем, откуда они!»). Мистер Уэрмот надменно отвечал на поклоны.
        К концу первого акта приехала молодая женщина исключительной красоты. Не обращая внимания на устремленные на нее взоры, она торопливо взбежала по ступенькам парадной лестницы. Кто она? Может, последнее увлечение красавца тенора? Странно, что такая леди явилась в оперу одна, без спутника, если она и впрямь была леди, а не избалованная любовница какого-нибудь богатого северянина, добившегося успеха на Юге после Гражданской войны.
        Появление Джинни не прошло незамеченным. Джинни подумала, что никогда еще ее не рассматривали столь внимательно и критически. Она испытала облегчение, когда к ней подошел молодой человек, с которым она познакомилась на последнем балу.
        - Как хорошо, что я встретила вас! Вы спасли меня… Я задержалась, поскольку сломался экипаж… Нет, ничего серьезного. Мне необходимо было приехать на сегодняшнее представление. А миссис Брендон здесь? Мне нужно повидать ее.
        Андре Делери поцеловал ей руку.
        - Я с удовольствием провожу вас в ложу мадам Прюет. Я тоже направлялся туда, но ваше появление придало мне мужества! По-моему, мадам Прюет вообразила, будто я сбиваю с толку ее драгоценного Бернара. Последнее время она так холодно смотрит на меня! Может быть, - продолжал он, и его улыбка напомнила Джинни Мигеля Лопеса, ее бывшего возлюбленного, - вы хотите чего-нибудь выпить, например глоток шампанского?
        - Видите ли… - Джинни уже собиралась отказаться, но тут заметила Стива.
        Тот не видел Джинни, ибо его внимание было поглощено темноволосой красавицей, похожей на испанку. Девушку сопровождал пожилой джентльмен, по возрасту годившийся ей в отцы. Джинни захлестнула ярость, когда она узнала в ней ту самую Анну Дос Сантос, которая когда-то была помолвлена со Стивом.
        Так вот почему он так не хотел, чтобы Джинни приезжала в оперу сегодня вечером? Он, конечно, считал, что проучил жену и она находится там, где он ее оставил, или уехала домой. Ничего, Джинни напомнит ему о себе!
        - Вы очень любезны, мистер Делери! Но я не хочу лишать вас общества друзей: уверена, что вы пришли сюда не один…
        - Напротив, мадам, уверяю вас. Я занимаю ложу со своим старым другом Люсьеном Валетом, но, уверен, он не заметит моего отсутствия. Так что, пожалуйста, не лишайте меня удовольствия побыть с вами.
        Наконец Джинни приняла предложенную им руку и согласилась выпить шампанского. Андре Делери уже давно заметил, что муж очаровательной мадам Морган приехал в театр без жены и присоединился к людям, которых Делери хорошо знал.
        Сложившаяся ситуация вполне отвечала его планам, Эта восхитительная женщина обещала тому, кто сумеет понравиться ей, бездну наслаждения. К тому же, судя по слухам, у нее весьма необычное прошлое. Как бы там ни было, он своего не упустит…
        Гибкий, хорошо сложенный, Андре Делери напоминал Джинни испанского танцора. Он бросал на нее томные взгляды, и на его губах появлялась очаровательная улыбка. Он, конечно, покоритель женских сердец. А его уверенность, что она, замужняя дама, может рискнуть своей репутацией, открыто показавшись с ним, не что иное, как дерзкое бесстыдство. Впрочем, при подобных обстоятельствах - Джинни упрямо вздернула подбородок - она сможет постоять за себя! И в этом, решила она, ей поможет Делери. Она взяла его под руку. Склонившись к ней, он мягко сказал:
        - Увидев меня с вами, мне все будут завидовать! Я едва верю в такую удачу.
        Для Сони Брендон неожиданное появление падчерицы под руку с Андре Делери стало последней каплей, отравившей ей и без того уже испорченный вечер. Сначала исчез Уильям, потом, появившись, стал что-то невразумительно объяснять, сказав, что
«срочные дела» потребовали его присутствия. А ей пришлось терпеть любопытство Аделины Прюет и ее намеки на прошлое, в которых таилось предостережение. Затем Стив вернулся без Джинни, в обществе каких-то людей, которых Соня никогда не встречала прежде, - они сидели справа от ее ложи.
        - Богатые кубинцы, - прошептала ей на ухо Аделина, - какое совпадение! Оказывается, ваш зять знает их! А та молодая женщина очень хороша… этакий распустившийся бутон, не правда ли?
        Соня стиснула зубы и поклялась себе, что больше никогда не останется наедине с Аделиной… И как она могла считать эту женщину подругой? Весь вечер та на что-то намекала, пыталась о чем-то выспросить! Кажется, Аделина вот-вот заявит, что узнала в Стиве Моргане того капитана, который когда-то был любовником Сони. Конечно, Аделина предпочитала не вспоминать о том, что сама потворствовала этому безумному роману.
        И вот теперь еще Джинни кокетничает с Делери… Не сказать ли об этом Стиву? Впрочем, все это было так невыносимо, что у Сони началась мигрень.
        Как могла Джинни броситься на шею Делери? Неужели она не понимает, что ее безобразное поведение может привести к дуэли? Стив Морган - жестокий человек… хладнокровный убийца! Где же Уильям? Ей так хотелось домой!
        - Дорогая, надеюсь, вы простите меня за откровенность? - резко сказала Аделина Прюет Джинни. - Не следует этого делать - вы понимаете, о чем я… Времена, конечно, изменились, но есть вещи, которых это общество не потерпит. Отправиться ужинать с посторонним мужчиной - значит нарываться на неприятности. И нечего хмуриться, красавица. Вы и сами должны это понимать. Это вы рискуете репутацией, а не он. И, кроме того, вам следует думать не только о себе - ведь у вас, кажется, ребенок или даже двое?
        Соня подумала, что Делери едва ли что-нибудь может смутить, а ее падчерицу ничто не могло заставить отказаться от своих планов. Соня же чувствовала облегчение, которое не исчезло и тогда, когда пальцы Делери коснулись ее руки. Конечно, это случайно… Он просто любезен с ней, желая смягчить непростительные выходки Джинни.
        Но когда в ложе стемнело, Андре вновь коснулся ее руки. У Сони перехватило дыхание, а краска стыда залила ее лицо. Он наклонился к ней и прошептал:
        - Извините, если я огорчил вас, ведь вы так впечатлительны, не правда ли? Я понял это с самой первой встречи. Вам лучше? Какие у вас холодные руки! Я бы хотел согреть их.
        Это ужасно! Она замужняя женщина, а он позволяет себе такие вольности! Ей уже давно следовало бы поставить его на место - спокойно, но твердо. Но она никак не могла унять волнение. Желание флиртовать с этим человеком было сильнее доводов разума.
        Джинни, занятая своими мыслями, не замечала, в каком состоянии ее мачеха. Стив сидел рядом с Анной… Похоже, что именно с ней он провел прошлую ночь! Есть ли предел его вероломству и распутству? Опера больше не интересовала Джинни. Она думала только о том, как расквитаться с мужем. Если бы не эта несносная мадам Прюет, Джинни уже давно привлекла бы к себе внимание Стива. Лучший способ избавиться от ревности - заставить ревновать его.
        Джинни закусила губу. Ну почему постоянно приходится прибегать к одному и тому же средству? «Мы оба слишком темпераментны и упрямы, - думала она. - Возможно, я никогда не пойму Стива… А вдруг именно это и заставляет меня любить его? А сам он любит меня или все это только слова?» Настроение Джинни изменилось. Ей следовало остаться в Европе, избавив себя от этой муки и боли. Внезапно ее охватила такая тоска, что глаза наполнились слезами. Все бесполезно! Гнев, страдания, метания от ненависти к любви… Ради чего? Чтобы удержать мужчину, который не выполняет никаких условий? «Я сама не знаю, чего хочу», - печально подумала Джинни. Даже мысль об очередной ссоре со Стивом уже не возбуждала ее.
        Миссис Прюет вдруг шепнула ей, прикрываясь веером:
        - Андре Делери - совсем неподходящий выбор! Я знаю, он красив, но опасен. К тому же известно, что он не умеет держать язык за зубами. Надеюсь, вы достаточно умны, чтобы послушаться моего совета. Андре слишком честолюбив, он использует женщин не только в постели!
        Когда после второго акта зажегся свет, Джинни не увидела ни Стива, ни его дамы, а потому охотно приняла предложение Сони немедленно отправиться домой.
        Миссис Прюет предложила им свой экипаж, решив поехать домой с Бернаром. Андре Делери сказал, что проводит дам до плантации, поскольку, как он уверял, сам живет поблизости.
        Джинни едва замечала присутствие Андре Делери.
        Зато он думал только о ней, хотя делал вид, что поглощен Соней. Но именно ради нее, Вирджинии Морган, высокомерной красавицы, он и затеял все это. Андре поклялся себе, что будет обладать ею, а интуиция подсказывала ему, что она охотно пойдет на это, утомленная и рассерженная выходками своего мужа. О да, он, несомненно, будет обладать ею, но не сейчас. Это вынужденное ожидание только обострит его влечение к ней. Пусть и она томится предчувствием - в конце концов, она так же покорится ему, как и все женщины, которых он хотел.



        Глава 7

        - Интересно, горят ли уши у ублюдка? - Под тонкими черными усами Пако Девиса вспыхнула ослепительная улыбка. Он посмотрел через стол на Бишопа, и тот невесело улыбнулся в ответ:
        - Сомневаюсь. Уверен, что месье Делери - предмет постоянных пересудов в здешних местах. Главное, что мы твердо знаем, - ему заплачено. Он, наконец, отдал долг портному! Вопрос в том, кто ему заплатил и за что?
        Впрочем, мистер Бишоп хорошо знал, какого рода услуги оказывает месье Делери за немалое вознаграждение. Он слыл отъявленным дуэлянтом, хотя в этом городе дуэли формально запрещены. Но если раньше он дрался на дуэли с мужьями или родственниками соблазненных им женщин, то в последние месяцы начал посылать вызовы людям с определенными политическими убеждениями. Кубинские события вынуждали людей бежать с этого острова в Новый Орлеан в надежде на помощь испанцев, желавших удержать то, что в недавнем прошлом было одним из самых богатых их владений. Им помогали и повстанцы, стремившиеся к самоуправлению. Положение осложнялось вмешательством так называемых американских флибустьеров, любивших совать нос во внутренние конфликты близлежащих стран, ибо они жаждали наживы и приключений.
        Будь Джим Бишоп человеком менее сдержанным, он не выдержал бы. Но сейчас лицо его было бесстрастным, а глаза спокойно смотрели на Стива Моргана. Бишоп надеялся, что Стив будет думать этим вечером о делах, а не о поведении своей непредсказуемой жены. Жаль, что брак так меняет даже самых порядочных мужчин.
        Тонкие струйки сигарного дыма плыли к окну, открытому Стивом. Звезды уже поблекли: начинало светать.
        Стив задумчиво потер небритый подбородок, полагая, что Бишоп наконец перейдет к самому главному. Уже не первый раз он удивлялся, что его втягивают в обсуждение каких-то мелких интриг, и поэтому хмурился. Ему казалось, что им начинают манипулировать. Несколько недель назад Бишоп мог попросить своего друга полковника Белмонта отозвать солдат и перестать прочесывать болота в поисках беглеца Маноло. Но он не сделал этого, и Стиву пришлось бежать вместе с Джинни, спасаясь не только от пуль, но и от диких зверей. Прибыв в Шривпорт, он столкнулся с Пако Девисом. Эта случайность, несомненно, предвещала скорое появление Джима Бишопа.
        - Почему только я не спросил месье Делери? - насмешливо заметил Стив. - Может, он рассказал бы мне об этом?
        Бишоп задумчиво покачал головой:
        - Не думаю, что тебе удалось бы спровоцировать дуэль с этим человеком, по крайней мере сейчас. Мы знаем, что он настроен происпански, к тому же Делери при деньгах, а это с ним редко бывает. Мы же знаем, чем он занимается. Но… - серые глаза Бишопа на мгновение устремились на Стива, - главное, что меня беспокоит, это деятельность твоего тестя. Очень жаль, что нашу встречу с ним так внезапно прервали. Если он уже встретился с… другими джентльменами, за которыми мы следили, и успел договориться с ними… Как считаешь, его можно переубедить?
        - Не знаю. - Стив растянулся в кресле, держа в руке бокал. - Черт подери, Джим, я к нему еще не присмотрелся. Понимаешь, его огорчило, что мне удалось ускользнуть от погони. По-моему, он до сих пор не простил мне этого.
        - Мне трудно представить себе, что вы можете спокойно разговаривать. Вспомни, что произошло, когда мы первый раз собрались вместе поговорить о том золоте, которое он тайно отправил, чтобы поддержать императора Мексики. А теперь… - Пако пожал плечами: - А теперь все может повториться, не так ли, приятель? Он очень амбициозный человек, этот славный сенатор Брендон… И не думаю, что он сильно изменился. А как ты считаешь?
        Бишоп посмотрел на них, методично перебирая в уме все известные ему факты и пытаясь сделать правильный вывод. Пако прав: сенатор Брендон не только амбициозен, но и жаден. Он внезапно так заинтересовался Кубой и кубинскими делами, что даже стал торговаться, покупая там плантацию. Захудалую плантацию, за которую заломили такую цену, что он не мог заплатить. Зачем она ему? И каким образом все это связано с Андре Делери и с хорошенькой молодой вдовой кубинского латифундиста Анной Дос Сантос, когда-то обрученной со Стивом?.. Да, это сложная головоломка, но со временем он решит ее. Президент настойчиво подчеркивал, что статус-кво на Кубе и нейтральная позиция Соединенных Штатов по отношению к кубинским делам должны сохраняться и поддерживаться. По крайней мере, в настоящее время, заметил про себя Бишоп.
        - Джентльмены, уже утро, и мы устали. Предлагаю подумать обо всем, что мы успели обсудить, и собраться вновь завтра вечером. Посмотрим, что принесет нынешний день.


        Этот день начался рано и для многих других и кое-кому даже уже успел преподнести сюрпризы. Люсьен Валет собирался спать как минимум до полудня, когда, не раздеваясь, бросился на постель, испытывая отвратительную тошноту от огромного количества выпитого спиртного. Слуга разденет его, а когда он проснется, подаст ему бокал, наполненный отваром собственного приготовления. Пьер очень гордился этим рецептом, поскольку отвар избавлял даже от самого тяжелого похмелья. Однако Люсьен проснулся от того, что кто-то грубо потряс его за плечо. С трудом продрав глаза, он увидел перед собой ухмыляющееся лицо Андре Делери.
        - Нет, нет! Что бы ни случилось, я не в состоянии ничего слушать. У меня жуткая головная боль… О Боже! Зачем этот проклятый Пьер впустил тебя? Я выгоню этого негодяя, а тебя вызову на дуэль, как только почувствую себя немного лучше.
        - Чушь! Ты прекрасно знаешь, что не сможешь избавиться от Пьера, а я убью тебя, если ты вздумаешь послать мне вызов. Тебе известна моя репутация! Просыпайся, Люсьен, прими эту микстуру, которая прочистит тебе мозги. Это необходимо для предстоящего нам разговора.
        Обхватив руками нещадно трещавшую голову, Люсьен с трудом приподнялся и сел на постели, удивляясь тому, как это его приятель выглядит таким свежим и бодрым после бессонной ночи. К тому времени, когда Андре умолк, Люсьен уже окончательно пришел в себя, и только легкая пульсация в висках напоминала ему о вчерашних излишествах.
        - Надеюсь, это все не так серьезно? Когда мы заключали это дурацкое пари, я вовсе не думал, что, решив обольстить жену, ты вызовешь на дуэль мужа. Поразмысли о последствиях! В конце концов, он не нашего поля ягода, и его положение… Пойми, может разразиться чертовский скандал! А его последствия окажутся для тебя весьма плачевными…
        Карие глаза Делери остановились на раскрасневшемся и озабоченном лице Люсьена.
        - Неужели ты полагаешь, что меня беспокоят последствия? Успокойся, я вовсе не собираюсь искать с ним ссоры. Кроме того… - он улыбнулся, - мне необходима твоя помощь. Нет, нет, не для обольщения, как ты догадываешься, это не составит большого труда - основное, уже позади, и птичка жаждет угодить в силки! Разве у меня были когда-нибудь промахи с женщинами? Или на дуэли? Но этот противник сам бросит мне вызов, и сделает это при свидетелях, так что у меня не останется выбора, но… - он расправил плечи, - ты улавливаешь? Как бы то ни было, мне нужна информация: прежде всего о его друзьях, особенно о тех, с кем он встречался минувшей ночью. Я не ошибаюсь, что из оперы ты отправился на Бурб-стрит?


        Пока друзья разговаривали, почти все обитатели другого дома, называвшегося Боде-Хаус, уже проснулись. Джинни нашла укромный уголок в тенистом саду, где можно было позавтракать, и, к своему удивлению, обнаружила, что мачеха тоже проснулась и спустилась в сад, очевидно, с тем же намерением.
        Женщины взглянули друг на друга, и Соня, с красными пятнами на щеках, заговорила:
        - Не вставай, к чему эти церемонии. Садись. - И доверительно добавила: - Слуги уже сплетничают вовсю. Несмотря на наши разногласия, мы должны делать вид, что ничего не происходит. Согласна? - Не дождавшись ответа, Соня спросила: - Твой муж еще не вернулся, не так ли? Мой отправился спать два часа назад, сочинив несуразицу, будто играл в карты всю ночь.
        Соня сохраняла внешнее спокойствие, хотя и злилась. Как мог Уильям так опозорить ее перед старыми друзьями? Он отсутствовал два дня подряд, не потрудившись даже объясниться, а вчера осмелился сделать ей замечание только за то, что она позволила проводить себя троим молодым людям.
        Соня посмотрела на Джинни. Она, конечно, привыкла к мужскому коварству. Она, несомненно, уже ищет любовника, чтобы отомстить Стиву. Помня, что падчерица всегда с необычайной легкостью заводила любовников и пускалась во всякие авантюры, Соня знала, чего от нее ждать. К тому же Джинни почему-то неизменно удавалось выходить сухой из воды. «Удивительно, - думала Соня, - она ухитряется действовать так, что в конечном счете получает то, что хочет».
        Соня недоброжелательно взглянула на Джинни. Та выглядела плохо, словно всю ночь не сомкнула глаз; впрочем, так, вероятнее всего, и было. Темные круги под глазами и необычная для нее бледность… Неужели она и впрямь вообразила, что сможет изменить такого человека, как Стив Морган?
        Джинни думала о том же самом, чувствуя на себе взгляд Сони. Но что у них общего? Если говорить откровенно, то недавно они были скорее соперницами, чем подругами. И она не испытывала потребности откровенничать с Соней.
        Почувствовав голод, Джинни принялась за еду, небрежно заметив:
        - Неужели завтраки в Луизиане всегда так изысканно приготовлены? Шесть блюд… И как только ухитряются делать это каждый день?
        - Таков обычай, - пожала плечами Соня. Ее голубые глаза встретились с зелеными глазами Джинни. - Но способен ли человек привыкнуть… к пренебрежению, постоянному унижению, позору?.. Ты примирилась бы с этим?
        - Не знаю.
        Слуги ушли, и теперь можно было говорить свободно. Отрывистый ответ Джинни заставил Соню поджать губы.
        - Неужели? - спросила она. - Но ведь ты пока еще его жена. Разве не ты объездила всю округу, чтобы найти его и заставить вернуться? Прости, если я ошибаюсь, но…
        - Да, ты ошибаешься. Но меня это не волнует. Тебе никогда не понять, что происходит между мной и Стивом. Впрочем, едва ли ты пытаешься это сделать. Но главное, что у него своя дорога, а у меня - своя. И, пожалуйста, не надейся, что это обескуражит меня. - Заметив, что Соня не прочь поссориться с ней, Джинни нетерпеливо добавила: - Перестань! Какой смысл снова ссориться? Мы же не скрываем нашего отношения друг к другу.
        - Все это для тебя слишком просто, не так ли? Ты всегда позволяла себе любые капризы, ни о ком не думая. Тогда как я… э, да что говорить! Приятного аппетита, дорогая. Я, пожалуй, пойду покатаюсь верхом.
        Это был какой-то порыв, говорила себе позднее Соня. Она просто не могла оставаться в обществе этой… самоуверенной и наглой шлюхи. Она давно не каталась верхом на своей любимой лошади и сейчас испытывала наслаждение. Прошло уже несколько лет с тех пор, как она последний раз ехала по этой тропинке, ведущей к обрыву реки.
        После внезапного ухода Сони Джинни почувствовала, что у нее пропал аппетит. Ей уже больше не хотелось есть, тем более так обильно, как к этому привыкли в Луизиане. Джинни уже жалела, что повздорила с Соней. Размышляя всю ночь об одном и том же, Джинни так ничего и не решила, поняв лишь одно: так дальше продолжаться не может. Они со Стивом должны с этим покончить раз и навсегда.

«Я действительно люблю его, - подумала Джинни, сидя в коляске и направляясь к Стиву. Мысль о том, как они отдалились друг от друга за столь короткое время, испугала ее. - Но если мы будем продолжать в том же духе, то лишь все погубим». Почему Стив отдалился от нее - из-за гнева или безразличия? Она должна выяснить это. Правда - единственное, что ей нужно от Стива.

«И эта правда сделает меня свободной…» Почему же эта фраза, которую она повторяла про себя снова и снова, звучала сейчас как… дурное предзнаменование? Несколько раз она хотела вернуться и велела хмурому вознице ехать обратно. Но он нахмурился еще больше, поняв, куда едет. Все это породит новые слухи, и Соня придет в ужас. «Но меня это не волнует, - убеждала себя Джинни, - я должна все узнать».
        - Сюда, - сказала Джинни, - пожалуйста, высадите меня здесь. Ждать не надо, домой меня отвезет муж.
        Джинни воображала бог знает что, представляя себе самые невероятные ситуации, в которых она могла застать мужа. Она хотела заранее подготовиться к борьбе с ним. Но ей и в голову не приходило, что он спит один.


        Стив Морган не собирался проводить здесь ночь. Он уже почти решил, что пошлет ко всем чертям Джима Бишопа и Пако и скажет им, что выходит из игры. И черт его побери, если он не отправится искать Джинни, чтобы заставить ее понять раз и навсегда…
        Но тут зевающая и сонная Гортензия принесла ему письмо, предельно лаконичное. Козырная карта Бишопа? Какое странное совпадение: письмо от деда, посланное с Ренальдо, нашло его именно здесь и именно в это время! Стива охватило крайне неприятное предчувствие. Казалось, все складывается так, что ему не избежать поездки на Кубу. Но ради каких дел деда Стив должен отправиться в самое пекло кровавой революции? Будь проклята эта невыносимая властность старика!
        Стив сжег письмо в мраморной пепельнице. Совладать с дедом всегда было трудно, это и прежде казалось ему непосильным, а теперь ложилось на него тяжким бременем. Ему придется, ко всему прочему, укрощать Джинни, когда та поймет, что он отправит ее в Мексику одну.
        Небо за окном уже начало бледнеть, и Стив утомленно прикрыл глаза, поняв, что ему еще многое предстоит в этот день… Но какого черта! Едва он собрался заснуть, его охватили воспоминания. Предчувствие опасности не давало ему покоя. Джинни однажды заметила, что он любит рисковать. «Похоже, у меня беспокойная душа дьявола», - пошутил он тогда.
        Ох, эта Джинни - неукротимая тигрица! Как бы ни боролись они друг с другом, Джинни из тех женщин, которые возбуждают у мужчин жгучее любопытство и настороженность. Зеленоглазая мегера с острыми зубами и коготками…
        Через несколько секунд он вернулся к реальности. Она стояла перед ним и смотрела на него так, что ему тотчас захотелось заключить ее в объятия. Но разум возобладал над инстинктом. Увидев вопрошающий взгляд жены, Стив принял суровый вид, зная, что это самый надежный способ прогнать Джинни.



        Глава 8

        - Доброе утро. Надеюсь, мы можем позавтракать вместе, как вчера? Тебе не кажется, что нам надо поговорить?
        Стив прищурился:
        - Вы действительно так полагаете, мадам? Кстати, где вы провели эту ночь?
        Итак, он не собирается уступать.
        - Стив, пожалуйста, не надо: я устала от постоянной войны. Ведь мы же обещали доверять друг к другу! - Она ждала, что он дрогнет и смягчится, но Стив лишь холодно пожал плечами, спустил ноги с кровати и принялся надевать брюки.
        - Ты хотела обсудить что-то важное?
        Джинни проявила упорство, и ему следовало бы поблагодарить ее за это! Ее губы скривились так, словно она прекрасно поняла его тактику.
        - Вообще говоря, да. Я хотела бы поговорить о наших отношениях. Мне плохо и больно, Стив. А тебе?
        Он нетерпеливо посмотрел на нее:
        - Иисусе! Ты пришла сюда завтракать и нести чушь? Мы ведь женаты, и у нас есть близнецы, о которых, между прочим, ты должна заботиться. Если ты несчастна со мной, я не возражаю, чтобы ты устроила свою жизнь иначе. Я вполне снисходительный муж, не так ли? Если ты не станешь злить меня, я тоже постараюсь держать себя в руках. Надеюсь, на это ты согласна?
        Но Джинни не желала уступать, ее глаза сверкали от бешенства.
        - Полагаю, ты хочешь наказать меня? Именно в этом причина твоей жестокости, Стив? Или ты предлагаешь мне вести такую же жизнь, как перед моим отъездом в Европу? Тебе придется ответить на эти вопросы, если даже ты решил от меня избавиться.
        - Я думал, что тебя устраивала та жизнь, дорогая. Особенно когда меня не было поблизости. Не сомневаюсь, что, вернувшись в Мексику, ты найдешь предлог снова отправиться в путешествие, хотя я предпочел бы, чтобы ты сначала вырастила детей. - Он усмехнулся. - Однако ты слишком капризна! Тебе следовало бы помнить, что я не люблю, когда мне задают слишком много вопросов.
        Он старался держаться построже. На все есть свои причины. Но сказать об этом Джинни - значит смягчить удар и позволить ей с достоинством удалиться.
        - Очень хорошо, Стив, я не забуду об этом, если и ты запомнишь, что я ненавижу сцены ревности. - Она с облегчением вздохнула. - Как ты полагаешь, Гортензия принесет мне завтрак? Или губернатор Уэрмот все еще здесь?..
        В этот момент в дверь постучали. Они переглянулись.
        - Можно войти? Мне сказали, что вы ждете меня… ах!
        - Вы, конечно же, можете войти, и он, несомненно, вас ждет. Не смущайтесь. Стив вам все объяснит. Мы с ним вполне современная пара, и у каждого из нас есть друзья.
        Анна Дос Сантос широко распахнула бархатистые карие глаза. Сейчас она казалась еще более юной, чем накануне. Она не сводила глаз с Джинни.
        - Похоже, я здесь лишняя, так что простите меня, дорогая Анна, - мне придется удалиться. Генри пригласил меня на прием, который он дает в губернаторском дворце. До свидания, всего вам доброго.
        Джинни проскользнула мимо удивленной молодой женщины и, не заметив, как потемнело лицо Стива, стала спускаться вниз. Но эту сцену она долго не могла забыть. Спустившись до половины лестницы, Джинни услышала, как наверху захлопнулась дверь,
        Уильям Брендон увидел Джинни, когда она пересекала холл. Он был так озабочен своими делами, что даже не спросил, почему дочь так бледна. Он чувствовал какое-то смутное раздражение, а потому резко спросил:
        - Господи, куда все исчезли? Где Соня?
        - Понятия не имею. Хотя, впрочем, утром она собиралась покататься верхом. Почему ты ее не поищешь?
        - Послушай меня внимательно, Вирджиния! Твое поведение прошлой ночью…
        - Я не сказала Соне, где ты был, так что можешь не беспокоиться. Что тебе еще нужно? Я неважно себя чувствую, у меня болит голова.


        Лежа на постели и прикладывая к голове салфетку со льдом, принесенным горничной, Джинни пыталась все обдумать, но на ум приходило только одно: она должна уехать. Раз уж Стив дает ей свободу, придется поступить именно так. Джинни закрыла глаза.
«Наконец все кончено, теперь уж действительно кончено! Как странно это сознавать!»
        Через открытое окно она услышала голос отца: он велел одному из грумов привести лошадь из конюшни, Видно, отец собирается искать Соню. Отец тоже ведет себя как все мужчины: для них это так обычно - позволять себе любые удовольствия, а от жены требовать полного повиновения. Внезапно Джинни поняла, что удивляется Соне - ведь та была намного моложе отца. Любила ли мачеха первого мужа, оставившего ей этот дом? Были ли у нее когда-нибудь любовники? Последнее время она слегка располнела, но сохранила прежнюю привлекательность. Похоже, и Андре Делери так считает.
        Пока Джинни размышляла о будущем, Соня мечтала поскорее оказаться дома, в безопасности. Господи, что же делать? Во всем виновата эта шлюха, ее падчерица!
        Если бы Уильям не пропадал бог знает где, а Джинни не дерзила бы ей, она никогда не разрешила бы Андре Делери присоединиться к ней во время верховой прогулки. Конечно, ей нравился этот обаятельный молодой человек, но тайно встречаться с ним она считала недопустимым. Месье Делери выказывал Соне такое уважение, что она испытывала к нему полное доверие и вела себя с ним как с давним другом. И тем не менее… О Боже! Как же она могла проявить такую глупость и неосторожность? Соня действительно не ожидала увидеть его: ей хотелось всего лишь побыть одной, прокатиться верхом, как она привыкла это делать в прежние дни. Но тем не менее Андре Делери ждал ее, и она знала, что это дурно.
        На берегу реки была старая роща, посаженная первыми поселенцами. Соня очень любила пикники, которые устраивали здесь, в тени деревьев, она и Рауль, ее красивый, веселый молодой муж. Он долго ухаживал за Соней и, наконец, покорив ее, женился на ней. Но больше всех он любил свою возлюбленную квартеронку…
        Давно уже она не гуляла в этой роще, прислушиваясь к шуму реки под обрывом. Давно уже не сидела, прислонившись спиной к искривленному стволу дерева… Сейчас она немного захмелела от вина, которым угостил ее Андре Делери.
        - Хлеб, вино и эта книга стихов в переводе с персидского… Я думал о вас, читая ее, и мне так хотелось разделить с вами эту радость.
        - Вы говорите как поэт, месье Делери! Но вы, конечно, понимаете, что я не могу здесь задерживаться…
        - Пожалуйста, всего на несколько минут… Знаете ли вы, что я мечтал увидеть вас здесь и мысленно взывал к вам, умоляя приехать? - Заметив ее смущение, он рассмеялся и схватил ее руку: - Не волнуйтесь. Клянусь, я не собираюсь компрометировать вас. Ну что дурного в том, что мы проведем несколько мгновений, наслаждаясь красотой природы, покоем и обществом друг друга?
        Соня позволила ему уговорить себя, сама не зная почему. В тот момент она не видела ничего плохого в том, чтобы остаться и немного поговорить с ним.
        Андре Делери делал все возможное, чтобы доставить удовольствие Соне, поскольку поставил себе целью очаровать ее. Он то и дело подливал Соне вино, читал ей стихи и рассказывал анекдоты. Вдруг он наклонился так близко к Соне, что в ее глазах мелькнул испуг.
        - Подождите, не двигайтесь. Там маленький паучок… Не беспокойтесь, я его смахну. - В одно мгновение он обхватил ее так, что она вскрикнула от тревожного предчувствия. Андре повернул к себе ее лицо и поцеловал в раскрытые губы.
        Не совладав с собой, Соня отклонилась назад, но тут раздалось какое-то предостерегающее покашливание:
        - О, тысяча извинений, приятель, я не знал, что ты тоже выберешь это местечко для свидания!
        Соня готова была провалиться сквозь землю. Она предпочла бы умереть, лишь бы только не видеть Люсьена Валета и Бернара Прюета, спокойно наблюдавших за ними, и двух молодых женщин, глаза которых выражали откровенное любопытство.
        Неуклюжие попытки Валета как-то смягчить неловкость ситуации все ухудшили. Пока он болтал о том, что в этот великолепный день они решили поехать на реку, Соня приводила в порядок одежду, стараясь удержаться от рыданий. Вскоре появились слуги, несущие корзины с закусками, одеяла и подушки. Невесту Бернара сопровождала ее тетка средних лет. Увидев Соню, она нахмурилась, тогда как девушка проявляла смущение, а Андре пытался что-то объяснить.
        - Люсьен! Я встретил миссис Брендон во время верховой прогулки и предложил ей отдохнуть в тени деревьев… - Андре Делери вовсе не походил на человека, который способен испытывать подобные затруднения и терять дар речи. Он взглянул на Соню, и по движению его губ она поняла, что он сказал «простите». Для ее репутации это было губительно. Зная новоорлеанское общество, Соня понимала, что уже к вечеру слухи распространятся по городу.
        Вот эту напряженную сцену и застал Уильям Брендон, прискакав на лошади. Как уверял впоследствии Делери своего друга Валета, появление сенатора оказалось чистейшим совпадением, просто подарком богов! Сенатору предстояло узнать, что его жену застали с любовником, лишь от сплетников. Но он увидел это своими глазами и быстро сделал выводы.


        - Постарайся успокоиться, истерика ничего не исправит, - нетерпеливо сказала Джинни. Вид рыдающей Сони поразил ее. - Расскажи мне, что произошло. Неужели ты не можешь внятно объяснить?
        - Я уже говорила, я уже говорила тебе, неужели так трудно понять? Ты не слышала этого разговора! Они собираются драться на дуэли, и нет ничего, что могло бы… О Боже, я хочу умереть!
        - Перестань, Соня, и послушай меня. Неужели ты не понимаешь, что единственный способ предотвратить это - держать себя так, словно ничего не произошло? Ты должна это сделать ради себя самой и ради моего отца тоже… Позволь мне поговорить с ним, и я попрошу о помощи Стива…
        - Нет, нет и нет! - кричала Соня. - Я не могу видеть никого из них, потому что виновата, и это наказание мне за все эти годы…
        - Ты просто несешь чушь! Кстати, пришел доктор, он даст тебе успокоительное. Я подумаю, как можно прекратить все это, но обещай мне, что постараешься взять себя в руки.
        Ошеломленная Джинни вышла из комнаты Сони. Да, это не самый лучший способ отвлечь ее от собственных проблем.
        Бедная Соня! Всю жизнь она придерживалась каких-то правил и вот теперь вдруг угодила в ловушку. И если уж сенатор собрался драться на дуэли, значит, все это весьма серьезно! Скандал и его последствия могут быть непредсказуемыми. Ну почему он не доверяет жене?
        Мужчины так подозрительны! Тот же Стив всегда готов поверить всему, что о ней скажут…
        Выйдя от Сони, Джинни спустилась вниз, надеясь, что отец уже там. Ему следует понять, что дуэль с Андре Делери погубит его политическую карьеру, не говоря уже о репутации жены. Осознай он это, и все изменится. Но если даже это его не остановит, тогда сможет помочь только Стив. Он никогда не откажется от дуэли. Первый раз, когда она его увидела в Сан-Антонио, он убил человека прямо посреди улицы. Стив убил при ней на палубе русского корабля князя, ее бывшего мужа. Стив сможет предотвратить дуэль между сенатором и Делери, если сам вызовет Андре.
        Весь дом, казалось, притих, и это гнетущее молчание ощущалось как предвестие беды. Прохаживаясь по опустевшему холлу, Джинни вдруг вспомнила, что на обед к ним сегодня приглашены гости… Или кто-то прислал какие-то записки с извинениями, отказами? О чем же она должна позаботиться?
        Надеясь найти отца в кабинете, Джинни пошла туда. Дверь была открыта, но дворецкий сказал ей, что сенатор опять ушел. «Нет, мэм, он не сообщил, куда собирается». Но вместо сенатора она увидела Стива.
        - Что за чертовщина тут происходит? - спросил он. Она повернулась к нему.
        - Ну? - Его взгляд скользнул по ней, словно Стив, оценив обстановку, приготовился к наступлению.
        Джинни свирепо посмотрела на него, намереваясь дать отпор:
        - Ты позволишь рассказать тебе обо всем?
        Поскольку он молчал, она вкратце поведала ему обо всем, что произошло. Джинни обрадовалась, заметив его удивление. Он взял ее за руку и повел в кабинет.
        - Когда это она успела так подружиться с Делери? Черт побери, я почти уверен, что именно ты была его целью. А сама-то ты что-нибудь замечала между ними?
        - О Господи! Неужели тебе больше нечего сказать? - Джинни выдернула руку и отступила назад. - Ты думаешь, что именно я была его целью? Но как спокойно ты об этом говоришь! И кроме того… мне иногда кажется, что тебе совершенно безразличны те, кто не имеет отношения к твоим собственным делам. Неужели тебя не волнует то, что может произойти? Соня в полной прострации от раскаяния и стыда. Бедняжка, она вовсе не из тех женщин, кто легко относится к таким делам… Она всегда была пуританкой. Сама же я вполне уверена, что с Делери она встретилась случайно, но мой отец раздул из этого целую историю. Я собиралась поговорить с ним, но он куда-то исчез, и теперь боюсь…
        - Уверен, что отец сообщил бы тебе о своих намерениях, знай он, как сильно тебя это беспокоит, дорогая. Но надеюсь, ты рассказала мне обо всем без утайки? Так вот, может, Соня повстречалась с Делери, желая спасти тебя? Мне кажется, ты права: трудно объяснить, зачем она отправилась на тайное свидание с таким типом, как Андре Делери…
        Если Стив хотел разозлить Джинни, то он достиг своей цели. Обезумев от гнева, она влепила ему пощечину.
        - Ублюдок!
        - Я мог бы поколотить тебя, Джинни. Так что не доводи меня до этого!
        - И это было бы не в первый раз, не так ли? Будь ты проклят, Стив! Я не могу этого больше выносить и не хочу так жить! Я хочу уйти! Дай мне развод, ты мне это обещал, помнишь? Мне надоела такая супружеская жизнь; уж лучше прекратить это, чем ненавидеть друг друга…
        Она уже забыла и об отце, и о Соне, и обо всем, что ее волновало. Уже не владея собой, она зарыдала от злости и обиды. А Стив лишь посматривал на нее, даже не думая обнять и утешить. А ведь всего месяц назад он клялся Джинни в любви и говорил, что никогда ее не отпустит!
        - Что за черт, Джинни! Почему ты без конца толкуешь об одном и том же? Никакого развода, моя радость! И вообще сейчас не время для громкого скандала, не так ли? Тебе придется оставаться замужней женщиной, пока я сам не решу, что наши пути разошлись. Ну а пока тебе следует проявлять благоразумие, как это стараюсь делать я. Думаю, что, успокоившись, ты согласишься со мной.
        Уж лучше бы он ударил ее! Такая реакция была бы ей понятнее, чем его холодные рассуждения. Оказывается, ее чувства уже ничего для него не значат, а ведь когда-то это было не так! Джинни, не удержавшись, спросила его:
        - Ты меня больше не любишь? Именно это ты пытаешься мне доказать?
        - Черт подери, любовь! Это то, о чем мечтают все женщины? Сначала она лупит меня по физиономии и говорит, что ненавидит, а в следующее мгновение уже требует, чтобы я любил ее…
        Она ненавидела эту его манеру пожимать плечами и смотреть на нее вот так отчужденно.
        - Конечно, я люблю тебя, Джинни. Ты моя жена и мать моих детей. Но нам уже пора понять, что каждому из нас необходимы какие-то забавы на стороне, не так ли? О да, признаюсь, ты обладаешь удивительной способностью будить во мне бешеную ревность, но я постараюсь справиться с этим. Теперь ты довольна?
        Если что-то и могло ее удовлетворить, так это его ярость. Ах, если бы он накинулся на нее, целуя дико и страстно, и овладел ею! Но вместо этого Стив отступил, предоставляя жене ту свободу, которой хотел и для себя. Неужели он так изменился потому, что что-то произошло между ним и Анной? Джинни хотелось спросить его об этом, закричать, дать выход своему раздражению. Но, вытирая слезы ладонью, она дрожащим голосом спросила:
        - Почему, почему я всегда позволяю тебе спровоцировать меня? Я постараюсь избегать этого в будущем. Боюсь только, что мне слишком трудно лицемерить. Пожалуйста, подумай о разводе, ладно? Чтобы не усложнять ситуацию, я постараюсь проявлять благоразумие, но если влюблюсь в кого-нибудь, то уйду к нему, так и знай. И мне будет безразлично, дашь ты мне развод или нет.
        Стив смотрел, как Джинни, гордо подняв голову, выходит из комнаты. Он не попытался остановить ее, хотя ему очень хотелось сделать это. Пойти за ней, вернуть, заставить признаться, что она любит его, но это было выше его сил.



        Глава 9

        Мистер Бишоп был раздражен и взволнован, хотя внешне держался совершенно спокойно. Но что-то в его голосе встревожило Пако Девиса.
        - Они, кажется, умнее, чем мы думали, - нанести удар так быстро и в таком неожиданном направлении! Итак, сенатор встречается с юристом, чтобы изменить свое завещание? А встреча с Делери…
        Бишоп знал ответ так же хорошо, как и Пако, но осекся сознательно, пристально посмотрев на собеседника. Пако безропотно ответил:
        - Я слышал, что они должны встретиться сегодня вечером. Такая спешка объясняется желанием уладить дело, прежде чем об этом узнают местные власти и предотвратят дуэль. Что нам делать?
        Бишоп, по-видимому, счел этот вопрос глупым. Откинувшись на спинку кресла, он рассеянно смотрел на голубовато-серые кольца сигарного дыма. Бишопа раздражало, что у него нет времени для маневра.
        Черные глаза Пако вспыхнули.
        - А что, если Стив вызовет этого Делери? В конце концов, это было бы вполне естественно. Сенатор - его тесть, а всем известно, что Делери всегда убивает своих противников, потому все здесь так его опасаются…
        - Ты же понимаешь, что это не сработает, - холодно возразил Бишоп.
        - Это только предположение.
        - И не слишком удачное. Морган нужен нам на Кубе и пусть до поры до времени сидит тихо. Кроме того, вздумай он вмешаться в это дело, сенатор сочтет себя униженным. Нет, полагаю, существуют другие способы предотвратить эту нелепую дуэль…

«Помогай ему Бог, - подумал Пако. - Бишоп, конечно, хладнокровный сукин сын, но в его изобретательности можно не сомневаться».
        Такого же мнения придерживался и Стив Морган, в самом мрачном настроении присоединившийся к ним. Всю дорогу в город он размышлял, как бы побыстрее встретиться с Андре Делери и расквитаться с ним за все. Теперь ему пришлось согласиться с Бишопом, который всегда находил самые разумные решения. Самый простой способ предотвратить дуэль - прибегнуть к помощи закона и арестовать зачинщиков. Конечно, это повлечет за собой неприятные последствия, но в перспективе…
        Стив снял сюртук и расстегнул ворот рубашки.
        - И что произойдет, когда они окажутся в тюрьме?
        - Ну, это позволит нам выиграть время… - заметил Пако.
        Бишоп саркастически посмотрел на них и лаконично сказал:
        - Я позабочусь об этом сам, а вы, джентльмены, должны немедленно отплыть на Кубу.
        - Даже не верится! Все как и раньше. Стив, ты же обычно спорил с ним, так что же случилось сегодня? Эй, Стив, ты не слушаешь своего старого друга…
        - Заткнись, Пако!
        Скверное настроение не оставляло Стива все последние дни. Ему не помогло даже большое количество виски, которое они с Пако выпили после ухода Бишопа. Он не мог сосредоточиться на карте, любезно оставленной ему Бишопом, и желал, чтобы Пако оставил его в покое.
        Куба. Странно, но он никогда прежде не бывал на этом острове, хотя там жил его дядя. Или кузен? Короче, какой-то дальний родственник, которого он едва знал. Удивительнее всего было то, что дед, ненавидевший путешествовать, внезапно решил отправиться на Кубу по каким-то таинственным делам. Его письмо содержало предостережения и прямые указания: «…Когда я советовал тебе не проводить все время на асиенде, а заняться иными делами, я вовсе не предполагал, что ты уедешь на целый год… и теперь, когда срочные дела вынуждают меня посетить мои кубинские поместья, надеюсь, ты сможешь вернуться в Мексику…» Дед не объяснял, что за
«срочные дела» гонят его на Кубу. Все это так не похоже на дона Франсиско! Неужели он настолько выжил из ума, что решил отправиться на остров в самый разгар революции! Или на то есть какие-то особые причины? Стив вспомнил, что, когда в самой Мексике разразилась кровавая революция, дон Франсиско был одним из тех крупных латифундистов, которые отказались покинуть свои асиенды. Нет, его дед ничего не боялся, и, уж если принимал решение, его невозможно было остановить… Вероятно, в этом и состояло их сходство, чего ни один из них не хотел признавать. И оба упрямы - хотя многие считали это тупостью или чрезмерной гордостью.
        В этот момент он вспомнил о Джинни, зеленоглазой мегере с дерзко вздернутым подбородком. Будь прокляты и ее гордость, и ее стремление докопаться до правды!
        - Похоже, ты знаешь эту карту как свои пять пальцев. О чем же ты думаешь?
        Стив взглянул на Пако и смахнул карту со стола.
        - О той, что ждет меня сейчас наверху.
        - И как только ты все успеваешь? Хотел бы я быть таким же счастливчиком, вернее, чтобы мне так же везло в этом. Это случайность, что твоя бывшая невеста здесь, не так ли? Надеюсь, она уже простила тебя за то, что ты ее бросил?
        - Она обвиняет во всем Джинни, - поморщившись, пояснил Стив.
        Ждет его Анна или нет, отметил про себя Пако, но Стив не слишком-то торопится к ней. И снова с удивлением подумал о том, почему женщины мирятся с таким обращением. Только Джинни не позволяла этого Стиву и умела одерживать над ним верх. Когда-то Пако считал, что рано или поздно все это кончится. Интересно, как она отнеслась к тому, что ее муж отправляется на Кубу, а ее отсылает в Мексику? Должно быть, пришла в ярость. Особенно если ей известно об Анне. Пако, видевший Джинни в гневе, усмехнулся, вспомнив о ее битве с Консепсьон. Вот это был денек!
        - Чему улыбаешься? - хмуро спросил Стив. Пако заметил, что на этот раз он хмурился даже на еду, которую им принес официант.
        - Да ничему. Просто я проголодался, а этот умбо[Суп из стручков бамии (исп.).] , или как он тут называется, так аппетитно пахнет!
        Что же так беспокоит Стива? Стив сам заказал еду, но, не притронувшись к ней, поднялся из-за стола.
        - Оставлю тебя за этим серьезным занятием, а сам пойду наверх и приму ванну… Может, это вернет мне аппетит. Увидимся позже.
        Пако пожал плечами:
        - Конечно. Я не успокоюсь, пока не узнаю, как Джим собирается предотвратить эту дуэль. Ведь это обидно для любого мужчины, не так ли? - Он усмехнулся. - Хотел бы я видеть лицо сенатора, когда его потащат в тюрьму.
        Пако деликатно не упомянул о Соне Брендон, из-за которой все это и разгорелось и которая, как случайно узнал Пако, была любовницей Стива. Стив тоже не говорил ни о ней, ни о ее роли во всех этих делах. Правда, он никогда и не отличался особой разговорчивостью. После его ухода Пако продолжал удивляться. Как это Соня Брендон, для которой так много значат светские условности, вдруг отправилась на свидание с таким распутником - да еще прямо под носом у мужа? А может, эта женщина просто глупа и ее намеренно использовали, чтобы убрать мужа? Несомненно, Бишоп уже подумал об этом.


        Джинни лихорадочно пыталась отогнать мысли о внезапно разверзшейся пропасти между ней и Стивом. Думая об истории с Соней, она приходила к тем же выводам, что и Пако. Слишком уж много случайных совпадений. Почему это вдруг Андре Делери, молодой, красивый, имеющий успех у женщин, вдруг обратил внимание на женщину немолодую и к тому же замужнюю? Она не сомневалась, что Делери желал именно ее, Джинни. Да он и не скрывал этого. И все же внезапно начал обольщать Соню. Почему? И почему не проявил осторожности, не выждал время, а начал действовать так напористо?
        Отец все еще не вернулся, и Джинни решила вновь повидаться с Соней. Возможно, им наконец удастся понять друг друга.
        - Конечно, я никогда не соглашалась встретиться с ним! Как ты могла это предположить? - Соня сидела на постели, красная, с опухшими от слез глазами, и была так жалка, что Джинни было трудно задавать ей вопросы.
        - Я этого не говорила. Однако тебе пора успокоиться и перестать плакать…
        - Ox! - укоризненно воскликнула Соня, вновь начав всхлипывать. - Как ты бесчувственна! Ты никогда не понимала никого, даже не пыталась понять!
        - Сейчас речь не обо мне, - заметила Джинни, - и я пытаюсь помочь. Соня, расскажи мне обо всем подробно. Тогда, возможно, я смогу успокоить отца.
        Прошло, однако, довольно много времени, прежде чем удалось выяснить подробности. Соня обвиняла во всем случившемся падчерицу. И почти убедила в этом Джинни. Только Соня умела так поступать: наслаждаться тайным флиртом, не признаваясь в этом даже себе и не думая о последствиях! И все же во всех этих событиях роль Сони была явно второстепенной. Андре Делери оставался все таким же загадочным.
        А, будь все проклято, зло думала потом Джинни, почему Стив ухитрился втянуть ее в ссору, не дав высказать смутные подозрения? Она закрыла глаза, чувствуя приступ головной боли. Да, она, как и Соня, теперь плачет по любому поводу, ей хочется швырять вещи, биться головой о стену и кричать. Но она, разумеется, не будет делать ничего подобного. Она просто перестанет думать о Стиве и будет вести себя холодно и отчужденно. Она жила без него прежде, проживет и сейчас. И никто, никто не увидит, как она страдает!

«Вот так и сделай! - сказала она себе и расправила плечи. - Да, думай о том, как чудесно принадлежать только самой себе и никому не подчиняться. С этого дня я начинаю жить своей собственной жизнью». Но, приняв такое решение, она уже не станет вспоминать о тех ужасных месяцах, которые провела в Европе в обществе предупредительных и любезных мужчин, хотя ни один из них ровно ничего для нее не значил. Даже Мишель, ее бывший жених. Когда ее близнецы подрастут, она возьмет их с собой и вернется в Европу. Может, даже в Россию. Только не надо тосковать, она забудет Стива, а он забудет ее.
        Приняв это решение, Джинни вновь обратилась к другим проблемам. Прежде всего к дуэли. Сенатор, дерущийся на дуэли? В это трудно поверить. Уильям Брендон не тот человек, хотя в данном случае, как подозревала Джинни, у него просто не оставалось выбора. Может, на это и рассчитывал Андре Делери? Но если так, то зачем ему это нужно?

«Я должна сама спросить его об этом, - размышляла Джинни, распуская волосы. - Глядя ему в глаза, я пойму, верны мои подозрения или нет… Как и многие мужчины, он считает всех женщин дурами».
        Она увидела себя в зеркале - бледную и усталую, с глазами, похожими на зеленые камни. Джинни состроила себе гримасу и принялась расчесывать волосы. Но через мгновение ее осенила еще одна мысль. А почему бы и нет? Она может позаботиться о себе… Если это сделать, то… Стиву будет брошен вызов, и он придет в ярость. Да и этот вездесущий мистер Бишоп, которого она так и не простила, тоже.



        Глава 10

        Андре Делери был так уверен в себе, что вскоре после своей утренней встречи с мадам Брендон и ее мужем уже вернулся к своим обычным занятиям: посетил любимые места в городе, провел время со старым другом и учителем Пепе Луллом и заказал новые костюмы у своего портного. Затем он провел приятнейший час в укромном доме со своей новой любовницей, сестрой одного из его ближайших друзей. Он всегда испытывал нежность к Берте, но она благодаря брату знала о похождениях Андре больше других женщин, а потому проявляла к нему равнодушие, пока не выяснила, что у мужа есть любовница.
        Она говорила Андре, что ей хотелось бы понять, как можно возбудить мужчину и довести его до безумия. Андре с удовольствием объяснил ей это и в процессе обучения насладился роскошным телом Берты. Они собирались встретиться снова.
        Делери со вздохом вынул из жилетного кармана золотые часы. Пора вернуться домой, принять ванну и переодеться. Ему предстояло встретиться с этим дураком Брендоном в пять минут двенадцатого - именно на это время он обычно назначал все свои дуэли. В полночь все будет кончено, а состояние Андре увеличится на кругленькую сумму, которую без лишнего шума переведут на его счет в банке. На его красиво очерченных губах заиграла зловещая улыбка. Какой легкий способ поймать за хвост фортуну, особенно для человека его склада, не привыкшего обременять себя трудом!
        Поднимаясь по ступенькам, он уже мысленно планировал свой вечер. Обед с друзьями, среди которых будет Люсьен Валет. Театр, где ему следует появиться, чтобы обеспечить себе алиби. А после дуэли он скорее всего отправится в игорное заведение. Сегодня вечером ему обязательно повезет!
        - Месье… - Его камердинером был француз Жан-Батист. Проведя вместе шесть лет, они понимали друг друга с полуслова. Чем же озабочен этот крепкий темноволосый человек? Это так не похоже на него… И уж наверняка причина того не дуэль - ведь сколько их было, не помнил и сам Андре!
        Делери вопросительно поднял брови:
        - Да?
        Камердинер был явно чем-то смущен:
        - Там… то есть… по правде говоря, я не знаю, что делать. Вы не предупреждали меня, что кого-то ждете, но молодая леди… гм… очень красивая, месье. И говорит по-французски. Она просит…
        - Не важно. Она и сама сможет сказать мне все. Так, говоришь, очень красива? Она ждет в малой гостиной?
        - Да, месье. И я взял на себя смелость предложить этой леди стакан шерри. Я также предупредил ее, что вы заняты, но она сказала, что подождет.
        - Неужели? - Делери усмехнулся, размышляя о том, что за сюрприз его ожидает - приятный или нет. Женщины! Они так коварны! Впрочем, очень немногие решаются нанести визит мужчине. Он снял жилет, передав его молчавшему слуге. Андре не спешил, желая все обдумать. В конце концов, он может позволить себе расслабиться в эту жару… А если она понравится ему, то он убедит и ее расслабиться. Тем более что через несколько часов ему предстоит убить или быть убитым.
        Андре Делери приказал камердинеру приготовить ванну с самыми лучшими полотенцами и ароматным мылом, на случай, «если вдруг леди решит присоединиться ко мне».
        Жан-Батист склонил голову, подавая хозяину бокал холодного белого вина. Он знал, что тот редко обходится без общества женщин. Однажды в жаркий полдень Андре посетили три дамы - одна за другой. Жан-Батист наблюдал, как Делери открыл дверь, ведущую в малую гостиную, и вошел туда.
        Ожидание становилось невыносимым, и лишь звуки голосов, доносившихся из соседней комнаты, заставили ее насторожиться. Джинни так и не села, ибо нервничала, чувствуя себя не слишком уверенно.
        Однако лицо Джинни не выдавало ее волнения. Услышав, что открывается дверь, Джинни обернулась.
        - Месье Делери, как любезно, что вы приняли меня, хоть я и явилась без приглашения, - холодно проговорила Джинни, протягивая ему руку.
        Делери не удалось скрыть удивления. Однако, как истинный игрок, он быстро овладел собой.
        - Мадам, я не могу поверить своему счастью! - воскликнул он, целуя ей руку. - Могу ли я спросить о причине вашего визита? - Произнося эту фразу, он заметил досаду Джинни. Да, она в самом деле весьма загадочная женщина!
        Джинни, разгадав его игру, не пыталась освободить свою руку, хотя слегка отстранилась, когда он попытался привлечь ее поближе.
        - Месье Делери, я пришла поговорить с вами о… своей мачехе. Мы с ней не слишком-то ладили последнее время, но мне тяжело видеть ее в таком состоянии, Скажите, - ее голос дрогнул, - все это правда? То есть ваша встреча была случайной? Бедная Соня клянется, что это так, и я обещала сделать все возможное, чтобы убедить в этом отца, прежде чем вы отправитесь драться, К кому же я могла прийти, чтобы узнать правду, как не к вам? Ведь вы расскажете мне все, не так ли? Я сразу поняла, что могу положиться на вас, ведь вы… не станете лукавить?
        - А вы, прекрасная дама? - Его голос звучал игриво, хотя он очень внимательно следил за выражением ее лица. - Могу ли и я рассчитывать на вашу искренность?
        - Ну… - Джинни вздохнула, - ну, конечно, я буду честна с вами. Я хочу все выяснить о Соне. Она всегда была такой… такой уравновешенной и нравственной, постоянно упрекала меня за пренебрежение условностями, а потому все, что случилось этим утром, кажется невероятным. Так же, как, впрочем, и дуэль. Мой отец так упрям!
        Теперь, держа ее за руки, Андре мягко сказал:
        - Не огорчайте меня, мадам! Вы пришли сюда, чтобы узнать истину. Однако, похоже, вы не привыкли говорить так много и так быстро. Может, вы соберетесь с духом, если я отвечу на ваш первый вопрос? Ну что ж… - Он слегка сжал ее руки. - Как джентльмен, скажу вам, что не имел возможности соблазнить вашу очаровательную мачеху. К несчастью, нам помешали мои друзья, приехавшие на пикник. А что касается самой нашей встречи… как бы вам объяснить? Я просил Соню встретиться со мной у обрыва реки, но она не ответила ни да ни нет. Я ждал ее, ибо умею проявлять терпение. И вот случайно, как она утверждает, предо мной предстала очаровательная Соня. Что плохого в обычной беседе? В самом деле, мне жаль, что ваш отец явился так не вовремя…
        - Но полагаю, что, если бы он и не застал там ваших друзей, которые наверняка распространили бы сплетни, ему в любом случае пришлось бы вызвать вас на дуэль, не так ли? - Джинни казалась сейчас олицетворенным простодушием. Заметив, что он слишком внимательно на нее посматривает, она одарила его лучезарной улыбкой. - Пожалуйста, не уходите от ответа и не разочаровывайте меня, месье Делери. На самом деле я не так глупа, хотя и говорю сейчас много и слишком быстро. Меня удивляет: почему ваш выбор пал на Соню? Она старше вас и к тому же замужем. Кроме того…
        - Продолжайте. - Сильные пальцы Делери крепко держали ее руки, хотя теперь на его лице тоже играла улыбка. - Вы меня заинтриговали. И, осмелюсь заметить, сейчас еще больше, чем вначале, когда приехали в оперу одна и позволили мне проводить вас в ложу. Но я обратил внимание на Соню, задев ваше самолюбие, не так ли?
        - О нет, пожелай я тогда увлечь вас, думаю, мне бы это удалось. Однако вернемся к моему отцу и Соне. Я все время спрашивала себя: было ли случайным появление ваших друзей? А может, какая-то иная причина побудила вас вызвать моего отца на дуэль?
        - Ваше воображение, мадам, не уступает вашему шарму. И это меня интригует. Неужели вы пришли сюда, чтобы убедить меня отказаться от дуэли? У вас есть какие-то доводы?
        - Деньги! - воскликнула Джинни. - Не сомневаюсь, вы получите за это больше, чем за обычное убийство. И, кроме того, вам стоит хорошенько подумать, что случится с вами, если вы успешно выполните заказ, в чем я, впрочем, сомневаюсь. У моего отца есть друзья, которые оберегают его. И с вами может что-нибудь произойти, например несчастный случай. Так что вы думаете об этом?
        - Думаю, что эти слова делают честь вашему уму. Примите мое искреннее восхищение, мадам! Однако, - его голос становился все более резким, - вы наверняка понимаете, что это дело чести, а поскольку именно ваш отец вызвал меня, то ничего нельзя изменить. У меня просто нет выбора!
        - Вы можете сохранить честь и промахнуться…
        - Да, но тогда он убьет меня!
        - Если я скажу ему, что он ошибся, считая вас и Соню…
        - Боюсь, что он весьма удивился, застав нас в столь необычной ситуации.
        Джинни чувствовала, что он играет с ней.
        - Месье Делери, я предлагала вам…
        - Да, но вы поняли, что этого не следует делать, не так ли? Вы видите, я был честен с вами. А что бы вы сказали, если бы я принял ваше предложение, потребовав взамен… вас?
        - Ну, до сего момента вы вели себя как истинный джентльмен, поэтому вам следовало бы воздержаться от такого вопроса. - Зеленые, чуть раскосые глаза спокойно встретили его взгляд.
        Делери испытывал соблазн удержать ее. Ведь она явилась сюда сама и вряд ли посмеет кому-нибудь рассказать, где была.
        - Мне пора, не стану более задерживать вас.
        - Надеюсь, я не слишком вас огорчил? В конце концов, кто знает? Судьба изменчива, и я могу промахнуться.
        - Или вообще не прийти туда.
        Делери восхитила эта холодная дерзость. Она была настоящей женщиной, и теперь он хотел ее еще больше!
        - Если это предупреждение, благодарю вас за заботу. Надеюсь, мы еще увидимся.
        - Я тоже, - спокойно ответила Джинни.

«Ни на что не решилась, ничего не добилась». Правильно ли она поступила? Поскольку Андре Делери не отверг ни одного из ее предположений, Джинни казалось, что он обвел ее вокруг пальца. Она пошла к нему не только ради отца и Сони, но и потому, что не могла более сидеть одна в своей комнате, предаваясь унылым размышлениям. Интересно, если бы ей удалось предотвратить дуэль, что сказал бы Стив?

«И почему это так волнует меня? - подумала Джинни. - Между нами все кончено, и теперь уже ничего не исправить».
        Ее охватили угрызения совести, а на глаза навернулись слезы, хотя она уверяла себя в том, что жалеет лишь о потерянном даром времени. Почему она не поняла раньше, что два таких разных и упрямых человека, как она и Стив, никогда не смогут жить вместе? Их удерживала вместе только страсть; они никогда не понимали друг друга и не испытывали душевной близости. «Почему же это так тревожит меня? Ведь на этот раз я действительно хочу начать новую жизнь. Если Стив не станет мне препятствовать, его судьба не должна меня больше волновать».
        Выйдя из дома Андре Делери на залитую солнцем улицу, Джинни заметила, что мимо нее в жалком наемном кабриолете проехал вездесущий мистер Бишоп. Вероятно, это тоже
«чисто случайно».
        - Красивой замужней женщине не пристало разгуливать одной по улицам Нового Орлеана, - строго заметил он, остановив кабриолет. - Простите, мадам, позвольте мне доставить вас домой. И, кроме того, поверьте, если вы не станете вмешиваться, дуэль между вашим отцом и месье Делери не состоится. Я все же пользуюсь некоторым влиянием в определенных кругах. А теперь давайте обсудим ваше возвращение в Мексику…
        Он говорил, не давая Джинни возможности возразить. Против его холодного тона и неумолимой логики были бессильны все ее аргументы. Неужели она не хочет вернуться к своим детям, прежде чем они забудут ее? Знает ли она о том, что дон Франсиско выезжает на Кубу, а Ренальдо отправился на асиенду присмотреть за ходом работ? Его жена еще очень молода, и ей будет весьма одиноко, если Джинни не вернется в Мексику.
        Джинни молчала, думая о своем. Нет, она не доставит ему удовольствия, спросив, как все это соотносится с планами Стива. Муж ею больше не интересуется - он ясно дал ей это понять.



        Глава 11

        Необходимо вести себя так, словно ничего не случилось. Только тогда слухи останутся слухами, но никто ни в чем не будет уверен. Все должны улыбаться, проявлять беззаботность, не отменять никаких приглашений… Пусть все выглядит как обычно, даже если это совсем не так.
        Джинни не раз удивлялась поведению Сони на протяжении этого долгого вечера. Вернувшись домой, Джинни никак не ожидала, что Соня уже встала и оделась… Теперь они трое - она, Соня и сенатор - сидели в опере, чувствуя, что к ним обращены любопытные взгляды. И как только Соня выносит это? Видимо, раньше Джинни недооценивала мачеху. Теперь ее восхищали сила духа и мужество этой женщины, которая кивала и улыбалась друзьям, а с мужем разговаривала так живо и непринужденно, словно между ними ничего не произошло.
        - Почему нам надо лицемерить, если абсолютно все знают, что случилось? - возмущенно спросила Джинни, узнав, что их планы на этот вечер остаются без изменений, а потому они поедут сначала в оперу, а потом на бал; короче, все как обычно. - Зачем заботиться о фасаде, когда внутри все рухнуло?
        Однако отец, к немалому удивлению Джинни, сурово и твердо сказал:
        - На этот раз, Вирджиния, ты сделаешь все так, как я скажу, если даже не понимаешь, зачем это нужно. У нас, южан, есть определенный кодекс поведения - можешь считать это правилами этикета, если тебе так больше нравится. Не надо показывать публике грязное белье. Кому какое дело, что у нас происходит?
        Он так посмотрел на Соню, что та покраснела.
        - Нет необходимости посвящать кого-то в наши дела. Мы должны выступать единым фронтом - это, надеюсь, ясно?
        - А Стив знает об этом? - возмущенно спросила Джинни. - Этот человек не в состоянии придерживаться этикета - он всегда делает то, что ему нравится. Уверена, он и не помнит о том, куда мы должны отправиться сегодня вечером.
        - Твой муж приедет туда, - возразил сенатор. - Надеюсь, несмотря на недавние ссоры, вы будете вести себя сдержанно и достойно.

«Да уж, действительно достойно», - подумала Джинни. А где, интересно, Стив и почему она сидит здесь одна, как отвергнутая жена? Нет, ей этого больше не выдержать; даже если отцу придется драться сегодня вечером на дуэли, она не собирается торчать здесь и притворяться перед людьми, которых едва знает. Она уйдет во время антракта.
        Едва зажегся свет, Джинни поднялась, но тут дверь их ложи открылась, и она застыла на месте. Перед ней стоял Стив!
        Сенатор и Соня тоже повернулись к Стиву. Стоя в глубине ложи, он бормотал свои обычные извинения:
        - Виноват, что опоздал, но за несколько кварталов отсюда моя коляска опрокинулась. Могу ли я представить сеньору Дос Сантос и ее свекра дона Игнасио Дос Сантоса? Они оба с Кубы, хотя мы с сеньорой знаем друг друга чуть ли не с детства…
        Джинни охватило такое смятение, что она лишилась дара речи. Глядя на эту пару - самодовольную, сладко улыбающуюся донью Анну и высокого худощавого мужчину, она словно окаменела. Стив, осторожно переставив стулья, сел между Джинни и Анной, а дон Игнасио оказался в первом ряду, сбоку от Сони. Стив вел себя с обычной дьявольской хитростью, уверенный, что Джинни не посмеет устроить сцену, боясь показаться глупой и жалкой. «Нет уж, - мстительно подумала Джинни, - я и впрямь не доставлю ему такого удовольствия; напротив, покажу, что не уступаю ему в лицемерии. Только так я смогу преуспеть - и вот тогда посмотрим, кто из нас окажется в дурацком положении».
        Придя к такому решению, Джинни склонилась к Стиву с фальшивой, но ослепительной улыбкой. Впрочем, обращалась она не к нему, а к удивленной и настороженной Анне:
        - Мне очень жаль, что у нас нет времени поболтать о прежних временах. Это все из-за неучтивости Стива. Почему он не привел вас сюда раньше? Но скажите, как вы поживаете, ведь мы с вами давненько не виделись? Ваш муж…
        Донья Анна поджала губы и опустила глаза.
        - К несчастью, сеньора, мой муж трагически погиб менее чем через год после нашей свадьбы. Я вдова. - Она тяжело вздохнула, посмотрела на Стива и продолжала: - Мне пришлось уехать - там слишком много воспоминаний! Плантация огромная, чтобы обработать ее, нужно много рук. Но мой свекор попросил заняться этим своего управляющего. И вот мы приехали сюда. Я всегда любила Новый Орлеан. Я была здесь совсем юной, а потом мы провели здесь медовый месяц…

«Она превосходная актриса», - злобно думала Джинни, пока молодая женщина говорила.
        - Давайте поговорим о чем-нибудь другом, - предложил Стив. - Анна приехала сюда, чтобы немного развеяться.
        Предатель, гнусный предатель! Джинни хотелось вцепиться ему в физиономию, но она лишь откинулась в кресле, изображая усталость и равнодушие.
        - О да, разумеется. Надеюсь, ты сам найдешь тему для беседы, дорогой. Нам волей-неволей придется разговаривать, поскольку на нас наставлены десятки биноклей, - пусть люди видят, с каким удовольствием мы общаемся.
        Анна вздохнула и наклонилась поближе к Стиву. Тот улыбнулся одними губами. Его прищуренные синие глаза смотрели холодно и мрачно.
        - Ты всегда великолепно играла, моя радость, и можешь играть еще лучше, не так ли? - Затем, понизив голос, он процедил: - Неужели ты такая безмозглая, что посещаешь своего любовника днем, на глазах у всего города! Я, кажется, предупреждал тебя, чтобы ты была осторожнее!

«Какое счастье, - подумала Джинни, - что свет погас и он не видит моей ярости!» Она встретилась с ним взглядом и презрительно улыбнулась:
        - Предупреждал, говоришь? Предупреждения нужны трусливым, мистер Морган! А что касается осторожности, знайте, что я намерена встречаться со своими любовниками так же открыто, как это делаете вы, - надеюсь, хоть это не вызовет у нас недоразумений!
        Она увидела ярость, вспыхнувшую в его глазах. Ей показалось, что он вот-вот бросится на нее.
        - Для меня ясно, мадам, что вы, как всегда, переходите все границы! Я не хочу, чтобы моя жена вела себя как шлюха! Сегодня вечером мы уж доиграем до конца наши роли - ради новоорлеанского общества, - а завтра собирайтесь в Мексику. Если вы и дальше будете пренебрегать детьми, придется забрать их у вас!
        Слыша эти холодные слова, Джинни не верила своим ушам. Их не мог говорить тот Стив, которого она так любила и из-за которого столько страдала. Да, они постоянно боролись и изводили друг друга, но таких чудовищных угроз она не заслужила!
        Она чувствовала, что задыхается. Услышать такое, да еще в присутствии Анны! Ведь он с таким презрением дал понять ей, что намерен избавиться от нее и развязать себе руки. Это невыносимо!
        Джинни издала сдавленный звук, когда Стив с силой сжал ее запястья. Но что значила эта боль в сравнении с душевной болью!
        - Только без сцен, пожалуйста! Может, ты уже утратила даже инстинкт самосохранения? Черт подери, Джинни, тебе самое время повзрослеть! В конце концов, ты уже вполне созрела для материнства, поэтому должна вести себя соответственно.
        - Отпусти меня, Стив! Я не стану устраивать сцен. Ведь мы, кажется, уже все сказали друг другу?
        Джинни едва узнавала свой голос, дрожащий от страха, гнева и обиды. Последовало тягостное молчание. Она ощущала внутри какую-то пугающую пустоту. Когда он освободил ее и она откинулась в кресле, стало еще хуже. Стив повернулся к Анне, которая что-то шептала ему, а он нежно держал ее за руку.

«Нет, я не хочу никаких сцен. Он просто этого не стоит, и я не доставлю ему такого удовольствия. Между нами все кончено, и пора признать это. Впрочем, какое это имеет значение?»
        - Ты очень суров с женой, - прошептала Анна, искоса взглянув на Стива. - Не хотела бы я оказаться на ее месте. Ты меня напугал.
        Он ослепительно улыбнулся:
        - Ты избежала этого, дорогая, по собственной вине. А что ты сама об этом думаешь?
        Анна затаила дыхание, сама удивляясь, почему этот человек так возбуждает ее, заставляя страстно желать близости с ним. Горячая и сладостная истома пробежала по ее телу.
        - Я думаю, что ни один из нас не был тогда готов к этому. Я была очень избалована и совершенно не представляла себе, что такое замужество. Тогда я слишком многого не знала.
        - А теперь знаешь? - усмехнулся Стив.
        - О, я и сейчас все еще только приобретаю опыт! - отвечала Анна с притворным смущением. - Это очень интересно, если есть хороший учитель.
        Донне Анне следовало бы сказать «учителя», поскольку, кроме погибшего мужа, таковым был и ее свекор, к счастью, неревнивый и великодушный. Но она, конечно, не хотела, чтобы об этом знал Эстебан. Она скрыла от него и то, что приехала сюда, желая встретиться с ним, ибо случайно узнала, что ее бывший жених в Новом Орлеане. Более того, она убеждала дона Игнасио отложить их возвращение на Кубу, надеясь соблазнить Эстебана, заинтриговав его. То, что он был женат, не имело для нее никакого значения, хотя Анна испытывала злобное торжество, видя унижение той женщины, которая когда-то разлучила ее с Эстебаном, уведя его у нее из-под носа. Нет, она не простила ей этого и теперь наслаждалась местью. Она знала, что это не кончится даже тогда, когда Эстебан оставит жену. Считая, что заинтересовала его мыслью о совместной поездке на Кубу, Анна думала, что весьма преуспела!
        Скорее бы все это закончилось! Притворяясь, что слушает музыку, Джинни наблюдала за Стивом и Анной. Они, нагнувшись друг к другу, о чем-то шептались. Черт с ними, лишь бы убраться отсюда! И страсть, и ярость уже исчезли, не оставив в ней ничего, кроме опустошенности.
        Пусть Стив берет Анну, и пусть она удерживает его при себе столько, сколько сможет, лишь бы закончился этот вечер!
        Во время последнего антракта Джинни вступила в беседу с доном Игнасио, желая привлечь его внимание. Но сейчас он вышел из ложи вместе с сенатором, чтобы принести дамам охлажденного шампанского. После этого он пересел поближе к Джинни.
        О, ведь и она прекрасно умела флиртовать! Теперь она повернулась спиной к Стиву, давая ему понять, что он для нее больше не существует. Благодаря шампанскому Джинни вдруг так оживилась, что вскоре вскружила голову дону Игнасио.
        - Шампанское в таких хрупких бокалах! И как только вы ухитрились донести их, сеньор? Я люблю шампанское, хотя из-за него часто делаю глупости.
        - Вы совсем не кажетесь легкомысленной, сеньора. По-моему, вы одна из самых умных женщин, каких я когда-либо встречал. И если позволите старику сделать вам комплимент, то замечу, что ваш ум и красота представляют большую опасность для мужчин.
        - Какой же вы старик, дон Игнасио! Уверена, что этого не думает ни одна женщина. Я всегда предпочитала общество зрелых мужчин.
        Дон Игнасио представлял себе жену Стива Моргана типичной американкой, напористой и невоспитанной. Сейчас он был приятно удивлен, хотя и не понимал, почему Стив предпочитает ей Анну, хотя и хорошенькую, но отнюдь не столь эффектную. Может, он наказывает жену за какую-то измену, платя ей той же монетой?
        Впрочем, эти сомнения не отразились на лице дона Игнасио, проницательного и сильного человека, основателя сахарной империи, которую он намеревался сохранить, несмотря на кубинские события. Он привык всегда идти своим путем и добиваться всего, чего захочет. Дон Игнасио знал, что может добиться и явно несчастной миссис Морган. Что же касается Анны…
        Тут он вздохнул… Анну он сам выбрал в жены своему сыну Алонсо, отчаянному сорвиголове… Она была девственницей, великолепно одевалась и ездила верхом, что особенно ценил дон Алонсо. Но увы, женившись, Алонсо так и не стал настоящим мужчиной и вскоре погиб в результате несчастного случая во время одной из верховых прогулок, оставив Анну вдовой, нуждающейся в утешении.
        Дон Игнасио очень страдал, потеряв этого сына, любимца матери. Но у дона Игнасио оставались еще два старших сына, которые могли унаследовать его имя и состояние; они не отличались столь буйным и несдержанным нравом, как Алонсо. Бог дал. Бог взял. Жизнь бывает очень сурова, и ничего уж тут не поделаешь, а оставшиеся в живых должны пользоваться тем, чем не смогли воспользоваться мертвые.
        Придя к такому выводу, дон Игнасио утешил вдову сына, благодарно отзывавшуюся на ласку. Переспав с ней, дом Игнасио не испытал ни малейшего смущения, ибо она сама хотела этого; а он чувствовал ответственность за ее судьбу. Когда Анна наскучила ему, он не мешал ей заводить любовников, причем некоторых находил для нее сам, втайне от нее. Отправившись по делам в Новый Орлеан, он взял ее с собой, решив найти ей подходящего мужа. Сейчас он размышлял, не достиг ли намеченной цели. Развод был вполне возможен, к тому же в свое время сам дон Франсиско Альворадо выбрал Анну в невесты своему внуку и наследнику.
        Когда Джинни осушила второй бокал шампанского и дон Игнасио наполнил ей третий, она почувствовала, что этот вечер доставляет ей удовольствие. Вместе с тем Джинни поняла, что ненавидит и презирает Стива и ей гораздо больше нравится дон Игнасио, без сомнения, оценивший ее по достоинству.
        То, что свекор Анны увлекся его женой, отнюдь не ускользнуло от внимания Стива. Однако его удивило, почему флирт Джинни с другим мужчиной приводит его в бешенство. Уж не опасается ли он за свою честь? О нет, Джинни раздражает его с тех пор, как появилась в его жизни!
        Когда они все поднялись, собираясь покинуть театр, Стив подал Джинни накидку и словно невзначай коснулся ее плеч. Ему вдруг неудержимо захотелось обнять ее, но он счел это минутной слабостью - черт подери, это сама Джинни была его слабостью, ибо лишала способности руководствоваться логикой и трезво рассуждать. Стив понял, что она ускользает от него, и повернулся к Анне, предложив ей руку. К дьяволу Джинни, ей следует преподать хороший урок! На этот раз он будет беспощаден.
        Все три пары держались вместе, смешавшись с толпой людей, выходивших из театра.
        Сенатор Брендон взглянул на свои золотые часы и сунул их в жилетный карман - привычный жест, которого никто не заметил бы в иной ситуации. Соня побледнела, а Джинни ощутила озноб, хотя закуталась в тяжелую шелковую шаль. Заметив это, дон Игнасио наклонился к ней и шепнул: «Вы замерзли? В моем экипаже есть меховое манто…» Она что-то рассеянно ответила. Как объяснить этому милому, любезному джентльмену, что она вздрогнула не от ветра, а от страха? Видимо, полночь близилась, ибо сенатор стал проявлять явное нетерпение, а лицо его заметно омрачилось. Боялся ли он? И что имел в виду мистер Бишоп, говоря, что дуэль не состоится?
        - Смотрите, вот наш экипаж! - воскликнула Анна, игриво взглянув на Стива. - Мы поужинаем все вместе?
        Когда спускались по лестнице, у Джинни с плеч соскользнула шаль, и дон Игнасио нагнулся и поднял ее. Только потом Джинни поняла, что это спасло ему жизнь, но в тот миг увидела лишь мгновенную вспышку и услышала звук выстрела.
        Одни закричали, другие, онемев, застыли на месте, но через минуту все пришло в движение и началась паника. Лошади ржали и становились на дыбы, перепуганные кучера пытались их удержать, чтобы они не смяли разбегающихся в ужасе людей. Зазвучали истерические вопли:
        - Это мятеж!
        - Они стреляют в нас!
        Джинни стояла неподвижно, все еще не понимая, что происходит, как вдруг кто-то сильно толкнул ее, и она, упав на колени, услышала раздраженный голос Стива:
        - Какого черта! Ты что, совсем не соображаешь? Хочешь, чтобы и тебя пристрелили?
        Пристрелили? Что он имел в виду? Кого пристрелили? Она почувствовала у себя на плечах чьи-то руки и заткнула уши, чтобы только не слышать этих беспрерывных воплей.
        - Нет, нет, не-е-е-е-т! - Почему у Сони опять истерика?
        Джинни попыталась встать на ноги, но дон Игнасио удержал ее.
        - Нет, сеньора, пожалуйста, не смотрите! - Он был очень возбужден. - О Боже, ведь это предназначалось для меня! Если бы я в тот момент не наклонился…
        - Кто?.. - крикнула она, вырываясь из его рук, но услышала незнакомый голос:
        - Убили сенатора Брендона, мадам!



        Глава 12

        Потрясенная, Джинни онемела от ужаса. Все это напомнило ей те страшные дни, когда она была женой Ивана, но тогда от всех неприятностей ее спасал опиум. Один раз, всего один… опий не повредит, лишь бы забыться и ни о чем не думать.
        Она слышала, как доктор Мэддокс сказал, что ее отец не убит, но опасно ранен и нуждается в полном покое, и что даже если он поправится, то может остаться навсегда прикованным к постели. Соню, обезумевшую от горя и раскаяния, отправили в постель, дав ей снотворное. Пораженный происшедшим, дон Игнасио объяснял, что у него много врагов на Кубе из-за симпатий к революционерам… Как странно представить себе этого воспитанного пожилого джентльмена революционером!
        - У меня несколько огромных сахарных плантаций, разбросанных по всему острову. Двумя из них управляют мои сыновья; они как раз в тех провинциях, что удерживают повстанцы. Поэтому понятно… - Он развел руками.
        Дон Игнасио, как человек очень практичный, смирился бы с любыми, выгодными ему властями и политиками. Но видимо, кому-то он все же мешал и кто-то хотел убрать его с дороги. Сеньор Дос Сантос не сомневался, что пуля убийцы предназначалась именно ему.
        - Это уже не первый раз. Они дважды пытались убить меня еще на Кубе, и отчасти поэтому я здесь, в Новом Орлеане, а не во Флориде, где продолжаются столкновения между двумя партиями. Если бы не ваша шаль… О, как жаль, что ваш отец стоял как раз позади меня! Никого в мире я бы не хотел подвергать опасности…
        - Да, конечно. Но отец выживет, я уверена в этом. Он сильный, здоровый человек, вы же слышали, что сказал доктор?
        Несмотря на ужасное смятение, Джинни автоматически делала все, что нужно, разумно отвечала на вопросы всем, кроме Стива, который где-то оставил Анну, а теперь приехал сюда верхом, чтобы найти жену.
        - Я хочу поговорить с тобой, Джинни, - строго сказал он.
        - Мне не о чем с тобой говорить. Ты уже все объяснил. - Она попыталась вырваться, но он удержал ее.
        - Джинни… черт подери, ведь и тебя могли убить! - тихо воскликнул Стив.
        - Тебе этого очень хотелось? Ведь это разом решило бы все проблемы, не так ли?
        - Нет. Это было бы чертовски скверно и не решило бы никаких проблем, к тому же я намерен отложить поездку на Кубу. Кроме того, я не хочу, чтобы ты подвергалась опасности. Сеньор Дос Сантос, внимание которого тебе так льстит, очень опасный человек.
        - Не более чем ты, правда, Стив? Во всяком случае, мне так кажется. Если это все, что ты хотел сказать, то можно считать наш разговор законченным. Я соберусь и скоро буду готова покинуть Новый Орлеан, хотя, надеюсь, ты догадываешься, что прежде я должна убедиться, что отец вне опасности.
        - Тогда оставайся с отцом, полагаю, ты сможешь ухаживать за ним лучше всех. Я сам приготовлю все для твоего отъезда в Мексику и позабочусь, чтобы тебя сопровождали…
        Стив повернулся и собрался уйти - он, без сомнения, торопился к Анне. Джинни, помимо своей воли, вцепилась в его руку.
        - Что ты имеешь в виду? Я не хочу, чтобы ты обо мне заботился! Я сама все подготовлю и без твоей помощи. Ты ублюдок и на многое способен…
        Она тут же пожалела о своих словах, но было уже поздно. Даже при тусклом желтом свете Джинни заметила, как сверкнули его глаза.
        - На что это я способен? На что ты, черт побери, намекаешь? Мне следует тебя проучить, Джинни, раз и навсегда. Но прежде втолкуй себе…
        Из-за полуоткрытой двери раздался жалобный голос Сони:
        - Я не думала, что так случится! Откуда я знала, что он собирается убить его? О Боже, Боже!
        Ее голос заглушило тихое бормотание сиделки; дверь захлопнулась, оставив Стива и Джинни в полной темноте. Разозленная Джинни пошла на ощупь к своей комнате. Конечно же, Стив сейчас отправится к Анне.
        Но когда она нащупала дверную ручку, Стив, опередив Джинни, сам открыл дверь. Споткнувшись о порог, она чуть не упала, но он подхватил ее и внес в комнату.
        - Ради Бога, оставь меня!
        У нее перехватило дыхание, когда он повернул ее лицом к себе. Она почувствовала, как он стремительно расстегнул корсаж, обнажил груди и, не обращая внимания на ее сопротивление, впился губами в ее соски.
        - Перестань, Стив! Не смей!
        - Как жаль, что здесь так темно и я не вижу твоего лица, искаженного ненавистью! Я слишком хорошо помню, какой страстной любовницей ты была, прежде чем стала моей женой.
        Его слова хлестали ее как плеть. Джинни задыхалась от ярости и боли. Но сейчас она действительно лицемерила и, делая вид, будто отталкивает его, тянулась к нему душой и телом. Ее губы открылись навстречу ему.
        В комнате было совсем темно. Все, что произошло между ними, Джинни объясняла потом именно этой темнотой. Все, что они скрывали, вдруг прорвалось наружу,
        Сорвав одежду, они прильнули друг к другу губами. Он бросил ее на ковер, и все, кроме страсти к Стиву, перестало существовать для Джинни.
        Это была настоящая битва, в которой не было ни победителя, ни побежденного. Он делал с ней все, что хотел, и Джинни ликовала вместе с ним, пока наконец не вскрикнула в экстазе. Она лежала, не двигаясь, в его объятиях.
        Они говорили друг другу слова любви, и все это казалось возвращением в прошлое.
        Когда Джинни проснулась, Стива уже не было. Наверняка он ушел к Анне, подумала она, этого следовало ожидать. Он использовал ее, оскорбил, а она все ему позволила… Впрочем, для них это уже своего рода прощание.

«Все это ничего не значит… ничего…» - устало подумала Джинни. Она предпочла бы забыть об этом, делая вид, будто ничего не случилось. Стив держался на расстоянии, а она запирала на ночь дверь своей спальни. Если бы ему захотелось овладеть ею, Стив не задумался бы взломать эту дверь, но он этого не сделал.
        Джинни провела следующие несколько дней словно во сне. Сенатор, которому продолжали давать обезболивающие, почти не приходил в себя. Доктор Мэддокс серьезно предупредил, что любое резкое движение может привести к смещению пули, а это чревато дурными последствиями. Большую часть времени Джинни проводила в комнате отца, с трудом веря тому, что этот старик с восковым лицом, неподвижно лежащий под белоснежным покрывалом, еще совсем недавно был красивым и жизнерадостным. При нем находились и две сиделки, рекомендованные доктором Мэддоксом, благодаря чему Джинни могла спать по ночам. Соня требовала постоянных забот, ибо до сих пор не оправилась от потрясения и чувства вины. Она то рыдала, то просила, чтобы ей позволили умереть, то вела себя так, словно забыла о случившемся.
        - Дорогая, мы все сожалеем об этом… Если бы мы могли что-то сделать… - Джинни уже стала привыкать к сочувственным словам старых друзей Сони. На все их вопросы она отвечала, что Соня постепенно успокаивается и очень подавлена тем, что доктор запретил ей принимать гостей. Впрочем, Аделина Прюет появилась в комнате Сони без всякого предупреждения. Даже эта блюстительница нравов была ошеломлена состоянием своей подруги.
        Пытаясь скрыть потрясение, она бодро спросила:
        - В чем дело? Почему вы все попрятались? Тебе следовало бы знать, Соня, что этим ты отнюдь не остановишь сплетников. Где же твое хваленое мужество?
        Соня села на постели и выпрямилась.
        - О, Аделина, это ты? Ты думаешь, все это знают? Как он посмел… Зачем он демонстрировал всем свою связь с этой цветной стервой! Подумать только, что я… я позволила себе…
        Мадам Прюет, гордившаяся своей твердостью, тяжело вздохнула:
        - Соня…
        - Ты думаешь, они застрелят его? Он это заслужил! Не так ли, Аделина? О Боже, я, должно быть, сошла с ума, если всем рисковала ради такого человека! Ведь это животное - ничего, кроме грубости и дикости… О, пожалуйста, скажи мне, что об этом никто не знает… Я не вынесу огласки.
        Собравшись с мыслями, Аделина Прюет быстро подошла к постели и, взяв за руки свою подругу, сделала знак медсестре, чтобы та привела доктора.
        - Нет, нет, дорогая, не беспокойся об этом. Это известно только мне, а в моем молчании можешь не сомневаться. - Повернувшись к сестре, она приказала: - Пришлите сюда Тилли! И побыстрее!
        Сестра поспешно выскочила из комнаты, почти бегом пересекла коридор и столкнулась с высоким мужчиной, который выбежал из кабинета сенатора.
        Стив Морган был в чертовски скверном настроении из-за Джинни, которая целых три дня избегала разговора с ним. Но на этот раз, решил Стив, он все-таки заставит ее поговорить. Что еще она затеяла, черт бы ее побрал? И где она?
        Этот вопрос он и задал перепуганной сестре:
        - Где… прошу прощения, моя жена?
        - Мадам Брендон… ее подруга просила меня…
        - Не будете ли вы любезны сообщить моей жене, что я желаю немедленно видеть ее? А если она где-то прячется, то скажите, что я обязательно ее найду!
        Он широкими шагами прошел в комнату Сони. Та, увидев его, пронзительно закричала:
        - Ты! О чудовище, как ты посмел появиться в моей спальне после того, как был здесь с… с этой дрянью? Что ты здесь делаешь? Как тебе удалось убежать?
        Тут даже миссис Прюет не выдержала и всплеснула руками. Надо же было Стиву прийти в этот момент! Ведь для ее бедной подруги прошлое стало сейчас настоящим. Едва ли не в первый раз в жизни миссис Прюет растерялась и не знала, что делать.
        - О какой дьявольщине вы тут беседуете? - Стив толкнул дверь ногой и холодно смотрел на обезумевшую Соню. Ее глаза так расширились от ужаса, что, казалось, занимали пол-лица. Слезы потоком лились по ее щекам.
        - Как ты можешь так говорить со мной? Я думала, что ты меня любишь, а ты уходил из моей постели для того, чтобы лечь с ней… Ты ее тоже обольстил?
        Стив застыл от изумления, но тут раздраженно вмешалась миссис Прюет:
        - Вам лучше поскорее удалиться. Вы же видите, она принимает прошлое за настоящее и сейчас вспомнила то время, когда вы были…
        - Боже! - тихо воскликнул Стив, продолжая смотреть на Соню, о которой как о любовнице он почти не вспоминал с того самого времени. Она была для него только женой Брендона и мачехой Джинни… Но сейчас он видел в ее голубых глазах тот же ужас и желание, и эта Прюет все поняла!
        Соня, казалось, забыв о них, продолжала плакать. Она едва верила тому, что он действительно здесь, в ее комнате, и дерзнул прийти сюда средь бела дня, хотя все еще находился под арестом. А может, он ждет, что она укроет его? Чего он вообще хочет от нее? Дрожь сотрясала ее тело - он все такой же высокий и сильный… О, она так хорошо помнила его тело и эти темно-синие прищуренные глаза! «О Боже, - с отчаянием подумала она, - почему он имеет надо мной такую власть? Почему я так сильно его хочу?»
        Но слова замерли у нее на устах, когда он сурово проговорил:
        - Ну вот что, Соня, послушай теперь меня. Мне придется кое-что сделать…
        Но она не хотела слушать его бесконечную ложь. Теперь имело значение только одно: он здесь и желает ее. Разве он не говорил этого?

«Я хочу тебя, Соня, радость моя. Неужели тебе этого недостаточно?» Этого было бы достаточно, если бы она ничего больше не ждала от него. Уильям ушел, и здесь только он, ее любовник-дикарь; а ведь Аделина советовала ей пользоваться случаем и получать удовольствие!


        Соня, впрочем, забыла о том, что здесь Аделина, ибо все ее желания сосредоточились только на нем - на капитане Стивене Моргане, невероятно красивом в этом своем гражданском костюме.
        Он что-то говорил ей, но она хрипло оборвала его:
        - Нет, я не хочу ничего больше слышать. Это все не имеет значения. Почему ты стоишь там? Обычно ты был гораздо решительнее. А в тот дождливый день овладел мной так стремительно и грубо! Что же тебя останавливает? Неужели я менее красива, чем она? Но моя кожа белее и нежнее, вот смотри…
        - Ради Бога, Соня, прекрати! Я не собираюсь насиловать тебя. Да слышишь ли ты меня?
        Стив сделал ошибку: он схватил ее за запястье, когда Соня попыталась спустить с плеч ночную рубашку и обнажить груди. В тот же момент она с неожиданным проворством освободила руки, обняла его и спустила ноги с постели, словно собираясь встать.
        - Соня… - твердо начала Аделина, досадуя на себя за то, что не вмешалась раньше. Но в этот момент раздался голос, который заставил их всех застыть на месте:
        - Почему она верит тебе, ведь ты привык насиловать беспомощных женщин? Ты не станешь отрицать этого, не так ли, Стив?
        Джинни вряд ли смогла бы выбрать более удачный момент. Стив подумал, что ей доставляет немалое удовлетворение наблюдать за выражениями их лиц.
        Темные круги под глазами только подчеркивали блеск ее зеленых глаз. Лицо покрывала смертельная бледность. Она смотрела не на Стива, а на Соню, которая прижималась к нему и, тряся головой, задавала один и тот же вопрос:
        - Кто она? Еще одна твоя любовница?
        Даже Джинни почувствовала к ней жалость - бедняжка Соня, ей приходилось хранить страшную тайну все эти годы.
        Нет, решила Джинни, ей совсем не хочется смотреть на Стива, который стоял молча.
        - Нет, Соня, я вовсе не его любовница, я здесь только гостья. И собираюсь ехать домой. Но он, черт бы его побрал, совсем не способен тосковать и томиться, и ты сама это знаешь…
        Когда она повернулась к двери, Стив даже не попытался ее удержать. Только он понял смысл сказанных Джинни слов: она простилась с ним. Но в этот момент он не мог ничего сделать и позволил ей уйти, сознавая, что Джинни, может быть, покинула его навсегда. А между тем она единственная женщина, которую он всегда страстно желал и, возможно, будет желать всегда.



        Глава 13

        Джинни и сама не знала, почему она здесь, на борту корабля, который плыл по спокойному морю, подгоняемый легким ветром. Лучи солнца играли в полупрозрачной зеленовато-голубой воде. Она наслаждалась солеными брызгами, охлаждавшими ее разгоряченное лицо. Интересно, каково это - броситься в море? Она где-то читала, что утонуть - это самая легкая смерть. «Нет, это не для меня!» - гневно подумала она, прищурившись от ослепительного сияния моря и неба. Ни одного пиратского корабля на горизонте, и она действительно свободна!

«Я принадлежу только себе и теперь всегда буду принадлежать только себе!» - подумала она и вздернула подбородок - движение, так хорошо известное Стиву, так настораживающее его.
        Два дня назад, ничего не сказав ему, она сама приехала на пристань и заказала каюту на корабле, отправлявшемся в Матаморос.
        - Какая удача - встретить здесь вас, - сказал ей сегодня Андре Делери. Джинни даже не удивилась, услышав его голос.
        - Да, забавное совпадение. Вы куда-то собрались, месье Делери?
        Он пожал плечами и взглянул на нее:
        - Если мне повезет, мы могли бы путешествовать вместе, или вы полагаете, что это уж слишком странное совпадение? - Не дожидаясь ответа, он улыбнулся и взял ее за руку. - Могу я предложить вам выпить со мной чашечку кофе? Обещаю, что вы будете в этом кафе в такой же безопасности, как и в моем доме. Или вы боитесь сплетен?
        Она отняла у него руку, но приняла предложение, подумав: «Почему бы и нет, какая разница, чем сейчас заниматься?» Когда ранили сенатора Брендона, Делери обедал с друзьями, да и вообще он не стал бы стрелять в своего противника из-за угла.
        Кафе, куда он ее привел, было чистым и уютным, и они выбрали отдельный столик, стоявший поодаль от других.
        - В Гаване полно кофейных, - заметил Делери, и Джинни с любопытством посмотрела на него.
        - Значит, вы собираетесь на Кубу?
        - Вы разбиваете мне сердце своим равнодушием. А я-то надеялся убедить вас посетить Гавану. Это удивительный город. У вас есть там друзья?
        - Если вы имеете в виду… о, вы именно это, разумеется, имеете в виду… Все это друзья моего мужа, а у нас не всегда общие друзья.
        - Вы невероятно умны. Меня всегда интересовало, каково это - быть женатым. И удивляло тоже… - он пожал плечами, - но этого мало, чтобы попробовать самому. Мне не доставляют удовольствия никакие оковы.
        - Вы очень легко переходите от одной темы к другой. О чем бы нам еще поговорить?
        Он рассмеялся, откинув голову назад:
        - Знаете, мне чрезвычайно приятно ваше общество. Полагаю, вам говорили и раньше, что вы необыкновенная женщина!
        - Благодарю вас.
        Помолчав, он добавил:
        - Я слышал, что вы собираетесь в Мексику, чтобы соединиться там с мужем. Он уже отправился туда, не так ли?
        Допив кофе, Джинни сказала:
        - Вы действительно хотите знать, куда я собираюсь и где мой муж? Я удовлетворю ваше любопытство, если и вы ответите на мои вопросы.
        - О, вы предлагаете мне сделку! Ну хорошо, меня удивило, что ваш муж решил сопровождать хорошенькую кубинскую вдову в Мексику, предоставив красавице жене играть роль сиделки… Этот вопрос вас не смущает?
        - Нет. Но я уверена, что вы уже знаете ответ. У моего мужа появились срочные дела в Мексике, а Анна Дос Сантос возвращается к своим родителям, чья асиенда граничит с асиендой деда моего мужа. Что же касается меня, то мой отец и мачеха, отчасти из-за вас, нуждаются в помощи. Так вот… - она спокойно выдержала его взгляд, - теперь ваша очередь. Дуэль с моим отцом была тщательно спланирована, не так ли? Почему вы хотели убрать его с дороги? Просто выполняли чей-то заказ?
        - Да, вы на редкость умны! - Делери откинулся на спинку стула и улыбнулся. - Неужели вам не приходило в голову, что именно вас я хотел добиться все это время? Я сделаю это, даже если мне придется похитить вас.
        - Взять в заложницы? - спросила Джинни. - И после того как вы убили бы моего отца… Все это уже было прежде - то есть мне уже приходилось быть заложницей. Но тому, кто отважился на это, потом пришлось плохо.
        Джинни гордилась собой - даже голос у нее не дрогнул. Но Делери не отступил:
        - Возможно, ваш муж просто не понял, сколь драгоценный дар ему достался. Я не столь беспечен. Нет, не могу себе представить, что стал бы сожалеть, овладев вами. Вы кажетесь мне… совершенно очаровательной! А что вы скажете обо мне?
        - Вы слишком самоуверенны.
        - Возможно. Но думаю, нам лучше быть друзьями, чем противниками. - Понизив голос, Делери добавил: - Вы заказали каюту на борту «Анны Б», следующей в Матаморос. Кажется, вы полагали отплыть в пятницу в сопровождении нескольких человек. Но почему же вы ищете корабль, который доставил бы вас в Веракрус? Пожалуйста, не разбивайте мне сердце и не говорите, что спешите к любовнику!
        - А вы преследуете меня… или шпионите за мной?
        - Я занимаюсь своими делами, как, вероятно, и вы. Вообще-то я очень методичный человек. И у меня много друзей в Новом Орлеане. Все это связано со взяточничеством. Если уж даже Генри Уэрмота можно подкупить, что говорить об остальных!
        Этот разговор казался Джинни странным, почти нереальным. Когда Делери взял ее руку, она заметила, что у него сильные пальцы.
        - Что вами движет? - Джинни старалась не выказывать напряжения.
        - Не притворяйтесь, будто не понимаете меня. Неужели вы не можете отнестись к этому, как к приключению? Неужели вам не хочется чего-то нового, острого, необычного?
        Она с трудом воспринимала его слова, но инстинкт подсказывал ей, что Делери вполне серьезен.
        - Не бойтесь! Разве вы никогда не хотели начать новую жизнь? Взгляните на красоту этих высоких мачт. Вот-вот поднимут паруса, видите? И корабль доставит вас туда, куда вы пожелаете. Говорят, капитан «Амариллиса» очень странный тип и проводит все время в своей каюте, покидая ее только по ночам, чтобы посмотреть на звезды.
«Амариллис» зайдет и в Нассау, и в Гавану, и на Ямайку и, возможно, пробудет пару дней в Веракрусе, прежде чем пересечет Атлантику. Я купил два билета, поедемте, неужели вы откажетесь от такой соблазнительной перспективы? У вас не будет причин на меня жаловаться. Испытайте меня в течение ближайших двух недель, и если вам захочется остаться в Веракрусе - ну что ж, воля ваша!
        Нет, он сумасшедший! И все же… Джинни облизнула пересохшие губы:
        - Значит, вы все уже решили… А вдруг я скажу, что у меня нет желания пускаться в авантюры?
        Все еще удерживая ее руку, Делери пожал плечами:
        - У меня нет выбора. Конечно, я бы предпочел, чтобы вы пошли на это добровольно, но в любом случае я твердо решил добиться вас… И уже кое-что предпринял…
        - А я еще ничего не знаю об этом! - Джинни неожиданно засмеялась - то ли от нервного возбуждения, то ли от чувства внезапно обретенной свободы. Свободы от всего - границ и условностей, ответственности и воспоминаний. Неужели возможно полностью обновиться или она сходит с ума, как и он?
        Джинни не хотела, чтобы кто-то сопровождал ее в Мексику, где она чувствовала себя пленницей, но сделала вид, что согласна на все. Она хотела только добраться до Веракруса, а оттуда - до небольшой асиенды, единственного места в мире, которое считала своим домом. Что будет потом, Джинни не загадывала. Возможно, пошлет кого-нибудь за детьми - ведь дон Франсиско не посмеет отнять их у нее. «Не стоит спешить, - говорила себе Джинни, - не больше одного шага за один раз». И вот теперь ей предлагали сделать не просто шаг, но гигантский прыжок!
        - Но у меня нет с собой даже одежды!
        - О, я подумал об этом. У меня очень хороший вкус, так что в этом вы можете на меня положиться.
        Джинни оставалось только напомнить, что он ее вовсе не купил и что она не принадлежит ему. Он поклонился ей.
        И повторилось все, что было прежде, - и теплые солнечные лучи, и соленые брызги на лице. Ее внесли в список пассажиров под именем Женевьевы Реми («Ты можешь называть меня Женни», - серьезно сказала она Андре). Она была очень красива, судя по тем восхищенным взглядам, которые бросали на нее пассажиры. Они, несомненно, завидовали тому, кого принимали за ее мужа.
        Что же касается Андре, которому предстояло быть ее спутником не менее двух недель, то его общество казалось Джинни весьма приятным. Их отношения напоминали Джинни ее любовную связь в Мексике с полковником Мигелем Лопесом. «Разница лишь в том, - щурясь от солнца, думала она, - что тогда меня переполняли мечты и романтические бредни. К тому же я полагала, что могу стать гораздо лучше, оставив все в прошлом. Возможно, мне следовало стать женой Мигеля…»
        - Как чудесно ты выглядишь в это утро, дорогая. Впрочем, ты всегда восхитительна! - Андре обнял ее за талию, нагнулся и поцеловал в губы. - Кстати, ты помнишь, что сегодня нас пригласил к себе капитан? Приняв приглашение, мы должны будем храбро отвечать на вопросы любопытных дам. Может, тебе это неприятно?
        Она гордо вскинула голову:
        - Я не собираюсь ни от кого прятаться! А что касается вопросов… - ее глаза лукаво блеснули, - знаешь, пожалуй, я буду говорить только по-французски, или по-русски… Так что на все вопросы придется отвечать тебе.
        Джинни намеревалась вернуться в их общую каюту, чтобы переодеться, ибо платье отсырело от морских брызг. Но Делери, желая удержать Джинни, прижал ее к поручням и внимательно смотрел на нее.
        - Но что же я могу им сказать? - возразил Делери. - Ведь я не слишком много о тебе знаю! Обычно меня не интересуют женщины, с которыми я переспал, но ты исключение.
        - Ну, я тоже о тебе не слишком много знаю, - смущенно заметила Джинни. - Мне надо пойти переодеться. Ты уже все сказал?
        - Побудь со мной еще немного - тебя высушит солнце. Ведь ты не боишься соленых брызг? Кроме того, мне хочется думать, что мы с тобой любовники, переживающие медовый месяц и полностью поглощенные друг другом. А если мы не удовлетворим их любопытства, пусть думают, что мы сбежали из дома! Ты не возражаешь? - Потом он шутливо добавил: - Пожалуйста, смотри на меня нежно, если можешь, конечно. Подумай о том удовольствии, которое я доставлю тебе, как только мы вернемся в каюту; и, умоляю, не смотри сейчас на капитанский мостик - за тобой наблюдают. Причем в бинокль - я видел, как блеснули стекла несколько секунд назад.
        Она пожала плечами:
        - А капитан?
        - Он тоже там, наверху. Именно оттуда за тобой и наблюдают. Нет, я его в этом не виню, меня тоже всегда интересовали загадки, а тебя?



        Глава 14

        - Вы испанка? - удивленно спрашивали ее.
        - Нет, моя мать - француженка, а отец - американец.
        - Значит, у вас наверняка была гувернанткой испанка, поскольку ваш испанский великолепен…
        - Я много лет жила в Мексике…
        - А, вот в чем дело!
        Джинни уже привыкла к подобным вопросам, а потому отвечала так уклончиво, что все оставались в полном неведении как о ней, так и о ее происхождении. Тем не менее она завязала приятельские отношения с несколькими дамами, которые, оценив ее одежду и манеру держаться, решили, что мадам Делери, без сомнения, богата и происходит из благородной семьи. Поскольку сама Джинни интересовалась только Кубой, особенно Гаваной, и не задавала лишних вопросов, отношения с дамами стали почти дружескими.
        - Вам обязательно понравится та свободная жизнь, которую мы ведем в Гаване. Не думайте, что мы преувеличиваем. Там есть театр, часто бывают балы и маскарады… Ваш муж собирается покупать там собственность? Пусть поговорит с моим, он даст ему хороший совет.
        - Только запомните, дорогая, что леди не пристало ходить по улицам Гаваны. Рекомендую вам ездить в коляске. А если захотите что-либо купить в магазине, остановитесь напротив и пошлите туда лакея - продавцы принесут товары прямо к вашему экипажу.
        Джинни поняла, что ее апатия постепенно проходит, теперь ей действительно хотелось посетить Гавану. Ну а революция ее вовсе не интересовала, тем более что бои проходили в центральной и восточной частях острова, а в самом городе шла обычная жизнь.
        Революция! Она морщилась, слыша это слово. Джинни уже однажды оказалась замешанной в событиях одной революции, так что с нее вполне достаточно. Нет, не стоит больше об этом думать: у нее нет прошлого, и нечего думать о будущем. Андре помог ей скоротать время и был при этом не слишком требователен. Джинни научилась уходить и от его вопросов, хотя он проявлял прежнюю настойчивость.
        - А ты уверена, что твой муж в Мексике? Я слышал, он очень богатый человек, - так почему бы малышке Дос Сантос не уговорить его помочь кубинским повстанцам?
        Они уже лежали на постели в гостиничном номере в Нассау, который Делери предусмотрительно снял, узнав, что корабль пробудет там два дня.
        Тело Джинни блестело от пота; она лениво повернула голову и поймала его вопросительный взгляд.
        - Почему тебя так интересуют кубинские повстанцы? Это из-за них ты туда направляешься? Если бы я интересовалась планами моего мужа, то была бы теперь с ним, а не с тобой. Перестань вытягивать у меня сведения, о которых я понятия не имею…
        Он наклонился над Джинни, лаская ее грудь и плечи,
        - Как же ты непостижима! Я вижу бездонную глубину твоих зеленых глаз… Кто же ты на самом деле?
        - Разве ты не утверждал, что любишь загадки? Я бы тебе наскучила, если бы ты сразу разобрался во мне!
        - Возможно. - Он наклонил голову и поцеловал ее в шею. - Ты ведь знаешь, - шепнул Андре, - что меня обычно не интересуют женщины, с которыми я сплю? Но ты напоминаешь мне извилистую горную дорогу. Всегда новая - за каждым поворотом. И чем дольше я с тобой…
        Их губы слились в поцелуе. Андре до сих пор удивлялся и отчасти даже злился на себя за то, что его все еще тянет к Джинни. Он не встречал женщин, которые отзывались на его ласки с такой страстью, но при этом не отдавались ему полностью. Ему не пришлось учить Джинни искусству любви, но она ни разу не сказала, что любит его; ее ничуть не смущало, что она замужем; она не проявляла ни малейшего интереса к его прежним связям. Андре все еще удивляло, что она так легко отдалась ему и уехала с ним, словно убегая от всех, не взяв с собой даже ничего из одежды. Он собирался похитить ее, но она облегчила его задачу. Черт бы побрал эту ведьму!
        Он слушал ее стоны, наслаждался тем, как содрогается это великолепное тело, и невольно стонал и сам, когда Джинни со страстью отдавалась ему. Кто ее этому научил и сколько мужчин было у нее прежде? Боже, она словно использовала его! Никогда еще Андре Делери не испытывал подобного чувства. Он призывал себя к осмотрительности, опасаясь, что с Джинни будет не так просто расстаться. Но в ее объятиях он забывал обо всем. Он сумеет возбудить ее так, как это не удавалось еще никому; он заставит почувствовать, что она зависит от него…
        День выдался жарким, и оба задыхались, хотя окно было распахнуто. Когда все было кончено, они, изнемогая, разжали объятия.
        Джинни мечтала облиться холодной водой и выйти на улицу, где дул прохладный ветер, но у нее не было сил даже пошевелиться. Джинни лежала с закрытыми глазами. Прислушавшись к дыханию Андре, она поняла, что он спит. Тогда задремала и она.
        Во сне она видела еще одну раскаленную комнату в отеле Сан-Антонио, где женщину по имени Джинни Брендон разбудили солнечные лучи, ворвавшиеся в раскрытое окно. Она выглянула на пыльную, изрезанную колеями улицу, где мужчина в темно-голубой куртке подкрадывался к другому мужчине. Если бы он поднял глаза на нее, застывшую у окна, она бы увидела, что глаза у него насмешливые, непостижимо синие, выражавшие все, что угодно, но только не любовь.
        - Я ненавижу тебя, Стив Морган! - в ярости воскликнула она. Он опрокинул ее и подмял под себя, хотя она царапала и колотила его… Но он овладевал ею, а она отдавалась ему. О, это безжалостное, ослепительно голубое мексиканское небо!
        Почему она кричала? Почему она была так одинока, испугана, опустошена? Потом появилась другая комната, и с ней был не Стив, а французский полковник, посмеивающийся над ее смущением. Худой Том Бил ожидал снаружи, и это приводило ее в ужас.
        - Стив, Стив, где ты? Я люблю тебя, пожалуйста, спаси меня! - Но он отворачивался от нее, презрительно скривив губы.
        - Любовь. Что это за чертовщина? Нас связывает только одно, детка, и это легко понять.
        Звук его голоса отдавался эхом - «легко… легко… легко…», теряясь где-то вдали.
        Джинни открыла глаза и с облегчением увидела рядом с собой Андре. Да, уж лучше Андре, чем Стив, этот дьявол, исчадие ада! И этого дьявола она будет изгонять, пока он не исчезнет навсегда. Почему он до сих пор ей снится? Ведь Стив вряд ли думает о ней. Конечно, Анна Дос Сантос уже сделала все возможное, чтобы занять ее место, и они все спланировали, надеясь, что Джинни больше не будет вмешиваться. Ей следовало бы признаться Андре, что Стив отправился не в Мексику, а на Кубу. Но почему бы не отомстить ему, если они встретятся в Гаване?
        Андре что-то пробормотал во сне и раскинул руки так, словно боролся с невидимым соперником. Неужели его тоже посещают кошмары? Джинни тихо поднялась с постели. В комнате стало невыносимо душно. Перед глазами у нее поплыли красные пятна. Она сейчас умрет, если не удастся вдохнуть свежего воздуха! Какое блаженство - погрузиться в прохладную воду! Не видела ли она где-то в городе озера с небольшим низвергающимся в него водопадом, когда этим утром прогуливалась по улицам? Да, озеро находится по другую сторону старой стены, увитой виноградной лозой. Джинни, помнится, собиралась продолжить прогулку, но в тот момент Андре окликнул ее.
        - Кто там живет? - спросила она босоногого мальчишку, который вызвался проводить ее, но тот лишь пожал плечами:
        - Не знаю. Дом очень старый и постепенно разрушается, как и эта стена. Говорят, хозяин переехал на Ямайку.
        Неотъемлемая часть свободы - возможность делать все, что пожелаешь. Обнаженная Джинни пересекла комнату и увидела себя в зеркале. Женщина, стоявшая здесь, не слишком отличалась от прежней Джинни, хотя похудела и больше не выглядела испуганной.
        Джинни оделась, собрала волосы на затылке и повязала голову ярким разноцветным шарфом, который купила недавно у торговца на пристани. Теперь она вполне готова для маленького приключения. Джинни даже улыбнулась себе, надеясь на то, что не встретит никого из знакомых. Впрочем, незачем беспокоиться - гостиница очень невелика. Она просила Андре найти именно такую, какая не соблазнила бы никого из их корабельных спутников, чтобы можно было полностью расслабиться. «Мне необходимо время, чтобы все обдумать», - решила Джинни, выбежав босиком на тропинку. Вокруг не было ни души - возможно, здесь, как и в Мексике, все наслаждаются сиестой. Солнце так немилосердно пекло голову, что Джинни поспешила укрыться в тени деревьев. Она слышала звон цикад; от порывов теплого ветра трепетали листья банановых деревьев, и ей казалось, что рядом кто-то тяжело дышит. Джинни пошла быстрее, надеясь, что идет правильной дорогой, и очень опасаясь наступить на змею. Вскоре она достигла той самой полуразрушенной стены, увитой виноградными лозами.
        По ту сторону стены находился маленький пруд. Вода в нем казалась темно-зеленой, потому что солнечные лучи едва пробивались сквозь густые кроны окружавших его деревьев.
        Как манила к себе эта свежая вода! Джинни жаждала окунуться в нее. Встревоженные ее появлением птицы поднялись в воздух, издавая пронзительные крики. В этом заколдованном месте не было никого, кроме Джинни; казалось, здесь замерло даже время.
        Не раздумывая, Джинни развязала шарф, распустила волосы, поспешно сбросила платье, подошла к пруду и погрузилась в воду.
        Видимо, кто-то давно сделал здесь запруду, так что воды ручья поступали в бассейн, выложенный по краям большими округлыми камнями, теперь уже поросшими мхом. Закрыв глаза и отдавшись наслаждению, Джинни вспоминала строки любимого ею стихотворения Эндрю Мэрвела. Как же это? Да, да, что-то о «…растворении всего сущего в зеленой тени». А, какая разница, ей лень даже думать, она смакует прохладу воды, а волосы свободно плывут, как невиданные медные водоросли.
        Изумрудные глаза под черными бровями сияют на свежем румяном лице, а ярко-алые губы томно улыбаются той самой сводящей с ума мужчин улыбкой, которая обещает несказанное блаженство.
        Об этом блаженстве думал человек, который стоял замерев в тени деревьев и наблюдал за Джинни. Он видел ее и прежде, хотя она не знала об этом, но не в таком божественном виде. Женщины его круга, настоящие леди, не стали бы раздеваться так беззаботно и купаться обнаженными. Они не побежали бы босиком через сад, чтобы найти это укромное место. Если бы это происходило в Древней Греции, он принял бы ее за дриаду - такую прекрасную, что перед ней не устоял бы и сам Зевс. Он насмешливо улыбнулся, подумав о своем самомнении. Нет, он не властелин Олимпа, а простой смертный. Но все равно он для нее более подходящий партнер, чем тот, кто притворяется ее мужем. Он уже навел справки об Андре Делери и теперь твердо знал, что она не слишком им дорожит. Интуиция подсказывала ему, что они путешествуют вместе почти случайно и неминуемо расстанутся. И это к лучшему! Увидев эту женщину, он сразу понял, что готов обойти земной шар, чтобы выполнить любое ее желание. Но, осознав это, он понял и то, что этой женщины трудно добиться, а еще труднее удержать ее. Она должна влюбиться в него! Да, это единственная
возможность, иначе ему не удержать ту, что называет себя Женевьевой Реми.



        Глава 15

        Джим Бишоп был раздражен. «Никто, - подумал Пако Девис, - не сумел бы скрыть этого». Да и Бишоп курил одну сигару за другой и барабанил пальцами по краю стола до тех пор, пока Пако не начал насвистывать.
        Бишоп бросил на него свирепый взгляд и откашлялся:
        - А ты уверен, что ничего не упустил?
        Пако обиделся:
        - Как я мог? Я всегда хорошо относился к Джинни, а уж тем более после того, как она спасла мою шкуру. Нет, я искал ее повсюду, но она бесследно исчезла. Ее горничная в истерике: Джинни ничего не взяла с собой; уходя, сказала, что пройдется по магазинам и вернется к ужину.
        Бишоп вздохнул. Что за дьявольщина! Конечно, он может заставить Пако повторять ему все это снова и снова, но удастся ли им что-то придумать? Пако, нежно относившийся к Джинни, горячо надеялся, что его дурные предчувствия не оправдаются.
        Он терпеливо продолжал рассказывать, наблюдая, как Бишоп рассеянно чертит на столе какие-то узоры.
        - Джим, я абсолютно все проверил. Ну, и что ты думаешь? Ты требовал, чтобы я не подавал вида, что она исчезла, поэтому мне пришлось затратить кучу времени, но я все же выяснил, что похожая на нее женщина оплатила каюту до Веракруса. Мой агент опросил все корабельные компании, и в одном месте ее действительно вспомнили…
        - Делери. Давай вернемся к Делери. Его отъезд из Нового Орлеана совпал с исчезновением Джинни. Но куда он направился?
        - Он говорил своим друзьям, что во Францию. Однако все уверяют, что он уже давно что-то замышлял. Корабль, на котором он отплыл, будет заходить во многие места, в том числе и на Кубу. Думаешь, что Делери направляется не во Францию, а туда?
        Словно не слыша. Пако, Бишоп задумчиво проговорил:
        - Мы знаем, что этот Андре Делери вовсе не глуп, а деньги, которыми он так небрежно сорит, - испанские, и зарабатывает он их, устраняя нежелательных для кубинцев людей. Да, конечно, этот вспыльчивый человек участвовал во многих дуэлях, и это удерживает нас от слишком прямолинейных выводов. Но «дело Брендона» навело меня на мысль о том, что Делери прекрасно понял: сенатор собирался финансировать пиратскую экспедицию на Кубу, а в этом ему активно помогали некоторые богатые кубинцы, проживающие в Соединенных Штатах. Выяснить это не составило труда, ибо кубинцы усиленно шпионят друг за другом! Но чтобы француз Делери шел на это ради денег…
        Взглянув на Пако, Бишоп помолчал и закурил очередную сигару.
        - У Делери есть еще одна слабость - женщины. Его считают Казановой, не так ли? А ты, кажется, упомянул о том, что он заказал двухместную каюту? Для кого же второе место - для «мадам Делери?»
        - Да, но он сделал это еще десять дней назад.
        - Не мог же он жениться за столь короткий промежуток времени!
        - Еще бы! Сомневаюсь, что он вообще когда-нибудь женится. И все же женщина, которая с ним путешествует, не Джинни. Если бы они вместе поднялись на борт, их сразу заметили бы. Если бы он попытался похитить Джинни, та отбивалась бы - я видел, как она это делает! Она…
        - Она могла решиться на это и сама, - сухо заметил Бишоп.
        Пако удивился. Как же он сам об этом не подумал - ведь Джинни так порывиста и непредсказуема!
        - Господи! Если это правда и Стив об этом узнает…
        - Стив сейчас занят делами. Мы не можем ни о чем ему сообщить, пока он сам не объявится. И не вижу причин бить тревогу; события только развиваются. - Бишоп взглянул на Пако и строго продолжал: - Прибыв на Кубу, ты будешь держать язык за зубами. Я беру на себя всю ответственность за поиски леди.
        При этом он с неудовольствием подумал, что эта женщина умеет доставлять одни неприятности. К тому же, где бы она ни появлялась, это всегда порождает массу слухов. Если Джинни вздумалось уехать с Делери из-за какого-то каприза, значит, она вполне заслуживает того, чем может обернуться эта безумная авантюра. Но он, Бишоп, во-первых, постарается предотвратить распространение слухов, а во-вторых, устроит так, чтобы миссис Морган оказалась именно там, куда и должна была попасть, - в Матаморосе. А со всем остальным он разберется позднее.
        Бишоп холодно и деловито растолковал Пако, что он должен делать. Тот слушал молча и спокойно, но вскоре не выдержал и взорвался:
        - Да, теперь я точно знаю, что ты сумасшедший, я тоже могу спятить, если буду продолжать на тебя работать! Нет, черт подери! Я, Пако Девис, никогда не надену на себя женское платье, слышишь? Да еще вуаль… черт! Я не научусь ходить в юбке, так что забудь об этом, Джим. Найди себе другого идиота! Я скорее доберусь до Кубы вплавь, чем…
        - Ну, это тебе не угрожает: если ты бросишься в море, тебя подберет рыболовное судно. Но ты должен сидеть в своей каюте, сославшись на морскую болезнь.
        Наконец Пако смирился с тем, что ему уготовано, и даже, если придется, согласился сообщить Стиву Моргану, что его жена утонула. Пока Пако кипел от ярости, Бишоп размышлял о том, чем занят сейчас Стив Морган и чего успел достичь за это время. Он уже, конечно, прибыл к месту назначения вместе с хорошенькой молодой женщиной, которая добровольно вызвалась сопровождать его. У Стива не возникало проблем с женщинами: они всегда соглашались выполнить все, что он хочет. Анна Дос Сантос не была исключением. Как кстати, что она прибыла в Новый Орлеан именно в тот момент, когда оказалась им нужна.
        - А ведь я не хотела ехать в Новый Орлеан, - проговорила Анна, положив голову на плечо Стива. - Но теперь так рада, что мы снова встретились. Ты не думаешь, что это судьба, Эстебан?
        Он слегка шевельнул плечом. Да, она и впрямь слишком много болтает, но ее так тяготило это затянувшееся молчание.
        - Ты не веришь в судьбу, дорогой? Ведь мы однажды уже хотели пожениться и вот сейчас, несколько лет спустя, путешествуем вместе, как муж и жена… Мне кажется, что это справедливо. Ты не согласен?
        Почему, черт возьми, Анна не закрывает рта? Теперь она подняла голову и вопросительно взглянула на него. Стив сдержал раздражение и спокойно ответил:
        - Скорее бы уж мы оказались на месте! Здесь чертовски неудобно заниматься любовью, к тому же проклятый эскорт просто не спускает с нас глаз!
        - Но если с нами не будет солдат, это покажется подозрительным. Тогда подумают, что мы не боимся повстанцев, поскольку занимаем их сторону. Пожалуйста, Эстебан, не показывай им, что ты сердишься, а то они решат… - смутившись, она не закончила фразы. Анна наклонилась к нему и прошептала: - Они принимают нас за молодоженов, потому что ты очень внимателен ко мне. Ты сердишься, потому что здесь неудобно заниматься любовью?
        - А разве этого мало?
        Стиву пришлось успокоить ее, хотя его и без того дурное настроение стало еще хуже, когда он подумал о Бишопе. Будь проклят Джим со всеми его планами! Они так часто катились к чертям, и Стиву приходилось с ходу что-то придумывать. Он собирался повидаться с дедом, как только устроится в Гаване. Стив хотел поскорее отделаться от Анны, уже порядком ему надоевшей. Он проявил чертовскую неосторожность, позволив ей заявить, что они муж и жена. Анна раздражала его, хотя он отдавал должное ее коварству.


        - Да, ваше превосходительство, я здесь не только потому, что решил осмотреть плантацию жены. Я слыхал, что мой дед, дон Франсиско Альворадо, сейчас тоже на Кубе.
        Этот ход оказался удачным. Лицо генерала Пиэлтайна прояснилось, и он с интересом и любопытством взглянул на Стива:
        - А! Так вы внук дона Франсиско? Вам следовало сказать об этом прежде, тогда бы я прекрасно понял, почему вам нужен пропуск. Ваш дед получил его от моего предшественника, генерала Кебаллоса. Сам я никогда не позволил бы столь пожилому джентльмену, как дон Франсиско, совершить такую длительную поездку по территории, контролируемой повстанцами. Однако…
        Стив перебил генерала:
        - Я вас понимаю, сэр. Если бы в тот момент я не был в отъезде, мне удалось бы остановить его. Но сейчас я здесь… Вы что-нибудь слышали о нем с тех пор, как он покинул Гавану?
        - Боюсь, что нет. Но не беспокойтесь, сеньор Альворадо. Ранчо находится в отдаленном районе, с которым в эти дни не было связи из-за этих проклятых повстанцев.
        Он сделал несколько снисходительных замечаний о положении дел в Мексике - самоуправление, удивительно! Увидим, чем это все кончится, - наверняка гордые креолы получат индейского президента! Такого никогда не случится на Кубе!
        Стиву пришлось сдерживаться и выносить снисходительность губернатора, бюрократическую волокиту, задержавшую его на неделю, и Анну, которая вела себя так, словно они уже и впрямь поженились. А теперь он был вынужден терпеть и вооруженный конвой, назначения которого не понимал, - то ли его охраняют, то ли за ним наблюдают. Возможно, этот Пиэлтайн не так добродушен и приветлив, как кажется на первый взгляд. Об этом стоило подумать…
        Стив почувствовал, как рука Анны коснулась его бедра, затем она придвинулась ближе, и ее пышная грудь прижалась к его груди, подрагивая от толчков кареты.
        - Пожалуйста, не сердись. Я уверена, что другого не следовало ждать. В сущности, это такая честь, ты же понимаешь! Хулиан Зулуета - один из самых могущественных людей на Кубе, и все же нас пригласили нанести визит… - Ее голос звучал возбужденно. - Эстебан, говорят, что даже губернатор Кубы зависит от него. Он…
        Охваченная сексуальным порывом, она часто дышала. Мужчины любят власть, но женщина, которая может доставить удовольствие или отказать в нем мужчине, страстно желающему ее, обладает не меньшей властью! Ее свекор нередко говорил ей об этом. Ему не нравилось, что бывший жених имеет на нее такое влияние.

«Он помнит меня ребенком, но я многому научилась с тех пор, - подумала Анна. - Я уже способна удержать его. Я сделаю так, что он будет нуждаться во мне, и тогда стану его женой. Это случилось бы давно, если бы не эта зеленоглазая французская шлюха!»
        Впрочем, Стив уже не любит свою жену! Иначе он не стал бы публично унижать ее, открыто показывая расположение к Анне. Впрочем, все это в прошлом, а теперь они вместе и останутся вместе на долгое время.
        Погруженная в свои мысли, она тем не менее болтала без умолку. Стив грубо поцеловал Анну, чтобы заставить ее замолчать. Она издала страстный стон, когда его пальцы прошлись по ее груди.
        Ее возбуждение сменилось бы яростью, узнай Анна о том, что партнер ласкает ее, чтобы не слышать больше ее голоса. Стив слишком хорошо понимал ее! Анна не казалась ему загадочной - и с ней было скучно. Только одна женщина на свете ухитрялась постоянно озадачивать его и испытывать тягостные сомнения.
        Джинни! Не женщина, а ртуть. Сможет ли он когда-нибудь забыть ее?



        Глава 16

        Созерцая океан, залитый лунным светом, Джинни задумалась; эта ночь так упоительно прекрасна, что даже не верится в ее реальность. Неужели кто-то может спать или сидеть за карточным столом? Она облокотилась на поручни и наклонилась немного вперед, любуясь морем, затем взглянула на белые паруса и вновь устремила взор на океан.

«Я могла бы вечно плыть на этом призрачном корабле, потеряв чувство времени, не думая ни о прошлом, ни о будущем…» Джинни казалось, что она может теперь забыть обо всем, даже о Стиве. И, черт возьми, почему она должна думать о Стиве, если именно из-за него оказалась здесь? Через окно кают-компании Джинни видела, как Андре играет в карты. Джинни вздохнула. Нет у нее больше никакой депрессии! Зачем предаваться воспоминаниям, она должна уверенно смотреть вперед и построить новую жизнь для себя и своих детей, а Стива предоставить самому себе. Когда раны, нанесенные его самолюбию, заживут, он забудет ее, если ему уже не помогла в этом Анна! Но Джинни никогда не простит ему Соню, не забудет того, что она услышала в тот день…
        Высокий мужчина стоял в тени грот-мачты и наблюдал за Джинни, как делал это много раз прежде. Иногда он опасался, что она заметит, как поблескивают стекла подзорной трубы. Подозревает ли она, что за ней следят? Эта женщина привыкла к всеобщему вниманию, об этом он уже давно догадался. Тем не менее она не смущаясь раздевалась донага, повсюду бродила одна… Удивительная, ни на кого не похожая женщина! И возможно, это его судьба…
        Он насмешливо улыбнулся, подумав о том, что, вероятно, она верит в астрологию. Что было у нее в прошлом, что привело ее на борт его корабля, что связало ее с этим авантюристом? То ли она сбежала от мужа, то ли ищет от скуки приключений. Но как бы то ни было, она необыкновенная женщина и он желал ее.
        Корабль зарывался носом в волну и вновь поднимался, устремляясь вперед, подгоняемый порывами ветра. Луна сияла в полночном бархатном небе. Ветер трепал влажные от соленых брызг волосы Джинни, но ей не хотелось спускаться вниз и расставаться с этой фантастически прекрасной ночью. Однако Джинни было тяжело оставаться наедине со своими мыслями. Ей хотелось… но чего? Где и как закончится это приключение? Куда занесет ее судьба? Только в такую волшебную ночь она и могла задавать себе эти вопросы, а ответы… ответы она узнает потом.
        Джинни снова вздохнула и собралась было уйти, как вдруг ее плеча коснулась чья-то рука и незнакомый голос вкрадчиво произнес:
        - Куда ты направляешься, избранница судьбы? И сколько ты уже странствуешь, пытаясь что-то найти?
        Она замерла. У незнакомца был очень приятный баритон и странный акцент. Рука, коснувшаяся ее плеча, была мягкой и теплой, и Джинни вдруг захотелось закрыть глаза и забыть об этом сумасшедшем сиянии луны. Он словно угадал ее мысли и поспешно добавил: - Нет, пожалуйста, не поворачивайтесь раньше времени! Вы поняли, что это волшебная ночь? Я знаю все ваши мысли, чувствую ваше томление, одиночество, тоску, а потому и решился подойти к вам. Я не обижу вас - только постою здесь, держа вас за плечи и вдыхая аромат ваших духов. Может, вы захотите что-то сказать мне? Гораздо легче рассказывать свои тайны незнакомому человеку, исповедаться священнику, укрытому за перегородкой, не так ли? Но чары исчезнут, если вы повернете голову или скажете, чтобы я оставил вас.
        Но Джинни не сделала ни того, ни другого. Она ответила ему так же тихо:
        - Вы священник или волшебник, читающий мысли? Заметьте, я не пытаюсь разрушить чары и спрашиваю вас, кто вы? Я соблюдаю правила игры, не так ли?
        Он засмеялся:
        - Да. И полагаю, вы поступаете великодушно. Признаюсь, у меня перед вами есть преимущество: мне известно, под каким именем вы путешествуете, хотя это, разумеется, не ваше настоящее имя. Не сердитесь, имена, как и титулы, не так уж важны. Имеет значение лишь то, что в такую великолепную ночь вы одна - и не слишком-то счастливы. Я хотел бы вам помочь, если это возможно.
        - Все это звучит очень искренне. Но есть ли вообще на свете искренность? Почему люди так боятся откровенности? Почему они лгут и дают невыполнимые обещания? О, какая музыка! Вы, должно быть, волшебник, иначе не находились бы сейчас здесь. Но я действительно слышу музыку!
        До них доносились тихие звуки какого-то струнного инструмента. Эта странная музыка напомнила Джинни фламенко, хотя была печальной. В ней слышался бесконечно повторяемый вопрос: почему? почему?.. почему?..
        - Эту музыку я заказал специально для вас. Прислушайтесь, и вы уловите в ней самые разнообразные эмоции. Впрочем, музыка, как и эта ночь, всего лишь декорация.
        Джинни затаила дыхание, ощущая необычность происходящего. Как этот человек, кем бы он ни был, угадывает каждую ее мысль и чувство… Может, лучше рассеять эти чары? Однако, глядя на луну, Джинни шепотом спросила:
        - Вы полагаете, что, если я дам волю чувствам и эмоциям, мне станет лучше? Ну что ж, наверное, вы правы. Иногда я уже ощущала нечто подобное.
        Потом Джинни вспоминала эту ночь как самую странную в своей жизни. Возможно, это лунный свет свел ее с ума; а может, к ее вину кто-то подмешал наркотики? Но утром Джинни прекрасно помнила, как разговаривала с незнакомцем, смотрела на луну и пила сухое белое вино. Она повернула голову и увидела, что ее собеседник высокого роста, Джинни едва доставала ему до плеча.
        Нет, скорее всего, в вине не было никаких наркотиков, иначе она не помнила бы всего этого столь ясно. Однако она ни разу так и не взглянула ему в лицо. Священник в исповедальне… Может, это так и есть? А может, его лицо чем-то обезображено, но это не имеет значения, ведь он так заботлив, любезен и не сделал даже попытки прикоснуться к ней! Кажется, он первый мужчина на ее пути, который не попытался этого сделать.
        Ночью Джинни спала без сновидений, а проснувшись, пришла в раздражение оттого, что ее ощупывают руки Андре.
        - Так ты здесь… Знаешь, я даже не помню, как оказался в постели. Проклятие! Что же с моей головой?
        Джинни отстранилась, когда Андре подвинулся к ней. Он был весьма искусным любовником, но в это утро она ощущала смутную неприязнь к нему. Накинув халат, она принялась расчесывать волосы перед маленьким зеркалом. Круги под глазами, к счастью, были не слишком заметны, но она нахмурилась, увидев себя в зеркале. Что заставило ее вступить в разговор с этим странным мужчиной, да еще столько рассказать о себе? «Едва ли я встречусь с ним снова, - размышляла Джинни, - но если это все же произойдет, как его узнать? И почему он так заинтересовался мной?»
        - Надеюсь, ты все же пошлешь за моим слугой, когда перестанешь так свирепо смотреть на себя в зеркало. Моя голова… впрочем, повернись, дай взглянуть… да, ты восхитительна, как всегда, особенно в столь ранний час! Надеюсь, ты дуешься не потому, что я оставил тебя в прошлую ночь?
        - О, поверь, - Джинни с улыбкой повернулась к нему, - я вовсе не чувствовала себя одинокой в эту ночь! Была такая прекрасная луна… и очень жаль, что ты ее не видел.
        Она предоставила ему размышлять над ее словами. «Что за маленькая мегера! Я думаю… да она могла позволить кому-то себя утешить! Видимо, решила кого-то обольстить, надеясь вызвать во мне ревность. Но кто же этот человек?»
        Тут Андре Делери начал обдумывать другие, более важные для него вещи.
        Присоединившись к своим партнерам-картежникам, он обнаружил, что они обсуждают внезапное изменение курса корабля. Владелец «Амариллиса», странный и эксцентричный человек, внезапно решил зайти в небольшой порт Гибара.
        - По слухам, это первый порт, открытый Колумбом, - заметил мистер Бартоломью. Этот житель Ямайки, не выпускавший изо рта сигару и гордившийся своей способностью к неограниченному поглощению алкоголя, тоже, казалось, страдал от излишеств предыдущей ночи. - Нет, меня это не слишком беспокоит, - нехотя заметил он, - но мне бы хотелось поскорее добраться до своей плантации, и, кроме того, я уже был в Гаване прежде - грязный и отвратительный город!
        - Полагаю, капитан предупреждал нас об этом, но мы не обратили на это внимания, - вставил американец из Флориды, морщась и массируя виски.
        - Разве? И он говорил… - Андре Делери злился оттого, что все его тщательно продуманные планы могут мгновенно рухнуть из-за прихоти этого богатого чудака. Однако он постарался успокоиться и прислушался к словам своего собеседника.
        - Он может договориться, чтобы те, у кого срочные дела в Гаване, пересели на другое судно. По-видимому, это связано с запасами пресной воды - я точно не помню. Но Гибара - симпатичное местечко, там стоит провести пару дней, прежде чем мы отправимся на Ямайку, а затем в Сантьяго-де-Куба.
        - Ах! - раздраженно воскликнул Андре. - Меня удивляет, друзья, почему у нас всех так болит голова сегодня утром? Готов поклясться, что вчера я выпил гораздо меньше, чем два дня назад.
        Его глаза остановились на Джинни, раскрасневшейся и посвежевшей, в платье из белого муслина. Он сам выбрал его для этой шлюхи! Но откуда она знала утром, что они сойдут на берег раньше, чем предполагалось?



        Глава 17

        С борта корабля Гибара казалась весьма живописным городком, похожим на иллюстрацию к книге. Она раскинулась на крутом склоне бухты, напоминающей полумесяц. Вдали возвышались три отвесных горы. Любезный джентльмен с Кубы поведал, что одна из них называется Силла, что означает седло; другая - Пан, или сахарная голова; а третья - Табла, то есть стол.
        - А как же еще их могли назвать? - Андре Делери все еще злился, кисло наблюдая, как «Амариллис» входит в гавань, а Джинни и ее спутницы восхищаются виллами с красными черепичными крышами, стоящими на склонах гор. Она не скрывала радости от того, что им предстоит провести по меньшей мере два дня в этом маленьком рыбацком городке! Делери, прищурившись, внимательно рассматривал попутчиков. Если бы Джинни уделяла внимание кому-то из них, он тут же это заметил бы. Однако она вела себя как обычно, и ее беззаботный смех заставил его стиснуть зубы. Ему хотелось встряхнуть ее и спросить: чему она так радуется? Что собирается здесь делать? Делери не привык к неопределенности в отношениях с женщинами, а потому злился на себя и на Джинни.
        Но он был бы не только раздосадован, но и взбешен, узнав, что Джинни вовсе не собирается ехать с ним в Гавану. С какой-то странной улыбкой Джинни вспоминала неожиданную ночную встречу. Она вдруг решила отправиться в Веракрус, а оттуда - на свою маленькую асиенду. Потом она пошлет за своими детьми и снова начнет учиться искусству быть матерью. Ведь это ее дети, это она рожала их в муках, она хотела ребенка! Стиву они безразличны - если уж он не желал заботиться о ней, то сможет ли любить детей?

«Я уже никогда не покину их, куда бы я ни поехала, они всюду будут со мной. Я посвящу им жизнь, тогда он не посмеет вмешаться!»
        Вдохновленная этим решением, Джинни легко ушла от осторожных расспросов Делери. Да, ее первое ощущение оказалось совершенно правильным. Андре очень походил на ее давнего любовника Мигеля Лопеса, который однажды назвал себя «честным циником». Как и Мигель, он овладел ею, испытывая к ней только вожделение, - так почему бы и ей не использовать его?
        Она пока еще ничего не сказала Андре. Они переправились на берег, а затем сняли красивую бледно-голубую виллу, похожую на те, что строят на Кубе.
        - Кажется, они держат в домах и лошадей, - проговорил он, иронично улыбаясь. - Ты заметила вон те железные решетки? Они не слишком-то доверяют стеклам! - Он помолчал, а затем добавил: - Почему бы нам не снять более приличный дом, если вообще это возможно в столь жалком городишке? Что ты об этом думаешь, малышка? Ты сегодня не слишком разговорчива.
        - Мне очень нравится этот голубой домик. Посмотри, какой здесь замечательный патио и какой прохладный! К тому же зачем искать что-то другое? По-моему, это вполне удачная сделка.
        Не обращая внимания на красивую пожилую женщину, которая показывала им внутренний дворик, затененный кронами деревьев, Андре схватил Джинни за руку и повернул ее к себе.
        - А вы, мадам Морган, - о, какое грубое, неприятное имя! - тоже удачная сделка или я обманут?
        Она спокойно посмотрела на него:
        - Обмануты, месье Делери? Но я никогда не навязывала вам никакой сделки, не так ли? И помнится, сообщала вам, что не продаюсь. Вам следовало бы найти себе кого-нибудь другого!
        К ее удивлению, Делери засмеялся:
        - Браво, мадам! Вы вновь напомнили мне, что столь же умны, сколь и прекрасны, а кроме того, весьма опытны. Зачем мне платить за покупку?


        - Думаю, они были очень близки к ссоре, но затем сеньор взял даму на руки и унес в одну из спален… - рассказывала домоправительница хозяину виллы в тот же день, - Нет, она не слишком сопротивлялась - ведь он очень хорош собой. И между прочим, несколько часов спустя он уже начал строить глазки Кончите и… - Женщина умолкла, но хозяин спросил:
        - Что было еще?
        - Он… это довольно странно… вы знаете, как дерзка Кончита, но даже ее возмутило то, что он ей предложил… Он хотел, чтобы она пришла к нему в постель этой же ночью… в ту самую постель, которую он разделяет с сеньорой.
        - Ясно. А что сеньора, она не возражала?
        Женщина поджала губы:
        - Кончита задала этот же вопрос. И, как она мне сказала, сеньор рассмеялся и заявил, что хочет удивить свою даму. Он был очень настойчив и убеждал ее… что все обойдется спокойно. Он даже предложил ей денег. Но Кончита, конечно, отказала ему! Ей нравятся такие мужчины, но она не настолько испорченная девушка.
        - Рад это слышать. И что потом?
        - Ну, как вы знаете, этим утром я сказала, что пойду на рынок за продуктами. Сеньора еще спала, но сеньор какое-то время сопровождал меня. Как он мне объяснил, ему надо сделать кое-какие приготовления для их с сеньорой путешествия в Гавану. Он много расспрашивал меня о том, кому принадлежит estania[вилла (исп.).] , и я сообщила ему то, что вы велели: что я вдова и пытаюсь свести концы с концами…
        Джинни, притворясь спящей, выждала, пока не хлопнет входная дверь, - это означало, что Андре уже ушел. Тогда она открыла глаза и потянулась. Черт бы подрал этого Андре! Можно надеяться, что он не скоро вернется. Он заставлял ее играть в свои изощренные любовные игры, словно она какая-нибудь шлюха! Джинни сердито нахмурилась, вспомнив его слова. Накануне она только пожала плечами, сделав вид, будто это ничуть ее не задевает, но теперь поняла, что это не так.
        - А я-то считал, что ты не лицемерка в отличие от других женщин и потому не будешь шокирована. Я думал, ты из тех, кому нравится попробовать то, что они еще не испытывали. Не разочаровывай меня, малышка!
        - Я вовсе не готова на все, чтобы доставить тебе удовольствие, voyeur[Человек, чье болезненное любопытство удовлетворяет созерцание эротических сцен (фр.).] ! Ты ошибся во мне, Андре Делери.
        - Не думаю. Уверен, что в душе ты настоящая кокотка. Полагаю, ты будешь делать все, что угодно… И кстати, я совсем не так эгоистичен, чтобы забывать о твоем удовольствии. Я считал, что тебе понравилось бы заниматься любовью с женщиной и мужчиной. Неужели твой муж никогда тебе этого не предлагал?
        Зачем он напоминал ей о муже? И почему она сейчас вспомнила о том, что однажды вела себя хуже, чем шлюха? В том, что Джинни стала такой, виноваты все мужчины начиная со Стива. Одни принуждали ее, другие - нет. Сейчас она оказалась с Андре Делери по своей воле. В сущности, они были едва знакомы, и все же она бежала с ним, предоставив себя в его полное распоряжение. Неудивительно, что он так обходится с ней!
        Джинни выбралась из постели, нагая прошла к зеркалу, висевшему в простенке между окнами, и показала себе язык. Она и раньше любила это делать, но тогда ее это забавляло. Сейчас ее что-то угнетало. Что за женщина смотрит на нее из рамы: бледное лицо, дерзкие глаза, спутанные волосы?

«Неужели я стала такой женщиной, как говорил Стив? Он утверждал, что я уже именно такова… Должна ли я вести себя так же, как он? Нет, я всего-навсего испорченный ребенок, злобно показывающий язык отвернувшемуся взрослому!»
        Джинни почувствовала облегчение, придя к такому выводу. Кроме того, она уже все решила. Андре для нее ничего не значит, а потому она может больше не видеть его.
        Хорошенькая кареглазая горничная по имени Кончита, казалось, очень хотела с ней подружиться, особенно узнав, что сеньора говорит по-испански. Возможно, робко предложила она, сеньора предпочтет принять ванну в патио? Там был мраморный фонтан с двумя херувимами. Джинни последовала за Кончитой. Широкие ступени, выложенные, как и бассейн, голубым кафелем, вели вниз. Вода была чистой и прозрачной; и Кончита с гордостью сказала, что хозяин дома построил бассейн в том месте, куда впадает небольшой ручей, текущий со склона горы.
        - Видите, сеньора, вон там есть выходное отверстие, так что вода проточная, а потому всегда свежая. Если сеньора пожелает, после купания я могу принести фрукты или что-нибудь прохладительное. Скоро станет очень жарко.
        Бассейн окружали пальмы, растущие в больших каменных углублениях, а также резеда, гранатовые и апельсиновые деревья. Деревянные столбы, поддерживающие галерею, были увиты виноградными лозами, что придавало этому дому испанский, а не кубинский колорит. Все здесь умиротворяло. Джинни наслаждалась, не думая сейчас ни о чем, кроме настоящего.
        Успокоенная журчанием источника, Джинни закрыла глаза. Яркие лучи солнца пробивались сквозь листву деревьев. Она размышляла о том, какое платье наденет после купания и куда отправится на экскурсию. Кончита упомянула о красивом кафедральном соборе, и Джинни вспомнила, что сегодня воскресенье, а она не была на мессе с тех пор, как покинула Мексику. Вскоре она ощутила прилив бодрости - стыдно признаться, но, должно быть, она все же очень любит жизнь!
        С галереи за ней наблюдал в полевой бинокль хозяин виллы и он же владелец
«Амариллиса». Он тщетно пытался найти хоть малейший изъян в этом теле и чувствовал себя безнадежно влюбленным. Он не привык подглядывать, а потому ему было стыдно и неприятно заниматься этим. Но ему так хотелось хоть издали увидеть эту прекрасную женщину!.. Как же случилось, что он, всегда гордившийся независимостью и умом, дошел до того, что подсматривает за любимой женщиной и едва подавляет в себе те примитивные инстинкты, которые побуждали его броситься к ней и нырнуть в тот же бассейн? Он хотел ее, и это состояние удивляло его, ибо он никогда не ощущал недостатка в женщинах. Ухаживать за женщинами его заставляли вовсе не те бешеные порывы плоти, которые сейчас заставляли его забыть об осторожности. Сейчас он мечтал овладеть ею.
        Однако он ждал и терпел, ибо хотел не только совершенного тела этой женщины, но и ее души и ответного чувства. Он решил сделать эту женщину своей женой, и его не интересовало ее прошлое.
        Джинни вышла из бассейна, и горячее солнце мгновенно высушило ее кожу. Ей захотелось снова погрузиться в этот чудный бассейн. Однако, если Андре вернется и застанет ее здесь обнаженной, он, без сомнения, овладеет ею прямо в бассейне.
        - Какое платье принести сеньоре? - Кончите хотелось услужить. Она нерешительно добавила: - В лифе того платья, что вчера было на сеньоре, распоролся шов, но я не сразу заметила это и еще не успела зашить.
        - Можешь взять его себе, мне оно уже надоело. Конечно, платье порвал Андре. Его так разозлило ее нежелание заниматься любовью, что он поступил как Стив, сорвав с нее платье. Потом вопреки ее воле тело отозвалось на его умелые ласки, и она обо всем забыла, отдавшись только ощущениям.
        Сейчас, прервав благодарный лепет Кончиты, Джинни решила надеть бледно-желтое платье, отделанное белым кружевом на шее. Джинни хотелось поскорее подняться на борт «Амариллиса», чтобы избежать встречи с Андре. Узнав своего нового любовника, Джинни прекрасно понимала, что он способен силой увезти ее в Гавану. Лучше ему не знать о ее планах!
        Слуга, пожилой негр, которого Джинни не видела прежде, открыл перед ней большую, обитую железом входную дверь. Она еще уловила легкий запах сигар, доносившийся из главной гостиной, где стоял серебряный сосуд, в котором постоянно тлели древесные угли.
        Неужели эти сигары курит слуга овдовевшей сеньоры Монтехо или эта красивая кубинка часто принимает гостей? Впрочем, какая разница, подумала Джинни. Выйдя на улицу, она едва не задохнулась от нестерпимого зноя. Не зря Кончита посмотрела на нее как на безумную: сеньора выбрала самое неудачное время для прогулки.
        - Экипаж ждет сеньору, - сказал черный слуга, - если, конечно, сеньора не передумала. Близится час сиесты…
        Он смотрел на Джинни с явным осуждением: молодая женщина выходит из дома одна, без спутника! Но Джинни не изменила решения.
        - Благодарю вас, - живо отозвалась она, - и если сеньор придет прежде, чем я вернусь, скажите ему, что я… что я поехала в церковь.



        Глава 18

        Поездка в экипаже оказалась очень неудобной, поэтому, завидев впереди старинный, из темного камня кафедральный собор, Джинни велела кучеру остановиться и с облегчением вздохнула. Что за странная повозка: два огромных колеса, не менее шести футов в диаметре, а между ними низко подвешенный маленький экипаж! Ей казалось, что днище вот-вот заденет землю. За этими гигантскими колесами и пылью, летевшей из-под копыт, не было видно даже пейзажа. И, наконец, внутри было едва ли не жарче, чем снаружи. О Боже, как жарко! У Джинни стучало в висках и увлажнились ладони. От этого безумного солнца болели глаза. Джинни мечтала оказаться в прохладном старом храме.
        - Но сеньора! В этот час не служат мессу… Возможно, вечером…
        - Я хочу осмотреть храм внутри. Должно быть, он давно построен. Вы можете остаться снаружи или потом заехать за мной, скажем, через час. И помните: никто не должен знать о том, где я.
        Джинни почти не понимала, что говорит, желая только укрыться от безжалостного солнца. Она страшно побледнела, лицо заливал пот. Молодой кучер Мануэль пристально посмотрел на прелестную сеньору, заметив не только ее поразительную красоту, но и бледность. Он почувствовал, как холодны ее руки, помогая ей выйти из экипажа. Он с удовольствием вошел бы с ней в церковь, но пожалел лошадь, страдавшую от жары. Как глупо, что сеньора вышла из дома в такой час.
        Мануэль развернул экипаж к дому. Пот заливал его лицо, а свежее накрахмаленный воротничок давно промок. Он ненавидел эту ливрею, выдававшую в нем слугу, и с радостью оказался бы сейчас в горах с теми патриотами, которых испанцы называли бунтовщиками и которых возглавлял отважный Антонио Мачео. А вместо этого он торчит здесь, да еще во время сиесты. И ради чего? Ради темных глаз и капризно надутых, дразнящих алых губ одной особы!
        Вдруг его нахмуренный лоб разгладился, он ухмыльнулся и начал насвистывать. Сиеста! Да, и у Кончиты тоже сиеста. Из-за этой ужасной жары она, конечно, разденется и, задремав, возможно, позволит ему чуть больше, чем обычно. Жаль, что она не похожа на тех портовых девиц, которые всегда знают, чего хочет мужчина, и никогда не отказывают, играя, соблазняя и обещая все, но только после свадьбы!
        Чем больше он думал об этом, тем энергичнее насвистывал. Что за чудесный подарок судьбы! Благодаря странной прихоти этой иностранной сеньоры в его распоряжении оказался целый час или даже больше и он может провести это время с Кончитой!
        Даже под сводами кафедрального собора Джинни мерещился глухой перестук колес по булыжной мостовой. Войдя в собор, она опустилась на колени, а теперь закрыла уши руками, чтобы избавиться от этого навязчивого стука. Она не сразу поняла, что это стучит ее собственное сердце. Что с ней такое? Она себя прекрасно чувствовала утром, сейчас же ей казалось, что она вот-вот упадет в обморок… О, эта жара! Если бы только превозмочь себя! Из-за этого подслащенного напитка, который она выпила до дна, чтобы порадовать Кончиту, на нее и накатывают приступы слабости и тошноты.
        Джинни не знала, долго ли она простояла на коленях, прижимаясь лбом к спинке церковной скамьи. Может, час, а может, всего несколько минут… В конце концов, умиротворяющая тишина этого собора благотворно подействовала на молодую женщину. С усилием подняв голову, Джинни увидела перед собой высокий алтарь, сверкающий ослепительным светом. Наверное, она и впрямь больна, если едва смогла поднять глаза на этот алтарь! Все вокруг казалось ей мрачным и все плыло - даже пол под ногами, словно у нее приступ морской болезни. Джинни судорожно вздохнула и прикрыла глаза, надеясь, что все эти странные ощущения исчезнут, но они только усилились. И когда низкий, грохочущий звук заставил ее вновь открыть глаза, ей показалось, что потолок рушится, канделябры раскачиваются, а откуда-то издалека доносятся пронзительные крики. Ужас, от которого она тщетно пыталась избавиться, кристаллизовался в ее мозгу в одну чудовищную мысль - землетрясение!
        Голова у нее болела по-прежнему, но тошнота и головокружение как будто отступили. Точно испуганное животное, Джинни проворно вскочила на ноги. Бежать - и скорее, скорее! Стараясь не поддаваться слепой панике, Джинни побежала к двери. Она прекрасно понимала, что собор может рухнуть в любой момент.
        - Бог наказывает меня за грехи… Я должна умереть… Ей послышалось, что откуда-то доносится голос:

«Джиини! Джинни!» Но нет, это ей показалось. Солнечный свет снова ослепил Джинни, и она пошатнулась. До дверей ей оставалось лишь несколько шагов, но тут она запуталась в своей длинной юбке и с криком упала на пол. И вдруг прямо перед ней, на то самое место, где минутой позднее она могла оказаться, упал огромный канделябр. Раздался страшный грохот, что-то ударило Джинни по голове, и она погрузилась во тьму.
        Потом, качая головами, многие говорили, что не припомнят такого сильного землетрясения. Мощные подземные толчки ощущались и в Гибаре, и в разных местах Кубы.
        - Рад это слышать, мой друг, поскольку и сам пережил несколько весьма неприятных минут! А с тобой было что-нибудь подобное?
        Андре Делери встретил в порту нескольких пассажиров с «Амариллиса». Как и он, они искали почтовое судно до Гаваны. Андре решил присоединиться к ним и посидеть в портовой таверне. В такую проклятую жару не стоило выходить на улицу. Андре все еще злился на Джинни, поскольку в прошлую ночь она отвергла его предложение разнообразить их любовные игры, пригласив еще одного участника. Он знал, что она не ханжа, однако ей почему-то претило такое развлечение. Кроме того, что-то явно изводило ее, и он решил непременно узнать, в чем дело. Беседуя с капитаном местных добровольцев, Андре размышлял о том, согласилась бы эта маленькая сладострастная ведьма принять участие в одной из тех сексуальных оргий, о которых он мечтал: например, двое мужчин и она посередине? В этот момент и раздался первый толчок, заставивший его очнуться от грез.
        - Не волнуйтесь, мы к этому уже привыкли! - Усатый капитан спокойно осушил свой стакан и продолжал говорить, подбадривая других. Он без труда выяснил, что этот француз из Луизианы разделяет испанские интересы на Кубе. К тому же он оказался приятелем и учеником знаменитого дуэлянта Пепе Лулла. Все знали, что Пепе вызывал на дуэль кубинских эмигрантов, поддерживавших повстанцев, и убивал их всех.
        Капитан Карилло предложил своему новому знакомому сигару, а потом признался, что и он испытал неприятное чувство, поскольку ни одно землетрясение не обходится без жертв. Правда, чаще всего погибают от страха старики или иностранцы, охваченные паникой.
        - Я даже могу предсказать, когда начнется следующее, - продолжал он, - в такие дни жарче, чем обычно, а воздух совершенно неподвижен… Достаточно взглянуть на животных - они это всегда чувствуют!
        Чуть позднее они вдвоем вышли из таверны и стали подниматься по крутой, извилистой дороге, ведущей к вилле, обсуждая, не предпринять ли им совместную верховую прогулку.
        - Очень мило, что ты предложил мне пообедать с тобой и твоей женой. Судя по твоим словам, она действительно прекрасна. Мне стоит позаботиться о лошадях, не так ли?
        Делери равнодушно пожал плечами и тут заметил впереди небольшую толпу, окружавшую то, что, по-видимому, было обломками повозки.
        - Что-нибудь случилось? - Капитан нахмурился и вытянул шею. Потом, повернувшись к спутнику, невозмутимо сказал: - Несчастный случай. Животных, как известно, охватывает ужас за несколько минут до начала землетрясения. Лошади в этом случае могут понести.
        Экипаж был одной из тех странных колясок, которые кубинцы называют воланами. Видимо, он свалился с невысокого каменного моста, соединявшего берега небольшого горного потока. Наблюдая, как неистово крестятся люди, издавая горестные восклицания, можно было не сомневаться, что те, кто сидел в экипаже, вряд ли остались в живых.
        Капитан Карилло с озабоченным видом растолкал толпу своими мощными плечами, осмотрел место трагедии и позвал Андре:
        - Похоже, одежда принадлежит какой-то иностранке. Может, это кто-то с нашего корабля?
        Они не видели лица погибшей женщины, раздавленной экипажем, но в луже крови лежал молодой мужчина в ливрее с неподвижными глазами.
        - Бедняга!.. - вздохнув, пробормотала какая-то женщина в толпе, но Андре, как загипнотизированный, смотрел на труп погибшей дамы. Да, капитан Карилло прав: она одета иначе, чем местные жительницы, - в прекрасном модном платье… Он сам купил такое для одной женщины. Это платье Джинни!.. О Боже! Андре побелел от ужаса… Джинни!
        Ну конечно, она поехала искать его. Вероятно, это была одна из ее диких и непредсказуемых выходок - в самое жаркое время дня куда-то отправиться, оставив тенистую и прохладную виллу. Но ведь именно эта непредсказуемость и безрассудство и делали Джинни почти совершенством! Теперь он потерял ее! И то, что Джинни не отправится с ним в Гавану, меняет его планы. Он-то рассчитывал выставить свою любовницу напоказ, чтобы выкурить кое-кого из укрытий, а теперь придется изменить тактику… Впрочем, ему уже случалось менять свои планы в последнюю минуту!
        - Какой ужас… Полагаю, мне следует пойти и сообщить о случившемся местным властям. Вы отправитесь со мной или встретимся позднее?
        Андре рассчитывал представить капитана Карилло Джинни и в течение этого вечера делать шаг за шагом на пути к намеченной цели. Она отказалась разделить его с Кончитой, но, возможно, согласится, чтобы третьим в их спальне был мужчина? Однако теперь он уже не узнает, как бы отреагировала Джинни на подобное предложение, а жаль!
        - Я буду ждать вас. Мне нужно переодеться. Зачем рассказывать об этом капитану Карилло и выслушивать его соболезнования? Лучше позаботиться о себе. Теперь его ничто не связывает, поэтому благоразумнее всего сделать вид, будто он ничего не знает, вернуться на виллу, переодеться и объявить, что они с сеньорой уезжают сегодня ночью в Гавану. Этого довольно.



        Глава 19

        Это время в году было самым жарким. Близился сбор урожая сахарного тростника, когда сахарные заводы работали непрерывно.
        В этот период изнеженные жены и дочери богатых плантаторов обычно переезжают со своих плантаций в более прохладные места. Многие, как и семья Хулиана Зулуеты, значительную часть этого времени проводили в городе, ибо магазины заменяли им представления и развлечения. Только старшая незамужняя дочь дона Хулиана повсюду следовала за отцом, исполняя обязанности хозяйки. Эта худая женщина чувствовала себя более уютно в обществе мужчин, незаметно сидя с вышиванием в руках и слушая разговоры. Впрочем, вышиванием она никогда всерьез не занималась. Говорили, что Мария Фелипа знает о сахаре и политике не меньше, чем мужчины. При этом обычно добавляли: «Жаль, что она не родилась мужчиной». Даже в сигарах и вине она разбиралась превосходно. Гости, съезжавшиеся к Хулиану Зулуете, знали: ничто не ускользает от внимания его дочери.
        Однако во время сбора урожая гостей обычно не принимали. Зулуета всегда объяснял дочери, почему приглашает того или иного гостя:
        - Хочу доставить удовольствие главнокомандующему и удовлетворить свое любопытство. Возможно, эта женщина покажется и тебе интересной, дорогая. Она была замужем за самым молодым из братьев Дос Сантос, помнишь его? Необузданный парень, сумасброд! Когда-то он сделал предложение твоей сестре, но я, разумеется, не позволил Инносенсии выйти замуж за этого головореза, и время подтвердило мою правоту, не так ли?
        Мария Фелипа терпеливо слушала отца, сидя с вышивкой на коленях. Он подошел к окну и стоял там, словно забыв, о чем только что говорил. Но она прекрасно знала, что это не так, - на самом деле он просто собирался с мыслями. Карие глаза Марии Фелипы чуть заблестели: она не знала человека умнее отца - с чего он начинал и кем стал ныне! Сейчас он был самым могущественным и богатым человеком на Кубе, особенно с тех пор, как этот кретин Мигель Альдама открыто поддержал повстанцев. Сейчас высланный Альдама жил в холодном Нью-Йорке, а его прекрасный дворец в Гаване сожгла разъяренная толпа. Тогда как отец… о, он с самого начала прекрасно знал, как следует поступить и чью сторону принять! Слава Богу, отец доверял ей - недаром говорил с дочерью более откровенно, чем с сыновьями. Они проводили большую часть времени с любовницами и играли в карты, ничуть не заботясь о состоянии своих плантаций. Вот если бы она родилась мужчиной… Дон Хулиан закурил сигару и нахмурился, а затем продолжал, словно и не делал никакой паузы:
        - Что же касается другого нашего гостя, он человек загадочный. Говорят, он женился на вдове Дос Сантоса и сделал ее сеньорой Альворадо. Теперь они едут взглянуть на свою плантацию.
        - В это захудалое местечко? - фыркнула Мария Фелипа, и ее глаза злобно блеснули. В такие минуты отец чувствовал себя виноватым в том, что она осталась старой девой. Ведь у нее такие замечательные глаза - глаза матери, его первой жены! Она вполне могла выйти замуж, если бы не была столь упряма и не совала постоянно свой нос в книги, утверждая, что желает знать все про его дела, и задавая ему бесконечные вопросы… Сначала он это терпел и добродушно подшучивал над ней, надеясь, что и сыновья наконец-то возьмутся за ум. Однако вскоре стал разговаривать с Марией Фелипой на равных, поскольку одна она интересовалась состоянием дел на плантациях.
        - У них даже нет своей сахарной фабрики! - с нескрываемым раздражением воскликнула Мария Фелипа. - И если бы вы не позволили им прислать свой тростник сюда для обработки…
        Дон Хулиан помахал рукой с сигарой:
        - Ну-ну, это была давняя договоренность, а ты знаешь, что я человек слова. Но прошу тебя, понаблюдай за этим Альворадо. Его дед, дон Франсиско, - один из богатейших людей Мексики, партнер самой королевы-матери и, как я понимаю, имеет половину из нескольких тысяч акров земли в провинции Камагуэй… - Сеньор Зулуета сделал многозначительную паузу, и его дочь понимающе кивнула, не сводя с него глаз. - Когда-то это была одна из богатейших кофейных плантаций. Недавно он с компаньонами экспортировал из Флориды крупный рогатый скот и, говорят, из Мексики тоже. Опасные места, особенно в наше время, когда всюду расплодились эти проклятые повстанцы. Тем не менее, когда сам дон Франсиско неожиданно вернулся в Гавану и потребовал надежной охраны для безопасного путешествия по нашему острову, я сам позаботился о том, чтобы мой друг губернатор предоставил ее ему. Дон Франсиско - сильный человек и пользуется большим влиянием в Испании, так что его благодарность может быть мне весьма полезна.
        Мария Фелипа растянула тонкие бесцветные губы в некоем подобии улыбки. Улыбаясь, она становилась похожа на отца. Унаследовав его ум, она уже поняла, зачем отец пригласил внука и наследника дона Франсиско посетить их плантацию. Интересно, в самом ли деле спутница этого Альворадо - его жена? Наверняка отец уже навел справки по телеграфу - очень полезное изобретение! Но поняла она и другое - их гостям должно здесь так понравиться, чтобы они надолго отложили свое дальнейшее путешествие.
        Мария Фелипа, не любившая понапрасну тратить время, проворно поднялась, зашуршав нижними юбками:
        - Я полагаю, мне следует сказать слугам, чтобы они были готовы, не так ли? Я обо всем позабочусь, папа.
        Он с облегчением вздохнул и нежно ей улыбнулся:
        - Спасибо, дочка, я всегда на тебя полагаюсь.


        Хотя ночь, напоенная ароматами цветущих тропических растений, была необычайно влажной и жаркой, руки Анны оставались холодными и дрожали. Она нервно покусывала губы. Когда Стив вошел к ней, она сидела в постели, освещенная слабым светом ночника. Сбоку лежала раскрытая книга в кожаном переплете. Значит, чтение наскучило ей. Но почему она еще не спала? Ведь Анна отправилась в спальню более двух часов назад, заявив, что путешествие чрезвычайно утомило ее.
        Стив нахмурился, с раздражением подумав, не заболела ли она, и надеясь, что это не так. Но тогда, черт возьми, что с ней случилось? Может, она надулась просто потому, что он заставил ее ждать и так долго не приходил? Впрочем, первые же слова Анны, произнесенные горячим шепотом, сразу все объясняли, и он мгновенно принял суровый вид.
        - О чем… о чем они спрашивали тебя? О Боже, Эстебан, ведь ты был осторожен с ними, не так ли? До тех пор пока эта старая, высохшая ведьма не посмотрела на меня своими странными глазами, я и не вспоминала о том, насколько опасны эти люди. Они могут убить нас, и никто об этом не узнает. А как ты думаешь, почему здесь нет других гостей? Почему только мы? Эстебан, я боюсь…
        - Успокойся, Анна! Не впадай в истерику, не то придется надавать тебе пощечин. А как ты завтра объяснишь свой странный вид? А теперь скажи, что за чертовщина взбрела тебе в голову? Всего несколько часов назад тебя соблазняло предложение задержаться здесь подольше.
        Он говорил все это нетерпеливо, не проявляя к ней ни сочувствия, ни понимания. Поэтому Анна всхлипнула, заметив, что его глаза начинают угрожающе темнеть. О Боже! Ну почему Эстебан и не пытается ее понять? Он не знает этих людей так, как она… Анна уже забыла о том, как хотела остаться здесь, как обрадовала ее оказанная им честь, когда сам главнокомандующий вручил ей тисненное золотом приглашение «по просьбе уважаемого сеньора Зулуеты». Впрочем, до того как они прибыли сюда, она думала только о Стиве и о том, что приключения, которые им предстоят, должны соединить их навек.
        Этим вечером Анна не заплела свои блестящие темно-каштановые волосы и они рассыпались по спине и плечам. Увидев, что ее большие глаза полны слез, Стив вздохнул. Черт возьми, не стоило из-за этого ссориться, ведь это он завез ее так далеко, и им предстоит еще преодолеть немалое расстояние, судя по тому, что рассказал ему этот удивительно откровенный сеньор Зулуета. Возможно, стоит выяснить, что именно так расстроило Анну.
        Сделав над собой усилие, он заговорил мягче:
        - Мне жаль, что я так на тебя набросился. Просто сейчас не время впадать в истерику. Почему ты не сразу сказала мне о своих страхах? Объясни, в чем дело, и говори тише: стены имеют уши! - Он бросил столь выразительный взгляд на закрытое окно, что Анна испугалась еще больше. Но когда Стив погасил свет и лег рядом, заключив ее в объятия, она немного успокоилась. Эстебан не позволит, чтобы с ней случилось какое-нибудь несчастье!
        - Я не знала, что увижу ее здесь! Но мне следовало бы догадаться… Она копия отца, и у нее вместо сердца камень. Когда умер Алонсо… о Боже, я все еще помню ее лицо на похоронах. Она надела вуаль, но я видела ее улыбку! Она и не старалась ее скрыть! Когда она выражала мне соболезнования, в ее голосе звучало торжество! Ведь она сама хотела заполучить Алонсо, и он говорил мне об этом!
        - Анна…
        - Нет, пожалуйста, пожалуйста, Эстебан! Позволь рассказать обо всем. Ты должен понять, что они такое. Я видела, как она посмотрела на нас, и поняла, что у нее на уме, Эстебан! Предположим, они обнаружат, что мы не женаты…
        - Зачем тратить время на предположения? А если они узнают, что у меня уже есть жена? Черт побери, я сказал, что мы с тобой женаты, лишь для того, чтобы защитить твое доброе имя.
        - Но тогда… тогда они удивятся, почему ты здесь.
        - Я уже объяснил им почему, - нетерпеливо возразил он, - я здесь по делам. Ты же знаешь, меня тревожит дед, и это, черт побери, весьма близко к истине!
        Теперь Анна начинала понимать и этого человека, и его настроения. Она успокоилась, хотя и продолжала хмуриться, ибо побаивалась Стива, сознавая, что никогда не сможет быть в нем полностью уверенной. И все-таки он именно тот мужчина, который ей нужен, - сильный и красивый, великолепный любовник, да к тому же еще и богат. Он должен стать ее мужем!
        Пробормотав что-то, Анна сбросила тонкую ночную сорочку и прижалась к Стиву своей пышной грудью.
        Ночью страх сменился вожделением, но утром тревоги Анны возобновились с новой силой. Стив проснулся раньше нее и к моменту пробуждения Анны уже ушел. «Куда?» - спросила она у рабыни-горничной, но та лишь молча покачала головой, притворяясь, как подумала Анна, что не знает. Ее тупое лицо выразило удивление, когда Анна велела приготовить ей ванну. Стив постоянно настаивал на том, чтобы она принимала ванну как можно чаще. Возможно, к обеду Стив уже вернется. Вот только где он пропадает?
        Анна долго плескалась в медной ванне. Когда вода совсем остыла, а кожа на пальцах сморщилась, она позволила молчаливой рабыне вытереть ее тело. Стиву уже давно следовало бы вернуться. Впрочем, возможно, что он и не уходил из дому, а сидит сейчас вместе с хозяевами и ждет ее.
        - Что наденет сеньора?
        - Платье янтарного цвета, да, пожалуй, именно его. Это одно из тех платьев, которые были ей особенно к лицу. Оно, конечно, больше подходило для города, но сейчас ей хотелось выглядеть особенно хорошо, ибо это заметно улучшало ее настроение.
        Услышав стук в дверь, Анна тотчас воспрянула духом. О, благодарение Богу, он наконец-то вернулся!
        - Войдите, - сказала она, не подумав о том, что Эстебану несвойственна такая учтивость. Он входил в ее комнату без всякого стука. Вспомнив, как темнеют его синие глаза, когда он застает ее обнаженной, Анна вспыхнула. Но в комнату вошел не Стив, а Мария Фелипа.
        - Простите за вторжение, но мы с отцом уже стали беспокоиться, не заболели ли вы? Сейчас самое скверное время для путешествий. - Темные глаза скользнули по обнаженному телу Анны. От взгляда Марии Фелипы не ускользнули ни роскошные формы, ни краска, заливавшая лицо Анны.
        - Я… я…
        Мария Фелипа сделала вид, что не замечает смущения Анны.
        Худая, чопорная, Мария Фелипа подошла к окну, чтобы дать возможность Анне накинуть халат. Затем она повернулась и сделала рабыне знак удалиться. Анна не могла понять, расслышала ли Мария Фелипа ее вопрос:
        - Пожалуйста, скажите мне, где Эстебан?
        - Вот это и побудило меня зайти к вам, - насмешливо сказала Мария Фелипа. - Сеньор Альворадо - или, может быть, правильнее называть его мистером Морганом? - провел с моим отцом почти все утро. Поступили известия от его деда. Воспользовавшись советом моего отца, сеньор Альворадо решил отправиться в путь немедленно, под охраной тех самых солдат, которые сопровождали вас сюда. Теперь вы знаете все. - Помолчав, Мария Фелипа небрежно заметила, что, разумеется, сеньора Дос Сантос будет для них желанной гостьей так долго, как сама того пожелает.
        Она спокойно смотрела на Анну, ожидая увидеть слезы. Собственно, ради этого она и взяла на себя труд сказать «этой шлюхе Дос Сантос», что любовник оставил ее, даже не потрудившись попрощаться с ней.



        Глава 20

        В течение двух недель Стив Морган несколько раз вспоминал об Анне, размышляя о том, каково ей после его отъезда, но потом окончательно забыл о ней. Он решил, что дон Хулиан Зулуета, проницательный и воспитанный человек, скорее всего отошлет Анну домой, к родителям. Теперь Стива занимали уже другие дела и более всего то, что случилось с его дедом.
        Как ни странно, дон Хулиан не сказал ему ничего определенного:
        - Мы с вашим дедом старые друзья, к тому же деловые партнеры. Первый раз я встретил его в Испании. Вам это ни о чем не говорит? Ну тогда простите, но прежде, чем решиться на откровенность с вами, я счел нелишним выяснить, действительно ли вы внук дона Франсиско. Вы не осуждаете меня за осторожность?
        Стив сказал, что не осуждает, и дон Хулиан, пухлый и лысый человек с хитрыми и холодными глазами, продолжал:
        - Я воспользовался телеграфом - чрезвычайно полезное изобретение, заметьте! С его помощью я узнал много весьма интересных вещей. Вы уже составили себе имя в деловом мире, молодой человек! Железные дороги, серебряные рудники. Однако что, помимо естественного желания найти деда, привело вас сюда? Куба - страна, ввергнутая в гражданскую войну…
        Заметив проницательно-оценивающий взгляд хозяина, Стив пожал плечами:
        - В основном интерес к земле. Когда идет гражданская война, землю распродают дешево. Мое внимание привлекают сахарные и кофейные плантации. Как я понимаю, интересы моего деда связаны и с разведением крупного рогатого скота? Несмотря на годы и дряхлость, он сохраняет прежнюю деловую хватку. Но вы можете быть совершенно уверены, сэр, что, пока меня интересуют деньги, я не собираюсь заниматься иными проектами… вроде создания здесь для себя маленького королевства, как это пытался сделать мой несчастный соотечественник полковник Критенден несколько лет назад.
        Дон Хулиан мягко улыбнулся и кивнул:
        - О да, и это весьма разумно! Жаль, что не все ваши соотечественники, сеньор, обладают таким здравым смыслом. Остается надеяться лишь на то, что ваше правительство будет и дальше проводить политику, которую осуществляет нынешний министр иностранных дел Гамильтон Фиш.
        Знай он, к чему все это приведет, Стив не стал бы ждать. Потчуя его завтраком, дон Хулиан принялся расспрашивать о здоровье тестя Стива:
        - Он калифорнийский сенатор, как я знаю? Кажется, этот человек тоже любит вкладывать деньги в разнообразные проекты… Жаль, что все так произошло, но он, надеюсь, оправляется после ранения?

«Если он все это знает, то ему, вероятно, сообщили и о том, что я направлялся с Анной в Мексику», - мрачно подумал Стив и сказал:
        - Да, вполне. По крайней мере, это было последнее, что я слышал. Конечно же, с ним осталась моя жена.

«Путешествовать с любовницей, выдавая ее за свою жену, не очень-то естественно, - подумал Стив. - Но пусть сам Зулуета делает выводы, он, кажется, достаточно умен для этого!»
        Старый джентльмен, весьма удивленный, оставил эту тему и вновь заговорил о доне Франсиско:
        - Кстати, простите забывчивость старика, но ведь я и в самом деле хотел поговорить с вами о вашем деде. Я беспокоился, как он миновал районы, контролируемые повстанцами, а потому навел справки об этом. Кажется, ему ничто не угрожает, но, может, вам стоит поскорее присоединиться к нему? Я отдам все необходимые распоряжения, если вы готовы к отъезду. Лейтенант, который сопровождал вас сюда со своими солдатами, в полдень отправится в Камагуэй. Там сейчас относительно спокойно.
        Дон Хулиан был настолько любезен, что даже показал Стиву карты, которые подтвердили, какую незначительную территорию контролируют повстанцы. Испанские солдаты были хорошо обучены и дисциплинированны. «Интересно, зачем он мне все это рассказывает?» - думал Стив, получивший почти всю необходимую информацию от Бишопа. Он уже предвидел свои дальнейшие действия и чувствовал возбуждение, всегда охватывавшее его при мысли об опасности. Прежде чем дон Хулиан закончил свои пояснения, Стив уже решил, что прямо из Камагуэя он отправится искать деда, несмотря на всю чертовщину, которая творится сейчас на Кубе.
        - Скорее и безопаснее всего добраться до Камагуэя морем. В Карденасе уже ждет корабль, готовый принять на борт солдат. Его нагрузят большой партией рома местного производства - и в добрый путь. Напомните обо мне вашему деду и скажите, что всегда с удовольствием помогу ему.
        Любезность и осведомленность дона Хулиана удивили Стива, но в голове его постоянно вертелся один вопрос: чему он обязан такому гостеприимству? Какие тайны скрывал хозяин? Стива тревожила и мысль о том, долго ли он будет тащиться на этом тихоходном корабле. Испанский лейтенант, скучающий молодой человек по имени Марко, с которым они проводили много времени, без конца рассказывал о жестокостях, чинимых повстанцами, или о недавних победах испанцев. Он с гордостью говорил о том, что для него главное в жизни - карьера. «И, слава Богу», - думал Стив, утомленный его болтовней. Извинившись, он уходил на верхнюю палубу, чтобы взглянуть на горизонт. Иногда он видел легкие быстроходные корабли, без труда обгонявшие их и исчезавшие вдали. Вскоре его начало мучить одно воспоминание. Джинни - Вирджиния Брендон-Морган - зеленоглазая леди, его жена. Или уже бывшая жена? Черт бы побрал и ее, и его гордость! Неужели он и впрямь надеялся сделать ее послушной женой? Да, Джинни надо было взять сюда, а не Анну, именно Джинни! Единственную женщину, которую ему всегда хотелось опекать и любить. Вот потому Стив никак не
мог забыть ее.
        Выругавшись, Стив отошел от поручней. Будь она проклята, эта гордая, упрямая маленькая ведьма! Покончив с делами, он тут же отправится в Мексику, и ее счастье, если она будет ждать его там! Как жаль, что не он ведет эту старую калошу! Он, несомненно, справился бы с этим делом лучше, чем пожилой капитан, которому давно уже пора на покой. Прошло две недели, а они еще не достигли порта Нуэвитас! Оно и понятно: чтобы избежать шторма, они всегда заходили в ближайший порт, но при этом на берег никого не выпускали. Стиву оставалось только размышлять о том, решил ли Хулиан Зулуета преподать ему урок терпения… или намеренно сбивал его с пути? Впрочем, какая разница - сейчас Стиву не оставалось ничего иного, как только ждать.


        Анна Дос Сантос тоже ждала, сама не зная чего. Как зверь, угодивший в западню, она предполагала самое скверное, опасаясь ножа или пули, ибо ощущала, что против нее что-то задумано…
        Как и предвидела Мария Фелипа, Анна оказалась истеричкой. Ненависть к Стиву, бессердечно бросившему ее у этих внешне любезных людей, сменялась паникой, ибо она осознавала одиночество и необходимость заботиться о себе. После того как у Анны побывал доктор, к ней зашла Мария Фелипа.
        - Жаль, что мне приходится говорить вам это, но такие женщины, как вы, позволяют мужчинам топтать себя ногами! Оказывается, вы вовсе не женаты, и готова держать пари, что он и не собирался жениться на вас. Вы не станете этого отрицать! - Анна всхлипнула. - Значит, я права! И все же вы так унизились, что согласились ехать с ним как его любовница. Неужели не догадывались, что произойдет? Я видела немало мужчин подобного типа и знаю, как легко они расстаются с такими женщинами. Если уж вы не можете обходиться без мужчины, то почему бы не отдать предпочтение пожилому и опытному человеку, который будет хорошо обращаться с вами?
        - Ох! - вскричала разгневанная Анна. - Как вы смеете говорить это, зная, что я, помимо воли, стала вашей гостьей? Вы всегда ненавидели меня из-за Алонсо, потому что он женился не на вас, а на мне…
        - Ты просто маленькая дура! Неужели ты думаешь, что это Алонсо выбрал тебя в жены? Это сделал его отец из-за твоего приданого. А сам Алонсо был полным ничтожеством! Неужели ты вообразила, что я хотела выйти за него замуж? О нет, моя дорогая, вовсе нет. Если я одинока, то вовсе не из-за внешности. Я хотела остаться одна и распоряжаться своей судьбой. С деньгами отца я могла выбрать любого мужчину! О, как же я презираю глупость - мужскую и женскую!
        Мария Фелипа еще раз с отвращением взглянула на Анну и уже направилась было к двери, но та остановила ее.
        - Думаю, вы правы, - вздохнув, сказала она, - в том, что касается мужчин, я имею в виду. - Овладев собой, Анна решила задобрить Марию Фелипу, ибо, кроме нее, ей не с кем было поговорить. Дон Хулиан почти все время проводил на плантациях. А Анна скучала, невероятно скучала! Ей давно следовало уехать отсюда, но как это сделать и куда направиться? - Я надеялась, что Эстебан посоветует, как поступить с плантацией. Ведь я же не могу этим заниматься! Мой свекор взял с меня обещание, что я не продам эти земли, ибо они должны остаться за семьей. Но как же мне избавиться от них?
        - Ну вот, теперь ты проявляешь здравый смысл, - заметила Мария Фелипа, закуривая одну из маленьких сигар, приготовленных специально для нее на отцовской фабрике. Казалось, ее забавляла роль наставницы Анны. Дым наполнил комнату. Мария Фелипа продолжала: - Вообще-то не понимаю, почему бы тебе самой не заняться этой плантацией, хоть и уверена, что ты ее разоришь! А этого не стоит делать. На твоем месте я поискала бы себе мужчину. Ведь ты не можешь без них обходиться, верно?
        - Но… - попыталась вставить Анна, однако Мария Фелипа перебила ее:
        - Не беда, ты вскоре найдешь его. Со дня на день мой отец ожидает гостя, красивого, энергичного, галантного. Тебе такие нравятся, он даже чем-то похож на твоего бывшего любовника. Кстати, расскажи мне о его жене.
        - Что… о ком?
        - О миссис Морган. Ее, кажется, зовут Вирджиния?
        Анна залилась слезами, давая выход обиде и ненависти. Выплакавшись, она рассказала о Вирджинии Морган: о сплетнях, ходивших о ней, о ее отношениях с мужчинами, о ее отце и мачехе, о семейных скандалах, разразившихся в Новом Орлеане незадолго до того, как они со Стивом покинули этот город.
        Когда Мария Фелипа передавала своему отцу все услышанное от Анны, тот удовлетворенно улыбнулся:
        - Не знаю, что бы я делал без тебя, доченька! Надеюсь, мы узнаем еще больше, когда приедет наш гость. Я очень рад, что этот умный молодой человек вспомнил, где меня найти в это время года. Кроме ума, у него есть еще два ценных качества: находчивость и понятливость. Короче, он стоит тех денег, что я плачу ему. Возможно, когда он соберется в Гавану, я попрошу его захватить с собой сеньору Дос Сантос.
        - Это глупая и скучная женщина, - заметила Мария Фелипа. - Уверена, что она найдет себе другого покровителя в Гаване, если только сеньор Делери не решит позабавиться с ней какое-то время.
        Андре Делери, сойдя на берег в Матансасе, прибыл на плантацию Алава в конце недели, к неописуемому ужасу Анны Дос Сантос. Надо же такому случиться! Ее глаза засверкали от ярости. Но с какой стати ей бояться Делери? Она ничего не сделала, да и вообще привыкла быть пешкой в чужой игре. Нет уж, пусть теперь Стив Морган поостережется этого человека с такой страшной репутацией. «Это послужит ему уроком, - подумала Анна. - Пусть он сам выпутывается». Она кое-что утаила от Марии Фелипы, опасаясь, как бы и ее не обвинили в преступлении. Возможно, что Делери располагает новой информацией.
        Взглянув на себя в зеркало, Анна решила, что выглядит превосходно. Она принялась готовиться к встрече с Делери, вспомнив, что тот весьма хорош собой. А не его ли вызвал на дуэль сенатор Брендон? «Да, это весьма опасный человек…» Кто-то говорил ей это и об Эстебане. Анна улыбнулась. «Думаю, он меня заинтригует… Но прежде нужно посмотреть, понравится ли он мне». Да, это отличный выход - взять его в любовники вместо того негодяя, что оставил ее, даже не попрощавшись. Вполне возможно, что Делери предложит отправиться с ней в Новый Орлеан, а это гораздо предпочтительнее отцовской асиенды в Мексике. А может, туда вернется и Эстебан. С каким удовольствием она плюнет в его надменное лицо и скажет, что не желает, его больше видеть!



        Глава 21

        Устав находиться под надзором, Стив решил освободиться от любезнейшего лейтенанта Марко и его людей, как только они высадятся в гавани Нуэвитаса. Однако это не совпадало с планами лейтенанта. Стемнело, поблизости не было ни одной гостиницы, а потому иностранцу никак нельзя позволить направиться в Камагуэй ночью, да еще одному.
        - Нет, нет, сеньор! Об этом и речи быть не может. Повсюду эти проклятые повстанцы. Иногда они осмеливаются появляться даже в городах. Кроме того, в нашей штаб-квартире могут быть новости о вашем деде, сеньоре Альворадо. Им дали инструкции, чтобы они поддерживали с ним постоянную связь - из соображений безопасности, разумеется. Тогда вы точно узнаете, где находится дон Франсиско, а завтра я отправлю вас с вооруженной охраной.
        Ночь была ветреная и предгрозовая, кроме того, Стив действительно хотел получить информацию, обещанную лейтенантом. Поэтому он улыбнулся и поблагодарил молодого человека.

«Одной ночью больше, одной меньше», - подумал он. Стив усмехнулся, вспомнив о тех временах, когда ни за что не согласился бы на подобную задержку. Но теперь он стал более благоразумен. Анне предстояло ввести Стива в это общество и объяснить, что он здесь из-за нее. Но кому-то было нужно, чтобы они с Анной расстались. Кому и зачем? В конце концов, он это понял, хотя прежде удивлял их тем, что так охотно принимает советы. Он даже сделал вид, будто согласен, что ему не стоит прощаться со своей так называемой женой.
        В ночи сияли отдаленные огни; где-то послышался перестук копыт; кто-то небрежно перебирал струны гитары. Прямо перед их небольшим отрядом из темноты выросла высокая стена, откуда долетел резкий оклик часового.
        - А! - воскликнул лейтенант. - Вот мы и на месте. Казарм там не слишком много, зато квартиры для офицеров довольно чистые, а поскольку кто-то всегда на дежурстве, одна, а то и две комнаты пустуют. Итак, сеньор, входите. Надеюсь, горячая пища и пара стаканов вина нам не повредят.
        Когда наконец-то хлынул ливень и напоил жаждавшую влаги почву, у Стива появилось время обо всем поразмыслить. Молодой лейтенант оказался прав - на столе появилась горячая еда, обильно сдобренная специями, и много дешевого красного вина. А потом молодая хорошенькая и довольно энергичная женщина согрела его постель.
        К счастью, она быстро уснула, и теперь Стив, заложив руки за голову, прислушивался к буре за окном. Завтра, если все пойдет хорошо, он уже будет на пути в Камагуэй, к тому же в сопровождении эскорта. Но после…
        Казалось, не один Стив беспокоился о доне Франсиско Альворадо - вполне возможно, поэтому Хулиан Зулуета и поспешил отправить его сюда. Из того, что Стив узнал здесь от майора, он понял только одно: никто не знал, заложник или сторонник повстанцев дон Франсиско.
        Впрочем, майор держался довольно деликатно:
        - Нам советовали проявить особую заботу о сеньоре Альворадо. Могло произойти все, что угодно, - у нас слишком сложная ситуация, сеньор! Честно говоря, я даже не знал, что мне делать. Мы получили послание, написанное собственной рукой дона Франсиско, как вы сами в этом убедились. Но вы же видите, какое оно короткое и темное! Он находится на территории, контролируемой повстанцами, а я не могу послать отряд на поиски, ибо тем самым поставлю под угрозу его жизнь. Все они вооружены и готовы к борьбе, чтобы отомстить за убийство своего лидера Аграмонте. Вы понимаете мое положение?
        Стив понимал. Но очень быстро он оценил и свое собственное положение. Его направили сюда, чтобы он разыскал деда и вывез его в безопасное место прежде, чем тот создаст проблемы для испанского правительства.
        Однако ни капитан, ни дон Хулиан Зулуета не знали об ослином упрямстве и высокомерии дона Франсиско Альворадо, маркиза де Сантильяна. Он всегда занимался только тем, что считал нужным, и только тогда, когда, по его мнению, для этого пришло время. Стив нахмурился, глядя в темноту и вспоминая нередкие столкновения с дедом. Взял ли он с собой Хаиме Переса, своего телохранителя? В коротком сообщении, которое Стив получил от деда несколько месяцев назад в Новом Орлеане, говорилось лишь о том, что он собирается заняться на Кубе своими делами. Но неужели эти дела заставили его противостоять испанскому правительству? Стив готов был поручиться, что это не так.
        Он вспомнил другое время и другую страну, где сам был повстанцем. Так считало не только французское правительство Мексики, но и его собственный дед. Дон Франсиско всегда поддерживал установленный порядок, а поскольку сам был испанцем, нетрудно догадаться, на чьей стороне его симпатии в кубинских делах. И тем не менее…
«Странно, почему я никогда не знал, что у него есть владения на Кубе? Ведь он наверняка упоминал об этом…» Стив так ничего и не решил. Скоро наступит утро и принесет ему ответы на все его вопросы.


        В то же самое время, но совсем в другом месте Джинни мучилась от ночного кошмара. Ей снилось, будто ее похоронили заживо, а затем выкопали и завернули в черный саван. При этом она думала: «Ведь я мертва, так почему же я знаю о том, что со мной происходит? А если я жива, то почему так спокойна?» Ей показалось, что где-то вдалеке слышатся голоса, хотя она никого не видела и не слышала.
        - По-моему, она шевелится!
        - Она все еще без сознания - неужели не понимаешь? Но ей нельзя двигаться. Он предупреждал об этом.
        - Позаботься, чтобы с ней обязательно кто-нибудь находился. И будь особенно внимателен, когда станешь ее кормить, - она не должна шевелить головой.
        - Вы должны спать… спать… спать… Последние слова эхом отдались в ее сознании. Они звучали все тише и тише, пока не замерли окончательно. У человека, произносившего их, был какой-то странный акцент. Джинни была уверена, что все это ей только снится. Однако потом ей дали что-то выпить, и она погрузилась в глубокий сон.
        Но какой же странный сон! Она словно пыталась прорваться сквозь туман, окутавший ее сознание, но погружалась все глубже во тьму. Она не ощущала своего тела.
        Потом этот долгий сон сменился каким-то приятным состоянием. Джинни снова услышала чьи-то голоса и даже узнала некоторые из них.
        - Почему она не просыпается? Это ненормально…
        - Успокойтесь, вы же видите, она снова пошевелилась. Она проснется, когда он сочтет, что для этого пришло время. Неужели вы не поняли того, что вам объяснили?
        Это были женские голоса, но иногда к ним присоединялся и мужской голос, который ей смутно напоминал о чем-то. Порой он с ней заговаривал. Мягкий и вкрадчивый, он заставлял ее забывать о темноте и черном саване.
        Джинни не ощущала времени, она словно парила - взлетала и падала, но падение всегда было медленным и мягким. Она испытывала ощущение легкости, почти невесомости. Но однажды Джинни поняла, что не желает больше оставаться ни мертвой, ни полуживой, ни спящей, ни грезящей. Она проснулась и услышала чье-то нежное пение на незнакомом языке, хотя песня напоминала ей фламенко. Пение доносилось из другой комнаты, а в ее комнате была полная тьма.
        Начав осознавать окружающее, Джинни испытывала странное чувство, что надежно спряталась, хотя может видеть и слышать других. Она словно находилась за стеной, но сквозь трещину в ней видела, что происходит. Возможно, ее сны оказались отчасти правдой - ее приняли за мертвую и положили в гроб… «Нет! - отчаянно подумала Джинни. - Нет, скорее всего, я или мертва, или сплю, но не похоронена заживо».
        Она должна что-то произнести или издать какой-то звук! Она ужаснулась, испугавшись, что не сможет этого сделать. Вдруг Джинни почувствовала, что кто-то взял ее за руку, а затем теплые пальцы коснулись ее лба.
        - Не беспокойтесь, я всегда рядом с вами и никуда не уйду. Лежите спокойно, дорогая, вы были очень больны, и теперь любое волнение может вернуть вас в прежнее состояние. Держитесь крепче за мою руку - я вас не оставлю. Дорогая, я никогда вас не покину!
        Неужели она опять грезит? Этот голос, охрипший от волнения, Джинни уже когда-то слышала, и он принадлежал сильному, уверенному в себе мужчине. Их пальцы плотно переплелись, она попыталась открыть глаза, но не смогла. Вокруг по-прежнему было темно, но почему, почему?
        - Я не в… не в камере? Крысы…
        - Нет, нет, успокойтесь. Не думайте о таких ужасных вещах. Конечно же, вы не в камере, а в обычной комнате, на мягкой постели - надеюсь, вам удобно? Вы были очень больны, а потому не должны волноваться. Пожалуйста, поверьте мне.
        - Но я в гробу? Что это? Неужели они подумали, что я умерла, и похоронили меня заживо? Мне кажется, я помню, что произошло землетрясение. Я была в церкви и побежала к выходу, но упала… и что-то упало еще…
        - Забудьте об этом и ни о чем не тревожьтесь. Теперь вы в безопасности и за вами ухаживают. Вам необходимо отдохнуть, а все остальное я объясню позже. Ну а сейчас, любовь моя, выпейте это.
        Джинни почувствовала у своих губ холодный ободок бокала, и теплая жидкость полилась ей в рот. Значит, она проснулась, проснулась! Но, Боже мой, почему же тогда все вокруг такое черное, почему ей по-прежнему кажется, что она в саване?
        - Это ведь не опиум? Я не смогу пройти через это снова, это убьет меня! Вы доктор? Ваш голос похож… Я действительно проснулась или это продолжение сна?
        Джинни казалось, что ее голос как бы отделился от нее - какое нелепое ощущение! Он звучал все тише и слабее, пока окончательно не смолк, и она снова начала парить, спускаясь все ниже и ниже, пока блестящая, яркая поверхность, которой она почти достигла, не исчезла. Джинни вновь погрузилась в глубокий сон.
        - Как ты намерен говорить с ней? - раздраженно спросил женский голос. - Она уже и так перенесла слишком много потрясений и так долго находилась в состоянии комы! Ты же сам утверждал, что это опасно.
        - Дорогая сестра, ведь я же доктор! Тебе не следует беспокоиться. Прежде всего Джинни должна окрепнуть, а пока будет спать, я и поговорю с ней, приготовив ее к моменту окончательного пробуждения, когда она сможет воспринимать все происшедшее.
        - Но ты уверен в этом, Ричард? Не хочу обижать тебя, но откуда тебе известно, что она…
        - Я знаю, поверь мне. И когда рядом окажутся ее дети, все будет превосходно. Разве интуиция когда-нибудь подводила меня?
        - Нет, но… но, Ричард, правильно ли это? Ты знаешь, я готова на все, что может сделать тебя и ее счастливыми… Но ее муж, отец ее детей, что он скажет? Ты не принимаешь его в расчет, а именно это беспокоит меня больше всего!
        Он рассмеялся, но тут же вновь стал серьезным:
        - О, Елена! Моя мудрая, чудесная, все понимающая и такая рассудительная сестра! Поверь, я все учитываю. Особенно то, что этому человеку, о чувствах которого ты так беспокоишься, совершенно безразличны бедные дети и эта женщина. Он силой вынудил ее выйти за него замуж. Ну как может мужчина пренебрегать женой, открыто заводя любовниц, а ведь одной из них была ее мачеха! Он не нашел времени навестить своих детей, но отправился на Кубу с молодой женщиной, на которой когда-то чуть не женился. Можешь ли ты обвинять мою любимую за то, что она оставила его? Она его забудет и полюбит меня, а как только все образуется, мы уедем отсюда. Мы будем счастливы, а ты, дорогая, будешь часто навещать нас, не так ли? Уверен, тебе понравится роль тетушки!
        Лицо женщины смягчилось.
        - Да уж, действительно! Как похожа на тебя такая непрактичность и мечтательность! Но я не намерена играть роль в этой безумной пьесе, сочиненной тобой. Помогать в похищении двух невинных детей…
        - Но это вовсе не похищение, сестра, ты всего лишь поможешь матери соединиться с детьми. И они станут нашими детьми, ибо та же кровь течет и в наших жилах!



        Глава 22

        - Но я не понимаю, - смущенно сказала Джинни, - где я была и где нахожусь сейчас? И что произошло? Последнее, что я помню, - это… очень жаркий и безветренный день. Изнемогая от жары, я зашла в церковь, и тут произошло землетрясение… С тех пор мне казалось, что я грежу. Мне снилось, будто я умерла или погребена заживо, что ничего не вижу и лишь слышу какие-то отдаленные голоса. Но я наконец проснулась? Сейчас очень темно? Я не вижу вас, хотя и слышу ваш голос, и он кажется мне знакомым. - Она повернула голову и почувствовала прикосновение его пальцев. Ее лоб был влажным и холодным. Она спросила: - Почему вы все скрываете? Кто вы? Кажется, я знаю вас и не знаю, - все это очень странно. Я была больна? Но что со мной случилось?
        Джинни беспокойно пошевелилась и поняла, что лежит в постели под чистыми, свежими покрывалами. Верхнее соскользнуло с ее плеч, и она догадалась, что полностью обнажена. Вновь мужская рука коснулась ее пальцев и слегка стиснула их, Это пожатие тоже о чем-то напомнило ей, как и неожиданный поцелуй.
        - Дорогая… драгоценная моя жена. Слишком многое предстоит объяснить, и я обязательно это сделаю. Но вы должны обещать мне, что будете лежать спокойно, пока я буду рассказывать. Вы долгое время болели и потому еще слабы. Вам не следует напрягаться…
        - Но я не понимаю, кто вы? Мне знаком ваш голос, и вы только что сказали… только что назвали меня вашей… вашей женой. Но вы не Стив, но и не… вы не… Но почему я не вижу вас?
        Воцарилось напряженное молчание; казалось, прошла целая вечность, прежде чем он заговорил, сильнее сжав ее руку:
        - Скоро вы увидите меня, любимая, очень скоро. Я доктор, а потому знаю, что у вас нет никаких повреждений. После удара по голове вы впали в коматозное состояние и пребывали в нем несколько месяцев. Однако я чувствую, что вы не доверяете мне. Почему? Нет объективных причин, по которым вы не можете видеть. Но я лечу не только тела, но и души, - недаром я провел столько лет на Востоке, учась у праведника, которого называли гуру, и изучая такие методы врачевания, какие здесь, на Западе, кажутся чудесами. Итак, если вы сейчас ничего не видите, следует попытаться найти причину, скрытую в вас самой. Поняв, почему вы потеряли зрение, вы обретете его вновь.
        Джинни с ужасом вцепилась в его руку. Из его слов она поняла только одно.
        - Я… я ослепла! Нет, о Боже, нет, лучше мне умереть! Я боюсь… я всегда боялась темноты, а сейчас она давит на меня и душит меня, душит… я не могу дышать… помогите! Кто бы вы ни были… - рыдая говорила она, - помогите мне… помогите…
        Он снова заговорил:
        - Я не смогу помочь вам до тех пор, пока вы сами этого не захотите. Вы должны слушаться меня и доверять мне, хотя бы потому, что я люблю вас. Мы были вместе до этого и будем вместе всегда. И в прошлой жизни, и в этой - я ваш муж, а вы моя жена. Выслушайте меня и сосредоточьтесь на моем голосе, а для этого закройте глаза. Итак, мы лишь играем в детскую игру - вы слепая, а я поводырь. Я поведу вас туда, где безопасно и светло. Но вы должны внимательно слушать то, что я скажу.
        Теперь она взывала о помощи лишь мысленно, цепляясь за сильные руки, которые пытались успокоить ее, и слушая его указания. Постепенно этот мягкий и решительный голос вывел ее из трясины на твердую землю. И Джинни расслабилась и полностью отдалась успокаивающему воздействию его рук и слов.
        - Как ты это сделал? - спросила Елена. - Применил к ней тот метод, который, кажется, называют месмеризмом, или животным магнетизмом? Меня не удивило, что она не слишком покорна, - такой уж у нее цвет волос! Однако теперь… это просто чудо, какой она стала спокойной! Она действительно воспринимает тебя как мужа? Надеюсь, брат, ты не прибегнул к обману или к жестоким играм, которые могут разбить ее сердце? Я слышала, как она взывала в страхе к какому-то Стиву, по-видимому, ее мужу…
        - Но не настоящему мужу! Он принудил ее выйти за него замуж. Он изменял ей и не приносил ничего, кроме страданий. Она привыкла ко мне, прониклась симпатией, неужели ты этого не видишь? Она начинает любить меня, и мы уедем отсюда вместе, уже мужем и женой. Ты сама убедишься в этом, можешь не сомневаться!
        Ричард Эвери, лорд Тиндэйл, улыбнулся сестре, но та лишь покачала головой. Елена Эвери, его старшая сестра, любила брата материнской любовью. Она была очень горда и счастлива, когда он решил стать врачом. Сама она не вышла замуж и оставалась дома с отцом и матерью, пока брат путешествовал по свету, желая всему научиться и все повидать. Ричарда мучила жажда знаний, и это понимала одна Елена. Однажды он вернулся домой и заявил, что западная медицина лишь скользит по поверхности, тогда как посвященные в восточную медицину привлекают для лечения тела невидимые и загадочные силы разума.
        Их отец, лорд Тиндэйл, не принимал этого, и Елена знала, что причиной тому - ее мать, родившаяся на Востоке, княгиня и наследница одного могущественного царя. Когда она была еще девочкой, опекун задумал убить ее и занять ее место. Молодой английский лорд, служащий Ост-Индской компании, перешел границу Афганистана и оказался на территории Персии, контролируемой Россией. Под видом торговца он шпионил в пользу этой компании. По воле случая ему удалось спасти молодую княгиню, вырвать из рук людей, которые намеревались ее убить. Не все в этой истории Елена любила вспоминать. Но Ричард, истинный сын своей матери, отличался широким кругозором, страстью к путешествиям и изучению разных стран и культур. Вернувшись из одного путешествия, он сообщил, что побывал в Мекке и стал мусульманином, приняв религию своей матери. То, что началось как приключение, полностью изменило его внутренний мир.

«Да, - думала сейчас Елена, - Ричард действительно необычный человек. Он тяготится долгим пребыванием на одном месте, у него беспокойная душа и дар врачевания, и он желает прославиться на этом поприще. Как странно, что Ричард, который всегда казался таким… таким самоуглубленным и вел себя почти как монах, неожиданно влюбился! Что сулит нам всем его внезапная страсть и что будет с этой женщиной?» Елена кое-что слышала о ее прошлом и сочувствовала ей, но… вдруг эта женщина не разделит его чувства?
        Между тем Джинни казалось, что она переместилась в другой мир, в другое измерение - вне времени и пространства. С реальным миром ее связывали только голоса и руки - особенно голос мужчины, называвшего себя ее мужем и постоянно находившегося рядом с ней. Он кормил Джинни, читал ей, рассказывал о ее детях, называя их «нашими детьми» и обещая, что вскоре она соединится с ними.
        - Теперь уже недолго ждать, сердце мое. Я знаю, как вы нетерпеливы, и ваша печаль терзает меня. Но я уже обещал вам…
        - Как вы могли мне обещать такое? Даже если Стив еще не с детьми, дон Франсиско никогда не отпустит их. Вы его не знаете. Я научилась любить его, поскольку он человек чести, хотя и деспот. Это его правнуки, и он потребует… нет, вы просто не знаете, о чем говорите!
        Теплые пальцы сжали ее ладонь; он ответил ласково и загадочно:
        - Поверьте мне: я не даю пустых обещаний. Дон Франсиско… я его знаю, ибо мы родственники. Думаю, мне удастся убедить его в том, что дети принадлежат матери.
        Странно, но даже то, что она мать близнецов, временами казалось Джинни не слишком реальным. Порой ей не хотелось думать о том, как она выглядит. Сколько времени прошло с тех пор, как она последний раз стояла перед зеркалом? Что она увидит теперь, если ей суждено прозреть? Темнота, в которой она жила, поначалу ужасала, ибо Джинни никак не могла избавиться от воспоминаний о темноте той камеры, где когда-то находилась, - связанная и беспомощная. Но мало-помалу Джинни начала смиряться с тем, что не видит.
        - На кого вы похожи? - однажды спросила она Ричарда Эвери. Он рассмеялся, поймал ее руку и приложил к своему лицу.
        - О! Наконец-то в вас заговорило любопытство! Это добрый знак. Ощупайте меня и попытайтесь понять сами, любимая, хотя, увы, я не прекрасный принц. Я выгляжу довольно сносно, хотя в детстве оспа оставила на мне легкие следы.
        - Это не имеет значения. А какого цвета у вас глаза и волосы?
        - Вот это мило! У меня голубые глаза и черные волосы. Говорят, что я очень похож на отца, хотя и не так высок, как он. И все же я выше вас, моя маленькая жена, и вы вскоре в этом убедитесь. Вам давно пора выйти и прогуляться в моих садах. Они очень красивы, и я с удовольствием расскажу вам о них. Она затрясла головой:
        - Нет! Я еще не готова!
        Он мягко сказал:
        - По-прежнему боитесь, да? Это вполне естественно. Однако вы же не можете вечно оставаться в кровати! Только массаж спасает вас от атрофии мышц. С вашими ногами все в порядке, и вы должны ходить - это я утверждаю как доктор! Я буду вас поддерживать, и вы почувствуете себя намного лучше, вот увидите.
        - Мне страшно, - печально сказала Джинни. Она чувствовала, что он смотрит на нее.
        - Нет, дорогая моя, вы совсем не трусиха. Вы прошли через то, что и не снилось большинству женщин, но выжили и стали еще сильнее. И не позволяйте немощи одолеть вас.
        Тем же вечером, когда стало прохладнее, она вышла с ним в сад в шелковом платье, которое, как сказал он, было бледно-зеленого цвета. Она осторожно ступала по вымощенной камнями дорожке и жадно вдыхала аромат апельсиновых деревьев и других экзотических растений. Его поместье окружала высокая каменная стена, как сообщил ей Ричард. А когда она озабоченно спросила, где его поместье, он ответил, что в Мексике.
        Мексика! Она и не предполагала, что это так. Джинни затаила дыхание. Мексика! А ведь она думала, что находится в Орисабе или Кордове, где небольшие группы южан после Гражданской войны основали свои колонии. Некоторые из них выращивали апельсиновые деревья… «Я совершила полный круг», - сказала она себе, и на глаза ее навернулись слезы. Она вспомнила о том, о чем ей не следовало вспоминать. Она так много раз прощалась с Мексикой и все же вновь вернулась сюда - неужели это судьба?
        Ричард придерживал ее за локоть, и Джинни решила не показывать смятения, в которое повергло ее это неожиданное открытие.
        - Ты не устала, любимая? Может, пора вернуться домой?
        Джинни кивнула, чувствуя слабость. А ведь когда-то, босая и в лохмотьях, она могла без устали проходить много миль; когда-то она плясала часами, растворяясь в музыке, - и не вальсы, лансье и котильоны, а танцы мексиканских крестьян, прямо под открытым небом.
        Джинни чувствовала себя при этом совершенно другой женщиной - отчаянной и неистовой, как цыганка, для которой не существовало препятствий. Ей казалось, что она может покорить любого мужчину. Да, тогда она верила в счастливый конец! И тут в ее мозгу промелькнула горькая мысль: «Даже если бы Стив продолжал любить меня или хотя бы желать, теперь уж он точно избавится от этого желания». Стиву нравились красивые, веселые, дерзкие женщины. Однажды он грубо и безжалостно провел ее через все круги ада, чтобы вылечить от пристрастия к опиуму. Ему не нужна слепая жена, и она никогда не захочет, чтобы он узнал о том, что с ней случилось!
        Джинни наклонилась к твердой, надежной руке Ричарда, пытаясь представить себе его внешность. Лишь бы не вспоминать о другом: Стив с Соней, Стив с Франческой да Паоли, Стив с Анной Дос Сантос… Нет уж, хватит, она не станет больше изводить себя.
        После обеда Ричард, как обычно, вошел в ее комнату и отпустил горничную. Он всегда приходил посмотреть на нее и иногда оставался до тех пор, пока Джинни не засыпала. Он читал ей, рассказывал о путешествиях, массировал ноги, втирая в кожу ароматное масло, после чего она чувствовала прилив бодрости.
        Этим вечером она показалась ему беспокойной и в чем-то изменившейся. В ее вопросах звучала тревога:
        - Ричард Эвери, почему я не встречала вас прежде? Почему вы наблюдали за мной в подзорную трубу на корабле?
        Он неожиданно обрадовался:
        - А вы это заметили? Я не только там наблюдал за вами. Однажды в Нассау вы вошли в частное владение и искупались в прелестном бассейне, помните?
        Джинни открыла рот от изумления:
        - Да! Но…
        - Вы не хотите, чтобы я отвечал на другие вопросы? На корабле не было ничего таинственного. Просто я стараюсь избегать любопытной толпы. Когда-то меня назвали отшельником, и это верно. Тогда я провел исследования и писал статью, которую обещал показать своему венскому коллеге. Так что, как видите, я был занят и не хотел, чтобы меня беспокоили. Но вы меня околдовали, сердце мое. Я понял, что вы неотразимы! Вот потому я и кружил возле вас, томясь от любви. И сейчас я счастлив, что нашел вас в том самом кафедральном соборе в страшный день землетрясения.
        - Я тоже этому рада и, полагаю, должна поблагодарить вас за столь неусыпный надзор. Но скажите, почему вы называете меня своей женой?
        - Потому, что очень хочу, чтобы это было так! - ответил он. - Кроме того, мне пришлось что-то объяснять чиновникам, которые проверяют паспорта и требуют соблюдения формальностей. Проще всего было сказать им, что мы женаты, и в конечном счете я сам почти поверил в это. Но есть еще одно обстоятельство, которое заставляет меня думать, что это действительно так. Когда-нибудь я объясню вам это.
        - Я хочу увидеть ваше лицо! - прошептала она. - Тогда, после любых объяснений, я смогу сказать вам…
        - Лгал я или нет? - мягко спросил он и поднес ее руку к своим губам. - О, моя дорогая, прислушайтесь к моему голосу, коснитесь лица, тогда вы поймете, какие чувства я испытываю к вам! Вы часто страдали от лжи и обмана, но, клянусь, со мной вам это не угрожает. Я полюбил вас с первого взгляда и даже еще раньше. Мы с вами и знали, и любили друг друга в наших прошлых жизнях и будем любить снова и снова. Вы считаете меня безумцем?
        - Нет, - неуверенно проговорила Джинни. - Но вам еще многое предстоит мне объяснить.
        Этот человек спас ей жизнь, самозабвенно любил ее и искренно верил в то, что им суждено было встретиться.
        В эту ночь он не оставил ее и они предались любви. Он не выпускал ее из объятий, пока она не заснула.



        Глава 23

        Впоследствии Джинни вспоминала об этой ночи как о переломе в своей беспокойной жизни. Она словно пересекла какую-то невидимую черту, шагнула в поисках спасения в дом и услышала, как за ее спиной захлопнулась дверь. Да, думала Джинни, теперь она в безопасности, и именно Ричард позволил ей испытать это блаженное чувство. Она верила ему, когда он говорил, что она обязательно прозреет. Зачем же она столько металась от одной крайности к другой, от любви к ненависти, от безумного счастья к безысходному горю? Неужели она не могла обойтись без мужчины, с которым постоянно боролась и в ком всегда сомневалась? О, их со Стивом мучительно влекло друг к другу, но в основе их отношений всегда были конфликт, интрига, неопределенность. Они никогда полностью не доверяли друг другу и именно поэтому так часто расставались.
        В эти дни Джинни почти не думала о Стиве и не вспоминала прошлое. Ричард слушал ее без ревности и мог объяснить все на свете - даже ее поступки. Когда-то властная и упрямая, теперь Джинни радовалась, что у нее появился такой спутник, как Ричард, мудрый, терпимый, надежный и любящий. Какое счастье, что он влюбился в нее!
        Прошлое, такое болезненное и мучительное, почти не тревожило Джинни. Все это потеряло смысл, ибо она была совершенно счастлива.
        В один из дней уехала Елена, по ее словам, повидаться с матерью. «Бедная Елена, - подумала Джинни, - у нее нет личной жизни». Она попыталась представить себе ее внешность; как говорил Ричард, она была высокая, худая, с чуть выступающими скулами и бледным лицом. Лорд Тиндэйл был блондином, а его дочь - шатенкой.
        - Когда умер твой отец и был ли он счастлив с твоей матерью?
        - Что знают об этом дети? Я всегда считал историю их знакомства очень романтичной и думал, что мать полностью посвятила себя мужу. Он стал калекой, упав с лошади за несколько лет до моего рождения.
        - Как это ужасно! - вздохнула Джинни, подумав о том, что, может быть, и она останется слепой навсегда.
        - Он умер несколько месяцев назад, - коротко сказал Ричард. - Но он болел почти год и знал, что умирает. Я делал все, что мог, чтобы облегчить отцу последние дни.
        Джинни показалось, что Ричард чего-то недоговаривает, и она вновь пожалела о том, что не видит его лица.
        - А ты любил отца? - спросила она, но, поняв, что совершила бестактность, поспешила добавить: - Наверное, мне не следовало спрашивать об этом, но… мне стыдно, что я оставила отца в Новом Орлеане, когда он был тяжело болен. Я всегда считала, что очень его люблю, но, как оказалось, совсем не знала его. Думаю, он… хотел использовать меня в своих интересах. А потом, когда мне сказали, что он не был моим настоящим…
        Джинни рассказала Ричарду всю свою историю. Она не знала, как он к этому отнесется, а потому удивилась, услышав его смех.
        - О, моя дорогая! Наше с тобой существование протекало параллельно! Теперь я вполне уверен, что в каждой из жизней мы с тобой были связаны. Видишь ли, тот, кого я называл своим отцом, на самом деле не был им. Мне не говорили об этом, и я так ничего и не знал бы, если бы не дневник, попавший в мои руки. Когда он упал с лошади и стал калекой, ему сказали, что он уже не сможет стать отцом. Это случилось после рождения Елены, моей бедной сестры! Ей надо было родиться мальчиком! Как ты понимаешь, все дело в титуле, в землях и доходах от поместий! В своем роду лорд Тиндэйл был последним, а потому, если бы у него не родился мальчик, по законам майората все его имущество отходило бы короне. Чтобы обеспечить мою мать и сестру, необходим был наследник.
        - О, Ричард! Зачем ты рассказал мне об этом? Я знаю, как тебе это больно!
        Он сжал ее пальцы и спокойно ответил:
        - Вовсе нет, почему это должно причинять мне боль? Конечно, я пережил шок, но в конце концов понял, что им двигало. Он любил жену, и она любила его… Они обсуждали эту проблему неделями и месяцами и потом пришли к общему решению. Отец написал своему другу детства, вдовцу, имевшему одну дочь. Она незадолго до этого сбежала с иностранцем и покинула страну. Дальнейшее ты уже угадала. Моя мать была еще очень красива и довольно молода - ведь ей едва исполнилось двенадцать, когда английский лорд спас ей жизнь. Она исполнила задуманное, и я родился через девять месяцев после того, как друг отца покинул Кубу, где жил лорд Тиндэйл со своей женой.
        - И? - прошептала заинтригованная Джинни. - Ты когда-нибудь видел своего настоящего отца? А твоя мать, она…
        - А, так ты надеешься на счастливую развязку? Ну что ж, тогда слушай дальше. Лорд Тиндэйл, зная, что его дни сочтены, вновь написал своему другу, и тот вернулся на Кубу через несколько недель после смерти отца. Я уже не считал лорда Тиндэйла своим отцом и, признаюсь, стеснялся всего этого, пока не встретил тебя.

«Да, в это почти невозможно поверить», - изумленно подумала Джинни. Но теперь понятно, откуда у Ричарда голубые глаза и черные волосы, этот тембр голоса, который ей все время кого-то напоминал! Значит, это не случайно, ибо отец Ричарда - дон Франсиско Альворадо! Вот потому Ричард и надеялся, что тот не откажется прислать ее детей.
        Но как быть со Стивом? Что станет делать Стив, когда узнает, что потерял не только жену, но и детей? И что же, теперь он уже не единственный наследник своего деда?

«Его это не беспокоит… Не думаю, что когда-нибудь он считал себя отцом. Впрочем, об этом даже думать невыносимо!» - рассуждала Джинни. Нет, ей стоит прислушаться к словам Ричарда, который лечил не только ее тело, но и разум. Он уверял ее, что теперь уже нет смысла жить прошлым, а надо уверенно смотреть в будущее. Джинни ему полностью доверяла - он умел успокоить ее и развеять печаль одним только звуком своего голоса. Ричард ничего не скрывал от нее, а потому она полностью полагалась на него. Он не утаил от нее даже того, что дон Франсиско женился на его матери и увез ее в Мексику, - именно к ним-то и отправилась теперь Елена.
        - Ну, моя дорогая, я думаю, что на сегодня достаточно! Вижу, ты уже начинаешь хмуриться, а любое напряжение для тебя пока опасно. Помни только об одном: теперь тебе не о чем беспокоиться. Ты моя единственная любовь, а потому будешь иметь все, что пожелаешь.
        Его пальцы нежно коснулись ее лба, и, хотя он продолжал говорить, Джинни почувствовала, что начинает погружаться в полузабытье. Всего несколько минут назад у нее начала болеть голова, но сейчас она не чувствовала боли. Она так доверяла Ричарду, что считала его вправе распоряжаться ее жизнью.
        - Ты преодолела все жизненные препятствия. Чего тут можно стыдиться? Нет, моя дорогая, перестань изводить себя! У тебя великолепное тело, созданное для того, чтобы заниматься любовью, что ж в этом скверного! Я люблю тебя, но не ревную к твоему прошлому и к прежним любовникам, как бы ты к ним ни относилась. Ревность не имеет ничего общего с любовью - только с обладанием. Не беспокойся и отдохни, а когда проснешься, все покажется тебе ясным.
        - Останься со мной… пожалуйста, - едва слышно прошептала Джинни.
        - Я буду с тобой, пока ты этого хочешь.
        Его руки касались ее тела - нежно и бережно. И через несколько мгновений она забыла обо всем…
        Мир и покой, которыми Джинни начала наслаждаться, внезапно нарушил приезд дона Франсиско с женой и падчерицей. Джинни обрадовалась возвращению Елены, однако ее страшила встреча с доном Франсиско. Что он скажет, узнав, что она ослепла? Может, откажется доверить ей заботу о детях, ведь он всегда отличался прямотой и суровостью?! Как трудно представить себе, что он женат на женщине, намного моложе его, и как странно думать о том, что она родила ему Ричарда!
        - У тебя хватит сил и воли, чтобы держать себя в руках. Пойми, он не сделает тебе ничего дурного! Уверен, что он будет вести себя сдержанно.
        Хотя слова Ричарда ободрили Джинни, ее мучило ожидание прихода дона Франсиско. Воспоминания вновь и вновь вспыхивали в ее возбужденном мозгу. Она не забыла, как несколько лет назад стояла перед этим старым деспотом, сообщившим, что ей придется выйти замуж за его внука. Но вот дверь открылась, и Джинни услышала стук палки и суровый голос, так хорошо ей знакомый.
        Дон Франсиско смотрел на хорошенькую молодую женщину, сидевшую у открытого окна, не веря в то, что эти широко открытые зеленые глаза его не видят. О Боже, ведь она такая же, как и прежде, только волосы подстрижены и завиты по последней моде! Упрямо вздернув подбородок, она словно заранее бросала ему вызов. И тем не менее…
        Вспомнив о цели своей поездки и чувствуя большую усталость, в которой он ни за что не признался бы, дон Франсиско вздохнул и тяжело прошелся по комнате.
        - Джинни, дорогая моя, ты разрешишь мне сесть? Нам многое предстоит обсудить, но скажи мне, как только устанешь.
        Произошло то, чего Джинни и опасалась: она не смогла сдержать слез. Она не ожидала, что дон Франсиско проявит такое понимание и попросит у нее прощения за то, что совершил ошибку, заставив ее вступить в брак, который сделал ее несчастной.
        Выслушав его, она возразила:
        - Но я любила Стива. О, вы меня не так хорошо знаете, чтобы понять: я редко делаю то, чего не хочу, пока… пока меня не принудят к этому… Но я действительно любила Стива и слишком верила тем сказкам, в которых все жили счастливо после свадьбы. Но это вовсе не его вина, поймите! Я не подходила ему, его женой должна была стать Анна. Она бы все понимала и не упрекала бы его за длительные отлучки. Но я иногда думала, простит ли он меня когда-нибудь за то, что со мной произошло? Кажется, временами он тоже любил меня или убеждал себя в этом, но… но какое это теперь имеет значение? Не знаю, что вам сказать, кроме того, что вы были так добры ко мне. Но я очень устала и… искалечена! Стив никогда не захотел бы иметь слепую жену, тогда как Ричард…
        - А ты уже все знаешь? - Дон Франсиско говорил совсем не так резко и надменно, как прежде.
        - Ричард рассказал мне об этом.
        И тогда он поведал Джинни обо всем, что произошло у них со Стивом на Кубе.
        - Он совершил долгий путь, чтобы найти меня. И остался на Кубе, чтобы я имел возможность уехать. - Старик усмехнулся.
        Оказалось, что и последний лорд Тиндэйл, и его жена симпатизировали повстанцам, и, прибыв на асиенду, дон Франсиско быстро растерял все свои иллюзии в отношении действий испанцев. Он завел друзей среди повстанцев и тех, кто сочувствовал их борьбе. Его раздражало, что испанцы нагло и бесцеремонно брали все, что им приглянулось - будь то корова, коза или овца, - чтобы прокормить своих солдат, и даже не думали расплатиться. Стив, по-видимому, тоже оказался на другой стороне. Он хотел, чтобы дед покинул остров, и был поражен его внезапной женитьбой.
        - Мы так и не пришли к согласию! - заявил дон Франсиско.
        - Но…
        - Это уже не имело значения. Поскольку у Эстебана было немало друзей среди тех, кто поддерживал правительство, я просто высказал ему свои пожелания, и он их выполнил. Я слышал, что он вернулся в Гавану, хотя я напоминал ему о его обязательствах здесь. Разумеется, я в то время не знал…
        Джинни решила, что дон Франсиско то ли смягчился, то ли считал себя все еще виновным в том, что когда-то не смог защитить ее от французского полковника Деверо.
        Теперь она надеялась не только на его терпимость, но даже на то, что он одобрит перемену ее жизни. Более того, он согласился помочь ей получить развод. Вот тут она чуть не расплакалась. Ей казалось, что большую часть своей жизни она любила или ненавидела Стива Моргана, но теперь эта часть закончилась. Теперь она верила только Ричарду. Он спас ей жизнь и никогда не оскорблял ее. Да, Ричард действительно любил ее, и даже дон Франсиско не сомневался в этом.

«Не знаю, почему я плачу», - подумала Джинни.
        Только Ричард сумел успокоить ее. Он держал ее руки в своих, целовал мокрые щеки и дрожащие губы и шептал:
        - Не надо грустить и плакать, любимая. Я обещаю, что сделаю тебя счастливой. Мы заживем новой жизнью на новом месте - ты, я и наши дети.
        Его голос приносил ей умиротворение. Забыв о прежней любви и ненависти, раздражении и разочарованиях, она заснула в его объятиях. Во сне она вернулась во Францию. Ей снова было шестнадцать, она мечтала о будущем. Теперь она вольна начать все сначала.



        Глава 24


«Конец мольбам». Ржавая вывеска железнодорожной станции скрипела на ветру. Это название казалось таким символичным, что побуждало его сойти здесь. «Конец мольбам» - что за дьявольщина! Он уже провел слишком много времени наедине со своими мыслями, сидя в железнодорожном вагоне. А тот долгий путь, который он проделал верхом по индейской территории, заставлял его думать лишь о том, как уцелеть. Иногда в нем пробуждалось любопытство, и он размышлял о том, почему Сэм Мердок так торопил его. А кроме этого, его преследовали бесконечные и бессмысленные воспоминания. Они охватили его с того дня на Кубе, когда Мария Фелипа Зулуета, положив руки ему на плечи, сообщила ему с притворным сочувствием, что его жена умерла.
        Даже сейчас он не желал возвращаться к тому дню предпочитая вспоминать неприятный разговор с дедом, предшествовавший сообщению Марии Фелипы.
        - Ты хвастливо называл себя свободным человеком, - язвительно заметил тогда дон Франсиско, - но чему ты свободно следуешь: своим наклонностям или чужим приказам? Сомневаюсь, что ты отправился на Кубу ради того, чтобы совершить увеселительную поездку со своей последней любовницей, или потому, что беспокоился обо мне. - Он фыркнул. - Ты, кажется, постоянно забываешь о том, что состоишь в браке и у тебя есть семья, - а ведь именно это должно быть твоей первой заботой. Так вот, позволь напомнить тебе, что я пока и сам справляюсь со своими делами. Полагаю, что за всем этим стоит твой вездесущий друг мистер Бишоп?
        При воспоминании о встрече с дедом Стив до сих пор мрачнел. И как это он забыл, что дон Франсиско не позволял никому вмешиваться в свои личные дела? Стив поразился, узнав, что дед решил в свои восемьдесят лет жениться на вдове старого друга, который прежде всегда поддерживал повстанцев. Неудивительно, что Хулиан Зулуета был так предупредителен, убеждая Стива добраться до деда и заставить его немедленно вернуться в Мексику.
        Впоследствии он понял, как хорошо, что конвой из испанских солдат сопровождал его до асиенды лорда Тиндэйла. Тот же конвой проводил бывшую леди Тиндэйл и ее нового мужа с их небольшой свитой и багажом в порт Нуэвитас.
        Стив уже начал подумывать, не стоит ли и ему покинуть Кубу. Он послал предварительное сообщение Бишопу по телеграфу, а полный отчет о своей поездке - почтой. Пако, затерявшемуся где-то среди повстанцев, он предоставил выполнять его часть работы самостоятельно. Но проклятая гордость не позволила Стиву откровенно поговорить с раздражительным дедом, и они весьма холодно распрощались на пристани. Стив склонился над маленькой ручкой своей новой и довольно привлекательной бабушки и еще раз пожелал ей всего доброго.
        - Я бы хотела, чтобы вы поехали с нами… - мягко сказала она. Ему показалось, что она сказала бы и больше, если бы он позволил, но Стив лишь слегка улыбнулся и ответил, что неотложные дела вынуждают его задержаться в Гаване.
        - Ты называешь это делами? - взорвался дон Франсиско, и его голубые глаза блеснули. - У тебя двое детей, которые растут, не зная, что у них есть отец! Ты так таинственно исчезаешь и никогда ничего не, объясняешь тем, кто о тебе беспокоится… Ну, в общем, я сказал то, что хотел, и не намерен повторяться. Ты стал чужим для всех нас.
        Возможно, дед отрекался от него? Стив не успел это выяснить. К нему подошел испанский капрал и сообщил, что в их штаб-квартиру поступило для него срочное послание и что сеньора доставила его, проделав долгий путь…
        - Возвращайся к своим делам, Эстебан, - холодно и сухо сказал дон Франсиско, - а я вернусь к своим.
        Сеньорой, которая прибыла в Нуэвитас, чтобы сообщить ему новости, оказалась Мария Фелипа.
        Андре Делери и Джинни! Это ирония судьбы или рок? Он вспоминал сцену в комнате Сони, когда потерял Джинни. Но черт побери, ведь он был уверен, что сумеет заставить ее вернуться! Тогда он вел себя как грубое животное: бушевал, угрожал, требовал, чтобы она вернулась домой, а ведь ему следовало бы знать… Но какого дьявола снова и снова прокручивать это в мозгу? Именно он ее настоящий убийца, и это так же очевидно, как если бы сам Стив бросил ее под колеса экипажа.
        - Очень жаль, что именно мне пришлось сообщить вам об этом. Но папа решил, что будет лучше, если вы услышите это от женщины. Все, что мы можем сделать…
        Однажды Стив сам хотел убить Джинни. Он сделал бы это, но она бросилась ему на шею и прижалась к его губам… Это было давно, когда они все еще искали друг друга.
        Шум ветра, бушевавшего за окнами убогой железнодорожной станции, вернул Стива к действительности. Что за проклятие - эти воспоминания! Сейчас не время возвращаться в прошлое, тем более что он уже не волен ничего изменить. Убив Андре Делери на дуэли, о которой знала вся Гавана, он не облегчил своих душевных мук. Мария Фелипа неожиданно предложила ему себя - такова была назначенная ею цена за его свободу, когда Стива едва не арестовали и хотели тут же казнить. Но разве она могла избавить его от неистового и страстного стремления к женщине, которую он потерял, - к Джинни, его рыжей мегере, зеленоглазой искусительнице. Да, «Конец мольбам» - название, совершенно соответствующее нынешнему состоянию его души.
        Не слишком-то много пассажиров сошли с поезда в этом Богом забытом местечке, а потому, как только высокий мужчина ловко спрыгнул на платформу, к нему робко приблизился старик и, не скрывая любопытства, неуверенно спросил:
        - Не вы ли должны повидаться с Джеком Прендергастом, сэр?
        Высокий мужчина мрачно ответил:
        - Похоже, что я. Он из тех, с кем я хотел бы встретиться в этих краях. - Подняв с платформы тяжелые седельные сумки, Стив направился к одному из багажных вагонов в сопровождении старика.
        - А вы, значит, собираетесь задержаться здесь? Мужчина, выводивший свою испуганную лошадь из специального отделения багажного вагона, не ответил.
        - Лучший отель в городе называется «Денвер-хаус», - продолжал старик, - там всегда останавливаются друзья мистера Прендергаста.
        - Я не называл себя его другом, - заметил мужчина, вскочил на лошадь, подобрал поводья и поскакал к зданиям, расположенным к западу от станции. До него донеслись слова старика:
        - Если вас интересует недорогое местечко, где хорошо кормят, зайдите в «Каса Лома»…
        - Спасибо, - бросил он через плечо и пришпорил лошадь.
        Старик, проводив всадника взглядом, поскреб в затылке:
        - Интересно, почему он не поехал через Эль-Пасо, чтобы сократить путь? Ведь так гораздо безопаснее добраться до Прендергаста…
        Двое мужчин, лениво слонявшихся неподалеку, посмотрели вслед всаднику.
        - Еще один из наемных головорезов Прендергаста. Говорю тебе, надо положить этому конец и разделаться с ними.
        - Да, но никто ничего не предпринимает. Если он точно из шайки Прендергаста, ему отсюда не уйти.
        - Пока он только посылает шпионить за нами, чтобы выяснить, хорошо ли мы организованы. Видел, какие тяжелые железяки таскает с собой этот тип? Два револьвера и ружье - и все очень новенькое.
        - Ты думаешь, он один из главных у Прендергаста, тот, кто вышвырнул поселенцев с пастбищ старого Бреди у Красной горы?
        - Черт возьми! Может, и так, и если мы ничего не сделаем… - Мужчина лет двадцати пяти с большой светлой бородой казался расстроенным.
        Его приятель сказал:
        - Почему бы не отыскать Милта Кехо и других парней? Бьюсь об заклад, старый Милт всегда что-нибудь придумает.
        Старик, услышав их разговор, заметил:
        - Я видел его глаза: он не мексиканец, у них не бывает темно-синих глаз, и таких холодных. Это глаза убийцы. - Убедившись, что заинтересовал мужчин, он добавил: - Он сам сказал мне, что собирается повидаться с мистером Прендергастом.
        Вой ветра все усиливался. Ветер взметал красную пыль. По небу неслись багровые облака, предвещавшие бурю.
        Стив надвинул шляпу на лоб и нахмурился. Боже, какое же все странное вокруг: может, это из-за названия городка или виной тому его настроение? Но куда, к дьяволу, они все провалились?
        Кроме Стива, на улице никого не было, хотя на привязи стояло несколько лошадей. Сам городок состоял из убогих деревянных строений. Оранжевый свет заходящего солнца отражался в окнах, и они напоминали глаза койота. Стив слышал, что перед войной этот городок был намного больше, но армии северян и южан, ведущих боевые действия в пустынях Новой Мексики, разрушили его почти до основания. Самые упорные из оставшихся жителей начали постепенно восстанавливать его, хотя Стив так и не понял, зачем они это делали. Он нахмурился, натянул поводья и взглянул на размытую дождями вывеску платной конюшни.

«Ну что ж, - подумал он, - почему бы и нет?» Придется провести здесь одну ночь, прежде чем он двинется дальше. Солнце уже садилось, и он решил войти внутрь. Стив снова удивился тому, что Сэм Мердок выбрал именно это место для длительного отдыха, а к тому же решил провести его вместе с Большим Джеком - Прендергастом - на ранчо, находившемся в таком захолустье. А ведь он сам не раз заявлял, будто не признает никакого отдыха.

«Вот черт, не собираюсь я тратить время впустую, - подумал Стив. - Когда наконец доберусь до этого старого ублюдка, потребую от него объяснений».
        Ему слишком часто случалось удивляться последнее время. «Почему бы и нет?» - снова подумал Стив и быстро соскочил на землю.
        Наблюдая за Стивом, толстый хозяин конюшни сплюнул себе под ноги. «Проклятый метис», - подумал он. Лошадь была не подкована, а всадник соскочил с нее не так, как это сделал бы он, Сай Баркер. Однако, заметив револьверы на бедрах у незнакомца, Сай решил, что деньги есть деньги и если тот готов заплатить за содержание своей лошади, то…
        Этот странный незнакомец походил на человека, разъезжающего по своим делам. И, какого бы рода ни были эти дела, Сай Баркер не желал ничего о них знать. Впрочем, он решил, что этот черноволосый мужчина скорее всего из головорезов Прендергаста и отправлен осмотреть окрестности.

«Милт и другие парни еще не приехали, а этот гусь уже здесь», - подумал он, увидев, что незнакомец направляется к нему, ведя на поводу покрытого пылью скакуна. Предоставив его заботам хозяина, Стив пошел в ближайший салун, желая выпить. При всей ничтожности этого городка салунов тут оказалось несколько, и Стив выбрал один под названием «Красное небо»: он находился ближе всего к конюшне.



        Глава 25

        Народу в салуне было немного: скучающий бармен, двое мужчин, играющих в шахматы, и старый негр-пианист. Он сидел сгорбившись за дряхлым пианино и извлекал из него какие-то странные звуки.
        Шахматисты подняли головы, взглянули на Стива и тут же вернулись к шахматам, Бармен начал старательно вытирать грубую деревянную стойку, стуча стаканами, а трое мексиканцев, которые разговаривали стоя, двинулись в дальний конец комнаты.
        Может, они не привыкли к чужакам, проезжавшим через городок, название которого могло только отпугнуть. Да и вообще, кому бы пришло в голову здесь остановиться? Железнодорожная станция далеко, да и остановка дилижансов не ближе.
        - Виски, - коротко сказал Стив, раздраженный тем, что оказался в этом месте, странное название которого так поразило его. Что за дурацкая впечатлительность! Он заплатил за выпивку и сделал глоток обжигающей жидкости. Да, между этим напитком и теми ликерами, к которым он привык, большая разница, но в данный момент это то, что нужно. По привычке его глаза обежали комнату, отмечая все двери и окна. Стив уловил любопытство во взглядах, исподтишка бросаемых на него. Впрочем, это понятно, ибо город находился неподалеку от границы, да еще в самом центре индейской территории. Старик на железнодорожной станции интересовался, не друг ли он Джека Прендергаста… Неужели, Прендергаст пригнал свои стада сюда, далеко на юг? Он никогда не делал этого прежде, но, черт возьми, мало ли чего не было прежде! Со времени их последней встречи с Прендергастом Стив вынес столько испытаний и проехал столько миль, что нет ничего удивительного в том, как все изменилось - и для него, и для Прендергаста.
        Стив сделал знак бармену вновь наполнить стакан, размышляя о том, не последовать ли совету старика и не отправиться ли в «Каса Лома» поужинать и переночевать. Хорошо отоспавшись, он сможет двинуться в путь на рассвете. Он знал эту часть страны. Однако, столько раз проезжая мимо этого городка, он ни разу не остановился в нем.
        Дверь открылась, впустив шумную группу мужчин. Увидев их, старый пианист выпрямился и еще энергичнее забарабанил по клавишам, а из задней комнаты вышла женщина неопределенного возраста.
        - Эй, Лотти! - Один из мужчин обхватил ее за талию и смачно поцеловал.
        Она отстранилась, поправляя волосы.
        - Джаред Кэди, что подумает твоя жена? Мне трудно представить, что ты женат.
        - На свете нет женатых мужчин, Лотти. Есть только замужние женщины.
        Еще один из вошедших хлопнул себя по коленям, и вся компания дружно захохотала.
        Судя по одежде, это были поселенцы или владельцы маленьких ранчо, выбравшиеся на вечер в город. Однако Стив почувствовал опасность. Он видел: они на него посматривают, делая вид, что не замечают его присутствия. Стиву казалось, что эти люди, громко переговариваясь и отпуская шуточки, постоянно следят за ним, опасаясь подойти ближе.
        - Эй, Лотти, спой нам «Дикси».
        - Хорошо, все, что ты скажешь, Милт. Но для начала мне нужно промочить глотку. Я сегодня просто умираю от жажды.
        - Налей Лотти, Берт. И всем моим друзьям тоже. Человек должен иметь друзей повсюду, не так ли, ребята? Слишком много развелось удачливых северян и тех мерзавцев, что незаконно захватывают наши земли. Они уверяют, что мы не имеем прав на нашу собственность лишь потому, что участвовали в войне, а они нет. Я считаю их трусами и ворами.
        - Ты говоришь о таких, как Прендергаст? Черт возьми, Милт, но ведь ты знаешь, что Прендергаст воровал скот у тех, кто сражался на войне. И знаешь это так же хорошо, как и все остальные.
        Тот, кого называли Милтом, поднял стакан и разом осушил его, после чего тут же велел бармену наполнить его. Потом он громко сказал:
        - Прендергаст - трус и вор. Он повсюду нанимает себе головорезов, чтобы они делали за него всю грязную работу. - Внезапно его взгляд остановился на высоком загорелом мужчине, который стоял у другого конца стойки и выпивал. - Надо же, а я и не заметил, что мы не одни, и так откровенно высказывался. Не так уж много чужаков вертится в округе, в этой стране мародеров и предателей. Вы, случайно, не из них, сэр?
        Синие глаза посмотрели на воинственного Милта Кехо холодно и настороженно. Чувствуя враждебность, Стив был наготове.
        - Я только проезжий… мистер.
        - Проезжие у нас редкость, здесь не на что смотреть, кроме коров, пыли и грязи. Большинство тех, кто месит эту грязь, - наемные головорезы. - Кехо сделал паузу и вкрадчиво добавил: - Но ведь вы не за этих воров-северян, верно? Уверен, что вы были на нашей стороне.
        - Мне не пришлось участвовать в той войне, - ответил Стив. - А с тех пор прошло много времени. И у меня нет желания ввязываться в войну и сейчас.
        Он не спеша допил виски, бросил монету на стойку и направился к выходу, заметив, что все, кроме пианиста, замерли, неотрывно следя за ним. Испуганная Лотти широко раскрыла глаза, и он, проходя мимо нее, учтиво коснулся шляпы, мысленно прикидывая расстояние до двери.
        - Не знаю, как ты, Милт, но я чувствую вонь грязного наемника северян за милю! - Молодой, звенящий от напряжения голос принадлежал тому парню со светлой бородкой, которого Лотти называла Джаредом Кэди. Это заставило Стива приостановиться. Кэди между тем продолжал: - Без своих сообщников они ничто, вы заметили это, ребята? Он даже не посмеет взглянуть мне в лицо.
        Бутылка пролетела над самой головой Стива и разбилась о стену. Кэди радостно засмеялся:
        - Посмотри-ка, Милт, он удирает. Что я тебе говорил? И даже не хочет заплатить за ту бутылку виски, которую я разбил из-за него.

«Ах, черт!» - подумал Стив и медленно повернулся к блондину, который с наглым видом подходил к нему, держа револьвер наготове.
        - Поднимите это, мистер Берт любит, чтобы в его заведении было чисто.
        Стив не выразил удивления, увидев револьвер в руках ухмыляющегося парня. Джареду Кэди следовало понять, что нужно поостеречься, но он чувствовал поддержку друзей, и это придавало ему храбрости. Он повторил еще громче:
        - А ну, подними-ка это! И все до малейшего стеклышка. Чего ты ждешь? - Выстрел пробуравил пол у самых ног Стива, но он не шевельнулся. - А когда ты покончишь с этим, я позаимствую у тебя те игрушки, которыми ты набил свои седельные сумки. Ты вытащишь их для меня, прежде чем я вышибу из тебя дух! - Кэди громко рассмеялся, торжествующе оглядывая присутствующих.
        - Если не поспешишь, - продолжал он, - я продырявлю тебя. Ну-ка, займись тем, что я сказал! Берту нужен уборщик… - Он угрожающе вскинул дуло револьвера и ощутил ликование, когда незнакомец, пожав плечами, принялся за дело. Стив стал нагибаться; тут его рука сделала стремительное движение и…
        Кэди вскрикнул и, когда Стив схватил его за запястье, выронил револьвер.
        - Ублюдок! Ты сломал мне руку… - Крича от боли и ярости, он попытался нанести удар левой рукой, но его противник оказался проворнее. Три удара - в глотку, в челюсть, в живот, и Джаред Кэди свалился под стойку, корчась и воя от боли. Синеглазый незнакомец невозмутимо окинул взглядом присутствующих и закурил сигару.
        - У вас замечательное и весьма гостеприимное заведение, - сказал он оторопевшему бармену, кинув ему еще одну монету.
        Стив спокойно вышел на улицу. После захода солнца сильно похолодало. Отбросив сигару, Стив вдруг почувствовал: что-то не так.
        Сквозь широко распахнутые ставни окна ему в лицо блеснул фонарь. Стив метнулся в сторону и, коротко выругавшись, выхватил револьвер. Он догадался, что по нему ведут огонь со всех сторон. Прицельным выстрелом Стиву удалось разбить фонарь, но пуля уже впилась в ногу. Стив стрелял наугад, чувствуя отдачу и изо всех сил стараясь удержаться на ногах. Он прислонился к стене, оказавшейся позади него.
        Выстрел из-за водосточного желоба ранил Стива в бок, и он стал падать, громко ругаясь. Однако он заставил себя выпрямиться и продолжал стрелять, быстро поворачиваясь и опершись рукой на низкую ограду. Теперь у него остался только один револьвер, и он даже не знал, сколько в нем зарядов.
        Дверь салуна распахнулась, и на пороге, пошатываясь, появился Джаред Кэди с револьвером в руках:
        - Ублюдок, с тобой пора кончать!
        Стив вскинул револьвер и вновь стал падать. Ему показалось, что он все же успел нажать на курок, но все вокруг вдруг стало расплываться, а тело отказывалось повиноваться ему. «О Боже, я умираю…»
        После ожесточенной перестрелки на улице воцарилась мертвая тишина. Вскоре послышался скрип колес, и на улице появилась повозка. Тут же раздались выкрики, приказания, объяснения…
        - Убирайтесь отсюда, проклятые дураки! Мы прикончим его…
        - Эй, он застрелил Мэрфи! И Джареда тоже…
        Над горами появилась луна и осветила бледное лицо женщины, управлявшей повозкой; темные волосы выбивались из-под белой шали.
        - Что случилось? Кто-нибудь, ради Бога, скажите, что случилось? Джаред?..
        - Мне очень жаль, Лиззи, но у Джареда не было шанса. Это чужак, один из головорезов Прендергаста. Он затеял ссору и начал стрелять. Мне очень жаль…
        - Эй! Надо убрать тела с улицы, прежде чем проснется шериф.
        - К сожалению, нам придется воспользоваться твоей повозкой, Лиззи. Берт…
        - Конечно, Милт. Я присмотрю за всем и пошлю за доктором. Шериф не узнает об этой проклятой стычке.
        - Тебе нельзя здесь оставаться, Лиззи. Мне действительно очень жаль, передай мне поводья.
        Крепкий старик взобрался на повозку и сел рядом с молодой женщиной, стараясь удержать беспокойных лошадей.
        - Джаред… - снова прошептала она и зарыдала, уткнувшись лицом в его плечо. Рессоры заскрипели и прогнулись под тяжестью тел, кровь струилась через покореженные борта.
        - Что нам с ним делать? По-моему, надо оставить его стервятникам, ведь это он застрелил Джареда, Тома, Блеки…
        - Мы возьмем его с собой. Прендергаст не должен узнать о том, что здесь произошло. Пусть остается в неведении и ждет. Давай его сюда, Пит. Бросим его стервятникам завтра.
        Уже целый час они ехали к дому Кэди, и за это время у Элизабет Кэди высохли слезы, а лицо еще больше помрачнело.
        - Я знала, что обязательно что-нибудь произойдет, и умоляла Джареда не ездить в город. А когда он уехал, у меня появилось предчувствие беды… Ему не следовало брать с собой Фиделито, все это не для маленького мальчика… О Боже!
        - Успокойся, Лиззи, успокойся. Женщины побудут с тобой этой ночью. Я знаю, как это тяжело…
        - У Джареда не было никаких шансов, как и у других ребят, которых застрелил этот ублюдок. Не мудрено, что Прендергаст платил ему…
        Самое странное произошло потом, когда они подъехали к дому. Труп головореза, нанятого Прендергастом, вдруг стал подавать признаки жизни.
        - Этот ублюдок все еще дышит, хотя я и не могу в это поверить! - воскликнул Милт Кехо. - Я прикончу его прямо сейчас…
        - Нет! - Она произнесла это так холодно и решительно, что револьвер дрогнул в его руке.
        Он повернулся и с удивлением уставился на Элизабет Кэди.
        - Но, Лиззи…
        - Нет, - повторила она. Все уставились на нее - кто в изумлении, кто с любопытством. - Если он все еще жив и доку удастся поставить его на ноги, его повесят за убийство!



        Глава 26

        Сознание медленно возвращалось к нему. В мозгу то вспыхивали, то исчезали какие-то странные, неясные образы. Стив очнулся и понял, что жив. Но где он? Небольшая комната, освещенная солнцем, он лежит на постели, с головы до ног забинтованный, и у него невыносимо болит все, что только может болеть. Он увидел привлекательную молодую женщину с темно-каштановыми волосами, зеленовато-карими глазами, но холодным и мрачным лицом. Подняв голову, она сурово посмотрела на него. Почему она ненавидит его, ведь они никогда не встречались?
        Стив хотел было заговорить, но издал лишь невнятные звуки. Женщина тотчас склонилась над ним и дала ему воды, но сделала это так грубо, что Стив едва не поперхнулся. Стив услышал, как она кому-то сказала, что если он пытается заговорить, то, значит, уже выкарабкался. Вскоре Стив почувствовал такую тяжесть в веках, что закрыл глаза и снова заснул.
        Теперь он пребывал в полузабытьи. Однажды Стив услышал, как женщина спросила:
        - Он выживет, доктор?
        - Трудно даже поверить, что он еще жив, получив такую порцию свинца. У него могучее сложение, а ты на удивление хорошая медсестра, Лиззи. Не будь этого, вряд ли я смог бы помочь ему…
        Этот разговор так удивил Стива, что он хотел задать какой-то вопрос, но тут же забыл о чем. После ухода доктора очень усилилась боль. Сознание вновь покинуло его.
        В следующий раз он очнулся вечером. Тускло-красный свет проникал в комнату, где горела лампа. Женщина принесла ему хлеба и глиняную миску с едой и принялась кормить его. На этот раз, покончив с едой, он заставил себя сказать «спасибо».
        Она уже поднималась со стула, но тотчас повернулась к нему и спросила:
        - Вы чувствуете себя лучше?
        Стив кивнул, но тут же закрыл глаза от пронзившей его боли, а женщина молча вышла из комнаты. Вскоре она вернулась, держа в руках наручники. Не успел он опомниться, как его правое запястье было приковано к железному изголовью кровати.
        Стив удивился:
        - Зачем вы это сделали? Мне казалось… я слышал, как доктор сказал, что вы спасли мне жизнь, ухаживая за мной… Так зачем же…
        - Только затем, чтобы вас повесили, - резко ответила она, повернувшись к нему спиной. Он пытался хоть что-нибудь вспомнить, но не смог. Усилия утомили его, и он понял, что опять засыпает.
        На следующее утро она принесла ему завтрак - отвратительную на вкус кашу, - но наотрез отказалась разговаривать.
        - Но почему? Я же должен знать, за что меня решили повесить и почему вы так хотите этого!
        Она задрожала от гнева и повернула к нему бледное лицо:
        - Один из тех, кого вы убили на прошлой неделе, был моим мужем. - Она помолчала. - Откуда вы только появились, гнусный наемный убийца, волк, ищущий добычу! Мне говорили, как стремительно и обдуманно вы действовали. Так вот, теперь вы знаете, за что вас повесят и почему я приду на это смотреть!
        - Но я… - Он все еще пытался вспомнить, что произошло, но она уже повернулась и выбежала из комнаты. Стив закрыл глаза и почувствовал, как мучительная боль снова вернулась, напоминая ему… Да, он слышал выстрелы, много выстрелов! Странно, что он жив, ведь он знал, что умирает!
        Окно его комнаты закрывали ветхие ставни, пропускавшие лучи света. Стив слышал шум, доносившийся с улицы, - голоса людей, стук копыт, мычание коров.
        Кто эта женщина? Разве она была там, когда началась стрельба? И почему он не умер? Едва он начинал думать, головная боль возвращалась, тело болело так, что он едва сдерживал стоны. Лучше уж было умереть…
        Открывшееся кровотечение вызвало лихорадку. Холодная рука женщины легла на его лоб.
        - Выпейте это.
        Какого дьявола она заботится о нем, почему не дает умереть? Но она твердо держала чашку у его губ, заставляя глотать, а он ненавидел эту проклятую беспомощность.
        Он снова попытался заговорить, но она прервала его:
        - Вам нельзя разговаривать.
        А может, она существует только в его воображении? Может быть, он давно умер и эта комната, уютная и чистая, совсем в ином мире?
        Стив огляделся. Напротив него висела какая-то вышивка, а в углу - небольшое деревянное распятие. Она католичка? Неподалеку от железного изголовья кровати стоял старомодный туалетный столик, покрытый вышитой салфеткой. Под окном - обшарпанный медный кувшин без ручки и дешевый фарфоровый таз для умывания.
        Значит, это не тюрьма - ведь здесь нет ни решеток, ни запоров… И все же он был заключенным. Об этом напоминал ему лязгающий при малейшем движении браслет наручников. Кроме того, его собираются повесить. Но за что? Когда это произойдет - пока он без сознания или ему дадут испытать весь ужас ожидания смерти? Но почему он не видит никого, кроме этой женщины? И действительно ли доктор недавно менял ему повязки или это ему пригрезилось?
        Стив вновь погрузился в мучительный сон. В кошмарах его куда-то гнали, преследовали, убивали, а он скакал по горам и пустыням, ощущая за спиной кого-то невидимого. Иногда на той же лошади с ним ехал кто-то еще - к нему прижималась женщина, он видел ее растрепанные золотистые волосы. Стив пытался удержать ее, но раздавались выстрелы, и он падал. Тело разрывалось от боли, сознание меркло, и он вновь умирал. Теперь уже он точно знал, что мертв, поскольку находился под землей и отчаянно пытался освободиться от каких-то пут, пока не задохнулся.
        Он попытался приподняться, но звякнули наручники, и Стив бессильно откинулся на подушки, покрывшись испариной. Он забыл обо всем, кроме чувства утраты и боли.
        Женщина вернулась в комнату, коснулась его лба и озабоченно сказала:
        - Что же вы с собой делаете? Неужели вы думаете, что сможете освободиться?
        Он промолчал. Женщина поставила на стол лампу. Стив заметил, что она заплела волосы в толстую косу. На ней был легкий халат, и, когда она наклонилась над ним, Стив уловил легкий аромат женского тела. Женщина вновь положила ладонь на его лоб, затем на грудь и воскликнула:
        - Да вы вспотели! Вас опять лихорадило…
        Их взгляды встретились: его - отчаянно-вопрошающий и ее - удивленный.
        Затем она отвернулась и, проговорив: «Вам, наверное, хочется пить», - пошла за водой.
        Он почувствовал признательность к ней:
        - Благодарю вас…
        Она, заметно волнуясь, поправила ему подушку и вновь накрыла простыней. Стив впервые смотрел на нее как на женщину, отметив, что у нее стройное тело. Перехватив его взгляд, она повернулась и уже протянула руку за лампой, когда он сказал:
        - Нет, пожалуйста, не уходите.
        Она стояла спиной к нему:
        - С вами теперь все будет в порядке, лихорадка прекратилась…
        - Я должен поговорить с вами, - нетерпеливо перебил он, - это необходимо, вы понимаете?
        - Понимаю ли я? - резко переспросила она, повернувшись к Стиву. При свете лампы ее лицо казалось осунувшимся, суровым и неумолимым. - Таких, как вы, я знаю слишком хорошо! Безжалостные убийцы, бешеные собаки, готовые наброситься на свою жертву! Вы, видимо, считаете, что пистолеты дают вам право убивать каждого, кто встретится на вашем пути, как это произошло и с моим мужем. Вас и таких, как вы, - гневно сказала она, - следует держать в тюрьме, а не на свободе… Может, вы сбежали оттуда?
        - Тюрьма? Что вы имеете в виду? - Стив нахмурился.
        Она язвительно рассмеялась:
        - О, я обо всем догадалась! Неужели вы думаете, что никто не заметил эти шрамы? На вас были кандалы и вас пороли. Не сомневаюсь, что вы совершили какое-то ужасное преступление.
        Он мрачно выслушал ее, а потом раздраженно заметил:
        - О Боже, вы, кажется, знаете обо мне больше, чем я сам. Итак, я бежавший уголовник, бешеная собака, убийца…
        - Так оно и есть! И если вы что-то вообразили только потому, что я… вернула вас к жизни, то глубоко заблуждаетесь. Я сделала бы то же самое и для больного животного, даже для койота. Но на этот раз вам не избежать виселицы!
        Стив изумленно уставился на нее:
        - Мне уже пора приготовиться? Может, кто-нибудь сообщит мне, за что меня повесят?
        Она побледнела от гнева.
        - О! Не надейтесь, что вам удастся провести меня, вы притворяетесь, что ничего не помните! Или вы уже потеряли счет убийствам?
        Схватив лампу, женщина решительно направилась к двери. Стив злобно смотрел ей вслед. Черт бы побрал эту стерву!
        В следующий раз ее лицо было холодным и безучастным. Она избегала взгляда Стива, быстро и ловко переодевая и перевязывая его. Стив тоже молча наблюдал за ней. От его взгляда ее бледное лицо залилось краской.
        Она не была красавицей, но стройность и великолепная осанка придавали ей своеобразную прелесть. Высокие скулы, большой рот, упрямый подбородок… Но самым замечательным в ее лице были глаза - полупрозрачные, золотисто-зеленые, широко расставленные и обрамленные густыми черными ресницами. Волосы, тонкие и шелковистые, падали на шею красивыми локонами.
        Чтобы нарушить напряженное молчание, Стив заговорил:
        - А доктор уже не придет?
        Она исподлобья взглянула на него:
        - Теперь в этом нет необходимости. Вы быстро поправляетесь, и я сама вполне могу делать вам перевязки.
        - Не понимаю, зачем вам все эти хлопоты, - насмешливо заметил Стив. - Почему вы не позволили мне умереть? Вам наверняка доставило бы большое удовольствие наблюдать за тем, как я истекаю кровью.
        - Я уже говорила вам о своих чувствах. Ваша казнь станет предупреждением таким же, как вы.
        - У вас вешают людей даже без приговора суда?
        - А зачем эти формальности? Вы хладнокровно застрелили трех человек и ранили еще одного. До сих пор неизвестно, выживет ли он. Всему этому было достаточно свидетелей, и нет необходимости лгать в надежде, что ложь спасет вашу шкуру! - Ее лицо вспыхнуло гневом. - Нет уж! Вы пришли сюда убивать ради тех грязных денег, что вам предложил Прендергаст…
        Когда женщина принесла ему поесть, Стив решил изменить тактику:
        - Лучше уж отцепите меня, тогда я смогу поесть сам.
        - Я вам не доверяю, - холодно возразила она, продолжая кормить его.
        - А нельзя ли мне покурить? - спросил он немного погодя.
        Она нахмурилась:
        - Я не держу в доме табак. И кроме того, одна из пуль задела легкое, поэтому вам придется воздержаться от этого удовольствия.
        Он рассмеялся. Женщина, не поняв почему, сердито воскликнула:
        - Вы невыносимы!
        - Но признайтесь, что в этой ситуации есть что-то забавное! Вы возвращаете меня к жизни для того, чтобы повесить, сидите на краю моей постели и кормите, как ребенка, и даже не разрешаете мне покурить…
        - Как вы смеете разговаривать со мной так фамильярно? Такие люди, как вы, хуже скотов…
        - Так вот почему вы приковали меня? А может, почему-то еще?
        - Ox! - He сдержавшись, она дала ему пощечину. Стив уже заметил, что у нее грубые, мозолистые руки, словно она всю жизнь занималась тяжелым трудом, а теперь ему довелось изведать их силу. Она так размахнулась, что потеряла равновесие и упала на Стива.
        Свободной рукой он обнял ее - почти инстинктивно - и поцеловал, поскольку лицо женщины оказалось так близко от его губ. В то же мгновение он почувствовал ее ответную реакцию. Это означало капитуляцию, но она вырвалась, с гадливостью вытерла губы и выскользнула из комнаты.



        Глава 27

        В следующий раз еду Стиву принес старый мексиканец, бормотавший, что этого свинью-гринго следовало оставить подыхать, ибо даже виселица слишком хороша для него. А уж сеньоре совсем не стоило марать руки о такую падаль.
        - Где она? Отправилась подготовить все необходимое для повешения?
        Старик испуганно взглянул на него:
        - Вы говорите по-испански? Но у вас синие глаза! Впрочем, - поспешно добавил он, - для меня это не имеет значения. Ешьте - и побыстрее, потому что у меня слишком много дел.
        - Мне чертовски хочется знать, почему все так хотят увидеть, как меня повесят? Первый раз в жизни слышу, что человек, попавший в засаду и защищавшийся, заслуживает линчевания. Неужели законы в этой части страны так сильно отличаются от других?
        Мексиканец нахмурился и отвел глаза. Очевидно, он вновь вспомнил все, что случилось.
        Стив понял: его приняли за кого-то другого и устроили засаду. А обнаружив, что не прикончили его, придумали свою версию, чтобы довести дело до конца.
        После ухода старика Стив едва удержался от искушения проверить, прочны ли его кандалы. Главная проблема заключалась в том, что он все еще испытывал слабость, которая держала его в плену, не позволяя пошевелиться. Черт возьми, даже размышления отнимали слишком много сил: голова разламывалась, и он неумолимо проваливался в черную пустоту и терял сознание.
        Стив дошел до такого состояния, что хотел уже услышать шаги людей, которые поведут его на виселицу.
        Еще раза два к Стиву зашел старый мексиканец, который по-прежнему отказывался вступать с ним в разговор. Потом снова появилась женщина, и Стив сразу же понял, что потерял ее, ибо она держалась особенно враждебно.
        Увидев ее замкнутое, холодное лицо, Стив закрыл глаза. Черт бы ее побрал!
        - Вы чувствуете себя лучше?
        - Какое это имеет значение?
        - Похоже, вы уже окрепли.
        - Готов для виселицы? Чего же вы ждете?
        - Если кто-то и заслуживает этой участи, так это вы! - отозвалась она. - Неужели вы до сих пор этого не поняли? Неужели вам не жаль людей, которых вы так хладнокровно убили?
        - Трудно испытывать жалость к тем, кто устроил тебе засаду, - возразил Стив. - Я жалею только о том, что им не удалось довести дело до конца.
        - Не надейтесь, что спасете свою шкуру, если начнете лгать! Доминго рассказал мне все, что вы ему говорили, так что не пытайтесь избежать веревки?
        - Похоже, вы так хотите, чтобы меня повесили, что вас уже ничто не остановит. Так зачем откладывать это? Допускаю, что казни доставляют вам такое же удовольствие, как воскресные проповеди.
        - Только последний ублюдок может придумать такое!
        Стив ухмыльнулся, уловив в ее голосе злобу и отвращение.
        - Так в чем же дело? Надеюсь, уже скоро мне набросят веревку на шею и ваша жажда мести будет удовлетворена.
        Женщина с ненавистью посмотрела на него и вышла из комнаты. Он проводил ее издевательским смехом.
        - Сеньор? Тсс, сеньор!
        Стив увидел темные глаза и лохматые черные волосы. Маленький мальчик осторожно приоткрыл деревянные ставни и теперь с любопытством заглядывал в комнату.
        - Привет, малыш! - отозвался Стив.
        Мальчик настороженно смотрел на него.
        - А, правда, сеньор, что вы настоящий бандит?
        - Меня здесь так называют, но сейчас я не слишком опасен. Почему бы тебе не войти?
        Мальчик заколебался и, осторожно оглянувшись, быстро уселся на подоконник.
        - Я ничего не боюсь, сеньор, даже бандитов. Я даже умею стрелять. Можно взглянуть на ваши раны, их, наверно, очень много…
        - Для этого тебе придется подойти поближе. Может, ты все же боишься?
        - Боюсь? Я? Мне десять лет, и я уже взрослый. Вновь опасливо оглянувшись, мальчик соскочил в комнату и нерешительно приблизился к кровати. Однако улыбка синеглазого незнакомца так обезоружила его, что он тоже улыбнулся.
        - Вы выглядите совсем неплохо, сеньор, - заметил он, оглядев повязки и серовато-синий шрам на виске у Стива. - Дедушка сказал, что это просто чудо… ну то, что вы остались в живых.
        - Похоже, я проживу недолго.
        - Они собираются повесить вас, да? А вам не страшно?
        - Что толку бояться неизбежного? Но мне интересно, за что они решили меня повесить?
        - Да ведь вы застрелили много людей! Вы так быстро выхватили револьвер, сеньор! Мне тоже хочется этому научиться.
        - Не стоит, иначе ты кончишь тем же, чем и я. Странно все же, что я так плохо стрелял.
        - Но вы же не знали, что они устроили вам засаду. Они меня не заметили, но я слышал, они договорились, что сделать с вами, раз вы приехали всех убивать. Когда вы вышли из салуна, они начали стрелять и вы тоже начали стрелять. Стоял ужасный грохот, потому что все палили из револьверов…
        - Интересная история, малыш! Похоже, ты и впрямь там был!
        - Конечно, был, сеньор, пули пролетали над моей головой, но я ни капельки не испугался! Сеньор Кэди, мой хозяин, велел мне идти домой и предупредить сеньору, что он задержится, но я остался посмотреть, что будет дальше. Вы хорошо дрались, сеньор, и мне очень жаль, что они так сильно вас изранили.
        - Тебе понравилось наблюдать за настоящей перестрелкой? Ты говорил кому-нибудь о том, что видел?
        Глаза Стива с тревогой устремились на мальчика, но тот покачал головой:
        - О нет, сеньор! И ведь вы тоже не скажете, правда? Мой старик побьет меня, а сеньора очень рассердится. Мне самому не разрешают ездить в город, но иногда сеньор Кэди брал меня с собой, и я привозил его назад, когда он выпивал слишком много текилы. Но если дед узнает, тогда он может отослать меня в Мексику, к тетке, в Сонору. А у нее и так слишком много детей, и она будет лупить меня каждый день… Теперь мне надо идти, сеньор, он тоже поколотит меня, если узнает, где я был.
        - Подожди минуту…
        - Меня здесь не было, и вы меня не видели! - поспешно повторил мальчик, проворно перескочил через подоконник и исчез.
        Черт возьми! Еще несколько минут, и, возможно, ему удалось бы убедить мальчика повторить этот рассказ. Но выслушает ли она его? Нет, скорее всего «конец мольбам» положит веревка…
        Вслед за женщиной в комнату вошли четверо мужчин. Одного из них Стив видел в салуне. Его звали Милтом. Стив понял, что его час пробил. Значит, она сама их привела! При этой мысли он почувствовал невыносимую горечь, но невозмутимо посмотрел на вошедших.
        Милт Кехо возбужденно заговорил:
        - Зачем ты уложила его в постель, Лиззи? Тебе следовало держать его на цепи в клетке - большего он не заслужил!
        - Мы все с нетерпением ждали этого часа, парень, надеюсь, и ты тоже?
        - Хватит! - воскликнула женщина, нервно перебирая подол передника. - В этом нет необходимости. Его должны повесить, и этого достаточно.
        Дальнейшие события разворачивались стремительно. Стива выволокли наружу. Он проклинал свою слабость, головокружение и липкий пот. Кто-то подсадил его на лошадь и привязал к передней луке седла. Стив стиснул зубы, чтобы не закричать от боли, пронизывающей его при каждом шаге лошади.
        Через несколько миль к ним присоединилась большая группа людей; среди них была и Элизабет Кэди - она правила легкой повозкой. Рядом с ней сидел старый мексиканец.

«Неужели сейчас?» Стив уже почти ничего не чувствовал и желал только одного: чтобы все это было поскорее.
        - Снимите его с лошади! Лайж, почему ты еще не развязал его? Мы должны сделать все как полагается.
        Когда все было готово, старик сказал:
        - А теперь минуту внимания. Может, нам следует узнать его имя?
        - Да, - ответил кто-то из мужчин, - тогда мы приколем записку к его груди. Пусть Прендергаст знает, как мы расправились с его наемным убийцей.
        Стива охватила ярость.
        - Я хочу знать одно, - спокойно сказал он, - за что вы решили меня повесить?
        Они злобно уставились на него.
        - Какого дьявола ты тянешь время? - крикнул Кехо. - Ты прекрасно знаешь, что застрелил нескольких невинных людей!
        - Но они на меня напали первыми - разве можно называть это убийством? Или вы просто мстите мне?
        - Что ты имеешь в виду? - взбесился Кехо. - Мы с Лайжем были там и знаем, что ты набросился на Джареда, не дав ни ему, ни Реду ни единого шанса…
        - Ложь! Я избежал стрельбы, на которую вы пытались спровоцировать меня в салуне, и угодил в засаду на улице. Так неужели, джентльмены, вы не дадите мне возможности оправдаться перед судом? Не лучше ли вам опросить свидетелей, прежде чем взять на себя исполнение приговора. Обвиняя меня в том, что я наемный убийца, вы не даете мне ни единого шанса опровергнуть это обвинение. Может, вы поступаете так с каждым приезжим?
        - Черт подери, неужели вы все не видите, что он тянет время! Ничего, ублюдок, я знаю, как заткнуть твою лживую глотку…
        Стив уже понял, что последует дальше. Веревка затянулась вокруг шеи. Он поднял закованные руки, пытаясь ослабить ее, и тяжело упал на землю.
        Издали донесся женский крик:
        - Нет, о нет! Не так…
        Стив лежал на земле, истекая кровью, и его медленно душили.
        Внезапно холодные как лед руки коснулись его горла и ослабили веревку. Ему удалось наконец вздохнуть. Перед глазами плыл кровавый туман, откуда-то слышались голоса, которые поднимались и стихали, как порывы ветра, но то, о чем они говорили, не имело для Стива ни малейшего смысла. Он потерял сознание.
        - Мне очень жаль, что пришлось пристрелить твою лошадь, Милт, - сказал Мартин Барнесон, самый богатый землевладелец из поселенцев, - но я возмещу тебе эту потерю. Ты не имел права выделывать такое. То, что сказал этот человек, заставило меня остановить казнь и призадуматься. С чего мы взяли, что это один из людей Прендергаста? К тому же он что-то говорил о свидетелях…
        - Ты сомневаешься в моих словах и словах Лайжа и веришь ему? А я-то надеялся, что успел прикончить его!
        К ним подошел старый мексиканец, за которым следовал внук.
        - Фиделито прятался за мешками в задке повозки, - пояснил он. - Конечно, ему не стоило видеть такие вещи… Но он тоже слышал, что сказал парень: это чистая правда. Засаду подстроили те, кто ждал его возле салуна. Они решили убить его, поскольку им не удалось сделать этого внутри.
        - Вранье! Неужели вы поверите мексиканскому отродью? Этот старик такой же сумасшедший, как и его внук!
        - Если ты не успокоишься, Милт Кехо, я пристрелю тебя сама! - Ее лицо было белым, как бумага, а юбки - в пятнах крови, ибо она стояла на коленях возле Стива. Элизабет Кэди смело взглянула на мужчин. - Ты едва не сделал нас всех такими же убийцами, как сам! Заявляю вам всем, что верю Фиделито. О Боже, вы чуть было не втянули меня в это!
        - Полагаю, - твердо сказал Мартин Барнесон, - нам следует позвать шерифа. Незачем сообщать ему о том, что мы тут натворили, но он должен выяснить, в розыске этот человек или нет.
        - Если он еще жив! - злобно выкрикнул Милт.
        И Барнесон кивнул:
        - Да, если он жив. Но мы хотя бы знаем, что шериф - наш друг, а это для нас просто счастье, особенно для тебя, Кехо.



        Глава 28

        Шериф откинулся на спинку стула и задумчиво взглянул на Элизабет:
        - Итак, миссис Кэди…
        - Доктор Уилсон сказал… сказал мне, что тот человек здесь.
        - Садитесь, Лиззи, хотя этот стул и не слишком удобен. - Он разглядывал ее с легкой улыбкой. - Вы хотите увидеть его?
        Элизабет смутилась от того, что пришла сюда.
        - Полагаю, все будет в порядке, - добавил шериф. - В любом случае мы не продержим его здесь слишком долго. Как только я выясню, что его не разыскивают, хотя это, конечно, еще не все. Ведь он может быть одним из тех мерзавцев, которые шныряют через границу под чужими именами…
        Лиззи забыла о том, ради чего пришла, услышав слова шерифа.
        - Но он действительно профессиональный наемник? Вы сможете выяснить это?
        - Не зная его настоящего имени? Не зная имени, можно только повесить… Черт возьми, даже не могу сказать вам, сколько Джонов Смитов я повстречал в свое время! Но если этот человек действительно профессионал, весьма вероятно, что кто-то в округе слышал о нем и сможет опознать его. Я даже послал по телеграфу запрос в Остин, в штаб-квартиру техасской конной полиции, желая убедиться, что он не их клиент. Все, что мог, я уже сделал, а сам он не говорит, откуда здесь взялся. Утверждает, что потерял память. - Шериф лукаво посмотрел на Лиззи. - Может, он бродяга, проезжавший мимо или сбежавший из тюрьмы. Кажется, доктор считает это вполне вероятным. Сам же я полагаю, что он всего лишь проезжий.
        - Но ведь никто не проезжает через этот город просто так, и вы это знаете! - горячо возразила Лиззи и помимо воли посмотрела в темный коридор, ведущий в камеры.
        Шериф перехватил ее взгляд и улыбнулся.
        - Послушай, Лиззи, - снова заговорил он, - я не имею права препятствовать тебе, если ты этого хочешь. Он жив и может перенести путешествие, но, если сам этого не пожелает, я не стану настаивать. Однако будь я на твоем месте… - Увидев ее отчужденный взгляд, он вздохнул: - Берегись его, за время своей работы я научился разбираться в людях. Не знаю, кто он и откуда, но уверен, что этот человек опасен. И я предпочел бы, чтобы он как можно скорее сел на лошадь и убрался с моей территории. У нас и так достаточно проблем, а я старый человек, Лиззи.
        - Я хочу лишь поговорить с ним, шериф Блейн, - холодно сказала она.
        Шериф со вздохом взял связку ключей.
        - Ну что ж…
        Лиззи пошла вслед за ним. Он отпер дверь, пропустил ее в коридор, затем тихо сказал:
        - Прендергаст прислал сюда вчера одного из своих ребят, чтобы порасспросить об этом парне. Может, окажешь нам всем услугу и уговоришь его убраться подальше? Получив ответ на последнюю телеграмму, посланную в Остин, я смогу его выпустить…
        - Вы думаете, он сам этого не хочет? - так же тихо спросила она. - Он угодил в засаду, и его едва не убили, а затем они… мы… едва не повесили его. Если он из тех, о ком вы говорите…
        - Возможно, он поблагодарит тебя за то, что остался жив. В конце концов, ведь именно ты спасла его шкуру!
        - Ох! - вздохнула Лиззи, чувствуя отчаяние и раздражение.
        Шериф пожал плечами:
        - Ну что ж, поговори с ним, раз уж ты так этого хочешь. Я бы предпочел, чтобы он не участвовал в этом конфликте на стороне Прендергаста, а впрочем, и на любой другой стороне тоже!
        Она промолчала.
        Лиззи шла к шерифу без всякого страха. Она надела новое черное платье из тафты, сделала себе новую прическу, уложив волосы в большой узел на затылке. Лиззи чувствовала необходимость посетить заключенного, - ведь кто-то должен сказать ему, что они сожалеют о допущенной ошибке. Это следовало сделать именно ей, показав ему, что она больше не обвиняет его в смерти Джареда.
        Сейчас, оставшись наедине с ним в камере, Элизабет чувствовала неуверенность в себе. Встретив отрешенный взгляд его темно-синих глаз, она не могла вымолвить ни слова. Она даже не заметила, как ушел шериф.
        Он, словно не замечая ее смущения, сидел на узкой койке, прислонившись спиной к стене. Лениво покачивая ногой, он раскладывал карты из грязной колоды на застеленном одеялом матрасе. Наконец Стив медленно поднялся на ноги, не выразив никакого удивления.
        Никто из них не произнес ни слова, пока не ушел шериф. Элизабет, охваченная смятением, готова была бежать прочь. К своему стыду, она поняла, что и он сознает ее страх.
        Подняв голову, она заметила его насмешливую ухмылку.
        - Вы играете в карты? - спросил он.
        - Нет, я… я никогда не играла в карты. - Она бесстрашно встретила его взгляд и не отвела глаз.
        Она заметила, что он оброс щетиной, глубокие морщины избороздили худые щеки, и тонкий шрам на одной из них подчеркивал суровость его лица.

«Он опасен», - сказал шериф, и Лиззи поняла, что ощущала это, даже когда он был слаб и болен. Посмотрев на него, она поспешно заметила:
        - Я… я рада, что вам лучше.
        - О, я уже совсем здоров, - насмешливо отозвался он. - Разве вам не сообщили об этом? Шериф даже собирается освободить меня.
        - Именно об этом я и пришла поговорить с вами. - Она нервничала от его присутствия и стыдилась этого. - Вы уже решили, куда отправитесь?
        - Полагаю, вы имеете в виду Прендергаста? Шериф Блейн сказал, что кто-то уже интересовался мной.
        - Я… я просто не знала, о чем еще думать… Я… мы все очень сожалеем о том, что произошло…
        - Мы? Вы говорите и за Милта Кехо? - Злоба в его голосе испугала ее.
        Желая скрыть страх, она твердо возразила:
        - Милт был уверен в том, что вы один из тех профессиональных головорезов, которых, как он слышал, набирает Прендергаст. Скорее всего Джаред тоже так считал. Не хочу их оправдывать, но вы, видимо, не понимаете, как страх действует на людей! А все мы живем в страхе с давних пор. Так разве удивительно, что на насилие отвечают насилием?
        - Странно слышать от вас такие слова! - заметил он.
        - Но ведь вы могли приехать сюда по их поручению? Слухи об этом ходят по всей округе. И кто знает, может, вы один из тех волков, которым хорошо платят за убийства?
        - И потому, даже не убедившись в этом, другие волки попытались уничтожить меня! Это вы хотите сказать?
        - Нет! - страстно воскликнула она, удивляясь, что он не хочет ее понять. Она должна объяснить…
        - Элизабет, - он назвал ее полным именем, и она оцепенела, - вы ведь пришли сюда не для того, чтобы ссориться со мной, правда? Но зачем вы пришли? - Он произнес это так спокойно, что Лиззи совсем смешалась. Как предложить ему это? И что он подумал о цели ее прихода?
        - Я пришла сюда поговорить с вами. Мы… Я… хотела объяснить вам положение дел и… и сделать одно предложение.
        Ну наконец-то она это сказала! Лиззи увидела его взгляд, в котором светилось холодное любопытство.
        - Ну что ж, полагаю, вы уже все объяснили, осталось только сделать предложение. Должен признаться, что мне будет очень трудно устоять перед любым, предложением такой хорошенькой женщины.
        Он шагнул к ней, и Элизабет инстинктивно отпрянула. Она уже хотела бежать и звать на помощь шерифа, но все же заставила себя успокоиться и смело встретила его насмешливый взгляд.
        - Вы… вы нарочно притворяетесь, что не понимаете меня! - Элизабет поняла, что он намерен перейти в наступление. Стив находился так близко, что она ощущала тепло его тела и запах мужского пота. Теперь она не сможет двинуться с места, если он… если он…
        - Ну? Так что же дальше? Сделаете ли вы наконец свое интересное предложение или будете кричать, что вас насилуют, тем самым убедив толстого шерифа в том, что он правильно запер меня сюда? Именно для этого вы сюда и пришли, Элизабет, надев новое платье и приколов эту камею… - Он коснулся пальцами ее броши. Лиззи чуть не задохнулась от охватившего ее ужаса. Она чувствовала себя как кролик перед удавом. - Вы сделали это, чтобы соблазнить меня! Да, вы чертовски соблазнительны! Скажите, - продолжал он мягче, - ваше предложение связано с вами? Ведь только тогда я отнесусь к нему всерьез.
        Его руки медленно двинулись вниз, и, когда он уже собирался прижать ее к себе, Лиззи внезапно осознала безумие задуманного ею.
        Она отпрянула к двери и прижалась спиной к решеткам.
        - О нет! - пробормотала она. - Что вы со мной делаете?
        Он стоял, не делая уже попыток коснуться Элизабет, а затем отвернулся, небрежно пожав плечами. Потом он растянулся на койке.
        - Но почему вы не решаетесь сказать то, ради чего пришли?
        Она удивленно посмотрела на него:
        - О! Но вы… Вы…
        - Да, я не джентльмен, и к тому же профессиональный убийца. Но может, именно этого вы и ищете?
        Собравшись с духом, Лиззи холодно взглянула на него:
        - А вы станете меня слушать? Ведь Прендергаст может предложить вам гораздо больше, чем мы.
        - Опять Прендергаст? Но разве я могу сказать, что бы ответил на его предложение, пока не выслушаю ваше? - Он вызывающе посмотрел на нее.
        - Неужели вам доставляет удовольствие показывать мне свою силу? Может, вы считаете это достойным мужчины? Вы поставили меня в дурацкое положение, как только я вошла сюда. А я собиралась предложить вам от имени мелких фермеров и здешних поселенцев оставить их в покое и заняться честным делом. У нас есть вода, которой мы делимся друг с другом, мы обнесли заборами свои земли, но Прендергасту нужен весь этот район, чтобы пасти здесь свои стада! И он пытается выжить нас отсюда с помощью наемных убийц. Джек Прендергаст хвастает тем, что провел сюда железную дорогу; это дало ему возможность возить скот на рынок. И он считает своим весь этот город… Но, боюсь, это не интересует вас. Я пришла сделать вам честное предложение, но, полагаю, Прендергаст уже нанял вас, иначе зачем бы вы приехали сюда? Так скажите об этом прямо! Неужели вам доставляет удовольствие унижать и мучить меня?
        На глазах ее выступили слезы, Лиззи, задыхаясь от волнения, уже повернулась, чтобы броситься прочь, но он с кошачьим проворством вскочил с койки, схватил ее за руку и притянул к себе.
        - Какой горячий темперамент скрывается под невинным видом! Неужели вы собираетесь уйти, так и не сказав мне, какое предложение хотели сделать мне ваши друзья?
        Она кротко взглянула на него, и он рассмеялся:
        - Вот так-то лучше! Может, начнете все сначала? Сядьте, обещаю, что выслушаю вас, не проронив ни слова. Согласны? - Он поймал ее недоверчивый взгляд и улыбнулся: - Все будет так, как я сказал. Ведь вы спасли мне жизнь, хотя, по всем законам природы, я уже должен был быть покойником. И я стыжусь своих дешевых насмешек.
        Лиззи почувствовала угрызения совести: ведь она спасала его жизнь лишь для того, чтобы его повесили.
        Не зная, как отнестись к этой внезапной перемене, Элизабет подошла к койке и присела на самый край, подозрительно глядя на него. Он прислонился плечом к стене с самым непроницаемым видом.
        Теперь Элизабет горько раскаивалась в том, что пришла сюда. Однако, овладев собой, она все же заговорила - прямо и откровенно, - сосредоточившись на самом главном. Закончив, она выжидающе посмотрела на него.
        - Кехо - один из вашей компании? - Его вопрос застал ее врасплох.
        - Милт Кехо - член нашей ассоциации. Но… но меня просили передать вам, что нет оснований для беспокойства. Он слишком глуп и горяч, однако понимает, что нуждается в ассоциации. Теперь уже он не будет мешать вам.
        - И я должен ему все простить? - вызывающе спросил он, но Лиззи возразила:
        - Если Милт Кехо примется за старое, он… он будет предоставлен самому себе. И он уже понял это.
        - Вы не ответили на мой вопрос, - заметил он. - Хотя, полагаю, это и был ваш ответ.
        - Так вы… согласны?
        - Не торопитесь. - Он отошел от стены. - Почему вы считаете, что вам нужны, наемные убийцы и почему относите к ним меня? Черт возьми, в наши дни все носят оружие, даже коммивояжеры!
        - Так думает шериф. Да и Фиделито говорит, что никто из них не видел, чтобы с такой молниеносной быстротой выхватывали оружие!
        - А много ли наемников видел на своем веку этот юный любитель перестрелок? Черт возьми, паника заставляет любого человека действовать быстро.
        - Похоже, к вам это не относится. Вы… вы…
        - Убийца, не так ли? - Он насмешливо уставился на Элизабет и нетерпеливо взмахнул рукой, когда та попыталась возразить. - Все правильно, это подсказала вам женская интуиция. Но знаете ли вы и ваши друзья из ассоциации, во что ввязываетесь? Мое вмешательство в войну, которая разгорелась здесь, станет фитилем, поднесенным к пороховой бочке. Она взорвется и разнесет все вдребезги. Тогда уже с обеих сторон будут жертвы и разрушения, слезы и горе. Вы еще никогда не участвовали в войнах за пастбища? Вы представляете, что это такое?
        - А вы участвовали? Вы бежали именно с такой войны, когда приехали сюда?
        Он сделал странный жест рукой, словно отметая неприятные воспоминания:
        - Все в порядке!
        - Зачем вам мучить или запугивать меня всякими ужасами? Вы полагаете, что мы не обсудили этого? Мы знаем, что значит война за пастбища. Но мы хотим защитить свою собственность. Если бы мы не показали им, что готовы сражаться, и если бы нам пришлось… Ну почему они решили сделать именно нас своими жертвами, почему им нужны именно наши участки?.. Для этого и основана ассоциация.
        - Ах да, ваша ассоциация. А не просили ли вас предупредить меня о том, что произойдет, если я не приму этого предложения? Меня не соблазняют ни виселицы, ни ловушки.
        Она вспыхнула и вскочила:
        - Зачем вы говорите об этом? Вам предоставлен свободный выбор, и вам не грозят неприятности, если вы решите уехать, не пожелав присоединиться к нам.
        - Гм. Так это и есть выбор? Занять вашу сторону или покинуть город.
        - Но это честно, не так ли? - Она с вызовом посмотрела на него.
        - Думаю, да. Я поразмыслю об этом.
        - Ну что ж, хорошо. Мне кажется, что это тоже честно. Ну а я… поговорю с шерифом Блейном о…
        - О том, когда он собирается выпустить меня. Я буду рад, если вы сделаете это, - чертовски скучно играть в солитер целыми днями. - Он вызвал шерифа и поднял пальцем ее подбородок. - Но еще одно условие.
        - Пожалуйста, - поспешно пробормотала она, слыша, как отпирают входную дверь.
        Он засмеялся:
        - Вы сами придете за мной и наденете это платье. Оно вам идет.
        Шериф Блейн появился на пороге; из кармана его жилета торчал сложенный листок желтоватой бумаги.
        - Вы довольны своим визитом, миссис Кэди?
        - Благодарю вас, шериф Блейн, - ответила Элизабет и, выйдя из камеры, ждала, пока шериф запрет дверь.
        Но тот, улыбаясь заключенному, удержал ее:
        - Я получил для вас хорошие новости… Смит, кажется? Пришла телеграмма, которую я ждал из Остина, и, кажется, вы чисты. - Толстые пальцы коснулись бумаги. - Тем не менее все это странно. - Он покачал головой. - Я послал им ваше описание, но они никогда не слышали о вас. Возможно, я предположил правильно и вы появились здесь с южной стороны границы. Так или иначе, полиция вас не разыскивает, и, как я выяснил, вы не из этих известных головорезов, так что…
        - Значит, я могу выйти отсюда сейчас, шериф? - спросил узник.
        Элизабет встревожено посмотрела на него. Если он свободен, то вполне может передумать и отказать им в помощи. Возможно, шериф хочет поговорить с ним наедине, но она все равно останется здесь и послушает.
        - Вы правы, - неохотно заметил шериф, - можете пройти вместе со мной в кабинет и подписать бумагу об освобождении…
        Когда шериф открывал дверь, Стив придержал Лиззи за локоть и, наклонив голову, прошептал:
        - Вы не хотите подождать меня?
        Элизабет растерялась. Если она вернется на ранчо одна, это будет означать, что этот человек присоединится к Прендергасту. Что она, в сущности, знает о нем?
        Она рассеянно смотрела на письменный стол шерифа.
        - Вас доставили сюда почти без вещей, но миссис Кэди была так добра, что передала ваши револьверы. Можете забрать их. - Шериф отпер шкаф и достал оттуда патронташ и пояс с револьверами. - Напишите здесь какое-нибудь имя… - кивнул он.
        - А вы его забыли? Джон Смит, - усмехнулся он. - Что-нибудь еще?
        Элизабет наблюдала за ним, ощущая страх и негодование: уж очень внимательно он осматривал свои пистолеты! Он уже затянул пояс на талии, но затем приспустил его так, что обе кобуры оказались на уровне бедер. Она слишком хорошо помнила, как снимала с него этот пояс. Прикосновение к пистолетам вызвало у нее тогда приступ тошноты. Впрочем, Элизабет сохранила их, чтобы передать шерифу и уберечь от Милта Кехо.
        Сейчас этот человек быстро заменил использованные патроны.
        - Револьверы новой системы? - поинтересовался шериф. - Вижу, что это «кольты», но никогда еще не встречал такой модели.
        - Это «кольт» модели сорок четыре - семьдесят три с центральным боем, - отозвался его собеседник.
        - Надеюсь, вы не собираетесь больше пользоваться ими в наших краях, мистер… мистер Смит? Вы уедете немедленно, не так ли? Ваша лошадь в той платной конюшне, где вы ее оставили. Полагаю, вас уже ничто здесь не задерживает?..
        Джон Смит усмехнулся:
        - Хотите поскорее от меня избавиться, шериф? Думаю, вам придется еще немного потерпеть: я обещал миссис Кэди поужинать с ней, не так ли, мэм?
        Выйдя на улицу, он помог Лиззи взобраться на повозку, сел рядом с ней и взял в руки поводья. Заметив, каким взглядом он окинул ее старую повозку и лошадей, она, словно оправдываясь, заметила:
        - Конечно, ее давно бы стоило подлатать и подкрасить, но у меня было столько дел на ранчо, да тут еще все эти неприятности…
        Чтобы успокоить ее, Стив спросил:
        - А вам приходится править самой, когда вы ездите в город? Не боитесь ездить одна?
        - Никто не осмеливается приставать ко мне, - возразила Элизабет.
        Он молча и недоверчиво взглянул на нее. Вздымая пыль, они ехали по главной улице города. Элизабет смотрела только вперед, избегая любопытных взглядов, сопровождавших их, пока они не выбрались из города.



        Глава 29

        Члены ассоциации мелких фермеров явно не ожидали увидеть его на своем собрании этим вечером. Однако у Элизабет не оставалось выбора, а потому она привела его прямо в дом Фрэнка Дина, где и была назначена встреча. Народу собралось больше, чем обычно, с сожалением подумала она, избегая укоризненного взгляда Милли, жены Фрэнка.
        - Вы должны предоставить мне возможность действовать по своему усмотрению, - предупредил всех Джон Смит и добавил: - Кроме того, я не хочу слышать никаких возражений по поводу моих методов. - Его тон становился все более презрительным по мере того, как он оглядывал всех. - Я вам не нравлюсь, для вас я хуже волка, но вы нуждаетесь во мне, ибо только это позволит вам не запачкать рук.
        - Но послушайте, мистер…
        Однако Стив резко прервал маленького человечка по имени Брэд Ньюбери:
        - Теперь остался вопрос об оплате…
        Фрэнк Дин откашлялся.
        - Мы уже обсуждали это, и каждый готов заплатить свою долю. Так что мы соберем достаточно… - Он осекся, заметив, что Смит смотрит в упор на Элизабет Кэди.
        - А вы, мэм?
        Она вспыхнула:
        - Я… еще не знаю, сколько смогу заплатить, но…
        Словно утратив интерес к ней, он повернулся и окинул беглым взглядом присутствующих.
        - Итак, услышав ваше предложение, я хочу сделать свое. Можете принять его или отвергнуть - это ваше дело. - Он помолчал, закурил сигару и небрежно швырнул обгорелую спичку на пол, прямо под ноги Милту Кехо. Тот покраснел, но не сказал ни слова.
        Все смотрели, как этот высокий человек невозмутимо раскуривает сигару, и ждали, что он скажет.
        - Я представлю вам свой план защиты через несколько дней, осмотрев окрестности. Мне нужны карты вашей округи. Помните, всем вам придется принять участие в предстоящих действиях, и учтите, я не потерплю никаких возражений, как бы ни решил вести эту войну. Я рассчитываю на вас, поскольку хочу согласовать свои действия с шерифом.
        Его насмешливый тон задевал их, но они все кивали головами, и только Фрэнк нерешительно спросил:
        - Но ваша цена? Вы еще не…
        - Для начала, - Смит пожал плечами, - кормежка и необходимое снаряжение. Мне нужен новый винчестер. Ну, пожалуй, пять долларов в месяц с каждого и один процент от той суммы, которую вы выручите за продажу скота. Но это только в том случае, если мне одному придется охранять ваши загоны.
        Услышав, что все тихо заговорили, он поднял брови. Первым не выдержал Милт Кехо:
        - Черт возьми! Большинство из нас может заплатить такую кучу денег, но некоторым, например Феликсу и Лиззи, это не по карману. Вы хотели сказать…
        - Я и явился сюда для этого. Феликс может обеспечить меня лошадьми - мне необходимы еще две в придачу к моей. - Он помолчал. - А что касается миссис Кэди, то… - Элизабет почувствовала на себе взгляд синих глаз. - Полагаю, эта женщина уже достаточно сделала для меня. К тому же именно она убедила меня прийти на ваше собрание. Так что… - он чуть заметно улыбнулся, казалось, получая удовольствие от всеобщего замешательства, - я буду питаться и жить у нее, в той же комнате, что и раньше. Кроме того, миссис Кэди нужен помощник, чтобы присматривать за хозяйством.
        Затаив дыхание, она молча обдумывала его предложение. Но тут поднялся разъяренный Милт Кехо:
        - Неужели ты всерьез ставишь такие условия? Даже для такого, как ты, это слишком! И мы все это стерпим?
        - Милт! - холодно прервала его Элизабет. - Милт, будь любезен, позволь мне самой ответить. Я свободная женщина и принимаю это предложение… Если уж мы затеяли это, я желаю внести свою лепту.
        - Так, значит, все решено?
        Элизабет чувствовала стыд и гнев, ибо все избегали встречаться с ней глазами.
        Она услышала его равнодушный голос:
        - Наверное, самое время отвезти вас домой, тем более что я проголодался. - Он взял ее под локоть и вывел из дома, не обращая внимания на удивленные взгляды.
        Теперь она радовалась тому, что попросила Доминго прислать сюда Фиделито и настояла на том, чтобы этот болтливый мальчишка ехал в повозке вместе с ними.
        Стив болтал с мальчишкой по-испански. Когда они приехали домой, Доминго повел распрягать лошадей, приказав внуку следовать за ним.
        Элизабет посмотрела им вслед, боясь оставаться наедине с этим человеком, но он, обхватив ее за талию, спустил с повозки. Она так поспешно взбежала по ступенькам крыльца, что оступилась.
        - Будьте осторожнее! - спокойно сказал он и крепко схватил Лиззи за руку, не обращая внимания на ее попытки освободиться.
        - Я сама, благодарю вас…
        Она упиралась и нервничала.
        - Но… но… там нет света. Я… должна зажечь лампу.
        - Зачем? - Он распахнул дверь. Его грубый вопрос ужаснул ее.
        - Я ничего не вижу… Мне надо… - Что он собирается делать с ней?
        Он внес ее в дом.
        Услышав, как захлопнулась дверь спальни, Элизабет крикнула:
        - Нет!
        Но было слишком поздно. Он начал целовать ее, словно не замечая ее сопротивления. Наконец голова ее откинулась назад, а тело обмякло.
        Элизабет не хватало дыхания; она ощутила, как умелые пальцы движутся по ее спине, проворно расстегивая крючки и пуговицы. На этот раз «нет!» она крикнула про себя, но ее руки с неженской силой оттолкнули его.
        - Нет, - повторила она вслух, задыхаясь. - Что это вы надумали?
        Снаружи пробивался слабый свет - старый мексиканец зажег лампы на кухне и развел огонь в очаге. Стив, стоя спиной к окну, расстегнул пояс с револьверами, снял его и принялся расстегивать рубашку.
        - Хочешь, чтобы я тебя раздел? Если ты разденешься сама, мне не придется рвать твое платье. Но, ради Бога, поторопись; я целую вечность мечтал овладеть тобой!
        Ее захлестнули ярость и ужас от такой циничной откровенности:
        - Что? Что ты сказал?
        - Зачем тратить время, изображая смущение? Ведь ты с самого начала знала, что я хочу тебя! Раздевайся и ложись в постель, Элизабет!
        Он скинул рубашку и приблизился к ней, но Лиззи остановила его:
        - Что ты за человек? Как ты смел думать, что купил меня… словно я… Убирайся! Убирайся немедленно из моей спальни, слышишь? Если ты не уйдешь, я… я буду…
        Стив посмотрел на нее и холодно произнес:
        - Я думал, ты поняла, о чем я говорил там, на вашем собрании. Черт возьми, женщина ты или нет? Я хочу тебя, Элизабет. Чего ты ждешь от меня? Долгих ухаживаний? Или предложения выйти замуж? Может, ты считаешь, что я недостоин разделить с тобой постель?
        - Значит, тебе все равно, хочу ли я тебя? Конечно, ты берешь все, что тебе нужно, а остальное тебя не волнует, верно? Я не давала тебе повода обходиться со мной так, как с теми женщинами, с которыми ты, по-видимому, привык иметь дело! И я не часть вашего гонорара, сэр! Если станете жить у меня в доме, я буду кормить вас и стирать вашу одежду, но принадлежать вам не намерена!
        Она смело взглянула ему в лицо, с трепетом ожидая его ответа.
        - Хорошо, - сказал он, пожав плечами. Элизабет не смела верить в свою победу, увидев, что он надевает рубашку и поднимает с пола пояс с револьверами.
        - Простите мое заблуждение, мэм.
        Когда он повернулся к двери, Элизабет неожиданно проговорила:
        - Вы… куда… - и замолчала, прикусив губу.
        - Надеюсь, вы позволите мне обосноваться в той же комнате, или мне лучше исчезнуть? - равнодушно спросил он. Как же быстро меняется его настроение!
        - Там… там есть другая комната… лучше. Я… сменила постельное белье…
        Открыв дверь, он обернулся; она едва не вскрикнула.
        - Я бы хотел поужинать, если вас это не слишком затруднит. То, чем кормил меня шериф, не годится даже для собак.
        Стив вышел из комнаты, а Элизабет растерянно смотрела на закрывшуюся дверь. Затем она очнулась и принялась за обычные домашние дела. Зажигая лампы и подкладывая дрова в кухонную плиту, она рассеянно потирала холодные руки. Черное платье из тафты она бережно спрятала в большой сундук. Словно наказывая себя, Лиззи надела старое, поношенное платье.
        Пока она готовила ужин, в ее голове вертелись непрошеные вопросы: «Почему я должна носить это траурное платье? Может, из-за глупости и напускной добродетели, Элизабет Кэди? Я пришла туда в том платье, чтобы соблазнить его? Нет, нет, чтобы прилично выглядеть, только и всего. Он мне не нравится, и я ему не доверяю. Мне не следовало соглашаться на его условия, что теперь все думают обо мне?»
        Она разбила одну из своих любимых тарелок и обожгла пальцы, неосторожно схватив горячую кастрюлю. На глазах опять выступили слезы, и она с горечью подумала: «Что я делаю? Это какое-то безумие! Позволила ему зайти так далеко и даже не дала пощечины, а теперь… теперь готовлю ему ужин!»
        Тем не менее она сняла фартук, прежде чем открыть дверь и крикнуть во двор:
        - Ужин готов!
        Наверное, он не слышит, а может, и не хочет прийти. Однако вскоре раздались слабые звуки насоса, качавшего воду. Появившись на кухне, он вел себя так, словно ничего не случилось: вежливо и отчужденно.
        - О, пахнет весьма недурно. Я немного прошелся вокруг, а вы уже успели приготовить такое угощение. У вашего дома добротные толстые стены, он выдержит даже нападение индейцев. Впрочем, кое-что необходимо сделать…
        Он опустился на стул, а Лиззи стала накладывать еду дрожащими руками.
        - Я знаю, как много нужно сделать. Забор вокруг кораля того и гляди упадет. Но здесь только Доминго и Фиделите. Много и других дел… - Элизабет села напротив него, вытерев влажные руки о подол платья. Чтобы избежать его вопросов, она поспешила заговорить: - Обычно у нас работали три человека, но после того как Джаред свел дружбу с Милтом Кехо и Телли Бартоном, он… раньше у него не было никакого пристрастия ни к салуну, ни к карточной игре. Он работал намного больше меня! Но потом все так изменилось! Я сильная женщина, и мы обходились почти без помощи на своем участке…
        Она возбужденно рассказывала, но вдруг осеклась, вспомнив, что этот человек убил ее мужа. Как странно устроена жизнь! Порой случаются такие удивительные и неожиданные вещи!
        К счастью для Элизабет, Стив не спросил, почему она замолчала, а лишь загадочно взглянул на нее, продолжая жадно есть…
        - Вы хорошо готовите, - заметил он немного погодя. Она сухо поблагодарила его, и в комнате воцарилось тягостное молчание. Когда она начала убирать со стола, он вдруг спросил, нет ли в доме напитков покрепче кофе. Нахмурившись, Элизабет полезла в шкаф.
        - Я бы предпочла, чтобы вы не пили эту гадость в моем доме, - строго заметила она, извлекая оттуда початую бутылку виски и держа ее так, словно боялась оскверниться. - Я не люблю, когда пьют такие крепкие напитки, но Джаред всегда требовал, чтобы мы держали это для его друзей.
        - Ваш Джаред был весьма предусмотрительным и заботливым человеком, - иронически заметил Стив, наполняя свою чашку виски. Подняв глаза и заметив ее настороженный взгляд, он добавил: - Не стану пить здесь, но вы не возражаете, если я захвачу с собой эту бутылку?
        Он закурил сигару и начал нетерпеливо расхаживать по комнате.
        - У вас есть карта? - отрывисто спросил он.
        - Не знаю… - ответила она, - может, в той коробке, что стоит в углу. Джаред хранил там разные бумаги. Я не успела разобрать их, хотя…
        - Так сделайте это сейчас, - потребовал Стив, - а я пока отлучусь, чтобы выкурить сигару, выпить и сполоснуться под насосом.
        - Ох! - Она вспыхнула. - Я не выйду, пока вы не… закончите. Хотя я могла бы нагреть вам воды, - неохотно предложила она. - В кладовой есть старая ванна, которой я пользуюсь.
        Он улыбнулся, получая явное удовольствие от ее смущения.
        - Спасибо за все, мэм, но холодной воды и свежего воздуха мне вполне достаточно. Хотя, если вы собирались принять ванну, не буду вам мешать. Я влезу в свою комнату через окно, чтобы вас не беспокоить.
        Перед тем как выйти, он так дерзко поклонился, что она сжала кулаки. Элизабет хотелось швырнуть ему вслед старое мокрое полотенце. Хорошо, что ей больше не придется встречаться с ним сегодня!
        Остаток вечера она посвятит себе, подумала Элизабет, направляясь в маленькую гостиную, пристроенную по ее настоянию Джаредом к дому. Там лежала книга, которую она собиралась дочитать. Здесь же висела и свадебная фотография отца и матери…
        Это была ее комната. Но теперь она стала какой-то нежилой. Элизабет вовсе не хотелось сидеть здесь одной в кресле-качалке и искать забытья в книге. Джареду никогда не нравилось, что его жена читает романы, и он часто говорил ей об этом. Однажды по его просьбе это обсудил с ней даже священник, утверждавший, что чтение таких книг может заставить ее поддаться искушению дьявола…

«Нет, - подумала сейчас Элизабет, закрывая за собой дверь, - сидеть в гостиной этим вечером мне не хочется». Уж лучше отправиться спать, хотя совет Стива принять ванну напомнил ей о том, каким потным и пыльным стало ее старое платье. Уже больше недели она по-настоящему не мылась, хотя любила делать это часто, ибо ванна и книга были ее единственным удовольствием.
        Она вытащила ванну из кладовой, поставила ее в спальне и быстро нагрела воду. Элизабет плотно закрыла дверь и окно, и теперь комнату освещали только угли, тлеющие в небольшом камине напротив кровати. Решив не засиживаться в ванне слишком долго, Элизабет поднялась прежде, чем вода остыла, быстро вытерлась и набросила халат, расчесала волосы и связала их лентой на затылке. «Вот так!» - удовлетворенно подумала она. Выпив горячий настой ромашки, она почувствовала, как ее неудержимо потянуло в сон.
        Она вытащила ванну в кухню и остановилась, чтобы отдышаться. Снаружи было тихо, только издалека доносился вой койота.
        Открыв дверь на улицу, Элизабет протащила ванну еще несколько метров и вылила воду на землю. Она даже не слышала, как за ее спиной появился Стив и ухватился за край ванны, чтобы помочь ей.
        - Почему вы не сказали мне, что вам нужна помощь? - спросил он.
        Элизабет испугалась его неожиданного появления, хотя ни за что не призналась бы в этом. Она не могла произнести ни слова и лишь покачала головой, подтаскивая ванну к водосточной трубе.
        Он был без рубашки; на загорелом торсе отчетливо выделялись белые следы шрамов. Вспомнив, что под легким халатом у нее ничего нет, она вспыхнула.
        Стив стоял возле открытой двери ее спальни. Волнуясь, Элизабет поправила волосы и облизнула пересохшие губы.
        - Не хотите ли кофе?
        - Вы знаете, чего я хочу.
        Он стоял так близко к ней, что ему достаточно было протянуть руку, чтобы развязать ленту, стянувшую ее волосы. Тогда они рассыпались бы по ее плечам темным блестящим дождем. Он нежно коснулся ее волос, лица и плеч. Халат вдруг соскользнул с нее. Еще секунда - и он прижал ее к себе.
        Не об этом ли она тайно мечтала? Она не сопротивлялась. Упругие соски прижались к его груди. Его поцелуи, нежные и легкие, принесли Элизабет покой и умиротворение.
        Она пробормотала что-то невнятное, но он уже подхватил ее на руки, понес в спальню и опустил на расстеленную постель. Элизабет зажмурилась от света лампы, которую сама же зажгла за несколько минут до этого.
        - Пожалуйста, - прошептала она, - лампа…
        Он молча вскочил с кровати, мгновенно задул лампу, и теперь комната озарялась лишь красноватым светом тлеющих углей. Обнаженный, он вновь приблизился к постели, накрыл Элизабет своим телом, заметив, что она дрожит от холода.
        - П-п-пожалуйста! Я не….
        Его губы мгновенно заставили ее замолчать, а руки медленно и очень нежно принялись изучать ее тело. Она начала извиваться под ним, тяжело дыша. «Нельзя позволять ему этого!» Даже Джаред не смел так прикасаться к ней. Но этот человек так целовал ее, что она сойдет с ума, если он не остановится! Возможно, она уже обезумела, если лежит здесь с ним и позволяет ему так обращаться с собой!

«Пожалуйста, остановитесь!» - жалобно простонала она, удивляясь тем новым ощущениям, которые захлестнули ее, лишив всякого желания сопротивляться.
        Ничего подобного не было с Джаредом! Эта мысль должна была бы заставить ее почувствовать угрызения совести - ведь она лежит здесь с человеком, который убил ее мужа!
        И вот сейчас этот человек занимался с ней любовью таким удивительным образом! Его руки, губы, все его сильное тело доставляли ей такие ощущения, каких она даже не представляла себе.
        - Ты так прекрасна, Бет… - прошептал он, и она забыла обо всем. Она желала только одного - чтобы он все глубже входил в нее и делал это долго-долго… Наконец Элизабет издала крик освобождения. Он словно угадывал все ее желания, знал, что таится в ее душе, страстно просясь наружу. Времени уже не существовало: осталась только страсть.
        Огонь в камине погас, угли остыли, но Элизабет было тепло, она свернулась калачиком в его объятиях и прижалась лицом к его плечу. Ей не хотелось даже шевелиться. Она, Элизабет Кэди, только что вступила в связь с человеком, которого едва знала, но не чувствовала ни стыда, ни сожаления. Ничего, кроме усталости, умиротворения и ощущения полной свободы.



        Глава 30

        И горы, и долина, опаленные солнцем, казалось, напряженно чего-то ждали. Апачи снова вступили на тропу войны, да и команчи продвинулись с севера дальше, чем обычно. Не только мелкие фермеры и поселенцы, но даже сам Прендергаст готовились отразить натиск этих постоянных врагов, а потому между ними возникло что-то вроде временного перемирия.
        Элизабет Кэди научилась не задавать слишком много вопросов, и, кроме всего прочего, она была счастлива. У нее возникло ощущение, что раньше она только существовала, не подозревая о том, что значит жить и смаковать каждый день, что бы ни происходило.
        Но когда она думала о надвигающихся событиях, ее охватывал страх и дурные предчувствия. Тогда она сознавала свои грехи и ждала наказания, однако не только за них, но и за то, что упивалась ими. Впрочем, она редко размышляла об этом, поскольку была слишком занята.
        Работы хватало, как и всегда, но эти дела не терпели отлагательств. Доминго ходил с важным видом, заметно помолодев и преисполнившись чувства ответственности. Забор кораля выглядел как новый, и туда уже выпустили скот. Повозка была отремонтирована и выкрашена заново. Даже погреб, которым Элизабет почти не пользовалась, вычистили и поместили туда оружие и боеприпасы. Она старалась не обращать внимания на то, что временами Смит срывался с места и исчезал на несколько дней. Она почти не сомневалась, что он переходил границу, хотя и говорила себе, что не желает ничего знать. Некоторые из членов ассоциации, и, прежде всего Милт Кехо, ворчали по этому поводу; Мартин Барнесон и Фрэнк Дан, более мудрые и опытные, казалось, смирились с происходящим. Теперь у всех были карты, и они изучали их, чтобы выявить самые уязвимые места своей территории, а также и те, что пригодны для массированной обороны на случай, если дело дойдет до боевых действий. Тогда каждый из них спрячет своих лошадей в небольших фортах, где хватит воды и корма, чтобы продержаться какое-то время.
        - Да, нам нужен был лидер, - заметил Мартин Барнесон, тяжело вздохнув. Он иногда заезжал к Элизабет и, не застав Смита, оставался поболтать с ней. Он всегда вызывал у нее глубокую симпатию. Барнесон остался вдовцом с двумя сыновьями - шестнадцати и десяти лет. Все убеждали его жениться, хотя Мартин не жаловался на судьбу. Элизабет нравилось, что Мартин не осуждает ее, хотя многие женщины постепенно перестали заходить к ней, так что она иногда скучала одна.
        Элизабет сейчас жила одним днем. Порой она удивлялась самой себе. Ее переполняли новые мысли и впечатления: она впервые носила шелковое белье и впервые видела, что мужчина любуется ее обнаженным телом…
        Стив утверждал, что не помнит прошлого; то же самое он говорил и шерифу, не заботясь о том, верит ли ему этот толстяк. Однако с Элизабет он чувствовал себя неловко, особенно когда она простодушно спрашивала:
        - Ты и впрямь ничего не помнишь?
        - Не помню. Это все?
        - Нет. - Она села на постели и заставила его лечь на спину. - Неужели ты не помнишь своего имени? Я бы хотела… Смит, ну кто же ты на самом деле?
        Не ответив на ее вопрос, он спросил:
        - А ты? Что таится под твоей маской? Ты не удивлялась тому, что делаешь в постели с таким ублюдком, как я?
        - Нет! - Она покачала головой и прильнула к его плечу. - Я только пытаюсь сказать… - ее голос звучал все тише, - что ты такой загадочный. Я не знаю и половины того, что знаешь ты, не умею так хорошо говорить и не понимаю значения многих слов, которые ты употребляешь…
        - Ради Бога, Бет, зачем все это? Что ты пытаешься мне сказать?
        - Не сердись, иногда мне нужно поговорить, а не просто броситься в постель и заняться любовью. Ты сам научил меня этому. И еще кое-что… я… я… люблю тебя, Смит, по крайней мере, мне так кажется.
        - Бет…
        - Нет, пожалуйста, не останавливай меня, я должна все сказать. Так лучше для нас обоих. - Он промолчал и лишь сильнее прижал ее к себе. Элизабет продолжала: - Джаред… я уже говорила тебе о нем. Джаред - первый, кто начал ухаживать за мной, а я не хотела оставаться старой девой. Моя семья была небогатой, но большой; ты это уже знаешь. А Джаред много фантазировал в те дни: мечтал отправиться на Запад, обосноваться там и построить дом. Мне тоже нравилось думать об этом, и меня не так уж беспокоило, что он любил выпить. Об этом его пристрастии я даже не осмеливалась говорить отцу. И когда мы с ним были… были… ну ты сам понимаешь… это оказалось не очень-то приятным. Впрочем, тогда я думала, что так и должно быть. Мама рассказывала мне, чего хотят мужчины от своих жен, и утверждала, что жены должны подчиняться и терпеть. И я терпела… даже если мне не нравилось и я чувствовала… не смейся!.. я чувствовала себя оскверненной. Все это продолжалось до тех пор, пока мы не переехали сюда. Джаред свел знакомство с такими людьми, из-за которых стал пить гораздо больше. Он постоянно ездил в город, оставив на меня
все заботы о ранчо, и я радовалась, что он не ложится со мной в постель так часто, как делал раньше! Иногда я нарочно начинала спорить с ним, чтобы он разозлился и уехал в город. Порой он даже бил меня, и справедливо, поскольку я нарочно раздражала его. Но когда он… когда все это случилось, я почувствовала такую горькую вину, что едва не заболела… Я знала, что Бог гневается на меня за то, что я была такой плохой женой и не чувствовала угрызений совести! Но сейчас с тобой…
        - Бет, может, довольно? Иди сюда. - Он целовал ее заплаканное лицо, пытаясь заставить замолчать.
        - Смит, о-о… о-о… Смит! - Она обхватила его руками и страстно прижалась к нему всем телом. - Ведь в этом нет ничего дурного, да?
        - Заткнись, Бет!
        - Я люблю тебя, - прошептала она, покрывая его лицо горячими поцелуями, - хотя и знаю, что ты меня не любишь и когда-нибудь бросишь… Но все это не имеет значения, потому что сейчас мы вместе!
        Целуя ее, Стив думал, что иногда она, черт подери, бывает ужасно болтлива. Но ему вовсе не хотелось обижать ее, такую нежную и отзывчивую.
        Покрывало соскользнуло на пол, открыв его взору ее обнаженное, трепещущее тело.
        - Ты прекрасна, Бет! - воскликнул Стив. Но он никогда не говорил, что любит ее.
        Вскоре он вновь оставил ее одну, видимо, занявшись своими таинственными делами, о которых никто не смел его расспрашивать. Элизабет всегда делала вид, будто знает, где он, но скрывает это от других. От этого она чувствовала себя увереннее, а все окружающие считали, что она очень близка с ним. Но сама она удивлялась его отлучкам и тому, что он никогда ни о чем ей не рассказывал. Однако гордость не позволяла ей задавать вопросы.
        Она много размышляла о нем, ощущая без него душевную опустошенность, и не могла представить себе, что будет, если однажды он не вернется. Ей было страшно думать об этом, ибо она предполагала, что так когда-нибудь и случится. Он закончит здесь свои дела, заскучает и однажды исчезнет навсегда.
        Мартин Барнесон последнее время зачастил к ней. Он был единственным настоящим другом Элизабет, и она знала, что он влюблен в нее.
        - Элизабет, - неторопливо говорил он, - вам следует быть практичнее. Даже если он останется, какое будущее вас с ним ожидает? Вас всегда будет преследовать страх, что он не вернется домой…
        - Мартин, не надо… - попыталась она остановить его, но он продолжал:
        - Я должен все это сказать. Уверен, что вы и сами часто об этом думаете. Ведь вы беспокоитесь о нем, правда? Значит, он по-прежнему уверяет, что не помнит, кто он и откуда явился? Я этому не верю. Впрочем, для меня это не имеет значения. Неужели вы полагаете, что он на вас женится? А может, его возвращения ждет другая женщина?
        - Нет! Не такой он человек, чтобы связать себя…
        - А разве вы не пытаетесь связать себя? Да и способен ли он дать вам то, что вы ищете? Я беспокоюсь о вас, Элизабет. Мне не нравится этот человек, я видал таких прежде. Это люди действия, и они никогда не сидят на месте. А что станете делать вы, когда он уедет? Вы говорите, что живете сегодняшним днем, но, если он исчезнет, как вы поступите тогда? Помчитесь за ним, пытаясь удержать его и приняв все его условия - если, конечно, он хоть что-то вам предложит?
        Он ничего ей не предлагал, а просто делил с ней постель. Он говорил с ней обо всем, но только не о себе. И он желал ее и, овладев ею, давал ей ощущение счастья. Только с ним она поняла, как прекрасно заниматься любовью. Но она боялась своей любви к нему.
        Бет убеждала себя, что он уже дал ей очень много. Она не сомневалась, что он бывает жестоким и безжалостным, но к ней он проявлял нежность.
        Она пыталась объяснить все это Мартину, но он лишь качал головой, говоря, что у него дурные предчувствия.
        - Элизабет, куда он поехал на этот раз? И надолго ли?
        - Не знаю! Только вам я могу в этом признаться. Однако он дал слово и, кроме того, еще не получил причитающейся ему платы…
        - Это так, но этот человек запросил высокую цену за свои услуги, а пока не похоже, чтобы он нуждался в деньгах. По всему видно, что у него они есть.
        - Но он столько делает для нас! - воскликнула Элизабет. - У нас теперь есть оружие и боеприпасы - разве вы забыли об этом? А его план на случай опасности? Мы хоть что-то делаем, а не сидим сложа руки.
        - Но кто он? Нам известно, что он знаком с Джеком Прендергастом. Как мы слышали…
        - Это все гадко! Почему бы вам всем не сказать ему, что вы о нем думаете? Он вовсе не собирается выдать нас Прендергасту - это невозможно, и вы сами это знаете! Мы сейчас готовы сопротивляться больше, чем когда бы то ни было!
        - Я не хотел причинить вам боль.
        Она смахнула слезы.
        - Тогда… тогда не говорите со мной об этом, Мартин. Смит не предатель, и он не причинит мне зла.
        Мартин снова предложил ей выйти за него замуж, но она покачала головой:
        - Но я не могу! Разве вы не понимаете этого? Не могу, пока он со мной.
        - Я человек терпеливый и испытываю к вам глубокие чувства. Хотя, может быть, я и опоздал.
        - Но я… но вам же все известно! Все знают, что мы живем вместе…
        - Для меня имеете значение только вы, дорогая Элизабет.
        Дни шли за днями, а Смит все не возвращался. Где он? А вдруг он уже где-то лежит мертвый… Элизабет пыталась скрыть беспокойство, но Мартин сочувственно поглядывал на нее. Неужели он больше не вернется?
        Смит предупреждал ее, что может задержаться, так зачем же ей так тревожиться, ведь он может постоять за себя… Но Элизабет не могла сомкнуть глаз ночью, а днем чувствовала себя слабой и разбитой. Временами она едва удерживалась от слез.
        У нее начались приступы тошноты по утрам на вторую неделю после отъезда Смита. Она была потрясена этим открытием.

«У меня будет ребенок! О Боже, это все же случилось. То, что этого не было раньше, вина Джареда, но теперь у меня будет ребенок от Смита! - Вслед за этим подкралась непрошеная мысль: - Когда он узнает об этом, все сразу изменится. Он остепенится и останется со мной. Да, именно так и будет!»



        Глава 31

        Бет. Теплая, нежная и податливая; от нее пахнет свежеиспеченным хлебом. Она ждет его, и ее тело - прибежище, уют и наслаждение. Она из тех женщин, к которым мужчинам всегда хочется вернуться.
        Стив рассмеялся. Черт возьми, он отсутствует уже слишком долго. Возвращаться домой все к той же женщине и проводить с ней одну ночь за другой - чертовски скучное занятие. Это вскоре надоест ему до отвращения. И как он только об этом забыл! И чего ищет на этот раз? Он думал об этом помимо воли. Он ищет огня и страсти смеющейся, дразнящей, чувственной зеленоглазой женщины, которую он когда-то любил и продолжает любить. Эта рана не могла бы стать глубже и мучительнее, даже если бы он сам убил ее. Но сколько еще надо странствовать, чтобы избавиться от боли? Ему следует наконец привыкнуть к мысли, что любимой женщины больше нет.
        Стив Морган рассердился на самого себя. Так много еще предстоит сделать, а он занялся всем этим, чтобы выиграть время и залечить душевные раны. И, кроме того, для этого была и все еще есть Бет.
        Небо стало угрожающе темнеть, потом его прорезали яркие всполохи молний, и Стив повернул лошадь на север. Однажды во время грозы в мексиканских горах его одолевали такие же мысли о том, что он провел большую часть своей жизни, преследуя или убегая и всегда находясь в движении, ибо только оно спасало его от тоски. Джинни заставила его на какое-то время остановиться, но она навсегда ушла из его жизни. Черт бы ее подрал! Он все равно постарается забыть ее, чего бы это ни стоило!
        Стив пришпорил лошадь. «Конец мольбам», куда он устремился вначале, теперь остался далеко позади.


        А в это же время о нем долго и ожесточенно спорили Ренальдо Ортега и его жена Мелисса.
        Ренальдо только делал вид, что сердится, ибо боготворил свою молодую жену. Но - проклятие! - иногда Мисси просто ничего не понимала и так упрощенно смотрела на вещи, что он не мог ничего растолковать ей.
        Мисси была уже на седьмом месяце беременности, но выглядела такой же стройной. Впрочем, это ничуть не беспокоило доктора, за которым послал дон Франсиско.
        - До сих пор я этого не понимаю! Ренальдо, как ты думаешь, почему она так поступила? И как твой дядя, такой строгий в вопросах морали, допустил подобное! Я считала, что она любит Маноло, то есть Эстебана.
        - Сокровище мое, - мягко возразил Ренальдо, - не стоит расстраиваться из-за того, что нас не касается. Джинни отправилась в Европу вместе с лордом Тиндэйлом и детьми. Ведь ты не отрицаешь, радость моя, что она имела полное право взять их с собой? Эстебан не приезжал к ним и даже не интересовался ими… Мой кузен проявлял полное равнодушие.
        - Вовсе нет! Ты же видел, как он хорошо относился ко мне, к отцу и к братьям. Он совсем не злой и не жестокий! Все это дурно, кто-то должен ему обо всем рассказать. Думаю, что это следовало бы сделать Джинни, но ты защищаешь ее, потому что был немного влюблен в нее, перед тем как встретился со мной!
        Удивленный Ренальдо заключил ее в объятия.
        - Я никого никогда не любил, кроме тебя, сокровище мое, ты сделала меня счастливейшим человеком на свете! Но…
        - Тогда сам напиши письмо Стиву и обо всем расскажи. Или позволь это сделать мне. И еще я напишу Джинни. Бедные дети отправились в такое трудное путешествие! Она наверняка оставит их там, а сама поедет в Турцию вместе с этим Ричардом. Уверена, Джинни сбежит от него, как только узнает, что Стив приехал за ней. Ричард просто воспользовался беспомощностью Джинни, ведь она была так больна! Но если бы Стив об этом узнал…
        Услышав это, Ренальдо побледнел, хотя и подумал, что дядя наверняка решил бы все эти проблемы в свойственном ему авторитарном стиле. Эстебану пришлось бы все понять. Он слишком горд, чтобы мчаться за женщиной, которая не скрывала нежелания видеть его. К тому же у Стива всегда были и другие женщины… Не желая ссориться с женой, Ренальдо сказал: - Обещаю, что напишу Эстебану, лишь бы ты снова улыбалась! Его партнер Сэм Мердок, кажется, знает, где находится Стив.
        Сэм Мердок нутром чуял, что это послание разозлит Стива, но, как человек терпеливый, приготовился ждать: если Стив не приедет, Сэм отошлет письмо обратно.
        Ранчо Прендергаста протянулось от гор до долины, где стоял дом хозяина. Джек Прендергаст, большой, похожий на медведя, вел себя в своих владениях как диктатор. У него было три сына от первой жены, несчастной женщины, которая постепенно угасала, тогда как ее муж становился все более сильным и властным. Через несколько лет после смерти Амелии Джек Прендергаст женился на привлекательной тридцатилетней француженке, кузине маркиза де Мора, решившего завести ранчо в Новой Мексике. Франсуаза, столь же энергичная, как и ее муж, родила Джеку Прендергасту дочь Лорну. Только Лорной он не мог повелевать. Не прилагая к тому никаких усилий, Лорна добивалась от отца и братьев всего, чего хотела. Ей не разрешали только одного - отправиться в Европу, ибо мать не могла покинуть ее отца, а отец хотел, чтобы Лорна оставалась дома. Он не доверял европейским мужчинам, считая их развращенными и выродившимися, и надеялся на помощь своего друга Сэма Мердока. Но как быть, если его дорогая девочка, несмотря ни на что, хочет поехать в Европу? Все, что она желала выписать оттуда, доставлял корабль, например, рояль, о котором
Лорна попросила отца несколько лет назад, а также учителя танцев. Ее портниха в свое время шила платья для самых богатых парижанок. Прендергаст отправил Лорну учиться на Восток, но забрал домой, как только решил, что она уже всему научилась. Пусть лучше побудет здесь; сейчас не время путешествовать: в округе свирепствовали шайки индейцев, да еще эти ничтожные фермеры вздумали причинять ему беспокойство…
        Сэм Мердок умел слушать, а во всем, что он говорил, чувствовался здравый смысл. Он был одним из немногих друзей Большого Джека, и к его мнению Прендергаст прислушивался. В этот вечер они прогуливались по галерее в ожидании ужина; недавно прошел дождь, и воздух благоухал свежестью и ароматом полыни и сосен.
        - Так что же ты думаешь об этом? - спросил Прендергаст. - Доусон разговаривал с шерифом Блейном и уверяет, что задержанный им человек по описанию похож на твоего партнера. Его почти пристрелили, а потом чуть было не повесили - и все это сделали те самые фермеры, о которых я тебе рассказывал. Полагаю, они приняли его за одного из моих ребят, но теперь он внезапно исчез. Я бы послал поискать его, если бы не эти проклятые апачи.
        - Не похоже на Стива - он бы не позволил себя пристрелить, - сухо заметил Сэм Мердок. - Странно, что он до сих пор не объявился здесь. Нам все же стоит поискать его.
        В этот момент на галерее появилась Лорна в модном вечернем платье, ибо Франсуаза ввела у них в доме обычай переодеваться к ужину. Ее золотисто-каштановые волосы великолепно гармонировали с карими глазами.
        - Вы все еще обсуждаете этого Стивена Моргана? Хоть бы он поскорей объявился - мне хочется попрактиковаться во французском. Может, он побольше расскажет мне о Европе… - Она укоризненно посмотрела на отца.
        Тот хотел нахмуриться, но вместо этого улыбнулся:
        - У тебя только одно на уме!
        - Я все же надеюсь побывать в Европе до того, как состарюсь! Ты обещал подумать об этом, папа! Неужели тебе не хочется, чтобы я вернулась домой с каким-нибудь титулованным джентльменом?
        - Я… - Джек Прендергаст осекся, услышав неподалеку приветственное восклицание.
        - Похоже, это Клинт, он вечно опаздывает к ужину.
        - О, у него всегда есть какие-то оправдания, - заметила Лорна, щурясь от света большой лампы и глядя в темноту. Повернувшись к отцу, она удивленно заметила: - Папа! Похоже, к нам на ужин пожаловал не только Клинтон. Там вместе с ним какой-то странный всадник.
        Заинтригованная, Лорна выбежала из галереи, сделав вид, что не слышит голоса матери. Новые люди всегда так интересны, особенно вначале. Потом, правда, оказывается, что все они так же глупы и ограниченны, как ее отец и братья. И все же она надеялась, что именно сегодня все будет иначе - ведь и в реальной жизни иногда случается то же, что и в книгах!
        У Лорны перехватило дыхание. Забыв обо всем, она как завороженная смотрела на высокого человека, который поднимался по ступеням вместе с ее единокровным братом Клинтоном.
        Мужчина был таким же высоким, как и ее отец, - это она сразу отметила. Высоким и широкоплечим! У него были черные волосы и темно-синие глаза, выделявшиеся на смуглом, как у индейца, лице, покрытом шрамами. Хотя незнакомец зарос щетиной, Лорна подумала, что он, без сомнения, самый красивый мужчина, которого она когда-либо видела. Она догадалась, кто он, прежде, чем услышала, как его приветствовал Сэм Мердок. Она поняла и то, что этот человек привык к светским гостиным и умеет держаться галантно и непринужденно. Обрадовавшись, Лорна надела лучшие из своих драгоценностей. Ему придется заметить их - и ее!
        Лорне Прендергаст показалось, что этот вечер прошел слишком быстро. Хотя Стив Морган смотрел на нее за ужином и ей даже удалось поговорить с ним, девушка заметила, что его глаза, обрамленные длинными ресницами, совершенно непроницаемы. Он был с ней любезен, однако особое внимание уделял ее отцу и братьям, а их мужские разговоры не интересовали Лорну. Неужели мужчинам не о чем поговорить, кроме скота, оружия и индейцев? А ведь этот человек совсем особенный, Лорна чувствовала это. Но ей не удалось заинтересовать его, и это задело ее самолюбие.
        После ужина он вместе с другими мужчинами вышел на галерею, чтобы выкурить сигару и выпить коньяку, а Лорна осталась с матерью.
        - Что ж он приехал без жены, если, конечно, он женат? Кажется, мне хотелось бы приручить его, мама.
        Франсуаза лишь покачала головой, подумав об упрямстве и своенравии дочери.
        - Будь осторожна! Мне кажется, что с этим человеком общаться очень непросто. По-моему, у него есть жена или была. Он приехал сюда очень ненадолго, чтобы повидаться с Сэмом и с твоим отцом. Судя по всему, им предстоит обсудить весьма неприятные проблемы.
        В этот момент до них донеслись голоса. Один из них принадлежал брату Лорны Джозефу. Девушка скорчила гримасу:
        - Джозеф всегда так орет! А Пит такой подлый и трусливый. Клинт же готов поволочиться за первой попавшейся женщиной. Ни один из них ничуть не похож на папу, даже внешне. Но я думаю, что этот Стив Морган такой же сильный и суровый, как папа. Интересно, о чем они спорят?
        Они спорили о тех, кто незаконно поселился на незанятой земле, и о правах мелких фермеров. Джек Прендергаст и его сыновья громко отстаивали свою точку зрения, тогда как Сэм Мердок прохаживался по галерее, куря сигару и улыбаясь. Стив наконец-то появился! Он и не думал оправдываться за то, что так надолго исчез. Сэм удивился, как это Джек Прендергаст стерпел, когда Стив принялся втолковывать ему, что его взгляды устарели.
        - Прошу прощения, сэр, но война за пастбища будет стоить вам крови и денег, а приобретете вы не так уж много. Вам придется нападать или обороняться, а потому у вас не останется времени на бизнес. А ведь вы занялись ранчо из-за денег, как и каждый из нас, не так ли? В перспективе вам не слишком выгодно согнать с места нескольких жалких поселенцев, владеющих землей на законных основаниях. Боюсь, что времена, когда это сходило с рук, прошли. Вам следовало подать заявку на эти земли раньше, когда они еще стоили не больше нескольких центов за акр. А теперь эти люди объединились и решили драться, если их к этому вынудят, дабы отстоять то, что по закону и по справедливости принадлежит им. Разве вы на их месте поступили бы иначе?
        - Между нами огромная разница! - воскликнул Джек Прендергаст и покраснел от злости. - Мы появились здесь раньше всех. Отец и его друзья пришли сюда первыми и, сражаясь с индейцами, освободили эти земли. А затем сюда явились эти проклятые канальи со своими жалкими клочками бумаги, на которых написано, что они владеют и тем и этим. В итоге у нас нет пастбищ для выгона скота! Нет, этим свиньям лучше убраться самим - иначе мы их вышвырнем с нашей земли!
        - Они уже многому научились в других войнах и не дадут себя вышвырнуть. Они образовали ассоциацию и, если потребуется, будут стоять до конца за те земли, которые считают своими.
        - Да это только шайка трусов - грязные фермеры и бывшие ковбои! У них есть лишь несколько краденых голов скота. Они и драться-то толком не умеют!
        - Умеют, - спокойно заметил Стив, - я их научил. - И он невозмутимо откинулся на стуле, ожидая вспышки гнева, которая не замедлила последовать.
        Лорна ждала, капризно надув губы, но мужчины, по-видимому, и не собирались входить в дом, ибо снаружи доносились их злые и раздраженные голоса. Ей хотелось выйти и предложить им кофе, но мать запретила это делать. Лорна отправилась спать в самом дурном настроении, решив отложить все до следующего утра. Обычно она подолгу валялась в постели, пока одна из мексиканских горничных не приносила ей кофе с молоком, но в этот раз Лорна встала пораньше, чтобы позавтракать со всеми или даже опередить их…
        Дом располагался подковой, в центре которой находился прохладный двор. Испанский архитектор начал строить его много лет назад. Но его убили команчи, прежде чем он сумел довести работу до конца. Ради безопасности семьи Большой Джек достроил оба крыла здания и огородил все высоким частоколом.
        Лорна плохо спала в эту ночь и проснулась около шести утра. Встав с постели, она занялась туалетом и вышла, только решив, что полностью готова. В новом, с иголочки наряде для верховой езды черного цвета Лорна казалась старше своих восемнадцати лет. Она была превосходной наездницей, и это, конечно, заметит Стив Морган, если согласится сопровождать ее на верховой прогулке.
        К своему разочарованию, Лорна обнаружила, что почти все в доме уже проснулись и собрались во дворе, где на длинных столах был приготовлен импровизированный завтрак.
        Увидев ее, братец Пит лукаво прошептал ей на ухо:
        - Кого это ты собралась заарканить, сестричка?
        - Что ты собралась делать в такую рань, куколка? - спросил отец, а брат Джо громко присвистнул. Но Лорна решила, что не даст им испортить себе настроение.
        - Доброе утро! - приветливо сказала она, сделав знак горничной, чтобы та принесла ей чашку кофе.
        Сэм Мердок тоже сидел за столом, но Стива не было. Лорна подавила разочарование и, поцеловав отца, подошла к Сэму.
        - Я просто не могла спать в это великолепное утро! И Джипси необходима пробежка, так что я хочу пораньше отправиться на верховую прогулку. Вы не составите мне компанию, мистер Мердок?
        Лорна заметила, что Сэм понял, с кем ей хотелось бы отправиться на верховую прогулку.
        - О, мисс Лорна, будь я помоложе, я не преминул бы попытать счастья! Но мне придется собираться, как только появится мой партнер.
        - Но ведь вы еще не уезжаете? Нам всем будет очень не хватать вас. Я надеялась, что вы убедите папу позволить мне отправиться в путешествие с вами - хотя бы до Сан-Франциско. Тетя и дядя умоляют меня приехать, и, кроме того, у меня там две подруги… О, мистер Мердок, пожалуйста, поговорите с папой!
        Сэма позабавило то, что, разговаривая с ним, она все время поглядывает на дверь, словно кого-то высматривая. Он заметил, какие взгляды Лорна бросала вчера на Стива. Как кстати, что они уезжают именно сегодня! Наконец появился Стив Морган, одетый для верховой езды и подпоясанный ремнем, на котором болтались две кобуры с револьверами. На нем были черные штаны, грубая голубая рубашка и кожаный жилет. Сейчас ему предстояло объявить, что он уезжает и начинает действовать. Прошлой ночью у них с Сэмом состоялся длинный разговор, и теперь Стив с нетерпением ждал, когда сможет вернуться к своим делам. Работа ему необходима: только так он сможет вновь обрести уверенность в себе. Черт возьми, но ведь есть еще и Бет, и ему нужно решать, как быть с ней.
        Стив не знал, что Франсуаза Прендергаст, прекрасно понимая чувства своей дочери, уже переговорила с Сэмом, вытянув из него все, что хотела знать о его партнере, в частности, и то, что он недавно овдовел. После этого она побеседовала со своим мужем. Джек Прендергаст был задумчив; он пытался найти верное решение и удержаться до конца в рамках приличий. Он наблюдал за дочерью и Стивом Морганом.
        Именно Лорна и помогла ему принять решение, ибо он никогда не умел слишком долго противиться ее просьбам.
        - Папа, пожалуйста! Можно мне покататься верхом? Я поеду одна и обещаю тебе…
        - Ты знаешь, что сейчас это опасно, - не только из-за индейцев, но и из-за проклятых пастухов и поселенцев… - Он метнул на Моргана воинственный взгляд из-под низко насупленных бровей. Стив был невозмутим, как индеец.

«Дьявольщина… - подумал Прендергаст. - Лорна сегодня так хороша, что сможет обольстить любого мужчину. Морган не станет исключением».
        - Но, папа…
        - Дорогая, я обещал показать мистеру Моргану те старые рудники, что находятся на севере наших пастбищ. Если хочешь, можешь отправиться туда с ним. Я полагаю, что там есть серебро, но не хочу, чтобы об этом проведал кто-нибудь из окрестных жителей. Сэм говорит, что эти горные породы замечательны, а я всегда ценил его мнение.
        Лорна Прендергаст уже вполне сформировалась как женщина и теперь бросала Стиву вызов. Однако опытный Стив видел в ней лишь юное существо, охваченное страстным желанием. Такой была и Джинни, когда они впервые встретились.
        - Вы собираетесь вернуться в «Конец мольбам» или отправиться в Сан-Франциско? У вас там дом, верно?
        У него были дома повсюду, но ни в одном он не жил и ни один не считал своим пристанищем. Вопрос Лорны заставил Стива внимательно присмотреться к ней. Еще одна женщина, которая бросается ему на шею! Она покраснела, но не отвела взгляда.
        - Сначала я намерен вернуться в «Конец мольбам», ибо не закончил там свои дела. Ну а после этого я, возможно, поеду в Сан-Франциско. Или в Мексику.
        - Вы, должно быть, много путешествуете. Мне тоже очень хотелось бы этого! Но больше всего я мечтаю поехать в Европу. - Лорна вздохнула. - Папа ужасно упрям, но я продолжаю досаждать ему своими просьбами. Рано или поздно я добьюсь своего, жаль только терять время - ведь я столького еще не видела!
        Она снова вздохнула. Стив задумчиво посмотрел на нее:
        - Постоянные путешествия в конце концов надоедают и утомляют, хотя полагаю, что вам понравится Европа. Вы будете иметь там большой успех, я в этом уверен.
        - Вы считаете меня хорошенькой?
        - Вы красавица и сами об этом знаете.
        - Так почему же вы до сих пор не попытались поцеловать меня?
        Он искренне расхохотался, мгновенно помолодев, и перестал казаться ей таким суровым.
        - Я думал об этом, но ждал, что меня попросят.
        - Ох!
        Ему показалось, что она пошлет его к черту, но Лорна улыбнулась и прикрыла глаза:
        - Считайте, что вы дождались этого. Думаю, мне это понравится.
        Он подъехал на лошади вплотную к Лорне и молча поцеловал ее. Потом пробормотал:
        - Довольно. Вам стоит понять, что, отвечая на поцелуи мужчины, вы можете получить больше того, о чем просили, мисс Прендергаст.
        Лорна пыталась собраться с мыслями. Она хотела, чтобы он поцеловал ее еще раз, но боялась этого. А ведь мама предупреждала ее, что не надо давать волю чувствам! Посматривая на Стива Моргана, Лорна обиженно думала о том, скольких женщин он целовал в своей жизни.



        Глава 32

        Темнота в долине наступила неожиданно. Настало время зажигать лампы и камины. Пора перестать надеяться, что он окажется в спальне. Но ожидание - ее удел, ожидание и терпение.
        Бет пошла на кухню - теперь все домашние дела она делала не спеша, чтобы убить время. Сегодня к ней заезжал Мартин и снова предлагал ей выйти за него замуж. На этот раз беспокойство и усталость побудили ее к откровенности.
        - Мартин, я… вы не знаете. Дело в том, что я в положении.
        Она не сомневалась, что он с отвращением отвернется от нее, и внимательно следила за выражением его лица, но Мартин взял ее за руки и крепко пожал их.
        - Ах, Элизабет! Ведь я уже был женат, а потому догадался об этом по вашему виду. Так что же вы собираетесь делать? Он знает об этом?
        - Нет, я не говорила ему. Я и сама узнала об этом только после его отъезда. Когда он вернется…
        - Если он вернется. Прошло уже три недели, Элизабет. Это большой срок.
        - Он обязательно вернется!
        - Ну ладно. Вы думаете, он женится на вас? А будете ли вы счастливы с ним? Ваша беременность для меня не имеет значения, я все равно хочу, чтобы вы стали моей женой. Я постараюсь сделать вас счастливой, Элизабет, и приму этого ребенка как своего собственного. - Он улыбнулся. - Надеюсь, это будет девочка, похожая на вас. Вы плачете? Я вас обидел?
        - Я плачу, потому что вы хороший человек, Мартин. И я очень благодарна вам за ваше предложение. Но, Мартин, я…
        - Я знаю. - Он встал и печально посмотрел на нее. - Вы не хотите говорить со мной об этом, хотя он не вернулся. Вам пора решать, Элизабет. Итак, я заеду завтра, хорошо?
        Мысль об этом не покидала ее - раз Мартин обещал, значит, завтра приедет. Но Смит… о Боже, она ведь даже не знает его настоящего имени! Она лишь изведала с ним совсем новые чувства, но достаточно ли этого, чтобы строить совместную жизнь? А какое имя будет носить ее ребенок и что ждет эту бедную малютку? Она сама вынесет все, но ребенок…
        - Бет? - Он появился так тихо, что она не слышала, как открылась дверь. Вздрогнув от неожиданности, она чуть не упала, но Стив подхватил ее.
        - О, Смит, - только и сказала она, - черт бы тебя подрал! Где ты был? Я чуть не заболела от тревоги!
        - Хорошо же ты приготовилась на случай нападения индейцев! Я прискакал прямо к королю, расседлал лошадь, но меня не заметили ни ты, ни два твоих бравых ковбоя!
        - Доминго решил искупать Фиделито в ванне, а ты знаешь, как это сложно! Он, вероятно, кричал так громко, что ни один из них… где ты был? Прошло три недели, а от тебя никаких известий…
        Даже продолжая ворчать, она не могла оторвать от него глаз. Он казался таким бодрым и загорелым в новой голубой рубашке и темной куртке… и немного чужим.
        Бет, не сводя с него глаз, желала, чтобы он не смотрел на нее таким тяжелым взором. Лицо у нее в саже, волосы небрежно сколоты на затылке. Как жаль, что она так и не переоделась! И почему он до сих пор не поцеловал ее?
        - Смит? - громким шепотом проговорила она, и в этот момент он поднял ее на руки и крепко прижал к груди.
        - Бет, я скучал по тебе. Боже праведный, как же я тебя хочу!
        - Не сейчас, опусти меня! Тушеное мясо может подгореть… Ох, Смит, ты рвешь мое платье, прекрати немедленно!
        Что-то новое появилось и в его голосе:
        - Черт с ними - и с тушеным мясом, и с твоим платьем! Я куплю тебе новое, но это все позже, позже. Я хочу тебя прямо сейчас, дорогая!
        Когда он начал покрывать ее поцелуями, Бет забыла обо всем, что хотела сказать ему, пока его не было.
        Когда, удовлетворив страсть, они лежали рядом, она спросила:
        - Где ты был все это время? Чем занимался? Я боялась…
        Стив молчал, закинув руки за голову, но она знала, что он все слышит. Наконец он заговорил:
        - Сначала я побывал в Мексике, где у меня кое-какие дела. Потом съездил на север и повидался с Прендергастом.
        - Что? - Она подскочила.
        - Ложись, Бет, я должен о многом тебе рассказать. И не смотри на меня так.
        - Я хочу знать, почему…
        - Я отправился туда не для того, чтобы продать вас, если тебя это беспокоит. Я подумал, что, поговорив с Джеком Прендергастом, смогу предотвратить эту проклятую войну. Так или иначе, мой партнер остался там, и именно поэтому я приехал сюда.
        - Твой партнер? Какой партнер, Смит? И зачем он остался у Прендергаста?
        - Успокойся, Бет… - сказал он, - я попытаюсь тебе все объяснить и начну с того, что мое имя не Смит, а Морган, можешь называть меня Стивом, если только захочешь разговаривать со мной после того, как я закончу рассказ.
        Элизабет понимала, что он не из тех, кто любит давать объяснения. Она еле сдерживала ярость. Он лжет! С самого начала лжет! Она радовалась, что он не видит ее слез. Элизабет уже не хотелось ничего слушать, но слезы выдадут ее, если она заговорит, поэтому она молчала, пока могла. И все же ее терпению пришел конец.
        - Почему же ты так долго слушал наши разговоры? Зачем сказал, что берешься за эту работу? Ты делал это от злобы или тебе просто нравится играть в такие игры? Ты…
        - Я взялся за эту работу, потому что хотел тебя, Бет, черт подери! И еще потому, что мне просто необходимо было что-нибудь делать. Но в основном все же ради тебя. А разве ты хочешь, чтобы из-за этих пастбищ началась кровопролитная война? Я поговорил с Джеком Прендергастом и объяснил ему, на чьей я стороне. Вот тогда он согласился обсудить все эти проблемы с вашим представителем. Кстати, ему нужно быть в «Денвер-хаус» завтра вечером, и, если ты не свалишься с лошади, можешь отправиться туда сама. Заодно увидишь его жену и дочь. Умом она поняла, что он рассуждает здраво, но все ее чувства восставали против этого.
        - Что же ты все-таки за человек? - устав бороться с собой, подавленно спросила она.
        - Тебе уже пора самой определить это!
        - Ты не понял меня. Я так и не знаю, бандит ты или нет. Почему Джек Прендергаст вступил с тобой в переговоры? Кто ты, Стив Морган? Чем занимаешься, кроме того, что играешь с такими людьми, как мы? Откуда у тебя деньги на оружие и боеприпасы, и…
        - Я не грабил никаких банков, во всяком случае, последнее время.
        На следующий день она вспомнила об этих словах, когда к ней явился шериф Блейн. К тому времени Бет чувствовала безразличие ко всему. Прошлая ночь напоминала дурной сон, не считая тех минут, когда они занимались любовью. Но после этого она все-таки чувствовала себя виноватой, а потому приставала к нему с вопросами, пока он не встал с постели. Это испугало ее, но все же она спросила дрожащим от слез голосом:
        - Что ты собираешься делать? Обещал мне все объяснить, а сам…
        - Я направляюсь в город, и ты сможешь найти меня в «Денвер-хаус». - Повернувшись к двери, он добавил: - А может, ты предпочтешь послать следом за мной Милта Кехо?
        Она не остановила его, но всю ночь отчаянно рыдала. Почему она не выслушала его? Что ей теперь делать?
        Мартин Барнесон приехал довольно рано, и его появление приободрило ее. Он рассказал о том, что Стив Морган постучался в его дом прошлой ночью и у них состоялся долгий разговор… Тактичный Мартин сделал вид, что не заметил, как она выглядит, и не засиделся у нее слишком долго.
        - Я обещал ему поговорить со всеми, Элизабет. В его словах есть здравый смысл. Зачем ввязываться в войну, где не будет победителей, но окажется множество проигравших? Он предложил некоторым из нас сдать пастбища в аренду Прендергасту в обмен на воду. Да, пожалуй, имеет смысл сесть за стол и спокойно обсудить все наши разногласия, вместо того чтобы давать волю жестокости и насилию.
        - Вы говорите совсем как он! - воскликнула она. - А ведь он очень жестокий человек, и мы все это знаем. И как только он посмел говорить о мире… - Элизабет вспомнила о смерти Джареда и о том, что провела прошлую ночь с его убийцей.
        Мартин понял причину ее раздражения. Он не мог долго оставаться в этом доме, поэтому, не дожидаясь кофе, встал и надел свою старую черную шляпу.
        - Мне неприятно видеть вас в таком состоянии, Элизабет. Кроме того, вам следует тщательно подумать о… обо всем. Если позволите, я загляну к вам на обратном пути.
        Не было смысла задавать Мартину терзавшие ее вопросы, поскольку ответы на них она могла получить только от синеглазого Стива с непроницаемым лицом, который разделяет с ней постель, говорит, что хочет ее, и лжет ей. Сколько раз он обманывал ее? Ей следовало позволить ему рассказать все, а не бросаться на него с обвинениями! Если бы он хоть раз сказал, что любит ее!
        Шериф приехал после полудня. К тому времени Элизабет немного пришла в себя, но по-прежнему мучилась сомнениями. Может, стоит поехать вслед за Стивом в город или лучше ждать, когда он вернется? А вернется ли?
        Заслышав стук копыт, она сорвалась с места и выбежала на крыльцо, порозовев от страха и возбуждения. Что говорить и как вести себя? Но это оказался шериф Блейн. Он слез с лошади и бросил поводья Фиделито.
        - Добрый день, миссис Кэди. Вы одна?
        Элизабет пригласила его зайти.
        - Рада вас видеть, шериф. Не хотите ли выпить кофе со сладким пирогом?
        Поблагодарив, он прошел в дом вслед за ней и с удовольствием устроился за кухонным столом.
        - Серьезные дела творятся в городе. Полагаю, тебе это известно? - Элизабет возилась у плиты, не выражая никаких чувств. Он вздохнул и продолжал: - Давненько уже к нам не наведывался Прендергаст и никто из его домочадцев. Я сперва даже не поверил, что это он, да еще с женой и дочерью, уже совсем взрослой. Ей, должно быть, восемнадцать, но она пока не замужем. Но я не за этим приехал, Лиззи.
        Она раздраженно посмотрела на него, и он ухмыльнулся, зная, что ее бесит такая фамильярность.
        - Получив некую информацию, я счел, что и тебе полезно узнать об этом. Очень интересная информация. Ты знаешь, что Милт Кехо был у меня и пытался выведать что-нибудь о том человеке, который называл себя Смитом?
        - Не знаю, - сказала Элизабет.
        - О, я понял, зачем он это сделал и что представляет собой это бревно Милт. Однако я и сам весьма любопытен. Так вот, человек сходит с поезда, имея при себе два револьвера новейшей модели. Как я выяснил, их не так-то легко достать. Затем он показывает, что умеет с ними обращаться, - так быстро выхватить оружие способен лишь профессионал. Конечно же, это наводит на мысль, что кто-то должен был слышать о нем. Понимаешь, что я имею в виду?
        Элизабет налила себе еще одну чашку кофе, затем наполнила и чашку шерифа.
        - Я знаю его настоящее имя, - холодно сказала она, - он не Джон Смит.
        - Да, его зовут Стив Морган, хотя когда-то он был известен и под именем Сэм Уитэкер. Считалось, что Сэм Уитэкер был повешен в прошлом году в Далласе комитетом бдительности[Организация линчевателей.] , но слухи иногда оказываются ложными. Возвращаюсь к Стиву Моргану. По-видимому, он появился у нас случайно.
        - Шериф, я не могу понять….
        - Минутку, Лиззи, и ты все поймешь. Видишь ли, ко мне приехал начальник полицейского участка, привез фотографии разыскиваемых и тому подобные вещи. Выходя из офиса, мы увидели проезжавших Прендергастов. С ними ехал еще один тип, постарше, по имени Мердок - миллионер, который всего добился сам. А твой друг Смит скакал бок о бок с ним. Начальник полиции Сеймур тут же узнал его и сказал мне, что слышал о нем еще в Техасе и даже видел его фотографию. Он, правда, не разыскивался, но…
        Элизабет не отрывала пристального взора от самодовольного лица шерифа, пока тот не отвел глаза.
        - Оказывается, Морган украл золото, принадлежавшее сенатору Соединенных Штатов Брендону, и скрылся с ним в Мексике. Он прихватил с собой не только золото, но и дочь сенатора… Уверяют, что в качестве заложницы. Брендон назначил щедрую награду за голову этого Моргана. Однако спустя два года, он вернулся уже женатым на хорошенькой дочери сенатора, и вопрос о вознаграждении отпал сам собой. Полагаю его с нетерпением ждут в аду.



        Глава 33

        Во многих отношениях с «Денвер-хаус» не мог сравниться и самый лучший отель в округе. Этим вечером персонал отеля готов был превзойти сам себя: из погребов достали самые дорогие вина, для гостей приготовили говядину, копченого лосося, свежую рыбу, цыплят. Люстры и паркет отполировали до блеска. Прошел слух, что будут и танцы - любимое развлечение дам.
        Переговоры продолжались с полудня до глубокой ночи, как сообщил Элизабет Мартин, поэтому сегодняшний вечер должен быть праздничным, чтобы ознаменовать их благополучное завершение. Но Элизабет было невесело, она опять проплакала почти всю ночь, написав короткий и холодный ответ на письмо Стива, переданное ей Мартином.
        Мистеру Моргану не стоит совершать такой путь, чтобы заехать за ней. Если он все же это сделает, она не двинется с места. Она появится завтра на обеде с другим спутником, да и кто может запретить ей это?

«Бет, мне жаль, что я вышел из себя, - писал он, - надеюсь, что к тому времени, когда я заеду за тобой, ты наденешь то платье, которое я купил. Думаю, оно будет тебе к лицу. - И небольшая приписка: - Нам нужно многое обсудить, и у меня есть для тебя одно предложение».
        Он никогда не предложит ей выйти за него замуж, потому что уже женат. И, без сомнения, заводит любовниц везде, где появляется. Он желал ее только потому, что рядом никого не было. Элизабет дала понять, что ненавидит его. О, только бы ей удалось показать ему это завтра!
        Она прибыла в «Денвер-хаус» вместе с Мартином Барнесоном, высоко подняв голову. Элизабет знала, что ее бывшие подруги не сведут с них глаз, следя за каждым движением ее и Стива. Ну и пусть!
        Элизабет поразило, как хороша Лорна Прендергаст в элегантном бальном платье с бриллиантовыми сережками и ожерельем. Она держала под руку Стива Моргана.
        Однако Элизабет польстило, когда Стив, что-то небрежно сказав Лорне, устремился к ней через зал. Но его разъяренный вид вызвал у нее желание спрятаться за спину Мартина.
        - Мартин… - дрожащим голосом начала Элизабет, но тот лишь мягко сжал ее руку.
        - Думаю, дорогая, - твердо сказал он, - что есть такие вещи, которые ты должна решать сама.
        Неужели ему все равно, что подумают о нем люди? Не говоря ни слова, Стив схватил Элизабет за руку и повел через зал, не замечая устремленных на них взглядов. Он затащил ее в дальний конец зала.
        - Какого дьявола ты не надела то платье, что я тебе купил?
        Она с отчаянием посмотрела ему в лицо.
        - Потому что… оно для меня не годится. Там слишком большое декольте, а здешние женщины так не одеваются, и ты сам это знаешь. Кроме того, ты всегда говорил, что тебе нравится это платье.
        После долгих размышлений она надела платье из черной тафты.
        - Какого черта, Бет! Ты же видишь, как одеты Лорна и ее мать. Женщины из высшего общества носят платья с короткими рукавами и большим вырезом!
        Она спокойно возразила:
        - Но я не хочу, чтобы обо мне плохо думали соседи и друзья, ведь мне предстоит дальше жить здесь, с ними.
        - Понимаю. - Он посмотрел на нее так, что она затрепетала. - Это намек, Бет? А я-то хотел предложить тебе отправиться со мной в Сан-Франциско. Лорна и ее мать тоже едут туда, а старый Джек позаботится об эскорте. Если согласишься, не беспокойся о том, что скажут об этом твои сплетники соседи. Не хочешь ли сопровождать миссис Прендергаст в качестве, ее компаньонки?

«О Боже, - взмолилась она, - заставь его замолчать, дай мне терпения и сил!»
        Видимо, молитва дошла: Бет даже удивилась своей невозмутимости.
        - Оказывается, мистер Морган, вы женаты! Может, мне не следует волноваться и о том, что подумает ваша жена? Что вы ей обо мне скажете - что я горничная миссис Прендергаст?
        - Мне стоило бы встряхнуть тебя так, чтобы загремели твои глупые мозги! - Он издевательски рассмеялся: - О, не беспокойся, я не сделаю ничего, что шокировало бы твоих друзей! Но если уж ты так много обо мне знаешь, то могу кое-что добавить. Моя жена погибла несколько месяцев назад, и я уже привык к мысли, что стал вдовцом.
        Он сказал это так, что Бет захотелось убежать и спрятаться, лишь бы ничего больше не слышать. Но она проговорила:
        - Мне очень жаль, что я это сказала…
        - Ради Бога, не жалей об этом! Но ты мне еще не ответила. Итак?
        - У тебя есть дети? - Она не знала, почему задала этот вопрос, хотя мучительно хотела услышать ответ. Захваченный врасплох, он рассердился:
        - Какая разница, черт подери! Да, есть. Близнецы, мальчик и девочка, но я никогда их не видел.
        - Ты не…
        - Я, видимо, еще не созрел для отцовства. Бет, я слишком беспокойный человек.
        - Знаю, - глухо отозвалась она. - Мне не следовало задавать эти вопросы. Я не имела на это права. Но хорошо, что мы поговорили обо всем и были честны друг с другом. - Она жадно смотрела ему в лицо, стараясь запомнить его. Наконец Элизабет решилась сказать ему то, ради чего и пришла сюда: - Спасибо за приглашение, но я не могу поехать с тобой: я выхожу замуж за Мартина Барнесона.
        Он молчал. Элизабет не решалась поднять глаза. Она думала, что Стив сейчас повернется и пойдет прочь, так и не сказав ни слова; но он задумчиво глядел на нее.
        - Бет, ты уверена, что делаешь то, чего действительно хочешь?
        Она твердо ответила:
        - Уверена. Мартин - замечательный человек, за ним я буду как за каменной стеной. Ни Сан-Франциско, ни любой другой город, куда ты собираешься направиться, не по мне. Я люблю оседлый образ жизни и эту землю. Думаю… почти уверена, что когда-нибудь смогу полюбить Мартина так же, как он любит меня. Я уважаю его и доверяю ему.
        Стив вдруг нежно коснулся ее лица.
        - Ты красивая женщина, Бет, - мягко сказал он, взял ее за руку и повел к Мартину Барнесону.
        Итак, он потерял Бет. Криво усмехнувшись, Стив честно признался себе, что это был лишь вопрос времени. Она права: он ничего не мог ей предложить, тогда как Мартин Барнесон даст Бет все, к чему она стремится.


        Путешествуя по Калифорнии, Стив много размышлял о своей жизни и разговаривал только с Сэмом Мердоком или с молчаливым человеком по имени Барроуз, который взялся сопровождать их до Аризоны. Барроуз знал Стива много лет назад, когда они оба, вооруженные до зубов, охраняли поезда от нападения бандитов; тогда же он познакомился и с Сэмом Мердоком. Барроуз был надежным человеком.
        Франсуаза Прендергаст прекрасно переносила тяготы путешествия, но ее дочь была утомлена и не скрывала раздражения, обиженная тем, что мистер Морган не уделяет ей никакого внимания. Она привыкла к полной откровенности с матерью, мудрой и понимающей женщиной, а потому однажды заявила ей:
        - Я хочу его, мама. И я получу его любой ценой!
        Франсуаза слишком хорошо знала свою дочь и потому не слишком удивилась.
        - В самом деле? А что ты будешь делать, когда добьешься своего, малышка? Стивом не так-то просто управлять и, как я слышала, жить с ним тоже нелегко. Его женой была очень красивая женщина из хорошей семьи. Говорят, они были безумно влюблены друг в друга. А потом он отправил ее в Европу и связался с оперной певицей. Он очень опасный человек, из тех, кого называют одинокими волками.
        - Мама, а ты уверена, что все это так? По-моему, он из тех мужчин, которых мечтает приручить любая женщина!
        - Да, дорогая, ты в общем-то права. Однако не думаю, что тебе удастся заманить его в ловушку, и едва ли он станет хорошим мужем.
        - Но зато любовник он наверняка великолепный! - дерзко заявила Лорна, и мать с осуждением посмотрела на нее.
        - Только твой отец не должен слышать всего этого, хорошо? Ты же его знаешь.
        - Но он не будет возражать против моего брака со Стивом Морганом! Более того, думаю, что он даже обрадуется этому. Иначе с чего он вдруг передумал и позволил мне отправиться в путешествие?
        Несмотря на предупреждения матери, Лорна добилась того, что Стив заметил, как хорошо она справляется с лошадью и как метко стреляет. Чем больше она к нему присматривалась, тем больше он ей нравился. Он не походил ни на кого из тех, с кем Лорна когда-либо встречалась. Она видела его и в безукоризненном вечернем костюме, и в простой поношенной одежде ковбоя - он все носил с каким-то врожденным изяществом. Он оказался очень интересным собеседником, поскольку объездил весь мир и говорил на нескольких языках. Лорна хотела узнать о нем как можно больше!
        Ей удалось завладеть его вниманием, когда они наконец прибыли в порт Сан-Диего в Калифорнии. Здесь Стив предложил им отправиться в Сан-Франциско морем. Так будет быстрее, утверждал он, тем более что в порту стоит корабль, принадлежащий компании
«Лейди-Лайн», одним из акционеров которой был он сам.
        - Мы остановимся на денек в Монтеррее - у меня там ранчо, оно расположено в прекрасном и нетронутом уголке природы. А потом направимся в Сан-Франциско.
        Хотя они уже целовались, он вел себя с ней слишком официально, раздраженно думала Лорна. Она поклялась себе, что очень скоро все изменится. Едва они доберутся до Сан-Франциско, она заведет себе там поклонников. Вот тогда-то он и обратит на нее внимание!
        - А ты не думаешь, что он скучает по той бедной фермерше, с которой так долго разговаривал на вечере в «Денвер-хаус», мама? Он не скрывал, что они весьма близко знакомы.
        - Кажется, она ухаживала за ним, когда он был ранен, - заметила миссис Прендергаст, слышавшая много сплетен.
        - Даже если у них что-то было, это не имеет никакого значения! Полагаю, мужчины должны развлекаться!
        Когда клипер «Зеленоглазая леди» покинул порт Сан-Диего, Стив забыл об Элизабет Кэди. Только та зеленоглазая леди, в честь которой он назвал этот корабль, не давала ему покоя; именно потому Стив и решил отправиться на нем в Сан-Франциско. Черт бы побрал Джинни, которая не дает ему забыть о себе!
        - А надолго ли ты намерен задержаться в Сан-Франциско? - спросил Сэм Мердок.
        Стив пожал плечами:
        - Не знаю точно, Сэм. Скорее всего надолго. Хочу разобраться с рудниками и показать миссис Прендергаст и Лорне все, что они пожелают. - Заметив пристальный взгляд Сэма, он принялся расхаживать по каюте. - Я собираюсь вернуться в Мексику, - помолчав, сообщил Стив. - Мне не очень-то хочется связываться с моим раздражительным дедом, но я помню об обязательствах перед детьми. - Он нахмурился, размышляя о том, похожи ли они на Джинни.
        Ренальдо Ортега написал и Сэму Мердоку, другу дона Франсиско. Только Сэм способен утихомирить Стива. Ренальдо надеялся, что гордость не позволит Стиву броситься в погоню за женой. Возможно, дон Франсиско прав: им поможет лишь развод. Если Джинни теперь счастлива, то остается благодарить Бога, ибо бедная девочка заслужила это счастье. Стив же никогда не испытывал недостатка в женщинах, он утешится в объятиях другой!
        Ни Ренальдо, ни Мисси, ни дон Франсиско не знали, что Стив считал жену мертвой. Когда Сэм Мердок, тоже не сомневавшийся в смерти Джинни, прочитал письмо Ренальдо, он испытал облегчение от того, что Стив в отъезде. Сэм подумал, не уничтожить ли письма, адресованные его партнеру, но решил, что рано или поздно Стив все равно обо всем узнает. Что за проклятое письмо! Он подумал о Джинни, которую всегда считал красивой, но несчастной женщиной. Такой она была по крайней мере в те времена, когда он ее знал. Что побудило ее убежать? Казалось, они со Стивом созданы друг для друга. Он в жизни не видел, чтобы Стив был так одержим женщиной! Что произойдет, когда Стив узнает, что жена, которую он оплакал, не только жива, но даже уехала в Европу, взяв с собой и детей, и собирается замуж за английского лорда?
        Сэм Мердок, отважный и решительный человек, глубоко вздохнул. Боже, помоги Вирджинии и ее новому мужу, если Стив когда-нибудь встретится с ними! И о чем только думал дон Франсиско, позволив Джинни так поступить?



        Глава 34

        Зеленые лужайки замка тянулись до самого озера, в центре которого на острове стоял летний дом. Неподалеку протекала река. На ее берегах росли большие старые ивы, ветви которых спускались к самой воде. На одной из лужаек под наблюдением гувернантки играли двое детей, а на террасе, выходившей в сад с великолепными кустами роз, трое людей пили чай. Глядя на них, казалось, что они совершенно счастливы. Хозяйка, седовласая леди, потчевала чаем сына и его друга. Селина Дюмон взволнованно переводила карие глаза с одного молодого человека на другого. Пьер вскочил:
        - Ну вот, теперь, когда Бруссар наконец оставил нас одних, я могу задать свой вопрос. Мишель, что ты думаешь о переменах в моей кузине? Надеюсь, ты будешь откровенен, поскольку всегда питал слабость к Вирджинии.
        Мишель Реми, граф д'Арлинже, чувствовал себя неловко. Когда-то он был любовником Вирджинии Брендон и даже хотел жениться на ней. Однако она ушла от него к мексиканскому полковнику. И все же он до сих пор вспоминал о ней с необычайной теплотой и нежностью. Несколько лет назад, во время последнего визита Вирджинии во Францию, он из-за нее едва не разошелся со своей женой. Со стороны его друга было не совсем тактично задавать такой вопрос, к тому же в присутствии мадам Дюмон.
        - Да уж, пожалуйста, будьте откровенны, - попросила Селина. - Вы же знаете, мы все беспокоимся, но с ней так трудно стало разговаривать… Она чувствует нашу жалость, и это нервирует ее.
        - Она утратила свою прежнюю живость! - подавленно заметил Пьер, - и ты не мог этого не заметить. В ней жизнь всегда била ключом, а теперь не осталось ничего, кроме печали. Вспомни, как она любила верховую езду, как жадно устремлялась навстречу любому приключению! А сейчас… ну что говорить - ты сам все это видишь. Большую часть времени она проводит в своей комнате или наедине с ним…
        - А разве он плохо с ней обращается? - Мишель не удержался от вопроса, заметив, как нахмурился его друг.
        - О нет, он целиком посвятил себя Джинни и не отходит от нее ни на шаг, - отозвался Пьер, - но дело не в этом. Проблема в самой Джинни, и именно поэтому меня интересует твое мнение. Ты же знаешь ее еще с Мексики, не так ли? И встречался с тем человеком, за которого она вышла замуж?
        - Она дала понять, что собирается с ним развестись, - заметил Мишель, - и, конечно же, я не стал совать нос в чужие дела!
        - Но разве она счастлива с лордом Тиндэйлом? - настаивал Пьер. - Впрочем, он кажется порядочным человеком, хотя немного староват для нее. Он богат, но все же… все же я чувствую, что самой Джинни чего-то не хватает!
        - Но она стала спокойнее, чем прежде, - заметил Мишель, - но подумай, как Джинни может предаваться прежним развлечениям, если… - он замялся, - если она ослепла! - Сказав это, он почувствовал, как у него сжалось сердце.
        Джинни! Веселая и смеющаяся, с чувственным нежным ртом; Джинни, сверкающая изумрудно-зелеными глазами; Джинни, изящно вальсирующая вместе с ним на балу, - как только могла произойти эта трагедия! Если во всем этом виноват тот бандит, что был ее мужем, - ну, тогда он напомнит о себе этому ублюдку! Но ведь она так спокойно объяснила ему, что ее слепота лишь временная и Ричард покажет ее знаменитому венскому доктору, который обещал помочь. Она, без сомнений, полностью доверяла Ричарду, который и сам был врачом. Даже сейчас Мишель испытывал жгучую ревность, представляя себе этого человека в страстных объятиях Джинни. О Боже, какой любовницей она была! Иногда Мишель чувствовал, что, несмотря на боль, которую она ему причинила, он отдал бы все, только бы повернуть время вспять!
        И у Джинни неожиданное появление в замке Мишеля вызвало вереницу воспоминаний. Бедный Мишель! Джинни надеялась, что он не обиделся, когда, поговорив с ним несколько минут, она удалилась, объяснив, что ее ждет портниха, и пообещав встретиться с ним за обедом. Интересно, ему с ней тоже неловко? Пьер наверняка предупредил его обо всем. Да, она трусиха и предпочитает жить в том замкнутом, безопасном и счастливом мире, который создал для нее Ричард. И у нее нет потребности в чем-то еще, особенно в воспоминаниях.


        Сидя у окна в удобном кресле, Джинни ощущала на лице и плечах горячие лучи послеполуденного солнца. Легкий ветерок доносил аромат роз и запах гаванских сигар. Это курят Ричард и его гости. Заботливая тетушка Селина отвела им целое крыло старинного замка, «так что вы можете чувствовать себя свободно, как у себя дома, дорогая Джинни», сказала она.
        - Главное, что вы счастливы, и только это важно, - заметил Пьер.
        Трудно представить, что молодой человек, который всегда был для нее «кузеном Пьером», ныне стал знаменитым юристом и дипломатом и, как уверяют, займет место в правительстве! Но для нее он совсем не изменился.
        Под ее окном располагалась каменная терраса, затененная кронами старых деревьев. Приезжая в этот замок, принадлежавший семье ее матери, Джинни любила сидеть на этой террасе. Сейчас для нее настали не слишком счастливые времена, зато у нее есть Ричард и дети. «Мы - семья!» - радостно говорил ей Ричард, и это было правдой. Не желая признаваться в этом даже себе, Джинни втайне мечтала об увлекательной бурной жизни, совсем не такой, как сейчас.
        Издалека до Джинни донесся радостный смех ее близнецов, и она улыбнулась. Пьер обещал нарисовать их. Как хорошо она помнит тот день, когда он начал писать ее портрет!

«Возможно, его гости наконец-то собираются уезжать», - подумала она, прислушиваясь к голосам, которые стали громче: мужчины вышли на террасу.
        - Она прозреет? - спросил кто-то, и Джинни затаила дыхание, ожидая ответа Ричарда.
        - Когда будет готова к этому. У нее нет никаких физических повреждений. Скоро я покажу ее моему венскому другу.
        Голоса замерли. Скоро Ричард придет к ней. К любви нельзя относиться несерьезно, так же как и к доверию. Доверие! Опять это слово!
        Ричард вошел в комнату, горячо обнял Джинни и весело сказал:
        - Итак, дорогая, все решено! Если ты успеешь собраться, мы можем уехать на этой неделе.
        Он встал на колени перед креслом, взял ее за руки и начал говорить о предстоящем путешествии.
        Слушая Ричарда, Джинни пыталась представить себе путь, который им предстоит совершить. Из Франции в Австрию - ну, в этом нет ничего необычного, в Вене она уже была. Там они проведут по меньшей мере неделю…
        - И мы потанцуем под музыку Иоганна Штрауса-младшего, причем мне будут завидовать все мужчины! - воскликнул Ричард.
        Она улыбнулась, забыв, зачем они направляются туда. Из Вены они проследуют в Венецию.
        - Ты никогда не была в Венеции? Тогда мы должны обязательно остановиться там. Это красивейший город в мире!
        - И ты покатаешь меня на гондоле при лунном свете? Это так романтично…
        - Я сделаю даже больше, дорогая, - прошептал он.
        Ночью, прислушиваясь к глубокому и ровному дыханию Ричарда, Джинни мысленно проделала оставшуюся часть путешествия. Они поплывут по Адриатическому морю, останавливаясь в итальянских портах, а затем направятся в Грецию. На острове Миконос находится великолепная белая вилла, с которой открывается вид на Эгейское море, - Ричард хотел купить ее у своего друга-турка.
        - Видишь ли, дорогая, турок не слишком жалуют в Греции, и потому мой друг не хочет возвращаться туда. Думаю, мы сможем брать с собой детей на лето, и вы все очень полюбите этот остров!
        - Не сомневаюсь. Расскажи мне что-нибудь еще.
        Он стал рассказывать, как они поплывут через Дарданеллы в Мраморное море и наконец окажутся в Стамбуле.
        Джинни ворочалась в постели, удивляясь тому, что никак не может заснуть.



        Глава 35

        Почему приготовления к путешествию кажутся такими долгими? Теперь, к счастью, все было уже позади: экипажи, отели, арендованные виллы, венецианские гондолы и долгие, скучные наставления о турецком этикете, изучение нескольких обиходных слов и выражений. Наконец-то она на Крите! Здесь к ней пришел высохший мрачный старик, имам, как объяснил ей Ричард, святой человек. Он собирался познакомить ее с учением пророка Мухаммеда.
        - Ты хочешь, чтобы я…
        - Я прошу тебя внимательно его выслушать и повторить за ним некоторые слова. Это просто, любимая, и ни к чему тебя не обязывает. Но лучше, если мы приедем в Стамбул, уже вступив в брак по законам шариата. Это облегчит нам жизнь.
        Конечно, он был прав. Ну что стоит ей повторить несколько слов, смысла которых она даже не понимала? Почему бы не сделать такую мелочь, чтобы доставить удовольствие Ричарду?
        - Странно, что ты все еще хочешь жениться на мне! Я могла бы остаться просто твоей любовницей.
        Ее так разочаровало посещение доктора Вундта в Вене, что даже Венеция не сгладила этого чувства. Она долго беседовала с доктором, рассказав ему все о своей жизни. После этого он спросил:
        - Не кажется ли вам, мадам, что вы просто не хотите видеть? Поняв это, вы найдете ключ ко всему. Сам я, к сожалению, не могу вложить его вам в руку.
        Джинни заплакала, презирая себя за слабость, но Ричард успокоил ее, уверив, что скоро она прозреет.
        - Ты обязательно найдешь ключ, о котором говорил тебе доктор Вундт. Тем более что я так люблю тебя!
        Джинни уже многому научилась, в частности причесываться и выбирать себе платье.
        - Когда мы приедем в Турцию, - сказал Ричард, - Тебе и пальцем не придется пошевелить. Поскольку я личный врач султана, нам предоставят великолепный дом со слугами.
        Теперь Джинни все еще не могла поверить, что живет в Турции, в неслыханной роскоши. Она и не представляла, что когда-нибудь поплывет по Босфору во дворец султана в турецкой шлюпке, задрапированной тяжелыми занавесками.
        И мог ли кто-нибудь из них знать, чем это обернется? Султан Абдул Азиз был весьма эксцентричен. Как истинный маньяк, он возомнил, что его пытаются отравить. Несколько дней подряд он ел только яйца, сваренные его матерью. Как можно общаться с подобным человеком?
        - Я вылечил его от острой диспепсии, - заметил Ричард, - он ел слишком много яиц и беспробудно пил, хотя мусульманам это запрещено. Все это и привело к расстройству пищеварения. Но он считает, что я спас ему жизнь, а потому…
        - А потому? - как эхо откликнулась Джинни.
        - Знаешь, дорогая, я почти жалею, что взял тебя с собой. Нам приказали явиться во дворец, чтобы я был поблизости, если вдруг понадоблюсь султану. Я не посмел отказаться. Надеюсь, что он вскоре забудет о нас и найдет себе нового фаворита.
        К этому моменту они уже были во дворце, и теперь оставалось только не унывать и надеяться на лучшее. Оказывается, Джинни предстояло не только занять покои на женской половине дворца и не видеться ни с кем, кроме Ричарда, но и надеть чадру, если она вздумает появиться на людях!
        - Ничего, это ненадолго. А ты сможешь вынести эти ограничения какое-то время?

«Бедный Ричард, - думала теперь Джинни. - Он так расстроен всем этим!» Оказалось, что здесь есть огромный сад, окруженный стенами, где она могла гулять и даже кататься верхом. Ричард нашел для нее лошадь и грума. Ее горничная была великолепной массажисткой и компаньонкой и всячески баловала Джинни.
        Джинни наслаждалась теплой ароматной ванной, шелковой одеждой, тяжелыми золотыми браслетами, которые здесь надевали не только на запястья, но и на лодыжки. Да, наряды турецких женщин гораздо удобнее нижних юбок, корсетов и турнюров европейских дам! Она подумала, что могла бы написать об этом тетушке Селине. Бедная тетушка была бы потрясена, увидев сейчас свою племянницу!

«Да, мне следует написать ей, - подумала Джинни. - Надо узнать, как дети. Надеюсь, она ответит мне». А еще ей нужно поговорить с Ричардом.
        Джинни была вновь беременна, и, кажется, бедное дитя должно появиться на свет во дворце турецкого султана! Мигри Ханум, черноволосая черкешенка, жена султана, оказывается, тоже беременна. Им предстояло разрешиться от бремени одновременно, причем Ричарду, без сомнения, пришлось бы уделить внимание прежде всего отпрыску султана.
        Ричард прислал Джинни записку, сообщив, что сегодня вернется поздно, поскольку султан держит его при себе и они даже обедали вместе. В небольшой приписке по-английски Ричард писал:

«Дорогая, прости меня, но ты знаешь, что мое сердце с тобой. Я приду к тебе, как только смогу».
        Нахмурившись, Джинни решила поужинать и лечь спать. Она уже привыкла к турецкой кухне, отдавая предпочтение плову, поскольку все остальное казалось ей слишком острым, что вызывало у нее теперь тошноту. Однако шербет, неизменно подаваемый на десерт, был великолепен.
        Ей было трудно заснуть в эту ночь. Ее горничная Фатима объяснила это полнолунием, и Джинни удивилась этому:
        - А если я не вижу луну?
        Сегодня Джинни чувствовала себя особенно одиноко в этом огромном мраморном дворце.
«Хоть бы поскорее отсюда уехать», - подумала она.
        Ричард пришел к ней очень поздно.
        - Прости, дорогая, я не мог этого предвидеть, - прошептал он устало.
        - Произошло что-нибудь плохое?
        - Сегодня вечером султан был в страшном напряжении, - вздохнул Ричард. - Обед продолжался бесконечно долго, хотя он ел очень мало. Джинни, клянусь тебе, я даже не представлял, как он деградировал, иначе не согласился бы приехать сюда. Во время первой нашей встречи в Лондоне он казался немного подавленным, но все же здоровым. Он велел сегодня отрубить голову одному из слуг за самую ничтожную провинность! И этот человек управляет огромной империей!
        - Не думай об этом, - прошептала Джинни, решив ни о чем не рассказывать ему до завтра.
        Ричард крепко обнимал ее, но не затевал с ней любовных игр. Когда Джинни проснулась, оказалось, что Ричард уже ушел. Она позавтракала и отправилась в сад, благоухающий травами и цветами, немного покаталась верхом, а потом долго лежала в ванне.

«Если бы я только могла видеть! - горестно подумала она. - Тогда все, что меня окружает, казалось бы мне ожившей сказкой Шахразады».
        Когда пришел Ричард, Джинни, одетая и благоухающая духами, поклонилась, соединив ладони, и произнесла по-турецки:
        - Твоя рабыня покорно ожидает приказаний повелителя! - И после этого неожиданно разрыдалась.



        Глава 36

        Джинни чувствовала себя очень надежно в объятиях Ричарда, а его слова и голос успокаивали ее. С тех пор как Джинни утратила зрение, у нее резко обострилась чувствительность, и она почти физически ощущала его напряжение. Это тревожило ее все больше и больше.
        Она объясняла все тем, что сейчас их жизнь зависела от прихотей этого безумца, турецкого султана. К тому же Ричард считал себя виноватым перед ней. Джинни была уверена, что он многое от нее скрывает, не желая ее расстраивать, а потому часто плакала, стыдясь своих слез. Джинни искала удобного случая, чтобы сказать Ричарду о своей беременности, и даже бессознательно злилась на него за то, что он сам еще этого не понял.
        Зато он по-прежнему считал ее прекрасной.
        - Ты все так же красива, и мне следует увезти тебя отсюда как можно скорее. Я обязательно это сделаю. - Потом без всякого перехода заметил: - Я сегодня видел генерала Игнатьева, русского посла.
        Джинни изумилась.
        - Я сказал ему, что ты здесь, - вздохнул Ричард, - это может оказаться полезным, если… - Он осекся, потом продолжал: - Он тоже друг султана; тот доверяет ему больше, чем англичанам и французам.
        Почему Ричард вдруг рассказал русскому посланнику о том, что она здесь? Конечно, он мог просто упомянуть об этом случайно, но…
        Чего боится Ричард? Что может случиться? Он осторожно положил ее на постель и начал нежно ласкать ее.
        - Для меня счастье - доставлять тебе наслаждение… Она это знала, но что он сам при этом испытывал?
        Джинни почувствовала стыд - ведь она никогда и ничем не платила ему за его заботу, поглощенная лишь своими ощущениями.

«Какая же я эгоистка!» - сокрушенно подумала Джинни и протянула к нему руку. Однако он отстранился.
        - Ричард…
        - Не надо. Ты не одалиска и не рабыня, которая должна доставлять удовольствие. Ты моя прекрасная возлюбленная, и позволь мне боготворить и любить тебя, дорогая, как ты того заслуживаешь.


        На следующий день, после полудня, к Джинни явился посетитель. Горничная только что закончила причесывать ее и взяла в руки флакон с духами, когда в дверях появился евнух и дрожащим голосом объявил о прибытии гостьи - матери султана. Флакон выпал из рук Фатимы.
        - Вы должны выказать почтение, миледи, - торопливо прошептала она.
        Джинни сделала реверанс.
        - Вы говорите по-французски? - Сама султанша говорила по-французски с таким ужасным акцентом, что Джинни едва понимала ее. Однако она кивнула, боясь обидеть султаншу. - Прекрасно, значит, мы сможем побеседовать.
        Что же ей теперь делать? Предложить что-нибудь освежающее? Она не знала турецкого этикета, а Ричард не подготовил ее к этому визиту. Может, лучше признаться в своей неосведомленности?
        Джинни извинилась за то, что не подготовилась к приему столь высокой гостьи и не знает, как принято вести себя в подобных случаях.
        - Итак, вы, слепая женщина, жена эфенди Тиндэйла, чье настоящее имя Фуад? Вы вступили в брак по законам ислама?
        Да как она смеет задавать ей такие вопросы! Джинни холодно ответила:
        - Да, мы вступили в брак на Крите по мусульманским законам. И я… я пока ничего не вижу, хотя мой муж уверяет, что это не навсегда. Могу я предложить вам что-нибудь освежающее?
        - Позднее. Мы с дочерью принесли с собой сладости. Для нас все готовят особым образом, но вы, разумеется, не знали об этом.
        Другой голос, принадлежавший явно молодой женщине, произнес:
        - Мы с матерью пришли сюда, потому что я пожелала вас видеть. Когда я переселюсь в эти покои, здесь хватит места для всех моих рабынь и для вас тоже.
        - Что? - не веря своим ушам, спросила Джинни.
        - А, ну конечно, он еще не сказал вам об этом. Мой сын, султан, решил это совсем недавно, - спокойно заговорила старуха. - Моя дочь Гульбегар - любимая сестра султана, а потому она до сих пор не замужем. Но вы, конечно, знаете, что правоверным разрешено иметь больше одной жены? Так что это не должно стать для вас большим потрясением.
        - Я уверена, что мы будем как сестры, - вставила молодая женщина.
        Джинни тихо сказала:
        - Вероятно, я кажусь вам глупой, но мне все еще не вполне понятно… Вы говорите, что…
        - Мой сын, - сообщила султанша, - решил выдать мою дочь замуж за вашего мужа. Это самая большая честь, которой он может удостоиться. Заслужить доверие моего сына очень нелегко, но вашему мужу это удалось.
        - Мой брат, - вставила молодая женщина, - был так любезен, что поинтересовался моими чувствами. Я видела вашего мужа издали, и он показался мне красивым мужчиной. К тому же у него есть благословенный дар врачевания. Как жаль, что вы не имели удовольствия видеть его лицо!
        Джинни с трудом овладела собой.
        - А когда состоится церемония? - холодно спросила она и попросила принести освежающие напитки.
        Женщины ушли до прихода Ричарда.
        - Джинни… - В его голосе звучало страдание, но она даже не повернула к нему головы.
        - Ты знал об этом? Или все это для тебя такой же сюрприз, как и для меня?
        - О Боже, я и вообразить этого не мог, клянусь тебе! Только после того, как он сам об этом объявил, я узнал, что у тебя были посетители.
        Он сел рядом с ней, и Джинни поняла, что он боится прикоснуться к ней.
        - Поверь мне, Джинни, я… я в отчаянии! Я не знаю, что делать!
        - Но ведь ты не так много можешь сделать! Я понимаю, что ты беспомощен… так же, как и я. Но объясни, что все это значит…
        Он схватил ее за руки и прижал к себе.
        - И зачем только я привез тебя сюда! И так уже все было скверно, но, поверь, я не принимал в этом участия и понятия не имел, что он задумал. Если б я только мог, но, увы, я несвободен! Султан, мой повелитель, отдает мне в жены любимую сестру, и нет никакой возможности от этого отказаться! Скажи мне, что все понимаешь, ведь ты должна это понять!
        Она понимала не только это, но и то, что Ричард гораздо больше заботится о ее безопасности, чем о своей.
        Но что будет означать этот новый «брак»? Осмелится ли она спросить его об этом? Джинни припомнила истории о женах и наложницах, которые вынашивали детей от одного и того же мужчины, причем беременели чуть ли не одновременно. Не ожидает ли и ее та же участь? Ричарду придется делить ложе со своей второй женой, и что тогда? Он клялся, что любит только Джинни. Все это не должно особенно осложнить их отношения, да и едва ли это затянется надолго. Рано или поздно султан Абдул Азиз найдет себе другого доктора, а своей сестре нового мужа. В мусульманском мире это обычное дело.
        Прошло две ночи, а Джинни все еще не решилась поведать Ричарду о своей беременности. Но накануне его вступления в новый брак она все же сказала:
        - Я… я думаю, что у меня будет ребенок. Прости, что говорю тебе об этом только сейчас, но я все никак не могла выбрать подходящий момент! Я понимаю, теперь не время, но…
        Он отреагировал именно так, как она и предполагала, хотя Джинни надеялась, что все это произойдет при других обстоятельствах. Радость, возбуждение и озабоченность сменились раскаянием.
        Как он теперь сможет вынести все это? Может, сестра султана передумает, не захочет примириться с ролью второй жены? А что касается Джинни… она должна отдыхать, отказаться от верховой езды… Она усмехнулась:
        - Но ты же врач, Ричард. Я могу ошибаться…
        Он тщательно осмотрел ее и подтвердил ее подозрения. Но теперь было поздно отказываться от брака с сестрой султана, и они оба это понимали.
        Джинни затворилась в своих покоях, делая вид, что не происходит ничего плохого, хотя до нее доносились звуки праздничной суеты и гул голосов - это прибывали слуги Гульбегар, перенося в эту часть дворца все ее вещи и приданое. Церемония бракосочетания могла занять несколько дней. Едва ли Ричард сможет наведаться к Джинни вскоре после этого. Чем больше она думала об этом, тем более невероятной казалась ей эта ситуация. Ее мысли словно метались в тесной, клетке. Она думала лишь о том, как долго тянется время. Только теперь она поняла, как зависит от Ричарда.



        Глава 37

        Самым невыносимым было то, что Гульбегар всячески искала ее общества.
        Сам Ричард смущенно объяснял это тем, что бедная девушка, вероятно, чувствует себя одинокой. Он почему-то считал ее такой же пешкой в дворцовой игре, какими были они сами, а потому жалел. Но Джинни воздерживалась от комментариев. Что бы она ни сказала, он сочтет это ревностью. Ричард проводил большую часть времени с Джинни, и если не разделял с ней ложе, то лишь потому, что беспокоился за ее здоровье. Как и всегда, он сидел с ней до тех пор, пока она не засыпала.
        Джинни не спрашивала, часто ли он посещает свою вторую жену и когда он это делает. Лучше не думать об этом, а сосредоточиться на будущем ребенке.
        Дни проходили за днями, недели за неделями, но время уже не имело для Джинни никакого значения, только ребенок рос в ее лоне. Джинни оставалось лишь молиться и надеяться на скорое и благополучное разрешение от бремени.
        - На этот раз все пройдет безболезненно, - уверял ее Ричард, - обещаю тебе это, дорогая. Когда придет время, я буду рядом с тобой. Я проведу тебя через это так, что ты не почувствуешь страданий, ты уже достаточно натерпелась за последнее время. Ты все еще доверяешь мне?
        - Да, - прошептала Джинни.
        Он наклонился и нежно поцеловал ее.
        - Как же я хочу тебя! Это ожидание почти невыносимо. Никогда не сомневайся в том, что я люблю тебя.
        Как раз в это время Джинни получила письмо от тетушки Селины, и оно приободрило ее. Теперь Джинни знала, что в том, другом мире о ней известно все.
        Дети были здоровы, скучали о ней и с нетерпением ждали ее возвращения.
        Чувствуя невыносимую ностальгию, Джинни решила пойти в сад и присоединиться к Гульбегар, тем более что Ричард, прочитав ей письмо от тетки, снова ушел. Джинни поднялась. Она уже хорошо знала дорогу в сад и, пройдя через выложенный мраморными плитами двор, миновала бассейн и широкую, обвитую виноградом арку.
        Незачем звать Фатиму - она не инвалид и не нуждается в поводыре. Джинни почему-то вспомнила о Стиве. Стив теперь может жениться на ком угодно. А если его женой станет ди Паоли?

«Это меня не касается. Он не имеет ко мне никакого отношения, и у меня теперь своя жизнь!» - сказала себе Джинни, прислушиваясь к звуку своих шагов.
        Как она и предполагала, Гульбегар сидела в саду, лакомясь своими любимыми пирожными и запивая их хошабом - фруктовым напитком из персиков.
        При появлении Джинни послышались тихие голоса и шелест одежд, затем раздался звонкий голос Гульбегар:
        - А почему ты без прислуги? Ты же могла упасть в бассейн и опечалить этим нашего господина. Навсад, помоги сесть жене моего мужа, да, именно сюда, на подушки. - И сразу же весело спросила: - Хочешь пирожных? Они очень вкусные. Или выпей лучше айрана - он очень полезен в твоем положении. Я тоже начала его пить, поскольку…
        Джинни вдруг поразили последние слова Гульбегар.
        - Ты что - тоже беременна? - спросила она.
        - Да, и молю Аллаха, чтобы он подарил сына моему господину, а потом еще многих сыновей. - Помолчав, Гульбегар поинтересовалась: - А правда, что ты уже была замужем и у тебя есть дети?
        - Да, у меня двое близнецов. Ричард хочет признать их своими детьми… - ответила Джинни, сожалея, что не видит лица Гульбегар.
        Сказав это, она вздернула подбородок, допила айран и прислушалась к музыке, пытаясь угадать смысл протяжной, заунывной песни.
        - Это любовная песня, - снисходительно пояснила Гульбегар.
        Откуда-то издалека послышались выстрелы и крики, и Джинни вздрогнула. Оказалось, что султан развлекается военными маневрами. Наконец Джинни решила, что можно удалиться.
        Джинни добралась до своей комнаты и уже было хотела позвать Фатиму, как вдруг почувствовала схватки. Она вцепилась в край постели, но, не удержавшись, упала.
        Наверное, она закричала, потому что откуда-то появились люди, кто-то поднял ее и что-то ей говорил, но она уже ничего не понимала, крича что было сил, чувствуя нестерпимую боль и думая: «Ведь еще не время, этого не может быть». Потом она потеряла сознание.
        Но и тогда боль не оставляла ее. Очнувшись, она почувствовала, что ей не хватает воздуха. Вдруг она увидела склонившееся над ней лицо Стива и не сразу поняла, что это не Стив, а Ричард. Потом с изумлением осознала, что она снова видит!
        Ричард все успокаивал Джинни, облегчая острую боль, которая терзала ее.
        - Нет, нет, нет! - кричала она не своим голосом.
        - Держись за меня, детка. Возьми меня за руку. Держись, дорогая, держись. Сейчас тебе станет легче, и ты заснешь - не умрешь, а только заснешь, понимаешь? Слушай меня, только меня…
        Открыв глаза, она увидела солнечный свет, яркие шелковые портьеры, небесно-голубой потолок и пол, выложенный изразцами.
        Она все видит, о Боже, она снова видит!
        Ричард оказался красив, хотя лицо его было изрыто оспой. Его голубые глаза, черные волосы и очертания губ напомнили ей Стива. Но Стива она никогда не видела таким озабоченным.
        - Джинни! О, моя любимая, не закрывай глаза! Ты вернулась ко мне и теперь с каждым днем будешь набираться сил. Теперь все будет хорошо, слышишь?
        - А что со мной было? Почему у меня такая слабость? Все, что я помню, - это боль…
        Его лицо исказилось, и он поспешно отвел глаза.
        - Мне не хотелось бы отвечать тебе на этот вопрос, но я не могу лгать. У тебя был выкидыш. Не знаю, из-за чего, - возможно, ты что-нибудь съела или выпила, но главное, ты жива и со мной. - Он схватил ее за руки. - Теперь я буду приходить к тебе гораздо чаще, обещаю, и заботиться о тебе.
        Но почему о ней нужно заботиться? Как только она окрепнет… Но тут ее охватила такая сонливость, что она закрыла глаза. Очнувшись, Джинни подумала: «Ко мне вернулось зрение, но я потеряла ребенка. Почему?»
        Когда Ричард снова пришел к ней, Джинни спросила:
        - Меня отравили, да? Кто-то хотел убить меня или желал, чтобы я выкинула?
        - Нет, у тебя был нервный срыв, - неуверенно ответил он, не глядя ей в глаза. Ричард выглядел измученным и усталым. Увидев седые пряди в темных волосах, Джинни хотела коснуться их рукой и успокоить его, ведь он так заботился о ней.
        - Ричард…
        Он снова отвел глаза.
        - Завтра придет генерал Игнатьев. Он хочет поговорить с тобой.
        - А ему разрешат увидеть меня?
        - Да, но тебе придется надеть чадру. Мне очень жаль, дорогая, но теперь ты наверняка понимаешь…
        - Я не понимаю того, чего не могу принять. Ни чадры, ни заточения… Для Гульбегар это естественно, поскольку она родилась здесь. И она пыталась убить меня, желая, чтобы ее ребенок родился первым. В гаремах часты подобные случаи. Что ты думаешь об этом, Ричард?
        Джинни увидела, как он вздрогнул. Если бы он обнял ее, пообещал вырвать отсюда, если бы хоть что-нибудь сказал! Но Ричард лишь смотрел на нее так, словно она его смертельно ранила.
        Наконец он сжал пальцами виски, и весь его вид выражал отчаяние. Джинни вдруг поняла: он не вел бы себя так, знай, что она прозрела. Но почему она до сих пор не сказала ему об этом?
        Признание уже вертелось у нее на языке, когда он поднял голову и мертвенно-тихим голосом проговорил:
        - Что я думаю об этом? Я бы хотел увидеть тебя здоровой, прежде чем сказать тебе это, но теперь нет времени ждать. Я должен развестись с тобой, Джинни. По законам ислама, для этого нужно три раза сказать: «Я развожусь с тобой». Завтра в присутствии имама я произнесу эти слова, и ты сможешь уехать отсюда. Игнатьев знает все и обещал помочь тебе благополучно добраться до Санкт-Петербурга.



        Глава 38

        Генерал Игнатьев оказался высоким худощавым мужчиной с большими усами. Он задавал вопросы так бегло и небрежно, что беседа с ним стала для Джинни одним из самых унизительных испытаний. Знает ли она царя? Была ли она при дворе? Кто ее крестный отец? А, она была замужем за русским и знает личного врача его императорского величества… прекрасно. Ей казалось, что он не верит ни единому ее слову. Кажется, его заинтересовали лишь ее слова о том, что она не желает ехать в Санкт-Петербург.
        Генерал взглянул на нее так, словно она была мухой или каким-то другим насекомым.
        - Как я понял, вам покровительствует сам император. Поэтому я сделал приготовления к вашему отъезду. Если Петербург покажется вам слишком мрачным, вы сможете отправиться в другие города. - От его холодного взгляда она онемела. - Вы можете остаться и здесь, если вас устраивает этот образ жизни. Я слышал, что принц Абдул Хамид проявил интерес…
        Джинни не видела Ричарда с тех пор, как тот сообщил ей о разводе. Теперь она желала только вырваться из этих проклятых стен, пусть даже с помощью этого надменного генерала.
        Генерал Игнатьев отправил Джинни в сопровождении военного эскорта.
        Джинни покинула дворец закутанная в чадру и через садовые ворота прошла к небольшому причалу. Там она села в шлюпку и увидела голубые воды Босфора.
        За все это время Джинни не сказала ни слова, стараясь не обращать внимания на дородного русского офицера, сидевшего напротив нее. На его великолепном мундире сверкали регалии, лицо было хмурым и угрюмым, и Джинни поняла, что он крайне недоволен предстоящим путешествием.
        Через тонкую чадру Джинни внимательно все рассматривала - лишь бы уберечь себя от мучительных воспоминаний. Она оставляла позади часть своей жизни, и ей предстояло готовиться к будущему. Джинни вновь подумала о Ричарде, который, конечно, заставил ее уехать, потому что боялся за ее жизнь. Когда он говорил о разводе, его лицо выражало такую муку, что она не возразила и не задала ему ни одного вопроса. Джинни ощущала полную опустошенность. Теперь, обретя независимость, она ни за что не позволит себе ни к кому привязаться! Даже забота Ричарда подавляла ее. Он оберегал ее как ребенка, а потому и она вела себя как ребенок. Хватит! Русский первым нарушил молчание:
        - Вон там - Золотой Рог, а там - Константинополь, который турки называют Стамбулом.
        Джинни лишь молча наклонила голову, не желая вступать с ним в разговор.
        Они двигались к Константинополю.
        Джинни бросила взгляд на дворец с его высокими греческими колоннами, сверкающими на солнце. Она никогда не увидит его снова.
        Джинни подумала, что полковник смущен ее затянувшимся молчанием. Прекрасно! Если он чувствует себя неловко в ее присутствии, его легче будет убедить, что ее незачем везти в Санкт-Петербург. К чему ей Санкт-Петербург, когда все, что ей дорого, осталось во Франции?
        - Вот так-то, - пробормотал полковник, явно не зная, что сказать. Джинни задумчиво посмотрела на него. Должно быть, он из тех, у кого здоровый крестьянский аппетит. Такие мужчины любят крепких крестьянских женщин.
        Он был немного выше ее ростом, мускулист и широкоплеч. Темно-каштановые вьющиеся волосы чуть серебрились на висках, а из-под пышных усов был виден большой полный рот. На вид ему казалось не больше сорока - сорока пяти лет, впрочем, это не имело значения, ибо Джинни не намеревалась провести в его обществе слишком много времени.
        Полковник проводил Джинни в свой дом, сообщив ей, что поживет в посольстве, пока все не приготовят к отъезду. Если ей что-нибудь понадобится, пусть тут же сообщит. Джинни вновь наклонила голову, и полковник удалился.
        - Она не сказала мне ни одного слова! - воскликнул полковник Шевченко, стоя навытяжку перед генералом. - Я вел себя любезно, показал ей Стамбул, предоставил в ее распоряжение свой дом. И что же? Она не промолвила ни единого слова! Может, она глухонемая?
        - Чушь! - нетерпеливо возразил генерал Игнатьев. Он внимательно читал разложенные перед ним документы, все больше хмурясь. Волнения в Болгарии усиливались, и он пока не представлял себе, чем это кончится. Ему удалось узнать, что турецкие войска уже направлены в эту провинцию, как и отряд черкесов, надеявшихся там чем-нибудь поживиться. Последствия могли быть самыми неблагоприятными, но есть ли выход из сложившегося положения? И в такое время он вынужден заниматься какой-то женщиной!
        Генерал взглянул на полковника. О чем он только что говорил? Впрочем, не важно, сейчас он ждет дальнейших указаний.
        - Весьма вероятно, что эта дама - внебрачная дочь его императорского величества. Она посещала Россию несколько лет назад и произвела на государя хорошее впечатление. Она была замужем за князем Саркановым, одним из моих предшественников в Турции. Вам понятно, насколько деликатна ваша миссия?
        Полковник Шевченко вполне осознал ответственность возложенного на него поручения. Он должен сопровождать в Петербург даму, русскую княгиню, родившуюся в Америке и имевшую поместье в России. Успешно выполнив это поручение, он, разумеется, может рассчитывать на дальнейшее продвижение по службе.
        - И, - добавил генерал, - эта дама очень красива. А этот английский лорд, принявший мусульманство, был ее мужем. Он обратился ко мне потому, что я пользуюсь доверием султана. Лорд весьма озабочен тем, чтобы она благополучно добралась домой. - Генерал не упомянул о том, что леди, по-видимому, совсем не желала ехать в Россию. Пусть полковник узнает об этом сам. «А что касается меня, - подумал генерал Игнатьев, - то я умываю руки».
        Через несколько часов после этого разговора, сменив мундир и старательно расчесав усы, полковник Шевченко явился в собственный дом, желая убедиться в том, что его гостья ни в чем не испытывает нужды. Перед этим он выпил с приятелями много водки и теперь размышлял о том, что сообщил ему генерал Игнатьев.
        Когда слуга объявил о его приходе, полковник уже стоял на пороге комнаты. Он всегда гордился своим самообладанием, но теперь онемел от изумления. Вместо закутанной в чадру турчанки он увидел перед собой очаровательную молодую женщину, одетую по последней европейской моде и элегантно причесанную. На него холодно смотрели необычайные зеленые глаза, а губы…
        Заметив эти губы, полковник покраснел и смущенно поклонился.
        - Я пришел осведомиться… не нужно ли вам чего-нибудь?
        - Очень любезно с вашей стороны. Вообще говоря…
        Вообще говоря, ей нужно было многое. Прежде всего - бумага, перо и чернила, затем шампанское…
        - Шампанское?
        - Его здесь трудно достать? В гареме, знаете ли, не пьют, а я просто умираю от желания выпить глоток шампанского. Кроме того, я бы хотела нанести визит в американское посольство. Я все-таки гражданка этой страны.
        Ей не слишком нравилось, что он таращился на нее своими покрасневшими глазами.
        - Мы отплываем в Санкт-Петербург завтра, так что вряд ли удастся найти время…
        - Полковник… - Теперь она смотрела прямо на него, вызывающе вздернув подбородок. - Я не хочу отправляться в Санкт-Петербург. Я напишу письмо его императорскому величеству, и вы можете сами доставить его, тем самым освободив и себя, и генерала Игнатьева от всякой ответственности за меня. Но вы должны понять, что у меня во Франции двое детей и мне очень хочется поскорее увидеть их.
        - Мадам, я получил приказ доставить вас в Санкт-Петербург!
        - Вы сможете доставить меня туда лишь в качестве пленницы - и весьма непокорной пленницы, смею вас уверить! Что вы тогда сделаете? - презрительно спросила она, наблюдая за ним. - Закуете меня в кандалы? Но я княгиня Романова и не совершила никакого преступления!
        - Конечно, нет. И тем не менее вам придется отправиться в Петербург. Приказ…
        - Полковник Шевченко, я не состою на службе в русской армии и отказываюсь подчиняться приказу! Можете передать это генералу Игнатьеву. А если вы боитесь, я сама могу сказать ему об этом.
        Он уставился на нее так, словно не верил своим ушам. Она не желала повиноваться ему! Более того, отказывалась подчиняться распоряжениям генерала! Но он не так глуп, чтобы не справиться с этой властной дамой.
        Полковник шагнул к ней и твердо сказал:
        - Генерал Игнатьев поручил мне доставить вас ко двору его императорского величества, и я это сделаю, угодно вам это или нет. Так что, боюсь, это путешествие для вас неизбежно!
        Внимательно следя за ним, Джинни заметила, как на виске полковника запульсировала жилка, а глаза сердито блеснули. Сейчас он походил на большого разъяренного медведя. Возможно, ей следует применить другую тактику?
        Джинни вздохнула, склонила голову и, понизив голос, жалобно проговорила:
        - И как только вы можете разлучать детей с матерью? Позвольте мне хотя бы взять их с собой в Россию! Пожалуйста, ведь вам не запрещено отправиться в Санкт-Петербург окольным путем?
        Он явно удивился и, чуть поколебавшись, ответил:
        - Думаю… мне следует поговорить об этом с генералом. Но так или иначе, нам предстоит отплыть на корабле в Севастополь - и это произойдет завтра.



        Глава 39

        Полковник ушел повидаться с генералом. Оставшись одна, Джинни принялась осматривать дом. Хотя уже наступила ночь, она и не пыталась заснуть. Джинни казалось, что она многие месяцы отдыхала, окруженная заботой и любовью. Да, Ричард любил ее, и она любила его. Ей нравилось, что он опекал ее. Однако Ричард так избаловал и изнежил ее, что теперь ей было трудно решать все самой.

«Я, должно быть, очень эгоистична, - подумала она, - иначе как бы я могла так быстро забыть Ричарда?» Она по-настоящему страдала, лишь потеряв ребенка, а теперь… Теперь она словно утратила способность чувствовать. Но Джинни уже поняла, что чувства причиняют только боль.
        Отыскав бутылку водки, Джинни наполнила бокал. Залпом проглотив водку, она задохнулась.
        Когда-то забвение ей приносил опиум, однако, оказывается, и водка обладает таким же действием. Заперев дверь, Джинни села на диван, поставив бутылку поближе к себе. По ее телу разливалась приятная теплота, а ведь несколько минут назад она дрожала от холода.
        - Навсегда свободна! - воскликнула она, вспомнив арию из «Травиаты». Нет больше никаких оков, и ничто ее не связывает. - Ричард! - Джинни вдруг пожалела, что потеряла его. С ним всегда было так уютно, он умел успокаивать ее. - Ричард… Ричард! - Джинни произносила его имя вслух, чтобы не называть другого.
        Издали он удивительно похож на Стива. Как это возможно, чтобы два человека так любили и ненавидели друг друга? Впрочем, она никогда не смогла бы ненавидеть Ричарда. У Джинни разболелась голова, но не от мыслей, а от водки… Следовало бы настойчивее попросить шампанского. Почему этот глупый русский полковник… В висках стучало.
        - О Боже! - простонала Джинни. Внезапно дверь в ее комнату распахнулась. Увидев полковника с ящиком шампанского, она рассмеялась: - Вас-то я и ждала! Едва я подумала о вас - и вот вы здесь, да еще и с шампанским. Это очень кстати! Только… я уже немного перебрала вашей водки.
        - О, неужели? А слуги решили, что вы хотите покончить с собой. Ну и как вам водка? Не правда ли, много лучше, чем жалкие французские вина? Похоже, вы более русская, чем себя считаете. - Он поставил ящик на стол.
        - Я не люблю русских! - нахмурилась Джинни. - Я была замужем за одним русским, и с меня довольно. - Потом удивленно спросила: - А что вы здесь делаете?
        - Я подумал, что вам будет приятно услышать хорошие новости. Точнее сказать, они отчасти хорошие. - Он сел на диван рядом с Джинни, усмехнулся и расстегнул мундир. - Хотите услышать их? Но, может, сначала выпьем водки? Или хотите шампанского?
        - Да, шампанского, - отозвалась Джинни.
        Он подошел к ящику и ловко извлек из него бутылку.
        - Шампанское! - провозгласил он и захохотал. - Я знаю способ открыть его быстро и легко. - И выбил пробку.
        Сделав это, он приблизился к Джинни и наполнил ее бокал.
        - Выпейте глоток, и почувствуете себя намного лучше, - предложил он. - Хорошо, что я вернулся сюда и не забыл исполнить ваше желание. Просто удивительно, что такая красивая женщина закрывалась этой гнусной чадрой! Такой, как вы…
        - Вы ничего обо мне не знаете! - Джинни сделала еще глоток, наслаждаясь почти забытым вкусом шампанского.
        - О вас, конечно, нет, но я знаю других женщин. Иначе зачем бы, по-вашему, мне приходить сюда? Поцелуйте меня!
        Не успела она опомниться, как он схватил ее за талию, прижал к себе и попытался поцеловать.
        - Прекратите! - проговорила Джинни, но он закрыл ей рот поцелуем, до боли сжимая груди. Это тоже было своего рода забвением… забвением, родившимся из чувственности! И он прав - именно такой большой, волосатый и грубый мужчина сейчас ей и нужен.
        - Какие очаровательные маленькие груди - и какой совершенной формы! Посмотри, каждая из них умещается в моей ладони. Вот такие груди я и люблю больше всего.
        Он быстро расстегивал крючки платья. Джинни не останавливала его, понимая, что уже поздно, да и не желая останавливать.
        Он был лишь грубым животным, но его откровенная примитивность и непосредственность находили в ней отклик, и Джинни позволила ему делать с собой все, что он хотел.

«Я родилась шлюхой!» - подумала она.
        Открыв глаза, Джинни не поняла, что сейчас: день или вечер? Плотные ставни были закрыты, а в комнате пахло шампанским.
        - А, ты уже проснулась? Мне еще никогда и ни с кем не было так хорошо, как с тобой! А ведь иногда я имел по нескольку женщин в день. Это тебя не слишком смущает?
        - Я хочу принять ванну, - сказала Джинни.
        - Я уже приказал служанке все для тебя приготовить. Надеюсь, ты не возражаешь, если я к тебе присоединюсь?
        Джинни не верилось, что она позволила ему говорить с ней так фамильярно. Она, должно быть, совсем спятила этой ночью! Но, уж поскольку он здесь, стоит еще раз попросить его, чтобы он не тащил ее в Россию.
        Но он сам начал разговор, рассказав то, о чем не успел поведать ночью.
        - Я принес тебе шампанское, надеясь, что ты захочешь отпраздновать одно событие. Все зависит от того, как ты относишься к туркам.
        - О чем ты?
        - В Болгарии произошло восстание, оно началось в окрестностях небольшого горного городка. Сам я ничего не слышал, но генерал уверяет, что уже весь мир знает об этом. Турки сумели подавить его довольно быстро и, как всегда, очень жестоко. Однако на этот раз там оказался корреспондент какой-то газеты, который все видел, в том числе и сожжение церкви, где укрывались женщины и дети! Вероятно, теперь начнется кровопролитная война.
        - Значит, я могу не ехать в Россию?
        - До чего же ты сообразительная! Да, из-за угрозы войны. Генерал узнал об этом лишь прошлой ночью, а после того, что я рассказал ему о тебе, смягчился. Я прослежу лишь за тем, чтобы ты благополучно добралась до Франции на первом же корабле. Ну как, теперь ты себя лучше чувствуешь?
        Корабль, следовавший во Францию, нашли через три дня, и все это время Джинни чувствовала себя игрушкой в руках полковника, ненасытного и неутомимого. За эти дни они выпили целый ящик шампанского и несколько бутылок водки, и он без конца занимался с Джинни любовью.
        Когда он, наконец, доставил ее на английский корабль, измученная Джинни чувствовала себя больной.
        Прощаясь с ней, полковник был так же вежлив и корректен, как и во время их первой встречи.

«Я еще пожалею о нем по дороге», - подумала Джинни, спускаясь в каюту.
        Джинни разделась и легла в постель, ощущая мягкое покачивание корабля. Как же она устала! И сколько путешествий у нее еще впереди?



        Глава 40

        Франция была окутана легким весенним туманом. Джинни глубоко и облегченно вздохнула. Она уже телеграфировала о своем прибытии и теперь любовалась холодным серым утром, которое действовало на нее как бальзам после ярких средиземноморских красок.
        Слыша знакомую речь, она в радостном возбуждении села в купе вагона. Когда-то она считала своим домом Мексику, но теперь этот отрезок жизни уже позади. Где ее дом сейчас? «Я решу это, когда вернусь в замок и увижу детей», - сказала себе Джинни. Ожидание предстоящей встречи томило и страшило Джинни. Близнецы могут и не узнать ее, ведь они еще маленькие. Но теперь она посвятит все свое время им, а затем…
        - Наконец-то! - оживленно воскликнул Пьер, целуя ее. - Я присмотрю за твоим багажом…
        Джинни уже была в объятиях тетушки Селины, чувствуя прикосновение ее залитых слезами щек. Тетушка Селина всегда плакала!
        - Где Ричард? Мы все были так озадачены…
        - Я обо всем расскажу позднее, теперь уже не о чем беспокоиться. Разве вы не видите, как хорошо я выгляжу?
        - Поговорим в экипаже, - сказал Пьер.
        Только сейчас Джинни удивилась: почему Пьер так спешит?
        - Как поживают…
        - О, в этом-то все и дело! Джинни, ты помнишь Джозефа? Садись рядом с мама.
        Вздохнув, она опустилась на бархатные подушки.
        - О, как хорошо снова оказаться дома! Мы остановимся в Париже или сразу отправимся в замок? Мне не терпится поскорее увидеть детей, ведь они, должно быть, так выросли!
        - Да, да… конечно, - растерянно ответила Селина, избегая ее взгляда.
        - С малышами все в порядке? Последний раз ты писала мне о них, но с тех пор прошло несколько месяцев.
        - Но что случилось, моя дорогая? - Глаза Селины все еще были полны слез; наклонившись вперед, она взяла Джинни за руки.
        - А что обычно случается? Ричард был предан мне, но жизнь в гареме все равно, что заточение. Через некоторое время Ричард решил, что лучше избавить меня от всего этого. Он не мог вырваться сам, поскольку стал фаворитом султана, а это означает… - Джинни поняла, что ее смятение не укрылось от внимания тетушки, и почувствовала облегчение, когда Пьер присоединился к ним и захлопнул дверцу экипажа.
        - Ну вот мы и вместе! - с наигранной бодростью воскликнул он.
        Джинни с подозрением взглянула на него:
        - Что все это значит, Пьер? Ты же никогда не умел ничего скрывать от меня. Тетушка, в чем дело? - Она перевела взгляд с кузена на тетку и, побледнев, прошептала: - Это не связано с… детьми? С ними ничего не случилось? Скажите же мне хоть что-нибудь, ради Бога!
        - С твоими детьми все в порядке. Ты, как и всякая, мать, сразу воображаешь что-то скверное, - заметил Пьер.
        - Но ведь что-то случилось! Почему вы не говорите мне, в чем дело? Где мои дети?
        Селина нервно теребила кружевной платок, по-прежнему уклоняясь от взглядов племянницы. Пьер вздохнул и вытянул ноги.
        - Вообще-то Джинни, дети сейчас в Англии. Но тебе незачем беспокоиться, о них очень хорошо заботятся.
        - В Англии? - переспросила она дрогнувшим голосом. - В Англии? Но… но что они там делают? И как там оказались?..
        Тетушка Седина всхлипнула:
        - Мы не могли остановить его, Джинни! В конце концов, он их отец… и получил разрешение суда…
        Пьер прервал ее:
        - Джинни, то, что мы с мама пытаемся тебе сообщить, состоит в следующем: твои дети находятся теперь у отца. Стив Морган… - он произнес это имя осторожно, внимательно следя за выражением ее лица, - очень сильный человек. Однако, можешь мне поверить, я остановил бы его, не позаботься он заранее обо всех необходимых документах. Вот этого мы от него никак не ожидали!
        - Нам не удалось уберечь от него детей, дорогая, хотя я и пыталась серьезно поговорить с ним и убедить его не забирать их.
        Известие ошеломило Джинни.
        - Я узнаю его подлые и бесчестные выходки! Ведь это же мои, мои дети! Я выносила их и родила, а он никогда даже не видел их! И вот теперь - о! Какой же он мерзавец! Но это не сойдет ему с рук! Я отберу у него детей, слышите? Он спросил обо мне?
        - Он… кажется, знал об этом, - осторожно ответил Пьер. - Он сказал о тебе только одно: «Надеюсь, она будет счастлива». Его нелегко понять, Джинни, да ты и сама это знаешь. Он…
        - О да! - процедила она. - О да, я отлично это знаю!
        Джинни казалось, что ее поразила молния. Значит, отняв детей, он решил расквитаться с ней за все!
        Теперь она готова была убить его. Возможно, она так и сделает, едва настигнет его! Но сейчас она лишь разрыдалась от ярости.
        - Я хочу… все знать, - всхлипывая проговорила Джинни, - все! Как он взял детей, что собирался делать с ними, короче, все!
        Успокаивая ее и утешая, они рассказали ей обо всем.
        Оказывается, Стив прибыл совершенно неожиданно, и не один, а с друзьями. Одной из них оказалась американка, очень красивая женщина.
        - Но между ними ничего нет, я уверен, поскольку ее сопровождала весьма грозная мать.
        - Как это похоже на Стива! - воскликнула Джинни. - А не было ли среди его друзей… оперной певицы?
        Пьер вспыхнул:
        - Ну, я не спрашивал об этом. Но мне вообще-то говорили, что они встречались в Париже. По-моему, она тоже уехала в Англию несколько дней назад.
        - И прелестная малышка Консепсьон тоже там? Я уверена, что у него целый гарем! - гневно заметила Джинни. Они уже приехали в замок, и теперь Джинни металась по комнате, бросая на кузена негодующие взгляды. - Но ты, Пьер, ведь ты же юрист! И позволил ему похитить моих детей, пальцем не пошевелив, чтобы помешать этому негодяю!
        - Джинни, я уже говорил тебе, что все было абсолютно законно! Ведь они и его дети… - Перехватив ее взгляд, он поднял руки. - Ну ладно, я обещаю тебе сделать все, что в моих силах. На Мишеля ты тоже можешь рассчитывать, если сама его об этом попросишь. Он до сих пор питает к тебе самые нежные чувства. Но что ты сама собираешься предпринять, Джинетта? Надеюсь, ты не решишься на безрассудство…
        - Почему, - вдруг мягко спросила Джинни, - ты считаешь меня способной на безрассудные поступки? Я хочу только поехать в Англию и повидать детей! Ты должен признать, что я имею на это право. А что касается Стива Моргана, он уже мне не муж…
        - Джинни, опомнись! Вы еще не развелись…
        - А что, он не дает мне развода?
        Пьер покачал головой:
        - Напротив, он обещал сделать все возможное, чтобы ты получила развод как можно скорее. Полагаю, и сам он когда-нибудь захочет жениться. И еще он сказал… что детям нужна мать.
        Над его головой пролетела дорогая ваза и разбилась о стену. Пьер вздрогнул - черт возьми! Какой темперамент! Как изменилась его маленькая кузина!
        Вскоре Джинни вновь покинула Францию в сопровождении Пьера и нового поклонника, богатого швейцарского банкира Фредерика Метца.
        Метц был счастлив, что его видят в обществе Джинни, и ничего больше от нее не требовал, поскольку предпочитал мальчиков. Он был молод и красив, и это, как полагала Джинни, не могло не произвести впечатления на Стива. Значит, начнется решительная битва - не на жизнь, а на смерть!
        - Итак, мы отправляемся в Лондон? - спросил Фредерик. Он явно наслаждался, этим приключением. Его отец скончался, оставив ему все состояние, поэтому жизнь открывала перед ним необозримые горизонты, Франция была лишь первой остановкой на предстоящем ему пути. Ну а теперь он направлялся в Лондон, да еще в обществе такой красавицы - предмета зависти всех мужчин. Да, он был вполне доволен собой!
        Они остановились в одном из домов, принадлежавших лорду Дэлби, близкому другу принца Уэльского. Сам Дэлби собирался отправиться в Индию охотиться на тигров, поскольку прекрасная Джинетта осталась глуха к его мольбам.
        - Я еще подумаю об этом, когда вы вернетесь, - улыбаясь, пообещала она, и безутешный лорд уехал, предоставив дом в ее полное распоряжение.
        - Теперь, когда мы здесь, я надеюсь, ты не совершишь ничего, что повредило бы твоей репутации! - твердо заявил Пьер. - Не хочу поучать тебя, дорогая, но англичане вовсе не так терпимы, как французы; вот потому они и бегут во Францию в поисках развлечений! Но если ты намерена получить детей, будь очень осторожна и не обращай против себя общественного мнения, даже если оно тебя совсем не заботит!
        Джинни задумчиво посмотрела на него.
        - Я знаю и… обещаю тебе, что постараюсь вести себя благоразумно. - Она вздохнула с облегчением, заметив входящую горничную. - Мне нужно сделать множество покупок, так что, возможно, я немного задержусь. Ты помнишь, что мы собираемся вечером в театр?



        Глава 41

        Первая неделя в Лондоне прошла довольно спокойно. Выходя из дома, Джинни всегда говорила Пьеру, что идет за покупками. Он же обещал ей выяснить, где находятся Стив Морган и дети. Однако теперь Пьер был обеспокоен. Джинни явно что-то задумала, ибо спокойно восприняла известие о том, что близнецы и Стив остановились в загородном доме виконта Марвуда и его прекрасной жены-испанки.
        - О, так он остановился у Консепсьон?
        Так же спокойно отнеслась она и к тому, что премьера Франчески ди Паоли, исполнявшей главную партию в опере «Кармен», состоится уже на этой неделе. Она лишь небрежно заметила:
        - В самом деле? Нам нужно обязательно поехать в театр!
        Крайне раздражительная во Франции, Джинни здесь почти успокоилась и стала подозрительно послушной. Пьер всей душой надеялся, что это не затишье перед бурей.
        Когда Метц явился к ним и, не застав Джинни, выразил разочарование, Пьер заметил:
        - В полдень ее никогда не бывает дома! Вообще-то у меня есть для нее одно сообщение, поэтому мы можем попытаться найти ее. У вас нет предположений о том, где она?
        Фредерик пожал плечами:
        - Возможно, она позирует художнику Альма Тадема, он пишет ее портрет. Говорят, он довольно знаменит.
        Дом сэра Лоуренса Альма Тадема на Гровэнд-роуд стал любимым убежищем Джинни. Она подружилась с женой и дочерьми художника. Однако Джинни не хотела говорить Пьеру, что позирует полуобнаженной для картины «Пленница султана». Конечно, она сидела перед художником, опустив голову, и лицо ее было в тени, но знакомые, несомненно, заметят портретное сходство. Только сегодня, закончив работу, художник признался Джинни, что принц Уэльский выразил желание приобрести этот портрет.
        - Разумеется, после выставки. Признаюсь, мне доставило огромное удовольствие работать с вами. К тому же мне помогли ваши рассказы о нравах гарема, о да, очень помогли! Вы же знаете, как важны для меня детали.
        Джинни тоже нравилось позировать. Она привыкла к необычайно тонкому газу сорочки, через который соблазнительно просвечивали соски, к тонким шальварам, привезенным ею из Турции и перетянутым поясом из золотых звеньев. «Мавританских евнухов», окружавших ее, художник собирался дорисовать позднее.

«Надеюсь, что это приведет Стива в ярость!» - подумала Джинни, не желая, впрочем, портить этот день размышлениями о нем. Сейчас ее занимало другое. Пришли вести из Болгарии. Опубликованные в газетах факты о восстании оказались более ужасающими, чем то, о чем говорил ей русский полковник. «Таймс» сегодня сообщал, что султан Абдул Азиз был свергнут с престола своим племянником Мурадом, занявшим его место. О, ее доброжелатели страстно желали прочитать Джинни вслух все подробности этого дела, зная, что она долго жила в Турции.

«Ричард, - подумала Джинни, - не окажется ли он пешкой в дворцовой игре?» Тревога не покидала ее. Как он теперь поступит? Оставит Гульбегар и вернется к ней? Или его остановит ответственность перед женщиной, которая вынашивает его ребенка?
        Джинни глубоко вздохнула, пытаясь осмыслить все это. Месяцы, проведенные с Ричардом, теперь казались ей полузабытым сном! Его голос вывел ее из мрака и отчаяния; его нежные руки доставляли ей физическое утешение; он ограждал ее от всех бед, но все же не сумел защитить. Но она была за все ему благодарна. Джинни вдруг вспомнила слова, сказанные когда-то Мишелем Реми:
        - Благодарность! Я не хочу твоей благодарности!.. - Мишель хотел ее любви, но она не могла дать ему ее, ибо была влюблена в «призрак».

«Я даже не знала, что такое любовь, - мрачно подумала Джинни, - возможно, не знаю до сих пор и никогда не узнаю. Это только иллюзия или оружие, применяемое людьми, чтобы причинять боль друг другу».
        - У меня для тебя сюрприз! - воскликнул Пьер, когда Джинни вернулась домой. - Надеюсь, ты не возражаешь, что я пригласил с нами в театр двух друзей и заказал столик в ресторане, чтобы поужинать после спектакля. Фредерик уже был здесь и сказал, что зайдет ровно в семь. Так что у тебя есть полтора часа, чтобы заняться туалетом. Ты успеешь?
        - Конечно. Но кого ты пригласил? Я знаю их? - Она не расслышала ответ, но не стала переспрашивать. Джинни вполне доверяла Пьеру в выборе друзей, к тому же она скоро их увидит.
        Пьер явно торопился. Джинни едва успела спуститься вниз и выслушать комплименты Метца, как ее кузен взглянул на часы и объявил, что экипаж уже ждет и они должны выехать немедленно.
        Садясь в экипаж, Джинни спросила:
        - Пьер, что все это значит? И кто те люди, на встречу с которыми ты так спешишь?
        - Мои друзья, американки, мать и дочь. Хотя мать - урожденная француженка, родственница маркиза де Мора.
        Это были Франсуаза и Лорна Прендергаст, которых Стив сопровождал в Европу. Лорна Прендергаст оказалась на редкость красивой девушкой.
        Как Пьер мог так поступить, даже не предупредив ее? Спасибо, что не пригласил Стива провести этот вечер с ними! Джинни очень волновалась, хотя и старалась это скрывать. Она была весьма любезна с дамами, которые с любопытством оглядывали ее. Что им наговорил Пьер? На их ложу обратилось множество глаз.
        - Интересно, кто они? Боже, не так часто удается увидеть вместе двух таких ослепительных красавиц!
        - Не та ли это богатая американская наследница? Я слышал, что Марлоу совершенно ею очарован…
        - Говорят, что она обручена с одним американцем. Они были в Аскоте…
        Во время первого антракта Лорна Прендергаст обратилась к Джинни:
        - Не возражаете, если я задам вам один откровенный вопрос? Вы все еще замужем за мистером Морганом? Я слышала, во Франции развод оформляется проще, чем где-либо еще, но…
        - Признаюсь, я сама хотела бы узнать, когда состоится наш развод. Но почему это вас интересует?
        Лорна улыбнулась:
        - Мистер Морган так привлекателен! Думаю, найдется немало женщин, готовых выйти за него замуж, как только он станет свободным.
        - О да, многие женщины считают Стива весьма привлекательным. И он не слишком многих отвергает. Меня утомила бесконечная череда его любовниц. Кстати, вы уже познакомились с Консепсьон?
        Джинни с удовольствием заметила, как вспыхнула Лорна, но потом пожалела о своих словах. Проклятый Стив! Он ответит ей за все!
        Стив Морган только что вернулся в Лондон из доков Саутгемптона, а перед этим совершил одно утомительное путешествие, которое долго откладывал. Он был голоден и раздражен. Ему совсем не хотелось садиться за письмо деду, хотя он и понимал, что это необходимо. Абдул Азиз, сброшенный с трона, покончил с собой, перерезав вены, а его жена Мигри Ханум умерла при родах. Мурад, едва став султаном, был объявлен сумасшедшим, и его сменил брат, Абдул Хамид. Обо всех этих событиях в Европе мало кто знал, но, когда эти известия дойдут до дона Франсиско и его жены, их, конечно, встревожит судьба сына, Ричарда Эвери, лорда Тиндэйла.
        Дворецкий провел Стива в дом, сообщив ему, что леди отправились в театр и вернутся поздно.
        - Я бы с удовольствием поужинал, - сказал Стив, - и выпил. Принесите ужин в мой кабинет.
        Его, конечно, не ждали. Он сообщил Прендергастам, что собирается провести какое-то время за городом, вместе с детьми. Однако дворецкий не выказал ни малейшего удивления.
        - Я немедленно разожгу там камин, сэр, и сделаю все, как вы приказали.
        Сам не зная почему - может, из-за проклятой усталости, - Стив вспомнил о Джинни. Эти лицемерные зеленые глаза, наверное, уже покоряют петербургское общество!
        Стив разорвал первый вариант письма и бросил клочки в камин. Черт бы побрал эту Джинни, хорошо бы никогда не встречаться с ней! То, что она сделала, нельзя простить, значит, надо выкинуть ее из головы, и как можно скорее. А ведь он думал, что она умерла, и даже оплакивал ее!.. Теперь Стив стыдился этого, поэтому воспоминание о Джинни привело его в бешенство. Она всего-навсего соблазнительная шлюха, легко уступающая всякому мужчине, и Стив хотел избавиться от нее.
        Второй лист бумаги последовал за первым. Дворецкий принес закуски: холодное мясо, пироги и винегрет. Он столкнулся с мистером Морганом в дверях. Тот уже был одет.
        - Извини, Росс, но мне надо снова уйти. Вернусь утром. Сообщи об этом леди.
        - Конечно, сэр. Желаю приятно провести вечер, сэр.
        Интересно, повезет ли ему сегодня вечером? Франческа всегда приносила ему удачу в игре, и Стив знал, где ее найти в этот поздний час. Они хорошо проведут этот вечер. Во всяком случае, это лучше, чем сидеть в раздражении у камина и, глядя в огонь, вспоминать зеленоглазую ведьму!



        Глава 42

        - Подождем, пока он сам узнает, что она здесь! - сказала Лорна Прендергаст матери. - А что, по-твоему, он будет делать?
        Франсуаза вздохнула:
        - Но кто же это может знать, дорогая? Однако его жена совсем не то, что я ожидала увидеть. Она красива и умна, поэтому жаль, что вы не сумели поладить. Может… - она взглянула на Лорну, - нам стоит вернуться домой? Признаться, я скучаю по твоему отцу и братьям, по свежему воздуху и бескрайнему небу. Я уже забыла о том, как мала и тесна старушка Европа, а потому чувствую себя здесь неуютно, и мне совсем не по душе лондонские туманы.
        - Но, мама! Я ведь только начала развлекаться! Месье Дюмон пригласил меня посетить хрустальный дворец. А на следующей неделе - опера. Пожалуйста, мама!
        - Иногда, Лорна, ты ведешь себя как ребенок! Пьер Дюмон - кузен Джинни. А вопрос о том, состоят ли они в браке с мистером Морганом, до сих пор не решен.
        - Ну и что, - отозвалась Лорна, расчесывая волоса, - меня это не волнует! Он едва уделяет мне внимание с тех пор… как на сцене появилась эта итальянская певица. Я разговаривала с Джинни, поскольку мне было интересно, что она ответит! К тому же мне нравится ее кузен. Он красив и настоящий джентльмен. Не думаю, чтобы его интересовало мое состояние!
        Джинни лежала в постели без сна. Какой странный вечер! Только ради Пьера она вытерпела все до конца и даже любезничала с этой язвительной маленькой стервой. Глядя в темноту, Джинни хмурилась. Она так ничего и не узнала о Стиве, кроме того, что сообщила ей мать Лорны: он вновь свел знакомство с Франческой ди Паоли и Консепсьон. И как только он посмел оставить детей на попечение этой дряни? У Джинни болело сердце, когда она думала о детях. Она не видела их уже больше года, а детская память так коротка! Теперь, когда рядом с ними нет тетушки Селины и Пьера, которые напоминали им о ней, малыши могут забыть мать. А Стив? С чего это он вдруг проявил к ним интерес? Ведь раньше он даже не пытался их увидеть. Впрочем, это так типично для него! Очевидно, он остался таким же непредсказуемым и непостоянным, как всегда. Она искренне надеялась, что им не придется свидеться снова. Если только те, кого нанял для нее Фредерик, проявят сообразительность и хорошо справятся со своими обязанностями, она вернет детей и сможет отправиться в… возможно, даже и в Санкт-Петербург, по крайней мере на какое-то время. Ее отец,
русский император, обрадуется Джинни, и уж там-то она сможет не опасаться Стива!
        - Не беспокойтесь, - успокаивал ее Фредерик, - я нанял лучших из лучших. Их услугами пользуются даже наши главные клиенты. Уверяю вас, в своем деле они профессионалы, так что никому не причинят вреда. - Он вдруг замолчал, вопросительно взглянув на Джинни. - Если только вы сами того не пожелаете…
        Неужели он считает ее мстительной? Джинни избежала прямого ответа на его вопрос, попросив только предупредить этих людей, что Стив Морган - опасный противник.
        - Он привык вести жизнь наемника, а потому бывает безжалостным, как дикарь. И, кроме того, я не хочу, чтобы испугали детей.
        Фредерик Метц улыбнулся:
        - Не тревожьтесь, эти люди обо всем позаботятся, в частности и о вашем бывшем муже.
        Что-то в его словах ей не понравилось, но она не успела ответить. В комнату вошел Пьер. Раз уж она во всем положилась на Фредерика, Пьеру незачем об этом знать - ведь он может не одобрить ее замысла!
        Когда Джинни наконец заснула тяжелым, тревожным сном, за окнами начало светать.


        Между тем двухколесный экипаж подкатил к элегантным апартаментам княгини Франчески ди Паоли. Сонный привратник впустил в дом княгиню и ее спутника. Княгиня сразу же отпустила угрюмую и сварливую Констанцу, которая, уходя, метнула на спутника княгини самый злобный взгляд.
        - Ну вот опять! Ни к чему хорошему это не приведет. Тот герцог был намного лучше, тем более что он англичанин, а не какой-то бандит из дикой страны, где все носят при себе пистолеты…
        Стив расхохотался, отчего Констанца еще больше рассвирепела, украдкой сделав знак, предохраняющий от сглаза.
        - А ну-ка, убирайся поскорее, Констанца! Твое вечное брюзжание утомило меня! Я сама разденусь, точнее, мой бандит мне поможет. А завтра - запомни, завтра я не желаю, чтобы меня будили слишком рано!
        Когда дверь за Констанцей с шумом захлопнулась, они переглянулись.
        - Ну? Я здесь, с тобой, вместо того чтобы утешать бедного Альберта! Ты плохо действуешь на меня, Стефано! - Грациозно повернувшись к нему спиной, она передернула плечами. - Ну же! Тебе придется заняться этим самому, поскольку я отослала Констанцу. Ох, как же я ненавижу эти корсеты!
        Почувствовав прикосновение его горячих пальцев к своей коже, она затрепетала. Стефано - животное, впрочем, и она тоже. Рядом с ним она становилась собой - ведь они знали друг друга слишком хорошо! Вздохнув, она томно потянулась и почувствовала, как платье упало к ее ногам. Нагая она была еще прекраснее - об этом говорили ей глаза Стива.
        - А ты совсем не изменился, Стефано! Я так люблю твое сильное тело, когда оно пылает страстью… да, да… сейчас, сейчас…
        Вскоре свечи догорели, и двое, что так неистово наслаждались друг другом, погрузились в сон. Утренний свет не проникал в спальню сквозь тяжелые шторы.
        Проснулись они только в полдень.
        - Скоро ли я увижу тебя снова или вообще уже не увижу? Ты теперь стал отцом, и, честно говоря, мне кажется это очень странным! Ведь ты же совсем не отец, Стефано! А собираешься ли ты снова жениться? И удалось ли тебе забыть твою зеленоглазую жену? Похоже, тебе нравятся такие женщины - я видела с тобой еще одну, она напоминает ее.
        Стив сказал ей о том, что покинет Лондон в эту же ночь и, вероятно, будет отсутствовать несколько дней; а затем привезет с собой детей и гувернантку.
        - Ты собираешься вскоре покинуть Англию? А куда ты отправишься - в Америку или в Мексику? И собираешься ли ты жениться, Стефано?
        - Да, я вскоре уеду. Я провел здесь уже много времени и хочу, чтобы мои дети считали своим домом совсем другое место. Но я буду скучать по тебе! - Он усмехнулся. - Однако ты не сможешь стать хорошей женой или матерью, дорогая.
        - Но ты и не предлагал мне этого. Впрочем, это не имеет значения… - ее глаза приняли лукавое выражение, - со мной всегда Альберт! А как ты думаешь - мне остаться с ним или… заняться другим джентльменом по имени Эдвард? Он послал мне рубин в букете красных гвоздик. Как мило с его стороны!
        Стив удивленно спросил:
        - Принц Уэльский? Конечно! Хотя его великие страсти непродолжительны. Держи Альберта про запас. - Он помолчал и, поразмыслив, добавил: - В следующий раз напомни мне, чтобы я прислал тебе белые розы. В каждой из них будет лежать по жемчужине, а одна, самая большая, - в середине.
        - О да! Мне это так нравится, только не дразни меня, Стефано!
        Он ушел от нее уже под вечер, не скрывая сожаления, - Франческа всегда умела заставить его думать лишь о ней, по крайней мере пока он был с ней.
        Вернувшись к себе, Стив обнаружил, что его дамы снова исчезли. Они ждали его до самого вечера и надеялись увидеть к своему возвращению. Стив решил не спрашивать, куда они направились. Если уж он их упустил, то лучше оставить записку. Гораздо важнее сегодня вечером отправиться в Девон, что он и намеревался сделать. Последнее время Стив стал ощущать приближающуюся опасность, хотя пока не знал, что ему угрожает. Письмо, обнаруженное им на столе, усилило это странное ощущение.
        Теперь он окончательно решился и быстро написал письмо деду. Запечатав его, он оставил короткую записку Франсуазе и Лорне, сообщив о своих планах, и теперь был готов к отъезду. Он разминулся с Прендергастами всего на два часа и потому не узнал того, о чем они хотели ему сообщить.
        - Он вернется через неделю, - сказала Франсуаза, держа в руке листок бумаги. - Это не так уж долго, тем более что многое надо приготовить к его приезду. Ведь он привезет детей и гувернантку. Дорогая, я обещала отправиться с тобой в Тауэр, но мне необходимо передохнуть. И кроме того, следует присмотреть, чтобы все было готово к возвращению мистера Моргана. Ведь он был так любезен, что сопровождал нас до самого Лондона!
        - Но он не мог не сделать этого после того, как папа согласился принять его друзей-фермеров, - вспыхнув, отозвалась Лорна. - О, извини, мама! Но я ужасно разочарована. Я так много хотела повидать, прежде чем мы уедем отсюда, и мне здесь так нравится - хотя и меньше, чем во Франции! - В ее глазах появилось мечтательное выражение. - Мама, а не могу ли я отправиться туда сама? Ты же понимаешь, что с месье Дюмоном я буду в полной безопасности!
        - Я подумаю об этом, - пообещала Франсуаза и задумчиво добавила: - Как по-твоему, он уже знает, что его жена здесь? Меня очень беспокоит, как они встретятся! А их бедные дети…
        В конце концов, миссис Прендергаст позволила дочери совершить еще одну экскурсию. Лорна, если ей так уж хочется, может взять с собой горничную. И пусть месье Дюмон сопровождает ее на выставку картин Королевской академии.
        Только там Пьер с ужасом увидел, в каком виде его кузина позировала все эти дни. Вокруг последней картины Альма Тадема собралась целая толпа, и Пьер начал уговаривать Лорну перейти к другим картинам. Однако, заметив, как он покраснел, она что-то заподозрила. Пьер с упавшим сердцем наблюдал, как широко раскрылись глаза Лорны, когда и она поняла, кто позировал для одалиски, изображенной на картине. На этот раз, сердито подумал Пьер, Джинни зашла слишком далеко, и он скажет ей об этом! Он больше не будет принимать участие в ее планах, с него хватит!
        - Ох! - вздохнула Лорна, вцепившись ему в рукав. - Как же она осмелилась? И как вы проявили такую беспечность? Ведь вскоре весь Лондон будет говорить только об этом.
        Пьера тронуло ее беспокойство, но гнев на Джинни только усилился. Он даже не знал, где она сейчас. Поглощенный Лорной, он забыл о своих обязанностях по отношению к кузине. Ему следовало запретить ей разъезжать по Лондону, но теперь уже поздно; придется убедить Джинни немедленно вернуться во Францию вместе с ним.
        Но тут Лорна высказала еще одну ужасную мысль:
        - О, месье Пьер! Будет ужасно, если об этом узнает Стив! Хотя они уже почти в разводе, но у него такой скверный характер! И, конечно же, он подумает о том, как вся эта история скажется на двух невинных детях…
        О Боже! Пьер даже не подумал об этом. Да, Лорна права.
        - Теперь уж ничего не поделаешь, - твердо ответил он и добавил: - Мне надо встретиться с мистером Морганом и все ему объяснить. Уж лучше ему узнать обо всем от меня, а не от кого-то другого.
        И Пьер взмолился про себя, чтобы Джинни не наделала новых глупостей.



        Глава 43

        Не думая о том, что месть, которой она так жаждала, вот-вот обратится против нее, Джинни была очень довольна собой. Она так давно не ездила верхом, что обрадовалась, когда Фредерик предложил совершить прогулку. Верхом, через парк! - что может быть лучше? Модный наряд для верховой езды привлекал к ней восхищенные взгляды, хотя она притворялась, будто не замечает их. Фредерик тоже выглядел весьма эффектно.
        - А мы замечательно подходим друг другу, - заметил он, когда они остановились в тени деревьев. - Джинни, - застенчиво добавил он, - я… я понимаю, что ничего не значу для вас, но… Но вы первая женщина, обществом которой я наслаждаюсь! Я даже думаю, что мог бы… - Он покраснел и торопливо продолжил: - Мог бы даже влюбиться в вас. Ну вот, теперь я, пожалуй, все сказал!
        - О, Фредерик… - Она не знала, что ему ответить, и закусила губу.
        Заметив, что удивил ее, он протянул Джинни руку:
        - Я прошу вас стать моей женой, хотя и не жду, что вы дадите мне ответ немедленно. Признаюсь, я хотел бы иметь детей, но, кроме нечастых визитов в спальню, я не стану вам слишком докучать. Вы будете иметь все, что пожелаете. И если мы время от времени будем развлекаться на стороне, - ну что ж, и это вполне допустимо при соблюдении определенного благоразумия.

«Благоразумие», - подумала она, вспомнив, что Стив говорил ей то же самое. Но благоразумия он требовал только от нее!
        Фредерик Метц, словно угадав мысли Джинни, наклонился к ней и мягко сказал:
        - Может быть, уже сегодня вы узнаете о своих детях. И уверяю вас, вам не о чем беспокоиться! Возможно, отдохнув, вы дадите мне ответ?
        - Да, - согласилась она. - И спасибо вам, Фредерик.
        Он уже переехал из отеля в свой дом, и Джинни привыкла свободно заходить к нему. Вот и сейчас они заехали к нему, и Фредерик просматривал газеты, приходившие из Швейцарии. Если бы она вышла за него замуж, он ничем не усложнял ей жизнь, ничего бы от нее не требовал. К тому же он богат.
        Джинни укладывала волосы, глядя в зеркало и стараясь вспомнить все, что собиралась сделать в этот день. Отсюда она отправится на Бонд-стрит для примерки нового вечернего платья, заказанного специально для оперы. А если готов и другой туалет, она переоденется и поужинает с Фредериком, прежде чем отправиться в театр.
        Джинни улыбнулась, подумав, как бы отреагировал Пьер, узнав об этом. Бедный Пьер, следует послать ему записку… Впрочем, тогда он еще, чего доброго, явится за ней и разрушит все ее планы.
        - Я доставлю вас куда вам угодно и заеду за вами позднее, - сказал Фредерик, подсаживая ее в элегантный экипаж.
        Верный слову, он ждал ее у выхода. Джинни появилась в великолепном новом платье. Фредерик воздержался от комплиментов, желая поскорее поделиться с ней последними новостями.
        - Видите? - Фредерик достал клочок желтоватой бумаги и протянул ей. - Я же говорил вам, что все будет в порядке! - Заметив удивление, вызванное телеграммой, он рассмеялся. - О, это всего лишь условный шифр. «Джинни и Сара выздоровели и могут снова ходить в школу…» Это означает, что все прошло точно в соответствии с планом и очень скоро вы соединитесь с детьми. Джинни шепнула:
        - Когда? - Ее захлестнули эмоции. - А… как вы считаете… им пришлось прибегнуть к насилию?..
        Странное выражение промелькнуло на лице Фредерика, но Джинни решила, что это почудилось ей.
        - Нет, - добродушно ответил он, - как я и говорил вам, в этом вряд ли была необходимость. Но самое важное то, что ваши дети уже в безопасности и скоро попадут в объятия матери. - Он улыбнулся Джинни. - Скоро, очень скоро, дорогая. Сегодня вечером вы должны вести себя так, словно еще ни о чем не знаете. А завтра утром скажете кузену, что собираетесь на верховую прогулку. Мы встретимся с вами в моем доме и отправимся туда, где вас будут ждать дети.
        Джинни молчала, потрясенная этим сообщением. Она не ожидала, что это окажется так просто!
        - Я знаю, какое облегчение вы испытываете, - мягко заметил Фредерик, подсаживая ее в экипаж. Когда они тронулись в путь, он рассудительно добавил: - Я думаю, что лучше всего будет поехать в Ирландию, хотя бы на несколько дней, чтобы вы смогли решить, куда направиться. Надеюсь, что вы предпочтете Швейцарию. Это красивая страна с очень здоровым климатом; он будет полезен вашим детям!
        - Да, - ответила Джинни, - уверена, что так оно и есть. Возможно, я последую вашему совету.
        Он откинулся на плюшевую обивку экипажа, и Джинни подумала, что однажды уже видела это странное выражение на его открытом, красивом лице.
        - О, вам не следует ничего опасаться, - спокойно сказал он, заметив ее тревогу. - Я вполне способен защитить вас, поскольку всегда ношу при себе пистолет и кинжал, спрятанный в трости. Я умею отлично с ними обращаться.
        Вечер прошел в суете, и Джинни старалась казаться веселой.
        - Да, моя дорогая! - спокойно сказал Фредерик, прислушиваясь к стуку колес экипажа по мостовой, и начал осторожно поглаживать ее груди.

«Почему я всегда позволяю мужчинам подобные вольности?» - подумала Джинни, чувствуя, как ее неудержимо клонит в сон.
        До чего же долго они ехали домой! Джинни засыпала, просыпалась и снова начинала дремать.
        - Я бы хотела выпить шампанского, - пробормотала она, и Фредерик тут же извлек бутылку из-под сиденья.
        - Теперь вы видите, что я пытаюсь исполнить каждое ваше желание! - воскликнул он.
        Выпив бокал, она начала было говорить Фредерику, что она… Но тут он прервал ее:
        - Вот мы и приехали! Надеюсь, кто-нибудь впустит вас в дом?
        - О, Пьер, должно быть, рассердится! Может, вы войдете и… и объясните ему все?
        - Да, да, конечно. Я так и сделаю.
        - Я должна постучать, - сказала она, - но только негромко, иначе мы разбудим Пьера.
        Постучав, она услышала звук отодвигаемых засовов.
        - Фредерик, вы обещали зайти вместе со мной, помните? Мы с вами выпьем еще по глоточку…
        И тут вдруг раздался голос, словно явившийся из ее ночных кошмаров. Он вежливо произнес:
        - В самом деле, заходите, господин Метц. И, пожалуйста, закройте за собой дверь.
        Когда говоривший зажег лампу, Джинни похолодела. Ей казалось, что на нее вылили ведро холодной воды.
        - Стив? - еле вымолвила она.
        - Ты не ожидала увидеть меня живым? - Его голос был чужим и резким.
        Она застыла перед ним, как кролик перед удавом.
        Тут заговорил Фредерик:
        - Вы ее… вы ее…
        Стив спокойно повернулся к нему и закончил:
        - Ее муж. Боюсь, именно так. По крайней мере, в этот момент. С вашей стороны было очень любезно доставить Джинни домой, господин Метц. Полагаю, что именно вы оказывали ей и все другие услуги?
        - Как вы оказались здесь? Я не позволю вам причинить ей ни малейшего вреда!
        Джиини не могла двинуться с места и едва соображала. Она заметила, как Фредерик вытащил из кармана маленький пистолет, но Стив без всяких усилий обезоружил банкира.
        - Ну а теперь, - презрительно сказал он, - очередь за кинжалом, спрятанным в трости, господин Метц! Это все для того, чтобы защищать мою жену или держать ее в повиновении?
        - Если потребуется, - воскликнул Фредерик, - я убью вас!
        Лезвие кинжала блеснуло в свете лампы. Стив засмеялся, и от этого смеха, так хорошо знакомого Джинни, у нее в жилах застыла кровь.
        - Собираетесь сами сделать то, с чем не справились ваши наемные убийцы? - На застывшем лице Фредерика промелькнуло странное выражение, а Стив насмешливо продолжал, не сводя глаз с блестящей стали: - О да, я знаю об этом. По пути в Девон я случайно встретил экипаж, увозивший моих детей. Один из них помахал мне в окно, только потому я их и заметил.
        - Да? - Фредерик сделал шаг вперед. Стив стоял спокойно, но его поза напоминала тигра, готовящегося к прыжку.
        - Да, - подтвердил он и добавил: - Теперь мои дети со мной. Джинни следовало бы просто сказать мне, что ей хочется их увидеть. А что касается всего остального… Я узнал от одного из ваших наемников, что они, убив меня, должны были получить от вас свыше пятисот фунтов.
        - Кажется, мне пора заставить вас замолчать!
        Блеснул кинжал.
        - Нет! - воскликнула Джинни. - Остановитесь, Фредерик, он убьет вас!
        Фредерик Метц отступил; в этот момент появился Пьер Дюмон.
        - Что здесь происходит? Фредерик, надеюсь, вы уберете свой кинжал, поскольку теперь знаете, кто этот джентльмен. И еще я хотел спросить вас: почему вы так поздно привезли мою кузину домой?
        - Фредерик, - торопливо проговорила Джинни, касаясь его руки, - пожалуйста, все уже в порядке. Поверьте мне и… Я очень сожалею обо всем, что произошло по моей вине!
        - Согласен, что тебе есть о чем пожалеть! Но мы поговорим об этом позднее… А сейчас… - Пьер посмотрел на Фредерика.
        - Не забудьте пистолет, - заметил Стив, не глядя на Джинни.
        - Мы обо всем поговорим завтра утром, - сказал Пьер. - Думаю, мистер Морган и его жена должны уединиться и обсудить дела, касающиеся детей.



        Глава 44

        Пристыженный, Фредерик удалился, и Пьер указал на дверь в библиотеку.
        - Полагаю, вам хочется поговорить наедине? Если вам что-нибудь понадобится, можете позвонить. Там, в буфете, спиртное, хотя… - он холодно посмотрел на Джинни, - моей кузине уже вряд ли стоит пить. Увижусь с вами позднее, когда мы все отдохнем и успокоимся.
        Джинни не только не могла успокоиться, но даже не знала, что сказать. Когда они со Стивом остались вдвоем, воцарилось тягостное молчание.

«Он не посмеет ничего мне сделать! А потом я все объясню Пьеру, и он меня поймет! Но что имел в виду Стив, говоря о наемных убийцах?» - думала Джинни.
        Она молчала, прислушивалась к потрескиванию дров в камине. Стив налил себе виски.
        Как он посмел вновь вторгнуться в ее жизнь, ворваться к ней в дом и вести себя так, будто имеет на нее какие-то права?! От этих мыслей ее сердце часто забилось. Она не позволит ему заметить своей растерянности! Что бы он ни сказал, она не уступит ему, никогда и ни в чем больше не уступит!
        Стив повернулся к Джинни, глядя на нее странным взором. Они присматривались друг к другу как чужие.
        Боже, как же он красив! Даже несмотря… на шрам, оставленный на его щеке саблей Ивана Сарканова. Впрочем, теперь на виске появился новый шрам.
        Стив по-прежнему наблюдал за ней с непроницаемым лицом.

«Проклятый Стив, я никогда не могла угадать его мысли! Какого черта он на меня уставился? И почему молчит?»
        Вдруг Джинни заметила, что белая сорочка Стива забрызгана пятнами крови. Да и на сюртуке виднелись темные пятна. «У него такой вид, - подумала Джинни, - будто он только что вернулся с войны!» Ему следовало бы принести извинения или хоть что-то объяснить! Он столько раз обманывал и унижал ее, был даже любовником ее мачехи! Он заставил Джинни уйти от него! И украл ее детей…
        - Я… что, странно выгляжу? Почему ты на меня так смотришь?
        - А как же еще мне на тебя смотреть, моя радость? Ты по-прежнему очень красива, даже спустя столько лет… Но вот сколько прошло - два или три года?.. И ты жива! А ведь я долгое время считал тебя мертвой! И Андре Делери был в этом уверен. Но теперь он мертв, а ты жива и здорова.
        Он подошел к Джинни и легко коснулся ее лица. Задохнувшись от волнения, она отпрянула.
        - Да, я сумела выжить, как, впрочем, и ты! И это несмотря на… Кстати, что случилось с Андре? И почему ты весь в крови?
        - Ты в самом деле озабочена, дорогая, или это только раздражение?
        Его усмешка привела Джинни в бешенство. Неужели ей так хочется узнать о судьбе Андре Делери?
        Он стоял так близко к Джинни, что она поежилась.
        - Ты и впрямь хочешь об этом узнать? Я дрался на дуэли с Андре Делери и убил его. Это ответ на твой первый вопрос. А что касается этих пятен, то у меня с теми людьми, которые похитили наших детей, возник небольшой спор. Джинни… - Он глубоко вздохнул. - Знаешь, ты почти не изменилась, хотя в глазах появилась печаль. Может, ты не слишком счастлива от того, что тебе предстоит соединиться с мужем и детьми? Может, отпустить тебя с этим красивым банкиром? Но… - он отступил, - мне не по вкусу люди, которые подсылают наемных убийц и размахивают перед моим лицом пистолетами и кинжалами. Почему ты хотела меня убить, Джинни? Наш развод почти оформлен, и я не стану препятствовать твоему новому замужеству. Я решил не вмешиваться в твою жизнь и даже не хотел встречаться с тобой, но ты вынудила меня это сделать!
        - Ты отнял у меня детей! И я не знала, что Фредерик…
        - О да… Фредерик. - Он с отвращением произнес это имя. Опустившись в кресло, Стив продолжал: - Ну а дети, так ведь это и мои дети. По крайней мере, ты так утверждала… Но, как бы то ни было, я чувствую к ним… нежность. А вот ты, дорогая, очевидно, совсем забыла о них, пока наслаждалась жизнью в турецком гареме! Чего ты ждала от меня после этого? Что и я откажусь от них?
        Джинни закрыла лицо руками.
        - Стив, не надо! Не начинай все сначала… Я слишком устала. Я… я…
        Он схватил ее за руки и заглянул в глаза, полные слез.
        - Джинни, почему ты не хочешь во всем мне признаться? Да и себе тоже. Несчастья довели тебя до отчаяния - это же на тебе написано. И причина не только в детях. Посмотри на меня, Джинни! Думаю, что, забрав детей, только разозлил тебя! И, кроме того, возбудил в тебе жажду мщения.
        Она отчаянно затрясла головой:
        - Нет, ты не прав!
        - Так в чем же дело, Джинни? Это все из-за Ричарда? Ты все еще любишь его? Или оскорблена, считая, что он отверг тебя? - Стив отпустил ее руки, и Джинни, съежившись в кресле, разрыдалась.
        - О, дьявольщина! - воскликнул Стив. Бутылка звякнула о край бокала, и, видимо, овладев собой, Стив невозмутимо сказал: - Я только что вернулся из Стамбула, Джинни. Ричард в безопасности. Да, да, он, твой Ричард, и его жена, сестра покойного султана… У них родился сын, и они переехали в Персию. Я разговаривал с генералом Игнатьевым и именно от него узнал, что ты уже уехала во Францию или в Санкт-Петербург - он и сам этого точно не знал. Он поведал мне и об обстоятельствах твоего… «развода». Как я понял, Ричард Эвери развелся с тобой, не желая этого, но беспокоясь за тебя. К тому же он чувствовал ответственность и за судьбу той женщины, что родила ему сына, не говоря уже о самом ребенке. Он, по-видимому, человек очень мягкий - и ты, конечно, почувствовала разницу между нами!
        Стив всунул бокал в ее дрожащие руки.
        - Выпей, - потребовал он. - И не бойся. Если бы я собирался убить тебя, то сделал бы это гораздо раньше! - Джинни выпрямилась и собиралась дерзко возразить ему, но его слова заставили ее прикусить язык. - У меня есть письмо, переданное генералу Игнатьеву Ричардом Эвери. Оно адресовано тебе. Я думал оставить его твоему кузену, но уж раз мы увиделись…
        Джинни сделала большой глоток коньяка.
        - Нет, я не хочу его читать, хотя и признательна тебе… Все это уже не имеет для меня значения. - Она заставила себя взглянуть на Стива. - Я действительно любила его или, по крайней мере, думала, что люблю. Он был со мной очень нежен и ласков и заставил меня почувствовать, что я для него единственная женщина в мире. Ричард оберегал и баловал меня. Тогда я ослепла и очень нуждалась в утешении и понимании! Но к тому времени, как это прошло, я ощутила душевную пустоту и решила вырваться на свободу, хотя и презирала себя за это. Ты не понимаешь…
        - Почему же? - Он сел рядом с ней и тяжело вздохнул. - Я тоже кое-кого встретил. Ее звали… впрочем, это не имеет значения. Я думал, что тебя уже нет, и обвинял себя в твоей смерти. Проклятая гордость заставила меня вызвать на дуэль Андре Делери. Покинув Кубу, я много путешествовал и вот встретил ее.
        - И? - прошептала Джинни, радуясь его откровенности.
        Стив отвернулся от огня и посмотрел на нее.
        - И, как ты видишь, я здесь. Я просил ее уехать со мной, но она отказалась. Она была очень ласкова, умела ждать и утешать… короче, в ней было все, что нужно мужчине, но я не мог предложить ей того, что она искала, то есть вечной любви.
        - А что такое вечная любовь? - вздохнула Джинни и неожиданно сказала: - А знаешь, я не помню, чтобы мы так разговаривали прежде! Это так странно…
        Он рассмеялся:
        - Да уж, конечно, это необычно! Боюсь, твой кузен Пьер будет разочарован. Он полагал, что я устрою тебе сцену за то, что ты позировала знаменитому художнику. А мне понравилось, что за вуалью почти ничего не видно, кроме волос и обнаженной кожи… «Пленница султана» - так, кажется, называлась эта картина? Может быть, мне стоит купить ее?
        У Джинни словно камень с души свалился.
        - Я… я и не знала, что ее выставят так скоро! О, бедный Пьер, как же он изумился, увидев меня в таком виде! А вот купить ее тебе едва ли удастся, я думаю, что принц Уэльский уже… о Боже!
        - Принц Уэльский? - переспросил он. - Он тоже твой поклонник?
        - О, он восхищается каждой красивой женщиной! Артистки из мюзик-холла и оперные певицы…
        Она умолкла, наблюдая за этим человеком, с которым провела много лет, но до сих пор еще не знала его.
        - Джинни… - Он обнял ее за плечи и впервые посмотрел на нее так открыто и искренне. Она ответила ему тем же.
        Протянув руку, она коснулась его лица, провела пальцами по его шраму.
        - Да, - произнесла она, словно давая обет любви и сознавая при этом, что необходимо извлечь уроки из прошлого и подумать о будущем вместе.

«Навсегда - это когда долго», - думала Джинни, зачарованно глядя ему в глаза.
        Навсегда - это будущее и тяжело добытое умение желать и быть желанной. К ним пришло новое понимание всего вместе с терпимостью и любовью. Руки Джинни обвили его шею, а Стив крепко прижал ее к себе. Огонь в камине вспыхнул и погас, а сквозь шторы начало пробиваться солнце. Наступил новый день. И это было начало новой жизни.


        notes

        Примечания


1

        теща (фр.).

2

        Суп из стручков бамии (исп.).

3

        вилла (исп.).

4

        Человек, чье болезненное любопытство удовлетворяет созерцание эротических сцен (фр.).

5

        Организация линчевателей.


 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к