Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Любовные Романы / ЛМНОПР / Роллингз Лайза: " Укради Мое Сердце " - читать онлайн

Сохранить .
Укради мое сердце Лайза Роллингз


        # Дженни и Кэтрин - сестры-близнецы. У них все общее: работа, дом, друзья… Однако, как это часто бывает, разногласия начались, как только на горизонте появились двое очень симпатичных мужчин. Возможно, до встречи с ними сестрам просто нечего было делить? Да тут еще Дженни и Кэтрин получили наследство от богатого дядюшки…

        Лайза Роллингз
        Укради мое сердце


1

        Две молодые женщины - блондинка и брюнетка, обе чрезвычайно симпатичные - сидели за столиком «Рио», ели свой обед и о чем-то неспешно беседовали.
        - Мне не нравится, когда ты куришь, - сказала блондинка, наблюдая, как ее визави закуривает вот уже третью за полчаса сигарету. - Ты могла бы, по крайней мере, дождаться, пока я доем салат.
        - Не хочу. - Брюнетка дернула точеным плечиком. - Я предпочитаю делать то, что мне хочется.
        - Может быть, мне сейчас хочется заняться сексом с одним из вон тех симпатичных парней. - Блондинка кивнула на мужчин, сидящих за соседним столиком. - И что с того?
        - Не вижу причин, которые могли бы тебе помешать.
        Как будто читая их мысли, мужчины, словно по команде, поднялись со своих мест и направились к столику брюнетки и блондинки.
        - Простите, - сказал один из них, - мы вам не помешаем?
        Блондинка не успела ничего ответить, потому что брюнетка широко улыбнулась и, указав на два свободных стула, сказала:
        - Конечно, присоединяйтесь. Вчетвером веселее.
        Мужчины переглянулись и уселись за столик.
        - Я - Питер, - представился тот, который выглядел постарше, - а это мой брат Кевин.
        - Дженифер, - представилась брюнетка. - Можно просто Дженни.
        - Кэтрин, - проронила блондинка.
        - Мы часто видим вас здесь, - сказал Кевин. - Это ваше любимое место?
        - Нет, просто оно находится ближе всего к месту нашей работы, - ответила Дженни, гася сигарету в пепельнице.
        Кевин как завороженный смотрел на ее тонкие длинные пальцы. Столь красивых рук он никогда не видел. Кевин перевел взгляд на руки Кэтрин, и его глаза расширились от удивления. Кисти рук блондинки были копией кистей рук брюнетки. Он внимательнее присмотрелся к обеим женщинам и только тут понял, что, скорее всего, они близкие родственницы.
        - Вы случайно не сестры? - поспешил Кевин проверить свою догадку.
        Женщины обменялись загадочными улыбками.
        - Случайно да, - ответила Кэтрин.
        - Вот так совпадение! - с воодушевлением воскликнул Кевин. - Надо же!
        Губы Кэтрин слегка скривились в презрительной усмешке. Она не видела в таком совпадении ничего необычного. Кэтрин сразу же определила, что Кевин более общителен и менее серьезен, чем его брат. Питер большей частью молчал.
        - Вы ведь старше Кевина? - спросила Кэтрин у Питера.
        Питер кивнул.
        - Да. А разве это так заметно? Я старше всего на два года. Неужели разница видна?
        Кэтрин кивнула.
        - Да, вы более серьезны.
        Кевин рассмеялся.
        - Слышишь, братец, меня опять обвиняют в том, что я легкомыслен. Как тебе это нравится?
        - Кэтрин совершенно права, - с улыбкой подтвердил Питер.
        Дженни демонстративно посмотрела на часы. Она разрешила братьям присесть к ним за столик лишь потому, что ясно видела: Кэтрин этого не желает. Сейчас же Дженни мечтала о том, чтобы поскорее уйти, закончить работу и, вернувшись домой, принять душ и переодеться. Одна из подруг позвала ее сегодня на открытие нового клуба.
        - Нам пора, - сказала Кэтрин, безошибочно распознав смысл жеста Дженни.
        - Мы еще увидимся, ведь правда? - Кевин скривил смешную рожицу.
        - Если на то будет воля неба, - пропела Дженни и, взяв Кэтрин за руку, потянула ее к выходу, пока братья не опомнились.
        - Кажется, я оставила слишком большие чаевые, - сказала Дженни, нахмурившись.
        - Ты всегда такая невнимательная, - поддержала ее своим вздохом Кэтрин. - Скоро мы останемся совсем без денег, если повсюду будешь расплачиваться ты.
        Они подошли к своему автомобилю, и Дженни села за руль.
        - Нет, ты только подумай, какие дураки! - рассмеялась она вдруг. - Не догадаться, что мы не просто сестры, а близнецы! Никогда не поверю, что цвет волос может настолько сбить с толку!
        Кэтрин посмотрела на сестру и тоже улыбнулась.
        - Мужчины никогда не отличаются внимательностью, когда дело касается внешности женщин.
        Дженни ухмыльнулась и завела мотор. Сегодня им еще предстояла кропотливая и скучная работа, а настроение было совсем не рабочим.


        - Милые девушки, не правда ли? - сказал Питер задумчиво.
        - Милые… - ворчливо передразнил Кевин брата. - Упорхнули и не оставили ни адреса, ни телефона.
        - Они тебе ничем не обязаны, чтобы оставлять свои координаты.
        - фу-ты, ну-ты! - фыркнул Кевин. - Да не очень-то и хотелось! Хотя, без сомнения, они очень красивые девчонки. В них есть что-то такое, что всегда заставит оглядываться им вслед.
        - Ты всем женщинам оглядываешься вслед.
        - Только красивым, - возразил Кевин. - Кстати, ты не хочешь сходить сегодня на открытие нового клуба? У меня как раз два приглашения.
        Питер сделал удивленное лицо.
        - Кевин! Не могу поверить! Неужели ты просто так предлагаешь мне лишний пригласительный билет? Я думал, что на него есть по крайней мере десяток претенденток!
        - Было всего две, - сконфуженно признался Кевин. - Но они каким-то образом узнали о существовании друг друга. Поэтому…
        - …Поэтому у тебя оказался лишний пригласительный, - закончил за брата Питер. - Понятно.
        - Я легко найду в клубе подружку на вечер, - легкомысленно заявил Кевин. - Так что не переживай за меня.
        - Я и не думал.
        - Ну так что? Ты идешь со мной?
        - Вряд ли. Ты же знаешь, что я не люблю все эти вечеринки. Но я подумаю.
        - Это означает, что ты не пойдешь. - Кевин вздохнул и вдруг хлопнул себя по лбу. - Какой же я идиот! Надо было пригласить одну из этих девчонок!
        - И кого бы ты пригласил: брюнетку или блондинку?
        - Вообще-то обеих, - честно признался Кевин. - Но поскольку пригласительный лишь один, мне пришлось бы выбрать…
        - И ты бы выбрал…
        - Брюнетку! - сказал Кевин. - Она очень хорошенькая.
        - Блондинка, Кэтрин, тоже очень хорошенькая. Это и неудивительно, ведь они близняшки.
        У Кевина, казалось, глаза на лоб полезли.
        - Как же я не догадался! - воскликнул он. - Не просто сестры! Меня сбил с толку разный цвет их волос. Я привык к стереотипу, что близнецы непременно должны выглядеть одинаково.
        - Ну конечно, одеваться одинаково, краситься одинаково… И конечно же иметь одинаковый цвет волос. На деле такое происходит редко.
        У меня есть знакомые близняшки. Они с детства старались быть как можно менее похожими. Наперекор своей матери, которая им даже игрушки покупала парные.
        - Что-то я не знаю ни о каких таких знакомых близняшках, - насторожился Кевин. - Они симпатичные?
        Питер с шумом выдохнул воздух и, не отвечая, подозвал официанта.
        - Счет, пожалуйста, - попросил он.
        - Понятно, хочешь приберечь их для себя, - обиженно пробормотал Кевин. - Что ж, будь по-твоему. Я ничего не пожалею для родного брата. Но вот этих девчонок мы зря упустили. Хотя я ведь вижу их не в первый раз. Значит, еще встретимся.
        - Если на то будет воля неба, - с улыбкой процитировал новую знакомую Питер.


        - Ну пожалуйста, ну пойдем! - канючила Дженни. - Я не виновата, что Мадлен так некстати подхватила простуду!
        - Возьми с собой кого-нибудь еще.
        - Ты же знаешь, что, кроме тебя и Мадлен, у меня нет больше лучших подруг!
        - Ты сама в этом виновата, - спокойно сообщила Кэтрин. - Если бы ты не считала своим долгом отбивать парней у всех своих подружек, то могу тебя заверить: приятельниц у тебя было бы куда больше.
        - Но я же никого не отбила ни у тебя, ни у Мадлен! - возмутилась Дженни.
        У меня нет, потому что нам нравятся разные мужчины, а у Мадлен… Кто его знает почему? - Кэтрин задумалась ненадолго. - Возможно лишь потому, что она такая же вертихвостка, как и ты.
        - Зато ты у нас - просто святая, - съязвила Дженни. - И в кого только?
        - В мать, - ответила Кэтрин. - Если ты помнишь, она всегда была образцовой домохозяйкой в отличие от нашего отца, который заводил по роману в месяц.
        - Да, маме не повезло. И даже хорошо, что они развелись, - согласилась Дженни. - Но папу я очень люблю! Жаль, что теперь мы видимся так редко из-за того, что его перевели работать в другой город.
        Кэтрин промолчала. У Дженни с отцом сложились гораздо более дружеские отношения, чем у нее. Возможно именно из-за сходства их характеров. Кэтрин всегда переживала за мать. Правда, та через год после развода нашла себе спутника жизни, очень приличного человека, и счастливо жила с ним вот уже пять лет. Однако все равно Кэтрин не оставляла обида на отца, когда она вспоминала, сколько страданий он принес ее матери, заявив, что уходит из семьи.
        - Кэтрин, что с тобой? - Дженни уже успела забыть, о чем они разговаривали минуту назад. Когда Дженни интересовало что-то, касающееся лично ее, все остальное не имело существенного значения. - Так ты составишь мне компанию или нет? - спросила она.
        - Нет, - отрезала Кэтрин.
        Она складывала в шкаф выстиранные и выглаженные вещи и старалась не обращать внимания на расстроенный вид сестры.
        - Не понимаю тебя, - продолжала канючить Дженни. - Тебе ведь всего двадцать четыре.
        - Тебе тоже.
        - Хорошо, нам всего двадцать четыре, но это не меняет дела. Ты так и собираешься просидеть всю свою жизнь с книжкой на старом диване?
        - Меня вполне устраивает такой образ жизни.
        - Такой образ жизни просто убог! - не выдержав, вспылила Дженни. - Лично я не собираюсь до конца своих дней просидеть дома!
        Кэтрин взглянула на нее и покачала головой.
        - Ты и так не сидишь дома, сестричка. Не стоит навязывать свой образ жизни другим. Если тебя он устраивает, то это не значит, что он подойдет и для меня тоже.
        Дженни опустилась на кровать и сложила руки на коленях. Вся ее поза выражала смирение. Дженни тяжело вздохнула и посмотрела на сестру печальными глазами.
        - Что ж, - сказала она. - Пусть будет по-твоему. Если ты не хочешь идти, то я тоже не пойду.
        - Что за ерунда, Дженни! - воскликнула Кэтрин. - Не изображай из себя жертву. Почему ты не пойдешь, если собиралась всю неделю?
        - Как я могу пойти одна в незнакомый клуб? А если со мной что-нибудь случится? Я ведь буду одна-одинешенька и…
        - Ладно! - не устояла перед ее натиском Кэтрин. - Я пойду с тобой. Ну тише! Хватит!
        Дженни набросилась на нее с поцелуями, подпрыгивая от радости.
        - Я знала, что ты согласишься! Кэтрин, ты просто замечательная сестра, хоть и совсем на меня не похожа!
        - Да уж, - вздохнула Кэтрин, с тоской думая о недочитанной книге и мягком, удобном диване.

2

        - Мне здесь не нравится, - честно сказала Кэтрин. - Просто жуть.
        - Да ты что! - с жаром принялась отстаивать интересы клуба Дженни. - Ты только посмотри, какой дизайн! Представляешь, сколько они угрохали денег на то, чтобы создать такое?!
        - Вот именно, - сурово сказала Кэтрин. - А могли бы потратить их на что-нибудь более полезное.
        - Ой, какая ты зануда, Кэтрин… - Дженни поморщилась. - Просто противно иной раз с тобой разговаривать.
        - Ну и не тащила бы меня сюда, - огрызнулась Кэтрин.
        Они стояли неподалеку от барной стойки, но о том, чтобы пробиться к ней и купить пару коктейлей, не могло быть и речи. Народу в новый клуб набилось столько, что было трудно дышать.
        - Я хочу чего-нибудь выпить, - заявила Дженни. - Ты как?
        - Я бы с удовольствием, но как ты собираешься это осуществить? Отстоять километровую очередь?
        Я принесу напитки через пару минут, - сказала Дженни и, прежде чем Кэтрин успела ее остановить, ринулась в самую гушу - Сумасшедшая, - пробормотала Кэтрин, - Все ей не сидится.
        Она осмотрелась в поисках свободного места, но все столики были заняты, стулья оккупированы, а на танцпол Кэтрин идти не хотела.
        - Вот и я, - сказала неизвестно откуда появившаяся Дженни с двумя стаканами в руках.
        Прическа Дженни слегка растрепалась, впрочем, и без того буйные локоны совсем не портили ее миловидное личико.
        - Как тебе это удалось? - удивилась Кэтрин, принимая у Дженни свой коктейль.
        Дженни подмигнула ей.
        - Способов множество. Я воспользовалась номером три.
        - Номером три? - переспросила Кэтрин.
        - Ну да, - ответила Дженни, с любопытством разглядывая людей вокруг них. - Улыбнулась парням, которые стояли в самом начале очереди, подмигнула бармену и… Я уже здесь с прекрасными напитками.
        Дженни потянула из соломинки янтарную жидкость и глотнула, закрыв глаза.
        - Мм… Прекрасно. Они не будут разбавлять напитки по крайней мере еще месяца два, пока раскручивают этот клуб. Кстати, угадай, кого я здесь заметила?
        - Понятия не имею, - ответила Кэтрин. - Но не удивлюсь, если при таком скоплении людей здесь окажется с десяток наших знакомых.
        Дженни покачала головой.
        - Думаю, даже больше, но я сейчас не об этом. Здесь Питер и Кевин.
        Питер и Кевин? - Кэтрин нахмурила лоб, припоминая эти имена и пытаясь вызвать в своей памяти хоть какие-то образы, с ними связанные.
        Дженни подбоченилась и укоризненно посмотрела на сестру.
        - Только не говори, что ты их не помнишь!
        - Не помню, - призналась Кэтрин. - А должна?
        - Это те два парня, которые подсели к нам за столик сегодня в обед! - провозгласила Дженни, словно сообщая невероятнейшую новость.
        - А, вот оно что… - протянула Кэтрин. - Ну и?
        - Да так, ничего. - Дженни обиженно надула губки. - Я думал, что ты удивишься.
        Кэтрин лишь пожала плечами. Она совершенно не понимала восторгов своей сестры и считала их необоснованными. Ну подумаешь, увидела Питера и Кевина, и что с того? Внезапно Кэтрин озарило.
        - Эй, уж не запала ли ты на кого-нибудь из них?
        Дженни опустила глаза и ковырнула носком туфли плинтус.
        - Не то чтобы… - протянула она.
        - И на кого именно?
        - Кевин! - выпалила Дженни. - Правда, он милашечка?
        - Насколько я могу судить, у этого Кевина такой же сумасшедший темперамент, как и у тебя.
        - А это значит… - Дженни хитро улыбнулась.
        - А это значит, что он тебе не подходит! - категорично заявила Кэтрин.
        - Это еще почему? - моментально обиделась Дженни. - По-моему, как раз наоборот. Представляешь, какая из нас выйдет пара?
        - Вот именно! Только представь хоть на секунду, что получится! Интересно, кто кого убьет первым? И вообще, Дженни, откуда взялись такие мысли? Пара? Ты уже думаешь о том, что вы можете быть парой? Не рановато ли?
        - Да ну тебя. - Дженни махнула рукой. - Он мне просто симпатичен, вот и все. А что касается того, пара мы или нет… Неужели ты думаешь, что Питер мне подходит больше?
        - Честно говоря, да.
        - То есть ты считаешь, что мне нужен спокойный домосед, которого никогда не вытащить ни в клуб, ни в ресторан, ни даже в кино? Это больше твой тип… - Дженни широко распахнула глаза и открыла ротик от внезапной догадки. - А может быть, ты сама положила глаз на Кевина?
        - Ой, не болтай ерунды! - разозлилась Кэтрин. - Я только пытаюсь уберечь тебя от возможных ошибок.
        - Без твоих советов обойдусь!
        Дженни надула губки и повернулась к сестре спиной.
        Неужели она думает, что я буду извиняться перед ней за то, что высказала свои мысли? - подумала Кэтрин. Не дождется! Она бы так никогда не поступила. Дженни всегда обижается, а потом ждет, когда я первая подойду к ней. Нет уж! Буду поступать так же, как и она.
        Кэтрин решительно зашагала в сторону выхода. Она была уверена, что Дженни даже не заметит ее ухода, а так и останется стоять, обидевшись на весь мир. А когда спохватится, будет уже поздно.
        Кэтоин же ждут книги, кофе, уют и спокойствие. Она тоже имеет право на отдых! На свой отдых, такой, каким она его понимает.


        - Ты только посмотри, кто здесь! - Кевин толкнул в бок своего брата так, что тот едва не взвыл от боли.
        - Поаккуратнее, приятель! - воскликнул Питер. - Ты мне чуть ребра не сломал!
        - Да ты только глянь!
        Питер повернул голову и увидел двух близняшек, с которыми они обедали накануне.
        - Что тут удивительного? - проворчал Питер. - Сегодня здесь половина города. Лично я, как и вторая его половина, предпочел бы остаться дома.
        Кевин закатил глаза.
        - Ты невозможен! В кои-то веки я тебя хоть куда-то вытащил! Перестань стоять столбом, познакомься с какой-нибудь красоткой. Тебе нужна подружка.
        - И что я буду с ней делать? - тусклым голосом поинтересовался Питер.
        Кевин бросил на него взгляд, полный недоумения.
        - Братец, не знал я, что ты до сих пор не в курсе, для чего нужны подружки.
        - Мне не нужна связь на одну ночь.
        - А на две? - Кевин хитро прищурился. - Впрочем, если хочешь, давай я попрошу у ди-джея микрофон и объявлю во всеуслышание, что ты мечтаешь жениться. Держу пари, ты не останешься один этим вечером. К тебе рванут толпы девиц, мечтающих быть осчастливленными тобой.
        Питер потянулся к своему бокалу с пивом.
        - Не надоело тебе паясничать? - спросил он у брата.
        - Я веселюсь!
        - Вот и веселись где-нибудь подальше от меня.
        - Смотри-ка, а девчонки, похоже, ссорятся. - Наблюдательный Кевин ни на секунду не сводил взгляд с сестер. - По-моему, нам пора вмешаться.
        - Они сегодня ясно дали понять, что не желают с нами связываться.
        - Просто цену набивают. - Кевин, оставив брата, направился к Дженни, которая уже осталась одна.
        Он подошел к ней сзади и легонько тронул за плечо.
        - Отстань, не подлизывайся, - буркнула Дженни, думая, что это Кэтрин решила с ней помириться.
        - Разве мы ссорились? - услышала она мужской голос и резко обернулась.
        На ее губах тут же заиграла кокетливая улыбка.
        - Я думала, это Кэтрин.
        - Я так и понял. - Кевин тоже улыбнулся. - Вот уж не думал, что встречу вас здесь сегодня. Может, выпьем чего-нибудь?
        Дженни с тоской взглянула на бармена. Сейчас, когда рядом с ней появился мужчина, готовый, судя по глазам, ради нее на многое, она ни за что не полезла бы в толпу за напитками.
        - Там такая очередь, просто ужас.
        - Ничего, бармен мой хороший знакомый. Могу даже предложить вам посидеть за столиком где-нибудь в укромном месте.
        - А здесь можно найти укромное место? - усомнилась Дженни.
        - Было бы желание.
        - У меня есть такое желание.
        Питер проводил взглядом удаляющуюся парочку и вздохнул. Вот, он уже остался один. Брат нашел себе подружку и исчез. Если Кевину повезет, а скорее всего ему повезет, то домой его можно сегодняшней ночью не ждать. Питер с облегчением вздохнул, допил пиво и начал пробираться сквозь гущу людей к выходу.
        Он вышел на улицу и с наслаждением вдохнул свежий воздух. Потом осмотрелся и увидел одинокую фигуру Кэтрин. Женщина стояла у дороги и тщетно пыталась вызвонить кого-то по сотовому - наверное, такси.
        - Могу я предложить вам свои услуги? - спросил Питер, подойдя к ней.
        Кэтрин удивленно взглянула на него. Наверное, не узнала, мелькнуло у Питера в голове.
        - Добрый вечер, - проговорила Кэтрин. - Что вы имеете в виду под своими услугами?
        Питер непонятно почему покраснел.
        - Я могу подвезти вас. Таксист в такое время сдерет с вас втридорога.
        - Мне ничего не стоит пройти до следующей улицы и поймать машину там, - сказала Кэтрин.
        - Одна, по темной ночной улице? Да вы с ума сошли!
        Кэтрин вдруг улыбнулась. Она видела, что Питер искренне беспокоится о ней, и это ей льстило.
        - А сесть в автомобиль к совершенно незнакомому мужчине вы считаете вполне нормальным? - спросила она.
        - Но мы знакомились уже сегодня. - Питер тоже улыбнулся. - Если хотите, я представлюсь вам еще раз.
        - Не нужно, - сказала Кэтрин. - У меня хорошая память. Вы - Питер.
        - Вот видите, а говорите, что мы незнакомы. - Питер увлек ее за собой. - Пойдемте, моя машина на клубной стоянке.


        - Вы поссорились с сестрой? - спросил Кевин у Дженни.
        Она пожала плечами.
        - По-моему, Кэтрин на меня за что-то обиделась. Или я на нее. Уже не помню. Мы постоянно цапаемся по пустякам.
        - Вы такие разные, несмотря на то что близнецы.
        Дженни раскрыла рот от удивления. Она явно была не права, когда говорила Кэтрин о мужской невнимательности.
        - Да, мы разные, - подтвердила она. - Но это даже хорошо. Я бы повесилась, если бы сестра была моей копией. Не хочу, чтобы у меня был клон.
        - Хотите быть единственной и неповторимой? - Кевин подмигнул ей.
        - А что в этом плохого?
        - Но, Дженни, вы и так неповторимы! - воскликнул Кевин. - Вы очаровательны!
        - Спасибо. - Дженни улыбнулась ему. Светская болтовня уже начала ей надоедать. Кевин осторожничал, и Дженни заскучала.
        Ей хотелось провести этот вечер максимально весело. Именно поэтому она решила взять инициативу в свои руки.
        - Пойдем на танцпол, - предложила она, решив, что они с Кевином достаточно знакомы, чтобы отбросить церемонии.
        - Отлично! - обрадовался Кевин и приглашению, и тому, что его ухаживания поощрили. - Давненько я не отплясывал под столь зажигательную музыку.
        - Я тоже.
        Оба умолчали о том, что являются постоянными посетителями подобных заведений.
        Дженни и Кевин словно старались переплясать друг друга. Никогда еще Дженни не танцевала так зажигательно. Через час они выдохлись и вновь вернулись за столик. Дженни отметила, что Кевин не солгал: он действительно приятельствовал с барменом. А еще у Кевина явно водились деньги, иначе он не заказывал бы самое дорогое вино, и за ним не держали бы этот столик так долго.
        - Расскажи немного о себе, - попросила Дженни.
        Она взяла свой бокал с вином и залпом осушила его. Кевин рассмеялся и наполнил бокал снова. На этот раз Дженни пила медленно, хотя жажда мучила ее ужасно.
        Кевин принял небрежную позу и окинул взглядом Дженни. Она определенно ему нравилась. Легкая в общении, веселая, остроумная и, что немаловажно, красивая.
        Интересно, а какова она в постели? - мелькнуло в голове у Кевина.
        - Я работаю в частной фирме, - сказал он. - Занимаю руководящий пост. Работа сложная, но интересная. А вы, Дженни, где работаете?
        Дженни сразу подметила, что Кевин не стал распространяться о месте своей работы.
        Скорее всего, не хочет быть легкой добычей. У него имеются деньги, это сразу видно. Одежда, например, не из дешевых магазинов. Даже эти простенькие на вид джинсы стоят примерно столько же, сколько она зарабатывала в месяц.
        - Я медсестра, - ответила Дженни. - И я, и моя сестра.
        - Наверное, пациенты выздоравливают сразу же, как только вас видят, - сказал Кевин. - Хотя нет. Я бы, наоборот, притворился тяжело больным только для того, чтобы получить возможность видеться с тобой как можно дольше.
        Дженни рассмеялась.
        - И такое бывает, - честно призналась она. - Но мы не только ухаживаем за пациентами. Я и Кэтрин совсем недавно работаем в больнице, и потому на нас сваливается огромное количество рутинной бумажной работы. Тоска смертная!
        Неужели такой красотке нравится возиться с больными? - удивился Кевин. Такие, как она, стремятся побыстрее выйти замуж. И выходят весьма удачно.
        Как ни странно, Дженни действительно нравилась ее работа. Однако и здесь между сестрами была существенная разница. Если Кэтрин помогала больным по доброте душевной, искренне сочувствуя им, стараясь облегчить им страдания и привести с помощью заботы и ласки к быстрому выздоровлению, то Дженни получала удовольствие от того, что все делают комплименты: ее внешности, веселому нраву, открытой улыбке… Если бы в больнице никто не восхищался Дженни, она ни за что не стала бы там работать. Кэтрин любили за ее доброту, а Дженни - за легкий характер. Однако нельзя не признать, что Кэтрин выполняла свои обязанности куда добросовестнее, чем ее сестра. Но трудно сказать, кого больные любили больше: отзывчивую и исполнительную Кэтрин или вертушку Дженни, которой частенько сходили с рук все ее проколы. Кэтрин порой невероятно раздражало и злило то, что Дженни было достаточно просто похлопать ресницами, и ей все прощали.
        - Не дашь адрес больницы? - спросил Кевин весело. - Я с удовольствием поболею недельку-другую.
        - Разве это не помешает твоему бизнесу?
        - Помешает, конечно, но ради встречи с тобой я готов на все. Ты ведь не хочешь оставлять мне свой номер телефона и не приглашаешь в гости к себе домой.
        Дженни снова заливисто рассмеялась. Теперь, когда Кевин перестал осторожничать, разговор шел так, как надо. Дженни не любила думать над своими словами, обычно говоря все, что ей приходило в голову.
        - Можешь пригласить меня к себе, если хочешь, - сказала она, проводя пальцем по его открытой ладони. - А что до номера телефона, то, разумеется, я его тебе оставлю.
        - Что скажешь, если мы снимем номер в приличной гостинице? Так будет удобно нам обоим, как мне кажется. Я не стану смущать своим присутствием твою сестру, ну а ты - моего брата.
        - Вы тоже живете вместе? - удивилась Дженни.
        - А что такого? Мы и работаем вместе.
        - Он не женат?
        - Нет. - Кевин серьезно посмотрел в глаза Дженни. - А что, ты хочешь за него замуж? Скажи честно, я все пойму.
        - Я вовсе не собираюсь за него замуж! - смеясь, ответила Дженни. - Впрочем, ни за кого другого я тоже не собираюсь. Но вот моя сестра одинока. Я думаю в первую очередь о ней.
        - Без проблем! Я понял твой намек! Мы познакомим их поближе. Тем более что Кэтрин понравилась Питеру.
        В планы Кевина не входили семейные знакомства, однако он предпочел умолчать о причинах этого и обещать Дженни все, что она захочет. Главное, что эту ночь они проведут вместе. А там видно будет.
        Сколько их таких было - любимых на одну ночь…


        - Вы живете в довольно опасном районе, - сказал Питер, подвозя Кэтрин к дому, где она жила с сестрой. - Не боитесь здесь ходить по вечерам?
        - Жутко, конечно, - согласилась Кэтрин. - Но ничего не поделаешь. Снимать квартиру где-нибудь еще нам не по карману. На зарплату медсестры особенно не разгуляешься.
        Питер кивнул.
        - Я прекрасно вас понимаю.
        - А где работаете вы? - спросила Кэтрин, в глазах которой мелькнул живой интерес.
        Я и мой брат работаем в автосервисе, ремонтируем машины, - ответил Питер. - Зарабатываем не бог весть сколько, но на жизнь хватает. Правда, у меня есть мечта: открыть собственный салон, но для этого нужны большие деньги.
        - И вы могли бы гарантировать, что сервис окупится? Многим кажется, что они сделают все лучше, чем другие, а потом прогорают.
        Питер заглушил мотор.
        - Нет, я уже очень давно работаю в сервисе и знаю, что к чему. Уверен, что справился бы. Наш салон убыточен, потому что хозяин понятия не имеет о коммерции. Он и знать не хочет, что для того, чтобы бизнес - любой бизнес - приносил доход, его нужно рекламировать. Сейчас мы выживаем только за счет постоянных клиентов и случайно заехавших автолюбителей, у которых, на наше счастье, что-то сломалось неподалеку от сервиса.
        Кэтрин взглянула на часы.
        - Простите, но мне пора. Завтра рано вставать. Спасибо большое, что подвезли меня, Питер.
        Он улыбнулся.
        - Всегда к вашим услугам.
        Кэтрин вышла из машины и на прощание помахала Питеру рукой. А тот клял себя за то, что не предложил Кэтрин встретиться когда-нибудь еще.

3

        Дженни смотрела на спящего Кевина и думала о том, что узнать, какой человек настоящий, можно лишь увидев, как он выглядит во сне. Кевин казался ей маленьким беззащитным ребенком. На его губах играла легкая счастливая улыбка.
        Интересно, что ему снится? - подумала Дженни. Вот сейчас он проснется и снова станет весельчаком, у которого нет проблем. Но теперь-то я знаю, что это не так. Кевин раним, просто старается спрятать свою уязвимость как можно глубже. Как и все мы.
        Кевин, не открывая глаз, улыбнулся еще шире и потянулся, рука его обвила шею Дженни. Дженни рассмеялась и чмокнула Кевина в губы. Только тут он открыл глаза, в которых читалось недоумение.
        Вот как, ищем к кому бы прильнуть, а потом пугаемся, что не одни?
        - Доброе утро, Кевин! - сказала Дженни весело. - Как спал?
        Кевин потер глаза.
        - Прекрасно, спасибо. А ты?
        - Даже спросонья ты продолжаешь разыгрывать галантного кавалера, - сказала Дженни.
        - Да, я такой… - Кевин зевнул.
        - Нет, не такой. Галантные кавалеры не затаскивают даму в постель в первый же день знакомства.
        - Разве даме не понравилась эта ночь? - Кевин лукаво улыбнулся.
        - Как тебе сказать… Конечно, понравилась! А теперь мне пора, - с этими словами Дженни вскочила с постели. Она уже успела принять душ, пока Кевин досматривал свой последний сон, но еще не была одета.
        - Ты куда? - Кевин приподнялся на локте и недоуменно посмотрел на Дженни.
        Ни одна его женщина не удирала так быстро. Обычно первым стремился уйти он. Желательно на рассвете, пока подруга не опомнилась.
        - Мне на работу. Ты забыл?
        - Я подвезу тебя.
        - Нет, не стоит.
        Дженни быстро оделась, брызнула на себя каплю духов, которые всегда носила с собой в сумочке, причесала свои роскошные волосы и, не дожидаясь, когда Кевин удосужится подняться, открыла дверь.
        - Пока, как-нибудь увидимся.
        Кевин так и остался лежать на кровати с открытым ртом. Нет, воистину, он впервые встречает женщину, которая удирает рано утром и бросает на прощание: «Пока, как-нибудь увидимся».
        Неужели она пропустила мимо ушей все, что он ей наплел? Обычно женщины велись на сказки о том, что у Кевина много денег. Когда открывалась правда, Кевин лишь смеялся и заявлял, что ничего никому не обещал, и вообще: почему кто-то считает его деньги?
        А Дженни ушла, даже не поцеловав его на прощание. Даже не спросив, когда они увидятся. Это неправильная для женщины манера поведения. Это Кевин всегда так поступал!
        Дженни его заинтриговала. Она оказалась не такой, как все. Или Дженни просто набивает себе цену?


        - Прекрати зевать. - Кэтрин злилась на сестру за то, что та не ночевала дома, и поэтому Кэтрин пришлось добираться на работу своим ходом, так как машина была у Дженни.
        - Никто же не видит, - оправдалась Дженни. - У меня была бессонная ночь. Это ты наверняка дрыхла как убитая.
        - Ага, а ты работала как каторжная.
        - Можно и так сказать. - Губы Дженни растянулись в улыбке при воспоминании о ночной «работе». - Как добралась до дома?
        - Спасибо, что поинтересовалась, - проворчала Кэтрин. - Меня подвезли.
        - Ну вот видишь, ничего страшного не случилось. Ты благополучно добралась…
        - Мне просто повезло.
        - Могла бы попросить у меня ключи от нашего авто.
        - Мне не хотелось возвращаться в клуб.
        Дженни покачала головой. Она не могла вспомнить, из-за чего они вчера поссорились, и, следовательно, не понимала, из-за чего сестра дуется сегодня. Скорее всего, виной всему был какой-то пустяк. Впрочем, как и обычно.
        - Ты сердишься на меня? - спросила Дженни, заглядывая сестре в глаза.
        - Не мешай мне, я могу перепутать лекарства. - Кэтрин раскладывала по ячейкам таблетки, предназначавшиеся разным пациентам. - И займись делом. Сегодня твоя очередь делать перевязки.
        - Да, знаю-знаю. - Дженни вздохнула. - Ты не хочешь спросить, где и с кем я была?
        А ты не хочешь спросить, кто меня подвез? - мелькнуло в голове у Кэтрин. Еще вчера ей ужасно хотелось рассказать Дженни, что Питер подбросил ее до дома. Но сегодня… Как только она увидела свою сестру, сияющую, веселую и совершенно не интересующуюся никакими другими проблемами, кроме своих собственных, Кэтрин передумала.
        - У меня много работы, потом поговорим, - сказала Кэтрин.
        - Ну и пожалуйста, - обиделась Дженни. - Не очень-то и хотелось тебе что-либо рассказывать. Ты никогда не интересуешься, как у меня дела.
        - Да?! - моментально взвилась Кэтрин, особенно чувствительная сегодня к критике. - А ты моими интересуешься?! И вообще ты хоть раз спросила у меня, как я живу, как себя чувствую, почему злюсь?
        Дженни открыла было рот, чтобы ответить на казавшиеся ей несправедливыми обвинения сестры, как в процедурный кабинет вошла главная медсестра и строго посмотрела на обеих сестер.
        - И долго еще больным ждать своих лекарств и перевязки?
        - Уже идем, миссис Бранд, - пропела Дженни и тут же исчезла, будто ее ветром сдуло.
        Кэтрин закончила раскладывать таблетки и взяла поднос в руки. Все это время миссис Бранд стояла рядом и наблюдала за действиями Кэтрин.
        - Опять поссорились с сестрой? - спросила она.
        Кэтрин пожала плечами.
        - Ничего удивительного, когда-нибудь это должно было произойти. Мы прожили мирно целых два дня.
        - Очень хотелось бы, чтобы личные проблемы никак не сказались на качестве вашей работы, - выразила надежду миссис Бранд.
        - Разумеется, - ответила Кэтрин и поспешила выйти.
        Она терпеть не могла, когда ее отчитывали, тем более в случае, если она не успела провиниться. Сегодняшний рабочий день начался со ссор и выговоров. Отлично. Что же будет дальше?
        Несмотря на утро, Кэтрин чувствовала усталость. Из-за Дженни она не отдохнула в свой единственный выходной день, а до следующего еще целая неделя!
        Кэтрин не сталкивалась с Дженни до ланча, что было странным, так как обычно сестра вечно крутилась подле нее. Однако на этот раз Дженни словно дала Кэтрин возможность отдохнуть от своего общества и успокоиться.
        - Идем обедать? - Дженни сунула голову в процедурную. - Все уже ушли.
        Кэтрин к тому времени успела прийти в себя и даже заскучала без Дженни. Как-никак они с самого рождения были вместе, и, когда сестра куда-то пропадала, Кэтрин становилось не по себе. Какие бы разногласия между ними ни происходили, сестры тосковали друг по другу.
        - Иду. - Кэтрин схватила сумочку. - Как обычно, в «Рио»?
        - О, мне так там надоело! - вдруг заявила Дженни. - Мы обедаем в «Рио» почти год.
        - Но это самое дешевое место поблизости, где можно вкусно пообедать, - возразила Кэтрин.
        - Неужели нельзя найти ничего другого? Например, Карла и Рита ходят обедать в «Биг Сандвич».
        - Дурацкое название, наверняка там ничего не подают, кроме бутербродов и салатов. У меня от такой пищи моментально заболит живот.
        - Если нам там не понравится, вернемся в «Рио», - пообещала Дженни, и Кэтрин пришлось согласиться, хоть она и подозревала: что-то здесь не так, если сестра внезапно захотела переменить место, где они обедали.
        В «Биг Сандвич» Кэтрин не понравилось, хотя там и оказались несколько супов на выбор и даже какое-то разнообразие вторых блюд. Она быстро привыкала к чему-то одному и потому не видела смысла в том, чтобы перебегать с места на место. К тому же в «Биг Сандвич» было слишком много народу.
        - Завтра обедаем в «Рио», - сказала Кэтрин.
        - Почему? - Дженни всплеснула руками. - Да здесь не в пример лучше! Дешевле, и готовят так же вкусно, как и там.
        - А еще здесь очереди, медлительные официанты и испорченные кондиционеры. Я не желаю обливаться потом каждый обеденный перерыв. Я привыкла получать наслаждение от обеденного отдыха.
        - А мне здесь очень нравится, - принялась горячо убеждать сестру Дженни. - Так весело! Ты просто еще не привыкла.
        На лице Кэтрин явственно читался скепсис по поводу слов Дженни.
        Дженни подумала, что если бы она рассказала Кэтрин о том, с кем провела ночь сегодня, то сестра поняла бы, почему Дженни больше не тянет в «Рио».
        Однако Кэтрин была с утра такой невыносимо вредной, что Дженни раздумывала делиться с ней своим секретом.
        - Ты слышала не очень хорошую для нас новость? - спросила Кэтрин.
        - Какую именно? - поинтересовалась Дженни, поглощая спагетти.
        - Больницу собираются прикрыть.
        - Как так? - Дженни наконец проявила должный интерес к словам сестры. - Ее не могут закрыть, она государственная.
        - Да, но она нуждается в капитальном ремонте, ты не можешь этого отрицать. Это все знают.
        - И что это значит?
        - А то, - Кэтрин тяжело вздохнула, - что больных переведут в другие больницы, а мы останемся без работы.
        Дженни забыла о спагетти и уронила вилку, которая громко звякнула о полупустую тарелку, что привлекло внимание проходящего мимо официанта.
        - И куда мы денемся? - спросила Дженни жалобно.
        - Понятия не имею. - Кэтрин бросила злобный взгляд на официанта, и тот поспешил ретироваться. - Но у меня такое чувство, что нам придется подыскивать себе другую работу. Никто не станет нас устраивать на новое место, а ждать, пока отремонтируют нашу больницу, не имеет смысла. Это может затянуться на несколько долгих месяцев. А у нас не так уж много сбережений, чтобы позволить себе бездельничать.
        Дженни вспомнила о том, что хотела купить новую кровать - старая скрипела так, словно готовилась развалиться в считанные секунды. Теперь покупка переносится на неопределенный срок.
        - Прекрасная новость, - проговорила Дженни. - И когда ты об этом узнала?
        - Сегодня утром от миссис Бранд.
        - Так ты поэтому была такая злая? - Вся обида Дженни мигом улетучилась.
        Кэтрин не стала разубеждать сестру в том, что плохое настроение появилось еще до этой сногсшибательной новости.
        - Я жду твоих предложений, - хмуро сказала Кэтрин.
        - Мы умрем с голоду, если не найдем другую работу, - пессимистично высказалась Дженни.
        - Так что нам придется ее найти, - подхватила Кэтрин. - И начать поиски следует как можно скорее.


        - Их сегодня нет, - вздохнул Питер.
        - Кого? - Кевин недоуменно посмотрел на брата, хотя прекрасно знал, о ком идет речь.
        - Кэтрин… и Дженни.
        - А почему это ты их ждешь?
        Питер промолчал. Он не успел рассказать брату о том, что подвозил вчера Кэтрин.
        - Что у тебя с Дженни? - спросил в свою очередь Питер.
        - А, ничего особенного, - отмахнулся Кевин.
        - Но ты же с ней вчера провел ночь?
        - Нет, не с ней.
        Кевин и сам не знал, почему так сказал, но ему не хотелось ничего рассказывать брату. Может быть, потому, что Кевин весь день пытался выбросить Дженни из головы. И у него не получалось.
        - Вот как? - удивился Питер. - Ну и шустрый же ты. Значит, Дженни дала тебе от ворот поворот?
        - Еще чего не хватало! - взвился Кевин. - Просто на горизонте появилась более симпатичная девчонка.
        - Более симпатичная? - не поверил Питер. - Такое возможно?
        Теперь уже настала очередь Кевина замолчать, чтобы не выдать свои эмоции.
        - Почему это ты ждешь их сегодня? - спросил Кевин после минутной паузы в разговоре.
        - Я так привык видеть их за соседним столиком. Удивительно, как это нам раньше не пришло в голову познакомиться с ними?
        - Тебе бы это и вчера не пришло бы в голову, - проворчал Кевин. - Если бы не я, ты ни за что не подошел бы к ним.
        - Возможно, - нехотя согласился Питер. - Это ведь ты у нас шустрый. Кстати, - перешел он на другую тему, - мне нужны те деньги, которые мы заработали за четыре месяца. Сними их со счета. Наш автомобиль почти развалился, и я уже ничего не могу с ним сделать. Он и так много лет служил нам верой и правдой. Есть возможность купить подержанный «феррари», в очень хорошем состоянии. Мы ведь всегда мечтали с тобой о «феррари».
        Кевин опустил голову и принялся пристально разглядывать содержимое тарелки. Оторвавшись наконец от этого занятия, он тяжко вздохнул. Питер молчал, и Кевин знал, что брат может ждать сколько угодно.
        - В общем, ты куда-то дел эти деньги, - сказал Питер сухо. - Не так ли?
        - Так, - подтвердил Кевин.
        - И куда? - Питер все еще старался быть спокойным.
        - Не могу сказать определенно, но…
        - Зато я могу тебе определенно заявить, что ты последний придурок! - рявкнул Питер. - Мы заработали их вместе! Это наши общие деньги!
        - Прости, Питер…
        - «Прости, Питер»? Это все, что ты можешь мне сказать?
        А что Кевин мог еще сказать? Что промотал деньги? И что последнее потратил вчера, угостив Дженни дорогим вином и заказав номер в шикарном отеле?
        Кевин и сам не мог бы сказать, что с ним творится в последнее время. Он никогда не был транжирой, но тут его понесло. Ему так хотелось престать перед Дженни в выгодном свете, что деньги он тратил, не задумываясь о том, что скажет брат.
        - Скажи честно, ты их проиграл? - Питер снова перешел на спокойный тон, зная, что криком все равно ничего не добиться, а раз так, что толку тратить нервы.
        - Да ты что! - искренне возмутился Кевин. - Ты же знаешь, что я не игрок! Да как ты мог подумать такое?
        - Куда же тогда подевались деньги?
        - Женщины, - только и сказал Кевин.
        - Ты что, ходил по борделям? - изумился Питер.
        - Ты считаешь, что потратить деньги на женщин означает только поход по борделям? Питер, женщины - дорогие существа. Они обходятся нам недешево. Одна хочет цветочек, другая колечко на палец, а третья норковое манто.
        - И кому ты купил цветочек, колечко и манто?
        - Никому. Это всего лишь образы.
        - Твои образы стали столь реальными, что на них ушли все деньги!
        Кевин виновато опустил глаза.
        - Я признаю свою ошибку.
        - От этого не легче, - буркнул Питер. - Мне нужны деньги, и плевать я хотел, где ты возьмешь мою долю, то есть ту часть денег, которую заработал лично я. Свои сбережения можешь тратить, как захочешь, но мои не трогай!
        - Это было в первый раз!
        - И в последний, Кевин!
        Питер поднялся из-за столика, не доев свой обед, и ушел.
        Кевин потратил деньги на девушек! Да лучше бы он играл! Еще неизвестно, что хуже. Питер никогда не подозревал в брате кутилу. Легкомысленного типа, самовлюбленного юнца, который не видит дальше своего носа… кого угодно, но только не кутилу!

4

        Это был их первый безработный день. Сестры проснулись по привычке в семь утра и, поворочавшись с боку на бок, поняли, что нет смысла дальше валяться в постели. Причем решили не сговариваясь, находясь каждая в своей комнате.
        Кэтрин была намного расторопнее Дженни и потому первой спустилась на кухню, даже не предполагая, что сестра тоже проснулась.
        - Не спится? - весело спросила Дженни, найдя Кэтрин на кухне.
        Кэтрин приветственно подняла чашку с кофе.
        - Как и тебе. Привычка?
        Дженни кивнула.
        - Странно, - сказала она. - Я всегда любила поспать подольше, а сегодня, когда у меня есть реальная возможность валяться в постели хоть до обеда, что-то заставило меня вскочить ни свет ни заря.
        - Рефлекс.
        - Разве я похожа на собаку? - рассмеялась Дженни.
        - Если только на очень породистую, - пошутила Кэтрин.
        - Нет, - Дженни вздохнула и, налив себе кофе, села рядом с Кэтрин, - мы обе похожи на маленьких дворняжек, которых выкинули на улицу.
        - Не все так плохо, как кажется на первый взгляд, - постаралась приободрить сестру Кэтрин.
        - Неужели? - На лице Дженни появилось скептическое выражение. - На данный момент я не вижу в нашей с тобой ситуации ничего хорошего. И ты, и я с ног сбились, пытаясь найти работу. И что в результате? Нас везде просили подождать, так как нет свободных мест.
        - Не может быть, чтобы весь персонал больницы оставили без работы, - сказала Кэтрин. - Ты же знаешь, что нам сразу же сообщат, если появится какое-то место. К тому же мы не одни такие. Еще четырнадцать медсестер остались не у дел.
        - Завтра нам нужно платить за квартиру, - мрачным тоном напомнила Дженни.
        На это у нас есть деньги, - Кэтрин тяжело вздохнула, - но мой оптимизм начинает иссякать, как я подумаю о том, что в следующем месяце нам придется сидеть на хлебе и воде, если мы хотим здесь остаться.
        - А мы хотим, - подхватила Дженни. - потому что живем в этой не самой, заметь, дорогой квартире, хоть и в жутком районе, уже восемь лет. Если переезжать куда-либо, то в еще более неблагоприятный район. А хуже этого я даже и не знаю.
        - Никуда мы не уедем, - твердо заявила Кэтрин. - Можно куда-нибудь устроиться временно.
        - И куда, например? - мрачно поинтересовалась Дженни. - Посудомойкой? Официанткой? Уборщицей?
        - Интересно, а что тебе еще останется делать? - спросила Кэтрин. - Или ты думаешь, что мы благополучно будем торчать без дела, пока нам на блюдечке не преподнесут прекрасное место работы в превосходных условиях?
        - Не понимаю, - сказала Дженни задумчиво, слушая сестру краем уха, - почему так сложно найти работу медсестры? Ведь у нас не было с этим проблем, когда мы поступили после колледжа в нашу больницу.
        - Нам помогли, не забывай. Мы же были одними из лучших студенток.
        - А сейчас у нас есть опыт работы и стаж.
        Кэтрин покачала головой. Она устала спорить и что-то доказывать Дженни, тем более что та и сама видела бесплодность таких разговоров.
        - Ты уже забирала почту? - после минутного молчания спросила Дженни.
        Кэтрин взглянула на часы.
        - Когда я проснулась, было слишком рано для почты. Так что можешь посмотреть сейчас.
        Дженни вернулась с ворохом счетов, которые туг же с глаз долой отложила в кухонный ящик, где их всегда потом находила и оплачивала Кэтрин. Кроме утренней газеты в почтовом ящике оказался еще и большой конверт. Дженни повертела его в руках, рассмотрела со всех сторон и нахмурилась.
        - Это что? - спросила Кэтрин, изо всех сил стараясь, чтобы Дженни не заметила ее любопытства.
        - Понятия не имею, - раздраженно сказала Дженни. - Точно не счет. Этот конверт из какой-то юридической конторы.
        Дженни протянула конверт Кэтрин, так как всегда предоставляла сестре разбираться со скучными делами. Кэтрин вскрыла его и развернула выложенные листы бумаги. Несколько минут она внимательно вчитывалась в написанное, а потом как-то странно взглянула на сестру.
        - Ну и что это? - спросила Дженни. В свете последних событий она не ждала от жизни ничего хорошего.
        - Ты что-нибудь слышала о дяде Фрэнке? - спросила Кэтрин.
        - О мамином брате?
        - Видимо, да.
        - Только то же, что и ты, - ответила Дженни, все еще не понимая, к чему клонит сестра. - А почему ты спрашиваешь? Это от него письмо?
        - А что ты помнишь? - снова поинтересовалась Кэтрин, игнорируя вопрос Дженни.
        - Сумасшедший коллекционер. Кажется, у него дом забит антиквариатом. Вроде как у него нет жены, нет детей, и вообще он странный.
        - Да, и он всегда на Рождество и на наш день рождения присылал набор открыток с видами городов, репродукциями картин и подобной ерундой.
        - Ага, меня всегда удивляло, где он их находит в таком количестве. Кстати, я даже не помню, как дядя Фрэнк выглядит.
        - Мы видели его всего несколько раз, - подтвердила Кэтрин. - Он не очень жаловал свою родню.
        - А к чему расспросы? Что с ним?
        - Он умер.
        Дженни прикрыла от удивления рот рукой.
        - Надо же! Он ведь не намного старше нашей мамы. Так это письмо с соболезнованиями?
        Кэтрин покачала головой.
        - Ничего подобного. Это просьба прийти в нотариальную контору. Кажется, мы упомянуты в завещании.
        Дженни громко фыркнула.
        - Что он мог нам оставить? Портрет нашей бабушки в молодости? Ты сходи, Кэтрин, а я не пойду. Мне там нечего делать.
        - Но здесь написано, что явиться должны мы обе. Иначе завещание относительно нас не будет приведено в действие. Давай сходим, Дженни, ноги не отвалятся.
        - Не вижу смысла.
        - Все равно нам нечем заняться, - продолжала уговаривать сестру Кэтрин. - Неужели ты не составишь мне компанию?
        - Ну ладно, - проворчала Дженни. - Когда там нужно прийти в эту контору?
        Сестры вышли из лифта и растерянно застыли с приоткрытыми ртами, неожиданно попав в водоворот того ритма жизни, который царил на тридцатом этаже, где должен был находиться адвокат их покойного дядюшки. Стоять долго посреди коридора, когда тебя со всех сторон толкают спешащие куда-то люди, невозможно, поэтому Дженни, опомнившаяся первой, решительно взяла Кэтрин за руку и потащила за собой в поисках указанного в извещении кабинета.
        - Это здесь, - сказала Дженни, ткнув пальцем в дверь, где висела блестящая табличка с именем адвоката.
        Они вошли в просторную приемную. Им навстречу из-за стола поднялась симпатичная секретарша и улыбнулась.
        - Вы к мистеру Кройдену? - спросила она вежливо.
        - Да, - сказала Кэтрин.
        - Вам назначено?
        Кэтрин растерянно взглянула на сестру. Они никогда не посещали адвокатов, а потому Кэтрин не знала, как себя вести. Однако Дженни в таких ситуациях ориентировалась сразу. Нельзя сказать, кто из сестер более самостоятелен. Они дополняли друг друга. В каких-то ситуациях Кэтрин действовала более решительно, а в каких-то Дженни вела ее за собой.
        - Полагаю, что назначено, - сказала Дженни. - По крайней мере, в письме, которое мы получили несколько дней назад, было ясно сказано, что мы должны явиться к мистеру Кройдену сегодня, в одиннадцать часов утра.
        Секретарша открыла рабочий блокнот.
        - Назовите ваши имена, пожалуйста, - попросила она, перелистывая страницы.
        - Дженифер и Кэтрин Деминг.
        Дженни показалось, что в глазах секретарши мелькнули уважение и интерес.
        Что бы это значило? - подумала Дженни. Или, возможно, мне почудилось? С чего бы мы могли ее заинтересовать?
        Она взглянула на сестру и увидела, что и от Кэтрин не укрылось выражение лица секретарши.
        - Да, конечно, мистер Кройден уже ждет вас, проходите.
        Секретарша распахнула дверь перед сестрами, и они вошли в святая святых мистера Кройдена, который оказался седеющим мужчиной средних лет, невысокого роста и со множеством морщинок в уголках глаз, выдававших его веселый нрав.
        - Не очень-то он похож на адвоката, - шепнула Кэтрин на ухо сестре. - Так выглядят клерки.
        Дженни усмехнулась: Кэтрин попала в точку. Однако мистер Кройден был адвокатом, а не клерком, а это означало, что относиться к нему нужно со всей серьезностью.
        - Мисс Дженифер Деминг и мисс Кэтрин Деминг, - провозгласила секретарша.
        Кройден поднялся им навстречу и пожал руки сначала Кэтрин, а потом и Дженни.
        - Садитесь, пожалуйста, - сказал он, указав им на стулья.
        Только сейчас сестры заметили, что в кабинете уже сидят несколько человек: две женщины и один мужчина.
        Мистер Кройден не стал представлять им присутствующих, видимо не усматривая в этом никакой необходимости, и вернулся за свой рабочий стол.
        Дженни и Кэтрин уселись на стулья и одинаковыми жестами поправили юбки. Мистер Кройден рассмеялся.
        - Теперь я вижу, что вы действительно близнецы, - сказал он, глядя на сестер. - А то вначале засомневался.
        Дженни и Кэтрин удивленно подняли брови, что вызвало у мистера Кройдена еще больший приступ веселья. Однако он взглянул на лежащие перед ним бумаги и мгновенно посерьезнел.
        . - Итак, - начал он, - мы собрались здесь сегодня, чтобы ознакомиться с последней волей Фрэнка Уолдека.
        Дженни недоуменно взглянула на сестру.
        - Девичья фамилия мамы, - слегка раздраженно пояснила Кэтрин, удивляясь недогадливости сестры.
        Адвокат тем временем вскрыл пухлый конверт с завещанием и принялся зачитывать малопонятные для Кэтрин и Дженни вещи. Дженни так вообще заскучала. Она думала о том, что сегодня в одном из клубов закрытая вечеринка, обе сестры приглашены, но не могут позволить себе пойти, так как приходится экономить.
        Кэтрин и Дженни встрепенулись, только когда прозвучали их имена.
        - «Мисс Дженифер и Кэтрин Деминг я завещаю свое недвижимое имущество, то есть дом, со всем, что в нем находится, - зачитал мистер Кройден и посмотрел на сестер. - При условии полного сохранения коллекции. После их смерти все имущество переходит городскому музею». Дженни пропустила мимо ушей большую часть из того, что произнес Кройден, но одно она поняла четко: они с Кэтрин получили в наследство дом.
        - Теперь нам не придется платить за квартиру! - радостным шепотом сообщила она сестре, но Кэтрин лишь раздраженно отмахнулась.
        Кэтрин в отличие от сестры все выслушала внимательно. Итак, что же получается? Их дядя Фрэнк завещал им дом и все, что в нем на данный момент есть? И они могут жить там до тех пор, пока обе не умрут. Значит, если у кого-то из сестер появится семья, дети, то потом их наследников представители городского музея могут запросто выкинуть на улицу? Неужели этот дом настолько ценен?
        - На этом все, - закончил свою речь адвокат. - Есть вопросы?
        - Конечно есть! - сказала Кэтрин.
        - О, не волнуйтесь, мисс, теперь я и ваш адвокат. Поэтому мы в любом случае поговорим о наследстве.
        Мистер Кройден выпроводил всех присутствовавших на оглашении завещания, кроме сестер, попросил их пересесть поближе к его столу и улыбнулся.
        - Поздравляю с наследством. Полагаю, вы не были слишком хорошо знакомы с вашим дядей?
        - Именно так, - подтвердила Дженни. - Он никогда не навязывал нам свое общество.
        Кэтрин легонько пнула ее. Не хватало еще, чтобы Дженни плохо отзывалась о покойном!
        - Но он решил позаботиться о вас после своей смерти, - сказал мистер Кройден. - Хотя лично мое мнение: лучше бы он чаще вспоминал о близких при жизни.
        Сестры переглянулись. Адвокат им нравился прежде всего своей откровенностью, но, с другой стороны, им было не очень приятно, что кто-то вмешивается в их семейные дела.
        - Фрэнк был не только моим клиентом, но и другом, - продолжал мистер Кройден. - Он просто помешался на собирательстве антиквариата. В его коллекции есть такие вещи, за которые будут биться многие музеи. Но он завещал их только одному.
        - Если я правильно поняла, то жить в этом доме можем только мы с сестрой, - сказала Кэтрин.
        - Да, после вашей смерти все перейдет музею, - подтвердил мистер Кройден.
        - Что это значит? - спросила Дженни.
        - Это значит, что если мы с тобой успеем выйти замуж в этом году, родить близнецов и разбиться на машине сразу же после выхода из роддома, то наши мужья останутся у разбитого корыта с младенцами на руках, - сказала Кэтрин со свойственным иногда ей черным юмором. - Или, например, даже если мы доживем до седин, то нам нечего будет оставить своим внукам.
        Мистер Кройден откашлялся.
        - Я бы не стал давать именно такие пояснения, но… В общем-то вы правы.
        - И какого лешего тогда нам сдался этот дом? - спросила Дженни, которая прекрасно поняла объяснение сестры.
        - Вы можете там жить, - удивленно сказал Кройден.
        Дженни повернулась к сестре.
        - Думаешь, оно нам надо? - спросила она.
        Кэтрин пожала плечами.
        - Ты же сама говорила мне, что так можно сэкономить на квартире.
        - Слабое утешение, ты не находишь? А мы можем пользоваться вещами, которые есть в доме? - спросила Дженни у адвоката.
        - Можете, разумеется. Но администрация музея будет строго следить за тем, чтобы вы ничего не испортили из коллекции и уж тем более не продали.
        - Там есть что продавать? - со скептической усмешкой осведомилась Кэтрин.
        - Коллекция оценивается в три миллиона долларов, - скучным голосом сообщил мистер Кройден.
        Сестры округлили глаза и посмотрели сначала на адвоката, а потом друг на друга.
        - Где дядюшка взял столько денег? - пробормотала Кэтрин.
        Мистер Кройден, наблюдавший за реакцией сестер, рассмеялся.
        - Он был далеко не бедным. К тому же из него получился неплохой делец. Фрэнк продавал кое-какие вещи в случае необходимости, обменивался с другими коллекционерами антиквариата, да и вообще в банке у него всегда лежала кругленькая сумма. Честно говоря, я не в курсе его доходов, он не посвящал меня в тайны своего бизнеса, а я не спрашивал.
        Лучше бы он оставил нам деньги, - сказала Дженни. - Что толку жить в доме, где нет ничего твоего? Выходит, что мы можем сдохнуть с голоду в доме, оцененном в три миллиона долларов.
        - Гм… - сказал мистер Кройден. Ему импонировала откровенность сестер, которые не стеснялись высказывать свои мысли. Сестры были правы во всем. Лично он, Кройден, тоже считал, что от такого наследства нет никакого толку. - А у вас проблемы с деньгами?
        - Наши проблемы - только наши проблемы, - с достоинством сказала Дженни, и Кэтрин энергичным кивком головы выразила согласие со словами сестры.
        Мистер Кройден развел руками.
        - Вы можете отказаться от наследства, если хотите. В этом случае дом сразу перейдет в распоряжение городского музея.
        - Мы подумаем, - сказала Кэтрин. - Когда нужно дать ответ?
        - Вы вступаете в наследование с завтрашнего дня, - сказал мистер Кройден. - Можете советоваться хоть месяц, но тогда в течение этого времени вы не сможете въехать в дом.
        - Мы скажем вам о своем решении завтра, - пообещала Кэтрин. - Нам можно идти?
        - Если у вас больше нет никаких вопросов, то…
        Сестры поспешили распрощаться и вышли из кабинета. Мистер Кройден посмотрел им вслед.
        Красивые женщины, подумал он. Естественно, они хотят выйти замуж, создать семью и желают быть уверенными в своем будущем. Эта брюнетка совершенно права: они могут умереть с голоду, живя среди роскоши. Фрэнк был великим чудаком. И зачем только он оставил дом племянницам? Какие цели преследовал? Теперь уже никто не объяснит…

5

        - Что скажешь? - спросила Дженни.
        Сестры в молчании вышли от Кройдена, не говоря ни слова спустились вниз и поймали такси. Только в машине Дженни обрела дар речи и своим вопросом вывела из задумчивости Кэтрин, которая обдумывала только что услышанное от мистера Кройдена.
        - Пока ничего определенного, - сказала Кэтрин. - Все это кажется мне каким-то нереальным.
        - Мне тоже. Но что мы будем делать? Кэтрин сердито, повела плечами.
        - Понятия не имею.
        - Я ничем не виновата перед тобой, - сказала Дженни. - Прекрати злиться. Дядя задал нам сложную задачку, и мы обязаны ее решить в кратчайшие сроки.
        - Ничем мы ему не обязаны. Я вообще не могу понять его странной щедрости. Что все это значит? Почему вдруг он вспомнил про нас? Не проще ли было сразу передать свое имущество музею?
        - Может, он хотел похвастаться своим богатством перед своей родней, - предположила Дженни.
        - Какой толк, если он умер?
        Эти старики такие странные, - сказала Дженни. - Откуда мы можем знать, что творилось у него в голове? Нужно спросить у мамы, что он был за человек. Она с ним определенно лучше знакома, чем мы.
        - Верно, - произнесла Кэтрин и обратилась к водителю: - Поверните здесь направо. Мы поедем по другому адресу. Вот сейчас мы ее и навестим, - сказала Кэтрин сестре.
        - Представляю, как она удивится, когда мы расскажем ей о случившемся.


        - Я ничуть не удивлена, - заявила Хелен, выслушав дочерей. - Он всегда говорил, что оставит вам дом.
        - И зачем? - поинтересовалась Дженни.
        - Он гордился своим домом и своей коллекцией. И хотел, чтобы вы, заинтересовавшись с его помощью антиквариатом, тоже переняли его хобби.
        Дженни скептически нахмурила брови.
        - Дядя Фрэнк полагал, что мы так же, как и он, начнем собирать старье?
        - На этом «старье» он заработал кучу денег, - с упреком напомнила ей Хелен. - Впрочем, он был большим чудаком, и я не знаю, какие амбиции он удовлетворял, составляя свое завещание.
        - Мы о том же, - сказала Дженни.
        - И все же, что ты нам посоветуешь, мама? - спросила Кэтрин.
        - Переехать, конечно же, - ответила Хелен. - Я ведь знаю о ваших проблемах. Жаль, что я не могу помочь вам деньгами…
        Сестры все прекрасно понимали. Да они бы и не приняли от матери помощь: они уже давно стали взрослыми и самостоятельными женщинами, которые должны обеспечивать себя сами.
        - Если бы не плата за квартиру и не проблемы с работой, я ни за что не переехала бы. Представляю, что там за сарай. Если дом решили передать музею, то это какая-нибудь развалюха, - сказала Дженни.
        Хелен пожала плечами.
        - Я ни разу не была в гостях у Фрэнка. Он не одобрял моего развода и совсем перестал со мной общаться после того, как я во второй раз вышла замуж.
        - А то, что это отец тебя бросил, дядю не волновало? - поинтересовалась Кэтрин, которая всегда была готова защищать мать.
        Хелен снова пожала плечами, но на этот раз промолчала. По-видимому, ее не слишком волновало то, что брат не желал с ней общаться.
        - А что там у вас с личной жизнью? Не собираетесь замуж?
        Кэтрин и Дженни дружно поморщились. Это была больная тема. Мать просто спала и видела, чтобы они вышли замуж и нарожали кучу детишек. В общем-то сестры не возражали против такого будущего, но подходящих претендентов на роль мужей и отцов их чад не находилось. У Кэтрин - потому что она всегда ждала инициативы от мужчин, которые отнюдь не спешили ее проявлять, а у Дженни - потому что она была слишком разборчива в своем выборе.
        - Пока не собираемся, - сказала Кэтрин.
        - Если мы решим создать семьи, то ты узнаешь об этом первой, - пообещала Дженни.
        Хелен вздохнула и ласково посмотрела на дочерей.
        - Ах, лишь бы не получилось так же, как у меня с вашим отцом.
        Дженни мысленно застонала. Она ненавидела все эти разговоры. Ну чем виноват отец? Только тем, что вовремя понял, что он и его жена не подходят друг другу? Тем, что встретил женщину своей мечты и живет счастливо? Да и сама Хелен разве не нашла мужчину, который подходил ей куда больше, чем предыдущий муж?
        - Мы сделаем все возможное, чтобы твоя судьба не повторилась в нас, - сказала Дженни тускло.
        - Не груби матери, - отозвалась Хелен рассеянно, хотя Дженни и не думала ей грубить, даже голос не повышала.
        - Нам пора, - сказала Кэтрин, поспешившая предотвратить назревавшую ссору. - Надо ехать паковать вещи. Можно позвонить от тебя мистеру Кройдену?
        - Звони, - разрешила Хелен. - А вообще, не понимаю я вас. То вы не хотите принимать наследство, то решаете въехать в свой новый дом сию же секунду.
        С этими словами Хелен вышла из гостиной.
        - Она какая-то растерянная в последнее время, - сказала Дженни. - Ты заметила?
        - Да. - Кэтрин задумчиво посмотрела матери вслед. - Нужно поговорить с ней по душам. Может быть, у нее проблемы с мужем?
        - Или со здоровьем, - предположила Дженни. - У нее синяки под глазами.
        - Но худой и изможденной, как обычно бывает при болезни, она не выглядит, - ответила Кэтрин. - Будем надеяться, что мама просто не выспалась. Говорит мисс Кэтрин Деминг, - сказала она в трубку. - Соедините меня с мистером Кройденом, пожалуйста.
        Через секунду адвокат ей ответил. По голосу было слышно, что он удивлен тем, что сестры так быстро приняли решение, хотя еще утром были растерянными.
        - Да, конечно, я смогу завтра показать вам дом. Можете переехать в него в любое время.
        - Тогда завтра же мы туда и переберемся. - Кэтрин замолчала, думая о том, стоит ли задавать следующий вопрос, и решила, что стоит. - А в нем вообще можно жить?
        Мистер Кройден рассмеялся.
        - Более чем. В этом вы убедитесь, как только войдете в дверь. Неужели вы думаете, что это древняя халупа? Тогда вы будете приятно удивлены.
        - А как он выглядит, этот дом? - не выдержала Кэтрин.
        Мистер Кройден снова рассмеялся. Похоже, он ни секунды не мог жить без смеха. Его жизнерадостность почему-то действовала Кэтрин на нервы.
        - Увидите завтра, - сказал он и положил трубку.
        - Что он сказал? - с любопытством спросила Дженни.
        Она сидела на низеньком диванчике и, подперев ладонями подбородок, смотрела на сестру.
        - Ничего из того, что могло бы нам помочь, - ответила Кэтрин. - Мне все это не нравится.
        Дженни только вздохнула. Ей тоже все это не нравилось. Она терпеть не могла сюрпризы.
        Питер не разговаривал с братом целый день. Он молча копался во внутренностях
«мерседеса», который нужно было отремонтировать как можно быстрее, и казался полностью погруженным в работу. Кевин понимал, что ему еще предстоит тяжелый разговор с братом. Так крупно он подвел Питера в первый раз в жизни. Однако это не могло служить оправданием для неблаговидного поступка, совершенного Кевином.
        И что только на меня нашло? - укорял он себя. Заказать номер в дорогом отеле! Изображать перед простой девчонкой арабского шейха! Да ей было все равно, сколько у меня денег, в этом я уверен. Мы доставили друг другу массу удовольствия, не думая о том, сколько у кого долларов на счете.
        Кевин постоянно думал о Дженни. Он даже больше винил себя в том, что солгал ей и тем самым закрыл сам себе дорогу к этой женщине, чем в растрате их с братом общих денег. Кевин подошел к брату.
        - Питер, рабочий день уже окончился.
        Тот по-прежнему молча лежал под машиной и что-то ковырял отверткой.
        - Ты, конечно, можешь остаться здесь до утра, шеф только рад будет, но мне кажется, что от такого рвения нет никакой пользы.
        Питер молчал, словно и не слышал того, что говорит брат. Будто Кевин вдруг превратился в привидение, а звук его голоса стал не громче тихого шелеста ветра.
        - Алло! - крикнул Кевин. - Меня кто-нибудь слышит?
        Питер наконец отложил отвертку и серьезно посмотрел на брата. Кевин не выдержал этот взгляд, тем более что не мог понять, о чем в этот момент думает Питер, и отвел глаза.
        - Я тебя слышу, - спокойно ответил Питер. - Не понимаю, что тебя держит. Ты можешь спокойно уйти и без меня, как часто делал это раньше. Ты ко мне не привязан. Тебе уже достаточно много лет, чтобы я перестал водить тебя за ручку. Ты самостоятельный. Даже чересчур.
        Произнеся эту тираду, Питер вновь вернулся к своей отвертке и «мерседесу». Кевин постоял возле брата несколько секунд, переминаясь с ноги на ногу. Питер отлично знал, почему Кевин не может уйти - у него нет денег даже на обратную дорогу домой. Автомобиль у них с братом один на двоих, так что Кевину волей-неволей нужно было дожидаться Питера, если он не хотел идти до дома пешком.
        - Питер, ты же знаешь, что без тебя я приду домой только к утру, - сказал Кевин.
        - Не мои проблемы.
        - Ну прекрати, Питер. Не можешь же ты злиться на меня вечно? Я отдам тебе эти деньги.
        - Интересно, где ты их возьмешь?
        - Заработаю, естественно.
        Питер фыркнул, выражая тем самым крайнее недоверие к словам брата.
        - Хотелось бы посмотреть, как ты это будешь делать. Наш сервис собираются закрывать. Хочешь найти другую работу, более перспективную и денежную? Или, может быть, уже нашел? Тогда ладно, я подожду.
        - Сервис закрывают? - Кевин от неожиданности опустился прямо на запыленное колесо, лежащее рядом с «мерседесом». - Это точно?
        - Не надейся на чудо.
        - Но ведь такие слухи ходят постоянно. Мы «закрываемся» чуть ли не каждые полгода.
        - На этот раз уж точно. Хозяин разорился. Нам нужно искать другое место.
        - Считай, что ты меня убил, - проговорил Кевин тихо. - Выходит, у нас совсем нет денег? И, если завтра сервис закроют, придется срочно искать какую-нибудь работу, чтобы не подохнуть с голоду?
        - Лучше не скажешь, - подтвердил Питер.
        Кевин задумался. Теперь он понимал, почему брат впал в холодную ярость. Есть от чего разозлиться. Дело даже не в том, что Кевин растранжирил деньги, а в том, что у них теперь нет сбережений.
        - Мы всегда найдем работу, - уверенно сказал Кевин. - Не хвастаясь, скажу, что мы прекрасные специалисты.
        Питер бросил на него хмурый взгляд, потом вылез из-под автомобиля и вытер руки о полотенце.
        - Докажи теперь это нашим потенциальным работодателям, - сказал Питер. - Или ты думаешь, что нас тут же оторвут с руками и ногами, когда узнают, что мы остались без работы?
        - Ничего я не думаю, - проронил Кевин задумчиво.
        - Это верно. Думать - не в твоем стиле.
        Кевин поджал губы, но смолчал. Разумеется, теперь он будет постоянным объектом нападок со стороны Питера. Особенно сейчас, когда над ними нависла угроза безработицы.
        - Я хотел купить «феррари» еще и потому, чтобы у нас появилась возможность подработать, но для этого нужен автомобиль на ходу.
        - Что за подработка? - заинтересовался Кевин.
        - Теперь уже не имеет значения. - Питер снова полез под «мерседес».
        - Можешь подождать меня, если хочешь, - сказал он. - Освобожусь примерно через час.
        - И на том спасибо, - проворчал Кевин.
        Он вышел из мастерской и всмотрелся в звездное небо, словно пытался найти там ответ на все свои вопросы, главным из которых был: что теперь делать?
        - Где можно взять денег? - рассуждал вслух Кевин. - Их можно заработать, занять или…
        - Украсть, - услышал он хриплый голос.
        Кевин обернулся. Перед ним стоял Амос Газзол, удачливый бизнесмен, который скупил почти все бары в округе. Поговаривали, что свои деньги он зарабатывает не самыми честными путями, однако Кевин предпочитал ничего не знать об этом.
        - Привет, Амос, - кивнул ему Кевин.
        Он недолюбливал Амоса, но всегда держался с ним вежливо. Во-первых, потому, что даже такие знакомства могут когда-нибудь пригодиться, а во-вторых, из-за того, что Амос был почти вдвое его старше.
        - Что, с деньжатами туго? - Амос достал свою трубку, с которой практически не расставался, и набил ее табаком.
        - А у кого сейчас нет денежных проблем? - как можно равнодушнее отозвался Кевин.
        - Слышал я, что ваш сервис закрывается, - промолвил Амос, пуская кольца дыма в темное небо. - Без работы остаетесь?
        Кевин улыбнулся.
        - Ты как всегда проницателен.
        - Не ерничай, молод еще. Что думаете с братом делать?
        - Искать работу. Ничего другого нам не остается. - Кевин внимательно взглянул на Амоса, смотревшего вверх, на звезды. - А почему спрашиваешь? Ведь не просто из интереса, не так ли?
        - Зачем тебе срочно понадобились деньги? - спросил Амос, игнорируя расспросы Кевина. - Ведь неспроста, не так ли?
        Кевин не смог сдержать улыбку. Хоть он и не испытывал симпатии к этому стареющему, но все еще полному грубой силы человеку, Кевин не мог не восхищаться его умом и способностью подмечать мельчайшие детали.
        - Задолжал брату, - сказал Кевин. - Я не знал, что деньги потребуются срочно.
        - Проигрался? - предположил Амос. - Впрочем, нет. Я знаю, что ты не играешь. Тогда - женщины?
        Кевин развел руками.
        - Угадал. Кажется, я позволил себе лишнее.
        - Странно, как это Питер тебя не проучил. Я бы на его месте всыпал тебе как следует.
        - К счастью, ты не на его месте, - пробормотал Кевин тихо, однако Амос услышал.
        Он улыбнулся и наконец посмотрел Кевину в глаза.
        - Могу подкинуть работенку, если хочешь.
        - Какую? - встрепенулся Кевин.
        - Только брату ни слова. - Амос взял Кевина под руку. - Пойдем-ка прогуляемся, сынок.

6

        Питер вышел из салона, включил сигнализацию и запер дверь. После этого он осмотрелся в поисках Кевина. Обычно брат ждал его подле их машины, сидя на деревянной скамье. Но на привычном месте Кевина не было.
        Неужели решил не ждать? - удивился Питер. Хотя нет, это было бы невероятным. Кевин не страдает излишней амбициозностью.
        Неожиданно Кевин выплыл из темноты, улыбаясь настолько белоснежной улыбкой, что, казалось, она светится во мраке.
        - Извини, что заставил себя ждать, - сказал Кевин, как будто это он, а не Питер ковырялся с машиной полтора часа.
        - Где это ты был? - с подозрением спросил Питер.
        - Так, болтал кое с кем.
        - Опять женщины? - хмуро поинтересовался Питер и открыл дверцу автомобиля.
        Кевин спрятал улыбку. Пусть лучше думает, что женщины. Совсем ни к чему Питеру знать, что Кевин обсуждал кое-что с Амосом Газзолом. Старший брат за это не похвалит.
        - Я достану деньги, Питер, - сказал Кевин, забираясь на переднее сиденье. - Мне тут работу обещали.
        - Что за работа и кто обещал? - тут же отреагировал Питер.
        - Не важно. Одна старая приятельница обещала кое-что подыскать. Пока для меня одного, но потом, возможно, и тебе найдется местечко.
        Надеюсь, все, что ты говоришь, - правда, а не очередной треп, - буркнул Питер и завел мотор.
        - Ты никогда мне не доверял, - ответил Кевин. - Но на этот раз, увидишь, все будет просто отлично.


        - Мы свернули не туда! - нервно сказала Дженни. - Нужно было повернуть направо, а ты вырулила налево!
        - Указатель был с левой стороны, - ответила Кэтрин. - Не отвлекай меня, здесь сумасшедшее движение.
        - Но мы едем не туда! - настаивала Дженни.
        - Я лучше знаю, куда мы едем.
        - Откуда? Карта ведь у меня!
        - Я знаю этот район, - упрямо стояла на своем Кэтрин.
        - Как ты можешь его знать, если ни разу здесь не была?
        - Была. Несколько раз, - нехотя ответила Кэтрин.
        Дженни изумленно воззрилась на сестру.
        - И что ты тут делала? Ну-ка отвечай.
        - Здесь жил один мой приятель.
        - Что еще за приятель? В этом-то районе? Здесь, где живут одни богачи? И кто же он?
        - Ты его не знаешь.
        Дженни застыла с открытым ртом. Она даже забыла о карте, которая лежала у нее на коленях и теперь едва не улетела от порыва ветра, проникшего в открытое окно автомобиля.
        - Это еще что за новости?! - возмущенно проговорила Дженни. - Я чего-то не знаю о тебе?! И кто ты после этого?!
        - Я тоже не все знаю о твоих дружках, - попыталась оправдаться Кэтрин.
        - Кэтрин, не сравнивай! В своих дружках я сама путаюсь, а твоих можно пересчитать по пальцам. Ты же всегда была тихоней!
        - Ну вот, мы почти приехали. Я свернула правильно.
        - Не пытайся уйти от темы!
        - Приехали! - Кэтрин заглушила мотор и быстро выпорхнула из машины, не давая Дженни опомниться.
        Однако сестра не отставала.
        - Ты ответишь мне или нет?
        Дженни замолчала, когда увидела выражение лица Кэтрин, смотрящей куда-то перед собой. Дженни обернулась и тоже застыла в изумлении. Перед ними был красивый старый особняк. Такие обычно изображались на открытках с видами их города.
        На тех самых открытках, которые нам присылал дядя, мелькнуло в голове у Дженни.
        - Это что, тот самый дом? - спросила она шепотом.
        - Все-таки я, похоже, ошиблась, - так же тихо сказала Кэтрин и повернулась было к машине, чтобы взять карту, когда увидела спешащего им навстречу мистера Кройдена.
        - Приветствую вас, милые леди. - Губы его растянулись в улыбке. - А где же ваши чемоданы?
        - Мы сначала решили взглянуть на дом, - пояснила Дженни. - Это он? Это действительно он?
        Мистер Кроиден повернулся к двухэтажному особняку, который утопал в зелени роскошного сада.
        - Красота, не правда ли? Фрэнк всегда им гордился.
        - Я ожидала увидеть совсем другое, - честно призналась Кэтрин.
        - Что же?
        - Ну… - Кэтрин смутилась. - Что-нибудь не такое… современное.
        - А он и не современный, - сообщил мистер Кройден. - Дом был построен почти сто пятьдесят лет назад. Однако он прекрасно сохранился. Еще бы, все владельцы содержали его в идеальном порядке, регулярно делали ремонт и тому подобное. Даже сад, как видите, ухожен.
        - Интересно, в какое состояние он придет месяца через три, - хихикнула Дженни. - Вряд ли кто-то из нас будет заниматься садом и ремонтом. И вряд ли мы станем нанимать рабочих и садовника для этого.
        Мистер Кройден бросил на нее тоскливый взгляд. Видимо, он впервые задумался о том, что лучше бы особняк и вправду сразу достался музею.
        - Итак, пройдемте в дом! - пригласил он, стараясь, чтобы его голос звучал как можно бодрее.
        Мистер Кройден зашагал по дорожке по направлению к дому, и сестры несмело двинулись вслед за адвокатом. Они никак не могли осознать, что все это великолепие принадлежит теперь им.
        Мистер Кройден остановился перед закрытой дверью и протянул сестрам ключ.
        - Вы теперь хозяйки, так что отпирайте и входите.
        Ключ взяла Кэтрин. Ее охватило странное чувство нереальности происходящего.
        Будто фильм смотрю, подумала она. А Дженни и мистер Кройден всего лишь актеры.
        Кэтрин открыла дверь и шагнула через порог. Дженни, а за ней и мистер Кройден прошествовали следом.
        - Ух ты, ничего себе! - выдохнула импульсивная Дженни, осмотревшись. Больше всего в холле ее поразила огромная люстра, свисающая с высокого потолка. - Представляешь, Кэтрин, что будет, если она вдруг рухнет?
        - Будет скандал, - сказал мистер Кройден. - Эта люстра стоит несколько десятков тысяч долларов.
        Тем временем сестры продолжали осматриваться. В доме было два этажа и восемь больших просторных комнат, сплошь заставленных старинной мебелью. В библиотеке Дженни и Кэтрин обнаружили бесконечные стеллажи книг и множество статуэток на специально отведенных для них полках. По всему дому были развешаны картины, большинство из которых, как пояснил мистер Кройден, были подлинниками.
        - Здесь ведь есть сигнализация? - поинтересовалась Кэтрин.
        Мистер Кройден кивнул.
        - Конечно. Полиция уведомлена, что сегодня вы осматриваете дом. Между прочим, полицейские дежурят вон там, - он кивнул за окно, и сестры увидели припаркованную за забором машину, - а представители музея приедут позже. Я потом покажу вам, как включать и выключать сигнализацию. Кстати, дом и все имущество застрахованы на кругленькую сумму.
        Надеюсь, сотрудники музея не будут жить с нами, - пробормотала Кэтрин. - Судя по тому, что вы нам рассказали, мистер Кройден, спокойной жизни у нас с Дженни не будет.
        - Ну, все не так плохо, - уклончиво ответил мистер Кройден. - Вас не так уж часто будут навещать. Всего пару раз в месяц.
        Раздался звук колокола, и сестры подпрыгнули от неожиданности.
        - Это еще что такое?! - воскликнула Дженни.
        Мистер Кройден довольно улыбнулся.
        - Всего лишь дверной звонок. Фрэнку нравился этот звук тем, что его можно услышать в любой части дома.
        - Чудовищно! - воскликнула Кэтрин. - Его нужно обязательно поменять.
        Мистер Кройден покачал головой.
        - Не выйдет. Он тоже входит в список особо охраняемых в этом доме вещей. Так что придется терпеть.
        - По-моему, мы поторопились с принятием решения, - сказала Дженни На ухо сестре. - У меня такое ощущение, что нас ждет еще множество сюрпризов.
        Кэтрин поёжилась, словно от холода, но ничего не сказала. Дом казался таким враждебным и чужим, что ей хотелось бежать отсюда куда глаза глядят.
        Втроем они подошли к двери, и мистер Кройден, видимо уже позабыв о том, что предоставил сестрам право хозяйничать, открыл дверь сотруднику музея. Это оказалась дама лет шестидесяти и весьма неприятной наружности. Дженни подумала, что дама выглядит как злая мумия.
        - Добрый день, - произнесла дама.
        - Миссис Уиллоуби, - представил мистер Кройден гостью Кэтрин и Дженни. - Представитель городского музея. Она расскажет вам немного о вещах в этом доме и о том, как за ними ухаживать.
        Миссис Уиллоуби прошла в дом и с видом хозяйки направилась к столику, где стояла красивая ваза.
        - Этому предмету, - миссис Уиллоуби взяла вазу в руки, - больше двухсот лет. Если она разобьется, то вы не расплатитесь до конца дней своих. Поэтому советую упаковать ее в коробку и поставить куда-нибудь подальше.
        Миссис Уиллоуби переходила из комнаты в комнату, от предмета к предмету, и через десять минут сестры окончательно раскаялись в том, что решили переехать. Получалось, что они не могут даже дышать на большую половину вещей в этом доме.
        - Может быть, нам лучше собрать все самое ценное и поставить в отдельные комнаты, а потом запереть их? - преложила Кэтрин. - Нам с сестрой нужны только две спальни, ванная и кухня. Мы могли бы обойтись даже без гостиной. Тем более что там сосредоточено наибольшее количество ценных предметов.
        - Возможно, вам стоит именно так и поступить, - кивнула миссис Уиллоуби. - Но не забывайте, что есть еще картины на стенах, люстры на потолках и ковры на полах.
        - До люстр мы все равно не доберемся, на картины даже смотреть не станем, а ковры свернем и на их место постелем что-нибудь более дешевое, - быстро сказала Дженни. - Мы все поняли, миссис Уиллоуби. А теперь я хотела бы знать, как часто вы будете навещать нас.
        Миссис Уиллоуби подняла брови.
        - Как часто? - переспросила она. - Полагаю, что несколько раз в месяц. Мне нужно будет удостовериться, что все в порядке и ценные вещи не исчезли и не повреждены.
        - Полагаете, что мы можем умыкнуть их и продать? - спросила Дженни. Она видела, что миссис Уиллоуби такие разговоры выводят из себя, и потому не собиралась останавливаться.
        - Всякое бывает, - отделалась от подначек Дженни миссис Уиллоуби. - Я буду предупреждать вас о своих визитах заранее, чтобы вы были свободны в эти дни.
        - Но если мы запрем все вещи в комнатах, то есть ли смысл приходить к нам так часто? - спросила Кэтрин.
        - Ничего не поделаешь, таковы правила, - сказала миссис Уиллоуби без эмоций.
        - А не лучше ли тогда забрать самое редкое прямо в музей? - поинтересовалась Дженни.
        - Нет, - отрезала миссис Уиллоуби. - Мистер Уолдек завещал нам все свое имущество только при том условии, что все останется как есть, на своих местах, то есть в доме.
        - Да кому нужен этот дурацкий дом-музей?! - не выдержала Дженни.
        - Милая барышня, - с достоинством ответила миссис Уиллоуби, глядя на нее с жалостью, - вы ничего не понимаете. Сразу видно, что вы не любительница искусства.
        Дженни тут же ощетинилась и, казалось, готова была вот-вот прыгнуть на миссис Уиллоуби и вцепиться в ее реденькие седые волосенки, но тут вмешался мистер Кройден, который внимательно следил за их перепалкой.
        - Дженни, Кэтрин, не бойтесь трудностей. Вы скоро привыкните к такому образу жизни. И если действительно закроете несколько комнат, то сможете спать спокойно и даже водить гостей. Только вам нужно быть осторожными при выборе друзей.
        - У нас нет знакомых, которые могли бы ограбить дом, - ответила Кэтрин. - Надеюсь, на сегодня с визитами покончено?
        Миссис Уиллоуби, хоть ей и был неприятен несомненный намек на то, что время ее посещения затянулось, поспешила откланяться, пообещав вернуться через полторы недели. Мистер Кройден же, рассказав Кэтрин и Дженни о том, как пользоваться сигнализацией, тоже ретировался. Сестры остались одни.
        - Мне здесь не нравится, - сказала Кэтрин свою коронную фразу.
        - На этот раз я тебя поддержу, - хмуро ответила Дженни. - Даже я не могу пока придумать, какую выгоду мы получили, переселившись в этот дом.
        - Но мы пока не переехали. Можно еще изменить решение, - с надеждой сказала Кэтрин.
        - И не думай даже! Не для того мы терпели столько времени эту старую клячу Уиллоуби! - Дженни сжала кулачки и по-звериному оскалила зубы. - Ух, я чувствую, что мы еще с ней повоюем.
        - Воюй, с кем хочешь, Дженни, - сказала Кэтрин со вздохом, - только, если вздумаешь кидаться вещами в миссис Уиллоуби, спроси сначала у нее, сколько они стоят.

7

        - Кэтрин! Постой, Кэтрин!
        Кэтрин обернулась и увидела спешащего к ней Питера. Он так боялся, что Кэтрин не заметит его, что размахивал руками и, перебегая через дорогу, вполне мог попасть под машину. Кэтрин улыбнулась. Питер выглядел так забавно, что она просто не могла сдержать улыбку. И если уж начистоту, то Кэтрин была очень рада видеть его.
        - Уф! Еле тебя догнал, - произнес Питер, когда пересек-таки дорогу и оказался рядом с Кэтрин. - Ты быстро ходишь. Пришлось кричать как полоумному, чтобы ты услышала и не прошла мимо.
        Кэтрин улыбнулась.
        - Привет, Питер. Стоило ли ради меня рисковать жизнью?
        - Стоило, - твердо ответил он. - Ты торопишься? На работу, не так ли? Я наверняка тебя задерживаю.
        Кэтрин с грустью покачала головой.
        - Нет, Питер. В данный момент я безработная.
        - Что случилось? - удивился он.
        - Нашу больницу закрыли. Ремонт, который грозит затянуться на очень долгое время. Так что я просто прогуливалась, чтобы скоротать время. Дженни у стоматолога, и я жду ее. Решила немного пройтись.
        - Может быть, посидим где-нибудь? - предложил Питер. - Что скажешь?
        - Ты разве тоже никуда не торопишься?
        Увы, нет, - ответил Питер. - Видишь ли, так уж случилось, что я тоже сейчас безработный.
        Они зашли в маленькое кафе, и Кэтрин заказала себе пирожное с фруктами, которое оказалось просто восхитительным, и кофе, который здесь готовили из рук вон плохо.
        - Такой кофе обычно варит мой брат, - сказал Питер, с подозрением заглядывая в чашку. - Именно поэтому завтраки я всегда готовлю сам.
        Кэтрин рассмеялась.
        - Я плохо знаю тебя и твоего брата, но мне уже начинает казаться, что ты заботишься о нем больше как отец, нежели как брат.
        Питер кивнул.
        - В общем-то, так и есть. Мы рано остались без родителей, и мне приходилось заботиться о Кевине. Теперь я думаю, что зря баловал его. Он до сих пор норовит сесть мне на шею.
        - Что-то я не заметила, что ты сильно против этого.
        - Что поделать, - Питер стал на мгновение задумчивым, - приходится прощать ему многие проступки, он ведь мой брат.
        - Не думай, что я тебя не понимаю. Дженни тоже не подарок.
        - Кстати, а кто из вас старше? - спросил Питер.
        - Я.
        - Почему-то я так и подумал.
        Я старше на целых двадцать три минуты, - с улыбкой поведала Кэтрин, доедая пирожное. - Однако на Дженни сей факт не действует, когда я пытаюсь что-то приказать ей на правах старшей сестры. Зато когда нужно что-нибудь выклянчить, она с удовольствием пользуется своим преимуществом младшей.
        - Знакомая картина. Видишь, у нас очень много общего, - рассмеялся Питер.
        Кэтрин взглянула на часы.
        - О, мне пора. Дженни должна была закончить лечить зубы уже десять минут назад. Она терпеть не может ждать.
        - Вот уже во второй раз за период нашего знакомства ты смотришь на часы, а потом удираешь, - сказал Питер с грустью. - Может, встретимся как-нибудь? Если, конечно, у тебя нет других планов, - добавил Питер, подразумевая под «планами» других мужчин.
        - Я оставлю тебе свой номер телефона, - сказала Кэтрин, доставая из сумочки блокнот. - Позвони, когда у тебя будет время.
        Кэтрин не так уж часто давала кому-то свой номер телефона. Обычно, если мужчины были слишком прилипчивы, она сама брала у них номер и обещала позвонить, но, разумеется, не звонила. Еще ни один мужчина не понравился ей настолько, чтобы Кэтрин напомнила о себе. Однако в случае с Питером она хотела, чтобы он сам ей позвонил. Кэтрин даже с удовольствием встретилась бы с ним еще раз.


        Дженни вышла от стоматолога и взглянула на то место, где должен был стоять их автомобиль. Он там стоял, однако Кэтрин нигде не было. Дженни бросила взгляд на наручные часики.
        Ну где же Кэтрин? У нее же ключи! И она прекрасно знает, что у ее сестры сегодня свидание, на которое она уже опаздывает.
        Дженни постояла возле машины еще минут десять и поняла, что, если она хочет успеть на встречу, то надо отправляться прямо сейчас.
        Такси она себе теперь не могла позволить, но другого выхода у Дженни не оставалось. Если она будет ждать автобус, то могут не дождаться ее.
        Парень, к которому она так торопилась, был, на взгляд Дженни, перспективным женихом. Сын известного адвоката. Они познакомились в больнице, где работала Дженни. Отец Джорджа поступил туда с приступом аппендицита. Сын, естественно, навещал отца и не мог не обратить внимания на симпатичную, всегда приветливую медсестру.
        У Дженни насчет Джорджа были большие планы. Может быть, она даже сумеет влюбить его в себя настолько, что он предложит ей руку и сердце?
        Но это скорее из области фантастики. Дженни прекрасно это понимала, но ничто не мешало ей мечтать.
        Дженни еще раз огляделась в поисках сестры и, мысленно ругая Кэтрин, вскинула руку, ловя такси. Она укатила как раз в тот момент, когда из-за угла вышла Кэтрин в сопровождении Питера.
        - Дженни, куда же ты?! - воскликнула Кэтрин, но ее уже никто не мог услышать, кроме Питера и парочки проходящих мимо людей. - Как я могла забыть, что у нее сегодня свидание!
        - Свидание? - Питер покосился на Кэтрин. В глубине души он надеялся на то, что Дженни согласиться поужинать с ними, а он пригласит своего брата.
        - Ну да! Ах, как я могла! - сокрушалась Кэтрин. - У нее же совсем нет денег. Кажется, меня ждет хорошенькая головомойка сегодня вечером.
        - Это я во всем виноват, - искренне огорчился Питер. - Если бы не пригласил тебя в кафе, то…
        - О, не стоит, ты здесь ни при чем. К тому же Дженни столько раз меня подводила, что нет ничего страшного, если я один-единственный раз не сделала так, как сказала она. И еще я очень рада, что провела время с тобой.
        Губы Питера расплылись в улыбке.
        - Это лучшее, что я только мог ожидать услышать от тебя, - сказал он. - Но раз уж тебе теперь абсолютно некуда спешить, может быть, погуляем еще немного вместе?


        Дженни была зла, как тысяча чертей. Зачем, спрашивается, она ловила такси, платила огромные по ее теперешнему финансовому положению деньги, просила водителя гнать как можно быстрее, если Джордж все равно опаздывает вот уже на двадцать пять минут?
        А что, если он вообще не придет? - пищал в мозгу Дженни тоненький противный голосок.
        Не придет? Ко мне?! Такого просто быть не может! Еще никто не игнорировал Дженифер Деминг!
        А если Джордж станет первым? - продолжал надоедать голосок. Что, если он попросту забыл о назначенном тобой свидании? Что, если у него нашлись занятия поинтереснее, чем встреча с тобой? Или еще того хуже: женщина поинтереснее тебя?
        Дженни осторожно помассировала виски, пытаясь избавиться от голоска, а значит, и от своих сомнений, и в этот момент в двери салат-бара, где сидела Дженни, вошел Джордж. Он обвел взглядом зал и наконец увидел ту, которую искал. Дженни даже не удосужилась помахать ему в знак приветствия. Напротив, она сложила руки на груди и мрачно наблюдала за тем, как Джордж пытается пробраться к ней.
        - Ты специально села за столик в самом углу? - спросил Джордж вместо приветствия, чем еще больше разозлил и без того обозленную Дженни.
        - Да, специально! Мне доставляет удовольствие твой растерянный вид!
        - Извини, что опоздал, - опомнился Джордж, правильно догадавшись о причине плохого настроения Дженни. - Меня задержали дела.
        Он уселся за столик и сразу же схватился за меню.
        Если бы Джордж вместе с извинениями преподнес Дженни еще и букет цветов, да хоть самый захудалый букетишко, то она сменила бы гнев на милость. Однако Джордж пришел с пустыми руками. И это снова было очко не в его пользу.
        - Проголодался? - спросила Дженни сладеньким голосом.
        - Очень, - подтвердил Джордж. - Если бы ты знала, как меня достали все папочкины клиенты, которых он теперь перекидывает на меня!
        Джордж недавно перешел работать в контору отца, и Дженни в глубине души презирала его за это. Она считала, что взрослый человек, сидящий на шее у родителей, - пустое место.
        Однако если раньше такие мысли приходили ей в голову лишь изредка и весьма смутно, то сегодня Дженни готова была высказать их Джорджу в лицо.
        - Бедненький, - пропела Дженни и погладила его по руке. - Как же мне тебя жалко…
        Джордж отнюдь не был дураком, так что сразу сообразил, что надвигается буря. Правда, он не видел смысла в том, чтобы оправдываться в чем-то перед простой медсестрой, но решил, что пара комплиментов не повредит.
        - Ты так прекрасна сегодня, - сказал он, оторвавшись от меню.
        - Только сегодня? - поинтересовалась Дженни.
        - Ты всегда прекрасна, но сегодня особенно, - вывернулся, улыбнувшись, Джордж и снова уткнулся в меню, пытаясь сообразить, что же он хочет съесть.
        К ним подошла официантка.
        - Что будете заказывать?
        Дженни предоставила Джорджу делать заказ за них обоих и отметила, что для нее он выбрал более дешевое блюдо, чем для себя. Видимо, Джордж действительно проголодался, так как попросил принести ему чуть ли не половину кушаний, указанных в меню.
        О своей фигуре он не заботится, зато, как видно, решил позаботиться о моей, подумала Дженни.
        - У тебя ведь нет никаких планов на сегодняшний вечер? - спросил Джордж.
        Она пожала плечами.
        - На данный момент у меня запланирован ужин с тобой, а там видно будет.
        Так, понятно, сказала себе Дженни. Твои планы, Джордж, вполне очевидны. Сначала ты решил угостить меня ужином в салат-баре, решив не тратиться на ресторан или на худой конец пиццерию, а теперь думаешь, что можешь рассчитывать на то, что я проведу с тобой еще и ночь? Ну уж нет! Да мне такси обошлось дороже, чем тебе тот салат, что ты мне заказал!
        - Я думал, мы поедем ко мне, - сказал Джордж обиженным тоном.
        - Зачем это? - изобразила удивление Дженни. - Не думаю, что это хорошая идея. Что мы у тебя будем делать?
        Джордж посмотрел на Дженни таким взглядом, что ей стало сразу понятно все, что он о ней думает.
        Считаешь меня легкой добычей? Ну уж нет, Джордж! За такой добычей, как я, нужно побегать, и ты не отделаешься одним салатом! А если ты не слишком легок на подъем, что ж, ищи себе другую дурочку, которая сама будет готова прыгнуть к тебе в постель только потому, что ты сын известного адвоката!
        - Просто я думал, что тебе приятно будет провести вечер со мной.
        - Ты имеешь в виду ночь? - прямо спросила Дженни.
        Джордж перестал есть и отложил вилку.
        - И ночь тоже, если уж ты жаждешь откровенности. Почему нет? Ты нравишься мне. И я думал, что нравлюсь тебе. Или я ошибся?
        - Понимаешь ли, Джордж, - Дженни слегка подалась вперед, - я не привыкла прыгать в постель к человеку, которого знаю всего несколько недель.
        - А сколько тебе нужно времени? Несколько месяцев? Дженни, ты ведь не маленькая девочка.
        - И что с того? Я должна спать с каждым встречным?
        - Ты неправильно меня поняла.
        Джорджу не нравилось поведение Дженни и ее слова. Он рассчитывал поужинать, отвезти Дженни к себе и заняться с ней сексом. То есть приятно провести свободное время. Без всяких обязательств и серьезных разговоров. А Дженни вдруг взбрыкнула. Ну куда это годится? Или она думает, что он не найдет более сговорчивую женщину?
        - Я правильно тебя поняла, Джордж. - сказала Дженни и поднялась из-за столика. - Мне не нравится, когда со мной так обращаются. Адью! Приятного вечера!
        Она прошествовала к выходу и только потом вспомнила, что денег на обратную дорогу у нее нет. Впрочем, ей не впервой было путешествовать автостопом, но не хотелось, чтобы Джордж видел, как она ловит машину. Поэтому Дженни пришлось пройти почти два квартала для того, чтобы быть наверняка уверенной в том, что больше не столкнется с Джорджем.
        Зато она столкнулась с Кевином!
        - Привет. - Кевин ошалело уставился на Дженни. - А ты что здесь делаешь?
        Дженни интересовал тот же вопрос. Действительно, что она здесь делает? Зачем вообще пошла на это дурацкое свидание? Разговаривала с этим придурком Джорджем? Плелась два квартала, если могла поймать попутку прямо возле салат-бара.
        - Привет, Кевин. - Дженни неожиданно для себя самой чмокнула его в щеку. - Я и сама понятия не имею, что мне нужно в этом районе. А как здесь оказался ты?
        - Я здесь живу, - ответил Кевин, но тут же прикусил язык. Впрочем, кажется, Дженни не обратила на его слова ни малейшего внимания. - Здорово, что мы с тобой встретились, - сказал он. - Я часто думал о тебе.
        Дженни подозрительно покосилась на него.
        Похоже, Кевин говорит искренне. Что ж, Дженни тоже думала о нем. Она раскаивалась в том, что не пошла на следующий день обедать в «Рио», а потом ей было просто некогда. Да и глупо было бы ездить обедать в другую часть города, когда она уже не работает в больнице. Дженни размышляла о том, что поступила неразумно, не оставив Кевину номер телефона. Однако вовсе не собиралась в этом признаваться.
        - Ты куда-нибудь торопишься? - решила взять быка за рога Дженни.
        Бык в лице Кевина оказался не слишком сообразительным.
        - А что ты хочешь? - растерянно спросил он.
        Кевин вел себя как распоследний идиот - он и сам это осознавал, - потому что встреча с Дженни была для него полной неожиданностью. Он не сразу смог сообразить, как себя следует вести, и потому смотрел на Дженни так, словно перед ним была инопланетянка.
        - Поужинаем где-нибудь? - спросила Дженни, слегка раздражаясь. - У вас тут есть где-нибудь пиццерия или какая-нибудь закусочная?
        - Разумеется, есть! - обрадовался Кевин, который в глубине души опасался, что Дженни потащит его в ресторан.
        - Я жутко голодная, - призналась она и взяла его под руку. - Один придурок пригласил меня в салат-бар и после странного блюда, состоящего из нескольких листиков капусты, я только сильнее проголодалась.
        - Что ж, - Кевин наконец сориентировался. - Я сам уже забыл, когда ел в последний раз. У меня как раз есть немного денег, которые…
        Он запнулся. Все, проговорился, подумал Кевин.
        - Ну и отлично. - Похоже, Дженни была сегодня не менее растеряна, чем Кевин. - У меня тоже есть кое-что. Правда, боюсь, что этих денег хватит только на маленький хот-дог.
        - Не бойся, я угощу тебя, - улыбнулся Кевин.

8

        Дженни открыла дверь своим ключом и тут же бросилась к щитку, где отключалась сигнализация. Если вовремя не выключить ее, то через несколько минут дом наводнят полицейские. Они с сестрой уже познакомились, кажется, со всем личным составом ближайшего полицейского участка, когда пару раз забыли нажать на кнопки, входя в дом.
        - Я не включала ее, - сказала Кэтрин, появившаяся в дверях гостиной.
        - О, привет. Я думала, что ты уже спишь, - пробормотала Дженни виновато.
        - Я спала. Правда, я решила во что бы то ни стало дождаться тебя. Извини, что так получилось. Я видела, как ты садилась в такси, но не успела тебя остановить.
        Кэтрин чувствовала себя виноватой и ожидала, что Дженни по праву устроит ей скандал. Однако Дженни только добродушно отмахнулась от извинений сестры.
        - Ничего страшного. Я, конечно, благодаря тебе осталась без новой помады, но в целом не очень-то расстроилась.
        - Хорошо, с меня помада, - быстро согласилась Кэтрин. - Как прошло свидание?
        - Какое из?
        Дженни скинула туфли, вошла в гостиную и с ногами забралась на диван. Она откинулась на подушки и, закрыв глаза, блаженно вздохнула.
        - Ты не сделаешь мне кофе? - попросила она Кэтрин.
        - Ты же собиралась только на одно свидание, если мне не изменяет память. Что означает твое «какое из»?
        - У меня было целых два свидания. Одно запланированное, а другое спонтанное. И, как все спонтанное, второе было значительно лучше. Просто ни в какое сравнение не идет с первым!
        Кэтрин сходила на кухню, включила электрический чайник и вернулась в гостиную. Сестры решили пока не запирать ее, чтобы было где принимать гостей. Впрочем, с тех пор как они переселились сюда, в гостях у них были лишь Хелен и миссис Уиллоуби, которую с большой натяжкой можно было назвать желанной гостьей.
        Кэтрин устроилась рядом с Дженни и потребовала:
        - Рассказывай все по порядку.
        Дженни открыла глаза и зевнула.
        - Я встречалась, как тебе, наверное, известно, с Джорджем. Это было просто ужасно! Во-первых, он опоздал почти на полчаса, а во-вторых, чуть ли не прямым текстом заявил, что я сегодня провожу с ним ночь и это не подлежит обсуждению.
        - И что ты ему сказала? - полюбопытствовала Кэтрин.
        - Только то, что он идиот, - зло ответила Дженни.
        - Странно, не припомню, чтобы ты так уж была против ночных свиданий с мужчинами, которые тебе интересны.
        - Вот именно! Джордж как мужчина совершенно мне не интересен. Фу! Как ты могла подумать такое?!
        Кэтрин удивленно воззрилась на сестру.
        - Зачем же ты тогда с ним встречалась?
        - Я не отказалась бы выйти за него замуж, но у него не было таких намерений.
        Кэтрин застыла в немом удивлении.
        - Выйти за него замуж? Ты в своем уме? Ты же сама только что сказала, что он тебе не нравится.
        - Это не одно и то же, - заявила Дженни. - Необязательно выходить за человека, который тебе симпатичен и подходит по всем параметрам.
        - Но… Как ты смогла бы жить с мужчиной, который тебе неприятен?
        - Уж как-нибудь смогла бы, - заверила сестру Дженни и рассмеялась, увидев ее растерянное лицо. - Я пошутила, Кэтрин. Не делай такие большие глаза!
        Кэтрин с облегчением выдохнула, и Дженни в очередной раз подумала о том, какие же они с сестрой все-таки разные.
        - Ну а второе свидание? - спросила Кэтрин.
        - О, ты просто не поверишь, когда узнаешь, кого я встретила, когда вышла из салат-бара! - воскликнула Дженни, решив умолчать о том, как пробежала пару кварталов.
        - Кого-то из своих бывших?
        Дженни фыркнула.
        - Нет, кого-то из своих настоящих. И, возможно, будущих.
        Кэтрин выразительно смотрела на нее, ожидая продолжения рассказа.
        - Мой кофе, - напомнила Дженни, и Кэтрин пришлось встать и отправиться на кухню, где уже давным-давно остыл чайник, так что его пришлось включать повторно.
        Когда Кэтрин вошла в гостиную с двумя чашками кофе в руках, то Дженни уже мирно посапывала, обняв одной рукой подушку.
        Ну нет, так просто ты от меня не отделаешься, подумала Кэтрин, в которой проснулась частица характера Дженни.
        - Подъем, сестрица!
        Дженни испуганно открыла глаза и подарила сестре укоризненный взгляд.
        - Вовсе незачем так орать. Могла бы разбудить как-нибудь по-другому.
        - Вылив на тебя горячий кофе?
        Дженни покачала головой.
        - Никогда раньше не замечала в тебе садистских наклонностей.
        Кэтрин протянула ей чашку с кофе и велела:
        - Рассказывай о своем втором свидании. Как зовут счастливчика, о котором я должна была слышать, но почему-то не слышала?
        - Кевин.
        - Кевин? Что еще за Кевин?
        - Так и знала, что ты и думать забыла о тех двух братьях, с которыми мы познакомились как-то в «Рио».
        Кэтрин даже рада была, что в гостиной горела не люстра, а только лишь маленький светильник, стоящий на столе, потому что Дженни наверняка заметила бы румянец, вспыхнувший на щеках сестры при упоминании о братьях.
        - Допустим, я о них не забыла, - осторожно сказала Кэтрин, думая о том, какими странными бывают иной раз совпадения. - Удивляюсь, что ты их помнишь.
        - Как я могу забыть человека, с которым не так давно провела бурную ночь? - удивилась Дженни.
        - Когда это? - изумлению Кэтрин не было предела.
        Дженни прикрыла ладошкой рот и захихикала.
        - Совсем забыла тебе сказать. Не смотри на меня так, словно я монстр. Это произошло после той вечеринки на открытии клуба. Ну тогда, когда ты обиделась на меня за что-то и ушла.
        - Я помню, - сухо сказала Кэтрин. - С тех пор я больше не бывала в клубах. Просто я не знала, что ты провела ночь с Кевином.
        - Да, так все и было, - беспечно сказала Дженни. - Ну не дуйся на меня! Я просто забыла тебе сказать.
        - Итак, сегодня ты совершенно случайно его встретила?
        - Да.
        - А до сегодняшнего дня вы разве не общались?
        - Я не дала ему свой номер телефона. Но теперь я все исправила. Кевин должен мне позвонить.
        Дженни допила свой кофе и снова зевнула.
        - Как-то странно на меня действует кофеин. Пойду, пожалуй, баиньки. Ты не против, сестричка?
        Дженни чмокнула Кэтрин в макушку и выпорхнула из гостиной.
        Опять она ничего не дала рассказать мне, подумала Кэтрин. Ну ничего, я устрою тебе сюрприз, дорогая сестричка. Посмотрим, что ты скажешь, когда увидишь меня с Питером.
        Кэтрин почему-то не сомневалась, что Питер скоро объявится, и у нее было предчувствие нового большого романа.


        - Если хочешь, приезжай сегодня ко мне домой, - услышала Дженни голос сестры.
        Дженни вошла в холл и увидела Кэтрин, расположившуюся на кушетке с телефонной трубкой в руках.
        - Все, пока, мне пора, - поспешила распрощаться со своим собеседником Кэтрин, заметив Дженни.
        - Кто это был? - Дженни подозрительно уставилась на сестру.
        - Так, один приятель. Он приглашает тебя и меня на ужин. Что скажешь?
        - Скажу, что я занята, - ответила Дженни.
        - Но, послушай, что тебе стоит пойти со мной?
        - Ведь это тебя пригласили на ужин. Или ты сейчас разговаривала со своей старой подружкой?
        - Нет. - Кэтрин не понимала, к чему клонит Дженни.
        - Тогда зачем звать меня? Мужчина приглашает тебя на свидание, а я тут при чем?
        - Он будет с другом, - сказала Кэтрин.
        - Тем более. У меня уже есть друг.
        - Ты имеешь в виду Кевина?
        Кэтрин наступила Дженни на больную мозоль. Кевин так и не позвонил, хотя прошло уже четыре дня.
        - Нет, не он, - отрезала Дженни.
        - А кто? - продолжала допытываться Кэтрин.
        - Да какая тебе разница? - Дженни поспешила к себе в комнату, но в эту минуту зазвонил телефон.
        - Дженни, тебя, - сказала Кэтрин и увидела, как сестра, рискуя сломать себе шею, перепрыгивает через три ступеньки.
        - Алло?! - Дженни совсем запыхалась.
        - Эй, что ты там делаешь? - послышался в трубке голос Кевина. - Так дышат только во время секса. Я оторвал тебя именно от этого занятия?
        Дженни рассмеялась счастливым смехом.
        - Нет, я занимаюсь уборкой, - сказала она, ловя на себе вопросительный взгляд Кэтрин.
        Дженни замахала на сестру рукой, чтобы та вышла из холла, но Кэтрин осталась, сделав вид, что не понимает смысла жестов.
        - Извини, что так долго не звонил. У меня были дела, - сказал Кевин. - Как насчет того, чтобы встретиться?
        - Смотря когда, - уже спокойнее сказала Дженни. Она не хотела показывать, что слишком рада звонку, и потому старательно подчеркивала деланное безразличие.
        - Завтра вечером? Идет?
        - Ну хорошо, - словно нехотя протянула Дженни, хотя готова была плясать от радости. - Куда идем? К чему мне готовиться?
        - Может быть, в «Рио»? - предложил Кевин. - Ведь именно там мы и познакомились. С этим местом у меня связаны приятные воспоминания.
        - Что ж, отлично, «Рио» подойдет, - сказала Дженни и положила трубку.
        - Идешь в «Рио»? - с чересчур уж невинным видом поинтересовалась Кэтрин.
        - Ага, с Кевином.
        - Значит, мы с тобой там завтра увидимся.
        - Это еще почему? - удивилась Дженни.
        - Меня тоже туда пригласили. Только не смей переносить свидание куда-нибудь в другое место! - предупредила Кэтрин. - Мы совсем не помешаем друг другу.
        - Еще бы, мы же будем сидеть за разными столиками. А кто тебя пригласил?
        - Завтра увидишь. - Кэтрин хитро подмигнула сестре, зная, что теперь та ни за что не перенесет свое свидание.


        Дженни вошла в «Рио», вся сияя. Улыбка светилась на ее лице. Дженни была неотразима. Она сразу же увидела Кевина и направилась к нему.
        - Привет, ты просто супер! - воскликнул он. - Даже не знаю, какой ты мне нравишься больше: раздетой или одетой.
        - Пошляк, - фыркнула Дженни. - Мы провели вместе всего две ночи, а ты уже так фривольно себя ведешь.
        - Ой, рассмешила, - сказал Кевин. - Мне почему-то казалось, что люди, которые занимались любовью несколько раз, имеют право быть откровенными друг с другом. Я всего лишь делаю тебе комплимент.
        Дженни улыбнулась.
        - Извинения приняты. Как дела?
        Кевин поднял большой палец вверх.
        - Лучше не бывает. Я нашел работу, у меня уже появились деньги, и вообще я просто супер.
        Дженни снисходительно улыбнулась. Кевин в их вторую встречу признался, что он никакой не бизнесмен, а простой автомеханик, и у Дженни даже отлегло от сердца. Образ Кевина никак не вязался с ролью серьезного дельца. А то, что у него за душой ни гроша, ничего страшного. В конце концов, не собирается же Дженни за него выходить замуж! Да и не в деньгах счастье.
        - Представляю, как обрадуется твой брат.
        - Кстати, вот и он. С твоей сестрой.
        Дженни во все глаза смотрела на Кэтрин и Питера, которые, держась за руки, шли к их столику.
        - Вы случайно встретились? - спросила она вместо приветствия.
        - Да, совершенно случайно неделю назад, - спокойно ответила Кэтрин. - Не волнуйся, Дженни, я помню, что обещала не мешать тебе сегодня.
        Кэтрин снова взяла Питера за руку и увела за соседний столик, не дав Дженни больше и рта раскрыть.
        - Ты знал об этом? - пораженная Дженни повернулась к Кевину.
        - О чем? Что мой брат и твоя сестра встречаются?
        - Встречаются?! - воскликнула Дженни. - То есть у них все серьезно?
        - Не знаю, я как-то не спрашивал, - сказал Кевин. - Давай лучше поговорим о нас с тобой.
        - Нет уж, погоди, - перебила его Дженни. - Ох ну и скрытная же Кэтрин! А раньше она все мне рассказывала.
        - Да ну их, - снова попытался унять ее Кевин. - Мы пришли сюда вовсе не за тем, чтобы обсуждать отношения Питера и Кэтрин, не так ли?
        Дженни неохотно кивнула.
        Ладно, я еще успею обо всем расспросить Кэтрин, подумала она. Нет, ну надо же: она встречается с братом моего парня и ни слова мне об этом не сказала!
        Дженни даже сама не заметила, как стала называть про себя Кевина «своим» парнем. А когда заметила - то покраснела.
        - Что с тобой? Тебе жарко? - спросил Кевин, который иногда был чересчур внимательным.
        - О да, мне жарко, - томным голосом сказала Дженни и, скинув под столом туфельку, прикоснулась своей ножкой к ноге Кевина.
        На его лице появилась блуждающая довольная улыбка.
        - Вижу, что я не зря выбрал «Рио» с его длинными скатертями на столиках, - пробормотал он. - О, Дженни, что ты делаешь?!
        - Как насчет того, чтобы быстренько доесть наш ужин и поехать ко мне? - спросила она.
        - А как же твоя сестра? - шепотом проговорил Кевин, готовый согласиться на что угодно.
        - Она слишком скромна, чтобы привести малознакомого мужчину в дом. - Дженни улыбнулась. - Держу пари, она еще долго будет строить из себя недотрогу. Уж я-то ее знаю.
        - Тогда давай плюнем на наш недоеденный ужин. Просто купим по дороге пиццу, бутылку вина и… В общем, Дженни, уходим отсюда.
        Кэтрин с удивлением наблюдала, как Дженни и Кевин спешно покинули ресторан.
        Неужели она так стесняется моего присутствия? - мелькнуло в голове у Кэтрин. Нет, это было бы слишком неправдоподобно.
        - Недотрога! - одними губами прошептала Дженни, проходя мимо Кэтрин, и та поняла, куда так спешат ее сестра и Кевин.


        - О, Питер, пожалуйста, не останавливайся! - стонала недотрога Кэтрин, плавясь от прикосновений Питера.
        Он целовал ее «грудь, дерзко теребил языком соски, и Кэтрин выгибалась навстречу его ласкам.
        - Милый!
        - Солнышко!
        Она прикоснулась к внутренней стороне бедра Питера и провела по ней ладонью, потом отодвинулась от него и принялась целовать его живот.
        - Что ты со мной делаешь?.. - прошептал Питер.
        Кэтрин лишь улыбнулась и продолжила сводить с ума Питера своими поцелуями. Наконец, когда они оба уже не могли сдерживать желание, Питер перевернул Кэтрин на спину, она обхватила его ногами, и он вошел в нее резко, одним толчком. Кэтрин вскрикнула от наслаждения и начала двигаться в такт движениям Питера.
        - Я люблю тебя, - услышала Кэтрин слова, пробивающиеся сквозь радужную пелену, которой сейчас был подернут ее мозг.
        - Да, Питер, я тоже люблю тебя, - прошептала она, чувствуя, как давно нуждалась в том, чтобы сказать кому-то эти слова и быть услышанной.


        - То, что ты сказала мне - правда? - спросил Питер, когда они лежали в постели, отдыхая от бурных ласк.
        Кэтрин приподняла голову и взглянула ему в глаза.
        - А то, что сказал ты, - правда? Или это был порыв, вызванный бурей чувств?
        - Это правда, - ответил Питер.
        - Ты ничего не путаешь? Мы слишком мало знакомы для того, чтобы влюбиться друг в друга. Возможно, твоя любовь основана просто на твоих эмоциях от секса?
        - Я ничего не путаю, - ответил Питер и нежно погладил Кэтрин по щеке. - Я действительно люблю тебя. Я никогда не встречал такую женщину, как ты.
        - Чем же я особенная? - спросила Кэтрин.
        - Ты предназначена для меня. А я - для тебя. В этом мы оба особенные.
        Кэтрин потерлась щекой о его плечо, словно ласковая кошечка.
        - Мне так хорошо с тобой, - сказала она.
        - Так что насчет твоих слов?
        - Да, я люблю тебя, - серьезно сказала Кэтрин. - Я это чувствую. Еще ни один мужчина не вызывал у меня таких чувств, как ты. Я xoчy постоянно видеть тебя, слышать тебя, быть с тобой.
        Питер понимающе кивнул.
        - У меня то же самое. Я не могу без тебя Кэтрин. Да, мы знаем друг друга совсем недолго, но я уже не представляю, как смогу жить без тебя. Я не хочу жить без тебя! - сказал он.
        - Предлагаешь мне переехать?
        Она спросила это в шутку, но Питер воспринял ее слова серьезно.
        - А почему бы и нет? Конечно, у нас здесь не очень много места, но как-нибудь поместимся Это все же лучше, чем ваша маленькая квартирка в ужасном районе.
        Кэтрин удивилась, но вспомнила, что не говорила Питеру о наследстве.
        - Я уже не живу там, - сказала она.
        - Вы переехали? Когда? И куда?
        - Ты очень удивишься, когда увидишь нaше нынешнее жилище, - рассмеялась Кэтрин.
        - Оно еще хуже, чем предыдущее? - Питер нахмурился.
        - Это как посмотреть, - уклончиво ответила Кэтрин. - Но теперь мне впору приглашать тебя переехать. Уж чего-чего, а места у нас хватает.

9

        - Ну и хоромы! - воскликнул Кевин, войдя в дом вслед за Дженни. - А говорила, что работаешь медсестрой.
        - И то уже не работаю. - Дженни рассмеялась. - Удивляешься, как бедные медсестры могут позволить себе проживание в таком шикарном доме?
        - Так вы его снимаете, что ли? - еще больше удивился Кевин.
        Дженни снова расхохоталась и отключила сигнализацию, быстро пробежав пальцами по кнопкам.
        - Здесь все не наше, - пояснила она. - Мы в этом доме вроде сторожей.
        - Я не понимаю… - Кевин выглядел растерянным.
        - Пойдем в кухню, поставим пиццу в микроволновку, - сказала Дженни.
        Кевин уже забыл, зачем они поехали к Дженни домой. Он был так удивлен тем, что увидел, что теперь не знал, что и думать. Он-то считал Дженни обыкновенной женщиной среднего достатка, а она оказалась чуть ли не принцессой. Кевин увлекался изучением антиквариата, когда учился в колледже на историческом факультете, и мог оценить те безделушки, что были расставлены на полочках в кухне. Каждая из них стоила больше, чем он зарабатывал за полгода.
        - Да у вас тут целый музей, - сказал он. - Ничего себе! Эта статуэтка явно восемнадцатого века!
        Дженни удивленно и недоверчиво взглянула на Кевина, крутившего в руках одну из фигурок.
        - Ты разбираешься во всем этом барахле?
        - В барахле? - Кевин усмехнулся. - Да это же целое состояние!
        - Откуда тебе знать?
        - Я учился на историческом факультете и, можешь мне поверить, знаю, что к чему.
        - Да? - в свою очередь удивилась Дженни. - Тогда почему же ты сейчас работаешь в автосалоне?
        - Не мог бросить брата на произвол судьбы, - объяснил Кевин с усмешкой. - Нам тогда приходилось совсем туго, и я был вынужден идти работать к Питеру.
        - А ты хотел заниматься наукой? - спросила Дженни, помещая пиццу в микроволновку..
        Кевин пожал плечами.
        - Не знаю. Что толку сейчас вспоминать об этом?
        - А вот я всегда делаю только то, что мне нравится, - заявила Дженни.
        - Да? Выходит, тебе нравится сидеть без работы? - ехидно заметил Кевин.
        Дженни взяла полотенце, сложила его пополам и шлепнула Кевина чуть пониже спины.
        - Не смей так со мной разговаривать! - сказала она беззлобно. - Разумеется, мне не нравится сидеть без работы. Однако это не значит, что я не ищу ее и собираюсь ждать милостей от судьбы всю жизнь. Если ты хотел работать по специальности, то почему отказался от этого? Был бы сейчас преподавателем.
        О нет, - запротестовал Кевин. - Как раз преподавателем я и не хотел быть. Мне нравилось заниматься изучением старины. Однако этой профессией вряд ли можно прокормить себя и семью, если только, конечно, ты не знаменитый профессор. Но для того, чтобы стать таким профессором, требуется потратить чуть ли не всю жизнь. А есть я хочу уже сейчас.
        - И что тебе дала карьера автомеханика?
        - А что тебе дала профессия медсестры? - парировал Кевин.
        - Ладно, хватит. Мы идем по кругу. И ты, и я правы, но наша правда ничего не стоит. - Дженни повернулась к пищащей микроволновке и достала оттуда дымящуюся пиццу. - Где наше пиво? - спросила она.
        - Кажется, я забыл его в машине, - виновато ответил Кевин.
        - Ну так сходи и принеси. Только не забудь потом набрать код на щитке, иначе нам придется поделиться ужином с нарядом полиции.
        - Но ты же отключила сигнализацию.
        - Она автоматическая, - пояснила Дженни. - Как только я запираю дверь, сигнализация снова включается. Это на случай, если я забуду ее включить.
        Дженни назвала код и отправила Кевина за пивом. Он подошел к щитку, удивляясь про себя легкости кода, который оказался не чем иным, как датой рождения сестер. Кевин вышел из дома и взял в машине пиво.
        - Дженни, я советую вам поменять код, - сказал он, входя в кухню.
        - Зачем? - легкомысленно спросила Дженни.
        Во-первых, он слишком легкий. Половина людей ставят шифром даты своего рождения или своих близких. И не стоит называть каждому гостю код вашей сигнализации в вашем музейном доме.
        - Я тебе доверяю, - сказала Дженни, улыбнувшись, и чмокнула его в губы. - И ты прав насчет музея. Дом достался нам в наследство от дяди совсем недавно. Мы с Кэтрин можем жить в нем, а после нашей смерти дом перейдет во владение городского музея.
        - То есть ничего в нем вам не принадлежит? - уточнил Кевин.
        - Абсолютно ничего, - подтвердила Дженни.
        - А если к вам заберутся грабители?
        - Дом застрахован. У нас с сестрой, разумеется, будут большие неприятности, так как подозревать во всех грехах станут в первую очередь нас. Но в конечном счете пропавшие вещи - проблема музея, а не наша. Хватит разговоров. - Дженни обняла Кевина и прижалась к нему всем телом. - Пицца тоже подождет. Я хочу тебя.
        Кевин поцеловал Дженни в полураскрытые губы, а потом подхватил ее на руки.
        - Где тут твоя спальня? - произнес он хриплым шепотом.


        - Можно? - Дженни заглянула в комнатушку, гордо именующуюся кабинетом, в которой обитал хозяин «Рио».
        Седой толстячок с жизнерадостной физиономией ответил ей улыбкой.
        - Входите, Дженни.
        - Вы меня знаете? - Дженни втиснулась в кабинет.
        В нем помещался лишь стол, шкаф, старый сейф, который смогла бы открыть даже Дженни, и два стула, на одном из которых сидел мистер Чависки, хозяин «Рио».
        - Разумеется, знаю, - сказал он, улыбаясь - все так же приветливо. - Я обязан знать всех наших постоянных клиентов. А вы с сестрой как-никак обедали у меня одиннадцать месяцев. То есть почти год. Только в последний месяц вы куда-то пропали. Я уж стал бояться, что вы подыскали другое место для своих трапез. Но потом узнал, что больница, в которой вы работали, закрылась.
        Дженни удивленно вскинула брови.
        - Не думала, что вы так хорошо осведомлены.
        - Такова моя профессия - знать все о своих клиентах, - сказал мистер Чависки. - Я даже могу сказать, какие блюда вы с сестрой предпочитаете.
        - Здорово! - восхитилась Дженни. - И скольких своих постоянных клиентов вы помните?
        - Человек сто пятьдесят наберется. Из тех, кто был постоянным клиентом или является им сейчас. Приди вы через пять лет, я все равно вспомнил бы вас.
        Дженни рассмеялась.
        - Мне бы вашу память! А я даже простейший номер телефона не могу запомнить.
        - Тренируйтесь, - посоветовал мистер Чависки. - Рад, что вы снова нас посетили. А что привело вас в мой кабинет? Надеюсь, виной тому не несварение вашего желудка из-за нашей пищи?
        Нет, у меня ни разу не было несварения после того, как я обедала в «Рио». Ваши повара ` просто волшебники. Удивляюсь, как при таком качестве обслуживания ваш ресторанчик продолжает быть самым недорогим в округе местом, где можно вкусно пообедать.
        - Еще и позавтракать, и поужинать, не забывайте, что «Рио» круглосуточное заведение, - не без самодовольства ответил мистер Чависки. - Я знаю, что в мой ресторанчик приходят в основном не самые богатые люди. Медсестры, например. - Он подмигнул Дженни.
        - Вы обо всем подумали! Вы просто прелесть! - продолжала Дженни лить мед в уши мистера Чависки. - Я пришла к вам с предложением.
        - С каким именно? - спросил он, став в одно мгновение очень внимательным.
        Дженни жаль было его разочаровывать, ведь он наверняка ждал каких-нибудь деловых предложений.
        - Я хотела лишь спросить, нет ли у вас места официантки или в крайнем случае посудомойки, - смущенно сказала она. - Вы сами сказали, что знаете о том, что больница закрылась.
        - Я вас понял, Дженни. - Мистер Чависки снова заулыбался. - Вы, несомненно, заметили, что все наши официанты обладают крайне приятной наружностью.
        - Да, конечно…
        Дженни не понимала, куда клонит Чависки. Или он намекает, что она лицом и фигурой не вышла, чтобы ей была оказана честь получить работу в «Рио»? Дженни уже хотела было возмутиться, но мистер Чависки сказал:
        - Я буду просто счастлив предложить вам место официантки, Дженни, потому что более красивой женщины, чем вы, я не встречал никогда. С вашей внешностью может поспорить лишь моя жена. Но она, как вы понимаете, всегда вне конкуренции, потому что я люблю ее больше жизни.
        Дженни ласково улыбнулась своему будущему шефу.
        - О, я видела вашу жену, мистер Чависки, мне до нее далеко.
        Обмен любезностями пришелся по душе им обоим. Мистер Чависки остался доволен тем, что все видят красоту его молодой жены, которая была чуть старше Дженни. Дженни же упивалась комплиментом мистера Чависки насчет ее неземной красоты и в глубине души была с ним конечно же согласна.
        - Можете приступать к работе хоть сегодня, - сказал мистер Чависки, взглянув на часы. - Только учтите, что вам придется иногда работать в ночную смену.
        Дженни беспечно махнула рукой.
        - Это ничего. Меня есть кому встретить, так что нестрашно. А не спать всю ночь я привыкла.
        Мистер Чависки подмигнул ей.
        - Уж не тот ли молодой человек, который работает в автосервисе и частенько приходит сюда со своим братом, будет встречать вас после ночной смены?
        Дженни наставила на мистера Чависки указательный пальчик.
        - Ну вы действительно знаете о своих клиентах все, - сказала она.
        - Угадал, значит?
        - Угадали!
        - Тогда ваше время на ближайшие три дня: с восьми утра до четырех пополудни. Идет?
        Дженни бросила взгляд на часы. Девять утра.
        - Ничего, если я начну сегодня с опозданием? - спросила она.
        - Я же сам предложил вам приступить прямо сейчас, - сказал мистер Чависки. - Идите на кухню, спросите Кэролайн, она подберет вам форму.
        - Отлично. - Дженни поднялась со своего места и вдруг сообразила, что совсем забыла спросить о заработной плате.
        - Пока двадцать долларов в день, - опередил ее вопрос мистер Чависки. - Это только на первое время. Мне нужно посмотреть, как вы работаете. Считайте, что у вас испытательный срок.
        Дженни кивнула. Двадцать долларов в день, сто в неделю с двумя выходными… Не так уж и плохо для начинающей официантки.
        - Поверьте, потом будет много больше, - пообещал мистер Чависки.
        - Охотно верю, - ответила Дженни и помахала рукой ему на прощание. - Спасибо, мистер Чависки.
        Она вышла из кабинета и глубоко вздохнула. Ну наконец-то она будет работать. Так надоело чувствовать себя никчемной и сидеть без дела! Их с Кэтрин сбережения почти подошли к концу, и потому Дженни пришла в голову идея попроситься в «Рио», чей хозяин слыл милейшей души человеком. Слухи оправдались.
        Пристроить бы куда-нибудь еще и Кэтрин, подумала Дженни, которая при всех своих недостатках всегда помнила о сестре.
        - Ты можешь мне сказать, откуда эти деньги? - Питер держал в руках купюры и вопросительно смотрел на Кевина.
        - Я их заработал. Не украл же.
        - И где это ты работал? - продолжал свой допрос Питер.
        - Послушай, прекрати следить за каждым моим шагом! - Кевин не на шутку рассердился. Он-то думал, Питер обрадуется тому, что брат вернул все, что растранжирил не так давно.
        - Я что-то не заметил, чтобы ты устроился куда-то на работу.
        - Я подрабатываю по ночам, - сказал Кевин.
        - Вот как? - удивился Питер. - Я считал, что ты пропадаешь в клубах.
        - Интересно, на какие средства? Ты же знаешь, что у меня нет денег.
        - Знаю, но предпочитал не вмешиваться. До тех пор, пока в ход не пошли бы и мои деньги.
        - Я вернул тебе все! - рявкнул Кевин. - И больше не возьму ни цента.
        - Так что это за ночная работа? - Питер упорно делал вид, будто не замечает того, что Кевин готов взорваться в любую секунду.
        - Это только мое дело, - огрызнулся Кевин.
        - Нет, и мое тоже! Я не желаю потом вытаскивать тебя из переделок!
        - Не волнуйся, сам справлюсь, - с достоинством ответил Кевин. - Мне не нужна твоя помощь.
        - Какой ты стал самостоятельный, просто не верится, - с ехидством сказал Питер. - Раньше за тобой такого не водилось.
        Кевин сжал кулаки. Чего добивается Питер, стараясь вывести его из себя? Или ему нравится действовать брату на нервы, напоминая о прошлых ошибках?
        - Чего ты от меня хочешь? - сквозь зубы спросил Кевин. - Деньги я отдал. И я не беру у тебя ничего, да и вообще стараюсь даже не просить ни о чем. Ты сам много раз говорил, что пора бы уже твоему младшему братишке стать самостоятельным. А теперь, выходит, недоволен?
        - Я всего лишь хочу уберечь тебя от неприятностей. - Питер положил ладонь на плечо брата, но тот резко отодвинулся.
        - Мне уже давно за двадцать, Питер. У меня есть своя жизнь, в которую тебе совсем не следует вмешиваться.
        - Просто скажи, где ты работаешь.
        - У Амоса Газзола, - ответил Кевин, надеясь, что на этом все расспросы закончатся.
        Однако не тут-то было! Едва Питер услышал имя Амоса Газзола, как взвился чуть ли не до потолка.
        - На этого жулика?! - вскричал он. - Да ты с ума сошел! Оглянуться не успеешь, как загремишь в тюрьму. Что у тебя за работа?
        - Амос вовсе не жулик, - принялся оправдываться Кевин. - Он просто умный и удачливый делец.
        - Настолько умный, что предпочитает обделывать свои делишки по ночам?
        - Это тебя не касается.
        - Ошибаешься! Я не желаю, чтобы мой брат был на подозрении у полиции!
        Это все, что тебя заботит! Ты думаешь о себе, Питер, а вовсе не обо мне. Боишься, что на твою репутацию упадет тень. Да кому она нужна, твоя репутация?! - с этими словами Кевин вышел из дома, изо всех сил хлопнув дверью.
        Родной брат читает ему нотации и учит жить. Что ж, это в порядке вещей, да вот только он, Кевин, давно вышел из того возраста, когда его нужно поучать.
        Наплевать, что об Амосе Газзоле говорят только шепотом. Зато у Кевина появились деньги. Достаточно много денег, чтобы не беспокоиться о ближайшем будущем. И это еще не предел!
        Кевин отправился к Дженни. Она-то всегда его поймет и поддержит. Как ему повезло, что он встретил такую потрясающую женщину!


        - А где работает Кевин? - спросила Кэтрин у сестры.
        Кэтрин не так уж хотела об этом знать, но Питер попросил ее выяснить все, что может знать Дженни. Питер выбивался из сил, подрабатывая там и сям, но все равно получал лишь жалкие гроши. А Кевин где-то нашел ночную подработку, но отказывается говорить, в чем же состоят его обязанности.
        Дженни лишь пожала плечами.
        - Он не говорит мне, а я не расспрашивала.
        - Как это? - удивилась Кэтрин. - То есть ты знать не хочешь, где твой суженый берет деньги?
        Дженни покачала головой.
        - А зачем, скажи на милость, мне это знать? Что я от этого, спать крепче стану, что ли?
        Кэтрин развела руками.
        - Я просто удивляюсь тебе, Дженни. Как же так? Ты не интересуешься жизнью своего парня?
        - Если он не хочет о чем-то говорить, значит, у него есть на это причины, - твердо сказала Дженни. - И я уважаю его желания. Ясно? И вообще, смотри на дорогу!
        Они ехали домой. Кэтрин забрала Дженни из «Рио». К слову сказать, Кевин тоже пока не знал о том, что Дженни устроилась официанткой. Она работала всего второй день, и у нее не было времени даже позвонить Кевину.
        Кэтрин остановила машину на подъездной аллее, и Дженни тут же увидела Кевина, сидящего на ступеньках дома. Она выбежала из автомобиля и поспешила к нему. Кевин выглядел таким несчастным, что Дженни тут же захотелось прижать его к своей груди, успокоить, погладить по волосам, чтобы он забыл обо всех своих проблемах.
        - Дженни! - Кевин вскочил с места, подхватил Дженни на руки и закружил.
        - Пусти, ненормальный! - взвизгнула Дженни, смеясь. - Ты меня уронишь.
        - Ни за что на свете. - Кевин крепко сжал ее в объятиях.
        - Или задушишь, - пробормотала Дженни.
        - Я так соскучился по тебе! - сказал Кевин. - Пытался дозвониться, но ты уже спала, когда я возвращался с работы.
        - Я тоже устроилась на работу! - сообщила Дженни.
        - И куда же?
        - В «Рио»! Официанткой.
        Лицо Кевина сначала просветлело, а потом помрачнело.
        - Ну что не так? - с тревогой спросила Дженни.
        - То, что ты нашла работу, - это замечательно, но теперь все мужчины, приходящие в
«Рио», будут на тебя пялиться!
        Дженни рассмеялась. Кэтрин кинула на нее взгляд, заезжая в гараж. Дженни и Кевин выглядели такими счастливыми. И все же что-то не нравилось Кэтрин в Кевине. Возможно, его легкомыслие. Или, быть может, в ее предвзятом отношении к Кевину виноват Питер, который в последнее время сердится на брата.
        - Ну и пусть себе пялятся, - беспечно сказала Дженни, прижимаясь к Кевину. - Мне не жалко. Я принадлежу только тебе.
        - Мне остается лишь смириться. - Кевин вздохнул.
        - Разве тебе не приятно, что твоей девушкой восхищаются другие мужчины?
        - Разумеется, это льстит моему самолюбию, - подтвердил Кевин, - однако я бы предпочел любоваться тобой в одиночестве, подальше от нескромных глаз.
        - А ты, оказывается, эгоист и собственник! - Дженни чмокнула его в щеку. - Пойдем в дом. Ты давно ждешь нас?
        - Четверть часа, не больше. Дженни, ты не против, если я останусь у вас на ночь? Я повздорил с братом, и, честно говоря, мне совершенно не хочется с ним разговаривать сегодня.
        - О, конечно, оставайся, - разрешила Дженни и сообщила подошедшей к ним Кэтрин: - Кевин остается сегодня у нас.
        - Привет, Кевин, - сдержанно поздоровалась Кэтрин. - Добро пожаловать.
        От ее вроде бы вежливых слов повеяло таким холодом, что Кевин даже поежился. Однако он понимал, откуда взялась эта враждебность. Наверняка Питер уже успел настроить свою женщину против него.
        Они вошли в дом. Кэтрин прошла первой, обронив на ходу:
        - Сигнализация, Дженни.
        Однако Дженни в свою очередь попросила:
        - Выключи, Кевин.
        Кэтрин взглянула на сестру с удивлением.
        - Кевин знает шифр? - шепотом спросила она.
        - А что в этом странного? Он не раз бывал в нашем доме.
        - Но мистер Кройден сказал, чтобы мы никому не говорили о шифре.
        - Кевин не чужой человек нам.
        - Мне чужой, - отрезала Кэтрин.
        - Да что с тобой сегодня?! - возмутилась Дженни. - Нельзя ли повежливее?
        Их перепалку остановило появление Кевина.
        - Я все отключил, теперь полиция знает, что это вы пришли домой, а вовсе не воришки, - с улыбкой сказал он.
        - Ужинать будешь? - поинтересовалась у него Кэтрин.
        - А вы, сестры? - спросил Кевин.
        Он изо всех сил старался быть веселым, однако сразу было видно, что вся его бравада показная. Дженни сразу же это заметила и поняла причину такого поведения Кевина.
        - Мы сделаем бутерброды и поднимемся ко мне, - сказала Дженни. - Посмотрим какой-нибудь фильм. Ты не против, Кевин?
        Кевин с благодарностью посмотрел на Дженни и кивнул.
        - Конечно, Дженни. Надеюсь, Кэтрин, тебе не будет скучно без нас?
        - Уж как-нибудь найду чем заняться, - проворчала Кэтрин, не глядя на него.
        Дженни поспешила увести Кевина из гостиной и потащила в кухню, где они приготовили себе легкий ужин и, захватив с собой пачку яблочного сока, поднялись в комнату Дженни.
        - Что это нашло на твою сестру? - устало спросил Кевин, садясь на кровать.
        Дженни поставила поднос с едой на ночной столик и взглянула на гору сандвичей.
        - Здоровая пища, ничего не скажешь! - произнесла она весело. - Не обращай внимания на Кэтрин, она с утра не в духе сегодня.
        - Мне кажется, причина в другом. Я не понравился ей с самого начала.
        - С какого начала? Ты имеешь в виду наше знакомство? Мне ты тоже не понравился, - пошутила Дженни, но по лицу Кевина поняла, что шутку не оценили.
        Она присела рядом с ним, обняла его за талию обеими руками и прижалась щекой к его плечу.
        - Извини, зайчик, - сказала она тихо. - Я плохой комик.
        - Дело не в тебе. И даже не в твоей сестре. - Кевин вздохнул. - Это все Питер. Он настраивает Кэтрин против меня.
        - Что вы с ним не поделили? - удивилась Дженни. - Ведь Питер так о тебе всегда заботился…
        В этом вся проблема. Питер решил, что может контролировать меня во всем. Каждый мой шаг. Он не дает мне дышать свободно с тех пор, как я… немного задолжал ему. А теперь, когда я отдал всю сумму и нашел работу, Питера, видите ли, опять что-то не устраивает.
        - Может, он просто тебе завидует? - предположила Дженни. - Возможно, подсознательно, так как вряд ли я могу предположить, что Питер желает тебе зла.
        - Он всегда считал меня непутевым. Дженни ласково улыбнулась и погладила Кевина по голове.
        - Только не обижайся, но, возможно, он не так уж и не прав. Ты только недавно стал меняться в лучшую сторону.
        - Ты имеешь в виду то, что я перестал ходить в ночные клубы? - Он подмигнул ей, и Дженни с облегчением узнала прежнего, всегда готового пошутить Кевина.
        - Я тоже перестала, хотя и не отказалась бы. Но ведь ты теперь по ночам работаешь.
        - Мы вполне как-нибудь можем выбраться в клуб, - пообещал Кевин. - Я уже соскучился по громкой музыке, по толпе народа и танцам до упада.
        - Отлично, теперь осталось совместить наши графики, чтобы ни ты, ни я не работали в ночь.
        - Что?! - воскликнул Кевин. - Ты будешь работать по ночам?
        Дженни скромно потупила взор.
        - Я как-то позабыла тебе сказать об этом.
        - Немедленно увольняйся! - потребовал Кевин. - Мне и без того трудно смириться с толпой поклонников, которые у тебя неизменно появятся. Точнее уже появились, я в этом не сомневаюсь! Но ночные смены я просто не выдержу.
        - Тогда, может быть, ты не будешь против того, чтобы заезжать за мной после работы? - спросила Дженни, все еще не поднимая глаз.
        - Какая же ты хитрая! - рассмеялся Кевин. - Что ж, если Питер не отберет у меня еще и машину, то… Впрочем, я буду забирать тебя в любом случае. Не хватало еще, чтобы ты одна возвращалась домой.
        - Мистер Чависки обещал меня подвозить, если что. Он частенько остается на работе по ночам.
        - Если что? Ну уж нет! Неужели даже твой босс положил на тебя глаз? Хотя это и неудивительно.
        - У него красавица жена, очень молодая и очень сексуальная. Он сам сказал, что мне до нее далеко.
        - Не убедила.
        Кевин скрестил руки на груди и отодвинулся подальше от Дженни. Она со смехом снова пересела к нему.
        - Кровать скоро закончится, - сказала она после очередного пересаживания.
        - На полу тоже удобно, - ответил Кевин.
        В глазах Дженни загорелся многообещающий лукавый огонек.
        - Да, ты прав. На полу удобно. У меня такой мягкий ковер, - прошептала она и принялась расстегивать ремень на брюках Кевина.
        Что ты делаешь? - зашептал Кевин. - Мы не можем… Твоя сестра, возможно, подслушивает под дверью, чтобы все передать моему брату. А тогда он придет и выпорет меня ремнем, который ты так упорно пытаешься расстегнуть.
        - Никак не пойму систему, - Дженни нахмурилась. - А, поняла! Если придет твой брат, дорогой, то мы попросим подождать его где-нибудь в районе спальни Кэтрин, пока мы освободимся. Не думаю, что он откажется.
        - Я люблю тебя, - вдруг сказал Кевин.
        Дженни кинула на него быстрый взгляд, но тут же вернулась к своему занятию: теперь она медленно расстегивала ширинку.
        - Я люблю тебя, - повторил Кевин, приподнимая кончиками пальцев ее голову за подбородок и заглядывая Дженни в глаза.
        - Ну-ну, что ты? - испугался он, увидев, что в ее глазах стоят слезы. - Дженни, милая, что случилось?
        Он опустился рядом с ней на пол и крепко обнял.
        - Все в порядке, - глотая слезы, сказала Дженни. - Просто я счастлива.
        Кевин улыбнулся.
        - Только женщины способны плакать по таким пустякам, как признание в любви. Или ты счастлива потому, что все-таки смогла стащить с меня брюки?
        Дженни рассмеялась сквозь слезы и легонько стукнула его по лбу.
        - Дуралей! - нежно произнесла она, улыбаясь, а потом порывисто обняла его. - Я тоже тебя люблю, мой непутевый мальчишка!

10

        Дженни сидела в уголке кухни «Рио» и тоскливо поглядывала на часы. Кевин опаздывал почти на сорок минут. Обычно он всегда приезжал за ней вовремя, а если по каким-то причинам задерживался, то звонил и предупреждал.
        В кухню вошел мистер Чависки, и Дженни недоуменно уставилась на него. Что он делает здесь в пять часов утра? Несмотря на столь ранний час, мистер Чависки выглядел бодрым.
        - Дженни! - Он приветственно вскинул руку. - Сегодня была твоя смена?
        - Да, - подтвердила Дженни и усмехнулась: - Что-то вы рановато сегодня.
        - Так уж получилось. - Мистер Чависки улыбнулся, думая о чем-то своем. - Отвез жену в больницу. Она вот-вот должна родить. Ну и решил, что, раз уж меня подняли так рано, почему бы не заглянуть в свой ресторан и не узнать, как тут дела.
        Дженни покачала головой. С одной стороны, ее восхитило то, как мистер Чависки относится к своей работе и к своему бизнесу, но с другой, она считала его шизофреником. Трудоголиков Дженни понимала с трудом.
        - Как работается? - спросил мистер Чависки. - Тебе трудно приходится?
        - Нет. - Дженни подумала о своих ноющих ногах. - Ночью даже легче, чем днем. Народу поменьше, и вообще поспокойнее. Мне нравится.
        Тебя все хвалят, - сказал мистер Чависки. - Многие клиенты просят, чтобы их столик обслуживала именно ты. Я не прогадал, когда взял тебя на работу.
        - Спасибо, - сказала Дженни скромно. - В этом совершенно нет моей заслуги.
        - Да, это постаралась природа и твои родители, - сказал мистер Чависки, имея в виду внешность Дженни. - А ты чего тут сидишь? Твоя смена закончилась почти час назад. Или ты хочешь поработать внеурочно?
        Дженни вымученно улыбнулась шутке босса.
        - Нет, меньше всего мне сейчас хочется снова скакать от столика к столику. Я жду своего парня, но он что-то задерживается. Наверное, не имеет смысла дожидаться его.
        Дженни поднялась со стула и взяла свою сумочку.
        - До свидания, мистер Чависки.
        - Я могу тебя подвезти, - сказал он. - Все равно мне нечего делать.
        - Что вы, вам сейчас не до того, чтобы подвозить своих официанток, - запротестовала Дженни.
        - И не вздумай отказываться. - Мистер Чависки открыл перед ней дверь. - Не могу же я отпустить тебя домой одну ранним утром.
        Дженни не стала возражать. Она была совсем не против того, чтобы мистер Чависки подвез ее. Сегодня она настолько устала, что даже соображала с трудом. Единственным ее желанием было поскорее добраться до постели и уснуть. Почти всю дорогу болтал лишь мистер Чависки, а Дженни иногда бросала реплики, когда улавливала смысл его болтовни. Она почти засыпала и, кажется, действительно уснула, так как в какой-то момент с удивлением осознала, что мотор заглох. Дженни выглянула в окно и увидела, что они приехали. Но она заметила и еще кое-что, что сразу согнало с нее сон. Это были три полицейских машины у дома.
        - Надеюсь, ничего страшного не произошло? - с тревогой сказал мистер Чависки. - Давай-ка я пойду с тобой.
        - О, уверяю вас, все в порядке, - успокоила его Дженни. - Кэтрин со своим женихом собиралась сегодня в клуб и, видимо, когда входила в дом, забыла отключить сигнализацию. К нам уже несколько раз приезжала полиция. Спасибо, что подвезли, мистер Чависки.
        - Передайте своей сестре, чтобы она была повнимательнее с сигнализацией, - посоветовал мистер Чависки, и его автомобиль тронулся с места.
        Дженни зашагала по направлению к дому по сырому от росы газону. Она обхватила себя за плечи и зябко поёжилась. Было так промозгло, что Дженни казалось, будто у нее в туфлях вот-вот захлюпает вода. Она подошла к толстому полицейскому, который показался ей смутно знакомым. Скорее всего, она видела его в предыдущие разы общения с полицейскими, приехавшими из-за сработавшей сигнализации.
        Удивительно, что Кэтрин нигде не видно, подумала Дженни.
        - Доброе утро, - поздоровалась она с полицейским. - Что случилось?
        Тот внимательно посмотрел на нее.
        - Вы Дженифер Деминг?
        Да, - ответила Дженни. - Снова сработала сигнализация? Моя сестра такая растяпа! Все никак не запомнит, что нужно нажимать на кнопки сразу же, как только входишь в дом.
        По правде говоря, Дженни казалось это невероятным, потому что и она, и Кэтрин уже давно привыкли к тому, что нужно отключать сигнализацию. Ко всему прочему, в четырех случаях из пяти именно Дженни была виновницей переполоха. Кэтрин же на память никогда не жаловалась. Она всегда с педантичной точностью выполняла все указания.
        - Где вы были, мисс Деминг? - спросил толстяк-полицейский.
        - На работе, - спокойно ответила Дженни, не понимая, к чему все эти вопросы.
        - И кто может это подтвердить?
        Дженни фыркнула.
        - Да кто угодно! Меня подвозил мой босс, мистер Чависки, можете позвонить ему и проверить. А в чем, собственно, дело?
        - Странная у вас какая-то работа, - сказал толстяк. - Вы что, стриптизерша?
        Дженни готова была взорваться от негодования, но в последний момент сумела взять себя в руки.
        - Я официантка, - резко сказала она. - А теперь ответьте мне, что случилось и почему вы устроили мне допрос.
        - А случилось то, мисс Деминг, что в ваш дом забрались воры и обобрали его подчистую. Даже безделушек на полках не оставили.
        Дженни ахнула.
        - Вы серьезно? А как же Кэтрин? Где она?
        - Это я тоже хотел бы узнать, - хмуро ответил полицейский, но тут же усмехнулся. - Впрочем, вот и она.
        Дженни оглянулась и увидела быстро идущую по дорожке Кэтрин. За ней вышагивал Питер.
        Не успела Дженни и слова сказать, как Кэтрин тут же накинулась на нее:
        - Снова-здорово! Сколько раз тебе говорить, что сначала нужно отключить сигнализацию, а потом уже делать все остальное? Неужели так сложно нажать на несколько кнопок? Можно подумать, у полиции нет других дел, как только ездить к нам в гости! Из-за тебя мы опять виноваты в том, что перебудили всех соседей!
        Дженни, сложив руки на груди, выслушала сестру, а потом, ничего не говоря, направилась в дом. Кэтрин даже рот открыла от такой наглости.
        - Простите, сэр, что снова побеспокоили вас, - обратилась Кэтрин к полицейскому, однако тот остановил ее движением руки.
        Дженни остановилась в дверях и, оглянувшись, с удовлетворением заметила, как побледнела Кэтрин, когда полицейский сказал ей об ограблении.
        С тебя давно надо было сбить спесь, подумала Дженни раздраженно. Почему во всех бедах всегда считают виновной меня?
        - Мисс Деминг? - К ней подошел молоденький полицейский.
        - Да, - кивнула Дженни и указала на вошедшую в дом сестру. - И она тоже.
        - Что тоже? - растерялся полицейский.
        - Она тоже мисс Деминг, - объяснила Дженни. - Мы здесь живем вместе, и мы сестры.
        С вами хочет поговорить наш шеф, - сориентировался полицейский и обратился к Питеру, вошедшему вслед за Кэтрин: - Вы тоже живете здесь?
        Питер покачал головой.
        - Он пойдет с нами, - решила Кэтрин.
        Они вошли в библиотеку. Там уже был мистер Кройден, бледный, с озабоченным лицом, и еще один человек в полицейской форме, который и оказался здесь главным.
        - Капитан Джонстон, - представился он. - Садитесь и назовите свои имена.
        Дженни, Кэтрин и Питер сделали то, что от них требовали, и застыли в ожидании. Первой не выдержала Дженни:
        - Что случилось? Нас действительно ограбили?
        Капитан Джонстон кивнул.
        - Да, милые леди, это так. Можно узнать, где вы обе были?
        - Я работала, - сказала Дженни и быстро добавила. - Я официантка в ресторане
«Рио». Сегодня у меня была ночная смена.
        - А я со своим женихом, - сказала Кэтрин, глядя на Питера, - ходила в ночной клуб.
        - Свидетели имеются? - спросил капитан Джонстон.
        - Полклуба, - ответил Питер.
        - Мы все это проверим, - сказал капитан Джонстон. - Хотя вряд ли вы могли унести столько ценных вещей.
        - Что украли? - поинтересовалась Дженни.
        - Все, - простонал мистер Кройден. - Обчистили до нитки. Открыли запертые комнаты и вынесли все, что только можно было вынести.
        Просто невероятно! - Кэтрин сокрушенно покачала головой. - Как такое возможно? Ведь дом на сигнализации. На окнах решетки, через крышу проникнуть невозможно, впрочем, вы это и без меня знаете…
        - Сигнализация не сработала, - сказал мистер Кройден. - Ее очень быстро отключили. Так, как это делаете вы, когда входите в дом. Тот, кто проник сюда, прекрасно знал код.
        Кэтрин кинула быстрый взгляд на Дженни, но та сидела неподвижно.
        - Вы просто не представляете себе всей трагедии, - причитал мистер Кройден. - Представители городского музея вот-вот явятся сюда. Они в шоке.
        - Мы тоже, - пробурчала Кэтрин. - И что нам теперь делать?
        - Прежде всего пройдите в свои комнаты и посмотрите, не пропало ли что из ваших личных вещей. Только ничего не трогайте, мы надеемся найти отпечатки пальцев, - сказал капитан Джонстон, хотя по его лицу было видно, что он очень хорошо понимает: никаких отпечатков найдено не будет. Здесь работали профессионалы.
        Дженни и Кэтрин разошлись по своим комнатам, затем вместе побывали в гостиной, в кухне и только после этого снова вернулись в библиотеку.
        - У меня все на месте, - сказала Дженни. - Не хватает только статуэтки на тумбочке. Но она не принадлежала дяде Фрэнку. Красная цена ей - долларов десять. Наверное, грабители приняли ее за коллекционную.
        У меня ничего не пропало, - сказала Кэтрин. - Послушайте, на стенах нет ни одной картины. Неужели такое возможно? Сюда же должен был приехать грузовик, чтобы все это вывезти!
        - И не один, - подтвердил мистер Кройден и посмотрел на капитана Джонстона. - Удивляюсь, как грабителям удалось это проделать?
        - Мы постараемся выяснить все детали, - сказал капитан Джонстон.
        - А кто вызвал полицию? - спросил Питер, все это время державший Кэтрин за руку, даже когда она ходила осматривать комнаты.
        Дженни почувствовала легкую ревность. Кэтрин хорошо, ей есть на кого опереться, а где носит Кевина?
        - Одна из соседок, которая любит выгуливать свою собачку рано утром, - сказал мистер Кройден. - Она проходила мимо и увидела, что дверь в дом открыта. Тогда эта женщина позвала вас, но никто ей не ответил. Она заподозрила неладное и вызвала полицию.
        - А теперь я хочу задать вам несколько вопросов, - сказал капитан Джонстон. - Кто знал шифр, отключающий сигнализацию?
        - Только мы двое, - поспешила сказать Дженни.
        Кэтрин посмотрела на нее и медленно покачала головой.
        - Нет, - тихо произнесла она. - Не только мы.
        - А кто еще? - Капитан Джонстон жадно подался вперед.
        - Кевин, - сказала Кэтрин и встретилась с взглядом Дженни. В ту же минуту Кэтрин поняла, что сестра никогда не простит ей этих слов.
        Кевин? - встрепенулся Питер. - Но каким образом? Дженни, это ты ему сказала? Даже я не знаю шифр.
        - Даже ты! - презрительно процедила Дженни. - А чем ты лучше Кевина?
        - Стоп! - вмешался капитан Джонстон. - Кто такой Кевин?
        - Это мой брат, - смущенно ответил Питер. - И друг Дженни.
        - Кевин мой парень, - сказала она. - И, разумеется, он знал о шифре. Кевин бывал здесь не раз.
        - Вы рассказывали о том, какие сокровища хранятся в этом доме? - спросил мистер Кройден. - Он разбирается в старине?
        - Кевин учился на историческом факультете, - глухо произнес Питер. - Он увлекался антиквариатом.
        Капитан Джонстон хмыкнул, а мистер Кройден потер руки.
        - Это интересно, - сказал капитан Джон-стон.
        - Это чушь! - выкрикнула Дженни. Она резко повернулась на стуле, чтобы видеть свою сестру. - Просто смешно! Кто угодно мог догадаться о коде. Дата нашего рождения - что может быть наивнее и смешнее? Да большинство людей так делают, чтобы не забыть цифры!
        - В ваших словах есть доля истины, - признал капитан Джонстон. - Но вы же понимаете, что нам необходимо все проверить. Кстати, вы тоже не освобождаетесь от подозрений. Мне очень неприятно вам это говорить, но вас будут подозревать как соучастниц или наводчиц.
        Кэтрин кивнула.
        - Мы это понимаем.
        - Как найти Кевина? - спросил капитан Джонстон.
        - Разве он не должен был забрать тебя сегодня с работы, Дженни? - спросил Питер.
        Дженни сглотнула слюну. Она ни на секунду не сомневалась в честности Кевина, но не знала, как убедить в его непричастности к краже всех остальных.
        - Так что же, Дженни, он не заехал за вами? - спросил мистер Кройден.
        - Он занят сегодня, - сказала Дженни нехотя.
        - Занят? - удивилась Кэтрин. - Он тоже работает по ночам?
        - Да.
        - И где же?
        Дженни снова замолчала. Она попросту не знала, где работает Кевин. И Питер не знал, и Кэтрин. Так кто же ей, Дженни, сейчас поверит?
        - Итак? - Мистер Кройден выжидательно смотрел на нее.
        - Я не знаю, - сказала Дженни тихо.
        - А вы? - обратился капитан Джонстон к Питеру. - Вы же наверняка не можете не знать, где работает ваш брат?
        Питер провел нервно рукой по лицу и потер лоб.
        - Кошмар какой-то, - пробормотал он. - Я… я тоже не знаю. Кевин никогда не говорил мне. Считал, что это не мое дело. Могу только сказать, на кого он работал.
        Мистер Кройден и капитан Джонстон застыли в ожидании.
        - На Амоса Газзола, - выдавил из себя Питер, понимая, что если не он, то кто-нибудь другой все равно скажет полиции об этом.
        Капитан Джонстон и мистер Кройден переглянулись. Видимо, имя Амоса Газзола было обоим хорошо знакомо.
        - Спасибо. Если Кевин объявится или вы захотите нам что-нибудь сообщить, - сказал капитан Джонстон, - звоните.
        Когда он вышел из библиотеки, мистер Кройден отозвал в сторонку Дженни.
        - Дженни, мне очень неприятно, но… - начал мистер Кройден, и губы Дженни скривились в усмешке. - Мне кажется, что если вы что-то знаете о своем женихе, то стоит рассказать сейчас. Иначе потом вас обвинят в соучастии.
        Меня и так в любом случае обвинят в соучастии, мелькнуло в голове у Дженни.
        - Послушайте, милейший мистер Кройден, - сказала Дженни, панибратски обняв его рукой за плечи и отводя подальше от сестры с Питером, которые явно прислушивались к разговору. - Я вообще не понимаю, о каком соучастии может идти речь. Кевин не имеет никакого отношения к краже. А то, что он знает шифр, ничего не доказывает. Шифр знаете и вы, милейший мистер Кройден.
        Мистер Кройден отстранился от Дженни и удивленно взглянул на нее.
        - Как, Дженни?! Уж не хотите ли вы сказать, что это я мог организовать кражу?!
        А почему нет? Я, Кэтрин, Кевин или вы - мы все в одной упряжке. Можно еще обвинить тех ребят-полицейских, которые устанавливали сигнализационную систему, но, думаю, ими и без нас займутся.
        - Дженни… - начал было мистер Кройден.
        - Я - Дженифер, - резко сказала она. - Уменьшительным именем меня зовут только близкие люди, в число которых вы не входите.
        - Дженифер, - покорно исправился мистер Кройден. - Я не знаю, чем заслужил такое неуважительное отношение к себе, но вполне понимаю ваши чувства. Еще бы, ведь ваш жених замешан в таком грязном деле, как кража…
        - Кевин ни при чем! - выкрикнула Дженни, и к ней тотчас же направились Питер и Кэтрин. - А если он и имеет какое-то отношение к ограблению, то это еще надо доказать. А до тех пор вы не имеете никакого права обвинять его в воровстве и называть преступником!
        - Что происходит? - спросил подошедший Питер.
        - Уже ничего, - зло ответила Дженни, и в этот момент из холла послышался шум.
        Кэтрин, Дженни, Питер и мистер Кройден, увязавшийся за ними, кинулись посмотреть, что происходит. В холле стоял растерянный Кевин, а полицейский застегивал на его запястьях наручники.
        - Не стоит сопротивляться, - посоветовал Кевину полицейский. - Это будет говорить не в вашу пользу.
        - Что произошло? - Взор Кевина обратился к Дженни. - Дженни, что стряслось?
        Она бросилась к нему, но полицейский удержал ее.
        - Все в порядке, Кевин. Это просто недоразумение, - сказала она.
        - Кевин, где ты был? - спросил у него Питер.
        - Я работал, - ответил Кевин. - Кто-нибудь объяснит мне, почему я в наручниках?
        - В участке объяснят, - сказал полицейский и вывел сопротивляющегося Кевина за дверь.
        Дженни закусила губу, чтобы не заплакать.
        Да что же это такое происходит?! Просто кошмар наяву! Это не может быть реальностью. Это просто дурацкий сон!
        Дженни повернулась к Кэтрин и Питеру. На их лицах она прочитала смесь недоумения и раздражения. Им тоже все происходящее казалось нереальным. Однако Дженни внезапно поняла, что они не верят в невиновность Кевина. Ни минуты не верили.
        - Вы что, думаете, это он?! - вскричала Дженни. - Ладно ты, Кэтрин. Кевин для тебя чужой. Но ты, Питер?! Как ты можешь думать так? Он же твой брат!
        - Вот именно, - сказал Питер глухо. - Я хорошо знаю его. Он мог это сделать.
        Дженни внезапно рассмеялась нервным, неестественным смехом.
        - Абсурд, - сказала она, и из ее глаз потекли слезы.
        - Дженни, тебе нужно выпить успокоительного. - Кэтрин попыталась обнять сестру, но Дженни ее оттолкнула.
        - Не строй из себя умудренную опытом женщину! Не надо обо мне заботиться! Ты не старшая сестра! И ничуть не умнее меня, ясно?
        - Прекрати истерику, Дженни! - твердо сказала Кэтрин, однако и в ее голосе зазвенели истерические нотки. - Иди на кухню.
        - Сама пей свою валерьянку, - огрызнулась Дженни и выбежала из дома.
        Питер удержал бросившуюся было за сестрой Кэтрин.
        - Не надо, не останавливай ее. Дженни все равно некуда пойти, кроме этого дома. Пусть успокоится. Нам с тобой тоже следует отдохнуть.

11

        Кэтрин и Питер пили чай на кухне, не смотря друг на друга и не разговаривая. Полицейские ушли час назад. Мистер Кройден покрутился в доме еще какое-то время, но Питер ясно дал ему понять, что они с Кэтрин хотели бы остаться вдвоем. Дженни так и не объявилась.
        Питер помешал ложечкой несладкий остывший чай и наконец взглянул на Кэтрин.
        - Ты думаешь, это действительно мой брат? - спросил он.
        Кэтрин тяжело вздохнула. О, как ей не хотелось об этом разговаривать!
        - Тебе лучше знать, на что способен твой брат. Прости, что сказала полиции о нем.
        - Не надо оправдываться, Кэтрин. Незачем покрывать виновных. К тому же, если Кевин ни при чем, его отпустят.
        Кэтрин внимательно посмотрела на Питера. Тот выглядел постаревшим лет на пять. Лицо его осунулось, под глазами появились круги. Он мог говорить что угодно, но ясно одно: Питер никогда бы не выдал своего брата. Выходит, Кэтрин предала своего жениха. Как ни крути, предала. Но, с другой стороны, что она могла сделать? Все равно вспомнили бы, что Кевин тоже знает шифр. Его в любом случае заподозрили бы. Да еще совсем не в его пользу говорит тот факт, что он интересовался антиквариатом.
        Кэтрин поняла, что изо всех сил пытается сама себя оправдать. Если бы Дженни была замешана в какой-нибудь гнусной истории, выдала бы я ее? - спросила Кэтрин себя и тут же ответила: нет. И если бы Питер был причиной тому, что Дженни посадили в тюрьму, простила бы она его? Тоже нет. Да она с ним даже разговаривать бы не стала! Когда она сказала полиции о Кевине, то думала прежде всего о себе. Интуитивно Кэтрин пыталась отвести все подозрения от сестры и от себя.
        Она вдруг опустилась на колени перед Питером.
        - Ты что? - испуганно и удивленно спросил он.
        - Прости меня, - прошептала Кэтрин и расплакалась. - Я недостойна тебя. Я просто дрянь.
        Питер поспешил поднять вздрагивавшую от рыданий Кэтрин на ноги и обнял ее.
        - Перестань, ты перенервничала, это понятно. К тому же мы не спали всю ночь. Да и вся эта история не добавляет оптимизма в наше существование. Однако это не повод, чтобы ты стала винить себя во всем произошедшем.
        - Мне не стоило ничего говорить, - всхлипнула Кэтрин. - Я предала тебя.
        - Какая же ты дурочка, - Питер погладил ее мокрое от слез лицо и поцеловал в кончик носа. - Ну вот, тушь потекла.
        Кэтрин судорожно вздохнула и вцепилась в Питера так крепко, что он чуть не вскрикнул от боли.
        - Я никуда не денусь от тебя, - сказал он. - Не вини себя. Все произошло так, как и должно было произойти. Кевин виноват… Если Кевин виноват, - поправился он со вздохом, - то хотим мы этого или не хотим, но он получит наказание.
        - Так он виноват?
        - Если б я знал! - сказал Питер. - Он в последнее время стал очень скрытным. У него появились деньги. И немалые деньги. Ко всему прочему он работает на этого Газзола.
        - Кто такой Газзол? - спросила Кэтрин.
        - Местный бандит, - сквозь зубы процедил Питер. - Попадись он мне только…
        - О, пожалуйста, Питер, только ты не ввязывайся во все эти дела! - взмолилась Кэтрин. - Я не хочу тебя потерять.
        - Ты никогда меня не потеряешь, - поспешил успокоить ее Питер. - Я люблю тебя, Кэтрин.
        - Мы сделаем все, чтобы помочь твоему брату. Мы наймем лучшего адвоката… Я найду где-нибудь денег на это!
        Питер только улыбнулся. Запоздалое раскаяние Кэтрин, выливавшееся потоком слов, умилило его, однако Питер хорошо понимал, что от этого не будет никакого толку. Адвокаты? У них нет денег на хорошего адвоката, а тот, которого предоставит государство… спасибо, не надо.
        Неужели Кевин угодит в тюрьму?
        Дженни сидела в полицейском участке в самом дальнем углу. Она была похожа на маленького затравленного зверька. Однако этот зверек в случае опасности готов был обнажить острые зубки.
        Откуда-то из темноты коридора вышел капитан Джонстон и удивленно вытаращил глаза на Дженни.
        - А вы что тут делаете, мисс Деминг? - спросил он.
        - Мы никак не могли уговорить ее пойти домой, - доложил дежурный.
        - Я никуда не уйду, пока вы не найдете настоящего вора, - заявила Дженни.
        - А если это произойдет через неделю или через месяц? - поинтересовался капитан Джон-стон.
        - Значит, я буду сидеть здесь все это время.
        - Вам никто не позволит, - сердито сказал капитан Джонстон. - Сейчас же идите домой.
        - Пока мне не позволят увидеться с Кевином, я никуда не уйду, - твердо заявила Дженни, смело смотря в глаза капитану Джонстону.
        - Тогда я попрошу вывести вас отсюда силой.
        - А я тогда сяду у входа в полицейский участок и буду мозолить всем глаза.
        - Тогда я прикажу арестовать вас за нарушение общественного порядка! - в запале пригрозил капитан Джонстон.
        - Арестовывайте хоть сейчас. - Дженни протянула ему руки и обнажила запястья. - Мне только этого и надо.
        - Ну знаете! - воскликнул капитан Джонстон. - Это переходит уже все границы! Если я дам вам десять минут на разговор с вашим суженым, то вы уберетесь?
        - Вне всякого сомнения, - пообещала Дженни, обрадовавшись. - Куда идти?
        - Я провожу вас. - Капитан Джонстон вздохнул. - И помните: у вас только десять минут, а потом чтоб духу вашего здесь не было!


        - Кевин! - Дженни бросилась ему на шею и принялась целовать его лицо.
        - Солнышко мое, - нежно проговорил Кевин, - как ты сюда попала?
        - У нас всего лишь десять минут, - произнесла Дженни. - Скажи мне только одно - ты невиновен?
        - Я ни при чем, Дженни! Когда мне рассказали, к чему я якобы причастен, то у меня отпала челюсть от удивления. Да кому могло только прийти такое в голову?
        - Моей сестре, - мрачно ответила Дженни.
        - Кэтрин? А Питер? Неужели он не мог за меня вступиться?
        - Похоже, что он тоже не очень-то верит в твою невиновность, Кевин.
        - Отлично! - рассердился Кевин. - Лучшего я не мог ждать от родного брата! Но ты-то мне веришь?
        - Конечно, верю. Ты же сказал, что ни при чем. - Дженни обняла его. - Я вытащу тебя отсюда. Даже если мне придется устроить пикет возле полицейского участка!
        Кевин улыбнулся.
        - Не стоит. Я думаю, как только проверят мое алиби, меня выпустят отсюда.
        - А у тебя надежное алиби? - с отчаянием спросила Дженни.
        - Надежнее некуда. Правда, меня могут посадить совсем по другому поводу, когда узнают, как я подрабатываю по ночам. Но это все же лучше, чем обвинение в краже, тянущей на несколько миллионов долларов.
        - Кевин, скажи мне правду. Кем ты подрабатываешь и почему тебя за это могут посадить? - забеспокоилась Дженни.
        - Я…
        - Ваше время вышло, мисс, - сказал капитан Джонстон. - И хватит шептаться. Я мог бы давно уже прекратить ваше общение, не знаю даже, что меня удержало.
        - Кевин, если ты говоришь, что тебя скорее всего выпустят, то куда ты пойдешь? В вашу с братом квартиру?
        - Ну уж нет, туда я не вернусь ни за что на свете! И вообще, я думаю, что какое-то время мне следует отдохнуть от своих кровных родственничков.
        - Мне тоже. - Дженни вздохнула. - После того, что сделала Кэтрин, я с ней не хочу не то что разговаривать, а даже…
        - Достаточно! - Капитан Джонстон махнул рукой полицейскому, и тот положил тяжелую руку на плечо Кевина.
        - Я сниму квартиру! - крикнула Дженни вслед уводимому полицейским Кевину. - Тебе будет куда пойти! Ты согласен жить со мной?
        - Всю жизнь! - услышала Дженни.
        Дженни вошла в дом, отключила сигнализацию и прошла мимо выскочивших на шум из кухни Питера и Кэтрин. Дженни поднялась к себе в комнату, вытащила из-под кровати огромный чемодан и принялась укладывать туда вещи. Если уж Дженни задумывала что-либо, то обязательно добивалась поставленной цели в кратчайшие сроки. Она уже успела снять квартиру. Ей помог мистер Чависки, к которому Дженни обратилась за помощью. У него было столько знакомых, что она без труда получила телефон нескольких людей, которые сдавали квартиры. Дженни не чувствовала себя обязанной боссу, она знала, что ему ничего не стоило ей помочь.
        В дверях комнаты появилась Кэтрин. Она остановилась на пороге, скрестила руки на груди и некоторое время наблюдала, как Дженни упаковывает одежду.
        - Что это ты делаешь, позволь тебя спросить? - наконец произнесла Кэтрин.
        - У тебя нет глаз? - осведомилась Дженни.
        - Я задала простой вопрос.
        - Ты задала дурацкий вопрос.
        - Ты собираешься уезжать? - поинтересовалась Кэтрин.
        - Десять баллов за прозорливость!
        - И куда ты собралась? Тебе ведь некуда идти. К матери? У тебя хватило совести попроситься к ней?
        Дженни оставила чемодан, выпрямилась и в упор посмотрела на Кэтрин.
        - В том, что ты очень любишь делать поспешные выводы, не задумываясь о последствиях, я уже убедилась. Насчет матери не угадала. Попробуй еще раз.
        Кэтрин побледнела от гнева. Она все еще чувствовала себя виноватой перед Дженни и потому злилась.
        - Я не понимаю, почему ты так со мной разговариваешь, - сказала Кэтрин.
        - Не понимаешь? - Дженни захлопнула крышку чемодана и взялась за ручку. - Что ж, ты никогда не отличалась особой сообразительностью. Освободи дорогу, Кэтрин.
        Кэтрин понимала, что ей следует остановить Дженни, может быть, даже попросить у нее прощения, по крайней мере, поговорить с ней по душам… Однако вместо всего этого Кэтрин посторонилась и пропустила сестру.
        Дженни беспрепятственно спустилась вниз, но там наткнулась на Питера.
        Только тебя мне сейчас не хватает, подумала она.
        - Куда ты? - спросил он.
        Дженни закатила глаза.
        - Мне уже надоел этот вопрос. Спроси у Кэтрин, она тебе расскажет.
        - Дженни решила попробовать себя в роли самостоятельной женщины, - насмешливо сказала Кэтрин, появившаяся наверху лестницы.
        - Именно так, - подтвердила Дженни.
        - Перестань делать глупости, - попробовал уговорить ее Питер. - Мы должны сейчас держаться вместе.
        - А почему именно сейчас? - с сарказмом поинтересовалась Дженни. - Почему не вчера, когда мне и Кевину действительно нужна была поддержка? А сейчас не кажется ли тебе, что уже поздновато укреплять семейные узы?
        Я прекрасно понимаю твою агрессию, - сказал Питер. - Однако то, что ты считаешь нас с Кэтрин в чем-то виноватыми, еще не повод, чтобы уходить из дома.
        - Мы совершили ошибку, когда переехали сюда, - произнесла Дженни. - Кто сказал, что можно жить в музее? Он предназначен вовсе не для этого.
        - Хочу тебе напомнить, что нам нечем было платить за квартиру, - сказала Кэтрин.
        - Отлично, - Дженни горько улыбнулась, - тогда у нас, может быть, и не было выхода, но теперь он есть. Я работаю и могу себе позволить платить за квартиру. Именно поэтому я и переезжаю.
        - Ты бежишь, - уточнила Кэтрин.
        - Да что ты? И от кого же? Не от тебя ли? - съязвила Дженни. - Ты слишком большого мнения о себе.
        Дженни подхватила чемодан. Однако Питер преградил ей дорогу.
        - Дженни, я никуда тебя не пущу, - сказал он.
        Лицо Дженни исказила гримаса презрения.
        - Знаешь, Питер, когда я увидела тебя впервые, то ты мне даже понравился. Я подумала о том, что на такого спокойного и уверенного в себе мужчину наверняка можно положиться. Я ошиблась. В твоем брате… разгильдяе, как ты его частенько называешь, так вот в нем больше искренности и внутренней силы, чем в тебе. Не люблю гнилых людей, - добавила она. - И еще: ты не имеешь никакого права указывать мне, что делать.
        Кэтрин встала рядом с Питером.
        - Оставь ее, Питер, пусть идет, раз так хочет.
        Дженни криво усмехнулась и вышла из дома, захлопнув за собой дверь.
        Несмотря на раздражение, переполняющее Кэтрин, она вдруг со страхом ощутила, что осталась одна. Они с Дженни всегда были вместе. С самого рождения. Пусть они во многом не похожи характерами, но они все-таки близнецы, которых связывает какая-то невидимая нить. И эта нить теперь порвалась.
        Кэтрин почувствовала головокружение и испуганно взглянула на Питера. Тот едва успел подхватить ее, когда Кэтрин лишилась чувств.


        Дженни на секунду остановилась посреди садовой дорожки, ведущей к воротам дома, где был припаркован их с Кэтрин автомобиль. Что-то кольнуло ее, какое-то дурное предчувствие, однако она только крепче сжала ручку чемодана и продолжила путь. Дженни кинула чемодан на заднее сиденье, села за руль и завела мотор. Она решила, что, как только перевезет все необходимое, вернется и оставит машину на стоянке где-нибудь неподалеку от дома-музея.
        Ничего мне от тебя не надо, Кэтрин, мысленно обратилась к сестре Дженни. Обойдемся без машины. Потом купим с Кевином подержанную или возьмем напрокат.
        Дженни заехала в полицию, где ее все уже узнавали, и оставила там свои новые координаты для Кевина. Лишь после этого Дженни заехала в супермаркет, накупила продуктов и отправилась в свое новое жилище.
        Телефон зазвонил ближе к вечеру, когда Дженни, уютно устроившись на маленьком продавленном диванчике, смотрела телевизор и ела соленый арахис. Она подбежала к аппарату и схватила трубку.
        - Алло! - произнесла она, но услышала только шум улицы.
        Через секунду звонивший повесил трубку.
        Наверное, сбой связи, подумала Дженни и, подождав немного, не станут ли перезванивать, снова уселась на диван. Однако через несколько минут в дверь кто-то начал упорно звонить. Дженни посмотрела в глазок, а потом с радостным воплем распахнула дверь.
        - Кевин! Тебя уже выпустили! - Дженни прыгнула на него и повисла, держась руками за его шею.
        Кевин, смеясь, подхватил ее на руки.
        - Какая ты цепкая! - сказал он. - Да, меня уже выпустили. Я им не понравился. У меня слишком хорошее алиби.
        - Как я счастлива, Кевин! - Дженни вопила от радости. - Я так люблю тебя!
        Кевин опустил ее на пол и огляделся.
        - Значит, это и есть наше новое жилище? Здесь уютно.
        - Нравится? - спросила Дженни с гордостью. - Быстро я все устроила, правда?
        Кевин поцеловал ее в щеку.
        - Ты самая замечательная и заботливая женщина на свете.
        - Я сейчас покормлю тебя, - захлопотала Дженни и потащила Кевина в кухню. - Ты наверняка страшно проголодался.
        - Что есть, то есть, - подтвердил Кевин. - Заключенных не балуют деликатесами.
        Дженни быстро разогрела рагу, которое приготовила ее днем включила электрический чайник и села напротив Кевина, с умилением наблюдая, как он ест.
        Как только Дженни заметила, что Кевин немного утолил свой голод, она приступила к расспросам.
        - Расскажи мне все, - попросила она. - Только, пожалуйста, на этот раз ничего не утаивай.
        Кевин вздохнул и с усмешкой посмотрел на, Дженни.
        - С одного допроса я попал на другой.
        - Если я похожа на капитана Джонстона, то…
        - О нет, к счастью, ты ничем не похожа на него. Хорошо. Что ты хочешь знать, Дженни?
        - Все, - ответила она. - Расскажи, где ты работаешь, отчего из-за этого у тебя должны быть проблемы с законом, кто такой Амос Газзол и, наконец, почему ты ничего не объяснял раньше и делал из всего тайну?
        - Тогда начнем по порядку. - Кевин доел все, что оставалось на тарелке, и сел поудобнее. - Когда мне нужна была работа, то ко мне очень вовремя подоспел Амос Газзол. Этот человек владеет десятком ночных клубов, несколькими барами, и, главное, ему принадлежат четыре казино. Вернее, не совсем принадлежат… Скорее, он их контролирует.
        - Ясно, Амос Газзол - бандит, - сделала вывод Дженни.
        Кевин улыбнулся.
        - Я бы не стал так его называть. Однако он, безусловно, не ангел.
        - И в чем же заключались твои обязанности?
        - я был шофером, - сказал Кевин. - Ни на что другое я бы не согласился. Мне приходилось возить по ночам Амоса и его товарищей. - Кевин усмехнулся каким-то своим мыслям. - Честно говоря, мне совершенно все равно, чем он там занимается. Амос платил мне за работу хорошие деньги. А вот теперь плохая новость: у меня больше нет этой работы. Амос с самого начала предупреждал меня, что, если я засвечусь в полиции, не важно по какому поводу, то сразу же вылечу со своего местечка.
        - Ничего страшного, - Дженни попыталась придать своему голосу как можно больше оптимистичных ноток, - ты сможешь найти другую работу.
        Кевин вздохнул.
        - Мне придется это сделать. Я и сам понимал, что рано или поздно придется уйти от Амоса. Мне не по душе все эти ночные прогулки.
        - Но если объяснить ему, что полиция не точит на тебя зуб, может быть, он согласится, чтобы ты поработал на него еще какое-то время? - предположила Дженни.
        - Нет, лучше не надо. Спасибо ему уже за то, что он подтвердил, что в ночь ограбления я возил его по городу. А ведь мог бы и не говорить об этом.
        - Все будет хорошо. - Дженни протянула руку и дотронулась до Кевина. - Мы вместе, и это главное.
        Кевин встал со своего места, подошел к Дженни и опустился перед ней на колени.
        - Я так скучал по тебе, - сказал он, глядя ей в глаза. - Мне нечего делать в этом мире без тебя.
        - Перестань, - смутилась Дженни. - Не строй из себя романтика, Кевин. Выше нос! Ты же всегда был разгильдяем, который сбегал от женщины наутро.
        - Да, но так уж получилось, что однажды женщина по имени Дженни первая сбежала утром, чем невероятно меня заинтриговала. Если честно, Дженни, я просто всегда боялся привязываться к кому бы то ни было. Но с тобой все по-другому.
        - Я знаю, - тихо ответила Дженни. - Можешь мне не объяснять.
        Кевин уткнулся лицом в ее колени и счастливо вздохнул. Дженни перебирала его волосы пальцами, на ее губах блуждала улыбка женщины, нашедшей свою вторую половинку.

12

        Кэтрин задумчиво смотрела в окно клиники, где несколько дней назад получила место медсестры. На деревьях уже начинали желтеть листья, шел дождь, и оттого мир казался совсем унылым. Настроение у Кэтрин было под стать погоде.
        В коридоре было так тихо, что ей даже на мгновение показалось, будто она в клинике одна. Нет ни врачей, ни медсестер, ни пациентов. Только Кэтрин наедине со своими мыслями.
        Она не видела Дженни уже почти месяц. Кэтрин знала, что сестра вместе с Кевином заходила к матери в гости. Хелен не распространялась насчет того, как дела у Дженни, поскольку не знала о том, что ее дочери поссорились. По молчаливому согласию Дженни и Кэтрин, которые со дня их последней ссоры не обменялись ни словом, Хелен пребывала в блаженном неведении по поводу того, что ее дети не общаются друг с другом.
        Кэтрин провела пальцем по стеклу. Она скучала без Дженни. Кэтрин не хватало задора сестры, ее заливистого смеха, не с кем было обсудить свежие сплетни об общих знакомых. Питер переехал к Кэтрин, у них все было просто прекрасно, однако она не могла с ним болтать на темы, которые почти наверняка показались бы ему дурацкими.
        - Что же я наделала? - тихо прошептала Кэтрин и испугалась своих слов.
        Она запретила себе думать о том, что это она виновата в их размолвке с сестрой.
        - Кэтрин, вас к телефону! - услышала она голос дежурной медсестры.
        Кэтрин подошла на пост и, взяв трубку, машинально посмотрела на календарь. Через пять дней у них с Дженни день рождения. Они всегда отмечали его у матери. Так что волей-неволей им с Дженни придется встретиться и изобразить дружных сестер.
        - Алло, - произнесла Кэтрин.
        - Кэтрин? Это мистер Кройден. Если вы меня еще помните.
        Как вас забудешь, со вздохом подумала Кэтрин.
        - Я слушаю вас, - тусклым голосом произнесла она.
        - Мне нужно поговорить с вами. С вами и с вашей сестрой. Мы можем где-нибудь встретиться?
        - Я могу, да, - ответила Кэтрин. - А насчет Дженни не знаю. Она переехала.
        - Но вы ведь можете позвонить ей и предупредить о встрече? - спросил мистер Кройден.
        - Я… - Кэтрин запнулась. - Она как раз меняет номер, и я не смогу с ней связаться.
        Кэтрин не могла признаться чужому человеку в том, что не знает даже нынешнего адреса сестры.
        - Но… она наверняка зайдет к вам или вы к ней. А лучше вот что: дайте-ка мне ее адрес, - попросил мистер Кройден. - Я сам съезжу к Дженни.
        - Мистер Кройден, - быстро сказала Кэтрин, - давайте назначим дату встречи, и я сообщу о ней Дженни. Только я смогу с вами увидеться не раньше, чем через пять дней, - предупредила Кэтрин, молясь про себя, чтобы Дженни все-таки не изменила традиции и пришла на праздничный ужин к матери.
        - Как скажете, Кэтрин. - Голос мистера Кройдена стал разочарованным. - Через пять дней так через пять дней.
        - А что случилось? - спохватилась Кэтрин. - О чем вы хотите поговорить? Это насчет кражи?
        - Да, и об этом тоже.
        Кэтрин поняла, что мистер Кройден не настроен рассказывать ей что-либо по телефону, и потому поспешила попрощаться. Она положила трубку и в задумчивости уставилась на телефон.
        Теперь нужно подождать пять дней. Всего пять дней до встречи с Дженни.
        Кэтрин не выдержала и всхлипнула. У нее было ощущение, что от нее отрезали большой кусок. Добрую половину. То, что она не могла позвонить Дженни, поговорить с ней или зайти в гости, убивало Кэтрин.
        - Всего пять дней, - пробормотала она, вытирая слезы. - Возможно, Дженни простит меня.


        - Ты скучаешь без нее?
        Кевин пришел на час раньше положенного, когда у Дженни еще не закончилась ее смена. Работы совсем не было. В туманный утренний час, когда полуночники только ложились спать, а «жаворонки» еще не просыпались, находилось мало желающих перекусить в «Рио». Дженни вот уже сорок минут сидела без дела, так что она была даже рада, когда в дверях показался Кевин. Дженни не сразу поняла, о чем он ее спрашивает.
        - Ты о ком? - спросила она. Кевин усмехнулся.
        - Догадайся.
        - Через четыре дня у нас день рождения, - сказала Дженни задумчиво. - Мы увидимся у матери. А если она решит прийти не одна, то и ты встретишься со своим братом.
        - Я никуда не пойду, - запротестовал Кевин.
        - Оставишь меня одну? Просто не могу поверить! - Дженни грустно улыбнулась.
        - Мне нечего там делать.
        - Ты мой мужчина, и я живу с тобой. Я люблю тебя. Почему бы тебе не пойти со мной?
        - Потому что я не готов встретиться там с Питером.
        - Как знаешь, - вдруг уступила Дженни. - Что-то подсказывает мне, что Кэтрин тоже не возьмет Питера. Все-таки мы близнецы, я могу чувствовать ее на расстоянии.
        - Как ты думаешь, она захочет с тобой помириться? - спросил Кевин.
        Дженни пожала плечами и направилась к появившемуся клиенту, желающему получить ранний завтрак. Она подумала о том, как хорошо, что ей удалось избежать продолжения неприятного для нее разговора. Вряд ли Кевин снова станет поднимать эту тему.


        Кэтрин пришла к дому матери первой. Правда, Дженни всегда опаздывала, но на этот раз Кэтрин решила перестраховаться. Она стояла за разросшимся розовым кустом и надеялась, что мать не разглядит ее в окно сквозь почти уже голые ветви.
        Через день после того, как Дженни переехала, Кэтрин получила от нее записку с уведомлением, где стоит их машина. Дженни хотела быть полностью независимой от сестры. Теперь у Кэтрин и Питера было по автомобилю, а у Дженни и Кевина не было ничего. Кэтрин решила, что сегодня же скажет сестре о том, что та может забрать их общую машину. Справедливость превыше всего. Впрочем, Кэтрин вовсе не была уверена в том, что Дженни оценит ее широкий жест.
        Кэтрин бросила взгляд на дорогу и увидела вдалеке силуэт Дженни.
        На автобусе приехала, констатировала Кэтрин.
        Дженни издали заметила сестру и чуть замедлила шаг, будто желая помучить Кэтрин. Наконец сестры оказались лицом к лицу.
        - Привет, - первой поздоровалась Кэтрин. - Как поживаешь?
        - Неплохо. А как ты?
        Реплики прозвучали, будто произнесенные абсолютно чужими людьми. Словно обе едва знакомы друг с другом и случайно встретились посреди дороги.
        Кэтрин передернуло.
        Как странно, подумала она, вглядываясь в лицо Дженни, точно в свое отражение в зеркале.
        На Кэтрин смотрели такие же, как и у нее самой, глаза, в которых она видела только пустоту и, может быть, еще настороженность. Но никаких эмоций. Дженни умела держать себя в руках не хуже Кэтрин.
        - Мне звонил мистер Кройден, - сказала Кэтрин. - Он непременно хочет о чем-то поговорить с нами. Завтра или послезавтра.
        - Послезавтра у меня выходной.
        Было довольно ветрено, и Дженни стояла, сунув руки в карманы узкого клетчатого пальто. Его Кэтрин еще не видела на Дженни.
        Значит, купила новое, решила она. Что ж, отлично. Выходит, у Дженни водятся деньги.
        Кэтрин даже как-то стало легче. Дженни выглядела посвежевшей, на ее щеках играл яркий румянец. Хотя, возможно, виной тому был холодный ветер. Темные блестящие волосы рассыпались по плечам Дженни в художественном беспорядке. Казалось, что она только что сошла с обложки журнала мод.
        Нам не раз предлагали стать моделями, мелькнуло в голове у Кэтрин. Дженни отказывалась только потому, что я не хотела такого будущего. А ведь у нее могло бы получиться. Она такая красивая!
        Сердце Кэтрин наполнилось гордостью за сестру. Мужчины всегда провожали Дженни взглядами. Впрочем, Кэтрин тоже не оставалась без внимания, однако это не вызывало у нее никаких эмоций. Приятно, конечно, но и только. А вот Дженни просто создана для того, чтобы ею любовались.
        Кэтрин вдруг осознала, что слишком долго молчит, разглядывая сестру, и поспешила сказать:
        - Хм… Я тут подумала… Да, у меня тоже выходной послезавтра. Может быть, встретимся ближе к вечеру?
        - В «Рио», - сказала Дженни.
        - Тебя еще не тошнит от него? - удивленно спросила Кэтрин.
        Дженни лишь пожала плечами.
        - Хорошо, пусть будет «Рио», - поспешила согласиться Кэтрин. - Я сообщу мистеру Кройдену.
        Они повернулись и пошли по дорожке, устланной пожухшими листьями, к дому.
        - Так, значит, ты нашла работу? - как бы между прочим спросила Дженни.
        - Да, в клинике. Одна знакомая дала мне рекомендацию. Было только одно место, - добавила Кэтрин, как бы оправдываясь перед сестрой.
        Дженни равнодушно кивнула. Они взошли на крыльцо, и Кэтрин нажала на кнопку звонка. Хелен открыла им почти сразу же, как будто все это время стояла за дверью.
        - Ах, милые мои, проходите! - мать расцеловала сначала Кэтрин, а потом Дженни. - Я вас заждалась.
        - Я опоздала, - сказала Дженни. - На работе задержалась.
        - Да, конечно, - рассеянно ответила Хелен. - Я приготовила потрясающий ужин. Ах, ну почему только вы не захотели взять с собой своих женихов?
        - Питер не смог… Кевин не смог… - хором сказали сестры.
        Хелен рассмеялась.
        - Вы по-прежнему читаете мысли друг друга, - сказала она. - Идемте же, иначе все остынет.
        - А где Брайан? - спросила Кэтрин.
        - О, - лицо Хелен стало озабоченным. - его срочно вызвали в клинику. Сложные роды.
        Брайан был одним из лучших хирургов в городе. Когда Дженни и Кэтрин уволили, они намеревались обратиться за помощью к Брайану, но потом передумали. Гордость была их семейной чертой. Иногда она мешала им жить.
        - Жаль, - сказала Дженни. - Мы давно с ним не виделись.
        - Как вы, девочки? - переменила тему Хелен. - Дженни, ты не жалеешь, что уехала от сестры? Столько лет вы были вместе, никогда не расставались, а тут…
        - Но мы не можем всегда быть вместе, - немного резко сказала Дженни, но тут же сбавила тон: - Мы теперь не одиноки. Сама понимаешь, мама, в период медового месяца хочется быть только со своей второй половинкой.
        - О да, я понимаю, - сказала Хелен. - Но вы, наверное, ужасно скучаете друг без друга? Помню, в детстве вы часто ссорились, не поделив что-нибудь, но стоило вас развести по разным комнатам, как вы не выдерживали и десяти минут: поднимали крик на весь дом и орали до тех пор, пока снова не оказывались вместе.
        Дженни и Кэтрин обменялись быстрыми взглядами. Они не могли не признаться в том, что и сейчас им очень трудно быть порознь.
        - Ты отлично выглядишь, мам, - поспешила сказать Дженни. - Даже поправилась.
        Хелен вдруг рассмеялась, и сестры удивленно взглянули на нее.
        - Я сказала что-то смешное? - недоуменно пробормотала Дженни.
        - В некотором роде, - ответила Хелен. - Я позже объясню, что к чему. А сейчас пришло время подарков!
        Раньше Кэтрин и Дженни безумно нравился этот ритуал. Сначала мать приносила сладкий пирог со свечами по числу исполнившихся сестрам лет, а потом вручала подарки. Сегодня Кэтрин и Дженни тоже завладело настроение безоблачного счастья. Хелен принесла большую коробку.
        Конечно, подарков всегда было несколько. Свой день рождения сестры любили, пожалуй, даже больше, чем Рождество. Не из-за подарков. А из-за той атмосферы, что царила в их день. Рождество они всегда отмечали с множеством приглашенных гостей. Сейчас же сестры были только со своей семьей.
        Папы не хватает, подумала Дженни.
        Он, разумеется, уже звонил сегодня утром обеим. Дженни также знала, что на их с сестрой счете в банке лежит кругленькая сумма в подарок.
        Еще кое-что общее, подумала Дженни, вспомнив о счете. Кое-что, нуждающееся в том, чтобы тоже быть разделенным между нами.
        Хелен вытаскивала из коробки подарки один за другим и вручала дочерям. Дженни получила пару теплых перчаток, которые всегда теряла и потому вечно в них нуждалась, красивейшую заколку для волос, приведшую ее в восторг, и новую блузку любимого синего цвета. Хелен всегда знала, что подарить дочерям, и никогда сестры не оставались недовольными.
        Кэтрин же достались ажурные чулки, маленький кулон с ее знаком зодиака и большая пушистая шаль.
        - О! - воскликнула Кэтрин, увидев шаль. - Я давно о такой мечтала!
        - Я знаю, - скромно ответила Хелен. - Именно поэтому я тебе ее и подарила.
        - Теперь я буду кутаться в нее, сидя в гостиной у телевизора! - воскликнула Кэтрин, но тут же прикусила язык. Наверняка Дженни не очень-то приятно слышать об этом.
        Однако Кэтрин сильно ошибалась, думая, что сестра переживает, что уехала из дома.
        - Мне пора, - сказала Дженни. - Извини, мама, но я обещала Кевину, что мы отпразднуем мой день рождения в каком-нибудь уютном баре.
        - Вы разве не вместе? - Хелен удивленно посмотрела на сестер.
        - Успеем еще, - выкрутилась Кэтрин.
        - Ну хорошо, Дженни. - Хелен погрустнела. - Раз тебе уже надо идти… Но прежде чем ты кинешься в объятия своего Кевина, я хочу кое-что сообщить вам обеим.
        Дженни взглянула на часы, но решила, что Кевин подождет ее. В конце концов он должен понимать, что она не может обидеть мать своим чересчур ранним уходом.
        - Что же это, мама? - спросила заинтригованная Кэтрин.
        - Вы вот отметили, что я хорошо выгляжу, - сказала Хелен. - И что я поправилась. Все это объясняется довольно просто. У вас скоро появится братик или сестричка.
        Дженни открыла рот от удивления.
        - Мама… Ты… А тебе не поздно? - робко спросила Кэтрин.
        - Поздно?! - фыркнула Хелен. - Мой муж - лучший хирург. Он сам будет принимать у меня роды.
        - Он может быть каким угодно великолепным врачом, - сказала Кэтрин, - но я не об этом… Впрочем, я очень рада за тебя, мама. Просто это несколько неожиданно…
        - А ты что скажешь, Дженни? - спросила Хелен.
        Дженни развела руками.
        - Скажу, что ты всегда умела нас удивить, мама. И еще скажу, что это лучший подарок на наш день рождения! - Дженни обняла мать и расцеловала ее.
        - Честно говоря, - призналась Хелен, - я тоже ощущаю себя немного странно. По сути, это вы должны были бы преподнести мне сюрпризы в качестве вопящих розовых младенцев. Однако так вышло, что я вас опередила.
        - Ничего, - рассмеялась Дженни, - лучше быть матерью, чем бабушкой.
        Кэтрин не выдержала и тоже рассмеялась.
        - Ты удивительная женщина, мама, - сказала она.
        - И самая замечательная мать на свете, - поддержала сестру Дженни.

13

        - Представляешь, мама беременна!
        В разных концах города этой новостью сестры одновременно делились со своими возлюбленными.
        - Поздравь ее от меня, - сказал Питер.
        - Да ты что?! - воскликнул Кевин. - Твоя мама потрясающая женщина!
        - Мама уже не молода, - сказала Дженни. - Однако Брайан говорит, что у нее отличное здоровье и она сможет родить полноценного ребенка.
        Кэтрин заварила чай и поставила на стол только что испеченный пирог.
        - Если кто-то из нас, я имею в виду себя и Дженни, забеременеет сейчас, - говорила Кэтрин, - то дети будут одногодками. Это даже забавно. Племянник и дядя одного возраста.
        Питер подмигнул ей.
        - Хочешь, мы можем попробовать воплотить эту идею в жизнь?
        Кэтрин рассмеялась.
        - Я бы с удовольствием, правда, Питер. Ты же знаешь, как я люблю детей, но, боюсь, что в нашей финансово нестабильной семье рожать ребенка слишком рискованно.
        - Как пообщались с сестрой? - спросил Кевин. - Примирения за счет потрясающей новости не последовало?
        - Мы были к этому близки, - ответила Дженни. - Но ни одна из нас не сделала первый шаг.
        - Что с Дженни? - спрашивал Питер у Кэтрин. - Вы не помирились?
        - Она не очень-то хотела мириться, - с грустью отвечала Кэтрин. - На мгновение, когда мама сообщила о своей беременности, мне показалось, что Дженни оттаяла, но… Мы не успели поговорить. Дженни торопилась к Кевину.
        - Что-нибудь слышно о моем брате? - спросили Питер и Кевин, даже не подозревая, что один и тот же разговор в одно и то же время идет в двух семьях.
        - Я не спрашивала, - так же дружно ответили обе сестры.
        На этом обсуждение семейных проблем было закончено. Кэтрин и Питер отправились смотреть телевизор в гостиную, а Дженни и Кевин занялись любовью прямо на кухонном столе.


        Мистер Кройден пришел в «Рио» за полчаса до назначенного срока. Ему было интересно, появятся сестры вместе или нет. До него дошли слухи, что Кэтрин и Дженни в ссоре с того самого дня, когда Кевина забрали в полицию.
        Неудивительно, подумал Кройден с усмешкой. Хороша сестричка, так подставить свою близняшку!
        Если слухи подтвердятся, то ему, Кройдену, их ссора будет только на руку. Он уже не один десяток лет работал адвокатом и лучше многих знал, как сильно могут ненавидеть друг друга родственники, еще недавно бывшие одной семьей. В основном конфликты происходили из-за наследства, которое нужно было делить. В случае с Дженни и Кэтрин никакого дележа не требовалось, но причиной их ссоры все равно оставалось пресловутое наследство. Если бы Кэтрин не хотела выгородить себя, то ни за что не указала бы на жениха своей сестры как на возможного грабителя.
        В дверях показалась великолепная Дженни. Высокая, длинноногая, ослепительная. Мистер Кройден сглотнул слюну. За ночь с такой женщиной он отдал бы многое. Однако мечты не помешали мистеру Кройдену незамедлительно вспомнить о том, зачем он здесь.
        - Добрый вечер! - Дженни сдержанно и вежливо улыбнулась ему и протянула руку.
        Мистер Кройден пожал ее ладонь и помог Дженни сесть. Он изо всех сил старался быть галантным.
        - Сестры еще нет? - с легким недоумением спросила Дженни.
        - Как видите. А почему вы удивились?
        - Обычно я всегда опаздываю, - ответила Дженни.
        - Вы не созванивались с ней сегодня? - Под предлогом беспокойства мистер Кройден намеревался вызнать, общаются ли сестры.
        - Нет, - сухо ответила Дженни. - Не волнуйтесь, она придет.
        В ту же секунду в «Рио» вошла Кэтрин. У мистера Кройдена вновь захватило дух. Однако он не мог не отметить, что если Дженни природа наделила вызывающей красотой, то на долю Кэтрин досталась красота спокойная, притягивающая внимание, но не столь чувственная.
        И все же они очень похожи, подумал мистер Кройден.
        - Здравствуйте, Кэтрин.
        - Привет, Кэтрин.
        Кэтрин кивнула сестре, пожала руку мистеру Кройдену и уселась на стул.
        Не общаются, решил мистер Кройден и едва сдержал довольную улыбку.
        - Может быть, сначала сделаем заказ и поужинаем, а потом уже поговорим о делах? - предложил он.
        Обе сестры сделали отрицательный жест, только Дженни правой рукой, а Кэтрин левой.
        - Мне скоро нужно уходить, - пояснила Дженни - Сегодня мы переезжаем на новую квартиру.
        - Опять? - спросил мистер Кройден. - Мне казалось, что вы весьма неплохо устроились.
        Дженни кинула на него мрачный взгляд, который говорил: тебе-то откуда знать, как я устроилась?
        - К хозяйке вернулся блудный сын, и она решила больше не сдавать эту квартиру, - сказала Дженни. - Кевин подыскал нам другую.
        - А меня просили подежурить сегодня ночью, - сказала Кэтрин. - Так что ужинать я тоже не буду.
        - Что ж, - мистер Кройден положил сцепленные кисти рук на стол, - придется мне трапезничать в одиночестве. Тогда давайте приступим к делу. Вы, наверное, знаете, что полиция с ног сбилась в поисках воров, но у них нет никаких зацепок. Вы все еще на подозрении. Как и Кевин, - обронил он, наблюдая за реакцией Дженни.
        Реакции не последовало. Дженни серьезно смотрела на него и внимательно слушала.
        - Обнаружилась еще одна проблема, - продолжил мистер. Кройден. - И я здесь, чтобы спросить у вас, не знаете ли вы что-нибудь об этом.
        Кэтрин нетерпеливо заёрзала на стуле.
        Ей явно не доставляет удовольствия сидеть рядом со своей сестрой, отметил про себя мистер Кройден.
        - Что же это за новая проблема? - спросила Дженни.
        - Видите ли, есть подозрение, что воры охотились не только за теми ценностями, что были на самом виду. Дело в том, что музей составлял подробную опись всего имущества вашего дяди, сверяя со списком, который он оставил. Известно, что после его смерти никто в дом не входил. Никто не мог ничего украсть. Дом был опечатан. Однако некоторых вещей сотрудники музея так и не обнаружили. Мистер Уолдек в завещании указал, что наиболее ценные вещи коллекции хранятся в тайнике, но тайник мы так и не нашли. В музее решили, что это была очередная шутка Фрэнка. Дом обыскивали специалисты, поэтому ничего не могли упустить.
        Мистер Кройден замолчал и выжидательно посмотрел на сестер. Те недоуменно глазели на него. Мистер Кройден вздохнул. С ними придется труднее, чем он думал.
        - В связи со всем вышесказанным я хочу спросить у вас: не знаете ли вы, где этот тайник?
        Дженни, сидевшая все это время напряженно, неожиданно расслабилась и откинулась на спинку стула.
        - С чего вы взяли, что тайник существует? Вы думаете, что воры могли его отыскать?
        - Нет, - покачал головой мистер Кройден. - Городской музей боится, что воры не будут найдены. Необходимо сохранить хоть что-то, оставленное Фрэнком.
        - Если тайник не нашли специалисты, - сказала Кэтрин, - то с чего вы взяли, что мы знаем о том, где он находится?
        Мистер Кройден снова вздохнул. Он выглядел озабоченным и на этот раз не притворялся. Мистер Кройден прекрасно знал, где находится заветная комната, в которой Фрэнк хранил самые ценные картины и самые ценные вещи своей коллекции. Фрэнк не раз водил своего друга в эту комнату, находившуюся в цокольном этаже дома. О ней не знали даже в городском музее. Потайную дверь они не обнаружили, но мистер Кройден мог бы сам им указать на нее. Однако открыть ее все равно не смогли бы. Как туда входил Фрэнк, оставалось для мистера Кройдена загадкой. Ни замочной скважины, ни кирпича, при надавливании на который открывалась бы дверь, ни даже шифра не было. Была просто стена, каким-то образом отодвигавшаяся в сторону.
        Фрэнк не зря оставил дом племянницам. Именно в их руках был ключ от двери тайной комнаты. Но, похоже, они сами об этом понятия не имеют.
        - Значит, вы ничего не знаете… - задумчиво произнес мистер Кройден.
        - Нет. - Дженни поднялась. - Извините, я уже опаздываю. Если у вас ко мне нет вопросов…
        - Можете идти. - Мистер Кройден поспешил встать. - Спасибо, что нашли для меня время.
        - Пока, Кэтрин, - попрощалась Дженни и удалилась.
        Кэтрин тоже сделала попытку встать со своего места, но мистер Кройден удержал ее.
        - Мне еще нужно поговорить с вами. Без вашей сестры.
        Кэтрин удивленно взглянула на него и нехотя кивнула.
        - Хорошо. Надеюсь, это не займет много времени?


        - Здесь мы будем жить? - слегка разочарованно произнесла Дженни, оглядывая квартирку.
        Одна комната, маленькая кухня, где сложно развернуться вдвоем, и ванная. Квартира выглядела довольно запущенной. В ней всего было мало: места, чистоты, уюта… Единственное, чего было чересчур много, - это мебели. Казалось, каждый из предыдущих жильцов оставил здесь что-нибудь. Одних шкафов было столько, что Дженни с трудом могла представить, что в них можно хранить. Именно шкафы и занимали много места.
        - Тебе не нравится? - с беспокойством спросил Кевин.
        - О, конечно нравится, - поспешила заверить его Дженни.
        Она обняла его и улыбнулась искренней улыбкой любящего человека. В конце концов, не все ли равно, где жить, только бы жить вместе с Кевином!
        - Просто я подумала о том, что нам предстоит очень много работы, - объяснила Дженни свои вздохи.
        - Ничего страшного. - Кевин ответил ей такой же счастливой улыбкой. - Я буду помогать тебе во всем.
        Многого я от тебя не потребую, - сказала Дженни. - В нашем предыдущем жилище со всеми обязанностями домохозяйки я прекрасно справлялась сама. Все-таки уборка - это женская работа.
        - Неправда, - позволил себе не согласиться Кевин. - Я на многое способен.
        Глаза Дженни затуманились желанием, и у Кевина перехватило дыхание.
        - Я знаю о твоих способностях, - сказала Дженни и прижалась к нему всем телом.
        - Предлагаешь опробовать диван? - прерывающимся шепотом спросил Кевин.
        - Почему бы и нет?


        Кэтрин ходила по гостиной от одной стены к другой, что свидетельствовало о ее нестабильном эмоциональном состоянии. Она не заметила даже, как пришел Питер. Теперь, когда в доме красть было нечего, они сняли дом с сигнализации, от которой все равно не было никакого толку. Городскому музею пустой дом уже не был интересен. По крайней мере, до такой степени, чтобы они возражали против снятия охраны.
        - Кэтрин, - Питер остановился в дверях, - что с тобой?
        Она вздрогнула от неожиданности и замерла посреди гостиной.
        - Извини, я не слышала, как ты вошел.
        - Я догадался. - Питер усмехнулся. - Ты нервничаешь? Что-то произошло? Это из-за разговора с Кройденом?
        - Нет, - Кэтрин покачала головой, надеясь, что ее слова звучат достаточно искренне, - я беспокоюсь за маму. Ее положили в клинику. Что-то проходит не так.
        Это была истинная правда. Однако Кэтрин умолчала о том, что ей уже стало известно, что тревога была ложной и с матерью все в порядке - простое расстройство желудка.
        - Очень жаль… - Питер сокрушенно покачал головой. - Надеюсь, все обойдется.
        - Да, конечно. - Кэтрин попыталась улыбнуться. - Ужинать будешь?
        - Спрашиваешь.
        - Как твоя новая работа? - спросила Кэтрин, хлопоча у плиты и гремя крышками.
        Питеру предложили место в одном крупном автосервисе, и это была настоящая удача, если учесть, что он довольно долго вынужден был перебиваться случайными подработками.
        - Мне обещали приличную зарплату! - торжествующе сообщил Питер. - Так что теперь я могу вздохнуть свободно. Кажется, жизнь налаживается! А что хотел от тебя Кройден?
        - Так, задал несколько вопросов. Полиция до сих пор не может найти никаких следов воров, - сказала Кэтрин.
        Питер пододвинул к себе тарелку с супом.
        - Кэтрин, мне кажется, нам теперь нечего делать в этом большом доме. Ты сама говорила, что городской музей отказался от оплаты коммунальных услуг. А они нам не по карману даже теперь, когда мы оба работаем. На эти деньги мы сможем снять уютную квартирку, и еще останется.
        Кэтрин нервно теребила в руках салфетку.
        - Об этом мы с мистером Кройденом тоже говорили, - сказала она тихо, вспомнив их конфиденциальный разговор после ухода Дженни. - Он говорит, что дом музею не нужен, и я могу стать полноправной владелицей особняка. Можно перекупить дом. Поскольку нам с Дженни разрешено в нем жить до самой нашей смерти, то мы могли бы выплачивать сумму частями. Кэтрин говорила сбивчиво, сама это понимала, но надеялась, что Питер не заметит ее оговорок.
        - Мы - это ты и Дженни? - Питер все-таки заметил.
        - Нет, это я и ты. Вряд ли Дженни захочет жить здесь.
        - А если захочет?
        Кэтрин задумалась, вспомнив, что говорил мистер Кройден, предусматривая такую вероятность.
        - Нужно прежде всего поговорить с Дженни, - сказала Кэтрин. - Но ты бы хотел жить здесь?
        - А ты? - спросил Питер. - Кэтрин, милая, мне хорошо там, где ты.
        - Да… - рассеянно сказала Кэтрин. - У меня голова болит. Я пойду спать, ты не против?
        - Конечно, я не против, дорогая. - Питер встал, подошел к ней и поцеловал в губы. - Я люблю тебя, - сказал он.
        - Я тоже тебя люблю, - отозвалась Кэтрин, думая о своем.

14

        Дженни стояла в ванной, обеими руками ухватившись за край раковины, и тяжело дышала. Кевин стучал в закрытую дверь.
        - Дженни, милая, с тобой все в порядке?
        - Как ты думаешь, со мной все в порядке, если меня тошнит в три часа ночи? - простонала она.
        - Извини, я идиот, - согласился Кевин. - Но я имел в виду другое. Не вызвать ли врача, если тебе совсем уж плохо?
        - Никаких врачей, - решительно воспротивилась Дженни и снова почувствовала, что ее вот-вот вывернет наизнанку. - О ужас… - сказала она, чуть не плача.
        Ее трясло так, словно она оказалась в одном белье на лютом холоде.
        - Дженни, я все-таки вызову «скорую».
        - Прекрати панику. Я просто съела что-то не то.
        - Ты не ела ничего такого, чего не ел бы я. Отсюда вывод - ты заболела. Иначе мы бы сейчас оба обнимали раковину.
        - Желудки у всех разные, - не согласилась с ним Дженни. - Иди спать, оставь меня в покое.
        - Прости меня, - жалобно сказал Кевин, - но я так беспокоюсь за тебя.
        Дженни включила холодную воду и плеснула немного на лицо. Вроде бы полегчало. И в самом деле, что такое она могла съесть?
        Однако ответить на этот вопрос она не успела - Дженни с удивлением услышала, как прогремел звонок в дверь. Именно прогремел, потому что в ночной тишине иначе этот звук не назовешь. Она выглянула из ванной и наткнулась на не менее удивленного, чем она, Кевина.
        - Ты все-таки вызвал врача? - с подозрением спросила Дженни.
        - Нет. Однако, если это он, мы не станем отказываться от его услуг.
        - Не смеши меня, - фыркнула Дженни и решительно направилась к двери. - Это явно не врач.
        Она распахнула дверь и уставилась на женщину лет пятидесяти в ночнушке, поверх которой был накинут старый халат.
        Не хватает бигуди на голове и пушистых тапочек на ногах, подумала Дженни, хотя ей сейчас было совсем не до смеха.
        - Ну? - вопросительно сказала Дженни.
        - Вы хоть знаете, сколько времени, мисс как-вас-там? - поинтересовалась женщина, буравя Дженни злобным взглядом маленьких бесцветных глазок.
        - А вы сами-то знаете? - огрызнулась Дженни. - Вы вообще кто и почему ломитесь ко мне в квартиру посреди ночи?
        - Я ваша соседка, - провозгласила женщина. - И вы не даете мне спать уже полночи!
        - Интересно, каким образом?
        - Моя спальня находится за стеной вашей ванной комнаты, и мне все слышно. Все! - подчеркнула она.
        Перед мысленным взором Дженни пронеслись картины того, как они с Кевином занимались любовью в душе. Дженни никогда не страдала молчаливостью, а уж когда занималась любовью - и подавно. Кевин иногда подшучивал над ней, говоря, что, вероятно, все соседи завидуют им, когда слышат стоны Дженни. Выходит, он был недалек от Истины.
        - У нас очень тонкие перегородки, - продолжала соседка. - И я не желаю, слышите, не желаю слушать всю ночь шум воды!
        - А если мне плохо, что делать? - поинтересовалась Дженни.
        - Вызывайте «скорую»! Или терпите до утра.
        - Ха! - сказала возмущенная Дженни. - Вы тоже терпите до утра или ходите под себя?
        Лицо соседки побагровело.
        - Я заявлю в полицию!
        - Да плевать я на вас хотела, - заявила Дженни, которая снова почувствовала приступ тошноты. - Я буду ходить в свой туалет и мыться в своей ванной, когда захочу и сколько захочу. Я не включаю музыку громко, не пою арии и не устраиваю дебоши, так что оставьте меня в покое! - С этими словами Дженни захлопнула дверь.
        - Ненормальная какая-то, - сказал Кевин, который все это время стоял за спиной Дженни. - Что ж нам теперь в туалет не ходить ночью?
        - Пусть она не ходит в свой, если такая умная, - проворчала Дженни и бегом кинулась в ванную, где снова включила воду.
        - Пошла к черту! - крикнула она, услышав стук в стену.
        Раз уж тебе все слышно, я постараюсь, чтоб у тебя уши краснели оттого, что ты можешь подслушать, мысленно пообещала Дженни соседке.


        Утром Дженни все еще мучили приступы тошноты. Она ощущала такую слабость, что пришлось позвонить мистеру Чависки и попросить выходной.
        - Может быть, вам следует обратиться к врачу? - обеспокоенно спросил он. - Не стоит пускать все на самотек.
        - Со мной все будет хорошо. Если к обеду не станет легче, то я вызову доктора, - пообещала Дженни.
        У мистера Чависки недавно родилась дочь, и он почти не появлялся в первую после ее рождения неделю в «Рио», но сейчас снова вернулся к своим обязанностям. Теперь он стал еще жизнерадостнее. Ему хотелось со всеми делиться своим хорошим настроением, и потому он приходил в уныние, когда кому-нибудь было плохо.
        - Вам ничего не нужно, Дженни? У вас все есть? - спросил мистер Чависки, и Дженни мысленно улыбнулась, представив, как босс лично готовит ей бульон.
        - Да, у меня все есть, - подтвердила она. - Кевин ухаживает за мной.
        - Он нашел работу?
        Дженни вздохнула.
        - Еще нет, - после некоторой паузы сказала она. - Но у него остались некоторые сбережения, да и я кое-что откладывала.
        - Вы говорили мне, что Кевин разбирается в антиквариате? - спросил мистер Чависки.
        Дженни поморщилась. Ей до сих пор были неприятны любые напоминания о краже.
        - Да, разбирается. Или разбирался.
        - Такие навыки не утрачиваются, - наставительно сказал мистер Чависки. - Он не мог бы помочь мне, Дженни?
        - Какого рода помощь требуется?
        - У моей жены есть старинная шкатулка. Досталась в наследство от прабабки. Мне бы хотелось знать ее реальную стоимость. Вдруг шкатулка окажется ценной.
        Дженни понимала, что мистер Чависки по доброте душевной использует этот предлог, чтобы помочь Кевину с работой. Она взглянула на своего возлюбленного, который в данный момент жарил блинчики и напевал себе что-то под нос.
        - Думаю, он сможет вам помочь, - сказала Дженни.
        - Буду очень благодарен. Пусть приезжает сегодня после обеда прямо ко мне в кабинет. Я принесу шкатулку.
        - Без проблем, - ответила Дженни и поспешила распрощаться, так как у нее внезапно закружилась голова.
        Она добралась до кровати и в изнеможении упала на нее.
        - Как дела? - спросил Кевин, заглянувший в комнату.
        - Люстра кружится, - пожаловалась Дженни, - а в остальном все в порядке.
        - Чависки не возражал против того, чтобы дать тебе выходной?
        - Нет. И у него к тебе просьба.
        - Ко мне? - удивился Кевин. - Какая же? Он внезапно исчез, так как ощутил, что блинчики начали пригорать.
        Интересно, как Кевин отнесется к предложению мистера Чависки? - подумала Дженни. Вечно я сначала пообещаю, а потом подумаю, могу ли я эту просьбу выполнить.
        Однако она не сомневалась, что ради нее Кевин обязательно поедет к Чависки, чтобы посмотреть шкатулку.
        Чависки сделал для Дженни много добра, неужели она не сможет отплатить ему такой мелочью, как осмотр старой безделушки? Хотя что толку от этого Чависки? Пусть даже шкатулка окажется дорогой, не будет же он ее продавать! И что толку от этого нам? - подумала Дженни.


        Кэтрин сидела на кровати и думала. Вот уже вторые сутки, даже ночью, просыпаясь, она вновь и вновь возвращалась к мучившей ее проблеме. Мистер Кройден должен позвонить сегодня, чтобы узнать, что она решила. Кэтрин приняла решение почти сразу же после того, как он объяснил ей суть ситуации, однако никак не могла решить, что же ей делать.
        О том, чтобы посоветоваться с Питером, не могло быть и речи. Это только ее проблема. Проблема, касающаяся двух сестер-близняшек.
        Кэтрин вышла из задумчивости, взглянула на телефон и сняла трубку. Еще накануне Кэтрин выведала у матери номер телефона Дженни под предлогом того, что потеряла записную книжку. Безусловно, надо было еще позавчера позвонить сестре. Однако вопрос в том, захочет ли Дженни разговаривать с Кэтрин.
        - Алло? - Голос Дженни звучал как-то слабо.
        Кэтрин сглотнула слюну и произнесла как можно более жизнерадостным тоном:
        - Привет, Дженни, как дела?!
        Последовало непродолжительное молчание, видимо, Дженни обдумывала, положить трубку сразу или все-таки узнать, чего хочет сестра.
        - Здравствуй, Кэтрин, - отозвалась наконец Дженни. - Не думала, что ты знаешь номер моего телефона.
        Мама знает, - ответила Кэтрин и сразу же перешла к делу. - Нам нужно серьезно поговорить, Дженни. Это касается тебя, меня и нашего наследства.
        - Наследства? - переспросила Дженни. - Но нам нечего делить, Кэтрин. Ты же прекрасно знаешь, что я не хочу жить в этом доме.
        - Речь не о том. Кое-что произошло. Дженни, нам действительно надо поговорить. Правда.
        - Хорошо. Сможешь приехать ко мне?
        - Не хочешь встретиться на нейтральной территории? - спросила Кэтрин, удивленная тем, что Дженни приглашает ее к себе в гости.
        - Я бы с удовольствием, - сказала Дженни, - но мне что-то нездоровится в последнее время.
        - Тогда конечно. Диктуй адрес.


        Кэтрин сразу отметила, что Дженни выглядит изможденной. Ее обычный румянец сменила нездоровая бледность.
        - Я тебя разбудила? - Кэтрин не могла поверить, что Дженни спокойно спала до ее прихода. Сама Кэтрин так волновалась перед встречей с сестрой, что даже ничего не ела с утра.
        - Да, я как-то незаметно уснула. - Дженни протерла глаза и зевнула. - Проходи. Кофе будешь?
        - Давай, - согласилась Кэтрин.
        Она незаметно осматривала квартирку. Да тут и развернуться-то негде! Хотя, спору нет, здесь уютно. Дженни постаралась придать квартире вид семейного гнездышка.
        - Ты болеешь? - спросила Кэтрин и предположила: - Грипп?
        - Сама не знаю. Не простуда точно. Скорее всего, чем-то отравилась. Вчера всю ночь провела в обнимку с раковиной.
        - Почему ты не обратишься к врачу?
        - Я и сама знаю, что он мне скажет, - отмахнулась Дженни. - Не беспокойся. Мистер Чависки разрешил мне отдохнуть целых три дня.
        - А где Кевин? - поинтересовалась Кэтрин, удивляясь тому, как непринужденно они с Дженни болтают.
        Она думала, что из сестры придется вытягивать каждое слово. Но, видно, болезнь притупила все чувства Дженни, в том числе и задетое некогда самолюбие, поскольку она разговаривала с Кэтрин как ни в чем не бывало. Кэтрин вздохнула свободнее. Значит, еще не все потеряно.
        - Он на работе. - Дженни улыбнулась. - По правде говоря, то, чем он сейчас занимается, довольно сложно назвать работой, но за неимением другого определения…
        Кэтрин вопросительно подняла брови, но Дженни не собиралась продолжать.
        - О чем ты хотела поговорить? - спросила она, разливая по чашкам кофе.
        Кэтрин сделала первый глоток, и в животе ее заурчало. Пустой желудок напоминал о себе. Дженни тут же встала со своего места и, не говоря ни слова, принялась делать бутерброды. Кэтрин с благодарностью взглянула на нее. Бутерброд и чашка кофе - именно то, что ей сейчас нужно.
        - То, о чем я хочу рассказать тебе, лично у меня плохо укладывается в голове, - начала Кэтрин.
        - Давай я помогу тебе, - с улыбкой сказала Дженни.
        - После того как ты ушла из «Рио», когда мы встречались с мистером Кройденом, - принялась рассказывать Кэтрин, - я тоже собралась уходить, но он остановил меня. И сделал весьма интересное предложение.
        - Руки и сердца? - пошутила Дженни. - Ах старый негодник!
        Кэтрин вздохнула, подумав о том, что у сестры наверняка отпадет любое желание шутить, когда она узнает о сути разговора с Кройденом.
        - Как ты знаешь, музей перестал интересоваться домом, поскольку коллекции составляли его главную ценность, - сказала Кэтрин. - Это значит, что мы можем жить в особняке сколько угодно и не принимать каждые две недели нашу драгоценную миссис Уиллоуби.
        При упоминании о представительнице городского музея, надоедавшей сестрам своими визитами, Дженни усмехнулась. Уж по миссис Уиллоуби она точно скучать не будет.
        - Также это означает, - продолжила Кэтрин, - что мы можем спокойно выкупить дом, и он будет по праву принадлежать нам.
        - Если ты пришла для того, чтобы узнать, собираюсь ли я на него претендовать, то могу твердо заявить: нет, не собираюсь, - сказала Дженни.
        - Я пришла вовсе не за этим! - раздраженно воскликнула Кэтрин. - Ты не хочешь выслушать меня до конца?
        - Извини. Конечно.
        - Перехожу к сути проблемы. Мистер Кройден предложил тебя подставить.
        Дженни хмыкнула озадаченно.
        - Поясни, - попросила она.
        Все очень просто. Если я хочу одна владеть домом, то мне нужно ликвидировать тебя - как конкурентку в борьбе за наследство. Кройден обещал мне помочь в этом. Все, что мне нужно сделать, - это заявить в полицию, будто я слышала твой разговор с Кевином об ограблении дома. Ваш сговор, если точнее. Соответственно, вы снова попадаете под подозрение, но теперь следить за вами будут с особой тщательностью. А я в это время смогу без труда оформить все документы, касающиеся приобретения дома, на себя. Городской музей согласен, чтобы кто-то из нас выкупал дом в течение многих лет, выплачивая установленную сумму по частям. Вот что сказал мне мистер Кройден.
        - Какая-то глупость, - задумчиво пробормотала Дженни. - Во-первых, все знают, что я не буду претендовать на дом. Слишком больших денег он стоит. Во-вторых, даже если и соберусь, то можно как-нибудь договориться мирным путем. К чему все эти заговоры?
        - Я тоже обнаружила несколько несостыковок, - подтвердила Кэтрин. - Кройден, похоже, принимает меня за пустоголовую дуру. К тому же он так хочет убрать тебя с дороги, что это становится подозрительным. Чем ты ему мешаешь?
        - Вопрос в том, чем я мешаю именно ему.
        - Вот в этом-то все и дело! - воскликнула Кэтрин. - Он обещал мне не только помочь засадить тебя и Кевина за решетку, но и дать крупную сумму денег, чтобы я внесла первый внос за дом.
        - И что он просит взамен?
        - Ничего, в этом вся загвоздка. - Кэтрин раздраженно постучала ложечкой по блюдцу. - Если бы Кройден что-то просил, сразу было бы понятно, какие цели он преследует, а так…
        Дженни глубоко задумалась. Кэтрин говорит правду, в этом Дженни даже не сомневалась. Зачем Кройдену устранять ее, Дженни? Почему он обратился к Кэтрин, а не к ней? В конце концов, какая разница, кому из двух сестер будет принадлежать дом?
        Если бы я была Кройденом, размышляла Дженни, то почему выбрала бы Кэтрин? Не потому ли, что с ней проще договориться?
        По крайней мере, на первый взгляд Кэтрин казалась гораздо наивнее сестры.
        - Он говорил тебе что-нибудь еще? - спросила Дженни, надеясь пролить как можно больше света на эту тайну.
        - Нет. - Кэтрин тяжко вздохнула. - Я почти слово в слово передала его монолог.
        Дженни встрепенулась.
        - Подожди-ка! Помнишь, он что-то там говорил насчет потайной комнаты? Тебе это не показалось тогда странным?
        - Показалось, - согласилась Кэтрин. - Все его сказки звучат страшно неправдоподобно. Похоже, у него плохо с фантазией. Я узнавала в музее, не существует ли какого-нибудь тайника. Миссис Уиллоуби, говорившая со мной, только посмеялась. Они ни о чем таком даже не слышали.
        - А что, если тайная комната все же существует? - спросила Дженни взволнованно. - О ней, вполне возможно, ничего не знают в городском музее, но мистер Кройден, бывший близким другом дяди Фрэнка, вполне может знать. Как тебе кажется?
        - Я думала об этом, - согласилась Кэтрин. - И тоже считаю, что это вполне возможно. Помнишь, мы в детстве любили разгадывать «Загадки детектива», которые печатались в каждом номере нашего любимого журнала? Нынешняя ситуация мне напоминает одну из них.
        - Мы редко оставляли неразгаданными эти шарады, - сказала Дженни. - А сейчас у нас в руках все козырные карты. Неужели мы не сможем разгадать эту тайну?

15

        Мистер Кройден как всегда пришел пораньше. Кэтрин вчера была настроена решительно: она согласна, чтобы он помог ей завладеть домом. В общем-то, мистер Кройден и не сомневался в том, что Кэтрин ответит согласием на его предложение. Он в очередной раз подтвердил свою теорию о том, что родственники - самые чужие друг другу люди, особенно в тех случаях, когда в деле замешаны деньги.
        - Привет, мистер Кройден! - услышал он за спиной и схватился за сердце.
        - Кэтрин, вы меня ужасно испугали, - сказал он укоризненно. - Не думал, что такие выходки в ваших привычках.
        Кэтрин уселась за столик напротив мистера Кройдена. Она еле отыскала этот ресторанчик. Кройден скрывался непонятно от кого.
        - Я не хотела вас пугать. Простите, пожалуйста. Не думала, что мое приветствие будет так неожиданно для вас.
        - Вы подошли сзади, - пояснил мистер Кройден и поспешил замять эту тему. - Вы как всегда пунктуальны, Кэтрин.
        На мгновение на губах Кэтрин появилась легкая усмешка, но тут же исчезла. Мистер Кройден даже не успел определить, какого рода была усмешка или, может быть, ему вообще показалось.
        - Будете что-нибудь заказывать? - спросил он. В ожидании Кэтрин он уже успел выпить чашку кофе.
        - Чай с лимоном.
        Мистер Кройден подозвал официанта и попросил еще кофе для себя и чай с лимоном для Кэтрин.
        Он пригляделся к Кэтрин. Сегодня она даже превзошла по красоте сестру. Хотя, возможно, если бы рядом с Кэтрин была брюнетка Дженни, то вся яркость блондинки тут же поблекла бы. Но сегодня сравнивать было не с кем, и мистер Кройден любовался Кэтрин.
        Старый ты греховодник, обругал он сам себя. Думай о деле, а не о женщинах.
        - Итак, вы сказали, что согласны с моим планом? - осторожно спросил он.
        - Предать Дженни? Засадить в тюрьму ее и Кевина? Легко! - сказала Кэтрин и поднесла к губам чашку.
        Мистер Кройден поморщился. Он избегал говорить столь откровенно, предпочитая полунамеки. Однако если Кэтрин заговорила прямым текстом, то нет смысла осторожничать.
        - Вы считаете это предательством? - спросил он. - Я думаю, что это справедливость. Почему вы должны делиться со своей сестрой? Вы не дождетесь от нее никакой благодарности! Ведь это она обвинила вас в том, что вы якобы ее подставили. Тогда как вы всего лишь выполняли долг честного гражданина!
        Кэтрин улыбнулась. Она прекрасно понимала, на что рассчитывает мистер Кройден. Он хочет вызвать в ней ненависть к сестре, бурю негодования по поводу ее безосновательных обвинений. Кройден великолепный адвокат, а значит, и хороший психолог. Ему известно, какие струнки души нужно задеть. Хорошо, что Кэтрин знала, чего от него ожидать.
        - Вы совершенно правы, - согласилась она. - У меня теперь собственная жизнь, семья. Нам с Питером нужен этот особняк.
        Мистер Кройден был несколько удивлен. Все-таки он не ожидал от Кэтрин именно такой реакции. Кэтрин всегда казалась ему нерешительной. А сейчас перед ним сидела холодная, расчетливая стерва. Впрочем, мистеру Кройдену это только на руку.
        - Тогда вы должны четко придерживаться моих инструкций, - сказал он.
        Кэтрин смотрела на него и тоже удивлялась. Внешность мистера Кройдена никак не вязалась с его жестокой натурой. Она слышала, что он один из самых беспощадных адвокатов и не брезгует копаться даже в грязном белье, лишь бы только выгородить своего клиента. Мистер Кройден почти всегда выигрывал процессы. Видно, и присяжных он вводил в заблуждение своей внешностью веселого толстячка.
        - Все будет так, как «вы скажете, - подтвердила Кэтрин. - Я не собираюсь заниматься самодеятельностью в таком щекотливом деле.
        - Отлично. - Мистер Кройден потер руки. - Тогда все получится как нельзя быстро и легко.
        - Я вот только не пойму, мистер Кройден, - сказала Кэтрин, - вам-то какая от всего этого выгода?
        - Никакой. Дело не в выгоде.
        - А в чем же? Только не говорите, что в справедливости. Это чушь собачья. Вы не из тех, кто делает что-то просто так. Должна быть какая-то для вас выгода, - уверенно произнесла Кэтрин.
        Мистер Кройден не мигая смотрел на нее несколько секунд, потом, будто что-то надумав, хмыкнул.
        - Ну ладно, вы правы, Кэтрин. Есть для меня выгода. Мне нужна реклама. Это первое. А второе, я очень хочу найти тайник. Разумеется, не для музея. Я знаю, что он существует, а они нет. Мы поделим с вами выручку.
        - Откуда вы знаете про тайник? - задумчиво глядя на него, спросила Кэтрин.
        - Фрэнк сам не раз водил меня туда. Собственно говоря, это и не тайник вовсе, а комната в цокольном этаже. Что-то вроде кабинета Фрэнка.
        - Почему он не устроил кабинет в доме, зачем ему понадобилось забираться в подвал?
        Мистер Кройден пожал плечами, и Кэтрин увидела, что на этот раз он искренен.
        - Я и сам не знаю, - сказал он. - Фрэнк был известным чудаком.
        - Почему же вы до сих пор не открыли эту комнату и не выгребли оттуда все, что там есть?
        - Я не знаю, как она открывается, - признался мистер Кройден. Если уж они с Кэтрин заодно, нет смысла скрывать это от нее. Все равно она узнает.
        - Но раз вы бывали там, то должны знать, как она открывается.
        - Когда Фрэнк впускал меня туда, дверь уже была открыта. Ему незачем было прятаться. Он жил один в доме, напичканном датчиками, подключенными к сигнализации. Чего ему, по-вашему, бояться? Комната служила вовсе не убежищем, а хранилищем.
        - Что там есть такое, из-за чего стоило бы все это затевать?
        - Если все, что находилось в доме, оценено в три миллиона долларов, то все, что хранится в комнате, потянет еще на два.

•Кэтрин присвистнула.
        - Тогда у меня больше нет вопросов. Однако как мы ее откроем?
        Она была убеждена, что дядя Фрэнк не случайно завещал дом ей и Дженни. Кройден, вероятно, тоже об этом знал. Но какую роль дядя отвел племянницам в этой игре? Где разгадка?
        - Найдем способ, - твердо сказал мистер Кройден. - Открывается же она как-то!
        Кэтрин улыбнулась.
        - С помощью динамитной шашки!
        Кройден улыбнулся в ответ.
        - Думаю, что мы не будем прибегать к таким крайним мерам. Скажите, Кэтрин, вы говорили о чем-нибудь Питеру?
        - Нет, это только наше с вами дело. Питер, разумеется, будет рад, если у нас появятся лишние деньги, но ему совсем не обязательно знать, откуда они взялись.
        - Я всегда считал вас мудрой женщиной, - сделал ей комплимент мистер Кройден.
        - Да и вы ничего, - усмехнулась Кэтрин.
        Мистеру Кройдену снова показалось, что он разговаривает с незнакомым человеком. Странно было видеть в светловолосой Кэтрин, чей образ у него всегда связывался с теплой кухней и сладким пирогом, язвительную и жесткую деловую женщину.
        - Когда можно прийти к вам в гости? - спросил мистер Кройден. - Разумеется, желательно, чтобы Питера не было дома. Иначе будет довольно трудно объяснять ему, зачем мы рыщем в подвале.
        Кэтрин допила чай и аккуратно поставила чашку на блюдце.
        - Могли бы и не предупреждать меня об этом. Не все блондинки дуры.
        - Я не хотел вас обидеть, - тут же поспешил извиниться мистер Кройден.
        - Ничего. - Кэтрин махнула рукой. - Приходите завтра утром. Питера не будет до двух часов.
        - Отлично. - Мистер Кройден протянул ей руку, и Кэтрин пожала ее. - Когда мы добьемся всего, что задумали, то обязательно отметим это.
        Я напьюсь до беспамятства, когда все это закончится, подумала Кэтрин.


        - Проходите, милейший мистер Кройден, не стесняйтесь. - Кэтрин открыла дверь в дом пошире.
        - Вы одна? - деловито осведомился мистер Кройден, будто пришел с официальным визитом.
        - Не считая мышей, - ответила Кэтрин. - У меня повсюду стоят мышеловки, но толку никакого.
        - Особняк старый. Неудивительно, что тут завелись мыши.
        - Сразу приступим к нашему темному делу или сначала выпьете кофе?
        - Сразу, - ответил Кройден. - Не будем терять драгоценное время.
        Кэтрин взяла с полки электрический фонарь, нажала на кнопку и как бы невзначай направила луч света в глаза мистеру Кройдену.
        - Работает, - сказала Кэтрин и поманила адвоката за собой.
        Они спустились в подвал, и Кэтрин в нерешительности остановилась. Она была здесь только один раз, с сестрой, когда они только въехали в дом. В подвале было совершенно пусто, не считая электрического щитка и садового хлама. Дядя Фрэнк не брал в рот ни капли спиртного, и потому подвал, который идеально подошел бы для хранения вина, пустовал.
        - Почему это дядя Фрэнк, который коллекционировал все, что только можно, не собирал вино? - спросила Кэтрин.
        - Он им совершенно не интересовался, так как не пил ничего, кроме воды и чая.
        - Зря, - сказала Кэтрин. - Если бы он спросил моего мнения, я так ему и сказала бы.
        Мистер Кройден рассмеялся. Он пребывал в прекрасном настроении. Все идет как по маслу. В том, что он откроет эту дверь, Кройден не сомневался. Все это лишь вопрос времени.
        - Ну и где же дверь? - спросила Кэтрин, освещая фонариком стены.
        - Вон там. - Кройден подошел к стене, на которой висел электрический щиток, и провел по ней рукой. - Если внимательно присмотреться, то можно ее увидеть.
        Кэтрин последовала его совету. Она едва различила очертания дверного проема.
        - Это не похоже на дверь, - сказала она растерянно.
        - А вы ожидали увидеть здесь массивную дубовую дверь с надписью «Добро пожаловать»? - расхохотался мистер Кройден. - Это же тайная комната.
        Кэтрин постучала по стене и услышала глухой звук. Действительно, комната существует. Только сейчас Кэтрин поверила в это окончательно. Она попробовала толкнуть предполагаемую дверь, но у нее ничего не вышло.
        - Не трудитесь, - сказал мистер Кройден, спокойно наблюдая за потугами Кэтрин. - Я перепробовал все варианты. Простукивал каждый кирпичик, но не нашел способа ее открыть.
        - Может быть, следует позвать кого-нибудь на помощь? - предложила Кэтрин.
        - И делиться еще и с ним? - нервно спросил мистер Кройден. - Почему бы не позвать строительную бригаду, раз уж вы так хотите отдать кому-нибудь свои деньги.
        - Тогда открывайте сами, вы это затеяли, - сказала Кэтрин и обиженно поджала губы.
        Они постояли в подвале еще немного, но, замерзнув, решили подняться наверх. Кэтрин провела мистера Кройдена в кухню и угостила какао с печеньем. Кройден уныло жевал и грустил.
        - Мне хотелось бы знать, что вы хотите предпринять дальше? - поинтересовалась Кэтрин.
        - Пока займемся вашей сестрой. Вы должны завтра же заявить на них в полицию.
        - И как я объясню, почему так долго молчала?
        - Вас запугивали, - ответил мистер Кройден, который, как видно, продумал все до мелочей. - Кевин пригрозил вам физической расправой, если вы скажете хоть слово полиции о том, что слышали.
        - Но ведь я могла сразу упрятать его за решетку. Зачем дожидаться, пока его выпустят? Зачем мне было рисковать?
        Мистер Кройден тяжело вздохнул, размышляя о глупости людей вообще, а тем паче крашеных блондинок.
        - Вы подслушали разговор уже после, - терпеливо начал объяснять он. - Понятно?
        - Дженни меня убьет, - сказала Кэтрин, чему-то улыбаясь. - Как мы докажем, что они виновны?
        - Положитесь на меня, - раздраженно ответил мистер Кройден. - Доверьтесь моему опыту. Всегда найдется, что вменить неугодному вам человеку.
        - Например? Чтобы обвинить кого-то в воровстве, нужно представить доказательства этого самого воровства.
        - Будут вам доказательства, - проворчал мистер Кройден. - Перестаньте сомневаться. Я всегда все продумываю до мелочей.
        Кэтрин внезапно догадалась.
        - Хотите сказать, что у вас есть что-то из похищенных вещей, чтобы им подбросить? - Она изобразила восторг и восхищение.
        Мистер Кройден купился, как она и рассчитывала.
        - Вы правы. Я прихватил нечто… Не важно что. Просто на всякий случай. Как видите, случай представился.
        - Можно вопрос?
        - Какой угодно, - милостиво разрешил мистер Кройден.
        - Почему вы выбрали меня?
        - Не понимаю…
        - Почему вы предложили это дело мне, а не обратились к Дженни? Какая вам разница, кто будет владелицей дома?
        Мистер Кройден потер переносицу.
        - Вы остались жить здесь, а Дженни переехала; Вы относитесь ко мне лучше, чем Дженни. С вами у меня более дружеские отношения. И, наконец, мне показалось, что вы более умная, чем Дженни, - привел он свой последний аргумент.
        - А может быть, как раз наоборот? - спросила Кэтрин. - Вы считали, что с Дженни невозможно будет договориться, потому что она сразу раскусит все ваши махинации?
        - Какие еще махинации? - разозлился мистер Кройден.
        - Да ладно, забудьте, - сказала Кэтрин миролюбиво. - Просто мне хотелось узнать, правдивы вы со мной или нет. Так или иначе, вы сделали правильный выбор. Я ничуть не сомневаюсь, что, предложи вы свой план Дженни, она бы вам шею свернула за такое.
        Мистер Кройден закивал, соглашаясь. Он тоже в этом ничуть не сомневался.
        - Ну, мне пора. Было приятно побеседовать с вами, - сказал он, улыбаясь. - Я подумаю над тем, как открыть эту дурацкую дверь. А вы приступайте к выполнению задуманного. Завтра же утром идите в полицию.
        - Когда вы подбросите Дженни и Кевину то, что скомпрометирует их? - обеспокоенно спросила Кэтрин. - Возможно, их арестуют уже завтра. А если полиция ничего не найдет…
        - Найдет, - сказал мистер Кройден уверенно. - Сегодня же вечером я навещу Дженни и оставлю ей подарок.
        - Вот и отлично! - В глазах Кэтрин промелькнуло удовлетворение.

16

        - Мистер Кройден? - Кевин выглядел очень удивленным. - Каким ветром вас сюда принесло?
        - Позвольте войти? - сказал мистер Кройден. - Дженифер дома?
        - Нет. - Кевин даже не подумал посторониться, чтобы впустить гостя в квартиру.
        - И она не предупреждала, что я приду? - спросил мистер Кройден.
        - Нет.
        - Но я договорился с ней, что она будет ждать меня сегодня в семь часов вечера у себя дома!
        Кевин нехотя все же отступил, и мистер Кройден протиснулся в освободившийся проход.
        - Я еще не видел ее сегодня, - сказал Кевин. - Она предупреждала меня лишь об одном: что задержится.
        - Надолго задержится?
        - До восьми. - Кевин пожал плечами. - Она у матери в клинике.
        - Наверное, непредвиденные обстоятельства, - пробормотал мистер Кройден.
        - Да, вероятно, она поэтому забыла предупредить меня о вашем… хм… визите.
        Мистер Кройден лихорадочно соображал. То, что Дженни нет дома, даже хорошо. Он сможет беспрепятственно оставить то, что принес, и уйти.
        - Тогда, наверное, мне нет смысла дожидаться ее, - сказал мистер Кройден.
        - Видимо, так и есть, - равнодушно ответил Кевин.
        - Не позволите ли вы воспользоваться вашим туалетом? - спросил мистер Кройден.
        - Разумеется, пользуйтесь, - слегка раздраженно ответил Кевин.
        Мистер Кройден прошел в ванную комнату, заперся там и поставил свой портфель на закрытую крышку унитаза. Серебряный портсигар можно оставить под ванной, туда же весьма кстати будет подложить и статуэтку. Полиция сразу же их найдет. Главное, чтобы Дженни сегодня не вздумала наводить порядок в ванной.
        Открыв портфель, мистер Кройден вынул портсигар и статуэтку, завернутые в бумагу, и осторожно засунул поглубже под ванну. После этого он спустил воду в унитазе, вымыл руки и вышел из ванной комнаты.
        - Большое спасибо, - сказал он Кевину. - Передайте Дженни, что я зайду на днях.
        - Передам, - пообещал Кевин, и в этот момент в дверь позвонили.
        Кевин открыл ее и издал удивленный возглас.
        - Ба! Какие люди! Вы решили навестить меня, капитан?
        Мистер Кройден выглянул из-за плеча Кевина и с удивлением обнаружил на пороге капитана Джонстона и еще двух полицейских.
        - Как всегда с охраной? - продолжал иронизировать Кевин. - Меня пришли арестовывать? Тогда позвольте, я хотя бы поужинаю.
        Капитан Джонстон криво улыбнулся.
        - Можно войти?
        - Да, разумеется! Я никогда не держу дорогих гостей на пороге! - ёрничал Кевин.
        Капитан Джонстон вошел в квартиру вместе со своей свитой и изучающе уставился на мистера Кройдена.
        - Приветствую вас, мистер Кройден, - наконец сказал он. - Вот уж не думал, что встречусь с вами снова, да еще в столь щекотливой ситуации.
        На лбу мистера Кройдена вдруг выступили капельки пота.
        - В какой такой ситуации? - спросил он, стараясь, чтобы его голос звучал ровно.
        Капитан Джонстон вздохнул и обратился к Кевину:
        - Я действительно пришел с ордером на арест.
        - И в чем на этот раз я обвиняюсь? - задиристо спросил Кевин.
        - На этот раз обвиняетесь не вы. - Капитан Джонстон повернулся к Кройдену. - Вы арестованы, мистер Кроиден. Филлипс, зачитайте ему права.
        Мистер Кройден растерянно моргал, пытаясь осознать, что происходит.
        Что-то пошло не так? Его обвиняют в хищении имущества Фрэнка? В том, что он только что положил под ванну свертки?
        - Что?! - вскричал Кройден. - Что за чушь вы говорите?
        - В ванной установлена камера, - пояснил капитан Джонстон. - Нет смысла отпираться. К тому же мы следили за вами и теперь знаем, где вы храните часть украденной коллекции. Как вы произвели ограбление, нам еще предстоит узнать. А пока вы поедете с нами и поживете немного в камере.
        - Вы не имеете права!
        Входная дверь снова отворилась, и в квартиру, где уже было слишком тесно от скопления народа, вошла Кэтрин, а за ней… еще одна Кэтрин.
        Мистер Кройден уставился на двух абсолютно одинаковых блондинок, и ему захотелось протереть глаза.
        - Что происходит? - услышал он тихий голос Кевина. - Дженни, ты перекрасила волосы?
        - Все-таки не так уж мы с тобой и похожи, раз Кевин сразу меня узнал, - обратилась одна блондинка к другой.
        - Но мы же затеяли этот маскарад не ради Кевина, - улыбнулась вторая.
        - Так, значит, сегодня утром со мной разговаривала не Кэтрин? - дошло до мистера Кройдена. - Ловко же вы меня провели, девочки! - злобно добавил он.
        - Наденьте на него наручники, - приказал капитан Джонстон одному из сопровождавших его полицейских.
        Мистера Кройдена, который больше не успел сказать ни слова, увели. Капитан Джонстон взглянул на сестер и тихонько вздохнул.
        - Не знаю теперь, кто из вас кто… но в любом случае спасибо за помощь. Сейчас мы заберем все, что сунул под ванну Кройден, а скрытую камеру снимут завтра, хорошо?
        Когда суета наконец закончилась, и Кэтрин, Дженни и Кевин остались втроем, повисла напряженная пауза.
        - Извини, что не предупредила тебя, - сказала Дженни. - Но капитан просил, чтобы никто больше не знал о проводящейся операции.
        - Буду благодарен тебе, если ты мне просто объяснишь, что происходит, - простонал Кевин. - И зачем ты перекрасила волосы?
        - Я перекрашусь обратно, - пообещала Дженни, обнимая Кевина.
        Кэтрин взглянула в зеркало и критически осмотрела себя.
        - По-моему, мне идет светлый цвет, - произнесла она после детального осмотра. - Я осветляю волосы с четырнадцати лет, и еще никто не говорил, что я похожа на чучело.
        - Тебе идет светлый цвет, - подтвердил Кевин. - Но он не идет Дженни. Кстати, хотите сказать, что вы помирились?
        Дженни рассмеялась.
        - Мы многое хотим тебе сказать, на это не хватит вечера. Пойдемте на кухню, попробую хотя бы начать рассказ о нашей эпопее.

17

        - Я бы сама никогда не заметила дверь, - сказала Кэтрин, светя фонариком на стену. - Это и дверью-то сложно назвать.
        Тайная комната на то и тайная, чтобы о ней никто не знал, - повторила Дженни слова мистера Кройдена.
        - Должна же она как-то открываться!
        - Вне всякого сомнения. Вот только как? Кройден говорил, что простучал тут каждый миллиметр. А уж если Кройден берется за дело, можешь не сомневаться, что он выполняет его на совесть, тем более когда речь идет о его собственной выгоде.
        - Да уж. А может быть, дверь открывается где-то наверху?
        - Возможно, но мало вероятно. Слишком сложно.
        Вдруг Дженни, поддавшись внезапному порыву, взяла из рук Кэтрин фонарь, направилась к электрическому щитку и открыла его.
        - Кэтрин! Как же мы сразу не догадались! - воскликнула она, заглянув внутрь. - Да и Кройден тот еще тупица! Смотри, вот же!
        Кэтрин подошла поближе и увидела внизу, среди проводов кнопки с цифрами.
        - Здесь установлена система, которая открывает дверь.
        - Думаешь, дядя Фрэнк специально оборудовал эту комнату, чтобы она была вроде хранилища?
        - А ты думаешь, что все это установили здесь, когда строили дом? - с иронией спросила Дженни. - Тогда еще и понятия не имели о таких системах.
        - И что теперь делать? - спросила Кэтрин. - Допустим, мы нашли то, что искали, но как мы это откроем?
        Раздался звук колокола, и Дженни помрачнела.
        - Теперь понятно, почему дядя Фрэнк поставил такой жуткий дверной звонок. Он, видно, частенько пропадал в своей тайной комнате, а этот звук проникает даже под землю. Что же касается того, как открыть эту дверь, то это теперь не наша проблема. Зуб даю, что это явились представители городского музея.
        Сестры поднялись наверх и встретили миссис Уиллоуби в сопровождении капитана Джонстона и еще каких-то двух мужчин.
        - Полицейские в штатском? - шепнула Кэтрин на ухо Дженни.
        Та покачала головой.
        - Не похоже. Скорее всего, тоже из музея.
        Кэтрин и Дженни отказались спускаться в подвал. Они мирно сидели в кухне и пили чай, пока прибывшая делегация осматривала таинственную дверь.
        - Интересно, найдут они кнопки в щитке? - задумчиво произнесла Кэтрин.
        - Думаю, найдут, - отозвалась Дженни. - И, может быть, даже откроют комнату.
        - Дженни… - Кэтрин наконец решилась завести разговор, который долго откладывала. - Я хотела попросить у тебя прощения. Я натворила слишком много глупостей.
        Дженни помешала ложечкой чай и постучала ею по чашке.
        - Да все нормально, Кэтрин, - сказала она после непродолжительного раздумья. - Конечно, я не ожидала, что ты станешь рассказывать полицейским, что Кевин знает, как отключить сигнализацию. Но теперь все в прошлом.
        - Мне казалось очевидным, что это мог сделать он, - сконфуженно проговорила Кэтрин. - К тому же в тот момент я не могла четко соображать. Я была в таком шоке, что нас обокрали…
        Даже Питер поверил в то, что Кевин мог быть причастен к краже.
        - Давай забудем об этом, - попросила Дженни, скривившись. - Честное слово, Кэтрин, не хочу об этом говорить. Я тебя простила и не хочу больше ссориться. Ты все-таки моя сестра. И теперь мы даже больше близнецы, чем когда-либо. - Дженни улыбнулась и показала рукой на свои волосы.
        - Как ты думаешь, Кевин и Питер помирятся? - озабоченно спросила Кэтрин.
        - Мы должны сделать для этого все возможное, - уверенно ответила Дженни. - Я не хочу больше никаких ссор.
        - Я тоже. - Кэтрин с облегчением вздохнула и, вскочив со своего стула, порывисто обняла сестру.
        - Ты меня задушишь, - прохрипела Дженни.
        В этот момент в кухню вошли миссис Уиллоуби и капитан Джонстон. Двое мужчин, видимо, остались в подвале.
        - Воссоединение семьи? - рассмеялся капитан Джонстон.
        Кэтрин вернулась на свое место.
        - Хотите чаю? - любезно предложила она. Миссис Уиллоуби отказалась, капитан Джонстон тоже, однако они остались в кухне.
        - Что-нибудь нашли? - поинтересовалась Дженни.
        - Да, в щитке есть система кода. Остается его расшифровать. Странно, что ваш дядя не оставил никаких упоминаний об этой комнате и о шифре, с помощью которого она открывается.
        - Может быть, он хотел, чтобы мы с Дженни нашли ее и все, хранившееся в ней, досталось нам? - не без лукавства спросила Кэтрин.
        - Ерунда! - Миссис Уиллоуби как обычно все восприняла всерьез. - Коллекции должны принадлежать музею! Люди захотят увидеть их.
        Дженни и Кэтрин обменялись вздохами и взглядами. Нечего было и рассчитывать, что миссис Уиллоуби когда-нибудь обретет чувство юмора.
        - Вы нашли награбленное? - спросила Дженни.
        - Разумеется, - кивнул капитан Джонстон. - Кройдену пришлось во всем сознаться. Ох, до чего же доводит людей страсть к деньгам! Он был таким успешным адвокатом!
        - И таким обходительным мужчиной… - пробормотала миссис Уиллоуби.
        - Как ему удалось все вывезти за одну ночь?
        - О нет, он сделал это не за одну ночь! - сказал Джонстон. - А как минимум за три.
        - Как это? - хором воскликнули сестры.
        - Кройден рассчитывал на то, что вы не будете входить в вами же запертые комнаты. А потому ему не составило труда потихоньку освободить от ценностей сначала одну, потом вторую. Ну а в конце он просто инсценировал ограбление.
        - Неужели он действовал в одиночку? - недоверчиво спросила Дженни.
        - Конечно же нет! Его помощник, помогавший ему вести дела, помог и в ограблении. У Кройдена все получилось бы, если бы его не сгубила жадность.
        - Вы вернете все ценности обратно в дом? - спросила Кэтрин.
        - Придется, - ответила миссис Уиллоуби со вздохом. - Это было обязательным условием вашего дяди. Все должно храниться в доме. Так что вам снова придется ставить сигнализацию.
        - Нет, это вам придется ставить сигнализацию, - возразила Кэтрин. - Потому что я в этом музее больше не останусь. Хватит с меня переживаний!
        - Переезжаете? - спросил капитан Джон-стон.
        - Замуж выхожу, - ответила Кэтрин.
        - Тем более зря съезжаете. Большой дом для молодой семьи - то, что нужно.
        - Ну уж нет! - воскликнула Кэтрин с жаром и только тут заметила, что капитан Джонстон улыбается. - Шутите, да? Я так сразу и подумала.
        Дженни расхохоталась.
        - Оставайся, Кэтрин! Только придумай какой-нибудь сложный шифр. Просто набор цифр, без всякого смысла. Только запиши его где-нибудь, чтобы самой не… - Не договорив, Дженни застыла с открытым ртом.
        - Что с тобой? - забеспокоилась Кэтрин. Дженни выглядела так, словно увидела привидение. Даже миссис Уиллоуби испугалась.
        - Я… Мне пора домой, - вдруг сказала Дженни.
        - Утюг не выключила? - предположила испуганная Кэтрин.
        - Воду? - блеснул фантазией капитан Джонстон.
        - Газ? - предложила свою версию миссис Уиллоуби.
        - Проводи меня, Кэтрин, - не отвечая, попросила Дженни и кинулась к выходу.
        - Да что с тобой? - шепотом спросила Кэтрин, когда они вышли из дома.
        Дженни оперлась о низенький заборчик и рассмеялась. Наконец, когда Кэтрин готова была надавать ей пощечин, чтобы сестра пришла в себя, Дженни перестала хихикать.
        - Кэтрин, все очень просто! - сказала Дженни. - Дядя Фрэнк сам дал нам с тобой разгадку шифра!
        - Каким образом?
        - Вспомни, он несколько лет подряд посылал нам эти дурацкие открытки и на каждой из них на обратной стороне всегда были написаны восемь одних и тех же цифр!
        - О! - воскликнула Кэтрин. - Да я же их наизусть помню! Так они мне примелькались! Но зачем он это делал? Сомневаюсь;, что Фрэнк хотел, чтобы мы нашли сами эту комнату и ценности достались бы нам.
        Дженни пожала плечами.
        - Теперь мы уже этого никогда не узнаем. Советую тебе сказать шифр капитану Джонстону, чтобы его люди не мучились.


        Кэтрин с Питером и Дженни с Кевином сидели в доме Хелен друг против друга и молчали. Братья еще не успели поговорить и теперь обменивались робкими взглядами.
        - Да хватит вам уже! - не выдержала Дженни. - Кто старое помянет, тому глаз вон! Кевин, не беспокойся, теперь твой брат не сможет тебя контролировать хотя бы потому, что у него своих забот хватает в связи с предстоящей свадьбой.
        - Что-то мама задерживается, - сказала Кэтрин и кивнула Дженни. - Пойдем посмотрим, что она там застряла в своей кухне.
        Сестры оставили братьев вдвоем, чтобы те сами разобрались в своих взаимоотношениях.
        - Мама! - произнесла Кэтрин, входя в кухню.
        Хелен разрезала пирог и улыбалась.
        - Чему ты радуешься? - спросила Дженни.
        - Так хорошо, когда мы все вместе! - сказала Хелен. - Брайан тоже должен вот-вот подъехать.
        - Папа приедет на нашу свадьбу, - сказала Кэтрин.
        - Замечательно! - с энтузиазмом воскликнула Хелен. - Сто лет его не видела!
        Дженни и Кэтрин переглянулись. Неужели мать начнет с ним разговаривать? Хотя почему бы и нет? Теперь, когда Хелен ждет ребенка от любимого мужчины, у нее не осталось никаких негативных эмоций по отношению к бывшему мужу.
        - У меня тоже есть что сказать тебе, мама. И тебе, Кэтрин, - объявила Дженни и улыбнулась.
        - Ты беременна? - спокойно спросила Хелен. - Я знаю.
        - Откуда? - удивилась Дженни, не обращая внимания на изумленный вид Кэтрин.
        - Ты же рассказывала, что тебя несколько дней тошнило, вот я и предположила, что ты можешь быть беременна, - ответила Хелен. - У меня точно так же протекает беременность.
        - И ты мне ничего не сказала! - укоризненно воскликнула Кэтрин.
        - Я хотела объявить об этом сегодня. Даже Кевин не знает, - улыбнулась Дженни.
        - Это моя идея, - надулась Кэтрин.
        - Какая еще идея? - спросила Хелен.
        - Я когда-то говорила Питеру, что было бы здорово, если бы я или Дженни родили с тобой почти в один месяц. Так, чтобы наши дети были одногодками…
        - Ты еще можешь догнать меня, Кэтрин, - подмигнула ей Дженни. - Намекни об этом Питеру.
        Кэтрин засиделась у Дженни допоздна. Кевин и Питер были на мальчишнике, а потому сестры могли позволить себе болтать хоть до утра. Однако им помешал стук в стену.
        - Это моя ненормальная соседка, - сказала Дженни в ответ на удивленный взгляд Кэтрин. - У нас, видишь ли, слишком тонкие перегородки, и она все слышит. Еще минуты три, и ты с ней познакомишься.
        - В смысле? - не поняла Кэтрин.
        - Она приходит всякий раз, когда я мешаю ей уснуть. А спать она ложится рано. После одиннадцати часов я даже зубы не могу почистить, она начинает стучать в стену. А если я не выключаю воду, то принимается звонить в дверь.
        - И ты с ней всякий раз выясняешь отношения? - еще больше удивилась Кэтрин.
        - Нет, я ей очень редко открываю. - Дженни усмехнулась и подмигнула Кэтрин. - Ей надоедает жать на кнопку звонка довольно быстро. Потом она не выдерживает и уходит обратно.
        Раздался звонок в дверь, такой громкий, что Кэтрин от неожиданности подпрыгнула.
        - И тебе не мешает этот звон? Хуже может быть только суперколокол в нашем бывшем доме, - сказала Кэтрин.
        - Не волнуйся, она скоро уйдет, - ответила Дженни как ни в чем не бывало. Видно, она действительно привыкла.
        - Нужно ее как-то проучить, - решительно сказала Кэтрин, которая всегда близко к сердцу принимала проблемы сестры.
        - Есть идеи? - живо откликнулась Дженни. Кэтрин зловеще улыбнулась и пообещала:
        - Мы отучим стучать ее в стену!
        Миссис Мартин была возмущена. Голоса за стеной не умолкали, а дверь, в которую она настойчиво звонила, никто не открывал. И это уже не в первый раз! Какая наглость!
        Вдобавок ко всему неугомонные соседи включили воду и принялись, судя по звукам, принимать ванну.
        - Безобразие! - воскликнула миссис Мартин и решила снова выйти на лестничную клетку и звонить в дверь до тех пор, пока ей не откроют. Пусть даже придется простоять там всю ночь.
        Однако на этот раз дверь отворилась сразу.
        - Послушайте, девушка! - с яростью сказала миссис Мартин. - Сколько это будет продолжаться?
        - Продолжаться что? - поинтересовалась блондинка, стоящая в дверях.
        - Этот беспредел! - воскликнула миссис Мартин. - Уже полдвенадцатого ночи и я хочу спать!
        - Так спите себе на здоровье, - ответила блондинка и захлопнула дверь.
        Миссис Мартин решительно снова нажала на кнопку звонка. Дверь отворилась.
        - Ну что еще? - поинтересовалась блондинка.
        Миссис Мартин вдруг посетило неприятное ощущение того, что что-то не так. Однако она никак не могла понять, в чем дело. Блондинка как блондинка, в очень красивом пеньюаре.
        - Вы мне мешаете спать! - снова сказала миссис Мартин, плюнув на свои ощущения.
        - Каким образом?
        - Вы сами прекрасно знаете, что я хорошо слышу все, что происходит в вашей ванной.
        - Угу, - сказала блондинка, с интересом глядя на миссис Мартин. - Я очень чистоплотная. К тому же, если вы все слышите, то нет. нужды объяснять вам, что я только что занималась сексом у себя в ванной. Да-да, - подтвердила она, видя, как у миссис Мартин глаза на лоб лезут. - Я и мой мужчина очень любим делать это в душе.
        Дверь снова захлопнулась, однако миссис Мартин, решившая довести дело до конца, опять позвонила.
        - Что еще? - спросила блондинка в шелковой пижаме.
        Миссис Мартин отступила на шаг. Она была уверена, что блондинка секунду назад была одета в розовый пеньюар.
        - Выключите воду, - пробормотала миссис Мартин.
        - И не подумаю.
        Снова дверь закрылась.
        Миссис Мартин против своей воли потянулась к звонку.
        - Я сейчас вызову полицию, - пригрозила рассерженная блондинка в розовом пеньюаре.
        Хлоп! Снова звонок.
        - Вы меня достали! - Теперь блондинка в пижаме.
        Дверь открывалась и закрывалась еще раз пять, и всякий раз перед миссис Мартин представала блондинка то в пеньюаре, то в пижаме. То в пеньюаре, то в пижаме. То в пеньюаре, то…
        Миссис Мартин под пристальным взглядом блондинки развернулась и медленно вошла в свою квартиру. На лестничной клетке стало тихо.
        Миссис Мартин приняла успокоительное, потом таблеточку снотворного и, стараясь ни о чем не думать, легла в постель, уже на обращая никакого внимания на звук льющейся воды и смех, принадлежащий двум женщинам.

18

        Кэтрин поцеловала Питера и счастливо вздохнула.
        - Как хорошо, что все уладилось.
        - Угу, - ответил Питер.
        - Вы с Кевином помирились, но иначе и быть не могло. У нас с тобой свадьба… Ты нашел работу…
        - Мог бы и не находить. - Питер подмигнул ей. - Ты же теперь богатая невеста.
        - Если бы Дженни не вспомнила шифр, то эту дурацкую комнату, возможно, открывали бы до сих пор.
        - Со стороны вашего дяди было весьма любезно оставить вам в наследство коллекцию старинных монет, оцененных в триста тысяч долларов.
        - Он необычайно щедр к нам, - усмехнулась Кэтрин, - но я считаю, что мы вполне заслужили это наследство. Я и Дженни столько пережили из-за этого дома!
        - Не только ты с Дженни! Я и Кевин пострадали не меньше вашего.
        - Они так любят друг друга. - Кэтрин улыбнулась. - Кевин повзрослел с тех пор, как они начали встречаться с Дженни.
        - Еще бы. Ведь теперь ему нужно думать о своем будущем ребенке. Поневоле станешь серьезным!
        - Не только в ребенке дело, - сказала Кэтрин. - Например, его идея продолжить изучать антиквариат целиком принадлежит ему.
        - А вы с Дженни серьезно задумали подрасти от медсестер до врачей? - спросил Питер.
        - Разумеется, - кивнула Кэтрин. - Уж если мы с сестрой что-то задумали, то обязательно выполним. Теперь все будет просто замечательно. И ты сможешь купить автосервис, чтобы стать полноправным владельцем.
        - Там видно будет, - ответил Питер, который не любил говорить о своих делах, лежа в постели с любимой женщиной.
        - Я так тебя люблю, Питер, - проговорила Кэтрин, нежно глядя на него. - Если бы Кевин не решил тогда подойти к нам, то мы могли бы и не познакомиться.
        - Я сам бы не выдержал через пару дней, - возразил Питер. - Однако я действительно благодарен Кевину. И… Кэтрин, я тоже очень люблю тебя.
        Кэтрин крепко обняла Питера и закрыла глаза. Да, они заслужили свое счастье. Она И Питер, Дженни и Кевин.
        - Мы созданы друг для друга, - прошептала Кэтрин на ухо Питеру.
        Надо будет пригласить на свадьбу еще и мистера Чависки, подумала она. Все-таки не будь «Рио»…


 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к