Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Любовные Романы / ЛМНОПР / Рэндалл Кэтлин: " Любовь И Розы " - читать онлайн

Сохранить .
Любовь и «Розы» Кэтлин Рэндалл


        # Фирма Бретта Фрейзера на грани банкротства - кто-то крадет эскизы моделей его платьев и перепродает конкурентам. Единственный выход - нанять частного детектива, специалиста в области промышленного шпионажа, этакого крутого парня, которому все нипочем.
        Но неожиданно сыскное агентство присылает милую, женственную особу с голубыми глазами и загадочным именем Кэй Си…

        Кэтлин Рэндалл
        Любовь и «Розы»


1

        - Ну и мерзавец! - вслух выругалась Кэй Си, переведя рычаг на первую скорость и чувствуя, как барахлящий мотор ее «фольксвагена» начинает глохнуть. Впрочем, остановиться все равно пришлось бы. Подземные толчки сегодня ощущались сильнее и длились больше обычного. Кэй Си посмотрела на показавшиеся в утренней дымке очертания Торгового центра Сан-Франциско и, заметив, как огромное здание чуть заметно вздрагивает, буркнула: - Превосходно! Сегодня мне не хватало только землетрясения!
        Плохое настроение агента местных спецслужб, скрывающегося под инициалами Кэй Си, объяснялось не только капризами калифорнийской природы. Полчаса назад ее вызвал шеф и вручил тоненькую папку.
        - Это вам сейчас крайне необходимо, Кэй Си, - сказал мистер Бэкстер, попыхивая вечно торчащей изо рта сигарой. - Надо, в конце концов, прийти в себя после провала с делом Фила. Я не могу допустить, чтобы один из моих лучших оперативников скисал и опускал руки, когда что-то не удалось. Так что снимите-ка с пальчика изумрудный перстень, засучите рукава и - за работу! Иначе вы никогда не выйдете из депрессии. - На пухлом лице Бэкстера появилось что-то вроде улыбки, сделавшее его еще более похожим на сказочного скандинавского тролля. - Я для вас приберег как раз то, что нужно. Фирма «Розы», Дом мод, выставочные павильоны - все это пойдет с молотка, если вы не найдете тех, кто их постоянно обворовывает. Тут нужен хороший специалист в области промышленного шпионажа. А вы аспирантка, пишущая диссертацию как раз на эту тему. Лучшей кандидатуры просто не найти! В общем, поезжайте сейчас же в Торговый центр и найдите там мистера Бретта Фрейзера.
        Бэкстер сунул ей в руки папку и исчез за дверью персональной туалетной комнаты, давая этим понять Кэй Си, что разговор окончен. Последовать за шефом Кэй Си, естественно, не решилась. Она стиснула зубы от злости и выскочила из кабинета. Нет, каков нахал! Этого она так не оставит! Он еще пожалеет…
        Столь бурная реакция объяснялась тем, что за этот месяц уже в пятый раз Кэй Си отзывали из законного отпуска. Хотя шеф отлично знал, что ей, как никому другому, был нужен отдых. Неудача с расследованием предыдущего дела повергла Кэй Си в настоящий транс. У нее все валилось из рук, а в голове, казалось, не осталось ни одной дельной мысли. Требовалось зализать рану, встряхнуться, а потом уже решать: оставаться ли дальше на этой службе.
        Чтобы как-то прийти в себя, Кэй Си намеревалась побыть дома, поучиться готовить лимонные торты у сестер Берди, которым она сдавала флигель, поиграть с кошками. И не прикасаться ни к каким уголовным делам! Она даже подумывала о том, чтобы съездить ненадолго в Айдахо к матери. Там можно хорошо отдохнуть. А теперь эти
«Розы», Дом мод, выставочные павильоны… Одним словом, Бэкстер разрушил все ее планы. Ну нет! Месть! Страшная месть ожидает этого человека!
        Всю дорогу до Торгового центра Кэй Си строила планы, один ужаснее другого, но так ни на чем и не остановилась.
        Конечно, Бэкстер поступил с ней по-свински! Ведь кроме провала предыдущего расследования, Кэй Си предстояло пережить роковую дату: на днях ей стукнет тридцать один год! Пошел четвертый десяток! Это ужасно! Даже не хочется смотреть на себя в зеркало. Ей кажется, что после каждой ночи в ее золотистокаштановых волосах появляются новые седые волосы. А глаза становятся какими-то тусклыми. Хотя еще неделю назад она кутила в одном из местных фешенебельных баров. Но старость надвигалась! Кэй Си в последнее время даже красилась наспех, чтобы меньше видеть свое лицо. Наплевать, если карандаш для век случайно проведет лишнюю полоску или румяна окажутся слишком яркими. Бэкстер это переживет! Как, впрочем, переживет и ее страшную месть, какой бы она ни была. А сейчас для нее главное - побыстрее разделаться со свалившимся на ее голову уголовным делом.
        Кэй Си озорно улыбнулась! Она постарается поскорее закончить расследование, потом придет в офис мистера Бэкстера. Лучше всего это сделать в субботу или в воскресенье, когда шеф уезжает на рыбалку. Тогда она сможет навести чистоту в обеих комнатах, расставить по-новому мебель, привести в порядок папки с делами, выбить пыль из ковров. Но самое главное - приберется на столе шефа! Выбросит скопившийся за многие годы мусор, тщательно вытрет зеленое сукно, покрывающее стол, который сейчас так завален бумагами и всяким хламом, что хозяин наверняка уже забыл, что валяется на его столе!
        Вот это будет месть! - подумала Кэй Си и даже захихикала от восторга. Ведь Бэкстер после этого долго не сможет дать ей никакого задания! Папки с делами будут стоять в непривычном для него порядке, разобраться в котором ему будет не так-то легко. На это уйдет недели две, если не больше. А она тем временем спокойно проведет свой отпуск. Отлично придумано!
        Остановив машину на стоянке у Торгового центра, Кэй Си открыла папку. Первое, что она увидела, был пропуск в кинозал на ее имя. Там должна была состояться демонстрация коммерческого фильма. Кэй Си повертела пропуск и приколола его к костюму. А вот фотография того, кто ее нанял.
        Бретт Фрейзер, владелец Дома мод и фирмы «Розы». Рядом с ним молодая эффектная женщина. Подпись под снимком - Сара Миддлтон, дочь и наследница известного местного миллионера.
        Кэй Си внимательно прочла текст и долго смотрела на фотографию. Это уже вошло у нее в привычку. Перед началом любого дела она детально изучала каждого участника операции и тех, чью деятельность предстояло расследовать. Нужно было запомнить все - одежду, позу, украшения, если это была женщина.
        - Боже мой, - вздохнула Кэй Си, разглядывая лицо Бретта Фрейзера, - какой великолепный мужчина! - Она была бы счастлива встретиться с ним в каком-нибудь романтическом круизе! Черные, чуть вьющиеся волосы, немного суровые черты лица со слегка выдающимися скулами. Возможно, его предки были индейцами. Слегка искривленная, очевидно в драке, переносица. В уголках губ прячется сардоническая улыбка. Одет в безукоризненно сшитый фрак. Тонкая талия, широкие сильные плечи. Словом, экземпляр - что надо! Недаром эта Миддлтон вцепилась в него обеими руками! Что ж, с таким интересно и поработать!
        А вот другая фотография. Это Росс - кузен Бретта. Ему принадлежит половина фирмы. Он также был одним из действующих лиц расследования. Немного похож на Бретта. Но улыбка доверчивая. Волосы кудрявые. Об их цвете по черно-белой фотографии судить было трудно. Но Кэй Си почему-то решила, что Росс непременно рыжий. В глазах озорные искорки. Росс выглядел не таким опасным для прекрасного пола.
        Больше в папке ничего не было. Кэй Си даже заглянула под сиденье, подумав, что какая-нибудь бумажка могла выскользнуть из нее, пока она рассматривала фотографии. Но тщетно.
        Так, значит, это очередная выходка шефа. Всучить ей уже начатое кем-то расследование, причем не только без всяких объяснений, но даже без документов или маломальской информации! Ведь ей, по сути дела, сейчас и начинать-то не с чего. Самое же мерзкое во всем этом то, что Бэкстер уже не впервые проделывает с ней подобные штучки. И еще уверяет, что тем самым пробуждает в ней азарт и интерес к работе!
        - Ну погодите же, мистер Бэкстер! - угрожающе процедила сквозь зубы Кэй Си. - За это я вам дополнительно вымою окна в кабинете. Так, чтобы здание напротив предстало во всем своем безобразии и ежесекундно действовало на ваши нервы!
        Кэй Си отложила фотографии в сторону. В папке лежала записка: Действуй, крошка! Все будет хорошо! И размашистая подпись Бэкстера.
        Она положила папку под сиденье и вылезла из машины. Поднимаясь по лестнице в Торговый центр, она почувствовала знакомое волнение. Как актер перед выходом на сцену, Кэй Си всегда нервничала, начиная новое расследование. Наверное, потому, что работа следователя в области промышленного шпионажа увлекала ее. Правда, после неудачи с делом Фила она стала сомневаться в своих способностях. Но, может быть, теперь это пройдет?..
        Кэй Си не хотела признаться, но сейчас Бэкстер предложил ей именно то дело, которое могло ее захватить. Одно название чего стоило: на папке значилось -
«Розы». В этом было нечто романтичное. Хотя покупателям эта романтика обходилась недешево. Бесхитростное хлопчатобумажное платьице фирмы стоило не менее четырехсот долларов. Правда, любая, даже самая простенькая, вещь, выставленная на продажу
«Розами», всегда отличалась безупречным вкусом. Кэй Си не раз облизывалась, глядя на витрину фирмы. Но смогла купить лишь одно платье и блузку. Однако теперь их надо было расставлять, подгоняя к ее сегодняшней, несколько пополневшей фигуре.
        Огромный зал Торгового центра занимала выставка товаров. Кроме розничной торговли, бизнесмены здесь же заключали сделки на оптовые поставки. У Кэй Си разбегались глаза от окружавшей ее кожаной, шерстяной и шелковой роскоши. А ноздри щекотали запахи духов, одеколонов, кремов, благовоний, свезенных сюда со всех концов света.
        Кэй Си посмотрела на часы. Скоро полдень. Бретт Фрейзер должен ждать ее в кинозале фирмы. Случайно подняв голову, она увидела вывеску, украшенную венком из искусственных цветов: «РОЗЫ».
        Кэй Си решительно направилась к кинозалу.


        Бретт Фрейзер стоял посреди павильона и внимательно разглядывал публику. На лице отражалось явное недовольство, растущее по мере приближения стрелки часов к полудню. Именно на это время была назначена встреча с неким таинственным лицом, которое должно было помочь поймать обкрадывающих его фирму преступников. Бретт хотел поручить это дело своему постоянному полицейскому агенту. Но тот получил серьезную рану в одной из ночных стычек и попал в больницу. Пришлось нанимать детектива из частной фирмы. Модельеры фирмы не успевали закончить работу, как ее результаты тут же становились известны конкурентам.
        - Слушай, братец, - раздался над ухом Бретта шепот кузена, - улыбнись же, черт возьми, наконец!
        - Почему я должен улыбаться? - раздраженно спросил Бретт.
        - А потому, что иначе все кругом поймут: у нас неприятности. Или тебе не известно, о чем шепчутся в зале?
        - О чем же?
        - О том, что большинство покупателей перекочевали от нас к соседям.
        - Ты имеешь в виду фирму «Скромные удовольствия»?
        - Именно. И если ты будешь стоять в центре зала мрачнее тучи, то мы обанкротимся, не успев позавтракать. Пойми психологию покупателя: ему твердят в оба уха, что
«Розы» уже не законодатели моды. А недовольная физиономия хозяина - лучшее тому подтверждение.
        - Что ты предлагаешь?
        - Для начала сделать вид, что ничего не произошло.
        - Пожалуй, ты прав!
        Бретт выпрямился, изобразив сладкую улыбку, и еще раз оглядел зал. При такой метаморфозе кузена Росс чуть не расхохотался. Но сдержался и совершенно серьезно спросил:
        - Таинственная личность от Бэкстера появлялась?
        - Пока нет.
        - Спорю, ей не меньше пятидесяти лет и она носит синтетический костюм в обтяжку! Ведь это женщина?
        - Женщина. Но не думаю, что ей пятьдесят. Бэкстер сказал, что она пишет диссертацию о проблемах промышленного шпионажа. Вероятно, ей лет двадцать пять.
        - Но наверняка она похожа на типичного агента, - не унимался Росс. - Вряд ли она носит наши модели. Что-нибудь простенькое и незаметненькое. А на ее затылке просвечивает лысина.
        - Нет, - улыбнулся Бретт. - Лысины у нее быть не должно. Откуда ты взял? Лысых женщин вообще не существует на свете.
        - Вот увидишь, она лысая. А в сумочке у нее непременно лежит плитка шоколада, чтобы не умереть от голода.
        Росс старался, как мог, отвлечь брата от мрачных мыслей. Он привык видеть его веселым и энергичным. Конечно, это была маска, за которой Бретт скрывал чувства. Он искусно это делал еще с тех времен, когда порвал с родителями и переехал в Сан-Франциско. Но в последнее время Бретт стал все чаще терять над собой контроль.
        - Она опаздывает, - заметил Бретт. - Не очень обнадеживающее начало!
        Взгляд его задержался на молодой женщине, которая тоже рассматривала публику. Может быть, это она? Вряд ли… Слишком смазлива. Потом, Бэкстер говорил о представительной даме. А эта - невысокая и полноватая. Видимо, любит поесть. Бретт недолюбливал женщин, помешанных на диете. Он считал, что должно быть что-то среднее между аскетизмом и чревоугодием. Но кто же эта дама? Заказчик? Не похоже. Для женщины-бизнесмена у нее слишком мягкий взгляд.
        Волосы золотисто-каштановые, перевязанные сзади черной лентой. Спортивная куртка, белая блузка и шотландская юбка говорили о хорошем вкусе.
        Она явно кого-то искала в зале. Бретту вдруг захотелось, чтобы объектом поиска был именно он. Боже, о какой ерунде он думает. Бретт отвернулся. Но ненадолго… Ему вдруг захотелось убедиться, что женщина не так привлекательна, как только что показалась. И она снова посмотрел на нее… Незнакомка выглядела юной, невинной и очень привлекательной. Бретт с трудом отвел от нее взгляд. Надо позвонить Бэкстеру и сказать, что его агент не явился.


        Когда Кэй Си переступила порог павильона фирмы «Розы», ее поразило мастерство, с которым обыкновенные сосновые бревна и доски были превращены в произведения искусства. Стены покрывала деревянная решетка, державшаяся на гладко обструганных кольях. В нее были вплетены гирлянды из живых роз, наполнявших воздух сладким, ни с чем не сравнимым ароматом. Посреди зала возвышался невысокий помост, на котором две миловидные манекенщицы демонстрировали изделия фирмы. Вдоль стен стояли кожаные кресла и маленькие столики для посетителей и возможных заказчиков.
        - Позвольте преподнести вам от фирмы эти цветы. Только - осторожно: на них шипы. - С этими словами стройная брюнетка приколола к куртке Кэй Си крохотный букетик чайных роз и, ослепительно улыбнувшись, добавила: - Надеемся, что наши новые модели вам понравятся.
        Кэй Си растерянно посмотрела на девушку.
        Но та не обратила на смущение гостьи никакого внимания и бросилась встречать нового посетителя. Кэй Си понюхала букетик. Запах был волшебным!
        Довольная Кэй Си внимательно огляделась и увидела у стены напротив мужчину, в котором тут же узнала Бретта Фрейзера. Статного, неотразимого, чью фотографию только что разглядывала в машине. И вдруг подумала: «А если бы он меня поцеловал?» Мысль была настолько дикой, что Кэй Си даже прикусила губу.
        Все это продолжалось несколько мгновений. Кэй Си успела вновь повторить клятву, которую дала себе после неудачи с делом Фила: «Только деловые отношения с клиентами!» Бретт Фрейзер был великолепен! Но он - клиент. К тому же этого Фрейзера куда больше устраивают миллионы дочери Миддлтона, чем какой-то агент частного сыска. Известного только инициалами Кэй Си.
        Все-таки она понимала, что работать с таким клиентом, как Бретт Фрейзер, и остаться к нему совершенно равнодушной будет нелегко. Кэй Си решила больше не истязать себя. Она начинает расследовать очень сложное и интересное дело. Это уже огромное удовольствие. А работа с таким партнером, как Бретт Фрейзер, - удовольствие вдвойне! Надо только твердо держать себя в руках! Хватит у нее сил? Хватит!
        Кэй Си подошла к Бретту.
        - Простите, вы мистер Фрейзер? - спросила она и подала ему руку. - Здравствуйте.
        Бретт внимательно посмотрел на женщину.
        - Здравствуйте. Да, я Бретт Фрейзер. Чем могу быть полезен?
        - Это я могу быть для вас полезной. Моя фамилия Стюарт. Но в досье мистера Бэкстера я числюсь под инициалами Кэй Си. А вообще-то я аспирантка юридического колледжа в Беркли. Вы хотели, чтобы знакомство с делом я начала с просмотра ваших моделей. Так?
        Кэй Си про себя отметила, что Бретт, возможно, машинально продолжал держать ее руку.
        - Вы аспирантка? - наконец проговорил он. - Росс, познакомься, эту даму мы ждали. Она пришла… - Бретт замолчал, прислушиваясь к бою часов. Затем широко улыбнулся: - Она пришла точно вовремя. Минута в минуту! Это уже вселяет оптимизм.
        Кэй Си улыбнулась. Она поняла, что ей предстоит разрушить некий стереотип женщины-шпиона. Образ седеющей и лысеющей особы женского пола, одетой в дешевый костюм из синтетики, со стальными глазами и мертвой хваткой давно сложился у многих американцев. Считалось, что именно таким должен быть агент в юбке. В США немало женщин-шпионов, женщин-сыщиков и женщин-следователей, но все же эти профессии традиционно считаются мужскими.
        - Ну что ж, посмотрите на меня, - с усмешкой сказала Кэй Си. - Похожа на агента?
        Бретт с Россом переглянулись.
        - Не очень! - улыбнулся Бретт.
        - Прекрасно. А теперь не будем терять времени. Кто из вас объяснит мне суть дела?
        - Росс, останься здесь, - распорядился Бретт. - А я потолкую с Кэй Си.
        - Откровенно говоря, - откликнулся Росс, - я бы сумел ей все объяснить ничуть не хуже тебя. И совместил бы это с ланчем в неплохом ресторане.
        - Не беспокойся, Росс. Мы найдем, где перекусить. Обещаю, что не забуду ни одной из наших проблем.
        С этими словами Бретт взял Кэй Си под руку. Но тут на их пути встала тоненькая блондинка, которая должна была вести показ мод.
        - Мистер Фрейзер, мы должны показывать модель «Красное бургундское». Но его почему-то нет в списке. Модель анонсировали еще неделю назад. Что прикажете делать?
        - «Красное бургундское» сегодня показывать не будем. Придумайте сами какую-нибудь причину.
        И Бретт, не выпуская руки Кэй Си, устремился вниз по лестнице. Спустившись на один этаж, он остановился и, пристально посмотрев в глаза Кэй Си, сказал вполголоса:
        - Хотите знать, почему мы сегодня не демонстрируем модель «Красное бургундское»?
        Кэй Си кивнула.
        - Пойдемте.
        Бретт снова взял ее за руку и подвел к толпе, окружавшей установленный в центре зала подиум. Чуть ли не под самым потолком висел безвкусно сделанный плакат, на котором огромными разноцветными буквами было написано:


        Внимание! Сегодня здесь состоится показ новейших моделей, разработанных известной фирмой «Скромные удовольствия». Не пропустите!

        На подиуме долговязая манекенщица танцевала с молодым человеком значительно ниже ее ростом. На манекенщице было платье бордового цвета с голубым воротником.
        - Сволочи! - процедил сквозь зубы Бретт. - Что они сделали с нашей моделью!
        - Это и есть ваше «Красное бургундское»?
        - Это все, что от него осталось! Смотрите, какая наглая и грубая подделка! У нас оборки гораздо шире и сделаны из тонких кружев ручной работы. Здесь же обычные кружева машинной работы. А материал до неприличия тонок и прозрачен. Сквозь него видно нижнее белье. Мы никогда такого не допускаем. Они украли нашу идею, фасон, цвет, даже название! А получилось черт знает что. Но самое обидное даже не в этом. Ведь теперь «Розы» уже не смогут продавать свою модель. Вместо нее «Удовольствия» навяжут заказчикам этот ширпотреб!
        - Вы уверены, что его купят?
        - Не знаю. Это уже не важно! Наша идея опошлена! Кроме того, наша фирма понесла очередные немалые убытки.
        Кэй Си обратила внимание на небольшую группу людей, столпившихся около подиума. Среди них выделялся грузный детина с целой гирляндой золотых серег в левом ухе. На нем были непомерно узкие брюки, а из-под расстегнутой на груди рубахи выбивались завитки черных волос. Бретт проследил за взглядом Кэй Си и зло бросил:
        - Это Джон Гардинер. Я бы с удовольствием свернул ему шею. Но этот мерзавец всегда таскает за собой охрану!
        Кэй Си еще несколько минут разглядывала людей, окруживших подиум. Там были и те, кому полчаса назад прикалывали к лацканам букетики мелких роз. Среди них - женщина, с которой Кэй Си столкнулась при входе. Сейчас она оформляла заказ на покупку партии только что показанного здесь платья. Кэй Си почувствовала злость. Ведь эта женщина знает, что продает краденый товар. Как специалист она должна сразу отличать дешевую подделку от настоящего произведения искусства.
        - Пока хватит, - сказала Кэй Си. - Пойдемте куда-нибудь, где можно пообедать.
        - Спустимся еще на один этаж.
        Они пошли вниз по той же лестнице. Кэй Си чувствовала, как возмущение переполняет ее и рвется наружу. Но она не хотела, чтобы ее спутник это заметил, а потому старалась не подавать виду.
        То, что все только что увиденное не оставило ее равнодушной, она считала неплохим предзнаменованием успеха будущего дела. Значит, она станет заниматься им с интересом и полной отдачей. Но в то же время из своего, пусть даже небольшого, опыта она знала и другое: следователь никогда не должен давать волю эмоциям. Однажды при ведении одного довольно грязного дела чувство негодования у нее взяло верх над рассудком и объективностью. Это чуть было не стоило ей карьеры. И даже - самой жизни. Непорядочность фирмы «Скромные удовольствия» ее по-настоящему возмутила. Поэтому, думала Кэй Си, надо быть особенно осторожной и постоянно держать себя в руках. Что ж, в конце концов, в этом и заключается профессионализм.
        Кэй Си еще раз обернулась. Она увидела, что Гардинер разговаривает с каким-то мужчиной и смотрит в их сторону. Не придав этому особого значения, Кэй Си пошла вслед за Бреттом. Она не видела, как собеседник Гардинера последовал за ними…

2

        Они остановились у входа в небольшой итальянский ресторанчик.
        - Как вы относитесь к итальянской кухне? - вежливо осведомился Бретт у спутницы.
        - Очень хорошо, - улыбнулась в ответ Кэй Си.
        Бретт выбрал столик у стены из красного кирпича, откуда можно было без помех наблюдать за каждым, кто появлялся в дверях. Кэй Си вспомнила об утреннем землетрясении. По радио предсказывали новые подземные толчки. Причем некоторые из них, как пугали сейсмологи, могли достигнуть чуть ли не восьми баллов по шкале Рихтера. Сидеть при этом у кирпичной стены было отнюдь не безопасно…
        Появившийся у столика официант отвлек ее от этих мыслей.
        - Так, - глубокомысленно начал Бретт, просматривая меню. - Я бы взял макароны с сыром, равиоли, чай со льдом и лимоном… Да, и две французские булочки. А что желаете вы?
        - Равиоли и чай со льдом.
        Кэй Си несколько удивил заказ Бретта, и она машинально отметила, что хороший аппетит совсем не испортил его фигуру. Широкая мускулистая грудь, никаких намеков на живот. Под шелковой рубашкой угадывались тренированные мышцы.
        Кэй Си увидела, что Бретт с не меньшим интересом рассматривает ее. Его взгляд скользнул по ее чуть открытой в вырезе блузки груди. Она покраснела. Чтобы снять смущение, молодая женщина крепко сжала губы.
        - Ну вот, - задумчиво проговорил Бретт, - давайте серьезно поговорим. Как вам понравились наши конкуренты?
        - Гардинер или его фирма?
        - Начинайте с кого хотите.
        - По-моему, они делают ставку на покупателей с плохим вкусом и - наверное, это главное - с небольшими средствами. Солидный магазин их товар не возьмет. Поэтому будут торговать с большой скидкой. Но все равно простое махровое полотенце будет у них стоить около двух долларов.
        - Вполне логично. Но все же за прошлый год и наш оборот сократился почти на двадцать пять процентов. Все потому, что эти мерзавцы крали у нас не только оригинальные идеи, но все подряд. Потом они продавали наспех сшитые копии как свою продукцию. Как вы правильно заметили - по низким ценам. Их покупатель не имеет высокого вкуса и редко может отличить качественную вещь даже от самой грубой подделки. Ну, а что вы скажете о Гардинере?
        - Хитрый, практичный и очень коварный человек.
        - Но вы его лишь мельком видели.
        - Достаточно, чтобы составить о нем определенное мнение. Он сумел обложить вас со всех сторон. Его надо срочно остановить. Пока не знаю, каким образом. Но, поверьте, я не совсем бездарный сыщик и сумею найти выход.
        - Рад это слышать. А теперь позвольте вас спросить, как вам удалось стать одним из лучших агентов Бэкстера? Ведь он очень требователен к своим подчиненным.
        - Все произошло как-то очень буднично. Когда я с родителями жила в Айдахо, мне была нужна работа. Местная газета напечатала объявление. Тамошний торговый центр искал администратора на время рождественских праздников. А еще им требовались манекенщицы. Я подумала о месте администратора. Но моя мама считала, что я непременно должна стать манекенщицей.
        - Манекенщицей? - удивленно спросил Бретт, улыбнувшись.
        - Не смейтесь. Я знаю, что мала ростом, полновата и в супермодели не гожусь. Но попробуйте убедить мою мамочку! Она уверена, что ее дочь - совершенство!
        - Извините. Ну и?..
        - Я подала заявление, как хотела мама. Представьте, меня приняли! Наверное, потому, что полные и невысокие женщины тоже хотят хорошо одеваться.
        - Но как все же произошло превращение манекенщицы для, пардон, полных женщин в первоклассного частного детектива?
        - Начну с того, что я не обычный частный детектив. Моя специальность - агент по борьбе с промышленным шпионажем. Выслеживанием сбежавших жен и мужей я никогда не занималась.
        - Понятно. Простите, если я невольно обидел вас, назвав частным детективом.
        - Ничего. Моя роль манекенщицы заключалась в том, что я надевала новую модель и ходила в ней вокруг здания торгового центра, создавая рекламу фирме. А на шее у меня болтался ярлычок с ценой…
        Бретт засмеялся. Она шутливо надула губы.
        - Смешно? Смейтесь, смейтесь!
        - А можно?
        - Что с вами поделаешь!
        Оба расхохотались, и Бретт вдруг положил свою широкую ладонь на руку Кэй Си. Она удивленно посмотрела на него, но промолчала.
        - Что же дальше? - спросил Бретт. Руку он не убрал, но Кэй Си сделала вид, будто не замечает этой вольности.
        - Как-то раз я кружила вокруг здания в очередном летнем платье и вдруг увидела, как какой-то мужчина выскочил из дверей магазина с зажатыми в кулаке галстуками. В том, что он их украл, сомневаться не приходилось. Полицейский же сидел рядом на скамейке и… дремал. Я закричала и бросилась в погоню за вором. На крик из магазина выбежал народ. Воришку поймали. На другой день шеф меня поблагодарил. Выбрав подходящий момент, я попросила у него разрешения совмещать работу манекенщицы с никем не занятой должностью помощника администратора по охране здания. Он согласился. Дела мои пошли успешно. За полгода я сумела так организовать охрану, что убытки торгового центра от воровства сократились на тридцать процентов. Меня сделали штатным шефом охраны. В этой должности я работала два года. Все были мною довольны. Что еще вы хотите знать?
        - А как вы очутились в Калифорнии?
        - Очень просто. Не было другого выхода. После того как я поступила в юридический колледж, за мной стал усиленно ухаживать некто Билли Паркс. Очень скоро он потребовал, чтобы я вышла за него замуж, как только получу диплом. Такое в мои планы не входило. А в Сан-Франциско жил мой родной брат. В свое время он купил там чудесный дом. Но затем ему пришлось переехать в Сакраменто. Дом продавать он не хотел и предложил мне там жить с условием содержать жилище в полном порядке. Разрешил даже сдавать его надежным людям. Я воспользовалась его предложением, переехала в Сан-Франциско и сдала флигель сестрам Агги и Мерри Берди, которых хорошо знала. Опять же по рекомендации брата устроилась на работу в агентство Бэкстера. А чуть позже перевелась в юридический колледж Беркли, закончила его и поступила в аспирантуру. Вот и все.
        - Мистер Бэкстер, видимо, вам хорошо платит, судя по этому изумрудному перстню. Чтобы купить такое кольцо, надо иметь немалые деньги…
        Кэй Си сурово посмотрела на Фрейзера и не ответила. Бретт тут же переменил тему:
        - Вы можете очень помочь нашей фирме. Буду с вами полностью откровенен. Речь идет не о простом воровстве. У нас украли идею, которую я вынашивал не менее трех лет. Как вы, очевидно, уже догадались, имеется в виду модель «Красное бургундское». Они давно за ней охотились. И добились своей цели. Я повержен, разбит, уничтожен. Мне стало казаться, что больше никогда не смогу придумать что-то стоящее.
        - Только из-за утраты одной модели, пусть даже выстраданной? Извините, но это не по-мужски!
        - По-мужски или нет - это другая тема. В конце концов, похищение лучшей модели можно было бы пережить. Но это не единственный случай. Меня обкрадывают из года в год, из месяца в месяц. Убытки наши огромны. Я не могу больше видеть, как своим трудом набиваю чужие карманы! Мы должны остановить подлецов!
        Лицо Бретта исказила страдальческая гримаса. Он сразу как будто постарел. Ей стало жаль его. Но Бретт справился с волнением. Он поднял голову и ровным голосом сказал:
        - Мой кузен, наверное, уже отчаялся нас когда-либо увидеть. Вернемся в зал. Я попрошу Росса проводить вас за кулисы. Вам будет интересно увидеть все изнутри. А я пока подготовлю приманку к вечернему показу. Наши покупатели уже привыкли к небольшим сюрпризам. В позапрошлом году, когда наше шоу устраивалось в парке, манекенщицы прилетали на воздушных шарах. В прошлом году мы бесплатно раздавали коробки шоколадных конфет. Сегодня у нас нет сюрпризов.
        Они поднялись из-за стола. Бретт оставил на тарелочке со счетом две двадцатидолларовые бумажки и не стал ждать сдачи.


        В костюмерной вдоль стены тянулась длинная вешалка, на которой висели платья одного фасона, но разных цветов.
        - Это что? - спросила Кэй Си у Бретта.
        - То немногое, чем я могу привлечь клиентов. По сценарию девушки одеваются в разноцветные платья самой новой модели, выходят на сцену с букетами роз и осыпают ими собравшуюся в зале публику.
        - Красиво!
        - Надеюсь. Но поможет ли это? Не уверен…
        На вешалке висела модель, которая показалась Кэй Си знакомой. Конечно, это платье тоже только что демонстрировалось этажом ниже как изобретение фирмы «Скромные удовольствия». Сразу же после «Красного бургундского»… Значит - еще одна кража?
        Бретт глубоко вздохнул.
        - Эта модель должна была стать жемчужиной нашего сегодняшнего показа. Увы, теперь ее никто не увидит!
        - Почему? Разве нельзя на этом примере показать клиентам, какие дрянные копии делают «Удовольствия»? Это будет упреждающим ударом. Многие клиенты удостоверятся в порядочности вашей фирмы.
        - Я тоже думал показать эту модель сегодня…
        Но тут их разговор прервала маленькая китаянка:
        - Беседуете? Ну-ну! А какие мрачные лица! Тьфу! Даже противно!
        Китаянка говорила низким голосом, неожиданном при ее маленьком росте. Бретт засмеялся.
        - Позвольте Кэй Си познакомить вас с миссис Чин, которую прозвали Драконом фирмы. Практически она руководит здесь всем. Никогда не ошибается и всегда права. Я не решаюсь с ней ни о чем спорить. И вам не советую. Скажу только, что будь предводитель гуннов Аттила хоть в чем-то похож на эту даму, то легко бы покорил весь мир!
        Кэй Си с улыбкой пожала руку Чин, но не успела ничего сказать, как та снова забасила:
        - Мистер Фрейзер! Я подготовила «Красное бургундское» к показу… Нет-нет! Никаких возражений! Модель будет демонстрировать Стаси. Лиза сейчас заканчивает работу над шелковым платьем, предложенным Россом. Мне кажется, что это великолепная модель. Во время шоу ее наденет Хелма. Таков будет наш заключительный аккорд. Он должен стать победным. Вы слышите, мистер Фрейзер! Победным! Или вы уже совсем раскисли и готовы поднять руки перед этими негодяями из «Удовольствий»?! Стыдитесь!
        Бретт виновато посмотрел на Чин.
        - Вовсе нет… Но мне надо сейчас давать интервью. Приехало телевидение… А потом я займусь приманкой. Ну, вы же понимаете - я имею в виду банкет. Столы надо будет накрыть прямо в зале.
        И Бретт почти выбежал из костюмерной. Миссис Чин насмешливо посмотрела ему вслед и сказала, обратившись к Кэй Си:
        - Он всегда ожидает большего. Всегда! Впрочем, это ведь я его так воспитала… Ладно, Бог с ним! А теперь, милая, помогите Лизе исправить шов. Он получился похожим на железнодорожную рельсу. В школе, надеюсь, вас учили обращаться со швейной машинкой? Хоть немного научили шить?
        Кэй Си не знала, что ответить: она давно не шила и теперь боялась испортить вещь.
        Заметив колебание девушки, Чин нахмурилась. Но хорошенькая брюнетка, подошедшая к ним, не дала грозе разразиться.
        - Не бойтесь, - защебетала она, - у вас все отлично получится. Я помогу. Меня зовут Лиза. Лиза Грейвс. Я работаю здесь уже четыре года.
        Кэй Си, несколько напуганная натиском Дракона, облегченно вздохнула.
        - Спасибо, Лиза! А моя фамилия - Стюарт. Хотя все зовут меня Кэй Си. Потому что…
        - Не продолжайте. Я знаю, кто вы. Давайте выполним задание Чин. Иначе она рассердится, и вы не получите от нее нужной информации. А она многое знает. Может быть, все.
        Они сели за швейную машинку. Работа действительно оказалась не такой уж сложной, и Кэй Си быстро ее выполнила.
        - Теперь я смогу сама, - улыбнулась она Лизе. - Большое спасибо! Но, посмотрите, мистер Росс смотрит в нашу сторону. Наверное, хочет с вами поговорить.
        Лиза побежала к Россу.
        Кэй Си вновь занялась шитьем, время от времени поднимая голову и посматривая в сторону Лизы и Росса.
        - Ну, как? Готово платье? - раздался над ее ухом властный голос Чин. - Еще нет? Боже мой, что мне с вами всеми делать!
        Только тут Кэй Си заметила, что китаянка держит за руку белокурую манекенщицу. Лицо ее было испуганным.
        - Росс, подойдите-ка сюда, - бросила Чин, даже не повернув головы.
        Росс послушно подошел.
        - Вы иногда думаете, что делаете? - начала допрос китаянка.
        - Простите, Чин, - суетливо заговорил Росс. - Я не понимаю…
        - Сейчас поймете! - прервала его Чин. - Хелма, убери руки с живота!
        Белокурая манекенщица вытянулась по стойке «смирно».
        - Ну и что? - недоумевая, спросил Росс.
        - Эта девица говорила вам, что хочет есть?
        - Да.
        - Вы накормили ее так, что стал выпирать живот! А ведь ей предстоит демонстрировать нашу главную модель!
        Росс широко улыбнулся, поднял миниатюрную китаянку на руки и стал кружиться с ней по комнате, приговаривая:
        - Успокойтесь же, Чин! Все идет превосходно!
        Лиза вновь очутилась рядом с Россом.
        - Вот увидите, Росс, эта модель станет украшением сегодняшнего шоу и принесет нам деньги. Тогда Бретт просто будет вынужден дать вам самостоятельный участок работы и несколько модельеров. Надеюсь, что одной из них стану я.
        - Всему свое время, Лиза, - ответил Росс. - Пока я хочу все привести в порядок.
        Кэй Си озадаченно посмотрела на Росса. Если он полноправный партнер в бизнесе, то почему должен спрашивать согласия у Бретта на конструирование и показ своих моделей? Кто является истинным хозяином фирмы? Кэй Си не исключала варианта обычной склоки между двумя братьями из-за права стать единоличным владельцем фирмы. Она разочарованно вздохнула. Похоже, все приобретало до занудности знакомые формы. Кэй Си выскользнула из костюмерной и вошла через главную дверь в зал. Там готовились к банкету.
        Вдоль всей стены протянулся огромный стол. Рыбные деликатесы, салаты, свежая зелень, длинный ряд бутылок. Постепенно зал заполняла публика. Обычные покупатели и оптовики чинно рассаживались в креслах. Никто не отказывался от лакомых блюд. Опустошенные блюда тут же заменялись новыми.
        Наблюдая за происходящим, Кэй Си подумала, что Фрейзеры отнюдь не бедны. А еще предстоял дождь из роз, который также должен был больно ударить по карману организаторов.
        Кто-то осторожно взял ее за локоть. Обернувшись, она увидела Бретта.
        - Возьмите тарелку, выберите, что вам нравится, и пойдемте со мной. Я посажу вас в самом удобном месте.
        К ним подскочила Лиза.
        - Бретт, вас ищут с телевидения. Они притащили осветительные приборы и спрашивают, где их можно поставить.
        - Извините, я сейчас!
        Кэй Си растерянно посмотрела ему вслед.
        - Так, - раздался чей-то вкрадчивый голос за ее спиной. - Значит, теперь вы работаете на «Розы»? Хотите помочь нашему старому другу Бретту? Боюсь, ничего не выйдет. - В голосе звучала угроза.
        Кэй Си быстро обернулась и тут же отступила на полшага от нестерпимого запаха винного перегара.
        - Кто вы?
        - Разрешите представиться. Джон Гардинер. Я из «Скромных удовольствий». Вы ведь были на нашем шоу? - Гардинер подошел вплотную к Кэй Си и, дыша ей прямо в лицо, зашептал: - Послушайте, мадам. Скажите Бретту, что ему у нас не выиграть. Сколько бы он ни старался и кого бы из самых опытных детективов ни нанимал. Мы будем продолжать то, что начали.
        Гардинер резко повернулся и исчез. Кэй Си не могла пошевелиться. Ее охватил страх. Этот человек знал, кто она. Но Кэй Си ведь не сделала ни одного неосторожного шага!
        - Кэй Си, - раздался голосок Лизы, - пойдемте со мной.
        Лиза пробиралась к ней между осветительными приборами и телевизионными камерами, которыми за считанные минуты успели заставить половину зала. До Кэй Си ей осталось пройти каких-нибудь два шага. Но в этот момент она вдруг споткнулась и инстинктивно схватилась за огромный юпитер. Он зашатался и начал падать прямо на Кэй Си.
        - Берегитесь! - отчаянно закричала Лиза.
        Но было уже поздно. Кэй Си не слышала страшного грохота, с которым на нее свалилась махина, и не почувствовала боли от удара по голове. В ее глазах блеснул какой-то ослепительный свет и сразу исчез. Больше не было ничего…

3

        - Где Кэй Си? Она стояла рядом с этим чертовым юпитером, когда он рухнул! Ты слышишь?!
        Бретт тряс брата за лацканы пиджака. Глаза его были безумными. Росс тщетно пытался освободиться.
        - Успокойся же, ради Бога! Отпусти меня! Сейчас разберем этот завал! Может быть, ее чуть-чуть придавило.
        - А если убило?
        Росс никогда не видел своего двоюродного брата в подобном состоянии. Пожалуй, с тех пор как от него сбежала жена, выбрав кое-кого побогаче.
        Из-под груды металла и битого стекла донесся чуть слышный стон. Бретт, Росс и Лиза быстро разобрали завал и увидели Кэй Си. Она лежала на спине с закрытыми глазами. Губы ее еле заметно шевелились, как будто пытались что-то произнести. В следующую секунду Кэй Си мотнула головой, но тут же застонала от боли.
        - Слава Богу, она жива! - облегченно вздохнул Бретт.
        Кэй Си открыла глаза. Бретт тут же опустился на колени и наклонился над ней.
        - Кэй Си, вы живы?
        Кэй Си осторожно пошевелила пальцами. Согнула в колене одну ногу. Потом - другую.
        - Ноги вроде целы. Очень болит голова.
        - Можете встать?
        - Попробую.
        Она с трудом поднялась на колени. Потом выпрямилась. Но, почувствовав сильное головокружение, чуть не упала. Бретт вовремя подхватил ее. Кэй Си непроизвольно прижалась к его груди. Руки Бретта, обнимавшие ее, были мягкими, теплыми, бесконечно ласковыми. Ей неожиданно стало легко и спокойно. А Фрейзер провел ладонью по ее растрепавшимся волосам и участливо спросил:
        - Может, вызвать «скорую»?
        - Не надо. Лучше помогите мне сделать несколько шагов. Если все в порядке, дальше я пойду сама.
        Продолжая держать Кэй Си за талию, Бретт сделал с ней два шага.
        - Больно?
        - Немного. Ничего. Дальше пойдет легче.
        Они осторожно двинулись дальше. Боль в ноге утихала, но голова по-прежнему кружилась. Но Бретт был рядом, и Кэй Си чувствовала себя уверенно. Настолько, что даже спросила его, что произошло. Он коротко рассказал.
        - А как же шоу? - с тревогой спросила Кэй Си.
        - Придется отменить.
        - Ни в коем случае, - твердо сказала она. - Показ должен состояться! Неужели вы не понимаете, как это важно?
        Бретт, немного помедлив, утвердительно кивнул.
        - Хорошо. Только пойдемте поближе к сцене. Я устрою вас поудобнее.


        Шоу продолжалось не менее четырех часов. Все шло хорошо. Телевидение снимало весь показ с первого до последнего номера.
        Где-то в середине представления Кэй Си знаком подозвала стоявшего у дверей Бретта и попросила позвонить ей домой.
        - Кто должен ответить? - спросил он. Кэй Си заметила, что его голос прозвучал несколько напряженно.
        - Сестры Мерри и Агги Берди, которые снимают часть дома. Я же рассказывала вам.
        - Ах да!
        Может быть, это опять ей показалось, но Бретт вздохнул с облегчением. Он улыбнулся:
        - Что я должен сказать этим дамам?
        - Попросите их записать сегодняшнюю вечернюю программу. Это шестнадцатый канал. Там должен быть репортаж с нашего шоу. Пленка нам понадобится.
        - Хорошо.
        Бретт ушел. Кэй Си стала думать, как вести себя дальше. Ведь теперь все знают, что она агент. Это не только усложняло ее работу в «Розах», но и делало ее опасной.
        Тем временем шоу кончилось, шампанское было выпито, закуски - съедены. Последний телекорреспондент покинул зал вместе со звукооператором, тащившим на плече длинный мохнатый микрофон. Надо было собираться домой. Кэй Си с ужасом подумала, как она будет вести машину. Мало того, что голова продолжала отчаянно кружиться, но еще страшно разболелась кисть правой руки.
        Чья-то рука легла ей на плечо. Кэй Си невольно вскрикнула, не столько от неожиданности, сколько от страха. Она была уверена, что снова увидит омерзительную физиономию Гардинера.
        - Вы всегда должны быть готовы к нападению, - раздался спокойный голос.
        - Боже мой, Бретт! - с облегчением вздохнула Кэй Си.
        - Дитя мое, вы ужасно выглядите. Лицо бледное, как будто его посыпали мукой. Под глазами - синяки, которых не скроешь никакой косметикой. Через всю левую щеку царапина. Позвольте отвезти вас в больницу.
        - Нет, в больницу я не поеду, - твердо заявила она.
        - Может, тогда вас отвезти домой? - предложил Бретт.
        По всей вероятности, подумала Кэй Си, он даже не догадывается, какую бурю самых противоречивых чувств поднял в ее душе. Однако отказываться было бы глупо. Она действительно не может вести машину.
        - Хорошо, помогите мне добраться домой, - ответила Кэй Си.
        - У меня есть шанс сыграть роль благородного рыцаря, - с улыбкой сказал Бретт. - Жаль, что я не сумел уберечь вас от телевизионщиков!
        - Хуже другое. Я не уверена, что смогу выполнить задание мистера Бэкстера и помочь вашей фирме. Теперь, когда все знают, кто я, мне будет крайне трудно получить какую-либо информацию.
        - Вы уверены, что дела обстоят столь скверно?
        - Самое неприятное - обо мне знает Гардинер. Ему пока не известно, какое сыскное агентство меня сюда прислало. Докопаться до этого трудно. Но телеоператоры успели снять момент, когда вы помогали мне выбраться из-под юпитера. В последнюю минуту я видела, как на меня навели камеру.
        - А что в этом страшного?
        - То, что шестнадцатый канал смотрит почти вся Америка. Среди телезрителей обязательно найдутся те, кто отлично знает, где я работаю. Ведь ваше дело - не первое в моей практике. Правда, освещение было плохое. Тогда есть надежда, что меня не узнают или узнают немногие. Кстати, вам удалось дозвониться до моих квартирантов?
        - Да. Они сказали, что обязательно запишут передачу.
        - Надо как можно скорее просмотреть запись!
        - Хорошо, поедем к вам домой, а там уж решим, что делать дальше.
        Когда они вышли из Торгового центра, Кэй Си с грустью посмотрела на свой
«фольксваген». Бретт перехватил этот взгляд и прижал к уху радиотелефон.
        - Компания по буксировке автомобилей? Это Бретт Фрейзер, президент фирмы «Розы». Около здания Торгового центра стоит красный «фольксваген»… - Он продиктовал номер машины и адрес Кэй Си и велел перегнать автомобиль к ее дому.
        - Зачем вы это сделали?
        - Во-первых, утром автомобиль может вам понадобиться. А во-вторых, оставлять его на ночь без присмотра на площади - небезопасно.
        - Вы так любезны, мистер Фрейзер!
        - Зовите меня по имени. Просто Бретт.
        - К сожалению, не могу предложить вам в ответ того же. Вы понимаете почему.
        - Агент Кэй Си обязан соблюдать конспирацию?
        Агент рассмеялась. Бретт открыл дверцу нового «ягуара» и помог ей сесть на переднее сиденье. Пока он прогревал мотор, Кэй Си с интересом рассматривала салон машины. Владелец «ягуара», несомненно, человек состоятельный.
        Да, машина была роскошной! Но все же самое большое удовольствие Кэй Си доставляла не эта роскошь, а возможность сидеть рядом с водителем. От его присутствия веяло каким-то удивительным уютом, комфортностью, а главное - защищенностью. После того, что молодая женщина только что пережила, все это было очень кстати.
        Они доехали быстро. Кэй Си открыла дверь дома и вошла первой в прихожую.
        - Пожалуйста, Бретт, заходите.
        На столе в гостиной стояло большое блюдо с шоколадным тортом.
        - Это ваше творчество? - осведомился Бретт, очевидно, готовый рассыпаться в комплиментах.
        - Нет. Это угощение от Агги и Мерри. Они большие искусницы в кондитерском деле. А что касается шоколадных тортов, то во всей Калифорнии им нет равных.
        Кэй Си пригласила Бретта сесть на изящную софу, стоявшую у стены напротив телевизора, а сама опустилась рядом в мягкое кожаное кресло. Ни он, ни она не заметили, как в окнах флигеля, где жили сестры Берди, раздвинулись занавески. Из-за них выглянули две любопытных физиономии. Сестры были удовлетворены - их молодая хозяйка приехала в роскошном автомобиле вместе с высоким красавцем и сидит с ним в гостиной. Агги и Мерри очень симпатизировали Кэй Си и часто сокрушались по поводу ее затянувшегося одиночества…
        Кэй Си взглянула на журнальный столик и увидела видеокассету. На коробке размашистым почерком Агги было написано: Передача шестнадцатого канала.
        Она поставила кассету.
        На экране один за другим появлялись известные комментаторы, аналитики, государственные и общественные деятели, лидеры различных партий и просто «люди с улицы». Комментаторы и аналитики старались растолковать гражданам Соединенных Штатов Америки, что их президент сказал или хотел сказать. Государственные и общественные деятели выражали сомнение относительно того, прав ли хозяин Белого дома или нет. А «люди с улицы» либо бранились, либо демонстративно зевали, либо просто отмахивались от телерепортеров.
        Все это продолжалось не меньше часа. Затем последовал краткий обзор последних событий. Никаких сообщений о показе мод в Торговом центре или сенсаций по поводу упавшего на женщину юпитера не было.
        - Почему ничего нет? - изумилась Кэй Си. - Неужели наше телевидение так обленилось, что не обращает внимания на скандалы?
        - Не знаю, обленилось или нет, - заметил Бретт, - но на этот раз нам явно повезло! Героиней дня вы не стали. У Гардинера нет доказательств, что вы агент сыскной фирмы. Вы можете по-прежнему изображать аспирантку юридического колледжа. Но для начала отдохните денька два. Вам нужно прийти в себя.
        - Я не устала.
        - Я настаиваю, чтобы вы отдохнули. Пока вы будете сидеть дома, мы последим за Гардинером. Полагаю, что сегодня репортаж, слава Богу, не вышел в эфир по причинам более серьезным, чем мы думаем. - Бретт встал. - Мне пора домой. А то, чего доброго, засну на этой софе! Если, конечно, вы не будете настаивать, чтобы я остался…
        Бретт выжидательно посмотрел на хозяйку дома. Сделав над собой усилие, она сказала:
        - Спасибо, Бретт. Мне уже лучше. Так что поезжайте спокойно домой.
        Бретт вышел. Кэй Си открыла окно и помахала ему на прощание рукой. Машина сорвалась с места и через несколько мгновений исчезла за поворотом.
        Задергивая штору, Кэй Си не заметила человека, стоявшего в тени напротив ее дома. Он стоял давно и все время внимательно смотрел на ее окна…

4

        Штаб-квартира фирмы «Розы» занимала солидное здание, построенное в начале века. Овальные окна, поблескивающие в лучах солнца итальянскими стеклами, были обвиты гирляндами настоящих роз. Вдоль фасада посажены герань и шпорник. Архитектор и дизайнер с полным правом могли гордиться творением своих рук.
        Кэй Си оглянулась и, не заметив ничего подозрительного, вставила выданную ей Бреттом карточку-ключ в электронный замок. Негромкий щелчок, и дверь открылась. Кэй Си внимательно осмотрела замок. Хитрое на первый взгляд устройство оказалось весьма простым. Она подумала, что открыть дверь можно любой полиэтиленовой пластинкой с произвольным набором цифр.
        - Великолепно! - проворчала Кэй Си. - Царство вселенского доверия!
        В вестибюле никого не было. Лишь из глубины полутемного коридора и со второго этажа, куда вела мраморная, покрытая зеленым ковром лестница, доносились чьи-то голоса. Еще одна дверь выходила во двор. Оттуда слышались рычание автомобильного мотора и какой-то стук. Из коридора вышли люди в рабочих комбинезонах и прошли мимо. Никто не спросил Кэй Си, кто она и что здесь делает. Все это выглядело очень несолидно. По коридору прошел еще один рабочий. Он тоже не обратил на Кэй Си никакого внимания. Она сама подошла к нему и спросила чуть раздраженно:
        - Вы не поможете мне найти мистера Бретта Фрейзера? У меня с ним назначена встреча.
        Никакой встречи Бретт Кэй Си не назначал. Просто она решила, что им необходимо поговорить. Накануне Бретт обмолвился, что с самого утра заедет на выставку, а потом будет до конца дня у себя в офисе. Вот Кэй Си и решила поймать его в штаб-квартире. Было всего лишь восемь часов утра. Бретт мог еще не приехать.
        - Его кабинет на втором этаже. Вторая дверь налево. Но еще рано. Мистер Фрейзер вряд ли приехал.
        Рабочий направился к двери, ведущей во двор. Кэй Си последовала за ним. Во дворе загружали трейлер. По широкому транспортеру из глубокого подвала ползли наверх ящики, коробки, тюки. На каждом из них красовалась желтая наклейка с указанием пункта назначения - Гонконг, Цюрих, Мехико, Торонто, Манила… Кэй Си с некоторым удивлением подумала, что, несмотря на трудные времена, фирма продолжала рассылать свой товар по всему миру.
        Она подошла к стоявшему у транспортера загорелому парню в рабочем комбинезоне и спросила:
        - Вы грузите одежду?
        - Конечно, одежду. Костюмы, платья, куртки, пальто, плащи… Одним словом, все, что только угодно женской душе.
        - Почему именно женской?
        - Потому что фирма производит, в основном, одежду для женщин.
        - А где шьют эту одежду?
        - Напротив, через дорогу. Вот в том кирпичном здании.
        Парень отошел к своим товарищам, что-то горячо обсуждавшим около кабины водителя.
        Кэй Си знала, что у большинства подобных фирм и компаний офисы и склады готовой продукции расположены далеко друг от друга. Иногда даже в разных городах. То же было с конструкторским бюро и производственными цехами. «Розы» же сосредоточили все в двух близко расположенных зданиях. Видимо, для того, чтобы постоянно держать весь процесс под контролем. А существует ли такой контроль?
        Судя по тому, что Кэй Си увидела, никакого контроля не было. Сюда мог войти любой, снять одежду с ближайшего манекена, а то и просто прихватить весь ящик или коробку, в которых была продукция не на одну тысячу долларов!
        Кэй Си не спеша обошла здание и наткнулась на огромный металлический контейнер. Приподнявшись на цыпочки, она заглянула внутрь. На дне контейнера лежал почти целый рулон прекрасной синей материи, чуть порванный по краям. Мелькнула мысль: почему бы не сшить из этой ткани покрывало? Кэй Си вытащила рулон. Заодно и несколько больших цветастых кусков. И тут за ее спиной тихий голос спросил:
        - Вы хотите взять все?
        Она испуганно обернулась и увидела пожилую, бедно одетую женщину. Она грустно смотрела на добычу Кэй Си.
        - А разве нельзя? - запинаясь, пробормотала Кэй Си.
        - Можно. Я все время сюда хожу, подбираю что угодно для шитья. «Розы» очень мудро сваливают все свои отходы в один контейнер. Многие сюда ходят.


        Дверь в офис Бретта оказалась не запертой. Сложив свою добычу в углу приемной, Кэй Си осторожно заглянула в кабинет. Там было пусто. Кэй Си почувствовала запах одеколона, которым пользовался Бретт.
        Она глубоко вздохнула, вспомнив блаженное ощущение от его рук. Когда упал юпитер и Бретт держал ее за талию… Нет, прочь глупые, сладкие грезы!..
        Кэй Си внимательно оглядела кабинет. Вдоль стен тянулись полки с книгами, висели рамки с образцами материи, чьи-то фотографии. На тумбочке у окна лежал толстый каталог моделей, выпущенных фирмой «Розы». Кэй Си решила заглянуть в стол Бретта. Несколько поколебавшись, она открыла верхний ящик. Папки, блокноты, лупа в большом футляре. В нижнем ящике - пачка белой бумаги, альбом с образцами тканей, рисунки, эскизы, связка каких-то ключей. Ничего интересного.
        На столе был идеальный порядок. Каждый карандаш тщательно заточен, в небольшой пластмассовой коробочке новые ластики. В левом углу стола - массивная пепельница и тяжелое пресс-папье.
        Кэй Си уже собиралась задвинуть нижний ящик, когда услышала знакомый голос:
        - Ну и как? Обнаружили что-нибудь интересное?
        Она едва не отпрыгнула от стола, как нашкодившая кошка, испуганно дернулась, зацепив стоявший деревянный стакан с карандашами, которые раскатились по всему полу. Кэй Си принялась их подбирать. Чувствовала она себя отвратительно. Наконец выпрямилась, поправила волосы и, прямо глядя в глаза Бретту, спросила обвиняющим тоном:
        - Что вы здесь делаете? Разве на выставке все дела уже закончены?
        От неожиданности лицо Бретта вытянулось, в глазах появилось недоумение. Он развел руками и пояснил:
        - Там, на выставке, остался Росс…
        - Вы всегда подкрадываетесь так тихо?
        - Я не подкрадывался. Я вошел и увидел… ну, что вы… роетесь в моем столе. Хотел спросить, зачем вы это делаете.
        Кэй Си серьезно посмотрела на Бретта и сказала твердым голосом:
        - Это часть моей работы. Порой нужная информация оказывается в самых неожиданных местах. К примеру, в ваших записях на календаре. Или клочок вырванной из блокнота бумаги, на которой остался ваш набросок модели. Хотя бы ее часть. Остальное дорисует воображение. Даже номер телефона кого-то из связанных с вами бизнесменов. Все это может быть использовано преступниками. Я решила проверить, насколько вы осторожны. Не оставляете ли ненароком каких-либо следов, которые могут быть использованы против вас и вашей фирмы. Поверьте, я не сую нос в чужие дела.
        Бретт облегченно вздохнул и одобрительно кивнул.
        - Логично.
        - Тогда сделайте одолжение - перестаньте подкрадываться ко мне, как камышовый кот. Я это уже заметила. Первый раз - во время шоу. А второй раз - сейчас!
        - Я так хожу с детства, когда мы играли в индейцев. Я специально старался пройти по всему дому таким образом, чтобы никто не услышал.
        - Судя по вашему сломанному носу, это не всегда удавалось, - съязвила Кэй Си. И тут же пожалела о сказанном. Но Бретт не обратил внимания на ее бестактность. Он с готовностью ответил:
        - В том, что у меня сломан нос, виноват Росс. Как-то раз мой приятель Том Хавкинс подзадорил меня пройти по тонкому гнилому бревну, перекинутому через ручей. Рядом стоял Росс. Он уверял Тома, что я струшу. Этого я не мог вынести и пошел. Где-то на середине бревно вдруг сломалось. Я полетел вниз и сломал нос. Кровь текла рекой, было ужасно больно. Чтобы не кричать, я стиснул зубы и только стонал. Росс испугался, прыгнул ко мне и сломал себе ногу.
        Отец был в ярости. Особенно досталось мне. Надо сказать, что он меня никогда не любил, презирал мое немужское увлечение модой. Со временем наша обоюдная неприязнь переросла в ненависть, тогда я ушел из дому и переехал жить в Сан-Франциско.
        Кэй Си с жалостью посмотрела на Бретта.
        - Плохо, что у вас такие отношения с отцом. У меня с родителями проблем не было. Я немного ссорилась с матерью, потому что она хотела поскорее иметь внучат…
        Кэй Си густо покраснела. Но Бретт спокойно сказал:
        - Удивительно. Можно подумать, что наши матери были знакомы! Моя мама настаивала на том же. Ей очень хотелось нянчить моих детей. Ей казалось, что я не женюсь ей назло. Единственная женщина, которой я преподнес было обручальное кольцо, вернула мне его назад. Это событие стало для мамы настоящей трагедией. Она уж было решила, что я импотент. - Бретт немного помолчал, затем почти официально спросил: - Вы нашли что-нибудь интересное в моем столе? Почему вы пришли в такую рань? Обычно посетители появляются у меня после десяти часов. Я пришел пораньше потому, что у меня возникла идея новой модели. Захотелось срочно зарисовать.
        Бретт сел за стол и взял карандаш и лист бумаги. Но Кэй Си остановила его:
        - Бретт, если у вас действительно появилась новая оригинальная мысль, то подержите ее некоторое время у себя в голове. Не рисуйте пока!
        - Но надо же мне работать!
        - Работайте. Но имейте в виду: все, что вы сейчас нарисуете на этой бумаге, будет моментально украдено.
        - Украдено? Не понимаю!
        - Сейчас поймете. Я на это очень надеюсь.
        - Вы меня пугаете!
        Кэй Си поразила наивность Бретта. Она просто не могла поверить, что Фрейзер настолько плохо представляет себе ситуацию, сложившуюся вокруг его фирмы. Или он просто притворяется? Нет, не может быть! Он явно растерян!
        Кэй Си придвинула свое кресло вплотную к столу Бретта и почти зашептала ему в лицо:
        - Друг мой! Я никогда и нигде еще не видела, чтобы помещения фирмы совершенно не охранялись. Просто чудо, что ваши работники еще все не разворовали. Может, многое разворовано, а вы ничего не замечаете? Вы уверены, что кто-то из них уже не работает на другую фирму и не передает ей ваши гениальные идеи? Я в этом совсем не уверена!
        Изумление на лице Бретта сменилось страхом.
        - Помилуйте! Что вы говорите?!
        - Хотите доказательств? Извольте! В холле третьего этажа на окне стоит великолепная, наверное, самая совершенная швейная машинка «Зингер». Видит Бог, я хочу именно такую! Мне ничего не стоит унести ее. И никто не подумал бы меня остановить! Я беспрепятственно вошла в ваш настежь распахнутый кабинет и преспокойно рылась в этом столе!
        Горячий монолог Кэй Си был прерван стуком в дверь. На пороге возник грузчик, которого Кэй Си видела во дворе.
        - Мистер Фрейзер, - обратился он к шефу, - только что звонили из фирмы «Тренда тогс». Той, что в Майами. Сказали, что отправленный нами два дня назад самолетом груз они до сих пор не получили. Это не первый раз. Фирма очень волнуется. Просили передать вам, что свой заказ аннулируют.
        Кэй Си вышла из кабинета, оставив Бретта решать проблему с фирмой из Майами. Она решила зайти в мастерскую Росса. Здесь она увидела Лизу, пытавшуюся открыть дверь, еле державшуюся на трех болтах.
        - Разве нет ключа? - поинтересовалась Кэй Си.
        - А он не нужен! Стоит поднажать чуть-чуть… Помогите, пожалуйста!
        Обе женщины дружно навалились на дверь.
        В кабинете Лиза обратилась к Кэй Си:
        - Здравствуйте! Очень рада вас видеть. Честно говоря, после того ужасного случая с юпитером я уже на это не надеялась. Ведь это я повалила ту махину! Извините меня, рада Бога!
        - Вы не виноваты. Раз уж я жива, то все равно появилась бы у вас. Надо же собрать материал для диссертации!
        - Вы в каком колледже учитесь?
        - В Беркли. Осталось всего несколько месяцев.
        - Вот оно что! А я все старалась вспомнить, где вас раньше видела. В свое время я училась на отделении дизайна в старом добром Бержеркли. Это совсем рядом с Беркли. Наверное, где-нибудь там мы и встречались.
        - Возможно.
        - Вы хотите после защиты устроиться в «Розы» юрисконсультом? Не советую.
        - Почему?
        - Фирма вот-вот начнет пускать пузыри. Пока здесь все держится на Россе. Но Бретт не дает ему работать. А сам уже давно ни на что не способен. Мы все это знаем. За последние годы он не предложил ни одной мало-мальски оригинальной модели.
        - Сначала надо защитить диссертацию. А там будет видно, - закончила неприятный для нее разговор Кэй Си.
        Она решила опять поговорить с Бреттом. Почему многие считают, что он выдохся? Действительно ли он за последние годы не сделал ничего нового? Над чем он работает сейчас? Каким образом собирается спасти фирму? Однако дорогу в кабинет Бретта преградила миссис Чин.
        - Сначала к нему войду я! - заявила миниатюрная китаянка не допускающим каких-либо возражений тоном.
        Кэй Си уже знала, что спорить с Чин бесполезно. Но почему бы не подслушать их разговор? Осматривая кабинет Бретта, она обнаружила крохотное отверстие, пробитое в стене, отделяющей расположенное рядом помещение, напоминающее чулан. Наверняка кто-то сделал это специально, чтобы подслушивать и подсматривать.
        - У вас длинный разговор? - осведомилась она у Чин.
        - Минут на десять.
        Подождав, пока дверь за китаянкой закрылась, Кэй Си прошмыгнула в чулан. Раздвинув развешенную вдоль стены одежду, она без особого труда нашла отверстие. Оно оказалось как раз на уровне ее глаз. Удобно, подумала Кэй Си. Но скоро отверстие показалось ей маленьким. Тогда предприимчивая девушка достала из сумочки раскладной перочинный нож со штопором. Расширив отверстие, Кэй Си осталась довольна результатом своей работы: теперь она хорошо видела сидящего за столом Бретта. Перед ним стояла миссис Чин.
        Китаянка сначала энергично размахивала руками. Видимо, пыталась в чем-то убедить шефа. Потом заломила руки. Кэй Си испугалась, что в следующий момент миссис Чин бросится перед Бреттом на колени. Этого, слава Богу, не произошло.
        Кэй Си прижалась к отверстию ухом. Но, единственное, что смогла услышать, - это повторяющиеся слова «лечение» и «деньги». Значит, китаянка просит у Фрейзера деньги на лечение. До слуха Кэй Си донеслось:
        - Сколько вам нужно?
        Миссис Чин заговорила громче:
        - Пять тысяч долларов. Сбережений - не осталось. Я в отчаянии…
        - А почему бы вам не воспользоваться медицинской страховкой? - спросил Бретт.
        Кэй Си поняла, что он просто не знает, где взять такую сумму.
        - Медицинское страхование, - продолжала наступать на него миссис Чин, - не распространяется на экспериментальные способы лечения. А это как раз тот случай. Мистер Фрейзер! Мне необходима ваша помощь!
        - Постараюсь помочь, - сдался Бретт.
        Миссис Чин сразу как-то сникла и медленно пошла к двери. Кэй Си успела заметить слезы, катившиеся по ее щекам… А что, если Бретт не сможет найти денег? Хватит ли у миссис Чин духу украсть проект очередной модели, чтобы продать его, скажем,
«Скромным удовольствиям», и таким образом получить необходимую сумму? Кэй Си постаралась тут же выбросить из головы подобные мысли. Они выглядели слишком циничными.
        Вновь тщательно замаскировав отверстие одеждой, девушка повернулась, чтобы выйти из чулана. Но в этот момент ее рука прикоснулась к какому-то холодному, скорее всего металлическому предмету. Приглядевшись, она увидела небольшое железное колечко, прикрепленное к пыльной деревянной панели. Кэй Си потянула за колечко. Из стены выдвинулся небольшой деревянный ящичек. Он был пуст. Дно покрывал густой слой пыли. Тем не менее сомневаться не приходилось - кто-то устроил тайник. С какой целью? Что еще всплывет по ходу дела?
        Когда Кэй Си вошла в кабинет Бретта, он разговаривал с какой-то женщиной. Отбросив правила хорошего тона, девушка вызывающе посмотрела на нее, и дама, наскоро распрощавшись с хозяином кабинета, вышла. Бретт поднялся из-за стола и, вроде бы машинально взяв ее руку, спросил:
        - Вы приехали на своей машине?
        - Нет. Я взяла такси.
        - Отлично. Значит, двух машин, как в прошлый раз, сегодня не будет. Едем!
        - Куда?
        - Я знаю одно чудное местечко. Там можно неплохо перекусить.
        В машине Бретт наглухо закрыл все окна и включил стереоаппаратуру.
        - Меры предосторожности, - объяснил он, - чтобы нас не подслушали. В последнее время я замечаю, что за мной постоянно следят. Признаться, порой становится даже жутковато.
        - Почему вы так думаете?
        - Недавно я заметил в кабинете на полу какую-то белую пыль. Как будто кто-то работал дрелью. Затем в стене обнаружил свежее отверстие. За стеной находится чулан. Я зашел туда и посмотрел в дырку. Отлично видно, что происходит в кабинете. Хорошо все слышно. Вывод один: я нахожусь, как говорят у вас, у кого-то «под колпаком».
        - Сегодня вы были «под колпаком» у меня.
        - Не понял!
        - Полчаса назад в чулане была я. Видела и слышала кое-что. Но должна вас успокоить: через дырку слышно, если в кабинете начинают говорить в полный голос, все увидеть труднее. Говорю вам как профессионал.
        - Вы за мной шпионили?! - раздраженно воскликнул Бретт. - Вам мало рыться в столе, надо еще подглядывать за мной? Как это понимать, Кэй Си? На кого вы работаете?
        Кэй Си дружески похлопала его ладонью по колену. Но тут же, покраснев, отдернула руку. Что за фамильярность!
        - Вы не ожидали этого? - спросила она очень серьезно. - У вас же воруют! Надо прощупать все варианты утечки информации!
        Кэй Си ждала ответа. Ей хотелось убедиться, что Бретт все понял как надо. Но он молчал. Тогда она посмотрела по сторонам и спросила:
        - Куда вы меня везете? Через этот мост я не ездила после того страшного землетрясения. Признаться, не хотела проезжать по нему и сейчас!
        Однако машина быстро приближалась к огромному двухъярусному мосту через Оклендскую бухту. Мост называли Золотыми воротами Сан-Франциско. Во время последнего сильнейшего землетрясения один из пролетов рухнул, похоронив под собой несколько автомобилей. Были жертвы.
        Бретт обернулся к ней. Кэй Си с облегчением увидела, что он добродушно улыбается.
        - Еще один клинический случай мостобоязни? Я люблю здесь проезжать. Посмотрите, какой чудесный вид! Вы правда боитесь?
        - Честно говоря, да. После землетрясения пугает мысль, что над тобой еще один ярус широченной дороги, по которой мчатся сотни машин. Что, если вдруг… - Она с такой силой вцепилась в сиденье, что у нее побелели костяшки пальцев. Помолчав несколько секунд, она сказала: - Об авариях и катастрофах я не очень задумывалась. Но вот землетрясения… При первом же толчке меня охватывает самая настоящая паника. Впрочем, Бог с ними, с землетрясениями. Мы сейчас одни, поэтому поговорим лучше о деле. Вы уверены, что в вашем «ягуаре» нет «жучков»?
        - Уверен. Я внимательно проверяю машину перед выездом.
        - Тогда продолжаю. Вам неприятно постоянно чувствовать чей-то глаз. Хорошего тут мало. Но почему тогда ни вы, ни ваш брат совсем не заботитесь об охране помещений? Ведь то, что я увидела в штаб-квартире «Роз», просто уму непостижимо!
        - Я думал об этом, - ответил Бретт. - Может быть, надо нанять новых людей, разместить в холлах и на лестничных площадках скрытую телеаппаратуру?
        Кэй Си покачала головой.
        - Я бы посоветовала ничего пока не предпринимать. Новые охранники, скрытые телекамеры, замена замков лишь насторожат преступников. Они поймут, что за них серьезно взялись, начнут искать другие пути для воровства. Тогда мне будет гораздо труднее выследить их. Сейчас главное - не спугнуть!
        Бретт озадаченно посмотрел на свою спутницу.
        - Значит, они будут воровать, пока вы не соберете доказательства против них?
        - Для начала можно действительно нанять нового охранника. Но только одного! Надо попросить Бэкстера заслать пару агентов в «Скромные удовольствия». Пусть они выяснят, кто именно получает ворованную информацию.
        Бретт кивнул.
        - Резонно. Я позвоню Бэкстеру и попрошу послать агентов к соседям. За отдельную плату. А пока, Кэй Си, оставьте в покое сиденье. Ваши пальцы совсем онемели. Страшный мост мы уже проехали и вполне благополучно.
        Он протянул руку, чуть не силой оторвал пальцы молодой женщины от сиденья и, разогнув их, долго не отпускал.
        - Успокоились? Призрак землетрясения больше не тревожит?
        Кэй Си засмеялась.
        - Нет, уже не страшно…
        Ей очень не хотелось, чтобы Бретт убрал свою руку. Она подумала: хорошо, если он будет всегда рядом. Но что могло бы сблизить их? Неясные сладкие мечты все больше одурманивали ее. Истома разлилась по телу… Может быть, так начинается счастье?.. До нее донесся чей-то голос… Ах да! Это говорит Бретт! Он спрашивает, как она себя чувствует. Кэй Си ответила, как в полусне:
        - Как я себя чувствую? Хорошо. Но куда мы все-таки едем?
        - На греческий фестиваль. Там будет много развлечений, музыки… Кроме того, греческая кухня пользуется доброй славой на всех континентах. Мы будем сидеть за столиком на открытом воздухе, говорить о чем пожелаем. И при этом не надо будет опасаться, что какой-то негодяй нас подслушивает. А греческая музыка! Это же чудо!
        Кэй Си любила греческие песни. Но особенно - скрипичные пьесы, которые трогали ее до слез.
        Бретт бросил на нее загадочный взгляд и добавил:
        - Скажу по секрету: у меня есть одно предложение, которое поможет нам быстро управиться с этим делом…

5

        Уже при самом входе на территорию, где проходил фестиваль, их оглушила музыка из репродукторов, скрытых в зелени деревьев. В центре парка расположились на многочисленных эстрадах различные оркестры. Из ресторанчиков, баров и кафе потянуло запахами жареного мяса, пончиков, соусов и прочих привлекательных кушаний. Кэй Си почувствовала нестерпимый голод. И тут Бретт очень кстати предложил:
        - Зайдем вон в то кафе. Там, я вижу, как раз освобождается столик на двоих.
        Внутри было шумно, но не накурено. Видимо, охватившее в последние годы американцев стремление к здоровому образу жизни начинало сказываться.
        - Мы поедим здесь, а кофе выпьем на веранде. Согласны?
        - Согласна.
        - Хорошо. Здесь самообслуживание. Доверьте мне выбор.
        - Кажется, у меня нет другого выхода.
        По тому, как Бретт оживленно разговаривал с кассиршей, перебрасывался короткими фразами с другими посетителями и что-то долго объяснял пожилому господину в клетчатом пиджаке, Кэй Си поняла, что он здесь не впервые.
        Наконец Бретт вернулся к столику с большими блюдами, доверху наполненными чем-то очень вкусно пахнущим. Кэй Си сидела расслабившись, чувствуя себя необыкновенно уютно. Исчезли и усталость и чудовищное нервное напряжение последних дней. Чудесный вид на голубую бухту ласкал глаз. Ей даже начинало казаться, будто это не бескрайние просторы Тихого океана, а Эгейское море. И сидит она не в парке одного из пригородов Сан-Франциско, а где-то неподалеку от древних развалин Акрополя.
        - Спасибо, Бретт, - с улыбкой поблагодарила она, принимая от него блюдо. - Я люблю посещать места, где раньше не бывала. А вы устроили мне такую восхитительную поездку. Причем - бесплатную!
        - Ну, положим, не совсем бесплатную. При выходе с территории парка с нас возьмут пошлину. Но разве здесь не прекрасно? Какая красота! Я здесь бываю хотя бы несколько раз в год. А сегодня у меня была и еще одна причина сюда приехать…
        - Какая же?
        - Поговорить с вами о моих планах.
        Кэй Си бросила ироничный взгляд на свою тарелку.
        - И для начала решили закормить меня до смерти. Это что же, один из приемов обольщения?
        - А разве обольщение так уж страшно? - Бретт выгнул дугой бровь и устремил на молодую женщину полный озорства взгляд. - Может, начнем с многообещающего поцелуя?
        - Наверное, будет лучше заняться делом, - отозвалась Кэй Си, не без труда настраивая себя на серьезный лад. Возможно, когда-нибудь потом, по завершении расследования, она и… Но не сейчас! Или опыт с Филом так ее ничему и не научил?
        Кэй Си почувствовала, что готова к деловой беседе, и Бретт понял это.
        - Ну что ж, если тема обольщения вас не интересует, - с сокрушенным видом вздохнул он, - вернемся, как говорится, к нашим баранам. - И Бретт положил свою ладонь на руку Кэй Си. Она вздрогнула, но снова ничего не сказала. - Вы когда-нибудь носили одежду, сшитую нашей фирмой?
        - У меня есть одна блузка и юбка от «Роз». Но четырехсотдолларовые наряды, продаваемые в ваших магазинах, мне не по карману. Тем более что блузку мне пришлось переделать. Поэтому лучше копировать ваши фасоны и шить самой или у хорошей портнихи. Обойдется дешевле. А главное - будет точно соответствовать фигуре.
        - Вы говорите, приходится полностью перешивать? Это почему же?
        - Видите ли, Бретт, ваши модели, как правило, рассчитаны на женщин ростом метр семьдесят и выше. Я, как вы видите, коротышка.
        Бретт кивнул.
        - То же самое мне говорили многие женщины. Поэтому я решил сконструировать новые модели для невысоких женщин, желающих купить нашу одежду. А также для тех, у кого фигура далека от идеала. Все последние дни я только об этом и думал. Понимаете, Кэй Си, во мне вновь проснулась уверенность в себе! Я знаю, что могу создать нечто совсем новое.
        - Но вы сохраните стиль «Роз»? Ведь ваши модели просты, строги и одновременно изящны. А я не могу их носить! Обидно до слез!
        - Конечно, я не изменю нашему стилю, напротив, распространю его на модели для женщин разного роста и комплекции. Кроме того, надо будет подумать о меньшей экстравагантности летних платьев. Их излишняя открытость - это уже вчерашний день. То же самое в фасоне юбок. Их необходимо расширить, придумать новую форму разрезов. Чтобы женщина могла без труда подниматься по лестницам и одновременно не выглядеть вызывающе.
        - Но как же быть с воровством?
        - Первое время новые модели видят только три человека. Этих людей выберете вы, Кэй Си. Одновременно мы будем следить за тем, какие модели показывают «Скромные удовольствия». Этим займутся оперативники, которых нам дополнительно пришлет Бэкстер. Я с ним уже договорился. Если «Удовольствия» станут демонстрировать вариант какой-нибудь из наших новых моделей, число возможных организаторов утечки информации уменьшится до трех человек. Будет легче найти преступника. Если наших последних моделей не будет на подиуме этажом ниже, значит, среди отобранных вами работников агентов нет. Тогда мы заменим их на следующую троицу. Затем - на следующую. И так далее, пока не поймаем мошенника.
        Бретт испытующе посмотрел на свою собеседницу. Кэй Си поняла его немой вопрос.
        - Идея очень здравая. На мой взгляд, можно еще точнее вычислить злоумышленника, если поручить каждому из трех работников одну часть модели. Скажем, Лиза будет работать над кружевами, сборками и швами. Капюшоны очень неплохо получаются у Росса. Миссис Чин можно было бы поручить пелеринки, пояса, фасоны пуговиц. Тогда, обнаружив во время демонстрации «Удовольствиями» какую-нибудь из этих деталей, мы безошибочно определим, кто ее туда передал…
        Посмотрев на Бретта, Кэй Си замолкла на полуслове. У него было лицо человека, которого неожиданно ударили.
        - Что с вами? - шепотом спросила она.
        Бретт долго сидел опустив голову. Потом каким-то чужим голосом произнес:
        - Пока мы говорили об идее в целом. Но сейчас вы назвали имена трех человек, которых я ценю и которым доверяю больше всех на свете. Именно их вы подозреваете в первую очередь.
        Все очарование праздника улетучилось. За столом остались следователь по промышленному шпионажу Кэй Си Стюарт и бизнесмен Бретт Фрейзер. Они долго молчали. Затем Бретт прошептал:
        - Нет, нет! Не Росс! Только не он!
        Кэй Си не ответила. Она была не вправе уверять Бретта, что здесь не замешан его кузен, равно как и два других близких ему человека.
        Бретт вновь опустил голову. Он думал о той страшной реальности, которая, возможно, крылась за словами Кэй Си. И о том, что каждый новый шаг по пути расследования этого дела будет оставлять за собой болезненные раны. Конечно, ему придется с этим смириться. Единственной же наградой станет присутствие рядом самой очаровательной из женщин, которых он когда-либо знал. Но встреча с ней оказалась связанной с мучительными переживаниями и острой болью. А где гарантия, что расследование дела
«Роз» не станет для Кэй Си опасным для жизни…
        А Кэй Си с участием смотрела на него.
        - Честно говоря, - вздохнув, начал Бретт, - если бы я знал, к чему наше расследование может привести, то и не стал бы заваривать всю эту кашу!
        Молодая женщина печально кивнула.
        - Многих ждут в подобных случаях горькие открытия. Наш долг - докопаться до правды. Тогда мы становимся невольной причиной чужих страданий. Откровенно говоря, едва ли не половина наших клиентов никогда бы не стали затевать никаких расследований, если бы знали, что их ждет.
        - Вы правы. Однако дело начато и отступать я не намерен. Только не будем портить сегодняшний вечер и говорить о всяких подозрениях. Получим удовольствие от этого фестиваля, посмотрим танцы, послушаем греческую музыку. Забудем о «Розах», ворах, шпионах.
        Кэй Си улыбнулась.
        - Пусть так. Давайте наслаждаться жизнью. Но вы позволите мне задать вам еще один вопрос? Совсем невинный.
        - Задавайте.
        - Что заставило вас взяться за модели одежды для женщин небольшого роста?
        Бретт посмотрел на нее с какой-то очень хитрой улыбкой и переспросил:
        - Вам это непременно хочется знать?
        - Непременно.
        - Что ж, извольте. Потому что вижу в вас будущую манекенщицу и хочу обеспечить работой.
        - Что?! - Кэй Си оторопела. - Я - манекенщица? Вы что, шутите или… как?
        - Вы просто не знаете своих физических достоинств. Ваши размеры - само совершенство. Я надену на вас свою последнюю модель «Чайная роза», и публика упадет! Демонстрационный зал «Скромных удовольствий» мгновенно опустеет: все побегут к нам. Не беспокойтесь, с рассудком у меня все в порядке. Вы хотите выяснить, кто крадет наши секреты, не так ли?
        - Так.
        - Тогда слушайте меня внимательно. Ваша задача значительно упростится, если вы немного поваритесь в самой гуще нашей жизни, узнаете, как создается модель. Поверьте, в образе манекенщицы вы добьетесь цели гораздо быстрее, чем под предлогом сбора материалов для диссертации. Вы получите уникальную возможность наблюдать за всем изнутри, не внушая никому никаких подозрений.
        - Предложение неожиданное и достаточно оригинальное. Надо подумать.
        - Думайте! Итак, больше ни слова о «Розах», шпионах и моделях одежды для невысоких женщин. Как вы насчет того, чтобы поучиться танцевать греческие танцы? Хотя бы самые простые?
        Они вышли на веранду, где средних лет женщина в огненно-красной одежде обучала всех желающих греческим танцам. Движения были простые - шаг вперед, шаг назад, полшага в сторону и легкий прыжок на двух ногах. Но темп музыки постепенно ускорялся. В конце концов он достиг такой скорости, что довольно плотная толпа танцующих стала напоминать табун куда-то несущихся коней. Тогда музыка оборвалась, а вместе с ней окончился и танец. Все пары разошлись по углам террасы, оставив в центре женщину в красном.
        Кэй Си еще до того, как отзвучал последний аккорд танца, в изнеможении упала на руки Бретта. Оба весело рассмеялись.
        - Мы хотели выпить кофе, - напомнила Кэй Си.
        - Пойдемте. Я знаю, где варят отличный кофе!
        Бретт с сожалением выпустил партнершу. Пока они танцевали, он с восхищением смотрел на эту прелестную молодую женщину, грациозно выделывавшую новые для себя па, и думал, как она будет великолепно выглядеть в новом платье.
        Они сели за мраморный столик. Бретт заказал официанту две чашки черного кофе и пирожные. Потом наклонился к Кэй Си:
        - Может быть, мы что-нибудь выпьем? Тут есть французский коньяк. Очень хорошо к кофе.
        - Французский коньяк? Стыдно признаться, но я его никогда не пила.
        - Вот и попробуете. Вы сегодня не за рулем. - Бретт отпустил официанта. Потом посмотрел на Кэй Си и, весело подмигнув, добавил: - Я подумал, что вы можете отказаться ехать с подвыпившим водителем. Но вовремя вспомнил, что передо мной представитель очень опасной профессии.
        - Не знаю, как в отношении профессии, - рассмеялась Кэй Си, - но моя работа сколько-нибудь опасной не выглядит. Самое страшное со мной случилось на днях. Когда я обшаривала чужой стол и была застигнута за этим занятием его хозяином.
        - Ну и что же хозяин?
        - Он оказался галантным молодым человеком и только попросил у меня объяснений. Я их дала, и он вроде бы остался доволен.
        Бретт, продолжая смеяться, спросил:
        - А если бы на месте этого галантного молодого человека оказался какой-нибудь грубиян? Вроде меня, например? О если бы я застал кого-нибудь за обыскиванием моего стола, то непременно… Непременно убил бы нахала на месте. А если бы обнаружил, что за мной поглядывают через дырку, пробуравленную из соседнего чулана…
        Оба смеялись так весело, что сидевшая за соседним столом компания повернула к ним головы.
        - Тсс! - прижал Бретт палец к губам. - За нами и здесь наблюдают.
        Появился официант с кофе и коньяком. Налив каждому по четверти рюмки и поставив чашечки, он пожелал веселой паре приятно провести время. Пригубив рюмку, Кэй Си заговорила:
        - Мне по-настоящему еще ни разу не попадало. Однажды какой-то молодчик попытался меня нокаутировать. В другой раз хотели спустить с лестницы. Но ни в том, ни в другом случае у моих недоброжелателей ничего не получилось. А вдруг какая-нибудь ваша подкупленная швея зарежет меня ножницами? Или миссис Чин воткнет в меня булавку?
        Но Бретт не поддался на шутливый тон. Его голос прозвучал сурово, когда он сказал:
        - Вы знаете, на одного из наших самых преданных охранников недавно напали. Он получил тяжелую рану. Врачи говорят, что он еще не скоро встанет на ноги.
        - Мне пока ничего не грозит, если только они не придут к выводу, что я на самом деле профессионал и действительно для них опасна. Конечно, надо быть осторожной. У меня был один случай, когда я потеряла бдительность и…
        - Продолжайте! Простите, может быть, вам это неприятно? Тогда не надо…
        - Нет. Я должна вам все рассказать. Это было дело Фила - президента одной крупной корпорации. У них постоянно грабили кассу. Запахло банкротством. Дело поручили мне как лучшему специалисту по промышленному шпионажу. Неудач в моей практике не было. Но все рухнуло за один месяц…
        Я познакомилась с делами корпорации и пришла в ужас. Извините, Бретт, но беспорядка там было не меньше, чем у вас. Кто-то очень искусно снимал деньги прямо с банковских счетов фирмы. Так продолжалось два года. Помимо этого, были не санкционированные руководством отгрузки и продажи товаров несуществующим фирмам.
        Фил помогал мне как мог. Это был очень умный и красивый молодой мужчина. Я попала под его обаяние. Надо сказать, что в Сан-Франциско у меня не было до этого ни одного романа.
        - Неужели мужики настолько слепы? Не заметить такую очаровательную женщину!
        Кэй Си чуть заметно улыбнулась.
        - Не знаю, насколько слепы, как вы их называете, «мужики», или Сан-Франциско оправдывает свою репутацию города для мужчин, но в свои любимые китайские рестораны я ходила только с подружками. А свободное время проводила в болтовне с сестрами Берди.
        - Итак, когда этот самый Фил начал строить куры, вы сразу растаяли. Так?
        - Да. Он подарил мне красивое кольцо с большим изумрудом. Мы должны были пожениться, как только я закончу расследование. Фил даже повез меня выбирать дом для нашей будущей семьи.
        Кэй Си замолчала, и, побуждая ее продолжить рассказ, Бретт мягко спросил:
        - Как же трогательный роман закончился?
        - Очень пошло. Я узнала, что расхитителем средств корпорации был сам Фил. Но простого воровства ему уже казалось мало. Он решил уйти в тень, чтобы затем через подставное лицо, назначенное им на пост президента фирмы, распродать все имущество корпорации, а полученные деньги разделить с сообщником.
        - Понятно. Он продолжал преспокойно грабить корпорацию, нейтрализовав вас лживой любовью.
        - Когда я это поняла, то сразу все рассказала Бэкстеру. Не знаю как, но Фил узнал об этом и сбежал, прихватив все деньги корпорации. Наши люди поймали его уже через два дня. После этого я перестала верить в человеческую порядочность. Я дала себе клятву никогда не смешивать деловые отношения с личными.
        - А почему вы по-прежнему носите это кольцо?
        - Как напоминание, что верить нельзя никому.
        Бретт встал из-за стола, сказав:
        - Я сейчас вернусь!
        Кэй Си долго смотрела ему вслед. Настроение сразу упало. Ведь она любила тогда… Сейчас такого чувства не было. Но Бретт сумел разбудить в ее душе что-то очень теплое, нежное. Ей не хотелось терять этого ощущения.
        Фрейзер вернулся минут через пятнадцать, держа в руках перевязанную синей ленточкой коробочку.
        - Кэй Си, я хочу сделать вам небольшой подарок.
        Молодая женщина посмотрела на Бретта с изумлением и тревогой. Принять подарок - значит снова стать на опасный путь. Отказать - Бретт обидится.
        - Не уверена, что смогу принять ваш подарок.
        Он улыбнулся и протянул ей коробочку.
        - Это скромный подарок. Тем более я вне подозрений как ваш работодатель.
        Кэй Си развязала ленточку. Внутри лежала изящная золотая цепочка ручной работы. Бретт нежно взял руку молодой женщины и снял с ее пальца кольцо.
        - Так будет лучше, - сказал он.
        - Что это значит, Бретт? - спросила она, голос ее дрожал.
        - Я не возражаю против вашего изумрудного амулета, призванного предостерегать от неправильных шагов на жизненном пути. Но я не хочу, чтобы кольцо напоминало и мне о вашем недавнем прошлом. Поэтому прошу вас до конца нашей совместной работы носить скромное золотое украшение. А если позже у вас не пропадет охота хранить вечную память о том жулике, можете снова надеть изумрудное колечко, стоимость которого, беру смелость утверждать, не стоит преувеличивать.
        С этими словами Бретт взял из рук Кэй Си цепочку и осторожно надел ей на шею. Протестов не последовало.
        - Но это еще не все, - торжественно объявил Бретт. - Вот, держите!
        - Что это такое?
        Кэй Си вытащила из протянутой ей сумки сверток и обнаружила в нем персикового цвета тенниску с какой-то греческой надписью. Чуть ниже зелеными буквами был вышит английский перевод: А ведь это всерьез!
        - Какая прелесть! - воскликнула Кэй Си. - Мой любимый цвет! Но как понимать надпись?
        - Со временем поймете. Сейчас скажу лишь, что полностью с нею согласен.
        - Тогда разрешите мне надеть ваш подарок?
        - Прошу вас!
        Кэй Си натянула тенниску поверх своей блузки и кокетливо повела плечиком.
        - Ну и как я выгляжу?
        - Восхитительно. Впрочем, как и всегда.
        - Подлиза!
        - Вот уж нет! Всю жизнь страдаю оттого, что говорю только правду. Хотите еще выпить? Чтобы не было опять страшно на мосту.
        - Нет. Не желаю, чтобы мои квартирантки видели свою хозяйку пьяной. Это их шокирует.
        - Тогда поедем? Разрешите предложить вам руку.
        Обратная дорога прошла без приключений. Когда машина остановилась у дома, Кэй Си неожиданно для себя предложила:
        - Не хотите зайти на чашку кофе, Бретт?
        - Конечно!
        В этот момент из открытого окна раздался голос Агги:
        - Слава Богу, приехали! Гуляки! Я уже часа три как не отхожу от двери. Во-первых, Мармелад ждет не дождется своей милой хозяйки. А кроме того, я оставила вам на ужин пирог из тыквы.
        - Мармелад? - удивленно поднял брови Бретт. - Это еще кто такой?
        - Кот, - засмеялась Кэй Си. - Он член моей семьи. Если не ее глава…
        Тем временем Агги открыла дверь и встретила их на пороге. У ее ног сидел большой пушистый кот. Кэй Си нагнулась, взяла кота и, погладив, передала Бретту. Пальцы его на долю секунды коснулись груди женщины. В тот же момент словно электрическая искра пробежала по всему его телу. Сердце заколотилось. Кэй Си, в свою очередь, покраснела. Колени ее задрожали.
        Что со мной? - спрашивал себя Бретт. Неужели случайное прикосновение к женской груди может так волновать? А Кэй Си старалась убедить себя, что все это произошло случайно. Ведь не нарочно же Бретт дотронулся до нее, принимая кота.
        Наконец все вошли в дом. Из кухни вышла Мерри. Кэй Си смущенно посмотрела на женщин.
        - Агги и Мерри, позвольте представить вам мистера Бретта Фрейзера - хозяина фирмы
«Розы».
        - Рада вас видеть, молодой человек, - сказала Агги с улыбкой. - Очень хорошо, что вы угостили нашу милую хозяйку коньяком. А главное - заставили ее снять с пальца этот омерзительный перстень!
        - А я надеюсь, что вы будете заботиться о Кэй Си, - вмешалась Мерри. - Она замечательный человек! Не знаю, что бы мы без нее делали. Сколько в ней доброты! А какая великолепная хозяйка! Если хотите знать, она будет идеальной женой!
        Кэй Си не знала, куда спрятаться. Бретт покраснел. Даже кот Мармелад проявил непонятную активность. Он громко замяукал, оттолкнулся задними лапами от груди Бретта и спрыгнул на пол.
        Агги только сейчас заметила на Кэй Си новую тенниску.
        - Какая красивая! Это, конечно, ваш подарок, мистер Фрейзер?
        Бретт скромно опустил голову.
        - У вас тонкий вкус, - продолжала Агги. Что тут написано? А ведь это всерьез! Не понимаю, что «всерьез»? Наверное, это относится к надписи по-гречески. Мерри, ты знаешь греческий. Переведи.
        - Вы говорите по-гречески? - удивленно спросил ее Бретт. - Вот сюрприз! Ведь это такой редкий язык!
        - Мой муж был греком. Он научил меня читать и немного разговаривать. Я помогала ему в переводах древнегреческой поэзии на латинский и английский.
        Кэй Си удивленно смотрела на Мерри. О талантах своей квартирантки она ничего не знала.
        - Так что здесь написано? - спросила она у Мерри.
        - Английская фраза - продолжение греческой. А греческая гласит: Вы свели меня с ума!
        Кэй Си долго молчала, потом подняла глаза на Бретта.
        - Значит, я свела вас с ума?
        - Да. Но у меня нет никакого желания лечиться от подобного сумасшествия…

6

        - Зачем мне раздеваться? - процедила сквозь зубы Кэй Си, еле сдерживаясь, чтобы не нагрубить настырной дамочке с раскосыми глазами.
        - Вы хотите, чтобы я снимала с вас мерку в одежде? - не без ехидства парировала Чин. - Что ж, будь по-вашему. Не раздевайтесь. Но тогда извольте подписать вот эту бумагу.
        - Что это?
        - Согласие на то, что мы увеличим на несколько сантиметров ваши размеры. Вы не вправе будете предъявлять нам какие-либо претензии по этому поводу.
        Кэй Си прикусила язык. Она сама шила и понимала, что миссис Чин права. Но почему надо раздеваться при всех! Примерочная «Роз» была настоящим проходным двором. Сюда без стука мог зайти кто угодно!
        - Вы никогда не были в ателье и не примеряли платьев? - раздраженно спросила Чин.
        - Была и примеряла. Но предварительно надевала купальник. А вы меня даже не предупредили об этой примерке. И требуете раздеваться чуть ли не догола!
        - Так вот почему все ваши наряды вам велики! - ядовито заметила миссис Чин. - Вы примеряли их на купальник. У нас так не принято. Купальники искажают линии одежды. Модель будет плохо сидеть.
        Кэй Си все же спросила:
        - Неужели рядом нет какой-нибудь маленькой комнатушки, где можно бы переодеться?
        - Ха! Ей нужен отдельный кабинет! Нет уж, дорогая! Вот вам стул. Раздевайтесь, вешайте на спинку одежду и пожалуйте на примерочный круг!
        Чин показала на низенький круглый помост в центре комнаты.
        Кэй Си покорно разделась и аккуратно повесила вещи на спинку стула. В комнате было прохладно - кто-то открыл окно, - и она съежилась. Но, перехватив презрительный взгляд китаянки, выпрямилась и подняла голову. Почему эта женщина так по-хамски с ней обращается?! Только в интересах следствия она отважилась сыграть роль манекенщицы. Зачем она согласилась?! Наверное, виной всему был коньяк, выпитый на фестивале. Иначе она бы просто посмеялась над предложением Бретта. Но теперь отступать поздно.
        Кэй Си огляделась. Комната показалась ей такой же голой, как она сама. И молодая женщина задрожала. Было очень стыдно. Напрасно она старалась утешить себя тем, что на ней изящное французское белье, чудно сидящий на крепкой высокой груди шелковый бюстгальтер. В магазине она ходила вокруг него чуть ли не два месяца, прежде чем решилась выложить сорок пять долларов. В тон были подобраны и трусики, плотные в пикантных местах и с опоясывающей талию и спускающейся по боковым швам кружевной лентой. Кэй Си купила трусики, не думая о чьих-то похотливых взглядах.
        - Отлично! Можно начинать, - раздался за ее спиной знакомый мужской голос. - Подойдите сюда, я сам сниму с вас мерки.
        От неожиданности Кэй Си взвизгнула. Бретт смотрел на нее оценивающим взглядом, как на предназначенную к продаже вещь. Это было особенно ужасно! В голове Кэй Си мгновенно поднялся целый ураган беспорядочных мыслей. Но одна все же заслонила все остальные. Стоять чуть ли не голой перед человеком, в которого она готова влюбиться! Если… если уже не влюбилась! Происходи это в ее спальне, она, наверное, сбросила бы с себя остатки одежды и кинулась ему на шею! Но здесь, в этой мастерской! Господи, стыд-то какой!
        Но о чем она думает? Да о том, чтобы принадлежать этому человеку душой и телом! Но ведь он ее клиент! А клятва? Как ее нарушить? Или мало ей досталось от Фила?
        Но Бретт не заметил испуга Кэй Си, подал ей руку, галантно помог подняться на примерочный круг. Однако он не был так спокоен, как хотел казаться. Если бы Кэй Си в ту минуту не сгорала от стыда и унижения, то заметила бы, каким огнем засветились его глаза. Черт побери, подумал он, до чего же она хороша!
        Бретт не узнавал себя. Стольких привлекательных женщин он знал. Много раз он становился их любовником. Но все это в прошлом. После Джейни словно не осталось в его сердце места для сильных эмоций. И Бретт почти убедил себя, что доволен спокойным, размеренным ходом своей жизни. Но вот появилась Кэй Си, и все пошло прахом. Вновь в его жилах кипела кровь. Он желал эту женщину. Желал не только физической близости с ней, но и духовной…
        Но больше всего, как ни странно, Бретт боялся ее ответного чувства. Если такое произойдет, то дело может принять совершенно неожиданный и непредсказуемый оборот.
        Успокойся, уговаривал себя Бретт. Она уже раз попала в историю. Пройти снова через все эти муки не захочет. Так что, приятель, займись-ка делом. Смотри на эту женщину как на манекенщицу, нанятую для демонстрации твоей новой модели.
        Бретт поднял голову. Кэй Си выжидательно глядела на него.
        - Ну хорошо, - спохватился он. - Расслабьтесь, пожалуйста. Я начинаю.
        Бретт вынул из кармана сантиметр. Миссис Чин на несколько секунд исчезла из комнаты и вернулась с широким листом миллиметровой бумаги. Разложив ее на столе, она взяла карандаш и приготовилась записывать.
        - А где Лиза? - оглянулся на нее Бретт.
        - Сейчас придет.
        В тот же момент скрипнула дверь, и Лиза действительно появилась. На лице ее сияла лучезарная улыбка.
        - Вы не представляете себе, Бретт, как я счастлива! Наконец-то вы допустили меня к настоящему делу. Спасибо за доверие. Поверьте, вы не пожалеете!
        - Лиза, - сказал Бретт, понизив голос, - об этой модели никому ни слова! Понятно?
        - О тех деталях, которые поручены мне, тоже?
        - Да.
        - Клянусь, буду молчать! Простите, я очень взволнована, поэтому сейчас так много говорю! - Лиза обернулась к Кэй Си и приветливо махнула ей рукой: - Здравствуйте, Кэй Си. Как себя чувствуете в новой роли? Это не диссертации писать! Повезло же вам: сразу четыре модели! Публикация в прессе обеспечена!
        Под болтовню Лизы Бретт принялся за дело. Он снимал мерки тактично и мягко. Первого прикосновения его пальцев к своему телу Кэй Си почти не почувствовала.
        - Позвольте мне чуть приподнять ваши волосы, - попросил он. - Я на время подвяжу их ленточкой. Вы не возражаете? Спасибо. - Кэй Си заметила, что Бретт на нее не смотрит. - Чин, записывайте размеры.
        Как все же стыдно стоять полуголой перед этим человеком! Кэй Си показалось, что и он чувствует себя неловко. Бретт же снимал мерки, испытывая непередаваемое наслаждение от совсем легких прикосновений к коже этой молодой, красивой женщины. Кэй Си ощущала, как осторожно, даже стыдливо он пытался нащупать линию ее позвоночника, ребер, определить точный размер талии. Она с трудом сдерживала волнение и думала: «Интересно, он каждую новую манекенщицу ощупывает, как меня?»
        Она чувствовала нежные прикосновения теплых, ласковых пальцев, наполнявшие все ее существо ни с чем не сравнимым блаженством…
        Прошел час, за ним - другой. У Кэй Си уже кружилась голова. Бретт заметил ее бледность.
        - Простите, Кэй Си, я настолько увлекся, что забыл про время. Вы устали?
        - Перерыв? Или уже все?
        - Все. Можете одеваться.
        Бретт быстро вышел из примерочной. Кэй Си подошла к стулу и увидела, что на нем поверх ее одежды, висит тяжелое шерстяное пальто Лизы. Что за хамство! - подумала она. Ведь эта дрянь все измяла! Да и пальто было отнюдь не первой свежести.
        Брезгливо взяв пальто, Кэй Си бросила его на пол. Но когда оделась, все же решила повесить его в подсобном помещении.
        Тянувшаяся вдоль чулана вешалка была забита до отказа. Кэй Си все-таки втиснула пальто. Она уже подошла к двери, как вдруг заметила торчащий из стены ящичек тайника. Кэй Си отлично помнила, что в прошлый раз тщательно задвинула его. Значит, кому-то он понадобился.
        Она просунула руку внутрь и, нащупав небольшой бумажный сверток, даже присвистнула от изумления. В свертке оказались фотографии некоторых заметок и черновиков Бретта - в основном разработки модели «Чайная роза». Это она, Кэй Си, посоветовала оставить их на видном месте как приманку. И кто-то клюнул!
        Кроме фотографий в свертке лежала миниатюрная фотокамера. Присмотревшись, Кэй Си увидела, что пленка в ней отснята, но не перемотана. Можно будет выяснить, что на ней. Только в единственном фотоателье города принимали микропленку для обработки. Надо ехать туда!
        Вдруг она почувствовала легкий ветерок от двери. Кэй Си резко обернулась, подумав, что кто-то вошел. Но никого не было. Дверь чуть приоткрыта - как она ее оставила. Сдали нервы, мелькнула мысль.
        Оглядев еще раз чулан, Кэй Си вдруг увидела угол коричневой картонной коробки, прикрытой какой-то старой тканью. Она вытащила коробку на середину и открыла. В ней оказались клочки материи разной величины. Некоторые были совсем старыми. Но попадались и совсем новые образцы тканей, видимо, от последних моделей. Надо было посоветоваться с Бреттом. Она аккуратно положила коробку на прежнее место.
        Дорога в фотоателье и обратно заняла около сорока минут. Примерно столько же времени обрабатывали микропленку. Поэтому, когда Кэй Си вновь появилась в правлении фирмы, там никого не было. Лишь в кабинете Бретта горел свет. Кэй Си поспешила туда. Бретт улыбнулся, увидев позднюю посетительницу.
        - А я боялся, что вы на меня обиделись!
        - За что?
        - За тот личный досмотр, которому я подверг вас сегодня утром. Я не успел предупредить вас об этой неприятной процедуре.
        - Ничего. Это даже интересно. Я вам помешала?
        - Нет. Я пытался разобраться, почему пропадают грузы. Надо составить рекламацию для страховой компании. Где-то был образец. Но я никак не мог его найти!
        - Часто случается, что товар не доходит до получателя?
        - Часто.
        - Может быть, обратиться в другую транспортную компанию?
        - Мы делали это уже трижды. Я даже просил моего бухгалтера Дейва Делюкка лично проверить все накладные, спецификации, наклейки и ярлыки на ящиках. Он не нашел ни одной ошибки. А грузы продолжают пропадать. Ладно, оставим их пока в покое. Лучше скажите, что я могу еще сделать для вас, помимо принесенных извинений за утренний спектакль?
        - Вы знаете о тайнике в чулане?
        - Первый раз слышу!
        - Я его обнаружила в первый же день. Эти фотоснимки - с пленки, которую я нашла там. А еще - миникамеру с телеобъективом.
        Бретт побледнел. Руки его дрожали.
        - Успокойтесь, Бретт, - тихо сказала Кэй Си. - Приманка сработала. Надо радоваться. Теперь легче будет поймать преступника.
        - Я не могу во все это поверить!
        - Придется! Или вы хотите, чтобы вас по-прежнему обкрадывали?
        - Нет! Покажите мне тайник.
        Они прошли в чулан, и Кэй Си выдвинула ящик в стене.
        - Вот здесь я нашла фотографии и камеру.
        - Понятно.
        - Ну и что вы обо всем этом думаете?
        - Сразу сказать трудно. Однако я отлично помню, что после отделки кабинета Росс предложил облицевать оставшимися панелями три стены в подсобном помещении. А четвертую, смежную с моим кабинетом, почему-то не трогал. Говорил, что займется ею позднее. Так что времени, чтобы сделать тайник, у него было предостаточно. Но я все равно не могу так сразу обвинить своего кузена.
        Бретт медленно задвинул ящик и вышел из чулана. Кэй Си не стала ему рассказывать о коробке с образцами. Он и так был совсем подавлен.
        Но когда они вышли в коридор, навстречу им попалась миссис Чин. Кэй Си взглянула на китаянку и остолбенела: на ней было старое коричневое пальто, похожее на то, что прикрывало коробку на полу в чулане. Но самым поразительным было то, что Чин держала точно такую же коробку!
        Миссис Чин легко сбежала вниз по лестнице и вышла на улицу…
        В кабинете Бретта Кэй Си открыла пакет и, взглянув на первую же фотографию, воскликнула:
        - Бретт, смотрите!
        Бретт высыпал все фотографии на стол. На каждом снимке была Кэй Си. Фотокамера запечатлела чуть ли не каждый ее шаг на прошлой неделе. В павильоне «Роз». Во время демонстрации мод «Скромными удовольствиями». В ресторане, где они с Бреттом обедали. За ней следили, даже когда она проверяла замок во входной двери штаб-квартиры. Таинственный фотолюбитель снял и утреннюю примерку…
        Особенно встревожили Кэй Си снимки, сделанные у ее дома, в саду, при ее разговоре с сестрами Берди.
        - Я боюсь, Бретт! - прошептала она, показывая свою фотографию с котом Мармеладом у ног. - Они знают, где я живу. Откуда? Ни у Бэкстера, ни в колледже я не заполняла никаких бумаг, по которым меня можно было бы отыскать без ведома шефа. А тем более - определить место работы.
        Бретт встревоженно посмотрел на нее.
        - Не знаю. Нам следует быть крайне осторожными. От этой публики можно всего ждать.
        - Где-то я допустила промах. И не один…
        - Вы думаете, за вами следили с самого начала?
        - Да. Но сейчас об этом рассуждать поздно. Будем исходить из уже сложившейся ситуации. Мы знаем методы работы преступников. А они пока не знают, какую ловушку мы им приготовили.
        Бретт поднялся из-за стола.
        - Поедем к вам домой и спокойно поговорим. Вероятно, нас и сейчас могут подслушивать.
        - Завтра я позвоню нашему специалисту, - сказала Кэй Си. - Пусть проверит ваш кабинет. Не переживайте же так, Бретт! Все будет хорошо! Ведь расследование только началось. А начало никогда не обходится без сюрпризов, порой очень неприятных!
        Когда они подъезжали к дому, Кэй Си еще издали заметила листок белой плотной бумаги, прилепленный к двери. Это была большая фотография сестер Берди. Портрет был обведен темно-красной рамкой. Кто-то давал понять, что расправится с квартирантками Кэй Си, если она не прекратит расследование.
        Молодая женщина дрожащей рукой сорвала фотографию и бросилась к флигелю.
        - Агги, Мерри! Где вы! - отчаянно закричала Кэй Си.
        Никто не отвечал. Кэй Си снова подбежала к парадной двери.
        - Может быть, они у меня? Ждут, когда я вернусь. Агги и Мерри всегда очень беспокоятся, когда я задерживаюсь на работе.
        Из открытой двери выскочил кот Мармелад и исчез в кустах.
        - Боже мой! - в ужасе воскликнула Кэй Си. - Мармелад так ведет себя, когда в дом приходит чужой. Он всегда убегает или где-нибудь прячется. Значит, кто-то входил в дом.
        - Может, сестер связали и они лежат в спальне?
        В спальной никого не было, только на столе лежала записка:


        Если вы сегодня же не прекратите свою деятельность, то сестер Берди не будет в живых.

        Записка была написана грубым почерком красными, как кровь, чернилами…

7

        Кэй Си передала записку Бретту. Тот несколько раз перечитал ее и долго смотрел на корявые буквы. Потом тихо сказал:
        - Они готовы даже на убийство, лишь бы остановить расследование!
        Женщина в ответ только кивнула. Говорить у нее не было сил. Бретт смял листок. Затем открыл окно и выглянул на улицу. Но ничего подозрительного не заметил. На обочине стояло несколько машин. В саду напротив женщина поливала цветы. По асфальтовой площадке мальчуган лет десяти на роликовых коньках выписывал сложнейшие фигуры.
        - У меня были довольно опасные дела, - сказала Кэй Си, немного придя в себя. - Но грозить убийством двух беззащитных пожилых женщин! Теперь я не отступлю, пока не поймаю мерзавцев!
        Кэй Си проводила Бретта и уже собиралась запереть дверь, когда с улицы донеслось:
        - Милая, подождите закрывать!
        Она увидела Агги, тащившую две огромные хозяйственные сумки. За ней устало плелась Мерри, проклиная крутой подъем. Еще не успевший сесть в машину Бретт с некоторым удивлением смотрел на женщин.
        - Это вы, молодой человек! - радостно воскликнула Агги. - Вы молодец, что заставили Кэй Си снять с пальца то ужасное изумрудное кольцо. А какую чудную цепочку вы ей подарили! Но, может быть, наступило время для следующего подарка?
        - Неплохая мысль! - улыбнулся Бретт, принимая тяжелые сумки.
        - А Кэй Си пока займется стеганым покрывалом. Для семейной жизни оно очень пригодится, - не унималась Агги.
        - Ну хватит! - перебила сестру Мерри. - Пойдем заварим хороший кофе и выпьем его с яблочным пирогом. Сегодня он очень удался. Всегда рады вас видеть!
        Женщины вошли в свой флигель, даже не подозревая, какая гроза собралась над их головами.
        Кэй Си направилась к себе. Бретт последовал за ней. Они прошли в гостиную и сели около камина.
        - Может быть, стоит сестрам все рассказать? - спросила Кэй Си.
        - Они до смерти перепугаются. Что толку, если они узнают об опасности? Обе стары и слабы и не смогут себя защитить.
        Бретт, пожалуй, прав. Не надо ничего рассказывать.
        - Полагаю, мне следует остаться у вас на ночь, - заявил он решительно. - Я беспокоюсь и о ваших квартирантках.
        - Я очень благодарна вам за заботу. Мне одной действительно сейчас страшновато. Давайте постараемся разобраться в нашем деле. Вы, очевидно, знаете кое-что, до чего я еще не докопалась. Ведь так?
        - Я чувствую, во всем этом есть какой-то замысел. Но какой - пока не могу понять. Сначала я думал, что все дело в воровстве новых моделей. Но теперь вижу - все куда сложнее. Вряд ли из-за какой-то выкройки, к тому же не очень дорогой, можно рискнуть головой. Ведь даже за угрозу убийства можно надолго угодить за решетку. Видимо, причины более серьезные.
        - А что, если, - предположила Кэй Си, - кто-то очень хочет захватить землю, которая принадлежит вашей фирме? А с землей и всю недвижимость. Если убрать с дороги вас, то все можно скупить чуть ли не даром. Потом - перепродать за хорошие деньги. Сколько стоит земля и недвижимость в Сан-Франциско, все знают.
        - Нельзя отвергать и другое. Вдруг кто-то под маркой нашей фирмы отправляет не одежду, а нечто другое. Мы же не знаем… - Бретт неожиданно замолчал, как будто сказал что-то лишнее.
        - Бретт, что с вами?
        Он вздохнул, помолчал немного и сказал:
        - В прошлом году у нас тоже были нелады с перевозками. Помните, как я безуспешно искал копии счетов на оплату фрахта? К тому же до наших получателей не дошел груз. Все это - одна цепочка.
        Кэй Си согласно кивнула.
        - Уверена, что это так. Если не возражаете, я еще раз проверю все счета. Может быть, вы что-нибудь пропустили. Если же счета действительно исчезли, то мы получим еще одну нить, которая приведет нас к цели. Если злоумышленники вывозили со склада что-то по-настоящему ценное, то они прежде всего постараются отделаться от меня. Им наверняка уже известно, что я не аспирантка юридического колледжа, а профессиональный следователь. Отсюда угрозы и шантаж. Когда мы распутаем дело с вывозом грузов, возможно, выяснится, кто и как узнал правду обо мне. Скажите, Бретт, «Скромные удовольствия» воруют только у вас?
        - В основном «Удовольствия» держатся за счет чужих разработок. Кроме нашей фирмы, они используют модели чикагской фирмы «Брендан Джойс» и около десятка нью-йоркских домов моделей.
        - Значит, если вы не создадите ни одной новой модели, они все же выживут?
        - Выживут. Хотя и понесут немалые убытки.
        - А теперь, Бретт, поезжайте домой. Завтра утром я вам позвоню. Мне надо кое-что обдумать.
        - Это неразумно! Вам угрожают, какие-то негодяи ходят за вами по пятам. Даже залезли к вам в дом. Никуда я не поеду!
        Только после того, как Кэй Си напомнила о голодной собаке и о том, что ей надо погулять, Бретт согласился уехать.
        Прощаясь, он вдруг обнял молодую женщину.
        - Прошу вас, поедемте ко мне. Я боюсь за вас.
        - А мои старушки? Вы хотите, чтобы я их бросила? Ведь опасность нависла в первую очередь над ними!
        Какое блаженство - его объятия! Теплые, ласковые руки, широкая грудь, к которой так хорошо припасть! Чувство покоя и защищенности! В эту минуту Кэй Си чувствовала себя в полной безопасности.
        Наконец Бретт сел в машину. Опустив стекло, он крикнул:
        - Я не уеду, пока вы не закроете дверь!
        Кэй Си улыбнулась и вошла в прихожую. Плотно закрыла дверь. В тот же момент машина Бретта отъехала.
        Женщина вошла в гостиную и села в глубокое кресло перед камином. И вдруг почувствовала страшное одиночество. Еще никогда этот уютный дом не казался ей таким холодным. Большие напольные часы в соседней комнате пробили десять.
        Неожиданно из прихожей донесся какой-то скрежет. Кто-то пытается открыть дверь?
        - Мя-а-а-у! - раздалось за дверью.
        Кэй Си в изнеможении опустилась снова в кресло. Господи, да это же Мармелад просится в дом!
        Минуту спустя Кэй Си приоткрыла дверь, и кот прошмыгнул в прихожую. Теперь все были дома.
        Положив в плошку кота две рыбки, Кэй Си обошла весь дом. Проверила задвижки на всех ставнях, убедилась, что дверь в сад надежно закрыта, и, горестно вздохнув, долго смотрела в сторону флигеля, где жили сестры. Там еще горел свет. Наверное, ничего не подозревавшие Агги и Мерри спокойно пили кофе с яблочным пирогом…
        Под лестницей, ведущей на второй этаж, было устроено нечто вроде маленького холла. Кэй Си любила сидеть там с книгой. Сейчас читать не хотелось. Она опустилась в широкое мягкое кресло и потушила свет. Мармелад взобрался к ней на колени. Кэй Си погладила его по спинке. Потом, подумав, вынула из висевшей рядом сумочки браунинг и положила рядом…
        Усталость и уютное урчание Мармелада сделали свое дело, и она задремала.
        Кот тихо сполз с ее колен, бесшумно поднялся на второй этаж, а оттуда через чуть приоткрытую дверь - на чердак. Минутой позже он был уже на крыше, обошел несколько раз вокруг каминной трубы и, легко перепрыгнув на росшее рядом с домом дерево, спустился по ветвям в сад…


        - Назад! Нельзя! - кричал мужчина.
        - Заберите ее! - визжала женщина. - Я сейчас вызову полицию!
        Все это сопровождалось неистовым собачьим лаем и кошачьим визгом. Кэй Си, схватив браунинг, бросилась на второй этаж, подбежала к окну и выглянула на улицу.
        Вокруг большой цветочной клумбы огромная лохматая собака с лаем носилась за Мармеладом. Из раскрытого окна флигеля несся крик распластавшейся на подоконнике Агги:
        - Сделайте что-нибудь! Она же его разорвет!
        - Не бойтесь, ради Бога! Они играют! - старался перекричать ее Бретт. - Говард! Назад!
        Кэй Си выскочила во двор.
        - Агги! Мерри! Спасайте кота! Его растерзает эта ужасная собака!
        На пороге флигеля появилась Агги.
        - Милая, уберите пистолет! - завизжала она на немыслимо высокой ноте.
        Кэй Си только теперь сообразила, что сжимает в руке браунинг, который направлен прямо в грудь Бретта. Тот, заметив нависшую над его жизнью угрозу, проворно отскочил в сторону.
        - Что вы делаете, Кэй Си?! - заорал он. - Хотите меня укокошить?!
        Молодая женщина смущенно опустила руку с оружием.
        - Что здесь происходит? - спросила она еле слышно, поняв, что чуть не убила единственного в мире человека, которому готова была отдать свое сердце.
        - Об этом надо спросить вас обоих! - уже спокойно ответила Агги. - Неведомо откуда взявшийся пес накинулся на мирно гулявшего Мармелада и хотел его задушить. Хозяин этого монстра вы, Бретт?
        - Я. Но он не монстр, а мой добрый четвероногий друг Говард, - рассмеялся Бретт. - Душить Мармелада он не собирался, а просто решил с ним немного поиграть.
        Кэй Си виновато посмотрела на Бретта.
        - Как вы здесь оказались? Простите, я правда могла от страха выстрелить.
        - Слава Богу, этого не произошло! А я здесь потому, что не мог оставить вас одну. Забрал пса и приехал.
        - С вами мне все ясно, Бретт, - заключила Агги. - Ну, а вы, Кэй Си? Почему вы одеты и бродите с пистолетом в руках? Даже молодая женщина должна в это время мирно спать, а не носиться по этажам, размахивая браунингом…
        Кэй Си не хотелось раскрывать тайну, которая могла напугать обеих квартиранток до смерти. Но другого выхода не было.
        - Агги, - решилась она, - вам обеим угрожает опасность. Невольная ее причина - я. Но угрожают вам. Поэтому я не ложилась спать и держала при себе пистолет. Услышав шум во дворе, я подумала, что преступники вернулись, и выбежала, чтобы вас защитить.
        - При помощи пистолета? - усмехнулся Бретт.
        - А вы считаете, что я могу свалить хулигана кулаком?
        - Не ссорьтесь, - примирительно сказала Агги. - Бретт, проводите нашу очаровательную хозяйку. Поговорите о чем-нибудь приятном. А за нас беспокоиться не надо. Скажите, Кэй Си, вы читали роман Буссенара «Похитители бриллиантов»? Там один из героев метнул наваху в бандита, стоявшего в двадцати метрах от него, и убил наповал. Да будет вам обоим известно, что я владею подобным приемом ничуть не хуже. А вместо навахи - вот!
        Агги вытянула руку, которую все это время держала за спиной. В руке был обоюдоострый кухонный нож.
        - Так что я сумею постоять за себя и за Мерри. Спокойной ночи, друзья мои! Не забудьте про кота и собаку…
        Бретт и Кэй Си оторопели. О подобных способностях добродушнейшей и милейшей старушки ни он, ни она не подозревали…
        Бретт взял Кэй Си под руку, и оба, в сопровождении животных, вошли в дом.
        Казалось, что ночь не принесет им больше никаких сюрпризов. Но они ошибались…


        - Кэй Си, - начал Бретт, когда они уселись в кресла у камина, - я и раньше беспокоился за вас. Но мне казалось, что после нескольких лет работы вы можете без ущерба для себя вести расследование.
        - Я позаботилась о себе и подготовилась хорошо встретить незваных гостей.
        - О да! Сначала прятались под лестницей, вооружившись пистолетом, а затем чуть не подстрелили меня. Поймите же, Кэй Си! Вас могут убить. Поэтому я не имею права позволить вам продолжать расследование. Понимаю - вы хотите восстановить свое доброе имя после неудачи с Филом. Но нельзя же делать это ценою жизни!
        Кэй Си нахмурилась.
        - Давайте лучше обсудим кое-что поважнее, чем моя безопасность, - оборвала она горячий монолог Бретта.
        - Готов обсуждать что угодно. Но только не дела фирмы «Розы».
        - Как раз это я и собираюсь обсудить. Для этого меня к вам направили. Если я вас не устраиваю как специалист, давайте сейчас же расстанемся. Так будем говорить о вашем деле или расстанемся?
        Бретт оторопел, не зная, как теперь себя вести. Некоторое время оба молчали. Потом Бретт тихо сказал:
        - Ладно, давайте говорить о фирме.
        - Вот и хорошо. Я сейчас вернусь. Только покормлю животных.
        Кэй Си пошла в кухню. Это был предлог, чтобы немного успокоиться. Мармелад и Говард вполне могли подождать. Они даже удивились неожиданной кормежке. Но пять минут, чтобы прийти в нормальное состояние, Кэй Си получила.
        Она вернулась в гостиную успокоенная и с половиной большого слоеного пирога в руках. Это было угощение от Агги и Мерри.
        - Начнем с вашей работы на фирме, - твердо сказала Кэй Си.
        - Что именно вас интересует?
        - Все. Почему вы выбрали эту профессию, что она значит для вас. И так далее. Потом я задам еще несколько вопросов.
        - Моя работа для меня все. О профессии модельера я мечтал с детства. Мой отец хотел, чтобы я стал юристом. Однако я настоял на своем. Тогда отец порвал со мной. Я думал, что уже никогда не буду счастлив. Но появились вы. Я понял, что счастье возможно… Подождите минуту. Я сейчас кое-что вам покажу.
        Бретт выбежал на улицу, открыл переднюю дверцу своей машины, вытащил из бардачка блокнот для рисования и вернулся с ним в гостиную.
        - Вот, смотрите.
        Кэй Си принялась перелистывать блокнот. На первых страницах были модели, которые она хорошо знала и которыми восхищалась. Начиная же с четвертой фасоны резко изменились. Чем дальше, тем больше они напоминали эскизы модели «Чайная роза», над которой Бретт работал сейчас. Чуть укороченные рукава с изящными обшлагами. Узкий пояс вместо прежнего - невероятной ширины. Пуговицы в форме нераспустившихся роз. Легкий капюшон. Все это выглядело таким совершенным, что Кэй Си долго не возвращала блокнот хозяину.
        - Вы поняли, что все начало меняться, как только появились вы, - глядя в глаза сидящей рядом с ним женщины, сказал Бретт. - Вы разбудили во мне новые творческие силы. Помните, я как-то рассказывал вам, как ночью меня вдруг осенила идея? Тогда я бросился к столу и работал до утра. Подобного со мной не случалось уже много лет. Это ваше благотворное влияние! При вас я молодею, ко мне возвращается энергия! Я не могу вас потерять, Кэй Си! Не могу!
        - А я не могу потерять работу, - тихо ответила Кэй Си. - Ведь у меня тоже есть любимое дело! Поймите, мое призвание - расследование. Я создана для этой профессии, люблю ее и никогда не променяю ни на какую другую!
        Бретт внимательно слушал. Но по выражению лица и позе с вызывающе скрещенными на груди руками Кэй Си поняла, что не смогла его убедить. Однако она решилась еще на одну попытку:
        - Мне нетрудно разгадать любую загадку, составить из множества разрозненных частей целое, трезво оценить обстановку. То, что у других занимает недели и месяцы, я делаю в несколько дней. Мистер Бэкстер считает, что у меня исключительная интуиция.
        - Вы правы, Кэй Си! - воскликнул Бретт. - Тысячу раз правы. Все, что вы делаете, замечательно! Но неужели вы ничего не замечаете? Неужели не видели, что сегодня утром я был готов просто изнасиловать вас при всех в примерочной?! У меня все плыло перед глазами. Каждый размер приходилось проверять по нескольку раз!
        - Вы просто не хотели ошибиться…
        - Ха! Не хотел ошибиться! Я просто не соображал, что делал! Такого со мной еще никогда не было. Ни одна женщина не могла вот так, сразу, свести меня с ума! Мне и в голову не приходило, что влюбиться - значит стать идиотом! Да, я люблю вас, Кэй Си, мисс Стюарт или как еще вас называть. Я не допущу, чтобы любимая женщина подвергала себя опасности. Вы не понимаете, почему я сюда вернулся? Я боялся, что утром не застану вас живой!
        Как только Бретт сказал «люблю», Кэй Си уже не было никакого дела до записок с угрозами, тайников, фотографий. Он любил ее! Ее любил человек, лучше которого не было в целом мире!
        - Кэй Си! Разве я сказал что-то неприличное? - услышала она голос Бретта.
        - Неприличное? Не заметила. Вы сказали… что любите меня…
        - Люблю! Люблю! Скажите и вы то же самое! Ну? Я жду! - прошептал Бретт.
        - Я… я люблю вас!
        - Милая! Повторите!
        - Люблю… Я полюбила вас с первого взгляда. Но думала, что между нами не может быть ничего, пока мы вместе работаем. Иначе…
        Бретт понял ее.
        - Нет, нет! Я не Фил из вашего последнего криминального дела. Я из другого фильма. Его герой не собирается играть на благородных чувствах в своих шкурных интересах! Вы вернули мне жизнь, вдохновение, надежду… Кэй Си, да я же теперь горы сверну!
        Он привлек ее к себе. Кэй Си чувствовала тепло его мягких губ на своих щеках, шее. Он гладил ее волосы, плечи, спину. А она привстала на цыпочки, чтобы соски коснулись его мускулистой груди.
        - Кэй Си, пощадите! - простонал Бретт. - Я сойду с ума!
        - Но мы же оба хотим этого! - прошептала Кэй Си. - Разве нет? Пойдем в спальню…
        Он осторожно снял с нее блузку. Под ней не оказалось лифчика. Бретт наклонился и приник губами к обнаженной груди, трогая кончиком языка ставшие вдруг словно каменными темно-вишневые соски.
        - Пойдем в спальню! - тяжело дыша, умоляла она.
        Он обнял ее - полуобнаженную, трепещущую от ожидания…
        Кэй Си не помнила, как они очутились в спальне. Она стояла около кровати. Ее пальцы неловко расстегивали его брюки. А Бретт ласкал ее, освобождая от остатков одежды. Опустившись на колени, он целовал живот Кэй Си, бедра, поросший мягкими, чуть курчавыми темными завитками интимный уголок этого совершенного женского тела. Потом поднялся, с силой прижал ее к своему обнаженному атлетическому торсу. Так они стояли несколько мгновений. Вдруг Бретт отстранился, отступил на четверть шага и стал перед ней. Проследив за взглядом Кэй Си, он рассмеялся:
        - Вот, оказывается, что ты хотела увидеть!
        Бретт взял ее руку и положил ладонью на затвердевшую плоть. Кэй Си сжала пальцы.
        - Не так сильно, милая, - застонал Бретт. - Я на пределе…
        Тогда, улыбаясь, она чуть ослабила руку.
        - Я тоже хочу… Не сразу… Подольше…
        - Но ты понимаешь, какого джинна мы выпускаем сейчас из бутылки? Я не уверен, что мы потом сумеем с ним справиться!
        - Ты этого боишься?
        - Нет. Будь, что будет! Я люблю тебя! И хочу…
        - Я тоже хочу… И не смогу без тебя…
        После истории с Филом Кэй Си чувствовала себя как возрожденная девственница. Даже не думала, что встретит мужчину, способного вновь разбудить в ней женщину. До знакомства с Бреттом никто интимных желаний у нее не вызывал. Она давно решила исключить любовь из своей жизни. А теперь вот стоит обнаженная перед мужчиной, прижимается к его широкой груди, ласкает рукой горящую желанием плоть и с наслаждением слушает страстный шепот:
        - Умоляю! Не торопи события! А то через минуту все кончится… - Бретт взял ее за локти. - Я хочу испытать все. Насладиться тобой издали, постепенно узнать ближе и только тогда стать совсем твоим. Не спеши!
        Он долго с восхищением смотрел на нее, затем бережно подхватил на руки и положил Кэй Си на кровать.
        - А теперь я хочу видеть тебя в постели. Полюбоваться тобой.
        Кэй Си обняла его за шею.
        - Нет. Сейчас, милый! Не заставляй меня страдать! Это же пытка! - И она потянула Бретта на себя. - Иди ко мне! Боже мой, какой же ты изверг.
        Он со стоном вошел в нее. Его горячие губы слились с ее. Бедра плотно прижались к изгибающемуся навстречу горячему телу… Минуты страстной борьбы и блаженства летели одна за другой. Их было много. Очень много… Пока оба не отдали себя друг другу полностью, без остатка…


        Кэй Си проснулась и, приподнявшись на локте, посмотрела в окно. Уже совсем рассвело. Наверное, было часов восемь. Она села на край кровати и сладко потянулась. Боже, как не хотелось вставать! Но пора приниматься за работу. Сегодня Бэкстер ждет от нее донесения. Что ж, в материалах недостатка не было. Осталось их только немного привести в порядок. Какая же у нее интересная профессия! Даже простое систематизирование фактов доставляет истинное наслаждение! Слава Богу, Бретт это понял и не станет больше настаивать, чтобы она занялась чем-нибудь другим!
        Зазвонил телефон. Кэй Си досадливо поморщилась, но взяла трубку.
        - Алло!
        - Кэй Си? Хорошо, что я вас застал! Здравствуйте, это Бэкстер. У меня новость. Мы получили два очень интересных материала от наших агентов в «Скромных удовольствиях». Во-первых, тот парень, который проходит испытательный срок, внедрившись там бухгалтером, наткнулся на какие-то очень странные цифры. Вот, скажите мне, как может компания, производящая ежегодно всего несколько сотен единиц одежды, продавать при этом больше двух тысяч? Что-то здесь не так! Мы попросили нашего агента разобраться и сообщить нам результаты.
        Кэй Си, прижав плечом к уху трубку, дотянулась одной рукой до блокнота.
        - Любопытно! Еще есть что-нибудь?
        - Есть. Я вам пересылаю чертежи нескольких новых моделей, полученных от другого агента. Мне кажется, что это как раз то, над чем сейчас работает Бретт. Проверьте, пожалуйста. А что у вас нового?
        - Пока только две угрозы физической расправы. Мне и моим квартиранткам. Постараюсь быть предельно осторожной.
        - Вы не шутите?
        - Нет, не шучу. Я просто хотела ска…
        Тут Бретт выхватил у нее трубку.
        - Алло, мистер Бэкстер? Добрый день! Это Бретт Фрейзер. Дело настолько серьезно, что я попросил бы вас отозвать мисс Кэй Си и прислать кого-нибудь другого. Пожалуйста, не давайте ей больше заданий опасных для жизни. Она не умеет себя беречь!
        Бэкстер, видимо, что-то долго говорил ему в ответ. Потому что Бретт молча слушал, несколько раз поддакнув, потом сказал умоляющим голосом:
        - Да, мистер Бэкстер. Прошу вас! Да, я имею право просить об этом. Ее согласие? Это мы уладим. Спасибо, мистер Бэкстер!
        Прежде чем Кэй Си успела вмешаться в возмутивший ее разговор, Бретт положил трубку.
        - Все в порядке, Кэй Си. Бэкстер согласился отстранить тебя от этого расследования. Хотя и с неохотой. Но спорить с клиентом не стал!
        Кэй Си пришла в ярость. Казалось, еще мгновение - и она бросится на него.
        - Какое ты имел право… - начала Кэй Си. Но не договорив, резко повернулась и ушла в ванную, что-то раздраженно бормоча себе под нос. Затем раздался шум льющейся воды. Так продолжалось не менее получаса. Потом из ванной послышалось жужжание фена.
        Пока хозяйка дома выражала подобным образом свое негодование, Бретт на кухне готовил завтрак. Когда же Кэй Си появилась в дверях в легком халате, с раскрасневшимся то ли от возмущения, то ли от горячей воды лицом и гладко причесанными волосами, он прищелкнул языком и игриво произнес:
        - Какая ты хорошенькая!
        - Не разыгрывай идиота! Нам нужно поговорить.
        - Сначала позавтракаем.
        - Завтрак подождет.
        - Если ты намерена опять говорить о деле «Роз», то это напрасная трата времени. Своего решения я не изменю. Ставить под угрозу не только твою жизнь, но также - Агги и Мерри я не желаю. Расследованием займется кто-нибудь другой. Какого черта я стану рисковать человеком, который вернул меня самого к жизни, счастью и творчеству? Ты мне нужна!
        - Ты меня потеряешь, Бретт, - процедила Кэй Си сквозь зубы. - Я люблю свою работу не меньше, чем ты свою!
        - Вот и занимайся расследованиями, безопасными для твоей жизни! Я разве против?
        - Послушай меня наконец! В моей профессии нет безопасных дел. То, что сначала кажется очень легким и не внушающим опасений, порой превращается в детектив со стрельбой, погонями и убийствами. Это специфика работы. Никуда от этого не денешься! Но сменить профессию я не могу. Так что или ты звонишь Бэкстеру и говоришь, что передумал, или мы расстанемся!
        - Ультиматум?
        - Да!
        - Но я же люблю тебя!
        - Я тоже люблю тебя, Бретт. Но превратить себя в домашнюю кошку не позволю. Почему ты не хочешь принять меня такой, какая я есть? Почему лишаешь меня права заниматься делом, которое я люблю? Если я стану чьей-нибудь секретаршей, тебя это больше устроит? Ведь именно моя работа дала нам возможность встретиться! - Голос Кэй Си сорвался. Она замолчала.
        Бретт, запустив руку в шерсть ласкавшегося к нему Говарда, сказал тихо и устало:
        - Я понимаю, как тебе дорога работа. Значит, надо искать какое-то другое решение. Но повторяю - жить в вечном страхе, что кто-то захочет тебя убить, - выше моих сил!
        И, взяв собаку за ошейник, Бретт направился к выходу из дома.

8

        Кэй Си закрыла лицо руками и упала на подушки. Боже, что же делать?! А если она ошибается? Что важнее: безоблачное счастье с любимым и любящим человеком или полная опасностей и неожиданностей жизнь сыщика? Кому нужны ее жертвы?
        Она не сразу услышала стук в дверь. Через несколько секунд он повторился уже громче и настойчивее. Неужели Бретт вернулся?
        С бьющимся сердцем Кэй Си устремилась к двери. Но прежде чем она ее отворила, услышала низкий знакомый голос:
        - Откройте дверь, Кэй Си! Я знаю, что вы здесь.
        Это был Бэкстер. У Кэй Си подкосились ноги. Нет, не от страха. Ей нечего было бояться встречи с шефом. Совсем другое заставило сердце женщины сжаться в мучительной тоске: Бретт не вернулся! А она так надеялась…
        - Привет, Бэкстер, - совершенно безучастно проговорила Кэй Си, открывая дверь. - Что значит ваш визит?
        - Желание узнать, что происходит между моим агентом и клиентом. Кроме того, меня просил приехать сюда Бретт Фрейзер. Он звонил по радиотелефону из машины. При этом грозил, что не заплатит мне, если я не отстраню вас от расследования дела «Розы».
        - Заплатит. Он не посмеет заставить меня отказаться от расследования в самый ответственный момент. Ведь еще чуть-чуть - и мы раскроем преступление!
        Кэй Си пригласила Бэкстера в гостиную и усадила в кресло у камина.
        - Здесь удобнее разговаривать.
        - Спасибо, Кэй Си. Бретт очень тревожится о вас. Почему в своих донесениях вы не упомянули об угрозах?
        В двух словах она рассказала ему о сгустившихся над ее головой тучах. Естественно, не упоминая подробностей минувшей ночи. Кэй Си понимала, что Бэкстеру не составит труда догадаться, как провели время его агент и Бретт Фрейзер.
        - Я никак не могла его убедить, что угрозы - в порядке вещей при расследовании криминальных дел. Неужели в угоду мистеру Фрейзеру я должна менять профессию?
        - Зачем же обязательно менять? Но на время выйти из игры, когда вам прямо в грудь наставили пистолет, наверное, стоит.
        - Я отлично владею оружием, вы это знаете.
        - Поймите, Кэй Си! Расследование дел, связанных с промышленным шпионажем, требует тонкого аналитического подхода. Вы владеете этим методом. Поэтому я вас ценю и не намерен подставлять под пули.
        - Мистер Бэкстер, вы поручили мне дело под кодовым названием «Розы». При чем здесь пули? Не надо преувеличивать! Будто вы сами никогда не получали записок с угрозами! В моем деле речь идет только о краже чужих моделей одежды!
        - Помолчите, Кэй Си. Наш клиент не хочет, чтобы вы занимались этим делом, которое оказалось опаснее, чем мы думали. Для меня также не секрет, что Бретт Фрейзер влюблен в вас и собирается жениться. Естественно, он не хочет, чтобы ваша карьера была оплачена ценой вашей жизни. К тому же я тоже дорожу вами и не желаю, чтобы моего лучшего специалиста убили или искалечили. Как это случилось некогда со мной…
        - С вами?!
        - Думаете, почему я бросил оперативную работу? Потому что получил пять пуль в ноги и одну - в грудь! Это лишило меня возможности бегать, бросаться на землю, увертываясь от пуль, наконец - драться! Пришлось искать более спокойную жизнь. Вот я и основал собственную сыскную фирму. Теперь нанимаю способных молодых людей, вроде Кэй Си Стюарт, раздаю поручения и спокойно живу, не рискуя ежеминутно, что кто-то продырявит мне шкуру. Фирма приносит неплохой доход, из которого я и оплачиваю вашу работу. Надеюсь, вы не можете пожаловаться на низкую оплату? Все идет - лучше некуда! Конечно, время от времени мне преподносят всякого рода сюрпризы. Как вы сегодня!
        - Я? Каким образом? Надеюсь, вы не подозреваете, что я продалась кому-то, пообещавшему платить больше?
        - Бретт Фрейзер отнюдь не кто-то, обещающий платить больше. Он любит вас. Почему бы вам его не осчастливить? Если, конечно, все это взаимно! Но если вы не стремитесь к тихому семейному счастью, то продолжайте свое расследование.
        - Именно этого я и хочу!
        - Тогда слушайте. Вот фотографии, которые я получил от одного из наших агентов в фирме «Скромные удовольствия». Узнаете?
        Кэй Си взглянула на снимки и вернула их Бэкстеру.
        - Это же наша «приманка». Мы специально оставили несколько чертежей якобы самых новых моделей на столе у Бретта. Они попались на эту удочку. Теперь остается выяснить, кто фотографировал и передавал материалы в «Удовольствия».
        Бэкстер заметил блеск в глазах Кэй Си и довольно улыбнулся.
        - Я же говорил Бретту, что нельзя сдерживать ищейку, когда она уже взяла след!
        Кэй Си засмеялась.
        Бэкстер вынул из папки две дискеты и передал ей.
        - У вас есть компьютер? Хорошо, потом посмотрите. Мне пора. Бретту я скажу, что вы будете продолжать расследование, или пусть он обращается в другую фирму. Но я бы на вашем месте все-таки еще раз подумал. Любовь, счастливая семья… Разве это плохо? Ведь это на всю жизнь.
        Когда Бэкстер ушел, Кэй Си вынула из конверта одну дискету, вставила в процессор и хотела включить компьютер. Но что-то остановило ее. Сейчас она снова окунется в работу… Но привычной в таких случаях радости не было. Душу все больше наполняло ощущение одиночества и пустоты.
        Кэй Си сняла с шеи золотую цепочку и положила в коробочку. Потом вынула из маленькой хрустальной вазочки кольцо с изумрудом и надела на палец. Это было напоминанием, что личная жизнь не должна переплетаться с работой. Позволив себе снять кольцо, она вновь обожглась… Но нет, сегодня работать она все равно не будет! Дом кажется пустым, холодным и чужим. Хотелось уйти отсюда! Но куда?
        На спинке кресла висело начатое стеганое покрывало. За неделю работа над ним почти не продвинулась, все не было времени. Вот и хорошо! Есть чем заняться…
        Кэй Си села в кресло, пододвинула к себе поближе швейную машинку. Мармелад вошел в гостиную, принюхался и прыгнул на колени к хозяйке.
        Незаметно прошел день. Кэй Си посмотрела на часы. Уже десять… Она отложила работу и пошла на кухню. За ней с громким воплем бросился Мармелад. Какая же я дрянь! - подумала Кэй Си. Даже не накормила несчастное животное!
        Через десять минут кот получил свою порцию рыбы, задвижки дверей и окон были проверены. Огни в доме погасли. Но еще долго в своей спальне женщина лежала с раскрытыми глазами, смотрела в потолок и не могла заснуть…

9

        Все следующее утро Кэй Си в обществе Мармелада занималась покрывалом. Кот время от времени соскакивал со стула и принимался играть клубком ниток, лежавшим на полу. Кэй Си грозила пальцем и водворяла клубок на место.
        Около полудня, когда шить надоело, она вышла во двор. Погода стояла пасмурная, что очень гармонировало с ее настроением. Из открытого окна флигеля слышалась музыка. Видимо, сестры Берди что-то пекли. Они всегда в таких случаях включали приемник и настраивались на что-нибудь классическое. Сегодня это был Моцарт! Значит, будет пирог с яблоками. Клубничный и малиновый пекут под Шопена. А вот мясные пироги у них никогда не обходятся без увертюр Россини. Это уже давно замечено!
        Кэй Си улыбнулась и стала осторожно пробираться вдоль стены. Но в окне показалось доброе лицо Агги.
        - Милая, что это вы бродите у нас под окнами? А пистолета нет? Это уже хорошо! Мы были уверены, что вы куда-нибудь уехали на субботу и воскресенье с этим очаровательным молодым человеком. Таким кавалером можно гордиться!
        - Это не мой кавалер, - вспыхнув, запротестовала Кэй Си.
        - Да бросьте вы! Мы же не слепые. Хотя в этой кухне и впрямь можно ослепнуть от вечного чада. Но что делать! Каждый по-своему зарабатывает себе на жизнь. Ваш молодой человек изобретает новые моды. Синьор Паваротти поет в
«Метрополитен-опера». А мы печем пироги. Благо, что их пока еще покупают!
        - Не скромничайте, Агги! - подмигнула старушке Кэй Си. - У вас с Мерри полно заказов на выпечку от самых дорогих ресторанов Сан-Франциско.
        Комплимент понравился. Агги весело улыбнулась и затараторила:
        - Что правда, то правда! Иначе чем бы мы расплачивались с вами за дом и за то, что называют коммунальными услугами? А бездомные кошки и собаки? Их ведь тоже надо кормить. Я уже не говорю о том, что и мы порой позволяем себе некоторые радости. О нас можно сказать - они живут на пирогах! Да, кстати! Когда ваша свадьба? Предупредите заранее: мы испечем нечто грандиозное! - Кэй Си попыталась протестовать, но Агги ее не слушала. - Идите к нам! Мы собираемся пить кофе с печеньем по новому рецепту Мерри.
        Через пять минут все трое сидели на кухне. Перед Кэй Си стояло огромное блюдо с шоколадным печеньем. Господи, а как же фигура?! Но отступать было некуда. Женщина вздохнула и принялась покорно поглощать одно печенье за другим.
        - Объясните нам, милая, еще раз, - торжественно обратилась к ней Агги. - Вы любите этого молодого человека?
        Кэй Си кивнула. Пожалуй, единственное, в чем она теперь не сомневалась, так это в любви к Бретту.
        - И готовы расстаться с ним только потому, что он не хочет подвергать вас опасности? - включилась в разговор Мерри.
        Снова кивок.
        - Простите, дорогая, я не считаю вас глупой, но что-то вы делаете не так!
        - Поймите, - не выдержала натиска сестер Кэй Си, - я не могу отказаться от того, что люблю в этой жизни. Иначе мне надо было остаться в Айдахо с матерью.
        - Ну и что же? По-моему, она нормальная женщина. Когда она гостила здесь в прошлом году, то произвела самое хорошее впечатление.
        - Да, она любит путешествовать. Все было бы хорошо, если…
        - Если что?
        - Если бы она по приезде домой не давала своим детям в качестве имен названия стран, в которых только что побывала.
        - Как?!
        - А вот как! Вы знаете, что скрывается за буквами Кэй Си, на которые я, как вам известно, откликаюсь?
        - Насколько я понимаю, - сказала Агги, - это ваш псевдоним, взятый для каких-то секретных целей.
        - Совершенно верно, с одной стороны, но в то же время это начальные буквы моего настоящего имени. Знаете, как меня на самом деле зовут? Кэтрин Чайна, то есть Кэтрин Китай. Как известно, первая буква имени Кэтрин в нашем алфавите произносится как «кэй». Китай в латинском написании начинается с буквы «си». Вот и получилось: Кэй Си. Свое имя я получила после свадебного путешествия родителей в Пекин и Шанхай. Я родилась через месяц после их возвращения в Штаты. А моего родного брата зовут Питер Сингапур. Потому что незадолго до его рождения матушка побывала в Сингапуре. Ей там очень понравилось. Так что мы с Питом носим совершенно уникальные имени - Кэтрин Китай Стюарт и Питер Сингапур Стюарт.
        Агги и Мерри весело рассмеялись.
        - Вам-то смешно! - воскликнула Кэй Си. - А как жить с такими именами мне и брату.
        - Ох, милая! - сквозь смех отозвалась Агги. - Не обижайтесь! Могло быть и хуже! Возблагодарите Господа за то, что он не надоумил вашу матушку перед родами побывать, скажем, на Сандвичевых островах или прокатиться на теплоходе через Баб-Эль-Мандебский пролив.
        Женщины расхохотались.
        Отсмеявшись и вытирая слезы кружевным платочком, Агги сказала:
        - Ваша мама выглядела в прошлом году довольной жизнью. Ей понравился Сан-Франциско. Она говорила мне, что очень любит путешествовать, но ни за что не согласилась бы навсегда уехать из Айдахо. Потому что очень любит родной штат. Вы знаете, Кэй Си, я верю, она обрела настоящее счастье, выйдя замуж за вашего отца и оставшись там жить.
        Кэй Си слушала старушек и все больше убеждалась в своей неправоте. Бэкстер углубил ее сомнения. Теперь же сестры Берди твердили то же самое! Но нет! Сдаваться нельзя! Иначе можно совсем потерять к себе всякое уважение!
        - Я хочу многого! - неожиданно твердо сказала Кэй Си. - Хочу путешествовать и иметь свой собственный дом. Хочу сделать карьеру. Хочу выйти замуж за любимого человека и иметь детей! Я добьюсь своего!
        - В первую очередь, не отказывайтесь от Бретта, - тихо сказала Агги. - Он стал частью вас, Кэй Си. Дорогая, послушайте внимательно нас, двух старух, которым вместе больше ста пятидесяти лет. За нашими слабыми плечами - большой жизненный опыт. Мы выходили замуж. Разводились. Вновь обзаводились мужьями. Овдовели. Знали счастливые и горькие времена. И вот, уже в глубокой старости, поняли: главное в жизни - любовь. Надо любить самой и быть любимой. Все остальное не так уж важно.
        Можно терять работу и снова ее находить. Можно взлетать в поднебесье на крыльях успеха и падать в пропасть отчаяния. Но если в чьем-то сердце живет любовь, то этот человек преодолеет все преграды, которые могут встретиться на его жизненном пути. Потому что любовь побеждает все! Вы же, Кэй Си, сейчас готовы предать любовь. Берегитесь этого шага, милая! Он может стать для вас роковым!..


        В субботу и воскресенье Кэй Си ждала, что Бретт позвонит ей. И она сдалась бы! Потому что не представляла жизни без этого человека. Но телефон молчал. Несколько раз рука Кэй Си тянулась к трубке. Но она так и не набрала нужного номера.


        Утром в понедельник Кэй Си решила: надо побыстрее закончить расследование и уехать в отпуск. Куда-нибудь на юг Франции. Конечно, это обойдется недешево. Но иначе нельзя заглушить терзающую душу боль.
        Пока же она стояла у приоткрытой двери кабинета Бретта и ждала, когда он кончит говорить по телефону. Первым желанием Кэй Си было повернуться и уйти, но она не поддалась ему.
        Когда она вошла, Бретт поднял голову, и ее пронзила жалость. Серое лицо, красные глаза, всклокоченные волосы. На нем был старый свитер. Мятый, несвежий воротничок. Вероятно, он ночевал в офисе, спал на стоявшей у стены кушетке.
        Бретт жестом пригласил Кэй Си сесть и сказал устало:
        - Здравствуй. Насколько я понимаю, ты пришла, чтобы продолжить работу?
        - Да.
        У нее пересохло во рту. Бретт безучастно добавил:
        - Я говорил с Бэкстером. Он не согласен вывести тебя из игры. Это его право. К другой сыскной фирме я обращаться не хочу. Да и времени нет. Ты должна поговорить с Делюкком. Он занимается отгрузкой товара и ведет бухгалтерский учет. Все данные заложены в компьютер. - Бретт нажал кнопку селектора. - Лиза, попросите ко мне мистера Делюкка.
        Минут через пять Делюкк появился в кабинете.
        - Мистер Делюкк, это мисс Кэй Си. Она собирает материалы для диссертации. Хотела бы познакомиться с отправочными документами и бухгалтерскими записями. Покажите ей все, что у вас есть. Мисс Кэй Си, через два часа мы ждем вас в примерочной.
        - Зачем? Вы же сняли с меня все мерки.
        - Нужно кое-что проверить. Это не займет много времени.
        Кэй Си вышла с Делюкком.
        - Что вы хотели бы знать? - спросил Делюкк недружелюбно, когда они оказались в его кабинете.
        - Меня интересует весь процесс отгрузки. Потом я попрошу вас показать еще кое-какие документы.
        Делюкк включил компьютер. Пальцы забегали по клавиатуре. Кэй Си внимательно следила за цифрами и схемами, появлявшимися на дисплее, изредка делая пометки в блокноте.
        Прошло часа полтора, прежде чем Кэй Си закрыла блокнот и спросила:
        - Скажите, коробки или рулоны маркируются точно в соответствии с данными компьютера?
        Она показала на толстую пачку желтых ярлыков и наклеек, лежавших на столе.
        - Да.
        - Часто бывают ошибки? Какой процент отправленного груза возвращается назад из-за неправильной маркировки.
        - Ошибки редки.
        Делюкк стал еще угрюмее, хотя оставался совершенно спокоен. Вряд ли он был замешан в махинациях. Но тогда почему он так насторожен? Может быть, не стоит вовсе сбрасывать его со счетов? Между тем надо было отправляться в примерочную. Тепло улыбнувшись мрачному Делюкку, Кэй Си вышла из комнаты.
        Бретт приветствовал ее вымученной улыбкой. В примерочной была и миссис Чин.
        - Зачем эта примерка? - отчужденным тоном спросила Кэй Си.
        Ответила ей китаянка:
        - Затем, что мы хотим посмотреть, как на вас сидит новое платье. Становитесь на круг, не тратьте времени на разговоры.
        Кэй Си спокойно разделась и встала в центр круга. Только после этого посмотрела на Бретта. По яркому румянцу на его лице она догадалась, о чем он в эту минуту думает. Да, Бретт вспоминал ее - обнаженную, трепетавшую от непреодолимого желания…
        Он подошел к ней все с тем же сантиметром в руках.
        - Нам надо убедиться, что каждая деталь платья точно соответствует фигуре. Потом что-то исправить, если нужно. Это недолго.
        Чин помогла Кэй Си надеть платье. Бретт осмотрел ее со всех сторон. Время от времени он подходил вплотную и, вытягивая сантиметр, прикладывал его то здесь, то там. Кэй Си про себя отметила, что особенно тщательно вымерялись размеры ее груди и бедер…
        Бретт же в этот момент пребывал в отчаянии. Перед ним стояла прекрасная, любимая женщина. Если бы не ее чертова работа, она могла бы стать его женой! Но все рухнуло! Потому что К. С. Стюарт выбрала карьеру, а не его…
        Он свернул сантиметр и отошел от круга.
        - Чин, помогите мисс Кэй Си одеться.
        Не сказав больше ни слова и даже не взглянув на женщину, Бретт вышел из примерочной. Чин, сославшись на то, что ей нужно отвести дочь к врачу, тут же последовала за ним. Кэй Си пришлось одеваться в одиночестве. Она медлила, все еще надеясь, что Бретт вернется. Но надежда оказалась тщетной…
        Она вышла в коридор. Дверь в кабинет Бретта была приоткрыта. Кэй Си осторожно заглянула. Никого. Свет погашен. Значит, Бретт ушел, даже не простившись!
        Долго сдерживаемые рыдания вырвались наружу. Закрыв лицо руками, Кэй Си бросилась к лестнице. Добежав до площадки, она остановилась. Потом тяжело опустилась на ступеньку, не в силах сделать ни шага…
        Прошло, наверное, полчаса, прежде чем Кэй Си, как в полусне, спустилась вниз. Она не помнила, как вышла на улицу. И тут чья-то рука легла ей на плечо. Вздрогнув от неожиданности, Кэй Си обернулась и узнала Росса. Он внимательно посмотрел на ее заплаканное лицо.
        - Что с вами, Кэй Си? Кто вас обидел? Бретт? Ну, успокойтесь. Познакомьтесь лучше с мисс Лин Эндрюс.
        Только теперь Кэй Си заметила стоявшую рядом с Россом красивую высокую блондинку. Та смотрела на нее с доброй улыбкой. Кэй Си вспомнила, что видела эту женщину в кабинете Бретта, когда впервые пришла к нему в офис.
        - Лин - мой самый близкий друг, - продолжал Росс. - Когда вся эта заваруха вокруг
«Роз» уляжется, мы поженимся.
        - Очень рада познакомиться с вами, Кэй Си, - сказала Лин. - Не хотите с нами поужинать? Мне давно хотелось с вами поговорить. Но в «Розах» для этого не было подходящего случая. Сейчас я на неделю прилетела из Лос-Анджелеса.
        Кэй Си не очень хотелось разговаривать с кем-либо, и Росс заметил ее колебания.
        - Пожалуйста, Кэй Си, не отказывайте. Мы хорошо поужинаем и спокойно поговорим. Поверьте - есть о чем!
        Последние слова Росса прозвучали очень многозначительно. И Кэй Си вдруг почувствовала холодок под сердцем. Что бы все это значило? Чего хочет от нее эта Лин? И Росс тоже?

10

        - Итак, - начала Лин, отодвигая от себя тарелку, - нам надо закончить это дело, привести Бретта в нормальное состояние и расширить фирму. Я не хочу, чтобы Росс отделялся от «Роз» и создавал собственную компанию.
        - Скажите, Росс, вы действительно могли бы уйти из фирмы? - спросила Кэй Си, глубоко встревоженная угрозой разорения, о которой Бретт даже не подозревал.
        - Мне придется это сделать, Кэй Си, если все останется по-прежнему, так, как сейчас. Видите ли, я не имел ничего против того, чтобы автором большинства моделей был Бретт. Вначале мы открыли фирму только в штате Миссури. Переезд в Сан-Франциско казался мне авантюрой. Но я не стал ему перечить. У меня было две с небольшим тысячи долларов, которые и послужили первоначальным капиталом для «Роз». Позднее я также вносил свою финансовую лепту в наше дело. Уже не говоря о том, что безотказно выполнял любую, даже самую черную, работу. Все это позволило «Розам» выжить, а потом и достичь сегодняшнего уровня.
        Росс замолчал и задумался. Кэй Си прервала паузу:
        - Потом вы стали конструировать собственные модели, и все изменилось. Так?
        - Да. Я сделал несколько моделей, которые имели успех, неожиданный даже для меня самого. Платья хорошо разошлись, а клиенты стали в один голос твердить о таланте их создателя. Поначалу я им не очень-то верил. Но когда на ура разошлись и следующие модели, то задумался: может быть, и в самом деле во мне что-то есть?
        - Все, что Росс делает, - великолепно! - горячо заговорила Лин. - Знаете, Кэй Си, за месяц от продажи всего двух его моделей «Розы» получили прибыль около тридцати тысяч долларов! В магазинах Сан-Франциско дамы из очень высоких кругов записывались в очередь, чтобы купить эти платья!
        - А что говорит Бретт? - с интересом спросила Кэй Си.
        - Ничего. У него и мысли нет о расширении фирмы. «Розы» идут к неминуемому краху. Бретт этого или не понимает, или не хочет понять!
        - Боюсь, Бретт просто-напросто завидует мне, - со вздохом сожаления произнес Росс. - Вы бы видели его лицо, когда моя последняя модель была признана лучшей! Неделю, если не больше, он не находил себе места. Мы с Лин тогда решили не обращать на это внимания.
        Лин кивнула и добавила:
        - Бретт очень добрый человек. Он всегда готов помочь всем, кроме Росса. На кузена его доброта не распространяется. А вот для Чин он занял у кого-то пять тысяч долларов на операцию ее дочери. Так со многими. Но не с Россом!
        - Если Бретт не изменит отношения ко мне, фирме «Розы» придет конец. Я не смогу с ним больше работать!
        Кэй Си посмотрела сначала на Росса, потом - на Лин и осторожно произнесла:
        - Можно спросить вас, Росс? Вы знаете о тайнике в чулане рядом с кабинетом Бретта?
        - Знаю. Когда я обустраивал чулан, сам его и сделал. У нас был точно такой же тайник дома в Миссури. В нем мы оставляли всякие записки друг для друга. Вот я, смеха ради, и решил повторить наш прошлый опыт. Я не предполагал, что кто-то сможет его обнаружить.
        - Росс, прошу вас, расскажите все Бретту. Он, видимо, этого не знает и очень обеспокоен.
        Теперь для Кэй Си стало ясным происхождение потайного ящичка. Но почему же тогда он не рассказал о своей проделке брату? Счел ее ребячеством?
        Она хотела спросить об этом Росса, но тут заговорила Лин:
        - Не сдавайтесь, Кэй Си! Конечно, положение сложное, но не безнадежное. С вашим появлением очень многое уже изменилось к лучшему. Во-первых, есть надежда найти вора. Во-вторых, вы первая обратили внимание на дикий кавардак в делах фирмы. Теперь Бретт волей-неволей должен будет с ним покончить. Самое же важное - вы хорошо влияете на Бретта.
        Последнюю фразу Лин произнесла почти шепотом. Кэй Си подумала, что ослышалась и переспросила:
        - Я влияю на Бретта?..
        - Да, Кэй Си, вы!
        - Это каким же образом?
        - Он начал работать над новыми очень интересными моделями. Росс познакомил меня с некоторыми из них. Очень оригинальны! - Прервав на секунду горячий монолог, Лин неожиданно спросила: - Извините, Кэй Си, Бретт делал вам предложение?
        - Делал.
        - Что вы ответили?
        Кэй Си густо покраснела и отвела глаза. Лин вздохнула.
        - Вы ему отказали. Это его сразило. Недаром последнюю неделю он ходил как в воду опущенный.
        - Бедный Бретт, - подхватил Росс. - После предательства Джейни он никого не подпускал к себе близко. Конечно, ваше «нет» убило его!
        - Он предъявил мне ультиматум: либо - он, либо - работа. Но я не могу не работать! - тут же принялась оправдываться Кэй Си.
        - Так или иначе, все это весьма прискорбно. Не в последнюю очередь и потому, что в подобной ситуации нам будет крайне трудно убедить Бретта расширить фирму.
        - То есть Бретт должен предоставить Россу большую свободу действий? - жестко спросила Кэй Си.
        - Разве Росс этого не заслуживает?
        - Конечно, заслуживает. Я видела модель, о которой вы говорили, и восхищалась ею!
        - Поэтому вы, очевидно, согласитесь - Россу надо открыть свою фирму.
        Кэй Си понимала, каким ударом для Бретта станет уход кузена. Надо было попытаться переубедить Росса.
        - Скажите, Росс, вы не могли бы повременить с уходом? Хотя бы до тех пор, пока я не закончу следствие. Ведь после многое может измениться.
        Вместо Росса на вопрос ответила Лин:
        - Возможно, вы правы, Кэй Си. Но обстановка гораздо сложнее. Как все может измениться, сказать пока трудно. А нам с Россом нужно теперь планировать собственную жизнь. Россу необходимо утвердиться как модельеру. А мне начать рожать детей. В мои тридцать это уже и так поздновато! Кроме того, я хотя и не ханжа, но хотела бы рожать в законном браке! Сейчас же наша будущая семейная жизнь зависит не от меня и Росса, а от капризов мистера Бретта Фрейзера.
        Кэй Си понимала - Лин права. Но не имела ни малейшего представления о том, как можно выпутаться из создавшегося положения.
        Неожиданно в глазах Лин блеснул озорной огонек.
        - Есть хорошая идея! Можно устроить все так, что Кэй Си не надо будет отказываться от карьеры, чтобы выйти замуж за Бретта. А Росс женится на мне, не уходя из «Роз».
        - Каким же образом? - недоверчиво спросил Росс.
        - Пока не скажу, чтобы не сглазить! Мне надо еще подумать. Но я - гений! Хотя Росс в это не верит.
        Лин весело рассмеялась и открыла свою сумочку.
        - Пойдемте, Кэй Си, - сказала она, подкрашивая губы. - Мы подвезем вас до дома. А потом мне предстоит серьезная работа. Наверное, на всю ночь. Так что, Росс, тебе придется время от времени поить меня крепким кофе, чтобы не заснула!
        Всю дорогу Лин молчала. Но когда они прощались у двери дома Кэй Си, она шепнула ей на ухо:
        - Верьте мне, Кэй Си! Я уверена, что нашла великолепное решение всех наших проблем. Но вы должны побыстрее завершить расследование…


        Слова Лин вселили в Кэй Си неясную надежду, хотя Бретт упорно уклонялся от встреч. Он вежливо улыбался и сразу же исчезал. Потом стал запирать свой кабинет на ключ…
        Молодая женщина стояла у двери и отчаянно вертела направо и налево ручку. Но кабинет был заперт изнутри. Кэй Си не сомневалась, что Бретт сидит у себя, - теперь он нередко ночевал в офисе.
        - О черт! - прошипела она так, чтобы было слышно за дверью. - Надо подобрать ключ!
        Неожиданно дверь распахнулась, и Кэй Си, потеряв равновесие, упала прямо на грудь появившемуся на пороге Бретту.
        - Прости, - начала она, - я думала…
        Очутившись неожиданно чуть ли не в объятиях Бретта, она почувствовала непреодолимое желание… и поняла, что выдала себя.
        Бретт отступил на шаг, все еще бессознательно обнимая любимую женщину. Дверь за ними захлопнулась. Щелкнул замок. Они остались вдвоем в кабинете.
        - Мне не хватает тебя! - услышала она его шепот над ухом. И вдруг его руки бессильно опустились. Кэй Си подняла голову, их глаза встретились…
        Сколько раз за эти дни Бретт порывался позвонить этой женщине, сказать, что она может поступать по-своему, но только пусть согласится стать его женой. Но он не имел права уступать. Ведь если они поженятся, а Кэй Си так и не оставит свою профессию, может случиться самое страшное. Где гарантия, что однажды ему не придется сказать своим детям - а они у них обязательно были бы! - что мама больше не придет домой, потому что ее убили бандиты, которых она хотела упрятать в тюрьму. Нельзя жить в постоянном страхе за самого дорогого человека. И Бретт отходил от телефона…
        Он погрузился в работу. Изобретал, конструировал новые модели, делал наброски. У него все получалось. Потому что, сам того не сознавая, Бретт творил для Кэй Си. Она вдохновляла его. Ее образ был неотступно рядом, направляя руку художника. Кэй Си превратилась в его музу.
        Сейчас он закончил эскиз новой модели. Сшитое по нему платье не будет иметь равных. Носить его будет самая прекрасная женщина. А ведь он даже не знает ее настоящего имени, только псевдоним и фамилию - Стюарт.
        По глазам Бретта Кэй Си поняла, какая буря бушует сейчас в его душе. Перед глазами ее поплыли какие-то разноцветные круги. Колени задрожали. Чужим голосом она сказала:
        - Я пришла… Мне нужен компьютер… Можно, я воспользуюсь твоим?
        Бретт засуетился, неестественно засмеявшись.
        - Компьютер? Да, да, конечно! Но… Знаешь, я все время работал. Почти не спал. Еле на ногах держусь. Ты извини… Ах да! Тебе нужен компьютер? Садись сюда. Я сейчас включу. А мне… Мне надо хоть чуть-чуть поспать. Здесь, на кушетке. Ладно?
        Кэй Си кивнула. Села за компьютер, вставила в процессор одну из дискет Бэкстера. На экране появились длинные столбцы цифр. Сличив некоторые из них со своими записями в блокноте, Кэй Си удивилась. Взаимосвязь между данными, полученными от агентов Бэкстера в «Скромных удовольствиях» и поданными в страховую компанию была несомненной. Кэй Си повернулась к Бретту:
        - Смотри, Бретт! - начала она и замолкла. Бретт лежал на кушетке, закрыв локтем лицо от света, и крепко спал. Кэй Си осторожно встала и подошла к нему. Прошло минут пять. А она все смотрела на этого красивого спящего мужчину, вспоминая ту ночь, когда он всецело принадлежат ей одной. Потом наклонилась над ним и тихо прошептала: - Спи, спи… Я сейчас запру дверь на ключ, чтобы никто не вошел. Хотя ты все равно ничего не услышишь. Ты так устал что не проснешься и от выстрела. Если бы я сейчас изнасиловала тебя, то, отрыв глаза, ты бы не догадался, что это произошло!
        Кэй Си положила ладонь на его грудь. Сердце Бретта билось спокойно. В отличие от ее… Она присела рядом с ним и в изнеможении закрыла глаза.
        В ту же секунду Бретт повалил ее на кушетку.
        - А-а! Ты сказала, что хочешь изнасиловать меня! Так что же медлишь? Перестань меня мучить! Ведь я могу инфаркт получить!
        Губы их слились. Руки Бретта проникли под свитер Кэй Си. Ее же - судорожно нащупывали молнию на его джинсах.
        - Запри дверь, - простонал Бретт.
        Предостережение было очень своевременным. Когда Кэй Си подбежала к двери, то услышала в коридоре приближающиеся голоса Чин и Лизы. Они явно направлялись в кабинет Бретта. Кэй Си осторожно защелкнула замок и прислушалась. Через дверь четко слышался разговор Чин и Лизы:
        - Закрыто! Как же это? Ведь он только что сидел у себя. Я не видела, чтобы он выходил.
        - Пойдемте, Лиза, и сами закончим розовое платье. Не будем ждать его указаний. Все равно Бретт вряд ли сможет предложить что-то новое. - Вы правы, Чин!
        Кэй Си посмотрела на Бретта. Он крепко спал!
        Ступая на цыпочках, Кэй Си подошла к компьютеру и углубилась в работу. Тщательно сравнила все показатели банка данных с донесением агента-«бухгалтера» из «Скромных удовольствий». Потом открыла сумочку, чтобы достать вторую дискету Бэкстера. Но с досадой обнаружила, что забыла ее дома. Жаль, придется переписать интересующие ее данные на отдельную дискету и завершить анализ уже дома. Конечно, какое-то время будет потеряно. Но что же делать!
        Кэй Си нажала на клавишу. Строки на экране побежали сверху вниз. Копии счетов, накладных, бухгалтерских расчетов, служебных записок… Иногда она останавливала их стремительный бег, переписывая на чистую дискету информацию, которая могла иметь хоть какое-то отношение к расследуемому делу.
        Вдруг в компьютере что-то щелкнуло, и строки остановились. Кэй Си еще раз нажала на клавишу. Прибор не подавал никаких признаков жизни. Она посмотрела на Бретта. Он спал. Будить его не хотелось. Кэй Си тихо подошла к двери и выглянула в коридор. Там никого не было. Она вернулась к компьютеру. Надо выпутываться самой. Но как?
        Неожиданно за ее спиной раздался голос:
        - Может, помочь?
        Кэй Си обернулась. На пороге стоял Делюкк. Он даже не постучал. Покопавшись немного в механизме, Делюкк выпрямился и коротко сказал:
        - Работает.
        - Спасибо, мистер Делюкк! - с улыбкой поблагодарила Кэй Си.
        Делюкк тихо вышел из кабинета. Ходит, как кот на мягких лапах. И жесты кошачьи! Странный человек и наверняка опасный, внезапно промелькнуло в голове у Кэй Си.
        Закончив работу, она вынула дискету из процессора и положила вместе с блокнотом в конверт. Все документы по делу «Розы» она боялась оставлять где-либо и постоянно носила с собой в потайном кармане пальто.
        Бретт всегда злился, когда к нему в кабинет входили в верхней одежде, поэтому еще утром Кэй Си сняла пальто и повесила его в чулане, тщательно замаскировав найденным на той же вешалке халатом.


        Кэй Си тихонько вышла в коридор, открыла чулан и, высвободив пальто из-под закрывавшего его халата, дернула за кончик «липучки» на потайном кармане. Внимательно проверила, все ли на месте. Вот конверт, переданный ей Бэкстером. В нем какие-то подозрительные счета из «Удовольствий». Надо будет внимательно их проверить. Кэй Си открыла конверт и вынула одну бумажку:
        Счет. Прошу выплатить мне, согласно договоренности, одну тысячу восемьсот пятьдесят восемь долларов за отправленный груз. Подпись. Боже, не может быть! Подписано: Делюкк.
        Какой груз мог отправлять Делюкк в «Скромные удовольствия»? Какое отношение он имеет к этой фирме?
        Вернувшись в кабинет, Кэй Си увидела, что Бретт все так же лежит на кушетке. Но уже не спит, а протирает глаза. Не давая ему опомниться, она схватила его за руку и потащила за собой:
        - Я тебе сейчас кое-что покажу. Дело «Роз», в основном, раскрыто!
        Но как только они вошли в чулан и закрыли за собой дверь, с наружной стороны послышались чьи-то шаги и в двери щелкнул замок. Кэй Си испуганно посмотрела на Бретта. Тот с силой толкнул дверь.
        - Черт побери, - выругался он. - Какой-то кретин запер нас. Эй, кто там? Откройте! Что еще за шутки?!
        Из коридора донесся какой-то шорох. Потом - тихое потрескивание. Посмотрев под ноги, Кэй Си с ужасом увидела, что из-под двери поползли струйки дыма…

11

        Дым расползался по тесному помещению, а из-под двери уже пробивались хищные языки пламени. Они облизывали сухое дерево, поднимаясь все выше и выше.
        - Кажется, мы попали в серьезную переделку, - пробормотал Бретт. Кэй Си с ужасом смотрела на огонь. Не поворачивая головы, она сказала:
        - Я говорила тебе, что больше всего на свете боюсь землетрясений и пожаров? Видимо, чувствовала, каким будет мой конец… - И отчаянно забарабанила в дверь: - Помогите! Выпустите нас отсюда!
        С той стороны раздался смех. Кэй Си отскочила и закашлялась. Бретт бросился к ней и, обжигая пальцы, начал гасить тлевший подол юбки. Из-за двери послышался голос:
        - Не-е-т! Вам отсюда не выйти и не упрятать меня в тюрьму! Вы оба сгорите заживо. Все секреты вашей фирмы переданы «Удовольствиям». И делал это я. Да, именно я поставил «Розы» на край банкротства! Но вас предупреждали. Помните записки, написанные красными чернилами? Тогда вы не послушались и не пожалели бедных старушек. Что ж, пусть они живут. Вместо них умрете вы.
        В чулане горели стены. От дыма перехватывало дыхание.
        - Мне дурно! - простонала Кэй Си. - Неужели мы так и сгорим в этой западне? - Она схватила Бретта за руку и, задыхаясь, зашептала ему в ухо: - Бретт, милый! Это я виновата! Я впутала тебя в эту историю! Я люблю тебя, Бретт! Люблю!.. Придумай, придумай что-нибудь, Бретт! Я не хочу умирать! Спаси меня! Спаси нас обоих!..
        Из-за горящей двери послышался все тот же голос:
        - Отсюда нет выхода! Вы обречены! Ха-ха! Умрите же оба! Пусть вам почти удалось распутать дело о краже секретов! Но вы так и не докопались до наркотиков. Да, да - рассылка наркотиков! Или вы думали, что все дело заключалось в воровстве этих дурацких моделей?! Ха-ха-ха!
        - Кто бы ты ни был, мерзавец! - закричал Бретт. - Я убью тебя! Задушу своими руками! Только бы мне выбраться отсюда!
        - Ты никогда не выберешься! Ты сгоришь вместе с этой сукой, которую пустил по моему следу!
        - Бретт, - неожиданно спокойно сказала Кэй Си. - Это Делюкк. У меня есть доказательства, что он работает на других. Он догадался, что раскрыт. Потому и решил убрать нас.
        Огонь охватил почти всю дверь и перекинулся бы на вешалку с одеждой, если бы Бретт в последний момент не оттащил ее в дальний угол. Но это могло лишь отсрочить ужасный конец. Бретт в отчаянии оглянулся на Кэй Си. Но та как-то странно смотрела перед собой. Бретт бросился к ней:
        - Что с тобой? Очнись!
        - Бретт, кажется, мы спасены! Ложись на пол и упирайся ногами в эту стену. Она же сделана из прессованного картона и оштукатурена с обеих сторон.
        Кэй Си бросилась к вешалке, вытащила из потайного кармана пальто складной армейский нож.
        - Ложись! - приказала она Бретту и раскрыла нож. Бретт лег на спину и уперся ногами в стену. Кэй Си сильным ударом всадила нож в стену и, нажимая всем телом на рукоятку, вычертила в стене большой квадрат.
        - Упрись обеими ногами, - скомандовала она, - и дави на стену!
        Послышался треск, квадрат поддался и упал по другую сторону стены, образовав в ней достаточно широкий лаз.
        - Скорее! - крикнула Кэй Си.
        Они перебрались в кабинет Бретта. В следующее мгновение огонь охватил весь чулан. Пламя уже рвалось через пролом в стене. Да и сама стена могла вспыхнуть в любую секунду. Дверь кабинета также оказалась закрытой снаружи. Видимо, преступник предусмотрел и этот вариант.
        - В окно! - крикнула Кэй Си.
        - Ты с ума сошла! - схватил ее за руку Бретт. - Здесь же очень высоко! Разобьемся!
        - Что же делать?!
        - Смотри - пожарные! Сработала сигнализация!
        Действительно, внизу стояло шесть пожарных машин. Тянули шланги. Устанавливали лестницы.
        - Садимся на подоконник, кричим во все горло и машем руками! - решил Бретт и взобрался первым. - Мы здесь! - закричал он. - Спасите нас!
        Их заметили. Внизу началась суета. Затем рослый человек в форме пожарного крикнул в мегафон:
        - Слушайте меня. Шланги уже протянуты внутрь здания. Начинаем заливать огонь. Вас сейчас снимем.
        Широкая раздвижная лестница поползла к окну. На ее верхней ступеньке стоял пожарный. Он подал руку Кэй Си и помог спуститься вниз. Бретт справился сам.
        - Ожоги есть? - деловито осведомился старший пожарный. Не ожидая ответа, он взял руку Бретта и повернул ладонью вверх. Увидев обожженные пальцы, сокрушенно покачал головой. Потом посмотрел на обгоревшую юбку Кэй Си и сказал: - Надо отправить вас обоих в больницу. Пусть осмотрят врачи.
        - Это все ерунда, - запротестовал Бретт. - Всего лишь легкий ожог.
        Неожиданно Кэй Си схватила Бретта за плечо.
        - Ты что? - тревожно спросил он.
        - Делюкк! Вон он - в толпе. Надо его поймать!
        - Делюкк? Кто это? - спросил стоявший рядом полицейский сержант, проследив за взглядом Кэй Си. На поводке он держал собаку.
        - Этот тип устроил пожар, - поспешно объяснил Бретт. - Хотел сжечь нас живыми! Если бы не удалось проломить стену, мы бы уже поджарились.
        - Вы уверены, что это сделал он?
        - Полностью. За ним уже несколько недель следила эта женщина. Она - следователь по делам промышленного шпионажа. По моей просьбе ведет следствие в связи с хищениями в «Розах». У нее уже набралось немало фактов, изобличающих Делюкка. Когда он понял, что будет схвачен, то решил нас уничтожить. Причем таким изуверским способом!
        Сержант что-то тихо сказал своему подчиненному и спустил с поводка собаку. Оба исчезли в толпе. Через несколько мгновений оттуда послышались рычание, крики и шум борьбы. Затем стоявшие ближе расступились и показался полицейский, который вел Делюкка. На руках у него были наручники.
        - Это он? - спросил сержант Бретта.
        - Он самый, - подтвердил Фрейзер.
        - Я ни в чем не виноват! - заявил Делюкк. - Вы будете отвечать за незаконные действия! Я не имею никакого отношения к этому пожару!
        - Бросьте, Делюкк! - сурово сказала Кэй Си. - Я узнала ваш голос, когда вы после поджога чулана издевались над нами. Кроме того, имеются показания бухгалтера из
«Скромных удовольствий». Есть и свидетельства вашего участия в фальшивой маркировке грузов. Я видела на вашем столе новенькие ярлыки с адресом «Скромных удовольствий». У меня есть оригиналы транспортных счетов и копии рекламаций, направленных в страховую компанию по поводу будто бы затерявшихся при перевозке грузов. Вы считаете, что всего этого мало?
        - Вы не можете утверждать, что слышали именно мой голос, - не унимался Делюкк. - А документов больше нет! Они сгорели!
        - Ошибаетесь, Делюкк, - спокойно возразила Кэй Си, показывая конверт с дискетой и документами, - материалы не сгорели. Не пропало ни одного листочка!
        - Ну и что! - закричал Делюкк. - Все равно я не виноват! Мне велели. Я выполнял чужую волю. А приказывал Гардинер! Убить вас распорядился тоже он! Я не мог ослушаться, иначе бы получил пулю! Но все же предупредил вас! Вы же проявили тупое упрямство! Сажайте в тюрьму Гардинера, а не меня!
        - Гардинер свое получит, - холодно сказала Кэй Си. - Вы его соучастник и виноваты не меньше. - Она повернулась к Бретту: - Помните, мистер Фрейзер, как мы удивлялись, почему изделия «Удовольствий» хорошо раскупались, несмотря на низкое качество их одежды?
        Бретт кивнул.
        - Конечно, помню.
        - Так вот, - продолжала Кэй Си, - все очень просто. Качество тех изделий, которые успешно ими распродавались, было высоким, потому что стараниями Делюкка товар поступал прямо со складов «Роз». «Удовольствия» лишь ставили на коробках свою марку.
        Делюкк опустил голову, потом посмотрел на Бретта, Кэй Си, полицейских, столпившихся вокруг него людей и тихо сказал:
        - Хорошо, я расскажу все. Модели во всем этом деле играли второстепенную роль. Были ширмой для операций совсем другого рода. В коробки, которые отправляли со склада «Роз» подкладывали и еще кое-что… Скорее всего, наркотики.
        - Для Гардинера?
        - Не знаю. Не исключено, что речь идет о более важных лицах.
        - А кто подкладывал наркотики в коробки? Вы?
        - Нет. Меня не допускали. На складе «Роз» работает масса народа. Многие подкуплены
«Удовольствиями». Кто-то, по-видимому, Получал наркотики со стороны и направлял в
«Удовольствия» вместе с одеждой «Роз». А кто их там получал - мне знать не нужно. Но думаю, что и Гардинер мало знает. Его обязанности заканчивались пересылкой ваших изделий клиентам «Удовольствий». Наркотиками занимался кто-то еще.
        - Вы даже не догадывались кто?
        - Зачем мне было о чем-то догадываться? Это опасно! Ведь как только Кэй Си начала докапываться до истины, ее сразу решили убрать.
        - Вы сказали, что такое распоряжение получили от Гардинера.
        - Получил. Но уверен, что решение принимал не он.
        - Но почему для этих грязных махинаций выбрали именно мою фирму?! - в отчаянии воскликнул Бретт.
        Делюкк насмешливо посмотрел на него.
        - Неужели вам непонятно? Да потому, что у вас очень легко воровать. Нет никакого порядка, нет контроля. Платите вы своим сотрудникам не так уж много. Когда
«Удовольствия» предложили мне работать на них за очень хорошие деньги, я тут же согласился!
        Делюкк вдруг дернулся и, вырвавшись из рук полицейского, бросился на Кэй Си. Но в то же мгновение острые клыки собаки впились ему в ногу и прокусили до крови. Делюкк упал. Полицейский не спеша подошел к нему и, легонько ткнув в бок носком ботинка, сказал с брезгливой гримасой:
        - Вставай. И полезай в машину.
        Он кивнул в сторону подъехавшего джипа с решетками на окнах. Делюкк тяжело поднялся и с помощью другого полицейского влез в кузов.
        Бретт решительно направился к своему «ягуару», стоявшему неподалеку. Кэй Си догнала его.
        - Уж не думаешь ли ты теперь от меня отделаться?
        Бретт мрачно посмотрел на нее.
        - Садись в машину.
        Кэй Си послушно опустилась на мягкое кожаное сиденье. Бретт захлопнул дверцу и включил приемник.
        - Ты считаешь, что теперь нас никто не подслушает? - с иронией спросила Кэй Си. Но Бретт молчал и смотрел куда-то вдаль. - Куда ты смотришь? Что там?
        - Видишь вон то окно? Там - костюмерная. В ней - мои новые модели. Если пожарные не успели потушить огонь, все сгорело. Или же безнадежно испорчено водой.
        - Может быть, все не так уж страшно?
        - Дай-то Бог! - откликнулся Бретт.
        - Я не думала, что дело примет столь неожиданный оборот и мы едва не угодим в крематорий! И все из-за меня! Ты же мог погибнуть!
        - Лучше подумай о том, что мы могли бы жить своей семьей, любить друг друга, рожать детей. Так нет же! Тебе нравится быть Натом Пинкертоном!
        Кэй Си посмотрела на него с нежной улыбкой и прошептала:
        - Я люблю тебя! Я люблю тебя и хочу, чтобы мы были счастливы. Иначе не стоило выбираться из этого страшного чулана!
        - Но ты не согласна бросить работу?
        - Ты не прав. Я еще не закончила расследование и не нашла главного преступника. Ты же понимаешь, что Делюкк - всего лишь мелкая сошка. Кроме того, я уверена, что не он фотографировал бумаги у тебя на столе. Для этого надо было выследить, когда тебя не будет в кабинете, а потому - постоянно находиться где-то рядом. Делюкк же очень редко поднимался на четвертый этаж. Он только забирал из тайника то, что оставлял кто-то другой. Поэтому, прежде чем уйти с работы, я должна распутать весь этот узел.
        - Только не надо благородного самопожертвования! - воскликнул Бретт. И тут же пожалел о невольно вырвавшихся словах. Брови у Кэй Си сначала удивленно взлетели вверх, а потом молниеносно сошлись к переносице.
        - Так. Значит, ты этого больше не хочешь?
        Она была поражена. Ведь уход с работы после завершения дела «Роз» стал для нее делом решенным. Карьера - в жертву семейному счастью. Кроме того, был еще некий план Лин. Будущее представлялось Кэй Си ясным. И вдруг - пожалуйста! Он еще раздумывает.
        Бретт почувствовал свой промах.
        - Ты не поняла меня. Я хотел сказать, что ни минуты не могу больше жить в страхе. Ведь тебя могут зарезать у двери собственного дома. Разве невозможно повторение того, что случилось сегодня? Ведь ты сама говоришь, что банда еще до конца не раскрыта. Они тоже не сидят сложа руки! Тем более дело оказалось связанным с наркотиками. Ты, профессиональный криминалист, понимаешь, чем все это пахнет!
        Кэй Си вылезла из машины. В чем-то он прав! Пока дело не завершено, нет смысла говорить об уходе с работы. Но если она поддастся на его уговоры, то навлечет беду на всех, кто ей дорог!
        - Бретт, сейчас для нас главное - загнать в угол Гардинера и всех, кто за ним стоит, - твердо заявила Кэй Си, наклонившись к окошку машины. - Закончим дело, а потом будем разговаривать о своих личных делах.
        - Если мы доживем до твоего «потом», - мрачно проговорил Бретт.
        - Надеюсь, доживем. Ведь Гардинер уже лишился одного из своих самых надежных агентов!

12

        Кэй Си открыла дверь небольшой костюмерной и выглянула в зал. Собравшиеся толпились, в основном, около бара. Мужчины были в смокингах.
        Вечерние туалеты женщин украшены драгоценностями. Казалось, здесь собрался весь бомонд Сан-Франциско. Это как раз для Бретта! Он обожает вращаться в высшем обществе…
        Себя причислить к элите Кэй Си никак не могла. А сегодня ей вообще предстояло выступить в роли простой манекенщицы. Она глубоко вздохнула и еще раз осмотрела зал. А вот и Бретт! Непринужденно разговаривает с дамами, раскланивается с финансовыми тузами, шутит с какими-то шикарно одетыми молодыми людьми. Сам выглядит вполне респектабельно. Только лицо очень бледное и глаза усталые. Результат недавней встречи со смертью… Конечно, он еще и расстроен. Несколько новых моделей, висевших в костюмерной, сгорели или были испорчены водой, пропахли дымом. Некоторые из сохранившихся Бретт хотел показать сегодня…
        Кэй Си же почти оправилась от недавних потрясений. Правда, у нее немного обгорели волосы. Пришлось срочно звонить лучшей подруге, и та сделала ей новую прическу. Вроде бы вполне приличную. Бретт этого даже не заметил! Бросил на нее рассеянный взгляд и побежал в зал… Более внимательными оказались репортеры. Они наперебой отпускали комплименты ее красоте, щелкали камерами и добивались интервью. Кэй Си надоело рассказывать все подробности пожара и отвечать на более чем нескромные вопросы…
        В костюмерной стоял невообразимый гвалт. Манекенщицы сновали по комнате, толпились у большого овального зеркала, громко спорили, награждая друг друга не вполне лестными эпитетами. Среди всей этой суеты невозмутимыми оставались только миссис Чин и Лиза. Они помогли Кэй Си разложить в порядке очередности платья, которые та должна была демонстрировать, объяснили, как вести себя на сцене, что для нее было очень важно.
        Она никогда не заботилась о своей походке, считая ее нормальной. И вдруг оказалось, что ходить по сцене не так-то легко! Ноги почему-то двигались вразнобой, коленки задевали одна другую. Она не могла сделать двух шагов, чтобы не споткнуться. Кэй Си пришла в отчаяние. Ее уверяли, что на сцене все придет в норму. Она не верила…
        Между тем гул в зале нарастал. Видимо, народу становилось все больше.
        В костюмерную вбежала растерянная Лин.
        - Я потеряла текст вступительного слова! Боже, что теперь будет! Провалюсь непременно! Кэй Си, вы не знаете, где красное кожаное кресло? Я должна на нем сидеть. А его куда-то утащили! А, вот оно!
        За ней ходил Росс и старался успокоить:
        - Да не волнуйся! Все будет хорошо! Вот твой текст. Ты забыла, что отдала его мне… - Обернувшись к Кэй Си, Росс сказал, как будто извиняясь: - Лин очень разнервничалась. Не знаю, что делать!
        Наконец появился и Бретт. Он подходил к каждой манекенщице, шутил, смеялся, уговаривал не волноваться. Чуть дольше задержался около Кэй Си. Чувствовалось, что Бретт нервничает ничуть не меньше всех участников показа мод.
        - Бретт, я так боюсь! - прошептала она. - У меня коленки отбивают дробь, как кастаньеты! Ей-Богу, расследовать уголовные дела куда легче! Скажи, может быть, еще не поздно меня заменить?
        - Во-первых, поздно. А во-вторых, за кого я уж вовсе не волнуюсь, так это за тебя!
        Бретт хотел еще что-то сказать, но тут его позвала Лиза. Он воровато оглянулся и поцеловал Кэй Си в губы. Та покраснела и крепко сжала его руку.
        - Кэй Си, - шепнул Бретт, - когда все это закончится, тогда…
        Не договорив, он бросился к Лизе. Кэй Си поднесла ладонь к губам, на которых еще горел его поцелуй. Итак, когда все завершится… Господи, неужели такое время когда-нибудь настанет?
        Кто-то оставил приоткрытой дверь на сцену, и из костюмерной был виден весь зал. Кэй Си спряталась за портьеру и стала рассматривать собравшихся. Ей хотелось привыкнуть к этой изысканной публике. Да и к самому залу, который был богато и со вкусом украшен.
        В конце зала располагались бар и буфет. Оттуда неслись соблазнительные ароматы. При входе стояли застекленные столы-прилавки. Здесь хорошенькие девушки в голубой форме продавали ювелирные изделия фирмы «Нейман-Маркус» - спонсора сегодняшнего представления.
        А гости все прибывали. Это несмотря на то, что входной билет стоил пятьсот долларов. Но реклама сделала свое дело: организованный Бреттом показ новых моделей фирмы «Розы» был преподнесен прессой, радио и телевидением как значительное событие года в Калифорнии.
        Кэй Си так задумалась, что не заметила, как рядом оказался Бэкстер.
        - Посмотрите туда, - шепнул он, незаметно показывая в самый центр зала. Кэй Си увидела Гардинера.
        - Он здесь? - испуганно спросила она.
        - Как видите. Но вам нечего бояться. Везде наши люди. После представления его арестуют при выходе. Игре конец!
        - Слава Богу!
        - Но начнется другая. Еще интереснее! Я приготовил для вас нечто совершенно потрясающее!
        - Что?! - чуть ли не в ужасе воскликнула Кэй Си. Но тут к ним подбежала Лиза:
        - Пора начинать! Кэй Си, быстро в гримерную!
        В гримерной стояло множество небольших столиков, придвинутых вплотную к стене. Кэй Си села перед широким зеркалом и поручила себя заботам гримера, приглашенного из Нью-Йорка. Это был настоящий художник. Через десять минут молодая женщина с трудом себя узнала. Веснушки исчезли. Глаза, обведенные тонкой голубой линией, стали еще больше. Тронутые тушью ресницы стали длинными и пушистыми. Полноту губ скрыли искусно подобранной помадой.
        Кэй Си долго смотрела на себя в зеркало. Наконец, вздохнув, сказала:
        - Жаль, что я не всегда такая!
        В дверях появилась Лиза.
        - Вы готовы?
        - Вполне!
        - Тогда пойдемте. Пора одеваться!
        Они вернулись в костюмерную. Здесь Лин уже в который раз повторяла свою вступительную речь. Оторвавшись от бумажки, она ободряюще улыбнулась Кэй Си.
        - Не бойтесь! Все пройдет хорошо. На вас будет совершенно роскошный наряд. Романтичный, даже таинственный… Это первая совместная работа Бретта и Росса.
        Лин пошла на сцену. В зале раздались аплодисменты. Голос Лин сначала дрожал, затем понемногу окреп и наконец легко и свободно полетел над притихшим залом…
        Чин помогла Кэй Си надеть платье, подтолкнула ее к двери и шепнула:
        - Когда Лин кончит говорить, сразу выходите. Пусть вас не пугает музыка. Иногда она невыносимо гремит!
        Кэй Си не помнила, как вышла на подиум, что делала, куда смотрела. Но все прошло неплохо. Ее проводили дружными аплодисментами. Когда же она, задыхающаяся от волнения, вбежала в костюмерную, миссис Чин встретила ее одобрительной улыбкой:
        - Молодец! А еще трусила!
        На этот раз ее одели в осеннее серое платье с капюшоном. Заглянувший в костюмерную гример посмотрел на свою подопечную и прищелкнул языком:
        - Хороша! Глаз не отвести!
        Теперь Кэй Си вела себя уже смелее. Элегантно сделав несколько вальсовых «па», она отстегнула капюшон и прошлась по авансцене, демонстрируя платье без головного убора. Такого по сценарию не полагалось. Сидевший в первом ряду Бретт удивленно посмотрел на свою протеже. Но зал разразился аплодисментами, и Бретт довольно улыбнулся.
        Третий выход был для Кэй Си столь же удачным. Когда она, счастливая и усталая, вернулась в костюмерную, к ней устремился сияющий Бретт:
        - Спасибо! Сегодня твой день!
        - Почему же мой? Разве авторы всей этой прелести не Бретт Фрейзер и его брат?
        - Да, ты права. Он мой настоящий брат. Мне очень понравилась работа Росса.
        - Мне тоже! Ну что ж, моя роль сыграна. Можно идти в зал? Я хотела бы посмотреть еще некоторые модели.
        - Нет, Кэй Си! Тебе предстоит еще один выход…
        - Почему? Мы же договорились о трех показах!
        - Прошу тебя! - Бретт повернулся к миссис Чин: - Принесите, пожалуйста, для Кэй Си то белое платье, которое мы приберегли напоследок.
        - Сейчас!
        Кэй Си удивленно посмотрела на Бретта.
        - Какое платье?
        - Сейчас увидишь.
        Миссис Чин вернулась, неся на вешалке роскошный белоснежный наряд с фатой.
        - Бретт, это же подвенечное платье!
        - Совершенно верно!
        - Но ты же никогда раньше ими не занимался.
        - Раньше у меня не было на это вдохновения.
        - А теперь?
        - А теперь оно появилось. Тебе нравится платье?
        - Очень. Я никогда ничего подобного не видела.
        - Тогда не теряй времени. Через один номер - твой выход. Одевайся!
        - Ты играешь с огнем, Бретт! Если я провалюсь с этим платьем, все предыдущее будет перечеркнуто.
        Бретт хотел было что-то возразить, но миссис Чин требовательно дернула Кэй Си за руку, и та, вздохнув, начала переодеваться. Она посмотрела на рукава и подол платья, украшенные кружевами с крохотными розочками. Это была действительно замечательная находка Бретта, делавшая подвенечный наряд просто сказочным. Но где она видела такие же розочки?
        Кэй Си закрыла глаза, стараясь вспомнить. Перед ее взором возникла застекленная витрина с грубо сделанным женским манекеном. На манекене было белое свадебное платье с точно такими оборками! Та же тончайшая серебристая нитка. Те же кружевные розочки. Как будто все это делала одна и та же рука. Но ведь в «Розах» за кружевные оборки и декоративное оформление модели отвечала Лиза! Кэй Си вспомнила: над той витриной разноцветными огнями сияла надпись: «Скромные удовольствия» предлагают. Так вот оно что!..
        Из зала уже донесся голос Лин:
        - Уважаемые дамы и господа! Сейчас мы попросим выйти на подиум нашу невесту. Я не оговорилась! Эта девушка, пройдя через трудные жизненные испытания, обрела наконец счастье. Сегодня день ее свадьбы. Вы увидите ее в подвенечном наряде, получившем название «Чайная роза». Наша фирма впервые демонстрирует свадебную модель. Если она вам понравится, то мы станем работать в этом направлении и дальше. Мы постараемся доставить радость многим невестам!
        - Выходите, - шепнула Чин и открыла перед Кэй Си дверь на сцену.
        Раздались дружные аплодисменты. Раскрасневшаяся от волнения и смущения, Кэй Си обворожительно улыбнулась и сделала изящный реверанс. Публика кричала: «Браво!»,
«Поздравляем!». Кэй Си с улыбкой прошлась по авансцене. Ее сопровождал шепот восхищения. Некоторые привстали с мест, чтобы лучше рассмотреть каждую деталь наряда. Успех был несомненным. Но что-то мешало Кэй Си. Она не могла понять что. И только посылая воздушный поцелуй в зал, догадалась: чувство дискомфорта создавал изумрудный перстень на пальце. Она совсем о нем забыла.
        В костюмерной Кэй Си сняла кольцо. И сразу же ей стало легче.
        - Ну, как? - спросила она Лизу.
        - Потрясающе! Кстати, я только перед самым показом узнала, что платье готово. Удивляюсь, когда они успели его закончить. Еще вчера там много надо было доделать.
        Лиза помогла Кэй Си раздеться и повесила платье на вешалку. При этом у нее заметно дрожали руки. Кэй Си вновь облачилась в свой обычный деловой костюм и почувствовала себя свободно и уютно.
        - Я пойду в зал, - неестественно бодрым голосом заявила Лиза. - Хочу посмотреть, не осталось ли в буфете чего-нибудь поесть.
        Но Кэй Си преградила ей дорогу.
        - Подождите, Лиза! - твердо сказала она.
        В тот же момент в костюмерной появились Бретт, Бэкстер и Чин. За ними Кэй Си увидела Гардинера. Его сопровождал рослый парень с суровым и решительным лицом. Похоже, он только что сменил полицейскую форму на обычный костюм.
        - Что все это значит? - срывающимся голосом спросила Лиза, когда вся группа предстала перед ней. У нее был вид нашкодившей ученицы, которую поймал с поличным директор школы.
        - Сейчас узнаете, Лиза, - ответила Кэй Си. - Начнем с хищения секретов «Роз». Вы передавали эскизы, чертежи, выкройки и детали еще не выпущенных «Розами» моделей фирме «Скромные удовольствия». Уже не говоря об уголовной стороне этого дела, здесь есть и моральная. Надо совсем потерять совесть, чтобы предавать компанию, предоставившую вам четыре года назад работу. Причем в тот самый момент, когда вы в ней очень нуждались.
        - Я этого не делала, - забормотала Лиза, беспомощно оглядываясь по сторонам. Если бы такая возможность представилась, она тут же бы убежала. Но двери были закрыты, а вокруг нее стояли люди.
        - Нет, Лиза, делали, - сказал Бретт. - Вы передавали некоторые материалы
«Удовольствиям» еще до того, как я полностью завершал работу над моделью.
        - Этого не было, - твердила Лиза.
        - А это что такое? - спросила Кэй Си, взяв у Бретта небольшой сверток. В нем оказались полоски тканей с различными орнаментами, мелкими деталями декоративной отделки платьев.
        Лиза густо покраснела и уставилась в пол.
        - Все это, - продолжала Кэй Си, - служит для украшения новых моделей и придания им оригинальности. Вы, и только вы, отвечали за них. Более того, разрабатывали многие из этих украшений. До официальной демонстрации все это следовало хранить в секрете. Вы держали «секреты» в картонной коробке, спрятанной в углу чулана. Кроме вас и Делюкка никто не знал о тайнике. Делюкк передавал эти материалы в «Скромные удовольствия».
        - Неправда! - упорствовала Лиза. - У вас нет никаких доказательств!
        - Доказательства есть, Лиза, - спокойно ответила Кэй Си. - Прежде чем коробка сгорела в устроенном Делюкком пожаре, я успела кое-что взять оттуда для нашей сегодняшней встречи. Вы в этом уже убедились. Вы, Лиза, совершили роковую ошибку. Все знают, что оборки, кружева и декоративные ленты к новым моделям «Роз» делали только вы. Поэтому ясно, кто мог их передать в «Скромные удовольствия».
        - Но и это еще не все, - снова вмешался в разговор Бретт. - Вот этой камерой вы фотографировали эскизы и наброски, которые находили на моем столе.
        Бретт показал всем миниатюрную фотокамеру, найденную Кэй Си в чулане.
        - Фотографии вы оставляли в тайнике, откуда Делюкк их забирал и передавал Гардинеру. Эти незаконченные эскизы и выкройки в «Удовольствиях» принимали за готовые модели и шили по ним одежду.
        - Вы не можете этого доказать, Бретт! - воскликнул Гардинер.
        - Могу. На ваших презентациях, Гардинер, эти полуфабрикаты демонстрировались как готовые модели. Но меня, их автора, надуть невозможно! Кроме того, есть протоколы допросов Делюкка.
        Гардинер не стал спорить. Бретт снова обратился к Лизе:
        - Чтобы сфотографировать документы на моем рабочем столе, вам нужно было предварительно убедиться, что хозяина в тот момент в кабинете нет. Часто заглядывать туда опасно. Я мог что-то заподозрить. Вот вы и просверлили дыру в стене со стороны чулана. Кстати, через нее удобно было и подслушивать.
        Лиза молчала. Потом резко подняла голову и с отчаянной решимостью сказала:
        - Хорошо. Допустим, что все это правда! Но не вы ли сами, Бретт, толкнули меня на такой шаг?
        - Я?!
        - Разве вы не обещали мне творческую работу четыре года назад? Ведь о моих способностях вам было хорошо известно. Ведь так?
        - Так.
        - Тогда я согласилась работать в «Розах» только потому, что поверила вашим обещаниям. Но за все это время не получила ни одного самостоятельного задания. Вы держали меня на «подхвате» - на кружевах, ленточках, оборках, швах. Любые мои поползновения в сторону чего-нибудь серьезного тут же решительно пресекались. Я ждала долго. В результате моему терпению пришел конец. Кроме того, мне надоело сидеть на шее у родителей. А вы платили гроши! Вот я и начала продавать ваши изобретения дяде. То есть «Скромным удовольствиям». Там меня, правда, тоже обманули, уже по-родственному. Наобещали с три короба, а на деле оказались те же гроши! Впрочем, я отлично понимаю почему: «Скромным удовольствиям» уже давно грозит банкротство!
        - Замолчи! - сорвался Гардинер.
        - Нет, дядя Боб! Я все скажу. Кстати, и о том, что прихожусь вам племянницей. Так вот. Фирма «Скромные удовольствия» обанкротилась. Ее руководству стало уже нечем оплачивать труд сотрудников. Я не составляю исключения!
        - Простите, Лиза, - перебила ее Кэй Си, - но я что-то не все понимаю. Вы утверждаете, что у «Удовольствий» нет денег. Как же так? Ведь ни для кого не секрет, что торговля наркотиками приносит чудовищные прибыли.
        - Торговля наркотиками? При чем здесь это?
        Удивление Лизы было настолько естественным, что подозрение в какой-то игре с ее стороны исключалось начисто.
        - Извините, - уже мягче спросила Кэй Си, - но разве вы не знали об операциях с распространением наркотиков через фирму «Скромные удовольствия»?
        - Первый раз об этом слышу!
        - Наркотики?! - воскликнул Гардинер. - Подобным промыслом я никогда не занимался! Кто вам сказал такое?
        - Делюкк. Он дал показания, что в каждую коробку с одеждой «Роз» подкладывалось некоторое количество наркотиков. Разве этого не было?
        - Никогда! Я действительно получал через Делюкка готовые изделия «Роз» и пересылал нашим клиентам под маркой «Скромных удовольствий». Да, мы перешивали метки на платьях. Для этого вынимали из коробок все их содержимое. Но ни разу ничего, кроме одежды, не находили. Господа, я готов отвечать по закону за незаконную перепродажу чужого товара. Но наркотики! Нет, ничего подобного за мной нет!
        Кэй Си перевела взгляд на рослого полицейского.
        - Что вы можете сказать?
        - Мы выборочно проверили поступавшие в «Удовольствия» из «Роз» коробки. Ни в одной из них наркотиков не было. Думаю, Делюкк просто блефовал, пытаясь пустить следствие по ложному следу. Видя, что вы серьезно взялись за расследование, он принялся угрожать. Подкидывал вам записки, грозил расправиться с сестрами Берди. Ведь операции с моделями приносили ему не такие уж маленькие деньги: Гардинер за счет своих других сотрудников и собственной племянницы ему-то платил совсем неплохо! Реализовывать готовую продукцию «Роз» от имени «Удовольствий» было легче и выгоднее, чем доводить до совершенства поставленные ему Лизой эскизы, чертежи и выкройки. Когда же Делюкк понял, что Кэй Си вот-вот разоблачит его, то попытался ее убить. А заодно - и мистера Фрейзера.
        - Значит, вы уверены, что никаких наркотиков в этом деле не было?
        - Уверен! Иначе бы мы их давно обнаружили.
        Лиза, все это время внимательно слушавшая, вдруг подняла глаза на Бретта:
        - Позвольте мне позвонить отцу? Я хочу, чтобы он приехал.
        - Это еще зачем? - вмешался в разговор Гардинер.
        - Он, наверное, захочет узнать, чем занимается его ближайший родственник.
        - Молчи! Если не хочешь еще больших неприятностей!
        Лицо Гардинера исказила злобная гримаса, а шея густо покраснела. Кэй Си, не обращая на него внимания, обратилась к девушке:
        - Лиза, расскажите мне о своем отце.
        - Это слишком долго. Просто он очень богат и может легко вызволить меня из беды.
        Кэй Си и Бретт переглянулись. Оба подумали, что отец Лизы, возможно, также замешан в этом деле.
        - Так можно мне позвонить? - настойчиво повторила Лиза.
        Бретт молча кивнул. Лиза пошла в гримерную, где стоял телефон… Через десять минут она вернулась.
        - Поговорили? - спросила ее Кэй Си.
        - Отец сейчас приедет. Он сказал, что во всем случившемся виноваты вы.
        - Я виновата в том, что вы крали секреты фирмы?!
        - Да, вы. Отец считает, что зная, кто я такая, вы должны были из уважения к нему удержать меня от дурных поступков.
        - Я знала, кто вы?! Откуда?
        - Два года назад вы расследовали по просьбе отца какое-то дело. Мы встречались с вами в его офисе. Помните, я сказала, что где-то вас видела раньше? Откровенно говоря, я уже тогда точно знала, кто вы и зачем появились в «Розах». Помнится, даже намекнула вам об этом. Вы меня поначалу не узнали. Но я поняла, что еще немного - и это произойдет. Потому и…
        - Потому и постарались убить, опрокинув на меня юпитер? - подхватила Кэй Си. - Вы сделали это намеренно!
        - Я не хотела вас убивать. Но остановить, прежде чем вы меня узнаете, - да! Этого мне сделать не удалось. Впрочем, попытка Делюкка сжечь вас, о которой я только что узнала, также не увенчалась успехом. Вы, наверное, заговоренная! А для меня вот чем все кончилось!
        Дверь открылась. В костюмерную вошел высокий, представительный мужчина с начинающими седеть висками.
        - А вот и мой отец, - обернулась к нему Лиза. - Познакомьтесь, пожалуйста, - пригласила она всех находившихся в комнате, бросив при этом выразительный взгляд на Кэй Си. - Мистер Джеймс Грейвс.
        Кэй Си внимательно посмотрела на Грейвса. Она действительно два года назад работала на него и встречалась с его дочерью.
        Увидев дочь, своего двоюродного брата и полицейского в штатском, Грейвс нахмурился и тяжело вздохнул. На нем был дорогой костюм, модный галстук с бриллиантовой булавкой, золотые часы «Ролекс» на руке. Чувствовалось, что Джеймс Грейвс - человек состоятельный и знающий себе цену.
        Бретт объяснил ему, что случилось. Грейвс внимательно все выслушал и небрежно сказал:
        - Разрешите мне присесть? Скажем, вот на этот стул.
        Бретт тут же извинился, что не предложил этого сразу.
        - Ничего, - тем же уверенным тоном ответил Грейвс. И сразу же приступил к делу: - Не будете ли вы так любезны сказать, во сколько мне обойдется прекращение этого дела? Наверное, мы сумеем договориться.
        - Извините, мистер Грейвс, - засмеялся Бретт. - У вас не хватит денег!
        - Хватит, - невозмутимо ответил Грейвс. - Кроме того, я готов сделать и еще кое-что.
        - Например?
        - Отстранить моего двоюродного брата от какого-либо участия в деятельности
«Скромных удовольствий» и взять управление в свои руки. Лиза уйдет из «Роз» и станет у меня модельером. К вам же дорогу забудет навсегда. Это я обещаю!
        - Неплохо. А как насчет денег? Ведь мы понесли немалые убытки.
        - Как только вы дадите письменное обещание не предавать дело огласке, я вручу вам задаток. Меня это не разорит.
        - Сколько?
        - Полмиллиона долларов. Кроме того, я дам вам письменное обязательство выплатить еще миллион в течение следующего года.
        Через десять минут Бретт держал в руках чек на полмиллиона долларов и обязательство Грейвса выплатить в будущем году еще миллион. Грейвс же увез с собой обязательство Фрейзера не предавать дело огласке. Дело было закрыто ко всеобщему удовлетворению.
        Кэй Си и Бретт остались одни. Он выглядел совершенно счастливым. Неужели это все, чего он хотел? - с горечью подумала молодая женщина. А что дальше? Как быть мне? Или он об этом вовсе не думает?
        Бретт вдруг хлопнул себя ладонью по лбу.
        - Боже мой, я чуть не забыл! Завтра в два часа в «Империал-кафе» в Чайнатауне состоится прием по случаю успешного проведения нашей фирмой презентации новых моделей. Неофициально мы также отпразднуем завершение этого злосчастного дела. Ты, естественно, будешь в числе самых почетных гостей. Можешь взять с собой и сестер Берди. Старушкам будет приятно.
        Кэй Си продолжала растерянно смотреть на Бретта. Она ждала поцелуя. Но ему это, видно, и в голову не приходило…
        - Не знаю, смогу ли прийти, - неуверенно сказала она.
        - Нет, обязательно приходи! Тебя все будут ждать! А сейчас, извини, мне нужно бежать! Честное слово, я бы с радостью остался с тобой. Но дела! Жду тебя завтра на приеме. Не забудь: в два часа!
        - Постараюсь, - угрюмо ответила Кэй Си.
        Хотя сама уже решила, что ни на какой прием не пойдет. Ей было до слез обидно. Как она ждала этого мгновения! Когда они останутся одни, стряхнув с себя все дела и заботы… Будет лишь безоблачное счастье взаимной любви и обладание друг другом! И вот, пожалуйста! Какая-то деловая встреча оказалась для него куда важнее! Он даже не оглянулся на нее. Ушел - и все. А с ним ушла и надежда на долгожданное счастье…

13

        За окном было уже светло. Кэй Си спустила ноги с кровати и сунула их в мягкие теплые туфли. У нее болел каждый нерв. Бессонная ночь… Промокшая от слез подушка… И полный мрак впереди! Она задумалась. Итак, все кончено! Теперь уж навсегда! Она не нужна ему. Это ясно!
        Еще вчера Кэй Си хотела поехать к Бэкстеру и осуществить свою «страшную месть»: по случаю успешного завершения дела «Роз» произвести генеральную уборку в его кабинете и расставить все папки так, чтобы он долго не мог разобраться. Тогда было бы можно со спокойной душой отправиться в отпуск. Бэкстер уже не вызовет ее. По крайней мере в течение ближайшего месяца. А она поедет отдохнуть. В Айдахо, к родителям… Там хорошо! Поедет не одна. С ней будет Бретт… «Дорогая мама, - скажет она, - познакомься! Мой жених Бретт Фрейзер. Мы любим друг друга и верим в счастье. На днях у нас свадьба. Я буду на ней в роскошном подвенечном платье. Бретт сделал его специально для меня. Такого нет во всем мире…»
        А сейчас за окнами серое, холодное, безрадостное утро. Сегодня Рождество. Но ее это не радует. Нет у нее ни жениха, ни подвенечного платья, ни счастья… Все рухнуло!
        Кэй Си медленно побрела в ванную. Включив душ, долго обливалась сначала теплой, потом холодной водой. Стало чуть легче. Надев, как всегда, свитер и джинсы, она прошла на кухню и принялась готовить нехитрый завтрак: яичницу из двух яиц и черный кофе с лимоном.
        В дверь постучали. Кэй Си досадливо поморщилась. Это, наверное, сестры Берди. Накануне она успела сказать им о сегодняшнем торжественном приеме. Сейчас начнется обсуждение, что по такому случаю надеть… Придется открыть. Кстати, надо с ними передать Бретту ее рождественский подарок - коробку со стеганым покрывалом. Она на днях его закончила, украсив розочками из кружевных лент. Пусть это будет ее последний дар несостоявшемуся жениху…
        Стук в дверь повторился.
        - Иду, иду, - слабым голосом откликнулась Кэй Си и отодвинула щеколду.
        На пороге стоял Бретт с огромным букетом роз.
        - Бретт… - только и сумела произнести Кэй Си.
        Она смотрела на него широко раскрытыми глазами, не в силах понять, что происходит. Бретт… Розы… Что это? Сон?
        Голос Бретта вернул ее к действительности.
        - Что с тобой, Кэй Си? Уж не намерена ли ты грохнуться в обморок?
        - В обморок? Нет… Но что ты тут делаешь?
        - Милое дело! Как видишь, пришел к тебе. Хочу подарить цветы. И увезти на прием вместе с Агги и Мерри. Ты готова? Да очнись же наконец!
        Из-за спины Бретта раздался тоненький голосок Агги:
        - Милочка, вы собирались на прием в джинсах и свитере? Очень остроумно! Или передумали? Если так, то очень жаль. Нам с Мерри очень хотелось там побывать. Но без вас мы не поедем!
        - Она не передумала, Агги! Просто впала в столбняк. Уж не знаю почему…
        Значит, это правда? Он пришел к ней и принес прекрасные розы. Кэй Си закрыла лицо руками и расплакалась.
        Бретт и Агги смотрели на нее, ничего не понимая. Кэй Си опустила руки, вытерла ладонью заплаканное лицо и сказала:
        - Я еду! Мне нужно десять минут, чтобы переодеться.


        Когда они вошли в зал, вечер был в самом разгаре. Окна и простенки между ними были заклеены смешными изображениями зайцев, медведей, волков, белок и другой лесной живности. С карнизов свисали гирлянды из еловых веток. А сама рождественская елка гордо возвышалась в середине зала. Вдоль стен стояли длинные накрытые столы, ломившиеся от всяких деликатесов. На каждом - хрустальная ваза с большим букетом алых роз. А в глубине зала развесили платья, получившие призы на презентации. В центре этого великолепия сияло подвенечное платье «Чайная роза».
        Кэй Си как завороженная смотрела на него. Если бы это платье принадлежало ей! А еще лучше - было на ней сейчас… Бретт сказал, что создавал эту модель для самой прекрасной женщины в мире. Кто самая прекрасная женщина? Конечно, К. С. Стюарт! Так он сказал…
        Кэй Си наконец вспомнила, что держит в руках коробку с покрывалом. Ее надо поставить под елку, где каждый оставлял свой Подарок, указав - для кого. На ее коробке красивым почерком было написано:


        Мистеру Бретту Фрейзеру. Модельеру из модельеров. Гордости фирмы «Розы».

        Кэй Си положила коробку под пышные еловые лапы. Когда она обернулась, то увидела улыбающегося Бретта. Он катил ей навстречу инвалидную коляску, в которой сидела девочка.
        - Познакомься, Кэй Си, - сказал он. - Это Тай, дочка нашей миссис Чин. Она сейчас лечится в медицинском центре Калифорнийского университета. Доктора говорят, что выздоровление идет очень быстро. На следующем рождественском балу мы непременно увидим, что Тай танцует не хуже своей мамы.
        Бретт кивнул в сторону танцующих, среди которых Кэй Си увидела миссис Чин. Ее партнером был невысокий китаец.
        Бретт пояснил:
        - Это ее муж.
        - Скажи, Бретт, - прошептала Кэй Си, - это на лечение Тай ты собирал пять тысяч долларов?
        Бретт смутился и тихо ответил:
        - Ты и это сумела узнать! Ну что мне с тобой делать! Ладно, об этом потом, а теперь давай потанцуем.
        Он обнял ее за талию, и они плавно заскользили по залу. Кэй Си прижалась к его груди. А Бретт, наклонившись, нежно поцеловал ее в голову. И вдруг рассмеялся.
        - Ты что?
        - Только сейчас обратил внимание на твою короткую стрижку. Обгорели волосы?
        - Да.
        - Каждый раз, когда что-нибудь напоминает об этом, меня охватывает ужас. Ведь я мог потерять тебя!
        - А я - тебя!
        - За последние две недели я только и думал о том, какой опасности ты себя подвергала. Признаюсь, почти не спал и потерял всякий аппетит. Все мысли были только об этом. И все же пришел к выводу, что был не прав по отношению к тебе. Только что получил последнее тому подтверждение.
        - Какое?
        - Присядем.
        Они отошли к окну, у которого стояли два мягких кресла.
        - Я тебя слушаю, Бретт. Продолжай.
        - Только что ты сказала о пяти тысячах долларов, которые я собирал для лечения дочери Чин. Об этом у нас с ней был один-единственный разговор. Ты о нем узнала, потому что вникаешь в каждую мелочь. Это твоя натура. А я пытался помешать тебе, хотя и из лучших побуждений. Требовал, чтобы ты ушла с работы! Кэй Си! Больше я на этом настаивать не буду. Прости меня!
        Кэй Си почувствовала, что ее сердце вот-вот остановится. Вот оно что! Он решил отказаться от нее. Это совершенно ясно! Выдумал великолепный, благородный предлог: он не имеет права мешать ей делать карьеру!
        Все кругом сразу стало серым и унылым. Даже елка уже не казалась ей такой красивой. Зачем она сюда пришла?
        Но Бретт, казалось, не замечал ее изменившегося настроения и продолжал:
        - У меня вчера были Лин и Росс. Мы долго разговаривали. Лин предложила очень интересный план реорганизации фирмы.
        Его слова доносились до Кэй Си как будто откуда-то издалека. Опять - фирма, опять - работа! Опять - его собственный мир, в котором ей нет места!
        - Лин предложила открыть филиал «Роз» в Лос-Анджелесе. Главой сделать Росса. Назвать филиал - «Шипы». А все наше предприятие будет называться «Розы и Шипы». Неплохо?
        - Неплохо, - безучастно отозвалась Кэй Си.
        - При филиале мы откроем фирменный магазин, которым будет заведовать Лин…
        И для Лин место нашлось! И Росс пристроен… Прелестно! Прощай, Кэй Си! Ты сделала свое дело и больше не нужна. Продолжай бороться с промышленным шпионажем. Ты только для этого и рождена!
        - …И еще. Это уже касается тебя.
        - Меня? - встрепенулась Кэй Си.
        - Да. Дело обстоит так, что жить без тебя я больше не могу. Я намерен на тебе жениться. Немедленно!
        Перед глазами Кэй Си все поплыло. Не веря своим ушам, она переспросила:
        - Жениться на мне?
        - Да. Но пусть тебя это не пугает. Я не хочу, чтобы ты отказывалась от своей профессии. Вот что мы с Лин и Россом придумали.
        Господи! Нет, это невозможно! Они что-то придумали? Да какое это имеет значение, если он связывает с ней свою жизнь!
        - Мы решили предложить тебе возглавить службу безопасности фирмы «Розы», ее филиала и фирменного магазина Лин. Извини, но, не спрашивая тебя, я уже согласовал это с Бэкстером. Учитывая открывшиеся перед концерном «Розы и Шипы» широкие перспективы, он согласен сделать тебя своим уполномоченным. Разумеется, за определенную сумму. Теперь отвечай: согласна ли на таких условиях стать моей женой?
        Вместо ответа Кэй Си обняла Бретта и поцеловала. Тут же раздались радостные возгласы:
        - Замечательно! Давно бы так! Поздравляем!
        Оба подняли головы и увидели улыбающиеся лица сестер Берди.
        - А вы отдали Бретту подарок? - поинтересовалась Агги.
        - Нет еще. Он должен взять его сам. Под елкой…
        Бретт нежно посмотрел на Кэй Си:
        - Рождественский подарок?
        - Свадебный!
        - Я его возьму сейчас же!
        Бретт вскочил и бросился к елке. Через минуту вернулся, держа в руках коробку. Открыв крышку, он расцвел в счастливейшей улыбке:
        - Так это же…
        - Покрывало.
        - Сделанное в стиле нашей фирмы!
        - Как хорошо, что ты понял!
        Бретт взял ее руку и нагнулся, чтобы поцеловать. Но вдруг остановился:
        - Сними.
        - Что?
        - Этот чертов изумрудный перстень! Я тебе приготовил великолепное золотое кольцо… Обручательное…
        - Бретт!
        - Но это еще не все. Завтра утром мы идем в церковь. Ты наденешь подвенечное платье, которое я делал для тебя… Вон оно висит в середине зала!


        Прошло полгода. Кэй Си лежала в постели и сладко потягивалась. На улице ярко светило солнце. Откуда-то доносилось пение птички. За дверью добродушно ворчал Говард. А Мармелад сидел рядом на стуле и, жмурясь, мурлыкал. Бретт давно уехал на работу.
        Зазвонил телефон.
        - Алло!
        - Здравствуй, Кэй Си. Это Лин.
        - Можешь не представляться. Я сразу узнаю твой голос. Ты уже сказала Россу?
        - Нет. Боюсь. Но сегодня обязательно скажу!
        - Я - тоже. У меня появилась замечательная идея. Давай предложим им смоделировать два платья специально для будущих мам. Если получится, то их можно будет пустить в производство. Как?
        - Великолепно! Давай сегодня же им скажем… про платья. Но об остальном - ни слова! Пусть сами догадаются, что их ожидает в недалеком будущем.
        Лин счастливо засмеялась. Кэй Си положила трубку и откинулась на подушку. Интересно будет посмотреть на лицо Бретта, когда он узнает, что скоро станет одновременно и отцом и дядей.


        Внимание!
        Текст предназначен только для предварительного ознакомительного чтения.
        После ознакомления с содержанием данной книги Вам следует незамедлительно ее удалить. Сохраняя данный текст Вы несете ответственность в соответствии с законодательством. Любое коммерческое и иное использование кроме предварительного ознакомления запрещено. Публикация данных материалов не преследует за собой никакой коммерческой выгоды. Эта книга способствует профессиональному росту читателей и является рекламой бумажных изданий.
        Все права на исходные материалы принадлежат соответствующим организациям и частным лицам.


 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к