Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Любовные Романы / СТУФХЦЧШЩЭЮЯ / Седлова Валентина: " Недетские Страсти В Лукоморье " - читать онлайн

Сохранить .
Недетские страсти в Лукоморье Валентина Седлова

        # Лукоморье. Маленький провинциальный городок, овеянный древнерусскими легендами и до сих пор сохранивший что-то неуловимо СКАЗОЧНОЕ… Именно здесь сказка станет ЯВЬЮ для хорошенькой студентки Василисы, которая ВПЕРВЫЕ вырвалась из-под строгого контроля обожающего ее отца. И имя этой сказки - ПЕРВАЯ ЛЮБОВЬ. Еще робкая, но уже готовая разгореться в пламя ВЗРОСЛОЙ ЖГУЧЕЙ СТРАСТИ! Но - как Василисе выбрать своего ЕДИНСТВЕННОГО из двух парней?.. Экстремал Борис - ярок, красив и напорист… Интеллектуал Сергей - умен, тонок и нежен… Выбор будет НЕЛЕГКИМ!..

        Валентина Седлова
        Недетские страсти в Лукоморье

        Моему городу детства
        и всем его жителям с любовью…

        Васька сидела за компьютером и с увлечением резалась в любимую «стратегическую» игрушку. Летний день клонился к вечеру, и через раскрытое настежь окно в комнату влетал и лениво кружился теплый ветерок. Иногда он касался Васькиного плеча, и тогда она чуть-чуть ежилась от приятного озноба. Но до конца игрового этапа оставалось совсем чуть-чуть, слегка прокачать героя - и вот она, последняя решающая битва, поэтому отвлекаться на то, чтобы набросить на себя кофточку или платок-парео, Ваське не хотелось.
        Нет, в одиночестве есть свой кайф. Пожить пару-тройку деньков, а то и неделю, сообразуясь исключительно с собственными потребностями и представлениями - что может быть лучшим подарком для девчонки, с успехом выдержавшей сначала выпускные, а потом и вступительные экзамены в столичный ВУЗ? Конец июля, потом бархатный август - вот и все, что ей осталось для вольной жизни. А с сентября заново сиди за учебниками и грызи гранит науки, зубря формулы и неправильные глаголы на казенной кровати студенческого общежития.
        Тут до Васькиного слуха донесся скрежет ключа в замочной скважине. Черт, сколько можно! Опять эта корова приперлась! Ну, зачем только отец поддался на уговоры и согласился на то, чтобы соседка по лестничной площадке присмотрела за дочерью, пока он будет в отъезде? И ведь не просто согласился, а еще и ключ ей послушно отдал. А теперь эта мымра регулярно и со вкусом изображает из себя тюремного надзирателя. Да все ее маневры белыми нитками шиты, только папа один в неведении остается, что соседка на него и их жилплощадь глаз положила. У нее три дочери, вот ей и тесно в бабьем царстве, хочет свои владения расширить. Иначе с чего бы эти разговоры: «Ах, Никита, вы вдовец и я вдовею, кто ж лучше поймет друг друга, чем люди, потерявшие самых близких».
        Только вот мнение его дочери на этот счет она забыла спросить. А Василиса эту лицемерку на дух не переносит. Ах, вдова! Да пока ее муж не утонул, она его так пилила - будь здоров! Стенки между квартирами тонкие, все слышно, хочешь - не хочешь. И зарплата у него маленькая, и сам он ни на что не годен, и т.д. и т.п. Как заведется, не остановишь. С любимым человеком себя так не ведут. А вот их мама…
        Мама погибла давно. Уже лет семь прошло. Да, точно семь. Ваське тогда только-только десять стукнуло. И она до сих пор помнит, какие глаза были у отца, когда ему сказали, что мамы больше нет. Как они с ним тот страшный месяц пережили - загадка. Васька тогда словно махом повзрослела. А отец сгорбился и постарел…
        Второй оборот ключа. Все, с мечтами о спокойном вечере можно распрощаться. Васька вздохнула, сохранила игру и успела вывести на экран собственный реферат по физике аккурат в тот момент, когда за ее спиной нарисовалась противная соседка Анна Нюхова.
        - Что это ты целый день за компьютером сидишь? Ну-ка гаси его быстро, еще зрение себе испортишь. Что я тогда твоему отцу скажу? Давай, давай, а то я тебе помогу…
        С этими словами соседка потянулась к самой большой кнопке на системном блоке, явно намереваясь ткнуть ее пальцем.
        - Анна Потаповна, - елейным голоском, в котором слышалась неприкрытая издевка, сказала Васька, - не знаю, как там насчет моего здоровья, а вот за сломанный компьютер вам расплачиваться точно придется. Вам сразу сумму сообщить, или отца дождетесь, чтобы он вам лично счет предъявил?
        Соседкина рука замерла перед кнопкой и поползла назад.
        - С чего бы это? - недоверчиво спросила она Ваську.
        - Если выключать компьютер точно так же, как и утюг, методом прекращения подачи питания, его материнская плата может не выдержать и сгореть от резкого перепада напряжения. Поэтому все цивилизованные люди делают так…
        Васька быстро пробежалась пальцами по клавиатуре, через пару секунд монитор погас, а мерный гул в системном блоке прекратился.
        - …да и не выключить его, просто нажав кнопку. Сработает так называемая защита от дурака. Это старые модели можно было калечить направо-налево, а современные такого надругательства над собой не позволяют…
        Васька крутанулась на стуле и в упор посмотрела на соседку. Лицо Потаповны шло пятнами. Ага, зацепило. И поделом ей, пусть не лезет, куда не просят.
        - По-моему, ты дерзишь, - наконец нашлась та, что сказать.
        - А по-моему, воспитанные люди в чужую квартиру без спроса не входят. Как минимум - звонят в дверь. Вы не думали, что я могу спать, например? Или быть неодетой? Или пригласить гостей?
        - Вот именно поэтому твой отец и дал мне ключ! - вскинулась Потаповна. - Какие такие гости у молоденькой девушки? А потом внуков нянчи после таких гостей! Так что и думать забудь. Вот вернется отец, тогда и твори, что хочешь, если он тебе позволяет. А со мной такие фокусы не пройдут. Я за тебя отвечаю, поэтому изволь слушаться! Да и отца я твоего не понимаю: тоже мне моду взял с детьми в демократию играть…
        Пока возмущенная соседка читала лекцию на тему распущенности современной молодежи, Васька состроила «протокольную морду» и мысленно ругала себя за то, что втянулась в эту бессмысленную дискуссию. Каждый раз одно и то же: стоит только хотя бы дать понять Потаповне, что выросла из того возраста, когда диктат старших воспринимается как нечто само собой разумеющееся, тут же начинается скандал. И ведь никак не отвяжешься от этой недалекой женщины.
        Впрочем, логика в ее политике прослеживается четкая. Горячей любви от будущей падчерицы ей не требуется. Как раз наоборот. Чем быстрее Васька в свое студенческое общежитие уберется, тем лучше. Больше шансов к отцу подкатить. Только она одного не учитывает: отец на нее как на женщину и не посмотрит. Второй такой, как мама, нет и не будет. А на меньшее он никогда не согласится. Как ключи от квартиры дал, так и назад заберет. Может свой рот не разевать, щучка.
        Наконец соседка выдохлась и сказала:
        - Я в общем-то что к тебе зашла, спросить хотела: ты на дискотеку идешь? А то суббота, самое то для танцулек.
        Васька едва не поперхнулась от неожиданности.
        - Да нет. Не планировала как-то. А в чем дело?
        - Да просто думала, ты моим девочкам компанию составишь.
        - А что, сами не дойдут? - не удержалась от очередной шпильки Васька.
        Понятное дело: куда пойти субботним вечером в маленьком городке, если тебе от пятнадцати до двадцати? Только на танцы. Сама Потаповна в клуб ни за какие коврижки не сунется. Вот и решила почву прощупать. Если ее подопечная туда собирается, мигом выделит ей в провожатые трех своих заместителей по надзору. А с ними общаться у Васьки уж точно никакой охоты не было. Если с Надей они друг друга еще как-то терпели, то с надменной Веркой, тупо копировавшей свою мамашу, у них не было ни единой темы для беседы. А тихая Любаня, всегда державшаяся особняком ото всех и ото вся, сама не горела желанием набиваться в подруги.
        - Дойдут, - сделала вид, что не заметила подколки Потаповна. - Просто я хотела помочь тебе наряд выбрать. Юбочку там или платьице. А то что ты все время в штанах разгуливаешь? Чистая пацанка, прости Господи. Даже краситься еще не научилась. Что ж, оно понятно, без мамы-то…
        У Васьки перед глазами потемнело. Соседка не имела права говорить такое.
        - Между прочим, - перебила она Потаповну, - отсутствие на лице толстого слоя штукатурки еще не говорит о том, что девушка не умеет краситься. Скорее свидетельствует о ее вкусе и здоровом образе жизни. А что касается штанов и дискотеки, то хотелось бы мне увидеть, как ваши разодетые в юбочки девочки станцуют это!
        Васька с легкостью встала на руку, изобразив ногами в воздухе «клюв попугая», после чего исполнила сальто назад и, ни на секунду не останавливаясь, левое колесо вперед. Вообще без рук. После чего, не оглядываясь, направилась к выходу.
        - Ты куда?! - крикнула ей вслед ошарашенная Потаповна.
        - Пойду прогуляюсь. Вам же все равно не терпится похозяйничать в моей комнате, в грязном белье порыться. Не смею мешать.
        С этими словами Васька надела сандалии и выбежала на лестницу. Возмущенные крики Потаповны достигли ее уже на первом этаже. Ничего, перетерпит. Пусть вообще спасибо скажет за то, что цела осталась. Тревожить мамину память не позволяется никому. А уж ей-то в первую очередь.
        Во дворе Васька огляделась. М-да, и как назло никого из знакомых. Может, на речку пойти? Посидеть на бережке, на воду посмотреть. С одной стороны, заманчиво, места там красивые и дышится вольно, как нигде. Только вот день к вечеру клонится, и комары не дремлют. А она ветровку не захватила. Про репеллент можно и не заикаться. Незадача. И соседка Маша в столицу уехала, только завтра утром вернется, а то можно было бы у нее перекантоваться, с детенышем ее поиграть. М-да. Что такое «не везет», и как с этим бороться…
        Перебрав в уме всех своих знакомых и приятелей, Василиса пришла к твердому выводу, что в гости ей сегодня пойти не удастся. Значит, остается дискотека. Хм, смешно. Получается, Потаповна ее же сама и спровоцировала туда отправиться. А, и черт с ней, с Потаповной. Даже если ее дочки заметят Василису среди танцующих и доложат мамаше, Васька найдет что ей сказать. В конце концов, столь нагло лезть в чужую жизнь - это переходит уже все рамки приличия.
        Эх, знала бы заранее, лучше кроссовки надела, а не сандалии. Чем плоха на дискотеке открытая обувь без каблука - того и гляди, ноги оттопчут и не заметят даже. Если ты в кроссовках - тебе все равно. А если на каблуках, так запросто можно тем же самым каблуком «случайно» на обидчика наступить. Обычно народ в таких случаях все правильно понимает и начинает следить, куда свои конечности разбрасывает.
        Васька критически оглядела себя. М-да, может, Потаповна отчасти и права. Особой женственности в ней пока что не заметно. Волосы в конский хвостик резинкой собраны, джинсики до голубизны на коленках протертые, маечка на груди дает понять, что никаких таких прелестей не скрывает. Только по походке и можно сказать, что девушка. Шаг у нее плавный и от бедра. Старая привычка, еще с гимнастики осталась.
        Впрочем, отцу она и такая нравится. То и дело повторяет: «Красавица у меня выросла, вся в маму». Хотя до мамы ей точно еще далеко. Да и не похожи они между собой, а жаль. Только в глазах что-то общее есть, а так - ничего.
        Васька пошарила по карманам. Черт, всего тридцатка, а вход в клуб полтинник стоит. М-да, это - упущение. Пойти, что ли, погулять около ларьков, глядишь, потерянной мелочью и наберется недостающее? Хотя можно и не мечтать. Рубля три, ну пять найти в дорожной пыли - это не проблема. Особенно, если знаешь, где и как искать. А вот целых двадцать…
        Васька загрустила. Эх, не хочется ей на самом деле ни на какую дискотеку. Ей бы домой, к компьютеру. Но ближайшие пару часов туда соваться себе дороже. Наверняка Потаповна сейчас ревизию холодильника устраивает и письменный стол шмонает, зараза. А скандалов на сегодня и так уже с избытком: утром почти поцапались, в обед едва не поцапались, вечером - опять проблемы. Побыстрее бы у этой мерзавки отпуск заканчивался, а то ей заняться нечем, кроме как к соседям лезть.
        Тут Ваську окликнули:
        - Эй, Васеныш! Чего скучаешь? Или обидел кто?
        Васька с улыбкой обернулась. Ну да, а кто же еще это мог быть, как не Саня Ларцов из соседнего подъезда?
        - Привет, Саш. Где брата потерял?
        - Да дома сидит, кашеварит. Меня вон за картошкой послал. Ты, кстати, есть хочешь? А то Пашка опять на дивизию наготовит, нам столько и за пару дней не осилить. Давай, выручай!
        - Ой, не знаю, - с сомнением протянула Васька, глядя на богатырскую фигуру Сашки. - По-моему, вам с Пашкой надо не на одну, а на две дивизии готовить, чтобы голодными не остаться…
        Сколько способны съесть братья, она догадывалась, поскольку раньше занималась с ними в одной спортивной школе. Она в секции гимнастики, а Ларцовы по боксу специализировались. Тренировки гимнастов и боксеров по времени совпадали, и знакомство было просто неизбежным. Ларцовы взяли крохотную тогда еще Ваську под свое покровительство и провожали до дома. Отныне любой, кто обижал ее, становился их кровным врагом.
        Кстати, ввиду внешнего сходства братьев так и звали: «Двое из ларца, одинаковых с лица». Они не возражали. А соперники быстро уяснили, что если обидишь одного брата, второй найдет возможность за него отомстить. Поэтому среди боксеров братья Ларцовы пользовались заслуженным авторитетом и популярностью.
        Потом Васька получила травму колена. Не очень страшную, как сказал врач, но двери в большой спорт закрылись навсегда. В принципе Ваську это нисколько не огорчило, поскольку она никогда всерьез не планировала стать спортсменкой. А вот тренер, оказывается, придерживался иного мнения. И если раньше Васька была его любимицей, то с возвращением ее из больницы ситуация кардинально изменилась. Ее травму тренер воспринял не иначе, как личное оскорбление. Бьешься тут, бьешься с такими, душу в них вкладываешь, рассчитываешь на них, а они раз - и вне игры…
        Теперь на Ваську обращали внимания не больше, чем на фонарный столб. На разминке ставили в последний ряд, а какие-либо советы с тренерской стороны разом закончились. Васька старательно делала вид, что все в порядке, но в душе чувствовала обиду. Ведь без вины виноватая. И травму, между прочим, она из-за тренера получила. Ведь чувствовала, что устала, что на сегодня хватит. А все равно раз за разом репетировала соскок с бревна, не решаясь возразить наставнику и попроситься на отдых. Вот и доскакалась.
        Когда тренер понял, что измором Ваську не возьмешь, он, не мудрствуя лукаво, просто подошел к ней после занятия и попросил больше не посещать его тренировки. Взгляд его при этом был направлен куда-то Ваське за спину, и ее так и подмывало оглянуться и посмотреть, что же так сильно привлекло внимание тренера. Облупившаяся штукатурка, что ли?
        После этого Васька стала заниматься в секции шейпинга. Совершенно отказаться от спорта было выше ее сил. Да и отец, не стесняясь в выражениях, поддержал ее, сказав, что не дело из-за какого-то там ч удака на букву М ставить на себе крест. Впрочем, смена секций пошла ей только на пользу. За каких-то два года она резко прибавила что в росте, что в весе и из «пересушенного малька тараньки» превратилась в высокую стройную девушку, при взгляде на которую уже не возникала мысль о Бухенвальде.
        Братья Ларцовы сильно переживали за Ваську, а когда узнали, как обошелся с ней тренер, порывались провести с ним воспитательную беседу. Ваське еле удалось отговорить их. В противном случае у братьев были бы большие проблемы с собственной спортивной карьерой, которая к тому моменту складывалась как нельзя лучше. Медалями и кубками была заставлена вся квартира, а впереди манил огнями большой спорт. И соответственно все то, что вкладывается обывателем в это понятие: приличные деньги и мировая слава.
        Иногда Ваське казалось, что Ларцовы - это ее старшие братья. Они могли позволить себе отпустить достаточно грубоватые шутки в ее адрес, дергали за косички, обзывали малявкой. Но при всем при этом Васька всегда могла на них рассчитывать. Именно Сашка с Пашкой, узнав, что отпетый хулиган и гроза всей школы Богдан Бодимиров, которого все звали Бо-Бо, повадился выслеживать Ваську после уроков и говорить ей гнусности, научили ее, как постоять за себя. Когда Бо-Бо в очередной раз возник перед Васькой, она по-хорошему предупредила: лучше дай пройти, иначе… Бо-Бо расхохотался, Васька пожала плечами…
        Она так и не узнала, что после того, как на глазах всей школы изваляла Бо-Бо мордой в грязи, он затаил жгучую обиду на «выпендривающуюся заразу» и уже собирался обратиться за помощью к дружкам, чтобы примерно наказать нахалку, но его опередили. Тем же вечером, распятый братьями по стене собственного дома, он услышал, что если еще хоть раз появится на Васькином горизонте, пусть пеняет на себя. Что такое девчачий хук справа, он уже осведомлен. Теперь он имеет все шансы познакомиться с тем же самым приемом в исполнении любого из братьев.
        - А может, все-таки пойдешь? - почти заискивающе спросил Сашка. - А то у Пашки настроение ниже плинтуса, хоть ты попробуй его поднять. Я-то уже все мыслимые способы перепробовал - без толку.
        - А что у Пашки случилось? Турнир продул?
        - Типун тебе на язык, - в притворном ужасе замахал на нее руками Саша. - С девушкой он поругался, вот и хандрит.
        - А что за девушка?
        Санька сплюнул под ноги.
        - Это только называется, что девушка. Я бы эту дрянь лично в лоскуты порвал. Не понимаю: нравится ей, что ли, над мужиками издеваться? Ну, так выбрала бы себе кого-нибудь другого, чего ж Пашке-то нервы треплет? Инка, Русалка, мать ее! Кроме волос до колен, и нет ничего!
        - Ты имеешь в виду девчонку с биостанции?
        - Ну а кому ж еще быть, как не ей? Половину города уже до инфаркта довела, теперь за вторую половину взялась.
        - Ну, это ты зря говоришь, что в ней ничего такого нет. Что фигура, что лицо - просто картинка…
        - Ага, из комикса-ужастика. Там тоже вампирш и прочую нечисть обалденно красивыми малюют.
        - … и вообще, я слышала, что ее кто-то очень сильно обидел. Ну, я имею в виду из мужчин. То ли жениться отказался и на аборт отправил, и у нее теперь детей быть не может, то ли еще что-то. Раньше про нее много слухов ходило, только я совсем маленькая была, поэтому половину уже не помню. А где Пашка с ней познакомился?
        - Конечно же, на ступеньках нашего горячо любимого дворца спорта. Она там плаванием, видишь ли, занимается. Ей-то что: наигралась и бросила, а Пашка теперь на всех зверем глядит. А у него, между прочим, чемпионат на носу.
        Васька мысленно прикинула расклад и согласилась:
        - Лады. Пошли Пашку утешать.
        - Только ты молчи, что я тебе все рассказал, - предупредил Санька. - А то ему сейчас жалость поперек глотки стоит. Делай вид, что ничего не произошло.
        - Не учи ученого, - отозвалась Васька и улыбнулась.
        Через пару минут она уже сидела за столом на кухне Ларцовых. Их родители на все лето переселились на дачу, поэтому ребятам никто не мешал. Картошку с ножом у Васьки возмущенно отобрали, мол, не дело гостье руки пачкать. Она не возражала.
        Когда подоспело жаркое с картофельным пюре на гарнир, Васька уже вся изнывала от аппетитных ароматов. Даже странно: из дома вроде выходила сытая, а сюда попала - ровно неделю ничего не ела. Впрочем, у Ларцовых всегда так. Они поесть любят, да и готовить умеют. От их стряпни отказаться - дело немыслимое.
        Неторопливо, с чувством поужинав, братья принялись обсуждать планы на вечер. Санька настаивал на том, что не хрена сидеть взаперти, надо пойти развеяться, свежим воздухом подышать. Для здоровья, мол, полезно, да и для настроения тоже. Пашка в ответ только бурчал и всячески давал понять, что все маневры брата видит насквозь. Если Саньке так приспичило прогуляться, пусть идет. Он, Пашка, и в гордом одиночестве неплохо пострадает.
        Санька подмигнул Ваське и состроил жалобное лицо. Понятно, выручай, подруга. Васька вздохнула и начала:
        - А я, кстати, когда меня Сашка встретил, как раз раздумывала, пойти на дискотеку или нет. Домой-то мне все равно пока возвращаться без мазы. Наверняка эта грымза меня там под дверью поджидает. Да и на танцах я давненько не появлялась. Вроде все как один к одному.
        Санька с готовностью подхватил подачу:
        - Слушай, Пашка, а действительно, пошли на дискотеку! Заодно и Ваську проводим, а то ей возвращаться по темноте придется.
        - Дергаться на сытый желудок? - с сомнением протянул Паша.
        Сашка поднажал:
        - Да пока мы до клуба дойдем еще трижды проголодаться успеем. С нашим-то метаболизмом! Давай переодевайся и вперед!
        - Голому одеться - только подпоясаться, - пробурчал Пашка, но послушно отправился в комнату.
        - Йес! - громким шепотом сказал Санька, когда брат вышел из кухни. - Васька, ты гений! Чем я могу тебя отблагодарить?
        - Благодарность твоя не будет иметь границ в пределах разумного? - поинтересовалась Васена.
        - Само собой.
        - Тогда двадцатник одолжишь? А то я из дома выскочила с тридцаткой в кармане, на вход не хватит.
        - Тьфу, нашла, о чем просить! Я-то думал, что-то серьезное…
        - А если серьезно, то ты мне сейчас помочь не сможешь.
        - А в чем дело-то?
        - Да я как назло без кроссовок, а в сандалиях мне все ноги оттопчут. Не сообразила, что надеть, когда из дома эвакуировалась.
        - Подожди, - нахмурился Санька, словно что-то прикидывая в уме, - а у тебя какой размер-то?
        - Тридцать девятый.
        - А если честно?
        - Ну, сороковой, - вздохнула Васька. Впрочем, в отличие от Потаповны братья с их сорок шестым размером на двоих вряд ли бы стали дразнить ее ноги лыжами.
        - Это уже проще. Посиди-ка пять минут, я сейчас.
        Санька выскочил в коридор. Судя по звукам, он перетряхивал содержимое кладовки. Васька уже собиралась пойти и остановить его, к чему такие хлопоты из-за нее, как Санька триумфально влетел обратно, потрясая парой белых кроссовок.
        - Ну-ка, примерь, должны быть впору!
        Васька послушалась. Опаньки, почти идеально!
        - Ты только извини, модель слегка устарела, правда, они не сильно выношены, так что вид пока имеют, - словно извиняясь, пояснил Санька.
        - Слушай, откуда это у вас?
        - Да это все маменька постаралась. Она у нас по году рождения Кабан, так батя ее так и зовет «моя свинка-копилка». Чтобы ее заставить что-то выбросить, надо столько усилий приложить! Пашка эти кроссовки носил, когда ему одиннадцать стукнуло. А потом нога выросла, пришлось новые покупать. Маменька тогда старые взяла за шнурки и в кладовку. Мол, вам уже не пригодятся, так пускай внуки доносят. У нас вся кладовка обувью и одеждой под завязку забита, скоро уже дышать нечем будет. А маменька упирается: мол, не пропадать же добру!
        - Спасибо тебе огромное. Даю честное пионерское, что верну в целости и сохранности!
        - Во-первых, можешь не возвращать. У нас они все равно без дела проваляются. А во-вторых, по поводу честного пионерского - это ты загнула. Поди, и октябренком-то не была?
        - Ну да, - покаялась Васька. - Когда я в школу пошла, звездочки и галстуки уже отменили.
        - Что? Дискотеку отменили? - поинтересовался Пашка, переодевшийся в джинсы и черную майку без рукавов.
        - Глухая тетеря, - беззлобно подколол его брат. - Мы тут о высоком, можно сказать, о светлых пионерских идеалах, а ты…
        - А что я? Я в отличие от некоторых уже при полном параде. А кто-то все еще в шортах с волосатыми коленками разгуливает.
        - Как это у шорт могут быть волосатые коленки? Гонишь, брат!
        - Иди оденься как человек. А то рядом с тобой и стоять-то стыдно…
        Васька слушала дружескую перепалку братьев, и ее настроение медленно, но неуклонно поднималось. Даже размолвка с соседкой уже не казалась чем-то этаким, вроде апокалипсиса местного значения. Ну, подумаешь, перемкнуло глупую бабу. Так что теперь: молчать в тряпочку и позволять ей ездить у себя на шее?
        Через десять минут они уже шлепали в сторону клуба. Дискотека началась полчаса назад, но ребята были в курсе, что там сейчас особо делать нечего. Пока диджеи заведут толпу, пока весь народ соберется…
        На танцполе братья увидели кого-то из своих друзей и отправились к ним, а Васька отошла и принялась осматриваться. Так, дочки Потаповны уже здесь. Устроили круг на троих и лениво топчутся на месте, стреляя по сторонам глазами, вдруг кто польстится на их прелести. Правда, ее пока не заметили, и то ладно. Бывших одноклассников не видно. Скорее всего разъехались, кто на курорт, кто к родственникам. Правда, диджей знакомый, его Соловьем кличут за то, что любит на досуге поголосить, хоть святых выноси. Причем так высоко забирает, аж оторопь берет. Васька однажды попробовала ради интереса повторить его подвиг, потом неделю с больным горлом ходила.
        И все-таки, куда пойти и с кем поболтать? А, была - не была, все равно, раз пришла, не подпирать же собой стенку! Васька решительно потопала в сторону пультов.
        - Привет, Соловей! - заорала она, пытаясь перекричать грохочущую музыку, и для верности еще помахала диджею рукой.
        - О, вот и наша звездочка пожаловала! - искренне обрадовался тот. - Слушай, не поможешь народ раскачать?
        - А что, штатных танцоров не будет? В афише вроде заявлены.
        - Да они опять только к самому финалу припрутся, - словно от зубной боли сморщился Соловей. - Сколько с ними ругаюсь, бьюсь, бьюсь - все бесполезно. Столько нервов мне попортили, описать невозможно. Возомнили себя крутыми, а сами подметки твоей не стоят.
        - Э, ты поаккуратней с комплиментами, а то загоржусь немыслимо, - улыбаясь, предупредила Васька.
        - Тебе это не грозит, - отмахнулся Соловей. - Так что, станцуешь?
        - Прямо сейчас?
        - А чего ждать-то? Уже почти час от начала прошел, а народ все квелый и ленивый. А это, знаешь ли, равносильно плевку в мою диджейскую сторону, с чем я, понятное дело, смириться не могу.
        - Ну, хорошо. На что не пойдешь ради хорошего человека! - улыбнулась Васька.
        - Васеныш, что бы я без тебя делал!
        Обрадованный Соловей мигом пробежался пальцами по клавиатуре, выбирая нужную композицию, а потом, напрочь заглушив звучавшую мелодию, объявил в микрофон:
        - Специально для гостей дискотеки «Лукоморье» танцует очаровательная и неподражаемая Василиса… Прекрасная! Поприветствуем ее!
        Василиса легко вспорхнула на крошечную сцену с шестом посередине. Когда ее строили, подразумевалось, что время от времени здесь будут танцевать стриптиз, но тут рогом уперлось руководство клуба. Мол, в столице пусть творят что хотят, а в нашем тихом городе мы такого безобразия не допустим. Но шест, как ни странно, оказался востребованным. Танцоры частенько умудрялись использовать его для исполнения сложных и не очень трюков, рассчитанных на неискушенного зрителя.
        Зазвучала любимая Васькина подборка. Она не удержалась и бросила взгляд на Соловья. Тот лукаво прищурился в ответ и поднял вверх большой палец. Примерно полгода назад он сам составил ее для Васьки, смикшировав старые и новые песни, причем в такой последовательности, с такой резкой сменой ритма, что только тот, кто слышал ее не раз и не два, мог станцевать под нее, ни разу не сбившись. Васька знала эту композицию наизусть. Не догадывалась она только о том, что когда ее не было на танцполе, Соловей не ставил ее никогда и никому.
        Сначала пошла ритмичная, но не самая быстрая разминочная часть. Васька исполняла стандартные па, заодно разогревая мышцы и готовясь к следующему музыкальному фрагменту. Так, еще два такта… Понеслось!
        Резко подпрыгнув вверх, Васька исполнила сальто. Дискотека радостно заулюлюкала.
«Еще бы», - самодовольно подумала про себя Василиса. Все, для этого куска выпендрежа хватит. Ритм здесь быстрый, заводной, можно просто от души отплясывать рок-н-ролл, этого вполне достаточно, чтобы внимание толпы к тебе не ослабло. А силы надо поберечь для следующей части. Дыхалка-то не резиновая.
        Рок-н-ролл сменился рваным ритмом техно. Осветитель Витька убрал большую подсветку сцены, оставив лишь мерцающие лампочки по ее контуру. Своеобразная подсказка для танцора, чтобы случайно не оступиться и не упасть на пол. За полторы секунды кромешной темноты, пока зрители адаптировались к новому освещению, Васька успела взлететь на самый верх шеста, и именно туда направил луч большого прожектора Витька. А дальше началась фантасмагория. Витька то включал, то выключал прожектор, и каждый раз зрители видели Василису в новой причудливой позе. Вот она висит вверх ногами, раскинув руки в стороны, словно распятие наоборот. Вот она уже спиной к зрителям и… параллельно полу, словно гравитация перестала на нее действовать. Вот она изогнулась вокруг шеста, изобразив в воздухе нечто вроде спиралевидной
«березки».
        Промежутки между световыми пятнами становились все короче. Васька помнила, что эта часть композиции достаточно длинная и самая изматывающая, потому что времени сменить позу практически не оставалось, а повторяться не хотелось. В итоге Васька пошла на маленький компромисс с собой, фактически воспроизводя всю последовательность поз с самого начала, но слегка изменяя положение рук, чтобы у зрителя создавалось впечатление, что он видит что-то новое.
        Уф, все! Весь свет на сцену. Длинный-предлинный аккорд, она висит опять вниз головой, но невысоко от пола и держится за шест не ногами, а руками. Ноги же широко, почти до шпагата раздвинуты в стороны. Вот они медленно сходятся, затем кольцом уходят вниз, на пол, и Васька встает из мостика, словно потягиваясь со сна. Аккорд все звучит, но Васька знает, что это уже следующая часть. Она медленная, словно дразнящая зрителя, провоцирующая его на медленный танец. Самое время восстановить дыхание и заодно продемонстрировать великолепную растяжку.
        И, наконец, финал. Веселая песенка в стиле «кантри», чтобы публика не заскучала, резиновым мячиком по сцене, можно даже на руках. В ушах стучит кровь, телу горячо и мокро, а внутри просто физически разливается удовольствие: «Я смогла! Я опять это сделала!»
        Радостные крики провожали Ваську со сцены, а хитрый Соловей уже ставил одну из самых хитовых вещей этого сезона. Чтобы публика не расхолаживалась, а то пойди потом, оторви ее от стенок и вытащи на танцпол так, как это только что сделала Васька.
        - Ты - супер! - прокричал он ей, когда Василиса подошла к пульту, и протянул руку, подтягивая девушку к себе.
        - Нормально было? - поинтересовалась она из мелкого тщеславия.
        - В этот раз - как никогда. Правда, есть у меня подозрение, что ты на шесте слегка схалтурила, но могу и ошибаться.
        - Главное - не говори никому об этом, - расхохоталась Васька. А про себя подумала: профессионала не проведешь, можно и не стараться.
        - На второй танец пойдешь?
        - Не знаю. Норму по выпендрежу на сегодня я уже выполнила. Только если партия прикажет.
        Соловей уже собирался ответить, как его невежливо перебили:
        - Эй, слушай, я чего-то не догоняю. Ты что: решил от нас отказаться в пользу этой обезьянки? Проблем хочешь, маэстро?
        Василиса вздохнула и помимо воли вспомнила технику исполнения хука, который в свое время долго отрабатывала под чутким Санькиным руководством.
        - Во-первых, не хами. Ты со своим шоу-балетом опоздал как минимум на полтора часа, опять поставил под угрозу срыва весь вечер, - ответил Соловей нарисовавшемуся за их спинами кадру в черной бандане. - Я неоднократно тебе говорил, что балет должен приходить в зал до начала дискотеки, а не после . На твоем месте, Филя, я бы поблагодарил девушку за то, что совершенно бескорыстно заменила тебя и поработала на разогреве. А теперь советую извиниться и шагом марш работать!
        Последнюю фразу доселе спокойный и веселый Соловей рявкнул так, что у Васьки засвербело в ухе. Вот это мощь! Ему бы командиром быть на красном коне, бойцов в атаку поднимать. Так и хочется по стойке смирно вытянуться.
        Тот, кого Соловей назвал Филей, оторопел. Видимо, для него подобная реакция диджея тоже была внове. Впрочем, как подумала Васька, судя по тому, что успел рассказать Соловей, этот тип его уже успел достать до печенок. Так что поделом.
        - Я… это… извиняюсь…
        - Не мямли! Как на меня наезжал, так же бодренько и прощения проси! Давай, а то всю программу задерживаешь! Учти: попробуешь еще что-нибудь отмочить, заставлю в микрофон извиняться, чтоб все слышали.
        - Извини, был неправ, - буркнул Филя Василисе, отводя глаза. Точь-в-точь как бывший тренер…
        - И вот с такими людьми приходится работать, - вздохнул Соловей, когда Филя со своей группой отправился переодеваться в крохотную гримерку за сценой.
        - А чего ты его вообще не пошлешь?
        - Был бы хозяином этого заведения или хотя бы каким-нибудь ответственным лицом - да с превеликим удовольствием! Но этот Филя, не к ночи будь помянут, племянник кого-то из нашего руководства. Строго говоря, если бы не этот блат, фиг бы кто его сюда взял. Хореографа у них в группе просто по факту нет, друг друга не чувствуют, рассинхрон дикий, изюминки никакой. Сейчас сама увидишь это убожество. Блин, иногда так и хочется послать все на фиг и свалить отсюда. Сделать свое шоу с грамотной светомузыкой, с нормальными ребятами. А так - даже свое имя в афише ставить противно. Тьфу, срамота. Блин, ну сколько можно копаться, а? Что они там, морды размалевывают или штаны по полчаса надевают? Тоже мне, Филькины танцы!
        Васька тихонько свалила в зал. У Соловья сейчас и так проблем хватает, да и
«разрекламированное» им шоу Фили лучше смотреть не из первых рядов, а хотя бы метров за пятнадцать.
        Соловей был прав на все двести. Шоу-балет выглядел, словно наскоро придуманный для вечера «Алло, мы ищем таланты» в пионерском лагере. Да еще и она со своим танцем их ниже плинтуса опустила. Особенно если учесть, что между ее выступлением и Филей времени прошло всего ничего. Зал-то ее кульбиты забыть не успел и подсознательно ждет чего-то подобного от следующих танцоров. Ха-ха, не дождется.
        - Полный отстой, - со знанием дела прокомментировала происходящее девчонка слева от Василисы. - А у тебя классно получалось. Я много чего успела повидать, но ты меня даже удивила. Ты где-то специально танцами занимаешься, да?
        Васька повернулась к девчонке. Хм, явно не местная. Лицо незнакомое, да и одета не для этого места. Дорого и, с неохотой призналась себе Васька, со вкусом. Коротенькое летнее платье «для коктейлей», босоножки со стразами и крохотная сумочка в комплекте с босоножками. На голове сложная прическа и, судя по всему, это явно не парик, а личное, природой и мамой дарованное богатство. Васька даже машинально провела по своему скромному конскому хвостику до плеч, потом опомнилась и отдернула руку.
        - Нет, только шейпингом, - ответила она девчонке. - У нас во дворце спорта сильная секция. Там еще и не такое увидишь.
        - Меня, кстати, Варя зовут, - протянула собеседница руку для знакомства. - А ты Василиса. Я уже знаю, диджей объявлял.
        - Как твое имя? Валя? - переспросила Василиса.
        - Нет, Варя, Варвара, - улыбнулась девчонка. - Дикарка в переводе. Или чужестранка - кому как больше нравится.
        - Ты откуда к нам? Из столицы?
        - Много откуда. Но в столице тоже жила. Последний год мы с отцом провели в Новгороде, только не Нижнем, а Великом, а сейчас сюда приехали.
        - Надолго?
        - Как пойдет. У отца здесь дела. Как ушел в них с головой, так и не вынырнул пока что. Приходится мне самой себя развлекать. Сегодня вот решила на танцы сходить, на шоу-балет, - тут Варя хихикнула, - посмотреть. Если бы не ты, вечер можно было бы считать безнадежно загубленным. Кстати, а где здесь туалет?
        - Выходишь из зала, по лестнице наверх, на второй этаж, там по галерее, чуть-чуть направо и вниз.
        У Вари был вид человека, со всего маху налетевшего на стеклянную дверь. Васька вздохнула и великодушно предложила:
        - Пойдем уж, провожу.
        Пробираясь по узкой галерее, с которой сверху было хорошо видно танцпол, Варвара продолжала расспрашивать Василису:
        - Слушай, а почему вы свой город Лукоморьем зовете, хотя он на самом деле Красноармейск-15? Куда не пойдешь, сплошные магазины «У Лукоморья», местный майонез «Лукоморье»…
        - Еще шампунь, сосиски и нижнее белье, - добавила Васька. - Плюс дискотека, на которой мы с тобой находимся.
        - А почему так?
        - Ну, - начала повествование Васька, - на самом деле раньше здесь была деревенька Лукоморье. Потом она разрослась до села. А после войны, когда здесь уже вовсю работал секретный НИИ, Лукоморье переименовали в Красноармейск-15, объявили городом и закрыли для въезда. Только по пропускам и можно было попасть. А уж когда началась перестройка, все запреты сняли, у НИИ бюджетные дотации отобрали, и пришлось жителям самим выкручиваться. Сначала стали косметику выпускать - шампуни там, кремы всякие. Импортные же тогда стоили столько, что за них всю зарплату отдавать пришлось бы. Тем более у НИИ оказалась в запасе парочка интересных разработок по данной тематике. А чего недоставало - то мигом рассчитали. Тут же инженерный потенциал собран - о-го-го какой! Чуть-чуть раскрутились, открыли колбасное производство и кондитерку.
        - Тоже на основе секретных разработок? - округлила глаза Варя.
        - Да нет, что ты. Просто мяса побольше в колбасу стали класть, вот и весь секрет. Окрестные колхозы с совхозами на Лукоморье днями и ночами молятся. Кто бы иначе регулярно и в таких количествах их сырье закупал? А года два назад привезли специалиста из Москвы, тот помог наладить трикотажку. Носки, трусы, майки. Кстати, зря смеешься. К нам даже из столицы за ними приезжают. А что - дешево и качественно. Впрочем, как и все лукоморское.
        - Ладно, про трусы я поняла, - отмахнулась Варя. - А вот почему Лукоморье-то? Это ведь что-то из сказок, да? Наверняка местных легенд должно ходить немерено, иначе с чего бы рядовая деревенька Лукоморьем звалась.
        - Да кто ж его знает? - пожала плечами Василиса. - Краеведческого музея у нас нет. А по поводу названия вроде так получается, что когда-то здесь была жуткая эпидемия какой-то заразы. И местное население, дабы хворь изгнать, жрало в немереных количествах лук. Морила, так сказать, инфекцию на корню. Вот отсюда и лукоморье.
        - Представляю, какой тогда здесь запашок стоял.
        - Запашок - не запашок, а вертись, как хочешь, чтоб в гроб не лечь. Антибиотиков и прочих колдрексов тогда еще и в проекте не было.
        - Странно. Мне почему-то представлялось, что Лукоморье - это на краю какого-то моря. Луковое море и все такое.
        - Это тебя на почве Пушкина переклинило. С одной стороны Лукоморье, с другой -
«тридцать три богатыря в чешуе, как жар горя». Вот сознание и слепило все в одну кучу.
        - Эх, жаль! Я-то думала, здесь то самое Лукоморье находится. А оказалось - всего-навсего инфекционная деревушка, - вздохнула Варя.
        Васька было даже оскорбилась за родной город и уже собиралась сказать нахалке, что нечего судить о том, чего знать не знаешь, но тут Варвара завидела вожделенный туалет и рванула туда со всей прыти. Васька подумала и из мелкой женской вредности решила ее не ждать. Пускай теперь сама дорогу назад ищет, фифа расфуфыренная.

        На самом деле на танцы Варвара сбежала втайне от отца. Если бы узнал, куда она собралась, наверняка бы приказал в целях безопасности остаться дома. То есть в съемной четырехкомнатной квартире, которую он каким-то чудом умудрился отыскать в этом Богом забытом месте. Он над Варей трепещет, как лист на ветру: а вдруг с его девочкой что-то нехорошее случится? Давайте-ка мы ее запрем для надежности и успокоимся. А дома его Алиска вертится, глаза б на нее не смотрели. Будет весь вечер с глупостями приставать и своей в латекс затянутой попкой крутить. Фу, вульгарщина. И чего отец ее с секретарской должности еще не попер? Ведь тупа, как пробка. Папки с документами то и дело теряет или местами путает. Неужели все, что нужно мужчине, - это смазливая мордашка? А как же содержимое черепной коробки? А любовь?
        Нет, про Алиску разговор не идет. Та еще лисица. Льстивая и лживая. Да за те бабки, что она у отца получает, она ему такую африканскую страсть изобразит - паркет задымится. Надо будет по роли - и в вечной любви поклянется. Даже ребеночка родит. Только Варваре такого братика или сестрички не надо. От какой-нибудь нормальной тетки - да Бога ради. Но только не от Алиски, увольте. Подобрали как бездомного шелудивого котенка, когда в Орле торчали, отмыли, приодели, так сразу пальчики наманикюренные гнуть начала. Даже на нее, Варю, наехать попыталась. Ха, три раза. Варвара таких, как она, с добрый десяток перевидала. Первые отцовские любовницы у них в роли нянечек тусились, а как Варвара в школу пошла, в секретарши переметнулись. И эта из таких же. Еще максимум полгода, ну год продержится и улизнет на более сочные луга к другому спонсору. Батька-то у нее деньги на ветер бросать не привык, вот и шипит Алиска помаленьку, думая, что ее никто не слышит: жмот, скряга… А сама на деловых встречах да приемах только успевает башкой своей глупой как флюгером вертеть в поиске очередного покровителя. Противно.
        У отца сегодня важные переговоры в местной бане. Смешно. То в кабаке каком-нибудь, то в парке развлечений проходят. А сейчас вон и до бани докатились. Хорошо хоть, что не до общественной, а какой-то частной, его новому партнеру принадлежащей. Эх, побыстрее бы он здесь свои дела заканчивал, а то сил нет больше торчать в этой дыре. Вторая неделя пошла, а заняться нечем. Шопинг надоел, да и сколько можно шмотки закупать. На этюды сходить - места надо обследовать, а с кем? Куда с крыши ни посмотри - леса кругом. Еще заблудится по дороге в трех соснах, позор-то какой. Нет, валить отсюда и поскорее.
        Стоя у грязного, чуть щербатого зеркала, Варя обновила макияж. Эх, знала бы, куда идет, оделась попроще, да и прическу другую сделала. Она-то считала, что если на афише написано «клуб» - это значит именно то, что значит: полноценный ночной клуб. Ну, с некоторой скидкой на провинциальность. А оказалось, клубом это заведение называется исключительно в силу привычки. Раньше звался клубом имени Ленина, сейчас - просто клубом или Домом культуры. Впрочем, глядя на обшарпанные унитазы и мутные зеркала, понимаешь, что культурой здесь особой и не пахнет. М-да, испорчен вечерок однозначно.
        А девчонка эта, Василиса, ничего, забавная. Заносчивая, правда, слегка, но не сильно. Зато танцует классно. Неужели это ее на шейпинге так научили? Надо будет найти это заведение, зайти и позаниматься на досуге. Заодно и с Василисой теснее завязаться. Может, возьмет на себя роль гида-проводника?
        Выйдя из туалета, Варвара Ваську не обнаружила. Ну и не беда, до зала дойти - делать нечего. Тут особенно и запутаться негде, если по-хорошему. Зря она так испугалась.
        Навстречу попались три девчонки с дискотеки. Двое презрительно смерили Варю с ног до головы таким взглядом, что если бы перевести его на человеческий язык, в целях цензуры там бы остались одни «бип, бип». Третья девчонка просто прошла мимо.
        Уже разминувшись с ними, Варя услышала в спину:
        - Нет, Надька, ну ты глянь, какая фифа! Интересно, сколько она за ночь берет?
        В Варваре засуетился мелкий подленький чертик, который всегда в подобные моменты брал верх над ее логикой и воспитанием, вместе взятыми, и повелевал поступить по-своему. Развернувшись на каблучках, Варя улыбнулась в лицо говорившей:
        - Столько, красотка, сколько тебе с твоей мордашкой и за год не напахать.
        После чего развернулась и с чувством собственного достоинства отправилась по прежнему маршруту, единственно о чем жалея, так это о том, что не может видеть сейчас выражение лица завистливой девахи.
        Ей сейчас было наплевать на все. Даже на то, что если возникнет драка, она окажется в явном меньшинстве. С той стороны трое, она одна. Девчонки на своей территории, Варвара здесь чужачка. Но безнаказанно спускать оскорбления в свой адрес она не позволяла никому. Так воспитал ее отец. Может быть, на свою беду, но ничего не поделать.
        - Эй, ты чего вякнула? - нашлась наконец с ответом противница. - А ну, стой!
        Варвара продолжала держаться прежнего курса, про себя прикидывая, что можно использовать в качестве подручного средства, если драка все-таки начнется. Эх, платье только жалко, новенькое, отец на день рождения подарил. Да и шпильки-каблучки не факт, что выдержат. Но если эта дрянь все-таки попытается разобраться на кулаках, трижды пожалеет, что раскрыла свой поганый роток. Как бы швы на располосованную физиономию накладывать не пришлось: что-что, а на крепость собственных ногтей Варвара точно пожаловаться не могла.
        - Кому говорю - стой! - надрывалась за спиной деваха. Потом послышался топот. Ну, вот и началось. Но тут…
        Из-за ведущей в галерею двери вышел парень, и Варвара чуть ли не с разбега ткнулась в его грудь лицом. От неожиданности она чуть покачнулась, и парень подхватил ее за талию.
        - Извините меня. - Голос незнакомца был капельку тягучий и бархатистый. Он словно обволакивал, гипнотизировал, звал за собой.
        Варвара подняла глаза. Боже мой, вот это красавчик! Натуральный блондин, не худой, но и не перекачанный, одетый в дорогой костюм с дорогим же галстуком - в этих делах Варя была, почитай, экспертом. И молоденький! От силы двадцать пять, а то и меньше! Лакомый кусочек. Неужели еще и холост при такой-то внешности?
        - Да что вы! - Улыбнувшись самой лучезарной из своего арсенала улыбкой, Варя позволила себе чуть-чуть опустить глаза, будто бы в стеснении. - Это вы меня простите, налетела на вас…
        - Эй, голубки, потом доворкуете, мне с этой стервой надо кое о чем накоротке потрещать! - дернула Варвару за руку наглая девица.
        Варвара быстро прикинула ситуацию и приняла единственное верное решение. Она вновь подняла глаза на блондина, но в этот раз там читались неприкрытая мольба и вопль о помощи.
        Блондин оказался истинным джентльменом. Для начала он очень аккуратно, двумя пальцами отцепил кисть нападавшей от Вари, да так, что деваха скрючилась, как от касторки. Потом, не отнимая пальцев, отвел девицу на два шага в сторону и что-то прошептал ей на ухо. После чего отпустил, и она, словно побитая шавка, затрусила в сторону туалета, где ждали ее подруги.
        - Огромное вам спасибо! - с чувством произнесла Варя. - Вы даже не знаете, как вы меня сейчас выручили!
        - А что у вас случилось? Мальчика не поделили? - ухмыльнулся блондин. Варвара приняла вызов:
        - Нет, девочку.
        - Серьезная заявка на победу. - В глазах блондина мелькнуло удивление, он явно был заинтригован. - И какую же девочку вы не поделили?
        - Меня, - просто отозвалась Варя.
        - Это каким же образом? - озадачился блондин.
        - Просто она хотела со мной говорить, а я с ней - нет.
        - Железная логика, - признал парень. - Кстати, меня зовут Иван.
        - А меня - Варвара.
        - Варя, а как вы смотрите на то, чтобы остаток вечера провести в каком-нибудь другом, менее шумном месте?
        - Положительно, но… поймите меня правильно. В вашем городе я новенькая. Ничего и никого не знаю, а вдруг вы меня куда-нибудь не туда завезете?
        Тут Варвара серьезно рисковала. С одной стороны, Иван мог принять ее за жеманную и кривляющуюся дурочку. Но с другой стороны, если бы она не намекнула о своих опасениях, вышло бы еще хуже. В глазах Ивана она бы превратилась в легкодоступную девочку, которую только пальцем помани, и она пойдет за тобой.
        - Хм, понимаю. А где вы сейчас территориально обитаете?
        - В микрорайоне.
        - Ну, микрорайон большой, считай - если не половина, так треть города точно. А где именно?
        - Рядом с почтой.
        - Отлично. Как раз через дом от почты там имеется неплохое кафе. Правда, оно небольшое и расположено в подвале, но на этом все его минусы и заканчиваются. Выпьем в честь знакомства по бокалу шампанского, а как только вы соберетесь покинуть меня, то просто скажите, и я провожу вас до подъезда. Думаю, так вы сможете избежать лишних страхов. Ваш ответ?
        Варя слегка замялась, ровно на две секунды, не больше, после чего подняла глаза и сказала:
        - Да…

        Василисе отчего-то расхотелось танцевать. Выходить на сцену и чувствовать за своей спиной злые взгляды Фили и его танцоров - увольте. Еще и подлянку какую-нибудь бросят, с них станется. Отплясывать вместе со всеми тоже почему-то не в кайф. Думала поболтать с этой странной Варей, когда та вернется, так ее и след простыл. Неужели все-таки заблудилась по дороге обратно? Так это уже пространственно-шахматная амнезия третьего порядка, не меньше, или по-простому кретинизм на местности. Пойти найти ее, что ли?
        Васька легко взбежала по лестнице и пошла по галерее. Навстречу ей, как назло, попались дочки Потаповны. Лицо Верки шло красными пятнами, и она явно только искала повод, чтобы на ком-нибудь сорваться. Завидев Ваську, Верка подбоченилась и заявила:
        - Кого я вижу! А говорила, что на дискотеку не пойдешь. Опять, значит, соврала. И сколько ты будешь нашу маму доставать? Она из-за тебя переживает, валокордин пьет, а ты?
        - Приглохни, а то сама на валерьянку подсядешь, - отозвалась Васька, но без особой злости. С Веркой они цапались частенько по любым пустякам, и было бы странно, если бы на этот раз они мирно разошлись.
        - На твоем месте я бы матушке не дерзила. Твой отец домой не торопится, так что прикрывать тебя некому, можешь и не надеяться.
        - Воздух не тряси, он послезавтра приезжает.
        - А вот и нет. Он, между прочим, звонил, когда ты ушла, и сказал маме, что задерживается на неделю, а то и на две. Видать, кралю себе какую-нибудь подцепил…
        - Врешь!
        - Да зачем бы мне! Вон, девочки могут подтвердить. Правда ведь?
        - Правда, - с готовностью отозвалась Надежда. Люба пожала плечами, что могло означать как «да», так и «нет».
        - Батя-то у тебя мужик ничего, так сколько можно в монахах ходить? - продолжала Верка. - Вот и закрутил себе курортный роман, пока рядом надоедливой доченьки нет…
        - Он на работе.
        - Ой, да много ты в таких вещах понимаешь, сирота Казанская, - презрительно бросила Верка.
        Вот тут температура внутреннего Васькиного кипения резко подскочила до критической отметки, а предохранительный клапан сорвало напрочь. Да что это такое! Сколько можно! Сами без отца уже второй год живут, и ничего, а ей мамину смерть к месту и не к месту припоминают.
        Васька подошла к Верке и от всей души залепила той хлесткую пощечину. Верка взвыла от боли и бросилась на обидчицу с растопыренными пальцами, намереваясь расцарапать той лицо, но ее остановила младшая сестра Любаша:
        - Вера, остынь. Сама виновата. Девочки, пошли.
        - Вот загонит матушка твоего отца под каблук, тогда и поговорим, - прошипела Верка, предварительно позволив Надежде и Любаше увести себя подальше от Васьки.
        В ответ Василиса продемонстрировала характерный жест с участием среднего пальца.
        Нет, ну надо же: и с чего Верка на нее окрысилась? Не иначе, как материнское влияние сказывается. А Любаша-то молодец! Ведь всего пару слов сказала, и Верка сразу же на попятную пошла. Если бы не она, быть бы драке.
        Васька злорадно ухмыльнулась. Как ни крути, а если на Веркиной физиономии не останется синяков, это будет очень и очень странно. Удар у нее сильный, что кулаком, что раскрытой ладонью. Так что Верка может даже и не думать в ближайшие пару дней без пудры на люди выходить. Правда, с Потаповной теперь точно хлопот не оберешься. Разбитый фейс старшей доченьки она Василисе явно не простит. Хотя одной проблемой больше, одной меньше - уже несущественно.
        Пройдя галерею и обнаружив, что Варвары в окрестностях туалета не наблюдается, Васька решила разыскать Ларцовых и отправиться домой. И дело было вовсе не в настроении. Даже не скажешь, какое оно сейчас, плохое или хорошее. Просто взбудораженное. Слишком много событий для одного вечера, да еще и с долгоиграющими последствиями.

        Варвара вышла на улицу и всей грудью вдохнула свежий, чуть сладковатый воздух. Интересно, чем это так пахнет? Липа вроде уже отцвела. Может, просто листвой?
        - Варя, прошу вас…
        Блондин распахнул перед ней заднюю дверь старенькой серой «Волги». Диссонанс между потрепанной машиной и с иголочки одетым Иваном был столь разительным, что в Вариной душе вновь зашевелились нехорошие подозрения.
        Заметив ее колебания, Иван с улыбкой пояснил:
        - Моя штатная сейчас в ремонте, поэтому водитель временно возит меня на своей.
        Хм, объяснение как объяснение, но Варвару все равно не покидало чувство некоторой фальши. Что-то здесь было не так, но опасностью вроде бы не пахло. Поэтому она сделала вид, что верит Ивану. Но про себя решила, что при первой же возможности раскрутит этого парня и выведет на чистую воду. Мужчины даже не подозревают, как много собственных тайн могут выдать, если считают, что их собеседница не более чем молоденькая и смазливая глупышка.
        До обещанного кафе они долетели меньше чем за пару минут, хотя водитель даже и не думал гнать машину. Просто городок действительно был небольшой, не сказать - крошечный. И только приезжие вроде Варвары могли бы заблудиться в нем всерьез.
        - Ну что, Сергей, - сказал Иван, когда машина остановилась, - ты, пожалуй, подождешь нас здесь…
        Сергей не сказал в ответ на это ни слова, но по тому, как напряглись мышцы на его шее, Варвара поняла, что он явно ждал иного обращения с собой. Видимо, понял это и Иван, потому что быстро добавил:
        - Впрочем, я передумал. Ты ведь даже поужинать не успел, поэтому пошли вместе.
        Сергей заглушил мотор.
        Варвара хихикала про себя над разыгрываемым специально для нее спектаклем, но снаружи хранила самый непроницаемый и чуть глуповатый вид. Ага, персональный водитель, как же! И машина у него, видите ли, в ремонте! По опыту своего отца она знала, что у таких молокососов, как Иван, водителя не может быть просто по определению. Даже если предположить, что он весьма состоятелен, так ведь все равно не миллиардер, чтобы на прислугу раскошеливаться. А если по легенде машину ему выделили по работе, так тоже нескладушки выходят. Это какую же стремительную карьеру он должен был сделать, чтобы добраться до соответствующего ранга? И курьером он быть тоже не может, поскольку курьер всегда на своих двоих добирается, да и костюм с галстуком редко носит.
        Кафе оказалось вполне милым. Ассортимент блюд, конечно, оставлял желать лучшего, но заморить червячка можно было и здесь. Впрочем, Варвара была не голодна, поэтому остановила свой выбор на шампанском и фруктовом салате.
        На самом деле шампанское она недолюбливала, но из образа трепетной девушки выходить пока не стоило. Нечего блондинчику знать, что на самом деле она уважает крем-ликеры и банальное пиво.
        Иван изо всех сил старался быть галантным и остроумным, и Варвара поощряла его в этом. Тем более что он ей действительно понравился. По крайней мере на то время, на которое она застряла в этом захолустье, интрижка ей обеспечена. А там глядишь, что и сложится. Если только блондинчик не окажется уж вовсе дутой фигурой. Впрочем, это можно ведь и выяснить потихоньку…
        - Варя, - перебил ход ее мыслей Иван, - а можно обратиться к вам с одной маленькой просьбой?
        - Какой же? - улыбнулась Варя.
        - Распустите, пожалуйста, волосы…
        Хм, надо же, заметил. Согласиться или нет? А, ладно, можно в виде маленького послабления…
        Варвара осторожно одну за другой вынула шпильки, отстегнула заколку, и копна золотых волос водопадом бросилась ей на спину.
        В глазах что Ивана, что Сергея читалось немое восхищение. Еще бы: попробуй сейчас отыщи девушку, чьи локоны буквально чуть-чуть не достают до колена.
        - Варвара-краса, длинная коса, - распевным речитативом произнес Иван, не решаясь коснуться золотой волны.
        Довольная произведенным впечатлением, Варвара чуть-чуть тряхнула головой, якобы для того, чтобы волосы побыстрее распутались. Парни едва сдержали стон. Но если Сергей смотрел на нее примерно так же, как на красивую статую в городском парке, то в глазах Ивана читалось неприкрытое вожделение. Нет, голубчик, рановато тебе губешки раскатывать.
        - Вы уж извините, не могу долго так сидеть, - пояснила Варя и ловко принялась убирать волосы в тугой узел. - Сейчас лето и так жарко, а тут такая шуба на спине.
        Иван, как ему показалось, незаметно вздохнул с сожалением. Варя мысленно записала себе еще одно очко. Кажется, парень уже на крючке…
        - Расскажите мне, пожалуйста, про ваш город, - попросила Варвара, когда официанты принесли заказ. - Я тут меньше недели, да и то по большей части взаперти, поэтому все, что видела, - это почту да ваш клуб.
        Иван пожал плечами:
        - Городок как городок, ничего особенного. Все здесь вертится вокруг НИИ. На мой взгляд, единственный стоящий актив во всем этом курятнике. Ну, плюс дворец спорта, олимпийский резерв и все такое. Местное сборище качков и бедноты. Вам здесь, наверное, скучно.
        Напрочь проигнорировав последнюю фразу, Варя, как щучка, вцепилась в Ивана:
        - А почему вы сказали «качков и бедноты»? Если там действительно олимпийский резерв тренируется?
        - Ну, посудите сами, Варечка, кому туда и идти, кроме как пацанам, зацикленным на собственной фигуре, да тем, кому, кроме спорта, в жизни пробиться некуда? Если бабок нет и мозгами ты не Эйнштейн, значит, тренируйся и зубами вырывай себе место в сборной. Иначе навсегда останешься в местном болоте.
        - А вы, я так понимаю, образованный и обеспеченный человек?
        - А вы проницательны, Варечка, - снисходительно улыбнулся Иван.
        Варвара мысленно чертыхнулась. Блин, нельзя так с кавалеристского наскока. Еще соскользнет с крючка рыбка золотая. Мягче надо, аккуратнее.
        - Вы мне льстите, - потупила девушка глаза и тут же продолжила: - а кто вы по специальности?
        - Я учусь… я экономист-международник, - тут же поправился Иван. Варвара сделала вид, что не заметила оговорки, но для себя поставила галочку «студент». Еще бы вычислить, какого курса…
        - А… в Лукоморье у вас свой бизнес? Совместные предприятия и все такое?
        - Можно и так сказать. - Иван, казалось, полностью успокоился и решил, что его статус так и остался нераскрытым. - Кстати, Серый, попроси официанта повторить напитки.
        Молчаливый «водитель» поднялся и послушно отправился к барной стойке. Иван, видимо, решил использовать его отлучку для мелкого интима, вроде поцелуя в губы, и уже потянулся к девушке, но Варвара была наготове:
        - Ой, а почему Серый? Это от имени Сергей или…
        - Или, - ухмыльнулся Иван. - Потому что Серый Волк. Серый Волк зубами щелк…
        - Но ведь по сказке, если я правильно помню, Серый Волк возил на себе Ивана…
        - …Царевича. Все правильно.

        Слава Богу, Потаповна под дверями не торчала, и к себе домой Васька проникла беспрепятственно. Заперлась изнутри на ключ на все три оборота, чтобы на всякий случай иметь больше времени, если соседка опять решит нагрянуть к ней с визитом. Может, ключ так и оставить в замке? Да, наверное. По крайней мере есть шанс, что Потаповна сюда вообще не попадет, пока Васька будет дома.
        Интересно, Верка правду сказала насчет того, что отец еще на неделю задержится? Она ведь и соврет - недорого возьмет. Но если так, то хреновее ситуации не представишь. Прощай, мечты о спокойной достуденческой жизни. Мегера Потаповна со своими дочками запросто может испортить последние школьные каникулы.
        Что там у отца могло такого произойти? Да и командировка какая-то странная. Он никогда не уезжал больше чем на пару дней, а тут вдруг на тебе: уже неделю отсутствует, а то и вторую вне дома проведет. А может, злыдня Верка права, и у него действительно появилась женщина?
        Васька обдумала эту мысль и так, и сяк. Не сказать, чтоб ее порадовали сделанные выводы, поскольку выходило, что Верка вполне могла попасть в точку. Ну ладно, по крайней мере хоть один положительный момент напрашивается: если у отца это серьезно, Потаповна тогда точно оказывается в пролете. Вряд ли мачеха позволит какой-то там соседке наводить тут свои порядки. Лишь бы только не подружились, а то Потаповна имеет дурную особенность без мыла в любые щели пролезать. Тогда только и останется, что бежать из родного дома куда глаза глядят, иначе сожрут на пару. Хотя нечего раньше времени себя накручивать. История про отцовский
«курортный роман» вилами по воде писана. А то и вовсе Веркой из пальца высосана, лишь бы ей, Василисе, посильнее досадить.
        Но все равно, почему отец так редко звонит? И почему их телефонные разговоры всегда такие короткие? «Весь в делах, все нормально, как у тебя? Тоже все о-кей? Ну лады, дочка, будь молодцом». И все. Прямо телеграмма какая-то. Да и если он себе подругу завел, тоже мог бы предупредить. А то узнавать обо всем от досужих кумушек - невелика радость.
        Василиса принялась раскладывать кровать. Может, помечтать о нем ? О том, как он наконец обратит на нее внимание, сделает своей девушкой и предложит руку и сердце? Да нет, глупость какая. Чего грезить об откровенно несбыточном, лишь себя расстраивать? Ни руки, ни сердца там не заполучить даже в очень отдаленной перспективе. Не тот он человек, чтобы так запросто со своей свободой расставаться. Иначе бы давно уже был женат и неоднократно. Максимум, что ей светит, - это заполучить его в любовники. И сразу приготовиться к тому, что это ненадолго. Может быть, всего один раз.
        У Василисы сладко заныло сердце. А может, все-таки попробовать? А вдруг получится? Ну, чего она теряет? Да ровным счетом ничего. В конце концов, лучший способ справиться с навязчивым желанием - это осуществить его. Только страшно-то как. А если он ее на смех поднимет? Скажет: ступай, девочка, обратно в свой детский сад и отстань от взрослых дядь? Ой, нет, лучше об этом и не думать.
        Спать расхотелось совершенно. Да и время не сказать чтоб позднее, даже двенадцати еще нет. Может, поиграть в компьютер, пройти наконец этот уровень и начать следующий? Все равно никто не увидит и не помешает.
        Васька подошла к столу и включила кнопку power.

        Варвара ворочалась в кровати с боку на бок и никак не могла заснуть. Хорошо хоть отца дома не было, когда она вернулась, а то бы нотаций не избежать. Да и Алиска тоже куда-то слиняла. Только минут пятнадцать назад, крадучись, обратно приползла. Никак пытается новые пастбища освоить. Ну-ну, недолго ей осталось.
        Варвара совершенно не собиралась ябедничать отцу на Алису. Взрослые люди, сами разберутся. Тем более что было у нее одно забавное подозрение, что отец и так знает обо всем, причем заранее. У него в голове не серое вещество, а куча компьютерных чипов, не иначе. Ему бы в разведке аналитиком служить. Впрочем, для бизнеса такая голова тоже нужна. А если судить по отцовским банковским счетам, отец эксплуатирует свои мозги на полную катушку и весьма успешно.
        М-да, ну и в странный же городок их занесло. Кому расскажешь, как она вечер провела - пальцем у виска покрутят в лучшем случае. «Варвара-краса длинная коса в компании Ивана Царевича на Сером Волке посетила с неофициальным визитом кафе
„Сказка“ в Лукоморье». Бред. Да и девчонка эта с дискотеки, Василиса, тоже, считай, в масть пошла. Вот интересно только, какая она: Прекрасная или Премудрая? Все, завтра же надо прошерстить библиотеку и проштудировать русские народные сказки. Заодно и про всяких Царевичей с Волками вопрос прояснить.
        И тут Варвара хмыкнула. Если уж продолжать сказочные аналогии, то отец вписывался в них просто идеально, поскольку деловые партнеры давно уже за глаза звали его Колобком. При росте под метр восемьдесят и весе за сто пятьдесят кило это было немудрено. Этакий мега-Колобок с головой, стриженной под бильярдный шар и складочками на затылке, как у шарпея.
        Интересно, отец завтра до самого вечера на работе проторчит или как? А то ведь ей, кровь из носу, надо незаметно в половине пятого из дома исчезнуть. Эх, знала бы, просмотрела отцовский ежедневник до конца недели, чтобы быть в курсе, когда он по делам разъезжает. Впрочем, можно просто сказать, что идет гулять по магазинам. А за углом - прыг в серую «Волгу» и поминай, как звали. Блондинчик обещал покатать ее по городу, так сказать, с неофициальной экскурсией. Интересно, когда до него дойдет, что водитель в делах амурных только мешает? И вообще: имидж ничто…
        Когда Варвара засыпала, ей снилось, что она перебирает наряды в шкафу, пытаясь найти самое-самое лучшее платье для завтрашнего свидания.

        Появление Потаповны Васька элементарно проспала. Она до половины шестого утра воевала на компьютерных полях сражений и потому дрыхла без задних ног сном праведника, даже не сняв с себя джинсы и футболку. Вчера на это просто не осталось сил.
        Проснулась она оттого, что дверной звонок трещал без умолку, а с площадки слышались гневные вопли Потаповны:
        - Открой! Открой немедленно! Иначе вызову слесарей и сломаю дверь! Васька, дрянная девчонка! Я знаю, что ты там…
        Пришлось вставать и идти открывать, как ни хотелось.
        Явление Потаповны в прихожей было смерчу подобно:
        - Что это за новости? Ты с кем? Я так и знала, что ты водишь к себе кого попало. Где он?
        Ваське стоило больших усилий не покрутить пальцем у виска. Экстренный подъем дался ей нелегко, глаза так и норовили слипнуться, а тут еще эта неврастеничка скачет.
        Соседка меж тем добралась до спальни, убедилась, что там никого нет, но отчего-то не успокоилась, а наоборот, разозлилась еще сильнее:
        - Василиса, я должна с тобой серьезно поговорить. Так дальше продолжаться не может. Ты хамишь мне, врешь на каждом шагу да еще осмелилась поднять руку на моих девочек! Честное слово, по таким, как ты, детская комната милиции плачет! У тебя есть чем оправдать свое поведение?
        - Оправдываются те, кто виноват, - заметила Васька. - А детская комната милиции из-за меня по факту страдать не может, поскольку я уже взрослая.
        - Значит, ты считаешь себя правой?
        Васька пожала плечами. Риторический вопрос не требует ответа, так зачем эти формальности?
        - Твой отец задерживается, поэтому, к сожалению, я не могу уповать на его скорейшее возвращение и то, что он вправит тебе мозги. Так что учти: отныне я за тобой слежу. И без моего разрешения ты из квартиры ни на шаг. Пора наконец пресечь твои хулиганские выходки. Поняла?
        Васька ничего не сказала. Зато подняла глаза на Потаповну и смотрела на нее в упор до той поры, пока соседка под каким-то предлогом не выскочила за дверь, успев напоследок напомнить - без разрешения никуда!
        Ну что за наглость, право слово! Дочками своими пускай командует, а к ней не лезет. И вообще, больше она ей дверь не откроет. А если эта дура и вправду слесарей вызовет, пусть пеняет на себя. За свой счет замки менять будет.
        А то, что отец действительно задерживается, это, конечно, печально. Неделя на осадном положении, что может быть хуже? Да и четыре пары глаз в квартире напротив тоже не подарок. Ну, ничего, как говорит отец, на каждую задницу штопором есть ключ винтом. Хочет Потаповна поиграть в зоркого сокола? Да на здоровье, кто ж мешает! Только какой заключенный не имеет в голове план побега?
        Васька умылась, переоделась, заново заперла дверь на ключ и отправилась на балкон. Огляделась. Ага, у врагов белье на веревках сохнет, вряд ли они на свой балкон подышать выйдут. Значит, ее маневр никто не заметит. Отлично.
        По прихоти архитектора балконы этого дома были смежными между соседями из разных подъездов. Вот на смежный балкон Васька и отправилась. Перелезла через номинально разделяющий балконы поручень, постучала в окно. Оттуда выглянула молодая женщина в цветастом платье с ребенком на руках, помахала Василисе рукой и открыла балконную дверь.
        - Что, пешком уже лениво?
        - Да нет, Маш, тут совсем другое. Потаповна вконец озверела, решила каждый мой шаг контролировать. Вот я и решила улизнуть от нее втихаря, пусть побесится. Да ну ее к лешему. Лучше рассказывай, как вчера по магазинам съездила?
        - Отлично. Толику комбинезончик на зиму купила, Дане джинсовый костюм оливкового цвета, он как раз о таком мечтал. Ой, слушай, раз ты здесь - с Толиком не посидишь минут десять? Мне за сметаной сбегать надо и за яйцами, а то в холодильнике мышь повесилась.
        - Да какие проблемы, Маша!
        - Вот и славно! Жди, я мигом!
        И хозяйка квартиры умчалась в коридор, не забыв вручить Ваське переходящее красное знамя. То есть сына Толика полутора лет от роду.
        Васька учила Толика играть в ладушки, а сама думала: «Все-таки Машка - отличная девчонка! Вернее сказать, женщина». Она как-то случайно проговорилась, и Василиса тогда едва дар речи не потеряла. Оказывается, Маше недавно тридцать четыре стукнуло. Представить только: целых тридцать четыре года! А по ней и не скажешь. Когда они с мужем только переехали сюда из семейного общежития, Васька думала, что Маше от силы двадцать пять - двадцать семь лет. Да и взрослого зазнайства в ней нет ни на грамм. Лучшей подруги трудно было и пожелать. Она знала столько всего интересного, а уж если требовался какой совет по хозяйству, косметике или взаимоотношениям с мальчиками, так тут Маше вовсе равных не было.
        Мужа своего, который был, кстати сказать, младше ее лет на пять, Маша в шутку звала гастарбайтером и Данилой-Мастером. Даня приехал работать по контракту в Лукоморское НИИ, да так здесь и остался. А если учесть, что родом он был с Урала и имел профессию резчика по камню, то неудивительно, что Данилой-Мастером его быстро стали звать и коллеги с работы, и друзья-приятели. Дане это даже нравилось.
        Свою же жену он в отместку обозвал Марьей Искусницей, а когда его спрашивали, в каких это вопросах она у него искусница, многозначительно закатывал глаза к небу и отделывался смешными намеками. Мол, вслух о таком не скажешь, а хвастаться начнешь, так не успеешь поклонников жены отстреливать. А он человек мирный, к насилию не склонный…
        Толика же супруги солидарно окрестили мальчик-с-пальчик. Родился он и вправду небольшим, меньше трех кило весом, да и сейчас особыми размерами не отличался. Даня отнесся к этому философски, и на все досужие домыслы отвечал: придет время, пацан все наверстает.
        Васькин отец знал про дружбу своей дочери с молодой соседской семьей и даже поощрял ее. Пару раз пригласил их в гости на тортик, а однажды они устроили чаепитие прямо на балконах, передавая друг другу через поручень сладости и салфетки. Потаповна только слюну глотала, на такую идиллию глядючи.
        На самом деле Маша отчасти заменила Ваське маму. Да и относилась она к ней чуть-чуть иначе, нежели чем просто старшая подруга, чего Васька в упор не желала замечать. Правда, иногда при разговоре с Василисой Машины глаза поволакивались грустной дымкой, но она тут же брала себя в руки, и на все расспросы весело отвечала: все в порядке, просто задумалась. Данила в такие минуты слегка хмурился, но тоже молчал, как пленный партизан, поэтому Васька решила, что ей это просто мерещится.
        Маша вернулась очень быстро, и десяти минут не прошло. Толику к тому моменту в ладушки играть надоело, он раскапризничался, и Маша положила его в постельку.
        - Достала эта жара, - пожаловалась Марья Ваське. - Толик устает ужасно, весь режим дня насмарку полетел. Ночью играет, днем спит. Хорошо хоть у Дани сон крепкий, а то бы вообще дурдом получился. Ему-то в отличие от нас на работу ходить надо.
        - Слушай, Маш, - решилась спросить о наболевшем Васька, - а можно задать тебе один вопрос личного характера? Так сказать, как консультанту-психологу и знатоку человеческих душ?
        Машка хмыкнула:
        - Эк как ты меня обозвала. Ну, давай, консультируйся! Даже любопытно делается: чего это ты такого от меня узнать хочешь?
        - А вот скажи: что делать, если тебе нравится один человек, а он об этом даже и не догадывается?
        - Это ты меня теоретически или практически спрашиваешь? - ухмыльнулась Маша.
        - Считай, что и так, и так.
        - Тогда несколько наводящих вопросов, если ты не возражаешь, конечно.
        - Да что ты! Спрашивай!
        - Вы имеете с ним какие-нибудь точки соприкосновения? Я имею в виду общие компании, учебу, работу, хобби - все такое.
        - Только косвенно, - вздохнула Васька. - Похоже, он знаком с моей тренершей по шейпингу. По крайней мере они себя друг с другом по-приятельски вели, когда он как-то раз у нас на занятии появился.
        - Ты знаешь сферу его интересов?
        - Да, но сразу предупреждаю: мне оттуда ничего не подходит. Полный экстрим, да еще и затрат требует немереных. Во-первых, страшно, во-вторых, дорого, в третьих - страшно дорого.
        - Хм, все забавнее и забавнее. - Маша смешно сморщила носик. - Давай я попробую угадать. Он старше тебя, причем значительно, лет на десять минимум. Так?
        - Но выглядит-то молодо! Так что при чем здесь возраст? - с некоторой горячностью возразила Васька.
        Маша вздохнула и принялась объяснять:
        - При подобном раскладе шанс, что человек первым заметит твои чувства к нему, подойдет и скажет: девушка, я вас тоже трепетно и нежно люблю - ноль. Можно даже и не мечтать. Для него ты - малолетка, а раз так, все твои чувства несерьезны. Ты же не будешь обращать внимание на карапуза ясельного возраста?
        - А я что, малолетка? - слегка оскорбилась Васька.
        - Хорош дуться. Я объясняю, как все выглядит со стороны, безотносительно к тебе, как таковой. Идем дальше. Поскольку предполагаем, что познакомиться ты с этим человеком, несмотря ни на что, все равно желаешь, самый удобный вариант - заняться тем же самым, что и он. Если мужик садовод, срочно осваивай разведение гибридных кабачков, если киноман - вызубри историю мирового кино, и так далее. Пока понятно?
        - Да, - слегка уныло подтвердила Васька.
        - При данном подходе у тебя есть два варианта. Вариант «эксперт», когда он относится к тебе на равных, и у вас завязываются отношения на почве общих интересов.
        - Не прокатит, - быстро сообщила Васька.
        - Ну и ладно, - согласилась Машка. - Тогда второй вариант - «ученик». Подходишь к нему и говоришь в лоб: дяденька, научите меня, пожалуйста. Далее смотришь по ситуации. Если соглашается - все отлично. Если нет, подходишь во второй раз. И так до тех пор, пока не сдастся.
        Особой радости на Васькином лице видно не было.
        - Что, сильно зацепило? - участливо поинтересовалась Маша.
        - Не знаю, - замялась Василиса. - Только он мне по ночам снится. И… нескромно снится. Вот. Еще немножко, и я точно с ума сойдут, если его не заполучу.
        - А еще кто-нибудь у тебя такие же чувства вызывает?
        - В том-то и дело, что нет. Даже сравнить не с чем. И знаешь, чего я боюсь: а вдруг это любовь и есть? А я тут сижу, как дурочка, и трясусь, вместо того чтобы подойти и познакомиться.
        - Поверь мне, как старой и мудрой калоше, что это не любовь. Страсть - да. А любовь она по-другому рождается. И чувствуется по-другому.
        - А как отличить одно от другого, если ни первого, ни второго ни разу не испытывал? - задала каверзный вопрос Васька. Маша на минутку задумалась, а затем честно призналась:
        - А хрен его знает!

        Свидание с Иваном прошло на самой высокой из возможных высот. Варварина душа пела и просилась в полет. А как он целуется…
        Когда буквально за полчаса они объехали весь город и экскурсия по нему естественным образом подошла к концу, Иван барским жестом отпустил «водителя», и они уже вдвоем отправились бродить по улицам. Болтали о всякой всячине, держась за руки. А потом Иван остановил ее и нежно поцеловал в губы. У Вари аж дыхание в этот момент остановилось. Так и хотелось воскликнуть сакраментальное: «Остановись, мгновенье, ты прекрасно»!
        Впрочем, таких вот «мгновений» за время прогулки набралось предостаточно. Если бы не обещание отца прийти с работы не позже девяти вечера… В общем, домой пришлось собираться раньше, чем Варваре хотелось. Грело только то, что Иван пригласил ее послезавтра на загородный пикник. Шашлык, бутылка белого вина… Одним словом, романтика самой высокой пробы. А то, что она влюбилась по уши в этого местного красавчика, Варвара поняла окончательно и бесповоротно.
        Единственный, кто слегка подпортил ей настроение, так это Алиска, бесцеремонно заявившая:
        - Что, в подворотне лизалась?
        - Нет, блин, мороженое ела, - огрызнулась Варвара.
        - Оно и видно. Губы, как пельмени бесформенные, - фыркнула Алиса и ушла к себе в комнату.
        Варя подошла к зеркалу. Ну, надо же, и правда! Да еще и горят впридачу, будто искусанные. Придется помадой телесного цвета замазывать. Или наоборот: взять что поярче? Хм, об этой стороне вопроса она как-то не подумала. Ладно, лучше телесную. А то отец точно внимание обратит, он не любит, когда Варвара сильно красится.
        Когда легкое головокружение от свидания сошло на нет, Варвара призадумалась. Хочет ли она замуж? Да, конечно же! С отцом, безусловно, особых проблем не возникает, да и денег у них куры не клюют, но кто бы знал, как скучно жить с трудоголиком, который уходит на работу с жаворонками, а приходит, когда ты видишь десятый сон!
        Но тут возникала одна сложность. Отец ни за что не даст ей согласия на брак с человеком, которого сочтет недостойным руки своей дочери. За любимую и единственную доченьку он кого угодно под асфальт закатает. Это факт. Играть же в Ромео и Джульетту, руководствуясь принципом «с милым рай и в шалаше», Варвара не собиралась. Отказываться от красивой и безбедной жизни ради какого-то мужчины, пусть даже и любимого, это чересчур.
        Да и с Иваном тоже пока особой ясности нет. Глупо представлять его отцу в качестве жениха, если максимум, на что он рассчитывает, так это на необременительную интрижку с залетной девицей. Что же делать?
        Когда за окном догорел закат, Варвара уже все для себя решила. Пускай в планах отца ее замужество пока не стоит, пускай Иван не горит желанием бежать в ЗАГС, это ерунда. В математике Варвара разбиралась неважно, зато хорошо помнила, что минус на минут дает плюс. Она выйдет замуж, и плевать, чего на самом деле хотят отец и Иван!

        Поскольку вчерашняя вылазка Василисы к Маше прошла незамеченной, никаких новых скандалов пока что не приключилось. Впрочем, Потаповна все еще дулась на нее, поскольку даже не зашла пожелать «спокойной ночи» - счастье-то какое!
        Василиса уже решила, что приказ Потаповны не покидать квартиру без особого на то разрешения благополучно забыт, но не тут-то было. Стоило ей только открыть дверь, как через пару секунд на лестничной площадке нарисовалась противная соседка. Не иначе, на стреме у дверного глазка стояла, чтобы не пропустить такой момент. Вот была ей охота!
        - Ты куда это?
        Васька проглотила вертевшийся на языке ответ «на кудыкину гору воровать помидоры». Вместо этого предельно вежливо сообщила:
        - На шейпинг.
        - А что это у тебя в сумке? - не унималась Потаповна.
        - Ордер на обыск предъявите, тогда покажу, - не выдержала Василиса и, игнорируя соседку, потопала вниз.
        - Хамка! - рявкнула Потаповна, но задерживать Василису не рискнула. Видимо, вспомнила разбитую физиономию Верки и сделала правильные выводы.
        На самом деле на шейпинг Василису влекло не только понятное желание поддерживать форму, но и робкая надежда, что он снова зайдет к Тине. А там… хоть трава не расти. Улучить момент, подойти и сказать: «Я бы хотела…»
        Хм, а как бы это сформулировать поточнее? Встать на крыло? Научиться летать? Или того круче - полетать вместе с вами? Как ни изгаляйся, все равно какая-то двусмысленность сквозит. Да и что ответит он ? «Девочка, приходи в сентябре в секцию парашютного спорта, тогда и поговорим»? Но ей-то нужно совсем не это! Да и летать она боится до чертиков, до желудочных спазмов. Стоит только представить, что до земли несколько сот метров, а ты падаешь беспомощным кулем вниз, набирая скорость согласно законам физики, и сволочной парашют ни в какую не желает открываться, как к горлу подступает тошнота. В конце концов, ей нужен он , а если Борис по жизни занимается тем, что придумывает все более изощренные способы самоубийства, это отнюдь не означает, что она должна разделить его увлечение. Машке-то легко советы давать. При ее внешности она наверняка никогда не сталкивалась с такой проблемой. Ее муж - счастливейший из мужчин, поскольку, кроме как на него, Маша внимания ни на кого не обращает. А вот придерживалась бы она менее строгих правил, поклонники непременно завалили бы подъезд розами вплоть до пятого этажа.
А Васька, куда ни глянь, самая обычная девчонка. Уши, глаза, зубы, нос. Ни одной выдающейся детали.
        За этими грустными размышлениями Василиса и не заметила, как дошла до Дворца спорта. И тут в вестибюле она столкнулась… с Варварой, девочкой с дискотеки! Варя, облаченная в спортивную маечку и слаксы по колено, мрачно разглядывала перечень секций и имена тренеров.
        - Привет! Ты что здесь делаешь? - спросила Васька.
        - Привет! - обрадовалась Варвара. - А я как знала, что встречу тебя! Ты ведь на шейпинг пришла, да? Я вот тоже хочу позаниматься, только в этом вашем расписании черт ногу сломит. Никак не могу понять, куда идти и во сколько начало.
        - Пойдем уж, провожу, - великодушно предложила Васька.
        - Ой, огромное тебе спасибо!
        Девчонки прошли короткий коридор и стали подниматься по лестнице.
        - Василиса, а можно один вопрос?
        - Да хоть два!
        - А мы к какому тренеру сейчас идем? К Дергунчику или к Бабе Яге?
        Ваське стоило больших усилий сдержаться и не захохотать.
        - Откуда у тебя такая информация? - поинтересовалась она у Вари.
        - Да пока тебя не было, в вестибюле две девчонки трепались, какой тренер по шейпингу лучше.
        - И к какому выводу пришли?
        - Что Баба Яга.
        - Правильно. Дергунчику всего двадцать два стукнуло, она только-только институт физкультуры окончила. Нормальных упражнений у нее нет, носится постоянно по залу, дергается то туда, то сюда и группу за собой дергает. Вот ее так и прозвали.
        - А Баба Яга, она что - злая? Поэтому ее так зовут?
        - Нет, тут совсем другая история. Тина раньше в спецназе ВДВ служила, прапорщиком. А потом ей ступню миной оторвало. Из армии ее, конечно же, комиссовали по здоровью. После этого она какими-то сложными путями к нам в город попала.
        - То есть она Баба Яга, потому что костяная нога?
        - Ага. Только я тебе об этом не говорила. И не вздумай на нее смотреть жалостливыми глазами, она этого жуть как не любит. Мигом по первое число огребешь.
        - Подожди, я только одного не понимаю: а как же она на протезе шейпинг ведет?
        - Сейчас увидишь!
        Еще через минуту они оказались в небольшом, но очень уютном зале с зеркальными стенами, где уже разминались пятеро девушек.
        - Тина, я тебе новенькую привела! - с порога заявила Васька.
        Одна из девушек повернулась к ним и, к великому Вариному изумлению, оказалась натуральной бой-бабой, при одном взгляде на которую начинали трястись поджилки. Голос тренерши полностью соответствовал ее грозному облику:
        - Новенькая? Это хорошо. Вставай посередине, вертеть головой по сторонам не возбраняется, заодно движения заучишь. Если дыхалка откажет, не вздумай строить из себя героя, ничем хорошим это обычно не заканчивается. Стоишь и ждешь, пока дыхание войдет в норму. Если совсем трудно - садишься на пол у стеночки. Все понятно?
        - Да, - пролепетала Варя.
        - Раньше чем-нибудь занималась?
        - Только хореографией.
        - Регулярно?
        - Да, - на всякий случай соврала Варя, хотя в последний раз подобные секции посещала не то год, не то два назад.
        - Ну и отлично. Все, девочки, встали, хватит халтурить!
        Тина, она же Баба Яга, включила магнитофон, и тренировка началась.
        Честное слово, Варя изо всех сил старалась поспеть за всеми, но у нее ничего не получалось. Руки и ноги двигались не туда, не так и не вовремя, а уж дыхание сбилось почти моментально. В ушах стучало молотом, перед глазами носились серебряные искорки. У Варвары возникло нехорошее подозрение, что Василиса ее разыграла. Ну не может человек вытворять такое на протезе! Правда, у Тины на ногах длинные спортивные штаны, а поверх них полосатые гетры, которые вполне могут скрывать ее физический недостаток. Если он есть, конечно.
        Когда Варваре показалось, еще чуть-чуть, и она умрет от нехватки воздуха и непомерного напряжения, раздалась команда Тины:
        - На пол!
        Девчонки споро разобрали лежащие у стены пластиковые коврики и улеглись на них. Тина ложиться вместе со всеми не стала. Она включила медленную композицию и принялась давать указания, как правильно восстанавливать дыхание. Голос тренерши завораживал, Варвара на полном автомате делала то, что от нее требовали, и почему-то это было совсем не в тягость, наоборот. Расслабление было столь капитальным, что незаметно для себя Варя стала проваливаться в дрему. Так бы и спала, свернувшись калачиком на коврике, как дворняжка под забором, и нет на свете большего счастья.
        - Подъем! Коврики убрать! Продолжаем!
        Момент пробуждения был настолько неожиданным, что если бы не Василиса, Варвара так бы и не поняла, чего от нее хотят. А мучения меж тем продолжились:
        - Энергичнее, девушки, энергичнее работаем! Рука пошла, раз! Потянулись за ней корпусом, два! Вернулись, три! Потянулись вверх, четыре! А теперь в нормальном темпе! Раз, два, три, четыре! Раз, два, три, четыре!…
        Продержаться до конца тренировки Варваре помогла невесть откуда взявшаяся гордость. Хотя никто бы на нее косо не посмотрел, вздумай она воспользоваться советом Тины, но все равно: Варя хотела, чтобы здесь ее приняли за равную. Пусть новичка, пусть неумеху, только не слабачку. И кажется, ей это удалось.
        Когда тренировка закончилась, Тина подошла к Варе, похлопала ее по плечу и сказала:
        - Молодец! Следующая тренировка в среду. Завтра мышцы будут ныть, не пугайся. Горячая ванна и самомассаж. А лучше всего небольшая разминка. Минут пять будет больно, потом легче.
        Честно говоря, Варвара была совершенно не уверена в том, что придет на следующую тренировку, но после таких слов поняла, что никуда она отсюда уже не денется. По крайней мере до тех пор, пока у отца останутся хоть какие-то дела в этом городе.
        К Варваре подошла Васька:
        - Пошли, покажу, где у нас душ. А то от нас сейчас потом разит так, что мухи в полете дохнут.
        Варвара хмыкнула и смахнула капельку со лба. Нарисованная Васькой картинка более чем вдохновляла на скорейшее принятие водных процедур.
        - А ты ничего держалась. Я, честно говоря, думала, что до конца тренировки тебя не хватит.
        - Я тоже так думала, - призналась Варя. - Правда, у меня с движениями пока что какая-то петрушка выходит. Никак не успеваю понять, куда мне руки-ноги девать. У вас у всех так слаженно получается, а я только головой по сторонам верчу да облизываюсь.
        - А что ты хотела? Девчонки уже не первый год занимаются, все движения, считай, наизусть заучили. Ничего, у тебя тоже все получится. Месяц-другой занятий, и втянешься.
        - Хорошо бы, - мечтательно протянула Варя. - Только не знаю, останемся ли мы здесь еще на месяц? У отца могут быть иные планы на жизнь. А в лоб его спрашивать бесполезно. В данном вопросе у меня даже совещательного права голоса нет.
        - Так через матушку к нему подкати и узнай… - начала Василиса и осеклась, когда увидела выражение глаз Варвары.
        - Моя мама умерла в родах. Когда меня рожала, - сухо и просто сказала Варя. - Если бы не я, она бы была жива.
        - Извини.
        - Да все в порядке. Ты же не знала, - излишне бодро отозвалась Варвара.
        - А моя мама на испытаниях погибла, - призналась Васька. - Мне тогда десять лет было. Несчастный случай, никто не мог предугадать, что так получится.
        - Везет. Ты ее хоть запомнила. А я свою маму даже представить себе не могу.
        - Подожди, это как? У твоего отца наверняка должны были остаться ее фотографии!
        - Ни одной нет. Поверь мне, я все наши бумаги по сотне раз пересмотрела и перетряхнула. Ни одной карточки. Отец говорит, она фотографироваться не любила. А те, что были, он после ее смерти сжег, чтобы себя не терзать, потому что не мог на нее без боли смотреть. Ну почему он обо мне тогда не подумал?!
        Сейчас Варвара напоминала собой обиженного ребенка. Даже капельки слез на глазах выступили.
        - Ладно, замяли для ясности, - сказала Василиса и обняла Варю за плечи. Та в ответ пожала ее ладошку.
        Неожиданное признание сблизило обеих девчонок, и они с удивлением обнаружили, что из случайных знакомых стали хорошими подругами. Вот так, в один миг. Кто может лучше понять то, что творится у тебя на душе, чем человек, переживший такое же горе.
        - Хочешь, приходи ко мне в гости? - предложила Васька. - Я целыми днями дома одна, батя в командировке. Посидим, посплетничаем. Я свой фирменный салат из фруктов приготовлю. Без лишней скромности говорю - то еще объедение.
        - Это было бы здорово! - улыбнулась Варвара.
        - Как насчет завтра?
        - Да! - ответила Варвара и тут же вспомнила, что завтра у нее должен быть пикник с блондином. А, и ладно. Не отменять же обе встречи! К Ваське она может зайти утром, а на пикник отправиться днем. Или ближе к вечеру. Парень - это, конечно, хорошо, а подруга в незнакомом городе - еще лучше.
        - Тогда подожди, сейчас адрес тебе запишу.
        - И телефон!
        - Но мобильного у меня нет, только городской, - предупредила Васька.
        - Тоже сойдет, - махнула рукой Варя.
        Обменявшись координатами и адресами, девчонки уже собирались выйти из спорткомплекса и отправиться домой, благо что им было по пути, но тут запищал мобильник у Вари. Она взяла трубку, увидела, кто ей звонит, и расцвела от радости:
        - Да, привет, солнце! Где я? Выхожу из Дворца. Нет, не культуры, а спорта. Что? Перенести пикник на сегодня? Да почему бы и нет, я уже освободилась. Подождать тебя на ступеньках? Хорошо, до скорого!
        - Что, парень твой звонил? - для проформы поинтересовалась Васька, хотя по раскрасневшемуся лицу Вари и так все было понятно.
        - И да, и нет. Мы знакомы всего дня три, встречаемся, но ничего такого. Самое главное, он пока даже не догадывается, что станет моим мужем.
        - Оно тебе надо? - чуть обалдела Васька от такой самоуверенности.
        - Я подумала и решила, что да. Батя меня совсем задавил, хочу хоть немножко свободы. В крайнем случае всегда можно развестись. Это сейчас не проблема. Да и согласись: развлечение хоть куда! Сначала свадьба, белое платье и все такое. Потом совместная жизнь, новые друзья, новые заботы. Может, ребенка рожу. Я так маленьких люблю - это просто что-то! Всегда хотела ляльку понянчить. - На лице Варвары появилось мечтательное выражение.
        - А… учеба? Или ты не собираешься высшее образование получать? Семейным же всегда труднее учиться. Особенно если пеленки-распашонки пойдут. Тут уж не до учебы - это факт.
        - А, меня отец в такой университет пристроил, где можно на лекциях вообще не появляться. Главное, вовремя свои работы присылать да формальные экзамены сдавать. Полная халява.
        - Какие работы? - слегка растерялась Васька. О подобных формах обучения она явно ничего не слышала.
        - Ну, это университет культуры и всяческих там искусств, - принялась объяснять Варя. - Совсем недавно открылся. Я буду заниматься в нем на отделении живописи. Каждый семестр надо прислать своему куратору на оценку порядка тридцати готовых картин. А так как рисую я очень давно, то у меня этими картинами несколько ящиков забито. Сначала выберу самые неудачные, вроде как тренируюсь. Потом чуть менее неудачные. А потом буду присылать свои хорошие работы, чтобы преподы думали, что у меня техника рисунка растет. Пусть радуются.
        - М-да, - только и нашлась, что ответить Васька. С такой поразительной расчетливостью она сталкивалась впервые. У этой девчонки все наперед продумано, надо же! Такая и вправду замуж за парня с трехдневным стажем знакомства выйдет, с нее станется.
        Девчонки вышли из здания. Варвара тут же углядела среди припаркованных около Дворца спорта машин заветную серую «Волгу», помахала рукой. «Волга» отозвалась басовитым клаксоном.
        - Ну все, за мной уже приехали, я побежала!
        - Счастливо! Не забудь: завтра я тебя жду!
        - Я обязательно приду!
        Варвара едва не сорвалась на бег, но вспомнив об имидже, отправилась к «Волге» размеренной походкой, ненавязчиво покачивая бедрами. Негоже королеве слишком большую радость демонстрировать, а то мужчины еще и загордиться могут.
        - Слушай, а у них тут целый цветник, оказывается! - сказал Иван, глядя через окно на выходящих из дверей спорткомплекса девчонок. - Надо будет на досуге навестить местных прелестниц. Вон та справа очень даже ничего. Особенно фигурка, ноги аж от коренных зубов растут. А ты как считаешь?
        Сергей ничего не ответил. Казалось, он вообще не слышит, что говорит ему приятель, уставившись куда-то немигающим взглядом.
        - Эй, не спи, а то замерзнешь! - хохотнул Иван и шлепнул его по плечу. - Ладно, заводи мотор, поедем мою курочку катать…

        Поскольку в отношении блондина у Вари появились далеко идущие планы, она решила держать его как можно дальше от себя. Быть куклой на витрине: вроде бы вот она, только дотянись, а пальцами трогать нельзя. А уж о том, чтобы под юбку полезть, и вообще речи нет. Если бы она не сочла Ивана подходящим на роль будущего супруга, то вела бы себя с ним значительно свободнее, поскольку особых моральных ограничений, связанных с тем, что она еще девственница, не испытывала. Подумаешь, эка невидаль: сегодня девственница, а завтра уже нет! Мир от этого явно не перевернется. Да и кровавых простынок на свадьбах больше не носят, разве что в каких-нибудь очень глухих деревнях. Но для правильной брачной игры требовалась хитрая наживка и много-много терпения. А уж его Варваре было не занимать. Силой упрямства она могла сравниться разве что со своим отцом, и если уж какое-то желание приходило в ее хорошенькую голову, оно обязательно так или иначе исполнялось.
        Как она и ожидала, Иван, дождавшись, пока запылает костер, а шашлык будет насажен на шампуры, быстро отослал под каким-то предлогом приятеля, а сам перешел в активное наступление. Варвара даже поморщилась слегка: фу, ну нельзя же быть таким наглым! Что он о себе возомнил? Напоил девушку вином, улыбнулся белоснежной улыбкой в тридцать два зуба и считает, она его навеки? Ага, сейчас, только носик попудрит!
        Все попытки Ивана оставить ее без лишних, на его взгляд, деталей туалета Варвара пресекала. Причем делала это так изящно и безобидно, что Иван даже и подумать не мог, что с ним крутят банальное динамо. То ей в кустики надо отойти, то ее муравей за ногу укусил, то жажда замучила, то мясо надо перевернуть, чтобы не обуглилось… Когда же комплект стандартных уловок исчерпал себя, Варвара просто-напросто крикнула в сторону зарослей:
        - Сергей! Где же вы бродите? Шашлык давно готов!
        Иван разве что зубами не заскрипел. Варвара чувствовала, что парень возбужден настолько, что готов потерять голову. Как бы его в таком состоянии не переклинило и на насилие не потянуло! Даже присутствие его приятеля не может служить гарантией, что этого не произойдет. Надо что-то предпринять, пока не поздно. Но что?
        Пока компания ела мясо, Варвара осматривалась. Так, местечко достаточно глухое. Голосов чьих-либо не слышится. Это плохо. А Иван все еще на взводе. Вон как шашлык ест - мясо рвет зубами, как дикий зверь. Разве что не рычит. Что же делать?
        Ответ пришел сам собой. Река!
        - Ой, мальчики, что-то мне так жарко стало, - проворковала Варя, облизав с пальцев сочный мясной сок. - Составите компанию покупаться?
        - Вообще-то река у нас холодная, там по дну ледяные ключи бьют, - неуверенно сказал Иван.
        - Вот и отлично! Чем холоднее, тем лучше! - отозвалась Варвара и быстро отправилась в сторону реки.
        Иван чертыхнулся и последовал за ней.
        - Может, не надо? - сделал он робкую попытку отговорить Варвару.
        - Надо… Ваня, надо, - пробормотала она сквозь зубы. Перспектива ледяного купания ее совершенно не радовала, но ради требуемого успокоения блондина Варя была готова и не на такие жертвы.
        - Хорошо, - нашелся Иван. - Ты тогда покупайся, а я твои вещи посторожу.
        Ага, вот ты как? Нет, голубчик, не отвертишься. Не хочешь по-человечески, значит, полезешь в студеную воду по необходимости.
        Варя разделась до купальника, вернее, до черных плавочек и топика-боди. Хорошо хоть сегодня никаких кружев на себя не напялила, а то была бы умора. Можно, конечно, вообще все с себя сбросить и искупаться неглиже, но Ивана подобное зрелище вряд ли оставит равнодушным, а это в ее планы точно не входило.
        Так, теперь в реку. Варя попробовала воду ногой. Бр-рр, действительно, холодная. Входить в речку постепенно, становясь при этом синей и сморщенной, как дохлая курица? Ну уж нет. Потенциальному жениху это тоже видеть ни к чему. Лучше с разбега и с головой.
        Сказано - сделано. Варвара набрала побольше воздуха в легкие и нырнула.
        Ой-ой-ой, какой же холод! Когда Варя вынырнула, она чудом сдержалась, чтобы не заорать. Грудь сдавило, а все тело словно закололо сотнями крошечных иголочек. Но прошло секунд десять, и вода уже не казалась ей такой холодной, как вначале. Ничего, жить можно. Главное, на месте не стоять, руками-ногами грести, шевелиться.
        Так, а что там блондин поделывает? Ага, сидит на бережке с грустным видом. Ее жадными глазами пожирает, страсть свою неземную лелеет. Пора бы ему и окунуться, а то перегреется на солнышке Дон Жуан местный…
        Отплыв подальше от берега, Варвара неожиданно нырнула, отсиделась под водой секунды три, а потом вынырнув, заголосила:
        - Помогите! Ногу свело! Ой, мамочки, не могу, больно-то как!
        Блондин встрепенулся, встал и принялся неторопливо раздеваться. Видимо, решил, что особой такой опасности девушке не угрожает, можно и не спешить.
        Варвара снова нырнула и мстительно уплыла метра на два по течению.
        - Спасите, не могу больше!
        На берегу появился запыхавшийся Сергей. Он, ни секунды не раздумывая, сбросил с себя ботинки и уже собирался нырнуть за Варварой, как Иван остановил его и бросился в воду сам. В одежде.
        Отметив последнюю деталь, Варвара ухмыльнулась. Отлично сработано. И Сергей личным примером помог, молодец. Иван теперь вряд ли полезет к ней домогаться в мокрых джинсах и футболке. Так что можно считать, что все ее цели достигнуты. А теперь достойное завершение спектакля.
        Варя беспомощно всплеснула руками, задержала дыхание и нырнула. Теперь ждать. Как же долго тянутся секунды, когда тебе срочно что-то требуется! Например, воздух. Не думать об этом. Не сметь. Держаться из последних сил, как сегодня на шейпинге, но терпеть. Так, вот уже появилась черная тень Ивана, до «спасения» уже недалеко. Скрючиться и сделать вид, что захлебнулась. Рывок за руку, вот и все. Уже на поверхности. Можно тихонько дышать, пока никто не видит.
        На берег Иван вынес ее на руках, положил на траву и испуганно спросил Сергея:
        - Слушай, она, по-моему, в отключке. Что делать-то?
        - Искусственное дыхание.
        - А это как?
        - Один ритмично давит на грудную клетку, другой в промежутках между качками проводит дыхание рот в рот.
        - Ты, чур, давить будешь! - сразу же определился Иван.
        Варваре стоило больших усилий не захохотать и не выдать тем самым себя с головой. Вот дурачок! Думает, сейчас нацелуется с ней всласть. Как бы не так!
        Сергей принялся за массаж грудной клетки, потом дал знак Ивану, и тот склонился над девушкой, намереваясь подарить ей порцию кислорода. Варвара, дождавшись пока его губы соприкоснутся с ее губами, выплюнула ему в лицо загодя набранную речную воду. Иван вздрогнул и от неожиданности упал на задницу. Варвара открыла глаза, обвела ребят мутным взглядом и сказала:
        - Спасибо, ребята. Если бы не вы, я точно утонула. Огромное спасибо!
        Сергей отвернулся, но по веселому блеску в его глазах Варвара поняла, что близка к разоблачению. Да, этот парень не такой уж простофиля, каким кажется. Ладно, лишь бы молчал и с Иваном своими догадками не делился. В конце концов, этот спектакль был разыгран не для него
        - Ты как? - поинтересовался Иван, вытерев лицо.
        - Все в порядке, спасибо, - голосом умирающего лебедя отозвалась Варя и вдруг поняла, что на самом деле не все так хорошо, как кажется. Накликала не себя беду, называется. Правую ногу от пальцев до колена свело такой жестокой судорогой, что Варвара не смогла удержаться от тихого стона. Боль была настолько сильной, что девушка испугалась. Схватилась за ногу, принялась неумело ее тереть, но боль и не думала отступать. Мышцы на икрах обозначились жестким рельефом, пальцы выгнулись под немыслимыми углами, и в какой-то момент Варваре показалось, что еще немного - и начнут ломаться кости и рваться сухожилия.
        И тут на выручку пришел Сергей. Он резко дернул Варину ногу на себя, после чего умело загнул пальцы и стопу круто вверх. Одной рукой удерживая ногу в таком положении, другой он принялся массировать, постукивать и даже пощипывать напряженные мышцы. Через некоторое время в глазах Варвары просветлело.
        - Я же говорил: вода очень холодная, - буркнул Иван, дрожащий в насквозь промокшей одежде. - Не надо было купаться. Здесь же родник на роднике, сплошные ключи.
        Варвара согласно кивнула. В настоящий момент ее занимала только нога, по которой отголосками боли уходила судорога.
        - Ладно, пошли к мангалу. Там хоть костер развести можно, а то как я в таком виде в город вернусь? - не то проворчал, не то пожаловался Иван.
        - Ты иди, а я с Варей побуду, - неожиданно подал голос Сергей. - Ей пока ходить нельзя, а то судорога вернется.
        - Ладно, - быстро согласился Иван. - Тогда я побежал, а то у меня зубы уже чечетку танцуют.
        От изумления у Варвары напрочь пропал дар речи. Ничего себе! Его друг помогает его любимой девушке, а этот павлин воспринимает все как должное. Ну, ничего, она еще возьмется за его воспитание! Будет шелковый и послушный.
        Сергей, закончив массировать ногу, с сомнением посмотрел на Варвару и спросил:
        - Сама дойдешь?
        - Попробую, - ответила она, поднялась, но не прошла и двух шагов, как едва не рухнула обратно на землю. Сергей подхватил ее и вновь принялся разминать сведенные мышцы.
        - Вроде бы полегчало, - через минуту сказал Варя. - Давай я еще раз попробую?
        - Нет уж, - мрачно ответил Сергей. - Ближайшие полчаса ты на ноги не встанешь. Давай, я возьму тебя на руки, донесу до машины. Одной рукой обними меня за шею, чтобы не свалиться, а другой держи за ступню и тяни ее на себя, как я это делал. Все поняла?
        Варвара кивнула.
        - Тогда пошли.
        Само собой, что пикник очень-очень быстро сошел на нет. Мясо закончилось, остатки вина Иван и Варвара поделили между собой, чтобы не простудиться. От разведенного Иваном чадящего костра толку было мало, вещи сохли очень медленно, зато намертво впитали в себя запах дыма.
        Варвара и радовалась, и грустила одновременно. С одной стороны, все вышло так, как она хотела: интим сорвался, даже не успев толком начаться. С другой стороны, после таких приключений, как сегодня, блондин вполне может плюнуть на все и найти себе другую, более сговорчивую подругу, которая к тому же не будет заставлять его спасать себя. Иван, конечно, не подарок и на ангела во плоти не очень-то похож, особенно со злым перекошенным лицом и в мокрых джинсах, но он успел запасть ей в душу. А это существенно меняло все дело. Как же поступить, чтобы не провалить все окончательно?
        Увы, как назло ничего путного в голову не приходило. Да еще и нога эта клятая не давала ни минуты покоя, то и дело норовила заново свернуться штопором. Называется, наказала саму себя за ложь. Хотя… а вот если представить, что у нее и вправду бы ногу свело там , а не здесь на берегу… И никого рядом…
        Представив, какая участь могла бы ее ожидать, Варвара неожиданно для себя расплакалась. Она проклинала себя за эти слезы, но не могла остановиться. Ее трясло изнутри от только что осознанного страха. Варвара поняла, что никогда больше, ни за какие коврижки не полезет купаться в эту чертову речку!
        - Варя, ну, ты чего? - Иван ласково взял ее за подбородок. - Все уже позади, успокойся. Ну же, не плачь, иди ко мне.
        Варя прижалась к мускулистому торсу блондина и вдруг поняла, что вот это и есть самое настоящее счастье. Вот в данную конкретную минуту, нет - секунду - она счастлива. И не важно, станет ли Иван ее мужем, или это вообще их последняя встреча, все равно вот этот кусочек счастья навсегда останется в ее памяти.
        Они и не заметили, как Сергей разобрал мангал, убрал стоянку. И в машине ехали, не глядя по сторонам, держась за руки. А прощание и вовсе вышло неожиданно трогательным, Варе стоило больших усилий не расплакаться вновь.
        - Я позвоню тебе завтра, хорошо?
        - Я буду ждать звонка.
        - Только не грусти.
        - Не буду.
        - Врешь.
        - Вру…
        Поднимаясь к себе на этаж, Варя чувствовала, как ее сердце рвется из груди назад, туда, где остался Иван, к его большим и сильным рукам, к его пахнущим малиной губам. Она машинально вставила ключ в замок, открыла дверь, и тут раздался хорошо знакомый голос, ехидные нотки в котором не предвещали ничего доброго:
        - И где это носит мою дорогую доченьку?…

        После тренировки Василиса вдруг поняла, что ей до чертиков не хочется идти домой. Может, напроситься на обед к Ларцовым или к соседке Марье? Да нет, неудобно как-то. Она и так чуть ли не каждый день у них торчит. До вечера еще далеко, да и дискотеки сегодня не будет. Будний день, ничего не попишешь. Пойти посидеть в скверике в наивной надежде, что он пройдет мимо и обратит на нее внимание? Глупо. А больше ничего в голову не приходит.
        - Васена, чего приуныла?
        - Ой, - вздрогнула Васька, - Тина, ты меня напугала!
        - Это хорошо. Значит, старая перечница еще не все навыки растеряла.
        Васька расхохоталась. С юмором у Тины все было в полном порядке. Определение старой перечницы, на взгляд Василисы, подходило к кому угодно, только не к ней, спортивной, подтянутой даме, еще не перевалившей через сорокалетний рубеж.
        - Чего тормозишь? Ждешь кого?
        - Да нет. Просто домой идти неохота. Отец в командировке, а соседка настырная прохода не дает.
        - Так посылай ее - и вся недолга! - хохотнула Тина. - А что, тебе и правда заняться нечем?
        - Есть какие-то предложения? - вопросом на вопрос ответила Васька.
        - Ну, можно и так сказать. Видишь ли, затеяла я дома ремонт, а он, собака, затянулся. Так что если у тебя есть желание перепачкаться в обойном клее и побелке, милости прошу. Обедом накормлю, правда, разносолов не обещаю. Исключительно полуфабрикаты да прочие суррогаты.
        - Идет! - обрадовалась Василиса.
        - Тогда потопали, - резюмировала Тина.
        Васька до этого была в гостях у Тины всего один раз, в позапрошлом году, когда Тина попросила ее помочь донести до спорткомплекса готовые комплекты одежды для показательных выступлений. Пару раз в год все секции Дворца спорта устраивали для всех желающих что-то вроде «отчетного концерта», и горожане имели возможность посетить в один день и боксерский матч, и мини-турнир по большому теннису, и выступления пловцов. Но больше всего зрителей собирали совместные выступления гимнастов, культуристов и девочек с шейпинга.
        Зная о том, какого рода конфликт был у Васьки с предыдущим тренером, и прекрасно понимая, что за чувства бурлили у девушки при виде своих бывших коллег по секции, Тина дала ей отличную возможность для реабилитации. Где-то подспудно Васька все равно считала себя ущербной, увечной, не способной на действительно качественные трюки. После же того памятного выступления эта страница ее жизни оказалось дописанной и закрытой.
        Секция шейпинга по традиции выступала в самом конце представления. Васька сидела в первых рядах и с грустью наблюдала за тем, как легко скользят по ковру гимнастки, как улыбается бывший тренер и раздает похвалы любимицам. Зрители то и дело взрывались аплодисментами и радостным свистом. Настроение было, мягко говоря, упадническим. Васька уже пожалела, что дала согласие на свое участие в показательных выступлениях.
        - Васена, у нас проблемы. - Незаметно возникшая рядом Тина выглядела встревоженной.
        - Что случилось?
        - У Алены серьезное растяжение. Я посмотрела, танцевать она, конечно, сможет, но рисковать ее здоровьем мне бы не хотелось. Так что работаешь за нее. Да, на сольном прогоне катаешь силовые упражнения, поняла? Те, которые ты мне пару недель назад показывала.
        - Но Алена…
        - Да, Алена демонстрировала свою растяжку и пластику, поскольку именно в этом она сильна. А ты можешь показать реальный дворовой брейк. Композицию я успела перемонтировать, пошли послушаешь вместе с девочками, пока время есть.
        И завертелось. Все оставшееся до выхода на ковер время Васька слушала новую композицию, разминалась и готовилась к выступлению. Страха не было, да и волнение куда-то отступило. Единственное, что смущало Василису, так это то, что помимо Тины никто не видел ее танца. А вдруг девчонкам не понравится? Или того хуже - зрители освистят? Она-то придумала его сама, без помощи хореографа. Смотрела MTV да копировала самые удачные движения танцоров. А потом как-то сам собой, исподволь родился ее танец, странный и неправильный, поскольку обычно его могли осилить только парни. Она ведь и Тине его показала только для того, чтобы узнать, совсем кошмарно получилось или все-таки более-менее на уровне. А тут такое…
        И вот их выход. Алена и Васька пожали друг другу руки, Алена еще раз тихо извинилась за то, что подвела всех, и тут зазвучала музыка. Раз, два, три, пора!
        Васька не видела лица бывшего тренера, но была готова поспорить на что угодно: сейчас у него кривовато-снисходительное выражение лица. Из разряда «Ну-ну, любители, посмотрим, на что вы способны». Отчего-то эта мысль придала ей злости. Ах, так? Второй сорт, значит? Что ж, второй сорт не брак, сейчас мы вам всем покажем!
        Васька станцевала чисто, ни разу не сбившись с ритма, и с таким задором, что казалось, под ней горит земля. Приунывшие было девочки тоже заразились ее энергией, и финальный проход а-ля канкан - плечо к плечу, ноги под потолок - вызвал такой шквал аплодисментов, что казалось, еще чуть-чуть, и рухнет крыша.
        Они были единственными, кого в тот день вызывали на «бис» и не хотели отпускать. Именно тогда Васька получила свои первые цветы от поклонников. Бывший тренер для вида хлопал в ладоши вместе со всеми, но его губы твердили одно и то же: «Балаган, сплошной балаган». Впрочем, Ваське уже не было до него никакого дела. Триумф был полным и убедительным, гимнасты могли лишь завидовать успеху секции шейпинга.
        Именно тогда Васька и Тина перешли на ты. Между ними сохранялась определенная дистанция, но не потому, что так хотела Тина. Скорее, это было нужно самой Ваське. В силу возраста она была еще не готова к подобным товарищеским отношениям с человеком, значительно старше ее самой. Соседка Маша не в счет, поскольку с ней у Васьки не возникало ощущения столь разительной пропасти, как с Тиной, прошедшей огонь и воду, ходившей на духов и умеющей стрелять из гранатомета.
        Идти было недалеко. Тина жила в однокомнатной квартире на десятом этаже одиннадцатиэтажной башни. Когда-то это была самая высокая точка в городе. Из-за этой печальной особенности башня получила прозвище «дом самоубийц», и даже до сих пор, если кому-то приходила в голову глупая идея расстаться с жизнью, устроив краткий полет до площадки или до бетонного козырька подъезда - как уж кому повезет, - самоубийцы приходили именно сюда. Видимо, по традиции, хотя подобных домов в округе понастроили уже достаточно.
        Впрочем, Тина плевать хотела на все традиции, а самоубийц иначе как шизиками не величала. Однажды даже сняла одного такого с перил. Надавала по мордасам да отпустила восвояси, сочтя, что читать мораль уже поздно, а вправить мозги на место с применением грубой физической силы как раз самое время.
        - Черт, вот ведь послал Бог придурков! - матернулась Тина сквозь зубы.
        - А что такое?
        - Да я, честно говоря, ремонт как-то не планировала. А тут надо мной соседи разъехались, а вместо них пьяницы какие-то поселились. Шум, гвалт каждую ночь. Ну, я с ними по-свойски разобралась, вроде приутихли. Я уж думала, образумились наконец-то. Так на, поди ж тебе: взяли и залили! Видишь ли, кран забыли закрыть! Только объясни мне, дуре, как они мне комнату умудрились залить, если все краны в кухне и ванной расположены? Обои все в лоскуты, штукатурка на голову падает. Пришлось ехать на строительный рынок, всю заначку подчистую истратила. А что поделать?
        - Так ты на них в суд подай!
        - И что мне с них взять? Голь перекатная. Только нервы зря истратишь. Я вопрос по-другому решила: сказала, что если подобное еще хоть раз повторится, устрою им полет на луну, дабы поддержать репутацию дома. Враз протрезвели, сволочи.
        - Сильно.
        - А по-другому с ними не получается. Все, пришли. Обувь не снимай, у меня бардак страшнейший. Рубаху со штанами я сейчас обеспечу, чтобы вещи не пачкать. Ты как насчет чая?
        - Положительно.
        - Отлично. Тогда пока осмотри фронт работ, а я отправлюсь на кухню, кипятку нам покамест сварганю. Да, потолки я уже побелила, а вот с обоями затык вышел. Стены кривые, мать их в катешину, а у меня руки явно не из того места растут. Так и хочется изорвать всю эту бумагу на хрен и воскликнуть: «Пропади все пропадом!»
        Васька бросила сумку в угол и огляделась. Да, бардак - это еще мягко сказано. Немногочисленная мебель разного вида и цвета сдвинута в кучу посреди комнаты. Потолок белый, но почему-то заодно с люстрой и стенами. Верх мебели хозяйка все-таки догадалась прикрыть от краски куском полиэтилена. Единственная криво поклеенная полоса новых обоев начала отходить сверху и снизу, сворачиваясь в рулон.
        - Тин, а ты что, впервые ремонт делаешь?! - крикнула Васька.
        - Ну да, - отозвалась хозяйка. - А что, заметно?
        Васька предпочла помолчать. Судя по всему, сегодняшний день обещал быть интересным и насыщенным.
        Переодевшись в выделенный Тиной камуфляж, Васька взяла командование на себя. Благо, что ее новый внешний вид очень к этому располагал. Впрочем, Тина не возражала. Видимо, полностью признала свое поражение как строителя и дизайнера и была готова на все, лишь бы вернуть комнате человеческий вид.
        - Так, для начала варим обойный клей. Газеты старые где-нибудь раздобыть можно?
        - В коридоре три пачки валяется.
        - Еще потребуется острый нож. В идеале - скальпель. Сапожный, впрочем, тоже подойдет.
        - Подыщу что-нибудь.
        - Стремянка есть?
        - Обижаешь! Вон, между шкафами воткнута.
        - Плинтусы старые ставить будешь или новые?
        - Да старые. Не все ли равно какие, если я на них не смотрю.
        - Логично. Ну, тогда двигай на кухню, занимайся клеем, а я здесь все подготовлю.
        - Есть! - шутливо взяла под козырек Тина и исчезла.
        Перво-наперво Васька оторвала все старые обои вместе с криво наклеенными новыми. Потом принесла газеты. Как раз подоспел густой клейстер, и они на пару с Тиной принялись обмазывать им газеты, после чего Васька ловко налепливала их на стены, не пропуская буквально ни сантиметра. Закончив с этим важным делом, дамы пошли «на перекур».
        - Слушай, а ловко у тебя все выходит! - покачала головой Тина. - И ведь главное, так красиво!
        - Чего ты тут красивого углядела? Стены в газетах?
        - Так я и говорю! Ничего вроде особенного, а уже какая-то красота во всем этом проглядывает. Эх, знала бы, что ты такой спец в этих вопросах, сразу бы к тебе обратилась. Знаешь, сколько я уже с этим ремонтом мучаюсь? С мая месяца!
        Васька присвистнула.
        - Вот-вот. А тут получается, что мне мука, то тебе вроде как в развлечение. Со стороны посмотреть, вроде как и ничего особенного. Только по мне все эти ремонты - китайская грамота. Я ведь детдомовская. Родители пьянчужки были, вот их родительских прав и лишили. Даже не знаю, живы они или нет. Мне поэтому и в армии легко было, порядки-то одни и те же. Только свободы побольше. И твердое ощущение, что делаешь нужное дело. Для Родины нужное и для себя.
        - Слушай, Тин, можешь не отвечать, но все равно: а почему ты в армию пошла? Ведь вроде ни разу не женская профессия?
        Тина хохотнула:
        - А где ты женщину видишь? Я ж ломовая лошадь, если так по сути взять. На меня ни один нормальный мужик не позарится. Да и нет таких, с кем бы мне интересно было. У меня с этим строго: если слабак и подкаблучник - на вылет. Ну, какой мне резон у себя под подолом великовозрастное дитя держать? А равных пока что не попадалось.
        - Нет, Тин, ты не права! - горячо возразила Васька. - Ты давно на себя в зеркало смотрела? Может быть, раньше ты и была, как говоришь, ломовой лошадью, только сейчас все изменилось! Ты яркая, эффектная женщина с сильным характером. И очень красивая, между прочим!
        - Ага, с костяной ногой! Да ладно, не щурься, а то я не знаю, как вы меня величаете. Баба Яга - она и есть. Только ступы с помелом для полноты образа не хватает. Блин, кто бы знал, как от этого протеза нога ноет - врагу не пожелаешь! Кстати, заметила, наверное: я некоторые упражнения на равновесие только на здоровой ноге выполняю. Столько времени уже прошло, а я все еще до конца не освоилась.
        - Тин, а трудно было? Ну, я имею в виду в самом начале…
        - Не то слово…

        Отец сидел в кресле и разглядывал Варвару сквозь полуопущенные веки.
        - Я повторяю свой вопрос: где носит мою драгоценную доченьку?
        - Я ходила на шейпинг, - как можно беззаботнее отозвалась Варя.
        - Да? - В голосе отца не слышалось сарказма, но Варя поняла: дело пахнет керосином. И кажется, не обошлось без вмешательства Алиски. Наябедничала-таки, кляча!
        - Да. Все равно заняться нечем, тренажерного зала поблизости нет, вот я и решила поддержать свою форму. Ты же целыми днями на работе, мне даже и поговорить не с кем.
        - А почему это у тебя голова мокрая?
        - Я же из душа, - невинно округлив глаза, пояснила Варя. - После шейпинга самое милое дело. А то потом так ужасно воняет. Вон, у меня в сумке форма валяется, можешь понюхать.
        - Тогда наводящий вопрос: отчего у тебя на днях были истерзанные губы? Целовалась с кем-то из местных альфонсиков?
        Варвара еще накануне на всякий случай прикинула, как отвечать на этот вопрос, если он когда-либо будет задан, поэтому неожиданностью он для нее не стал.
        - Да нет, папа. Это Алиска себе невесть что вообразила. Я просто не сочла нужным ее разубеждать. А на самом деле… только обещай, что не будешь смеяться?
        - Тебе это не грозит.
        - Мне не захотелось есть Алискину стряпню, и я пошла в кафе неподалеку. Там подают мясо по-мексикански…
        - Дальше можешь не продолжать.
        Варвара мысленно ликовала. Один-ноль в ее пользу. Отец был прекрасно осведомлен, что такое мексиканская кухня. Однажды, вернувшись с банкета, он долго пил холодную воду и всю ночь терзался жесткой изжогой, изредка матерясь на всех мексиканцев, вместе взятых, и их страсть к жгучему перцу.
        - Но я все-таки не понял: почему Алиса сказала мне, что ты целовалась? Какой ей резон врать мне?
        - Папочка, - начала Варвара, мысленно пообещав влить в Алискину краску для волос такое количество перекиси, чтоб ее волосы сгорели на корню, - просто этот человек судит всех по себе. Ты знаешь, что я не слишком высокого мнения об Алисе, поэтому когда она пристала ко мне с расспросами, не стала ей ничего объяснять.
        - Варя, - голос отца чуть потеплел, самую малость, но девушка поняла, что гроза миновала, - я не прошу тебя любить Алису. Но вы хотя бы просто ладить друг с другом можете?
        - А мы и ладим. Пока кому-то не приходит в голову настроить нас с тобой друг против друга, - ввернула шпильку Варвара. - Почему-то я не бегу к тебе с докладом каждый раз, когда эта особа уходит из дома. А она, видимо, считает это своей прямой обязанностью. Или ты брал ее на должность моей няньки?
        - Варвара, - в голосе отца зазвучал металл, - не забывайся! Я, кажется, не спрашивал твоего мнения в отношении собственной кадровой политики.
        - Только твоя кадровая политика, папа, почему-то вечно вмешивается в нашу семью, - прочувствованно выпалила Варвара, хлюпнула носом и убежала в свою комнату.
        Уф, отлично. Кажется, вывернулась. Ну, Алиска, подлая душа, ты еще сполна получишь за стукачество! Тебя что, за язык кто-то тянул или приплатить обещал? Твое-то какое дело, целуется дочка босса с парнями или нет? Или просто завидки берут?
        За отца Варвара не волновалась. Сейчас он выждет паузу минут в пятнадцать, потом пойдет мириться. Сколько раз уже такое было! Отец терпеть не может женских слез, но только потому, что чувствует себя в полной растерянности и не знает, что ему делать, чтобы прекратить этот водопад. Слезами Варвара никогда не злоупотребляла, справедливо считая это сильнодействующим средством давления, но сегодня был как раз тот самый случай, когда слезы пришлись очень даже кстати.
        Эх, надо бы глаза кулаками натереть, чтобы красными стали. И лежать, уткнувшись лицом в подушку, а лучше всего отвернувшись к стенке. Интересно, во сколько оценит отец ее сегодняшнее выступление? Только бы не в очередную шубку. У нее их уже три штуки висит. Может, побрякушки какие-нибудь? Эх, лучше бы деньгами выдал. Но это вряд ли. Отец считает, что деньги запросто могут развратить ребенка. Положена тебе определенная сумма на месяц, вот и крутись, как хочешь, больше все равно не получишь. А то еще наркоманкой станешь или гарем из парней заведешь на папины денежки.
        За всеми этими размышлениями Варвара и не заметила, как тихонько провалилась в сон. Она не слышала, как в ее комнату вошел отец, посмотрел на нее спящую и прикрыл пледом. Потом поднял со стула ее сумочку, раскрыл и втянул ноздрями воздух. Сморщился и вздохнул облегченно.

        Когда последняя полоса обоев закрыла собой газетную подложку, на часах было начало двенадцатого. Васька и Тина, до предела измочаленные, но жутко довольные собой, сидели на стремянке спина к спине и созерцали творение рук своих.
        - Вот и все, осталось только плинтусы обратно приколотить, отмыть люстру и расставить мебель.
        - Ну, с этим я и сама справлюсь. Самое главное, что этот кошмар закончился. Слушай, а кто тебя научил так ловко обои по стенам подгонять?
        - Ну, на самом деле чуть-чуть опыта плюс банальная геометрия. Мы с отцом, когда свою квартиру ремонтировали, тоже с этой проблемой столкнулись. Так и сяк обои вертели - ну не встают они на кривые стены, хоть ты тресни. Тогда и решили клеить так - с вытачками и клиньями. Но сразу предупреждаю: этот способ не для любых обоев подходит.
        - Тут же подошел!
        - Только потому, что ты удачные обои подобрала. У них рисунок очень мелкий, даже по бокам подгонять не пришлось. И все наши разрезы на них тоже незаметны. А вот представь, ну, скажем, обои в полоску. Или того веселее - в клетку. Сразу все огрехи наружу выплывут.
        - Свят, свят, - в шутку перекрестилась Тина. - Никогда не буду клетчатые обои покупать. Кстати, время-то уже позднее. Давай-ка по чайку, и я тебя до дома провожу.
        - Да что я, маленькая? Сама разве не дойду?
        - Все равно лучше не рисковать. Я знаю, ты девчонка боевая, постоять за себя можешь, но от пьяной компании дебилов никто не застрахован. В конце концов, это я тебя к себе затащила, мне тебя и до дома вести. Все, возражения не принимаются.
        - Ну, как знаешь, - пожала плечами Васька, которую, впрочем, тоже не радовала перспектива одинокой ночной прогулки по родному городу.
        Пока суд да дело, на пороге Васькиного дома они появились где-то в районе полпервого ночи. Василиса уболтала Тину зайти и посмотреть, как сделан ремонт в ее квартире. На площадке было темно, видно, лампочка перегорела, и пока она доставала ключ и открывала дверь, из квартиры напротив выскочила всклокоченная Потаповна в засаленном халате:
        - Ах ты, дрянь! Ты где шляешься! Ночь на дворе! Да еще осмелилась, мерзавка, мужика себе привести! Я тут с места не схожу, испереживалась вся, а ты… Ну-ка, проваливай отсюда!
        Последняя фраза явно адресовалась Тине, которую взбалмошная Потаповна сослепу приняла за мужчину.
        - Это вы мне? - предельно вежливо поинтересовалась Тина у соседки.
        В этот момент Васька наконец-то справилась с дверью и включила свет в коридоре. Потаповна осознала свою ошибку, но вместо извинений ошарашенные Васька с Тиной услышали от нее очередную гневную тираду:
        - Так вы лесбиянки?!! Постыдилась бы, взрослая баба, а невинного ребенка совратила! У, лошадь!
        Тут уж Тина не выдержала и, вспомнив свою боевую молодость, рявкнула на Потаповну:
        - Кругом! Шагом марш отсюда, пока я тебе кости не пересчитала!
        Потаповна явно дрогнула, но сдавать позиции не собиралась:
        - Бабами своими командуй, а на меня пасть не разевай! Ишь ты, какая бойкая нашлась!
        В квартире ниже открылась дверь, и чей-то сонный голос не то спросил, не то пожелал:
        - Да заткнетесь вы когда-нибудь, а?
        Тогда Тина не долго думая просто втолкнула Потаповну в ее квартиру, да так, что скандальная баба, не удержавшись, налетела там на что-то своей необъятной задницей. Раздался звон разбитого стекла. Видать, минус ваза либо зеркало в трельяже. Тина удовлетворенно кивнула, после чего спокойно зашла к Василисе и закрыла за собой дверь.
        Потаповна, видимо, поняла, что время для разборок со строптивой недопадчерицей выбрано ею неудачно, и предпочла пока что отступить. По крайней мере в дверь к Василисе никто не ломился и на дверной звонок не жал.
        - Слушай, как ты только живешь? Я бы такую соседку мигом отоварила, чтоб гадости про тебя не распускала. Да еще бы и судом пригрозила.
        - Бесполезно, - вздохнула Васька. - Пока отец в отъезде, она считает, что может воротить что угодно. Приходит, когда меня нет, в вещах шарится.
        - Слушай, я чего-то не догоняю. Она тебе что, родственница?
        - Да нет, - сморщилась Васька. - Просто на отца глаз положила. Вот и хочет меня отсюда любыми средствами выжить да еще наверняка с отцом рассорить. Только одного не понимает: она ему никаким боком не нужна. То, что он ей ключ от квартиры дал, совершенно ничего не значит. Я вполне допускаю, что она этот ключ и обманом могла выманить. С Потаповны станется.
        - Ну, это проблема поправимая, - заметила Тина. - Замки дверные и поменять можно. Отцу потом все объяснишь, думаю, он тебя поймет. А на бабу эту просто не обращай внимания. Будто ее и нету вовсе.
        - Знаешь, Тин, я все могу выдержать, кроме одного: когда она в дверь всей своей тушей биться начинает. Палец на дверном звонке держит, а сама по двери колотится. И орет: «Открывай немедленно! Сейчас слесаря вызову! В милицию позвоню!»
        - А ты наплюй на нее. Хочет себя перед соседями посмешищем выставить - ее дело. Хочет за слесарями бегать - пускай. Ну, поверь ты мне: ни одни здравомыслящий слесарь не попрется за какой-то сумасшедшей бабой, которой приспичило выломать дверь в соседскую квартиру! Все подобные эксперименты должны производиться только в присутствии участкового, если на то пошло. И как минимум при наличии какой-то действительно важной причины это сделать. А если тебя дверной звонок раздражает, так скинь ты проводок, отключи его временно. А друзья твои пускай в дверь стучат кодовым стуком. Заодно и в шпионов поиграете, детство вспомните. Да, цепочку на дверь поставь, чтоб уж если пришлось разговаривать с этой мегерой, так только через щель между дверью и косяком.
        - А если она ногу в проем засунет и внутрь пройти попробует?
        - Ну ты, прям слово, как маленькая! - хохотнула Тина. - Ногу засунет - без ноги останется. Главное, не жалей, бей дверью со всей дури. Разумеется, после предупреждения: мол, так и так, убирайте вашу граблю, не то ликвидирую как класс. А то могу еще одну веселую штуку подсказать. Кстати, не только от твоей Потаповны, может, и от грабителя какого-нибудь спасет.
        - Это как?
        - Да просто. Где-нибудь поблизости от двери ставь любой аэрозольный баллончик. Хоть освежитель воздуха, хоть лак для волос - без разницы. Если в дом к тебе ломится здоровенный тип, и бей его дверью - не бей, ничего не выходит, тогда хватаешься за баллончик и прицельно полощешь струей по глазам. Действенно и эффективно. Сама пару раз пробовала. Правда, я из аэрозоли тогда портативный огнемет устроила с помощью зажигалки. Но тебе такого делать категорически не советую. И химии одной за глаза хватит!
        - Я бы никогда до такого не додумалась! - восхищенно сказала Васька.
        - Как говорится, опыт не пропьешь, - подмигнула ей Тина.
        - Ну что, по чаю?
        - Да нет, Васена, пойду я, пожалуй. А то завтра вставать рано. Да и нечего твоей соседке почву для сплетен давать, а то навалит грязи, потом не отмоешься. Знаю я таких кумушек: хлебом не корми, дай другому жизнь испортить. Еще раз спасибо за помощь! И заходи в гости. Просто так, в любое время дня и ночи. Всегда буду тебе рада!
        - Спасибо, Тина!
        - Счастливо, Васеныш!
        Проводив Тину, Васька отправилась прямиком в кровать. Разделась, легла. Потом передумала, встала, подошла к дверному звонку. Осторожно вскрыла пилкой для ногтей корпус и сбросила один из проводков. Еще некоторое время постояла около двери, переминаясь с ноги на ногу, затем принесла из ванной освежитель воздуха и поставила на обувную полку под вешалкой.
        - Так-то будет лучше…

        Варвара открыла глаза. Ничего себе, уже утро! Вон птицы вовсю заливаются, и солнце по стенам скользит. Это значит, она больше чем полсуток проспала! Вот сурок!
        Варя скосила глаза на часы. Восемь утра. Эх, обидно: отец уже убежал на работу. Так и не удалось с ним еще разок поговорить. Хоть узнать, в каком он настроении и не придумал ли каких-нибудь новых ограничений и штрафных санкций. Впрочем, тоже неплохо: ничего не знаешь, значит, свободна в своих действиях.
        Варя села и тут же скривилась. Ой-ой, как же все тело ноет после этой тренировки! Словно палками колотили. Причем все мышцы скопом. Даже те болят, о существовании которых и не подозревала. Ну не может нормальный человек потянуть себе, пардон, задницу. А она, выходит, смогла.
        Кое-как доковыляв до санузла, Варя, вспомнив наставления Тины, сделала себе горячую ванну. Без особой охоты провалявшись там с полчаса, вылезла и задумалась. Боль отступила, но незначительно. Сделать разминку? Да разве это мыслимо? Ноги болят как у Русалочки в сказке Андерсена, шея не вертится, поясница ноет. «Болять мои крылья», - как группа «Несчастный случай» поет.
        Скрепя сердце Варвара признала, что хуже уже все равно быть не может. А ходить девушке подобно крабу на подогнутых ногах - это вообще моветон. Так что придется заняться зарядкой.
        Какая-нибудь бойкая старушка из дома престарелых сейчас наверняка выглядела лучше Варвары. Варя охала и стенала, но упорно продолжала делать наклоны и приседания, чувствуя себя отъявленной мазохисткой. Ну, зачем она только поперлась на этот шейпинг? С фигурой у нее и так полный порядок, ни грамма лишнего жира, да и танцует она неплохо. Не так, конечно, как Василиса, но все же. Так зачем?
        Через двадцать минут добровольных истязаний Варвара сказала себе: все, хватит. Никакая цель в жизни не стоит таких мучений. И с шейпингом этим клятым надо завязывать. Как она завтра на тренировку пойдет? Врасклячку? По-лягушачьи? А с Иваном как встречаться будет? На палочку опираясь?
        При мысли об Иване у Варвары внутри все будто потеплело. Так хочется услышать его голос, прижаться к его груди… Только у нее даже адреса его нет. И фамилию его она не знает. Иван Царевич на Сером Волке. Вот и вся информация, собственно. Захочет парень ее бросить - так даже напрягаться не станет. Просто перестанет на свидания приезжать, и вся недолга.
        Нет, он не может так с ней поступить. Особенно после того, что было вчера. Как они прощались в машине… Аж до слез на глазах у обоих. Да, объективности ради надо признать: на берегу он повел себя не лучшим образом. Приятель его и то на высоте оказался. Но тут тоже особого криминала нет: подумаешь, растерялся парень, испугался. А потом еще и замерз вдобавок. С каждым такое могло случиться.
        И все-таки в следующий раз надо выведать у него хоть какие-то координаты. Лишь бы только не спугнуть ненароком. А то еще решит, что она на его богатство позарилась, дурачок. А то, что парень богат, - это факт. Вот, казалось бы, они с приятелем одинаково одеваются. Только у того же Сергея вещи на китайской барахолке куплены, а у Ивана в дорогих бутиках. Даже носки фирменные. Значит, парень, вернее, его семейство, не бедствует. Отсюда делаем вывод, что потенциальную невесту разве что под микроскопом просвечивать не будут. Но это когда дело до сватовства дойдет. Весь вопрос в том, чтобы дошло.
        Да, а с Алиской ухо надо востро держать. Если она, не дай Бог, заметит, с кем дочка босса встречается, тут же нажалуется. Да еще и изобразит все в таких черных красках, что отец на потенциального зятя и смотреть не захочет. А кстати: где это ее черти носят? Обычно в такое время Алиска еще спит. Или отец ее с собой на деловую встречу взял? Вполне возможно. Все-таки номинально она секретарша. Надо ее хоть иногда до оргтехники допускать, чтобы не забыла, как факс с ксероксом выглядят. Сделать ей какую-нибудь подлянку за вчерашнее или не стоит? А, ладно, пусть живет.
        Так, что у нее сегодня запланировано? Ага, пока только поход в гости к Василисе. Хорошо, хоть идти недалеко. Вон, краешек ее дома даже отсюда, с кухни, виден. Вот только один вопрос: а во сколько туда заявиться? Если она часов в одиннадцать утра припрется, - это не слишком рано для хозяйки? Нет, лучше все-таки позвонить и спросить, а то мало ли чего!
        Варвара потянулась к телефону.
        - Алло… Алло, Василиса, привет, это я, Варвара!
        - Привет, Варь. Ну, когда увидимся?
        - А я как раз по этому поводу и звоню. Что ты скажешь, если я приду к тебе, ну, например, через час?
        - Отлично, - в голосе Васьки слышалась неприкрытая радость, - я как раз успею все приготовить. Давай, жду! До скорого!
        Уф. Ну, раз так, пора потихоньку одеваться и наводить легкий макияж. Так, на всякий случай. Мало ли что может произойти! А вдруг, к примеру, с Иваном случайно столкнется? Или еще кто-нибудь в высшей степени обаятельный и привлекательный с ней познакомится? Да и перед своей новой подругой хочется выглядеть на все сто.

        После звонка Варвары Василиса окончательно сбросила с себя остатки дремоты, быстро оделась, перемыла оставшуюся со вчерашнего дня посуду и принялась резать фрукты для обещанного салата. Классная штука: по виду и содержанию вроде бы десерт. Но по питательности очень даже тянет на полноценное блюдо. А уж в такую жару, как сейчас, это вообще козырный вариант. Во-первых - легкий, во-вторых - холодный, в-третьих - вкусный.
        Достав миксер, Василиса сбила в однородную текучую пасту творог и орехи, после чего залила ею фрукты. Так, вроде бы все готово. Хотя чего-то явно не хватает. Что-то сюда так и просится…
        Точно! Розочки из взбитых сливок. Елки-палки, как ни крутись, а придется сбегать в магазин. Так, что там с деньгами? Ага, пока что на жизнь вполне хватает, можно и на баллончик со сливками разориться.
        Надев подаренные Санькой Ларцовым кроссовки, Васька быстро сбежала по лестнице вниз, успев порадоваться, что злобная Потаповна не успела среагировать на ее рывок из квартиры.

        До назначенного самой же Варварой времени оставалось еще полчаса, но чем себя занять, она решительно не знала. Уже и оделась, и причесалась, и накрасилась. Посидеть перед телевизором? Скучно. Ладно, придет пораньше, ничего не случится. Может, и с готовкой слегка поможет.
        Варвара в последний раз повертелась перед зеркалом, убедилась, что выглядит на пять с плюсом, и отправилась в гости. Единственным послаблением касательно собственного внешнего вида стало отсутствие босоножек на тонком каблучке-шпильке. Все-таки после тренировки ноги вряд потерпели бы такое издевательство над собой. А то, что она четыреста метров в пляжных шлёпках пройдет, так это здесь никого не шокирует. Полгорода в таких рассекает, и ничего.
        Нужный подъезд Варя нашла быстро. Поднялась на последний этаж и позвонила в указанную в Васькиной записке дверь. Странно. Тишина. Звонок, что ли, не работает? Варвара попробовала еще раз. Без толку. Тогда Варя постучала. Ей никто не открыл. Она приложила ухо к двери и ничегошеньки за ней не услышала. Может, ошиблась адресом? Да нет, все так и написано: пятый этаж, дверь налево, красного цвета. Номер квартиры совпадает, цвет двери тоже. Может, у соседей спросить?
        Варвара развернулась и позвонила в квартиру напротив. Ей открыла рыхлая тетка неопределенного возраста, от которой нещадно разило топленым жиром и луком.
        - Че надо? - бесцеремонно поинтересовалась она у Варвары, вытирая сальные руки прямо о передник.
        - Извините, вы не подскажете, где ваша соседка Василиса? - очень вежливо спросила ее Варя. - Мы договорились с ней встретиться, звоню, звоню, а никто не открывает.
        - Откуда мне знать, где эту лохудру носит! - злобно взвизгнула тетка. - Вчера вон в час ночи заявилась с какой-то бабищей в обнимку. Последний стыд потеряла, зараза! А ты что, тоже из таких? - с подозрением и брезгливостью уставилась она на Варвару, словно рассматривая выловленную из собственных волос вошь.
        Варя не нашлась что ответить на этот мерзкий выпад в свой адрес, как за спиной тетки нарисовалась… давешняя деваха с дискотеки! Та самая, что интересовалась, сколько зарабатывает Варвара, торгуя своим телом. Вот это семейка…
        - Мама, что тут происходит? А ты чего здесь делаешь? Ну-ка, выметайся, чтоб духу твоего здесь не было! Шлюха размалеванная!
        - Ты ее знаешь? - спросила тетка дочку.
        - Да, конечно же! С ней уже полгорода переспало, - преспокойно соврала та, даже глазом не моргнув. - Ее фото как постоянного клиента скоро на доске почета в вендиспансере висеть будет.
        - То-то я и смотрю: какие у нашей Василисы знакомые появились, - сокрушенно покачала головой тетка. - Пошла девка по наклонной, ой, пошла. А я как чувствовала, что добром это не кончится. Предупреждала же папашу ейного: следи за дочерью, не ровен час…
        Варвара чувствовала себя, как в кошмарном сне. Происходящее очень напоминало плохое кино. От незаслуженной обиды хотелось разреветься, причем немедленно. Развернувшись, Варвара быстро-быстро побежала вниз по лестнице, подальше от этих злобных фурий, каждое слово которых, казалось, сочилось ядом. В спину ей летели едкие комментарии:
        - Да сразу видно: они с Васькой два сапога пара.
        - Ага. На одну ногу! Такая же развратница. Ты видела, какой длины у нее юбка? Еле-еле срамоту прикрывает…
        Варя выскочила во двор, ничего не видя и не слыша… и со всего размаха влетела в Василису.
        - Эй, ты чего? - удивилась та. - Что случилось-то?
        Глотая слезы и трясясь в еле сдерживаемой истерике, Варя рассказала Ваське, в чем дело. Васька в порыве гнева со всего маха стукнула безвинным баллончиком со взбитыми сливками по скамейке. Баллончик, слава Богу, выдержал и не взорвался сладким фейерверком, хотя и мог.
        - Да я этих коз драных счас в лапшу измельчу! Ну-ка, пошли! Они у меня на коленках будут ползать, прощения просить! Ох, мало я Верке по морде отвесила, явно мало…
        Васька отправилась в подъезд, таща за собой Варвару. Варе идти туда совершенно не хотелось. Хотя она и понимала, что правда, безусловно, на их стороне, но снова встречаться с этой вонючей теткой и ее доченькой ей совершенно не хотелось.
        На четвертом этаже планы Васьки неожиданно поменялись. Она осторожно выглянула наверх, убедилась, что их лестничная площадка пуста, и сделала Варе знак рукой - мол, тихо. Они словно мышки проскользнули в Васькину квартиру, после чего Васька нарочно закрыла дверь с таким грохотом, что казалось, обвалится штукатурка. Затем для надежности заперла ее на ключ.
        - Так, слушай меня сюда, - зашептала она Варе, - если я не ошибаюсь, а это вряд ли, Потаповна сейчас попрется ко мне читать мораль. Мы ее сюда не пустим. Тогда она попытается открыть дверь своим ключом. Разумеется, полный бесперспективняк, поскольку она изнутри заперта. А дальше…
        Красоты предложенного Васькой плана Варвара сначала не оценила. Но желание немедленно отомстить этой жирной мымре из квартиры напротив было столь сильно, что Варвара охотно согласилась помочь Василисе в его осуществлении.
        Как Васька и предсказывала, не прошло и минуты, как Потаповна заявила о себе. Обнаружив, что звонок не работает, она постучала. Безрезультатно. Девчонки молчали, как пленные партизаны, ничем не выдавая своего присутствия. Достав из кармана ключ, Потаповна вставила его в замочную скважину и потерпела полное фиаско. Выяснив таким образом, что Василиса, безусловно, находится в своей квартире, Потаповна разозлилась и заорала:
        - Эй, открывай немедленно, у меня к тебе серьезный разговор имеется! Открывай, мерзкая девчонка, я знаю, что ты там!
        - С какой это стати? - подала голос Василиса. - Мне и без вас хорошо. Да и собеседник из вас неважный: грубите, орете. Не буду я с вами разговаривать!
        - Открывай, сучонка! Я тебе сейчас политику партии объясню! Костьми лягу, но не позволю, чтоб в нашем доме лесбиянки и прочие наркоманы тусовались!
        - Ого, как заговорила, - оценила Васька и подмигнула Варваре, а сама крикнула в расчете на уши Потаповны: - А вы, случаем, сами не того? Четыре бабы в доме и ни одного мужика. Как справляетесь-то? По очереди друг дружку удовлетворяете? Или у вас график самообслуживания заведен?
        Вот этого оскорбления Потаповна снести не могла. В Васькин адрес полилось такое количество грязной ругани и на таких высоких тонах, что эту тираду не услышали разве что глухие старички-соседи с первого этажа. Васька показала Варваре большой палец и выскочила на балкон. Варвара прижалась ухом к двери, чтобы не пропустить финала этого представления.
        Вновь войдя в подъезд, Васька не спеша стала подниматься по лестнице. Возмущенные криками Потаповны соседи со второго и с четвертого этажей вышли на свои лестничные площадки и костерили Потаповну на чем свет стоит. Она в ответ орала им про моральный облик Васьки и про то, как она грудью ляжет, но вконец совратить девчонку не даст.
        Увидев улыбающуюся Ваську, соседи со второго этажа остолбенели и переглянулись.
        - Добрый день, - поздоровалась с ними Василиса, не сбавляя шага.
        - Подожди, Вася, - нашлась наконец что сказать тетя Нина, - я что-то не понимаю: с кем это Потаповна ругается? Мы думали, с тобой…
        - Ой, у нее что, снова началось? - испуганно округлила глаза Василиса.
        - Что началось? - настороженно спросил дядя Федя, муж тети Нины.
        - Да запой, - простодушно поведала Васька. - Как с вечера переберет, так давай чертей гонять. Когда мой папа здесь, он ее быстро утихомиривает. А сейчас он в командировке, вот и некому ее урезонить. Она ж когда буйная, такая сильная…
        - Боже мой, - всплеснула руками Нина, - а с виду вроде порядочная женщина! Трое детей! Кто бы мог подумать! А ведь спиртным от нее и не пахло никогда!
        - А она себе клизму на водке ставит, вот никто и не догадывается. Перегаром-то изо рта не тянет…
        Супруги многозначительно переглянулись и покачали головами.
        - Вы только никому не говорите, что она алкоголичка, ладно? - жалобно попросила Васька. - А то ее с работы вышибут. Она ж на самом деле добрая. Просто больная, вот и все. Покричит-покричит и успокоится.
        - Васенька, ты - золотая девчушка, - расчувствовался дядя Федя.
        - Иди-иди, деточка! - напутствовала ее тетя Нина. - Мы никому об Анне Потаповне не расскажем.
        Василиса поднялась на третий этаж, с трудом сдерживаясь, чтобы не захихикать. Ага, как же, не расскажут! К вечеру уже полдома будет знать, что Потаповна белочку словила, в горячке бесится и на соседей бросается. Черт побери, как все удачно складывается!
        Поздоровавшись с соседями с четвертого этажа, которые, увидев Ваську, так и остались стоять с открытыми ртами, Василиса поднялась на свою лестничную площадку.
        Потаповна при виде ее схватилась рукой за грудь. Васька хотела было подсказать мадам Нюховой, что сердце находится слева, а не справа, но передумала.
        - Здравствуйте, Анна Потаповна!
        - Ты!… Ты как здесь оказалась?!
        - Простите, не понимаю? Вы что имеете в виду?
        - С кем это я тогда последние пять минут разговариваю, если не с тобой?
        - Не знаю, - пожала плечами Васька, с предельной честностью глядя Потаповне прямо в глаза. - Я все утро в лесу провела, бегом занималась.
        - Но ты же в квартире! Я же проверяла! У тебя ключ в замке вставлен!
        - Анна Потаповна, - терпеливо, словно умственно отсталому ребенку, принялась объяснять Васька, - я перед вами, и в квартире меня нет. С кем вы тут разговариваете, я не знаю. Если вы не возражаете, я бы хотела зайти к себе.
        Васька проделала быстрые манипуляции с замком, и дверь открылась. Потаповна явно пребывала в состоянии дикого шока, поэтому, пока она не сообразила проследовать за Васькой, девушка громко сказала:
        - До свидания, Анна Потаповна! Берегите себя, нельзя же так переутомляться! - И прошла внутрь.
        Быстро заперев дверь на ключ, который протянула ей Варвара, Васька показала подруге, мол, все о-кей и поманила за собой в кухню. Там она достала из холодильника готовый салат, подхватила баллончик со сливками, и девчонки двинулись на балкон. Проверив, не подглядывает ли за ними кто-нибудь из Потаповских дочерей, Васька передала блюдо с лакомством поджидающей их Марье, после чего они с Варварой мышками прошмыгнули в ее квартиру.
        - Ну, как все прошло? - поинтересовалась Маша.
        - На высшем уровне, - самодовольно заявила Васька. - Кстати, познакомьтесь. Это Варвара, это Маша.
        - Очень приятно, - сказали обе хором и чуть смутились. Чтобы справиться с минутной неловкостью, Маша вручила Варваре кроху Толика, вовсю таращившего на пришедших любопытные глазенки, а сама споро принялась накрывать на стол.
        - На самом деле я даже не ожидала, что все настолько хорошо получится, - продолжала Васька. - Теперь эта мымра трижды подумает, прежде чем обо мне и моих подругах гадости говорить, если не хочет, чтобы ее на всю голову больной сочли. Представляешь, Маш, она нас с Тиной и с Варей в лесбиянки записала!
        - Ой, а я так боялась, что не успею дверь открыть и эта кошмарная тетка поймет, что у тебя на самом деле никакого ключа нет, - призналась Варя.
        - Как это нет? - хихикнула Васька, доставая из кармана самый обычный с виду ключ. - А это что? Правда, квартиру им вряд ли открыть получится, а вот почтовой ящик запросто. Ловкость рук и никакого мошенничества! Главное было им перед мордой Потаповны поводить, чтобы ее еще больше заклинило, а дальше все как по маслу прошло. Ой, девчонки, как вспомню ее физиономию, так на такое ха-ха пробирает, просто ужас!
        - Слушайте, а у меня в заначке бутылка Каберне лежит! По-моему, по такому случаю не грех и отметить первую крупную победу над врагом.
        - Машка, ты прелесть! Если бы не ты, ничего у нас не вышло!
        - Ой, да ладно вам…
        Подробности удачной выходки обсуждались еще где-то с полчаса. Девушки пригубили вино, совместными усилиями отправили Толика спать и отдали должное Васькиному салату. Настроение у всех трех было самым что ни на есть превосходным и лучезарным.
        - Ой, - вздрогнула Варя.
        - Что такое? - удивилась Марья.
        - Да там за окном… Нет, наверное, померещилось.
        - Да что померещилось-то?
        - Будто человек летает. Ой, нет, вон снова!
        Подружки бросились к окну.
        То скрываясь за домами, то поднимаясь над ними, выписывал в воздухе пируэты отчаянный парапланерист. Через раскрытые рамы слышались отдаленные вопли и крики, видимо, экстремал успел собрать своим выступлением солидную толпу зрителей. Наконец ему, видимо, надоели полеты в ограниченном пространстве на сверхмалой высоте, и поднявшись высоко над крышами, он тихонько порулил куда-то в сторону леса.
        - А, это… - Марья вернулась обратно в кресло. - В первый раз видишь? Это наш местный сумасшедший, Кощей.
        - Почему Кощей? - удивилась Варя.
        - Да потому что бессмертный, - улыбнулась Маша. - Он уже столько раз переломан, что в народе слухи ходят, что если его через металлодетектор пропустить, звенеть начнет. Костями.
        - Почему?
        - Ну, туда штифты всякие вставлены, пластины хитрые. Врачи его уже раз десять по кусочкам собирали после всяких трюков. То ему приспичило с башенного крана спрыгнуть без всякой страховки. То у него парашют не раскрылся, он прямо на крону какой-то сосны спикировал. И ведь представляешь: другой бы трижды после этого задумался и впредь куда как осторожнее был. По крайней мере со спортом этим завязал. А этот нет. Все новые способы самоубийства изобретает. Я ж говорю: сумасшедший!
        - Борис не сумасшедший! - выкрикнула Васька. - Он… отличный парень, вот! И не надо его самоубийцей обзывать, он не из таких!
        Маша и Варя переглянулись.
        - Васеныш, это тот человек, про которого ты мне говорила? - осторожно спросила Марья.
        Васька хмуро кивнула.
        - Эх, ребенок ты мой сладкий, - вздохнула Марья. - А кого-нибудь поспокойнее ты себе выбрать не могла?
        - Ой, так это твой парень? - обрадовалась Варя.
        - Нет, - ответила Васька сразу обеим и замолчала.
        - Ты все еще уверена, что хочешь с ним общаться? - продолжала расспросы Маша.
        - Еще сильнее, чем раньше, - призналась Василиса и с тоской посмотрела в окно на удаляющийся к горизонту летящий силуэт.
        - Хм, сложная задача, - сморщила нос Марья. - Но не невыполнимая! Правда, я слышала, бабник он страшнейший. Так что боюсь, ни к чему хорошему это не приведет.
        - А мне наплевать, бабник он или нет! - угрюмо сказала Васька. - Я все равно его хочу.
        - Ну, отчаиваться не стоит. Все в твоих руках, дорогая. А поскольку он бабник… Ну ладно, не надо на меня так сердито смотреть! Не бабник, ценитель прекрасно пола, так тебя больше устраивает? Отлично. Так вот, исходя из этой пикантной особенности его характера, твоя задача существенно упрощается. Как я понимаю, летать с ним ты не собираешься категорически?
        Васька помотала головой.
        - Отлично, я за тебя спокойна: дольше проживешь. Тогда все сводится к тому, чтобы узнать, где он обитает. После чего - либо засада, либо атака, в общем, краткая, но эффектная охота на живца, и он твой. Правда, ненадолго.
        - Да хоть на разок! - в отчаянии крикнула Васька.
        - Тише, тише, голуба. Эк как тебя зацепило-то не по-детски! Понимаю. Да, маленький совет, если позволишь. При встрече с ним не пытайся выглядеть старше, чем ты есть. Получится глупо и неестественно. Оденься посимпатичнее, но из своего образа не выходи, иначе будешь нервничать, чувствовать себя неуютно и сорвешь всю операцию к чертям.
        - Так что мне тогда надеть?
        - Джинсы либо любые другие штаны. Основное требование - чтоб по фигуре сидели, как влитые. Если старенькие не страшно. Может, так даже прикольнее получится. У тебя стройные, сильные ноги, и ты должна это всячески подчеркивать. Вот топик должен быть просто суперским, тут никаких вариантов нет. Что-нибудь стильное, броское и оригинальное. Можно даже с блестками или со стразами. Идем дальше. Украшений по минимуму, но сережки и цепочка на руку строго обязательны. Лучше всего под серебро, молоденьким девушкам золото вообще не идет.
        - У меня уши не проколоты, - призналась Васька.
        - Организуем. Можно прямо сейчас. Я в свое время чуть ли не всему своему классу уши проколола, и никто не жаловался, между прочим.
        - А это больно?
        - Терпимо. И вообще красота требует жертв. Сережки я тогда тебе сама подберу. Все равно у меня этого добра две шкатулки без дела стоят.
        - А краситься придется?
        - Самую малость. Лучше всего ограничиться водостойкой тушью для ресниц, чтобы в самый ответственный момент не потекла, ну и блеском для губ. Хорошо бы со вкусом леденцов или хотя бы клубники. Первый поцелуй слаще покажется.
        - Как представлю себе, что Борис на меня внимание обратит, так голова кружиться начинает…
        - Эй, пока окончательно свою несчастную голову не потеряла, запомни: аборт - вещь крайне неприятная и мерзкая. Так что о контрацепции нужно думать до, а не после. И лучше всего именно тебе. На мужчин в данном вопросе рассчитывать не всегда приходится, так что как бы тебе хорошо в любовном экстазе ни было, но в презерватив его одеть не забудь! Поняла меня?
        Васька покраснела так, что цветом своих щек напоминала стоп-сигналы.
        - А ты что хотела, дорогая? Это уже взрослые игры, и играть в них надо по соответствующим правилам, чтобы потом горевать не пришлось, - продолжала лекцию Марья. - Это мы в свое время темные были, все методом проб и ошибок постигали. Вы-то хоть, девчонки, на грабли не наступайте в этом вопросе.
        - Я… я ни разу презервативы не покупала. И даже не знаю, какие нужны. Вот, - призналась Васька.
        - Ну, когда-нибудь все равно придется начинать, так что не трусь. А покупать надо те, на которых написано «большой размер» или что-нибудь в этом роде. Мужчины все до одного считают, что их достоинства самые что ни на есть огромадные, и никто другой такими же похвастаться не может. Поэтому презервативами с надписью «Extra size» ты своего избранника как минимум не обидишь. На цене не экономь, дешевые рвутся часто. Что же касается всяких там усиков, пупырышек и прочих извращений - это на любителя. Тебе в первый раз, скажем так, чистых ощущений выше крыши будет. Так что не заморачивайся.
        - Ага, - кивнула Васька, подавленная объемом свалившейся на нее ценной информации.
        - А, еще одно, - вспомнила Марья. - Когда пойдешь в аптеку покупать резинотехническое изделие, не выбирай, пожалуйста, набор с названием «Голубая луна». Данька у меня один раз так попал, потом неделю ходил весь красный и фыркал.
        - А в чем дело? - не поняла Варя.
        - Ну, там на обороте написано «для анального секса». Мол, особо прочные и с какой-то специальной смазкой. А на витрине-то поди угадай, что для чего. Лежат в ряд штук двадцать пачек безо всяких объяснений и в одинаковую цену. Данька и взял первые, на что глаза упали. Расплачивается, а к нему рядом парнишка один пристраивается. Глазками сверкает, улыбается, как невеста на выданье. И аптекарь на них смотрит тоже с усмешкой. Мол, все с вами ясно, братцы геи. Данька, когда сообразил, что к чему, как дал ходу из этой аптеки. А парень этот за ним вдогонку бросился. Бежит и кричит: «Дорогой, ты разбил мне сердце»!
        Варя и Васька согнулись впополам от хохота. Когда они чуть-чуть отсмеялись, Васька спросила:
        - Маш, а это, случаем, не Еруслан до Данилы докопался? А то уж больно похоже ты его описала.
        - А кто такой Еруслан?
        - Да был у нас в школе один такой типаж. Года на два меня старше. А может, на три. Ходил по коридорам, задницей вилял и губы красил. И сережку в ухе постоянно носил. Над ним народ просто по-черному стебался. А парню хоть бы хны. Глазки закатывает и повторяет: жестокие вы, дикие. Его и Ерусланом прозвали-то только потому, что он на свое нормальное имя не сразу откликался. Представляете: спрашивают, как его зовут, а он мнется и говорит: э… е… Руслан.
        - Да кто его знает? - пожала плечами Марья. - Может, и этот твой Еруслан. Данька-то с ним, понятное дело, знакомство заводить желанием не горел. Хорошо еще вообще не побил. Он-то у меня на расправу скорый. Рявкнул только, типа отстань. И все.
        - А вообще все-таки странно, - сказала Варя.
        - Что тебе странно? - удивилась Васька.
        - Ну, сама посмотри: вы все в голос утверждаете, что ничего сказочного в вашем Лукоморье нет. Мол, самый обычный городок и все такое. Только почему-то у половины населения, что ни прозвища, то обязательно на сказочный лад. Вот взять того же самого Кощея. Ведь запросто могли Терминатором окрестить. Тот тоже относительной бессмертностью отличался и обилием железных костей. Но назвали-то именно Кощеем! Тина у вас Баба Яга, поскольку Костяная нога, парень мой - тот вообще Иван Царевич…
        - Ну да, добавь в свой список Марью Искусницу и Данилу Мастера с сыном Толиком, он же Мальчик-с-Пальчик, - расхохоталась Марья.
        - Да, - растерянно отозвалась Варя, - про вас я как-то забыла…
        - И что, до сих пор сама не догадалась, в чем тут дело?
        - Стала бы я вас спрашивать, если бы знала! - чуть-чуть обиделась Варвара. - Что, разве по мне не заметно, что мучаюсь и страдаю данным вопросом?
        - Ладно, не страдай, - великодушно разрешила Марья. - А вся фишка на самом деле в том, что народ просто пытается соответствовать месту, в котором ему довелось жить. Ну, представь, что наш Красноармейск-15 назывался бы не Лукоморье, а скажем, Санта-Барбара. Да тут бы сплошь одни Мейсоны да СиСи Кэпвелы обретались. А что касается того же Кощея, так какой из него Терминатор, к черту? Он же худющий, да жилистый. Его бы так и так Кощеем окрестили, даже если бы жил не в Лукоморье, а в славном городе Запрузадонске.
        - Ну и что, что худой! Он все равно отличный парень! - горячо вступилась за своего возлюбленного Васька. - Добрый и ласковый!
        - Ага, еще добавь, что он мастер спорта по бегу от ревнивых мужей, - не удержалась от легкой подколки Марья. - Данька рассказывал, у него на работе то один, то другой коллега собираются отловить Кощея и как следует проучить за соблазнение чужих жен.
        - И что? - с волнением спросила Васька, схватившись за сердце.
        - Да ничего! - весело отозвалась Марья. - Кулаками потрясут, грозными карами погрозят, а потом все на тормозах сходит. Кощей ведь товарищ крайне мобильный, попробуй его просто так найти! Вот и рогатые мужья: побегают - побегают за ним, да устанут.
        - А по-моему, это все наговоры. С какой стати ему чужих жен уводить, если с ним любая свободная женщина сама пойдет? - горячо возразила Васька.
        - Фу-ты ну-ты! - удивилась Марья. - Ты-то откуда знаешь? И вообще, дорогая, смотрю на тебя и думаю, рано тебе еще с Кощеем пересекаться.
        - Это еще почему? - оскорбилась Васька.
        - Да потому, что ты с ним еще в кровать не легла, а голову уже напрочь потеряла. Между прочим, о том, что он бабник страшнейший, весь город знает. О том, что он замужних и незамужних не различает, скоро анекдоты начнут ходить. А ты уже грудью готова на его защиту встать и глаза свои глупые прищурить, лишь бы очевидных вещей не видеть. Так не годится. Либо ты принимаешь положение вещей таким, как есть, либо рискуешь заработать сильнейший невроз, когда ваши отношения подойдут к логическому финалу.
        - Не поняла?
        - Ох, горе ты мое луковое! Ну, сама посуди: если ты искренне и пылко влюбишься в этого проходимца да еще и нимб светящийся над его головой своими руками прикрутишь, то когда он укажет тебе на дверь, почувствуешь себя растоптанной и униженной в своих лучших чувствах. А вот если ты будешь играть с открытым забралом, то это не он тебя бросит, это ты с ним расстанешься, когда сочтешь нужным. И дальше по жизни пойдешь. Причем, без всяких истерик и разбитых сердец, а с легкой светлой грустью. Разницу улавливаешь?
        - Кажется, да, - на всякий случай кивнула Васька, пообещав про себя, что на досуге как следует поразмыслит над словами Марьи.
        За непринужденной болтовней Варвара и не заметила, как день начал клониться к вечеру. Марья, извинившись, ушла на кухню готовить ужин для мужа. Они с Васькой, переглянувшись, начали собираться по домам. Попрощались с гостеприимной соседкой и перелезли обратно на свой балкон.
        - Ну, как тебе Маша? Правда, потрясающая девчонка? - спросила Васька у Вари.
        - Это точно. И знаешь, что странно: она ведь старше нас с тобой, и значительно. Так ведь?
        - Ну, не то чтобы значительно, но старше.
        - А мне с ней так уютно и спокойно было, словно… со старшей сестрой. Или с мамой… Не знаю, как это описать, ты извини.
        - Так и скажи: как с лучшей подругой! - подсказала Васька.
        - Нет, - покачала головой Варя. - Тут совсем другое. Мне с Марьей было так легко, как может быть только с самым близким, но взрослым человеком. Твоя соседка действительно очень необыкновенная дама.
        - С этим я согласна. Знаешь, она, пожалуй, единственная, кто может меня понять и объяснить, что со мной происходит. Правда, раньше она мне таких лекций, как сегодня, не читала. Честно говоря, я в какой-то момент даже слегка обиделась.
        - Не стоит. Будь я на ее месте - сказала бы тебе то же самое. Видела бы ты себя, когда про этого своего Кощея говоришь. Точь-в-точь невменяемая барышня с поехавшей на почве неразделенной любви крышей. Извини, что так грубо, но со стороны смотрится именно так.
        - Можно подумать, ты от своего парня голову не потеряла, - вяло огрызнулась Васька.
        - Я? Не потеряла. Да, он мне очень нравится. Но при всем при том я реально оцениваю ситуацию и его самого. Я прекрасно вижу все его недостатки. И знаю, как на них сыграть.
        - Бр-рр. Разве можно быть такой расчетливой да еще и в любви?
        - А почему бы и нет? - пожала плечами Варвара. - Хуже от этого точно никому не будет. Ладно, замнем эту тему. Ты мне лучше вот что скажи: с остальными сказочными персонажами мы вроде как разобрались. А ты-то каким боком Василисой оказалась? Ведь у тебя-то это имя, а не прозвище.
        Васька улыбнулась:
        - Это мама так над отцом пошутила. Она знала, что он очень сына хотел. А родила девочку. Отец пришел в роддом, спрашивает: «Кто у нас?» Она и отвечает: «Васька». Отец очень обрадовался, всем растрезвонил, что сын родился. А потом-то и выяснилось, что ничего подобного. Он к маме за разъяснениями. Мол, где ты Ваську видишь, если это девка. А она смеется и говорит: «Васька и есть. Я дочку Василисой назвать решила».
        - И что отец?
        - Пару дней погрустил, потом все равно обрадовался. Он ведь давно ребенка хотел. Батя у меня поздно женился. У них с мамой больше десяти лет разница в возрасте была. Потом еще и сам смеялся над собой, как его жена ловко провела.
        - Здорово…

        Утро среды началось для Ивана с унылой перепалки с родственниками. Сначала предки привязались, какими-то немыслимыми путями вызнав, что у него образовались два хвоста: по микроэкономике и праву. Видать, не поленились до деканата дозвониться. Пришлось долго бить себя пяткой в грудь и призывать Серегу в свидетели, что все вышло совершенно случайно и отчисление за неуспеваемость ему никаким боком не грозит. Потом сестрица докопалась со своими невразумительными идеями относительно равноправия полов, выражающихся в том, что она не намерена больше мыть за своим оболтусом-братцем сантехнику и вытрясать коврики в прихожей. Кто насвинячил, тот пусть и убирает за собой, и все в том же духе. Иван в итоге удачно стравил ее с отцом, а сам втихую сбежал из дома, прихватив для компании приятеля.
        Уютно расположившись в старенькой «Волге» Серого, Иван достал сигареты «Давидофф».
        - Будешь? - протянул он пачку Сергею.
        - Ты же в курсе: я не курю.
        - Ну, как знаешь. А то мог бы и попробовать. Эх, Серый, ты не обижайся, но как говорилось в одном фильме, как был ты аграрием, так и остался. Неужели два года жизни под моей опекой тебя ничему не научили? Эх, красиво жить тоже надо уметь! Вот сам подумай: станешь ты миллионером, захочешь выйти в свет, и тут выяснится, что дуб ты дубом. Ни рубашку подобрать, ни галстук модным узлом повязать.
        - Вот если стану миллионером, тогда и буду решать все проблемы в порядке их поступления, - отозвался Сергей.
        Сказать, что ему надоел или достал выпендреж приятеля, было нельзя. Сергей относился к этому философски, в глубине души считая Ивана кем-то вроде неразумного младшего братишки, донельзя разбалованного родителями. В то же самое время через Ивана ему открывался новый мир, доселе неведомый и недоступный, мир состоятельных людей, имеющих определенный вес и влияние в обществе. Мир, который манил его и звал к себе. Выросший в московской коммуналке у матери-одиночки, Сергей рано узнал цену деньгам и связям. На экономический факультет пробился исключительно ради того, чтобы обеспечить себе и матушке достойную жизнь, свободную от унизительного подсчета оставшихся до получки средств. А чтобы всегда иметь верный заработок, купил в рассрочку «Волгу», после чего стал заниматься частным извозом.
        Но основной причиной, побудившей его принять приглашение приятеля погостить у того на каникулах, была отнюдь не жажда новых впечатлений и приобщение к иному образу жизни. Просто, вертясь как белка в колесе и разрываясь между институтом и работой, Сергей внутренне надорвался. Дошло до того, что даже деньги перестали его радовать. Единственное, что ему действительно хотелось от этой жизни, так это послать всех к черту и как следует выспаться. И тут нарисовался Иван: «Слушай, а что скажешь, если я тебе родимые пенаты покажу? Только, чур, ты будешь на машине. Хочу местных барышень пошокировать, типа я тут с личным шофером зажигаю». Сергей подумал и согласился. В конце концов, он честно заслужил этот отдых. Так почему бы и нет?
        - Чем сегодня займемся? - спросил Иван.
        - Не знаю, тебе виднее. По мне так все равно.
        - Позвонить, что ли, Варе? Обрадовать девчонку? Или помариновать немного, чтоб потом не кочевряжилась. Как считаешь?
        Сергей поморщился. Цинизм Ивана в отношении слабого пола казался ему напускным и ненастоящим, да и мерзким, если уж так посмотреть. Поэтому на последний вопрос он предпочел не отвечать.
        - Ладно. Позвоню, - посовещавшись сам с собой, решил Иван. - Вдруг сегодня что и выгорит. Кстати, если дойдет до дела, машину в аренду дашь? А то не домой же мне Варю тащить или в кустах на берегу речки окучивать комарам на потеху. Не хочу, чтоб потом задница от укусов чесалась.
        - Сними номер в гостинице, - предложил Сергей. - У вас тут цены божеские, вполне можно себе позволить…
        - Ну, Серый, ты че - с дуба рухнул? Юморист! Тут гостиниц полторы штуки, и те целиком на батю завязаны. Стоит только мне там появиться, как вечером он узнает обо всем в таких подробностях… Я не самоубийца. Так дашь машину или нет?
        Сергею ужасно не хотелось превращать свою «ласточку» в дом свиданий, но и с Иваном ругаться было как-то не с руки, поэтому он ответил уклончиво:
        - Там посмотрим…

        Сегодняшний подъем дался Варе легче, чем вчерашний, хотя и ненамного. Мышцы по-прежнему гудели и ныли тупой болью, но ее хотя бы можно было перетерпеть. На всякий случай она повторила «реанимацию» - горячая ванна, массаж и разминка, после чего жизнь показалась значительно радужнее.
        Чем бы сегодня заняться? Может, опять напроситься к Ваське? Здесь это принято, даже в порядке вещей, поэтому вроде как не зазорно. Только что может быть хуже надоедливого гостя? Да и с Васькой они завтра на шейпинге увидятся. Нет, решено: куда угодно, только не к новой подруге. Особенно если учитывать вероятность встречи с ее соседкой. Нет, не с Марьей, а с той, другой, из квартиры напротив. Вряд ли после вчерашнего она улучшила свое мнение о Варе. А снова общаться с этой грымзой… Бр-рр.
        А что, если наконец-то собраться с мыслями и отомстить Алиске за доносы? Ее как раз дома нет (кстати, интересно знать, она с отцом или куда-то по своим делам умотала?), делай что угодно. А что именно? Может, например, смешать ее красу для бровей и ресниц с кремом для депиляции? Или продырявить все до единой пары колготок? Да нет, как-то совсем по-детски получается. Тут и виноватого искать не придется. А на что-то более изящное просто воображения не хватает. Ладно, пусть живет пока.
        Остаются два варианта: сидеть дома или пойти погулять по городу. Погода пока стоит отличная, солнечная и теплая. Да и дома она еще насидеться успеет. Значит, решено: гулять.
        Варвара отправилась к зеркалу. Чего бы там ни говорили эстетствующие журналистки из модных журналов насчет естественности и прочей близости к природе, а хотя бы легкий макияж строго обязателен. Даже если просто мусор из дома выносишь, без туши, пудры и прозрачной помады не обойтись. Да, можно извратиться и сделать так, что никто и не заподозрит, что ты больше часа наводила красоту. Но это не означает, что на макияж можно наплевать. Женщина должна хорошо выглядеть всегда. Такая вот простая аксиома. В конце концов, кто знает, с кем доведется встретиться по дороге на мусорку? Современные Золушки своих принцев и не в таких экзотических местах находили.
        Словно иллюстрируя ее мысль о принце, запел мобильный телефон. Иван? Ну так и есть. Соскучился, никак? Вот и славно. И все-таки, надо бы уже поподробнее выяснить, что он за птица, а то, кроме номера сотового, у нее ничего нет. Да еще и вопрос: ему ли принадлежит этот номер? Или может быть, он его у приятеля одолжил? Вот сегодня она этим и займется. Правда, придется сделать несколько авансов, но без этого уж никак не обойтись. Да и хуже от этого не будет. Пусть парень сладкие слюни поглотает в предвкушении доступа к телу, быстрее на поход в ЗАГС согласится.
        Варвара взяла трубку:
        - Да, привет! Чем занята? Да так, долго рассказывать. Смогу ли освободиться? Хорошо, попробую. Прямо сейчас? Ну, я не уверена. Что, ты уже у подъезда? Это уже шантаж. Ладно, тогда через десять минут. Целую.
        Хм, а с авансами надо быть поаккуратнее. Судя по голосу, Иван от страсти и так уже разве что землю копытом не роет. Очередной фокус с речкой не пройдет, надо бы что-нибудь новое изобрести для остужения горячей головы этого парня. А, и ладно! Что она - не выкрутится, что ли? Так, подождать еще минут пять для порядка, чтобы не возомнил о себе невесть чего, и вперед!

        Ваське казалось, что с той поры, как отец позвонил и предупредил ее, что задерживается в командировке на неопределенный срок, время пошло как-то иначе. Дни стали длинные-предлинные и пустые-препустые. Никогда бы не подумала, что можно так соскучиться. Даже ощущение свободы как-то успело приесться и стать донельзя привычным. Впрочем, батя никогда ее особо не ограничивал. Наоборот, поощрял к самостоятельности. А на все ахи-вздохи доброжелателей отвечал: дочка у меня не по годам мудрая, я ей доверяю. И Васька делала все, чтобы это доверие оправдать.
        А сейчас? Вот представить, что у нее с Борисом, Кощеем то есть, все сложится. Не будет ли это предательством отца?
        Васька обдумала эту мысль и так и сяк. Выходило двояко. С одной стороны, это ее жизнь, ей и решать, с кем любовью заниматься, а с кем нет. С другой стороны, все равно будет как-то неловко отцу в глаза смотреть после всего того, что она собирается натворить. Но как говорится в одной старой пословице: лучше ошибаться и каяться, чем каяться и ничего не делать. Вот она и пойдет по первому пути.
        Борис, вернее, мысли о близости с ним преследовали Ваську уже не первый год. Но если раньше она справедливо уверяла себя, что ей с ним ничего не светит ввиду собственного нежного возраста и разного жизненного опыта, то сейчас все тормоза разом отказали, и Васька сначала как-то очень робко решила: почему бы и нет? А потом, привыкнув к этой новой мысли, окончательно потеряла голову. Если бы ее спросили: почему именно он, а не кто-то еще, Васька ответить не смогла. Как в знаменитом романе Булгакова, любовь подстерегла ее из-за угла, как наемный убийца. И все более-менее связные Васькины мысли были о нем, о Борисе, которого весь город знал как Кощея Бессмертного и сумасшедшего парашютиста.
        Но отважиться на придуманный Марьей план и самой предложить себя ему… В этом было что-то пугающее. В мечтах она обычно сидела где-нибудь на лавочке в скверике или тихо брела по улице. Борис ее окликал, спрашивал какую-нибудь ерунду, вроде
«сколько сейчас времени». А потом, разглядев, что за девушка находится перед ним, предлагал немедленно, тотчас же пойти с ним на свидание. То есть вся инициатива принадлежала исключительно ему, а Васька лишь отвечала на слова и поступки Бориса. Но приходится признать, что мечты мечтами, но если даже такая случайная встреча на улице и произойдет, Борис скорее всего не обратит на нее ровным счетом никакого внимания. Она же очень молодо выглядит. А этому парню только обвинений в растлении малолетних не хватало к бурной биографии. Так что можно и не мечтать.
        Васька с тоской посмотрелась в зеркало. Нет, решительно никаких признаков красоты. То есть не уродка, это факт. Но карьера фотомодели явно не для нее. Взять, к примеру, тот же нос. Ну почему он такой широкий в переносице и чуточку задранный кверху? Да еще и с мягкой россыпью веснушек. Просто неприличное сочетание. А губы? По всем мыслимым канонам им положено быть пухлыми и чувственными, с непременным
«бантиком» сверху. А они выглядят размытыми, тонкими и без всяких там соблазнительных краев. Если помадой не поправить, вообще жуть. Ресницы и брови выгорели, так что глаза претендовать на право выразительных тоже не могут. Может, попробовать накраситься, чтоб не выглядеть так страшно?
        В итоге Васька плюнула на все попытки улучшить свою «непрезентабельную» внешность и отправилась на шейпинг как есть. То есть без всякой косметики на лице и с вечным конским хвостиком на голове.
        Первой, кого она там встретила, была Варвара. Вернее сказать, это как раз Варя ее встречала, поджидая на ступеньках Дворца спорта.
        - Привет! Слушай, мне твой совет требуется, - начала она с места в карьер.
        - Привет. И что там у тебя случилось? - поинтересовалась Васька.
        - Смотри, это я сегодня в Алискиных вещах нашла. Решила все-таки ее наказать, полезла в ее кремы и лосьоны, ну, это в общем-то не важно. А там это лежит.
        Варя протянула подруге небольшой пластиковый пакетик, в котором находилось что-то подозрительно напоминающее сушеное яблоко. Васька взяла пакетик, повертела и так и сяк, а потом рассмеялась:
        - Ты, случаем, не в курсе, где это взяли?
        - Нет, - мотнула головой Варя. - А что?
        - Просто могу место показать, где этого добра навалом. Своеобразный сувенир из Лукоморья. Кто-то из наших инженеров придумал ради забавы, вот и лепят себе на досуге сувениры.
        - Но там же написано…
        - Ага, «яблоко молодильное, сильнодействующее, внутреннее. Применять строго по назначению врача». Ты что, сама не врубилась, что это обычная подстава? Хорошо хоть есть не стала. Говорят, эти яблочки шутки ради в растворе перца вымачивают.
        - Ну, я подумала, что в вашем городке и не такое возможно. Вот и решила на всякий случай спросить. Так, значит, в растворе перца, говоришь?
        - Ну да. Красного и жгучего.
        - Отлично. Сегодня же положу это волшебное яблочко туда, откуда взяла. Пусть Алиска сожрет эту гадость и горючими слезами поплачет.
        - А ты, оказывается, вредная девчонка! - усмехнулась Васька.
        - Будешь тут вредной, когда тебе шагу ступить не дают без того, чтобы отцу не доложить. Представляешь: вчера пошла на свиданку, вернулась часов в пять вечера, время детское до неприличия, а эта мамзель уже тут как тут. Устроилась у окна и меня выглядывает, с кем это я хожу. Ну, я ее маневры быстро просекла, и с Ванькой мы расстались вне зоны ее видимости. Но она все равно что-то там отцу напыхтела. Иначе с чего бы это он утром такой угрюмый был? Еще и поинтересовался, точно ли я на шейпинг иду или мозги ему пудрю. Пришлось стучаться лбом об пол и кричать, что, кроме спорта, меня в этой жизни ничегошеньки не интересует.
        - А как свидание прошло?
        - Ни шатко, ни валко. То есть парень всерьез вознамерился забраться ко мне под юбку и даже начинает терять от страсти свой фирменный лоск. Даже слегка приятно, что умудряюсь будить в этом человеке такие пылкие чувства. Прямо-таки роковая женщина.
        - А ты? Собираешься ответить ему взаимностью?
        - Намекнула, что мне надо подготовиться, а уж сегодня-то у него есть все шансы на победу.
        - И что, ты ему и вправду отдашься? - удивилась Васька.
        - Перетопчется. В конце концов, у девушки могут начаться месячные. И я всегда могу об этом скромно поведать, опустив очи долу.
        - А что ты скажешь ему, ну, например, на следующей неделе? Или соврешь, что месячные потому так и называются, что целый месяц идут?
        - Типун тебе на язык, еще накличешь такую гадость. - Варя комично отмахнулась от подруги. - Придумаю что-нибудь новенькое. Главное, чтобы с крючка не сорвался. Мне эта рыбина ой как нужна в личном аквариуме.
        За этими разговорами девчонки и не заметили, как дошли до зала. Поздоровались с Тиной, переоделись и встали в строй. Началась тренировка.
        Васька машинально повторяла за Тиной движения, особо не напрягаясь, лишь слегка контролируя дыхание, чтобы не заработать боль в боку. И тут…
        Дверь в их зал распахнулась, и на пороге возник источник ее мук и неразделенной любви. От неожиданности Васька даже сбилась с ритма. Тина, заметив гостя, объявила девочкам пятиминутную передышку и отправилась к Борису. Васька неотрывно смотрела в их сторону.
        - Эй, ты чего? - Варя помахала растопыренной пятерней перед Васькиным лицом.
        - Это он, - тихо сказала Васька.
        - Тот самый Кощей? - округлила глаза Варя.
        - Ага.
        - А он ничего. Может даже за симпатичного сойти. Правда, слегка не в моем духе. Да и староват, пожалуй. Ты вправду уверена, что хочешь его?
        У Василисы перехватило дыхание, и она просто кивнула в ответ.
        - Да, вот она - сила любви, - глубокомысленно заметила Варя. - Слушай, а чего ты так зажалась-то? Он тебя не съест, глупышка.
        - Дело не в этом. Просто… я страшная. Мне нельзя такой показываться ему на глаза! - призналась Васька.
        - Какой - такой? И вообще, чего ты тут несешь? Ничего ты не страшная, а очень даже красивая. А то, что ты сейчас не при параде, так это и неплохо.
        - Почему это? - спросила изрядно удивленная Василиса.
        - Потому что сейчас у тебя все равно с этим парнем ничего не выгорит. Стоит только посмотреть, как он общается с Тиной, чтобы понять, что ему сейчас не до юных влюбленных в него девушек.
        - А как это он с ней общается? - растерянно спросила Васька, испытав жгучий укол ревности.
        - Как старый добрый приятель. Возможно, даже бывший любовник.
        - А ты точно знаешь, что бывший?
        - Я ничего не могу знать точно, - мягко сказала Варя подруге, - я могу только предполагать и делать выводы. Они слишком раскованно ведут себя друг с другом, но при этом воздерживаются от откровенных проявлений знаков внимания. Да и Тина ему явно не пара, поскольку либо старше его, либо ровесница. А по этому кобелю сразу видно, что он больше по молоденьким специализируется.
        - А это-то ты откуда взяла? - спросила вконец ошарашенная Васька.
        - Я таких типов хорошо знаю. Они обычно около отцовских любовниц табунами ходят. Один вот такой кадр даже мне глазки строить пытался. Пришлось отцу нажаловаться. Не люблю педофилов.
        - И что было?
        - Да ничего особенного. Папа и мужика этого с лестницы спустил, и свою тогдашнюю любовницу в придачу. После этого у нас и завелась Алиска.
        - Я так понимаю, Алиса - это твоя мачеха?
        - Велика честь, - фыркнула Варвара. - Покамест в секретутках числится. И думаю, там и останется.
        - Ой, - жалобно пискнула Васька, глядя на то, как Борис с журналом в руках устраивается на лавочке у стены, - он будет смотреть, как мы занимаемся…
        - Хочешь, чтобы его здесь не было? Могу устроить. Причем запросто. Просто скажу Тине, что стесняюсь, когда в зале посторонние, - предложила Варя.
        - Нет, не надо. Только… как я теперь тренироваться буду при нем? - Отчаянию Васьки не было предела. - Я же вся потная, кошмарная. Не хочу, чтобы он меня именно такой запомнил!
        - Тьфу на тебя, нашла из-за чего переживать! Могу тебя успокоить, мы для него сейчас все на одно лицо. Все мокрые, взъерошенные и вымотанные. Кроме того, ему, кажется, действительно интересно, что пишут в журнале. Вон как уткнулся носом в статью, так и глаза не поднимает.
        - Я только одного не понимаю: зачем он сюда пришел? Что ему надо-то?
        - Ему? Да вряд ли что-то надо. Скорее поверю в то, что помощь потребовалась Тине. Ты чего так покраснела? Да я не в том смысле! Тьфу, глупая и пошлая девчонка! Я имею в виду помощь по хозяйству. Ну, мебель там передвинуть или отремонтировать что-нибудь. А к кому обращаются в таких случаях, как не к старым друзьям мужского пола?
        У Васьки немного отлегло от сердца. В словах Вари был определенный смысл. Опять же, Тина наверняка еще толком не справилась с ремонтом, вон в прошлый раз на проводку неправильно проложенную жаловалась. Да и мебель ей действительно двигать придется. Значит, все в порядке. Или нет?
        - Васена, да что с тобой? Хватит летать в облаках, а то упадешь! - неожиданно вырвал Ваську из раздумий голос Тины. - Все, девочки, завязываем лодырничать, продолжаем!
        Васька нашла в себе силы улыбнуться тренерше в ответ, хотя на сердце скребли кошки. Стоящая рядом Варвара ободряюще подмигнула подруге. Та состроила в ответ кривую гримасу. Хорошо быть советчиком и призывать к спокойствию, когда у самой на личном фронте полный порядок. А когда этого самого фронта как бы и нет, разговор совершенно другой. Если так посмотреть, она ведь даже ревновать Кощея права не имеет. А вот, поди ж ты - ревнует. Причем так яростно и исступленно, что самой страшно становится.
        Все, не думать об этом! Сосредоточиться на дыхании. Раз-два-три, выдох! Повторяй движения, не ленись! Работай на полную катушку!
        В результате добровольного самоистязания к концу занятия Васька была измотана так, будто грузила мешки с углем. Зато это помогло ей справиться с собственными чувствами и уже не считать Тину врагом номер раз только за то, что она, возможно, когда-то была любовницей Бориса. Да, права Марья: с таким подходом к делу рано ей пока с Кощеем всерьез пересекаться, а то столько дров наломает, потом от стыда впору повеситься будет.
        - Оба-на, - вдруг тихо сказала Варя. - Мой папаша с Алиской пожаловали. Никак проверять меня надумали. Ну-ну…
        Васька обернулась. Около дверей маячили две весьма колоритные фигуры: утянутый в деловой костюм мужчина с абсолютно лысой головой и явным избытком веса в компании красотки, словно только что сошедшей с какого-нибудь модельного подиума. Сидящий на лавочке Кощей при ее виде оживился и отложил в сторону свой журнал, отчего у Васьки сразу же возникла жгучая ненависть к пришедшей.
        - На всякий случай - мы с тобой шапочные знакомые, не больше, - зашептала Варвара Ваське. - А то знаю я папочку: привяжется к тебе и не отстанет, пока всю душу не вытрясет, как на допросе.
        Васька кивнула в ответ, не сводя глаз с красотки и Кощея. Эти двое уже вовсю перебрасывались такими многозначительными взглядами, что у Васьки физически зачесались руки подойти и слегка поправить Алисе прическу, да и физиономию заодно. Они что, не соображают, что творят? Ладно Борис, он вроде как свободный человек, но эта дрянь Алиса флиртует на виду у своего любовника и босса! Теперь понятно, почему Варя испытывает такую «горячую любовь» к этой особе.
        Чтобы не сорваться и на самом деле не надавать Алисе по морде, Васька собрала свои вещи и быстро вышла из зала. Холодный душ слегка остудил ее боевой пыл, но, на взгляд самой Васьки, недостаточно. Черт, а как неплохо начинался день! И такое сплошное расстройство!

        Иван сидел в машине и нетерпеливо поглядывал на часы.
        - Интересно, чего она так долго возится?
        - Что, не терпится на абордаж взять? - беззлобно подколол приятеля Сергей, который, как ему казалось, раскусил игру Вари и догадывался, что вряд ли доступ к ее телу будет получен так легко, как думает Иван.
        - Нет, за цветочки переживаю! - язвительно ответил Иван. - Завянут еще, пока она выйти соизволит.
        На заднем сиденье лежал роскошный букет гладиолусов.
        - А по-моему, ты зря этот веник выбрал. Он же тяжелый и неудобный. Девушки любят что-то более аккуратное и изящное.
        Иван комично вылупил глаза на приятеля:
        - Это когда же мы в женской психологии начали разбираться? И вообще: может быть, я этот, как ты выражаешься, веник ей на ложе бросить хочу? Любовь среди цветов и все такое. Романтика высшей пробы.
        - Ага. Только учти, что пыльца здорово пачкается и оттереть ее потом довольно сложно. Только поставишь себя и девушку в дурацкое положение. Да и тремя цветами ложе не устелешь, как ни старайся. Тут букет посолиднее нужен.
        - Серега, тебе что-то не нравится?
        - Почему? Все о’кей. Главное, молодец, что розы не купил. Трудно изображать страстного мачо, когда в самый ответственный момент шипы впиваются тебе пониже спины.
        - Серый, я не понимаю: ты что, стебешься надо мной?
        - Да с чего ты взял? Расслабься, думай о хорошем и все в том же духе.
        Иван внимательно посмотрел на приятеля, но тот выглядел совершенно безмятежным. По крайней мере никаких ухмылок на его лице обнаружить не удалось. Иван вздохнул и продолжил:
        - Слушай, а если она решила это занятие пропустить? Тогда получается, мы зря здесь торчим.
        - Так позвони ей и узнай, всего и делов, - пожал плечами Сергей.
        Честно говоря, вся эта суета вокруг юбок уже порядком утомила Сергея. Иван, казалось, ни о чем другом и помыслить не мог, кроме как о своей охоте на слабый пол. Варя была уже третьей по счету девушкой, с которой он пытался закрутить роман за время каникул. Первые две быстро раскусили его и принялись методично вытягивать из него деньги: на кафе, на шмотки, на подарки. Как только подошли к концу выдаваемые отцом карманные деньги, а случилось это весьма быстро, закончились и эти романы. Девушки обозвали Ивана скрягой и жмотом и демонстративно удалились в компании шкафообразных мальчиков. Видимо, чтобы продемонстрировать, как в их представлении должны выглядеть идеальные мужчины. Иван рвал и метал, но ничего не мог поделать. И тут появилась Варя. От всех предыдущих пассий Ивана она выгодно отличалась тем, что даже и не думала разводить его на деньги, не надоедала звонками на мобильный и отличалась своеобразным чувством юмора. А это могло означать только одно: в этот раз Иван попал, и серьезно.
        От раздумий Сергея отвлекло ругательство Ивана.
        - Что случилось?
        - Она, видите ли, сегодня никак не может встретиться, ужасно занята и в лучшем случае - ты слышишь? в лучшем случае завтра ей удастся вырваться ко мне. Тьфу, стоило только тратиться! Как думаешь: до завтра этот букет достоит или придется новый покупать?
        - Ни то и ни другое. Просто возьми и подари букет своей матери. Тебе уже все равно, а она порадуется.
        - Ты думаешь? - протянул Иван.
        - Не думаю, а точно знаю. И вообще, хватит тут торчать, поехали домой. Заодно и посмотрим, прав я или нет.
        - Подожди-ка пока…
        Иван тронул Сергея за плечо. Его внимание привлек кто-то выходящий из здания дворца спорта. Сергей посмотрел туда же и увидел…
        - Если с одной курочкой не получилось, займемся другой! - победно заявил Иван и потащил на себя букет. - Чем эта плоха? Ноги от ушей, мордашка мне еще в прошлый раз глянулась. Пожелай удачи, Серый!
        И Иван выскочил из машины. Сергей не успел ни остановить его, ни даже просто что-то сказать. Лишь со всего маху ударил по безвинному рулю и заскрипел зубами от бессильной злости.

        Поскольку Варвару можно было не ждать, сразу после душа Васька отправилась домой. Возвращаться в зал и наблюдать за тем, как эта шлюха Алиса строит глаза Борису, не было никакого желания. Про себя Васька решила, что как только придет домой, займется тем, что перетряхнет свой гардероб и запасы косметики. Мужчины реагируют только на разодетых и накрашенных особ? Она принимает эти правила игры! И переиграет их всех! Если для Кощея больше важна обертка, чем то, что под ней скрывается, она ему такое изобразит! Борис станет ее мужчиной если не через неделю, то через две недели максимум!
        Выйдя на улицу, Васька всей грудью вдохнула свежий воздух с еле слышными ароматами осени. Ее боевой настрой незаметно пошел на спад. Может, зря это она все затеяла? Она ведь и сама знает, что они с Борисом безумно разные люди. А если это любовь? Если она больше ни с кем и никогда не испытает этого пьянящего чувства?
        Задумавшись о своем, Васька едва не влетела в высокого молодого человека с букетом гладиолусов в руках. Впрочем, он сам был виноват: нет бы стоял на месте, а то ни с того ни с сего решил перебежать перед ней дорогу.
        - Смотреть надо, куда идешь, - огрызнулась Васька и уже собиралась обогнуть юношу и идти, куда шла, как тот остановил ее:
        - Постойте, прекрасная незнакомка! Не дайте погибнуть моему влюбленному сердцу, скажите хотя бы, как вас зовут!
        - Василиса, - машинально ответила Васька и тут же обругала сама себя последними словами. Вместо того чтобы послать этого чокнутого, отвечает на его вопросы! А если он спросит, где она живет, еще и адресок ему нарисует?! И биографию с первого класса распишет?!
        - Василиса - какое чудесное имя! Боже мой! Василиса, не соблаговолите ли вы принять от меня скромное подтверждение моих чувств к вам - этот букет?
        - Не соблаговолю, - буркнула Васька. - И вообще мне пора. Так что если вам больше нечего сказать, я пошла.
        - Как это нечего сказать? - искренне удивился незнакомец. - Меня зовут Иван, и я приглашаю вас погулять со мной по городу. Посидим в каком-нибудь кафе, познакомимся поближе…
        - Вот что, Ваня, - начала Васька, которой уже изрядно надоел этот уличный цирк, который к тому же отвлекал ее от мыслей о Борисе, - гулять я с тобой не собираюсь. Кроме того, я устала и больше всего на свете мечтаю оказаться в постели. Своей и в одиночестве. Поэтому предлагаю мирно разойтись, иначе перейду к немирным способам общения с парнями.
        - Может, сначала я продемонстрирую тебе свое галантное отношение к девушкам? - спросил Иван и, не дожидаясь Васькиной реакции, обнял ее одной рукой и привлек к себе.
        Зря он это сделал. Знаменитый Ларцовский хук в Васькином исполнении и на этот раз произвел сокрушительное впечатление на ее собеседника. Иван согнулся пополам и выронил букет, а Васька, обогнув поверженного противника, со всех ног только ей одной известными закоулочками бросилась домой.

        Когда Сергей увидел, как обошлись с его приятелем, от облегчения едва не нажал на клаксон. Молодец, девчонка! Крутовато, правда, но кому, как не Сергею было знать, насколько надоедливым бывает порой Иван. Выждав еще пару секунд, он отправился к нему на помощь. Поднял букет, потом протянул руку Ивану.
        - Вот гадина! - прошипел тот, жадно хватая ртом воздух. - Нет, ты видел, как эта дрянь Василиса со мной обошлась? Блин, эсэсовка! Чокнутая! Ей цветы дарят, а она по печени садит, что гвозди заколачивает. Не понимаю: она что, боксом, что ли, занимается…
        Каждое слово приятеля бальзамом разливалось по душе Сергея, как вдруг он услышал:
        - Теперь точно моей станет. Слово тебе даю - станет! Еще ни одна баба меня так позорно не кидала. Я ее влюблю в себя, а потом заставлю на карачках за собой ползать и прощения просить!
        - Может, не стоит? У тебя же Варя есть, - напомнил Сергей.
        - Много - не мало. Где одна баба, там и вторая. И вообще хватит рассусоливать, прыгай в машину, поехали.
        - Куда?
        - Я, по-моему, догадываюсь, куда эта каратистка направилась. Она, кажется, в одном доме с моим бывшим одноклассником живет. Если поторопишься, успеем заметить, в какой она подъезд зайдет.
        - Ты что, хочешь ей отомстить прямо сейчас? - спросил Сергей, вознамерившись в случае положительного ответа спеленать приятеля по рукам и ногам и засунуть в багажник от греха подальше.
        - Вот еще! - фыркнул Иван. - Как сказал Тарантино в фильме «Грохнуть Билли», месть - то блюдо, которое следует подавать холодным. Но знать, где живет эта сучка, я должен. Ну что, мы тут до скончания века торчать будем? Или ты все-таки соблаговолишь завести эту чертову развалину?
        - Не говори такое при «ласточке». Может и не поехать.
        - Слушай, завязывай со всей этой доморощенной магией. Достал уже ныть: поедет - не поедет. Надо будет - полетит!
        У Сергея на этот счет было свое мнение, но он не стал спорить с Иваном. Тем более что ему самому до смерти хотелось узнать адрес Василисы, странной девушки, при взгляде на которую его сердце почему-то начинало колотиться в два раза быстрее…

        Ваську разбудил телефонный звонок. Она скосила глаза на часы. Девять утра. Кому в такую рань неймется? Пришлось тянуться за трубкой.
        - Алло, привет, это я, Варя!
        - Привет, - без особого восторга отозвалась Васька.
        - Как ты смотришь на то, чтобы погулять по городу и рассмотреть поподробнее все местные достопримечательности? А то я тут скоро месяц как торчу, а так ничего толком еще и не видела.
        - Без проблем. Только я еще, честно говоря, не до конца проснулась…
        - Так я тебя разбудила? Ой, Васенька, миленькая, извини! Не хочешь гулять - не надо. Просто мне срочно нужно с кем-то поделиться новостями. Ты не представляешь, что было вчера после того, как ты ушла!
        - Твоя Алиса прилюдно изнасиловала Кощея на матах? - мрачно пошутила Васька.
        - Нет, с чего ты взяла? - Голос Вари звучал чуть обескураженно. - Она-то тут при чем? Кстати, яблочко молодильное я ей обратно положила, пусть погрызет на досуге.
        - А вот это правильно, - заметила Васька.
        - Ну, так когда мне к тебе подходить? В принципе я уже собралась, так что могу выйти хоть сейчас. Хочешь, я тебе мороженого по дороге куплю, чтобы ты не сердилась?
        - Хочу, - призналась Васька и окончательно проснулась.
        Придется сползать с кровати и идти чистить зубы, а то эта неугомонная девчонка уже минут через пятнадцать может появиться на пороге. Васька вздохнула и поднялась.
        Впрочем, она недооценила Варвару, поскольку та появилась ровно через десять минут. Притащила с собой сортов пять разного мороженого, запихала их в морозилку и принялась выкладывать свои «новости». Судя по всему, реакция собеседницы ее мало заботила, Варе действительно в первую очередь надо было выговориться.
        - Васька, ты не представляешь! Значит, папаша мой первым делом взял в оборот Тину. Мол, давай докладывай, как успехи моей драгоценной дочери на ниве шейпинга и прочего фитнесса. А сам ее глазами так и буравит, словно на допросе каком-то. Мне так стыдно перед ней и девчонками стало, просто ужас. И тут Тина берет и посылает папашу на три буквы! Честное слово, я думала, что ослышалась. Он тоже, кажется, едва не подавился. А потом наша Баба Яга ему такую лекцию по культуре общения прочитала, любо-дорого было поприсутствовать. Мол, она никакого давления на себя не потерпит и девочкам своим, нам то есть, терпеть не позволит. Что вместо того, чтобы контролировать своего взрослого уже ребенка, лучше бы мой папочка порадовался за то, что у него растет такая героическая дочь. Представляешь?! Это я-то героическая! Мол, вкалываю наравне со всеми и нос не задираю, не то что мой родитель. Он тогда с другого конца решил подъехать. Мол, Тина его неправильно поняла, и он пришел поговорить исключительно по вопросам спонсорской помощи. Купить решил, одним словом. У меня же все до единого учителя от его щедрот
получали, а потом он ими манипулировал, как хотел. И ни один вякнуть не посмел. Она эту фишку быстро просекла и выдает в ответ: мол, зарплата, которую платит ей Дворец спорта, ее более чем устраивает. А если ему действительно некуда девать пару вагонов денег, пусть обращается напрямую к дирекции. В любом случае она эти вопросы решать не уполномочена. И вообще, покиньте зал, уважаемый, не смущайте девочек. Посторонним здесь находиться запрещается. И папаша мой повиновался! Впервые на моей памяти он кого-то послушался, и этот кто-то - женщина!
        - Ага, значит, папа твой посторонний, а Борис, выходит, нет? - сварливо заметила Васька, вычленившая из всего Вариного монолога только эту часть.
        - Выходит, что нет. Кстати, ты же сама говорила, что он ведет секцию парашютного спорта. Вот и ответ, почему он не посторонний! Может один тренер зайти на занятия к другому тренеру? Да запросто!
        - А Алиска твоя?
        - Да что ты заладила - Алиса, Алиса. Во-первых, никакая она не моя, самой от нее тошно. А во-вторых, если ты психуешь из-за того, что она твоему драгоценному Кощею глазки строила, то можешь расслабиться. Это ее обычный стиль поведения. Как только видит существо в брюках от пятнадцати до девяносто пяти лет включительно, сразу же начинает флиртовать с ним напропалую.
        - А папа твой? Он-то как это терпит?
        - Поверь мне, это все до поры до времени. В один воистину прекрасный день он просто без объяснения причин раскроет перед Алиской дверь и придаст ей ускорение пинком по мягкому месту.
        - А почему он ее все еще не выгнал?
        - Подозреваю, что дело в том, что ему лениво искать себе новую секретутку. Он вообще не любит совершать лишние телодвижения.
        - По нему заметно, - хмыкнула Васька.
        - Ага, - подтвердила Варвара. - И знаешь, что самое печальное? Ему, кажется, абсолютно все равно, как он выглядит. Вот совершенно все равно! Ты бы знала, сколько раз я его на диету пыталась подбить, рекламу со всякими таблетками для похудания подсовывала. Все без толку.
        - Не, в этом плане мой папа полная противоположность твоему. До сих пор по утрам зарядку делает. Если выдается свободное время, по лесопарку бегает. У него пресс закачан так, что даже меня завидки берут. А зимой - представляешь? В проруби купается. Я один раз пошла с ним, руку в эту холодину сунула, так потом всю дорогу до дома боялась, что она у меня отвалится. А ему хоть бы что!
        - Слушай, раз уж разговор зашел про наших папаш, открой мне одну тайну. Я тут на досуге перечитала русские народные сказки, так по ним выходит, что было как минимум две Василисы - одна Прекрасная, другая Премудрая. У одной отец купец, у другой - царь морской. А ты тогда какая?
        Васька залилась смехом.
        - Ты чего? - недоуменно поинтересовалась у подруги Варя.
        - Да так, один анекдот вспомнился. Про мартышку, которой предложили идти налево, если красивая, а если умная - идти направо. А она стоит посередине и орет: «Что мне, разорваться, что ли?»
        - Не поняла?
        - Ну, это я к тому, что батя у меня и купец, и царь морской одновременно. У него ведь домашнее прозвище Черномор. Просто раньше он был кап-раз, ну, капитан первого ранга, подлодкой на Северном флоте командовал. А вскоре после того, как на моей маме женился, демобилизовался, переехал сюда, на мамину родину, и открыл свое дело. У него небольшая посредническая фирма по торговле запчастями. Вернее сказать, магазинчик. Так что он у меня, считай, царь морской и купец в одном флаконе.
        - Вот это да, - помотала головой озадаченная Варвара. - Такого поворота событий я точно не ожидала. Впрочем, везет же некоторым!
        - Это еще почему?
        - Ну, твой батя хотя бы местожительство редко меняет. А мой год, ну от силы два просидит на одном месте, а потом его словно черти за пятки хватают - бросает все, и мы всем табором переезжаем в новый город. Не Колобок, а перекати-поле.
        - Слушай, я так поняла, что он у тебя бизнесмен. А чем он конкретно занимается? - поинтересовалась Васька.
        - Этого даже я точно сказать не могу, - вздохнула Варя. - Сегодня колготками, завтра металлорежущими станками, послезавтра машинами или канцтоварами. Понимаешь, у него хобби такое: покупать и продавать бизнес. Покупает за недорого, раскручивает по максимуму, а потом продает уже за дорого. И нередко - своим же главным конкурентам.
        - Ничего не понимаю. А зачем тогда из города в город переезжать? Ведь то же самое можно делать на одном месте. Поселиться в том же Питере или Москве, ну все равно где, лишь бы город покрупнее, и вперед!
        - Знаешь, я этого тоже не понимаю, - согласилась погрустневшая Варвара. - А когда пытаюсь расспросить папу на эту тему, он обычно тут же прекращает разговор. Мне кажется, что у него нечто вроде паранойи, только в легкой форме. Ему постоянно мерещится, что за нами кто-то следит. Правда, сейчас уже в меньшей степени, не то что раньше. Представляешь, он меня даже в детский сад не отдал! И в школу отдавать не хотел, я то и дело с частными репетиторами сидела, где-то класса до пятого. А потом устроила забастовку, мол, хочу быть как все, хочу в школу. Месяца два с ним воевала, прежде чем он разрешил. Я так счастлива была - не представляешь! Первые друзья, первые враги, полный супер!…
        - Ой, слушай, вчера со мной такой номер случился! - решила взбодрить приунывшую подружку Васька. - Выхожу с тренировки, и тут ко мне какой-то дурак с букетом под ноги бросается!
        - Хоть симпатичный? - немедленно поинтересовалась Варя.
        - Какое там! - фыркнула Васька. - Ничего примечательного. Даже обидно.
        - Ну, и что дальше было?
        - А ничего. Стал ко мне со всякими глупостями приставать. Типа знакомиться ему приспичило. Меня, говорит, Иван зовут. Ну, поверь мне - полный дебил! Разве что слюни не пускал. А потом совсем обнаглел, лапать начал. Пришлось слегка урезонить его.
        - И каким же образом? - загорелись глаза у Вари.
        - Проверенным. Саданула ему как следует под ребра, да и пошла себе дальше. Хотя нет, вру - побежала. Чего с психа взять, еще догнать попробует, тогда одним тычком не отделаешься. А я вчера как раз злая была - просто жуть. А после того, как этого придурка на место поставила, не поверишь - так легко стало!
        - Ну, ты и грозная тетка! - шутливо протянула Варя. - К тебе молодой человек с букетом подошел, а ты его под ребра. Не совестно?
        - Знаешь, ни капельки. Был бы еще парень нормальный, а то по нему ну сразу видно: дурак дураком. Я таких просто на дух не переношу.
        - Смешно получается. У меня Иван Царевич, а у тебя Иван Дурак, - хихикнула Варя.
        - Слушай, лучше помолчи, а то накаркаешь. Мне только повторного общения с этим типом для полного счастья не доставало.
        Но тут Варвара согнулась впополам от смеха.
        - Ты чего? - удивилась Васька.
        - Думаешь, только тебе можно анекдоты вспоминать, а мне нельзя?
        - Ну, так рассказывай!
        - А ты меня не поколотишь, как того парня?
        - На этот счет можешь быть абсолютно спокойна. Ну, колись быстрее!
        - Вышла Василиса Премудрая за Ивана и стала Василиса Дурак!
        Варю снова начал колотить смех. Васька было насупилась, но не удержалась и тоже рассмеялась вместе с подругой.
        - Ладно, давай по мороженому и гулять! А то и вправду дома сидеть просто мочи нет, так все надоело. Блин, скажешь тоже, Василиса Дурак! Тьфу на тебя!
        Позавтракав эскимо и «ленинградским», девчонки вышли во двор.
        - Ну, куда пойдем? Ваши центральные улицы я уже видела. Ну, еще автовокзал и пару забегаловок знаю. На речке была, только где-то за городом. По крайней мере мы туда минут семь ехали, не меньше.
        - Ну, речка здесь близко, как раз очередную петлю рядом с моим домом выписывает. Если хочешь, можем прогуляться к ней и заодно посмотреть на город снизу. Наверняка в таком ракурсе ты его еще не видела. А выйдем около нового микрорайона. Оттуда через автовокзал к администрации города и ограде НИИ. Заодно магазинчик покажу, где твои молодильные яблоки и прочие приколы продают. А потом, наверное, к дому двинем.
        - Идет!
        Васька с Варей спустились в соседний двор, оттуда по небольшой тропинке вниз, и уже через пять минут перед изумленной Варварой открылся совершенно иной пейзаж. На высоких ярко-зеленых от травы холмах росли сосны. За ними лениво несла свои воды река, состоявшееся знакомство с которой сразу же напомнило Варе о себе тенью судороги в правой ноге. По тропинкам неспешно бродили козы, изредка что-то мекекеша друг другу. На крыше голубятни, расположенной на вершине одного из холмов, рядами сидели белоснежные голуби. То и дело трое-четверо из них взмывали в воздух, делали большой круг над рекой и возвращались обратно. Но что больше всего поразило Варю и заставило ее сердце биться от восторга, так это ощущение невиданной доселе свободы. Хотелось визжать, кататься по траве, скакать на одной ножке и совершать прочие безумные поступки, на которые в той, городской жизни у нее просто не хватило бы духу.
        - Побежали? - предложила Василиса и первая бросилась вниз с холма. Варя с удовольствием последовала за ней.
        Девчонки бежали, перепрыгивая через корни и песочные мини-обрывы, бежали, пока хватило духу, и остановились передохнуть, только когда забрались на вершину следующего холма.
        - Правда, здорово?
        - Не то слово. Можешь смеяться, я летать хочу! - отозвалась Варя и раскинула руки в стороны.
        - Не ты одна, - пожала плечами Василиса. - Здесь всем летать хочется. Кстати, вон там впереди родник. Вода в нем просто обалденная, чуть сладкая и очень-очень холодная. А если за тем холмом свернуть налево, можно дойти до городского пляжа.
        - А если направо?
        - Тогда попадешь на Выселки. Ну, новый микрорайон, я тебе о нем уже говорила. Впрочем, сама увидишь, мы именно туда и направляемся.
        Так называемые Выселки Варе категорически не понравились хотя бы потому, что как только они с Васькой прошли мимо одного из домов, оттуда на них спикировали куриные яйца. Только благодаря Васькиной реакции все они растеклись склизкими лужицами на асфальте, а не на их головах. Василиса вовремя рванула Варю за руку и затащила под козырек подъезда.
        - Что это было? - осведомилась Варя, так до конца и не пришедшая в себя после этого странного нападения.
        - Домовята резвятся. Если хочешь, можем сейчас вычислить, из какого окна кидаются, а потом поднимемся и поучим деток жизни. Сразу видно - разбогател народ. В наше время полиэтиленовыми пакетами с водой бросались, а этим уже яиц не жалко.
        - Бр-рр, ты меня вконец запутала. Домовята - это маленькие домовые?
        - Домовята - это дети домовых. Домовые - это те, кто сам строил себе квартиры. Разве непонятно?
        - Не-а, - искренне созналась Варя.
        - Ну, смотри. Когда началась перестройка и все такое, у города денег на строительство нового жилья не осталось. То есть были какие-то гроши, но на них только фундамент выведешь, и все. А в очереди на улучшение жилищных условий несколько сот семей стоит. И тогда кто-то реально мудрый придумал: а пускай тот, кому жилье больше всех надо, эти дома и строит! Не поверишь: сразу же откуда-то и цемент нашелся, и блоки бетонные, и кирпич. Народ днем ходил на свою обычную работу, а вечером шел на стройку, как на вторую смену. Выходные так вообще здесь целыми семьями пахали. В итоге и дом быстро возвели, и на совесть сделали - самим же жить, не дяде чужому. Вот их и прозвали у нас домовыми, потому что сами себе дом построили. А детей соответственно домовятами кличут.
        - Мерзкие детишки. Жаль, возиться неохота, а то бы лично за вихры отодрала за такие художества.
        - А ты что думала, в сказку попала? - съехидничала Васька.
        Варвара промолчала.
        Так, в молчании, они и дотопали до здания администрации города, или по-новому мэрии. Внимание приунывшей Варвары сразу же привлекло подобие пикета около входа в здание. Три личности самой экстравагантной наружности вяло скандировали «свободу секс-меньшинствам» и размахивали одним плакатиком на троих. Судя по всему, на плакате был написан тот же самый лозунг.
        - А это что такое?
        - А это наши местные знаменитости. Вон, слева в брючках в обтяжку - это Еруслан. Тот самый, что на Машиного мужа глаз положил. Посередине… Хм, даже не знаю, как тебе это сказать. В общем, То Не Знаю Что. Товарищ окончательно запутался в собственной ориентации и последовательно косит то под мальчика, то под девочку, ни тем, ни этим в сущности не являясь. А вон та девица с огненной шевелюрой в старых джинсах - это наша ярая феминистка и лесбиянка Аленушка. Правда, я всерьез подозреваю, что насчет последнего определения это она на себя наговаривает. Впрочем, не мое дело. Самое пикантное во всей этой ситуации то, что Аленушка - дочь нашего мэра. Как только с отцом поругается, припирается сюда со своими дружками, чтобы еще качественнее настроение ему попортить. Будто и без нее это сделать некому.
        - Идем к ним! - Варвара решительно потянула Ваську за рукав.
        - Зачем это?
        - Идем. Я хочу с ними поговорить.
        Не дожидаясь подруги, Варвара отправилась к пикету. Ваське ничего не оставалось, кроме как последовать за ней.
        - Ну, и как ваша демонстрация? Есть успехи?
        Аленушка, Еруслан и ТНЗЧ удивленно переглянулись, но скандировать перестали.
        - Отчего мне кажется, что все без толку, - продолжила свою речь Варвара. - И я даже знаю почему.
        - Без сопливых разберемся, - фыркнула Аленушка, но Варвару это не смутило.
        - Главное правило в подобных ситуациях - требовать чего-то конкретного. Ну, сами подумайте: что такое «свобода секс-меньшинств»? Как вы ее себе представляете?
        Троица вновь переглянулась, но на этот раз без особой уверенности.
        - Хочу общаться с друзьями, но так, чтобы ни одна сволочь при этом не могла испортить мне настроения, - жеманясь, поведал Еруслан.
        - Уже горячее, - подбодрила Варвара. - А еще?
        - Слушай, мелкая, либо присоединяйся, либо вали отсюда! - не выдержала Аленушка.
        - Подожди, дорогая, а вдруг эта очаровательная барышня и вправду хочет нам помочь? - тронул ее за локоть Еруслан.
        - Хочу и помогу, - заверила Варвара. - Значит, так, братцы кролики. Чтобы спокойно общаться с себе подобными и не нарываться на скандалы, требуется найти некое конкретное помещение, где будут проходить ваши встречи. Исходя из опыта крупных городов, могу сказать, что такие тусовки обычно проходят в барах, кафе либо ночных клубах. Значит, все, что вам требуется, - это определиться, в каком именно варианте вы планируете свои встречи. И соответственно требовать от администрации конкретных отказных, например, в виде помещения под кафе. Если сразу не получится, всегда можно зарегистрировать общественную организацию и выступать уже не просто самим по себе, а от ее лица. Забросать гневными письмами все возможные инстанции. Мол, вам же лучше, если мы не будем шокировать своим видом добропорядочных граждан, а гордо уединимся в нашем скромном ночном клубе, который вы должны нам выделить. Идея понятна?
        - Устами ребенка глаголет истина, - протянул Еруслан и покосился на Аленушку.
        - Да, что-то в этом есть, - нехотя признала та. - А ты как думаешь? - обратилась она к ТНЗЧ. Тот неопределенно мотнул головой.
        - Ладно, была рада помочь, - сказала Варя, и тут у нее зазвонил мобильный.
        Варвара поднесла трубку к уху, очень быстро закончила разговор и неожиданно попросила Ваську:
        - Слушай, а пошли домой? Что-то я устала смертельно. Единственная мысль - прийти и рухнуть лицом в подушку.
        - Кислорода передышала, - улыбнулась Васька. - У меня самой частенько после прогулок на реку голова кружится.
        - Может быть, - согласилась Варя.
        - А кто тебе звонил?
        - Да Царевич мой. Рвется на свидание. А мне что-то так лениво с ним встречаться, даже описать не могу, как. Пришлось сказать, что голова болит, чтобы отвязался.
        - Так ты его не любишь? - Васькиному удивлению не было предела, поскольку ей всегда казалось, что ради встречи с любимым человеком можно наплевать на любую усталость и лень, вместе взятые.
        - Почему же, люблю, - пожала плечами Варя. - Но это не означает, что я должна бросаться к этому парню по первому же его зову. Так и человека испортить недолго. Возьмет и загордится, потом самой же расхлебывать придется. Нет уж, пусть привыкает, что у меня своя жизнь и мои планы запросто могут не совпадать с его. Кроме того, мне не очень понравилось, как он вел себя на последнем свидании, так что будем считать его наказанным…

        В то же самое время, пока девчонки гуляли по городу и болтали о всякой важной для них ерунде, в квартире Тины разыгралась самая настоящая драма. Или мелодрама. Или комедия - смотря с какой точки зрения на это смотреть.
        Началось все тривиально: со звонка. Тина искренне считала, что в собственном доме бояться ей нечего, поэтому, даже не заглянув в глазок, открыла дверь.
        На пороге стоял новый русский папаша, который вчера не постеснялся при всех попытаться всучить ей взятку неведомо за что, чем смертельно оскорбил Тину. В руках этого разжиревшего типа был огромный, можно сказать, монолитный букет роз, настолько пурпурных, что в темноте подъезда они показались Тине почти черными.
        Чуть севшим от неожиданности голосом она спросила:
        - Чего приперся?
        Мужик состроил озадаченную физиономию, потом родил:
        - Просто захотел тебя увидеть.
        - А как ты узнал мой адрес? - прищурила глаза Тина.
        - С моими деньгами и связями это проще простого. Так может быть, дашь войти?
        - Зачем это?
        - Я ж говорю: хочу тебя увидеть.
        - Посмотрел - и вали. У меня еще ремонт не закончен, так что…
        - Ты всегда так встречаешь гостей?
        - Гость - это желанная фигура. А ты самозванец. И вообще, давай-ка начистоту. Что ты здесь забыл?
        - Слушай, на самом деле у меня нет привычки бегать за каждой юбкой, поэтому не дави. Мне и так тяжело было решиться на этот шаг…
        - Да о чем ты? И кому, кстати, предназначен этот роскошный букет?
        - Извини, с этого надо было начинать.
        И тут толстяк протянул этот шедевр садоводства Тине. Та демонстративно сложила руки на груди.
        - Ты хочешь сказать, что собираешься подкупить меня таким незамысловатым образом? А тебе не кажется, что ты, мужик, переигрываешь? Да что там, просто не на ту нарвался! Может быть, другие бабы, от которых тебе что-то надо, на такое и ведутся, но не я. Что тебе вообще от меня нужно? Чтобы я опекала твою дочь? Могу заверить, ей это точно не требуется. Вполне самостоятельная молодая особа, что при таком отце даже удивительно. Так зачем тебе нужно меня подкупить?
        Под напором Тины толстяк стушевался и замямлил:
        - Ты меня неправильно поняла, Валентина. Я здесь не из-за Варвары. Просто вчера… я впервые за много лет почувствовал, что в моем сердце может зародиться любовь. Ты права: обычно я просто покупаю тех, кто мне нравится. Но ты - дело особое. Ты - изумительная женщина, сильная, красивая, милая, и я…
        - Понятное дело. Решил, раз в лоб не выгорело, окольными путями до меня добраться. Только ты, господин хороший, одного не учитываешь: я-то прекрасно знаю, что
«милой» меня даже в бреду не назовешь. Так что ты жестоко просчитался, если думал, что я на это клюну. Кругом и шагом марш отсюда, пока цел!
        - Валечка, но постой…
        - Ни одна сволочь не смеет называть меня Валечкой, заруби это на своем жирном носу! И учти, я не шучу: считаю до трех. Если не выметешься по-хорошему, придется разговаривать с тобой по-плохому.
        - Валюша, милая, поверь мне: все, чего я хочу, - это немного твоей благосклонности…
        Слушать дальше этот бред Тина не пожелала и, вспомнив полученные в боевой молодости навыки, просто выперла толстяка силовым приемом за пределы квартиры, не забыв закрыть за ним дверь. После чего устало привалилась спиной к той же двери - этот маневр дался ей нелегко. Все-таки если сравнивать разницу в живой массе, перевес был на стороне противника. Сразу же заныла покалеченная нога, отдаваясь острыми стрелочками боли в кость. Тина поморщилась. А все-таки интересно: что этому мужику на самом деле было от нее нужно?
        Колобок мечтательно смотрел на захлопнувшуюся перед его носом дверь. Вот это женщина! Огонь и натиск! А ее речь? Ее напор? Она же обращалась с ним, как с сопливым мальчишкой! И ей по ходу действительно наплевать на то, что он богат! Варе непременно надо подарок подыскать за то, что ей приспичило тренироваться в этой грешной секции шейпинга! Ведь если бы не она, он так бы никогда и не узнал, что есть такие женщины-бриллианты, как Валентина.
        Осторожно положив букет на коврик перед дверью, Колобок стал медленно спускаться по ступенькам. Его сердце пело и ликовало. Ничего, он найдет дорожку к сердцу этой недотроги! Он завоюет ее, чего бы это ни стоило…

        Во дворе, где жила Василиса, было довольно тесно, поэтому пока Сергей нашел место, чтобы припарковаться, прошло минут десять.
        - Ну что ты копаешься! - в какой уж раз повторил Иван. - Хоть на дороге поставь, и дело с концом.
        Сергей не обращал на возмущение приятеля никакого внимания, поскольку на сердце его и без того скребли кошки. Иван ни в какую не собирался отказываться от своей идеи встретиться с Василисой и, более того, ради этого даже наплевал на свидание с Варварой, хотя не виделся с ней уже два дня. Наплел по телефону с три короба про простуду, для правдоподобия пошмыгал носом. И тотчас же сорвался сюда.
        Сергей чувствовал, что должен что-то предпринять, но как ни старался, все никак не мог сообразить, что именно. Сказать Ивану: отстань от этой девушки? Но Ванька непременно начнет докапываться, почему. Предупредить Василису, что на нее началась охота? Получается, друга предашь. Да и девушка вроде как не легкомысленная, сама сообразит, что к чему. Так что это предупреждение вроде как и бесполезно. Или нет?
        - Серый, о чем задумался? - хлопнул его по плечу Иван.
        - Слушай, а может, оставишь Василису в покое? - вырвалось у Сергея.
        - А что такое? - прищурился Иван.
        - Не нравится мне эта твоя идея. Ну сам посуди: проторчим тут целый день, как придурки, а она не выйдет.
        - Сегодня не выйдет - завтра покажется. У меня времени много, я не гордый, дождусь.
        - Вань, прошу тебя - не надо. Брось ты эту затею. Ну что тебе, других девчонок мало?
        - Другие мне в душу кулаком не стучали. А я не привык спускать обиды. И вообще, чего ты так из-за этой бабы переживаешь?
        - Она мне нравится, - признался Сергей и сам удивился, как легко это у него вышло.
        - Так в чем вопрос? - хохотнул Иван. - Трахну ее разок, и пользуйся ею дальше на свое усмотрение. Что я, монстр какой-то? Да ради друга я и не на такое готов…
        Сергею стоило больших усилий не заколотить эти слова обратно в поганый рот Ивана. Парень, похоже, настолько зациклился на себе, что совершенно не брал в расчет чувства других, даже близких ему людей. И еще Сергей понял, что с Иваном они никогда, ни при каких условиях не смогут стать настоящими друзьями. И дело тут не в разном социальном положении, не в родителях и их деньгах. Просто они чужие. Вот и все. В любом случае это первое и последнее лето, которое они проводят вместе.
        - Если ты это сделаешь, - сказал Сергей, - я первый набью тебе морду. Понял?
        - Серега, ты че, обалдел? - вытаращился на него Иван. - Просто я хочу с нею поговорить, усек? Никто эту цацу насиловать не собирается. Все произойдет исключительно добровольно и по взаимному согласию. Кстати, а вот и она! Ну, я пошел!
        И прежде чем Сергей успел среагировать, Иван выскочил из машины и направился к вышедшей из подъезда Василисе.
        О чем они говорили, Сергею не было слышно. Впрочем, судя по кислому выражению лица Василисы, ничего хорошего она от этой встречи не ждала. Она то и дело пыталась обойти Ивана, но тот не пускал ее, а под конец и вовсе плюхнулся перед Василисой на колени.
        Сергею ужасно хотелось подойти, извиниться перед девушкой за приятеля, а потом взять его за шиворот и отволочь в машину, но он словно пристыл к креслу, не в силах оторвать взгляд от разворачивающейся перед ним сцены.
        Но вот наконец Иван поднялся, склонился перед Василисой в шутовском поклоне, а потом пошел к машине. Василиса, даже не посмотрев ему вслед, отправилась по своим делам. У Сергея почти отлегло от сердца. Вряд ли она купилась на такую дешевку. Или все-таки…
        - Ну, Серый, можешь меня поздравить! Завтра я веду эту кралю в кабак. Как ни ломалась, а согласие дала. Ну, что я тебе говорил?!
        Перед глазами Сергея все почернело. Нет, только не это. Ну почему она сделала это? Почему?!

        Василиса, еще не отошедшая он неожиданной встречи с приставучим парнем, шла по городу и размышляла, как ее угораздило согласиться на свидание. Нет, воистину как в анекдоте: легче отдаться мужчине-зануде, чем объяснить, почему ты не собираешься этого делать. Еще хорошо, что удалось от него отделаться, а то бы целый день коту под хвост пошел.
        Но вообще странная ситуация, если так посмотреть. Она парня бьет, а тот ей дифирамбы поет и на встречу набивается. С головой у него плохо, что ли? Так она его вроде не по голове била, а гораздо ниже. Да и какой-то нарочитостью от всего этого веет. Ну, не может совершенно левый парень ни с того ни с сего воспылать к ней горячей страстью. А с другой стороны, может, так и должно быть? Она ему понравилась, он предложил ей встречаться. Вполне вероятно, что-то из этого и получится. По крайней мере хорошая альтернатива недосягаемому пока что Кощею.
        Васька вздохнула. Что она себя обманывает? Ни за какие коврижки не променяет она Бориса даже на дюжину таких вот мальчишек. Да и было бы на что менять, а то ни ума, ни фантазии, одни понты. Ладно, завтра она, так и быть, пойдет на свидание с Иваном и если поймет, что это не ее, сразу же честно ему об этом скажет. В конце концов, никто не может лишить ее права видеть рядом с собой только тех личностей, кто ей по-настоящему дорог и приятен.
        Василиса и не заметила, как ноги сами принесли ее к дому Тины. Зайти или не зайти? А, ладно, была - не была. Может быть, хоть какую-то информацию о Борисе узнает.
        Тина откровенно обрадовалась Васькиному визиту:
        - Привет, какими судьбами! Заходи, только обувь пока не снимай, у меня руки до полов так и не дошли.
        - Да просто шла мимо. Дай, думаю, загляну, узнаю, как ремонт движется.
        - Благодаря тебя, считай, почти закончен. Осталось только люстру от побелки оттереть, полы помыть и мусор выкинуть.
        - Добровольцы требуются?
        - Даже и не надейся, что откажусь от твоей помощи! Я вон уже который день круги вокруг этой чертовой люстры нарезаю и все уговариваю себя взяться за нее. А раз ты здесь, вот и займешься этим хрустальным кошмаром.
        - Без проблем, - засмеялась Васька.
        Через полчаса, стоя на стремянке и домывая последнюю подвеску, она словно невзначай спросила Тину:
        - Слушай, а тот человек, что у нас в прошлый раз на занятиях сидел, - это ведь Борис? Ну, он еще парашютами увлекается…
        - Чем он только не увлекается, - хохотнула Тина. - Ему впору значок себе на грудь прицепить: «Хочешь красиво угробиться - спроси меня как». Мы ведь с ним познакомились, когда в соседних палатах лежали. У меня культя от протеза воспалилась и заживать не хотела, а ему руку по кусочкам собирали. Даже отрезать хотели, но он такой ор устроил, что врачи все же решили рискнуть. Молоденький ведь парнишка, куда ему без руки… А вообще, если так посмотреть, мы с Борей - гордость нашего НИИ и подопытные кролики одновременно.
        - Это как? - удивилась Васька, начисто забыв про люстру.
        - А вот так. Думаешь, если бы мне обычный протез поставили, смогла я так прыгать, как сейчас? Фигушки. Спасибо ребятам из НИИ, специально под меня агрегат разработали. Правда, без мелких проблем не обошлось: сначала воспаление началось, потом никак не могли настроить его так, чтобы я равновесие держала, когда на больную ногу наступаю. Но ничего, все в итоге получилось. Теперь к нам в НИИ со всей России калеки вроде меня едут, на чудо надеются. И правильно делают.
        - А Борис?
        - Ну, у него с этой точки зрения беды попроще. До полностью искусственных конечностей пока не дошло. Хотя чует мое сердце, будет и дальше так выеживаться, рискует нарваться и повторить мой подвиг. Кстати, а хочешь фотки посмотреть? Как раз той поры.
        - Хочу, конечно!
        - Тогда бросай свое гнусное занятие, тем более что ты все равно уже все сделала, и плюхайся на диван. Так, где же это все у меня лежит? Проклятый склероз…
        Минуты через две Васька уже рассматривала Тинин фотоальбом. На первой странице было три или четыре ее детские фотографии, на которых была запечатлена суровая и насупленная девчонка, смотрящая в упор на снимающего.
        - Это детдомовские. Первый класс, потом конец начальной школы, а эта вот - последний звонок. А это уже армейские пошли. Это мы с подругами, это я в наряде картошку чищу. Вот наша рота, это командир. Классный мужик был, до сих пор снится, как он рявкает: «Соколова! Подъем!» Веришь - нет, первые лет пять, после того как меня списали, от этого рыка на кровати подскакивала.
        - А это?…
        - Это уже Лукоморье. Вот такая я была, когда здесь появилась. Это Мироныч, мой врач. Это ребята из НИИ. А это Борис.
        - Ой…
        - Что, не узнала? Немудрено. Это сейчас он весь из себя зубр бывалый, а тогда был обычный шкет. Правда, с характером. Этого у него никогда не отнять было. Он мне здорово тогда помог. Представляешь, его самого на морфине держат, чтоб от боли не загнулся, а он меня подбадривает. Мол, хорош на себе крест ставить, еще танцевать будешь. И ведь как в воду смотрел! Я когда во Дворец спорта наниматься шла, думала, меня с такой травмой и на порог не пустят, не то, что в тренеры. Так ведь приняли! Поверили!
        - Тин, а можно нескромный вопрос?
        - Хм, ну, попробуй…
        - А вы с Борисом - любовники? - спросила Васька и густо покраснела.
        - Нет, - ответила Тина с легкой грустной улыбкой. - Но когда-то были. И он по-прежнему уверяет, что я стала его первой женщиной.
        - А почему вы тогда расстались? - Васька все-таки решила прояснить до конца волнующий ее вопрос.
        - Да мы как бы и не расставались. Разве друзья могут расстаться? А постель - это что, пустяк. Да и не подходим мы друг другу ни как любовники, ни как супруги. Я ж его почти на десяток лет старше. Зачем ему такая старуха? Да и мне больше другие мужчины нравятся. Как бы это сказать: основательные, надежные. За которыми себя, как за каменной стеной чувствуешь. Только, боюсь, перевелись нынче такие, одни слабаки и подкаблучники остались. Ладно, хорош былое ворошить. Пошли лучше чай пить.
        - Пошли, - согласилась Васька.
        На кухне ее внимание сразу же привлек роскошный букет, стоящий на подоконнике в эмалированном ведре, - такой он был огромный. Васька не удержалась от восхищенного вздоха:
        - Вот это красотища!
        - Да так, ерунда, - отозвалась Тина, и Васька с удивлением поняла, что та смущена. - Один… сумасшедший приволок. Ну, не выбрасывать же, жалко. Вот и поставила.

«Сумасшедший? Тине? Неужели это все-таки Кощей постарался? - промелькнуло в Васькиной голове. - Но тогда странно, почему она не сказала прямо, что от Бориса. Чего тут скрывать? Или она просто не хочет, чтобы кто-нибудь узнал, что их связь все еще продолжается? Зачем же тогда он открыто сидел на ее занятии?»
        Васька поняла, что еще немного и насмерть приревнует Тину. И чтобы не затягивать неловкую паузу, она брякнула первое, что пришло в голову:
        - Мне еще таких букетов ни разу не дарили.
        И с удивлением услышала встречное признание Тины:
        - По ходу пьесы у меня это тоже впервые…

        Воскресное утро началось с того, что Сергей заявил Ивану, что на свидание его не повезет. Мол, «ласточка» сломалась и требует ремонта. Иван поворчал, но быстро смирился.
        Вообще-то с машиной все было в полном порядке. Надо отдать ему должное, Сергей всегда трепетно относился к боевому коню, и ситуация «гремлю, дымлю, но еду, пока не развалюсь», явно была не из его репертуара. Просто везти соперника на свидание к девушке, которая запала в душу ему самому, Сергей считал безнравственным. Ничего, своими ножками дотопает, если ему так приспичило. А то хорошо устроился: пускает девчонкам пыль в глаза, Сергея личным шофером величает. Хватит, довыеживался.
        На самом деле Сергея раздирали противоречия. С одной стороны, «для милого дружка - сережка из ушка». То есть раз Ивану приспичило встречаться помимо Вари еще и с Василисой, то он, Сергей, не должен предпринимать решительно никаких действий, чтобы помешать приятелю. Особенно если учесть, что первым о своих правах на девушку заявил именно Иван. Но с другой стороны, это шло вразрез с его собственными интересами. И опять же, разве Иван не должен был по первой же его просьбе отказаться от своей затеи и уступить эту девушку ему, Сергею? Или приятельские отношения действуют в их тандеме исключительно в одностороннем режиме? И не дает ли это ему право вмешаться и откровенно поговорить с Василисой о своих чувствах?
        Собственная нерешительность ужасно раздражала Сергея. Он терпеть не мог рубить сплеча и, если оставалась хоть какая-то возможность мирного разрешения конфликта, упорно шел к ней, иногда даже во вред себе. Но в такой ситуации он оказался впервые. И растерялся. Банально растерялся, не в силах что-либо предпринять.
        Соврав Ивану, что уехал за запчастями, Сергей отправился к дому Василисы. Устроился в тени раскидистых кустов напротив ее подъезда и стал ждать. Эх, если бы она вдруг взяла и вышла сейчас на улицу! Тогда бы он…
        У Сергея пересохло во рту. А что бы он ей сказал? «Василиса, ты мне очень-очень нравишься, давай встречаться»? И получить такой же удар, какой схлопотал Ванька? Она наверняка заподозрит, что дело тут нечисто: два парня с интервалом дня в два, не больше, внезапно предлагают ей встречаться. А уж когда узнает, что они к тому же знакомы друг с другом - все, пиши пропало…
        За своими грустными размышлениями Сергей едва не пропустил момент, когда у подъезда появился Иван. Увы, чуда не случилось. Василиса вышла точно в назначенное время. Иван предложил ей пройтись под ручку, Василиса отказалась, после чего они направились продолжать знакомство в ближайшее кафе. То самое, куда Иван повез в первый вечер Варвару.
        Сергею стоило больших усилий вспомнить о гордости и не плестись следом за парочкой, как побитый пес. Вместо этого он повернулся к ним спиной и отправился бродить по городу, кляня себя за нерешительность.

        Свидание прошло ровно так, как Василиса и предполагала. Иван был совершенно ей неинтересен, даже ни одной общей темы для разговора найти не смог. Зато соловьем разливался о том, какой он отличный парень и как им обоим повезло, что они нашли друг друга. Полный дурак.
        В довершение всего, у Васьки разболелась голова. Иван, услышав об этом, сразу же предложил тяпнуть коньячка и, даже не посоветовавшись с ней, подозвал официанта. Когда же Васька в пятый по счету раз сказала, что коньяк она не пьет, нимало не смущаясь, употребил его сам. «Не пропадать же ценному продукту», - поведал он Ваське. Она поняла, что этот фарс надо завершать. Иначе остатки салатов и нарезки окажутся на ушах этого несносного типа.
        Вырваться оказалось не так-то просто. Иван вызвался проводить ее обратно до подъезда и ни за что не хотел отпускать, пока Василиса не скажет, когда они увидятся в следующий раз. У Васьки в голове назойливо вертелась песня группы
«Мегаполис», и она едва удержалась, чтобы не пропеть прямо в лицо Ивану: «Никогда - трам-па-рам па-рам па-рам-мам».
        Но как ни старался Иван, победа все-таки осталась за Василисой. Она так и не назначила дату нового свидания, не сказала свой номер телефона и отказалась от того, чтобы он сопровождал ее до квартиры. Как это ей удалось, честно говоря, она и сама не поняла. То ли Иван догадался, что чрезмерная назойливость грозит ему очередным подарком под ребра, то ли предпочел не форсировать события… Впрочем, Ваське было все равно. Для себя она твердо решила, что никогда, ни за какие коврижки больше не пойдет на свидание с этим типом.
        Войдя в квартиру, она поняла, что что-то здесь не так. Уровень адреналина резко зашкалил, и Васька разве что не ощетинилась навстречу неведомой опасности. Неужели грабители? Но вещи вроде как все на месте. Вернее, не совсем на месте. Тумбочка передвинута, вещи по-другому висят. Компьютер почему-то прикрыт старым покрывалом, до этого обретавшимся на кресле. В других комнатах та же ситуация, говорящая о том, что кто-то наводил здесь собственный порядок. И тут до Васьки дошло: а где портрет мамы?
        Мамин портрет всегда висел в большой комнате. Папа сделал его вскоре после того, как мамы не стало. Отнес в фотоателье одну из самых удачных маминых фотографий, ее там увеличили и вставили в рамку. На этом портрете никогда не было траурной полоски, и это помогало поверить в то, что мама жива. Просто уехала далеко, и все. На портрете мама оставалось юной, ненамного старше самой Васьки, и такой красивой, что замирала душа. И вот портрет исчез.
        И тут до Василисы дошло: это же Потаповна постаралась, не иначе! Только у нее были ключи от квартиры, только ей как кость в горле стоит любовь ее отца к своей покойной жене! Вот она и решила убрать с глаз долой даже такое невинное напоминание о «сопернице». Ну, мадам Нюхова, это тебе с рук не сойдет! Но куда же эта стерва засунула портрет? Вряд ли у нее хватило наглости унести его с собой. Васька принялась за поиски.
        В итоге портрет обнаружился за бельевым шкафом. Потаповна замотала его какими-то тряпками, видимо, надеясь, что с такой «маскировкой» его не скоро отыщут. Васька повесила его на прежнее место, а потом остервенело принялась наводить в квартире прежний порядок. Порядок, к которому привыкли они с отцом и который не имели права нарушать посторонние.
        Когда через час все было восстановлено (Потаповна не поленилась даже приладить проводок от дверного звонка, и Васька с мстительной радостью выдернула его обратно), Василиса отправилась в квартиру напротив. Если Потаповна решила, что это ей сойдет с рук, то она глубоко заблуждается.
        Открыла дверь Любаша и, даже не спрашивая у Васьки, чего та хочет, крикнула куда-то в глубину квартиры:
        - Ма, это тебя!
        После чего спокойно ушла в одну из комнат.
        Потаповна вышла к Василисе, сияя самой радужной из своего арсенала улыбок. Но Васька не дала ей и рта раскрыть, сразу же предупредив:
        - Еще раз посмеешь без спроса трогать мамин портрет - убью!
        Улыбка сползла с лица Потаповны, но судя по всему, примерно такой реакции она от Василисы и ожидала, потому что сразу же затараторила:
        - Я же хотела как лучше! Думаю, чего вам с отцом себя расстраивать, на покойницу любоваться. Да и нехорошо это. Вон у меня книжка есть, там все подробно объяснено, не по-церковному это, да и энергия портится…
        - Мне наплевать на твою книжку и на то, чего там портится, - Васька и не заметила, как окончательно перешла на ты, - но в нашу квартиру ты больше свой поганый нос не сунешь!
        - Вот ты, значит, как со мной! - всплеснула Потаповна руками, и рядом с ней как по заказу нарисовалась Верка. Василиса поняла, что готовится очередной спектакль, и не ошиблась. - Я из-за тебя ночей не сплю, волнуюсь, а ты ко мне с такой черной неблагодарностью! Я от тебя столько седины получила, - тут Потаповна демонстративно обняла Верку и уткнулась в ее плечо носом, - хлопочу о тебе, как о родной дочке…
        - Нечего меня усыновлять, мне наседка не требуется. А если думаешь, что отец тебе за эти выкрутасы спасибо скажет, то ошибаешься!
        Потаповна уже вовсю рыдала, выводя носом такие рулады, что напрашивался вывод: сейчас этот скандал будет вынесен на лестничную клетку и все соседи поневоле примут в нем участие. Попахивало крупной провокацией, и хотя Василиса не сказала Потаповне и половину того, что собиралась, пришлось спешно ретироваться обратно в свою квартиру. Когда Васька захлопывала дверь, она была готова поклясться, что в глазах мадам Нюховой застыло самое искреннее изумление: «Как? Эта сумасбродная девчонка так легко и быстро сдала свои позиции? А как же крики, проклятья и прочий антураж? Неужели все зря, и столь тщательно продуманная операция пошла прахом?»
        Впрочем, ломиться в Васькину дверь Потаповна так и не решилась. Видимо, еще была свежа память о том, как она выставила себя полной идиоткой всему подъезду на посмешище.
        Василиса прошла на кухню, поставила чайник. Вот тебе, бабушка, и Юрьев день! Расслабилась - получи подарочек! Ох, рано Потаповну со счетов сбросили, подобные личности просто так не сдаются. Хорошо хоть портрет цел, а то могла бы и уничтожить или спрятать. С нее станется.
        Но больше такого допускать нельзя. Сегодня портрет удалось отстоять. А завтра? Кто даст гарантию, что эта мерзавка больше не сунет свой поганый нос в самое сокровенное? Ишь как заговорила: «не по-церковному», «энергия портится»! Да пусть хоть начисто протухнет и Нюховым через стену воняет, не ее это дело! Получается, крутись - не крутись, а замок менять придется. Только как же это лучше сделать?
        Идею со слесарем из ЖЭКа Васька отмела сразу же. Во-первых, пока его дождешься - три года пройдет. Во-вторых, еще не дай Бог послушает соседку, а не ее и ставить замок откажется. А Ваське еще восемнадцати нет, чтобы ее голос реальный вес имел. Выходит, надо просить кого-нибудь из друзей. Но кого?
        Конечно же, Ларцовых! Во-первых, они в курсе холодной войны Васьки с мадам Нюховой, во-вторых, живут близко, а в-третьих - просто хорошие ребята.
        Приняв такое решение, Васька немедля отправилась в гости к братьям.
        Дверь открыл старший, Пашка:
        - О, привет, Васен! Что-то ты к нам давненько не заглядывала! Давай проходи, я как раз борщ сварил.
        - Ой, Пашка, да я вроде сытая…
        - Не ври, по глазам вижу, что мамонта слопаешь и только косточки выплюнешь. Сань, иди сюда, хватит у телика сидеть!
        За миской наваристого борща Васька и поведала братьям о своей беде. Те переглянулись, и Пашка выдал вердикт:
        - Да какие вопросы, поможем. Только не сразу. Сегодня магазины закрыты, так что новый замок только завтра купить удастся. Значит, ставить его во вторник будем, не раньше.
        - А как с Потаповной быть? Она же такой ор поднимет, когда поймет, что мы затеяли, - будь здоров!
        Павел поморщился:
        - Блин, вот этого не хотелось бы. Лучше, чтоб эта баба и близко не подходила, а то у нас с братом рука тяжелая, нарвется еще дура, а нам потом отвечай.
        Васька приуныла.
        - Эй, ты чего? - спросил Санька. - Нашла из-за чего убиваться! Да на самом деле проблема выеденного яйца не стоит. Дождемся, пока твоя Потаповна в магазин слиняет, и быстренько поставим замок, пока ее не будет. Вот и все.
        - Вот именно, что не все. Про дочек-то ее я и забыла! А Верка, считай, заместительницей у мамаши выступает. Сама орать начнет, если Потаповны рядом не окажется. - Васькиной грусти не было предела.
        - Подожди паниковать раньше времени. Так, что мы имеем? На повестке дня два вопроса. Первый: услать Потаповну с дочками за кудыкину гору, и желательно, чтоб надолго. Второй: поменять замок. Исходя из всего вышеперечисленного, думаю, что ничего невозможного нет. Пока я буду ковыряться с замком, Пашка заслонит своим телом дверь твоих противных соседок и никого из них наружу не выпустит.
        - Я?! А почему не ты в таком случае? - поинтересовался Пашка.
        - А ты тяжелее меня на пять кило! - тут же нашелся с ответом Санька.
        - Веская причина для того, чтоб бросить родного брата грудью на амбразуру! - фыркнул Павел.
        - Во-первых, не грудью, а несколько другим местом, а во-вторых, ты всегда мечтал стать героем. И я охотно предоставляю тебе такую возможность!

        На шейпинг Васька с Варварой, как и следовало ожидать, едва не опоздали. Пока всеми новостями обменялись, пока дружно поохали над вероломством Потаповны и глупостью Васькиного ухажера… В общем, на занятия они влетели буквально за полминуты до начала. Тина с легкой укоризной покачала головой, но ничего не сказала.
        В этот раз время тянулось до омерзения долго, а упражнения казались особенно выматывающими и нудными. Девчонки еле дождались, пока занятие подойдет к концу, так хотелось им высказать все, что накопилась за выходные. В итоге разговор продолжился в душе.
        - И вот, представляешь, звонит и говорит: «Я простужен!» Представляешь - пропустить встречу со мной из-за какой-то банальной температуры! Да ко мне на свидание даже лежачие приползать должны, черт побери! И еще благодарить за доставленное неземное удовольствие, - буйствовала Варя.
        - Ну, гляжу, с самооценкой у тебя полный порядок, - заметила Васька. - От скромности точно не помрешь.
        - У меня и с интуицией полный порядок. Вот на что угодно могу спорить, что сегодня позвонит и пригласит на свидание!
        - Слушай, я только одного не понимаю: ну зачем он тебе сдался? Судя по твоим рассказам об этом товарище, у меня сложилось впечатление, что ты могла бы найти себе парня и получше. Нет, без обид, правда!
        - Могла бы, - согласилась Варя. - Но хочу именно этого. Понимаешь, я ведь когда его еще только в первый раз увидела, у меня внутри словно что-то екнуло. Я сразу поняла: это мое. Пусть даже мы с ним ругаться будем сутки напролет, посуду друг в друга швырять, а вот только все равно это тот человек, который мне нужен. С которым я счастлива буду, как кошка. Прости, даже не знаю, как лучше объяснить.
        - Да ладно, не старайся. Я ведь тоже пытаюсь сама себе объяснить, почему именно на Бориса запала, - и не могу. Вот не получается, и все тут. Кстати, хочешь прикол?
        - Конечно, хочу!
        - Ты была права: наша Тина и он давным-давно были любовниками. Они, оказывается, в больнице познакомились. А сейчас просто дружат.
        - Ну вот, а я что тебе говорила? - покровительственно улыбнулась Варя.
        - Только есть одна непонятка. - Васька помрачнела. - Представляешь, у нее на кухне в ведре огромнейший букет роз красуется. Штук тридцать, не меньше. А она молчит и не колется, от кого. А вдруг от Кощея?
        - Розы, говоришь? - заинтересованно протянула Варя. - А случайно не заметила, какого цвета? Темно-пурпурные или другие?
        - Ты откуда знаешь? - охнула Васька. - Ну-ка, давай выкладывай!
        - Да пока ничего конкретного, одни догадки, - пожала плечами Варя. - Но могу тебя заверить, твой Кощей к этому ровным счетом никакого отношения не имеет.
        - А все-таки? - умоляюще протянула Васька. - Ну, скажи, чего тебе стоит?
        - Извини, но не могу. Это не моя тайна - раз, и во-вторых, мне нечем пока подкрепить свои подозрения. Но думаю, я все-таки права.
        Васька решила было повторить попытку и разговорить подругу, но у той зазвонил телефон. Она посмотрела на номер, подняла вверх большой палец и подмигнула Ваське:
        - Алло. Да, привет. Только что закончила тренироваться. Встретиться? Давай на ступеньках, где обычно. Не можешь? Странно. А почему? Машина сломалась? Ну, ладно, предлагай тогда сам, где. На автовокзале у кафешки «Шанс»? Надеюсь, не последний? Шанс, говорю, не последний? А, ну тогда все хорошо. До скорого!
        Васька улыбнулась. Варвара и тут была права.
        - Ну, а я что говорила? Позвонил, паршивец. Ух, я ему сегодня устрою африканские страсти! Трижды подумает, прежде чем под предлогом простуды свиданки пропускать. Кстати, а пошли вместе? Заодно посмотришь на моего Царевича.
        - Да нет, Варь, спасибо, но не хочу вам мешать. Кроме того, боюсь квартиру надолго без присмотра оставлять. Кто знает эту Потаповну? Вдруг приду домой, а там вообще все с ног на голову поставлено?
        - Да, это серьезно. Ну ладно, держись, не унывай.
        - Обещаешь рассказать, кто Тине букет подарил?
        - Как только - так сразу! Дай только время!…

        Довольная Тина оглядела убранство квартиры. Уф, теперь точно можно сказать, что с ремонтом покончено. Все вокруг чистое, новое и сияет, как яйца у кота. Вчера после занятий ей было не до финальной уборки, но сегодня грех было не совершить последний рывок и не порадовать себя долгожданным порядком. Мусор вытащен на помойку, на линолеуме обнаружился рисунок, доселе скрытый толстым слоем строительной пыли, да и сантехника приведена в порядок. Теперь даже бывший командир ей слова бы не сказал.
        Тина отправилась переодеваться, но не успела. В дверь настойчиво позвонили. В этот раз она была настороже и сначала посмотрела в глазок. Бесполезно. «Темно, как у негра в жопе», - матернулась она про себя и открыла.
        На пороге нарисовался давешний толстяк. Тина возмущенно покраснела и уже приготовилась дать ему достойную отповедь, как он поднял руки вверх и сказал:
        - Валечка, вы в любой момент можете выставить меня из своей квартиры. Тем более что в прошлый раз вы это очень убедительно продемонстрировали. Но прошу вас дать мне возможность высказаться. Уверяю, на это уйдет не более десяти минут вашего драгоценного времени.
        - Я, кажется, просила не называть меня Валечкой, - проворчала Тина, втайне недовольная тем, что выглядит сейчас форменным чучелом. Волосы всклокочены и повязаны банданой, а если прибавить к этому выцветшие камуфляжные штаны и застиранную до желтизны футболку - та еще картина получается.
        Толстяк воспринял ее ворчание как согласие и бодро сделал шаг вперед, после чего аккуратно закрыл за собой дверь. В и без того крошечной прихожей стало окончательно тесно.
        - Мы будем беседовать здесь? - вежливо осведомился он.
        - Пойдемте на кухню, - махнула рукой Тина и только тут сообразила, какую оплошность допустила. Там же его букет! А вдруг он воспримет это совершенно определенным образом? - Впрочем, я передумала, - тут же нашлась она. - Думаю, в комнате будет удобнее.
        - В комнате - так в комнате, - безразлично отозвался толстяк и послушно пошел за Тиной.
        - Ну, и что вы хотели мне сказать? - спросила она, как только Толстяк с угрожающим скрипом уселся на ее единственный старенький диван.
        - Разрешите попросить вас об одном маленьком одолжении? Не перебивайте меня, пожалуйста, пока я не закончу. Мне довольно трудно собраться с мыслями.
        - Хорошо. Но учтите - у вас ровно десять минут, и время уже пошло.
        Толстяк еще раз вздохнул.
        - Валечка, как вы уже поняли - я богатый человек, бизнесмен. В вашем городе обосновался недавно. Варя - моя единственная дочь от… покойной жены. Я всегда и во всем привык полагаться на собственные силы. И если мне что-то нужно, я просто иду и беру это. Не важно, что именно: фирму мешающих мне конкурентов или понравившуюся женщину. Когда у тебя есть деньги, становятся доступны многие радости этого мира, уж поверь. Но за всей этой канителью я совершенно позабыл, что могу испытывать настоящие чувства. Да, под этой броней из жира, над которой ты так откровенно смеешься, бьется очень чуткое и ранимое сердце. Когда я увидел тебя там, в зале, у меня внутри все перевернулось. Я стоял и потел, как дурак, глядя на тебя. Ты костерила меня почем свет стоит, а я упивался звуками твоего голоса. И нес какие-то глупости, лишь бы ты не молчала. Пойми, я не хочу тебя покупать, да и ничего из этого все равно бы не вышло. Ты не из таких женщин, и я это знаю. Я хочу, чтобы ты обратила на меня внимание, чтобы дала хоть малейший шанс стать твоим другом… и мужем. У меня очень серьезные намерения. И поверь, за этим не
стоит ровным счетом ничего, кроме моей безумной тяги к тебе. Кажется, я начинаю понимать, что чувствует мотылек, летящий на огонь. Я не могу отвлечься от мыслей о тебе даже на деловых переговорах! Я больше так не могу. Ну, скажи, пожалуйста, что позволишь мне хоть изредка приходить к тебе, видеть тебя, слышать твой голос!
        Тина чувствовала себя так, будто какой-то клятый шутник что было сил огрел ее по голове резиновым молотком. Толстяк выглядел весьма убедительным, но то, что он нес, заставляло Тину всерьез сомневаться в крепости его рассудка. Он хочет стать ее мужем?! Он что, слепой?! Да у нее же лицо лошадиное. И всегда такое было, с самого детства! И голос хриплый, словно прокуренный. Зато громкий. Плюс «костяная нога» до кучи. А уж в лексиконе такого понамешано, что от ее крепких выражений не то что ямщики - лошади и оглобли краснеют.
        - Э-ээ, - наконец выдавила она из себя, - дядя, а ты, случаем, не обкуренный? Ну, разуй глаза, приглядись ко мне повнимательнее! Тебе ж совсем других баб подавай! Вон, типа той длинноногой, с которой ты на тренировку приперся.
        - Это моя личная помощница Алиса. И раз уж разговор зашел о ней, могу тебя заверить, что уволю ее по первому же твоему слову. Могу это сделать прямо сегодня. Так я звоню?
        - Э, погоди, не гони. Почто девушку обижать? Тем более я вроде тебе пока никаких обещаний не давала. Для меня, знаешь ли, все это полная неожиданность. Сам посуди: приперся к одинокой женщине богач и не пойми с какого перепугу такого наговорил, что похоже, сам не понял, чего сказал!
        - А вот этого не надо! Я отвечаю за каждое сказанное мной слово. И готов повторить: у меня в отношении тебя очень серьезные намерения. И все, что я прошу, - это дать мне хотя бы крохотный шанс.
        Внезапно Толстяк поднялся, подошел к Тине и… поцеловал ее.
        Поцелуй был так крепок и неожиданно сладок, что опешившая Тина сначала ответила на него, а когда сообразила, что происходит, и собралась оттолкнуть нахала, то он и сам прервал начатое и проследовал обратно на диван.
        - Кстати, меня Владимир зовут.
        - Вова, значит, - машинально заметила Тина, не отошедшая от поцелуя и лихорадочная соображающая, как следует себя вести в подобных случаях.
        - Только не Вова, - сморщился ее собеседник. - Терпеть не могу, когда меня так называют. Уж лучше Володя. Или Влад. Тоже неплохо. Так как ты оцениваешь мои шансы на успех сего безнадежного мероприятия?
        Прислушавшись к своим ощущениям, Тина протянула:
        - Скажем так: они у тебя есть.
        - Уже неплохо, - улыбнулся Владимир.
        - Но у меня есть встречные условия, - тут же добавила Тина.
        - Я весь внимание!
        - Чтобы встречаться со мной, ты должен похудеть.
        - Хочешь приобщить меня к здоровому образу жизни или просто не любишь толстяков? - уточнил Владимир.
        - Не люблю - это мягко сказано, - фыркнула Тина. - Терпеть не могу. У нас в детдоме, помнится, был один такой воспитатель, примерно твоей комплекции. Очень любил посреди ночи в спальню девчонок врываться с проверками…
        - Можешь не продолжать, - серьезно сказал Владимир. - Это веская причина, и из-за нее мне действительно стоит сбросить вес. Так когда ты готова увидеть меня снова?
        - Вот десяток килограмм сбросишь, и милости просим, - полушутя-полусерьезно ответила Тина.
        - Отлично, - невозмутимо отозвался Владимир. - Значит, ты не успеешь без меня соскучиться.
        После чего встал, подошел к Тине, церемонно чмокнул в руку (она все ждала, что он вновь полезет целоваться, и была готова оттолкнуть его, но Владимир, похоже, угадал ее намерения) и, аккуратно прикрыв за собой дверь, ушел.
        Тина устало опустилась на стул. Все только что произошедшее было настолько нереально, что она на всякий случай ущипнула себя за руку. Не помогло. Но розы вроде как стояли в ведре, так и стоят. Да и запах по квартире дорогого мужского одеколона витает. Значит, это действительно было. Не привиделось.
        Тина подошла к зеркалу. Оттуда на нее посмотрела усталая женщина средних лет. И так, и сяк изучив собственное отражение, Тина сказала вслух:
        - Не так мила, сколь чертовски обаятельна!
        И почему-то ей очень захотелось в это поверить…

        В дверь постучали. Васька прислушалась. Нет, это не Потаповна, однозначно. Она стучит, будто требует, а тут стук осторожный, словно спрашивающий: «Можно войти?».
        Это был Санька Ларцов. Васька быстро пропустила его и закрыла дверь, молясь про себя, чтобы ни Потаповна, ни ее вездесущие дочки не засекли визитера.
        - Ну, так когда наступит час Х? Сил уже никаких не осталось, не могу больше ждать.
        - Спешу тебя обрадовать. Кодовая операция под названием «Новый ключ» запланирована на завтра и переносу не подлежит. Инструмент подготовлен, замок куплен. Уф, пока его нашли, не поверишь - пять магазинов обегали. Везде какая-то ерунда лежит, а того, что надо, нет.
        - Ура! - обрадовалась Васька и тут же испугалась. - Слушай, а с Потаповной что решили? Она не нагрянет в самый неподходящий момент?
        - Исключено, - заявил Санька с ужасно самодовольным видом. - Я ей в почтовый ящик только что такую бомбу кинул - устоять невозможно!
        - Подожди, о чем ты говоришь? Какая бомба?
        - Объясняю для непонятливых. Какая самая большая радость для среднестатистической женщины, причем, мягко скажем, недалекой?
        - Не знаю, - задумалась Васька. - Ну, поесть вкусно, наверное.
        - Уже теплее. А еще что?
        - Ну, по магазинам пройтись…
        - Еще теплее! Даю наводящий вопрос: а по каким именно магазинам?
        - Где шмотками торгуют.
        - Бинго!!! А что при этом доставит ей ну неземное удовольствие?
        - Ну и вопросики у тебя, Санька, - улыбнулась Васька и покачала головой.
        - Осознание того, что она может купить шмотки по супер-низкой цене и прилично сэкономить. То есть для пущего счастья требуется посетить не просто магазин, а магазин, в котором проходит распродажа. И я ей такое счастье организовал!
        - Как?
        - Нет ничего невозможного для человека с интеллектом, - победоносно улыбнулся Санька. - Кинул объяву в И-нете, народ из столицы по доброте душевной отсканил и переслал мне весь мусор, что им в почтовые ящики бросают. Оставалось выбрать только самую подходящую рекламку, слегка скорректировать, распечатать и подложить нужному человеку.
        - Сашка, ты - гений!
        - Спасибо, я в курсе.
        - А если не секрет: чего ты там такого накорректировал?
        - Ну, на самом деле в том магазине распродажа до конца месяца будет длиться. А я исправил листовку так, что получилось, что последний день распродажи завтра, и покупателей ждут самые низкие цены. Так что если твоя Потаповна на это не клюнет, я уж и не знаю, какого рожна ей вообще надо.
        - Слушай, а ведь при таком раскладе у Нюховых дома вообще никого не будет! Они же всем скопом в столицу ломанутся! А пока туда доедут, пока продавцов закошмарят, пока обратно вернутся…
        - На то и расчет.
        - Уф, прямо гора с плеч!
        - Погоди раньше времени радоваться. Вот устроим тебе из дома настоящую крепость, тогда пожалуйста. А то я что-то слегка мнительный стал в отношении примет. Ну, не говори гоп, пока не перепрыгнешь, и все такое.
        - Кажется, уже жду не дождусь завтрашнего дня.
        - Не поверишь - я тоже. Ужасно хочется полюбоваться на великий исход Нюховых из квартиры…

        На следующий день Васька проснулась не просто так, а по будильнику, да к тому же в несусветную по летним меркам рань: в семь утра. Мало ли кто их знает, когда ее соседкам приспичит отправиться за покупками. А так она их точно не пропустит. И как только надзиратели смоются с глаз долой, даст знать об этом Ларцовым, и те примутся менять замок.
        Ждать, однако, пришлось почти до девяти утра, пока дверь напротив открылась и исторгла из чрева квартиры три силуэта. Васька протерла глаза. Нет, вроде не показалось. Три. А должно быть четыре! Что же происходит? Кто остался?
        Она бросилась к окну, чтобы окончательно прояснить ситуацию. Так, вот Потаповна вышагивает, на плече большая сумка болтается. Видать, вознамерилась серьезную дыру в семейном бюджете пробить. Рядом с ней Верка на каблуках семенит. Надя чуть поотстала. Точно, Любаши не хватает! Она решила не ехать на распродажу! Что же делать?
        Васька опрометью бросилась к Ларцовым.
        - Ну, как, сработало? - первым делом спросил Санька.
        - Частично, - мрачно сообщила Василиса. - Одна осталась. Как теперь быть - просто не представляю.
        - Черт! А как все красиво было задумано! - досадливо скривился Санька.
        - У меня только один вопрос: и как мы из этого выкрутимся? В принципе можно, конечно, на Любашу наплевать, да и делать что задумали, только она же все по возвращении мамочке доложит. А значит, вечером надо готовиться к очередному скандалу.
        - Подожди, дай подумать. Точно, вот! Пока я буду ковыряться с замком, Пашка отвлечет на себя девчонку…
        - Я?! - Удивлению Паши не было предела.
        - Ты, у тебя солидности больше, - безапелляционно заявил Санька. - В общем, брат, вертись, как хочешь, а из квартиры ее вымани.
        - И куда я с ней пойду? У меня и финансов-то в обрез.
        - Ну, не знаю, пригласи к нам в гости, что ли. Фотки покажешь, кубки там, медали. Ликером угостишь. Чем дольше продержишь, тем лучше. Главное, не переборщи, а то еще нафантазирует себе невесть чего. А пока дуй переодеваться. Старыми трениками с вытянутыми коленками девушку не пленить. Эх, какой я молодец, ведь как знал: вчера порядок в квартире навел. А то в такой свинарник даже почтальона запускать совестно.
        Павел безропотно отправился одеваться. Санька тем временем заварил крепкий, душистый кофе и нарезал бутерброды.
        - Терпеть не могу работать на голодный желудок, - пояснил он Ваське. - Кстати, присоединяйся!
        Василиса мигом вспомнила, что за всей утренней слежкой забыла позавтракать и налегла на угощение. Она доедала уже третий бутерброд с колбасой, когда в кухне появился Паша. От увиденного Васька едва не поперхнулась, и только легкий хлопок Саньки по спине и протянутый стакан сока спасли положение.
        Павел не придумал ничего лучше, как облачиться в черный костюм с галстуком. Само собой, рубашку он подобрал белоснежную. Ввиду массивности фигуры и предельно короткой стрижки ежиком в этом наряде он выглядел, как телохранитель или браток из новых русских сериалов. Для полноты имиджа только черных очков не хватало.
        - Ну как? - робко поинтересовался он.
        - Полный отпад! - хором сказали Васька с Саней, нисколько не преувеличивая.
        К Василисе на этаж поднимались по очереди. Сначала Васька и Ларцов-младший мышками прошмыгнули в ее квартиру, затем на площадке показался Павел. Васька приникла к дверному глазку.
        - Ну, что там?
        - Подожди, он только-только кнопку звонка нажал. Так, открыли. О чем-то говорят, - сообщила Васька. - Блин, только не слышно ни фига!
        - Эх, дорого бы я отдал, чтобы узнать, о чем именно спич? - вздохнул Санька…

        Тем временем изрядно оробевший Павел имел возможность воочию лицезреть Нюхову-младшую. Вопреки ожиданиям девушка произвела на него скорее хорошее, чем отрицательное впечатление. Глядя на нее в упор, он даже на какой-то момент забыл, зачем пришел сюда, пока Любаша не поинтересовалась:
        - Ты ведь наш сосед? Только из другого подъезда.
        Павел кивнул в ответ.
        - А зачем пришел?
        Павел разлепил внезапно пересохшие губы и сказал:
        - Хочешь, кубки наградные покажу?
        Любаша оценивающе смерила его с ног до головы. Потом сама взглянула в упор так, что Паше стоило больших усилий не отвести глаз, и сказала:
        - Хочу…

        - Полный порядок! Уходят!
        - Вот Пашка! Герой! Я когда его в костюме увидел, сначала едва пальцем у виска не покрутил. А потом подумал: чем черт не шутит? Вдруг именно это и прокатит? И ведь прокатило!
        - Ладно, можешь начинать уродовать дверь. Они из подъезда вышли! - крикнула Васька, прилипнув к окну, ведущему во двор. - Как думаешь, часа два тебе хватит?
        - Боюсь загадывать, но вполне вероятно, и часа будет достаточно. А уж если совсем повезет - в полчаса уложусь. Вернусь домой и прерву на самом интересном месте увлекательнейший Пашкин рассказ о том, как он в первом же раунде нокаутировал прошлогоднего чемпиона!…
        - Ладно, хорош трепаться. Начинай, что ли!
        Пока Санька возился с дверью, Василиса, чтобы его не смущать и не задавать глупые вопросы «под руку», отправилась в свою комнату. Начал сказываться ранний подъем, и Васька почти задремала, сидя в кресле, как зазвонил телефон. Она бросилась к трубке:
        - Алло!
        - Алло, привет, Васенька!
        - Папка! Где ты пропадаешь? Тут такое творится - просто жуть. Кстати, я замок от двери меняю, так что старые ключи нам больше не подходят…
        - Не подходят - и ладно. Васенька, тут такое дело, я задержусь еще на неделю-другую.
        - А почему? Что случилось?
        - Я готовлю нам с тобой один сюрприз. Но для этого требуется время.
        - А что за сюрприз? Можешь хоть чуть-чуть намекнуть?
        - Даже и не подумаю. - Голос отца звучал очень весело. - Но обещаю, когда ты узнаешь, в чем дело, ужасно обрадуешься. А пока извини, мне пора бежать. Да, если вдруг не хватит тех денег, что я тебе оставил, залезай в шкатулку на секретере, можешь смело брать оттуда сколько потребуется.
        - Папка!
        - Все, целую! Пока!
        И в трубке понеслись гудки отбоя.
        Васька и не знала, что подумать. На ее отца это было вовсе не похоже. Он ведь даже не поинтересовался, с каких это пирожков его дочь вздумала менять в квартире замок! И с деньгами тоже странно. Из шкатулки деньги доставались только в исключительных случаях. Это был их с отцом неприкосновенный резерв на черный день. А тут так запросто: «бери сколько потребуется». Уж очень это напоминает банальный подкуп. Но зачем отцу задабривать ее? Значит…
        Значит, дело в женщине. Выходит, клятая Верка была трижды права, когда намекала, что у нее может появиться мачеха. Нет, ничего плохого в этом нет. Да и отец не слишком стар для второго брака. Просто… Просто отчего-то так больно… Отец там, с этой своей пассией, а про нее, Василису совсем забыл.
        На глаза навернулись слезы, но когда Санька вошел в комнату, чтобы сообщить, что новый замок встал на свое место, Васька выглядела спокойной и довольной, так что он даже не заподозрил, что на самом деле у нее на душе скребут кошки.

        На следующий день Василиса, как обычно, отправилась на шейпинг. Конечно же, первой, кого она встретила из своих знакомых, опять была Варвара. Варя стояла на ступеньках и разве что не пританцовывала от нетерпения - так ей хотелось поделиться новостями.
        - Привет! Слушай, я оказалась права! - начала она, едва завидев Ваську.
        - По поводу чего?
        - Ну, помнишь насчет того букета?
        - Какого букета? - не сразу вошла в суть дела Васька.
        - Ну, темно-пурпурного, что ты у Тины дома засекла.
        - А, это! Ну да, помню, конечно. Ты еще говорила, что его подарил кто-то, но не Кощей.
        - Теперь могу со всей уверенностью сообщить тебе, что это постарался мой папочка.
        - Что?!
        - Ага. Он запал на Тину, понимаешь? И запал всерьез. Иначе с чего бы он вдруг заказал себе целый тренажерный зал? Полквартиры тренажерами уставил, а могу сказать, квартира у нас немаленькая. А сегодня мой драгоценный папочка больше часа потел на них, делая зарядку. Ты представляешь: он и зарядка! А на завтрак съел яблоко и один йогурт. Это ж ему на один зуб! Наверняка сейчас голоден, как стая волков. Я в шоке!
        - Я тоже. Никак не могу себе их представить вместе: нашу Тину и твоего отца. Они ведь такие разные! Да и не молодые уже, если так посмотреть.
        - Любви все возрасты покорны, - снисходительно процитировала Варя.
        - Слушай, но я все равно никак не врублюсь: ты же ведь сразу поняла, что это твой отец, стоило мне только упомянуть про букет…
        - Хочешь узнать, откуда я догадалась? Да все проще простого. Ты сказала, что букет очень большой и темно-пурпурный. Зная любовь своего папочки к темно-пурпурным розам, а также его страсть к гигантомании, я прикинула, что вряд ли в окрестностях завелся второй такой же любитель дарить цветы целыми грядками. Кроме того, он ведь уже познакомился с Тиной. Значит, вполне мог решить, что она его чем-то привлекает. И начал осаду.
        - Как думаешь, у них уже все… ну, на мази?
        - Вряд ли, - отмахнулась Варя. - Скорее поверю в то, что Тина решила потянуть время и задала отцу задачку похудеть. Если бы все было, как ты выразилась, «на мази», папаша уже носился с грандиозными замыслами переезда, а Алиска получила расчет. Вряд ли Тина потерпит рядом с собой штатную проститутку. А раз ничего не изменилось, кроме покупки тренажеров, значит, основные события еще впереди.
        - И как ты ко всему этому относишься?
        - Да мне по приколу! Вот будет номер, если папаша женится на Тине! Всегда мечтала о такой мачехе. По крайней мере с ней точно не соскучишься. Только прошу: не дай ей понять, что мы с тобой в курсе дела. Пусть эти двое сами между собой разбираются. А то еще смутим женщину ненароком, и все папашины усилия накроются медным тазом. А мне бы этого очень не хотелось. Кой веки раз мужик себе нормальную подругу нашел! Надо же ему посодействовать в этом благородном начинании!
        - Да я что, я - могила!
        - Вот и славно. Ой, черт, мы опять опаздываем! Побежали!
        - Наперегонки?
        - Да как угодно, лишь бы успеть!…
        После занятий Варвара распрощалась и отправилась на очередное свидание, а Василиса, дождавшись, пока все девчонки разойдутся, подошла к Тине:
        - Тин, у меня к тебе один вопрос…
        - Да хоть два!
        - Я бы… я… хотела научиться прыгать с парашютом. В общем, мне нужен адрес Бориса. Вот.
        Васька чувствовала себе ужасно неловко, у нее горели уши, и было одно-единственное желание: провалиться под землю. Желательно моментально. Она впервые врала Тине да еще так топорно.
        - Ты уверена? - спросила Тина.
        Васька кивнула.
        - Что ж. У тебя есть бумага и ручка? Отлично, давай запишу. Только учти: дома он бывает редко, так что, может быть, тебе лучше дождаться сентября, когда начнутся занятия в его секции.
        - Мне нужно сейчас.
        - Сейчас - так сейчас. На, держи.
        - Спасибо!
        - Да не за что!
        Домой Василиса бежала со всех ног, мучимая раскаянием и стыдом. Тина раскусила ее! Она, конечно же, поняла, что дело вовсе не в полетах. Просто ей нравится Борис, вот и все. К тому же она так подробно интересовалась им, когда была в гостях у Тины, что не сложить два и два и не понять, что к чему…
        Но заветный адрес был зажат в ладони, и это обстоятельство перевешивало и стыд, и раскаяние, вместе взятые. Еще буквально последний, решительный шаг, и она встретится с Борисом! И может быть, уже в эти выходные! В конце концов, это ее жизнь и ее выбор. Вон, даже отец из своей «командировки» носа не кажет, маме замену нашел. Значит, и она вправе поступать так, как ей хочется. Вот.
        Взлетев на свой этаж, Васька полезла за ключами, как за ее спиной возникла Потаповна.
        - Васенька, детка, не пойму: хотела сегодня у вас полы помыть, а дверь не открывается…
        Васька вошла в свою квартиру и сказала через порог:
        - И больше не откроется. Можешь свои ключи на помойку выкинуть. Я замок поменяла.
        После чего захлопнула дверь перед лицом обалдевшей от такой новости Потаповны.
        На этот раз тихого противостояния не получилось. Потаповна тут же принялась колотить в ее дверь.
        - Васька, мерзкая девчонка, открой! Открой, дрянь, мне с тобой поговорить надо! Немедленно дай мне новые ключи, слышишь?
        - Ага, разбежалась кверху ногами, - хмыкнула Васька.
        - Я этого просто так не оставлю! Я с твоим отцом переговорю!

«Интересно, как? По каналу телепатической связи?» - подумала Васька, но вслух не сказала. В любом случае отцу сейчас явно не до страданий мадам Нюховой. Он же сюрприз готовит!
        - Открывай, не то пожалеешь!
        - Да пошла бы ты… - рявкнула Васька и добавила такое длинное непечатное выражение, что Потаповна на несколько секунд заткнулась, переваривая услышанное. Не мудрено: этот речевой оборот Васька подслушала у отца, а уж тот, как пусть и бывший, но командир подводной лодки, явно знал толк в «соленых» высказываниях.
        - Ах ты, гадина! Ну все, так и знай: я объявляю тебе войну! Слышишь? Я тебе этих издевательств не спущу. Ты у меня горючими слезами умоешься и на коленях прощения просить поползешь! Перед всеми умолять будешь! И не факт, что я тебя еще прощу!
        - Мечтать не вредно, - заметила Васька и покинула прихожую. Сколько можно пререкаться со скандальной бабой? Так и не долго во вкус войти.

        Утро пятницы Васька провела перед зеркалом. Никогда она еще так долго не красилась и не наводила красоту. Впрочем, результат того стоил. Глаза стали очень выразительными и кажутся еще больше, расплывчатые губы обрели форму. И вообще, не девушка, а картинка. Прямо хоть сейчас на обложку в модный журнал. А уж с сережками из Марьиной коллекции она выглядит совершенно потрясающе. Даже какой-то стиль во всем ее облике появился, чего Васька отродясь за собой не замечала. Правда, все равно: как ни крутись, а проклятые семнадцать лет никуда не спрячешь. Возраст словно клеймом на лбу выдавлен. И ведь не понять, что ее так выдает? Может быть, выражение глаз? А его-то как изменить и на что? Ладно, сойдет как есть. Марья ведь предупреждала: не пытайся выглядеть старше. Значит, и не надо.
        Так, что еще? Волосы чуть завиты и распущены… Нет, что-то здесь не так. Все-таки лучше убрать их обратно в хвост. Ага, вот так значительно лучше. А то как-то они в общий образ не вписываются. И кто сказал, что конский хвост - это не сексуально?
        Теперь проверить одежду. На груди красуется веселая маечка из Вариного гардероба, под джинсами ждут своего часа кружевные трусики. Порядок. А что у нас с руками? Ногти! Боже мой, и с таким маникюром, вернее, с его полным отсутствием, она еще надеется соблазнить совершенно незнакомого мужчину!
        Наконец с ногтями тоже было покончено. Правда, об острых сексуальных коготках красного цвета оставалось только мечтать. А пока Васька удовлетворилась «детским маникюром» - ногти коротко подстрижены и покрыты бесцветным лаком. Не Бог весть что, но по крайней мере выглядят аккуратно и чисто. Уже достижение.
        Ну, все. Последний взгляд в зеркало, и можно отправляться. Неужели уже сегодня она станет женщиной?
        Но во дворе Василису поджидал неприятный сюрприз в виде Ивана. Собственно говоря, она буквально уткнулась в него, когда выходила из подъезда.
        - Привет! - обрадовался тот. - А я вот решил к тебе в гости зайти. Думаю, спрошу соседей, наверняка подскажут, в какой ты квартире обретаешься. А тут ты сама мне навстречу выбежала. По-моему, отличная примета. Ну, так как насчет небольшой прогулки по городу? Если хочешь, можем опять пойти в бар. Не стесняйся, бабки у меня имеются. Блин, но сегодня ты просто красавица! Я тебя увидел, едва не обалдел. Ваще круто смотришься.
        - Спасибо за комплимент, но я спешу.
        - Куда это? - прищурился Иван.
        - Позволь заметить, не твое дело. Я, кажется, не давала тебе никаких обещаний. И вообще, больше не приходи сюда.
        - Не понял?
        - А что тут понимать! - заявила Васька, мысленно простонав, с каким неандертальцем ее угораздило связаться. - Ты сам по себе, я сама по себе. Найди себе другую девушку для встреч. И дай мне пройти!
        - Постой, мы еще не договорили!
        Иван попытался остановить Ваську, та неловко отмахнулась… и из кармана ее джинсов выпала пачка презервативов. Иван поднял ее с асфальта, оглядел с видом знатока. Васька вырвала ее из рук Ивана и судорожно принялась заталкивать обратно в карман.
        - Вот, значит, как! Недотрогу из себя строишь, а сама по парням с крупными достоинствами специализируешься? Учтем, учтем. Кстати, могу сообщить, что мое хозяйство тебе в таком случае тоже понравится. Мой «мальчик» к маленьким никак не относится. Ну что, еще не надумала это проверить?
        - Нет! - рявкнула Василиса и, собрав остатки достоинства, пошла прочь.
        - Если что, я всегда к твоим услугам! - заорал ей вслед ухмыляющийся Иван.
        Так гадко Васька себя давно не чувствовала. И почему только эти чертовы презервативы так не вовремя выпали! Теперь этот тип подумает о ней невесть чего. Еще и половине города расскажет, что…
        А что он, собственно, может про нее рассказать? Да и кому? Ну, подумаешь, презервативы. Этим сейчас никого не удивишь. И кому какое дело, с кем она спит или не спит?
        Но настроение было безвозвратно испорчено. Когда Василиса позвонила в дверь Кощея и обнаружила, что никого нет дома, она даже вздохнула с облегчением. Сегодня бы у нее точно ничего не получилось. Как сказала бы Варя, «кураж прошел». А все этот мерзкий Иван, пропади он пропадом!

        Варя скучала. Иван ей так и не позвонил, а на все ее попытки дозвониться до него, мобильный отвечал механическим голосом: «Абонент временно заблокирован». Впрочем, отношения с Иваном подошли к той черте, когда их надо либо форсировать, либо прекращать, а ни на то, ни на другое Варвара пока не была готова.
        В соседней комнате отец тихонько переругивался с Алиской, причем сочетал это занятие с упражнениями на тренажере. Варя слышала, как мерно позвякивает какая-то железяка. Как же скучно! Книжки уже все читаны-перечитаны, а новых в местный магазин не завезли. Можно было бы порисовать в свое удовольствие, только вот на кисточки с красками и смотреть не хочется. Может быть, пойти поспать до обеда? Так ведь еще фиг заснешь под Алискин визгливый голосок. Да и ночью тогда придется бессонницей страдать. Куда ни кинь - везде клин.
        Варвара мысленно чертыхнулась и отправилась на улицу. Выйдя во двор, обнаружила свободную скамеечку, уселась и подставила солнцу лицо. Хоть позагорать чуть-чуть, пока осень не началась. И ушам передышку дать от домашней ругани.
        Тем временем скандал в ее квартире разгорался:
        - А я говорю, ты совершенно упустил свою дочь! Она за твоей спиной вовсю встречается с парнем, и я нисколько не удивлюсь, если в очень скором времени ты станешь дедушкой! Дедушка Вова! Как это тебе нравится?
        - Прекрати паясничать. Варя очень домашняя девочка. Не забывай, что я сам занимался ее воспитанием.
        - Оно и видно, что у девки твоя хватка! Кого хочет, того себе и снимает, тебя не спрашивает! - крикнула Алиса, а про себя подумала: «Издевается он, что ли? Тоже мне, нашел домашнюю девочку. Такая акула выросла - палец в рот не клади!»
        - Алиса, за свои слова надо отвечать.
        - Вот какой базар пошел?! Чисто по-братковски, конкретно, да? Так я отвечу! Я даже больше тебе скажу: пока ты тут от меня, как от надоедливой мухи отмахиваешься, твоя драгоценная доченька со своим мужиком в ближайшей подворотне лобзается.
        - В ближайшей подворотне, говоришь? - нехорошо усмехнулся Колобок, прекратил качать пресс и отправился к окну. - Интересно, дорогая, ты именно так представляешь себе романтические встречи?
        Алиса подошла и встала рядом, посмотрела во двор. Эта лицемерная мерзавка Варя сидела на лавочке, закрыв глаза, и, казалось, дремала. И как назло, рядом никого не было. Черт, выставила ее, Алиску, полной дурой перед своим папашей и рада!
        - Да это она специально! А вот только ты отвернешься, мигом на свидание отправится!
        - Вот что, Алиса. Мне надоели твои доносы на мою дочь. Уж не знаю, из ревности или по какой другой своей бабской причине ты взяла и взъелась на девочку. Но только предупреждаю: впредь я от тебя такого не потерплю. Либо потрудись предоставить веское подкрепление своим словам, либо заткнись и занимайся своими делами, а к ней не лезь.
        - И как ты себе, интересно, представляешь это самое «веское подкрепление»? Хочешь, чтобы я за твоей дочкой по пятам ходила и каждый ее шаг на фото снимала?
        - А что, неплохая идея. По крайней мере доказательства в виде фотографий я от тебя приму.
        - Отлично! Только позволь тебе напомнить: у меня нет фотоаппарата!
        - Так купи! Деньги я тебе выделю, без проблем. И прошу, больше не тревожь меня по пустякам.
        Алиса ничего не ответила, но бросила такой испепеляющий взгляд на своего босса, что будь тот хоть чуточку менее толстокожим, обязательно бы понял, как глубоко он оскорбил и унизил свою личную помощницу. Но увы, этот жиртрест никак не отреагировал на возмущенную мимику Алисы, а отправился заниматься самоистязанием обратно на тренажеры, дав таким образом понять, что разговор закончен.

        Утро этого дня было похоже на утро предыдущее, как брат-близнец. Василиса сидела перед зеркалом и делала себе макияж. В этот раз у нее все получилось даже несколько быстрее, чем вчера. Правда, настроение было уже не таким боевым, да и страху добавилось. Чего именно она боялась, Васька не знала. Может, того, что Борис откажет ей или, того пуще, высмеет. А может быть, наоборот, что ответит согласием. Она уже сама была не рада, что затеяла это, но и отказаться от своей мечты тоже была не в силах. Слишком многое было поставлено на карту, слишком многие в курсе того, что она затеяла. Если она дрогнет, отступит, то как будет смотреть в глаза тем же Марье с Варварой? Эх, лучше бы она молчала в тряпочку о своих чувствах к Кощею. Глядишь, все бы и сошло на тормозах. Или нет?
        В дверь настойчиво постучали. Не требовательно, а именно настойчиво. Васька подошла и посмотрела в глазок. Варя.
        - Привет! - затараторила подруга, как только вошла внутрь. - Слушай, Васик, мне больше идти некуда, кроме как к тебе. Помогай!
        - Да что случилось-то?
        - Вот уже второй день не могу связаться с Иваном. Причем у меня сложилось такое впечатление, что он специально телефон отключил, чтобы от меня отделаться. Я этого не переживу! Блин, как же гадко!
        - Да с чего ты это решила? У вас же вроде все нормально было, с чего ему, как ты говоришь, от тебя отделываться?
        - Нормально, да не совсем. Понимаешь, он то и дело намекает, что пора бы нам завалиться в постель. Уже местечко подыскивать начал, где нам любовью заняться. А я абсолютно уверена, что если это произойдет, свадьбы мне не видать, как своих ушей. Таких парней можно привязать к себе, только держа на коротком поводке. Но если он найдет себе более сговорчивую подругу, на мне можно будет ставить жирный крест. Зачем нужна недотрога, когда есть более доступная девчонка? И я очень боюсь, что именно сейчас он этим и занимается!
        - Ты имеешь в виду ищет, кого бы уложить в койку?
        - Ну да!
        - Слушай, я бы на твоем месте этого сексуально озабоченного товарища послала по известному адресу. У него есть девушка, а он себе другую ищет, чтобы переспать! Получается, ему и от тебя только постель нужна? А ты сама? Всего лишь бесплатное приложение к тому, что у тебя между ног? Ты хоть сама-то понимаешь, что говоришь?
        - А что здесь такого? Нормальная мужская психология, по-моему, - пожала плечами Варя.
        - Ничего себе, нормальная! Хочешь сказать, все мужики - кобели?
        - Фу, не так грубо. Во-первых, не все, разумеется. Просто мне именно с таким типажом «повезло». Во-вторых, я могу ошибаться. Может быть, он сейчас со всей семьей на Канары улетел.
        - Ага, а тебя забыл предупредить. Варь, не пори чушь! Я больше поверю в то, что у него по рассеянности зарядка в мобильнике кончилась. Или деньги на счете.
        - Было бы неплохо, если б так оно и было. - Варя вздохнула. - Но в отличие от тебя я реалистка. И уже неплохо изучила Ивана.
        - Только почему-то до сих пор не знаешь, ни где он живет, ни как у него фамилия - ничего!
        - Да, с этим промашка вышла. Он до сих пор шифруется, когда я пытаюсь хоть что-то узнать о нем и его семье.
        - Слушай, а может быть, ни фига он не сын богатых родителей, а какой-нибудь мелкий мафиози? Тогда все становится на свои места: какой бандюк сам себя сдавать будет? Сегодня ты знаешь, где и как его найти, а завтра об этом милиция узнает. Вот он и молчит, как пленный партизан.
        - Не, не его вариант, - подумав, заключила Варвара. - Для мафиози он слишком трусливый и не приспособленный к жизни. Даже приятель его, тот, что вечно за рулем, и то тверже на ногах стоит, чем Ванька. Я же говорю: все дело в женщине. И пока я тут сижу, он, вполне вероятно, уже уболтал какую-нибудь подругу скрасить его досуг!
        - Слушай, по-моему, тебя уже клинит. И вообще, все, хорош меня грузить своим Иваном, у меня уже руки чешутся ему уши надрать. Так что хватит разговоров, пошли лучше по городу пройдемся.
        - А я тебе не помешала? Ты же, кажется, к своему Кощею собиралась?
        - Кощей от меня никуда не денется. Если не сегодня, значит, завтра к нему отправлюсь, только и делов.
        - Васик, ты - прелесть!
        Расчувствовавшаяся Варвара чмокнула Ваську в щечку.
        К речке, подумав, решили не идти. Просто сделать круг по городу, и все. Варя, как могла, держала слово и больше не заикалась о своих подозрениях насчет Ивана, за что Василиса была ей крайне благодарна. За последние дни она приобрела стойкое отвращение к имени Иван, и искренне недоумевала, что хорошего можно найти в человеке с таким именем. Впрочем, это личное дело Варвары. Не было бабе заботы - купила баба порося. Хочет всю жизнь посвятить тому, чтобы от своего обожаемого мужа чужие юбки отгонять, - Бога ради. В каждой избушке свои погремушки.
        Сами не заметив как, девчонки дошли до мэрии.
        - Слушай, я чего-то не понимаю: а у вас что, власти даже по субботам работают?
        - Ну да. Говорят, новый мэр - законченный трудоголик и всерьез не знает, чем занять себя дома в законный выходной. Была б его воля - и в воскресенье работал.
        - То-то я гляжу, наши демонстранты опять свои лозунги в окна суют. А поскольку глупо пикетировать пустое здание, значит, кто-то внутри есть.
        - Надо же, действительно! И вправду опять чего-то требуют. Вот клоуны!
        - Пошли к ним!
        - Зачем?
        - Пошли, говорю тебе!
        Варвару заметили издалека. Троица перестала скандировать уже набившее оскомину
«свободу секс-меньшинствам» и ждала, пока девушка подойдет к ним поближе.
        - А вот и наша мисс гений пожаловала! - язвительно поприветствовала ее Аленушка.
        - Что, идея с кафе не прошла? - осведомилась Варя. - В чем загвоздка?
        - Отчего же? Не поверишь, помещение выделили буквально в три дня. Только что мы с этим сараем теперь делать будем, а?
        - Помещение в таком плохом состоянии? Требуется ремонт?
        - Да нет, ремонт не требуется. И сарай - новостройка, буквально месяц назад возводить закончили. Все коммуникации подведены, документы на руках.
        - Тогда не понимаю: почему вы все еще здесь, а не там?
        - Да ты хоть представляешь, где эта сараюха находится? За Выселками! Во-первых, пока доберешься, с ума сойдешь. Во-вторых, не удивлюсь, если туда из ближайшего леса волки приходить будут. Там же людей просто по факту нет! Не живут они там! А я в итоге из-за этого твоего дурацкого предложения оказалась в ловушке. Драгоценный папочка решил, что отделался от меня! Кинул эту сараюшку, как кость собаке, и успокоился. Только он просчитался: я не дам ему спокойно жить!
        - Так, папу пока отставить! - скомандовала Варя. - Разбираем проблему по пунктам. Была я на ваших Выселках. Ничего особенного, район как район. То, что помещение стоит в стороне от жилых домов, - это плюс, причем огромный. Или вы что, думали, что будете в своем сарае, как мыши шхериться? А музыка? А дискотеки по вечерам? Вот если бы кафе было во дворе какого-нибудь разнесчастного дома, тогда бы вам точно не жить: жители мигом бы жалобы накатали на грохот и обилие пьяных в их любимой детской песочнице. А тут жаловаться некому будет. Или я не права?
        Еруслан и ТНЗЧ переглянулись и нерешительно кивнули. Аленушка пока демонстративно дулась, но Варю перебивать не торопилась. После недолгой паузы Варвара продолжила:
        - Теперь что касается самого кафе. Предлагаю для быстрой окупаемости проекта днем в том же самом помещении устроить салон красоты. Провести небольшое маркетинговое исследование, выяснить, какие именно услуги не представлены в местных парикмахерских. Я лично ратую за солярий, наращивание ногтей и клубный маникюр, а также вечерние прически и макияж. То есть днем местный тусовочный народ зажигает в салоне и готовится к вечерней программе. Попутно просаживает деньги в баре, это само собой. А вечером там же зажигает на дискотеке. Сразу говорю, что повышенные сборы будут в дни клубных карнавалов. Но злоупотреблять ими не стоит, чтобы не набить оскомину. И вообще, лучше форсировать это дело, чтобы уже к сентябрю, к сезону, новый клуб открыл двери желающим.
        - Слушай, на словах у тебя это все красиво получается. Только есть одна маленькая проблемка, - ехидно заметила Аленушка.
        - И какая же?
        - Помещение-то помещением, только вот с деньгами у нас не густо. А чтобы открыть кафе, надо довести до ума интерьер, закупиться продуктами и спиртным. Да и зарплату персоналу платить надо! И налоги! Да куча всяких расходов! Или ты думаешь, что я буду за Христа ради в собственном клубе отоваривать клиентов, стоя за барной стойкой?
        - Вообще-то за стойкой и я могу постоять, - заметил робкий ТНЗЧ. - Всегда мечтал жонглировать бутылками.
        - Отлично! - всплеснула руками Аленушка. - Тебя, значит, в бармены, Еруслана сделаем стилистом и по совместительству дворником и охранником! Только нас это все равно не спасет. Для тупых повторяю еще раз: у нас нет денег! Вообще нет!
        - Ну, думаю, все не так печально, как кажется, - заметила Варвара.
        - У нашей девочки карманы трещат от обилия баксов? Или она рвется выступить в роли спонсора?
        - У вашей девочки есть возможность поговорить с одним достойным бизнесменом и предложить ему вложиться в это мероприятие. Правда, говорю сразу: просто так он ничего не даст, наверняка захочет войти в долю.
        - Да пусть входит сколько ему заблагорассудится. Может хоть всю сараюху себе забрать, лишь бы бабки дал.
        - Ну, отдавать незнакомому бизнесмену все акции - неразумно. Я бы все-таки оставила за собой контрольный пакет. Или хотя бы его половину. Видите ли, кто платит бабки, тот и заказывает музыку, то есть выбирает стиль работы клуба. А вам такой вариант вряд ли подойдет. Тем более что бизнесмен предельно традиционной сексуальной ориентации и с предубеждением относится ко всяким… отклонениям от правил. Прошу прощения.
        - Разумно, - признала Аленушка. - Насчет того, чтобы все этому твоему спонсору отдать, я погорячилась. Еще не хватало, чтобы какой-то чужой дядя диктовал мне, как вести себя в своем же клубе.
        - Ладно, тогда давайте сделаем так: ко вторнику я уже точно буду знать, дают нам деньги или нет. Предлагаю встретиться здесь, скажем, в полдень. А там уже по обстоятельствам.
        - Идет! - сказала чуть повеселевшая Аленушка. - Гляжу, подруга, с тобой можно иметь дело.
        - Пока еще рано радоваться. Но обещаю сделать все возможное. Кстати, а можно один вопрос?
        - Валяй!
        - А откуда вообще взялось это помещение? Ведь для чего-то же его строили?
        - Да это папочка думал там продуктовый магазин открыть. А потом замотался со своими общественными делами, и руки до него так и не дошли. А тут мы со своими требованиями. Ну, он не долго думая сразу же предложил его забрать и делать там все, что заблагорассудится.
        - Тогда еще один вопрос: а на кого все официально оформлено? Мне надо это знать, чтобы предметно разговаривать со спонсором.
        - На папашу, на кого же еще! У меня просто генеральная доверенность.
        - Ну, это даже неплохо. Лишний актив в пользу выделения средств. Думаю, моего бизнесмена порадует идея стать совладельцем клуба совместно с мэром города. Он просто обожает подобные сделки.
        - Значит, решено. До вторника, - подытожила Аленушка.
        - А можно спросить? - подала голос Васька, которой вспомнился Соловей, страдающий от проделок бездарного танцора Фили.
        - А тебе чего?
        - У меня есть один хороший знакомый. Он диджей и давно мечтает сделать собственное танцевальное шоу. Да и поет в очень оригинальной манере.
        - Хочешь предложить его кандидатуру для работы в нашем клубе? Почему бы и нет? Я дам тебе знать, когда устрою кастинг.
        - Спасибо, - сказала Васька и неизвестно отчего смутилась. - Он правда очень хороший парень. Обязательно вам понравится.
        - Понравится - понравится, - пропел Еруслан, - даже не сомневайся.
        На крохотном пятачке перед мэрией раздался дружный смех.

        Тем временем Алиса в одном из специализированных столичных магазинов разглядывала витрину с цифровыми фотоаппаратами. В подобной технике она совершенно не разбиралась, впрочем, как и в любой другой, но слышала от знающих людей, что цифра - это круто, а пленка - вчерашний день. А для Алисы не было страшнее оскорбления, чем намек, что она в чем-то отстала от прогресса. Поэтому она решила однозначно: цифра, и только цифра.
        Впрочем, здесь, около витрины, она чувствовала себя несколько неуютно. Фотоаппаратов было так много, и они были такими разными, что поневоле глаза разбегались. А пояснения к ним были написаны на таком тарабарском языке, что впору было вызывать переводчика. Какие-то мегапиксели, карты памяти, протоколы обмена, форматы от А5 до А3… Алиса знала, что обычный печатный лист - это А4. А вот с остальными «Ашками» дело обстояло куда хуже. Вот, например, А3 - это больше, чем А4, или меньше? И какой все-таки нужно брать?
        А все из-за свихнувшегося босса, ни дна ему, ни покрышки! Совсем обалдел мужик на старости лет. Очевидных вещей замечать не хочет. Да и чего стоит его новомодное увлечение здоровым образом жизни? Жил же себе до этого преспокойно, жрал все подряд и в ус не дул. А тут какая-то оса его в задницу укусила, не иначе! В холодильнике теперь шаром покати, даже колбасы не найдешь. Дочке-то его чего: ее любовь кормит и греет. А она, Алиса, святым духом питаться не намерена. Кстати, к сексу это тоже относится. А то господин Колобок в последнее время манкирует своими почетными обязанностями… Впрочем, оно и к лучшему…
        Глаза Алисы подернулись мечтательной дымкой. А этот местный Казанова очень даже ничего оказался. Жилистый, правда, но такой выносливый… У парня внутри явно не сердце, а «пламенный мотор». А уж какой затейник! Алиса считала себя профи в данном вопросе, но он-таки сумел ее удивить и продемонстрировать пару способов любви, о которых она до сей поры и ведать не ведала. Весьма приятное открытие, весьма. С финансами, правда, у него, судя по всему, не густо. Впрочем, для этого у нее есть Колобок. И вообще, пусть каждый занимается тем, в чем он дока. Колобок зарабатывает бабло. А этот парень ее трахает. И все довольны.
        По лицу Алисы разлилась улыбка, как у кошки, налакавшейся хозяйских сливок. Подошедший к ней молоденький продавец-консультант слегка смутился, кашлянул и осведомился:
        - Я могу чем-нибудь вам помочь?
        - Можешь, милый. Мне нужен фотик, чтобы снимать людей издали. И чтобы никаких там супер-пупер настроек: нажал на кнопку - и все готово. На цену внимания не обращай, мне нужен самый лучший. Да, совсем запамятовала: заодно подбери шнягу, на которой можно распечатывать снимки. Не люблю, видишь ли, таскаться по всем этим фотолабораториям.
        Пока чрезвычайно предупредительный продавец описывал ей достоинства «полностью подходящей под нужды мадемуазель» модели фотоаппарата, Алиса рассеянно кивала и думала о том, что при удачном стечении обстоятельств с такой техникой она запросто может выбиться в крутые папарацци. Не век же ей возле Колобка сидеть. Только представить себе: все столичные газеты буквально вырывают из рук друг друга ее снимки, ее имя широко известно в узких кругах… Ах, Колобок: тебе еще не раз аукнется твое недоверие! «Без вещественных доказательств не надоедай»! Зато теперь эта заносчивая Варька трижды подумает, прежде чем ее, Алису, под плинтус ровнять! Да она у нее горючими слезами умоется!
        Насладившись планами грядущей мести, Алиса приказным тоном потребовала, чтобы покупка была оформлена как можно быстрее. Ошарашенный паренек-продавец заткнулся, потом подхватил заказ и засеменил в сторону касс. Алиса с истинно королевским величием проследовала за ним…

        Варвару чрезвычайно удивило то, что непонятно с какого перепуга Алиса вдруг в разговоре с ней стала такой милой и предупредительной. Но поскольку она крутилась под ногами и не давала нормально поговорить с отцом, Варя почувствовала, как в ее душе поднимается знакомая волна раздражения по отношению к этой особе. В итоге разговор относительно кафе пришлось начинать в ее присутствии, так как барышня ни на какие намеки не реагировала и оставить их с отцом наедине не спешила. Впрочем, отец только что позавтракал, так что Варя про себя очень сильно надеялась, что в данный момент он находится в благоприятном расположении духа, ведь от этого зависел весь успех ее авантюрной задумки.
        - Папа, а что ты думаешь относительно индустрии развлечений? - спросила она как бы невзначай.
        - Что именно тебя интересует?
        - Ночные клубы. Насколько быстро они оправдывают вложения в себя?
        - Если изначально не замахиваться на что-то предельно экстравагантное, а впоследствии не тупить и не кутить, то очень быстро. Запомни, дочка: со жратвой и с кабаками прогореть очень трудно. Разве что ты полный профан в этом бизнесе. Или братве дорогу перешел.
        - То есть ты считаешь этот бизнес перспективным? - уточнила Варя.
        - Безусловно, - подтвердил Колобок. - А с чего тебя вдруг стали волновать такие вопросы?
        Этот ответ Варя репетировала весь вчерашний вечер, поэтому выдала, как по писаному:
        - До меня дошла информация, что местный мэр ищет себе партнера для создания развлекательного комплекса. Днем - салон красоты и дизайн-студия, ну и бар, разумеется, вечером и ночью - танцы и шоу-программы.
        - Хм, любопытно. А твой источник информации не сообщил тебе, почему мэру вдруг понадобился какой-то там партнер?
        - Финансы, папа, финансы, - вздохнула Варвара.
        - Странно. Судя по тому, что я знаю об этом человеке, бедствующим его не назовешь. Сеть мини-маркетов, доля в акциях мясоперерабатывающего предприятия. И это еще далеко не все. Так зачем ему партнер?
        - Видимо, чтобы разделить финансовые риски, - пожала плечами Варвара. - Если он никогда раньше не имел дела с ночными клубами, вполне вероятно, что опасается того, что его вложения могут пойти прахом.
        - Резонно. Но тогда меня интересует, что он предлагает со своей стороны?
        - Помещение-новостройку, район подходящий. Но требуется работа дизайнера по интерьерам, первичка на оплату труда персонала и закупку еды и напитков. Ну, наверняка еще чего-то по мелочам. Я не вдавалась в подробности, сам понимаешь.
        - Что ж, я не спрашиваю тебя, откуда у тебя такая информация. Я даже не буду пытаться угадать, в чем состоит твой интерес во всем этом деле. Но ответь только на один вопрос: зачем мне сдался этот геморрой?
        Варваре стоило больших усилий сохранять спокойный и непринужденный вид.
        - Потому что у тебя еще ни разу не было собственного ночного клуба. И потому, что став партнером местного мэра, ты получишь возможность доступа к другим городским проектам. Я же знаю, что прежде всего ты ценишь связи, а деньги для тебя вторичны. Но если я не права, то забудь об этом. Мне действительно все равно, возьмешься ты за этот проект или нет.
        - Почему же - забудь? Ты меня заинтриговала. И раз уж мы с тобой об этом заговорили, то не расскажешь ли ты мне остальные известные тебе подробности этого дела?
        Варвара мысленно перекрестилась: сработало! Отец клюнул! Теперь лишь бы не спугнуть, не сбросить с крючка неверным признанием. Но утаивать очевидное тоже не есть гуд.
        - Да ничего особенного я больше и не знаю. Разве что фактическое управление клубом он оставляет за своей дочерью, - осторожно сообщила она.
        - Ну, это нормальная практика, - отмахнулся отец. - Надо же когда-то выпускать юнцов в самостоятельное плавание. Кстати, как тебе мэровская дочка - не деревянная на всю голову? Дело с ней иметь можно?
        - Да вроде да, - с напускным равнодушием отозвалась Варя. - Правда, опыта маловато, но думаю, ты ее многому научишь, если захочешь.
        Колобок с веселым изумлением посмотрел на дочь. Вот тебе и лялька выросла! Как заговорила! Сразу его стать видна! Может, зря он ее в колледж искусств определил? Может, надо было в экономический отдавать? Впрочем, нет, не дело девке карьерой заниматься, в офисе горбатиться. Для этого он, Колобок, ей хорошего мужа отыщет, когда пора придет. А Варвара пусть свои акварели малюет да мужа с детьми балует. Больше от нее ничего и не требуется.
        Алиса очень внимательно слушала этот странный разговор и совершенно не врубалась в тему. Какой еще ночной клуб? При чем здесь мэр? И вообще, каким боком Варька имеет ко всему этому отношение? И ведь так бойко треплются, словно на заправских деловых переговорах находятся, а на нее, Алису, внимания не больше, чем на мебель обращают. Сволочи! Или… Колобок пронюхал про ее похождения? Не может быть!
        Алиса похолодела. Нет, только не это! Пусть он сам в постели не фонтан, но собственник тот еще. Если узнает, что у нее кто-то на стороне завелся для поправки здоровья, мигом выгонит. Варвара в свое время ей с огромным удовольствием и во всех подробностях расписала судьбу предыдущих секретарш. Все палились именно на любовниках. Нет, в отличие от этих дурех она будет очень-очень аккуратной! Да никто ни о чем и не подозревает, зря она так себя накручивает.
        В итоге, задумавшись о своем, Алиса пропустила конец разговора и так и не узнала, до чего договорились отец с дочкой. Колобок сразу после этого засобирался (интересно, куда это? Обычно по воскресеньям он дома сидит, если только никаких развлекательных мероприятий не назначено, а он Алису ни о чем таком в известность не ставил). Вскоре после его ухода навострила лыжи и Варя. Ну, с этой все понятно: наверняка к своему парню побежала. Вон как расфуфырилась, кукла.
        Алиса усмехнулась и, прихватив новый фотик, отправилась вслед за Варей. Чувство собственного превосходства пьянило не хуже шампанского. Сегодня она, Алиса, выступает в роли охотника. И она поймает глупую куропатку, возомнившую себя орлицей.
        Крадучись, Алиса приоткрыла дверь подъезда, быстро огляделась. Ага, вон они, голубки, стоят, воркуют. То и дело поцелуями обмениваются. Отлично. Вот прямо отсюда и сфоткаем красавцев. Можно даже крупным планом, чтоб боссу на близорукость не жаловаться.
        Алиса навела на парочку видоискатель и нажала кнопку. Странно, заело, что ли? Алиса вновь надавила на треклятую кнопку. Без толку. Даже не зажужжало ничего. Продавцы - мерзавцы! Да она их всех по судам затаскает! Всучили ей бракованную технику и рады! А вчера полчаса голову морочили, делали вид, что проверяют, как все работает! А потом наверняка взяли и подменили! И на хрена ей сдалась эта годовая гарантия, когда все, что требуется, - это всего-навсего фотик в рабочем состоянии!
        Бешенство Алисы возросло просто в геометрической прогрессии, когда она увидела, что парочка уходит. Она выскочила из подъезда, судорожно давя на кнопку и горя желанием грохнуть злосчастный фотоаппарат о ближайший бордюрный камень. Такой отличный момент упущен! Гады, сволочи, подонки!
        Рядом с Алисой притормозил на роликах какой-то шкет лет десяти с ярко-желтыми наколенниками и налокотниками поверх худых рук и ног, и уставился на нее так, будто увидел какую-то диковинку.
        - Чего тебе, пацан? - рявкнула Алиса.
        - Да ничего, - пожал тот плечами. - Просто странно: как это вы с закрытым объективом снимаете?
        После чего развернулся и помчался дальше на своих роликах.
        Алиса почувствовала себя оплеванной. Сняв крышку объектива, она для пробы навела фотик на ближайшее дерево и щелкнула кнопкой. Все сработало. Правда, просмотреть снимок не удалось, потому что она напрочь забыла, как вызывать из памяти фотоаппарата альбом с готовыми снимками.
        Варвары и парня, конечно же, уже и след простыл. Алиса в принципе могла попробовать догнать их, но ее охотничий азарт сошел на нет. Поэтому она развернулась и отправилась обратно домой осваивать новую технику. Руководство пользователя, конечно, написано в расчете на яйцеголовых, но она не настолько тупа, чтобы не понять, о чем идет речь. Сегодня случился полный облом. Но это был последний раз, когда Варьке повезло.

        Варвара была и рада свиданию, и не рада одновременно. Со стороны могло показаться, что они с Иваном не виделись минимум месяц, так горячо он обнял и поцеловал ее при встрече. Соскучился, это факт. Но был он весь нервный, дерганый, и Варя даже испугалась, что он, наверное, наглотался или нанюхался какой-то дряни, настолько неадекватным было его поведение. Улучив возможность, она заглянула в его глаза. Да нет, вроде все нормально. Зрачки не широкие и не чрезмерно узкие, да и блеска особого не наблюдается. Что же с ним происходит? Чего его так колбасит?
        - Слушай, а ты в нашем лесу была?
        - Нет еще.
        - Зря. Грибов в этом году немерено. Народ целыми корзинами тащит. Пошли, сама посмотришь! Настоящий подмосковный лес! «Там чудеса, там леший бродит…»
        - Вань, ты чего? На каблуках и в лес? Я же там ноги сломаю!
        - Да ничего с тобой не случится! Пошли!
        - Вань, из меня никудышный грибник. Я опят от сыроежек не отличу. Да я и не фанатка леса. И вообще, давай лучше просто пройдемся по городу. Не все ли равно, где гулять?
        - Да задолбал меня этот город! Не хочешь лес, давай я тебе отцовский гараж покажу!
        - Вань, ну ты смешной! Что интересного я могу увидеть в гараже? Сам подумай. Ржавые железяки в больших количествах?
        - Слушай, ты действительно такая дура, что не врубаешься? Или притворяешься?
        - Ты это о чем? - подобралась Варвара. - Потрудись объясниться и попросить прощения!
        - Тьфу, угораздило же меня связаться с такой идиоткой! - сплюнул Иван себе под ноги. - Я тут голову сломал, придумывая, куда бы отправиться, чтобы нам с тобой никто не помешал, а ты безмозглую курицу из себя строишь! Не догадывается она, видишь ли! Горбатого-то не лепи! Хочешь динамо крутить - найди себе кого другого. Либо изволь платить!
        У Варвары перед глазами все потемнело от гнева. Взяв себя в руки, она улыбнулась Ивану самой ослепительной улыбкой, на которую была сейчас способна. Правда, внимательному наблюдателю она бы скорее напомнила хищный оскал:
        - Платить? Хорошо, без проблем. Сколько?
        - Что - сколько? - спросил опешивший Иван.
        - Сколько я тебе задолжала. И кстати, за что именно. Огласи, так сказать, весь перечень заказанных и поданных блюд. Проводы до дома - столько-то раз по такой-то таксе. Следующая колонка - встречи после тренировок…
        - Ты чего несешь?
        - По-моему, ты первый начал. И кстати, ты так и не сказал: за что именно я тебе должна. Ну же, я жду!
        - Ненормальная! Это ты во всем виновата! Вот из-за таких, как ты зараз, парни в тюрягу и попадают!
        - Да в чем я виновата?! В чем?!
        - Да ладно из себя целку-то строить! Сначала доведут до точки кипения, а потом давай глазками хлопать: ой, а я тут ни при чем! У меня #уй стоит, как солдат на плацу, я уже на стенку лезу без бабы, а тебе только бары, да прогулки подавай. Эгоистка!
        Варвара расхохоталась.
        - Это я-то эгоистка? Дорогой мой человек, если у тебя сперматоксикоз, то это твои сугубо личные проблемы. И честно говоря, не понимаю, как ты дожил до таких лет и не научился самостоятельно сбрасывать давление. Или папа тебя на этот счет не просвещал? Бедняжечка! Так жалко тебя, так жалко!
        Иван замахнулся, чтобы отвесить Варваре пощечину, но она вовремя сделала шаг назад. В ее голосе зазвучал металл:
        - А вот этого не стоит. Я, конечно, могу явиться домой с разбитым лицом, но после этого тебе не жить. Это не угроза, так, предупреждение по былой дружбе. Думаю, нашу встречу на этом можно считать законченной. Прощай.
        - Ну и вали! Скатертью дорожка! - крикнул Иван в спину удаляющейся девушки, а потом со злости пнул неведомо откуда взявшуюся жестянку из-под пива. Жестянка взлетела и упала на газон, распугав стайку воробьев, потрошащих кусок булки.
        Варвара шла и ничего не чувствовала: ни печали, ни гнева - ровным счетом ничего. Словно в анабиозе. Наверное, в таких случаях полагается плакать. Только слез почему-то нет. Лишь свербит где-то глубоко внутри жалость, что их красивый роман закончился так бездарно. Она проиграла. Ее расчет оказался неверным. У принца оказались замашки уличной шантрапы. Да и любовью здесь вовсе не пахло. Одна похоть, и ничего больше. И самое обидное: она ведь знала это! Прекрасно знала! Да и Василиса ей о том же самом твердила с самого начала!

«Что полагается делать девушке, только что расставшейся со своим парнем? - внезапно подумала Варвара. - Ведь должны же быть какие-то общие правила, например: пойти к подружке, обсудить вероломство бывшего бой-френда, оросить слезами подушку - ну, хоть что-то! Со мною явно не все в порядке. Нельзя же быть такой каменной. Только что пошли прахом все надежды, все мечты о свадьбе, а я по-прежнему дышу, хожу, и мир вокруг нисколько не изменился. Только словно пасмурно стало. И зябко. Очень зябко…»

        Василиса остановилась напротив двери Бориса. Ну все, решающий третий раз! Позавчера не вышло, вчера тоже облом, значит, по всем законам жанра сегодня все получится.
        Она в последний раз глубоко вздохнула и словно в омут с головой бросилась - нажала кнопку звонка.
        Никто ей не открыл. Васька не поверила сама себе и еще раз позвонила. Без толку. Беспокойный хозяин этой квартиры явно был где-то еще, но не у себя дома.
        М-да, что такое не везет и как с этим бороться. А ведь Тина ее предупреждала, что Бориса просто так застать сложно. Вот и пожалуйста: прямое подтверждение ее слов. Черт, как все глупо получается! Три дня подряд этот дурацкий макияж наводить, потом изображать из себя незваную гостью. Бр-р, аж самой противно.
        Васька быстро, словно за нею кто-то гнался, выскочила из подъезда, молясь всем Богам, чтобы никто из знакомых ее здесь не заметил. Настроение было испорчено дальше некуда. Все, хватит из себя дуру строить. Больше ноги ее здесь не будет. В конце концов, она честно трижды пыталась исполнить задуманное. Раз не вышло, значит, так и надо. Значит, не судьба. Маечку она завтра отдаст обратно Варе, сережки - Марье, и забудет про Кощея.
        От дома Бориса до ее собственного дома было, наверное, не меньше километра, но Василиса преодолела это расстояние за какое-то рекордное время, буквально через пять минут очутившись в родном дворе. Ей решительно никого не хотелось видеть, и про себя она решила, что отключит телефон и не станет никому открывать дверь, даже Маше с Варей. Поэтому для нее стало весьма неприятным сюрпризом, когда какой-то парень окликнул ее по имени:
        - Василиса! Василиса, можно с вами поговорить?
        Васька притормозила и принялась разглядывать неожиданного собеседника. Лицо вроде чуточку знакомое, но где она могла его видеть? Наверное, в одной школе учились. В таком маленьком городке, как Лукоморье, все друг друга где-то когда-то видели и откуда-то знают.
        - А что такое? Мы знакомы?
        - Нет, - сказал Сергей. - То есть я вас знаю, а вы меня нет.
        - Тогда для начала как тебя зовут? И просвети, откуда ты меня знаешь? - прищурилась Васька.
        - Меня зовут Сергей. А откуда я вас знаю… Видите ли, с вами встречался мой приятель Иван…
        При имени Иван Васька едва не сделала боевую стойку. Только этого ей для полного счастья не хватало!
        - Твой приятель послал тебя ко мне, чтобы договориться о новом свидании? Тогда передай ему, что я больше не желаю видеть его рядом. Ни его самого, ни его приспешников, - Васька многозначительно посмотрела на собеседника. Тот явно растерялся:
        - Василиса, вы меня неправильно поняли. Я здесь не из-за Ивана. То есть он даже и не знает, что я отправился к вам. Дело в том…
        - Решили пустить меня по рукам, как переходящее знамя? - В эту фразу Васька вложила столько сарказма и злости, что Сергей от неожиданности закашлялся. - Тогда заруби на носу, парень: я сама выбираю, с кем встречаться, а кого посылать по известному адресу. И ни ты, ни твой приятель в число моих потенциальных друзей явно не входите. Так что прощай! И не смей меня больше тревожить! Никогда!
        Васька развернулась и опрометью забежала в подъезд, напоследок успев смерить Сергея таким взглядом, что ему окончательно стало не по себе.
        Вот это девчонка! Слава Богу, что она порвала с Ванькой. Умница, быстро его раскусила. Только как теперь к ней подойти и объясниться? Эх, знал бы, что так обернется, не стал бы говорить, что он друг Ивана. Только все испортил.
        Сергей еще раз бросил взгляд на окна, за одним из которых жила девушка с удивительным именем Василиса, и отправился восвояси. На душе было грустно, но грусть была какая-то светлая, даже приятная, так что самому было странно: ведь не может быть человек одновременно рад и огорчен?…

        На очередном занятии по шейпингу девчонки были унылыми и притихшими, словно потушенные лампочки. Они уже успели обменяться «новостями с фронта» и теперь обе переживали: за себя и за подругу. Облом с Кощеем и разрыв с Иваном - такие плюхи от судьбы, да еще и одновременно… На этом фоне все остальные события выглядели какими-то мелкими и незначительными, не стоящими обсуждения.
        Вопреки обыкновению Тина, всегда очень внимательно относящаяся к моральному духу своих учениц, в этот раз не заметила, что у девчонок не все в порядке. Она все занятие витала в облаках, пару раз даже ошиблась с очередностью упражнений, что для нее было уж вовсе не типично. При этом еще и рассеянно улыбалась сама себе, а уж рассеянностью Тина точно никогда не отличалась.
        - Чего это она? - улучив момент, спросила Васька подругу.
        - Судя по всему, папочка таки добился своего. Ну, или почти добился, не суть важно. Он вчера вечером домой такой довольный завалился - спасу нет. А потом полночи тренажерами гремел, не знал, куда себя от счастья деть.
        - Ну, хоть у этих все в порядке, и то хорошо, - сказала Васька, но без особой радости в голосе.
        Когда занятия подошли к концу, Тина ни к кому конкретно не обращаясь, сказала:
        - А все-таки, девчонки, кто бы мог подумать, что любовь - это такая великая штука…
        Васька и Варвара обменялись кислыми улыбками. Принимая в расчет то, что случилось в минувшие выходные, слова Тины были, что называется, не в кассу…

        Алиса заботливо упаковала фотоаппарат в сумочку. Жаль, вчерашний день в плане охоты оказался пустой. Кроме как на своем дурацком шейпинге, дочка босса нигде не была. На всякий случай Алиса щелкнула ее в компании угловатой девицы, с которой Варя шла домой, но на этом ее добыча и ограничилась. Зато сегодня улов обещает быть богатым. Как только Колобок слинял, его драгоценная Варвара сразу же отправилась в ванную комнату наводить марафет. Значит, точно на свидание намылилась, куда же еще? Ничего, ей, Алисе, не в тягость: хоть целый день по пятам за Варькой ходить будет, а докажет боссу, кто прав.

        Встретившись в условленном месте с Василисой, девчонки отправились к мэрии. В принципе Ваське там по большому счету делать было нечего, но не бросать же подругу на произвол судьбы. Да и Варваре так было легче. Все-таки великая вещь - чувствовать в чужой компании плечо друга. Главное, чтоб не в области печени…
        На пятачке перед мэрией вопреки обыкновению стояла одна Аленушка и без плаката. Завидев девчонок, она приветливо помахала им рукой:
        - Здорово! Слушай, подруга, а этот твой бизнесмен - такой клевый дядька оказался! Он вчера сначала к моему папашке прямо сюда наведался, а потом, когда батя его к нам домой отвез, уже со мной переговоры вел. Все по-взрослому: сколько бабла надо, на что конкретно. Даже пару ценных советов подбросил. Я в восхищении, ей Богу! Спасибо тебе огромное! Честно говоря, думала, что ты просто треплешься. А тут вдруг все на самом деле происходит, даже не верится.
        - Ну, я рада, что ты нашла с Колобком общий язык, - сказала Варвара. - Только вот одного не пойму: а где все остальные?
        - Да в кафе, то есть в клубе зажигают! Твой Колобок решил форсировать события и прямо с утра направил к нам тетку-дизайнера. Мы с Ерусланом и нашим любимым междометием все ей рассказали, показали, где и что должно находиться. Тетка все наши пожелания аккуратно в свою тетрадочку записала и зарисовала, а потом лично с сантиметром все закоулки облазила и свалила. Говорит, ждите, сегодня же со склада все необходимые материалы подвезут.
        - А кто отделкой заниматься будет?
        - Тетка говорит, у нее своя бригада, с которой она всегда работает. Если не врет, в два дня все сделают. Останется только аппаратуру закупить и с коллективом определиться. Да, салон красоты решили запустить чуть попозже, уж извини. Сначала ночной клуб с кабаком раскрутим, а потом уже все остальное.
        - Да ничего, я понимаю.
        - Если все будет развиваться с такой скоростью, как сейчас, думаю, мы уже в воскресенье первую вечеринку забабахаем. Ну, типа междусобойчик для своих. Отметим, так сказать, удачное деловое партнерство. Кстати, а чего мы тут стоим? Пошли туда, заодно своими глазами все увидите!
        За разговорами до Выселок и будущего ночного клуба добрались довольно быстро, даже и не заметили как. Аленушка вовсю расписывала грандиозные планы на будущее, Варвара то поддакивала, то мягко корректировала ее, а Васька просто молчала. Эх, зря она поддалась вчера на Варины уговоры. Сидела бы сейчас дома, играла в компьютер. Она же здесь чужая, разве не видно? Ну, откроется в ее родном Лукоморье новый центр развлечений, и что? Когда она учиться начнет, ей точно не до дискотек будет. Успеть бы отоспаться да курсовые подготовить. Это Варе богемная жизнь вполне подходит. Самое милое дело для не бедствующей художницы. А она? Она-то здесь что забыла?
        - А вот и мы! - радостно объявила Аленушка, распахнув дверь, и осеклась.
        В помещении висела какая-то напряженная, пахнущая тревогой тишина. Еруслан и ТНЗЧ, стоявшие у стены, выглядели испуганными и растерянными.
        - Ага, это я так понимаю, хозяева пожаловали! - раздался откуда-то из-за спины густой ехидный бас.
        - Хозяева, - подтвердила Аленушка, повернувшись лицом к плюгавенькому мужичку, обладателю удивительно рыжей бороды. Мужичок был одет в серую форму и всем своим видом демонстрировал полное презрение ко всем присутствующим. Надо сказать, это ему вполне удавалось, несмотря на то что рост мужичка едва перевалил за метр шестьдесят.
        - Это еще кто? - шепотом осведомилась Варвара у подруги.
        - Очередная местная знаменитость. Господин Аркадий Булочников, он же Горыныч. Пожарный инспектор. Я в параллельном классе с его дочкой училась. Дочка ничего, а папаша - редкостное дерьмо. Пардон за мой плохой французский.
        - Гляжу, слова «противопожарная безопасность» для вас пустой звук, - продолжил меж тем обладатель рыжей бороды. - Огнетушители не завезены, план аварийной эвакуации не проработан, пожарный щит не установлен…
        - Какой пожарный щит? - опешила Аленушка.
        - Самый обыкновенный, - мечтательно протянул Горыныч, подергав себя за рыжие завитки. - Ведро, багор, лопата.
        - Какой багор, какая лопата? Вы чего такое несете? Если я в зале лопату на видном месте повешу, у меня ж посетители спьяну друг друга этой лопатой поубивают!
        - Очень плохо, - сокрушенно покачал головой Горыныч. - Придется мне как должностному лицу прикрыть вашу лавочку, пока не поздно. А сейчас извольте заплатить штраф!
        - Чего вы несете? Как прикрыть? Какой, к черту, штраф? Да вы хоть знаете, кто мой отец?! Егор Данилович Царев, мэр города!
        - Мэры приходят и уходят, а пожарные инспекторы остаются, - невозмутимо сообщил рыжебородый. - Так что раскошеливайтесь, гражданка, иначе опломбирую двери, и можете распрощаться со своими мечтами…
        - В вашей должностной инструкции указано, что инспектор имеет право злоупотреблять властью, угрожать, требовать взяток и хамить предпринимателям? - вкрадчиво поинтересовалась Варвара у Горыныча.
        - Отвали, малявка, - отмахнулся тот, продолжая буравить взглядом совсем сникшую Аленушку.
        - Нет уж, дядя, развернись и выслушай меня! - рявкнула Варвара, да так, что от неожиданности Горыныч едва не подскочил на месте. - Начать с того, что на разрешении на строительство данного помещения стоит либо твоя подпись, либо твоего непосредственного начальства. Помещение, как можно заметить, все еще находится в стадии строительства. А это значит, что очередная проверка со стороны твоего ведомства может иметь место только, когда наш клуб будет готов открыть свои двери. Сразу оговорюсь, что произойдет это не ранее чем через месяц. Вот тогда и приходи, если хочешь. А пока проваливай, дядя. Иначе нарвешься на обвинение в коррупции, и мы дружно расскажем в прокуратуре, как ты под видом штрафа вымогал взятки с беспомощной женщины. Расскажем, ребята?
        - Само собой! - первым тоненько крикнул Еруслан. - И не просто вымогал, а еще и оскорблял! Представляете, он меня защеканцем назвал! А я, между прочим, совсем не из таких!
        - А мне физически угрожал, - подал голос ТНЗЧ. - Говорил, к ногтю прижму.
        - Ну, так что? - ласково спросила Варвара у незваного гостя. - Разойдемся по-хорошему или по-плохому?
        Горыныч мрачно оглядел собравшихся и сплюнул себе под ноги прямо на кафельный пол, после чего выдал резюме:
        - Вот уроды! - И вышел на улицу.
        - Да, а полы-то менять придется, - озабоченно заметила Варвара. - Иначе на этом кафеле мы столько переломанных ног заработаем, я и описать не могу!
        Секунд на пять в зале повисла тишина. Первой не выдержала и расхохоталась Василиса, которую добило деловое замечание подруги насчет пола, а потом и все остальные взорвались ликующими криками. Еруслан подбежал к Варе и крепко обнял, ТНЗЧ робко улыбнулся, а Аленушка с восхищением произнесла:
        - Ну, ты, мать, даешь! Я уж думала, прощай, наш клуб. Ловко ты его отбрила, аж завидки берут!
        - Ой, да пустяки какие, - отмахнулась раскрасневшаяся от похвалы Варвара. - К отцу таких Горынычей по семь штук на дню заходит. Я однажды у него в кабинете сидела, такого насмотрелась - будь здоров.
        - Подожди, так Колобок - твой отец? - догадалась Аленушка.
        Варвара кивнула.
        - Блин, но это же круто! Слушай, подруга, а давай вместе клуб делать? Отцы наши пускай башляют и финансами управляют, а мы уж с тобой всем остальным распоряжаться будем! Ну что, по рукам?
        - По рукам, - согласилась Варвара. - Только финансы мы все равно под свой контроль должны взять. Иначе папаши в любой момент нам кислород перекроют, и пиши пропало.
        - Блин, ну я реально тащусь - какая же ты умная! - искренне заявила Аленушка.
        Пока все пели дифирамбы Варе, Василиса отошла в сторону и подумывала о том, как бы потактичнее сообщить подруге о своем уходе, но тут дверь в зал распахнулась, и в нем появился еще один персонаж. От неожиданности Васька едва не лишилась чувств. Судя по всему, такая же реакция постигла и Варвару.
        - О, девчонки, а это мой оболтус-братец пожаловал посмотреть на будущее культовое место всего города. Знакомьтесь с Ванькой, если кто не в курсе.
        Быстро сложив в уме логическую цепочку «Мэр - Царев - Царь - сын мэра», Варя выдохнула:
        - Царевич!
        - Дурак! - тут же высказалась Васька. Иван побледнел и, нисколько не заботясь об имидже, выскочил обратно за дверь.
        - Козел! - озадаченно сказала ему вслед Аленушка. - И вообще, все мужики каз-злы!
        - Кажется, мне срочно нужно на воздух, - сказала Варя, держась рукой за грудь.
        - По-моему, мне тоже, - поддержала подругу Васька.
        - Ну, вы это, девчонки, не пропадайте, - напутствовала их Аленушка. - Заходите, мы с ребятами тут теперь почти круглосуточно торчать будем.
        Подруги практически синхронно кивнули и, поддерживая друг друга под локотки, выбрались на воздух. Сделанное только что открытие изрядно шокировало обеих.
        Кое-как Васька и Варя добрались до Васькиного двора, и тут силы окончательно покинули их. Плюхнувшись на первую попавшуюся лавочку, девчонки вздохнули, выдохнули и принялись сосредоточенно молчать.
        - Эй, вы чего тут делаете? - раздался приветливый голос Марьи. - Никак случилось чего?
        - Случилось, - хором ответили подруги и снова понуро опустили головы.
        - Все, хорош дырки в асфальте глазами сверлить, пошли ко мне, там все и расскажете, - решила Марья. - Давайте, давайте, нечего скамейки занимать, пенсионерам из-за вас тусоваться негде.

        Алиса с огорчением вздохнула. Ясен пень, сегодня Варька со своим хлопцем встречаться не будет. Вон какая убитая сидит. Еще бы знать: чего там у нее произошло? Утром вроде довольная была, а сейчас на них с подружкой лица нет, словно привидение увидели. Эх, сюда бы подслушивающую шпионскую аппаратуру, как в голливудских фильмах! М-да, мечтать не вредно.
        На всякий случай Алиса сделала пару снимков сидящих на лавочке подруг, потом еще пару снимков с подошедшей к ним женщиной, после чего вся компания покинула двор и скрылась в одном из подъездов.

«Ну и черт с ними, - подумала Алиса. - Если у Варвары сегодня облом по любовной части, то это не означает, что она, Алиса, должна пренебрегать своим любовником. Тем более что сегодня он вроде как дома и готов с ней встретиться. Вот и надо пойти проверить, так ли это…»

        Варя открыла глаза. Надо же: почти одиннадцать утра. Эх, горазда же она спать! Впрочем, после вчерашней встряски и немудрено. У Марьи с ней приключилась такая истерика, что в один момент были истреблены все хозяйские запасы валерьянки. Все, что до поры до времени дремало в ней, вырвалось наружу, да так, что самой страшно стало. Ох, как же она испугалась, когда поняла, что не в силах самостоятельно справиться с истерикой! Руки трясутся, губы свело, дышать трудно аж до судорог, да еще и сердце вдруг обнаружилось. Гудит тупой болью, словно кол туда вбили. Ужас!
        Потом, когда после лошадиной дозы успокоительного и корвалола истерика пошла на убыль, Марья с Васькой долго убеждали ее, что не дело так убиваться из-за какого-то никчемного парня. И Варвара им верила, потому что сама понимала - действительно нельзя. Сегодня он сразу с двумя встречается, завтра еще какой-нибудь номер похлеще выкинет. Так что, из-за этого придурка в петлю лезть? Вот еще, не дождется! И вообще, это она его бросила, а не наоборот! Так что повода для расстройства нет и быть не может!
        Да, вчера все казалось таким простым и понятным, как дважды два. А вот сегодня уже нет. Почему же Иван так поступил? И знал ли он о том, что его девушки знакомы между собой?
        Варвара села в кровати. Она должна поговорить с Иваном и расставить все точки над ё. Ну и пусть они формально уже расстались, разве это что-то меняет? Ей просто нужно знать, что происходит и почему. Вряд ли Иван окажется настолько трусом, что побоится встретиться с ней. Но если даже и так, ей есть чем ему пригрозить, и своего она в любом случае добьется.
        Приняв такое решение, Варя потянулась к телефону. Потом подумала и отложила его в сторону. Нет, так не пойдет. Если он увидит на определителе ее номер, сразу же отключит свой мобильник, и она не успеет ничего ему сказать. Значит, надо позвонить с другого номера. Но с чьего?
        Варвара прислушалась. В соседней комнате играла музыка. Не иначе Алиска снова MTV смотрит. Вот и славненько, воспользуемся ее трубкой. Хотя странно, почему она торчит дома, вместо того чтобы отца сопровождать? Нет, он частенько обходился без
«помощницы», но не настолько же часто, как в последние две недели! Алиска скоро забудет, как офисная техника выглядит. Впрочем, вот это уж точно не ее заботы.
        - Доброе утро. Одолжи мобильник, - с места в карьер начала Варвара.
        Брови Алисы удивленно поползли вверх.
        - У тебя же свой есть.
        - Забыла денег на счет кинуть, мне его заблокировали. А нужно срочно один звонок сделать.
        - Ладно, бери. Только недолго трепись, а то и мой заблокируют.
        Варвара взяла телефон и ушла в свою комнату. Алиса была заинтригована. Что-то новенькое в репертуаре дочки босса. Чтоб у нее мобильник да за неуплату отключили - не бывает такого. Ох, темнит что-то девка. Надо бы узнать, с кем это она разговаривает?
        Алиса на цыпочках подошла к двери Вариной комнаты, приложила ухо. Черт, вот гадина! Специально музыкальный центр включила, чтобы ничего слышно не было.
        Алиса отправилась обратно, уже всерьез озадаченная. С кем может вести «серьезные» разговоры девушка, которой в этом году стукнет восемнадцать, да при этом шифроваться, как опытный разведчик? Только с парнем, других вариантов не предусмотрено. Если присовокупить к этому опухшие глаза Вари и поздний подъем, напрашивается вывод, что у нее какие-то проблемы на личном фронте. Хорошо это или плохо? С одной стороны, хорошо. Всегда приятно, когда молоденькой спесивке по носу достается. С другой стороны, плохо, потому что непонятно, как теперь добыть компромат и доказать свою правоту боссу. Что же делать?
        Тем временем Варвара, убедившись, что Алисе ее никак не подслушать, набрала номер Ивана. Ага, гудки пошли, значит, мобильник не отключен. Третий гудок, четвертый… Есть!
        - Алло? - раздался в трубке до боли знакомый голос. - Алло, я вас слушаю!
        - Иван, это я, Варвара. Не вешай трубку, иначе мне придется найти тебя через твоего отца. Думаю, такой вариант тебя вряд ли устроит, - скороговоркой выпалила Варвара, чтобы Иван не успел отключиться до того, как она закончит свою мысль.
        - Чего тебе надо? - Голос Ивана звучал устало и нервно. Было очевидно, что разговор с бывшей пассией его здорово тяготит.
        - Встретиться.
        - Зачем это?
        - Просто поговорить.
        - Ну, так говори сейчас. Что тебе мешает?
        - Это не телефонный разговор. Не бойся, у меня нет обыкновения устраивать вендетту неверным парням. Просто хочу получить кое-какие объяснения.
        - Я не желаю унижаться перед тобой. Никаких объяснений, ничего - поняла?
        - Повторяю: если не хочешь выносить сор из избы и ставить в известность о твоих похождениях отца, тогда лучше соглашайся на встречу со мной.
        - Это шантаж!
        - Ну и что? Подумаешь, нашел из-за чего возмущаться. Или ты у нас ангел с крылышками? В общем, так: предлагаю встретиться через час около кафе, что рядом с моим домом. Там и поговорим.
        - Я на мели. Так что если рассчитываешь пожрать за мой счет…
        - Успокойся. Я в состоянии платить за себя сама. Лично меня кафе устраивает тем, что это близко и там можно спокойно пообщаться без лишних глаз. Если у тебя есть встречные предложения, выдвигай. Отцовский гараж, чур, не предлагать.
        - Да хрен с ним. Кафе так кафе.
        - Значит, через час! - уточнила Варя, но тут ей в уши ударил гудок отбоя.
        Сейчас, после того как она уже договорилась с Иваном, Варя запоздало осознала, что кроме новой нервотрепки, ничего от бывшего бой-френда не дождется. Впрочем, все равно, она должна его увидеть, и точка. Все рассуждения и сожаления потом.
        Предварительно набрав на всякий случай на Алискиной трубке отцовский номер, чтобы та не нажала redial и не срисовала номер Ивана, Варвара вернула телефон Алисе и отправилась приводить себя в порядок. Посмотрела на отражение в зеркале и ужаснулась. Боже мой, с такими опухшими веками лучше сидеть дома и на людях не показываться под угрозой расстрела! Хотя, а не все ли равно?
        Варвара подумала и показала себе язык, впервые за несколько месяцев решив не наносить макияж и отправиться на встречу а-ля натюрель.

        Алиса улыбнулась сама себе. Кажется, ее догадки верны. Сразу же после своего загадочного звонка дочка босса принялась чистить перышки, что однозначно указывало на то, что скоро она отправится на встречу. И скорее всего именно со своим парнем. Победа!
        Дабы не возбудить подозрения, Алиса быстро переоделась, а поверх набросила домашнюю тунику. Ту самую, в которой шастала по квартире с самого утра, чтобы у девчонки сложилось впечатление, что кроме как телевизор ничего ее, Алису, в жизни не интересует и не волнует. Пусть считает секретаршу отца безмозглой куклой, пусть думает, что хитрее и ловчее ее самой никого и быть не может. Ничего, сегодня птичка попадется в сети. Алиса была в этом уверена на все двести процентов.
        Когда за Варварой захлопнулась дверь, Алиса вскочила, скинула с себя тунику и, подхватив фотоаппарат, отправилась на очередную фотоохоту.
        Следить за Варей было проще простого. Она никогда не оглядывалась назад, не отличалась склонностью к быстрому бегу, да и вообще вела себя весьма предсказуемо, что здорово облегчало жизнь Алисе. Вот и сейчас она неторопливо отправилась в сторону ближайшей забегаловки. Алиса могла сказать это со всей определенностью, поскольку, кроме кафе, ничего особого в тех домах не располагалось. Это она знала точно. Черт, а это уже неприятно! Что, если встреча назначена в самом кафе? Придется тогда на страх и риск спускаться следом и вести фотосъемку прямо из зала. Нет, ничего не получится. Зал там крошечный, все на виду, ее там сразу заметят. Да и темновато для качественной съемки, разве что только вспышку использовать. Вот незадача!
        Алиса кралась вдоль дома и буквально умоляла Варю: «Ну, остановись ты, пожалуйста, подожди своего парня на улице! Зачем тебе сразу спускаться в кафе? Там темно и накурено. Лучше на свежем воздухе пообщайтесь. И вам приятно, и у меня камень с плеч».
        Словно услышав ее мольбы, Варя притормозила около вывески «Кафе Сказка». Взглянула на часы, покачала головой и принялась оглядываться по сторонам. Алиса едва успела заскочить за ближайший куст акации. Черт, а она царапается! Озеленители хреновы, не могли что-нибудь более пристойное посадить, чем эти стручковые!
        Прятаться за кустом пришлось недолго. Буквально через пару минут Варвара уже разговаривала со своим парнем. Алиса ликовала: попалась! Она лихорадочно давила на кнопку, делая кадр за кадром. Ну же, пионеры, за ручки, что ли, возьмитесь, поцелуйтесь! Вас снимает скрытая камера!
        Увы, до поцелуев дело так и не дошло. Хотя отчаиваться Алиса не спешила. Варваре приспичило сказать что-то на ухо своему кавалеру, так что со стороны это вполне можно было принять за поцелуй. Отлично!
        Молодежь отправилась сидеть в кафе, а довольная Алиса, решив больше не рисковать, пошла домой. Эх, как же лучше поступить? Распечатать самые удачные фотки и прямо сегодня предъявить их недоверчивому папаше? Или выждать до конца недели в надежде на более удачные кадры? Как быть?
        Ладно, можно и подождать. Все равно Варвара теперь от нее никуда не денется. А чем круче собранный компромат, тем сложнее ей, мерзавке, будет выкрутиться перед отцом. Тем громче скандал… и слаще месть!
        Алиса подумала, что по такому случаю не грех себя и побаловать… качественным сексом. Да, вчера она уже получила свою дозу удовольствия. Но кто говорит, что Алиса не может повторить это сегодня? Когда ей еще удастся заполучить такого приятного во всех отношениях любовника? Такие парни, как этот, - изделия штучного производства, на дороге не валяются. Да что там говорить: ей просто крупно повезло, что они встретились!
        Алиса развернулась и, не заходя домой, отправилась осуществлять задуманное.

        Разговор не клеился. Началось с того, что вместо приветствия Иван не нашел ничего лучше, чем сказать Варваре:
        - Ну у тебя и видок! Бухала, что ли, всю ночь напролет?
        - Просто приступ аллергии, - легко соврала Варя. - Неудачно выбрала косметику, теперь вот хожу с отеками.
        - Ну-ну, - явно не поверил Иван. - Ладно, чего тебе от меня надо?
        - Так и будем здесь стоять, или все-таки спустимся и нормально поговорим?
        - Сначала я бы хотел узнать, ради чего ты затеяла этот сыр-бор?
        Варвара внимательно оглядела Ивана, потом привстала на цыпочки и сказала ему на ухо:
        - Ради себя. Разве непонятно?
        Иван неодобрительно фыркнул. Потом обреченно вздохнул и зашел в кафе. Варя проследовала за ним.
        Они выбрали самый дальний от входа столик, заказали напитки: Иван пиво, а Варя - молочный коктейль. Дождались, пока принесут заказ. Пауза затягивалась.
        - Ладно, так все-таки зачем ты выдернула меня на эту встречу? Что тебе надо?
        - Ничего особенного. Просто хочу знать, почему ты врал мне, а сам в это время бегал за моей подругой. И только не надо втирать, что мне это примерещилось. Я же помню твои басни про простуду, помню молчащий сутками телефон. Да и с Василисой мы друг от друга о многом узнали. Оставалось только сопоставить некоторые факты, чтобы получить картину в целом и понять, что кто-то мутил воду.
        - Ой, какие мы грозные! Сейчас начну трепетать от ужаса!
        - Тогда отчетливее трепещи, а то никому не видно, - парировала Варя.
        - А чего ты буром на меня прешь?
        - Слушай, не воспринимай это как наезд, - устало сказала Варвара, которой надоели пустые пререкательства, - считай, что это просто попытка разобраться в ситуации.
        - Не понимаю: на хрена тебе это надо? - буркнул Иван. - Хочешь меня моральным уродом перед всеми выставить? Жалости к себе побольше привлечь?
        - Только не это. - Варвара сморщилась. - Во-первых, зачем мне тебя уродом выставлять, если ты и сам превосходно умеешь это делать? А что касается жалости - вот уж этого добра мне точно и задаром не надо. Так как насчет ответа на мой вопрос? Почему ты гулял сразу с двумя?
        - А почему все нормальные мужики налево бегают? Вон - есть один старый добрый фильм, «Харлей Дэвидсон и Ковбой Мальборо» называется. Так там главный герой говорит: «Если в комнате находятся две красивые девушки, я люблю сразу обеих». А я чем хуже?
        - То есть дело было не во мне, а в том, что тебе нравится количество и разнообразие, так я понимаю? - уточнила Варя.
        - Ну, на самом деле, - Иван придвинулся поближе к Варваре и понизил голос, - твоя вина во всем этом безобразии тоже присутствует. Думаешь, я бы искал, с кем перепихнуться, если бы у меня была своя вечно готовая ко всему телка? Да я бы при таком раскладе из койки сутками не вылезал!
        Варю покоробили его нарочитые развязность и грубость, но она твердо решила довести разговор до конца:
        - Но ведь с Василисой у тебя ничего не вышло?
        - Ну, у всякого случаются неудачи, ничего не попишешь. С ней не вышло, другую бы нашел, только и делов. Или думаешь, мало вас таких по улицам шастает? Да каждую вторую, если не каждую первую, пальцем помани, и она с тобой хоть на край света пойдет! Особенно если у тебя в бумажнике зеленые бумажки шуршат.
        - Что ж, я поняла твою точку зрения. Тогда давай подойдем к этому вопросу с другой стороны. Предположим, неделю назад я бы согласилась переспать с тобой. Ты бы все равно поперся к моей подруге, ведь так?
        - Вполне возможно, - цинично улыбнулся Иван. - Знаешь, своя девчонка - это все равно как хлеб ржаной. А ведь иногда и булочек хочется.
        Варвара молча проглотила оскорбление. Строго говоря, она уже выяснила для себя все, что хотела, и дальнейший разговор с Царевичем был пустой тратой времени. Но ей отчего-то не хотелось прекращать эту странную встречу. Видимо, инфекция под названием «Иван» успела глубоко проникнуть в ее душу, и извлечь ее оттуда щадящими способами не было никакой возможности. И пусть ее назовут ослепленной любовью дурочкой, но она была готова поспорить на что угодно, что Ванька сейчас бравирует и наговаривает на себя, а на самом деле он совершенно не такой. Он добрый, веселый, страстный, ироничный. Это тот человек, который в день знакомства защитил ее от злобной девицы. Это тот парень, который пусть и не всегда удачно пытался превратить каждое свидание в мини-праздник…
        - Ты чего? - прервал ее размышления Иван. - Смотришь куда-то в никуда и улыбаешься, как блаженная. Я разве что-то веселое сказал?
        - Знаешь, Ванька. Хоть ты и гад порядочный, но нравишься мне по-прежнему. Пожалуй, у тебя еще есть шанс все исправить. Подумай об этом!
        С этими словами Варя поднялась, оставила на столе пятидесятирублевую купюру и покинула кафе. Остолбенелый Иван остался сидеть, тупо глядя ей вслед. Чего-чего, а такого финала разговора со своей бывшей девчонкой он точно не ожидал…

        Васька открыла холодильник. Елки-палки, хоть шаром покати. Все, пора отправляться в магазин затариваться продуктами. Можно даже на деликатесы какие-нибудь раскошелиться, вроде маленькой баночки икры. Зря, что ли, батя дал ей финансовый карт-бланш? Так почему бы и не воспользоваться такой редкой возможностью на все сто? Устроить себе праздник желудка! Значит, решено: вперед, в магазин!
        Так, глобальные закупки предполагают, что домой придется тащиться с приличным грузом. Ручки у пластиковых сумок имеют нехорошую тенденцию рваться в самом неподходящем месте, так что от подобного вида транспортировки продуктов лучше отказаться сразу же. Так, что же придумать? Вот, точно! Лучше, чем городской рюкзачок, и не придумаешь! А то, что в него не поместится, так и быть, положить в пакеты.
        Поскольку времени у Василисы было в избытке, она не поленилась отправиться в один из дальних магазинов, буквально год назад открывшийся в Лукоморье. Что выгодно отличало его ото всех остальных, так это вполне приличный выбор продуктов, а также режим самообслуживания. Ходишь вдоль рядов с корзинкой, баночки перебираешь, цены сравниваешь. Решил от чего-то отказаться - берешь и кладешь обратно на полку. Без проблем. Единственная очередь в кассу. Да и то разве ж это очередь? Ну, максимум с десяток человек наберется. А то и вообще никого нет. Супермаркет!
        Магазин Васька покинула в самом радужном настроении. В рюкзачке покоился готовый морской коктейль из мидий, крабов, кальмаров и осьминогов, пара фруктовых десертов, один маленький торт-ежик, а также йогурты, макароны-гнезда, крошечные помидоры-черри и прочая снедь, из которой Васька собиралась приготовить роскошный обед.
        На лавочке около Васькиного подъезда сидели вечные бабушки, выбравшиеся погреть свои старые кости на солнце. Васька приветливо поздоровалась с ними, но бабули отчего-то дружно поджали губы. Батя, помнится, такие физиономии иначе как «куриные попки» не величал. Но юмор юмором, а с чего бабули вдруг ополчились на нее, непонятно. Или им солнце макушки припекло?
        Васька пожала плечами и уже собиралась зайти в подъезд, как услышала за спиной укоризненный голос одной из бабуль, явно рассчитывавшей на то, что Васька услышит ее:
        - Вот ведь, поди, догадайся: с виду вроде нормальная девка, а ведь наркоманка страшнейшая! Вон весь рюкзак, поди, дурью набит. И лыбится не пойми с чего. Точно на этом самом кайфе - во! Я давеча телевизер смотрела, так там говорили, что их, наркоманов, только по улыбкам и можно вычислить!
        - И не говори, Матвеевна, - подхватила вторая бабуля, - вот до чего беспризорничество доводит! Даром что отец есть, все равно растет, как перекати-поле! А была бы мамка жива, ух, она бы ей всыпала по первое число. Степенная женщина была, хорошая. Жаль, Бог долгой жизни не дал.
        Васька решила было, что разговор идет не про нее. Ну какая из нее наркоманка! Смешно ведь, ей Богу. Но когда вредные бабки начали судачить насчет ее родителей, Васька поняла: ошибки быть не может. Она повернулась и отправилась обратно, чтобы все выяснить.
        - Простите, уважаемые, я так понимаю, что это вы обо мне сплетничаете? - предельно вежливо поинтересовалась она у старух. Те разом примолкли и уставились на нее, как попадья на черта. - Не знаю, откуда у вас такие сведения, но на всякий случай предупреждаю вас и тех, кто вам наплел эти небылицы: распространение клеветы карается уголовной ответственностью.
        - А ты нас не стращай! - вдруг взвилась самая бойкая бабуля. - Я в сталинских лагерях десять лет отсидела, так что пуганая! А ты лучше бы покаялась, пока не поздно, да на путь истинный встала! Тьфу, нечисть! Хоть бы постеснялась-то сявку разевать, когда с почтенными людьми дело имеешь!
        - Вот-вот, - поддержала ее другая ораторша. - Понаплодют тут всякую шваль, а честному человеку потом в родном дворе жизни нету!
        - Это вы про себя? - осведомилась разозлившаяся Васька. - Полностью вас поддерживаю. Сидят три сплетницы и портят воздух, про своих же соседей клевету распускают. И как их только земля носит!
        - Девоньки, это ж она намекает, что мы на белом свете зажились! - всплеснула руками бойкая бабка. - Ах ты, дрянь! Да чтоб тебе подохнуть от твоей наркоты!
        Бабки загалдели наперебой, потрясая в воздухе сухонькими кулачками. Васька поняла, что никакого разговора с ними не получится. Еще чего доброго в атаку ринутся, а что-что, но драться со старухами она точно была морально не готова. Поэтому Василиса предпочла ретироваться, пока конфликт не перешел в откровенно криминальную стадию. Вслед ей летели возмущенные крики бабуль, предрекающих Ваське страшные картины ее будущей недолгой грешной жизни.

«Невероятно. Какая муха их всех укусила, хотелось бы знать?» - думала Василиса, поднимаясь по лестнице, как столкнулась с выходящим из своей квартиры дядей Федей.
        Дядя Федя, завидев Ваську, быстро потупил глаза и, не здороваясь, попытался просочиться вниз, но Васька перекрыла ему все варианты отхода, так что ему волей-неволей пришлось общаться с ней.
        - Здравствуйте, дядя Федя.
        - Здравствуйте, - ответил он и предпринял очередную попытку эвакуации, но Васька стояла твердо.
        - Как тетя Нина поживает?
        - Спасибо, хорошо, - промямлил он, по-прежнему не поднимая глаз.
        - Дядя Федя, скажите мне, пожалуйста, что происходит? Почему вдруг ни с того ни с сего против меня ополчились соседи?
        Федор побледнел, потом покраснел и, наконец, выдавил из себя:
        - Но ведь ты же… наркоманка!
        - Кто сказал вам подобную чушь? - ласково, словно к душевнобольному, обратилась Васька к соседу.
        - Ну, так это… все знают. Вон Анна Потаповна отдельно предупредила, чтобы мы тебе денег не давали. Говорит, ты тайком от отца уже всю мебель из квартиры вывезла…
        Васька едва удержалась от крепкого словца из папиного лексикона. Потаповна! Ну, конечно же! Решила отомстить ей за все разом, пока отец в отъезде и никто не может за нее заступиться.
        - Уверяю вас, моя мебель стоит там, где всегда стояла. И вообще, дядя Федя, как вам не совестно бреду алкоголички верить? Сегодня она меня наркоманкой обозвала, завтра тетю Нину душевнобольной выставит, а вас извращенцем. Так и будете молчать в тряпочку?
        - Ох, Вася, извини, я как-то не имел в виду… не хотел…
        - Что ж, человек слаб, это понятно. Но я на вас зла не таю и прощаю, - в меру патетически заявила Васька и продолжила свой путь наверх, оставив наконец в покое изнервничавшегося соседа.
        Вот, значит, каков на деле обещанный Потаповной террор! Что ж, надо признать: слово она держит. Обещала войну - получите и распишитесь! И ведь как ловко все обстряпала! Все чужими руками, все через сплетников да умалишенных ввиду преклонного возраста старух. Мерзкая ситуация: начнешь оправдываться, мол, не наркоманка я, так еще хуже сделаешь. Ведь народ как считает: раз оправдывается, значит, точно виновата. Ату ее, ату!
        Может, к участковому обратиться? Да нет, не вариант. Во-первых, она своего участкового в глаза ни разу не видела, даже не знает, где он обретается. А во-вторых, ну, пожалуется она на то, что Потаповна сплетни распускает, задевающие ее честь и достоинство. Так это еще доказать надо. К тем же самым соседям за помощью обращаться, и совершенно неясно, чью они еще сторону примут: ее или Потаповны. В итоге еще больше проблем огребешь. Нет, с Потаповной надо как-то кардинально бороться, чтоб раз и навсегда от их семьи отвязалась. Только как?
        И тут Васька почувствовала запоздалое раскаяние. Ведь если так посмотреть, она первая сплетни распускать начала. Выставила Потаповну алкоголичкой перед соседями. А та взяла и отплатила ей ровно такой же монетой, наркоманкой обозвала. Получается, Васька сама виновата. За что боролась, на то и напоролась.
        Эх, как ни крути, а пока отец не вернется, рот Потаповне не заткнуть. Может, намекнуть ей при встрече, что у нее шансов отца заполучить - ноль, потому что он себе подругу завел и дело к свадьбе движется? Нет, не вариант. Она тогда еще сильнее разозлится, что батя из ее загребущих ручек увильнул. Может вообще с катушек слететь, их обоих - и ее, и отца - такой грязью облить, что потом век не отмоешься. Даже думать не надо, что она про них наплетет, идея в воздухе так и носится: после смерти любимой жены похотливый отец обратил внимание на свою подрастающую дочь, и понеслось…
        Продолжать жить, как будто ничего не происходит? Заманчиво. Только чувствовать себя в родном дворе отщепенкой как-то не хочется. И уж точно нет никакого желания, чтобы случайные соседи тыкали в нее пальцем и прятали за спину детей, когда она идет по улице. А так и случится, если сплетня пойдет гулять дальше. Народ наш хлебом не корми, дай кому-нибудь косточки перемыть. И кто сказал, что Потаповна не приложит к этому все свои силы? Ей-то терять нечего, кроме мерзкого нрава. Эх, вот бы у нее помимо Василисы и ее отца появилась более интересная тема для интриг…
        Василиса выложила на стол покупки, механически рассортировала их, положила в холодильник… и разревелась. В конце концов, вон Варя вчера весь вечер прорыдала, а ей что, нельзя? Она тоже не каменная.
        На Василису снизошло воистину плакальное вдохновение, и она от души проревела почти час. Потом обиженная на целый свет и уставшая от собственного выброса эмоций, отправилась спать. Роскошный обед так и остался неприготовленным.

        Тренировка закончилась, девчонки начали собирать свои вещи и разбредаться кто куда. В зале остались только Тина и замешкавшиеся Васька с Варей.
        Варвара с пониманием посмотрела на подругу, чье лицо ужасно напоминало ее собственное день назад.
        - Хочешь развеселю?
        - Попробуй, - уныло согласилась Васька.
        - Тогда спроси меня громко: как дела?
        - Ну, как дела?
        - Да нет, ты так спроси, чтобы Тине было слышно, - зашептала Варя.
        - Как у тебя дела, Варя? - громко и отчетливо, чуть ли не по слогам, произнесла Васька, недоумевая, что такого сейчас отколет подруга.
        - Ой, ты не представляешь! Отца просто не узнать! Так похудел, бедолага, что на нем костюмы, как на вешалке висят. Перед деловыми партнерами показываться стыдно. Теперь надо будет отдавать в ателье на переделку или новые покупать. Ума не приложу: что с ним такое творится? Бедный мой папка! - Варька говорила, а сама мимикой пыталась донести до Васьки, что смотреть надо не на нее, а на Тину.
        Василиса послушно повернула голову.
        Тина слушала Варины причитания и краснела как школьница, застигнутая строгой мамашей за кражей печенья с кухни. Ваське отчего-то враз стало совестно, словно она в замочную скважину за человеком подсматривает, поэтому, чтобы прервать Варю, она ляпнула:
        - А меня Потаповна перед соседями наркоманкой выставила. Теперь по родному двору гулять не могу без того, чтобы очередной доброхот мне козью рожу не состроил.
        Варя враз заткнулась. Потом недоверчиво спросила Ваську:
        - Это ты серьезно?
        - Серьезнее некуда. Думаешь, это я из-за Ваньки твоего так расстроилась? Ага, держи карман шире. Делать мне больше нечего.
        - А что случилось-то? Давай с самого начала и с подробностями!
        - Меня вчера сначала бабули качественно опустили, потом сосед один упорно здороваться не хотел. Пришлось устроить допрос с пристрастием, выяснить, откуда ветер дует. А сегодня на тренировку вообще выбиралась как партизан из оккупированной деревни: короткими перебежками с предварительной разведкой местности. Полный цирк! Еще неизвестно, как теперь домой попаду. Так что низкий поклон Потаповне!
        - Подожди, Васеныш, - неожиданно приняла участие в разговоре Тина, - ты имеешь в виду ту мерзкую тетку из соседней квартиры, которая пыталась нас с тобой в лесбиянки записать?
        - Ага. Кроме нее у нас такими пакостями заниматься просто некому.
        - А ее фамилия, случайно, не Нюхова?
        - Нюхова! - удивленно подтвердила Васька.
        - А просвети-ка меня насчет ее матримониального статуса?
        - Вдова. Муж несколько лет назад погиб. Точнее, два года назад. А может, полтора. Не помню.
        - А при каких обстоятельствах, если ты, конечно, в курсе?
        - По-моему, отправился в командировку куда-то на исследовательское судно, а там его волна за борт смыла.
        - И звали его Данко Нюхов, что, несомненно, говорит о горячей любви его родителей к творчеству Горького, - закончила Тина. - Кстати, почему-то именно так я себе это и представляла. Тело, разумеется, не нашли.
        - Нет, - подтвердила ошарашенная Васька.
        - И теперь вдова Нюхова пытается заполучить себе в мужья твоего отца, заодно избавившись от тебя и попутно оккупировав вашу квартиру.
        - Абсолютно точно, - подтвердила Василиса, пытаясь угадать, к чему ведет Тина.
        - Ну, тогда спешу тебя обрадовать. Сведения о смерти господина Нюхова несколько преувеличены. Буквально сегодня утром я наблюдала его на территории НИИ совершенно целым и невредимым. Правда, нервничал он сильно, собственно говоря, если бы не это, хрен бы я на него внимание обратила. Ну, и спросила своих лаборантов, что это за перец. Они дружно заржали и по большому секрету поведали, что это товарищ Нюхов, шифрующийся от жены. Мол, приехал заказать себе какое-то специальное оборудование для морских путешествий, как только все будет готово - сразу же свалит. А сейчас, когда ты начала про свою противную соседку рассказывать, меня словно перемкнуло: мозаика-то складывается!
        - Тиночка, милая, дорогая, где найти этого бегуна? - взмолилась Васька.
        - Да откуда ж мне знать? - пожала плечами Тина. - Я ж им особо-то не интересовалась. Зачем мне? Посмеялась просто со всеми, да и выкинула из головы.
        - Как думаешь: сколько он еще пробудет в городе? - спросила Варвара, что-то прикидывая в уме.
        - Без понятия. Но сегодня его заказ готов не был, это факт. Уж больно нервничал товарищ.
        - Значит, как минимум завтрашний день у нас в распоряжении. На территории НИИ есть гостиница?
        - Да ты что! - хором воскликнули Тина и Васька. - Это же режимное учреждение, вход только по пропускам.
        - А как заказать пропуск, если ты в НИИ не работаешь? - продолжала расспросы Варя.
        - Ну, это долгая песня. Сначала ты должен представить убедительный довод, зачем тебе нужно туда попасть. Потом человек, который будет за тебя отвечать на время пребывания тебя на территории НИИ, должен написать слезное письмо начальству: мол, так и так, выпишите разрешение на получение временного пропуска для гражданина Н. С этим разрешением и с письменной визой начальника человек топает в бюро пропусков, где и получает на руки заветную картонку. Мне-то проще: у меня постоянная ксива как почетного подопытного. Раз в неделю обязательно там появляюсь, описываю свои ощущения для журнала опытов. Они, видишь ли, этот бред потом учитывают при разработке новых конструкций протезов.
        - А как же Нюхов туда прошел? - спросила Васька.
        - Ну, не забывай, что он тут работал. И вполне вероятно, у него на руках остался старый пропуск. А там всего-то дел - очередную печать шлепнуть, и пользуйся дальше. Куда как легче, чем времянку выписывать.
        - Это все хорошо, - прервала их Варвара, - но давайте не будем ударяться в лишние подробности. Самое главное - это то, что ваш беглец на территории НИИ ночевать не будет, но обязательно туда нагрянет завтра. Значит, он однозначно появится на проходной. Кстати, она у вас одна или их несколько?
        - Одна, - сообщила Тина. - Небольшое такое зданьице со сквозным проходом. Внутри кресла, телефон, вертушка, дежурный в будочке и бюро пропусков.
        - Уже легче. Остается устроиться в засаде поблизости и вывести клиента на чистую воду. Когда открывается НИИ?
        - В восемь утра.
        - Черт, как рано! И во сколько же туда сотрудники приходят?
        - Ну, по-разному. От половины восьмого и до упора, как говорится.
        - Вот и отлично. Надо как-нибудь половчее дать знать мадам Нюховой, что ей непременно надо появиться там в семь тридцать и ждать чуда.
        - Слушай, Варь, но почему ты так уверена, что Нюхов завтра снова туда пойдет? А вдруг он в гостинице останется и просто будет ждать звонка из НИИ? И вообще, может быть, легче гостиницы обойти, проверить: есть ли у них такой постоялец или нет?
        - Ох, Васик, но разве ты сама не понимаешь? Если человек нервничает, значит, что-то идет не так, как он запланировал. Значит, получить свое оборудование он думал уже сегодня. Завтра пятница, резонно, что Нюхов сделает все возможное, но выбьет свой заказ, чтобы побыстрее свалить оттуда, где его запросто могут узнать и сдать с потрохами жене. Иначе он теряет как минимум еще три дня - субботу, воскресенье и понедельник, поскольку, как я понимаю, никто ради его персоны на работу в выходные не попрется.
        - А гостиницы?
        - Ну, кто тебе сказал, что Нюхов живет именно в них? На мой взгляд, в подобной ситуации логичнее либо снять номер где-нибудь в загородном пансионате, либо вовсе спрятаться на квартире у надежных друзей. А если мы к тому же отправимся в гостиницы и начнем интересоваться, не останавливался ли у них воскресший покойничек, это может запросто спугнуть Нюхова, и как мы тогда будем его ловить? У вас же жутко забавный в этом плане городок: в одном конце чихнешь, в другом тебе доброго здоровья пожелают. Слухи и сплетни разносятся просто с ужасающей скоростью. Не поверишь: пока сегодня сюда шла, услышала, что в городе открывается притон геев под названием «Голубой заход», и мэр лично принимает в этом участие, поскольку сам отличается неприличной склонностью к мальчикам! Это они про наше с Аленушкой кафе говорили! Просто супер, я едва от хохота не подавилась. Непременно надо будет ей рассказать. Кстати, неплохое название, ты не находишь?
        Васька нерешительно улыбнулась в ответ. Сейчас ей было явно не до кафе и ареала распространения, а также степени искажения городских слухов.
        - Ладно, девчонки, пойду я, - ободряюще похлопала Ваську по плечу Тина. - Надеюсь, хоть чем-то вам помогла.
        - Васик, ты так и будешь изображать изваяние, или мы сегодня все-таки куда-нибудь двинемся? - затормошила подругу Варя. - Хорош в ступор впадать, я придумала, как преподнести эту новость Потаповне. Только ненадолго домой забегу, заберу кой-какие шмотки, иначе шоу сорвется.
        На Василису и вправду напало какое-то отупение. Она согласно кивнула Варваре и позволила той увлечь себя к выходу.
        - Вот и славно, главное - не думай вешать нос. Мы с тобой отвадим Потаповну в чужие дела лезть!…

        Когда Василиса увидела, во что превратила себя Варя, она едва не сползла по стенке от смеха.
        - Боже мой, ты похожа… на ведьму!
        - Вот и отлично, - невозмутимо ответила Варвара, поправив локон черного парика. - На то и расчет.
        Облаченная в длинное черное платье, с подведенными черным же карандашом бровями и практически белой помадой на губах, Варвара производила жуткое впечатление. В самую пору браться за руки и трагическим голосом завывать «панночка померла». Если бы не цвет помады, ее облик вполне бы мог сравниться с мамашей из «Семейки Адамсов», и еще неясно, кто кому бы дал фору.
        - Откуда это у тебя? - ткнула Васька в парик.
        - А, однажды по приколу купила, решила батю разыграть, что волосы в черный цвет перекрасила. Ух, как же он на меня орал! Сначала, когда поверил, а потом, когда выяснил, что его провели. Я тогда этот паричок от греха подальше так запрятала, что сейчас еле-еле нашла.
        - Слушай, а зачем все это?
        - Сейчас объясню, только скажи: меня в таком виде узнать реально?
        Василиса критически оглядела подругу.
        - Ну, скажем так - затруднительно. По крайней мере, если бы не здесь переодевалась, а прямо на порог ко мне в таком виде заявилась, я бы еще подумала, впускать тебя или от греха подальше за дверью оставить.
        - Отлично. Значит, эта тетка и ее противная дочка меня вряд ли опознают, - обрадовалась Варя.
        - Хм, не скажи, - покачала головой Василиса, - а вдруг у них зрительная память великолепная? И пролетим мы тогда, как некий деревянный полуфабрикат над славным французским городом.
        - А, кто не рискует - тот не пьет, - беспечно махнула рукой Варя.
        - Ты забыла добавить - шампанского, - уточнила Васька.
        - Хотела бы - добавила. И вообще, главное в предстоящей операции - натиск и напор. Даже если до них вдруг дойдет, кто побывал в гостях, то тогда, когда я буду уже далеко. Хотя вряд ли: для этого мозги нужны, а они в этой семейке отсутствуют. Опять же, когда человек сталкивается с чем-то сверхъестественным, то, как правило, теряется. А я же ни кто-нибудь, а самый что ни на есть первейший медиум в округе, специально посланный духами предупредить мадам Нюхову о великих грядущих изменениях в ее судьбе. У-ууу! - Варвара взмахнула рукавами балахона.
        - Хорош дурачиться. - После Вариных объяснений скептицизм Василисы только усилился, - А если они тебя выставят, а ты и рта не успеешь открыть? Что тогда будем делать? Надо бы какую-то хитрую фишечку придумать, чтобы Потаповна и в мыслях не имела тебя прогонять.
        - Да что тут придумывать! Как только мне откроют дверь, я первым делом сразу же требую к себе лично Потаповну. Затем говорю, что у меня есть некие сведения относительно ее мужа Данко Нюхова. Вряд ли после такого меня сразу начнут выгонять. Людям всегда интересно узнать что-то новое про любимого покойника!
        - Ох, Варь, боюсь, будешь ты бита в восемь рук. Да и я вместе с тобой.
        - Даже если у всей этой дамской компании зачешутся кулаки намять мне бока, они сначала все равно выслушают то, что я им скажу. Даже гонца, принесшего дурную весть, казнят только после того, как он подробно все доложит. Так что не дрейфь, подруга, пробьемся!
        - И все-таки что-то мне не по себе, - вздохнула Васька. - Опасаюсь я за тебя.
        - Слушай, я же просто собираюсь сообщить народу некую информацию, причем крайне важную для них самих. И заметь: денег за это ни рубля не прошу. Исключительно благотворительностью занимаюсь. Так что пожелай мне удачи, и я пошла!
        - Ни пуха ни пера!
        - К черту!
        - Ты только, когда уходить будешь, не шпарь прямой наводкой ко мне. Лучше иди к Марье, а я вместе с твоими вещами туда же через балкон перелезу.
        - Обижаешь, начальник! Чай, не тупее паровоза, - ухмыльнулась Варвара и отправилась к Нюховым.
        Васька с замиранием сердца следила в дверной глазок, как открылась дверь, как ее подруга вошла внутрь. Потом через несколько удивительно длинных минут - Василисе показалось, что прошла целая вечность, - дверь снова открылась, и Варвара черной птицей вылетела оттуда. Вслед за ней на лестницу выбежала взволнованная Потаповна, но догнать быстроногую девушку ей было явно не по силам, поэтому она просто кричала на весь подъезд: «Подождите! Подождите! Вы еще не все мне рассказали!»
        Васька вздохнула. Судя по всему, у этой авантюристки все получилось.
        Собрав Варины вещи, Василиса привычным «наружным» путем отправилась к Марье. Варвара уже была там, раскрасневшаяся и веселая:
        - Ух, Васик, ты не представляешь, как это было потрясно! Я едва сдерживалась, чтобы не захихикать, такие глаза были у этой тетки! Она мне сразу же поверила, просто на раз! Слушай, ей с шарлатанами просто противопоказано встречаться, она ж доверчива, как младенец! Будь я шулером, я бы ее без копейки оставила, и она б мне еще за это спасибо сказала!
        - Слушай, я только одного не понимаю: если все так хорошо было, чего ж ты тогда оттуда выбежала, будто на тебя собак спустили?
        - Да она ко мне как банный лист пристала, - отмахнулась Варя, - расскажи, да расскажи, о чем с духом моего мужа общалась, да каково ему в загробном мире живется, и не сердится ли он на нее, и еще тридцать три вопроса в том же ключе. Пришлось срочно делать ноги, пока вся моя конспирация к черту не пошла.
        - Ох, девчонки, - покачала головой Марья, - смотрю я на вас и думаю: какие же вы еще глупые да молодые! И ведь сама такой же была, м-да…
        Тут Марья ни с того ни с сего погрустнела и резко вышла из комнаты.
        - Чего это она? - удивилась Варя.
        - Не обращай внимания. У Маши иногда такое бывает, - вздохнула Василиса. - Минут пять погрустит и обратно вернется как ни в чем не бывало. А ты лучше пока отправляйся в ванную свой грим смывать, а то боюсь, пока домой дойдешь, половину Лукоморья до инфаркта доведешь.
        - Ну вот, а я мечтала, как в таком виде перед Алиской предстану… Она бы тогда на всю жизнь заикой осталась…
        - Ступай уж, любительница ужастиков! - улыбнулась Василиса.

        Хотя Варя и уверяла, что вырваться из дома в такую рань ей просто не удастся - расспросами замучают, и будильника она не услышит, и глаза не откроет, - в назначенное время она вместе с Василисой устроилась в своеобразной засаде за самым толстым из растущих поблизости деревьев.
        - Черт побери, бедным девушкам и спрятаться негде! - тихо возмущалась Варя. - Хоть бы кусты, что ли, посадили, а то нас за этим тщедушным тополем только слепой не заметит.
        - Не переживай. Ну, сама подумай: кому до нас какое дело? Ну, стоим. Ну, разговариваем. Может, мы тоже здесь работаем? Может, гуляем мы тут? Или это что, запрещено?
        - Ага, причем гуляем, начиная с семи утра, когда все порядочные барышни еще по койкам дрыхнут и самые сладкие сны смотрят. Кстати, а ты этого Нюхова хорошо в лицо знаешь? Опознать сможешь?
        - Ну, наверное. Вряд ли он уж очень сильно изменился за это время.
        - Это хорошо. Значит, мимо нас не пройдет!
        - Слушай, Варь, а где ты велела Потаповне мужа дожидаться? Ведь если эта дура прямо возле проходной торчать будет, так он ее еще издали заметит и сбежит от греха подальше. И даже мы с тобой его догнать не сможем.
        - На этот счет будь спокойна. Я твою Нюхову отдельно предупредила, чтобы она внутрь зашла, уселась на самое дальнее креслице и внимательно наблюдала за всеми входящими в ожидании мгновенной волшебной реинкарнации.
        - Бр-р, ну и словечки у тебя! - поморщилась Васька. - А если ее муженек, чтоб его комар замучил, только к часу дня явится? Или вообще ближе к вечеру? Думаешь, Потаповна так и будет сидеть на проходной, ждать у моря погоды? Сомневаюсь я, однако.
        - Теоретически такой вариант, конечно, возможен, - почесала нос Варя. - Но практически все произойдет, как надо. Вот хоть режь меня, а я в этом на все сто уверена! Мы знаем, что Нюхов собирается как можно скорее забрать свой заказ и слинять отсюда на все четыре стороны. Значит, резонно предположить, что он с самого утра будет тут торчать и капать работягам на мозги, чтобы они изготовили его оборудование как можно быстрее.
        - Тогда неувязочка получается. Ему в любом случае надо прийти сюда после восьми утра, иначе кто-нибудь из толпы прущихся на работу его может опознать, и тогда все пойдет насмарку. По крайней мере после восьми утра этот риск гораздо меньше.
        - А может быть, все как раз наоборот? В такой толпе люди друг на друга мало внимания обращают, да и дежурный вряд ли вспомнит, проходил такой товарищ или нет. А вот если он пойдет позже, то рискует выглядеть белой вороной, на которую, конечно же, будет обращено повышенное внимание.
        - Ой, Варька, по-моему, все твои рассуждения белыми нитками шиты…
        - Тише, прячься! Мадам Нюхова с почетным эскортом приближается!
        Девчонки тут же повернулись так, чтобы максимум, что могли бы увидеть Потаповна с Веркой, так это их бока и затылки.
        Секунд через двадцать Варя, бросив быстрый взгляд на ведущую к проходной дорогу, скомандовала:
        - Вольно. Кумушки зашли внутрь. Теперь смотри внимательно: я этого бегуна на дальние дистанции в лицо не знаю, так что вся надежда на тебя.
        Василиса кивнула и принялась вглядываться в лица спешащих на работу людей.
        Сначала сотрудники НИИ подтягивались к проходной по одному, по два человека. Это, видимо, либо безнадежные жаворонки топают, либо завзятые трудоголики. Затем людской поток буквально с каждой минутой начал увеличиваться, пока не превратился в своеобразную демонстрацию тяги к труду. Василиса напряженно вглядывалась, пытаясь опознать пропавшего без вести соседа, но все без толку. Часам к восьми людской поток пошел на убыль, в пять минут девятого в НИИ вошли последние опаздывающие, а Нюхов так и не появился.
        - Все пропало, - убитым голосом произнесла Васька и уткнулась лбом в дерево.
        - А я так не считаю, - весело сказала Варвара, и звучащее в ее голосе самодовольство заставило Василису обернуться.
        На небольшой площадке перед проходной разворачивалась трагикомедия. Высокий, наголо стриженный худой мужчина с соломенной бородой и роскошными усами тщетно пытался увернуться от разгневанной Потаповны, отвешивающей ему по затылку увесистые плюхи:
        - Ах ты, прохиндей! Да если бы мне гадалка по секрету не сообщила, что ты здесь появишься, так бы и улизнул от меня, сволочь!
        - Да это же Данко Нюхов! - охнула Васька. - Ой, а я его и не признала-то ни разу! Он ведь никогда бороду не носил, и череп под Котовского тоже не заделывал. И как только Потаповна его вычислила?!
        - Ну, супруга и не в таком виде признать можно, особенно если очень этого хочется. И вообще, помолчи, дай послушать, что у этих клоунов творится!
        Меж тем Нюхов ненадолго вырвался из цепких лапок супруги и сделал безнадежную попытку сбежать, но тут на страже материнских интересов твердо стояла Верка. Она вцепилась мертвой хваткой в воскресшего папашу и висела на нем, пока ей на помощь не подоспела мать:
        - Ах ты, мерзавец! Детей сиротами оставил, а сам тем временем по круизам разъезжал! И даже алиментов не платил! Мол, идите, доченьки, побирайтесь, пока ваш папка весь глобус вдоль и поперек исходит!
        - Ты не понимаешь! Я путешественник! Это мое призвание! - вопил Данко.
        - Я тебе сейчас такое путешествие устрою - мало не покажется! Еще и ноги переломаю, чтоб не сбежал! А ну пошли домой, ирод!
        - Я свободный человек!
        - Засунь свою свободу себе в…
        Василиса тронула Варвару за рукав:
        - Слушай, пошли отсюда, а? А то мне что-то не по себе. Жалко этого чудика. Ведь если бы не мы, жил бы себе мужик преспокойно, по свету разъезжал. А теперь снова в домашнюю тюрьму угодил.
        - Ты еще поплачь по этому поводу! - всплеснула руками Варвара. - Не спорю, в этой семейке Данко единственный вызывающий симпатию персонаж. Только ему сначала надо было развестись по всем правилам и только потом валить на все четыре стороны. Ну, хрен с ней, с Потаповной, а о дочках он подумал, когда решил себя погибшим представить? Получается, ему начхать было на все их переживания! Так что в этой истории каждый получил то, что заслуживает. Я лично так считаю.
        - Ладно, уходим. Только давай пойдем по другой дороге. Сделаем небольшой круг по лесу. Ты ж все равно никуда не торопишься…
        - Ты так боишься, что нас с тобой признают? Хочешь на спор: вот мы сейчас рядом с ними пройдем, и никто на нас никакого внимания не обратит? Давай, вперед!
        Проходя мимо насильно воссоединившейся семьи, Васька пережила несколько мучительных секунд, ожидая крика «ага, а что это вы тут делаете!» или еще чего-нибудь в том же роде. Но Варя оказалась права: вся троица была так занята собой, что девчонок просто не заметила.
        - Ну, теперь про Потаповну можешь забыть, - ухмыльнулась Варвара, когда они отошли от проходной уже достаточно далеко. - Ей в ближайшее время точно не до тебя будет.
        - Это факт, - вздохнула Васька. - Только вот что со слухами делать? Или меня так и будут во дворе наркоманкой считать?
        - Плюнуть и растереть. Максимум еще неделю посудачат, а потом забудут. Наверняка новая тема для сплетен появится.
        - Целую неделю, - пригорюнилась Васька. - Блин, чувствую себя так, будто меня в дегте измазали.
        - Слушай, заканчивай ныть! Я вообще тебя не узнаю: такая ведь была боевая девка, никому спуску не давала. Хорош хандрить, жизнь налаживается! Я бы на твоем месте сейчас чечетку от радости танцевала, что за какие-то несчастные сутки проблема противной соседки разрешилась, причем кардинально. И вообще, это дело надо отметить. Может быть, вкусная еда вернет тебя к жизни? Предлагаю отправиться в какое-нибудь кафе.
        - Не, не хочу. Пошли лучше ко мне. Я как раз вчера кучу деликатесов накупила, только из-за всей этой катавасии так ни к чему и не притронулась. Нам на двоих точно хватит.
        - Уже лучше! Горячительные напитки присутствуют или отдельно затаримся?
        - Надо у отца в баре пошарить, обычно там всегда можно что-нибудь откопать.
        - Вот и славненько! «Не вешать нос, гардемарины!»…
        Когда девчонки вошли во двор, Варвара так и продолжала мурлыкать бодрую песенку из любимого фильма детства, поэтому не сразу обратила внимание, что Василиса сжалась и опустила голову вниз, как набедокуривший ребенок.
        - Эй, ты чего? - удивилась Варвара, наконец заметив произошедшие с подругой метаморфозы.
        - Опять эти бабули. Черт, что им, лавочка у моего подъезда медом намазана? Вот чего, спрашивается, у соседнего подъезда не сидят? Блин, окончательно все настроение испортили! Наверняка еще гадостей вслед наговорят. Они это любят.
        - Не переживай, - покровительственно заявила Варя, - сейчас все исправим. Опять же, правило второй щеки не для нас, по крайней мере, в подобных ситуациях. Мерзавцев надо наказывать и крепко наказывать, чтоб впредь неповадно было!
        - Варя, может, не надо?
        Ответом ей стал лукавый взгляд Варвары. Василиса вздохнула. Если уж подруга что-то вбила себе в голову, возражать бессмысленно. Все равно по-своему сделает.
        Все повторилось, как в плохом кино. Эффект дежавю был, что называется, налицо. Как только девчонки миновали бабуль, вслед им понеслось:
        - Вон опять энта наркоманка пошла! А чой-то за девица вместе с ней? Никак, тоже той же породы? Вона как вышагивает краля, телесами вертит!…
        Варвара не стала ждать, пока бабули досконально обсудят ее манеру ходить и одеваться, развернулась и подошла к старухам:
        - Эх, бабули, сидите и не знаете, что у вас под носом-то творится! Пока вы тут на честных девчонок всех собак вешаете, ваша соседка Нюхова думает, куда бы ей мужа спрятать.
        - Чой-то ты несешь-то, окстись! - закрестилась самая бойкая старушенция. - Он уж несколько лет, как помер!
        - Жив-живехонек, - уверила ее Варвара. - Потаповна вам всем лапшу на уши вешала, а вы и верили. Сбежал он от нее. Как есть сбежал, даже шмоток не прихватил. Она со стыда слух и распустила, что он умер, лишь бы не признаваться, что муж ее бросил. Вдовой-то быть почетнее, нежели брошенной. А муж возьми и вернись! Вот она попала! И как она теперь всем объяснять будет, с чего это он вдруг «воскрес»?
        - Да ты что! Быть такого не может, - решительно помотала головой другая старуха. - Мы Анну Потаповну давно знаем, она уважаемая женщина, на такое не способна.
        - Не верите? - прищурилась Варвара. - Тогда сами посмотрите!
        Бабули дружно вывернули шеи туда, куда показала Варя. К подъезду приближались супруги Нюховы и Верка, причем женщины с двух сторон взяли Данко в крепкий захват, лишив того малейшей возможности сбежать. Со стороны это выглядело, как грамотно проведенная полицейская операция. Преступник задержан и препровождается к месту заключения.
        - Ой, девоньки, свят, свят! И вправду муж ейный! Только лысый и при бороде! Это она ему, что ль, плешь-то проела?
        - Вот стерва-то! - подхватила доселе молчавшая третья старушка. - Это ж до какой стадии надо было мужика довести, чтоб он от нее в ночь-полночь сбежал?!
        - Святотатство-то какое: честным людям в глаза бахвалиться, что вдова, да при живом-то муже!…
        Варвара тихонько оставила бабок и вместе с Василисой зашла в подъезд. Хихикая, девчонки поднялись к себе и, только закрыв дверь, дали полную волю хохоту:
        - Ой, не могу! Варька, ну ты даешь! Так все с ног на голову поставить!
        - И заметь, ни слова откровенной неправды! Основные факты остались неизменными, весь фокус состоял в том, как их интерпретировать.
        - Теперь бабули точно от меня отстанут!
        - А куда ж они денутся?! Тут такая сенсация! Пока всем про лже-вдову Потаповну и ее внезапно воскресшего мужа не разнесут, не успокоятся. И вообще, хватит про всяких неприятных личностей трепаться, давай, вываливай свои деликатесы, будем стол сервировать…

        Алиса потянулась и посмотрела на часы. Девять утра. Отлично. Можно потихоньку вставать и готовиться к очередной фотоохоте.
        Как же хорошо, что Колобок ее полностью направил на поиск компромата! Похождения единственной доченьки, похоже, волнуют его куда больше, нежели отсутствие Алисы на рабочем месте. А ей и лучше. От клавиатуры ногти ломаются, а уж скукотища у него в офисе и вовсе страшнейшая. Даже если кто-то на переговоры приезжает, Алису никогда вместе со всеми за стол не приглашают, оставляют в приемной. Только гоняют, как официантку: чай принеси, кофе принеси, торт порежь. Тьфу, гадость. Она Колобку не в обслугу по хозяйству нанималась, между прочим!
        Алиса подошла к зеркалу, эффектно изогнулась. Ох, хороша! Окрашенные в модный апельсиновый оттенок волосы с темно-рыжими тонированными прядями, брови вразлет, пинцетом скорректированные, губки пухлые… Ой, а вот это уже непорядок. Так и попалиться можно! Ведь специально просила без поцелуев обойтись, но нет же, мужиков хлебом не корми, дай по-своему поступить! Хорошо у Колобка глаз не такой наметанный, а то бы еще вчера расчет получила. Так, срочно приводить губы в порядок! Где лед?
        Прихватив с собой пару кубиков льда из морозильника, Алиса направилась в ванную, как увидела, что дверь в комнату Варвары приоткрыта. Алиса удивилась: для дочки босса это было нехарактерно. Варвара терпеть не могла что спать, что рисовать или читать книжку при открытых дверях. Алиса заглянула внутрь.
        Ее поджидал весьма неприятный сюрприз. Кровать была застелена, и Варвары на ней, разумеется, не было. От злости Алиса едва не грохнула стакан со льдом об пол. Когда она успела улизнуть? Она же в это время еще только-только глаза продирает! Вот сволочь!
        Настроение Алисы было безнадежно испорчено. Она уже завтра хотела представить Колобку полный пакет доказательств того, что его дорогая дочка успешно водит папу за нос, а теперь придется довольствоваться только теми фотками, что уже есть. А будет ли этого достаточно?
        Алиса включила компьютер, перекачала на него фотографии с фотоаппарата и принялась разглядывать добычу в нормальном формате, поскольку просмотр картинок размером со спичечный коробок ей уже осточертел, да и видно там было далеко не все.
        Так, а ключевой кадр вышел что надо! Варвара заколебется доказывать, что это она что-то нежно на ушко своему кавалеру шептала, а не целовалась с ним взасос! Как удачно получилось! Парень вытянул губы, наверное, тоже что-то говорил, а получилось так, будто он тоже ее целует! Супер!
        Настроение Алисы начало улучшаться. Так, этот кадр она берет. Этот тоже, где они так проникновенно друг на друга смотрят. И этот, где они достаточно близко стоят. Так, теперь надо разбавить чем-нибудь, а то получится, она за всю неделю только один этот разговор и засняла, а больше ничего не делала. Так, какой кадр подобрать? Может, с этой пацанкой, ее подружкой? Вроде неплохо получилось, но чего-то не хватает. Вот, лучше этот, где они втроем с какой-то теткой базарят. Красота! Теперь надо все выбранные кадры распечатать покрупнее, и завтра боссу на стол. «Нет на свете большей радости, чем кому-то делать гадости!»
        Алиса зажмурилась, предвкушая, какой чудесный переполох поднимется завтра …

        Василиса и Варвара сидели за столом и дурачились, представляя, что они в ресторане. Опыт Варвары в данной сфере значительно превышал Васькин, и она со знанием дела комментировала, какие блюда как подают. Практически опустошенная бутылка венгерского «Токая» говорила о том, что девчонкам уже действительно хорошо и беззаботно.
        - Вот смотри, видишь, креветка? Вот на что угодно спорю: если бы не я, ты бы ее съела прямо из банки и даже вкуса не почувствовала. А так она лежит на листике салата, да еще и в компании маленького пятнышка соуса. Разве не аппетитно?
        - Аппетитно. Только мало.
        - А мы рядом с ней еще штук семь-восемь креветок положим, а посередине - кружок лимона.
        - Фу, я лимоны терпеть не могу!
        - А ты и не ешь. Во-первых, это элемент декорации. Во-вторых, можешь просто макать в него креветки. Привкус будет просто обалденный, гарантирую! Ну, как?
        - Вкусно, - подтвердила Васька, осторожно продегустировав креветку предложенным образом.
        - А теперь ты, не торопясь, съедаешь их все и чувствуешь себя почти сытой!
        - Не верю! Мне тут этих креветок на один зубок! Могу тебя заверить: морских гадов я готова тоннами жрать, у меня на них форменный бзик!
        - А я говорю: наешься. Давай!
        Минут через пять Василиса удивленно подтвердила:
        - А знаешь, вроде и правда: порция крошечная, а чувство насыщения уже пришло. Ничего не понимаю!
        - В том-то и состоит секрет питания в ресторане. Сначала ты блюдо глазами ешь. Смотришь, какое у тебя на тарелке все красивое лежит, и таешь в предвкушении неземного удовольствия. Потом, не торопясь, смакуя каждый кусочек, съедаешь основное блюдо, не забыв, разумеется, закусить его тем же соусом, салатом и прочим декором. Сигнал о том, что в желудок что-то упало и ты отныне не можешь считать себя безудержно голодной, доходит до мозга где-то минут через двадцать. То есть аккурат в тот момент, когда ты съела пару-тройку таких вот «микроскопических» порций. Все, ты сыта. Жрать тоннами всякую пищу, кстати, не всегда полезную для организма, уже совершенно не обязательно.
        - Варь, а ты дома всегда так ешь? Ну, я имею в виду с сервировкой?
        - По крайней мере стараюсь. У меня это еще с детства пошло. Папа как-то раз на день рождения повел меня в ресторан, и у меня так отпечаталась в голове эта картинка красивой, именно красивой пищи, что потом я еще долго «играла в ресторан» и пыталась изобразить что-то этакое даже из стандартных бутербродов.
        - А я почему-то считала, что в подобных заведениях подают именно большие блюда с большими же порциями…
        - Ну, это где как. Самые микроскопические порции, по-моему, в японских ресторанах, самые большие - в немецких и мексиканских. Хотя могу и ошибаться. Я же на самом деле не такой уж большой знаток в данном вопросе.
        - Ну, по сравнению со мной так точно знаток, - утешила подругу Василиса, разливая по бокалам остатки вина и убирая под стол пустую бутылку.
        - Слушай, а тебе Ванька точно ничуточки не нравится?
        Васька от неожиданности подавилась и закашлялась.
        - Ты чего? С дуба рухнула? Он мне сразу не глянулся, а уж когда он меня в кафе повел, я едва на стенку не полезла. И вообще, с чего это ты о нем вдруг вспомнила?
        - Васик, ты только не смейся, ладно? Я ведь его все равно люблю. Да, понимаю, что он далеко не тот, кого можно назвать идеальным парнем и мужем, но без него мне труба. Люблю - и все тут.
        - Ох, Варь, дело твое, конечно, но я бы тебе советовала забыть про него и как можно быстрее.
        - Пробовала. Без толку. Засыпаю, а перед глазами Ванькино лицо стоит. А как представлю, что больше его никогда не увижу - сердце щемит, хоть на Луну вой от тоски. Васик, я что хотела спросить: если я снова Ваньку себе заберу, возражать не будешь?
        - Да ты что! Нет, конечно.
        - Спасибо! Ты - настоящий друг!
        - Да было бы за что благодарить! - сморщилась Васька.
        - Слушай, а с твоим Кощеем пока ничего не вышло?
        - Нет. И не выйдет, наверное, никогда, - вздохнула Василиса.
        - Эй, с чего вдруг такой махровый фатализм попер? Ну-ка, колись! - потребовала Варя.
        - Ну, я ж тебе уже рассказывала: я трижды к Борису собиралась, и трижды у меня что-нибудь этакое случалось. А в результате я его даже дома не застала. Вот и решила: все, хватит! Сколько можно за журавлем в небе гоняться…
        - Ага, будем довольствоваться стаями доступных и покладистых синиц, - ехидно закончила Варя. - Сама-то веришь в то, что говоришь? Да тебе ж, кроме него, никто другой и даром не сдался! Вот только представь: ты замужем, супруг - обычный нормальный мужик, детишки под подолом, в общем, все, как водится. А тебе и жизнь не мила, потому что в голове только одно вертится: «Вот был бы на его месте мой разлюбезный Кощей, вот тогда бы я на самом деле познала все прелести плотского счастья…» Ты хоть понимаешь, с чем шутишь? Что, так и будешь потом всю жизнь жалеть, что так ни разу с мужчиной своей мечты не пересеклась? Хотя и могла, между прочим!
        - Да не могла я, вот в чем вопрос! Я же говорю: ну звезды, что ли, не тем раком встали, может, еще какая напасть в атмосфере приключилась, только встретиться нам так и не удалось. Может, оно и к лучшему, - совсем уж понуро закончила Василиса.
        - А я бы на твоем месте не сдавалась. Ну, подумаешь, первый облом! Да это и не облом вовсе, а так, отговорки для внутреннего пользования. Облом - это если Кощей вдруг встанет в позу и заявит, что со всякими юными барышнями дел иметь не желает. Вот это будет облом. А пока не вижу причин для расстройства.
        - Ладно, там видно будет, - бросила Васька, которой ужасно хотелось закрыть эту тему. Даже в обществе Вари она чувствовала себя крайне глупо и неуютно, когда говорила о себе и Кощее.
        - Хорошо, - легко согласилась Варя, очевидно догадавшись, что этот разговор подруге неприятен. - Кстати, я с тобой посоветоваться хочу.
        - По поводу?
        - У моего папаши скоро день рождения. Ну, на самом деле не так чтоб сильно скоро, еще полторы недели, но все-таки.
        - А кто он у тебя по гороскопу?
        - Ну, с гороскопом - это отдельная история. Папа по разным календарям либо в поздние Львы попадает, либо в ранние Девы. Сплошная ДеваЛьвация, одним словом. Но себя считает Львом, причем без комментариев.
        - И сколько ему исполнится?
        - Тридцать пять стукнет.
        - Сколько?! Я считала, что ему за сорок…
        - Это он из-за полноты так солидно выглядит. Ничего, сейчас вес сбросит, быстро помолодеет. Но фишка не в этом. Сама понимаешь, у него есть все. Вот просто глобально - все. Бытовая техника, новомодные аксессуары, заколка на галстук, стоящая определенное количество убитых енотов, - все. То есть преподносить ему что-то покупное я не вижу никакого смысла. Тем более что подарок опять же получится за его собственные деньги. Раньше я дарила ему свои картины, но они отцу по большому счету до фени. Улыбнется для приличия, картинку потом спрячет с глаз долой, и на этом все. Вот чего бы такого придумать, что за деньги не купишь, но чтоб человеку приятно было?
        - Стенгазета, - ни минуты не раздумывая, сказала Василиса.
        - Подожди, я что-то не понимаю: какая стенгазета?
        - Самая обычная. Берешь большой кусок ватмана, добываешь старые и новые фотографии виновника торжества. Обзываешь все это торжественно: «Жизненный путь товарища такого-то», сочиняешь к фотографиям веселые подписи-пояснения, потом художественно размещаешь это на том самом ватмане, и подарок готов!
        - Слушай, а это мысль! По крайней мере отцу такого еще точно никогда не дарили. Слушай, а поможешь? Оформить красиво я смогу, а вот с подписями у меня точно полный швах. Может, ты на его фотки свежим взглядом посмотришь и придумаешь что-нибудь повеселее?
        - Да без проблем. Но с тебя ватман, клей, фломастеры, краски и прочие расходные материалы.
        - Без вопросов! Слушай, а давай завтра же этим и займемся, а? Чтобы время зря не терять. А то вдруг с первого раза не выйдет, переделывать придется.
        - Ладно, - согласилась Василиса. - Почему бы и нет!
        Варвара оглядела стол, обнаружила, что бутылка уже перекочевала на пол, и спросила:
        - Слушай, а тебе не кажется, что посрамление Потаповны заслуживает того, чтобы хорошенько надраться по этому поводу? Я это к тому веду, не отыщется ли в баре твоего отца еще одна бутылочка такого вина? Очень уж оно у вас, гражданочка, вкусное.
        - А мы сейчас проверим, отыщется или нет, - подмигнула подруге Васька и отправилась в комнату.

        Тем временем Колобок, которому, несмотря ни на какие приметы, совершенно не икалось, сидел напротив Тины и ждал ответа на свой вопрос.
        - Влад, а ты уверен, что действительно хочешь этого?
        - Валечка, если бы я не был уверен, то вряд ли бы пошел на все эти жертвы. - Колобок, похудевший до размеров ущербной Луны, поднял руки и продемонстрировал уменьшившиеся объемы талии вкупе со свободно развевающейся рубашкой. - Ради твоей благосклонности я готов звездочку с неба достать. Проси что хочешь, только будь моей женой.
        - Но Влад, милый, а как же Варя?
        - Не пытайся найти помехи там, где их нет и быть не может. Варя уже практически взрослый человек. Не удивлюсь, если через полгода-год она сама выскочит замуж. Она в этом плане очень домашняя девочка, вся в меня. Поэтому не думаю, что с этой стороны будут какие-то проблемы.
        - Но, Влад, мы же с тобой очень разные люди! У тебя светские рауты, вечеринки, и тут я со своим лошадиным лицом.
        - Прекрати на себя наговаривать! У тебя самое красивое лицо в мире. Ты - уникальная женщина, второй такой просто не найти! И пойми ты, дурашка: мне не нужна глупая кукла, с которой я могу делать, что хочу. Поверь, наигрался уже по самое некуда. Мне нужен рядом сильный, умный человек. Такой, как ты, Валечка. Передать не могу, как я восхищаюсь твоим мужеством, да я просто преклоняюсь перед тем, что ты сделала!
        - Влад, это ты про что? - напряглась Тина.
        - Валечка, милая, ты много слышала о девушках, которые, пройдя через то, через что прошла ты, находят в себе силы вернуться в нормальную жизнь, да еще и преуспеть в тех областях, в которых и полностью здоровые люди не всегда преуспевают?
        - Ты… ты знаешь про то, что у меня нет ноги? - растерялась Тина.
        - Валечка, - мягко произнес Колобок, - я знал про это практически с самого начала. Первой об этом удивительном факте мне рассказала Варя. Когда я появился на твоем занятии, то, честно говоря, решил, что у девочки разыгралась фантазия. Ты буквально летала по залу, от тебя веяло такой энергетикой! А потом, когда я навел справки о тебе, оказалось, что дела обстоят именно так.
        - Влад, вот только жалости не надо! Терпеть этого не могу! И никакого сюсюканья!
        - Хочешь сказать, тебе это нужно? - улыбнулся Колобок. - Тогда только дай знать. Буду сюсюкать дни и ночи напролет, лишь бы тебе, лапушке, угодить. Правда, покажешь мне, как это делается, а то даже не знаю, о чем речь.
        - Володя, какой же ты смешной! - расслабилась Тина. - Знаешь, в прошлую минуту я была готова выгнать тебя за порог и больше никогда сюда не впускать. А вот сейчас сижу и млею, как кошка на солнышке. Ты… ты какой-то неправильный. До того, как ты появился в моей жизни, я четко знала, чего я хочу и как этого добиться. Я знала, что весь остаток жизни проведу в одиночестве и, кроме как на себя, мне рассчитывать не на кого. А ты спутал все мои карты.
        - Твое существование тоже стало для меня большой неожиданностью. Но это же не означает наступление конца света, - мягко заметил Колобок. - Скорей, уж начало чего-то хорошего и нового. Например, нашей дружбы.
        - Ты не понял! Я… по-моему, я начинаю влюбляться в тебя. А это уже опасно. Опасно для нас обоих. Ведь если в итоге что-то не сложится, добром это уже не закончится. Понимаешь, о чем я говорю? Поэтому, может быть, пока не поздно, оставим все как есть?
        - Валечка, но это же просто чудесно! И не надо бояться ни меня, ни себя. У нас с тобой все будет просто великолепно. Все будет ровно так, как ты пожелаешь, обещаю!
        - Но кто ты и кто я? Мне страшно представить, какими капиталами ты ворочаешь. А у меня в кошельке остался последний стольник с мелочью, и завтра зарплата. Боже, какую чушь я несу! Влад, я сразу хочу тебя предупредить: не вздумай сажать меня в золотую клетку, все равно ничего не выйдет.
        - И мысли такой не было! - весело заявил Колобок.
        - Просто тренировки, вернее, то, что я могу преподавать во Дворце спорта, очень много значит для меня. И я ни за что не откажусь от этой работы. Даже ради тебя. Прости, это, наверное, жестоко звучит, но лучше, если ты сразу будешь об этом знать. Если я перестану преподавать, я потеряю себя. Мне просто незачем будет жить, понимаешь?
        - Малыш, я все не перестаю удивляться: какие глупости тебя волнуют! Или ты думаешь, что я совсем ничего не смыслю, что я глупый, потому что толстый? - Колобок шутливо состроил скорбную физиономию.
        - Влад, прости меня, - вздохнула Тина. - Но я пока не готова ответить согласием. Это все так неожиданно. У меня в мозгу просто не укладывается. Ты же свалился на меня, как снег на голову, даже в себя прийти не даешь.
        - Но это ведь не означает, что я отныне нежеланный гость в твоем доме? - уточнил Колобок.
        - Нет, что ты, конечно же, нет! - испугалась Тина. - Я очень рада твоим визитам. И даже начинаю скучать без тебя. Просто мне кажется, что для семейной жизни этого мало. Я не готова. Понимаешь, даже к счастью надо привыкнуть. Особенно такому большому и круглому, как ты.
        - Ну, вода камень точит, - философски заметил Колобок. - Буду держать тебя в осаде, пока не сдашься.
        - Завоеватель! - Тина легонько стукнула пальцем по кончику носа собеседника.
        - А то ж! - радостно подтвердил тот и передвинулся поближе к Тине…

        Этот воистину сумасшедший день начался с того, что Варвара опять улизнула от Алисы, даже не подозревая о том, как сильно расстроила этим отцовскую секретаршу, надеявшуюся с самого утра посмотреть на устроенный с ее подачи крупный семейный скандал. Но поскольку Варвары на месте не оказалось, Алиса решила несколько оттянуть сладкий момент расправы.
        Тем временем Варвара совершила вояж по магазинам канцтоваров и, закупившись всем необходимым, отправилась к поджидавшей ее Василисе.
        - Привет, а вот и я!
        - Привет, - хмуро отозвалась Васька, пропуская подругу внутрь.
        - Ты чего такая суровая? Не с той ноги встала?
        - Интересно, что бы ты сказала на моем месте, целую ночь напролет слушая, как ругаются соседи? Ты не представляешь, они умудряются делать это беспрерывно!
        - Что, совсем-совсем не умолкают? А типа в туалет сходить или чаю попить?…
        - Можешь смеяться, когда они меня в очередной раз разбудили, я специально на часы посмотрела: четыре утра! Проектировщиков этих квартир четвертовать мало! В чьей только больной голове родилась идея стенки из картона делать?!
        - Подожди, так это тебе Нюховы спать не давали?
        - Ну, а кто ж еще? Называется «вспомни, как это было». Они ж раньше частенько ругались, но вчера, честное слово, все рекорды побили! Мадам Нюхова визжала, как бензопила.
        - Ну, за собственную спокойную жизнь всегда приходится чем-то расплачиваться, - философски заметила Варвара.
        - Слушай, не умничай, а? - попросила Васька. - И так голова разламывается. Кстати, хочешь поприкалываться? Буквально на рассвете приснилось, как я Нюховым собственноручно намордники напяливаю, чтоб не лаялись. Когда проснулась, даже пожалела, что это не на самом деле происходит.
        - Может, тогда не будем сегодня стенгазетой заниматься, раз тебе не до этого? Все равно пока не к спеху, еще больше недели в запасе. Лучше ляг, отоспись, пока за стенкой тишина. А я домой пойду.
        - Нет уж, раз решили стенгазету делать, значит, будем. Не обращай на меня внимания. Сейчас кофе выпью и окончательно в себя приду.
        Василиса отправилась на кухню и включила электрический чайник. Варвара, оставив свои сумки в коридоре, последовала за ней и плюхнулась на табуретку.
        - Да, кстати, пока ты кофе пьешь - информация к размышлению. Вчера Аленушка звонила. Они-таки успели привести зал в соответствующий вид и в это воскресенье устраивают вечеринку. Сейчас как раз закусками и спиртным закупаются. Обещают, между прочим, нечто грандиозное. Начало в семь вечера, а потом до самого утра тусовка. Отцы небось о бизнесе трещать будут. А мы будем танцевать. Черт побери, хочу хоть раз в жизни сносить туфельки до дыр за один вечер!
        - Ну, а я-то тут при чем? - буркнула Васька. - Этот клуб твоя идея от начала и до конца. А мне там точно делать нечего.
        - Хочешь, назову как минимум три причины, по которым ты просто обязана появиться на этой вечеринке?
        - Ну, попробуй! - недоверчиво предложила Василиса.
        - Во-первых, тебе персональное приглашение от Аленушки. Во-вторых, персональное приглашение от меня. В-третьих, нечего сидеть дома и киснуть, когда можно неплохо повеселиться. И скажи, что этого мало.
        - Варь, ну мне ведь даже пойти туда не в чем! Платья я терпеть не могу, а в брюках наверняка белой вороной буду выглядеть.
        - А ты надень джинсы и ту маечку, что я тебе дала, вот и все дела! Ты в ней отлично смотришься, это я тебе как эксперт по данному вопросу заявляю.
        - Ой, хорошо, что ты напомнила про маечку! - Васька подскочила. - Я же давно хотела ее тебе вернуть, да все забывала!
        - Эй, погоди, куда это ты намылилась? - остановила подругу Варвара. - Давай по порядку, а то я уже ничего не понимаю. С какой стати ты собираешься отдавать мне то, что я тебе подарила?
        - Ну, Варя, я не могу принять такой дорогой подарок! Одно дело - чуть-чуть поносить и вернуть, и совсем другое - навсегда забрать. Ты же наверняка ее в каком-нибудь бутике покупала, а я немножечко в курсе, какие там цены. Кроме того, раз я больше не собираюсь совращать Кощея, острая необходимость в маечке отпала. И самое правильное в такой ситуации - отдать ее обратно тебе.
        - Ну, нагородила! Васик, я с тебя порой просто поражаюсь! Начать с того, что дареное обратно не приносят. Так и обидеть можно. Вот сейчас щеки надую, и будешь вокруг меня прыгать, прощения просить. Не хочешь? То-то же! А если ты думаешь, что вконец разорила мой гардероб, то могу тебя заверить, что ничего подобного. И более того, скажу по секрету: я этот топ покупала три года назад. Надевала всего пару раз. А потом просто перестала в нем помещаться, и он лежал на моих полках мертвым грузом. Так что сама понимаешь, он мне теперь без надобности.
        - Подожди, как это - перестала помещаться? - заинтересовалась Васька.
        - Ну, дышать мне в нем тесно. Когда у тебя грудь буквально за год с первого до третьего размера вырастает, трудно носить те вещи, в которых раньше в обтяжку ходила.
        Васька посмотрела на бюст Варвары, потом скосила глаза на собственный. М-да, действительно: почувствуйте разницу…
        - Эй, ты чего пригорюнилась? Между прочим, еще неизвестно, что лучше: мой третий или твой первый!
        - Нулевой, - скорбно поправила Васька.
        - Ну, нулевой, - согласилась Варвара. - Ты по крайней мере спокойно можешь обходиться без лифчика. И когда бежишь, у тебя впереди ничего не трясется. А у меня такая роскошь уже в прошлом. И потом: вот выйду я замуж, рожу ребенка. Разумеется, буду кормить его грудью. Ты представляешь себе кошмар, если вдруг после этого грудь потеряет форму и решит обвиснуть?!
        - Жуть, - признала Васька. - Так что, дитенка на искусственное вскармливание посадишь?
        - Что я, по-твоему, монстр какой-то? - возмутилась Варвара. - Лучше иметь обвислую грудь и здорового ребенка, чем потом голову ломать, чем и как его лечить. И вообще, тебе не кажется, что этот разговор несколько преждевременен? Я еще, между прочим, даже замуж не вышла.
        - Знаешь, я совершенно не удивлюсь, если ты уже через пару месяцев охомутаешь своего Ваньку. Вот просто нисколечко!
        - Ну, не все так просто, - вздохнула Варвара. - Мы же с ним толком еще и не помирились. Опять же, я первый шаг навстречу сделала. Теперь его очередь.
        - А если он так и не захочет снова встречаться с тобой? - уточнила Васька.
        - Заставим! - со свирепой физиономией пообещала Варя и расхохоталась.
        После того как Васька попила кофе и объявила о том, что готова к труду и обороне, девчонки принялись раскладывать на полу ватман. Он то и дело норовил свернуться обратно в рулон, так что пришлось прижать его по углам книгами.
        - Слушай, - обеспокоенно сказала Варвара, - боюсь, я так на нем ничего рисовать не смогу. Пол-то неровный, да и неудобно: ватман огромный, пока с одного конца до другого дотянешься, наверняка чего-нибудь помнешь…
        - Успокойся. Сейчас мы ничего рисовать не будем, а просто займемся раскладкой фотографий и разметкой макета. Когда окончательно решим, где что будет располагаться, аккуратно карандашом все пометим, и повесим ватман на кульман.
        - Куда?!
        - Ну, это чертежная доска так называется. У меня мама-то, помимо всего прочего, и шикарным конструктором была. Вот кульман от нее и остался. Будешь на нем рисовать, как на большом мольберте.
        - Здорово! - восхитилась Варвара.
        - Ты не торопись раньше времени радоваться. Лучше показывай, чего принесла!
        Варвара бережно достала из сумки пакет с фотографиями и разложила их по полу в некотором подобии хронологического порядка.
        - Вот это папа в детском садике. Это он в школе. Это он только что очередные экзамены в институте сдал. Он ведь заочно учился и работал, чтобы нас прокормить. А это, между прочим, я у него на руках!
        - Слушай, он что, был такой худой?! Обалдеть! Вообще человека не признать!
        - Ну, в свое время он по худобе даже твоему Кощею мог фору дать. А потом как пошел вширь расти, и не остановишь. Ей Богу, как на дрожжах. Я, помнится, даже стеснялась, что у меня папа такой толстый. А он мне и говорит: «Дочка, запомни: чем объемнее человек, тем больше у него авторитет». А я ж маленькая была, глупая. Что такое «авторитет» не знаю, но словечко мне это ужасно понравилось. И вот, представляешь себе, папа вскорости после этого взял меня на вечеринку к деловым партнерам. Помнится, это была семейная пара, и мы сидели у них дома за столом. Ну, стандартные такие посиделки, никаких еще ресторанов и в далекой перспективе не было. Батя тогда только-только раскручиваться начал. И вот я, улучив момент, торжественно заявляю всем: «У папы большой авторитет, поэтому он толстый». Народ от хохота едва со стульев не попадал. Все ж это исключительно в пошлом смысле восприняли, а ребенку-то откуда это было знать.
        - А отец?
        - Ну, посмеялся вместе со всеми. Но потом в подобных случаях оставлял меня дома вместе с няней, чтобы еще чего-нибудь столь же «умного» на людях не ляпнула. Деловая репутация превыше всего.
        - Получается, тебя няни воспитывали, если отец все время на работе был?
        - Ну, это как посмотреть, - улыбнулась Варя. - То они меня, то я их. Так сказать, с переменным успехом. Но ты не думай, что я отца только по выходным и видела, ничего подобного. Он обязательно каждый вечер со мной болтал, спрашивал, как день прошел. И спать всегда сам укладывал. Только вот с колыбельными у него ничего не получалось. Папа все песни так смешно пел, что я, вместо того чтобы послушно кемарить, хохотала так, что потом еще час заснуть не могла. А он все равно: знал об этом и пел…
        - Ладно, давай начнем фотки раскладывать. Вот эту, где он такой представительный и важный позирует, предлагаю поместить в центре. И оформить под солнышко. Словно это он лично всем сияет. От солнышка пустить лучи. И по кругу, по лучам уже все остальные фотографии, от детских до последних. Подписи потом придумаем, а то просто так в голову ничего не приходит.
        - Слушай, только эти фотографии у меня в единственном экземпляре. Нам ничего резать не придется? Ну, или клеем их портить? А то боюсь, папочка от такого
«подарка» явно будет не в восторге, когда поймет, как сильно пострадал его альбом. Он и так, мягко скажем, небольшой.
        - Не бойся. Ничего напрямую клеить не будем. Для подобных вещей существуют бумажные уголки. Смотри: отрезаешь полоску бумаги, вот так сворачиваешь, наклеиваешь, и вставляешь туда уголок фотографии. А когда стенгазета надоест, вынимаешь все фотки обратно и кладешь в альбом. И никаких проблем!
        - Ой, Васик, а я бы ни за что не догадалась!
        Но закончить раскладку фотографий девчонкам так и не удалось. У Варвары заиграл мобильный, и она, увидев, кто ей звонит, от радости едва не подпрыгнула до потолка. Шепнула Ваське: это он! И убежала в другую комнату разговаривать. Вернулась вся сияющая, как начищенная монетка:
        - Васик, слушай, ты не будешь против, если мы с тобой все в другой раз доделаем? Ванька предложил встретиться прямо сейчас! Кажется, у нас все налаживается! У него даже голос по-другому звучит!
        - Беги уж, раба любви! - беззлобно подколола Васька.
        - Ой, а как же фотки, бумага… Мы же у тебя такой бардак устроили!
        - Ну и наплевать. Нашла из-за чего переживать, честное слово! Ватман я прямо так на полу и оставлю. Все равно, пока отца нет, он никому здесь не мешает.
        - Васик, ты - прелесть! - заявила Варя, чмокнула подругу в щечку и убежала.
        Не успела Василиса сложить разбросанные фотографии, как в дверь позвонили. Чертыхнувшись, Васька пошла открывать. Не иначе как Варя чего-нибудь забыла, растяпа.
        Но она ошиблась. На пороге стояла Марья.
        - Привет, Маш! А что не через балкон?
        - Ну, пора уже соответствовать статусу замужней матроны, а они, как водится, по балконам не лазят, - улыбнулась соседка.
        - Давай проходи в комнату. Только не пугайся: у меня там маленький разгром. Делаем с Варей подарок ее отцу.
        - Ну, это ерунда. Чужой беспорядок мне никогда на нервы не действует. Кстати, сразу предупредить хочу: я к тебе не просто так, а на поклон пришла. Буду подлизываться.
        - Ух ты, здорово! - откликнулась Василиса. - Хоть что-то для тебя сделаю. Я так рада!
        - Ну, когда услышишь мою просьбу, думаю, энтузиазма у тебя поубавится, - усмехнулась Марья. - Вот надумали с Даней сегодня в кино пойти, а Толика оставить не с кем. Вытерпишь моего карапуза часа три-четыре?
        - Да в чем вопрос! Запросто. Ладно, подожди минуты три, а я пока нам с тобой чай сделаю. А то, получается, ты пришла ко мне в гости, а я тебя так ничем и не угостила! Кстати, чай или все-таки кофе? Могу растворимый, могу заварной сварганить.
        - Да нет, не стоит. Чая вполне достаточно, - заверила Марья.
        Пока Василиса копошилась на кухне, Марья от нечего делать принялась разглядывать разложенные по полу фотографии. Внезапно ее брови недоверчиво поползли вверх. В большом волнении Марья присела на корточки и стала перебирать фотографии одну за другой. Старенький узкий черно-белый снимок, на котором улыбался прямо в объектив молодой вихрастый парень лет семнадцати, в котором с огромным трудом можно было признать нынешнего Колобка, привлек ее особенное внимание. Марья взяла его в руки, провела пальцем по лицу…
        - Вася! Вася, а что…
        Договорить она не успела. В дверь позвонили.
        Василиса мысленно возвела очи долу, поставила обратно на стол чашки с уже готовым чаем и отправилась выяснять, кто еще решил порадовать ее в это утро своим обществом.
        - Васька, привет! - Ворвавшийся как мини-тайфун Санька Ларцов чмокнул ее в щечку. - Слушай, подруга, выручай, беда у нас!
        - Что случилось? - встревожилась Василиса.
        - Помнишь, Пашка Нюховскую дочку отвлекал, пока я тебе замок менял?
        - Ну?
        - Что ну! По кочану! Они сегодня заявление в ЗАГС подавать поехали!
        - Да быть этого не может! - охнула Василиса.
        - Очень даже может, - заверил ее Санька. - Пашка всю эту неделю как блаженный ходил, к нему обращаешься, а он все невпопад ответить норовит. Ну, мало ли чего, думаю, с братом творится. Только-только от этой стервы Инки Русалки в себя приходить начал, а может, жара на него так действует. А он, оказывается, тайком от всех каждый день с Любашей встречался. А эта акула пострашнее Инки оказалась! Враз парня охомутала. Он за ней как привязанный носится. Говорит, встретил любовь, о которой всю жизнь мечтал. Тьфу, зараза! Что делать-то?
        - А ты уверен, что нам и вправду надо что-то делать? Может, Пашке с Любашей действительно вдвоем хорошо будет? - неуверенно спросила Василиса.
        - Ага! С такой-то тещей! Нет уж, я категорически против! Если эта мегера еще и нам на мозги капать будет, я точно из дома сбегу! Такой родственницы мне и за большие деньги не надо! - горячился Санька.
        - А сама Любаша как тебе показалась?
        - Да девка как девка, самая обычная. Только себе на уме, а так ничего.
        - Главное, на мамашу свою нисколечко не похожа.
        - Это точно!
        - Вообще-то, если по совести говорить, она мне из всех сестер больше всего нравилась. Так что, может быть, не все так плохо, как тебе кажется?
        - Да?! А как же бокс? Как же карьера?! Мы только-только с Пашкой раскручиваться стали, о профессиональном спорте задумались. Перспектив - во! Море! А тут эта свадьба! Черт, как некстати! Теперь Пашка детьми обзаведется и будет всю жизнь клерком в какой-нибудь завалящей конторе прозябать, вместо того чтобы за чемпионские титулы сражаться!
        - А что, Любаша против его занятий спортом?
        - Да нет. Пока, наоборот, восхищается. Сидит вместе с Пашкой перед теликом, записи боев смотрит. Комментирует даже чего-то, болеет. Только кто вас, девок, разберет? До свадьбы одно говорите, после свадьбы совсем другое.
        - А в глаз? Я и обидеться могу! Чего всех под одну гребенку ровняешь?
        - Ты практически «свой парень», так что не в счет, - быстро нашелся Санька.
        - Вась, я, пожалуй, домой пойду. - В кухне появилась Марья. - Насчет чая не заморачивайся, мне все равно пора. Привет, Сань!
        - Здрасте!
        - Маш, а во сколько Толика забирать?
        - Что? Толика? Ах да, ничего не надо. Я передумала. Ну все, бывай!
        И Марья практически опрометью выбежала с кухни. В коридоре стукнула захлопнутая дверь.
        Васька и Саня переглянулись.
        - Чего это она? Умчалась, будто за ней гонятся. И взгляд какой-то безумный.
        - Не знаю. Может, что-то вспомнила срочное? Ну, молоко там на плите оставила. Или утюг включенный? - предположила Васька.
        - Ладно, не суть дело, - отмахнулся Санька. - Так что с братом делать будем? Пропадет ведь парень ни за что!…

        Когда Варвара подошла к поджидающему ее Ивану, тот достал из-за спины белую розу и, ни слова не говоря, протянул ей. Варвара почувствовала, что еще чуть-чуть, - и расплачется от счастья. Те цветы, что Иван дарил ей раньше, не значили почти ничего. Стандартное обрамление свидания, признак хорошего тона, не более того. Но эта роза несла в себе конкретный посыл «прости-давай-начнем-все-сначала», и Варвара никоим образом не спровоцировала ее появление. В этот раз Иван действительно все решил сам.
        От полноты чувств Варвара крепко поцеловала Царевича. Не прерывая поцелуя, он поднял ее на руки и закружил по улице.
        - Как же я по тебе соскучилась! - призналась Варя.
        - Я тоже.
        - Знаешь, я много думала о том, что ты сказал…
        - Черт! Прости меня, ладно? Я вел себя как последний кретин, столько лишнего наговорил…
        - Ну, было немного. Но я, наверное, тоже была не права. Я имею в виду когда отказывала тебе в близости…
        - Варя, родная! Ты хочешь сказать, что…
        - Да, - потупив глаза, ответила Варя. - Я согласна стать твоей девушкой во всех смыслах. И даже знаю, как побыстрее это сделать.
        - И как? - еле сдерживая радость, спросил Иван, даже не рассчитывавший на такую удачу.
        - Мы поженимся и будем заниматься этим каждую ночь!
        Иван опустил Варвару обратно на землю и откашлялся.
        - Милый, ну, что ты скажешь насчет моей идеи? - Варвара уже справилась с собственными эмоциями и начала тонкую, одной лишь ей ведомую игру под названием
«Разведка боем».
        - Все не так просто, как тебе кажется, - театрально вздохнул Иван. - Боюсь, наше бракосочетание придется отложить на неопределенный срок.
        - Значит, ты - за?!! Ванечка, я тебя просто обожаю! Мой любимый! Как я рада, ты даже и представить себе не можешь! Ты согласен стать моим мужем!
        - Да, я согласен, - попался в расставленную ловушку Иван, - но это ничего не значит.
        - Почему? - Варвара округлила глаза.
        - Видишь ли, Варя, наши с тобой желания мало что значат. У меня есть обязательства перед… родителями. Да, да, именно так: мой отец - самый настоящий домашний деспот! И он вбил себе в голову, что должен подготовить себе достойную смену. Понимаешь, кого он имеет в виду.
        - Ну, не Аленушку же, - подыграла Царевичу Варвара.
        - Это уж точно! - подтвердил Иван. - Так вот, чтобы стать достойным громкого имени своего папаши, я должен окончить институт, заработать репутацию в деловых кругах, ну, и так далее. А ранний брак может все испортить. И отец никогда не пойдет на это, понимаешь? Он просто не даст нам своего согласия.

«Папа, говоришь…» - мысленно ухмыльнулась Варвара, но вместо этого сказала:
        - Неужели ничего нельзя сделать?
        - Боюсь, что нет, - с трагическими нотками в голосе произнес Иван, искоса посматривая, какую реакцию вызовут его слова у Вари.
        - Только не это! - Варвара отвернулась и пару раз шмыгнула носом для правдоподобия.
        - Малыш, прошу тебя, не надо расстраиваться! Многие пары годами живут без регистрации, и ничего! Сама подумай: со штампом или без, но у нас с тобой будет самая настоящая семья. Что тебя так смущает?
        - Мой папа! - с надрывом заявила Варя. - Он… он у меня очень строгих правил. И если узнает, что мы с тобой… что ты меня… Ну, в общем, нам обоим не поздоровится. А я не хочу рисковать тобой! Ты слишком мне дорог! Я не переживу, если он причинит тебе вред!
        - Знаешь, у Сереги на этот случай есть шикарная фраза: можно, если осторожно! Обещаю, мы сделаем все так, что твой папа и не догадается! Он никогда не заподозрит тебя в том, что ты встречаешься с парнем! Черт побери, я не боюсь его! И ты не бойся! Малыш, пошли! У меня есть ключи от гаража, там нам никто не помешает. Ну, так как?

«Черт бы побрал этого Серегу», - подумала Варвара. События начали развиваться не с той скоростью, на которую она рассчитывала, и Варя была совершенно к этому не готова. Срочно требовалось что-то придумать, чтобы отвязаться от Ивана, пока он в порыве страсти не затащил ее в ближайшую подворотню.
        Словно услышав ее мольбы, раздался звонок мобильника. Варвара с недоумением посмотрела на появившийся на определителе номер. Алиса? Что ей надо?
        - Да, я слушаю.
        - Варечка, извини, что отрываю от дел, но папа очень хочет срочно тебя видеть.
        - А почему тогда сам мне не позвонил и не сказал? - удивилась Варвара.
        - Потому что он попросил сделать это меня, - парировала Алиса, и Варе очень не понравились звучащие в ее голосе стервозные нотки. Кажется, дело пахнет керосином. Наверное, действительно лучше побыстрее отправиться домой, чтобы лично выяснить, какую гадость припасла для нее Алиса на этот раз.
        - Хорошо. Буду через десять минут, - сказала Варя и нажала кнопку отбоя.
        - Что-то случилось? - спросил Иван.
        - Да, как я и говорила: папа требует меня пред светлы очи.
        - Думаешь, он узнал про нас? - испугался Царевич, совершенно забыв про собственную браваду несколько секунд назад.
        - Да нет, вряд ли, - рассеянно отмахнулась Варя. - Откуда бы? Разве что донес кто?
        Ладно, извини, мне надо бежать. Позвони мне завтра, хорошо? Я люблю тебя!
        - Я тоже, - сказал Иван и поцеловал Варю.
        Быстрый поцелуй на прощание перерос последовательно в крепкий, а затем и в страстный поцелуй. Варя закрыла глаза от наслаждения и мысленно пожелала на голову Алисы все кары небесные, вместе взятые. В конце концов она бы наверняка придумала, чего сказать Ивану, чтобы остудить его пыл, не впервой. Но грубо прерывать такую отличную свиданку - это просто кощунство, черт побери!

        Алиса довольно ухмыльнулась. Отлично! Можно начинать. Пока Варвара подойдет, ее папаша как раз успеет вдоволь налюбоваться на тех, с кем его доченька проводит свое свободное время.
        - Помнишь, ты просил меня предоставить доказательства того, что у Варвары появился молодой человек, - вкрадчиво начала Алиса, зайдя в домашний кабинет Колобка, переоборудованный под тренажерный зал. В ноздри ударил запах пота, и она недовольно сморщила носик. Вот свинья! И выглядит как свинья, и воняет как свинья! Кроме денег, и нет в мужике ничего хорошего. Не то что в…
        - И что? - отозвался Колобок, закончив качать пресс.
        Алиса мотнула головой, отгоняя непрошеные мысли о любовнике, и продолжила:
        - Ну, я это к тому веду: может, выкроишь все-таки минутку, чтобы собственными глазами убедиться в том, что моим словам можно верить?
        - Тащи сюда. Что там у тебя?
        Алиса фыркнула, но все-таки послушно подошла к боссу, грациозно лавируя между тренажерами. Первым вниманию Колобка был предложен снимок с разговаривающими Варей и Иваном, потом они же, но стоящие ближе друг к другу. Затем настала очередь
«бомбы» с псевдо-поцелуем. А на закуску последовала Варя в компании подруги и Варя в компании подруги и какой-то левой тетки.
        Вопреки ожиданию Колобок довольно спокойно среагировал на фотографии, с головой уличающие его дочь в наличии парня. Но вот чего Алиса точно не могла предвидеть, так это того, что босс буквально остервенеет от совершенно безобидного последнего снимка.
        - Где ты это сняла? - зарычал он, тыча Алисе в лицо злополучной фотографией.
        - Ну, неподалеку отсюда, - растерялась та. - Если точнее, во дворе вон того дома. Там ее подруга живет. Вот эта, с которой они на шейпинг ходят.
        - Варвара долго разговаривала с этой женщиной?
        - Да откуда же я знаю?! - запричитала Алиса, догадавшись, что по неведомым ей причинам дело принимает крутой оборот. - Ну, минуты две, может, три. А потом они все вместе зашли в подъезд…
        - Все вместе! - рявкнул Колобок, воздев руки к небу. - Господи, ну за что мне это все!
        Коротко клацнула входная дверь, и в комнате появилась Варя.
        - Привет, папа! Ты что-то хотел мне сказать?
        - Да! Немедленно начинай паковать вещи. Мы уезжаем!
        - Но куда?! Почему?!
        - Никаких вопросов! Кругом и шагом марш!
        - Папа, но завтра же вечеринка! Ты обещал…
        - Никаких вечеринок! И учти, до самого отъезда ты находишься под домашним арестом. Категорически - слышишь? Категорически запрещаю тебе выходить из дома!
        - Но, папа?! Что я такого сделала? - ошарашенно спросила Варя и посмотрела на Алису. Та ответила ей не менее обалдевшим взглядом.
        - Все вопросы потом! И вообще, чего стоим? Я что-то непонятно сказал?! Обе вон отсюда и пакуйте вещи! Бегом!!!
        Варвара и Алиса почли за лучшее послушаться отца и босса, но в коридоре Варвара, поднеся палец к губам, показала секретарше глазами на ее комнату. Мол, пойдем поговорим. Та кивнула, и девушки на цыпочках отправились обсуждать странную метаморфозу, произошедшую с Колобком.
        Алиса, прикинув, чем грозит ей саморазоблачение, правду Варваре решила не говорить. А поскольку придумать удачную ложь она просто не успевала, да и не могла, так как сама ничего не понимала в происходящем, на все вопросы Вари только разводила руками в стороны. Мол, ничего не понимаю, босс с самого утра рычать начал, а под конец и вовсе взорвался. Высказала предположение, что Колобок на этот раз ввязался в неудачное предприятие и собирается улизнуть от деловых партнеров, пока они не причинили ему финансовый, либо физический вред. Варвара тут же с негодованием отвергла этот вариант. Хотя секретаршей Колобка была именно Алиса, относительно реального состояния его дел Варя имела куда большее представление, чем она.
        Так и не придя к сколько-нибудь определенному выводу, девушки разошлись по комнатам. Алиса уселась около зеркала и впервые всерьез задумалась: а не послать ли ей любимого босса по известному адресу да и не остаться в этом забавном городке подольше? Поскольку что плюсов, что минусов у подобного решения было предостаточно, задумалась она надолго.
        Варвара же, плотно прикрыв за собой дверь и в который раз пожалев, что на ней нет защелки, достала мобильный и набрала номер Василисы.
        - Алло! Алло, Васик, это я, Варвара. Слушай и не перебивай. Не знаю, что тут у нас случилось, но папашу переклинило, и он заявил, что мы срочно уезжаем. Нет, это не розыгрыш, да посмотри ты на календарь! Вроде как не первое апреля! Что?! Да нет, я правда не понимаю, что стряслось. Слушай, я не могу выйти из дома, я под арестом. Из-за Ваньки? Нет, ну это же смешно, в самом деле! Хочешь сказать, мы так и будем скакать с места на место, как только рядом со мной будет возникать очередной молодой человек? Вот и я говорю - чушь. Васик, придумай что-нибудь! Я не хочу уезжать! У нас только-только с Царевичем все наладилось, завтра вечеринка опять же. Черт побери, я в полном шоке!…

        Новость Варвары о том, что они уезжают, застала Василису врасплох. Под конец в голосе Вари уже и вовсе слышались истеричные нотки, и Василисе стоило больших усилий уговорить подругу не раскисать. Объяснений происходящему не было решительно никаких. И ведь надо же, еще утром все было хорошо, а прошло каких-то три часа от силы, и на тебе! Получи и распишись!
        Что же делать? Васька сломала голову, думая о том, как помочь Варваре, но так ни к чему и не пришла. Если уж сама Варя не смогла уговорить своего отца передумать, то что может сделать она, Василиса? Стоять под окнами и кричать: «Не уезжайте, пожалуйста!» Или того круче: «Валите отсюда, куда хотите, но дочку свою оставьте»?
        В растрепанных чувствах Василиса вышла на балкон, облокотилась на поручень. А может быть, они с Варей все не так поняли? И дело вовсе не в ней и не в Ваньке, а в Колобке и Тине? Вдруг ее папаша получил резкий отказ и, не в силах справиться с обидой и расстройством, решил слинять отсюда? Тогда надо идти к Тине и просить ее убедить Колобка не уезжать. А если никакой ссоры не было и он уезжает отсюда вместе с Тиной? Тогда тем более надо идти к ней.
        Только не будет ли это беспардонным вмешательством в чужую личную жизнь? То, что они с Варей случайно раскрыли роман Тины и Колобка, не дает ровным счетом никакого права влезать в их отношения. Вот попрется она сейчас к ней, раскроет все карты. И навсегда испортит хорошие отношения со своей тренершей. Может такое быть? Да запросто! А Варя в итоге так и уедет. Черт, надо же что-то сделать, пока не поздно. Но что? Кому еще позвонить? Ивану? Аленушке?…
        Из раздумий ее вырвал голос Марьи, вышедшей на соседний балкон:
        - Васеныш, ты занята?
        - Да что ты! Нет, конечно. Так, думки думаю.
        - Все равно извини, что отрываю, но мне очень надо узнать у тебя одну вещь.
        - Да, Маш, - вздохнула Васька и отлепилась от поручня. - Спрашивай.
        - Твоя подруга, Варвара, ей сколько лет?
        - Как и мне: скоро восемнадцать будет.
        - А ее семья…
        - Она с отцом живет. Ну, плюс еще отцовская секретарша, но это не в счет.
        - А мама?
        - В родах умерла, - ответила Васька, недоумевая, с чего у Марьи вдруг возник такой живой интерес к ее подруге.
        - В родах, значит, - повторила сама себе Марья и нехорошо ухмыльнулась. - Слушай, а когда Варя у тебя в следующий раз появится?
        - Не знаю, - вздохнула Васька. - Может быть, и никогда. Она только что мне звонила. Говорит, отец внезапно с ума сошел, приказал паковать чемоданы…
        - Что?! - взревела Марья. - Да я ему, мерзавцу, покажу чемоданы! Где они живут?
        - Вон в том доме, - показала пальцем совершенно ошарашенная Василиса.
        - Точный адрес есть?
        - Да, он у меня где-то записан. Найти?
        - Немедленно!
        Василиса сбегала в свою комнату, нашла нужную бумажку и, вернувшись на балкон, передала ее Марье. Та схватила адрес, словно чайка зазевавшуюся рыбку, и опрометью бросилась в глубь комнаты, и ее последние слова Василиса слышала уже оттуда:
        - Мерзавец! Подлец! Ты у меня за все ответишь!
        Василиса не знала, что и думать. Такого горячего участия в судьбе подруги от своей соседки она явно не ожидала. Впрочем, расспросить ее она всегда успеет. Главное, чтобы удалось отстоять Варвару. А Марья, кажется, всерьез озаботилась этим вопросом…

        До нужной квартиры Марья, побив все рекорды скорости, добралась минуты за три. Когда Алиса открыла ей, запыхавшейся и растрепанной, дверь, то поначалу решила, что тетка ошиблась адресом.
        - Владимир Матюшин здесь проживает? - осведомилась тетка, и Алиса поняла, что сюрпризы еще не закончились.
        - Да, здесь. Простите, вам назначено? - проворковала она, вспомнив свои секретарские обязанности. Со стороны выглядело это предельно комично, поскольку на
«секретарше» развевался шелковый пеньюар, но Марье было не до шуток.
        - Нет, - рявкнула она, - но мне срочно необходимо его видеть!
        - Хорошо, - кивнула Алиса, - а как вас представить?
        Марья смерила ее с ног до головы таким взглядом, что Алисе показалось, что на нее вылили ушат холодной воды.
        - Как тебе заблагорассудится, голубушка. Хоть в бикини.
        После этой тирады Марья просто отодвинула Алису в сторону и прошла в квартиру.
        Из большой комнаты послышался недовольный бас:
        - Алиса, кто там еще?
        Марья кивнула сама себе и уверенно отправилась на голос.
        - Ну, здравствуй, Вова!
        Колобок с ненавистью поглядел на гостью.
        - Гляжу, признал, - удовлетворенно сказала Марья. - Уже неплохо. А вот ты здорово изменился. Встретила б тебя на улице и мимо прошла. Специально замаскировался или от хорошей жизни разнесло?
        - Что тебе надо?
        - Догадайся с трех раз.
        - Даже и не думай!
        - Да что ты говоришь! - всплеснула руками Марья. - А кто мне может помешать?
        - Я! - взревел Колобок.
        - А ты не ори! Мерзавец, вор! За то, что ты сделал, убивать надо!
        - Я поступил так, как считал нужным! И нисколечко не раскаиваюсь! А теперь убирайся отсюда! Вон!
        - Поздно, Вова. Сколько ты от меня ни бегал, а вот, поди ж ты, пришел конец твоим художествам. И во второй раз ты ее у меня не украдешь. Слышишь?
        Варвара слышала, что хлопнула входная дверь и кто-то прошел внутрь. Наверное, к отцу. Да, так и есть. Вон из-за стенки так и слышится «бу-бу-бу», да «бу-бу-бу». Странно, второй голос вроде женский. Впрочем, не все ли равно?
        Но тут до нее донеслось нечто неожиданное:
        - Она и моя дочь тоже!
        - Ты потеряла все права на нее! Она моя и только моя!
        Варвара села на кровати и потрясла головой. Бр-р, это еще что такое? Про кого это там говорят? Да и деловой ли это разговор?
        Варвара подошла к стенке и приложила ухо. То, что она услышала в следующий момент, заставило ее покачнуться:
        - Я пришла увидеть свою дочку Варвару, и мне наплевать, какую ложь ты придумаешь на этот раз, чтобы обмануть нас всех. Ты проиграл! Я иду к ней и все рассказываю!
        - Ты не посмеешь! Стой!
        - Еще как посмею! И тебе меня не запугать, подлец!
        Варвара еле уняла дрожь. Получается, у нее есть мама? И отец скрывал это от нее? Но почему? Нет, она должна немедленно все узнать!
        Варвара сорвалась с места и бросилась в большую комнату.
        Увидев взволнованную, раскрасневшуюся Варю, Марья и Колобок разом примолкли. Варвара сделала еще один шаг, остановилась и спросила:
        - Так это правда? У меня есть мама?
        - Да! - кивнула Марья, не сводящая взгляда с Варвары.
        - Нет! - одновременно с ней рявкнул Колобок.
        - Так, приплыли, - сама себе сказала Варя и почесала переносицу.
        - Дочка, не слушай эту шарлатанку, - начал Колобок, но Варвара подняла руку вверх, призывая его замолчать.
        - Папа, мне уже не пять лет, чтобы ты указывал, кого мне слушать, а кого нет. И пока я не разберусь, что происходит, никто из этой комнаты не выйдет. Сдается мне, кто-то долго водил меня за нос. Я обязана знать правду, и ты не можешь отказать мне в этом праве.
        - Я все могу! - заверил Колобок. - Даже вышвырнуть эту… шантажистку за порог!
        - Э-ээ, нет, так не пойдет, - покачала головой Варвара. - Прогонишь Марью, уйду и я. Поверь мне, я не шучу. Так что давайте рассядемся поудобнее, и вы хоть вместе, хоть по очереди расскажите мне, что вас связывает, и кто, собственно говоря, моя мама.
        - Варя, я твоя мама, - мягко сказала Марья, едва сдерживаясь, чтобы не расплакаться.
        - У тебя нет доказательств! - попытался встрять Колобок.
        Марья одарила его гневным взглядом.
        - Вот мои доказательства! - достала она из кармана две фотографии и положила на колени Варе. Колобок было дернулся, чтобы отобрать их, да понял, что это бессмысленно, махнул рукой и сел обратно в кресло.
        Первая фотография была Варваре знакома. Она сама этим утром принесла ее Василисе для стенгазеты. Молодой, вихрастый отец, узкий черно-белый снимок. Вторая же фотография оказалось почти такой же, как предыдущая, только полноразмерной. Справа все так же улыбался отец, а слева радостно смотрела куда-то вдаль молодая Марья. Ее талия явственно говорила о том, что в самое ближайшее время она должна стать матерью. Правой рукой отец обнимал ее за плечи. Вот и разгадка того, почему на втором, узком снимке не было видно отцовской руки. Он просто отрезал ее вместе с Марьей. Отрезал, чтобы никто не видел лица матери его дочери…
        - Значит, ты не умерла? - спросила Варвара. - И я тебя не убила, когда рождалась?
        - Что ты, сладкая моя, - сглотнула слезу Марья. - Ты родилась очень быстро. И нисколько меня не мучила. Как сейчас помню: приносят мне тебя врачи, а ты такая крошечная, голубоглазая… Я тебе пинеточки связала: розовые такие, с помпончиками…
        - И на этом твое материнское участие в жизни дочери закончилось, - не без ехидства сообщил Колобок.
        - Что это значит? - поинтересовалась Варя, которая до сих пор не могла прийти в себя от известия, что ее мать жива, и это не кто-нибудь, а Василисина соседка и подруга Марья.
        - Машка оказалась никчемной матерью. Все, что ее волновало - это пьянки и гулянки до утра, но никак не ребенок. Она тебе даже пеленки поменять забывала! С утра до ночи под любыми предлогами торчала где угодно, только не у твоей колыбели.
        - Но мне же только-только восемнадцать исполнилось! - крикнула Марья. - Можно ведь было понять, что нельзя молоденькую девчонку в четырех стенах запирать с младенцем на руках, да еще и в компании сварливой старухи!
        - Ты сама это выбрала! Я предлагал тебе сделать аборт, пока еще было не поздно, но ты отказалась. А раз так, то изволь отвечать за свой выбор. И между прочим, пока ты со своими дружками отрывалась, я не в потолок плевал, а деньги зарабатывал, чтобы нам всем было на что жить и чем питаться.
        - Если бы твоя мать не пилила меня с утра до ночи, ничего бы не случилось! Я просто не могла находиться рядом с ней! Она высасывала из меня все соки, как вампир! А ты даже попытки не делал меня защитить! Еще и поддакивал ей!
        - Маму оставь в покое! Она, конечно, не подарок, но по крайней мере не выгнала тебя на улицу. Хотя и могла. Ты же была мне никто. Вспомни: кто отказался идти в ЗАГС? Мол, рано еще об этом думать, давай на нормальную свадьбу денег накопим… А, было?!
        - И какая же девчонка не мечтает о красивой свадьбе? Это криминал?
        - Криминал то, как ты относилась к своим материнским обязанностям. Я просто не смог больше этого вынести!
        - И поэтому выкрал у меня дочь и исчез в неизвестном направлении! Ты ведь даже матери своей побоялся хоть что-нибудь сказать. А мы с ней с ног сбились, тебя с Варей разыскивая. Всю милицию на уши поставили. Думали, бандиты на вас напали, ограбили и убили. Да чего только не думали! Я в ту ночь, когда ты сбежал, твоей матери дважды «скорую» вызывала. Она, по-моему, так и не оправилась после такого удара.
        - Я должен был выбирать, чем пожертвовать, - не то оправдываясь, не то объясняя, сказал Колобок.
        - И пожертвовал родной матерью и мной! - крикнула Марья. - Чудовище!
        - Я просто защищал самое дорогое, что у меня было.
        - А я по твоей милости едва в психушку не угодила! Два года - слышишь? Два года я ходила по городу и искала вас. Во все коляски заглядывала, от меня уже люди шарахаться начали. Потом, когда поняла, что еще немного, и точно свихнусь, стану обыкновенной городской сумасшедшей, бросила все и переехала в другой город, чтоб все сначала начать. Ни родных, ни друзей - никого рядом. А ты в это время…
        - А я в это время пахал, как папа Карло! Я хотел, чтобы у Вари было все! Буквально все! И я этого добился! Мы с ней не знаем недостатка ни в чем. И это всецело моя заслуга!
        - Ну, так медаль себе на пузо повесь и радуйся! Только ты у дочери спросить забыл: может, ей не деньги, а мама была нужна? Ты же ее без женской опеки оставил!
        - А вот этого не надо! У Вари были самые лучшие няньки и учителя!
        - Я даже примерно представляю, на кого они были похожи! На то рыжее чучело, что мне дверь открыло! Доверил воспитание своей дочери шлюхам и считаешь, что все правильно сделал?
        - Интересно, а чему бы этакому ты могла Варю научить? Сама только-только с куклами играть перестала, а теперь заносишься, будто второй Макаренко!
        - Да ты…
        - Все, предки, цыц! - вмешалась в дискуссию Варвара. - Общий смысл произошедшего я поняла. А теперь давайте так: вы пока помолчите. Еще успеете друг с другом в рукопашную сойтись. Сейчас я буду задавать вам вопросы. Но повторюсь еще раз: никакой ругани между собой! Уже уши от ваших воплей болят. Начнем с тебя, … мама. Сколько мне было, когда отец увез меня от тебя?
        - Восемь месяцев. Ты только-только ходить училась.
        - А ты и вправду плохо ухаживала за мной?
        - Образцовой мамой меня действительно было трудно назвать, - призналась Марья. - Но сказать, что я совершенно не занималась своей дочерью, - гневный взгляд в сторону Колобка, - это полный поклеп. Первые полгода я от тебя сутками не отходила. Помню, спать хотелось страшно. Ты же меня ночью раз по пять будила. А ведь еще никаких памперсов и в природе не было, представляешь? Все по старинке: пеленки, подгузники, тальк, детское мыло. Приходилось брать тебя, плачущую, мыть, пеленать заново, убаюкивать. Потом зубки резаться начали. Опять все по-новой завертелось: температура, сопельки, крик…
        - А потом? Ну, когда мне уже полгода исполнилось? Что тогда было?
        - Ну, я поняла, что в принципе могу на какое-то время оставлять тебя с бабушкой. Она хоть и вредная была ужасно, но к тебе хорошо относилась. Где-то как-то даже любила. Единственная внучка да от любимого сына. Вот я тебя покормлю, отдам ей, а сама ухожу по городу гулять. Приходила в парк и уток кормила. Или просто где-нибудь на скамеечке сидела. Отдыхала ото всех.
        - Отец говорил «пьянки-гулянки». У тебя что, была своя компания, с которой ты все время тусовалась?
        - Ничего подобного! Это он тот раз имеет в виду, когда бывшая одноклассница меня на свой день рождения пригласила. А я ж больше года из дома не выбиралась, с людьми не общалась. Вот и пошла туда. Ну, выпила чуть больше нормы, вернулась домой поздно. А там Вовка злющий, шипит на меня, как рассерженный кот. Мол, пришел с работы, у дочки пеленки мокрые, а меня неизвестно где носит. А уж как учуял, что я пила, так такой ор поднял, что даже мама его прибежала: боялась, что он меня бить начнет. Вот через неделю после этого он тебя и украл.
        - Ты и потом с его мамой жила?
        - Да, два года, пока в другой город не переехала. Мне просто больше некуда было пойти. Да и ее одну бросить как-то совести не хватало. Такой удар! В одночасье и сына, и внучку потерять! Вот и я терпела, сколько могла, а потом взяла и уехала. Рубить, так рубить.
        - А почему ты к своим родителям не вернулась, когда мы пропали? - спросила Варя.
        Марья невесело улыбнулась.
        - Потому что отчим и слышать не хотел обо мне. А как только появился подходящий повод в виде Вовки и моей беременности, сразу же указал на порог. А матери, похоже, все фиолетово было. Она у меня вообще… своеобразная женщина была.
        - Так и скажи - алкоголичка, и отчим твой тоже алкашом оказался. Да если бы я тебя оттуда не забрал, еще неясно, во что бы ты сама в такой семье превратилась, - фыркнул Колобок.
        - Низкий поклон тебе, благодетель. - Марья презрительно скривила губы. - Обрюхатил молоденькую девчонку, запер в четырех стенах с полубезумной старухой, да еще и требовал, чтобы тебя самого по полной программе обслуживали. Я ведь целыми днями только и делала, что готовила, стирала и с Варей нянчилась. А ты даже носки себе прополоскать брезговал. Мол, зачем мне тогда жена нужна, если не для этого? В последние месяцы я и слова ласкового от тебя не слышала. Ты вечно был недовольным, все тебе не так, все тебе не этак. Борщ кислый, белье грязное, ребенок неухоженный… Словно искал, в чем бы еще меня упрекнуть!
        - Отец, это правда?
        - Марья преувеличивает!
        - Я еще раз спрашиваю: это правда? - В голосе Вари зазвучали инквизиторские нотки, и Колобок нехотя признал:
        - Ну, можно на эту ситуацию и в таком ракурсе посмотреть.
        - Почему ты меня забрал и увез?
        - Потому что не хотел, чтобы эта особа испортила тебя своим воспитанием! Не хотел, чтобы в моей семье выросла ее полная копия - лживая и зацикленная на собственных удовольствиях! И когда она пьянущая ввалилась домой, я окончательно решил бежать, и как можно скорее. Ведь буквально еще несколько месяцев, и я рисковал серьезно опоздать. Ты бы еще долго помнила, что у тебя была мать, а мне требовалось, чтобы ты побыстрее забыла о ее существовании. Так, словно ее никогда и не было.
        - Какое же ты чудовище! - тихо простонала Марья. - Боже мой, где были мои глаза, когда я поддалась на твои уговоры и легла с тобой в постель…
        - Ты в ту пору не головой, а другим местом думала, - желчно заметил Колобок.
        - Эй, я же попросила: без оскорблений! - пресекла очередной виток скандала Варя. - Будьте добры, вы оба: держите свое мнение друг о друге при себе. Я еще не закончила задавать вопросы. Итак, папа, почему ты говорил мне, что мама умерла в родах? Почему не придумал, например, что она нас бросила? Или ушла к другому мужчине?
        - Разве непонятно? - устало отозвался Владимир. - Если бы ты знала, что мать жива, наверняка бы рано или поздно попыталась ее отыскать. А я должен был сделать все возможное, чтобы это не произошло. Единственный способ пресечь все разговоры о твоей матери, - это сказать, что она умерла. По-моему, наилучший вариант из имеющихся.
        - Ну да, - кивнула Варя, - особенно если учесть, что я все эти годы считала себя виноватой в маминой смерти, то действительно: просто отличный вариант!
        - Но я же не знал! - возмутился Колобок. - Ты мне об этом ничего не говорила, иначе бы я нашел способ разубедить тебя!
        - А ты и не спрашивал, - парировала Варя. - Ладно, переходим к следующему пункту повестки дня. Почему ты уничтожил все до единой мамины фотографии?
        - Видеть ее не мог! И не хотел, чтобы ты ее идеализировала, как это часто с детьми-сиротами бывает. Мол, моя мама самая лучшая и самая распрекрасная мама в мире. Тьфу, гадство!
        Марья хмыкнула, но от комментариев воздержалась.
        - Хорошо. Предпоследний вопрос. Почему мы так часто меняли место жительства? Ты боялся, что кто-нибудь узнает, что ты не вдовец? Что за странная мания: бросать все дела на самом взлете?
        Владимир помолчал, потом нехотя признался:
        - Я чувствовал себя в безопасности, только когда находился в совершенно незнакомом городе. Как только я привыкал к городу, мне начинало казаться, что вот еще чуть-чуть, и тебя у меня отберут. Тогда я начинал паковать чемоданы. В первые три года мы вообще очень много ездили. Я знал, что Марья подаст на меня в розыск. Поэтому делал все, чтобы никто нас не нашел и не опознал. А потом… просто привык так жить.
        - Вопрос последний. Что произошло сегодня утром? Я имею в виду почему это ты вдруг решил столь экстренно свалить из Лукоморья, да еще и меня под домашний арест посадил?
        - А, это…
        Колобок потянулся за небольшой пачкой снимков и бросил их дочери. Фотографии разлетелись на полу около ее ног. Варвара нагнулась и принялась перебирать снимки. Оба-на! Это же она с Иваном разговаривает! Значит, отец уже в курсе… И тут тоже она с Ванькой! А это она с Василисой с тренировки возвращается. А, теперь понятно: что именно так взбудоражило отца. Вот они втроем на лавочке у Васькиного дома. И лицо Марьи очень четко получилось, не узнать ее просто невозможно. Ладно, почему испугался отец, понятно. Но откуда взялись у него эти фотографии? И тут до Варвары дошло:
        - Ты подослал Алиску шпионить за мной?!
        Колобок отвернулся.
        - Ты?! Да как ты мог?! Это уже ни в какие ворота не лезет! В конце концов, ну должно же быть хоть какое-то уважение к личной жизни твоего ребенка! Может, вы на пару с Алиской еще и в вещах моих роетесь? И записные книжки просматриваете?
        Колобок не отвечал. Он мрачно уставился куда-то в стену, и только нервно подрагивающая бровь выдавала степень его расстройства.
        - Значит, если я правильно понимаю, сборы отменяются? - уточнила Варвара. - Мы никуда не едем?
        - Уже нет, - махнул рукой Колобок. - В этот раз я все-таки опоздал.
        - Раз так, я иду в гости к Марье. Мне очень о многом надо с ней поговорить. Вдвоем.
        - Да делайте, что хотите! - Владимир рывком поднялся и покинул комнату.
        - Пойдем, Варя. Пойдем, доченька, - засобиралась Марья. - Здесь нам точно больше делать нечего.
        - Пойдем, мама, - улыбнулась Варвара.
        Боже мой, какое прекрасное слово - «мама»! Так и хочется повторять снова и снова:
«Мама, мамочка, мамулечка…»
        Обнявшись, они вышли из квартиры. Алиса, благополучно подслушавшая весь разговор с самого начала, отправилась на кухню налить себе рюмочку коньяка. Да, такие новости - закачаться можно! Босс спер собственного ребенка! Ну, точно, шизанутый мужик! Куда как проще было самому сбежать, чем еще и спиногрыза с собой через всю страну тащить.
        Интересно, во что в итоге это все выльется? Ну, то, что они никуда пока не едут, это понятно. Опять же, хорошо, что она босса послать не успела и заявить о том, что остается, а то бы точно пришлось локти с досады кусать. Плохо то, что босс сдал ее Варваре подчистую. Теперь от этой малолетней стервы точно неприятностей не оберешься. Шпионства за собой она однозначно не простит. Значит, жди расплаты. И уповать на босса тут не приходится. Ему сейчас явно не до разборок дочери и секретарши. Поперся небось раны зализывать, страдать в одиночестве. Все его бросили, все покинули. У-уу, бедненький!
        Хм, а при таком раскладе как бы мимо завтрашней вечеринки не пролететь! И так развлечений никаких, а если босс еще и туда идти откажется, точно дело труба. Алису отдельно никто не приглашал, так что в одиночку не попрешься. Может, ближе к вечеру устроить Колобку танцы живота? Глядишь, и оклемается мужик, вкус к жизни почувствует. Противно, конечно, но на какие только жертвы не пойдешь ради избавления от скуки…

        - Все-таки это так странно…
        - Что, милая?
        - Я в одночасье перестала быть сиротой. И у меня даже есть братик! Ведь Толик…
        - Да, он твой родной брат.
        - Здорово! Знаешь, мам, а ты мне с самой первой встречи понравилась. Правда! Я еще Васику об этом сказала. Смотрела на тебя и восхищалась. Мне с тобой было так тепло, так уютно! Но мне даже в голову прийти не могло, что ты - моя мама! Да и сейчас я как бы верю в это и не верю одновременно! Просто голова кругом…
        - Ты мне тоже очень понравилась. Я ведь потом, когда вы ушли, целый вечер проплакала.
        - Ма, ты чего?
        - Понимаешь, ты - Варвара, и дочка моя потерянная тоже Варвара. Возраст примерно совпадает. Я весь день смотрела на тебя и думала: а ведь моя доченька могла бы вырасти и стать такой, как эта Варя. Ну, а много ли больному человеку надо для истерики?
        - А Даня твой? Он в курсе всей этой истории?
        - Ну, он не знает только то, что мы с тобой все же встретились. Сейчас как раз дойдем до дома и обрадуем человека. А про то, что случилось в прошлом, конечно же, в курсе. Если бы не Даня, вообще не знаю, что бы я сейчас делала и где была. Он буквально заставил меня вернуться к жизни. Тормошил постоянно, смешил. Я же больше не хотела иметь детей, просто категорически. Все боялась, что и с ними придется расстаться. И Даня терпеливо ждал, пока я все-таки решусь еще раз попробовать. А уж когда я Толиком забеременела - разве что на руках не носил. Называется: вспомни Матюшина и почувствуй разницу.
        - Мам, а вы с отцом, получается, друг друга и не любили вовсе?
        - Теперь уже и не знаю, что сказать, - вздохнула Марья. - Тогда мне казалось, что любили. Я так точно от Вовки без ума была. А он - хрен его разберет. Просто решил во взрослую жизнь поиграть. И заигрался.
        - Ма, а ты не обидишься, если я буду продолжать с отцом жить? Просто боюсь, как бы он иначе глупостей не натворил. Все-таки он неплохой мужик. Честно. Понимаю, тебе, конечно, трудно в это поверить после того, как он поступил с тобой. Но он действительно делал все для того, чтобы я ни в чем не знала недостатка. Хотя частенько перегибал палку. Тот еще максималист.
        - Варя, милая, поступай так, как считаешь нужным. Ты уже взрослая девочка, сама можешь просчитать последствия своих поступков. Главное то, что мы наконец-то нашли друг друга! И теперь нас никто и ничто не может разлучить!
        - Мам, а как ты все-таки вычислила, что я - твоя дочь? Откуда у тебя эти фотографии и мой адрес?
        - А вот за это мы с тобой отдельно поблагодарим Василису. И сделаем это прямо сейчас!…

        В этот воскресный день Василиса опять не выспалась. Ругань за стенкой у Нюховых с каждыми новыми сутками набирала обороты. Да и вчерашние известия оказались из разряда «хоть стой, хоть падай». Марья и Варвара - мать и дочь! Кто бы мог подумать!
        Вчера они до самого вечера праздновали воссоединение семьи, пока Василиса под благовидным предлогом не отправилась к себе домой. Зачем им сейчас лишние люди, когда так много надо сказать друг другу? Да и грусть навалилась тяжелым камнем на сердце. Ее-то маму не вернешь, не воскресишь чудесным образом. А кто бы знал, как ей порой так не хватает ее ласковых слов, ее переливчатого смеха! Папа называл ее
«моя пичуга». И маме очень шло это домашнее прозвище. Маленькая, юркая, и голос - будто колокольчики звенят.
        На Васькино лицо сползла непрошеная слеза. Василиса почувствовала себя такой одинокой, как никогда. Мама спит под дерновым одеялом на кладбище, отец мотается неизвестно где. Ни одного родного человека рядом! Ну почему в жизни нет никакой справедливости!
        В дверь постучали. Василиса вздрогнула, а потом из мелкой вредности решила не открывать. Никого нет дома, никого видеть не хочу! Уходите! Стук повторился, потом еще раз - уже настойчивее. А потом, судя по топоту, непрошеный посетитель ушел. Василиса вздохнула и продолжила грустить, с головой забравшись под подушку, чтобы никого не слышать. Но тут атака повторилась со стороны балконной двери. Вернее, там просто материализовалась Варвара и не долго думая прошла в комнату.
        - Между прочим, я никого не приглашала, - сварливо заметила Василиса. - Если не открываю, значит, мне не до гостей. Так что покиньте помещение!
        - А я так и знала, что ты дома! - весело заявила Варвара. - И то, что у тебя бурчательное настроение, тоже знала.
        - Откуда это? - с подозрением спросила Васька.
        - От верблюда! У тебя уже вчера на физиономии все написано было. Мол, ребята, я за вас очень рада, но мне лично от ваших нежностей одни расстройства, так что пойду я, пожалуй, гордо пострадаю в одиночестве. Что, я не права?
        - Неужели и впрямь все на лице написано? - обескураженно потупилась Васька.
        - Ну, а ты как думаешь? Фиг бы я стала лишний раз эти воздушные кульбиты выписывать, если бы не знала, что моя лучшая подруга сидит дома в самом что ни на есть упадническом расположении духа и злится на весь белый свет.
        - Ой, скажешь тоже - кульбиты! - передразнила Васька. - Я понимаю, если бы с одного балкона на другой надо было бы перепрыгивать. Вот это действительно было бы опасно. А так - считай, что просто с левого конца балкона на правый перешла. Ну, посередине через оградку перелезла. Тоже мне, спортивное достижение. Кстати, когда отец вернется, надо будет с Марьей посоветоваться, да и ликвидировать эту оградку как класс. Все равно давно уже домами дружим.
        - Это было бы уместно, - подтвердила Варвара. - Тебе-то все равно, ты в брюках, а мне в платье лазить как-то стремно. Ладно, я в общем-то чего пришла: ты на вечеринку идешь?
        - Опять двадцать пять, - вздохнула Василиса. - А ты уверена, что она состоится?
        - Стопудово! Все договоренности остаются в силе.
        - А как твой батя-то? После вчерашних потрясений пришел в себя?
        - Пришел-пришел, куда ж ему деться-то? Я с ним, когда от Марьи вернулась, полночи психотерапевтические беседы вела, уверяла, что обретение мной мамы нисколько не означает, что я отказываюсь от отца. Сначала пыхтел, обижался, но потом все равно оттаял. Судя по всему, он, пока меня не было, еще и с Алиской поцапаться успел. Дверь-то мне она открывала, и глаза у нее были красные и опухшие. Видимо, решила подлизаться под горячую руку, да и огребла по полной программе. И поделом, нечего лезть к расстроенному человеку. Кстати, хочешь посмеяться?
        - Ну?
        - Я все-таки решилась на страшную месть.
        - Кому?
        - Ну, а кто у меня враг номер один на все времена? Алиска, конечно! Доносчица и подлиза! Папарацци недоделанный.
        - И что ты придумала?
        - Ну, заморачиваться не стала, сделала самую простую и проверенную вещь. Я ее еще на Алискиной предшественнице опробовала. Просто вбухала энное количество штемпельных чернил в краску для волос. И на этом ограничилась.
        - Подожди, так она же сразу увидит, что что-то здесь не то, и не станет краситься! Я бы так точно не стала!
        - Она не ты, мозгов не хватит. Тем более что на упаковке написано: «Не обращайте внимания на цвет красящей эмульсии, настоящий цвет волос проявится только через полчаса». Блеск! То, что надо! Пусть теперь фиолетовой походит, народ посмешит! По крайней мере с таким цветом волос батя ей точно на дверь укажет. Кому нужна такая секретарша, которая посетителей распугивает?
        - Ну, это мелко, - вздохнула Васька. - Фиолетовый цвет всегда закрасить можно.
        - Ага, только черным или темно-коричневым. А волосы такого цвета Алиске катастрофически не идут. Так что пусть готовится стричься под ежика.
        - А если она тебе отомстит?
        - Пусть только попробует! Вообще без волос останется! Ладно, хрен с ней, с Алиской. Ты когда собираться начнешь?
        - А что, уже пора?
        - А что - нет? - передразнила Варвара подругу. - На часах, между прочим, уже полдень. Начало вечеринки назначено на шесть, но Аленушка просила нас с тобой прийти пораньше, помочь с подготовкой. Пока мы тебя накрасим, пока приоденем…
        - Слушай, я вполне могу обойтись собственными силами, - попыталась возразить Василиса, но Варю было не так-то легко свернуть с выбранного курса.
        - В этот раз мы сделаем тебя действительно красивой! Чтоб парни при виде тебя бездыханные падали лапками кверху! Я - не я, если ты сегодня не обзаведешься потрясным кавалером!
        - Не ты, не ты, - проворчала Васька, но позволила увлечь себя к зеркалу и усадить на стул перед ним.
        - Так, начинаем колдовать! Нет, свою косметику спрячь, она нам сегодня не понадобится. Зря я, что ли, волокла сюда этот чемодан! - Варвара потрясла зажатым в руке саквояжем-косметичкой. - Если хочешь, можешь пока зажмурить глаза. Обещаю: когда вновь откроешь, ты себя не узнаешь! Для начала займемся прической…
        Василиса отдалась на милость ловким рукам Варвары и с удивлением обнаружила, что настроение начало потихоньку подниматься. Сидеть с закрытыми глазами было несколько неудобно, но не неприятно. Тем более что ей самой стало интересно: что получится у Вари? Неужели она и впрямь сможет превратить ее в красавицу?
        - Слушай, подруга, а ты в парикмахерской ни разу не была? Ну, я имею в виду салон красоты: маникюр там, солярий…
        - Нет. А зачем? Волосы мне папа ровняет, когда попрошу. Маникюр я сама себе делаю, если вдруг приспичит. Солярий? Так вон какие солнечные дни стоят, выходи на бережок да загорай, пока не надоест.
        - Ох, Васик, чувствую: долго мне тебя уму-разуму учить придется! Ну, ничего, считай, что сегодня ты как раз впервые в салоне побывала. А если результат понравится, будешь знать, куда обращаться.
        - А какой результат?
        - Так, чур, не подсматривать! Ну-ка, любопытная ты моя, глазки спрячь! Рано тебе еще их открывать! Кстати, не возражаешь, если я чуть-чуть подстригу тебя? Не бойся, без волос не останешься. Тебе, конечно, пойдут короткие стрижки, но в мои планы не входит оболванивать тебя «под мальчика». Так что? Согласна? Отлично! Где тут у меня правильные ножницы?…
        Сначала Варвара долго выписывала круги вокруг Василисы, и то там, то тут слышалось звонкое «щелк», «щелк». В какой-то момент Василиса даже испугалась за собственный хаер и пожалела, что доверила Варваре такое ответственное дело, но тут стрижка наконец прекратилась. Варя занялась укладкой.
        Она отделяла пряди, чем-то смачивала их, потом долго вытягивала щеткой и одновременно сушила феном. Поскольку Ваське по условиям договора не было никакой возможности увидеть, что именно творится у нее на голове, ей примерещилось, что она покрывается мелкими кудряшками, как шерсть у ягненка. Усилием воли она все-таки заставила себя не открывать глаза, и уже с нетерпением ждала, что получится из этого необычного эксперимента.
        Покончив с прической, Варвара взялась за макияж. Сначала ватным кругляшом, смоченным в тонике, освежила лицо Василисы. Потом, убедившись, что оно совершенно чистое и готово к гриму, быстрыми точными движениями начала наносить тональный крем.
        - Варь, а я, случайно, на мумию похожа не буду? Такое ощущение, что у меня на носу слой штукатурки толщиной в сантиметр, не меньше!
        - Не будешь, успокойся. Во-первых, это специальный тональный крем для юной кожи. Убирает жирный блеск и выравнивает цвет лица. А излишки, если они вдруг образуются, минут через пять стряхнем кисточкой. Вот и все дела.
        - А я случайно его не сотру?
        - Да хоть весь вечер пальцами по лицу вози! Я же говорю: специальный крем! Лично проверяла, так что можешь мне поверить!
        - Но учти: если мне не понравится, пойду в ванную и сразу все смою! Терпеть не могу пудру на лице!
        - Ну, насчет смоешь - это ты погорячилась. Спорю на что угодно, что когда себя в зеркале увидишь, то ахнешь и еще полчаса от него отойти не сможешь.
        - Имеешь в виду, буду любоваться на свою красоту неземную?
        - А то ж! Ладно, помолчи пока, займемся твоими губами. Так, какой же тон подобрать?…
        Варвара долго придирчиво подбирала нужный цвет, после чего обвела губы подруги контурным карандашом, слегка растушевала его вовнутрь и наконец нанесла помаду.
        - Так, губами чуть-чуть пожуй, обомни краску! Ага, отлично!
        - А у меня зубы не красные?
        - С чего бы это?
        - Боюсь, я уже половину твоей хваленой помады съела. Кстати, вкусная, мерси.
        - Ну, вот и позавтракала заодно. Правда, должна тебя разочаровать: это тебе только кажется, что съела. Помада мега-супер-устойчивая. Я же догадываюсь, чем ты займешься сегодняшним вечером, так что обычные помады тут просто не катят!
        - Так, с этого места поподробнее, пожалуйста!
        - Дорогуша, после того, как я закончу колдовать над твоей внешностью, все парни будут у твоих ног. Уж не знаю, какого из них ты выберешь, но с кем-то на эту ночь останешься, это факт!
        - Варь, ау? Ты меня, случаем, за кого-то другого не приняла? Я как бы в постель абы к кому запрыгнуть не тороплюсь. Единственный человек, кто будит во мне такие желания, - это Кощей. А его, как я понимаю, на вечеринку не приглашали.
        - Кощея не будет, так кто-нибудь другой найдется, - оптимистично заявила Варвара, принимаясь за глаза Василисы. - Велика проблема! Или на свете мужиков мало? Не бойся, на наш век хватит!
        Василиса только вздохнула в ответ. Варя была неисправима.
        Чтобы накрасить ресницы, а сделать это при закрытых глазах просто невозможно, Варвара развернула Ваську спиной к зеркалу, чтобы та не увидела раньше времени свой новый облик. От непривычного обилия косметики на лице Василисе ужасно хотелось чихнуть, заплакать и моргнуть - и все это одновременно. Она уже решила запросить пощады и взять тайм-аут, как Варя сказала:
        - Ну, можешь полюбоваться на Василису Прекрасную. Прошу любить и жаловать!
        Василиса обернулась к зеркалу. Мамочки святы, вот это да!
        В зеркале отражалась незнакомка, совершенно не напоминающая собой прежнюю Ваську. Куда-то скрылись и толстая переносица, и веснушки, и размытые губы. Ничего этого не было и в помине. Если бы нашелся такой безрассудный смельчак, который попытался бы отыскать хоть единый изъян во внешности зазеркальной красавицы, он бы потерпел полное фиаско. По плечам мягкими волнами струились волосы, губы цвета темного золота крайне удачно гармонировали с шоколадной гаммой теней для глаз. Взгляд казался чуть отстраненным и загадочным. А главное, исчезло так раздражающее Ваську ощущение детскости. Перед ней стояла именно юная женщина, а не девчонка-подросток, тщетно старающаяся выглядеть хотя бы на пару лет старше.
        Василиса неуверенно протянула руку к зеркалу, потом обратно. Провела по волосам, тряхнула головой. Как же здорово! Почему же она до сих пор еще ни разу так не выглядела?! Что ей мешало стать такой красивой, какой ее сделала Варвара?
        - Что, заново с собой знакомишься? - хихикнула Варя.
        - Вроде того, - отозвалась Василиса, не в силах оторвать глаз от зеркального двойника.
        - Ладно, ты тогда иди одевайся, а меня пусти к зеркалу. Или думаешь, я потеряю остатки реноме и попрусь на вечеринку ненакрашенной, лишь бы тебе приятнее было? И не надейся!
        Васька кивнула, но так и продолжала стоять, вглядываясь в свой новый образ.
        - Эй, ты меня слышишь? - Варвара демонстративно помахала рукой перед лицом Василисы. - Брысь отсюда! Дай и другим красоту навести. Успеешь еще на себя налюбоваться.
        Васька вздохнула, бросила последний взгляд в зеркало и отправилась переодеваться.
        - Уф, - сказала сама себе Варвара, - как же трудно порой иметь дело с комплексующими девицами!
        После чего не выдержала и расхохоталась.

        Василиса чувствовала себя так, словно полдня поработала бурлаком. Несмотря на то что они с Варей появились в клубе за четыре часа до начала вечеринки, еле-еле уложились в срок с предпраздничной подготовкой. Оказалось, что вместо того, чтобы купить уже готовую нарезку, Еруслан принес цельные батоны колбасы и головки сыра. Пришлось засучить рукава и изобразить из себя поварят. Тем временем Аленушка давала ценные указания остальным, куда и как поставить столы и как именно их следует сервировать.
        - Олухи! Ну, куда же вы соль с перцем потащили, если на столах еще скатертей нет? И зачем вам, к лешему, соль, если сегодня в программе горячие блюда по факту отсутствуют?
        - Ну, мы думали, раз приборы есть - надо их принести!
        - Ага, если в команде есть хоть один идиот, непременно надо выставить в идиотском виде всю команду! Тащите все обратно, пока я не взорвалась!…
        И так до самого начала вечеринки. Василиса сравнила бы свое состояние с только что финишировавшей в забеге лошадью, если бы не одно «но». «Но» по имени Варвара. Они работали с Василисой на равных, но при этом Варвара казалась нисколько не уставшей, она еще умудрялась подбадривать всех остальных, травить анекдоты и всячески поднимать настроение. Она даже хлеб резала, пританцовывая и напевая!
        - Варь, слушай, ты, случайно, в рекламе не снималась?
        - Какой рекламе? - купилась на розыгрыш Варвара.
        - Ну, с кроликами, которые правильные батарейки используют и работают тогда, когда другие уже на законный покой отправляются.
        - Хм, - сморщила носик Варвара, - что-то не припоминаю. Впрочем, вполне допускаю, что господа телевизионщики просто использовали мой образ в качестве эталона.
        Теперь хмыкнула Василиса. Видимо, самоуверенность Варвары никому не было дано поколебать.
        - Слушай, а Марья придет?
        - Нет, что ты! Их еще как минимум с полгода придется с отцом по разным комнатам разводить, чтобы друг другу все обиды не припомнили. Так что сегодня у меня по графику отцовский день. Все четко по очереди, чтобы никому досадно не было.
        - А Тина будет?
        - Думаю, вряд ли. Понимаешь, появление вместе Тины и отца будет равносильно уведомлению общественности о том, что они официальная пара и все потенциальные невесты в городе могут на счет Колобка не обольщаться. Папаша-то наверняка к этому готов, а вот насчет Тины я не уверена. Да и Алиске тогда здесь точно делать нечего, разве что в роли подсвечника выступать.
        - Слушай, значит, он с Алисой припрется?
        - Кто его знает? - пожала плечами Варвара. - Скорее всего да. Алиска падкая особа до всяческих развлекух на халяву. А что такое? Думаешь, успеет ли она новую краску опробовать или нет?
        Василиса помотала головой:
        - Не в том дело. Просто она меня ужасно раздражает. А если твоя Алиска еще и к мужчинам на моих глазах приставать начнет, я точно взорвусь! С ней точно никакого праздника не получится.
        - Беспокоишься, что из-за нее без кавалеров останешься? Зря. Сравни эту затасканную общипанную курицу и себя. Да ты ей сто очков в гору дашь!
        - Ну, если только так, - проворчала удовлетворенная оценкой ее внешности Василиса.
        Потихоньку начали приходить гости. Большинство из них Василиса не знала, но, судя по важности, с которой они себя перемещали в пространстве, это явно были очень солидные люди. Варвара подмигнула подруге и шепнула на ухо:
        - Вот павлины! Аленушка говорит, ее папаша всю кодлу своих партнеров и коллег сюда наприглашал. Хочет побахвалиться, что его старшая дочь за ум взялась. Ничего, Аленка тут быстро свои порядки установит. Сегодня, так и быть, протокольное мероприятие, но потом здесь таких кислых морд уже не будет. Блин, аж смотреть противно: сидят так, будто своим присутствием кому-то одолжение делают.
        - Что-то я ни одного молодого человека не вижу. Все какие-то степенные дядьки с пивными пузами. С кем мы танцевать-то будем?
        - Ага! Все-таки зацепило! Ничего, подожди немного: чую, скоро тут и молодняк появится. Мы свое всегда взять успеем. Зря, что ли, так готовились?!
        Василиса не была в этом столь категорически уверена, но решила промолчать. Часок, так и быть, она здесь проведет, но если атмосфера останется такой же гнетущей и пафосной, лучше сбежать под шумок, пока настроение не упало.
        - О, а вот и мои пожаловали! - дернула Варя Василису за руку. - Пойду, поздороваюсь с папой.
        - Давай!
        Василиса смотрела, как Варвара подошла к отцу, поцеловала его в щеку. Колобок улыбнулся, но как-то грустно. Сопровождающая его Алиса вообще держалась особняком, так что было даже непонятно: они с боссом вместе или раздельно? Васька злорадно ухмыльнулась: судя по тоскливому взгляду, которым Алиса обвела зал, подходящего для флирта контингента в нем не оказалось. И поделом ей!
        Аленушка посмотрела на часы. Нервничает. Видимо, кто-то опаздывает. Ну да, точно: ее отца до сих пор нет, вот и не начинают!
        Как только Василиса подумала об этом, дверь открылась, и в зал вошли мэр с супругой… и Иван со своим приятелем Сергеем! Василиса пожелала сию минуту провалиться куда-нибудь в тартарары, но увы, спрятаться в этом зале не было решительно никакой возможности.
        Почему Василиса так не хотела видеть этих двух, она, пожалуй, и себе не смогла бы толком объяснить. Просто при мысли о том, что ей придется общаться с противным Ванькой или с его непонятным, а значит, опасным дружком Сергеем, у нее разом пропадало всякое желание веселиться.
        Меж тем мэр со свитой направился прямо к Колобку:
        - Добрый вечер, Володя!
        - Привет, Егор! Смотрю, ты сегодня в полном составе пожаловал!
        - Ну да. Такой отличный повод грех всем семейством не отметить. Кстати, вот с этим товарищем ты еще не знаком. Прошу любить и жаловать: мой сын Иван.
        Красный как рак Иван был вытолкнут вперед, и ему волей-неволей пришлось обменяться рукопожатием с Колобком. Новый отцовский партнер смерил его таким оценивающим взглядом, что Иван поежился. Чего это он из себя рентген изображает? На работу, что ли, взять хочет? Перетопчется!
        - А это моя дочь Варвара, - веско и раздельно представил Колобок, когда закончил трясти руку Ивана. Варя сделала шаг вперед.
        Сказать, что Иван удивился, - это ничего не сказать. Он, судя по всему, так и не понял, почему постоянно сталкивается с Варварой в клубе у своей сестры. По терминологии братьев Ларцовых - чистый нокдаун. Иван открыл рот, так и не нашелся, что сказать, закрыл. А потом, сделав над собой усилие, промямлил:
        - Мы… некотором образом… уже знакомы.
        У обоих отцов брови поползли кверху. Но если у мэра это вышло как-то непринужденно и само собой, то у Колобка это явно была игра на публику. Варваре было достаточно одного быстрого взгляда на отца, чтобы убедиться в этом. Значит, он вспомнил Ивана. Он же видел его на тех фотографиях, которые подсунула ему Алиска! Ой, кажется, сейчас не миновать разбора полетов, да еще и прилюдного. Какой кошмар! Что же делать? И тут Варвару осенила поистине гениальная идея.
        Она лучезарно улыбнулась мэру и его супруге, дождалась ответной улыбки от будущей свекрови, после чего взяла растерянного Ивана за руку и объявила:
        - На самом деле мы с Ваней давно уже любим друг друга и хотим пожениться. Поэтому, пользуясь случаем, мы бы хотели попросить вашего родительского благословения! - И скромно потупила глаза в землю.
        Иван едва не сделал попытки вырвать свою руку, но сообразив, насколько некрасиво это будет выглядеть, отказался от этой затеи. Он то с ужасом смотрел на Сергея, словно ожидая, что тот поможет ему выпутаться из этой водевильной ситуации, то переводил взгляд на коварную Варвару, старательно строившую из себя невинную овечку.
        Меж тем в глазах обоих отцов щелкали калькуляторы. Вес в обществе потенциального зятя и невестки, приданое, связи, возможности… паритет…
        Примерно одновременно, через несколько томительных секунд отцы пришли к одному и тому же выводу:
        - Ну, раз так все удачно обернулось…
        - … то почему бы нам по старой доброй традиции…
        - … не благословить наших дорогих детей…
        Точку в совместном отцовском ответе поставил Колобок:
        - В общем, женитесь, если уж так приспичило.
        - Спасибо, папа! - проникновенно произнесла Варя и вновь потупила глаза. На этот раз, чтобы никто не заметил мелькающие там лукавые искорки.
        - Ну что, свадьбу в сентябре играть будем, пока холода не начались? - похлопав сына по плечу, не то поинтересовался, не то поставил в известность мэр.
        - Да, лучше в сентябре, как в старину было принято: урожай убрали, можно и молодым хороводы водить, - поддержала его супруга, которой, судя по всему, очень глянулась ее будущая невестка. И красива, и скромна - золотце, а не девочка! Да и отец у нее вроде не из простых будет. Отличная партия для Ванечки!
        - Ну, на том и порешим, - подтвердил Колобок, с ухмылкой глядя на Ивана. Ох, бедный парень: даже не догадывается, что за «счастье» его ждет.
        Иван чувствовал, что попался в какую-то хитрую ловушку, выпутаться из которой без потерь на этот раз точно не удастся. Черт, только свадьбы ему и не хватало! Прощай, вольная жизнь. И с чего он только поддался на уговоры Варвары и сказал вчера, что согласен жениться? И отец тоже хорош! Что ему стоило отказать, а? Так нет же: «по старой доброй традиции»… Тьфу, гадство! Нет, ну вляпался, так вляпался!
        - Ну, Ванька - сволочь, - вздохнула появившаяся рядом с Василисой Аленушка. - Кой веки раз у меня торжество случилось, и то испортил! Теперь весь вечер будем не открытие клуба праздновать, а его помолвку! Вечно он мне дорогу переходит. Блин, кто бы ему мозги вправил хоть раз в жизни! Хорошо хоть жена у него нормальная будет, не такая, как он сам.
        - Ну, Варя за его воспитание всерьез возьмется, - заметила Васька.
        - Одна надежда на нее, - подтвердила Аленушка. - Если уж она его не выдрессирует, тогда точно больше никто не сможет. У меня по крайней мере не получилось.
        На этой оптимистичной ноте вечер и начался.
        Вела его сама Аленушка. Сначала она прочитала очень проникновенную речь, суть которой сводилась к тому, как она и ее друзья благодарны двум достойным бизнесменам, без помощи которых этот клуб так бы и остался всего лишь мечтой, а теперь имеет все шансы стать поистине культовым местом города. Мэр и Колобок выслушали ее с крайне торжественным видом, снисходительно приняли полагающуюся им по сценарию долю аплодисментов, после чего с видимым облегчением ослабили галстуки. Дали таким образом понять, что официоз закончен, можно переходить собственно к празднику.
        После этого начался то ли банкет, то ли фуршет - и не понять толком. Часть напитков и закусок стояла на столах, кое-что размещалось на будущей барной стойке, поэтому гости сновали туда-сюда, создавая тем самым легкую суматоху. То и дело слышались тосты, звон бокалов и стук вилок по тарелкам. Народ торопился побыстрее расправиться с бесплатным угощением.
        Воспользовавшись тем, что внимание собравшихся нацелено в основном на Ивана с Варварой и чуть в меньшей степени на Аленушку, Василиса предприняла попытку пробраться поближе к выходу. Поскольку, кроме Ивана с Сергеем плюс запутавшегося ТНЗЧ и не туда сориентированного Еруслана, молодых людей на вечеринке не было, Васька поняла, что ее расчет на танцы и возможное знакомство с каким-нибудь приятным парнем оказался фикцией. Варвара, сама того не желая, обманула ее надежды: сначала раззадорила, а теперь, получается, замкнула весь праздник на себя.
        Нет, Васька действительно была рада за подругу. Та добилась своего, стала невестой Ивана. Только отчего на душе поселилось такое противное чувство, которое на всех языках мира называется «зависть»? Причем Василиса прекрасно отдавала себе отчет, что дело отнюдь не в Иване. Это «сокровище» ей и даром было не нужно. Просто… Почему одним все, а другим - шиш с маслом? Вчера Варя нашла свою маму, сегодня обзавелась женихом, а у нее, Василисы, сплошные нули по всем позициям.
        - Привет! - раздалось у нее прямо над ухом. Василиса вздрогнула.
        - Ты? Что тебе от меня на этот раз надо?
        - Ты сегодня просто ослепительна. Прости меня, я ведь тебя даже не сразу признал. Такая красавица! Тебе удивительно идут распущенные волосы! Василиса, пойдем танцевать!
        Васька едва не застонала. Ну почему рядом вечно оказываются не те люди! Вот зачем этот Сергей вокруг нее круги нарезает? Шел бы к своему приятелю. Или это у них игра такая, давай встречаться с подругами, называется. Раз Ванька теперь фактически окольцован, путь свободен. Можно к его бывшей девушке подкатить. Хотя какая она «бывшая девушка»? Черт, как же все запутано!
        Поскольку Василиса так и не нашлась с ответом, Сергей воспринял ее молчание по-своему и просто увлек за собой на площадку. Зазвучала медленная пронзительная композиция, и Васька пусть и помимо воли обратила внимание на своего партнера. В конце концов, нельзя же совершенно игнорировать человека, с которым ты кружишься чуть ли не в обнимку. Странно. У него такие трепетные пальцы! И сердце в груди так гулко клокочет. Тум-тум, тум-тум. Он что, волнуется? Да нет, скорее, просто выпил лишнего. Вот и схлопотал легкую аритмию.
        Почему он гладит ее по спине? Совсем, что ли, обнаглел? Вот хам! Хотя нет, поглаживания легкие и… приятные. Да, приятные. Эх, был бы сейчас на его месте Борис…
        Внезапно Василиса поняла, что вот если сейчас, сию минуту не отправится к Кощею, то может окончательно распрощаться со своей мечтой. У нее просто никогда не хватит духу это сделать. Повинуясь импульсу, она остановилась и сказала Сергею:
        - Прости. Я должна идти. Действительно должна.
        После чего развернулась и опрометью бросилась вон из зала. Она не видела ни тот тоскливый и безнадежный взгляд, которым проводил ее Сергей. Ни то, как к нему подошла Варвара, с самого начала наблюдающая за этой парой, и что-то сказала на ухо. Сергей кивком поблагодарил ее и тоже выскочил на улицу вслед за Василисой.
        - Чего это они? - спросил подошедший Иван, успевший немного освоиться в своем новом статусе жениха.
        - Пока ничего, - вздохнула Варвара. - Но процентов двадцать я бы им все-таки оставила. Ладно, пусть сами между собой разбираются, пошли танцевать!
        Ребята обнялись и отправились на танцпол. Но не прошло и минуты, как Иван не выдержал и спросил:
        - Слушай, а что ты Сереге сказала?
        - Да ничего особенного, - пожала плечами Варя. - Просто то, что второй такой девчонки, как Васька, нет, и он будет трижды дураком, если позволит ей уйти.
        Иван хмыкнул, но ничего не сказал. Он уже вполне освоился с первым постулатом будущей супружеской жизни: никогда не возражай жене…
        Алиса, вздохнув, залпом выпила бокал какой-то кислятины, которую здесь называли
«шардонне», и дефилирующей походкой направилась к заранее запримеченному ей мужичку в костюме от Валентино. Судя по всему, он пришел сюда без спутницы, а значит, не откажется составить компанию даме, желающей танцевать. А к Колобку она назло подходить не будет! Как он смел выгнать ее взашей, когда вчера она решила утешить его самым проверенным образом! Да еще и наорал, будто она шлюха и бездарность. Тоже мне, борец за нравственность выискался!

        Василиса бежала по темным улицам. Странно: вечеринка ведь только-только началась, когда только успело стемнеть? Вдобавок ей показалось, что кто-то преследует ее, и на сердце пробрался липкий неприятный страх. Но кто бы там ни был за спиной, она не даст себя поймать! Нет, только не сегодня, когда еще чуть-чуть, и сбудется мечта всей ее жизни! Василиса прибавила ходу.
        На пороге квартиры Кощея она сообразила, что надо бы отдышаться и привести себя в порядок, но было уже поздно: палец лег на кнопку звонка и вжал ее до упора.
        Борис открыл дверь. Удивленно поднял брови:
        - Ты ко мне?
        - Да, - кивнула Василиса.
        - Заходи, - просто сказал он, и Васька вошла.
        Борис так, будто явление растрепанных и запыхавшихся девушек в начале двенадцатого ночи для него - обычное дело, провел Василису на кухню, включил чайник, достал из холодильника бутерброды, пастилу и мармелад, а потом уселся напротив нее на табурете.
        - А теперь говори.
        И тут Васька растерялась. Все слова, которые она так тщательно придумывала, чтобы сказать Борису в этот решающий миг, разом вылетели из головы. С ужасом она поняла, что краснеет и покрывается липкой испариной.
        - Ну-ну, не волнуйся. У меня нет обыкновения есть живьем очаровательных незнакомок, - поощрительно улыбнулся ей Кощей. И Василиса решилась:
        - Сделайте мне подарок.
        - Какой же? - весело спросил Борис.
        - Подарите себя на эту ночь…
        Кощей поперхнулся и с изумлением посмотрел на Василису. А та испугалась, что еще чуть-чуть, и он выставит ее за дверь, поэтому затараторила:
        - Я же прошу не так много - только одну-единственную ночь! А потом обещаю: я уйду и больше никогда не дам о себе знать. Просто это очень важно для меня, чтобы именно вы… стали моим первым мужчиной.
        - Так-так-так, - хмыкнул Кощей. - У меня к тебе сразу же встречная просьба. Давай на ты, а то непривычно как-то. На вы меня величать будут, когда мне минимум полтинник стукнет. А то и вообще никогда. Идет?
        - Идет! - кивнула Васька.
        - А теперь маленький вопрос. Почему именно я? - Кощей в упор посмотрел на Василису, но та нашла в себе силы выдержать его взгляд.
        - Потому что я мечтала о тебе целых три года. И думала, ты так и останешься только мечтой. Но месяц назад я поняла, что схожу с ума при мысли о тебе. И я не знаю, как справиться с этим наваждением. Я прекрасно понимаю, что мы не сможем быть вместе. Мы очень разные. У нас даже общих интересов нет. И я не могу претендовать на тебя. Просто не имею на это права. Но одна-единственная ночь - это ведь совсем немного…
        - Впервые вижу столь трезво рассуждающую девушку. Милая, ты меня пугаешь. А кстати, как тебя зовут?
        - Василиса.
        - Красивое имя. Васенька, Васеныш… А почему ты считаешь, что с моей стороны это будет подарком?
        Василиса удивленно посмотрела на Кощея. Что он имеет в виду?
        - Ну, я просто не знаю, как это иначе назвать…
        - Нет, с названием ты как раз угадала, - усмехнулся Борис. - Только все наоборот. Это не я тебе, это ты мне собираешься преподнести подарок, которого я, кажется, недостоин. Любой мужчина мечтает о таком. Но ты выбрала именно меня. И я очень польщен и тронут твоим доверием…
        Василиса все ждала, что Кощей закончит свою речь словами «и как ни жаль, но я отказываюсь», но эта фраза так и не прозвучала.
        - Ты хочешь, чтобы все произошло именно сегодня? - уточнил Кощей.
        - Да, - кивнула Василиса.
        - Никогда не мог отказать очаровательной девушке в ее просьбе. Но предупреждаю сразу: командовать парадом буду я. Возражения есть?
        - Нет, - чуть испуганно ответила Васька, а про себя подумала: «Мамочки, кажется, начинается…»
        - Вот и славно. Для начала предлагаю легкий перекус и непринужденное светское общение. Впереди у нас вся ночь, так что ничто не мешает нам получше узнать друг друга …
        Василиса так и не заметила, когда именно у нее прошла паника, а разговор с Кощеем стал напоминать легкий треп двух хороших знакомых. Хитрый Борис как-то между делом приготовил пару коктейлей и, пригубив свой, Васька почувствовала, что ей уже ничего страшно и все в кайф. Кощей предложил избавиться от лишней одежды, но не просто так, а на спор: кто первым окажется без единой детали туалета. И решить это должна была детская игра «камень, ножницы, бумага». Васька хихикнула. Вот уж чего она не думала, так это то, что в такую знаменательную ночь будет сидеть со своим первым мужчиной на кухне и азартно выбрасывать вперед ладошку, стараясь перебить
«бумагу» «ножницами», а «ножницы» «камнем».
        Борис уже вовсю красовался обнаженным торсом, а Василиса для начала решила избавиться от джинсов. Все равно в них тесно, да и жарко. А вот маечку она в самый последний момент снимет. Нет, все-таки в предпоследний. А то рассекать в маечке, но без трусиков - это совсем уж глупо.
        Исподволь Василиса рассматривала Бориса. Да, Марья права - такого бы везде Кощеем назвали, не только в Лукоморье. Худой, но очень-очень жилистый. И сильный. В каждом его движении эта сила чувствуется. И мышцы так красиво под кожей перекатываются. Боже мой, а сколько шрамов! Правая рука вся иссечена белыми тонкими рубцами. Это, наверное, как раз тогда произошло, когда они с Тиной познакомились. На левой руке тоже есть шрам, но он поменьше и продольный. А на груди вроде и нет ничего. Только сверху симметричные «гусеницы» с еще угадывающимися точками от швов.
        - Что, похож на штопаную мягкую игрушку? - улыбнулся Кощей. - Да не смущайся ты так, что есть - то есть. Вон весной ключицы вдребезги разнес, так до сих пор дергают.
        - Парашют не раскрылся? - робко спросила Васька, с ужасом представляя себе, как это могло выглядеть на самом деле.
        - Нет, такое в моей карьере было только один раз и больше, надеюсь, не повторится. Слишком уж велика вероятность превратиться в мокрое место. А ключицы - это по глупости произошло. Не поверишь: в футбол с ребятами играл. Наступил на собственные шнурки и грохнулся. Заработал перелом со смещением, потребовалась операция. Меня когда мой лечащий врач увидел, спрашивает так устало: «Ну что, очередные гонки по вертикали?» А я ему рапортую: «Никак нет, дворовой футбол!» Кажется, мне так и не поверили…
        Василиса расхохоталась. Вид у Кощея был настолько комично удрученным, что сдержать смех было просто немыслимо.
        - Слушай, а ты погоду предсказывать можешь? Говорят, те, у кого какой-нибудь перелом есть, очень чутко все изменения в климате чувствует.
        - Обижаешь! Разумеется! Я теперь единый метеорологический пункт наблюдения за природными катаклизмами! Когда дождь намечается, у меня локоть свербит, когда снегопад - колени ноют. А при перепадах давления - хм, ну в общем, есть у меня один такой прибор… при высоком давлении - поднимается, при низком - опускается…
        Василиса уже вповалку лежала на столе от хохота.
        - И что ты, как синоптик со стажем, обещаешь на завтра?
        - Ясная погода, небольшая облачность, вероятен кратковременный дождь. А вообще, Васеныш, лето заканчивается. Через три дня похолодание и дожди, дожди, дожди… Ну что, продолжим играть? Чур, не жухать! А то ты пытаешься после меня раскрыться!
        - А вот и неправда! Ты сам опаздываешь, а потом все на меня валишь!
        - Раз! Два! Три! О, я выиграл!…
        Когда они оба оказались без одежды, Василиса вновь почувствовала испуг. А может, во всем был виноват залетевший в форточку ночной ветерок, проведший своей прохладной ладонью по разгоряченным телам? Кощей ободряюще улыбнулся и спросил:
        - Хочешь рассмотреть меня поближе?
        Василиса кивнула. Язык отчего-то прилип к небу, а во рту стало очень сухо.
        Борис подхватил ее на руки и понес… нет, не в спальню, как решила было Васька, а в душ. Осторожно поставил девушку в ванну, включил воду и сам забрался внутрь.
        - Вот теперь нам будет тепло…
        - И мокро! - улыбнулась Васька.
        - Хочешь, я тебя помою?
        - Вот уж дудки! - заупрямилась Василиса. - Договаривались же, что я первая тебя разглядываю!
        Кощей шутливо поднял руки вверх:
        - Сдаюсь, сдаюсь! Я весь в вашем распоряжении, мадемуазель!
        Так Васька получила «доступ к телу».
        Теперь, когда они были так близко друг к другу и ничто не разделяло их даже номинально, как тот стол на кухне, Василиса реально, всеми своими клеточками почувствовала, как ее тянет к этому мужчине. Близость его тела волновала и будоражила воображение. У Васьки кружилась голова, как у пьяной, и больше всего на свете хотелось по-кошачьи потереться головой о торс Бориса. Что она и сделала.
        Борис, отдавшись на милость девушки и откровенно нежась от ее ласк, тем не менее головы не терял и чутко уловил тот момент, когда Василиса окончательно растаяла и была готова уступить активную роль своему партнеру. Теперь уже Василиса мурлыкала от удовольствия, когда он сильными, умелыми движениями массировал ее спину или покусывал пальчики на ногах. Васька не отдавала себе в этом отчет, но свой первый в жизни оргазм она заработала именно в ванне. Зато понял это Кощей, и пока Василиса все еще млела от новых ощущений, быстро поднял ее и перенес в спальню. И все случилось…
        Василиса лежала на подушке и смотрела в потолок. Вот, оказывается, как это происходит! Странно. Ей всегда почему-то казалось, что как только это случится, в мире обязательно что-то изменится. А оказалось, все осталось по-прежнему. Все так же тикают часы где-то в изголовье кровати. И форточный ветерок играет в салочки сам с собой. А она стала женщиной. Как странно…
        - Ты как, заяц?
        - Хорошо, - улыбнулась Васька.
        - Я тебе сок принес. Попей, освежись!
        - Спасибо.
        - Тебе… понравилось?
        - Очень. Только… не спрашивай меня пока ни о чем. В голове ни одной связной мысли не осталось.
        - Так и запишем: потеряла голову вследствие совместного принятия ванны с особой противоположного пола, - ухмыльнулся Борис. - А что, разве не так?
        Васька только улыбнулась в ответ.
        Даже смешно получилось: она так волновалась, что джинсы с заботливо положенной в карман пачкой презервативов остались на кухне, а Кощей просто сунул руку в тумбочку и достал оттуда все необходимое. Васька успела скосить глаза и заметить, что презервативов там целый ящик… М-да, это уже не любитель, это профессионал. Впрочем, все хорошо. Все просто замечательно…
        - В душ пойдешь? - спросил Борис, и тут Василиса вспомнила, что действительно это было бы нелишне, учитывая перепачканные по понятной причине ноги и… все остальное. Она слегка смутилась, но нашла в себе силы ответить, как ей показалось, спокойно и непринужденно:
        - Да, думаю, это стоит сделать.
        - Тогда держи мантию, - улыбнулся Кощей. - А то еще озябнешь, пока туда-сюда ходить будешь. Придется мне весь остаток ночи тебя от простуды спасать!
        Василиса закуталась в протянутый Борисом бирюзовый махровый халат и отправилась приводить себя в порядок.
        Когда она вернулась обратно, так смущавшие ее следы «кровавого побоища» бесследно исчезли. Борис деликатно поменял простыни. А чтобы Василиса и вовсе чувствовала себя комфортно, перенес с кухни ее вещи и заботливо уложил на стул рядом с кроватью.
        - Ну что, будем спать? - спросил Кощей.
        И тут Василиса поняла, что действительно чертовски устала и если она сию минуту не нырнет под бочок к Борису, рискует заснуть прямо стоя.
        - Будем! - ответила она, сбросила халат и с наслаждением растянулась на приятно холодящем шелке простыни. «Надо обязательно завести себе такие же», - еще успела подумать она перед тем, как отправиться в объятия Морфея.

        Когда Василиса проснулась, над городом только-только занимался рассвет. Будильник в изголовье показывал начало шестого. Как ни странно, спать ей больше совершенно не хотелось. И даже нежиться рядом с Борисом тоже.
        Васька прикрыла глаза, вспоминая все события прошедшего вечера. Вот и сбылась ее мечта. Чувствует ли она себя счастливой? Наверное, да. Но самое главное, в душе поселилось какое-то непередаваемое спокойствие. Словно до этого что-то постоянно раздражало ее и мешало ей жить, а вот сейчас взяло и исчезло бесследно.
        И теперь она знает, что Маша была права, когда утверждала, что страсть и любовь - разные, хоть и часто пересекающиеся вещи. Ведь она не любит Кощея, это факт. Вот он лежит рядом, спящий и трогательный в своей мнимой беззащитности. Но в душе Василисы от этого ни холодно, ни жарко. Она испытывает к нему обыкновенную человеческую благодарность, не больше. Хотела бы она еще раз прийти в эту квартиру и повторить все с самого начала? Возможно. Но зачем?
        Да, что такое страсть, Василиса познала. А вот с любовью пока у нее еще все впереди. По крайней мере хотелось бы в это верить.
        Василиса встала и тихонько, чтобы не разбудить Бориса, оделась. Прошла в ванную и долго смотрела на свое отражение. Выражение глаз изменилось. Точно. Куда-то исчезла плескавшаяся в них наивность, хотя, может быть, зря она придает этому такое большое значение. Тоже мне, мировую тайну постигла! Проникла в законы бытия! Кому сказать - от хохота человека не разогнешь. Впрочем, это ее и только ее дело. Посвящать в тонкости своей интимной жизни она никого не собирается.
        От великолепного Вариного макияжа остались только подведенные водоустойчивой тушью ресницы. Пышные, струящиеся волнами волосы после мытья стали ее обычными, ничем не примечательными патлами. Васька подумала, да и убрала их в привычный конский хвост. Так-то лучше.
        Выйдя из ванной, Василиса медленно принялась обходить квартиру Бориса. Зачем она это делает, Васька вряд ли бы смогла внятно сформулировать. Запомнить. Накрепко запомнить. Не только глазами, но всеми органами чувств, чтобы потом при желании всегда можно было вызвать этот образ в воображении. Борис, его холостяцкая квартира, где в прихожей под вешалкой стоят рюкзаки, над кухонным столом закреплен скейтборд, а в спальне, совершенно противореча общему экстремальному духу хозяина, воссоздана обстановка будуара, где шелковые простыни, двуспальная кровать и розовые пуфики на полу. Это не ее. Это ее навсегда.
        После такого своеобразного прощания Василиса направилась в прихожую. Обулась и решительно распахнула дверь… нос к носу столкнувшись с Алисой, уже собирающейся нажать на звонок. В руках Алисы был тяжелый чемодан на колесиках, а сама секретарша Колобка выглядела настолько всклокоченной, что Василисе стоило больших усилий сдержаться и не хмыкнуть.
        Сказать, что Алиса удивилась, увидев выходящую от ее любовника подружку Варвары, - это ничего не сказать. После некрасивой сцены с боссом, когда он объявил ей, что больше не намерен терпеть ее выходки, и дал полный расчет, и его дочурка разве что не улюлюкала ей вслед, когда Алиса покидала их негостеприимный дом, унося то немногое, что она нажила за время работы у Колобка, ей больше всего хотелось хоть какого-то покоя и определенности. Единственный человек в городе, который мог бы ей это дать, был Борис. И вот она здесь, а какая-то малявка с недвусмысленной улыбочкой стоит на его пороге, и, судя по всему, они с Борисом ночью явно не книжки читали. Мерзавец!
        Васька, правильно оценив ситуацию, мило улыбнулась Алисе:
        - Свободно!
        После чего вышла из квартиры и спокойно принялась спускаться по лестнице. Ее мало волновало, смотрит Алиса на нее или нет, и что в ближайшие пять минут произойдет в квартире Кощея. В этом акте пьесы она уже не участвовала.
        Улица встретила ее утренней прохладой. Васька поежилась: как-то не комфортно при такой температуре ходить в одежде без длинных рукавов. Она потихоньку направилась в сторону собственного дома… как вдруг увидела притулившегося на лавочке Сергея. Судя по всему, он дремал и одновременно мерз во сне. Васька улыбнулась сама себе и подошла к нему, села рядом.
        Сергей резко проснулся, спросонья помотал головой, пытаясь сообразить, где он находится и что происходит.
        - Ты?!
        - Я. Кому ж еще быть? Ты тут так всю ночь и просидел?
        - Ага.
        - Ох, горе ты мое, луковое. Пойдем, что ли, чаем напою. Заодно и согреешься.
        - Это было бы зз-замечательно, - отозвался Сергей, у которого зуб на зуб не попадал.
        Так уж получилось, что пока они дошли до Васькиного дома, дистанция между ними сошла на нет. Идти, обнимая друг друга за талии, оказалось куда как приятнее, чем мерзнуть поодиночке. Да и слова находились словно сами собой. И не было больше никаких препятствий, настоящих или надуманных, для того, чтобы рассказать о том, что творится на душе.
        - …после этого тебя и окрестили Серым Волком?
        - Ну да. Только на самом деле я Серый Волг. Ну, это потому, что машина моя,
«Волга», серого цвета. Вот я и придумал себе такое прозвище. А Ванька его мигом под себя перекроил. Его просто перло от этой хохмы: Царевич катается на Сером Волке. Все строго как в сказке.
        - Значит, я тебе с самого первого раза понравилась, как только ты меня увидел?
        - Да. А пока я думал, как к тебе подойти и получше сказать об этом, Ванька меня опередил. А потом вы с ним рассорились…
        - …и я заодно обругала и тебя. За компанию, так сказать.
        - Ага. Знаешь, а я тогда тебя зауважал. Нет, не смейся - честно! Я все боялся, что ты поддашься на Ванькины уговоры, а ему на самом деле от тебя было надо только одно.
        - Можешь даже не рассказывать, что именно. Кстати, а ты долго еще здесь пробудешь?
        - Ну, видимо, до конца августа. А потом обратно в столицу. Учиться, учиться и учиться…
        - Я тоже буду в институте заниматься. Только вот не знаю: то ли жить в общежитии, то ли мотаться каждый день туда-обратно.
        - Да тут расстояние не сказать, чтоб маленькое. Три часа туда - три обратно, так ведь?
        - Ну, где-то так.
        - Однозначно общежитие! Ты только представь: шесть часов в день тратить на дорогу! Я бы не выдержал. Да и чем хорош вариант с общагой - тогда мы сможем часто видеться.
        - Хочешь сказать, ты будешь приезжать ко мне в гости?
        - Ну, если только не прогонишь.
        - И не подумаю…
        Первый выход на поцелуй с Сергеем на кухне Васькиной квартиры был прерван самым неучтивым образом: кто-то полновесно постучал кулаком в дверь. Ребята переглянулись, и Васька отправилась смотреть, кто к ней пожаловал. Через пару секунд в прихожей раздались ее восторженные вопли:
        - Папа! Ну, наконец-то! Не представляешь, как я по тебе соскучилась! А ты один?
        - А с кем же мне быть?
        - Ну, ты же говорил, что готовишь мне сюрприз…
        - Раз говорил, значит, я его сделал. Васенька, я купил нам с тобой квартиру в Москве! Мы переезжаем!
        - Как?! Правда?! Но почему?!
        - Тебе учиться надо, у меня с Москвой постоянные контакты. Вот я и решил: хватит в провинции прозябать, пора столицу осваивать. Копил деньги, копил, а потом, когда понял, что все равно не хватает, продал свой магазин, да и отправился подыскивать нам с тобой жилье. Пока нашел, купил, сделал косметический ремонт…
        - Подожди, так ты именно поэтому так задержался?
        - Ну да. Хотелось побыстрее все в порядок привести, но уж как вышло, так вышло.
        - И ты продал свой магазинчик!
        - Ну да. Да не переживай ты так: думаешь, я себе работу не найду? Нашла из-за чего волноваться! Да и магазин вроде к нормальному хозяину отошел. У меня его один приезжий с руками и ногами оторвал. Владимиром зовут. Ух, солидный такой мужик, обхватом в три меня будет.
        - Уже только два. Он худеть начал, - поправила Васька, еле сдерживаясь от смеха.
        - Подожди, так ты его знаешь? - растерялся отец.
        - Ох, папа, пока тебя не было, тут такое творилось… Кстати, знакомься: это мой парень Сергей. Сережа, это мой папа, его все Черномором зовут. Хотя это и не совсем точно: он на Северном флоте служил, а не на Черноморском…
        - Очень приятно, - хором ответили мужчины, пожали друг другу руки и внимательно пригляделись. Судя по всему, результаты наблюдений их как минимум не обескуражили.
        - Ладно, давайте завтракать. Заодно и новостями обменяемся, - предложила Васька и отправилась доставать из холодильника продукты.
        - Чтобы ускорить процесс, могу почистить картошку, - сообщил Черномор.
        - Тогда репчатый лук мой, - уточнил Сергей.
        - Споемся! - вынес вердикт отец…

        ПРОШЛО ПОЛГОДА…

        Васька и Сергей валялись на диване и смотрели телевизор. Показывали какой-то очередной боевик с Джеки Чаном, но строго говоря, ребятам было все равно. Был тот самый сладкий момент ничегонеделанья, когда тебе буквально все доставляет радость. Лишь бы только никто тебя не трогал и не тормошил. В конце концов, могут два студента, один из которых закончил сессию без троек, а вторая так и вовсе на одни пятерки, позволить себе как следует полениться в воскресный день?!
        - Угадайте, что это у меня? - Зашедший в комнату отец потряс в воздухе белым конвертом.
        - От Вари! Из Лукоморья! - первой догадалась Васька и бросилась к отцу.
        - Э, нет! Так не пойдет! А ну танцуй, как полагается!
        - Ну, папка!
        - Чем дольше будешь нукать, тем позже получишь письмо.
        Васька изобразила короткую лезгинку и вырвала письмо из отцовских рук.
        - Ты давай, вслух читай! - с улыбкой сказал он ей.
        - А если там что-то личное? - язвительно поинтересовалась Васька.
        - Личное, так и быть, читай про себя, - великодушно позволил отец.
        Василиса уселась поудобнее и раскрыла конверт, Сергей выключил телевизор. Все приготовились слушать.

«Здравствуй, моя дорогая Васенька! Извини, что так долго не писала, но это все проделки свекра. Он напрочь запретил мне подходить к компьютеру. Мол, хочу, чтобы мои внуки были здоровые, и все дальше в том же духе. Поэтому вместо того, чтобы обмениваться электронной почтой, приходится по старинке скрипеть ручкой по бумаге.
        У меня уже появился очень аккуратный животик. УЗИ говорит, что будет мальчик, хотя я почему-то уверена, что это девочка. Впрочем, осталось ждать не так уж и долго. Как рожу, тогда и посмотрим, кто был прав. Я уже закупила гору приданого для маленького, осталось только коляску и кроватку приобрести. Но говорят, что покупать их заранее - плохая примета, поэтому я и не тороплюсь.
        Кстати, я не единственная будущая мать в Лукоморье. Представляешь, моя мама тоже беременна! Данька ходит такой важный и гордый, даже смех разбирает смотреть на него. Так что Марья станет мамой и бабушкой примерно одновременно, а у меня появится еще один братик или сестричка. Передать тебе не могу, как это классно: всегда мечтала жить в большой семье. И кажется, моя мечта начинает сбываться.
        Ванька потихоньку привыкает к тому, что он теперь и работает, и учится одновременно. Оказывается, в Лукоморье есть пара филиалов столичных ВУЗов, и свекор убедил его, что не дело здоровому парню вешать свою семью на шею родителям. Поэтому он перевелся на заочное отделение в филиал юридического и подрабатывает помощником нотариуса у одного отцовского знакомого. Свекор решил, что экономистов в семье хватает, а вот юристами точно надо обзавестись. Ванька костерит его втихаря почем свет стоит, но открыто не возражает. Я втайне от свекра помогаю ему с рефератами и курсовыми, но Ваньке все равно приходится нелегко. Столько еще всего наверстывать надо - просто жуть! Но на самом деле я очень рада, что так обернулось: не представляю, что бы я делала, если бы Ванька всю неделю жил в Москве и только по выходным приезжал в Лукоморье. Вот такая я ужасная эгоистка.
        Отец пока еще не женился, хотя дело упорно идет к свадьбе. Они с Тиной давно живут вместе, но она поставила ему последнее условие: свадьба состоится, когда папочка будет весить не больше девяносто килограммов. Мол, тогда на нем свадебный костюм как надо будет сидеть. А отец, как назло, застыл на девяносто пяти, и ни туда, ни сюда. Подозреваю, что в один прекрасный момент он просто начнет питаться одной водой, скинет вес, получит согласие и тут же вернет эти злополучные пять кило обратно.
        Помимо всего прочего, у них с Тиной появился небольшой совместный бизнес. Я его про себя называю «Русский ответ Синди Кроуфорд». Тина, оказывается, давно мечтала снять кассету со своими упражнениями и пустить ее в продажу. Сама понимаешь, что отец не мог не загореться этой идеей. Первая кассета уже ушла в магазины. Если хочешь, я тебе ее вышлю по почте, у меня их целых три штуки припасено на всякий случай. Это обычные комплексы упражнений для таких, как ты и я. А еще Тина планирует сделать реабилитационный цикл для тех, кто приходит в себя после тяжелых травм, и отдельно для тех, кто лишился конечностей. Сейчас она вовсю консультируется со своими врачами и ребятами из НИИ. Похоже, в ближайшие год-два у нее есть чем заняться, помимо тренировок во Дворце спорта.
        Кстати, Тину теперь не узнать. Она совершенно поменяла имидж, и не без помощи нашего клубного салона. Еруслан списался с приятелями и пригласил к нам на работу совершенно обалденного стилиста. Ориентация у парня, правда, соответствующая, да кого это, собственно говоря, волнует! Главное, он действительно творит чудеса. У Тины теперь короткая стрижка с пурпурными прядками, которая ей очень-очень идет, а про все остальное я точно промолчу. У меня такое впечатление, что она просто отрывается за все те годы, которые прожила как «солдат Джейн». По крайней мере она теперь постоянный клиент салона и в отличие от тебя доверяет заботу о своем маникюре профессионалам. Эй, слышишь меня там? Это не намек, это прямой наезд!…»
        - Что это она имеет в виду? - спросил Сергей.
        - На то, что она имеет в виду, мы с тобой еще не заработали, - пояснила Васька. - Но если хочешь, могу хоть сегодня же посетить мастера по маникюру. Правда, тогда о новом карбюраторе можешь и не мечтать.
        - Васькин, маникюр мне твой дорог, но слишком. Поэтому я выбираю карбюратор.
        - То-то же!
        - Ладно, будет вам пререкаться, читай дальше! - попросил отец.
        Васька продолжила:

«…Вообще наш клуб стал реально культовым местечком, причем не только Лукоморья. Приходится даже вход ограничивать и вводить систему клубных карточек. Не поверишь: в штате уже больше тридцати человек! Даже охранники есть. Впрочем, пока они не появились, было стремно. Представляешь, Аленушка сама зарвавшихся посетителей на улицу выбрасывала. А теперь она если и появляется в зале, так только исключительно ради собственного удовольствия.
        Соловей стал крутой местной знаменитостью. Вот за этого парня низкий тебе поклон! На нем половина шоу-программы держится! Он и за танцоров отвечает, и миксы сам собирает, а уж как поет - это вообще полный отпад. Батя ему кредит дал на запись диска. Посмотрим, может, еще не только местной, а мировой знаменитостью станет. У него, оказывается, очень редкий тембр голоса. Такие один раз на миллион встречаются. Я не шучу, даже не думай! Остается ему только грамотного продюсера подобрать, и пойдет парень в гору…»
        - Это еще кто такой? - ревниво поинтересовался Сергей у Васьки.
        - Соловей, - пожав плечами, ответила та.
        - Это я уже понял. Я другое спрашиваю: кто это такой?
        - Эй, молодежь, успеете еще Отелло с Дездемоной разыграть! Лучше до конца письмо прочитайте, интересно же, что у них там происходит!
        Васька показала Сергею язык и снова поднесла к глазам исписанный аккуратным круглым почерком листок.

«Ты не поверишь, кто у нас зажигает в стриптизе! Помнишь, ты рассказывала мне про Инку Русалку, которая полгорода с ума свела, при том, что мужчин ненавидит лютой ненавистью? Так вот, Аленушка пригласила ее работать танцовщицей. Инка окончательно ушла со своей биостанции и теперь занимается только танцами. Ты бы видела, на что это похоже! Когда я вижу, что происходит в зале, когда она танцует, честное слово, еле сдерживаюсь, чтобы от смеха не окочуриться! Она там вокруг шеста как змеюка вертится, под немыслимыми углами изгибается. Мужики все до единого, даже нашего Еруслана с его стилистом включая, сопли до пола пускают. А она и довольнехонька! Ходит между рядами, резинку трусиков подставляет, чтобы ей туда купюры совали. Но попробуй только себе что-нибудь сверх того позволить, мигом на улице окажешься! Похоже, ее чары только на ТНЗЧ не действуют, из чего делаю вывод, что он все-таки девочка…»
        При этих словах Сергей и отец переглянулись и дружно зафыркали.
        - Ой, да ладно вам! Между прочим, Инка действительно красивая тетка, а если еще и танцевать умеет, так ей цены в Лукоморском клубе нет.
        - Надо будет при случае навестить этот волшебный клуб, заодно и на Инку полюбоваться, - как бы невзначай предложил Сергей.
        - Я тебе полюбуюсь! - на всякий случай пригрозила Васька, но не выдержала и сама расхохоталась. - Ладно, помолчите пока, тут совсем чуть-чуть осталось.

«…У Ларцовых большие перемены. Оба брата получили выгодные контракты за рубежом, так что буквально через неделю улетают в Штаты. Любаша, разумеется, летит вместе с мужем. Говорят, они крепко поругались с матерью. Потаповна, оказывается, вознамерилась составить им компанию и пожить на халяву в Америке. Но Любаша ее быстро обломала. Теперь Потаповна на всех углах рассказывает, какие неблагодарные пошли дети и сколько крови они ей попортили. М-да, если человек склочный - это уже навсегда. И лечи ты его - не лечи, все равно не переделаешь.
        Впрочем, Потаповну можно только пожалеть, потому что Данко все-таки умудрился снова от нее удрать. Хотя эту новость, думаю, ты и так уже знаешь. В прессе было много шума вокруг его имени. Он, оказывается, действительно замахнулся на кругосветку, да еще и втихаря нашел себе солидного спонсора. Теперь, судя по всему, бороздит просторы океана на каком-нибудь плотике со спутниковой связью и биотуалетом на борту…»
        - Хм, я бы тоже от такого плотика не отказался, - задумчиво сказал отец. - Интересно, а сколько человек насчитывает команда этого «плота»?
        - А вот об этом как раз ниже написано:

«…а сопровождает его - ну-ка, попробуй угадать! Алиска! Правда, ее имя в прессе не афишируется. Судя по всему, спонсор против, поскольку не хочет омрачать светлый образ семьянина Нюхова. Но факт остается фактом: наша хитрая бестия нашла, к кому пристроиться. Впрочем, после того, как она побывала практически во всех свободных койках Лукоморья, другого выхода у нее все равно не оставалось. Так что можете высматривать ее наглую мордашку в репортажах с места события. Данко Нюхов еще несколько месяцев плыть будет, так что успеете еще наглядеться».
        - Она мне, между прочим, никогда не нравилась, - сообщила Васька, прервав чтение.
        - Мы уже в курсе, - кивнул Сергей. - Только ты почему-то никогда не говоришь, за что именно ее невзлюбила.
        - Да не все ли равно! - отмахнулась Васька. - Лучше слушайте дальше:

«…Кстати, перегородку между балконами мы все-таки снесли. Ванька, правда, слегка поворчал. У него пунктик на неприкосновенности жилища, а тут, мол, теща получила возможность появляться у нас в любое время дня и ночи, и дальше бу-бу-бу в том же духе. Но я быстро его успокоила. Кроме того, он нашел общий язык с Данькой, и теперь, когда им надоедает женское общество, я с мамой сижу в одной квартире, а они болтают о своем высоком в другой. Я так рада, что твоя бывшая квартира сейчас наша, ты просто не представляешь! Спасибо свекру и отцу, что согласились купить ее для нас. Лучший вариант трудно было бы и найти».
        - Ну вот, как все хорошо устроилось, - довольно потер руки отец. - А ты все переживала!
        - Между прочим, для меня это родные стены. Я в них все детство провела. И тут вдруг там поселятся чужие люди! Жуть!
        - Ну, Варя-то тебе, считай, не чужая, - заметил Сергей.
        - Да, - кивнула Васька. - Действительно, хорошо, что все именно так сложилось.
        - Ладно, читай дальше!
        - А там больше ничего и нет!
        - Как это?
        - Ну, стандартные приветы, да когда в гости приедете, и ждем с нетерпением… Что, это тоже читать?
        - Ну, если только это - тогда не надо, - махнул рукой отец. - Ладно, расслабились немножко, и будет. Серега, поможешь мне шкаф на кухне передвинуть? Похоже, я за него вилку уронил, а вытащить ее оттуда никак не могу.
        - Сейчас, айн момент!…
        Мужчины вышли из комнаты, а Васька снова достала заветный листок и прочитала последний абзац:

«…случайно встретилась у Тины с Борисом. Он спрашивал, как ты. Я рассказала, все что знала. Он просил передать, что очень рад за тебя, и еще тысячу поцелуев вдогонку. А еще просил сказать, что, если не дай Бог, у тебя что-то случится, всегда можешь рассчитывать на него. Вот такие дела, подруга!
        Целую, люблю, твоя Варя».
        Василиса улыбнулась и, аккуратно сложив письмо, спрятала его в одну из книжек. Кажется, у нее, как у настоящей женщины, случайно образовались маленькие секреты, знать о которых даже самым близким людям было вовсе не обязательно…

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к