Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Любовные Романы / СТУФХЦЧШЩЭЮЯ / Седлова Валентина: " Под Потолком Небес " - читать онлайн

Сохранить .
Под потолком небес Валентина Седлова

        # Когда-то она была наивной юной провинциалкой, коварно брошенной столичным плейбоем.
        Но она не сломалась, достигла успеха и стала покорительницей Москвы, жесткой, циничной бизнес-леди, способной любой ценой добиться намеченной цели.
        Однако… счастлива ли она теперь?..
        Или - под маской хищницы по-прежнему скрывается Золушка, втайне ожидающая своего принца, готовая вновь верить, любить и надеяться на счастье?..

        Валентина СЕДЛОВА
        ПОД ПОТОЛКОМ НЕБЕС

        Николаю Егорову, известному среди соратников-автоманьяков как ENN и Черный Ворон, без которого эта книга вряд была бы написана. Огромное тебе спасибо и шершавой дорожки под колесами!
        - И что толку: бьешься, бьешься в этой жизни, а все равно ведь выше потолка не прыгнешь.
        - Так-то оно так, как ты говоришь, только вот потолок этот у каждого разный: у кого крыша, а у кого и само небо…

* * *

        Наташка блаженно растянулась на верхней полке четырехместного купе. Жаль, конечно, что не удалось достать билеты в плацкартный вагон, тогда бы она неплохо сэкономила. Но, увы, за всей этой экзаменационной суетой она не заметила, как наступил июнь, и когда отправилась в билетные кассы, то единственное, что она смогла купить, так это билет в купе, да и то только потому, что кто-то отказался от брони. А ее родной дом расположен в самом, что ни на есть курортном месте, на Азовском море, так что наплыв туристов сейчас туда растет с каждым днем, и ей еще повезло, что она взяла билет с первого же раза и в кассе, а не с рук перекупщика. Очередь длиной в три часа, само собой, не в счет. Ее всегда приходится выстаивать, хочешь ты этого или нет.
        На вокзал приехала загодя, и успела всласть побаловать себя мороженым и шаурмой, после которых с удовольствием расправилась с бутылочкой пива. Когда объявили посадку, она, пока ее попутчики распихивали свои необхватные баулы, легко вспорхнула на свою верхотуру, попутно забросив свою сумку на полку над дверью. Особого багажа Наталья с собой не везла: так, подарки родным и кое-какие личные вещи. Все остальное находится под охраной ее московской подруги Дашки, поскольку на лето общежитие для студентов как бы закрывается, а на самом деле - сдается всем, кому ни попадя. Комендатура с молчаливого согласия ректората пополняет свои карманы, не забывая отстегивать часть доходов своему непосредственному начальству. Впрочем, у Даши ее вещей тоже было немного: теплая одежда да связка учебников, накопившаяся за четыре года учебы. Елки-палки, это же ее последнее свободное лето! А потом работа и вечная скука. А, что сейчас об этом думать! Нечего голову всякой ерундой забивать, да еще и загодя.
        Поезд тихонько качнулся, словно нехотя дернулись вагоны, перестукиваясь с рельсами, пейзаж за окном начал медленно меняться. Все, поехали. А завтра она увидит своих родителей, двух младших сестренок и братика, который в этом году закончил первый класс. Смешной такой мужичок растет: серьезный, рассудительный. Если бы и отец был бы таким же, можно было сказать, что Максимка его просто копирует. Ан нет, батька у них суетливый и безобидный, любящий беззлобно поворчать на все окружающее. Так что братик растет со своим характером. Поголовно считает своих старших сестренок вертихвостками, и мнение их ни в грош не ставит. Единственная, с кем он еще хоть как-то считается - это она, Наталья. Потому что живет далеко и каждое лето с подарками приезжает. И какими! Она-то точно знает, что всякие шмотки, которые так обожает покупать их матушка, для него не в радость, а вот машинки, пачки с сотками и футбольные наклейки с журналами, которых даже в Таганроге не отыскать - это в самый раз.
        А для сестренок она как всегда везет косметику. При этом дарить ее нужно будет потихоньку за спиной у матери, а то еще чего доброго отправит все разом в мусорную корзину. Ей не объяснишь, что старшеклассницам давно уже пора уметь обращаться со всеми этими тушью, помадой, тенями, подводкой, а на дискотеке так просто без них не появишься. Для матери накрашенная женщина все равно, что гулящая, и хоть кол на голове теши - не переубедишь в обратном. Наталья поэтому домой приезжает без всякой косметики на лице, даже губы блеском не смягчает, а то жди нотаций. Сестренки же вообще красятся где-нибудь у подружек, а перед тем, как вернуться и предстать перед строгим оком родительницы, смывают макияж на дальней колонке или у колодца. А уж про то, как они дома свои косметички прячут - это вообще отдельная история. Мать же регулярно их вещи перетряхивает, ругайся с ней - не ругайся, при этом совершенно уверена в своей материнской правоте. Если обнаружит что-то криминальное, вроде журнала «Космополитен», позаимствованного у подруги, или кружевных трусиков, купленных за десятку на местном базаре, немедленно
выбрасывает и устраивает допрос с пристрастием, а потом еще долго припоминает и позорит. Блюдет нравственность подрастающего поколения, одним словом.
        А вот батька у нее мировой. Когда он трезвый, то всегда предпочитает уступать своей громогласной и необъятной супруге, относительно чего разговор бы ни шел, и прячется от нее в гараже, ремонтируя старенький «Запорожец», на котором раз в год по обещанию делает круг по поселку и ставит обратно. Ну, а если отец выпьет, то тут уж держись. Даже мать ему слова поперек сказать тогда не может, как ни старается. У батьки прорезается такой голос, что даже иерихонская труба в эту минуту с ним вряд ли сравнится. Родители вообще представляли собой весьма колоритную пару. Мать - кровь с молоком, гренадерша с необъятным бюстом и полным отсутствием талии, и отец ростом метр шестьдесят и сухонький, как ствол акации. Наташка про себя слегка побаивалась: говорят же, что дочери рано или поздно начинают напоминать свою мать, а представить себя заплывшей жиром было как-то нереально. Идти по стопам Марьи Спиридоновны, мамы то есть, не хотелось совершенно.
        Ох, как же она фруктами объестся! В Москве к фруктовым лоткам даже подходить страшно, цены не то, что кусаются, а еще и лают на прохожих. То, что у нее дома на тротуаре под ногами валяется, здесь продается втридорога, да и было бы еще вкусным… А то либо недоспелое, либо гнилое, либо продают сорта, которые только на заготовки пускать хорошо. Ну, разве можно так над народом издеваться?
        А еще она вдоволь накупается в море. Как же она соскучилась по нему, даже по чайкам-мерзавкам, противно орущим над головой и пытающимся своровать твой обед прямо из пластиковой сумки. Мать, конечно, будет слегка ворчать, что ее дома не застать, ну и ладно. Все равно она целыми днями будет пропадать на диком пляже, ни на огороде же вкалывать, представляя себя рабской силой на фазенде бразильских экспроприаторов! Тем более что все давным-давно уже прополото, сдобрено и окучено, у родителей с этим строго. Туристов на диком пляже не встретишь, потому что просто так это место не найдешь, знать надо, как сюда пройти, а значит никто не привяжется, не будет лапать потными руками. Разве что только местные ребята могут побеспокоить, а с ними у Натальи разговор короткий. Все ее здесь знают, а кто не знает ее, тот знаком с ее женихом, Петром Маслобойниковым. Ей стоит только назвать его имя, как любой нахал сразу же отвязывается. Иметь дело с Петькой никому не хочется. Кулаки у него пудовые, а уж по перебитому носу сразу понятно, что за плечами ни одна драка имеется.
        Правда, женихом он сам себя зовет, да еще и ее родители его так иногда кличут. А сама Наталья этот вопрос для себя еще до конца не решила. То есть решать его не хотелось совершенно. Ну и что, что уже семь лет, как вместе гуляют? Это еще не повод за Петьку замуж идти. Да, с ним чувствуешь себя, как за каменной стеной. Хорошей, надежной тюремной стеной. И ревнивец он тот еще. Каждый раз, когда она приезжает из Москвы на каникулы, начинает ее пытать, с кем она там спала. Будто это его дело! Приходится все два месяца повторять одно и то же, как заезженная пластинка: «Ты у меня единственный и неповторимый, никого, кроме тебя, к себе не подпускаю». Зануда! Сам-то из себя монаха не изображает, Наталья может, по крайней мере, трех девчонок назвать, с которыми он спал, пока она в Москве гранит науки грызла. А попробуй только заикнуться об этом, неприятностей не оберешься. Такой скандал закатит, что мало не покажется!
        И вообще, если уж так вспоминать, так можно сказать, что в первый раз он ее практически изнасиловал. Она ему повода, между прочим, никакого не давала, он сам за ней тенью по всему поселку ходил. А потом зажал на чьем-то грязном заднем дворе и завалил в сарае, не обращая внимания на ее вопли и попытки стряхнуть с себя незваного агрессора. Когда все было закончено, подал разорванную юбку и сказал:
«Если уйдешь от меня - убью. Сначала того, к кому уйдешь, а потом и тебя следом». Тут хочешь - не хочешь, а призадумаешься, как дальше жить. Тем более что Петька по всему поселку разнес, что Наташка Симохина - его девушка, и пусть никто на нее даже планы не строит, иначе море крови. При этом, - каков наглец! Заявился к ним домой, как ни в чем не бывало, а когда Наташкина мать сказала: «Ты мне это, девку не порть! Узнаю, что к ней под подол залез, на одну ей ногу наступлю, за другую дерну и порву в лоскуты. Мне дома бляди не нужны», знаете, что ответил? Мол, он Марью Спиридоновну полностью поддерживает, и сам лично за Натальей проследит. Наташка как это услышала, аж поперхнулась от возмущения. Вот скотина!
        Да и скучно с ним. Он все про свою рыбу бубнит, сколько наловили, как с соседней бригадой полаялись, да кто сколько после работы выжрал. А когда она ему про свою студенческую жизнь пытается рассказать и про планы на будущее, сразу же обрывает. Мол, мечтай - не мечтай, а будет все так, как я скажу. И за что ей так «повезло»? Ну, красивая, справная девка, только что толку-то в этой красоте, если все этому борову Петьке достанется. Так и пропадет ни за что, ни про что. И пьет Петька, как сапожник, и матерится. Едва-едва восемь классов на тройки окончил, а дальше учиться не пошел. Да и кто бы его взял, неандертальца этого! Он же до сих пор с ошибками пишет, когда надо было заявление на работу подавать, ему его Наташкина сестра накатала. А хорошо считать умеет только деньги в чужом кошельке: кто сколько своровал, и кто какую тачку себе купил.
        А вот в поселке у него большой авторитет, даже среди старших мужиков. Еще бы: с одного удара в отключку на полчаса отправляет, без закуски может литр в одно рыло выкушать. Кто с ним тягаться сможет?
        А она, Наташка, о другой жизни думает. Зря она, что ли, столько времени над учебниками корпела? А уж как вспомнит про то, как в институт поступала…
        Началось с того, что все родные в голос заявили, что никуда, ни в какую Москву они Наташку не отпустят. Пусть ищет себе что-нибудь в Таганроге, если уж так учиться хочет, вместо того, что работать идти, деньги в семью приносить. Хорошо, что она заранее, за два года начала копить деньги на билет, потому что знала, что так все и будет. Так что Наташка, просто никого не слушая, оставила дома записку и села в московский поезд, поехала покорять столицу. Институт она себе выбрала заранее, государственный, а не коммерческий, чтобы денег не платить. Нет у нее денег, и все тут. Только в Москве выяснилось, что бесплатным для нее обучение будет лишь в том случае, если она все вступительные экзамены сдаст на одни лишь пятерки, а экзаменов целых четыре штуки! Правда потом выяснилось, что раз у Натальи золотая медаль, что сдавать ей придется только два: математику и английский. В деканате, оглядывая настырную девицу из тьмутаракании, дежурный преподаватель, растягивая губы, протянул, что «все эти провинциальные медали ничего не стоят, но правила, увы, одинаковы для всех». Наташка едва тогда удержалась, чтобы
ему по морде не врезать. Ничего себе: «ничего не стоят»! А сколько труда, сколько нервов ушло! Или у них тут в Москве сплошь одни вундеркинды живут?
        Оставшиеся до экзамена дни Наташка просидела за учебниками, вновь и вновь решая задачки, повторяя английские топики, спрягая не правильные глаголы. Она, конечно, волновалась, но с другой стороны… По математике она первые места в районных олимпиадах занимала из года в год, даже журнал «Квант» из школьной библиотеки от корки до корки изучала, чтобы понять то, что не входило в рамки школьной программы. Да еще знающие люди посоветовали ей позаниматься по одному толковому справочнику для поступающих. Нет, с математикой у нее проблем быть не должно. А английский она уже два года зубрила по учебнику Бонк, и в школе одноклассники, когда слышали ее ответы на уроках, считали, что она обязательно станет переводчиком. Сама Наташка относилась ко всем восторгам в свой адрес скептически, все же знать учебник и знать язык - это две большие разницы.
        Математику она действительно сдала без особого труда. А вот экзамен по английскому языку ей еще многие годы снился, как кошмар, заставляя просыпаться в холодном поту со стучащим как пулемет сердцем.
        Нет, получив на руки билет, она поняла, что ничего особенно изощренного здесь не придумали, в принципе она и готовилась к чему-то подобному. Наталья быстренько по памяти написала нужный текст, сделала упражнения на грамматику и стала ждать, когда ее вызовут.
        Стоя перед экзаменационной комиссией из пяти тетенек бальзаковского возраста, она бойко оттарабанила рассказ про Лондон, ответила на заданные вопросы, как одна из мучительниц, развалившись на стуле и презрительно посматривая на школьную юбочку и скромную белую блузку Натальи, выдала своей соседке следующее резюме: «Да, выше троечки не получит. Этот нью-васюковский акцент выдает ее с головой».
        У Наташки застучало в висках. Несмотря на то, что фраза была сказана на английском, Наталья ее прекрасно поняла, тем более что тетка даже не удосужилась хотя бы понизить голос и брякнула это на всю аудиторию. Сидящие сзади абитуриенты, ждущие своей очереди, так и закатились со смеха. Значит, это «только троечка», не больше? А ей даже четверки будет мало. Что же делать, как дать понять этим напыщенным дурам, что она не позволит так безнаказанно издеваться над собой? Тут ее внутри что-то подстегнуло, и прежде, чем она сама успела понять, что говорит, у нее вырвалась следующая фраза (естественно, тоже на английском, на русский она просто не успела перейти): «Мой репетитор из Мориса Тореза нашел, что у меня калифорнийский акцент. А вообще, по всему земному шару все южные акценты весьма схожи между собой. Или вы еще не в курсе? Тогда могу вам только посочувствовать».
        С этими словами она выскочила из аудитории, едва не сбив с ног стоящего в дверях мужчину. Пока она препиралась с тетками, даже не заметила, как он здесь возник. Да, это был конец. Мало того, что она им не понравилась с первого же взгляда, так еще и нахамила в ответ. Теперь ей даже тройку не поставят. Придется бесславно возвращаться домой и слушать нотации родителей. Так опозориться! Что ж, так ей и надо. Возомнила, что все может, а ее же предупреждали, что без «волосатой лапы» нечего и думать соваться в столичные ВУЗы. А кто она? Так, девочка с Юга, наивная провинциалка. А здесь все с репетиторами сидят, готовятся, деньги им бешенные отдают. Она поэтому и сказала про мифического репетитора из Мориса Тореза, что случайно услышала разговор двух абитуриенток, которые со знанием дела обсуждали, из какого ВУЗа репетиторы лучше, и кто сколько берет за урок. Узнав, что одно занятие стоит столько, сколько месячная зарплата ее отца, Наталья едва не потеряла сознание, но странное сочетание «Мориса Тореза» запомнила накрепко.
        На следующий день она на негнущихся ногах снова пришла в институт, чтобы узнать, какую же оценку ей все-таки поставили. Изнутри ее буквально колотило, но Наталья держалась изо всех сил, чтобы не разреветься при всех, выставив себя на посмешище. Хватит ей и пренебрежительных взглядов абитуриентов, и сочувствующе циничных гримас преподавателей. Подойдя к листку с оценками, она никак не могла нормально сфокусироваться и найти свою фамилию. Долго вглядывалась, пробегая глазами список, пока со всех сторон ее пихали толпившиеся здесь с этой же целью будущие студенты и их родители. Наконец нашла себя. Симохина - «отлично». Других Симохиных в потоке не было, поэтому выходило, что пятерку поставили именно ей.
        У Натальи закружилась голова. Вот те раз! Неужели все получилось? Но как, почему?
        Ответ на этот вопрос она получила позже, в сентябре. Одна из тетенек, принимавших тогда экзамен, была назначена преподавать в группе, куда распределили Наташку, и поскольку, как оказалось, была на самом деле весьма добродушного нрава, и как-то раз после окончания пары поведала, что за Наталью похлопотал сам декан. Тот самый мужик, которого она едва не сбила в дверях. Видимо, был в сентиментальном настроении. Такое случалось довольно редко, и Наташке просто ужасно повезло. Словно выиграла в лотерею главный приз.
        Когда Наталья окончательно выяснила, что действительно поступила в институт и зачислена на первый курс экономического дневного факультета, она отбила домой телеграмму, но сама решила туда пока не возвращаться. Еще чего доброго могли не отпустить обратно в Москву. У матушки вполне хватило бы ума запереть ее и не выпускать на улицу. Хватит, она уже взрослая, и сама распоряжается своей жизнью и своим временем. А жить чужой головой - не велика радость, равно как и позволять кому-то помыкать собой. Да и от Петькиного внимания хоть избавиться, а то уже достал со своей «любовью». Хоть бы презервативы за свой счет покупал, зараза, а то все ей тратиться приходится.
        За три недели, оставшиеся до сентября, она изъездила Москву вдоль и поперек. Красная площадь, Арбат, Воробьевы Горы, Крылатские Холмы. Хотя вернее будет сказать не «изъездила», а «исходила», поскольку скудный денежный запас таял просто на глазах, и даже путешествие на общественном транспорте существенно било по карману. Ничего, вот начнется учеба, а с ней придет и стипендия. На нее и будет жить. Пусть бедно - это ерунда, ей не привыкать. А то, что в ее сторону косятся, ее не трогает. Главное - то, что в голове, а не на теле.
        Все бы хорошо, но Наталья не учла одну малость: стипендию здесь платили не в начале, а в конце месяца. Поэтому она испытала настоящий шок, когда поняла, что в ее тощем кошельке лежат примерно три батона хлеба, и их она должна растянуть почти на месяц. А еще тетради нужны, ручки, зубная паста к концу подошла. Прокладок, и тех нет. Лежит в запасе пара тряпочек, комок ваты и один бинт, а больше ничего. Что делать, писать домой? Ну, уж нет, дудки, она гордая. Придумает, как выкрутиться из положения.
        Тут-то ей на помощь и пришла Дашка. Дашка-промокашка, Дашка-букашка. Озорная девчонка, дочь весьма состоятельных родителей, которые на свою беду проводили дома очень мало времени, мотаясь то по загранпоездкам, то по курортам. Поэтому Дашка была предоставлена сама себе, а учитывая ее темперамент и открытый на ее имя практически неограниченный по средствам счет в банке, могла делать, что угодно. В том числе и взять под свою опеку странную провинциалку откуда-то из-под Таганрога, которая вдобавок ко всему прочему была выше ее почти на голову.
        Дашка, нимало не смущаясь, подошла к ней сразу после торжественной церемонии открытия нового учебного года. Наташка потом долго прокручивала в голове их знакомство, и единственное, к чему она приходила, так это к тому, что Дашка, скорее всего, по одной ей ведомым причинам решила таким оригинальным образом противопоставить себя остальному курсу. Вот я мол какая, даже с иногородними на ты, не то что вы, рафинированные зазнайки.
        Она так, словно знала Наталью всю жизнь, заговорила с ней о предстоящей учебе, о том, как живется в общежитии, а потом чуть ли не насильно утащила ее в студенческую столовую, и, не принимая возражений, накормила свою новую подругу комплексным обедом. Сама она есть не стала, объяснив это тем, что сидит на диете. Наверное, ей просто не понравился вид крахмально-хлебных котлет и размазанного по тарелке пюре. Наталья так и не поняла, как это произошло, но уже через полчаса взаимного общения Дашка была в курсе всех ее бед. Подперши голову руками, она, слегка пораздумав, выдала Наталье следующее резюме:
        - На одну стипендию не проживешь, даже не мечтай. Здесь все-таки Москва, и она, если верить мировой статистке, один из самых дорогих городов Европы. Раз на родителей надеяться не приходится, значит, надо идти работать. Но тебя никуда не возьмут, кроме как на рынок или в проститутки. Ты только рот откроешь, и можешь дальше свою биографию не рассказывать. Поэтому лучший для тебя вариант - устроиться на работу в наш же деканат. Будешь всякие справки выписывать, с документами копаться, бумажки сортировать. Зарплата здесь, конечно, пустяковая, зато налицо обилие преимуществ: с деканом ты будешь хорошо знакома, значит, не будет никаких проблем со сдачей сессии. Вполне вероятно, что половину предметов тебе вообще автоматом поставят, только за то, что ты - девочка из деканата. Плюс всяческие вкусные взятки в виде шоколада и прочих сладостей от тех, кто через тебя захочет к декану подлизаться. Здесь это нормальная практика. Заодно помимо всего прочего у тебя уже будет трудовая книжка, и пресловутый стаж работы, да еще и в Москве. Потом если захочешь за столицу зацепиться, это тебе здорово поможет.
        - Слушай, а что, всем так бросается в глаза то, что я не москвичка?
        - Солнышко, если бы ты себе на грудь повесила плакат «Я из Таганрога», то уверяю тебя, ничего бы не изменилось. По тебе и так все можно понять. Первое, что тебя выдает, - твоя одежда. Второе - твой выговор. Третье - отсутствие косметики. Четвертое - выражение глаз. Ты выглядишь как испуганная школьница, а здесь все из кожи вон лезут, чтобы показать, какие они все из себя взрослые и крутые.
        - Но я не люблю краситься. От косметики кожа портится.
        - Любишь - не любишь, это уже дело десятое. А если не хочешь выделяться из общей толпы, то придется это дело освоить. От тебя же никто не требует отказаться от всех своих привычек, своего внутреннего мира. Просто научись маскироваться под окружающих, и тебя не тронут. Хамелеона знаешь? То-то. Иначе - гиблый номер. В лучшем случае заработаешь ярлык чудачки, у которой с головой не все в порядке, в худшем - будешь служить вечным объектом насмешек. А от ярлыка избавиться будет уже гораздо сложнее, и сил на это уйдет прорва. Оно тебе надо?
        - А у вас в Москве все такие жестокие?
        - Ну, ты затронула тему, прямо подай тебе философию столичного образа жизни! Не думаю, что москвичи как таковые, сильно отличаются от жителей других городов. А злые сейчас все поголовно. Вас же, приезжих, иначе как «лимита» давно уже не называют, да еще и считают, что вы чужие места занимаете, другим жить мешаете. Чушь собачья, но людей не переделать, особенно тех, кому за сорок-пятьдесят. А дети все слышат и впитывают, как губка, и тоже учатся ненавидеть.
        - Дашка, а почему ты со мной возишься? Обедом накормила? Это же такие деньги!
        - Ну, во-первых, для меня денежный вопрос не актуален, спасибо предкам. А ты забавный персонаж. Не хочу, чтобы тебя затоптали. Если тебе так удобно, считай, что я потянулась к тебе просто со скуки. У меня есть все, у тебя нет ничего. И если посмотреть, мы обе друг другу интересны, разве не так?
        Против этого аргумента Наталья поспорить не могла. Временами ей хотелось прямо-таки удавить эту циничную девку Дашку, безжалостно высмеивающую свою провинциалку-подругу, а иногда она была готова носить ее на руках. Но к любому Дашкиному мнению Наташка тщательно прислушивалась, поскольку та была единственной, кто, глядя со стороны, мог объяснить ей многое из того, что происходило рядом с ней. Через неделю она, следуя Дашкиному совету, уже работала в своем деканате. Из безвозмездного кредита, который ей выдала Дашка, Наталья по ее совету приобрела себе джинсовый костюм, свитер и легкий джемпер. Косметикой ее одарила все та же Дарья, просто вытряся из своего кожаного чемоданчика-косметички все содержимое, и рассортировав все на две примерно равные кучки. Кое-что было просрочено, некоторые наклейки были затерты до полной нечитабельности, но все это была такая ерунда! Главное, что теперь Наталья каждое утро приводила себя в порядок перед мутным зеркалом в крохотной ванной комнатке, подводила глаза, аккуратно наносила тени, яркой помадой, оттеняющей ее темно-каштановые волосы, красила губы. И гордо
подняв голову, отправлялась в институт на учебу и работу.
        Единственное, с чем основательно пришлось повозиться, так это с ее южнорусским акцентом. Мягкое, раскатистое на французский манер "р" оставляло впечатление, что Наталья картавит. Вкупе с тем, что Наташка то и дело путала в речи "г" и "х", ни на что хорошее она в дальнейшем рассчитывать не могла. Дашка посоветовала ей тщательно следить за тем, что и как она говорит, и месяца на три Наталья превратилась почти что в молчунью, открывая рот только тогда, когда была уверена, что произнесет все, как надо. Кроме того, Дарья решила, что если Наташка будет больше «акать», как это делают москвичи, то впоследствии легче сойдет за одну из них. Поначалу «акать» было даже смешно, но постепенно Наталья привыкла и к этому.
        За всеми этими хлопотами на личную жизнь просто не оставалось времени. Учеба, вынужденная мимикрия и работа. Наташка приползала в общежитие не раньше семи-восьми часов вечера, готовила себе ужин, делала домашние задания, и где-то в полвторого валилась спать, чтобы вскочить в семь утра, сделать зарядку, позавтракать и бежать в институт. Каждые две недели она писала домой, рассказывала о том, как ей здесь живется, умалчивая о тех трудностях, с которыми продолжала сталкиваться каждый день. Родители отвечали ей редко, экономя на почтовых марках и конвертах, зато почти перед самым Новым годом прислали со знакомыми продуктов, всяческих маринадов и домашних консервов. Наташка тогда почти полторы недели кайфовала, объедаясь вареньем и закусывая чай солеными огурцами, вкусно потрескивающими на зубах. В отдельной сумке вместе с мохеровым шарфом родители передали Наташке и ее теплую куртку-пуховик. Не Бог весть что, но на первое время сойдет, а потом она себе что-нибудь получше прикупит.
        Сессию она сдала на «отлично», при этом даже не воспользовавшись своим слегка привилегированным положением. Все пятерки означали 100-процентный размер стипендии, а если бы у нее была хотя бы одна четверка, то она получила бы только
75 процентов. А Наталья сейчас не в том положении, чтобы дарить государству даже эти крохи. Лучше она лишний раз на них пообедает, чтобы силы восстановить и себя поддержать. Или сестренкам с братишкой подарков купят. Как они, кстати, там без нее?
        Несмотря на жестокую ностальгию, мучающую ее каждую ночь, Наталья решила во время зимних студенческих каникул домой не ездить. Денег в обрез, и приходится выбирать: билеты или теплые зимние ботинки. А то ее старенькие разбитые кроссовки от холода совершенно не спасают, а уж от снега и тем более. Пускай до института от общежития всего десять минут ходьбы, но она не хочет лишиться своих ног. Тем более что декан на нее уже как-то странно посматривает, и вполне вероятно, что именно из-за этих клятых кроссовок. А просить о помощи Дашку нет никакого желания. Просто, она и так много чего уже для нее сделала, а чувствовать себя кому-то должной - хуже не придумаешь. Да и Дашка, по всей видимости, как раз этого от нее и ждет, чтобы лишний раз продемонстрировать свое великодушие. Не дождется. Поэтому, еще раз с тоской взглянув на фотографии сестренок, братишки и родителей, Наталья отправилась в ближайший обувной магазин и разорилась на фирменные ботинки на натуральном меху. Из Дашкиных лекций она четко усвоила, что сумочка, перчатки и обувь у женщины должны быть самого высокого качества. Тогда ей прощается
весь остальной гардероб. Или его отсутствие.
        Под конец первого курса она благодаря умелой политике и Дашкиным советам была окончательно принята как своя среди студенческой братии. Благо что, несмотря на свои пятерки, не зазнавалась, и всегда давала переписать конспекты, если, конечно, сама была на занятиях, а не отсиживалась в деканате. Да и на семинарах и коллоквиумах здорово выручала. Сколько благодаря ней уверенных двоек превратилось в застенчивые тройки и изумленные четверки - просто не перечесть. Южный акцент из речи Натальи исчез окончательно, так что половина потока за учебной кутерьмой вообще позабыла, откуда она родом.
        Сдав на отлично вторую сессию и уйдя в отпуск, Наташка, доверху набив две сумки подарками домашним, поехала домой. От предвкушения встречи у нее сладко замирало сердце. Как же она по ним по всем соскучилась! Всего год не виделись, а кажется, что целую вечность. Лишь бы не отец с матерью не ругались из-за ее самовольства, что тогда в Москву без родительского разрешения укатила.
        Вопреки самым мрачным ожиданиям, об этом родители ей и слова не сказали. Видимо, уже перегорело. Да и поздно что-то менять. Зато в глазах своих младших она приобрела такой авторитет, что о-го-го! Еще бы: за какой-то год она стала совсем взрослой. Ничего, вот они школу закончат, и тоже в Москву отправятся. А что, Наташка же смогла, значит, и у них тоже получится!
        Наталья буквально купалась в тепле родного дома, хватаясь за сто дел сразу и пытаясь помочь матери с огородом, а отцу - с «Запорожцем». Причем одновременно. Но родители вели себя немножко странно: будто Наташка здесь - дорогой и долгожданный гость, которого нужно всячески приветить и обласкать. То есть, словно она не домой вернулась, а в гости приехала. Это забавляло Наташку до крайности. Только через месяц родители заново к ней привыкли и перестали пытаться предупредить каждое ее желание.
        Единственное, что омрачало ее летние каникулы - это Петька. Он появился на пороге буквально на следующий день после ее приезда (откуда только узнал), и бесцеремонно уволок ее с собой, несмотря на то, что Наталья, используя всю силу своего красноречия, попыталась остаться дома. Мол, устала она с дороги, да и с родными еще не наговорилась… Бесполезно, как в глухую стену головой. Утащил к себе в хибару и без лишних слов продемонстрировал ей всю свою мужскую силу. Как она тогда не залетела - уму непостижимо. Видно, Бог миловал. И потом чуть ли не каждый вечер заявлялся в гости. Придет, сядет в гостиной и сидит, как истукан. Ни единого путного слова не скажет. Хорошо, если трезвый придет, а то и спиртягой от него разило частенько. Стыдобища! И перед родителями так неудобно. Наташка тогда месячных ждала, как в детстве праздников: хоть на неделю отвяжется, а то надоела его образина хуже горькой редьки.
        Когда она собралась обратно в Москву, Петька отозвал ее на вокзале в сторону и, как умел, по-простому объяснил, что случится с ней и ее московскими хахалями, ежели такие объявятся. Ничего нового Наташка не услышала, Петькины угрозы из года в год не менялись. Как и сам Петька. Что-то говорить и объяснять этому дуболому не хотелось, все равно не поймет, поэтому, услышав гудок поезда, Наталья поспешила пройти в вагон.
        Следующие три года ничем таким особым не отличались, разве что и учиться, и работать Наталье было день ото дня все легче и легче. Привыкла, втянулась. Да и на личном фронте порой мелькали весьма приятные лица. Один ее друг жил в той же общаге, что и она, только этажом выше, но в отличие от нее был заочником, и поэтому их нечастые встречи происходили, когда он приезжал сдавать сессии. Другой парень был москвичом, и заходил к ней в гости, чуть ли не каждую неделю. Пока институт не закончил. А потом делся куда-то. Что ж, у каждого своя дорога, Наталья на него обиды не держала. Тем более что и планов на него никаких не строила, сразу было ясно, что все у них не всерьез. Ушел - так ушел.
        А вот какого она хлопчика буквально на прошлой неделе встретила - это просто сказка! Дипломник, забежал к ней в деканат за ведомостью на какой-то экзамен, который он на третьем курсе забыл сдать. А теперь вот вспомнил и в авральном режиме бросился его закрывать, а то бы до защиты не допустили. Наталья видала этого парня раньше, но не часто: он где-то работал, и в родной альма-матер появлялся только ближе к сессии, одаривая преподавателей и таких же девочек из деканата, как и она сама, цветами и конфетами. За это многие вольности ему прощались, а сплошные прогулы сходили с рук. Тем более что парень он был, что называется, с головой, толковый. Да и не он один учился здесь в подобном режиме. Почти треть старшекурсников уже устроилась на постоянную работу, несмотря на то, что образование еще не было закончено. Декан с преподавателями ворчали, но на самом деле поощряли подобную практику, поскольку могли неофициально попросить таких студентов буквально о любой услуге: от простой консультации до предоставления кредита на льготных условиях. Что поделаешь - рыночные отношения в действии!
        Полностью закрытую ведомость он вернул буквально минут через десять. Преподаватель, видимо, решил пойти навстречу дипломнику, и подмахнул бумаги просто так. В деканате уже почти все разошлись - июнь, жара, время почти пять вечера, так что дежурной оставалась одна Наталья. Да и она уже собирала свою сумочку и подкрашивала губы, чтобы в ближайшие пятнадцать минут слинять отсюда вслед за остальными.
        - Девушка, вот моя ведомость, куда мне ее положить?
        - Да прямо мне на стол. Я ее отмечу только и в папку отправлю. Что, последний хвост был?
        - Ага. Как я про него забыл - ума не приложу. Хорошо хоть решил проверить, все ли в порядке. Слушай, а тебя не Наташа зовут?
        - Наташа. А почему ты спросил?
        - Да просто мне друзья посоветовали: если что-то в деканате надо - обращайся к Наташе. Она все, что надо сделает. А к другим, мол, подходить не стоит. И документы могут перепутать, и времени вагон потеряешь.
        - Спасибо за комплимент. Кстати, а тебя как зовут?
        - Алексей.
        - Вот и познакомились. Ладно, буду собираться, а то что-то я сегодня припозднилась.
        - А тебе куда?
        - В наше общежитие. Сначала залезу под холодный душ, а потом отосплюсь. Или в гости к соседям схожу, если желание будет. Я свою сессию уже закрыла, мне буквально последнюю неделю осталось отработать, и можно окончательно на каникулы уходить.
        - Слушай, а как ты смотришь на то, чтобы пойти попить пивка? Здесь неподалеку кафешка одна, очень даже неплохая. А то домой ехать не хочется, тем более что есть законный повод устроить себе праздник. Ну, ты как?
        - Я - положительно. В смысле - «за». Только деканат закрою и можно идти.
        Алексей оказался не жмотом, и в кафе они посидели исключительно за его счет. С другой стороны, судя по пачке банкнот, выглядывающей из бумажника, это его не сильно напрягало. Играла приятная музыка, кружки с пивом опустошались одна за другой, а рядом росла гора шкурок от фисташек. Горячих блюд или закусок не заказывали: вечерний зной отбивал всякую охоту к еде.
        Часа через полтора они покинули забегаловку, и Алексей проводил Наталью до общежития. А там он как-то очень естественно закрыл за собой на замок дверь ее комнаты и остался с ней до утра. Оба давно уже были не новичками в постельных схватках, и расстались весьма удовлетворенные друг другом. Наташке особенно нравилось, что он называл ее «малышка», и так трогательно у него при этом дрожал голос… Словно умолял о чем-то. От этого Наталья ощущала себя роковой женщиной, которая может по своей минутной прихоти либо дать мужчине неземное удовольствие, либо ввергнуть его в бездну отчаяния одним лишь взмахом ресниц. Приятно, черт побери!
        Он ушел в семь утра, торопился куда-то по своим делам. Наталья напоила его на дорогу крепким кофе, сваренным в настоящей турке (подарок того самого заочника). Алексей мило поблагодарил ее за заботу, поцеловал в последний раз, ароматно дохнув на нее кофейным духом, и исчез. Наталья приняла душ, потом еще полчасика понежилась в разобранной кровати, еще пахнущей Лешкиным телом, и потихоньку стала собираться на работу.

* * *
        Вспоминая о том, как ей было хорошо с Алексеем, Наташка незаметно для себя провалилась в сон. Поезд мерно покачивался и стучал колесами на стыках рельс, соседи по купе тоже закончили шумные разговоры и поудобнее расположились на своих местах, так же, как и Наталья, тихонько отдаваясь в объятия Морфея. Наталье снилось море, рядом с ней лениво цедила слова Дашка, загоревшая как головня, а буквально в двух шагах от них играли в волейбол одноклассники. Кто-то из них махнул Наташке рукой, приглашая присоединиться, и она буквально впорхнула в их круг как птица. Один парень широко улыбнулся ей, и Наташка во сне стала вспоминать его имя. Виктор. Витя. Когда-то они с ним дружили, немного по-детски клянясь друг другу в вечной преданности. А потом появился Петька, и Виктор сразу же, ничего не объясняя, пересел от нее на соседнюю парту к Машке, первой красавице класса. С Машкой у них что-то не заладилось, потому что буквально через пару месяцев она видела его гуляющим с Юлькой, Машкиной подругой. Кажется, они даже поженились. Так странно. А здесь они такие, как были когда-то давно: еще ни для кого не играл
марш Мендельсона, да и школа-то еще не была окончена. Юные игроки, залитый солнцем пляж и летающий из рук в руки белый мяч.
        Наталья проснулась посреди ночи, да так и не смогла больше заснуть. Какая-то тревога поселилась в ее душе, не давая снова предаться благодати сна. Что-то не так. Интуиция у нее была развита, дай Бог каждому, и поэтому своим ощущениям она верила на все двести процентов. Вот только было неясно, с чем это связано. Неужели дома что-то случилось? Нет, этого не может быть. Иначе бы ей телеграмму прислали. И все же?
        Буквально сломав себе голову в тщетных раздумьях и так и не придя хоть к какому-нибудь определенному выводу, Наталья дождалась рассвета. На каком-то полустанке купила кефир и домашние пирожки с капустой, ими и позавтракала. Ехать оставалось не так чтобы много, но все-таки еще прилично, и она от нечего делать приняла приглашение соседей по купе и составила им компанию в игре в подкидного дурака. Когда же и игра надоела, а карты были убраны, Наталья вновь отправилась к себе наверх и, прикрыв глаза, попыталась хотя бы подремать. Увы, безрезультатно.
        О своем приезде она никого не предупреждала, поэтому, когда поезд наконец-то высадил ее в Таганроге, Наталья, даже не ища глазами встречающих, отправилась сразу на автобусную станцию. Кое-как выдержав непременную духоту и толчею, сошла в своем поселке и буквально побежала к родному дому. Открыла калитку и громко закричала: «А вот и я!» Тут же из сарая вышел отец, выглянула из летней кухни отряхивающая от мучной пыли руки мама, заверещали сестренки. Наталью измяли в объятьях и утащили за стол. Налили наваристого борща, холодного домашнего кваса, поставили поспевшие абрикосы. Наташка на секунду представила себе Дашкины глаза величиной в полблюдца каждое, если бы ее хоть раз накормили таким обедом. И фыркнула, едва не подавившись мясом, щедро положенным к ней в тарелку. Для Дашки любая еда объемом больше стакана йогурта рассматривалась как угроза ее драгоценному здоровью и фигуре, хотя на взгляд Натальи немного округлиться ей бы совершенно не помешало. Стала бы лишь аппетитнее, а то не девушка, а скелет ходячий. Впрочем, у каждого свои вкусы.
        Когда с обедом было покончено, Наташка задала давно вертящийся на языке вопрос:
        - Ну, рассказывайте, как у вас тут дела обстоят. Что новенького за мое отсутствие?
        - Да что у нас нового - все по-старому, - ответил ей отец. - Матушка у тебя в прошлом месяце приболела, врача вызывали, сказал, что сердце. Да, слава Богу, все обошлось. Эти шишиги на четверки учебный год справили. Я им сразу сказал - хоть одна тройка и про поездки в город или про пляж можете забыть. Да, и нечего за моей спиной рожи корчить, а то я не догадываюсь. Ух, поганки мои сладкие! Максимка нас радует, одни пятерки домой носит. Говорит, что когда вырастет, начальником станет. Даже классной своей так заявил.
        - Что, на самом деле? Вот молодец!
        - Ну, конечно, на самом деле так! Она когда нам с матерью это рассказывала, от возмущения едва заикаться не начала. Даже раскраснелась вся.
        - А при чем тут ее возмущение? Ребенок сказал, чего хочет, что же тут плохого?
        - Да мы тоже так подумали. Для виду, конечно, пожурили его, чтобы не сильно высовывался, а так чего зря парня ругать из-за всяких стрекоз, которые едва училище закончили и сразу же из себя Макаренко мнят. Пусть молоко на губах пообсохнет сначала.
        - Это верно. Еще чего новенького?
        - Жених твой в больнице валяется.
        - Во-первых, Петька мне не жених, а так, банный лист прилипший. Мне он не нужен, одни проблемы из-за него. А что произошло?
        - Да на каких-то приезжих нарвался. Начал к ним приставать, понятно, что бухой был. А тем это не понравилось, ну и уделали его, как Бог черепаху. Теперь лежит с сотрясением мозга, да еще ребра у него переломаны. Может, еще чего ему отшибли, да мы не в курсе. Нам соседи рассказали.
        - И давно это его?
        - Да дня три назад. Или четыре? Не помню точно. К нему в больницу пойдешь?
        - Вот еще! Хоть бы подольше там поторчал, ко мне не приставал. А то вечно не каникулы получаются, а черт те что! Куда не пойдешь, везде его физиономию встречаешь.
        - Ну, смотри, доча, дело твое. Он тебе, конечно, не пара и не ровня, хотя с Петькой лучше не ссорится.
        - Да пошел он!
        - Ты давай, поаккуратней, за столом не выражайся, а то не посмотрю, что уже вся из себя взрослая, перекину через колено и ремнем огрею.
        - Да ладно тебе, папка, это я так, вырвалось просто. Как же я по вам по всем соскучилась!
        - И мы по тебе, по иностранке нашей!
        - Это почему же я иностранка?
        - А говоришь чудно, словно не по-нашему. И слова не так произносишь, и все как-то у тебя по-книжному получается. Скажи, мать!
        - Да, отец прав. Такая барышня стала, что не знаешь, с какого боку к тебе и подойти!
        - Ой, да что вы ерунду городите! Иностранка, барышня… Обычная студентка, просто слишком давно вас не видела. А вы как на меня набросились! Даже обижусь сейчас.
        - Будет тебе кукситься! С дороги не соснешь пару часиков?
        - С удовольствием, а то не выспалась ни разу в этом поезде: то душно, то шумно…
        - Оно по тебе и видно: глаза совиные, красные, и моргаешь, и зеваешь. Давай, бросай посуду, как есть, я сама помою, и в постельку. Помнишь еще, где твоя спальня, или в своей Москве все перезабыла?
        - Конечно, помню!
        Наташка нырнула в гостеприимно расстеленную кровать и минут через пять уже спала мертвым сном. Дорога всегда выматывала ее, а в этот раз особенно. Хотя все равно непонятно, что это такое на нее нашло там в поезде? Неужели из-за Петьки? Нет, это вряд ли. Да и не из-за матушки, тем более что все обошлось, да и было уже давно, месяц назад. Неужели она что-то упустила из виду?
        С этой мыслью Наталья и провалилась в долгий сон без сновидений.

* * *
        Проснулась она ближе к вечеру. Мать уже накрывала на стол к ужину, сестренки вполголоса шушукались за стеной Наташкиной комнаты, ожидая, когда та проснется и одарит их подарками. Судя по всему, Максимка составлял им на этот раз компанию, поскольку его детский басок то и дело вклинивался между репликами девчонок. Басил он смешно, как рассерженный медвежонок, поэтому родители и сестры иногда в шутку звали его Михайло Потапычем. Он, впрочем, не обижался, и снисходительно позволял им эти вольности.
        Тихонько подозвав младших к себе в комнату, Наталья выдала каждому по красочно упакованному свертку, до поры до времени лежавшим у нее на дне сумки, в
«секретном» отделении. Ребята тут же молниеносно спрятали их кто куда и испарились в неизвестном направлении. Не иначе - пошли подарки разглядывать. Откуда-то издалека раздался голос матери: «Ужин готов! Кто последний - посуду моет!» Да, здесь действительно ничего не менялось. И Наташка как в детстве за десять секунд натянула на себя шорты и выскочила в столовую. Хоть к ней и относятся, как к дорогому гостю, но посуду мыть, если опоздает, все равно придется. А так не хочется!
        После ужина Наталья решила отправиться бродить по поселку. Но не прошла она и десяти шагов от родного дома, как ее окликнул отец:
        - Натаха, далеко собралась?
        - Да нет, просто погулять. А что?
        - Меня к себе в компанию возьмешь? Разговор у меня до тебя серьезный имеется.
        - Ну, пошли. А что за разговор?
        - Не здесь. Давай подальше отойдем, да и обсудим все.
        Наталья была заинтригована. Вот это да! Что это еще отец надумал? Последний раз он с ней «серьезные» беседы проводил, когда к ней Петька начинал ласты подбивать. Но, конечно, уже было поздно что-либо менять, и со своими нотациями и советами он тогда сильно запоздал. А сейчас-то чего?
        Под руку они дошли до окраины поселка, вышли на дорогу, ведущую к морю. Когда дошли до акациевой рощи, Наталья свернула немного влево от тропы, туда, где как она помнила, когда-то были вкопаны две скамеечки и стол. Оказалось, что одной из скамеечек больше нет, впрочем, как и стола, а вторая еще сохранилась. Туда и присели.
        - Ну, что у тебя за разговор?
        - Натаха, ты девушка у меня серьезная, не то, что твои младшие вертихвостки, поэтому с тебя и спрос особый. Окончишь ты свой институт, вернешься домой, работу начнешь искать. А вдруг куда-нибудь продавщицей устроишься? Или того хуже, курьером или горничной? Что я своим знакомым скажу, соседям? Мне же в глаза им взглянуть будет стыдно! Такая девчонка, умница, красавица - и что в итоге? Не перебивай, я еще не все сказал. Так вот, я долго об этом думал, а тут недавно встретил одного своего старого друга. Ты его должна помнить - Иннокентий Львович. Он сейчас большой начальник стал, целый отдел возглавляет. Я ему, когда про тебя начал рассказывать, так он прямо расцвел весь. Улыбнулся и говорит мне: «Ты, Георгий, не волнуйся, как твоя дочка образование закончит - сразу посылай ее ко мне. Я ее к себе личным секретарем возьму. Уставать не будет: мне ведь только кофе принести, да иногда кое-какие бумаги на машинке отстукать. А больше и не надо ничего». Так что вот такие пироги. А потом мы с ним еще несколько раз виделись, он всегда первым делом о тебе расспрашивает: как учеба, когда домой приедешь. Я ему
даже твою фотографию показывал, он, как увидел, так даже в лице переменился: твердит - красавица, мол. И всегда мне наказывает, чтобы ты первым делом к нему зашла.
        - И к чему ты мне все это рассказываешь? - спросила Наталья, у которой от плохо скрываемого гнева едва не сорвался голос. Иннокентия она помнила рыхлым, вечно потным блондином, сейчас ему должно быть где-то чуть меньше сорока. Наталье он никогда не нравился. Иначе, как с жабой, сравнить его она не могла. Такой же мутный, липкий взгляд, такие же противные ладони с пальцами-сосисками.
        - Да к тому, что такого мужика, как Иннокентий, надо в оборот брать. Такие как он, на дороге просто так не валяются. Еще молодой, а уже начальник. И квартира у него в городе, и дача есть - все, как полагается. Сам не женат. Понимаешь, куда я клоню? А девок, как ты, у нас выше крыши. К чему это я? Да все к тому же: ты у меня уже не школьница, знаешь, как с нашим братом обходиться нужно. Там подмигнешь, тут задом повертишь. И все, он твой голубчик. Уж куда лучше твоего Петьки!
        - Папа, я что-то не поняла. Ты мне работу искал или мужа?
        - Ну, и то, и другое.
        - Так вот, что касается работы, то с моим образованием я сама могу быть начальником отдела. Чтобы стать секретарем, да «на машинке стукать», мне совсем не обязательно было ехать в Москву. И работу я себе найду достойнее, чем эта, можешь не сомневаться. А вот теперь по поводу моего замужества. При всем моем к тебе уважении, папа, этот вопрос я решу лично. И уж Иннокентий в качестве кандидата в мужья окажется на предпоследнем месте. Последнее я все же оставляю за Петром. Я ясно выразилась?
        - Да куда уж яснее! Гонору в тебе много, это вот точно. Такая соплячка - и начальник! Где ж это видано! Ты сначала покрутись с наше, жизнь узнай, а потом уж и наверх карабкайся, как мы карабкались. С самых низов и наверх, ступенечка за ступенечкой. А то какая шустрая выискалась! Все ей сразу подавай, на блюдечке с голубой каемочкой!
        - Да уж, какая есть!
        - Ты помолчи, помолчи. А то волю тебе лишнюю дали - и понеслась залетная. Как не вертись, ты, прежде всего баба. А какое твое основное бабское дело? Правильно, замуж выходить и детей рожать. А работа всегда на мужиках держалась. Так что выше своего забора не прыгнешь, - улавливаешь мысль?
        - А если я не хочу становиться как мама живым инкубатором? А если я замуж планирую только лет через пять, когда карьеру налажу? Тогда что?
        - Ты к матери уважения побольше в голосе имей, она тебе не инкубатор, а родительница. Если бы не она, тебя бы и на свете не было. А по поводу карьеры твоей мифической… Кому ты через пять лет нужна-то будешь? Мочалка старая! Тебе уже на пятки молодые девки наступают, и даже твою смазливую мордашку переплюнуть могут. А Иннокентий, учти, он долго ждать не будет. Он мужчина в самом соку, ему как раз семья нужна.
        - Да плевать я хотела на твоего Иннокентия! Если он так тебе нравится - сам на нем женись, я-то тут при чем? Это его проблемы, что он до сих пор не женат. Может, у него с этим делом что-то не так, ты-то откуда знаешь? Или характер у него мерзкий, вот ни одна баба к нему и не прыгает?
        - Я ему свечку не держал, и не собираюсь. А то что ты - дура набитая, это мне теперь яснее некуда. Учти, природа она еще свое веское слово скажет, ох, скажет!
        - Ты про что это?
        - Да все про то же. Пять лет ты в одиночку не продержишься, хахаля себе заведешь. А где хахаль - там и малой на подходе. Хахаль как узнает, что ты тяжелая, так тебя и бросит. А кому ты сдалась с таким приданным? Мы с матерью еще и твоего байстрюка поднимать не будем, это уже твои проблемы.
        - Папа, а ты не в курсе, что уже очень давно противозачаточные средства изобрели? Или вы с мамой о таких и не слышали, поэтому нас так много и родилось?
        - Ты мать не трогай, она у тебя святая женщина, тебе до нее еще как до луны! А мои слова попомни: матерей-одиночек в нашем роду не было и не будет! А узнаю, что на аборты бегаешь, я же тебя первый и прокляну за детоубийство.
        - Как много громких слов! А теперь выслушай меня и не перебивай: я же тебя выслушала. Так вот, моя работа, мои дети, мои любовники, мои мужья - это мое сугубо личное дело. И я очень бы попросила, чтобы в эту сферу ни ты, ни мама не лезли. Я уже четыре года живу отдельно от вас и на свои деньги, заметь. А ты все еще относишься ко мне, как к несмышленышу. Более того, если ты настаиваешь, чтобы, когда я вернулась, я устроилась на работу к Иннокентию, мне бы лучше вообще остаться в Москве. Я там быстрее пробьюсь, чем в нашем болоте. Здесь у вас даже нормальный компьютер днем с огнем не сыщешь, а там без них просто, как без рук. Там все быстрее, все просто горит в руках. Если хочешь чего-то добиться - просто делай свое дело, а результат обязательно будет. Так что подумай, что тебе дороже: Иннокентий в качестве зятя или я. Если ты еще не отказался от мысли поженить меня с этой лягушкой, то я остаюсь в Москве.
        - Хватит там и одной сумасшедшей, тебе еще только там не хватало!
        - Подожди, ты про кого это говоришь? Какая еще сумасшедшая?
        - Да не про кого, вырвалось просто.
        - Отец, хватит крутить, кого ты только что имел в виду? Я тебя что-то не поняла. Давай, выкладывай все, как есть, начистоту.
        - Да есть там одна, - начал отец и умолк, замотав головой. - Нет, я обещал твоей матери, что никто из вас об этом не узнает.
        - Раз уж начал, то говори. Кроме меня это больше никто знать не будет. Давай, продолжай, чего умолк!
        - Я не хотел…. Ну ладно.
        - Да что ты молчишь, говори давай!
        - Натаха, доченька, даже не знаю, как начать. В общем, у тебя в Москве есть родная сестра…
        - Как родная сестра? Вот это новость! Откуда? Почему я ничего не знала? Рассказывай, ну же!
        - Это давняя история. Мы только-только поженились с твоей матерью, и меня, как молодого специалиста, отправили в командировку в Москву: квалификацию повышать. Там я встретил одну женщину… Ну, в общем не знаю, что со мной произошло, только мы с ней закрутили роман. И какой роман! Аж искры от нас во все стороны летели! Прямо помутнение какое-то на меня нашло. Про твою мать и не вспомнил ни разу. Тут командировка к концу подошла, пора домой ехать. Я решил во всем твоей матери покаяться и попросить развод. Так и сделал: прямо с порога во всем ей признался. А она мне в ответ: «Я беременна. Подожди хотя бы, пока твой ребенок на свет появится, и уходи». Что тут со мной стало, Натаха, словами не описать. Аж круги перед глазами пошли. Меня как будто на две половинки разорвало. Одна из них шепчет, мол, твоя любовь тебя в Москве ждет, туда езжай, а вторая половинка совестью гложет, что своего нерожденного ребенка бросить - грех большой. И мать твою перед всем поселком опозорю, и сам клеймо прокаженного получу. Так и метался, как зверь в клетке.
        - А что дальше?
        - Через положенное время родилась ты, я вроде бы успокоился немного. Убедил себя, что ничего серьезного у меня в Москве не было, так, обычный поход «налево», как у многих мужиков бывает. Да и мать твоя за это время меня ни разу недобрым словом не попрекнула, ни разу мою командировку мне не припомнила. Жили мы с ней, как обычные муж и жена, она обо мне заботилась, обстирывала, кормила, даже когда уже с приличным пузом ходила. А тут начальство меня снова в Москву посылает. Мать мне твоя чемодан собрала, в глаза пристально поглядела, да и отправился я снова в столицу. Там, конечно, не утерпел, позвонил своей прошлогодней зазнобе, а она говорит, что дочку мне родила. Мол, если хочу на свою кровиночку поглядеть, то она меня в гости ждет. Приезжаю, а там на подушке твоя копия лежит, только чуть поменьше. У вас разница в пару месяцев всего. Тут со мной такое началось - никому не пожелаю. И здесь семья, и там семья, только одна законная, а другая нет. А что будет, если на работе узнают? На профкоме раскатают по бревнышкам, из партии за аморальное поведение выгонят. Это тебе сейчас смешно, а тогда это
вовсе не шутки были. В общем, оставил я ей денег, сколько смог, и домой поехал. Твоя матушка сразу поняла, что произошло что-то серьезное, ну и потихонечку, лаской, выпытала все подробности.
        - И что, она так просто все приняла?
        - Да как тебе сказать… Нет, она не плакала, меня не ругала. А что ругать, если я перед ней, как побитый пес сидел. Сам же знал, что виноват, что натура моя меня подвела. О чем тут говорить! Единственное, что она мне тогда сказала, так это то, что если я все-таки решу с ней остаться, то никто, кроме нее, не должен знать, что у меня в Москве еще один ребенок есть. Я согласился. Так и порешили мы с ней.
        - И что, ты ту дочку больше никогда не видел?
        - Почему не видел? Как в командировку в Москву отправлялся, так сразу им с вокзала звонил, приезжал, подарки раздавал, деньги оставлял. Последний раз я ее видел, правда, давненько, лет шесть назад. К тому времени у нее уже мать умерла, любовница моя: почки отказали. Ланка одна с теткой осталась.
        - А ты на похоронах был?
        - Нет, не был. Я и не знал ничего. У них же моего обратного адреса нет, так твоя матушка велела еще тогда. То, что Людмила умерла, я узнал где-то года через полтора после ее смерти.
        - А почему ты ее сумасшедшей обозвал?
        - Ланку-то? Да у нее с головой не все в порядке.
        - Она что, умалишенная?
        - Да нет, я не в том смысле. Только она с самого детства странная была. Как начнет огород городить, так только держись! И ведь так ловко выходит, что не сразу и разберешь, что она тебе лапшу на уши вешает. Врет виртуозно. Людка говорила, что это у нее фантазия такая богатая, а по мне она - врунья первостатейная.
        - Подожди, я что-то не поняла. Ну, врет, так ведь многие врут: при чем здесь «с головой не в порядке»?
        - Да понимаешь, обычно, когда врут, чего-то для себя добиваются. То есть у человека есть при этом какая-то цель, и он ее своим враньем пытается достичь. А Ланка врет постоянно, даже себе во вред. Если за обедом была курица, а ты рядом с ней сидел и все видел, что на стол подавали, так она вечером тебя же убеждать будет, что ела борщ. А спросишь, какие у нее друзья, столько всего нарасскажет. И с профессорской дочкой они на прошлой неделе в консерваторию ходили, и мальчик Дима ее в кино приглашал и фиалки подарил. А Людка сидит и лишь глазами мне показывает, мол, не верь, опять обманывает.
        - А зачем ей это?
        - Кто ж ее знает! Мать ее и к детскому психологу водила, и по врачам таскала - все бесполезно. Твердят, что это у нее такая своеобразная реакция на отсутствие отца. Если ей чего-то не хватает - она это себе просто придумывает и живет дальше спокойно. В школе с ней одни проблемы были: училась она так себе, ни шатко, ни валко, иногда хулиганила. Понятно, что временами и родителей в школу вызывали. А она как пойдет рассказывать, что маму на скорой увезли, что тетя у мамы в больнице сидит… Классная учительница ей тоже сначала верила-верила, а потом взяла, и позвонила к ним домой. Тут-то все и вскрылось. Думаешь, Ланку это остановило? Как бы ни так.
        - А ты ее любишь?
        - Я вас всех люблю, вы же моя плоть и кровь. Но поведение ее не одобряю категорически. Я ей каждый раз пытался мозги на место вправить, да она меня и в грош не ставила. Оно и понятно: приехал какой-то чужой дядька и начинает со своим уставом в чужой монастырь лезть. Как приедет, так и уедет. Так что мое воспитание там совершенно не помогло.
        - Слушай, а ты мне ее адрес дашь?
        - Даже не думай, ни за что его не получишь!
        - Это еще почему?
        - Не хочу, чтобы ты с ней встречалась. Ее общество - совсем не то, что тебе нужно. Ничего хорошего ты там не найдешь. И матери твоей я обещал, что никто из вас о ней не узнает и не увидит.
        - Я уже про нее знаю, так что обещание ты свое все равно уже нарушил, как не крути. А по поводу того, что она на меня как-то не так повлияет, так ты не бойся: я уже не в том возрасте, чтобы черного от белого не отличить.
        - Слушай, ну зачем она тебе нужна, ну скажи ты ради Бога!
        - Мне интересно с ней познакомиться, только и всего. Ведь родная сестра, это же не просто так! Так ты дашь мне ее адрес?
        - Ладно, дам, если не передумаешь. А теперь давай двигать домой, и сегодняшнего разговора у нас не было. Понятно? А то ты меня своими руками под монастырь подведешь. Тебе-то что - ты погостишь и уедешь, а мне придется всю кашу в одиночку расхлебывать. А по поводу твоей работы: хочешь самостоятельно все шишки получить - давай, но ко мне за помощью не обращайся. Я все, что от меня зависело, сделал. Не хочешь мою помощь принимать - дело твое. И младшим ни слова о том, что я тебе сегодня рассказал. Матери и так по моей милости досталось, не хватает только, чтобы еще и вы дров в костер подбросили. Не затягивай петлю на моей шее.
        - Папка, ты чего? Я - могила.
        - Вот и хорошо. А теперь марш домой, уже спать пора!

* * *
        От обилия поступившей информации у Натальи шла кругом голова. Да, такого она точно не ожидала! Даже пресловутый Иннокентий с его двусмысленным предложением отошел на второй план. Вот это да! У нее есть еще одна родная сестра, и более того, она ее ровесница. Вот это здорово! Отец говорит, что внешне они сильно похожи, только Ланка ростом пониже и чуть потоньше в кости. Нет, как только вернется в Москву, обязательно с нею встретится. Да и ее детское пристрастие к вранью отец наверняка преувеличивает. Просто он сам такой по природе: правильный, честный, поэтому все, что его понятиям не соответствует, сразу же отсекает, клеймит. Да, теперь-то понятно, почему у них в доме всем мать заправляет: отец просто так себя своим комплексом вины замучил, что даже слово поперек ей сказать не может. Впрочем, судя по всему, мать не слишком этим злоупотребляет, раз он ее святой женщиной называет.
        Да, преподнес папочка сюрприз - ничего не скажешь! Интересно, а что она на месте своей матери стала бы делать? Вопрос не из простых. Наверное, прогнала бы в шею неверного мужа. Или простила бы, как мать? Ох, не приведи Господь когда-нибудь в такой ситуации оказаться. Обидно же до слез, что твой самый близкий человек тебя предал, променял на кого-то другого, да еще и в тот момент, когда тебе больше всего на свете нужна его поддержка. Хотя и Людмиле тоже не позавидуешь: отец, приезжающий к своему ребенку раз в два-три года, с которым нет даже нормальной обратной связи - это ужасно. Любопытно, а почему она сама замуж не вышла? Никого не смогла найти, не хотела, или так любила отца своего ребенка, что ей больше никто не был нужен? Теперь и не узнаешь, нет больше Людмилы, а дочка ее вряд ли знает ответ на этот вопрос.
        А как сама Ланка воспримет ее появление? Больше двадцати лет ни ответа, ни привета - и на тебе, проявилась пропащая родственница. Хотя может быть ей тоже будет интересно пообщаться со своей родной сестрой, тем более что у Людмилы больше детей не было?
        Хорошо, хоть Петька в больнице, где-то месяц у нее теперь точно имеется для нормального отдыха. Он, конечно, дико рассердится, что она к нему ни разу в больницу не зашла, но это его проблемы. Да и что он с ней сделает? Изобьет? Она тогда его сразу же в милицию сдаст, даже задумываться не будет. Пойдет по уголовке, как миленький. А то чуть что, сразу угрозы начинаются. Хватит, она уже не школьница запуганная, шел бы он со своей любовью лесом. Точно, в это лето она разорвет с ним все отношения! А что - давно пора! Сколько можно его терпеть!
        От этой мысли у Натальи аж теплая волна внутри прокатилась. И что она раньше до этого не додумалась? Подумаешь, какой грозный нашелся, права на нее предъявил, участок застолбил. Она ему не добыча, а он не охотник. Раз уж его кто-то так здорово отделал, значит, Петька не всесильный. И на него управа найдется. Надо только отца предупредить, что с Петькой все окончательно решено, чтобы он его больше на порог не впускал. Здесь ему никто не рад. И еще сестренок надо научить, чтобы они от Петьки как черт от ладана шарахались, а то он чего доброго себе вместо Натальи кого-нибудь из них выберет. А она им такого «счастья» не желала ни за что. Хватит и того, что он ей половину юности испортил. Ведь если бы не Петька, может быть, Витя тогда не пересел бы от нее на другую парту…
        Витька ей действительно нравился, и поэтому этот удар судьбы был для Натальи крайне болезненным. Именно тогда она поняла, что дороги назад у нее нет, остается только идти дальше. Идти, несмотря ни на что. Да и идея с московским институтом у нее возникла именно после разрыва с Витей. Хотелось уехать куда-нибудь на край земли, раствориться в учебе или работе, лишь бы не думать о том, что произошло. Смотреть на то, как он гулял уже с другими девчонками, было мучительно больно. Да и одноклассники относились к ней уже совершенно иначе, рассматривая ее через призму ее отношений с Петькой. А это было несправедливо. Она хотела доказать им всем, что она - не подстилка для неотесанного чурбана с пудовыми кулаками, а самостоятельный, стоящий человек, личность. А для этого необходимо было достичь в жизни такого положения, чтобы никто потом не мог ее упрекнуть в ее слабостях. И дорога к этому положению лежала через Москву. По крайней мере, ничего другого в ту пору Наталье в голову не приходило.
        Но тут Наташу словно что-то кольнуло изнутри: а вернется ли она домой, когда закончит учебу? Тогда, когда она только уезжала в Москву, это представлялось ей, как само собой разумеющееся событие. Она приедет обратно как триумфатор, непременно с красным дипломом, найдет себе престижную работу или организует собственное предприятие, и все, кто когда-либо с пренебрежением произносили ее имя, теперь будут относиться к ней совершенно по-другому. Теперь же все казалось не столь однозначным. С рабочими местами здесь было довольно туго, оставались лишь вакансии по рабочим специальностям. Даже с ее данными пробиться будет сложновато. И даже если все выйдет, как она планирует, то зарплату она будет получать по сравнению с Москвой просто мизерную. А смысл?
        А может быть действительно попытаться остаться в Москве? Но как? Нет, выход, конечно, есть: найти себе хорошую работу еще до окончания учебы, чтобы сразу из общежития переехать в какую-нибудь однокомнатную квартирку, благо, что снимать жилье по данным Дашки - это удел чуть ли не каждого пятого молодого специалиста. Кто в пригороде живет - добираться далеко; кто с родителями не поладил или семью завел - все начинают снимать квартиры. А там уж как получится. Может быть, и карьера в гору пойдет, тогда она себе свое жилье купит.
        Так, значит, как только она возвращается в Москву, сразу начинает заниматься поиском работы. Лучше всего будет устроиться каким-нибудь менеджером по продажам. Судя по отзывам однокурсников, если правильно выбрать товар, с которым ты будешь работать, можно за довольно короткий срок получить на руки весьма приличную сумму. Или устроиться куда-нибудь в банк? Тем более что многие банки вводят у себя специальные программы для молодых специалистов без опыта работы в банковской сфере. Год-другой она поучится, а там, глядишь, и в гору пойдет.
        Да, перспектива интересная, захватывающая и… волнующая. Наталья снова почувствовала себя той испуганной выпускницей, поехавшей на свой страх и риск штурмовать Москву. Тогда у нее все получилось, может быть, и в этот раз выйдет?
        Заснула Наташка только в третьем часу, так и сяк взвешивая всевозможные варианты трудоустройства, прокручивая в голове текстовку собственного резюме. Последней ее мыслью было: «И все-таки надо еще будет посоветоваться с Дашкой. Что еще она мне подскажет?»

* * *
        Отдых пролетел неожиданно быстро. Казалось, что только вчера она приехала к своим родным, и вот уже снова надо паковать сумки и ехать на вокзал. За время, проведенное у родителей, Наталья стала похожей на шоколадку, а вот волосы и брови выгорели и стали напоминать солому, что навело ее на мысль попробовать на досуге перекраситься в блондинку. Или сделать мелирование.
        Петька все еще находился в больнице, что избавило Наташку от тяжелых и ненужных объяснений с ним. Сестренок своих она обо всем предупредила и строго-настрого наказала держаться от Петьки подальше. Они с огромными глазами выслушали ее рассказ, и заверили, что теперь будут обходить Маслобойникова за два километра дальними огородами.
        На вокзал ее провожал отец с Максимкой. Отец по такому случаю даже завел свой
«Запорожец», чтобы дочка не давилась в духоте рейсового автобуса. С собой Наталье собрали огромное количество маринадов, фруктов и даже дали бутылочку домашнего вина. По поводу вина Наташка тихонько посмеялась про себя: родители, видимо, наконец, решили, что их старшенькая уже взрослая. Может и спиртного выпить.
        Расставаться с родными было неожиданно тяжело. Даже слезы на глаза навернулись некстати. И у отца тоже, между прочим. Может быть, именно поэтому все слова, которые они сказали друг другу на прощание, были скомканы и никому не нужны. Уже в поезде Наташка обнаружила у себя в сумочке вчетверо сложенный лист бумаги. На нем отцовским неровным почерком был выведен адрес и телефон. Батька сдержал свое обещание и дал ей координаты Ланки.
        Настроение было настолько гнусным, что Наталья решительно раскупорила вино и, выпив разом почти полбутылки, легла спать. Соседи по купе посмотрели на нее как-то косо, но ей не было никакого дела до них. Пусть думают что угодно, хоть алкоголичкой ее называют. Им-то что до нее.

* * *
        Москва встретила ее мелким и затяжным дождем. Прямо с вокзала Наталья позвонила Дашке (слава Богу, та оказалась дома), и отправилась к ней в гости обмениваться новостями.
        Дашка провела это лето где-то в Египте, и по цвету кожи мало чем отличалась от своей подруги. За это лето она неожиданно, в том числе и для себя, начала курить, и теперь вся ее квартира была заставлена пепельницами, в которых небрежно валялись окурки сигарет, не выкуренных и наполовину.
        - Дашка, ты чего, сбрендила? На фига тебе это нужно? - пристала к ней Наталья, как только подруги с комфортом расположились в кухне на мягком уголке.
        - Когда выбираешь между курением и вконец испорченными нервами, то как-то склоняешься к первому.
        - А что произошло?
        - Да так, ничего особенного. Представляешь, что туда меня таможенники на границе просто с ног до головы обыскали, что обратно. Причем никогда такого раньше не было, ни у меня, ни у друзей, ни у родителей. То ли им кто-то ориентировку на похожую девушку прислал, то ли еще в чем-то дело - я не знаю. И это еще полбеды. В этом долбаном Египте прицепились ко мне два черных, даже не знаю, кто они были - местные или тоже туристы откуда-нибудь, и куда я не выйду - везде они. В гостинице сидеть и прятаться - так для чего же я тащилась в такую даль, спрашивается? Дня три они за мной хвостом ходили, выжидали, а потом пристали на дискотеке.
        - И что дальше?
        - А что дальше, я одному сумочкой по зубам отвесила, второй мне руку едва не сломал. Хорошо хоть наши ребята вмешались, отбили меня. Так те так разозлились, что куда деваться! Даже служба безопасности отеля вмешалась, чтобы их выдворить. Пришлось мне резво линять из этой гостиницы в другую, менять тур, с переплатой, естественно, и так далее.
        - А после этого хоть отдохнула?
        - Какое там: сидишь и ждешь, вдруг снова их морды появятся. Как на иголках последние дни провела. Только сигареты и спасали.
        - А сейчас тогда чего куришь?
        - Мне так легче. У меня же помимо этой злосчастной поездки еще и Эдик фортель выкинул такой, что мама не горюй! Теперь сижу и думаю, послать его сразу или пусть помучается, скотина безрогая?
        - А он чего?
        - Да иду тут на днях по Арбату, и тут вижу - он, с одной крашеной кралей в летнем кафе устроился. Я само собой туда же зашла, села в уголок. Пью кофе, никого не трогаю. И слушаю, что он ей втирает. Слышно, правда, плохо, да еще музыка глушит, но кое-что до меня долетало.
        - Ну, рассказывай, не томи!
        - В общем, выясняется, что он - свободная творческая личность, не обремененная обязательствами ни перед одной женщиной. Но ради «его птички» он готов пересмотреть свой холостяцкий образ жизни, и прочее, и прочее. Минут через двадцать мне всю эту дребедень слушать надоело. Скандал на потеху публике закатывать не хотелось, поэтому ушла я оттуда, как и пришла: по-английски. Тем более что вечером мы с Эдиком вроде как собирались встретиться.
        - Встретились?
        - Угу. Встреча была - просто зашибись! Звонок в дверь, заходит этот красавец и с места в карьер: «Одолжи тыщ пять». Я ему, с какой, мол, радости, иди у родителей проси. А этот засранец начал мне выговаривать, какая я жадная, даже для самого близкого человека денег найти не хочу. Распинался минуты три. Тут я уже не выдержала, спрашиваю его, не для одной красноволосой ли девушки понадобились столь значительные средства. Что тут началось - это просто Содом и Гоморра. Даже отрицать ничего не стал. А я, оказывается, - подлая шпионка и вообще полная дрянь, которая его никогда не понимала.
        - И после этого ты все еще думаешь, что с ним делать? Гнать его в шею, да и вся недолга.
        - Тут не так все просто. С одной стороны, на хрен мне такой альфонс сдался. А с другой стороны - любовник он классный, это у него не отнимешь. Где я, спрашивается, другого такого же найду, а? Уже вторую неделю одна сплю, так просыпаюсь как мокрая кошка. И сны все о том снятся, как мы с ним любовью занимаемся. Как только глаза закрою, так и начинается.
        - А ты бы попробовала с кем-нибудь другим. Сама же знаешь: клин клином вышибают.
        - Да пробовала уже, и не раз. Не то, и все тут. Как если бы после настоящего грузинского вина тебе дешевого портвейна налили, да еще и спиртягой бы разбавили. Тьфу, даже вспоминать противно.
        - Тогда терпи.
        - Терпение не относится к числу моих добродетелей. Уж кто-кто, а ты должна об этом знать, как никто другой.
        - Да, это точно. А ничего другого все равно не остается. Попробуй каким-нибудь делом заняться. Или на шейпинг запишись. Там энергии столько теряешь, что о сексе уже даже думать не хочется. А по утрам и вечерам бегай вокруг дома. Или в парк отправляйся. По крайней мере, будешь знать, что ведешь здоровый образ жизни.
        - Ты сама-то соображаешь, что говоришь? Я - и бегать? Да скорее солнце на землю упадет, чем это случится. Спорт не для меня, я для этого слишком ленюсь и себя люблю. У меня единственный вид спорта - это секс, а все остальное - это не мое. Даже пробовать не хочу. Бр-р.
        - Слушай, не циклись ты на этом, никогда не поверю, что из-за парня можно так убиваться. Я уже третий месяц на голодном пайке, и то ничего.
        - А что, твой местный Отелло от тебя отвернулся?
        - Если бы так! Просто не успел из больницы выписаться, чтобы со мной встретиться. Кто-то его отделал, как следует, теперь лежит, кости сращивает и нутро свое отбитое залечивает. Да не вернусь я к нему, это решено, что я там забыла, спрашивается?
        - Давно пора. Честно говоря, никогда тебя не понимала в отношении этого пещерного человека.
        - Да я сама себя тоже не сильно понимала. А тут взвесила все и решила: больше он ко мне не прикоснется, слишком честь велика. Кстати, Дашка, я хочу попытаться остаться в Москве, то есть найти хорошую работу, снять квартиру. Как думаешь, получится?
        - А почему бы нет, тем более что этого следовало ожидать. Голова у тебя варит нормально, руки тоже не из задницы растут. Покупай газету «Ищу работу» и вперед.
        - А как же деканат?
        - Смотри сама. Либо дорабатывай здесь последний год, а потом устраивайся на новую работу, или делай это прямо сейчас. Но я бы на твоем месте не сильно торопилась уходить. Мало ли чего: еще декан на тебя обидится, оценки экзаменационные тебе подгадит. Тут наперед не угадаешь.
        - Я как-то об этом не подумала.
        - А что, возвращаться в родимые Пенаты уже желания нет? Или с Петенькой пересекаться не хочется? С чего ты так резво решила в Москве обосноваться?
        - Тут много чего. И Петенька, и папенька.
        - А папенька чем тебе не угодил?
        - Он мне работодателя нашел и жениха. В одном лице. Хочешь испытать рвотные спазмы - без проблем, только взгляни на эту распухшую лягушку. И вообще - мое дело на машинке стукать и детей рожать мужу и боссу. Я и сказала отцу все, что думаю по этому поводу. Он, конечно, обиделся, не без того. Ой, слушай, это все ерунда на самом деле, мне отец тут такую новость подбросил, что ой-ой. У меня в Москве, оказывается, родная сестра живет!
        - Да ты что!
        - Мы с ней одногодки, даже внешне сильно похожи, если отцу верить. Как только со своими делами разберусь, поеду к ней в гости знакомиться.
        - Да, вот это класс! Когда это он успел?
        - Да в командировке. Кроме него и матери никто об этом не знал. Я и то случайно узнала: он сгоряча лишнего сболтнул, когда мы с ним разбором моей будущей жизни занимались, а я и прицепилась к словам. Пока из него все не вытянула - не успокоилась.
        - Везет тебе. И родных трое, да еще и одна наполовину родная.
        - А что твои тебе сестренку или братишку не сделали?
        - Да маман всю дорогу страшный токсикоз долбил. Она о своей беременности с таким ужасом вспоминает, что даже как-то стыдно становится за то, что я как бы невольная причина ее страданий. Поэтому, родив меня, она посчитала, что теперь ее материнский долг исполнен на двести процентов, и больше она через это не пройдет ни за какие коврижки. Хотя тоже неплохо: все мне одной достается. А если маман будет скучно - собаку заведет или кошку. Куда как меньше хлопот, чем с ребенком.
        - А где сейчас твои?
        - Мать в Швейцарии на курорте, отец то у нее торчит, то в Германии. Очередной проект проталкивает. Трудоголик, он и в Африке трудоголик, как его не назови. Маман ворчит, что он ее одну бросает. Как раз вчера звонила, плакалась.
        - Богатые тоже плачут.
        - Вот-вот, иначе и не назовешь. Ты, кстати, поправилась здорово. Щеки как у хомячка, а талия вообще потерялась. Что, на домашних харчах раскормили?
        - Да, что-то в этот раз я чересчур пожадничала. Мать и то прикололась, что я все сметаю за троих, смеялась, что на студенческом пайке далеко не уедешь. Ничего, в Москве я свой жирок быстро растрясу, уже через недельку буду стройная, как водопроводная труба.
        - Посмотрим, посмотрим, что из сдобной плюшки получится. Даже не верится, что ты снова прежние формы обретешь.
        - Фигня война, куда ж я денусь?

* * *
        Между тем наступил сентябрь, Наталья вышла на работу, закрутилась в водовороте будничных дел и забот. Однако, как ни странно, фигура ее ни за что не желала принимать прежние объемы. И чувствовала она себя как-то не так, необычно. Хотелось подольше поваляться в кровати с утра, плюнуть на работу и учебу и никуда не пойти. Такой ленивой Наташка давно себя не помнила. Даже утреннюю гимнастику не делала, - докатилась.
        Подождав еще недельки две, она отправилась в институтскую поликлинику, тем более что месячный цикл категорически не желал восстанавливаться. Такая ситуация, в принципе, повторялась каждый год, стоило ей только съездить к себе на юг и обратно. То месячных не было месяца два-три подряд, то наоборот, никак не могли остановиться. Каждый раз по-разному. Врачи обычно разводили руками, выписывали какие-нибудь витамины или травяные чаи и твердили одно и то же: последствия акклиматизации.
        От врача Наталья вышла в шоке. Поплыла, как сомнамбула, по коридору, дошла до окна, прислонилась к нему пылающим лбом. Мозг категорически отказывался воспринять только что услышанное. Она беременна. И аборт делать поздно и опасно. Она даже увидела сегодня своими глазами на мониторе виновника того, что случилось с ее талией. Маленький головастик-человечек, совсем как на этих дурацких плакатах, развешанных по стенам поликлиники. Ей сказали, что будет мальчик, даже дали снимок на память. Еще неделька-другая, и она почувствует, как он пинается и поворачивается в своей первой колыбели. Бред какой-то.
        Сколько она так простояла - неизвестно. Пришла в себя оттого, что пожилая нянечка трогала ее за плечо и что-то спрашивала. Что именно - Наталья так и не поняла, только кивнула в ответ и отправилась прочь, куда глаза глядят.
        На работу она не пошла, тем более что ноги сами по себе занесли ее в парк. Там Наташка присела на первую попавшуюся лавочку и разрыдалась. Такой подлости от судьбы она не ожидала! Что же ей теперь делать? На ту зарплату, которую она сейчас получает, двоих не прокормить. Да и из общежития ее скоро выставят. Что же делать? Не к родителям же ехать, в самом деле! Там ее просто заклюют, с отцом этот вопрос она второй раз даже обсуждать не хотела. Да еще и от Петьки достанется за неверность. А ей только с ним проблем не хватало для полного разнообразия. На фиг ее малышу сдался такой приемный папаша!
        Отец ребенка - это без сомнения Алексей, тот самый дипломник. По крайней мере, по срокам получается, что он, потому что иначе ребенку было бы на полтора месяца больше. Может быть, стоит ему позвонить? Вдруг поможет? Хуже-то все равно уже не будет. А координаты его она запросто найдет, стоит только поднять архив. Хотя вряд ли что-то путное выйдет. Помнит ли он ее? Всего-то один раз пересеклись. Самое вероятное - что он ее просто пошлет. И будет прав. Ну что ей стоило тогда по дороге резинки купить, а? Все боялась, что он о ней не так подумает, решит, что она с первым встречным переспать готова. И на тебе, получи по полной программе. Хотя что-либо менять уже поздно, ребенок на свет появится вне зависимости от их желания.
        Что же делать, что же делать? Врач ей сказал «полный покой», а откуда его взять, этот самый покой? Скоро уже в декрет уходить, а как же учеба? Неужели придется год пропускать? Ну почему именно сейчас, почему!
        В общежитие Наталья вернулась, когда солнце уже спряталось за горизонт. Ничего толком она так и не решила, кроме того, что все-таки позвонит Лешке. Авось вспомнит, поверит, поможет. Больше все равно ждать помощи не от кого. Поэтому, наскоро приняв душ и сделав для опухших глаз компресс из чая, она легла спать.
        О своем интересном положении Наташка не собиралась рассказывать никому, по крайней мере, до того момента, как она поговорит с Дашкой и позвонит Алексею. Чужие советы или нотации людей со стороны ей сейчас не помогут, благо, что сама еще ни с чем не разобралась. Декан, кстати, кажется, даже не заметил, что ее вчера не было на рабочем месте, наверное, сам был где-то в разъездах. Тоже неплохо.
        Как только начался обеденный перерыв, и народ стал расползаться по близлежащим столовым и местным буфетам, Наталья плотно прикрыла дверь деканата и залезла в архивы. В компьютере Лешкиных данных почему-то не оказалось, впрочем, компьютерный поголовный учет студентов был введен здесь относительно недавно, всего два года назад, могли и забыть что-нибудь внести. Зато бумаги хранились здесь по пять лет минимум, а некоторые, особо важные, и того больше. Вот они-то точно не подведут!
        Через три минуты лихорадочного поиска искомая папка была вызволена на свет божий. Да, все точно, вот он, блондин «нордической внешности» собственной персоной. Еще через полминуты точный адрес его местожительства был записан в Наташкином
«склерознике» - пухлой записной книжке в клетку, другие она категорически не признавала. Подумав еще чуть-чуть и пойдя на компромисс с собственной совестью, она забрала с собой и комплект Лешкиных фотографий. Так, на всякий случай. Все равно здесь они уже никому не понадобятся. Потом все папки были возвращены на свои законные места, а Наташка отправилась в приемную декана кипятить чайник. В столовую идти не хотелось, потому что приторный запах готовой пищи вызывал у нее сейчас нехорошие ассоциации, грозившие ей расставанием с уже съеденными продуктами. Пришлось ограничиться покупным салатиком и супом из бульонного кубика.
        Несмотря на то, что заветный номер хотелось набрать просто немедленно, и рука предательски сама тянулась к телефонной трубке, Наталья решила подождать с этим до вечера, пока все не уйдут домой. Алексей наверняка где-то работает, значит, дома его все равно пока нет. Так зачем звонить в пустоту?
        День тянулся как-то рывками: время для Натальи то летело, то ползло, и стрелки часов, казалось, прилипли к циферблату. Особенно тяжело было ждать, пока все коллеги расползутся по домам. Когда ее спрашивали, чего она сама не торопится в общежитие, Наташка делала хитрые глаза и говорила, что ей надо еще пару рефератов наваять, а где ж она в общежитие компьютер возьмет? Девчонки понимающе улыбались, поскольку сами частенько, пользуясь тем, что у декана стоял компьютер с выделенным доступом в интернет, скачивали в отсутствие хозяина кабинета с популярных студенческих сайтов готовые рефераты и курсовые. Оставалось только переделать титульный лист и распечатать «творение». Халтура помноженная на халяву. Так что фраза «реферат наваять» давно была у них расхожей шуткой, и никто не удивился Натальиному учебному рвению.
        Когда наконец-то все разъехались кто куда и оставили ее в покое, Наташка, выждав еще минут пять, стала набирать телефон Алексея. Странно, но вдруг ее охватила самая настоящая паника, до дрожи в руках. Ей очень хотелось услышать голос этого парня, а еще было очень страшно. Напрасно она себя уверяла, что хуже, чем есть, уже не будет, что надо расставить все точки над "i"… Не помогало.
        - Добрый вечер, могу я поговорить с Алексеем? - словно откуда-то издалека услышала Наташка свой собственный голос.
        - Одну минуточку, сейчас позову, - ответил ей приятный женский голос, и сразу же в трубке раздалось: «Лешка, сынок, это тебя! Не знаю, какая-то девушка. Давай быстрей, потом дожуешь!» Мама. Его мама.
        - Алло, я вас слушаю, - зазвучал на том конце провода Лешкин баритон.
        - Леша, я - Наташа, из деканата. Мы с тобой в июне еще в кафе сидели, пиво пили. У тебя тогда последний «хвост» остался, ты еле успел его закрыть. Помнишь?
        - Конечно, помню, Наташа. Чего хотела?
        - Леша, врач сказал, что я - беременна.
        - И что тебе надо? - голос Алексея мгновенно зазвучал металлом, все радушные нотки разом пропали, - денег на операцию?
        - Мне сказали, что поздно уже что-либо делать, на таких сроках это крайне опасно.
        - И чего ты ждала? Почему дотянула до этого?
        - Я сама ничего не знала, честно. Леша, я запуталась. Я не знаю, что мне сейчас делать. Все мои планы просто рухнули в одночасье, я как-то не рассчитывала на ребенка. Я очень надеялась, что ты мне поможешь, подскажешь, что делать… Мне просто не к кому обратиться.
        - Я тебя понял. А теперь послушай меня. Во-первых, я не уверен, что являюсь причиной твоих проблем. Исходя из этого, дорогая, - выкручивайся сама, как можешь. Если ты считала, что таким доморощенным шантажом ты с меня что-то поимеешь, то позволь тебя уверить, что ты крайне заблуждалась. И забудь номер этого телефона, по-хорошему прошу. Кстати, откуда ты его взяла, я обычно таким, как ты, телефон не даю?…
        Наташка бросила трубку. Вот так. Интересно, на что она надеялась? Думала, что Алексей обрадуется известию о том, что скоро он станет отцом? Предложит руку и сердце, а вместе с ними кров и покой? Наивная дурочка! Но Лешка, тоже хорош гусь!
«Я, таким как ты, телефон не даю!» Надо же было сказать такую гадость! Он что, считает, что Наташка из породы тех девчонок, которые через полчаса знакомства ноги раздвигают? Видимо, да. А она его, засранца, еще и кофе напоила.
        Почему-то именно воспоминание о той чашке кофе, которую она сварила Алексею с утра в общежитии, и подкосило Наташку окончательно. Размазывая по лицу непрошеные слезы и остатки макияжа, она позвонила Дашке и напросилась к ней в гости. Впрочем, Дашка нисколько не противилась приезду своей подруги, в высшей степени заинтригованная тем, что же все-таки с ней приключилось?
        Когда она добралась до Дашки, слезы не только не перестали течь из ее потерявших последнюю человеческую форму глаз, но лились оттуда просто в три ручья. Поэтому Дашка сначала уволокла ее в ванную и, не мудрствуя лукаво, засунула голову подруги под струю холодной воды, а потом влила в нее лошадиную дозу валерьянки. Дождавшись, когда Наташка немножко успокоилась и выпила огромную кружку обжигающего чая, Дашка закурила сигарету и сказала: «А теперь выкладывай, что произошло, и с самого начала». Наталья послушно начала свой рассказ. Когда ее печальная история подошла к концу, Дашка налила себе и подруге очередную чашку ароматного чая с сушеными фруктами, на котором была просто помешана, и выдала следующее:
        - Из всего, что ты мне сейчас наговорила, вытекает единственное резюме: кроме, как к твоей незнакомой пока родной московской сестре тебе сейчас податься некуда. Если и она не примет, тогда получаешь высшее образование и домой, к папе с мамой. Авось, не съедят блудную дочь со своим первым внуком. Про работу тебе пока и думать даже нечего, ты не в том положении, чтобы вкалывать наравне с обычными людьми. И себе навредишь, и ребенку. Да и не возьмет тебя сейчас никто, это к бабке не ходи. Никто себе лишнего геморроя не хочет.
        - А Лешка, ну не гад ли?!
        - Наташка, все мужики - сволочи, как только дело до детей доходит. Ты что, только об этом узнала?
        - И все равно, ужасно обидно. Ну, сказал бы как-нибудь по-другому, что не будет мне помогать. Почему же надо было гадости говорить?
        - Боялся, что ты от него не отвяжешься. Да плюнь ты на него с высокой колокольни и разотри. Был и сплыл, и вся недолга, а тебе теперь за двоих думать. Кстати, как сына назовешь?
        - Не думала еще. Сашкой, наверное. Или Никитой.
        - А что так тривиально? Ну да ладно, дело твое, в конце концов. А теперь хватит сопли тереть, уже первый час ночи, не выспимся же ни разу! А я, между прочим, завтра собиралась посетить родную альма-матер, посмотреть, что нового в ее стенах творится.
        - Ты с начала этого учебного года хоть раза три в институте появлялась?
        - Завтра как раз третий будет!
        - Ну, даешь! Прогуливаешь по-черному.
        - А что мне там делать? Конспекты я все равно у кого-нибудь стрельну, а сдавать пока ничего никому не надо. Так что гуляй, пока молодой!
        - Я уже догулялась…
        - Ай, да будет тебе! С кем не бывает! Просто считай, что года на два-три ты находишься в положении «вне игры». В запасе. А как только твой Сашка или Никитка на собственные ножки встанет, в ясли пойдет, ты и начнешь все заново. Будешь делать все то, что планировала на будущую весну и лето. И на работу нормальную устроишься, и квартиру себе снимешь. Только и всего.
        - Тебя послушаешь, так все так просто получается! А если Ланка меня не примет?
        - Тогда и будем думать, как дальше быть. А теперь не забивай голову, а то даже у меня теперь перед глазами какие-то младенцы орущие мерещатся и прочее, и прочее. И вообще: я сказала - спать, значит, спать!

* * *
        Несмотря на то, что Дашка требовала, чтобы ее «неразумная гагара-подруга» отправилась знакомиться со своей сестрой в ближайшие же выходные, Наташка все тянула и как могла, откладывала этот визит. После неудачного общения с Алексеем, ей казалось, что точно такой же прием она получит и у всех остальных, включая Ланку. В итоге, к сестре она отправилась только в середине октября, даже не позвонив той предварительно по телефону. Страшно, и все тут. Легче уж глаза в глаза.
        Нужный дом и подъезд она нашла достаточно легко и быстро. Ненадолго задержал ее только кодовый замок на двери подъезда. Слава Богу, старого образца. Вспомнив Дашкины наставления, Наталья присмотрелась, какие цифры затерты сильнее, и со второй попытки проникла внутрь.
        Дверь открыли сразу же, словно ждали, что кто-то придет. На пороге стояла девушка, чуть пониже ростом, нежели Наталья, но вот лицо… Наташка словно увидела себя в зеркале. Даже ее младшие сестры не были так похожи на нее, как Ланка. Та тоже буквально впилась глазами в лицо нежданной гостьи, разглядывая Наталью в состоянии легкого шока, если судить по ее расширившимся зрачкам.
        - Здравствуй, я твоя сестра Наташа из Таганрога.
        - Привет, а я - Лана. Заходи, поговорим.
        Вот так, просто и буднично началось их знакомство. Сразу перешли на «ты», и общались так непринужденно, словно были знакомы уже целую вечность. Разговаривали на кухне, чтобы не разбудить Ланкиного полугодовалого сына Костю. Оказалось, что Ланкина тетка умерла буквально три месяца назад, попав под колеса какого-то лихого грузовика, и Ланка осталась одна с сыном в двухкомнатной квартире. Из-за ребенка учебу пока пришлось отложить, взять академический отпуск. Чтобы как-то прокормить семью, Ланка подрабатывает устными переводами.
        - А ты так шикарно знаешь инглиш? Вау, здорово. Я тоже вроде бы неплохо им владею, но чтобы быть синхронистом, этого явно не хватит!
        - Какой английский, Бог с тобой. Я его знаю лишь постольку поскольку, он мне никогда особо не нравился. А перевожу я с финского языка. Еще когда только поступала в МГИМО, сразу решила, что возьму себе финский язык.
        - Так ты еще и в МГИМО учишься!!!
        - Училась, пока академку не взяла из-за Костика. А теперь и не знаю, когда туда вернусь. Мне еще целый курс пахать, а там крутится надо - будь здоров! И работу, и учебу я вряд ли вытяну. У меня же переговоры через день, а то и каждый день бывают. Иногда по вечерам даже приходится переводить, когда после заключения сделки народ в ресторан сваливает.
        - А как же сын?
        - А я его тогда соседке отдаю. Не за бесплатно, естественно. Старушка сразу же чуть ли не полпенсии за один вечер получает. Она с ним посидит, пеленки ему поменяет, накормит. Много ли человеку в полгода надо?
        - А ты что, его грудью не кормишь?
        - У меня молоко сразу же пропало, можно сказать, что его и не было. Немудрено, такой стресс пережить, тут не только молоко потерять можно! Так что детеныш у меня на молочной кухне кормится покамест.
        - А что случилось-то? И вообще, как ты решилась ребенка завести?
        - Это не я, это за меня решили. Впрочем, я смотрю, ты тоже скоро мамой станешь?
        - Стану. Врачи говорят, что будет мальчик, как и у тебя. Кстати, можешь смеяться, но я тоже как бы ребенка не планировала.
        - Но ты хотя бы знаешь, кто отец ребенка?
        - Знаю, а что толку-то! Он со мной так поговорил, что лучшая подруга потом три часа валерьянкой отпаивала!
        - Счастливая, а я и этого даже не знаю.
        - Как так? Может быть, не помнишь?
        - Да нет, именно не знаю.
        - Не может такого быть!
        - Еще как может. Ты как, страшные истории слушать не боишься? Ночью потом нормально спишь?
        - Да Бог с тобой!
        - Ну, тогда слушай!
        Как-то раз Ланка возвращалась домой довольно поздно. На факультете в тот день они справляли день рождения старосты, а потом рванули продолжать праздник в
«Елки-палки». Наотмечались до легкого звона в голове, и если до метро Ланку еще проводили однокурсники, то от своей станции метро до дома ей пришлось бы идти одной. В принципе, ребята предлагали ей поймать машину, но Ланка в тот вечер по какой-то дури заупрямилась, решив, что поедет на общественном транспорте. В вагоне она заснула, и так крепко, что проснулась только на конечной станции под механический голос робота «поезд дальше не пойдет, освободите вагоны». Оказалось, что последний поезд в центр уже ушел, и единственный способ попасть домой - это все-таки поймать такси или частника.
        Разозлившись на себя в частности и на весь окружающий мир в целом, Ланка поднялась по эскалатору, слегка покачиваясь, вышла наружу и стала ловить машину. Буквально через минуты четыре притормозила старенькая «вольво»: «Девушка, вам куда?».
        Ланка назвала адрес, водитель согласно кивнул, и девушка нырнула на переднее сиденье. Последнее, что она помнит, так это то, что в зеркало заднего вида она увидела, что сзади сидят еще двое мужчин, которых она сразу не заметила, потому что задние двери машины были с темными тонированными стеклами. И все. Очнулась она только в больнице, как оказалось, через неделю после того, как села в ту злополучную машину. Сильнейшее сотрясение мозга плюс многочисленные ссадины и ушибы. То, что девушку ко всему прочему еще и изнасиловали, у медперсонала не вызывало никакого сомнения. Когда Лана окончательно пришла к себе, к ней зашел милиционер, чтобы помочь ей написать заявление. Из его слов следовало, что Ланка сама виновата, а по тем скудным данным, которые она может предоставить, искать водителя и других пассажиров этой «вольво» можно хоть до второго пришествия. Ланка психанула и порвала заявление в клочки, чем, видимо, здорово порадовала своего посетителя. Больше из милиции ее не тревожили.
        Из больницы она сбежала раньше срока, надоели странные взгляды врачей и медсестер: от сочувствующих до укоризненных. Пришлось подписаться под какой-то бумагой, что за последствия отвечает только она сама, и больше никто другой. Тетка была против столь экстренной эвакуации с больничной койки, но Ланка была непреклонна и теткины увещевания не слушала.
        То, что ее подташнивает, и кружится голова, Лана вначале списала на то, что не до конца залечено сотрясение мозга. Поэтому она, не говоря никому ни слова, глотала в больших количествах глюкозу, рассудив, что раз в больнице ее вводят внутривенно, почему бы в домашних условиях не перейти на более приятный способ ее усвоения. Вроде бы помогло, но ненадолго. Тошнота и головокружение снова дали о себе знать. Идти к врачам совершенно не хотелось, вплоть до физического отвращения к людям в белых халатах и больничному запаху, поэтому Ланка продолжила самолечение, добавив к глюкозе еще и витамины. Да еще и отдыхать стала побольше.
        То, что она беременна, до Ланки дошло, когда она была уже на четвертом месяце. Хотя она никогда не вела календарь, считая это пустой тратой времени, но столь длительное отсутствие месячных ей никогда не было свойственно. Домашний тест на беременность дал положительный результат, поэтому хочешь - не хочешь, пришлось отправляться к гинекологу. На ее робкую попытку узнать, нельзя ли избавиться от нежеланного пополнения в семье, она получила однозначный ответ, что если она хочет стать кандидатом в самоубийцы - то вперед, но гарантий того, что у нее когда-нибудь после этого будут полноценные дети, ей никто не даст. Последний аргумент и решил Ланкины сомнения в пользу Костика, который и появился на свет чуть больше пяти месяцев спустя. Тетушка сначала поохала, узнав о том, что племянница скоро станет мамой, а потом столь же рьяно переключилась на малыша, возясь с ним с утра до ночи.
        По сравнению с ситуацией у Ланки собственная история показалась Наташке - ну, не пустяком, нет, но, по крайней мере, ей действительно было легче оттого, что она знала, кто отец ее ребенка, и момент его зачатия не был столь противоестественен, как у ребенка ее сестры. Господи, не дай попасть когда-нибудь в такую переделку! И помоги им с Ланой!
        - Слушай, а с тобой-то что приключилось? - вывел Наталью из раздумья голос сестры.
        - Да глупая, в общем-то, история: минутное удовольствие - память на всю жизнь. Вся проблема в том, что домой в Таганрог мне возвращаться совершенно не с руки: родители мне дали понять, как отнесутся ко мне в таком двойном варианте, да и бывший парень на горизонте маячит. Не дай Бог, еще мне навредит или маленькому, с него станется.
        - А отец ребенка? Впрочем, можешь не говорить, ситуация, в принципе, понятная. А что с общежитием?
        - Пока я учусь, никаких особых проблем не предвидится. В крайнем случае, мой декан поможет, у нас с ним нормальные отношения. И мужик он неплохой. А с июня придется сваливать. А то и раньше: если малыш по ночам плакать станет, соседям мешать. Вмиг же коменданту нажалуются. Да у меня там каморка, как у мышки, не больше, и стены, как бумага. Конечно, люди, бывает, и в худших условиях ютятся, так что как-нибудь до лета протяну. А потом все.
        - Слушай, а чего мучиться? Переезжай ко мне, и дело с концом! Заодно и за Костиком присмотришь, хоть деньги из семьи уходить не будут на чужих нянь. А я на нас троих заработаю! Тебе ведь все равно скоро в декрет, а в институте каждый день можно и не появляться. А я побольше переводов себе возьму, выйду на полный рабочий день, да и все! Ну, давай, решай!
        - Ланка, я не знаю, что и сказать. Спасибо тебе огромное. Знаешь, когда я сюда шла, то очень-очень боялась, что мы с тобой и поговорить-то толком не сможем. А про то, что ты меня к себе возьмешь, я даже и мечтать боялась. Спасибо тебе, сестренка! Ты не пожалеешь, обещаю!
        - Ой, да ладно тебе, все свои! Ну, хватит носом хлюпать, мне здесь сырость не нужна! Давай, будь умницей, вытирай глазки и пойдем, буду тебя с племянником знакомить, его как раз кормить пора.

* * *
        От Ланки Наталья летела, как на крыльях. Такой удачи она не ожидала, это точно. Правду же говорят, что жизнь, как зебра: одна полоса черная, одна белая. Похоже, что к ней это относится на все двести процентов. Не жизнь - а контрастная черно-белая фотография, и никаких полутонов. Завтра же она начнет собирать свои вещи и до конца недели потихоньку переберется к Ланке. И с деканом надо поговорить, предупредить, что она скоро в декретный уходит. Сколько же еще всего сделать нужно!
        А какая же молодчина Ланка! Из такой ямы выкарабкалась, это же надо! Она, правда, обмолвилась, что бывали моменты, когда от последнего шага за крайнюю черту ее останавливал только маленький человечек, еще даже не увидевший этот мир. Так что неясно еще, кто кому больше благодарен будет: сын маме, за то, что родила и выходила, или мама сыну, за то, что благодаря нему таблеток не наглоталась или с крыши не сиганула.
        И Костик у нее - просто прелесть. Чем-то Максимку напоминает: тоже спокойный такой парень. Смотрит на тебя внимательными глазками и что-то про себя думает. Не кричит, не плачет. Все в себе, маленький мудрец.
        А вообще, если так посмотреть, ну надо же, насколько у них жизни параллельным курсом шли все это время, а они об этом даже и не догадывались, и друг о друге ровным счетом ничегошеньки не знали. Обе в институты поступили, обе детьми обзавелись, и не по своей воле. Есть в этом что-то такое, мистическое…
        Ланка говорит, что еще один рот в семье - не проблема, выкрутятся. Ведь семья же. А кроме Костика и Натальи у нее и родных-то больше нет. Таганрогская родня не в счет, поскольку совершенно не знакома. Такая классная девчонка, и что отец на нее бочки катил, мол, не в себе, скаженная, и все такое? Ну, были проблемы в детстве, так было бы странно, если бы у нее все гладко было: как ни крути, а нормального отца ей же наверняка недоставало. Вот и выдумывала себе невесть чего, лишь бы справиться с чувством, что ты никому, кроме мамы, на этом свете не нужна.
        Все, обязательно надо познакомить Дашку с Ланкой, девчонки наверняка друг другом по уши проникнутся. Дашка, правда, жуткий циник, но Ланку этим, пожалуй, давно не смутишь. Столько уже всего нахлебалась от жизни, что хоть заново начинай.
        Мысли прыгали в Наташкиной голове, как мячики от пинг-понга, но она была сейчас настолько счастлива, что даже не замечала этого. Сегодня она обрела сестру и еще одну подругу. Близкую подругу. Это ли не повод идти по улице с улыбкой до ушей, не замечая осенней слякоти и грязи, шурша кроссовками по опавшей листве, которую не успели смести расторопные московские дворники?

* * *
        К сестре Наталья окончательно перебралась через неделю, попутно успев поделиться своей радостью с Дашкой. Дашка многозначительно кивнула головой, будто сразу знала, что так и будет, и продолжила уничтожение пакетика с попкорном. Впрочем, нормально с Дашкой поговорить не удалось, потому что она слиняла куда-то по своим делам сразу же после того, как увиделась с Наташей. Судя по всему, нашла себе нового бой-френда взамен коварного альфонса Эдика. Значит, в институте ее теперь уже не застанешь вплоть до сессии. Уж если у нее завязывался роман, то он занимал Дашку целиком без остатка. У Натальи давно уже закралось подозрение, что для Дарьи в амурных похождениях заключен смысл всей ее жизни. Если она ругалась со своим парнем, то имела мрачное настроение, жаловалась на природу, погоду, соседскую собаку и всех окружающих, вместе взятых. Но уж если дело было на мази, то она просто искрилась остроумием и весельем, обязательно напялив на себя очередную шмотку дикой расцветки и фасона, выкопанную где-нибудь в Амстердамском бутике. Или
«в ма-а-леньком магазинчике» на задворках Монмартра. Повыпендриваться Дашка любила от души, но делала это как-то изящно и беззлобно, не задевая чувств окружающих. Ведь если так посмотреть, птица не может не летать? Не может! Так и Дарья не в силах противостоять соблазну очередного эпатажа.
        Девчонки в деканате, узнав, что Наташка скоро станет мамой, просто замучили ее советами и расспросами. Ни одна из них пока еще не собиралась исполнить свой долг перед природой, и максимум информации, которой они обладали, был извлечен из печального абортного опыта их самих или ближайших подруг. А тут такое! Наташке по-человечески было приятно их внимание, она буквально купалась в нем, хотя часа через два уже готова была лезть на стенку от своих девчонок. Декан отнесся к ее новости философски, мол, рано или поздно это происходит у всех, поинтересовался ее самочувствием, и когда она заверила, что у нее все в порядке, отчалил из кабинета в неизвестном направлении. Скорее всего, у ректора опять намечалась закрытая вечеринка с участием особо приближенных лиц, к числу которых принадлежал и их декан, уж больно глаза у него были туманные… У него всегда такие перед пьянкой, а Наталья потом втихаря из его кабинета пустые бутылки вытаскивает. Она никому об этом не рассказывала, и возможно, что декан уже не раз оценил сдержанность своей сотрудницы. По крайней мере, среди деканатских девушек она числилась его
любимицей, хотя и искренне удивлялась про себя, почему именно она.
        После работы Наташка едва по привычке не свернула в сторону общежития, но, вовремя вспомнив о смене собственной дислокации, отправилась на автобусную остановку. Было как-то непривычно ехать на общественном транспорте, подобно большинству своих однокурсников, и при этом не куда-нибудь в снятое или временное жилье, а ДОМОЙ. В кармане пальто на связке тихо позванивал ключ от Ланкиной квартиры, который она вчера торжественно вручила своей сестре. Судя по мелким царапинам, ими уже кто-то пользовался, наверное, Ланкина тетя. Да, ей сейчас они уже без надобности. Такая ужасная смерть. И почему ей так не повезло?
        В метро Наташе неожиданно уступил место молодой парень, смущенно улыбнулся в ответ на ее благодарственный взгляд и встал около двери вагона. Да, новые габариты уже дают о себе знать даже под одеждой. После того, как Наталья узнала о том, что беременна, организм словно с цепи сорвался: ей казалось, что она прибавляет в весе и объеме как в сказках: не по дням, а по часам. Акушер-гинеколог, когда Наташка в последний раз была у нее на осмотре, неодобрительно поцокала языком, сравнивая записи, и посоветовала питаться в соответствии с предложенной диетой. Только толку от этой диеты было - как от козла молока. Ела Наталья и так немного, да и овощей-фруктов в ее рационе хватало. И уж если она и расползалась в разные стороны, как перезревшая квашня, так явно не из-за маленького кусочка черного хлеба, который она съедала за обедом вместе с супом.
        А сын уже вовсю двигался, растягивая ручками и ножками стенки своей тесной спальни, и Наташке иногда огромных усилий стоило сдержаться и не сказать что-нибудь этакое на языке портовых грузчиков, соответствующее моменту и тяжести пинка ребенка. Ужасно отекали и уставали за день ноги, уже не справляющиеся с повышенным весом. Поясницу тянуло почти так же, как в раннем детстве, когда она упала с качелей и ударилась спиной о бортик песочницы. Тогда она неделю не могла нормально сидеть, стоять, лежать. А здесь неделей страданий явно не обойдешься. Если бы ей не показали снимок, на котором отчетливо был виден только один малыш, она бы точно решила, что носит близнецов.
        Но самое ужасное было то, что она перестала нормально высыпаться. Дело в том, что любимой позой сна Натальи было лечь на живот, сгрести под себя подушку и вытянуться вдоль кровати. Теперь же о том, чтобы лечь на живот, не могло быть и речи: только на бок или на спину. В итоге Наташка вертелась всю ночь, как куриная тушка в гриле, забываясь коротким нервным сном на двадцать-сорок минут и снова просыпаясь. Если бы кто-нибудь раньше сказал ей, как тяжело носить ребенка, она бы, наверное, не поверила. И как ее матушка отважилась четверых родить? Непонятно.
        Пока Наталья предавалась грустным мыслям по поводу выпавших на ее бедную голову мучений, она и не заметила, как подошла к Ланкиному дому. Поднялась на нужный этаж, открыла заветным ключом дверь… По всей квартире витал праздничный запах яблочного пирога. Выскочившая из кухни Ланка расцеловала Наташку в обе щеки и сказала: «С новосельем, сестренка!» У Наташи сразу же предательски защипало глаза. Какая же Лана милая!
        Помимо пирога Ланка приготовила бефстроганов из печени с картофельным гарниром и сварила фруктовый компот. Она носилась вокруг Наташи, предупреждая каждое ее желание, словно вторая мама. Даже положила ей на стул мягкую подушечку, чтобы было удобнее сидеть. В итоге Наташка, как и следовало ожидать, не выдержала и все-таки разревелась. От счастья. Не верьте, когда говорят, что слезы приходят в горестях. Радость тоже стресс, и еще похлеще, чем беды или проблемы.
        Спать легли рано: бурный выплеск эмоций подкосил силы Наташки, и Лана буквально силком отправила ее в кровать. Минуты через три Наташка уже спала сном праведника. А Лана, убедившись, что сестра уже пребывает в царстве грез, закрыла дверь в ее комнату и отправилась кому-то звонить. Минут через пять весьма напряженных переговоров она удовлетворенно повесила трубку. Проснувшийся в мокрых пеленках сын тихо заплакал, вызвав у Ланы гримасу раздражения. Ну, когда же это все кончится! Сопли, пеленки, распашонки! Даже хваленые памперсы не помогают: Костя все равно просыпается и требует, чтобы его переодели в сухое. У всех дети, как дети, только у Ромашева чёрт знает что, и сбоку бантик. Вот пусть теперь и отрабатывает по полной программе за свое отродье.

* * *
        На следующий день Наталья отправилась в институт ко второй паре. Нет, не проспала, просто не хотелось расставаться с гостеприимным домом даже на полдня, так и тянуло побыть здесь подольше. Они с Ланкой минут сорок гоняли чаи, Ланка объясняла ей хитрую науку правильного пеленания и смены памперсов, рассказывала, как сама дохаживала вторую половину беременности. Жаль только Наталья не успела спросить, какие у ее сестры планы на этот день: она сегодня работает или нет? Как она поняла, Ланку могли дернуть на работу в любую минуту, позвонив и сказав, что требуется ее помощь. На всякий случай она оставила Лане свой рабочий телефон: мало ли чего случится. Вдруг ей самой придется срочно с работы срываться домой, потому что иначе Костик останется один? Может ведь такое произойти? Да запросто!
        Весь день Наталья посвятила подготовке материалов для собственных рефератов и курсовых. Пока у нее есть доступ к компьютеру, нельзя этим манкировать. Она даже Ланке об этом вчера поведала. Да и для диплома пора литературу искать, черновик делать. С малым ребенком на руках много не напишешь, это понятно как дважды два. Дипломный руководитель у нее давно уже выбран: преподаватель менеджмента и всего круга смежных дисциплин. В принципе, Наташка даже тему себе для диплома нашла:
«Особенности проведения кадровой политики на средних и малых предприятиях сферы обслуживания». Вот! Так что осталось подойти к Ивану Филипповичу, объяснить ситуацию и попросить, чтобы он с ней отдельно от остальных дипломников поработал. Он мужик - что надо, глупых условий ставить не будет, а просто по-человечески поможет. Если все выйдет, как Наталья задумала, то у нее уже к концу декабря черновой вариант будет полностью готов.
        А с другой стороны - так лениво что-либо делать, что просто сил нет! Хочется растянуться на рабочем столе, положить голову на руки и поспать пару часиков. Учеба, красный диплом… Нет, это бросать нельзя ни в коем случае, это, конечно, понятно, но все-таки… Как же это сейчас от нее далеко! Ну, скажите, при чем тут
«ценовая политика предприятия на внешнем рынке», когда у тебя под сердцем пинается маленький футболист? А проблемы составления бюджета на очередной финансовый год? А японские методы организации складской работы? Это все - нереальное, не из этой жизни, и знания эти могут ей сейчас помочь как газовый ключ при ремонте фотоаппарата. Все, о чем она хочет сейчас знать, так это как проходят роды, это очень больно или нет, и что ее ждет в роддоме. Но на эти вопросы здесь ей никто не ответит.
        Да, а в декретном отпуске есть своя прелесть. Уже недолго осталось ждать, от силы месяц-полтора. А по медицинским показаниям можно и еще раньше уйти. Хорошо, что работа у нее в государственном секторе, а не в коммерческом: там бы выгнали в два счета, как только бы узнали, что пополнение намечается. У нее таких историй перед глазами - вагон и маленькая тележка. Да и Дашка ее давно об этом предупреждала. Кстати, надо будет ее отловить и затащить в гости: пусть посмотрит на новое жилье, с Ланкой познакомится. Интересно, что она о Ланке скажет?
        То, что у Дарьи сложится в отношении ее сестры свое особое мнение - Наталья даже не сомневалась. Пока что Дашкины оценки окружающих людей были точны и обоснованы, даже если шли в разрез с общественным мнением. Рано или поздно человек, которого они обсуждали между собой, совершал какой-нибудь нелогичный на первый взгляд поступок, который между тем четко укладывался в Дашкину характеристику его личности. Хотя и Дашка временами ошибалась, но надо отдать ей должное, если была не права - то легко признавала это. Впрочем, такие сбои у нее случались редко, и в основном касались ее бой-френдов. Если Дашка была влюблена, то на время становилась глуха и слепа, не видя в парне ничего, кроме его достоинств, мнимых и действительных. Потом пелена с ее глаз спадала, как правило, после того, как юноша забывался и пробовал помыкать Дашкой; тогда она быстро просчитывала варианты дальнейшего развития ситуации и в зависимости от полученного либо ставила человеку какие-либо условия их последующего общения, либо прощалась с ним на веки вечные, уйдя при этом в краткосрочную депрессию.
        Когда Наталья спрашивала Дашку, как это ей удается, что называется, с первого взгляда раскусить человека, та неизменно отвечала: «Практика, моя дорогая, практика и ничего больше. Будь внимательна к деталям, они скажут тебе все. Люди говорят одно, а их руки, лицо, одежда - совершенно другое. Все пытаются
„казаться“, а ты видишь то, что они „есть“ на самом деле». Мысль умная и глубокая, но совершенно не объясняющая Дашкино чутье.
        С работы Наталья ушла раньше, чем обычно, где-то в полпятого. Девчонки-коллеги, видя ее мучительную борьбу с самой собой, просто выгнали ее домой, сказав, что больную и чрезмерно развитую совесть нужно лечить, а лучше всего - вообще ею не пользоваться. Здоровью полезнее.
        Вопреки всем ожиданиям, Ланка была дома. Она хитро подмигнула Наталье и эффектно распахнула дверь в Наташину комнату. Посреди нее красовался новехонький компьютерный стол, на котором уютно расположился целый домашний офис, даже с принтером и планшетным сканером. Все было подключено и готово к работе, а по экрану монитора летала, меняя цвет и размер, надпись: «Поработай со мной!»
        - Вот это да! Откуда такое великолепие?
        - Да намекнула начальству своей фирмы, что пора бы такому ценному сотруднику, как я, создать нормальные условия работы. Кроме меня у них переводчиков нет, искать кого-то другого с таким же уровнем языка - лишний геморрой. А я же знаю, что у них на складе целых два запасных комплекта стоят, в расчете на переезд в новый офис. Пока они еще переедут - сто лет пройдет. А тебе пока будет на чем свой диплом готовить. И не надо больше в институт ходить, лучше здесь сиди, здоровье свое береги. Со дня на день снег обещают, там, где снег - там и гололед. А оно тебе надо, лишний раз опасности и себя, и сына подвергать? Этим не шутят, я как-то раз так задницей ударилась, что пришлось три дня ногами кверху лежать и гадать: будет выкидыш или нет, так что поверь мне, я знаю, что говорю!
        - Ланка, у меня просто слов нет! Я так тебе обязана! Ты… Ты для меня за эту неделю столько сделала, сколько никто другой за всю жизнь! Спасибо, сестренка, ты - чудо!
        - Так что, завтра идешь на свою работу?
        - Не хотелось бы, а придется. Я же пока не в декретном отпуске, сама понимаешь.
        - Да плюнь ты на эту работу, все равно, наверняка, гроши за нее получаешь.
        - Но меня же тогда уволят!
        - И что ты потеряешь? Детские деньги тебе в любом случае выплатят, только на пятьдесят с хвостиком рублей ребенка не прокормишь все равно.
        - Нет, я так не могу. Я же людей подведу. И с деканом отношения испорчу.
        - Что ж, я не могу указывать тебе, как жить: сама уже большая девочка. Просто я так надеялась, что ты завтра с Костей посидишь… Мне завтра целый день на фирме придется торчать, компьютер отрабатывать. Его же не просто за мои красивые глазки привезли. Да ладно, иди на работу, не забивай себе этим голову. Я просто завтра соседку попрошу за ним присмотреть - в первый раз что ли!
        - Ланка, извини меня, я - страшная эгоистка, даже и не подумала, что у тебя могут быть такие проблемы! Я завтра позвоню на работу, скажу, что заболела. А послезавтра схожу в поликлинику, может быть они у меня что-нибудь обнаружат и в самом деле на больничный отправят.
        - Наташка, спасибо тебе огромное, даже не представляешь, как ты меня выручишь! Извини, что я тебе лишнего наговорила, это я просто расстроилась слегка. Я же так за тебя переживаю, тебе еще столько предстоит вынести, что только держись. Чего только один роддом стоит!
        - А там страшно?
        - Там противно. Бабищи, к которым нормальный мужик последний раз лет пять назад приставал, да и то по пьяному делу, начинают на тебя орать, какого фига ты тут скулишь, им на психику давишь. Пытаешься объяснить, что тебе очень больно, а они в ответ - нечего было трахаться.
        - Что, тебе прямо так и сказали?
        - Ага, прямо так. Не буду же я им объяснять, что моего желания как бы никто в момент зачатия не спрашивал, и я вообще ничего не помню. Но обидно было - до жути. Если бы ноги не были привязаны - точно бы из окна сиганула, у меня в тот момент мозги с катушек капитально съехали, я это уже потом поняла, где-то через недельку.
        - А они что, еще и ноги привязывают?
        - Если сильно бьешься и мешаешь им у тебя внутри шарить.
        - Ужас! Мамочки, даже просто представить - и то полный кошмар!
        - Да это еще так, цветочки. Со мной они быстро закончили, Костик, слава Богу, быстро вышел. А вот у соседки по палате эти эскулапы два ребра сломали.
        - А это как?
        - Да пока они сообразили, что надо было кесарево делать, ребенок крупный, под пять кило весом, он уже наполовину родился и застрял. Вот они и начали «плод изгонять», матери на живот давить. Нижние ребра и сломали. Плюс к этому, пока ребенок рождался, он маму нехило разорвал. Ее зашивать надо, и тут кому-то в голову мудрая мысль пришла: «А у роженицы сердце слабое, ей наркоз противопоказан». Так заштопали прямо на живую. Часа за полтора справились.
        - Подожди, это как - на живую?
        - То есть с двумя таблетками анальгина и без всяких там излишних сантиментов.
        - Но ведь это же очень больно, человек же не выдержит! Я бы орала, наверное, как резаная.
        - Человек не выдержит, а женщина - все стерпит. Когда эту девчонку выписывали, все как полагается, муж пришел, бабушки-дедушки с обеих сторон, и тут этот придурок смотрит на конверт с маленьким и умиленно так говорит: «Дорогая, какой прекрасный подарок ты мне преподнесла! Это будет первый из нашей маленькой волейбольной команды!» Так весь роддом сбежался посмотреть, как двое новоиспеченных дедушек ее от мужа оттаскивали. Она его на месте хотела грохнуть, или хотя бы отбить ему то, чем он собрался остальных детей кропать.
        - Да, вот это история! Но парень тоже молодец, сообразил, когда жене такое ляпнуть. Или он не знал, каково ей пришлось?
        - Может быть, и знал, только это же все чистая абстракция, пока сам на себе не испытаешь. А откуда мужику это знать, сама посуди? Они вообще по жизни одни лишь сливки собирают, а нам все расхлебывать.
        - Не знаю, честно говоря, я так боюсь рожать, да еще и после того, что ты рассказала…
        - Да не переживай ты так: время придет, родишь как полагается, пройдешь через свою долю мучений и забудешь, как страшный сон. Запомни только одно: это тебе сидеть с ребенком, тебе его сопельки лечить и массаж делать, а не врачам. Поэтому хоть они и считают себя главными, а твое мнение и в грош не ставят, просто плати им той же монетой. Они на меня кричали: «Тужься, давай!», - а я лежу и знаю, что мне сейчас тужиться не надо. А потом словно что-то внутри сказало «Пора!», и у меня все получилось. Им всегда все не нравится: есть токсикоз - не нравится, нет токсикоза - что-то не в порядке, наверное, не правильный обмен веществ, и так далее по списку.
        - И что, так во всех роддомах?
        - Мне кажется, что во всех. Если у парней самый страшный сон - это служба в армии и дедовщина, то у нас - предродовая и родовая палаты. Я, наверное, больше не буду рожать. Мне Костика с головой хватило.
        - А если замуж выйдешь, хороший муж и все такое, наверняка же от тебя ребенка захочет, как тогда?
        - Корешок ему от прошлогоднего одуванчика, а не малыша! Если так хочет папой стать, пусть ищет другую дуру, которая на это пойдет. А я - пас, извините.
        - А нас у мамы четверо…
        - Маньячка твоя мама. Извини, это так, вырвалось!
        - Да я все понимаю, не извиняйся. Просто думаю, как она это смогла?
        - Да скорей всего наш с тобой папа воду мутил: или рожай, или в Москву уеду. Он же моей матери тоже голову морочил, будь здоров! А может быть, она таким образом хотела его крепче к семье привязать: куда ж он денется, когда на нем столько голодных ртов висят. А он весь из себя такой правильный, ответственный, вот и остался.
        - Да, это ты верно про него заметила, он действительно всегда пытается быть
«правильным». Правда, не всегда получается. Но если уж ему что в голову втемяшится, то лучше на дороге не стоять. Хотя на самом деле он добрый и забитый. Мать им вертит, как корова хвостом.
        - Я знаю. Я его как-то раз попросила остаться со мной и мамой - еще маленькая была, глупая - а он погладил меня по голове, заплакал и ушел. Мама меня потом долго спрашивала, чего это я ему такого наговорила. А я молчу и тоже плачу.
        - Ланка, я давно хотела спросить, но все как-то неудобно было. А почему твоя мама замуж не вышла?
        - Кто б ее с чужим ребенком на руках взял? Да и робкая она у меня была. Она как в отца влюбилась, так, словно в омут с головой ушла, ни о чем не думала, кроме как о своей любви. А когда он ее бросил, то решила, что это ей наказание за то, что она девичью честь не соблюла и все такое. У ее родителей с этим строго было, а когда их не стало, то старшая сестра, тетка моя, ей мозги промывала. У меня же тетка так и отправилась в мир иной старой девой, потому что всем своим поклонникам говорила, что сначала в ЗАГС, а уж потом извольте. А кто ж на почти пятидесятилетнюю мегеру польстится, да еще и при таком условии?
        - Ланка!
        - Да знаю я, что о покойных либо хорошо, либо ни слова, но ты бы знала, как она мою мать мною тиранила и попрекала. А та и слова в ответ сказать не могла, потому что считала себя действительно виноватой. Тетка ей лекцию о моральном облике прочтет, а мама потом бежит на кухню и за корвалол или валидол хватается, что первое под руки попадется. Так и свела ее в могилу, змея. Ты не представляешь, как мы с ней после маминой смерти сцепились: орали друг на друга, как бешеные кошки. В итоге на этот раз за валидолом отправилась она. И знаешь, из-за чего весь сыр-бор вышел? Она заявила мне, что это Бог маму за ее грехи наказал и взял к себе типа на перевоспитание. Ловко так все повернула и от себя все стрелки перевела. Я как услышала, так и взвилась. В общем, некрасивая вышла сцена. Но после этого она уже боялась мне что-нибудь про маму говорить, особенно про то, что я по ее стопам иду. Сразу же по мозгам получала. Я тоже могла быть безжалостной, как она. А когда тетку грузовик сбил, не поверишь, мне почему-то было все равно. Даже сама себе удивлялась: ведь последний родной человек погиб, а я хожу, как
кукла механическая, Костика на руках укачиваю, еду себе готовлю. Даже похороны чужие люди делали, какие-то подруги, коллеги ее по работе, потому что я даже не знала, что и как надо. Они все, наверное, решили, что я не в себе, или что у меня шок. А я их не разубеждала, хотя шока у меня и в помине не было. Зачем им это знать? И какое им вообще до меня дело? Помогли с похоронами - спасибо, а теперь выметайтесь из моего дома и больше сюда не приходите.
        - Лана, успокойся, все позади. Ланка, я прошу тебя, не плачь, давай я водички принесу?
        - Спасибо, Наташенька, ничего не надо. Это я так, по старым болячкам прошлась. Сейчас все пройдет. Ладно, хватит о грустном, пошли ужинать. И Костика надо переодеть, я уже слышу, что он недоволен. Опять, наверное, по большому сделал, аппетит у него отменный.
        - Слушай, а давай я его переодену и помою, а ты посмотришь, правильно ли я все делаю?
        - Будем устраивать ликбез по обращению с младенцами?
        - Вроде того.
        - Ну что ж, тогда мой руки и вперед, буду проводить наглядную лекцию.
        - Уже бегу!

* * *
        Верная своему слову, через день Наталья отправилась в поликлинику. Чтобы получить вожделенный больничный, пришлось рассказать, что у нее сильно кружится голова (только если резко вниз наклониться), она падает в обмороки (наглая ложь, но ведь ради святого дела…) и у нее часто идет носом кровь (пару раз было, это точно). Видимо, она была более, чем убедительна, потому что врачиха сразу же принялась мерить ей пульс, заставила медсестру взять у Наташи кровь на анализ и заявила, что, скорее всего, придется лечь в больницу на сохранение, поскольку налицо дефицит гемоглобина и железа, хотя после анализа можно будет сказать точнее, да и сердечный тонус хромает. О таком исходе дела Наталья как-то не подумала, и поэтому импровизируя на ходу и пускаясь во все тяжкие принялась убеждать медичку, что чувствует себя хорошо, просто вот решила рассказать, на всякий случай, и зачем же ей в больницу, когда дома за ней уход что надо… Вроде бы пронесло, но испугалась Наташка здорово. Теперь послезавтра снова сюда приходить за результатами анализа. Блин, ну кто ее за язык тянул! Сказала бы просто - голова кружится, а
то ведь ляпнула про обмороки - и понеслось. «А спазматических болей внизу живота нет? А обморок случается полностью внезапно, или ты успеваешь понять, что происходит? А просто так перед глазами не темнеет?» Гестапо и белорусский партизан, ей Богу! Ничего, зато теперь можно сидеть дома и не ходить на работу. И Ланка сможет нормально работать, не беспокоясь за Костика. Еще бы, родная тетка за ним присматривает, ни кто-нибудь!
        Но Ланка - это что-то! Другая ведь просто могла поставить вопрос жестко: или сиди дома и помогай мне по хозяйству и с сыном, или работай и живи там, где жила - в общаге. А Лана ей компьютер притащила, лишь бы Наталья семестр не пропустила, курсовые и диплом смогла сделать. Замечательная девчонка, хотя и слегка озлобленная на мир. Впрочем, вырасти в обществе такой тетушки - тут, пожалуй, не только озлобиться можно. А вот к мужчинам у нее просто патологическая ненависть, что ни слово в их сторону - так сплошной яд. Нет, Наталье по жизни с ними тоже пока не сильно везло, но чтобы уж и ненавидеть… Даже самая большая обида и предательство - с Лешкиной стороны - Наташе уже не казалось чем-то вроде конца света. Нет, она не простила его, за такое не прощают. Но она поняла его и внутренне отпустила, как птицу с ладони. Летишь - лети. Но назад ты уже не вернешься.
        Костик уже минут десять, как один дома остался, Лана предупреждала, что она в одиннадцать уедет, а сейчас начало двенадцатого. Хорошо, что хоть в поликлинике очередь была небольшая, а то бы она точно домой нормально не успела. А так еще минут пятнадцать - и она у Кости. Вау, до чего же он все-таки уже тяжелый! Пока она его вчера мыла и одевала, руки очень даже прилично успели устать. И ведь еще чуть-чуть, и у нее самой такой же будет. Ее малыш подружится со своим старшим братом, и так они и будут жить: две сестры и два брата. А когда дети подрастут и пойдут в детский сад, Наталья устроится на хорошую работу, и их с Ланкой сыновья точно ни в чем не будут знать недостатка.
        О том, что будет в чуть более далекой перспективе, Наталья предпочитала сейчас не думать, и даже не загадывать. Лишь бы очередной день пережить, лишь бы все свои проблемы утрясти и с работой разобраться. Лишь бы нормально родить, и чтобы ребенок был здоровый. А мужчины пока подождут, это не их сезон, и не их игра.
        Когда она добралась до дома, Костик все еще мирно спал. Наталья облегченно вздохнула и отправилась на кухню готовить еду для своей семьи. Косте - протертое пюре, им с Ланкой - жареную картошку с домашними котлетами. Припасов у Ланки было много, и особенно ломать голову, из чего бы изобрести поесть, не приходилось.
        Ровно в тот момент, когда она выключила плиту, раздался первый писк племянника. Пора было представать пред его светлы очи и менять подгузники его превосходительству. Потом она отправилась вместе с ним на прогулку, потом они вернулись домой, и Костик с видимым удовольствием расстался в руках тети с комбинезоном, в котором он напоминал маленького космонавта. Но и после того, как Костя был переодет и накормлен, просто положить его в кроватку Наталья не смогла. Она держала его на руках, рассказывала все сказки подряд, которые знала, гладила его по первым тонким волосикам, пока он, утомленный, не задремал. Поглядев на часы, Наталья аж присвистнула: ничего себе, она с ним провозилась почти пять часов! Вот это номер! Явно в детстве в куклы не доиграла, или ей Максимки с сестрами мало было.
        Наскоро забросив в себя котлету, Наташка отправилась знакомиться с компьютером. После получаса общения она уже могла точно сказать, что на более современной машине ей еще работать не доводилось. Даже комп у декана не шел ни в какое сравнение с этим монстром. Но больше всего ее поразило то, что теперь она стала счастливой обладательницей выделенного доступа в Интернет! Не надо дозваниваться до перегруженных линий, не надо слушать скрежет и писк насилуемого модема: она может отправляться в прогулку по виртуальным сетям в любое удобное ей время! Когда только Ланка успела обо всем договориться!
        Потратив часа три на поисковые системы и технические библиотеки, Наталья набрала такое количество теоретического и фактического материала, которого хватило бы не на один, а сразу на три диплома. Даже иллюстрации удалось скачать. Оставалось только систематизировать имеющиеся данные, определить основное направление исследования и убрать все лишнее. Но этим Наташка собиралась заняться явно не сегодня: опять подал голос Костя. Процедура переодевания, мытья, кормления, общения и укладывания в кроватку повторилась, как песня на любимой, но заезженной кассете.
        Стрелки на часах показывали уже полдвенадцатого, но Ланы все еще не было дома. Наталья начала уже всерьез тревожиться за сестру, как без десяти полночь раздался долгожданный звон ключа в замочной скважине.
        - Ланка, привет! Где ты была, я так за тебя волновалась!
        - Да, как и следовало ожидать, после заключения очередного обоюдовыгодного контракта, наши затащили финнов в ресторан. Пока и та, и другая сторона были относительно трезвыми, я трещала со скоростью станкового пулемета, переводила их белиберду туда обратно, даже язык распух - не поверишь. А уж когда они хлопнули по третьей, то превосходно стали понимать друг друга и без помощи твоей покорной слуги. Я дождалась, когда меня окончательно перестали тормошить, и слиняла из ресторана. А наши там еще вовсю гуляют. Ох, какое же у них у всех завтра похмелье будет! Финны от наших в этом плане не сильно отстают, я бы даже сказала, совсем не отстают: пьют, как лошади. И что более всего интересно, когда они такие тепленькие, финны даже по-русски вполне прилично разговаривают. С акцентом своим дурацким, конечно, но все равно же! А наутро спроси у них что-нибудь, так глаза выпучат: не понимают, мол. Я эту песню уже не раз проходила, но все равно всегда на них умиляюсь: такие пусики!
        - Ланка, ты что, выпила?
        - А ты думаешь, от них просто так уйти можно? Если не пьешь - значит, брезгуешь, не уважаешь.
        - Подожди, ты же - переводчик, зачем тебя пить заставляют?
        - Я - не просто переводчик, я - представитель фирмы. А если представитель фирмы не пьет, значит - вся фирма тоже не пьет. То есть - не уважает.
        - Ланка, давай я тебя сейчас раздену, накормлю и спать уложу, а?
        - Есть я не хочу, меня уже в ресторане до отвала накормили. А спать - надо, надо. Это - полезное дело. Я полностью с тобой согласна. Да не смотри ты на меня такими круглыми глазами: я же не кормящая мама, у меня молока нет. А раз не кормлю - то оттого, что я пару лишних бокалов кампари пропустила, никому, кроме меня самой, хуже не будет. Или я не права? Нет, ты скажи, я права или нет?
        - Права, Ланка, права. Давай в комнату пойдем, только не шуми, а то сына разбудишь.
        - А пусть привыкает! У его матери работа такая - ничего не попишешь! А не нравится - пусть себе другую маму находит!
        - Ланка, что же ты такое языком месишь! Тебе же завтра за эти слова стыдно будет!
        - Мне - не будет!
        После того, как Наталья уложила спать сначала Лану, а потом и Костика, который все-таки проснулся от шума и тихо плакал, она отправилась к себе в комнату. Сон, как назло, не шел к ней, поэтому Наташка просто сидела на кровати и смотрела в окно. Там летели снежинки. Первый снег в этом году. Наташка следила за их падением, и словно сама парила там вместе с ними. Слегка стучало в висках, немного кружилась голова. Она не ожидала того, что случилось сегодня, впрочем, а что такого страшного в действительности произошло? Ну, пришла Ланка домой, изрядно перебрав спиртного, так ведь понятно почему, она сама все объяснила. А то, что глупостей наговорила, - так какой с пьяной женщины спрос? Но все равно, что-то скребло Наташку изнутри, не давая ей нормально расслабиться и успокоиться. Она всегда относилась к людям так, словно они были ангелами во плоти, особенно, если была им за что-то признательна, и каждый раз испытывала разочарование, граничащее с обидой, когда они вели себя иногда глупо, иногда подло, иногда чересчур расчетливо. Наталья не понимала, зачем им это нужно. За эту ее особенность Дашка всегда
называла Наталью «безнадежной идеалисткой», аргументировано доказывая, что ничего, кроме лишних переживаний она себе не наживет, если будет продолжать и дальше в том же духе. И вот Дашка опять оказалась права. До этого вечера Ланка в глазах Натальи выглядела кроткой, всепрощающей и всем помогающей мадонной. А оказалась обычной девчонкой, которая не прочь повеселиться в кругу своих коллег, да и тем более за казенный счет. Ну и что здесь такого?
        Так, ничего определенного для себя и не решив (а надо ли было вообще что-то решать?), Наталья в третьем часу ночи все-таки задремала, убаюканная менуэтом первой метели.

* * *
        Вопреки всем самым черным Натальиным ожиданиям, фортель с медиками прошел на ура, хотя, как ни странно, дефицит гемоглобина и железа у нее все-таки обнаружили, что, впрочем, помогало заткнуть рот неугомонной совести, назойливо нашептывающей, что она поступает некрасиво, излишне пользуясь создавшейся ситуацией. Да и черт с ней, с совестью. Зато после больничного Наташка плавно соскользнула в декретный отпуск, не вызвав лишнего неудовольствия ни у декана, ни у своих коллег. Дело житейское, все же понимают.
        Сессию она сдала на едином дыхании, попутно лишний раз убедившись, что людская доброта, равно как и злоба, пределов не имеют. Большинство преподавателей даже не задавали ей каких-либо вопросов по предметам, просто подмахивая очередную пятерку в зачетке, справедливо считая, что в таком положении не до учебы. Тем более что прекрасно знали: эта студентка все равно ответит на свою законную пятерку, так зачем же ее бедную лишний раз мучить? А вот преподавательница международного маркетинга и аспирант, читающий курс по страхованию внешнеэкономической деятельности, ее достали всерьез. Они гоняли ее по материалу вдоль и поперек, заставляя отвечать и на те вопросы, которых не было в ее экзаменационном билете. И если аспирант хотя бы неохотно признал в итоге, что курс ею усвоен твердо, то Марианна Разумовская, выводя свою заковыристую подпись в ее зачетке, с ехидцей заметила: «Ну, только из уважения к вашему здоровью…»
        Как Дашке удалось ее удержать, Наталья даже не помнила. В тот момент у нее было единственное желание - от всей души, с разворота вмазать в самодовольную холеную рожу этой набитой дуры. Она отвечала ей целых сорок минут, не допустила ни малейшей неточности, хотя этого, в принципе, и не требовалось, и что же? Ей открытым текстом сказали, что за заслуженную потом и кровью пятерку она должна благодарить свою необъемную талию.
        Препоручив Наталью заботам однокурсниц, Дашка попросила следующую группу экзаменующихся пока не входить, а затем решительно захлопнула за собой дверь аудитории и осталась наедине с Марианной. Что она ей сказала - неизвестно, но Разумовская вылетела из аудитории как СС-20, с налитыми кровью глазами и кривящимися в тщетной попытке сдержать злобу узкими губами.
        Через пять минут в злополучной аудитории уже стояли заведующий кафедрой, за которой числилась Разумовская, декан, она сама и Дашка. Дарье, видимо, пришлось несладко под перекрестным допросом столь высоко стоящей в институтской табели о рангах публики, потому что она, не мудрствуя лукаво, просто затащила сюда же зареванную Наталью. Она, в перерывах между всхлипами, рассказала свою версию истории, после чего подружек попросили ненадолго удалиться. А потом снова пригласили внутрь. Марианна цедя слова сквозь зубы, попросила у Натальи прощения за «опрометчивое высказывание». Это была полная победа! На Наташкиной памяти Разумовская еще ни разу не признавала себя не правой. Инцидент был исчерпан, хотя Наталья всерьез подозревала, что все решилось столь успешно только благодаря хорошему отношению к ней декана.
        Еще через десять минут прием экзаменов возобновился, хотя каждому было видно, что Марианне сейчас хочется оказаться где угодно, только не здесь, среди студенческого потока, уже в полном объеме информированного о том, что ей пришлось извиняться перед беременной соплячкой. И уж полным чудом казалось то, что она все-таки поставила Дашке ее тройку, хотя с легкостью могла бы завалить: проблемы международного маркетинга Дарью волновали только в плане различия между собой торговых марок конкурирующих домов моды. Видимо, Разумовская не захотела связываться с нахалкой и горлопанкой: ведь если бы она ее срезала, каждый бы сказал, что это из-за произошедшего с Наташкой Симохиной. А такой рекламы Марианна себе не хотела, хотя, по большому счету, на студентов, да и на весь этот институт ей было глубоко наплевать.
        Дождавшись Дашку, Наталья затащила ее с собой в буфет выпить сока. Ее все еще трясло, как после неудачного опыта на тему 220 вольт, что изрядно забавляло нахальную Дарью. Хотя формальное извинение и прозвучало из уст Марианны, все прекрасно знали, что на самом деле это ничего ровным счетом не значит. Единственное, что все-таки было хорошего в этой истории, так это то, что более Марианна никоим образом не будет маячить у них на горизонте. Единственная опасность - чтобы она не вошла в состав государственной экзаменационной комиссии. А это уже дело техники: рассчитать, в какой поток им нужно попасть, только и всего!
        Между тем, Наталья чувствовала себя преотвратно: судя по всему, у нее здорово подскочило давление. Стучало в ушах, еще бы чуть-чуть, и глаза выпали бы наружу, как у покупных монстров на пружинках. Она сказала об этом Дашке, и та, недолго посовещавшись сама с собой, решила проводить подругу домой. Заодно и посмотреть, где и как та устроилась. А то все как-то недосуг, да недосуг.
        Общественный транспорт Дарья презирала, поэтому поймала тачку прямо у института. До Наташкиного дома они долетели минут за двадцать: водитель попался опытный, знающий множество хитрых объездных путей в обход стандартных московских пробок.
        Что Ланка, что Дашка уже многое слышали друг о друге из уст Натальи, поэтому церемония их знакомства прошла весьма быстро и без заминок. Однако, к удивлению Наташки, Дарья посидела у них от силы полчаса и, сославшись на неотложные дела, умчалась, чмокнув подругу в щечку и наказав ей «быть паинькой». До этого она вроде бы говорила, что ничего такого важного у нее вечером нет… Странно. Ведь даже чая не попила. И на компьютер лишь мельком взглянула. Единственный, кто удостоился ее длительного внимания - так это маленький Костик, который сидя в кроватке, протягивал к ней свои ладошки. Когда она осторожно коснулась его своей рукой, мальчуган схватил ее обеими ручками и что-то радостно загулькал на своем собственном языке. Особенно ему понравились Дашкины кольца, ни за что не хотел с ними расставаться. Пришлось срочно бросать ему взамен розовое солнышко из плюша, которое неизменно вызывало у него беззубую улыбку. Хорошо, когда есть, чем занять любопытного малыша.
        И все-таки Дашкино поведение весьма загадочно. Надо будет ее при случае расспросить, какая муха ее вдруг укусила. Взяла и убежала ни с того, ни с сего.
        - Слушай, а ты со своей Дашкой давно знакома? - спросила Ланка, наводя маникюр.
        - Да с первого курса, а что?
        - Странно, что вы с ней дружите.
        - Это еще почему?
        - Она не такая, как мы. Она - высокомерная, слишком много о себе думающая. Воображала, одним словом. И зазнайка.
        - Ланка, да ты что! Ты бы видела, как она меня сегодня защищала! Марианну словно в кипяток окунули, такая она была красная, когда от Дашки выскочила!
        - Не знаю, не нравится она мне. Хотя если это твоя лучшая подруга, то я лучше просто помолчу. Я не хочу, чтобы из-за меня у тебя с ней были неприятности.
        - Это еще почему?
        - Я, кажется, ей тоже не понравилась. Эй, что с тобой? Ты себя хорошо чувствуешь? Наташка, не пугай меня, Наташка, я сейчас скорую вызову, подожди чуть-чуть…
        А у Натальи все плыло перед глазами, Ланка раздвоилась, потом ее уже стало целых три, видимо, сегодняшнее перенапряжение сыграло свою роль. Наташка была так слаба, что даже не нашла, что бы такое возразить, когда врач «скорой» сказал, что забирает ее в больницу. На сохранение.
        Более-менее в себя она пришла только в приемном покое. Дверь в кабинет, куда отнесли ее бумаги, была приоткрыта, и Наташка слышала все, что там говорят. А говорили очень даже неприятные вещи:
        - Ну и куда ее нам привезли, скажите на милость? Роддом переполнен, нет бы в соседний положить, все к нам норовят. Полис у нее хоть есть? Или «возьмите за Христа ради, люди добрые, помираю»?
        - Да вроде есть. Вот он.
        - Ну, хоть с этим легче. А что там?
        - Да давление подскочило, плюс носовое кровотечение.
        - Черт, как не вовремя! Куда же мы ее положим? 112-я как у нас поживает?
        - Забита. Даже дополнительную койку поставили.
        - А 115-я?
        - Та же история.
        - Так мы же из нее только вчера женщину выписали.
        - Ну и что, сегодня туда другую положили. Часа четыре назад, плановая.
        - Слушай, а что у нас в инфекционном отделении делается?
        - Два места свободны у рожениц.
        - Вот туда и положим, не в коридоре же ее оставлять!
        - Ага, будем делать вид, что лечим.
        При этих словах Наташка едва не хлопнулась в обморок. В настоящий. Единственное, о чем она сейчас мечтала - это вырваться отсюда и бежать со всей возможной скоростью. Жаль только, что организм вел себя, как настоящий предатель: так хреново, как сейчас, Наталье в жизни еще не было.
        Как овцу на заклание, ее повели в инфекционное отделение. Сказать о том, что она вот-вот лишится чувств, Наталья побоялась, интуитивно догадываясь, что этим сообщением она вряд ли обрадует мрачную медсестру, топающую вперед по потрепанному коридору мерзкого яичного цвета.
        В палате ей указали на койку и удалились, не сказав более ни слова.
        - Что, стафилококк? - приподняла на Наталью внимательный и настороженный взгляд совершенно необъемная толстушка на кровати напротив (впрочем, Наташка сейчас мало чем уступала ей в размерах).
        - Да нет, я просто на сохранении. У меня давление подскочило, вот на скорой и привезли.
        - А что, инфекции нет? Тогда почему к нам?
        - У них больше свободных мест не было.
        - Вот дают! - хохотнула словоохотливая соседка. - А меня Аней зовут. Да ты ложись, ложись, видно же, что из последних сил держишься. Тебя звать-то как, горемыка?
        - Наташа.
        - Ох, Наташка, где наша не пропадала! Ты не трусь, мы хоть и находимся в инфекционном, но заразу здесь просто так не подцепишь, так что за себя не переживай. Я же по глазам вижу, что боишься.
        - Боюсь, - честно призналась Наталья, чем окончательно расположила к себе Аню.
        За их разговорами прошло больше часа, пока о Наталье наконец-то вспомнили. Еще раз померили давление, дали пригоршню каких-то таблеток и снова ушли.
        - Так, чем это нас тут потчуют? Ага, это от кровотечения, хотя и считаются витаминами, это просто витамины, это успокоительное. А вот и от давления, судя по всему. Тебе какую дать, или все сразу?
        - Только от давления и от кровотечения. А как ты в них разбираешься, они же без упаковок?
        - Полежи в больницах и роддомах с моё, еще и не таким фокусам научишься. А у тебя что, выделения начались?
        - Нет, кровь носом идет.
        - А, знакомая ситуация. Ерунда это все, наплюй и разотри. А сюда попала наверняка из-за нервов, спорим? Поругалась с мужем или с родителями, и все понеслось. Или я не права?
        - И права, и не права. Поругалась с преподавательницей, а мужа у меня нет. И родители далеко.
        - Да, несладко тебе придется. А еще родственники есть?
        - Сестра. Я сейчас у нее живу. Классная девчонка. У нее у самой парень подрастает, в апреле годик будет.
        - И что, тоже без мужа?
        - Тоже.
        - Ох, девчонки-девчонки, ну что же вас на приключения тянет, сами же потом расхлебываете! Ведь сама такая же дурочка была, как и вы: в пятнадцать забеременела. Так моя первая дочка и на свет появилась. А вот сейчас со вторым лежу. Ну, этот как полагается - в законном браке и все прочее. Мужик у меня классный, дочку как свою любит. Повезло мне с ним.
        - А что ты так рано сюда попала? Я думала, что в роддом только с началом схваток отправляются, а вы все здесь лежите и вроде бы не сильно торопитесь рожать.
        - У меня ложная тревога, воды не отошли, а схватки вроде как начались, а потом утихли. Но нашли инфекцию и решили оставить здесь, пока не рожу. У Алены переношенная беременность, она со дня на день родить может, а у Маши - самое начало родов, ее минут за сорок до тебя к нам привезли. Машенька, как ты там?
        - Да все в порядке, уже двадцать пять минут.
        - Как будет восемь-десять минут - заберут в предродовую.
        - А вы про что?
        - Да про время между схватками. Сначала где-то одна в час, потом все чаще и чаще, а потом уже рожаешь.
        - Ой, я что-то не сообразила. Совсем плохая стала.
        - Да по тебе уже не скажешь. Вот когда тебя привели, то да, ты была больше на кисель похожа, а сейчас просто на глазах оживаешь. Мой тебе совет - ты здесь постарайся не задерживаться, говори, что чувствуешь себя хорошо, все в порядке, и прочее. Лучше дома валяться перед телевизором, чем здесь больничные миазмы нюхать. Что для тебя, что малыша пользы в этом - никакой.
        - Да это я сплоховала, надо было говорить, что от госпитализации отказываюсь, а я сидела, как китайский болванчик, и молчала.
        - Ну, больше ты такой глупости не сделаешь. Хотя с другой стороны - может быть, оно и к лучшему, что сюда попала. Завтра тебя осмотрят и точно скажут, все ли в порядке. Тебе же спокойнее будет, согласись!
        - Наверное.
        - Кстати, здесь телефон бесплатный в конце коридора, можешь пойти позвонить кому хочешь.
        - Ой, как здорово! А то Ланка, наверное, волнуется, да и подруге весточку передать надо: может быть, навестит.
        - Тогда вперед. Выходишь из палаты и направо до конца. Там поворачиваешь налево и носом упираешься в телефон.
        - Спасибо за навигацию, поползу!
        - Ну, давай, двигай!
        Согласно полученным от Анюты инструкциям Наталья уже через минуту крутила старомодный телефонный диск, названивая домой. Ланка искренне обрадовалось, что сестре уже полегчало, обещала заскочить послезавтра, «если только тебя раньше не выгонят». А для Дашки известие о том, что Наташка в больнице, было настоящим потрясением. Охать и ахать было не в ее характере, но даже она сейчас отпустила несколько неласковых слов в собственный адрес по поводу того, что «не сообразила, что происходит с этой излишне переживающей гагарой». Она сказала, что обязательно приедет завтра, и спросила, что привезти с собой. Когда Наталья закончила свои разговоры, то ей даже как-то светлее на душе стало: она не одна, о ней помнят и о ней заботятся. Приятно, черт побери!
        Через два часа повели рожать тихую Машу, потом всем принесли вечернюю порцию лекарств и витаминов (Наташка опять половину отправила в мусорную корзину, руководствуясь подсказками опытной Анюты). Глаза слипались просто катастрофически, поэтому уже в десять вечера Наташка спала.
        С утра сарафанное радио передало, что у Маши родилась девочка, и на этом хорошие события и новости на сегодня закончились. Наташку забрали на анализы, опять пришлось сдавать кровь из вены и проходить через остальные, не менее противные процедуры. Потом ее осмотрел лечащий врач, ничего вразумительного не сказал, но про выписку и словом не обмолвился. На завтрак была овсянка, да к тому же почти без соли. Если бы не бутерброд с крохотным кусочком масла - можно было бы смело объявлять разгрузочный день. Вместо нормального чая дали мутный кофейный напиток, отдающий вениками и тараканами. Анюта, глядя на безуспешные попытки Натальи влить в себя это пойло, хитро ей подмигнула и отставила ее кружку в сторону. В палате их дожидалась прохладная минералка и яблочный сок, переданные мужем Ани. Уж куда лучше, чем эта мерзкая субстанция!
        Потом к Наталье едва не пустили Дашку, мотивируя это тем, что в инфекционное доступ посетителям запрещен, и неважно, что Наталья там просто занимает свободную койку. Но от Дарьи просто так отбиться не удавалось никому, и после пятнадцати минут громкого качания прав, к ней все-таки вызвали Наташку. Подруги выбрали себе тихое место на крохотном диванчике в больничном холле и принялись обмениваться впечатлениями.
        - И с какого перепуга ты сюда попала?
        - Да ты вчера, когда ушла, я еще минут десять с Ланкой посидела, и тут меня как закрутило! Перед глазами все серебряное и черное, в ушах «вечерний звон» - все по полной программе. Ланка сразу принялась в скорую звонить, меня и забрали. Кстати, чего ты вчера так быстро слиняла? Я думала, ты у нас посидишь…
        - Наташка, ты прости меня, но у вас в квартире гнильцой попахивает.
        - Что ты хочешь этим сказать?
        - Твоя Ланка фальшива насквозь. И она прекрасно поняла, что я это почувствовала.
        - Знаешь, Дашка, по-моему, ты очень здорово ошибаешься: с чего ты взяла, что она
«фальшива насквозь»? После тебя мне никто столько добра в жизни не сделал, сколько Ланка. Я не могу понять то, что ты говоришь, честно!
        - Наташка, я не хочу тебе навязывать свое мнение, поверь! Просто мне крайне не понравился этот человечек, вот и все. Да и по поводу добра, отношений и прочей сентиментальной пурги: а то, сколько ты ей всего хорошего делаешь, ты не считала?
        - Да о чем ты?
        - За последний месяц твоя Лана полностью повесила своего сына на тебя. Ты его кормишь, задницу ему вытираешь, помимо всего прочего занимаешься стиркой, готовкой, уборкой. Рассказываешь Костику сказки на ночь, срываешься на каждый его писк. Да, забыла, еще носишься по рынкам и закупаешь продукты и всяческую бытовуху, типа стирального порошка и полироли для мебели. Не слишком ли много для одного человека, да еще и с отекающими ногами и весьма приличным по поводу соответствующего положения весом? Тебе бы отдыхать побольше, да по парку гулять, а не вертеться в домашней тюрьме, как белке в колесе. И что, твоя Ланка об этом хотя бы задумывается?
        - Но она же занята, она деньги зарабатывает. А то, на что бы мы все жили?
        - Как я помню твои рассказы, она в основном мотается по всяким вечеринкам, часто приходит домой в дупель пьяная, и, в общем, ведет весьма вольготный образ жизни. В чем состоит источник ее денежных доходов - отдельная тема для беседы. Кстати, что-то меня смущает ее переводческий профиль. Ты никогда не думала о том, что финны если не знают русского языка, то, по крайней мере, знают английский, а уж таких переводчиков в Москве как собак нерезаных?
        - Да как-то не заморачивалась на эту тему.
        - А зря, ты пораскинь мозгами. Я бы охотнее поверила в то, что она переводит книги с финского или какую-нибудь документацию правового характера. А устный переводчик - ну ты меня извини, не вписывается она в этот образ. И насчет ее обучения в МГИМО - вилами по воде писано. Это весьма серьезное заведение, у меня в свое время была возможность туда устроиться, но я родителям сразу сказала, что это не для меня. Там вкалывать приходится - будь здоров, не то, что в нашем халявном институте.
        - А откуда бы она тогда финский язык выучила?
        - А кто тебе сказал, что она его знает?
        - Подожди, ты хочешь сказать, что…
        - Я ничего не «хочу сказать», если я хочу - я говорю. И все, что хотела, я тебе уже сказала. А делать выводы - это уже твоя работа. Если захочешь, конечно. Я-то для себя уже все точки над ё расставила.
        - Дашка, а ты уверена, что она мне врет?
        - Слушай, давай, закроем эту тему. Если я права, и твоя Ланка бессовестная врунья, то я бы хотела, чтобы ты в этом убедилась сама, без моих подсказок. Если же я ошибаюсь, то Ланка - это ангел во плоти, явившийся тебе на помощь в минуту трудных испытаний, и я тогда торжественно посыплю голову пеплом в знак моих ужасных и нелепых подозрений на ее непорочный счет. А сейчас больше ни слова о твоей сестрице, а то ей Богу уйду домой. Здесь у вас и так кошмарно, как в чулане у Стивена Кинга, не хватало мне еще из твоих уст выслушать очередную порцию фантастики о жизни этой девушки.
        - Ладно, больше не будем.
        - Эй, ты что, обиделась? Не стоит, ты же меня знаешь: я ни тебе, ни кому-либо еще из твоего окружения зла не желаю. Но вот уж иметь свое мнение о них мне никто не запретит. В следующий раз ты из меня больше ни слова не вытянешь, обещаю!
        - Дашка, я не обиделась - я задумалась. Как-то это все неожиданно так…
        - Ладно, думай себе на здоровье, кто же возражает. А еще лучше побыстрей линяй отсюда, у меня от вашего богоугодного заведения мурашки по спине прыгают размером в слона.
        - Да я сама не в восторге. Особенно когда услышала, что врачи «будут делать вид, что меня лечат». Как тебе, не хило?
        - Просто супер. И сколько ты после этого собираешься здесь торчать?
        - Да еще денек-два побуду, а потом начну попытки ретировки.
        - В чем твоя коренная ошибка по жизни - ты все время «пытаешься». Не пытайся - а просто делай. Захочешь уйти отсюда - уходи, и дело с концом.
        - А мои документы?
        - Страховой полис тебе должны отдать по первому требованию, даже сейчас можешь этим заняться. А вся остальная писанина тебя не трогает. Паспорт хоть при тебе?
        - Да, в тумбочке лежит.
        - Ну, хоть это радует. Ладно, держи мешок со всякой лабудой, надеюсь, что тебе понравится. Тут фрукты, молочные продукты и карбонат двух сортов. Да, на самом дне бутылка настоящего кагора. Крайне полезная вещь, особенно будущим мамам. Не сможешь сама осилить, в крайнем случае, соседок угостишь. Только не забудь после этого зубы почистить, а то перед эскулапами засветишься. Оно здорово в деснах застревает, да и на зубах сразу же соответствующий налет появляется.
        - А ты чего? Уже уходишь? Подожди!
        - Да нет, побегу я от тебя, вон толстый охранник в нашу сторону движется, сейчас выгонять будет. О, ну что я говорила! Ладушки, целую в обе щечки, не раскисай! До скорого!
        - До скорого!
        Ураган по имени «Даша» исчез столь же стремительно, как и появился. Наталья шла по коридору, прижимая к себе пакет с гостинцами, и все размышляла над ее странной неприязнью к Ланке. И ведь Ланке она тоже не глянулась! Вот дают, такая взаимонепереносимость, что хоть сигареты от них в этот момент прикуривай! И все-таки: неужели ее водят за нос? Но зачем тогда этот спектакль? Нет, в голове это просто не укладывается. Все, она перестает об этом думать раз и навсегда. Если не доверять самым близким людям - то зачем же тогда жить?

* * *
        Из роддома она вернулась домой через четыре дня, да и то, пришлось вырываться почти что со скандалом. Хорошо хоть по совету Дашки она вовремя забрала из регистратуры свой страховой полис. Как и следовало ожидать, ничего криминального у нее не обнаружили. Хотя в выписном эпикризе настрочили кучу всяческой дряни, о чем Наталья узнала только дома, развернув выданный ей на руки лист и ради любопытства разбирая каракули лечащего врача. Возмущалась по поводу людского коварства Наталья недолго: Ланка, не долго думая, просто взяла эпикриз и картинно разорвала его в мелкие клочочки. Чтобы не раздражал своим видом.
        Багаж знаний Наташки и больничных «страшилок» за это время пополнился новыми историями о родовых мучениях. Тем более что рассказчиком одной из них стала Аня, родившая своему мужу долгожданного сына. Крепкий, кстати, парень вышел, горластый. Так вот, анестезиолог начинал свою работу только в девять утра, а Анюте приспичило рожать в ночь. После того, как по ее же собственному выражению, она «начала бегать по потолку», Аня взмолилась медперсоналу: «Если поможете нормально родить - муж всех озолотит». И была не слишком удивлена, когда услышала в ответ: «А в каком размере?» В итоге после недолгих переговоров Анюта уже через час услышала вопль своего ребенка. Единственное, что ее занимало на следующий день, так это вопрос: если бы она не пообещала «отблагодарить», то что - роды бы продолжались до самого утра? Ответ на этот вопрос не знал никто.
        До собственного времени Х оставалось уже месяца полтора от силы, но каждый день в ожидании, когда же все произойдет, казался Наталье каторгой. Да и домашняя работа ее здорово утомляла. Племянник в силу своего нежного возраста требовал к себе надлежащего ухода и внимания, и с каждым днем все больше и больше. Ланка дома появлялась редко, и максимум, что она делала в эти нечастые моменты - выгуливала сына, поскольку, несмотря на наличие грузового лифта, Наташе было трудно таскать вверх-вниз одновременно Костика и коляску. Хотя Наталья и гнала прочь от себя крамольные мысли, но зерна сомнения, посеянного словами Дарьи, дали свои прочные всходы в ее душе. Да, денег им троим хватало, и даже с лихвой: Ланка свое слово держала твердо. Но уходила на работу она почему-то то в вечернем платье, а то и в лихо укороченной юбочке. Странная одежда для офиса, надо сказать. Деловые костюмы она одевала редко, и все больше в холодную погоду. Никогда она не срывалась на фирму часов в девять-десять утра; самое раннее - где-то в полдень, а то и в час дня. А возвращалась всегда очень поздно. Как-то раз Наташка спросила
ее, почему у нее такой непонятный режим работы, но Ланка психанула, что ей и так несладко приходится, эти чертовы финны совсем ее замучили, а тут еще и сестра докапываться начала. Так что вместо разговора по душам пришлось успокаивать Ланку. Потом она, конечно, опять извинилась перед Наташкой за свои расшатанные нервы, мир-дружба-жвачка и хэппи-энд. Но на вопрос-то она так и не ответила!
        Так день за днем полз надоевший до оскомины февраль, пока, наконец, на календаре не появился долгожданный март. Последние недели и все: она увидит собственного сына.
        Восьмое марта выдалась на редкость хмурым и пасмурным. Ланка с утра поздравила Наташку с праздником, подарила игрушечного зайца с грустными глазами и убежала куда-то по своим делам. Наталья опять осталась предоставленной собственным грустным мыслям. Ничего не хотелось, кроме как, чтобы все наконец-то закончилось. Компьютер ее не радовал, тем более что диплом давно уже был готов и утвержден у руководителя, а просиживать долгие часы за монитором - невелика радость, особенно для беременной женщины.
        Раздался звонок, кто-то пришел. Интересно, кто бы это был? Или Ланка что-нибудь дома забыла и вернулась?
        На пороге стоял мужчина с букетом нежно-пурпурных коротких роз в изящной упаковке. Незнакомый брюнет лет этак двадцати-семи - тридцати. Он изумленно выставился на Наталью, потом перевел взгляд на ее живот и довольно невежливо сказал:
        - Ты не Ланка.
        - Само собой, я не Ланка, я - Наташа. А вот вас я не имею честь знать.
        - Я - Костин папа. Или она об этом вас не сочла нужным предупредить?
        - Какой папа? Ее же изнасиловали!
        - Не понял? Может быть, вы меня все же впустите, и мы спокойно обо всем поговорим? Или, по-вашему, я похож на насильника?
        Наталья машинально пропустила брюнета, закрыла за ним дверь и кивком показала в сторону кухни. Он так же согласно кивнул, и, раздевшись, отправился, куда ему указали. Уже на кухне, плотно прикрыв за собой дверь, он поинтересовался:
        - Костя спит?
        - Ага, спит. Только-только уложила. Теперь полчаса-час счастливого времени, а потом проснется и будет играть. Тогда за ним глаз да глаз нужен. Уже вставать пытается, только падает пока.
        - Растет хлопец, растет. Я его последний раз три недели видел, когда Ланка его погулять вывела. Минут десять с ним пообщался, и она его забрала. Кстати, Наташа, меня зовут Игорь.
        - Очень приятно.
        - Судя по фамильному сходству, вы с Ланой родственницы. Двоюродные сестры?
        - Нет, родные. Папа общий, а мамы разные.
        - Так вы из Таганрога?
        - Да, а вы откуда знаете?
        - Я долгое время общался с тетей Ланы. Она мне много про свою сестру и племянницу рассказывала. Милая была женщина, царствие ей небесное!
        - А Лана ее не любит, говорит, что она ее мать на тот свет свела. Что-то здесь не сходится, вы не находите?
        - Когда живешь с Ланой, много чего не сходится. Так что она имеет против тети?
        - Говорит, что тетя не могла простить ее матери то, что она Лану вне брака родила. Завидовала, тем более что сама была старой девой.
        - Могу тебя заверить, что тетя старой девой быть никак не могла, хотя бы потому, что была вдовой. Умирала она, конечно, страшно. Боролась за жизнь почти два года, химиотерапию прошла, операцию ей дважды делали. Все бесполезно.
        - А грузовик?
        - Какой грузовик?
        - Ее же сбил грузовик!
        - Ее убил рак, а не пьяный водитель, гололед под колесами КАМАЗа или что-либо еще. Так, с тетей, я полагаю, мы разобрались. А теперь: что там история с изнасилованием, относительно Ланы и Кости?
        Наталья, как могла, пересказала Ланкину эпопею. Во время рассказа разобраться в чувствах ее собеседника было очень непросто: надо отдать ему должное, эмоции он сдерживать умел. Хотя жилка у виска пульсировала не переставая.
        Когда Наташа закончила и вопросительно взглянула на Игоря, тот ничего не ответил. Так и сидел, уставившись невидящими глазами в стену. А потом, что было сил, грохнул кулаком по столу. Наталья так и подскочила от неожиданности. Зазвенела стоявшая на столе посуда, и долго еще вращалась вокруг своей оси слетевшая с сахарницы крышечка. От ужаса Наташа напрочь лишилась дара речи, и даже зажмурила глаза, поддавшись внезапной панике. Ей почему-то показалось, что сейчас с ней точно произойдет что-нибудь нехорошее. Сердце стучало, как у загнанного зайца, и снова появилось до мерзости знакомое ощущение, что перед глазами все плывет, а стены кухни раскачиваются из стороны в сторону.
        - Бога ради, простите меня. Ну же, давайте, давайте. Я не кусаюсь и даю честное благородное, что больше так не буду. Извините, не удержался. Но услышать такое… В этот раз Лана переплюнула сама себя. До такого она еще не опускалась. Но, по крайней мере, для меня теперь многое прояснилось, - и Игорь снова замолчал, предавшись своим мыслям.
        - Может быть, все же скажете мне, в чем дело? - не утерпела Наталья. - Я тоже имею право знать правду, вы не находите? Тем более что вам я рассказала все, что знала. Теперь ваша очередь! Какие у вас отношения с Ланой, что вы от нее хотите? Я чувствую, что надо мной здорово посмеялись, да еще и разыграли, как пешку в своей игре. Я должна понять, что происходит на самом деле!
        - Да рассказывать особо-то нечего, на самом деле. История тривиальна и стара, как этот мир. Нас было три друга: Олег, Иван и я. Олег был моим сослуживцем, после армии мы с ним связь не теряли, тем более что жили неподалеку друг от друга, а Иван - это младший брат Олега. Вначале я его всерьез не воспринимал - школяр сопливый, да и только, но время шло, я потихоньку привык к его обществу, да и он подрос. В общем, ко времени начала всей этой заварухи парень учился уже в выпускном классе.
        - А при чем здесь Иван?
        - Да с него-то все и началось. Как-то раз он порадовал нас известием, что гуляет с потрясающей девушкой из соседней школы, с которой познакомился на дискотеке. Мы с Олегом похлопали его по плечу, дали свое полное благословение и вскорости обо всем забыли, благо, что сами то и дело ввязывались в очередные интрижки без особых обязательств. Но для парня все было серьезно, тем более, как я понял, для него это была первая любовь. В общем, втрескался он в свою девчонку по уши, и совершенно растерял остатки мозгов. Забил на школу, забил на дом - сплошная любовь, да романтика. Олег с ним несколько раз говорил, пытался вернуть на путь истинный - бесполезно, как об стенку горох. Тут-то он и решил встретиться с подругой своего брата и переговорить с ней по душам, чтобы она от парня маленько отвязалась, жизнь ему не портила. Узнал, где она бывает, и как-то подошел для серьезного разговора.
        - Ну, а что дальше?
        - А дальше началась сплошная Санта-Барбара. Уж и не знаю, как и что там произошло, только теперь уже Олег стал полноправным парнем этой девицы, а Иван отошел на задний план. Поругались они тогда в дым, даже морды друг другу подрихтовали, но делать нечего - жизнь все сама рассудила без их ведома. Я, помнится, Олегу долго втирал: мол, зачем ты так со своим младшеньким, что, девок больше, что ли нет? А он мне бубнит: «Ванька ее недостоин, она птица другого полета».
        - И что, он с ней остался?
        - Как бы ни так: где-то через полгода произошла обратная рокировка, и девица снова отошла к Ивану. Теперь уже Олег мотал сопли на моем плече по поводу их разрыва. Впрочем, через пару месяцев она снова вернулась к нему.
        - И что, Олег ее принял?
        - Еще как принял, с распростертыми объятьями! Я, помнится, плюнул тогда на все и решил: раз считают, что так и надо, пусть делают, что хотят, только меня во все это не впутывают. Когда взрослые нормальные парни ведут себя, как телята в коровнике, на это даже смотреть противно, не то, что говорить об этом.
        - Так к чему это все?
        - Прости, отвлекся. Не буду утомлять тебя подробностями, но девушка в качестве трофейного приза переходила от одного брата к другому еще несколько раз, пока они как-то раз не собрались вместе и наконец-то не решили послать ее хором куда подальше, так уж она их довела и утомила к тому моменту. И тогда девица делает свой коронный ход - идет ко мне.
        - И просит, чтобы ты помог ей вернуться к Олегу или Ивану?
        - Нет, как бы ни так. Она просто приглашает меня посидеть где-нибудь в тихом кафе и помочь ей разобраться с собой. Так ведь и сказала: «Ты, Игорь, лучше, чем кто бы то ни был, видишь эту ситуацию, ты знаешь ее от начала до конца. Если мне кто и сможет вернуть голову на место - так это ты».
        - Да, красиво, ничего не скажешь.
        - Надо отдать должное, она умела не форсировать события и поворачивать все так, что решающее слово исходило не от нее, а от человека рядом с ней. В общем, собственную голову я явно оставил где-то в другом месте, когда отправился с ней в это кафе. Посидели, очень мило пообщались, она красиво поплакала, не перебирая с количеством сырости. Я, без сожаления затоптав ростки скепсиса в собственной душе, бросился ее утешать, а еще через три дня непрерывного общения по телефону и наяву сделал ей предложение, которое она благодарно приняла, не забыв спеть оду моему великодушию и неповторимому характеру.
        - А как же твои друзья?
        - О, когда они обо всем узнали, то разве что на коленях умоляли меня не связываться с ней. Кричали, что я - болван, каких поискать, и раз уж я на их печальном опыте ничего не понял об этой особе, то единственное мое пристанище - это Канатчикова дача. Само собой, бесполезно, я уперся как баран и их не слушал и не слышал. На какое-то время мы даже разругались. На мою свадьбу они не пришли, хотя и были приглашены мною лично.
        - А сейчас ты с ними дружишь?
        - Конечно, мы давно уже поняли, что рвать дружбу из-за баб - дело гнилое. Они приходят и уходят, а мужское братство - это навсегда.
        - Как-то чересчур пафосно звучит.
        - Зато, по сути, верно. Но это только прелюдия. Молодую жену я перевез к себе, благо, что у меня отдельная двухкомнатная квартира, и первое время Светлана вела себя как кроткий ангел-домохозяйка, если только такие бывают в природе.
        - Светлана?
        - Ну да, Ланка же по паспорту Светлана, но по каким-то причинам с детства невзлюбила это имя и требовала, чтобы ее называли только Ланой и никак иначе. Так вот, все было ничего, пока я не застал ее в слезах. Да, коротенькое отступление: к тому моменту, как я решил повесить себе на шею брачный хомут, у меня уже водились значительные средства, я двигал собственный бизнес, и дела, надо сказать, шли в гору. Правда из-за этого я редко появлялся дома, работа сжирала все мое свободное время без остатка, зато уж в финансах я стеснен не был. Ну, так вот, вернемся к нашим баранам. Прихожу я как-то раз домой, а у нее глаза на мокром месте. При этом говорить, в чем дело, совершенно не хочет. Я попробовал у нее выяснить хоть что-нибудь, а потом плюнул и списал все на ваши женские штучки и гормональные всплески. Уехал с утра на работу, сижу, разговариваю с партнерами, и тут меня вдруг как изнутри подорвало. Я быстренько извинился перед всеми и ходу домой. Там первым делом залез в мусорный пакет - мусор-то я всегда выбрасывал, а вчера как раз что-то мне лениво было из дома выходить и его выносить. Ну а там среди
прочей дряни лежит тоненькая такая полосочка бумаги, а на ней поперек еще две черточки.
        - Тест на беременность?
        - Совершенно верно. Я еще накануне в ванной заметил, что пакетик из-под него разорванный валяется, но как-то не придал этому значения. А на работе до меня все и дошло. Я к шкафу, где у нас деньги лежат, смотрю, приличная сумма испарилась. Ну, все, думаю кранты моему будущему наследнику, не иначе - на аборт свинтила. И тут эта мамзель открывает дверь. Я к ней пулей бросаюсь, сразу же отбираю сумочку, лезу в кошелек, смотрю - пачка еще там, значит, не успела ничего сделать. Она ко мне с претензиями, а я как начал на нее орать. В общем, припер ее к стенке, она мне во всем созналась. Ничего такого, чего бы я к тому моменту не знал, она мне не сообщила, но, по крайней мере, я удостоверился, что был полностью прав. В тот день она слишком поздно встала, а в выбранном ею абортарии операции делали только по утрам.
        - И что дальше?
        - А дальше наша семейная идиллия развалилась в клочья, а семья превратилась в сумасшедший дом. Лана категорически отказывалась рожать этого ребенка, обзывала меня деспотом, извергом… Да кем только не называла! При этом я ее спрашиваю, ну почему же ты не хочешь нашего ребеночка? Ты нигде не учишься, работой не стеснена, поскольку карьеру не делаешь, за финансовую сторону вопроса вообще волноваться не должна. Так почему нет? А она визжит, слюной брызжет, пару раз меня даже ударить пыталась. Но я эти попытки довольно жестко пресек, она больше не пробовала.
        - Получается, она кроме школы ничего и не заканчивала…
        - А, очередная красивая сказка из уст Ланы?
        - Ну да. Ланка мне сказала, что она - без пяти минут дипломированный переводчик с финского языка.
        - Странно, почему не китайского? Или суахили? Впрочем, это все лирические отступления. Слушай дальше. Мне пришлось на некоторое время перенести офис домой: я должен был следить за Ланой, чтобы она в мое отсутствие не выполнила задуманное. По той же самой причине я отобрал у нее все деньги. Продукты и все остальное нам приносили на дом через службу доставки. Если мне надо было куда-либо уехать, дома вместо меня оставались моя секретарша и заместитель. Как они меня на хер не послали, извиняюсь за выражение, за всю эту канитель с Ланой - до сих пор ума не приложу. Нет, я как мог, конечно, компенсировал им все неудобства, все-таки играть роль тюремщика у неврастеничной барышни - это не каждому понравится. Так я дождался, пока у Ланы не пошел пятый месяц, и не появился уже весьма приличный животик. После этого ее домашний арест закончился, поскольку я решил, что на таких сроках пытаться избавиться от ребенка может попытаться только окончательная идиотка, ни во что не ценящая собственную жизнь. Но тут-то я и просчитался: Лана относилась именно к данной категории женщин. И буквально через неделю она
оказывается в больнице с сильнейшим кровотечением. Говорит, что упала на улице, но я почти уверен, что она все придумала и подстроила заранее, только не могла додуматься своей глупой маленькой головкой, к чему это все может привести. Как она тогда ребенка не потеряла - это просто фантастика. Врачи и ее, и Костика буквально с того света достали. Тут-то она и перепугалась наконец-то, когда до нее дошло, что игры кончились. Лежала на больничной койке под капельницей, в лице ни кровинки, глаза на пол-лица. А когда вышла из больницы, то просто и буднично меня прокляла.
        - Подожди, не поняла. Это как?
        - Сказала, что после всего того, что ей пришлось по моей воле вытерпеть, она ко мне не вернется, и уж если судьба была к ней так несправедлива, что мой ублюдок упорно цепляется за жизнь, то она, так и быть, родит его, но на этом ее отношения со мной будут окончательно разорваны. Я дал ей хорошенькую затрещину за «ублюдка»,
        а она дернулась от удара, потерла щеку, посмотрела на меня и улыбнулась. Цинично так, приглашающе. Как я ее тогда не изметелил прямо на улице, как сдержался - до сих пор не знаю. Кулаки сжались, а внутри камертоном поет: «Она специально тебя провоцирует, ей только этого и надо». Больше я на нее руку не поднимал, хотя веришь - нет, но временами хотелось просто удавить эту гадюку. А она поняла, что я ее вольно-невольно теперь беречь буду, хотя бы из-за ребенка, и такие концерты начала закатывать! Даже, несмотря на свое пузо, попыталась загулять от меня. Знаешь с кем? С Иваном. Даже встретилась с ним у меня за спиной. Уж не знаю, какими калачами она его на это рандеву заманила, только парень уже тертый был, не то, что прежде, когда она им, как марионеткой манипулировала. Он спокойно выслушал все, что она ему сказала, а потом позвонил мне по мобильному и попросил забрать свою жену домой. Когда я туда приехал, на физиономии у него красовалась свежая царапина, а у Ланы на запястьях через день нарисовались хор-рошие такие синяки. Мы с Ванькой пожали друг другу руки, я забрал Лану и уехал.
        - И как она после этого?
        - Лучше не спрашивай. Последние месяцы перед родами были для меня одним сплошным кошмаром. Потом в положенный срок я отвез ее в роддом. Заранее выбрал такой, чтобы мне тоже можно было при родах присутствовать. Не сказать, чтобы я хотел лицезреть все это, но внутри подспудно боялся, что она даже здесь может попробовать навредить ребенку. Паранойя, конечно, но в том момент я ни о чем другом не думал, кроме как о своем сынишке. Я уже знал, что будет мальчик, Ланке еще раньше, когда УЗИ делали, говорили, что парень.
        - И как впечатления?
        - Ниже среднего. До сих пор в ушах Ланкины вопли и проклятья в мой адрес. Уж на что там все эти врачи и акушерки бывалые, но и они в тот день от нее такого наслушались! Не знаю, так ли это, говорят, что многие дамы в этот момент кроют своих благоверных, на чем свет стоит, но Лана просто дала всем нам прикурить. Медсестры от нее пунцовые выскакивали, нервно курили и обратно, как на поле боя. И мне говорят: «Мужчина, вы уж успокойте свою жену», а я что могу им сказать? Костик родился здоровенький, крепенький, я его даже на руках подержал, когда он только-только кричать начал. И тут Лана выкидывает очередной фортель, мол, я его кормить не буду, даже не надейся. Хорошо у них там, в роддоме с этим проблем нет. Они Костю сразу же на искусственное питание посадили, на какие-то особые молочные смеси. Пытались и с Ланой еще раз по-хорошему поговорить, а она уперлась и ни в какую. Даже грудь себе полотенцем перетянула, чтобы молоко не шло. Я понял, к чему надо готовиться, и к Ланкиному возвращению домой нанял ребенку няню. Объяснил ей все по-человечески, договорились о цене. Не передать, как она меня
выручала. Ланка сразу же Костю на нее целиком повесила, и как только окончательно пришла в себя, стала пропадать из дома. Приходила пьяная, орала на всех нас. Тут мое терпение лопнуло и я ей, как мог, объяснил, что либо она ведет себя соответственно своему статусу, либо пусть катится на все четыре стороны. И она ушла. Благо, что эта квартира к тому моменту освободилась, поскольку тетя отмучилась и отошла в мир иной. Только вот Костю она забрала с собой.
        - А ты что, не мог его себе оставить?
        - Силой - мог, но Лана пригрозила мне, что подаст в суд и отберет ребенка. Поэтому я стоял перед выбором: либо хоть как-то видеться с Костиком, либо вообще его потерять. Лана все тонко просчитала: сына я не брошу, значит, буду регулярно отстегивать на него бабки, на которые и она неплохо развернуться может.
        - И все-таки, у тебя же столько свидетелей, как она с тобой и с сыном обращалась, почему же ты все-таки не согласился пойти в суд?
        - Сама посуди, у нас все законодательство направлено на защиту прав матери, а не отца. Все, что я мог получить - это право видеть своего сына тогда, когда его мамочка соизволит мне это разрешить. Но я и так его вижу, и именно в данном режиме - когда Лана соизволит мне его показать. Кроме того, по здравому размышлению у меня тоже созрел свой план относительно нее и сына, но тут появилась ты, и надо сказать, что здорово мне навредила.
        - Я? Вот те раз! Не понимаю, я-то чем здесь виновата?
        - Ты лично ни в чем не виновата, но давай разберемся по порядку. Я делал ставку на то, что рано или поздно Ланке надоест играть роль мамаши, и она отдаст мне Костика взамен на алименты на свое содержание. На это я готов пойти хоть сию минуту. Финансов я ей сейчас даю прилично, но все-таки недостаточно для того, чтобы нанять ребенку няню. Шмотки, оплата счетов за квартиру, мебель, посуда - это все, пожалуйста, даже компьютер ей как-то раз приволок, когда она за каким-то лешим его потребовала, но только не деньги. А сидеть дома с плачущим младенцем - это не ее стезя. Значит, настанет момент, когда она отдаст мне сына. Но тут на сцену выходишь ты, и все мои планы летят к коту под хвост. У Ланы появляется домработница и няня в одном лице, а значит процедура обмена «ребенок-деньги» переносится на весьма неопределенный срок. А еще чуть-чуть, и Костик выйдет из самого сложного возраста, когда требуется постоянное присутствие мамы, его можно будет отдать в ясли, а потом в детский сад, и кто даст мне гарантию, что Лана не сочтет наличие ребенка вовсе не таким обременительным, как она первоначально это
полагала? И тогда я совершенно буду выброшен из процесса воспитания собственного сына, а видеть, как она портит мальчика на твоих глазах - это не для меня.
        - Так что ты мне предлагаешь делать?
        - Я бы очень сильно хотел, чтобы ты свалила отсюда куда-нибудь, и поскорее. Но в твоем положении это равносильно самоубийству, и я это понимаю. Не знаю, может быть еще один вопящий ребенок все же подействует Ланке на нервы и она отдаст мне Константина?
        - А как же я?
        - А что ты? Ты ведь как-то жила до этого без нее, и ребенка даже нагуляла, значит, снова сможешь без нее прожить.
        - Как-то все у тебя ловко выходит, все за меня решил и по полочкам расставил. Только одно не учел - мне действительно некуда идти. И знаешь, я тебе все-таки не верю. Ланка может привирать, она не любит домашнюю работу, но она - единственная, кто реально мне помог именно тогда, когда мне это было очень надо. Она поддерживает меня все это время, как никто другой. Она ни разу не сделала мне ни единой пакости. А тебя я вижу впервые, и кто мне теперь даст гарантию, что ты - не самый отъявленный лжец, которого я знаю?
        - Брось, сама же уже прекрасно поняла, что Лана водит тебя за нос, только не хочешь видеть очевидное. В принципе, если все упирается только в финансовую сторону дела, я готов оплачивать все твои расходы, скажем, в течение полгода после того, как ты родишь. Только при условии, что ты съедешь отсюда и как можно скорее.
        - Не забывайте, мистер Тугой кошелек, что Лана - моя родная сестра. Не знаю, что между вами произошло, и знать больше не хочу, но она во мне нуждается, как и я в ней, и я ее не брошу. А теперь я бы очень просила тебя покинуть эту квартиру. Я неважно себя чувствую, а общение на подобных тонах выводит меня из себя.
        - Прежде, чем я уйду, я увижу сына. Вне зависимости от того, что ты захочешь мне сказать по этому поводу.
        - Пожалуйста, вперед. Можешь даже покормить его с ложечки, если ты такой супер-папа, как о себе говоришь, все равно время обеда. Заодно и получишь наглядное представление о том, как это делается!
        - Да, судя по количеству яда, которое из тебя сейчас льется, вы с сестрой - два сапога пара.
        - Если не нравится - уходи отсюда. Тебя здесь никто не ждал. И даже если то, что ты рассказал - правда, я понимаю Лану.
        - Так, интересно, интересно. А вот с этого места поподробнее: и в чем это таком ты ее понимаешь?
        - Сколько ей было, когда она родила?
        - Ну, почти двадцать. А что?
        - А то, что ты ее буквально принудил родить этого ребенка, в то время как она еще и не пожила-то, как следует. Если бы то же самое произошло со мной, я не знаю, как бы после этого относилась к мужчине, который посадил меня под домашний арест, заставил своих подчиненных стеречь меня, лишь бы его драгоценное чадо появилось на свет. Если она так не хотела рожать именно сейчас, ты бы мог спокойно подождать еще пару-тройку лет. Никуда бы твое продолжение рода не делось. Только для Ланы это был бы желанный ребенок. Слышишь? Желанный, а не навязанный. Разницу чувствуешь?
        - Великолепно, просто браво! Какой накал эмоций! А теперь объясни, чем таким важным могла бы заняться моя дражайшая супруга, в то время как я, злой и жестокий тиран, заставил ее носить моего ребенка? Чему я конкретно помешал?
        - Она бы могла устроиться на работу. Или поступить в институт. Мало ли чего? Да просто пожить в свое удовольствие!
        - Детский лепет! Наивная клуша! Единственное, чему помешало рождение Костика, так ее загулам. Именно этого она мне и не может простить, а не свою мифическую загубленную карьеру! А по поводу института - это просто обхохочешься. Она школу-то едва-едва на тройки закончила, до сих пор столбиком считать не умеет, только калькулятором пользуется. А ты говоришь!
        - Все, Игорь, достаточно. Может быть, я и наивная, и клуша, но не тебе об этом судить. Если хочешь увидеть сына - ты знаешь, где он находится. А меня избавь от своего общества, сказать откровенно - от тебя меня просто тошнит.
        - Тошнит? Да это просто поздний токсикоз! - ехидно заметил Игорь, направляясь в Ланкину комнату.
        Сколько Игорь общался с Костей, когда он ушел - Наталья даже не заметила, поскольку сразу пошла к себе. Перед глазами опять летали серебряные мотыльки, а в ушах гудели равномерные удары молота о наковальню. Боже, ну только не сейчас! Опять это давление! Только бы не свалиться, только бы дойти до кровати. Если она сейчас рухнет, то без посторонней помощи уже не встанет. Что же делать?
        Рука сама собой потянулась к телефону и набрала номер Дашкиного мобильного. Судя по всему, ее подруга была где-то в большой компании и на полную катушку отмечала женский праздник. Она не слишком охотно выслушала Наташкину просьбу приехать и составить ей компанию, но стоило Наталье только обмолвиться, что еще немного, и она потеряет сознание, и что у нее опять идет носом кровь, как в трубке раздалось короткое «держись, скоро буду» и гудки отбоя.
        На этот раз Дарья побила все рекорды скорости, и появилась у Наташки ровно через двенадцать минут после их разговора. Наталья с трудом открыла подруге дверь, и едва не рухнула ей на руки. Матюгнувшись сквозь зубы, Дашка доволокла ее до кровати и помогла лечь. Потом она убежала на кухню и, разворошив холодильник, притащила несколько кусков льда. Завернула их в свой чистый носовой платок и положила на лоб и на переносье Наташки. Померила ей пульс и, неодобрительно пощелкав языком, распахнула форточку, чтобы впустить свежий воздух. В этот момент в соседней комнате заплакал Костя, и Дашка на пять минут отлучилась туда, чтобы поменять ему памперсы.
        А Наташке казалось, что она куда-то плывет. Или дремлет. Или грезит. На щеки стекали капельки растаявшего льда, и было так спокойно, так легко…
        Когда она пришла в себя, то оказалось, что уже шесть вечера. Ничего себе, получается, что она провалялась в отключке почти три часа! Рядом с книгой в руках удобно расположилась в кресле Дашка. Заметив, что Наташка подает признаки жизни, она со своей вечной кривой усмешкой сказала:
        - С возвращением! Ну, я тебе скажу, ты и спать горазда!
        - А как там Костик?
        - С ним все в порядке, возится в своем загоне с игрушками, от еды отказался.
        - В загоне - это в манеже что ли?
        - Не знаю я, как у вас это сооружение называется. Манеж - так манеж.
        - Раз есть не хочет, значит, Игорь его все-таки накормил.
        - Ху из Игорь?
        - Говорит, что его отец. Что они с Ланкой женаты.
        - Не фига себе! А изнасилование, венцом которого по легенде и явился сей отрок?
        - Вроде бы как ничего не было. Не знаю, Игорь говорит складно, но настолько неприятный тип, ты бы его видела! Хочет, чтобы я отсюда свинтила и как можно скорее, потому что мешаю его планам в отношении Ланы и Кости. У меня от всего, что он наговорил, в голове сейчас такая каша!
        - Я думаю! А сестрицу твою где носит?
        - Не знаю, она сказала, что придет поздно, попросила, чтобы я не волновалась.
        - Замечтательно! Тебе, значит, мало того, что с ее сыном разбираться, так еще и ее мужа выслушивать приходится! В следующий раз, я тебя умоляю, не доводи себя до такого состояния, я тебя прошу! И учти, если еще раз попытаешься на меня упасть, здесь будет не один труп, а два! В тебе сейчас весу под центнер, а во мне честных сорок шесть кило. Чувствуешь разницу?
        - Да что-то я совсем расклеилась, это верно. Слушай, я тебе одну вещь скажу, только пообещай, что не будешь смеяться, ладно?
        - Ну, так и быть, что там у тебя еще приключилось?
        - Дашка, я пока спала - описалась. На самом деле. Такой позор! Сейчас придется белье постельное менять и матрац сушить, а то так и буду спать на мокром.
        - Что-то мне это подозрительно, мать. Я, конечно, слышала о том, что у беременных с контролем над мочевым пузырем не всегда в порядке, но думаю, что здесь дело в другом. У тебя живот не тянет?
        - А ты что, думаешь, что…
        И в этот момент Наталья поняла, что вот оно, началось! Живот на самом деле побаливал, словно она за обедом съела что-нибудь не то. Значит, у нее просто отошли воды! Вот глупая, совершенно об этом забыла!
        Наталья засуетилась, попыталась подняться, но Дарья велела ей лежать и не
«дрыгаться без нужды». По Наташкиным указаниям Дашка собрала ей с собой необходимые в роддоме вещи, потом помогла дойти до ванной и принять душ. Странно, Наташка стояла сейчас перед ней абсолютно голая, но не испытывала не малейшего смущения, словно Дашка в этот момент была ей не подругой, а мамой. После этого Дарья сняла испорченное постельное белье и зашвырнула его в бак стиральной машины, в последний раз проверила содержимое Наташкиной сумки и набрала ноль-три.
        Пообщавшись примерно с полминуты с диспетчером, Дашка повесила трубку.
        - Ну что, скоро приедут?
        - Не-а, тебе еще ждать и ждать.
        - То есть?
        - У тебя между схватками слишком большие интервалы. Вот как станут хотя бы полчаса, тогда заберут. Я им, конечно, сказала, что у тебя сегодня подскочило давление, только им, по-моему, по барабану. Так что подождем немного, а потом я снова позвоню.
        - Слушай, а если у меня только ночью все совсем начнется, что же делать?
        - Насколько я помню, рожать ночью - это вообще любимое женское занятие. Чтобы враги не увидели и все такое. Осмелюсь тебе напомнить, что «скорую» можно с таким же успехом вызвать и ночью. И вообще, гагара, ты что, думаешь, что я тебя сейчас брошу и поеду праздновать дальше? Вот уж дудки, мой ковбой сегодня обойдется без меня, тем более что давно пора его слегка помариновать, а то еще загордится, чего доброго!
        - Слушай, а что мне сейчас делать?
        - Ну, мать, не знаю. Попробуй еще поспать.
        - Да ты что, у меня теперь не получится.
        - Тогда походи по квартире, говорят, помогает.
        - Да ну тебя!
        - А я серьезно, между прочим. Я тут на днях в «Спид-инфо» одну интересную заметочку прочла, так там целый метод открыли - роды стоя. То есть ходишь, ходишь, ходишь, а потом скрючиваешься, как тебе удобнее, и рожаешь. Можешь смеяться - большинство дам раком встают, вроде как это поза удобнее всего оказывается.
        - Ой, Дашка, ты как что скажешь - так хоть стой, хоть падай, ей Богу! Ты меня сейчас представить можешь раком? У меня же живот в коленки упрется!
        - Слушай, через несколько часов ты сама сможешь мне рассказать, в какой позе как рожается, а пока извини - что узнала, то и рассказываю!
        Так, с шуточками и смешками, правда, слегка нервными, девчонки досидели до двух часов ночи. Ланка домой так и не пришла, видимо, решила заночевать где-нибудь еще. Наталья всполошилась, что еще чуть-чуть, и она отправится в роддом, а Костик останется один, на что Дарья ей резонно заметила, что рано или поздно его драгоценная мамаша заявится домой, и ничего с ним даже за полдня одиночества криминального не произойдет. Разве что памперсы уделает. А для Ланки надо просто оставить записку, чтобы она тоже не гадала, где носит Наташку.
        Где-то часов в пять утра схватки у Натальи стали происходить примерно раз в сорок минут, и Дарья снова набрала номер «скорой». В шесть часов Наталья уже распрощалась с Дашкой, едва стоящей на ногах от бессонной ночи, и находилась в предродовой палате, ожидая долгожданной развязки.

* * *
        Мягкое солнышко плясало на лице, согревая своими лучиками слегка озябший от ветра нос. Все-таки такого солнца, как ранней весной, больше не почувствуешь ни в одно время года. Парадокс - вокруг снег, лужи, слякоть и холод, а сверху веет такой благодатью, что хочется запрокинуть голову, и стоять так, пока на лицо не вскарабкаются рыжие веснушки. Хотя, сказать по правде, веснушки Наталье не шли. С ними она становилась похожей на деревенскую девушку с какой-нибудь картины Кустодиева - пышнотелую, с томным, «коровьим» выражением глаз. Впрочем, это ее сейчас волновало меньше всего. Март подходил к концу. Такой тяжелый, и такой прекрасный.
        Впрочем, все это ерунда. Главное - вот он, посапывающий в коляске сверток со смешно сморщенным личиком, как у маленького гнома. Почему она назвала его Мишей, Наталья и сама не знала. Просто когда увидела его, то поняла: это Миша, а не Гоша или какой-нибудь там Сережа. Отчество решила ему дать Павлович. Звучит красиво, по крайней мере. Отчество Алексеевич Наталья даже не рассматривала. Незачем напоминать самой себе о том, как с ней поступили.
        Из роддома ее забирала Ланка, а Дарья навестила ее на следующий день, когда Наталья заново устроилась в своей комнате. Принесла кучу подарков для подруги, для Миши и, разумеется, для Костика. Чтобы не слишком ревновал к братику. Долго рассматривала красное от натуги Мишино личико и, наконец, вынесла свой вердикт:
«Да, мать, не твоей породы. Зато классный хлопец выйдет, это я тебе, как эксперт по мужской части говорю!»
        В словах Дарьи была своя сермяжная правда. Если сделать скидку на более чем юный возраст Мишеньки, то он был вылитой копией своего папы. Разве что разрез глаз мамин, впрочем, сказать что-либо определеннее сейчас было невозможно. Вот подрастет - тогда может быть.
        После изматывающих родов Наталья до конца в себя еще не пришла. Все время хотелось спать или просто валяться кверху пятками и ничего не делать. Чтобы пойти и приготовить семье обед, приходилось уговаривать себя минут десять, а то и все полчаса. Причем даже угрызения совести не подстегивали измученное тело шевелиться. Ну, уж если раздавался тоненький писк сына, тут уж Наташка подскакивала, как на пружинках, и мчалась к его колыбели. Странно, ее совсем не раздражала эта необходимость все время быть начеку, чтобы вовремя обмыть Мишу, накормить его или убаюкать. Да и он, в принципе, был весьма спокойным ребенком. По крайней мере, он еще ни разу не заходился в надрывном крике из-за того, что никто к нему не подошел, когда он этого хотел. Даже Ланка в шутку сестре позавидовала, потому что по ее словам Костик ей не давал ни минуты свободного времени.
        Про разговор с Игорем Наталья Ланке ничего не сказала. Может быть, подспудно боялась, что рухнет тогда их хрупкое счастье. Обвинения, высказанные Игорем, были слишком серьезными, чтобы их можно было просто так проигнорировать, значит, Ланке бы пришлось давать Наталье хоть какие-то объяснения тому, почему этот человек распускает про нее такие гадости. И Наташка отнюдь не была уверена, что ей захочется их выслушивать. А так - нет человека, нет и проблемы. Про себя она спокойно допускала оба варианта произошедших событий: и в интерпретации Игоря, и в интерпретации Ланки. Ничего, что они взаимно исключали друг друга. Единственное, что ее тревожило, так это то, что Игорь мог появиться снова в любую минуту, и значит, неприятного разговора тогда точно не избежать. Кроме того, он мог рассказать Ланке о том, что уже пообщался с Натальей, и опять-таки неизвестно, что в данном случае предпримет Лана.
        Наташа прекрасно понимала, что выбранная ею позиция напоминает страуса со спрятанной в песок головой, но сил дойти до конца и разобраться с этой скользкой ситуацией у нее не было. Никаких. Врет ей Ланка, или не врет - какая сейчас разница. Самое главное, что она поддерживает свою сестру, как никто другой, за исключением одной лишь Дашки, которая минимум раз в неделю заскакивает к своей подруге, а звонит ей каждый день, и иногда даже по несколько раз.
        Кроме того, надо было еще как-то дать знать родителям о рождении их первого внука, а это уже вообще была проблема проблем. Как бы тогда она объяснила его появление? Отсутствие законного мужа при наличии ребенка? Проживание у своей сестры по отцу? Ну, дотянет она до лета, окончит Университет, а потом что? Либо выкладывать всю правду, либо врать, что нашла в Москве работу и домой не приедет, поскольку отпуск ей пока еще не положен. Можно, правда, еще в аспирантуру устроиться, декан ей это уже неоднократно предлагал. Только это тоже не самый лучший вариант. Стипендия аспиранта ненамного выше студенческой, жить на это, да еще и вдвоем - нереально. Конечно, зато аспирантура для нее будет бесплатной, да и с продлением временной московской прописки сложностей не будет. Кроме того, можно взять себе ставку преподавателя, тем более что они сейчас из государственных институтов разбегаются в коммерческие, где зарплата выше, так что вакансии наверняка будут. Но ей с Мишей этого мало. И как выпутываться изо всей этой катавасии - совершенно непонятно. Голова уже узлом завязывается и кругом идет. И вообще: будь
что будет - а там прорвемся!

* * *
        Холодные пронизывающие ветры с запахом будущих тополиных листьев сменились внезапной жарой посреди апреля с бурной оттепелью и палящим солнцем, а потом проливными дождями и затянувшимися майскими холодами. Все ближе и ближе приближалась пора государственных экзаменов и защита диплома. Наталья слегка волновалась по этому поводу, но только слегка. Хотя по ее собственному мнению, ее голова сейчас больше всего напоминала дырявое решето, заученные за пять лет зубрежки прописные экономические истины она помнила, как таблицу умножения. Дипломная работа давно одобрена руководителем, распечатана в двух экземплярах и даже снабжена пластиковым переплетом. Так что остается только ждать наступление
«часа Х».
        Дашкин звонок застал ее врасплох: Наталья только-только начала сушить феном свежевымытые волосы, воспользовавшись тем, что Мишеньку сморил послеобеденный сон. Пришлось выключать фен и срочно прыгать к пронзительно орущему агрегату, пока он не разбудил сына.
        - Привет, мать! Как там продолжение рода поживает?
        - Сопит в обе дырочки.
        - Понятно. Слушай, у меня тут к тебе просьба на миллион тугриков, надо ненадолго отлучиться к метро, встретиться там с одним кадром и объяснить ему, что меня сегодня не будет.
        - Подожди, ни черта не понимаю. Какой кадр? И почему в метро?
        - Да, растеряла ты, мать, остатки дедуктивных задатков. Сбоит у тебя оперативная память, ох, сбоит! Ну, слушай. Я тут в одном чате познакомилась с парнем, договорились встретиться сегодня в переходе на твоей станции метро, он вроде как неподалеку от тебя то ли работает, то ли живет. А мне надо срочно в аэропорт срываться, матушка мне со своими знакомыми какие-то шмотки хочет передать. Сегодня утром позвонила, сказала, где и как. Самолет уже через два часа сядет, мне бы по-хорошему надо уже туда мчаться, а тут как назло это свидание.
        - Ну, позвони ты этому парню и отмени все!
        - Не могу, у меня только номер его мобильного, а он заблокирован. Я уже полчаса ему названиваю - без толку. Слушай, мать, ну будь человеком! Что тебе стоит дойти до метро, встретиться с этим оболтусом и сказать ему то, что я прошу? Хоть свежим воздухом подышишь. Ну, давай, выручай! Мне, кроме тебя, и попросить некого.
        - К твоему сведению, свежим воздухом я дышу регулярно, не менее двух раз в сутки, когда Мишку с Костиком выгуливаю.
        - Ладно, не ворчи. Ну, так как, выручишь?
        - А куда я денусь от тебя? Ладно, давай, описывай своего парня, где и когда вы с ним рандеву назначили.
        - Наташка, я знала, что могу на тебя положиться! Ты - прелесть. Значит, слушай…
        В итоге через час Наталья с сопящим на ее груди в сумке-кенгуру Мишей бродила туда-сюда по подземному переходу, и ругала себя последними словами. Под описание, данное ей Дарьей, не подходил ни один из трех мужчин, стоящих сейчас в переходе и кого-то ждущих, подобно самой Наталье. Человек вот уже пятнадцать минут, как должен был быть на месте, но, увы. Наташка решила подождать еще минут пять и уходить. В конце концов, пусть Дашка сама со своими кавалерами разбирается, если они к тому же и на свидание не приходят.
        Подземный переход сейчас был довольно безлюден - до «часа пик» оставалось еще часа четыре, поэтому Наталья, устав шататься, выбрала себе точку наблюдения, с которой весь переход просматривался, как на ладони, и уперлась спиной в стену. Поясница уже слегка побаливала, поэтому выражение ее лица, было, мягко скажем, весьма кислым. Минут через две из встречающих остался только один: невысокий парень с каштановыми волосами, как у самой Натальи, и открытым простым лицом. По Дашкиному описанию встреча была назначена с брюнетом-баскетболистом, так что этот боровичок явно в картину не вписывался. Поскольку никого другого больше не было, перед тем, как отправиться восвояси, для очистки совести Наталья подошла к крепышу.
        - Простите, вы - Юра?
        - Нет, а вы - Даша?
        - Нет, но…
        Такое начало разговора смутило обоих, но Наталья решила разобраться со всем до конца:
        - Я - подруга Даши, она сегодня не смогла прийти на встречу и попросила меня встретиться с Юрой и все ему объяснить. Теперь ваша очередь:
        - А я - друг Юры. Его срочно сорвали на работу, вернее сказать, не отпустили с работы, и он попросил меня встретиться с Дарьей. Мне тут от дома до метро ходу минут семь, не более.
        - Вот дают! Ну ладно, по крайней мере, теперь все понятно. А теперь, поскольку я свою миссию выполнила, то отчаливаю домой. Счастливо!
        - Девушка! А вы не против, если я вас провожу?
        Наталья потом сама себе не могла сказать, почему так легко согласилась, и более того, почему вернулась домой только через пять часов, успев даже побывать в гостях у Павла. То ли любопытство, то ли внезапная радость, что даже на нее, маму с ребенком, пополневшую и без девичьей мечтательности в глазах обращают внимание. Неизвестно. Только в этот день Наташку посетило давно позабытое ей чувство близости к мужчине. Когда внутри все сладко замирает, и ничего больше не надо, кроме того, как просто быть рядом с человеком. А Павел ее даже и не поцеловал ни разу! То есть поцеловал, но на прощание, и не губы, а руку, на манер французских мушкетеров, как она видела их в кино. И ведь Павел совершенно ей не нравился, как мужчина! То есть, ее больше привлекали другие типажи - более высокие и более спортивные, что ли. А Пашка был классическим крепышом, с намечающимся брюшком, с руками, кажущимися короткими из-за слишком объемного торса. И это притом, что рост у него был, как у Натальи, а то и меньше на пару сантиметров. Но какой же он милый! И вообще, при чем здесь его фигура!
        Но чем он ее поразил окончательно, так это тем, что познакомил со своей мамой. Вообще-то Наталью он к себе пригласил на чашку чая, и она как само собой разумеющееся поняла, что у него дома никого нет. Поэтому испытала легкое потрясение, когда Павел с порога крикнул куда-то в сторону кухни: «Мама, иди сюда, у нас в гостях Наташа!»
        Навстречу им выплыла маленькая круглая женщина с улыбающимися глазами, сразу же восторженно защебетала, увидев Мишу, помогла Наталье снять ботинки, провела ее в кухню, заварила ароматный чай с тропическими цветами, как по мановению волшебной палочки сотворила блюдо с бутербродами, умильно погукала Мишеньке… Не женщина - а маленькое японское цунами местного значения. Наталью за считанные секунды окружили такой добротой и заботой, словно она была здесь долгожданной гостьей, а не случайной знакомой, просто так забредшей на чай. Павел молчал, полностью предоставив своей маме инициативу общения, лишь улыбался, глядя на женщин. Зинаида Петровна очень сокрушалась, что Наташа не может у них засидеться подольше, и приглашала ее заходить к ним в гости как можно чаще. Сделала маленький нагоняй Паше, что он не помогает Наташе нести Мишу, хотя Наталья и говорила ей, что сына пока никому надолго не доверяет. Потом набрала ей с собой целый пакет гостинцев - от печенья и сухофруктов до домашнего варенья из крыжовника с грецкими орехами. Напрасно Наталья пыталась от него отказаться - против энергии Зинаиды
Петровны не выстоял бы и взвод спецназа. Пришлось соглашаться.
        Уже на улице, нагруженная подарками и до конца не пришедшая в себя от столь бурного приема, Наталья спросила Павла:
        - Паша, ты извини меня за бестактный вопрос, но твоя мама всех так встречает?
        - Можешь смеяться - всех.
        - Просто мне как-то неудобно было, она же меня в первый раз видит, и сразу же так тепло приняла…
        - А ты ей понравилась. Вот и все.
        - Все равно как-то не по себе. Мы же с тобой знакомы меньше, чем полдня!
        - Ну и что? Хорошего человека сразу видно, а что ты - хорошая, я понял еще в переходе, когда за тобой наблюдал, когда ты глазами Юру искала. То есть, я потом уже понял, что Юру, после нашего разговора, а тогда просто стоял и думал: «Такая классная девчонка, а мужу ее надо по шее настучать: почему заставляет себя ждать?»
        - Ну, мужа у меня нет…
        - Это я уже понял.
        - И тебя это не смущает?
        - Мерзавцев во все времена хватало. Уж если бы у меня подруга ребенка от меня ждала, то точно бы не позже, чем через месяц была бы уже моей женой. Не хватало только, чтобы мой сынишка на себя клеймо незаконнорожденного носил.
        - А сам ты что, одинок? Прости за бестактность, если не хочешь - не отвечай. Просто обо мне ты уже знаешь…
        - Я почти был женат. Мы с моей Катюшей с тринадцати лет не расставались. Все вместе, да вместе. А потом я в армию ушел, а она замуж вышла. Я ничего не успел сделать.
        - Хоть счастливо живет?
        - Да я бы не сказал. Скандалят часто, но детишек уже двое. Я к ней как-то в гости заезжал, она мне много чего про свою жизнь рассказала.
        - А обратно сойтись не получится?
        - А зачем? Она свой выбор сделала, теперь за него отвечает. Разведется она со своим, или не разведется - для меня от этого уже ничего не изменится. Если попросит помочь в чем-нибудь - это завсегда пожалуйста. Но вместе мы уже не будем. Я так решил. Да и мама моя на нее сильно обижена. Я хотя ей и объяснял все, но у нее все равно на Катерину что-то вроде аллергии. Не может ей простить, что меня из армии не дождалась.
        - Слушай, а сколько тебе?
        - Двадцать шесть.
        - И ты что, все это время одинок?
        - Если глобально посмотреть - то да. А так, конечно, случаются разные встречи - я же живой человек.
        - И мама твоя тебя еще не пилит, чтобы ты свою личную жизнь устроил? Я бы, наверное, от Миши бы в такой ситуации отвязаться бы не смогла, пока он бы себе семью не завел.
        - Вот-вот, моя мама - она именно такая! Вы в этом с ней здорово похожи. Пилит, конечно, но я решил, что абы как себе жену искать не буду. Вот поживем вместе, пуд соли съедим на двоих, тогда и в ЗАГС. А то как у многих выходит: сначала женятся, а потом начинаются выяснения отношений, качание прав… И ведь изначально оба неплохие были, а вместе живут, как кошка с собакой.
        - Да, бывает и такое.
        - Слушай, а ты не будешь против, если я тебя как-нибудь приглашу погулять? Здесь парк недалеко, я в нем все тропинки с детства знаю. Покажу тебе свои любимые места. Белок покормим, да и голубей тоже.
        - Но у меня же Мишенька, я без него никуда.
        - Так в чем проблема? Бери Мишу, бери все, что там ему надо, чтобы он часа три-четыре продержался, и вперед!
        - Ты хочешь сказать, что он тебе мешать не будет?
        - Да ты что, сегодня же не мешал! Да и ты будешь спокойнее, если сын рядом с тобой, а то начнешь рваться к нему домой, так и не отдохнешь совершенно. Да и я бы тебя не понял, если бы ты его сейчас на кого-то чужого оставила, он еще не в том возрасте.
        - Знаешь, Паша, я бы с огромным удовольствием, но у меня уже через две недели государственные экзамены. Мне тогда ни до чего дела не будет, пока не отстреляюсь.
        - А мы тогда через два-три дня встретимся, не возражаешь? Или у тебя какие-нибудь дела намечены?
        - Нет, никаких дел.
        - Вот и славно!
        Дома Наталья летала из комнат в кухню и обратно, как на крыльях, заново и заново прокручивая в голове все общение с Павлом и его матерью. Впервые за почти год она была так счастлива. И ведь всего-то: доброе отношение со стороны чужих людей, мужское ненавязчивое внимание и поддержка. Господи, спасибо тебе за все, особенно за такие вот нежданные подарки! И тебе, Дашка, спасибо! Как же вовремя у тебя это интернетное свидание сорвалось!
        В итоге ужин Наташка приготовила просто царский, из трех блюд, а к райскому варенью из крыжовника нажарила огромную миску оладьев. Лана вернулась домой около девяти вечера, весьма высоко оценила стряпню сестры, а вот относительно ее нового знакомого высказалась неожиданно жестко: «Все они кобели и хамы, только вначале маскируются. Беги от этого толстяка, куда глаза глядят. И мой тебе совет - порви с ним. Сразу и навсегда. Зачем тебе новые мучения, старых, что ли, мало было?»
        Вот так. Напрасно Наталья пыталась объяснить, что Павел - очень предупредительный и чуткий человек, ни на что не претендующий, а мама у него - это просто чудо, переубедить Лану было делом совершенно безнадежным. В итоге Наталья просто махнула на нее рукой. Не ругаться же из-за него, в самом деле.
        Павел звонил ей каждый день, и они по два-три часа трепались обо всем на свете (как ни странно, он оказался превосходным собеседником, очень начитанным и со своеобразной точкой зрения на многие традиционные вопросы), а потом, как обещал, пригласил Наталью прогуляться по окрестностям. Хочешь - не хочешь, а пришлось идти к Ланке и предупреждать ее о том, что полдня Натальи дома не будет. Ланка выслушала новость, фыркнула: «Ну, смотри, а я тебе говорила, как бы потом не пожалеть!», - и отпустила Наталью на все четыре стороны.
        На следующий день Наталья выбрала свой самый лучший джемпер (погода на улице пока особым теплом не отличалась), с трудом влезла в джинсы, которые теперь сидели на ней в тугую обтяжку. На новые денег у Наташи не было, все ее скудные финансы уходили на Мишу и на семью. Смотрится, она, конечно в них на пять с плюсом, словно так и было задумано, но кто бы знал, как натирают эти мерзкие джинсы, и как тяжело сгибать ногу в колене. Но красота требует жертв, а идти на свидание в разношенном балахоне, в котором Наталья дохаживала последние месяцы беременности - вот уж увольте. Она хоть и не богата, но еще и не бомжиха последняя, да и со вкусом пока все в порядке. Хотя привести свой гардероб в порядок не мешало бы, это точно.
        Последний раз тронув тушью ресницы (когда же она делала это в последний раз?) и слегка подкрасив губы, Наталья, схватив Мишеньку в охапку, отправилась на встречу. Павел уже ждал ее около подъезда, слегка неловко ткнулся губами в щеку в знак приветствия, потрепал Мишку по пробивающейся челочке, и они отправились в ближайший лесопарк кормить отощавших с зимы уток.
        Идиллия, увы, длилась недолго. Первой забила тревогу Наташка, обратив внимание на то, что Мишины глаза слезятся, лоб горячий, а дыхание тяжелое. Пришлось резко разворачиваться и бежать домой. Простуда, конечно, вещь пустяковая, но для такого крохи каждый пустяк может обернуться бедой. Не лечить же его взрослыми лекарствами, в самом деле! А чем тогда?
        Наталья сильно нервничала из-за сына, и надо отдать ему должное, Павел прекрасно ее понял. Более того, во время краткого прощания возле дома Натальи, он сделал то, чему Наташка еще долго и долго удивлялась потом. Он дал ей ключ. Ключ от своей квартиры. И сказал: «Я ни к чему тебя не призываю, у тебя своя жизнь, но знай, что если тебе вдруг понадобится моя помощь - я всегда приду. И я жду тебя у себя. Как хозяйку, как жену, как невесту, как друга, как мать моих детей, как любовницу. Как ты захочешь - так все и будет. А я для себя все уже решил. Мы много общались за эти дни, и мне думается, я знаю тебя теперь, как никто другой. Поэтому просто возьми ключ. И знай - у тебя есть я. И тот, кто захочет тебя обидеть, будет иметь дело со мной».
        От избытка чувств Наташка даже не нашла, что сказать ему в ответ. А Павел поцеловал ее в кончик носа, развернул в сторону подъезда и легонько подтолкнул в спину. Мол, иди, сын не ждет. Так что пришла в себя она только в дребезжащем лифте, возносящем ее на самый верх бетонного термитника. Заветный ключ был крепко стиснут в ее ладони, так, что когда она разогнула руку и переложила его к себе в карман, на руке остались вмятинки по его форме.
        Тихонько открыв дверь, Наташка поняла, что в квартире кто-то есть. Более того, судя по количеству голосов, у Ланки собралась приличная вечеринка. Никто за музыкой даже и не услышал, как открылась входная дверь. Ладно, нечего гостей и сестру напрягать, надо Мишу в порядок приводить. Хотя даже загадочно: раньше Ланка никогда дома такие сейшены не устраивала. Ее, что ли, стеснялась?
        Минут через пятнадцать возни с Мишей, Наташка к своему великому облегчению поняла, что волновалась зря. Скорее всего, Мише в лицо попал первый тополиный пух, вот почему у него глазки и заслезились, и сопельки потекли. А то, что у него температура, это ей уже со страху показалось. Глазки она ему специальным раствором промыла, носик вытерла, и Мишка снова ей заулыбался, и даже, как ей привиделось, подмигнул. А уж когда мама его покормила и положила в одной рубашечке на кровать принимать воздушную ванну, то и вовсе разомлел, и уже через минут пять мирно спал. Наташка прикрыла его сверху детским одеяльцем и блаженно плюхнулась в кресло. Выходить и знакомиться с Ланкиными гостями не хотелось, поэтому она решила дождаться их ухода у себя в комнате, чтобы никого не смущать. Достала из кармана ключ, подаренный Пашей, и стала раскачивать его у себя перед глазами, думая о том, какого замечательного человека послала ей судьба. И ведь даже Дашка про него пока не знает! Вот она удивится, когда Наталья ей все расскажет!
        Между тем вечеринка у Ланки шла полным ходом. Музыку они сделали потише, и теперь даже можно было разобрать, о чем там говорят гости, благо, что стенка между комнатами сестер была разве что не из картона: Лана с Натальей как-то раз попытались у Ланки картину повесить, так гвоздь четко с другой стороны вылез в комнате Наташи. Так что пришлось тогда от этой идеи отказаться.
        Сначала Наташка не сильно прислушивалась к застольной беседе, но потом пара случайных фраз заставила ее встрепенуться, и уж весь последующий разговор она прослушала крайне внимательно, прижавшись ухом к стене, чтобы не пропустить ни слова. Ведь речь шла именно о ней. Так что Наташка чувствовала за собой полное моральное право подслушивать. Тем более что разговор принял очень интересный и крайне неожиданный оборот:
        - Слушай, а что ты ее вообще на все четыре стороны не выгонишь? - спрашивал чей-то визгливый женский голос.
        - Да не могу я так с ней, она же мне сестра, - с неизбывной мукой в голосе отвечала Ланка. - Она как в Москву приехала, так первым делом ко мне подалась. Мол, давай, помогай родственнице.
        - Ну и послала бы ее сразу!
        - Так она ведь сначала белой и пушистой прикинулась, а потом как начала сюда мужиков водить, я уж и домой зайти боялась. А потом залетела. Ну, и куда я ее бы выгнала в таком положении? Брюхо огромное, сама деревня деревней, как рот откроет, так хоть стой - хоть падай. Кому она нужна такая!
        - Но она-то тебе хоть помогает?
        - Да какое там! Только деньги тянет. А сама шастает неизвестно где. Сын ее полностью на мне висит, приходится сначала к нему бежать, а потом к своему Костику. Я, чтобы работу не бросать, на последние гроши им няню наняла, вроде бы полегче стало.
        - Слушай, а ты ее случаем у себя не прописала?
        - Нет пока, но она требует. Говорит, что иначе на работу устроиться не может.
        - Ты что, совсем ума лишилась! Она же тебя выгонит, а квартиру себе заберет! Эту лимиту только пусти в Москву, потом всю жизнь расхлебывать будешь!
        - Да я все понимаю, но и сделать ничего не могу.
        - Слушай, а давай мы с ней конкретно разберемся, - это уже чей-то гнусавый басок. - Объясним по-хорошему, чтобы она отсюда проваливала. Гарантирую - через день ее вещичек здесь не будет!
        - Ох, тебе легко говорить! А потом сюда ее родственники пожалуют, и такое мне устроят! Они же там все поголовно бандиты, отморозки! Сначала искалечат, а потом разбираться будут, как дело было. Нет, Сашенька, не надо. Я уж как-нибудь сама с ней разберусь. Да и что мы все о ней, да о ней, охота была что ли настроение портить! Лучше давайте пить виски! И танцевать! Танцевать!!!
        Далее все снова потонуло в грохоте музыки, даже Мишенька во сне беспокойно заворочался. А Наташка сидела и ощущала себя оплеванной с ног до головы. Если бы она сама это все сейчас не слышала, то кто бы ей рассказал - ни за что не поверила, что родная сестра может говорить о ней такие гадости. Ну, зачем ей это надо! Наташка же ей ни разу ничего плохого не сделала, всегда дома прибрано, еда на столе, дети накормлены и ухожены. Неужели ей этого было мало? Но все равно, за что?! И что, получается и отец, и Игорь были правы: Ланке верить нельзя? И Дашка ее, выходит, не зря предупреждала? Ну почему же так больно! Опять ее предали. Просто так, походя, между делом. Использовали на полную катушку и вытерли ноги.
        Где-то через полчаса вся компания вместе с Ланкой свалила из дома. Наверное, решили продолжить где-нибудь в другом месте. Или спиртного не хватило. В любом случае, сюда они больше не вернутся, вряд ли Ланка решится привести их снова в то время, когда дома может быть Наталья. Ей на самом-то деле лишние разборки ни к чему. Вызвать сочувствие у случайных знакомых к своей печальной доле - это куда еще не шло. А вот скандалить с человеком, который ведет ее дом и вытирает задницу ее ребенку - это уже лишнее.
        Для верности выждав еще минут пять, Наташка отправилась в комнату Ланки. Рыться в чужих вещах - ниже этого опуститься трудно, но теперь Наталья должна была знать правду до конца. Врать самой себе уже не было никакой возможности. Костик, увидев ее, приветливо протянул ей свои ручонки из манежа и громко и отчетливо сказал:
«Мама!» Наташка улыбнулась ему сквозь непрошеные слезы, слегка покатала его на руках, поцеловала в упругую щечку и отпустила обратно, автоматически отметив про себя, что манеж ему уже тесноват, и со дня на день Костик с ним справится и выберется наружу. Растет человечек, что поделаешь!
        Перерыв весь секретер, Наташка наконец-то нашла то, что искала. Ланкины документы. Вот свидетельство об окончании средней школы. Сплошные тройки. Явно не абитуриент МГИМО. С такими оценками только в ПТУ подаваться, да и то не во всякое возьмут. Вот свидетельство о заключении брака с Игорем Ромашиным. Вот свидетельство о рождении Константина Игоревича Ромашина. Все стало на свои места. Ей врали от начала и до конца. Врали просто так. Чтобы вызвать жалость, чтобы расположить к себе. Да мало ли почему Ланке приспичило сочинять свои истории? Зачем, спрашивается, сегодня было устраивать перед пьяной толпой этот театр? Просто так? Да, она не могла знать, что Наташка узнает об этом, но ведь рано или поздно обман бы все равно вскрылся! Так зачем?
        Наталья аккуратно положила все на место и вернулась к себе в комнату. Начала укладывать свои вещи. Их с Мишей пожитков набралось на два чемодана и маленький городской рюкзачок. Нет, уйти просто так тоже было нельзя. Но, как и что сказать Ланке? «Прости, дорогая, но я все о тебе знаю, и не могу больше жить с человеком, который мне так беззастенчиво врет»? Или еще что-нибудь столь же пафосное и возвышенное?
        В этот момент тишину разорвала трель телефона. Звонил Павел, беспокоился, как там дела у Миши. Было превосходно слышно, как его мама все пытается дать советы, как лучше всего вылечить маленького, и как Паша с мягким юмором отсылает ее на кухню, чтобы спокойно поговорить с Натальей. Наконец они остались без чужих ушей, и Наташка задала вопрос, который так и вертелся у нее на языке:
        - Слушай, а тогда, когда ты мне ключ отдал, ты это все всерьез сказал?
        - Если я что-то говорю, то это может быть только всерьез. Я не беру своих слов назад.
        - Паша… Не знаю, как об этом сказать, и мне очень неудобно…
        - Говори, не бойся. Что у тебя приключилось?
        - Знаешь, это очень долгая история, и я потом ее тебе всю расскажу, но вкратце дело в следующем: я больше не могу оставаться с Мишей там, где я сейчас живу. Меня не выгоняют, ничего мне не говорят, но за моей спиной пошли гулять очень гадкие сплетни. В итоге, я больше не доверяю человеку, у которого живу. Я не верю своей родной сестре.
        - Так какие вопросы? Бери вещи, я сейчас подойду, да и переезжай ко мне! Я же тебе об этом сказал! Даже не раздумывай!
        - Паша, не все так просто. Во-первых, я не могу уйти от нее просто так. Я должна с ней поговорить начистоту и расставить все точки над ё. Мне это очень надо. Я хочу знать, почему все так произошло. Так что даже если я и покину эту квартиру, то не раньше завтрашнего дня, поскольку у меня очень большие сомнения, что Лана сегодня придет сюда ночевать, или если даже и придет - что сможет понять то, что я хочу ей сказать. В любом случае, трезвой я ее сегодня не застану. А проблема два еще серьезнее.
        - Что такое?
        - Понимаешь, ты - классный парень, мне с тобою очень здорово, мне очень нравится с тобой болтать обо всем на свете…
        - И в чем же именно твоя проблема?
        - Паша, я тебя не люблю. Я, честно говоря, и не знаю, смогу ли когда-нибудь полюбить по-настоящему. По крайней мере, я еще ни разу в жизни не чувствовала, что люблю кого-то до беспамятства. И получается, что я, если перееду к тебе, просто как бы использую тебя в сложный момент своей жизни. И я не хочу, чтобы мне потом это кто-нибудь припомнил. Да нет, я все не так говорю. Подожди, сейчас сформулирую получше. Значит, так: я бы очень хотела полюбить тебя, и возможно, рано или поздно это случится, но я не могу отвечать за собственные чувства. И очень не хочу подводить тебя. Вот вкратце и все.
        - И только-то? Наташенька, я бы куда сильнее испугался, если бы ты через неделю знакомства заявила мне, что я - твоя заветная мечта, самый любимый человек, и ты вообще без меня жить не можешь. Это наводило бы на определенные подозрения. А то, что ты сейчас чувствуешь - это абсолютно нормально. И не надо этого стыдиться. Ведь мы и в самом деле очень мало знакомы. Но я, например, не считаю, что это может нам с тобой помешать. Я ведь с самого первого дня понял, какая ты. А то, что мы многого друг о друге не знаем - так это ерунда, ей Богу. Зато будет, о чем на досуге порассказать.
        - Ты действительно так это воспринимаешь? Слушай, но мне все равно очень неудобно. Все так быстро происходит. Даже слишком быстро. И я ужасно не терплю быть зависимой от обстоятельств, а пока дела именно так и обстоят. И твоя мама…
        - Слушай, расслабься! А что касается моей мамы, так она мне уже все уши прожужжала, когда я тебя снова в гости приведу. Вон, слышишь, кричит, что если буду долго телиться, такую красавицу какой-нибудь лихой джигит уведет, а я на бобах останусь.
        - Ой, ну ты скажешь тоже!
        - Ну, так что, решайся!
        - Да я уже решилась. Хотя и боюсь страшно, так что попрошу это учесть!
        - Хорошо, учтем. Когда завтра за тобой зайти?
        - Я тебе сама позвоню, ладно? Не знаю еще, когда мы закончим наши разборки.
        - Тогда все, жду своего звонка. И пойду маму предупрежу, что ты с завтрашнего дня переезжаешь к нам. Она так обрадуется!
        - Слушай, а может быть, не стоит? Мы, кажется, слишком торопимся. А вдруг я буду вынуждена остаться? Или по какой-то еще причине не смогу переехать к тебе именно завтра? А ты уже и маме расскажешь, что я вот-вот на пороге появлюсь, вы меня ждать будете, а я не приду. Паша, ты же понимаешь, что я ни за что сейчас отвечать не могу! Еще ведь не поздно переиграть все. Ну, подумай, может быть не надо все это затевать, а?
        - Надо. Ну, давай, не грусти, три все к носу и держи хвост пистолетом. Тебе уже не так долго осталось в этом доме мучиться. Так что будь молодцом!
        - Постараюсь…

* * *
        Послеобеденный остаток дня обещал выдаться свободным. Переговоры успешно проведены, очередная партия товара проходит растаможку, с двумя проблемными должниками переговорили. Представитель одного из них только что покинул офис с клятвенным обещанием, что за полученную сантехнику рассчитаются в самое ближайшее время, и проценты набежавшие выплатят, а со вторым она завтра разберется, поскольку тамошний генеральный свалил на отдых в Испанию и вернется, если верить его секретарю, только сегодня вечером. Благодать! Даже телефон примолк: устал бедолага, наверное, голосить.
        Нет, все-таки отдельный кабинет - это такая роскошь! Наталья вот уже полгода являлась его единоличной и полноправной хозяйкой на правах старшего менеджера и будущего заместителя директора фирмы (в чем у ее коллег и у нее лично не было никаких сомнений - всего лишь вопрос времени), но так и не смогла окончательно привыкнуть к тому, что ей теперь не приходится отвоевывать свое место у факса наравне с другими менеджерами, и не надо каждый раз, чтобы обновить макияж, бегать в туалет, подальше от глаз сослуживцев. И ведь всего этого она достигла сама! А начинала простым секретарем-референтом! Из секретарей, как только появилась возможность, ушла в менеджеры, а дальнейший подъем по карьерной лестнице уже был исключительно делом техники. Пашка, правда, слегка ворчал из-за ее подчас весьма поздних приходов домой, но тут уж ничего не попишешь. То груз надо встретить, то кого-нибудь в аэропорт проводить. Или очередная офисная вечеринка, с которой просто так не улизнешь без обязательного бокала-двух шампанского, наскоро заеденных шоколадной конфеткой. Зато сейчас можно слегка передохнуть и насладиться
плодами трудов своих. И ведь есть чем гордиться! Как выяснилось, английский язык она знала не только на уровне «понимаю со словарем», как остальные ее коллеги, но вполне прилично могла объясняться с собеседником на любые темы касательно ведения бизнеса. Шеф это оценил быстро, но еще долго устраивал Наташке спонтанные и подчас каверзные проверки, пока не убедился, что она действительно отвечает за каждую из пятерок в своем красном дипломе. То подзывал ее к телефону и просил объяснить собеседнику политику фирмы по отношению к мелкооптовым продавцам, а собеседник оказывался либо итальянцем, либо французом с таким ужасным акцентом, что легкие огрехи Натальи на этом фоне казались просто не видны. Иногда шеф подсовывал ей очередной еще не переведенный контракт и спрашивал ее мнение по тому, или иному пункту. А то просто просил подготовить письмо для зарубежных партнеров, и составить его в самых, что ни есть нелестных, но вместе с тем дипломатических выражениях, поскольку они, нехорошие люди, опять прислали черт знает что и недогрузили четыре товарные позиции.
        Наташка воспринимала все это как своеобразную игру, и это здорово помогало ей в самые трудные моменты работы. Она пахала больше, чем любой другой из коллег, занимающих ту же должность, что и она, зато и получала сторицей за свои старания. На сегодняшний день ее зарплата была уже в несколько раз больше, чем у Павла (он, правда, об этом мог только догадываться - Наталья щадила его чувства, поскольку, будучи кем-то вроде охранника-кладовщика на книжном складе на подобные суммы даже в очень отдаленном будущем рассчитывать не мог).
        Да, за прошедшие два с половиной года она здорово изменилась. И внешне, и внутренне. Испуганная девочка-провинциалка была отодвинута в самые дальние тайники души, а взамен ее явилась классическая бизнес-вумен, с хваткой бойцового питбуля и обворожительной улыбкой. Наталья здорово похудела, похорошела, сменила прическу. В одежде и косметики она теперь, пожалуй, разбиралась даже получше Дашки. Дашка, кстати, в последнее время ушла на дно, появлялась на горизонте примерно раз в полгода. Вываливала на подругу поток совершенно безумных новостей из собственной жизни и снова пропадала. Впрочем, переживать об ее отсутствии Наташке просто было некогда. Ее личное время было расписано не то что по минутам, а порой даже по секундам. И лишним сожалениям по какому бы то ни было поводу здесь было не место.
        Месяц назад она вернулась из отпуска, который они всей семьей провели у ее родителей на Азовском море. Первый раз, когда она осмелилась вернуться в свои родные места. А до этого все как-то не решалась. В тот памятный год, когда она переехала жить к Павлу, ни он, ни Зинаида Петровна так и не смогли ее уговорить съездить всем вместе на юг. Первым сдерживающим фактором был Петька Маслобойников. Наталья до сих пор до конца не избавилась от страха перед неприятностями, которым он мог бы быть причиной. А в том, что он вызвал бы Пашу на драку, да и ей попытался пощечин надавать, Наталья не сомневалась ни на йоту. Но еще страшнее было представить родителям их первого внука и объяснить, каким образом он появился на свет. Зинаида Петровна, узнав, что отчество Миши - Павлович, не долго думая, сказала, что никаких проблем здесь не видит. Паша скажет, что это его сын. А то, что не женаты - так сейчас многие в гражданском браке живут, и не торопятся свои отношения официально регистрировать. Это уже никому не в новинку.
        Пашка на ура воспринял идею своей мамы, а Наталья совершенно растерялась. Да, с подобной версией ее родители быстро бы смирились, лишь потребовали бы, чтобы
«молодые кончали дурью маяться, да начинали жить по закону, как принято, а то негоже это ребенка незаконнорожденным оставлять» и т.д. и т.п. Но обманывать своих, пользуясь Пашиной добротой, тоже язык не поворачивался. Пашка долго над ней смеялся, называл «маленькой глупышкой», но до конца переубедить так и не смог. Поэтому, поразмышляв как-то вечером на кухне, решили сделать проще: пригласить родителей Натальи приехать в Москву в гости. Наташку этот вариант устроил куда больше. Тем более что она просто физически, спиной чувствовала поддержку Павла и его матери, поэтому встреча с родителями уже не казалась концом света.
        Как ни странно, ее родители совершенно спокойно восприняли столь разительные изменения в судьбе старшей дочери. В гостях они пробыли ровно три дня, привезли с собой неподъемные сумки с фруктами и домашними заготовками, а также подарки для малыша. Отец Натальи очень гордился своим первым внуком, не спускал его с рук, и при каждом удобном и неудобном случае твердил окружающим, что малыш - вылитый прадед. Хотя чем дальше, чем очевиднее становилась непохожесть мамы и сына. О каком уж родовом сходстве здесь говорить! Но дедовская гордость есть дедовская гордость.
        Улучив минутку, Наталья поведала отцу, что Мишенька для него не первый, а второй внук. И рассказала о Костике и Ланке. Батька даже в лице поменялся. Наташка сжалилась над ним, и прямо-таки выгнала его в гости к Лане, благо, что идти здесь было всего нечего. А матери сказала, что отец отправился на метро в специальный магазин для рыболовов: всякие крючки да блесны посмотреть. Мама поворчала слегка, да и вновь увлеклась беседой с Зинаидой Петровной. Выяснилось, что мнения двух достопочтенных дам совпадают практически по всем вопросам, от консервирования до воспитания их любимых детей. Наталья с Павлом уже и не знали, куда от них деться. Возражать - себе дороже, а выслушивать поток нотаций и воспоминания о «старых добрых временах» - хуже горькой редьки. Пришлось сбежать на улицу под предлогом прогулки с Мишей.
        Ребята сделали всего два круга вокруг дома, когда увидели Наташиного отца. Он шел и, не стыдясь прохожих, размазывал рукавом слезы. Оказалось, что Ланка все-таки отдала Костю Игорю, а отцу своему даже фотографий внука не показала. Просто взяла и выставила за дверь. Сказала, что от него с его драгоценной Наташкой ей одни беды достаются, и не видать ему внука, как собственных ушей. Нет бы, денег привез, или подарок какой-нибудь, а то ведь все норовит в душу залезть, да покопаться. А Наташке своей пусть передаст, что Ланка ее никогда не простит. Как у нее проблемы - так «Ланка, помоги», а как сестре ее помощь потребовалась, так сразу в кусты свалила. Не стыда, ни совести. И гвоздики свои общипанные отец пусть в помойку выбросит. С такими только на кладбище приходят, а не к приличным людям.
        Наталья мысленно сосчитала до десяти, а когда не помогло - до двадцати. Вот, значит, как. Когда она с Ланой в последний раз разговаривала, та умоляла ее остаться и божилась, что никогда ни единого словечка плохого о Наташе не говорила. А если кто обратное утверждает - то пусть Наташа ей этого человека покажет, и Лана лично ему в физиономию плюнет. Наташка тогда просто взяла и поставила перед ней зеркало. И сказала: «Валяй!» Так противно, как после этого разговора, ей на душе не было с тех пор, как Алексей отказался от нее и Мишеньки. Лана либо ничего не понимала, либо опять притворялась и играла одну из своих многочисленных ролей. А сейчас решила стать обвинительницей. Моралистка хренова! Продала своего ребенка его же отцу, и еще имеет наглость выступать. Не человек, а яблоко червивое. Снаружи румяное наливное, а внутри все червоточинами изъеденное. Немудрено, что батька так расстроился. Она же его плоть и кровь. Хоть бы каплю уважения имела. Или сочувствия. А, что о ней говорить!
        Отца объединенными усилиями успокоили, отвели к ближайшему ларьку, отпоили пивом, и все вместе вернулись домой. Матушка очень обрадовалась, что отец вернулся без покупок, а значит, спасен семейный бюджет, и даже не обратила внимание, что глаза у него подозрительно поблескивали. А Наталья пожалела, что вообще рассказала отцу о Ланке. Только расстроился. Но кто же знал, что все так выйдет!
        Проводив родителей, Наталья с облегчением вздохнула. Так, одной глобальной проблемой меньше. Теперь осталось подумать о том, как жить дальше. Сидеть на шее Павла и Зинаиды Петровны совершенно не хотелось. И чем больше добра делали они для нее, чем больше подарков дарили ей и Мише, экономя на своем небогатом бюджете, тем отчетливее она понимала, что дальше так продолжаться не может. Она этого не выдержит. Поэтому, как только Миша дорос до уровня ясельной группы, принялась подыскивать себе работу. Зинаида не очень-то одобряла такой трудовой энтузиазм у будущей невестки, убеждала ее, что она сейчас куда больше нужна собственному сыну, чем какому-то чужому начальнику, но все безрезультатно. Наталья все равно устроилась на работу. Правда, в ясли Мишу отдать так и не удалось. Зинаида Петровна заявила, что не пустит его в этот рассадник инфекций, а будет воспитывать дома. Ребенку так будет лучше. С этим Наташка уже спорить не могла, хотя морально ей было бы куда легче, если бы Миша посещал ясли. Зато она твердо решила, что как только Мишке исполнится три, он обязательно пойдет в детский сад. Наплевать,
что там вечные простуды и карантин. Зато целый день будет среди своих сверстников, сможет вдоволь набегаться и наиграться, научится вести себя в коллективе. А прятать его всю жизнь под подолом - ему же хуже только сделаешь. Она на таких
«домашних деток» еще в собственной школе насмотрелась. Бедолаги. Они всегда первые кандидаты на роль козлов отпущения. И на доносчиков и ябед. А что им еще остается, если весь класс их третирует и втихую поколачивает?
        За всеми своими заботами, Наталья и не заметила, как пролетели два года. Она вертелась, как уж на сковородке, разрываясь между работой и домом. Слава Богу, в этом году ее отпуск пришелся на лето, и тут уж все домочадцы единогласно решили: на юг!
        У родителей они пробыли полмесяца. Мишка в первый же день объелся фруктов до расстройства желудка, впрочем, Павел на пару с ним страдал той же болезнью. Максимка с интересом осмотрел своего племянника и взял под свое покровительство, подарив ему кучу своих старых игрушек. Сестренок-погодок дома не было: они обе успели выскочить замуж и на пару ждали детей, так что Мише уже недолго оставалось быть у ее родителей единственным внуком. Наташка увидела сестренок практически перед самым отъездом. Поболтали о том - о сем, да и разошлись. Слишком долго они прожили порознь и успели стать друг другу - ну, не чужими, а так: незнакомыми.
        Маслобойникова, слава Богу, и духу рядом не было. По пьяной драке загремел за хулиганку на два года, как поведала Натальина матушка. Нельзя сказать, чтобы Наташка обрадовалась тому, что ее бывший парень стал заключенным, но то, что его больше можно было не опасаться - это как-то обнадеживало. С привидениями из прошлого встречаться не очень-то хотелось.
        А еще Наталья выбралась на вечер встречи с одноклассниками. Совершенно случайно узнала, где и когда он состоится (хорошо вовремя мимо своей старой школы прошла, да объявление заметила, а то бы так все и пропустила), и, одев что покрасивее из ее летних нарядов, отправилась на встречу.
        Да, школьные друзья здорово изменились. И не все в лучшую сторону. Витька, бывшая первая любовь Натальи, судя по отекшему лицу и носу в красных прожилках, регулярно прикладывался к бутылке. Даже не верится, он ей когда-то нравился до замирания сердца. Сейчас Витька занимался тем, что ремонтировал КАМАЗы. Юлька, его жена, ставшая парикмахершей, расползлась и напоминала базарную тетку, благо, что и голос у нее стал какой-то пронзительный, противный. Странно, а ведь была такая милая девчонка. Вот подружка ее бывшая, Маша, та как была красавицей, так и осталась. Да и в делах у нее все вроде бы ладится. Уже администратор гостиницы. А для курортного городка это очень хлебное место. И получить его просто так не получится. Правда, пока еще не замужем, но по ее словам, и не сильно торопится. Ее и так пока все устраивает.
        Ох, и замучили тогда Наталью расспросами. Выяснилось, что она из всего класса единственная, кто сумел за Москву зацепиться. Все интересовались, кем она работает, да сколько платят. Тут Наташка и сделала глупость, честно сказав размер своей зарплаты. Бывшие ее одноклассники как-то дружно вздохнули, а потом весь вечер доставали ее фразами: «Ну, это у вас там, в Москве все так, а у нас здесь по-другому, мы люди простые…». Черт, ну совсем позабыла, что здесь ее зарплата - это целое состояние. И ведь не объяснишь, что в Москве и цены совершенно другие, и абы как одетой в тряпки китайского пошива, на местной барахолке купленные, на работу не придешь. Все равно не поймут. Поэтому она даже про Пашу рассказывать не стала. Просто упомянула, что замужем, и все. Вот и получилось, что кроме Маши никто с ней нормально и не поговорил. А ведь раньше они с ней почти врагами были. Елки-палки, ну почему же деньги так людей меняют!
        Вернулась домой она тогда слегка удрученная. Даже до конца вечера не досидела - не выдержала. Хорошо по телевизору передавали старый добрый фильм «Москва слезам не верит», хоть настроение немного поднялось. Они с Пашей никому не говорили, что этот фильм был их маленьким секретом. Наташкина судьба в чем-то напоминала судьбу главной героини, поэтому и Павел по аналогии с фильмом имел домашнее прозвище
«Гоша». То-то их друзья временами недоумевали, почему она его Георгием зовет, а Пашка откликается. А ларчик просто открывался.
        Как ни странно, под конец поездки Наталью всерьез замучила дикая ностальгия по Москве. Она уже места себе не находила в доме родителей, перекладывала вещи с места на место, бесцельно бродила по комнатам, в которых прошло ее детство. Чуткий Паша прекрасно понял, в чем дело, и шепнул ей на ушко: «Потерпи еще немного, скоро будем дома».
        Пашка. Натальина палочка-выручалочка. Родной, добрый, милый. Что бы она делала, если бы не он! И ведь что странно: если верить всем этим гороскопам, то получается, что они абсолютно несовместимые люди, которых и рядом-то сажать опасно. А на деле за все то время, что они прожили вместе, они еще ни разу - ни разу! - не поспорили всерьез, не то что - поругались. Вот и верь после этого звездам и астрологам - врут. Она это теперь совершенно точно может заявить, кто бы ни спросил.
        Единственное, что ее не до конца, как бы это сказать, устраивало в Паше - так это его мужские качества. Нет, у него все было более чем в порядке, даже с лихвой. Они занимались любовью и три, и четыре, и пять раз в неделю, и в делах любовных Пашка был просто неутомим. Но чем дальше, тем больше Наталье хотелось чего-то иного. Порой, глядя на высокого и поджарого героя какого-нибудь боевика, Наташка обливалась сладким потом, как школьница на первом свидании. Ну не нравились ей крепыши вроде Пашки, хоть убей! Впрочем, Пашка смог найти выход из этой проблемы. Когда Зинаида Петровна в субботу отправилась с Мишей в цирк (даешь четыре часа свободного времени!), Пашка поставил на видео порнофильм, позаимствованный у кого-то из приятелей. Вот тут-то все и началось. Наташка сама не ожидала от себя такой прыти. И всего-то было дел: просто смотреть на экран и представлять, что с тобой не Паша, а вот тот развязный красавчик, или этот шикарный брюнет с цыганскими глазами. Да и их любовная техника как-то разом изменилась, стала намного разнообразнее за счет подсмотренных сцен. Благо, что оба, как выяснилось, были
не чужды экспериментов в данной сфере.
        Но тут появился и маленький подводный камень. Во-первых, побыть наедине без вездесущих Зинаиды Петровны и Миши им удавалось не так-то и часто - хорошо, если раз в неделю. Во-вторых, Наталья и не заметила, как настолько привыкла к этим фильмам, что без них занятия любовью казались для нее скучными и утомительными. Никакой разрядки - ни эмоциональной, ни физической - она уже не получала. И Пашка это прекрасно чувствовал. Чтобы не обижать его, приходилось закрывать глаза и представлять на его месте кого-нибудь другого. Хотя и этот прием уже не всегда срабатывал: тело-то не изменялось, оставаясь Пашкиным. И все, что к телу прилагается, тоже. Особенно запах.
        Нет, Павел был крайне чистоплотным парнем, и душ принимал два раза - утром и вечером, но Наташка не могла наедине с ним избавиться от ощущения, что от него постоянно чем-то разит. При этом она понимала, что Пашка здесь абсолютно не при чем, но и с собой поделать ничего не могла. Порой отвращение к запаху Пашкиного тела доходило до того, что она едва сдерживала тошноту. Заниматься с Павлом любовью в летние месяцы Наталья вообще могла только в ванной комнате, стоя под струями теплой воды, потому что даже намек на запах пота убивал в ней всякое желание. Про оральный секс и говорить нечего - Наташка сразу же наложила на него однозначное табу. Хотя Павел уже не раз намекал ей, что не прочь пересмотреть этот пункт их отношений, поскольку «любит он это дело», в данном вопросе она была непреклонна
        Про себя Наталья уже подумывала, а не завести ли ей любовника, но дальше фривольных мыслей дела не шли. Во-первых, ей очень не хотелось таким образом предавать Павла. Пришлось бы врать, выкручиваться, выкраивать время и искать место для интимных встреч, а Наташка от одной только этой перспективы в ужас приходила. Да и Паша этого совершенно не заслуживал. А, кроме того, она настолько выматывалась на работе, что ей порой было совершенно не до секса, и даже если бы вместо Паши с ней рядом в этот момент очутился тот злополучный красавчик из порнофильма, она бы и ему сказала «спокойной ночи», и минут через пять уже спала мертвым сном.
        Зинаида Петровна все чаще намекала, что пора бы им обзавестись и вторым ребенком, а то Мишенька вырастет избалованным, да и года идут, а лучше с детьми разобраться, пока организм молодой, да здоровый… Наталья все это выслушивала вполуха, согласно кивала, но про себя решила, что в ближайшие лет пять больше рожать не будет. Ей пока и Миши хватит, да и на ноги надо всерьез вставать, карьерой заниматься. А то вырастет Миша, спросит его кто-нибудь: «А кто твоя мама?» И что он ответит? Что моя мама - домохозяйка? Нет, братцы, это несерьезно. Пусть лучше гордится, что мама - главный менеджер, или заместитель генерального директора. А то чем черт не шутит - еще и до самого генерального дойдет. Не на этой фирме - так свою собственную откроет. Где наша не пропадала!
        Да и Павел был с ней в этом вопросе солидарен, поскольку Мишки ему вполне хватало. Пашка относился к нему, как к собственному сыну, учил его читать, рассказывал ему бесконечные сказки о гномах, духах и эльфах, строил с ним из кубиков многоэтажные города. И слепому же видно, что двух детей они пока не поднимут, даже в материальном плане. Да и где поселить второго маленького, если Миша и так спит вместе с Зинаидой, а Павел и Наталья ютятся вдвоем во второй комнате, крошечной, как кладовка. Надо покупать новую квартиру, а потом уже думать над дальнейшим продолжением рода. Но на пенсию Зинаиды и зарплату Павла не развернешься, значит, эта забота - головная боль Натальи, и никого больше. Но как это объяснить Зинаиде Петровне, которая день ото дня становится все настойчивее? Так глядишь, и презервативы им начнет прокалывать, или Наташкины таблетки подменит. С нее станется. И ведь абсолютно уверена в своей материнской непогрешимости, хоть кол на голове теши. Хорошая она женщина, но ее… много. Очень много.
        Наталья не запомнила момент, когда стала тихо ненавидеть Зинаиду. Просто однажды она проснулась с четким осознанием того, что она свою будущую свекровь терпеть не может. Причем для нее самой это был изрядный парадокс. Как так: человек о ней заботится, специально работу бросил, чтобы с ее сыном побольше побыть, весь дом содержит от готовки до уборки, а Наталью все раздражает, причем временами приходится себе даже губу прикусывать, лишь бы не сорваться и не наговорить резкостей. И все-то дело в том, что Наташка себя здесь до конца своей не чувствует. Не чувствует себя хозяйкой, которая может хоть на полшага увести установленный здесь порядок в сторону. Она моет посуду - свекровь обязательно за ней все перемывает, она разбирается в шкафах - Зинаида тут как тут. Смотрит куда и как она свои тряпки складывает. А уж с Мишей - это просто вечная песня. То его вещи нельзя вместе с вещами Натальи стирать, а то он от нее какую-нибудь заразу подцепит (взрослые же всегда чем-нибудь больны, а значит на белье у них сплошная инфекция - по мнению Зинаиды). Поэтому надо сдирая руки в кровь натирать на терке детское
мыло, и замачивать Мишкины вещи в этой субстанции, по виду весьма напоминающей сопли. И не дай Бог в каком-нибудь порошке постираешь: Зинаида обязательно все перенюхает, когда будет с веревки снимать, если порошок учует - начнет перестирывать. А потом полдня будет скулить, что у нее поясница болит, и вены на ногах выступили.
        А как она мастерски Наташкину стряпню по бревнышкам раскатывает! Съела как-то раз полтарелки борща и сидит, плачет. Мол, перца да пряностей переложили, аж горло полыхает. А они с Павлом едят - все нормально, специй ровно столько, сколько надо. Приготовила Наталья салат из кальмаров, так свекровь их червяками обозвала. Потом, правда, сказала, что ей это без очков померещилось, а так очень даже ничего получилось. Купили они с Пашкой себе полкило сыра с плесенью - она его едва в мусорное ведро не отправила, еле отбили. Дорогущие итальянские макароны-гнезда, специально к празднику припасенные, разломала, чтобы в баночке поместились. И ведь не скажешь: «Зинаида Петровна, ты не права». Потому что она к тебе всегда с улыбкой обращается, всегда готова помочь (даже когда ее об этом не просишь). Ну, как здесь язык повернется такое ляпнуть: насмерть же обидишь. Потом еще полгода извиняться придется.
        А как приходится отбиваться от ее компании, когда Наталья отправляется покупать себе или своим мужчинам какие-нибудь вещи! Зинаида хочет участвовать буквально во всем, что касается ее семьи. У нее же прекрасный вкус, и она прекрасно может отличить хорошую вещь от подделки, а то ведь всучат Наталье что-нибудь не то, она этих торгашей прекрасно знает! Наташка как-то пару раз попалась на эту удочку, и в итоге Павлу был куплен джемпер молочного цвета (а он носил только черное, к вящему неудовольствию матери, которая все пыталась изменить его вкусы и гардероб), а самой Наталье пришлось облачиться в бирюзовую кофточку с блестками и бисером. Зинаида еще долго удивлялась, почему Наташа ее только дома носит и никогда на работу не одевает. Красотища-то какая!
        Но что больше всего раздражало Наталью, так это то, что Зинаида Петровна, нимало не смущаясь, позволяла себе копаться в их вещах. Нет, внешне все выглядело благопристойно: надо же помочь детям убрать комнату, они же так заняты на своих работах! А после этого любимые Пашкины джинсы почему-то обнаруживались далеко на антресолях, а вместо них на вешалке висел костюм-тройка (и куда бы он его одел, скажите, пожалуйста!), а где находились Наташкины вещи - и вовсе отдельная история. А как они кассеты с порнофильмами прятали! Павел подумал-подумал, да и поступил весьма оригинальным образом: он решил их не трогать. Оставил среди остальных фильмов. Только наклеил сверху ярлычок, на котором написал: «Кассеты для очистки видеоголовок. Использовать не чаще, чем раз в полгода. Последняя очистка - и дата месячной давности». Зинаида Петровна в технике разбиралась на уровне каменного человека, но всем запретам следовала неукоснительно, слава Богу.
        Наталья несколько раз пыталась спросить Пашку, почему он позволяет своей матери вмешиваться в свою жизнь, но в ответ получала только неопределенное пожатие плеч и виноватую улыбку. В борьбе с мамой Павел придерживался исключительно пассивных методов. Просто продолжал носить все черное и слушать группу «Алиса», вызывавшую у Зинаиды Петровны нервный припадок. А когда она пыталась что-либо ему втолковать - становился слепо-глухо-немым. Ни с чем не спорил, ни чему не возражал. Просто все делал по-своему.
        А еще Зинаида постоянно зудела им о том, что они наконец-то должны пожениться. Вместе уже больше двух лет прожили, друг друга хорошо узнали - пора и получить официальное разрешение от государства спать вместе в одной постели. Да и Мишку надо бы усыновить, а что это он без официального отца растет!
        Когда Наталья в первый раз услышала о том, что Павел должен усыновить ее ребенка, у нее внутри аж все перевернулось. Как это так? Миша - это только ее сын, и ничей больше. Уж если от него отказался его родной отец, то уж никакой другой мужчина права на него не получит. Ну и пусть в его метрике стоит прочерк в графе «отец» - что это меняет? Пашка - классный, добрый мужик, но даже ему Наташка не позволит распоряжаться Мишкиной судьбой, когда придет такое время.
        В общем, неприятностей со стороны Зинаиды им с Павлом хватало. Про себя Наталья часто мечтала, как они покупают (в крайнем случае - снимают) себе новую квартиру на другом конце Москвы, и начинают жить втроем, без назойливой опеки свекрови. Вот было бы здорово! Наташка тогда бы всю квартиру по своему вкусу обустроила, избавилась бы от надоевшей хохломы на кухне, которую так обожала Зинаида, и от тупых «персидских» ковров, связанных где-нибудь в районе Малой Арнаутской, где, как известно, производится половина всей контрабанды. И не загромождала бы свое жизненное пространство всяким хламом, вроде старой школьной формы или протертого покрывала с полувековой историей (а вдруг еще когда-нибудь кому-нибудь понадобится!) Нет, ее квартира бы была выдержана в светлых тонах, с голубым или нежно-зеленым ковролином на полах, с одноцветными стенами, на которых бы висели современные эстампы. Где-нибудь в углу под бра с мягким светом стояло бы плетеное кресло для Павла, в котором бы он читал книги, и еще одно для самой Натальи, изредка любившей что-нибудь смастерить собственными руками: связать свитерок или
шапочку, вышить салфетку. Да просто пролистать какой-нибудь женский журнал! А в комнате Миши было бы просторно и уютно, чтобы он мог вдоволь погонять по полу машинки, построить не маленький, а гигантский замок, и при этом не рисковал бы ежеминутно наткнуться на какой-нибудь острый угол шкафа или кровати, как здесь.
        Но даже и при таком идеальном раскладе надолго избавиться от пристального внимания Зинаиды Петровны им бы не удалось. И Наташа это прекрасно понимала. Пока существует общественный транспорт и свободное время в жизни конкретно взятого человека, он будет доставать их своим присутствием. Значит - придется выяснять отношения и ставить некие границы: это - твоя жизнь, а это - наша. И не влезай сюда, если тебе не нужны осложнения. Но как же не хочется этого делать! Да и Павел, вполне возможно, займет в этом конфликте сторону матери. Не потому что та права, а потому что слабее. Такой уж он человек, и ничего с этим не поделать. Не ругаться же с ним, в самом деле! Только этого еще не хватало!
        В принципе, Наталья давно уже могла снять для себя с Павлом и Мишей квартиру, но, взвешивая все «за» и «против» приходила к неутешительному выводу, что их это решение не спасет. Увы. Пока что плюсы проживания вместе с Зинаидой Петровной перевешивали минусы ее назойливости. И ее приходилось терпеть. Временами даже стиснув зубы и сжав кулаки, поскольку, что к ней, что к Павлу свекровь относилась как к паре несмышленышей вроде Миши. Правда, Натальину зарплату на ведение хозяйства принимала охотно и с благодарностью. Что, впрочем, не мешало ей буквально через пять минут посетовать на то, что Наташа, дескать, совсем себя не бережет - такую короткую юбку на работу таскает, что, того гляди, все свои женские радости застудит. И колготки бы надо было не нейлоновые, а шерстяные носить - больше пользы. Приходилось поспешно ретироваться куда-нибудь в ванную, пока сетования не перестали в лекцию на тему «как тебе следует жить».
        На работе про Наташкины проблемы и переживания не знал никто. Она с самого первого дня своего пребывания в фирме поставила себя так, что даже самые досужие сплетницы и болтушки для себя твердо уяснили, что эту новенькую лучше не трогать и ни о чем не спрашивать - все равно не ответит. Или скажет что-нибудь односложное. «Ты замужем? - Да. Дети есть? - да. Сын, дочка? - сын». И все. Больше от нее ничего не добьешься. Да и местные ловеласы быстро переключились на более доступных подруг, поскольку на стандартные заигрывания-провокации Наташка не велась.
        С одной стороны, Наталье на первых порах из-за этого было слегка неуютно в своем новом коллективе. Но она знала, что делает. Ее опыт работы в деканате показал, что начальство болтунов не любит. А она хотела пробиться наверх. Если уж заниматься делом - то всерьез и на высоком уровне. А прозябать в младшем офисном персонале и промывать кому-нибудь косточки - это не для нее. Расплачиваться маленькой зарплатой за свой длинный язык - глупее этого было сложно что-либо придумать. А то, что про нее распускают слухи, что она - фригидная недотрога и зазнайка, так это проблемы тех, кто все эти гадости придумывает.
        Впрочем, это отнюдь не означало, что Наталья не прислушивалась к тому, что говорят другие. Прислушивалась, и еще как! Ей надо было понять все тайные нити взаимоотношений, царящих на фирме, чтобы знать, кто реально отвечает за выполнение дела, а кто «играет во второй лиге». Дошло до комизма: она умудрилась вычислить две любовные интрижки между своими коллегами еще до того, как они реально имели место. Психология иногда попадает в разряд довольно точных наук, если, конечно, ею занимаешься всерьез.
        Результатами своих умозаключений Наталья ни с кем не делилась, зато точно знала, когда и с какими новостями подходить к шефу. Именно она натолкнула его на мысль импортировать мозаичную плитку, подтвердив свои логические выкладки фотографиями из последних журналов по дизайну и интерьеру. И победа! Мозаику действительно разбирали на ура. А как она вовремя сообщила шефу о простаивающем отечественном стекольном заводике, узнав про него из полутораминутного утреннего телерепортажа! Теперь этот заводик вовсю клепал эксклюзивные столешницы, абажуры и прочие предметы интерьера по эскизам племянника шефа - талантливого художника, производившего на окружающих впечатление «не от мира сего» в силу довольно экстравагантного поведения, поэтому до поры до времени творящего исключительно для себя и своих близких. В итоге художник получил работу, шеф решил проблему трудоустройства родственника, заказчики наслаждались вещицами, выполненными в единственном экземпляре, а Наталья получила весомую прибавку к зарплате. Про стекольщиков и говорить нечего, и так все понятно. И подобные идеи возникали у Наташки довольно
регулярно. Она была открыта для любой информации, а уж как ее использовать - это были ее заботы.
        Если бы ее сейчас спросили - довольна ли она своей жизнью, счастлива ли - Наталья, не задумываясь, ответила, что да, вполне. А что еще желать: работа спорится, любимый человек тебя поддерживает, сын растет. А то, что трудности встречаются - так у кого их нет? Жизнь слишком правильная и скучная - так она сама себе такую выбрала, о чем здесь говорить. Хотелось бы, конечно, иногда чего-то такого, волнующего - так, где это самое волнующее взять? В театры они с Павлом ходить не любители, на концерты тоже, скорей уж купят видеокассету с каким-нибудь фильмом. В рестораны Павла точно не затащишь, у него к подобным местам стойкое предубеждение. Впрочем, у каждого свои тараканы в голове. Так что все развлечения временно уступают место работе. А ближайшие глобальные цели, которые Наташка благодаря этой самой работе сможет осуществить - это квартира и машина (Наталья всерьез решила освоить водительское мастерство, поскольку добираться на работу на общественном транспорте в часы пик ей с каждым днем все больше и больше осточертевало). Потом можно будет уже подумать о даче, чтобы Мишка летом свежим воздухом
дышал, или о чем-нибудь еще этаком. Например, скупить все новинки из области бытовой техники: от обычного электрического чайника до электроплиты с абсолютно плоской поверхностью и навороченной стиральной машинки. И еще микроволновую печь с моющим пылесосом до кучи. И кофеварку, такую, как в рекламе показывают. И радиотелефон с автоответчиком. Но это все еще нескоро. А мечтать не вредно, вредно как раз наоборот.

* * *
        За всеми своими мыслями Наталья и не заметила, как подкрался конец рабочего дня. Без пяти шесть она выключила свой компьютер, обновила макияж, переобулась в осенние туфли и, надев плащ, покинула офис, распрощавшись со своими коллегами.
        А на улице ее подстерегала крупная засада в виде противного и холодного дождика. Как назло, в этот день она не взяла с собой зонт, а мокнуть на автобусной остановке в ожидании транспорта как-то не хотелось. То есть абсолютно. Поэтому, недолго посовещавшись сама с собой, Наталья призывно протянула руку, подавая понятный всем проезжающим машинам сигнал: есть пассажир!
        Но удача в этот день, видимо, про нее забыла. Наташка стояла уже пять минут, но никто останавливаться и подвозить ее до дома не торопился. И автобуса тоже не было. Вот паразитство!
        Наконец-то притормозил какой-то Форд. Водитель узнал, куда нужно Наталье, покачал головой и укатил. Наталья снова подняла руку. Потоки дождя уже струйками сбегали по ее лицу, забирались под шейный платок и вызывали ощутимый озноб. Да и туфли в носах промокли. Черт, лишь бы не заболеть, ей только этого сейчас для полного счастья и не хватало!
        И тут появилось нечто. Величественное и старомодное. Ослепительно белая колымага, выглядящая так, словно ее только вчера спустили с конвейера. Все хромированные детали блестят как новые монетки, номер чистый и без пятнышка грязи. И даже сизого облака гари сзади не наблюдается, хотя, по мнению Наташки, подобные экспонаты могли передвигаться по планете, только основательно испортив своими выхлопами качество окружающей среды. И надо же такому случиться, что именно этот монстр и остановился около нее, гостеприимно распахнув пассажирскую дверь. Ну, если не везет - так по полной программе!
        Едва только Наталья назвала свой адрес, как водитель согласно кивнул головой. Да, теперь придется тащиться по городу в этой антикварной рухляди. Наташке казалось, что все стоящие на остановке люди глазеют на нее и надрывают про себя животики. И все бы ничего, но там и парочка коллег с работы присутствует. Вот им тему для разговоров подбросили…
        От обиды на несправедливую судьбу Наталья машинально с грохотом закрыла дверь.
        - Чувствуется, что вы частенько разъезжаете на отечественных машинах. Но я свои двери давно уже отрегулировал, так что можно было лишних усилий не прикладывать, - беззлобно заметил водитель белого раритета, выруливая на дорогу.
        - А при чем здесь отечественные машины?
        - Да у них через одну двери пинком закрываются, а у хозяев, видимо, все руки не доходят петли подрегулировать и смазать. Легче грохот выслушивать.
        - Да я, собственно говоря, не хотела так бить. Просто как-то само вышло.
        - Вот и я говорю: устойчиво сформировавшаяся привычка. Да вы не смущайтесь, не вы одна на эту удочку попались. У меня даже мать иногда забывается и - шарах…
        Потом в машине повисло молчание. Водитель уверенно лавировал среди остального транспорта, виртуозно объезжая аварийные машины и по мере необходимости перестраиваясь в соседние ряды. Чувствуя, что пауза как-то затянулась, Наталья для поддержания разговора спросила:
        - А что вы себе новую машину не купите?
        Водитель бросил на нее быстрый и цепкий, как лапка ящерицы, взгляд из-под бровей.
        - А вы считаете, что мне нужна новая машина?
        - Ну, мне так показалось. То, на чем вы ездите, уже давно не выпускается - верно?
        - Да, уже давненько.
        - Сейчас же уже намного лучше машины есть, а вы все на этой раскатываете.
        - Тогда позвольте вас спросить, милая леди, а что для вас является критерием хорошей машины?
        - Ну, скорость, наверное. Маневренность. Простота ремонта. Я не знаю, я пока еще не автомобилистка.
        - А собираетесь ею стать?
        - По крайней мере, планирую.
        - И вы считаете, что моя машина всем этим критериям не отвечает?
        - Ну, мне кажется, она немного устарела. А вы разве это не находите?
        - М-да, просто объяснить это словами вряд ли получится. Смотрите сами.
        С этими словами он перестроился в левый ряд (они как раз только-только выехали на МКАД), и выжал педаль газа.
        Наталья даже и не подозревала, сколько мощи прячется под капотом этого динозавра. Если верить спидометру, они летели на скорости около 130 километров в час, и ведь это совершенно не ощущалось! Если бы не бешено мелькающий за окном пейзаж, да показания приборов, Наташка бы не поверила, что эта старушка способна на подобную резвость.
        Тут в зеркало дальнего обзора ударил свет чьих-то фар, заставив Наталью на секунду ослепнуть.
        - А это что?
        - Да кому-то не понравилось, что мы его обогнали. Теперь требует уступить трассу.
        - И мы уступим?
        - Есть правило «трех Д» - Дай Дорогу Дураку. Этот приятель шел себе и шел во втором ряду, пока мы не пролетели мимо, а тут-то он и встрепенулся. Ну, как же! Крутую иномарку какая-то Волжанка обогнала! Не бывать этому! Не пущать! Так что пусть себе летит, тешит свое самолюбие.
        - И часто такое на дорогах бывает?
        - Можно сказать, что постоянно.
        Выждав, пока преследователь уйдет дальше, водитель снова вышел в крайний левый ряд. Не зная, о чем бы еще его спросить, Наташа замолчала, и в салоне снова повисла неловкая пауза. Впрочем, водителя это, судя по всему, нисколько не смущало: он искренне наслаждался машиной и скоростью. На его лице играла такая ясная мальчишеская улыбка, что Наталья внутренне засомневалась: сколько же ему лет? В первый момент ей показалось, что никак не меньше тридцати трех - тридцати пяти. А сейчас он выглядел максимум лет на двадцать пять. Вот метаморфозы, ну надо же!
        Тут ей пришлось на секунду зажмуриться, потому что из зеркала дальнего обзора ее снова резанул отраженный свет фар сзади идущей машины.
        - А это кто еще?
        - Как ни странно, опять наш старый знакомый. Вот неймется ему!
        - И мы что, снова уступим?
        - Ну, уж нет, на этот раз хватит. Не умеешь держать скорость, так не суйся в левый ряд и не мешай другим своей суетой.
        С этими словами водитель слегка нажал педаль газа. Машина радостно взревела и понеслась по автостраде. Наталья даже боялась смотреть на спидометр. Одно лишь было ясно - преследователь не ожидал от них такой прыти и отстал где-то далеко сзади.
        - Ну, как вам ласточка?
        - Да, впечатляет. А может быть, теперь сбросим скорость? А то я не привыкла к таким полетам, страшновато слегка.
        - Хорошо. Желание дамы - закон. А кстати, какую машинку себе собираетесь брать?
        - Я еще не думала над этим. Сначала права бы получить, ездить научиться. А так, наверное, какую-нибудь подержанную Оку.
        - Странно.
        - Что именно?
        - Вы не производите впечатления самоубийцы.
        - Что, простите?
        - Я говорю, что вы не похожи на камикадзе.
        - А что, чтобы ездить на Оке, надо непременно записаться в их ряды?
        - По крайней мере, мое личное восприятие от их владельцев именно таково.
        - И почему же, позвольте полюбопытствовать?
        - Кроме безусловной маневренности и скромного потребления бензина, эти крошки иными достоинствами не блещут. А вот минусов - хоть отбавляй. Начать с того, что при любом столкновении велика опасность того, что пострадает водитель. У них же не кузов, а картонная коробка. Или жестяная, как вам больше нравится. Более-менее серьезный удар, и ноги зажаты, а руль мирно покоится в твоей грудной клетке.
        - Так надо ездить так, чтобы не провоцировать аварийные ситуации!
        - Милая дама, от пьяных и сумасшедших на дороге не застрахован никто. Это раз. А во-вторых, из-за малых размеров на дороге Оку просто не всегда видно, особенно всяким грузовикам и автобусам. Разницу в их массе объяснять не надо, надеюсь? Вот и представьте, что Ока находится в мертвой зоне видимости, водитель большегруза спокоен, что трасса свободна, и начинает маневр. И даже если на суде докажут, что виноват водитель грузовой машины, вас это не сильно утешит, если вы будете мирно спать на местном кладбище или сращивать раздробленные кости.
        - Бр-р, невеселую картинку вы мне нарисовали. И что же посоветуете?
        - В принципе, переднеприводные машинки весьма неплохи, особенно в условиях города. Да и в обслуживании особых проблем нет. Если часто выезжаете за город - то подойдет Нива или Уазик. Правда, у Уазика скорость не самая высокая, да и бензина ест прилично, зато есть масса других достоинств, что касается проходимости. А если хочется отечественную машину представительского класса, то берите Волгу - не пожалеете. Отремонтировать ее можно практически в любом таксопарке. Да и по безопасности с ней мало кто из наших сравнится. Недаром Волги «баржами» зовут. А вы что, не знали?
        - Нет, впервые слышу.
        - Ну, вы даете!
        - А кстати, что же вы тогда сами на более современную Волгу не пересядете? Нет, я поняла, что эта тоже хорошо бегает, и все такое, но все же?
        - А нравится она мне, и все тут. И согласитесь - они сейчас мало у кого остались. Так что фактически езжу на эксклюзивной машине, которую еще не скоро у кого-нибудь на трассе увижу. Разве плохо? Да и диванчики меня здесь просто умиляют. Все-таки с появлением отдельных кресел машины потеряли какой-то намек на интимность, на интригу. Впрочем, это я что-то отвлекся, извините.
        - Но она же старая! Наверное, постоянно ее ремонтируете?
        - Открою вам один маленький секрет. На самом деле, начинка у моей ласточки вполне современная, только форма от прежних дней осталась. Я ее почти два года до ума доводил, переделывал, прежде чем вылепил из нее то, что хотел. Честно сказать, на меня из-за нее даже всерьез в моем клубе обиделись.
        - А что за клуб?
        - Ну, это вроде клуба любителей ретро-машин. На работе общаемся через Интернет, обсуждаем свои новости, советами обмениваемся, запчасти достаем, а по клубным дням встречаемся в реалии.
        - И из-за чего на вас обиделись?
        - Ну, у нас самым высшим писком считается, если в машине все детали родные, от движка до винтика. И выходит, что со своим внешним видом я бы спокойно мог рассчитывать на призовое место в соревнованиях ретро-машин, тем более что у меня довольно редкая модификация, каких сейчас днем с огнем не найти, а с таким внутренним наполнением я просто не могу в них участвовать.
        - Так зачем вы все переделали, если вас из-за этого к соревнованиям не допускают?
        - Ну, соревнования для меня не главное. А если вдруг передумаю, я лучше себе еще одну машинку возьму и отполирую.
        - А что же тогда для вас главное?
        - Общение. Круг единомышленников. И радость оттого, что смог исполнить задуманное. Это такой наркотик! С ним только адреналин может сравниться, когда летишь по какой-нибудь пустынной трассе, голова ясная, мысли глупые в нее не лезут. Только ты, машина и дорога. И ведь странно: отмашешь под полтысячи километров, а чувствуешь себя при этом отдохнувшим, посвежевшим. Словно все проблемы остались там, под колесами. А ты - новый, другой.
        - И только-то?
        - А разве этого мало?
        - Не знаю. Для меня вообще это все ново. У моего отца есть Запорожец, но он никогда на нем дальше ста километров от дома не отъезжал. А кстати, какие еще машины есть в вашем клубе?
        - Да разные. Москвичи, Волги, Победы, Чайки. Запорожцы, кстати, тоже появились. Из совсем старых - Эмки, Виллисы, ЗИСы, Мерседесы. По большому счету - весь мир представлен. Всех перечислять - язык устанет. На самом деле, когда мы собираемся вместе - это такое феерическое зрелище!
        - Да уж, представляю себе.
        - Нет, представить это невозможно, это надо видеть.
        - Не знаю, вы так увлекательно об это рассказываете, что прямо-таки слюнки текут посмотреть на все это безобразие.
        - Так за чем дело стало? Если хотите, я вас с удовольствием вытащу на ближайшую же встречу. Сами потрогаете все, что захотите, посидите за рулем, прокатитесь по площадке.
        - Да я пока даже машину завести-то не смогу, не то что - прокатиться. И на курсы вождения еще нескоро вырвусь. Я уже много куда обращалась, но меня пока нигде все до конца не устраивает. То занятия по вечерам в будние дни, а мне надо хоть иногда дома появляться, с сынишкой и мужем общаться. Да и на работе могут задержать, тогда плакали мои знания и мои денежки. То занятия проходят по выходным, как мне надо, но длятся всего по два часа, из которых час - на теорию. И они считают, что я в таком режиме за два месяца уже стану водителем-ассом?
        - Да, за два месяца еще никто нормально ездить не научился, это точно. А почему не попросите кого-нибудь из знакомых научить вас? Это куда как проще. Чем больше водительская практика, тем выше его мастерство. Это вам любой подтвердит.
        - Да нет у меня таких знакомых.
        - А если подумать?
        - Даже если подумать.
        - А муж? Или ваш отец?
        - Муж не умеет водить машину, как и я. А отец живет не в Москве, поэтому тоже не помощник.
        - В таком случае, если совсем будет патовая ситуация - обращайтесь. Уж для вас я свободное время легко выкрою. Кстати, мы почти на месте, так что давайте дальнейшее целеуказание.
        - Вот видите высокое красное здание? Сразу за ним поворот направо и сразу же налево, во дворы…
        От плохого настроения не осталось и следа. Тем более что странный водитель даже отказался взять с нее деньги! Совершенно невероятная ситуация. Сказал, что ему все равно было по пути, он тут неподалеку квартиру снимает. Наташка, правда, постаралась всучить ему сотню, но - как в стену уперлась. А, не хочет - и Бог с ним, ей же легче!
        Улыбаясь своим мыслям, Наталья открыла дверь, вошла вовнутрь и прокричала: «Я уже пришла!» И тут же недовольно поморщилась, поскольку в нос ей шибанул едкий противный запах. Наташка его прекрасно знала и помнила еще со времен детства. Так пахнет ремонт. Но какой ремонт осенью? Да еще и в такую сырость и холод! Надо немедленно разобраться, что здесь происходит.
        Войдя в ванную, Наталья обомлела. Наклеенные прямо поверх керамической плитки, там красовались свеженькие веселые обои с какими-то птичками и цветочками. Тут за ее спиной возникла Зинаида Петровна:
        - А я вот решила ванную отремонтировать, а то она у нас страшненькая стала, облезлая. Купила обои такие, чтобы Мише понравилось, краски масляной для потолка, да и собралась с силами. Ну, как, нравится?
        - Зинаида Петровна, но кто же клеит обои в ванной?
        - Ой, да не волнуйся, это же специальные обои, моющиеся. Им вода не страшна.
        - А клей какой использовали?
        - Да обойный обычный. Мне в магазине сказали, что он хотя и отечественный, но держать будет мертво.
        - А вы продавцу сказали, где собираетесь эти самые обои клеить?
        - А зачем? Он и так должен понимать, что если человек что-то покупает, значит, он это будет использовать. А уж где и как - так это мое дело.
        - Боюсь вас огорчить, но вы слегка поторопились. Ну, спросили бы сначала меня или Павла, нужен ли нам ремонт или нет. Мы бы втроем уже что-нибудь и придумали. А так вы на материалы потратились, целый день на работу убили, а результат-то неважный!
        - Как неважный! Тебе не нравится?
        - Я вам со всей уверенностью могу заявить, что буквально через два месяца эти обои будут свисать со стен и расходиться на стыках. Придется их сдирать, да еще и смывать со стен следы клея. Да и как мы теперь будем из квартиры запах краски выветривать? На улице дождь, влажность порядочная. А у нас дома Миша. Да и нам с Павлом завтра на службу, а в такой атмосфере за ночь мы себе такую головную боль заработаем, что хоть в противогазе спи или больничный бери.
        - Нет, Наташенька, по-моему, ты ошибаешься. Но это дело твое, каждый волен иметь свое мнение, я понимаю. Что ж, пойду на кухню ужин тебе разогревать.
        И с видом оскорбленной добродетели Зинаида удалилась восвояси. Вопреки обыкновению Наталья не кинулась ей вслед утешать и просить прощения за собственные слова. Впервые за все то время, которое она провела здесь. В конце концов, почему именно она должна всегда уступать, даже если Зинаида не права, как сейчас! Наташка изрядно вкладывается в семейный бюджет, и почему же ее деньги должны расходоваться столь бездарным образом? Она ведь их не за просто так получает. Лучше бы Зинаида на новую сковородку потратилась, а то со старой своим ершиком уже все тефлоновое покрытие содрала. Или ножи нормальные купила, а то ее тупыми старыми резаками только над продуктами издеваться. И над собой. Так нет: приспичило же ей ремонт учудить. Нет бы летом его сделала, Наталья бы ее еще тогда поняла. Да и помогла бы. Хотя обои в ванной комнате - это, конечно, верх глупости. Чем только Зинаида думает! Или у нее на старости лет маразм в гости постучался?
        Настроение опять резво сигануло вниз. Ужинать Наталья не пошла, поскольку еда в горло совершенно не лезла, и тем самым еще больше накалила обстановку в доме. Они с Зинаидой сидели каждая у себя в комнате и втихаря дулись друг на друга. Мишка носился по всей квартире, изображая самолетик, и на взрослых внимания не обращал. Появившийся с работы Павел ситуацию не улучшил, поскольку громких восторгов по поводу цветочков в ванной он тоже не выразил. Наталья не стала ему говорить, что не извинилась перед его матерью. Да и за что, собственно говоря, было извиняться? За чужую глупость?
        Спать разошлись в самом скверном настроении духа. Тем более что Зинаида поставила их в известность, что завтра отремонтирует туалет. Судя по ее боевому настрою, с которым она сообщила свою новость, убеждать ее не делать этого, было абсолютно бесполезно. Она была готова противостоять любым возражениям. Как в старой песне:
«Пускай мы погибнем, но город спасем».
        В итоге ремонт затянулся на неделю, поскольку вслед за туалетом последовала кухня, а справиться с ней за каких-то пару дней было не под силу даже Зинаиде, делающей свое черное дело с упорностью кролика, использующего батарейки «Энерджайзер». Наталья ходила с жуткой головной болью и черными кругами под глазами, замаскировать которые удавалось только с помощью двух-трех слоев импортной косметики. Где-то на третий день на головную боль начал жаловаться и Миша. Пашка ничего не говорил, но одну за другой пил таблетки анальгина. А потом свалился с простудой, заработанной на сквозняке, который устраивала его мать для проветривания квартиры. От него заразился Мишка, затем сама Зинаида, успевшая к тому времени доделать все то, что хотела. Наталья носилась от одной кровати к другой, чувствуя себя как в полевом лазарете. И, конечно же, когда все выздоровели, настал ее черед валяться с температурой и насморком. Как не вовремя! На работе шеф решил наладить связи еще с одной зарубежной фирмой, надо постоянно
«держать руку на пульсе», быть готовой принять звонок из-за границы или ответить на факс, а тут такое! Нет, коллеги без нее справятся, безусловно, но сделают это все равно хуже, чем вышло бы у нее! Факт. Да, Зинаида Петровна, «помогла» ты мне своим ремонтом - ох, помогла!
        В итоге нормально выздороветь Наталье не удалось, пришлось тащиться на работу с не вылеченным кашлем и хлюпающим носом. Чтобы выглядеть на сто с плюсом, приходилось каждые полчаса насиловать свой нос лечебным спреем и пить горячий напиток с витаминами и парацетамолом. Погода, следуя своему заведенному порядку, стала еще противнее, и, чтобы не заболеть еще сильнее, Наталья оделась в дорогой свитер на козьем пуху и шерстяные брюки. Конечно, отступление от высшего офисного этикета, но ничего не попишешь. Шеф с коллегами уж как-нибудь вытерпят ее два-три дня без пиджака и юбки с колготками.
        Кое-как впихнув в себя обязательный чай с бутербродами, Наталья потащилась на остановку. Сильно хотелось спать, и она стояла, погруженная в утренний анабиоз, толкаемая то с одной, то с другой стороны нетерпеливыми гражданами, рвущимися занять первые места на пятачке в наивной надежде первыми попасть в троллейбус и промчаться по нему в поисках свободного места подобно племени команчей в захваченном форте.
        Кто-то из проезжающих мимо машин притормозил и посигналил. Наталья как стояла, так и не шелохнулась. Машина снова издала трубный рев. Волей-неволей вместе с остальными любопытными согражданами Наташка подняла глаза, чтобы посмотреть, кто же так нетерпеливо давит на клаксон и пытается привлечь внимание.
        Вот те раз! Давешний любитель раритетов призывно махал ей рукой из окна своего средневекового танка. Еще раз посмотрев по сторонам, чтобы убедиться, что зовут именно ее и никого другого, Наталья с почетом проследовала к машине. Толпа с завистью проводила ее взглядами, оставшись один на один с пронизывающим осенним ветром.
        - Доброе утро! Я так понимаю, что вас подбросить на ту самую остановку, с которой я вас подобрал в прошлый раз?
        - Да, вы все правильно понимаете. Кстати, как вы меня углядели?
        - У меня отличная память на лица. И, сказать откровенно, проезжая здесь по утрам я каждый раз пытался вас обнаружить. Но получилось это только сегодня.
        - И с чего это вы меня разыскивали, позвольте полюбопытствовать?
        - Но я же обещал вам свою помощь в обучении вождению! А свои координаты забыл оставить. Так что встретиться было просто необходимо. Но вы, надо сказать, уже две недели столь ловко ускользали от моего внимания, что я, было дело, решил, что моя миссия с треском провалилась.
        - На самом деле, я валялась с простудой. Сегодня первый день, как выхожу на работу. Честно говоря - я бы с удовольствием еще немного понежилась бы в кровати, телевизор бы посмотрела. Но боюсь, как бы без меня дела не завалили. А то натворят еще бед, а потом расхлебывай.
        - Да, мне это тоже знакомо. Даже до абсурда доходит: легче все сделать самому, чем поручить другим. На самом деле, это считается крупным минусом. Неумение делегировать полномочия, если придерживаться формальной лексики.
        - Да, именно так это и называется.
        - О, чувствую интонации профессионала! Кстати, кем работаете, если не секрет?
        Так, протрепавшись всю дорогу с Андреем («Андрей Борисович, но для ровесников и милых дам - просто Андрей», - как он отрекомендовался), Наталья и не заметила, как они добрались до места. Андрей работал где-то неподалеку, и, узнав, что простуда еще до конца не вылечена, выяснил рабочий телефон Натальи, чтобы созвониться с ней в конце рабочего дня и отвести домой. Деньги с нее он опять брать не стал, отшутившись, мол, какие счеты между соседями. Наталью целый день так и подмывало изнутри: позвонит - не позвонит? Но действительно, ровно без пятнадцати шесть в ее кабинете заголосил телефон, и через двадцать минут она снова сидела в салоне гостеприимной величественной Волги с застывшим в прыжке оленем на капоте.
        - Ну, как прошел день?
        - На четверочку, если честно. Устала очень. Сейчас приеду домой, нырну в ванну, а потом спать, спать…
        - Что, даже с сыном и мужем не пообщаетесь?
        - С этими, пожалуй, не пообщаешься! Мертвую поднимут! Эти ребята про меня не забывают.
        - Да, семейное счастье - великая штука.
        - А вы женаты?
        - Нет.
        - А почему? Нет, если не хотите - не отвечайте. Мне просто любопытно.
        - Да здесь секрета особого нет. Просто никогда не торопился в узы Гименея.
        - То есть вы принципиальный противник брака?
        - Этого я не говорил! Отнюдь. Вот встречу свою половинку, единственную и неповторимую, усажу ее в ласточку, и увезу на край света проездом через ЗАГС.
        - Так вы еще и романтик?
        - Неисправимый. Кстати, сколько раз был свидетелем на свадьбах у друзей, но каждый раз, когда слышу Мендельсона, в душе что-то такое поднимается… Даже слезы подкатывают от избытка чувств. Приходится делать физиономию кирпичом, согласно важности момента, чтобы не растеряться остатки собственного реноме, и не вытирать глаза за компанию с матерями новобрачных.
        - Да, представляю себе эту картину! А я, кстати, Мендельсона в чертогах Загса еще не слышала.
        - То есть? Вы себе музыку не заказывали?
        - Да нет, просто у нас гражданский брак.
        - Вы - смелая женщина. Уважаю.
        - Это почему же я смелая?
        - Сейчас редко встретишь женщину, которая будет спокойно жить с отцом своего ребенка и не тащить его при этом в ЗАГС. Как правило, все боятся остаться на мели в случае расставания, и пытаются хоть так обезопасить себя на будущее.
        - Ну, у нас несколько иная ситуация. Миша - это только мой сын. Правда, об этом знаем только мы с Павлом и его мать. А настоящий отец ребенка… Не хочу я про него говорить.
        - Понимаю.
        - Нет, на самом деле Павел уже несколько раз предлагал узаконить наши отношения, да и родители нас все время на это подбивают. Только я этого не хочу.
        - Интересно-интересно. А это почему?
        - Не знаю. Наверное, боюсь.
        - А чего здесь бояться?
        - Не знаю. Я сама до конца в этом не разобралась. Но я точно знаю, что не хочу, чтобы у кого-то помимо меня появились права на моего ребенка, и не хочу, чтобы кто-то получил права на меня саму, мое время, мою жизнь.
        - А разве вы сейчас не делитесь с близкими частью своей жизни, не отдаете им свое время, свои силы?
        - Делюсь. Но это, как бы так выразиться, исключительно по моему собственному желанию, а не потому, что кто-то требует этого от меня, и я вынуждена подчиняться, потому что у меня штамп в паспорте, и я чувствую себя обязанной перед этим человеком.
        - На самом деле как показывает практика, пресловутый штамп в паспорте не способен радикально изменить людей и взаимоотношения между ними. Так что если у вас сейчас в семье все хорошо, то я думаю, что бояться вам нечего.
        - Меня это не убеждает.
        - Боюсь, что лезу в запретные дебри, но вы ведете себя, как женщина с сильной психологической травмой, которую ей когда-то нанес кто-то из представителей сильного пола, скорее всего - настоящий отец вашего ребенка. А может быть, и не только он. Вас предали, и теперь вы никому до конца не доверяете, ничего просто так не принимаете. Довольно типичный случай, и весьма часто имеющий место быть, увы. Я не прав?
        - Знаете, в ваших словах что-то есть. Может быть, это действительно так. Мне только не нравится ваше определение «женщина с сильной психологической травмой». Нет, чувствовать себя жертвой иногда очень даже приятно, вызывать у окружающих сочувствие и все такое, но я считаю, что справилась с этим. Все, что я сейчас имею, я достигла сама. Меня поддерживали, да что там - мне здорово помогли, и неоднократно, но все равно я знала, к какой цели должна двигаться, и пахала для этого, как Папа Карло. Я чувствую себя обязанной перед своими близким, но не потерплю, если кто-либо из них вдруг потребует «оплаты по счету», если так можно выразиться. Наверное, я слишком расчетлива, холодна. Но уж что есть, то есть. Я вас разочаровала?
        - Нисколько. Вы только подтвердили мое первоначальное впечатление о вас.
        - И какое же?
        - А это уже секрет. Ладно, не дуйте свои очаровательные губки. Давайте лучше поговорим о вашей будущей карьере автолюбителя. Определились с моделью?
        - Нет еще. Но уже работаю в этом направлении. Я вот о чем думаю: мне бы хотелось чувствовать себя в безопасности, особенно, когда буду учиться ездить. Но здесь одна загвоздка: после беседы с вами безопасными мне кажутся теперь только те машины, которые выглядят, как танки. Муж уже смеется, что с такими запросам мне впору только БМП брать. Но я не уверена, что справлюсь с управлением монстра, вроде вашей. Я не чувствую габаритов машины. Значит, буду сносить деревья, бордюры и задевать соседний транспорт. Прощай, заначка и мечты о спокойной жизни, и здравствуй, группа разбора.
        - Ну, это не такая большая проблема, как вы думаете. Хотите, я вас за пять минут научу, как с этим справиться?
        - Попробуйте.
        - Вы всякими эзотерическими книжками когда-нибудь увлекались? Энергетика, аура и все такое?
        - Все мы не без греха, было дело.
        - Тогда все объясняется элементарно. Вот вы свое тело чувствуете в пространстве, с габаритами не ошибаетесь, ведь? Даже если не руки или на ноги не смотрите, все равно знаете, где они сейчас находятся?
        - Само собой.
        - А теперь представьте, что ваше тело - это не только вы, а вся машина, в которой вы находитесь. То есть вы сами - это как бы мозг, а крылья, капот, бампер - это контуры вашего нового тела. Сначала это сложновато, но потом, когда привыкнете, это просто войдет в плоть и кровь.
        - И все?
        - А вы попробуйте, сами убедитесь. Между прочим, я лично знаю одну очаровательную барышню, которая запросто может претендовать на титул «мисс миниатюрность», и при этом легко разруливается на сестренке моей ласточки, ее машинка разве что на пару лет помоложе. Девушку из-за руля-то с трудом видно, но ей это, судя по всему, нисколько не мешает. Так что если будете продолжать колебаться, я вас просто познакомлю, и вы сами у нее спросите, как она чувствует габариты машины, и как училась ездить на этом «монстре», как вы мою ласточку называете.
        - Ой, да я не хотела вас обидеть…
        - Успокойтесь, я все понимаю, просто смеюсь тихонько. Для меня она - ласточка, птица, в крайнем случае - демонический конь мессира Воланда, но никак не монстр. Она - живая. Порой, когда мчусь по трассе, особенно на запредельных скоростях, я даже чувствую, каково ей приходится. Как плавится смазка в ступицах от высокой температуры, как задыхается от горячего воздуха двигатель…
        - Да вы поэт, как я погляжу!
        - Нет, просто это на самом деле так. Может быть, я не умею это объяснять. Но это надо чувствовать изнутри. Слова зачастую бессильны передать то, что происходит. Иногда я жалею, что люди лишились телепатических способностей. Вот скажите мне, как можно рассказать картину? Или понюхать книгу? Само по себе подобное предложение превращается в бессмыслицу. Как объяснить то ощущение, которое испытываешь, когда бензонасос захлебывается от нехватки топлива, а у тебя в этот момент схватывает сердце? Когда кровь в висках стучит в такт вращению коленвала?
        - Вы - страшный человек.
        - Вот те раз! Почему это?
        - Когда вы рассказываете о себе и машине, то выглядите настоящим безумцем. Маньяком с параноидально-бензиновым бредом.
        - Но вы-то меня, надеюсь, не боитесь?
        - Не знаю почему, но нет, не боюсь. Даже признаюсь - ужасно хочется испытать то же самое. Я до сих пор помню ту гонку, которую вы устроили в прошлый раз. Даже пару раз во сне видела, как мы мчимся по шоссе, и все остаются где-то далеко позади. Это ни с какими аттракционами не сравнить, потому что аттракционы - это игра, а здесь все всерьез. Адреналин, честно говоря, зашкаливает.
        - Я смотрю, вы начинаете понимать, в чем состоит истинный кайф вождения. Ну что, тогда - вперед?
        - А можно?
        - А кто нам запретит?
        - Вперед!
        Волга, взревев заждавшимся скорости движком, приветственно рыкнула и с готовностью полетела сквозь марево осенней слякоти, наматывая версты по кольцевой автодороге. Если Андрей был прав, и машина действительно была живая, то в эти мгновения она, наверное, казалась себе болидом из «Формулы-один». Усиленной конструкции с целью повышенной выживаемости на российских дорогах.

* * *
        За окнами беспрестанно валил снег. Даже на подоконниках выросли приличные сугробы, что уж говорить об улице. Судя по «Авторадио», в пробках стояло пол-Москвы. До Нового Года оставалось всего две недели, но Наталья не чувствовала приближения праздника. На работе был полный завал, и хотя то обстоятельство, что 31 декабря означало помимо конца квартала, еще и конец года, больше всего выводило из себя бухгалтерию, за компанию доставалось и всем сотрудникам фирмы. Невзирая на строгие запреты, народ курил, не выходя из офиса, и даже на обеденный перерыв не покидал рабочие места, довольствуясь супами быстрого приготовления и литрами крепкого кофе. Физиономии у сотрудников были совершенно невразумительные и опухшие. На вопросы, не относящиеся к работе, все отвечали с запозданием минуты на две, и не всегда в тему. По данному поводу системный администратор Колька, общающийся с окружающими исключительно на компьютерном жаргоне, уже устал острить, и только тихонечко постанывал: «Юзеры, лаймеры, ну смените вы себе процессоры, оперативки добавьте - висите же, как мастдай недопатченный!»
        Но всех переплюнул, конечно же, сам шеф. Он тоже всецело участвовал в предновогоднем аврале, получая подобно истинному главнокомандующему донесения то из бухгалтерии, то от западных партнеров, то от менеджерского сектора и принимая Судьбоносные Решения. Офис он покидал последним, даже после Кольки, а уж тот раньше девяти вечера домой не сматывался никогда. И вот, стоя как-то раз в кабине лифта и водя пальцем по кнопкам этажей, но так ничего и не выбрав, шеф с неизбывной мукой в голосе обратился к окружающим: «Какая-нибудь сволочь скажет мне, какое сегодня число?»
        Ржали все. Ржали так громко, что одновременно коллективным разумом дошли до одной и той же простой мысли: столько смеяться опасно. Можно лишиться премии, зарплаты и работы в целом. Поэтому через два этажа, сделав морды тяпкой, тактично заткнулись, давя в себе икоту и часто-часто смаргивая выступившие слезы. Шеф сделал вид, что так и надо. Слава Богу, пронесло!
        К должникам и проштрафившимся партнерам без всякого зазрения совести применяли самые садистские меры. Так, выяснив, что приехавший буквально на полдня представитель одной строительной фирмы из Воронежа не имеет на руках и половины нужных бумаг, женщины под предводительством Натальи организовали ему поднос с бутербродами, огромную кружку обжигающего чая, посадили его к факсу, и пялились на бедолагу до тех пор, пока тот не созвонился со своей организацией, и не получил все необходимое. Справедливости ради надо отметить, что глазели на него женщины вовсе не из своих кровожадных соображений, а просто потому, что поспорили: красит он волосы, или нет. Но откуда же несчастный мог это знать!
        Но за всей этой суетой Наталья не находила себе места, и отнюдь не из-за того, что что-то упустила, или что-то сделала не так. Просто она успела здорово привязаться к Андрею, своему странному «личному водителю», как он сам себя со смехом величал. Без ежедневных разговоров с ним ей уже было трудно представить свой рабочий день. Но сегодня, как и вчера, и позавчера, Андрей не будет ее встречать, поскольку улетел в командировку и вернется, самое раннее, через неделю. Поэтому настроение у Наташки было что ни на есть скверное, и даже то, что сегодня она полчаса убила на украшение своего кабинета новогодней мишурой и игрушками, радости не прибавило. Без Андрея она чувствовала себя в эмоциональном вакууме. Ей не с кем даже просто поделиться новостями! Павел все равно ничего в этом не понимает, разве что поддакнет для порядка, и все. С Зинаидой Наташка все разговоры старается сводить к минимуму. Мишка - ребенок. Дашку напрягать не хочется, у нее своя жизнь. И что же это получается? Совершенно чужой человек стал ей ближе, даже чем гражданский муж?
        И ведь это все притом, что дальше разговоров и совместных поездок на головокружительных скоростях дело не заходило! Наталья так и не смогла выбрать в своем загруженном графике время для посещения автомобильного клуба, в котором состоял Андрей. Да и машину себе пока не выбрала. Тем более что острая необходимость в ней как-то сама собой отпала с появлением Андрея. В гости они друг друга по понятным причинам не приглашали, кроме как в салоне «волги» нигде не общались. Безумие какое-то! Сейчас она начинает понимать Дашку, которая может с каким-нибудь незнакомцем общаться в чате или по электронной почте, сходить с ума от беспокойства, когда от него нет весточек, и при этом даже не знать со всей уверенностью: с парнем или с девчонкой она переписывается! Когда в свое время Наташка ее спросила, как же так, Дашка ответила: «Здесь главное - духовное единство, то, что тебя понимают и принимают со всеми потрохами, такой, какая ты есть. И местоположение или пол твоего друга уже не играют никакой роли. Разве что для удовлетворения любопытства поинтересуешься когда-нибудь. А то и этого не надо».
        Вот-вот. То самое пресловутое «чувство духовного единства» настырно требовало очередного допинга общения с Андреем, и не находя его, превращалось в стойкую хандру. Даже Пашка уже заметил, что с Натальей что-то неладное творится. И что ему сказать? «Извини дорогой, у моего случайного знакомого помимо меня оказались еще и свои планы, и я просто скучаю без него»?
        Желудок громко икнул и совершенно нетактичным образом намекнул на то, что хорошо бы забросить в него что-нибудь пожевать. Наталья закрыла за собой кабинет и отправилась на первый этаж, где работал буфет, и располагалось еще множество мелких фирм торгующих разной всячиной от косметики до одежды. Забросив в себя пирожок с капустой и потягивая за стойкой томатный сок, Наталья, от нечего делать, рассматривала их вывески. Взгляд ее помимо воли то и дело упирался в броскую надпись «Сотовая связь» с разноцветными лампочками гирлянды, призывно поблескивающими по периметру вывески. А что, может быть, зайти? Сделать себе подарок к Новому году? Или не стоит?
        Покончив с соком, Наташка все же решилась. Про сотовый телефон она подумывала уже давно, да и шеф ей как-то говорил, что половина расходов сотрудников на разговоры - за счет фирмы. Грех не воспользоваться.
        В итоге через двадцать минут Наталья уже была счастливой обладательницей новенькой трубки, заботливо упакованной в кожаный футляр. Но только к вечеру, когда пришла пора уходить с работы, Наташа вдруг поняла, что теперь расстояния между ней и Андреем ничего не значат. Он же говорил ей, что специально включил роуминг. Значит, стоит только набрать его номер, и она услышит его голос!
        Это осознание было настолько острым, что на мгновение Наталью словно парализовало. Пришлось немедленно присесть и собраться с мыслями. Когда она вышла из ступора, то хмыкнула про себя: это же надо, как «от радости в зобу дыханье сперло»! Потом достала трубку и, набрав заветные цифры, которые за это время выучила наизусть, прислонила ее к уху.
        - Алло?
        - Алло, Андрей, это Наталья, не отрываю?
        - Наташа, как я рад тебя слышать! Я тут со скуки помираю в этой Богом забытой гостинице. Рассказывай, как у тебя дела, как живешь!
        - Да вот, сотовый купила.
        - Значит, это теперь твой номер?
        - Да, мой.
        - Отлично! Я его немедленно запомню. Слушай, не боишься, что я тебе теперь названивать начну посреди ночи? Я тут уже волком вою от тупости местного начальства и от кретинизма обслуживающего персонала. Не поверишь: уже собирался махнуть бутылку, чтобы отрубиться до утра и ни о чем не думать, и как раз твой звонок! Прямо как глоток воды умирающему в пустыне!
        - Прямо уж и умирающему?
        - Наташенька, чувствую, что наговорю тебе сейчас кучу глупостей, но я здесь дни считаю до возвращения и до встречи с тобой. Я настолько привык к нашему общению, к полетам на ласточке. Нет, ты ничего такого не подумай… Хотя, я, наверное, вру.
        - В чем ты врешь?
        - Наташка, я чувствую себя, как тоскующий влюбленный сопляк, которого родители заперли дома на шестнадцатом этаже и не пускают к подружке. Я знаю, что не имею на это права, у тебя своя жизнь, любимый человек, сын, и все такое, но уже не могу с этим справиться. Наташка, прости засранца, но скажи: я тебе хоть чуть-чуть нравлюсь? Если я тебе надоедаю, мешаю - ты только скажи, и я уйду из твоей жизни. Но скажи, что ты чувствуешь? Для меня это очень важно! Жизненно важно!
        - Андрей, я не знаю, как и сказать…
        - Говори, как есть, я приму все, что ты мне скажешь.
        - Я очень странно себя чувствую. Я скучаю без тебя. Сильно скучаю. И, Андрей, я боюсь этого!
        - Чего, Наташенька?
        - Мы не имеем права так поступать. Я знаю, что нам надо расстаться. Но я не хочу этого. Тебя нет всего три дня, а я хожу, как побитая собака, и даже сослуживцы это отметили.
        - Ты чувствуешь себя обязанной перед Павлом?
        - Да. Нет. Не знаю. Но я не должна себя так вести. А по-другому тоже не могу. Андрей, что нам делать!

* * *
        Они проговорили почти полчаса, практически обнулив Наташкин счет. И ни к чему не пришли. Наташке хотелось одновременно вопить от радости дурным голосом и рыдать горькими слезами над своей дурацкой судьбой. Андрей признался, что любит ее. И она призналась, что любит его. Черт возьми, да она впервые в жизни так влюбилась! И так не вовремя, так неудачно. Ну, где он был раньше, когда она еще училась в институте, когда не было ни случайной встречи с Алексеем, ни Мишеньки, ни Павла с Зинаидой Петровной. А теперь они заварили такую кашу, которую просто так уже не расхлебать. Андрею легче: он одинок и никому ничем обязан. А что же делать ей?
        Совесть попыталась было потребовать немедленного прекращения встреч с Андреем, но была вынуждена отступить. Наташка даже представить себе не могла, как перенесет это, как сможет произнести слова «нам лучше расстаться друг с другом». Продолжать дальше в том же духе? Гонять на Волжанке и болтать обо всем на свете? Но этого уже мало, катастрофически мало! Рано или поздно они переступят последнюю черту, и что тогда? Как она сможет смотреть Пашке в глаза? И как она сможет отдавать ему свое тело, когда оно уже будет принадлежать другому? Павел не дурак, он рано или поздно обо всем догадается, если уже не сделал свои выводы. Наталья ведь не делала секрета из своего знакомства и того, что ее каждый день подвозят на машине. Тем более что начиналось все так невинно. Теперь же осталось просто сложить два и два и прийти к однозначному заключению. Не видеть того, что с ней творится, может только слепой. Она же сама себя закладывает своим поведением. А если еще и Зинаида бросится выяснять, в чем дело, то пиши пропало. Уж если она как-то раз решила, что на Наташку кладет глаз ее шеф (он же на последнее восьмое
марта не что-нибудь - золотую цепочку подарил!), и не поленилась промыть на эту тему мозги своему сыну, то сейчас точно молчать не станет.
        Значит, пока выход один - маскироваться. Пока она сама для себя не решила, как поступит, пусть никто ничего не знает, кроме них с Андреем. Потом все само собой устроится.
        Или все-таки уже решила?

* * *
        С Андреем Наташа увиделась в свой последний рабочий день в старом году. Его командировка затянулась, и домой он смог вырваться лишь под Новый Год. Наталья как раз раскладывала вместе с коллегами закуски на сдвинутые вместе офисные столы, чтобы приступить к непременной коллективной пьянке «по поводу», как ее подозвали к телефону. В итоге, просидев за столом буквально полчаса и выпив всего пару фужеров шампанского, Наталья, сославшись на личный форс-мажор, быстренько испарилась. Впрочем, это мало кто заметил, поскольку мужчины уже перешли на виски и водку, а дамы на коньяк и мартини. Каждый отрывался на казенной халяве, как мог.
        Андрей уже ждал ее на вечной автобусной остановке. Наташка с разбегу запрыгнула на переднее сиденье машины и оказалась в кольце его рук.
        - Привет, снегурочка!
        - Здравствуй, Дед Мороз - борода из ваты!
        - Ну, раз я - Дед Мороз, то получай подарки. Ты себя в этом году хорошо вела, родителей слушалась?
        - Ой, плохо вела, просто отвратительно!
        - Тогда это тебе авансом, чтоб исправлялась!
        - Андрейка, что это? Ты с ума сошел! Боже, какая красота! Ты же разоришься!
        - От покупки женских часиков еще ни один мужчина не разорялся. Ну, как, нравится?
        - Спрашиваешь! Поможешь застегнуть, а то я с непривычки никак с ними не справлюсь?
        - Разумеется. Натка, я так по тебе скучал, это просто ужас! Пил безбожно и скучал, тем более что там все равно ничем иным заняться не получается. Ты давай, о себе рассказывай! Сотовый тебе за неуплату еще не отключили?
        - Нет пока. Я чуть ли не раз в три дня за новой карточкой бегаю. И вообще, хватит мне зубы заговаривать, ты что, думаешь, что дарить подарки - это только твоя прерогатива? У меня тоже для тебя кое-что имеется. Правда, подарок не такой роскошный, но я когда его увидела, просто не могла пройти мимо. Понимаешь, он меня к себе позвал. Сказал: «Возьми меня с собой, я же только для Андрея, и ни для кого больше». Как я могла устоять?
        - Ты меня заинтриговала! И что же у тебя там такое?
        - Вот, держи.
        На ее ладони удобно расположилась маленькая «Волга», миниатюрная копия той, в которой они сейчас сидели. Был виден руль, панель приборов, открывались маленькие дверцы, вращались колеса. И на капоте тоже взлетал ввысь маленький гордый олень.
        - Наташенька, вот это сюрприз - так сюрприз! Я такого точно не ожидал! Где ты ее откопала, это же такая редкость! Я уже думал, что их никто не делает, сейчас одни лишь модели иномарок кругом стоят.
        - Да я же говорю - случайно получилась. Бродила в центре, искала подарки домашним, и тут увидела ее. Знаешь, такие наполовину ларьки - наполовину бутики. Одна стена стеклянная, если что-то нравится, что открываешь дверь и заходишь внутрь. Вот эта кроха на меня из-за стекла и посмотрела жалобно. И представляешь - она у них была в единственном экземпляре!
        - А еще какие-то машинки были?
        - Да нет же, говорю тебе. Только эта и стояла. И вообще они одеждой торгуют. Я так и не поняла, что же волжаночка у них делала.
        - М-да, прямо мистика какая-то. Ну, что делать будем? Я свободен, как вольный ветер в океане!
        - А я своих предупредила, что сегодня буду поздно, и в случае чего меня искать только по мобильному.
        - Великолепно! Тогда забуримся в один кабачок, там такого заливного лосося подают - язык от наслаждения проглотишь. И шашлык на шпажках у них неплохой получается.
        - Ой, я боюсь, что в меня больше ни кусочка, даже самого-самого вкусного не влезет. На работе так успели салатами и деликатесами объесться, что еще чуть-чуть - и лопну.
        - Тогда давай ко мне домой. Посмотришь на мою холостяцкую берлогу. Я тебе как раз фотографии из нашего клуба покажу и видео с последнего фестиваля. И елочку мою поможешь нарядить. Буду на нее в Новый год смотреть и тебя вспоминать. Ну, как, трогаемся?
        - Ага, поехали!
        - Жаль, сегодня будем ползти, как черепахи, трасса заснеженная, даже шипы не спасают. Полеты с ветерком только ближе к весне возобновятся.
        - Ну, это не страшно. Главное, что ты вернулся.
        - А что, были какие-то сомнения?
        - За последний месяц «сомнение» стало моим вторым именем.
        - И в чем это ты сомневалась?
        - Да во всем сразу! Думаешь, для меня это все легко дается? Терпеть не могу принимать важные решения, тем более, когда они затрагивают помимо моей жизни еще и других людей. Меня тошнит оттого, что я буду вынуждена обидеть парня, от которого я ничего, кроме добра, не видела, что буду должна как-то объяснять все это своим родителям, а они у меня придерживаются довольно строгих устоев. Хочется плюнуть на все, и спрятаться куда-нибудь далеко ото всех. Я боюсь перемен, понимаешь?
        - Тогда хочешь совет?
        - Хочу.
        - На сегодня забудь обо всем. Рано или поздно ты все равно с этим разберешься, но если начнешь заранее себя накручивать, то рискуешь заработать стойкую неврастению. Пожалей себя, просто расслабься и отдохни. Сегодня праздник, я хочу, чтобы ты его запомнила. И еще знай - я всегда помогу, чего бы у тебя не произошло. Как в песне:
«я приду туда, где ты нарисуешь в небе солнце».
        - «Позови меня с собой, я приду сквозь злые ночи…»
        - Именно так. Ну что, договорились?
        - Договорились.

* * *
        От Андрея Наталья вернулась только в первом часу ночи. Разыграла для Павла небольшую сценку под названием «подвыпившая женщина», чтобы он побыстрей оставил ее в покое, а потом долго лежала без сна, заново проигрывая в памяти каждое мгновение этого чудесного вечера. И она еще считала себя умудренной женщиной, которая познала в этой жизни практически все! Они с Андреем танцевали под кокаиновый твист из фильма «Криминальное чтиво», носились по комнатам с пригоршнями конфетти, осыпая друг друга цветным бумажным дождем, наряжали крохотную настольную елку малюсенькими игрушками и мохнатыми полосками мишуры, на спор ели пирожные без помощи рук, до бровей измазавшись сладким кремом. И, конечно же, любили друг друга.
        Такого наслаждения, как с Андреем, она не испытывала ни с кем. Казалось, что он читает ее самые сокровенные желания, предугадывает все ее действия и просьбы. Откровенно говоря, из всех мужчин, которых знала Наталья, он был первым, кто в первую очередь думал о том, как доставить наслаждение ей, а потом уже сам достигал сладостной разрядки. Секс с Андреем был подобен изысканному вину многолетней выдержки. Он заставил ее тело зазвучать, запеть, отозваться на каждое из его прикосновений. Она чувствовала себя скрипкой в руках мастера, глиной под пальцами скульптора. Когда она посмотрела на часы, то не поверила своим глазам. Они провели в постели больше двух часов! И ни на одно мгновение Андрей не оставлял ее без внимания, лаская и заводя ее все сильнее и сильнее.
        Но что самое поразительное, она так и не решила для себя, как же определить тип Андрея. Он менялся просто на глазах, как веселый хамелеон, проходя через ипостаси беззаботного мальчишки, галантного кавалера, опытного любовника, уверенного в себе мужчины. Он был неуловим, как Фантомас, и загадочен, как египетский Сфинкс. Казалось, что он прост и открыт, но попробуй копнуть чуть-чуть глубже, и понимаешь, что перед тобой terra incognita, земля непознанная. Свой внутренний мир Андрей надежно защищал от любого незваного вторжения, что наводило Наташку на мысль о том, что с понятием предательства он тоже был знаком не понаслышке. Ни один представитель сильного пола не интриговал ее так сильно, как он. Ясно только одно: загнать его под каблук не сможет ни одна женщина, в том числе и сама Наталья. И это здорово. Скоро три года, как она вместе с Павлом, и, несмотря на все ее усилия, он так и не научился открыто выражать свое мнение на семейном совете, чем беззастенчиво пользуется его мамаша. Он инфантилен и ищет в своих женщинах защиты и поддержки. Жить с ним удобно, но изображать из себя железную леди и
управлять всеми его действиями тоже надоедает, особенно, если твоя натура хочет чего-то иного. Равного тебе партнера, который будет уважать твою независимость и не станет путать роли, ища у тебя утешения по любому, даже малозначительному, поводу.
        Так что: уходить от Павла? Но как все ему объяснить? Иногда ей кажется, что он привязан к ней даже больше, чем Мишка, ее родной сын. Мишка сейчас познает мир, и мама для него, прежде всего - помощник на этом трудном и интересном пути. А Павел отгородился ото всех, сделал Наталью своим миром, замкнулся на ней и ничего иного видеть не хочет. Когда она дома, он таскается за ней из комнаты в комнату, как домашняя собачка, преданно заглядывая в глаза и предупреждая все ее желания. Приносит завтрак в постель, закутывает ее ноги пледом, когда она смотрит телевизор. С ним нельзя остаться наедине со своими мыслями, потому что Пашка приобрел дурацкую привычку садиться рядом и гладить ее руки. Она даже в ванной не всегда может от него спрятаться, потому что он любит мыть ей спину. Не пустишь - будет дуться полдня.
        И ведь самое глупое, что она ничего для этого не делала. Павел сам выбрал ее, сам пригласил к себе жить, и сам к ней привязался. Из отрывочных сведений, поступающих от словоохотливой Зинаиды Петровны, Наталья поняла, что Павел никогда не жил один больше двух-трех месяцев. Как только он вернулся из армии, то сразу же нашел себе девушку, с которой прожил около года. Потом ее сменила другая, затем появилась следующая… Павел боялся одиночества куда больше, чем Мишка темноты.
        Кстати, когда она года полтора назад попыталась узнать, почему Павел расставался со своими пассиями, то единственное, что она услышала - шипение Зинаиды:
«Единственное, что было надо этим сучкам - это Пашина квартира и прописка. А как только находили кого-то побогаче - сразу хвостом виляли в сторону». После такого резюме Наталья окончательно отказалась от постоянной прописки у Паши. Не хватало еще, чтобы ее этим попрекали. А так - она независимая женщина, живущая в гражданском браке, которая к тому же практически в одиночку содержит всю семью. Зарплату Паши едва-едва можно было растянуть на неделю. Впрочем, он, кажется, нисколько не комплексовал от того, что не он является основным добытчиком в семье. Главное, что средств хватает всем: и Мишке на книжки и игрушки, и Павлу на журналы по бодибилдингу и рыбалке (неважно, что ни тем, ни другим он не занимается), и Зинаиде на продукты и тряпки. Так зачем что-то менять?
        Голова шла кругом. Ну, бросит она Павла, сожжет за собой все мосты - а дальше-то что? Она знает Андрея слишком мало, чтобы принимать такое важное решение, не взвесив все за и против. А вдруг он просто играл с ней? Добился своего, а теперь увильнет в кусты? Сколько она уже перевидала таких «охотников», коллекционирующих свои любовные победы и не способных на сильные чувства. А если Андрей относится к их числу, и она его легковерная добыча?
        Но ведь это очень легко проверить! Если он станет ее избегать, то значит, ее подозрения обоснованы. Что ж, у нее, по крайней мере, будет что вспомнить. Любовник он был отменный, это у него не отнять. А если отношение Андрея к ней после всего, что между ними произошло, не изменится, то все в порядке. Можно будет считать, что первую проверку он прошел.
        Самое странное, что Наталья не чувствовала себя виноватой перед Павлом. Хотя, по ее собственному мнению, должна была бы. Но переполнявшее ее чувство радости от общения с Андреем затоптало все попытки совести напомнить о своем существовании. В конце концов, она не первая, кто изменяет своему мужу. Тем более что они официально не расписаны. Так в чем проблема? Пашка хороший, но он не в силах дать ей то, что дает ей Андрей. И она не любит его. Теперь-то она точно может это сказать. Но Павел не из тех, кому можно сказать: «Давай останемся друзьями». Нет, руки он на себя не наложит, и даже думать не станет о подобной глупости, но страдать после их разрыва будет долго. Так может быть, оставить все, как есть? Просто она всерьез займется воспитанием Павла, попытается сделать из забитого подкаблучника настоящего мужика. А для этого надо жить отдельно от Зинаиды, чтобы она не вмешивалась в их жизнь. В конце концов, даже с сексом можно вопрос решить, если рядом не будет надоедливой свекрови. Пусть это нельзя будет сравнить с тем, что происходило сегодня, но все равно, жить можно. А Андрей останется ее
любовником.
        Тьфу, черт, но ее же в таком случае надолго не хватит. И зачем ей двое мужчин, когда вполне достаточно одного: любимого и любящего. Пашка любит ее, любит беззаветно и преданно, но как же отказаться от Андрея?

* * *
        Праздники прошли бестолково и сумбурно. Сначала беготня по магазинам и стояние в огромных очередях, потом толкотня локтями с Зинаидой на кухне в процессе готовки, встреча Нового года под бой курантов в телевизоре и непременный бокал шампанского, и отбой, скомандованный Зинаидой в пол-первого ночи под предлогом того, что Миша хочет спать. Спать было ничуть не скучнее, чем сидеть за столом и тупо пялиться в ящик, поэтому Наталья возражать не стала.
        С Андреем Наталья договорилась встретиться второго января, для чего пришлось звонить Дашке, чтобы она в случае чего прикрыла ее перед Павлом и Зинаидой. Дашка согласилась помочь, но взамен взяла обещание, что в самое ближайшее время Наташка обязательно выберется к ней в гости «потрещать языками».
        Павел попытался было увязаться в гости вместе с Натальей, пришлось сказать ему, что планируется чисто девичья вечеринка подруг-однокурсниц, и мужчины там - персона нон-грата. Поморщился, но съел. Попросил лишь не задерживаться, на что Наташка лишь неопределенно пожала плечами: мол, там видно будет.
        На всякий пожарный прокатившись одну остановку на троллейбусе (а вдруг Зинаида из окна подсматривает), Наталья отправилась к Андрею. Она едва сдерживалась, чтобы не побежать к нему со всех ног, тем более что знала, что он ее уже ждет. М-да, ведет себя как школьница со своим первым мальчиком. А, в конце концов: Маслобойников ей юность испортил, так хоть сейчас наверстать упущенное. И Наталья вприпрыжку, как ребенок, подбежала к дому Андрея.
        Она даже не успела позвонить, как дверь квартиры распахнулась.
        - Здравствуй, Натка! А я тебя с балкона высматривал! И получилось! Пяти минут не прошло, как тебя увидел. Ведь как чувствовал!
        - Ой, ты меня совсем заждался? А меня дома задержали, пришлось слегка из себя спринтера изобразить.
        - Могу тебя заверить, что у тебя это великолепно получилось. Давай, проходи, я сейчас твою шубку повешу. Можешь смеяться, но ты будешь первая, кто в полной мере оценит мои гастрономические таланты. Я вдруг решил, что никто лучше меня самого не сможет правильно приготовить мясо, да и овощи сами просились на разделочную доску. Так что будешь моим главным дегустатором.
        До великолепно сервированного стола с немыслимо вкусно пахнущими блюдами они добрались только через час, да и то Андрею пришлось сгрузить все на журнальный столик около кровати. Наталья сама не ожидала от себя такого, но как только она вошла в комнату, то не могла думать ни о чем ином, кроме как о близости с Андреем. Их поцелуй все длился и длился, и закончился лишь тогда, когда оба, уже обнаженные, упали на застеленную покрывалом постель и предались любви. Скомканные вещи валялись вперемешку по всему полу, приглушенно играл один за другим сборники романтических баллад музыкальный центр, остывал гарнир. Все это уже не имело значения. Сейчас существовали только он и она, Андрей и Наталья, два любовника, два человека, пытающихся найти самые близкие дороги к сердцам и телам друг друга.
        А потом они ели салат из «морских гадов», к коим Андрей причислил креветок, мидий и кальмаров, пили золотой мускат, разрезали на крохотные ломтики тушеное мясо и кормили друг друга, забавляясь при этом, как малые дети.
        Идиллию прервал писк мобильного. Судя по мелодии, буйствовал сотовый Натальи. Она секунду поколебалась - не послать ли всех в тартарары, и не отвечать на звонок, но потом потянулась за трубкой. Определитель номера высветил ее домашний телефон. Ну, сколько можно, неужели даже полдня без нее прожить не могут! А, пошли они все в болото, будут приставать - скажет, что мобильный лежал в шубке, а в комнате громко играла музыка, и она ничего не слышала.
        Через пять минут мобильный запищал снова, но Наталья попросила Андрея сделать музыку погромче и налить еще вина. Сегодня она спряталась ото всех. Это ее день.
        Она не хотела сегодня говорить о чем-либо серьезном, но Андрей вдруг спросил ее:
        - Как собираешься поступить дальше?
        - Ты о чем?
        - О нас с тобой, о Павле, о твоих обязательствах перед домашними.
        - Не знаю. Не хочу принимать решение, это слишком больно.
        - Тебя устраивает твоя жизнь от начала до конца?
        - Я бы не сказала, но и рвать по живому тоже не могу. Пойми меня.
        - Натка, тогда и ты меня пойми. Чем дальше я общаюсь с тобой, тем меньше хочу, чтобы какой-то другой мужик имел на тебя хоть какие-то права. Я не хочу делить тебя с кем-либо, и готов взять на себя всю ответственность за тебя и твоего сына. Только не подумай, что я тебе все сгоряча леплю, или мухоморов с беленой объелся. Натка, я хочу, чтобы ты была моей женой. Со всеми вытекающими отсюда последствиями.
        - О Боже, еще один! Ну, куда ж вы на мою голову со своей женитьбой! Не хочу я туда, мне и так неплохо, разве не понятно?
        - Наташка, глупыш, да никто тебя насильно в ЗАГС не тащит, просто я хочу, чтобы ты была со мной и со временем стала моей женой. Вот и все. И если тебе так трудно, давай, я с твоим Павлом переговорю? Объясню ему все по-мужски, тем более что он не заслуживает обмана, как я тебя понимаю.
        - Андрюша, спасибо за предложение, но я чувствую, что должна сама все ему рассказать. Иначе будет хуже и мне, и ему. Но сейчас я просто не готова к этому. Я даже не знаю, какие слова ему сказать, чтобы он все понял и не сильно страдал.
        - Что бы ты ему не сказала, ему все равно будет тяжело, уж поверь мне. Не пили тупым ножом, отсеки за один раз, прошу! Я ведь и сам как-то раз оказался в положении твоего Павла, знаю, каково ему придется. Мне моя подруга тогда так мозги полоскала, что казалось еще чуть-чуть - и свихнусь окончательно. Истерики закатывала, ночевать не приходила. Я сначала долго ничего не хотел видеть, а потом как-то разом понял, что происходит, и что дальше нам нормальной жизни не будет. Тогда собрался с духом, выбрал момент, когда она слегка успокоилась, и выложил все карты на стол. Она сначала все отрицала, затем разозлилась и сказала, что да, есть один парень, который всерьез положил на нее глаз. В общем, бессонная ночь, рыдания друг у друга на плечах, и паковка вещей. Она с утра тому хлопцу позвонила, он заехал, забрал ее и сумки и увез.
        - И как ты себя чувствовал?
        - Как ревнивый обманутый самец с рогами на голове. Еле сдержался, чтобы мужика ее по двери не размазать, хотя и понимал, что совершу самую великую глупость в своей жизни. Он-то при чем, в конце концов? Если бы ей со мной действительно было хорошо, то она бы и осталась со мной, несмотря ни на кого. А так что-то у нас наперекосяк пошло, вот у нее отдушина и нашлась. Не было бы этого мужика, появился бы другой. Но это я сейчас такой умный, а тогда ты бы меня послушала, сколько я гадостей наговорил. И ведь бесился-то от осознания того, что уже ничего изменить не могу, только еще хуже сделаю. Правда, мне тогда всего двадцать три было, но сопляком я себя уже лет пять, как не чувствовал, и жил отдельно от родителей.
        - Сложно это. Ужасно сложно. И потом, у меня же сын, ему почти три года. Это маленький человек со своим характером, привычками, капризами. Он в Пашке души не чает, а тот в нем. Я, например, точно знаю, что сейчас они сидят и читают вместе какую-нибудь книгу, или в солдатики играют. Мишка считает его своим папой. А про тебя, как потенциального отца, я ничего не знаю: а вдруг ты детей не любишь? Мишка меня тогда своим смертным врагом считать будет, если я его заберу от Павла к чужому дядьке, который на него рычать будет и командовать: иди туда, делай так.
        - Вот на этот счет можешь быть абсолютно спокойна, я думаю - мы с ним быстро поладим. Если хочешь знать - на мне всегда вся наша дворовая малышня гроздями висла. Да и сейчас: прихожу в гости к своему другу, а у него жена недавно родила. Младенец криком исходит, жена бегает по всему дому, все у нее из рук валится, папа погремушками над колыбелькой бренчит и тихонько поругивается про себя. В общем, типичная ситуация. Я подошел и только его на руки взял, как карапуз утих. Ты бы видела, как ребята на меня посмотрели. Оказалось, он у них с рождения крикливый, и молчит, только когда спит. А у меня враз успокоился.
        - Не убедил. Пока сама не увижу, как ты с детьми обращаешься, не поверю.
        - Слушай, а кстати: покажи мне своего сына?
        - У меня только фотка полугодовалой давности, в бумажнике лежит. Сейчас достану. На, держи!
        - Вау, вот это да, если бы своими глазами не увидел…
        - Да что там?
        - Подожди, сейчас тоже пару фоток достану, тогда сама все поймешь.
        Андрей, накинув на себя роскошный стеганый халат, залез куда-то на антресоли и достал старый фотоальбом с выцветшим бархатом на переплете. Смахнул с него пыль, раскрыл, пролистал пару страниц, и положил на колени Наталье.
        Со страниц альбома на нее смотрел ее Мишка, только в окружении совершенно незнакомых людей. Сзади набегали на берег волны, Мишка сидел верхом на каком-то диковинном расписном звере, мужчина положил руку ему на плечо, а женщина просто улыбалась, открыто глядя в объектив.
        - Это кто?
        - Это я с родителями на море. Мне здесь как раз что-то около трех-четырех лет, точно не помню.
        - Слушай, но как это возможно?
        - Парадокс природы, иначе не назовешь. Здесь я еще белоголовик, а где-то после четвертого класса стал темнеть. В итоге даже не знаю, как обозначить свой цвет волос. То ли темно-русый, то ли уже шатен.
        - Да нет, скорее русый, на шатена ты не тянешь. И все равно, ну надо же! Слушай, а может быть, это просто случайно так фотографии похожи, а на самом деле у тебя в детстве другое лицо было? Ну, повернулся как-то не так, фотограф тебя не так снял…
        - Да нет, я именно такой и был. Если хочешь - можешь дальше фотографии посмотреть, это мой детский альбом. Вот здесь меня только-только из роддома забрали, правда, все равно ничего не видно, кроме кулька на руках мамы. Вот первое купание, а это детский сад. Вот школьные снимки пошли. Видишь, все похожи друг на друга, ничего в том, первом снимке, особенного не было.
        - М-да, нет слов. И что же это получается, Мишка, когда вырастет, будет на тебя похож?
        - С некоторой долей вероятности это можно утверждать, хотя всегда есть вариант, что напомнят о себе и другие гены, например, мамины. Ты же с сыном совершенно не похожи друг на друга. По крайней мере, пока.
        - Спасибо, что просветил, я то я даже не догадывалась. Между прочим, на Пашку он тоже не похож.
        - Получился копией своего папы?
        - Ну да, и год от года все сильнее его напоминает. Очень надеюсь, что хотя бы характер у него будет не отцовский, а то своими руками из него дурь выбью.
        - Ты чего!?
        - Да шучу я. Юмор у меня такой, черный.
        - А этот парень знает, что у него сын родился?
        - Он от него еще до рождения отказался, так что Мишка - только мой сын и ничей больше. Я ему и отчество другое придумала, чтобы ничего ему от этого засранца не перешло по наследству. Но природа надо мной решила посмеяться, и вот у темноволосой мамы южного типа появился классический блондин. Но ты меня теперь слегка успокоил: если он пойдет по твоим стопам, то есть шанс, что блондином он не останется.
        - Вот прицепилась к цвету волос! Да забудь ты, плюнь и разотри. Лучше давай о нас подумаем!
        - Не хочу думать!
        - А что хочешь?
        - Тебя хочу…

* * *
        Домой Наталья опять вернулась после двенадцати. Пашка не спал, курил на кухне и ждал ее. Почему-то его вид вызвал у Наташки дикий приступ раздражения. Она быстро повесила шубу на вешалку и, стараясь не шуметь, прошла на кухню, чтобы вскипятить себе чаю.
        - Я тебе звонил несколько раз…
        - Я не слышала телефон, у нас музыка грохотала.
        - И ты даже не хочешь спросить, что случилось?
        - Ну, что случилось?
        - К маме вызывали «скорую».
        - Что-то серьезное?
        - Она увидела, что ты без шапки ушла, переволновалась, что у тебя менингит будет. В итоге у нее сердце заболело.
        - Хочешь сказать, что ее забрали в больницу?
        - Нет, померили давление, сказали, что все в норме, накормили валидолом и уехали. Сказали, чтобы поменьше беспокоилась. Не врачи, а коновалы.
        - Извини, Паша, но я не верю в эту внезапную болезнь твоей мамы. Что-то в последнее время она зачастила «скорую» по поводу и без повода вызывать. Мне кажется, она просто хочет лишний раз обратить на себя внимание, только и всего.
        - Как ты можешь так говорить! Ей же было так плохо, я сам видел!
        - Ну и что ты видел? Причитающую маму, хватающуюся за сердце? Прости, я тоже так могу повопить, если скучно станет. А сердце у нее здоровое, нам бы такое иметь, как у нее. Или не помнишь, что ей кардиолог в прошлом году сказал?
        - А вдруг она за этот год резко сдала? Она же так устает!
        - От чего? От своей мышиной возни по дому? Продукты я домой приношу, мусор ты выбрасываешь, Мишкой все по очереди занимаемся. А к готовке и уборке она сама никого не допускает, будто сам этого не знаешь! Так что, дорогой, если бы она действительно уставала - то нашла бы способ снять с себя часть домашней работы. А раз она об этом даже слышать не хочет - значит, ничего у нее не болит. Просто капризничает.
        - Ты стала какая-то другая, чужая. И говоришь такие ужасные вещи. Раньше ты так не поступала с нами.
        - Как - «так»? Да, раньше я закрывала глаза на все чудачества твоей матушки, а сейчас извини, устала. Мне еще ее ремонт долго в кошмарных снах видеться будет, а про все остальное я уже просто молчу. Ведь говорили ей: не торопись, давай все вместе обсудим. А в итоге? Обои в ванной, как я и предсказывала, уже в трубочку по краям сворачиваются, в туалете тоже что-то вроде серпантина с потолка свисает из-за того, что она обои на трубу с вечным конденсатом намотала. Кухня теперь выглядит, как какой-то балаган: мало было хохломы на столе, так она еще и стены обоями под хохлому оклеила. Меня уже тошнит от всего этого. А сколько она во все это денег вбухала? Это кто-нибудь считал?
        - Малыш, ну пойми ты, она пожилой человек, со своими безобидными странностями. Разве это так сложно - просто быть чуть-чуть терпимее к ней?
        - Паша, я уже устала от всех этих «чуть-чуть». Я на грани срыва. И, между прочим, все ее странности не настолько уж и безобидны. Ты знаешь, что она Мишке понарассказывала? Я его тут спрашиваю - ну что, Мишанька, в детский сад пойдешь? А он мне: нет. Я его спрашиваю, почему это? А он отвечает: мне баба Зина сказала, что там микробы живут, и туда плохие дети ходят, которые меня бить будут. Ты представляешь! Оказалось, что микробы - «это такие ужасные черные бяки, которые нападают на тебя, если ты не слушаешься взрослых и по дому без тапочек ходишь». Запугала мне ребенка, наговорила ему кучу глупостей. И как мне после этого к ней относиться? Я Мишке тогда полвечера объясняла, что микробы совсем не страшные, что человек всегда сильнее микроба, и что в детском саду весело и интересно.
        - Ну, она же это не со зла, ты же знаешь!
        - Ага, а ребенок у меня потом неврастеником вырастет. И вообще, не забыл еще, куда благими намерениями дорога выстлана?
        - Наташенька, ну прости ты ее, она ведь старый больной человек. Ей, может быть, совсем недолго осталось, вот она и старается изо всех сил, чтобы как можно больше успеть для нас сделать.
        - Этот «старый больной человек» еще нас с тобой переживет и в могилу сведет своей заботой. Меня, по крайней мере, точно. Слушай, давай переедем, а? Ты только скажи, я за неделю подберу нам удобный вариант, и машину организую. Поживем в свое удовольствие, без нее? Ну, давай, соглашайся!
        - Ты же знаешь, я не могу бросить маму. Она же без нас пропадет.
        - Не хочешь - дело твое. Поступай, как знаешь. Но учти: если она все-таки умудрится меня окончательно допечь, я все равно сниму квартиру, вне зависимости от твоего желания.
        - И ты что, готова даже бросить меня ради того, чтобы пожить отдельно?
        - Я же сказала: когда меня доведут до белого каления. А пока мы все еще вместе. Но прошу: подумай над тем, что я тебе только что сказала. Всякому терпению приходит конец, моему в том числе. А сейчас я хочу спать. И, пожалуйста, не приставай ко мне этой ночью, я устала.

* * *
        На работу Наталье надо было выходить только где-то числа восьмого. Шеф решил устроить всем что-то вроде рождественских каникул. Видимо, в качестве компенсации за декабрьский дурдом. Хотя, как показывала практика, на что-либо путное в межпраздничный период народ, как правило, не способен, поэтому шеф от своей
«доброты» ничего не потерял.
        Отношения в доме особой теплотой не отличались, поскольку Наташа окончательно перестала во всем угождать Зинаиде, и более того, целые дни проводила вдвоем с сыном: гуляла с ним, играла в снежки, рассказывала на ночь сказки, отвечала на многочисленные вопросы своего маленького почемучки. Зинаиду Петровну она к нему даже не подпускала. Мишка был ужасно рад такой перемене, произошедшей с его вечно занятой мамой, и отрывался по полной программе. Даже рассказал по большому секрету, что очень хочет на день рождения машину с «большими руками, которые снег загребают». Задал задачку.
        Павла они с собой не брали. Во-первых, Наталье действительно хотелось побыть с Мишанькой наедине, а во-вторых, она боялась, что сорвется, если он будет рядом. Наташку просто трясло, когда Павел был рядом с ней и смотрел на нее преданно и верно, как служебная овчарка. Только в последнее время к этому взгляду добавился еще и плохо скрытый укор: «Как ты можешь так себя вести!»
        Но была и еще одна причина столь тесного общения Натальи и Мишки. Она не находила себе места от волнения и хоть таким образом пыталась успокоить свои нервы. Куда-то пропал Андрей. Его сотовый сначала молчал, потом вежливый механический голос заученно говорил «абонент временно недоступен, перезвоните позже…» Телефон квартиры, которую он снимал, тоже не отвечал. Пару раз Наташа звонила в его дверь - безрезультатно. Вывод напрашивался самый неутешительный: Андрей решил исчезнуть из ее жизни. Скорее всего, он понял, что в самое ближайшее время Наталья не собирается хоть как-то решать сложившуюся ситуацию, а вкупе с ее словами о том, что она не хочет быть его женой, впрочем, как и чьей-либо еще, пришел к выводу, что барышня, озабоченная таким количеством проблем, ему не нужна. Что ж, его можно понять, но почему же так больно? И почему он не поставил ее в известность о своем намерении? Решил удалиться по-английски? Хорошо, что она внутренне была готова к подобному варианту развития событий. Хотя… что она себе врет? Все равно больно. Очень больно. Как удар под дых. Как ведро с ледяной водой на голову.
Очередной щелчок по носу от судьбы. Ничего, она гордая. Она вынесет и это: не в первый раз. Бывало и похуже.
        Каникулы пролетели быстро, и Наталья снова вышла на работу. Работа всегда выручала ее, помогая отвлечься от собственных тягостных мыслей, поможет и сейчас. Поэтому она первым делом занялась разбором накопившей корреспонденции, благо, что ее было не так и много, в основном - поздравления от партнеров. Затем стала разбираться с электронной почтой. Просмотренные письма одно за другим отправлялись в корзину. Ничего ценного в них не было.
        Последнее письмо было адресовано лично ей. Интересно, от кого это? Обратный адрес ей ничего не говорил, какая-то нефтяная компания, судя по всему. Где это она успела пересечься с нефтяниками?
        Прочитав первые строчки, Наталья заплакала. Потом ударила кулаком по столу, сделала тройной оборот на кресле и засмеялась. Показала язык собственному отражению в стекле шкафа и снова уставилась в монитор. Андрей прислал весточку о себе. Он писал:

«Дорогая моя Натка! Представляю себе, как ты себя сейчас чувствуешь, винюсь перед тобой и казнюсь! Умоляю о снисхождении и прощении! Меня снова услали в командировку, причем в режиме „билеты куплены, до самолета пять часов“. Наш филиал решил показать головному офису свои зубки и жить самостоятельно. Приходится твоему покорному слуге со-коллеги объяснять местным ребятам, что так не делается. Половину уже уволили, второй половине прочищаем мозги. Противно и обидно, тем более что до тех пор, пока не наберем новых сотрудников и не научим их делать дело, придется самим пахать за себя, и за того парня. Сколько это безобразие продлится - даже сказать трудно. Боюсь, что месяц точно, а то и дольше. Сотовый я, как нарочно, забыл дома, поэтому здесь первым делом дорвался до Интернета. Я ж твоего адреса не знал, поэтому сначала пришлось отыскивать фирму, в которой ты работаешь, а потом дошло дело и до твоих координат. Очень надеюсь, что моя весточка дойдет до тебя. Безумно скучаю в ожидании ответа и посыпаю голову пеплом за собственное разгильдяйство. Влюбленный без памяти, твой личный водитель Андрей».
        Он не бросил ее! Он любит ее! Какая же она глупая. И какая счастливая!
        Наталья срочно принялась набирать ответ. Рассказала про то, как испугалась, что Андрей уходит от нее, про то, что творится дома. Письмо получилось довольно сумбурным, но переделывать Наталья ничего не стала, а поскорее отправила его адресату.
        Андрей среагировал незамедлительно, и где-то часа через три в папке «Входящие» Наташу ждало очередное послание.
        "Натка!!! Ура! Зар-р-работало!!! Только что получил твое письмецо. Не поверишь, как полегчало на сердце. Я так переживал, что мы с тобой остались без средств связи! Дозвониться до Москвы здесь труднее, чем просто доораться, слышно ужасно, в трубке какие-то щелчки. Я сразу понял, что это нам не подходит. Спасибо Билли за электронку, что бы мы с тобой сейчас без нее делали! Хотя с Windows он, конечно, напортачил изрядно. Впрочем, все мы не без греха.
        Ты пишешь, что у тебя дома накалилась атмосфера. Чувствую, что я тоже виноват в этом, хотя даже слегка рад этому обстоятельству. Только не обижайся на эгоиста, умоляю! Просто так у меня появляется все больше и больше шансов. Помнишь старое: рыба ищет, где глубже, а человек, где лучше? Вот и я надеюсь, что ты выберешь наилучший для себя вариант, то есть - меня (каков нахал, а?)
        Что касается меня, то пока мечусь, как крыса, проспавшая время, когда надо было сваливать с корабля, и пытаюсь связать концы с концами. Местные вконец запутали бухгалтерию, и надо всерьез попотеть, чтобы избежать дружеских объяснений с налоговой полицией. О чем только думали, не понимаю! Или надеялись, что их фортели пройдут незамеченными? Я еще в прошлый свой приезд сюда почувствовал, что дело пахнет керосином, но не думал, что все зайдет так далеко.
        Ой, извини, опять отрывают от тебя! Напишу, как только смогу! Все, бегу! Целую в обе щечки и прелестный носик, люблю, тоскую! Андрей".
        Домой Наталья ехала в счастливом анабиозе, не замечая толчков со стороны зажатых в вагонах метро граждан, запаха пота, разнообразных духов и дешевого табака. Народ то и дело косился на нее, поскольку блаженная улыбка в тон собственным мыслям не покидала Наташкиного лица. Как же хорошо-то, Господи!!! Он ее любит! И она еще тоже! Что может быть лучшим подарком под старый Новый год и все праздники вместе взятые!
        И, наверное, даже неплохо, что все вышло именно так. Разлука, оказывается, тоже может оказаться полезной штукой. По крайней мере, теперь она точно разобралась в собственных чувствах. Радость от возвращения в ее жизнь человека, которого она уже считала для себя пропавшим, сказала ей все сама за себя. Дело за малым: осторожно и как можно более деликатно разойтись с Пашкой. Вот как только это сделать? Хороший он парень, не хотелось бы его лишний раз травмировать, но как без этого обойтись?
        Зинаида Петровна, видимо, решила пойти навстречу Наташкиным чаяниям, и подбросила ей такой повод для, как минимум, раздельного проживания, что держись! Вечер начался со стандартной стычки из-за Наташиных вещей, которые Зинаида в очередной раз переложила на ведомое ей одной место. Наталья не терпящим возражения тоном потребовала, чтобы ее вещи лежали на тех местах, куда она лично их положила, и нигде больше. Свекровь аж поперхнулась, попыталась что-то сказать, но тут же была вынуждена под конвоем Наташи возвращать пропавшие шмотки. На этот раз Зинаида покусилась на дорогой французский деловой костюм, в котором ей, наверняка, не понравился довольно свободный разрез на юбке, и на тонкие шелковые брючки, соблазнительно обтекающие фигуру. Якобы одежда не по сезону, так зачем же место в шкафу занимать, вот придет весна, и тогда… Наташка выговориться ей не дала. Просто взяла вещи и повесила их обратно. Потом позвала Мишку и закрыла за собой дверь в комнату. Сразу же начались картинные хватания за сердце, поиски валерьянки и корвалола… Паши дома пока еще не было, поэтому оценить спектакль было, увы,
некому. Вызывать «скорую» Наталья уж точно не собиралась - нечего людей от дела отрывать, у них и так работенка - не приведи, Господь.
        Вот тут-то Мишка и преподнес ей сюрприз. Хоть стой, хоть падай. Наталья усадила его к себе на колени, но маленький непоседа вырвался от нее и убежал на середину комнаты.
        - Миша, ты чего? Иди ко мне!
        - Не пойду.
        - А почему это вдруг?
        - Мама плохая.
        - И почему же у тебя мама плохая? - произнесла Наталья, моля Бога, чтобы не сорваться и не накричать на своего любимого несмышленыша, тем более что откуда ветер дует, было, в принципе, уже понятно.
        - Она папу не любит.
        - А как она папу не любит?
        - Она его гулять с собой не берет. Папа поэтому грустный ходит.
        - А что она еще плохого делает?
        - Ну, она ему грубые слова говорит.
        - А какие слова?
        - Не знаю. Грубые. Плохие, то есть. Я не знаю какие, их баба Зина знает.
        - А что еще тебе баба Зина говорит?
        - Что ты ее тоже не любишь. Как папу. Она из-за тебя плачет и болеет много. И может даже умереть. Как дедушка. Все люди умирают. И я тоже умру, баба Зина говорит…
        Тут Мишка не выдержал и разревелся. Наталья бросилась к нему, крепко-крепко обняла, взяла на руки и стала укачивать, как грудного младенца.
        - Не плачь, мое солнышко. Ты будешь жить долго-долго и счастливо-счастливо. Сначала ты пойдешь в детский сад, потом закончишь школу. Представляешь - ты будешь учиться целых десять лет! Потом ты станешь студентом, женишься. У тебя будут свои детишки, как ты у меня. А я стану им бабушкой. Потом у твоих детей родятся детки, и ты будешь им дедушкой. Потом ты станешь мудрый-мудрый, и голова у тебя будет седой. А когда придет смерть, ты ее даже не заметишь. Она совсем не страшная. Это как крепкий-крепкий сон. Ты просто заснешь и не проснешься.
        - Правда?
        - Правда, мой зайчик, правда.
        - Мама, а что такое «приемыш»?
        - А где ты это услышал?
        - Баба Зиной с папой разговаривали, она ему сказала: «ты ее приемыша воспитываешь, а она это не ценит». А кто это она?
        - Это… у папы на работе одна женщина. А приемыш - это папин ученик. Он его учит, как склад охранять.
        - А, тогда понятно, - важно сказал Мишка. От непросохших слез реснички на его голубых глазах слиплись, щечки покраснели. Наталья расцеловала сына, он обнял ее своими ручками и тесно прижался, как будто пытался от кого-то спрятаться. Наташа снова принялась его убаюкивать. Видимо, Мишенька здорово устал после своей истерики, потому что буквально через десять минут сонно засопел на мамином плече. Наташа положила его на кровать, укрыла до подбородка одеялом, выключила в комнате большой свет, оставив лишь один ночник, и вышла на кухню.
        В груди у нее аж все клокотало от ярости на Зинаиду. Как она посмела только наговорить такое маленькому ребенку. Ее ребенку! И после этого она еще будет лицемерить, говорить, что заботится о нем, воспитывает его! К черту такое воспитание. Лучше уж совсем никакого, чем такое. Без носок не сиди, без кофточки не ходи, туда нельзя, руками не трогай, мама плохая, будешь плохо себя вести, я умру… Что дальше? Хорошо хоть Мишка, простая душа, все рассказал. Он еще не умеет притворяться и не понимает сути взрослых игр. Но Зинаиде это с рук больше не сойдет. Наталья этого не допустит, хватит.
        Хлопнула дверь, пришел с работы Пашка. Тотчас к нему навстречу выскочила Зинаида, пытаясь опередить Наташку и первой выдать сыну свою версию произошедшего конфликта. Наталья же просто дождалась, когда Пашка прошел на кухню и сказав Зинаиде: «Извините, нам надо поговорить наедине», - закрыла перед ее носом дверь. Высший пилотаж и пятерка по хамству. Зинаида, конечно, попытается все подслушать, но это уже дело ее. Пусть уши тренирует, если так хочется.
        - Что у вас тут произошло? Вы с мамой аж искрите! Опять не поладили?
        - Произошло то, что должно было случиться. Твоя матушка перешла всякие разумные границы, и я намерена положить этому конец.
        - Да кто-нибудь мне толком скажет, что у вас стряслось друг с другом?
        - Зинаида использует Мишку, чтобы давить на меня. Этого недостаточно? Она наговорила ему кучу гадостей, в том числе про то, что он умрет. Ребенок, само собой испугался, расплакался. А до этого попытался оттолкнуть меня. И чужими словами поведал о том, что «мама плохая и папу не любит». Это как?
        - А ты меня любишь?
        - Не переводи стрелки. Разговор сейчас не о нас с тобой, а о ней и моем сыне. Да, можешь передать: еще раз узнаю, что она называет Мишу приемышем - приму меры. И они ей вряд ли понравятся. Иногда я умею быть весьма гадкой.
        - Наташенька, не кипятись, ну пойми ее…
        - Да что с тобой! Ты хоть понимаешь, о чем просишь?! Нет, в этом доме положительно все сошли с ума. Я никогда не пойму женщину, которая пытается настроить моего сына против меня. Если ей что-то не нравится - пусть сама скажет мне об этом. Но использовать в своих целях маленького мальчика, которому даже еще трех лет не исполнилось - это подло.
        - Да, мама не права. Но ты же сильная женщина, тебе легче пойти ей навстречу…
        - Да почему всегда я одна должна «идти навстречу» и кому-то что-то объяснять!!! Я могу считаться сильной женщиной только в силу стечения обстоятельств, уж прости за каламбур. А сама бы, между прочим, с превеликим удовольствием расслабилась и стала мягкой и пушистой, если бы рядом был человек, который сам решал все бытовые и прочие проблемы, а не просил бы об этом меня.
        - Ты хочешь сказать, что я тебя не устраиваю?
        - Давай начистоту. За последний год я стала тягловой лошадью, тащу на себе весь этот дом, кручусь как белка в колесе. А если представим себе ситуацию, что я вдруг заболела, пропала, попала в больницу на полгода, потеряла работу? И как вы все будете выживать в такой ситуации? Матушка твоя давно бросила работу, и назад не собирается, твои крохи семью не спасут. Да и кто ходит по инстанциям, кто разбирается с ЖЭКом, слесарями, прочим народом? Уж никак не ты. Согласен?
        - Но ты же знаешь, что я терпеть не могу стоять во всех этих очередях и ругаться с чиновниками!
        - А я, значит, это просто обожаю? Поэтому в свои законные выходные нахожу время и в очередях постоять, и на рынок заскочить, и за консьержку заплатить. Так что ли?
        - Наташа, не раздувай из мухи слона. Ну, с чего ты взъелась? Я понимаю, ты устала, ты много работаешь, но что мне сделать для тебя?
        - Просто стать настоящим мужиком. А не нюней с вечной присказкой «я не могу, мама этого не выдержит» или «не позволит». Оторвись ты наконец-то от матери, взрослый ведь давно, а ведешь себя как подросток. Это не могу, то не хочу, это мама сделает, с этим Наташка справится. Тьфу, противно.
        - Значит, ты считаешь, что я - не мужик?
        - Ты лучше сам определись с этим вопросом, ладно? Если считаешь себя настоящим мужиком, то можешь взять на себе ответственность хотя бы за мое душевное спокойствие. Я не для того надрываюсь на работе, чтобы выслушивать то, что было сегодня. И последнее китайское предупреждение: еще хоть раз что-либо подобное произойдет, через неделю меня и Миши здесь не будет.
        - Так ты все-таки хочешь отсюда уйти?
        - Не я хочу - вы меня на это толкаете. Ты своим бездействием, а твоя мать напротив, активным вмешательством туда, куда не следует. Мне мое спокойствие дороже, чем то, как это воспримет Зинаида, уж прости, пожалуйста.
        - Ты хочешь меня бросить…
        - Опять двадцать пять. Даже говорить на эту тему больше не хочу. Я уже и так сказала достаточно. А теперь я пойду в комнату, а ты общайся со своей мамой, она, по-моему, уже весь линолеум в коридоре истоптала от нетерпения выложить тебе всю правду-матку обо мне. Да, сегодня Миша спит с нами. Если тебе тесно, расстели себе на полу. Спокойной ночи!
        И Наташка вышла из кухни, едва не зашибив дверью подслушивающую Зинаиду. Ну, надо же, уже и не стесняется, вот дает!
        Эту ночь Павел провел на полу, чтобы не мешать ей с Мишей. Как он пришел в комнату и стелился, Наталья даже не заметила, потому что крепко спала.
        На работу все поднялись, как обычно. Павел обычно вставал на полчаса позже нее, когда Наталья уже выбегала на улицу. Сегодняшний день не стал исключением.
        Первым делом, как только она вошла в свой кабинет, Наталья сразу же залезла в почтовый ящик: а вдруг? Андрей не обманул ее ожиданий: квадратик письма уже маячил в нижнем правом углу экрана.
        "Привет, Натка! Я здесь всего четыре, нет, уже пять дней, а кажется, что прошла целая вечность. Когда я пишу эти строки, все уже смотались по домам и гостиницам. Все-таки почти десять вечера. А у меня гостиница открыта до двенадцати, так что могу себе позволить роскошь хотя бы виртуального общения с тобой.
        Здесь у нас творится полный дурдом. Я начинаю напоминать себе какого-то монстра. Никаких чувств, никаких эмоций. А ведь только за сегодняшний день я уволил еще двоих. И ведь прекрасно знаю, что в этом городишке работу днем с огнем не найти, а у проштрафившихся семьи, дети… Но они предали нашу компанию, показали свою ненадежность, свою, как раньше говорили, профнепригодность. А значит, я не имею права, как представитель компании, оставить их на месте. Потому что сегодня пожалею их, а завтра сам потеряю работу, поскольку моя фирма просто прекратит свое существование. Жестоко, но необходимо. Никогда не думал, что придется этим заниматься, но, черт побери, приходится. Тяжело, тем более что со многими уже уволенными я в прошлые приезды успел подружиться. А теперь рублю по живому. Раньше бы сказали, что так случится, я бы был себе противен от макушки до пяток. А так на меня снизошло благословленное отупение, действую строго по инструкции, чем себя и утешаю. Единственное мое спасения - это ты, любовь моя.
        Знаешь, у меня было достаточно времени, чтобы подумать о нас, о нашем знакомстве, о том, что произошло между нами. За те месяцы, которые мы общались с тобой в ласточке, мне кажется, что я знаю тебя насквозь. Те две встречи, которые судьба подарила нам, только подтвердили мое впечатление о тебе, как о чудесном человеке, которого я, благодарю тебя, Боже, вовремя увидел на этой промокшей автобусной остановке. Знаешь, есть такое выражение - «духовное родство» - когда люди понимают друг друга ни то что, с полуслова - с полувзгляда. Вот у меня с первой же минуты возникло то самое чувство, словно я знаю тебя уже очень-очень давно. А когда вдохнул долгожданный запах твоих волос, твоей кожи… Это мой запах - от начала и до конца. Он манит меня, сидит в моей голове и заводит одним лишь напоминанием о себе. Очень часто со мной бывало так, что привлекательная внешне и внутренне женщина, лишь поцеловав меня, или просто оказавшись близко ко мне, напрочь отбивала всякую охоту к, скажем так, более тесному общению. Ее запах отталкивал, отвращал, вплоть до физического омерзения. И я понимал, что это не ее вина - это
мое восприятие данной конкретной женщины, и ничего больше. Мне кажется, что ты знаешь, о чем я говорю.
        Не знаю, что пишу и как: мысли в голове спотыкаются и бьются друг о друга. Уж прости меня, дурака. Как-то все у нас с тобой не правильно получается: только встретились, только поняли друг друга - и на тебе, снова жизнь порознь. Впрочем, может быть, в этом и заключен какой-то особый смысл, пока не доступный моему пониманию - я не спорю. Просто скучаю без тебя. И молю Бога, чтобы эта досадная задержка не забрала тебя от меня. Я же здесь, словно спеленутый по рукам и ногам своими обязательствами перед фирмой. И иногда думаю - а шли бы они лесом, эти обязательства… Потом, как всегда, вовремя просыпается моя больная совесть и начинает промывать несчастные мозги на тему: ты же обещал, ты не можешь подвести людей, и т.д., и т.п. Просто рвет на части. И самая моя дорогая частичка - она все время в Москве, с тобой. А здесь - так, физическая оболочка, не больше.
        Увы, в эпистолярном жанре я не силен, и время летит быстрее, чем мне хотелось бы. Поэтому вынужден сворачиваться, но думаю, что завтра снова черкану тебе пару строк. До встречи! Твой Андрей".
        Наталья три раза перечитала письмо от начала и до конца. А потом сохранила отдельно от деловой корреспонденции в специальной папке, чтобы всегда иметь возможность взглянуть на него, как и на предыдущие два. И занялась накопившимися за рождественские каникулы делами, улыбаясь про себя, как чеширский кот.

* * *
        Пролетело почти два месяца. Андрей все так и торчал в своей командировке, с каждым днем его письма становились все отчаянней. Он уже всерьез подумывал о том, чтобы самому уволится, и через письмо спрашивал мнение Натальи по этому поводу. Она уговаривала его подождать, не рубить сплеча. Еще чуть-чуть - и он вернется в Москву, они будут вместе и все будет просто прекрасно. Андрей же ревновал ее к Павлу и рвался домой, потому что боялся, что Наталья передумает и останется. Честно говоря, Наташка боялась того же самого. Но совсем не по той причине, которой опасался Андрей.
        Уж неизвестно, что именно сказал Паша своей матери, но пропажа вещей прекратилась, порядок в комнате наводила сама Наталья или Павел, с Мишей «тонкие» воспитательные беседы больше никто не вел. Правда, лицо Зинаиды в то время, когда дома была Наташа, напоминало собой маску старой брюзги: тонкие, поджатые губы, гримаса, как после целиком съеденного лимона. Формально Наташа добилась своего: к ней и ее сыну больше никто не лез. Но с другой стороны: разве это может называться уютным семейным очагом? Когда все вместе собирались за одним столом, кроме как «передай горчицу, пожалуйста», иными репликами не обменивались. Павел, поневоле находящийся между двух огней, выглядел ужасно: осунулся и даже стал слегка заикаться, чего Наталья раньше за ним не замечала.
        Вдобавок ко всему прочему пришла еще одна беда: Павла уволили с работы, когда заметили, что он спит на посту, что было строжайше запрещено. Это было подобно грому с ясного неба: такого не ожидал никто. Переживал Пашка страшно, ни о чем другом даже думать не мог. Наталья успокаивала его, ободряла, предлагала ему помощь в трудоустройстве - с ее связями это было проще пареной репы. Павел твердил одно и то же, как заведенный: сам потерял - сам и найду. Уволили его в начале февраля, сейчас уже был март, но дальше покупки газет «Ищу работу» Павел не шел. Да и объявления просматривал как-то вяло, без особого интереса. Наталья как-то раз сама обвела кружочком все подходящие вакансии: получилось порядка пятнадцати штук. Пашка позвонил только по двум. Его попросили выслать свое резюме по факсу, после чего он окончательно потерял к этим фирмам всяческий интерес.
        Наталья, когда узнала об этом, сначала долго пыталась выяснить причину, по которой Пашка столь лихо отбраковывает потенциальных работодателей. Дело оказалось в том, что у Павла не было ни резюме, ни факса под рукой. О том, что факс есть на любой почте, да и у жены на работе, он даже не подумал. Наталья тогда решила взять ситуацию под свой контроль: по всем правилам искусства делопроизводства составила резюме, которое и отправила сразу в десяток организаций.
        Но результат ее инициативы оказался прямо противоположным ожидаемому. Павел начал ныть, что ему целый день названивают, не пойми кто, спрашивают о его трудовой квалификации, предлагают прямо сейчас подъехать на другой конец города на собеседование - никакой личной жизни. У Натальи голова пошла кругом. Какого ляда ему тогда надо?
        Серьезного разговора не получилось. Как только она поставила вопрос ребром и потребовала определиться со своими планами на будущее, Пашка… расплакался. А потом наговорил такого! Что он не может вести себя с работодателем так, как Наталья, у него всего лишь ПТУ за плечами, он совершенно теряется, когда на него давят, а Наталья именно этим и занимается, и он все равно не сможет получать такую зарплату, как у нее, а получать меньше жены ему стыдно. И так далее, и тому подобное.
        После его слов Наталье стало так противно, как никогда в жизни. Омерзительное чувство жалости забило собой даже простое человеческое уважение к Павлу. Так жалеют бомжей и алкоголиков, детей, настырно просящих милостыню в метро, и бездомных собак. Но не любимых. Как можно любить человека, который только что признался в зависти к тебе и еще рассчитывает на то, что ты пожалеешь его, бедного?
        И все-таки, что-то делать надо. Ведь в том, что происходит сейчас с Павлом, есть и ее вина. Это она повесила на себя все заботы по дому, взяла на себя полную ответственность за все, что в нем происходит, вместо того, чтобы оставить часть дел Павлу, дать ему почувствовать себя хозяином в доме. Он и раньше-то не сильно ориентировался в том, как строить жизнь, а теперь и вовсе разучился это делать. Растерялся и повесил руки. Что дальше? Как теперь найти выход из этой ситуации?
        В критических обстоятельствах голова Натальи работала двояко: либо все становилось предельно ясно и само собой появлялось решение, либо начиналась такая каша, из которой приходилось вылезать долго и мучительно. Как правило, когда случался аврал на работе, то здесь Наташке не было равных по разрешению любых конфликтов: коллеги впадали в ступор или паниковали, она же чувствовала себя, как рыба в воде и спокойно излагала шефу возможные варианты выхода из создавшегося положения. А вот с личными проблемами, увы, все обстояло с точностью до наоборот. Наталье казалось, что она сходит с ума в тщетных попытках вырваться из порочного круга. Павлу нужна помощь, но он не хочет принимать ее от нее, а она, в свою очередь, не может уйти к Андрею, когда Пашка находится в таком состоянии.
        Дашкин звонок застал ее как раз во время очередной медитации на тему «что делать».
        - Привет, мать! Куда пропала? Как «Дашка, прикрой», - так она первая, а в гости заехать и рассказать - это уже слабо, значит?
        - Дашка, не ворчи. У меня совсем все из головы вылетело.
        - Раз вылетело - заведи склерозник и веди записи. Ладно, хватит просто так трепаться. На все - про все у тебя ровно пятнадцать минут собраться, и еще сорок пять, чтобы доехать. Я тебя жду, никакие оправдания не принимаются. Если через час не будешь трезвонить мне по домофону - пеняй на себя. А - отомщу, Б - жестоко отомщу!
        - Слушай, но я же…
        В трубке уже неслись гудки отбоя. Пришлось оперативно освободиться от домашнего халата, напялить на себя джинсы и свитер, поручить Мишку заботам Павла и Зинаиды, и лететь к Дашке. Эта ведьмочка действительно могла «жестоко обидеться» и
«отомстить». Да и слегка развеяться от всей этой каторги тоже не мешало бы. Пашка пытался было поныть, и «упасть на хвосты» - пойти в гости вместе с ней, но Наташка решительно объявила сегодняшний день «днем ящерицы» в плане обрубания хвостов. Только у Дарьи его постной физиономии еще не хватало видеть. И так уже все жилы у нее вымотал.
        К Дашке Наталья все-таки опоздала. Ровно на десять минут. За что и была наказана штрафным бокалом мартини со льдом. На все попытки добиться Дашкиного снисхождения и хотя бы разбавить мартини соком, коварная бестия отвечала отказом. Тем более что сама любила пить мартини и вермут в чистом виде и всех приятелей агитировала именно за такое его употребление. Пришлось пить, как есть.
        - Ну, а теперь рассказывай, мать, кого подцепила!
        - Фи, отвратительное слово. Познакомилась, Даша, познакомилась. Разницу чувствуешь?
        - Как хочу, так и говорю. Впрочем, суть дела от этого не меняется. Рассказывай, что за мужик увлек тебя настолько, что ты наконец-то забыла про своего малахольного.
        - Пашка не малахольный, но еще чуть-чуть, и я не знаю, что с ним сделаю!
        Наталья рассказала всю свою «дорожную» эпопею, включая переписку с Андреем, поведала о том, что сейчас творится дома, о том, как трудно ей поступить так, как хочется. Дарья внимательно выслушала ее, не забывая обновлять содержимое бокалов, а потом выдала краткое и хлесткое резюме:
        - Вот и я тебе давно говорю - плюнь на все это дело, и уходи. Самое лучшее, что ты сможешь сделать для себя и для остальных. Сама подумай: чем быстрее ты уйдешь, тем раньше твой малахольный найдет себе новую девушку и успокоится. Это тебе в голову еще не приходило?
        - Но он же зависит от меня буквально во всем! Что будет, если я его брошу?
        - Это его проблемы. Он сам для себя выбрал роль недотепы и подкаблучника. И, в конце концов, у него есть мама, которая вряд ли позволит ему роскошь длительного пережевывания сопель. Наверняка быстро кого-нибудь подсунет из всяческих племянниц старых подруг или молоденьких соседок. Да что я тебе рассказываю, ты сама знаешь, как это делается!
        - Слушай, я вот только никак допетрить не могу: с чего это я раньше, когда была нищая и раздетая, у нее в любимицах ходила, а как только на работу вышла - тут у нас первые накладки и понеслись? Ей же вроде наоборот: должно быть легче оттого, что в доме дополнительный источник доходов появился. И весьма нехилый, я бы сказала. Не надо голову ломать, чего бы на ужин сварганить, в чем зимой ходить, чем за квартиру платить.
        - Ой, как была ты тундрой беспробудной, так и осталась. А ответ на поверхности, между прочим, лежит. Раньше хозяйкой положения была Зинаида, поскольку домом управляла исключительно она. А с появлением тебя, наглой, вести себя по-прежнему уже не получается. Ты же свое мнение к себе в задницу не прячешь, как раньше - не прячешь, то-то же. Если что не так - сразу голос подаешь. Да и на себя посмотри: стильная мадам, холеная и изысканная. И Зинаида рядом с тобой: мочалка из мочалок. Пашка на твоем фоне просто дуб деревенский. Если ты этого замечать не хочешь, то со стороны-то это прекрасно видно, уж поверь мне. Вот ее это и бесит: как так? Когда в дом брали, была тихая серенькая мышка, а сейчас в такую акулу вымахала!
        - Ой, ну ты скажешь, в акулу!
        - А что, разве нет? Ты меньше, чем за два года поднялась до зама генерального. И еще считаешь, что это - так, ерунда? По-моему ты эту должность никак не за красивые глазки получила, хотя уж с твоими глазищами точно могла бы. Из всего нашего потока только ты, да Сашка Шепелев так высоко взлетели. Он вообще свою фирму открыл, насколько я поняла. Но там папины деньги здорово посодействовали. А тебе никто не помогал. Сказать откровенно, я тебе завидую по-черному.
        - Ты - мне? Вот даешь! Это с чего?
        - Мать, ты всегда получаешь в жизни то, что заслужила. Нет, не перебивай меня, я хочу поточнее оформить свою мысль. Ты всегда знала, чего хочешь, и что должна отдать за то, чтобы это получить. В итоге ты корпела над учебниками за свой красный диплом, пахала на работе, чтобы сделать карьеру, и у тебя все вышло. Даже ребенком успела обзавестись между делом. Тебя любят мужики, любят беззаветно и готовы на любые глупости, лишь бы добиться взаимности. А у меня все как-то по-дурацки. Вот ведь знаю, что могу устроиться на любую работу. Просто приду и скажу: а я могу! И меня возьмут. Такое у меня нахальное счастье.
        - Так в чем же проблемы?
        - А в том, что потом проходит от силы месяц, и все видят, что я - никто и ничто. Ноль без палочки. Пустота. Бездарность. Им требовались профессионалы, а пришел дилетант. Начинаются всякие сложности, интриги. Меня начинают тыкать носом в мои ошибки. В итоге я плюю и ухожу. Даже трудовую книжку не забираю - пусть подавятся. Месяц страдаю фигней и опять все заново. Я за прошлый год уже пять мест работы поменяла - не хило, а?
        - Так за чем дело стало? Устройся куда-нибудь, наберись опыта, а потом и иди, куда хочешь.
        - Ты меня не поняла. Я не могу «набираться опыта», как это делаешь ты. Не могу сидеть на одном месте, не могу подчиняться глупым распоряжением начальника, особенно, если эта чудила сначала пытается меня склеить или облапать в темном уголке. А я смотрю на его самодовольную харю и думаю: да я тебя с потрохами вместе с твоей вонючей фирмой купить могу, было бы желание. А ты тут выеживаешься, как не пойми что. Одному даже по морде пришлось съездить. Не представляешь, какое наслаждение я испытала в этот момент, когда его глаза увидела. Его! И по морде! Пусть радуется, что не веником и не табуретом.
        - Слушай, а чего ты вообще на работу рвешься? У тебя же нет необходимости зарабатывать на жизнь, так на хрена тебе это все сдалось?
        - Мне скучно. Откровенно скучно. И я хочу в этой жизни стать еще кем-то помимо девочки Даши, дочки своих родителей.
        - А ты не пробовала устроиться в какую-нибудь другую сферу? Не связанную напрямую с бизнесом?
        - Что ты имеешь в виду?
        - Говоря по правде, тебя трудно представить скучающей в офисе и готовящей кофе кому-либо, кроме себя, любимой. Ты же яркая, как комета! И такая же неуловимая. Короче говоря, богемная девушка в лучшем смысле этого слова. Раньше бы ты была музой какого-нибудь прославленного художника, звездой литературного салона или кем-то в этом роде. А сейчас я тебя иначе, как актрисой не вижу.
        - Поздняк метаться, ушел поезд. Раньше надо было думать про театральный. А теперь это все пустая болтовня, не более. Да и по актерским меркам я уже старуха. Кому я нужна?
        - Слушай, а ты про телевидение не думала?
        - Быть журналистом? Ну, уж нет. Пить с этими ненормальными - это куда ни шло, но стать одной из них, это уже чересчур даже для меня.
        - Ты не поняла. Помимо тележурналиста на телевидении есть еще масса профессий. Из разряда тех, что до поры до времени остаются за кадром. Всякие сценаристы, редакторы, администраторы. Кто тебе мешает попробовать себя таким образом? А там глядишь - чем черт не шутит, и понравится.
        - Слушай, ты не подруга, ты - шайтан. То есть - шаман. Мне буквально позавчера позвонил старый отцовский приятель и как раз предложил по знакомству место администратора в какой-то новой студии развлекательных программ. Я обещала подумать, но слово «администрация» всегда навевало на меня уныние, поэтому я как-то пропустила это мимо ушей. А может быть, действительно попробовать? Тем более что еще и ты об этом заговорила. Не бывает же таких совпадений просто так, это ведь наверняка какой-то знак!
        - Так вперед, кто тебе мешает? В крайнем случае, ты всегда успеешь сделать им ручкой, если что-то не понравится. Только работка там из адских, сразу говорю. Будешь носиться, как в жопу раненая рысь, говорить по трем телефонам одновременно и спать четыре часа в сутки.
        - Как раз по мне! Ну, все, уговорила. Завтра же звоню и договариваюсь о собеседовании!
        - А кто мешает сделать это уже сегодня?
        - Ты… ты - ужас на пушистых лапах. Все, уболтала, речистая, меня, твердокаменную. Бегу звонить!
        - Бокал оставь, расплещешь еще!
        - А это вот дудки! Наоборот, с ним сподручнее, спорим?
        - Кто ж с тобой спорить рискнет…

* * *
        Посиделки с Дашкой слегка вывели Наташку из ступора. Она искренне порадовалась за подругу, которая за какие-то две минуты умудрилась договориться о встрече, и весь остаток вечера провела, строя прогнозы на будущее. Тем более что радовалась Дарья, как ребенок, смешно и непосредственно. С ней Наталья напрочь забыла о собственных проблемах, которые, впрочем, вновь навалились на нее, как снежный ком с дерева, стоило только переступить порог своей квартиры. Обиженный Пашка, которого оставили дома, обиженная Зинаида, которой не уделили достаточно внимания, и обиженный за компанию со всеми Мишка. Наташа мысленно показала им всем язык и пошла смотреть телевизор. Оправдываться и хоть как-то реабилитировать себя в глазах домашних она не собиралась - вот еще глупости, сами придут. Так и произошло. Сначала к ней на диван подсел Павел, а потом уже подтянулись и свекровь с сыном. Вот и славно, на сегодня мир.
        Очередная напасть дала о себе знать буквально через пару дней. Павел, так и не нашедший работу, решил облегчить себе жизнь самым простым путем. Наталья не сразу просекла, что происходит, но в очередной раз уловив исходящий от Пашки запах перегара, от которого его не спасала даже разрекламированная супер-мятная жевательная резинка, просто залезла на глазах у изумленной Зинаиды в мусорное ведро. Там лежала пустая пол-литровая водочная бутылка, а рядом, стройными рядами, готовые для сдачи в пункт приема стеклотары, стояли пивные бутылки.
        - И что это такое? Павел, я тебя спрашиваю!
        - Н-ничего. Просто бутылки.
        - А, значит «просто бутылки»? А где их содержимое?
        - Ну, выпил. А что, я не могу расслабиться и позволить выпить себе бутылку-другую пива? Или это бьет тебя по карману? Я же вот, ничего сам не зарабатываю, живу за твой счет. Мне теперь за каждую копейку перед тобой отчитываться надо, да?
        - Паша, ты слишком часто стал прикладываться к спиртному. Вместо того чтобы заняться собой, ты медленно, но верно себя гробишь, превращаешься в заурядного алкоголика. Сам подумай - тебе это надо?
        - Я, между прочим, не так уж много и пью. Для взрослого мужика двести грамм в день - это ерунда. Лучше сразу скажи - тебе денег жалко, да?
        - Мне тебя, дурака, жалко. Сопьешься, а потом и скажешь: это меня жена-злодейка до бутылки довела.
        - А тебя беспокоят, что люди о тебе скажут?
        - Хватит все переиначивать! Меня ты беспокоишь, прежде всего! Когда за ум возьмешься, а? Вместо того чтобы себя жалеть и нюни распускать, давно бы на работу устроился, с новыми людьми познакомился. Глядишь, чему-нибудь новому бы научился, квалификацию повысил, если уж так рвешься карьеру делать. Но ты же гордый: от меня помощь принять не можешь. Поэтому лучше будешь сидеть дома и ныть: кто бы тебе на блюдечке с золотой каемочкой все принес бы, да в ротик положил. Ну, не бывает так, пойми ты это! Если сам не пошевелишься - никто другой за тебя ничего не сделает. Разве так сложно понять?
        - Ты опять меня жить учишь, сколько можно! Заладила: иди, иди… Да не хочу я, не могу я так, когда на меня давят, все нервы уже измотали. А я живой человек, и у меня своих проблем хватает. Но тебя же это не волнует, главное, чтобы я деньги домой приносил исправно. Еще скажи, что это не так!
        - Я тебе только одно скажу: задолбал ты меня, Павел Игнатьевич! Хочешь пить - пожалуйста, спивайся. Хочешь дома без дела слоняться - какие вопросы! Только я тебе больше нянькой не буду, хватит. У меня свой маленький подрастает, мне его воспитывать надо. Ты уж как-нибудь сам перебьешься. Особенно, если такой гордый, как говоришь. А я устала.
        Приближалось восьмое марта, а вслед за ним и день рождения Мишки, но из-за всех этих проблем нормального праздника могло и не получится. Скучающий Пашка взял моду каждые два-три часа названивать Наталье на работу, и психовал, если она задерживалась и приезжала домой позднее, чем обычно. Все это выбивало из колеи, мешало нормально сосредоточиться на делах. Особенно сбивала с толку позиция Зинаиды: ей бы сейчас помочь сыну, поддержать, проследить за тем, чтобы он не пил. А она вела себя так, будто это не ее единственное любимое чадо себе жизнь гробит, а кто-то чужой. Получается, кто кроме Натальи никто и не волновался: всех все устраивало.
        Наташа уже не раз подумывала про себя, а не бросить ли все к едрене фене, и не переехать ли, в самом деле? Только она и Мишка, и никого больше. Эта мысль грела, как подарок от дорого человека, Наталья грезила о том, как она обустроит свое гнездышко, как будет проводить с Мишкой вечера. Они будут гулять, учиться читать и писать, будут рассматривать книжки с картинками и мастерить разные самоделки из бумаги. Но… Фраза, когда-то сказанная Сент-Экзюпери, «мы в ответе за тех, кого приручили», неизменно возвращала ее с небес на землю. Что будет с Павлом, если она покинет его именно сейчас, когда он потерял работу, не уверен в своих силах, начинает пить? Вдруг она еще ближе подтолкнет его этим к краю пропасти? Как она тогда сможет убедить себя, что не виновата в его бедах, что он сам выбрал такой путь? В популярных книгах по прикладной психологии, которыми она всерьез увлекалась, все выглядело значительно проще, чем в жизни. Когда-то Павел помог ей. Сможет ли она отплатить ему тем же и помочь сейчас, когда он в этом нуждается?

* * *
        Седьмого марта офис гудел, как пчелиный улей. Столы накрыли уже в двенадцать дня, а в пол-первого шеф с мужской половиной коллектива торжественно вручили своим коллегам-женщинам подарки. Наталье достался забавный шарфик из «пушистого» шелка и богатый набор декоративной косметики и кремов от Л'Ореаль. Подарок шеф передел ей лично, и сказал при этом немало добрых слов, от которых Наташа даже слегка зарделась. Но надо сказать, превознося ее красоту и обаятельность, шеф ни на йоту не покривил душой. Сегодня она была просто великолепна. Простое серое платье из новомодного материала, который Наташа для себя называла «металлик» и напоминавшего живую ртуть, подчеркивало все прелести ее фигуры, скромное колье с гематитом, служившее сегодня единственным ее украшением, превосходно гармонировало с платьем. Наталья выглядела на все пять с плюсом.
        Когда торжественная часть подошла к концу, все расселись и принялись за закуски и аперитив, Наташино настроение тихонько стало падать. Нет, все было просто замечательно, никаких серьезных проблем с деловыми партнерами не предвиделось, дома тоже было относительно тихо. Только вот, собираясь сегодня на работу, Наталья была вынуждена три раза перекрашивать глаза, потому что слезы мешали как следует наложить тени и тушь. Пока она ехала, вроде бы немного успокоилась, пришла в себя… И вот ведь, снова. И ведь неясно: из-за чего? Просто на душе гнусно и муторно. Можно было бы свалить все на гормональные всплески, только вот до месячных еще полторы недели, так что даже самой себе не соврешь. Не хватало еще только разреветься у всех на виду - вот была бы картина!
        Завибрировал сотовый. Извинившись, Наталья вышла в коридор и поднесла трубку к уху.
        - Малыш! Привет! Я на нашей остановке, жду тебя!
        - Андрей, ты в Москве? Ты здесь?
        - Да, вырвался на день. Когда увидимся, все подробно расскажу! Когда будешь?
        - Через пять минут, только вещи соберу!
        И как тогда, под Новый год, Наталья с разбега впорхнула в родной салон ласточки, в котором ее ждал Андрей. Гладко выбритый, пахнущий дорогой, с едва заметной синевой под глазами от усталости. Их поцелуй длился, наверное, если не вечность - то полвечности точно.
        - Оглянись, на заднем сиденье подарок для тебя.
        - Боже, какие роскошные! Андрей, ты положительно когда-нибудь разоришься! Какие розы! Мне никогда не дарили такие королевские букеты! Все, таю от чувств, как ванильное мороженое на асфальте!
        - Хочешь сказать, что Павел не радует тебя цветами?
        - Он вообще не дарит цветы. По своим соображениям. Считает, что срезанные цветы - все равно, что мертвые, а дарить покойников - это, сам понимаешь, как-то нехорошо.
        - Ну и глупец. Цветы для того и созданы, чтобы радовать тех, кого любишь. А теперь все, хватит разговоров, едем! Я не видел тебя целую жизнь и хочу хотя бы отчасти наверстать упущенное! У меня только этот день, завтра снова улетаю, но на этот раз уже ненадолго. Я утром припер свое начальство к стенке и добился клятвенного обещания, что максимум через три недели я вновь буду топтать московские тротуары.
        - Они не удивились, что ты здесь, а не там?
        - Удивились, конечно, но меня, честно говоря, просто переклинило - так соскучился. Плюнул на все, купил билеты и махнул сюда. Все, хватит стоять на месте, летим!
        Такого роскошного подарка на восьмое марта Наталья себя даже представить не могла. До самого вечера они с Андреем не вылезали из кровати, вновь и вновь бросаясь друг на друга с жадностью изголодавшихся зверей. Все, что накопилось в них за эти месяцы, настоятельно требовало своего выхода. Забывшись в чувственном экстазе, Наташа даже, кажется, всерьез поцарапала Андрею спину. Впрочем, он тоже в долгу не остался, с такой страстью впившись в ее губы, что они мгновенно вспухли. В прошлый раз они смаковали близость друг с другом, как дорогое вино. В этот раз их встреча больше напоминала боевую схватку. Наталья молилась всем богам, чтобы стены квартиры оказались звуконепроницаемыми. Их вскрики и стоны однозначно говорили сами за себя о том, что здесь происходит. Только в одиннадцать вечера они с превеликим трудом наконец-то оторвались друг от друга. Пришла пора собираться и расставаться. Почему же все хорошее так быстро заканчивается!
        Прощаясь с Андреем, Наталья не смогла удержать слез.
        - Ну, что ты, малыш, не плачь! Осталось совсем чуть-чуть потерпеть, и мы будем вместе. Главное - держись, и верь в нас. Мы не одиноки, у тебя есть я, а у меня - ты. Нас же никто не сможет победить! Давай, держи нос выше! И хватит плакать, а то меня от твоих слезок всего внутри переворачивает. Получается, что ты из-за меня расстроилась. Сразу чувствую себя таким беспомощным - совершенно кошмарное состояние, должен тебе заметить. Слушай, не прекратишь реветь - сейчас сам расплачусь, и от моих слез Москва-река выйдет из берегов. Буду реветь, как беременный мамонт. Сделай хорошее дело - спаси экосистему от потопа!
        - Не могу. То есть, они сами текут. Я им говорю - хватит, а они не слушают.
        - Ой, погоди, совсем забыл! Помнишь, ты писала, что Миша хочет на день рождения
«машину с большими руками»?
        - Ну да, а что?
        - Я тут полгорода оббегал, нашел подходящий грузовичок, а потом слегка его доработал. Все равно по вечерам без дела сидел. Так что держи для своего карапуза. Давай я тебе объясню: вот, видишь, здесь такое колесико? Если его вращать, то
«руки» начнут двигаться, и лента транспортера будет перематываться, а если вот этот рычажок перевести сюда, то «руки» приподнимутся, и машина сможет поехать. Конечно, как в жизни сделать не удалось, но хоть какое-то подобие получилось. Надеюсь, что ему понравится.
        - Ой, Андрюшка, какая прелесть! Конечно, ему понравится! Слушай, это ты у меня на самом деле мастер - золотые руки. Мишка просто в восторге ото всех движущихся игрушек, а от этой он точно сутки не отойдет, пока все не изучит!
        - Что могу сказать - наш человек растет! Подрастет - научу его с настоящими машинами обращаться. Нет, не хочу тебя отпускать! Сам все прекрасно понимаю, и все равно изнутри зудит: ну, еще минуточку, еще полминуточки! Лучше уходи, а то запру тебя и не отпущу никуда, даже к сыну.
        - А как же твоя командировка?
        - Пошлю всех к чертовой бабушке и объявлю себя в отпуске. Ну, как тебе мой план?
        - Отличный план. Только никуда не годится. Все, я пошла. Ты в этот раз сотовый не забудешь?
        - Уже в чемодане. Ты и представить себе не можешь, как я себя казнил за то, что его оставил. Целых два месяца твой голосок не слышал. Теперь все будет по-другому, я обещаю.
        - Ну что, тогда - до скорого?
        - До скорого…
        Пока Наталья шла домой, слезы успели высохнуть, а лицо приобрело вполне естественный цвет, если не считать истерзанных губ, предательски пылающих даже на морозе. На локте у нее лежал роскошный букет, подаренный Андреем, и она то и дело нюхала ярко-алые бутоны. Они, к сожалению, почти не пахли, но некий тонкий нежный аромат от них все-таки исходил. Запах росы и теплиц. Черт побери, ну почему все так несправедливо! Опять разлука, пускай всего лишь на три недели, но каково это выносить, когда и дня лишнего уже ждать не можешь! Да гори оно все огнем: все обязательства, все моральные предписания! Почему она должна насиловать свою душу ради человека, который сам для себя ничего сделать не хочет? Почему не может быть рядом с тем, кого любит?
        Когда она открыла дверь квартиры, то первый, кто ее встретил, был Паша. Он, ни слова не говоря, залепил ей увесистую пощечину, а потом выхватил из рук розы и затоптал, безжалостно ломая стебли и давя лепестки. От ярости у Натальи аж заклокотало в груди, и она взвилась, как заведенная пружина:
        - Слушай, ты, дебил, ты как посмел на меня руку поднять! Ты - кто такой, мать твою!
        - Я - рогоносец, а ты - сучка, каких свет не видывал! Звоню ей на работу, а мне говорят - еще днем уехала. Я час жду, два жду, уж ночь на дворе, и тут заявляется солнце незакатное! Дрянь! Шлюха подзаборная!
        - А ты своей глупой головой не подумал, что я могу сегодня находиться где-либо помимо своего офиса?
        - Это где же?
        - Да с нашими партнерами, к примеру!
        - Выходит, весь офис у тебя вместе гуляет, а ты отдельно от всех прохлаждаешься?
        - Не отдельно, а вместе с генеральным, если тебя, ревнивца, это интересует. На встречи такого уровня я одна не выбираюсь, разве что его в Москве нет - тогда да.
        - А что же мне это сказали, что ты одна ушла?
        - Само собой, сначала я, а потом он. Не уходить же под ручку на виду у всей конторы, которая резво ощутит себя заброшенной и покинутой, как только начальство свинтит пить в другом месте.
        - Я как-то не подумал…
        - Он не подумал! А надо бы! И спасибо тебе огромное за цветы! Просто низкий поклон! Сам ни хера дарить не научился, так теперь давай чужое топтать! Устроил мне праздник, нечего сказать! Ты хоть догадываешься, сколько они стоят? Мне впервые в жизни такую красоту подарили, а ты…
        - Наташенька, прости! На меня словно затмение нашло! Извини, хочешь, в ноги брошусь?! Малыш, прости меня, Христа ради! Наташка-а…
        - Уйди, ты мне противен. Цветы выброси, чтобы душу не травить. И оставь меня в покое.
        - Только прости! Хочешь - что угодно сделаю, только прости!
        - Все, прощаю. А теперь иди, дай побыть одной. Да прощаю я тебя! Хватит по полу валяться! О Боже, за что мне такое наказание…
        Эту ночь Наташа так и не сомкнула глаз. Кто бы мог подумать, что Пашка способен на такое? Вот ведь точно говорят: если вытираете ноги о человека, как об половую тряпку, то не удивляйтесь, если она потом засветит вам меж глаз. Так оно и вышло. В последнее время она ни в грош не ставила мнение Пашки, так или иначе давила его своим положением, своими деньгами, постоянно указывала, как ему поступать. И при этом совершенно не брала в расчет, что у него творится в душе, и к чему это может привести. Вот и получила по полной программе.
        И ведь что странно: сегодня она врала так самозабвенно, что в какое-то мгновение сама поверила, что провела этот день где-то в ресторане с партнерами по бизнесу. Прямо как ее сестра Ланка когда-то. Ложь рождалась легко и просто, словно сама собой. И ведь если бы Пашка не растоптал цветы, она бы, наверное, даже пощечину бы стерпела, потому что действительно чувствовала себя виноватой перед ним. Но когда она увидела, во что он превратил розы, которые ей подарил Андрей… Не стоило Павлу так поступать. Просто теперь, после всего случившегося, она наконец-то почувствовала себя свободной от него. Более того, у нее появился весомый повод для ухода. Он поднял на нее руку и потому перестал для нее существовать. Если он смог сделать это однажды, то кто даст гарантию, что это не повторится, причем еще хлеще?
        Наталья потерла зудевшую от удара Павла щеку. Хоть бы следа не осталось, а то ходить с синяками совершенно не хочется. Хорошее у нее восьмое марта получилось, нечего сказать. Сидеть за одним столом с Пашкой и Зинаидой что-то нет никакого желания. Если хотят - пусть празднуют. Но без нее. Она лучше с Мишкой этот день проведет, благо, что девятое, его день рождения, как раз на субботу пришлось, а значит, она сможет побыть со своим мальчиком целых три дня. Пусть хоть ему хорошо будет.
        Так, а в понедельник тогда на работу, оформить неделю, нет, лучше две за собственный счет, купить билет и махнуть с Мишкой к родителям под Таганрог. Пусть они с внуком месяц понянчатся, пока она здесь в Москве свои дела уладит. Надо жилье подходящее снять, вещи от Павла перевезти. Хм, кстати, а по поводу жилья надо бы с Андреем посоветоваться. Может быть, у него что-то на примете есть? Им никак не меньше двухкомнатной квартиры надо снять, чтобы у Мишки обязательно своя комнатка была. Да и район поменять: то и дело натыкаться на своего бывшего или его мать - невелика радость. О чем говорить, если она Ланку чуть ли не каждый месяц видит: то в магазине, то в метро. Один раз даже нос к носу столкнулись. Дружно сделали вид, что незнакомы, и разошлись. Нет, однозначно: жить они будут где-нибудь еще, только не здесь. Поближе к работе, наверное.
        И с детским садом надо вопрос решать. Сейчас, наверное, Мишку никто не возьмет, а вот в сентябре он точно туда отправится. Получается, пока придется нанимать няню, потому что они с Андреем целый день заняты, а одного Мишаньку оставлять еще нельзя. Эх, как же все это накладно, но что поделать! Другого выхода нет. Побыстрей бы возвращался Андрей! Как он ей сейчас нужен!
        За этими размышлениями Наталья и не заметила, как ночь потихоньку уступила свои права серому рассвету, а потом в комнату ворвались и первые солнечные лучи. И вот ведь парадокс, она все-таки умудрилась задремать, но только в семь утра - время, когда она обычно вставала на работу.
        Проснулся Пашка, который эту ночь провел на полу, не решаясь лечь рядом с обиженной Натальей. Осторожно, на цыпочках, вышел из комнаты, позавтракал, собрался и куда-то ушел, не забыв предупредить мать, чтобы Наташу не будили.
        Проснулась Наталья оттого, что что-то щекотало ее по носу. Машинально отмахнувшись, она перевернулась на другой бок, но и здесь покоя не было. Пришлось открывать глаза и соображать, где она, и что, собственно говоря, происходит.
        Рядом с постелью стоял Пашка и держал в руках букет роз. Маленький и чахлый, из трех общипанных цветков, он казался жалкой пародией на вчерашнее великолепие, подаренное Андреем. Павел гордо улыбался, как первоклассник, ожидающий родительской похвалы за свою первую пятерку.
        - Зачем это?
        - Наташа, я еще раз хочу попросить у тебя прощения за свое поведение…
        - Ты не понял. Зачем ты купил цветы, ведь ты никогда этого не делал?
        - Я решил: раз я испортил твой букет, то мне его и возвращать. Вот, держи, с праздником тебя!
        - Если не хочешь, чтобы этот веник полетел тебе в лицо, то иди, и подари его своей матери. А меня оставь в покое, ладно? Не надо ради меня поступаться своими принципами, ладно? Это слишком большая жертва с твоей стороны, а мне этого не нужно.
        Плечи Павла затряслись, и он, закрыв лицо руками, с рыданиями выбежал из комнаты. Наталья откинулась на подушки. Почему-то сейчас ей не было его жалко. Ни капельки. Абсолютно. Он не имел права напоминать ей о том, чего она лишилась по его милости. Но оставаться здесь хотя бы еще на день после того, что произошло, было уже немыслимо. Наташа потянулась к телефону и набрала номер Дашки. Та сначала от всей души отругала ее за ранний звонок, но, узнав в чем дело, охотно согласилась помочь. Осталось собрать Мишку, самые необходимые вещи, и ехать.
        На сборы ушло где-то около часа. Все это время Павел прорыдал на кухне в компании Зинаиды, тщетно пытающейся впихнуть в него валерьянку. Проснувшийся Мишка за компанию присоединился к нему, но так как не знал, из-за чего плачет, то плакал недолго. Пришлось сказать ему, что они с мамой сейчас поедут к тете Даше, где его ждет отличный подарок на день рождения, но если он будет плакать, то подарок от него убежит. Мишка успокоился на раз-два и пошел в прихожую обуваться. Чего-чего, а подарки он любил.
        Когда они уже стояли в дверях, Павел выбежал из кухни с воплем: «Куда? Не пущу!» Наталья отодвинулась от него в сторону, одновременно прикрыв собой Мишку, и сказала: «Мы у Даши. Захочешь - звони. Но только когда успокоишься». Зинаида, бросил на Наталью взгляд, которым при желании можно было бы подорвать бензоколонку, попыталась было увести своего сына обратно, но он так и простоял, пока за Наташей не закрылась дверь.
        Мишка, слава Богу, ничего не понял. Спросил только тихонько: «А что это папа плакал?» «Капризничал», - ответила ему Наталья. Этим объяснением Мишка остался вполне удовлетворен. Всю дорогу он беспокойно ерзал на сиденье, то и дело дергал маму за рукав и просил прочитать, что написано в залепившей стены вагона рекламе, жаловался на жару. Он не любил дальние поездки и скопление народа в общественном транспорте.
        А Наталья даже радовалась тому, что ее маленький непоседа ежесекундно ее теребит и не дает остаться наедине со своими мыслями. Вот все и закончилось. А как все великолепно было в самом начале! Все улыбались друг другу, помогали, поддерживали. И так мерзко все оборвалось. Причем по ее вине. Ведь если бы не знакомство с Андреем, стремительная карьера и резко возросший в ее связи социальный статус, ее все растущее раздражение и недовольство Пашей… Это она разбила их семью. И ведь, казалось бы: для себя Наташка все решила еще до вчерашнего вечера. Но в мыслях все как-то откладывала момент окончательного объяснения с Павлом. Думала, они сядут за стол, поговорят, как взрослые люди, расстанутся если не друзьями, то уж хорошими знакомыми, точно. И что получилось? Мерзкий скандал, после которого Наталья чувствовала себя, будто на спор съела ведро помоев. Павел обидел ее, она в ответ еще сильнее обидела его. И все, мосты сожжены. Кажется, даже он это сегодня понял, потому-то так безутешно рыдал, наплевав на то, как это воспримет его мать и сама Наталья.
        Когда они доехали до места, Мишке пришлось выдать машину, сделанную Андреем, иначе спокойно поговорить точно бы не получилось. Он остался наедине со своей новой бибикой, а подруги пошли на кухню, благо, что Дарья уже успела в ожидании их прихода заставить стол салатами и разной нарезкой. Праздник, все-таки, как ни крути. Разлили по бокалам настоящую «Хванчкару», чокнулись, пригубили рубиновый нектар…
        - Ну что, окончательно бросила своего малахольного?
        - Даша, ну я же тебя просила: не называй ты его так! А что касается всего остального - да, бросила. Не люблю, когда меня бьют, а из цветов делают живописное месиво на полу.
        - Эта скотина осмелилась тебя ударить? Ну, ты дождалась! Говорили же тебе, уходи, нечего тебе там делать. Так ведь не слушаешь умных советов, гагара! Вот и дотянула.
        - Ай, Дашка. Кстати, что касается повода к данной интермедии - так Пашка его просек со стопроцентной точностью. Я действительно сказала ему, что еду пьянствовать на работу, а сама в итоге оказалась с Андреем.
        - Так он что, вернулся?
        - Заскочил в Москву буквально на один день. Сегодня снова улетел, но уже ненадолго, на пару-тройку недель. Мы все с ним вчера обговорили, он пытается поскорее закончить свои дела там, чтобы уже разбираться с нашими баранами.
        - И что, ты призналась, что была с любовником?
        - Нет, конечно. Хотя на такое вдохновенное вранье меня пробило впервые. Я даже в чем-то поняла Ланку. Наплела с три короба, наехала на него, так Пашка мне в ноги упал и стал прощенья просить. Фу, не представляешь, как противно, когда взрослый мужик перед тобой унижается. Кошмарное зрелище. Ну, а сегодня он решил мне мои моральные затраты компенсировать, цветочки приволок. Тут уж я не сдержалась, гадостей ему наговорила. Вспоминать - и то мерзко. В итоге, у мужика полномерная истерика, с воплями, рыданиями и страданиями. А я здесь, у тебя.
        - И что дальше думаешь?
        - Буду искать квартиру. Вот только с Мишкой не знаю, как поступить. Придется его пока с собой таскать, и что самое страшное - даже на работу. Я как представлю, так вздрогну. Либо отпуск за свой счет. Не знаю, у меня сейчас не голова - а решето дырявое. Ни одной связной мысли. И думать ничего не хочу. Да ладно, что все обо мне, лучше рассказывай, как там у тебя на телевидении все прошло?
        - Как прошло? Да все как надо! Со вторника выхожу на работу. Кстати, у тебя нет на примете знакомых, кто мог бы с экрана рассказать всей стране про свой первый сексуальный опыт вне брака? Мне тут человек шесть желательно найти, да еще один проект намечается…
        - Боже, понеслось. Ты на телевидении еще суток не пробыла, но замашки у тебя уже те.
        - Они у меня всегда такие были.
        - Ты мне о другом расскажи. Как начальство, как коллеги?
        - Да что начальство - прикольный мужик, в джинсах и футболке. Носится наравне со всей командой. Люди там, между нами девочками, совершенно ненормальные. Полы под ногами горят. Меня сразу за свою приняли, всучили папку с ближайшими проектами и сказали - вперед.
        - Ну, хоть это радует.
        - Слушай, если хочешь - можешь месяцок пока у меня перекантоваться. Меня все равно здесь не будет, разве что по ночам буду родное жилище навещать, да и то не всегда.
        - Дашка, я же с тебя пример возьму!
        - В чем это?
        - В плане наглости. И на твое любезное предложение скажу: огромное спасибо, ты не представляешь, как меня этим выручишь!
        - Ой-ой-ой, сколько реверансов! Да живи, сколько надо. Заодно у меня будет, кому свои новости вываливать. Я вдруг поняла, что если буду все держать в себе, как раньше, то просто взорвусь. Так что готовься к длительным ночным посидушкам и задушевным беседам.
        - Тогда точно ухожу в отпуск. Иначе утром на работу не встану: спать люблю - ужас как! А сонный замдиректора - это позор всей фирмы, о чем мне в тот же день тактично намекнут.
        У Натальи заверещал сотовый. Звонил Андрей, только что доехавший до своей гостиницы. Наталья вкратце рассказала, что у нее произошло, и предупредила, что на работе в ближайшее время он ее вряд ли застанет. На всякий случай, с Дашкиного разрешения, дала телефон ее квартиры и почтовый адрес в Интернете. На том пока и расстались.
        - Ну, как твой поклонник-автолюбитель?
        - Бесится, что опять уехал тогда, когда требуется его присутствие в Москве. Грозит своему начальству мыслимыми и немыслимыми карами, если его через неделю не вернут обратно. Хотя, по-моему, рад паршивец. Как узнал, что я от Павла ушла, так такие вопли начались! Не удивлюсь, если потом выяснится, что он на кровати от избытка чувств скакал.
        - Ох, все-таки завидую я тебе, Наташка! Посмотришь на тебя - ну все прямо как в кино. Мужчины у ног, розы одни, розы другие, страдающий в разлуке возлюбленный - и ты, героиня нового русского сериала. Заткнем Бразилию с их мылом за пояс качественными русскими средствами гигиены!
        - Ой, да перестань! Себя лучше вспомни со всеми своими Эльдарчиками, Денисками и прочими Эдиками. Чем кино и отличается, так тем, что там все не по-настоящему, а как что-то лично тебя коснулось - так волком воешь и думаешь, когда же этот маразм закончится. Я же на самом деле тихий человек, мне нужен уют в доме, чтобы у Мишки все в порядке было, и чтобы с любимым человеком ладилось. Терпеть не могу интрижек и всяких треугольников, а тут на вот, ввязалась на свою голову…
        - Еще соври, что жалеешь об этом!
        - Да нет, уже не жалею. Дашка, я же впервые влюбилась, понимаешь? Со мной никогда такого не было. Ко мне очень рано пришло все то, к чему другие девчонки шли долго, через ухаживания, первые цветы, первые поцелуи, прогулки под луной и все прочее. В итоге, даже глупо как-то вышло: мне совсем не это было нужно. Был один лишь голый секс, а душа при этом оставалась абсолютно спокойной. Я с тем же успехом могла, что в постели кувыркаться, что в столовке обедать. Или физкультурой заниматься. На эмоциональном уровне это все одинаково оценивалось. Я себя из-за этого какой-то ущербной чувствовала, словно мне чего-то недодали, чего должны были дать.
        - И твой Андрей это тебе дал?
        - Да. Это, наверное, первый мужчина из всех, кто у меня был, с которым меня постоянно тянет общаться, с кем я действительно чувствую себя желанной и любимой. С Пашкой, правда, такое тоже было, но совсем иначе и только в самом начале наших отношений. А потом я нему привыкла, он ко мне тоже привык, в разговорах повторяться начал, одни и те же истории, комментарии, анекдоты. Я уже заранее знала, что и когда он скажет, и с каким выражением лица.
        - Не боишься, что с Андреем то же самое выйдет?
        - Боюсь. Но мне почему-то кажется, что здесь все будет по-другому. Он слишком непредсказуемый, живой. Постоянно меня тормошит, чем-то удивляет. И знаешь, ты была права, что касается того, что Пашка мне не подходит по уровню. Я это остро почувствовала, когда стала общаться с Андреем. Словно небо и земля. Даже сравнивать нельзя. А раньше мне и Павла хватало. Или казалось, что хватает.
        - Мне почему-то думается, что на этот раз у тебя все получится. Ты - классная девчонка. Знаешь, когда я тебя впервые увидела, долго над тобой про себя прикалывалась, чувствовала себя, как умудренная жизнью женщина, обучающая малолетку уму-разуму. А затем поймала себя на мысли, что меня к тебе тянет, что без тебя скучно. Помнится, долго себя уговаривала, что ты мне просто интересна, как человеческий типаж, что ничего особенного в наших отношениях нет. А потом со временем поняла, что ближе подруги, чем ты, у меня никогда не было, и, наверное, больше не будет. С чем бы я к тебе ни подходила - ты никогда не осуждала меня, всегда только поддерживала. Принимала меня со всеми моими заскоками и заморочками. И еще: у меня с другими девчонками рано или поздно происходили стычки из-за парней, то я кого-то уводила, то у меня: сама понимаешь, что после этого дружба врозь. Ты же никогда на моих парней не западала, хотя я пару раз специально тебя пыталась спровоцировать и проверить, каюсь.
        - Еще в лесбиянки меня запиши, - проворчала Наталья.
        - Да ну тебя! Ты же прекрасно поняла, о чем я! И вообще, на свадьбу свидетельницей возьмешь? Есть огромное желание поесть свадебных салатиков.
        - Оп-па! Я, честно говоря, не уверена, что вообще буду играть свадьбу с кем бы, то ни было, даже с Андреем. Может быть, я тебе на досуге нарежу этих самых салатиков, обзовем их свадебными, и ты успокоишься? Ладно, так и быть, обещаю: если свадьба будет, то свидетельница - ты, и никто больше. Удовлетворена?
        - Вполне. А теперь пошли, проведаем твоего хлопца. Интересно, не сломал еще агрегат?
        - Надеюсь, что нет. С виду машина вроде довольно крепкая была.
        - Все они с первого взгляда хорошо свинчены, а как в лапы младенца попадут - пиши, пропало…

* * *
        Апрель всегда был любимым месяцем Натальи. Вот и в этом году он не обманул ее ожиданий, буквально за неделю преобразив зимний город в весенне-летний. Исчезли, как и не были, грязные сугробы, деревья стояли в зеленой дымке, от взгляда на которую приятно кружилась голова, пахло травой и новой жизнью.
        Как же все быстро завершилось, даже и не верится! Оказалось, что все-таки самое трудное - это принять решение, а уж последующие действия - это дело техники. Тем более что все произошло так быстро, что Наталья даже и не заметила, как они с Андреем и Мишей уже обосновались в светлой двухкомнатной квартире, от которой до работы при желании можно было дойти пешком. Во дворе дома была новая детская площадка, с турниками, качелями и песочницей, которую, слава Богу, пощадили местные собачники. Мишка уже успел обзавестись первыми друзьями, один из которых, Севка, жил этажом ниже в том же самом подъезде, что и они. Про Павла Мишка вспоминал несколько раз, спрашивал, когда приедет папа, и Наташка каждый раз терялась, не зная, что же ему сказать. К Андрею он отнесся несколько настороженно, первые два дня из-за этого так капризничал, что Наташке казалось, что она сойдет с ума. Ситуацию разрешил Андрей, запершись с маленьким букой для «мужского разговора», как объявил он Наталье. Она тогда лишь скептически пожала плечами, сомневаясь в успехе этого безнадежного, как она полагала, мероприятия. Однако все
получилось. При выходе из комнаты большой и маленький мужчина пожали друг другу руки, и оба наотрез отказались сообщить, до чего они договорились. Но капризы закончились, как по мановению волшебной палочки. Теперь по вечерам после ужина Андрей и Мишка увлеченно на пару катали по полу машинки, разбирали по винтику и заново собирали игрушки, строили из кубиков странные сооружения, в которых Наталья с некоторым допущением узнала гаражи и склады автозапчастей. У Мишки даже появилась собственная настоящая отвертка, маленькие пассатижи и молоток. Он хранил их в специальном пластиковом ящике, который ему выделил Андрей, и даже Наталье нельзя было туда залезать без спросу.
        Да, за то короткое время, которое они прожили вместе, дядя Андрей стал для Мишки признанным авторитетом, причем рядом с ним никто, даже мама, не выдерживал конкуренции. Если мама говорила «спать», то вначале Мишка бросал взгляд на Андрея, и лишь когда тот кивком головы подтверждал, что да, пора, повесив голову, шел стелить себе постель. Этому его тоже научил Андрей, сказав, что все настоящие мужчины сами расстилают и застилают себе кровать, и показав, как это делается. Шнурки на ботинках тоже завязывались самостоятельно, с полным и решительным отказом от материнской помощи. Ведь так делал дядя Андрей!
        Подробное письмо родителям о радикальных изменениях в своей личной жизни Наталья отправила еще неделю назад. В нем она, как могла, рассказала, почему рассталась с Павлом, призналась, что не он отец Мишки. Рассказала, что теперь живет с Андреем, даже выслала фотографию, где он с Мишкой на детской площадке, чтобы родители легче свыклись с мыслью, что у них теперь новый зять. Больше никакой лжи, хватит. Чай, камнями свою старшую дочь не закидают за то, что их первый внук - плод случайной связи. Да и честно-то говоря, мнение родителей ее уже не беспокоило так сильно, как раньше. В конце концов - у нее своя жизнь, и она вполне нормально со всем справляется, у них помощи или совета не просит. Так что должны смириться и простить за то, что она три года невольно водила их за нос.
        А еще она наконец-то выбралась вместе с Андреем в его автомобильный клуб. Вот это была поездка! Более веселой и разношерстной толпы Наташка еще нигде не видела! От обилия людей у нее все смешалось в голове в первые же пять минут, хорошо хоть на груди у половины народа висели бейджики с символикой клуба и именами-никами их владельцев, чтобы облегчить общение. А уж какие экспонаты на колесах там стояли …
        Как только Андрей эффектно припарковался, и они вышли из машины, к ним сразу же подскочил юркий человечек лет сорока пяти и с ходу заявил:
        - Ну, привет, ренегат! Давненько я тебя не видел. Что, решил от законного позора и поругания спрятаться? Только в конференции и появляешься, да и то в последнее время что-то редко!
        - Уймись, Патриот, я тебе уже неоднократно говорил, и еще раз повторю, что если бы еще раз выбирал, как поступить с моей ласточкой, то сделал бы то же самое.
        - Вот дает! Хоть бы покраснел для приличия за собственное непристойное поведение! Или с дамой познакомил, а то она, бедная, стоит, да смущается от нашей перебранки.
        - Наташенька, знакомься, это Патриот, он же Петрович!
        - Но для вас, милейшая Наташенька, просто Игорь!
        - Очень приятно, Игорь. А можно один вопрос?
        - Конечно, Наташенька, хоть два.
        - Игорь, ну почему же вы так ругаете Андрея? Я уж испугалась, что вы - враги, что Андрей вам где-то дорогу перешел. С места в карьер, и сразу - ренегат, позор!
        - Ой, да что вы! Если вы знали, что он натворил, то присоединились бы ко мне, просто не задумываясь!
        - Ну, я знаю, что он машину переделал внутри, но зато она здорово ездит, быстро…
        - Она и до переделки летала - мало не покажется! Вы знаете, как ее за границей прозвали? Волком в овечьей шкуре! В Норвегии ее величали «танком во фраке». Если бы он взял и обычную двадцать первую волжанку изуродовал - еще куда ни попадя, их за четырнадцать лет производства где-то порядка шестисот тридцати тысяч выпустили. Но этому извращенцу все неймется, ему мало просто старой добротной Волги, он взял и надругался над редчайшей ее модификацией! Двадцать первая Волга первого выпуска! Со звездой на радиаторе! Их сейчас по пальцам пересчитать можно! А с таким идеальным состоянием кузова в Москве вообще нет!
        - А что, это самая редкая волговская модификация? То есть, более редких вообще нет?
        - Почему же нет - есть, конечно. Взять, к примеру, ту же двадцать третью волжанку. Ее в свое время разработали специально для спецслужб, внешне она, конечно, очень похожа на двадцать первую, но какая у нее была родная начинка! Восьмицилиндровый движок, автоматическая коробка передач, гидроусилитель руля от Чайки, усиленная подвеска. И выпущено их всего не то шестьсот семь, не то шестьсот девять штук, сейчас точно не вспомню. Их днем с огнем не найдешь, редкость почище Победы.
        - Так раз наша машина не самая редкая, что же вы так на Андрея нападаете?
        - Да потому что этот, не буду говорить нехорошие слова при дамах, человек ее еще и модернизировать вздумал! Изуродовал девочку, как Бог черепаху, и успокоился. Лучше бы знающим людям продал, ее бы у него с руками и ногами оторвали. Так нет, он же умный, воткнул свою коробку передач, поставил инжекторный движок вместо нижнеклапанного от Победы и думает, его за это по головке погладят. Монстр! Про спортивный руль со спортивной колонкой я уже просто молчу. У него что? Обычная девятка?
        - Но она же так здорово ездит!
        - Наташенька, эти машины не для того, чтобы на них ездить и использовать, как рабочих лошадок. Для этого пусть покупает себе какую-нибудь «ВАЗочку» и разъезжает в свое удовольствие. Вот скажите, если к вам в руки попадет антикварный фарфор, вы будете из него каждый день супчик хлебать, или все-таки поставите в сервант, и лишь по праздникам будете позволять себе осквернять его едой? Я думаю, что вы, как здравомыслящая особа, выберете второе. А с машинами то же самое: это живая память, летопись автомобильной промышленности и история страны одновременно. Их нельзя эксплуатировать, на них надо любоваться, холить и лелеять, как любимых женщин. Но не гонять на них, как на прочем авто-ширпотребе!
        - Вы столько всего знаете о машинах!
        - Между прочим, этот тип, издевательски именующий себя любителем ретро-тачек, тоже все это знает. Но все равно каждый раз поступает по-своему.
        - Кстати, Патриот, - вступил в разговор Андрей, - если бы ты видел, в каком состоянии она ко мне попала, то не сильно прельстился бы увиденным. От машинки только кузов и остался. Все остальное растащили еще лет десять до меня. Так что я не переделывал, а, скорее, добавлял недостающие запчасти.
        - Все равно, мог бы нормально восстановить, с родной начинкой, еще бы и ребята наши тебе помогли. С твоими возможностями - это как два пальца об асфальт. Еще соври, что нет!
        - Мог бы, конечно, а толку то? Мне не нужен музейный экспонат, на который я буду молиться, я хотел себе определенную машину, заточенную под себя, и я ее получил. Всех своих целей достиг, с чем себя, лапушку, и поздравляю.
        - Ну, вот, Наташенька, он сам во всем признался. И скажите после этого, ну, не ренегат ли!
        В тот день она повидала еще немало ретро-машин и их владельцев, посидела за рулем
«Победы», «Эмки», «Виллиса», сама могла сравнить двадцать третью и двадцать первую Волги, хотя все равно так и не разобралась, чем же они принципиально отличаются, тем более что, как признался ей вездесущий Патриот, на горьковском автозаводе было выпущено 53 модификации этой модели, отличавшихся по конструкции, по внешнему виду и даже по габаритным размерам. Наталья наслушалась об «акульей пасти», «китовом усе», о том, что Михалков в «Утомленных солнцем» не правильно «ЗИС» снял, видно, что не оригинал: зеркало заднего вида от двадцать четверки года семидесятого, и от него же колпаки колесные. В общем, всяческой автомобильной информацией Наташку загрузили до предела. Под конец она уже просто перестала воспринимать, что и кто ей говорит.
        Но на этом общение непоседливых любителей раритетов не закончилось, все оперативно собрались и поехали в кафе, где приученная официантка, встречающая эту компанию каждую неделю в один и тот же день, сама помогала им сдвигать вместе столы. Готовили здесь более чем прилично, и что приятно - цены не били по карману. Так что домой добрались лишь к полуночи. Хорошо, что с Мишкой согласилась посидеть их соседка, Севкина мама. Впрочем, она сама вызвалась, сказав: «Мне это не в тягость, а будет случай - вы меня тоже выручите. И Севка меня хоть один вечер по поводу и без повода тормошить не будет, если ваш Миша с ним поиграет. А потом я их вместе спать отправлю, так что не волнуйтесь».
        Наташка и не волновалась. Ей было так спокойно и хорошо, как никогда раньше. Куда бы ни тащили ее знакомые Андрея, чего бы ни пытались рассказать про свои и чужие машины, она спиной чувствовала, что Андрей рядом, что он в любую минуту готов подойти, она постоянно находится в сфере его внимания. А еще она узнала много нового про него самого. Несмотря на Патриота и еще нескольких человек, имеющих сходное с ним мнение по вопросу модернизации ретро-машин, Наталья поняла, что Андрея здесь уважали и ценили, как отличного автомеханика и просто классного парня. То и дело к нему подходили за советом, просили посмотреть или послушать, как работает перебранный двигатель, жаловались на дефектный стартер, на проколотое кем-то колесо, на сложности с техосмотром.
        Вокруг Андрея, которого здесь звали Сталкером, постоянно толпился народ. И Наташке это было очень приятно. Она чувствовала, что стала подругой не просто увлеченного автолюбителя, но неформального лидера, одного из эмоциональных центров этой тусовки. Андрей генерировал вокруг себя поле притяжения, которое Наташка ощущала, как никто другой. И при всем при этом он ни на секунду не забывал про нее, то и дело просил кого-либо из своих друзей рассказать и показать Наталье свои машины. И люди охотно откликались, объясняли, показывали, терпеливо, как маленькому ребенку. Владелец Победы, обаятельный парень, которого все звали просто Вовочкой, даже покатал ее по площадке и долго учил, как правильно выжимать газ, хитро играя носком-пяткой. Наташка ничего не поняла, но ей было приятно от ненавязчивого мужского участия и внимания. Ее даже пустили за руль, и она через минуты три все-таки смогла тронуться с места и проехать несколько метров, пока машина не заглохла. Она впервые сама вела машину! Она была тем, кто заставил всю эту груду металла ожить и двинуться вперед. И кажется, это ей очень понравилось.
        Познакомилась Наталья и с Марго, той самой миниатюрной водительницей, про которую ей в свое время рассказывал Андрей. Марго действительно едва доставала Наталье до плеча, но машину свою припарковала изящно и с некоторой долей лихачества. В клубе ее явно принимали на равных, а двое молодых ребят, каждому из которых на вид едва-едва исполнилось двадцать, с уважением слушали ее лекцию о том, как надо выставлять зажигание. Для Наташки это все было в новинку, но в какой-то момент ей самой захотелось быть такой, как Марго, и так же разбираться в машинном чреве, как она.
        - Вот это девчонка! - кивнув в сторону Марго, сказала она подошедшему Андрею, когда их ненадолго оставили в покое. - Никогда не видела, чтобы женщина так любила и понимала технику. Для меня это - высший пилотаж. Ваша Марго - это просто уникум какой-то!
        - Положим, не такой и уникум, но то, что голова у нее на плечах имеется, это факт. А я в свое время такую девчонку знал, что Марго до нее еще расти и расти.
        - С ней ты тоже в конференции познакомился?
        - Нет, просто однажды подвозил до дома, как и тебя. Еще совсем пацан был, только-только права получил и у отца старенькую шоху отобрал. Ремонтировал я ее, как сейчас помню, наверное, столько же, сколько и ездил на ней. Но гордый собой ходил - не подступись. Все сам, все как, у больших. Ну, так вот, посадил я Анну, едем, а она мне и говорит: «А чего ты перегазовываешь? Не слышишь, как машина ревет? У тебя же уже тахометр зашкаливает! Того гляди, и движок накернится». Я промолчал, а про себя думаю, а ведь действительно, что-то оборотов многовато будет. Еще через пару минут она снова: «Слушай, а ты карбюратор давно чистил? Похоже, что бензин фиговый залил, с грязью, у тебя машина, словно кашляет, наверняка жиклеры забиты». Тут я уже не выдержал и говорю ей, что раз такая умная, то пускай в своей машине ковыряется, а со своей я сам разберусь. Она тут же извинилась, говорит, что это у нее по привычке выходит, все время забывает, что не сама за рулем. Разговорились, оказалось, что она с детства рядом с машинами торчит, сама сейчас на восьмерке гоняет в отсутствие финансов на что-либо более достойное.
        - И что дальше?
        - Время от времени мы с ней пересекались, пару раз даже вместе в одних компаниях бухали. Ее советы, кстати, всегда в тему оказывались. Я ведь в тот день, когда с ней познакомился, вечером ради интереса карбюратор снял, приволок домой и промыл. И действительно, грязи там было немеренно. На следующий день моя шоха разом кряхтеть перестала. Так что ко всему, что говорила мне Анюта, я внимательно прислушивался, потом делал вид, что это мне и так давно известно, не показывать же перед девчонкой, что я перед ней еще сосунок зеленый. А на досуге претворял ее советы в жизнь.
        - И что у вас получилось в итоге?
        - Где-то через год меня нашел парень из ее компании и сказал, что Анна попросила меня прийти к ней на похороны. Она летела по трассе куда-то в деревню, шел довольно плотный дождь, и ее на повороте вынесло на встречную полосу. А там груженая фура. Когда осматривали место аварии, то у ее восьмерки тормозного пути не обнаружили: Анна, видимо, до последнего пыталась играть рулем, уйти от столкновения. Машина всмятку, ее саму вырезали из салона. Пока суть да дело, успели приехать ее друзья из той самой деревни. Анюта ведь до места всего километров пять не дотянула. Она перед смертью успела с ними парой слов перекинуться, меня попросила на свои похороны пригласить. А умерла по дороге в больницу. С такими травмами, как у нее, ловить уже было нечего, и она об этом, мне кажется, прекрасно знала.
        - Какой кошмар!
        - Не знаю, я иногда даже завидую Анне. Она умерла так же, как жила, в полете. Ей даже на могилу друзья руль принесли. Знаешь, когда шофер разбивается, ему руль вешают на памятник? Вот так и у нее. Я ее иногда навещаю, когда совсем хреново становится. Цветы принесу, посижу полчасика, расскажу ей про себя.
        - И сколько ей было?
        - Девятнадцать. Мы с ней ровесники, с одного года.
        - Такая юная…
        - Да. Я ее смерть тяжело пережил. Сейчас мне кажется, что я ее все-таки любил: глупо, неумело, по-детски. Хотя между нами всегда оставалась некая дистанция, она общалась со мной только сверху вниз. Она - учитель, я - второгодник. Примерно так. Но девушка была совершенно необыкновенная.
        - А почему ты говоришь, что завидуешь ей?
        - Живет во мне некая суицидная жажда большой скорости. Когда летишь по трассе, понимаешь, что еще чуть-чуть, и вот он, предел возможностей и моих, и машины. Минуту идешь на этой грани, а потом думаешь: а не пошло бы оно все к чертям, и переходишь этот барьер. Это как зов высоты, когда стоишь перед открытым окном какой-нибудь высотки и смотришь вниз. Люди внизу маленькие такие бегают, смешные, а ты выше их всех. Постоянно забываешь о том, что крыльев тебе не дали, и взлететь удастся только по направлению вперед и вниз.
        - Маньяк!
        - Есть немного.
        - Слушай, ты меня не пугай больше, ладно? Не хочу быть молодой вдовой.
        - Ага, а женой, значит, уже согласна стать?
        - Не лови на слове, про замужество речь пока не идет. В конце концов, мы же с тобой даже года еще не знакомы!
        - Ну и что? Разве это имеет какое-то значение?
        - Для меня имеет. И вообще, не дави: как созрею для брака морально и духовно, ты первый, кто об этом будет знать. А пока закрыли тему.
        - Не ворчи, а то расцелую у всех на виду!
        - С тебя, пожалуй, станется…
        Когда они вернулись домой, то первое, о чем Наталья спросила Андрея, так это когда они снова отправятся на ретро-сходку. Он улыбнулся и ответил, что если вдруг солнце не рухнет на землю, и клубные дни не отменят, то через неделю. А потом они зажгли ночник и предались нежности. В эту ночь Наташка как-то особенно остро воспринимала близость с Андреем, видимо испугалась, что может навсегда потерять его, как он когда-то потерял Анну. Ей не было страшно сидеть рядом с ним, когда они в ночь летели куда-нибудь в ласточке на умопомрачительной скорости, потому что, во-первых, она была уверена в водительском мастерстве своего Сталкера, а во-вторых, чувствовала на уровне интуиции, что если произойдет авария, они уйдут мгновенно и вместе. Но после того, что она узнала сегодня, Наталья поняла еще одно: теперь она вряд ли останется спокойной, если Андрей уедет один, и будет нервничать до тех пор, пока он вновь не появится на пороге их квартиры. Она сама чувствовала в себе это желание ходить по грани, когда провожала взглядом мелькающий за окном пассажирской двери пейзаж, или пристально смотрела сквозь ветровое
стекло в убегающую точку на горизонте, и прекрасно поняла, что имел в виду Андрей, говоря о своей суицидной жажде скорости. Им обоим нравилась жизнь, но ощущение риска, выброс адреналина в кровь и последующее расслабление манили душу почище наркотика. В этом ощущении глупо было бы искать смысл жизни, но оно было ее перцем, пряностью, специей, не дававшей личному бытию стать излишне пресным, рассудочным и скучным. Кто-то прыгает с «тарзанки», кто-то упорно карабкается на Эверест, надеясь, что его минует снежная лавина. А они, вот, просто автоманьяки. И ничего здесь не попишешь.
        Они уже почти засыпали, когда Наталья спросила Андрея:
        - Слушай, а почему ты выбрал себе прозвище Сталкер? Это что-то из Стругацких, да ведь?
        - Да, из них. Если помнишь, сталкер - это тот, кто идет по следу и ведет за собой других. Я для себя воспринял это так, что сталкер - это человек, который всегда в пути, всегда в движении. Поэтому когда возникла необходимость в выборе ника, я даже задумываться не стал. А с чего ты вдруг спросила?
        - Просто захотелось узнать о тебе еще чуточку больше…
        - Любознательная ты моя…

* * *
        Со своим появлением на сходке любителей ретро-машин, Наталья разом обрела так недостающий ей круг общения. Уже со второго раза ее стали узнавать и здороваться, а где-то с четвертого и вовсе окончательно приняли к себе. Теперь ей уже не была столь необходима поддержка Андрея, как в первый раз. Она и сама, осмелев, задавала интересующие ее вопросы, или просила дать ей посидеть в той или иной машине, подержаться за руль, да просто трепалась с ребятами обо всем на свете. Вовочка опять разрешил ей прокатится на своей Победе, и на этот раз она проехала под его бдительным оком не жалких десять метров, а сделала целый круг по площадке, причем остановилась и заглушила мотор самостоятельно. Гип-гип-ура!
        В очередной раз с ними в компанию напросился и Мишка. Наташка не хотела брать его с собой, но в Мишкину защиту выступил Андрей, пришлось сдаться под умоляющим выражением двух пар голубых глаз. Наталья взяла с сына слово, что он не будет носиться под колесами машин, и будет беспрекословно слушаться ее и дядю Андрея. Мишка, кажется, готов был пообещать что угодно, лишь бы его взяли.
        Мишкиному восторгу не было предела. Чтобы ему все было получше видно, Андрей взял его к себе на плечи. Сегодня был его день, и всем страждущим общения со Сталкером пришлось потесниться, поскольку маленькому непоседе было интересно буквально все, и Андрей выступал для него кем-то вроде гида. Про маму Мишка, кажется, даже забыл. Впрочем, Наталья была довольна и горда своим малышом. Вокруг столько взрослых людей, а он не теряется, не зарывается от испуга или смущения к ней в подол, как многие другие дети его возраста. Он воспринимал мир таким, как он есть, и это здорово.
        Когда пришла пора уезжать (в кафе сегодня решили не сидеть, а поужинать вместе с Мишкой дома), Андрей пошел прощаться со своими друзьями. Мишка по-прежнему не слезал со своего наблюдательного пункта, зарывшись ручонками в шевелюру своего
«коня». Казалось, прощальной церемонии конца-края не будет. Наталья даже пришлось с намеком постучать по циферблату своих часов, лишь после этого Андрей кивнул и направился к ней. Они уже садились в машину, как подошел Патриот, пожал руку Андрею, затем потряс Мишкину ладошку, которую тот охотно и даже с готовностью протянул навстречу.
        - Ну, что, хлопец? Будешь водителем?
        - Буду! - радостно заверил Мишка.
        - Главное, папе своему скажи: Папа, не порти больше машины!
        - Ты мне это, сына в покое оставь, а то не посмотрю на то, что ты весь из себя заслуженный, встречу на узенькой тропинке с монтировкой! - с шутливой угрозой парировал Андрей.
        - Уже боюсь! Ну, ладно, в следующий раз приедете?
        - Не знаю еще, скорее всего, да. Но я в конференции на днях объявлюсь, если что - там отпишу.
        - Ну, тогда до скорого!
        - До скорого!
        Андрей погудел басовитым клаксоном, и ласточка тронулась с места. Мишка, сидевший вместе с Натальей на заднем сиденье, подергал ее за руку.
        - Мама, а я дяде Андрею - сын?
        - Ну, сын, - ответила в некотором замешательстве Наталья.
        - Тогда получается, что дядя Андрей мне папа?
        - Получается, что папа, - уже совершенно растерянно подтвердила Наталья. Крыть этот аргумент ей было нечем. Не будешь же объяснять ребенку, что и как было на самом деле.
        - Значит, мне надо звать его папа, а не дядя, - констатировал Мишка и, довольный собой, снова стал смотреть в окно на пробегающие мимо дома и деревья.
        Андрей, прекрасно слышавший весь диалог, подмигнул Наталье в зеркало заднего вида. Судя по всему, выступать в роли отца ему понравилось. Тем более что Мишка действительно был миниатюрной копией его самого, и сегодня он неоднократно слышал высказанные с ноткой мужского одобрения комментарии друзей, о том, что пацан получился вылитый Сталкер. Вот ведь природа пошутила, нечего сказать!
        С того дня так и понеслось. «Дядя Андрей» канул в лето, уступив простому «Папа». Мишка, правда, иногда путался, когда пытался рассказать что-либо, относящееся к тому периоду, когда они жили вместе с Павлом. Но новые впечатления постепенно затмили собой то, что происходило в его короткой жизни раньше. Да и Наталья старалась лишний раз не напоминать ему их прежнюю жизнь, надеясь, что со временем Мишка окончательно позабудет и Павла, и «бабу Зину», пугавшую его страшными микробами.

* * *
        Где-то в середине июня на их адрес пришла телеграмма от родителей Натальи. Они сообщали, что приедут погостить дней на пять, и сказали, с каким поездом их следует ждать. Так что в назначенное время вся семья стояла на вокзале в толпе таких же встречающих, и переминалась с ноги на ногу, то и дело заглядывая вдаль: не ползет ли уже усталый состав? Больше всех приезду бабушки с дедушкой радовался, наверное, Мишка. Он помнил прошлое лето, и то, как его кормили вкусными абрикосами и виноградом. Наталья слегка волновалась, Андрей же был совершенно спокоен. По крайней мере, внешне.
        Наконец прибывший с небольшим опозданием поезд, словно нехотя, прополз вдоль перрона, дернулся и остановился. Двери открылись, и началась обычная сутолока с цветами, поцелуями, чужими чемоданами и настырными носильщиками, предлагавшими свои услуги с развязностью девиц легкого поведения. Вот, наконец, появились и родители. Наталья познакомила их с Андреем, не давая времени для разговоров, тот взял неподъемную кладь и понес ее к машине. Все остальные волей-неволей отправились следом.
        Наташкин отец при виде их машины аж крякнул. С недоверием посмотрел на зятя и произнес:
        - Вот не думал, что такую встречу, да еще и в столице!
        - А что?
        - Да ей лет почти как мне! Я пацаном был, когда они у нас появились. Только начальство на таких и разъезжало. Хорошие, но дорогие были - жуть. Эта по наследству никак досталась?
        - Нет, купил.
        - С чего бы это вдруг?
        - Нравится она мне.
        - М-да, мне это, видимо, не понять.
        Больше до дома отец не проронил ни слова. Зато его молчание полностью компенсировала собой Марья Спиридоновна. Уж она рассказала обо всем: и как душно было в поезде, и как проводники блох не ловят, даже кипятка у них не допросишься, что у Наташки две племяшки подрастают, а одна из сестренок, та, что младшая, совсем с ума сошла, уже второго ждет, нет бы подождала пару лет, а то такую обузу себе на шею вешает, у нее еще первый в пеленках путается. И так далее, все местные новости в режиме нон-стоп. На Наталью словно повеяло ее позабытым детством. Мишка вертел головой во все стороны, зажатый между мамой и бабушкой, а в кулачке сжимал конфету на палочке, которую еще на вокзале сунула ему баба Марья. Он был так ошеломлен, что даже забыл ее развернуть, чего раньше за ним не водилось. Сладости обычно уничтожались мгновенно и на месте, поэтому Наташка выдавала их сыну в ограниченных количествах, чтобы зубы раньше времени не испортил.
        Родителей поселили в Мишкину комнату, а Мишку временно забрали к себе. Когда улеглась первая суматоха встречи, все расселись за накрытым столом, до предела уставленным разнообразными яствами. Накануне Наташка с Андреем пытались превзойти друг друга в поварском искусстве, поэтому снеди наготовили просто немеренно. Впрочем, на плохой аппетит никто пока не жаловался.
        Батька упорно отмалчивался, поэтому Наталья чувствовала себя слегка не в своей тарелке. Хорошо хоть Андрей взял ведения застолья в свои руки, и, кажется, уже успел очаровать собой тещу. Поболтали о том, о сем, как водится, слегка выпили. Отец все молчал, и лишь морщинка на лбу становилась с каждой минутой все глубже и глубже.
        После застолья Мишку отправили спать. Он попытался было отвертеться, ну не тут-то было: Андрей сказал ему, что тихий час еще ни одному мужчине не повредил, и что он сам бы с удовольствием прилег на часок, но вот дела не дают - посуду надо помыть, со стола убрать. Мишка уборку терпеть не мог, впрочем, как и мытье тарелок (уж разок попробовал под руководством Андрея), поэтому выбрал из двух зол меньшее. В итоге матушка отправилась в ванную, Андрей на кухню, а Наталья осталась вдвоем с отцом.
        - Бать, а теперь давай колись, ты чего такой смурной?
        - А с чего бы мне радоваться? Дочь себя ведет, как шлюха заправская, только успевает из койки в койку сигать. Один мужик ей не понравился, так другого заведем! Сына вообще в подоле принесла, так он теперь первого встречного готов папой звать! Или этот твой, как его - Андрей? - и есть его отец? Уж больно морды у них похожие! Так сразу бы сказала, не морочила честным людям головы.
        - Слушай, я хоть и твоя дочь, но такие разговоры в своем доме не потерплю! Выражения выбирай! Я в письме, кажется, все подробно рассказала. Или мне что, и дальше надо было иждивенца на собственной шее терпеть, который к тому же волю рукам дает?
        - Ну, Павла я, конечно, не одобряю, но ты…
        - Слушай, ты, моралист хренов! Тебе про Ланку напомнить? Или не стоит?
        - Ты как с отцом разговариваешь!
        - Так, как он того заслуживает. Или ты думаешь, что раз ты - мужик, то тебе можно на стороне ребенка заводить, а всех остальных надо грязью забрасывать? Ты уж извини, но мой Мишка всегда со мной, и при этом надлежащее мужское воспитание он тоже получает. А Ланка твоя безотцовщиной росла. Тебе напомнить, к чему это привело? Не забыл еще, как она тебя за дверь выставила? Так что давай начистоту: либо ты перестаешь корчить из себя высоконравственную личность с безупречной репутацией, либо я говорю с матерью.
        - Как ты можешь! Это же чистой воды шантаж! Ты же мне слово давала!
        - Да, давала. Но ты мне выбора не оставил. Так что давай, решай. И вообще: с чего ты на Андрея взъелся? Видишь его в первый раз, он тебе ничего плохого не сделал. А ты только из поезда шагнул, на него мельком взглянул, и понеслось. Ни одного слова хорошего в его адрес не сказал. Машина не та, ведет себя не так… Еще что ему припомнишь?
        - Ну, ты когда письмо-то прислала, мы с твоей матерью долго на фотку смотрели, что ты туда положила. Ну, и порешили между собой, что Андрей, наверное, и есть отец твоего парня. Они же, как две капли воды между собой. Вот я и обозлился на него малёхо, что он мою дочь брюхатой бросил, другому мужику отдал, а потом из-под него обратно достал.
        - М-да, ну и воображение у тебя, батя! А я-то было решила, что ты из-за Павла переживаешь. Вы же с ним с полпинка поладили, ты в нем, по-моему, души не чаял.
        - Это тоже. Все-таки Пашка был наш парень: простой, честный. По сердцу он мне пришелся. А к твоему Андрею я и не знаю с какого бока подойти, уж больно он у тебя верткий. Такому палец в рот не клади, по локоть откусит. Впрочем, тебе с ним жить, ты и думай.
        - Так до чего мы договорились?
        - Ладно, шут с тобой, мир.
        - И больше никаких наездов на Андрея?
        - Я же уже пообещал!
        - Вот и славно.
        Родители погостили у них, как и обещали, пять дней, а потом уехали обратно, прихватив с собой Мишку. Наталья с Андреем пока вырваться на юг не могли, поскольку отпуска у них приходились на август, а вот Мишке торчать в душной и пыльной Москве было действительно ни к чему. Поэтому Наталья недолго сопротивлялась уговорам своей матушки. Мишанька, когда уезжал, сиял от счастья, как медный самовар. Он поедет на поезде! Дядя Максим возьмет его с собой на море! И ему дадут поиграть с соседскими щенками! Вау!
        На всякий пожарный Наташка выдала матери энную сумму денег: мало ли что произойдет, или вдруг что понадобится. Марья Спиридоновна недолго и без особой охоты спорила, а потом все же взяла пачку купюр. Цену деньгам она знала, а на две пенсии особенно не разгуляешься. Даже внука в город нормально не свозишь. Наташка всегда предпочитала все денежные вопросы решать с матерью, а не с отцом. В какую сторону его переклинит, сказать заранее было практически невозможно. Еще накричал бы, что она им на бедность подает, и пиши пропало. Ох, идейный у нее папка - сил нет!
        Без Мишки дома стало как-то пусто. Никто не нападал из-за угла, раскрашенный от уха до уха маминой косметикой, изображая из себя индейца, никто не просил отпустить его в гости к Севке или на улицу. Наталья заскучала по сыну уже на следующий же день. Но Андрей не дал ей похандрить в свое удовольствие, и по-своему решил проблему плохого настроения. Вернувшись с работы, Наташка застала бутылку шампанского, остывающего в ведерке со льдом, корзину с фруктами и записку, лежащую на кухонном столе: «Посмотри в шкафу». Ничего не понимая, Наталья залезла в шкаф, а там… Пакет с роскошным комплектом нижнего белья кокетливо свешивался с верхней полки, и к нему была прикреплена еще одна записка: «Поищи под подушкой».
        Под подушкой оказалось изящное вечернее платье точно в тон белью. Что самое ценное - это было летнее платье. Полупрозрачное, манящее, без рукавов, с пикантными вставками искусственного шелка, легкое и не мнущееся. К платью прилагалась очередная записка: «На макияж - ровно десять минут, на одевание - пять. Когда будешь готова - выходи на улицу».
        Устоять перед таким соблазном было просто выше человеческих сил! Наталья с нескрываемым удовольствием облачилась в подаренное, слегка тронула тенями глаза, обновила помаду. Вместо разношенных сандалий надела туфельки на тонкой шпильке, на всякий случай взяла с собой вечернюю сумочку, и ровно через пятнадцать минут вышла из дома.
        Тотчас откуда-то из-за поворота, взревев движком, вылетела волжанка. Андрей, одетый в рубашку с коротким рукавом и летние джинсы цвета сафари, распахнул перед Наташкой дверь. И они поехали.
        В этот вечер они наслаждались изысканной едой и живой музыкой, танцевали до боли в ногах, а когда острота взаимного притяжения стала просто нестерпимой, отправились домой, где и любили друг друга до самого рассвета. Наталья была обворожительна, опасна, сексапильна, в баре она то и дело ловила на себе заинтересованные мужские взгляды, но для нее существовал только один человек, которому она принадлежала от макушки до пят, которого обожала и боготворила - Андрей. Она с каждым днем все сильнее и сильнее привязывалась к нему, хотя и сама не могла порой понять: как же можно? Еще сильнее? Она растворялась в нем, отдавая все, что было у нее, без остатка, до донышка. И уже не отдавала себе отчета в том, насколько он стал неизбывной частичкой ее самой.
        Она чувствовала, что сама боится выплеска собственных эмоций, боится этой силы притяжения, неумолимо влекущей ее к этому мужчине. Так нельзя. Это слишком хорошо, чтобы быть правдой. Что-то случится, если она не усмирит свои чувства. А вдруг она потеряет его? Человеческое счастье не длится долго, но пусть их любовь станет исключением из правил! Она так долго этого ждала! И все же: как же страшно…

* * *
        Тянулся рабочий четверг, от выступающего на руках пота было противно дотрагиваться, что до телефона, что до клавиатуры - казалось, что все липкое и мокрое. Июльская жара не собиралась сдавать свои позиции, и даже редкие дождики не сильно облегчали народу офисное существование. Даже кондиционер не сильно выручал, впрочем, Наталья его недолюбливала, поскольку считала, что одной из своих простуд обязана именно ему. Фирма ее потихонечку развивалась, и во многом благодаря стараниям Натальи. В трудовой книжке уже была сделана запись о переводе ее на должность заместителя генерального директора, так что можно было слегка почить на лаврах. Благо, что клиенты и партнеры, видимо, в массе своей наслаждались отдыхом на южных курортах, и не сильно ее теребили. Вот придет сентябрь - тогда такая беготня начнется! Только успевай пометки в ежедневнике делать. Один из самых адских месяцев в году, за исключением, пожалуй, лишь декабря.
        Зазвонил телефон, Наталья лениво потянулась за трубкой:
        - Алло, солнышко, ты не забыла на завтра отгул взять?
        - Подожди, какой отгул?
        - Ты что, забыла? Мы же завтра едем на фестиваль!
        О-о, разговор такой действительно был, только что-то совершенно выскочил у Наташки из головы. Завтра открывался какой-то знаменитый автомобильный фестиваль, на котором был представлен и клуб, в котором они состояли. Наталья видела фотографии с предыдущих фестивалей, и даже самодельный видеофильм, но все равно с трудом представляла, на что же это похоже на самом деле. Решив, что лучше один раз увидеть самой, чем сто раз услышать воспоминания Андрея о том, как это было здорово, Наталья согласилась отдать три дня из своей жизни, чтобы присутствовать на фестивале от его начала до закрытия. Пришлось срочно писать заявление, заверять его у секретаря и предупреждать коллег, что завтра ее на месте не будет.
        Поспать на следующий день не удалось, Андрей поднял ее так же, как на работу, поскольку открытие автомобильного фестиваля «Экзотика» было назначено на десять утра. В принципе, большинство их друзей собирались прийти на него в субботу, поскольку пятница была днем прессы и всевозможных заявлений организаторов фестиваля, да и с работы не каждый мог вырваться, зато посетителей должно было быть не так много, как завтра, когда по заверению Андрея, яблоку будет негде упасть.
        Да, Андрей ее не обманул - это шоу действительно стоило посмотреть! По сравнению с тем, какие автомобили были представлены здесь, то, что Наталья видела на сходке, было массовым ширпотребом. А здесь, на Тушинском поле стояли и ездили такие монстры… Отреставрированный ЗИМ, снимавшийся уже в двух фильмах, и находящийся в прекрасном состоянии. Автомобили, выпущенные еще до второй мировой войны, отечественные и зарубежные. Несколько горбатых Запорожцев, из которых их хозяева вылепили что-то невообразимое: один стал гоночной машиной, причем двигатель пришлось поставить вперед, а не назад, как это было характерно для этой модели. Еще один превратился в подобие Линкольна, обретя не две, а четыре двери, и удлинившись чуть ли не до шести метров.
        Из буклета Наталья узнала, что данное мероприятие изначально задумывалось просто как летний слет любителей автостарины и экзотики, и было довольно неформальным по своему духу. Но эта идея неожиданно получила весьма большой резонанс, на фестиваль стали приезжать владельцы авто-антиквариата со всей России, а не только из Москвы и Подмосковья, даже из-за границы прибывала то одна, то другая делегация. Для автоклубов этот слет быстро перешел в разряд протокольных мероприятий, и не присутствовать на нем было признаком дурного тона. А уж как ждали этого события всяческие кузовные мастерские и мастера-реставраторы! Они ежегодно сражались за право быть первыми в номинациях «Лучшая реставрация салона, панели приборов, хромированных частей» и прочих автомобильных отсеков. А владельцы с плохо скрываемой гордостью представляли своих колесных ветеранов, в глубине души мечтая, чтобы именно им достался приз за лучшее соответствие оригиналу.
        Теперь Наталья поняла, почему ее Сталкера то и дело шутливо поминали в их клубе нехорошим словом. От исходной модели у его ласточки действительно остался один лишь внешний вид, поэтому Андрей даже не стал заморачиваться и пригонять свою машину сюда. За лучшую модернизацию старой машины премию здесь пока не давали. Впрочем, судя по всему, он об этом нисколько не переживал, и, потягивая прямо из горлышка обжигающе-холодное пиво, бродил с Натальей от участника к участнику, рассказывая все новые и новые истории:
        - А ты знаешь, как наши механики однажды с Роллс-Ройсом залетели? Это уже давно было, в шестидесятые. На ЗИЛе за какой-то своей надобностью его разобрали по винтику, а обратно собирают - коробка передач дурью мается, валы и шестерни обратно в картер не лезут. Все в шоке, денег машинка стоит столько, что на нее можно чуть ли не весь цех купить. Делать нечего, звонят на завод в Крю…
        - Это где Роллс-Ройсы производят?
        - Ну да, знаменитый завод в Англии. Так вот, звонят, мол, так и так, подскажите, что делать, у нас тут беда такая стряслась, а им и говорят, что все в порядке, ничего страшного. Надо всего лишь заполнить ванну определенной смесью масел, охладить, опустить туда детали, а потом собрать коробку в этой ванне вручную. Детали из-за этой операции буквально на микроны усаживаются, после чего нормально собираются.
        - Ничего себе! Вот это да!
        - А ты знаешь, почему у нас так любили Эмку? Она была настолько неприхотливой, что с ней можно было использовать самые дешевые сорта бензина и масла, а если дело было совсем швах - заливали керосин. И ведь ехала. И как ехала!…
        И так весь день. Патриот, оказывается, был абсолютно прав, когда сказал, что Сталкер является кладезем автомобильной истории не хуже него самого.
        Часов через пять Наталье отчаянно захотелось поесть. В принципе, они уже осмотрели практически все, что хотели, а толчея и сутолока успели им порядком надоесть, поэтому, недолго посовещавшись, поехали из Тушино на Арбат, где зашли в летнее кафе и поели неплохого шашлыка с гранатовым соусом. Вечером решили посмотреть новые фильмы на видео, а с утра снова пойти на «Экзотику», чтобы встретиться со своими друзьями и поглядеть на то, что не успели сегодня.
        Выйдя из кафе, они пошли гулять по Арбатской мостовой. Наташке давно уже хотелось, чтобы кто-нибудь нарисовал их вдвоем, поэтому, упросив Андрея, уже через пять минут устроилась вместе с ним перед мольбертом. Художник попался весьма прикольный, то и дело смешил их шутками-прибаутками, и Наташка подозревала, что на картине они получатся с улыбками в пол-лица. Стандартные фотографии Наталью как-то не впечатляли, а вот то, что дома появится настоящая картина - это, безусловно, радовало.
        Портрет действительно вышел на славу. Художник уловил суть их характеров и какими-то тончайшими штрихами передал и озорство Андрея, и мечтательность Натальи. Она была в полном восторге! Теперь осталось только подобрать нормальную рамку со стеклом, чтобы графит со временем не осыпался, и все, домашний шедевр готов!
        Они уже собирались спуститься в прохладные казематы метро на «Смоленской», как запищал сотовый телефон у Андрея. Пока он разговаривал, Наталья не удержалась, и купила себе в ближайшем ларьке пакетик фисташек, а теперь раздумывала, куда деть в метро скорлупки от орешков, поскольку терпеть до дома и есть их на кухне было скучно.
        - Все, солнышко, сегодня нам точно побыть вдвоем не дадут!
        - А что такое?
        - Звонил мой брат, он со своей девушкой сегодня зайдет к нам в гости. Вот и увидишь, наконец, одного из моих близких. Я давно уже хотел с тобой к ним заскочить, познакомить тебя с родителями и братом, да все как-то не случалось, у нас с тобой, что ни день - то ураган местного значения. Но видишь, не идет гора к Магомету - Магомет идет к горе.
        - Ой, а у меня ничего не готово! Чем же я их угощать буду? Может быть, возьмем кило вырезки, и я бефстроганов приготовлю? А на гарнир картошки отварим?
        - Расслабься, ничего не надо. Они пиво принесут, а мы с тобой сейчас купим пару-тройку пицц, да чипсов разных сортов, и все будет, как нельзя лучше.
        - А это твой старший брат?
        - Нет, младший. Классный парень, вот увидишь! У матушки он в любимчиках ходит, я его в детстве даже поколачивал по этому поводу. За что потом в свою очередь получал горяченьких от отца. Если тот, конечно, просекал, что произошло.
        - Ага, так вот ты значит какой! Маленьких обижаешь, а сам клялся-божился, что тебя все дети любят и обожают! Обманщик!
        - А ты думаешь, он в долгу оставался? Я когда на первое в своей жизни свидание отправился, этот гаденыш мне шнурки от ботинок связал, пока я в дверях стоял и прическу укладывал. И вот, представь, открываю дверь, делаю шаг, и лечу физиономией четко на лестничную площадку. Нос разбит, из него течет, на лбу шишка вспухает, в голове гудит, словно в кузне нахожусь. Я все же героически доползаю на свидание, девочка моя делает большие глаза, тут же находит благовидный предлог и сматывается от меня куда подальше.
        - Да что это за девочка такая! Вместо того чтобы пожалеть, удрала!
        - Я тоже так подумал и решил, что такая мне точно не нужна. Поэтому не сильно переживал. Но братцу, когда вернулся, всыпал по первое число. Он от меня потом на карачках по всей квартире бегал.
        - Веселая у вас жизнь была, нечего сказать! Мы с моими сестренками более мирно жили. Я у них всегда за старшую была - такой, знаешь, мамин заместитель, поэтому у нас таких проблем не было, они меня слушались. Да и игрушки у нас всегда общие были, за этим мама строго следила. Только когда Максимка появился, у него и солдатики свои, и машинки. Но он мальчик, да и младше он всех нас был. Одна живая кукла и три няньки вокруг него, не считая матери.
        - Да, по поводу общих игрушек - это прямо развитый коммунизм в отдельно взятой семье!
        - Можно и так сказать.
        Дома Наталья засуетилась, попыталась навести поверх имеющегося порядка нечто с приставкой «супер». Андрей только посмеивался, глядя на нее, и пытался отговорить от забот по хозяйству, мотивируя это тем, что убираться лучше всего после того, как гости уйдут, а не перед их приходом - все равно намусорят. Но Наташке хотелось предстать перед братом Андрея в лучшем свете. Вот вернется он от них домой, спросит его мама: «И как тебе девушка Андрея?» А он и ответит, что неряха, и квартира у нее вверх дном. То-то мнение сложится о Наталье у очередной кандидатки в свекрови. Нет уж, лучше пускай все сияет чистотой!
        Гости нагрянули минут через двадцать. Открыл дверь Андрей, поскольку Наташка в этот момент, конечно же, торчала в ванной комнате, снимая с веревок высохшее белье и складывая его в аккуратную стопку на стиральной машине. Так что брат со своей подругой успели снять обувь и пройти в комнату, и знакомство состоялось уже там.
        - Ну, господа и дамы, разрешите представить мою половинку. Это Наташенька, а это - величайший оболтус всех времен и народов Лешка и его терпеливая девушка Ирочка. Ирочка, как ты его только выносишь? Каждый раз пытаюсь у тебя это узнать, но постоянно уходишь от ответа!
        - Такая у меня планида, что поделать!
        - Ну что, давайте разливать пиво, у нас, правда, только три полноценных кружки имеется, так что кому-то придется пить просто из стакана.
        Вечернее солнце, пробиваясь сквозь незакрытое окно, светило Наташке прямо в глаза, и она смогла разглядеть гостей, лишь когда села на подлокотник кресла, повернутого спинкой к окну и уже оккупированного Андреем. Теперь свет бил уже в лица Алексея и Ирины, и настала их очередь щуриться и искать, куда бы уйти от солнечных лучей. Иринка быстро нашла выход, спрятавшись за спину своего бой-френда, а тому ничего не оставалось, как ждать, пока светило зайдет или закроется хоть какой-нибудь тучкой. Зашторивать окно и устраивать полумрак не хотелось просто категорически, тем более что пришлось бы перекидывать занавески через распахнутые рамы, а для этого вставать на стул, затем балансировать с пыльной материей в руках перед бездной городского муравейника. То еще удовольствие.
        Разговор вели, в основном, братья, так что их подруги, изредка подавая реплики, могли спокойно наслаждаться прохладным пивом и чипсами. Но Наташка, неосознанно закрывая кружкой лицо и пряча взгляд, исподтишка все смотрела и смотрела на Алексея. Они с Андреем, безусловно, были очень похожи друг на друга, только Андрей по сравнению с братом казался более основательным - впрочем, он же старший, так и должно быть, в принципе! Но дело было не в этом. Вернее, не совсем в этом.
        - А что мы все по пиву, да по пиву? Может быть, чего-нибудь из закусок соорудить? Вы как?
        - Ой, не знаю. Мы, честно говоря, сытые. От матери нашей так просто не уйти, ты же знаешь! Накормила на год вперед, несмотря на все наши протесты. Едва до вас доехали. Еще полгода такого питания, и можем запросто в борцы сумо уходить.
        - Может, помидоров с сыром и чесноком организовать? Они же легкие, да и с пивом хорошо сочетаются?
        - Да нет, не стоит. А вот через полчасика мы с Иришкой не отказались бы от кофе. Как ты делаешь, такого, экстремального! От которого глаза открываются и обратно закрываться не хотят.
        - Так это не от способа заваривания зависит, а от сорта! Вот, предположим, если взять «рестретто» или «де Бальзак», то его, как ни крути, даже сравнивать нельзя со стандартной «арабикой»…
        И тут догадка, сам намек на которую Наталья гнала от себя с упорством пьяного, встала перед ней во всей своей беспощадной очевидности. Она вспомнила. Общежитие, в запыленное окно которого так же пробивалось солнце, поцелуи пахнущих хмелем и мятой губ, и маленькая чашка черного кофе по-турецки. Боже мой, это же тот самый Алексей! Нет, не может быть! Это не должен быть он! Да, очень похож, но ведь мало ли на земле блондинов с именем Лешка?
        Наташка хваталась за самые немыслимые предположения, как пассажирка «Титаника» за ускользающий спасательный круг, но знала, прекрасно знала, что этот парень - именно тот, о ком она думает. И пускай у него слегка потемнели волосы, пускай он отрастил пшеничную бородку-"мерзавку", это все равно он.
        Так что же это получается? Андрей - родной дядя Мишки? Отсюда и их сходство, и одинаковые жесты, даже мимика? А она-то считала, что Мишка просто ему во всем подражает, пытается стать таким, как он, вот и копирует во всех мелочах. И как же со всем этим быть?
        Извинившись, и даже найдя в себе силы на улыбку, Наталья ускользнула от всех и заперлась в туалете. Что делать? Если честно, то единственное ее желание - это выгнать этого гада из их квартиры, чтобы даже духу его здесь не было, а потом уткнуться в плечо Андрея и плакать. Плакать долго, пока не выйдет из души взбаламученная приходом Лешки муть. Но никто же ничего не поймет, если она так поступит! И как объяснить все Андрею? И при чем здесь ни в чем не повинная Ира? Ведь к тому давнему конфликту она не имела ровным счетом никакого отношения?
        Нет, слишком многих это заденет. Пока ничего трогать нельзя, пусть все идет, как идет. Лучше они проводят гостей, а потом она сядет со своим Сталкером на диван, и все ему расскажет. Он должен знать, как все произошло. Тогда пусть и примет решение. Ее вины ни в чем нет. Кто же знал, что отец ее ребенка - его родной брат. Благо, что у нее совершенно вылетела из головы Лешкина фамилия, и даже ничего внутри не кольнуло, когда она в свое время узнала фамилию Андрея. Могла бы еще тогда насторожиться, но мало ли людей носит фамилию Романов? Царская семья - и те Романовыми были.
        Да, так будет лучше всего. Андрей поймет ее. Он чуткий, нежный. Он просто обязан ее понять!!! А пока надо делать вид, что все в порядке, держаться в тени и ждать, когда же они останутся одни. Можно, наверное, даже сослаться на головную боль, чтобы ускорить уход Алексея и Иры. Врать, конечно, нехорошо, но она не железная. Пускай она все для себя решила, но психика в любой момент может дать сбой. И что тогда здесь произойдет - лучше себе даже не представлять.
        Когда она вернулась в комнату, то Андрей с места огорошил ее «радостным» открытием:
        - Слушай, а мы тут выяснили, что вы с Лешкой в одном университете учились, и примерно в одно и то же время!
        - Ну, надо же! - ответила Наталья, а про себя подумала: ну вот, началось… Сердце ухнуло, оборвалось и ушло куда-то в пятки, а руки тонко-тонко затряслись мелкой дрожью.
        - Так может быть, вы даже пересекались где-нибудь! - продолжил Андрей, не замечая, что творится с Наташкой.
        - Вряд ли, мы, скорее всего, были на разных курсах, в разных потоках. У нас в год выпускалось несколько тысяч дипломников, где уж тут пересечься! (Ну, давайте о чем-нибудь другом поговорим, умоляю!)
        - А мне кажется, что я вас все же где-то видел! - встрял Лешка.
        - У меня довольно стандартный тип внешности, так что ошибиться довольно легко. (Ну, отвяжись ты от меня! Что ж ты пристал!)
        - Нет, нет, я определенно вас видел, только волосы вы тогда по-другому зачесывали, кажется… Сейчас точно вспомню… А вы в деканате, случайно, не работали?
        - Работала. (Ну, вот теперь - точно все. Доигрались).
        - Ну вот! Я же помню! Подожди-ка, так ты - та самая Наташа! Офигеть можно!
        - Как видишь. Я - та самая Наташа, собственной персоной.
        - Твою мать! И что ты здесь делаешь, позволь полюбопытствовать?
        - Живу я здесь, как видишь. Вместе с Андреем.
        - Раз одного охмурить не удалось, решила на другого перекинуться? Чем тебя так наша семья манит, медом тебе, что ли, здесь помазано?
        - Леха, ты чего городишь! Если с дуба рухнул, так я тебе сейчас крышу на место поставлю в момент!
        - Андреич, тебя провели, как последнего лоха. Случайно сказки про беременность еще не рассказывали? Про то, что бэби вот-вот на свет появится, про то, что избавляться уже поздно и врачи, как один, против? А то мне в свое время эта девушка попыталась устроить концерт. Я сразу просек, в чем дело, и все контакты обрубил. А ты ведешься! Вот чудак! На лимиту позарился!
        - Слушай, еще одно слово, и я тебе зубы пересчитаю. Немедленно извинись перед Натальей и проваливай на все четыре стороны. Я с тобой еще отдельно разберусь, не думай, что тебе все с рук сойдет.
        - Это ты с кем разбирать вздумал, со мной?! Лучше с ней разберись!
        - У нас с ней все в порядке. По крайней мере, было, пока ты не появился. И по какому это поводу мне с ней разбираться надо?
        - Да ты хоть знаешь, кого пригрел? Это же блядь первостайная, про нее весь универ знал. Она мужиков меняла, как перчатки. Ее же за банку пива купить было можно! Меня как-то раз ради интереса тоже пробило попробовать. Ничего девочка оказалась, лишь малость скучновата. А потом все, как по писаному: звонки домой, попытки снять с меня денег. Где ребенок-то, эй, Наташка?
        - У бабушки с дедушкой. Там, где тебе до него не добраться. Удовлетворен?
        - Подожди, я что-то не понял…
        - Понимай, насколько интеллект позволяет. И вон отсюда! Убирайся, я сказала!
        - Нет, теперь уж я точно просто так не уйду, пока все до конца не выясню! Ты что, решила оставить ребенка? И даже меня в известность не поставила, что я стал отцом? А, я все понял! Ты родила от своих дружков, а на меня все пыталась повесить, потому что поняла, что у меня бабло водится? Так все было? Поэтому ничего и не сказала? Поняла, что афера не удалась?
        - Кажется, зато я все понял, - медленно произнес Андрей, лицо которого пошло красными пятнами. - Ты заморочил голову девчонке, бросил ее в положении, от нас все скрыл, чтобы не нести никакой ответственности, а теперь еще имеешь наглость обвинять ее во всех смертных грехах! Как был всегда трусом, так и остался. Все, уйди с глаз долой, пока я твоей мордой паркет не вытер, видеть тебя не хочу!
        - Что-то ты слишком быстро на ее сторону переметнулся! Впрочем, ты у нас всегда излишней либеральностью по отношению к бабам отличался. Да откуда у тебя гарантии, что тебя за нос не водят, и ее ребенок - мой ребенок?
        - Вот мои гарантии, - взревел Андрей и сунул Лешке прямо под нос стоявший в рамке Мишкин фотопортет. Тот, кривя губы, перевел взгляд на снимок.
        Сначала на его лице выступила растерянность. Глаза недоверчиво перебегали по снимку, отыскивая все новые и новые знакомые черточки. Потом Алексей расплылся в глупой детской улыбке, не отводя взгляд от Мишки, держащего на руках своего плюшевого тезку.
        - Значит, я стал отцом! У меня есть сын!
        - Нет у тебя сына, и никогда не было! Это мой ребенок, и только мой, а ты к нему не имеешь никакого отношения! Понял! - истерически взвизгнула Наташка. Одна только мысль о том, что этот человек посмеет предъявить на Мишку свои отцовские права, заставила ее сжать кулаки и напрячься, подобно перетянутой струне, готовой лопнуть в любое мгновение. Она не подпустит этого негодяя к Мишке!
        - Постой, не ты ли мне только что с пеной у рта доказывала как раз обратное? Или как все шишки на меня валить - так я оказываюсь при чем, а как про ребенка речь заходит, так у тебя непорочное зачатие? Мадонна ты наша! Только учти, я тебе своего сына не отдам. Ты немедленно скажешь мне, где он, и я поеду его заберу. Он больше ни дня с тобой не проведет! Ты и так прятала его от меня слишком долго!
        Тут на Наталью словно затмение нашло. Она взревела и кошкой бросилась на Алексея, разодрав ему ногтями полщеки и лоб, прежде чем он успел отшвырнуть ее назад на кресло. Наташка больно ударилась спиной о деревянный подлокотник, так что у нее звезды из глаз посыпались, а когда к ней вновь вернулась способность видеть, в коридоре уже катался клубок из дерущихся мужчин. Ирка, судя по всему, уже сбежала, потому что из-за приоткрытой двери раздавался быстрый стук каблучков по лестнице. Что ж, узнать и услышать то, что только что было при ней - тут нервы у кого хочешь сдадут.
        Наталья даже не стала смотреть на драку. Вернее, просто не смогла. Надо было что-то делать, как-то разнимать братьев, но это были уже их мужские игры. И она не знала, как играть по их правилам, пусть хотя бы и была невольной причиной того, что они сцепились. Когда Лешка наконец-то ушел, прокричав напоследок какое-то ругательство и обозвав брата придурком, Наташка сползла с кровати, где сидела, обнимая подушку и окрашивая ее разводами туши, и пошла к Андрею. Андрей был в ванной, смывал с лица и рук кровь. Наташка смотрела на него и все ждала: что же он скажет? Что он скажет? А Андрей не торопился что-либо говорить. Раз за разом прикладывал смоченное холодной водой полотенце и пытался остановить кровь, бегущую тонкой струйкой из рассеченной брови. Когда это удалось, осторожно отодвинул Наталью в сторону, надел кроссовки и, избегая глядеть прямо в глаза, произнес:
        - Не жди меня.
        И тоже ушел, как и все остальные.
        Наташка смотрела, как за ним захлопнулась дверь. Слышала, как он вызвал лифт, как вошел в него. Как звучно лязгнула тяжелая железная дверь подъезда, как завелась и уехала машина. Она не знала, было ли это концом или только началом конца? Только больно и противно колотилось сердце, а в голове гудели чугунные молоты: бум, бум…
        Наташка пошла на кухню, накапала себе корвалола. Разбавила водой прямо из под крана и махом выпила. Посидела. Затем пошла в комнату, убрала следы пивного вечера. Помыла посуду. Увидела, что в коридоре перевернута обувная полка, и на полу блестят бисеринки засыхающей крови. Навела порядок и там. Все ее действия были простыми и, как бы сказал их препод по высшей математике, однолинейными. Когда уже не осталось, чем заняться, Наталья присела на кровать. По подоконнику забарабанили первые капли дождя. Видимо, не зря такая духота весь день стояла. Пришлось идти срочно закрывать окно.
        Через десять минут на улице бушевала самая настоящая гроза, с молниями в полнеба и раскатами грома. Андрей сейчас, скорее всего, где-нибудь в дороге, наматывает на колеса черные мили. Интересно, что после всего этого он думает о ней? Или решил, что Лешка прав, и она действительно гуляла направо - налево? Тогда понятно, почему Андрей ее оставил. И самое глупое, что ведь не докажешь, что тебя оговорили. Нет, что угодно, только не оправдываться. Ни за что! Она не виновата, пусть хотя бы и в глазах Андрея Лешкины слова измазали ее почище дегтя. Но это останется на его совести. Если она, конечно, у него еще есть.
        Прошел час. Еще один. Потом еще. Наталья поняла, что сходит с ума. От нехорошего предчувствия сжало сердце. Что-то не так. И ведь даже позвонить некуда, потому что свой сотовый Андрей оставил дома. Боже, лишь бы с ним все было в порядке! Еще и этот дождь скверный. Пусть они расстанутся, пусть будут порознь, да что угодно - лишь бы он вернулся живым и невредимым. Она выслушает все, что он захочет ей сказать, она ко всему готова! Лишь бы пережить эту ночь, лишь бы снова его увидеть!
        Взгляд ее упал на полку, где в прозрачной пластиковой папке лежала тонкая пачка листов. На прошлой неделе в Интернете случайно нашла киносценарий к фильму
«Сталкер», распечатала, да все никак не собралась его полностью прочитать. Недосуг, да недосуг. А вот сейчас ей почему-то показалось, что в этой папке лежит что-то очень важное, что поможет ей, расскажет, как быть и что делать. Наташа взяла ее в руки и раскрыла на первой попавшейся странице:

«А мама говорила: он же сталкер, он же с-смертник, он же вечный арестант! И дети. Вспомни, какие дети бывают у сталкеров…»
        Наталья быстро пробежала цитату вниз, жадно ловя и запоминая печатные слова, как откровение свыше:

«Я уверена была, что с ним мне будет хорошо. Я знала, что и горя будет много, но только уж лучше горькое счастье, чем… серая унылая жизнь… Просто такая судьба, такая жизнь, такие мы. А если б не было в нашей жизни горя, то лучше б не было, хуже было бы. Потому что тогда и… счастья бы тоже не было, и не было бы надежды».
        Получается, это все про них? И про горькое счастье, и про надежду? Значит, остается только верить, надеяться… и молиться. Наталья в каком-то исступленном экстазе бросилась на колени и бессвязно, путая слова, сбиваясь, и раз за разом начиная сначала, обратилась к небесам. Она никогда не считала себя верующей, хоть в детстве и была крещена, и никогда не думала, что Бог есть на самом деле. По крайней мере, такой, как его рисуют в церквях и на иконах. В сурового, но справедливого дядьку с белой бородой, имеющего дело решительно до всех и до каждого, она никогда не верила. Но сейчас что-то в ее душе надломилось, проросло тонким слабым ростком и потянулось вверх. Она впервые в жизни молилась Богу. Она каялась во всем, что натворила, и что еще только могла натворить, просила наказать ее за грехи, но не трогать из-за нее ее близких! Она не хотела, ни за что не хотела, чтобы ее любовь убила самого дорого ей человека, потому что знала (откуда? почему?), что ко всему, что еще только может произойти, она имеет самое прямое отношение. Она слишком сильно привязалась к своему Сталкеру, она слишком сильно его
любит, а Боги не прощают людям сильных чувств. Она просила защиты и помощи для Андрея, потому что в глубине души понимала, что только она сейчас в силах уберечь его от грозящей беды, и как заведенная повторяла: Да минует его чаша сия! Да минует…
        Сколько прошло времени? Неясно. Дождь давно смолк и в город пробирался хмурый рассвет. Странно, неужели она провела на полу почти всю ночь? Видимо, психика все-таки не выдержала стресса и милосердно отключилась на пару с сознанием. Наташка поднялась, отряхнулась и подошла к окну посмотреть, не стоит ли машина Андрея на стоянке возле дома? Нет, не стоит. Неужели все-таки случилось что-то непоправимое? Неужели она не смогла уберечь его от беды? Ведь чувствовала, что что-то произойдет, что-то нехорошее и очень страшное. Ну, почему она его отпустила одного, почему?
        Тишину раннего утра вспорола трель телефонного звонка. Наталья как сомнамбула подошла к висевшему на стене «панасу» и сняла трубку…

* * *
        Андрей, сжимая левой рукой руль, а правую держа на рычаге переключения передач, летел по кольцевой. Полчаса назад он побывал на месте гибели Анны, куда рванул сразу же, как только выбежал из подъезда и завел волжанку. Вышел на обочину, постоял под струями холодного дождя, бившего его по спине и плечам, у крохотного придорожного обелиска. Анна всегда помогала ему, но в этот раз даже она была бессильна. Впрочем, чего он хотел? Наверное, всего лишь покоя, пусть даже временного. Лишь бы не циклиться на том, что произошло. Ситуация подразумевала определенные шаги с его стороны, к которым он сейчас был не готов, только и всего. А кипевшие эмоции не давали сосредоточиться и нормально все обдумать. Тело требовало действий, а не мыслей, поэтому он, оттерев с плиты грязь, в последний раз посмотрел в вечно юное лицо Анюты, сел за руль и вновь погнал ласточку сквозь слякоть и мутные потоки.
        Странно, ведь по сути получается, что он сейчас просто-напросто сбежал. Если бы ему раньше сказали, что так будет, он бы не поверил. Нет, ни за что. Это же не его стиль. Выходит, ошибался. Он тоже человек, как и все. И тоже слаб.
        Впрочем, кто же мог предположить, что он воспитывает не кого-нибудь, а своего родного племянника. От такого известия у любого может планка зашкалить. Нет, про себя он частенько посмеивался, повторяя «люблю я детей, у которых молоденькие мамы», но здесь ситуация совсем иная. Ведь Мишка ему по крови родной, его родители приходятся ему бабушкой с дедушкой! И Мишка зовет его папой! Быть папой собственному племяннику! Абсурд, ей-Богу!
        Но с Лешкой теперь придется разбираться долго и всерьез. И за родительскими спинами ему, как в детстве, не отсидеться. За свои поступки надо отвечать. Насчет того, чтобы Мишку забрать - это он для красного словца ляпнул, паскуда, лишь бы покрасоваться. Урод недоношенный. Как его еще Наталья на месте в лоскуты не порвала или глаза не выколола, это отдельный вопрос. Как она на него кинулась! Сразу вспомнились волчицы, которые за своих щенков готовы костьми лечь. Хотя физиономию она Лешке располосовала на славу, долго будет царапины залечивать.
        Перед родителями Лешка так хорохориться уже не будет. Отец им еще в четырнадцать лет каждому сказал: мы своих детей не бросаем. А если их не хотим, то просто не делаем. Поэтому Леха ото всех и скрыл, что от него девочка забеременела. С глаз долой - из сердца вон. И ведь надо же: когда Наташка рассказывала о своей жизни, Андрей, не задумываясь, был готов набить морду отцу ее ребенка, который с такой легкостью отказался и от нее, и от малыша. А вот сегодня нежданно-негаданно он это осуществил. Обработал фейс брательника по полной программе. Хорошо, если еще ребра целы остались.
        М-да, клин, говорят, вышибают «Клинским», а у него в организме, как назло, даже намека не осталось, что там до этого плескалось, по меньшей мере, литра два с половиной пива. Разве что запах остался. Может, забуриться куда-нибудь в ночной кабачок, хряпнуть пару стаканов водки под соленый огурец и мисочку оливье? А потом залезть на диван в родной волжанке и заснуть, как последний забулдыга. Или вызвать такси? Нет, все не то.
        Как там, интересно, Наташка? Переживает, наверное. И мобильник, как нарочно, дома остался. Зря он, конечно, так сорвался. Ее-то вины в случившемся нет. Просто роковое стечение обстоятельств, и все. А какие у нее глаза были, когда он уезжал! Огромные, черные, потерянные. Он ведь уже в пути сообразил, какую глупость сморозил: взял и ляпнул: «не жди»! Он-то имел в виду, чтобы не ждала допоздна, и ложилась спать без него, но ведь фразу-то эту можно понимать по-разному, да еще и в такой ситуации. Она, наверное, решила, что он собирается ее оставить. Обиделся и уехал. Эх, что ж мы все задним умом сильны, что ж за жизнь такая непутевая! Все, надо домой ехать, волнуется же!
        Андрей прибавил скорости. Сейчас он шел по крайнему правому ряду, с легкостью и даже изяществом обгоняя идущие в других рядах машины. Ползут еле-еле, дождя испугались. Пускай. Каждый выбирает по себе. Надо бы, конечно, в левый ряд выбраться, ну да ладно. И так неплохо.
        Покрутив ручку магнитолы, Андрей поймал «милицейскую волну». «Песни, которыми мы жили», - радостно объявил юный голос ди-джея, и из динамиков раздалось секретовское «мой приятель - беспечный ездок». Ну, надо же, - хмыкнул про себя Андрей, до максимума прибавив громкость. Как знают, черти полосатые, когда и чего ставить. Ведь просит душа полета, просит! И он еще притопил педаль газа.

«Мой приятель - беспечный ездок. И асфальт он привык растирать в порошок…»
        Спидометр уже перешел за отметку сто двадцать. Стрелка, плавно покачиваясь, упорно ползла дальше. Наступающие сумерки и проливной дождь здорово затрудняли видимость, но еще не настолько, чтобы ехать наощупь.

«Газ до отказа - он непобедим, сначала газ до отказа, а там поглядим…»
        Волга - тяжелая машина. Чтобы ее поставить на водяную подушку, когда колеса несет по собственной прихоти, и автомобиль становится неуправляемым - надо немало постараться.

«И кто его знает, где шаг через край? Газ до отказа, одной ногой - в рай!»
        Андрей представил Наталью, как, приехав, обнимет, прижмет ее к себе. Мысли Сталкера были далеко, там, с любимой, и машина, словно поняв, как хочется ему поскорее очутиться рядом с ней, все быстрее и быстрее несла его домой, оставляя за собой длинный водяной шлейф, как у крейсера.
        Впереди замерцала желтая стрелка объезда. Ремонтные работы. Опять, наверное, обочины благоустраивают, новые водостоки кладут. Хорошо успел вовремя заметить, можно уйти в соседний ряд, хотя скорость уже сбрасывать поздно.
        Он уже начал маневр, когда услышал странный хлопок. В мозгу мелькнула мысль:
«Глушитель? Непохоже». Но тут времени на размышления разом не стало, потому что Волгу дернуло и потащило вправо, прямо на щит со стрелкой. Испуга не было, вообще никаких чувств не было. Андрей до последнего пытался выправить несущуюся не туда машину, играя педалями и рулем. Но тяжелая машина не хотела уходить со своей траектории, неумолимо летя прямо на барьер.
        Ну, давай же! Ну, еще на метр влево!
        Андрей был настолько поглощен этой единственной задачей, что когда Волга сбила щит а затем дернулась, налетев на бетонные блоки, поставленные строителями сразу за щитом, даже не понял, что пробил собой ветровое стекло и вылетел, подобно пушечному ядру, из салона. Дальше была ПУСТОТА.

* * *
        - Слушай, я тебя все-таки вот этими самыми руками придушу! Ты хоть понимаешь, что я за ту ночь едва не поседела!
        - Поседела бы - был бы повод опробовать краску для волос, только и всего! Кстати, я думаю, что ты эффектно смотрелась бы в амплуа блондинки. Этакая Мэрилин Монро, только более соблазнительных форм. Между прочим, жду - не дождусь, когда снова смогу нормально обнять тебя без этого гипсового панциря! Ты хоть понимаешь, какие муки я здесь терплю в ожидании этого сладостного момента?
        - Ты - невыносим. Большего эгоиста, чем ты, я в своей жизни не видела.
        - Еще скажи, что ты меня не любишь!
        - Я тебя не-на-ви-жу! Понял! Тебе бы лишь повыпендриваться! Поди, еще думал, красиво ли ты разбился! Что, угадала?!
        - Значит, замуж за меня не выйдешь?
        - Выйду.
        - Вот-те раз! А чего это ты вдруг передумала? Это неспроста. Наверняка какие-то меркантильные интересы посетили эту чудную умную головку. Ага, я все понял! Ты надеешься, что все-таки обретешь статус молодой вдовы! Ха-ха! Не получится! Я коварный, я тебя обманул. Ты думала, что осчастливишь собой умирающего человека, и жизнь твоя супружеская будет недолгой, а я вовсе не собираюсь торопиться на тот свет. Ну, что, съела?!
        - Ну вот, даже помечтать нельзя…
        - Слушай, а если серьезно?
        - Я задумала. Если я увижу тебя живым, если самая страшная беда нас минует, то мы больше не будем расставаться и терять время по пустякам. Это как знак свыше. Понимаешь?
        - Я же вечный! А ты боялась, что я погибну?
        - Да. Очень.
        - Странно. Почему бы это?
        - Считай это предчувствием, интуицией, внутренним голосом. Чем угодно. И еще скажи, что я ошибалась! Что волноваться было не из-за чего! Ключицу раздробил, руку сломал, ногу сломал, сотрясение заработал, тело - сплошной синяк! Я тебя, когда в первый раз после аварии увидела - думала, в обморок упаду. Даже тошнота к горлу подкатила. А врач заметил, потрепал меня по руке и говорит: «Да вы не волнуйтесь! Муж у вас в рубашке родился. Можно сказать, легким испугом отделался». Ничего себе - «легким испугом»!
        - Ой, да это мелочи. Особенно по сравнению с мировой революцией. У меня все быстро заживает, как на собаке. Уже ведь хожу! Сам! Вон, даже до скверика этого зачуханного с твоей помощью добрался, а по коридорам так вовсе самостоятельно передвигаюсь!
        - Ага, при этом напоминаешь Никулина из «Бриллиантовой руки». Только у него все по очереди ломалось, а у тебя вместе. И рука, как крыло у самолетика торчит на этом нелепом упоре.
        - Что ж поделать, крепкое у меня панорамное зеркало было. Рука послабже оказалась. Зато теперь могу по-гусарски за дам пить: что с локтя, что с плеча. Спать, правда, слегка неудобно, но это ерунда, потерпим.
        - Нет, я все-таки стану молодой вдовой. Потому что не удавить тебя - выше моих женских сил. Ты хоть понимаешь, что запросто мог умереть!
        - Знаешь, на самом деле я уже умер.
        - ???
        - Я когда пришел в себя - там, на куче всякого строительного мусора, то понял, что нахожусь в пограничье. На пороге. Словно на весах качаюсь от жизни к смерти и обратно. И ведь при этом точно знаю, что стоит мне хотя бы чуть-чуть пошевелиться, как взвою от такой невыносимой боли, перед которой не сравнится ни одна боль, которую я испытывал до этого. По мне дождь хлещет, стекает под меня, а я понимаю, что должен чего-то найти, что я чего-то еще не сделал, чего должен был. Скашиваю глаза в сторону и вижу яркое пятно. Фокусируюсь на нем, потому что знаю почему-то, что именно там разгадка всего. А потом как вспышка, мысль: это же моя ласточка горит! То есть она там, на обочине умирает, истекает бензином и маслом, а я здесь, на этом дурацком щебне, в луже воды и крови. И я решил, что мы как бы параллельно с ней уходим. Помню, что начал прощаться со всей своей жизнью, думать, что успел натворить, чего не успел. Потом отключился.
        - А дальше?
        - Снова пришел в себя. Уже гаишники вовсю вокруг меня суетились. Я буквально метрах в трехстах от их стационарного поста разбился. Так что они на месте раньше врачей оказались. По-моему, мне пульс щупали. А, нет, в глаза фонариком посветили, на реакцию зрачков посмотреть. Точно. Я и очухался. Парень, что около меня сидел, молоденький совсем мент, еще заголосил так радостно, мол, живой, живой! А я снова в ту сторону гляжу, где моя волжаночка полыхает. Яркое такое зарево было…
        - Слушай, но ведь дождь нехилый шел, неужели не погасил ее?
        - Когда машина горит, так, как моя занялась, ее потушить практически невозможно. Пока вся не выгорит, можно даже не стараться. После всех кульбитов, что она проделала, наверняка сорвался и разбился аккумулятор, да и бензопровод, скорее всего, пробило. Так что искра встретилась с бензиновым ручейком, и понеслось. Хорошо, еще не взорвалась, а то бы еще тот фейерверк получился. Бак-то почти пустой был! Но разговор не о том. Так вот, лежу я, и знаешь, даже обижаюсь слегка. Как так, я же уже с жизнью попрощался, к смерти готов как пионер к выносу знамени, а меня снова обратно выдергивают, уйти нормально не дают. Совсем замучили, гоняют туда-сюда, как шарик на резинке. И тут изнутри словно голос, причем, самое смешное, мой собственный. Говорит: дурак ты, Андрюха! Рано тебе еще на вечный покой отправляться. Попрощайся с ласточкой, которая тебя спасла, помяни ее добрым словом и живи дальше. Затем Анна пригрезилась. Тоже головой покачала, мол, рано тебе еще ко мне, и пропала. А потом уже слабо помню. Какие-то обрывки из «скорой», приемный покой вообще из головы вылетел, впрочем, перевязки тоже. Наверное,
лекарствами успели напичкать. Впрочем, я на это совсем не в обиде. Так что умереть я успел. Но, как видишь, все равно вернулся. К тебе и к Мишке.
        - Ты меня больше так никогда не пугай, ладно?
        - Постараюсь, лапушка!
        - Ты не постарайся, ты лучше мне пообещай!
        - Извини, солнышко, хотел бы, но не могу: все мы под Богом ходим. Вот скажи, кто мог знать, что у меня колесо на ходу разорвет?
        - Так все дело было в этом? А я почему-то считала, что ты из-за дождя с управлением не справился, и машину занесло.
        - Понимаешь, я шел слишком быстро. Я же к тебе торопился! Дождь тоже, конечно, слегка подгадил, но если бы не колесо, то все еще обошлось бы. А так получилось просто хрестоматийно: приличная скорость, тяжелая машина, потерявшая управление и несущаяся, считай, на трех колесах, да безнадежно короткое расстояние до препятствия. Вот и приплыли. Хорошо еще рулевую колонку и руль я в свое время спортивные воткнул, иначе точно бы хана была.
        - А при чем здесь это?
        - Помнишь, какой у меня руль был? Маленький такой, аккуратный. А стоял бы штатный, фига я смог бы тогда из машины катапультироваться, остался бы внутри. Через эту дуру просто так не перелетишь, да еще и с моими габаритами.
        - Ты рассказываешь, а у меня мурашки по коже бегают. Как представлю, что могла тебя лишиться, так внутри все аж холодеет. Я из-за тебя точно лет пять жизни потеряла, засранец! Никогда тебе этого не забуду!
        - Успокойся. Все уже позади. Лучше давай перейдем к нашим баранам. Так, вопрос первый, когда свадьбу играть будем? Я готов хоть завтра. А ты?
        - Решил взять быка за рога?
        - Нет, как говорил один мой сослуживец, «куй железо, пока не сперли». То бишь, женись на девушке, пока не передумала. Так что ты думаешь по поводу брачной церемонии? Время, место, сценарий? Как насчет полета на воздушном шаре? Или глобальной вечеринки с участием всего нашего клуба?
        - Выздоровей сначала, летчик-испытатель!
        - Я уже живее всех живых, так что не увиливай от ответа!
        - С твоей опухшей физиономией и загипсованным по диагонали организмом мне в Загсе делать нечего, разве что народ распугивать. Тебе сейчас можно запросто в главной роли очередной «Байки из склепа» выступать, даже грим не потребуется.
        - Слушай, я же знаю, как это все у вас, девчонок, бывает! Пока платье себе самое распрекрасное выберете, список гостей в десять листов составите - полгода пройдет. А я из больничного заточения собираюсь рвать когти в самое ближайшее время.
        - Ну, недели три, я думаю, ты еще здесь проведешь, а то и побольше, потом еще прихрамывать будешь. Так что не раньше сентября все получится. Да и то, если вовремя заявление подать.
        - А когда надо?
        - Где-то за месяц до свадьбы, а то и за парочку. Где как. Да, и учти: заявление на роспись подают только вдвоем. Так что меня в одиночку можешь в ЗАГС даже не засылать, все равно бесполезно.
        - Тогда форсирую процесс приобретения надлежащей кондиции. Даешь лечебную гимнастику и прочие садомазохистские развлечения в духе создателя Франкенштейна. У нас народ в палате так матерится, когда упражнения делает, что даже мои ко всему привыкшие уши вянут. Чувствую, мне это в самое ближайшее время тоже предстоит испытать по полной программе.
        - Это правильно, тренируйся. Чем скорее форму обретешь, тем быстрее дома окажешься. Я, кстати, уже рамку подобрала для нашего портрета, что нам на Арбате нарисовали. Повесила в большой комнате над диваном. Смотрится - просто потрясающе. Когда вернешься домой - сам увидишь. А по поводу платья и всего прочего - как-то это скучно, на самом-то деле. Ну, ни разу меня эта идея не привлекает. Еще фату на меня нацепи, чтоб народ посмешить. И платья эти свадебные с юбками и кринолинами. Я ж в нем буду смотреться, как тряпичная баба на чайник! Мне ведь уже не восемнадцать, вся эта мишура не для меня! Давай лучше как-нибудь тихо распишемся, посидим в каком-нибудь ресторане с малым кругом приглашенных лиц, да и успокоимся на этом, а?
        - Но тебе еще и не восемьдесят! И мне, заметь себе, тоже. Так что даже слышать об этом не хочу. Платье и нормальная свадьба у нас с тобой будут просто однозначно. В конце концов, я собираюсь жениться только однажды. Имею я право на праздник, который запомню на всю жизнь? Я считаю, что да. Так что никакие возражения не принимаются. Единственное, на что я могу пойти…
        - И на что же это?
        - Нет, пожалуй, не скажу.
        - Это что еще за тайны мадридского двора! Ну-ка, колись, что задумал!
        - Ни за что! Сначала сам все, как следует, продумаю.
        - Ну, хотя бы намекни!
        - Ладно, так и быть. Даю тебе намек. Что ты думаешь об эпохе 60 - начала 70 годов?
        - Честно говоря, ничего. Меня тогда еще не было.
        - А зря, что ничего не думаешь. Даю тебе партийное задание. Где хочешь, как хочешь - достаешь фотографии того периода, любые журналы, книги, подборки мод для мужчин и женщин, и прочее в том же духе. Да, про прически не забудь. Желательно вариантов десять-пятнадцать. Насколько я помню, тогда всякие начесы были в моде, но вдруг я все-таки ошибаюсь?
        - Слушай, а ты насколько серьезно головой стукнулся? Может, не стоит тебе из больницы раньше срока сбегать? Какие-то моды ему подавай, прически сорокалетней давности!
        - На мой счет не волнуйся, я в полном порядке. Так что, сделаешь?
        - Ну ладно, посижу в Интернете, знакомых потираню. Вдруг у кого соответствующая макулатура завалялась. Ты только скажи - к чему все это?
        - К свадьбе, Натка, к свадьбе!

* * *
        Когда Наталья распрощалась с Андреем и отправилась домой, на выходе из больницы кто-то позвал ее по имени. Наташка оглянулась, но никого знакомого в радиусе двадцати метров не увидела. Пожала плечами. Наверное, показалось. Кого-то другого окликнули, не ее. Двинулась дальше, но тут к ней подошла пожилая женщина с седыми, словно серебряными, волосами и, извиняясь, спросила:
        - Вы - Наташа? Я не ошиблась?
        - Да. Вы не ошиблись. Простите, а вы - кто?
        - Я - мама Андрея. Вы уж простите меня, я за вами в сквере наблюдала, когда вы с Андрюшей гуляли. Мне в палате его соседи сказали, куда вы отправились, так что я вас быстро нашла.
        - А почему же вы к нам не подошли?
        - Не хотела вам мешать. Вы ведь о чем-то серьезном разговаривали. Я бы вам только в тягость была. Третий в таких делах всегда лишний, а я с Андрюшкой всегда поболтать успею. Вы не торопитесь?
        - В принципе, нет.
        - Если не возражаете, Наташенька, давайте снова в сквер вернемся. Там хорошо так, свежо. Там и поговорим обо всем. Мне так много нужно вам сказать!
        До сквера они шли молча. Чувства Наташки колебались от удивления до легкой робости. Что от нее надо этой женщине с пронзительно голубыми и такими знакомыми глазами?
        Дошли до сквера, сели на ту же скамейку, где получасом раньше они болтали с Андреем.
        - Наташенька, вы уж извините меня, Христа ради, что я вас вот так выдернула, от дел оторвала, но после всего того, что рассказал мне Андрюша, я просто не могла не повстречаться с вами.
        - А что именно он вам рассказал?
        - Очень многое. По крайней мере, я так думаю. Знаете, Наташа, может быть, вам будет легче меня понять, если я признаюсь вам, что мне, наверное, не легче вашего в этой ситуации. Знать, что один из моих сыновей жестоко обидел девушку, которая является смыслом жизни другого сына, - это очень больно и тяжело. Я сразу хочу сказать: я очень рада, что Андрюша с вами, я никогда не видела его таким счастливым, и уж ни с одной девушкой в своей жизни он еще не собирался играть свадьбу, кроме как с вами. Но помимо Андрея у меня есть еще и Алексей, который к тому же оказался отцом вашего Мишеньки. Как человека я его осуждаю, но как сына - не могу. Это выше моих сил. Понимаете?
        - Извините, как вас зовут?
        - Елизавета Сергеевна.
        - Елизавета Сергеевна, честно говоря, я не понимаю, к чему весь этот разговор? Что вы от меня хотите или ждете?
        - Наташенька, я умоляю вас: не держите зла на Алешу. Он, конечно, вырос разбалованным, капризным, совсем не таким, как Андрей… Боже, я что-то не то говорю. Извините, у меня совсем в голове все спуталось. Так вот, мы с отцом долго разговаривали с Алешкой после всего случившегося. Как раз вернулись из больницы от Андрея. Так вот, отец очень сильно рассердился на него из-за вас и Миши, да из-за Андрея тоже, и получилось так, что он фактически выгнал Лешу из дома. Нет, внешне, конечно, все благопристойно: Алексей отправляется за границу на учебу в одном из филиалов его фирмы, но мы-то все понимаем, что это фактически ссылка. Два года без родных, без знакомых, в чужой стране и с небольшой зарплатой. Ирочка от него ушла, так что даже письма только от меня и будут приходить.
        - И что из этого?
        - Наташенька. Я еще раз попрошу вас, может быть, о невозможном: постарайтесь простить Алешу. Он поступил с вами, как последний негодяй, вы, должно быть, сильно обижены на него, и все равно, постарайтесь. Мне, как матери, от этого будет легче. Вы должны меня понять, вы же сама мать, как и я!
        - Может быть, со временем…
        - Спасибо, Наташа! Вы не представляете, какой камень у меня с души упал! Огромное спасибо!
        - Да что вы, Елизавета Сергеевна! Я же…
        - Нет-нет, Наташенька, вы не понимаете, как много для меня это значит! Я так хотела, чтобы вы не держали на Алешу зла из-за всего произошедшего! А можно еще одну маленькую просьбу? Я, наверное, кажусь вам ужасно назойливой…
        - Да нет, что вы…
        - Наташа, а вы не покажете мне внука? Хотя бы фотографию? Андрей сказал, Миша сейчас гостит у бабушки с дедушкой, купается в море, ест фрукты…
        - Да, он сейчас у моих родителей, вернется только в августе. Знаете, фотографии у меня с собой нет, но мы можем поехать к нам домой, и я покажу вам весь его альбом. Вы как? Заодно посмотрите, как мы устроились.
        - Ой, это было бы просто замечательно! А я вас не сильно стесню?
        - Елизавета Сергеевна, нисколько!
        От мамы Андрея у Натальи осталось смешанное впечатление. Елизавета Сергеевна была слегка старомодна, капельку суетлива, но, несмотря на седину и морщинки, женственна и очаровательна. Когда она взяла в руки фотоальбом с Мишкиными снимками, то на ее лице заиграла такая искренняя улыбка, что Наташка поневоле окончательно оттаяла и сменила гнев на милость. А еще через час они с Елизаветой уже сидели на кухне, пили чай и болтали, как заправские подружки с многолетним стажем. Наташка рассказывала про Мишкины шалости, а Елизавета вспоминала, чего чудили в детстве Андрей и Лешка. Смех у них просто не смолкал. Оказалось, что Андрей однажды прожег ковер, когда пытался с другом запустить самодельную космическую ракету, а Лешка и вовсе развел посреди комнаты костер, чтобы пожарить дичь, в роли которой выступал кусок вареной колбасы. Изображал стоянку не то ковбоев, не то еще кого-то. Пришлось срочно затаптывать горящую бумагу ногами, а потом читать лекцию о том, сколько вреда может принести пожар. Хорошо хоть Мишка пока не пошел по их стопам. Впрочем, не говори «гоп»…
        Странно, почему-то Лешка из рассказов Елизаветы Сергеевны совершенно не ассоциировался у Натальи со взрослым Алексеем. Поэтому и обида на него не вспоминалась. Ведь речь шла о незнакомом шаловливом мальчишке, а она знала его уже совершенно другим.
        - Елизавета Сергеевна, а можно вас спросить?
        - Ой, Наташенька, да конечно, о чем хочешь!
        - Мне тут Андрей задачку задал, попросил найти всякие фотографии и моды шестидесятых-семидесятых годов. А я даже и не знаю, где их взять. У вас случайно нет каких-нибудь журналов того времени?
        - Надо подумать. Нет, журналов не осталось, мы в свое время их все в макулатуру сдали, тогда за это еще специальные марки давали, а их можно было обменять на хорошие книги. Так что ничего такого у меня нет. Хотя вру, есть! Есть толстенная книга по домоводству как раз что-то конца шестидесятых годов, мне ее еще моя мама в свое время дарила. А там и фотографии, и моды, и крой даже есть.
        - А вы мне ее на время не одолжите?
        - Да какие вопросы, конечно! Кому она сейчас нужна! Там только рецепты неплохие, а остальное все давным-давно уже устарело. Даже воспитание детей на социалистический лад приводится. Разве что время то вспомнить с ней можно, а так уже не книга, а книжный антиквариат. Так что бери, без вопросов. Если хочешь - можешь прямо завтра к нам подъехать!
        - Честно говоря, я бы не хотела…
        - Не хочешь пока появляться у нас дома? Боишься, что увидишь Алексея?
        - Ну да. Я не уверена, что мы с ним в ближайшее время сможем разговаривать друг с другом нормально, без попытки вцепиться в горло. Слишком все еще свежо.
        - За это не переживай. Он сейчас целыми днями у своих приятелей пропадает, даже ночевать не всегда приходит. Ему последние две недели в России остались, а потом все. Да и кроме извинений ты от него ничего услышать не можешь.
        - Все равно пока неудобно.
        - Тогда придется тебе меня еще раз к себе в гости приглашать. Но учти, я тогда с мужем приду, будем с тобой по всем правилам знакомиться. Заодно и Андрюшиного папу, наконец, увидишь. Андрей, кстати, характером в него пошел. А внешность больше от меня взял. Да ты сама увидишь! Да и он давно хотел с тобой познакомиться. Так что нагрянем к тебе этаким родственным десантом.
        - Ой, это было бы здорово! А когда вам удобно?
        - Да когда скажешь! Если хочешь, можем завтра у Андрея встретиться, а потом уже все вместе отправиться к тебе, если только, конечно, у тебя других планов нет.
        - Вот и договорились!
        Засиделись почти допоздна, так что Наташка, несмотря на все протесты Елизаветы Сергеевны, отправилась провожать ее к метро. Да, вот Мишка удивится, когда его еще с одними бабушкой и дедушкой познакомят! Радоваться, наверное, будет. Для него бабушка и дедушка - это, в основном, подарки и всякие вкусности. Мама воспитывает - бабушка балует, а, следовательно, одна бабушка хорошо, а две лучше.
        А уж как Елизавета обрадовалась, когда Наталья подарила ей пару Мишкиных фотографий! Рассыпалась в таких благодарственных словах, что Наташа и не знала, куда деваться.
        С Лешкой, конечно, все не совсем хорошо получилось. Он, конечно, сволочь порядочная, но все же. Может быть, эта затяжная ссылка-командировка ему только на пользу пойдет, еще карьеру себе отличную сделает или еще что-нибудь в том же роде, но получается, что это опять из-за нее произошло. Впрочем, сам виноват. То, что он тогда от нее отказался - это одно. Еще хоть как-то объяснить можно: испугался, решил, что случайная знакомая хочет его на деньги поставить и все такое. Но после того, что он брату наговорил, сколько грязи на нее вылил… Так что пускай уезжает. Им с Андреем и без него забот хватает.

* * *
        Величественный и дремотный август вовсю правил свой бал, но уже потихоньку готовился сдавать свои позиции сентябрю, о чем недвусмысленно говорили первые пожелтевшие листья. Сегодня Андрея должны выписать из больницы. Родители его уже наверняка там, ждут, пока выпишут все бумаги, а потом усадят сына в машину и рванут сюда отмечать это событие. Почти полтора месяца провалялся на больничной койке, да еще не меньше года пройдет, пока окончательно восстановится. Дорого ему та поездка обошлась. Могла б еще дороже, да Бог миловал.
        Впрочем, несмотря ни на что, заявление в ЗАГС они уже подали. Для этого даже пришлось временно своровать Андрея из палаты. В принципе, авантюра могла бы и не удастся, если бы «похищению» Андрея не посодействовал Патриот, ради такого случая отпросившийся на полдня с работы. С его помощью Сталкера доставили в ЗАГС, затем Наталью в сбербанк и обратно, а потом всю компанию с почетом отвезли обратно в больницу. На прощание Патриот показал Андрею кулак и сказал: «Ну, если только узнаю, что невесту обижаешь - в порошок сотру!» Пока Наташка носилась с документами, Андрей с Игорем успели еще о чем-то договориться. По крайней мере, вид у них при появлении Наташки был как у настоящих заговорщиков. Ладно-ладно, стройте коварные планы, все равно, голубчики, все наружу выплывет!
        Наташка наготовила кучу вкусных вещей, утром отмыла до блеска ванную комнату и поставила на полку новый гель для умывания, потому что знала, что первым делом Андрей обязательно залезет под душ, не устояв перед соблазном банного дня в родном доме.
        В дверь позвонили. Резко, нетерпеливо. Неужели уже приехали?
        Однако это оказался совсем не те, кого она ждала. На пороге стояла Дашка.
        - Привет, вот это неожиданность! Ты ли это?
        - Не я, и вообще тень отца Гамлета. Твой уже дома?
        - Нет, вот-вот должны привезти. А ты откуда узнала, что его выписывают?
        - Вот-те раз! Он же мне сам домой вчера позвонил, попросил подъехать. Говорит, у него ко мне серьезный разговор имеется. Я думала, ты в курсе.
        - Ничего не понимаю! Ох, что-то мутит мой благоверный, что-то он затеял! Ну, раз пришла, давай, раздевайся, проходи на кухню. Хлеб порежешь и овощи, а я пока горячее разогрею.
        - Экспроприатор ты, Наташка, мерзкий и гнусный! Я к тебе, можно сказать, на крыльях неслась, а ты… «Хлеб порежешь!» Нет бы новости рассказать, про жизнь потрепаться. Кстати, что по поводу свадьбы мыслите? Я надеюсь, что свидетельницу ты себе уже выбрала? То есть меня, как и обещала?
        - Раз обещала - придется тебя брать.
        - А ты что, уже кого-то другого наметила, мерзкая девчонка?
        - Да нет, никого. Ты уж прости, но у меня с этой свадьбой скоро истерики начнутся, Андрей же меня в полном неведении держит. А сам за моей спиной такую деятельность развернул - что ой-ой-ой! Вон, даже тебя во все это впутал.
        - Для невесты истерики - это нормальное явление, так что не дрейфь, пробьемся! А что до меня - то впутать меня куда-либо, это занятие сложное, практически безнадежное. Если я только сама этого не захочу.
        - Ой, звонят, это уже, наверное, они! Быстро на кухню!
        - Слушаюсь, командир! Уже там!
        Ввалился опирающийся на палочку Андрей, за ним вошли Елизавета Сергеевна и Борис Семенович, и в их прихожей сразу стало тесно. Андрей по дороге успел купить букетик первых астр и первым же делом подарил их Наталье. Гипс с него сняли еще на прошлой неделе, но без него он передвигался почему-то значительно хуже, по крайней мере, медленней. Впрочем, это уже ерунда. Дома и стены помогают, а до свадьбы заживет.
        Наташку так и подмывало спросить у Андрея, что же он задумал. Тем более что когда родители, сославшись на какие-то неотложные дела, через полтора часа покинули их, он сразу же отозвал Дашку в другую комнату и настоятельно попросил Наташку под дверью не подслушивать. У них, мол, производственное совещание. В ответ она фыркнула - нужны мне ваши тайны, очень надо! Но любопытство покоя ей не давало. Да и Дашка тоже хороша! Когда из комнаты вышла, ничего по делу говорить не стала, но намекнула, что они с Андреем пришли к полному консенсусу. Подруга называется! И муж у нее будущий тоже хорош! Тоже мне, подпольщик выискался!
        Впрочем, до свадьбы оставалось меньше месяца, так что недолго осталось Андрею вынашивать свои загадочные планы. Все равно сам все расскажет.

* * *
        Утро их свадьбы выдалось по-осеннему зябким, но солнце быстро исправило все огрехи природы, отогрев прохладный воздух и осветив собой чистое, без единого облачка небо. Наталья с Дашкой в платьях моды тридцатилетней давности, с немыслимыми прическами на головах (спасибо Елизавете Сергеевне, вспомнила былое и подсказала, как эти сооружения в домашних условиях делать), сидели в комнате, нанося в соответствии с черно-белыми фотографиями из «справочника по домоводству» последние штрихи макияжа. Мишка, одетый в костюмчик той же эпохи, исполнял роль разведчика, время от времени выглядывая из комнаты в окно и сообщая, подъехали машины с шариками и ленточками, или еще нет.
        - Слушай, а здорово Андрей все это затеял, правда? Никогда бы не подумала, что у него такое богатое воображение!
        - Ты по поводу нашего внешнего вида?
        - Ну да. Выглядеть в том же стиле, как машина, в которой тебя доставят в ЗАГС - в этом что-то есть. Ведь даже туфли эти тупоносые умудрились раздобыть, как ни странно! Хотя, на мой взгляд, подолы у нас чересчур «заминированы». Я бы уже не рискнула пройтись по улице в юбке такой длины. По крайней мере, в одиночку.
        - Что, боишься, что похитят и увезут в гарем? Впрочем, с твоими ножками это запросто.
        - А что - мои ножки? Они какие-то не такие?
        - Как раз такие, как надо. И, между прочим, в отличие от тебя, я бы не сомневалась! Шла бы себе по улице и шла, а обалдевшие от увиденного мужики хватались за сердце и падали бы на обочину!
        - Ну, я не такая кровожадная, как ты. Пусть подольше поживут.
        - Жаль, что твоих родителей не будет, интересно, чего бы они сказали по поводу всего этого?
        - Да, мне тоже хотелось бы, чтобы они видели все своими глазами. Я их и так, и сяк уговаривала - ни в какую ехать не хотели. Даже денег им на билеты предлагала - все впустую. Заладили: «Лучше вы к нам приезжайте, отдохнете от своей Москвы». С другой стороны, я их понимаю: мама у меня сейчас за сестренок волнуется, да и внуков у нее полон дом. Тут уж не до поездок. Ну, ничего, как фотографии отснимем, я им целый альбом перешлю про нашу свадьбу. Кстати, Андрей, поросенок зломерзкий, до сих пор не колется, на какой же именно машине он собирается меня отвезти. Ясно, что на каком-то из клубных раритетов, но на каком? У Патриота Волга, почти такая, как у нас была. Вряд ли он меня на ней отправит, я так думаю. На Победе тоже вроде как нет. Какой-нибудь старый импортный лимузин у ребят попросит, что ли?
        - Вот уж не знаю, что придумал твой Андрей по поводу свадебного авто, но думаю, что на выборе машины сюрпризы для тебя не закончатся.
        - Так, когда это говоришь ты, это уже серьезно! Ну-ка, ответь начистоту: ты
«думаешь» или все-таки «знаешь»?
        - Скажем так, имею достаточные основания так полагать, поскольку поучаствовала в разработке сценария. Но Андрей взял с меня слово, что я тебе ничего не расскажу. В этом главная соль сегодняшнего дня.
        - Предательница! За спиной подруги участвуешь в заговоре. И с кем! С ее мужем!
        - Все исключительно ради тебя затеяно, так что ничего не знаю!
        - Прикрываешься благими намерениями?
        - Ой, да угомонись ты! Все будет просто великолепно, это я тебе твердо обещаю. А остальное сама увидишь. И вообще, потерпи: немного ведь уже осталось.
        - Кстати, что-то они уже подзадерживаются, ты не находишь? Как бы в ЗАГС не опоздать?
        - Ой, куда-куда, а туда точно опоздать невозможно! Кстати, ты розу в прическу уже вставила?
        - Нет еще. Да и зачем?
        - Вот бестолочь, а еще невеста называется, иди сюда, уж сама закреплю. Как иначе народ опознает, кто есть кто? Венца нет, фаты нет. Хоть роза в волосах, и то хлеб!
        - Зато платье белое.
        - Не белое, а цвета слоновой кости, сколько раз тебе повторять!
        - Ну, слоновая кость, так слоновая кость. Какая разница, все равно смотрится, как белое.
        - Мама, приехали, приехали!!! - радостно заголосил Мишка. Наталья бросилась к окну, но тут позвонили в дверь, и поглядеть вниз ей так и не дали.
        Началась церемония выкупа невесты (наглая Дашка меньше, чем за ящик шампанского ее отдавать отказывалась просто категорически), но Андрей предусмотрел и этот вариант и откуда-то из-за спины достал… крохотного персидского котенка! Персидские кошки давно были предметом Дашкиного помешательства, так что устоять перед таким соблазном она не смогла. Наталья долго ворчала: «Хороша, нечего сказать, лучшую подругу на кошку променяла!», - но Дашка ничего и слышать не хотела, сюсюкая с меховым шариком, у которого и глаза-то с первого раза отыскать было невозможно, а уж нос и подавно. Затем пушистый комочек отдали во временный присмотр Севке и его маме, и свадьба понеслась дальше.
        Когда Наталья вышла из подъезда, Андрей с триумфом подвел и усадил ее… Нет, не в Волгу, не в импортное авто - в открытую Чайку! Вот это да! Машина, на которой разъезжали только члены Политбюро, да международные делегации! Посередине салона красовалась массивная ручка, за которую, вполне вероятно, во время торжественного следования по Красной площади держался какой-нибудь очередной генеральный секретарь или высокий иностранный гость. Какими путями Сталкер смог ее отыскать и договориться с владельцем? Это просто фантастика! От избытка чувств Наташка не знала, что сказать, и лишь растерянно и счастливо улыбалась, переводя взгляд то на Чайку, то на Андрея. Даже сейчас, по прошествии стольких лет, машина поражала своим величием. Она ассоциировалась у Наташки с сильным и мощным зверем-реликтом, что-то вроде саблезубого тигра, случайно ожившего по минутной прихоти природы. Дашка, кажется, испытывала те же чувства, что и Наталья, потому что при виде Чайки не удержалась и присвистнула, что у нее выражало крайнюю степень восторга и удивления, после чего с видимым удовольствием забралась на сиденье рядом с
подругой.
        Однако это было только начало. Из машин гостей, состоящих исключительно из автомобилей, младшим из которых было лет на пять больше, чем самой Наташке, к ней то и дело подбегали их одноклубники, подбадривали, желали счастья. И все были одеты под стать времени выпуска своих железных коней! Женщины блистали старомодными шляпками, перчатками, платьицами наподобие Наташкиного, легкомысленными и наоборот, предельно строгими юбками, а мужчины пиджаками с большими отложными воротниками, клешеными штанами, и даже туфлями на каблуках! Наталья чувствовала себя так, словно попала на веселый бал-маскарад! Даже Зинаида Сергеевна с Борисом Семеновичем тряхнули стариной, и тоже оделись по моде тридцатилетней давности, поскольку неугомонный Андрей умудрился подбить на эту авантюру даже их, и теперь вовсю наслаждались атмосферой праздника.
        Как смотрели на всю их компанию соседи и случайные прохожие - словами не передать. То, что это свадьба, а не съемки какого-нибудь фильма, доходило не до всех и не сразу, несмотря на то, что стоявшие у дома ретро-машины были щедро украшены ленточками, шариками и прочей свадебной мишурой, уж больно необычно выглядели, что сами жених с невестой, что их гости.
        Наконец, суета слегка улеглась, все расселись по машинам, и водитель Чайки басовито погудел, приглашая свадебный кортеж выстраиваться. Колонна с включенными фарами торжественно поползла вдоль улицы. Из проезжающих мимо машин им то и дело махали руками, один веселый жигуленок даже специально проехался вдоль всей колонны, всех оглядел, ненадолго притормозил около Чайки с невестой, водитель из окна показал большой палец - мол, здорово, ребята, классно придумали, - напоследок взревел клаксоном и поехал дальше.
        А Наташке почему-то вновь пришли на ум слова из фильма: «А тогда он просто подошел ко мне и сказал: „Пойдем со мной“, и я пошла. - И никогда потом не жалела. Никогда. И горя было много, и страшно было, и стыдно было. Но я никогда не жалела и никогда никому не завидовала». После всего того, что произошло с ними, Наталья действительно могла сказать, что ни секунды не жалеет, что встретилась со своим Сталкером, и уж совершенно точно не хочет быть с кем-то еще, кроме него. Они не просто нашли друг друга, они, прежде всего, нашли себя, и оба многому смогли научиться. Научились верить близкому человеку, научились прощать других и себя. Они узнали цену жизни, и больше не собирались разменивать ее по пустякам или глупо терять из-за минутной блажи. Сегодня они словно начинали новый отсчет, с чистого листа. И Наташке почему-то казалось, что впереди у них будет еще много трудностей, падений и взлетов. Но они с Андреем смогут достойно пройти через все, что пошлет им судьба. Потому что отныне они - двуединое целое, они вместе. Это не союз двух одиночек, это гораздо больше. То, что пытается отыскать и к чему
стремится каждый человек, то что называется одним-единственным емким словом «Любовь»…

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к