Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Любовные Романы / СТУФХЦЧШЩЭЮЯ / Седлова Валентина: " Триллер На Колесах " - читать онлайн

Сохранить .
Триллер на колесах Валентина Седлова

        # На джипах - по Кольскому полуострову! Какой экстрим!
        В экспедиции участвует немыслимо пестрая компания... Анжелика и Антон недавно расстались и теперь держатся вместе по очень странным причинам... Бабник Аркаша и его жена Лена из кожи вон лезут, лишь бы выглядеть "не хуже остальных"... Игорь, живущий на содержании богатой жены, и его любовница Анна просто приятно проводят время... А попутно пытаются прикончить друг друга!
        В запутанную ситуацию вмешиваются семейная пара гидов, талантливый фотограф, обаятельная журналистка и два развеселых джипера из Твери. А на заднем плане маячит шайка бандитов. Приключения начинаются!

        Валентина СЕДЛОВА
        ТРИЛЛЕР НА КОЛЕСАХ

        С искренней благодарностью Константину Кушниру и Наталье Чалой за незабываемую трофи-экспедицию «Лапландия 2004».

        Вторник. 4 дня до старта экспедиции.

        Анжелике происходящее с нею казалось дурным сном, кошмаром, который рассеется, стоит только захотеть проснуться по-настоящему. Она даже потихоньку ущипнула себя за палец и прикусила губу. Не помогло. Наглый детина в прихожей был самым что ни на есть реальным и просто так исчезать не собирался. Он с чувством превосходства разглядывал стоявшую перед ним женщину и откровенно наслаждался ее страхом и замешательством.
        - Решила на дно залечь? На звонки не отвечаешь, на работе набегами появляешься. Задергалась, да? Нервишки-то пошаливают. И немудрено. У меня тоже пошаливали бы, если бы я такого человека, как Бритый, кинуть захотел…
        Лика чувствовала, как гулко колотится в груди сердце, а на висках выступает испарина. Черт побери, если бы она успела выпить абсента, как собиралась, этому явлению Бандита народу было бы хоть какое-то объяснение. Обыкновенный галлюцинаторный бред на почве передоза полынной водки - любимое психическое расстройство поэтов конца девятнадцатого века. Но она-то трезва как стеклышко!
        Детина меж тем продолжал:
        - Что, думала: самая умная? С три короба наобещала, так можешь теперь воротить, что хочешь? Нет, дорогая, ничего у тебя не вышло. Я вот только одного понять не могу: почему мне, солидному человеку, надо бегать за тобой, искать по всяким левым хатам, чтобы Бритый свои башли обратно получил? Это не он тебе, это ты ему должна, не забыла?
        - Я… я совершенно не понимаю, о чем идет речь… - Анжелика до боли сжала кулаки, так, что ногти впились в ладонь.
        - Ой, да ладно тебе спектакль-то разыгрывать! - хохотнул детина. - Скажешь, это тоже к тебе никакого отношения не имеет?
        Он достал из кармана и сунул Анжелике под нос какую-то ксерокопированную бумажку. Лика вгляделась в текст, и у нее все поплыло перед глазами. Она, Торопова Анжелика Петровна, паспорт серии такой-то, номер такой-то, обязуется выплатить к такой-то дате (недельной давности)…, а дальше следовала сумма цифрами и прописью, при взгляде на которую Лика не смогла удержать взволнованного вздоха.
        - Слушай, подруга, заканчивай свои фортели, а? - поморщился детина. - А то не сдержусь, махну рукой неудачно, придется тебе еще и на стоматолога раскошеливаться. Да что ты мне эту писульку обратно суешь! Оставь себе, вдруг память прояснится. Оригинал-то в надежном месте лежит, сама понимаешь. И вот еще что: Бритый дает тебе сроку ровно неделю. Если через семь дней ты не вернешь ему всю сумму полностью, пострадают очаровательные детишки. Ты же очень любишь своих выродков? Вот и постарайся сделать так, чтоб им не было мучительно больно за свою глупую мамашу.
        Детина развернулся, намереваясь покинуть квартиру, но на пороге вдруг остановился и сказал с кривой усмешкой:
        - А тебе идет стрижка! Только если ты это ради маскировки затеяла, то просчиталась. Я, как видишь, тебя все равно отыскал.
        И ушел.
        Анжелика, двигаясь как замороженная, закрыла за ним дверь, прислонилась к ней спиной и зашлась в приступе истерического хохота, до слез на глазах.
        В этом театре абсурда сходились только два момента: данные ее паспорта и еще то, что буквально накануне она всему миру назло без сожаления рассталась с волосами по лопатки и отныне щеголяла с мальчишеской стрижкой. Все остальное было враньем от начала до конца. У нее не было детей, и уж совершенно точно она не занимала астрономических сумм у откровенно криминальных товарищей.
        Хохот оборвался так же резко, как и начался. Лика быстро прошла в ванную, пустила в раковину холодную воду и сунула голову под ледяную струю. Было ужасно неприятно, но она с каким-то мазохистским наслаждением заставила себя вытерпеть эту экзекуцию. Нельзя сказать, чтобы полегчало, но по крайней мере возвратилась способность мыслить связно. Затем Анжелика закрыла кран и отправилась на кухню. Заварила крепкий душистый кофе, с тоской посмотрела на непочатую бутылку абсента, но решила пока ограничиться горячим безалкогольным напитком.
        Так, что мы имеем на сегодняшний момент? Пошел третий день, как она съехала от Антона в пустующую квартиру подруги, укатившей на год работать по контракту за рубеж. Типа развод и тапочки по почте. Кто бы знал, как же больно расставаться с человеком, который за десять лет совместной жизни превратился в твою вторую кожу, второе сердце, второй мозг! Пусть они не были расписаны и жили в гражданском браке, Анжелика все равно считала Антона мужем. А как еще назвать человека, с которым ты делишь дни и ночи, строишь планы на будущее и без которого не мыслишь собственного существования?
        Модные глянцевые журналы наперебой советовали составить список отрицательных качеств бывшего партнера и убедить себя, что без него жить значительно лучше, чем с ним. Только что они понимают во всем этом! Такое впечатление, что для юных журналисточек это не более чем игра в кубик Рубика: а давайте вот так грани повернем, что получится? Все их рекомендации, безусловно, правильны и универсальны…, только не имеют ничего общего с реальной жизнью. Она же не хотела уходить от Антона. Но и жить дальше так, как раньше, тоже уже не могла.
        Измена. Как же тупо и банально это звучит - измена. Она ничего не знает про свою соперницу, кроме того, что та предпочитает отдающие «Красной Москвой» тяжелые цветочные ароматы, вульгарно-алую помаду… и ее мужа. Черт побери, пусть эта неизвестная стервятница действительно запала на чужого мужчину и совратила его, но Антон?!! Почему Антон пошел на это? Что ему не хватало в их совместной жизни, выдержавшей уже и третий, и седьмой кризисный годы, когда по статистике расстается чуть ли не половина пар? А вот сломался аккурат накануне десятой годовщины знакомства, доказав тем самым, что вполне заслуживает грубого уличного прозвища
«кобель».
        И у него еще хватило наглости все отрицать, хотя возвращения чуть ли не за полночь стали нормой жизни! А когда она собралась с силами и призналась Антону, что знает о его похождениях и растягивать эту затянувшуюся агонию больше не желает, не придумал ничего умнее, чем обвинить в изменах ее! Мол, пока он в поте лица горбатится в своем клятом офисе, его драгоценная Лика крутит романы за его спиной, прикрываясь мнимыми заказами!
        Чушь собачья! Во-первых, то, что она работает в режиме фриланса, сиречь свободного художника, не означает, что у нее масса свободного времени. Скорее уж наоборот: пока помещение отсмотришь, пока трехмерную модель будущего интерьера нарисуешь, да не одну, а две-три в разных стилях, чтоб клиенту угодить… И это только начало! Затем носишься, как раненая рысь, по строительным рынкам (если клиент не отличается высоким достатком) или, если с клиентом повезет, по специализированным дорогим магазинам. Закупаешь нужные материалы, следишь за доставкой, а потом еще и контролируешь работу бригады отделочников. Далее закупка мебели, расстановка в четком соответствии с выбранным заказчиком макетом, и «добро пожаловать, господин хороший, в вашу новую квартиру»! На один такой заказ гробишь от двух недель до трех-четырех месяцев. Иногда еще и в выходные трудиться приходится, чтобы побыстрее покончить со старым заказом и взять новый. А Антоша, видишь ли, решил, что это она такую ловкую отмазку придумала, чтобы по любовникам бегать!
        От гнева у Анжелики все потемнело перед глазами. Как быстро он забыл, для чего они решили в прошлом и в этом году стать трудоголиками! Общие планы, общие мечты - все полетело к черту!
        Лика всхлипнула. Ну кто объяснит: что ему не хватало? Почему последний месяц их семья напоминала сумасшедший дом? Может, причина в какой-нибудь сущей банальности? Ну, например, в том, что у них нет детей? Так это осознанный выбор. И Антон, и она считали, что ребенок должен быть плановым и желанным. А поскольку стать родителями оба пока желанием не горели, вот и имеют то, что имеют.
        Или она разонравилась Антону как женщина? Хм, как ни гадко самой себе в этом признаться, но похоже на то. Все ее попытки соблазнить собственного мужа вызывали у него совершенно непредсказуемую реакцию. Сначала он просто ссылался на усталость. Потом стал убирать ее руки со своего тела с плохо скрытым выражением брезгливости на лице. А потом и вовсе говорил «нет», поворачивался спиной и считал разговор законченным.
        Сколько они уже не спали вместе? Да где-то месяц и получается. И этот подлый лицемер все это время бегал к своей надушенной крале, целовался с ней, заваливался в койку… Или прямо на офисном столе раскладывал?
        Все, хватит! Не думать об этом! Сколько можно себя терзать? Не сложилось, ничего не попишешь. Надо жить дальше. Но как?
        Строго говоря, неожиданное появление бандита с известием о том, что она должна, ни много ни мало - пятьдесят тысяч долларов какому-то неизвестному ей Бритому, спутало Лике все планы, если таковые и были. Что делать? Обратиться в милицию? И что она там скажет? «Мне угрожают мафиози, спасите-помогите»? Ага, только как она тогда объяснит наличие расписки с ее паспортными данными и оригинальной подписью внизу? Скорее всего, как только в милиции увидят эту расписку, от нее отмахнутся, как от назойливой мухи, и предложат решить эту проблему самостоятельно. Промолчать о расписке? Еще хуже. Рано или поздно она все равно всплывет, и хороша же тогда будет Анжелика в глазах милиционеров. Только разозлит и их, и бандитов.
        Хорошо, подойдем тогда к делу с другой стороны. Детина угрожал расправиться с ее детьми. Детей у нее нет, значит, и бояться нечего. Как только он заявится в следующий раз, она скажет, мол, так и так: я вам ничего не должна. Расписка - фальшивка, знать вас не знаю, ведать не ведаю.
        Так, теперь поставим себя на место бандита. Допустим, он действительно ее с кем-то перепутал. Нет, понятное дело, что вряд ли в природе объявился ее полный двойник, что внешне, что по имени. Но все равно: допустим, что имеет место ошибка. Она отказывается отдавать долг. Тогда бандит идет и убивает или калечит ни в чем не повинных ребятишек какой-то другой женщины. И в качестве доказательства приносит ей, например, отрезанный детский пальчик. И как она после такого сможет жить, зная, что послужила пусть косвенной, но причиной этого кошмара?
        И тут Анжелике стало совсем нехорошо, аж до тошноты. Шутки кончились. Если детина сдержит свое слово, в чем сомневаться не приходится, то после расправы над детьми вновь вернется к ней. Только разговор после этого будет протекать уже не так цивильно, как полчаса назад. Он искалечит ее, а когда поймет, что у нее на самом деле нет денег, просто убьет. Даже если она сможет убедить этого громилу, что произошла чудовищная ошибка, он не даст ей спокойно жить. То есть просто не даст жить. Она же свидетель. А нежеланных свидетелей, как водится, ликвидируют. Особенно с учетом того, какая сумма на кону. В Москве человека порой за штуку баксов убивают, а здесь целых пятьдесят.
        Анжелика с трудом заставила себя не дрожать. Сделала глубокий вдох, потом резкий выдох. Так, на чем же она остановилась? Ах да, нежеланный свидетель…
        А если дело обстоит совершенно не так? Если вдруг все и было так задумано? То есть эта банда именно тем и промышляет, что изготавливает фальшивые расписки и шантажирует ими людей? Хм, что-то в этом определенно есть. Только опять неувязок сверх меры получается. Во-первых: откуда у них ее паспортные данные? Причем данные именно нового паспорта, который года полтора назад получен при обмене старых паспортов на новые. Она их никому не сообщала, с паспортом не расставалась. По работе? Да нет, вряд ли. Анжелика не зарегистрирована в качестве индивидуального предпринимателя, работает на свой страх и риск безо всяких письменных договоров с заказчиками. У нее устоявшаяся клиентура, которая и сдает ее своим знакомым, как переходящее красное знамя. Да, определенный риск в этом есть, но потери все-таки не столь велики, как при официальном статусе. Там мало того, что налоги платить разоришься, так еще и в очередях к налоговым инспекторам стоять - удовольствие ниже среднего. Впрочем, что-то она не о том.
        Так, вопрос с паспортом пока замнем. Пусть будет что-нибудь вроде взятки паспортистке. Объяснение ничем не хуже других. Или пиратский диск с базами данных, что еще реальнее. Продаются на каждом углу, сто рублей все удовольствие. Идем дальше. Подпись под распиской. Откуда она взялась? Перекопировали из того же паспорта? Нет. В паспорте у нее стоит непонятная закорючка: росчерк перьевой ручкой, которую всучили ей для автографа в родном ОВД, дался Лике нелегко. Едва не порвала страничку и чудом не посадила кляксу. В общем, на ее обычную подпись нисколько не похоже. Значит, бандиты имеют доступ к каким-то иным ее личным документам. Но откуда?
        Анжелика и так и сяк обдумала эту мысль, но ни к каким определенным выводам не пришла. Наличие под отпечатанным стандартным «Times New Roman» текстом ее оригинальной росписи следовало пока что отнести к категории чудес. Правда, неприятных и пугающих.
        Что еще? Если это запланированная подстава, то почему из десяти миллионов столичных жителей бандиты выбрали именно ее? По собственным представлениям Анжелики, по достатку она относилась к средней границе среднего класса. То есть с хлеба на квас они с Антоном не перебивались, но и красной икрой тоже не завтракали. Накоплений на черный день нет. Всю наличность тут же радостно сжирает любимый спортивный «Уазик», ласково именуемый Дуняшей. Посему в качестве объекта для выбивания денег Лика совершенно не подходит. Ей просто неоткуда их взять, кроме как заработать.
        Но случилось то, что случилось. И надо как-то выкручиваться из этой гадкой ситуации. Значит, пока оставляем два наиболее правдоподобных варианта: ошибка и подстава. И в том, и в другом случае Анжелике грозит серьезная опасность. Оставаться в квартире подруги нельзя. Во-первых, бандиты ее все равно нашли, даже здесь. А во-вторых, Лика не могла позволить, чтобы Светка по возвращении из-за рубежа будет вынуждена оттирать от стен присохшие кусочки ее разлетевшихся мозгов. Не хватало еще и подругу сюда втягивать.
        Значит, надо уходить. Но куда? С отцом они давно на ножах, он никак не может простить, что Лика, наплевав на его запрет, стала жить с Антоном, не получив сначала заветный штамп в паспорте. Так что не вариант. Ну, придет она к отцу, тот узнает про их с Антоном разрыв. Обрадуется, станет нотации читать, что он-то ее предупреждал и знал, что именно так все и закончится… Еще и гулящей женщиной свою дочь назовет, даже не поперхнется. После такого горячего приема хоть в окно сигай от счастья великого. Нет уж: чем дольше отец останется в неведении относительно изменений в ее личной жизни, тем крепче нервная система.
        Отправиться к двоюродной сестре в Екатеринбург? Вряд ли она обрадуется свалившейся как снег на голову родственнице. Опять же это опасно. Надо будет, бандиты ее из-под земли достанут, еще и родственникам до кучи достанется. Снять новую квартиру? Бессмысленно. Пока Лика не знает, как именно бандиты нашли ее здесь, в этом убежище, можно и не пытаться подыскивать что-то более подходящее. Ведь даже Антон этого адреса не знает! Кстати, можно вздохнуть с облегчением: хоть он тут ни при чем. Как бы ни был он сердит на Лику, вряд ли решился бы наказать ее столь изощренным образом, подослав этого громилу с ксерокопией расписки.
        А какой сегодня день? Вторник. Елки-палки, до экспедиции на Кольский полуостров, к которой они с Антоном готовились полгода, осталось всего четыре дня! Впрочем, какая уж тут экспедиция, когда пора разделом совместно нажитого имущества заниматься. Да еще и бандиты эти… Впрочем…
        Хм, а почему бы и нет?! Это ведь неплохой вариант! Вряд ли эти подонки решатся проехать за ней почти две тысячи километров туда, тысячу километров по арктическому бездорожью, а потом еще две тысячи километров обратно. Правда, отведенный ей недельный срок за это время истечет, но может быть, оно и к лучшему. Если это ошибка, бандиты, вполне вероятно, успеют разобраться, что к чему. А если подстава, то тем более: хуже, чем есть, уже не станет.
        Анжелика упорно гнала от себя мысль, что уподобляется страусу, спрятавшему голову в песок при виде опасности. Да, проблему этим не решишь. Но по крайней мере у нее будет время хорошенько обо всем поразмыслить. И даже придумать, как выпутаться из этой смертельно опасной ситуации.
        Лика поднялась, помыла за собой посуду. Бутылка абсента перекочевала туда, откуда и была взята: в хозяйский бар. Еще через сорок минут дорожные сумки, с которыми Анжелика пришла сюда после ссоры с Антоном, были упакованы, а сама Лика одета в джинсы и футболку с бархатными звездами по гладкому трикотажному фону. Она сняла трубку, позвонила и поставила квартиру на охрану. После чего отправилась ловить такси.

* * *
        Антон валялся на диване, уставившись в потолок немигающим взглядом. Уютная двухкомнатная квартира с уходом Лики быстро обрела черты холостяцкой берлоги - с немытыми чашками из-под кофе и до отказа забитыми пепельницами. Впрочем, Антона сейчас мало волновал порядок в доме. Болело сердце. Чего-чего, а такого финала их отношений он не ожидал. Если кто-нибудь спросил бы его раньше: что самое надежное в твоей жизни, Антон? - он сразу ответил бы: Лика. Они были вместе всегда: тогда, когда его зарплаты едва хватало на квартплату и еду, когда он полгода просидел вообще без работы и они спасались случайными Ликиными гонорарами, когда Лика захандрила и на целых два года ушла «в глубокое подполье», решительно ничем не желая заниматься, кроме как вести домашнее хозяйство. И всегда они были счастливы друг с другом - что в нищете, что в достатке. Это счастье не было напускным, напоказ. Нет, обычное тихое такое счастье на двоих пользователей. И вот ему пришел конец. Семейный плот разбит в щепки, и даже не знаешь, кого в этом винить.
        Когда Антон узнал, что у Анжелики есть кто-то помимо него, он сначала не поверил. Но, увы, факт оставался фактом: Лика завела себе любовника. Сделанное открытие изрядно обескуражило, но Антон решил терпеливо дожидаться, пока Лика определится со своей жизнью и решит, кто ей важнее: случайный попутчик или постоянный спутник, проверенный и надежный. А вот сейчас он лежал и думал, что, пожалуй, зря так миндальничал с Ликой. Надо было сразу же поставить вопрос ребром и выяснить, что за третий лишний по-воровски пробрался в их дом. А то ждал, ждал, и на тебе: дождался! Анжелика обвинила его в измене! Его!!! Да где были ее глаза, когда она сказала ему в лицо эту чушь? Уж кому знать, как не ей, что ни одна женщина не волнует его так, как она! И не нужен ему никто, кроме нее.
        В первую минуту, услышав упреки Анжелики, Антон едва не расхохотался. Нелепица какая! Он так прямо ей об этом и сказал: мол, иди, проветрись! Что за чушь ты несешь? А в ответ получил такой шквал обвинений, подкрепленных псевдо доказательствами в виде какого-то там цветочного аромата и запачканного помадой воротничка рубашки, что мгновенно почувствовал себя на дне бака с нечистотами. Лика, его милая Лика орала и шипела на него, как разъяренная фурия, а под конец и вовсе скатилась до бабской истерики с битьем посуды и демонстративной паковкой вещей в чемоданы. Он все ждал, когда же она образумится, перестанет кричать, улыбнется и скажет: «Классно я тебя разыграла!» Но этого не произошло. И ни слова о своем любовнике. Или это стиль такой? Лучшая защита - нападение; чем больше вина, тем громче крик?
        Пожалуй, это уже конец. Вряд ли они смогут быть вместе после того, что произошло. Единственная радость - в загс тащиться не надо. А имущество уж как-нибудь поделят. Да и что делить: пусть забирает все что хочет и подавится!
        Сейчас Анжелика, наверное, у него . Где ей еще и быть, как не у свого хахаля. Хахаль . Гнусное словечко. Отчего-то Антону захотелось произнести его вслух, еще и еще раз. Подлая двуличная изменница! А говорила, что любит! Что, кроме Антона, ей никто не нужен. Врала. Все они врут. Суки. Стервы.
        Антон едва не завыл от безысходности. Ну почему это случилось именно с ними! Почему Лике ни с того ни с сего приспичило на исходе десятого года совместной жизни поиграть в большие чувства на стороне? Или дело в банальном сексе? Тогда все окончательно запутывается. Уж в чем в чем, а в этой области у них всегда все было на высоте. Правда, узнав о том, что в жизни Лики появился другой , Антон так и не смог себя заставить вновь полюбить это прекрасное тело, уже не принадлежащее ему. Вернее, принадлежащее не ему одному. Он под любыми благовидными предлогами избегал близости, намекая тем самым Анжелике, что готов к откровенному разговору. Что его не устраивает быть третьим в ее постели. Но все безрезультатно. Обиженная Лика отворачивалась и раздраженно сопела, а он всю ночь маялся без сна, стараясь не сорваться и не наброситься на нее, такую близкую, желанную и чужую .
        Правильно Аркадий про него говорит: мол, последний романтик. Ага, и последний идиот к тому же. Может, надо было сразу вести себя так, как Аркаша со своей Леной? Чуть что не так, сразу разборки, носом в ошибку, как щенка в постыдную лужицу. И никаких тебе проблем со «вторым фронтом» ввиду полной невозможности его существования. А он доигрался в демократию. Лике надо задержаться допоздна? Да пожалуйста, хоть на всю ночь! Лика всю неделю не появляется дома, торчит где-то на другом конце Москвы в шикарных апартаментах очередного большого клиента? Вот и славно, молодец, девочка: далеко пойдет!
        Антон зарычал и тут же испугался себя, своих эмоций. Хорошо, что Анжелики сейчас рядом нет, а то страшно представить, чем бы это все могло закончиться. Когда она уходила из дома, он еле сдержался, чтобы не залепить ей пощечину. А сейчас бы точно измолотил, как боксер грушу. Предательница!
        Как назло, кто-то принялся настырно названивать в дверь. Антон было дернулся открывать, а потом лег обратно. Обойдутся. Его нет дома ни для кого. Черт побери, имеет человек право хоть немного побыть в полном одиночестве и никому ничего не объяснять?
        Но тут раздался тихий скрежет ключа в замочной скважине. Антон рывком сел на кровати. Не может быть! Лика?! Она вернулась?!
        - Привет! - Анжелика прошла в комнату, бросив у стены тяжелые сумки. Те самые, с которыми она уходила от него несколько дней назад. - Чего не открываешь? Спишь?
        - Воздыхатель прогнал? - вяло поинтересовался Антон.
        Он не хотел знать ровным счетом ничего . Особенно подробностей того, как именно провела его уже почти бывшая жена эти три дня. Да и ругаться больше не хотел. Но в душе словно копошился червячок, подзуживая: а ну давай, уколи ее побольнее! Пусть она страдает так же, как страдаешь ты! Пусть поймет, как глубоко обидела, как тяжело предала. Антон даже подумать как следует не успел, а эта колкая фраза уже слетела с его губ.
        - Мне наплевать, чего ты там себе насочинял, - веско произнесла Анжелика. - Все, что я хочу знать, так это когда мы отправляемся на Север?
        - На Север? - удивленно переспросил Антон. - По-моему, мы уже никуда не едем.
        - Это по-твоему, - сказала, как отрезала, Лика. - А по-моему, завтра мы уже должны быть на трассе, чтобы не спеша добраться до места старта. И судя по всему, у тебя еще и конь не валялся. Палатка, конечно же, не собрана, шмотки по всей квартире раскиданы, половина снаряжения вообще непонятно где …
        - Эй, подожди! Ты что, всерьез решила, что после того, что между нами произошло, мы еще сможем ходить одним экипажем?
        - Боишься, что заведу в брод и утоплю? - усмехнулась Лика. - Не надо. Не стоит. В ближайшие две недели ты мне нужен живым и здоровым.
        - А если я отказываюсь туда ехать с тобой? - уточнил Антон.
        - Что ж, - пожала плечами Анжелика, - тогда я поеду одна. Или ты забыл, что у меня тоже есть права? Сам же настаивал, чтобы в семье было два водителя.
        - Я не пущу тебя за руль, - покачал головой Антон. - Ты хоть представляешь, что это такое? Пять тысяч километров пути! А у тебя реального водительского стажа всего ничего! Ты разобьешься!
        - Ну и что? Я все равно поеду, хочешь ты того или нет. И разрешения мне твоего не понадобится. Кстати, чтобы освежить твою память: я в эту поездку вбухала денег не меньше твоего. Одна только резина на полторы штуки баксов потянула. Если ты категорически против возвращения на свою историческую родину, то пожалуйста: отдай мне все, что я потратила на машину, и я поеду туда без тебя. Либо на поезде, либо на самолете, либо просто попрошусь к Бобровым в экипаж. То-то им повод будет языки почесать!
        Антон мысленно сплюнул. На самом деле идея поехать на Север в трофи-экспедицию принадлежала именно ему. Он родился в Североморске и давно мечтал хоть ненадолго вернуться в те места, где прошло его детство. А тут такая удача: и на родине побывает, и объедет кучу интересных мест вместе с такими же свернутыми на теме бездорожья друзьями. Узнав через Интернет о сроках проведения экспедиции, Антон заранее спланировал свой отпуск так, чтобы он по времени совпадал с поездкой. Но после этой ужасной ссоры ехать уже никуда не хотелось.
        - Могу я спросить: с чего это вдруг тебя посетило столь горячее желание отправиться на Север? - мрачно буркнул он, отнюдь не обрадованный перспективой провести ближайшие две недели в компании бывшей гражданской жены.
        - Можешь. Но отвечать я тебе не собираюсь. И вообще, с чего ты взял, что наш разрыв - это повод не ехать в экспедицию? Я что, хоть раз дала тебе понять, что не поеду?
        - Но я уже Олегу позвонил, отбой дал. Да и ребят предупредил, что скорее всего им придется без нас ехать.
        - Надеюсь, хоть не объяснял, по причинам какого характера? Нет? Ну и славно. Значит, сейчас ты возьмешь трубочку, позвонишь тому же Олегу и Бобровым и скажешь, что ничего не отменяется. Все наши договоренности остаются в силе. А пока у меня к тебе один насущный вопрос: когда будем продукты закупать, сегодня или завтра? Если сегодня, то надо бы поторопиться, скоро рынок закроется.
        - Завтра, - вздохнул Антон, смирившийся с этим неожиданным поворотом событий. - А пока давай вещи паковать, иначе рискуем много времени потерять.
        - Идет, - легко согласилась Анжелика и, плюхнувшись в кресло, принялась составлять список необходимого в путешествии.
        Ошарашенный Антон потянулся к телефонной трубке…

* * *
        Анна накрыла на стол, последний раз критически осмотрела его - все в порядке - и позвала сестру с мужем ужинать.
        Первой в гостиной появилась Ольга. «М-да, быстро сдает сестричка, - отметила про себя Анна. - Вон какая бледная. И мешки под глазами появились. Такое ощущение, будто морщин прибавилось. Впрочем, неудивительно…»
        - Игорь, будь добр, поухаживай за мной, - попросила Ольга мужа.
        - Да, дорогая, - искренно улыбнулся он и принялся накладывать на ее тарелку салаты.
        - Все, как ты любишь, Оля, - сказала Анна. - Одни овощи и зелень, никакого мяса.
        - Спасибо, сестренка! Что бы я делала без тебя!
        - А без меня? - шутливо-обиженно протянул Игорь
        - И без тебя тоже, - согласилась Ольга. - Вы, ребята, уж простите меня. Что-то я сегодня так устала на работе - не передать. Сама себе большую черепаху напоминаю. То, что раньше пять минут занимало, теперь все десять - пятнадцать тянет. Забываю все постоянно. Без склерозника и жить не могу. Если чего в ежедневник не занесу, пиши пропало.
        - Милая, может, не надо так себя мучить? - участливо спросил Игорь. - Сиди дома, отдыхай. Тебе сейчас не надо перетруждаться.
        - Сам же знаешь: без меня фирма полетит в тартарары, - грустно улыбнулась ему жена. - Да и для меня какое-никакое, а развлечение. Я ж теперь как старая лошадь: отнимите работу - и подохну от тоски.
        - Может, мы с Игорем тебе прямо здесь офис устроим, в квартире? - спросила Анна, заранее зная, какой последует ответ. - Будешь прямо отсюда руководить, хоть на дорогу не придется силы тратить!
        - Спасибо, сестренка, но лучше оставить все, как есть. Если мои подчиненные поймут, что их руководительница на ладан дышит, вмиг распоясаются и разбегутся, как тараканы. А мне еще достойного преемника воспитать надо.
        - А я чем не подхожу? - спросил Игорь с еле различимыми обиженными интонациями.
        - Радость моя, не начинай все сначала, - вздохнула Ольга. - Мы же уже договорились с тобой и с Аней, что будет лучше всего, если я продам свой бизнес и вы сможете поделить вырученное пополам. Иначе я боюсь, что кто-то из вас останется внакладе.
        - А преемник тебе тогда зачем? - не унимался Игорь.
        - Ну как же! Если я бизнес продам, это же не означает, что я хочу, чтобы он развалился и все, чем я занималась последние десять лет, полетело коту под хвост! Да и на тебя, Гарик, вешать это ярмо я просто не могу. Ты молодой, привлекательный мужчина. Не дело самые лучшие годы гробить в пыльном офисе. Мне-то уже терять нечего…
        Ольга резко замолчала. Анна бросила на Игоря укоризненный взгляд. Тот лишь пожал плечами: мол, а что я такого сказал?
        Все замолчали и без особого аппетита принялись ужинать. Анна исподволь поглядывала на сестру, прикидывая, сколько еще может продолжаться эта агония. Судя по тому, как быстро сдает Ольга, это дело уже нескольких месяцев. Ну, год-полтора от силы, если повезет. Впрочем, чем быстрее это закончится, тем лучше для всех. Особенно с учетом того, что должно произойти в эту поездку…
        - Значит, завтра уже уезжаете? - спросила Ольга через некоторое время.
        - Да, уже завтра, - отозвался Игорь. - В принципе можно и послезавтра рвануть, но я хочу еще в Мурманск заскочить - город посмотреть. Когда еще такая оказия представится?

«Это уж точно, - подумала Анна. - Тебе, дорогой , больше никогда».
        А вместо этого сказала:
        - Кстати, Оль, мы тут с Игорем подумали и решили свои страховки на тебя оформить.
        - Страховки? Какие страховки? Не понимаю.
        - Видишь ли, Оля, - вклинился в разговор Игорь, - без страховки от несчастного случая организаторы к участию в экспедиции никого не допускают. А когда мы пришли в страховую компанию и принялись заполнять полисы, нас попросили указать имя выгодоприобретателя, ну, в том случае, если…
        -…если последствия несчастного случая будут столь печальны, что самому застрахованному деньги уже не понадобятся, - Анна вновь вернула себе инициативу. - В принципе это простая формальность, но мы решили, что ближе тебя у нас человека нет.
        - Ой, - смутилась Ольга, - зачем же вы так? Даже думать об этом не смейте! Слышите?
        - Да что ты, солнышко! Не надо так волноваться. Аня правильно сказала: это простая формальность, не больше. Просто… мы думали, тебе приятно будет об этом узнать.
        Ольга печально улыбнулась мужу:
        - Ну, если так, то ладно. А я вам тоже сюрприз небольшой приготовила в дорогу. Вот, держите, - достала она из нагрудного кармана сложенный пополам конверт. - Здесь три тысячи долларов. На дорожку, так сказать. Веселитесь, чтоб чертям тошно стало!
        - Что ты, Оля! - воскликнул Игорь, не забыв меж тем подтянуть конверт поближе к себе. - Это же очень большие деньги! Мы их и потратить-то толком не сможем.
        - Там цены на бензин чумовые, - буднично сообщила Анна. - Да и пара-тройка ночевок в гостинице у нас точно будет. В крайнем случае в том же Мурманске можно отыскать какое-нибудь местное казино. В общем, было бы желание, и расходы появятся.
        - Вот видишь! - поддержала сестру Ольга. - Так что бери и не вздумай отказываться.
        - Спасибо, - прочувственно сказал Игорь и поцеловал жену, поставив тем самым точку в очередном акте этого затянувшегося спектакля.
        За столом опять повисло молчание.
        Анна, вяло пережевывая безвкусный салат, приготовленный по любимому Ольгиному рецепту с большим количеством зелени, силос, как она его сама называла, старалась сохранить на лице невозмутимое выражение. Нет, никто ни о чем не должен догадаться. И не догадается. Все идет как по нотам. Еще капелька везения, и пешка окажется в дамках! Правда, чем ближе цель, тем больше раздражают ее выходки Игоря и его потуги на актерскую игру, но терпеть осталось недолго. Хочет изображать из себя пай-мальчика перед умирающей женой, - да сколько влезет!
        Затеянная Анной двойная - нет, тройная игра будоражила кровь и заставляла зашкаливать уровень адреналина. А уж стоявший на кону выигрыш с лихвой окупал все неприятные моменты. Осуществить задуманное, конечно, непросто, но нет ничего невозможного для человека с интеллектом…
        - О чем задумалась, Аня? - прервала ее мысли Ольга. - Что-то ты какая-то грустная сегодня.
        - Не хочу тебя оставлять, - быстро нашлась Анна. - Нас почти две недели не будет, как же ты одна…
        - Ничего, справлюсь, - улыбнулась Ольга. - А вот вам надо как следует отдохнуть. И за меня тоже. Вас впереди ждут очень тяжелые времена …
        Все трое понимающе переглянулись. Только вот кое-кто из присутствующих сильно удивился бы, если бы вдруг узнал, о чем в действительности думают его собеседники…

* * *
        - Интересно, Удальцов теперь с Анжеликой расстанется или нет?
        - Что у тебя за мания впереди паровоза бежать? - Аркадий насмешливо посмотрел на жену. - Я бы на его месте Лику в любовницах оставил. Впрочем, Тошка не из таких. Последний романтик и максималист, либо все - либо ничего. Так что скорее всего расстанутся.
        - А что это у тебя такая физиономия довольная? - с подозрением спросила Лена. - Или решил под шумок к Лике подкатить?
        - А почему бы и нет? - заявил Аркадий, делая вид, что не замечает возмущенной мимики жены. - Такие женщины на дороге не валяются. Сразу видно - порода.
        - А с чего бы там породе взяться? Отца своего она от всех нас прячет, мать, говорят, и вовсе из лимитчиц была, на заводе работала. Где ты породу-то узрел?
        - Ох, Ленка, попомни мои слова: ревность и зависть тебя до добра не доведут. Думаешь, я не вижу, как ты бесишься? Прекрасно вижу. А все почему: потому что чувствуешь, что Анжелике и в подметки не годишься. Она - Женщина с большой буквы, с какой стороны к ней ни подойди. А ты пока что полуфабрикат. Бройлер. И такой останешься!
        - Ну хватит! Сколько можно ею в глаза тыкать?! И с чего ты взял, что я, как ты выразился, полуфабрикат и бройлер?
        - Потому что ума у тебя, как у курицы. Единственное, что хорошо получается, так это детей рожать. А все остальное - серединка на половинку.
        - А то, что я - директор магазина, этого, выходит, мало?
        - Ой, да что ты мне-то байки заливаешь! А то я не был в этом твоем ларьке! Водка у тебя паленая продается, продукты тухлые и просроченные, продавцы воруют в открытую и даже не стесняются. У хорошего хозяина такого быть просто не может, иначе от него все покупатели разбегутся. Но ты, похоже, об этом не думаешь. И вообще: я на твоем месте, если тебе так уж хочется возиться с этой шарашкиной конторой, взял бы нормального исполнительного директора, толкового, с опытом работы. Пусть бы он и крутился вместо тебя. Глядишь, накладок стало бы меньше. А ты вместо того, чтобы бизнесвумен из себя изображать, больше бы времени на детей тратила. Тещу с внуками и то на мои деньги на турецкий курорт отправили, потому что ты бедна как церковная мышь! Директор!
        Последнее слово Аркадий словно выплюнул, да с такими язвительными интонациями, что Лене в очередной раз захотелось его придушить или хотя бы ударить сковородкой. Но… увы. Она точно знала, что ничем хорошим эта попытка бунта не закончится. Если словесно она могла поливать мужа грязью сколько ей влезет, то любые попытки физического воздействия на него оканчивались синяками у нее . Да и в словесных поединках она еще ни разу не выходила победительницей. Аркаша резвился с ней, как кот с мышью, умудряясь в итоге ужалить так больно, что ей стоило огромных усилий не расплакаться и не броситься в спальню рыдать в подушку, ему на радость.
        За что муж так ненавидел ее, Лена не знала. Причем началось это с самого первого дня знакомства. Он рассыпался в комплиментах и дарил цветы, но при этом запросто мог брякнуть какую-нибудь гадость, после которой на глаза наворачивались слезы. Тут ей бы, дурочке, и сообразить, что этот хам ей не пара, но сердечко уже заколотилось в груди в предвкушении «большой и неземной любви», а через пару месяцев зазвучал марш Мендельсона, и все - попалась птичка. Ни о каком разводе и речи быть не могло. Мать накрепко вбила в Ленкину голову одну непреложную истину: разведенная женщина хуже проститутки. Достойную женщину отличают лишь два состояния: либо замужем, либо вдова. А поскольку Аркаша на тот свет явно не торопился, перейти в благословенную вторую ипостась достойной женщины Лене не светило.
        Сначала Лена не воспринимала колкости мужа на свой счет. Думала, это он так своеобразно свои чувства к ней маскирует. Ну как детишки в детском саду: кого больше всех люблю, к тому и лезу, и придираюсь. Но время шло, а Аркаша не менялся. Его шутки становились все злее и злее, и Лене все тяжелее удавалось оставаться спокойной. Она пробовала поговорить об этом с мамой, но та твердо стояла на стороне зятя. Мол, мужчина в доме всегда голова, его и слушайся. А что характер гадкий - так радуйся, глупая, что не пьяница и тебя не бьет. Ты у меня, дочка, тоже не подарочек, так что будь довольна, что такого ценного мужика заарканила.
        Усугублялось положение еще и тем, что Лена полностью зависела от Аркадия, вернее, от его денег, поскольку сама нигде не работала. Поняв, что может сойти с ума от издевок и непонимания мужа, она принялась подыскивать работу и уже почти устроилась референтом в одну фирму, как обнаружила, что беременна.
        Про работу пришлось забыть. Аркаша недвусмысленно дал ей понять, что его первенец должен быть здоров на все сто, поэтому никаких нагрузок, кроме домашних, Лене брать на себя не позволяется. Теща опять же поддержала зятя, и под этим прессом Лену окончательно заперли дома, навесив ярлык домохозяйки.
        Про беременность Лена, как ни странно, вспоминала даже с некоторой теплотой. Вплоть до самого рождения ребенка Аркаша относился к ней вполне сносно, даже баловал иногда, сопереживал, поддерживал. Но все хорошее когда-нибудь заканчивается. Все свое внимание и заботу Аркадий перенес на новорожденную дочку, а жена опять оказалась под прицелом его плоских шуточек и острот.
        Так все дальше и покатилось. Аркаша души не чаял в Любоньке, шпынял жену по поводу и без, а узнав, что она ждет второго ребенка, вновь сменил гнев на милость. Конечно же, временно, пока не родился сын и наследник Витя. Вторые роды дались Лене очень тяжело, ребенок был крупный и шел ножками, а не головкой, поэтому мысль о том, чтобы подарить Аркаше третьего, а может, даже и четвертого ребенка, вызывала у нее ужас, и даже хорошее отношение мужа во время беременности не могло склонить ее к этому решению.
        Года полтора назад доведенная до предела Лена тайком от Аркаши посетила психолога. Из ее сбивчивого монолога было трудно понять, в чем же конкретные причины такой откровенной нелюбви супруга. Но тем не менее кое-какие рекомендации психолог ей дал. И Лена этим рекомендациям последовала на все сто. В результате бешеной двухмесячной беготни и энного количества потраченных нервов Лена стала генеральным директором собственного продуктового магазинчика и записалась в автошколу.
        Но тут ее поджидала маленькая западня. В мечтах, которые неожиданно быстро обернулись явью, Лена представляла, как начнет уважать ее муж, как будут бояться подчиненные. Увы, подчиненные иногда откровенно дерзили своей взбалмошной начальнице, муж только пальцем у виска покрутил - мол, тебе что, денег мало? Да и магазинчик, несмотря на свои крохотные размеры, забирал у Лены практически все свободное время, ничего не давая взамен. Бывали месяцы, когда денег на расчетном счету хватало только на оплату труда продавцов и налоги, а про собственный доход можно было забыть. Магазин чудом балансировал на грани банкротства, и в немалой степени в этом была и Ленина вина. Она взялась не за свое дело, в котором решительно ничего не понимала. Но что хуже всего - не горела желанием учиться, хотя бы и на собственных ошибках. А уж чужие советы, не важно, от кого они исходили, Лена однозначно принимала в штыки. Мол, вот откройте собственный магазин, там и командуйте. А ко мне не лезьте.
        Что же касается автошколы, то здесь Лена потерпела полное фиаско. На самом деле ей просто не повезло с инструктором, но Лена, имевшая смутное представление о том, как именно ее должны были учить вождению, решила, что никогда не сможет справиться с машиной. После десяти плановых занятий все, что у нее худо-бедно получалось, это завести автомобиль и со второй-третьей попытки тронуться с места. Поездки по городу сводились к тому, что она двумя руками вцеплялась в руль, а инструктор, бодро играя своим комплектом педалей и подруливая левой рукой, с превосходством объяснял ей, что женщина-водитель всегда проигрывает мужчине-водителю что в реакции, что в умении. Мол, это по природе заложено, ничего не попишешь. Так что на сдачу прав в ГАИ Лена просто не поехала. Зачем позориться? Даже если дать денег и купить права, как поступало большинство таких же страдалиц, как она, результат будет нулевой. Как в старом анекдоте: «Права купил, машину купил - кататься не купил!»
        С раннего утра Лена вертелась как белка в колесе, а приходя домой, становилась к плите, потом шла стирать, затем играла с детьми… Силы, физические и душевные, таяли на глазах, а удовлетворения от работы Лена так и не получала. Но и бросить начатое тоже не могла - слишком многое она поставила на кон.
        И тогда в Лене проснулась ненависть. Она ненавидела мужа, унижавшего ее достоинство. Ненавидела психолога, давшего ей плохой совет насчет работы. Ненавидела собственную мать, до сих пор читавшую ей лекции по воспитанию детей и во всем подпевавшую зятю. Ненавидела…
        Список людей, виновных в ее несчастьях, Лена помнила наизусть и иногда ночью повторяла его себе под раскатистый храп Аркаши. Они все считают ее пустым местом! Что ж, скоро они увидят, как сильно ошибались. И в первую очередь пострадают те, кто принес ей больше всего страданий. И ведь самое пикантное в том, что они даже не узнают, за что их так покарала судьба…
        - Шмотки упаковала? - вывел Лену из раздумий голос мужа.
        - Еще с утра.
        - Я вот что думаю: может, рванем прямо сегодня в ночь? Все-таки дороги посвободнее, да и чем дальше мы отъедем от Москвы, тем спокойнее можем пилить остаток пути.
        - Не возражаю.
        - Еще бы попробовала, - хмыкнул Аркадий.
        Лена уже собиралась сказать ему в ответ что-нибудь колкое, как зазвонил телефон. Аркадий снял трубку, узнал звонившего, радостно что-то подтвердил и с видимым сожалением повесил трубку. Судя по всему, его собеседник в отличие от Аркаши не был настроен общаться.
        - Ну, кто это был?
        - Антоха. Они все-таки едут.
        - Без Анжелики? - уточнила Лена.
        - Нет, мать. И с Анжеликой, и с приятелем своим, который фотограф.
        - Помирились что ли?
        - А почему бы и нет? - пожал плечами Аркадий. - Решили, что все эти ахи-вздохи выеденного яйца не стоят, да обратно сбежались. В жизни и не такое бывает. Ладно, хватит лясы точить, еще успеется. Начинай переодеваться, а я пока буду вещи к машине носить.
        Лена, ничего не ответив, ушла в спальню. Доставая из шкафа заготовленные джинсы и старую футболку, она размышляла над полученной информацией. Странно. Все очень даже странно…

* * *
        Уф, вещи наконец-то упакованы и сложены в прихожей. Антон, нервно поглядывая на часы, отправился на кухню пить чай. Последовавшая за ним Анжелика, устав ходить вокруг да около, предложила:
        - Ладно, хватит изображать из себя невесть что, уже полночь на дворе. Предлагаю пойти спать. Ты, как обычно, на кровати, а я - на кухне на надувном матраце.
        - С чего ты решила, что меня каким-то боком волнует то, где ты будешь спать? - желчно спросил Антон, заваривая кипятком пакетик индийского чая.
        - Хорошо. Раз не волнует, то просто прими к сведению, - парировала Анжелика.
        - Да спи ты, где хочешь, - буркнул Антон, - меня это уже не касается.
        Анжелика, ничего не ответив, ненадолго покинула кухню, вернулась с матрацем и спальником в руках и принялась готовить себе лежбище.
        Антон, забрав недопитый чай, ушел в комнату и демонстративно прикрыл за собой дверь. Лика оставила этот маневр без внимания. Самое главное - что они все-таки едут на Север, а значит, ближайшие две недели можно не волноваться за собственную жизнь.
        Сон упорно не шел к Анжелике, хотя сегодняшний день вымотал ее до крайности. Помимо воли она вновь и вновь прокручивала в уме разговор с бандитом: «Думай, Лика, думай - где же подвох? Почему этот подонок уверен, что знает тебя? Почему он в курсе того, что ты сменила прическу? Кстати, Антон этого не заметил. Или сделал вид, что не заметил. Похоже, ему действительно безразлично, что с ней происходит. А может, все-таки рассказать ему об этой странной истории с распиской?»
        Лика тщательно взвесила все «за» и «против». Увы, «против» набралось куда больше, чем «за». Обиженный Антон запросто может решить, что она водит его за нос, рассказывая сказки. Или того хуже - подумает, что она и вправду занимала деньги у каких-то сомнительных личностей. А раз так - сама с ними и разбирайся, дорогая подруга, и не вздумай впутывать меня, чистого и непорочного, в свои грязные игры.
        Значит, спасение утопающих оставляем за гражданами утопающими. Ладно, пусть так. Тогда все, что ей сейчас остается - это думать. Думать и еще раз думать: с какой стороны к ней подкралась опасность? И как с нею справиться?
        Кстати, вот ведь что не складывается: бандит сказал, что она скрывается и не отвечает на звонки. Ну ладно, насчет «скрывается» - еще можно списать на переезд к подруге. Если они ее по адресу прописки искали - тоже облом. Отец наверняка пальцем у виска покрутил и доходчиво объяснил страждущим общения с Ликой, что духа его дочери здесь не будет. Или вовсе дверь не открыл: отец и не такое отчебучить может. С годами у него все больше и больше странностей обнаруживается…
        А вот со звонками полная неувязка получается. На домашний номер никто из посторонних не звонил, это факт. В любом случае Антон ничего ей об этом не говорил. На мобильном - тоже тишина. Один из прежних клиентов за все три дня побеспокоил с каким-то ерундовым вопросом, и все. Так куда звонил бандит и звонил ли вообще?
        Хм, получается, что это все-таки подстава. Но то, что за ней следили последнюю неделю, а то и больше, совершенно точно. Иначе бы с чего возникла тема стрижки? Пока вырисовывается следующая картина: по каким-то непонятным пока причинам она попала в сферу бандитского внимания, и с нее решили содрать деньги. Выяснили данные паспорта, местонахождение, быстренько состряпали фальшивую расписку и пришли требовать сатисфакции.
        Вроде логично. Только раз бандиты пришли сразу на квартиру подруги, а не сюда, выходит, что следили за ней все-таки последние два-три дня, не больше. Иначе бы проверили все адреса, включая домашний, да и вопрос о стрижке не был бы столь актуальным. Отлично, уже теплее. Теперь осталось вспомнить, куда она ездила в эти дни и с кем общалась…
        Но при чем тогда здесь дети? Ведь ее запросто могли напугать чем-нибудь реальным. Ну, например, здоровьем того же Антона. Ведь как бы она к нему сейчас ни относилась, но терять этого человека точно не собиралась. И даже если оставить в покое Антона, то почему бандиты просто не пригрозили ей самой? Мол, вот твоя расписка, если через неделю денег не будет, окажешься на гостеприимном кладбище. А вместо этого ее пугают какими-то детьми! Ну не сходится, как ты концы с концами ни своди!
        Но на всякий случай завтра надо уехать как можно раньше. Вдруг бандиты передумают и решат припугнуть ее еще раз? Придут на квартиру Светки, Анжелики там нет. Примутся искать по друзьям-знакомым. Рано или поздно придут сюда, ведь адрес квартиры Антона - секрет Полишинеля.
        Анжелике стало нехорошо. А вдруг, пока они с Антоном будут в отъезде, бандиты и вправду наведаются в их квартиру и разнесут тут все в пух и прах? Нет, только не это! Хотя… Если выбирать между собственной жизнью и порядком в квартире, то, конечно, предпочтение остается за жизнью. А что касается возможного погрома, может, оно и к лучшему. Тогда Антон вызовет милицию, а она уже вроде как заодно расскажет свою историю.
        Нет, опять двадцать пять! Тогда и за погром никто не ответит, и Антон обозлится, и себе она не поможет. Ну кто поверит человеку, который выдал расписку на баснословную сумму, а теперь не хочет возвращать деньги кредиторам и придумывает для этого любые поводы? А ведь именно так и расценят эту ситуацию.
        У Анжелики заломило виски и надбровье. Черт, опять давление подпрыгнуло. Так, успокоиться, дышать ровно и медленно. Раз-два, раз-два. Рано тебе, голубушка, за лекарства хвататься. Оставь их на крайний случай, а пока изволь приводить себя в порядок самостоятельно. Раз-два… Вроде немного отпустило. Вот и славно, думаем дальше.
        Может, это ее последний клиент наводчиком поработал? Хотя ему-то зачем это надо? У самого денег вполне достаточно, хотя об их происхождении Анжелика могла только догадываться. Может, и криминальные, она в дела клиентов никогда не лезла. У нее свой бизнес, у них свой. Но если все-таки он? Характер-то у мужика сложный, непредсказуемый. Дважды столовую пришлось переделывать, и это при утвержденном проекте! А вдруг ему третий вариант тоже не понравился, вот он и решил наказать нерадивого дизайнера?
        Анжелика с трудом заставила себя просчитать этот вариант. Но по всему выходило, что он очень даже возможен. И тогда понятно, почему бандит сказал, что она
«появляется на работе набегами» - у этого клиента она в последний раз была больше недели назад. Данные ее паспорта у клиента есть, поскольку часть стройматериалов она на свое имя выписывала, а уж образцов подписи - вагон и маленькая тележка. Народу в квартире мелькало порядочно, может, среди прочих и давешний детина был, который ее сегодня пугал. Всех-то не упомнишь. Вроде как ложится, и неплохо ложится… но дети? И телефонные звонки, которых не было?
        Приняв решение позвонить утром проблемному клиенту и осторожно поинтересоваться, все ли у него в порядке, Лика наконец-то впала в долгожданную дремоту, из которой незаметно скатилась в полноценный сон. Завтра, все завтра. А пока спать!

        Среда. 3 дня до старта экспедиции.

        Растолкал ее Антон. Анжелика поморщилась и собралась было сказать, что вполне может поваляться еще с полчасика, как взгляд ее упал на часы. Боже мой, уже полдень! Вот они, последствия бессонницы до самого рассвета!
        - Давай, поднимайся! Через полчаса должен Олег подъехать. После этого закупаем продукты и рвем на дачу! - Антон мастерски демонстрировал недовольство.
        - А на дачу-то зачем? - не врубилась спросонья Лика.
        - А где у нас хай-джек[Note1: Хай-джек (hi-jack) - большой домкрат, часто используемый джиперами что в покатушках, что при ремонте машины. Джиперы - в широком понимании слова - владельцы машин, относящихся к категории внедорожников. Покатушки - любительские и профессиональные соревнования, экспедиции и прочие виды развлечения джипера, дорвавшегося до бездорожья. Сендтраки (sand-track) - алюминиевые «коврики» размером этак полметра на полтора, подкладываемые под колеса буксующего внедорожника.] хранится? А сендтраки? Про запчасти уже и говорить не приходится! Или хочешь сказать, мы все недостающее в тундре купим?
        - Все, поняла, не права, каюсь, - Анжелика была сама кротость и смирение.
        Антон с подозрением посмотрел на жену, но ничего не сказал, а просто ударил по кнопке электрического чайника. Пока Анжелика убирала матрац и спальник, он успел сварганить две чашки черного-пречерного кофе…
        - По привычке, - сухо прокомментировал он, перехватив взгляд Анжелики. - Можешь не обольщаться на этот счет.
        Лика поджала губы. Жаль. А то и вправду что-то такое теплое в душе зашевелилось при виде этого злополучного кофе. Выходит, сила привычки, ничего больше. Что ж, Антон, наверное, прав: надо потихоньку привыкать к тому, что она теперь одна и рассчитывать может только на себя.
        В дверь позвонили. Антон тут же пошел открывать, а Анжелика едва сумела справиться с дрожью в руках и не уронить чашку на пол. Но слава Богу, тревога ее оказалась ложной: за дверью был их общий приятель Олег, а не бандиты.
        - Привет, проходи на кухню. Да не разувайся, у нас тут грязь, как в свинарнике! Давай, мы как раз кофейком балуемся.
        - Кофеек - отличная вещь, - раздался из прихожей веселый голос Олега, а через пару секунд пред светлы очи Анжелики появился и он сам.
        - Привет, Олежек!
        - И тебе здорово!
        - Ну как, к подвигам на ниве фотоискусства готов?
        - Еще как! Двадцать пленок по тридцать шесть кадров, батареек под килограмм. Единственное, чего не взял, так это штатив. И то только потому, что купить не успел.
        - Маньяк!
        - Это с какой стороны посмотреть. Я по крайней мере смог свое барахло в рюкзак упихать. А если бы я взял все аппаратуру, которую хотел, пришлось бы вам персонально для меня прицеп выделить.
        - Ладно, хлопцы, давайте пооперативнее, а то Бобровы, между прочим, уже за Вологдой чешут, а мы все еще в столице штаны протираем.
        - А чего они так рано стартанули? Договаривались же, что в один день вместе колонной поедем!
        - Ну а то ты Аркашу не знаешь! У него семь пятниц на неделе. Да с ним в паре по трассе идти - то еще удовольствие. Он же гонщик, Шумахер, блин! Сколько раз ему говорил: не гоняй на «уазике», мосты раньше времени разобьешь - ни в какую! А в итоге гражданские мосты убил, военные поставил - и пуще прежнего в спринты ударился. На военных-то мостах![Note2: Военные, они же редукторные мосты считаются наиболее подходящими для условий бездорожья. Гражданские, они же колхозные мосты - более скоростные, но с чуть меньшей проходимостью.] Тоже мне, без году джипер!
        - Ну, откровенно говоря, ты тоже пока не профи. Всего лишь третий год пошел, как мы Дуняшу взяли, - подколола мужа Анжелика.
        В присутствии Олега в качестве сдерживающей силы она могла позволить и не такие вольности, чем откровенно и воспользовалась, поскольку сама не могла простить Антона. У-уу, изменник!
        - Третий год - не первый. По крайней мере мы с тобой и на пьедестале успели побывать, и в такой грязи посидеть, что Аркаше и не снилась!…
        Понятно. Завелся. Впрочем, упоминание Аркадия в качестве джипера всегда вызывало у Антона такую реакцию. Он небеспочвенно подозревал институтского приятеля в том, что тот завидует ему и многое копирует или просто перенимает у своего объекта зависти. Порой дело доходило до курьезов, ну например, когда Аркаша принимался ухаживать за девушками, с которыми только что расстался его друг. Или покупал себе джинсы и драл их точно в том же месте, где сами собой порвались от старости джинсы Антона. Женился он примерно через полгода после того, как Антон и Лика стали жить вместе, да и жену себе взял чем-то неуловимо напоминающую Анжелику. Тоже субтильная девочка с вьющимися рыжеватыми волосами. Впрочем, на этом все сходство между Ликой и Леной заканчивалось. Они были абсолютно разными что по кругу интересов, что по характеру, и только дружба их мужей волей-неволей заставляла девушек поддерживать видимость светского общения. Хотя и сказать, что оно доставляло им какие-то серьезные неудобства, было бы неправдой.
        Три года назад, узнав, что Антон и Анжелика продали «Волгу» и купили себе «уазик», Аркадий сначала долго потешался. Нашли чего брать, шило на мыло поменяли! Лучше бы накопили деньжат и взяли иномарку!
        Но по мере того как Дуняшу перестраивали, и ее борта покрывались стартовыми номерами и рекламой спонсоров разных соревнований, мнение Аркаши претерпело кардинальные изменения. Поэтому никто не удивился, когда год назад он изъявил желание пополнить собой ряды джиперов. По-другому просто и быть не могло. Он ревниво следил за успехами товарища, а уж если получалось им вместе участвовать в одном соревновании, то боролся не столько за победу вообще, сколько за то, чтобы обогнать по результату Антона. Другие соперники его не интересовали. Причем если Антон мог запросто остановиться и помочь другому участнику, например инструментом, то Аркаша пролетал мимо на всех парах и свое драгоценное время на такие глупости предпочитал не тратить. Ну и что - колесо разбортировалось! Это спорт для настоящих мужчин, а не для хлюпиков! Сам машину сломал, сам и чини, нечего помощи ждать.
        Когда Антон планировал поездку на Север, он и не думал оповещать об этом Аркашу. Зачем? У каждого свои представления о том, где и как проводить отпуск. Ему хватило и прошлого года, когда Бобровы, узнав, что они с Анжеликой собираются в Анапу, буквально навязались им в попутчики. Даже билеты на поезд на всю компанию вызвались купить и купили-таки! Правда, в последний момент Лена что-то заартачилась, и они с Аркашей остались в Москве, за что Антон был искренне ей благодарен. Иногда хочется побыть вдвоем, а не «наедине со всеми».
        А в этом году Бобровы просто поставили их перед фактом: на сайте организатора в списке заявленных участников появились их имена. Антон не стал спрашивать приятеля, что натолкнуло его на идею принять участие в арктической экспедиции, все было понятно и так. Достаточно того, что туда собирается Антон и его имя стоит в списке под номером один.
        Анжелика не раз спрашивала Антона, зачем ему нужна дружба с Аркашей? И в ответ обычно слышала, что на самом деле Аркадий - хороший парень, хотя и с изрядным количеством тараканов в голове. И если, не дай Бог, с ним, Антоном, что-то случится, он уверен, что первым ему на помощь придет Аркаша.
        С этим Анжелика поспорить не могла, поскольку точно так дела и обстояли. Когда у Антона обнаружили запущенное двустороннее воспаление легких, именно Аркаша, поставив на уши пол-Москвы, нашел нужные лекарства. Когда они с Антоном попали в ту жуткую аварию на Можайке, Аркаша, плюнув на работу, приехал к ним с термосом горячего чая и бутербродами, а потом помог оттащить их изуродованную машину до автосервиса, где у Аркаши был знакомый механик. В результате ремонт обошелся значительно дешевле, по расценкам «для своих». И таких случаев в жизни Антона было не счесть.
        Но Анжелика тем не менее к приятелю мужа относилась с прохладцей. И в немалой степени этому способствовал один давний инцидент. На какой-то вечеринке, дождавшись, пока Антон выйдет из комнаты, Аркаша предпринял отчаянную попытку завладеть вниманием Анжелики. Проще говоря - облапал и попытался поцеловать. Лика тогда от души засветила ему головой в лицо, разбив бровь, и пообещала, что если такое еще хоть раз повторится, она за себя и за Антона не отвечает. Аркаша все понял правильно: извинился, потом женился на Лене и больше таких попыток не предпринимал.
        В принципе на это можно было плюнуть и растереть, все-таки уже почти десять лет прошло, но Анжелика отличалась хорошей памятью. Она могла простить обиду, но не забыть ее.
        И еще одна вещь настораживала Анжелику в Аркаше: их отношения с Леной. Очень быстро, где-то через полгода после свадьбы Аркадий понял, что совершил ошибку и женился явно не на той женщине, о которой мечтал, но подавать на развод не торопился. На вопрос Лики, почему бы им не разойтись и не портить друг другу жизнь, он в своей откровенной манере ответил, что девку жаль. Пропадет ведь, курица. Или мать ее заклюет, или какой-нибудь бомж на нее позарится, чтобы прописку получить. А потом пошли дети, и Аркаша окончательно врос в эту семью. И хотя его вечные шуточки в адрес Лены временами были на грани фола или заслуживали хорошей пощечины, Анжелика отдавала себе отчет в том, что ради семьи Аркаша готов на все. Он вкалывал на двух работах, не гнушаясь и мелкой халтуркой, подрабатывал по вечерам частным извозом, лишь бы его дети ни в чем не нуждались. Он совершенно очаровал тещу - деспотичную и вредную женщину - и умудрялся мирно сосуществовать с ней всем врагам назло. Вот только с Леной нормального контакта у них так и не получилось.
        Иногда Лена жаловалась Анжелике на мужа. Происходило это не так часто, обычно на каких-нибудь совместных торжествах, вроде дней рождений. Сначала Лика искренне пыталась помочь Лене, ободрить ее, поговорить с Аркашей. А потом, поняв бесперспективность своих усилий, махнула рукой. Лена не хотела менять собственную жизнь. Ей нравилась роль жертвы, нравилось вызывать к себе жалость у окружающих. Более того, она искусно лепила из Аркаши образ этакого брутального монстра, страшного в гневе. Хотя максимум, на что был способен рассерженный Аркаша, - это хлопнуть дверью да от всей души обложить трехэтажным матом.
        Кроме того, Анжелике очень не нравился рефрен Лениного плача. Как следует обругав Аркашу и обвинив его во всех смертных грехах, она всегда переводила разговор на Антона. Вот, мол, если бы у меня был такой муж, как у тебя, все в жизни сложилось бы иначе…
        Как отвечать на подобную тираду, Анжелика не знала. Откровенно грубить не хотелось, но и выслушивать подобные откровения было противно. У Лики создалось впечатление, что предложи она в шутку или спьяну махнуться мужьями, Лена поддержала бы эту идею на ура.
        Интересно, а что Лена думает сейчас, когда они с Антоном разошлись?..
        - Долго еще будем из себя памятники изображать? И так уже полдня потеряно! - Антон недовольно покосился на плескавшийся в Ликиной чашке кофе.
        - Все, уже иду! - отозвалась Анжелика, одним глотком допила остаток и отодвинула чашку в сторону.

* * *
        Игорь довольно потянулся, стоя у зеркала. Что греха таить - хорош! Бицепсы под кожей играют, пресс в идеальном состоянии - мускулист, но не перекачан, весь в
«клеточках». Как раз самое то, что бабы любят. Ох, как же он развернется, когда вся эта эпопея подойдет к концу!
        Хорошо, что жена на работу свалила, а то день за днем выдерживать ее страдальческую физиономию уже невмоготу, аж до тошноты. Скачи вокруг нее, болезной, на задних лапах, по головке гладь… Бр-рр. Игорь всегда терпеть не мог увечных и инвалидов. Вот то, что деньги на поездку дала - это молодец. Больше от нее, собственно говоря, ничего не требуется. Побыстрее бы еще на встречу с Создателем отправлялась…
        - Гарик, дрыхнешь еще? - раздался голос Ольгиной сестры.
        - Нет, а что?
        - Когда поедем? - спросила вошедшая в спальню Анна.
        Игорь загляделся на ее загорелую кожу, просвечивавшую сквозь полупрозрачный пеньюар. Нижнего белья, конечно же, не было. Ведь знает, что сводит его с ума, и специально так вырядилась, сучка.
        - А может, сначала устроим постельные бои? Добавим в нашу пресную жизнь острых ощущений, так сказать?
        Анна смерила мужа сестры презрительным взглядом:
        - Полагаю, что телячьи нежности можно приберечь для мотеля. Острых ощущений у нас и помимо этого будет достаточно.
        Игорь ухмыльнулся. Ишь как заговорила! Раньше-то змеей проползала в их спальню, как только Ольга уходила на работу, и ничто ее не смущало. Даже то, что однажды сестра едва не застукала их на месте преступления, не отвратило Анну от охоты на собственного зятя. А как только узнала, что скоро станет богатой наследницей, вмиг переменилась. Слова сквозь зубы цедит, словно всем большое одолжение своим присутствием делает. Видать, учится быть «девушкой из высшего общества», представляет, как будет сестрины миллионы тратить. Вот дура-то!
        - В мотеле, дорогуша, я буду спать в самом будничном понимании этого слова, поскольку без полноценного отдыха за руль не сяду. Так что предлагаю в последний раз: или сейчас, или уже в экспедиции.
        Анна хмыкнула.
        - Как-нибудь перетерплю, за меня не беспокойся.
        - Что ж, дело твое, - ответил Игорь, не показывая, что разочарован реакцией Анны.
        Анна еле слышно фыркнула и ушла к себе. Ишь ты, как оживился, аж стойку на нее сделал. Совсем обнаглел: одна сестра его материально обеспечивает, другая в постели ублажает, а он тут еще пальцы гнет - указывать пытается, кому и когда что делать. «Ха-ха» три раза, спать он, видите ли, в мотеле вознамерился, как бы не так! От силы минут десять потерпит, а потом опять домогаться начнет. У него ж принцип по жизни: «трахаем все, что шевелится, что не шевелится - расшевеливаем и все равно трахаем». Строит из себя Казанову и Дон Жуана, вместе взятых, а на деле - так, серединка на половинку. Ни техники особой, ни фантазии.
        Хотя решение уже было принято, Анна на секунду задумалась: а вот если бы она была влюблена в Игоря? Или хотя бы считала его суперлюбовником - она бы все равно поступила бы так, как собирается, или нет? Впрочем, чего зря голову ломать? С Ольгиными деньгами она себе целый гарем из мужиков заведет. И уж наверняка лучше Игоря окажутся.
        Анна вспомнила, как впервые увидела Игоря. Он стоял рядом с Ольгой, говорил ей дежурные банальности, а ее великовозрастная дура-сестренка таяла от счастья. Анна тщетно пыталась ей открыть глаза на жениха, поскольку у того чуть ли не на лбу аршинными буквами было выведено «альфонс», но все без толку. Ольга купилась на его сладкие речи и фигуру атлета, и уже через пару месяцев они сыграли пышную свадьбу. Анна ходила мрачнее тучи, но у нее хватило ума не ссориться с сестрой, поскольку это было чревато отказом в финансировании. Значит, прощайте, веселые вечеринки в ночных клубах, шмотки из французских бутиков и отдых на самых модных курортах мира.
        Строить карьеру и вообще хоть как-то работать Анна не планировала. Вот еще! Гробить лучшие годы жизни, сидя за конторкой в офисе, - ничего глупее этого и придумать нельзя. Стоит только на Ольгу посмотреть, чтобы в этом убедиться. Эта клуша толком не успевает потратить то, что заработала. Пашет как трактор, даже в выходные на работу ходит! Ненормальная. Если уж завела такого мужика, так выжимай из него все соки, используй на полную катушку, пока он жалом вертеть не начал в поисках любовницы.
        То, что Игорь начнет изменять Ольге, для Анны было очевидным. Такие парни просто не могут жить по-другому. Прямо как в пословице: сколько волка ни корми… А раз так, то, чтобы избавиться от него раз и навсегда, Ольге следует продемонстрировать документальные подтверждения его измены. Попросту говоря - подбросить ей в портфель фотки, где ее ненаглядный Игорек будет страстно ласкать какую-нибудь пышногрудую телку в неглиже.
        Анна решила устроить облаву на Игоря. Но увы: до поры до времени ничего путного из этой затеи не получалось. Игорь мастерски маскировал свою истинную сущность, на откровенные провокации дамочек на званых вечерах не поддавался, зато всячески подлизывался к супруге, благодаря чему наличность в его карманах росла как на дрожжах. Апофеозом стала покупка Ольгой на день рождения Игоря новенькой полноприводной «тойоты». От огорчения Анна едва не выла в голос. Черт побери, почему этому проходимцу достался джип, а ей от сестры даже какой-нибудь гадкой
«Нивы» не перепало?
        Впрочем, с «тойоты» все только началось. Буквально через неделю после дня рождения Игорь объявил, что собирается всерьез заняться автоспортом. Ольга его начинание поддержала и спонсировала перестройку внедорожника под экстремальные условия эксплуатации. В машину была вбухана чуть ли не ее первоначальная стоимость, и внешним видом «японочка» стала напоминать монстра из сюрреалистических голливудских фильмов про будущее. Резина тридцать пятого дюйма, две лебедки, регулируемая из салона четырехступенчатая подвеска, сдвоенные амортизаторы, спортивные сиденья, каркас безопасности и далее по списку. Плюс портативный ноутбук в защитном корпусе, система спутниковой навигации и полный комплект «Юный турист» - палатка, эксклюзивный спальник на пуху, надувной матрас, комплект походных кресел… Игорь был укомплектован этим барахлом, как первоклассник усилиями старательной мамаши - учебниками и всевозможным канцелярским бредом.
        И тут Анна поняла: вот оно! Все эти россказни про автоспорт и трофи с триалами не более чем ловкая отмазка! Надо отдать должное этому альфонсу: он все грамотно рассчитал. Конечно же, Ольга не будет ездить с ним на соревнования. У нее нет на это ни сил, ни времени. А значит, именно там он и будет изменять жене! И проследить за ним фактически нереально, если только…
        Ответ пришел моментально: Игоря нельзя отпускать одного. Пока он в зоне досягаемости, он уязвим. Но стоит ему только обзавестись компанией, ничего уже доказать будет нельзя. Новые друзья его прикроют и отмажут. Да еще и любовниц присоветуют. Значит, надо ехать с ним!
        Игоря очень удивился, узнав, что мрачная и неприветливая сестра жены готова пойти с ним штурманом в экипаж. Вообще-то он уже почти договорился с одним парнем в Интернет-конференции, но раз уж такое дело… Да и жена ее поддержала, мол, съездите, развейтесь. Расписываемые в красках ужасы и тяготы штурманского бытия тоже не поколебали решимость Анны. Игорь пожал плечами и дал согласие.
        Ух, долго же будет помнить Анна самый первый выезд с Игорем! Для начала он решил опробовать машину на любительских соревнованиях выходного дня. Трасса небольшая, всего двадцать километров с небольшим, зато тренировка - лучше не придумаешь. Да и эвакуация с трассы гарантирована, если вдруг какая серьезная поломка случится.
        Анна, не без некоторого изящества одетая в плотно облегающие тело спортивные брючки, кроссовки для бега и модную ветровку бежевого цвета, скучая, смотрела в окно на другие экипажи. Боже, какие же они все убогие! Начать с того, что их
«тойота» смотрится на фоне всех прочих машин, как принц среди нищих. Какие-то они все побитые, местами ржавые - брр. А уж сами участники - это отдельная песня. Кто-то гордо вышагивает в резиновых штанах по грудь, гордо именуемых у местной братии «телепузиками». Кто-то натянул на себя выцветший камуфляж и высокие ботинки из грубой кожи - а-ля доморощенный спецназ. Ходят, радостно пальцами в свои машины тычут, под капотами роются. Недоумки.
        Когда пришла их очередь отправляться на старт, Игорь спросил:
        - Ты так и поедешь? Даже резиновые сапоги не наденешь?
        - Тебя что-то не устраивает? - тут же окрысилась Анна.
        - Если тебе удобно, то все в порядке, - пожал плечами Игорь.
        - Ну вот и рули! - подвела итог их полемике Анна.
        Когда Игорь на бешеной скорости рванул по опоясывающей лесной массив дороге, Анна только презрительно скривила губы, но покрепче вцепилась в ручку двери, поскольку даже в эргономичных спортивных сиденьях, напоминающих ложе космонавтов, ее немилосердно трясло, а от удара головой о потолок спасали только вовремя наброшенные ремни безопасности.
        На развилке двух дорог, одна из которых уходила глубже в лес, а другая - направо, в поселок, Игорь крикнул:
        - Куда дальше?
        Анна округлила глаза:
        - А что ты меня спрашиваешь?
        - У кого легенда, мать твою? А данные в GPS[Note3: GPS (globalpositioningsystem) - система спутниковой навигации. В данном случае - прибор-навигатор.] я для кого закачивал? Или думаешь, я тебя возить нанимался? Ты штурман или кто? Если еще раз хоть что-то подобное от тебя услышу, высажу на хрен, дура!
        Заметив, куда уходят следы колес предыдущих участников, Игорь рванул налево. Анна тихо ойкнула, но послушно включила навигатор и попыталась определить, где же они находятся.
        Через пару-тройку минут она поняла, что ничего сложного в общем-то нет. Смотри себе, как ползет в окошке навигатора по толстой жирной линии курсор, да следи, чтобы не сильно от этой самой линии отклонялся. На следующей развилке она уже уверенно указала Игорю, куда ехать, а от сумасшедшей гонки по разбитой грунтовке стала получать даже некоторое удовольствие. Экстрим на все сто, так сказать. Будет о чем рассказать по приезде подружкам.
        Анна замечталась и не заметила, как собственно дорога закончилась. Вернее, номинально она была, но назвать перекопанное колесами предыдущих участников месиво дорогой язык просто не поворачивался. Через полторы минуты ползанья по грязи Игорь сказал:
        - Все, приехали. Иди, трос разматывай, лебедиться будем. Похоже, капитально засели.
        Анна сначала не поняла, шутит он что ли? Но Игорь, правильно поняв причину ее замешательства, разразился такой матерной тирадой, что красная как рак Анна пробкой выскочила из «тойоты».
        Больше всего на свете ей хотелось развернуться и отправиться обратно домой. И будь хоть малейшая возможность, она бы так и поступила, но увы: навигатор остался в машине, а как без него дойти хотя бы до лагеря и не заблудиться, Анна не представляла. Кроме того, при приземлении из машины ее ноги до колена оказались облеплены ужасной глиняной кашей. Возвращаться в таком виде Анна просто не могла. Оставалось только одно: продолжать этот фарс.
        Пока Анна разматывала трос и выслушивала ценные указания Игоря насчет того, что лебедиться за деревья напрямую нельзя, только через корозащитную стропу, иначе дисквалификация, их нагнала пара экипажей, стартовавших позже. Они не стали соваться в это глиняное месиво, как поступил Игорь, а сразу же принялись подыскивать пути объезда по обочине. Правда, качество обочины немногим отличалось от «проезжей части», но экипажам этого хватило. Осторожно, внатяг они проползли до более-менее твердого участка дороги. Штурман второго экипажа, все это время шедший рядом с машиной и контролировавший, чтобы она не побила борта о деревья, обернулся и крикнул Игорю:
        - Почто девушку в грязь загнал? Может, сапоги дать? У меня запасной комплект валяется, если что.
        - Да нет, спасибо! У нас свой есть. Просто ей так удобнее, - не без ехидства отозвался Игорь.
        - Ну если так, то бывайте!
        - Спасибо!
        Анна едва зубами от злости не заскрежетала. И ведь правда: есть у них сапоги, и
«телепузики» эти дурацкие тоже есть. За задним сиденьем сложены. А она небось в глазах этих мужиков полной дурой выглядит. Едут сейчас и смеются над ней.
        От обиды на глаза едва не навернулись слезы. Но нет, она не хлюпик и не слабачка! В конце концов, ей так удобнее ! Вот! И еще посмотрим, кто тут последним окажется!
        Как они добрались до финиша, Анна толком не запомнила. Вся дорога слилась для нее в бесконечную череду луж, бег с тросом в руках и корректировку движения Игоря. Они нагнали те два экипажа и даже смогли их обойти. Игорь использовал преимущества своей резины и подвески на все сто. Потом нагнали еще один экипаж. И еще один. По предварительным судейским данным их время на трассе было седьмым. Неплохо для новичков.
        Анна, у которой ломило все тело - от ступней до шеи, прямо перед палаткой скинула с себя насквозь промокшие брюки, испорченные кроссовки и заляпанную ветровку, нырнула внутрь и с наслаждением переоделась в сухой комплект одежды. О-оо, как хорошо-то, кто бы знал! Салфетками влажными лицо освежила, руки от грязи вытерла. Жаль, с маникюром пришлось распрощаться. Ни одного ногтя целого не осталось, все отломаны, а уж сколько под ними песка и глины! Придется наращивание в салоне сделать либо накладные приклеить, чтоб перед подругами не позориться.
        Зашуршал полог, а еще через пару секунд раскрылась молния, и в палатке появился Игорь:
        - Ну, ты как?
        - Нормально, - отозвалась Анна, гадая, что ему нужно.
        - Знаешь, а ты молодец! Правда-правда! Я до последнего боялся, что ты психанешь и истерику закатишь. А ты бодренько так за дело взялась! Спасибо тебе, заяц! Не подвела.
        От неожиданной похвалы Анна смутилась. Чего-чего, а уж таких слов она от Игоря точно не ждала. Поэтому и ответила зятю без обычных колкостей и язвительности:
        - Спасибо, но я ничего особенного и не делала…
        Игорь улыбнулся, потянулся к Анне… и как-то очень просто и естественно поцеловал ее. Сначала в щеку. А потом в губы. И Анна ответила ему. А еще через какое-то время они, разгоряченные спонтанной любовной схваткой, лежали под тем самым эксклюзивным пуховым спальником, подаренным Ольгой, и строили планы на ближайшие выходные.
        Так все и завертелось. Анна не могла понять, так ли ей нужна эта связь с Ольгиным мужем, но довольно скоро эти отношения переросли в привычку, причем весьма прибыльную. Наличности в ее карманах существенно прибавилось, поскольку под предлогом соревнований они на пару с Игорем могли совершенно свободно тянуть с Ольги деньги, и она ни разу еще не отказывала им. Да и наличие столь пикантной тайны приятно щекотало нервы и будоражило кровь. Вот сестра-то, дура набитая, на мужа своего ненаглядного не налюбуется! А того и не знает, что ее благоверный на Анну глаз положил, а ее, дуру, только в качестве бездонного кошелька держит. И никому она на фиг не нужна, если бы не ее бабки!
        Прошел год, потом еще один… Анна с Игорем набрались опыта и частенько завоевывали призовые места в любительских соревнованиях. Устраивали себе праздник секса, упивались джиперской вольницей, мечтали о том, как примут участие в чемпионате России. И тут месяц назад Ольга огорошила их известием, что врачи обнаружили у нее рак. Неоперабельный. Тогда-то у Анны и начал зреть план, который она собиралась осуществить буквально на первых же покатушках. По спортивному календарю наиболее подходящей для ее задумки оказалась арктическая экспедиция по южной оконечности Кольского полуострова. И от Питера далеко, и места дикие - то, что надо. Игорь, ничего не заподозрив, поддержал эту идею, тем более что находиться в компании больной жены для него было пытке подобно. А тут две недели свободы и безбашенной рулежки по глухим лесовозным грунтовкам, да на пару с любовницей, - что еще надо для счастья молодому, уверенному в себе парню?
        И вот время пришло. Сегодня они отправляются на Север.

* * *
        Пока Олег и Антон таскали вещи, Анжелика успела позвонить своему последнему клиенту. Тот несколько удивился ее звонку, подтвердил - что да, все в порядке, претензий к дизайнеру нет, и даже пожелал на прощание что-то веселое. Вроде - клиентов побольше, но таких привередливых, как он, - поменьше. Лика с облегчением вздохнула. Нет, это не он. Вряд ли тот, кто натравил на человека бандитов и решил пустить его по миру, будет подшучивать сам над собой. Так что из списка неблагонадежных личностей этого товарища можно запросто вычеркнуть. Но кто же тогда затеял этот дурацкий спектакль?!!
        Ответить на этот вопрос Анжелика не могла. Впрочем, сейчас ей было явно не до размышлений. Антон то и дело поторапливал попутчиков и смотрел на часы. Поход на рынок занял почти два часа, что окончательно привело Антона в мрачное расположение духа. Пока ехали на дачу, - попали в пробку, едва не закипели. Пришлось включать печку, чтобы отвести от движка в салон хоть часть нагретого воздуха. А на дворе - август месяц и температура за двадцать пять! Вся троица обливалась потом и чувствовала себя как в душегубке, что не могло не сказаться на настроении.
        Но первым, у кого не выдержали нервы, оказался, как ни странно, не Антон, а Анжелика. Она-то думала, что на дачу заехали только для того, чтобы загрузить необходимые запчасти и инструмент. Но тут оказалось, что Антон помимо всего прочего хочет заняться ремонтом.
        - Слушай, я чего-то не понимаю, - вкрадчиво начала Лика, когда Антон огласил весь перечень ремонтных работ, без которых, по его словам, на Севере было нечего делать, - ты специально оставил все это на последний день, чтобы сорвать поездку?
        - Если бы кто-то не ушел в загул и не угробил нашу семью…
        - Вот именно! Вместо того чтобы шляться по бабам, лучше бы торчал на даче и ставил этот гребаный вентилятор от «Нивы»!
        - Я бы попросил некоторых помолчать…
        - Все, ребята, брэк, - встал между ними Олег. - Эдак и до драки недалеко. Лучше давайте примемся за дело, а? У нас впереди почти две тысячи километров трассы, а мы даже еще не собраны, как следует!
        Анжелика сделала глубокий вдох и на шаг отступила от Антона. Олег прав, нечего копья ломать, все равно уже ничего не поправить.
        Судя по всему, такое же решение принял и Антон. После недолгой паузы он сказал:
        - Что ж, предлагаю следующее. Олег, выгружай из машины вещи, сложим все заново, а то у меня задний обзор по факту отсутствует, шмотками все окно завалили. Когда закончишь - переключайся на гараж. Там много чего полезного валяется, надо будет это все сюда же приволочь. Я тем временем займусь проводкой. Не нравится мне это искрение под капотом, так и до пожара недалеко.
        - А я? - спросила Анжелика, мысленно вздохнув.
        Наверняка Антон пошлет ее на кухню обед готовить. Ступай, девочка, мальчики без тебя разберутся. Обидно. Ей же тоже хочется поучаствовать в сборах, а не быть статистом-обслугой. Анжелика с детства предпочитала машинки куклам и сборку пластиковых моделей кораблей и танков - шитью из лоскутков. Раньше Антон доверял ей всякие несложные ремонтные работы - вроде проверки уровня масла или подтяжки ослабших ремней генератора. Но кто знает, как поведет себя Антон после всего, что случилось…
        Словно услышав ее негласную мольбу, Антон ответил:
        - А тебе я предложил бы попытаться снять штатный вентилятор и вискомуфту. Там очень тесно, мои руки с трудом помещаются. У тебя это должно лучше получиться. Если уж совсем ничего не выйдет - тогда ладно, я сам попробую.
        - Ничего-ничего, все нормально, - скороговоркой подтвердила Анжелика. - Только… покажи мне, где этот зверь находится?
        - Ты имеешь в виду вискомуфту?
        Лика кивнула.
        - Иди уж сюда, механик, - Антон усмехнулся. - Вот он, твой фронт работы. Эту круглую махину скрутить, болты снять, вентилятор - к черту, я вместо него электрический воткну. Порядок сборки-разборки найдешь в той толстой зеленой книге, что за водительским сиденьем. Инструмент сама знаешь где. Все понятно?
        - Так точно, - отрапортовала Анжелика и отправилась за книгой и ключами.
        Однако радовалась она преждевременно. Сорвать закисшие болты оказалось полдела, хотя и отняло у нее много сил. Капельку обидно: любому мужчине на это потребовалась бы от силы пара минут, а уж никак не целых пятнадцать.
        Инструкция гласила: чтобы снять нужный агрегат, два из четырех болтов надо вывинтить насколько возможно и перепилить ножовкой. Попробовав и так и сяк, Лика убедилась, что болты действительно вывинчиваются, но окончательно покидать свои гнезда не спешат. А следовательно, и агрегат не пускают.
        - Ну кто такое придумал, а? - шипела она себе под нос, наяривая ножовкой по злополучным болтам и даже не замечая веселых смешков Олега и Антона, - руки бы такому конструктору оборвать! Чем он думал и думал ли вообще? Паразитство! Гадство!
        - Тебе помочь? - спросил Олег, который не мог дальше смотреть на то, как убивается женщина.
        - Нет, спасибо, - отозвалась Лика и продолжила свой скорбный труд. Вжик-вжик, вжик-вжик… Нечего этим мужчинам знать, что ей на самом деле ужасно нравится ковыряться с железками. Да и мысли всякие панические в голову не лезут. Есть-таки польза от трудотерапии! Вжик-вжик…
        Когда вещи и запчасти были по всем правилам складированы за задним сиденьем, проложена новая проводка и установлены электрические вентиляторы, часы показывали четыре утра. Вся троица вымоталась до предела, и, хотя права были у всех троих, ни один сейчас не рискнул бы сесть за руль.
        - Что будем делать? - поинтересовалась Анжелика, у которой на ходу слипались глаза.
        - Предлагаю пойти спать, - пожал плечами Антон. - Подъем… скажем, в десять утра. В одиннадцать отъезд. Все поддерживают?
        Олег ответил:
        - Единогласно!
        И первым ушел на веранду, где давно облюбовал мягкий гостевой диванчик.
        Антон и Анжелика отправились в комнату, Лика принялась застилать двуспальную кровать… Антон как бы вскользь заметил:
        - Только не думай, что я так просто прощу тебя. И не пытайся меня соблазнить. Не надо меня унижать подобным образом.
        - Было бы желание! - фыркнула Лика.
        После чего она с наслаждением сбросила с себя грязные вещи, пахнущие потом, машинным маслом и бензином, и растянулась на кровати. Антон промолчал, разделся и лег с другой стороны.

        Четверг. 2 дня до старта экспедиции.

        Лена проснулась оттого, что по стеклу барабанил дождь. Ух ты, до подъема еще больше часа! Может, еще подремать? Вон Аркаша такие заливистые рулады носом выводит, аж завидки берут. Хотя нет, уже ничего не получится. И подушка какая-то неправильная - маленькая, жесткая и жаркая. И постель продавленная. А уж гостиница эта придорожная и вовсе дыра дырой. Вечно Аркаша экономить пытается. Нашел на чем!
        Сами собой мысли Лены скатились к Удальцову и Тороповой. Интересно, как они там? Хоть бы глазочком посмотреть, что между ними сейчас происходит. Ведь не шутка же: оба вдруг выяснили, что их половина налево бегает. После таких известий и до смертоубийства недалеко. А эти гаврики всего-навсего поругались, а теперь снова вместе! Или у них, как это модно говорить, шведская семья? И именно поэтому они втроем едут?
        Ладно, недолго осталось гадать. Вот доберутся до места, там она все и увидит. И кое-что обязательно разузнает. Не может такого быть, чтобы она ошиблась…
        А вообще, зря она, наверное, согласилась на эту поездку. Лучше бы с детьми в Турцию отправилась. Ох, волшебство-то какое: на песочке понежиться, в изумрудном море поплескаться. Так нет же, Аркаша уперся как бык: мол, едем на Север, и точка. Да и не отпустил бы он ее одну на юг. Хоть и держит за дуру последнюю, а ревнует так, что аж искрить начинает. А когда это юг без курортных романов обходился? Тем более турки, говорят, мужчины темпераментные и красивые, за женщинами ухаживать умеют. Так нет же: вместо солнца и юга получай дождь и север. И все из-за мужа, чтоб его комар забодал!
        Увлечение Аркаши внедорожниками Лена восприняла как стихийное бедствие. То есть оно тебе не нравится, но сделать все равно ничего не можешь, кроме как перетерпеть и переждать. Штурман из нее вышел аховый, муж предпочитал либо ездить в одиночку, либо просить кого-нибудь из свободных членов других экипажей. И только в самых крайних случаях, если у него не получалось заманить к себе кого-то со стороны, на штурманское место садилась Лена. С навигацией она худо-бедно справлялась, но вот выгнать ее в лужи и грязь не мог даже свирепый Аркашин рык. В итоге цеплять трос и подкладывать сендтраки приходилось самому Аркаше, а управление лебедкой, изрядно потратившись, провели в салон.
        Правда, Лена не могла не признаться себе, что порой покатушки приносят ей изрядное удовольствие. Особенно в те волшебные минуты, когда экипаж Удальцова остается за спиной, а до финиша - рукой подать. А еще когда организаторы вручают тебе памятные дипломы и подарки, и все участники дружно аплодируют, признавая твои сегодняшние заслуги. Но, увы, даже это не могло перевесить природной Лениной брезгливости к грязи, а без нормального «бегающего штурмана» нечего было и думать о победе. В зачетное время уложиться бы да без эвакуатора обойтись! А значит, моменты удовольствия в целом были редки.
        Лена вновь посмотрела на спящего мужа. Интересно, а если Анжелика все-таки уйдет от Антона, станет она любовницей Аркадия или нет? Ну, то, что Аркаша к ней под шумок обязательно подкатит, это очевидно. Он при виде Лики разве что слюни не пускает. А вот сама Лика? Она-то как к этому отнесется?
        Лена привычно представила себя на месте Анжелики. Вот она, расстроенная, но не смирившаяся, куда-то идет. Вот Аркадий, с пивным брюшком и липкими потными пальцами, рассыпается перед ней в комплиментах, после чего следует конкретное предложение… переспать.
        Брови Лены удивленно и возмущенно поползли вверх, а в уме родилась такая едкая тирада-отповедь зарвавшемуся Аркаше, что услышь он ее на самом деле, непременно провалился бы со стыда сквозь землю. С такими кобелями только так и надо! Молодец, Анжелика!…
        Проснувшийся Аркадий сквозь полуприкрытые веки наблюдал за женой. Что-то она в последнее время какая-то странная стала. В глазах блеск лихорадочный горит, иногда жестикулировать ни с того ни с сего начинает, словно в театре одного актера. Видать, совсем со своим магазином с катушек съехала. Ничего, надо будет по возвращении прекращать всю эту канитель. А если Ленка упираться станет, тещу подключить. Та свою непутевую дочь быстро в чувство приведет, что-что, а с тещей ему в этом плане повезло. В конце концов, он разве мало зарабатывает? А раз так, то нечего бабе бизнесменшу из себя корчить. Пусть дома сидит и детей воспитывает, куда больше пользы будет.
        Меж тем Лена разошлась. Ее губы неслышно выплевывали в пустоту что-то гневное, маленькие кулачки комкали простыню. Аркадий, которому надоело притворяться спящим и наблюдать эту картинку, сел в кровати:
        - Смотрю, ты уже проснулась?
        - Д-да, - вздрогнув, ответила Лена, и блеск в ее глазах тут же померк.
        - Ладно, хорош валяться, надо бы подумать, чем завтракать будем.
        - Но тут же кафе есть, - растерянно произнесла Лена. - Я думала, там и поедим…
        - Думать будешь, когда мозгами обзаведешься, - оборвал ее Аркадий. - Неизвестно, какую еще отраву нам там предложат. Я сейчас принесу плитку, воду и сухпай, а ты быстренько сваргань что-нибудь перекусить. Только, умоляю, не такую гадость, как вчера. До сих пор с души воротит, как вспомню!
        Лена вздохнула. Раньше она точно заплакала бы после таких слов, а сейчас уже нет. Лимит на слезы исчерпан, да и что толку плакать? Все равно Аркашу не переделать. Слова о том, как он боится отравиться, - ерунда, в кафе он не пойдет исключительно потому, чтобы деньги сэкономить. А сухпай как водой не разводи, все равно безвкусная гадость получается. И в этом ее вины нисколечко нет. А сказать мужу, мол, нечего было всякую фигню покупать, лучше бы нормальные консервы взял, - себе дороже. Как пить дать скажет, что это она готовить не умеет и какие продукты не покупай, она их все равно испортит. Куда ни кинь, всюду клин.
        Интересно, а как бы повела себя на ее месте Анжелика?…
        Лена еще толком не успела себе этого представить, как с ее губ сорвалось:
        - А я все-таки настаиваю на том, чтобы пойти в кафе. Цены здесь невысокие, да и за желудок можно не бояться. Вряд ли в их интересах травить своих постояльцев. А сухпай лучше прибережем для экспедиции. Мало ли чего?
        Аркадий, натягивая брюки, ворчливо буркнул:
        - Так и скажи, что готовить не хочешь. Чего вокруг да около ходить? Ладно, сегодня, так и быть, завтракаем в кафе. Все равно из тебя повар никудышный. Что с твоей стряпни траванусь, что с местной - все едино.
        Одержанная победа Лене никакой радости не доставила. Она безразлично кивнула в ответ и тоже принялась одеваться.

* * *
        Пробуждение далось Анжелике нелегко. Вставать с кровати не хотелось даже под угрозой расстрела. Вот еще бы пару-тройку часов поспать… Но судя по аромату с кухни, Антон и Олег уже пили кофе, так что затягивать подъем по отношению к ним было просто свинством. И так Антон всю дорогу бурчать будет, что это она всех задерживает. Ладно, раз-два-три, встаем!
        Минут через пятнадцать экипаж был уже на трассе. Анжелика, которой физически было неприятно сидеть возле Антона, в меру вольготно разлеглась на заднем сиденье посреди разномастного багажа, а Олег отправился на штурманское место.
        Ну вот, все и случилось. Они едут на Север. Как странно. Раньше она себе представляла этот выезд совсем по-иному. Раньше. Еще месяц назад все воспринималось празднично, по-другому даже и не скажешь. Целый год они готовились к этой поездке, достраивали машину с учетом специфики арктического бездорожья, копили деньги на снаряжение, буквально считали дни до старта. А что сейчас? Антон если и улыбается, так очень редко и то Олегу. В ее сторону предпочитает даже не смотреть. Да еще бандиты эти…
        Почему-то чем дальше они отъезжали от Москвы, тем меньше Лика верила в приключившуюся с ней историю. Так было легче и проще. В конце концов, никакие шантажисты ей в поездке не угрожали, да и не могли угрожать. А за две недели все само собой прояснится. Обязательно.
        О том, что ждет ее по возвращении, Анжелика предпочитала не думать, слишком уж это было больно.
        Как-то сами собой мысли скатились к Антону. Анжелика вспомнила все те эпитеты, которыми он наградил ее во время той ужасной ссоры, попыталась вызвать в себе чувство гнева на него… и не смогла. Черт с ней, с любовницей, она все равно любила своего неверного мужчину!
        Осознание этого факта заставило Анжелику сморщиться, как от зубной боли. Елки-палки, но так же нельзя! Надо быть гордой, черт побери! Гордой и сильной, и не позволять вытирать об себя ноги. А Антон именно это и сделал, отправившись налево. Разве не так? Он же предал ее! Предал ее чувства и их любовь!
        Собственные аргументы казались Анжелике уже не столь бесспорными. В конце концов, такое с ними случилось в первый раз. Может быть, стоит простить его? И попытаться начать все сначала? Ведь измены случаются во многих семьях, но не все же после этого расстаются. Может быть, это просто сигнал о том, что надо что-то менять в их отношениях. Может быть, ей, Анжелике, надо измениться, чтобы Антона больше не привлекали всякие размалеванные стервятницы. Все-таки десять лет совместной жизни - это слишком большой срок, чтобы так просто взять и расстаться. Поэтому надо собраться с духом, откровенно поговорить, простить его…
        А если Антону этого не надо? Если он уже настроен на разрыв с Ликой, чтобы ничто не мешало ему продолжать встречаться со своей шлюшкой? Ведь неспроста он перестал обращать внимание на Анжелику как на женщину. Видимо, она ему просто надоела. А раз так, о каком прощении может идти речь? Скорее это он у нее должен просить прощения. Ведь Антон фактически обвинил ее в том, что она спит со своими клиентами! Да как у него только язык повернулся такое ляпнуть! Нет, решено: никакого примирения. Пусть это больно, но она сильная женщина и найдет в себе силы начать новую жизнь без Антона.
        А может… попытаться хотя бы поговорить с ним? Нет, не сейчас, позже, когда они будут на Севере. Мол, я не могу отказаться от тебя, скажи, зачем тебе любовница, ну и так далее. Просто тихо поговорить, без криков и нервов. В конце концов, они оба разумные люди, неужели не смогут хоть раз сдержать свои эмоции?
        Да, наверное, так и надо сделать. По крайней мере прояснить все непонятные моменты этой некрасивой истории и окончательно решить: расходиться или оставаться…
        Анжелика вздохнула. Ну что она себя обманывает! Невозможно никакое продолжение в такой ситуации, только разрыв, да желательно побыстрее, чтобы друг друга не мучить. Ведь как ни говори, а Антон тоже страдает, хотя в это и трудно поверить. Иначе с чего бы он довел себя до такого состояния, в каком она застала его, вернувшись домой? Небритый, под глазами синяки, во всех углах пустые водочные бутылки. Что-то не слишком похоже на быт счастливого человека.
        Лика нахмурилась. Что-то здесь не сходится. Если Антону была нужна свобода, то он по логике вещей должен сейчас радоваться тому, что они практически расстались. А он ведет себя так, словно их разрыв для него - это крах всей жизни. Впрочем, может быть, зря она приписывает Антону такие высокие чувства? А вдруг он просто всех разыгрывает? Ведь если он честно расскажет своим друзьям и знакомым, что они с Анжеликой расходятся из-за того, что он переспал с другой женщиной, многие могут его осудить. Вот и перекладывает ответственность на нее: мол, это Лика у меня сволочь неблагодарная, не мог дальше выносить ее выходки… и далее по тексту. В итоге в глазах окружающих он - жертва, а жертв жалеют.
        Точно! Так вот он какой двуличный тип! И она, глупая, еще хочет предложить ему мир? Да никогда! Он ноготка ее недостоин! Трус, гад, обманщик!…
        Мысли Антона в этот момент мало чем отличались от мыслей Анжелики. Правда, он не позволял эмоциям захлестнуть себя, да и мысли эти словно служили фоном, вроде назойливого жужжания комара над ухом. Самое главное - следить за дорогой. Остальное все потом.
        Антон так и не решил для себя, чем вызвано внезапное желание Анжелики во что бы то ни стало отправиться в эту экспедицию, да и думать об этом не хотел. Если она хочет продемонстрировать ему, что у нее все хорошо, то зря старается. Ему на это глубоко плевать. Если просто хочет помучить его, то тоже обломается. Удары, которые он принял от судьбы за последнюю неделю, здорово закалили его. По крайней мере Антону хотелось в это верить.
        А если Лика таким вот завуалированным образом дает ему понять, что готова начать все сначала? Если поездка не более чем повод восстановить отношения после той страшной ссоры? Вроде логично: сначала вспылила, когда он признался ей, что все знает, и ушла к своему хахалю. Провела там два дня и поняла, что дома лучше. А вернуться просто так и сказать: «Я ошиблась, прости меня» - гордость не позволяет. Вот и решила, что удобнее всего будет подкатиться к нему на Севере. Мол, размякнет, родные места увидев, да и отпустит ей все грехи разом. Обратно к себе под бочок пустит и сопли вытрет.
        Почему-то эта мысль показалась Антону неприятной аж до тошноты. Все, хватит, не думать об этом! Следи за дорогой, слушай музыку. Кстати, а где музыка-то? Радио ловить перестало, как назло! Тогда магнитолу включить. Черт, кассеты дома забыл!!! Вот гадство…
        Антон посмотрел на рацию. Что ж, на безрыбье хоть сам раком стой. Он нажал кнопку
«power» и настроился на 15-й канал сетки С. Лучше слушать переговоры дальнобойщиков, чем сходить с ума от собственных раздумий.

* * *
        Как Анна и подозревала, все разговоры о том, как они буквально за день долетят до Мурманска, а дальше только и будут делать, что веселиться на полную катушку, оказались пустой похвальбой. Игорь решил, что Мурманск, без сомнения, хороший город, но появиться в нем днем раньше или днем позже - особой разницы нет. А раз так, то нечего себя насиловать. Поэтому перегон Питер - Мурманск сам собой редуцировался до Питер - Петрозаводск, и весь предыдущий вечер прошел в каком-то местном кабаке, где подавали вполне душевное мясо по-французски.
        Впрочем, вопреки ожиданиям Анны, когда они за полночь пришли в свой номер, Игорь не предпринял никаких попыток завладеть ее вниманием, что серьезно ее покоробило. Да за кого он себя считает! Тоже мне крутой водила выискался! «Без полноценного отдыха за руль не сяду», - вспомнились сами собой его слова перед отъездом. Да тут дороги полупустые, топи себе да топи и в ус не дуй.
        Как назло, Анне аж до судорог захотелось мужчину. И не какого-нибудь, а именно его, Игоря. Но даже легкий намек на то, что она не прочь бы заняться любовью, означал потерю лица. Она же сказала ему «перетерплю». Значит, надо терпеть. В конце концов, вдруг Игорю буквально через полчаса приспичит? Сколько раз уже так было…
        В итоге Игорь сладко продрых до самого утра, а злая и измученная бессонницей Анна, глядя в белый гостиничный потолок, тупо размышляла: стоит принять холодный душ или все-таки наплевать на все и наброситься на Игоря прямо сейчас? И начхать на все его будущие подколки! В конце концов, Игорь - не более чем расходный материал. Еще неделя, ну, максимум десять дней, и о нем можно будет забыть раз и навсегда. Так какое ей дело, как именно она выглядит в его глазах?
        Но невесть откуда взявшаяся гордость намертво пригвоздила Анну к матрасу и не дала пройти полтора метра, разделявшие их кровати.
        Игорь, который похоже ни сном ни духом не ведал, что творится с сестрой жены, после плотного завтрака сразу же собрался в дорогу.
        - И куда ты так торопишься? - буркнула Анна, усаживаясь на штурманское место.
        - Я? Никуда, - пожав плечами, отозвался Игорь. - А вообще-то странно. Если память мне не изменяет, кто-то вчера весь вечер шпынял меня тем, что мы все еще не в Мурманске, а в Петрозаводске. И кто из нас после этого торопится?
        - Не переиначивай! Идея с марш-броском до Мурманска была твоей, а не моей!
        - А ты имеешь что-то против того, что вместо изнурительной и никому не нужной гонки мы тихо и спокойно приедем на место в срок и даже со значительным запасом по времени? Кстати, если вдруг не заметила: на улице дождь.
        - Ну и что? Можно подумать, тебе это здорово мешает.
        - Здорово - не здорово, а скорость придется сбросить. Мне только «ушей[Note4:
«Уши» - переворот машины через бок. Отсюда же выражения «сделать уши» или
«показать уши». «Чердак» - переворот машины через капот.] » в придорожный кювет не хватает для полного счастья.
        - Ну будут «уши», и что? Нам-то ничего не грозит. Даже если на скорости полный оборот сделаем, ничего не случится! Каркас безопасности стоит, мы с тобой в
«ковшах[Note5: «Ковш» - спортивное сиденье.] », как два космонавта, спеленаты.
        Игорь с веселой усмешкой посмотрел на спутницу:
        - Знаешь, так-то оно так, но только не забывай, что машина у нас тяжелая. Пока найдем, чем ее из кювета вытянуть, массу времени потеряем. Места глухие, «дяденьки трактористы!» кричать некому, их тут днем с огнем не найдешь. Да и с пассивной безопасностью все не так лучезарно, как кажется. Пока ремни на тебе, все вроде в ажуре. Только вот скажи мне: а когда ты последний раз пристегивалась?
        Анна фыркнула, подтверждая тем самым правоту Игоря. Она действительно не любила ездить пристегнутой, поскольку ей казалось, что ремни ужасно ограничивают свободу действий. На соревнованиях на скоростных участках - да сколько угодно. А на обычной-то трассе зачем? Ни до чего не дотянешься - ни до термоса, ни до карты. Даже чтобы просто потянуться, столько манипуляций надо проделать, что рука поневоле тянется к замку на груди. Отщелкнуть, и вся недолга.
        Разговор на этом как-то сам собой сошел на нет. Анна хмуро смотрела в окно на пробегавший мимо пейзаж, Игорь, тихонько насвистывая какую-то мелодию, спокойно и уверенно вел машину.
        Мысли Анны упорно возвращались к одному и тому же вопросу, который она до поры до времени успешно гнала от себя: как все произойдет ? И чем меньше времени оставалось до старта экспедиции, тем навязчивее становился страх: а вдруг у меня ничего не получится ? Там, в городе, казалось, что самое главное - это уговорить Игоря принять участие в экспедиции и добраться до Кольского. А как именно все устроить - представлялось делом десятым. Как-нибудь. Там видно будет. Наверняка подвернется удобный случай. Пусть езда на внедорожнике не столь опасна, как на тех же болидах «Формулы-1», но это все равно автоспорт. А значит, риск. Поэтому если с Игорем во время экспедиции произойдет несчастный случай, никто этому особенно не удивится. Скажут: ребята знали, на что шли. И никакого разбирательства не будет.
        Только сейчас Анна осознала, насколько тяжелую задачу поставила перед собой. На случайную или, скажем так, почти случайную аварию надеяться глупо. Все равно с ее помощью желаемой цели не достигнешь. Ну, заработает Игорек в худшем случае пару шишек. Может, челюстью об руль приложится, хотя вряд ли. И все. От такого не умирают. Значит, если все-таки авария, то уж какая-нибудь значительная. Например, лобовое столкновение с фурой. Тут и каркас с ремнями не спасут, к бабке не ходи. Значит, дожидаемся подходящую фуру на встречке, потом резко выворачиваем руль влево, - и адью, Игорек!
        Ага, все просто замечательно. Только где после этого искать ее саму? После таких фортелей немудрено преждевременно на встречу с Создателем отправиться. И даже если она выживет, как бы Ольгино наследство не пришлось до конца жизни на лекарства и сиделок тратить. Нет, о такой катастрофе лучше и не думать.
        А если… если авария будет одновременно сильной и не сильной? То есть внешние повреждения машины и сила удара вроде как приличные, но люди в салоне вполне целы. Но не невредимы. То есть удар, скрежет металла, и пока Игорек приходит в себя от шока, свернуть ему шею. Если вдруг будет суд, покойного Игорька и признают виноватым в аварии. Мол, не справился с управлением, врезался и от полученных травм скончался на месте.
        Анна и так и сяк смаковала эту мысль. Заманчиво, очень заманчиво. Единственное, что вызывает опасение, так это способ отправки Игорька на тот свет. Как ломать шеи, Анна представляла себе исключительно по западным боевикам и сильно сомневалась, сработает ли этот способ на практике. Да и с точки зрения судмедэкспертизы не все так чисто, как хотелось бы. Скажут еще, что шея не под тем углом сломана, и все: пишите письма мелким почерком. Можно, конечно, попытаться всучить взятку, но тогда все становится еще запутаннее. Да и вряд ли Ольга даст ей денег, чтобы спасти от тюрьмы за убийство собственного мужа. Нет, это не годится.
        Но противный чертик внутри не унимался и нашептывал Анне все новые и новые детали:

…не надо шею ломать, ты его монтировкой сзади по голове ударь. А потом если спросят, скажешь, что она на заднем сиденье лежала. Видимо, после столкновения улетела вверх и стукнула его, какая жалость…

…а сама сделай вид, что ты без сознания. Лучше всего тут же приложись о стойку двери, чтобы кровь по лицу потекла. Вот тебе и алиби: ничего не помню, ничего не знаю. Где я? В больнице?! С Игорем несчастье? Какой кошмар!..

…хотя зачем тебе-то страдать? У вас же в регламенте прописано «горный массив - Ловозерье». Ловозерье не нравится? Как запасной вариант Хибины подойдут, туда экспедиция тоже заедет. Что тебе стоит спустить машину в какое-нибудь симпатичное ущелье? Пока никто не видит, оглуши Игоря, сними машину с ручника, и пусть себе катится под откос. Все равно потом уже ни один патологоанатом не разберет, как именно он себе голову расшиб…
        Мысли об убийстве Игорька становились все назойливее и назойливее, и Анна, чтобы прекратить все это, сжала голову руками.
        - Эй, ты чего за виски держишься? Давление, что ли, скакнуло? - поинтересовался Игорь, заметив странные манипуляции Анны.
        - Угу, - буркнула та, лишь бы отвязаться.
        - Хочешь, остановимся? Выйдешь, свежим воздухом подышишь. Глядишь, и полегчает.
        - Куда? Под дождь? Нет уж, благодарствую. Промокну до нитки, ты меня, что ли, потом лечить будешь?
        - Могу и печку ради такого дела включить. Высохнешь в момент. Но смотри сама, хозяин - барин. Не хочешь останавливаться - не будем.
        - С чего это вдруг ты такой предупредительный? - окрысилась Анна. - Аж противно становится.
        - Анюта, я не знаю, что с тобой происходит, - тут Игорь ухмыльнулся краешком губ, но так, что Анна этого не заметила, - и прошу тебя только об одном. Если у тебя болит голова, то выпей таблетку, открой окно - в общем, сделай что-нибудь, только не сиди с таким видом, будто все вокруг сволочи. Ей Богу, не по себе становится. Если совсем тяжко, давай я остановлю машину, и ты переберешься на заднее сиденье, полежишь там чуть-чуть?
        - Нет,- быстро ответила Анна. - Лучше я действительно открою окно.
        Игорь пожал плечами, но больше с дурацкими расспросами к ней не приставал.
        Как ни странно, свежий воздух действительно помог Анне прийти в себя. Лишь одна крохотная заноза осталась, вертелась рефреном дурацкого, почти детского стишка:
        - Раз, два, три, четыре, пять - будем Гарьку убивать…
        Избавиться от нее, как от всех остальных, у Анны не получалось, хоть убей… Хм, да, действительно хоть убей…

* * *
        Анжелика вздрогнула и открыла глаза. Надо же: она умудрилась задремать! Впрочем, сзади так укачивает, что немудрено. Интересно, где это они едут? Трясет ужасно. О-па, да тут и асфальта нет! Куда это Тошка их завез? С дороги, что ли, сбился?
        - Проснулась, Анжелика? - спросил Олежка, повернувшись к ней.
        - Ага, - подтвердила она.
        - А мы тут столько забавных местечек проехали, честное слово - так и подмывало выйти из машины и сфотографироваться. Представляешь: одну из деревушек назвали Бухалово! Я чуть не прослезился от полноты чувств. Сразу начал вспоминать, куда мы алкогольные припасы складировали.
        - Ты лучше про речку расскажи, - буркнул Антон.
        - А что там с речкой? - оживилась Лика.
        - Да тоже название весьма характерное. Тошня.
        - Как?!
        - Речка Тошня. Маленькая такая и невзрачная. Впрочем, особо ее разглядывать времени не было, сама понимаешь.
        - Страшно даже предположить, почему ее так назвали, - поежилась Анжелика.
        - Да уж, какие-то не самые лучезарные ассоциации в голову лезут, - подтвердил Олег.
        - Ладно, все это очень здорово, конечно, только я не могу понять, куда это нас занесло? Почему мы едем по этой кошмарной дороге? Решили путь срезать?
        - Можешь смеяться, это совершенно официальная трасса, указанная во всех мыслимых и немыслимых картах. Перегон Вытегра - Медвежьегорск.
        - А асфальт-то где?
        - Закончился.
        - Да ладно тебе, я серьезно!
        - И я тоже. Как только Вытегру проехали, так грунтовка и пошла. Кстати, тут ваш приятель Аркаша отзванивался, так он предупредил, что это довольно продолжительное
«удовольствие». Несколько десятков километров придется по этой дряни тащиться.
        - Ничего себе «удовольствие»! Трясет, как белье в стиральной машине!
        - Скорее уж как кубики льда в шейкере.
        - Но я все равно не понимаю: может, здесь просто ремонтные работы ведутся? Старый асфальт сняли, теперь новый кладут?
        - Иногда меня восхищают размеры женской глупости, - желчно прокомментировал слова Лики Антон. - Ты где-нибудь видела, чтобы старый асфальт полностью снимали, до грунта? И как ты тогда объяснишь наличие таких ям и колдобин там, где когда-то была проложена нормальная дорога?
        Анжелика проглотила оскорбление, поскольку затевать очередной скандал при Олеге ей не хотелось. Да и в чем-то Антон определенно прав. Никакими дорожными работами здесь не пахло. Но хоть ругани не последовало, настроение испортилось окончательно.
        Лика уставилась в окно. Боже, какая тоска кругом! И дождь этот, мелкий, упорный, никак не прекращается. Все небо серой дрянью заметано, ни одного просвета. Деревушку проехали - вся черная какая-то и покосившаяся. И как здесь только люди живут?
        Машину вновь ощутимо тряхнуло. Да, знатные здесь ямы! Да и дорога хороша: глинистая, расползшаяся под дождем в липкую кашу. Им-то ладно, как-никак на внедорожнике едут. А каково остальным приходится? И представить страшно. Вон сзади иномарка какая-то ползет еле-еле, круги вокруг луж выписывает, чтоб не засосало. Видать, грамотный водитель за рулем, подвеску бережет. А вот навстречу дальнобойщик попался. Ну, этому даже на такой дороге сам черт не страшен. Если только груз небьющийся. А то ведь трясет изрядно…
        Почему-то вдруг вспомнилось, как однажды им с Антоном в руки попался диск с компьютерной игрой «Дальнобойщики-2». И как Антон, с головой погрузившись в игровой процесс, пытался опередить всех конкурентов и доставить заказчику товар. Анжелика тогда ради хохмы предложила ему взять груз шампанского. В случае удачной доставки за него полагалось приличное количество виртуальных денег, на которые вполне можно было купить более мощный тягач. В итоге Антон таки успел в срок, но неумолимая компьютерная статистика показывала, что процент сохранности груза составил 3%… А штрафы за побитое свели на нет весь возможный выигрыш…
        Анжелика махнула головой. Надо же какая ерунда в голову лезет! Игрушки, шампанское… Все, забыть и не вспоминать. Только себя расстраивать.
        А кстати, сколько время? Ух ты, почти пять вечера! Теперь понятно, почему в желудке бурчит: бедолага кушать просит. Ага, а вот и пакет с бутербродами. Раскрываем…
        Ну не гады ли эти мужчины! Тут же штук двадцать бутербродов было, а осталось всего два! И они считают, что для молодой здоровой женщины этого достаточно? Или распределение шло по принципу «у кого аппетит сильнее разыгрался, тому больше достанется»? Что ж, как только она увидит по дороге хоть один открытый магазин или тем паче кафе, она потребует остановиться. В конце концов, пытки голодом повсеместно запрещены, вот!
        Лика вновь посмотрела в окно и горько усмехнулась. Да, пожалуй, придется подождать. Тут населенных-то пунктов раз-два и обчелся, а уж про магазины и говорить не приходится. Вполне вероятно, местные жители и вовсе в автолавках отовариваются. Но ничего, возле Медвежьегорска наверняка должно что-то быть. Город-то немаленький, если верить карте. Хотя… после этой грунтовки трижды задумаешься над особенностями картографии в России…

* * *
        - Слушай, а тебе не надоело?
        - Ты это о чем?
        - Ну, я имею в виду машину вести.
        Игорь бросил взгляд на Анну.
        - Хочешь сама порулить? Новенькие права карман жгут?
        - Ой-ой, тоже мне суперпрофи нашелся! У тебя водительского стажа всего на три года больше моего.
        - Ну, знаешь ли, по сравнению с нулем тройка - уже величина. Особенно с учетом нашей внедорожной специфики.
        - Говоришь так, будто единолично по грязи лазил, а я в это время кружавчики на балконе вязала.
        - Ты в это время выполняла штурманские обязанности. А штурман и пилот - уж извини, подруга, - две большие разницы. И не мне тебе это объяснять. Но за руль, так и быть, пущу. Трасса здесь почти пустая да прямая. Вроде бы ничего непредвиденного случиться не может. Сейчас подходящую обочину найду, и пересядем. А то у меня и правда что-то спина затекла. Да и руки слегка устали. Часок перерыва был бы весьма кстати.
        - Или два?
        - Посмотрим на твое поведение, - шутливо отозвался Игорь.
        Когда Анна оказалась на водительском месте, у нее почему-то заходили ходуном руки.
«Вот дура!» - мысленно обругала она себя. Сделала вдох, глубокий выдох и тронулась с места. Тяжелая машина послушно стала набирать скорость. Анна почувствовала себя увереннее, но после случайного взгляда на Игоря вся ее уверенность внезапно куда-то испарилась. Игорь не был пристегнут! А она-то как раз не забыла накинуть на себя ремни безопасности. Может, прямо сейчас все и провернуть? Когда еще подобная оказия представится? И зачем ждать Севера? В конце концов, у нее действительно небольшой водительский стаж, все случившееся можно списать на него. Мол, не справилась с управлением, неумышленное убийство… Ай-ай-ай, каким чудом сама жива осталась… Ну так что? Дожидаемся подходящей фуры и вперед?
        Анна почувствовала, как между лопаток заструилась липкая струйка пота, а на висках выступила испарина. Ну же, решайся, клуша! Чет или нечет, жизнь или смерть?…
        Пока Анна решала, исполнить ли ей смертельно опасный трюк с нырком под встречную машину или нет, Игорь избавил ее от сомнений. Он посмотрел на судорожно вцепившиеся в руль руки своей спутницы, отметил про себя бледный цвет ее лица, лихорадочный блеск глаз… и потянулся за ремнями. Мгновение, и тихо клацнул замок на груди, а тело оказалось спеленатым идущими крест-накрест полосами. Эх, все-таки великий человек придумал спортивные ремни! Травматичность с ними сведена к минимуму в отличие от обычных штатных, неравномерно сдавливающих грудную клетку пассажира, а при сильном ударе вдобавок ломающих ему ребра. Кроме того, от спортивных ремней всегда можно быстро освободиться. Просто нажать на замок на груди - и лети, пташка. Очень актуально, особенно если машина вдруг загорелась или пошла ко дну. В спорте ведь всякое бывает…
        Анна поняла, что упустила свой шанс. Но сказать, что она огорчилось из-за этого обстоятельства, значило бы погрешить против истины. Скорее уж обрадовалась, что получила отсрочку. Выплеск адреналина, пока она размышляла, устроить аварию или нет, был настолько мощным, что на какое-то мгновение у нее все поплыло перед глазами, а руки сорвались в предательскую дрожь. И какой из нее в таком состоянии злоумышленник? В момент убийства сердце должно оставаться спокойным, а душа хладнокровной. Это Анна знала твердо. Не ясно откуда, но знала. А тут такое… Можно считать, только что состоялась репетиция. А уж в следующий раз она будет действовать не в пример мудрее и расчетливее.
        Игорь посмотрел на Анну. О, вроде бы порозовела. Да и черты лица стали мягче. Ну-ну, давай, наматывай мили на кардан. Посмотрим, что из тебя в итоге получится…

* * *
        За окнами собирались пасмурные сумерки. Из-за рыдающих дождем туч, заволокших небо, вокруг казалось еще темнее. Впрочем, по календарю уже август месяц. Про белые ночи можно забыть до следующего года. Да и если с той же Москвой сравнивать, в ней сейчас тьма кромешная. А здесь, в Карелии, - так, сумерки…
        Медвежьегорск они проехали как-то сбоку, лишь краешком зацепив этот город, поэтому в памяти Анжелики не осталось ничего определенного. Был ли город - не было…
        Но голод давал о себе знать все сильнее и сильнее, а кафе и круглосуточных магазинов, как назло, по дороге не попадалось. Лика уже всерьез подумывала о том, не открыть ли ей банку тушенки, и только полное незнание, где именно в ворохе их барахла лежат съестные припасы, останавливало ее от того, чтобы прямо на ходу перерыть вещи и достать консервы.
        Откровенно говоря, дорога порядком утомила Анжелику, и она втихаря завидовала Антону. Да, он с самого утра за рулем и наверняка здорово устал. Но он хотя бы чем-то занят. А тупо сидеть и ничего не делать, просто ждать - хуже этого себе и представить ничего нельзя. Вот взять, например, поездку в машине и поездку в поезде. Вроде бы ехать по времени примерно одинаково получается. На машине даже быстрее иногда выходит. Да только в поезде ты можешь книжку почитать, в вагон-ресторан зайти, на больших остановках по перрону погулять. Да даже просто в туалет сходить, не отрываясь, так сказать, от процесса перемещения тела в пространстве. А в машине ты заперт, как крыса в коробке. Кроме как дремать да есть, пассажиру ничего другого не остается. Ну, с едой понятно - временный облом приключился. А дремать… Даже это приятное занятие начинает утомлять. В конце концов, люди обычно спят восемь часов и бодрствуют соответственно шестнадцать, а не наоборот. А тут весь привычный график в тартарары летит.
        Когда впереди по трассе наконец показалась круглосуточная заправка, радости Анжелики не было предела. Еще бы, там красными неоновыми буквами горела надпись
«Магазин». О том, что это вполне может оказаться магазин запчастей, а не продуктовый, думать как-то не хотелось.
        Ругаться с Антоном не пришлось. Он сам, взглянув на датчик топлива, свернул на заправку. Бак на двести литров, поставленный взамен двух штатных по тридцать девять, снимал острую потребность в наличии на больших перегонах одной, а то и парочки запасных канистр с бензином, но все равно не следовало забывать, что даже его, казалось бы, бездонная емкость может как-то очень быстро исчерпаться. А куковать с протянутой рукой на довольно безлюдной по столичным меркам трассе - невелико удовольствие.
        Пока Олег снимал закрепленный на борту Дуняши сендтрак, закрывавший собой горловину бензобака, а Антон встал к кассе, Анжелика вышла из машины и прямой наводкой отправилась в магазин. На ее двойное счастье, он был открыт и в нем в числе всего прочего торговали продуктами. Правда, даже на непритязательный взгляд ассортимент магазинчика был более чем скуден. Пара наименований чипсов, жвачка, леденцы на палочке, небрежно завернутые в мутные кусочки полиэтилена, еще что-то подобное и невесть каким чудом оказавшиеся здесь беляши.
        Помимо нее в магазин вошел неопрятного вида мужик в спортивном костюме и тут же принялся нудно копаться в карманах. Видимо, выискивал мелочевку на сигареты. На всякий случай Лика отодвинулась от него подальше и принялась рассматривать пирожки, вид которых вызывал у нее большие сомнения в их съедобности.
        - Беляши-то хоть свежие?
        - А я почем знаю? - отозвалась продавщица. - Привезли сегодня днем.
        - Значит, свежие, - уточнила Анжелика.
        - Если привезли свежие, то, значит, свежие. А если привезли уже несвежие, так откуда же тут свежим взяться? - подробно объяснила продавщица и посмотрела на Лику, как на недоразвитую.
        После подобных комментариев интерес Лики к пирожкам скакнул ниже критической отметки. Рисковать здоровьем не было никакого желания. «Ты лучше голодай, чем что попало ешь…» - мгновенно пришли на память строчки Омара Хайяма.
        - Что ж, тогда будьте любезны: шесть пакетиков чипсов…
        - Только пять осталось.
        - Ну тогда пять, что ж поделать. Два пакетика мармелада, две пачки жевательных конфет…
        Стоявший у окна мужик поднял глаза, оглядел Анжелику, плотоядно облизнулся и сказал:
        - Ну надо же, какие цыпы тут ходят!
        Лика внутренне напряглась. Черт побери, не хватало еще с этим придурком разбираться!
        - …так вот, две пачки жевательных конфет и большую бутылку газировки. Нет, не эту, лучше пепси. Да, спасибо. Сколько с меня?
        - Цыпа, да ты только скажи, и я тебе все бесплатно организую! - не унимался мужичок.
        Он подошел ближе, и Лика почувствовала запах свежего перегара, источаемого мужичком. Так он еще и пьян вдобавок! Черт, как с самого утра день не заладился, так и понеслось.
        Игнорируя попытки мужичка разговорить ее, Лика расплатилась и уже собиралась выйти из магазина, как мужичок преградил ей дорогу.
        - Эй, куда это ты? А ну стой, курва, когда с тобой разговаривают!
        Анжелика не раздумывая отвесила мужичку звонкую пощечину, от которой его голова качнулась в сторону. Наверное, это было неправильно. Наверное, это было глупо и опасно. Но сносить оскорбления от какого-то кретина, возомнившего себя крутым парнем, она точно не собиралась.
        Дверь в магазин распахнулась, и на пороге появился Олег.
        - Ты как? Мы уже заправились, только тебя ждем.
        - Да, да, я уже купила все, что хотела.
        - Тогда идем!
        Олег придержал дверь, пропуская Анжелику вперед, после чего вышел сам.
        Анжелика шла, не оглядываясь и молясь всем богам, чтобы пьяный мужик не бросился в драку. Подобные субъекты очень не любят прощать обиды, мнимые и настоящие. А этот наверняка считает себя униженным в глазах продавщицы. Еще бы, с ним так и не поговорили да по морде отвесили. А тут еще откуда ни возьмись у «цыпы» защитник обнаружился. Опять полный облом!
        Анжелика уселась в машину, успев заметить, что мужичок вышел из магазина и вразвалку направился к какой-то старой иномарке невнятного темного цвета, на бортах которой виднелись наклейки в виде стартового флага. Неужели еще и за руль сядет в таком состоянии, «стритрейсер» местного разлива? Впрочем, чего она себя обманывает? И сядет, и поведет. Подобные типы о безопасности себя и окружающих не сильно задумываются.
        Антон аккуратно вывел Дуняшу с автозаправки. Судя по репликам, которыми обменялись он и Олег, Анжелика поняла, что Тошка вознамерился вести машину, пока окончательно не срубится от усталости. Слишком уж много времени потеряно на сборы. Не дай Бог, завтра какая поломка приключится - и все: считай, на старт точно опоздали. И где потом экспедицию искать, на каком участке маршрута их догонять - уже никто не скажет.
        Лика почесала зудевшую руку. Надо же, как она крепко этого мужичка приложила! Может быть, даже синяк на лице останется. Впрочем, ему это только на пользу пойдет, хоть протрезвеет немного. Да и впредь будет думать, прежде чем женщине хамить.
        Сейчас, когда опасность была уже позади, Лика позволила себе чуть-чуть расслабиться. По телу пробежала дрожь, как от озноба, а на глазах выступили слезы. Анжелика быстро, пока никто не увидел, смахнула их рукой и глубоко вздохнула. Все в порядке. Хватит нервничать.
        Как назло, Антон вновь включил рацию. В канале было тихо, никто из дальнобойщиков в ближайших десяти - пятнадцати километрах от них переговоры не вел, но Антон, вместо того чтобы приглушить громкость, напротив, поставил ее на максимум, да еще и шумодав открутил. Тут же в динамиках раздались свист и хрипы. Стоило только проехать под какой-нибудь линией электропередачи, как треск становился просто нестерпимым. Эта какофония звуков резала уши, и даже на лице терпеливого Олега застыла весьма характерная гримаса. Анжелика не выдержала:
        - Антон, ты не мог бы сделать рацию потише?
        - Нет.
        - Антон, я тебя очень прошу.
        - Я же сказал - нет. Мне надо знать, что происходит в эфире.
        - Да ничего не происходит! - взорвалась Анжелика. - И не произойдет! Время к полночи катится, все умные дальнобойщики спят уже давно. Или надеешься, что кто-то специально для тебя передачу вести будет? Да обляпаешься!
        - Я знаю, что тебе не нравится, когда я езжу с включенной рацией. Но позволь тебе напомнить: желания того, кто сидит за рулем, приоритетны перед желаниями пассажиров. И я буду ехать так, как удобно мне, а не кому-то там еще.
        - Все, ты меня достал! - сказала Анжелика и, потянувшись к рации, закрепленной на подлокотнике между передними сиденьями, выключила звук.
        Антон тут же, как ни в чем не бывало, вернул громкость обратно. Анжелика вновь потянулась к рации, но он успел перехватить ее руку и сильно сжал.
        - Да что ты себе позволяешь! - крикнула Лика, вырвалась и все-таки умудрилась достать до рации.
        Какую именно клавишу она зацепила на этот раз, Анжелика не заметила, но это явно была не громкость. Судя по всему, она сбила настройки на другой канал. Но Антон не стал налаживать рацию, потому что в динамиках послышались чьи-то голоса. И, судя по отличному качеству приема, собеседники находились где-то неподалеку от них. Может быть, в паре километров, не более. И обсуждали они очень страшные вещи…
        -…как думаешь, не уйдут?
        - Да куда ж они денутся на своем сраном «уазике»?
        - А бабок, бабок-то видел сколько у него в лопатнике? Явно не бедствует мужик.
        - Спортсмен, мать его за ногу!
        - А с чего ты взял?
        - Ты видел, чем у него все борта машины улеплены? Сплошь стартовые номера да реклама запчастей. Спортсмен, точно тебе говорю!…
        - Это они про нас, - упавшим голосом произнес Олег.
        - Я уже понял, - ответил Антон. - Я, когда расплачивался, видел - рядом со мной какой-то тип околачивался. И очень мне его взгляд не понравился. Выходит, он просто дожидался, пока я бумажник раскрою, чтобы посмотреть, сколько там денег лежит.
        - Да тише вы! - крикнула Анжелика. - Потом разберемся, кто и чего! Давайте дальше слушать!
        Никто ей возражать не стал.
        - …слушайте, вы это, мужики, когда мы их возьмем, бабу того, мне оставьте, ладно? Это сука мне задолжала. Хочу посмотреть, как она передо мной на коленях ползать будет и просить о прощении!
        - Слышь, брателло, пока мы спортсмена вычисляли, Васек уже с их бабой познакомиться успел! Вот герой, едрены пассатижи!
        - Вы лучше того, не зубоскальте, а уходите вперед и обгоняйте их на хрен, - вновь высказался невидимый Васек, и Анжелика с ужасом узнала по голосу того мужика, что приставал к ней в магазине.
        - Боишься, что упустим?
        - Сами же говорите: спортсмен. Вот сейчас учешет вперед и поди, лови его потом.
        - Да куда он от нас на своем «уазике» денется?
        - А вдруг у него движок форсированный?
        - Ага, и эта самая, закись азота впрыскивается! - грабители загоготали.
        - Хорош лясы точить, когда еще такая оказия представится? Это ж вам не дальнобоя валить!
        - Да уж, мороки меньше будет, это факт. Ладно, Васек, мы тогда рванули, как только будешь готов - свистни. Возьмем в коробочку и нах с трассы в лес. А там и поговорим!…
        Анжелика почувствовала, как в горле пересохло, а руки вновь сорвались в мелкую дрожь. Господи, да что ж это такое делается! Из огня да в полымя!
        - Олег, смотри направо, ищи съезд в лес. Если мы мерзавцев не обманем, нам от них не уйти. Лика, смотри назад, если заметишь, что нас кто-то догоняет, тут же скажи! - принял решение Антон и до упора вдавил педаль газа в пол.
        Увы, удача, видимо, отвернулась от них. Пока Олег до боли в глазах вглядывался вперед, пытаясь найти хоть один завалящий съезд с трассы, Анжелика заметила приближающиеся сзади огоньки фар.
        - Поздно. Если теперь уйдем, они нас заметят, - упавшим голосом произнесла она.
        - Не дрейфь, подруга, пробьемся! - отозвался Антон. - Слушайте меня дальше. Ты, Олег, так и продолжаешь искать съезды. А ты, - обратился он к Анжелике, которая уже плохо соображала от страха где она, и что, собственно говоря, происходит, - жди появления второй машины. И каждые десять секунд говори мне: есть или нет. Поняла?
        - Д-да.
        - Вот и славно.
        Первый преследователь быстро, словно играючи, нагнал их и ушел на обгон. Лика успела рассмотреть, что это была старая красная «мазда». Сколько человек в салоне, она не поняла. Минимум трое, а может быть, и больше. Плюс двое-трое в другой машине. Целая банда… Боже мой, куда они вляпались?
        - Чего молчишь? - резкий голос Антона заставил Анжелику вздрогнуть.
        - Не молчу. Пока сзади никого.
        - Продолжай следить. И умоляю: не молчи! Олег, что у тебя?
        - Не уверен, но вроде бы метрах в семистах что-то такое наклевывается.
        - Так уверен или нет?
        - Пока нет. Хотя… Да, есть съезд!
        - Лика, что сзади?
        - Нет. Есть! Ой, снова нет, он за горкой скрылся, но вот-вот покажется! Он нас нагоняет!
        - Все, уходим!
        Как они не перевернулись, Анжелика так и не поняла. Антон, практически не сбавляя скорости, под прямым углом ушел в правый поворот, и на какое-то безумно долгое мгновение Дуняша привстала на два колеса. А потом тяжело ухнула обратно.
        Антон тут же погасил фары, не забыв и про габаритные огни, и практически вслепую поехал по уводящей в чащобу грунтовке. Словно обозлившись на них, по крыше яростно забарабанил ливень.
        - Вот и славно. Вот и чудесно. «Дождь смоет все следы, дождь смоет все следы», - Антон то ли пропел, то ли пробормотал себе под нос романс Егорова.
        Рация вновь ожила.
        - Все, пора! Берем их!
        - Отлично! Я оттормаживаюсь и не пускаю их вперед. А ты прессуешь их сзади к обочине. Работаем!
        Анжелика икнула:
        - Они думают, мы еще на трассе? Они что, и вправду нас потеряли?
        - Вправду, вправду, - отозвался Антон и, уже не боясь, что их кто-то заметит, включил ближний свет.
        Отъехав еще с полкилометра, он свернул на какую-то полянку и объявил:
        - Привал. Будем ночевать здесь. Палатку предлагаю не ставить, все равно дождь идет. Лучше спать прямо в машине.
        Никто не успел ответить ему, как рация искаженно, с хрипами донесла до них ругань грабителей:
        - Твою мать, куда они делись? Ты что, вперед их пропустил?
        - Иди ты на…! Никого я не пускал…
        Рация замолчала. Видимо, грабители вышли из машин и принялись общаться очно.
        - Кажется, выкарабкались, - выдохнул Олег и смахнул с виска капельку пота.
        - Я тоже так думаю, - сказал Антон. - Вряд ли они сообразят, что произошло. Каждый будет считать, что именно вторая машина нас прошляпила. А если и поймут, в чем дело, то вряд ли попрутся по такой грязи на своих иномарках по ночному лесу раскатывать. Особенно если учесть, что на этом участке дороги наверняка наберется приличное количество таких вот отвороток. Так что им теперь, все проверять, что ли? Нет, братцы. Ушли мы от них, ушли! Факт!
        - Это просто триллер на колесах какой-то, - нервно хихикнула Анжелика. - Никогда бы не подумала, что с нами произойдет такое !
        - А что, собственно говоря, произошло? - к Антону вернулись его прежние чуть пренебрежительные нотки. - Ну подумаешь, какие-то отморозки решили, что имеют больше прав на чужую собственность, чем ее хозяин. В нашем мире такое сплошь и рядом случается. Кстати, я вот только одно не понял: ты-то каким местом успела с ними зацепиться?
        - По морде одному гаду в магазине засветила, - хмуро отозвалась Анжелика.
        - Ничего себе! - присвистнул Олег. - А что ж тогда мне ничего не сказала? Мы с Антоном быстро с ним разобрались бы!
        - А зачем было что-то вам говорить? За свое хамство он и так от меня получил. А из идеи разборки ничего дельного не вышло бы. Вас обоих прямо там, на заправке, по асфальту размазали бы. Или забыли, сколько в этих двух машинах бандюков сидело?
        - Честно говоря, я не успел заметить, - пожал плечами Антон. - Как-то не до того было.
        - И я не успел. Но то, что численный перевес на их стороне - факт, - хмуро подтвердил слова Лики Олег.
        - То-то же, - вздохнула Анжелика. - Я только одного понять не могу: судя по тем репликам, что мы слышали, эта компания что - дальнобойщиков грабит?
        - Похоже на то.
        - Но… ничего не сходится. Ну ладно мы: Дуняша по габаритам не так чтоб значительно крупнее их машин. По крайней мере если на скорости бортами сойтись, в кювет они нас вполне способны выкинуть. Сами, конечно, тоже жестянку погнут, не без этого, но… столкнут. Но фуры… Они же большие и тяжелые! Пытаться их тормозить - себе дороже. Сомнут в лепешку и даже не заметят как.
        - Там наверняка другой алгоритм работы. Может, просто перегораживают дорогу, делая вид, что только что произошла авария, есть пострадавшие. Ничего не подозревающий водитель тормозит, выходит из машины, чтобы помочь, тут-то его и метелят. Или еще что-нибудь в этом роде. «Смотрите криминальную хронику» называется. Там этих способов столько показывают - на дорогу выезжать после такого не захочется.
        - А кстати, насчет дороги, - встрепенулась Анжелика. - А вы не боитесь, что они нас завтра будут на трассе поджидать? Подкараулят и…
        - Успокойся! Что у тебя за манера в панику впадать? Ты что, не понимаешь: это же шакалы! И как всякие шакалы, трусливые. Чтобы грабить машину при свете дня, да еще там, где это могут заметить, надо быть ну очень наглыми! Днем тут постоянный поток машин идет, так что их время работы - сумерки и ночь. Когда мы завтра тронемся в путь, они еще отсыпаться будут.
        - Правда?
        - Правда, правда.
        - А может… надо в милицию о них сообщить? - не унималась Анжелика.
        Антон повернулся и посмотрел на нее в упор.
        - Ты что, запомнила их номера?
        - Не… нет.
        - Ты хотя бы можешь указать, на каких именно тачках они разъезжают?
        - Нет. Но у второй машины на борту стритрейсеровский флаг[Note6: Черно-белый шахматной окраски флаг, которым отмечают финиш на автомобильных соревнованиях.] наклеен.
        - Отличная примета! - не сдерживая сарказма, всплеснул руками Антон. - Да сейчас каждый десятый, если не каждый пятый такой флажок себе налепил! И что ты скажешь в милиции? О том, что у них тут банда грабителей орудует? Думаю, они и так уже об этом осведомлены. Но на всякий случай снимут с нас показания. А это минус день. И на старт мы тогда точно не успеваем.
        - Я все поняла, - упавшим голосом ответила Анжелика.
        - Вот и славно, - отозвался своей набившей оскомину присказкой Антон. - Олежек, не помнишь, куда ты водку положил? Думаю, после такого стресса грамм по пятьдесят каждому для крепкого сна не повредит.
        - Сейчас исполним!…
        Пригубив «фронтовые пятьдесят», начали устраиваться на ночлег. Лика завернулась в лежавшее на сиденье тонкое байковое одеяло. Холодный воздух, пробивавшийся через вечные щели в дверях, неприятно пощипывал голые ноги. Эх, надо бы переодеться из шорт в джинсы или камуфляж, но искать их нет ни сил, ни желания. Завтра, все завтра. А если доставать спальник - опять же придется весь груз вверх дном перетряхивать. Ладно, сегодня и одеяльца должно хватить.
        Мужчины, насколько смогли, пододвинули кресла вперед и принялись опускать спинки. Анжелика почувствовала себя как боеголовка в ракетной шахте, и ей ужасно захотелось сию минуту стартовать куда-нибудь в стратосферу. Спинки надвинулись и придавили ее к сиденью, лишая и так небольшой возможности маневра, и в голове Лики мелькнуло: «Хорошо, у меня нет клаустрофобии…»
        Что Антон, что Олег быстро отправились в царство Морфея, и уже минут через десять в салоне раздался их дружный храп. К Анжелике же сон не шел, хоть убей. Во-первых, она выспалась днем, а во-вторых, пережитый стресс начисто выбил ее из колеи.
        Верно говорят: беда не приходит одна. Сначала их ругань с Антоном. Потом тот бандит в Москве. Теперь эти грабители. Что ж за напасть-то такая? В чем она так провинилась? Теперь, чтобы получить полный пакет неприятностей, не хватало только опоздания на старт, сломавшейся машины и аварии (тьфу-тьфу, не дай Бог). Впрочем, остаются еще проблемы со здоровьем и с нервами. Но это уже так, вдогонку. Их за отдельные пинки от судьбы можно и не считать.
        Лика представила, что случилось, если бы Антон не смог обмануть преследователей… и горячая волна тошноты подступила к горлу, чуть не застав ее врасплох. Анжелика быстро пошарила по карманам, нашла пакетик с крошечными мармеладками и бросила одну в рот. Ой, лимонная попалась. Впрочем, хорошо, что такая кисленькая, как раз то, что надо. И вообще, сколько можно думать о неприятном? Надо срочно припомнить что-нибудь этакое, светлое и позитивное. Только где ж его взять?
        Но тут словно сама собой всплыла картинка: они с Антоном на отдыхе у моря. Когда это было? Ах да, точно, в прошлом году…
        Тогда они вырвались на Черноморское побережье в конце июня. Цены в пансионатах еще не успели скакнуть до небес, отдыхающих было немного, и что на пляже, что в кафе и ресторанах под открытым небом всегда можно было найти местечко для двоих. А море… Море было чудесным! Оно успело прогреться до вполне терпимых двадцати одного - двадцати двух градусов, но еще не зацвело и не подернулось зеленой мутью. В день приезда был полный штиль, так что Лика даже чуть-чуть пожалела, что не получится покачаться и попрыгать на волнах. Зато в день отъезда ни с того ни с сего на море буквально за полчаса начался шторм, а налетевший порывистый ветер едва не сорвал с головы Лики широкополую шляпу с бантом, под которой она пряталась от прилипчивого солнца.
        Юг… Ленивый, неспешный, разморенный жарой. Домашние обеды в теснящихся друг возле друга кабачках и харчевнях, несколько десятков сортов молодого вина… Когда Анжелика пыталась определить, чем для нее пахнет отдых, ответ находился сразу: морем, свежеприготовленным на углях шашлыком и ароматом винограда «Изабелла».
        Не заметив как, Лика скатилась сначала в дремоту, а потом и вовсе в полноценный сон со сновидениями. И мнилось ей, что они, веселые и счастливые, идут с Антоном по набережной, а с моря долетает соленый ветер и треплет их одежду…

* * *
        - Ну, и сколько мы еще будем в машине сидеть?
        В интонациях Лены не было ничего, кроме безмерной усталости, но Аркаше и этого было достаточно, чтобы сорваться на гневную отповедь:
        - Сколько надо - столько и будем!
        - Но мы уже два часа как приехали, а то и больше! Я спать хочу. Я кушать хочу. Ну давай хотя бы в ресторан какой-нибудь зайдем, чего тут-то без толку околачиваться?
        - А тебе бы только жрать! С утра в кафе затащила, днем истерику у какой-то забегаловки устроила. Теперь уже и ресторан требуешь?
        - Ну не хочешь в ресторан - и не надо. Давай в магазин какой-нибудь заскочим, а потом в гостиницу устроимся. Я хоть бутерброды порежу, поужинаем…
        - Я всегда говорил, что ты дура, но не подозревал, что настолько. Если ты деньги считать не умеешь, так скажи спасибо, что это делаю я!
        - При чем здесь деньги? - спросила Лена, у которой уже все плыло перед глазами.
        - Да при том, что если мы отправимся в гостиницу сейчас, то нам придется платить за два дня! Зато если дождемся полуночи и только тогда пойдем оформляться, то они просто не имеют права взять с нас плату больше, чем за сутки. Врубаешься?
        - Не очень. Расчетный час в гостиницах обычно в полдень. Значит, за эту ночевку с нас все равно деньги потребуют.
        - Вот я и говорю: дура ты!
        Лена не ответила. Дорога изрядно вымотала ее, да и Аркаша целый день был не в настроении: бурчал на погоду, на природу, на других водителей и на саму Лену, как будто она была повинна в том, что он встал не с той ноги. Особенно тяжело дались последние двести километров. Лена не единожды позавидовала матери, отдыхавшей сейчас с внуками в Турции, в то время как она, бедная и несчастная жертва деспота-мужа, вынуждена терпеть его брюзжание и изображать спартанскую стойкость. Даже в туалет лишний раз не попросишься, иначе потом ехидных комментариев не оберешься. И вот, спрашивается, для чего была нужна вся эта гонка, если теперь они торчат на въезде в город и ждут, пока наступит полночь? А ведь могли бы уже принять душ, переодеться в чистое, поужинать…
        - Погоди. Не понял, остановились, что ли? - Аркаша потряс рукой и поднес часы к уху. - Так и есть! Вот говорил же тебе, что надо было родную Швейцарию покупать, а не всякое тайваньское барахло! Сколько на твоих?
        Лена полезла в сумочку за мобильным телефоном.
        - Ну что ты там копаешься? Я задал тебе простой вопрос, а ты даже на него ответить не можешь!
        - Сейчас, подожди чуть-чуть. Ага, вот, достала. Пятнадцать минут второго.
        - И ты столько молчала! Черт побери, вот понадеешься на тебя, так в итоге себя полным идиотом ощущаешь! - рявкнул Аркаша и завел мотор.
        На этот раз Лена не смогла сдержать слезы, и две соленые капельки покатились по ее чуть запыленному лицу. Добежали до подбородка, спрыгнули вниз… да и пропали, как будто не было их вовсе.

* * *
        Лика открыла глаза и сначала не поняла, где она находится. Вокруг было темно, а за окнами доносился вой какого-то далекого зверя и шум стонущих, трущихся друг о друга деревьев.
        Полежав с минуту, Анжелика поняла, что ее разбудило - собственные ноги, затекшие и окоченевшие. Вытянуться в полный рост не было никакой возможности, поэтому Лика спала согнув ноги в коленях. А поскольку разложенные передние сиденья не оставляли ей простора для маневра, даже повернуться на другой бок и то удавалось с определенным трудом; через некоторое время невыносимо заныли колени. А надежды, возлагаемые на байковое одеяльце, оказались всего лишь надеждами. От холода оно нисколько не спасало.
        Лика стала думать, как бы поудобнее улечься. Свесить ноги вниз? Не годится. Там вовсю гуляет сквозняк, она еще сильнее замерзнет. А может, забросить их на потолок? Ага, и спать всю ночь в позе «березка», внушая себе мысль, что ты известный йог и тебе очень нравится это занятие.
        И тут Анжелику осенило. Кое-как выкарабкавшись из-под спинки сиденья, она перебросила ноги через подлокотник на живот Антона. Тот, судя по всему, тоже мерз во сне, поскольку воспринял свалившееся на него нечто как возможность укутаться самому. В итоге ступни Лики оказались где-то в районе его груди, а наброшенное на них одеяло укрыло и саму Анжелику, и Антона. Все это он проделал на полном автомате, даже и не думая проснуться.
        Уже через пару минут Анжелика почувствовала, что ее многострадальные конечности начали отогреваться, а еще через пять вновь задремала. На этот раз безо всяких сновидений.

* * *
        - Ну и?
        - Что - и?
        - Кто-то, помнится, собирался навестить местное казино.
        - Хочешь сказать, у тебя еще остались на это силы? Лично у меня - нет. В конце концов, нам завтра еще целый день развлекаться. Или боишься куда-то не успеть?
        - Кто боится? Я? С чего ты взял?
        - Ну не знаю, - Игорь потянулся до хруста в суставах и с видимым наслаждением разлегся на кровати. - Ты уже второй день какая-то странная. Нервничаешь чего-то, раздражаешься по пустякам. Никак не пойму: из-за Ольги, что ли, психуешь? Боишься, что, пока мы здесь торчим, она успеет кони двинуть?
        - Смеешься?
        - Да нет, отчего же. Я вполне серьезно спрашиваю.
        - Тогда изволь говорить о моей сестре в ином тоне, - прошипела Анна. - Она тебя кормит и одевает, а ты тут…
        - Подожди-ка, - Игорь приподнялся и сел, - с чего это вдруг такая махровая ненависть поперла? Ты перед кем комедию ломаешь? Можно подумать, тебя кормит и одевает кто-то другой.
        - Мне она - родная сестра…
        - А мне - жена, - перебил Анну Игорь и, не давая ей завладеть инициативой, продолжил: - и если ты тренируешься в придании лицу соответствующей скорби и печали, найди себе другой полигон. Как бы то ни было, Ольге я за очень многое благодарен. И от всей души желаю, чтобы она отправилась в мир иной как можно быстрее и не мучилась. Надеюсь, хоть это тебе понятно? Или ты ослепла и не видишь, как ей тяжело сейчас приходится?
        - Лицемер, - фыркнула Анна.
        - Тогда слушай, дорогуша, и мотай на ус. Ты для своей сестренки не более чем паразитирующий элемент, который она из-за ложного понимания долга не может послать туда, куда давно было пора. В конце концов, ваши родители погибли, когда тебе было семнадцать. А это, как ни крути, уже вполне дееспособный возраст. Но вместо того чтобы начать строить собственную жизнь, ты предпочла тянуть жилы из сестры, и пока она сутками пропадала в офисе, ты тусовалась со всякими малолетками и изображала из себя крутизну, швыряя ее деньги направо-налево. Погоди, я еще не закончил!…
        - Нет, это ты погоди! Хочешь сказать, что ты-то как раз не паразитирующий элемент? Или как ты там меня обозвал? И каким же, стесняюсь спросить, образом ты отрабатываешь те бабки, которые тратит на тебя Ольга? Предоставляешь услуги бычка-производителя?
        - Предоставляю душевный комфорт и психологическую разгрузку, в которых она так нуждается. И могу тебя заверить, у меня очень нелегкая работа. Думаешь, легко быть жилеткой для плача у женщины, у которой даже либидо зависит от того, насколько удачно сложился день на работе? А я должен все выслушать, успокоить, дать совет…
        - Интересно, а она твоими советами хоть раз воспользовалась? Думаю, что нет, иначе бы ее фирма давно обанкротилась.
        - Благодаря мне она все еще держится на плаву, - веско сказал Игорь, и Анна поперхнулась. Это он серьезно, что ли? Вот это самомнение…
        Скандал закончился, так всерьез и не разгоревшись. В принципе Анна запросто могла поставить Игоря на место, ткнуть носом в их разное социальное положение, припомнить замашки альфонса… но не стала этого делать, хотя и очень хотелось. Так он может что-нибудь раньше времени заподозрить, а предупрежден - значит, вооружен. И тогда ее задача очень усложнится. Одно дело когда твоя жертва беспомощна и беспечна, и совсем другое - когда она только и ждет того, что ты оступишься.
        Игорь погасил свет, и Анне ничего не оставалось, как притвориться спящей. Но мозг ее, взбудораженный этой стычкой, продолжал лихорадочно работать. А вот если бы сегодня она успела… все уже было кончено! И ведь уже почти была готова, руки только и ждали того, чтобы вывернуть руль влево. Но Игорь взял и все испортил.
        А может, это к лучшему? Ведь одно дело - авария на трассе, и совсем другое - несчастный случай в экспедиции. Хотя… Не все ли равно, где именно? Чем удобнее экспедиция, так это потенциальным наличием неких опасных мест, при прохождении которых вполне реально лишиться здоровья частично или полностью. И тем, что никто такому исходу дела не удивится. Ну, или почти не удивится.
        О том, что будут при этом чувствовать организаторы и участники экспедиции, Анна не думала. Для нее они были кем-то вроде статистов, чья главная задача - не путаться под ногами. Да и основная цель экспедиции - знакомство с природой Кольского полуострова - была Анне глубоко по барабану. Ну скажите, на что тут любоваться, на этом Севере? Погода - сырая мерзость. Ягоды и грибы? Была бы охота руки пачкать. Сопки, покрытые мхами и лишайниками? Шикарный пейзаж, ничего не скажешь! Два моря? Да она не глядя готова променять Баренцево и Белое, вместе взятые, на одно Средиземное! Все равно никакого проку от них нет. Не открывать же купальный сезон в такую холодину!
        Впрочем, размышляла Анна недолго. Предыдущая бессонная ночь не прошла даром, а двухместный «люкс» располагал к неспешному и качественному отдыху.

        Пятница. 1 день до старта экспедиции.

        Лика потянулась… и поняла, что в машине, кроме нее, никого уже нет. Откуда-то сзади тянуло восхитительным кофейным ароматом и запахом готовившейся пищи. Желудок тут же громко забурчал, призывая не забывать о его потребностях, и Анжелика окончательно прогнала остатки сна.
        - О, привет! Уже проснулась? - поприветствовал ее Олег, кипятивший на газовой плитке очередную порцию воды для термоса.
        - Ага, типа того. А вы давно встали?
        - Да нет, минут двадцать назад, максимум полчаса - не больше.
        - А сколько время, кстати?
        - Начало седьмого.
        - То-то, я смотрю, вокруг очень уж свежо, - сказала Лика, зябко поведя плечами.
        - Хорошо, хоть дождь прекратился.
        - Интересно, надолго ли?
        - Да кто ж его знает? Я лично уже и к дождю привык, мне как-то все равно.
        - А я нет. Веришь - начала уже скучать по московскому пеклу.
        - Не переживай. Погода еще наладится, вот увидишь.
        - Твои бы слова да Богу в уши… Ладно, лучше скажи: чем это так вкусно пахнет?
        - А, это я тут котелок борща развел, так что, если хочешь, подставляй посуду. Только учти: очень горячий, не ошпарься!
        - Все, уже лезу за миской и ложкой! - отрапортовала Анжелика и принялась шарить по сумкам.
        После пятиминутных поисков она таки обнаружила походную утварь, а заодно и собственные теплые вещи. Ух, как хорошо-то куртку накинуть! А то озноб уже до костей пробрал! И штаны, штаны переодеть. Ох, да это просто рай какой-то! А жизнь-то налаживается…
        И супчик просто на изумление вышел! И горячий, и наваристый - даром, что из сублиматов.
        - Сдается мне, Олежка, что в тебе пропадает гениальный повар! - похвалила стряпню Лика, не забывая отправлять в рот ложку за ложкой.
        - Во мне много кто пропадает, - меланхолично отозвался тот и принялся за свою порцию. - Но, кстати, каждый человек - это поливариантная личность, и весь вопрос состоит в том, что под влиянием внешнего окружения личность начинает считать приоритетными лишь определенные грани собственного «я», а потом скатывается к тому, что идентифицирует себя с ними …
        Анжелика хмыкнула. Временами на Олега, что называется, накатывало, и он то выдавал на-гора некие философские сентенции о смысле бытия, то размышлял о себе любимом и своем месте в истории. Увы, весьма скромном, особенно если смотреть на все с высоты процесса эволюции, что не могло не огорчать оратора.
        Антон, стоя неподалеку за двумя сросшимися у основания соснами, слышал их разговор, и отчего-то с каждой фразой у него все сильнее щемило сердце. Как же просто было сейчас поверить в то, будто и не было той ссоры, будто все так, как и должно быть. Лика смеется, Олег, как всегда, грузит собеседника некими великими идеями, понятными лишь ему самому… А он почему-то не может найти в себе силы подойти и разрушить эту иллюзию. Лика наверняка замкнется и замолчит. Олег на всякий случай займет нейтральную позицию, а значит, замолчит тоже. Как же это все достало!
        Антон обругал себя и сделал шаг вперед.
        - Тоха, иди быстрей, тут только твоя порция осталась. Остывает уже! - крикнул заметивший его Олег.
        - Уже бегу, - отозвался Антон, через силу выдавив из себя улыбку.
        Как ни странно, сработало. Никто не почувствовал фальши в его нарочито бодром ответе, никто и не подумал умолкать. Как хорошо. Пусть это всего лишь обман, вернее, самообман, но все равно: как же он устал от разборок… Пусть лучше так… Все, что ему требуется - это небольшой отдых. А потом он все выдержит. Даже окончательный разрыв с Ликой. Он сильный. Он сможет.
        Позавтракав, не мешкая, собрали вещи и тронулись в путь. Когда они выезжали с грунтовки на трассу, Анжелика не могла сдержать волнения, то и дело крутила головой по сторонам в ожидании нападения давешних грабителей. Но, как Антон и предсказывал, никто их не ждал, так что о вчерашнем приключении можно было с чистой душой забыть, как о кошмарном сне.
        Часа через три Лика заскучала. Пейзаж за окнами разнообразием не поражал - сплошь болотца со смешно торчавшими кочками и дистрофичными деревцами либо невысокие хвойники. Экзотикой этой местности она уже откровенно пресытилась, чтобы получать от ее вида хоть какое-то удовольствие. Вдобавок то и дело налетал мелкий моросящий дождик, минут пять - десять барабанил по крыше, а потом снова замолкал на полчаса-час. Тучи упорно не хотели выпускать небо из плена, и отдельные просветы голубизны, просвечивавшие сквозь их бреши, казались оттого неестественными и нереально прекрасными.
        От нечего делать Анжелика достала карту. Сбиться с пути было немыслимо - тут на все про все одна-единственная дорога, к тому же прямая и с указателями ближайших (но отнюдь не близких) населенных пунктов. Пили себе да пили. Так что ее интерес был сугубо познавательным.
        Выяснив свое местоположение, Лика не удержалась и присвистнула. Ничего себе! Это ж им еще две трети Карелии предстоит проехать и приличный кусок Мурманской области! Вот бы какой-нибудь ученый изобрел самое настоящее устройство для телепортации, чтоб раз - и ты уже на месте! А то едешь, едешь, а такое ощущение, что стоишь на месте, вроде белки в колесе. Тоска-то какая!
        Их обогнал один дальнобойщик. Потом другой. За ним - целая вереница легковушек. Анжелика призадумалась. Дуняша, конечно, не гоночная машина, но нельзя же ехать так медленно!
        Лика заглянула через плечо Антона на спидометр. Вроде нормальная скорость, где семьдесят - семьдесят пять в час они держат. Лучше бы, конечно, восемьдесят, а то и восемьдесят пять, но Антону виднее. Вот только почему на душе четкое ощущение того, что они ползут, как черепаха?
        Чтобы разрешить свои сомнения, Лика достала GPS. Включила, стала ждать, пока прибор обнаружит хотя бы три спутника и определит свои координаты. Увы, навигатор упорно не желал самоидентифицироваться и канючил о плохом качестве сигнала. Пришлось подключать антенну и через боковую форточку забрасывать ее на крышу, где она тут же прилепилась магнитом. Дела пошли гораздо веселее, и уже секунд через сорок Анжелика выяснила, что их реальная скорость не превышает шестидесяти километров в час!
        - Антон, ты не мог бы ехать чуть быстрее? Насколько я вижу, дорога это позволяет, - осторожно начала она разговор.
        - Я и так иду на оптимальной скорости, - отозвался Антон. - Выше уже опасно, можем разбить мосты. Мы и так вчера вынужденную гонку устроили, боюсь, как бы нам это в экспедиции не аукнулось.
        - Сейчас твоя так называемая оптимальная скорость составляет пятьдесят восемь, нет, уже пятьдесят пять километров в час. Ага, ускорился до шестидесяти одного, - принялась комментировать Лика, глядя на показания навигатора.
        - Врет твой джи-пи-эс, - безапелляционно заявил Антон.
        - С чего это ты решил? - опешила Анжелика. - Никогда не врал, а тут на тебе: сорвался! Если кто-то и врет, так это твой спидометр.
        - Спидометр без хотя бы минимальной погрешности - это не спидометр, - вяло парировал Антон.
        - Да если б эта погрешность была, как ты говоришь, минимальной! А то ведь на пятнадцать километров врет, к бабке не ходи!
        - Еще раз говорю: все дело в навигаторе.
        - Хочешь, я тебе как дважды два докажу, что навигатор тут ни при чем? Всего-навсего засеку время, за которое мы пройдем расстояние от одного километрового столба до другого, а потом рассчитаю и точно скажу тебе, с какой именно скоростью мы плетемся.
        - Столбы - не показатель, - уперся Антон, которому по каким-то одному ему ведомым причинам не хотелось увеличивать скорость. - Их же лепят как Бог на душу положит. Или думаешь, тут с рулеткой бегали, когда их ставили?
        - Ну, знаешь ли! - всплеснула руками Лика. - На тебя не угодишь! И навигатор тебе лапшу на уши вешает, и километровые столбы криво расставлены! А мы в итоге до места если и доберемся, так только под утро!
        - Типун тебе на язык. И прошу заметить: я делаю все, что в моих силах.
        - Тогда давай я сяду за руль и тоже поучаствую в столь сложном и ответственном деле, - не без злорадства предложила Анжелика. - В отличие от тебя я вчера отлично выспалась, так что вполне могу сойти за второго пилота.
        - Не можешь.
        - Это еще почему?
        - Коробка дурить начала, клинит ее по-черному. Трогаюсь с третьей передачи, тут же переключаю ее на первую и лишь затем на вторую. Или ты не заметила, как мы дергаемся, когда трогаемся с места?
        - Заметила. Но я думала, это ты сцепление неправильно выжал…
        - Дорогая, как ты выразилась, «неправильно выжимать сцепление» - это удел зеленых новичков. А мой водительский стаж скоро на второй десяток пойдет, в следующем году права менять надо. Так что не обижай меня даже по собственной глупости, ладно?
        - Я бы тоже попросила не оскорблять меня. Особенно когда предлагают помощь. Тебе подсказывают, что мы премся как черепахи - ты фыркаешь. Предлагают ненадолго сменить - вообще до хамства скатился.
        - Прошу, только вот скандалов не надо, хорошо? У меня и так нервы напряжены. А тут еще и Дуняша фокус за фокусом отчебучивает.
        - Ты имеешь в виду клин коробки?
        - Не только. Карбюратор тоже дурит. Жму на педаль, а такое ощущение, будто в пустоту проваливаюсь. Не та мощность совершенно. И разгонная динамика изменилась. Так что извини, но Дуняшу я буду вести сам. Мне тебя жалко.
        Анжелика аж вздрогнула от последнего признания. Антону ее жалко ? И это произнес тот, кто все эти три, нет - уже четыре дня демонстрирует, как глубоко презирает свою уже почти бывшую подругу? Тот, который лишним словом с ней не обмолвился, а уж если что и скажет, обязательно старается побольнее ужалить, обидеть?
        Да нет, быть такого не может! Тоже мне лицемер! Не хочет никому водительское место уступать, так взял бы и просто сказал об этом без всякого вранья!
        На языке тут же завертелся ехидный вопрос: кого на самом деле больше жалко, Дуняшу или ее, но Анжелика удержалась от того, чтобы озвучить его вслух. Атмосфера в их экипаже и так далека от идиллической, не хватало только еще разругаться в хлам в присутствии Олега. Кто знает, что тогда предпримет Антон? Возьмет, высадит всех в чистом поле, а сам развернется и назад поедет. А что, вполне может статься. Обычно он вменяемый человек. Но это обычно. А сейчас ситуация близка к форс-мажору.
        Хотя, если задуматься: странно все это. И коробку у него клинит, и газ вовремя не подают. Может, это не более чем отговорки, чтоб самому машину вести? Проверить-то она все равно ничего не сможет, раз ее до руля не допускают. Впрочем… может быть, оно и к лучшему. А вдруг машина и правда барахлить начала? Тогда, если Дуняша вдруг по дороге сломается, Антон на нее всех собак спустит. А так вроде сам виноват, валить не на кого. Хотя лучше бы все у них было в порядке. Главное - доехать до места сбора. А там уж проще будет что-нибудь придумать с ремонтом. В конце концов, не бросят же их организаторы на произвол судьбы?

* * *
        Лена откровенно нежилась в постели и, хотя она уже выспалась, вставать не спешила. Хотелось продлить ощущение неги, потянуться всем телом, потереться щекой о подушку… и ничего не делать. Даже глаза открывать было лень. Неужели эта кошмарная дорога позади? Даже не верится. А впереди еще под семьсот километров бездорожья! И кто только придумал эти экстрим-туры! Вот со стороны посмотреть - ну ведь полный маразм получается! За собственные деньги на собственной же тачке поехать за тридевять земель только для того, чтобы сравнить качество тамошней и местной грязи. Жить в палатках, умываться из всяких неопознанных речушек и озер, скармливать себя комарам и прочему гнусу. Фу, аж думать об этом противно.
        Но ничего не попишешь: раз Антон поперся сюда, то, конечно же, и благоверный за ним намылился. «Мы с Тамарой ходим парой» - и не скажешь по-другому. Только вот Антону глубоко начхать на Аркадия. Он его презирает и не любит, этого только слепой не заметит. А смотреть, как Аркаша лебезит перед приятелем - хуже этого зрелища и представить себе нельзя. А начинаешь говорить с ним об этом - смотрит на тебя, как на кретинку разве что пальцем у виска не вертит. Мол, что ты в этом можешь понимать, нерпа глупая? Твое место - кухня, вот иди туда и помалкивай и не давай советы тому, кто умнее тебя. Мы с Антоном друзья до гроба, у нас нормальная мужская дружба… - и далее по тексту.
        А вот про то, как «лучший друг» его прошлым летом кинул, Аркаша и не вспоминает. Зато у нее, Лены, память хорошая. И она не забыла, как они с Антоном и Анжеликой договорились вместе поехать на юг, даже билеты купили в одно купе. А потом в последний момент узнали, что эта парочка решила поселиться в дорогом пансионате в Джемете, а не на Утришском берегу в палатках, как договаривались изначально. И ведь еще глаза такие наивные состроили: мол, а что тут такого? Хотим культурного отдыха, даже палатки и романтика у костра надоесть могут. Пришлось срочно все переиграть и остаться в Москве, поскольку подобного унижения Лена точно не перенесла бы, и из отдыха получилась форменная пытка. Давиться малосъедобной походной едой и бегать по малой нужде в кустики, зная, что Удальцов и Торопова сейчас барствуют, потягивая коктейли в номере с кондиционером, - да тут и святой не выдержал бы!
        А Аркаше все до фени. И он не понимает, что таким вот поведением Антон просто унижает его, его семью! А значит, и Лену тоже. Но вот ей, Лене, это как раз не все равно. И если Аркаша не собирается ничего делать с этой ситуацией, значит…

…значит, придется ей? Но как?
        Надо наказать Аркадия.
        Но если бы не было Антона, Аркаша вел себя совсем иначе. Он не виноват. Он тоже жертва.
        Значит, надо наказать Антона.
        Но ведь его уже наказали?
        Или нет?…
        Лена почувствовала, что у нее в голове все поплыло, а на душе было стойкое ощущение, что она теряет какую-то ценную мысль, которая ускользает от нее в водовороте чего-то вторичного и ненужного. Какая мысль? О чем она была?
        Лена помотала головой. Что с ней творится? Откуда взялись эти провалы в памяти? Хотя это-то как раз и понятно. Вечный стресс на работе. Она же бизнесвумен. А все деловые женщины рано или поздно испытывают что-то подобное. Это нормально. То есть не совсем нормально, но и не страшно. А мысль… если она действительно была важной, то вернется сама по себе. Надо только верить в это.
        Внезапно Лене показалось, что она вспоминает ту самую мысль . Она, как могла, сконцентрировалась на ней, но кроме слова наказание ничто не пришло ей на ум. Лена и так и сяк поиграла с полученным словом, а потом с раздражением перевернулась на другой бок. Кроме знаменитого произведения Достоевского, оно, как назло, других ассоциаций в ней не вызывало.
        - Эй, все еще дрыхнешь? - раздался над ухом басок Аркаши.
        - Нет, а что? - недовольно ответила Лена, с трудом разлепив веки.
        - Я с Удальцовым созвонился. Они уже Кемь проехали. К вечеру должны уже тут быть, если тупить не будут. А то есть у Тошки такой грешок - черепахой притворяться, - Аркаша хихикнул.
        - Проехали - так проехали. Ладно, чем завтракать будем?
        - А я уже, - отозвался довольный Аркаша.
        - Что - уже? - не поняла Лена.
        - Уже позавтракал. Тут прямо напротив гостиницы совершенно шикарная кофейня обнаружилась. Там мало того, что кофе с пирожными, там и салаты подают, и горячее. В общем, от души порадовали. Не ожидал, что в этом захолустье такой сервис застану. Обожрался аж до икоты. И цены, надо сказать, весьма демократичные, по карману не бьют.
        - Подожди, - села на кровати Лена, - а почему ты меня с собой не взял?
        - Но ты же спала, - пожал плечами Аркаша. - Не хотел тебя будить. Ты же за вчерашний день тоже изрядно вымоталась. А нас еще целая неделя бездорожья впереди ждет. Так что расслабляйся, пока можно. Завтра снова в дорогу.
        С этими словами он вышел из комнаты и, судя по звукам, заперся в ванной.
        Лицо Лены искривилось в немой истерике. Он в одиночку отправился бродить по городу! И даже не подумал взять ее с собой! Эгоист! Негодяй! Скупердяй!
        День, начинавшийся столь многообещающе, разом потерял для Лены все свое очарование…

* * *
        Лика уныло открыла очередную страницу атласа. Вот они где, в самом низу страницы находятся. Теперь им надо подняться до самого верха, а потом еще дважды перелистывать страницы, прежде чем доберутся до места. Хотя надо признать, что Антон уже отмахал приличное расстояние. Если мерить в попугаях, то есть в страницах их атласа, то как раз две страницы и получится. То есть они проехали почти половину того, что им оставалось. Что ж, в принципе неплохо. Да и времени у них вроде как достаточно. На часах всего лишь половина второго. Так, выехали они около восьми утра, значит… Значит, на месте будут ориентировочно в восемь вечера. Конечно, если бы Антон хоть ненамного увеличил скорость, в Мончегорск они бы могли попасть и в семь, и даже в шесть часов. Но на это рассчитывать не стоит. Что ж, восемь - так восемь.
        Анжелика потянулась за термосом. На дно чашки упали последние капли кофе. Упс, какая незадача!
        - Олежек, а что, кофе закончился?
        - Ага. Я последнюю чашку Антону минут пятнадцать назад налил. Выпей газировки!
        - Не могу больше. У меня от нее уже живот сводит. Горячего хочется аж до тряски. Кофе, в крайнем случае чаю, только не газировку. А когда у нас следующий привал?
        Олег промолчал, дав ответить Антону:
        - Не скоро. Думаю, часа через два, не раньше, - недолго поразмыслив, отозвался тот.
        Анжелика задумалась. В принципе, конечно, можно потерпеть. Но тогда придется снова ложиться и дремать, а вот этого ей делать не хотелось. Уж очень тяжело давалось пробуждение. Голова разламывалась, как с жесточайшего похмелья, а желудок откровенно мутило. Укачивает, что ж тут поделать? Значит, все-таки кофе.
        И тут Анжелика вспомнила! Ну как же, у них теперь есть специальный автомобильный чайничек на двенадцать вольт! В последний день на рынке купили, не смогли удержаться от такого соблазна! Так, а она ведь его утром видела. Хм, где же он может быть? Точно, вон в том зеленом бауле лежит. Так, тянемся, открываем, достаем… Отлично. Теперь питьевая вода. Ага, она частично вот в этой белой канистре, а частично разлита по обыкновенным пластиковым бутылкам. Из канистры налить, пожалуй, не получится. И канистра тяжелая, и машину как-никак трясет. Прежде чем чайничек наполнишь, и себя обольешь, и сиденья. Нет, надо искать бутылки, из них легче в чайник струей попасть. Под ногами нет, в дверях нет… Куда же вас мужчины положили, хотелось бы знать? А что это торчит сбоку от баула? Ага, они, родимые! Так, на всякий случай открываем и пробуем. Да, нормальная вода, а не какая-нибудь техническая жидкость.
        Однажды Лика серьезно накололась, когда в подобной поездке в темноте спутала бутылки и вместо обычной воды приготовила чай из дистиллированной. Дрянь получилась несусветная, все плевались и списывали это на второсортную заварку. А утром Антон, обнаружив, что произошло, долго и нудно плакался, что любимая женщина мало того, что травила его гадким напитком, так еще и оставила без стратегического запаса крайне полезной субстанции. С тех пор Анжелика зареклась брать что-либо из багажника наугад. Ладно дистиллят, а если вдруг тосол попадется или еще какая зараза?
        Поколебавшись, Лика решила, что если наполнить чайник на две трети, этого будет вполне достаточно. Как раз на три маленькие порции. Можно, конечно, и целиком залить, но тогда ждать дольше придется. А тут и так неясно, сколько он кипятиться будет. Чайник еще никто в деле не испытал. Так почему бы и не проверить?
        Антон, немного поворчав, воткнул провод в прикуриватель, болтавшийся слева от его ног. Штатный в их «уазике» не был предусмотрен, так что пришлось ставить временный прикуриватель от «Жигулей», и Антон еще не успел найти для него подходящее место. Впрочем, желание выпить кофе перевесило для Антона все возможные неудобства, иначе бы из Ликиной затеи точно ничего не вышло.
        Олег, поискав, куда бы зацепить боковую клипсу чайника, но не найдя подходящего места, не стал заморачиваться, а просто оставил его в руках.
        Прошло три минуты. Пять. Десять. Анжелика как завороженная следила за чайником. Но, увы, признаков кипения не было и в помине, если не считать пару лениво всплывших со дна пузырьков.
        - Олежка, слушай, а держать не горячо?
        - Издеваешься, что ли? Да он едва теплый! На вон, сама потрогай! - рассмеялся Олег.
        Анжелика озадачилась.
        - Ничего не понимаю. Сколько ж ему времени требуется, чтобы нагреть такую малость воды?
        - Вот уж чего не знаю - того не знаю. Я с такой техникой еще не сталкивался. Вот если бы спросила что-нибудь про фотоаппараты или компьютеры…
        - Понятно. Что ж, будем ждать. Ничего другого не остается…
        Но тут Антон, ни слова не говоря, вырвал провод чайника из гнезда прикуривателя и довольно резко припарковался на обочине. Анжелика опешила и испугалась. С чего это он? Что она такого сказала, чтобы вызвать столь бурную реакцию? Или ей и рта в его присутствии открывать уже не позволяется? Странно, никогда бы не подумала, что Антон может быть таким ревнивцем…
        Но вдоволь поразмышлять на эту тему Лике не пришлось, поскольку, как только Дуняша окончательно затормозила, Антон поднял ручник, выскочил из машины и полез под капот. Почти сразу же после этого Дуняша конвульсивно дернулась пару раз и заглохла. Антон тут же вернулся на свое место и попытался ее завести. Бесполезно. Даже стартер не срабатывал, и только в замке зажигания слышались сухие щелчки, когда Антон предпринимал одну неудачную попытку за другой. А в довершение всех бед отказалась включаться аварийка.
        - Что случилось? - поинтересовался Олег.
        - Да все этот ваш долбаный чайничек, - уныло отозвался Антон. - И я тоже дурак: поздно заметил, какая просадка на аккумулятор образовалась. А что случилось - не знаю. Почувствовал, что машина себя как-то не так ведет, и на обочину. Но опоздал, как видишь. Хорошо хоть посреди дороги не заглохли, а то бы еще тот цирк вышел, с конями и страусами. Пришлось бы вручную нашу Дуняшу с проезжей части оттаскивать.
        Анжелика пристыженно молчала. Хотя по большому счету, если разбираться, ее вины в случившемся не было, все равно: если бы не ее желание выпить кофе, ничего бы, наверное, не произошло. Но кто ж знал, что КПД этого крохотного сволочного агрегата чудовищно низок, а энергопотребление превышает все разумные пределы. А теперь… даже и представить страшно, что будет дальше. Если Антон сейчас не найдет, в чем причина поломки, пиши пропало. И даже если найдет, но выяснится, что в поле это не ремонтируется… Нет, лучше не думать об этом.
        Антон посидел еще минутку, что-то напряженно обдумывая. Потом достал рабочие перчатки и скомандовал:
        - Олег, тащи инструмент. И распорядись насчет кипятка. Запасы все равно пополнять пора. Да и перекусить в принципе не мешало, раз уж все равно стоим.
        Хотя задание Антон дал именно Олегу, а не ей, Анжелика сорвалась с места и отправилась ставить плитку. В конце концов, она тоже член экипажа, а не какой-нибудь приблудный пассажир. А раз так, то и все тяготы кочевой жизни пусть делятся поровну на троих. А то нашел крайнего: «Олег, сделай это, Олег, подай то». А с ней и поговорить по-человечески не хочет. Ничего, она все равно все по-своему сделает, нравится это Антону или нет.
        Через пару минут Олег присоединился к ней, и вдвоем они быстро приготовили пюре с тушенкой. Не Бог весть что, но пахнет хорошо, да и на вкус вполне удобоваримо.
        - Ну, как движется процесс? - неожиданно раздался за их спинами в меру веселый голос Антона.
        - Близок к финалу. Подставляй миску на раздачу. А у тебя как? - ответил вопросом на вопрос Олег.
        - И у меня все путем. Ерунда оказалась, можно сказать, повезло. Два предохранителя выгорели. Хорошо, из уазовских предохранителей, даже сгоревших, легко жучок сделать. Проволоку наматываешь - и все, а уж чем-чем, проволокой я запасся на всякий пожарный. Ведь как знал, что пригодятся! А проводку - менять к чертям собачьим! Как вернусь с Севера, первым же делом ею займусь. Сколько же можно…
        Антон что-то говорил, говорил, а в ушах Анжелики звучало: «как вернусь», «как вернусь»… Раньше бы он непременно сказал: «как вернемся». Значит, он для себя уже все решил. Какая же она глупая! А ведь надеялась, что эта поездка сможет что-то изменить, что им удастся наладить новые мосты взамен сожженных…
        Не в силах больше слышать голос Антона, Анжелика забралась обратно в машину и свою порцию съела там. Какова была еда на вкус, даже не заметила. Внутри нее что-то потухло, и осталась одна большая пустота. А пустота на то и пустота, что ничего не чувствует: ни радости, ни боли, ни уж тем более вкуса пищи.
        А потом это странное ощущение полной отстраненности от всех и от всего прошло, и на Анжелику тяжелой волной накатилось отчаяние. Как же ей теперь жить? Трудно начать все сначала, когда половина жизни уже позади. А как себе ни ври, так оно и есть: ей уже за тридцать, четвертый десяток вовсю идет, к середине катится. И дело не в банальном поиске любовника, приятеля или содержателя. Ну что такого они могут предложить? Секс, разговор по душам на уютной кухоньке, деньги? Но ей не этого надо! Совсем не этого! Это - словно дешевые суррогаты настоящего чувства сопричастности к другому человеку. Того чувства, что было у нее с Антоном. Когда двое - это половинки одного целого, когда ничего не надо объяснять, ни в чем не надо оправдываться. Когда тебя понимают с полуслова, с полувзгляда, и ты знаешь, что в целом мире нет для тебя никого роднее и ближе этого человека. Но кто-то грубо вторгся в их жизнь и разрушил ее. И теперь Анжелика все равно что умерла. Ведь с уходом от Антона жизнь закончилась. И можно ли назвать жизнью то, что ждет ее впереди, если мертва душа?
        Машина тронулась. Пока Лика размышляла над своей печальной судьбой, Олег и Антон, оказывается, уже успели собрать вещи, заготовить очередной запас кофе в термосе и даже проверили, не выкипел ли, случаем, аккумулятор.
        Не в силах смотреть на Антона, на его отражавшееся в зеркале заднего обзора лицо, Анжелика отвернулась и легла на сиденье, уставившись немигающим взглядом в потолок.
        Как прошел остаток пути, Лика не запомнила, хотя и не спала. Лишь когда они въехали в Мурманскую область, о чем тут же радостно сообщил Антон, она приподнялась и посмотрела в окно. Отметила про себя высокий и светлый лес, иной, нежели в Карелии, ландшафт да и легла обратно. Впереди целая неделя, еще успеет насмотреться. А сейчас ей не до красот природы.
        В Мончегорске, следуя Аркашиной навигации, они быстро нашли гостиницу «Север», в которой остановились Бобровы. Там же узнали от словоохотливой администраторши, что гостиница «Лапландия» на ремонте, но у них в «Севере» гостям обязательно понравится, потому что и номера хорошие, и сервис на уровне и т.д. и т.п. Единственная заминка возникла, когда решали, какой номер брать: один на троих? Три одиночных? В итоге, решив не смущать добродушную администраторшу, взяли одноместный и двухместный.
        Номер Лике и вправду понравился. В нем оказалось целых две комнаты: огромная гостиная с телевизором и собственно спальня, уютная и почти домашняя. А в ванной комнате обнаружился даже салонный шампунь в пакетиках и крохотное мыло. Перед таким искушением Анжелика устоять не могла и уже через три минуты плескалась в обжигающе горячей ванной. М-мм, какое наслаждение! Так бы и сидела здесь до скончания времен. Как много в этом для женщины - почувствовать себя чистой, словно заново родившейся. О-оо, и с головы всю пыль смыть, а то стриженые волосы, вместо того чтобы аккуратно оставаться там, куда их уложил парикмахер, топорщатся неровным сальным ежиком. Кстати, надо будет что-то придумать с волосами. Под бандану их, что ли, убрать? Эх, недотепа: надо было в Москве какой-нибудь кепкой разжиться…
        Сколько времени она провела в ванне, Лика не знала, но в любом случае выныривать оттуда пришлось не по собственному желанию. Антон постучал в дверь и сообщил, что с нею очень хотела поговорить Лена и ему стоило больших усилий убедить ее, что подруга присоединится к ней минут через десять, и выпроводить восвояси.
        Анжелика поморщилась. Сейчас ей совершенно точно не хотелось ни с кем общаться. А уж с Леной - так особенно. Но делать нечего, пришлось заканчивать водные процедуры и вылезать.
        Почему она чувствовала себя неуютно в обществе Лены, Анжелика не знала. И дело здесь не в том, нравится ей Ленка как человек или нет. Даже вечное Ленкино нытье по поводу мужа и жалобы на весь белый свет воспринимались бы не так остро, если бы не внутреннее напряжение, которое Лика испытывала всякий раз, находясь рядом с этой женщиной.
        И ведь что странно: знакомы они черт знает сколько лет. Казалось бы, откуда взяться неловкости? Регулярно созваниваются, всякие бытовые мелочи обсуждают. Бывает, даже помогают друг другу. А вот все равно: некомфортно, и хоть ты тресни.
        Переодевшись в чистое и уложив волосы, Анжелика отправилась в номер Бобровых с твердым намерением как можно быстрее отделаться от Лены. Через полчаса они вместе с Антоном и Олегом собирались пойти куда-нибудь поужинать, и Лика не собиралась пропускать это мероприятие.
        - Ой, что ты с собой сделала? - всплеснула руками Лена, едва завидев Анжелику. - У тебя были такие роскошные волосы! Ну зачем же ты постриглась? Ты же теперь на мальчишку похожа!
        Лика чуть поморщилась. Лично ей прическа понравилась сразу, как только она увидела себя в зеркале парикмахерской. Несколько неожиданно получилось с учетом старого имиджа, да и только. Со стороны за студентку можно сойти, если пристально не вглядываться. Но спорить с Леной Анжелика не собиралась. В конце концов, каждый имеет право на собственное мнение.
        - Привет. Чего хотела? - чуть грубовато поинтересовалась Анжелика, дав тем самым понять, что тему прически она продолжать не намерена.
        - Да что ты на пороге стоишь! Давай, проходи! Аркаша ушел машину на охраняемую стоянку отгонять, так что никто нам не помешает поговорить по душам.
        - Лена, ты о чем? - устало осведомилась Лика, уже предчувствуя, каков будет ответ.
        - Как это - о чем? О тебе с Антоном, конечно же! Как у вас дела? Когда разъезжаться думаете? Или уже разъехались? Где жить будешь, у отца? А он как отнесся к вашему разрыву? Рад, небось? Или брюзжит, как обычно?
        Анжелика мысленно чертыхнулась. Чувство такта у Лены отсутствовало по определению.
        - Лена, если это все, ради чего ты меня позвала, то я, пожалуй, пойду. Времени уже десять вечера, завтра ранний подъем, а я еще после дороги в себя не пришла.
        - Лика, ну ты что! Жалко тебе, что ли? - заканючила Лена. - Ведь я ж за тебя всей душой переживаю. А ты словно рыба молчишь. Я ж волнуюсь!
        - А ты не волнуйся. Жить будет легче.
        Лена демонстративно надула губы и отвернулась. Анжелика на всякий случай еще раз пояснила:
        - Пойми ты: это мое с Антоном дело и ничье больше. Я же не лезу к тебе в душу, не пытаюсь выудить подробности вашей с Аркашей семейной жизни. И от тебя того же самого жду. Так что извини, но обижаться тебе не на что. А сейчас я, пожалуй, все-таки уйду.
        С этими словами Анжелика развернулась и вышла из номера.
        Лена закрыла за ней дверь, а затем тихонько выругалась. Ишь ты, какая гордячка нашлась! К ней тут чуть ли не с поклонами, а она себя ведет словно коронованная особа. Ну ничего, коза. Посмотрим, что ты дальше запоешь…

        Суббота. Старт экспедиции.

        Утро выдалось солнечным и теплым. Но, оценив погоду, Анжелика решила, что шорты пусть лучше полежат в рюкзаке. Все-таки ветерок с озера Имандра дует прохладный. Да и в течение дня погода может еще не раз поменяться.
        Организаторы Степан и Татьяна обещали, что будут ждать всех участников в девять утра на небольшой площадке около гостиницы. Поскольку Анжелика с Антоном никогда терпением не отличались, то уже без пятнадцати девять крутились вокруг Дуняши, ожидая чуть припозднившегося Олега.
        - О, кажется, еще участники прибывают, - первой заметила Лика летящую на всех парах «тойоту».
        - Да, похоже, это к нам, - подтвердил Антон.

«Тойота» лихо пересекла встречную полосу и филигранно воткнула свое мощное тело между Дуняшей и чьей-то «пятеркой». Через пару мгновений двери открылись, и оттуда выпрыгнули два парня лет этак двадцати пяти - тридцати.
        - О, привет! Я так понимаю, вы тоже на «Лапландию»? - спросил темноволосый и расплылся в улыбке.
        - Ага, - подтвердила капельку ошарашенная Анжелика.
        - Ну, тогда будем знакомы. Я Стас, а это Макс, мой приятель и второй пилот.
        - Очень приятно, - вступил в разговор Антон. - Антон и… моя супруга Анжелика, штурман. Сейчас еще наш штатный летописец Олег подойдет. Он у нас по фоточасти.
        - Супер! - хором отозвались парни и заразительно рассмеялись.
        В душе Анжелики всколыхнулась робкая надежда на примирение - ведь не просто так Антон назвал ее супругой! Но тут Макс задал вопрос, и как следует поразмыслить над тем, что кроется за словами Антона, Анжелика не успела:
        - А вы сами откуда будете?
        - Из Москвы, - не удержавшись, улыбнулся в ответ Антон.
        - Вау! Соседи, значится. А мы тверские! Уф, пока добрались, столько впечатлений получили, прямо хоть садись да мемуары пиши! Да что я вам рассказываю, вы же тоже наверняка по Ленинградке шпарили?
        - Нет, подумали и решили все-таки по Ярославке рвануть. На сто километров меньше выходит, а с нашими скоростями это уже существенно.
        - Понимаю. У меня у самого в ангаре у Павлова «уазик» строится. А пока вот на стасовской восьмидесятке разъезжаем, - заметил Макс.
        - А почему вы себе тогда «уазик» купили, а не «тойоту»? - удивилась Анжелика. - Или машина не нравится?
        - Нравиться-то нравится, - притворно вздохнул Макс, - да только у меня при виде
«тойоты» развивается страшный и неизлечимый синдром - амфибиофобная асфиксия.
        - Брр. Это как? Перевести можно, а то я в латыни не в зуб ногой?
        - Да запросто. По-русски это называется «жаба задавила». Когда я вижу стартовую цену на подержанную японочку в приличном состоянии, тут же появляются все признаки вышеозначенного синдрома. А менять работу и жить впроголодь, лишь бы с шиком прокатиться по городу, а затем залезть в болото и еще полгода ремонтировать уцелевшее, я категорически не согласен.
        - Не верьте ему, это он прибедняется, лишь бы за пиво не платить, - хмыкнул Стас.
        Анжелика почувствовала, что, кажется, приключения начинаются. По крайней мере с такими весельчаками их просто не избежать. Шатен Стас и русоволосый Макс, совершенно не похожие друг на друга внешне, но при всем при том одинаково заводные, не дадут скучать ни себе, ни компании. И хотя она ничегошеньки не знала про эту парочку, Лика интуитивно почувствовала, что ребятам можно доверять.
        Стас тем временем продолжал:
        - А спорим, не догадаетесь, где мы только что побывали?
        - Даже и пытаться не будем, - заверила его Анжелика.
        - Мы утром рванули Северный Ледовитый посмотреть. А то залезли в регламент и поняли: не дело. В куче мест на Кольском побываем, а океан так и не увидим. Вот с самого утра вышли из гостиницы - мы в Мурманске ночевали - и вперед, в сторону полюса!
        - Подождите-ка, - нахмурил брови Антон, - но если не ошибаюсь, вокруг Мурманска куда ни ткнись - погранзона, въезд только по пропускам…
        - В точку! - подтвердил Стас. - А мы с Максюхой через сопочки, через сопочки, по болотцам, по камням, - и вперед к цели. Правда, последнюю пару километров до океана пришлось пехом тащиться. А то мы несколько раз так засели, что я уж боялся, что не откопаемся. Блин, там же тундра сплошная! Лебедиться не за что, только за камни. Так и они, собаки страшные, берут и с места сдвигаются. Зато скажу, мужики, - ой, пардон, мадам, - красотища там офигенная! Я кадров сорок - пятьдесят нащелкал, не меньше. Будет желание - солью вечером на ноутбук, посмотрите в нормальную величину.
        - И все-таки не понимаю, - растерянно спросил Антон. - Неужели вас никто из пограничников так и не остановил?
        - Не-а, - ответил Макс и расплылся в довольной улыбке, словно налакавшийся сметаны кот. - Мы сами к ним пришли.
        - Это как?
        - Ну, обратно через сопки тащиться было лень, да и стремно, откровенно говоря. Вот мы и выбрались на дорожку. Едем, стоит пост. Мы им, мол, так и так: джиперы мы, сами не местные, заблудились, выпустите нас, дяденьки, обратно, мы хорошие.
        Анжелика согнулась от хохота, представив себе эту картину. Антон тоже издавал достаточно характерные звуки, свидетельствующие о том, что и его эта сценка не оставила равнодушным.
        - И что, выпустили?
        - Ну как видите. Документы проверили, посмотрели на наши уляпанные борта да и отпустили на все четыре стороны. Ну кому на фиг сдались такие раздолбаи? Что с нас взять, кроме анализов?
        - Да уж, экстремальные вы ребята, ничего не скажешь.
        - Кстати, а вы такой городок, как Кемь, проезжали? - вновь перехватил инициативу Стас.
        - Ну, в принципе да, - ответил Антон. - Только он в стороне от трассы остался, мы туда не сворачивали.
        - Да это понятное дело, - отмахнулся Стас. - Я про другое. Вы знаете, откуда взялось такое название?
        Анжелика и Антон переглянулись и дружно пожали плечами.
        - Ой, это такая древняя и жутко печальная история, - изобразив на лице скорбное выражение, начал рассказ Стас. - В общем, жил-был такой грозный царь Петр I. Чуть кто его царское величество прогневает - сразу бороду рубить. Или в кандалы, или в острог. В общем, тот еще деспот и тиран. Но случалось провиниться перед государем не простому смертному, а какому-нибудь дворянину. В принципе, у Петра I и с ними разговор был короткий, но всем башку с плеч сшибать - глядишь, и до революции недалеко. А народу и так мало осталось. А поскольку царь был нрава крутого, но мужик вместе с тем мудрый, решил он дворян в ссылку отправлять. А что: с глаз долой - из сердца вон. И на приказах о ссылке ставил Петр I краткую, но емкую резолюцию: к е…ной матери!
        - Что, прямо так и писал? - усомнилась Анжелика.
        - Посмотрите в мои честные глаза и спросите себя, способен ли я врать? - тут же парировал Стас, а затем продолжил: - Но поскольку сосланных было много, а рука царская писать уставала, то очень быстро резолюция превратилась в три буквы: к.е. . Кемь то есть.
        - Да, - протянул Антон. - А я и не догадывался. И ведь если так посмотреть: гнев царский дальше Кеми, получается, не распространялся…
        - …А мы по собственной воле и желанию отправились дальше, чем могли бы быть посланы, - тут же подхватил мысль Антона Макс. - Вот и я говорю: супер!
        Продолжить столь живо начавшийся разговор с Максом и Стасом не удалось, поскольку из дверей гостиницы вышли Бобровы, за ними появился Олег. На крохотную площадку перед гостиницей зарулила еще одна «тойота», следом за ней на обочине припарковался «ГАЗ-66». Тут же стало не протолкнуться. Началась сумятица, кто-то что-то громко спрашивал, кто-то пытался завести машину…
        Навел порядок во всем этом бедламе организатор Степан - плечистый и высокий товарищ, обладатель зычного голоса. Следуя его распоряжениям, вся колонна двинулась на заправку, а оттуда - к той самой ремонтирующейся гостинице
«Лапландия». Вернее сказать, не совсем к ней, а на просторную площадь перед гостиницей, где участников экспедиции должны были приветствовать представители администрации города.
        Пока Степан и его жена, а по совместительству секретарь клуба, Татьяна утрясали последние вопросы с местной властью и представителями прессы, Анжелика получила возможность как следует разглядеть тех, с кем ей предстояло провести ближайшую неделю.
        Ну, с Максом и Стасом уже познакомились. Бобровы, понятное дело, и вовсе не в счет. Остаются, собственно, сами организаторы плюс экипаж еще одной «тойоты». Хм, надо же, а она-то думала, что народу будет куда больше, машин пятнадцать - двадцать. А получилось всего пять, считая «шишигу»-вахтовку, на которой приехали Степан с Татьяной.
        - Антон, не знаешь, еще кто-нибудь появится, кроме тех, что уже на месте? - спросила Лика.
        - Я не в курсе, - пожал плечами тот. - Но заявок в этом году вроде было немного. Так что, может быть, именно таким составом и пойдем. Мне лично все равно.
        - Да мне тоже. Просто как-то непривычно, всего пять машин.
        - Зато удобно. Все на виду, никто не потеряется. И песню «отряд не заметил потери бойца» можно не заводить.
        - А ты думаешь, здесь и вправду реально потеряться?
        - Да как сказать, - потер переносицу Антон, - и да, и нет. Если будем прилежно держаться за головной машиной, как цыплята за курицей, то, конечно же, потеряться будет сложно. Если будем идти по легендам и встречаться только на промежуточных точках - ну, тут возможны нюансы. Смотря до какой степени развился пространственный кретинизм у отдельно взятых товарищей.
        - Ты думаешь, что я смогу завести тебя в болото? - приняла Анжелика слова Удальцова на свой счет.
        - Да при чем здесь ты! - фыркнул Антон. - Я про другие экипажи говорю. Взять, к примеру, наших Бобровых. Лена с GPS до сих пор, как мартышка с гранатой, возится. Если ей заранее трек не прописать, фиг с два поймет, куда ехать надо. Даже точки забивать не научилась.
        - Ну да, есть у нее такая беда, - вздохнула Анжелика. - Ну а остальные?
        - А что остальные? Я про них ничего не знаю. Судя по всему, ребята опытные подобрались. Кстати, вон ту, вторую «тойоту» я уже, кажется, где-то видел.
        - А я их что-то не припоминаю. Да и номера у них вроде как питерские, - внимательно присмотрелась Анжелика. - Нет, вряд ли мы с ними уже пересекались. Они же наверняка больше по серьезным соревнованиям ездят, а не на покатушки. Иначе не было смысла так перестраивать машину. Это же уже мегамонстр какой-то!
        - Ну, насколько я могу судить, это еще не класс «прото[Note7: Классификация спортивных машин в зависимости от степени их модернизации. ТР-1 - стандартная машина с незначительными доработками; ТР-2, ТР-3 - произведена существенная доработка узлов, агрегатов и кузова. Класс «прото» - машина собрана по индивидуальному проекту и не подпадает не под один из классов ТР.] », машина строилась под «ТР-3».
        - Все равно монстр, - упрямо покачала головой Анжелика. - Наша Дуняша рядом с нею какой-то крохой кажется.
        Антон ничего не ответил. Анжелика оглянулась туда, где он стоял, и обнаружила, что ее муж (почти бывший гражданский муж - поправила она сама себя) просто ушел. Очень мило. Впрочем, если учесть, что вчера вечером они и парой слов не перекинулись, даже ужин в молчании прошел, сегодняшний разговор уже достижение. Поговорили на нейтральные темы и - о чудо! - при этом обошлись без попыток побольнее уколоть оппонента.
        Анжелика вздохнула и отправилась знакомиться с экипажем второй «тойоты». В принципе с этим можно было и не торопиться, все равно ближе к вечеру «за рюмкой чая» все расскажут свою подноготную и отправятся спать уже лучшими друзьями. Но поскольку Антон только что четко дал понять, что не горит желанием продолжать разговор, Лике срочно требовался допинг в виде ни к чему не обязывающей болтовни хоть с кем-нибудь. И лучше всего с незнакомцами.
        Подойдя к машине и открыв рот, чтобы представиться, Лика была почти сбита с ног выскочившей из салона темноволосой девушкой, которая решительно направилась к организаторам.
        - Простите, я что-то не поняла: вы говорите, что категории «экстрим» не будет?
        - Да, - подтвердил Степан. - В «экстрим» заявился только один экипаж, остальные в
«туризм». Поэтому, чтобы не дробить группу, все идем по стандартному маршруту.
        - Да это черт знает что! - всплеснула руками девушка. - Могли бы заранее предупредить, мы бы тогда трижды подумали, ехать сюда или нет. В конце концов, человек вправе получить за свои деньги именно то, что заказал, а не какой-то там суррогат!
        - Но позвольте, сударыня, - спокойно возразил Степан. - Стартовые взносы одинаковы для обеих категорий. А что касается зрелищности и проходимости маршрута, могу вас заверить, разочарованных не будет.
        - Двое разочарованных у вас уже есть, - сказала, как припечатала, девушка и, бросив напоследок в сторону Степана уничижительный взгляд, отправилась обратно в свою «тойоту».
        Желание знакомиться с этой экзальтированной барышней у Анжелики тут же пропало. Хотя та вроде не дошла до откровенного хамства, все равно: на душе возник неприятный осадок. Подумаешь - «туризм», «экстрим» - какая разница? Это же не соревнования, чтобы так четко придерживаться выбранной категории. А если непременно хочется сильных ощущений и риска, так зачем было вообще заявляться в экспедицию, первой и единственной целью которой является знакомство с природой Кольского полуострова?
        Степан заметил взгляд, которым Анжелика проводила рассерженную девушку, подмигнул и сказал:
        - Ну, если в команде завелись спортсмены, готовься к неприятностям.
        Веселый тон, которым он произнес эти слова, абсолютно не вязался с их смыслом, так что изрядно озадаченная Лика спросила:
        - А если вся команда - спортсмены?
        - Ну, тогда жди непременных гонок по вертикали и постоянного выяснения отношений, кто круче. Так сказать, соревнования везде и во всем. Впрочем, если капитан команды вменяемый попался, тогда он своих орлов в ежовых рукавицах держит и спуску им не дает. Можно и расслабиться слегка.
        - А чего мы ждем? Кто-то еще из участников должен подъехать?
        - Нет, - отозвался Степан. - Все, кто заявился, уже здесь. Просто представитель администрации чуть-чуть запаздывает, да и громкую связь еще не наладили.
        - Понятно, - отозвалась Анжелика и тут же продолжила, пока Степан не ушел: - Так непривычно: всего-то пять машин. Я думала, здесь целый автокараван будет тусоваться. Обычно на покатушках меньше двадцати экипажей никогда не бывает.
        - Я бы сказал, что в этот раз количество экипажей близко к оптимальному. Честно сказать, не люблю большие и шумные команды. Чем больше народу, тем сложнее его координировать. Кто-то кричит: давайте ночью ехать, кто-то каждые пять минут тормозит и фотосессии устраивает. А если экипажи по пальцам пересчитать можно, легче достичь компромисса по любым вопросам.
        - А трасса сложная будет? - спросила Анжелика.
        - Ну как сказать, - словно что-то прикидывая про себя, протянул Степан. - Непроходимых мест точно нет. Хотя кое-где посидеть придется. Кроме того, я вам всем на сегодня один сюрприз заготовил, думаю, должен понравиться.
        И, подмигнув Анжелике, Степан отправился к позвавшей его Татьяне.
        Лика развернулась и пошла обратно к машине, как ее остановила Лена:
        - Ну, ты как? Отдохнула за ночь? Отдохнула, я вижу. Вон, лицо посвежевшее, глазки сияют. Так давай, рассказывай: что решила-то насчет Антона?
        Лика мысленно застонала. Опять она за свое! Хлебом не корми, дай в чужое белье нос сунуть.
        - Ничего, - чуть ли не по слогам ответила она Лене, но отвязаться от той было делом практически безнадежным.
        - Подожди, ты что, хочешь его простить? - возмущенным шепотом поинтересовалась Лена. - И это после того, что он тебе сделал! Честное слово, я тебя не понимаю. Неужели ты собираешься унижаться перед этим человеком? И это ты - умница, красавица! Да гони ты этого кобеля в три шеи! Ты себе запросто другого мужика найдешь, и уж наверняка получше твоего ненаглядного Тоши…
        Анжелика закипела:
        - Я, кажется, уже дала тебе вчера понять, что не собираюсь терпеть твое вмешательство в наши с Антоном дела. И будь добра: огради меня как от своих советов, так и от своей жалости, хорошо? Я приехала сюда отдыхать, а не мусолить с каждым встречным - поперечным подробности своей семейной жизни. Блин, тоже мне, нашли бесплатный сериал с мыльными страстями!
        - Но как же я? - растерялась под ее напором Лена. - Я же тебе только добра желаю. Я же всегда на твоей стороне. А ты…
        На глаза Лены навернулись слезы, и Лика почувствовала себя последней дрянью. Черт, не надо было с ней так резко. Все-таки девчонка не виновата в том, что порой ведет себя как законченная дура…
        Надо бы попросить сейчас у Лены прощения, потом вытерпеть обязательную пятиминутную истерику и еще долго нудно расшаркиваться, уверяя, что лучше Лены подруги в целом свете не найти. Анжелика уже вздохнула, собираясь неискренне сказать «прости меня, пожалуйста»… и промолчала. Маленький упрямый чертик внутри нее яростно нашептывал в ушко: «Да плюнь ты на нее. Была бы нормальной подругой - так молчала в тряпочку, чтобы тебе лишний раз раны не бередить. В конце концов, что она тут перед тобой цирк устраивает? Или думает: ты сейчас бросишься и сама зарыдаешь у нее на груди?»
        Лену под тяжелым молчаливым взглядом Анжелики пробил озноб, и она сочла за лучшее быстренько утереть слезы, чтобы не привлекать к себе внимания. Нет, Лика все-таки законченная эгоистичная дрянь. И что в ней только мужики находят? Впрочем, сначала находят, а потом бросают. И поделом ей.
        Тут Анжелика почувствовала, как кто-то крепко обнял ее сзади, а затем над ухом раздался снисходительный басок Аркаши:
        - Что, с самого утра решили мужикам косточки перемыть?
        - С чего это ты решил? Думаешь, у нас других тем для разговора не найдется? - парировала Анжелика, одновременно высвобождаясь из его объятий.
        - Так известное дело! - заржал Аркаша. - О чем еще могут трепаться две бабы, кроме как о своих благоверных да любовниках. Одна жалуется, другая хвастается - это ж очевидно!
        Анжелика почувствовала, как к лицу прилила кровь, а в глазах потемнело. Да что они, право, как с цепи сорвались? То Лена пристает, теперь вон и муж ее открытым текстом заявляет, что в курсе их с Антоном неприятностей. Неужели ни у кого не хватает такта промолчать? Или это так сложно понять?
        С трудом подобрав слова, чтобы не перейти на крик и не выставить себя на посмешище, Лика произнесла:
        - Аркаша, я была бы тебе крайне признательна, если бы ты… заткнулся!
        После чего резко развернулась и отошла от Бобровых.
        От изумления брови Аркадия скакнули на лоб. Лика рассержена, как стая диких кошек. Еще немного, и того гляди зашипит. Совсем докатилась девка, даже шуток не понимает. Да и Ленка тоже волком глядит. Ну, тут все на мордашке написано: наверняка пыталась очередные подробности скандала выведать, за что и огребла от Анжелики по полной программе. И поделом: не суйся, куда не просят.
        А Лика меж тем залезла в Дуняшу и плотно прикрыла за собой дверь. Вороватая слезинка украдкой спрыгнула на щеку, и Анжелика тут же смахнула ее рукавом. Больше всего на свете ей сейчас хотелось, чтобы Бобровы развернулись и уехали обратно в Москву. Да хоть в Антарктиду свалили или вообще к черту на кулички, лишь бы духу их здесь не было. Ну почему все как назло получается! Ей с Антоном сейчас по-хорошему остаться бы вдвоем да и поговорить начистоту, расставить все точки над ё. Но если где-то поблизости маячат Лена и Аркаша, про такой разговор сразу можно забыть. Бобровы мигом устроят из этого образцовое шоу, да еще и остальных участников просветят. Мол, так и так, глядите, люди добрые, на то, как муж изменил жене, а она на него всех собак спустила…
        Погоди-ка, а ведь Аркаша совсем не так сказал! Дай Бог памяти, ага, точно! Мол, разговор женщин всегда сводится к благоверным и любовникам, «…одна жалуется, другая хвастается». Но у нее нет любовника! Зато вот Антон, судя по всему, считает иначе. И Аркаша, видимо, тоже. Но почему? Или Антон сделал глупость и пожаловался Аркаше на гулящую жену? Глупость несусветная. Антон ведь и придумал это исключительно для того, чтобы хоть что-то противопоставить доводам Анжелики, когда та обвинила его в измене. А теперь выходит, что он сам поверил в свою выдумку? Чушь какая-то. В принципе Антон всегда отличался здравомыслием и уж до такого-то маразма точно бы не дошел. Так с чего Аркаша упомянул про любовников? Просто так, для красного словца? Или…
        Анжелика глубоко вздохнула и приказала себе немедленно успокоиться. С этими стрессами, что навалились на нее за последнюю неделю, недолго и параноиком стать. Вот уже в невиннейшей шутке недалекого в общем-то человека пытается какое-то второе дно отыскать, будто оно там есть. Аркаша просто так ляпнул, а она словно только этого и ждала: тут же начинает далеко идущие выводы делать, обобщать, какие-то связи обнаруживать. Глупо, матушка, глупо и нелогично.
        Впрочем, идею отправиться на Север тоже блестящей не назовешь. Ведь знала, что Антон будет дуться и вести себя как оскорбленный в лучших чувствах. И то, что простодушно-наивные Бобровы со своим дикарским любопытством их в покое не оставят - тоже знала. Но все равно, схватилась за эту поездку, как утопающий за надувной круг, а теперь еще и дуется: мол, вода холодная и спасатели что-то на помощь не спешат.
        По оконному стеклу постучали. Недовольная Анжелика, которой меньше всего хотелось, чтобы кто-то видел ее в таком состоянии, нацепила на лицо дежурную улыбку и распахнула дверцу.
        - Добрый день, меня зовут Анастасия, я журналист, буду освещать ход экспедиции. Вы не ответите на несколько вопросов? У меня через полчаса прямой репортаж…
        - Да, конечно же, - вздохнула Лика, исподтишка рассматривая нарушившую ее покой Настю.
        Милое открытое лицо с нежной россыпью веснушек, на котором написано вечное нетерпение, как у запертого в стойле жеребенка. Вон, даже на месте устоять не может, так и перебирает ногами, как стригунок. Сколько ей лет? Восемнадцать? Двадцать? Да, наверное, не больше двадцати одного. В этом возрасте глаза еще не успевают поменять выражение с восторженного на циничное и лучатся внутренним светом, вызывая невольную симпатию к обладателю.
        - Как давно вы занимаетесь внедорожным туризмом?
        - Около трех лет, точнее не скажу.
        - Это ваш первый визит на Кольский полуостров?
        - Да.
        - Откуда вы узнали о нашей экспедиции?
        - Муж нашел в Интернете ваш сайт и загорелся идеей провести отпуск не у южного моря, как обычно, а у северного…
        Анжелика не заметила, как вошла во вкус. Юная журналистка смогла растормошить ее и отвлечь от горьких мыслей, так что когда интервью подошло к концу, Лика почувствовала нечто вроде легкой жалости. Как, уже все кончилось? А Настя меж тем вовсю тормошила флегматичного Олега, видимо признав в нем коллегу по цеху. У кого еще может висеть на шее тяжелый профессиональный фотоаппарат, а многочисленные карманы жилетки-разгрузки трещать по швам от распиханной в них разнообразной мелочевки, вроде запасных батареек и специальных тряпочек для протирки оптики?
        Меж тем запоздавший представитель администрации наконец-то появился, экипажи выслушали приветственное слово, после чего, поморщившись положенное время под многочисленными вспышками фотообъективов, расселись по машинам, и колонна стартовала.
        По забавному стечению обстоятельств Дуняша оказалась четко во главе автокаравана, аккурат за гаишной машиной сопровождения. До выезда из города оставалось метров триста, не больше, когда Антон включил аварийку и кое-как съехал на обочину.
        - Что случилось?
        - По ходу дела опять газ пропал, - коротко ответил он и полез под капот.
        Остальные экипажи терпеливо ждали, пока Антон ликвидирует поломку. Впрочем, он не обманул ожиданий, и через пару минут колонна снова тронулась. Анжелика с облечением перевела дух - кому охота быть причиной столь досадных задержек, - как Антон, уже не стесняясь, выдал емкую матерную тираду и вновь свернул на обочину.
        На этот раз быстро вернуть тягу газа на место не получилось. Вылезший из машины сопровождения гаишник, нарезая вокруг Дуняши круги, тоскливо поинтересовался:
        - А у вас это… надолго? А то у меня через полчаса смена заканчивается.
        Антон лишь мрачно кивнул в ответ.
        Подошел Степан и тоже заглянул под капот. Спросил:
        - До выезда из города дотянешь?
        - Надеюсь, - буркнул Антон.
        - Нам самое главное выехать из Мончегорска. Тогда ребят-гаишников отпускаем, всех отправляем вперед на развилку перед Оленегорском, а сами ремонтируемся.
        Анжелика чувствовала себя ужасно неловко. Мало того, что из-за них торжественный выезд из города срывается, так они еще и всю колонну тормозят своими поломками. А уж если откровенно говорить: так это только ее, Лики, вина, и ничья больше. Ведь Антон предупреждал, что Дуняша к поездке не готова. Но Лика настояла на своем. И вот результат: первый же день экспедиции, а у них уже поломка на поломке.
        Кое-как они все-таки дотянули до границы города. Там Степан тепло распрощался с гаишниками и, как и говорил, отпустил две «тойоты» и Бобровых вперед, наказав им ждать у развилки, а сам тем временем достал из «шишиги» тиски, ловко приделал их к бамперу и принялся обтачивать грани на гайке М6. Еще через десять минут гайка была прилажена на место взамен изношенного сухаря, а значительно повеселевший Антон поведал, что машина наконец-то начала вести себя подобающим образом.
        Нагнав остальные экипажи, Удальцов свернул вслед за «шишигой» на грунтовку, уводившую к карьеру и дальше на накатанные джиперские маршруты. У карьера все дружно устроили фотосессию, разглядывая со смотровой площадки увозившие породу
«БелАЗы», казавшиеся отсюда крошечными и неуклюжими, как детские игрушки. Затем вновь расселись по машинам, и еще через десять минут Анжелика увидела обещанный Степаном «сюрприз».
        Им оказался крутой заезд в лесной массив. Сначала машинам нужно было преодолеть первую «ступеньку» из рыхлого песка и камней, а затем после небольшой пологой площадки и вторую - чисто песчаную. «Шишига» с разгона резво взяла первую
«ступеньку», после чего Степан нацелил вахтовку параллельно основной дороге и принялся разматывать трос лебедки. Видимо, счел, что столь же легко подниматься дальше у тяжелой грузовой машины не получится - завязнет в песке и перекроет дорогу остальным экипажам.
        - Вылезайте, - коротко приказал Антон. - Попробую в одиночку проскочить.
        Олег как будто только и ждал этих слов - тут же стал карабкаться вверх на холм, чтобы во всех подробностях запечатлеть подъем колонны. Анжелике выходить из машины ужасно не хотелось, но нарываться на скандал с Антоном не стоило, поэтому, вздохнув, она тоже вылезла наружу. В такой ситуации пилот всегда прав, как ни крути. Ему и решать, как ехать.
        Антон, не дождавшись, пока фотографы найдут более-менее удачные точки для съемки, по примеру Степана разогнался и практически сразу взял первую «ступень». Вернее, почти взял: буквально за метр до пологой площадки колеса Дуняши забуксовали, а попытки Антона прибавить газу привели лишь к тому, что машина стала зарываться в грунт. Пришлось давать задний ход, осторожно скатываться вниз и вновь набирать разгон. Во второй раз у Антона все получилось, но довольным он не выглядел. Скорей уж раздосадованным.
        Пока Антон примерялся, как лучше брать вторую «ступеньку», взревел движок «тойоты» Стаса и Макса, и эта лихая парочка птицей взлетела на холм, а затем, словно играючи, форсировала и вторую «ступень».
        - Ну, вы, ребята, молодцы! - уважительно произнес Степан. - На моей памяти такое не каждому удается.
        - Мастерство не пропьешь! - подмигнул ему Стас, расчехляя свой цифровик[Note8: Цифровой фотоаппарат] , после чего крикнул вниз: - Эй, народ, меня кто-нибудь догадался сфоткать?
        - А как же! - крикнул в ответ Олег. - Аж пять кадров на тебя извел!
        - Супер! С меня причитается!
        Вслед за тверчанами неожиданно вверх рванула вторая «тойота». Анжелика окончательно прониклась неприязнью к этому экипажу. Мало утренней сцены, так эти
«спортсмены» не придумали ничего лучше, как едва не протаранили бок Дуняши и оттеснили ее обратно на площадку между «ступенями». От подобной наглости Антон растерялся и, не зная, как реагировать, предпочел остаться на месте. Если питерцы так торопятся - что ж, вперед и с песнями. Но вообще-то могли и подождать.
        Впрочем, несмотря на большие колеса и высоко лифтованный кузов, повторить подвиг Стаса им так и не удалось. «тойота» зарылась в песок метрах в трех от цели. Дверь открылась, и из салона выскочила давешняя любительница экстрима. Обойдя машину кругом, она покрутила пальцем у виска и крикнула водителю:
        - Игорь, ну ты, блин, первый раз, что ли? А кто давление в шинах стравливать будет? Пушкин? Или решил в шахтеров поиграть?
        Словно по заказу «Тойота» чуть качнулась, и Анжелика увидела, как ее колеса потеряли свою первоначальную форму. Ничего себе: у них давление в шинах прямо из салона регулируется! Вот это да!
        Впрочем, экипажу это не сильно помогло: тяжелая машина упорно не собиралась выныривать из песчаного плена. Пришлось рассерженной девушке разматывать трос и лебедиться за сосну.
        Анжелика наблюдала за этой сценой с некоторым злорадством. Ага, так вам и надо! Нечего было других подрезать!
        Тем временем «шишига» успела вскарабкаться на холм, и Степан полностью посвятил себя участникам. По его совету Антон насколько мог далеко забрался на вторую ступеньку, после чего Анжелике пришлось поработать с лебедкой. Следом тот же самый маневр повторили Бобровы, и все пять машин оказались наверху.
        - Это и есть обещанный сюрприз? - поинтересовалась Анжелика у Степана.
        - А что, не понравился?
        - Почему же, понравился. Только сдается мне, в этот лес можно проехать и по другой дороге, необязательно по этому склону карабкаться. Ведь так?
        Степан лукаво улыбнулся, подтверждая тем самым Ликину догадку. Анжелика расплылась в ответной улыбке и отправилась к Дуняше наматывать трос восьмеркой вокруг бампера.
        - Кажется, путешествие приходится мне по вкусу, даже настроение поднялось, - призналась она Антону, наблюдавшему за ее манипуляциями с тросом, и была очень удивлена, когда услышала в ответ:
        - Лика, я был бы крайне признателен, если бы ты не корчила из себя примерную девочку и не делала вид, что у нас все в порядке. Честное слово, уже с души воротит от этого спектакля!
        Анжелике стоило больших усилий не кинуть трос на землю и не броситься отсюда куда глаза глядят. Вот глупая, а она еще на что-то надеялась… А Антону, оказывается, даже смотреть на нее противно. Что надо сказать в такой ситуации? «Пошел вон, сам дурак»? Вцепиться ногтями в лицо бывшему и располосовать его на потеху Бобровым и прочим зрителям?
        - Всех желающих прокатиться на крыше нашей вахтовки - милости просим! - раздался за спиной голос Степана. - Только оденьтесь потеплее да пенки не забудьте взять. Крыша как-никак железная.
        Ничего не ответив Антону, Лика залезла в Дуняшу, достала оттуда куртку и коврик-пенку и направилась к «шишиге». С помощью Степана залезла наверх, где уже вольготно расположились журналистка Настя и Татьяна. Расстелила пенку, поплотнее запахнула куртку и приказала себе не думать об Антоне. Как же вовремя пришло это приглашение от Степана! Ведь ехать сейчас в одной машине с Удальцовым - хуже пытки и придумать нельзя.
        Тяжелая машина рыкнула и тронулась с места, крыша ощутимо качнулась, и Анжелика двумя руками вцепилась в железный поручень.
        - Ты не бойся, - улыбнулась ей Настя. - Я на этой крыше уже два года езжу. И все в порядке. Ты подожди, вот сейчас Степан разгонится, тогда поймешь, какой это кайф!

«Шишига» и вправду набрала скорость, помчались навстречу сосны, да елки… И Анжелика на какой-то момент забыла обо всех своих проблемах - так захватило ее это новое ощущение свободы и полета. Ветер бьет в лицо, только успевай от веток отворачиваться да крепче держись за поручень. Под ногами кабина туда-сюда ходит, до горизонта блюдце Имандры разлилось, в лучах солнца блестит-играет, сердце в груди стучит, заходится. И восторг - детский, неуемный.
        - Ну как? - толкнула ее в бок Настя.
        - Во! - показала ей Анжелика большой палец.
        - А я что говорила?

* * *
        Анна в раздражении плюхнулась на штурманское место. Ей совершенно не нравилось ни то, в какой компании приходится ехать, ни то, какие люди отвечают за этот маршрут. На самом деле ее с самого утра, еще до встречи с остальными участниками экспедиции, терзали нехорошие предчувствия. И ведь как в воду глядела: все, решительно все было против нее. Категорию «экстрим» отменили - это раз. Вместо толпы народа, в которой так легко затеряться и выполнить задуманное, - всего-то пять машин. Да еще и организатор этот, Степан, во всех бочках затычка. Куда не пойдешь, обязательно на него наткнешься. И смотрит на тебя так, будто рентгеном просвечивает. Такого обдурить и думать нечего, сразу видно, что мужик тертый, много чего в жизни повидать успел. Плюс жена его, Татьяна, тоже недалеко от мужа ушла. Два сапога пара. Так и вся задумка коту под хвост пойти может. И чего тогда, спрашивается, они с Игорем на этот Кольский поперлись? Эх, надо было в
«Ладоге[Note9: Знаменитое международное внедорожное соревнование, проводится под Санкт-Петербургом.] » заявляться. Там экипажей несколько сотен, и места гадкие, и трасса тяжелая - никаких бы сложностей не было.
        Хотя… пожалуй, рано она в панику впадает. Сегодня же только первый день маршрута. Ну не может такого быть, чтобы не было ни одного опасного местечка! Или тут детсад на прогулку отправился? Чин-чинарем, все друг за дружкой да по укатанным грунтовкам из пункта А в пункт Б? Тогда почему все это безобразие называется
«внедорожное приключение»? В чем это самое «приключение» состоит? Со скоростью улитки проползти по местным дорогам? Или на остановках пожрать китайской лапши с видом на мхи и лишайники?
        Анна бросила взгляд на Игоря. Тоже особой радости на лице не заметно, кислый сидит, как лимонов объелся. Впрочем, с ним-то все как раз понятно. На такой машине, как у них, этот дурацкий подъем они должны были взять на ура и порвать всех остальных участников, как Тузик грелку. А вместо этого Игорь допустил совершенно идиотскую ошибку и увяз в песке. Вон, вторая «тойота» эту горку взяла и не пискнула. А им пришлось унижаться и прилюдно доставать себя на лебедке. Вот Игорек и психует.
        Ладно, теперь главное - не выдать себя преждевременно. Жаль, конечно, что сегодня она вспылила и тем самым привлекла к себе повышенное внимание. Больше такое повториться не должно. Вдруг решат провести расследование несчастного случая, начнется опрос свидетелей, и все хором заявят, что с самого первого дня что-то вот этакое подозревали - уж очень нервно себя девушка вела. Оно ей надо? Конечно, нет. А раз так, начинаем изображать радушие и приветливость. А утреннюю вспышку можно списать на усталость, на недосып - да на что угодно, лишь бы все поверили, что она белая и пушистая.
        Да, и еще одно: сегодня надо раскрутить Игорька на секс. Кто знает, может, это в последний раз?
        Впрочем, если не захочет - наплевать и растереть! Как только похороны пройдут, она себе тут же кого-нибудь в ночном клубе снимет - исключительно для снятия напряжения. А если повезет, так похороны станут двойными. Не выдержит умирающая Ольга известия о смерти любимого мужа и следом за ним отправится. Отличный расклад!
        Как назло, вызванный такими радужными мыслями прилив сил застал Анну врасплох. Эх, сейчас бы на дискотеке оторваться или постельные бои устроить, да только как? Впрочем, есть еще один способ…
        - Игорек, у тебя фляжка с собой?
        - Разумеется.
        - А что внутри?
        - Коньяк.
        - Фу.
        - «Мартель».
        - Ну ладно, давай сюда. Сойдет и твой «Мартель».
        - А что такое?
        - Да опять с давлением непорядок.
        - Понятно. Ты только смотри, не переусердствуй.
        - Не учи ученого…

* * *
        Лена с раздражением оттерла влажной салфеткой запачканные руки. Даже перчатки от этой гадкой грязи не спасают. А вот Аркаше на подобные вещи наплевать. Он может изгваздаться как свинья и даже не заметит этого. Черт побери, как бы ему еще намекнуть, что бегать с тросом - не женское занятие? Между прочим, мог бы и сам все прекрасно сделать. В конце концов, сейчас не соревнование, времени - вагон и маленькая тележка. Так нет же, лень ему было задницу свою драгоценную от кресла оторвать, легче жену гонять туда-сюда.
        Кое-как приведя себя в порядок, Лена с раздражением уставилась на дорогу. Ну так и есть: Аркаша лопухнулся и пустил Удальцова вперед себя. Теперь не дай Бог какая-нибудь серьезная засада, Антон пройдет первым и своими колесами все так перемесит, что хоть сразу за лебедку хватайся или сендтраки подкладывай. Впрочем… все равно во главе колонны этот грузовик прется, так что одной машиной больше трассу размолотит, одной меньше - это уже несущественно.
        Мысли Лены вновь вернулись к Анжелике. Что же она скрывает, гадина? Что у нее на уме? И ведь не расспросишь теперь, не узнаешь: произошло ли то, что должно было произойти, или нет. Нос до крыши задрала, на кривой козе не объедешь. Ну не может такого быть, чтобы накладка произошла, все же было четко рассчитано. В три часа - одна встреча, в три десять - вторая, а в двадцать минут четвертого - звонок с извинениями: мол, не смогла прийти, прости, подруга. Должны они были пересечься, однозначно должны! Так какого черта Анжелика тогда поперлась на Север, да еще в компании Удальцова, с которым они должны быть на ножах, если ей надо сейчас сидеть в Москве и думать, как спасти свою шкуру? Неужели прокол?
        Лена попыталась поставить себя на место Анжелики - и не смогла! Впервые за этот год не смогла. Образ Анжелики слезал с нее, как платье не по росту. Как ни старалась Лена, у нее не получалось ни предугадать дальнейшие действия Лики, ни понять мотивы ее поведения.
        Лена запаниковала. Что-то пошло вразрез с ее планами, и она не могла понять, где именно произошел сбой.
        Ладно, к черту сомнения. Сегодня же вечером надо поговорить с Антоном. Если Анжелика молчит и корчит из себя невесть что, вряд ли Удальцов будет столь же скрытным. Главное - не торопиться. Подождать, пока все поужинают, водочкой разомнутся. А потом подойти, проявить участие. Пожалеть - мужики очень любят, когда их жалеют. Да и выведать, что же у них творится. Ну не может такого быть, чтобы они взяли и помирились! Ну ладно Торопова, она в своем Удальцове души не чает, готова с ним на край света переться, декабристка хренова. Поплачет в кулачок да простит засранца. А вот Антон? Неужели он такая тряпка, что запросто готов забыть измену подруги? Чем же она его пленила, что он мигом про все обиды забыл и в отпуск отправился?
        Глаза Лены презрительно сощурились. Да тут и гадать не надо чем. Тем, что пониже живота находится. Тьфу, животные. А все туда же: любовь, чувства… Вот только не надо петь военных песен! Чай, не первый день замужем, знаем, откуда ноги растут!
        Или… или они на самом деле не ссорились вовсе? Так, покричали друг на друга в свое удовольствие и на этом закончили? Или и вовсе без крика обошлись?
        Но если ссоры не было, так с чего тогда Лика поперлась в парикмахерскую и оттяпала себе почти все волосы? Да и взгляды, которыми Удальцов с Тороповой обмениваются, уж никак дружескими не назовешь. Так что могут перед кем угодно комедию ломать, что у них все тип-топ, ее-то на мякине не проведешь!
        А может, еще хитрее поступить? Зарядить Аркашу, пускай он все разузнает. В случае чего и все шишки от Удальцова с Тороповой тоже ему достанутся. Только как бы сделать так, чтобы он искренне считал, что сам додумался до этого? Если тупо сказать в лоб: иди к Антону и Лике, узнай, как они между собой ладят - нарвешься на издевки. Мол, чего ты к ним прилипла, захотят - сами расскажут. Знал бы он, зачем ей это надо… Но нет, нельзя. Ни в коем случае нельзя раскрываться, иначе хуже сделаешь. Аркадий не должен ничего об этом знать.
        Ладно, в конце концов, не впервой, придумает что-нибудь. Аркаша может сколько угодно верить в то, что в их семье решения принимает он, и только он. Пусть и дальше остается в неведении.
        А вот интересно предположить: а вдруг все удалось? Встреча состоялась, ультиматум поставлен. Что такого пообещала им Торопова, что ее так просто отпустили? Или просто не узнали с новой стрижкой? Черт, это было бы досадно. Хотя… стрижка стрижкой, а паспорт паспортом. Неужели так сложно сообразить, что женщина может менять внешность, сколько ей заблагорассудится?
        И все равно непонятно: что Торопова делает здесь, если по-прежнему находится в ссоре с Удальцовым?
        От внезапно пришедшей на ум догадки Лена похолодела. Как она сразу этого не поняла - Анжелика просто сбежала! Вот и вся разгадка ее странного поведения. Но как ее выпустили? Эти ребята отличаются весьма крутым нравом, так неужели какая-то вертихвостка запросто обвела их вокруг пальца?
        Но тут Лену снова обуяли сомнения. Слишком нереально все выглядело со стороны. И как ни крути, не давало стопроцентной гарантии от неприятностей по возвращении домой. Ведь в Москве они с Тороповой окажутся одновременно… Так что же будет с ними обеими после экспедиции? Кого изберут своей мишенью эти ребята? Ведь ошибиться так легко…
        Лена поморщилась. Ей было до крайности неприятно думать о последствиях затеянной комбинации. Тогда, год назад, все казалось предельно простым: данные нужного паспорта на руках, впереди еще масса времени. Все наладится, все получится. А вышло-то совсем по-другому. Эта самонадеянная дрянь завалила ее дело. Вот ведь правильно говорят: понадейся на кого-нибудь, но сделай сам. Теперь настал черед Тороповой расплачиваться за ошибки, а она взяла и сбежала! Улизнула от законной расправы. И кто теперь ответит за все?
        Силуэт Анжелики маячил далеко впереди на крыше грузовика. Лена прищурилась и искренне пожалела, что у нее нет в руках снайперской винтовки, чтоб раз - и готово. Должна же быть на земле хоть какая-то справедливость!

* * *
        Антон не знал, правильно ли он ведет себя или нет. Из головы никак не шел взгляд Анжелики в тот момент, когда он попросил ее не ломать комедию. Этот взгляд мог принадлежать раненой собаке, которую приложил сапогом хозяин, но никак не самоуверенной и наглой женщине, сознательно решившейся на измену. Похоже, это не притворство, она действительно страдает. Но отчего? Из-за того, что один из двух фронтов пришлось прикрыть? В таком случае почему она с ним в экспедиции, а не со своим хахалем в Москве? Надеется, что Антон одобрит шведскую семью? Ну, дурой Анжелика никогда не была. Должна осознавать, что этот вариант совершенно неприемлем. Значит, скорее всего с хахалем она тоже рассталась. Что ж, вполне закономерно: есть такой контингент «вольных стрелков», которые в качестве любовниц признают исключительно замужних женщин. То ли боятся, что окольцуют, то ли того, что деньги на аборты начнут клянчить - не суть. Вот и Ликин любовник тоже: как только узнал, что Анжелика свободна, тут же от нее свалил. На хрена ему ее проблемы решать? Лучше другую подругу себе найти, значительно проще выйдет.
        А Лика… Да, все сходится. Оказалась у разбитого корыта, быстро прикинула, что ей светит, и решила дать обратный ход. Авось все простится и забудется. Интересно, а про его, Антона, чувства она подумала? Каково ему все эти фортели выносить, из-под чужого мужика ее забирать? Да нет, вряд ли. Можно на что угодно поспорить, что будь у Анжелики приличный банковский счет и место, где жить, домой после ссоры она вряд ли вернулась бы. Это факт.
        И тут Антон засомневался. Вся его стройная логическая конструкция скрипела и угрожала развалиться на части. Ведь у Лики было, где жить . Подружка, что оставила ей ключи от квартиры, только в конце следующего года назад в Россию собиралась. Не было бы подружкиной квартиры - всегда можно решить вопрос со съемным жильем, не такая уж это большая проблема. Да и бедной Анжелику никак не назовешь. Пара-тройка заказов, и не то что прожиточный минимум - можно сказать, прожиточный максимум обеспечен. Ведь раньше все свои деньги она вкладывала в Дуняшу. А сейчас может тратить исключительно на себя. Даже на содержание молоденького альфонсика должно оставаться - было бы только желание. Но нет, она вцепилась в Антона и не собирается его отпускать.
        А может, все дело в привычке? Вот привыкла она делить кров с определенным человеком, и хоть ты тресни, не хочет ничего менять. Хм, хрен редьки не слаще. В таком варианте Антон вообще низводится в ранг домашнего животного, вроде любимого кота. Лежит себе на диване, каждый вечер мурлыканьем встречает, ластится - а больше от него ничего не нужно. Брр, противно.
        Впрочем, может, он зря себя накручивает? И Лике просто захотелось прокатиться по Кольскому полуострову, благо что к этой поездке они почти год готовились. И вкладывалась в эту поездку по максимуму, надо признать. Так чего ж зря отпуску и деньгам пропадать: ехать, и вся недолга!
        Антон чувствовал, что окончательно запутался. И еще одно понял: Анжелика по-прежнему желанна для него. Несмотря ни на что - даже на откровенное вранье.
        Сделанное открытие изрядно обескуражило Антона. Он попытался обматерить себя, свою мягкотелость, но все найденные им гневные аргументы были как-то неубедительны. Нет, он не простил Анжелику. И по-прежнему не представлял, как можно и дальше жить вместе после такой встряски. Но одно он понял четко: просто так вычеркнуть ее из собственной жизни не получится. Все равно что зуб без наркоза рвать.
        Почему-то на ум тут же пришел старый бородатый анекдот: «Доктор, а может, лучше таблеточку»?..

        Воскресенье. Экспедиция, день второй.

        Анжелика привычно забралась по бамперу и кабине на крышу «шестьдесят шестого». Вчерашняя поездка доставила ей ни с чем не сравнимое удовольствие, и она намеревалась продлить его как можно дольше, благо что Степан не возражал. Возвращаться в родной экипаж не было никакого желания. Во-первых, с Антоном контакт так и не налажен - хотя и не испорчен окончательно, что радует. А во-вторых, после вольницы на крыше поездка в подпрыгивающем на каждой кочке
«уазике» напоминала ей танец сардин в консервной банке, которую трясет какой-то гигантский шутник.
        Вчерашний день оставил у нее смешанное впечатление - уж очень сумбурным он выдался. Как организатор и обещал, еще не раз пришлось прибегать к помощи лебедок, а машины довольно скоро приобрели одинаковый бурый оттенок. Впрочем, она на все посматривала с высоты, а роль бегающего штурмана на сей раз безропотно исполнял Олег. Анжелика принципиально решила: если ее помощь нужна - пусть позовут. А на нет и суда нет. Как оказалось, мужчины вполне справлялись сами, и нельзя сказать, чтобы это обстоятельство огорчило Лику.
        Единственный раз, когда она вчера почти сорвалась - это когда на общем вечернем костре Аркаша неумно сострил что-то насчет них с Антоном. Впрочем, Удальцов ее опередил и настоятельно попросил приятеля больше эту тему не поднимать. Аркаша понял все правильно, извинился и тут же принялся травить анекдоты. Стас и Макс решили показать, что и они не лыком шиты, и, в свою очередь тоже, начали рассказывать байки. Смех у костра не умолкал ни на минуту, а мужчины входили в раж, стараясь завоевать расположение единственной свободной в команде девушки Насти. Настя очень мило краснела и ловко подавала реплики в нужных местах. Было видно, что подобное внимание ей льстит, хотя голову терять она из-за этого не собирается.
        Зато Лену Анжелика точно не поняла. Та сидела у костра с таким видом, будто ей все обязаны или денег должны. На лице кислое выражение застыло, словно уксуса неразбавленного глотнула. Даже пофигисту Аркаше, судя по всему, было неловко за поведение жены. Он несколько раз что-то шептал ей на ухо, но Лена упрямо трясла головой и гнев на милость менять явно не собиралась.
        Вопреки ожиданиям питерский экипаж - Игорь и Анна - оказались на поверку очень милыми людьми. Они извинились перед Антоном за инцидент на подъеме - Анна поздно заметила, что Антон тронулся, а Игорь уже успел набрать скорость. Они помогли накрыть на стол - Игорь набрал сушняка для костра, а Анна, ловко засучив рукава, буквально в пять минут нарезала салатов на всю компанию. Единственное, что не поняла Лика, так это кем они друг другу приходятся? Вроде как супруги, но в то же время какой-то особой теплоты, свойственной семейным парам, у них и в помине нет. Может, молодожены? Или не так давно знакомы, присматриваются друг к другу, характерами притираются.
        Но самой колоритной парой были, конечно же, Степан с Татьяной. Эти двое настолько разнились между собой внешне, насколько соответствовали друг другу внутренне. Кроха Татьяна свободно проходила под мышкой у своего мужа, но при этом он часто советовался со своей второй половиной и крайне внимательно прислушивался ко всему, что та говорила. Да и в поездках такого рода ни он, ни она новичками не были: водили группы вот уже почти десять лет и такого навидались, что их запас баек и походных рассказов казался практически неиссякаемым. Над одной такой историей вповалку лежали все участники экспедиции - ну, за исключением разве что Лены, упорно разыгрывавшей из себя Несмеяну.
        Помимо русских групп Степан предлагал услуги гида-проводника и зарубежным туристам. Вот и довелось ему как-то раз вести пять экипажей из дружественной Прибалтики. Экипажи на поверку оказались семейными, и особых проблем с ними вроде как не предвиделось, но первый же вечер преподнес сюрпризы. Оказалось, прибалты восприняли экспедицию по Кольскому полуострову как отличную возможность устроить себе недельное водка-party. Пустые бутылки бойко отлетали от костра и складировались в штабеля, и остолбеневший Степан робко поинтересовался: не пора ли уважаемым господам туристам отправляться на покой? Ответ был следующим:
        - Не говори нам, во сколько лечь спать, говори - во сколько ехать.
        Степан пожал плечами и назвал время - девять ноль-ноль.
        Следующее утро, как он со смехом признался, стало утром его позора. Без двух минут девять он лихорадочно забрасывал в «шишигу» последние бивуачные вещи, а пять уже прогретых машин стояли колонной и терпеливо ждали, пока он закончит погрузку.
        Так и понеслось. Каждый вечер и до самого утра прибалты ловко приходовали водочные запасы, но ровно в указанное время машины были готовы тронуться в путь. Степан долго не мог понять, как людям физически удается сочетать беспробудное пьянство и феноменальную пунктуальность, пока не догадался: члены экипажей менялись друг с другом местами. Сегодня вечером ото всей души отрывается первый пилот, а второй пилот тем временем отсыпается и готовится к завтрашнему перегону и последующему банкету - и наоборот.
        В магазинах, куда регулярно заруливала колонна, повторялась одна и та же история. Закупив энное количество сорокаградусной, кто-нибудь из прибалтов меланхолично с непередаваемым акцентом пояснял:
        - Эт-то запас на три дня.
        Надо ли говорить, что тот самый запас выпивался подчистую в первый же вечер, а наутро, глядя на опустошенную стеклотару, кто-нибудь из команды столь же меланхолично комментировал:
        - Да, эт-то была смертельная доза…
        Вчерашний вечер, слава Богу, обошелся без той самой «смертельной дозы», впрочем, Анжелика ушла спать довольно рано. Благо, что начался мелкий, холодный и противный дождик, который, впрочем, здорово убаюкивал, шурша по тенту палатки.
        Подъем случился под забойный рок-н-ролл, рвущийся из динамиков вахтовки. Безо всяких проблем команда позавтракала, собрала лагерь и отправилась. По планам впереди был штурм коварной кольской речки, и, судя по тому, как серьезно сообщил об этом Степан, переправа обещала быть непростой.
        Через полчаса они выехали на берег. Анжелика не удержалась и присвистнула: а речка-то с норовом будет! Вода свинцового цвета с шумом бьется о камни, а течение такой силы, что вполне может сбить с ног. До противоположного берега метров тридцать. Вроде немного, но проехать-то их надо!
        Первой вброд отправилась вахтовка. К удивлению Анжелики, Степан повел грузовик довольно странным маршрутом: не напрямую, как следовало бы ожидать, а сначала наискось налево и, уже пройдя больше половины реки, резко свернул направо, к чернеющему торфом выезду из реки. Еще секунд десять и вот они на берегу. Степан выпрыгнул из кабины и крикнул остальным:
        - Все видели мою траекторию? Так и идите! Напрямую не лезьте, там такие камни - можете баки пробить.
        - А у нас бак в салон перенесен, - сообщила ему спустившаяся с крыши Анжелика.
        Степан повернулся к Лике и пояснил:
        - Бак в салоне - штука хорошая, но все равно напрямую ломиться не стоит. Помимо баков еще и подвеске может хана настать. А уж если какая машина брюхом сядет, я, честно говоря, не уверен, что нам ее даже моей лебедкой сорвать удастся.
        - А вы эту речку уже много раз форсировали?
        - Ну как сказать, - потер Степан переносицу, - если честно, то не считал. Думаю, что-то около полсотни наберется.
        - Ух ты! - восхитилась Анжелика, но тут ее внимание привлек стартовавший Антон.
        Антон, четко следуя инструкции Степана, вел «уазик» чуть ли не след в след проехавшей до него «шишиги». Из-под капота Дуняши начало парить - вода попала на коллектор. Из-за этого Антон чуть-чуть замешкался на выезде - видимость упала до критической, но благополучно выбрался на сушу. Олег, оставшийся на противоположном берегу для фотосессии, в творческом упоении делал снимок за снимком. Судя по его довольному лицу, парень наконец-то нашел, что искал.
        - Ну как впечатления? - спросил финишировавшего Антона Степан.
        - Во! - высунулся из двери Удальцов и поднял кверху большой палец. - Ничего сложного, как оказалось. У страха глаза велики. Когда увидел всю эту красоту - думал не пройду. А по твоей траектории с ветерком пролетел, даже испугаться не успел.
        - На самом деле могу со всей ответственностью сказать, что тебе повезло.
        - Почему это? - без обиды, но с интересом поинтересовался у организатора Антон.
        - На моей памяти без помощи лебедки процентов десять всех экипажей проходят, не больше. Да и с траекторией не все так просто. Видишь, какое там течение? После каждой машины камни перекатываются на новое место. Никогда наперед не угадаешь, как они легли. Мне-то проще: я на вахтовку резину от БТР воткнул плюс блокировки в каждом мосту. Да и в целом я повыше и помощнее буду. А вот всем прочим здесь несладко приходится. Так что помяни мое слово - ты сегодня стопроцентный счастливчик!
        Словно иллюстрируя его слова, стартовавший следом «уазик» Бобровых дернулся, и его передние колеса тяжело ухнули в какую-то невидимую с берега яму. Аркаша попытался дать задний ход и выбраться, но безуспешно: машину лишь развернуло течением, и теперь вода доставала примерно до середины дверей.
        Сочтя, что мокрее, чем есть, быть уже не может, Аркаша открыл дверь и весело крикнул:
        - Все пропало!
        - А что? Что конкретно пропало? - хором полюбопытствовали Макс и Стас, ждущие своей очереди на переправу.
        - Туалетная бумага пропала! - с непередаваемой скорбью в голосе поведал Аркаша. - Что теперь делать, ума не приложу! Придется отжимать и сушить!
        - Не переживай, - заржали ребята. - Только скажи, когда приспичит, мы тебе неприкосновенный спасконец[Note10: На сленге туристов спасконцом частенько именуется и туалетная бумага] кинем из личных запасов! Русские на войне своих не бросают!
        Тем временем Степан, уже успевший облачиться в резиновые штаны, подошел с тросом и зацепил за буксировочный клык новоиспеченного «Титаника». Затем вернулся обратно и принялся вытягивать машину из западни. Буквально через пару минут Аркаша уже стоял рядом с Антоном и делился впечатлениями:
        - Не, ну ты прикинь - я ж эту яму просто не увидел! Понадеялся на свою клушу, а она даже на разведку прошвырнуться побрезговала. Говорит, я тебе и так все из кабины скажу. Вот и сказала! Суши теперь кальсоны на ветру! Ух, как пробирает! Черт, где мой НЗ? Сейчас бы коньячку хряпнуть от простуды!
        - У меня водка с собой. Будешь? - предложил Антон приятелю.
        - Он еще спрашивает! - шутливо возмутился тот и жадно глотнул из поданной фляги.
        Макс и Стас решили не рисковать и брод форсировали порознь. Впереди, прыгая с камня на камень и указывая, куда ехать, передвигался Стас, а Макс аккуратно полз за ним, сидя за рулем «тойоты».
        - Вот молодцы! - не скрывая удовлетворения, отозвался Степан. - Сразу видно: бывалые ребята! Как красиво брод взяли - чистенько, без всякого лишнего героизма!
        - Просто мы подумали, что доставать нас времени уйдет куда больше чем на «уазик», а задерживать колонну как-то не хочется, - пояснил Стас. - Так что перестраховались на всякий случай. Да и шмурдяк[Note11: По Цитатнику Товарищества Альтернативного Оффроуда, шмурдяк - это: 1) Всё необходимое для жизни в лесу; 2) Гора ненужных вещей, под которой спрятана запаска.] топить тоже резону никакого. Вдруг какая шняга уплывет втихомолку - ищи-свищи ее потом!
        - Я так понимаю, что шняга - это часть шмурдяка? - уточнил Степан.
        - Да, и, как правило, именно та часть, которая в случае потери настоятельно потребуется в ближайшие пять минут.
        - А если ее не терять?
        - Тогда вовсе не потребуется, - пожал плечами Стас.
        - Может, тогда ее лучше дома оставить?
        - Никак нельзя, - вздохнул Стас, - ибо из таких вот шняг состоит шмурдяк, а без шмурдяка джиперу, сами понимаете, делать нечего.
        - Железная логика, - признал Степан.

* * *
        Анна была довольна. Все складывалось очень даже удачно. За вчерашний вечер удалось наладить контакт и «подружиться» со всеми участниками за исключением одной истерички - впрочем, та не горела желанием с кем-либо общаться, так что ее можно в расчет не принимать. Игорь не стал ломаться, и ночь любви удалась на все сто. Утром он сам вызвался замыкать колонну - просто великолепно! Сзади ни одного соглядатая не осталось, так что при первой же благоприятной возможности ее план претворится в жизнь. Но, наверное, все же стоит подождать. Ну хотя бы до завтра. Если верить организаторам, вечером они должны добраться до предгорий Ловозерья и заночевать там, а завтра - подъем на вершины. Тут уж, как говорится, и карты в руки.
        Уяснив, в чем именно состоит сложность при прохождении брода, Анна бодро облачилась в высокие резиновые сапоги и отправилась впереди машины, корректируя движение Игоря по рации. Каково же было ее удивление и даже возмущение, когда он, несмотря на ее четкие указания «право руля», как назло, повернул налево и повторил подвиг Бобровых. Колеса «тойоты» застряли между камнями, и машина потеряла всякую возможность для маневра.
        Анна психанула и высказала Игорю все, что она думает о таких вот раззявах-пилотах. Игорь в долгу не остался и попытался свалить всю вину на нее: мол, как сказала - так он и ехал. А то, что женщина «право» с «лево» путает, так это уж давно притча во языцех. Анна не дала себя сбить с толку, и быть бы хорошему скандалу, но тут с берега крикнул Степан:
        - Помощь нужна? А то у меня лебедка наготове.
        - Нет, спасибо, - крикнул ему в ответ Игорь. - Мы на своей выберемся.
        Анна коротко выплюнула сквозь зубы ругательство и отправилась тянуть лебедку. Вот пижон! Ну какая разница, кто тебя доставать будет, если все равно застрял? Так нет же: «мы на своей выберемся». Тьфу, гадство! Ему-то хорошо - он внутри сидит, а ей теперь бегай туда-сюда по этой стремнине, напрягайся.
        На этом злоключения Анны не закончились. Игорь возжелал, чтобы она непременно была поблизости. Мол, если камни начнут колеса резать, пусть кричит по рации и стопорит процесс. Пришлось тащиться обратно к застрявшей «тойоте».
        Встав метрах в полутора от капота, чтобы было лучше видно, выбралась машина из каменного плена или нет, Анна запустила лебедку.
        Трос начал сматываться, выбирая слабину. Вот наконец он натянулся, но машина стояла как влитая и даже не дернулась. По всему выходило, что Игорь засадил ее капитально. Анна нахмурилась. Только этого еще не хватало!
        Стоявшая на берегу Татьяна, покачав головой, быстро залезла в вахтовку, достала оттуда старый бушлат и что-то сказала мужу, указывая на застрявшую «тойоту». Степан кивнул ей, вошел в воду и набросил бушлат на трос. А дальше в памяти Анны все запомнилось как замедленное кино. Какой-то странный звук, бушлат почему-то уходит под воду, течение подхватывает и несет его вниз. Искаженное недовольной гримасой лицо Игоря за лобовым стеклом. И слова Степана:
        - Ну, подруга, считай - в рубашке родилась…
        И тут - яркой вспышкой - осознание того, что произошло. У них лопнул трос! Если бы Татьяна не догадалась подстраховать их, а Степан вовремя не набросил бушлат, лопнувший трос отыграл бы в сторону. И скорее всего ее, Анны, уже не было бы на этом свете. Гибкая и тонкая стальная плеть, летевшая с огромной скоростью, в лучшем случае сделала бы ее калекой или изуродовала, в худшем - убила.
        У Анны подогнулись ноги, и если не Степан, точно рухнула бы от пережитого шока. Она не помнила, как Степан вывел ее на берег, не помнила, как кто-то из участников, кажется его звали Антон, отпаивал ее водкой, как Татьяна пригласила ее погреться в вахтовку. Даже то, как всем миром доставали их «тойоту» не запомнила. Перед глазами упорно крутилась одна и та же картинка: уходящий под воду бушлат и разочарованное лицо Игоря…
        Подонок! Неужели он… Да как он мог замыслить такое!
        У Анны затряслись руки. Выходит, Игорь решил стать единоличным наследником Ольги! А она-то, глупая, решила, что это ей одной пришла в голову такая свежая идея - избавиться от конкурента. Ну не может такого быть, чтобы это происшествие было чистой случайностью. И наплевать, что думают по этому поводу остальные - она привыкла верить своим глазам. Все сходится! Он нарочно повернул не туда, чтобы покрепче засадить машину. Он настоял на том, чтобы использовать свою лебедку - а трос у нее чуть тоньше, чем у «шестьдесят шестого», значит, и рвется легче. Он потребовал, чтобы она стояла рядом, и ни словом, ни намеком не напомнил, чтобы Анна загасила трос.
        Впрочем, она тоже хороша. Прокололась, как первоклассница. А то не знала, что такие вещи случаются сплошь и рядом! Организаторам, конечно, спасибо, только где же ее собственная голова в это время была? Обо всем забыла, даже о собственной безопасности. Ведь даже сомнений не было, что все в порядке. Вот Игорь этим и воспользовался. И у него вполне все могло бы получиться…
        Что ж, чем быстрее она разделается с этим мерзавцем, тем лучше. Ждать дольше нет никакого смысла. Кроме того, это опасно: Игорь может опередить ее, и тогда похоронный марш зазвучит в ее, а не в его память.
        Но как себя теперь с ним вести?
        Анна задумалась. А потом решила: лучше всего корчить из себя ничего не понимающую дурочку. Ни в коем случае нельзя, чтобы Игорь догадался, что она его раскусила. Надо затаиться и ни на секунду не забывать, зачем они сюда приехали. И о том, что рядом с ней сидит убийца, тоже не забывать. На всякий случай по возможности на стоянках быть рядом с остальными участниками экспедиции. Вряд ли он осмелится поднять на нее руку при свидетелях. С ночевкой, конечно, могут возникнуть проблемы, но риск есть риск. Придется положить в карман нож. Хотя бы перочинный…
        - Ты как, малыш? - возник рядом с ней объект ее непростых мыслей.
        Анна через силу улыбнулась:
        - Все нормально. Вот только трясет немного, и все.
        - Бедная моя! Как представлю, что мог бы тебя лишиться, мне самому плохо становится…

«Лицемер!» - едва не выкрикнула ему в лицо Анна, но вместо этого терпеливо слушала лживые речи Игоря, отметив про себя, что он наговорил ей много слов, но среди них так и не прозвучало короткого «прости».
        Он не считает себя виноватым. И в этом еще одно подтверждение его двуличности…

* * *
        Произошедший с питерским экипажем инцидент выбил Анжелику из колеи. Она представила себя на месте этой девушки, Анны, и ее затрясло от ужаса. Да, прав был Степан, повторяя снова и снова, что у той сегодня второй день рождения. Но Игорь, ее пилот… Как-то не вязались его действия с образом бывалого и суперумелого спортсмена, как можно было бы предположить, исходя из степени подготовленности его машины. Похоже, как раз тот случай, когда деньги есть - ума не надо. Получил в свое распоряжение боевой танк и решил, что теперь он все может, все умеет. А его штурман едва не поплатился за это жизнью. Вот Антон никогда бы так не поступил - это факт. Всегда перестрахуется, крикнет из кабины: «отойди подальше». Даже предлагал как-то стальной трос кевларовым заменить. Он если и рвется, то без фатальных последствий для окружающих. Стеганет, конечно, знатно, но не смертельно. Правда, и перетирается куда быстрее стального, поэтому они с Антоном и решили пока шило на мыло не менять.
        Ну вот, опять она про Удальцова думает! Анжелика грустно улыбнулась своим мыслям. Куда уж без него, если последние десять лет вся жизнь вместе прошла! Все на двоих, все поровну. Кажется, она все еще любит этого человека. Любит, несмотря ни на что.
        Интересно, вот говорят, если мужчина тебе изменил хоть раз - значит, непременно изменит и второй, и третий. Мол, желание ходить на сторону у таких субъектов в крови. Сколько волка не корми… А Антон - он из таких или нет? А вдруг они помирятся, а потом пройдет совсем немного времени, и Удальцов снова ударится в загул? И как тогда быть?
        Анжелика поморщилась. Как ни прискорбно сознавать, она ужасно, до икоты ревновала Антона к другим женщинам. Даже сейчас ревновала. Хотя вот та же Лена, например, на порядок ревнивее и каждую девушку, проходящую в радиусе десяти метров от благоверного, готова на месте испепелить. Просто каждый под ревностью понимает что-то свое. Для Лики невыносима мысль о том, что она надоела Антону, что он ищет на стороне общения, которого не хватает ему дома. Ну не может быть так, чтобы все дело было только в сексе! Хотя какое-то время ей казалось, что именно в нем, неспроста же Антон отказывал ей в близости. Впрочем… все так запуталось. Может, как раз Лена права, а она, Лика, - идиотка, каких поискать? Но если нельзя доверять даже самому близкому человеку, то кому же в этой жизни вообще можно верить?
        Анжелика посмотрела на Антона. Какой же он красивый, даже сейчас, - со взъерошенной шевелюрой и в запачканном торфом камуфляже! Она до боли закусила губу, чтобы не броситься к нему и не сказать: «Тошка, я прощаю тебя, давай начнем все сначала!» Нет, нельзя. По крайней мере не сейчас. Слишком много вокруг чужих глаз и ушей, слишком все взбудоражены тем, что только что произошло на переправе.
        Словно почувствовав на себе ее взгляд, Антон обернулся и вопросительно поднял брови. Анжелика улыбнулась в ответ, с радостью отметив появившуюся на его лице растерянность. А потом, чтобы не смущать ни себя, ни Удальцова, Лика развернулась и отправилась обратно на крышу, благо что Степан скомандовал старт по колонне, и участники потянулись к своим машинам.
        Открывшаяся с высоты крыши природа Кольского края не подкачала. Лика поняла, что ее первое впечатление о местной флоре, как о редуцированной и ущербной, было, мягко выражаясь, в корне неверным. Да, если сравнивать подмосковные и местные леса, то в глаза бросалась изобильность первых и прозрачность вторых. Здесь вряд ли удалось бы найти березовую рощу, и чем выше над уровнем моря проходила трасса, тем ниже были березки. Татьяна сказала, что в Ловозерье они и вовсе растут как карликовый кустарник. Но разве это умаляло их красоту? А сосны? Тоненькие, стройные, с кудрявыми метелками иголок, они ничуть не походили на кряжистых гигантов, к которым привыкла Анжелика. И все-таки они были прекрасны.
        А еще Анжелика поняла, чем именно различаются ландшафты Подмосковья и Кольского полуострова. В Подмосковье если выйдешь на какой-нибудь высокий обрыв и посмотришь в сторону горизонта, обязательно упрешься взглядом либо в стену леса, либо в речушку. Да и горизонт кажется близким, думается: стоит только захотеть, безо всяких проблем дойдешь. А здесь открывающиеся перед ней просторы казались огромными, почти бесконечными. Вчера она долго искала, где заканчивается гладь Имандры и начинается небо, и не смогла отыскать разделяющую их линию. Хотя, может, всему виной была пасмурная погода, закрывшая облаками небосвод?
        Часа через четыре после переправы устроили перекус. Анжелика отметила, как порозовела Анна, - видимо, уже оправилась от утреннего шока. Лена по-прежнему держалась особняком, даже не соизволила помочь с нарезкой бутербродов. Впрочем, и без нее прекрасно обошлись. Татьяна, Анжелика, Анна и Настя в восемь рук приготовили отличный обед на всю компанию. Стас и Макс рвались им помочь, впрочем, не особо настойчиво. Как заметила Анжелика, предметом их повышенного внимания опять оказалась Настя, и ребята даже затеяли нечто вроде шутливого поединка за право находиться рядом с ней, чем изрядно повеселили женскую половину группы.
        После сытного, хотя и не слишком разнообразного обеда колонна собралась и вновь тронулась в путь.

* * *
        Чем дальше, тем хуже становилось настроение у Лены. Создавалось впечатление, что окружающие словно сговорились делать все наперекор ее тайным желаниям. Вчера Аркаша, вместо того чтобы по-мужски разговорить Антона и выведать последние новости с фронта, не придумал ничего умнее, чем подшутить над приятелем. И конечно же, Удальцов сразу замкнулся, да еще и Аркашу послал. В итоге так и остался открытым вопрос, почему Торопова поперлась на Север, а не осталась дома? И судя по всему, надеяться на то, что она сама подойдет и все расскажет, было по меньшей мере глупо.
        А переправа и вовсе обернулась сущим кошмаром! Мало того, что Аркаша засадил машину, так еще и ее в халатности обвинил. А на то, что его жена почти по пояс в воде оказалась, даже внимания не обратил! Между прочим, тот же Удальцов брод взял совершенно самостоятельно! И к благоверной своей не обращался! А вот Бобров, конечно же, без помощи штурмана обойтись не смог, джипер недоделанный!
        Озябшая и промокшая Лена сидела в машине и ждала, пока кто-нибудь соизволит обратить внимание на ее бедственное положение. Ей же требовалась такая малость! Простое человеческое участие, дружеская поддержка… Но нет же, эти придурки из Питера порвали себе трос, и все внимание переключилось на Анну. А про нее все словно забыли! Сиди, подруга, в своей тачанке, подыхай от простуды! Никто даже чаю горячего из термоса предложить не соизволил!
        У Лены навернулись слезы на глаза. Черт побери, почему в этом мире все так несправедливо?! Кто-то ведь должен за это ответить!
        И она твердо знала кто. Анжелика Торопова. Та самонадеянная дрянь, которая завалила ее бизнес и собиралась пустить по миру!…
        Год назад психолог предложил Лене в самые сложные моменты жизни представлять, что вместо нее, растерянной и слабой, действует кто-то другой: сильный, умный, напористый. Виртуальный двойник решал бы все ее проблемы, а она, Лена, училась бы у него деловой хватке, и постепенно нужда в таком двойнике отпала бы сама собой.
        Лена пошла дальше. Зачем выдумывать мифического двойника, когда рядом есть готовый образец для подражания - Анжелика? Вот пусть она и отвечает за все!
        Но оказалась, что Лена очень сильно заблуждалась насчет Тороповой. Сначала все было очень даже неплохо. Лика-Лена держала в узде персонал, ловко планировала стратегию продаж… Но на поверку все оказалось мыльным пузырем, который лопнул, как только магазин столкнулся с первыми трудностями. Анжелика просто взяла и испарилась, оставив Лену расхлебывать заваренную ею кашу.
        Смириться с этим фактом означало бы окончательно поставить на себе крест. Всякая шваль открыто смеется над ней, а Лена не может ничего с этим сделать. Отступить? Признать поражение? Ну уж нет! Каждый должен отвечать за свои поступки. Кара за содеянное настигнет мерзавку в любом случае - и придет с той стороны, откуда не ждали. А она, Лена, проследит, чтобы все вышло как полагается…

* * *
        Опять пошел моросящий дождь. Анжелика вздохнула: с погодой им пока не слишком-то везет. Хорошо, хоть уже лагерь стоит, все палатки под тентами спрятались. А то хуже нет: в разгар ливня пытаться бивак разбить. Сам промокнешь, да и вещам несладко придется.
        Вся компания собралась под навесом шатра-балагана и дружно уминала за обе щеки ужин. Как-то так само получилось, что Антон занял место рядом с ней. И Лика была готова поспорить на что угодно: Антон растерян. И видимо, готов начать разговор, но… что-то его все-таки удерживает от этого шага. А раз так, лучше подождать. Одно дело - навязываться самой, но куда спокойнее, если инициатива будет исходить от Удальцова.
        Анжелика вела себя так, словно они с Антоном по-прежнему вместе, хотя и не акцентировала на этом внимание окружающих. Она была искренне благодарна Степану и Татьяне за то, что они не лезли с расспросами и не пытались давать советы, хотя явно поняли, что между членами их экипажа не все гладко. А для себя решила: как бы то ни было, она простит Антона. Пусть это неправильно, такие вещи спускать на тормозах нельзя - все равно простит. Вернее, - что лукавить с собой - уже простила.
        А вот он? Готов ли он сохранить их очаг? Или отношения на стороне значат для него гораздо больше, чем близость Анжелики? Ответа на этот вопрос она не знала, и честно сказать - боялась услышать, что их совместная жизнь - для Антона пройденный этап.
        Хорошо бы понять, почему он все-таки пошел на это? Понять, чтобы не повторить своих ошибок. Хотя… а были ли они, эти самые ошибки? Или все произошло куда банальнее: увидел смазливую мордашку, проснулись инстинкты самца, и он ринулся на штурм? Странно, Анжелика была готова поклясться, что это совсем не в его духе. Ярым пуританином Антон не был, но к попыткам соблазнения в свой адрес относился довольно равнодушно и с изрядной долей здорового цинизма. Еще и ей потом рассказывал, как его пыталась окрутить очередная дамочка, приправляя все такими потешными комментариями, что Лика с ног валилась от смеха. Или это была лишь рисовка? Удобная маска однолюба, чтобы успокоить возможные подозрения?..
        - Слушай, Игорек, - вещал меж тем Аркаша, - а откуда ты себе такой знатный пепелац прихватил?
        - Ну, где взял - там уже нету, - парировал Игорь.
        - А ты вообще по жизни кто?
        - В смысле?
        - Ну, чем занимаешься?
        - Спортом и занимаюсь. Пару лет ухлопал на тренировки, набрался опыта, а теперь вот потихоньку перехожу в профессиональную лигу.
        - Круто! - восхитился Аркаша. - А кто у тебя спонсором выступает?
        - Жена, - пожал плечами Игорь.
        - Мадам, мои комплименты, - шутливо поклонившись, обратился Аркаша к Анне. - Если бы моя супруга была столь же щедра, как вы… Но, увы, на ее заработки реально построить разве что самокат для младшего сына, да и на тот ей год копить придется.
        Лена резко встала, едва не опрокинув раскладной стул, и ушла в палатку. Аркаша скорчил ей вслед непередаваемую гримасу.
        - Вы… несколько заблуждаетесь, - сказала Анна. - Дело в том, что я не являюсь женой Игоря. Я - родная сестра его жены.
        - Ой, правда? - воскликнула Настя. - А мы-то думали, что вы муж и жена! Правда-правда! Вы так друг другу подходите!
        - На самом деле нас часто принимают за семейную пару, - снисходительно сообщил Игорь. - Иногда мы даже не считаем нужным опровергать это мнение. В конце концов, какая разница? Все равно живем под одной крышей…
        Антон слушал разглагольствования Игоря, и в его душе росла стойкая неприязнь к этому типу. Как же, «набрался опыта»! А на переправе грубейшую ошибку допустил. Антон сам слышал, как Анна крикнула по рации: «направо», а Игорь ломанулся налево. Голый гонор и понты. Да и с женой-спонсором не все так чисто. Антон был готов поставить что угодно на то, что Игорь и Анна - любовники. Простые родственники так себя друг с другом не ведут. А между этими двумя в воздухе аж разряды носятся. Да и из палатки их вчера весьма недвусмысленные звуки доносились. Он-то с костра последним уходил - бессонница одолела - и много чего интересного услышал.
        Впрочем, какое ему дело? Все вокруг друг другу изменяют, вот что противно. Антон, например, доподлинно знал, что Аркаша в те редкие выезды, когда Лена остается дома, ведет весьма свободный образ жизни и, если рядом случайно оказывается какая-нибудь красотка, делает все, чтобы та осталась с ним на ночь. Вот и Лика тоже…
        А может… может, это все-таки ошибка? Ужасно не хочется верить в то, что она способна на предательство. Но если вызвать ее на разговор, вдруг она оценит это, как знак прощения?
        Антон почувствовал, что голова буквально плавится от мыслей, не в силах выработать мало-мальски приемлемую модель поведения с Анжеликой. Простить - не простить? Или подождать, пока она сама сообразит дать объяснения, и лишь тогда решать, как быть дальше?
        Бросив взгляд на Лику, Антон увидел, как та подрагивает, ежась от озноба. Ну да, свежо вокруг, да еще дождик этот занудный…
        - Мерзнешь?
        - Есть немного.
        - Подожди, сейчас тебе куртку принесу…
        Анжелика встрепенулась и еле удержалась от того, чтобы не броситься Антону на шею. Боже мой, он заговорил с ней! Он по-прежнему о ней заботится! Может, стоит прямо сейчас и обсудить все наболевшее? Или не торопиться? Хотя сколько можно тянуть резину? Все, решено: пора заканчивать этот затянувшийся фарс! Впереди еще почти неделя путешествия, неужели они так до самого конца будут сторониться друг друга?
        Анжелика встала и отправилась к палатке, где исчез Антон, как на ее пути вдруг возник Аркаша. Раскинув руки, он по-хозяйски сгреб ее в объятия и, дыша перегаром, довольно громко поведал:
        - Эх, Лика, смотрю я на тебя и думаю: с чего я в тебя такой влюбленный? Знаешь, давно уже мечтаю вас с Ленкой одновременно в кровать заполучить. Крутой секс получится, прямо как с близняшками! Как думаешь, Ленка согласится, если мы ее вместе попросим?
        Анжелика не залепила Аркаше пощечину только потому, что ее руки были лишены всякой свободы маневра. Пришлось вспомнить старое и ударить головой в лицо. Аркаша дернулся, но вопреки тайной надежде Анжелики бровь на этот раз ему рассечь не удалось. Судя по всему, удар пришелся по носу. Что ж, оно и понятно: в прошлый раз Анжелика была на каблуках.

«Хоть бы перелом», - мысленно пожелала Аркаше Лика, а вслух произнесла:
        - Если ты, гадина, еще хоть раз заикнешься при мне о чем-либо подобном, я первая посоветую Лене подать на развод и даже не поленюсь найти ей хорошего адвоката. Ты меня понял?
        Вырвавшись из лап Аркаши, Лика направилась прочь от лагеря. Настроение было безнадежно испорчено, и говорить с Антоном о планах на будущее уже не хотелось.
        Вылезший из палатки Антон Анжелику нигде не обнаружил. Зато его взору предстал Аркаша, тщетно пытающийся унять кровь из носа.
        - Что с тобой? - спросил Антон приятеля, одновременно прикидывая, далеко ли лежит аптечка.
        - Да твоя Лика постаралась, - простодушно сообщил Аркадий. - Право слово, совсем озверела, шуток не понимает!
        Кто-кто, а Антон знал, насколько далеко могут зайти «шутки» Аркаши, поэтому желание оказывать тому первую медицинскую помощь само собой сошло на нет.
        - Где она? - довольно резко спросил Антон.
        - А я почем знаю? Боднула меня в лицо и утопала, я и не заметил куда.
        - Аркаша, позволь мне дать тебе один совет. Так вот: свои шуточки побереги для других. Или вовсе промолчи. Но если я еще хоть раз услышу, что ты достаешь Лику скабрезностями, пеняй на себя. Ты все понял?
        И, не дожидаясь ответа, Антон отправился прочь.
        - Совсем рехнулись, - крикнул ему вслед Аркадий. - Что ты, что Лика твоя ненаглядная - оба с катушек слетели! Уж и пошутить с вами нельзя!
        Антон резко развернулся и подошел обратно к Аркадию:
        - Тебе напомнить, из-за кого разгорелся сыр-бор? Или не надо?
        - Ага, ты еще в средневековье поиграй! Четвертуй вестника за плохие новости!
        - Знаешь, сейчас мне кажется, что в этом был некий смысл, - пристально глядя на Аркадия, обронил Антон. - Гонца - в расход, про новость - забыть.
        - Вот ты как? Я ж тебе из самых лучших побуждений все рассказал, глаза, так сказать, открыл. А ты? Даже спасибо не сказал!
        - А за что? - поинтересовался Антон.
        - Как это за что? - опешил Аркадий. - Тебе сказали, что твоя баба гуляет налево! Нет, ну если ты, конечно, считаешь, что такими мелочами стоит пренебречь, то пожалуйста!
        - Знаешь, - задумчиво начал Антон, - информация информации рознь. Вот, к примеру, две соседки. Одна развесила белье на просушку, а вторая заметила, как ветер что-то из этого белья подхватил и унес. Если она просто крикнет: лови! - да еще и поможет поймать улетевшее - это один коленкор. А если предупредить - предупредит, но при этом с живейшим любопытством будет наблюдать, как ее растяпа-соседка бегает по двору, да еще хихикать начнет в кулачок - тут уже ни о каких «лучших побуждениях» и разговора нет. Смекаешь, к чему я веду?
        - Да ну тебя! - разозлился Аркаша. - Хочешь сказать, что мне доставляет удовольствие смотреть, как ты со своей бабой собачишься? Да чихать я на тебя хотел, понял?
        - А на нее?
        - И на нее тоже!
        - Тогда чего к ней пристаешь? Чтобы Лику до драки довести, изрядно постараться надо, но у тебя это просто виртуозно получилось! И ты все еще хочешь сказать, что тебе от нее ничего не надо? А то я слепой и ведать не ведаю, что ты давно на нее облизываешься!
        - Да было бы на что облизываться! Кошка драная!
        - Я не позволю тебе ее оскорблять!…
        Быть бы хорошей драке, но тут между поссорившимися приятелями возник Степан.
        - Ребята, вы чего? Аркадий, у тебя лицо запачкано, давай-ка отведу тебя в вахтовку, надо бы кровотечение остановить…
        Рядом с Антоном тем временем нарисовались неразлучные Стас и Макс:
        - И как это называется? Еще десяти вечера нет, а все собутыльники разбежались?
«Спокойной ночи, малыши», а не джиперы! Сплошной позор! В общем, крутись как хочешь, а компанию ты поддержать обязан. Вон, Настя гитару достала, петь сейчас будет. И жену свою зови, что она в одиночку по местным буеракам бродит? Тут ногу подвернуть или сломать - делать нечего! Так что пошли, спасем твою половину - и к костру!..

* * *
        Из своей палатки Лена слышала и видела почти все. Странная смесь негодования и удовлетворения, которую она испытала в тот момент, когда Лика ударила Аркашу, подействовала на нее, как хорошая встряска. Вот мерзавец! Спит и видит, как бы Торопову в постель затащить! Она, Лена, между прочим, всегда это подозревала, только Аркаша вечно в несознанку уходил! А теперь может не отбрехиваться, кобель проклятый, - против фактов не попрешь.
        Все-таки это она тогда хорошо придумала: якобы по секрету признаться кое в чем Аркадию, чтобы тот радостно побежал оповещать Антона о наличии на черепе того ветвистых рогов. Гладко, и не подкопаешься. С Анжеликой, правда, пришлось самостоятельно поработать, но тут уж выбирать не приходилось, время поджимало.
        Отсиживаться в палатке было скучно, спать еще не хотелось, но и выходить к общему костру Лена тоже не торопилась. В позиции наблюдателя были свои несомненные плюсы. Жаль, конечно, что вокруг такие черствые люди собрались - ведь ни один не одернул Аркадия, когда тот ляпнул гадость про самокат! И никто даже не попытался ее остановить, когда она встала из-за стола. Ведь специально почти уронила стул - никакого эффекта. А вот к Тороповой в подобной ситуации очередь из утешителей выстроилась бы - к бабке не ходи.
        Меж тем у костра вновь стал собираться народ. Настя настраивала гитару, а Татьяна рассказывала, почему они со Степаном не любят прокладывать трассу по болотам:
        - … в средней полосе России болото - это именно болото и ничего больше. В болоте можно завязнуть, можно даже утонуть, а можно и аккуратно проехать без особых проблем. Здесь же любое болото может обернуться ловушкой. Машину поломать - делать нечего.
        - А почему? - поинтересовался доселе молчавший Олег.
        - Камни, - просто ответила Татьяна. - Ты едешь и видишь перед собой либо сплошной зеленый ковер, либо бочаг. А камней, которые лежат под ними, ты просто не в силах заметить. Рюхнешься брюхом на какой-нибудь булыжник или колесо продерешь и даже не поймешь как. Поэтому мы со Степаном стараемся по мере возможности болотистые участки объезжать стороной, особенно если ведем неподготовленные группы.
        - То есть получается, что местные болота даже для подготовленной техники непроходимы? - уточнил Олег.
        - Ну почему же сразу непроходимы, - возразила Татьяна. - Все берется при желании. Просто надо четко представлять себе, что маршрут, проложенный по топким местам, схож с русской рулеткой. Иной раз повезет, а иной - извините. Поэтому, допустим, в одиночку здесь путешествовать просто опасно. Да и неразумно, откровенно говоря. Случись чего, помощи ждать неоткуда. Мобильная связь в такой глухомани отсутствует по факту, рации - ну, сами знаете дальность их передачи, тут и говорить не о чем. Только на команду свою и можешь рассчитывать: что спасут, откачают, до цивилизации дотащат. Вот взять, к примеру, эту стоянку. Вроде и от поселка не сказать, чтоб далеко, и телефон с пятого на десятое, но работает. Но все равно: не дай Бог с кем-то из вас какая напасть случится, до врачей доберемся часа через полтора, не раньше…
        Анна внимательно слушала Татьяну и прикидывала про себя сценарий возможной переброски Игоря на тот свет. Черт, полтора часа - это слишком быстро. Да и с телефонами тоже накладка получается. Вызовут сюда какой-нибудь супер-пупер вертолет и откачают. В такой ситуации приемлемы лишь два варианта: гробить Игоря наверняка, чтобы медицинская помощь даже теоретически не могла ему потребоваться, либо подождать до Хибин.
        Второй вариант нравился Анне куда больше первого, и она даже смогла убедить себя, что дело отнюдь не в испытываемой ею неуверенности. Просто ее привлекают тонкие расчеты, а не атака на арапа, только и всего! Горы, на которые им предстоит завтра подняться, даже при очень сильном желании высокими не назовешь. Да и ехать на вершины они будут по какой-то там насыпной трассе, а не вчистую по камням. Значит, экстрим опять сведен к минимуму.
        - Кстати, завтра утром проедем мимо остатков одного из сталинских лагерей, - заметил подошедший к костру Степан.
        - И что, большой лагерь был? - спросил Стас.
        - Ну как сказать. Приличный, хотя по тому, что после него осталось, представить это себе трудно. В 1941 году здесь трудилось семнадцать тысяч заключенных.
        - И что они здесь делали? Не лесоповалом же занимались?
        - Строили Ловозерский горнообогатительный комбинат. Кстати, забыл добавить: помимо заключенных, при строительстве использовались еще и лошади в скромном количестве трех тысяч штук.
        Стас не удержался и присвистнул.
        - Да, нехилые объемы, что по людям, что по лошадям. А фотосессию на месте лагеря можно будет устроить?
        - Если так интересует лагерная тематика, я бы предложил поберечь пленку до одного из временных лагерей около железной дороги Кировск - Иоканьга. Мы проедем мимо него ближе к вечеру. Там хоть есть что снимать, кое-где фундамент бараков сохранился, колючка на столбах. Правда, довольно удручающее зрелище, должен сказать.
        - А там что было?
        - Тоже строительство. В начале войны существовал риск, что Мурманск может быть захвачен врагом. Последняя незамерзающая бухта Баренцева моря на Кольском полуострове, которая могла принимать союзнические конвои, как раз Иоканьга. Вот и тянули железнодорожную ветку силами заключенных. Кстати, в сталинском реестре стройка числилась под номером 509-м, а под 508-м шел БАМ.
        - Ладно, мальчики, давайте о чем-нибудь более веселом поговорим, - улыбнулась Татьяна. - Да и Настя уже гитару настроила.
        - Настена, спой, пожалуйста! - подхватил подачу Стас.
        - Да, да, ждем и настаиваем! - тут же поддержал его Макс.
        - А про что? - спросила разрумянившаяся Настя.
        - Да хоть про Север!
        - Ну, считайте, что вам повезло! У меня как раз есть в репертуаре одна такая песня, - отозвалась Настя и заиграла что-то мелодичное, задушевное:

…За Полярным кругом снег белый-белый,
        И над тундрою метель мечется.
        Воздух пахнет стылым морем и серьезным рыбным делом,
        И на верфях ледоколы лечатся[Note12: Олег Митяев, «За Полярным кругом».] …
        Пока Настя пела, Антон украдкой поглядывал на Анжелику. Слава Богу, ее не пришлось долго искать, и стоило только им с тверчанами в три глотки крикнуть: «Лика!», буквально через пару секунд раздался ее ответный крик: «Иду!», а через полминуты появилась и она сама. Антон, не зная, что сказать, да и стоит ли говорить что-либо вообще, протянул ей куртку, и Лика с благодарностью оделась.
        Присутствие на костре Аркадия, которому силами Степана все-таки удалось унять кровотечение, изрядно действовало на нервы им обоим. Антон физически чувствовал, как напряжена сидящая рядом Анжелика. Но пытаться выставить Аркашу восвояси означало бы спровоцировать скандал на весь лагерь, чего по понятным причинам, тоже делать не хотелось. Приходилось терпеть, стиснув зубы.
        Песня закончилась. Стас и Макс тут же выразили бурное одобрение и потребовали сыграть еще что-нибудь в том же стиле. Настя кокетливо наморщила лоб, вспоминая первые строчки, и запела:

…Дует ветер, дует месяц, дует два, дует год.
        Только боль он не остудит, эта боль не пройдет.
        Может, время залижет ее, как река, но пока
        Мне без вас жить не стоит[Note13: Олег Митяев, «Дует ветер»] …
        Эта песня зацепила Антона, заставила зазвучать что-то в его душе, и он, отвлекшись от мыслей об Аркадии, прислушался:

…Разлучили, как детей нас, развели по углам.
        Разорвали акварели наших встреч пополам.
        Но хоть где одному на красивой земле столько лет
        Мне без вас жить не стоит…
        Антон не считал себя сентиментальным человеком, но при этих словах у него подозрительно защипало в носу. Он бросил быстрый взгляд на Анжелику.
        Та сидела прямая и напряженная, и в уголках ее глаз блестели крохотные капельки еще не пролившихся слез. Она быстро отерла их рукавом, но буквально через мгновение капельки заблестели снова.
        Антон протянул руку и положил ее поверх Ликиного кулачка. Мягко сжал, призывая держаться, не показывать свою печаль посторонним.
        Они так и сидели до конца вечера, рука в руке, боясь спугнуть вновь зарождающееся чувство сопричастности. Но поговорить все-таки не решились.

        Понедельник. Экспедиция, день третий.

        - Ну-ка, братцы, признавайтесь честно: кто-нибудь слякоть заказывал?
        - Не-а.
        - А туман?
        - Ответ отрицательный.
        - Так какого военно-морского облака на горы легли?…
        Под этот разговор Анжелика окончательно проснулась, потянулась и вылезла из палатки. Надо же, почти как раньше: первым всегда выходил Антон, давая ей понежиться хотя бы еще минут пятнадцать, а уж только потом просовывал голову в палатку, ласково теребил за ноги и обзывал соней.
        Было весьма свежо. Посоветовавшись сама с собой, Анжелика достала свитер и одела его под куртку. Так значительно лучше. А то холодно и сыро, мурашки по коже бегают - брр.
        Бросив взгляд на горы, Анжелика увидела лишь сплошное серо-молочное марево. Да и в целом видимость упала метров до ста, не больше.
        - Не повезло в этом году с погодой, что ж поделать, - философски заметил Степан, кипятивший ведро воды для общего стола. - Вот в прошлом году все как по заказу было. У меня народ даже в море купаться полез, и ни один не заболел. Да еще так смешно получилось: у одного товарища жена в это время на Черноморском побережье отдыхала. Он ей звонит: «Ну, как там у тебя?» Она в ответ: «Погода дрянь, море холодное, сидим в номерах». А он ей с гордостью: «А мы купаемся!» По-моему, жена ему так и не поверила.
        - Степа, а может, вообще без подъема в горы обойдемся? - спросила его Татьяна. - Боюсь, в таком тумане мало что рассмотреть удастся. Одно разочарование получится.
        - Предлагаешь сразу на Тысячу ручьев махнуть?
        - Ну да.
        - Ладно, посмотрим. Авось через часик и развеется.
        - С чего бы это? Ветра нет, а дождь и не думает прекращаться.
        - Я же сказал: посмотрим…
        Откровенно говоря, Анжелике было все равно - поднимутся они в горы или нет. Кроме того, она опасалась, что у нее может заложить уши, поскольку была весьма восприимчива к перепаду высот. Да и горы эти, честно говоря, ей еще вчера не глянулись. Вокруг сплошной черный камень, на что тут, спрашивается, любоваться?
        С другой стороны, она прекрасно понимала, что стоит только отказаться от подъема - и в душе поселится стойкое чувство обделенности и обиды на подкачавшую погоду. Мол, могли же подняться и взять вершину, а из-за какого-то поганого дождика и густого тумана так этого и не сделали.
        Антон, заметив, что Лика уже встала, ни слова не говоря, достал еще одну чашку и заварил густой ароматный чая, не забыв бросить туда ровно четыре кусочка сахара. Себе он обычно клал три. Анжелика, веря и не веря своим глазам, с благодарностью приняла чай и принялась прихлебывать маленькими глоточками, чтобы не обжечься.
        Но вопреки ее тайной надежде Антон так с нею и не заговорил, отправившись собирать палатку. Что ж, может быть, она слишком торопит события? В конце концов, все уже не так плохо, как было в самом начале. Антон вновь оказывает ей знаки внимания. Значит, она ему все еще дорога. И ее неведомой сопернице придется здорово побороться, если та хочет оставить Антона в своем безраздельном пользовании!
        Сами собой на ум пришли слова вчерашней песни Насти: «разлучили, как детей нас, развели по углам». Что-то вертелось в голове насчет этих строчек, что-то очень важное. И тут Анжелика поняла: вот оно! Именно, что «разлучили и развели»! То есть это не они с Антоном так решили, а кто-то чужой за них!
        Почему она не додумалась раньше до этой простой мысли, Анжелика не знала. Но чем дольше она размышляла над догадкой, тем больше ей казалось, что это правда. По крайней мере, Антона она в чужой постели не заставала. И если бы не звонок, даже не догадалась бы проверить состояние воротничка. И соответственно не нашла бы следов помады, не почувствовала запах чужих духов.
        Еще один плюс в пользу этой теории: сколько она потом ни перетряхивала вещи Антона, больше ничего крамольного обнаружить не удалось. А наличие любовницы все-таки предполагает некоторую регулярность встреч. Значит, одно из двух: либо Антон, единожды проколовшись, перешел на высший уровень маскировки. Либо… он ни с кем не встречался.
        Анжелика почувствовала, как ее бросило в жар. Но зачем? Кому нужно разлучать их? Кому мешает их семья? Да и помада пресловутая откуда-то все-таки взялась! Так откуда?
        Лика лихорадочно размышляла. Так, ну с нею все ясно: звонок, улики - все честь по чести. Но ведь Антон, судя по всему, уверен, что и она ему изменяла. Припоминая их ссору, Лика теперь с уверенностью могла себе сказать, что его обвинения в ее адрес были высказаны так, будто он давно к этому готовился. И произошло это не в запале, а как раз тогда, когда он еще был относительно спокоен.
        Словно само собой в мозгу всплыло начало разговора:
        - … я так больше не могу, я не знаю, как жить дальше…
        - Просто откажись от своего любовника и возвращайся в семью.
        - Что это ты имеешь в виду? Да как ты можешь такое говорить, когда сам изменяешь мне!
        - Я тебе не изменяю, с чего ты взяла?
        - Лжец!…
        Да, точно. Он изначально был уверен, что она ему неверна. Но с чего он это взял? И если принять теорию о том, что за всем этим стоит чей-то замысел, то когда ему намекнули, что жена от него гуляет? И самый важный вопрос: кто это сделал?
        Анжелика была практически уверена в том, что знает имя этого человека, но ей требовалось подтверждение Антона. Но как его получить, она и представить не могла. Была велика опасность того, что он снова замкнется в себе, и их начинающееся примирение сойдет на нет. Ведь если она в лоб спросит Удальцова: «Кто сказал о том, что я тебе изменяю?» - то как бы косвенно подтвердит свою вину. И ведь не докажешь, что вопрос этот - следствие простой логической выкладки: «Я точно знаю, что верна тебе. Раз ты уверен в обратном, значит, тебе дали повод так думать».
        Черт побери, но как же это выяснить? Отловить Бобровых поодиночке и вытрясти из них всю душу? Ага, только после вчерашнего инцидента с Аркашей это представляется несколько нереальным. Остается Лена. Но она, судя по всему, обозлилась на весь белый свет разом и вообще не желает никого видеть.
        Но тут Анжелика засомневалась. А вдруг она зря на них грешит? Вдруг у Антона и впрямь была та встреча с некой незнакомкой, оставившей помадную печать на его одежде? Например, Удальцов вдруг совершенно случайно увиделся со своей первой любовью? С какой-нибудь одноклассницей, однокурсницей, коллегой с прежних работ? Что-то в душе откликнулось, они решили посидеть вместе в кафе, вспомнить былое. Может быть, эта встреча закончилась в постели, может - нет. Но в любом случае других встреч больше не последовало.
        Тогда совершенно непонятно, почему Антон умолчал об этом? В их семье не было принято таиться друг от друга. Не хотел, чтобы Анжелика переживала из-за этого? Так сказал бы: встретил старую знакомую, посидели, поговорили, прошлое вспомнили. Только и всего! Еще бы вместе над этим злополучным воротничком посмеялись. Даже если он ей и в самом деле изменил, это бы осталось тайной, и Лике в голову бы не пришло, что Удальцов водит ее за нос. Ан нет, он предпочел поступить по-другому. Но почему?
        Ответа на этот вопрос у нее не было.
        К тому моменту, как лагерь был свернут, а машины прогреты и готовы стартовать, погода не улучшилась ни на йоту.
        - Ну, так что решил, Степа?
        - А, была не была: на все запланированные вершины подниматься не будем, а вот на Аллуайв попробуем. Попытаемся прорваться выше кромки облаков, авось хоть оттуда что-нибудь видно будет. Ребята! Сами понимаете: туман солидный, поэтому колонну держим достаточно плотно, чтобы было видно соседей. Если кто-то пропадает из зоны видимости - сообщайте по рации. Лучше остановиться и подождать, чем потерять кого-нибудь. И на всякий случай еще один совет: идем на пониженных, внатяг, без резких рывков. Здесь это самый оптимальный вариант. Ну, с Богом, по машинам!

* * *
        Анна и глазом моргнуть не успела, как наглые тверчане пристроились им в хвост, замыкая караван. Игорь посигналил и дал понять, что пропускает их вперед, но эти балбесы дружно замахали руками. Мол, езжайте вперед, мы специально так встали, чтобы попытаться всю колонну на цифровик запечатлеть. Игорь пожал плечами, но ссориться не стал.
        После вчерашних печальных событий Анна была настороже, поэтому этот маленький инцидент относительно порядка следования в колонне предстал перед ней в совершенно ином свете. Игорь собирается продолжить попытки покушения! Иначе бы ему было глубоко наплевать, каким по счету идти. Что же он задумал? Отстать от остальных, затеряться в тумане, убить Анну и выдать все за несчастный случай? Но каким образом он собирается это провернуть? Что он затевает на этот раз?
        Анна потянулась к ремням безопасности. Ну уж нет, легкой добычей она не станет, пусть даже не надеется. А может… может, пока не поздно, взять и попроситься на крышу - якобы для того, чтобы получше разглядеть эти чертовы горы?
        Анна бросила быстрый взгляд на «шестьдесят шестой». Там сверху никого не было - ни Анжелики, ни Насти. Впрочем, оно и понятно: кому охота в дождь и ветер да еще в условиях такой катастрофической видимости, вернее невидимости, на железной крыше кататься?
        Нащупав в кармане перочинный нож, Анна слегка успокоилась. Не Бог весть что, но на крайняк сгодится. Что бы еще такого придумать? О, отличная мысль!
        - Игорь, давай я рацию к себе возьму?
        - Да без проблем, - чуть удивленно отозвался тот. - Что, с народом пообщаться захотелось?
        - Да нет, - как можно более естественно отозвалась Анна. - Просто, боюсь, подъем будет трудным, не хочу, чтобы ты еще и на переговоры с другими экипажами отвлекался. А мне все равно делать нечего, могу и с рацией посидеть.
        - Разумно, - признал Игорь.
        Анна почувствовала, что на висках у нее выступили капельки испарины. Уф, получилось. Теперь, если что не так, она всегда успеет крикнуть остальным:
«Спасите, помогите, убивают!»
        Хотя вот что странно: почему Игорь так легко отдал ей портативную рацию? Неужели он придумал что-то такое, на что она просто не успеет должным образом среагировать, как вмиг окажется среди покойников? В чем тут подвох?
        - Да, насчет рации, - словно услышав ее мысли, добавил Игорь, - не знаю, что случилось. Наверное, вода попала. Только она теперь на прием работает, а на передачу нет. Надо будет по возвращении в мастерскую отдать. А лучше новый комплект купить, сразу с гарнитурой.
        - А… организаторы об этом знают? Ну, что у нас рация только на прием работает?
        - Не помню, говорил я им об этом или нет? - равнодушно пожал плечами Игорь. - Да и какая, в сущности, разница? Ты что, боишься, что мы здесь и вправду заблудимся, как пытается нас уверить многоопытный товарищ Степан? Я тебя умоляю!…
        Перед глазами Анны все поплыло от ужаса. Он и вправду задумал ее убить! Надо опередить Игоря во что бы то ни стало! Иного варианта быть не может: либо он, либо она!

* * *
        Компаньонка Анжелики по езде на крыше Настя после долгих уговоров и обещаний угостить ее особо вкусной клюквенной настойкой отправилась в экипаж Стаса и Макса. Вторая компаньонка, Татьяна, однозначно дала понять, что сегодня поедет внутри вахтовки. В принципе одной на крыше было бы ничуть не скучно, да только два предыдущих дня таких поездок привели к тому, что Анжелику штормило буквально на ровном месте, как моряка, сошедшего на берег после многомесячного плавания. Координация движений была несколько нарушена, и Лика опасалась, что может упасть. Нет, не с крыши, а при спуске-подъеме по капоту «шишиги». Да и летящие в лицо россыпи мокрых капель никак не вызывали желания прокатиться с ветерком.
        Что же делать? Возвращаться в свой экипаж? Почему бы и нет? Да только Лике хотелось, чтобы Антон сам пригласил ее обратно. И не было в этом ни упрямства, ни позерства. В душе Анжелики поселилась пока еще робкая надежда на примирение, и ее ни в коем случае не стоило сводить на нет поспешным и непродуманным кавалерийским наскоком.
        - Лика, если хочешь, иди в вахтовку, вместе поедем, - предложила Татьяна, с легкой смешинкой наблюдавшая за раздумьями Анжелики, стоявшей перед бампером «шестьдесят шестого».
        - А можно? - обрадовалась Лика.
        - Почему бы нет? - пожала плечами Татьяна. - Правда, изнутри мало что видно, все стекла в дожде, но при желании можно открыть форточку и смотреть оттуда.
        - Честно говоря, я пока что вообще ничего не вижу, - призналась Анжелика.
        - Так за чем дело стало? Давай, запрыгивай!
        Внутри вахтовки, которую Степан с Татьяной любовно звали гоночным автобусом, было тепло и уютно. Маленький откидной столик, мягкие сиденья. Лике сразу же здесь понравилось, и она с комфортом расположилась около окна.
        Через минуту-другую колона стартовала. Начался подъем. По ощущениям Анжелики, они ехали по какому-то достаточно гладкому серпантину, «шишига» то поворачивала налево, то круто направо, и забиралась все выше и выше в горный массив.
        - Я вот еще вчера хотела спросить: а у местных гор названия что-то значат или нет?
        - Да, конечно, - ответила Татьяна. - Аллуайв, на которую мы сейчас поднимаемся, на языке саамов значит «большая гора с круглой вершиной». «Аллу» - большая гора, а
«айв» - соответственно форма вершины. Если бы в конце стояло «чорр» или «порр», это бы значило, что вершина острая. Впрочем, островерхих гор здесь относительно мало.
        - А почему?
        - Спасибо леднику. Когда он шел через эту местность, то фактически как бы слизал все мало-мальски острые углы.
        На память Анжелике тут же пришел мультфильм «Ледниковый период», и она хихикнула.
        - Что, сумасшедшая белка с орехом вспомнилась? - ухмыльнулась Татьяна.
        - А… как ты догадалась? - спросила потрясенная Лика.
        - Да очень просто. Единственная вещь, где упоминается ледник и с чем он может хоть как-то ассоциироваться у простого горожанина, - вот этот мультфильм. Кроме того, ты так улыбнулась, что не догадаться было просто немыслимо.
        - Таня, я тебя боюсь!
        - Не стоит. Кстати, смотри-ка, а Степа был прав! Еще немного - и мы вылезем из этой молочной каши!
        Анжелика посмотрела в окно. Туман вокруг редел, распадался в клочья, и где-то в вышине блеснул кусок неба.
        - Ой, радуга! - первой заметила Татьяна семицветную дорожку, выросшую над ущельем.
        Анжелика пересела, чтобы получше рассмотреть ее, но тут «шестьдесят шестой» затормозил.
        - Вылезайте, - постучал им в дверь Степан, - айда на природу любоваться!
        Ветер здесь был не в пример сильнее, чем внизу. Пронизывающий, пробирающий до костей, и даже свитер не спасал от царящего холода.
        Фотографы тут же принялись снимать радугу во всех мыслимых ракурсах, а Татьяна поманила Лику и указала куда-то в сторону:
        - Кстати, а вот и вершина Аллуайв. Тысяча пятьдесят один метр над уровнем моря.
        Анжелика сначала не поняла, куда именно показывает Татьяна:
        - Подожди, но ведь здесь нет никакой вершины!
        - Помнишь, что я тебе говорила? Вершина - круглая. А теперь смотри снова!
        Анжелика пригляделась внимательнее и обнаружила груду камней, лежавших так, словно кто-то специально навалил ее посреди ровного плато, чтобы обозначить тем самым наивысшую точку.
        - Ты хочешь сказать, что вот это и есть вершина? - все еще сомневаясь, спросила она Татьяну.
        - Угадала! Если хочешь, можешь забраться туда. Потом вернешься домой и будешь рассказывать, каким крутым альпинистом стала за отпуск.
        - А это идея! - загорелся оказавшийся рядом с ними Стас. - Девчонки, а ну пошли за мной! Сейчас я вас фоткать буду! Эй, все желающие покорить вершину Аллуайв, милости прошу на фотосессию!
        - И почем за фотку берешь? - поинтересовался Аркаша.
        - Стандартная такса! В размере неполно налитого стакана кефира, - хохотнул Стас и первым потопал в сторону «вершины».
        Анжелика и Татьяна переглянулись и отправились следом.
        Идти было достаточно тяжело. Приходилось смотреть, куда наступаешь, чтобы не подвернуть ногу и не упасть. Обувь скользила по мокрым от дождя камням, и пару раз Лика уже была готова к тому, что навернется и получит изрядную порцию синяков. Но пронесло.
        Обернувшись, Анжелика обнаружила, что за ними потянулись практически все участники. Даже Лена соизволила покинуть насиженное место и, кутаясь в куртку с капюшоном, упорно тащилась вперед, балансируя с грацией цирковой коровы. Анжелика не знала, бывают ли в природе такие, но сейчас Лена напоминала ей именно ту самую цирковую корову и никого больше. А Аркаша - королевского пингвина. Большой, чуточку грузный, смешно переставляющий ноги, словно они связаны в коленях. Хороша пара получилась: корова и пингвин.
        Тут Анжелика устыдилась своих мыслей и отвернулась, чтобы в голову не лезли дурацкие ассоциации.
        Меж тем Стас, всерьез озаботившийся миссией фотохудожника, принялся расставлять народ в соответствии с собственными представлениями о постановочных кадрах. Минут через двадцать хором взмолились все: «Стас, хорош!» Но остановить творческий порыв того было практически нереально. В итоге все были сняты по отдельности - и не один раз! - по парам, по экипажам, отдельно девушки, отдельно мужчины, а на групповой снимок Стас извел кадров десять, не меньше. Где-то сбоку прыгал со своим фотоаппаратом Олег, в свою очередь снимая Стаса за работой.
        - Интересно, сколько снимков у него влезает на карту памяти? - тихонько осведомился Степан.
        - Точного количества не знаю, но память там за гигабайт зашкаливает, - подсказал Макс. - Плюс Стас вечером все отснятое сразу на ноутбук заливает, готовится к новой фотоохоте.
        Степан громко вздохнул и признался:
        - У меня от вспышек в глазах все мельтешит. Чувствую себя подстреленной дичью.
        - Не ты один, - поддержала супруга Татьяна.
        - Ну, кто еще готов пострадать за искусство? - спросил Стас.
        Желающих не обнаружилось. Уставшие и замерзшие участники так быстро, как только могли, потянулись обратно к машинам в надежде отогреться в теплых салонах с включенной печкой. Но не тут-то было.
        - Эй, куда это вы все? - осведомился Степан. - Еще столько всего не видели! А ну пошли за мной, пока тучи досюда не добрались!
        Компания понуро переглянулась и потопала за организатором. Анжелика, которой уже не хотелось любоваться ни на какие красоты мира, с тоской взглянула на вахтовку, но решила не отставать от остальных. В конце концов, чего бы им сейчас ни продемонстрировали, в Москве такого точно не увидишь.
        - Ну вот, - сказал Степан, указывая на вертикальный обрыв и открывающийся внизу вид на долину, - а теперь попробуйте соврать, что я зря вас сюда вытащил.
        Анжелика осторожно подошла к краю обрыва, и у нее тут же закружилась голова. На всякий случай сделав пару шагов назад, она поинтересовалась:
        - А сколько здесь метров до низа?
        - Ну, ориентировочно где-то двести. Немного, конечно, но вид отсюда просто обалденный. Жаль, конечно, с погодой не повезло, а то представляешь, как играет под солнцем вон то озерцо? - указал Степан на серо-черное блюдце воды где-то далеко-далеко под ногами.
        - Эх, сюда бы нормальную обвязку, да по этой стеночке полазить! - мечтательно заметил Макс.
        - Между прочим, порода рыхлая, сыплется здорово, - заметил осторожный Стас. - Не мешало бы подстраховаться, прежде чем изображать из себя крутого скалолаза.
        - А что тут думать-то? - изумился Макс. - Это тебе не велосипед изобретать! Подгоняем сюда машину, цепляем за нее страховочный трос, и все дела! И плевать на всю осыпуху, вместе взятую!
        - Слушай, а это идея! - загорелся Стас. - В следующий раз обязательно так и сделаем! Представляешь, какой кайф будет: сначала с ветерком спуститься по стенке, а потом, не торопясь, с чувством, толком, расстановкой подняться обратно!
        - Если будешь долго подниматься, просто заведу машину, и тебя на страховочном тросе выдернет наверх, даже «мама» сказать не успеешь!
        - Только попробуй - заикой останешься!
        - Это надо еще посмотреть, кто останется!…

* * *
        Анна была напряжена, как перетянутая струна - только тронь, порвется. На всякий случай, как только колонна затормозила, она тут же выскочила из салона, успела пожаловаться Степану на частично работающую рацию, а потом старалась держаться подальше от Игоря, поближе к народу. На вид с обрыва решила от греха подальше не смотреть и ближе чем на три метра к краю не подходила. Конечно, столкнуть ее вниз на глазах у всех - надо обладать изрядной наглостью! Но даже если Игорь всех обманет и обставит это как несчастный случай, ему все равно тут же светит статья за убийство по неосторожности, или как там она называется. Но лучше не рисковать и не вводить мерзавца в искушение.
        Интересно, а Игорь уже понял, что она его раскусила? В терминах Штирлица, Анна как никогда была близка к провалу. Руки нервно дрожали, глаза почти остекленели от ужаса. Бери голыми руками да делай что хочешь. Но сдаваться она не собиралась. Пока вся компания дружно глазела на горные пейзажи и делилась мнениями, ее мозг напряженно работал, изыскивая варианты, как раз и навсегда обезопасить себя от Игорька.
        Вдоволь настоявшись у обрыва и окоченев на ветру, компания потихоньку поползла обратно к машинам. И тут Анна поняла, что надо делать. Придуманный ею план был настолько прост, насколько гениален. Машины на площадке расположились таким образом, что если снять их «тойоту» с ручника, она покатится задним ходом, не задев никого из участников. И сверзнется аккурат под откос. Игорь, заметив, что машина уходит в пропасть, не сможет остаться в стороне и, конечно же, попытается ее остановить. От площадки до откоса навскидку метров тридцать. Ну, сорок максимум. Пока Игорь добежит до машины, пока попытается открыть дверь, пока запрыгнет в салон… Остановить ее он уже не успеет. И вместе со своей любимой
«тойотой» полетит вниз. Поскольку с точностью в двести процентов можно сказать, что он будет не пристегнут, смертельный исход гарантирован.
        Так, а где Игорь? Ага, разговаривает с тверчанами, отлично. А где Степан с Татьяной? Эти между собой треплются. Остальные тоже своими делами заняты. Ну все, пора!
        Анна открыла дверь, сняла машину с ручника и быстро отошла в сторону. Подошла к организаторам, спросила о какой-то ерунде, потом обернулась и, убедившись, что тяжелая машина мало-помалу набирает ход, истошно закричала:
        - Игорь! Держи ее!
        Игорь дернулся, непонимающе посмотрел на Анну. Та ткнула пальцем в сторону летящей под обрыв «тойоты». Игорь подхватился и со всех ног бросился к машине.
        Разговоры в компании разом смолкли. Никто сейчас не мог помочь Игорю - слишком далеко от него все находились. Все понимали, какой смертельной опасности он подвергнется, если не успеет остановить машину до обрыва либо выпрыгнуть из нее, прежде чем она упадет. Впечатлительная Настя схватилась за грудь. Татьяна вцепилась в руку мужа. Даже у самой Анны сердце стучало загнанным зверьком, и чтобы не упасть, она облокотилась о грязный борт вахтовки. Наплевать. Если только Игорь погибнет, чем несчастнее она будет выглядеть, тем лучше. Лишь бы все получилось…
        Меж тем Игорь догнал машину, с трудом открыл дверь. До обрыва оставались считанные метры, но он явно не успевал запрыгнуть в салон. Впрочем, дотянуться до ручника из такого положения тоже было весьма проблематично. Анна знала, что их машина, и так не маленькая, еще и лифтована, корпус задран высоко над землей. Чтобы дернуть рычаг, Игорю придется перегнуться всем телом через кресло, да еще и в прыжке. Иначе роста просто не хватит. Нет, он однозначно покойник! Сколько секунд до полета? Три, две, одна… Анна зажмурила глаза, ожидая лязга металла по камням и истошного предсмертного вопля Игоря.
        - Уф, молодчина! - раздался бас Степана. - Я грешным делом уж перетрухнул изрядно.
        - Не ты один, - вздохнула Татьяна. - Меня до сих пор всю колотит.
        Анна открыла глаза и увидела, что машина стоит на самом краю, а довольный Игорь идет к ним, утирая пот со лба. Как же ему удалось спасти себя и «тойоту»?
        - Отличная реакция у парня! - продолжал меж тем Степан. - Ведь буквально еще чуть-чуть, и все, аут!
        Игорь подходил все ближе и ближе, а Анна так и не смогла уговорить себя поднять на него глаза. Ей казалось, что стоит только ему в них заглянуть, как Игорек все поймет. Поймет, что это ее рук дело, а никакая не роковая случайность. Она выдаст себя с головой! И если пока их поединок не на жизнь, а на смерть, можно сказать, сведен вничью, в следующий раз кому-то точно не повезет. И вполне вероятно, что именно ей.
        - Что случилось-то, Игорь? - спросил Степан.
        - Да, по ходу дела лоханулся, забыл машину на ручник поставить. Вот она постояла-постояла да и покатилась. Я бегу и думаю: ну все, не успеваю! Решил: ладно, как только дверь открою, сразу же руль выкручу. И тут же понимаю, что гидрач[Note14: Гидрач - сокращенно от гидроусилитель руля] не работает! Чтобы эту махину на путь истинный наставить, вернее, от обрыва отвернуть, столько сил придется приложить, что Геракл обзавидовался бы.
        - Ну да, пока машина не заведена, про гидроусилитель можно забыть, - со знанием дела подтвердил Стас.
        - Ну вот, - продолжил Игорь, - оставался единственный выход - дотянуться до ручника. Честное слово, мне в тот момент показалось, что у меня рука на полметра длиннее стала. Как рванул рычаг, аж в плечо ударило. До сих пор побаливает. А вообще, хорошо, хоть Анна вовремя крикнула, а то стали бы мы безлошадными.
        - Да, лишиться такой лошадки очень бы не хотелось, - вздохнул Степан. - Столько труда и денег вложено, чтобы так глупо ее потерять!
        Анна слушала и не верила своим ушам. Неужто пронесло? Неужели дурашка Игорь и в самом деле решил, что убежавшая машина - его вина, и не догадался, чьих это рук дело?
        Но тут их с Игорем взгляды скрестились, и Анну затрясло. Разговор про невнимательность - это для остальных. На самом деле Игорь прекрасно все понял. И следующей такой возможности он ей больше не предоставит. И не простит.
        Как же быть? Возвращаться в свой экипаж смерти подобно. Причем в буквальном смысле. Притвориться, что заболела, чтобы ее довезли до ближайшей железнодорожной станции и отправили домой? Заманчиво. Ох, как заманчиво. Только есть одно «но». Если она просто скажет, что плохо себя чувствует, ее скорее не на вокзал, а в больницу забросят. А там врачи быстро ее на чистую воду выведут. В итоге вся команда на нее будет сердита из-за потери целого дня, а проблема как была, так и останется. Да и с Игорем надо что-то делать. В Питер он ни в коем случае не должен вернуться. Иначе, получается, вся эта затея с поездкой на Кольский гроша ломаного не стоит. Ольга ей не поможет и не защитит, поскольку сама на ладан дышит. А хуже того, еще и не поверит. Она до сих пор в своего ненаглядного Игорька как кошка влюблена.
        Что ж, значит, бегство не выход. Ладно, была не была, придется покамест покататься на крыше. Холод, конечно, жуткий, но лучше десять раз замерзнуть, чем один раз заснуть вечным сном.

* * *
        Пока все обсуждали едва не сорвавшуюся в обрыв «тойоту» Игоря, туман поднялся еще выше, так что с места стоянки уже не было видно даже смешной вершины Аллуайв. Отправляться в такую погоду на соседние вершины не имело смысла, и колонна спустилась по отрогу в предгорье - на участок, который Степан с Татьяной называли Тысяча ручьев. По их словам, кто-то особо дотошный умудрился все-таки подсчитать точное количество речушек и ручьев на этом отрезке длиною в двадцать пять километров. Оказалось, их ровно сто сорок три. Аркаша, памятуя собственное сидение в броду, ощутимо напрягся, но Степан его успокоил. Мол, на регулярно проводимых трофи-соревнованиях Тысяча ручьев давно считается скоростным этапом, и что утонуть, что заблудиться здесь практически нереально. И предложил всем пройти его в свободном режиме по легендам[Note15: Легенда - схема движения по маршруту. Представляет собой таблицу, где стрелочками показано, куда следует направляться на развилках, и приведено расстояние между развилками.] . А лентяям, не желающим попробовать себя в ориентировании, пристроиться в хвост к вахтовке.
        Отчего-то это невинное предложение организатора посеяло в рядах участников полный разброд и шатания. Анжелика, доселе не покидавшая «шишигу», после отдельного приглашения Антона вернулась в свой экипаж. Впрочем, уговаривать ее практически не пришлось. Лика прекрасно знала, что Антон и Олег с картами и легендами дело имели лишь постольку - поскольку. Заблудиться, конечно же, не заблудились бы, но понервничать бы пришлось. Кроме того, в силу понятных обстоятельств она уже давно ждала подобного приглашения. Поэтому приняла его с плохо скрытой радостью, что не ускользнуло от глаз Лены, пристально наблюдавшей за Тороповой.
        А вот Анне так понравилось созерцать мир с высоты, что она наотрез отказалась исполнять свои штурманские обязанности. Из-за этого они очень некрасиво поскандалили с Игорем, но Анна упорствовала и в свой экипаж возвращаться не собиралась. Выход из положения нашла Татьяна, заменив собой раскапризничавшуюся Анну. На том и порешили.
        Анжелика заняла штурманское место. Олег перебрался назад. Антон сообщил, в какой точке организаторы наметили сбор, и экипаж стартовал.
        На душе у Лики вопреки пакостной погоде и всем напастям, вместе взятым, было хорошо, как никогда. С легендой никаких проблем не было, трасса тоже оказалась достаточно легкой, несмотря на обилие мини-бродов, так что Антон с молчаливого одобрения экипажа устроил подобие гонки с самим собой. В отличие от боязливой Анжелики ему всегда нравились спринты и кроссы. Но поскольку универсальных машин просто не бывает, а содержать сразу две спортивные машины им с Ликой было не по средствам, пришлось выбирать: строить Дуняшу под экспедиции и трофи-рейды или под спринты, бахи и ралли. Они выбрали первое.
        Как ни странно, Анжелика сейчас была только рада наличию в салоне третьего лишнего. Она безумно хотела поговорить с Антоном начистоту и столь же сильно боялась все испортить. А так готовое оправдание перед собой: мол, если бы не Олег, все уже давно получилось бы. Или не получилось. Но об этом и вовсе думать не хотелось.
        Из-за того что Антон держал высокую скорость, а Олег не просил остановиться для фотосессий, на месте сбора они оказались буквально минут через сорок. Мужчины принялись доставать раскладную походную мебель и запалили газовую плитку, чтобы к приезду остальных была готова первая порция кипятка. Анжелика помогала им по мере сил: резала хлеб, открывала консервы. Однажды ее рука соприкоснулась с ладонью Антона. Все произошло совершенно случайно, но Удальцов руку не отдернул, а напротив - мимолетно погладил Анжелику. Хотя на лице его в этот момент не отразилось ровным счетом никаких эмоций: он не нахмурился, но и не улыбнулся. Так что Анжелика даже себе не могла сказать: было это касание или только показалось.
        Первыми подъехала веселая троица Стас - Макс - Настя, и на пятачке сразу стало шумно и весело. Анжелика с удивлением заметила, что Стас стал острее реагировать на безобидные приколы Макса в отношении его и Насти. Судя по всему, та же мысль посетила и Антона. Иначе бы с чего он так многозначительно возвел глаза к небу, услышав очередное бурчание Стаса.
        Затем буквально друг за другом пожаловали Бобровы и Игорь с Татьяной, а еще через пять минут появилась и замыкающая «шишига». Народ принялся обмениваться впечатлениями и дружно сетовать на моросящий дождь, не забывая разводить супы и пюре быстрого приготовления и пить обжигающе горячий чай.
        Следующей остановкой стали обещанные Степаном развалины сталинского лагеря. Тут уж все фотографы, наплевав на непогоду и сумрак, отправились бродить по лесу в поисках лучших кадров.
        Анжелика вместе с Антоном осторожно обходила развалившийся от времени деревянный фундамент бараков, покосившиеся и упавшие столбы в ржавой колючей проволоке. Здесь же виднелись остатки сторожевой вышки, столб, к которому крепился фонарь, чуть поодаль лежал остов двери.
        - Как-то мне здесь не по себе, - призналась Анжелика Антону. - То ли нервы разыгрались, то ли непогода так действует.
        - Думаю, что все вместе, - ответил Антон. - Подобные места по определению радости вызвать не могут. А тут еще и антураж соответствующий: сырость, пасмурное небо да хвойный лес. Честно сказать, мне тут тоже неуютно.
        - Может, тогда вернемся к машине?
        - Если хочешь - иди. А я пока лучше поброжу. Что-то у меня ноги и спина сильно затекли, хочу немного размяться.
        Анжелике очень хотелось остаться с Антоном, но с другой стороны, она чувствовала, что еще немного - и начнет от тоски выть волчицей, так гнетуще подействовала на нее энергетика разрушенного лагеря. Поэтому она предпочла все же вернуться в Дуняшу.
        Антон проводил ее взглядом, после чего нагнал идущего впереди Аркашу:
        - Слушай, ты извини, что я с тобой вчера так резко обошелся. Только и ты меня пойми: я до сих пор в себя не пришел после того, что ты мне сообщил. Вот нервы и не выдержали.
        - Да никаких проблем, - грустно улыбнулся Аркаша, - благо что я сам виноват, если уж честь по чести разбираться. Лика имела полное право разозлиться на меня.
        - А что именно ты сказал Анжелике?
        - Ой, да полную глупость! Ну, понимаешь, выпил, хмель в голову стукнул, вот язык и развязался.
        - Но все равно, что ты ей сказал?
        - Тошка, давай не будем об этом, ладно? А то мне самому противно делается. Ленка вон всю дорогу дуется и шипит, не хватало еще с тобой вдрызг разругаться.
        - А что с Ленкой?
        - Да кто ж ее разберет? Ей Богу, будь она лет на десять постарше, решил бы, что это у нее климакс начинается. Слушай, а может, ты с ней поговоришь, а?
        - И что я ей скажу? - удивился Антон.
        - Да не важно! - отмахнулся Аркаша. - Придумай что-нибудь. Просто она к тебе благоволит и уж если и будет кого-то слушать, так только тебя.
        - С чего бы это?
        - Кто ж ее разберет? Ты у нее чуть ли не идеал мужчины. Я, бывало, даже ревную, когда она мне заявляет: «А вот Антон на твоем месте поступил бы иначе!» Антон то, Антон се… В общем, будь другом, прочисти ей мозги, а?
        - Ладно, попробую, - отозвался растерявшийся от неожиданного признания Аркаши Антон. - Вот станем на ночевку, и поговорю.
        - Слушай, а может, сейчас к ней подкатишь, а? Боюсь, если еще хоть час на ее перекошенную физиономию полюбуюсь, то отправлю машину в ближайший кювет. Она в машине сидит, иди к ней! Только не говори, что это я тебя подослал, пусть думает, что ты сам это придумал, ладно?
        - Не, слушай, я так не могу. Да и что я ей скажу? «Лена, не надо дуться»?
        - Да хотя бы так! Веришь, нет, я уже жалею, что ее с собой потащил. Лучше бы действительно отчалила в свою расчудесную Турцию, я хоть отдохнул бы по-человечески. Думал, покажу ей Север, опять же - с вами время проведем - всегда лучше, когда рядом близкие люди. Ан нет, кроме ругани да слез я от нее за последнюю неделю и не вижу ничего.
        - Ладно, попробую. Но - сразу предупреждаю! - ничего обещать не могу.
        - Тоха, да все путем! Я понимаю!
        Антон развернулся и отправился к машинам. Сначала подошел к своему «уазику» - посмотреть, как там Лика, но, увидев, что она безмятежно дремлет на заднем сиденье, решил не тревожить. Выполнять данное Аркаше обещание ужасно не хотелось, но делать было нечего. И Антон постучался в окошко к Лене.
        - Да, Антон? - открыла дверь Лена и вопросительно посмотрела на него.
        - Слушай, а чего ты не вместе со всеми? Мы там лагерь смотрим. Фотографы наши от усердия аж землю роют, а ты здесь в одиночестве тоскуешь!
        - Ну, твоя Лика, гляжу, тоже до местных красот не рвется, - желчно заметила Лена. - Минут пять по лесу погуляла и свалила.
        - Она… устала сильно, - тут же нашелся с ответом Антон. - Решила покемарить малость, пока мы снова в путь не тронулись.
        - Вот и я тоже устала! - огрызнулась Лена, но дверь перед носом Антона захлопывать не стала. Сделав из этого вывод, что диалог пока еще продолжается, Антон поинтересовался:
        - Может, тебе какая помощь нужна?
        - Спасибо, нет.
        Антон вздохнул и мысленно чертыхнулся. И как с ней разговаривать? Аркаше и впрямь не позавидуешь: мегера, а не штурман.
        - Может, хоть со мною прогуляешься? - предпринял он последнюю попытку раскачать Лену. - Давай, вылезай, пройдемся! Я тебе остатки лагеря покажу, мы там даже забор поваленный обнаружили! Ну же, пошли!
        Заметив на лице Лены колебание, Антон усилил натиск:
        - Давай, выходи, хоть ноги разомнешь, а то полдня в машине проводить - это все-таки тяжко. Да и воздухом свежим подышишь, где у нас в Москве такой найдешь?
        Лена еще пару секунд подумала, после чего дала Антону руку и позволила помочь ей выйти наружу.
        Голоса попутчиков слышались где-то далеко впереди, лагерь был немаленький, и чтобы обойти его по периметру, требовалось много времени. Антону решительно не о чем было говорить с Леной, и от этого он чувствовал себя не в своей тарелке. Просто гулять и молчать? Молчание действовало на нервы хуже откровенного скандала. И тут Антон неожиданно для самого себя решился задать Лене вопрос, который мучил его вот уже целый месяц.
        - Слушай, я тут тебя давно хотел спросить… Видишь ли, только ты мне можешь помочь разрешить сомнения…
        - Да? - оживилась Лена и даже раскраснелась от неожиданной похвалы.
        - В общем, скажи мне как на духу: то, что ты сказала Аркаше про Анжелику, правда?
        На лице Лены вновь появилась злая гримаска, и Антон мигом пожалел, что завел разговор на эту тему.
        - Что ты конкретно имеешь в виду? - холодно и неискренне поинтересовалась она, даже не пытаясь скрыть, насколько неприятен ей этот разговор.
        - Аркаша по большому секрету поведал мне, что Анжелика рассказала тебе о том, что у нее появился богатый и интересный поклонник, в которого она влюблена…
        - Ох уж мне эти мужчины! - перебив Антона, всплеснула руками Лена. - Вот именно что «по секрету»! Черт побери, вот понадейся после этого на собственного мужа! Да ему даже самой никчемной тайны доверить нельзя, мигом всему свету разболтает, трепло! Язык без костей!
        Антон поморщился, но отступать не собирался:
        - Лена, это так или нет?
        - А ты как думаешь?
        - Я никак не думаю, я у тебя спрашиваю!
        - Как хочешь, так и считай!
        Этот дурацкий разговор начал бесить Антона. Он завелся и всерьез вознамерился во что бы то ни стало вытрясти из Лены всю правду:
        - Я жду ответа!
        - А я не намерена отчитываться перед тобой!
        - Слушай, я уважаю твое стремление сохранить тайну, которую доверила тебе Лика, но раз уж тайное все равно стало явным, может быть, перестанешь ломать комедию и расскажешь мне все подробно?
        - Так что ты от меня ждешь в таком случае?
        - Как зовут поклонника Лики?
        - А тебе не все ли равно? - огрызнулась Лена.
        - Говори!
        - Она мне его имени не называла! И отстань от меня! Чтоб я тебе еще хоть раз поверила - да ни за что! «Лена, пойдем по лесу пройдемся…» Лицемер!
        Лена развернулась и бросилась обратно к машине. Антон смотрел ей вслед, но даже и не пытался остановить. Похоже, она не врет. Но все равно что-то тут не сходится. Чтобы Лика да побежала делиться к ней самым сокровенным - фантастика. Близких подруг у нее немного, и Лена к их числу явно не относится - это раз. Потом, с какой это стати Анжелике понадобился доверенный в амурных делах? Легче поверить, что она случайно проговорилась, а уж дотошная Ленка вытянула из нее все подробности ее романа. Но если бы Лика не захотела, Лена бы ничего не узнала, как бы ни старалась. Да и то, что Анжелика могла хоть кому-то проговориться о наличии у себя любовника - это на грани абсурда.
        А может, Анжелика решила просто разыграть Лену? Наплела ей с три короба и принялась ждать, пока свежеиспеченная сплетня докатится до них с Антоном? Но тогда почему, как только это произошло, она повела себя так неадекватно? Почему сразу же не предупредила его о том, что сделала? Может быть, просто не придала этому никакого значения? Или просто забыла? Что ж, такое тоже может быть, но почему же ей даже в голову не пришло связать их ссору с той глупостью, которую она наговорила Лене? И с какого перепугу она принялась обвинять его в измене?
        Нет, здесь решительно что-то не так. И очень напоминает детскую игру в испорченный телефон. Кто-то что-то не так сказал, кто-то что-то не так понял, и понеслось. Лавина лжи, вольного и невольного вранья, а что в итоге?
        Нет, Лена наверняка что-то недоговаривает. Не зря она так задергалась, когда он спросил, как зовут Ликиного любовника. Может быть, все дело в том, что она его лично знает и боится, что Антон пойдет с ним разбираться? А что, такая ситуация вполне возможна. Анжелика несколько раз приходила к ней в магазин, Лене была нужна ее профессиональная помощь как дизайнера. Вполне вероятно, что там Лике понравился кто-то из обслуживающего персонала. Произошло это на глазах Лены, поэтому-то она в курсе всего происходящего…
        Стоп, полная ерунда получается! Аркаша тогда ему говорил про богатого поклонника. И сама же Лена сегодня эту информацию не опровергла. Но какой же богатей может обнаружиться среди персонала небольшого продуктового магазина, если сама директриса этого заведения туго набитым кошельком похвастаться никак не может?!
        Получается, он пока что пустышку тянет. И без повторного разговора с Леной ему о загадочном поклоннике Анжелики ничего толком разузнать не получится. Да только как теперь с Леной общаться - это вопрос. Стоит начать ее расспрашивать о Лике, опять ведь психанет, как пить дать! И ведь тоже непонятно, почему так девка бесится? Что они с Аркашей на этот раз не поделили?
        Антон нахмурился. А с чего, кстати, она так защищает от него Ликины секреты, если сама же их и рассказывает направо и налево? Что, когда она передавала откровения Анжелики Аркадию, даже представить не могла, что тот тут же расскажет обо всем приятелю? Чушь собачья! Она не настолько дура, чтобы не понимать этого. Хотела бы сохранить все в тайне, молчала бы в тряпочку и с мужем об этом не болтала. Ох, не сходятся концы с концами!

* * *
        Лена заперлась в машине. После разговора с Антоном ее трясло, как в лихорадке. С чего он вдруг начал задавать вопросы, которые по идее вообще не должен был поднимать? Почему обратился к ней? А что, если он и дальше будет копать? Вдруг он все выяснит?!
        Огромным усилием воли Лена заставила себя успокоиться. Ничего страшного не произошло. Антон не следователь, доказать ничего не сможет. Она ему больше ничего не скажет, а будет приставать - Аркашу позовет. Хотя… Аркашу как раз не стоит. Вдруг еще он на сторону приятеля станет? Да, значит, решено: просто посылать Антона и молчать.
        А если он к Анжелике сунется?
        Да, это было бы некстати. Хотя… даже при таком варианте еще ничего не потеряно. Анжелика ведь тоже будет все отрицать! И в ее положении это выглядит очень даже естественно. Так что Антон ей поверить не должен.
        Но тут же колючая мысль царапнула Лену, отчего тело покрылось холодным потом. А что, если Удальцов с Тороповой и впрямь помирятся и придут к ней за объяснениями? Да еще и Аркашу для верности прихватят? Что тогда? Втроем они из нее всю душу вынут!
        Нет, этого не должно произойти ни в коем случае!
        Что же делать?
        Лена лихорадочно перебирала в голове варианты, но ни один ее не устраивал. И, как назло, действовать надо было наверняка, да так, чтобы отвести от себя все подозрения.
        И тут Лена поняла: вот оно! Нашла! Теперь по крайней мере Аркаша будет стоять за нее горой. Да и Удальцов со своим расследованием обломается. Ай да Лена, ай да молодец!

* * *
        Анжелика проснулась, когда они въезжали в какое-то небольшое селение. День клонился к вечеру, по крыше барабанили редкие капли дождя.
        - Где мы? - сонно поинтересовалась она у Антона.
        - Поселок Октябрьский. Пока ты спала, мы устроили совещание и решили, что сегодня будем ночевать здесь в гостинице, у знакомых Степана. Дождь все усиливается, а ставить бивак по такой сырости никому не в радость. Правда, он предупредил, что гостиница - это громко сказано, но все равно. Лучше уж так, чем снова в лужи лезть. Я лично себе уже земноводное напоминаю. Огромный такой зеленый лягух.
        - Ух ты! Это сколько же я проспала?
        - Ну, часа три, может, четыре.
        - Ой, какая жалость! Я столько всего пропустила!
        - Могу тебя уверить, ровным счетом ничего. После лагеря была одна речушка, мы ее вброд брать не стали, поехали по мосту, как самые обычные люди. А потом начался сплошной перегон вдоль железки. Дорога разбита в хлам. Кое-где вроде и песок завозили, и ровняли, а все равно гребенка. У тебя, случайно, голова не болит? А то трясло нас изрядно.
        - Да нет вроде, - ответила Анжелика. - Только руку отлежала, и все. Слушай, а Олег где?
        - Решил повторить твой подвиг и отправился на крышу. Надеется, что удастся оттуда поймать какой-нибудь удачный кадр. Вон, можешь сама посмотреть: вместе с Анной на пару кукуют.
        - Брр, в такую погоду, и на крышу, нет уж, увольте.
        - Охота пуще неволи, - отозвался Антон и как-то многозначительно посмотрел на Анжелику в зеркало заднего обзора. Лика отвернулась. Намек был более чем очевиден.
        Во дворе трехэтажного панельного дома, куда заехала колонна, чинно разгуливали козы. На чужаков посмотрели настороженно, но без испуга. Главарь козьей банды, козел с наполовину отломанным рогом, подошел к бамперу «шестьдесят шестого» и, просунув за него голову, принялся чесать затылок. Делал он это обстоятельно и не спеша, и на наглой его козьей морде разливалось самое натуральное блаженство. Наконец, нехотя оторвавшись от бампера, он отправился с досмотром к другим машинам. Белой масти и чумазый от грязи, он был похож на черта, упавшего в куль мукой.
        - Так, с хозяевами я уже договорился, - послышался голос Степана. - Ночуем все вместе, как заходите в подъезд, первая дверь налево. Там четыре комнаты, кухня, кровати. Если кому-то не хватит, придется спать на полу, уж не обессудьте. Да, и еще одно: есть ванная комната, и даже горячую воду дали.
        - УРА!!! - дружно грянула колонна.
        Степан довольно ухмыльнулся.
        Вечер превратился в шумное и веселое застолье. Экипажи, не сговариваясь, достали из заначек деликатесы, вроде маринованных огурцов, домашнего варенья, шпрот и соленых грибов. Из выданных Татьяной овощей нарезали салат. Из тушенки, бульонных кубиков и концентратов приготовили отличный суп-солянку.
        Значительно повеселевшая после мытья головы Анжелика сидела рядом с Антоном и слушала разговоры попутчиков.
        - А Хибины, они какие? - спросила Анна организаторов.
        - Что ты имеешь в виду? - повернулся к ней Степан.
        - Ну большие, высокие?
        - Да как сказать. В принципе да, большие. В Хибинский массив альпинисты да горнолыжники со всей России едут. Значит, есть ради чего.
        - А мы точно через перевал поедем? - не унималась Анна. - А то в регламенте написано «перевал», а вдруг вы передумаете нас туда везти?
        - Успокойтесь, перевал будет, правда, - тут Степан и Татьяна обменялись веселыми взглядами, - скорее всего не такой, как вы его себе представляете.
        - А что тут представлять? - удивилась Анна. - Перевал, он и в Африке перевал.
        - Кстати, об Африке, - встрепенулся Макс. - А кто-нибудь в курсе, откуда взялось название Африканда? А то, пока сюда добирались, мы со Стасом столько догадок строили насчет этого загадочного поселения - не передать.
        - Ну, точно тебе никто не скажет. Вообще-то в этой местности характерно окончание -да в названиях поселков. Например, Ковда, Ревда, Охтоканда, Пояконда.
        - Да, но эти же названия явно финно-угорские корни имеют! А Африканда-то тут каким местом затесалась?
        - Ну, я к этому и веду, - нисколько не обиделся Степан на прервавшего его Макса. - Я лично склоняюсь к версии академика Ферсмана, который считал, что название родилось из шутки. Якобы на берегу Имандры в очень жаркий день загорали строители. И кто-то из них в шутку произнес: «Ну и пекло, просто Африка, Африканда какая-то!» Есть еще одна версия - менее официальная. Якобы приехал в поселок ученый, а встречавшие его товарищи похвастались, что у них вот уже который день стоит небывалая африканская жара. Вот ученый, отерев пот со лба, и сказал: «Африка, нда». А народ тут же подхватил: «Африканда, Африканда!»
        - Ну надо же! - восхитился Аркаша. - Столько всего интересного узнаешь, прям хоть дневниковые записи о путешествии делай. Кстати, Степан, а ты не задумывался о том, чтобы написать путеводитель по родному краю? И чтоб весь из таких вот баечек состоял! Я бы эту книжку за любые деньги купил!
        - Баечки-то не мои, а тоже из книжек вычитанные. Да и я на роль кота-баюна пока не тяну. Хоть и много где помотался, но претендовать на то, что знаю Кольский вдоль и поперек, не могу. Восточная часть полуострова, например, для нас с Татьяной по-прежнему терра инкогнита. Мы потихоньку собираем о ней сведения, но пока по всему получается, что на машинах туда биться - дело гиблое.
        - Почему это? На карте вроде как дорога есть! Вдоль побережья тянется.
        - Так это только на карте. А на деле зимники это да лесовозные тропы. Население тамошних поселков полтора человека. Заправок, разумеется, нет. То есть топливо придется либо с вертолетов забрасывать, либо с моря, с катеров. А это влетает в копеечку, сами понимаете. Плюс обязательно потребуется спутниковая связь, иначе, не дай Бог, что случится, так и останемся безо всякой помощи. Но даже если предположить, что какой-нибудь добрый дядя-спонсор нам поможет и с деньгами проблем не будет, опять же не факт, что нам удастся пройти по всему восточному побережью.
        - Боитесь, что машины разложите?
        - Ну, этот риск всегда есть. Речь не о том. Просто, по некоторым данным, там действительно непроходимые места начинаются.
        - А что именно? Болота? Леса? Камни?
        - И первое, и второе, и третье, но главная проблема - ущелья. Причем не одно и не два. Если хорошенько поднапрячься, в принципе можно, конечно, навести мосты. Но овчинка выделки не стоит. Слишком опасно, да и отдача от этого проекта практически нулевая.
        - Степан, а у вас вообще много туристов за сезон бывает? - поинтересовалась Анжелика.
        - Ну, в теплое время года каждые две недели группу ведем. Вот буквально перед вами норвежцы были. Правда, они всего на неделю заскочили, коллекции пополнить.
        - Какие коллекции?
        - Минералов. У нас на Кольском полуострове залегают некоторые виды минералов, которые нигде больше в мире не встречаются. В тех же Хибинах чуть ли не вся таблица Менделеева присутствует. А для свернутого на этой теме человека нет ничего хуже, чем неполная коллекция. Вот и едут к нам за образцами. Бывает, иногда этот самый минерал внутри какой-нибудь другой породы спрятан, да и размеры его - пара крупинок, не больше. Но кто бы видел глаза человека, который наконец-то раздобыл то, за чем охотился несколько лет!
        - Странно, я, конечно, знала, что народ не только марки да монеты собирает. Но вот чтоб минералы - для меня это новость.
        - Насколько я понял, в Норвегии коллекционирование - одна из национальных забав. Там очень много тех, кто этим увлекается, причем именно сбором минералов. А вот с чем это связано - тут я, увы, пас. Могу только строить догадки.
        - А вы с теми же норвежцами на каком языке общаетесь?
        - В основном на английском. Бывает, что кто-нибудь из них знает русский. Но это все же редкость.
        - А где вы так хорошо языку выучились? - не отставала Анжелика.
        - В институте, где же еще! Окончил кафедру иняза в Петрозаводске да потом практиковаться не забывал. Вот и пригодилось.
        - Между прочим, - заявил Макс, - человек совершенно спокойно может понимать чужую речь даже безо всякой учебы!
        - Это как? - усомнилась Лика.
        - Да очень просто! Вот кто-нибудь здесь знает французский? Нет? Отлично! Спорим, я сейчас скажу вам одну фразу по-французски, и все поймут, о чем в ней говорится.
        - Ох, опять ты какой-то розыгрыш затеял, - прищурилась Настя. - Ну-ка, колись, в чем подстава?
        - Да ни в чем! Слушайте! «Я по Невскому марше и пердю перчатку. Я шерше ее, шерше. Плюнул и опять марше!»
        За столом грянул смех.
        - Вот видите! - торжествующе заявил Макс. - Ничего переводить не пришлось!
        - Ага, прямо как в песне из «Формулы любви»: «Донна дела маре…»
        - А еще у Доктора Александрова подобная песня есть! Только там как бы на два голоса. Один типа на иностранном языке поет, на самом деле - набор фраз изо всех языков, вместе взятых. А второй голос это как бы переводит. Совершенно чумовое сочетание получилось, - радовался Макс, в одно мгновение оказавшийся в центре внимания всего коллектива.
        - Ну, я бы поспорил с твоей теорией, - со скучающим видом заявил Стас, которому не понравилось то, что Настя осталась в восторге от шутки Макса.
        - Попробуй!
        - А тут и пробовать нечего. Вот на что угодно могу поспорить, что если я скажу сейчас одну безобиднейшую фразу по-португальски, вы дружно замашете на меня руками и попросите выйти вон.
        - Что ж это за фраза такая? - оживился Степан.
        - Я же говорю, очень безобидная, переводится: «В июле блинчиками объесться».
        - Да, вроде действительно ничего такого страшного. Ну а как она в оригинале звучит?
        - Только пообещайте, что тяжелыми предметами в меня бросаться не будете.
        - Само собой!
        - Ну ладно, слушайте, - вздохнул Стас и продекламировал: - In Juliо рidаrаs оhuеlоs.
        От хохота, казалось, вылетят стекла в окнах.
        - Да, хорошо, что предупредил, - сказал Степан, утирая слезы, - а то бы точно намекнули на то, что с нами дамы.
        - Ну, это еще не так смешно! - вновь перехватил инициативу Макс, не желавший уступать Стасу первенство в борьбе за Настино внимание. - Вот вы, например, в курсе, что «водки найду» по-английски переводится как «что я могу для вас сделать? Note16: WhatcanIdo?] » А у одного моего знакомого однажды такой случай приключился…
        Пока Макс разливался соловьем о том, как какой-то его приятель однажды по большой пьянке общался с иностранцем, также находящимся в изрядном подпитии, Анжелика подвинулась поближе к Антону. Он провел рукой по ее сохнущей шевелюре и тихо шепнул на ухо так, что никто другой этого не расслышал:
        - А тебе идет. Правда! Но с длинными волосами ты мне нравишься больше…

        Вторник. Экспедиция, день четвертый.

        Утро порадовало всех без исключения. Погода, кажется, решила исправиться. Во все небо сияло солнце, вчерашние лужи подсохли, да и потеплело здорово.
        Покидать гостеприимный поселок не хотелось, но впереди ждали Хибины, и Олег уже нетерпеливо нарезал круги вокруг машин и рвался помочь всем с укладкой вещей. Видимо, предвкушал, какое количество пленки изведет на тамошние красоты. Если, конечно, солнце не скроется.
        Анна в свой экипаж по-прежнему возвращаться не торопилась, но, поскольку впереди был приличный перегон по дорогам общего пользования, ехать ей предстояло не на крыше, а в салоне вахтовки. Игорь на этот раз возражать не стал. Ориентирование по легенде в программу сегодняшнего дня не входило, а раз так, потребность в штурмане отпадала.
        Анжелика, подумав, решила остаться с Антоном. Проведенная под одним спальником ночь пусть и была лишена хоть какого-либо романтического продолжения, но по сравнению с предыдущими днями прогресс был очевиден. Отныне Лика намеревалась по возможности держаться как можно ближе к Антону. И дело не в откровенном разговоре, который должен был состояться между ними со дня на день, и не в желании расставить все на свои места. Просто Анжелика любила этого мужчину и его общество приносило ей огромную радость. А насчет остального она пока предпочитала не задумываться и не портить себе настроение пессимистичными прогнозами.
        Лена вроде дуться перестала. По крайней мере на этот раз от обязанностей по кухне не отлынивала и завтрак готовила вместе со всеми. Но к Анжелике больше с расспросами не совалась, видимо решив, что двух раз вполне достаточно.
        Когда колонна добралась до Кировска, Анжелику поразило то, как этот город построен. Дорога в нем петляла и поднималась в гору довольно крутым серпантином, и Лика поежилась, представив, каково тут приходится зимой местным жителям. А если, не дай Бог, тормоза на спуске или подъеме откажут? Что, так и лететь вниз с такой верхотуры? Или соседние машины сшибать?
        Ненадолго остановившись у продуктового магазина, колонна пополнила запасы еды и горячительных напитков, запас которых после вчерашних посиделок был ликвидирован практически подчистую, и отправилась дальше на перевал.
        Как только колонна въехала в горное ущелье, тут уж не выдержали практически все свободные члены экипажей, и в итоге на крыше оказались Олег с фотокамерой на изготовку, Татьяна, Анна и Настя со Стасом. Места впереди всем не хватило, поэтому Насте и Стасу пришлось путешествовать задом наперед, свесив ноги с крыши. Впрочем, они нисколько не огорчились.
        Анжелика во все глаза смотрела на открывающиеся перед ней горные пейзажи. Да, Ловозерье и Хибины - две большие разницы, как говорят в Одессе. Первые сплошь каменные да мрачные, словно неживые. Тоской от них веет. А здесь лес до самых вершин, а те горы, что без леса остались, синими кажутся, словно в них небо утонуло.
        - Вот, смотри, где я детство провел, - сказал Антон, держась в кильватере
«шишиги». - Мы сюда вместе с моим турклубом несколько раз выбирались. Один раз даже в феврале сподобились.
        - И как тут в феврале?
        - Мерзко, - поежился Антон, вспомнив былое. - Мы с инструктором шли впереди и торили лыжами путь для всех остальных. А снег мокрый, к лыжам липнет. Про скольжение можно напрочь забыть, только переступать след в след. Если оступишься, тут же в сугроб уходишь. Хорошо, если по пояс, а то и по грудь случалось утонуть. Тогда хватаешься за лыжные палки, что тебе друзья протягивают, и обратно на лыжню карабкаешься. Когда до лагеря добрались, чувствовал себя таким измотанным, что хотелось на все наплевать: на еду, на постановку лагеря, на друзей. Лишь бы рухнуть и спать.
        - Прямо на снег?
        - Да хоть на снег, хоть куда. Вообще сил не осталось.
        - А как на следующий день себя чувствовал?
        - Не поверишь, но вполне нормально. Да что там: организм молодой, здоровой. Не то, что сейчас.
        - Да ладно тебе, не прибедняйся! Хочешь сказать, что ты уже старик древний и песок из тебя сыпется?
        - Ну, по сравнению с тем, что было, я уже действительно старик. По крайней мере в такой поход я уже точно не пошел бы. Слишком тяжело. А вообще, Лика, не поверишь - такая ностальгия обуяла, сам себе удивляюсь. Сейчас еду, и словно со старыми приятелями повстречался. Такая благодать в душе разливается. А тебе-то как, нравится здесь?
        - Кажется, да. Тут все какое-то большое и разноцветное. Даже не знаю, как по-другому выразиться. И озерца тут такие чистые, аж оторопь берет. Так и тянет искупаться!
        - Хм, откровенно говоря, не советовал бы. Ты у меня не морж, а озера эти из ледников начало берут. И за лето не сильно прогреваются.
        - У-уу, как жаль. Для чего я тогда, спрашивается, купальник брала?
        - Ну, ты всегда можешь в нем позагорать. Загар тут, кстати, изумительный получается. И к коже липнет на раз-два, круче, чем на Кавказе. А держится куда дольше, проверено.
        - Нет, пожалуй, пока воздержусь. Солнышко вроде и припекает, но все равно как-то прохладно. Не хочу простыть и весь остаток экспедиции носом хлюпать.
        - Ну смотри, дело твое.
        До заявленной в регламенте базы МЧС на Куэльпорре добрались не скоро. Не потому, что она была далеко, отнюдь. Просто каждые пять - семь минут по настоянию фотографов колонна стопорилась, и все обладатели фотоаппаратов резво разбегались, находя самые выигрышные точки для съемки. Стас так вообще щелкал кадр за кадром, не переставая, на полную катушку используя преимущества большой памяти на своем цифровике. Видимо, рассудил, что селекцию удачных кадров можно и дома сделать, лишь бы было из чего выбирать.
        Через некоторое время показалась база. Невысокая, чисто номинальная изгородь, два столба с самодельными резными табличками, на которых значилось, сколько отсюда километров до Москвы, Киева, Новгорода и других городов, откуда приезжали сюда туристы. Одноэтажные деревянные домики. И несколько пеших тургрупп, расположившихся на отдых и споро устанавливавших палатки.
        - Ничего не понимаю, - сказала Анна, слезая с крыши. - А что, до перевала мы так и не доехали?
        - Почему же это? И доехали, и даже переехали, - отозвался Степан.
        - Да как такое может быть? Дорога-то была прямая, ни подъемов, ни спусков хоть мало-мальски значимых. И где, извиняюсь спросить, был перевал?
        - Где-то там, - махнул рукой Степан. - Я же говорил, что вы скорее всего будете удивлены. Судя по всему, не ошибся. Считайте это одним из местных курьезов, если хотите. Лучше другое мне скажите: ну и как вам Хибины?
        - Да разве ж это горы? - буркнула себе под нос Анна и отошла в сторону.
        Степан и Татьяна озадаченно переглянулись и пожали плечами.
        - Что, трудно приходится, когда человек строит из себя вип-клиента? - усмехнулся стоявший неподалеку Аркаша. - Да не обращайте вы на это внимание. Ну подумаешь, укачало девушку, или голова от солнца разболелась. Могу на что угодно спорить, что даже если ее сейчас в Гималаи забросить, она и там найдет, к чему придраться. Есть такой тип людей, которым все вечно не так.
        - Похоже на то, - заметил Степан и почесал переносицу.
        После сытного перекуса команда отправилась смотреть водопад на реке Рисйок. Здесь и впрямь было на что полюбоваться. Безумно чистая, прозрачная до голубизны вода, искрясь брызгами, падала вниз с восемнадцатиметровой высоты, играя в лучах полуденного солнца. Но что особенно порадовало Лику, так это то, что, несмотря на обилие туристов, склоны вокруг были буквально усеяны черникой. Устав бродить по крутизне, она выбрала себе поросший мхом камень, уселась на него и принялась обрывать с куста спелые темно-синие ягоды. Увлеченная этим нехитрым занятием, она пропустила момент, когда Аркаша что-то сказал Антону и они отошли чуть в сторону от остальной группы.
        Минут через десять мужчины вернулись обратно. Антон при этом выглядел так, будто его огрели по голове пыльным мешком. У Аркадия же было выражение лица человека, только что покончившего с неприятным, но необходимым делом.
        Лика, по собственным ощущениям наевшись ягод на год вперед, огляделась, увидела Антона и помахала ему рукой. Антон отвернулся.
        Лика почувствовала, как в груди заледенело сердце и стало трудно дышать. Что на этот раз случилось с Удальцовым? Подойти и выяснить? Нет уж, только навредишь всему. Оправдывается тот, кто виноват. А она за собой никакой вины не знает. Значит, снова ждать, пока он сделает шаг навстречу.
        Но что же сейчас произошло? Что?
        Лика еще раз посмотрела в сторону Антона, на этот раз гораздо внимательнее. Так, Удальцов делает вид, что все в порядке, но на нее принципиально не смотрит. А буквально метрах в трех от него стоит Аркаша. Случайность? Или именно в этом все и дело?
        Лика помахала рукой и ему. Аркадий улыбнулся в ответ, но как-то виновато, и быстро отвернулся.
        Вот это номер! Значит, она не ошиблась в своих самых безумных догадках. В их проблемах каким-то образом замешан Аркаша. Только совершенно непонятно, зачем он сует нос в чужое белье? И что такого страшного мог он рассказать о ней Удальцову, если кроме как на семейных вечеринках да покатушках они и не пересекаются? Он же ровным счетом ничего о ней не знает. Он не знаком с ее заказчиками, не просил ее ни о каких одолжениях. В чем же подвох?
        Сами собой всплыли его слова: «Знаешь, давно уже мечтаю вас с Ленкой одновременно в кровать заполучить. Крутой секс получится, прямо как с близняшками!»
        От омерзения Анжелику бросило в жар, и щеки вспыхнули румянцем. Да как он мог, мерзавец! Неужели все затеяно ради одного: развести их с Антоном, чтобы появился хоть мизерный шанс заполучить ее, Лику, в любовницы?
        И ведь как гладко все получается: наговорить про нее гадостей Антону, настроить его против нее, да так, чтобы и надежды на примирение не осталось, а после выждать некий срок и распахнуть широкие объятия. Только вот одно непонятно: неужели Аркаша всерьез думает, что она после всего этого посмотрит на него, как на мужчину?
        У Анжелики зачесались кулаки. Подойти, что ли, к Аркаше да врезать ему по физиономии? Хоть душу отвести. Только тогда расспросов не избежать. Да и Аркаша в этот раз может не стерпеть, ответить. И начнется такая свара, что хоть пешком дуй до Кировска, а оттуда любым транспортом добирайся до Москвы, чтоб дальше такой позор не терпеть.
        В какой-то момент Лика именно так и решила поступить, но вовремя одумалась. А Татьяна со Степаном тут при чем? А остальные участники экспедиции? Люди сюда отдохнуть приехали, а не чужие дрязги слушать. Непорядочно получится. Им-то за что такая «радость»?
        Что же делать? Изображать, что ничего такого не произошло? Ну ладно Антон, с ним она как-нибудь отдельно поговорит. А вот Аркаша, с ним-то как поступить?
        Анжелика горько усмехнулась. Как ни крути, а придется терпеть и никому не показывать, как же тебе тяжело и погано. Одни дрязги да интриги вокруг. И кто во всем, оказывается, виноват? Друг семьи, пропади пропадом все такие «друзья», вместе взятые! И кто ответит за этот кошмарный месяц, который довелось пережить им с Антоном? Кто?!
        Меж тем Степан пригласил всех подняться на смотровую площадку на горе Куэльпорр. Анжелика нехотя поднялась с насиженного места и отправилась следом за командой. Время от времени ей приходилось покусывать нижнюю губу, чтобы не сорваться в истерику и не заплакать. Но держать себя в руках получалось у нее с изрядным трудом, поэтому на всякий случай она чуть отстала и от Аркаши, и от Удальцова.
        Со смотровой площадки открывался действительно изумительный вид на Хибинский горный массив. Олег тут же выцыганил у Стаса штатив и принялся работать над будущей панорамой, буквально по миллиметру поворачивая фотоаппарат по часовой стрелке и делая снимок за снимком. Степан меж тем рассказывал историю горы, на которой они находились:
        - Вот здесь, если приглядитесь, раньше был вход в штольню. Потом, когда выяснилось, что разработка апатитов накрылась медным тазом, его завалили.
        - А что произошло?
        - Почти анекдотическая ситуация. Ученые обнаружили в горе Куэльпорр значительные залежи апатита. Поскольку об открытом месторождении говорить не приходилось, надо было думать, как вести разработку с минимальными финансовыми затратами. Тогда ученые обратились к военным с просьбой устроить направленный взрыв, чтобы гора как бы раскрылась и апатиты вышли на поверхность. Те довольно потерли руки и сказали:
«Ага, а мы заодно под это дело проведем ядерные испытания…»
        - Подождите, подождите, как же это? - заволновалась Анжелика. - Вы хотите сказать, что здесь…
        - Да, прогремели два ядерных взрыва, - завершил мысль Лики Степан.
        Участники экспедиции тут же зашумели, принялись обмениваться мнениями. Сенсационное признание Степана не оставило равнодушным никого.
        - Подождите, я что-то не понимаю: а разве здесь не опасно находиться?
        - Нет, радиационный фон тут в норме. Как-то раз, уже достаточно давно, я вел здесь финскую группу, они все тщательно облазили с дозиметрами в руках, даже ручьи и речку не забыли. Везде полный порядок.
        - Уф, нельзя же так пугать!
        - А что в итоге получилось? - заинтересовался Макс. - Гора-то, как мы все видим, стоит цела-целехонька. Что, мощности не хватило?
        - Нет, - улыбнулся Степан. - Все получилось еще банальнее. Гора раскрываться не пожелала. Зато апатит внутри спекся в единый монолит. Получилось что-то вроде стеклянного шара. Таким образом, добыть его уже не получится никаким методом: ни открытым, ни шахтовым.
        - Уф, может, оно и к лучшему. А то погубили бы такую красоту и глазом не моргнули!
        - Это точно. Хоть и был раньше лозунг «Все во имя человека, все во благо человека», только вот о человеке-то никто и не думал. Но все равно, до конца как-то не верится, что могли до такого маразма дойти: устраивать ядерные взрывы в непосредственной близости от жилого города!
        - Ну, я что-то такое слышал, когда из Североморска уезжал, - подключился к беседе Антон. - Только тогда об этом шепотом говорили, времена еще не те были, сами понимаете. Да и то, что взрывов было два, а не один, тоже сегодня в первый раз услышал.
        - Смотрите, - сказала Анжелика, - такое ощущение, что гора плачет!
        Все обернулись и посмотрели в ту сторону, куда она указывала. По каменной стене разрушенной штольни одна за другой катились капли и срывались вниз, разбиваясь в мелкую водяную пыль.
        - Ледник тает, - пожал плечами Степан. - Но выглядит и впрямь, словно гора слезы льет. Ну что, все налюбовались? А то я, честно говоря, вернулся бы в лагерь. Ноги ноют ужасно.
        - Ага, и у меня тоже! - признался Стас. - Кстати, посмотрел тут вниз, и пришла мне в голову безумная идея: а что, если съехать отсюда на машине? Чисто теоретически это возможно. Уклон не настолько крутой, чтобы сразу же встать на морду и пойти чердаком. Хотя есть такая опасность. Но, по мне, куда сложнее будет справиться с машиной внизу, когда она разовьет сумасшедшую скорость. Надо попасть точно вон в ту ложбинку между деревьями, после чего начать торможение.
        - Что, так не терпится страховку за себя и за машину получить? - подколол его Аркаша.
        - Да нет, не в этом дело, - сморщился Стас. - Просто интересно стало. Или вы все дружно решили, что я прямо сейчас ринусь испытывать, так ли это? Такие вещи делаются только по большой пьянке, сиречь большой глупости. Либо за очень большие деньги. Ну, как на Западе, когда каскадер выполняет какой-нибудь жутко рискованный трюк, а зрители смотрят и не знают, получится ли это у него или нет.
        - Камикадзе! - выдал свое резюме Аркаша.
        - А я все-таки думаю, что это не столь сложно, как кажется. У страха глаза велики. Главное - точный расчет и холодная голова…
        - Ой, смотрите, полярный мак! - прервала их дискуссию Настя и показала пальцем на крошечный желтый цветок.
        - Ты уверена, что это именно мак? - с сомнением протянула Анна, глядя на невзрачный, дрожащий на ветру стебелек.
        - Ну да, полярный мак. Между прочим, занесен в Красную книгу!
        - Было бы что заносить, - заметила Анна, но на ее высказывание никто не обратил ровным счетом никакого внимания.
        Фотографы метнулись снимать «редкий цветок», а Анжелика поняла, что если в ближайшие полчаса не доберется до места, где можно будет лечь, вытянувшись в полный рост, и хотя бы пару часов поспать, просто свалится с ног. Обилие впечатлений плюс пешая прогулка здорово вымотали ее. Да еще Аркаша со своими гадостями… Хотя все-таки интересно: что такого он наговорил Антону, если тот мгновенно ощетинился, как ежик? И в конце концов, почему Удальцов верит всякой чепухе?!
        Ну да, конечно. Он же считает, что она ему изменяла. А раз так, значит, виновна во всех мыслимых и немыслимых грехах, которые вознамерились навесить на нее Бобровы. Можно даже не пытаться оправдываться, все равно бессмысленно. Уж если он верит этим записным сплетникам, значит, тут и говорить не о чем. Пусть даже они с Удальцовым помирятся, что, если Аркаше приспичит наговорить про нее гадостей, Антон опять устроит ей скандал? Нет уж, спасибо великодушно. Такого «счастья» ей и задаром не надо. Либо она, либо Аркаша с Леной. По-другому просто не получится.

* * *
        Настроение Анны упало до критической отметки. Черт побери, она так надеялась на эти чертовы Хибины, и что в итоге? Опять им не пойми что подсунули! Нет, водопад, конечно, штука красивая. Но где обещанный в регламенте перевал? Только вот не надо вранья, что они его уже проехали! На всех картах этот перевал отмечен, даже в GPS вбит. Так где же он? Срыли под корень? Так бы и сказали, что зря народ морочить!
        Да, про падение с обрыва можно и не думать. Тут этот номер точно не прокатит. Значит, надо разработать новый план. Пока добросердечная Татьяна не прогнала ее обратно к Игорю, пока никто вокруг ничего не заподозрил, надо сделать так, чтобы у Игоря сломалась машина и он попал в аварию. Но чего бы такого сотворить? Сахар в топливо, картошку в выхлопную трубу? Это все детские развлекалочки. И вред от них чисто номинальный. Водитель-то никоим образом пострадать не может, только на ремонт попадет, и все. Так что же сделать?
        А может… может, не мудрить? Испортить тормоза, да и катись, дорогой Игорек, до первого…
        А до чего - «до первого»? Поворота, обрыва? Ну, въедет он кому-нибудь из колонны в зад. Опять же повреждений по минимуму. Только взъярится еще сильнее, и все.
        Анна мечтательно зажмурилась. Эх, вот если бы тормоза в городе отказали… Да на том серпантине, по которому они сюда поднимались, - вот было бы здорово! Игорек тогда, может быть, даже на встречную полосу улетел. Или паче чаяния кувыркнулся бы с обочины…
        Хотя кто говорит, что это невозможно? Главное - точно рассчитать время. Сегодня тормозами заниматься бесполезно. Их желательно вывести из строя у самого въезда в город. Пока тормозная жидкость вытечет, пока Игорек сообразит, в чем дело, - здравствуй, серпантин! Да и про ручной тормоз тоже хорошо бы не забыть! А то все ее усилия псу под хвост пойдут.
        Нет, ничего не получится. Такую диверсию очень сложно устроить. Во-первых, она во всех этих машинных внутренностях совсем не разбирается. Перережет что-нибудь не то, и никакой аварии не случится. Надо что-нибудь попроще придумать, но в то же время, поэффективнее. Чтобы раз - и готово!
        Черт, что же она так тупит! Вот идиотка! Пробить два колеса, лучше всего по диагонали, вот и все дела! Во-первых, никто на нее не подумает, решат, что кто-то из местных постарался из зависти. Во-вторых, особого ума на это не требуется, лишь бы сил хватило да нож острый попался.
        Но тут же в голову пришла другая, отрезвляющая мысль. Как только Игорь поймет, что машина ведет себя не так, он либо остановится, либо включит подкачку колес прямо на ходу. И преспокойно дотянет до ближайшего шиномонтажа.
        А может… может, и тормоза испортить, и шины проколоть? Чтоб наверняка?
        Но тут Анна снова вспомнила, что не разбирается в технике, и окончательно приуныла. Все, решительно все складывается против нее. Остается только надеяться, что Игорек сам свернет себе голову. И как назло, ни одной свежей идеи в голову не приходит! Что же делать?
        Может, попробовать отравить его? Вернее сказать, подпоить? И в спиртное какое-нибудь лекарство добавить. Эх, знала бы, что все так обернется, заранее бы по аптекам прошлась да и закупила чего-нибудь полезного в таком деле. А то даже тривиального снотворного под рукой нет. Опять же: если Игорек себя плохо почувствует, придется ей за руль садиться, чего в такой ситуации очень не хотелось бы.
        Или придушить его во сне? Но так, чтобы все решили, что у него сердечный приступ случился. Нет, это слишком опасно и грубо, опять же экспертиза сразу покажет, что сердце у Игоря здоровое…
        - Ну и долго будешь от меня бегать? - раздался над головой голос Игорька.
        Анна вздрогнула и быстро огляделась. Все остальные участники ушли уже довольно далеко вперед, на смотровой площадке остались только они вдвоем.
        - Я… я кричать буду! - предупредила она Игоря, одновременно пятясь от него.
        - Тьфу ты, дура, - беззлобно усмехнулся он, - да кричи, сколько тебе влезет. Можешь хоть прямо сейчас начинать. Ну же, ори!
        Анна, не спуская настороженного взгляда с Игоря, продолжала отступать, одновременно прикидывая, удастся ли ей добежать до остальных, прежде чем тот причинит ей вред.
        - Вот что, дорогуша. Я, собственно говоря, вот о чем хотел с тобой условиться. Давай договоримся раз и навсегда: до конца экспедиции больше никаких фортелей, ясно? Люди вокруг, пятое-десятое. В общем, ты меня поняла.
        - А после экспедиции?
        - Вот тогда и посмотрим.
        - Значит, боишься?
        - А чего мне бояться? - удивился Игорь, да так искренне, что Анна впервые усомнилась, да о том ли он говорит, о чем она думает?
        - Ну, мало ли…
        - Послушай, подруга моя боевая, хочу, чтобы ты уяснила раз и навсегда. Тебе против меня тягаться - кишка тонка. Можешь даже не пробовать. Но на время экспедиции свои шуточки забудь! Иначе крепко об этом пожалеешь! На тебя и так уже организаторы косо смотрят. Не хватало еще, чтобы они лишние вопросы начали задавать.
        С этими словами Игорь развернулся и отправился нагонять команду. А Анна почувствовала, как ее бросило в дрожь. Нет, ошибки быть не может. Он тоже собирается ее убить, как и она его.
        Но к чему тогда эта просьба? Ведь куда логичнее устроить несчастный случай на маршруте, чтобы меньше вопросов возникало. При чем здесь какие-то там организаторы? Начхать на них и растереть!
        Наверное, Игорь просто хочет обмануть ее, заманить в ловушку. Ждет, что она после этих слов расслабится и потеряет контроль. Ну уж нет, дудки! Она сведет с ним счеты при первом же удобном случае. И наплевать на это мифическое перемирие!

* * *
        По возвращении на базу МЧС участники принялись ставить лагерь. Впрочем, ночевать в палатках решили всего два экипажа: Удальцов с Анжеликой и Олегом да Стас с Максом и, разумеется, с Настей. Остальные предпочли снять теплые деревянные домики. Видимо, давала о себе знать тоска по цивилизации.
        Перекусив и немного отдохнув, народ начал готовиться к вечерней поездке на Гольцовое озеро. Стас принялся сматывать лебедку, Игорь решил лишний раз убедиться, что с проводкой все в порядке, а Антон первым делом полез приводить в порядок фары. После взятия брода туда затекло изрядное количество воды, плюс перегорела одна из лампочек., так что Дуняша превратилась в Одноглазого Джо.
        Анжелика подошла к Антону и, взяв из набора инструментов подходящую отвертку, принялась помогать с ремонтом. Некоторое время они провели в молчании, после чего Удальцов неожиданно задал Лике вопрос:
        - Слушай, а что тебя связывает с криминальным миром?
        У Анжелики выпала из рук отвертка. Антон терпеливо подождал, пока она ее поднимет, и вновь спросил:
        - Ну так что?
        - Знаешь, очень странно, что именно ты задал мне этот вопрос, - начала Анжелика, одновременно прикидывая, рассказать ли Удальцову про визит бандита и безумный долг или нет.
        - Отчего же? - поинтересовался Антон.
        - Это долгая и запутанная история, в которой я сама до конца не разобралась. Но если вкратце: у меня лично никаких связей с криминалом нет. А вот у криминала со мной, кажется, есть.
        Антон озадачился. Он ожидал услышать в ответ что угодно, только не это.
        - А можно с этого места поподробнее?..
        Рассказанная Анжеликой история выбила Антона из колеи. Полный бред, но… логичный! Черт бы побрал Лику! Если она все придумала только что, лишь бы сбить его с толку, то у нее это отлично получилось! Просто превосходно! Но как теперь увязать воедино то, что рассказала Лика, с тем, что обнаружил Аркаша? И кто из них морочит ему голову?
        Аркаша по большому секрету выведал у супруги, кем именно является любовник Анжелики. Оказалось, какой-то мафиозник, причем занимающий далеко не последнюю строчку в табели о рангах и при желании могущий причинить изрядное количество проблем любому, кто встанет на его пути. С Анжеликой он познакомился в Ленином магазине, буквально на ее глазах. Лена молчала, потому что боялась рассказывать об этом кому бы то ни было, опасаясь мести со стороны этого бандита. Но под давлением Антона она не выдержала и открылась мужу. Ну а тот, в свою очередь, счел долгом тут же предупредить товарища, чтобы поостерегся ввязываться в разборки из-за неверной подруги. Бандитов много, а жизнь одна. Себе дороже станет.
        Рассказанная же Ликой история никоим образом не стыковалась с известием о том, что ее любовник - криминальная шишка. А показанная ею бумажка с ксерокопированными данными ее паспорта, датированная прошлым годом, и вовсе не шла ни в какие ворота. Выходит, вся эта история началась не месяц, не два назад, а значительно раньше? Но для чего понадобилось Анжелике влезать в такие безумные долги? Это точно не в ее характере. Она и по мелочам одалживаться не любит, а уж про такие суммы и говорить нечего. И даже если она взяла деньги, то на что она их потратила?
        Анжелика с надеждой и робостью вглядывалась в лицо Антона. Ну вот, она ему и открылась. Что же он ей скажет? Поверил или нет?
        Когда пауза затянулась, Лика не выдержала:
        - Ну так что ты думаешь насчет всего этого?
        Антон покачал головой:
        - Знаешь, то, что ты мне сейчас рассказала, - это слишком… неожиданно. Мне надо все хорошенько обдумать. Извини.
        После этих слов Антон с удвоенным энтузиазмом продолжил ремонтные работы, давая понять, что далее общаться на эту тему не намерен.
        Лика почувствовала, что у нее запершило в горле и противно защипало в носу. Ну вот она и открылась Удальцову. А что в ответ? Да ничего! Слепому видно, что он ей не поверил! А вот Аркаше своему ненаглядному - верит! Какую бы тот чушь ему ни наплел - верит!
        Тпру, стоять, Зорька! А с какой это стати Аркаша вдруг сообщает Антону о том, что Анжелика связана с криминалом? Последние мозги по дороге растряс? Или это у него такая буйная фантазия? А может, это он к ней бандитов подослал? К данным ее паспорта он так или иначе доступ имел, по крайней мере заполучить его и сделать ксерокс для Аркаши невыполнимой задачей не было. Получается, именно его уши торчат из этого дела!
        Анжелика почувствовала, как от заполонивших ее догадок идет кругом голова. Нет, опять ничего не сходится! Слишком все сложно, перемудрено-перепутано. Во-первых, Аркаша не знал, где именно она живет после ухода от Антона. Значит, точного адреса Светкиной квартиры у него не было. А раз так, он вряд ли мог выступить в роли наводчика. Если только не устроил за ней слежку. А как он мог это организовать? И мог ли вообще? Да запросто! Причем еще и Лену в качестве прикрытия использовал! А то с чего бы она вдруг попросила Анжелику приехать к ней в магазин? Мол, надо посовещаться, как лучше директорский кабинет и торговый зал оформить. Да там оформлять по большому счету нечего, прежде хорошо бы капитальный ремонт сделать… Но это так, к слову пришлось. Значит, это приглашение с самого начала было подставой?
        Ну да, именно так и получается. Аркадий попросил Лену пригласить к себе Анжелику. Лена мужа ослушаться не могла, но и на работе решила не появляться, чтобы окончательно перед ней, Ликой, не позориться. Поэтому и позвонила с извинениями, что не может подъехать. А тем временем Аркаша, находившийся где-то неподалеку, проследил, куда именно направилась из магазина Анжелика. Вычислил адрес и подослал к ней ряженого.
        Но зачем Аркаше все это надо? Просто поиздеваться над ней? Деморализовать и растоптать, чтоб посговорчивее была? Но зачем такие сложности? Не проще ли было перехватить ее по дороге и как следует напугать? Изобразить попытку изнасилования или ограбления? И при чем тут какие-то дети?! Аркаша сам отец и вряд ли стал бы использовать детскую тему в качестве средства давления. Тем более что он прекрасно осведомлен, что у них с Антоном никого нет и подобный шантаж - чистая пустышка.
        Нет, Аркаша Анжелике никогда не нравился. Но при мысли о том, что он мог так с ней поступить, в душе Лики поднималась волна неприятия. Нет, такого просто не могло быть! Да, он грубоват, несдержан на язык и эмоции, в чем-то эгоистичен, не преминет подзаработать на ближнем своем. Но при всем при том он не подонок! А задумать и провернуть такую комбинацию мог только человек с больной психикой, озлобленный на весь белый свет и на нее, Анжелику, в первую очередь. И Аркаша, хоть веником убейся, в этот образ не вписывался. Слишком уж незамысловатым и открытым он был. Такие могут наговорить гадостей в лицо, в крайнем случае - пустить в ход кулаки. Но не плодить интриги в стиле Медичи.
        Но факт оставался фактом: Антон заговорил с ней о криминале именно после того, как ему что-то напел в уши Аркаша.
        Анжелика отошла подальше от Антона, по-прежнему хранившего молчание и изображавшего бурную деятельность, и устало плюхнулась на пенку. Так, спокойствие, только спокойствие, как говорил незабвенный Карлсон. Не надо горячиться. Всему должно быть рациональное объяснение. Главное - отсечь все невероятное и посмотреть, что останется. А тогда уже и делать выводы.
        Что имеем на данный момент? Она нравится Аркаше как женщина. Аркаша дорожит дружбой с Антоном. Вывод? Аркаша никогда не станет проявлять к ней открытый интерес, если это может испортить их с Антоном отношения. Но он уже сделал ей непрозрачный намек насчет того, что не прочь увидеть ее в своей кровати. Значит, на Антона ему уже наплевать? Да нет, вряд ли. Она, конечно, весьма интересная женщина, но все же не настолько, чтобы посылать коту под хвост многолетнюю дружбу. Если только Аркаша совсем с головой не поссорился.
        Какое всему этому может быть оправдание? Если, конечно, исключить версию о помешательстве Аркаши? Да только одно: Аркаша считает, что ничем не рискует, давая понять, что Лика его интересует в постельном плане. И все потому, что твердо уверен: у нее с Антоном все закончено. Только так и не иначе.
        Но с чего бы вдруг взяться такой непоколебимой уверенности? Или Антон после ссоры первым делом позвонил Аркаше и начал ему жаловаться на коварство любимой женщины? Да нет, это не в его стиле. Удальцов, когда у него на душе тоскливо, предпочитает переживать свои горести в одиночку, а не трепать о своих бедах направо-налево. Скорее можно предположить, что Аркаша ему позвонил, понял, что у приятеля что-то произошло и, пока не выяснил в чем проблема, от Антона не отстал.
        Анжелике показалось, что она что-то нащупала. Так, выходит, Аркаша слишком уж хорошо осведомлен об их с Удальцовым ссоре. Вывод? Он сам приложил руку к тому, чтобы она и Антон разругались в пух и прах!
        Нет, ну это уже чистая паранойя! Аркаша не мог так поступить! Да и опять же: ради чего все это затеяно? Ради скуки? Мимолетной интрижки с женой приятеля? Нет, овчинка выделки не стоит. Аркаша не дурак, должен понимать, что если Антон узнает, кто именно виноват в том, что они с Ликой расстались, выкинет его из приятелей и навсегда закроет для него двери своего дома. В некоторых вопросах Антон - страшный максималист. И эта проблема как раз относится к числу таковых.
        Оставалось только одно: подойти к Аркаше и узнать все самой. О чем он сегодня говорил с Антоном, откуда взялись сведения о криминале, если Лика никому об этом не рассказывала. Да и еще пару вопросов прояснить не мешало бы. А то слишком много их у нее в последнее время накопилось.
        Сказано - сделано. Анжелика огляделась, нашла Аркашу, изучающего столб с табличками - названиями городов. И - как в омут с головой - встала и подошла к нему.
        - Аркаша, ты занят?
        - Нет, а что? - обернулся он к ней.
        Анжелика внимательно изучила его лицо. Смотрит открыто, доброжелательно и… чуть виновато. Что ж, сейчас узнаем, что за интерес у тебя в этом чисто семейном деле…
        - Я бы хотела узнать у тебя кое-что…
        - Да, Лика, только сначала я хочу попросить у тебя прощения. Ну, за то, что наговорил тогда. Понимаешь, пьяный был, разухарился. Вот и наболтал лишнего. Ты не очень сердишься?
        - Уже нет, - сухо ответила Анжелика.
        - Вот и славно! - обрадовался Аркаша. - И вообще, кто старое помянет - тому глаз вон! Кстати, ты мне здорово башкой засветила. Нос до сих пор побаливает. Не удивлюсь, если по приезде в Москву выяснится, что все-таки перелом. Да нет, не надо, ничего не говори: я сам виноват! Просто, ну, натура у меня такая! Я ж самец, как ни крути, понимать надо! А ты, Лика, девка видная. Да почти свободная…
        - Вот именно, что «почти», - вклинилась Анжелика в сбивчивый монолог Аркадия. - Собственно, о том и разговор. Меня, например, очень интересует, почему это вдруг Антон задает мне очень странные вопросы, которые задавать не должен? Только не говори, что ты к этому не причастен!
        Аркаша вздохнул и с горечью посмотрел на Лику:
        - Эх, бабы-бабы. Что ж вам все неймется! Нашли себе хорошего мужика, так нет же, все норовите еще кого-нибудь в свои сети поймать!
        - Подожди, это ты о чем? - смешалась Анжелика. - Уж не о себе ли?
        - Я-то здесь при чем? - возмутился Аркаша. - Это уж тебе лучше знать, кого ты там на груди пригрела! Только прошу: Антошке жизнь не порти! Он этого не заслужил!
        - Аркадий, ты что, с дуба рухнул и головой ударился?! О чем ты говоришь? Кого это я «на груди пригрела»? Изволь-ка объясниться, в чем это ты тут меня обвиняешь? Очень интересно было бы послушать!
        Аркаша набрал воздуха в легкие, собираясь достойно ответить Анжелике, как рядом возникла Лена. И Аркаша, и Анжелика не сдержали дружного разочарованного вздоха.
        - А что это вы тут делаете? - вкрадчиво поинтересовалась Лена у мужа, одновременно ластясь к нему и пытаясь повиснуть на шее.
        Аркаша осторожно отвел руки Лены в сторону:
        - Лена, извини, у нас очень серьезный разговор.
        - Ну так говорите! Разве я вам мешаю? - удивилась Лена.
        - Я бы сказал, что да. Поэтому ступай к костру, поболтай с остальными. Я к тебе минут через десять присоединюсь.
        - А о чем это вы говорите, что мне этого уже и слышать нельзя? - оскорбилась Лена.
        - Лена, пойми: у нас с Анжеликой личный разговор. Можно сказать, интимный… - начал Аркаша, но тут Лена взорвалась и взвизгнула:
        - Вот, значит, как?! Интимные разговоры за моей спиной ведете? Людей бы постыдились, если уж меня не стыдитесь! Впрочем, кто я такая? Всего-навсего жена! Чего меня слушать, так?
        - Лена, успокойся! - обратилась к ней Анжелика. - Речь действительно шла не о…
        - А ты бы вообще помолчала, дрянь! А то я не знаю, что ты на Аркадия глаз положила! И уже давненько, между прочим! Или думала, я не замечу, какие ты ему авансы делаешь?
        Трудно сказать, кто сильнее был шокирован таким признанием: Аркаша или Анжелика. Но, пока они с одинаково ошарашенным видом пытались прийти в себя, разухарившаяся Лена продолжала обвинять их во всех смертных грехах кряду, одновременно повышая голос до почти неприличного крика:
        - И как долго это тянется? А?! Я вас спрашиваю, сволочи! Немедленно признавайтесь! Ну же, давайте, а то как гулять - так все смельчаки! Или правда глаза колет?!…
        Аркаша опомнился и гаркнул на жену:
        - Ты что, белены объелась, дура? Последние остатки ума растеряла!
        - Обо мне забыл, так хоть о детях подумай! - продолжала гнуть свое Лена. - Им-то каково приходится? Как они другим деткам в глаза смотреть будут! Отец их к чужой бабе под бочок бегает, род свой позорит, жене изменяет! И было бы с кем! Чай, не Клаудия Шиффер!..
        Чтобы прекратить истерику, Аркаша залепил благоверной звучную пощечину. Анжелика поймала себя на мысли, что еще бы пара секунд, и, если бы не Аркадий, это сделала бы она. Лена перешла все границы дозволенного. Обвинить ее в связи с Аркашей! Это у Ленки явно от ревности ум помутился.
        Присутствовать и дальше при этом возникшем буквально на ровном месте скандале было глупо. Анжелика развернулась и отправилась к Дуняше, возле которой все еще возился Антон.
        - Что там случилось? - спросил он ее. - Я слышал, Лена кричала. Правда, не понял ничего.
        - Знаешь, аналогично, - отозвалась Лика. - По ходу дела она решила, что у нас с ее драгоценным Аркашей роман. Решила устроить показательную сцену ревности, за что и огребла от благоверного по морде.
        - Полная глупость, - буркнул под нос Антон. - Ты и Аркаша?..
        - Ага, только пойди и ей это объясни. И вообще, я Бобровым больше не верю. Ни одному, ни другому. И тебе то же самое советую.
        - Не маленький, сам разберусь!
        - Хорошо, если так. А то у меня складывается впечатление, что кое-кто из наших друзей мутит воду по полной программе. Слишком много неувязок и нестыковок образовалось. Такое ощущение, что всем до смерти захотелось сунуть нос в наши дела да и нагадить хорошенько.
        - Прям мои мысли читаешь. Я вон тоже после того, как ты мне тут всего понарассказывала, не знаю, как концы с концами связать. Бандиты какие-то, долги безумные…
        - Скажи честно: ты веришь, что я могла ввязаться в такую авантюру да еще и тебя в известность не поставить?
        - Лика, я сейчас себе не верю, не то что тебе. Раньше я твердо сказал бы: нет, это не в твоем духе. Ты слишком трезвомыслящая, чтобы совать голову в такую петлю, причем неизвестно ради чего.
        - А сейчас?
        - Не знаю. Ничего не знаю. Понимаешь, я до сих пор в себя никак не приду. Ты на меня эту историю вывалила, словно ушат холодной воды опрокинула. Одно дело - когда что-то подобное в «Криминальных хрониках» показывают. И совсем другое - когда это тебя касается. А у меня ни одного мало-мальски внятного объяснения всему этому не находится.
        - Та же ерунда, - печально вздохнула Лика.
        - Вот что, дорогая. Давай сделаем так: больше об этом ни слова. Мне действительно надо как следует обо всем подумать и сделать собственные выводы. Поэтому разговор этот пока сворачиваем.
        - И как долго ты будешь размышлять?
        - Еще не знаю. А что?
        - Осмелюсь напомнить, у меня есть время ровно до возвращения из экспедиции. И если ты откажешься помочь мне, я остаюсь один на один с этими бандитами. Чем это мне грозит, надеюсь, объяснять не надо?
        - Не дави на меня, пожалуйста. Просто я действительно растерялся. Ты говоришь одно, Аркаша - другое, а я тут между вами как распятый. И каждый норовит меня в свою сторону перетянуть.
        - Тошка, я не хочу на тебя давить. Просто… решайся побыстрее, ладно?
        Не дождавшись ответа Антона, Лика отошла от машины. На душе было муторно, и все удовольствие от отлично проведенного дня само собой сошло на нет. Антон ей не доверяет. Да, он запутался, но раньше такого точно не было. Как бы ни складывалась ситуация, он всегда подчеркивал, что может положиться на Анжелику, что верит ей, как себе самому. А теперь, выходит, кредит доверия иссяк.
        Внезапно ею овладела самая натуральная злость, и Анжелика еле сдержалась, чтобы вновь не отправиться к Аркаше и не вытрясти на этот раз из него всю правду. Наплевать на истеричку Лену, наплевать на то, как воспримут все окружающие! У нее семья на глазах рушится, так что теперь, сидеть сложа руки и ждать, пока на пепелище вороны слетятся? Антон сам только что признался, что Аркадий ему что-то про нее, Лику, говорил. Вот пусть и расскажет, что именно! А то исподтишка все горазды гадости про ближнего нашептывать!
        Но Лика тут же одернула себя. Нет, так нельзя. Нельзя уподобляться Лене, нельзя выносить скандалы на публику. Это непорядочно и некрасиво. И так уже почти все экипажи переругаться успели за исключением, пожалуй, лишь Степана и Татьяны. И как они, бедные, все это безобразие терпят, уму непостижимо. Каждый день какие-то разборки да неурядицы. Беспокойная им нынче группа досталась, ох, беспокойная!
        Анжелика уже собиралась было плюнуть на все да отправиться покемарить пару часов до поездки на озера, как Степан предложил сдвинуть посещение Гольцового на поздний вечер, а пока что оттянуться в настоящей русской бане.
        К удивлению Анжелики, страстной поклонницы парилки и веника, остальные участники восприняли эту идею как-то вяло. Анна тут же отказалась, да еще и гримаску брезгливую скорчила. Игорь пробормотал что-то насчет того, что он не такой уж большой любитель и вообще у него от пара голова болит. Аркаша попытался было вызваться добровольцем, но тут же получил новые вопли со стороны Лены и вынужденно остался в лагере, чтобы не провоцировать еще большего конфликта со второй половиной. В итоге в баню отправились Степан с Татьяной, Стас, Настя и Макс да Антон с Анжеликой.
        Баня была небольшой, так что париться решили в два захода. Не долго думая, на мальчиков и девочек делиться не стали, сочтя, что никто друг у друга ничего принципиально нового все равно не углядит, как ни старайся.
        Сидя на верхнем полке и чувствуя, как на коже выступают капельки пота, Анжелика внутренне расслабилась. Какие бы проблемы ни стояли перед ней - все потом, все завтра, послезавтра, по возвращении. А сейчас - нежиться, вдыхая запах распаренного дерева, и не думать ни о чем: ни о хорошем, ни о плохом.
        - Ну что, окунаться пойдем? - весело спросил Степан.
        - Куда это? - поинтересовалась разморившаяся Анжелика.
        - Как куда? В речку!
        - В речку? А это далеко?
        - В двух шагах! Ты что, не слышала, как она шумит, когда сюда шла?
        - Не-а.
        - Ну даешь! Итак, рассказываю: там лесенка небольшая, советую сразу поворачиваться спиной, так и сходить. По правую руку - веревка. Держаться за нее, а то течение сильное, хоть там и неглубоко, но может утащить. Тогда долго выбираться придется. Кто первый?
        - Разумеется, я! - вызвался Макс и, подмигнув Насте, со свистом и улюлюканьем открыл дверь предбанника и бросился в речку.
        В воду он попал минуя ступеньки. Просто разбежался и спрыгнул с бережка. Судя по его широко раскрытым глазам, полученные им ощущения были явно из категории незабываемых. Про веревку он, разумеется, благополучно забыл, поэтому пока добрался до поручня лесенки и выбрался на берег, прошло секунд семь-восемь, а то и все десять-двенадцать.
        - Кайф! - только и смог сказать Макс, оказавшись на суше. Потом встряхнул головой, раскидав брызги, и добавил: - Настоятельно рекомендую! Вода - парное молоко!
        Сзади тихонько фыркнула Татьяна.
        Когда настала очередь Анжелики, она, следуя инструкциям Степана, аккуратно вошла в воду, не забыв про страховочную веревку, и поняла, что если она сейчас же, сию минуту, не выскочит обратно, она себе этого никогда не простит. Вода доходила ей примерно до середины бедра, но назвать ее холодной язык не повернулся бы. Жидкий лед, да и только!
        - Что же делать? - задала себе вопрос Лика и даже не заметила, что произнесла это вслух.
        - Много думать вредно! - дружно крикнули с берега. - Ныряй!
        Посчитав, что хуже, чем есть, быть уже не может, а если что, так ее бренное тело в два счета отсюда извлекут, Лика отважно присела и ушла с головой под воду. Вынырнула как ошпаренная, с рвущимся из груди криком, и, птицей взлетев по лесенке, поняла, что жизнь на самом деле прекрасна и удивительна.
        Единственное недовольное лицо было у Стаса - перекошенное и печальное. Оказывается, он умудрился случайно хлебнуть воды из речки, и у него заломило зубы. Настя прилюдно пожалела бедолагу, поцеловав в щечку, и Стас, как только смог в создавшемся положении, улыбнулся ей кривоватой улыбкой.
        Сколько времени они провели в бане, сколько раз ныряли в бегущую с ледников речку Кунийок - никто не считал. Спохватились, только когда появились гостеприимные хозяева базы и деликатно намекнули, что два часа давно превратились в четыре и если многоуважаемые джиперы не возражают, их просят слегка ускориться и дать возможность попариться другим.
        Народ тут же дружно выказал запоздалое раскаяние и, в момент собрав вещи, тихонько двинулся к остальным участникам экспедиции.
        - Ну и речка у вас! - сказала Анжелика одному из завсегдатаев базы. - До сих пор не понимаю, как я в нее все-таки залезла!
        - Ну, мы-то здесь круглогодично купаемся. Даже в тридцатиградусные морозы. Она ж все равно не замерзает, - меланхолично поведал тот.
        После этого признания Анжелика тут же почувствовала себя избалованной неженкой-горожанкой. Да уж, люди здесь - форменные моржи. Представить только: в такую холодищу да в речку, да по доброй воле…
        - А что ты так удивляешься? - заметил ее смущение Антон. - Не удивлюсь, если в морозы в речке теплее кажется, чем на улице. Сама подумай: температура воды где-то около плюс четырех, но никак не ниже нуля, иначе бы замерзла. А вокруг - минус тридцать!
        - Ага, как в анекдоте: куплю холодильник, поеду в тундру, буду в нем ноги греть! - съехидничала Лика.
        - Ну, примерно так и получается! - подтвердил Антон.
        Попив чайку и немного передохнув после бани, засобирались в обещанную поездку на озера. Надвигались сумерки, так что их вылазку смело можно было назвать «ночное». Анжелика было направилась к Дуняше, но Степан настоятельно рекомендовал хотя бы туда доехать на крыше. Мол, ощущения будут самые незабываемые.
        Анжелика уже хорошо усвоила, что если Степан что-то обещает, то выдает сторицей. Поэтому на всякий случай закуталась в ватник Антона, на голову повязала его же бандану, а на руки припасла чистые хлопчатобумажные перчатки. Держаться голыми руками за железный поручень было довольно холодно, особенно после бани.
        Помимо нее на крышу взобрались Анна и Татьяна. Настя под предлогом того, что уже не раз это все видела, осталась вместе со Стасом в его экипаже. До последнего было не ясно, поедет ли Аркаша, но в итоге, грозно цыкнув на Лену, он все-таки присоединился к остальным. Недовольная и заплаканная Лена с видом идущей на эшафот мученицы отправилась к машине, попутно одарив Лику таким взглядом, словно та была виновна во всех ее несчастьях, вместе взятых. Лика не удержалась и показала ей вслед язык. На сердитых воду возят! Если уж приспичило Ленке на Луну повыть, пусть хоть остальных в это дело не втягивает.
        Наконец все расселись по машинам, и колонна тронулась. Как только они выехали за пределы базы, Лика покрепче схватилась за поручень и поняла: да, такого экстрима она еще точно не испытывала. Поездка по ночному лесу, когда то и дело приходилось уворачиваться от низко висящих веток, была похожа на фантасмагорический, нереальный полет. Степан ногу с педали газа не снимал просто принципиально, и седоков на крыше изрядно потряхивало на каждой мало-мальски глубокой луже или высокой кочке. Лика уже успела мысленно погладить себя по голове за то, что вовремя догадалась надеть теплые вещи. Ветер здесь гулял такой, что если бы не ватник, ей пришлось весьма несладко.
        Несмотря на бешеную скорость, которую держал Степан, до озер они добирались довольно долго, Анжелика даже успела устать. Это только кажется, что пассажиром быть легко. А ты попробуй расслабься, когда тебя то и дело норовит стукнуть по лбу сосновая ветка, а под ногами и мягким местом все гуляет так, будто ты на тренажере к родео готовишься. Лика твердо решила, что назад, хоть небо разверзнись, она поедет вместе с Антоном. Да, «уазик» на такой дороге тоже трясет изрядно, но в нем по крайней мере ты и то, на чем ты сидишь, привязаны друг к другу ремнем безопасности. Плюс печка в салоне. Плюс сиденье мягкое и теплое…
        Анжелика замечталась и не сразу заметила, как показалось озеро. Лика довольно потянулась, ожидая, что сейчас будет долгожданный привал, но не тут-то было! Не сбавляя скорости, Степан направил вахтовку прямо в воду, и тяжелая машина, словно крейсер, раздвинула собой водную гладь.
        Лика нервно икнула и обернулась. Антон шел сразу за «шишигой», включив всю иллюминацию, в том числе и «люстру[Note17: Люстра - в данном случае несколько дополнительных фар (от двух до пяти), установленных на крыше внедорожника.] ». Смотрелось это, безусловно, впечатляюще, да только вода уже доставала Дуняше по лобовое стекло. Боже мой, опять вода! А Антон только-только фары после предыдущего брода в порядок привел! Бедный Тошка!
        Больше Лика назад не смотрела, уж слишком она переживала за своего Удальцова.
        Поездка по бродам заняла еще минут семь-десять. Вся колонна то ныряла в очередное озерцо, отливающее иссиня-черным цветом под ночным кольским небом, то выбиралась на песчаную косу или бережок с тем, чтобы снова устремиться в водные пучины.
        Наконец, «шестьдесят шестой» затормозил. Лика с облегчением вздохнула и, подождав, пока спустятся Анна и Татьяна, тоже полезла вниз. Ноги предательски дрожали и подкашивались, руки ходили ходуном.
        Оказавшись на твердой земле, Лика первым делом бросилась к Антону:
        - Ты как?
        - Все в порядке. Вернемся в лагерь, проверю на всякий случай масло, не попала ли вода в движок, и все.
        - А если попала?
        - Тоже не беда. Не зря ж я с собой запасной масляный фильтр таскаю! Поменяю фильтр, заменю масло, да и дело с концом. Но думаю, ничего страшного не случилось. Проблемы начинаются, если глохнешь в воде, а я пока, тьфу-тьфу, без единого спотыкача прошел. Будем надеяться, и обратно так же удачно проскочу.
        - Уф, я так за тебя боялась - не передать! Хотя смотрелся ты просто супер! Представляешь - огни яркие во всю «люстру» в воде отражаются, от тебя в обе стороны волны катятся. Впечатляет!
        - Слушай, Лика, - подошел к ним доселе молчавший Олег, - а ты не будешь возражать, если я вместо тебя на крыше поеду? Ну, на обратном пути! Авось удастся пару-тройку снимков сделать. А то ни за что не прощу себе, что упустил такую возможность!
        - Нисколечко! Я все равно туда больше не пойду, по крайней мере сегодня. Кстати, если хочешь поснимать, лучше на крышу сзади садись, чтобы тебе вся колонна видна была.
        - Точно! Так и сделаю! - обрадовался Олег и отправился бродить по берегу.
        Ночное озеро, звездное, словно прозрачное, небо и виднеющаяся вдалеке кромка леса. Эх, увести бы с собой все это великолепие, спрятать в кулачок, чтобы потом доставать оттуда по первому желанию! Лика подошла к кромке воды, присела, погладила ее рукой. Вода была прохладной, и ладонь тут же озябла. Вот бы приехать сюда еще разок! Только чтобы никаких проблем, никаких разборок, никаких скандалов. Ругаться друг с другом на фоне такой потрясающей природы сродни святотатству.
        Анжелика, что-то задумав, пошарила у себя по карманам. Не найдя то, что искала, отправилась к Антону:
        - Слушай, дай денежку!
        - Никак, ларек с чипсами обнаружила! - пошутил тот, вытаскивая горсть мелочи. - Тебе сколько надо?
        - Давай все!
        Анжелика решительно смела монетки с ладони Антона и, вернувшись обратно на берег, широкой россыпью кинула их в воду. Раздался тихий всплеск.
        - На удачу! - тихо прошептала она. - И чтобы еще не раз вернуться сюда вместе с Тошкой…
        Вдоволь налюбовавшись открывшимися им красотами, участники экспедиции вновь расселись по машинам и тронулись в обратный путь.
        Анжелика, поменявшаяся местами с Олегом, с удивлением обнаружила, что изнутри
«уазика» форсирование озерных бродов кажется не таким страшным, как снаружи. Антон уверенно вел Дуняшу, и его спокойствие и уверенность как-то сами собой передались Анжелике.
        Единственное, что заставило их с Антоном здорово понервничать, - это полеты Олега по крыше вахтовки. В стремлении получить отличные кадры, Олег наплевал на элементарную безопасность, удерживая фотоаппарат сразу обеими руками. Чтобы держаться за поручень, рук соответственно уже просто не хватило. На первой же кочке Олега подбросило вверх, и он почти вылетел с крыши, в последний момент каким-то чудом вернувшись на прежнее место. Но даже это не сподвигло его быть осторожнее.
        - Черт побери, этак он мне на капот свалится! - матерился Антон. - А то и вовсе под колеса уйдет, папарацци доморощенный! Ну, дай Бог ему целым до лагеря добраться, я ему там разъясню политику партии! Мало не покажется!
        Наконец броды закончились, и колонна выбралась на дорогу. Олег, сделав еще штук пять снимков, успокоился и все же вспомнил о том, что не грех бы держаться за что-нибудь кроме объектива, после чего полеты по крыше прекратились.
        Лику, нежащуюся в тепле Дуняши, разморило. Она знала, что Антон ужасно не любит, когда штурман дремлет, но ничего поделать с собой не могла. Глаза слипались просто катастрофически, и ничто не помогало хоть чуть-чуть взбодриться и дотерпеть до лагеря.
        - Слушай, а ты очень обидишься, если я немного посплю? - спросила Лика Антона, поняв, что бороться со сном уже не в силах.
        - Да спи, без проблем. Я вроде пока бодрячком себя чувствую, доедем уж как-нибудь.
        - Тошка - ты настоящий друг! - с чувством произнесла Лика и буквально через минуту уже отошла в царство Морфея.
        Следующим воспоминанием Лики было, как Антон, взяв ее на руки, заносит в палатку и бережно укутывает в спальник. Анжелика сонно прошептала ему «спасибо» и окончательно отключилась.

* * *
        - Ну, как вам Гольцовое озеро? - спросил Степан, устроившись у костра на раскладном стуле и грея руки.
        - Супер! Да еще здорово, что у нас это, считай, первая ночная поездка получилась - просто класс! Кстати, по поводу ночи: я, когда сюда ехал, по наивности полагал, что в августе у вас еще полярный день!
        - Нет, Макс. Полярный день в смысле незакатного солнца и отсутствия сумерек уже несколько недель как закончился. Кстати, давно заметил: когда тургруппа попадает к нам на полярный день, крышу у всех рвет просто по-черному. Сначала начинают путать утро с вечером, потом выясняется, что всем удобнее ехать ночью, а днем отдыхать. На часы уже никто и не смотрит, разве что ради прикола. И самое интересное: обычный график вроде как летит в тартарары, а всем нравится!
        - А зимой тут каково? Когда полярная ночь начинается и с утра до вечера хоть глаз выколи?
        - Ну, ты опять преувеличиваешь! Рассвет все-таки имеет место быть, правда светлое время суток длится всего три-четыре часа. Да и сумрачно довольно: солнца-то нет! А потом снова темень. И делать ничего не хочется. Мечтаешь усесться у камина с хорошей книжкой в руках, пить горячий глинтвейн и тихонько дремать. Потом появляется солнце. Сначала недолго: просто скользнет по небу, перекатится, и вновь его нет. Потом дольше и дольше задерживается. Ну все, сразу жить легче становится. А уж после весеннего равноденствия и вовсе с каждым днем все светлее и светлее!
        - А северное сияние часто бывает?
        - Когда как. Иногда несколько дней подряд красуется, иногда неделями его не видно. Как повезет. Кстати, сияние - это всего-навсего магнитная буря. Так что тут еще палка о двух концах: кому-то красота, а кому-то головная боль и прочие проблемы со здоровьем.
        - Тю! А то магнитные бури только на Севере бывают! Голова, как ты выражаешься, у всех болит, а вот северное сияние только вам видно! Нечестно! Требую сатисфакции! - в шутку возмутился Макс и тут же спросил: - Да, а в августе северное сияние бывает? А то хоть одним глазочком бы глянуть, что это за зверь такой!
        - Да ты что! - замахал руками Степан. - Нет, конечно. Только зимой. Кстати, если хотите, расскажу вам одну баечку из своего прошлого. Я тогда срочную служил в Североморске. Да, Антон, в твоем родном городе! Так вот, был я шофером у одного майора. Как-то раз приехали к нам проверяющие из Москвы. Ну, встретили мы их, везем, и тут майор мой видит через лобовое стекло, что начинается сияние. Он тут же строит жутко умную морду и говорит, поглядывая на циферблат: «Товарищи офицеры, по графику через пять минут у нас заказано северное сияние!» Ну, я эту фишку-то просек, еду, стараюсь не улыбаться, чтобы шутку не испортить. Ну, через пять минут майор снова выглянул, убеждился, что сияние уже вовсю разыгралось. После чего вновь сделал серьезную физиономию, сверился с часами и говорит: «Прошу!» Ну, проверяющие выходят из машины, ахают, все как положено. А майор мой стоит невозмутимый, только чертенята в глазах скачут.
        - Ой, что это! - вдруг спросил Стас и ткнул пальцем в небо.
        По ночному небосклону летал небольшой двуцветный сполох. Он причудливо изгибался, вертелся и играл, словно шаловливый котенок с клубком.
        - Мать честна! Сияние!
        - Степан, ты, случаем, его не заказывал?
        - А как же! Само собой!
        - Слушайте, я в Североморске до восемнадцати лет прожил, но такого раннего сияния точно не упомню!
        - Не ты один! У меня такое тоже впервые! - подтвердил Степан.
        - А где Олег?
        - За фотоаппаратом побежал!
        - Надо Анжелику разбудить! Она же вообще еще ни разу в жизни сияние не видела!
        - Так давай бегом! А то погаснет, и все!

* * *
        Анжелика спросонья не понимала, что происходит. Кто-то немилосердно тряс ее и чуть ли не силком пытался вытащить наружу.
        - Вставай, Лика! Северное сияние!
        - Да хоть третья мировая война! Спать хочу!
        - Лика, подъем! Такого ты точно больше нигде не увидишь!
        - Да и ладно. Я и так все равно ничего не увижу, у меня глаза не открываются. Тошка, радость моя, положи меня, пожалуйста, туда, откуда взял, хорошо? Прости, но я и вправду хочу спать больше всего на свете!
        - Эх, что с тебя взять! Отдыхай уж, - чуть расстроено отозвался Антон и, закрыв полог палатки, присоединился к остальным полуночникам.
        Лика улеглась, потом перевернулась на другой бок и вновь заснула. На этот раз - до самого утра.

        Среда. Экспедиция, день пятый.

        - Ух, а морозец ночью был знатный! - заметил Стас, разглядывая покрытые инеем палатки.
        - Да, неспроста нам сияние показалось. Оно обычно всегда перед холодами бывает, - отозвался Антон.
        - Кстати, вы как спали? Не замерзли? А то вон Настя у меня что-то полночи дрожала. Пришлось ее с двух сторон греть.
        - Нет, у нас все в полном порядке. Кстати, могу сказать, почему вы замерзли, а мы нет.
        - И почему же это?
        - Мы на обычных пенках спим, а вы на надувном матрасе. А он всегда тепло от тела забирает! Лежать мягко, зато если что-нибудь теплое, вроде той же самой пенки, между собой и матрасом не положить, однозначно дуба дашь.
        - Да ну! Мы этот матрас вот уже месяца два как обкатываем. И ничего, никто не мерз пока! Сегодня первый раз был!
        - Ага, теперь осталось только осени дождаться. Тогда и второй раз будет, и третий, и десятый!
        - Странно, а почему мы тогда с Татьяной не мерзнем, хотя у нас тоже матрас надувной?
        - Ну, тоже мне сравнил! Вы-то свой матрас прямо в салоне раскладываете, а Стас его, считай, на голую землю кладет. Поэтому вам тепло, а стасовский матрас от земли выстужает!
        - Хм, логично…
        Под этот разговор Анжелика проснулась. Потянулась, огляделась. Ну вот, все уже встали, одна она продолжает бока отлеживать. Зато кайф-то какой! Выспалась, отдохнула! Только позавтракать для пущего счастья не мешает, и все!
        Высунув нос из палатки, Лика поняла, что вокруг, мягко говоря, свежо. Хотя вовсю светило солнце, температура по сравнению со вчерашней явно упала на пять-семь градусов, а то и больше. Пришлось вновь кутаться в давешний ватник, наплевав разом на остатки имиджа.
        - О, смотрите, кто встал! С добрым утром!
        - И вам тож!
        - Слушай, ты столько вчера пропустила!
        - С вами, пожалуй, пропустишь! Такой ор у палатки подняли насчет этого сияния!
        - Так чего тогда не вышла?
        - Мой сон мне дороже хлеба и зрелищ. Да ничего, как-нибудь в другой раз посмотрю. Что-то мне подсказывает, что не так много-то я и упустила.
        - Ну, если сравнивать с зимним сиянием, то, наверное, ты права, - подтвердил Степан. - Вчерашнее очень уж небольшое было. Всего один сполох.
        - Вот, я же говорила! - окончательно повеселела Анжелика и прямой наводкой отправилась к столу, где Татьяна и Настя уже готовили завтрак на всю компанию.
        В шесть рук дело пошло еще быстрее. Скоро на столе высилась приличная горка бутербродов аж в трех вариантах - со шпротами, паштетом и колбасой.
        - А никто не в курсе, какая у нас программа на сегодня? - спросила Лика девчонок.
        - Обижаешь! - весело отозвалась Татьяна. - Мне и не знать! Сначала отправляемся обратно в Кировск. Там зайдем в наш знаменитый Полярно-Альпийский ботанический сад. Между прочим, до недавнего времени он считался самым северным ботаническим садом в мире.
        - Да? А где же теперь находится самый северный ботанический сад?
        - В Норвегии, в Тромсе, на территории университетского городка. Причем разница по широте между нашим и их садом всего ничего. Если не ошибаюсь, сотня метров от силы. Но все равно: переплюнули! Хотя наш сад гораздо интереснее. Во-первых, это не просто сад, а заповедник. Там есть так называемая «экологическая тропа», так вот, если подняться по ней, то можно воочию увидеть переход от тундровой зоны к альпийской. Представляешь! Это же натуральный подарок для любого ботаника! Все расположено в одном месте, все довольно компактно, не надо наматывать километры, пытаясь изучить и то, и другое, и третье. Такого уж точно больше нигде в мире нет!
        - Надеюсь, мы сегодня туда не полезем? - с опаской спросила Лика, у которой после вчерашних прогулок и поездок ощутимо ныли ноги.
        - Нет, - с легкой печалью вздохнула Татьяна. - У нас на это времени не так много. Чтобы весь сад обойти, надо, как минимум, день на это закладывать.
        - Уф, - не сдержав облегчения, выдохнула Лика. - А что там еще такого интересного, в этом саду?
        - Ну, цветочки всякие, травы, кустарники. Плюс знаменитая оранжерея. Кстати, вот уж где смотрителям сада приходится туго! По-хорошему надо бы две оранжереи иметь, а не одну. А то половина растений пустынного происхождения, половина - из тропиков. Разницу во влажности, надеюсь, объяснять никому не надо. Но пока выделяемых средств хватает только на одно здание. Вот и приходится изворачиваться, придумывать, как одновременно в одном и том же месте устроить и сауну, и русскую баню, да так, чтобы ни одно растение не загнулось по причине несоответствия климата. Но самый кошмар начинается в полярный день! От избытка солнца растения страдают так, как не страдают от его недостатка в полярную ночь.
        - Ничего себе! А после ботанического сада куда направимся?
        - Ну, по пути заедем на Кировский рудник. Внушительное зрелище, должна вам сказать. Добыча апатита там началась еще в 1931 году. No Comments, как говорится. Дырка в земле глубиной под шестьсот метров, а над рудником - склон отрога, сверху донизу расколотый взрывами.
        - Жуть какая! - поежилась Лика.
        - Да, впечатляет. Ну а после рудника небольшой асфальтовый перегон обратно в сторону Октябрьского и по приполярной тайге, по старым дорогам сталинских лесоповалов на юг. К вечеру должны оказаться на хуторе Муна.
        - А кто такой Мун?
        - Да кто ж его знает? - пожала плечами Татьяна. - Просто там есть озеро Муна, речка Муна. Ну, и хутор тоже соответственно Муна.
        - И кто там живет?
        - Сейчас уже никто. Последний житель пару лет назад не то в город к родным подался, не то в больницу лег. Ну, это и понятно: до ближайшей деревни относительно далеко. Ни электричества, ни удобств никаких. Пожилому человеку там жить трудно, особенно когда зима настает.
        - Да по твоим описаниям там любому жить не сахар! - усмехнулась Анжелика. - Кстати, ты вот говоришь, что пойдем по старым дорогам. Они что, разбиты сильно?
        - Ну, я бы не сказала, - протянула Татьяна. - По крайней мере местные жители там на своих машинах так летают, что только в путь! Единственное место, где придется относительно несладко, - это лесовозные гати через болота. Впрочем, для полноприводных машин это тоже так, ерунда. Просто потрясет немного, и все. Ну, заодно заброшенный аэродром увидите, который в картах не значится.
        - Даже так?!
        - Ну, у нас тут вообще страна чудес, так что удивляться нечему! - улыбнулась Татьяна.
        Все дальше так и понеслось, как предсказала Татьяна. Ботанический сад, рудник, разбитые грунтовки, аэродром с пробивающимися через асфальт деревцами, снова грунтовки, гати…
        Анжелика чувствовала себя отвратительно. Ее здорово растрясло на ухабах, и она очень жалела, что не запаслась таблетками от укачивания. Плюс вновь начала портиться погода. Сначала спряталось за тучами солнце. Потом, словно для пробы, минут на пять зарядил мелкий дождь. А еще через два часа начался ливень, надоедливый и не умолкающий. Дороги развезло, впрочем, Антону, судя по всему, это обстоятельство ничуть не мешало. Он получал удовольствие уже оттого, что сидел за рулем любимой машины и ехал по тем местам, куда давно стремился попасть.
        Поскольку помощь штурмана сейчас не требовалась, а Антон не выказывал желания общаться, Анжелика была полностью предоставлена своим мыслям. И по мере приближения неведомого хутора Муна мысли эти становились все печальнее и печальнее.
        Что решил Антон после ее вчерашнего рассказа? Поможет ли он ей по возвращении в Москву? Или сочтет, что она должна сама разбираться с этим делом? Да и поверил ли он ей, наконец? Ответа на эти вопросы у Анжелики пока не было.
        Тогда она стала вспоминать, сколько дней осталось до конца экспедиции. Так, сегодня уже пятый день. Еще два дня, четверг и пятница, и пора разъезжаться по домам. В принципе небольшой запас времени у них есть. Так что, дать Антону еще подумать? Или побеспокоить его уже сегодня вечером? А может… может, прямо сейчас и спросить?
        Лика взглянула на Антона и… не решилась. Ладно, главное - до места добраться, а там уже видно будет.

* * *
        Анна по-прежнему не желала возвращаться в свой экипаж. Хотя вчерашние слова Игоря можно было понимать двояко, в том числе и так, что до конца экспедиции он не будет пытаться спровадить ее к праотцам, все равно находиться рядом с ним было страшно.
        Но больше всего ее пугала предстоящая ночевка. В последние два дня все складывалось просто замечательно: сначала квартира-гостиница в Октябрьском, потом эти смешные домики на базе. А сегодня, как ни крути, придется возвращаться к Игорю в палатку. Если она вдруг попросится на ночлег в салон вахтовки к Степану и Татьяне, ее уже точно никто не поймет. Значит, надо рисковать. Другого выхода нет. Впрочем, не настолько же Игорь кретин, чтобы убить ее, когда вокруг столько народа?!
        Проколоть колеса она так и не решилась. Хотя возможность для этого у нее была, и преотличнейшая! Как раз когда все участники собирались перед входом в ботанический сад, чтобы двинуть дальше организованной толпой. У машин тогда никого не осталось, делай что хочешь! Но в самый последний момент Анна передумала и спрятала нож обратно в карман.
        От постоянно испытываемого ужаса Анна почти лишилась способности связно соображать. Когда сегодня на прогулке Игорь подошел к ней и обнял за талию, ее чуть кондрашка не хватила! А тут, как назло, подбежали Олег со Стасом и принялись их фотографировать на фоне всяческой дикорастущей пакости. Игорю, похоже, эта спонтанная фотосессия доставляла огромное удовольствие. Еще бы, он наверняка чувствовал, как напряжена Анна, слышал, как стучит ее загнанное сердечко. Еще и подбадривал ее: «Ну же, улыбнись, на нас люди смотрят!» И она послушно растягивала в резиновой улыбке рот, мечтая лишь об одном: чтобы этот кошмар быстрее закончился. А когда Олег со Стасом наконец-то оставили их в покое, Игорь шепнул ей на ухо: «Если фотки получатся удачными, обязательно возьму одну из них тебе на памятник».
        Когда Анна пришла в себя после этого заявления, Игорь был уже далеко впереди и о чем-то трепался с тверчанами. Каков наглец! Между прочим, фотографии-то парные! И еще не ясно, какую половинку придется отрезать, а какую оставить!
        Потом, когда они уже катили куда-то в сторону загадочного хутора Муна, Анна запоздало сообразила, что Игорь просто запугивает ее. Только и всего. Он надеется, что она выйдет из себя и совершит какую-нибудь роковую глупость. Например, утопится в речке или повесится на березе. Ну, на это пусть и не рассчитывает. Она не отступится и так или иначе доведет дело до победного конца. Даже если не удастся спровадить Игоря на тот свет, то по возвращении в Питер она очень серьезно поговорит с Ольгой. Она расскажет сестре, каков на самом деле ее муж. Как он силой принуждал ее, Анну, к связи. Как грозил ей, что если она не станет с ним спать, то он навредит Ольге. Да, да - именно так все и было! Игорь - самый натуральный монстр, волк в овечьей шкуре, обманом втершийся в их семью! И пока еще не слишком поздно, его надо гнать поганой метлой! Ведь услышав про завещание, он не остановился даже перед покушениями на ее, Аннину жизнь!
        Если после такого Ольга не выставит Игоря за дверь, то может смело претендовать на звание Миссис Клуша России. Впрочем, неужели родная сестра, которую она, почитай, с пеленок воспитывала, значит для нее меньше, чем какой-то заурядный альфонс?
        Дело за малым - добраться до дома живой и невредимой. И по возможности без Игоря. К нему это пожелание как раз не относится.

* * *
        Лена мрачно смотрела на дорогу. Какая-то она бесконечная, ей Богу. Пейзаж вокруг не меняется, спидометр исправно отщелкивает пройденные километры, а дорога знай себе бежит вперед. Такое ощущение, будто в пустоту едешь.
        После ссоры Аркаша с ней даже не разговаривает. Обиду свою демонстрирует, что его сначала прилюдно в связи с Тороповой обвинили, а потом в баню вместе с нею не пустили. Ничего, перетопчется. Главное, что эта дрянь Анжелика ничего не успела у него выяснить. И, судя по тому, какими кругами она теперь Аркадия обходит, больше к нему не сунется.
        Эх, все-таки она, Лена, молодчина, что вовремя Аркаше эту байку про крутого бандита-любовника скормила! Вон вчера утром Лика со своим Удальцовым прям как голубки ворковали. А стоило только Антону правду узнать, вмиг разбежались. Хотя непонятно, с чего они тогда сегодня вместе катаются? По ее прикидкам, Анжелика сегодня должна была в «шишигу» уйти и больше носа оттуда не казать. Стоит, наверное, еще что-нибудь в том же стиле Аркадию поведать, чтоб не дать Тороповой и Антону помириться.
        Но что же такого придумать? Может, что Анжелика всем нагло врет и на самом деле не дизайнерством, а проституцией зарабатывает и тот самый ее любовник-бандит у нее сутенером выступает? А что, говорят, валютные проститутки столько бабок получают, что будь здоров! Опять же, со слов Антона, Лика домой бывает за полночь приходит. Вот и ответ, почему так поздно: клиентов обслуживает.
        Отличная история! Только как ее тому же Аркаше преподнести? Он к своей ненаглядной Тороповой неровно дышит, наверняка сразу не поверит. Еще сам к ней побежит выяснять, так ли это. И конечно же, расколется, от кого у него такие сведения. Впрочем, Анжелика тоже не дура, и два плюс два сложить для нее проблем не составит.
        Значит, надо действовать тоньше, хитрее. Лучше всего, чтобы Торопова сама себя перед Антоном и Аркашей скомпрометировала. Но как это подстроить? Она ведь к Антону как пиявка присосалась, ни на шаг не отходит. А ведь как бы было славно: открывает Удальцов палатку, а там Лика… ну, скажем, сразу с двумя этими придурками - Стасом и Максом. Неглиже, естественно. Ох, какая бы тут буря поднялась! Драка бы знатная была: Антон против тверчан! Ну, Аркаша, само собой, приятелю помог бы. А Степан, организатор этот несчастный, наверняка кинулся бы их разнимать и огреб сразу с обеих сторон!
        Лена еще несколько минут посмаковала в воображении эту картинку, после чего с сожалением была вынуждена признать, что этот вариант однозначно из области фантастики.
        А вообще, черт знает, что за мужики пошли! Взять того же Удальцова: ну чего он за Анжелику клещами держится, не оторвешь?! Уж вроде бы все ему по полочкам разложили: и изменяет, и на бандита его променяла. А нет, поди ж ты: вместо того, чтобы морду набить да на улицу выкинуть, в машине рядом с собой катает. Ну, точно недоумок!
        - О чем задумалась? - вдруг спросил Лену Аркаша, на долю секунды отвлекшись от дороги.
        - Да так, ни о чем, - быстро ответила она.
        - Ой, да ладно! Опять мне врать собралась? Опять, никак, новую каверзу затеваешь? У тебя ж на морде все написано. Последние полчаса только тем и занимаюсь, что на твое гримасничанье любуюсь!
        - Не нравится - не смотри.
        - Будто у меня выбор есть!
        - Что, надеешься вместо меня здесь Торопову увидеть? - мигом взвилась Лена.
        - Тьфу, дура! Что ты заладила, как испорченная шарманка: Торопова то, Торопова се. Лучше за собой следи, чем в чужой огород нос совать!
        - Тебе что-то во мне не нравится? - зло прищурилась Лена.
        - Характер твой в первую очередь! - взревел Аркаша. - Достала ты меня уже по самое не могу! Ревнивая дура, да к тому же и сплетница - вот ты кто! Из-за тебя весь отпуск коту под хвост пошел! Вместо того чтобы отдыхать, как все нормальные люди делают, ты только и ищешь, к чему придраться, да гадости про Анжелику рассказываешь!
        - Все нормальные люди летом не на север, а на юг ездят, - парировала Лена. - Только Бобров вслед за своим ненаглядным дружком на Кольский прется, да еще жену с собой тащит!
        - Кто-то мне, помнится, в Москве соловьем заливался о том, как ей без мужа тоскливо и одиноко. А сейчас, оказывается, ей на мужа наплевать! Лишь бы в Турцию укатить! Да задрала меня твоя Турция! Все, езжай, куда хочешь! Только денег сначала себе на отпуск заработай и вали на все четыре стороны! Черт подери, гробишься тут целый год, выкладываешься по максимуму, а меня в итоге еще и крайним делают!
        - И поеду! Слышишь? Вот только в Москву вернемся, и тут же на курорт улечу!
        - Интересно знать, одна или с детьми?
        - А хоть бы и одна! Заодно посмотрю, как ты один со своими отпрысками управляться будешь! А то только и знаешь, что меня поносишь: мол, никудышная я мать! Теперь узнаем, какой ты отец! Хотя о чем это я?! Ты же на свою драгоценную тещу все сразу спихнешь, тут и гадать не надо! Вы с ней прямо в унисон поете! Одна я у вас всегда виноватая получаюсь!
        - Мать у тебя, конечно, с трудным характером, но если бы не она, дети наши беспризорниками бегали бы, пока ты с утра до вечера на работе задницу просиживаешь. Кстати, на юг она намылилась! А магазин свой на кого бросишь? У тебя ж ни единого заместителя нет! Вернешься и обнаружишь, что все давным-давно растащено и разворовано!
        - С чего это ты вдруг за мою собственность переживаешь?
        - Да с того, что ты ведешь себя просто безответственно! Как избалованный ребенок! Между прочим, у Любушки и то мозгов на этот счет побольше будет, хоть ей всего восемь лет!
        - Ты - грязная скотина, - раздельно, чуть ли не по слогам произнесла Лена, с ненавистью глядя на Аркашу. - Ты загубил всю мою жизнь! Да если бы не ты…
        - Хватит! - рявкнул Аркаша, выкрутив руль направо и ударив по тормозам.

«Уазик» дернулся и заглох.
        - Выходи!
        - Что? - вжавшись в спинку кресла, отозвалась Лена. В таком гневе Аркашу она уже давно не видела. А уж если он завелся, тогда все. Туши свет, сливай воду. Разъяренный Аркаша вполне был способен даже на рукоприкладство, и Лена всерьез испугалась, что сейчас именно это и произойдет.
        - Выходи, кому говорят!
        - Не пойду!
        - Хочешь, чтобы я тебя силой выволок?!
        - Нет, не надо! Не надо, а!..
        - Значит так, дорогая. Слушай и запоминай. Дважды повторять не стану. Если ты еще хоть раз посмеешь разговаривать со мной в таком тоне, то сильно об этом пожалеешь. Я очень терпеливый человек. Даже сам порой своему терпению удивляюсь. Но всему приходит конец. Я устал от тебя, зверски устал! И в моем возрасте еще не поздно начать все сначала. Единственное, что еще меня удерживает, это наши дети. Но даже так лучше развестись и не ломать им психику, чем ждать, пока ты доведешь меня до ручки. Поэтому учти: это мое первое и последнее предупреждение. Еще хоть раз заикнешься, что я испортил тебе жизнь или что я тебе изменяю, тут же подаю на развод. Ты меня вконец достала. Ну что, понятно я тебе все изложил?
        - Д-да, - закивала Лена, не сводя испуганного взгляда с Аркаши.
        - Не слышу?!
        - Да! - почти выкрикнула она, вложив в этот возглас всю ненависть, которую она испытывала к этому человеку, по недоразумению являвшемуся ее мужем.
        - Вот и отлично.
        Аркадий завел машину и принялся нагонять уже достаточно далеко оторвавшийся от них экипаж Стаса и Макса. А Лена, не сдержавшись, дала волю слезам. Вот, значит, как? На развод подать хочет, мерзавец?! И тут же к Анжелике под бочок броситься? Не бывать этому!
        И Лена дала себе слово, что этого в их семье не произойдет. Аркаша не будет принадлежать никакой другой женщине, кроме нее. Если надо, ради этого она готова на любые меры! Даже на крайние…

* * *
        Анжелика наконец-то смогла выйти из машины и потянуться. Ох, как же ноги затекли! Пока до этого Богом забытого хутора доберешься, либо задницу каменную заимеешь, либо содержимое желудка на дорогу выплеснешь. Как хорошо, что больше они сегодня никуда не едут!
        Помогая Антону и Олегу ставить палатку, Лика почувствовала, как кто-то укусил ее в шею. Потом в руку и снова в шею. Приглядевшись, Анжелика обнаружила, что они втроем стоят в настоящем комарином облаке. Точно такая же ситуация творилась и у соседей. Макс уже вовсю отплясывал джигу, спасаясь от маленьких вампиров, Степан поливал Татьяну из баллончика с репеллентом.
        - Боже мой, куда это мы попали? - нервно усмехнувшись, спросила Анжелика.
        - Видимо, в комариный рай, - ответил ей Антон.
        - Ну, для них, может быть, и рай. А вот, по мне, сущий ад. Такое ощущение, что эти твари мне уже под футболку залезли, и копошатся там, копошатся. Брр!
        - А ты волю воображению не давай, и будет легче, - посоветовал Антон. - Кстати, не знаешь, где наш репеллент лежит?
        - Конечно же, нет! Или забыл, кто вещи складывал? Вот и вспоминай теперь, куда ты его засунул!
        - Хм, придется попотеть, - безо всякой радости отозвался Антон.
        После десятиминутных поисков по всей машине репеллент обнаружился почему-то в аптечке. Впрочем, Лика за это время успела подлизаться к Степану, и проблема комариного голода уже не стояла перед ней так остро, как перед Антоном и Олегом.
        - Чудеса, да и только! - заметил Олег, густо орошая себя резко пахнущей жидкостью из заветного баллончика с перечеркнутым кровопийцей на боку. - Все эти дни ни единого комара не видел! Ну, может быть, в самую первую ночь парочка каких-то случайных на костер залетела, и все. А сегодня их прямо как прорвало! Не понимаю - болото тут у них, что ли, какое-нибудь особое?
        - Ага, племенное! - хмыкнул Антон. - Еще скажи, главный инкубатор Кольского полуострова!
        - Хочешь сказать, комары яйца откладывают? - заинтересовался Олег.
        - Да хоть икру мечут! Мне это без разницы, когда эти твари меня грызть начинают! Черт, левая рука уже вся в волдырях! Надо будет ближе к вечеру каким-нибудь кремом обработать, а то я ее до крови во сне исчешу!
        - А ты просто перчатки на руки надень и спи так! - посоветовал Олег.
        - Спасибо за рацпредложение! - ехидно отозвался Антон, в свою очередь обрызгавшийся репеллентом с ног до головы. - Я всегда знал, что на тебя можно рассчитывать!
        Посиделок в этот вечер не вышло. Если с комарами все еще худо-бедно справились, устроив им показательную химическую атаку, то с дождем сражаться уже никто не стал. В итоге уже около десяти-одиннадцати вечера все разбрелись по палаткам, собираясь как следует выспаться перед завтрашним днем.
        У костра под тентом остались лишь Анжелика и Антон. Как-то так вышло, что ни одному, ни другому на покой еще не хотелось, а принудительный отход ко сну был чреват бессонницей до утра. Оставалось лишь сидеть, уставившись в огонь, высматривать пляшущих на поленьях саламандр да ждать, пока не начнут закрываться веки.
        - Отчего-то я так за сегодняшний день так вымоталась - не передать, - задумчиво произнесла Анжелика, подкинув в костер мокрую шишку. Шишка затрещала, задымила, но все-таки словно нехотя занялась.
        - Что, уже по дому тоскуешь?
        - Ага! - чуть удивилась Анжелика. - А что, по мне так заметно?
        - Да нет, - пожал плечами Антон. - Просто я тебя хорошо знаю. Ты всегда начинаешь скучать, когда мы куда-нибудь уезжаем больше, чем на неделю. Мы сюда выехали в четверг. Завтра ровно неделя с этого момента. Вот и все хитрости.
        Они еще немного помолчали. Шумела по камням неглубокая река, слышался мерный стук капель о непромокаемый тент, да сердито повизгивали комары, не решаясь подлететь и попробовать этих дурно пахнувших двуногих.
        Наконец Анжелика спросила:
        - Антон, ты уже подумал?
        - Насчет того, что ты мне рассказала?
        - Да.
        - И что решил?
        - Да ничего толком. Запутался я во всем этом, причем капитально.
        - Значит, ты мне не поверил, - констатировала Лика. - Впрочем, я тебя, наверное, понимаю. За этот месяц ты выслушал обо мне такое количество лжи, что отыскать правду уже практически нереально.
        - С чего ты взяла? - вяло возразил Антон.
        - Ну, во-первых, я не слепая. И если после разговора с Аркашей ты вдруг начинаешь на меня фыркать, как ежик, значит, тебе рассказали обо мне что-то весьма нелестное. Вот только даже представить не могу, что именно. И искренне не могу понять, каким местом я ему насолила? Тем, что на предложение стать любовницей засветила в лоб? Ну, к этому ему не привыкать. Да, и не надо смотреть на меня с таким изумлением! Я не первый раз порчу ему физиономию за подобные высказывания. Если быть точной - то второй.
        - Аркаша?! - Антон не мог прийти в себя от услышанного. - Но как он мог?! Он же мой друг!
        - С Аркашей сам разбирайся. Тем более что у меня он уже прощения попросил, и я на него зла не держу. Подумаешь, мало ли чего могло прийти в голову пьяному? Меня больше другое заботит: тогда, во время нашей ссоры, ты обвинил меня в измене. Повтори еще раз, пожалуйста, ты действительно считаешь, что у меня есть кто-то помимо тебя? Или просто не придумал ничего умнее, когда я заявила, что больше не могу терпеть твою двойную жизнь?
        - Надеюсь, ты не собираешься устроить здесь второй скандал?
        - Нет, что ты! - грустно улыбнулась Анжелика. - Всего лишь выяснить правду. Тихо, культурно, спокойно. Без криков и нервов.
        - Ну хорошо. Давай попробуем.
        - Тогда еще раз: ты считаешь, что я тебе изменяю?
        - Да.
        - Почему ты так считаешь?
        Антон замолчал и уставился в костер. Анжелика вздохнула:
        - Понятно, не хочешь, чтобы я устроила вендетту тому доброхоту, что принес тебе это известие. Хорошо, тогда зайдем с другой стороны. В свою очередь, мне тоже сообщили, что у тебя есть кто-то на стороне. Более того - не надо так сверкать глазами! - ты явился домой со следами помады на рубашке и от тебя разило так, будто ты вылил на себя ведро дешевых духов. Подожди, не перебивай меня пока! Это все произошло примерно за месяц до нашей ссоры. Я терпела, ждала, пока ты сам мне все расскажешь. А ты вместо этого ушел в себя и совершенно перестал обращать на меня внимание.
        - Это я, я ждал, пока ты мне все расскажешь! - не сдержался Антон.
        - Забавно, - резюмировала Анжелика. - Значит, мы с тобой оказались примерно в одинаковом положении. Каждый серьезно обижен, каждый считает, что его предали. Так вот, заявляю тебе в первый и последний раз: у меня нет любовника! И быть не могло! Если ты действительно хорошо меня изучил за те десять лет, что мы провели вместе, то должен это знать! Мне не нужен другой мужчина. Я люблю тебя и только тебя. И готова хоть чем поклясться, что я тебе верна!
        - Ты раздираешь меня на части, - сказал после небольшой паузы Антон. - Мне хочется тебе верить! Очень хочется! И все равно, словно червоточинка какая завелась… прости… я не могу так сразу…
        - Ладно, оставим пока эту тему, - предложила Анжелика. - Поговорим лучше о том, кто это мог быть?
        - Ты о чем? - не понял Антон.
        - Кто та женщина, что оставила на твоих вещах следы, которые всем женам мира известны как самые надежные признаки того, что их муж пошел налево?
        - Я не знаю, о чем ты говоришь! Я не встречался ни с кем ни месяц, ни два назад!
        - Попробуй вспомнить, может, это был кто-то по работе? Или какая-нибудь старая приятельница? Скорее всего это была какая-то весьма безобидная встреча. И настолько мимолетная, что ты даже не рассказал мне о ней вечером.
        - Лика, ну не помню я! - простонал Антон.
        - А кафе? В кафе никого не водил?
        - Да какое кафе, окстись! Мне готовые обеды прямо на работу приносят, я и то их не всегда съесть успеваю. Столько дел! А ты говоришь - кафе! Последний раз, между прочим, мы именно с тобой туда ходили.
        - Ты имеешь в виду ту славную забегаловку около дома?
        - Ну да, какую же еще?
        - Да, давненько это было. Словно в прошлой жизни, - вздохнула Анжелика.
        - Слушай, а давай плюнем на все, а? Я уже просто физически не могу во всей этой грязи копаться! Такое ощущение, что меня в ведро с помоями окунули.
        - И что ты предлагаешь?
        - Давай начнем все начала. С чистого листа, как банально это ни звучит. Было что, не было - не важно. Главное то, что есть мы. Вот и все.
        - Неплохо для начала, - улыбнулась Лика. - Только этого мало.
        - Да? - удивился Антон. - А что еще?
        - Чтобы начать все сначала и опять жить вместе, мало просто сказать «давай»! Ведь можно делить свой кров с совершенно чужим человеком, и многие именно так и делают. Только я так не хочу.
        - К чему ты ведешь?
        - Скажи, ты любишь меня? Мне очень надо это знать. Если уже нет, то лучше расстаться. Не надо жить вместе только потому, что ты привязан ко мне или считаешь, что ты мне что-то должен. Ненавижу такие отношения!
        - Иди ты к черту, мать! - грубо ответил Антон и приподнялся с раскладного стула. - Развела тут философию с демагогией. Люблю я тебя, люблю! Или не видно?
        Антон подошел к Анжелике и крепко, до боли, обнял ее. Она подняла вверх лицо и неожиданно расплакалась.
        - Ты чего, малыш? - удивился Антон, пытаясь вытереть выступившие на глазах Лики слезы.
        - Я так боялась, что потеряла тебя!
        - Вот глупая, - покачал тот головой. - Нашла из-за чего страдать! Еще трижды успеешь проклясть тот день и час, когда связалась с таким страшным занудой, как я!
        - Еще посмотрим, кто пожалеет, - отозвалась Анжелика и, не сдержавшись, громко хлюпнула носом.
        Антон расхохотался, схватил Анжелику на руки и закружил по мокрой поляне. Дождь летел на их лица, и уже было не разобрать: слезы ли на них, дождевые капли…

        Четверг. Экспедиция, день шестой.

        Утром Анжелику разбудил требовательный и настойчивый поцелуй. Она открыла глаза и обнаружила, что они с Антоном остались в палатке вдвоем, а Олег уже успел куда-то слинять, да еще и сумку с фототехникой прихватил.
        - Он хутор Муна пошел снимать, - раздался веселый голос Антона. - А я вот тут лежу и жду, пока моя спящая красавица проснется.
        - А ты не знаешь, он надолго? - озабоченно поинтересовалась Лика.
        - Надолго-надолго, - заверил ее Антон и расстегнул молнию спальника.
        К костру они вышли только через час. Откровенно говоря, Лике было ужасно неудобно перед остальными участниками экспедиции. Как она ни старалась, но пару раз не смогла сдержать удовлетворенного стона. Да и Антон тоже нашумел изрядно. Впрочем, даже если не принимать во внимание то, что палатка ходила ходуном и из нее раздавались весьма характерные звуки, всем и так было совершенно ясно, чем занималась эта парочка. Стоило только посмотреть на их довольные и счастливые лица да чуть затуманенные от пережитой страсти глаза.
        Погода вновь сменила гнев на милость, и, судя по тому, что на небе не было видно ни единого облачка, день обещал быть солнечным и жарким. Подувший со стороны речушки ветерок сносил комариные полчища в сторону, и их настойчивое жужжание уже никого не раздражало. Да и лес, показавшийся вчера Анжелике мрачным и пугающим, при свете дня выглядел очень даже ничего.
        У костра все дипломатично сделали вид, что ничего такого не видели и не слышали, так что через пару минут Анжелика справилась со смущением и включилась в общую беседу.
        Впрочем, если бы Лика не была так погружена в себя, то заметила бы, что помимо них с Антоном точно такой же встрепанный и чуточку ошарашенный вид имеют и Стас с Настей. Куда они умудрились при этом услать третьего лишнего Макса, оставалось большой загадкой, пока Стас не раскололся, что вручил ему свой цифровой фотоаппарат и услал на хутор с инструкцией заснять тот вдоль и поперек.
        При этих словах Антон понимающе фыркнул, поскольку сам утром провернул почти такой же трюк с Олегом. Бедолаге очень уж не хотелось вставать, но призыв к гражданской совести друга подействовал как надо, и заспанный Олег покорно побрел запечатлевать местные красоты.
        Пришла пора собираться, но Олега с Максом по-прежнему было не видно и не слышно.
        - М-да, послали так послали мы наших фотографов, - заметил Антон.
        - Что-то мне уже даже совестно становится, - признался Стас. - Даже ведь не позавтракали из-за нас. Ну что, отправляемся на поиски?
        - Да уж, придется.
        В итоге Олега и Макса они обнаружили сидящими на солнцепеке рядом с ветхим деревянным строением - тем самым заброшенным хутором. Они, оказывается, вели очень познавательную беседу о фотопечати, сканерах планшетных и пленочных, а также о том, победит ли цифра старую добрую пленку или самые лучшие фотографии по-прежнему будут получаться только у придерживавшихся вековых традиций мастеров.
        - Эй, философы, вам не надоело? А то мы через полчасика уже отправляемся! Кстати, Татьяна персонально для вас оставила две порции салата, так что лучше поторопиться, если не хотите остаться голодными!
        Олег и Макс переглянулись, после чего поднялись и не спеша направились в сторону лагеря.
        - Эх, такой классный диспут прервали! - пожалел один.
        - И не говори! - поддержал его другой. - Ну, ничего, думаю мы с тобой об этом еще обязательно поболтаем!
        - Всенепременно!
        В лагере Степан предложил всем опять пройти часть маршрута по легенде. На этот раз возражающих не нашлось. Первым вызвался идти Стас, за ним тут же заявился Игорь. Антон безо всяких возражений пропустил вперед себя Аркашу, ну а замыкала колонну, разумеется, «шишига». По регламенту сегодня вечером экспедиция должна была дойти до Умбы, а оттуда двинуть на побережье Белого моря, на мыс Корабль, неподалеку от которого выходили на поверхность аметистовые жилы.
        Антон вел машину не спеша, наслаждаясь дорогой и открывавшимися перед ними пейзажами. Олег, видимо сочтя, что его преждевременный подъем заслуживает определенного вознаграждения, то и дело требовал остановиться и выскакивал запечатлеть очередное озерцо или ягодник. Антон нисколечко не возражал. Тем более что, пока Олег носился с фотоаппаратом по поросшим мхом сопкам, лихорадочно снимая красоты Кольского края, они с Анжеликой самым бессовестным образом целовались и никак не могли оторваться друг от друга.
        - Это просто помешательство какое-то! - хихикнула Анжелика, когда они в очередной раз едва успели расцепить объятия перед появлением Олега.
        - И не говори, кума! Мы с тобой, наверное, просто взяли и за одну ночь помолодели!
        - Или поглупели!
        - Ну, одно другому не помеха. По крайней мере последний раз я так целовался, наверное, лет в семнадцать.
        - В семнадцать? А с кем же это?! Мы с тобой еще знакомы не были, между прочим!
        - Ну, была, понимаешь, одна девушка…
        - Я тебя задушу! Не хочу слышать ни про каких девушек!
        - Иначе что? - ухмыльнулся Антон.
        - Иначе зверски изнасилую и не посмотрю, что люди кругом!
        - Помнится, кто-то с утра совсем другое пел: «Как же я теперь к костру выйду, они наверное все знают…», - передразнил Антон Анжелику.
        - Не переживай, когда я в ярости - мне все равно, кто там за нами подглядывает!
        - Да ты, оказывается, жутко темпераментная женщина!
        - А ты не знал?
        - Даже не догадывался!..
        Через некоторое время они выехали к деревянному мосту через обмелевшую речку, по которой раньше, судя по всему, проходил лесосплав. Антон, увидев, через что им придется перебираться, присвистнул и затормозил. А навстречу им уже бежал Макс:
        - Ребята, не волнуйтесь, это только выглядит так страшно. На самом деле вон все проехали, и ничего. Только вас да «шестьдесят шестой» осталось провести.
        - Стремная конструкция, однако, - покачал головой Антон.
        - Ну, что есть - то есть. Другой, увы, не предусмотрено…
        Мост, сложенный из толстых, в мужской обхват бревен, когда-то, видимо, был крепким и надежным. Лет так сорок назад, а то и все пятьдесят. Но сейчас несколько средних бревен сгнили и обвалились внутрь. Остальные на вид опасения вроде не вызывали, но проехать и не рухнуть с полуразвалившегося моста было достаточно сложно.
        - У тебя колесная база стандартная?
        - С отрицательным вылетом.
        - Может, тогда по центру рискнешь? Игорь вон прошел, даже не пискнул!
        - Ну, ты сравнил мою Дуняшу и его «тойоту»! Да его танк по колее чуть ли не на полметра шире моего получается, если еще и резину в расчет брать! А у меня
«ярославка», узковата она для таких подвигов.
        - Тогда без вариантов: прижимайся вправо. Но учти: можешь здорово колеса потереть вот об этот бортик. Поэтому не забывай отруливать налево. Буквально самую малость, иначе рискуешь сорваться в проем.
        - Да, наверное, так и сделаю. Ну что, Олег, Лика, вы тогда переходите мост и ждите меня на той стороне. Лика, будешь корректировать движение, если что. А я уже налегке, без пассажиров, постараюсь форсировать это чудо деревянного зодчества.
        - Тошка, - затеребила его рукав Анжелика. - Ты меня извини, но я… я жутко боюсь тебя проводить. У меня аж перед глазами от страха все плывет.
        - Да не вопрос! - отозвался Макс, услышав их разговор. - Давайте я у вас пока за штурмана поработаю. Будете аккурат четвертой машиной по счету, которую я через этот мост проведу.
        - Спасибо! - улыбнулся ему Антон и ободряюще похлопал Анжелику по плечу.
        Анжелика перешла мост и малодушно отвернулась, да еще и уши руками закрыла. Ей действительно до ужаса, до дрожи в коленях было страшно за Антона. Только-только у них все наладилось и… нет, даже думать об этом не надо! Макс все сделает как надо! И Антон опытный водитель. Он справится, у него все получится!..
        - Эй, ты чего тут сидишь и дрожишь?
        - Тошка?!
        - Ну да, а ты что думала, это долго? Взял да проехал, всего-то делов! Вон Олег на меня ворчит, говорит, мало кадров успел сделать. Надо было, мол, попозировать слегка.
        - Какое к черту позерство! Тошка, миленький, родной, я так за тебя боялась!
        - Ну, рева-корова! Выше нос, уже все позади. Пошли лучше к остальным. Макс говорит, они тут привал организовали, сосиски-гриль жарят…
        На развилке лесных дорог и вправду было весело. Стас на небольшом походном мангале поджаривал очередную порцию сосисок, закупленных вчера в Кировске. Настя, дабы никому не было скучно, напевала под гитару. Игорь, у которого развинтились болты на стремянке, валялся под машиной, не забывая, впрочем, регулярно подбегать за своей порцией импровизированного «шашлыка». Не было видно только Лены, но Аркаша на вопрос Антона сказал, что она разобиделась на весь белый свет, сидит в машине и выходить оттуда не хочет, вплоть до истерики. А раз так, пусть там и сидит да никому настроение не портит своей постной физиономией.
        Еще через некоторое время Макс, услышав рычание «шестьдесят шестого», оперативно сгонял на мост, и уже через пару-тройку минут вся команда была в сборе. Сосиски у запасливого Стаса все не кончались и не кончались, равно как и кетчуп у предусмотрительного Аркаши. Штурманы, переглянувшись, достали из заначек пиво и, на зависть вынужденным трезвенникам-пилотам, пригубили пенный напиток.
        Временная стоянка все больше и больше походила на пикник в каком-нибудь подмосковном лесопарке. Лике на какой-то момент даже показалось, что вот через час-другой все закончится, они с Антоном сядут в Дуняшу и вечером будут уже дома. Дом… Да, прав Антон - она жутко по нему скучает. Говорят, у кошек есть такое свойство - привязываться к конкретным стенам. Именно поэтому было много случаев, когда увезенные за много километров от родного жилья мурлыки возвращались назад, на свои старые квартиры. Вот и она, получается, такая же кошка. Как бы ни было хорошо где-то еще, всегда хочется вернуться домой. Как же здорово, что у нее снова есть дом!..
        - Ну, господа, когда дальше тронемся? - спросил Степан, многозначительно постучав по циферблату наручных часов. - А то нас сегодня вечером в Умбе в сувенирной мастерской ждут, не хотелось бы людей подводить. Заодно, может быть, присмотрите себе там что-нибудь на память о Кольском полуострове.
        - У меня еще минут на пятнадцать-двадцать ремонта осталось, - отозвался Игорь.
        - Я тогда тебя подожду, - сказал ему Стас.
        - Ну а мы, наверное, с Антоном тронемся дальше, - пожал плечами Аркаша. - Все равно у вас скорость повыше нашей будет, быстро нагоните.
        - Вот и отлично! Ну, с Богом! Если что - встречаемся в точке двадцать четыре. Это примерно километров за пять до выезда на асфальт получается. Дорога в принципе никуда не сворачивает, серьезных развилок нет, так что заблудиться вы не должны.
        - Ну, Степан, за это уж точно можешь не беспокоиться! У нас не только твои легенды, но и карты с собой! - похвастался Аркаша. - Чай, разберемся, как и куда рулить!
        - Тогда спешу огорчить: некоторые дороги, по которым мы сегодня движемся, на карты не нанесены. Так что по возможности не отступайте от легенды, чтобы не пришлось никого искать.
        - Хм, ладно, - отозвался чуть обескураженный Аркаша.
        Антон же, ничего не сказав, отправился заводить Дуняшу.
        Скоро они снова пылили по лесным дорогам, но на этот раз безо всяких остановок. Олег, сделав ревизию своих запасов, с грустью сообщил, что у него осталось всего две пленки, а впереди еще Белое море и деревянная церковь в Варзуге. Поэтому придется экономить.
        Антон с Анжеликой, когда это услышали, еле сдержались, чтобы не рассмеяться, - очень уж комично смотрелся Олег, печально приговаривавший себе под нос: «Двадцать пленок! Всего двадцать пленок! Ну кто мне мешал взять хотя бы двадцать пять, а?!».
        У Анжелики чуть ли не впервые за всю поездку на душе было спокойно и безмятежно. На самом деле она именно так себе это путешествие и представляла. Как жаль, что через каких-то пару дней все закончится! Получается, почти всю экспедицию они с Антоном только и делали, что дулись друг на друга. Эх, надо обязательно приехать сюда еще раз! Можно прямо в следующем году!
        Погруженная в свои мысли, Анжелика не сразу сообразила, что Антон отказался от неспешно-благодушной манеры езды и теперь летит вперед с очень даже приличной для таких дорог скоростью.
        - Эй, ты чего? Погоняться вздумалось?
        - Ну да. Тем более пошел нормальный грейдер, дорога широкая - грех этим не воспользоваться. Давно уже, честно говоря, хотелось устроить себе подобие кросса.
        - О-па! Можешь смеяться, не у одного тебя такое желание внезапно проснулось! - сообщила Лика, заглянув в правое обгонное зеркало.
        - Надо же! Аркаша в своем репертуаре!
        - Ну да, раз ты погнал, значит, и ему надо!
        - Знаешь, иногда у меня такое ощущение возникает, что Аркаша - это мой брат-близнец…
        Антон еще что-то говорил, говорил, но Анжелика его не слушала. «Брат-близнец», «вы с Леной прям как близняшки…» Идиотка! Разгадка все это время буквально лежала на поверхности, а она ее в упор не замечала!
        Все разом встало на свои места, словно отыскались недостающие доселе кусочки мозаики. Ну все, сейчас кое-кто очень сильно поплатится!
        - Они обходят нас слева, - меланхолично сообщил Олег, поглядывая назад.
        - Гони! - приказала Анжелика Антону, и тот с недоумением скосил глаза на взволнованную подругу.
        - Что такое?
        - Потом объясню. А сейчас просто порви их!
        - Желание любимой женщины - для меня закон в квадрате, - не стал спорить Антон, тут же перекрыв Аркаше створ.
        И началась гонка. Антон не снимал ногу с педали газа, ухитряясь при этом виртуозно работать рулем, не пропуская Аркашу вперед себя. Олег, не понимая, что же именно происходит, на всякий случай развернулся и комментировал действия Аркадия, выступая в роли говорящего зеркала заднего обзора. А Лика смотрела вперед, поощряя Антона лететь вперед, не щадя ни себя, ни Дуняшу.
        - Прибавь! Прямой участок! Закрытый правый! Чуть мягче! Снова прибавь! Впереди мостик! Так, отлично, не давай ему ни единого шанса. Отлично, мы уже на мостике, можешь пройти его спокойно, он тебя все равно не перепрыгнет. Ага, гони! Гони, Тошка! Так их, засранцев!..
        По салону то и дело летали какие-то вещи. В Олега врезалась пустая питьевая канистра. Анжелику больно стукнула по голове сумка с фотоаппаратурой. Вошедший в раж Антон вцепился в руль, как летчик в штурвал и приговаривал:
        - Врешь, сука! Не возьмешь!.. Что, кишка тонка? А, справа полез? Ну, так на тебе, получи!
        Когда Антон на большой скорости взлетел с очередного буерака-трамплина, из-за поворота внезапно показалась ВАЗовская «шестерка». Летевший на него с включенной люстрой «уазик» явно перепугал водителя до желудочных колик. Антон в самый последний момент виртуозно ушел направо, после чего на ту же самую несчастную
«шестерку» прыгнул «уазик» Аркаши и тоже вовремя успел отвернуть.
        - Хм, а здесь, оказывается, еще и люди ездят? - удивленно спросил, ни к кому конкретно не обращаясь, Антон.
        - Выходит, что так, - пожала плечами Анжелика.
        - А я-то думал, мы здесь одни…
        - Жаль его, - подал сзади голос Олег. - Ехал себе мужик, ехал, никого не трогал. И вдруг вываливаются навстречу два сумасшедших «уазика», да при полной иллюминации…
        - Ничего, переживет, - заключил Антон и вновь прибавил газу.
        Анжелика понимала, что ничем хорошим эта безумная гонка закончиться не может. Антон выжимал из Дуняши все, на что та была способна. Судя по всему, Аркадий вытворял со своей машиной то же самое. Но пропустить его вперед было нельзя. Только победа, и никаких компромиссов!
        Когда казалось, что еще чуть-чуть - и до аварии рукой подать, гонка сама собой пришла к логическому финалу. При форсировании очередного мостика у Дуняши заклинило коробку передач. В салоне заскрежетало так, что Лика решила, что их многострадальная машина сейчас развалится на мелкие кусочки. Антон остановился на выезде с мостика, словно зафиксировав перед Аркашей, что он был здесь первым, и кое-как отъехал на обочину. Следом припарковался Аркаша.
        - Ну, старик, скажу я тебе - это было круто! Блин, давно такого адреналина не получал! У меня в салоне все вверх дном, представляешь? На заднем сиденье сейчас такой ералаш, что мама дорогая! Но ты грамотно меня подрезал, я прям проникся! Ленка рядом сидит, орет на меня: «Поднажми, давай!», а я сижу и понимаю, что и сделать-то ничего не могу. Ты же мне все входы-выходы перекрыл…
        Пока Аркаша делился с Антоном ощущениями от незапланированного спринта, Анжелика подошла к его машине и открыла штурманскую дверь:
        - Лена, у меня к тебе есть один вопрос.
        - Ну, если есть, так задавай, - буркнула та.
        - За что ты меня так ненавидишь?
        - А с чего это ты взяла, что я тебя ненавижу?
        - Нет? Тогда объясни, что надо чувствовать к человеку, чтобы так последовательно разрушать его жизнь? Это разве не ненависть? Странно, я почему-то считала, что именно так это и называется.
        - Я не понимаю, что ты имеешь в виду! И вообще, я устала и хочу побыть одна! Уходи, или я позову Аркашу!
        - Да зови! Или нет, давай лучше я позову! Эй, мужчины, идите-ка сюда. Сдается мне, вы сейчас много чего интересного услышите. О, вы уже здесь? Ну, тогда я начинаю. Примерно полтора месяца назад в нашей семье началась форменная свистопляска. Ну, вы все давно уже в курсе, так что распространяться об этом в подробностях смысла не имеет. Весь вопрос в том, что послужило тому причиной? Никто не хочет предположить? Нет? Ну и ладно. Расскажу тогда так, как я сама это вижу. Нашей Лене ни с того ни с сего приспичило выступить в роли «руки судьбы». Попросту говоря, рассорить нас с Антоном.
        - Ты все выдумываешь! У тебя нет никаких доказательств!
        Анжелика повернулась и в упор посмотрела на Лену:
        - Первым делом ты соврала своему мужу, что я якобы призналась тебе в том, что изменяю Антону. Конечно же, он поспешил поставить приятеля в известность. Видимо, страсть как хотелось лицезреть рога на голове у лучшего друга.
        Красноречивые взгляды, которыми обменялись мужчины, лучше всяких слов подтвердили ее догадку.
        - Но на этом ты не успокоилась, - продолжила Анжелика, - а позвонила мне и сообщила, что видела Антона в кафе в компании какой-то вульгарной особы. Мол, они настолько характерно обнимались и так развязно себя вели, что дело явно пахнет керосином. В смысле, дошло до постели. Я, признаться, не сильно тебе поверила, но на всякий случай, как полная дура, вечером принялась обнюхивать и осматривать благоверного на предмет всяческих улик. Знаешь, точь-в-точь по той методике, которую рекомендуют для страдающих паранойей жен и начинающих детективов. Конечно же, я нашла то, что искала: следы помады на воротнике и тяжелый цветочный запах, которым буквально разил пиджак Антона. Вот тут бы мне и перестать разыгрывать из себя невесть кого, а просто спросить у Антона, с кем он сегодня встречался, но увы. Я предпочла усомниться в близком человеке. А он, видимо, так же усомнился во мне и тоже молчал, как пленный партизан.
        - О чем ты говоришь? Я не понимаю тебя!
        - Вот о чем: это ты была той женщиной, что оставила следы на одежде Антона, ведь так?
        - Подожди-ка, - Антон помассировал себе виски, словно пытаясь ухватить за хвост ускользающую мысль. - А ведь верно! Аркаша, помнишь, вы вместе с Леной как-то раз зашли ко мне на работу? Буквально на пять минут, дело какое-то ерундовое было. Сейчас, подожди, вспомню… Ага, точно: занесли пару журналов, которые до этого брали у меня почитать. И точно помню: Лена при мне несколько раз душилась! Я еще подумал, что у нее какая-то мания. Ну не может человек выливать на себя такое количество духов!
        - А прощаясь, она решила поцеловать тебя в щечку или просто крепко обняла. Не забыв при этом обтереть губы об воротник твоей рубашки, - закончила его фразу Лика.
        - Насчет этого врать не буду, не отложилось как-то в памяти. Но губы она тоже подкрашивала. Схватилась за пудреницу и ну марафет наводить, - растерянно сказал Антон.
        - Вот все потихоньку и становится на свои места.
        - Подождите-ка, - встрепенулся Аркаша, - выходит, вы друг другу того, не изменяли и лапшу на уши не вешали?
        - Нет, дорогой. Этим виртуозно занималась твоя жена, - ехидно заметила Лика. - Она у тебя в этой области, как выясняется, большой профессионал.
        - Это клевета. Я не понимаю, за что ты на меня так взъелась, - голос Лены задрожал. - А ведь притворялась лучшей подругой! А сама…
        - Насчет того, кто кому в подруги набивался, по-моему, все ясно. Антон может подтвердить, что я вполне самодостаточный человек, чтобы нуждаться в персональной жилетке для плача. Впрочем, он такой же. Нам с лихвой хватало общества друг друга, и, видимо, именно это тебя и задело. Ты решила разрушить нашу семью, и, признаться, тебе это почти удалось. Ты знала о нас все, ты вычислила слабые места и ударила по ним тяжелой артиллерией.
        - Это неправда! Клянусь, она все выдумала! - взвизгнула Лена, с ненавистью глядя на Анжелику.
        - И у тебя еще хватает наглости все отрицать? - Лика покачала головой. - Ну ладно, тогда переходим ко второй части марлезонского балета. Знаешь, можешь не отвечать. На самом деле мне уже все равно. Ну, поссорила нас с Антоном, порадовалась втихаря, что пакость удалась. А вот зачем ты на меня еще и свои долги навешала?
        - Ты это о чем?
        - Слушай, хорош комедию ломать. Кто год назад, воспользовавшись моим паспортом, взял кредит на энную сумму и до сих пор его не отдал?
        - Ты лжешь! Ты бессовестно лжешь!
        - Ах, значит, я лгу? Между прочим, не нужен был тебе совет никакого дизайнера. Помнишь, буквально перед самой экспедицией ты мне наплела с три короба по телефону и попросила подъехать к тебе в магазин? А сама не пришла. И я догадываюсь почему. Просто в то же самое время ты назначила там же встречу своим кредиторам. И что они должны были подумать, увидев меня? Что я - это ты! А что, вполне логично! Мы с тобой, к несчастью, очень похожи внешне. Однажды ты этим обстоятельством уже воспользовалась. Вот и решила провернуть тот же фокус во второй раз.
        - У тебя больное воображение!
        - Ну, с воображением у меня как раз полный порядок. Если кто-то из нас двоих и болен, так это ты. Кстати, чуть не забыла. Твой знакомый Бритый просил передать, что если не вернешь долг, то он возьмется за твоих детей. То есть он сказал, что плохо придется моим детям, но так как их у нас с Антоном нет, сама понимаешь, куда он отправится!
        - Ах ты, стерва! Мало того, что ты мне все дело загубила, так еще и детям моим угрожаешь!
        Антон и Аркаша недоуменно переглянулись.
        - Бабы, вы чего? С ума посходили? При чем здесь дети? Какие долги? Какой Бритый, к чертовой матери! - гаркнул Аркаша.
        - Это ты у жены своей спроси.
        - Врет она все, врет!- сорвавшись на визг, крикнула Лена.
        - Да какая кошка между вами пробежала? Ты-то можешь хотя бы мне все объяснить? - попросил Анжелику Антон.
        - Могу. Но сначала у меня вопрос к Аркадию. Аркаша, напомни нам, как Лена стала хозяйкой магазина?
        - Да купила его! Чего тут хитрого?
        - А деньги на покупку откуда взяла?
        - У тещи выцыганила. Думаешь, позволил бы я ей наши семейные накопления на такую ерунду тратить?
        - И много взяла?
        - Прилично. Десять штук. До сих пор отдать не может, лохушка! А я тещу, между прочим, предупреждал, что своих денежек она больше в жизнь не увидит!
        - Тогда прибавь к долгам Лены еще пятьдесят тысяч, которые она заняла у бандитов, и получишь истинную сумму, в которую ей обошлась покупка магазина.
        - Пятьдесят тысяч… деревянных?
        - Да нет, зеленых, Аркаша, зеленых. И не надо смотреть на меня такими круглыми глазами. Все подробности к твоей жене.
        - Это ты их занимала, а не я!
        - То, что ты воспользовалась моим паспортом, еще не говорит о том, что я должна платить по твоим счетам, - парировала Анжелика. - А будешь все отрицать, напишу заявление в милицию. Мошенничество в особо крупных размерах. А это уже статья и срок. Ну, так что выбираешь, дорогуша? Заплатишь или на нары пойдешь?
        - Лика, подожди, - дотронулся до ее плеча ошарашенный Аркаша. - Слушай, а ошибки, случаем, быть не может? Точно пятьдесят тысяч?
        - Аркаша, я сам ксерокопию этой расписки видел, - подтвердил Антон. - Там именно такая сумма и проставлена. Я, каюсь, грешным делом Анжелике сперва не поверил. Решил, что это чей-то дурацкий розыгрыш. Но ты сам все только что слышал: Лика тут совершенно ни при чем!
        - Лика, а что ты там говорила про детей? - спросил Аркадий. - Напомни, пожалуйста.
        - Бандит, что навестил меня, совершенно четко сказал, что если не верну деньги, следующим шагом примется за моих, то есть, пардон, ваших ублюдков.
        - Так ты жизнью моих детей размениваешься! - повернувшись к Лене, заорал Аркаша, до которого наконец дошла суть аферы, провернутой его женой.
        - Нет, Аркаша, все было совсем не так! - заверещала Лена.
        Аркадий, ни слова не говоря, отвесил ей такую пощечину, что звук от удара эхом полетел по лесу. Лена схватилась за щеку и залилась слезами. Анжелика при виде этого чуть поморщилась. Рука у Аркаши тяжелая, вечером наверняка фингал будет. Впрочем, Лена еще и не такое заслужила за свои художества.
        - Черт побери! Послезавтра теща с внуками из Турции прилетает! А мы здесь торчим! - простонал Аркаша. - И ведь не предупредишь ее никак… Все, решено: мы сейчас же возвращаемся в Москву! Лика, ты не дашь мне ту самую ксерокопию, о которой Антон говорил?
        - Почитать - дам. А так нет, уж извини. Мне тоже нужны хоть какие-то гарантии, что вы с Леной не свалите все на меня. После всего, что произошло, веры у меня к вам ни на грош.
        - Да, я понимаю, - опустил голову Аркаша. - Ребята, вы уж это, на меня хоть зла не держите, ладно? Честное слово, узнал бы, что эта стерва за моей спиной мутит, первый бы ей руки отшиб!
        - Ну, зато сплетник из тебя превосходный получился! Так оперативно Антону Ленины байки скармливал! С утра в газете - вечером в куплете!
        Аркаша ничего не ответил, лишь еще ниже опустил голову, признавая тем самым свою вину.
        Примерно через полчаса к ним присоединились и остальные экипажи.
        - Слушайте, ребята, это вы бедную «шестерку» своими гонками запугали? - первым делом спросил Степан, выпрыгнув из кабины.
        - А что? - поинтересовался Антон.
        - Да просто едем не спеша, колонной, навстречу этот товарищ еле-еле ползет. И как только нас увидел, так аж в лес ломанулся и стоит там, пережидает, пока мы пройдем. Ну, тут я уже смекнул, что дело нечистое. Начинаю на следы на дороге смотреть. Гляжу - вот те раз! То есть следы протектора, то пропадают! А через несколько метров снова появляются! Понятно, думаю, кто-то тут как с трамплина прыгал. Раз прыгал - значит, шел на большой скорости. Значит, ребята друг с другом гонки устроили. Ну что, прав я? Ага, вижу, что прав. И кто победил?
        - Дружба! - ответил Антон, и на Анжелику напал нервный смех.
        Фактически только сейчас ее отпустило то дикое напряжение, в котором она находилась всю поездку. Все кончено, все подтасовки выплыли наружу. Им с Антоном больше ничего не угрожает, они снова вместе!
        Анжелика поняла, что у нее начинается истерика. Хотелось одновременно и плакать, и смеяться, и кататься по пыльной дороге, молотя по ней руками и ногами, - что угодно, лишь бы прийти в себя. Чтобы никого не смущать и не смущаться самой, Лика потихоньку отделилась от остальных участников и спряталась в Дуняше, где уже никто не мог ее видеть. Легла головой на подлокотник и тоненько-тоненько завыла…
        Она не видела, как Аркаша распрощался со всеми и отправился в Москву. Но к тому моменту как Антон попытался завести Дуняшу и обнаружил, что клин коробки сам собой пропал (а и был ли он вообще?), Анжелика уже вполне владела собой.
        - Ну что, поехали? - спросил Антон.
        - Ага, - отозвалась Анжелика и улыбнулась самому близкому человеку на земле.
        В Умбе они оказались уже ближе к вечеру. Как и обещал Степан, в сувенирной мастерской их ждали. Антон подарил Лике понравившийся ей кожаный браслет, вышитый витой серебряной нитью. Олег купил красивую шкатулку для матери. Но больше всего подарков досталось на долю Насти, поскольку Стас и Макс буквально устроили соревнование, кто первым завалит девушку сувенирами с ног до головы. Закончилось это только после того, как Настя громко сказала, что больше не возьмет себе ни единого подарочка, даже самого крохотного. Но все равно сувениров на полках после джиперского нашествия изрядно поубавилось.
        Пока народ толпился в мастерской, Степан с Татьяной успели купить у местных рыбаков семикилограммовую семгу, намереваясь сварить на завтрашний прощальный ужин чудо-уху. После чего колонна наконец покинула гостеприимную Умбу и отправилась на мыс Корабль.
        Этот перегон отчего-то оказался очень утомительным. Пока ехали по асфальту, все еще было ничего. Но как только начался грейдер, Анжелика не сдержала разочарованного вздоха.
        - Терпи, коза, а то мамой будешь! - отозвался Антон.
        - Да лучше мамой, чем опять по этой терке ехать! Не поверишь, у меня внутри уже все взболтано, избито и наружу просится!
        - Лучше молчи об этом! Думаешь, мне легче?
        Но зато, когда наконец-то показалось Белое море и четыре машины свернули и поехали вдоль побережья, все разом забыли про плохое самочувствие и плохие дороги.
        На море был полный штиль. В лучах заходящего солнца оно казалось розово-голубым, совершенно неестественным и оттого нереально прекрасным. Олег тут же подал голос и потребовал, чтобы его отпустили на фотоохоту. Следом за ним с фотоаппаратом в руках отправился бродить по побережью и Стас, а остальные участники экспедиции получили временную передышку и возможность немножко размяться после дальней дороги.
        - Такое ощущение, что это сон!
        - Что ты имеешь в виду? - спросил Антон.
        - Да все это! - обвела вокруг рукой Анжелика. - Слушай, а может быть, мы на самом деле с тобой давно уже попали в рай и даже не заметили как?
        - Знаешь, вполне может быть! - развеселился Антон. - Просто, на мой непросвещенный взгляд, рай там, где твой любимый человек. Ты рядом со мной, я рядом с тобой, вот тебе и рай!
        - Слушай, а ведь и правда! - рассмеялась Анжелика. - Только в нашем с тобой раю почему-то становится очень холодно, не замечаешь?
        - Есть такое дело, - поежился Антон. - Может, я тебе ватник принесу?
        - Нет, дорогой! Купальник! Ведь не зря же я его с собой всю поездку таскала!
        - Ты что, и вправду собралась искупаться в Белом море? - расширил глаза Антон.
        - Знаешь, я бы сделала это при одном условии, которого я, к сожалению, здесь пока не вижу.
        - И что это за условие?
        - Чтобы на берегу стояла баня!
        - Ну, если бы тут была баня, то позволь полюбопытствовать, а зачем тебе тогда купальник нужен?
        - Хм, а ведь и вправду - незачем! - расхохоталась Анжелика, и ее плохое настроение наконец бесследно ушло.
        По дороге на мыс Корабль они сделали еще одну остановку - на этот раз у недавно появившейся здесь часовни Безымянного Инока, которую возвели на могиле Безымянного Инока - древней поморской святыне. По просьбе Макса Степан рассказал связанную с этим местом легенду.
        - История эта приключилась в конце семнадцатого века. Даже села Кашкаранцы здесь тогда еще не было, - начал повествование Степан. - Промышляли тут рыбной ловлей соловецкие монахи, а прочие приходили сюда лишь на сезонный промысел. Жили в тонях - избушки такие рыбачьи, завтра вам их покажу. Так вот, явился одному рыбаку во сне чудный монах. Сказал, что на берегу покоится его тело, и велел похоронить его по-христиански. Рыбак проснулся и отправился на указанное во сне место, где нашел вынесенное морем тело в монашеском одеянии и без всяких признаков тления. Местные монахи его не опознали. Не признали собрата и выходцы из дальних монастырей. Так и похоронили его безымянным, а на кресте написали «Неизвестный инок». Крест на берегу стал хорошим ориентиром для рыбаков. А через некоторое время они заметили, что напротив креста всегда отличный улов взять удается. Стали тогда рыбаки, прежде чем в море на промысел уходить, молиться у креста, поминая Безымянного Инока Терского. Терским тут все побережье зовется, так что и инок тоже Терским стал. А потом снова монах этот тому рыбаку во сне явился и попросил,
чтобы над его могилой часовню поставили. Рыбаки так и поступили. А когда часовня была готова, напротив нее источник открылся. Его назвали в честь того монаха - источник Безымянного Инока.
        - Подождите, но ведь часовня-то новая! Да вы и сами только что сказали, что в прошлый ваш приезд сюда ее еще не было, - заметила Анжелика.
        - Ну, это-то как раз объяснимо, - грустно улыбнулся ей Степан. - После революции часовню разрушили, впрочем, как и остальные церкви. Правда, рыбаки все равно на этом месте крест оставили, обозначили могилу. А вот сейчас, видишь, восстановили часовню.
        - А этот Инок Терский - он теперь святой?
        - Честно сказать, я в церковных законах не слишком силен, - развел руками Степан. - Что-то я такое слышал, что он официально еще не канонизирован. Но местные его чтят. Священник из Варзуги тут службы поминальные справляет, народ на источник да в часовню ходит, чтобы об удачной ловле помолиться. Ну, и об исцелении тоже, это само собой. А вообще, смотрю я на эту часовню и думаю: надо же какие штуки память человеческая выкидывает! Имени этого монаха так никто и не узнал, а вот поди ж ты, сколько времени народ о нем помнит! Есть в этом что-то такое - не знаю, как сказать - ну, вечное, жизнеутверждающее, что ли!..
        От часовни до места ночевки доехали уже достаточно быстро, меньше чем за полчаса. Место для лагеря Степан с Татьяной выбрали на берегу ручья, впадавшего в Белое море. Впрочем, на взгляд Анжелики, назвать ручьем этот бегущий по достаточно глубокому ущелью бурный поток воды было уже сложно. Самая натуральная речка, да и только.
        К этому моменту погода окончательно показала всем огромную фигу: не пойми откуда налетел порывистый ветер, а температура, судя по легшему на машины инею, упала практически до нулевой отметки. Анжелика нахлобучила на себя разом все припасенные свитера, ватник, перчатки и бандану Антона, лишь бы не окоченеть на пронизывающем ветру. Палатку в этот раз ставили все втроем, поскольку иначе она вырывалась из рук и пыталась улететь. Пока Антон не воткнул в землю последний крюк и не привязал строптивицу, Анжелика и Олег держали каркас, пытаясь не дать взмыть в небо своему походному домику.
        У костра по причине испортившейся погоды засиживаться не стали, и в итоге уже часов в одиннадцать все экипажи, чинно пожелав друг другу спокойной ночи, отправились на боковую.

        Пятница. Экспедиция, день седьмой.

        - А ты помнишь, какой сегодня день? - огорошил Антон Анжелику, когда та вернулась с прогулки по побережью.
        - Слушай, у меня с календарем сейчас напряженка. Единственное, могу со всей определенностью сказать, что на дворе сейчас август. А вот насчет точной даты и дня недели ты меня лучше не мучай.
        - Так и знал! Вот возьму и обижусь! Я тут, понимаешь, с самого утра страдаю: все гадаю, какой же тебе подарок преподнести, а она, видишь ли, ничего не помнит!
        - Ой, - догадалась Анжелика, - сегодня же ровно десять лет, как мы познакомились!
        - Вот именно! И почему, спрашивается, именно я должен тебе об этом подсказывать и напоминать?
        - А кто же еще? - удивилась Лика.
        - Хм, - почесал переносицу Антон, - резонно, больше действительно некому. Ну ладно, раз так - вот, держи! Ходил тут, ходил, серебра-золота не нашел, зато вот такую штуку обнаружил!
        Он протянул Анжелике раскрытую ладонь, на которой лежал смешной камешек. С виду обычная галька, но море по своей неведомой прихоти так вылизало ее края, что она стала похожа на маленький цветок из камня.
        - Ну, тогда у меня для тебя тоже подарок! - заявила Анжелика и достала из кармана обломок аметистовой четки, найденный ею на месте взорванной жилы.
        - Ой, - в шутку огорчился Антон. - Твой подарок красивее моего получился! Ну все, приедем домой, отправлюсь по магазинам, чтобы искупить свою вину!
        - Ой, Тошка, лучше не напоминай о доме, - вздохнула Анжелика. - Я туда так сильно хочу вернуться, что мне все местные достопримечательности вот уже где! Ты только не обижайся, я знаю, что для тебя это практически родные места. Просто мне сейчас милее нашей квартирки ничего не найти!
        - А если тебе вот прямо отсюда предложат отправиться в океанический круиз на каком-нибудь роскошном лайнере?
        - Сначала - домой, а через пару дней можно и на лайнер. Слушай, а может, не будем дожидаться вечера, а? Возьмем и тоже чуть пораньше уедем?
        Антон покачал головой:
        - Нам лучше там пока не появляться. Я вчера взял с Аркаши слово, что он разберется со всеми вопросами до нашего возвращения в Москву. Но сама понимаешь, у него это тоже займет определенное время. Скорее всего он еще сам в пути. Поэтому торопиться не стоит. Это ведь в наших интересах, котенок!
        - Да, - поежилась Анжелика, - с бандитами встречаться нам с тобой как-то не с руки. Впрочем, как и за чужие грехи отвечать. Ты, наверное, прав. Лучше не торопиться.
        - Эй, чего приуныла? Выше нос! Сегодня Степан обещал устроить катания по полосе отлива вплоть до устья реки Варзуги. Видишь, море отступает? Примерно через час, когда отлив будет на максимуме, поедем! Он еще предлагал пляжные или дюнные гонки устроить, но мы с ребятами подумали и решили не рисковать. Всем еще дорога домой предстоит, не хочется машины гробить.
        - Одобряю! А то, честно говоря, вторую такую гонку, как вчера, я просто не переживу.
        - Хм, а мне почему-то показалось, что именно ты и была ее инициатором, - лукаво прищурился Антон. - «Ой, я скорость не люблю, я скорости боюсь!» Вчера по тебе я бы этого не сказал. Глаза горят, губы сжаты. Форменная Валькирия на колесах! Так что можешь мне больше не рассказывать, какая ты трусишка. Все равно не поверю. И вот что, хватит ежиться! Подумаешь, день пасмурный да холодный! Было бы из-за чего грустить! Расслабься и получай удовольствие!
        - Вообще-то эта фраза из анекдота про изнасилование, - не преминула бросить шпильку Анжелика.
        - Хорошо, тогда напрягись и немедленно прекращай получать всякое удовольствие! Эй, ты чего улыбаешься? Я же сказал: прекращай!..
        Несмотря на разыгравшуюся ностальгию, Анжелике последний день экспедиции понравился и запомнился. Они успели посмотреть и те самые рыбачьи избушки -
«тони». Они оставили свой след на палубе двух навечно застрявших в песке рыбаловецких суденышек, которые во время прилива практически полностью были скрыты под водой. Настя со Стасом, не удержавшись, представили живую картину из фильма
«Титаник» - взобрались на нос суденышка и широко раскинули руки, как главные герои фильма. Конечно же, Олег тут же запечатлел их для истории. Когда Антон не успел вовремя отъехать от быстро отвоевывающего себе пространство прилива, Дуняшу захлестнуло волной, и несколько секунд Анжелика дрожала в сладком страхе, представляя, что они тонут. Сразу же вспомнилась песня группы «Наутилус Помпилиус»:
        И над нами километры воды,
        И над нами бьют хвостами киты…
        Когда волна перестала заливать лобовое стекло, Антон безо всяких проблем вывел Дуняшу на берег. Но Анжелике показалось, что теперь она хоть чуть-чуть представляет, что может чувствовать экипаж подводной лодки во время погружения.
        Потом была деревенька Кузомень, почти занесенная белым песком так, что жителям пришлось мастерить деревянные мостки, чтобы ходить по улице и не вязнуть. Выехав из Кузомени, колонна попала в настоящую пустыню с песчаными дюнами и уродцами-сосенками, изогнутыми под вечным морским ветром… Степан подтвердил, что да, это самая северная в мире песчаная пустыня. Фотографы, услышав такое, тут же потребовали устроить хотя бы десятиминутную стоянку и принялись снимать все, что ни попадя. Олег уже с откровенной завистью поглядывал на отщелкивающего кадр за кадром Стаса. Запасы пленки подошли к концу, а вечернее торжество по поводу удачного завершения экспедиции стоило того, чтобы его запечатлеть.
        Из пустыни рванули в село Варзуга. Полюбовались на Свято-Афанасьевскую церковь, да на деревянную церквушку Успения, построенную еще в 1674-м году, причем, как уверяли местные старожилы, без единого гвоздя. И - уставшие от обилия впечатлений - отправились обратно в лагерь.
        Праздничная уха из семги, приготовленная Татьяной, оказалась выше всяких похвал. Все наелись, что называется, от пуза. Повеселил и Макс, упорно не оставлявший в покое Стаса и Настю, которым завтра предстояло расставание. После вопроса Стаса, а не кажется ли драгоценному Максу, что он здесь лишний, тот вызвался подержать свечку, за что тут же единогласно получил звание «почетного подсвечника».
        - Странно, вот уже финал вроде, завтра домой поедем, а мне вдруг жалко стало, что все закончилось, представляешь? - поделилась Анжелика с Антоном.
        - Знаешь, человек, он вообще существо странное. Ему всегда чего-нибудь не хватает. Зимой - лета, летом - зимы. Так что не бери в голову. Все хорошо.
        Словно в насмешку над словами Антона пошел дождь. Народ дружно вздохнул, потом хитро переглянулся и отправился продолжать вечер в салон вахтовки, где они просидели чуть ли не полночи, рассуждая о пройденных дорогах, слушая песни Насти да регулярно приобщаясь к наваристой янтарной ухе.

        Суббота. Разъезд участников. Дорога домой, день первый.

        Анна нервно ерзала на сиденье, покусывая обломленный вчера ноготь. Черт побери, ну почему Игорь так копается, а? Вон, уже и «уазик»-«небесный тихоход» давно свалил, и «тойота» вторая тоже. Только они и остались, ну да «шестьдесят шестой» еще, но это не в счет. Мало ли почему организаторы медлят? Это уже их трудности!
        Игорек меж тем попрощался со Степаном и Татьяной, после чего не спеша занял свое место, завел машину и развернулся, встав задом к каменистому обрыву, внизу которого бежал ручей. Анна с облегчением вздохнула, но не тут-то было.
        - Слушай, мне показалось, мы пакет с едой забыли! - сообщил ей Игорь
        - Тьфу, нашел из-за чего переживать! Да начхать на продукты, если так есть хочешь - давай в какой-нибудь кабак заедем, всего делов!
        - Нет, я так не могу, - покачал головой Игорь. - Во-первых, все-таки жалко. Во-вторых, получается, мы после себя мусор оставим.
        - Бомжи придут - съедят, - обнадежила его Анна.
        - Здесь нет бомжей. Слушай, тебе что, так трудно сходить и посмотреть?
        Анна скривилась. Занудство Игоря она категорически не переваривала, поскольку легче было сделать то, что он просит, чем долго объяснять, что ты этого делать не желаешь.
        - Ладно, схожу, проверю. Где ты, говоришь, пакет этот видел?
        - Да прямо за нами! Если не ошибаюсь, Татьяна его туда отложила, когда они со Степаном свой хозяйственный шатер складывали.
        - Хорошо, но если этого чертова пакета там не окажется - пеняй на себя! - фыркнула Анна и вышла из машины.
        Зайдя за «тойоту», она внимательно оглядела все вокруг. Ну, конечно же, опять Игорю что-то там померещилось, а ей отдувайся!
        Но тут она увидела, как зажглись красным фары и машина задним ходом двинулась прямо на нее.
        Наверное, это заняло считанные секунды, но Анне показалось, что они растянулись в бесконечно долгие мгновения-картинки. Вот она отступает от машины, вот до столкновения всего ничего… и она кричит и прыгает вниз с обрыва, даже не разбирая, куда она, собственно, может приземлиться.
        Когда к ней подбежали Степан и Татьяна, а следом появился и раздосадованный Игорь, они обнаружили Анну сидящей на ведущей к ручью тропинке. Перепуганная до полусмерти Анна тряслась от пережитого ужаса. Ей повезло: пролетев от силы метра полтора, она упала не на камни, а на относительно ровную и утоптанную площадку. Да и приземлилась удачно - на четвереньки, ничего себе при этом не переломав.
        - Что тут у вас произошло? - первым делом спросил у Анны Степан, с подозрением посмотрев на Игоря.
        Анна на какую-то долю секунды замешкалась, и этим тут же воспользовался Игорь:
        - Представляете, оступилась! Я попросил Анюту выйти и посмотреть, работают ли задние габариты, и тут гляжу в зеркало - она машет руками, и вот ее уже нет! Анечка, солнышко, ты как? С тобой все в порядке? А то что же я твоей сестре скажу? Дрожит вся, бедная. Ты уж больше так нас не пугай, ладно?..
        Игорь продолжал лживо разливаться соловьем, а Анна лихорадочно прикидывала: рассказать Степану о том, что произошло на самом деле, или не стоит? Использовать этот шанс спастись или нет? А вдруг они ей не поверят?..
        - Анна, ты меня слышишь? - поднял ее на ноги Степан. - Все так и было, как Игорь рассказал?
        - Да, - подтвердила она, отрезав себе последние пути к отступлению.
        Когда они уже катили по направлению к Умбе, Анна наконец смогла справиться с дрожью и спросила Игоря:
        - Ты же говорил, до конца экспедиции - перемирие! А сам…
        - Так экспедиция-то закончилась! - весело сообщил ей Игорь и, словно демонстрируя, что полностью держит ситуацию под контролем, втопил педаль газа в пол.
        Анна закрыла глаза. Так и есть, до Питера она не доедет, и Ольгу больше никогда не увидит. Этот подонок не остановится ни перед чем, чтобы убить ее! Ей осталось жить последний день…

* * *
        Отъехав километров тридцать от Умбы, Антон свернул на примеченную им ровную песчаную площадку.
        - Что-то случилось? - встревожилась Анжелика.
        - Да нет. Просто перед возвращением домой нехило было бы после всех наших выкрутасов на всякий пожарный заменить масло в мостах и коробке. Слишком уж много было воды за эту экспедицию. Могли случайно и хлебнуть.
        - А что тогда?
        - Ничего хорошего. Придется по приезде в Москву перебирать всю трансмиссию, чего очень не хотелось бы.
        Анжелика вздохнула, признавая доводы Антона, и вышла из машины - морально помогать и поддерживать в процессе ремонта.
        Пока Олег ходил за водой, пополняя запасы, Лика с Антоном вновь вернулись к разговору о Бобровых. И ведь вроде не хотелось о них говорить, а все равно словно само собой вышло:
        - Я вот, знаешь, чего не пойму?
        - Ну?
        - Почему это Ленка заявила, что ты ее магазин развалила? Вот разрази меня гром, никак не могу врубиться, в чем же тут фишка?!
        - Знаешь, я тоже могу ошибаться, но похоже, Лена вообразила себя мною. Понимаешь, она была как бы не виновата в своих ошибках, потому что в ее мозгу их сделала я. А вообще-то мне ее даже жалко немного. Несчастная женщина. Мне кажется, что во всем случившемся есть вина Аркаши. Ну нельзя вытирать ноги о собственную жену! Нельзя постоянно говорить: я орел, а ты осел. Он же тупо самоутверждался за ее счет, разве не так?
        - Если внимательно все проанализировать, Лена не такая уж разнесчастная жертва, как ты себе это представляешь. У нее был выбор: послать Аркашу к черту и развестись, если уж так достал, или продолжать сносить плевки и унижения. Да опять же к разговору об Аркаше: он детей своих до беспамятства обожает. А раз так, Лена при разводе ничего не потеряла бы, только выиграла: получила бы свободу от Аркаши плюс алименты. А она решила вместо этого отыграться на нас с тобой.
        - Но за что? Не понимаю. Мы же ей ничего такого не делали!
        - Всего-навсего за то, что у нас с тобой все хорошо, а у нее плохо. Зависть - сильное чувство, особенно для человека с расшатанной психикой. А Лена сейчас производит впечатление психически неуравновешенной особы. По крайней мере мне так кажется. А тебе?
        - Не знаю. Может, это у нее просто характер такой?
        - Ну, могу сказать только одно: с человеком с таким особо гадким характером я сталкиваюсь впервые в жизни. А вообще, знаешь, дорогая, видимо, мы с тобой не последние люди на белом свете, если нас так упорно копируют!
        - Ну да, Аркаша и Лена в этом плане отличились, нечего сказать!
        - Надеюсь, хоть Аркаша не станет воображать, что он - это я, и мстить за порушенную семейную жизнь, - улыбнулся Антон.
        - А ты считаешь, они разойдутся?
        - А там спасать нечего. Кроме детей да, как ни парадоксально, нас с тобой в виде объектов подражания, эту парочку ничего не связывает. Я изначально заподозрил, что тут что-то неладно, когда Аркаша нас с Леной знакомил. Уж очень она тебя напоминала внешне. Но не стал ничего говорить. Может, и впрямь у человека такие же вкусы, как у меня?
        - Тоша, а она действительно сильно на меня похожа?
        - Ну, не как две капли воды, но в целом сходство действительно сильное. По крайней мере за родных сестер вы запросто сойти можете.
        - Я просто вот о чем думаю: почему бандиты так легко клюнули на ее удочку? Почему и впрямь решили, что я - это она? Ведь у нас же все разное! Ну, я имею в виду характеры, привычки, стиль жизни. Неужели они настолько глупые?
        - Думаю, Елене просто повезло, хотя и в находчивости ей не откажешь. Она упорно пыталась внушить бандитам, что она - это ты, и в какой-то момент ей это удалось. Да и бандит, который к тебе приходил, видимо, не столь тесно с ней общался, как это представлял. Не забывай: у них на руках была копия твоего паспорта с фотографией. А уж на свою-то фотографию ты точно похожа.
        - А дети? Откуда они про них узнали? Ведь у нас с тобой детей нет, паспорт чистый.
        - Думаю, Лена им сама проболталась когда-то. А эти ребята, когда надо, умеют цепляться за нужную им информацию.
        - Но все равно, она целый год спокойно работала в своем магазине. Неужели за это время бандиты не навещали ее? Не выясняли, как идут дела, сможет ли она отдать долг…
        - А зачем? У них на руках расписка. Как только пришел срок, они и начали свою возню. Им-то в принципе все равно, за счет чего она будет погашать этот долг: за счет прибыли магазина или каких-то личных заначек.
        - И поэтому они так и не поняли, что есть две очень похожие друг на друга женщины, одна из которых форменно водит их за нос.
        - Ну да. Лисица, которая сама себя перехитрила.
        - Сам-то веришь в то, что говоришь?
        - Не-а.
        - То-то же. Слушай, а может, не будут разводиться? Все-таки двое детей, девять лет вместе…
        - Не знаю, не думаю и знать не хочу! Сколько можно говорить о всяких неприятных личностях? Давай лучше сменим тему.
        - Ну давай, - вздохнула Анжелика. - Тогда скажи мне как опытный и бывалый механик: вот эти трубочки так и должны быть разрезаны?
        Антон, доселе лежавший под машиной, резко приподнялся, стукнувшись лбом о днище, произнес заковыристое непечатное выражение и, выбравшись из-под Дуняши, спросил:
        - Где?
        Анжелика ткнула пальцем в задний мост.
        - Трубочка эта имеет прямое отношение к задним тормозам. А вот мы теперь задних тормозов не имеем, - вздохнув, вынес Антон свой печальный вердикт. - Видимо, о собственное днище и перебили, когда с трамплинов скакали. Вон видишь, амортизаторы уже убитые, да и рессоры в обратную сторону выгнулись. Хорошо еще, хоть удачно вышло - тормозная жидкость не вытекла. Хотя какая к черту тут удача…
        - И что теперь?
        - Да ничего. Дойдем на передних, а уже дома отгоним Дуняшу в сервис. Все равно я давно хотел тормоза с барабанных на дисковые переводить, а тут повод нарисовался.
        - Кстати, тебе еще долго возиться?
        - Ну, на все, что я запланировал, уйдет часа два-три. Да не переживай ты так! Заночуем сегодня в какой-нибудь Кандалакшской гостинице, только и всего! В конце концов, у нас с тобой вчера такая годовщина была! Чем не повод устроить себе юбилейную брачную ночь?
        - Ох, мужчина, умеете вы уговаривать, - улыбнулась Анжелика. - Только нестыковочка одна: получится обыкновенная юбилейная ночь любви, а не какая-то там брачная. Мы ж с тобой не женаты!
        - А что, есть какая-то разница? - пожал плечами Антон. - Впрочем, не знаю, тебе видней!..

* * *
        Анна, спеленатая ремнями безопасности, остекленело смотрела перед собой. Что же задумал Игорь? Что?! Он не может сбить ее собственной машиной. Значит, дождется подходящего момента и выбросит кому-нибудь под колеса? Получается, все случится ближе к ночи. Иначе его вина будет слишком очевидна. Да, наверное, все так и произойдет. Но почему он считает, что она безропотно станет самоубийцей?! Хотя… один удар, чтобы отключить сознание, а потом кто уже будет копаться в кровавой мешанине? И ни один эксперт не докажет, что он приложил руку к этому делу. Максимум догадки, ничем не подтвержденные, да и все.
        Нет, рано раскисать! Она еще поборется за свою жизнь! Даже если ее земной путь оборвется именно так, Игорь, как минимум, получит расцарапанную до крови физиономию! И пусть потом оправдывается, что перед смертью они не дрались, а царапины он заработал, напоровшись на ветку.
        Хотя какая разница - заметут Игорька или нет, если она к тому моменту будет уже на том свете?
        Значит, надо сделать все возможное и невозможное, чтобы поменяться с ним ролями! Ну же, соберись! Твой противник уже празднует победу, но он еще не победил. Он считает, что ты в его полной власти. Но это не так. Ты вполне еще способна побороться за собственную жизнь. Продолжай и дальше притворяться разбитой и напуганной. Тебе это только на руку. И следи, внимательно следи за Игорем! Он должен, он просто обязан допустить какую-нибудь ошибку!
        А Игорь меж тем упорно держал скорость в районе ста двадцати - ста тридцати километров в час. Перегон Умба-Кандалакша был довольно пустым: что встречные, что попутные машины попадались нечасто, так что ничто не мешало ему лететь вперед, не сбавляя темпа.
        Но тут, словно по спецзаказу, на их полосе возник аварийный автомобиль. Старенькая
«девятка» мигала всеми поворотниками сразу, а ее хозяин без особой надежды голосовал, прося помощи. Судя по всему, у старушки развалился шрус и дальше самостоятельно она ехать не могла, хоть ты тресни.
        На встречной полосе меж тем появился грузовичок «Газель». Игорь уже не успевал обойти аварийное авто без риска врезаться в грузовик. Но вместо того, чтобы снизить скорость, он взял правее, намереваясь объехать «девятку» по обочине.
        Анна поняла: вот он, ее шанс! Бросила быстрый взгляд направо - отбойников нет, метра через четыре начинается обрыв. Самое то!
        Как только Игорь вывернул руль направо, она метнулась и повисла на руле, доворачивая его еще правее. Игорь спохватился, попытался скинуть ее руки, но было уже поздно: машина уходила с трассы. В самый последний момент Анна что было сил ударила кулаком по замку на груди Игоря. Ремни безопасности тотчас разошлись в разные стороны.
        На глазах шокированного владельца «девятки» и газелиста «тойота» полетела под откос. Анна, мгновенно перепутавшая пол с потолком, инстинктивно схватилась правой рукой за внутренний каркас. А дальше что-то сверкнуло ослепительной вспышкой перед глазами, и все…

        Воскресенье. Дорога домой, день второй.

        Из Кандалакшы Антон, Анжелика и Олег выехали довольно рано, около восьми утра. Настроение первых двух радостным назвать было сложно. Сначала Анжелика умудрилась сломать зуб о какой-то особо прочный фисташковый орешек. Потом Антон обнаружил, что из гидроусилителя вытекла почти вся жидкость, а значит, придется каждые сто-двести километров останавливаться и заливать ее заново. Плюс запланированная
«юбилейная ночь любви» как-то не удалась. Отчасти повинны были в этом усталость после затянувшегося допоздна ремонта, отчасти - администраторша гостиницы. Уж откуда достали это ископаемое, было непонятно, но крови она вчера им попортила изрядно.
        - Либо три одноместных, либо один трехместный! - безапелляционно заявила она, изучив документы ребят.
        - Но позвольте, у вас же написано, что есть свободные двухместные номера! - озадачился Антон.
        - А то я не знаю, чем вы там заниматься будете! - тут же парировала пергидрольная тетка.
        - Но все-таки, может, дадите нам один двухместный и один одноместный - для дамы, - попытался схитрить Антон, но старую перечницу было не провести.
        - Либо как я сказала, либо ночуйте, где хотите! У нас гостиница частная, и не вам тут порядки устанавливать!
        Если бы от усталости так не слипались глаза, Анжелика нашла бы, что ответить этой поборнице семейного кодекса. А в итоге пришлось забыть про гордость и согласиться на предложенные условия. Правда, от отдельных номеров тут же отказались, вызвав у администраторши новую бурю негодования, но тут уже она была вынуждена пойти на попятный. Сама же ведь сказала, что либо три одноместных, либо один трехместный. Они сделали свой выбор. И что, мадам теперь откажется от своих слов?! Нет? Вот и славно. А теперь ключи от номера на базу!
        Выехав на мурманскую трассу, Анжелика попросила Антона:
        - Слушай, а давай больше нигде на ночевки не останавливаться!
        - Ты имеешь в виду, доехать до Москвы за одни сутки?
        - Ну да, по километражу это вполне реально получается. Правда, тяжеловато придется, но… Впрочем, тебе решать. Ты же за рулем!
        - А что тут решать? Доставай витамины и газировку. Будешь меня взбадривать. Да, учти: если попрошу песни петь - пой, а то радио вот-вот снова ловить перестанет!
        - Могу хоть сейчас начать! Вот, к примеру:

«На всех мужчин мне глубоко плевать.
        Я холодна, как льдина в Антарктиде,
        И никогда им, гадам, не узнать,
        Как хороша я в неодетом виде!..» - вывела Анжелика нарочито густым контральто.
        - Э, нет, так не пойдет! - покачал головой Антон. - Так я точно от смеха в кювет уйду.
        - Хорошо, могу печальную! Вот как раз - отличный образчик народного творчества:

«Вода в реке холодная,
        За шторой ночка темная,
        Муму в реке утоплена,
        А я такая томная…»
        Антон лишь застонал, слушая хулиганские рулады Анжелики. Что такое поломанная машина, или необходимость провести за рулем без сна целые сутки, когда рядом с тобой любимая женщина!..

* * *
        Анна пришла в себя. Судя по запаху спирта и каких-то лекарств, она в больнице. Кажется все вышло, как надо! Ура! Самое главное - она жива и практически невредима, чего уж точно нельзя сказать об Игоре.
        Скосив глаза, она осмотрела палату. Небольшая, на двух-трех пациентов от силы, хотя кроме нее здесь сейчас никого нет. Ну вот, почти что номер «люкс». Никто тебя не потревожит и с расспросами дурацкими лезть не будет. Красотища-то какая!
        Ужасно зачесалась правая ладонь. Эх, надо бы поточнее вспомнить: это здороваться или к деньгам? Кажется, к деньгам. И, судя по тому, какой сильный зуд, к очень большим деньгам.
        Анна едва не замурлыкала, представив, какой куш отойдет ей в самом ближайшем будущем. Но тут же одернула себя: рано радоваться! Сначала надо точно узнать, что с Игорем. Хотя, если разбираться, выжить он не мог. Обрыв крутой, скорость под сто сорок была, плюс, вернее минус, ремни безопасности…
        Анна вспомнила, как успела ударить по замку, как мгновенно разошлись в стороны ремни на груди Игоря. Единственное, о чем она жалела, так это о том, что не успела посмотреть в его глаза в тот момент. Интересно, он хоть успел понять, что все-таки проиграл? Что не он, а она вышла победительницей из этого затянувшегося недельного поединка не на жизнь, а на смерть?
        Дверь в палату тихо скрипнула, пропустив внутрь… Ольгу! Анна успела отметить, что сестра прекрасно выглядит и совсем не похожа на женщину с последней стадией рака, но не успела удивиться этому факту, как Ольга обратилась к ней:
        - Ну что, дорогуша, как успехи?
        - Ольга, о чем ты? И как ты здесь оказалась?
        - Ну, если я тебе скажу, что сюда меня доставил мой водитель - это, видимо, не тот ответ, которого ты ждешь. Ты же наверняка хочешь спросить меня не как , а почему так быстро я сюда добралась? Что ж, скажу просто: я ждала этого звонка.
        - Ничего не понимаю, - растерялась Анна. - О чем ты говоришь, Оля? Какой звонок?
        - Звонок из больницы о том, что вы оба в реанимации.
        - Так Игорь…
        - Жив, хотя и здорово покалечен. Смотрю, тебя это известие нисколько не радует? Хотя да, ты же наверняка старалась, чтобы парень гарантированно отошел в мир иной. Ан нет, промашка вышла!
        - Оля, да что ты такое несешь! - испуганно прошептала Анна. - Как ты могла подумать…
        - Вот только не надо передо мной комедию ломать, - скривилась Ольга. - Вы с Игорем и так оборзели до крайности. Устроили у меня под боком «шведскую семью» и рады по уши. Думаете, я глухая, слепая и ни о чем не догадываюсь, так? Да вам от меня кроме денег и не нужно ничего!
        - Оля, это не так! Совсем не так! - залепетала Анна, с ужасом понимая, что выигранная ею партия оборачивается кошмаром.
        - Вы с Игорем даже не считали нужным скрывать свою связь, - продолжала Ольга, не обращая никакого внимания на слабые попытки возражения со стороны Анны. - Вы занимались этим на своих покатушках, вы занимались этим в нашей квартире. Вы обнаглели до того, что обсуждали с вашими знакомыми, как хорошо иметь такого спонсора, как я! Спонсора! Не жену, не сестру - спонсора!
        - Оля, тебя ввели в заблуждение! Я все могу объяснить…
        - Анюта, я верю своим глазам и своим чувствам. И если я вижу, как моя сестра в неглиже драпает из нашей семейной спальни, а от мужа пахнет чужой женщиной, надо быть полной идиоткой, чтобы не сложить два и два и не понять, что самые близкие тебе люди водят тебя за нос. Правда, некоторое время я все же сомневалась. Я не могла поверить, что можно дойти до такого цинизма. Должно же быть в жизни хоть что-то святое!
        - Олечка, милая, ты ошиблась! Олечка!..
        - Ошиблась, говоришь? - Ольга смерила лежавшую перед ней Анну таким взглядом, что той мгновенно захотелось зарыться лицом в подушку. - Дорогуша, вот уже полгода как я очень пристально за вами наблюдаю. Не лично, естественно, а опосредованно. Ты же знаешь, мои сотрудники преданы мне и готовы без лишних вопросов выполнять любые мои поручения. Даже личного характера.
        - Что ты имеешь в виду?
        - Все это время за вами следили. В итоге у меня накоплен приличный фото- и видеоархив, не оставляющий никаких сомнений в том, какого рода отношения связывают вас.
        - Видео? - опешила Анна.
        - Да, несколько кассет с домашней порнушкой. Ты с Игорем на спине, ты с Игорем по-собачьи. Вполне можно нести на рынок и продавать любителям «клубнички». Качество, конечно, не люкс, да и съемка с одной точки, но все прекрасно видно и слышно.
        - Но как?..
        - Скрытая видеокамера в спальне. Мой сотрудник из внутренней службы безопасности любезно установил ее там еще три месяца назад.
        Анна промолчала. Ей отчего-то перестало хватать воздуха, а перед глазами поплыли разноцветные круги. Ольга все знала! Знала и молчала! Но почему?
        Словно услышав ее невысказанный вопрос, Ольга продолжила:
        - Продолжать дальше обманывать саму себя смысла не имело. Вы смеялись мне в лицо и даже не собирались хоть что-то менять в этой жизни. Вы ни в чем не раскаивались. И даже виновными себя не считали. Тогда я решила примерно наказать вас. Наказать так, чтобы вы навсегда запомнили, какова расплата за предательство. Я строила планы мести, один страшнее другого. Я представляла, как вы корчитесь в страшных муках и умоляете меня о прощении. А потом одним прекрасным утром я проснулась и поняла, как поступлю. Вы сами себя накажете, своими же руками. И хотя бы эта грязь меня не коснется, останется на вашей совести.
        - Так, значит, ты… - медленно стала доходить до Анны суть Ольгиного плана.
        - Я примерно две недели жаловалась вам на плохое самочувствие. А потом, якобы после визита к врачу, объявила вам о том, что умираю от рака. Кстати, заметь - ни один из вас не расстроился из-за этого факта. А я очень внимательно следила за вашими лицами, уж поверь мне на слово. Вы на пару с Игорем выразили мне фальшивые соболезнования и принялись прикидывать, надолго ли меня хватит. Игорь то и дело теребил меня, чтобы я передала ему свою фирму. Ты за его спиной требовала перевести квартиру на тебя. А я выжидала, пока вы дойдете до той точки, когда жадность затмит вам глаза. Когда сочла, что этот момент уже наступил, я с каждым из вас наедине обсудила условия своего завещания. При этом между делом упомянув, что если один из наследников отправится на тот свет раньше меня, все отойдет второму. И вы проглотили эту приманку, даже не поморщившись. Конечно, оставалась небольшая вероятность того, что вы договоритесь между собой, что поделите наследство поровну, но жадность вас все-таки сгубила. И знаешь, я была бы удивлена, если бы все произошло по-другому. Я хорошо изучила и его, и тебя, поэтому знала,
что за мои деньги вы друг другу глотку перегрызете, но делиться ни с кем не станете.
        - Нет…
        - Знаешь, иногда очень паскудно оказаться правой. Сейчас как раз такой случай, - Ольга присела на свободную койку. - Не сказать, чтобы я сильно расстроилась из-за того, что вы с собой натворили. Но на душе все равно пакостно. Кстати, я была уверена, что вы сделаете все возможное, чтобы убийство было замаскировано под несчастный случай. Только вот одного я не понимаю: хоть один из вас задумывался о том, как он будет жить после? Когда на его руках будет кровь любовника? Когда он перед Богом убийцей окажется? А, можно и не спрашивать. По твоим глазам вижу, что нет, конечно же.
        - Это ты! Ты убийца! - выкрикнула Анна, но голос ее прозвучал сдавленно и сипло.
        Брови Ольги метнулись вверх.
        - Отчего же?
        - Ты - провокатор! Если бы не ты, с нами ничего этого не случилось! Как же я тебя ненавижу! Ненавижу!
        - О, наконец-то сестренка заговорила честно, - ухмыльнулась Ольга. - Собака, которая кусает руку того, кто ее гладит и кормит. Помнишь наш последний совместный ужин? Мне огромных сил стоило сдержаться и не захохотать в голос, когда вы с постными мордами «обрадовали» меня тем, что оформили на меня свои страховки. А сейчас я еще сильнее смеюсь, потому что страховки понадобятся вам самим. И еще ой как понадобятся! Пенсии по инвалидности в нашей стране даже на лекарства не хватает. Так что придется вам как-то самим теперь себя обслуживать и на свои потребности зарабатывать.
        - Хочешь сказать, что оставишь своего ненаглядного Игорька без содержания? - попыталась съехидничать Анна. - А как же совместное ведение хозяйства супругами?
        - А он мне уже не супруг!
        - Как это? Ты лжешь! Не может быть!
        - Очень даже может. В нашей стране оформить развод легче простого. Брачный контракт мы не составляли, детей завести не успели. Всего-то дел: прийти вместе в загс, заполнить заявление, а через месяц получить очередной штамп в паспорте.
        - Никогда не поверю, что Игорь развелся с тобой!
        - Дорогуша, ты не поняла: это не он со мной, это я с ним развелась. Причем даже не за месяц, а за день. Но это так, детали.
        - Но… ты же сказала «прийти вместе в загс», - растерялась Анна.
        - А мы и пришли вместе. Только не с Игорем, а с моим водителем. Он превосходно сыграл роль надоевшего супруга.
        - Но… как же паспорт! Твой водитель нисколько на Игоря не похож!
        - Главное то, что паспорт Игоря у меня был с собой. Дурашка сам отдал его мне. Видимо, считал, что документ мне понадобился для того, чтобы перевести на него акции компании. Наивный. А то, что водитель не похож на Игоря… Ты что, всерьез полагаешь, что это кому-нибудь важно? Особенно если тебе за срочность приплачено сверху в размере двух месячных окладов. Развели и не пискнули. Так что Игорек вот уже две с половиной недели как в пролете.
        - Ты хоть соображаешь, что творишь? - простонала Анна. - А если Игорь подаст в суд на раздел совместно нажитого имущества?
        - Да хоть три раза! - хмыкнула Ольга. - Во-первых, затрахается доказывать, что мое имущество - это наше совместно нажитое. Мой адвокат быстро ему политику партии разъяснит. Во-вторых, у него остается машина - ну, если, конечно, там есть, что собирать, и половина квартиры. В-третьих, позволь мне тебя заверить, в ближайшее время ему будет явно не до суда. Я узнавала у лечащего врача, у Игорька поврежден позвоночник, задет спинной мозг. В общем, ходить с парализованными ногами он вряд ли когда-либо сможет.
        - Подожди… Как это - половина квартиры? - спросила Анна, начисто проигнорировав известие о том, что Игоря парализовало. - Ему же не более трети положено! А как же я?
        - Ему половина, и тебе половина. Все очень просто. На этой неделе я уезжаю за границу и вести свой бизнес буду оттуда. А вы вдвоем остаетесь здесь, в России.
        - Смотрю, ты все рассчитала и предусмотрела. Интересно, а если бы ничего не случилось? Если бы не было этой аварии, как бы тогда себя повела? Локти грызла бы из-за того, что мы не купились на твою подставу?
        - Да нет, отчего же, - вздохнула Ольга. - Просто по возвращении объявила бы вам, что знаю про ваши отношения. Что не намерена больше это терпеть, в связи с чем развелась с Игорем и уезжаю, оставляя вам квартиру и все, что в ней есть.
        - Сука! - с бессильной злобой выплюнула Анна.
        - Да хоть горшком назови, мне уже фиолетово. Ваши проблемы, дорогуша, меня отныне нисколько не волнуют. Хоть передеритесь, как пауки в банке, во мне уже ничто не дрогнет. Перегорело, знаешь ли. Да и Игорьку сиделка понадобится, вот заодно и обслужишь своего любовника. Уж не знаю, правда, как ты за этим паралитиком судно одной рукой таскать будешь, но уж как-нибудь наловчишься, я думаю…
        Анна почувствовала, как покрывается от ужаса липкой испариной. Правая ладонь зачесалась еще немилосерднее. Анна выдернула ее из-под простыни… и зашлась в крике. Вместо кисти она увидела аккуратно забинтованную культю.
        Ольга вздохнула и вышла. Вместо нее в палате появилась медсестра, неодобрительно покачала головой при виде бьющейся в истерике Анны и отправилась за успокоительным.

* * *
        - Ты хоть понимаешь, что натворила, идиотка? - Аркаша в упор смотрел на жену.
        - Я хотела как лучше! Я все делала правильно, слышишь, ты?
        - Ага, только не скажешь ли, почему это мы детей гулять не выпускаем?! Скажи спасибо, что у меня есть к кому за помощью обратиться! Сегодня вечером поедем разбираться с твоими продавцами, глаза б мои их не видели! - Аркаша смачно сплюнул под ноги. Сейчас он мог позволить себе и не такие вольности.
        Теща, которую со всевозможными предосторожностями встретили в аэропорту, не знала, что именно происходит, но, услышав, что внукам грозит опасность, зятю ни в чем не возражала и под ногами не путалась. Судя по всему, она прекрасно поняла, из-за кого семья попала в такую неприятную ситуацию, поэтому боялась сказать что-либо поперек Аркадию. Кроме как на него, ей надеяться было не на кого. Единственный мужчина в семье. Человек, от которого зависит будущее ее драгоценных Любоньки и Витеньки. Чего бы ни натворила ее непутевая дочь, она узнает это позже. Поэтому теща безвылазно сидела в детской и в разборки между дочерью и ее мужем не встревала, что, безусловно, было на руку Аркаше.
        - Ты мне вот что объясни. Ну, то что ты вместо своего паспорт Тороповой подсунула, это я еще где-то как-то могу понять. Противно, конечно, но хотя бы объяснимо. Я всегда знал, что ты при малейшей возможности свою вину на другого спихнуть постараешься. А вот с какой стати ты Антона с Анжеликой поссорить-то решила, а?
        Лена насупившись, молчала.
        - Я, кажется, к тебе обращаюсь? - чуть повысил голос Аркаша.
        Безрезультатно. Лена только крепче сжала губы, давая понять, что не собирается отвечать на этот вопрос.
        - Вот что, подруга, - подвел черту Аркаша. - Из этой истории я тебя вытащу. Но не потому, что ты мне все еще дорога, или я переживаю из-за твоих долгов. Не обольщайся на этот счет. Если бы не дети, я с чистым сердцем оставил бы тебя разбираться с той кашей, какую ты заварила. И видит Бог, ты заслужила это за все свои трюкачества. Но учти: как только все будет позади, а случится это, я полагаю, достаточно скоро, я с тобой разведусь. И сделаю все возможное, чтобы забрать себе Любу и Витю. Такая женщина, как ты, не может быть им хорошей матерью. Я должен оградить их от твоего влияния, пока не поздно…
        Аркаша не успел закончить свою речь, как краем глаза заметил метнувшуюся к нему со спины тень. На полном автомате он качнулся в сторону, повернулся - и успел увидеть, как Лена замахивается на него невесть откуда взявшимся в ее руках ножом. Аркаша с силой отбил ее руку, слегка порезавшись об острие, и скрутил Лену. Та билась в его руках, визжала, рычала, закатывала глаза и пыталась укусить. На ее губах выступила пена, как у бешеного пса или эпилептика.
        - Зинаида Васильевна! - крикнул Аркаша. - Вызывайте «скорую». А лучше сразу психиатрическую. По-моему, это уже их клиент…

        Понедельник. Дорога домой, день третий.

        В Москву они въехали около восьми утра. Уставшие, осунувшиеся после бессонной ночи лица Антона и Олега будили в Анжелике легкое чувство раскаяния. Ведь это была ее идея - побыстрее добраться до дома. Только она-то всю ночь вольготно прокемарила сзади, малодушно оставив мужчинам самое трудное. Впрочем, никто на нее сердиться вроде не собирался.
        Особенно тяжело дались последние два часа дороги. Чтобы не заснуть за рулем, Антон орал в голос песни, требовал от Олега все новые и новые порции кофе и витаминов. Удачно миновав въездной пост на кольцевой автодороге, еще через десять минут экипаж добрался до места. Дуняша дернулась, басовито рыкнула в отсутствие потерянного где-то на мурманской трассе глушителя и замолчала.
        - Да, несладко нашей девочке пришлось, - заметила Анжелика.
        - Ничего, это все лечится. Как семью нашу заново собрали, так и Дуняшу соберем! - отозвался Антон.
        Олег тем временем открыл дверцу и осторожно, пробуя ногой землю, вышел из машины. Покачнулся, постоял пару секунд, приходя в себя и, ни к кому конкретно не обращаясь, произнес:
        - В следующий раз - только самолетом!
        Антон и Анжелика переглянулись и расхохотались. Они полностью разделяли чувства бедолаги Олега, чего только не претерпевшего за эту поездку.
        Олег так рвался поскорее добраться до собственного дома, что отказался подняться к ним даже на чашку чая. Пообещал, что заедет на днях, подхватил рюкзак и сумку с аппаратурой да отправился в сторону метро. Ловить такси отказался наотрез: мол, за последние две недели так наездился, что от машин его уже тошнит.
        Войдя в квартиру, Анжелика вздохнула - такой заброшенной и растерзанной она ей показалась. Грязные затоптанные полы, кругом валяется разный туристический хлам, в спальне по-прежнему прячутся под кроватью бутылки - немое свидетельство того, каким именно способом предпочитал бороться с депрессией Антон.
        Удальцов заметил ее взгляд, подошел сзади и обнял:
        - Ничего, малыш. Это еще не бардак, а так, мелочь. Сегодня же все в порядок приведем, вот увидишь! Но сначала спать! Боюсь, еще минут пять - и я стоя засну. Придется тебе меня на руках до постели тащить.
        - Нет уж, давай-ка ты сам, дорогой, а то боюсь, так на полу и останешься лежать, я ж тебя не подниму!
        - Возражений нет
        В итоге, сбросив с себя всю одежду, - пыльную, потную, пропахшую бензином и дальней дорогой, Антон с Анжеликой нырнули под простыню. Прижавшись щекой к спине Антона, Лика на мгновение представила, что случилось бы, если бы Лене удалось задуманное… Нет, лучше не думать об этом. Страшные сказки пускай так сказками и остаются. А они будут жить-поживать и добра наживать всем врагам назло.
        - Слушай, - вдруг повернулся к ней Антон, - я тут подумал, в общем, давай поженимся, а? А то достали всякие придурки - гражданский у нас брак, не гражданский, словно это их каким-то местом должно волновать! Будешь моей официальной женой, и точка. Согласна?
        - Согласна, - подтвердила чуточку ошалевшая Анжелика. - А когда…
        - Слушай, давай все подробности вечером обсудим, ладно? Я уже отрубаюсь.
        - Без проблем, - ответила Анжелика и тихо засмеялась. Предложение руки и сердца в исполнении Удальцова поражало лаконизмом. Оно ничуть не напоминало выспренние признания в любви в киношных мелодрамах. Не походило и на пылкие объяснения между героями книг. Оно было чрезмерно практичным, в нем отсутствовала всякая романтика, оно было неправильным от и до! Но еще ни разу в жизни Анжелика не чувствовала себя такой счастливой.
        Под тихое сопение умаявшегося Антона Лика тоже задремала. Ей снилось роскошное белое платье со шлейфом, в котором она, как свадебная кукла, сидит на капоте Дуняши, а Антон в смокинге и «телепузиках» принимает поздравления от собравшихся вокруг гостей.

        Эпилог

        Стас и Макс теперь ездят в разных экипажах, но они по-прежнему в одной команде и друзья. Как ни странно, но легкая, ни к чему не обязывающая интрижка Стаса с Настей закончилась тем, что теперь Настя - его полноправный штурман. Уступив уговорам Стаса, она переехала из Мончегорска в Тверь, устроилась на работу на местную радиостанцию. Ввиду обилия материала частенько пишет статьи о всякого рода покатушках в журналы соответствующего профиля. Макс, уповая на то, что он -
«полноправный подсвечник», требует назначить его почетным свидетелем на предстоящей свадьбе. Стас и Настя пока отмалчиваются, но, судя по всему, дело к тому и идет.
        Через месяц после экспедиции Степан вместе с Татьяной осуществили свою давнюю мечту и открыли туристическое агентство. Сейчас у них в штате уже пять человек и две клубные машины. Среди клиентов нового агентства и норвежские минерологи, и питерские рыбаки, и московские байкеры. Каждый находит что-то свое в северной природе, и еще ни один не уехал отсюда разочарованным. Нельзя сказать, чтобы все выходило гладко, но дело развивается, а от открывающихся перед агентством перспектив захватывает дух.
        У Олега в марте должна состояться персональная выставка. Сейчас он с особым пристрастием отбирает для нее материалы. Те друзья, что уже видели его работы, признают, что Олег однозначно состоялся как фотохудожник. То же самое говорят и профессионалы: несколько работ Олега были опубликованы в журнале «Вокруг света», и одна из них вошла в число призеров фотоконкурса. Антон подбивает его выпустить альбом с видами Кольского полуострова, но Олег осторожничает и хочет сначала посмотреть на реакцию публики на выставленные работы. Единственное, о чем он по-прежнему жалеет, так это о том, что взял в экспедицию слишком мало пленки.
        Про Игоря и Анну в джиперской тусовке никто больше не слышал. Они живут вдвоем, исподволь ненавидят друг друга, но сильнее всего - Ольгу. И это единственное, что их связывает крепче общего прошлого и совместной жилплощади.
        Игорь не сразу понял, что Ольга окончательно вычеркнула его из своей жизни. Он с нетерпением ждал своего дня рождения, уверяя Анну, что Ольга непременно вернется за ним, и уж тогда он ей покажет! Но в день рождения вместо Ольги на пороге появился курьер с инвалидной коляской. Помимо воли перед глазами Игоря встала картинка, как он каких-то три года назад получил от Ольги ключи от новенькой
«тойоты»…
        В тот день он впервые после аварии надрался до поросячьего визга. А следующим утром как ни в чем не бывало перебрался в коляску. Но про Ольгу больше разговор не заводил.
        Их пенсии по инвалидности настолько крошечные, что если бы не регулярные, раз в месяц, переводы от Ольги на имя Анны, им бы пришлось совсем туго. Впрочем, ни Анна, ни Игорь ничего в своей жизни менять не собираются. Игорь сутками напролет смотрит телевизор, Анна коллекционирует любовников. Ей до дрожи требуется подтверждение того, что она по-прежнему красива и желанна - даже без руки. Но как только очередной поклонник оказывается в ее постели, Анна убеждает себя в том, что мужчина любит ее исключительно из жалости. Тогда она рвет с ним все отношения и вновь отправляется на охоту.
        Аркаша довольно быстро разобрался с бандитами (вернее будет сказать, мошенниками), подключив своих знакомых из органов и как следует припугнув мерзавцев. Как он и предполагал, афера с Леной была проста как три копейки, и он клял себя последними словами, что год назад лично не проверил, каким образом Лена вдруг заимела в свою собственность магазин. Мошенники, обнаружив потенциальную покупательницу в лице Лены, путем несложных расспросов выяснили, что она не имеет ни малейшего представления о том, сколько может стоить этот бизнес, и разыграли перед ней спектакль. Суть его сводилась к тому, что если Лена сейчас же не подпишет все бумаги, магазин отойдет другому покупателю, который готов его с руками и ногами оторвать. Названная сумма была запредельной, если не сказать - беспредельной, но Лена уже плотно сидела на крючке, предвкушая, как станет возглавлять этот чудесный магазин , и не могла внятно соображать. Конечно же, такой суммы у нее на руках не было и быть не могло, но ей тут же «пошли навстречу», предложив дать годовой кредит на требуемую сумму. Лена с готовностью согласилась, в самый последний
момент, однако, назвавшись именем Анжелики. Паспорт Тороповой у нее был с собой, поскольку в тот день Лена закупала билеты на юг на оба семейства. Внешнее сходство между женщинами было очевидным, поэтому никаких вопросов у бандитов не возникло.
        Насколько этот поступок Лены был расчетливым или она «не ведала, что творила» - не знал никто. Взятые ею у матери под покупку магазина десять тысяч она поделила пополам, отдав пять тысяч мошенникам в качестве первого взноса, а остальное втихаря целиком потратила на себя: на шмотки, дорогие салоны, массаж. Но счастливой она от этого не стала. Зависть к Тороповой помрачила ее ум и разъела душу.
        Когда пришла пора отдавать деньги, Лена окончательно уверилась в том, что во всех ее злоключениях виновата Анжелика и никто другой. Она сделала все от нее зависящее, чтобы вывести мошенников на след Лики и одновременно отвести угрозу от себя. И вдобавок разыграла целую комбинацию, чтобы рассорить Анжелику и Антона. То ли прекрасно понимала, что вдвоем они быстро выяснят, откуда ветер дует. То ли сделала это, чтобы больше не видеть, как они счастливы, в то время как у нее все идет наперекосяк.
        Аркаша в приватной беседе с тещей высказал предположение, что Лена, видимо, положила взгляд на Антона и путем очередной интриги собиралась махнуть надоевшего ей Боброва на Удальцова. Теща в ответ ничего не сказала, лишь тяжело вздохнула. Она давно замечала, что с дочерью происходит что-то не то, но не думала, что проблема настолько серьезна, что дело дойдет до психлечебницы.
        Вообще, после случившегося с ее дочерью несчастья теща сильно изменилась. Куда-то пропал ее напор и агрессивность, она больше не учила никого жить, нянчилась с внуками да вела хозяйство. Аркаша с грустной улыбкой поведал Антону, что будь она такой, когда он еще только ухаживал за Леной, непременно бы женился не на дочке, а на матери. За последние месяцы он здорово сдал, на висках засеребрились первые седые прядки, а от глаз побежали лучики морщин. Но тем не менее Аркаша держался. Держался ради себя и детей. Покатушки он не бросил, а наоборот, ударился в них с удвоенной силой, находя в этом отличную разрядку и временную передышку от семейных проблем.
        Анжелика и Антон примерно через полтора месяца после экспедиции сыграли свадьбу. Они решили, что десять лет вместе - достаточный повод для того, чтобы разделить этот праздник на двоих. Поэтому в первый день торжества обошлись без гостей, без родных и без друзей. В арендованном белом лимузине они целый день колесили по городу, прерываясь на прогулки по памятным лишь им местам, пили шампанское и наслаждались обществом друг друга. Вечером лимузин отвез их к гостинице в центре города, где заранее был забронирован роскошный номер-«люкс» для новобрачных. Той ночью Антон и Анжелика, сменившая свою фамилию на Удальцова, так и не сомкнули глаз, забывшись счастливым сном лишь на рассвете.
        А на следующий день они вернулись домой, завели Дуняшу и оправились в лес на очередные покатушки. Выиграли третье место и достойно отпраздновали в кругу единомышленников оба события.
        Вопреки тому сну на Анжелике не было пышного свадебного платья со шлейфом. Когда Антон усадил молодую жену на капот Дуняши, единственным ее свадебным украшением была чайная роза, удерживаемая заколкой на все еще коротких волосах. Но этого было вполне достаточно.

* * *
        Анжелика подошла к окну и посмотрела на разноцветную, мигающую праздничными гирляндами и неоновыми огнями улицу. Вот и Новый год пришел. Странно, кажется, будто зима только неделю назад началась, а вот поди ж ты - уже пора оливье готовить и мандарины закупать. Интересно, что ей Антон в подарок приготовил? Эх, хоть бы намекнул, поросенок, а то ведь изведешься в нетерпении, пока куранты бить не начнут. Еще целых полтора дня ждать!
        Хлопнула дверь. Анжелика вышла в прихожую.
        - О, ты уже вернулся!
        - Ну да, решил сегодня пораньше всех сотрудников отпустить, чего зря народ мучить? Все равно никто о работе не думает, все домой торопятся.
        - Это правильно. Кстати, ты решил, что мы на новогодние каникулы делать будем? Или так и просидим всю неделю в Москве?
        - А ты как себя чувствуешь?
        - Да нормально! Я правду говорю! Нечего вокруг меня на цыпочках ходить, все в порядке!
        - Ладно, не бухти. Лучше ответь на один вопрос: ты кого-нибудь в гости позвать хочешь?
        Анжелика поморщилась:
        - Честно говоря, как-то не очень. У нас с тобой и так все не как у людей: ни елки, ни мишуры на стенах. Если кого-то приглашать, значит, надо готовить праздничный ужин, квартиру украшать, думать, куда народ на ночевку положить. Не хочется заморачиваться. Да и лениво мне, уж извини.
        - Отчего-то я так и думал, - Антон явно не собирался огорчаться. - А что ты скажешь насчет того, чтобы самим отправиться в гости?
        - А к кому? - удивилась Анжелика. - Если к Аркаше, то извини, я пас.
        - Ну, у Аркаши и без нас проблем хватает, - заметил Антон. - Лену снова в больницу кладут, похоже, у нее башню окончательно сорвало. Так что Новый год он будет встречать с детьми и тещей, если вообще будет.
        - Ну, я думаю, ради детей надо отпраздновать, - осторожно заметила Анжелика. - Они-то ни в чем не виноваты, за что их торжества лишать?
        - Ну да, - кивнул Антон. - Но в любом случае я имел в виду не Аркашу.
        - А кого тогда? - заинтересовалась Лика.
        - Что ты скажешь насчет того, чтобы встретить Новый год в поезде
«Москва-Мурманск», а потом вместе со Степаном и Татьяной отправиться в тундру? В программе катание на нартах, близкое знакомство с оленями, посещение охотничьего зимовья, северное сияние и прочая экзотика!
        - Ой, - всплеснула руками Анжелика, - какая прелесть! Признавайся, это ты только что придумал, да?
        - Ну, можно и так сказать, - улыбнулся довольный Антон, доставая из кармана сложенные пополам билеты. - Иди, собирайся, у нас поезд сегодня ночью, полпервого отходит.
        Анжелика заметалась по квартире:
        - Что ж ты пораньше не предупредил, а? Я даже не знаю, что надо в дорогу взять! Да и с теплой одеждой у меня полный швах!
        - Насчет этого не беспокойся. Степан обещал экипировать нас с ног до головы. Так что бери только самое необходимое.
        Анжелика уже вовсю потрошила бельевой шкаф, выхватывая оттуда нужные вещи.
        - Слушай, а как тебе пришла в голову такая гениальная идея?
        Антон усмехнулся:
        - Ну, честно говоря, я же давно обещал показать тебе северное сияние? Помнишь, ты же его в экспедиции так и не увидела! А тут на днях созвонился со Степаном, он посетовал, что соскучился, я тут же предложил нагрянуть к ним с Татьяной десантом. Степан идею поддержал и даже предложил свой план празднования Нового года, который я тебе и озвучил.
        - Слушай, Тошка, ты - чудо! Никогда еще не встречала Новый год в поезде! Да и на нартах не каталась! Романтика высшей пробы, черт побери! И откуда только у тебя такие классные задумки берутся?
        - Ну, все как-то само собой сложилось, - пожал плечами Антон. - Тем более мы же все равно не сможем приехать к ребятам этим летом. Вот я и решил сейчас их навестить.
        - Это точно. Летом нам будет не до того, - вздохнула Анжелика.
        - Не волнуйся, малыш! У нас все будет хорошо, - отозвался Антон и обнял Лику за чуть округлившуюся талию. - Кстати, ты как думаешь, это мальчик или девочка?
        - Джипер! - не задумываясь выпалила Лика.
        - Ответ принимается и засчитывается как верный! - расхохотался Антон и, подхватив Лику на руки, закружил по комнате.
        А за окнами начался самый настоящий новогодний снегопад. Спешили по домам прохожие, медленно ползли по запорошенным дорогам машины, и ярко светили звезды на макушках столичных елок.

        notes

        Примечания

        Note1

        Хай-джек (hi-jack) - большой домкрат, часто используемый джиперами что в покатушках, что при ремонте машины. Джиперы - в широком понимании слова - владельцы машин, относящихся к категории внедорожников. Покатушки - любительские и профессиональные соревнования, экспедиции и прочие виды развлечения джипера, дорвавшегося до бездорожья. Сендтраки (sand-track) - алюминиевые «коврики» размером этак полметра на полтора, подкладываемые под колеса буксующего внедорожника.

        Note2

        Военные, они же редукторные мосты считаются наиболее подходящими для условий бездорожья. Гражданские, они же колхозные мосты - более скоростные, но с чуть меньшей проходимостью.

        Note3

        GPS (globalpositioningsystem) - система спутниковой навигации. В данном случае - прибор-навигатор.

        Note4

«Уши» - переворот машины через бок. Отсюда же выражения «сделать уши» или
«показать уши». «Чердак» - переворот машины через капот.

        Note5

«Ковш» - спортивное сиденье.

        Note6

        Черно-белый шахматной окраски флаг, которым отмечают финиш на автомобильных соревнованиях.

        Note7

        Классификация спортивных машин в зависимости от степени их модернизации. ТР-1 - стандартная машина с незначительными доработками; ТР-2, ТР-3 - произведена существенная доработка узлов, агрегатов и кузова. Класс «прото» - машина собрана по индивидуальному проекту и не подпадает не под один из классов ТР.

        Note8

        Цифровой фотоаппарат

        Note9

        Знаменитое международное внедорожное соревнование, проводится под Санкт-Петербургом.

        Note10

        На сленге туристов спасконцом частенько именуется и туалетная бумага

        Note11

        По Цитатнику Товарищества Альтернативного Оффроуда, шмурдяк - это: 1) Всё необходимое для жизни в лесу; 2) Гора ненужных вещей, под которой спрятана запаска.

        Note12

        Олег Митяев, «За Полярным кругом».

        Note13

        Олег Митяев, «Дует ветер»

        Note14

        Гидрач - сокращенно от гидроусилитель руля

        Note15

        Легенда - схема движения по маршруту. Представляет собой таблицу, где стрелочками показано, куда следует направляться на развилках, и приведено расстояние между развилками.

        Note16

        WhatcanIdo?

        Note17

        Люстра - в данном случае несколько дополнительных фар (от двух до пяти), установленных на крыше внедорожника.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к