Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Любовные Романы / СТУФХЦЧШЩЭЮЯ / Скородумова Альбина: " Французская Мелодия Русский Мотив " - читать онлайн

Сохранить .
Французская мелодия, русский мотив Альбина Скородумова

        # Внучка французской графини, русской эмигрантки, приезжает в Россию для того, чтобы выполнить последнюю волю умершей бабушки. Ей необходимо отыскать в огромной России людей, которым почему-то завещана немалая часть огромного наследства…
        Мать девушки стремится помешать дочери и завладеть наследством.
        Найдя в России настоящих друзей и встретив того единственного и неповторимого, любимого на все времена, героиня выполняет завещание бабушки и обретает личное счастье.

        Альбина Скородумова
        Французская мелодия, русский мотив

        Мы там, где мы себя видим; ни время, ни расстояние здесь ни при чем.

    Дени Дидро

        ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

        Глава 1

        Настойчивый телефонный звонок разбудил меня около полуночи. Обычно в это время я бодрствую, но сегодня решила лечь пораньше, пока дома нет мужа и сына, и как следует выспаться. Как видно, не судьба. Если это кто-то из моих подруг, убью при встрече. Но голос в трубке был незнакомым, с едва заметным акцентом, да и звонок, похоже, междугородный.
        - Здравствуйте, могу я услышать Наталию Истомину?
        - Это я. Слушаю вас.
        - Меня зовут Марион, я внучка графини Порошиной. Восемь лет назад бабушка была в Санкт-Петербурге, и вы были у нее переводчиком. Вы помните ее?
        - Графиню Порошину? Конечно, помню, как можно ее забыть. А вы, значит, та самая Марьяша, о которой она вспоминала каждые десять минут? Очень рада вас слышать. Чем могу помочь?
        - Не могли бы вы завтра встретить меня в аэропорту? К сожалению, совсем не знаю города…
        - Конечно, завтра у меня как раз выходной. Говорите номер рейса….
        Вот это сюрприз! Ко мне в гости едет внучка Графини. Прислала-таки старушка весточку о себе, пусть и через восемь лет. А ведь я ее уже почти забыла. Хотя впечатления от знакомства с нею остались самые сильные.
        Графиня в моей жизни появилась, когда я только начинала карьеру переводчика. После окончания филологического факультета Ленинградского университета в начале 1990-х не просто было устроиться переводчиком в приличную фирму, поэтому я стала работать в школе преподавателем английского языка. Однако очень скоро поняла, что Макаренко из меня не получится. Учебный год я выдержала, нагрузка, к счастью, была небольшой. Но с последним школьным звонком решительно написала заявление об уходе.
«Школьный вальс» недолго играл в моей трудовой биографии.
        Некоторое время посидела дома - занималась воспитанием сына Кирюшки да домашними делами, но превращаться в домохозяйку с красным дипломом ЛГУ мне не хотелось. Помог случай.
        Соседка по лестничной площадке зашла ко мне позвонить. На мое счастье ей не сразу удалось дозвониться, нужный номер постоянно был занят. Пока она справедливо негодовала по поводу своего испорченного телефона и слишком болтливого абонента, которому никак не могла дозвониться, мы с ней выпили по чашечке кофе, потом по второй и миленько проболтали часа два-три.
        Эту соседку раньше я совсем не знала. Она была дамой из музыкальной тусовки, часто ездила за границу, где подолгу жила, и мне как-то не приходилось с ней общаться. Но мы так разоткровенничались друг с другом, что я пожаловалась незнакомому, в общем-то, человеку на свое незавидное положение, на то, что не могу найти хорошую работу. Решить эту, как мне казалось, неразрешимую проблему для моей соседки оказалось проще простого. Тот самый болтун, которому она никак не могла дозвониться, как раз искал переводчика для работы в только что открывшемся под его руководством культурном центре «Интер». Так что уже через неделю я была зачислена в штат центра «Интер» на должность переводчика.
        Началась совсем другая жизнь - встречи иностранных делегаций, походы в театры, музеи, экскурсии по знаменитым пригородам - Петродворец, Павловск, Пушкин… Сбылось то, о чем я мечтала все пять лет студенческой жизни. В общем, жизнь заиграла новыми красками. А тут и графиня Порошина подоспела…
        К ее приезду в центре стали готовиться заранее. Составляли маршруты экскурсий, графики посещений театров и музеев, переделывали их по несколько раз и постоянно сверяли по телефону с помощником графини Пьером, не жалея денег на международные разговоры.
        Графиня Порошина впервые приезжала в Россию после того, как в 1921 году эмигрировала во Францию. Она слыла дамой известной в эмигрантском парижском бомонде: была одним из руководителей русского музыкального общества во Франции, меценатствовала, владела крупными художественными галереями, бутиками и чем-то еще, о чем даже наш вездесущий шеф не знал. Но он точно знал одно: состояние графини было огромно. И очень рассчитывал на некую благотворительную помощь, которую графиня непременно должна была оказать «Интеру» в качестве гонорара за сердечный прием на родной земле.
        Наш директор Эдуард Петрович Чепуров был на верху блаженства. Он как ребенок радовался тому, что первым вышел на Порошину и она приезжала в Россию по приглашению именно нашего центра. Шеф немедленно оповестил об этом всех конкурентов, организовал серию интервью в ведущих городских газетах, в общем, устроил некую PR-акцию и центру «Интер», и себе, любимому. Но немного просчитался.
        Сойдя с трапа авиалайнера, графиня Порошина поехала не в центр, как было запланировано, а в апартаменты, любезно предоставленные ей французским консульством на все время пребывания в России. Чепуров лично поехал встречать ее в аэропорт. Получив от графини учтивый отказ на посещение центра «Интер», он немедленно предложил свои услуги в качестве переводчика, но она пожелала видеть в качестве переводчика и помощника не мужчину солидного возраста, а легкую на подъем девушку. И достаточно требовательным тоном попросила организовать его это как можно быстрее. Эдуард Петрович тут же позвонил в центр, отменил банкет, на который уже были приглашены журналисты, а мне велел немедленно ехать к графине:
        - А почему я? Вы же сами хотели ее сопровождать.
        - Да я, Наташенька, рожей не вышел. Давай-ка без лишних разговоров бери такси и мухой к нашей графинюшке, чтоб ей… Да повежливей там с ней, старушка, похоже, крепкий орешек.
        Судя по тону разговора, шеф был не просто зол, а очень зол. И куда только его светские манеры подевались? Однако я с большим удовольствием покинула офис, так как там началось что-то невообразимое. Журналисты уже начинали подъезжать, банкетные столы ломились от закусок «в европейском стиле» и дорогих алкогольных напитков, каким-то невероятным образом раздобытых Чепуровым без талонов, а виновница торжества укатила совсем в другом направлении. Да, мне лучше поскорее отсюда уехать, пока разъяренный босс не вернулся.
        Но как только я назвала водителю такси адрес и поняла, что уже через полчаса предстану перед «крепким орешком», то онемела от страха. Уж если она такого матерого международника, как Эдуард Петрович, объехавшего полмира, смогла поставить на место, что же тогда ждет меня? У первого попавшегося цветочного лотка я остановила машину и купила чудесный букет белых хризантем. Это мои любимые цветы, пусть они послужат мне талисманом.

        Глава 2

        Дверь мне открыла сама Графиня. «Не барское это дело - двери открывать», - было первое, что пришло мне на ум. Но уже в следующее мгновение я засомневалась в том, что это она. Ведь это просто невозможно, чтобы женщина, которой далеко за 80, могла так выглядеть. Даже если она имеет огромное состояние и живет в Париже!
        Бесспорно, что передо мной стояла особа «голубых кровей» - невозможно было принять за прислугу эту даму. Высокая, статная женщина с осанкой балерины, безукоризненно причесанная, с большими, слегка подкрашенными глазами (без малейшего намека на обвисшие веки!) внимательно и излишне строго рассматривала меня. На ней была изумительного покроя бирюзовая блузка из легкого, почти воздушного, шелка и строгие черные брюки. «Ну не могут, не могут так выглядеть очень пожилые женщины, - уговаривала я сама себя. - Может быть, я адресом ошиблась?»
        Несколько секунд мы молча смотрели друг на друга. Наконец я сообразила, что неприлично так явно демонстрировать свое удивление:
        - Извините, пожалуйста, графиня Порошина здесь остановилась? - брякнула я первое, что пришло в голову.
        - Нет, чудное дитя, я обратно в Париж улетела. Входите же, а то здесь везде сквозняки, а я их не выношу.
        - Здравствуйте, Наталья Александровна. С приездом, - сказала я и протянула букет. Графиня улыбнулась, приняла букет и величаво пошла по коридору.
        - Здравствуйте, деточка. С замками там сами разберитесь. И помогите Нюше, она в столовой, - уже на ходу ответила она мне.
        Итак, все понятно. Графиня в чистом виде - даже имени моего не спросила, а сразу на кухню отправила, как прислугу какую-нибудь. А я все-таки переводчик. Но это, похоже, только цветочки. Надеюсь, картошку чистить меня не заставят?
        Нюша оказалась милой женщиной неопределенного возраста, очень шустрой и улыбчивой, полной противоположностью своей хозяйки. Она сразу же попыталась исправить положение:
        - Не сердитесь на нее, пожалуйста, она очень устала с дороги. Ненавидит летать на самолетах.
        Я взялась за дело - стала нарезать тонкими ломтиками деликатесы, привезенные Нюшей. Зная о том, что в Петербурге большинство продуктов можно купить только по талонам и что прилавки продовольственных магазинов пустуют, запасливая Нюша привезла с собой две огромные сумки с провизией.
        Пока мы с нею сервировали стол, Наталья Александровна исследовала квартиру - присаживалась на диваны и кресла, попробовала прилечь на кровать, внимательно изучила вид из окна. Судя по выражению лица, ей все это не очень понравилось.
«Сервис звездочки на три, не больше», - бросила она Нюше.
        А на меня квартира произвела сильное впечатление. Находились сии хоромы в привилегированном доме на Ленинском проспекте, где жили крупные чиновники из городской мэрии и сотрудники различных консульств, и обставлены были так, как рисуют в рекламных проспектах. Опять же шикарные портьеры, ковровые покрытия… Ну до чего же эта барынька капризна!
        Когда стол был накрыт, Графиня пригласила и меня, и Нюшу:
        - Ну, что же, давайте знакомиться, чудное дитя. Как вас зовут?
        - Натальей, как и вас.
        - Тезки, значит. Это хорошо. Налей-ка нам с тезкой, Нюша, водочки. Я все-таки на родину вернулась и хочу это событие отпраздновать.
        Я не большая любительница крепких напитков, но отказаться не решилась и, глядя, как Наталья Александровна ловко «приговорила» граммов 50 прозрачной жидкости из запотевшего графинчика (действительно, крепкий орешек), повторила ее манипуляции.
        Жидкость оказалась волшебной, хотя немногим напоминала нашу отечественную водку: все волнения и переживания этого трудного дня вдруг притупились, напряжение спало и я наконец-то почувствовала себя в своей тарелке, причем летающей. Да и Графиня размякла, повеселела, и мы принялись с ней за любимое занятие женщин всех стран и континентов - легкую светскую беседу, изредка приукрашиваемую последними сплетнями. Нюша тем временем ловко меняла закуски, не забывая наполнять наши рюмки. Начали, как водится, с мужчин:
        - Что-то мне ваш Чепуров не понравился - выскочка, да и хитер сверх всякой меры. Нелегко, наверное, работать под началом такого руководителя?
        - Как начальник он совсем даже не плох - никогда не повышает голоса на подчиненных, со всеми учтив.
        - Ну, прямо как у Грибоедова: «…угождать всем людям без изъятья - хозяину, где доведется жить, начальнику, с кем буду я служить, слуге его, который чистит платья, швейцару, дворнику, для избежанья зла, собаке дворника, чтоб ласкова была…

        Услышав эту цитату, знакомую еще по школьным сочинениям, я чуть не подавилась от удивления:
        - Вы так хорошо знаете русскую классику, цитируете наизусть Грибоедова?!
        - Да я ведь русская, русс-ка-я… А Чепуров вдруг решил стать моим переводчиком, хотя русский язык я знаю лучше, чем он. Вот и вы, чудное дитя, мне нужны не как переводчик, а как помощник и гид.
        - Да, а где же ваш референт Пьер? Такой важный господин, босс с ним чуть ли не каждый день созванивался, программу вашего пребывания составлял.
        При этих словах и Графиня, и Нюша от души рассмеялись:
        - Пьер - референт? Важный… Ну и ну, да Петенька никакой не референт, а мой водитель, ну и, если угодно, телохранитель. А вообще-то он племянник Нюши, она ему вместо матери. И живем мы все вместе в моем доме в Иври.
        - Но он так активно обсуждал все маршруты экскурсий…
        - Пришлось бедному мальчику поиграть в моего референта, - смеясь, ответила графиня. - Просто Чепуров очень надоел мне своими звонками, а Петеньке не привыкать. Он мальчик грамотный - пять лет со мной по галереям и выставкам ездит, со многими знаменитостями знаком. Петенька, скорее всего, разыгрывал этого Чепурова, для него это что-то вроде игры, а твой начальник, болван, даже и не догадался.
        За разговорами я совершенно потеряла счет времени, и только заметив, что в окно уже не светит ласковое сентябрьское солнце, а заглядывают сумерки, сообразила, что опаздываю в садик за Кирюшкой. Извинившись, я быстро оделась, уточнила график на завтрашний день и не без сожаления покинула этот дом.
        Следующие две недели я целиком посвятила графине Порошиной. К девяти утра я приезжала в квартиру на Ленинском проспекте, завтракала с нею (это было обязательным условием), выслушивала Нюшины наставления, брала свою подопечную под руку и вела к машине. Часа через четыре мы возвращались обедать и немного отдохнуть, а потом вновь уезжали «осматривать окрестности». Домой я возвращалась поздно или очень поздно, чем безумно раздражала своих мужчин - Кирюшку и Саню. И если Кирюшку мне удавалось задобрить парой упаковок яркой жевательной резинки, то у мужа при упоминании о Графине моментально портилось настроение. «Нашла себе работенку - обслуживать полусумасшедшую старуху, - ворчал на меня Саша, - ты переводчик, а не сиделка. Когда же она, наконец, в свой Париж укатит?»
        Я же все больше привязывалась к Наталье Александровне и очень не хотела думать о расставании. Чепуров, казалось, забыл о ее существовании да и о моем тоже. Раз в три дня я звонила в офис, отчитывалась о том, где мы бываем, но на самый главный вопрос моего шефа - когда же Порошина посетит «Интер» - ничего вразумительного ответить не могла. Графиня просто игнорировала эти приглашения, ссылаясь на то, что не выполнила еще свою собственную программу пребывания в Питере и ей лишний раз не хочется общаться с этим выскочкой Чепуровым.
        Я заметила, что ей вообще не хочется общаться с людьми: она была молчалива и очень задумчива. Изредка, гуляя где-нибудь в Летнем саду или по набережной Красного Флота, она украдкой прикладывала к глазам кружевной платочек, а потом долго молчала, чтобы сдержать подступившие слезы. Иногда же у нее бывало чудное расположение духа, и тогда она без конца вспоминала своих подружек, родственников, с удовольствием разглядывала новые дома и строения и безумно радовалась, когда вспоминала название улицы, или встречала знакомый дом. Особенно любила прохаживаться по набережным Фонтанки и Мойки, где, по ее мнению, мало что изменилось, зато Дворцовая площадь и садик у Адмиралтейства стали совсем другими.
        С трудом она узнала и мост Лейтенанта Шмидта, который в ее юные годы был Николаевским. Когда я сказала, что мост был реконструирован и практически полностью перестроен в 1930-х годах, Графиня цинично пошутила:
        - Неужели тогда что-то строили? Я думала, только ссылали в лагеря…
        После каждой длительной прогулки Графине требовался отдых. Мы возвращались домой, где Нюша нас кормила и обязательно, хотя бы на часок, укладывала хозяйку спать. Сама же брала свой неизменный крючок для вязания, нитки и… становилась необыкновенно болтливой. В отличие от Графини, она любила поговорить. А так как кроме меня у них почти никто не бывал, я становилась единственным слушателем.
        Именно от Нюши я узнала, что Наталья Александровна - вдова графа Порошина. О собственных, более знатных княжеских корнях она не любила распространяться. В парижском эмигрантском обществе ее все знали как графиню Порошину.

        Глава 3

        Во Францию будущая графиня Порошина попала в 1921 году, когда вместе с матерью и сестрой из голодной «красной» России бежала в Европу от преследований большевиков. Ей шел тогда семнадцатый год. Мать, Александра Григорьевна, овдовевшая еще до Февральской революции, какое-то время жила под вымышленным именем у своей бывшей модистки в Петербурге с младшей дочерью. Старшую дочь Наталью двенадцати лет она отправила из холодного и голодного Питера на хутор Малатьевский на юге России, где жила ее старая няня - Василиса Кузьминична, боготворившая Сашеньку и ее дочерей. Она согласилась приютить у себя Наташу, выдав за бедную родственницу, оставшуюся без родителей. Естественно, знатное происхождение пришлось тщательно скрывать от местных жителей, которых, к счастью, на хуторе было немного.
        В Малатьевском Наташа прожила четыре года, узнав все тяготы деревенской жизни. Ей приходилось вставать на заре, ухаживать за скотиной, работать в поле. Она и говорить стала иначе - нараспев, по-простому, чтобы, не дай бог, кто-нибудь не разглядел в ней особу «голубых кровей». Хутор Малатьевский был захудалым, неприметным, а потому все революционные бури, смена «белых» на «красных», и наоборот, здесь проходили тихо, без кровопролития и всевозможных бесчинств.
        Осенью 1921 года Александра Григорьевна прислала весточку из Питера, она звала Наташу назад. Намечался переезд во Францию, необходимо было готовить документы для выезда за границу. Наташа подчинилась воли матери и вернулась в родной город.
        Мать поначалу не узнала в розовощекой пышнотелой красавице свою дочь. Четыре года, прожитых в деревне на свежем воздухе и здоровой крестьянской пище, ей пошли на пользу. Из субтильного двенадцатилетнего подростка Наташа превратилась в настоящую девушку, только очень тихую и грустную. Она все время молчала, по ночам тайком плакала в подушку, но Александра Григорьевна ее состояние приписывала тоске по няне и по Малатьевскому.
        За время, проведенное в революционном Петрограде, Александра Григорьевна очень изменилась. Она поменяла не только фамилию, но даже имя и сословие. Став по новым документам купеческой дочкой, радикально изменила внешний вид - коротко подстригла волосы, из блондинки превратилась в брюнетку, приобрела соответствующий гардероб и даже устроилась машинисткой в какую-то пролетарскую контору. Ей бы только кожанку и маузер в руки - и «Валькирия революции» готова. Однако все это было ширмой, прикрытием для того, чтобы иметь возможность хоть как-то получить необходимые для выезда за границу документы.
        Александра Григорьевна спешила. Недавно она встретила на Литейном свою давнюю знакомую еще по дореволюционным временам. Александра сделала вид, что ее приняли за другую женщину, но с тех пор потеряла покой. Ей казалось, что обман обязательно вскроется, большевики не простят ей дворянского происхождения и обязательно расстреляют. Такая участь уже постигла некоторых ее знакомых, а умирать, не прожив еще и сорока лет, ей очень не хотелось.
        Наконец в ноябре по поддельным документам Александре Григорьевне с дочерьми удалось-таки выехать сначала в Финляндию, а затем и во Францию.
        Переезд в Париж Наташа запомнила навсегда. Впечатления были далеко не радостные - серый, невзрачный Северный вокзал, хмурое туманное утро, неулыбчивые, какие-то сонные парижане. В отличие от старшей дочери, Александра Григорьевна, напротив, была необычайно весела. Наконец-то она покинула эту большевистскую Россию, где ни одной ночи не спала спокойно. Она жива, здорова, с ней ее милые крошки, о чем еще может мечтать женщина? Теперь только найти подходящего спутника жизни для себя и со временем составить выгодные партии для Наташеньки и Оленьки. Старшая дочь ее, правда, очень огорчала. Нелюдимая стала, неулыбчивая. Все время молчит, как будто говорить стесняется. Хотя, скорее всего, так и есть. Не желает демонстрировать свой южнороссийский акцент. Ну, ничего, теперь ей на русском не придется много разговаривать, пора переходить на французский. Какое счастье, что покойный муж настоял на том, чтобы гувернанткой у девочек была настоящая француженка. Как же теперь пригодится знание французского!
        Мечты Александры Григорьевны скоро сбылись. Уже через несколько месяцев она подобрала подходящее жилье на рю де Лион, хотя другие эмигранты из России годами искали себе квартиры и все безрезультатно. Легко адаптировавшись в среде русских эмигрантов, она нашла работу в русской балетной труппе Театра Елисейских полей. Здесь ей очень пригодились навыки, которым обучила ее модистка Евдокия в Петрограде: она изумительно вышивала, умела кроить и шить наряды и удивительно ловко обрабатывать края тонких тканей.
        В театре, начав с простой костюмерши, она вскоре стала сама моделировать и шить балетные костюмы. Это оказалось очень выгодным и хорошо оплачиваемым занятием. Да и театральное окружение, в котором она очень быстро адаптировалась, очень тепло приняло Александру Григорьевну. Надо отдать должное ее потрясающей коммуникабельности - она умела располагать к себе людей, независимо от их положения в обществе. От нее были без ума не только балерины и концертмейстеры, но и консьержки, лавочники, чиновники различных ведомств, банкиры. С одним из таких она и познакомилась на премьере балета «Жизель» в апреле 1924 года.
        После удачных гастролей во многих странах Европы Русский Романтический театр приехал на парижские сезоны. Его выступления на сцене Театра Елисейских полей стали сенсацией года. Билеты приобрести было невозможно, весь французский бомонд устремился на выступления труппы. На премьере «Жизели» Александра Григорьевна сидела рядом с крупным мужчиной в дорогом костюме. Затаив дыхание, он следил за игрой артистов. Он так эмоционально переживал сцену сумасшествия и смерти Жизели, что Александра Григорьевна, поддавшись порыву, протянула ему свой кружевной платочек. У мужчины на глазах действительно были слезы…
        Так она познакомилась с Мишелем Робером. Мужчина оказался холостяком, безумно влюбленным в балет. Александра Григорьевна в своей далекой жизни в царской России была знакома с самим Дягилевым, они даже жили по соседству в доме на набережной Невы рядом с Николаевским дворцом. Поэтому общих тем для разговора у Александры Григорьевны и ее нового знакомого оказалось предостаточно. А уж быть очаровательной собеседницей Александра Григорьевна умела! Как, впрочем, и очаровательной женщиной.
        Робер был года на три младше своей новой знакомой, но это не остановило его, и он по-французски страстно влюбился в русскую красавицу. Он привязался также и к дочерям своей новой пассии - молчаливой, всегда немного угрюмой Наташе и очаровательной Оленьке. Робер служил управляющим в банке, был состоятельным и очень одиноким человеком. Родителей он потерял давно, близких родственников не имел, а с дальними не знался. Единственным близким для него человеком был его опекун, друг отца, очень известный во Франции адвокат. К счастью Александры Григорьевны, большой ценитель балета…
        Свадьбу сыграли меньше чем через год. Но переезд в богатый дом Робера, роскошь, уют и прочие блага не сделали Наташу счастливей. Она по-прежнему была замкнутой и молчаливой. Мать очень переживала за нее, как ни старалась, но никак не могла найти с ней общий язык. Мишель тоже старался: покупал Натали дорогую одежду, украшения, всевозможные безделушки. Напрасно. Девушка замыкалась все больше и больше, объясняя свое угрюмое настроение тоской по России.
        Деятельная мамочка решила, что девушке пора замуж. Она очень активно приступила к поискам жениха. К ее счастью, несмотря на замкнутый характер, Наташа была необычайно хорошенькой. Любые «выходы в свет» - на балет, в оперу, на вернисажи - подтверждали то, что недостатка в поклонниках у Натали не будет. На нее обращали внимание не только молодые люди, но и мужчины постарше, из окружения Мишеля.
        Несмотря на то что нужды в деньгах у Александры Григорьевны не было, она не оставила своего любимого занятия - моделировать и шить костюмы. Сблизившись с супругой управляющего одним из парижских модных домов, русской по происхождению и страстной поклонницей русского балета, она принимала активное участие в работе над некоторыми коллекциями одежды. Но большую часть своего времени и таланта она тратила на создание нарядов для себя и своих дочек, в чем очень преуспела. Шик и утонченная элегантность стали визитной карточкой мадам Робер и ее дочерей. Наталья унаследовала это до самой старости, в чем я лично смогла убедиться уже в начале
1990-х годов.
        Благодаря влиянию своей матери, страстной поклонницы музыки, балета и живописи, Наташа очень полюбила французскую живопись, особенно импрессионистов, не пропускала ни одного вернисажа. Как-то на выставке она познакомилась с графом Порошиным, тоже эмигрантом из России. Однако, в отличие от семьи Наташи, он покинул Родину еще в 1917 году, как тогда казалось, ненадолго. Но в «красную» Россию обратной дороги не было.
        Он бежал во Францию вместе с родителями, довольно пожилыми людьми, прихватив лишь небольшую часть состояния. Им удалось обосноваться в Париже и даже приобрести небольшую квартирку на улице Оффенбаха. Однако средств на жизнь не хватало. Сергею Порошину пришлось искать работу, чтобы содержать родителей. Какое-то время он поработал таксистом, затем пересилила любовь к лошадям, и он нанялся конюхом к богатому конезаводчику. Родителей оставил в квартирке на улице Оффенбаха, а сам переехал в предместье Парижа Иври-сюр-Сен. Он был неплохим наездником, и хозяин вскоре предложил ему попробовать свои силы в тренинге и испытаниях верховых лошадей. В этом Сергей преуспел. Жокеем он не стал, но тренер из него получился превосходный. В ученики к Порошину шли люди состоятельные. Учиться верховой езде у графа Порошина стало престижно и модно.
        Свободное время, которого у Сергея было немного, он проводил в общении с бывшими соотечественниками, иногда вместе с ними ездил в театр или на выставки. На одной из них он встретил Наталью и понял, что такое любовь с первого взгляда. Девушка совершенно очаровала его своей истинно русской красотой, манерами, улыбкой. Они познакомились. Несмотря на приличную разницу в возрасте (он был старше девушки почти на десять лет), между ними установились теплые отношения. Наташе он очень напоминал родного отца, безумно любившего лошадей, научившего девочку держаться в седле совсем в юном возрасте. А Сергей просто влюбился…
        Мадам Робер эти отношения были не по нраву. Вопреки ожиданиям Александры Григорьевны, Наташа нашла кавалера не среди богатых банкиров французского происхождения, а в разношерстном эмигрантском обществе. Граф Порошин ей также напоминал мужа, с которым она фактически рассталась, узнав о его связи с другой женщиной. До развода дело не дошло из-за гибели неверного супруга, а потом в России началось такое, что она сама с трудом осталась жива. И вот теперь этот граф-конюх, который заморочил голову ее Наташеньке! Наверняка окажется повесой и любителем карточных игр.
        Но повлиять на старшую дочь мадам не удалось. Видя, что мать скептически относится к ее избраннику, Натали в один прекрасный день просто ушла жить к нему, не спросив материнского благословения, проявив при этом удивительную твердость. Так она стала графиней Натальей Александровной Порошиной.

        Глава 4

        О своей жизни с графом Порошиным Графиня не любила рассказывать даже своей самой верной помощнице и наперснице Нюше. Подруг Наталья Александровна не признавала. Она была уважаема в обществе, принимала гостей, устраивала вечеринки в своем имении в Иври-сюр-Сен, но подруг не имела. Откровенничала только с Нюшей и, по мере необходимости, со своим адвокатом. Из обрывочных воспоминаний, которым Графиня предавалась очень редко в присутствии Нюши, последняя узнала, что супруги Порошины жили долгое время в Африке, там же и появилась на свет их единственная дочь Полина. Граф Порошин до конца жизни занимался любимым делом - коневодством, имел конезаводы не только во Франции, но и в Африке, одно время был даже владельцем ипподрома. Сама Графиня имела более широкий круг увлечений - музыка, живопись, балет. Это она унаследовала от матери, с которой после своего замужества находилась в натянутых отношениях вплоть до ее кончины.
        У Графини помимо дочери Полины - очень ветреной особы - есть очаровательная внучка Марьяша, которую титулованная бабушка просто боготворит. Все дела Графиня ведет сама, помогает ей очень ушлый адвокат из русских - Орлов, дочери же она ничего не доверяет.
        В одной из наших с Нюшей доверительных бесед она призналась мне, что Наталья Александровна очень обижается на дочь:
        - Все, говорит, внучке оставлю. Иначе Полина все мое состояние на своих кавалеров изведет.
        - А что, много кавалеров?
        - Достаточно. Она, конечно, их за своих протеже выдает. Говорит, что они гениальные авангардные художники. У нее ведь есть своя картинная галерея - на мужнины денежки приобретенная, - так она там всякие модные выставки устраивает, вернисажи. Петенька мой одного из ее протеже даже из борделя вызволял. Может, он и гениальный художник, только ругался, как портовый рабочий с похмелья.
        - А что же Пьер в борделе делал?
        - Так ведь хозяйка попросила за Полинкой и ее ухажером присмотреть после очередного вернисажа. Ну, он и присмотрел… Пол инка после трех-четырех фужеров шампанского засыпает сном младенца, а дружку ее, видно, мало показалось. Вот он и рванул в бордель. Ну и Петенька за ним. Тот как напился в лоскуты и давай там скандал устраивать! Петенька его пристукнул немножко да домой привез. Ой, да что это я разболталась совсем. Пойдем лучше чайку выпьем.
        Так из приватных бесед с Нюшей у меня сложилась полная картина жизни семейства Порошиных. Богатые тоже плачут. Наталья Александровна при всех своих капиталах и положении страдала из-за своей беспутной дочери так же, как и тысячи простых россиянок, вынужденных воспитывать внуков вместо своих легкомысленных дочерей. Марьяша, по словам Нюши, была полной противоположностью своей матери - собранная, начитанная девочка, очень воспитанная и приветливая. Любимица не только бабушки, но и всего порошинского окружения.
        Девочке шел только пятнадцатый год, она свободно говорила не только по-французски, но и по-английски - ее отец был шотландцем, и она несколько лет жила с ним в Америке после того, как супруги расстались. Девочка имела совершенно шотландское имя - Марион Маккреди, но только в начале своей жизни. Потом обстоятельства распорядились так, что Марион Маккреди стала просто Марьяшей…
        После таинственной гибели мужа в Америке Полина забрала девочку к себе. Но богемный образ жизни, который она привыкла вести, не позволил ей стать хорошей матерью. Поэтому бабушка перевезла Мари в свое поместье в Иври, стала звать ее по-русски Марьяшей и учить языку предков. Русский язык Марьяша очень полюбила - благо, учителя были хорошие, быстро освоила сложные при изучении падежи, писала практически без ошибок, но при разговоре от акцента никак не могла избавиться.
        - Не ребенок, а космополит, - не без гордости говорила о девочке Нюша, - собирается учиться в Сорбонне, говорит, хочет стать специалистом по русистике. Очень хотела поехать с нами, но бабушка не захотела отрывать ее от учебы. Говорит, что еще не раз посетит Россию, когда подрастет.
        - А по-моему, зря она девочку не взяла, - удивилась я. - У хозяйки вашей возраст какой, сможет ли она еще раз в Россию приехать? Кто же тогда Марьяше родовое гнездо покажет?
        - Ну, милая, а ты-то на что? Хозяйка к себе просто так никого не подпускает, а к тебе вон как привязалась. Она людей насквозь видит, никакого рентгена не надо. Хорошего человека от подлеца вмиг отличит. Понятное дело - такую жизнь прожила.
        - Я все удивляюсь, как же она умудряется так хорошо держаться! У нас после 80 лет мало кто такую физическую форму имеет и ясный светлый ум… Я просто поражаюсь ей.
        - Знала бы ты, Наташенька, какие деньги она во все это вкладывает, каких специалистов посещает. Каждые два года в Швейцарию ездит на омоложение, по три месяца там живет. И меня, представь себе, даже не берет с собой. Что там с нею делают - большой вопрос, но возвращается оттуда лет на десять моложе. Полинка от зависти с ума сходит, тоже ведь не девочка - к пятидесяти идет, но мать эту клинику в большом секрете держит. Даже адвокат ее не знает адреса…
        - Извините, Нюша, за нескромный вопрос, а откуда такое богатство у Графини взялось?
        - Вот этого я не знаю. Наверное, от матери осталось, да и супруг ее владел элитными конюшнями. Когда она меня наняла в 1965 году, лет через пять после кончины супруга, то была уже очень состоятельной дамой. А откуда богатство взялось, никогда не говорила, не любит она про свою семейную жизнь рассказывать, да я и не спрашиваю. Не мое это дело. А хозяйка не откровенничает, и ты к ней лучше с расспросами не лезь, не понравится ей это…
        В конце второй недели пребывания в Питере Наталья Александровна перешла к официальной части визита, как она выражалась, - к посещению присутственных мест. Мы побывали на приеме у французского консула, в Доме дружбы на Фонтанке, к великой радости моего шефа, посетили «Интер». Графиня при этом была очень мила, шутила с Чепуровым, восторгалась тем, чем занимается наш центр, и делала это весьма убедительно, хотя я знала, что это ей в тягость. Но Графиня была прекрасной актрисой, и шеф ни на секунду не усомнился в искренности ее поведения. Тем более что получил желаемое - чек на энную сумму, которая привела его в полный восторг.
        Накануне отъезда Наталья Александровна захотела пригласить меня в умопомрачительный ресторан на прощальный ужин. Я выбрала ресторан гостиницы
«Европейская», где у нас с Сашей пять лет назад была свадьба. Настроение у меня было прескверное - не радовали самые изысканные закуски, икра, игристое «Мартини Асти». Мне не хотелось, чтобы Графиня уезжала, и я утешала себя тем, что это просто работа, нельзя так привязываться к людям. Сколько еще будет таких же интересных людей в моей переводческой практике!
        Сейчас я понимаю, что была не права. Графиня Порошина была единственной в своем роде, таких я больше не встречала. А в тот вечер мы просто побеседовали с ней, и она попросила меня помочь ее внучке - лет этак через пять, может десять, когда она приедет в Россию.
        - Я поручу ей выполнить одно очень важное дело, - сказала Графиня. - Важное и для меня, и для нее. Кроме вас, Наташенька, у меня здесь нет надежных людей. Я очень рассчитываю на то, что вы сможете ей помочь.
        - Наталья Александровна, так может быть, есть смысл это важное дело выполнить сейчас? Я готова вам помочь, если нужно куда-то съездить, можете смело на меня рассчитывать.
        - Нет, дитя мое, я с этим справиться не смогу, сердце мое не выдержит. Этим Марьяша займется, когда подрастет.
        Надо признаться, я была весьма заинтригована - что же за дело такое, с чем Графиня бы не смогла справиться? Но расспрашивать не решилась, помня совет Нюши. Уже перед уходом из ресторана спутница моя достала из сумочки изящную коробочку и протянула мне.
        - Это, Наташенька, подарок на память обо мне. Пусть эта брошь станет талисманом и обязательно принесет удачу.
        В коробочке оказалась изящная брошь из жемчужин, собранных в виде цветка. Понравилась мне она необыкновенно. Я до сих пор ношу ее на самых лучших своих нарядах. Также Наталья Александровна дала мне свою визитку, где написала адрес в Иври, и пригласила обязательно ее посетить, когда я буду в Париже.
        Наутро я проводила Графиню и Нюшу в Пулково-2, попрощалась с ними, всплакнула, когда Графиня махнула мне последний раз рукой уже из-за барьера таможни. Я знала, что больше уже никогда не увижу ее.

        Глава 5

…Самолет из Парижа давно прилетел, об этом объявили почти час назад, но пассажиров рейса не было видно. В толпе ожидавших людей начался переполох, и только я стояла в задумчивости. Вспоминала слова Графини о важном деле, которое она собиралась поручить своей внучке.
        Надо признаться, что с тех пор я о ней ничего не слышала. У Чепурова после получения денег пропал всякий интерес к Порошиной, он о ней больше никогда не вспоминал, а начал разыскивать другую подходящую кандидатуру на роль мецената центра «Интер». Но со временем поток богатых иностранцев русского происхождения, желающих посетить Россию под эгидой центра, иссяк. Дела в «Интере» пошли не очень хорошо, зарплата становилась все меньше и меньше, и большая часть сотрудников уволилась, я в том числе.
        Я устроилась переводчиком в аудиторско-консалтинговую фирму, занимающуюся помимо прочего регистрацией совместных предприятий, оффшорных компаний и различными юридическими процедурами с зарубежными партнерами. Дела у фирмы быстро пошли в гору. Двух переводчиков оказалось недостаточно, со временем в фирме появился отдел переводов, через пару лет и целое управление. Возглавить его предложили мне. Работа, конечно, очень отличалась от того, чем я занималась в «Интере». Поездки за границу и встречи с иностранцами в фирме были довольно редкими, в основном я занималась переводами документации. Но коллектив у нас подобрался замечательный, и работу свою я полюбила всей душой. Постепенно мы превратились в одну из крупнейших на Северо-Западе консалтинговых компаний, занимающихся комплексным аудиторским и юридическим обслуживанием промышленных предприятий, многочисленных ТОО, ЗАО, ООО. В этой фирме я работаю до сих пор и очень этим довольна.
        Несколько раз была в заграничных командировках в Германии и Англии, но во Франции пока не пришлось. И ответного визита графине Порошиной так и не нанесла. Честно говоря, я даже не заметила, как пролетели восемь лет. Работа, семья, друзья… Время не идет, а несется. Кажется, что от празднования одного Нового года до другого проходит не двенадцать месяцев, а от силы два-три.
        Но Графиню я вспоминала часто, правда, написать письмо или открытку так и не решилась. И вот теперь пришла пора познакомиться с Марьяшей и помочь ей в каком-то важном деле.
        Наконец в зале появились прилетевшие из Парижа пассажиры. Марьяша должна была узнать меня по табличке «Interconsult», которая валялась у меня дома с незапамятных времен. Однако я первой заметила ее в толпе оживленно галдящих пассажиров. Она вертела головой по сторонам, вглядываясь во все имеющиеся таблички, и выглядела со стороны растерянной девочкой. Несмотря на разницу в несколько десятков лет, Марьяша была точной копией своей бабушки. Удивительное сходство!
        - Мари, сюда, сюда, - крикнула я и помахала рукой. Девушка бросилась мне на шею, как близкому другу.
        - Наташа, как я рада вас видеть. Очень, очень рада, так боялась оказаться одна в незнакомой стране. И не зовите меня, пожалуйста, Мари. Зовите Марьяша, или Маша, но только по-русски.
        Девушка была очень похожа на Наталью Александровну, только ничего аристократического в ее облике не было и в помине. Как, впрочем, и ничего французского. Француженка, в моем представлении, должна быть обязательно востроносенькой брюнеткой с мелкими чертами лица. А у Марьяши обычные русые волосы с чуть заметной рыжиикой, курносый, но довольно крупный нос. В джинсах, кроссовках и легкой светлой куртке, с небольшой дорожной сумкой. Милая, приятная, но не броская красавица, а просто симпатичная свеженькая студентка, каких на улицах Питера тысячи.
        На лице - минимум косметики, почти прозрачная помада - она явно не любит или не хочет бросаться в глаза. От русских сверстниц ее отличал только едва заметный акцент, а так ничего иностранного в ее облике не было. Разве что синий паспорт и явно не русское имя - Марион Маккреди.
        Не знаю почему, но мне она сразу понравилась, что-то в ней было милое и привлекательное. Я вспомнила слова Нюши о том, что в порошинском окружении она всеобщая любимица:
        - Марьяша, это все ваши вещи? Вы без багажа?
        - Да, это все.
        - Тогда - в машину, и едем ко мне домой.
        - Нет, нет, что вы. Я не хочу вас стеснять, давайте сразу в отель.
        - Марьяша, и слышать ничего не хочу. Сейчас едем ко мне, а в отель переедете тогда, когда надоест у меня гостить.
        Мы взяли такси и поехали в город. Погода стояла чудесная. Надо признать, что время для посещения Питера Марьяша выбрала очень удачно - май в самом разгаре. Клейкие ярко-зеленые листочки на березах, цветущая черемуха, скоро расцветет сирень. Это мое любимое время года, хотя, впрочем, раннюю осень я тоже очень люблю.
        Марьяша неотрывно смотрела в окно такси. Город ее предков производил впечатление. Еще бы! Петербург солнечным майским днем - зрелище незабываемое. Но при всем этом великолепии и масштабности кое-что удивляло Марьяшу, например лотки с маленькой блестящей рыбкой, за которой люди стояли в очередь:
        - Ой, что это! Прямо у метро рыбой торгуют!
        - Это корюшка - символ нашей весны. Ее сейчас на всех углах продают, но это ненадолго. Недели через две-три уже не будет. Давай сейчас остановимся, я куплю корюшки и дома тебя накормлю.
        Когда мы приехали ко мне домой, я принялась жарить корюшку. Эта славная рыбка выручила меня. Я долго думала, чем же таким необычным угостить гостью? Разносолами девчонку явно не удивишь, а вот жареной корюшки она, конечно, еще ни разу не пробовала. Я попала в яблочко - рыбка пошла на ура! Так в комплекте с нашим замечательным питерским пивом (Марьяше оно очень понравилось) мы приговорили целую гору золотистой, обжаренной до хруста, рыбки, перешли на «ты» и подружились.
        Эти выходные я решила провести дома, на дачу с мужем и сыном не поехала - крышу все равно крыть не умею, а вечером по телевизору футбол. Так что наговориться вволю с Марьяшей нам никто не помешал. Надо признать, что узнала я много интересного…
        Наталья Александровна уже несколько недель прикована к постели после того, как у нее случился инсульт. Передвигаться самостоятельно не может, руки тоже плохо ее слушаются, но она в сознании, рассуждает вполне здраво, и речь полностью восстановилась. Ухаживает за ней Нюша. Она по-прежнему служит Порошиной верой и правдой, как и ее племянник Петр. Он женился на француженке Изабель, у них есть годовалый сынишка. Петр за время работы у Порошиных скопил небольшой капитал, хотел приобрести квартиру, но Графиня так привыкла к нему, что не захотела его отпускать. Она увеличила Петру жалованье и предоставила в распоряжение его семьи несколько комнат, чему безумно рада практичная, как все французы, Изабель.
        Причиной инсульта стала, скорее всего, крупная ссора Графини с дочерью. Марьяши при этом не было, она вообще редко стала приезжать в Иври, после того, как поступила учиться на русское отделение факультета восточных языков Сорбонны. В последнее время отношения Полины с матерью резко ухудшились, по-видимому, из-за наследства. Полине, растранжирившей большую часть своего состояния, поскорее хотелось прибрать к рукам все, чем владела девяностолетняя мать. Графиня, однако, не спешила умирать да и большую часть наследства планировала завещать не дочери, а внучке, чем доводила Полину до неистовства.
        Как-то после очередного крупного разговора Полина пулей вылетела из дома, а к вечеру у Графини случился приступ. Как только с хозяйкой случилось несчастье, Нюша вызвала доктора и отправила Петра за Марьяшей. Госпитализировать Графиню не рискнули, а просто развернули мини-госпиталь в их доме, где постоянно дежурили врачи и сиделки. Как только больная смогла говорить, она позвала внучку к себе и, выставив сиделку из комнаты, шепотом стала давать Марьяше странные поручения.
        - Ты обязательно должна отправиться в Россию и разыскать там Екшинцева Николая Даниловича или его детей. Первым же самолетом улетай в Петербург, разыщи там Истомину Наталью, о которой я тебе рассказывала, она поможет тебе отыскать Екшинцевых.
        - Господи, бабушка, что за спешка, зачем тебе понадобились эти Екшинцевы? И почему ты сиделку выгнала?
        - Потому что не доверяю никому, за твою жизнь беспокоюсь.
        - Бабушка, милая, да что с тобой случилось? Тебе в голову странные мысли лезут. Ты не о моей, а о своей жизни должна беспокоиться. Со мной все в порядке, а вот тебе нужен покой и отдых, и никуда я не полечу, а буду возле тебя сидеть день и ночь, пока ты не выздоровеешь.
        - Нет, Марьяша, пока я жива, ты должна найти хоть кого-нибудь из Екшинцевых… И прежде, чем умру, я должна удостовериться в том, что ты с ними встретилась. Улетай как можно скорее. Боюсь, что жить мне осталось недолго. Ты можешь опоздать.
        Вот такие инструкции от бабушки получила Марьяша накануне своего визита в Санкт-Петербург. Адвокат Орлов, который был в курсе всех дел Графини, в том числе и финансовых, тоже рекомендовал девушке поторопиться.
        Итак, задача номер один - разыскать некоего Екшинцева Николая Даниловича или его родственников в России. Из дополнительных сведений известно только предполагаемое место жительства - Краснодарский край.

        Глава 6

        Главным помощником в таком непростом деле мог быть только Миша Порецкий. Это - гордость нашей фирмы, «светило отечественной юриспруденции» как в шутку он любит сам себя называть. Не совсем скромно, но в длинном списке добродетелей Порецкого скромность не значится. Парень знает себе цену, в своем деле он действительно ас. Хорошая память и быстрота реакции сделали его просто незаменимым спутником шефа на всех важных переговорах, а коммуникабельный характер и море обаяния - любимцем всего коллектива. «Свои люди» у Мишани есть везде: в радиусе от Старой площади в Москве до ближайшего универсама на Тульской улице в Питере, все рады ему помочь или оказать услугу. Но и он в свою очередь всегда готов прийти на помощь по первому зову.
        Не откладывая дело в долгий ящик, я позвонила Мишане на сотовый. Ответил он не сразу, да и слышимость была ужасной - музыка, шум голосов. Понятное дело, суббота - либо в бане, либо в бильярдном клубе. Моей просьбе он не особенно удивился, но сказал, что раньше понедельника не получится, надо делать запрос в Москву. Мы готовы были подождать, тем более что Марьяше не терпелось побродить по городу и посмотреть на дом, где родилась бабушка. Я прекрасно помнила все места в Санкт-Петербурге, которые были особенно дороги Графине. Решили, что начнем с
«родового гнезда», и отправились на Английскую набережную.
        Доехали на метро до станции «Гостиный двор», вышли на Невский проспект. Юную гостью мне приходилось буквально тащить за руку, как маленького ребенка. Ей хотелось побывать в Казанском соборе, забраться на смотровую площадку Исаакиевского собора, сделать несколько снимков на фоне Медного всадника и много чего еще. Мне постоянно приходилось напоминать ей, что за полтора дня невозможно осмотреть весь центр Питера, лучше поскорее выйти на набережную, чтобы посмотреть на дом, где родилась ее бабуля.
        На Английской набережной, как всегда, было многолюдно и весело. Соседство бабушкиного дома с одним из лучших загсов Петербурга внесло некоторые коррективы в нашу экскурсию - нарядные машины, цветы, шампанское и очаровательные невесты в умопомрачительных платьях… Я ведь тоже выходила замуж здесь, кажется, совсем недавно, а уже прошло больше десяти лет. Как быстро время летит! Даже не верится, что я уже не такая, как эти хорошенькие девочки-невесты, студентка-второкурсница с осиной талией, а женщина, которой слегка за тридцать, обремененная семьей, солидной и ответственной работой, борьбой с лишними килограммами и зарождающимся целлюлитом.
        Марьяша с неподдельным интересом наблюдала за тем, что происходило у загса. Сейчас в ней явно заговорил профессионал. Действительно, какая удача попасть на ритуал бракосочетания в стране, о которой все знаешь только из учебников по русистике да рассказов бабушки. Несмотря на то что о России девушка знала достаточно много, поведение людей на улице ее изумляло. А что уж говорить о ненормативной лексике и всяких жаргонных словечках!
        Гости только что уехавшей на лимузине очаровательной пары, по-видимому, жаждали
«продолжения банкета», как Иван Васильевич Бунша из знаменитой комедии Леонида Гайдая. Тем более что для этого у них все было с собой - ящик шампанского, два большущих контейнера с бутербродами и фруктами и даже музыкальное сопровождение - магнитола из стоявшего рядом автомобиля. Юркий паренек, заметив, что мы внимательно наблюдаем за всем происходящим, подскочил к нам с бутылкой шампанского и фужерами.
        - Девочки, ну давайте с нами выпьем, а! Я ведь сестру свою замуж отдаю, и не за кого попало, а за лучшего друга!
        Тут к нам подлетело еще человек пять-шесть таких же радостных и слегка захмелевших ребят. Один, подхватив Марьяшу под руки, закружил с нею в танце под доносившийся из автомобиля шлягер «Ах, какая женщина, мне б такую», другой упорно намеревался выпить со мной шампанского на брудершафт.
        - Ребята, стоп, - скомандовала я голосом, которым обычно отчитываю провинившихся подчиненных. - Девушка только сегодня из Франции прилетела на важный международный симпозиум, я ее переводчик. Давайте не будем девушку разочаровывать. Спасибо, конечно, за угощение, но, как говорится, «у вас своя свадьба, у нас - своя». Прощайте, удачного вам семейного праздника. - И с этими словами я буквально вырвала обалдевшую от русского гостеприимства Марьяшу из объятий юного Казаковы.
        - Это что, так принято на ваших свадьбах - угощать случайных знакомых? - удивилась девушка.
        - Да Россия вообще страна хлебосольная, - ответила я, - ты еще в этом не раз убедишься.
        Наконец мы дошли до того дома, у которого восемь лет назад графиня Порошина долго стояла молча, изредка вытирая слезы. Ее внучка реагировала иначе.
        - Это бабушкин дом?! Вот это хоромы, так хоромы. Просто дворец Фонтенбло! Кстати, Наташа, а тебе не кажется, что Петербург отдаленно напоминает Париж?
        - Нет, не кажется, потому что я в Париже ни разу не была - сравнивать не с чем.
        - Да, действительно, я не подумала. Но ведь ты все равно когда-нибудь побываешь в Париже, вот и сравнишь. А мне бы очень-очень хотелось, чтобы ты навестила нас с бабушкой.
        Когда-нибудь, конечно, побываю во Франции, боюсь, что это будет нескоро. Мы давно с мужем собирались хотя бы на недельку слетать в «столицу мира», но обязательно находились какие-то отговорки. Все было недосуг. Хотя, не скрою, приятно слышать, что тебе в Париже будут рады. Опять же Кирюшка давно мечтает побывать в Диснейленде. Над этим приглашением надо подумать.
        Марьяша тем временем переключила свое внимание на другой объект. На осмотр
«родового гнезда» ей хватило двадцати минут, теперь ее внимание привлек плавучий пивной ресторанчик на набережной, весь оклеенный рекламными плакатиками пива и сигарет, который она во что бы то ни стало захотела посетить. Ох уж эти рекламщики! Я с трудом отговорила ее от этого шага, ссылаясь на то, что там могут оказаться более настойчивые молодые люди, которых не остановит от приставаний даже мой дежурный тон свирепой стервы. Взамен я предложила ей экскурсию по Неве на небольшом теплоходе, что вызвало бурю восторга. Поистине, чем бы дитя ни тешилось…
        Пока мы обозревали окрестности, сидя на палубе продуваемого всеми ветрами кораблика, я решила расспросить Марьяшу о ее отце, от которого она унаследовала такую звучную шотландскую фамилию - Маккреди.
        - Мой отец действительно был самый настоящий шотландец, - разоткровенничалась Марьяша, - родом из Глазго, но с детства жил во Франции. С мамой они познакомились в 1968, когда Франция переживала что-то наподобие маленькой буржуазной революции, опять же повальное увлечение идеями хиппи. Отец хипповать стал вместе с друзьями по идейным соображениям, а маме только дай повод… Она по своей натуре бунтарь, бабушка говорит, что это у нее с детства. Так вот они и сошлись, прямо как у Пушкина - «вода и камень, лед и пламень». Сначала вместе попали в полицейский участок, когда в демонстрации участвовали, потом встречались на вечеринках. Удивляюсь, как они могли сблизиться, у них было так мало общего.
        С детства она помнила только скандалы с битьем посуды и мамины истерики. Ей всегда было жаль отца, она его очень любила. Родители расстались, когда Марьяше шел восьмой год. Официально разводиться не стали, просто разъехались и все. Отец забрал ее с собой в Америку, его пригласили читать лекции в Иллинойсе. С ними жила бабушка Сильветта, она всегда опекала сына, может быть слишком настойчиво, что нередко служило причиной ссор между супругами. Но девочке очень нравилось жить с бабушкой Сильветтой и с отцом.
        А потом он погиб. Поехал на рыбалку в район Великих озер, очень тщательно готовился к этой поездке: покупал снасти, спиннинги, всякую мелочь. Уехал и не вернулся. Полицейские сообщили, что на порогах лодка перевернулась и он утонул. Причем из восьми человек погиб только Филипп Маккреди.
        Сильветта не поверила, она упорно убеждала всех, что его специально погубили, что он кому-то очень мешал. Но всерьез ее слова никто не воспринимал. Потом за Марион приехала мама, а у Сильветты от горя расстроилась психика. Она уже не вылечилась, постепенно впала в маразм. Наталья Александровна очень жалела свою сватью, помогла определить Сильветту в хорошую клинику в Швейцарских Альпах. Она пробыла там лет пять или шесть, до самой смерти. А девочка переехала сначала к маме, а потом к другой бабушке.

…Марьяша замолчала, очевидно, пытаясь сдержать подступившие слезы. Ей было тяжело вспоминать те времена. Несмотря на достаточно обеспеченную жизнь, на ее долю еще в детстве выпало немало. А теперь вот и болезнь бабушки, единственного дорогого человека.
        - Марьяша, а почему у вас с мамой такие сложные отношения, - решилась я на вопрос, который все никак не могла задать.
        - Да не то чтобы сложные, они никакие. Мама просто не интересуется мной, вот и все. Например, о том, что я стала студенткой Сорбонны, она узнала только через полгода после моего зачисления. У нее была выставка в Японии, она туда своих арабов вывозила.
        - Арабов в Японию? А что это за арабы?
        - Да это художники молодые, в основном из Алжира. Сначала она выставляет их в своей галерее «Экзотик», а потом начинает по всему миру возить. Потратила на это все папино состояние, теперь вот подбирается к бабушкиному.
        - Наталья Александровна этого не допустит, она позаботится о твоем будущем.
        Да я не столько боюсь остаться без средств, сколько маминого отношения ко всему этому. Она считает, что ее окружают враги: первый враг - бабушка, второй - я. А в борьбе с врагами все средства хороши… Наташа, давай сменим тему, я не то что говорить, но и думать об этом не хочу.
        - Да, Марьяша, конечно. Извини за излишнее любопытство. Лучше посмотри вот на это красное здание справа - это знаменитые «Кресты», наша питерская Бастилия, только действующая. А напротив, видишь, элитный дом для местных нуворишей.
        - Действующая тюрьма? В центре города? Оригинально…
        Так, за разглядыванием зданий по берегам Невы, мы отошли от неприятной для Марьяши темы.

        Глава 7

        С утра в понедельник, придя в офис, я стала разыскивать Порецкого. Дело это непростое. Рабочий день у нас начинается с 10.00. Но Миша в это время, как правило, еще только принимает душ. Раньше полудня в офисе он не появится. Как только шеф не боролся с этим! Увольнениями пугал, де-премированием угрожал, к совести взывал… Все без толку. Уволить его шеф не решился, потому что такими специалистами, как Порецкий, не разбрасываются. Конкуренты быстренько этим воспользуются. Так что в этой борьбе Мишаня вышел победителем.
        Отыскался он сам, причем довольно быстро. Залетел в мой кабинет, благоухая очередным НОВЫА парфюмом:
        - Здравствуйте, госпожа начальница. Ну и где же наша очаровательная француженка, где вы ее прячете?
        - Угадал, Порецкий, прячу. От тебя, между прочим. Сейчас она в надежной гостинице, отдыхает после марш-броска по памятным местам ее бабушки. У меня, кстати, ноги тоже распухли. Отвыкла я тут с вами от экскурсий, утратила, можно сказать, свою квалификацию гида. Ну что там с Екшинцевым?
        - Пока не знаю, с Москвой связался, объяснил всю важность поиска, обещали к 14.00 подготовить справку.
        - Надежные ребята? Не подведут?
        - Обижаешь, начальница… Какие ребята? Дамы, причем очаровательные.
        - Ну, тогда я спокойна.
        - А что мне за это будет в качестве гонорара? С француженкой познакомишь?
        - Миша, она не типичная француженка. Скромница, умница. И потом - ей не до флирта с тобой, у нее бабушка тяжело больна.
        - А при чем здесь флирт? Я просто француженку настоящую ни разу в жизни не видел. Николаевна, ну дай мне слово, что покажешь француженку.
        - Ладно, за координаты Екшинцева дам тебе на нее посмотреть. Но только в моем присутствии, понял?
        - Да чего уж не понять, фрейлина-телохранительница…
        Марьяшу я определила на постой в гостиницу «Астория». У меня жить она категорически отказалась, не желая причинить беспокойство. «Наташа, ты на меня и так два свободных дня потратила, - сказала она, - у тебя все-таки семья. Поедем в отель».
        Спорить с нею я не стала, потому что все, что планировала на выходные, осталось невыполненным. Придется наверстывать на неделе. Тем более что «семья» привезла мне с дачи две сумки разных вещей для стирки.
        Мы договорились встретиться с Марьяшей вечером после работы и наметить план дальнейших действий по поиску Екшинцевых.
        Мишаня все сделал, как и обещал. В 14.10 у меня на столе уже лежал список Екшинцевых, проживавших в Краснодарском крае. Ни одного Николая Даниловича там не значилось. Просто Николаевичей было трое. Решила, что необходимо проверить этих троих.
        Екшинцевы Иван и Сергей были родными братьями, проживали в Приморско-Ахтарске, их отца звали Николаем Степановичем. Значит, эти отпадают. А вот Григорий Николаевич, житель города Тихорецка, имел отца Николая Даниловича. Уже теплее… Неужели нашла! Действительно, нашла - Екшинцев Николай Данилович, год рождения 1921, место рождения - Ейский лиман, ныне город Ейск. Умер в 1976 году. Дети: Григорий Николаевич Екшинцев 1946 года рождения, имеет сына Виталия 1976 года рождения. Ага, значит, у Григория Николаевича в один год сразу два события было - смерть отца и рождение сына. Интересно, зачем эти Екшинцевы понадобились Графине?
        Впрочем, это уже не мое дело. Вечером все сведения передам Марьяше, а там уж пусть она сама решает, что с ними делать. Да, кстати, надо будет с собой Мишаню прихватить, я ведь обещала их познакомить.
        Встретиться мы договорились в половине седьмого в ресторане гостиницы «Астория». Мой спутник выглядел более чем - темно-серый стильный костюм из магазина
«Макиавелли» великолепно сидел на его фигуре атлета. Элегантный Порецкий с большими синими глазами на не лишенном приятности лице выглядел идеальным кандидатом для обложки журнала «Men’s health». И как его знакомить с моей французской скромницей, ведь совратит в два счета….
        Марьяша сидела у окна, задумавшись. На девушке сегодня был замечательный ярко-синий безукоризненного покроя костюм, изящные туфли на высокой шпильке, из украшений - сапфировый гарнитур. Заметно было и то, что она побывала в салоне красоты - маникюр, укладка, искусный макияж. В общем, девушка выглядела что надо. И держалась достаточно уверенно, похоже, уже адаптировалась в российских условиях. Теперь в ней не только внешне, но и в манерах, в гордой посадке головы угадывалось сходство с Графиней.
        Про себя я почему-то сразу подумала, что из них - Порецкого и Марьяши - получилась бы неплохая пара, но тут же выругала себя за то, что думаю совсем не о том, о чем надо. Мы незаметно подошли к девушке:
        - Марьяша, здравствуй. Вот и мы. Это Миша Порецкий, наш с тобою главный помощник.
        - Очень приятно, меня зовут Мари Маккреди, но лучше звать Марьяша, - и она протянула Мишане руку для пожатия.
        Однако галантный Порецкий немедленно перехватил ее для поцелуя. Признаюсь, что мою скромницу это не смутило. Она приняла это как должное. Вслух я заметила, что Марьяша сегодня потрясно выглядит.
        - Потрясно - это значит хорошо? - переспросила девушка.
        - Потрясно - это значит потрясающе, - опередил меня Мишаня и добавил: - И в этом я с Натальей Николаевной полностью согласен.
        - Спасибо, ваше мнение, Михаил, очень кстати. Примерно через полчаса я здесь встречаюсь с очень приятным молодым человеком, лингвистом из Москвы, мне хотелось бы произвести на него хорошее впечатление.
        - Лингвистом из Москвы? - удивилась я. - А где ты успела с ним познакомиться?
        - Да здесь же, в ресторане, еще утром. Мы с ним завтракали за одним столиком, разговорились. Он сюда приехал на симпозиум на пару дней, завтра вечером улетает.
        - А с группой приехал или один? - поинтересовался Миша.
        - Вообще-то коллег я с ним не видела, по-моему, он один. Обещал мне чудную экскурсию по вечернему городу.
        - Так ведь он москвич, - удивился Мишаня, - какой же из него экскурсовод? Я думаю, у меня это лучше получится.
        - Да, наверное, вы правы, Михаил. Если вы располагаете свободным временем, присоединяйтесь к нам. Я думаю, Викентий не станет возражать.
        - Ах, так он еще и Викентий, - удивился заподозривший неладное Порецкий, - обязательно с ним познакомлюсь. А то, знаете Марьяша, у меня очень мало знакомых лингвистов, пора расширять кругозор.
        Признаться, я была очень благодарна Мишане за проявленную смекалку. Что это еще за Викентий? Не дай бог, аферист или мошенник. А я ведь за девушку несу ответственность. Несмотря на свои двадцать с хвостиком, она почти ребенок. Наивный, доверчивый ребенок. Молодец, Мишка.
        Достав из портфеля список Екшинцевых, я положила его перед Марьяшей.
        - Вот то, за чем ты приехала в Россию. Все краснодарские Екшинцевы. К счастью, фамилия очень редкая. Если бы тебе понадобились Ивановы, в этом списке были бы тысячи фамилий. Что ты с пи-ми намерена делать?
        - Звонить бабушке, я понятия не имею, что с ними делать дальше.
        - Тогда не откладывай этот разговор, если возможно, свяжись с ней прямо сейчас.
        - Да, конечно, но будет лучше, если я позвоню из номера. Вы не скучайте без меня.
        С этими словами она поднялась из-за стола, предоставив нам с Мишей возможность обсудить ситуацию.
        - Ну, как тебе мадемуазель? - поинтересовалась я у Михаила.
        - Французского в ней немного, - философски заметил мой коллега, - костюм и акцент, а вот наивность - чисто русская. Как будто не из Парижа, а из села Кукуево приехала. Какого-то Викентия умудрилась подцепить. Николаевна, ты с ней разъяснительную работу почему не провела?
        - Ой, Миш, сама на себя удивляюсь. Не предупредила девчонку, что у нас аферистов в приличных гостиницах пруд пруди.
        - Сейчас я об этом лингвисте Викентии попробую навести справки, а то, может быть, зря мы с тобой волнуемся.
        С этими словами Миша набрал по мобильному чей-то номер, объяснил ситуацию и отключился. Минут через пять ему перезвонили. Миша быстро стал писать на салфетке, изредка вставляя в разговор фразы типа «эх, ни фига себе!», и пару раз даже присвистнул. Я уже приготовилась услышать от своего напарника нечто ужасное.
        - Ну и ну, не успела приехать в Питер, а уже такую «знаменитость» заарканила, - изумился Миша, - личность очень уж известная в определенных кругах. Викентием он представляется, когда видит, что иностранка имеет отношение к науке. А если у его жертвы лицо, так сказать, не обременено интеллектом, то представляется Жоржем.
        - Милославским, что ли. Не иначе «Иван Васильевич меняет профессию» его любимый фильм.
        - Как и твой, между прочим.
        - Миша, а как же он определил, что она иностранка? Акцент у нее еле заметный.
        - Наши соотечественницы такого возраста, если они не путанки, как правило, предпочитают гостиницы подешевле. Марьяша на проститутку не похожа, высшее образование на лбу написано, да и по ней видно, что она не из рязанской губернии приехала. Порода в ней чувствуется.
        - «По-ро-да», - передразнила я Мишаню, - лошадь она, что ли, что ты породу в ней определил.
        - Не скажи, начальница, - настаивал на своем Порецкий, - даже если бы на ней был бомжовский прикид, а не этот шикарный костюмчик, я бы в ней породу определил. Как, впрочем, и Викентий. У него, между прочим, два высших образования. И две ходки. Специализируется на кражах. Втирается в доверие к богатым дамочкам, желательно иностранного происхождения, затем посещает их в номере, усыпляет и «обносит» по полной программе.
        - Так он еще и уголовник!
        - Еще тот уголовничек, матерый, опытный, но никаких «мокрух», работает изящно, я бы даже сказал, благородно. Взять с поличным очень трудно.
        - Слушай, Миш, а может, твой приятель ошибся, - кивнула я на мобильный. - Может быть, это не тот Викентий?
        - Поживем, увидим. Лучше скажи, где наша француженка так долго пропадает, уже скоро восемь. Викентий минут через пять-десять появится.
        - Не знаю, наверное, дозвониться не может.
        Вскоре в дверях появилась Марьяша, как мне показалось, с заплаканными глазами. Я была права. Девчонка уже успела всплакнуть, потому что за последние сутки здоровье бабушки резко ухудшилось.
        - Нюша в панике, говорит, чтобы я срочно вылетала домой. А бабушка посылает в этот Тихорецк. Говорит, чтобы я обязательно познакомилась и с Григорием, и с его сыном Виталием. Посмотрела, как они живут, узнала их точный адрес. Спрашиваю, а что мне им сказать, как представиться? Она говорит, что-нибудь придумайте с Наташей, но не говори пока, что ты от меня. Наташа, может быть, и вправду у бабушки с головой не в порядке?
        - Не думаю. Раз просит, надо ехать. Все узнать и быстро в Париж возвращаться. Если Нюша беспокоится, значит, дело серьезное.
        - Да Нюша, сколько себя помню, всегда переживает за бабушкино здоровье. Во всяком случае, по телефону бабушка со мной говорила нормальным голосом. Я, право, не знаю, что делать.
        Тут наш разговор прервался, так как к столику подошел Викентий. «Ничего себе, уголовничек, - подумала я. - Ален Делон и Игорек Костолевский отдыхают». Делон и Костолевский, на мой вкус, самые красивые киномужчины и служат мне примером для сравнения со всеми другими. Теперь я поняла, почему Марьяша так преобразилась. Мужчина был потрясающе красив и выглядел, как говорится, на миллион долларов. Мишаня, похоже, тоже не ожидал увидеть вместо уголовника такого холеного красавца, видимо, его не предупредили, как Викентий выглядит.
        - Мари, - приятным низким голосом заговорил красавец, - а вы, похоже, не скучали без меня. Познакомите меня со своими друзьями?
        - Конечно, - приободрилась девушка, - это Наталья Николаевна, подруга моей бабушки, а это ее коллега Михаил.

«У, как все запущено, - подумала я, - она уже ему и про бабушку рассказала. Дело серьезное». Под столом я толкнула ногой Мишаню и глазами просигналила: «SOS». Но Миша и без меня уже понял, что долго продолжать спектакль ни к чему.
        - А меня зовут Викентий, - бесцеремонно продолжал аферист, - будем знакомы. - И он протянул руку Мишане. Тот отреагировал на жест не очень охотно, а потом спокойно произнес:
        - Жорж вам больше подходит, а еще лучше, если вы представитесь своим настоящим именем - Сергей Ненашев.
        Я растерялась. Почему Мишка так уверенно себя ведет, а вдруг он ошибается, мужичок совсем на уголовника не похож?
        - Не понял, - слегка удивился красавец, - похоже, вы меня с кем-то путаете, молодой человек.
        - Может быть, и путаю. Здесь душновато, а духота мне, знаете ли, на зрение действует. Может быть, на свежий воздух выйдем, покурим? - предложил Викентию Порецкий.
        - Ну, если дамы не возражают…
        - Дамы не возражают, - опередила я Марьяшу, которая никак не могла понять, почему мы прицепились к Викентию.
        Выйдя из холла гостиницы на улицу, Мишаня не стал церемониться с Викентием:
        - Я может, и ошибаюсь, а ребята с Литейного навряд ли. Наколка в виде креста на мизинце, которую неудачно пытались вывести, родинка над верхней губой, как у Синди Кроуфорд. Мне тебя очень точно описали.
        - Похоже, я становлюсь знаменитым.
        - Вот именно. А для твоего ремесла это не есть хорошо. Пора менять место дислокации, а еще лучше - род занятий.
        - Спасибо за совет, молодой человек. В данный момент я как раз и пытаюсь
«завязать». Для этого мне не так уж много и надо - найти подходящую кандидатуру, жениться, и бегом из этой благословенной страны. Вот Мари присмотрел, милейшее создание, а ты со своей подружкой мне помешал.
        - Да, к счастью, вовремя успел. Меня совершенно не трогает твое уголовное прошлое, и дела мне никакого нет до того, чем ты сейчас занимаешься, а вот судьба девушки небезразлична. Так что отвали от нее по-хорошему, без скандала.
        - Ладно уж… скандала мне не хочется. Настроение не то. Встретились бы мы с тобой в другой обстановке, тет-а-тет, я бы эту девочку без боя не сдал. А в «Астории» шуметь мне ни к чему. Твоя взяла. Передавай привет своим друзьям с Литейного и расскажи им заодно, какой я воспитанный, - с этими словами красавец мужчина оставил Мишу докуривать его любимый «Парламент» в гордом одиночестве, сам же направился к нам с Марьяшей.
        - Увы, Мари, придется нам попрощаться, возникли неотложные дела. Очень, очень жаль, - он поцеловал руку Марьяше, галантно поклонился мне и вышел из зала.
        Я только и успела что удивиться, почему это он так быстро ретировался. Миролюбивый уголовничек попался. Или же Мишаня припас для него убийственный факт из «трудовой» биографии?
        Мы с Марьяшей во все глаза уставились на Порецкого. За время их недолгого диалога
«на свежем воздухе» прошло минут пять, что же такого Мишаня сказал своему визави, вследствие чего тот так стремительно нас покинул?
        - А ведь он действительно похож на Синди, просто брат-близнец, - рассуждал вслух Мишаня, - а я еще удивлялся, почему у него такая странная кличка - «Модель», думал, что он из этих, из меньшинств, в общем.
        - Михаил, в чем дело? - наконец пришла в себя Марьяша. - Почему Викентий ушел?
        - Потому что в России нельзя доверять красивым мужчинам. Обязательно обманут.
        - Как и во Франции, - многозначительно заметила Марьяша, - значит, вам, Миша, тоже нельзя доверять?
        - А я как раз исключение из правила, - просиял довольный комплиментом Порецкий, - я в другой раз расскажу вам про лже-Викентия, идет?
        - Угу, - кивнула Марьяша, - что с Екшинцевыми будем делать?

        Глава 8

        После долгого обсуждения было принято следующее решение - завтра Марьяша уезжает в Тихорецк. Сопровождать ее будет Порецкий, который добровольно вызвался помочь, чтобы не отвлекать меня от семьи и от работы. Он решил взять больничный на недельку. Я заметила, что им обоим это решение понравилось. Значит, все в порядке, моя совесть чиста. А то у моих домашних внезапная поездка в Краснодарский край вызвала бы бурю протестов. И муле, и сын нормально реагировали только на заграничные командировки. Понятное дело, сплошные презенты и подарки. А что мамочка из Краснодарского края привезти может, да еще в начале мая? В лучшем случае, пучок свежего укропа.
        Я отправилась домой, а Марьяша с Мишей - на вечернюю экскурсию по городу. Миша решил быть до конца джентльменом и предложил себя в качестве гида вместо разоблаченного Викентия. Отказа не последовало. На прощание я незаметно показала Порецкому кулак, но что он пообещал мне быть паинькой. На том и разошлись.
        Утром я отправилась на работу, где должна была каждому встречному рассказывать, как страшно разболелся у Порецкого зуб, что он вынужден был взять больничный. Шеф немного повозмущался, поворчал, но признал, что вид его лучшего юриста с раздутой от отека щекой на клиентов подействует не лучшим образом. На том все и успокоилось.
        Я попыталась сосредоточиться на работе, но это у меня получалось плохо. Из головы никак не шло то, зачем же Графиня отправила Марьяшу к Екшинцевым. Сначала я подумала о том, что, возможно, в России остались фамильные драгоценности семьи и Екшинцевы имеют к этому какое-то отношение. Тогда зачем же нужно скрывать, что Марьяша - внучка Графини? Потом мне пришла в голову мысль, что Екшинцевы либо враги, либо, напротив, близкие Графине люди. Тогда почему к ним она отправляет внучку, ведь восемь лет назад она и сама могла как-то связаться с ними. Но не сделала этого, а мне сказала, что одно очень важное дело поручит выполнить внучке, так как сама боится того, что ее сердце не выдержит. Что же за дело такое важное?
        Около полудня мне позвонил Порецкий и сообщил, что купил билеты на поезд.
«Самолетом лететь нет смысла, - сказал он, - от Краснодара неудобно добираться, на поезде лучше». Я догадалась, что это просто уловка. Мишке просто подольше хочется побыть наедине с Марьяшей, похоже, что девчушка ему пришлась по душе. Да и он Марьяше понравился. Она успела мне об этом шепнуть еще в ресторане, когда Мишка ненадолго отлучился «попудрить нос».
        Какая хорошая пара бы получилась из них, но я не знаю, может быть, у Марьяши есть бойфренд. Я не сообразила ее об этом расспросить. То, что у Мишки не было постоянной девушки, я знала, и честно сказать, переживала по этому поводу.
        Парень он хороший, честный, умница, но ни с одной девушкой дольше двух месяцев не встречался. Говорит, что они его быстро разочаровывали. Мишке важно было, чтобы у девушки помимо красивых глаз и стройных ног еще и в голове хоть что-то имелось. А такое, как правило, редко случается. Интеллект и красота в одном флаконе - большая редкость.
        У Марьяши с интеллектом все в порядке, ноги тоже ничего. Броской красавицей ее не назовешь, зато в ней есть нечто, что Мишаня назвал породой. Как бы я хотела, чтобы они понравились друг другу. Я согласна быть свахой, этакой Ханумой международного класса. Но как узнать про бойфренда?
        Идея пришла сама собой, надо позвонить Нюше. Как же я сразу не догадалась. Заодно и про Графиню узнаю.
        Я набрала номер мобильного Мишки, почему-то была уверена, что они сейчас с Марьяшей вместе. Так и вышло.
        - Марьяша, скажи мне на всякий случай номер телефона Нюши, вдруг придется с ней связаться.
        - Наташа, как хорошо, что ты об этом подумала, записывай…
        Я вообще отличаюсь умом и сообразительностью, как птица Говорун из симпатичного такого мультика. Поэтому, выбрав момент, когда шеф отлучится, я проскользнула в его кабинет, чтобы беспрепятственно позвонить по межгороду в Париж и поболтать с Нюшей.
        Нюша обрадовалась моему звонку невероятно:
        - Наташенька, дорогая, как хорошо, что ты позвонила. Скажи, как там моя лапочка поживает?
        - С Марьяшей все в порядке, она через пару часов выезжает в Тихорецк для знакомства с Екшинцевыми. Поедет поездом, так как самолетом неудобно добираться. Оттуда мне позвонит и все расскажет.
        - А как же ты ее одну отпускаешь, Наташенька?
        - Она не одна, с ней мой коллега по работе, очень надежный молодой человек. К тому же он опытный юрист, посоветует как себя вести с этими Екшинцевыми. Нюша, что это за история с этими людьми? Зачем они понадобились Графине?
        - Так кто ж его знает. Я сама ничего понять не могу, зачем она бедную девочку в этакую даль отправила. Совсем на голову плоха стала.
        - А как у нее дела? Улучшение намечается?
        - Что ты, деточка, какое уж тут улучшение. Хуже ей с каждым днем, врачи ничего хорошего не обещают.
        - Тогда тем более не пойму, зачем в такой момент она внучку в Россию отправила?
        - Видно, есть в этом резон. Ты, Наташенька, поторопи ее, пусть не затягивает дела, очень я боюсь, что хозяюшка ее не дождется. Тогда мне от Полинки достанется. Не любит она меня. Сразу нас с Петенькой и Беллочкой выгонит.
        - Не переживайте, Нюша, этого не случится. Марьяша не позволит.
        - В Полинку словно бес вселился. Ждет наследства, про дочку и думать не хочет. Если, не дай бог, хозяйка преставится, а наследство Марьяше оставит, то от Полинки хорошего ждать нечего. Изведет девчонку ради денег.
        - Да быть такого не может. Она ведь дочь родная.
        - Ох, Наташенька, у Полинки любовь к деньгам сильней, чем чувства материнские. Да и араб ее противный масла в огонь подливает.
        - Какой араб, Нюша?
        - Ухажер ее последний, вот ведь навязался на нашу голову Абдул этот.
        - Абдул? Мне Марьяша ничего про него не рассказывала.
        - А ты ее порасспрашивай, порасспрашивай. Такого узнаешь.
        - Нюша, а у Марьяши есть жених? Ну, или просто приятель?
        - Никак присмотрела кого моей лапочке, а?
        - Точно, присмотрела. Они с ним вместе поехали к Екшинцевым. Хороший парень, умница, специалист отличный. Его у нас очень ценят. Он вроде бы и Марьяше понравился. Я поэтому и звоню, чтобы узнать, есть у нее кто или нет.
        Одна-одинешенька она. Все за книжками да за компьютером сидит, учится с большой охотой, не до парней ей. Да и негде ей знакомиться, редко куда выбирается. Не то что Полинка - ни одной вечеринки не пропустит. То, что ты ей парня присмотрела, это хорошо. Ей сейчас защитник нужен. Ну, прощай, Наташенька, пойду к Наталье Александровне, поклон ей от тебя передам.
        - Обязательно передавайте. До свидания.
        Я положила трубку и покинула кабинет начальства. Спустилась в кафе, чтобы за чашкой крепкого кофе хорошенько обдумать все, что услышала от Нюши.
        Итак, главное выяснила: у Марьяши бойфренда нет. Это плюс. Зато у мамочки есть Абдул, которого Нюша на дух не переносит. Это минус. Полина ведет себя агрессивно не только по отношению к матери, но и к дочери, про семью Нюши я уж и не говорю. Значит, от Полины можно ожидать любых неприятностей. Это второй минус. Ну и третий - здоровье Графини. На выздоровление шансов нет, да это и понятно - Наталье Александровне уже за девяносто. Чудес не бывает.
        Остается только ждать возвращения моих путешественников, чтобы сделать окончательные выводы и подумать над тем, как обезопасить Марьяшу от возможных неприятностей.

        Глава 9

        Любопытство никогда не было моей отличительной чертой. Как раз напротив, я все время придерживалась принципа - «меньше знаешь, крепче спишь». Но история с настойчивым поиском Екшинцевых, предпринятым Графиней, меня никак не оставляла в покое. Пока Марьяша и Миша не вернутся из поездки, я ведь места себе не найду: буду строить всякие предположения и версии. Изведусь вся, дело дойдет до бессонных ночей. Уж я себя знаю, как что-нибудь в голову засядет, ничем не вышибить.
        Мне очень хотелось узнать побольше о Полине. Как же так могло получиться, что она в буквальном смысле возненавидела собственную дочь? Неужели наследство Графини так велико, что она готова пойти на любые шаги, чтобы только не дать дочери возможности им завладеть? Кто бы мог мне помочь в сборе информации о Полине? Ведь графиня Порошина личность известная, должен же кто-то знать что-нибудь о ее семье, о жизни Полины.
        Я мысленно перебирала всех знакомых, так или иначе связанных с Францией. Из моих студенческих приятелей и приятельниц никто во Франции не работал, может, пообщаться с Чепуровым? Я года два назад встречалась с ним на конференции, мы мило побеседовали. Он по-прежнему работает в центре «Интер», только несколько поменял профиль заведения. Теперь они специализируются на детских программах, занимаются обменами школьников, организацией детского элитного отдыха за границей и прочими прибыльными мероприятиями. Он говорил, что во Франции бывает очень часто. Вот ему-то я и позвоню, только «легенду» придумаю…
        Моему звонку бывший шеф оказался очень рад. По старой привычке, минут пять расхваливал свое новое детище, прежде чем догадался спросить меня, чем он мне может быть полезен.
        - Эдуард Петрович, вы помните, как к нам в центр приезжала графиня Порошина?
        - Конечно, Наташенька, помню. Зловредная такая бабулька, которая, к слову сказать, нам неплохую сумму перечислила.
        - Вот-вот, мне она тогда за службу жемчужную брошь подарила. До сих пор ношу. Я бы хотела летом выбраться в Париж и по возможности навестить ее. Она меня очень настойчиво приглашала. Но не знаю, удобно ли это? К тому же не уверена, жива ли она. А дочь ее меня может совсем не знать. Вы, случайно, не владеете информацией об этой семейке, чтоб мне не попасть впросак со своим внезапным визитом.
        - Я не владею, а вот Капитолина Константиновна наверняка в курсе. Ты помнишь Капочку?
        - Конечно, помню. Как это я сразу не сообразила ей позвонить.
        - Позвони. Уж она-то все расскажет, сплетничать о жизни русских во Франции просто обожает. Капа как раз сейчас занимается переводом дамского романа, из эмигрантской жизни, так что информацию получишь, что называется, «из первых рук». А заодно и от меня ей приветик передавай. Пока, девочка.
        Вечером я позвонила Капитолине Константиновне, объяснила ей примерно то же, что и Чепурову, напросилась на аудиенцию. Договорились встретиться завтра часика в четыре. Благо, жила Капочка в трех минутах ходьбы от моей работы.
        В назначенное время с коробочкой пирожных из французской кондитерской я стояла на пороге Капочкиной квартиры. Надо признать, что за те несколько лет, пока мы не встречались, она изменилась мало. Все такая же энергичная, шустрая и немного шумная женщина встретила меня с распростертыми объятиями. Тут же в прихожую выскочили две ее болонки и дружно разделили радость хозяйки, подпрыгивая чуть ли не до моего лица. Капитолина, умиляясь, смотрела на своих питомцев, заменивших ей детей. Она слыла старой девой, помешанной на всем французском. Говорили, что и замуж она не вышла только потому, что не встретила подходящего француза. А русских мужчин в качестве избранников не воспринимала.
        - Натали, они так рады твоему приходу, так рады, - комментировала Капочка поведение своих собачек, - совсем как дети. Ну и о ком же ты хотела получить информацию?
        - Меня интересует семейство Порошиных, в особенности Полина.
        - Ну, это проще простого, я сейчас даже фотоснимки принесу, там наверняка Полина найдется. Она ведь большая любительница светских раутов.
        Смирившись с тем, что согнать с колен болонок не удастся, я приготовилась внимательно слушать Капитолину, разбиравшую большую коробку с фотографиями. Разыскав нужные снимки, она протянула мне их, указав на Полину, а сама пошла заваривать чай.
        Все снимки были групповые, цветные, сделанные, очевидно, обычной «мыльницей» На одном Полина стояла в окружении дам «бальзаковского возраста» на фоне какого-то дворца, на двух других также в окружении людей, но уже на фоне картин. Видимо, последние два снимка были сделаны в художественных галереях.
        Полина выглядела именно так, как я себе ее и представляла. Типичная хозяйка художественной галереи, на мой взгляд, непременно должна быть стильной утонченной женщиной, в каком-нибудь умопомрачительном наряде, с длинной сигаретой, желательно в мундштуке, с загадочной улыбкой на лице. Этакая современная Мона Лиза.
        Полина просто идеально вписывалась в созданный моим воображением образ. Ее наряды на всех снимках были великолепными, улыбка загадочной, сигареты длинными. Цвет волос и прическа были разными на всех трех фотографиях. Складывалось впечатление, что к каждому новому костюму она подбирала не только туфли, но и прическу. В общем, женщина была эффектной. Однако внешнего сходства с Графиней, как я ни пыталась разглядеть, так и не увидела. По-видимому, Полина была похожа на отца - графа Порошина.
        Капитолина Константиновна, накрывая на стол, без умолку говорила о своем новом переводе. Еще во времена нашей с ней совместной работы в «Интере» она зарекомендовала себя превосходным переводчиком художественных текстов. Чепуров привозил из Франции второсортные рукописи никому не известных у себя на родине писательниц, а Капа умудрялась делать из них бестселлеры, которые пользовались огромной популярностью у россиянок. Надо отдать ей должное, переводчиком она была отличным. Вот и новый роман, скорее всего, слабенький, она превозносила до небес.
        - Уникальный сюжет, просто конфетка, никакого кровопролития, никаких драк, но динамика, просто закачаешься! - восторгалась Капа, разливая по чашкам душистый чай.
        - Не сомневаюсь, что это будет конфетка, но только после того, как вы поработаете с текстом, - сделала я вполне заслуженный комплимент. - А почему бы вам, Капитолина Константиновна, самой не начать писать романы? У вас такой замечательный слог.
        Да какой из меня писатель? Я пробовала, но никогда не могу сюжет «закрутить», фантазии маловато. А вот переводы делать люблю, к тому же с удовольствием корректирую чужие тексты. Пока никто не обижался. Меня это вполне устраивает, опять же деньги хорошие имею и на работу каждый день ходить не надо. Но, дорогая, мы отвлеклись, а я ведь о Порошиных много могу рассказать, история этой семьи очень интересная, хоть романы пиши.

        Глава 10

        Я впервые узнала о семье Порошиных, точнее сказать о графине Наталье Александровне, в свой второй приезд во Францию, это было в начале 1970-х годов. Я тогда работала в системе «Интуриста» синхронным переводчиком, ездила с делегациями, в основном партийными, во Францию.
        Однажды сопровождала музыкальную труппу из Филармонии, состоявшую, как на подбор, из одних «божьих одуванчиков». Намучилась я с ними так, что в конце дня без задних ног падала в кровать и засыпала сном праведника. То скрипку в автобусе забудут, то ноты потеряют. Не зря говорят, старый - что малый. И тут как-то вечером подходит ко мне один скрипач, очень почтенного возраста, с просьбой провести с ним вечер. Я от возмущения чуть сознание не потеряла, а он, видимо догадавшись, что я не совсем верно его поняла, шепчет мне, чтобы никто не услышал: «Мне ваша помощь просто необходима». И так умоляюще смотрит на меня, тут я поняла, что он приглашает меня уединиться при всех, чтобы усыпить бдительность нашего сопровождающего из компетентных органов.
        Я решила помочь музыканту, тем более что он, несмотря на почтенный возраст, был милейшим человеком, очень остроумным и приятным в общении. Пришлось сделать вид, что я принимаю ухаживания седовласого донжуана Аркадия Михайловича и что мы выйдем из гостиницы прогуляться по набережной Сены часок-другой. Сопровождающий на нашу отлучку никак не отреагировал - мы, к счастью, не представляли для него никакого интереса.
        Когда мы вышли на улицу, лжекавалер протянул мне бумажку с адресом и попросил привезти его туда на такси. А тогда валюта была на вес золота, и тратиться на такси было непростительным расточительством. Но музыкант убедил меня, что в данном случае деньги значения не имеют, что он этой встречи ждал много-много лет.
        Доехали мы до нужного места минут за 30. Оказалось, что это вроде «Русского дома» - интерната для эмигрантов из России. Аркадий Михайлович много лет мечтал побывать в Париже хоть один денек, чтобы встретиться со своей родной сестрой - единственной родственницей, оставшейся в живых. Во время «окаянных дней», когда вся его семья эмигрировала во Францию, он внезапно заболел тифом. Родители не надеялись, что он выживет, а в семье помимо него было еще двое детей. Они оставили десятилетнего ребенка на попечении родственников, а сами со слезами на глазах сели в поезд, отправлявшийся во Францию.
        Мальчик выжил и остался полным сиротой. Кузина отца, на попечении которой его оставили, прожила недолго. Она не смогла привыкнуть к новой власти, лишившись средств к существованию, не выдержала полуголодного образа жизни, подхватила лихорадку и вскоре умерла. Мальчик попал в детский дом, очень похожий на
«республику ШКИД».
        Естественно, о своем дворянском происхождении никогда никому не рассказывал. В детском доме у Аркаши проявились удивительные музыкальные способности. Он замечательно пел, научился играть на всех имевшихся там музыкальных инструментах. Однако безумно хотел научиться играть на скрипке. Директор детдома, который для Аркаши был как родной отец, всячески поддерживал юное дарование. Раздобыл старенькую скрипку и подарил ее на день рождения любимому воспитаннику. Этот подарок определил дальнейшую судьбу Аркадия Михайловича: он стал скрипачом. Его музыкальная судьба была счастливой, как, впрочем, и личная жизнь. Семья, дети, любимая работа. Что еще для счастья надо?
        Однако желание встретиться со своей семьей никогда не покидало его. Как-то раз он попросил своего хорошего друга, работавшего в Смольном, навести справки о родственниках, отбывших после революции во Францию. Естественно, инкогнито. В те времена не принято было щеголять дворянским происхождением. Не то, что сейчас. От него он узнал, что в живых из всей семьи осталась только старшая сестра Мария, что живет она в интернате для русских эмигрантов в пригороде Парижа. С того дня и началось. Аркадий Михайлович ночей не спал, все придумывал, как бы организовать поездку во Францию. Тогда ведь из России просто так невозможно было выехать, по турпутевке - не реально, в командировку - проблематично. В общем, сложно. Но судьба, видимо, решила смилостивиться, и внезапно музыкантов из Филармонии пригласили в Париж.
        - Это было чудом, - рассказывал мне в такси Аркадий Михайлович, - я даже в Бога стал верить, хотя до этого себя считал атеистом. С сестрой мне даже удалось пообщаться по телефону, хотя толком ничего сказать друг другу мы не смогли, слезы мешали. Я только понял, что она страшно одинока, родственников не осталось, семьей не обзавелась. Даже не могу представить себе, как она выглядит. Смогу ли я узнать ее? Вы, Капочка, побудьте со мной, ладно? А свое долгое отсутствие мы объясним тем, что заблудились, идет?
        - Конечно, Аркадий Михайлович. Не волнуйтесь, все будет замечательно.
        Когда мы вошли в холл, нас встретил портье и предложил пройти в зал, где проводят свободное время постояльцы. Там как раз проходила встреча, где присутствовали, помимо проживающих, еще и приглашенные гости. По-моему, отмечали день рождения. Описывать встречу Аркадия Михайловича с сестрой не буду, это было очень трогательное зрелище, без слез я его до сих пор вспоминать не могу. На вечере в качестве мецената среди прочих присутствовала графиня Порошина. Меня с ней тогда лично не познакомили, не до того было, но я ее хорошо запомнила. Очень эффектно выглядела мадам, очень эффектно.
        Она была одна, супруг ее к тому времени уже скончался, а дочь Полина еще жила с мужем. Она заметно отличалась от присутствующих статью, манерами, в общем, сразу бросалась в глаза. Мне очень захотелось с ней познакомиться. Что-то в ней было такое притягательное. Однако мне тогда было не до Порошиной, я все боялась, как бы моему попутчику не стало плохо с сердцем.
        Вернулись мы, как и следовало ожидать, не скоро. Нас уже собирались искать. Мне пришлось сыграть испуг, я без умолку рассказывала всем, как мы заблудились, сколько страху натерпелись. Аркадию Михайловичу ничего играть не пришлось, так как после столь долгожданной и волнительной встречи с сестрой, вид у него был еще тот - бледный, с трясущимися руками, он то и дело хватался за сердце. В общем, никто ничего не понял. С тех пор мы с Аркадием Михайловичем очень подружились.
        Уже во времена Горбачева я стала бывать во Франции довольно часто. Аркадий Михайлович попросил сестру познакомить меня с влиятельными и интересными людьми из русских эмигрантов, чтобы я была вхожа в их общество. Так я попала на суаре в дом графини Порошиной.

«Бомонд» не произвел на меня большого впечатления, а вот мать и дочь Порошины - напротив. Сама графиня поражала не только внешностью, но и размахом деятельности, которую она вела. Все, что так или иначе было связано с «русской темой», - выставки, концерты, встречи, - без ее участия не проходили. Она успевала везде и всюду, несмотря на возраст. Огромные суммы тратила на благотворительность, на
«русские дома», умудрялась при этом еще и бизнесом заниматься.
        У нее тогда было несколько бутиков, оставшихся в наследство от матери и отчима. Так как сестра Натальи Александровны Ольга умерла очень рано, в автокатастрофе погибла еще до своего замужества, то весь капитал отчима-банкира также унаследовала Наташа. От мужа ей достались элитные конюшни, где всем управлял сын приятельницы графини, очень преданный ей человек.
        Порошина - одна из самых богатых француженок русского происхождения. Возможно, поэтому перед ней многие заискивают, пытаясь снискать ее расположение. Но напрасно. Наталья Александровна при знакомстве со случайными людьми держит дистанцию, как опытный водитель на автотрассе.
        То, что с дочерью у них натянутые отношения, я заметила сразу, как только стала вхожа в их окружение. Полина, пока была замужем, еще как-то общалась с матерью, прислушивалась к ее мнению, но, когда овдовела, пустилась во все тяжкие. Молодые художники стали чем-то вроде ее хобби. В последние годы она увлеклась «арабской темой».
        Сначала стала выставлять работы алжирского «молодняка» в своей галерее, но ей это популярности не принесло. Французы признают только свою живопись, русским арабская тема тоже не интересна. В результате галерея «Экзотика» превратилась во второсортную галерейку с магазинчиком, торгующим «ароматами пустыни» - различными парфюмированными эссенциями. И это в Париже, столице моды и духов!
        Затем не на шутку увлеклась одним очень занятным типом - не то художником, не то поэтом по имени Абду. Надо признать, что этот Абду невероятно красив: высокий светлокожий араб лет двадцати пяти, с огромными серо-зелеными глазами. Когда она впервые появилась с ним в обществе, все ее подружки ахнули от зависти. Надо признать, что помимо феерической внешности Абду имеет еще немало достоинств: владеет в совершенстве французским и английским, пишет забавные картины, которые Полина называет арабесками, приятен в общении, начитан. В общем, Полина от него без ума. Один недостаток - он беден, живет на средства Полины. Жиголо, одним словом.
        Во время своих поездок во Францию я обязательно захожу в галерею к Полине хоть на часок - поздороваться, поболтать, узнать последние сплетни.
        Кстати, магазинчик с арабскими духами в галерее принадлежит Абду. Как ему удалось уговорить Полину пойти на это - большой секрет. Несмотря на свои чувства к этому арабу, она всегда заботилась об имидже галереи, это единственное ее богатство, ее детище. А тут такая безвкусица…
        Последний мой визит к Полине был около года назад. Она готовилась к очередному вернисажу. Собиралась вывозить цикл «Арабески». Не думаю, что эта затея увенчалась успехом, так как интерес к арабской живописи не так уж велик. Понятно, что делает она это исключительно ради Абду. Чем он ее так увлек - не пойму. Да и никто не понимает. На всех встречах разговор обязательно заходит о Полине и ее любовнике.
        Все очень жалеют Мари - дочь Полины. Прелестное дитя, говорят, очень умная девочка, но для матери она просто как бельмо на глазу. Воспитывала ее бабушка, пока мать устраивала личную жизнь. Теперь, когда здоровье графини Порошиной резко ухудшилось, все гадают, кто - Полина или Мари - унаследует огромное порошинское состояние.
        Думаю, что твой визит к Порошиным пройдет нормально. Полина в Иври не бывает, экономку Нюшу ты знаешь, адрес у них прежний. Так что смело можешь брать билет до Парижа. Да, и обязательно от меня поклонись Триумфальной арке.

        Глава 11

        Попрощавшись со словоохотливой Капочкой и ее беспардонными болонками, я вышла на улицу. Решила пройтись немного пешком, полюбоваться весенним городом, подышать невским воздухом, а заодно подумать над тем, что рассказала моя бывшая сослуживица.
        Итак, отношения Полины и Марьяши оставляют желать лучшего. Причины к тому две: наследство Порошиных и некий Абду, который управляет Полиной, как кукловод марионеткой. Судя по рассказам Капитолины, кукловод он опытный. Иначе чем можно объяснить поведение Полины, которая устраивает его выставки, открывает в своей галерее второсортный магазинчик по его просьбе, при этом совершенно не занимается родной дочерью.
        Конечно, Марьяша серьезная девушка, вполне самостоятельная, но ведь ей еще мало лет. Она наивна, как ребенок. В этом я успела убедиться совсем недавно на примере с Викентием. Хорошо, что Мишаня взялся ее опекать. Он парень надежный. Но это в России, во Франции у нее немного защитников. Графиня, несмотря на преклонный возраст, рассуждает вполне здраво, значит, она должна как-то обезопасить Марьяшу от возможных посягательств на ее часть наследства со стороны Полины и этого Абду. Опять же эти Екшинцевы. Что это за семья? Зачем они понадобились Графине?
        Я не заметила, как вышла на Загородный проспект. Прошагала не один километр, погрузившись в свои мысли. Это здорово, что ноги меня на Загородный привели, сейчас зайду в «Тройку», куплю вкуснейший торт «Муравейник». Надо же к своим мужчинам подлизаться.
        Дома меня встретил Кирюшка с недовольной миной, но, увидев «Муравейник», сменил свой гнев на милость.
        - Мам, ну где ты ходишь? Звонил дядя Миша Порецкий, очень хотел с тобой поговорить, сообщить что-то важное, а тебя дома нет. Сказал, что сейчас они с твоей Марьяшей уезжают в Краснодар, оттуда на самолете домой. Завтра он будет на работе.
        Значит, Мишаня что-то раскопал. Не зря, выходит, Графиня Марьяшу в Россию отправила. Что ж, подождем до завтра…

        Глава 12

        Мишаня появился ближе к обеду, сразу из Пулково. Небритый, недовольный, в общем, никакой. К тому же в дверях столкнулся с шефом, который от его внешнего вида пришел в ужас:
        - Порецкий, что это с тобой, что за вид? Никак бритвенный станок сломался? Ты мне так всех клиентов распугаешь.
        - Артур Артурович, понимаю, что выгляжу неважно, но я просто не мог из-за зуба побриться, до сих пор к щеке притронуться боюсь.
        - Ну, Миш, ты это, к вечеру себя в порядок приведи. А то у меня в 17.00 встреча с немцами, ты мне нужен будешь.
        - Обещаю, что к этому времени буду красив, как Ален Делон.
        На меня Миша посмотрел взглядом, не предвещавшим ничего хорошего. Честно сказать, другого я и не ожидала. Конечно, согласие сопровождать Марьяшу в Тихорецк выглядело благородно, но помимо этого, ему там предстояло, как добру молодцу из сказки, «найти то, не знаю что». Я ни минуты не сомневалась в том, что у Мишани это получится лучше, чем у меня или Марьяши, такая расплывчатая задача по зубам только сообразительному Порецкому. Однако Мишаню расстроила не столько задача, сколько поведение юной француженки.
        Рассказ предстоял долгий, мы спустились в кафе, где Миша не спеша поведал мне историю их путешествия.

…Тихорецк - маленький, уютный городок на юге России, поразил Порецкого тишиной, спокойствием и благоуханием. В основном городок был застроен частными домами с огородами, палисадниками и цветниками. Яблони, сливы и незнакомые Мише цветущие кустарники росли прямо на узеньких улицах, расточая ароматы, совершенно незнакомые жителю Северной Пальмиры. Дома, которые здесь называют хатами, буквально утопали в зелени и цветах.
        Однако Миша Порецкий был не в настроении, и ему было не до этой райской красоты. Он психовал и злился на себя. А все потому, что поведение Марьяши выбивало его из колеи.
        Стоило им отъехать от Питера, как она вдруг замкнулась. Молча смотрела в окно, погрузившись в свои мысли, совершенно не замечая присутствия Михаила.
        - Понимаешь, Наташа, я из-за нее сорвался с места, - возмущался Мишаня, - а она сидит, уставившись в окно, ничего и никого не замечая, как йог во время медитации. А я все голову ломал, как к этим Екшинцевым «подъехать», все про них разузнать и при этом ни словом о Графине не обмолвиться. А ей как будто и дела до этого никакого нет. Думает о чем-то своем, обозревая окрестности. Так и молчали почти всю дорогу.
        Попятно, что Мишка рассчитывал на другое развитие сюжета, но Марьяше было не до него.
        В общем, недолго думая, Миша решил пойти по отработанному пути, как правило, не дающему сбоев. Сначала, разместив Марьяшу в жуткого вида гостинице, велел ждать его возвращения, а сам тем временем прошелся по улице, где жили Екшиицевы. Домик их был небольшим, довольно стареньким по сравнению с соседними домами, но располагался в хорошем месте - на пригорке в самом конце улицы. Дальше шел живописный луг, на котором паслись козы и расхаживали горделивые гуси и гусыни с потомством, размахивая крыльями на всякого, кто пытался пройти мимо их драгоценного семейства.
        Лужок был очень кстати. Мишаня тут же сообразил, как его можно использовать «в работе». Прошвырнувшись еще пару раз мимо дома Екшинцевых, он безуспешно попытался увидеть кого-нибудь во дворе. Похоже, дома никого не было.
        Проходившая мимо старушка, словоохотливая, как все южанки, подсказала, что хозяева поехали торговать на базар, будут часам к двум-трем. Поинтересовалась, зачем же это гость такой важный к ним пожаловал? Миша от прямого ответа уклонился и попросил бабулю подробно объяснить, как до жилконторы добраться.
        Та, конечно, подсказала, но с большой неохотой, не понравился ей, видно, важный гость. Понятно, что немедленно доложит хозяевам. Ну и пусть, это даже кстати. Так будет легче покупателя изобразить.
        Все о доме Екшинцевых да и о самой семье Мишаня разузнал в районной администрации довольно быстро. К счастью, народ здесь оказался непритязательный - коробочки конфет «Рафаэлло» оказалось достаточно, чтобы получить всю необходимую информацию. Для этого Мише пришлось прикинуться состоятельным петербуржцем, желающим приобрести дом в Тихорецке. Причем дом должен быть обязательно с большим прилегающим лугом, где он впоследствии будет разводить диковинных птиц, возможно, страусов.
        Рассказал он также и о том, что дом подобный присмотрел, что принадлежит он неким Екшинцевым и что он хотел бы побольше узнать о них, чтобы составить представление о потенциальных продавцах.
        Надо признать, что узнал он много интересного. Хозяин дома - Гришка, вдовец, живет с сыном-инвалидом Виталькой. Не живут мужики, а мучаются, но, однако, при этом рукастые оба и трудолюбивые. Правда, Гришка любит к бутылочке приложиться, не злоупотребляет, конечно, под забором не валяется, но горькую попивает. С горя опять же: сын из Чечни без ноги вернулся, нервный весь, дерганный, а года через два жена умерла. Как тут не запьешь. Но чтобы участок свой продать под диковинных птиц, это вряд ли. Дом у них хороший, с виду может и не навороченный, зато внутри - игрушка. Даже канализация имеется, большая редкость в наших местах.
        После столь подробного отчета у Мишки возник гениальный план, как Марьяше с Екшинцевыми познакомиться поближе.

        Глава 13

        На следующее утро, часов около девяти, в ворота к Екшинцевым постучали. Пока Григорий копался в огороде, к дверям на инвалидной коляске подъехал Виталий и с удивлением увидел, что ранняя гостья - приятная молодая девушка. Мохнатый ленивый пес при виде ее не соизволил даже тявкнуть.
        - Вы к кому, собственно? - спросил удивленный Виталий.
        - Если вы - Виталий Екшинцев, тогда определенно к вам, - с едва заметным акцентом ответила девушка.
        - Ну, тогда милости прошу, проходите в дом.
        Он любезно пропустил гостью вперед, сразу сообразив, что перед ним иностранка, хорошо говорящая по-русски. Проводил до залы, пригласил гостью сесть и только после этого скромно поинтересовался:
        - А зачем, собственно, я вам понадобился?
        - Дело в том, что я представитель благотворительной международной организации
«Врачи за мир без границ», приехала специально для того, чтобы побольше разузнать об инвалидах, пострадавших во время боевых действий в Чечне. Мы сейчас составляем их списки для оказания материальной помощи. Мне в районной администрации дали ваши координаты.
        - А большая помощь-то, а то ведь вы не первая. Приходят всякие «добрячки», депутаты разные, наобещают горы золотые и пропадают. Зато в предвыборной листовке обязательно напишут, что помогли, мол, такому-то инвалиду.
        Тут в комнату зашел Екшинцев-старший - высокий, плечистый мужчина лет пятидесяти пяти, довольно красивый, с большими карими глазами, но весь неухоженный, небритый, с темными кругами под глазами. Он удивленно уставился на гостью:
        - Сына, а что это за фря такая к нам с утра пожаловала?
        - Да это, батя, иностранка из благотворительной организации, помощь вот мне собирается оказывать.
        - Иностранка, говоришь, ну-ну. И что за помощь? Гуманитарная, небось, полмешка сухого молока да коробка соленого печенья?
        - Да нет, что вы, - смутилась девушка, - на первое время пока только 500 долларов, потом еще пришлем. Вот возьмите, - девушка протянула Виталию конверт с деньгами. - Только мне нужно кое-что из вашей биографии записать…
        Марьяша за полчаса беседы с Виталием успела получить все необходимые сведения о семье Екшинцевых, а также осмотреться. Дом оказался, действительно, добротным. Комнат всего четыре, одна оборудована под небольшую мастерскую, где Виталий чинил магнитофоны, телевизоры, делал другие диковинные технические штучки, в которых Марьяша совершенно ничего не понимала. Виталий передвигался не только на коляске, но и с помощью костылей. Правда, все больше по дому, на улицу выезжал только на коляске. Протез у него был только на левой ноге, правая была цела. Судя по всему, при наличии достаточного количества денег, ему можно было бы сделать не такой кондовый протез, каким он пользовался сейчас, а гибкий, который бы вполне мог имитировать живую ногу. Конечно, пришлось бы месяц-другой позаниматься с хорошим инструктором-ортопедом, но парня можно было бы поставить на ноги. Надо будет обязательно сказать об этом бабушке. Сведения основные есть, можно смело возвращаться в Париж.
        Вот только странное чувство, непонятное, необъяснимое. Два таких одиноких человека, две искалеченные судьбы. Не поймешь, кого больше жалеть. То ли сына-инвалида, молодого, здорового парня, оказавшегося в одночасье ущербным, то ли отца - сильного, не старого еще мужчину, вынужденного ежедневно видеть, как страдает сын. Это не просто чувство жалости или сострадания, это что-то другое.
        Уходя из дома Екшинцевых, Марьяша была уверена на все сто процентов, что еще вернется сюда. Совсем скоро вернется… Но Мишане об этой уверенности ничего не сказала. Просто описала своих собеседников: ей показалось, что в их внешности есть что-то средиземноморское, скорее даже испанское. «Понятно, - сделал свои выводы Порецкий, - значит, цыганское». И это совсем сбило его с толку. Что может быть общего у богатой француженки русского происхождения и людей с цыганской наружностью? Загадку египетских сфинксов и то легче разгадать, чем понять прихоть Графини…
        Кроме всего прочего, Марьяша выпросила у Екшинцевых фотографию. На фото было все счастливое семейство еще до того, как Виталий ушел в армию. Весело и беззаботно улыбающийся Григорий стоял в обнимку с миловидной женщиной - женой Людмилой - и совсем еще юным Виталием, у ног которого лежал прелестный рыжий пес по кличке Гигант непонятной, очевидно, «дворянской» породы. Снимку было лет шесть-семь, но как сильно за такой короткий промежуток времени изменилась жизнь этих людей. Виталий стал калекой, Людмилы больше нет на этом свете, а красавец Григорий превратился в озлобленного мужика.
        Фотографию Марьяша взяла специально для бабушки. Наверняка ей будет интересно посмотреть, как выглядят Екшинцевы. К сожалению, более свежего снимка у них не нашлось. Да это и понятно, для чего теперь им фотографироваться? От былой семейной идиллии остались только два несчастных человека, старый пес и полная безнадега впереди… Порецкий почувствовал, что после посещения Екшинцевых Марьяша еще больше замкнулась. Думала о своем, не желая делиться мыслями с Мишаней. Уже на обратном пути, в самолете, он поинтересовался, а где жили супруги Порошины во время Второй мировой войны? Удивительно, но Марьяша не знала этого.
        - Бабушка мне ничего не рассказывала об этом времени, - сказала Марьяша. - А я никогда не спрашивала об этом. Действительно, странно, что я ничего не знаю об этом периоде их жизни. Скорее всего, они жили в это время в Африке, хотя, возможно и во Франции…
        - Ну, ты, подруга, даешь, - удивился Порецкий, - может быть, они у тебя герои Сопротивления, а ты об этом даже не поинтересовалась у своей бабули.
        - Миша, ты не знаешь мою бабушку, - заметила Марьяша, - даже если бы она стала лауреатом Нобелевской премии, я бы узнала об этом из газет. Она очень замкнутый человек. Удивительно, что с Наташей разоткровенничалась.
        - А ты, видно, совсем не знаешь Наталью Истомину. Она очень душевный человек, ей можно рассказать все. Умеет слушать, может советом помочь, никогда при этом не сплетничает. Для одних она «жилетка», чтоб поплакаться, для других - дельный советник. Редкий человек по нашим временам. А я к ней отношусь как к старшей сестре, которой у меня, кстати, нет.
        - Вот это, наверное, мою бабушку и подкупило, она ведь, кроме меня и своего адвоката, никому больше не доверяет.

…Приземлившись в Пулково, Марьяша и Порецкий практически молча сели в такси, довольно прохладно простились. Миша поехал на работу, Марьяша - в «Асторию», собирать вещи. Вечером она рассчитывала улететь в Париж.

        Глава 14

        После разговора с Мишаней я позвонила Марьяше:
        - Собираешь чемоданы?
        - Да, Наташа, собираю.
        - А почему не позвонила мне? Марьяша, я ведь жду, переживаю за тебя…
        - Прости, я бы обязательно позвонила, не хотелось тебя от дел отвлекать, ты ведь на службе.
        - Вот что, дорогая, я через час освобожусь и заеду к тебе в гостиницу. Никуда не уходи без меня.
        - Хорошо, жду…
        Действительно, с девчонкой явно творится неладное, Мишаня прав. Что же она узнала, что не захотела никому рассказать, даже мне? А ведь ей, бедняжке, кроме меня, и поделиться не с кем. Может быть, что-то криминальное? Хотя какой криминал может скрывать девяностолетняя женщина от своей любимой внучки? Опять загадки…
        Марьяша встретила меня с припухшими от слез глазами. Похоже, что ревела долго. Я даже не рискнула ее расспрашивать, так как по всему было видно, что ей сейчас очень плохо. Мы сели на диван. Помолчали минут пять. Я «сломалась» первой:
        - Марьяша, расскажи мне все, что тебя тревожит… Конечно, я не психоаналитик, но попробую помочь просто тем, что выслушаю все, что ты захочешь рассказать. Я обещала Наталье Александровне помогать тебе, а ты упорно собираешься сражаться со своими демонами в одиночку. Ты же понимаешь, что я должна быть в курсе твоих дел, одной тебе все равно не справиться. Мне и Порецкому ты можешь полностью доверять, раз уж мы взялись тебя опекать. А ты, напротив, закрылась как улитка, замкнулась. Ну что с тобой, а?
        - Страшно мне, Наташа… Боюсь возвращаться домой. Насчет Екшинцевых я кое-что поняла, вернее, почувствовала. Эту тайну графини Порошиной я, похоже, самостоятельно разгадала. Но не будем пока этого обсуждать. В Париже меня ждут большие испытания. Один Абду чего стоит…. Ах, если бы бабушка могла победить свою болезнь! Она ведь очень сильная женщина. В противном случае мне придется нанимать кучу телохранителей.
        - Ну что ты такое говоришь… Думаешь, что из-за наследства тебя могут убить?
        Я уверена в этом на сто процентов. Да и бабушка это понимает, мне кажется, что страх за мою жизнь и придает ей силы. Ты не представляешь, что это за человек - Абду. Не человек - дьявол, этакий Мефистофель в арабском обличье. Ловкий, умный, отчаянный. Мечтает разбогатеть любой ценой. Когда понял, что мама богата, сделал все, чтобы прочно поселиться в ее сердце. У нее, Наташа, был очень хороший друг Симон, тоже художник. Он еще с моим отцом дружил, но уже тогда был в маму влюблен. После папиной смерти помогал маме возиться с галереей, опекал, как мог. Предлагал руку и сердце. Мама же его никогда всерьез не воспринимала. Друг, помощник, не более того. Симон не настаивал, все ждал чего-то. Меня, кстати, очень любил, возил по выходным по музеям, в Евродиснейленд, с бабушкой дружил… Даже по-русски научился говорить, очень, кстати, неплохо. Знаешь, давай спустимся в ресторан, выпьем, как это по-русски - «организуем отвальную».
        - Ну, давай, организуем, я не возражаю.
        Пока она приводила себя в порядок, я задумалась над тем, как это страшно - остаться сиротой при живой матери. Конечно, она очень надеется на то, что ее милая бабушка поправится, что они будут жить, как и раньше. Но надежды эти мнимые, и волей-неволей ей придется привыкать к новым правилам игры. Судя по всему, игра будет на выживание.
        Через несколько минут Марьяша уже более или менее прилично выглядела, хотя глаза все еще были красными и припухшими. Мы спустились в тот же бар, где недавно ждали Викентия, заказали ужин и «Мартини Асти». После первого бокала этого волшебного напитка моя собеседница слегка повеселела и продолжила рассказ:
        - Симон человек не бедный, помимо того, что он неплохо зарабатывает на продаже своих картин, он еще имеет неплохой доход от продажи сыров. В Провансе у него есть цех по производству сыров. Там заправляет всем его младший брат, типичный фермер, готовый молиться на своего старшего брата. Еще бы, ведь он так знаменит, его по телевизору показывают, и этого хватает, что бы две-три недели все в округе обсуждали такое важное событие. Пару раз в году он выбирается в Париж, забивает всю машину своими сырами, привозит Симону. А тот, в свою очередь, обязательно привозит несколько головок в Иври - к великой радости Изабель и Нюши.
        Лет пять назад он приехал к нам после поездки в Африку и рассказал, что познакомился в Алжире с невероятно талантливым пареньком-арабом. Долго расхваливал его манеру письма, сказал, что это просто самородок и что мама обязательно должна выставить его в своей галерее. Мы с бабушкой поддержали его, а почему бы и не выставить, вдруг да откроем миру новую знаменитость. Месяца через два
«знаменитость» прибыла в Париж. Вот с этих пор все и началось. Мама просто голову потеряла при виде Абду. Высокий зеленоглазый араб с потрясающей фигурой, европейскими манерами, знающий французский и английский… Ну чем не самородок? Я тогда была еще совсем девчонкой и почти сразу влюбилась в него. Может быть, не совсем влюбилась, скорее, увлеклась. И не я одна. Моя мамочка тоже пала жертвой огромных, колдовских глаз Абду… Только я поначалу этого не заметила.
        Марьяша замолчала, посмотрела в окно. Признаюсь, я не ожидала такого развития сюжета. От Нюши и Марьяши я слышала только то, что талантливый араб не иначе как исчадие ада. А тут вдруг выясняется, что он красив, умен, образован да к тому же и небезразличен нашей главной героине! Ну и Абду, хоть бы краешком глаза взглянуть на это «чудо природы». Тем временем Марьяша продолжила свой увлекательный рассказ:
        - Симон помог Абду устроиться на работу к своему приятелю в художественный салон, где продавались краски, кисти, полотна и все необходимое для занятий живописью. Хозяин был доволен: парень оказался талантливым даже в умении сбывать залежалый товар. Клиентура в салоне была постоянная, сюда приходили не только за покупками, но и просто для того, чтобы пообщаться друг с другом, посплетничать за чашечкой кофе. А тут такой необычный продавец, который не только в красках, но и в живописи прекрасно разбирается. Абду настолько правился покупателям, что они согласны были покупать все, что он им посоветует. Потом в салон зачастила мама. Пару раз брала меня с собой, но, заметив то, что Абду слишком уж со мной учтив, прекратила наши совместные поездки. Мне было интересно наблюдать, как мама кокетничает с красавцем-арабом. Я и мысли не могла допустить, что он увлечется ею. А зря. Месяца через три я стала замечать, что Абду бывает у нас в доме. Я, правда, жила от мамы отдельно, но иногда приезжала в квартиру матери, которую приобрел еще отец в очень престижном районе Дефанс сразу после моего рождения. Сначала
все обставляли так, что Абду просто привез заказ из салона, потом завез портфель, который мама якобы забыла в салоне и тому подобное. Потом перестали играть в эту игру. Не было необходимости, я поняла, что араб просто поселился в нашем доме…
        Первым забил тревогу Симон. Попытался поговорить с мамой и потерпел полное фиаско. Она, смеясь, рассказывала бабушке о том, как он пытался ее отговорить от мезальянса со смуглолицым Парисом, что Симон напрасно надеялся на что-то большее, чем просто дружба между ними, ну и все такое.
        Бабушка тогда достаточно резко высказала свое мнение о том, что считает Абду неподходящей парой для Полины и разница в двадцать с лишним лет слишком бросается в глаза. Что тут началось… Подобных сцен я не помнила со времен жизни с папой. Об этом я узнала от Нюши, которая попросила меня не навещать пока Полину, потому что у нее что-то с нервами. Оказывается, что Нюша и Пьер буквально вытолкнули маму из дома, иначе в гостиной не осталось бы не одной целой вазы. Мама во время ссор крушит все, что попадает ей под руку. Тогда же Нюша назвала Абду таким емким русским словом, никак не могу его запомнить. Это происшествие забылось не сразу - мама долго дулась на бабушку, та на нее. Я была как меж двух огней, но уже привыкла к подобным эксцессам и тысячу раз мирила их между собой. Так и в этом случае - просто через пару месяцев привезла маму с собой в Иври, а бабушка сделала вид, что очень рада ее видеть. Инцидент был исчерпан. В обществе все тоже потихоньку привыкли к тому, что Полина живет с молодым арабом-художником. Постепенно Абду обосновался в галерее «Экзотик» на положении хозяина - сам выбирал
работы, отказал многим маминым протеже, в основном - способным и талантливым, не терпел конкуренции. Даже умудрился магазин сувениров и каких-то немыслимых арабских духов в галерее развернуть. А уж как он себя раскручивать стал на мамины деньги! Уж тут ему нет равных. Даже умудрился в Японии выставку своих «арабесок» организовать. Но самое удивительное, мама поверила в то, что он великий художник современности. Ну просто алжирский Дали! Переубедить ее было просто невозможно.
        Потом начались самые неприятные для меня моменты. Однажды я заехала к матери в Дефанс, чтобы забрать справочники. Ее дома не оказалось, зато Абду принимал своих арабских родственников - двоих парней. Меня удивило, что они не отказывали себе в спиртном. Насколько я знаю, правоверные мусульмане не любители алкоголя. Здесь же попойка была в самом разгаре. Когда я зашла в столовую, где Абду угощал своих соплеменников, он очень оживился, стал меня с ними знакомить, при этом очень вольно себя вел: прижимал меня к себе, называя дочуркой, шлепнул пару раз, пардон, по заднице. Я не стала его прилюдно одергивать, но наедине сказала, чтобы он не смел так вести себя со мной. Абду расхохотался мне в лицо, заявив при этом, что он - художник и ему нужна муза. Моя мамочка, ввиду своего возраста, никак на нее не тянет, а вот я - в самый раз. Он даже попытался меня поцеловать, но я увернулась и убежала из квартиры. А он только рассмеялся мне вслед. До сих пор в ушах стоит этот смех…
        - Постой, Марьяша, ты же сказала, что поначалу увлеклась им? - удивилась я.
        - Вот именно, поначалу, моего увлечения хватило недели на две. И то оно подогревалось его неординарностью, экзотичностью. Он ведь всех первое время очаровал. Дружище Симон и тот попался на эту же приманку, не понял, какого волка в овечьей шкуре пригрел. Но мама, кстати, до сих пор убеждена в том, что я влюблена в Абду. Отсюда и напряженность в наших отношениях. Как я ни пыталась ее переубедить, все напрасно.
        - Но почему ты считаешь, что тебе угрожает опасность, - не унималась я. - Ведь Абду ни в чем криминальном не замечен, наверняка графиня не все свое состояние завещает тебе, что-то и им перепадет.
        В том-то и дело, что Абду не устроит кое-что, ему нужны большие деньги. Он ведь возомнил себя великим художником, жаждет мировой известности, а как это сделать без денег? Почему он с мамой живет? Думаешь, из-за неземной любви? Глупости, только из-за денег. Это все, кроме нее, понимают. А у нее уже денег почти не осталось, все на него ушло - пресса, выставки, вернисажи, зарубежные поездки. Ох, Наташа, он даже к адвокату бабушки пытался подъехать, картину ему свою подарил, кстати, очень приличную. Хотел навести справки о ее состоянии. Но Орлов, умница, может говорить долго-долго, но ничего при этом не сказать. Как ваш политик Горбачев.
        - Ну, этим и ваш Талейран славился…
        - Так что мне не стоит ждать ничего хорошего. Конечно, киллера Абду нанимать не станет, для этого он слишком жаден. А вот отравой меня извести, или еще чего в этом духе, на это он способен. Хотя его богатая творческая фантазия может подсказать и более изощренный способ.
        - Марьяша, да ты, похоже, сама себя накручиваешь. Тебе просто неприятен Абду, вот ты и придумываешь всякие глупости. Это твое подсознание пошаливает…
        - «Твоими бы устами да мед пить», - правильно я выразилась?
        - Правильно, давай лучше «Асти» допьем и будем собираться. Тебе пора в дорогу, да и мне домой нужно бежать, пока Саня с работы не вернулся. А то опять ворчать будет.
        Отправив Марьяшу в аэропорт, я с ужасом обнаружила, что уже десятый час вечера, и пошла в ближайшую кондитерскую за пирожными. Жаль, до «Тройки» далековато добираться - за «Муравейник» мне дома простится любое опоздание.

        Глава 15

        С момента отъезда Марьяши прошло чуть больше недели. Звонков от нее не было, значит, она очень занята, не до меня, думала я. Да и мне пора было приниматься за дела. А то поиски Екшинцевых здорово выбили меня из привычной рабочей колеи. И у Порецкого прибавилось работы. Пока он ездил с Марьяшей «лечить зубы», наш милейший Артур Артурович умудрился связаться с одной очень сомнительной фирмой из Гамбурга. Мишаня подозревает, представители этой фирмы специально ждали его отъезда, чтобы в это время втереться в доверие к нашему шефу. Отчасти у них это получилось, Артурчик даже подписал протокол о намерениях, но Порецкий успел вовремя выйти на работу. Он вернул немецкой стороне документы на доработку, сам тем временем стал собирать сведения о возможных партнерах из Гамбурга. Ничего хорошего об этой фирме он не узнал, скорее, наоборот - узнал много нехорошего. Теперь вот воспитывал шефа…
        Дела делами, но за это время я успела соскучиться по семейным тайнам графини Порошиной. Да и легкое беспокойство не покидало. А вдруг там все плохо? Жива ли Наталья Александровна, все ли в порядке с Марьяшей?
        Опять же таинственный Абду никак не давал мне покоя. Неужели он и впрямь так ужасен? Может быть, Марьяша преувеличивает? Для успокоения совести позвоню-ка я Капочке, возможно, она его помнит.
        Капитолина Константиновна очень удивилась моему вопросу, она ведь считала, что я давно уже брожу по Елисейским полям и наслаждаюсь ароматом жареных каштанов, которыми в «столице мира» торгуют на всех углах. Я не стала объяснять ситуацию с Марьяшей, просто сочинила историю о том, что звонила Порошиным, общалась по телефону с Нюшей. Так как Графиня больна, я не решилась на то, чтобы сейчас ехать к ним, перенесу свой визит на более подходящее время. А Абду мне интересен как художник. Наш шеф большой любитель экзотической живописи - вот я подумала, может быть, приобрести ему картину Абду, когда поеду в Париж. А то мы всей конторой вечно голову ломаем, что бы Артурчику на день рождения подарить. Действительно ли парень так талантлив, и его обоснованно называют «арабским Дали», или это результат стараний Полины по его, как модно сегодня выражаться, позиционированию?
        - Трудно так сразу ответить тебе, - сказала Капочка, - я должна посмотреть газетные вырезки, полистать журналы, которые привозила в разное время из Парижа. Приезжай как-нибудь вечерком, я подготовлю для тебя справочку по его творчеству.
        За что я уважаю Капочку, так это за серьезный подход ко всему на свете. Даже к такой пустяковой просьбе. Так что, дорогой Абду, ты попал. Теперь я буду о тебе знать все.
        К нашему разговору Капочка основательно подготовилась: на столе лежали распечатки статей о творчестве Абду, которые она любезно извлекла из заначек в своем компьютере. Несмотря на солидный возраст, Капочка была ярым поклонником технического прогресса. Никаких допотопных пишущих машинок «Ундервуд» или
«Любава», исключительно «Пентиум». В Интернете она могла копаться часами - отсюда поразительная осведомленность по самым различным вопросам. Этакая хакерша пенсионного возраста.
        Признаюсь, ничего выдающегося в этих статьях я не нашла. Зато поняла, откуда взялось это сравнение с Дали, о котором говорила Марьяша. Общеизвестно, что Сальвадор Дали еще при жизни стал мультимиллионером и он по праву занимает выдающееся место в истории рекламирования самого себя. Равных ему в этом не найти. Он был первым в истории XX века художником, ставшим при жизни бриллиантовым брендом, мифом столетия. Он сделал себя сам, опираясь на врожденные способности к живописи, неповторимое чутье, легкую «шизинку» и на свой союз с Галой Элюар. Абду, похоже, тоже возомнил, что он «safe-made-man». Конечно, масштабом поменьше, талантом поскромнее, зато с какой женщиной живет! Как и Гала, она русских корней и готова на все ради создания культа своего кумира.
        Выдержки из статей светских французских журналов, которые Капочка любезно нашла для меня, были настолько дежурными и заказными, что окончательно убедили меня в том, что Абду как художник - посредственность, пытающийся скопировать что-то великое. В них содержалась пространная околохудожественная чепуха, щедро оплаченная Полиной. В общем, с Абду мне все ясно - парень поставил себе цель и с завидным упорством ее добивается. Для него важен результат, а какими средствами он будет достигнут - не важно. И даже если при этом придется ущемить Марьяшу в правах, он, пожалуй, и глазом не моргнет при этом. Да, этой девочке не позавидуешь…

        Глава 16

        Лето было в самом разгаре: днем - палящее солнце, вечером солнце поласковее, ночью солнца не видно, но все равно светло. Знаменитые «белые ночи». Райское времечко для туристов и влюбленных. А для меня - время сплошной бессонницы. Не могу спать, когда за окном светло. Тяжелые темные портьеры не спасают - сна ни в одном глазу, организму хочется бодрствовать. В такие моменты я начинаю протирать рюмки и бокалы, перекладывать любимые старые журналы с одного места на другое. Или смотрю телевизор до полной отключки мозга. Зато потом на работе после обеда хожу как сонная муха. Вот они, пагубные последствия прекрасных «белых ночей».
        К счастью, к лету работы в офисе становится намного меньше. Да и людей тоже - время для отпусков. Кабинеты пустеют, поток посетителей редеет. Для меня это время кайфа. Можно расслабиться, заняться переводами «для души» даже в рабочее время, пока девчонки из моего управления под самыми разными предлогами стараются улизнуть в близлежащие магазины, где в начале лета частенько случаются распродажи. Заветное слово «sale» в витринах магазинов притягивает их, как свет - мотыльков. Я в таких случаях не упрямлюсь, отпускаю девчонок, хотя понимаю, что это не делает мне чести, как начальнику управления. Даже Порецкий ругает меня за это, в последнее время особенно. Ему постоянно хочется поворчать на меня, придраться к чему-нибудь. Я не сразу сообразила, с чем это связано. Потом догадалась. Конечно, с Марьяшей. Вернее с тем, что от нее уже которую неделю ни слуху ни духу.
        Понятно, что Мишаня чувствует себя полным идиотом - столько времени и сил потратил на розыск Екшинцевых, поехал за тридевять земель, чтобы помочь девчонке сориентироваться на месте, а она уехала в Париж и ни разу не позвонила. Забыла и про Мишаню, и про меня. А ведь, Мишка, похоже, надеялся. Хоть он и пытается изобразить полное равнодушие к данной особе, я вижу, что это не соответствует действительности. Понравилась ему Марьяшка, абсолютно точно понравилась. А особенно задевает его то, что она не «растаяла» при виде его распрекрасных глаз, как большинство девиц, а просто использовала его как опытного адвоката.
        Признаюсь, что мне подобное поведение Марьяши глубоко симпатично, нечего баловать самовлюбленных красавцев, привыкших брать от жизни все, не прилагая никаких усилий. Хоть Мишаня и золотой человек, к тому же мой друг, но он настолько избалован легкими победами над прекрасным полом, что мне давно уже хотелось, чтобы поскорее нашлась девушка, которая поставила бы его на место. Похоже, она нашлась, вернее сказать, я сама ее отыскала. За что теперь и терплю от Порецкого…
        Правда, молчание Марьяши меня тоже удручало, но по другой причине. Я прекрасно понимала, как ей сейчас трудно. Умирающая бабушка, озлобленная мать и коварный Абду не оставляли ей времени скучать по мне и Мишане. Ей приходилось быть все время начеку, ждать какой угодно неприятности от этого арабского «самородка». А просто позвонить мне и поплакаться в жилетку, ей, наверное, и в голову не приходило. Это только у настоящих русских так принято - в тяжелые минуты звонить друзьям и ждать утешения. Марьяша же была русской лишь наполовину. Поэтому молчала…
        Несмотря на вечные придирки со стороны Порецкого, я с большим удовлетворением заметила, что он стал все реже и реже созваниваться со своими многочисленными подружками, приходил вовремя (!!!) на работу и даже взялся за свою докторскую диссертацию. Об этом, правда, мне рассказала его матушка Светлана Алексеевна, к которой он переехал на время из своей холостяцкой квартиры. Сам он об этом героическом поступке - я имею в виду работу над диссертацией - предпочел умолчать. Светлана Алексеевна сама позвонила мне на работу и поинтересовалась, что это с ее чадом случилось. Уж не влюбился ли он? А так как из всех Мишкиных друзей я была самым надежным хранителем всех его тайн и секретов и проницательная матушка знала об этом, она решила учинить мне допрос с пристрастием. Тем более что ей, как заслуженному юристу и очень опытному адвокату, «расколоть» меня не составило труда. И, хотя я мужественно старалась держать язык за зубами, все равно Зои Космодемьянской из меня не получилось:
        - Наташенька, не рви материнское сердце на части, - взывала обеспокоенная мать, - сама ведь сына воспитываешь. Скажи мне, кто она?
        - Светлана Алексеевна, кто она, я не скажу, - отбивалась я от нее, - это пусть сынок вам рассказывает, но то, что замечательная девчонка, я подтверждаю.
        - А что в ней такого замечательного?
        - Во-первых, сынка вашего проучила, точнее, приручила, таким пай-мальчиком стал, что я его не узнаю. Даже жить к вам переехал. Во-вторых, умница она редкостная, несмотря на молодые годы, хороший специалист в области языкознания, училась, между прочим, за границей.
        - За границей, говоришь? Уже интересно, а за какой границей - западной или южной? В Латвии или Киргизии?
        - Ну, Светлана Алексеевна, с каких это пор вы такой язвительной стали? В Париже, между прочим, зазноба Мишкина училась, в самой Сорбонне.
        - Значит, не вертихвостка? Уже хорошо.
        - Убеждена на все сто процентов, что вам она поправится. Только вот познакомиться с нею вы сможете не скоро. Она опять в Париж укатила и пропала. Ну, в смысле не звонит ни Мпшане, ни мне. Дел у нее сейчас много. Не до нас.
        - А я и не спешу. Тем более что на сына своего не нарадуюсь. Представляешь, за диссертацию сел. Вечерами дома сидит! Такого уж лет десять с ним не бывало. Ладно, Наташенька, спасибо, что успокоила. Пойду сынульке что-нибудь вкусненького приготовлю, да побольше. А то оп после двух страниц компьютерного текста обязательно просит вкусненького. Как думаешь, две курицы хватит?
        - Хватит, смотрите, не увлекайтесь кормежкой, а то поправится ваш плейбой, девчонки любить не будут.
        - Да когда мне увлекаться кормежкой. Это сегодня три часа свободного времени есть, а так вечный цейтнот. Сама знаешь, какой у адвокатов режим работы.
        Светлана Алексеевна всегда была для меня примером для подражания. Редкостная женщина! Мишаня откровенничать не любит, но из его рассказов о себе и о детстве, я сделала выводы, что за женщина его мама.
        Отца у Мишани не было, Светлана - мать-одиночка. Дедушку с бабушкой он тоже помнит очень смутно, так как умерли они в один год, один за другим, когда он еще не учился в школе. Зато хорошо помнит подружек своей мамы - тетю Лену и тетю Олю, которые заменяли ему самых близких родственников. У тети Лены он жил летом на даче в Вырице, а тетя Оля возилась с ним, когда маме нужно было уезжать или готовиться к трудным процессам. До сих пор Мишка их любит и поддерживает отношения: обязательно поздравляет с 8 Марта и в их дни рождения. Частенько меня просит съездить с ним за подарками. Я даже знаю, что тетя Оля обожает современные духи -
«Кензо» или «Живанши», а вот тетя Лена предпочитает классику, например «Мажи нуар» или «Шанель № 5».
        Помимо того что Светлана Алексеевна самостоятельно воспитывала сына, помощников, кроме подруг, никаких - она непостижимым образом умудрилась при этом стать высококлассным специалистом в области юриспруденции, а позднее - опытным адвокатом. Среди ее клиентов такие люди попадаются, что ого-го, имя вслух произносить не хочется, только шепотом. Однако при этом она ведет только те дела, которые связаны с коммерческим правом, называет себя цивилисткой. Убийства, грабежи, насилие - не ее профиль. «Защищать убийцу не стану ни за какие деньги, - не раз говорила она Мишане, - да и тебе не советую».
        Внешне Светлана Алексеевна вполне могла бы сойти за Мишкину старшую сестру. По идее, ей лет около 50, но внешне больше 35-37 никто не даст. Высокая, подтянутая, очень спортивная, невероятно современная и стильная дама, очень похожа на Мишаню, - такая же синеглазая и улыбчивая, но при этом совершенно одинокая. Я имею в виду полное отсутствие мужчин в ее ближайшем окружении - ни мужа, ни любовника.
        Мишаня очень расстраивается по этому поводу, даже просил меня поговорить с ней об этом, а еще лучше присмотреть кого-нибудь из своих знакомых да и познакомить с
«матушкой» (так и только так зовет он Светлану Алексеевну), но из этой затеи ничего не получилось. «Матушка» вечно занята: из офиса едет в суд, из суда в прокуратуру, умудряется в перерывах заскочить в парикмахерскую и тренажерный зал, благо, что хорошо и уверенно водит свой маневренный «Гольф». Дома появляется ближе к ночи, чуть раньше Мишани.
        Не всякий мужчина выдержит подобный темп жизни. А уж жить рядом с такой женщиной - ежедневное испытание на прочность. При таком распорядке гладить рубашки и стирать носки она не станет да и свежими щами кормить каждый день не будет. Так что найти достойного кандидата в мужья для нее мне, увы, не удалось.
        Но по этому поводу посетовали только мы с Мишаней, мадам Порецкая нисколько не расстроилась. Тем более что она ничего не знала о нашей затее. Так и осталась «в девках», хотя Мишаня все еще надеется на чудо. Даже ультиматум выдвинул, что не заведет детей, то бишь внуков для бабы Светы, пока она не найдет себе деда. Потому что все приличные сказки начинаются словами: «Жили-были дед да баба…», а раз у ребенка деда нет, он будет чувствовать себя обделенным, с чем Мишаня никогда не сможет смириться. А это значит, что пойдет по стопам матушки и тоже никогда не женится. Вот такая житейская философия…

        Глава 17

        Лето пролетело так быстро, что я даже не успела как следует загореть. Говорят, что загар вреден для женского организма, но вид синеватой кожи на ногах и руках, не обласканной ультрафиолетом, лично для меня снимает все ограничения. Иначе невозможно на людях показаться! Той небольшой порции загара, которую я
«заработала» на даче, явно недостаточно для смелых вечерних нарядов, да и лицо неплохо бы подрумянить. А мне весь декабрь придется выходить в свет, для этого будет много поводов - юбилей фирмы, у Артурчика круглая дата, новогодний корпоративный праздник…
        В общем, в ноябре я с сыном отправилась на отдых в Египет. У мужа на работе случились неприятности, и поехать с нами он не смог.
        Перед отъездом мы пообщались с Порецким.
        - Ладно, начальница, уматывай поскорее на свое Красное море да смотри, не утони там, - очень «уместно» пошутил Порецкий, зная мои успехи в области плавания, - И не расстраивайся - все будет хорошо. - Миша пообещал помочь моему мужу разобраться в сложной ситуации.
        Я потихоньку настроила себя на то, что действительно все будет хорошо. Тем более что еду не на Северный полюс, где, кроме белых медведей, никого нет, а на довольно популярный курорт, где обязательно найду друзей. На том было и успокоилась, но… за два дня до отъезда мне позвонила Марьяша.

        Глава 18

        - Наташа, прости меня за долгое молчание, - начала она с оправдания, - очень перед тобой виновата, но было не до звонков.
        - Я так и поняла. Как Графиня?
        - Лежит на Сен-Женевьев-де-Буа. Уже третья неделя пошла…
        - Прими мои соболезнования… А сама как?
        - Держусь, привыкаю к самостоятельной жизни. В Россию собираюсь…
        - Зачем? Хотя я догадываюсь, в чем причина. Миша, да?
        - Не только. А он на меня очень сердится?
        - Не знаю, мы с ним о тебе не говорим. Ему было тяжело, когда ты так внезапно уехала, даже не попрощавшись с ним. Мужчины не любят, когда женщины их сначала откровенно используют, а потом уезжают и тут же забывают.
        - Все совсем не так. Я много думала и о нем, и о тебе. По тут такое было… По телефону не расскажешь. Мне нужно в ближайшее время попасть в Краснодар, хочу лететь через Петербург. Можно будет к тебе заехать?
        - И ты еще спрашиваешь? Конечно, приезжай. Только послезавтра я улетаю в Египет па пару недель, а после поездки я в твоем распоряжении. А ты к Екшинцевым летишь?
        - Да, к ним. И чем скорее, тем лучше. Я с собой беру Симона, так как мне предстоит много сделать. Я привезу тебе кое-что от бабушки. Когда ты возвращаешься?
        - 16 ноября. Ты только без меня не уезжай и обязательно позвони Мише. Он ждет.
        - Спасибо, Наташа, счастливого отдыха. Пока.
        В трубке послышались короткие гудки. Ну, вот и Марьяша объявилась. Значит, будем ждать развития сюжета. Надо скорее Порецкому звонить. Или не надо? Уеду по-тихому, пусть они тут самостоятельно отношения выясняют, без моего посредничества. Нет, все-таки надо Мишане сказать, чтобы он морально подготовился к встрече. И я набрала его помер телефона. Через пару минут общения с коллегой поняла, что Марьяшу ждет серьезное объяснение. Мишка был очень обижен на юную русскую француженку. А если это любовь? Как бы мне хотелось, чтобы это было именно так…
        Через пару дней, довольные и счастливые, мы с Кирюшкой уже стояли на раскаленной африканской земле, сжимая в руках зимние куртки.
        Переместиться за несколько часов из дождливо-снежного Питера в обжигающую зноем Хургаду, из зимы в лето - это ли не чудо! Побросав в номере вещи, мы с сыном наперегонки бросились к Красному морю. Потрясающая своей голубизной вода, замечательный пляж, веселые, общительные люди, говорящие па разных языках, - это самый лучший рецепт хорошего настроения. Признаюсь, я так увлеклась организацией отдыха, что совершенно забыла о том, что у мужа на работе неприятности, что скоро приедет Марьяша и расскажет мне о последних днях Графини. Никаких отрицательных эмоций, только отдых, море, экскурсии, развлечения…
        За две недели мы с Кириллом осмотрели Карнакский храм, побывали в городе Мертвых, где покоятся знаменитые Рамсесы и Тутанхамон, полюбовались на творение самой знаменитой авантюристки Египта царицы Хатшепсут, умудрились даже побывать в самом сердце одной из пирамид. Хотя после того, как мне пришлось пробираться туда по душному узкому лазу высотой менее чем в полтора метра, особой прелести в лицезрении темного пространства возле очередной гробницы я не ощутила. Зато сыну ощущений хватило с избытком - всю оставшуюся шестичасовую дорогу из Каира в Хургаду он спал сном младенца.
        Но, конечно, самые незабываемые ощущения я получила от дайвинга. Решилась пойти на этот смелый эксперимент и не пожалела. Причем без всякой подготовки. Оказалось, что для этого вовсе не обязательно учиться погружению в бассейне, двадцатиминутного инструктажа обаятельной девушки-трепера хватило для того, чтобы даже такой «чайник», как я, смог совершить небезопасное погружение. Зато сколько адреналина!
        Отдохнули мы с сынулей великолепно. Приземлившись в родном Пулково, я поняла - жизнь продолжается. За бортом - минус 10 по Цельсию, послезавтра на работу, великолепный загар на лице. В общем, все по плану. После длительной процедуры таможенного досмотра, выйдя из «накопителя», я увидела среди встречающих до боли знакомые и очень родные лица - Марьяши и Миши. Смотрелись они голубками, хотя Марьяша сильно похудела и очень повзрослела. Будь она мужчиной - я бы сказала, возмужала, столько в ее лице, помимо впалых щек, появилось несколько суровых складок.
        Дома меня поджидал сюрприз - праздничный стол, приготовленный моим мужем, который ничего, кроме яичницы на растительном масле, готовить не умеет. Вернее сказать, не умел до сегодняшнего дня. Также на кухне хозяйничала Светлана Алексеевна и довольно симпатичный черноволосый мужчина лет пятидесяти. Глядя на него, я сказала бы, что он выходец из Грузии - большие карие глаза, вьющиеся темные волосы, вот только акцент явно не грузинский. Акцент самый что ни на есть французский.
«Значит, это Симон», - подумала я и не ошиблась, так как Марьяша немедленно нас представила друг другу.
        Мы все были полны впечатлений, Кирюшка взахлеб рассказывал о своих египетских похождениях, Светлана Алексеевна - о том, как удалось разрулить ситуацию в компании моего мужа, Симон беспрестанно подкладывал мне на тарелку умопомрачительные закуски и, мило путая русские и французские слова, объяснял, что это за блюдо.

«Теперь понятно, кто приготовил праздничный стол», - подумала я, глядя на то, как ловко Симон справляется с закусками. Тем временем Миша и Саня то и дело наполняли фужеры потрясающим французским «Бордо», которое Симон привез в подарок. Кстати, бытует расхожее мнение, что французы скуповаты, но, глядя на вереницу бутылок
«Бордо», что привез с собой «свободный художник», я опять подумала, что в нем, несомненно, есть что-то грузинское - например, широта души. Просто Мимино, и даже чем-то на Кикабидзе похож!
        При всем том, что за столом было весело и хорошо, мне не терпелось с глазу на глаз поговорить с Марьяшей, но пока не было никакой возможности. Разговор предстоит долгий и непростой, а если мы уйдем в соседнюю комнату, всем это бросится в глаза. Буду ждать удобного момента. Марьяше тоже не терпелось пообщаться со мной, однако, как и я, она ждала подходящего момента. Тут Сане пришла гениальная мысль - начать танцевать. Пока мужчины подбирали соответствующую общему настроению музыку, Марьяша улучила момент и протянула мне довольно увесистый сверток:
        - Только не вскрывай его сегодня, лучше завтра, - шепотом попросила она и, посмотрев на Сашу, добавила: Если возможно, одна. Тут все очень личное.
        - Конечно, Марьяша, я поняла. Завтра я на работу не пойду, а как только отправлю своих мужчин, сразу и посмотрю.
        - Завтра мы с Симоном и Мишей уезжаем в Краснодар, и … - она хотела что-то добавить, но тут Саня повел меня танцевать под мелодичные звуки непостижимым образом найденной записи Джо Дасена.
        Разомлевший от приличной порции выпитого вина, он прижал меня к себе так нежно и откровенно, что я даже несколько смутилась:
        - Саня, ты что, мы же не одни здесь.
        - Вот именно, что не одни. Здесь всем, похоже, хорошо, не только нам. Посмотри вокруг.
        Действительно, рядом в танце кружили улыбающиеся Марьяша и Михаил и абсолютно счастливые Светлана и Симон. Джо Дасен вкупе с «Бордо» сделали свое дело. Похоже, не только меня ждет сегодня бессонная ночь. Хотя, возможно, я слишком уж тороплю события.

        Глава 19

        С утра я никак не могла дождаться, когда же останусь одна. Мне не терпелось вскрыть заветный сверток. Что за сюрприз вручила мне так таинственно Марьяша?
        Когда же я, наконец, уселась в свое любимое кресло и слегка дрожащими от волнения руками принялась вскрывать упаковку, то вспомнила момент, когда давным-давно провожала Графиню в аэропорту. Она, пройдя контроль, обернулась, и мне пришла в голову мысль, что я вижу ее в последний раз. Так и случилось…
        В свертке лежала фирменная коробка «Картье» и довольно увесистая тетрадь листов на сто. Открыв коробку и увидев ее содержание, я онемела. Такой красоты ювелирных изделий я в жизни своей не встречала, наверное, даже на картинках не видела - сережки и колье из изумрудов в виде веточки, усыпанные небольшими бриллиантами и очень изящно оправленные белым золотом! Не знаю, было ли что-нибудь подобное у императрицы Екатерины, но в моем понимании - это просто царский подарок.
        Рядом на изящной карточке рукой Графини написано: «Тезка, помни обо мне. Спасибо за все. Наталья Порошима».
        Почерк Графини я помнила очень хорошо, он мало изменился, только видно было, что писать ей было тяжело: буквы разъезжались в разные стороны, выводить их стоило Наталье Александровне большого труда. Значит, подписала открытку незадолго до смерти. О боже мой, просто привет с того света.
        Слезы так и хлынули из моих глаз. Я ничего особенного не сделала, за что она меня так отблагодарила? Наверное, ответ есть в этой тетради. С трудом преодолевая желание поскорее надеть на шею колье и почувствовать себя королевой, я взяла в руки тетрадь.
        На первой странице знакомым почерком было написано: «Марьяша, хочу, чтобы ты знала всю правду обо мне. Знаю, что ты сможешь и простить меня, и исправить то, что я исправить не смогла. Не решилась, струсила. В этой тетради - моя тайна, жизнь, о которой никто ничего не знал - ни моя мать, ни мой муж, ни моя дочь. Моя тайна и мой тяжкий крест. Прочти, прости и прощай. Твоя бабушка Наташа».
        Ничего себе, поворот событий. «Тайная жизнь»? «Струсила»? Что за загадки… Конечно, Графиня могла оказаться кем угодно - и Матой Хари, и Штирлицем в юбке, с нее сталось бы. Но так свято хранить свои тайны мало кому удавалось…
        Исповедь Графини, которую она озаглавила «Письмо длиною в жизнь», я читала до вечера, пока пришедший из школы Кирюшка не вернул меня к реальности. Перечитывала по несколько раз отдельные отрывки, пыталась все сопоставить, разобраться, как же так могло получиться, что «крутая» Графиня - крепкий орешек, и вдруг - такое… Поначалу даже уважать ее стала меньше, но чем больше думала о ее жизненном выборе, тем больше понимала, что не вправе осуждать. Хотела позвонить Марьяше, но вспомнила, что она вместе с Симоном и Порецким уже на пути в Краснодар.
        Понятно, почему она просила вскрыть пакет после того, когда ее уже не будет в Питере. Чтобы я не задавала лишних вопросов, на которые у нее ответов нет. Представляю, как бедная девочка читала этот дневник. Да и вообще, что ей пришлось пережить за эти несколько месяцев. А мы с Мишаней еще дулись на нее…
        Однако самое время переместиться во времени и пространстве и оказаться в той эпохе, которая безвозвратно прошла…

        ЧАСТЬ ВТОРАЯ

        Письмо длиною в жизнь

«Свое детство я вспоминаю отрывками, как старое кино. То вижу себя шестилетней девочкой в воздушном розовом платьице, играющей с гувернанткой-француженкой Жаннет на лугу в родовом поместье Кувшиново, то совсем юной гимназисткой, идущей по набережной Невы, то веселой, смеющейся девчушкой в костюме Снежной Королевы на балу в великолепном особняке.
        Говорят, что с возрастом память обостряется, и если старушки вроде меня не могут вспомнить, куда положили очки, то свое детство и юность помнят до мельчайших подробностей. Со мной же такой метаморфозы не произошло. Отчетливо я вспоминаю только то время, когда мне было уже лет десять и я начала учиться верховой езде, при этом считала себя самой счастливой на земле. Своего отца - Александра Кирилловича Панина - я боготворила. Он был похож на гусара из книжки про битву при Бородино - подтянутый, статный, с пышными усами, вьющимися черными как смоль волосами. С лошадьми он обращался бережно, я бы даже сказала, трепетно, как с разумными существами. Разговаривал, кормил с ладони сухариками или кусочками сахара, а своего любимца Аполлона обнимал при встрече. Наверное, на генетическом уровне эта любовь передалась и мне, и я сохранила ее на всю жизнь.
        Моя матушка была противницей подобного увлечения, а когда узнала, что отец научил меня держаться в седле, и надо признать, весьма недурно, то вообще пришла в ужас. Упрекала отца: «Ты ее еще из лука стрелять научи, будет прямо Диана-охотница. Она, между прочим, без пяти минут гимназистка, а ты ее в немыслимые штаны обрядил».
        Отец парировал, что должен же кому-то передать свои коронные навыки верховой езды, и если уж она не удосужилась родить ему сына, то придется учить старшую дочь. Далее между родителями, как правило, начиналась перепалка, матушка удивительным образом умела делать скандалы из ничего. Отец обижался, уезжал в полк, пускался в кутежи и по нескольку дней не появлялся дома. Я при этом чувствовала себя виноватой.
        Но ссоры возникали не только из-за верховой езды, поводом для них чаще всего была наша с Ольгой гувернантка Жаннет, необычайно милая француженка. В нашем доме она оказалась случайно - ее выписали из Франции знакомые матушки для своей дочери, но пока она ехала морем из Франции, ее будущая воспитанница заболела испанкой и вскоре скончалась. Поэтому ей срочно пришлось искать новых хозяев. Матушка решила взять ее в наш дом для меня и сестры Оленьки, хотя это было несколько дороговато для семейного бюджета, который папенька основательно сократил. Увы, любовь к лошадям, скачкам, бурным кутежам с полковыми друзьями и, скорее всего, дамами полусвета, практически разорили нашу семью. Матушка была очень практичной женщиной и не допускала отца до ведения дел в нескольких пусть и захиревших, но все-таки поместьях, доставшихся ей в наследство от родителей. Тем и жили.
        Естественно, как истинный гусар, папенька просто не мог игнорировать присутствие в доме прехорошенькой молоденькой девушки и считал в порядке вещей раз по двадцать на дню делать ей комплименты. Жаннет вела себя достойно: реагировала на них лишь легким кивком головы, принимая как должное. Никакого кокетства или, упаси бог, попыток отвечать на папенькины знаки внимания, она себе не позволяла. В Россию она приехала заработать денег, а затем открыть на эти средства галантерейный магазин в предместье Парижа. У нее, кстати, был жених, по которому она очень скучала и писала письма. Жаннет нельзя было назвать легкомысленной особой, маменька прекрасно понимала это, но тем не менее безумно ревновала отца к бедной француженке. Ровно настолько, что, даже переехав после революции во Францию, не попыталась найти ее.
        А потом грянула Первая мировая война. Отец мой к тому времени служил в Генеральном штабе, после объявления мобилизации одним из первых уехал на германский фронт. Служил в полку князя Долгорукова, своего приятеля, дважды был ранен, к счастью не тяжело, но ранения серьезно повлияли на его мировоззрение. В те редкие дни, когда он появлялся в нашей квартире у Николаевского моста, он уже не шутил с нами и не дурачился, а все больше молчал. Даже с матушкой перестал ругаться. Хотя, как я узнала позднее, в то время он фактически жил на два дома. У него появилась женщина, о которой мама узнала. Скандала не было, все списала война. К тому времени надо было выживать, существовать, так что обычных сцен матушка не устраивала. Понятно было, что отец приезжал только ради нас с Оленькой.
        Матушка продала все, что возможно было продать, умудрилась скопить немного денег. И сделала это очень своевременно, потому что совершенно неожиданно для нас всех пришло известие о гибели отца. Случилось это в самом начале зимы в 16-м году, когда русские войска под командованием генерала Брусилова перешли в решительное наступление на австрийском фронте. Мой отец погиб, как герой, в бою. Похоронили его на чужбине. Полковые друзья помогали какое-то время матушке, но в водовороте Событий постепенно все забыли о капитане Панине. Однако матушка пи на чью помощь и не рассчитывала, к тому времени она уже научилась выживать…
        Продала кое-что из драгоценностей, шубки, меха - все, что имело хоть какую-то ценность. Мы переехали жить к ее модистке Дуняше, которая фактически была подругой, в скромную, но достаточно просторную квартиру на Васильевском острове. С утра матушка уходила искать работу, продавала вещи, приносила еду. Удивительно, но в холодный и голодный 1917 год у Дуняши не переводились заказчицы. Купеческие дочки, начинающие литераторши, актриски валом валили к Дуняше.
        Мы с Оленькой обожали смотреть на примерки, прислуживали, как могли, умудрялись даже получать «чаевые», особенно это удавалось Оленьке. Она была прелестным ребенком - пышные кудрявые локоны, голубые глаза, ямочки на щеках - при виде ее клиентки умилялись. Дуняша умело пользовалась этим, рассказывая, как бедной девочке несладко живется: «Отец геройски погиб на войне, мать обнищала совсем, вот я их и пригрела, теперь работаю, как каторжная, чтоб детки не голодали». При этом у нее из глаз катились слезы, а Ольга, глядя на это, тут же начинала тихонько всхлипывать.
        Спектакль имел успех. Жалостливые дамы тут же доставали кто денежку, кто конфетку и угощали сестру, а потом что-нибудь протягивали и мне. К вечеру приходила мама, приносила копченое мясо, вологодское масло, пирожки, и мы устраивали роскошный ужин. Дуняша доставала из дальнего, неприметного шкафчика наливку собственного производства, которую они с матушкой очень любили. Мы с Оленькой тоже выкладывали на стол трофеи. Так и жили, очень, кстати сказать, не плохо.
        Потом матушке пришла идея отправить меня в Малатьевский. Что побудило ее к этому, не берусь судить. Оленьку она оставила, меня па четыре года отправила «на курорт», естественно, из самых лучших побуждений. А мне же казалось, что я ей просто мешала. Она написала своей няне очень жалостливое письмо, просила приютить меня на некоторое время. Дождалась ответа с согласием от Василисы Кузьминичны, выбрала время потеплее и посадила меня на поезд до Екатеринодара.
        На маленькой станции я вышла из поезда, Василиса Кузьминична поджидала меня на телеге со своим племянником Петром - огромным дядькой лет сорока. Увидев меня, она замахала рукой и громко запричитала: «Ой, дитятко мое, сиротинушка бедная, несчастная…» Все, кто стоял на этом захолустном перроне, сразу обратили на меня внимание. Кто-то говорил: «Бона вишь, к Кузьминичне из столицы сиротка приехала, худышка какая, оголодала совсем». Люди так прониклись и расчувствовались, что стали подносить к телеге кто сала, кто хлеба. Я, конечно, тоже разревелась. Так состоялось мое первое знакомство с Югом России, где я прожила больше четырех лет.
        Первый год я ежедневно думала о том, что больше не увижу ни матушку, ни сестру, чувствовала себя забытой Богом и людьми. Мне было очень тяжело. Потом привыкла. Кузьминична была, пожалуй, самой доброй женщиной, какую мне довелось повстречать за всю мою долгую жизнь.
        В молодости она уехала в Санкт-Петербург на заработки, устроилась в дом к богатым господам - родителям моей матушки, которых я, увы, в живых не застала, и много лет служила им верой и правдой. Сначала помогала на кухне, потом ее присмотрела моя бабушка, Анна Константиновна Любарская, и перевела в горничные. От Василисы Кузьминичны я многое узнала о своих предках, о которых матушка нам почти ничего не рассказывала.
        Мой дед Григорий Петрович - потомок знатного княжеского рода Любарских - был невероятно богат. Женился он па бабушке, будучи зрелым мужчиной 43 лет, в то время как ей шел только двадцатый годок. Однако, по признанию Кузьминичны, супруги обожали друг друга.
        Аннушка долго не могла родить деду ребенка по причине слабого здоровья. Матушка появилась на свет, когда деду было почти пятьдесят лет. Он не отходил от постели жены, которая тяжело переживала последствия родов. Дочь родилась настолько слабой, что надежды на то, что она выживет, не было почти никакой. Однако дед велел нанять лучших докторов и для жены, и для дочери, а также найти здоровую кормилицу для новорожденной. Кормилицу привезли вместе с крохотной дочерью и поселили в комнате рядом с Аннушкиной спальней.
        Постепенно новорожденная стала поправляться, набирать вес и радовать своего седовласого отца ямочками на пухлых щечках. Кузьминична вспоминала, что рождение дочери невероятным образом повлияло па князя Любарского. Позднее отцовство творит чудеса. Он забросил все свои любимые привычки: конные прогулки, игру в вист по четвергам, уединение в тиши своей библиотеки. Все свободное время проводил в детской у дочери, не забывая, впрочем, навещать долго хворавшую супругу. Кстати, бабушка после тяжелых родов не могла больше иметь детей, поэтому матушка была в семье единственным ребенком, изнеженным и разбалованным до неприличия. Однако необычайно милое, просто ангельское, личико и невероятное обаяние делали ее всеобщей любимицей не только в доме Любарских. С малых лет ее начали вывозить в свет - на рождественские утренники, другие праздники, и везде она была в центре внимания.
        Кузьминична, вспоминая матушку в детстве, менялась в лице. Не имея своих детей, она любила ее как родную дочь. Она прослужила у Любарских больше 40 лет, пережила своих хозяев. Потом ее ненаглядная воспитанница настояла па том, чтобы Кузьминична вернулась на свою родину. Она жалела старенькую няньку, которой давно хотелось «на волю», но об этом она боялась даже заикнуться молодой барыне. Матушка сама приняла решение отправить верную няньку па юг, заплатила ей сполна за службу и отправила поездом в Малатьевский, где жили ее близкие родственники.
        К моменту моего приезда на жительство в Малатьевский Василиса Кузьминична превратилась в заправскую хуторянку с огромным хозяйством: куры, козы, коровы, свиньи. Первое время жила вместе с семьей старшего брата, но потом решила, что на старости лет может пожить самостоятельно, сама себе и барыня, и служанка. Поставили хату рядом с братовым двором, постепенно завела хозяйство да и вошла во вкус. Пригрела младшего своего племянника Петра, детину здорового, сильного, но умом недалекого. Может быть, поэтому и жалела его больше всех. Жену ему было никак не найти, так и жил при старой тетке. Работал то у отца, то у Кузьминичны, причем силы был недюжинной. Как Балда у Пушкина - «ест за троих, работает за семерых».
        По причине слабоумия не взяли его на войну, в отличие от двух остальных братьев. А те вернулись с войны совсем другими людьми. Старший Степан увлекся идеями Ленина, этакий деревенщина-революционер, а средний Игнат оставался человеком кулацкой закалки. Однако жили дружно, спорить - спорили, но чтоб брат на брата с кулаками пошел по, так сказать, идейным соображениям, такого я не припомню.
        Меня все приняли хорошо, Кузьминична постаралась. От родственников скрыла, что я княжеских кровей, представила меня как племянницу господской кухарки, осиротевшую во время германской войны. Конечно, жизнь в голодном Петрограде была не сахар, но мы не бедствовали. Матушка следила за тем, чтобы мы с Оленькой не теряли форму - мучного много не давала, маслом не баловала. Поэтому, выйдя из переполненного душного поезда, в котором я ехала несколько дней, вид я имела далеко не барский. Рыдающая Кузьминична растрогала не только меня, но и Петра, он тоже подвывал вместе с нами, сидя на, телеге. А для окружающих сцена на перроне стала просто самой актуальной темой обсуждения в течение нескольких дней. В общем, прибыла на Юг я не дворянкой, а несчастной сироткой - кухаркиной дочкой.
        Сложности начались потом, когда я, отоспавшись на мягкой перине и отъевшись, должна была потихоньку приступать к работе по хозяйству. Обращаться с лошадьми я умела очень ловко, однако демонстрировать это было нежелательно. Откуда кухаркина дочь могла такому обучиться? Поэтому пришлось тщательно скрывать свое умение скакать верхом. Доить коров и коз я научилась с большим трудом, куда больше мне нравилось их пасти. Свиней боялась ужасно, особенно хряков. Как ни уговаривала меня Кузьминична, я так и не смогла пересилить себя. Постепенно все привыкли к тому, что мое призвание - пастьба коров, коз и овец. Ну а чего еще от кухаркиной дочки можно ждать?
        Помимо своих коров - Ночки и Зорьки - мне стали поручать пасти и всех хуторских. Я не сопротивлялась. С первыми петухами собирала узелок с едой, выгоняла своих телок, по дороге забирала еще семерых коров и уходила с ними на дальний луг. Выбирала местечко поуютней, у речки или ручья, в тени. Днем подолгу, бывало, я грезила о том, как вернусь в родной Питер… Однажды очень уж увлеклась, совершенно забыла о своих буренках. Ночка и Зорька - тучные, ленивые откормленные телки - далеко от меня не уходили, а соседские коровушки так и норовили уйти куда подальше, где трава посочнее. Никогда раньше со мной такого не случалось, чтобы я заснула во время своего «дежурства», а тут вдруг меня разморило. Солнце палило нещадно, а в тенечке хорошо, я и задремала. Проснулась от крика и свиста. Открыла глаза, а передо мной на прекрасном кауром скакуне паренек сидит, вроде бы цыган. Глаза блестят, волосы, черные как смоль, из-под картуза в разные стороны торчат. Кричит мне что есть силы:
        - Что ж ты, дура столичная, тут развалилась, а коровы твои пшеницу топчут. Давай бегом ко мне.
        Он протянул руку, чтобы подхватить меня, но я, как заправский наездник, только лишь оперлась о его сильную руку и запрыгнула на спину коня. Этот довольно сложный трюк мы с отцом разучили, чтобы подшутить над матушкой. Кстати, после демонстрации этого номера она чуть не упала в обморок от страха за меня. Паренек удивился, не ожидая от «столичной дурочки» такой ловкости, только и произнес восхищенно:
«Ого-го!». Так, прижавшись друг к другу, мы проскакали с ним минут десять, не больше, пытаясь выгнать с поля дурных коров. Сами перетоптали пшеницы куда больше, чем эти безмозглые создания, но с чувством выполненного долга, выгнав их с пшеничного поля на луг, пошли рядом с лошадью. Паренек молчал. Первой разговор завела я:
        - Спасибо, что разбудил. Даже не знаю, что это меня вдруг так сморило. А ты откуда взялся ? Сколько пасу коров, никогда не видела, чтобы здесь кто-то ездил.
        - Да тут редко кто бывает, у Гришки-молчуна характер не приведи боже, не любит он, когда его землю чужие топчут.
        - А ты, что же, не боишься ?
        - Да мне страсть как захотелось на тебя посмотреть. Хлопцы говорили за тебя, что в Малатьевский приехала сиротка из самого Петрограда, что совсем не похожа она на наших девчат. Вот я и решил посмотреть.
        - А откуда узнал, что я здесь коров пасу ?
        - Да за это все говорят, что бедную сироту батрачить заставили. Василисе, родственнице твоей, бабы уже все косточки перемыли. Нет, говорят, у нее ни стыда, ни совести, не успела девчонку откормить как следует, как уже работать заставляет.
        - Дуры твои бабы, глупости говорят, не знают они, что Василиса добрейшей души человек. Просто ничего другого я делать не умею, только коров пасти, и то вот сегодня упустила. А что же мне целыми днями на хуторе делать? Мне здесь очень даже нравится - тихо, покойно, красиво…
        - А звать тебя как ?
        - Наташа я. А тебя как ?
        - Данила.
        - А ты что такой чернявый, цыган что ли ?
        - Может, и цыган, никто за меня ничего не знает. Я - подкидыш.
        - Как это подкидыш ?
        - Да очень просто. Нашли меня в корзинке у церкви, тетка Нюра к себе забрала. Так вот у нее и живу.
        Мы еще долго проговорили с Данилой в тот день, пока не пришла мне пора гнать коров домой. Говорил он с сильным южнороссийским акцентом, нараспев, произнося букву «г» как «х», используя непривычные для моего уха предлоги. Например, «за это» вместо
«про это». Но так говорили здесь почти все, кроме Кузьминичны, которая не один десяток лет прожила в столице. Парнишка был меня старше на два года, но выглядел лет на семнадцать, во всяком случае, мне так показалось. За почти два месяца, что я жила в Малатьевском, это был первый знакомый моего возраста. Все внуки у Григория Кузьмича были малолетними, не старше семи-восьми лет, а чужие на хутор почти не приезжали.
        Встреча с Данилой стала самым ярким впечатлением за все время пребывания в тех краях. Как ни старалась Василиса Кузьминична скрасить мое одиночество, ей это плохо удавалось. Поэтому от тоски по матушке и Оленьке, от невероятной хуторской скуки я стала замкнутой и молчаливой. Страдала добрая женщина от этого безмерно. Она даже заказала брату, частенько отлучавшемуся с Малатьевского в соседние станицы, чтобы он привез мне все необходимое для шитья и вышивания. Дед Гриша накупил целый короб всяких ниток, иголок, пуговиц и несколько отрезов ткани. Все почему-то решили, что для меня это будет лучшим развлечением. Жена Игната Татьяна сама неплохо шила, научила меня кроить из ткани, ну а шить и обрабатывать ткань я научилась еще у Дуняши. Однако шитье не стало панацеей от ностальгии, мне все равно было в Малатьевском плохо.
        Данила на прощанье попросил не говорить обо мне Кузьминичне, пообещав, что на днях непременно приедет навестить меня и моих непослушных коров. Я же не удержалась и вечером проболталась ей о происшествии. Пришлось рассказать все о Даниле. При одном только упоминании о нем бедная женщина изменилась в лице:
        - Тошнехонъки-и-и, да как же это он тебя углядел, откуда прознал про то, что ты коров пасешь?
        - Сказал, что все в округе про это знают, говорят, будто я батрачу на вас. Но я объяснила, что это не так. Мне очень даже нравится на луг ходить.
        - Нет, теперь ни за что тебя одну не отпущу, не дай боже, антихрист этот глазастый чего дурное с тобой сделает.
        - Ничего дурного он не сделает, он хороший. Без него я бы коров ни за что не собрала…
        - Хороший, много ты понимаешь в людях-то. Про него знаешь, чего рассказывают, будто он колдун. Посмотрел на козу Матренину с Лопухинского хутора, она на третий день и сдохла.
        - Ой, а при чем тут Данила ? Может быть, коза от болезни какой померла.
        - Да с чего бы ей помирать-то, здоровая коза была. Просто Матрена на него прикрикнула, чтоб он мимо ее хаты на коне своем бешеном не носился туда-сюда. А ему, видать, не понравилось, он на нее взглянул, как молнией сверкнул. Не глаза, а уголья раскаленные. Матрена сразу почувствовала, что ей не сдобровать. Вот он хворь на козу и накликал.
        Слушала я бредни про Матренину козу, а сама думала, что Даниле больше делать нечего, как козу несчастную душегубить. А вот про глаза точно Кузьминична подметила, действительно, как уголья раскаленные были, когда он меня у ручья будил.
        На следующий день пасти я не пошла, отправили бедолагу Петра, меня же Татьяна за шитье усадила. Так продолжалось недели две, пока я не уговорила деда Григория вновь отпускать меня на луг. Страсти потихоньку улеглись, к тому же я перешила все, что только можно было мне поручить. Татьяна без устали нахваливала меня. Признаюсь, я даже кое-чему ее научила. Хотя Дуняша велела мне все портновские хитрости, которым она меня обучила, держать при себе. Никак не могла понять - что может быть плохого в том, что еще кто-то будет шить так же, как и ты ? Поняла это только в Париже, когда матушка стала работать в театре Елисейских полей. Вот где знания, полученные у Дуняши, оказались спасительными. Только благодаря портновским хитростям матушка смогла получить там хорошую работу. Она умела вышивать такие необычные узоры шелковыми нитями, от которых даже у придирчивых француженок глаза загорались от восторга.
        Каждое утро, собираясь на работу в поле, я прихватывала лишний кусок чего-нибудь вкусненького, чтобы угостить Данилу. Все-таки сирота, наверное, недоедает. Однако Данила на лугу больше не появлялся. Я решила, что просто уже не интересна для местного населения. Посмотрели все на столичную дурочку и успокоились, ничего особенного во мне нет, вот Данила больше и не появляется. Но все было совсем не так. .
        Оказалось, Данила сразу понял, что я все рассказала Кузьминичне, так как на следующий день вместо меня па лугу встретил Петра. Петруша тоже побаивался
«приблудного цыгана», как все здесь называли Данилу, и как умы, так и послал его куда подальше. Мой новый друг обиделся и на меня, и па придурковатого Петра. Поэтому и не появлялся больше па лугу. В следующий раз мы уже встретились с ним зимой совсем при других обстоятельствах…
        Перемена климата сыграла со мной злую шутку. Я не привыкла к тому, что в ноябре стоит роскошная теплая пора - никакого снега и мороза, солнце светит весь день, с улицы уходить не хочется. Не то, что у нас в Петрограде - в пятом часу уже темно, сыро, а иногда и морозы под двадцать. В Малатьевском в ноябре били уток, и мне приходилось выполнять несложную, но и не совсем приятную работу - перебирать утиные перья. Вернее, перья отбрасывать в один таз, а пух - в другой. Кузьминична шутила: «Это тебе на перину, в приданое». Видно, за этим занятием я и подхватила воспаление легких. Сначала болезнь проходила незаметно, я ощущала лишь легкое недомогание и потерю аппетита, а недели через две мое состояние резко ухудшилось. Меня бросало то в жар, то в холод, тело ломило, к тому же одолел сильный кашель. Дед Григорий привез фельдшера, по толку от этого было мало. Бедная Кузьминична день и ночь молилась у лампадки за ее здоровье, ночей не спала, сидя у моей постели.
        Решено было отвезти меня в Лопухинский хутор на лечение к бабке-знахарке. Старушка жила в маленькой избе, закопченной и совсем не беленной известью. На стенах висели пучки сухих трав, отчего в комнате, куда меня уложили на старый колючий тулуп, стоял удивительный весенний запах. Накрыли меня какой-то овчиной. Помню я только этот запах и удивительное ощущение тепла, исходящего от овчины.
        У знахарки Евдохи я пролежала несколько дней в почти бессознательном состоянии. Сквозь дремоту слышала бормотание, чувствовала запах тлеющей травы. Изредка бабка растирала меня жиром, очень неприятно пахнущим, но после этой процедуры мне становилось легче. Однажды я открыла глаза, потому что почувствовала чей-то взгляд, и увидела перед собой испуганное лицо Данилы. Он сидел рядом со мной с мокрым рушником и вытирал со лба пот.
        - Ну вот, оклемалась, наконец, - сказал он с улыбкой, - вишь, как пот побежал, значит, дело на поправку пошло. Говорить-то можешь»?
        - Могу, наверное, давно не пробовала, - прошептала я, - а ты чего тут сидишь?
        - Зашел тебя навестить, как только Кузьминичну увезли. За ней сегодня дед Григорий приезжал, увез в бане попариться, суббота ведь. А то она с твоей болезнью сама скоро сляжет.
        Данила так заботливо говорил о Кузьминичне, что мне даже стало смешно. Она его боится не меньше, чем самого черта, а он переживает о ее здоровье. Удивило меня и то, что он оказался хорошим знатоком лекарственных трав. Они с Евдохой подолгу могли говорить о тех или иных травах, даже спорили иногда, что лучше мне заварить и как принимать отвар. Замкнутая и нелюдимая Евдоха, одинокая старая женщина, с Данилой была очень приветлива, видно, жалела его, сиротинку.
        Просидел Данила у моего овчинного ложа три дня, уходил только на ночь. Иногда я засыпала, и оттого, что он сидел рядом, мне было приятно и спокойно.
        Несмотря на то что он был совсем мальчишкой неполных семнадцати лет, от своих сверстников Данила заметно отличался. Многое умел делать не хуже взрослого, с конем обращался, как лихой наездник, мог приготовить обед, растопить печь, даже травы лечебные знал. Его приемная мать Нюра, овдовевшая еще в русско-японскую войну да так и не вышедшая больше замуж, была не бедной, потому коня справила Данилке лихого, кормила и одевала его, не жалея денег. Однако местные так и не смогли при пять его за равного, памятуя о «корзиночном» прошлом Опять же ярко выраженная цыганская внешность отпугивала как взрослых, так и сверстников Данилы. С хуторской молодежью он общался, но друзей не имел.
        Я тоже была здесь чужой, никому, кроме Кузьминичны, не нужной девчонкой. Это и сблизило нас с Данилой.
        Вскоре я пошла на поправку, и меня увезли от знахарки в Малатъевский. Накануне отъезда мы условились с моим новым другом встретиться на крещенской неделе у той же бабки-знахарки. Мне нужно было найти предлог, чтобы, попасть в Лопухинский, благо, что он находился всего в трех верстах от нашего хутора. Я уговорила блаженного Петра навестить знахарку.
        Пока Евдоха угощала Петра, которого по доброте душевной очень жалела, мы с Данилой сидели в сенях и делились впечатлениями. Конечно, у Данилки их было больше, чем у меня, поэтому я слушала его рассказы с открытым ртом. Он был неплохим рассказчиком, к тому же умел слушать и запоминать. Чем больше я узнавала этого человека, тем больше проникалась к нему уважением. И не только. Несмотря па свой совсем еще юный возраст, я просто влюбилась в него.
        Прошла зима, за ней весна. Летом я снова стала пасти коров на все том же лугу. Только теперь каждый новый день я встречала с улыбкой. Потому что знала, что он принесет мне встречу с самым близким мне человеком.
        Не буду утомлять тебя излишними деталями, скажу только что за все годы моего изгнания, время, проведенное с Данилой, стало для меня отдушиной, светлым пятном в беспросветной деревенской жизни, которую мне уготовила маменька. Своей ссылки в Малатьевский я так и не смогла ей простить…
        Она надеялась, что я смогу отсидеться в забытом богом и людьми Малатьевском, не умру с голоду и не заболею от недоедания. Но в это время на Кубани начались брожения, этот благодатный край так лихорадило, что отзвуки доносились и до нашего хутора. Дон и Кубань, вместе со своим «младшим братом» Тереком, где всем заправляло казачество, не хотели признавать Советской власти. Большевиков активно поддерживала неказачья часть населения, а также дезертиры, которых было в этом краю предостаточно.
        Больше всего боялись, что «красные» могут конфисковать или попросту отнять все нажитое, особенно переживали за отличных лошадей. Ведь казак без коня - уже не казак, поэтому дед Григорий с сыновьями оборудовал закрытый сарай, подальше от любопытных глаз, где в случае чего надеялся спрятать лошадей. Сарай находился километрах в двух от хутора, в лощине, у небольшой речушки, с заросшими кустарником берегами. Был он неприметным, так как летом вокруг было много зелени и кустарников, а осенью из-за распутицы сюда никто никогда не забредал. Помимо стойла для лошадей дед оборудовал небольшую комнатку с топчаном, столом и лавками, ящик для продуктов - соли, муки, спичек. В общем, дед Григорий со свойственной ему обстоятельностью все сделал на совесть, в случае чего здесь можно было пару недель прожить, никому не попадаясь на глаза.
        Весной, когда наступила пора выпаса коров, я приспособилась пасти их в лощине, где находился сарайчик. Трава там была замечательная, коровам ее хватало с лихвой, они не разбредались кто куда, а, откушав изрядное количество сочной травки, тут же укладывались отдыхать. Я же, чтобы не бездельничать, принесла в «схоронку», как называл сарайчик дед Григорий, корзинку для рукоделия с нитками, иголками, выпросила у Татьяны лоскут белого полотна и стала вышивать картину. Такую, как висела в кабинете у отца - всадница на гнедом коне на фоне горящего поместья. Постепенно схоронка стала для меня самым любимым местом, вторым домом, где я была хозяйкой. Казалось, что о ее существовании все позабыли, мне это было на руку. Я каждое утро приходила сюда не как на работу, а как к себе домой, возвращаясь лишь к вечеру в Малатьевский.
        Омоем добровольном уединении в схоронке довольно скоро узнал Данила и стал частенько ко мне заглядывать. Отсутствие друзей и подруг, тоска по Петербургу, чувство покинутости и заброшенности (матушка практически не присылала о себе и сестре никаких известий) сделали свое дело. Мы с ним стали очень близкими друзьями, близкими не только духом, но и телом.
        Удивительно, что прошло столько лет, а я хорошо помню те весенние дни, когда мы почувствовали себя взрослыми и влюбленными друг в друга. Мне только-только исполнилось шестнадцать, Даниле было семнадцать. Наши встречи напоминали скорее ритуал - муж приходит домой, его встречает любящая жена. Я приносила с собой всякие вкусности, он - небольшие подарки для меня, схоронка заменяла нам дом. Здесь было чисто, тепло, уютно, и никого, кроме нас. Только я и Он. Каждого визита я ждала с особым трепетом и волнением, и если Данила немного задерживался, безумно расстраивалась, - а вдруг что-то случилось, вдруг не придет? Но он всегда приходил, такой же взволнованный, как и я. Так получилось, что грешницей я стала с младых ногтей. Возможно, поэтому твою мать, Марьяша, я пыталась воспитывать в строгости, чтобы с ней не произошло такого, как со мной. Но все получилось иначе. Видно, за грехи мои тайные Бог послал мне в наказание такую дочь. А потом смилостивился, пожалел и наградил меня такой славной внучкой, как ты….
        Наши встречи с Данилой продолжались все лето и осень, которая в тех краях замечательная. Бархатный сезон в Сен-Тропе ничто по сравнению с тихими сентябрьскими вечерами в Малатьевском. Но в октябре пошли дожди, скотину стали держать дома, пастушка Наташа вынуждена была помогать по хозяйству. Встречи стали все более редкими, а к зиме прекратились вовсе. Несколько раз дед Григорий, завидев Данилу у околицы, грозил ему берданкой - боялся за своих коней, потому что упорно считал его цыганом и, как следствие, конокрадом. К счастью, старик и не догадывался, что Данила высматривает меня, а не его каурого любимца Бурана, которого он называл Бориской. А вот Татьяна сразу поняла, в чем дело, и сделала свои выводы…
        В своей правоте она убедилась очень скоро. В ноябре, когда выпал снег и па хутор пришла зима, я стала плохо себя чувствовать. «Опять, что ли, заболеваю», - думала по утрам, когда меня начинало тошнить. Начались головные боли, головокружения. Как-то в бане я пожаловалась Татьяне на свое самочувствие. Надо сказать, что она заменяла мне и подругу, и старшую сестру, и мать. Кузьминичне жаловаться на здоровье я боялась - она после моей болезни так переживала, что чуть не заболела сама. С Татьяной я могла говорить на любые темы - из всего моего малатьевского окружения она была самым надежным человеком.
        Когда она стала парить меня веником, я на мгновенье потеряла сознание. Раньше такого не случалось никогда, баню я переносила совершенно спокойно. Татьяна подхватила меня под руки, вынесла в предбанник и стала брызгать в лицо холодной водой:
        - Наталка, что это с тобой, никак опять легкие простудила?
        - Не знаю, меня сильно тошнит, и голова закружилась.
        - И как давно с тобой такое происходит ?
        - Да уж недели две.
        Татьяна рухнула рядом со мной на скамейку, обхватила голову руками и запричитала:
        - Да чтоб ему с коня на всем скаку свалиться! Да чтоб ему руки, ноги переломать ….
        - Тань, ты чего это, а ?
        - Молчи лучше, тоже мне, барынька…
        И так выразительно она на меня посмотрела, что я поняла - случилось страшное. Так оно и было - я забеременела.
        Вот такое, девочка моя, у твоей бабушки в далекой юности случилось приключение. Ничего не может быть в жизни страшнее того, что мне пришлось пережить совсем еще девчонкой. Я прожила очень долгую жизнь, всякое повидала и теперь смело могу утверждать, что за ошибки молодости приходится дорого расплачиваться…
        Первым делом Татьяна принялась поить меня всякими отварами, но толку от этого не было. Я и сама почувствовала, что со мной что-то не так. Но никак не могла поверить в то, что ношу под сердцем ребеночка. О моей тайне знали только мы с Татьяной, которая всеми известными ей способами пыталась избавить меня от плода. Однако справиться с этим не удавалось. Решили обратиться к знахарке Евдохе, которая вылечила меня от воспаления легких. Придумали, что у меня опять начались проблемы с легкими, я даже стала к месту и не к месту подкашливать, чем ужасно напугала Кузьминичну. Татьяна предложила выложить Евдохе все начистоту, она не болтливая, добрая, не раз, наверное, помогала кубанским женщинам в таком деликатном деле, а потом уже принимать решение.
        Евдоха слушала Татьяну внимательно, изредка поглядывая па меня, отчего мне хотелось провалиться сквозь землю: взгляд у нее был суровый. Как, впрочем, и приговор - нельзя такой молоденькой те травы пить, которыми от брюха рожавшие женщины избавляются. Больно слабенькая, здоровье надорвать может. Лучше уж тайно родить ребеночка да в бездетную семью подкинуть. Но об этом знахарка с Татьяной без меня говорили, я от запахов, которые в избе витали, почувствовала тошноту и вышла на улицу.
        Всю обратную дорогу расстроенная Татьяна составляла план наших дальнейших действий:
        - Придется тебе месяца через три, как живот наверх полезет, какое-то время пожить у Евдохиной дальней родственницы на Азове. Своим скажем, что это необходимо, чтобы чахотка не развилась. Пока что чахотка - самый для нас подходящий предлог. Все твои недуги - слабость и тошноту - чахоткой прикрывать придется. Скажем, что не до конца ты пролечилась, па Азов тебе надо ехать, морем дышать.
        - Тань, а как же я там одна буду у незнакомых людей»?
        - А чем ты, девка, думала, когда с цыганом своим миловалась ?
        - Не цыган он вовсе… и ничем я не думала, просто мне хорошо с ним было. Какая у меня радость в жизни - коровы одни …
        Я расплакалась, и Татьяна следом за мной. Она меня очень жалела, понимала, что жизнь у меня на хуторе - не сахар. Матушка совсем, казалось, забыла обо мне - никаких весточек ни о себе, пи об Оленьке не посылала. Живы они или нет ? Я только каждый вечер молилась об их здоровье и о том, чтобы когда-нибудь встретиться с ними вновь. Но надежды на это таяли с каждым днем… Если бы Данила не появился в моей жизни, трудно представить, на что было бы похоже мое хуторское изгнание. Удивительно, при всем том ужасе, который я испытывала, думая о том, что меня ждет в ближайшем будущем - роды, ребенок, и, главное, поездка к незнакомым людям на неведомый мне Азов, я нисколько не сердилась на Данилу. Татьяна крыла его последними словами, по я упорно защищала.
        Мне очень хотелось увидеться с ним, но Татьяна категорически запретила, пообещав самолично расправиться с ним, как только «дух его почует». Зная, насколько страшна она в гневе, я просто опасалась за его жизнь и сидела безвылазно в хуторе. В схоронку мне путь был заказан окончательно.
        Данила, конечно, ходил вокруг, пытался со мной увидеться, но хитрая Татьяна нажаловалась Кузьмичу, что вокруг конюшни ходит, и он, издали завидев Данилу, пару раз пальнул в его сторону из своей берданки. Так начались месяцы мучительного ожидания. Беременность я переносила легко - ранний токсикоз прошел быстро, аппетиту меня был хорошим, я даже расцвела, чем несказанно обрадовала Кузьминичну. Она никак не хотела верить Татьяне, упорно ее убеждавшей в том, что у меня опять начинается чахотка:
        - Что ты глупости говоришь, - ворчала она на невестку, - девка как цветочек лазоревый стала, поправилась, румяная вон какая ходит, а ты - чахотка, чахотка.
        - Эх, ты, старая, - не сдавалась моя наперсница, - это у чахоточных завсегда так - сначала румянец, а потом, как кровь горлом пойдет, поздно будет. Пора, самое время Наталку па Азов везти, давай лучше вещи какие получше собирать начинай…
        Кузьминична хоть и ворчала па Татьяну, но верила ей и очень переживала за мое здоровье. Она вечерами вязала мне теплые носки, а Татьяна втайне от всех шила распашонки и чепчики. Всем я прибавила забот.
        К отъезду на Азовское море все было готово: я была уже на шестом месяце, и скрывать становилось все труднее. Я очень хотела увидеться с Данилой перед отъездом, но Татьяна была неумолима. Она не отпускала меня пи на шаг, а если отлучалась сама, то строго-настрого наказывала Петру глаз с меня не спускать. Путь нам предстоял не то чтобы дальний, но хлопотный - па Ейский лиман на Азовском маре, где жила Евдохииа двоюродная сестра. Была она замужем за рыбаком, имела двоих детей и, по рассказам, была доброй женщиной. Я па доброту ее особенно надеялась, хоть и знала, что к таким гуленам, как я, не больно-то велико уважение. Кому охота возиться с девчонкой, вздумавшей рожать неизвестно от кого ? Но, на мое счастье, и Евдоха, и ее сестра (имя уже не могу вспомнить) отнеслись ко мне хорошо.
        Татьяна быстро нашла с хозяйкой общий язык, навезла ей и деткам ее много подарков, денег, провизии и на следующий день уехала в Малатьевский. А я осталась…
        Не прошло и месяца, как Татьяна вернулась вновь с удивительной вестью - матушка написала письмо, в котором велит мне поскорее возвращаться в Петроград. Я от этой новости пришла в совершенное замешательство - как же я поеду с животом? Мне же еще месяца два ходить беременной, да и как я могу матери-дворянке привезти в подоле ребенка от цыгана? Кроме этого, Татьяна сообщила, что Данила знает все про меня и обещал Татьяне достать меня из-под земли и увезти вместе с ребенком туда, где никто пас не найдет. От таких новостей я, конечно, расстроилась, понервничала, что спровоцировало преждевременные роды…
        Николушка родился хоть и маленьким, но здоровеньким и сильным. Он был таким хорошеньким, таким славным, что я и подумать не могла о том, что совсем скоро с ним придется расстаться. Мне просто не верилось в то, что все это не сон, а реальность. Я просто гнала от себя эти мысли. Татьяна с хозяйкой тоже не могли насмотреться на моего крошечку-сына. Никто не заговаривал о предстоящем отъезде, просто Татьяна чаще молилась и тихонько плакала по ночам. Но время шло…
        Я роды перенесла нормально, ослабела, конечно, но в целом была в порядке, пора было прощаться с гостеприимной хозяйкой. Она уже нашла бездетную семью, в которой с удовольствием приютили бы моего Николушку. Мне же от этой мысли жить не хотелось - отдать в чужие руки этот маленький, теплый комочек… Татьяна тоже страдала от этого и придумывала всякие варианты, чтобы увезти малыша с собой в Малатьевский, а не отдавать в чужие руки.
        Все решилось в одночасье, когда через неделю после родов, поздним вечером, в дверь нашей избы громко постучали. Я кормила Николушку грудью, а Татьяна что-то шила малышу. Стук был таким настойчивым, что мы с Татьяной сразу поняли, что незваный гость пришел нес доброй вестью. Татьяна пошла отпирать дверь, а распахнув ее, громко вскрикнула от неожиданности. На пороге стоял Данила.
        - Собирайся, - первое, что сказал он мне, - мы уезжаем. - Потом взял Николушку на руки и так сильно прижал к себе, что я сразу поняла - сына он не отдаст никому. Потом повернулся к Татьяне со словами: «И не вздумай мне помешать». Но она не собиралась сдаваться. Татьяна схватила висевшее на стене ружье, приставила его к спине Данилы:
        - У тебя еще молоко па губах не обсохло, чтобы указывать мне. Ни ребенка, ни Наталку ты не получишь, понял ? А вот прострелить тебе башку я давно мечтаю. Испортил девчонке жизнь, обрюхатил в 16 лет, а теперь еще и мне приказывает. А ну пошел отсюда…
        - Татьяна, по-хорошему прошу - убери ружье. Ты знаешь, что мне терять нечего, кроме Наталки, а теперь вот и сына, у меня никого пет. И я за них биться буду насмерть. Но не с тобой же мне драться… Убери ружье и лучше помоги Наталке собраться. Мы уезжаем, никто нас больше не увидит в Малатьевском.
        Я наблюдала за этим действом не то что боясь сказать слово, а даже вздохнуть. Непонятно откуда взявшийся Данила, рассвирепевшая Татьяна с ружьем, хозяйка с онемевшим от испуга лицом… Мысли в моей голове проносились с бешеной скоростью, и я никак не могла сообразить, как же мне себя вести в этой ситуации. Данила же тем временем подгонял меня: «Собирайся быстрее». Татьяна, напротив, кричала: «Не вздумай с ним уходить, тебе пора уезжать к матери». Они кричали друг на друга, а я стояла как вкопанная, не решаясь принять чью-то сторону.
        С одной стороны, я уже была морально готова к тому, чтобы побыстрее уехать к матери, но тогда мне пришлось бы навсегда расстаться с моим крохотным Николушкой и любимым Данилой. Второй путь - уехать с Данилой и сыном и навсегда забыть о своем дворянском происхождении, отречься не только от старой жизни, но и от моих родных - маменьки, Оленьки, причинить боль Кузьминичне, Татьяне и всем, кто пригрел меня в такое нелегкое время в Малатьевском.
        Татьяна, казалось, жизни своей не пожалеет, но меня без боя не отдаст. Похоже, что Данила не был готов к такой решимости с ее стороны. Он вообще не знал, что она окажется вместе со мной. Он замолчал, с Николушкой на руках сел па лавку и стал рассматривать его милое личико. Татьяна тоже успокоилась, опустила ружье, уже по-хорошему, без криков и брани заговорила с Данилой:
        - Ты же ничего не знаешь, глупый. Наталке нужно уезжать в Петроград, ее маменька вызывает. Девчонке пора возвращаться к своей старой жизни, она ведь никакая не сиротка, это мы такую сказочку для местных придумали, а вообще она знатного рода…
        - Татьяна, не старайся зря, я все о ней знаю, - перебил ее Данила, - только ты посмотри, что сейчас в России делается… Какой такой «знатный род», сейчас голод везде, это только на вашем богом забытом хуторе тихо и спокойно, пока туда еще пролетарии со своей продразверсткой не добрались. А я же все продумал, у меня и деньги есть, мы уедем вместе с Нюрой, она Наталке поможет с дитем, и заживем, хорошо заживем, я тебе обещаю.
        - Да куда ж ты уедешь, куда?
        - Знаю место, но тебе о нем знать не обязательно. Все, Наталья, собирайся…
        - Нет, Данила, она никуда не поедет с тобой. А сына можешь забрать, все равно в чужие руки отдавать хотели, у вас с Нюрой ему лучше будет.
        Тут настал мой черед удивляться. Услышать такое от Татьяны я никак не ожидала, хотя за время пребывания в Малатьевском именно она стала для меня главным человеком, к мнению которого я всегда прислушивалась. Она заменила мне мать, а Кузьминична была лишь доброй старенькой нянюшкой. Хозяйка тоже ахнула от такого заявления Татьяны. Мы все - я, хозяйка и Данила - посмотрели на нее, ожидая дальнейших объяснений.
        - Пойми, Наталка, так будет лучше для всех, и для тебя в первую очередь. Ты должна поехать к матери, о ребенке она ничего не должна знать, а для Данилы он не чужой, они с Нюрой подымут мальчишку, слава богу, он крепенький, не болезный. Если сможешь выбраться сюда, приедешь, навестишь, может быть, маменьке своей это сможешь объяснить. А завтра с утра я тебя в Питер постараюсь отправить, даже в Малатьевский заезжать не будем.
        Спорить с нею я не стала, потому что была совсем еще ребенком и неумела самостоятельно принимать решения.
        Вот так, Марьяша, в 16 лет я родила сына и тут же бросила его. Вернее, не бросила, а отдала отцу, чтобы вернуться в Петроград. Но это меня перед ним не оправдывает. Когда я первый раз приезжала в Россию, я не решилась навестить его - как бы я объяснила ему, кто я? Какими бы глазами смотрела на сына…
        Как я добралась до маменьки, не помню - после того, как Данила увез Николушку, я проплакала всю ночь, а наутро решительная Татьяна отвезла меня на станцию и посадила на поезд в Петроград. Как я доехала живой, не попав в какую-нибудь историю, для меня остается загадкой. Маменьке я рассказывать ничего не стала, ей было не до моих душевных потрясений. Она готовила наш отъезд в Париж, все дело свершилось за несколько дней. Я только плакала по ночам о Николушке, Даниле и о том, что же я сотворила. Но о причине моих слез маменька меня так ни разу и не спросила, и я ничего, никогда, никому не рассказывала о моем сыне и его отце. Ты, девочка, первая узнаешь об этом, но тогда меня уже не будет в живых.
        P.S. Справедливость должна восторжествовать, Марьяша, и тебе придется этому поспособствовать. На той фотографии, которую ты мне привезла из Тихорецка, несомненно, мои потомки. У Григория много общего с Данилой - глаза, волосы, а Виталик, если ты внимательно приглядишься и сравнишь с моими детскими снимками, похож немного на меня. Это самые близкие твои кровные родственники, Марьяша, ты должна им это как-то объяснить. Я всю жизнь несла свой крест, мучилась, но не нашла сил разыскать сына, внука и правнука. Так что сделай это за меня. Они сильные и мужественные, хоть Виталик и калека, но я уверена, что именно они смогут тебя защитить от посягательств Абду. Кстати, у Виталика, если верить тем медицинским заключениям, которые ты привезла, не такой уж безнадежный диагноз, ему можно помочь. Привези его в Париж вместе с Григорием или можешь поселить их в Мозеле, там, где сейчас хозяйничает Апри Рамбалъ. Мое состояние должно по праву принадлежать моим родственникам, а не этому арабскому извращенцу… Орлов поможет тебе все устроить с документами, ему ты можешь полностью доверять.
        Вот, пожалуй, и все - исповедь закопчена. Надеюсь, что ты будешь не очень строгим судьей.
        Твоя бабушка, графиня Наталья Порошина.
        Париж, 2000 год. 

        ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ

        Глава 1

        Ноябрь - не самый популярный месяц для отдыха в Краснодарье, и поток приезжих с октября по май резко сокращается. Вездесущие бабульки, рекламирующие свои квартиры и дома в частном секторе для проживания отдыхающих, в летние дни стеной обрушивающиеся на пассажиров, в это время нечасто заглядывают на вокзал. Людмила Николаевна Беспалько - в прошлом преподаватель биологии в средней школе, а ныне пенсионерка, за два года пенсионного безделья не привыкшая к тому, чтобы в разгар дня сидеть дома, на вокзал зашла к своей бывшей ученице Каринке, которая здесь торгует фруктами и овощами.
        Сада-огорода Людмила Николаевна не завела - к чему ей, одинокой учительнице, плантации разводить, много ли одной надо? Так она всегда рассуждала, когда видела, как ее коллеги по учительскому цеху с марта по октябрь, помимо основной работы в школе, впрягаются в работу па своих участках. Теперь нет-нет да и пожалеет, что не прикупила участок для нескольких груш и яблонь, когда предлагали. Зато ученики не забывают свою учительницу, которая на уроках думала не о рассаде, которая почему-то засохла на окне, а о том, чтобы детям было интересно на ее занятиях.
        Кариика Медоева, закончившая школу два года назад с серебряной медалью, мечтала стать врачом. Поехала поступать в Краснодар, но тех денег, которые отец отложил на ее обучение, на взятку не хватило. Не добрала полбалла. Теперь вот торгует на привокзальном рынке, помогает семье зарабатывать деньги, которые летом вновь повезет в мединститут. Биологичку Беспалько Каринка очень уважает, поэтому раз в неделю обязательно нагружает ее сумки самыми свежими помидорами, баклажанами и виноградом. Бесплатно Людмила Николаевна ничего не берет, но Каринка взимает с нее символическую плату - десять рублей.
        Только что пришел поезд из Санкт-Петербурга, и на перрон сошли несколько человек. Одна группа - двое симпатичных мужчин и девушка, взяла машину и поехала в город, по всей видимости, в гостиницу, а одинокий пассажир, покрутившись немного по привокзальной площади, направился к Каринке и Людмиле Николаевне:
        - Девушки-красавицы, - обратился он к продавщице и стоявшей рядом с ней учительнице, смутив последнюю своим обращением так, что она покраснела до корней волос, - не подскажете ли вы, к кому можно попроситься на постой на два-три дня?
        - Конечно, подскажем, - ответила сообразительная Каринка, - и далеко ходить не придется. - Вот, хоть бы и к Людмиле Николаевне. У нее очень уютная квартира, и учеников пока не так много. Дорого не возьмет, зато порядок и спокойствие гарантированы.
        Надо отдать Карине должное - за считанные секунды она разглядела, что мужчина вполне прилично одет, не алкаш, скорее, из интеллигентов. Наверняка приехал в командировку, но в неуютной гостинице жить не привык, домашний, видно, мужчинка-то. Людмилу он не обременит, она женщина гостеприимная, а деньги ей как раз кстати будут. Репетиторством она сможет зарабатывать только после Нового года, а сейчас ей на одну пенсию туго приходится. Каринка тут же сообразила, что содрать с него можно побольше, чтобы училка любимая себе что-нибудь смогла приобрести. Такой из-за лишней сотни торговаться не станет:
        - Только знаете, любезный, у Людмилы Николаевны все больше ученые останавливаются, которые на химзавод приезжают, - тут же присочинила Карина, - у нее отличная библиотека есть, ею и попользоваться можно, кабинет для работы. Так что все удовольствие стоит 150 в сутки. А если захотите с обедами, то доплатить придется. Только деньги вперед.
        Изумленная проворством своей ученицы, Людмила Николаевна даже ахнуть не успела, как ее квартира, которую она никогда никому не сдавала, превратилась в райское местечко для приезжего. «А ведь неплохо бы было», - только и успела подумать она, а довольный мужчина уже по-хозяйски стал выбирать на Каринкином прилавке фрукты. Затем взял авоську из рук изумленной пенсионерки и спросил, в какой стороне находится дом…
        А первая группа тем временем расположилась в гостинице. Дежурная немного удивилась, что мужчины разместились в одном номере, а девушка - в отдельном, хотя по всему было видно, что они с молодым парнем не чужие. Разложив бумаги на столе, в абсолютно пустом гостиничном баре, они что-то напряженно обсуждали.
        По дороге в Тихорецк Марьяша с большим трудом нашла в себе силы, чтобы все без утайки рассказать Порецкому. Тайна бабушкиной страсти никак не могла стать достоянием общественности - это закон. Но как же тогда действовать? Как привезти в Париж брата и племянника, которым по завещанию отходит приличная часть наследства, не озвучив при этом истинного положения дел? Ведь мать поднимет на войну с безвестными Екшинцевыми все парижское правосудие… Возможно, даже удачно оспорит завещание, ничего для этого не пожалев. Марьяше и новоявленным родственникам понадобятся сильные юристы. Вряд ли Орлов сможет один с этим справиться, да и захочет ли он открыто противостоять матери, пока не ясно, во всех ли начинаниях он согласен поддерживать Марьяшу.
        Помочь может только «гений юриспруденции» Порецкий, но язык не поворачивается рассказать ему всю правду, тем более что сама она никак не могла поверить в то, о чем ее бабушка поведала в своей исповеди. Наталья Порошина - эталон, образец для подражания - на самом деле, оказывается, совсем другая. Она родила и бросила ребенка в далекой юности. Конечно, у каждого человека может быть свой скелет в шкафу, но брошенный в молодости ребенок, прижитый неизвестно от кого, - это уже чересчур. Таких женщин принято осуждать, но кто бы посмел осудить Наталью Порошину, которую никто иначе чем Графиня с большой буквы не называл? Как ей удавалось жить с гордо поднятой головой и в душе при этом всю свою жизнь мучиться от сознания того, что она отказалась от собственного сына?
        А теперь эту историю, которую Графиня сумела скрывать столько лет, придется рассказать Мишане. Обманывать и придумывать она не станет - не тот Миша человек, который может поверить в более красивую, но менее правдоподобную историю. Он юрист с большим опытом работы, любого авантюриста насквозь видит - чутье у него на генетическом уровне развито, как нюх у охотничьей собаки. Ему придется рассказывать всю правду, а там уже будь что будет.
        Марьяша всеми способами гнала от себя мысль о том, что она просто влюбилась в Мишу, и, если уж быть до конца откровенной, очень надеялась на взаимность с его стороны. Но при этом ужасно боялась выдать себя. Она считала, что отношения между ними возможны только в том случае, если Миша первым сделает шаг навстречу. Конечно, он предпринимал такие попытки, но тогда еще была жива бабушка, и им было не до пылких чувств - нужно было разыскать Екшинцевых, проникнуть к ним в дом, познакомиться. Без Миши она бы с этим не справилась. Тогда он ей здорово помог.
        Теперь предстоит не менее трудное испытание - объяснить Григорию и Виталию, что они - ближайшие ее родственники. Что теперь у них начнется совсем другая жизнь - не жалкое существование в заштатном российском городке, где куры ходят по улицам, а жизнь в Париже или в любом другом городе мира, в котором они захотят жить. Теперь они будут богаты, бабушка не забыла их в своем завещании. Но только КАК им все это объяснить? Значит, придется рассказать всю неприглядную историю бабушкиной жизни, а так как одной с этим ей не справиться, значит, сначала надо будет все рассказать Мише, чтобы он подсказал нужный ход. Опять Мише…
        Первые сутки в поезде Марьяша никак не могла найти повода поговорить с Мишаней. Она просто извелась, пытаясь завести разговор, но постоянно мешал Симон.
        Симон - удивительно активный для своих лет мужчина, то и дело отвлекал Мишу своими расспросами. По-русски он говорил неплохо, но многих тонкостей языка не знал, а Мише, похоже, нравилось с ним общаться. Они часами болтали друг с другом, играя в карты или просто глядя в окно на однообразные пейзажи…

«Ну и дурой же я была, когда решила взять с собой Симона, - злилась на себя Марьяша, - ну зачем, спрашивается, я его с собой потащила в Россию?» Вопрос, между прочим, риторический, так как ответа на него нет. Симон - часть жизни, он всегда был рядом - когда умер отец, когда бабушка заболела, да и раньше, когда со мной некому было съездить на аттракционы. Он просто заменил отца, причем без всяких обязательств со стороны Полины. Безответная любовь к моей расчудесной матушке, длившаяся второй десяток лет, сделала его другом нашей семьи, он привязался к нам с бабушкой, стал почти родственником, вот и после ее смерти столько формальностей уладил. И когда я решила поехать в Россию, чтобы уладить дела с Екшинцевыми, он ни за что не отпускал меня одну. Заявил, что поедет со мной, и все тут. А у меня и в мыслях не было ему отказывать, я все приняла как должное.
        А ведь Симон тоже пребывает в полном неведении, что мне предстоит в Тихорецке. И тоже молчит, не докучает мне вопросами. Они как будто сговорились с Мишаней играть в моих благородных помощников. Нет, пора набраться смелости и все им рассказать. Вот во время обеда выпью для храбрости и все им расскажу…
        Выпить для храбрости Марьяше удалось, но ее благородные помощники, тоже решившие побыстрее вывести девушку на откровенный разговор, успели принять несколько больше. Мишаня перехватил инициативу:
        - Марьяша, пора бы познакомить нас с тем, что нам с Симоном предстоит делать в Тихорецке.
        - Я знаю, Миша, что пора, но пока не придумала для вас соответствующего задания. Думаю, может быть, ты мне поможешь?
        - Я не против, но от твоей загадочности меня уже начинает тошнить. Тебе самой не надоело играть в секреты? Сколько можно держать меня в полном неведении? И не только меня. Симона ты притащила из Парижа и тоже не словом не обмолвилась о том, зачем он тебе нужен.
        - Симон, сколько я себя помню, всегда в трудные моменты мне помогал. Это у него хобби. Я сказала, что мне в России предстоит сделать одно нелегкое дело, он тут же собрался ехать со мной, чтобы помочь.
        - А ты даже на пальцах не объяснила, что ему предстоит делать. Решать ребусы, придуманные твоей покойной бабушкой, даже мне, как профессионалу, непросто. Тайны, секреты… Марьяша, давай определяться: что, черт возьми, ты собираешься делать в Тихорецке?
        - Миша, пойми, я должна тебе рассказать бабушкину тайну, тебе - в первую очередь. Но решиться на это я никак не могу. Налей мне еще рюмку для храбрости и заставь меня рассказать тебе все без утайки.
        Марьяша залпом выпила рюмку бренди, заставила Мишу разбудить задремавшего Симона и рассказала им все, что знала о внебрачном ребенке графини Порошиной.
        На своего квартиранта Сергея Людмила Николаевна не могла нарадоваться: воспитанный, галантный, образованный. Представился как сотрудник петербургской консалтинговой фирмы, который приехал по заданию клиента выяснить ситуацию на рынке недвижимости. Его клиент - очень солидный предприниматель, планирует приобрести здесь участок для постройки небольшого завода по переработке овощей и фруктов. Он должен разведать обстановку, присмотреть подходящее место, выяснить все у районной администрации, а затем написать отчет своему начальству. Поэтому с утра Сергей, позавтракав, уходил по делам. Возвращался к обеду и через два-три часа уходил вновь уже до позднего вечера.
        Людмила Николаевна просто ожила. Мало того, что он хорошо заплатил за аренду комнаты, так ведь еще и с удовольствием питался тем, что она готовила из самых отборных продуктов. Через день она бегала к Каринке на рынок за овощами (Сергей оказался вегетарианцем) и каждый раз благодарила ее за то, что она лихо нашла ей такого выгодного квартиранта.
        Кариика радовалась не меньше своей любимой учительницы. Людмила Николаевна теперь у нее закупала самые дорогие продукты и не за символическую десятку, а по реальной цене. Жил квартирант уже неделю, а не три дня, как сначала сказал. Вот только его род занятий Карине показался странным - приехал, чтобы все разведать про какой-то заводик, ходит якобы по всяким инстанциям, собирает необходимую информацию. Если бы в городе было хоть что-то, имеющее стратегическое значение, она подумала бы, что он шпион. Но шпионить в Тихорецке было явно не за чем.
        А может быть, его интересует конкретный человек? Карине, обожающей детективы, эта мысль очень понравилась. Она стала мысленно перебирать более или менее известных личностей в городе, но никто, по ее мнению, для заезжего Сергея интереса не представлял. Но все равно, раз сосватала его в квартиранты к Беспалько, надо будет держать это дело на контроле. Пока деньги училке платит хорошо, но вдруг перед отъездом что учинит? Она решила посоветоваться со своим братом Русланом, который был на два года старше, но намного опытнее Каринки во всех делах, касающихся темных личностей. Конечно, в большом городе на обычного командировочного никто и никогда бы не обратил внимания, ну живет себе мужчина, собирает информацию, до него и дела бы никому не было. Но в маленьком городке, где жизнь такая скучная, всем до всего есть дело. Особенно такой любопытной девушке, как Каринка Медоева.
        Вечером, когда Руслан подъехал на своем стареньком «Опеле», чтобы забрать ее с рынка, Каринка поделилась сомнениями насчет квартиранта биологички:
        - Знаешь, Руслан, неспокойно мне. Это же я его Людмиле подсунула. А этот Сергей - непонятно чем занимается, но деньги хорошие платит и на еду дает ей много. Вдруг он темные делишки замышляет, а? Ты бы узнал.
        Тебя детективы до добра не доведут. Лучше бы за учебниками сидела, если опять собираешься в институт поступать. А если передумала, так давай тебя замуж отдадим, чтобы всякой фигней голову не забивала. Тоже мне, сыщица…
        Однако, поворчав на сестру для отвода глаз, Руслан задумался. И вправду, чего мужику в Питере не сиделось? Какой к черту заводик, какая недвижимость? Это все для отмазки, чтобы учительница лишних вопросов не задавала. А на деле Сергей этот совсем за другим приехал. Он явно за кем-то следит, не за теми ли тремя чудиками, которые к Витальке Екшинцеву приехали?
        Хотя чудик там, похоже, только один - иностранец. А парень с девахой очень даже конкретные ребята. Особенно парень Руслану не понравился - красивый, широкоплечий, разодетый. Руслан очень не любил парней, которые были лучше его, Руслана Медоева. В Тихорецке за ним давно закрепилась слава Казановы и крутого парня, девчонки бегали за ним табунами. А тут вчера в ресторане «Нептун», часов около девяти вечера, заявились этот приезжий со своей девицей и иностранным мужиком, на грузина похожим, и давай развлекаться.
        Заказал все самое дорогое, понятно, чтобы перед девицей своей покрасоваться. Потом музыкантам песню Джо Дасена заказал (ну где это видано, чтоб в наше время в ресторане Джо Дасена играли?), так ведь нашелся умелец. Да так лихо исполнил, что в зале все аплодировали. Потом к их столику подошли Виталька на костылях и его папаша, абсолютно трезвый, что с ним редко бывает.
        В общем, у них там банкет образовался, и не слабый - с тостами, танцами и весельем. Когда Виталька на минуту вышел в туалет, Руслан дождался его на выходе, предложил покурить, а заодно и поинтересовался, кто такие. Руслан с Виталькой в одной школе учились, немного были знакомы, а так как после Чечни он вернулся инвалидом, все местные парни его жалели и потихоньку присматривали, чтобы никто не обижал. Но потому, что Виталька был веселым, Руслан понял, что гости особой опасности не представляют. Да и в случае чего мужики Екшинцевы любому отпор дадут, крепкой они породы. Но спросить все-таки надо, мало ли что.
        - Да ты, Русик, не волнуйся, это друзья. Все нормально, лучше за своей Наташкой приглядывай, а то она вон Мишку на танец пригласила, пока ты по туалетам за мной бегал, - сказал, улыбаясь, Виталька и пошел к своему столику.
        Действительно, Наташка - зазноба Руслана, с которой он встречался второй месяц, уже танцевала с этим питерским качком, причем, очень откровенно прижавшись к нему.
«Вот ведь, шалава», - подумал про себя Руслан, но пару разбивать не пошел, а просто тихонько поглядывал за развитием сюжета, не проходя внутрь зала. Музыка кончилась, качок проводил Наташку до столика и немедленно вернулся к своим, где веселье шло вовсю. Григорий разливал по рюмкам вино, громко смеялся и постоянно подшучивал над грузинистым иностранцем, который далеко не все понимал и постоянно спрашивал у девчонки, что значит то или иное высказывание Григория. Сколько Руслан себя помнил, но чтобы Гришка Екшинцев ходил по ресторанам, да в такой приятной компании, это что-то новенькое. Не говоря уж про Витальку, который до Чечни маловат был по ресторанам ходить, а после армии ему уже не до ресторанов стало, с костылями много не потанцуешь. Докурив сигарету, Руслан собрался было зайти в зал, но заметил, что за веселым столиком Екшинцевых наблюдает не он один.
        Каринкин протеже, которого она на постой к биологичке определила, сидел в углу и очень внимательно следил за самым веселым столиком в ресторане. Конечно, не он один поглядывал на Екшинцевых и их спутников. Понятно, для местных это просто развлечение, не более того. А вот почему приезжий так внимательно рассматривал, если не сказать, следил за теплой компанией, это Руслана удивило. Но пора было всерьез поговорить с Наташкой, с чего это она вздумала качка питерского приглашать па танец?
        Теперь, после разговора с Каринкой, Руслан задумался, почему этот командировочный так внимательно следил за Екшинцевыми и компанией? Может, сказать Гришке или Витальке, что за ними следят? Нет, пожалуй, не стоит, а то еще всякие вопросы начнут задавать, лучше просто послежу за командировочным. Не зря же Каринка забеспокоилась… Правда, он подозрительный, хоть с виду и неприметный. Не то что этот качок питерский. Наташка после разговора «с пристрастием» заявила, что он похож на актера, который играет Леху в «Агенте национальной безопасности», вот, мол, поэтому и пригласила. Хотела автограф взять, а он и не артистом вовсе оказался.

        Глава 2

        О том, что в голове простого тихорецкого парня бродят такие мысли, естественно, никто не догадывался. Вчерашний банкет Мишка организовал по поводу того, что, кажется, все улажено. Марьяшино самоистязание благополучно завершилось. Чем больше он узнавал историю ее семьи, тем больше хотелось ее пожалеть. Боже, как эти графинькины заморочки осложнили жизнь бедной девчонки! С одной стороны ее допекает мамаша со злобным арабом Абду, с другой - бабушка перед смертью «сюрприз» приготовила - поезжай, внучка, туда, не знаю куда, найди того, не знаю кого, и объяви своим новоявленным родственникам, что они теперь богатенькие, как Буратино. Это ж надо, мучиться почти 80 лет сознанием того, что в России у тебя есть сын, и не сделать ничего для того, чтобы его найти. Вот как понять после этого женскую душу, а?
        Мало того, после смерти Графиня все это повесила на внучку. А Наташка Истомина еще уговаривала меня, что она просто чудо, а не бабулька. И ведь имея такие связи, Порошина могла давно получить любую справку о своем незаконнорожденном ребенке и его отпрысках, так ведь нет, надо было сначала умереть, а потом поручить все этой девчонке!
        Да уж чудо-бабулька, от ее жизненных историй Марьяша чуть до нервного срыва не дошла. После того как захмелевшая Марьяша всю ночь рассказывала им с Симоном историю своей бабушки, изредка прерываясь, чтобы поплакать навзрыд вместе с эмоциональным Симоном, Миша окончательно понял, что любовь к женщине и жалость к ней же - это две стороны одной медали. Будь Марьяша обычной француженкой - в меру кокетливой, упакованной, без проблем и комплексов, раздирающих ее изнутри, наверное, ничего бы серьезного у них получиться не могло. Ну, повстречались бы, переспали, как водится, пообщались немного и разбежались. Таких сценариев развития любовного сюжета в Мишкиной биографии можно насчитать немало. Француженок, правда, не было, зато были американка и красотка из Праги. А также достаточно богатый ассортимент отечественных красавиц…
        С Марьяшей все совсем не так, все не как у людей. Его в последнее время часто посещали мысли о том, что нормальных отношений с девушкой у него просто не может быть. Он все время живет не по правилам, все делает между прочим, как Бог на душу положит. Хорошо, если Бог, а вдруг совсем даже наоборот.
        У Марьяши, кстати, все тоже не по-людски получается, ей все время приходится решать задачки, которые для нее как будто кто-то специально придумывает.

«Все мои школьные и университетские друзья давно обзавелись семьями, детьми, дачами и квартирами, - размышлял Миша, поджидая в своем гостиничном номере Симона, - а у меня только работа, а на все другое, например на организацию семьи, ни времени, ни сил нет. Как это я лихо закрутил „на организацию семьи“», - посмеялся сам над собой Миша и, чтобы побыстрее отделаться от мрачных мыслей, решил пройти в номер к Марьяше.
        В коридоре, напротив ее дверей, какой-то тип, присев на одно колено, завязывал шнурок ботинка. «Вот тоже нашел местечко», - подумал Миша, не обратив никакого внимания на этого неприметного парня, обошел его стороной и решительно постучал в дверь Марьяшиного номера. Услышав: «Войдите, не заперто», Миша тихонько открыл дверь.
        Симона у нее тоже не оказалось. И это было доброй приметой. В последние несколько дней им никак не удавалось побыть наедине. То Симон, то родственники Екшинцевы - надоели до чертиков. А к Марьяше последние несколько дней его тянуло все сильней. Тогда в поезде так хотелось прижать ее.
        плачущую, к себе, погладить по голове, как ребенка, и сказать: «Не плачь, я никому не позволю тебя обидеть, я сумею тебя защитить». Но сделать это помешал Симон.
        Потом в ресторане местная девица не вовремя на танец пригласила да так прижалась, что было просто неловко отпихнуть ее от себя. Нравы здесь, однако, вольные. К тому же девица была не одна, чего ее вдруг потянуло к совершенно постороннему человеку? А Марьяше это не понравилось - после того, как вернулись в гостиницу, все попытки остаться наедине закончились провалом.
        Открыв дверь, он увидел Марьяшу, сидевшую на полу и рассматривавшую семейные фотоальбомы. Она выпросила их у Григория, чтобы посмотреть, какими Екшинцевы были еще несколько лет назад - до смерти Людмилы, до Чечни, до того времени, когда Григорий еще не был пьяницей, а Виталий - инвалидом. Совсем другие лица, счастливые…
        Она подняла глаза, попыталась улыбнуться, но у нее это плохо получилось. По припухшим векам и шмыгающему носу нетрудно было догадаться, что Марьяша опять плакала.
        - Не изводи себя так, - сказал Миша и присел рядом, - Какой забавный у них пес. Здесь еще совсем глупый, вроде как улыбается, - сказал он, глядя на черно-белый снимок, где Гигант - еще совсем щенок - сидит у ног юного Виталия.
        Именно Гигант со своей забавной мордой был виною тому, что Миша не сдержался. Он обнял Марьяшу за плечи, развернул к себе и заглянул в распухшие, но такие чудные глаза - светло-голубые с темным, почти синим ободком.

«Как же сильно я хочу ее», - только и успел подумать он, притягивая к себе теплое стройное тело.
        Запах едва уловимых духов вскружил голову Мишане. А может быть, и не духи были виноваты, но всегда сдержанный в отношениях с нею Миша потерял голову.

«Неужели наконец-то решился», - пронеслось в голове у Марьяши, обхватившей в ответном порыве его за крепкие, красивые плечи. Больше всего на свете ей сейчас хотелось оказаться в его объятиях…
        Для не совсем уже юной Марьяши, которую покойная графиня в душе считала «синим чулком», в отличие от своей очень уж раскрепощенной дочери Полины, то, что произошло у них с Мишей, было значительным событием. Всех ее поклонников можно было пересчитать по пальцам одной руки. Да и поклонниками их можно было назвать с большой натяжкой.
        Роже - самый верный и практически друг детства, был славным парнем, но никак не мог претендовать на то, чтобы стать ее избранником на всю жизнь. Бесспорно, он был влюблен в нее, но вот Марьяша воспринимать его как любимого мужчину никак не могла. Друг, приятель, товарищ, - да, но любимый - это совсем другое. Он должен иметь совсем иную внешность, быть мужественным, красивым, остроумным, надежным…
        Все ее приятельницы и подружки в душе подсмеивались над Марьяшей. Активную, полную сексуальных приключений жизнь они начали лет с 15-16, а Марьяшка, по их мнению, явно засиделась «в девках». Конечно, чтобы прилично учиться в Сорбонне, надо много времени проводить в библиотеке, читать запоем умные книжки и учебники. У других совмещать все это получается, а у Марьяши - нет. Даже верная Нюша, известная своими пуританскими взглядами, уже так и сяк намекала Марьяше, что пора бы паренька завести. «А то ведь и прогуляться не с кем, - сокрушалась бедная женщина. Но во Франции Марьяше такой никак не попадался, а как только прилетела в Россию, так сразу и встретила - Мишу Порецкого.
        Но он был просто неоценимым помощником в ее делах и, скорее всего, у него уже кто-то был на примете. Так что рассчитывать на него Марьяша и не пыталась. А уж о том, чтобы кокетничать с ним, и мечтать себе не позволяла. Хотя ей иногда казалось, что Миша не просто из профессионального интереса помогает ей (она, кстати, планировала в конце своей миссии заплатить ему немалый гонорар), но тоже испытывает к ней некий интерес, как к женщине. Но потом опять что-то происходило, и ей уже было не до анализа таких тонкостей.
        Миша, напротив, страдал от мысли, что Марьяше он нужен просто как помощник. Ей выпала нелегкая доля - замаливать грехи своей покойной, горячо любимой бабушки, которая не постеснялась перед смертью взвалить на внучку такую тяжкую ношу.
        Начать действовать по привычной схеме охмурения, которая у него была отлажена до автоматизма, в отношении Марьяши он никак не мог. Ситуация не располагала. Но с другой стороны, все время исполнять роль ее помощника и советника при зарождающемся влечении было тяжко. Он настраивал себя на то, что нужно еще немного подождать. Вот поговорим с Екшинцевыми, нервишки у Марьяши придут в норму, тогда и возьмем свое. Долго ждать не пришлось.
        К счастью, и Виталий, и Григорий - вполне приличные парни оказались, хоть и долго Не могли уяснить себе все, что с ними произошло. Все так лихо было закручено, как в мексиканском сериале, что поверить во французскую бабку-миллионершу было очень трудно. В кино так бывает, а в жизни не часто. Но Марьяшу они приняли нормально.
        Когда вся дружная троица ввалилась к Екшинцевым в дом, уже под вечер, право быть основным докладчиком по делу о неожиданно привалившем наследстве Миша взял на себя.
        После его пламенной речи Григорий соскочил со стула, долго кружил по комнате, задавал совершенно нелепые вопросы. Вышел из комнаты, принес из подвала большую бутылку вина, разлил по стаканам.
        Все напряженно молчали: Марьяша сидела, опустив глаза в пол, как провинившаяся школьница, Виталий во все глаза смотрел на Мишку, как будто раздумывая, правду он говорит или прикалывается, только Симон сохранял присутствие духа, ожидая развязки. Он то и дело попивал из граненого стакана вино, явно наслаждаясь его вкусом.
        Затянувшееся молчание первым нарушил Григорий. Он подошел к Марьяше, которая уже начинала шмыгать носом, готовая расплакаться, обнял ее за плечи, заглянул в глаза и сказал:
        - Надо же, никогда никакой родни и в помине не было, а теперь вот на старости лет сестричка появилась. Да еще такая смелая, я бы даже сказал отчаянная, за тридевять земель прикатила, чтобы за бабку свою покаяться, - он отстранился, пристально посмотрел ей в глаза. - А ты молодец, девка. Только ты не плачь, не надо, мы, наоборот, радоваться должны, что теперь нам веселей жить будет. А если поможешь Витальку на ноги поставить, так это, почитай, жить заново начнем, а? - он снова обнял свою новоявленную двоюродную сестру, которая тут же уткнулась в его плечо и заплакала.
        Виталька тоже шмыгал носом…
        Миша вспоминал об этом вечере с теплотой. Выпили они тогда знатно. Марьяша после первой рюмки крепчайшего екшинцевского вина да после двух бессонных ночей в поезде моментально уснула. Релакс начался.
        Симон на правах почти что отца перенес ее спящую на диван, укрыл вязаной дырявой шалью и подсел к Григорию. Мужская беседа была долгой, основательной. Миша, в отличие от разболтавшихся и немедленно подружившихся Симона и Григория, старался пить поменьше, а слушать побольше. Все-таки это не просто «встреча на Эльбе», а вполне серьезная процедура, связанная с определением наследственных и имущественных прав.
        Чтобы стать родственниками на бумаге, им еще предстоит пройти немало инстанций. Но главное, что люди оказались хорошие. В этом Миша был уверен.
        О том, что будет дальше, пока они с Марьяшей не говорили. Скорее всего, она уедет в Париж, заберет своих славных родственников, а про хорошего парня Мишу забудет. Сделал дело - гуляй смело. Наташе Истоминой помог, семье объединиться помог - сразу два добрых дела сделал. Все, свободен.

…Так Миша рассуждал перед тем, как решил зайти в номер к Марьяше. А увидев ее заплаканную, сидящую на полу среди старых фотоальбомов, не выдержал. Просто понял, что напрасно доказывал себе, что между ними, кроме дела Екшинцевых, ничего другого не может быть. Может, и должно быть. Марьяша обрела не только родственников, но еще и нашла любимого. И он должен ей это доказать.
        Доказывать принялся немедленно, даже не сообразив, что это лучше делать на кровати, а не на полу в гостиничном номере…
        Симон с Екшинцевыми нагрянули неожиданно. Услышав его звонкий смех в коридоре, Марьяша вскочила первой и стала лихорадочно одеваться:
        - Скорее вставай, Симон идет по коридору, и не один.
        - А где моя футболка?
        - Держи свою футболку, одевайся.
        Она бросила ему футболку, с трудом подавляя желание вновь оказаться в этих объятиях: смотреть на обнаженного Порецкого не было сил… Голова у Марьяши кружилась от счастья, а верного и преданного Симона, голос которого был слышен уже у самой двери, хотелось просто придушить.

        Глава 3

        В то время как Миша с Марьяшей рассматривали фотоальбом со всеми вытекающими из этого просмотра последствиями, Симон, разомлевший в жарко натопленной комнате, развалясь сидел в уютном кресле.
        В руках - бокал виноградного вина, в кресле напротив (хоть и инвалидном) - приятный собеседник. Сказочные ощущения уюта, спокойствия, полной изоляции от шумной парижской жизни.
        Последние три дня он почти безвылазно находился в доме Екшинцевых. Пока Григорий был на работе, в автомеханических мастерских, они с Виталием вели неспешные
«светские» беседы - о том, например, что климат в Краснодарском крае удивительно похож на южно-французский. В ноябре почти не бывает минусовой температуры, а иногда доходит до плюс 10-15 градусов, еще можно собирать поздние сорта винограда и делать из него вино. У его брата в Провансе тоже есть виноградники, не так много, конечно, но свое вино они ежегодно производят. Только вино, которое делает Григорий, более крепкое, не такое нежное, как прованское, но пить его не менее приятно.
        Виталий за годы затворничества отвык от людей, и общение со словоохотливым французом ему было только в радость. Симон многих вещей не понимал, например, зачем это из допотопного неработающего телевизора и запчастей собирать такой же допотопный телевизор, но работающий, если эти модели вот уже лет двадцать как устарели, не проще ли купить новый? А Виталий пытался объяснить ему, что в этом и состоит вся прелесть процесса - из металлолома сделать действующий аппарат.
        Он никак не мог привыкнуть к мысли о том, что теперь они с отцом богаты: им принадлежит квартира в центре Парижа, усадьба с конюшнями и что-то еще из недвижимости, что именно, он даже и не пытался запомнить, и много-много денег в байке. Пока, правда, воспользоваться этим нельзя, так как еще предстоят какие-то формальности. Но то, что они с Марьяшей и этим классным парнем Мишей поедут сначала в Питер, а потом и в Париж, уже точно. Отец пока тоже ходит на работу в свои мастерские, так как тоже не верит в то, что стал богатым.
        Вообще вся эта история с вновь приобретенной сестрой Григория и тетей Витальки кажется вымыслом. В детстве мать говорила, что Екшинцевы - знатного дворянского рода, но ей никто не верил. Вернее сказать, никто не придавал этому значения. Какие могут быть дворянские корпи у обычных пахарей-крестьян? Вот бы теперь расспросить маму о том, что она имела в виду. Откуда узнала она про дворянские корни? Но ведь на тот свет не позвонишь…
        Виталий не решался расспрашивать свою тетю Марьяшу (тоже мне, тетя - старше на пару лет) о прабабушке. Он вообще стеснялся ее, как, впрочем, и Григорий, а вот болтливый Симон может рассказать много интересного.
        - А какой она была, графиня Порошина? Наверное, очень крутой? - спросил он разомлевшего Симона.
        - Она была невероятной женщиной, настоящей аристократкой, таких больше нет.
        - А Полина?
        - А в Полину последние лет двадцать я был безумно влюблен. Но чем больше делал для нее добра, тем больше был наказан. Она совсем другая, не похожа ни на мать, ни тем более на дочь. Просто клубок противоречий, а не женщина. За это, наверное, я ее и любил.
        - Ты говоришь «любил», а теперь что, уже больше не любишь? Другую встретил?
        - Пока еще сам не разобрался в своих чувствах, но мне здесь в России очень приглянулась одна женщина. И я даже ловлю себя на мысли о том, что совсем не вспоминаю о Полине.
        Виталий немного замялся, видно было, что он хотел спросить у Симона что-то очень его интересовавшее, но не решался. Симон, приговоривший уже один стаканчик домашнего вина, был в хорошем расположении духа, тем более что парнишка ему очень нравился. Он сам пришел ему на помощь:
        - Ты не комплексуй, спрашивай все, что тебе интересно. Пользуйся правом хозяина - на любой твой вопрос я, как гость, обязательно должен ответить.
        - Вот ты говоришь, что двадцать лет в нее влюблен. Она тебе взаимностью не отвечала, и что же, у тебя все это время не было женщины?
        Симон заржал так, что даже встрепенулся ленивый Гигант, давно уже переставший реагировать на не по годам шустрого француза. Приступ смеха длился минут пять, все это время Виталий сидел, потупив глаза.
        - О, sancta simplicitas! - прервался, наконец, Симон. - Как давно я так не смеялся! Я, по-твоему, похож на монаха-отшельника?
        - Нет, как раз наоборот, очень даже представительный мужчина, наверное, женщинам такие нравятся…
        - Женщинам любые мужчины нравятся, но особенно - состоятельные. Так что, признаюсь, за эти двадцать лет я не часто спал один в своей постели.
        - С нелюбимыми, что ли?
        - Естественно, мой юный друг. Скажу больше, любовь и секс - это, знаешь ли, совершенно разные понятия, как помидор и виноград, например. Не станешь же ты сравнивать, что лучше?
        - Понятно, что не стану, каждый по-своему хорош.
        - Абсолютно с тобой согласен. Вот и в жизни, каждая женщина по-своему хороша - и та, которую ты всю жизнь любишь, хоть и безответно, и та, с которой просто спишь. Понял меня?
        - Не-а, не понял. Это совсем уж по-французски. Зачем же тогда люди женятся - чтобы любить друг друга и спать вместе. А тебя, Симон, послушать, так получается, что любишь ты одну, а занимаешься сексом с другой. Где логика?
        - Ой, какой же ты глупый. Да если бы у всех в жизни так было - влюбились, поженились и умерли в один день. Таких гармоничных союзов в природе практически не существует. Это удается единицам, понимаешь?
        - Значит, мои родители были как раз тем единичным случаем. Они очень любили друг друга, никогда не ругались, и папа по другим женщинам не ходил. Жаль только, что мама так рано умерла. Он ведь уже сколько лет бобылем ходит, а на других женщин не смотрит. Потому что одну мать любил, а ты «секс одно, а любовь - совсем другое». Француз ты, Симон, и этим все сказано. Как у нас говорят - кобель.
        - Кобель, насколько я понимаю, это ваш Гигант, а я к собакам никакого отношения не имею.
        - Гигант давно уже не кобель - у него все половые инстинкты жиром заплыли, ему даже лаять лень. А кобелем у нас тех называют, кто, как и ты, «любят» одну, жену, например, а сами налево и направо ходят.
        За обсуждением «вечных» тем их и застал Григорий, вернувшийся с работы. Он был слегка взволнован:
        - Что, батя, написал заявление об увольнении? Или опять не решился? - с надеждой спросил Виталий, зная, как тяжело отцу решиться на уход из мастерской.
        - Заявление я написал, но меня не это заботит. Опять возле нашего дома хлопец крутится, которого я в ресторане приметил. И ведь уже не первый раз. Может спросить, что ему надо?
        - Так он тебе и ответил, смешной ты отец, право слово.
        - Так я его как следует спрошу, не ответит, в морду дам, - прямолинейность действий и дел Григория очень удивляла Симона. И даже страшила. Но Виталий, несмотря на молодость, во всем был очень последователен. Он тут же парировал отцу:
        А вот это по-нашему, не ответил - в морду. А он в милицию пойдет, скажет, что ты на него на улице напал, избил и все такое. Будет тебе вместо Парижа - тюрьма ростовская.
        - Ну, а что ты предлагаешь? Кто-то крутится возле пас, вынюхивает, а мне, что же, бездействовать?
        - Ты бы с Мишей посоветовался, он профессионал в этом деле.
        Решили, что сейчас перекусят и пойдут в гостиницу к Мише с Марьяшей.
        Пока Виталик собирался, Симон успел перекинуться несколькими словами с Григорием:
        - Конечно, дело семейное, и, возможно, я не имею права этим интересоваться, но Грегори, парень твой, что совсем с дамами ни-ни?
        - Сказал тоже, «с дамами», откуда в нашем Тихорецке возьмутся дамы? Тут все больше местные шалавы, которые с 13-14 лет с отдыхающими хороводят, а из приличных девчонок кто с ним, с ущербным, станет шуры-муры разводить? Калека, он и есть калека…
        - Грегори, ты сильно заблуждаешься. Не такой он уж и калека, все поправимо. Во Франции ему такой протез сделают - от настоящей ноги не отличить. Ведь парень замечательный - красавец, плечи широкие, а глаза, глаза-то какие. Да он просто готовая фотомодель…
        - Ты, Симон, штучками французскими не увлекайся - фотомодели твои - все пидоры, а у меня нормальный мужик. А что бабы нет, так сам ведь говоришь, ногу сделают. А со здоровой ногой сразу и бабу ему подберем, а пока уж потерпит. Недолго, чай, осталось.
        За столь содержательным разговором их и застал принарядившийся Виталий, стеснявшийся показываться перед Марьяшей в домашней одежде.

        Глава 4

        В своем фешенебельном офисе, неподалеку от бульвара Сен-Мишель, адвокат графини Порошиной Алексей Орлов бывал последнее время крайне редко. Здесь и без его присутствия дела шли споро, штат своих помощников он тщательно отбирал, чтобы они справлялись со многими обращениями самостоятельно, лишний раз не беспокоя шефа даже телефонными звонками. Главный клиент всей его практики - графиня Порошина - покоилась на кладбище, а ее внучка Марьяша, недолго думая, вновь собралась и укатила в Россию, ничего подробно не объяснив. Конечно, графиня тоже частенько уезжала в неизвестном направлении, например в свою суперсекретную косметологическую клинику в Швейцарии, но с Марьяшей совсем другой случай.
        Орлов чувствовал: за его спиной творится что-то серьезное, к чему он доступа не имеет. И это его очень пугало. Сбивало все планы, налаженную жизнь, внушало опасения, что в один прекрасный момент основной источник его дохода - прибыльный бизнес, ничего общего не имеющий с адвокатской практикой, придется сворачивать.
        Не то чтобы он очень боялся потерять такую влиятельную и прибыльную клиентку, как мадмуазель Маккреди, но за много лет верной службы ее бабушке он привык к этой семейке, а теперь считал себя чуть ли не опекуном Марьяши.
        Однако она не спешила раскрывать ему все семейные тайны, связанные с таинственными русскими, которым Графиня оставила определенную часть своего наследства. Так как еще при жизни Натальи Александровны он под ее диктовку составлял все документы, в частности завещание, то был в курсе ее решения насчет сына и отца Екшинцевых. Попытался осторожненько узнать у старушки, кто это такие, но получил серьезное внушение и категорический запрет на подобного рода любопытство.

«Делайте то, что вам велят, уважаемый, - резко оборвала его вопрос относительно Екшинцевых Графиня, - и не суйте нос в мои сугубо личные дела. Имейте в виду, что об их участии в дележе моего наследства никто не должен знать. Никто! До тех пор, пока не будет оглашено завещание. Особенно это касается Полины».
        Марьяша тоже всеми возможными способами уходила от ответа на вопрос об этих таинственных русских, которым внезапно привалило немалое состояние. Алексей Алексеевич в результате долгих раздумий принял единственно верное, на его взгляд, решение - лично провести небольшое расследование и выяснить личности Екшинцевых. Ему показалось, что мог иметь место шантаж с их стороны в отношении Графини.

«Ведь была же она несколько лет назад в России, - рассуждал Орлов, - возможно, там произошло нечто, что подвигло старушку на такую щедрость. Конечно, госпожа Порошина - дама не робкого десятка, но вдруг это сугубо личное, возможно, угрозы в адрес Марьяши или еще что этакое. Пожалуй, надо собрать всю информацию о Екшинцевых».
        Алексей Алексеевич решил использовать для этой миссии своего давнего знакомого Сергея Гуляева, которого несколько лет назад вытянул из очень неприятной ситуации. Неглупый парень связался в России с очень непорядочным французом, уговорившим его создать совместное туристическое агентство. Поначалу все пошло довольно неплохо, но затем француз, скрытый извращенец, стал приставать к юным русским студентам, приезжающим во Францию для обучения французскому языку. Естественно, Сергей ни о чем не догадывался и, находясь в России, весьма успешно подбирал молодежь для учебы в Париже. А когда один из студентов, которого старый сатир уже просто достал своими грязными домогательствами, обратился в Париже в полицию (причем, умница, умудрился записать на диктофон все то, что в порыве страсти тот ему плел), то его привлекли к судебному разбирательству. А затем и Гуляева как сообщника. Но парню вовремя кто-то подсказал координаты адвоката Орлова, и он смог ему помочь.
        С тех пор Сергей чувствовал себя обязанным Орлову, тем более что оплатить тогда его услуги полностью не сумел. Денег не хватило, но Орлов не настаивал, как будто чувствовал, что еще придется к нему обратиться за помощью.
        Обращался дважды по пустякам - собрать необходимую информацию, побегать по адресам в Москве и Питере, при этом щедро платил. Сергею, которому фатально не везло с работой, эти разовые поручения были даже в кайф. Что стоит прокатиться в Москву, два дня пожить в приличном отеле, а потом еще и штуку баксов за работу получить.
        Как-то при личной встрече с Орловым он получил в подарок маленький изящный портсигар, в котором было несколько сигарет.
        - В каждой из этих сигарет, - объяснил Алексей Алексеевич, - есть маленькая капсула с порошком, который отбивает память.
        - Как это отбивает?
        - Да очень просто, - недовольно поморщился Орлов, - с высшим образованием, что, молодой человек, не дружите? Газет не читаете? «Эликсир покоя» называется - принял капсулу и забыл, что два-три дня назад с тобой было. Нервы в порядок приводит. Потом постепенно, недели через две-три вспомнишь, что было, но зато уже успокоишься от пережитого, не будешь волноваться. Понял?
        - Здорово, - совершенно искренне удивился Сергей, - да только я не понял, почему
«эликсир»? Это же порошок, а не жидкость?
        - У-у, да ты просто Профессор, - рассмеялся Орлов, - потому что создан он был в жидком виде, а потом уже стал использоваться как порошок - для удобства перемещения. Только это не тебе. Мало ли в процессе выполнения моих не особо трудных задач тебе вдруг придется кого-то сильно расстроить, так ты и подсыплешь собеседнику в чай или в водку. Без разницы - в какой напиток, лишь бы это была жидкость. Желательно, не соляная кислота. Действует эликсир как слабое снотворное. Человек не сразу засыпает, а минут через 20-30, потом просыпается и ничего не помнит. Он все забывает на несколько недель. А когда осознание происшедшего между вами разговора к нему вернется, он уже не сможет четко вспомнить ни твоего имени, ни даже лица, ни того, что тебе рассказывал. Только не злоупотребляй этим, используй исключительно в экстренных случаях.
        После этого разговора Гуляев со своим французским спасителем больше не встречались. Общались только по телефону. Сергею не терпелось испытать препарат.
        Случай подвернулся на ночной дискотеке. Склеил он девицу, которую раньше пару раз замечал в ночном клубе. Пригласил к себе. Время провели чудесно, но перед тем как проститься с ней и вызвать такси, он высыпал ей в бокал шампанского содержимое капсулы.
        На такси отвел ее сам, попросил водителя домчать подругу до дома как можно быстрее. На третий день вновь встретил ее в том же клубе, в прекрасном настроении и расположении духа. Она была весела, танцевала с другим, нежно прижималась к нему, а на Сергея не обращала ни малейшего внимания. Он раз двадцать попадался ей на глаза, пытался заговорить, но девушка его не узнала. Значит, прав был Орлов.
        Когда он позвонил Сергею в очередной раз, тот с готовностью согласился помочь. Он опять был па мели, а Орлов всегда хорошо и вовремя платил. Тем более что деньги на поездку обещал перевести на карточный счет незамедлительно. Дело казалось несложным - проследить за мужиками и девушкой, поехавшими в Краснодарский край, а также поподробнее узнать о цели их визита. Затем нужно было всю полученную информацию передать Орлову. Ох, и делов-то. Удивило только то, что Орлов требовал
«чистой» работы, чтобы никто ничего не заметил. Разрешил использовать капсулы, если вдруг кто-то догадается об истинной цели его поездки.
        Первые три дня ожидания известий от Гуляева Алексей Алексеевич решил провести в праздном ничегонеделании. Он позвонил Анри, сообщил, что немедленно выезжает…
        Орлов терпеть не мог долгие поездки за рулем, для этого держал опытного водителя. Но визит к Анри относился к разряду тех, о которых никто не должен был знать. Поэтому путь к Вогезам, в поместье на берегу славного Мозеля, Орлову пришлось преодолевать в полном одиночестве.
        Выйдя из машины, потирая на ходу уставшую спину, Орлов тут же попал в цепкие руки своего старого приятеля.
        Жокей, пусть и давно состарившийся, своих привычек не меняет. Он, встретив гостя, немедленно потащил его в конюшню, даже не задумавшись о том, что с дальней дороги гостя неплохо было бы сначала накормить.
        - Посмотри, Алекс, каков красавец, а! Он у меня уже полгода, а я все насмотреться не могу, - глядя на палевого жеребца, сказал он Орлову. Конь, действительно, был великолепен. Спина чуть посветлее, ноги более темные, тоненькие, необычайно стройный жеребчик.
        - Красавец, ничего не скажешь, - согласился Орлов, но восхищения, которого так ждал от него Анри, не высказал, - не затем я приехал, чтобы на твоих иноходцев смотреть. Плохи наши дела, старина. Надо многое обсудить.
        - Ну, пошли тогда на берег, обсудим…
        Анри и Алексей Алексеевич дружили очень давно, с тех самых пор, как их познакомил граф Порошин. Анри он привез с собой из Бамако еще до 1958 года, когда многие французские колонии получили независимость. Он окончательно решил переехать во Францию после того, как его ипподром близ Бамако, который старик Порошин с таким трудом выкупил у местных властей, не оправдал надежд. Порошин понял, что не сможет содержать его. Пришлось отказаться от заветной мечты - стать владельцем настоящего ипподрома, бросить все и вернуться во Францию, где он прикупил себе небольшой участок земли на берегу Мозеля, с тем, чтобы оборудовать здесь конюшню для своих любимых скакунов. Анри был назначен главным распорядителем…
        Это было очень давно, почти сорок лет назад. Старик Порошин недолго прожил после этого, быстро сломался, сгорел, что ли. Все дела перешли к Графине, но разбираться с конюшнями мужа ей было недосуг. Она по инерции поручила вести эти дела Орлову, к великой его и Анри радости, и, казалось, забыла об этом навсегда.
        Доходы конюшня приносила небольшие, но Порошина никогда не любила считать деньги. Их у нее было больше чем достаточно, потому о конюшне она вспоминала раз в 10-15 лет.
        Теперь же, когда Графиня отошла в мир иной, владельцем всего этого великолепия должен был стать никому не известный Григорий Екшинцев, чтоб ему пусто было. А если это свершится, тогда прощай спокойная жизнь навсегда.
        Усевшись в плетеное ротанговое кресло и вытянув ноги, Орлов попросил:
        - Анри, хочу мяса и водки. Много мяса и много водки.
        - Ну вот, начинается, - расстроился было Анрп, который никогда не разделял любви Орлова к водке, предпочитая красное вино. - Напиться, что ли, не с кем в Париже, ко мне приперся в такую даль, чтобы водки откушать.
        - Да после моих новостей ты сам литр приговоришь и не опьянеешь, - негромко заметил Алексей Алексеевич.
        - Что, все так плохо?
        - Похоже, что да.
        Пока нерасторопная кухарка Эмилия расставляла на столе закуски и приборы, Орлов любовался пейзажем.
        Анри был очень изобретательным домоправителем. Свое более чем скромное поначалу жилище он за многие годы превратил просто в райский уголок. Так как гости здесь практически не бывали, Анри Рамбаль развернулся на полную катушку.
        Весь участок в четыре с небольшим гектара был обнесен довольно высоким забором и по периметру обсажен обычными деревьями так, чтобы он не особенно бросался в глаза с дороги. Лесной пейзаж, да и только, забора и не видно. Анри умудрился даже немалый кусок речного пляжа отгородить, построив на берегу что-то вроде экзотического для Франции, но такого привычного для Африки, бунгало. В нем он и принимал теперь Орлова.
        Жизнь в Африке отложила отпечаток на его вкусы, всю свою последующую жизнь во Франции он тосковал по африканскому быту, образу жизни. Анри был французом, рожденным в небогатой семье в Бамако, где служил его отец. На всю жизнь он сохранил любовь к палящему солнцу, горячему ветру пустыни - хамсину, и поджарым жеребцам.
        Прибрежное бунгало окружали миниатюрные кенийские пальмы - в кадках, конечно, но имитирующие настоящие, ротанговая мебель ручной работы, привезенная из Сенегала, и еще множество безделушек, создававших иллюзию африканской действительности. Орлов всегда удивлялся его умению создавать вокруг себя иллюзии: то искусственной жизни, то искусственной любви, то еще чего-то далекого от реальности. Свое жилище он называл не иначе, как «Пристанище Мавра».
        Когда старушка Эмилия наконец закончила свои хлопоты у стола и удалилась, Орлов в двух словах объяснил своему другу, какая перспектива ждет их в совсем скором будущем.
        - А ты уверен, что новые хозяева или хозяин обязательно займутся нами? Ведь у Порошиной еще много чего есть, или им перепало только «Пристанище мавра»?
        - Да нет, но согласно тем сведениям, которые я получил из России, сын и отец Екшинцевы - ребята деревенские, в Париже они уж точно жить не будут. Во всяком случае, старший. У него небольшое хозяйство - куры, свиньи и что-то еще, так что навоз за лошадьми убирать - для него самое милое дело, - рассуждал Алексей Алексеевич. - К тому же он не так уж молод, за пятьдесят. И не знает, что здесь не просто конюшня, а барские хоромы. Что-то мы с тобой упустили, Анри, когда занялись всем этим…
        Анри промолчал. Под «всем этим» подразумевалась преступная деятельность, которая процветала в «пристанище Мавра».

        Глава 5

        Анри Рамбаль приехал вместе с Порошиным во Францию не один, а с Этель. Порошин долго отговаривал его от затеи взять с собой совсем юную девушку, которой не было еще и восемнадцати лет. Но Анри соглашался покинуть Мали только при условии, что темнокожая красавица поедет с ним.
        На том и порешили. Сборы были очень короткими. Накануне Этель пришла на встречу с Анри с распухшей, явно разбитой губой, и наотрез отказалась возвращаться в свою семью. Даже для того, чтобы попрощаться:
        - Если я вернусь, он просто запрет меня, и ты уедешь один. Отец ведь не догадывается о том, что вы с хозяином уезжаете навсегда. Матери я рассказала, что хочу уехать с тобой, она меня поняла, а братья еще слишком малы, чтобы долго по мне сожалеть. Мне пора устраивать свою жизнь, я не могу больше жить с отцом, для которого я просто товар, как все в его проклятой лавке, - Этель бросилась на грудь к Анри. - Я прошу тебя, любимый, не гони. Я останусь здесь, и завтра же мы уедем!
        Этель была первой и, пожалуй, единственной страстью Анри, не считая лошадей. Анри Рамбаль - этакий Маугли, который в отличие от героя Киплинга рос не в волчьей стае, а в лошадином табуне, был очень замкнут и нелюдим. Его отец, оставшийся после войны в Африке, овдовевший здесь и не желавший оставлять могилу жены, воспитывал сына в спартанском духе. Точнее сказать, не воспитывал совсем.
        Пареньку было лет восемь, когда отец уехал по делам службы в Марокко да и застрял там недели на три. Прислуживавший ему африканец не стал дожидаться возвращения хозяина, собрал все, что смогло поместиться в его повозку, оставил молчавшему все время мальчишке несколько монет и пару лепешек, отбыл в неизвестном направлении… Когда Рамбаль-старший вернулся, то нашел хрупкое тельце своего сынишки в углу комнаты почти бездыханным. Каким чудом он сумел выжить после стольких дней голода, осталось загадкой.
        Он был живучим, но очень хрупким мальчиком. Когда ему исполнилось 16, рост его едва достигал 150 сантиметров . Какой-то сбой в эндокринной системе произошел именно тогда, когда на несколько дней он остался без еды и воды.
        Вот тут и заметил его граф Порошин. По делам службы ему приходилось общаться с Рамбалем-отцом, которого, надо признать, он недолюбливал. И, прежде всего, потому, что он был слишком жесток в обращении с людьми, и что более всего отвращало от Рамбаля, к своему собственному сыну.
        Сергей Порошин очень жалел паренька, который за несколько лет знакомства с ним едва ли сказал больше десятка слов. Все их общение сводилось к двум-трем фразам типа «здравствуйте, месье» и «до свидания, месье». Но зато мальчишка часами мог проводить время с лошадьми, самостоятельно, никому не докучая, он научился держаться в седле как самый лихой наездник.

«У мальчишки есть дар божий, - отмечал граф, наблюдая за ним, - из него получится классный жокей».
        Порошин не любил откладывать дела в долгий ящик, поэтому решил нанести визит Рамбалям и предложить Анри хорошо оплачиваемую работу. Будь Анри посмелее, он и сам бы напросился к этому русскому, но надо было заводить с ним разговор, обращаться с просьбой, а этого он просто не умел. Жизнь в пустыне, где грамоту приходилось познавать благодаря стараниям вечно пьяного доктора, который тоже жалел мальчишку, не располагала к ведению светских бесед…
        Рамбаль-отец был безумно рад, когда такой серьезный человек, как конезаводчик Порошин, нанес визит в его логово. Причем приехал не просто так, а с тем, чтобы предложить работу его никчемному сыну-заморышу. Уже через час после того, как Порошин зашел в жилище Рамбалей, счастливый Анри упаковывал свои вещички. Для него, похоже, началась другая жизнь. Настоящая жизнь.
        Порошин заменил Анри отца, хотя никаких серьезных видов на него, как на сына, никогда не имел. У графа подрастала славная дочь Полина, но жила она вместе с его женой в Бамако. Порошин скучал по ним, но дело было превыше всего. Он мечтал вдали от цивилизации построить не просто конный завод, а возвести рядом настоящий ипподром. Порошин обожал бега…
        На это уходили годы, жизнь в Африке текла так же стремительно, как вода в Ниле, но создать настоящий ипподром было очень непростым делом…
        Однако он за несколько лет сумел воспитать прекрасных жокеев, среди которых Анри не было равных. Они часто ездили в Европу, принимали участие в различных скачках, соревнованиях, иногда в ущерб строительству своего ипподрома, но что поделаешь…
        Когда Порошин окончательно понял, что пора менять место жительства и под сильнейшим давлением своей властной супруги Натальи Александровны принял решение переехать на постоянное жительство во Францию, единственным человеком, которого он захотел взять с собой, был Анри Рамбаль.
        Анри же в это время встретил Этель и безумно в нее влюбился. Страсть оказалась взаимной. В ее небогатой событиями жизни Анри на любимом арабском скакуне Гермесе казался ей богом. Никто не умел держаться в седле, как он. Даже самый главный русский…
        Отец Этель - наполовину француз, наполовину араб - не болыю-то почитал традиции. Он постоянно переезжал с места на место по пустыне со своей передвижной лавкой, как маркитант, везде умудрялся прогорать и оставлял за собой целый шлейф долгов. Мечтал поскорее вырастить дочь и продать ее повыгоднее какому-нибудь жениху за очень приличный выкуп. Естественно, не такому голодранцу, как этот французишка Анри. Поэтому встреч с ним он не поощрял, но и особенно не следил. Не до того было.
        Это и помогло влюбленным без особых трудностей уехать вместе с Порошиным во Францию. Анри боготворил хозяина, служил ему верой и правдой, никогда и ни в чем не подводил его. Порошин это оценил. Когда он приобрел участок на берегу Мозеля, то фактически отдал его в руки Анри Рамбаля, сделал управляющим. Так у несчастного француза-коротышки, помимо любимой женщины, преданных лошадей и доброго хозяина, появился свой дом - «Пристанище Мавра».
        Эту историю Алексей Орлов знал очень хорошо. Ведь и в его судьбе старина Порошин сыграл немаловажную роль. Но после смерти графа прошло так много лет, и столько всего произошло, что теперь приходится думать о том, как выжить. Нелегко принимать решение, от которого так или иначе могут пострадать близкие графа Порошина… Нелегко, но надо.
        Анри налил себе водки в стакан и залпом выпил. Не помогло. Он посмотрел в глаза своего собеседника, вздохнул и тихо сказал:
        - Ты должен что-нибудь придумать. Я не смогу жить в другом месте, столько сил сюда вложил, денег, это мой дом. Не хочу его никому уступать.
        Анри, но ты ведь понимаешь, что у тебя нет на него никаких прав. Графиня не трогала тебя столько лет, она позволила тебе быть хозяином только в память о муже. Ты здесь просто управляющий, а не хозяин… Боюсь, что я ничем не смогу тебе помочь, - тихо сказал он и тоже выпил водки. Уже давно стемнело. Эмилия принесла свечи и сказала, что Фабио просит зайти к нему.
        - Не сейчас, чуть позже, - ответил Анри. - Скажи, чтобы не ложился спать до моего прихода.
        Они еще долго сидели в темноте, каждый думая о своем. Постаревший жокей о том, что без «Пристанища Мавра» ему незачем будет жить. И еще о том, что станет с Фабио, когда отсюда придется уехать и свернуть свое маленькое, но такое прибыльное производство…
        Адвокат, несмотря на внешнюю невозмутимость, с бешеной скоростью прокручивал в голове все возможные варианты судебных исков, которые могли бы привести к победе в борьбе с Екшинцевыми. И не находил ни одного беспроигрышного.
        Первым нарушил молчание Анри:
        - Ну, что ты надумал, Алекс? Неужели нет вариантов?
        - Цивилизованных - нет, есть только очень специфические варианты давления. На Марьяшу в первую очередь, хотя девчонка не глупа. Если она найдет опытного адвоката, а с ее деньгами это нетрудно сделать, «Пристанище Мавра» придется отдать русским ковбоям.
        - А как насчет того, чтобы повоевать, а? Ты ведь Орлов, - провоцировал Анри, который благодаря Порошину прекрасно знал русскую историю, - носитель такой воинственной фамилии. Алексей Орлов, кажется, был на службе у царицы Екатерины и был отчаянным парнем. А ты чем хуже?
        - Брось, старик, - вяло парировал адвокат, - меня на эти штучки не поймаешь. Пойдем лучше спать. Да, и не забудь зайти к сыну…
        Фабио сидел у монитора компьютера, внимательно вглядываясь в экран. Он не услышал, как подошел отец. И только когда он положил свою теплую руку ему на плечо, юноша тут же прижался к ней щекой:
        - Привет, па! У нас что, сегодня гости? По какому случаю?
        - По очень печальному.
        - ???
        - Похоже, нам придется расстаться с «Пристанищем Мавра».
        - Ты шутишь, па, - с лица Фабио исчезла улыбка. - Как это расстаться? Нас что, отсюда выгоняет графиня Порошина?
        - Графиня уже покоится на кладбище, согласно ее завещанию, «Пристанище Мавра» переходит во владение к неким русским - сыну и отцу. Таким же бедолагам, как и мы с тобой.
        И он пересказал сыну все, что узнал от Орлова. Фабио слушал внимательно, поглаживая руками свои неподвижные колени. Анри знал, что сын это делает непроизвольно, в минуты сильного нервного напряжения. Он обожал своего сына, невероятно красивого юношу, с огромными карими глазами, точь-в-точь такими же, как у давно покойной Этель, и очень смышленого… Он автоматически пересказывал ему все, что узнал от Орлова, а сам успокаивал себя: «Мой мальчик что-нибудь придумает, он ведь умница. Он найдет выход из положения, обязательно найдет».

        Глава 6

        За пять дней пребывания в Тихорецке полной ясности с переездом Екшинцевых во Францию так и не наступило. Порецкий начинал нервничать, что бывало с ним очень редко. Непонятно откуда взявшийся Наблюдатель сумел внести полный разброд и шатание в ряды отъезжающих, и без того не очень сплоченные.
        Григорий никак не мог смириться с мыслью, что ему придется бросить все нажитое годами, уехать от родных могил, своего прошлого. Но ради Виталия он готов был пойти на любые испытания.
        Марьяшины уверения в том, что она сделает все возможное, чтобы вернуть парню способность нормально ходить по земле, сделали свое дело. Виталий готов был немедленно сорваться с места и идти, бежать, ползти за Марьяшей хоть на край света. А Григорий боялся, вдруг что-то не срастется, не получится. Чего же тогда ждать от жизни? Он сразу определил для себя, что самым здравым во всей компании является Михаил. Видно по всему, что парень надежный, грамотный, но ведь тоже растерялся, когда понял, что за ними кто-то следит. А вдруг это настолько опасно, что может стоить кому-нибудь из его близких жизни?
        Не хочется верить, что за всем этим стоит мать Марьяши. Не может же она желать смерти дочери только потому, что не все деньги от огромного наследства достанутся ей?
        Григорий никак не мог уснуть. Виталий же, напротив, после приятных хлопот по кухне (а он каждый день кормил всю троицу и отца разными деликатесами) спал как убитый. Симон тоже мирно похрапывал на диване, категорически отказываясь идти на постой в гостиницу. Жаловался на то, что там неудобные постели, но Григорий догадывался, почему он остается на ночь у них - чтобы не мешать Марьяше и Мише.
        Скрывают, делают вид, что просто партнеры, а у самих глаза горят, когда смотрят друг на друга. Ничего, пусть порезвятся, как следует, а то у бедной девчонки нервы совсем на пределе. Любовные утехи - лучшее лекарство от стрессов.
        Однако Порецкому они не помогали.
        Марьяша, мирно посапывавшая на его плече, наверное, видела уже седьмой сон, а он все никак не мог уснуть. Осторожно переложив ее голову на подушку, Миша тихонько вылез из-под одеяла.
        В номере было холодно. Он стащил еще одно одеяло с постели Симона, накрыл им сладко спавшую девушку и усмехнулся при мысли о том, что, похоже, влюбился в нее. Именно влюбился, как когда-то давно в Маринку Лопатникову - сестру своего лучшего студенческого друга Сереги.
        Она приехала к брату на зимние каникулы из Сигулды, бывшей братской республики Латвии, когда они писали диплом. Серега попросил его сопроводить ее на спектакль, пока он допишет главу диплома по римскому праву. Миша не стал возражать. Девчушка была презабавной - глазастой, веселой, невероятно интересной в общении, несмотря на такой несолидный возраст - семнадцать лет.
        За десять дней ее пребывания в Питере Миша просто голову потерял. Чувство было столь сильным, что он решил жениться на ней, как только ей исполнится восемнадцать. Таскался в Сигулду почти каждые выходные, для ее родителей стал самым желанным гостем. Его встречали как родного. Но за неделю до своего совершеннолетия Маринка утонула…
        С годами боль утраты притупилась, Миша встречался со многими девушками - замечательными и не очень, красивыми и дурнушками, но никогда ни на одной из них не хотел жениться. Сравнивал с Маринкой. Сравнение было не в их пользу…
        С Марьяшей все было по-другому. Сначала он просто стал ей помогать по просьбе своей приятельницы Натальи Истоминой, потом стал по ней скучать, вернее, без нее, пока она была в Париже. А теперь вот, лежа на скрипучей гостиничной койке и сжимая в объятиях ее худенькое тело, слушая почти детское сопение, вдруг понял, что уже не сможет отпустить ее от себя.
        Вместе с такими теплыми чувствами его одолевали и совсем другие… Ощущение опасности, которое раньше, бывало, так кружило голову, теперь лишало покоя и сна. Он боялся не за себя - за нее, за чудного паренька Витальку, за битого-перебитого жизнью Григория, к которому успел за короткий срок проникнуться симпатией.
        Миша пытался сосредоточиться на фактах, сопоставить их и найти верное решение. Но время шло, а решение не приходило. И все-таки смутные зацепки, как можно вычислить Наблюдателя, были, и завтра с утра он собирался выйти на след этого зверя.
        Каринка уже третий час стояла у своего прилавка, но ни один покупатель так и не подошел. Ноябрь неожиданно удивил внезапными морозами, так непривычными для этого времени.

«Непруха, - приплясывая на месте и потирая замерзшие пальцы, думала она, - еще час постою и закроюсь. Ни души на улице». Только она об этом подумала, как увидела, что от привокзальной площади прямо к ней идет высокий крепкий мужчина.

«Хоть и не местный, - вспомнила Каринка, - но где-то я его уже видела. Точно видела, он приехал вместе с девушкой и иностранцем к Екшинцевым».
        Мужчина тем временем бодрой походкой подошел к ее прилавку.
        - Что, мерзнешь, красавица?
        - Уже замерзла. Но для такого покупателя мигом оттаю.
        - Вот и славно. Мне хурмы послаще да повкуснее. И скажи, пожалуйста, ты парня на коляске инвалидной не видела с утра?
        - Витальку, что ли?
        - Его. Он должен был меня здесь дождаться.
        - Нет, не было его здесь. Извините, конечно, дело не мое, - Каринка решилась внести ясность в ситуацию вокруг семьи Екшинцевых, - у нас городок маленький, все друг друга знают. Витальку все жалеют. Что это у вас за интерес такой к нему возник? Надеюсь, ничем плохим это не грозит?
        - Абсолютно правильно надеетесь, - Миша сразу перешел на официальный тон, так как по опыту знал, насколько это придает собеседнику значимости. - Вообще-то я не уполномочен разъяснять каждому ситуацию, но вижу, что вы, девушка серьезная, проявляете вполне объяснимый интерес к своему земляку…
        - Конечно, он же с моим братом вместе учился, - перебила было Каринка, но потом остановилась, - ой, извините.
        - Ничего-ничего. Я - юрист и здесь выполняю задание международного гуманитарного фонда «Врачи без границ» по оказанию финансовой поддержки молодым людям, прошедшим чеченскую кампанию и пострадавшим при этом. В силах нашего фонда сделать так, чтобы Виталий мог ходить. Для этого его вместе с отцом придется перевезти в очень приличную клинику.
        - А потом они вернутся?
        - Ну конечно, если только вдруг не женятся на очень влиятельных иностранках. Ну, это я уже пошутил…
        Каринка во все глаза смотрела на Порецкого, который мастерски расписывал ей перспективы семьи Екшинцевых. Однако это не мешало ей накладывать в пакет самые лучшие плоды ярко-оранжевого цвета…
        Он тоже был доволен маленьким спектаклем, который пришлось разыграть для одного зрителя. Но теперь он точно знал, что разговоры вокруг Екшинцевых из туманных и запутанных превратятся во вполне конкретные, обрастут новыми деталями. Он выбрал Каринку не случайно, а по совету Виталия: обладая коммуникабельным характером и работая на столь людном месте, она за день умудрялась «перерабатывать» столько информации, что вполне хватило на деятельность небольшого информагентства. Виталька шутил: «Если Каринка сказала, значит, можно ставить гриф: „ТАСС уполномочен заявить“.
        Теперь Миша думал о том, как бы узнать про Наблюдателя. Может быть, Каринка и о нем что-то знает. Такая глазастая не могла не заметить приезжего мужчину. Хотя он и сам на него не обратил никакого внимания, когда застал у Марьяшиной двери. Надо же, нигде даже ничего не екнуло, интуиция не сработала на незнакомца, завязывавшего ботинок у дверей гостиничного номера его любимой девушки. Возможно, что этот человек - профессионал, если умеет так мастерски держаться в тени.
        А Каринке тоже не терпелось рассказать кому-то про квартиранта учительницы Беспалько. Прямо распирало от желания, а этот парень - такой обходительный, приятный. Да и к тому же юрист из международной организации.
        Миша помимо хурмы принялся еще и мандарины выбирать, которые никогда не ел по причине жутчайшей на них аллергии. «Ничего, Виталька с Марьяшей уплетут», - подумал он, специально оттягивая время и обдумывая продолжение разговора с таким важным поставщиком информации. Однако Каринка первой завела разговор.
        - А знаете что, - заговорщицки начала она, - вместе с вами в одном поезде в прошлую пятницу приехал еще один человек…
        И она поведала всю историю, связанную с таинственным Сергеем. Миша ловил каждую деталь в ее разговоре, как бы между прочим задавал наводящие вопросы и понял, что говорит она именно о том человеке, который сейчас его так беспокоил.
        Выслушав ее довольно обстоятельный рассказ, Миша отметил про себя наблюдательность девушки, порадовался, что так удачно вышел на разговор с нею. Но на прощание он всячески успокоил ее, мол, мало ли по каким делам парню пришлось сюда приехать. Тем более что история с покупкой недвижимости ему лично, как юристу, не кажется такой уж бредовой. Краснодарский край - лакомый кусок для инвесторов, возможно, он действительно собирал информацию именно для этого…
        Галантно попрощавшись с Кариной, Порецкий не спеша пересек привокзальную площадь, свернул на незаметную улочку, остановился у небольшой домашней мини-пекарни, переделанной, видимо, из гаража прямо во дворе дома, купил горячий, дымящийся лаваш, зная, что Каринка все это прекрасно видит. Но как только прошел по улице несколько метров, скрывшись от ее всевидящих глаз, пулей полетел к дому Екшинцевых.
        Виталий, к счастью, знал и телефон, и адрес Людмилы Беспалько. Получив инструкции от Миши, как лучше напроситься к ней в гости, чтобы не очень удивить ее и, тем более, ее гостя, он подошел к телефону. Но трубку на том конце провода никто так и не взял…
        - Виталий, звони ей через каждые пять минут, - на лету бросил Миша, а сам побежал в гостиницу. Конечно, сейчас рядом с Марьяшей Симон, но он ведь далеко не Рэмбо. А если Наблюдатель и не наблюдатель вовсе, а Ликвидатор? Может быть, он просто ждет случая, когда Марьяша останется одна, чтобы устранить ее?
        От этой мысли Мишу бросило в холодный пот, он уже не шел, а с бешеной скоростью бежал по улице, расталкивая случайных прохожих…
        Марьяша сидела в холле гостиницы и мирно болтала по телефону. Симона рядом не было, зато за стойкой мило улыбалась кареглазая казачка, выполнявшая роль и дежурной, и горничной и, судя по габаритам, секьюрити.
        Весила она никак не меньше центнера, но была такой шустрой, разворотливой и внушительной, что Миша сразу успокоился. Ни один Ликвидатор не посмеет совершить что-либо в присутствии такой матроны.
        Увидев Мишу, Марьяша радостно замахала ему рукой:
        - Миша, это я с Наташей Истоминой говорю. Возьми скорее трубку, она хотела тебе что-то сказать.
        - Привет, начальница, - приложив теплую от Марьяшиных рук трубку к уху, сказал он в своем обычном ироничном тоне, - соскучилась, да?
        Ой, Порецкий, еще как, - уловил он в ее голосе радостные нотки, но и тревогу тоже, - Артурчик свирепеет без тебя. Опять у нас с немцами непонятки начались, тебе надо срочно возвращаться. Завтра - крайний срок. Сможешь быстро добраться до Питера?
        - Да тут у нас тоже дела будь здоров. К отъезду мы пока не готовы. Еще пару дней надо здесь побыть. Может быть, прикроешь меня?
        - Придумаю что-нибудь. Но вы не тяните. Все, целую всех. Ой, Миш, а как у вас с Марьяшей?
        - У нас все хорошо.
        - А конкретнее?
        - А конкретнее нельзя. Вы, девушка, слишком любопытны для своих лет, вам никто об этом раньше не говорил?
        - Ой, Порецкий, неужели у вас там все сложилось, а?
        - Наталья, прекращай, лучше матушке моей позвони и скажи, что у меня все хорошо. Пока.
        Опустив трубку на рычаг, Миша усмехнулся. Похоже, всем, кто связан с Марьяшей и им, небезразличны их взаимоотношения. Все без исключения хотели бы, чтобы помимо деловых отношений их связывали еще и личные.
        В последнее время ему тоже этого очень хотелось. До зубовного скрежета. Не бегать по промерзшему насквозь Тихорецку, а сидеть в тепле, лучше бы у роскошной екшинцевской печи, в кресле-качалке, держать на коленях хрупкую Марьяшку, гладить ее мягкие шелковистые волосы… Эх, да только не до того ему теперь.
        Наблюдателя надо вычислять, но главное не спугнуть.
        Виталий смог дозвониться до учительницы Беспалько только к вечеру. Оказалось, что все это время она спала. И не помнила, почему вдруг заснула. Он немедленно напросился к ней в гости якобы по очень важному для него делу. Она с радостью согласилась его принять, а заодно и одного юриста.
        Путь до дома Людмилы Николаевны занял минут пятнадцать.
        Виталий начал с места в карьер:
        - Людмила Николаевна, Каринка говорила, что ваш квартирант связан с недвижимостью?
        - Какой квартирант, Виталий? У меня никогда никаких квартирантов не было, - совершенно искренне удивилась она.
        - Ну как же так. Неделю назад он приехал питерским поездом, и Каринка прямо на вокзале определила его к вам на постой.
        Людмила Николаевна рассмеялась. Она смотрела то на Мишу, то на Виталия непонимающими глазами.
        - Виталик, ты путаешь. Или Карина перепутала. Нет у меня никого не было…
        Настал черед удивляться Мише и Виталию. Понятно было, что Беспалько абсолютно искренне уверена в том, что ребята ошибаются. Но они не ошибались. Значит, Наблюдатель что-то предпринял, чтобы стереть из памяти пожилой учительницы все воспоминания о себе.
        Миша попытался посмотреть на ее вены (к счастью, на ней был халат с короткими рукавами) - следов уколов не было. Спала она, судя по припухшим векам, долго. Значит, он дал ей сильное снотворное. Но тогда почему она не может вспомнить человека, который жил у нее целую неделю? Видимо, это было не просто снотворное, а сильнейший препарат психотропного действия, отбивающий память.
        Он стал оглядывать квартиру, чтобы заметить хоть что-то, что могло бы натолкнуть ее на мысль о том, что в ее доме жил посторонний мужчина. Ничего. На столике у кровати Миша заметил стакан, на дне которого оставалась несколько капель жидкости желтого цвета. Скорее всего, от апельсинового сока. Сделав незаметно Виталию знак, чтобы он отвлек учительницу, Миша сунул стакан во внутренний карман куртки.
        Попрощавшись с милейшей женщиной, которую они своим визитом и разговорами о каком-то квартиранте очень удивили, парочка двинулась в сторону вокзала. Миша принял твердое решение уехать завтра же. Виталий был «за» всей душой. Решили срочно идти за билетами в Питер.

        Глава 7

        Утверждая, что «гений и злодейство - вещи несовместные», Пушкин заблуждался. Всей своей жизнью Алексей Алексеевич Орлов доказывал обратное. Он мог быть, да, впрочем, и был милейшим человеком, гением юриспруденции с репутацией честного человека, борца за справедливость. За что его очень ценили, в том числе и влиятельные супруги Порошины.
        Но эта деятельность была лишь внешней стороной медали. Что скрывалось за обратной, не знал никто, кроме самого Орлова. Пожалуй, догадывался об этом только Анри Рамбаль, с которым Орлова связывала не только многолетняя дружба, но и общий бизнес…
        На обустройство имения и конюшни в Вогезах ушло года три-четыре. За это время он сдал окончательно, а Анри, напротив, возмужал, повзрослел, обзавелся семьей - Этель родила ему чудесного мальчугана Фабио.
        Порошин был спокоен, что у его любимых лошадей есть настоящий хозяин. Можно было уходить на покой. Но Анри был малообразован, ему требовался опытный наставник. Эту роль он решил отвести Орлову. В выборе граф не ошибся - с годами тандем Орлов-Рамбаль превратился в такую силу, сломить которую не всякому синдикату было по зубам. Хотя, впрочем, никто особо и не пытался. До поры до времени. До того момента, когда на горизонте не появились вдруг отец и сын Екшинцевы из самой что ни на есть российской глубинки.
        Алексей Алексеевич Орлов долгое время считался одним из самых завидных женихов в парижском русском бомонде. Красавцем он никогда не был, но мужчину ценят не только за это. Подчас чувство собственного достоинства, умение выгодно подать себя в обществе ценятся гораздо выше. А с этим умением у месье Орлова все было в порядке.
        Замкнутый по натуре, в меру общительный, скорее все же производящий впечатление не очень разговорчивого человека, Алексей Алексеевич тщательно скрывал свое истинно плебейское происхождение. Его родители не были эмигрантами времен революции, как большинство из его окружения. Его матушка - дворовая девка одной очень капризной помещицы из Рязанской губернии, уехавшей в Париж еще в 1900-х годах искать себе жениха. Отец оставил барыньке приличное наследство, но даже несмотря на это, женихов в родной округе никак не находилось, и девица, недолго думая, махнула во Францию. По дороге заехала в Карлсбад «поправить» на редкость отменное здоровье. С собой прихватила свою услужливую, однако довольно лживую и, как оказалось, нечистую на руку служанку Дуняшку, а также большое количество наличности и украшений.
        Жениха, как это ни странно, нашли довольно быстро. Из русских. Элегантный, учтивый, образованный, но проигравшийся в пух петербуржец немедленно завоевал сердце рязанской невесты, как только прослышал о ее приданом. Долго думать не стали, обвенчались уже спустя два месяца после знакомства. И зажили неплохо, только переехать пришлось из богатого на соблазны Парижа в более уединенное место, подальше от казино с его рулетками.
        Место нового обитания выбирала супруга, которая не больно советовалась с мужем. Ей с первых дней брака удалось так взять его в «ежовые рукавицы», что бедняга пытался даже стреляться. Неудачно. После попытки суицида попал под домашний арест, а когда выздоровел окончательно, то получил приличную затрещину от благоверной и серьезное предупреждение остаться, простите, с «голым задом и без гроша в кармане, если попробует выкинуть еще что-нибудь подобное».
        Сердобольная Дуняша настолько прониклась тяжелым положением своего нового хозяина, что стала навещать его в часы отсутствия хозяйки. Та в свою очередь, узнав о предательстве служанки, немедленно рассчитала бедняжку. Правда, после недосчиталась некоторых вещиц из заветной шкатулки. На вырученные от их продажи деньги Дуняша выправила себе документы, переехала в предместье Парижа, где ей удалось устроиться экономкой в приличную русскую семью.
        Сына Алешеньку она родила уже в почтенном возрасте, умудрившись к этому времени скопить небольшое состояние. Кто был его отец, история умалчивает, фамилию Орлов мать дала сыну по причине ее красивого звучания…
        Историю о своем дворянско-эмигрантском происхождении Орлов придумал сам еще в далекой юности. С тех пор прошло много лет, но никто и никогда в его окружении и не пытался даже усомниться в ее правдивости. Орлов был мастером «по запудриванию мозгов».
        Еще одно качество, очень ему помогавшее при контактах, которые не нужно было афишировать, так это умение подчинять себе людей. Случай с Гуляевым был не первым, скорее проходным в нескончаемой череде подобных знакомств. Парнишка и не заметил, как по глупости стал исполнителем его воли. Сегодня он подлил в чай «эликсир покоя», а завтра и яду подсыплет, если Орлов ему прикажет. Точнее, попросит. Алексей Алексеевич в общении со своими подручными старался не прибегать к командной форме обращения. Он просто просил оказать ему небольшую услугу, за которую неплохо платил. Как правило, ему никогда не отказывали. Ох, не зря в свое время он тратил время на изучение основ психоанализа…
        Но в последнее время Алексей Алексеевич чувствовал себя неуютно, тревожно. Его очень беспокоило то, что сейчас творилось в России. Марьяша нашла себе покровителя - Порецкого и совсем скоро притащит этих Екшинцевых во Францию. Как раньше писали в газетах: «Берегись, Европа! Русские идут». Вот они уже и подошли. Да вплотную, так что им с Рамбалем на старости лет придется искать новое пристанище.
        Он ходил по квартире, как тигр по клетке. Ноги так и несли его к бару, где остались только коньяк и вино. Водки уже не было. Орлов улыбнулся при мысли о том, что хоть он и никогда не считал себя русским в прямом смысле этого слова - родился во Франции и прожил здесь всю жизнь, - но как заправский русский мужик из всех алкогольных напитков предпочитал водку. Вино и коньяк пил только с французами, виски - на приемах, где было много американцев и англичан, но наедине с собой, когда ему нужно было подумать или, напротив, расслабиться, пил только водку.
        Недолго думая, он накинул куртку и вышел из квартиры, чтобы сходить в супермаркет. Настойчивого телефонного звонка он не услышал. Свой мобильный оставил на столе… «
        Это звонил Гуляев, довольный тем, что ему удалось ловко замести следы. Он был уверен, что его никто не заметил и не узнал в этом самом Тихорецке. Бабка, у которой он снимал квартиру, наверняка уже и думать о нем забыла и наслаждается состоянием покоя, которое он ей организовал при помощи заветного снадобья. А девица-француженка уж точно его не заметила.
        Зато заметил Порецкий и даже знал, как он вычислит этого Наблюдателя. Если он приехал вместе с ними в одном поезде и в один день, значит, надо звонить знакомым ментам из транспортной милиции и выяснять, кто покупал билет до Тихорецка вместе с ними. Хотя Наблюдатель мог купить билет и до другого пункта назначения, а выйти в Тихорецке. Но будем надеяться на то, что он не такой предусмотрительный.
        Их отъезд из Тихорецка обрадовал всех, кроме Григория. Все утро он метался по двору. Заходил в курятник, где уже не осталось ни одной курочки (всех отдали соседке), ходил по огороду из одного конца в другой. Симон выбегал следом и все что-то ему объяснял, активно жестикулируя.
        Марьяша, наблюдая за ними из окна, очень переживала за Григория:
        - Как тяжело дался ему этот отъезд, - тихо, чтобы не услышал Виталий, сказала она Порецкому, - может быть, зря мы все это затеяли, а?
        - Ну, ты, матушка, даешь, - совершенно искренне возмутился тот, - как это зря? Ты на Витальку посмотри, и тебе все станет ясно. Парню ноги нужны здоровые, и это сейчас самое главное.
        - Но у Григория здесь жизнь прошла, жена тут похоронена…
        - Вот именно, что похоронена. А сын - живой, инвалид к тому же. Он ведь только из-за него на эту поездку решился и правильно, между прочим, сделал.
        - Но в Париже совсем другая жизнь, другие люди.
        - Марьяша, я не понял, - Порецкий начинал медленно закипать, - что значит «другие люди»? Ты, я надеюсь, останешься прежней? Запомни, ты и только ты несешь сейчас за них ответственность. И при чем здесь Париж? Они собираются жить в этих самых Вогезах, которые ты так расхваливала. А Виталию вообще сразу надо будет ехать в клинику.
        Миша отошел от окна и сел в потрепанное старенькое кресло у камина. Он понимал, что Марьяше одной не справиться со всем этим. Надо будет ехать с ней, чтобы все оформить юридически, чтобы у мужиков не было никаких проблем. Хваленый юрист по фамилии Орлов, на которого Марьяша возлагала такие большие надежды, может за время ее отсутствия снюхаться с ее «милой» мамочкой и придумать ловушку. Придется увольняться с работы и ехать с ними в Париж, потому что Артурчик так просто в очередной отпуск не отпустит. Да, дела…
        Но более всего Мишане хотелось вычислить Наблюдателя. Просто азарт проснулся, как у настоящего сыщика. Хотя сыщиком он никогда не был и даже не мечтал им стать, по теперь другое дело. Его просто необходимо было найти и допросить с пристрастием.
        Сколько загадок вокруг одной беззащитной девушки. Откуда они, и с чем вся эта слежка за ними связана? Миша начал даже думать о том, что Марьяша скрывает что-то, что-то совсем запретное, еще более тайное, чем «страшная» тайна ее бабушки, связанная с незаконнорожденным сыном.
        Марьяша стояла у окна и смотрела на Григория. Он носился по двору как заведенный: трижды переставил грабли, несколько раз проверил замки на сарае и на «столярке». Виталий тоже нервничал, но тем не менее собирал на стол все самое вкусное:
        - Марьяша, а может, баночку нашей аджики в Париж прихватим? - спросил он, чтобы отвлечь ее от окна.
        - Неплохо было бы, - тихо ответила она, - Нюша любит всякие деликатесы.
        - Ты считаешь, что моя аджика сойдет за деликатес?
        - Конечно, я бы добавила, что за экзотический деликатес. Вкус у нее очень необычный.
        - Тогда, наверное, лучше закатать в банку, а не просто капроновой крышкой закрыть, да? - спрашивал откровенную ерунду Виталий, чтобы только не видеть мучений отца. - Миш, а ты как думаешь, у нас на таможне ее не отберут?
        - Не отберут, у меня там девчонки знакомые есть.
        - Хорошенькие? - поинтересовалась Марьяша.
        - Для Витальки в самый раз. Мы его с ними разбираться заставим.
        Так, за шутками, они всеми возможными способами старались убить время, остававшееся до отъезда.

…Вернувшись из супермаркета, Орлов позвонил в офис - хотелось побыстрее окунуться в работу, чтобы отвлечься от невеселых мыслей. Здесь ждал приятный сюрприз - его очень настойчиво искала мадам Маккреди.

«Ага, Полинка объявилась, - потирая руки от удовольствия, подумал Орлов, - значит, мы еще повоюем».
        А Полина тем временем готова была разорвать несносного Орлова, который в нужный момент неизвестно куда пропал. Понимая, что ей придется долго упрашивать его и, скорее всего, просто покупать за очень высокую цену, Полина не теряла надежды на то, что он переметнется на ее сторону.

«Ну кто такая Марьяша? Девчонка, совсем зеленая девчонка, которую никто и не знает, - размышляла она. - И кто такая Полина Маккреди. Это, простите, имя. Раскрученная торговая марка, если уж на то пошло. А потом опять же личные симпатии. Орлов ведь когда-то ухаживал за мной, настойчиво ухаживал. Но мне тогда нравились совсем другие мужчины - бунтари, молодые, дерзкие, как Маккреди. Да, ничем хорошим это не кончилось. Теперь его доченька делает все возможное, чтобы меня разорить. Но тебе, моя дорогая, это сделать не удастся».
        Ее размышления прервал телефонный звонок. На другом конце провода она услышала приятный баритон Орлова. «Ну, наконец-то объявился, старый козел, - подумала про себя Полина, а вслух произнесла другое. - Как же долго вы отсутствовали, Алекс. Не иначе решали дела государственной важности, а?»
        Нельзя сказать, чтобы Полина раздражала его. Нет, напротив, он в душе был поклонником ее изысканности, тонкой красоты. По молодости даже мечтал о ней. Несмотря на годы, она всегда великолепно выглядела.
        Но умственные способности дочери такого матерого человека, как граф Порошин, оставляли желать лучшего, постепенно интерес к ней иссяк. Орлов никак не мог понять - как у таких замечательных родителей могла родиться дочь, подобная Полине?
        Оба - и граф, и графиня - отличались на редкость острым умом, чувством меры, рассудительностью, но Полину этими качествами Бог уж точно обделил. Кроме красоты и вечного желания быть всегда и во всем лучше всех, он ей ничего не дал. Ах нет, еще послал ей дочь - милую девчонку, всеобщую любимицу, абсолютно лишенную материнского тщеславия.
        Похоже, сейчас ему придется вступить с ней в борьбу. Причем, судя по серьезности ее намерений исполнить завещание и притащить во Францию этих несчастных мужиков, борьба будет серьезной. Очень не хочется воевать с внучкой такого человека, как граф Порошин, - единственного человека, которого Орлов искренне уважал - но на карту поставлено «Пристанище Мавра». А это не только его безбедная старость, но еще и Анри с Фабио. Тоже не последние люди в его жизни…
        Фабио с детства подавал большие надежды. Парнишке все легко давалось: с лошадьми он научился обращаться очень быстро, читать и писать стал рано, русские слова повторял за ним безошибочно. Орлов всегда говорил Анри, что сын его - Богом поцелованный. Никто не мог тогда предположить, что мальчик станет калекой. В одночасье, в один миг. Просто упав с лошади. Самой любимой лошади Анри.
        Потом начались страшные дни: больницы, клиники, лучшие доктора. Но даже самые лучшие медицинские светила Франции были бессильны - мальчик навсегда оказался прикованным к инвалидной коляске. И если Анри со временем смирился с этим, то Этель не смогла справиться с бедой. Она стала часто болеть, замкнулась, из веселой улыбчивой молодой женщины превратилась в затворницу, с утра до вечера проводившую с больным сыном. Когда Фабио исполнилось 12 лет, Анри овдовел.

        Глава 8

        Фабио много читал сутками напролет, благо, не надо было вставать по утрам, чтобы собираться в школу. Учителя приезжали сами - Рамбаль приглашал для мальчика самых лучших и дорогих - и все они были в восторге от своего черноглазого воспитанника. Фабио особенно полюбил химию, потом увлекся фармацевтикой - мечтал изобрести такое лекарство, которое смогло бы поставить его на ноги. Однако пытливый ум паренька сыграл с ним злую шутку.
        Перечитав великое множество справочников по фармакогнозии и фармакохимии, Фабио с присущей ему легкостью овладел элементарными навыкам провизора. Видаль стал для него настольной книгой. Сначала он порадовал отца неоаспирином, потом Эмилию - настойкой, помогавшей при артритах. Она стала на ночь принимать по несколько капель и до утра спала сном младенца, хотя до этого мучилась бессонницей из-за ломоты в пальцах.
        Анри не мог нарадоваться па Фабио - парень не отчаивается от ощущения того, что он калека, интересуется новейшими достижениями в фармакологии, самостоятельно изучает такую сложную науку.
        Как-то осенним вечером Орлов приехал к Анри порыбачить и немного отдохнуть. Вечером они, как водится, сидели в бунгало, болтали о том о сем. Орлов заметил:
        - Анри, надо бы отдать на экспертизу то, что научился производить Фабио. Возможно, то, что он химичит в своей лаборатории, стоит денег. Лишние деньги никогда не помешают, а? И потом, ты ведь не становишься моложе, а парню надо будет существовать, когда… нас с тобой не станет.
        - Да, умеете вы, юристы, настроение испортить. Я еще не совсем стар, чтобы думать о кладбище.
        - Ну ладно, дружище, я не очень изящно выразился, согласен. Но сути дела это не меняет. Отбери мне несколько образцов, посоветуйся с Фабио, что он считает наиболее перспективным. А я завтра вернусь в Париж и свяжусь с кем надо. Пусть проверят, что у парня получилось.
        После того как друзья разошлись, Орлов пошел спать в свою комнату, а Анри отправился в лабораторию к Фабио, лекарственная тема получила неожиданное продолжение. Старушка Эмилия, прихватив свою чудо-настойку, постучалась в комнату адвоката. Отложив в сторону журнал, он во все глаза уставился на старушку:
        - Я слышала, о чем вы говорили с хозяином, так уж получилось. Я не хотела подслушивать, - извиняясь, начала она разговор.
        - Эмилия, ничего страшного не случилось, у Анри все равно от тебя нет никаких секретов. Покажи лучше свое снадобье.
        Пока он с интересом принюхивался к содержимому бутылочки, старушка продолжала:
        - Я без этой настойки уже давно спать не могу. Когда она заканчивается, а у Фабио ее не оказывается под рукой, я просто ночами глаз не смыкаю. Возможно, я просто внушила себе, что это средство мне помогает, но вы бы сами попробовали.
        - Эмилия, голубушка, да у меня, хвала Господу, артрита нет. Что же я зря твое волшебное снадобье истреблять буду?
        - Да и не зря вовсе, вы же подолгу ворочаетесь, уснуть не можете, по дому ночью ходите. А ложечку примите перед сном и до утра не шелохнетесь. Не упрямьтесь, Алекс, попробуйте.
        Алекс уверил старушку, что обязательно примет настойку. Закрыв за ней дверь, подумал, что становится слишком уж сентиментальным. Думает о других больше, чем о себе. С каких это пор с ним такое творится? Не иначе старость наступает на пятки. Но, с другой стороны, проблемы со сном у него действительно появились. Бессонница стала его верной спутницей.

«Эмилия не имела своих детей да и замужем никогда не была, поэтому любила Рамбалей как родных. Фабио вырос на ее руках, после смерти Этель она заменила ему мать. Конечно, мальчишка старался для нее как мог. Настойку даже „изобрел“, но чтобы ее пробовал Орлов… Это уже слишком», - так думал Алексей Алексеевич, переворачиваясь с одного бока на другой. Сна не было.
        Журнал он уже прочитал до последней страницы, телевизора в его комнате нет, часы показывают уже второй час ночи, а заснуть ему никак не удается. Взгляд невольно упал на бутылочку с настойкой.

«Настойку принесла, а ложку забыла», - проворчал Орлов и, отвернув крышку, сделал большой глоток.
        Проснулся он на следующий день около полудня. Анри уже собирался идти к нему в комнату, когда на веранде показался заспанный Орлов.
        - А тебе на пользу мозельский воздух, - пошутил он, - ты все самое интересное проспал.
        - И что именно? Роды очередного жеребенка?
        - Нет, на сей раз усыпление больной собаки.
        - Анри, а повеселей новостей у вас нет? Надеюсь, хоронить ее ты меня не заставишь?
        - Да она часа через два проснется, дядя Алекс, - только сейчас Орлов заметил под разлапистой пальмой кресло Фабио. Рядом с ним на скамейке лежала неподвижная пятнистая собака неопределенной породы, явно приблудная, которую Фабио слушал фонендоскопом. - Дыхание хорошее, сердце в норме.
        - Послушайте, доктор, - шутя обратился к нему Орлов, - а оперировать бедного кобеля вы часом не собираетесь?
        - Во-первых, не кобеля, а суку, - не заметив иронии, продолжал Фабио, а во-вторых, мое успокоительное средство совершенно безвредно. Так что операция не потребуется. Я просто попробую отследить симптомы, которые ее беспокоят, и назначить лечение.
        Мальчик, перевернув собаку на другой бок, продолжил осмотр. Затем, довольный сделанным, поехал в своем кресле к воде.
        Орлов же, не на шутку встревоженный, подошел к Анри:
        - Надо что-то предпринимать. Фабио, похоже, помешался на своей медицине. Сегодня собака, завтра - лошадь, а потом он и на людях начнет практиковаться. Эмилия, например, меня на ночь его настойкой напоила, так я спал как младенец.
        Анри только посмеивался:
        - Выходит, не зря парень мой над справочниками сидит. Что-то у него получается. Ты лучше побыстрее с образцами разберись, вдруг окажется, что мой сын изобрел новое
«средство Макрополуса», и ему Нобелевскую премию дадут? Вот я тогда над тобой посмеюсь.
        Уезжая из «Пристанища Мавра», Орлов прихватил с собой увесистый саквояж с многочисленными бутылочками и баночками, снабженными четкими надписями по-латыни, сделанными Фабио, и французскими приписочками Эмилии - «от бессонницы», «от простуды», «для аппетита». Накануне его отъезда Фабио с Эмилией весь вечер колдовали над саквояжем…
        Было это давно, лет семь назад. С тех пор много воды утекло, но Орлов прекрасно помнил все, что было после того момента, когда его знакомый врач Лоран, точнее, клиент, замешанный в неблаговидных махинациях с медицинскими препаратами, содержащими наркотические вещества, кричал ему в трубку: «Ты нашел гения! Орлов, считай, что ты уже баснословно богат». А дальше пошло-поехало…
        Фабио на самом деле более всего захватывал процесс синтезирования лекарственных препаратов. Так как ему самому иногда бывало несладко, особенно в периоды обострения болезни, и необходимо было принимать лекарства, облегчающие боль, Лоран просто уговорил мальчишку попробовать сделать препарат, позволяющий забыться, отвлечься от боли… Фабио попробовал. У него получилось.
        Орлов поначалу и сам не понял, во что втянул Рамбаля-младшего. А когда понял, отступать было поздно. Слишком высоки оказались ставки.
        У Фабио ушло не более двух месяцев на то, чтобы произвести на свет препарат, на баночке с которым Эмилия написала - «для поднятия настроения». А еще через месяц уже все ночные клубы на площади Пигаль были наводнены новыми «колесами» под говорящим названием «двойной торчок». Причем «двойной» означало, что препарат обладает более длительным сроком действия, что сделало его невероятно популярным среди любителей ночной жизни.
        Орлов предусмотрел все, чтобы сделать этот бизнес полностью нелегальным. Общение Лорана с Фабио было сведено до минимума и касалось только технологической стороны вопроса. Все остальные - доставка и поиск необходимых ингредиентов, сбыт и прочее Алексей Алексеевич взял на себя. Момент объяснения с Анри был тяжелым, но искусство убеждать в своей правоте, которым Орлов, как высококлассный специалист, владел великолепно, выручило и на этот раз. За довольно короткий промежуток времени Орлов и Рамбали стали богачами, а «Пристанище Мавра» превратилось в мини-фабрику по производству легких наркотиков.
        А теперь это маленькое Эльдорадо оказалось под ударом. Алексей Алексеевич решил сделать все, чтобы его отразить, а потому не стал откладывать надолго встречу с Полиной.

        Глава 9

        Устроив коляску Виталия поудобнее, Миша с Григорием вышли в тамбур покурить. Руки у Григория тряслись так, что он никак не мог зажечь спичку. Миша, протянув ему зажигалку, не нашел более подходящего утешения: «Держись, Гриня».
        Молча курили, смотрели на пролетающие за окном пейзажи. Первым нарушил молчание Григорий:
        - А вдруг я сюда уже никогда не вернусь, а? Всю жизнь прожил здесь, у меня тут жена похоронена, родители… Куда я на старости лет помчался, - почти причитал он.
        - Ты сейчас не должен раскисать, - тихо, но твердо сказал Миша, - ни в коем случае. Понимаю, тебя здесь многое держит, но теперь для тебя главное в жизни - сын. Появился шанс сделать его здоровым и счастливым. Может быть, там, на небесах, так решили. Ради светлой памяти жены и родителей ты ОБЯЗАН сделать все, чтобы вернуть ему ноги.
        Помолчав, Миша добавил, глядя в небо:
        - Считай, что тебе оттуда Ангела прислали…
        - Тебя, что ли? - попытался сострить Григорий.
        - Не меня, Марьяшу. Она и вправду, как ангел. Первый раз такую встречаю.
        - А у вас как складывается? Я на свадьбе-то погуляю?
        - Не торопи события, Гриня. Со свадьбой придется пока подождать. Сейчас - главное решить все вопросы с объявлением наследства и с вашим вступлением в права наследования. Боюсь, что с этим могут быть проблемы во Франции.
        - Понимаешь, Миша, деньги у меня кой-какие есть, на первое время хватит. Но ненадолго, а потом на что жить? Не могу я на Марьяшиной шее висеть, не по-мужски.
        - Хороший ты мужик, Гриня, но дремучий. Пойми, тебе принадлежат миллионы. Ты такой же их владелец, как и она. Только она с рождения ими пользуется, а тебе пришлось долго ждать, прежде чем получить свое. Понял?
        Не понял. Прислала мифическая бабушка привет с того света, на Марьяшу такой груз повесила, а сама почему, пока жива была, не объявилась? Значит, боялась чего-то, я думаю, того и боялась, что не срастется что-нибудь. И потом, Марьяша приехала волю бабушки своей исполнить, а Полина - против.
        - А с Полиной разговор отдельный будет. У нее нет желания с тобой и Виталькой делиться, потому что она просто лишилась большей части наследства из-за своего пристрастия к молодым талантам мужского пола. И талант этот сейчас активно ее настраивает против родной дочери и вас, потому что хочет получить все наследство целиком. И Марьяшину долю в том числе.
        - Это тебе Марьяша сказала?
        - Что-то сказала, что-то сам узнал по своим каналам. Семейка очень известная.
        Их разговор был прерван Симоном, который направлялся в туалет с полотенцем на плече:
        - Месье, пора мыть руки и приступать ко второму завтраку. У нас в купе уже все готово. Вы неприлично долго болтаете в уединении. Дети скучают.
        Дети - Виталий с Марьяшей - скучать и не думали. Они под веселую музыку, доносившуюся из радиоприемника, выставляли на стол все съестные припасы в предвкушении долгой трапезы.
        При виде разносолов и вина настроение у вошедших в купе мужчин резко улучшилось.
        Весь переезд, длившийся почти двое суток, прошел под знаком единения. Вино сделало свое дело - укрепило коллектив. Симон, до этого момента державшийся в тени при обсуждении некоторых моментов, вдруг проявил себя с неожиданной стороны. Он взял на себя довольно непростую миссию - общение с Орловым и знакомство его с Порецким.
        За два-три дня, которые вся компания планировала провести в Петербурге, прежде чем двинуться в Париж, Мише необходимо было решить вопрос с увольнением из фирмы и сбором необходимой информации по делу о вступлении в права наследования. Марьяше отвели роль гида: ни Григорий, ни Виталий не были на берегах Невы, и перед отлетом во Францию им просто необходимо было познакомиться с самым красивым городом на земле… С таким предложением выступил Миша, втайне надеясь на то, что посещение Эрмитажа и Мариинского театра отвлекут их от мыслей о перемещении из одной жизни в другую. Поселить всю честную компанию решили в «Астории», жить в которой Марьяше очень нравилось. Разместиться в Мишиной квартире французско-русский квартет отказался в пользу Гиганта. С этим представителем фауны было сложнее всего.
        От предложения оставить его соседям в Тихорецке, выдвинутого Мишей, отказались все единогласно. Чтобы пса взяли в поезд, пришлось покупать отдельное купе и еще приплатить немалую сумму проводнику. Везти в Париж его, естественно, было нельзя, так как неизвестно было, как там пойдут дела. Да и потом этакую махину ни в один самолет не пустят. Оставалось две версии - поселить Гиганта у Светланы Алексеевны или подкинуть на воспитание в семейство Истоминых. Порецкий настаивал на втором варианте, справедливо полагая, что для Кирюшки Гигант станет более приятным соседом по комнате, чем для его собственной мамы Светы. На три дня до отъезда во Францию, предназначенные для сбора документов, Гиганту отводилось место сторожа холостяцкой квартиры Порецкого.

        Глава 10

        Вот уже несколько дней Алексей Алексеевич чувствовал легкое недомогание. Болела грудь.

«Должно быть, переутомился», - рассуждал он, пытаясь найти причину своего состояния, тем более что поводов для этого было предостаточно. Чего стоила одна беседа с Полиной, после которой «вечная возлюбленная» окончательно разочаровала Орлова.
        Она пришла на встречу со своим «невероятно талантливым» Абду, за время беседы с которым Алексей Алексеевич так и не понял, в какой все же области он талантлив - в живописи или в искусстве обольщения молодящихся особ? Будучи человеком, не лишенным тяги к прекрасному, а потому немного разбиравшимся в живописи, авангардной в том числе, он давно уже понял, что работы Абду никак не тянут на произведения искусства. Даже в Париже, где существует великое множество арт-направлений и, как следствие, сотни галерей и галереек, где выставляются молодые, но действительно талантливые художники, его работы не находили своих почитателей. Кроме Полины, конечно.
        Зато он был красив. Зеленые выразительные глаза на смуглом лице в сочетании с чувственными нервными губами сделали свое дело - Полина просто голову потеряла, увидев этот экземпляр. Она любила все красивое - вещи, машины, украшения, мужчин. И как это угораздило Симона, влюбленного в Полину с юности, привезти этого араба в дом к Порошиным? Поистине, пути Господни неисповедимы.
        Теперь уже ничего изменить нельзя. После того как Графиня обрела последний приют на Сен-Женевьев-де-Буа, в семье произошел раскол. Ближайшее окружение тоже разбилось на два лагеря - сторонников Марьяши и ее противников. И хотя последних было немного, решимости им было не занимать. Напору Полины и Абду мог противостоять только кто-то очень сильный и умный. Марьяша не тянула на бойца по молодости лет, Симон - по причине очень уж миролюбивого характера и прежних светлых чувств к Полине, оставались таинственные русские…
        Очень уж они беспокоили Орлова. Судя по «донесениям» Гуляева, несомненным лидером среди них был некто Порецкий, как раз сильный и умный. Возможно, кандидат на роль бойфренда Марьяши. И этот факт, пока еще не подтвержденный, очень беспокоил его.
        Навалившаяся усталость провоцировала Орлова на поступки, ему совершенно несвойственные. Например, не ходить в офис, не следить за делами, которые его помощники классифицировали как сложные, а следовательно, требующие его личного вмешательства. Поездка к Анри и непростой разговор с ним тоже сказались не лучшим образом на здоровье. И хотя с момента поездки в «Пристанище Мавра» прошло уже несколько дней, здоровье так и не приходило в норму.

«А не принять мне чего-нибудь из микстур Фабио? - подумал Алексей Алексеевич. - Ведь Лоран очень хвалит его препараты и даже успешно использует их в своих полулегальных клиниках, где лечит всевозможных „звезд“ и „звездочек“ от разного рода недугов, включая то же пристрастие к наркотикам. И те не подозревают, что отваливают немалые деньги за лечение магическими эликсирами, которые придумал мальчишка-самородок, не имеющий медицинского образования».
        Мысль показалась хорошей, но для начала Орлов решил посоветоваться с Лораном. Конечно, он преступник, попирающий законы на каждом шагу, создавший целую сеть по производству наркотиков, но врач хороший. И явно не посоветует плохого Орлову - своему спасителю и человеку, познакомившему его с Фабио.
        Конечно, до конца доверять Лорану нельзя. Орлов был уверен, что Лоран мог бы что-нибудь сделать для бедного мальчишки и поставить его на ноги. Неоднократно пытался поговорить с ним на эту тему, предлагал большие деньги на его лечение, но Лоран твердил одно - Фабио безнадежен. Была у опытного юриста мысль о том, что здоровый Фабио может быстро выйти из-под контроля наркодельца, и, следовательно, Лоран умышленно убеждает всех в его обреченности. Но проверить это он так и не удосужился…
        Не откладывая разговор в долгий ящик, Алексей Алексеевич набрал номер Лорана, и услышал знакомый голос: «Доктор Фаскель приветствует вас, но в данный момент я очень занят и не могу подойти к телефону. Пожалуйста, оставьте свое сообщение после сигнала».
        Орлов, усмехнувшись, представил, чем Лоран занят в данный момент - наверняка тискает новенькую ассистентку, которой едва исполнилось восемнадцать. Очень уж любит молоденьких девушек. Чем старше становится сам, тем моложе находит себе сексуальных партнерш, на которых тратит немалые деньги, заработанные не без помощи Фабио. А так как супруга у него очень строгая, то секс-минутки он устраивает исключительно на рабочем месте. Орлов всегда подозревал, что некоторым его пассиям и восемнадцати лет не исполнилось, но закрывал на это глаза. Нынче такая молодежь пошла, что… В общем, не его это дело.

«Доктор Фаскель, как закончите, перезвоните больному старому другу, - сказал в трубку Алексей Алексеевич, особенно выделив слово „закончите“.
        Звонок раздался минут через пять…
        Желание Орлова опробовать действие препаратов Фабио Рамбаля на себе Лорана очень удивило. За долгие годы знакомства Алексей Алексеевич ни разу не обращался к нему за врачебной помощью. Просто нужды в этом не было. Орлов отличался отменным здоровьем, несмотря на свой возраст. Жалобы на бессонницу он тоже всерьез не воспринимал, рекомендуя в качестве лучшего средства двух-трехдневные посещения spa-курортов, которых на Лазурном Берегу было великое множество. Не похоже было, что Орлов следовал его советам…
        - Алекс, конечно, я удивлен такому вашему желанию, но если вы настаиваете на приеме лекарств, то, может, для начала обследуемся?
        - Ну, началось, обследуемся… Лоран, я просто неважно себя чувствую, устал, скорее всего. И хочу попринимать что-нибудь из серии «настойка для поднятия настроения». Из той самой баночки, которую я когда-то тебе привез от Фабио, где рукой старушки Эмилии сделана эта надпись.
        - Да вы что не понимаете, о чем говорите? Это не просто настойка, а термоядерная смесь из таких компонентов, от употребления которых в один прекрасный день вы можете просто не проснуться. Парень на глазок собирал все, что подвернулось под руку. Получилось неплохо, согласен, но принимать это нельзя.
        - Лоран, а как же твои подпольные клиенты? Ведь ты их потчуешь не чем иным, как теми самыми настойками, которые тебе делает Фабио?
        - Постойте, постойте, Алекс. Все эти настойки прошли стадию очищения, это раз. Второе - я проводил лабораторные исследования о влиянии их на…
        - Крыс и мышей, знаю я эти басни. Понимаю, я тебе дорог, и ты боишься меня потерять, - игриво заметил Орлов, - как источник доходов. Ну тогда просто пропиши мне что-нибудь менее опасное, только без всяких там обследований.
        - Алекс, вы ведете себя, как ребенок, - начал закипать всегда предельно корректный Фаскаль, - мне нужно просто, чтобы вы на минутку зашли в лабораторию, и мои очаровательные девочки за минуты возьмут все необходимые анализы. Хотите, я сам к вам приеду?
        - Хочу, только прихвати медсестру и стерильные шприцы.
        - Всенепременно. А медсестру какую предпочитаете - блондинку или брюнетку?
        - А медсестру я предпочитаю квалифицированную - постарше и поопытнее. А ты, Лоран, зря в доктора подался, из тебя бы заправский сутенер получился.

        ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ

        Глава 1

        Встречать делегацию из Тихорецка мы поехали на двух машинах. Коллегиально решили, что Светлане Алексеевне и Саше нужно будет отвезти Екшинцевых и Марьяшу с Симоном в «Асторию», а мы с Кирюшкой, Мишаней и псом Гигантом пешочком отправимся к Порецкому на квартиру. Если пес будет себя мирно вести, то мы оставим его с сынулей, а сами пулей помчимся в «Асторию» разрабатывать стратегию и тактику дальнейших действий.
        В ожидании поезда, который задерживался минут на 40, я нервно ходила по платформе. Беспокойство охватило меня еще накануне, после телефонного разговора с Порецким. По его голосу я поняла, что он не просто волнуется, а ОЧЕНЬ волнуется - уж кто-кто, а Мишаня умел всегда сдерживать свои эмоции. Теперь же он просил меня подготовить нашего директора Артура Артуровича к мысли о том, что ему придется увольняться с работы, велел забронировать авиабилеты на Париж и дал еще несколько поручений насчет того, как побыстрее выправить загранпаспорта для Григория и Виталия.
        Я прекрасно понимала, что знакомством с Марьяшей перечеркнула всю его устроенную размеренную жизнь, втянула его в эту историю с совершенно непредсказуемым финалом…
        Скажу честно, даже подумала о том, что зря я согласилась тогда встретить Марьяшу. Нашла бы повод тактично отказаться, и ничего-ничего бы этого не было. А теперь вот, пожалуйста, мне везут пса с говорящим именем Гигант, двоих мужчин, которых сорвали с родных мест, и за всей этой международной суетой стою Я. Не было печали, купила баба порося…
        Удивительно, но Светлана Алексеевна и Саша моего волнения не разделяли. Как раз напротив, были в хорошем расположении духа, подшучивали надо мной, к тому же Светлана Алексеевна потрясающе хорошо выглядела. Причиной этому, как мне показалось, была предстоящая встреча с Симоном.
        Когда объявили о прибытии нашего поезда, Саша с Кирюшкой побежали к нужному вагону, а мы с ней остались на перроне.
        - Наташенька, ты не изводи себя, - словно прочитав мои мысли, сказала Светлана Алексеевна, - все, что ни делается, к лучшему.
        - Дай бог, чтобы к лучшему. Если что-то не получится, только я буду во всем виновата. Мишане придется уволиться с работы, этих несчастных Екшинцевых вообще непонятно что ждет.
        Предположим, что Мишане давно уже пора было сменить работу, он засиделся в вашей богадельне, встряска ему не помешает. К тому же перспектива остаться безработным ему не грозит… с такой-то мамочкой, - она пыталась шутить, но говорила при этом искренне. - Пойми, Наташа, все, что мы сейчас делаем - во благо двух несчастных мужчин. Если бы все осталось как было, через пару-тройку лет Григорий бы окончательно спился, а Виталька до конца жизни остался бы инвалидом. Тяжелая участь… Таких, как они - тысячи, но только у них появился шанс. Наследство - это не только деньги, но и возможность для Виталия стать полноценным человеком, и не прозябать в инвалидном кресле.
        - Я все понимаю, но боюсь неизвестности. Что их ждет в Париже? ПРОБЛЕМЫ. Полина с Абду будут биться до последнего. Мишаня сможет с ними справиться в чужой-то стране? Вы не как мать, а как профессионал, уверены в нем?
        - На все сто, девочка, к тому же у него сильный характер, он не любит отступать.
        Наконец в потоке приезжающих мы увидели инвалидную коляску, которую окружали наши путешественники. По мере того как они подъезжали к нам, я пыталась разглядеть потомков Графини, найти черты фамильного сходства.
        Григорий держался рядом с Мишей, внимательно слушая, что Порецкий ему рассказывал. Он с любопытством провинциала крутил головой, разглядывал толпу и, казалось, совсем забыл о своих спутниках. Бесспорно, он был очень красивым мужчиной, седина и морщины совсем его не портили. Благородные черты лица - тонкий нос, красиво очерченные губы и яркие выразительные глаза делали его очень заметным. Холеный и элегантный Симон, с которым они были практически ровесниками, ему здорово проигрывал. Но вот шарма Григорию явно недоставало. Дело было даже не в дешевенькой одежде, а в том, что выглядел он очень уж затюканным жизнью, неудачником, одним словом.
        Я сразу решила, что за эти дни надо будет тщательно заняться его внешним видом - в таком во Францию его отпускать категорически нельзя. И над самооценкой поработать ему придется. В Европу он должен приехать этаким добрым молодцем, а не замухрышкой.
        Мне сразу понравился сидевший в инвалидном кресле Виталька, которого с одной стороны опекал Симон, а с другой - лохматый зверь с удивительной мордой и мой сын, пристроившийся к нему и, похоже, уже по уши в этого пса влюбленный.
        Марьяша в этой исключительно мужской компании выглядела довольной и счастливой. И это меня успокоило.
        Встреча наша прошла довольно быстро - Марьяша просто представила нас краснодарским гостям и предложила более близкое знакомство отложить на потом, когда все мы соберемся в «Астории».
        В отличие от Виталия и Григория, Гигант вел себя не как провинциал, а как английский джентльмен. Идти от Московского вокзала до дома Порецкого нам с этим крупногабаритным псом пришлось минут двадцать, так как в машину его никто взять не решился.
        Несмотря на то что с виду Суворовский проспект довольно чистый, ноябрьская грязь и слякоть сделали свое дело. Длинная шерсть ни разу в жизни не стриженого пса была настолько мокрой и грязной, что, зайдя в парадную, он оставил за собой мокрые полосы.
        За время пути Гигант ненадолго удалялся в кусты, пару раз проводил взглядом проходивших мимо собак, сук, скорее всего, и трижды лениво зевнул. Звука его голоса я так и не услышала. Немногословный товарищ оказался.
        Зайдя в квартиру, он неспешно обошел обе комнаты, обследовал кухню, и усталый развалился на ковре в спальне, чем привел довольно чистоплотного Порецкого в ужас. Кирюшка хвостом ходил за ним следом.
        - Я так понимаю, что ковер можно будет выбрасывать, - спросил меня Миша, - когда это создание переедет к вам?
        - Нет, лучше нам отдай, я же свои предварительно сверну в трубочку и уберу подальше. Очень надеюсь, что со временем вы его переправите во Францию. Иначе я его четвертую, нет, восьмерную и буду высылать посылками.
        - Вопрос только - куда? Пока еще не ясно, какой нас там ждет прием.
        - С виду он вполне мирный, но вдруг… - беспокоилась я за судьбу сына, которого предстояло оставить с этим милым монстром наедине.
        - Никаких вдруг, это вполне надежный парень, тем более что спит он все 24 часа в сутки.
        - Так может быть, мы его оставим в одиночестве, а Кирюшку заберем с собой?
        - Ни за что, - запротестовал Кирилл. - Я с вами там с тоски помру, а с Гигантом мы побесимся.
        - Вот только не очень, ладно, а то мне еще в этой квартире жить.
        Пока я выкладывала из сумки запасы съестного, Гигант проявил некоторое оживление. Подошел ко мне, внимательно посмотрел в глаза, однако заискивать и вилять хвостом не стал. «Аристократ», - решила я и протянула ему приличный кусок пирога с мясной начинкой. За пару секунд разделавшись с ним, он не спеша вышел из кухни и вернулся на прежнее место в спальне.
        Мишаня быстро принял душ, на лету слопал кусок пирога поменьше, бросил в сумку свои записные книжки и скомандовал: «Гражданка Истомина, с вещами на выход».
        Шутка мне показалась неудачной, но я промолчала.
        У меня в последнее время желание шутить и подшучивать над другими совершенно пропало. Что, в общем-то, мне несвойственно. Зато появилось к самоанализу и, отчасти, к самокритике. Казалось, что я все делаю не так, что ошибаюсь на каждом шагу. В общем, похоже, депрессняк наступает на пятки. Надо срочно что-то предпринимать, но для начала отправить всю честную компанию, во главе с Мишаней, куда подальше. В Париж, например, а там уж и своими нервишками можно будет заняться.
        Удивительно, но мой муж - известный скептик и не сторонник всякого рода авантюрных мероприятий, на этот раз отступил от своих принципов. Саня активно взялся помогать мне и Светлане Алексеевне, несмотря на то, что каждую свободную минуту он старается проводить за своим компьютером.
        Пока мы с Мишаней ехали к «Астории», он рассказал мне историю с таинственным Наблюдателем:
        - Марьяшу я не хочу пугать заранее, но я уверен, что Наблюдатель следил за нами именно из-за нее.
        - Миш, но ведь это может быть простым совпадением…
        - Ничего себе совпадение! Ты хоть представляешь себе, что учительница была усыплена не просто снотворным, а препаратом, который отбивает память?! Я сегодня после «Астории» пробегусь по своим ребятам. Во-первых, отдам стакан, который мы забрали из дома учительницы, на экспертизу, а во-вторых, поеду в транспортную прокуратуру и узнаю, кто же приехал вместе с нами в Тихорецк. Повезло нам с этой Каринкой - просто Пинкертон в юбке, все разглядела и запомнила, кто, когда и откуда приехал, представляешь?
        - Представляю, только как она могла своей любимой учительнице такого квартиранта сосватать?
        - Тут она, конечно, прокололась. Но ведь девчонка хотела как лучше.
        - Только получилось, как всегда. Ты лучше скажи, как за два дня загранпаспорта для Екшинцевых сделать, а?
        - Вот это вопрос. Законным способом - никак. Если только мамочку мою на дипкорпус натравить. А может быть, твой бывший начальник Чепуров нам поможет?
        - Как? Они в Питере не прописаны, пока запросы в Тихорецк сделают, это минимум пять дней, а то и неделя.
        - Ладно, будем расстраиваться по мере поступления неприятностей. Мы, кстати, уже приехали.
        За что я люблю «Асторию», так это за ее уютный бар, который и на бар-то не похож. Просто сидишь в уютном кресле или на диванчике в холле гостиницы, смотришь в огромные окна на Исаакиевский собор, на Мариинский дворец, попиваешь себе кофе… Красота.

«Марьяша энд компани» именно этим и занимались, когда мы с Порецким к ним подошли. Нас не сразу и заметили…

        Глава 2

        Три дня пролетели со скоростью кометы. Дел хватило всем, зато к концу третьего дня получилась очень даже неплохая картина. «Головную боль» в виде загранпаспортов взяла на себя Светлана Алексеевна, которая, не раскрывая своих источников, принесла их буквально на блюдечке с голубой каемочкой. Это еще раз убедило Симона в том, что мадам Порецкая - необыкновенная женщина.
        - Если так и дальше пойдет, - заметила Марьяша, - давние теплые чувства, которые Симон испытывал по отношению к моей матери, просто иссякнут.
        - Вот и хорошо, - парировала я, - а то еще неизвестно, что Полина может предпринять, чтобы перетянуть его на свою сторону.
        - Наташа, ну ты уж скажешь, - обиделся Порецкий, - Симон свой в доску мужик. К Витальке привязался как к родному. Это я, как юрист, должен сомневаться в людях и им не доверять, но от тебя я таких предположений никак не ожидал.
        - Вот это меня и пугает, Порецкий, - не унималась я, - расслабился ты. Конечно, в отношении Симона я, скорее всего, неправа, но и ты не должен всем доверять, а проверять, проверять и еще раз проверять.
        - Да я уж напроверялся от души, - продолжал Мишаня, - знаю теперь, откуда ветер дует.
        Действительно, расследование, которое Миша успел провести за такое короткое время, значительно сузило круг подозреваемых.
        Из рассказа Карины Медоевой было понятно, что в одном поезде с ними в Тихорецк приехал некий Сергей, который остановился у учительницы Беспалько. Таинственный Сергей был неоднократно замечен в непосредственной близости от дома Екшинцевых, в гостинице у номера Марьяши, а также успел подсыпать что-то в стакан с соком, выпив который учительница проспала несколько часов, а проснувшись, ничего не могла вспомнить.
        После того как знакомый эксперт с Литейного проанализировал содержимое стакана, он немедленно связался с Мишаней:
        - Такой препарат в России не выпускают, брат Порецкий, и за два десятка лет, которые я провел в лаборатории, ничего подобного не встречал. Ты откуда притащил этот стакан?
        - Из дремучей провинции, брат Степанов.
        - Может, хватит прикалываться? Из Тьмутаракани он привез, да за подобный препарат автору можно премию давать, понял?
        - Какую премию?
        - Да хоть Нобелевскую, это же препарат нового поколения! Такого еще в аптеках не продают. Ладно, Мишка, колись, где взял. Я, честное пионерское, сдавать тебя не побегу, мне просто самому интересно.
        - Да говорю же из деревни краснодарской привез, бабульку там одну им усыпили. Она поспала часов так пять, потом проснулась в прекрасном расположении духа, только ничего не помнила, что с ней происходило. Представляешь, начисто память отбило на события, которые происходили с ней в течение недели.
        - Эх, ни фига себе. Миш, да ты понимаешь, что это не что иное, как «эликсир покоя».
        - Не-а, не понимаю.
        - Тупишь, брат. Неужели не читал?
        - Я должен быть читать об этом эликсире? Так - это не по моему ведомству. Это ты у нас за подобными делами следить должен. Ты лучше расскажи, чем этот эликсир интересен.
        - Интересен он тем, что о нем говорят и даже пишут, но никому не известно, кто его изобрел.
        - Ну, раз никому не известно, значит, в секретных лабораториях придумали.
        В том-то и дело, что нет. Придумали бы в лабораториях, так мы бы с тобой о нем и не узнали. Нет, у него совсем другие авторы, скорее всего, ученый, который сидит в своей лаборатории, изобретает подобные препаратики, сбывает их, а вырученные деньги в казино просаживает.
        - Что же он тогда свое изобретение не обнародует, что ж ему слава не нужна?
        - Конечно, не нужна. Я же говорю, деньги, значит, ему не признание мировое нужно, а деньги. И все.
        - Понятно, а что ты еще можешь о нем сказать?
        - Да что же я могу сказать, у меня вся надежда была на тебя. Я об эликсире читал, но на практике с ним ни разу не сталкивался. Известно только, что, скорее всего, своим появлением он обязан Франции. Именно оттуда он «пошел» по Европе и даже в краснодарскую деревню попал. Кстати, в Краснодарском крае не деревни, а станицы, понял? А теперь скажи, Порецкий, а в Питере он может появиться?
        - Думаю, нет. Скорее всего, это очень дорогой препарат, нужного человека им уже нейтрализовали. Пока больше кандидатов пет.
        Разговор с экспертом Степановым окончательно укрепил Порецкого в мысли, что «ноги этого дела растут» из Парижа, из ближайшего Марьяшиного окружения.
        Он также рассказал мне о таинственном Наблюдателе, который, к счастью, оказался не таким уж опытным конспиратором. Билет на поезд, в котором ехали Марьяша, Симон и Миша, из Питера до Тихорецка брали еще только два человека - Гуляев Сергей и Бобылева Светлана. Чтобы собрать информацию на Гуляева, ушло не так много времени, к счастью, у него были проблемы с законом, причем не где-нибудь, а во Франции. В питерском отделении Интерпола у Порецкого нашлась знакомая, которая была просто умничкой. Она связалась с нужными людьми и собрала такую информацию, которая повергла Марьяшу и Симона в шок.
        Когда Гуляев во Франции попал в щекотливую ситуацию по делу о растлении несовершеннолетних, ему помогал адвокат по фамилии ОРЛОВ.
        Услыхав эту фамилию, Марьяша вскрикнула и вцепилась в руку Симона. А побледневший француз просто дара речи лишился. Зато Миша точно понял весь расклад: Орлов заодно с Полиной и, следовательно, против Марьяши.
        Пока Миша занимался сбором информации, Марьяша и Симон вплотную занялись Екшинцевыми. Начали с парикмахерской в «Астории», затем пошли в бутик
«Макиавелли», потом просто болтались по городу. Когда к вечеру все вновь собрались в баре гостиницы, Миша изумился преображению Григория. В сером костюме, при галстуке, с безупречной стрижкой, он стал похож на очень респектабельного мужчину. Правда, Мишаня заметил, что его рукам не помешает маникюр, на что Григорий, не сдержавшись, послал Мишу куда подальше, чем привел Марьяшу в восторг.
        - Обожаю русский мат, - заметила она, - когда все утрясется, я обязательно закончу свою работу по истории возникновения мата на Руси.
        - Какую работу? - не очень умело скрывая свое - удивление, поинтересовался Екшинцев-старший.
        - Научную, которую я начала писать еще при жизни бабушки, но потом все завертелось-закрутилось…
        - Неужели это может быть интересно, - тут уже Екшинцев-младший не смог скрыть своего удивления, - исследовать русский мат?
        - Виталик, это не просто интересно, это безумно интересно…
        Марьяша с таким энтузиазмом стала разъяснять своим родственникам, в чем же состоит принципиальное отличие возникновения русских нецензурных выражений, например, от французских, что и я заслушалась. Однако Порецкий прервал сей занимательный монолог в пользу решения более прозаических задач. Оказалось, что, увлекшись посещением бутиков и прогулками по городу, забыли выполнить еще одно важное дело - посетить клинику, где необходимо было получить все необходимые заключения по диагнозу Виталия.
        За такую промашку Марьяша получила нагоняй от Мишани. Я тоже попыталась на нее поворчать, а потом поняла, что зря. Если уж сам Виталька забыл о своих болячках, то, наверное, это не так уж плохо. Значит, они уже отвлеклись от тяжелых мыслей по поводу отъезда из Тихорецка. А это дорогого стоит. Видимо, не зря, ох не зря Графиня переложила все хлопоты на плечи Марьяши и мои, кстати. Мудрая была женщина, хоть и не без слабостей.

        Глава 3

        Лоран вот уже несколько дней безуспешно пытался связаться с Орловым. Тот как сквозь землю провалился. Если такое случалось, значит, он выехал из Парижа. Все его телефонные звонки переадресовывались на номер офиса, где милая секретарша отвечала, что шефа нет и не будет ближайшие несколько дней. Но у Лорана была срочная информация. Он догадывался, что, скорее всего, Алекс выехал к своим друзьям Рамбалям. Но только зачем? Он же недавно у них был, привез еще один небольшой пакетик «груза» от Фабио, который, по самым скромным подсчетам, тянул на полмиллиона.
        Неужели, не дождавшись результатов обследования, он помчался в «Пристанище Мавра», чтобы позаимствовать заветную жидкость от бессонницы у Эмилии? Старый болван. Ему не капли сейчас нужны, а химиотерапия. Причем срочно. Лоран интуитивно почувствовал, что помимо традиционных исследований крови и мочи надо бы и онкологические провести. Результаты его очень расстроили. Похоже, у Орлова серьезные проблемы.
        Нельзя сказать, чтобы Лоран питал к нему теплые чувства. Нет, он был просто благодарен ему за многое. Орлов в свое время помог Лорану выпутаться из щекотливой ситуации, когда он был еще неопытным начинающим практику доктором. Потом познакомил с Фабио - гениальным самоучкой, который каждые два-три месяца умудрялся создавать «шедевры», приносящие баснословные прибыли. Теперь Лорану не сиделось на месте, Орлова надо срочно везти к лучшим онкологам, возможно, в Швейцарию или Израиль. Метастазы ждать не будут, а он как сквозь землю провалился. Идиот.
        Самое обидное, что хитрый лис Орлов всеми возможными и невозможными способами оберегал Фабио от личных контактов с Лораном: не позволил им даже телефонами обменяться. Алексей Алексеевич присутствовал при всех их встречах, даже грузы доставлял сам, немало при этом рискуя.
        Сколько еще дней продлится его затворничество - трудно предположить. Найти его невозможно, остается ждать. Лоран боялся только одного - смерти Орлова. Она может поставить под угрозу хорошо налаженный бизнес. Надо сделать все возможное, чтобы он еще пожил. Ну хотя бы лет двадцать, тогда Лоран станет стареньким, молодые девочки перестанут волновать его, и, следовательно, ему уже не надо будет так много денег…
        А Орлов в это время действительно находился в «Пристанище Мавра». Но помчался он сюда не ради чудодейственной настойки Эмилии, а совсем по другому поводу. Накануне его приятель, большой и страстный поклонник лошадей, обратился к нему с просьбой о встрече с Анри Рамбалем. В свое время, когда еще был жив граф Порошин, Рамбаль часто и довольно успешно выступал в различного рода соревнованиях по конному спорту, не отказывался от участия в скачках. Его имя было хорошо известно истинным поклонникам этого вида спорта. Один из них теперь довольно успешно сотрудничал со знаменитым «цыганским бароном» Бартабасом - владельцем единственного во Франции конного театра «Зингаро», и тот хотел бы встретиться с Рамбалем и сделать ему предложение о сотрудничестве.
        Бартабас - живая легенда. Человек из ниоткуда, скрывающий свое происхождение, настоящее имя, овеянный загадками и тайнами, создал уникальный театр, который нынче с огромным успехом гастролирует по всему миру. Он собрал под крышей своего театра в Обервилье - «красном» пригороде Парижа лучших наездников и жокеев, талантливейших модельеров, создающих умопомрачительные костюмы для труппы и потрясающие украшения для главных исполнителей - лошадей.
        Чем же Бартабаса заинтересовал постаревший жокей Анри? Это и удивляло Орлова, но радовало. Скорее всего, Бартабасу в театре не хватает опытных наставников, способных за короткое время обучить юных наездниц и наездников захватывающим трюкам. Анри явно засиделся в своем логове, пора бы ему немного развеяться. А что может быть лучше путешествия в приятной компании? Тем более Орлов вполуха слышал по радио сообщение о том, что 20-летие театра Бартабас собирается отметить грандиозными гастролями в Москве. А Анри, благодаря Порошину, хорошо говорит по-русски.
        Сложив два и два, Орлов не откладывая разговор с Рамбалем надолго, собрал вещи и тронулся в путь. А о Лоране он так ни разу и не вспомнил.
        Алексей Алексеевич планировал пару дней провести в «Пристанище Мавра», а затем вернуться в Париж вместе с Анри. И хотя Рамбаль очень не любил оставлять хозяйство надолго без присмотра, Орлов рассчитывал уговорить его на поездку в Париж для встречи с Бартабасом.
        Но теплого приема, который обычно оказывали здесь Орлову, на сей раз не последовало. Анри был задумчив и даже суров. Выяснилось, что сюда собирается приехать Полина. Цель визита она объяснять не стала, посчитала это излишним, а Анри дала понять, что церемониться с людьми, которых нанимал на работу ее отец, она не намерена.
        - Я не знаю, как себя вести с этой дамой, - признался Рамбаль, - у меня ведь действительно нет никаких прав. Что скажешь?
        - Пока и у нее их нет, - парировал Алексей Алексеевич, - и до момента оспаривания завещания не будет.
        - Допустим, а что будет после того, как пройдет суд и она оттяпает у Марьяши права на «Пристанище Мавра»? Судя по твоим намерениям, ты сделаешь все, чтобы отнять его у Марьяши.
        - Не у Марьяши, а у этих Екшинцевых.
        Алекс, я в людях разбираюсь значительно хуже, чем ты. Зато я научился чувствовать опасность. И вот теперь я чувствую, что исходит она от этой взбалмошной Полины и ее бойфренда. Парень, как и я, приехал сюда из Африки, он вынослив и умеет ждать. А еще он очень хочет стать богатым, следовательно, никаких церемоний. «Рамбаля долой с конюшни, здесь теперь я хозяин», - я уже почти слышу эти слова.
        - Да ты, я погляжу, в пророки записался, Анри? Что за глупости, кто его сюда пустит?
        - Алекс, а ты свое значение не слишком преувеличиваешь? После того как ты поможешь Полине стать хозяйкой и свергнешь Марьяшу, ты окажешься на улице.
        - Так уж сразу и на улице? У меня помимо Полины много других клиентов да и денежки имеются. Умереть голодной смертью мне не грозит. Да и ты кое-что за душой имеешь, не прибедняйся.
        - А про Фабио ты забыл? У меня сын инвалид.
        - У тебя сын гений, он сам прекрасно сможет себя прокормить.
        - Но что ТЫ сделал с этим гением? Превратил его в преступника, и меня вместе с ним, и сам по уши погряз в этих манипуляциях с транквилизаторами.
        - Анри, успокойся. Общение с Полиной кому угодно испортит настроение. И все-таки ты зря драматизируешь ситуацию.
        - Не зря, Алекс. Я просто не хочу выглядеть сволочью в глазах этой девчонки и русских парней.
        - Ну, вот и славно. Ты и не будешь сволочью, ею буду я. Лучше давай вмажем по рюмашке, я устал с дороги.
        - А я устал от жизни и к твоему Бартабасу не поеду.
        Серьезный разговор плавно перетек в более мирную беседу. Орлов и сам чувствовал, что его услуги Полине не понадобятся сразу же после того, как он поможет ей разобраться с Марьяшей. Но он был уверен в том, что сможет в результате переговоров с Полиной кое-что выторговать. Например, «Пристанище Мавра». Правда, ее звонок к Анри опытного юриста насторожил. Что же им всем понадобилось от этого поместья? Лет двадцать о нем и думать никто не думал, а теперь вон как все забегали, засуетились, как будто другого добра у Графини мало осталось. Нет, всем Вогезы подавай, на природу их потянуло.

…На ночь Орлов опять принял глоточек из бутылочки Эмилии. Однако теперь Эмилии не понравился цвет лица Орлова и его аппетит.
        - Может быть, вы спросите у Фабио, что вам попринимать, пока у нас живете, для аппетита? Да и цвет лица у вас, Алекс, нездоровый. Надо бы вам полечиться, - не унималась старушка, чем привела и без того издерганного Орлова в состояние сильного раздражения.
        - Да что вы ко мне цепляетесь, Эмилия?! Не собираюсь я тут лечиться. Да, не спорю, Фабио молодец, что для вас всякие микстурки делает, но это же непрофессионально! Это самообман, а не лечение. Тоже мне, Парацельс из сельской местности…
        - А вот и нет, - не унималась старушка, для которой Фабио был не просто воспитанником, а самым близким на всей земле человеком, - не обзывайте мальчика такими ругательными словами. По телевидению сколько раз уже показывали передачи о том, как гомеопаты всякими травками безнадежных людей на ноги ставят. И никто у них никаких дипломов не спрашивает. А вы бы лучше Фабио пристроили учиться с вашими-то связями, а то только и можете что ругаться.
        - Парацельс - это не ругательное слово, - дремучее невежество Эмилии немного развеселило Орлова, - это доктор такой знаменитый. А наш Фабио не сможет нигде учиться по причине своей болезни. Кто за ним там ухаживать будет?
        - Да я бы с удовольствием…
        - Нет, дорогая Эмилия, вы уж тут на хозяйстве оставайтесь, хорошо? А Фабио не особенно нужны дипломы разные. Он и так за свои микстурки деньги получает. А в отношении себя я даю вам честное слово - вот вернусь в Париж и обязательно покажусь хорошему доктору. И сразу телеграфирую вам, что я абсолютно здоров.
        Но в Париже его ждал совсем другой сюрприз. На автоответчике была записана просьба Марьяши принять ее в самое ближайшее время. Откладывать встречу на завтра он не стал. Тут же перезвонил:
        - Как я рад тебя слышать, ты уже вернулась из дальних странствий? Поездка удалась?
        - О, да. Я познакомлю вас с замечательными людьми, только постарайтесь не откладывать нашу встречу.
        - Конечно, дорогая, я только что от Рамбалей. Перекушу, приму душ и в твоем распоряжении. Приезжай в офис часам к двум. Успеешь собраться?
        - Угу, но я приеду не одна.
        - Договорились, жду в два.
        Алексей Алексеевич так увлекся сборами на встречу - хотелось произвести неплохое впечатление на русских, что не стал слушать другие сообщения. В этот день он так и не узнал, что Лоран его настойчиво разыскивает…

        Глава 4

        С утра в офисе творилось что-то невообразимое. Артур Артурович никак не мог принять окончательное решение по сотрудничеству с немецкой фирмой. Обычно в моменты таких сомнений его всегда выручал Порецкий. Мишаня все умел разложить по полочкам, вовремя предоставить нужную информацию, собрать факты и, если требовалось, улики не только «за», но и «против». Поэтому главе нашей корпорации ничего не оставалось, как принять почти готовое решение. Теперь ему приходилось действовать самостоятельно. А этого делать он, похоже, не умел. Что лишний раз подтверждало незаменимость Порецкого.
        Его решение уволиться с работы привело Артура Артуровича в состояние легкого шока. Найти замену юристу такого полета, как Порецкий, было невозможно. С другой стороны, шеф понимал, что у Миши нет другого выхода - он ведь не в конкурирующую фирму уходит, а уезжает за границу, где ему предстоит вести сложный судебный процесс. Я старалась быть очень убедительной, когда объясняла шефу, кто является Мишиной клиенткой. Намеками, правда, но дала понять, что у Миши в этом деле есть не только профессиональный интерес, но и личный:
        - Понимаете, Артур Артурович, с этой девушкой у Миши сложились довольно теплые отношения. Ведь он - джентльмен, поэтому бросить дело на полпути, это, значит, примерно то же самое, что бросить девушку перед лицом опасности.
        - Как вы, Наташа, любите все драматизировать. Неужели с ее капиталами во Франции не найдется хорошего юриста?
        - Самый хороший адвокат, который знает все тонкости дела и много лет работал на эту семью, уже благополучно переметнулся на другую сторону. И у нее вся надежда на Порецкого, тем более что он уже успел собрать большой материал.
        А пока он собирал этот самый «большой материал», я был в полном неведении, ждал Мишу, тянул до его возвращения принятие такого важного для фирмы решения! И вы, голубушка, не соизволили даже поставить меня в известность, что в один прекрасный день Миша напишет заявление об уходе в связи с тем, что он, видите ли, джентльмен.
        Артурчик начал «закипать». При всем уважении к Порецкому имидж фирмы для него был значительно важнее. И тут в голову мне пришла гениальная идея:
        - Да поймите же вы, наконец, - я разошлась не на шутку, - что если Миша выиграет этот процесс, то он уже будет не просто хорошим юристом, а специалистом международного уровня. Знаменитостью, если хотите. А если он пару раз в каком-нибудь интервью обмолвится словом, где он до сего времени работал, то наша фирма моментально станет популярной. Тогда уж вам не придется голову ломать над тем, работать нам с немцами или нет.
        - Почему это?
        - Да потому что отбою от разного рода предложений не будет. Мы, как в кино, наутро проснемся знаменитыми. К нам не только немцы, но и австралийцы в очередь встанут.
        Я и сама так поверила в то, что говорила Артурчику, что уже не могла остановиться.
«Остапа несло». Шеф слушал меня с открытым ртом и, похоже, тоже поверил:
        - А точно об этом деле напишут в газетах?
        - Еще бы! И не только в газетах, но и по телевидению покажут, и в Интернете, и в…
        - Так, может быть, мы и не будем Порецкого увольнять? Оформим просто отпуск без содержания?
        - А давайте отправим его, например, в отпуск для работы над диссертацией. Так же, наверное, делается?
        - А я знаю? Нашла, кого спросить, звони юристам…
        В результате моего эмоционального общения с Артуром Артуровичем Мишаня из подлеца, бросившего родную контору в сложное время, превратился в героя. Заодно и место в фирме сохранил. Если в Париже все печально закончится, ему будет где на кусок хлеба заработать.
        Я тут же бросилась звонить Светлане Алексеевне, чтобы сообщить хоть одну приятную новость.
        У нее новости были похуже. Миша прислал ей письмо по электронке, где подробно описал свою встречу с Орловым, и просил ее кое-что уточнить.
        Алексей Алексеевич заметно волновался перед встречей да и чувствовал себя неважно.
«Сегодня наконец-то все решится, - успокаивал он себя, - надеюсь, мы расставим все точки над „i“. Узнаю, что это за таинственные русские, претендующие на часть наследства, объясню Марьяше, что легко могу опротестовать завещание ее милой бабули в пользу Полины, поторгуюсь немного с ней, а затем и за Полину примусь. А то, гляди-ка, разошлась как! Анри звонит без моего ведома, условия выдвигает, глупая. Не понимает, что условия выдвигать в ее непростой ситуации могу только я». Его размышления прервал стук в дверь кабинета.
        Орлов сказал: «Войдите!»
        На пороге стояла заметно похорошевшая Марьяша в окружении целой делегации незнакомых мужчин.
        Молодой парень, сидевший в инвалидном кресле, чем-то напоминал Фабио. Нет, не внешностью - Фабио был невысоким, худеньким юношей, а этот, напротив, крепкий, широкоплечий, но что-то неуловимо общее было в выражении глаз, в посадке головы. На какое-то мгновение он даже проникся к инвалиду симпатией, но тут же постарался прогнать это чувство.
        Мужчина, который вкатил коляску в комнату, скорее всего, был отцом инвалида. На вид лет пятидесяти, хорошо сложен, в дорогом костюме. Конечно, морщин на лице многовато, мешки под глазами, но в целом выглядит бодрячком. И руки сильные - рукопожатие у него было ого-го. На деревенского пьющего мужика, каким его описывал Гуляев, совсем не похож. «Да, такой крепкий и, судя по всему, работящий мужик от конюшни не откажется, - подумал Орлов. - И уж во всяком случае, будет в
„Пристанище Мавра“ более уместен, чем этот горе-художник Абду».
        А вот третий из окружения Марьяши, который слегка поддерживал ее за локоток, судя по всему, орел.

«Видимо, это тот самый Порецкий, - анализировал вошедших Алексей Алексеевич, - с которым мне, возможно, придется биться. Физически я ему, конечно, проигрываю, а вот с профессиональной точки зрения - еще вопрос, кто кого?»
        На правах хозяина он любезно предложил им устраиваться поудобнее, так как разговор предстоял долгий.
        - Алексей Алексеевич, позвольте представить вам моего друга Михаила Порецкого, - начала Марьяша, - он помогал мне в России. Если вы не возражаете, все остальное он расскажет сам. У него это лучше получится.
        - Конечно, не возражаю, тем более что у тебя в последнее время появились от меня секреты. В Россию уехала, не простившись, не посвятив меня в свои планы…
        - Она просто выполняла поручение своей покойной бабушки, - деликатно прервал ворчание хозяина Порецкий, - да и докладывать о своих перемещениях ей не было никакой нужды. Вы же все равно все знали о ней.
        - Не совсем понимаю, о чем это вы говорите, Михаил?
        - Я говорю о подробных отчетах, которые вы получали от Сергея Гуляева.
        - Впервые слышу это имя.
        - Давайте не будем наше знакомство омрачать препирательствами, - с улыбкой продолжал диалог Миша, - нам доподлинно известно, что вы собирали материал о перемещениях Марьяши по России с помощью этого человека. А также известно о том, как и при каких условиях вы с ним познакомились. Но я расцениваю этот факт, как ваше вполне объяснимое желание обеспечить ее безопасность в незнакомой стране. Я прав?
        - О, да. Вы хорошо осведомлены, это радует. Могу ли я теперь задать вам несколько вопросов, ответы на которые господин Гуляев так и не смог получить?
        - Конечно, спрашивайте…
        Какое-то время Орлов молчал, собираясь с мыслями. Было ясно, что если Порецкий знает что-то о его взаимоотношениях с Гуляевым, который после того, как получил деньги, перестал отвечать на звонки, возможно, он знает и что-то еще. Вот только что? Да, похоже, что этот парень - не промах. Повезло Марьяше с кавалером.
        - Какое отношение господа Екшинцевы имеют к графине Порошиной, оставившей этот бренный мир?
        - Ответить на ваш вопрос я смогу только после того, как вы пообещаете нам сохранить в тайне все, что услышите.
        Как душеприказчик Графини и ее верный поверенный в делах, я пытался при составлении завещания выяснить у нее, кто эти господа. Графиня отказала мне. Вы, видимо, знаете, что завещание вызвало серьезное недовольство у дочери Графини, матери Марьяши, и она намерена опротестовать его. Если я сейчас вам пообещаю хранить в тайне все, что услышу сейчас от вас, это будет бесчестно по отношению к Полине Маккреди. Вы не находите?
        - Не нахожу, так как имею письменное пожелание графини Порошиной не разглашать ее тайну. А вы, в свою очередь, имеете все указания вашей покойной клиентки в отношении того, чтобы разделить наследство между Полиной, Марьяшей и господами Екшинцевыми. Поэтому ваше желание поделиться с Полиной информацией, которую вы надеетесь получить от нас, меня несколько удивляет. Вы же, как никто другой, знаете, в каких сложных отношениях состояли Полина и покойная Наталья Александровна и о том, что она большую часть наследства планировала оставить внучке, а не дочке?
        - Конечно, я об этом знаю. Но долг честного человека велит мне побеспокоиться также и о дочери, несмотря на то, что я просто обожаю Марьяшу.
        - Итак, насколько я понял, вы не хотите держать в секрете тайну графини Порошиной?
        - Я просто хочу узнать, какое отношение господа Екшинцевы имеют к покойной Наталье Александровне?
        Словесную дуэль двух юристов прервала Марьяша:
        - Послушайте, Алексей Алексеевич, у бабушки было определенное положение в обществе, ее уважали и почитали многие. Конечно, я не смогу долго держать в тайне от вас то, что мне не хотелось бы сделать достоянием общественности. Вы хотите знать правду и имеете на это право. Я же в свою очередь хочу, чтобы вы не сделали предметом спекуляции или торга эти сведения. В данном случае я имею в виду свою мать. Она готова пойти на все, чтобы присвоить львиную долю наследства себе. Пройдет немного времени, с ней произойдет несчастный случай, и все состояние перейдет к Абду. Как вам такое развитие сюжета?
        - Но Полина еще не вышла за него замуж и, возможно, не выйдет. И вообще, мы не о том говорим. Хорошо, я обещаю о тайне вашей бабушки ничего не говорить Полине. Вы это хотели от меня услышать?
        - Я это хотела услышать, потому что я сама ей все расскажу, но только по истечении времени, когда буду готова к этому разговору.
        - Договорились. Итак, господа, я слушаю вас…

        Глава 5

        По мере того как Порецкий рассказывал историю тайной страсти Графини, Алексей Алексеевич мрачнел на глазах.

«Как она могла, - еле сдерживал свое негодование Орлов, - лгать такому человеку? Он ее боготворил, а она оказалась банальной шлюхой, бросившей ребенка и даже не побеспокоившейся о его судьбе. Вот это да! Неужели Порошин ничего не знал о ее ребенке? Неужели даже не догадывался? Уму непостижимо…»
        Ему опять стало нехорошо: заболела голова, стало подташнивать. Миша заметил, что Алексей Алексеевич побледнел:
        - Извините, может быть, прервемся ненадолго, - деликатно заметил Порецкий, - мой рассказ, похоже, вас утомил.
        - Я не ожидал такого поворота событий, господа, - тихо, почти шепотом, сказал Орлов, - мне нехорошо. Извините. Продолжим разговор в другой раз.
        Марьяша тоже заметила, как изменился в лице Алексей Алексеевич. Она выбежала в приемную, позвала секретаря. Удивленная девушка, которая никогда не видела шефа в подобном состоянии, стояла в дверях кабинета растерянная, не зная, что предпринять:
        - Может быть, вызвать врача? - спросила она.
        - Не нужно никого вызывать, спасибо. Сейчас это пройдет. Марьяша, я прошу тебя и твоих друзей уйти. Я должен сейчас остаться один.
        - Конечно, Алексей Алексеевич, мы уходим.
        В своих домыслах относительно связи Екшинцевых и Графини Орлов предполагал несколько вариантов развития событий, но такого… Нет, такого он не допускал даже в самых смелых своих предположениях.
        На него опять навалилась усталость, как будто он только что разгрузил железнодорожный вагон. Было тяжело дышать, в ногах появилась слабость. Поддерживаемый под руку своей секретаршей, он еле-еле дошел до диванчика и тут же рухнул на него.

«Да что же такое со мной творится, - размышлял Орлов, - неужели нервы сдают? А может быть, это инсульт? Пора разыскать Лорана и узнать, что же со мной происходит».
        С этими мыслями он задремал.
        Студенческая квартирка Марьяши, в которой пока что разместился Миша, превратилась в штаб революции. Здесь все было завалено бумагами: факсами, копиями документов, газетными вырезками. Миша работал не покладая рук. Марьяше тоже доставалось: ей приходилось работать переводчиком и главным поставщиком информации. Симон взял опеку над Григорием с сыном - поселил их у себя и развлекал как мог. Порецкому сейчас нельзя мешать - нужно собрать максимум информации, проанализировать ее и предстать перед Орловым и Полиной во всеоружии. Поэтому встречи спаянной в Тихорецке компании пришлось временно сократить.
        В редкие минуты отдыха Марьяша с Порецким выбирались в близлежащие ресторанчики и кафе, но чаще всего заказывали еду на дом. Марьяша умудрялась в течение дня делать тысячу дел: помогать Порецкому, навещать Екшинцевых, общаться с Ню-шей, которая после ее приезда звонила ей на мобильный каждые два-три часа. Соскучилась старушка. И потом опять же любопытство… От Мишани Нюша была просто без ума, а с Екшинцевыми Марьяша ее пока не знакомила. Просто не знала, как их ей представить. После того как, узнав правду о прошлом Графини, Орлов на глазах у всей честной компании переменился в лице, Марьяша решила до последнего держать бабушкину тайну в секрете.
        По ночам Миша тоже работал… Компромат на Орлова был практически у него в кармане. Но использовать его можно только в крайнем случае. Огласка могла сильно повредить репутации семейства Порошиных-Маккреди. А Марьяше и без того потрясений хватает. Поэтому Мишаня с упорством алхимика по нескольку раз просчитывал все варианты своей «торговли фактами», которые он готовил для Орлова.
        Работа так увлекла его, что он практически забыл о Марьяше. Половые инстинкты у него, похоже, временно атрофировались, все силы ушли на мозговой штурм, что ужасно расстраивало Марьяшу. Ей так хотелось продолжения… Но по приезде в Париж Мишаню будто подменили: он часами сидел за компьютером, отвлекался только на то, чтобы что-нибудь съесть. Ни романтических поездок в Тюильри, ни прогулок по Елисейским Полям - ничего этого не было.
        Конечно, она понимала, что это все делается ради нее. Но хотелось совсем другого. Она сидела в одной комнате с человеком, которого хотелось целовать, ласкать да просто проводить рукой по волосатой мускулистой груди… но вместо этого она вынуждена была смотреть на спину работающего за компьютером мужчины и мечтать о своем, о девичьем…
        Марьяша уходила в другую комнату, включала телевизор, где, как назло, показывали эротическую мелодраму, переключала каналы и вновь возвращалась в Мишину комнату. Лучше уж смотреть на спину любимого, чем на экранный секс. И так несколько ночей подряд. Нет, пора что-то менять.
        Когда Мишаня уже окончательно устал и, выключив монитор, поплелся в душ, Марьяша ожила. «Ну, держись, злодей, - настраивала она себя, - сегодня ты долго не уснешь».
        Под утро, утомленные и удовлетворенные, они лежали на узкой Марьяшиной кровати:
        - Нет, в тебе определенно есть что-то французское, - сладко потягиваясь, заметил Миша.
        - Зато в тебе, к счастью, нет ничего от настоящего француза.
        - Я не понял - это комплимент или оскорбление? Я что-то делаю не так?
        - Настоящий француз ни за что бы не усидел у компьютера, когда у него за спиной маячила бы юная девушка, сгорающая от желания. А ты просто стойкий оловянный солдатик.
        - А это уже претензия к моей мамочке. Она меня с детства приучила, что дело нельзя бросать на полпути.
        - Да-да, я помню: «Сделал дело - гуляй смело». Эта пословица есть в моем учебнике по русскому фольклору.
        - Ты же знаешь, чем быстрее мы разберемся с делами и перевезем Гришу с Виталькой в это самое «Пристанище Мавра», тем больше времени и сил у нас останется на ВСЕ ОСТАЛЬНОЕ.
        - А где мы будем заниматься всем остальным?
        - А это уже тебе выбирать.
        - Давай поедем в Швейцарию. Там есть одно потрясающее место, где бабушка скрывалась от нас с мамой, когда мы ее очень доставали… Там у нее знакомый профессор живет. Светило науки. Я, правда, его никогда не видела, но для бабушки он был вроде идола. Она, конечно, великая конспираторша, но пару раз говорила мне о нем, когда бывала слишком уж разговорчивой. Кстати, перед смертью она говорила мне, что, если у нас возникнут проблемы, мы всегда можем к нему обратиться. У меня есть его электронный адрес и телефон, а местонахождение бабуля мне так и не открыла. Впрочем, я и имени его Г толком не знаю. Просто электронный адрес, и все.
        Миша подскочил на кровати так стремительно, что Марьяша чуть с нее не упала.
        - Ты что? Я же чуть не свалилась… Завтра на полчасика сбегаем в магазин и купим новую кровать. Мы явно здесь с тобой не помещаемся.

« - Постой, постой, Марьяша. С кроватью разберемся позже, а ты мне лучше ответь, могут ли у этого доктора быть данные анализов, чтобы в случае необходимости можно было бы доказать родство Гриши и Виталика с твоей бабулей?
        - Думаешь, это потребуется?
        - Возможно. Надо срочно ему написать и прозондировать этот вопрос. Завтра с утра этим и займешься.
        - Уже, между прочим, утро. Без пяти пять, а ты опять о работе. Давай немного поспим, а?
        - Нет уж, сначала «все остальное», а то опять будешь мне намекать, что я не настоящий француз….
        Несколько запросов по электронному адресу, которые Марьяша отправила на имя: [email protected] и т. д., успеха не принесли. Ответа не было. Марьяша собралась было позвонить по тому телефону, который бабушка написала ей вместе с электронкой, но, к сожалению, не знала даже, как зовут человека, которому она собирается звонить. Абсурд, да и только. Миша звонить не советовал, лучше подождать ответа по почте, считал он. Вдруг человек уехал или просто не включал компьютер. Все в жизни бывает.
        Когда они вечером вышли ненадолго в ресторанчик поужинать, у Марьяши в сумке зазвонил телефон. Звонивший представился:
        - Я Отто Шайн, вы мне писали, Марьяша, но я отсутствовал несколько дней, - он говорил на французском, но с сильным немецким акцентом, - чем могу быть вам полезен?
        - Понимаете, сложилась непростая ситуация. Это касается завещания бабушки. Боюсь, что по телефону мне сложно все объяснить… Я могу встретиться с вами? Если нужно приехать в Швейцарию, я готова.
        - В Швейцарию ехать не нужно, я сам на днях буду в Париже. Давайте встретимся в эту пятницу в кафе «Монблан» в пять часов.
        - Я буду с другом. Он адвокат и помогает мне в моих, прямо скажем, весьма запутанных делах. Вы не возражаете?
        - Надеюсь, это будет не адвокат по фамилии Орлов?
        - Это будет совсем другой человек.
        - Не возражаю, до встречи.

        Глава 6

        После ухода делегации во главе с Марьяшей Орлов еще долго лежал на диване в своем кабинете. Он даже задремал ненадолго, но потом проснулся и никак не мог заставить себя подняться с дивана. Все думал о том, как же Графиня могла столько лет хранить тайну своего раннего материнства.

«Конечно, у каждого есть свой скелет в шкафу, - размышлял он, - я ведь тоже всю жизнь скрывал свое плебейское происхождение. Но скрывать от любящего мужа то, что у тебя есть сын, который живет в далекой стране, возможно, в тяжелых условиях… Нет, не могу в это поверить. Графиня, конечно, никогда не была паинькой. Но ведь после своей смерти она решила восстановить справедливость по отношению к своим незаконнорожденным наследникам, и ничего лучшего, как повесить все это на плечи своей внучки, не придумала. А я теперь расхлебывай. Я - одинокий волк, у меня нет никаких родственников, к счастью, надеюсь. Быть привязанным к кому бы то ни было родственными узами для меня слишком обременительно. Но у меня есть друг Анри, его гениальный сын Фабио, которого я втянул в грязный бизнес, с чего теперь и кормлюсь. А ведь мог и по-другому с ним поступить, устроить парню встречу с каким-нибудь известным профессором, определить его на учебу… Поэтому я должен отстоять их право на нормальное существование, отбить у Марьяшиных новоявленных родственников всякую охоту на владение „Пристанищем Мавра“.
        Орлов понимал, что борьба это будет нелегкой. Порецкий - новый бойфренд Марьяши, в принципе, очень далее симпатичный парень, толковый, судя по всему - Гуляева раскусил в два счета. Но он бросил Орлову перчатку, и тот от дуэли отказываться не намерен.
        Намечалась дуэль интеллектов. Алексея Алексеевича это не страшило. Он почему-то был уверен, что сможет выторговать у Марьяши «Пристанище Мавра», а ничего другого ему и не надо было. Интересы Полины с ее ненавистным Абду он отстаивать не собирался. Григорий и мальчишка-инвалид тоже имеют право на нормальную жизнь, Орлов ведь не против, ну им и так хватит Графинькиных денег на безбедное существование, пусть только оставят в покое имение в Вогезах.
        Алексей Алексеевич думал, что при следующей встрече он обязательно предъявит Порецкому свои условия. Укажет, прежде всего, на слабые стороны в их претензиях на наследство: во-первых, доказать родство Графини и Екшинцевых проблематично, так как ее уже нет в живых, во-вторых, переписывала наследство она, будучи в состоянии дремучей слабости ума, и Орлов, как ее ближайший помощник, может это подтвердить на суде. Суду можно будет также предъявить интерес Порецкого к наследству графини Порошиной и, соответственно, наследству Марьяши. Убедить коллег в том, что Порецкий все это придумал и смоделировал ситуацию еще в первый приезд Марьяши в Россию, тоже не составит труда. Красноречие Орлова всегда действовало на судей безотказно…
        В общем, больших трудностей в этом деле Орлов для себя не видел. Его все больше заботило собственное здоровье, и эта слабость во всем теле. Надо срочно найти Лорана…
        На встречу с Отто Марьяша с Мишей немного опоздали. А что поделать, вечная беда всех мегаполисов - пробки. К тому же и погода разгулялась не на шутку - на дорогах от мокрого снега были такие заносы, что муниципальные службы с ними просто не справлялись. «Прямо как в родном Питере», - подумал Миша и предложил Марьяше дойти до ресторана пешком.
        Когда официант провел опоздавших и немного взъерошенных молодых людей в отдельный кабинет, где их поджидал импозантный мужчина, Марьяша едва ли не вскрикнула от удивления:
        - Ой, а я, кажется, вас знаю…
        - Как, впрочем, и я вас. Здравствуйте, Марьяша. Присаживайтесь, и вы, молодой человек, проходите. Давайте знакомиться.
        Порецкий всегда доверял своей интуиции. При первой встрече с человеком он сразу умел определять - хороший человек или нет. Происходило это на уровне подсознания, Мишане казалось, что кто-то свыше подсказывает ему - это свой, а это - чужой.
        Отто был своим. Крепкое рукопожатие, открытый взгляд серых глаз, приятная улыбка - ни одного лишнего жеста, никакой суеты. Сразу видно, что не француз. И очень похож на военного. Мишаня не удержался и сразу же спросил:
        - Вы - военный?
        - Был когда-то, а что, очень заметно?
        - Мне - да, насчет других не берусь судить. Марьяша не сводила глаз с Отто и тоже не удержалась от вопроса:
        - Ну откуда же я вас знаю? Никак не могу вспомнить. Но мы ведь точно знакомы?
        Да, девочка, знакомы. Ты не мучайся, не терзай свою память, я подскажу. Когда была жива твоя бабушка Сильветта, после трагедии с твоим отцом, она последние годы своей жизни жила в моей клинике. Ты приезжала навещать ее со своей другой бабушкой, вот тогда мы и виделись. Но тебе было лет пять или шесть, не больше. Надо же, а ты меня запомнила. Не зря, видимо, существует термин «память детства».
        Действительно, Марьяша смутно припоминала то время. Большая светлая комната, у окна, в кресле-качалке, накрытая светлым клетчатым пледом сидит бабушка Сильветта. Медсестра подводит Марьяшу к ней и говорит, что к ней приехала внучка. Сильветта качает головой, но по-прежнему смотрит в окно, никак не реагируя на Марьяшу. Эта была последняя их встреча, через несколько месяцев Сильветта умерла.
        Отто, заметив, что встреча с ним произвела на Марьяшу сильное впечатление, заговорил первым:
        - Марьяша, я должен тебе сообщить, что история твоей бабушки мне хорошо известна. Я был единственным человеком, с которым она поделилась ею при жизни.
        - Но почему именно вы?
        - Потому что были с ней друзьями… Близкими друзьями.
        - У моей бабушки было много друзей, но ни с кем, даже со мной, она при жизни не поделилась этой тайной. Почему вы?
        Марьяша, не отрываясь, смотрела в глаза Отто. Казалось, она даже немного обижена тем, что именно этот человек оказался ближе Графине, чем она сама, если он был в курсе самой большой тайны в ее жизни. А Миша сразу догадался, в чем дело. Он попытался заступиться за Отто.
        - Марьяша, если Наталья Александровна выбрала Отто, значит, у нее были на то причины.
        Марьяша, ничего не ответив, схватила сумочку, стремительно поднялась из-за столика и вышла из зала. Отто попытался было пойти за ней, но Миша удержал его.
        - Не мешайте ей, она просто должна свыкнуться с мыслью, что у бабушки мог кто-то быть ближе, чем она сама. Она сейчас всплакнет немного, успокоится и вернется.
        - Быстро же вы ее изучили. Уверены, что не надо за ней идти?
        - Абсолютно. Она вернется минут через 10-15. Простите, если мой вопрос покажется вам бестактным, но это не праздное любопытство, скорее профессиональное. Вы были любовниками?
        - Да… Хотя я всегда настаивал на нашем браке. Но она не хотела меня компрометировать.
        - Чем же?
        - Тем, что я младше ее на 30 лет. Она считала, что ученый с мировым именем не может себе позволить иметь жену настолько старше себя. Поэтому наша связь была тайной.
        - Как много тайн, однако, было у этой женщины, с которой я, увы, не был знаком.
        - У любой настоящей женщины, прожившей такую длинную и насыщенную жизнь, есть тайны. Так что, молодой человек, не судите Наташу строго. Если бы вы были с ней знакомы, вы бы поняли меня. Хотя Марьяша удивительно на нее похожа. Вы ведь не смогли устоять перед ее обаянием. Вот и я не смог.
        - Честно признаюсь, очень жалею, что не имел такой возможности. Графиня Порошина - женщина-загадка. Зато сейчас я очень хорошо знаком с ее незаконнорожденными наследниками, которым пытаюсь помочь вступить в права наследования. Делаю все возможное, чтобы пресечь любые попытки со стороны ее дочери и господина Орлова помешать этому. Вы, надеюсь, в числе наших союзников?
        Конечно, более того, я сделаю все возможное, чтобы помешать Орлову в его играх. Он, похоже, зашел слишком далеко, заигрался, одним словом. Хотя, по сути, ему не так много нужно от вас - только «Пристанище Мавра».
        - Вы считаете, это не много? Это имение стоит огромных денег, да и элитные лошади, которые там содержатся, весьма дороги. Разве Григорий не достоин того, чтобы ими владеть?
        - Поймите, у Орлова нет близких людей, кроме Анри Рамбаля и его сына-инвалида. Он старается исключительно для них.
        - Да, но никто не собирается их оттуда выгонять. У Григория замечательный характер, они прекрасно поладят с Анри, я уверен. Тем более в незнакомой стране Екшинцевы не смогут содержать такое огромное хозяйство без помощников.
        - Но в настоящее время Анри не просто наемный работник, он хозяин всего, что там есть. Он содержал имение в идеальном состоянии все эти годы. Выращивал самых элитных лошадей. Так было много лет, еще при графе Порошине, а теперь появляются какие-то русские ребята, которые у него все отнимут по закону и превратят его на старости лет из хозяина в слугу. Ведь так?
        - Ну, фактически, так, а на деле все будет по-другому.
        - Михаил, вы просто не хотите меня слушать. Во Франции все не так, как в России.
        - А откуда вы знаете, как в России?
        - Я там был, и не один раз.
        - А где именно?
        - В Чечне. Я там работал несколько месяцев в миссии Красного Креста в конце 90-х. Так вот, я готов посодействовать вам в переговорах с Рамбалем, но сделать это надо так, чтобы Орлов ничего не узнал. Вы, кстати, успели с ним пообщаться?
        - Да, успели. Пришлось рассказать ему правду, хотя мне очень не хотелось. Он весьма странно отреагировал. Побледнел, попросил нас уйти, так как почувствовал себя плохо. Мне даже показалось, не болен ли он?
        - Значит, вы все ему рассказали?
        - Да. Вы считаете, что мы это сделали зря?
        - Наташе уже все равно, а если Марьяша приняла такое решение, то ей видней. Тут я вам не судья.
        - Хорошо. А теперь скажите, Отто, можем ли мы доказать факт родства Графини и Екшинцевых? Я думаю, что для этого нужны какие-то там ДНК, я, право слово, не силен в медицине.
        - Все, что нужно для доказательства родства, у меня имеется. Наташа позаботилась об этом еще при жизни. Она предвидела подобное развитие событий. Теперь дело за малым - взять образцы у Екшинцевых и молить Бога, чтобы они совпали.
        - А что, у вас есть сомнения на этот счет?
        - Все возможно. Она ведь только по фотографии решила, что это ее внук и правнук, а других подтверждений нет.
        - Надо же, а я об этом и не подумал ни разу.
        - Это плохо, что вы об этом не подумали. В случае если родство не подтвердится, вам придется их опять везти в Россию.
        - Нет, сначала мы поставим на ноги Виталия. Я ему это обещал. Надеюсь, вы поможете нам с этим.
        - Я вам помогу. Мы же уже это решили. А теперь давайте что-нибудь съедим. Я ужасно проголодался.
        За ужином обстановка слегка разрядилась. Отто с Мишей выпили водки, причем Отто говорил по-русски тосты, которые успел выучить в Чечне. В его исполнении они звучали очень забавно. Потом к ним присоединилась Марьяша. Она, видимо, уже успокоилась и с удовольствием слушала тосты, произносимые Отто. Мишане показалось даже, что она сейчас достанет свой блокнот и подробно начнет конспектировать.
        Всю обратную дорогу Миша костерил себя последними словами: «Профессионал хренов, как же я об этом не подумал. Ведь у меня даже мысли не возникло, а вдруг и правда, они никакие не родственники. Что же Марьяшка будет делать?» Марьяше он предпочел пока не говорить о своем проколе. Вдруг все обойдется. А уж если нет, тогда… Ой, лучше даже не думать, что будет тогда.

        Глава 7

        Отто вернулся в отель в прекрасном расположении духа. Давненько он не проводил время в такой приятной компании. Марьяша все больше становилась похожей на свою очаровательную бабушку, была такой же милой, но очень уж молчаливой. Ее бабушка Наташа, напротив, всегда была в центре любой беседы.
        Миша - нормальный русский парень, смелый, отчаянный, бросил все и приехал помогать девушке и ее родственникам. В-Чечне он восторгался такими парнями, которые бросаются спасать друга, не задумываясь о последствиях. Там таких было много. Были, правда, и другие, в основном из числа бездарных офицеров.
        Нет, русские - самые загадочные люди на земле. Их женщины сводят с ума, мужчины поражают удалью и бесшабашностью. Но Отто они нравились больше расчетливых, практичных французов. Может быть поэтому он был уже много лет женат на красивой успешной француженке, сделавшей прекрасную карьеру на телевидении, родившей ему двух детей, а любил русскую женщину, которая по возрасту ему годилась в матери. Да, чудны дела твои, Господи…
        История его знакомства с графиней Порошиной была самой обычной: он - знаменитый пластический хирург, она - стареющая гранд-дама, желавшая немного подкорректировать свое лицо. Ему - чуть больше тридцати, ей - хорошо за шестьдесят. Он - завидный жених, она - вдова, недавно похоронившая мужа. Казалось бы, у них не было ничего общего, абсолютно ничего, что могло бы предвещать дикую, всепоглощающую страсть между такими разными людьми. Но…
        Уже после первой встречи, вернее, приема у него в кабинете, глядя в ее огромные, слегка припухшие от частых слез глаза, похожие на глаза раненой газели, он понял, что пропал. Сначала он никак не мог смириться с тем, что влюбился, как мальчишка-школьник в свою учительницу, в женщину, которая была старше его матери. Но после каждой встречи с нею, которые он подсознательно устраивал все чаще и чаще, он понял, что это не просто увлечение. Это - любовь.
        Графиня же, напротив, с первой встречи поняла, что этот высокий мужчина в белом халате, внимательно разглядывающий ее через стекла стильных, почти не заметных на лице очков, станет в ее жизни настоящим событием. После смерти Сергея, который в течение многих лет был для нее другом, мужем, старшим наставником, но, увы, не самым желанным мужчиной, она не смела даже думать о том, что сможет увлечься мужчиной. В шестьдесят лет о романах не думают… Действительно, о них не думают, их ощущают. Как легкий ветерок, набежавший неизвестно откуда и принесший с собой волну новых впечатлений.
        Чувство, которое возникло у нее после первой встречи с доктором, не поддавалось идентификации. Просто хотелось видеться с ним, слышать его голос, смотреть в глаза и… наслаждаться этим. Наталья Александровна в своей жизни виделась с мужчинами, от которых сходили с ума все женщины мира - Ален Делон, Джо Дасен, Юл Бриннер и многие другие знаменитости, но при встречах с ними ни разу с ней не происходило ничего подобного. А тут - просто наваждение. Молодой человек, который в сыновья годится. Нет, от греха подальше нужно завтра же отказаться от его услуг и уехать домой. Но после бессонной ночи встреча с доктором действовала как гипноз, после которого мысли путались, и от вчерашней решимости не оставалось и следа.
        Каждое утро он приходил в ее апартаменты в знаменитой на всю Европу косметологической клинике в предгорьях Финстераархорна, осматривал лицо, назначал мази и процедуры. Когда он дотрагивался до ее лица, Графиня просто замирала от счастья и закрывала глаза, чтобы не выдать себя. Уже через три-четыре дня ее проживания в клинике напряжение при их встречах достигло такого накала, что, казалось, электрические лампочки начнут взрываться.
        Она сдалась первой под натиском своих эмоций: на утреннем обходе Наталья Александровна рассказала ему все о своих чувствах. Его ответные желания не заставили себя долго ждать, они полностью затмили последние отголоски разума… Из ее номера он вышел только на следующее утро.
        После этого прошло так много лет, с ним столько всего происходило - и плохого, и хорошего, - что, казалось, память не должна так точно сохранить все детали того далекого апрельского утра, но стоило только закрыть глаза, и образ заплаканной голубоглазой женщины, сидящей в кресле в его кабинете, вновь возникал из небытия…
        Отто был фанатично влюбленным в свою профессию человеком. Еще будучи студентом, он часами сидел над книгами, когда его сверстники устраивали вечеринки, влюблялись, ссорились. Его занимало совсем другое. Нельзя сказать, что он совсем не замечал симпатичных девушек. Нет, иногда он тоже ходил на разного рода увеселительные мероприятия. Но куда интересней ему было сидеть в лаборатории или наблюдать за работой какого-нибудь медицинского светилы. Во время каникул вместо отдыха он ездил в экспедиции - в Африку, или с миссией Красного Креста в «горячие точки» планеты.
        Он и не думал сначала, что станет делать косметические операции богатеньким стареющим дамам. Когда он принимал решение, что станет челюстно-лицевым хирургом, то руководствовался вовсе не финансовыми соображениями. Просто он знал, что, например, в зоне военных действий хирург, который может не только пришить оторванную снарядом руку или извлечь пулю, но и по кусочкам собрать лицо и сделать молодого офицера не уродом, а вполне симпатичным парнем, ценится на вес золота. Это только на первый взгляд кажется, что главное - остаться в живых. Но быть калекой с изуродованным лицом - это тяжкий крест. Редко кто из таких людей может жить нормальной жизнью…
        Когда тяжело заболела мать, Отто стал искать возможность дополнительного заработка, чтобы оплачивать ее лечение. Подвернулась вполне приличная клиника, куда можно было определить muter и подрабатывать там в свободное от учебы время.
        Ее руководитель сразу разглядел, что Отто не только фантастически дисциплинированный работник, но и очень способный. Про таких говорят: «Хирург от Бога». Долго уговаривать его не пришлось - матери лучше не становилось, Отто вынужден был проводить в клинике практически все свободное время. Когда он получил диплом, перед ним не стоял мучительный вопрос выбора - куда пойти. Конечно в клинику доктора Горна, в предгорьях Финстераархорна, где содержалась в привилегированных условиях его мать.
        Как давно это было. Уже нет на свете ни матушки, ни доктора Горна, а клиника только процветает. Теперь он здесь главный человек. Это его маленькое Королевство, в котором он живет почти безвылазно. Персонал из двухсот человек, здесь работают не только отличные специалисты в области челюстно-лицевой хирургии, но и кардиологи, неврологи, диетологи, чтобы пациентки могли не только подправить лицо, но и пройти оздоровительный курс.
        Отто нечасто мог позволить себе вот так просто посидеть в тишине одному, подумать, покуривая ароматную кубинскую сигару. Его клиника считается одной из лучших в Европе, а среди постоянных клиентов есть десятка два очень известных фамилий, которым гарантируется полная конфиденциальность пребывания. В последнее время сюда все чаще заглядывают мужчины. По настоянию своей жены, которая занимается пиаром клиники, Отто самому пришлось сделать несколько несложных, но очень эффективных операций на лице. Теперь он выглядит лет на двадцать моложе. Поэтому этот русский парень Миша так удивился, когда догадался о наших с Наташей отношениях. Надо будет сказать ему, сколько мне лет на самом деле.

…Утром ему позвонил русский парень. Они договорились, что не станут откладывать визит в «Пристанище Мавра» надолго. Миша был убежден, что разговор с Рамбалем все расставит на свои места. Отто очень сомневался в этом, но отговаривать Порецкого не стал.
        Решили ехать втроем - Миша, Марьяша и Отто. Главное, нагрянуть неожиданно, чтобы Орлов ничего не знал об их намерениях навестить Рамбалей.

…Поездка на автомобиле по скоростному шоссе - одно из немногих наслаждений, которые так любил Отто Шайн. Для его образа жизни такие поездки были непозволительной роскошью. Он был хроническим трудоголиком и отличным хирургом. Работа никогда не надоедала ему. Многие его коллеги давно превратились из неплохих хирургов в средненьких администраторов, забывших, как правильно держать скальпель, но Отто это не грозило. Без работы он мог продержаться недели две-три, потом наступала хандра, подкрадывалась депрессия и состояние тоски, почти ностальгии, по родному кабинету и своей маленькой, невероятно уютной операционной, где он мог ориентироваться с закрытыми глазами.
        Поэтому из клиники он выезжал очень редко, особенно теперь, когда дети выросли и не надо было им уделять много внимания. Зная, что их отец - невероятный домосед, вернее, клиникосед, они сами приезжали к нему, иногда вместе с матерью. Но в последнее время все реже и реже. У каждого из них - своя жизнь, а у жены не менее любимая, чем у него, работа.
        Раньше, когда была жива Наталья, они устраивали непродолжительные встречи в небольших, скрытых от людских глаз шале, которых на Финстераар-хорне великое множество - можно брать на два-три дня в аренду и жить, как на необитаемом острове. Только вместо воды вокруг горы и леса. Это были сказочные моменты, которых сейчас ему так не хватало. Наталья, как ни одна другая женщина, умела удивительно красиво стареть.
        Чувство юмора, которое ей никогда не изменяло, со временем позволило пылкость отношений перевести в разряд почти родственной любви. Он заботился о ней, как о родной матери, прекрасно осознавая, что старость - это, увы, неизлечимая болезнь. Всегда мог обратиться к ней за советом или просто поделиться сомнениями, поговорить по душам. Никому он так не доверял, как ей. Она платила тем же. Скрытная и недоверчивая с другими людьми, с Отто Графиня была совсем другой. Ему можно было рассказать все как на исповеди. Что она однажды и сделала. Так он узнал о ее сыне, оставленном в России много лет назад.
        Выехали в «Пристанище Мавра» в шесть утра. Марьяша тут же уснула, уютно устроившись на заднем сиденье, Миша, сидевший рядом с Отто на переднем сиденье автомобиля, казалось, только этого и ждал. Ему не терпелось поговорить с Отто с глазу на глаз.
        - Отто, скажите, зачем вы нам помогаете? Вы же прекрасно понимаете, что дело о порошинском наследстве, если получит широкую огласку, будет скандальным. Вы столько лет хранили в тайне ваши отношения с Графиней, а теперь все может стать достоянием прессы. Таблоиды накинутся на вас, как пираньи. Как же тогда ваша репутация? Да и как на это отреагирует ваша семья?
        - Миша, вы, похоже, из тех людей, кто борется с неприятностями задолго до их появления.
        - Возможно, не забывайте, что я юрист. Предвидеть неприятности и постараться сделать так, чтобы их не было вовсе, это, знаете ли, моя работа, призвание, если хотите.
        - А мое призвание - помогать людям.
        - Ваши пациенты - не самые несчастные люди на земле…
        - Вы пытаетесь меня, как это по-русски, «подколоть», да? Я делаю операции не только миллионерам.
        - Я знаю, знаю. Извините, «подкол» вышел неудачным. Давайте вернемся к тому, как убедить Рамбаля встать на нашу сторону. У вас есть соображения на этот счет?
        - У меня есть только конкретное предложение - я забираю его сына к себе в клинику и обращаюсь к лучшим специалистам. Мне кажется, что у мальчика есть шансы.
        - Думаете, Рамбаль согласится на это? Тогда получается, что он предает Орлова, отдав вам сына на лечение.
        - Не знаю, что и где у вас получается, но мое мнение, что здоровье ребенка превыше всего на свете. Подумайте, Миша, как лучше это преподнести ему. Я небольшой специалист в области человеческих отношений.
        - Признаюсь, я тоже в затруднении, но на месте сориентируемся.

        Глава 8

        Разговор с Лораном поверг Алексея Алексеевича в ужас. Он никак не мог поверить в то, что услышал: «Алекс, у тебя очень плохие анализы крови. Тебе срочно нужно лечь в клинику на обследование. У меня есть подозрения, что у тебя лейкоз». Услышав это, Орлов не смог удержать трубку, связь прервалась.

«Лейкоз, это то же, что и белокровие, - он пытался вспомнить все, что слышал об этом заболевании. Но в голове крутилась только одна мысль - это конец. Все. Финиш».
        Телефон настойчиво звонил. Скорее всего, это был Лоран, но Орлову не хотелось ни с кем говорить, никого слышать. Руки тряслись мелкой дрожью, виски сдавило так, что казалось, голова сейчас лопнет, расколется, как перезрелый арбуз.
        Он прилег на диван, закрыл глаза. Попытался успокоиться, взять себя в руки.
«Возможно, Лоран ошибся, нужно действительно лечь в клинику, подлечиться. От лейкоза в одночасье не умирают. Бог даст, поживу еще немного».
        Алексей Алексеевич на короткое время задремал…
        Приезд гостей в «Пристанище Мавра» поверг Рамбаля в ужас. Не ждал, даже не предполагал, что Марьяша возьмет да и нагрянет так неожиданно.
        Увидев черный внедорожник «Мерседес» на мониторе камеры слежения, Рамбаль подумал, что это нагрянул Лоран, разузнавший, где они с Фабио живут. Но как только он заметил Марьяшу, которую он видел последний раз совсем еще девчушкой, то от удивления замер на месте. Однако быстро пришел в чувство и нажал на кнопку:
«Открыть».
        Миша с Отто тоже были удивлены. Отто - тому, как профессионально устроена система слежения за усадьбой. Миша - размаху, с которым было обустроено «Пристанище Мавра».
        Анри Рамбаль не успел позвонить Орлову и совершенно не представлял, как себя вести с гостями.
        Он как радушный хозяин пригласил всех пройти в дом, а потом, сообразив, что хозяйкой всего здесь имеющегося является Марьяша, растерялся.
        Выручила Эмилия. Она выскочила на крыльцо и, узнав Марьяшу, бросилась к ней с объятиями. Пока женщины щебетали, Порецкий представился сам и представил Отто. На его счастье, Анри хорошо говорил по-английски. Разговор Миша не стал откладывать на потом:
        - Анри, вы, наверное, в курсе того, что сейчас происходит в семье Маккреди - Порошиных?
        - Да уж, врагу не пожелаю того, что там происходит.
        - Все не так страшно, как может показаться. Просто Полина Маккреди не совсем согласна с тем, что написано в завещании ее матери, а Марьяша, как раз, напротив, согласна со всем. И старается, чтобы бабушкино желание было исполнено. К сожалению, при этом намечаются небольшие изменения, которые некоторым образом касаются и вас с сыном. Вот, собственно, поэтому мы и здесь.
        - Мишель, вы не трудитесь, я в курсе всего. Скажите лучше, когда вы планируете меня выкинуть отсюда и что будет с моими лошадьми?
        - Анри, никто не собирается вас отсюда, как вы выразились, выкидывать. Ни в коем случае. Просто здесь должны поселиться два замечательных человека - отец и сын. Григорий и Виталий. Пока все формальности не улажены, они, как вы понимаете, не могут сюда приехать и живут у Симона - это друг семьи Порошиных. Но в дальнейшем их приезд сюда неизбежен. Мне бы сразу хотелось расставить все точки над «i». Вас никто отсюда не выгоняет, как жили, так и будете жить, только вместе с ними.
        Разговор, похоже, предстоял долгий, и Отто, чтобы не мешать Мише, попросил у Анри разрешения пройти к воде, туда, где стояла необычная постройка в виде бунгало. Вид вокруг был замечательный, действительно, райский уголок. Непонятно, почему его называют «Пристанищем Мавра».
        Он ушел довольно далеко по берегу, как вдруг услышал у себя за спиной странный звук. Обернулся. К нему на инвалидной коляске подъезжал молодой человек. Пареньку на вид было лет двадцать, не больше. Большущие карие глаза, смуглая кожа свидетельствовали о том, что его предки были арабских кровей.
        - Здравствуйте, меня зовут Фабио. Отец отослал меня подальше, чтобы я не мешал ему ссориться с молодым человеком, и сказал, что вы доктор.
        - А ссора к драке не приведет? Наша с тобой помощь раненым не потребуется?
        - Думаю, обойдется. Так вы действительно врач?
        - Хирург. Пластический. Делаю старые лица новыми. А ты тоже медициной интересуешься?
        - Так, немного. Вообще-то я хочу научиться ходить, но все доктора, которые меня осматривали, говорят, что шансов нет. А мне почему-то кажется, что при современном развитии медицины шансы есть даже у меня.
        - Смотря какие доктора тебя осматривали. Я навскидку не берусь судить, но если твой отец не станет возражать, я бы тебя забрал с собой, в свою клинику, и пригласил лучших специалистов, чтобы они тебя осмотрели.
        - Мой отец не так богат, как может показаться. Боюсь, что это ему не по карману.
        Я не возьму с него денег. Доктора ко мне частенько приезжают на отдых, привозят своих жен, знакомых в клинику. Поэтому их консультация будет совершенно бесплатной. А уж если речь пойдет об операции, там как-нибудь вопрос с финансированием решим.
        - Заманчивое предложение. А зачем вам это?
        - Что именно?
        - Возиться со мной? К тому же бесплатно.
        - Знаешь, Фабио, я очень редко выезжаю из своей клиники. Работаю с утра до вечера, частенько без выходных. Денег я заработал достаточно, имею же я право сделать что-то бесплатно, для души? Имею. И хочу к тому же помочь такому замечательному парню, как ты. Так ты согласен ехать со мной?
        - Согласен.
        - Тогда покажи мне сначала своих замечательных лошадей, а потом пойдем к твоему отцу.
        Отто с Фабио отсутствовали довольно долго: осмотрели конюшни, другие постройки, которых в усадьбе было видимо-невидимо. Отто заметил, что все содержалось в идеальном порядке, каждая вещь знала свое место. Когда стал накрапывать дождь, Фабио предложил Отто пройти в дом. Ему очень хотелось показать этому классному доктору свою лабораторию, которой он очень гордился, но он боялся, что доктор сразу догадается, что он здесь производит…
        Они пришли вовремя, так как Миша уже собирался уезжать. Когда Отто спросил у Анри, сможет ли он забрать Фабио в свою клинику, то получил решительный отказ, .
        Эмилия давно уже приготовила стол, ей хотелось угостить дорогих гостей, но, видя, как смотрели друг на друга Рамбаль и Порецкий, Отто решил, что пора уезжать. Судя по всему, поездка была напрасной.
        Всю обратную дорогу Марьяша ворчала на Мишу, что он был слишком категоричен с Анри. Она тоже пропустила все самое основное в разговоре Анри и Михаила, потому что щебетала с милой старушкой Эмилией.
        Когда-то давным-давно жили здесь с бабушкой несколько дней, с тех пор прошло больше десяти лет, но Эмилия почти не изменилась. Она искренне была рада видеть Марьяшу, так как в «пристанище Мавра» почти не бывало гостей. Болтала без умолку, расспрашивала про бабушку, даже всплакнула. Потом бросилась накрывать на стол, но усадить гостей за стол так и не смогла.
        После долгого разговора Анри и Михаила гости быстро собрались и уехали. Застолья не получилось.
        Марьяша терзала Мишу вопросами, в то время как Фабио засыпал расспросами Анри.
        Миша молчал как провинившийся школьник. Именно он был инициатором этой поездки, именно он ее и провалил. Может быть, не надо было брать на себя смелость вести этот разговор, а поручить его Марьяше? Но Миша не хотел, чтобы она выступала в роли гонительницы. Никаких компромиссов Анри не признавал: если русские поселятся в «Пристанище Мавра», он уйдет отсюда навсегда.
        Получалось, что, стараясь обеспечить жильем Екшинцевых, они выгоняли Рамбалей на улицу. Как разрулить эту ситуацию? Пока что Миша ответа не знал.
        Отто тоже был расстроен. Он думал, что его предложение взять на лечение и обследование Фабио растопит сердце старого жокея, но этого не произошло. Отказ был решительным.
        Фабио пытался убедить отца в искренности намерений доктора, но жокей только посмеялся над сыном:
        - Ты поверил этому Гансу?
        - Его зовут Отто, а не Ганс.
        - Для меня все немцы-«гансы». Он же тебе взятку предложил, сын, а ты и поверил. Глупый ты мальчишка. Не переживай, Орлов присмотрит нам квартирку недалеко от Парижа, хватить жить затворниками. Переедем, обживемся, а там уже подумаем, где и как можно зарабатывать на жизнь. На первое время денег нам хватит.
        - Отец, ты так быстро смирился? Ты готов покинуть наш дом, а я не готов.
        - Да не наш это дом, а Марьяшин, понимаешь? Видишь, каких решительных заступников она себе нашла. Один тебя уговаривает, задабривает, другой меня пытается посулами всякими купить. Но мы, Рамбали, не продаемся. Прав я или нет?
        Фабио ничего не ответил, а отвернулся и поехал на своей коляске прочь от отца. Анри не заметил, что у сына по щекам текли слезы. До вечера не выходил из своей комнаты, а перед сном, снимая джинсы, обнаружил в заднем кармане визитку Отто с адресами и телефонами.
        Впервые в жизни Фабио усомнился в правоте отцовских поступков и пожалел, что этот классный дядька-очкарик не его отец. Визитку Фабио спрятал в свой тайник, где хранил все самое сокровенное и дорогое.
        Орлов проснулся от настойчивого телефонного звонка. «Наверное, это Лоран, - решил он. - Надо взять трубку». Он ошибся, звонил Анри.
        Слушая долгий, сбивчивый рассказ старого друга, Орлов размышлял над тем, сказать ему про лейкоз или нет. Решил, что не будет пока говорить об этом никому. А вдруг не подтвердится вердикт, вынесенный Лораном?
        Анри был не просто расстроен, он был подавлен. Он практически смирился с тем, что ему придется покинуть «Пристанище Мавра», и теперь просил подыскать ему жилье в недорогом пригороде Парижа.
        Но сдаваться Орлов не хотел. Порецкий казался сильным противником, и Орлову захотелось сразиться с ним. Может быть, последний раз в жизни. Вот только выяснить - есть лейкоз или нет. И в случае, если диагноз подтвердится, определиться - сколько времени ему осталось жить…
        Симон сидел в маленьком уютном кафе «Суаре» за чашкой кофе. С некоторых пор он стал завсегдатаем этого кафе на пять столиков - к великой радости его хозяина. Посетитель выглядел вполне респектабельно, ходил уже третий день подряд, сидел по два-три часа, постоянно что-то заказывая - то стакан красного вина, то кофе, пару раз даже пирожное взял. Явно кого-то поджидал. Скорее всего, женщину.
        Хозяин был прав. Симон действительно поджидал женщину. Вернее, поджидал момент, когда женщина будет одна, без сопровождения. Напротив кафе «Суаре» находилась галерея «Арабески», где Полину наверняка можно было застать. На его телефонные звонки она не отвечала, а он очень хотел встретиться с ней и поговорить. Без Марьяши и Порецкого и, разумеется, без этого вездесущего Абду. Именно по этой причине он уже несколько дней торчал в кафе, из окон которого было так удобно наблюдать за галереей.
        Но пока ему не везло. Абду не отпускал Полину ни на шаг. Тогда Симон пошел на хитрость: он разыскал в своей старой записной книжке телефон приятеля, который целую вечность назад рекомендовал ему взять на работу Абду. Эх, знал бы, чем его это знакомство обернется… Попросил позвонить Абду и выманить его под любым предлогом хотя бы на часок. Сам же он решил воспользоваться моментом и, как только Абду вышел из галереи, тут же бросился вон из кафе.
        Полина, к счастью, была совершенно одна. Секретаря в галерее она не держала, так как прижимистому Абду это казалось верхом расточительства. Пройдя мимо учтивой девушки-экскурсовода, Симон сразу же двинулся к кабинету когда-то горячо любимой женщины.
        Полина сидела в своем старом кресле, с неизменным мундштуком в руках. Здесь почти ничего не изменилось, только появилось множество безделушек - пирамидок, статуэток, которые с некоторых пор стали так ненавистны Симону. Видимо, курила уже не первую сигарету, так как в полутемном кабинете стоял очень густой табачный дым. Симон закашлялся.
        - Это ты вернулся, милый, - спросила она, не оборачиваясь, - приоткрой окно.
        - Это я, Полин, но не кричи, пожалуйста, и не пугай меня тем, что вызовешь полицию.
        Полина от неожиданности дара речи лишилась, чем немедленно воспользовался Симон.
        - Выслушай меня, прошу тебя, Полин. Ты совсем рехнулась с этим своим арабом - не желаешь слушать старых друзей, совершаешь одну глупость за другой, - Симон говорил так страстно и эмоционально, что Полина даже слова вставить не могла, - умоляю тебя, прогони его, пока не поздно. Ты же стала совсем другой, он просто загипнотизировал тебя и откровенно использует в своих интересах. Очнись, поехали сейчас ко мне, а? Я тебя познакомлю с другом Марьяши - это замечательный парень, с Григорием и Виталием. Поехали, очень тебя прошу. Тебе давно уже пора вернуться в свою семью, тем более что она теперь такая большая, дружная. Поверь мне, своему старому другу.
        Во время своего эмоционального монолога он так увлекся, что не заметил, как оказался коленопреклоненным у ног Полины. Симон обнял руками ее колени, но она с силой оттолкнула его от себя.
        - И ты еще смеешь говорить мне о семье, называть себя моим другом? - Полина уже пришла в себя. Она поднялась с кресла и ходила по кабинету из угла в угол.
        - Никогда, слышишь, ты, предатель, никогда у меня не было семьи! Это у моей милой мамочки с ее таинственными Екшинцевыми и у моей доченьки была семья, а я так, пятое колесо в телеге.
        - Полин, не начинай. Эта песня стара как мир…
        - Не перебивай меня, пожалуйста. Я только сейчас, после смерти матери, поняла, что можно дышать полной грудью, без всяких там замечаний, нравоучений, любить кого хочу, а не кто моей мамочке угоден. Я почувствовала себя свободной женщиной. И хочу свободно распоряжаться тем, чем должна владеть по закону.
        - Да по закону как раз не ты должна владеть «Пристанищем Мавра», а ты его вдруг так возжаждала. Полин, умоляю тебя, откажись от этих нелепых притязаний на наследство. У тебя ведь и так достаточно средств, Наталья Александровна не нищей же тебя оставила.
        - Все, Симон, не испытывай больше мое терпение - уходи. И слушать ничего не хочу, - она открыла дверь кабинета, давая понять, что аудиенция закончена.
        Симон понял, что попытка заговорить с ней вновь ни к чему не приведет. Он поднялся с колен и, не проронив более ни слова, вышел из кабинета. Своим русским друзьям он решил ничего не рассказывать о неудачных переговорах с Полиной.
        Фабио никак не мог забыть встречи с Отто. Несколько недель ему пришлось мириться с тем, что отец с Орловым плели интриги против Марьяши и «плохих русских парней», но почему-то ни Порецкий, ни сама Марьяша плохими ему не казались.
        Орлов, на взгляд Фабио, выглядел неважно. Когда он попытался сказать об этом отцу и даже попросил, чтобы он не утомлял Алексея Алексеевича своими проблемами, Анри только усмехнулся:
        - Ты, сынок, опять в доктора играешь. Орлов здоров, как наш Ацтек. Он просто переутомился, но это быстро лечится отдыхом. Вот вся эта чехарда закончится, и все мы отдохнем.
        После этих слов отца Фабио начал задумываться над тем, что его родитель, конечно, великий жокей и большой дока в вопросах коневодства, но в делах житейских - полный профан. Сравнил явно нездорового человека с любимым конем Ацтеком, у которого такая родословная, такие природные данные, такой интеллект, что на всей земле подобных ему не больше десятка наберется! А Орлову действительно лечиться надо, а не ввязываться в такой сложный процесс. Он просто от нервного перенапряжения может себе инсульт заработать, ведь не мальчик уже, на седьмой десяток пошел…
        А тут еще ненавистный Лоран, как с цепи сорвался, просто завалил его работой. Пришлось сидеть в лаборатории сутками, выполняя его заказ. Отцу нужны были деньги.
        Ближе к Рождеству Фабио наткнулся на визитку Отто и решил отправить ему поздравление. Ответ пришел незамедлительно. С тех пор они стали переписываться втайне от отца, который, на счастье Фабио, не умел обращаться с компьютером и никогда к нему не подходил.
        Отто не стал скрывать от Фабио тот факт, что Лоран, возможно, ввел их с отцом в заблуждение относительно диагноза Фабио. Поэтому он настоятельно рекомендовал ему найти возможность приехать в клинику для обследования, обещал любое содействие. И Фабио решил… сбежать. Только надо было все тщательно продумать, организовать так, чтобы с отцом и Эмилией не случилось бы инфаркта одного на двоих.
        Во время своих нечастых поездок в Париж, когда Анри не мог сопровождать сына, Фабио заказывал такси в транспортном агентстве «Гермес», специализирующемся на обслуживании инвалидов. Делал он это уже в течение трех лет, поэтому хорошо знал администратора Жана, такого же инвалида-колясочника, как и он сам. Приготовив все самое необходимое для отъезда, он сообщил отцу, что планирует на пару дней съездить в Париж, чтобы прикупить новые книги и носильные вещи. Анри не стал возражать.
        В Париже Фабио уже ждал Отто.
        Через два дня, когда Анри стал беспокоиться по поводу долгого отсутствия сына, к воротам «Пристанища Мавра» подъехал фургон «Гермеса». Жан ловко скатился с подножки автомобиля, подъехал к почтовому ящику и опустил в прорезь для корреспонденции увесистый пакет. Помахал в глазок камеры рукой, приветствуя хозяина, и, сев в фургон, поехал прочь.
        Анри немедленно бросился к почтовому ящику. На пакете рукой Фабио была сделана надпись: «Анри Рамбалю, лично в руки».
        Не проходя в дом, Анри разорвал пакет и вытащил несколько страниц бумаги, плотно исписанной рукой сына. Его каракули было трудно разбирать, так как он давно уже от руки ничего не писал - компьютер заменил авторучку. Но чтобы у отца не возникло никаких сомнений в подлинности написанного, он вечерами от руки писал свое признание. Анри почти бегом побежал в дом за очками, сел у камина, взял первый лист и только теперь заметил, как сильно у него трясутся руки.
        Фабио подробно, по пунктам перечислил те причины, которые подвигли его на побег. Главной из них была вера в то, что Отто может поставить его на ноги. А этого ему хотелось больше всего. Отто обещал Фабио бесплатное проживание в клинике, операцию и обучение по заочной системе в медицинском колледже. И ничего не просил взамен, но без дела Фабио сидеть не собирался. Он согласен на любую работу, хоть истопником в котельной, но Отто обещал сделать его своим ассистентом. Только после того, как поставит на ноги.

«Поверь, папа, Отто замечательный человек, он никакой не „ганс“ и не собирается меня использовать в ваших с Орловым интригах. Он просто на своем веку многое повидал, был в „горячих точках“ - в Африке, в Боснии, в Чечне, помог многим людям и мне поможет обязательно. Я ему верю, как себе, как тебе. А Орлову верить больше не хочу, потому что его друг Лоран - подонок. Воспользовался тем, что я научился делать „дурь“, заработал на этом целое состояние и каждый раз убеждал меня в том, что я пожизненный инвалид, что для калеки - это самый лучший способ зарабатывать деньги. Но, пап, я НЕБЕЗНАДЕЖЕН, я могу научиться ходить. И научусь обязательно. И забуду навсегда то, чем занимался в „Пристанище Мавра“. Не хочу больше калечить людей, хочу их лечить».
        Анри несколько раз перечитал письмо сына, вышел из дома, неспешно прошел к конюшне. Через несколько минут он уже верхом на Ацтеке галопом мчался в сторону сельского кладбища. Бедная Эмилия, которая с момента пропажи Фабио места себе не находила, увидев из окна скачущего Анри, поняла, что случилось что-то серьезное. Анри всегда, когда ему было особенно тяжко, верхом ездил на могилу Этель.

        Глава 9

        Несмотря на полную абсурдность ситуации с побегом Фабио из отцовского дома, Отто решил помочь пареньку. Они условились, что доктор увезет его из Парижа, когда тот приедет якобы за покупками. Фабио очень понравился ему, несмотря на то, что знакомы они были всего ничего - побродили вместе по усадьбе не более часа. Парнишка был смышленый, с юмором и проявлял невероятные для его возраста и полного отсутствия специального образования познания в медицине. К тому же у доктора просто комплекс вины перед Фабио развился на почве того, что из-за упертости Анри и настойчивости Порецкого он может остаться на улице. Нечестно помогать одному инвалиду - Виталию, и оставлять страдать другого - Фабио. Оба они достаточно настрадались.
        Отто просто помешался на мысли, что должен им обоим помочь. И обязательно подружить их. Он просто руки потирал от удовольствия, когда представлял себе, как они оба выйдут на собственных ногах из его клиники, взявшись за руки. В хорошем смысле, в дружеском, а не в каком-нибудь там… нетрадиционном.
        Но сделать это нужно незаметно, не привлекая особого внимания «Марьяши энд Компани» к факту совместного проживания в клиники Фабио и Виталия.
        В голове доктора созрел следующий план - он забирает Фабио из Парижа, а заодно и Виталия для определения ДНК. Посадит ребят в свою машину и увезет. По дороге они не сразу сообразят, кто есть кто, потому что Виталий плохо говорит на английском, а по-французски так вообще еле-еле. А уж на месте, в клинике, им будет не до разборок. Пока обследование, пока анализы, тренажеры, то да се… В общем, им не до того будет. Главное, поскорее вытащить в Финсттераархорн двух-трех хороших хирургов. Самых лучших хирургов.
        Когда Симон после встречи с Полиной приехал домой, то очень удивился. Григорий носился по дому, собирая Виталькины вещи и раскладывая их по сумкам. Как только они увидели Симона, то наперебой стали рассказывать ему про звонок Отто. Оказалось, что доктор сегодня в Париже и готов увезти Виталия в свою клинику, надо срочно собирать вещи. Через пару часов он заедет за Виталием.
        Симон тут же бросился в подвал за самым лучшим своим вином - надо сделать поистине королевский подарок этому славному немецкому доктору.
        Чтобы отвлечь Мишу от мыслей о неудачной поездке к Рамбалям, Марьяша затащила его в мебельный магазин, чтобы купить новую кровать. Она буквально замучила молодого продавца вопросами: «Вы уверены, что эти пружины прочные? А какой вес кровать может выдержать?», что он уже подозрительно косился в сторону Миши.
        - Марьяша, успокойся, а то бедный юноша подумает, что ты не для нас двоих кровать выбираешь, а сексодром для массовых оргий.
        - Ой, он что, и правда, так может подумать?
        - Вообще, его это не касается, но ты уж так пристала к нему, что мне просто жаль беднягу.
        - А меня не жаль? Сколько раз я падала с кровати, а?
        Звонок мобильного телефона прервал бурные дебаты. Миша услышал в трубке голос Отто. Он просил прощения, что не может встретиться с Марьяшей и Мишей, и сообщил, что забирает Виталия в клинику для обследования. И что скоро Миша будет знать ответ на мучивший его вопрос - являются ли Екшинцевы потомками Графини.
        Отто попрощался и отключился. Миша решил, что краткость изложения - чисто немецкая черта характера. Однако Отто так быстро отключился во избежание лишних вопросов. Чтобы нечаянно не сболтнуть, что вместе с Виталием он увозит в свой горный край и Фабио…
        На покупке новой кровати Марьяша не остановилась - теперь ей захотелось купить посудомоечную машину, хотя в ее маленькой квартирке они готовили крайне редко. Но Марьяше хотелось чем-то заняться, чтобы заполнить паузу, возникшую по вине Орлова. Как они с Мишей только ни пытались выйти на связь с Орловым, но безуспешно. Он как сквозь землю провалился и отсутствовал уже почти месяц.
        Никто не знал, где он находится. В офисе говорили только одно: «Алексей Алексеевич в отпуске, когда будет, неизвестно». Ни по домашнему, ни по мобильному телефонам его было не найти. Миша терялся в догадках и пребывал в состоянии полного профессионального бездействия. Чем умело пользовалась Марьяша. Она, наконец, решилась познакомить Григория с Нюшей и перевезти его от Симона в Иври. Григорию, похоже, уже понравилась такая кочевая жизнь, а может быть, он просто не хотел показывать своей тоски по сыну, по Тихорецку, и безропотно переносил все переезды.
        Виталий периодически присылал по электронке весточки: с ним все в порядке, клиника замечательная, находится в потрясающе красивом месте. Еще писал, что подружился с хорошим парнем, тоже инвалидом, но только с парализованными ногами. В общем, просил за него не переживать.
        Временное бездействие, связанное с отсутствием Орлова, подвигло Мишу на решение познакомиться с Полиной. Заодно и Григория представить, все-таки родная кровь. Но Марьяша от этой идеи не пришла в восторг, скорее наоборот. Даже погрустнела, перестала таскать его по магазинам в поисках бытовых мелочей и засобиралась в Иври. Одна. Миша никак не мог проанализировать ее поведение. Помог тонкий знаток женских натур Симон.
        Пока Марьяша гостила в Иври, Симон решил «проветрить» Порецкого - показать ему ночной Париж - площадь Пигаль, например, заглянуть с ним в кабачок. Миша не возражал.
        В последнее время, когда накал страстей в отношениях с Орловым несколько поутих, и у них с Марьяшей появилось много, слишком много свободного времени, Мише стало некомфортно. Виталька уехал окрыленный и, похоже, полностью доволен своей жизнью у Отто. Григорий делает вид, что все в порядке: помогает в Иври по хозяйству, режется с Петром в карты, обучая его подспудно замечательным образцам разговорной ненормативной лексики типа «бляха муха», «блин малин» и далее по возрастающей (в зависимости от того, выигрывает он или проигрывает). Но находится он в постоянном ожидании, чувствуя себя не то загостившимся гостем, не то нахлебником. Да и у Миши состояние не лучше. Не зря ведь говорится, ничего не может быть хуже, чем ждать да догонять. Поэтому ночной променад с Симоном по бульвару Клиши, утыканному всевозможными ночными клубами и бордельчиками, оказался очень кстати. Если бы Марьяша узнала, куда повел многоуважаемый Симон ее бойфренда, то, пожалуй, досталось бы обоим.
        Побродить, однако, удалось недолго. Пошли от станции метро «Пигаль» по бульвару в сторону «Бланш». Погода не располагала к неспешной прогулке - мелкий дождь плавно перешел в мокрый снег, загнав друзей в небольшое уютное кафе.
        После третьего бокала вина Миша завел разговор о Марьяше. В частности, о том, что его более всего беспокоило - почему она не хочет знакомить его с матерью.
        - Ты хочешь быть представлен ее матери в качестве жениха или в качестве адвоката? - выслушав его претензии, спросил Симон.
        - Да какая разница, в каком качестве? - Порецкий искренне удивился. - Полина ведь в курсе, что дочь приехала из России не одна, а с целой делегацией.
        Друг мой, ты себе даже представить не можешь всей сложности взаимоотношений Марьяши и Полины, - Симон раскраснелся от выпитого, отчаянно жестикулировал руками, - это вечные соперницы. Полина всегда ревновала дочь к матери, к тому, что все жалели девочку, берегли ее, она довольно рано потеряла отца и очень тяжело это переживала. А Полине хотелось, чтобы жалели ее. Но этого никто не делал. И напрасно. Кстати, Графиня все же была очень предвзятой в отношениях с дочерью, а для внучки не жалела ничего. Она сама взлелеяла это противостояние…
        - Симон, ты сейчас не о том говоришь.
        - Да, Мишель, я, пожалуй, увлекся… Марьяша, конечно, ни тебе, ни мне не признается в том, что она просто боится в глазах своей мамочки глупо выглядеть. А та и рада стараться, она всегда в душе гордилась, что внешне гораздо эффектнее своей дочери, и постоянно культивировала в ней комплексы.
        - Марьяша очень хорошенькая, - Миша откровенно возмутился, - не просто хорошенькая, а красивая…
        - Это ты так считаешь и я, а у нее заниженная самооценка в отношении своей внешности. Я тебе об этом уже полчаса толкую, а ты никак не хочешь меня понять.
        - А что я должен понять? - Миша уже начал терять терпение, - объясни ты мне, русскому медведю, ваши французские штучки. Ну не понимаю я, как мать может так тиранить свою дочь. И главное, за что?
        - Мишель, ты не медведь, ты - тупица. Марьяша - великая скромница, ты у нее, возможно, первый мужчина. Она не умеет раскидываться поклонниками, как ее мамочка, которая даже меня двадцать лет с ума сводила, которую я двадцать лет желал. Она, скорее всего, стесняется тебя спросить прямо - женишься ты на ней или нет? И намекнуть тебе на это не может, потому что не знает, как это делается. Мамочка, наверное, знает, от того же Орлова, что у вас с ней некие романтические отношения. Если ты с ней будешь знакомиться как адвокат, то она Марьяшу просто затретирует своими намеками, что ты ее используешь, и всякой прочей ерундой.
        - А если я как жених к ней приду знакомиться, тогда она меня затретирует, что я жиголо и охотник за богатыми невестами.
        - Само собой, но тебе не привыкать, из щекотливых ситуаций выпутываться - твоя профессия, а Марьяшке это сделать сложнее.
        Симон упорно настаивал на том, что Миша должен сделать официальное предложение руки и сердца Марьяше и получить на то разрешение ее матери. Так будет лучше для всех, опять же замечательный повод для знакомства.
        На том и порешили, даже выпили за это. И не один раз. Наутро Марьяша долго возмущалась, звоня из Иври по всем имеющимся телефонам, что Миша не берет трубку. Не знала, бедняжка, что накануне ночью два не очень трезвых человека фактически решили ее судьбу. Хотя почему бедняжка? Как раз наоборот…
        Но не только она не могла дозвониться до Порецкого. Отто тоже все телефоны оборвал, собираясь сообщить важную новость - анализы подтвердили родство Екшинцевых и Графини.
        Однако в теплом уютном кафе так громко играла музыка и разговор с Симоном настолько увлек Мишу, что он просто забыл про свой мобильник, оставленный в куртке. Зато седовласый гардеробщик уже два часа сходил с ума от незнакомой для его французского уха мелодии, каждые десять минут оглашавшей маленькую гардеробную.

«Оказывается, учить французский язык не так уж и сложно. Так что ты, папань, не ленись, - задорным голосом уговаривал Виталий отца по телефону, - я уже с медсестрами по-французски изъясняюсь. А ты как, продвигаешься?»
        Григорий что-то нечленораздельное пробурчал в ответ, так как похвастать ему было нечем. Какой из него француз? Он и по-русски грамотно никогда писать не умел, а тут французский. Его, кстати, все прекрасно понимают - Симон, хоть и француз, но русский знает не хуже его. А остальные - Нюша, Петр, Марьяша и сами только на родном языке и говорят. Да и потом неизвестно, как еще все тут сложится. От Орлова - ни слуху ни духу. Будут они с Полиной судиться или не будут - никто ничего не знает. Когда это все прекратится - тоже никто не знает. Мишу спрашивать бесполезно. Он говорит, что у них с Орловым было джентльменское соглашение, что тот первым выйдет на связь. Вот Порецкий и ждет у моря погоды. Вот только какой она будет, эта погода?
        Конечно, Григорий очень скучал по сыну, но говорить ему не стал. Судя по голосу, Витальке в горах было хорошо, Отто обнадежил его настолько, что он практически перестал ощущать себя калекой. Отто долго говорил с Марьяшей по телефону, объяснял ей, что шансы встать из инвалидного кресла и ходить самостоятельно у парня есть. Подобрать хороший качественный протез - не проблема, главная проблема у него в голове. Нужно, чтобы он поверил в свой протез, что он сможет ему полностью заменить отсутствующую ногу. Чтобы он научился на него опираться так же, как на свою здоровую ногу. Здесь уже придется поработать не только хирургам, но и психологам. Но это дело двух-трех недель. Все это время он просил не отвлекать Виталия от занятий со специалистами, пореже звонить, чтобы он не затосковал по отцу.

«Марьяша, поверь мне на слово, ему здесь очень нравится, - убеждал ее Отто по телефону, - он даже за девушками стал ухаживать. Так что передай Григорию, что у него при таком раскладе событий, возможно, скоро невестка появится».
        Конечно, Отто шутил, но Витальке действительно можно было помочь. А вот с Фабио ситуация была куда сложнее. Все, кто его смотрел, были убеждены в том, что ему помочь невозможно. Паралич конечностей - это приговор. Тут добротным протезом не обойдешься. И только его приятель по работе с миссией Красного Креста китаец Сянчжи был уверен, что парнишке можно помочь. Только не в Альпах, а в Китае, в его клинике.
        Это сильно осложняло дело. Везти Фабио в Китай без ведома Анри - нереально, но парнишка ждет и верит в Отто, как в Бога. Что делать? Сказать Фабио прямо, что ни один европейский специалист не верит в успех его лечения и не берется за операцию? И только непризнанный врач-остеопат из Китая, практикующий использование всевозможных восточных «штучек», официальной медициной не признанных, согласен его лечить нетрадиционными методами, о которых Отто вообще мало что знает.
        Но сколько времени уйдет на это - месяц, год, жизнь? И будет ли результат такого нетрадиционного лечения положительным?
        Сянчжи был вполне грамотным хирургом, с европейским дипломом, но, как он сам объяснял, основы медицины были нужны ему для того, чтобы лучше разобраться в тонкостях восточной, как он любил говорить, «народной» медицины. Несколько лет он работал в обычной больнице в Шанхае, затем уехал в отдаленный горный край - поселился в провинции Цинхай, в отдаленном монастыре в Наныпане. Чем он там занимался несколько лет - неизвестно, об этом он не любит рассказывать, но Отто предполагает, что именно в это время он и увлекся нетрадиционной медициной. Мануальная терапия, остеопатия куда более увлекли Сянчжи, чем обычная хирургия.
        Отто шутил, что в его лице мир потерял великого хирурга, зато приобрел великого авантюриста. Но на эти шутки мудрый китаец не обижался, а лишь улыбался чуть хитроватой восточной улыбкой. Однако когда он пару раз сделал Отто свой
«фирменный» точечный массаж, после которого не юный уже Шайн почувствовал легкость в теле необыкновенную, шутить доктор перестал. Руки у Сянчжи действительно были волшебными.
        Удивительно, но за несколько недель пребывания в «Финстераархорнской обители» Фабио стал для Отто, пожалуй, самым главным клиентом. Доктор то и дело ловил себя на мысли, что думает об этом черноглазом пареньке постоянно. Сянчжи, кстати, тоже проводил с ним дни напролет, что очень раздражало Витальку, который мог с ним общаться только по вечерам. Ребята подружились, но график пребывания в клинике у них обоих был очень плотным. Жили на одном этаже, в соседних комнатах, но виделись только по вечерам и находились под неустанным присмотром Отто. Они даже не догадывались, что по его воле стали друзьями, хотя фактически должны быть врагами. Но Отто не спешил раскрывать карты.
        Уже за полночь Сянчжи заглянул к нему в кабинет. Тот сидел над медкартой Фабио:
        - Удивительный парень, ты не находишь? - спросил его китаец. - Обаятельный невероятно, всему медперсоналу голову вскружил.
        - Нахожу, только вот не знаю чем помочь. Отпустить его с тобой в Китай? А вдруг ничего не получится?
        - Получится. За месяц я поставлю парня на ноги. Сейчас все зависит от тебя, док. Ты должен решиться. В конце концов, он взрослый человек и сам может принимать решения. А с его отцом я сам поговорю, чтобы снять с тебя этот груз. Завтра же к нему и поеду. Фабио напишет ему записку, и я поеду, так сказать, послом доброй воли…
        - Вот он такого посла и пошлет. Анри еще тот типчик. Этот церемониться не станет. Вытолкает тебя взашей из своего «Пристанища Мавра», и останемся мы с тобой в дураках.
        - Не вытолкает. Что он, враг своему сыну?
        - Да не враг, конечно, просто очень гордый. Они с Фабио попали в непростую ситуацию, могут лишиться крыши над головой. Поэтому отец на все проявления благородства с моей стороны реагирует очень плохо. Если он узнает, что ты, Сянчжи, от меня - тебе тоже достанется.
        - Я не поеду к нему в гости, а просто приглашу на встречу на нейтральной территории.
        - Утро вечера мудренее. Пойдем лучше спать. Утром я тебе скажу, что думаю по поводу вашего отъезда.
        Когда Сянчжи ушел, Отто решил, что обязательно утром дозвонится до Михаила. Сообщит ему о результатах, заодно посоветуется насчет отъезда Фабио. Как ни крути, а Порецкий в их компании главный закоперщик.
        За время своего трехнедельного пребывания в Клермон-Ферране на бальнеологическом курорте Руайя, куда его определил Лоран, Алексей Алексеевич Орлов о многом передумал. И, прежде всего о том, как быстро прошла жизнь. Ни жены, ни детей, никого, кроме Анри и Фабио.
        Всю жизнь выкручивался, врал, крутил чужими судьбами, в зависимости от своего настроения и симпатий, а теперь вот и сам оказался больным, никому не нужным стариком.
        За все время своего «минерализированного» пребывания на курорте он ни с кем не связывался. Порецкий ждал от него действий. Готовился к судебному процессу, которым Полина постоянно пугала Марьяшу, наверняка собирал компромат на Орлова. Уж если он в два счета раскусил Гуляева, то сможет и кое-что неблаговидное из юридической практики Орлова раскопать. А раскопать есть что… Тогда прощай, доброе имя. Пресса будет рада такому подарку.
        Анри он тоже не звонил. Просто не знал, что сказать старому другу. За время отсутствия Орлова никто его не потревожит, пусть себе живет спокойно. А вот когда он, отдохнувший, приедет с курорта, они с Анри вдоволь наговорятся. И повоюют. Хотя болезнь странным образом повлияла на Орлова - первоначальное его желание биться насмерть за «Пристанище Мавра» поутихло. Не иначе знаменитая минеральная вода обладала не только общеукрепляющим действием, но и понижающим агрессию.
        Он даже стал подумывать, а не бросить ли всю эту возню с порошинским наследством да не прикупить ли небольшой домишко? Можно даже в пригороде Клермон-Феррана, недалеко от курорта. Как здесь спокойно, мило, хотя, наверное, летом народу набирается много. Ну, до лета еще дожить надо… Можно и подальше от города усадьбу купить или ферму, здесь сохранились строения XII-ХIII веков. Будет не хуже, чем в
«Пристанище Мавра». Орлов долгими часами прохаживаясь по окрестностям Руайя, удивлялся сам себе - за столько лет жизни во Франции ни разу не побывал в исторической области Овернь, где так красиво!
        Алексей Алексеевич ждал приезда Лорана, который все не возвращался. Мысль о том, что у него лейкоз, уже прочно поселилась в голове у адвоката, он даже успел к ней привыкнуть. От лейкоза в одночасье не умирают, поэтому в запасе у него есть несколько месяцев, а может быть и нет. Хоть Лоран так категорично не высказывался, Орлов узнал все о своем диагнозе. А перед тем, как уйти в мир иной, у него оставалось еще много незаконченных дел.
        Он за время своего отсутствия даже и представить себе не мог, как страдал от одиночества Анри. После отъезда Фабио он пытался связаться с Орловым, но тот как сквозь землю провалился. Анри уже не знал, что и думать. Фабио раз в неделю обязательно присылал ему письмо, но обратного адреса не указывал. А совсем недавно какой-то иностранец, судя по голосу, японец или китаец, довольно сносно говорящий по-французски, назначил ему встречу и очень просил прийти, так как дело касалось Фабио. Анри готов был немедленно броситься и поехать туда, куда он велит, но тот взял тайм-аут до конца недели. Встреча должна состояться завтра, и ранним утром он планировал выехать в Париж.
        Приезд Лорана ничем хорошим не порадовал. Как раз напротив. Церемониться с Орловым он перестал. К тому же просто «добил» его сообщением о том, что Фабио ушел из дома. Анри не стал объяснять Лорану, куда и с кем уехал сын, просто поставил его в известность, что лаборатории больше нет, и Фабио теперь живет в другом месте, и ни о каком совместном «бизнесе» больше и речи быть не может. Этого сообщения было достаточно, чтобы Лоран резко изменил свое отношение к болезни Орлова. Поэтому он так долго не появлялся - без Фабио с его «товаром» Орлов стал малоинтересен расчетливому Лорану.
        Новость о поступке Фабио расстроила старика. Едва отделавшись от Лорана, он бросился к телефону. Трубку взяла Эмилия, сказала, что Анри утром выехал в Париж на какую-то важную встречу, касающуюся Фабио. И долго, очень долго плакалась в трубку на жизнь, корила Алексея Алексеевича за то, что в тяжкие для Анри дни он вдруг исчез… А мобильного телефона Анри так и не собрался купить.
        Сянчжи уже начал нервничать - Анри опаздывал почти на полчаса. Китаец забеспокоился - неужели не придет? В руках он держал толстую пачку фотографий Фабио - на фоне заснеженных гор, в бассейне, на тренажерах. На всех снимках - счастливый, улыбающийся парнишка. Привез он и письмо от него, в котором Фабио уговаривал отца отпустить его вместе с Сянчжи в Китай.
        Взъерошенный Анри показался в дверях кафе с опозданием почти на час. Сразу увидел Сянчжи, сидевшего почти у самого входа, и бросился к нему…
        Разговор их был долгим. Одного взгляда на маленького седого мужчину, невероятно худого и осунувшегося, было достаточно, чтобы определить, как тяжело ему было все это время. Сянчжи про себя последними словами ругал и Отто, и Фабио, которые так глупо и опрометчиво устроили этот побег. Анри, несмотря на некую тщедушность и маленький рост, производил впечатление физически здорового мужчины. Но вот его душевное состояние оставляло желать лучшего.
        Так сложилось, что за всю жизнь Анри ни разу не общался с представителями желтой расы. Ну не было у него знакомых китайцев. Но сдержанный, культурный и очень воспитанный мужчина с узкими глазами и удивительно приятной улыбкой ему очень понравился. А может быть, он просто был рад встрече с любым человеком, да хоть с самим чертом, который бы что-то знал о его сыне.
        Фотоснимки улыбающегося Фабио сделали свое дело - Анри размяк, заулыбался и буквально замучил Сянчжи расспросами о сыне. Когда Сянчжи перешел к самому главному - к тому, что официальная медицина не может помочь парню, который очень хочет ходить, Анри помрачнел. Но Сянчжи не дал ему времени окончательно расстроиться, напротив, тут же стал говорить о том, что в Китае и не таких больных ставят на ноги. Только это не совсем медицинские методы, скорее, совсем не медицинские…
        Фабио готов к поездке в Китай, требуется только разрешение от Анри. О деньгах беспокоиться не надо, Отто все расходы берет на себя.
        Анри не стал упираться - если Фабио решил ехать в Китай, пусть едет, а он пока постарается купить домик и переехать туда из «Пристанища Мавра».
        После долгого отсутствия Орлова Анри уже принял для себя самое важное решение - не вступать в борьбу за имение графа Порошина. Пусть мать и дочь разбираются без него. У него теперь другая задача - обустроить дом в каком-нибудь другом месте, чтобы абсолютно здоровому Фабио было куда возвращаться из далекого Китая. На том они с Сянчжи и расстались.
        Полина ничего не стала рассказывать Абду о встрече с Симоном. Она просто завела разговор о том, что неплохо бы куда-нибудь съездить, проветриться. Можно даже в Африку. Сейчас, когда в Париже стоит такая гадкая погода - то дождь, то снег, в Сусе, наверное, очень тепло и уютно.
        - Ты бы мог начать новый цикл, Абду, а то совсем разучишься держать кисть в руках.
        Абду посмотрел на нее, слегка усмехаясь:
        - Неужели ты думаешь, что я сейчас способен на что-то? После этих дрязг с твоими родственничками, с твоей полоумной дочерью, когда я вынужден бегать и решать твои проблемы, - он делал сильный упор на слово «твои», - я уже не в состоянии творить. Мне уже не до того.
        Выражение его лица из улыбчиво-снисходительного преобразилось на глазах. Теперь он разошелся не на шутку:
        - Что ты можешь без меня, а? Ты ведь скоро и шага без моей помощи не сделаешь. Села мне на шею и ножки свесила: «Абду, надо то, надо се». Я у тебя и слуга, и шофер, и даже секретарь!
        Тут уж не сдержалась Полина, которая прекрасно помнила, как Абду заставил ее рассчитать Мадлен - прекрасную умную девушку, бывшую незаменимой помощницей несколько лет подряд - только за то, что она якобы слишком дорого обходилась.
        - Это ты мне говоришь? Да ты забыл, на чьи деньги живешь? Кто из тебя человека сделал? Забыл, каким был до встречи с Симоном, который привел тебя в мой дом? Так я тебе сейчас это напомню…
        И Полина завелась. Давненько с ней такого не случалось, со времени последней ссоры с Графиней, после которой Наталья Александровна и слегла.
        Огромные зеленые глаза Абду, казалось, вылезут из орбит от изумления. Такой свою возлюбленную он еще не видел. Полина от крика перешла к действиям - она хватала все, что попадалось под руку, и швыряла в Абду. Книги, папки с документами, мобильный телефон, косметичка - все это полетело в сторону оторопевшего юноши. Он и рта открыть не мог, только пятился задом к двери, как рак, выброшенный волной на берег. Вид у него был довольно жалкий, но Полина и не думала успокаиваться. Только когда дверь за ним закрылась, и полетевшая вслед чашка с остатками кофе, разбившись о дверь, с грохотом рассыпалась по полу осколками, она немного утихла. Сейчас ей, как никогда ранее, хотелось бы прижаться к матери и поплакаться в жилетку. Но плакаться было некому.
        Абду выскочил из галереи, успев захватить свою сумку. Полина осталась сидеть одна в полутемном здании, забитом нелепыми картинами и всевозможной арабской ерундой. Ей стало не по себе. Машинально подняв трубку, она набрала номер телефона, который жил в ее голове много лет. Это был номер Симона…

        Глава 10

        С утра Миша мучился головной болью и удивлялся тому, что похмелье бывает не только от излишнего употребления водки, но и красного вина. Звонок Отто и сообщение о том, что тесты на ДНК подтверждают родство Екшинцевых, Марьяши и, следовательно, Полины, вернули Порецкого к жизни.
        Еще Отто рассказал о переговорах Сянчжи и Анри, после которых можно было сделать вывод, что жокей не намерен более биться за «Пристанище Мавра». Возможно, это его решение повлияет на Орлова, и он откажется от судебного разбирательства? Тогда разом отпадут все проблемы, и можно будет приступать к переезду Григория в Вогезы. Очень хотелось поверить в это, но по своему богатому юридическому опыту Миша знал, что так гладко никогда не бывает.
        Попрощавшись с Отто, Миша стал звонить Симону. Но его телефон молчал. «Не проспался еще, кутила», - подумал Миша. И был совершенно прав. Симон только-только смежил веки перед его звонком.
        После прощания с Мишей ночь для него не кончилась. Звонок Полины застал Симона на пороге квартиры. Он и Мишу хотел забрать к себе, но тот отказался, решив, что с утра его начнет искать Марьяша и лучше, во избежание вопросов типа «где это ты был всю ночь?», вернуться в их гнездышко.
        Хорошо, что Симон не успел снять пальто и туфли, так как, услышав всхлипывания Полины, тут же бросился к ней. Будь он босиком, он бы и этого, наверное, не заметил.

…То, что произошло между ними в дымном прокуренном кабинете Полины, Симон позднее классифицировал как кораблекрушение Мечты. Ей было плохо - он попытался ее утешить. Как умел.
        Всхлипывания Полины прекратились, слезы высохли. Чувство влюбленности, жившее в его душе последние двадцать лет, испарилось…
        Когда мечта сбывается, а ведь он именно МЕЧТАЛ об этой женщине, наступает разочарование. Столько лет вздрагивать от звука ее волшебного голоса, сходить с ума от аромата ее духов, желать близости с нею более всего на свете. Дождаться этого… И что же? Да ничего. Ничего особенного в этой женщине не было.
        Полина поняла, почувствовала, что Симон разочарован. Зря она поддалась слабости, ой зря…
        Они почти ни о чем не говорили, каждый думал о своем.
        Полина о том, что не смогла за все эти годы разглядеть в Симоне мужчину. Он был для нее другом, жилеткой, куда можно поплакаться, но не мужчиной, которого можно было желать. Экзотически красивый Абду, один взгляд которого сводил женщин с ума, в жизни был капризным, как ребенок, в постели - достаточно аморфным. Хотя, возможно, с молоденькой девчонкой он бы вел себя по-другому, но Полина старалась не думать о молоденьких девчонках. Она всякий раз подстраивалась под его настроение, вкусы. А собственно, зачем? Чтобы удержать его подле себя? Стоит ли он того? Близость с Симоном, казалось, заставила ее снять розовые очки, через которые Абду выглядел таким привлекательным.
        Симон же думал о Марьяше, о том, как сильно к ней привязан, как к родной дочери, которой у него нет и уже, наверное, не будет. «Полина, Полина, взбалмошная, эгоистичная, - он почти с силой отнял у нее очередную сигарету и затянулся сам, - ни в чем не знает меры, сама не понимает, что творит. Не моя это женщина, не моя».
        Он как бы между делом сказал ей о том, что друг ее дочери хотел бы повстречаться со своей, возможно, будущей тещей, но Полина никак не отреагировала на эти слова. Она была далеко - в своих мыслях, фантазиях, грезах. Ей было не до Марьяши.
        Когда Миша дозвонился наконец до Симона и сообщил радостную весть о том, что существует реальное доказательство родства Марьяши и Екшинцевых, в его голосе он не услышал восторга. Порецкий опешил. Из всей их дружной компании именно он был самым эмоциональным, а сейчас вдруг демонстрирует полное отсутствие радости.
        - Симон, ты здоров? - не унимался Миша. - Или после вчерашнего турне по бульвару
«Красных фонарей» еще не пришел в себя?
        Симон боролся с искушением рассказать ему о встрече с Полиной, о том, что она никак не отреагировала на сообщение о желании Миши встретиться с ней. Но, испугавшись излишних расспросов, а Миша умел, как бы невзначай выуживать из собеседника самую важную для себя информацию, промолчал. Он боялся проболтаться о том, где и с кем провел ночь.
        Они договорились с Мишей прикупить разных вкусностей и нагрянуть неожиданно в Иври. Надо же было отметить такую радостную весть. Теперь Марьяша и Григорий могут объявить Нюше, Петру и даже болтливой Изабель, что они родственники.
        После разговора с Сянчжи Анри стал паковать вещи. Всю лабораторию сына он разобрал до основания - стеллажи демонтировал, колбочки, склянки разбил, реактивы и прочие медицинские штучки выбросил в унитаз. Все, что могло гореть - в камин.
        Проверил банковский счет, пересчитал наличность. Оказалось, что сумма не такая уж и маленькая. Не знал, как быть с Эмилией. Боялся даже намекнуть ей на то, что собирается покинуть «Пристанище Мавра» навсегда. У нее, конечно, есть родственники, но отправлять к ним старушку ему не хотелось. Решил, что заберет с собой. Если она, конечно, согласится. Хотя Марьяша, наверное, не станет выгонять ее на улицу.
        Каждый вечер он обходил немалое хозяйство, прощаясь со всем, что было создано его умелыми руками. На душе было тяжко. Более всего не хотелось покидать могилу Этель. Но ради здоровья Фабио он был готов на все.
        Анри не знал, как будет вести себя в разговоре с Орловым, которого ему было не избежать. Сейчас он сердился на него - за то, что Алекс неожиданно пропал на несколько недель без объяснения причины, за то, что он познакомил Фабио с Лораном и фактически сделал мальчика преступником. Счастье великое, что сын не пристрастился к «дури», а ведь мог. Жизнь у него была не сахар.
        Теперь Отто и Сянчжи посеяли в душе Фабио надежду на скорое выздоровление. А он, Анри, так был груб с этим немцем во время его приезда с Марьяшей и русским парнем. Просто тесное общение с Орловым сделало его излишне подозрительным, недоверчивым. Он разучился верить в то, что бывают добрые, внимательные люди. Таким был граф Порошин. Наверное, немец Отто тоже из числа людей порядочных, если он ездит на войну, под пулями делает раненым операции.
        Фабио был просто влюблен в него, как можно любить героя понравившейся книжки. А он, старый болван, так отвратительно вел себя с этим немцем. Да что уж теперь. Как только представится возможность, Анри обязательно извинится перед доктором.
        Телефонный звонок прервал размышление старика Рамбаля. Еще не взяв трубку, он почувствовал, что звонит Орлов.
        - Ты не забыл еще меня, старина, - шутливо начал разговор Алексей Алексеевич.
        - Я рад, что ты жив, - сухо ответил Анри.
        - Лоран рассказал мне о Фабио, я очень удивился. Но поверь, обстоятельства сложились так, что я срочно должен был покинуть Париж.
        - Не надо оправданий, Алекс, я ни в чем тебя не виню. Я так и понял, что у тебя возникли неотложные дела. Ты не должен тратить свое время на решение моих проблем. Тем более что проблем уже и нет никаких. Домик себе я уже присмотрел, теперь вот готовлюсь к переезду.
        - А как же «Пристанище Мавра»?
        - Как обычно, что ему сделается? На хорошее хозяйство всегда найдется хороший хозяин. Но мне кажется, что у русских здесь дела бы получше пошли, чем у этого араба. А ты другого мнения?
        - Полина настаивает на том, чтобы я передал дело о наследстве в суд. Завтра я везу бумаги судье. Думаю, что процесс можно выиграть. Может быть, ты пока не будешь спешить?
        - Конечно, я не смогу сейчас бросить хозяйство, лошадей. Но, как только ты привезешь мне официальное уведомление, что пристанище принадлежит Полине, я уеду на следующий же день.
        - Не передумаешь, ковбой?
        - Не передумаю.
        Душевного разговора не получилось. Анри не стал ничего говорить о поездке Фабио в Китай за чудом - по-другому и не скажешь. Орлов, в свою очередь, промолчал о своем приговоре-диагнозе. Как будто и не было многолетней дружбы. Словно черная кошка пробежала между ними. Хотя, действительно, что-то кошачье в Полине имеется.
        Орлов после долгого и утомительного разговора с Полиной, которая настаивала на судебном разбирательстве, устал неимоверно. Он просто упал на диванчик в своем кабинете, как только за Полиной закрылась дверь. Силы покидали его. Полежав минут десять, он с трудом побрел в туалетную комнату, чтобы умыться. Увидел себя в зеркале и не узнал - изможденное лицо сероватого оттенка, темные круги под глазами - в таком виде в суде показываться нельзя.

«Я ведь только что вернулся с курорта, а видок у меня неважный, - размышлял он. - Конечно, Полина из меня за пару часов все соки выпила, как вампир, но я же не должен так резко сдаться. Я просто обязан еще хоть пару месяцев продержаться». И, скрепя сердце, он решительно, насколько это было возможно, зашагал к своему столу. Пора было звонить Марьяше.
        Говорить долго он с ней не стал. Просто поставил перед фактом, что по требованию ее матери Полины Маккреди запускает дело о пересмотре наследства в судопроизводство.
        После долгого затишья, которое устроил им Орлов, пока отдыхал в Руайя, жизнь закрутилась с такой скоростью, что Порецкий едва успевал есть и спать. Что ни день, то сюрприз. Миша, совершенно не знакомый с судебным делопроизводством Франции, никак не ожидал, что здесь все делается так стремительно. Его задумка познакомиться с Полиной, о которой они совсем недавно говорили с Симоном, так и осталась задумкой. Он просто не успел с ней познакомиться как с матерью своей будущей супруги. Теперь же он вынужден был познакомиться с ней как представитель стороны ответчика.
        Орлова тоже не было на предварительной встрече. Они беседовали с Полиной в присутствии его помощницы. Девушка не дала им возможности перекинуться даже парой слов. Она задавала им вопросы, они машинально отвечали на них, не упуская возможности хорошенько разглядеть друг друга.
        У Порецкого Полина не вызвала никаких отрицательных эмоций: «Ухоженная красивая дамочка, ведет себя вполне прилично. Разглядывает меня слишком уж пристально. Да это и понятно, я все-таки ее дочери не чужой человек. Присматривается к будущему зятю».
        Полина же, напротив, осталась очень недовольна тем, что увидела: «Ах, какой красавчик! Как же мою дуру угораздило такого подцепить? Ведь бросит ее через два-три месяца. Только перед этим разорит до основания. Будет моя Марьяша жить под мостом, как ее любимый герой Гаврош. Ну, мамочка, смотри теперь, любуйся, до чего довела свою внученьку».
        Когда они стали прощаться, Полина неожиданно бросила Мише весьма загадочную фразу:
«Будьте так любезны, Мишель, передайте вашему другу Симону, что он козел». И резко пошла к выходу. Миша растерялся настолько, что не успел даже попрощаться.
        Всю обратную дорогу к Симону, где его ждали помимо хозяина Марьяша и Григорий, Миша мучился от мысли, что же натворил бедный художник? Чем заслужил такой сомнительный «комплимент»? Не ведет ли он свою игру, о которой ни Миша, ни Марьяша ничего не знают? Надо его вывести на откровенный разговор.
        При удачном стечении обстоятельств, если не будет никаких переносов слушания дела и прочего, через две, максимум три недели, можно будет праздновать победу. После того как Отто сообщил добрую весть, Миша был просто уверен в том, что они победят. К тому же Отто обещал также быть на суде, а официально подтвержденные тесты на ДНК, бесспорно, являются пятым тузом в рукаве Порецкого. О них Орлов пока не знает, да и не стоит знакомить его с ними до суда.
        Марьяша переживала из-за того, что придется сделать достоянием общественности малопривлекательный факт из биографии ее любимой бабушки. И в душе надеялась на то, что можно будет обойтись без его обнародования. Уже сейчас дотошные журналисты начали атаку на нее - пока, к счастью, только по телефону. А что будет после суда? О, об этом даже думать страшно. Надо будет позаботиться о том, чтобы нанять охранников для Григория. Иначе ему просто проходу не дадут. Витальку ко дню слушания дела обещал привезти Отто. Сейчас парнишка проходил усиленную терапию - обживал новый протез. Доктор заверил, что они будут приятно удивлены, когда увидят его.

        Глава 11

        Встреча с администратором Бартабаса - владельца конного театра «Зингаро», на которую решился Анри, разрешила все проблемы. Разом, за пять минут.
        Анри, которому уже давно предлагали здесь место, совершенно позабыл об этом предложении. И, только случайно увидев в теленовостях сюжет о гастролях театра, подумал, а не попробовать ли там поискать работу? Звонить Бартабасу он не стал, а просто сел в машину и поехал в Обервилье, где находился «Зингаро».
        Несмотря на то что место, которое отводилось под театр, находилось в пяти минутах ходьбы от метро, Анри показалось, что он попал в отдельно взятое государство. Цыганских шатров здесь не было да и самих цыган тоже, зато собак и лошадей было в избытке. Здесь же находились небольшие мастерские, где тачали обувь для наездников и наездниц, шили костюмы не только для актеров, но и для лошадей. Анри просто опешил от того, что увидел. Больше часа бродил он по территории, надо сказать, огромной территории театра-цирка, прежде чем поговорить с Бартабасом. Но владельца не оказалось на месте, зато его словоохотливый администратор, как только Анри представился, вцепился в него обеими руками:
        - Так вы тот самый Анри Рамбаль, который жил в Африке и служил у русского гусара?
        - Вообще-то Порошин был не гусар, а граф.
        - Да какая разница, кем он был. Главное, что вы к нам пришли. Бартабас давно мечтал о таком консультанте, как вы. А вы, Анри, так долго сопротивлялись. Вам у нас понравилось?
        - Очень! Не думал, что в Париже возможно такое… просто вольница какая-то. Мне бы хотелось взглянуть на то, как здесь содержатся лошади. Это возможно?
        - Еще бы, конечно. Я для начала определю вас на жительство - пойдемте, я покажу вам ваши хоромы, а потом уже и на лошадей взглянем.
        - Да, но я не планировал здесь сегодня задерживаться…
        - Да бросьте, Анри, обойдемся без церемоний. Вы от нас и уезжать-то не захотите, а комнату лучше сейчас занять. Мало ли кто приедет. Я для вас самую лучшую займу, рядом с хозяйской. Вот Бартабас обрадуется, когда узнает, кто у него в соседях будет жить.
        Анри не ожидал, что в этой жизни еще есть люди, которые будут ему искренне рады. Жизнь затворника, которую он вел вместе с Фабио в «Пристанище Мавра», казалась ему верхом блаженства. Фабио выбрал для себя другой путь, Анри, похоже, тоже начинает новый этап в своей биографии. Он рассказал администратору Жаку, что сейчас пока не может бросить свое жилье, что две-три недели могут уйти на переезд. Нужно еще подобрать квартиру. Живой, эмоциональный Жак при слове «квартира» очень удивился.
        - О чем вы говорите? Ничего не нужно искать, мы обеспечиваем жильем всех работников и оплачиваем его. Пока поживете в этой комнате, а за неделю мы для вас что-нибудь подберем. Анри, считайте, что вы уже приняты на работу. Поживите пока здесь, когда нужно будет, вы уедете к себе настолько, насколько сочтете нужным.
        - Да, но у меня еще живет старушка, совсем, знаете ли, древняя.
        - Она ходячая или лежит?
        - Ну что вы, какое там лежит! Очень бодренькая бабуля.
        - Так везите ее сюда! Мы и для нее найдем занятие. У нас тут с десяток бабулек наберется. Они и вышивают, и готовят, и за жеребятами ухаживают. Найдем занятие и вашей бабульке.
        Пока они осматривали хозяйственные пристройки, Анри не переставал удивляться тому, как Бартабас смог построить все это. Понятно, что когда-то здесь была заброшенная ферма, но со временем эта территория превратилась в райское место для наездников со всего мира. В постановках театра «Зингаро» участвуют жокеи самых разных национальностей, которые демонстрируют всевозможные трюки, о которых подчас европейцы и не догадываются. Пока они ходили по территории, Анри видел арабов, индейца, китайца. Да и русских здесь было достаточно.
        Ночью он долго ворочался на своем будущем диване в небольшой, но довольно приятной комнате - думал о том, понравится ли здесь Эмилии и Фабио? Так и заснул.
        Утром он встретился с Бартабасом. Говорили они долго - вспоминали общих знакомых, былые годы - скачки 1974 года, в которых Анри стал победителем. Потом Бартабас рассказал о том, что он хотел поручить Анри. Задача была не из легких - в каждой новой партии лошадей обязательно попадается один-два строптивых жеребца. Справиться с ними не всегда удается. Просто нет такого человека в труппе, который мог бы делать это профессионально. Ведь сюда в основном приходят артисты, постановщики трюков, а хорошего воспитателя для лошадей Бартабас уже давно не может подыскать. Анри же не привыкать укрощать лошадей, он этим всю жизнь занимается.
        Бартабас предоставил ему полный карт-бланш.
        Назад, в «Пристанище Мавра», Анри уезжал окрыленный. Ему не терпелось рассказать все Фабио, но сын был далеко. Сянчжи предупредил Анри, что в том месте, куда они едут лечиться, нет телефонной связи. Два, а может быть и три, месяца уйдут на реабилитацию. Правда, китаец пообещал, что при первой возможности он сообщит Анри о состоянии здоровья Фабио. Только когда выпадет такая возможность, неизвестно. Ох уж эти китайские штучки… И все-таки надо хоть Отто сообщить о том, что он переезжает к Бартабасу.
        Эмилия встречала его, как всегда, на пороге. Бросилась на шею, как будто они не виделись целую вечность, хотя прошло всего три дня.
        Он рассказал ей все сразу, без утайки. Спросил, готова ли она к переезду?
        - Так ведь там цыгане живут, а вдруг они меня обворуют?
        - Эмилия, те цыгане, что там живут, богаче нас с тобой. Им твои «сокровища» ни к чему. К тому же там гораздо больше французов и русских, чем цыган. Поняла? Жить ты будешь рядом со мной. Дам твоего возраста там предостаточно, тебе будет на старости лет с кем слово перемолвить. А то сидишь здесь, как затворница, скоро разговаривать разучишься. К тому же там у тебя будет возможность удивить всех своим умением вышивать. Там много работы, и для тебя найдется дело.
        - А что же, мне деньги будут платить?
        - А как же? Обязательно.
        - Тогда я скоплю денежек для Фабио. Он вернется, и ему надо будет лабораторию новую оборудовать.
        - Забудь, Эмилия, об этом. Он вернется здоровым человеком, пойдет учиться, будет жить в большом городе и зарабатывать много денег. Свои сбережения ты будешь тратить только на себя, хорошо?
        - Поживем - увидим…
        Анри проводил старушку в ее комнату, а сам прошел в кабинет. Долго рылся в своих записных книжках в поисках телефона Марьяши. Нашел и тут же набрал номер.
        - Я слушаю вас, - раздался в трубке сонный голос. Анри не сообразил, что на часах всего 8 утра.
        - Извини, Марьяша, - если я разбудил, - начал оправдываться Анри, - просто боялся не застать тебя. У меня намечается переезд, я хотел бы узнать координаты Отто. У меня, к сожалению, нет ни его телефона, ни адреса.
        - Анри, может быть, вы подождете с переездом? Сейчас мы все живем в ожидании суда. Скорее всего, «Пристанище Мавра» станет нашим. Я познакомлю вас с Григорием. Он славный человек, - Марьяша так растерялась, услышав в трубке голос Анри, что понесла всякую чушь. Совсем не то она хотела сказать этому человеку, совсем не то…
        - Марьяша, девочка, я не брошу хозяйство в любом случае. Но то, что я перееду отсюда - вопрос решенный. Я уже устроился на работу в театр «Зингаро». Мне там очень нравится. Если ты уверена в том, что имение будет вашим, тогда не тяни время, вези сюда своего Григория. Я должен передать все хозяйство в надежные руки.
        - Только он не очень хорошо говорит по-французски, но понимает почти все.
        - Вези, вези своего русского и дай мне телефон немецкого доктора.
        Миша сидел на кровати и ушам своим не верил:
        - Неужели Анри сам позвонил? Вот это да!
        - Он зовет Григория, представляешь? Хочет, чтобы я его привезла, пока у нас тут суд будет идти. Должен же он кому-то хозяйство передать, а сам собирается работать в конном театре «Зингаро». Давай сегодня Гришу к нему отвезем, а то он совсем закис в Иври.
        - Давай отвезем. Сколько времени у нас уйдет на сборы?
        Они тут же поднялись с постели и стали собираться в дорогу. Поистине, чудеса, да и только.
        С каждым днем Орлов чувствовал себя все хуже и хуже. Он проклинал тот день, когда согласился представлять интересы Полины. Она донимала его телефонными звонками, нигде от нее не было покоя. Накануне он составил завещание - все, что имел преуспевающий адвокат Орлов, наследовал Фабио Рамбаль. Чем он хуже этого русского мальчика Виталия? Тому с неба состояние свалилось, пусть и Фабио порадуется.
        Не знал старик Орлов, что Фабио и Виталька уже стали закадычными друзьями. Хотя ему уже это было не интересно. Он думал только о том, как долго протянутся его мучения. Он уже не засыпал без сильнодействующего снотворного, а когда просыпался, ему опять хотелось принять таблетку. «Я превращаюсь в растение. Не лучше ли разом все оборвать?» - эта мысль все чаще стала приходить ему в голову.
        Последние дни перед процессом Полина все пристальнее стала приглядываться к Абду. Они помирились довольно быстро - после сцены, которую она ему закатила, бедняжка Абду поскитался у своих друзей пару дней и прибежал мириться. Что-то жалкое было в его манерах, в заигрываниях. Казалось, что Полина наконец-то разглядела его - за красивым лицом пряталось жалкое, жадное существо, которое без сильной покровительницы не способно прожить.
        Она вспомнила, когда последний раз участвовала в выставках. Оказалось, полтора года назад, а чем занималась все это время - не могла вспомнить. Ссорилась с матерью, с подругами, обустраивала галерею под магазин арабских штучек, которые никто не покупает, изводила дочь. Да, список неблаговидных дел можно продолжать до бесконечности. И что взамен - капризы маленького Абду, которого, видно, в детстве мама недолюбила. Не вложила в его прекрасную головку ничего хорошего, кроме желания разбогатеть любой ценой.
        Ей очень хотелось выиграть процесс, чтобы доказать самой себе, какая она сильная, целеустремленная женщина. На деле «Пристанище Мавра» не особенно ей и нужно. Она все равно продаст его, чтобы купить что-нибудь новенькое, свеженькое под свою галерею. Можно в центре Парижа, можно в Японии, где ей очень нравилось. А с
«Арабесками» придется расстаться. Как, впрочем, и с Абду. Надоела ей «арабская тема».
        Григорий собрался в дорогу за несколько минут. Он так давно хотел побывать в имении, которое ему было подарено Графиней, что готов был хоть пешком бежать туда. А вещи, то есть все самое необходимое, он всегда держал наготове, так, на всякий случай.
        Ехать предстояло не один час, поэтому он запасся своими учебниками и конспектами, чтобы Марьяша тоже не скучала в дороге, а экзаменовала его. Григорий и не подозревал, что Анри довольно сносно говорит по-русски, поэтому очень комплексовал от своей «тупости» - ну не давался ему этот чертов язык, не привык он языки учить. Тем более когда он учился в школе, все немецкий учили. Кто же мог подумать, что на старости лет его во Францию занесет.
        С одной стороны, он очень хотел увидеть свое будущее хозяйство, с другой - расстраивался из-за того, что человеку, столько лет здесь прожившему, все хозяйство создавшему, придется уезжать. И втайне очень надеялся на то, что сможет уговорить Рамбаля остаться.

…Приехали в Вогезы уже под вечер. Если в Париже шел противный мелкий дождь, то здесь погода была совсем другой, зимней - невесомый, воздушный снег нехотя падал на землю, покрывал деревья, стоявшие вдоль дороги, необычным кружевным убранством. Местечко показалось Григорию просто райским. Да, впрочем, таким оно и было.
        Припозднившихся гостей Анри с Эмилией вышли встречать на крыльцо, вместе со сворой собак. «Эх, сюда бы моего Гиганта, - подумал с тоской Григорий, - а то сидит в Питере в четырех стенах». Старушка ему очень понравилась - напоминала бабку Садовничиху с соседней улицы Чапаева в Тихорецке - такая же шустрая, улыбчивая, болтливая, только он ни слова не понял из того, что она говорила. А низенький, но довольно крепкий Анри поздоровался по-русски. «Ну, слава богу, - с облегчением подумал Григорий, - хоть кто-то по-русски понимает».
        На столе дымилась картошка, в гусятнице исходил ароматом прованских трав приличный гусь килограмма на два весом, лежали домашние колбасы, сыры. У голодных с дороги гостей просто глаза разгорелись в предвкушении вкусного ужина. Хорошего вина Анри тоже не пожалел.
        Разошлись по комнатам под утро, когда Эмилия уже орудовала у камина. Анри поплелся на конюшню, Григорий пошел вместе с ним, а молодые едва коснулись головами подушки, как тут же уснули. Все остались очень довольны.
        Проснулась Марьяша оттого, что почувствовала тошноту. Села на кровати, но ноющее чувство не прошло, напротив, усилилось. Она едва успела добежать до раковины. Ей показалось, что сейчас ее вывернет наизнанку…

«Да что же я такого съела, - размышляла Марьяша, - все было вкусное, свежее, чем я могла отравиться?»
        Она вернулась в спальню. Миша спал крепким сном младенца. Тихонько забравшись под одеяло, она прижалась к нему, согрелась. И вдруг ее сознание прожгла мысль: «А вдруг я… беременна?»
        От этой мысли она буквально подскочила на кровати, разбудив Мишу. Порецкий удивился, увидев сидящую на кровати Марьяшу с глазами размером с чайные блюдца.
        - Малышка, что случилось? Ты почему такая бледная, - Миша заволновался, - тебе плохо?
        - Меня тошнит и рвет, очень похоже на токсикоз, - еле ворочая языком, пролепетала Марьяша.
        - На что похоже? - Миша никак не мог идентифицировать незнакомое для себя слово.
        - Ой, мне кажется, что я… беременна!
        Теперь настала очередь Порецкого подпрыгнуть на кровати. Немую сцену в духе Николая Васильевича Гоголя прервал стук в дверь. Оба в голос сказали: «Войдите».
        В комнату с радостной улыбкой вплыла Эмилия, держа перед собой поднос. При виде ноздреватого хлеба, масла, аккуратно нарезанных кусочков домашней ветчины и сыра Марьяша со стоном бросилась в туалетную комнату, чуть не сбив по дороге удивленную старушку.
        - Что же вы, Мишель, с вечера не предупредили меня, что Марьяша беременна, - укоризненно покачала головой Эмилия, - я бы ей вместо ветчины кашки принесла. Да я прямо сейчас и сварю. Какую она больше любит?
        В ответ Миша только и смог что пожать плечами. Она констатировала факт беременности Марьяши, как нечто само собой разумеющееся. И Порецкий понял, что это действительно так и есть. Сомнений быть не может. Марьяша беременна, она - будущая мать, а он, следовательно, отец.
        У него будет ребенок - маленький, толстенький, с розовыми пяточками и перетяжками на руках. Он даже закрыл глаза в предвкушении того, как будет держать на руках маленького сопящего карапуза… Хотя, возможно, это будет девочка - большеглазая, с курносым носиком и ямочками на щеках. В любом случае, это будет их с Марьяшей ребенок, а значит, уже никто и никогда не сможет помешать им быть вместе.

        Эпилог

        Давненько не было в Питере такой весны. Холодный ветер, кажется, никогда не перестанет носиться над Балтикой. Дождь и ветер, ветер и дождь. Сочетание, приводящее людей в состояние хронической депрессии. Все мои сослуживцы, похоже, именно в нем и пребывают. Только мне все нипочем. Я живу ожиданием скорой встречи с новоявленной четой Порецких-Маккреди, которые должны вот-вот объявиться на невских берегах.
        Ношусь по магазинам, выбираю подарки и продумываю меню праздничного стола. Решено, что вечеринку по поводу их бракосочетания мы будем проводить дома, а не в ресторане. Чтобы никакой ресторанной еды, а только домашние деликатесы. Это мы решили со Светланой Алексеевной и ее подружками тетей Олей и тетей Леной, для которых Мишка был как родной сын.
        До их приезда оставалось еще несколько дней, но уже было закуплено столько всякой провизии, что я начала беспокоиться, а сохранятся ли припасы?
        Елена Владиславовна успокоила меня, что теперь продукты можно закупать на год вперед - главное, чтобы всем хватило. А Ольга Ивановна все беспокоилась - удобно ли, что все приглашенные будут жить в гостинице, не лучше ли всех развезти по квартирам? У них в школе уже несколько лет такая практика существует, что сначала наши детки, выезжающие за границу, живут у них, в смысле, у иностранцев в доме, а потом они - у нас.
        Пришлось долго ее убеждать в том, что Отто, Симон, Григорий - не школьники, а взрослые дяденьки, для которых жизнь в гостинице куда привычней, чем в чужой квартире. А Фабио и Витальке - все равно где жить, главное, чтобы вокруг было побольше красивых девушек.
        В общем, все пребывают в состоянии эйфории в ожидании приезда. Я же молюсь только о том, чтобы ко дню их приезда на наших улицах появилась корюшка, которой я угощала Марьяшу в первый день ее приезда в Санкт-Петербург. Во время нашего последнего с нею разговора она призналась мне, что ей нестерпимо хочется жареной корюшки - хрустящей, поджаристой, пахнущей свежими огурцами. Я поинтересовалась, с чего это вдруг? Ответ меня потряс. Я дала слово, что буду молчать, как партизан на допросе, и о ее беременности никто из питерских знакомых не узнает. Эх, каких нечеловеческих сил мне стоит это молчание…
        Так получилось, что Марьяше и Мише пришлось узаконить свои отношения во Франции, чтобы уладить некоторые формальности, связанные с судебным делопроизводством. Их брак значительно упростил судебные процедуры, неизбежные при оформлении дела о наследстве графини Порошиной. А говорить о том, что это решение было принято всеми, включая самих молодых, на «ура», думаю, не стоит.
        Брак зарегистрировали, но решения суда ждать не пришлось - окончательного слушания дела не было. Накануне, как сообщалось в прессе, «мсье Орлов разбился в автокатастрофе при весьма загадочных обстоятельствах, которые в полицейских протоколах были классифицированы как „самоубийство“. А мадам Маккреди отозвала свой иск, заявив прессе, что полностью согласна с завещанием своей матери. От более подробных комментариев она отказалась, что подвигло ее на это решение - неизвестно. Но уже через несколько дней, выставив на. продажу свою галерею
„Арабески“, она вылетела в Японию. Абду с нею не было. С Марьяшей она даже не попрощалась.
        С деталями автокатастрофы мы не были знакомы, поэтому ждали визита гостей из Франции, чтобы все поподробнее разузнать. Известно только, что Орлов оставил завещание в пользу Фабио Рамбаля. Есть предположение, что он был неизлечимо болен. Скорее всего, адвокат принял решение добровольно уйти из жизни и имитировал аварию.
        Фабио вернулся из Китая без инвалидной коляски. И называет своего лекаря (именно лекаря, а не врача) Сянчжи волшебником Мерлином. Как китайскому Мерлину удалось поставить на ноги парализованного парня, недоумевают многие европейские светила?! По просьбе Отто Шайна его осматривали многие доктора и практически все признали безнадежным. Но Фабио пошел…
        После случая с его благополучным исцелением Сянчжи от предложений нет отбоя, и он вынужден скрываться в своем китайском монастыре. О приемах лечения Фабио ничего сказать не может, потому что не помнит того, что с ним происходило. Видимо, все манипуляции над Фабио проводились, когда он спал или находился под гипнозом.
        Теперь он живет вместе с Виталием и Гришей в «Пристанище Мавра», готовится к поступлению в университет, но в какой именно - никак не может решить. Ему бы хотелось учиться в Сорбонне, а Отто утверждает, что самых лучших специалистов в фармацевтической отрасли готовят в Бернском университете. Да и сам Берн гораздо ближе к его клинике, где Фабио собирается в дальнейшем работать.
        Анри теперь стал важной персоной - Бартабас на него не нахвалится. Он уже дважды ездил на гастроли, поэтому «Пристанище Мавра» посещает редко. На деньги Орлова они с Фабио купили в Обервилье огромную квартиру, правда, появляются там редко. У обоих теперь слишком насыщенная жизнь. Правда, иногда Фабио заезжает туда с Виталькой после посещения ночных клубов, чтобы отдохнуть. Хотя Анри называет это несколько иначе.
        Григорий превратился в заправского фермера. В Вогезах ему очень нравится, он уже почти и не вспоминает про Тихорецк. Симон частенько гостит у него. Эмилия не поехала с Анри в «цыганское логово», она по-прежнему живет в Вогезах и чувствует себя очень счастливой. Надеется, что Марьяша, как родит ребеночка, будет жить у них в доме.
        Все французские новости Марьяша регулярно сообщает мне по телефону. Светлана Алексеевна, похоже, немного ревнует, что Марьяша звонит чаще мне, чем ей. На что я имею железный аргумент - при вашей занятости, когда вам всякие глупости выслушивать. Тут уж ей крыть нечем.
        Мне очень тяжело скрывать новость о беременности Марьяши. Но Порецкий мне строго-настрого запретил говорить об этом. Знает ведь, что если я пообещаю молчать, то буду нема как рыба. А так хочется разболтать, ну хотя бы с Сашкой поделиться. Но нет, буду молчать, раз обещала. Миша с Марьяшей хотят для всех сделать сюрприз.
        Светлана Алексеевна настояла на том, чтобы свадьбу сыграли именно в России после того, как во Франции все благополучно разрешится. Настоящую русскую свадьбу - с размахом, с многочисленными гостями, чтобы она запомнилась всем надолго. Поэтому все мы буквально сбились с ног, ожидая весьма представительную делегацию из Франции.

…Мне никак не верится, что пройдет всего несколько дней, и эта история, начавшаяся с моего знакомства с Графиней в начале 1990-х, закончится. Трудно поверить в то, что я могла не снять телефонную трубку, когда мне звонила Марьяша - поленилась бы вставать с постели ранним утром или просто не услышала звонка, и ничего бы НЕ БЫЛО.
        Я не узнала бы тайну Графини, не познакомилась бы с Марьяшей, Симоном, Екшинцевыми… Не бегала по магазинам в поисках подарков для свадьбы, потому что и ее бы НЕ БЫЛО.
        Значит, ничего случайного в жизни нет? И за любым действием или бездействием стоит целая череда событий, бурное развитие которым может придать любой из нас?
        Если это так, то я могу только надеяться, что какой-нибудь житель Земли сделает что-нибудь, придаст некий импульс событиям и… завтра на улицах Питера наконец-то появится корюшка. Ведь без этой аппетитной рыбешки happy end в моей истории просто невозможен… А другого конца Графиня мне бы не простила.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к