Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Любовные Романы / СТУФХЦЧШЩЭЮЯ / Смолл Бертрис: " Возлюбленная " - читать онлайн

Сохранить .
Возлюбленная Бертрис Смолл

        Долго сопротивлялась юная Дизайр мужественному обаянию Моргана Тренчарда - грозного разбойника с большой дороги. Молодые люди полюбили друг друга и пронесли любовь через вынужденную разлуку, тюремные застенки и стихию лондонского пожара.
        События, описываемые в романе, происходят в Англии в период правления короля Карла II Стюарта.

        Бертрис Смолл
        Возлюбленная

        Пролог

        ЛОНДОН
        1655 год
        - Тебе придется выбирать одно из двух, прекрасная барышня. Или ты будешь спать с мужчинами, которых я приведу, или воровать. Ты и так задержалась слишком долго в моем доме и злоупотребляешь моим милосердием, девочка.
        Скрипучий голос старой Салли не оставлял надежд на будущее. Эта толстая карга с просаленными волосами, в грязном платье и с неизменной трубкой в зубах настроена решительно.
        «Вот уж милосердие», - с горечью подумала Дизайр. Вряд ли Салли понимала смысл этого слова.
        Девушка дала себе слово не вспоминать прошлую, навсегда ушедшую жизнь. Эти воспоминания вызывали только слезы, а слезы оставляли после себя тоску и слабость. А ей надо жить!
        В тот год чума свирепствовала в Лондоне, опустошая целые кварталы. Тс кто мог, бежали из города, а кто не успел или кому некуда было бежать, отдали себя на волю Божью.
        Отец Дизайр - уважаемый виноторговец Гилфорд, решил не рисковать своим делом и не покинул город. Он боялся, что после его отъезда винные погреба разграбят, а магазин разорят. Его жена, милая женщина с манерами настоящей леди, ни за что не соглашалась уехать без мужа. Пока они решали, как разумнее всего поступить, город закрыли, и страшный мор обрушился на Лондон.
        Дизайр помнила грохот телег по мощеным булыжникам улицам; в ушах стояли крики похоронной команды: «Выносите покойников из домов».
        Друг за другом болезнь унесла отца и мать.
        Слуги разбежались, осталась только верная кухарка, старая Пруденс. Добрая женщина ухаживала за своими заболевшими хозяевами, не подпускала к ним Дизайр, оберегала ее, как свою собственную дочь.
        На одной из тех телег увезли ее родителей, а потом и Пруденс - три мертвых тела в длинной веренице жертв.
        Дизайр Гилфорд еще не успела прийти в себя от горя, как в доме появились кредиторы. Ей объявили, что ни дом, ни мебель, ни даже одежда в шкафу теперь не принадлежат ей.
        Друзья семьи, или покинули город, или умерли от чумы. Она не знала, к кому обратиться за помощью и советом. Любимое дитя, которое родители оберегали от грубостей жизни, оказалось ввергнутым в эту самую жизнь - без опыта, без знания людей. Дизайр не могла разобраться, какие долги настоящие, а какие - вымышленные. Отец никогда не обсуждал с ней свои дела.
        Родители воспитывали ее как леди - она умела читать, писать, считать, вышивала, умела вести хозяйство. Этому искусству научили ее мать и старая Пруденс. Мать воспитала у нее неплохой вкус, и Дизайр всегда была одета ладно и к лицу.
        Многие молодые люди из почтенных семейств заглядывались на красавицу Дизайр.
        Запуганная кредиторами, которые целыми днями толклись у нее в доме, угрожая засадить ее в долговую тюрьму, Дизайр однажды ночью убежала из дома.
        Плохо зная город, она заблудилась и оказалась в районе Уайтфрайерс.[1 - Название района, как и одноименного монастыря нищенствующих монахов-кармелитов, который находился поблизости, связано с белым цветом их ряс.] Несколько дней она скиталась по узким грязным улочкам, ночуя где попало, терзаясь муками голода, пока не попалась на глаза Салли.
        Салли сразу оценила красоту и молодость девушки, осыпала ее ласковыми словами и привела в свой дом.
        Но очень скоро Дизайр раскусила замысел старухи. Салли готовила ее для одного из своих новых «постояльцев».
        Старуха поселила девушку в тесной комнате на чердаке. У нее текли слюни от предвкушения барышей, которые она непременно получит за эту черноволосую и зеленоглазую красотку. Без труда Салли выяснила, что Дизайр - девственница. Это была настоящая находка. Кроме прекрасных блестящих длинных и черных волос, глаз цвета морского прибоя у девушки была высокая полная грудь, тонкая талия и длинные красивые ноги. Ни разу в сети Старой Салли не попадала такая золотая рыбка.
        А поскольку Салли держала притон, то Дизайр, как и другие девушки, жившие в грязном и тесном доме старухи в одном из переулков Уайтфрайерса, должна была торговать собой.
        Но неожиданно для Салли Дизайр проявила упорство. Она наотрез отказалась выполнять то, что требовала старуха. Не помогли даже жестокие побои.
        - Так или иначе, но за пансион нужно платить, - заявила Салли. - Не хочешь зарабатывать деньги своими хорошенькими ножками, научись воровать. И сделай это поскорее, иначе придется искать ночлег в подворотне. - Старуха злобно захохотала. - И тогда мы можем очень скоро потерять нашу драгоценную непорочную куколку.
        Дизайр решила попробовать. Может, ей повезет, и она убежит от страшной Салли.

        Часть первая
        РАЗБОЙНИК ИЗ КОРНУОЛЛА

        1

        Торопливыми шагами Дизайр Гилфорд двигалась по темным улочкам Лондона, то и дело бросая быстрые взгляды по сторонам. Было уже поздно, но и темнота не могла скрыть уродливые и жалкие кварталы Уайтфрайерса. Этот район города пользовался дурной славой. Когда тощая бродячая кошка слегка задела ее за подол потрепанного платья, девушка невольно вздрогнула от испуга, но тотчас же поймала себя на мысли о том, что сейчас ей нужно бояться совсем другого, а не бездомной кошки.
        Сегодня ей суждено ступить на новый и опасный путь, который может привести ее в камеру тюрьмы Ньюгейт, к позорному столбу или даже на виселицу. Воровство в Англии в 1665 году жестоко каралось законом, и не приходилось рассчитывать на снисходительность судей. Они не видели больших различий между закоренелым преступником и какой-нибудь запуганной семнадцатилетней девушкой, решившейся на воровство, чтобы выжить.
        От этих мыслей Дизайр зашагала быстрее. Она дрожала от холода под порывами февральского ветра, пронизывавшего насквозь дырявую одежду. Ее обогнали несколько мужчин, которые по виду могли быть неплохой приманкой для опытного карманного вора, но она все еще колебалась. Несмотря на уроки Салли, ею по-прежнему владел страх быть пойманной.
        Стук копыт заставил Дизайр насторожиться. Она еле успела отскочить в сторону, чтобы не быть раздавленной большим серым жеребцом.
        Однако, потеряв равновесие, девушка упала на колени прямо в грязную лужу. Холодная липкая жижа брызнула ей в лицо и на руки.
        В одно мгновение всадник, высокий мужчина в плаще, соскочил с лошади и поставил ее на ноги. В это время из-за быстро проносившихся тяжелых туч выглянула луна и осветила его. Из-под широкополой шляпы с пером на Дизайр глядело выразительное и привлекательное лицо. И хотя она еще не успела опомниться от внезапного падения, это лицо поразило ее. Оно было похоже на гравюру под серебристым светом луны. Дизайр разглядела темные глаза под прямыми черными бровями, четко очерченную нижнюю часть с выступающим вперед подбородком и высокие скулы. В волевом и мужественном облике мужчины безошибочно угадывался джентльмен. Поднимая ее из лужи, он на мгновение прижал Дизайр, и она успела почувствовать железные мускулы под ниспадавшим мягкими складками плащом.
        - Вы не ушиблись? - спросил мужчина.
        - Нет, только немного испугалась, - ответила Дизайр. Несмотря на волнение от близости этого статного незнакомца, которого ей послала благосклонная судьба, она не забыла о своей цели. Незнакомец хорошо одет. На нем были плащ из прекрасной шерсти с воротником, отороченным бобровым мехом, и шляпа с высоким верхом по последней моде. Рука, которая поддерживала ее за локоть, была обтянута перчаткой из тончайшей кожи.
        Хотя Дизайр уже оправилась от испуга после падения, она так и стояла, прижавшись к нему. После минутного колебания ее рука быстро скользнула к нему под плащ и нащупала внутренний карман. Пальцы наткнулись на кожаный мешочек. Она хорошо знала, что нужно делать дальше, но на мгновение замешкалась - в семье ее учили совсем другому.
        - Вы уверены, что ничего себе не повредили? - спросил мужчина.
        Она чувствовала участие в его мягком голосе и испытала чувство вины.
        - Спасибо, сэр. Ничего страшного.
        - Тогда вам лучше пойти домой. Уже слишком поздно, и такая красивая молодая девушка не должна ходить по этим улицам, если только… - Он бросил на нее испытующий взгляд.
        - Я здесь по поручению моей госпожи. - Пока Дизайр говорила, она не сводила глаз с мужчины, а в это время ее пальцы извлекли мешочек из кармана. - Я сейчас же отправлюсь домой, сэр. - Она быстро выдернула руку из кармана и опустила мешочек себе за корсет. Еще секунда, - и она метнулась в ближайший переулок. Ноги быстро несли по скользким булыжникам. Она слышала, как мужчина кричал ей вслед:
        - Девушка, остановитесь! Остановитесь, говорю вам!
        Дизайр ускорила шаги, петляя по лабиринту извилистых улочек и подворотен, задыхаясь от зловония. Она юркнула и притаилась за выступом входной двери какого-то дома. Сверху на крыльцо падал тусклый свет.
        Вот и все. Она стала воровкой. Однако в тот момент Дизайр чувствовала неимоверное облегчение, что ей удалось ускользнуть от своего преследователя. Она извлекла из-за корсета мешочек и развязала шнурок. Когда Дизайр стала рассматривать свою добычу, ее глаза под густыми темными ресницами постепенно расширялись от изумления.
        В мешочке оказались золотые часы, да не одни, а целых двое, и на них были выгравированы разные имена. «Интересно», - подумала Дизайр. А вот пара блестящих застежек для туфель. Неужели эти камни на пряжках - настоящие алмазы? Мать рассказывала, что такие роскошные украшения носили только придворные короля. Потом она вынула из мешочка ожерелье необыкновенной красоты из мерцающего золота с крупными сапфирами.
        Дизайр подняла ожерелье повыше, чтобы лучше разглядеть его при слабом свете фонаря. Какие неотложные дела заставили этого джентльмена в такой поздний час скакать на лошади по Уайтфрайерсу с кучей драгоценностей?
        Почему он оказался здесь? Дизайр снова и снова задавала себе этот вопрос. Высокий, хорошо одетый незнакомец не выходил у нее из головы. Без сомнения, в поисках женского общества такой джентльмен мог бы поискать публичный дом в более подходящем месте. Для богатых публичных домов отбирают особенно красивых и хорошо воспитанных девушек. Еще не так давно даже сама мысль об этом не могла прийти в голову Дизайр. Но она наслушалась непристойных рассказов в доме Старой Салли и теперь немного разбиралась в этих делах.
        Неожиданно дверь со скрипом отворилась. Дизайр оцепенела от страха. Из темноты прихожей навстречу ей вышел верзила в кожаной куртке, с непокрытой взлохмаченной головой. Он тотчас же схватил ее за руку.
        - Что ты здесь делаешь, милочка? Уж не хочешь ли сказать, что в этот час ходила за покупками в ювелирную лавку?
        Дизайр не отвечала. Тогда он круто вывернул ей руку, и она вскрикнула от острой боли. Верзила вырвал у нее мешочек, потом отнял ожерелье и сунул его обратно в мешочек к остальным драгоценностям. Тут в дверях появился другой тип с жидкими неопрятными волосами, а следом за ним - еще один, с выпяченной вперед, как бочонок, грудью, - вылитый головорез. Его лицо пересекал глубокий шрам. Дизайр едва не задохнулась от пахнувшего на нее одурманивающего смрада дешевого зелья, немытого тела и грязной одежды.
        - Нам крупно повезло этой ночью, - сказал тот, который отнял у нее добычу. Мешочек он запихал себе в карман. - Это надо же, нежданно-негаданно такое богатство свалилось с неба.
        - Похоже, и сама эта девка тоже подарок, Джем, - заметил один из его дружков. У него было узкое лицо и глаза, как две щели.
        - Да, на редкость лакомый кусочек, - согласился с ним человек со шрамом.
        - Это точно, - в свою очередь подтвердил первый, который продолжал сжимать руку Дизайр. Он скалил неровные желтые зубы. - Иди поближе, красотка. Давай поговорим о деле.
        - Нет у меня с вами никаких дел. Отпустите меня.
        - Ну, почему же. Такое прелестное существо, которое сумело украсть мешочек с этими изящными безделушками, очень нужно нам. Сейчас мы купим еще спиртного, пропустим по глоточку, чтобы согреться, и поболтаем.
        Редковолосый издал короткий гнусный смешок.
        - Мы можем согреться прямо здесь, Джем, - сказал он. В предвкушении удовольствия он облизнул губы и прищелкнул языком, острым, как у ящерицы. Дизайр оцепенела от внезапного приступа отвращения. Она знала, что Уайтфрайерс - это пристанище воров и убийц. Здесь они могли спокойно заниматься своими делами. Даже констебль не осмеливался появляться в этих опасных местах.
        Джем грубо толкнул ее к стене. Бесполезно кричать и надеяться, что кто-то придет на помощь. В отчаянии Дизайр оттолкнула Джема и потом схватила его за голень. Он выругался, но не выпустил ее, а затем рванул к себе. В нос ей ударил омерзительный запах из его рта. Она почувствовала, как что-то плотным комком уперлось ей в бедро.
        - Если будешь послушной, мы позволим тебе оставить одну из этих безделушек. Но ты доставишь нам удовольствие прямо здесь и сейчас…
        - Конечно, она доставит нам много удовольствия, - сказал человек со шрамом на лице.
        - Нет! Я никогда не была ни с одним мужчиной, клянусь вам! Я никогда…
        - А, ты еще невинная? Так я научу тебя всему, что положено знать женщине. Редко можно найти такого прекрасного учителя, как я, особенно для такой юной девушки. Вы только посмотрите на ее сиськи! - Свободной рукой Джем схватил Дизайр за грудь. Ужас охватил ее, когда она почувствовала прикосновение его горячих пальцев, просунутых сквозь порванный корсет.
        Дизайр снова оттолкнула его, но на этот раз Джем был начеку. Он успел схватить ее за щиколотку. Дизайр упала на мокрую и грязную мостовую. Лунный свет едва проникал в узкое пространство между двумя рядами покосившихся домов. Дизайр чувствовала, как ее обволакивает темнота.
        - Я тоже не против позабавиться с ней, - услышала она голос одного из двух других мужчин.
        - После того как я буду сыт до отвала, - возразил ему Джем. Теперь он уже стоял на коленях, нагнувшись над ней, и путался руками в своих штанах, пытаясь высвободить свой огромный член. Дизайр понимала бессмысленность своих криков и все же продолжала звать на помощь. Джем сильно ударил ее наотмашь тыльной стороной руки. Удар пришелся Дизайр по виску, в глазах вспыхнули яркие пляшущие искры. Она продолжала кричать, просто повинуясь инстинкту.
        Джем с силой раздвинул ей ноги и стал на коленях подползать. Быстрыми движениями он ощупал ее округлые бедра, затем порвал изношенную одежду, и она почувствовала прикосновение холодного влажного воздуха. Джем нащупал мягкий треугольник внизу ее живота. Теперь грубыми пальцами он обшаривал самые интимные части ее тела. Дизайр извивалась всем телом под его руками. Его грубое посягательство вызывало в ней отвращение и ужас одновременно.
        Она слышала прерывистое дыхание Джема, как вдруг неожиданно ее ухо уловило цоканье лошадиных копыт. И вот уже через минуту ясно было слышно, как приближалась скачущая галопом лошадь.
        Приподняв голову из-за плеча Джема, Дизайр увидела всадника в плаще, который несся во весь опор по переулку. Всадник направлялся прямо к ним. Тогда Джем чертыхнулся и вскочил на ноги.
        Торопливо застегивая штаны и грязно ругаясь, он спросил:
        - Что тебе нужно здесь?
        Тот ничего не ответил. Тогда Джем продолжал:
        - Тебя это не касается. Занимайся своим делом.
        Всадник натянул повод и остановился на расстоянии нескольких футов. Он не спускал глаз с Джема и его пленницы. При тускло мерцающем свете фонаря Дизайр узнала очертания твердого подбородка, высокие скулы и темные глаза. Меховой воротник и шляпа с широкими полями рассеяли все сомнения по поводу этого неожиданно появившегося гостя. Глаза всадника сузились, когда он перевел взгляд на трех окружавших ее мужчин.
        - Я не собираюсь повторять, - сказал всаднику Джем. - Занимайся своим делом или мне придется проучить тебя.
        - Это и есть мое дело. Эта девка украла у меня кошелек. Быстро верни мне все, и я поеду дальше своей дорогой.
        Он говорил совершенно спокойно, и речь выдавала в нем благородного человека. Однако в самом тоне его голоса Дизайр уловила оттенок металла.
        - Не видел я никакого мешочка, - буркнул Джем. - А это обычная шлюха. Мы заплатили ей, а теперь она изображает из себя испуганную птичку. Ей нужно преподать урок.
        Всадник выдернул из-за пояса пистолет.
        - Мне нужен мой мешочек. И немедленно.
        - Если ты вздумал стрелять в нас, то рискуешь попасть в эту шлюху, - предупредил Джем.
        Он рывком поднял Дизайр на ноги и толкнул ее к своему дружку.
        - Держи ее, Берт.
        Берт быстро схватил ее за шею и притянул спиной к себе. Дизайр пыталась отпихнуть его и вырваться, чтобы не задохнуться.
        - Если не хочешь случайно пристрелить эту хорошенькую маленькую шлюшку… - продолжал Джем.
        - К дьяволу вас всех! Бросай сюда мешочек. Я не намерен больше повторять.
        Джем в нерешительности помедлил, но не сводил глаз с твердой руки, сжимающей пистолет.
        - На, возьми и убирайся к черту! - огрызнулся он, сунул руку под куртку и швырнул мешочек всаднику. Тот ловко поймал мешочек на лету.
        - Не оставляйте меня с ними, - едва смогла выдавить из себя Дизайр, потому что железная рука Берта продолжала сдавливать ей горло.
        Когда страх заставил ее обратиться к незнакомцу с этой мольбой о спасении, он уже успел развернуться на лошади. Это был сложный маневр на такой узкой улочке, где дома стояли так близко друг от друга, что, казалось, смыкаются своими крышами. Только очень искусный наездник мог выполнить этот трюк. Он вернул свое богатство, и этого было вполне достаточно. Лошадь галопом мчала его обратно.
        «Он решил бросить меня, - в отчаянии подумала Дизайр. - Он поверил словам Джема и считает меня обычной шлюхой».
        Теперь, когда Джем и его приятели лишились ценной добычи, они, несомненно, отыграются на ней. Ей было страшно думать, что ждет се. Дизайр повисла всем телом на руке Берта. Она решила, что таким образом она потеряет сознание и избавится от предстоящих мучений.
        Однако ее уловка не ускользнула от глаз Джема, и он грубо заорал. В этот момент Дизайр подняла голову, и ее глаза расширились от удивления. Всадник, который уже скрылся за углом, вдруг появился опять и скакал прямо к ним. Дизайр услышала, как он крикнул:
        - Отпустите ее!
        Берт вильнул в сторону и расслабил руку.
        - Быстро прыгайте сюда, - скомандовал всадник. Пошатываясь, Дизайр сделала несколько шагов вперед и ухватилась за протянутую ей руку. В ту же минуту всадник подтянул ее и посадил в седло впереди себя. Узкая улица с жалкими домишками вихрем понеслась перед ее затуманенными глазами. От растерянности она могла только сообразить, что ей нужно крепче держаться за переднюю луку. Спиной она касалась твердой, как железо, мускулистой груди всадника. От ее спутника пахло кожей и бренди. Кроме этого, до нее доносился еле уловимый и сугубо мужской запах, который странным образом будоражил ее. В ушах гулко отзывался звонкий стук копыт.
        К удивлению Дизайр, всадник как будто без всякого труда отыскивал дорогу в лабиринте улиц Уайтфрайерса. Откуда этот джентльмен так хорошо знает район с такой дурной репутацией? В этих кварталах обитает весь сброд: запутавшиеся в долгах люди, фальшивомонетчики, мелкие воры и разбойники с большой дороги. Никто из блюстителей порядка не решился бы проникнуть в их владения. Даже представитель главного судьи Англии не появлялся здесь без сопровождения хорошо вооруженных драгун. Однако у спасителя Дизайр, человека в прекрасной одежде, с обликом аристократа и, судя по речи, хорошо воспитанного, окружающее, казалось, не вызывало беспокойства.
        С той минуты, когда Дизайр оказалась рядом с ним в седле, ею владела какая-то неясная тревога. Она еще окончательно не оправилась от пережитого потрясения и потому не могла разобраться в причинах своих предчувствий.
        Когда Джем со своими дружками остались далеко позади, всадник замедлил бег лошади и пустил ее легкой рысью. Дизайр по-прежнему дрожала всем телом. Спутник, понимая ее состояние, мягко произнес:
        - Вам больше нечего бояться. Они не станут гнаться за нами.
        Дизайр немного расслабилась. Потом, вспомнив о том, что говорил о ней Джем в присутствии незнакомца, неуверенно обратилась к нему:
        - Я хочу сказать, что я не шлюха.
        - Понимаю, всего лишь обычная мелкая воровка.
        От неожиданности Дизайр на секунду онемела. Насмешливый тон неприятно подействовал на нее.
        - Неправда! Раньше я никогда ни у кого и ничего не воровала!
        Мужчина добродушно рассмеялся. Она обернулась к нему и увидела, как в его темных глазах промелькнула язвительная насмешка.
        - Охотно верю, - сказал он. - Вы совершенно не владеете навыками профессии, которую для себя выбрали. Это видно сразу.
        Взглянув на него, Дизайр помимо своей воли ощутила притягательную силу этого мужественного, посеребренного лунным светом лица. Четко очерченный, чувственный рот мужчины слегка дрогнул в легкой усмешке. От сознания его власти над собой Дизайр пришла в состояние смятения и теперь пыталась справиться с этим чувством. Вместе с тем слова спутника затронули и другие струны ее непокорного характера. Но она не станет убеждать этого человека в том, что на воровство ее толкнуло отчаяние, - это бесполезно. А разве он обязан верить ей, ничего не зная о ее прошлом?
        Дизайр снова вспомнила о суровых методах наказания воров, и страх опять сковал ее. Потом она робко проговорила:
        - Ведь вы вернули себе вещи. Позвольте мне теперь уйти.
        Вместо ответа мужчина пришпорил коня. Некоторое время они ехали молча. С каждым ударом копыт ее страх усиливался. Она заметила, что всего несколько улиц отделяют их от дома Старой Салли. Убогие лавки уже давно закрыты. Таверны, напротив, кишели простым людом, поминутно хлопали двери, впуская и выпуская плохо державшихся на ногах подвыпивших мужчин со своими подружками.
        Возле одной из лавок спутник Дизайр остановил лошадь. Здесь некоторые постояльцы Салли покупали себе поношенную одежду. Мужчина вынул мешочек и беглым взглядом окинул его содержимое.
        - Вроде бы все на месте.
        - Значит, вы не отведете меня к констеблю, сэр? Пожалуйста, отпустите меня. Я прямо сейчас пойду домой, и вы больше никогда не увидите меня.
        - Домой? - При этих словах Дизайр одна бровь незнакомца взметнулась вверх. - Интересно, и где же ваш дом?
        Дизайр ничего не смогла произнести в ответ. Если она вернется к Старой Салли с пустыми руками, эта ведьма вышвырнет ее на улицу. Но куда ей еще идти?
        - Послушайте, я уже и так потерял с вами слишком много времени. - Он прищурился и посмотрел на нее долгим, изучающим взглядом, затем плотно обхватил ее руками за талию. - Возможно, при иных обстоятельствах я бы позволил себе заниматься с вами подобной невинной болтовней, но в данный момент у меня есть дела поважнее.
        Он разомкнул руки и соскочил с лошади.
        - Я не задержусь долго, - сказал он. - А вам советую оставаться на месте.
        Дизайр сразу вспомнила о Джеме и тех бандитах, которые были с ним. Ее охватила паника.
        - Не оставляйте меня одну.
        Незнакомец сделал нетерпеливое движение рукой, потом вынул пистолет из-за пояса и взвел курок.
        - Вы знаете, как пользоваться им?
        - Я никогда не держала в руках оружие. Незнакомец вложил пистолет ей в руку.
        - Если кто-нибудь осмелится приставать к вам или… увести лошадь, покажите ему эту штуку. Я думаю, вам не придется стрелять.
        Прежде чем Дизайр успела возразить, он пошел к дому. Входная дверь лавки оказалась запертой. Незнакомец повернул к боковой двери и постучал в нее рукояткой хлыста. Дверь открылась, и он исчез внутри.
        Одной рукой Дизайр крепко стиснула тяжелый пистолет, другой держалась за луку. Какие дела могли быть у ее спутника в таком месте в этот час? Тут она вспомнила, что ей рассказывала одна из девушек в доме Старой Салли. В лавках старьевщика велась и другая торговля - гораздо более прибыльная. Владелец лавки занимался скупкой краденого.
        Глаза Дизайр расширились. С момента первой встречи с незнакомцем она пребывала в недоумении по поводу его присутствия в этих местах. Теперь пришло озарение. Содержимое его мешочка и та легкость, с которой он обращался с пистолетом, - все объяснимо.
        Внезапное появление незнакомца из дверей лавки заставило ее вздрогнуть. Действительно, его «дела» не заняли у него слишком много времени. Несомненно, владелец лавки хорошо знал постоянного клиента. Возможно, торговец также отлично представлял себе, насколько бессмысленно мелочиться насчет цены с этим человеком.
        Незнакомец быстрыми, размашистыми шагами приблизился к ней, взял у нее пистолет и снова вскочил на лошадь.
        - Так, теперь скажите мне: куда вы собираетесь идти? Или вы рассчитываете, что я оставлю вас здесь бродить одну?
        - У меня нет дома - это правда. Старая Салли приютила меня в своем доме после того, как мои родители умерли во время чумы. Но она заставила меня выбирать между развратом и воровством. Если я сейчас вернусь к ней без добычи, она выгонит меня.
        С минуту спутник Дизайр в раздумье молчал, затем проговорил:
        - Вот уж не ожидал такого сюрприза. Похоже, мне досталось нечто большее, чем то, на что я рассчитывал, когда отправлялся вызволять свою добычу.
        - Пусть это так! Но вы сами не лучше меня.
        - Конечно, не лучше. В моральном смысле. Но я, несомненно, лучше вас знаю свое ремесло.
        При этих словах его твердые красивые губы чуть растянулись в улыбке, а в глазах появился блеск.
        - В таком случае вы не вправе отдавать меня в руки судей.
        - В подобной ситуации, пожалуй, это было бы в некотором смысле неблагоразумно, мисс…
        - Гилфорд. Дизайр Гилфорд.
        Дизайр ощутила движение его мощной груди, когда он сделал длинный выдох: «Дизайр». Его голос был глубоким и сильным.
        - Вам подходит это имя. - Мужчина смотрел на нее с нежностью в глазах, медленно и плавно переводя взор с ее тонкого лица вниз, вдоль длинной линии шеи по направлению высокой полной груди.
        - Теперь вы знаете мое имя, но не сказали, как вас зовут, - отрывистым голосом произнесла Дизайр.
        - Морган Тренчард к вашим услугам, мисс Дизайр.
        Никогда раньше Дизайр не слышала, чтобы ее имя в чужих устах звучало с такой неотразимой силой. Она понимала, что перед ней опасный человек, и от этого ей было не по себе. В то же время ею владело и другое, более сильное чувство: что-то похожее на легкую дрожь или внутренний трепет. Эти ощущения зарождались у нее где-то под ложечкой и потом распространялись по всему телу, по каждой ее жилке, вниз до бедер.
        Рядом с ней - Морган Тренчард - странный незнакомец, преступник. Каждый миг пребывания рядом с ним подвергает ее все большей и большей опасности. Осознавая серьезность ситуации, Дизайр решила взять себя в руки и руководствоваться здравым смыслом.
        Тем временем из дверей ближайшей таверны, спотыкаясь, вышли два пьяных буяна под крики выпроваживавшей их группы людей. Гвалт вывел Дизайр из состояния зачарованного оцепенения. Тренчард пришпорил коня, и тот помчался галопом. На минуту Дизайр испытала чувство облегчения, но оно вскоре исчезло, когда она подумала о том, что, возможно, Тренчард хочет завлечь ее в какое-нибудь безлюдное место, и потом… Что он может сделать с ней? Неужели он вырвал ее из рук Джема и его сообщников только для того, чтобы самому позабавиться с ней?
        Мало-помалу эти мысли рассеялись, потому что Дизайр вынуждена была сосредоточиться на тряской дороге, чтобы не потерять равновесие. И пока они мчались вперед под покровом ночи, она чувствовала у себя за спиной постоянную и надежную поддержку.
        Теперь Дизайр избавилась от Старой Салли, но оказалась в плену у этого безжалостного человека. Дизайр напряженно всматривалась в темноту впереди себя, как будто за ее пределами она могла увидеть свое будущее. Однако единственное, что представало ее взору, это темные облака, гонимые ветром по небу, и редкие проблески лунного света, падавшего пятнами на простиравшуюся перед ними бесконечную дорогу.

        2

        Они быстро миновали городские ворота, и скоро уже Лондон остался далеко позади. Пришпоренный конь поскакал ровным галопом. Морган замедлил его бег, когда они выехали на большую дорогу, обсаженную деревьями. Дорога разделяла надвое представший их взору небольшой городок.
        - Где мы? - спросила Дизайр.
        - Это Степни, - ответил Морган.
        Она посмотрела по сторонам и не увидела ни в одной из маленьких лавок вдоль улицы даже проблеска огня. Что ж, это хорошо. Дизайр знала, что ей нужно делать.
        - Может быть, теперь вы позволите мне уйти… - начала она.
        - Идти куда-то в это время? Ведь уже далеко за полночь.
        - Мне все равно. - В ее дрожащем голосе был слышен оттенок отчаяния. - Я попытаюсь найти поблизости пустующий амбар, стог сена или еще какое-нибудь место, где смогу остаться до утра.
        - И что вы собираетесь делать дальше?
        - Я попробую подыскать себе какую-нибудь работу. Наверняка в этом городке…
        - А что вы умеете делать? Боюсь, ваши навыки карманного вора оставляют желать много лучшего.
        - Я имела в виду приличное занятие. - В голосе Дизайр на этот раз появились возмущенные нотки. Морган не должен и не имеет права упрекать ее. Он мог бы понять, что она не воровка. - Я могу…
        В самом деле, чему она успела научиться? Отец выучил ее читать и писать. Шитье представлялось ей скучным занятием. Чтобы сделать приятное матери, Дизайр стала вышивать. Она могла исполнить несколько мелодий на клавикордах и цимбалах. К этому можно было добавить еще несколько довольно сложных па из сарабанды, гавота и менуэта.
        Но вряд ли этих талантов достаточно, чтобы надеяться на место гувернантки? Вероятно, нет. Она слишком молода для такой ответственной работы. К тому же у нее нет рекомендательных писем. Какой отец доверит свою малолетнюю дочь незнакомой девушке, которая появляется на пороге его дома в рваном и грязном платье?
        - Здесь много разных лавок. - Дизайр постаралась придать своему голосу больше уверенности. - Наверняка хозяевам нужны работники.
        - Это не Лондон, - возразил Морган. - В этих небольших провинциальных городках владельцу лавки обычно помогают жена и дети. Или он может выбрать себе работницу из местных девушек.
        - Я могу прислуживать в доме…
        - Скрести пол и выносить ночные горшки? Отбиваться от любвеобильных лакеев, а, может быть, и самого хозяина?
        - Это не должно беспокоить вас. Как только вы отпустите меня…
        - Вы можете сразу же побежать в ближайший участок к констеблю и сообщить ему обо мне.
        - Я не сделаю этого. Обещаю вам… Морган ничего не ответил. Он снова пришпорил лошадь и пустил ее галопом.
        Кричать и звать кого-либо на помощь было бесполезно. Дизайр понимала это. Даже если ей удалось бы поднять на ноги весь городок, вряд ли из этого вышло что-то хорошее. Морган - преступник, и, возможно, за ним охотятся королевские драгуны. Если его поймают, кто поверит, что она - его пленница, а не сообщница. Ее могут обвинить в пособничестве этому разбойнику во время недавно совершенного им ограбления.
        Мысль о возможности оказаться в роли наложницы Моргана Тренчарда одновременно пугала Дизайр и будоражила ее воображение. Она вдруг как-то особенно ощутила близость этого человека и почувствовала силу его рук, которые надежно удерживали ее в седле. Она вспомнила, как он легко поднял ее на ноги там, в Уайтфрайерсе, не слезая с ретивого жеребца, которого он ловко обхватывал своими мускулистыми ногами. Эти воспоминания заставили Дизайр снова почувствовать непонятное приятное тепло где-то глубоко внутри.
        Когда она снова обратилась к Моргану, голос ее дрожал:
        - Куда вы хотите увезти меня?
        - Скоро узнаете, - ответил он. - Доберемся до места, немного подкрепимся. Ведь вы хотите есть, не правда ли? Обещаю вам теплую постель до конца ночи.
        Из всего услышанного упоминание о пище было единственно приятным. Дизайр с хорошим для нормальной, здоровой девушки аппетитом постоянно голодала на скудных харчах старой Салли. Сейчас ей ужасно хотелось есть, ведь с утра у нее во рту не было ничего, кроме тоненького кусочка хлеба с сыром. Что касается слов Моргана о теплой постели, они вызывали у нее совершенно конкретные опасения. Несомненно, он захочет разделить с ней постель.
        Так они покинули Степни и двигались по узкой грязной дороге, по обеим сторонам которой то тут, то там в беспорядке торчали скирды овса. Поблизости журчал ручей, чуткое ухо Дизайр уловило звук от движения какого-то ночного зверька в кустах. На нее, выросшую в Лондоне, эти пустынные места нагоняли страх.
        От продолжительной скачки у нее ныло все тело. Когда, наконец, они выбрались на открытое место, ее онемевшую спину охватила дрожь. Дизайр различила в темноте большой сельский дом какой-то странной, неправильной формы и несколько прилегающих к нему построек. Несомненно, здесь должны быть люди, и, может быть, ей удастся убедить кого-нибудь из них помочь ей убежать от Моргана.
        Но как только они приблизились к дому, она сразу пала духом. Даже в кромешной тьме видны были следы общего запустения. На минуту луна осветила поля с переспелыми колосьями пшеницы, сломанные дымовые трубы и вдребезги разбитые окна дома. Часть крыши отсутствовала совсем, а в остальных местах провисала настолько, что в любой момент могла обрушиться вниз.
        - Здесь никто не живет? - спросила Дизайр.
        - Здесь живу я. Пока, - возразил Морган. - Это надежное место.
        - Но ведь может вернуться законный владелец этого дома…
        Морган так внезапно и резко дернул повод, что Дизайр от сильного толчка подалась всем телом вперед. Он соскочил на землю и теперь стоял, глядя вверх, на нее. Она увидела, как сжались его красивые чувственные губы и темные глаза похолодели от гнева.
        - Ни законный владелец, ни его семья уже никогда не вернутся сюда. Солдаты Кромвеля устроили здесь настоящую резню. Сначала они изнасиловали жену и дочерей хозяина у него на глазах. Этот несчастный человек вынужден был глядеть на все это. Во всяком случае, так об этом рассказывают люди.
        Дизайр изменилась в лице и замерла от охватившего ее ужаса. Несмотря на свою прежнюю уединенную жизнь, слуги иногда рассказывали о погромах, которые устраивали вооруженные отряды пуритан.
        - Такие зверства были не часты во время войны, - Морган пытался говорить спокойным голосом, - но все жители из этих окрестностей покинули свои дома, предвидя повторение набегов.
        - Без сомнения, все складывается как нельзя лучше для вас, учитывая обстоятельства вашей жизни, - колко заметила Дизайр.
        Морган, оставив ее слова без ответа, снял ее с лошади. В первую минуту она беспомощно покачнулась в сторону, - затекшие ноги отказывались держать се. Морган придержал ее рукой. Затем отвел жеребца в стойло. Дизайр прислонилась к стене и наблюдала, как он поглаживал животное, а затем дал ему овса и воды.
        - Скотина честно заработала свой корм, - бросил он через плечо, - мой конь верно служил мне этой ночью.
        Теперь, когда с лошадью все было улажено, Морган повел Дизайр по высокой мокрой траве к двери дома. Она в нерешительности остановилась на пороге, так как не могла забыть рассказ о судьбе прежних обитателей дома.
        «О Боже, - подумала она, - как много кровопролития совершено во время гражданской войны. Сколько семей убито и сколько домов осталось лежать в руинах?» Отец рассказывал, как вооруженные отряды пуритан, возглавляемые Кромвелем, взяли в плен и казнили Карла I, по всей Англии покатилась волна сражений. Благородный юный наследник трона Стюартов при поддержке роялистов вместе со своим ближайшим окружением вынужден был бежать за границу и искать убежище на континенте. В стране бушевала война. «Круглоголовые» и роялисты сошлись в смертельной схватке.
        В 1653 году Оливер Кромвель в знак презрения к королевскому титулу присвоил себе новый - «лорд-протектор» - и решил изменить облик Англии. Детство Дизайр пришлось на те годы, когда большинство безобидных развлечений в стране запрещалось законом. Отменялись традиционные танцы вокруг майского дерева,[2 - Украшенный цветами столб, вокруг которого танцуют в Англии 1 мая.] праздничные украшения домов на Рождество, омела[3 - Традиционное украшение дома на Рождество.] и большое полено.[4 - Полено, которое сжигают в сочельник.] Театры закрыли, потому что пуритане считали их логовом дьявола и его приспешников.
        Это было страшное и мрачное время для Англии, и поэтому народ с радостью встретил восстановление монархии в 1660 году. Дизайр помнила, как ликующие толпы заполнили улицы Лондона, чтобы отпраздновать коронацию Карла II. В солнечный майский день она вместе со всеми наблюдала, как Карл Стюарт после пятнадцатилетнего изгнания в великолепном наряде въезжал в город. Она испытала тогда радостное возбуждение и восторг от звона колоколов и гула тяжелых пушек.
        В тот праздничный день из фонтанов в центре города текло вино, и сердце Дизайр было переполнено гордостью, - ведь свою лепту в этот праздник внес и ее отец. Он распорядился доставить вино из своих больших погребов, расположенных возле реки. «Это пойдет на пользу делу», - заметил тогда отец. Но Дизайр хорошо знала, что коронация нового монарха значила для него гораздо больше. Ее родители всегда были верными сторонниками рода Стюартов. Она часто слышала, как мать просила отца быть осторожнее в высказываниях, не выражать свои чувства во время правления Кромвеля.
        - Входите. - Голос Моргана прервал воспоминания, и Дизайр вздрогнула. - Если, конечно, вы не боитесь, что сюда может кто-нибудь нагрянуть.
        Она вошла в дом вслед за ним. Скрипучая обшарпанная дубовая дверь закрылась сама. Морган зажег свечу и повел ее через холл в глубину дома. Дизайр окинула глазами комнату, которая раньше, должно быть, служила хозяевам гостиной. Там стояли стулья с высокими спинками и висели покрытые плесенью шторы на окнах. Высокий буфет в былые времена, несомненно, являлся предметом гордости хозяйки, жены владельца дома. Теперь буфет был пуст и с него гирляндами свисала паутина. Вспомнив рассказ Моргана о жившей здесь женщине, Дизайр вздрогнула. Нельзя сказать, чтобы она верила в существование привидений, но по спине у нее пробежал легкий холодок.
        Как будто угадывая ее чувства, Морган слегка сжал ей руку и сказал:
        - Кухня находится вон там. Я сейчас разведу огонь, и скоро здесь станет тепло.
        Дизайр удивила и тронула его забота. Находясь в просторной кухне с потолком из балок, она следила, как он разжигал огонь в широком камине. Вскоре уже весело полыхали языки пламени, и она подвинулась ближе к огню, наслаждаясь приятным теплом. Только теперь она обратила внимание на огромные дыры на своем платье после той борьбы с Джемом и его приятелями. Она потянула за корсет, чтобы хоть немного прикрыть оголившиеся плечи, но вот с большой дырой, которая рваными зубцами тянулась чуть ли не через весь подол, ей не удалось сделать ничего.
        К счастью, Морган был слишком занят и не глядел в ее сторону. Он вынул буханку хлеба и большой кусок окорока из одного буфета, потом большую бутылку - из другого. Судя по тому, что он без всякого труда отыскал пару высоких оловянных кружек, длинный нож и вилку с двумя зубцами, этот дом ему был хорошо знаком.
        Уголком своего плаща Морган смахнул пыль с одной из длинных скамеек, стоявших по бокам массивного стола. Затем в шутливом поклоне обратился к Дизайр:
        - Не желает ли леди присесть? Она устало опустилась на скамью. Морган швырнул свой плащ и шляпу с пером на стоящий поблизости ларь и сел напротив нее. Дизайр пришлось мобилизовать всю свою волю, чтобы в нарушение всех приличий с жадностью не наброситься на еду, настолько она была голодна. Хотя ее также мучила и жажда, некоторое время она колебалась, прежде чем попробовать содержимое из своей оловянной кружки.
        - Это лучший французский коньяк, - сказал Морган. - Выпейте, и ваш озноб быстро пройдет.
        Среди напитков, которыми торговал отец Дизайр, был и коньяк. Однако ей никогда не позволялось выпить больше одной рюмочки сладкого шерри. Он имел привычку каждый раз повторять: «Вот подходящее вино для юной леди».
        А теперь Морган настаивал выпить коньяк. Она повиновалась. От крепкого напитка девушка тут же закашлялась, и на глазах у нее выступили слезы. Коньяк быстро сделал свое дело. Она почувствовала, как тепло изнутри согрело озябшее тело, дошло до кончиков пальцев на руках и ногах. Сразу же исчезло напряжение и появилось легкое головокружение.
        - Такой коньяк нужно подавать в изящных рюмках, чтобы можно было по достоинству оценить букет, - заметил Морган.
        - Мой отец торговал вином, - в свою очередь осмелилась сказать Дизайр.
        - Тогда я могу представить себе, что вы осушали не одну бутылку за обедом. - Было видно, что он поддразнивал ее, смеясь одними глазами.
        - Ничего подобного. Папа никогда не позволял мне… - Она не договорила, потому что при воспоминаниях о родителях ее охватила грусть. Они так заботились о ней и строили такие прекрасные планы на будущее. Дизайр отвернулась, смахивая слезы. Секундой позже рука Моргана легла на ее руку.
        - Не надо, - сказал он, - не надо оглядываться назад, Дизайр. Сейчас вы сидите у теплого огня, пьете прекрасный коньяк, на который нам хватит денег.
        Дизайр резко отдернула свою руку.
        - Разве вы его покупали? - От выпитого у нее развязался язык, и она, не задумываясь, выпалила то, что ей пришло на ум. - Вы, наверное, похитили его из дома какого-нибудь джентльмена.
        - Нет, я купил его на то золото, которое… отнял… у одного толстопузого болвана, ехавшего в своей карете в Лондон. Я подумал, что его собственный все настолько велик, что я окажу ему большую услугу, если избавлю от тяжелого кошелька, - возразил Морган со своей белозубой улыбкой.
        - Вы обыкновенный бандит с большой дороги.
        «Может быть, он и лучше нее владеет искусством воровства, - подумала Дизайр, - но от этого он не перестает быть преступником».
        Еще несколько месяцев назад для нее не существовало различий между многочисленными преступниками, обитателями лондонского «дна». Сейчас она вспомнила, как Белл, одна из девушек старухи Салли, рассказывала историю повешения «Джентльмена Джонни Бека», прославившегося своими преступными делами.
        «Если бы вы только видели его, - в глазах Белл было нескрываемое восхищение. - Когда Джентльмена Джонни везли из Ньюгейта в Тайберн,[5 - Название Манора - старинного поместья в северо-западной части пригорода Лондона того времени.] он был похож на жениха, направляющегося в церковь. Мне повезло. Я пробралась почти к самому эшафоту. Знаете, как он говорил? А как улыбался! Он посылал воздушные поцелуи всем леди направо и налево».
        Остальные девушки одобрительно вторили Белл. Старая Салли гоготала от восторга, разевая свой щербатый рот.
        В Уайтфрайерсе бандит с большой дороги был авторитетной фигурой. Мужчины побаивались таких людей, а женщины искали их внимания. Хотя прикосновение руки Моргана привело ее в замешательство, Дизайр не забывала о грозящей ей опасности в его обществе.
        Нужно бежать от него прочь, и как можно скорее.
        Дизайр привстала, и ее хрупкое тело едва не потеряло равновесие. Что случилось? Казалось, пол уходит куда-то из-под ног. Голова сильно кружилась. Раньше она никогда не пила этот проклятый коньяк. Она поглубже вдохнула воздух и попыталась удержаться на ногах. Тепло от камина только усиливало головокружение. Дизайр не сводила глаз с массивной двери в конце комнаты. Она сделала стремительный бросок и распахнула се. К своему удивлению, она оказалась не на улице, а в другом коридоре.
        В отчаянии Дизайр бросилась дальше, в темноту и споткнулась о шаткую половицу. И тут появился Морган, схватил ее за руку своими стальными пальцами.
        - Черт возьми, куда вы собираетесь бежать?
        - Куда угодно, лишь бы подальше от этого дома и от вас, Морган Тренчард!
        Сузившиеся глаза Моргана теперь напоминали два ярких оникса.
        - Вы никуда не убежите, пока я сам не захочу отпустить вас. - Он поднял ее на руки. Дизайр сердито отбивалась. Морган держал ее крепко, так что у нее перехватывало дыхание. Она стала брыкаться, пыталась ногтями вцепиться ему в лицо.
        Морган беззлобно чертыхался. В конце концов, он взвалил ее себе на плечо. У Дизайр кружилась голова, пока он нее ее обратно на кухню, где и усадил на скамью. Она ухватилась за край стола, чтобы сохранить равновесие.
        Морган вытащил широкий соломенный тюфяк из шкафа и бросил его возле камина.
        - Сегодня мы будем спать в тепле, как я обещал. Моим широким плащом мы накроемся, как одеялом. Его вполне хватит на двоих.
        - Если вы считаете, что я собираюсь спать в одной постели с преступником, то ошибаетесь.
        - Я самый необычный из всех преступников, уверяю вас. - Насмешливые глаза Моргана осмотрели ее с ног до головы. - Подозреваю, что вы вообще никогда не были в постели ни с одним мужчиной, мисс Дизайр.
        - Я не…
        Морган тихо засмеялся.
        - Вот видите. И как же тогда вы можете быть уверенной в том, что вам это не понравится? Все зависит от мужчины.
        Кроме страха перед этим разбойником Дизайр возмутила спокойная уверенность Моргана.
        - Несомненно, вы привыкли рассчитывать на большой успех у своих шлюх, которые остались в Уайтфрайерсе! - выкрикнула она. - А я считаю, что вы выглядите не лучше Джема с его бандой головорезов.
        Насмешливое выражение исчезло с лица Моргана, глаза стали холодными. Одним махом он оказался рядом с ней и рывком привлек ее к себе. Затем заставил ее слегка откинуться назад, рукой плотно прижимая к себе. Дизайр ощутила силу его стройных бедер. Своей мощной грудной клеткой он едва не раздавил ей грудь.
        - Нет, пожалуйста, не надо…
        - Раз я не лучше Джема и его друзей, то вам бессмысленно рассчитывать на пощаду. Разве нет?
        С этими словами он прижался к ее губам. Дизайр вся сжалась в комок, готовая противостоять насилию. Поэтому, когда его теплые губы лишь слегка коснулись ее плотно сжатого рта, она была удивлена и растеряна. Скользящими движениями пальцев он осторожно перебирал ее блестящие, волнистые, черные, как смоль, волосы.
        Нежность Моргана не могла не вызвать немедленного ответа. Дизайр почувствовала, что ее собственные руки тоже пришли в движение, как бы сами собой. Она испытала неизъяснимое волнение в тот момент, когда ее руки обхватили крепкую мускулистую спину Моргана.
        - Морган, пожалуйста… - но это уже совсем не походило на просьбу или мольбу.
        - Дизайр, моя ненаглядная, - прошептал он. Этот чуть сипловатый шепот прозвучал серьезно.
        Он осторожно раздвинул языком ее губы и в теплой влажной глубине ее рта отыскал бархатистый язык. Робкое ответное движение этого языка напоминало согласие на приглашение кавалера в каком-нибудь танце. Она дышала глубоко, чувствуя запах коньяка и кожи и опять же ясный мужской запах, принадлежащий только ему.
        Морган опустил ее на тюфяк, затем стянул рваное платье, коснулся руками ее груди. Дизайр отпрянула, покрылась мурашками и смотрела на него испуганными глазами. Но тут ее обожгло пламя. Она ощутила этот вспыхнувший в ее душе огонь каждой клеточкой своего тела.
        Морган наклонил свою темноволосую голову и губами коснулся розового соска. В ответ последовал лишь слабый протест. Это были не слова, а тихий возглас, когда его губы чуть-чуть втянули этот прелестный шелковистый кончик.
        Она чувствовала себя на краю глубокой пропасти и решила вырваться из этого сладкого плена.
        Как только она сделала движение, подол ее юбки задрался, обнажив ноги до самых бедер. Морган легонько провел рукой вдоль изящного изгиба бедра. Инстинктивно Дизайр плотно сжала ноги вместе.
        - Вы боитесь меня, любовь моя?
        Она пыталась что-то сказать, но слова застряли у нее в горле.
        - Не надо бояться, - произнес он мягким голосом. - Я не буду принуждать вас делать что-то против вашего желания.
        Легкими прикосновениями пальцев Морган стал гладить ее тело. Он попробовал рукой разомкнуть ее бедра, и она не стала его останавливать.
        Внезапно он весь напрягся и одним движением вскочил на ноги, повернул голову, как будто прислушиваясь.
        - Морган, что это?
        - Успокойтесь.
        Он продолжал прислушиваться. Теперь и она услышала, как по направлению к дому галопом скачут лошади.
        Неожиданно пробудившиеся приятные чувства сменились леденящим ужасом. Она была уверена, что через несколько минут ей и Моргану предстоит встреча с королевскими драгунами. Как вести себя в этом случае? Даже если она начнет уверять их, что оказалась с Морганом не по своей воле, вряд ли солдаты поверят ей.
        Дизайр мгновенно вообразила самые страшные картины. Перед ее мысленным взором предстали переполненные камеры Ньюгейта. Казалось, она видит глаза судьи, лишенные капли жалости и понимания. А вот и эшафот на Тайберн Хилл.
        - Морган…
        Он показал ей жестом, чтобы она молчала. С пистолетом в руке он прошел через всю комнату легкой, бесшумной походкой, напоминая пробирающегося через заросли дикого кота. Она видела, как он исчез в прихожей прямо перед выходом из дома. Дизайр сидела, съежившись на тюфяке, лихорадочно приводя в порядок одежду.
        Затем услышала голос Моргана.
        - Найл. Енох. Молодцы, быстро обернулись.
        Значит, это не драгуны, которых она так боялась. Дизайр с облегчением вздохнула. Послышались тяжелые шаги. Мужчины направились на кухню. Она подалась немного вперед, чтобы послушать их разговор.
        - …Неплохой улов…
        - …Как дьявол, гнался за нами…
        - …Моя проклятая кобыла чуть не споткнулась, когда мы пересекали мост…
        Морган появился первым. За ним в комнату вошли двое других. Один из них - приземистый и крепкий, с торчащими в разные стороны каштановыми волосами, тронутыми сединой. Его круглое спокойное лицо совсем не соответствовало их занятиям. Дизайр подумала, что своим видом он напоминает обычного крестьянина. Другой - высокий и худощавый мужчина - бросил на Дизайр такой свирепый взгляд, что она инстинктивно сжалась в комок.
        Морган протянул руку и помог ей подняться.
        - Мисс Гилфорд, позвольте представить вам моих помощников. - Он сделал жест в направлении коренастого круглолицего мужчины. - Это Енох Ходжес. - Затем указал на высокого худого. - А это Найл Форрет. - Можно подумать, он выполняет церемонию представления во время королевского бала.
        - Ты что, лишился рассудка, Тренчард? - спросил Найл Форрет. - По какому праву ты привел свою шлюху в это место?
        - Попридержи язык. Мисс Гилфорд - леди.
        - Можешь называть ее как угодно. Но девке здесь не место.
        - Ты будешь обсуждать со мной вопрос о том, вправе ли я принимать решения за всех нас? - Хотя Морган не повысил голоса, Дизайр безошибочно слышала в нем властный оттенок.
        - Успокойся, Морган, - сказал Енох Ходжес. - Распоряжения отдаешь ты, мы понимаем это. Но разве благоразумно раскрывать наше потаенное место посторонним?
        - Мы встретились с мисс Гилфорд при очень необычных обстоятельствах, - отвечал Морган. - Она взвалила на себя бремя новой профессии. Ее бесстрашие значительно превосходит ее умение. Я не мог оставить ее в том месте, где встретил. Пришлось взять с собой.
        С чуть заметной насмешливой улыбкой он посмотрел на Дизайр, прежде чем повернулся к Найлу Форрету.
        - Вы оба, должно быть, голодны. Присаживайтесь, посмотрим, может ли мисс Гилфорд быть нам полезной. Насколько я знаю, ее учили различным женским занятиям.
        В полной растерянности Дизайр смотрела на него.
        - Подайте тарелки этим джентльменам, - приказал ей Морган.
        - Разговор еще не окончен, - заметил Форрет. - Ты мог бы себе позволить рисковать жизнью с такими девками в Лондоне. Но приводить одну из них сюда, это совсем другое, сквайр Тренчард.
        Глаза Моргана вспыхнули от едва сдерживаемого гнева. Его голос на этот раз прозвучал жестко:
        - Никогда не называй меня так, Форрет. Слышишь, никогда. Что касается мисс Гилфорд, то она останется здесь столько, сколько нужно будет мне.
        - Ну а когда ты натешишься ею? - упорствовал Форрет.
        Морган пожал плечами.
        - Я расстанусь с ней, когда мне захочется и как мне захочется.
        Лицо Дизайр запылало от ярости. Что за человек этот Морган Тренчард? Как можно целовать и обнимать женщину, а потом обращаться с ней, как с рабыней, которая не может сама распоряжаться своим будущим? Ее гнев перешел в ненависть к самой себе, когда она вспомнила, что была уже готова добровольно отдаться ему.
        После короткой заминки Енох сел за стол. К нему присоединился Найл. Дизайр поставила перед ними посуду и еду. Но даже когда она наливала коньяк в оловянные кружки, ей с трудом удавалось унять дрожь в руках.
        Все ее чувства вытеснил страх. Каким образом Морган Тренчард избавляется от женщин, когда они становятся ему не нужны?

        3

        - Выезжаем сегодня вечером, - объявил Морган.
        Дизайр почувствовала, как в душе зародилась паника. В течение двух дней, проведенных в этом деревенском доме, она старалась по возможности ничем не навлечь на себя подозрений, выжидая удобный момент, чтобы ускользнуть. После неожиданного заявления Моргана она решила, что больше ждать нельзя.
        Дизайр бросила быстрый взгляд на сидевших за столом мужчин, потом отставила в сторону тяжелый железный котелок, который чистила смесью песка с золой, и стала двигаться по направлению к кухне. От волнения сердце сильно застучало у нее в груди.
        Только бы ей повезло. Только бы удалось незаметно проскользнуть через заднюю дверь. Оказавшись во дворе, она быстро добежит до лесной тропы за лужайкой.
        Найл и Енох слушают распоряжения Моргана и, конечно, не будут обращать на нее внимания. В любом случае надо рискнуть.
        - С наступлением темноты карста лорда появится на степной дороге, - рассказывал Морган. - Сэр Хью Боудин вместе со своими гостями отправится в Лондон. Несомненно, им захочется добраться до города до того, как стемнеет. Но тут их постигнет несчастье. Один из слуг его светлости обнаружит, что у них лопнул обод колеса. Этот человек отправится на поиски ближайшего колесного мастера и не сможет вернуться раньше сумерек.
        - А что, если слуга возьмется чинить колесо? - прервал его Найл.
        - Возможно, - отвечал Морган, - если это окажется ему под силу. Тогда приблизительно в полночь карста выберется на дорогу под тернистым оврагом.
        - А если сэр Хью и его друзья решат заночевать в гостинице? - спрашивал Найл.
        Дизайр понимала, что этот человек пытался выяснить, нет ли каких-либо просчетов в тщательно разработанном плане Моргана.
        - Завтра вечером Боудин должен присутствовать на придворном балу. Он и его друзья не пожелают своим отсутствием навлечь гнев его величества, - спокойно пояснял Морган.
        Дизайр поразилась осведомленности Моргана. Она полагала, что разбойники с большой дороги только и умеют караулить в темноте свою жертву, чтобы потом внезапно напасть на нее. Несомненно, здесь затевалось гораздо более бесчестное дело, чем она могла предполагать.
        - Выходит, его светлость принадлежит к числу друзей короля? - допытывался Енох.
        Морган стиснул зубы.
        - Так мне сказали.
        В его словах Дизайр уловила горький оттенок. Неужели Морган поддерживал Кромвеля и пуритан со всеми их преступными делами во время недавней войны?
        Тут же она упрекнула себя за неподходящие для данного времени мысли по поводу политических пристрастий Моргана Тренчарда. В любую удачную минуту ей нужно бежать подальше отсюда. Она не должна никогда снова встретиться с этим темноглазым разбойником.
        Девушка продолжала осторожно продвигаться к двери. Стоит ей только освободиться от Моргана и его приятелей, она бросится в Степни. Там кто-нибудь наверняка сможет предложить ей честную работу. Лучше прислуживать в какой-нибудь таверне, чем оставаться узницей этих, не признающих законы, людей.
        - Мы отправимся отсюда, как только покажется луна, - говорил Морган.
        Найл вновь прервал его:
        - А что мы будем делать с девчонкой? - Он сделал резкое движение головой в ту сторону, где находилась Дизайр.
        Она готова была закричать от отчаяния. Ей оставалось всего несколько шагов до двери. Теперь, направляясь обратно к мужчинам, она открыла один из буфетов, делая вид, что ей нужны какие-то столовые приборы.
        - Пусть остается до моего возвращения, - ответил Морган.
        Найл сжал свои тонкие губы.
        - Мы уже оставили ее тебе на эти две ночи. И ты наверняка хорошо поразвлекался с нею. Но теперь ты предлагаешь оставить ее здесь без надзора. Ты рискуешь моей головой и Еноха тоже. А что если твоя красотка дождется нашего отъезда и сразу же побежит к судье с доносом?
        Кровь бросилась в лицо Дизайр при этих словах Найла. Он, конечно, заблуждается, - она не подружка Моргана, но откуда ему это знать? С тех пор как появились эти двое, Морган использовал ее в качестве прислуги. От нее требовалось приготовить пищу и убрать посуду.
        Хотя Найл и Енох укладывались спать в коридоре, оставляя ей и Моргану кухню, Морган стелил себе другой тюфяк и спал отдельно. Между ними располагался огромный камин. Никто не мешал ему ночью подобраться и овладеть ею силой, но он предпочитал не делать этого.
        Чуть позже Дизайр поняла, что ей не стоит обижаться на сообщника Моргана. И Енох и Найл вели себя так, как если бы она на самом деле была собственностью Моргана. С их стороны и намека не было на какие-либо сомнительные предложения к ней.
        Когда Морган отправился для уточнения сведений о сэре Хью Боудине и его компании, он поручил Еноху присматривать за Дизайр. Он предупредил Еноха, чтобы тот ни на минуту не оставлял ее одну. К ее удивлению, этот крепыш с копной рыжевато-каштановых волос вел себя очень скромно. Провожая ее в укромное место за домом, он ждал в сторонке, возле ветхого деревянного сарая. Когда она выглядывала из своего укрытия и смотрела, чем он занят, она видела, как он, прислонившись к дубу, строгал ножом какой-то прутик и издавал жужжание, лишенное всякой мелодии.
        Енох всегда поддерживал Дизайр за локоть, сопровождая ее по заросшей тропинке, когда она возвращалась обратно на кухню. В его прикосновении чувствовалась почтительность. Время от времени он что-то говорил ей, то о ранней весне, то об этой усадьбе и хозяйстве, которые пришли в упадок.
        Дизайр понимала, что Енох старается немного смягчить ее стесненное положение, как бы в оправдание выполняемого им личного поручения. И она была благодарна ему за это. Во всяком случае, она чувствовала, что ей не надо ждать ничего дурного с его стороны.
        Найл, напротив, вызывал у нее страх. Нет, он не смотрел на нее с вожделением. Хотя это всегда вызывало у нее отвращение, она бы не удивилась, если бы это было так. Наоборот, он смотрел на нее холодными светло-серыми глазами, в которых чувствовалась затаенная злоба. «Он смотрит так, словно готов задушить меня голыми руками», - думала Дизайр. Но почему он испытывает подобные чувства к ней?
        Так размышляла Дизайр, перебирая содержимое буфета. Оставаться у буфета дольше уже было нельзя, и она повернулась, чтобы пойти обратно. Найл сидел, навалившись на стол и обхватив рукой высокую оловянную кружку. В его сузившихся глазах была видна настороженность.
        - Не делай глупостей, Морган, - говорил он. - Если мы оставим девку здесь на ночь одну, что ей стоит побежать в ближайший городской магистрат и дать показания против нас?
        - Я уже сказал тебе, что мисс Дизайр - моя забота.
        - Дьявол - вот кто она! Одного ее слова достаточно, чтобы мы оказались в петле.
        - Я тебя уверяю, она не предаст нас. Спокойный бесстрастный тон успокоил Дизайр, которую мучили мрачные предчувствия.
        - Прежде всего тебе вообще не следовало приводить ее сюда, - нудел Найл, презрительно измерив ее взглядом. - В Лондоне достаточно шлюх, которые могут удовлетворить мужчину.
        Морган ничего не ответил, но его партнер не унимался.
        - Или они недостаточно хороши для вас? Конечно, такому изящному джентльмену понадобилась эта утонченная манерная особа.
        Дизайр была готова провалиться сквозь землю. Жаль, что не удалось убежать отсюда раньше.
        - Как ты собираешься продолжать путь с ней? Ты предлагаешь Еноху и мне выезжать, а ее оставлять здесь без охраны? Может быть, ты думаешь, что страсть к тебе настолько одурманила девку, что она будет хранить в тайне наши дела? Черта с два! Мужчина не должен доверять ни одной женщине, независимо от того, кто она - блудница или герцогиня.
        - Когда мне захочется узнать твое мнение насчет женщин, я сам спрошу тебя об этом, - процедил Морган.
        - Почему бы нам не связать ее и не оставить в погребе до нашего возвращения? - предложил Енох.
        - А после сегодняшней ночи что мы будем делать с ней дальше? - Найл вопросительно посмотрел на Еноха. - Мы что, так и будем ее караулить все время?
        - После этой ночи, - вмешался в разговор Морган, - нам уже не надо будет бояться мисс Гилфорд.
        - Это почему же? - спросил Найл. Морган обернулся и посмотрел на Дизайр. В его глазах промелькнула ехидная насмешка.
        - Потому что сегодня вечером она поедет вместе с нами.
        У Дизайр вырвался сдавленный возглас протеста.
        Губы Моргана растянулись в насмешливой улыбке. В этот миг он больше напоминал мальчишку, замышляющего какую-нибудь шалость.
        - В ту первую ночь нашей встречи вам явно не хватало сноровки, - напомнил он Дизайр. - Может быть, вы проявите большую ловкость сегодня, когда отправитесь вместе с нами грабить подданных короля.
        - Нет, Морган! Пожалуйста, не заставляйте меня делать это.
        Однако Морган продолжал говорить, не обращая внимания на ее мольбы.
        - Если вы окажетесь полезной, то получите свою долю добычи. Разве этого не достаточно?
        - От меня вам не будет никакой пользы, - начала было Дизайр, холодея от страха. Ей живо представились руки грубого тюремщика, укладывающего ее голой спиной вверх, чтобы нанести первый удар плетью. Она также подумала, как будет затягиваться вокруг ее шеи петля из пеньки.
        - Может быть, девушка не умеет ездить верхом? - усомнился Енох.
        - Я достаточно хорошо держусь в седле, - как бы в оправдание заметила Дизайр, - но… - Но почему же она не может владеть собой? Она старалась сдержать слезы, которые готовы были брызнуть из ее глаз.
        - Ну что же, тогда все в порядке, - сказал Морган. - Енох сейчас отправится за лошадью.
        - С дамским седлом? - спокойно спросил Енох.
        «Несомненно, ему раньше не приходилось заниматься конокрадством», - подумала Дизайр. Морган замотал головой.
        - Нет, она поедет, как все мы. Там, на чердаке, я видел большие сундуки. Не сомневаюсь, что в них найдется какая-нибудь подходящая для нее одежда на этот случай.
        - А я не хочу! - резко сказала Дизайр.
        - Нет, вы только послушайте! - вмешался Найл. - Напрасно вы думаете, что эта сучка чему-то научилась. Вот что значит обращаться с ней как с леди. Нужно же было отдать на ночь самое уютное и теплое место возле камина! А мы с Енохом все это время спали в коридоре. Я даже подозреваю, что твоя герцогиня из Уайтфрайерса настолько скромна, что постыдится обнажить свои ножки в присутствии посторонних людей.
        - Еще одно слово - и ты будешь лишен возможности поехать с нами сегодня вечером, - предупредил Морган.
        - Не горячитесь. - Енох положил руку на плечо Моргана. - Подумайте лучше о том, что нам предстоит сделать до наступления темноты.
        Дизайр ждала, что Морган выльет свой гнев на Еноха, но вместо этого он согласно кивнул головой.
        - Ты прав, - согласился он. - А теперь отправляйся искать лошадь. - Ухмыльнувшись, добавил: - Лучше тебя никто не сумеет раздобыть то, что может срочно понадобиться.
        Когда Енох вышел из кухни, Морган повернулся к Дизайр:
        - А вы поднимитесь на чердак и поищите там что-нибудь для своей экипировки.
        - Пожалуйста, не принуждайте меня ехать вместе с вами, - взмолилась она. - Вы можете привязать меня. Или закройте в кладовке.
        - Хватит разговоров, - оборвал ее Морган. - Вы будете делать то, что я скажу. Участвуя в налете на карету его светлости, вы не сможете выдать нас властям.
        Он обернулся к Найлу:
        - Даже ты не увидел ни одного изъяна в нашем плане.
        - Полагаю, что так, - нехотя выдавил из себя Найл.
        - Для вас же лучше, если и впредь вы будете следовать моим указаниям. - В глазах Моргана был заметен вызов.
        Двое других мужчин промолчали.
        - Больше думайте о тех толстых кошельках, которые ждут нас сегодня ночью. И еще о шкатулках с дамскими бриллиантами. Ради этого рискованного мероприятия стоит гнуть хребет.

* * *

        Часть крыши была разрушена, но уцелевший участок защищал несколько комнат в чердачном помещении от дождя и снега.
        - Подберите себе что-нибудь из одежды мальчика, - с нетерпением в голосе приказал ей Морган, открыв тяжелую, окованную железом крышку ближайшего сундука. - Мужские брюки слишком велики для вас.
        Дизайр покраснела до корней волос, вспомнив, как Морган был уже близок к тому, чтобы овладеть ею в кухне у камина, и как ему помешали сделать это прибывшие тогда Найл и Енох. Минуло всего два дня, но она все еще помнила прикосновение его рук к груди, бедрам и ягодицам. Конечно же, он хорошо знал, какого размера одежда ей нужна.
        - Посмотрите вот здесь, - сказал он. - У нас мало времени. - Дизайр опустилась на колени перед сундуком и стала рыться внутри. Вдруг она отдернула руку.
        - Вы что, боитесь наткнуться на паука или черного жука?
        Она покачала головой, задетая его словами.
        - Вы меня не так поняли.
        - Тогда объясните, в чем дело.
        - Посмотрите, как аккуратно уложены эти вещи. - Ее пальцы осторожно и нерешительно вынимали одежду. - Вот детское платье… А это шаль для девушки. - Красивые полные губы Дизайр дрожали, когда она продолжила это занятие. - Вы рассказывали, что всадники изнасиловали женщин… Что они заставили владельца этого поместья смотреть, как они надругались над его женой и дочерьми… - Ее трясло от одной мысли о подобной жестокости. Впрочем, зачем она говорит ему это? Можно ли рассчитывать, что такой жестокий человек, как Морган, будет разделять ее переживания?
        - Забудьте об этом! - Его голос прозвучал жестко, но через минуту он положил ей руку на плечо. К ее удивлению, это прикосновение было мягким и успокаивающим. - У вас было достаточно своего горя, Дизайр. Не надо терзать и мучить себя страданиями тех, кого вы не знали.
        «Он прав», - про себя подумала Дизайр. Она все еще не решалась продолжить свое занятие. Морган присел рядом и быстро порылся в ворохе одежды.
        - Это женские вещи, нам не подходит.
        Он разбрасывал вещи по пыльному полу, не обращая внимания на протестующие возгласы Дизайр. Наконец, он выудил из сундука какие-то штаны для юноши и встряхнул их.
        - Вот то, что надо.
        - Я не смогу надеть их. Это неприлично. И вообще ехать верхом на лошади, как это делают мужчины, может позволить себе только какая-нибудь бесстыдная шлюха.
        Смех Моргана прервал ее возмущение. Он откинул голову, и его темные глаза весело заблестели.
        - Чертовски странные существа, вы, женщины, - говорил он. - Собираетесь грабить людей на большой дороге и рискуете отправиться на виселицу, но в то же время беспокоитесь о том, как бы вам не потерять свою скромность. Глядя на вас, я начинаю подозревать, что ваши родители были пуритане.
        При этих словах лицо Дизайр вспыхнуло от гнева.
        - Вы ничего не знаете о моих родителях. Моя мама все время одергивала папу, не разрешала на людях говорить о Стюартах.
        Дизайр пристально смотрела на Моргана. Ее глаза превратились в две узенькие желто-зеленые полоски.
        - Любую девушку из порядочной семьи всегда учили вести себя как леди. И это не зависело от того, какие взгляды разделяли в семье - пуританские или роялистские. Но я предполагаю, что вы не разбираетесь в этом.
        - Нет, пожалуй, немного разбираюсь. - Морган сказал это, не повышая голоса, но его тон заставил Дизайр умолкнуть. - Война все изменила в нашей жизни, Дизайр. Даже теперь, когда Карл Стюарт вернулся на трон, не может быть возврата к прежнему. Если хотите выжить, то нужно смотреть вперед.
        - Если рассуждать, как вы, то мне следовало бы поддаться уговорам Старой Салли и торговать своим телом на улицах. - Этим колким возражением она решила отплатить ему за насмешки над собой.
        - И что же вас остановило?
        - Спать с мужчиной за деньги? Никогда в жизни!
        - Значит, вы можете уступить мужчине ради собственного удовольствия?
        - Конечно, нет. То есть, я имею в виду нет - до замужества.
        - Вы в этом уверены? - В его голосе послышались насмешливые нотки. Что означал его вопрос? Он хочет напомнить, как она покорно позволяла ему трогать себя, как потеряла голову от его ласк и не делала ни малейшей попытки оттолкнуть его? Да, тогда это выглядело, как ее добровольная капитуляция. Правда, в тот вечер он напоил ее коньяком, так что она перестала понимать, что хорошо, а что плохо. Такое больше не повторится никогда.
        Он бросил ей мужские штаны.
        - Наденьте, - сказал он приказным тоном. - И еще подберите себе рубашку, ботинки и все, что может понадобиться.
        Дизайр дотронулась до него рукой и посмотрела с мольбой в глазах.
        - Морган, не принуждайте меня ехать с вами. Не делайте этого! Разбой карается виселицей.
        - Приятно слышать, что вы понимаете это, - сухо ответил он. - Коль скоро вы присоединитесь к нам и примете участие в нашей противозаконной авантюре" сегодня ночью, то не решитесь донести. Даже Найл считает, что мой план не лишен определенного смысла.
        - Найл это… Он дурной человек, - возразила ему Дизайр. - Он так смотрит на меня, и эта жестокость в его глазах… Похоже, он ненавидит всех женщин на свете. Но вы…
        - Вы собираетесь льстить мне таким образом, Дизайр? Хотите сказать, что я лучше? Может быть, добрее? Может быть, веду себя по-рыцарски?
        - Едва ли, - выпалила она ему в лицо. - Но Найл сказал, что вы - джентльмен. Он назвал вас «сквайр Тренчард». Почему он обратился к вам так?
        Морган помрачнел, на его лице обозначились суровые складки.
        - Мы задержались здесь слишком долго, - сухо сказал он. - Загляните в тот шкаф в углу. Может быть, там найдется пара крепких ботинок. Посмотрите, подойдут ли они вам.

* * *

        Наступил вечер. Дизайр вскарабкалась на гнедого мерина, приготовившись ехать с Морганом и другими мужчинами. Ее норовистый конь ретиво вскидывал голову. После того как Морган помог ей сесть верхом, она поняла, что ей придется использовать все свое умение, чтобы справиться с этим животным. Опасения по поводу непривычного и неприличного способа верховой езды мгновенно улетучились. Неважно, подобало так ехать леди или нет, - ей нужно удержаться в седле.
        Подавшись вперед, Дизайр потрепала коня за холку. Она тихо и ласково говорила ему что-то, как ее учил когда-то тренер по верховой езде.
        Морган поднял руку в перчатке и жестом дал команду отправляться. Маленькая группа двинулась вперед по заросшей бурьяном тропе в тени вязов и вскоре выехала на дорогу. Дизайр чувствовала, как в груди часто бьется сердце. На душе было тяжело. В грубой рубашке и куртке никто не заподозрил бы в ней женщину. К тому же маскировку довершала ночная темнота. Звезды тускло поблескивали в черном небе, слабый свет исходил от тонкого серебристого полумесяца.
        Как и у мужчин, нижняя половина лица Дизайр была закрыта большим носовым платком. Она глубоко надвинула на лоб шляпу с широкими полями, чтобы скрыть верхнюю часть лица. Свои длинные волосы она стянула тугим узлом, и теперь ее черные кудри находились на макушке под высоким куполом шляпы.
        Вслед за Морганом Найл и Енох пустили своих коней быстрым галопом. Дизайр крепче обхватила ногами своего мерина и тоже заставила его двигаться быстрее. Они въехали в лесную чащу, где дорога стала настолько узкой, что передвигаться по ней можно было только цепочкой.
        Свет звезд с трудом проникал сквозь заросли, а полумесяц скрылся из вида. Какая-то ночная птица бесшумно бросилась на свою жертву, раздался жалобный писк.
        А что если повернуть обратно? Такой вопрос задавала себе Дизайр, когда они оказались в лесу. Она пыталась представить, как быстро развернет коня и нырнет в темноту леса.
        Однако это была глупая надежда, и она тотчас же оставила эти мысли. Мужчины стали бы преследовать, и у нее не было никакого шанса скрыться. Хотя Морган еще никогда не обрушивал свой гнев на нее, она отдавала себе отчет в том, насколько он может быть опасен. При всем его достойном поведении в нем чувствовался жесткий характер.
        От непривычного положения тела у Дизайр начали болеть мышцы. Морган не замедлял бега лошади, и поэтому она старалась изо всех сил не отставать от мужчин. Они миновали лес и с шумом пронеслись по деревянному мосту. Вскоре деревья на их пути стали встречаться реже и с одной стороны открылась степь. Ее конь пугливо шарахнулся от какого-то небольшого зверька, то ли кролика, то ли барсука, перебежавшего дорогу и скрывшегося в зарослях на другой стороне.
        Дизайр с облегчением вздохнула, когда Морган дал знак остановиться в небольшой роще, возле крутого обрыва. Внизу она разглядела широкую дорогу, затем посмотрела по сторонам, но не увидела ни одного огонька какого-нибудь деревенского домика, постоялого двора или хотя бы пастушьей хижины. Морган не зря облюбовал это место.
        - Через несколько минут должна показаться карста Боудина, - сказал он.
        - Если только твой осведомитель не решил сыграть с тобой злую шутку, - заметил Найл.
        - Не бойся, его светлость со своими гостями будут здесь вовремя, - продолжал Морган.
        - И у тебя не дрогнет душа, когда ты будешь грабить несчастных джентри?[6 - Нетитулованное мелкопоместное дворянство. (Прим. пер.)] - Найл явно издевался над ним. - Может случиться, что когда-нибудь тебя узнает кто-то из твоих бывших друзей.
        Прежде чем Морган успел ответить, Енох быстро проговорил:
        - Это маловероятно. Собственная матушка, да будет ее душа спокойна на небе, не узнала бы Моргана с закрытым лицом и…
        - Давайте вернемся к нашим планам, - прервал Еноха Морган.
        Дизайр вздрогнула от его слов. Хотя он произнес их довольно спокойно, она уловила раздражение в его голосе и холодный блеск в глазах. Насмешка Найла словно задела обнаженный нерв.
        - Мы подождем до тех пор, пока карста не приблизится к этим голым камням внизу. Тогда мы поскачем вниз и окружим их.
        - Девушке будет нелегко справиться с этим зверем на крутом спуске, - справедливо подметил Енох.
        - Мисс Дизайр останется здесь, в тени деревьев. Ей следует наблюдать за обстановкой, - сказал Морган. - Маловероятно, что кто-то сможет помешать нам, но в этом случае она подаст сигнал. - Он вынул запасной пистолет из-под плаща и протянул его девушке. - Вы сделаете один выстрел вверх.
        - Ты все еще продолжаешь беречь свою возлюбленную! - Найл не давал себе труда воздерживаться от оскорблений. - Там ее никто не увидит, и она будет в полной безопасности. Мы рискуем своей жизнью, а она - отсиживается в тени!
        - Послушайте! - вмешался Енох. Взмахом руки он показал в сторону. - Это, должно быть, карста Боудина.
        В ночной тишине ветер донес громыхание колес, глухой стук копыт и звонкие удары хлыста кучера. Его светлость, вне всякого сомнения, жаждал как можно скорее оказаться в относительно спокойном пригороде Лондона.
        Дизайр напряглась всем телом. Она невольно с благодарностью подумала о Моргане. Здесь ей гораздо безопаснее. В этом Найл был прав.
        Она увидела, как рука Моргана в перчатке взметнулась вверх. Через минуту после команды он уже скрылся за краем оврага. Он спускался на коне по крутому склону с ловкостью наездника, выросшего в седле. Только Найл оставался на месте. Дизайр с недоумением посмотрела на него. Не первый раз он пускался вместе с Морганом и Енохом в подобные опасные приключения. Неужели у него сдали нервы?
        Морган догнал карсту. Енох скакал рядом, чуть позади. Она услышала, как Морган крикнул: «Стоять! Освободить карету!». Кучер резко остановил упряжку с лошадьми. Двое слуг, окаменев, остались на своих местах, в верхней части карсты.
        Краем глаза Дизайр успела заметить молниеносное движение Найла. Держа узду в одной руке, другой он сорвал носовой платок, закрывавший ее лицо.
        Она закусила губы, чтобы подавить крик протеста. Секундой позже Найл поднял свой хлыст и с невероятной силой ударил ее мерина сбоку.
        Животное заржало и взвилось на дыбы. В воздухе мелькнули передние копыта. Дизайр пыталась сдержать коня, изо всех сил сжимая его бока своими слабыми ногами, но это было бесполезно. Найл на своей лошади галопом спускался со склона, и ее конь поскакал за ним. Острая боль свела ей ноги. Ныли руки, как будто ей вывернули все суставы. Она наклонилась вперед, чтобы не выскочить из седла. Кроны деревьев больше не защищали ее от сильного ночного ветра. Она ощутила его дикие порывы здесь, в открытой степи. Шляпа слетела у нее с головы, и ветер унес ее далеко прочь. Волосы упали на лицо и в беспорядке разметались по плечам.
        Конь уже скакал по ровному месту, не снижая скорости. Дизайр похолодела от ужаса, заметив свет фонаря в темноте. Конь нес ее галопом вперед, догоняя массивную, тяжелую карсту, и она была бессильна сдержать его.

        4

        Дизайр находилась настолько близко от кареты, что могла различить позолоченный герб, украшавший ее дверцу. Она попыталась закричать, но звук застрял у нее глубоко в горле. Она крепче прижалась к лошади, опасаясь столкновения с каретой, и в ту же минуту увидела Моргана, который заезжал сбоку на своем жеребце.
        Он управлял своим конем одними ногами, обтянутыми узкими сапогами. Обхватив плотнее бока жеребца, он быстро протянул руку и выхватил повод у Дизайр. Испуганный гнедой мерин встал на дыбы и заржал, но Морган не ослабил узду. Тогда мерин остановился так резко, что Дизайр чуть не вылетела из седла.
        Она успела мельком взглянуть на Моргана, прежде чем он схватил за узду ее коня и на своем жеребце вклинился между нею и каретой.
        Дизайр с облегчением вздохнула и попыталась обрести устойчивое положение в седле. Холодный пот прошиб ее, и она почувствовала, как струйки побежали у нее по груди. Она пыталась отогнать от себя мысль о том, что едва не разбилась насмерть о стенку карсты.
        Открытым ртом она жадно ловила холодный ночной воздух. Немного успокоившись, она услышала мужской голос, доносившийся из экипажа.
        - Черт подери, да ведь это девушка! Отправиться на большую дорогу грабить честных людей, ничего себе!
        Говоривший выглянул из окошечка и смотрел на Дизайр одновременно с удивлением и восхищением. В отблеске фонаря карсты ее глаза отсвечивали изумрудным огнем. Длинные черные волосы, спадавшие на плечи, оттеняли, как рама, побледневшее лицо. Под туго обтягивающей курткой вздымалась грудь. Штаны плотно облегали длинные красивые ноги.
        - Да она просто красавица, скажу я вам. - Дизайр услышала голос другого мужчины, доносившийся из карсты.
        - Бессовестная! Одеться в мужское платье и скакать верхом… - эти слова выкрикнул возмущенный женский голос.
        - Давайте сюда ваши деньги и бриллианты.
        Металлический оттенок в голосе Моргана заставил пассажиров умолкнуть. Внезапно он перевел глаза вверх на ящик под сиденьем кучера, который возился возле него.
        - Бросай сюда свое оружие! - приказал Морган.
        Кучер было заколебался, но тут же бросил пистолет на землю. Ему явно не хотелось расставаться с жизнью, оберегая собственность своего господина.
        Дизайр вцепилась в поводья лошади и мысленно шептала молитву. Только бы никто не проявил сейчас безрассудства, только бы не возникла стрельба. Грабеж сам по себе - тяжелое преступление, но убийство… От страха внутри нее как будто затянулся тугой узел.
        Вдруг она перехватила быстрый взгляд, которым обменялись Морган и высокий молодой человек, одетый в роскошную голубую ливрею с золотом и сидевший на облучке радом с кучером. Молодой человек не выглядел удивленным или испуганным.
        «Это и есть осведомитель», - подумала Дизайр. Ради своей доли добычи он решил предать своего хозяина.
        Ее глаза остановились на другом слуге, который пристроился на запятках кареты, где находился багаж. Он неохотно слез со своего места, опасливо озираясь по сторонам.
        - Твой пистолет! - скомандовал Морган.
        - У меня… Я не вооружен, сэр. Клянусь… От ужаса он замолчал. Найл презрительно дернул плечами, затем приблизился к карете и распахнул дверцу.
        - Выходите все.
        Первым послушно вышел мужчина, сидевший у окна. «Вероятно, ему лет сорок, - подумала Дизайр, - и судя по всему это джентльмен». Она решила так, глядя на длинные, туго завитые букли его парика, темный бархатный камзол и шляпу с пером.
        - Будь все проклято, Синклер, - громко произнес второй мужчина в глубине карсты. - Самоуверенность этих людей…
        - Лучше делайте, что вам сказали, сэр Хью. Дизайр наблюдала, как дородный, пожилой благородного вида мужчина с трудом выбирается из кареты. Более молодой мужчина протянул руку, чтобы помочь своему спутнику.
        Енох тотчас соскочил с лошади. Спокойно и неторопливо он принялся за работу. Отобрав у Хью Боудина и его друга кожаные кошельки, он приказал снять перчатки. После этого стянул пару золотых колец с толстых коротких пальцев его светлости.
        - Теперь приступим к женщинам, - сказал Найл. - Посмотрим, какие безделушки они могут предложить нам.
        Он слез с лошади.
        - Давайте снимаете, и поживее, - проговорил он. Заметив их нерешительность, он сузил глаза, в которых сверкали холод и свирепость. - Шевелите своими задницами. Или ждете, пока я сам вытащу ваши безделушки?
        Дизайр нагнулась в седле, заглянула в карсту и увидела девушку приблизительно одного с ней возраста. Девушка закуталась в гранатового цвета бархатную накидку, отделанную бобровым мехом. Пушистые светлые локоны обрамляли ее тонкое лицо.
        - Выходите же наконец! - зарычал Найл. Вскрикнув от ужаса, девушка прижалась к полной леди, сидевшей рядом с ней, и спрятала лицо у нее на груди.
        Третья женщина, сидевшая напротив, была одета в платье из грубой материи без всяких украшений. Такую одежду носят горничные. На голове у нее был серый шерстяной капор, из-под которого выглядывали оборки накрахмаленного белого чепчика из тонкой ткани.
        Найл вскочил на подножку карсты и оторвал белокурую девушку от пожилой женщины, вцепившись в ее хрупкое плечо с какой-то особенной жестокостью. Она спустилась на землю, и Найл откинул отороченную мехом накидку. Без выражения радости его тонкие губы растянулись в улыбке, когда его взгляд упал на брошь, богато украшенную рубинами и бриллиантами.
        Найл не дал девушке отстегнуть ценное украшение, а сорвал брошь с груди, вырвав вместе с нею кусочек тонкого шелкового платья. Сквозь зиявшую дыру на лифе платья была видна ее изящная белая грудь.
        - Как ты могла взять с собой эту брошь, ты, тщеславная и глупая девчонка! - Голос пожилой дамы дрожал от возмущения.
        - Я никогда не думала… О, мама, я так сожалею об этом! - рыдала девушка.
        - Хватит кудахтать, - приказал Найл. - А ты, старая свинья, лучше давай сюда свои бриллианты.
        Рассерженная пожилая дама оторопела. Она увидела в лице Найла такое, что, уже приготовившись что-то произнести, сразу закрыла рот, стянула перчатки, сняла обычное золотое обручальное кольцо с пальца и быстро протянула его Найлу.
        - Вы везете в Лондон свои лучшие украшения. Я уверен в этом. Показывайте, где они, быстро! Если я сам начну искать, вы пожалеете об этом. Я раздену вас догола и оставлю в таком виде в этой пустой степи.
        Дизайр не сомневалась, что Найл способен сделать это. Он никогда не скрывал своего презрения к женщинам, а уж жестокости и изощренности у него хватит.
        Дизайр подумала, как облегчить участь этих женщин, которые, как и она сама, оказались в беде. Как избавить их от унижения, а может быть, и от чего-то худшего?
        - Шкатулка с драгоценностями, возможно, находится у горничной, - сказала она Найлу.
        - Отдайте ему то, что он хочет. Поторопитесь! - настойчиво говорила она горничной с суровым лицом.
        Женщина подняла глаза на Дизайр, потом опустила руку за спину и достала большой кожаный ларец. Но даже теперь она не могла заставить себя добровольно отдать его.
        Движимая страхом за других женщин, Дизайр быстро нагнулась и схватила кожаный ларец. Так же быстро она передала ларец Найлу, который моментально спрятал его в свой седельный вьюк.
        - Долго же ты, однако, думала, - сказал Найл, обращаясь к горничной. - Ты еще заплатишь за это.
        - Ты ничего не сделаешь без моего распоряжения, - оборвал его Морган. Их глаза встретились. Дизайр чувствовала растущее напряжение. Казалось, оно неминуемо должно разрядиться, подобно вспышке молнии во время грозы.
        Найл первым отвел глаза.
        - Черт с ними, - пробормотал он. Однако Дизайр знала, что стычка Моргана и Найла неизбежна, и исход этой стычки страшил ее.
        - Может быть, вы позволите помочь юной леди подняться обратно в карсту? - обратился к Моргану Синклер с чуть заметной иронией в голосе.
        Морган кивнул головой.
        - Мы взяли то, за чем приехали, - сказал он. Синклер подсадил девушку и, прежде чем сам последовал за ней в карсту, подал руку сэру Хью. По знаку Моргана Енох расстегнул пряжку на сбруе, которая соединяла четверку красивых лошадей с каретой.
        - Ну, красавицы, теперь скачите прочь! - крикнул он.
        Лошади припустились галопом и скрылись в темноте.
        «Даже если кучеру удастся поймать лошадей, эти действия Еноха могут надолго задержать лорда Боудина и его спутников в степи, - подумала Дизайр. - Но как только его светлость доберется до Лондона, он не будет напрасно тратить время на поиски способа отмщения».
        Этот истинный дворянин не спустит каким-то бандитам, которые нарушили его планы попасть на торжества во дворце короля, да еще и по приглашению его величества. Всего несколько часов назад Морган говорил об этом. При этих мыслях отчаяние овладело Дизайр. Она знала, что власти теперь будут выслеживать тех, кто ограбил сэра Хью и его спутников, и постараются найти их, даже если бы бандитов пришлось достать из-под земли.
        Найл и Енох следовали за Морганом, покачиваясь в седлах. Они повернули в сторону и спускались по направлению к оврагу. Она подгоняла своего коня, скакавшего легким галопом на близком расстоянии от них.
        - Вы заплатите за это, все до единого! - донесся из темноты разгневанный голос сэра Хью. - Я еще увижу вас качающимися на виселице в Тайберн Хилл… - Теперь, когда грабители обогнули овраг, топот копыт заглушал другие угрозы, которые, возможно, сэр Хью продолжал посылать им вдогонку.
        Морган пустил своего коня легким аллюром. Хотя все это время Дизайр напрягала силы, чтобы только не отстать от мужчин, она не могла отделаться от страха.
        Как долго они смогут скрываться от правосудия? А если их поймают, удастся ли убедить судью в том, что ее принудили участвовать в этом ограблении?
        У нее были благие намерения спасти дам от жестокости Найла, когда она подсказала, где лежат драгоценности, а потом вырвала у горничной ларец с драгоценностями. Но вряд ли это спасет ее, окажись она в зале суда с кандалами на руках и ногах. Без сомнения, сэр Хью и его спутники будут доказывать, что она схватила эти драгоценности из алчности, чтобы получить свою долю добычи.
        Всплывавшие в воображении одна за другой картины из жизни тюрьмы Ньюгейт терзали душу Дизайр. За толстыми стенами тюрьмы с женщинами обращались так же безжалостно, как с мужчинами. Там ее могут бить розгами и хлестать по щекам… Дизайр невольно отпрянула назад, словно уже почувствовала, как ее ударили хлыстом или прижгли тело каленым железом.
        Морган и двое других мужчин ехали медленно, и она заметила, что они приближаются к старому фермерскому дому. Вслед за ними по заросшей травой дорожке она подъехала к крыльцу. Мужчины остановили лошадей. Енох помог ей слезть с коня. Морган тем временем вошел в дом. Дизайр прошла за мужчинами через полуразвалившуюся прихожую по коридору в кухню. Она с радостью опустилась в кресло возле камина. Енох подбросил побольше дров в огонь. Несмотря на жар, исходивший от камина, она не могла избавиться от холода, сидевшего где-то глубоко внутри нес.
        Мужчины разложили свою добычу на длинном столе. Наблюдая за ними, Дизайр заметила, как гнев вспыхнул в глазах Моргана и глубокая складка пролегла между его прямыми черными бровями.
        Когда он повернулся, чтобы зажечь две сальные свечи на столе, ее пристальный взгляд задержался на тугих мышцах, ясно выступавших под его белой полотняной рубахой.
        Даже сейчас, когда ей было не по себе из-за гнетущего, напряженного духа, царившего в комнате, Дизайр не могла оторвать глаз от Моргана. Какое удивительное тело у него: с широкими плечами, мощным торсом, постепенно суживающимся к талии, с длинными мускулистыми ногами в высоких черных сапогах. И этот красивый человек, Морган Тренчард - разбойник, хищник, который рыщет по ночам подобно волку в поисках своей добычи. Своим мужественным видом он производил на нее ошеломляющее впечатление. Глядя на него, она испытывала приятное волнение, которое зарождалось в далеких тайниках ее души.
        Морган, казалось, не замечал ее присутствия. Он повернулся и посмотрел на Найла. Воцарилась невыносимая, тревожная тишина. Они молча глядели друг на друга. От нервного напряжения Дизайр так сильно сжала руки, что ногти больно впивались в ладони.
        - Сегодня ночью у нас оказался неплохой улов, - наконец произнес Найл.
        Морган находился от него по другую сторону стола. Он стоял неподвижно, как высеченный из гранита, широко расставив ноги.
        - Мы еще не заглянули в ларец с драгоценностями, - продолжал Найл, неохотно отводя глаза. - Я готов держать пари, что эти знатные шлюхи везли с собой целое состояние, чтобы напялить на себя на балу у его величества…
        Морган повернулся и шагнул навстречу Дизайр. Его темные глаза встретились с ее глазами.
        - Почему вы не остались на краю обрыва, как вам было сказано?
        У Дизайр пересохло во рту. Она сделала усилие над собой, но язык не слушался. Она хорошо помнила, что ни Морган, ни Енох не были свидетелями предательских действий Найла.
        - Не стоит винить девку за то, что она не справилась с лошадью, - вмешался Енох. - Если бы мне удалось подобрать ей менее строптивое животное, может быть, она сумела бы сдержать коня.
        Дизайр заставила себя взглянуть на Найла. Увидев ненависть на его лице и угрозу в серых глазах, она отвела свой взор. Она поняла его молчаливое предупреждение, но знала, что не должна сдаваться. Ее спина выпрямилась, подбородок чуть приподнялся кверху.
        - Я не теряла контроль до тех пор, пока Найл не стегнул мою лошадь хлыстом.
        Она не знала, поверит ли Морган ее словам. У него не было причин принимать всерьез ее обвинения в адрес Найла.
        - Неужели вы думаете, что мне самой захотелось нестись галопом по оврагу, чтобы сломать себе шею? - спросила она. - Может быть, вы считаете, что я сама сорвала платок с лица, чтобы они могли получше разглядеть меня?
        - Я знал, что от этой суки следует ждать неприятностей, - прервал ее Найл. - Ты же сам сказал, что она отправится вместе с нами этой ночью, чтобы потом не могла донести на нас. И вдруг тебя охватила жалость и ты оставил ее в безопасном месте.
        - Ты не подчинился моим распоряжениям, Форрет, - сказал Морган.
        «Он все-таки поверил мне», - с облегчением подумала Дизайр.
        - Я сделал всего-навсего то, что должен был сделать, - уберечь свою шею от петли, кстати, твою и Еноха - тоже.
        - Принимать решения - не твое дело, - продолжал Морган, не обращая внимания на его слова. - И в наказание за свою дерзость ты не получишь свою долю сегодняшней добычи.
        Найл свирепо смотрел на Моргана.
        - Ты не имеешь права…
        - Ты будешь оспаривать мои права как старшего?
        Найл сделал шаг вперед. У Дизайр остановилось дыхание. Морган заложил большие пальцы рук за ремень и ждал, не двигаясь с места. Она видела, как Найл крутит руками, как будто готовится вцепиться Моргану в горло.
        Но он не смог броситься на него и отступил назад. Он даже попытался слегка пожать плечами, хотя, глядя на него, нельзя было не заметить, что он весь дрожит от ярости.
        - Ты не ответил на мой вопрос, - напомнил ему Морган.
        - Это твое право, - глухо пробормотал Найл. Он повернулся и направился к двери. - Пойду поить лошадей.
        - Не спеши. - Морган окинул глазами стол. - Я не вижу здесь той красивой броши, которую ты взял у девушки.
        Найл порылся у себя под фуфайкой, вынул брошь и швырнул ее на стол, где она засияла в лучах свечи. Опустив плечи, он пошел в коридор. Было слышно, как за ним захлопнулась тяжелая входная дверь.
        Теперь Морган открыл ларец с драгоценностями.
        - Да, эти леди везли с собой приличный куш, - заметил Енох.
        Дизайр не выдержала и привстала на цыпочках. Морган подвел ее к столу. Широко раскрытыми глазами она с изумлением глядела на золото, тускло отсвечивающие жемчужные бусы, искрящиеся изумруды и светящиеся изнутри фиолетовым огнем аметисты.
        - Я сказал, что вы можете рассчитывать на свою долю добычи, - напомнил ей Морган. - Вот она. - Он выбрал пару сережек с изумрудами. - Вам нравится?
        Дрожащим, рассерженным голосом она сказала:
        - Вы думаете, я надену на себя краденые украшения… Вы силой заставили меня принять участие в этом ночном грабеже, но я не нуждаюсь теперь в вашей милости.
        Морган тихо рассмеялся.
        - Должно быть, вы уже успели забыть, при каких обстоятельствах мы с вами встретились. Вас не слишком мучила совесть, когда вы лишили меня кошелька там, в Уайтфрайерсе.
        - Это не одно и то же. Я не…
        - Как вам угодно, - сказал Морган. - Конечно, благоразумнее продать драгоценности перекупщику. Брошь и серьги могут быть легко опознаны. Но если их превратить в кучу золотых монет, никто не догадается, откуда они взялись.
        - Мне не нужно никакой платы - ни драгоценностями, ни монетами. Вы можете оставаться при своем мнении, Морган Тренчард, но мы с вами разные люди. Я обокрала вас, чтобы не умереть от голода или не стать уличной девкой. Вы же…
        - Не останавливайтесь, продолжайте. - Его губы слегка изогнулись.
        - У вас манеры джентльмена. Найл назвал вас «сквайр Тренчард». Но кем бы вы ни были раньше, сейчас вы обычный вор, разбойник с большой дороги. И кончите вы тем же, что и другие. Вы будете произносить смелые речи, когда вас покатят в телеге в Тайберн…
        Морган крепче сжал губы. В углах рта обозначились две глубокие морщины. Хотя Дизайр и побаивалась, она не перестала говорить. Этот человек должен выслушать, что она думает о нем.
        - Все шлюхи из Уайтфрайерса будут готовы умереть от восхищения в день вашей казни. Они станут рыдать и бросать вам цветы, когда петля затянется на вашей шее…
        Рука Моргана с такой силой сжала ее руку, что она не смогла сдержать крика от острой боли. Замерев, она со страхом смотрела на него.
        - Вы возьмете свою долю золотом. - Он сказал это ровным голосом, лишенным всяких эмоций. - Это плата за вашу прогулку.
        - Мою прогулку?
        Он ослабил пальцы и отпустил ее руку, затем обернулся к Еноху:
        - Как только мы продадим драгоценности и раздобудем подходящую одежду для мисс Дизайр, ты отвезешь ее в Корнуолл и оставишь в Равенсклиффе.
        - Равенсклиффе, - повторил Енох. После этого он медленно кивнул головой. - Там она будет вне опасности. Никому не придет в голову искать ее в такой дали.
        Дизайр посмотрела сначала на Еноха, потом на Моргана. Она стояла оглушенная, не в состоянии поверить в их слова. Корнуолл! Она что-то слышала об этом диком, пустынном месте. А этот Равенсклифф? Что там ждет ее? Пристанище пиратов с побережья, может быть, контрабандистов, которые скрываются на скалистых берегах. Эти люди вне закона могут быть даже опаснее, чем Морган.
        - Я не поеду туда! Вы не можете заставить меня…
        Дизайр осеклась, не договорив до конца. Взглянув на лицо Моргана и встретив его суровый, неумолимый взгляд, она в полной мере осознала свою беспомощность. Он мог отправить ее в любое выбранное им место, бросить на произвол судьбы среди самых отъявленных преступников. Ему надо отделаться от нее, и она не в силах помешать этому.

        5

        Дизайр выразительно посмотрела на Еноха, как бы призывая его помочь. Он обращался с ней с некоторой предупредительностью, и, возможно, выскажи он сейчас свой протест по поводу ее сопровождения в Корнуолл, Морган прислушался бы к нему.
        Но слабая надежда тут же исчезла, когда Енох согласно кивнул головой.
        - Равенсклифф, да, это лучшее место для девки. Я отвезу ее туда, как только ты скажешь.
        Енох зевнул, потянулся всем телом и пошел к двери.
        - Я открою дверь, чтобы в гостиной было потеплее, - сказал он. - Тогда мы с Найлом сможем спать там, а то в коридоре сквозит.
        С упавшим сердцем Дизайр проводила взглядом исчезнувшего за тяжелой дверью Еноха. Она с тревогой посмотрела на Моргана, который стоял, положив руки на дубовую полку камина, глядя неподвижными глазами на языки пламени.
        Только что она высказала ему горькую правду. А не слишком ли далеко она зашла. Как это опрометчиво и глупо с ее стороны - распускать язык и болтать им, как помелом, лишь бы только задеть Моргана за живое. Стоит ли теперь удивляться, что он хочет избавиться от нее.
        Какой бес вселился в нее и заставил дерзить? Только теперь ей пришло в голову, какие чувства она скрывает не только от него, но и от себя.
        С первых минут их встречи той ночью в Уайтфрайерсе она была и поражена и испугана своими чувствами. Она пыталась убедить себя в том, что должна презирать Моргана за его жестокость и преступную жизнь. Ей казалось, что она хочет убежать от него как можно дальше.
        Но постепенно помимо собственной воли ее стало неотвратимо тянуть к нему. Может быть, не стоило выплескивать ему после этой ужасной ночи накопившиеся страх и отчаяние, не надо было говорить о Ньюгейте и Тайберн Хилле. Дизайр пыталась убедить себя в том, что ей не может нравиться такой человек, как Морган. Любить его, это значило бы вместе с ним переступать закон и, в конечном счете, оказаться на виселице. И все-таки, каковы бы ни были причины, которые заставляли ее уязвлять Моргана, ему не следовало бы отвечать такими быстрыми и жесткими репрессиями.
        Дизайр смутно представляла себе свою будущую жизнь в Корнуолле. Равенсклифф - конечный пункт ее предполагаемого переезда. Как только Енох оставит ее там одну, никто не станет защищать ее. Такая перспектива пугала.
        Однако Дизайр справилась со своим минутным отчаянием, подняла голову, выпрямила спину и сделала вдох полной грудью.
        Набравшись смелости, она подошла к Моргану и дотронулась до его руки, почувствовав, как под ее пальцами шевельнулись туго налитые мышцы. Однако он даже не удостоил ее взглядом, продолжая смотреть, как желтые и алые языки пламени лизали дрова в камине.
        - Совершенно очевидно, что нет никакой необходимости отправлять меня так далеко, - попыталась начать разговор Дизайр, - почти через половину Англии.
        - Мне казалось, что вы будете только рады покинуть меня. - Он повернул голову. Насмешливая улыбка тронула уголки его рта. - Поскольку вы держите меня за отъявленного негодяя, я уверен, что вы мечтаете избавиться от моего общества.
        «Слава Богу, - подумала Дизайр, - он согласился говорить».
        - Ужасно сожалею, что наговорила вам много неприятного. Нервы не выдержали… Но я не имела никакого права насмехаться над вами…
        - Вы хотите сказать, что теперь изменили свое отношение ко мне? Странно видеть такую внезапную перемену, вам не кажется?
        Черт бы побрал этого человека с его холодным сарказмом! Дизайр быстро овладела собой, мысленно приказав себе не переходить границы во второй раз. Не следовало делать этого, если она надеялась уговорить Моргана не отправлять ее в Корнуолл.
        - Должно быть, ваша первозданная скромность удерживает вас от откровенного выражения своих чувств, моя дорогая. - Он говорил с легкомысленным выражением лица, но не спускал с нее глаз, как будто пытаясь проникнуть в ее сокровенные мысли.
        Дизайр быстро переменила тему.
        - Поскольку лорд Боудин и его друзья могут узнать во мне вашу сообщницу, было бы глупо с моей стороны доносить на вас, даже если бы это пришло мне в голову.
        - Я всегда считал женщин непредсказуемыми созданиями, - сказал Морган. - Но вы… Сначала браните меня, как торговка рыбой, а теперь… Если бы я не успел вас узнать получше, у меня бы закружилась голова от тщеславия и я был бы уже готов поверить, что вы воспылали любовью ко мне.
        Дизайр отвела глаза в сторону, боясь, что они выдадут ее чувства.
        - Нет, но я благодарна вам, Морган.
        - И чем же я заслужил вашу благодарность?
        - Вы спасли мне жизнь. Когда моя лошадь понесла, я могла разбиться о карсту. Если бы вы тогда не рисковали своей жизнью…
        - Это получилось само собой, - прервал он. Его белые зубы блеснули в беззаботной улыбке. - Ни один нормальный мужчина не допустил бы на моем месте, чтобы у него на глазах разбилась такая красавица.
        Что за искорки вспыхнули в его темных глазах или это только отражение огоньков в камине? У Дизайр запылали щеки от смущения.
        - Мы провели с вами две ночи в одной комнате. Вы могли поступить со мной так, как вам хотелось. Но вы не домогались меня.
        - Вы хотите сказать, что чувствовали себя в безопасности со мной, Дизайр? Вы воспринимаете меня как рыцаря и джентльмена?
        - Я готова скорее положиться на вас, чем на… банду убийц, бесчинствующих в Корнуолле.
        - Лучше иметь дело с дьяволом, которого вы знаете? Вы это хотите сказать?
        - Я никогда не считала вас дьяволом.
        Эти слова вырвались у нее непроизвольно. Внутри, где-то очень глубоко, снова пробежала теплая волна, когда она посмотрела на Моргана при свете огня. Она не могла оторвать глаз от его лица с высокими скулами, четкой линией носа, выдающимся подбородком. Лицо казалось медным от сильно полыхавшего огня.
        Не в силах противостоять непонятному чувству, Дизайр забыла о гордости. Она погладила его руку и услышала, как глубоко он дышит. Он заговорил, и голос зазвучал сухо, а лицо приняло строгое выражение.
        - Чем скорее я избавлюсь от вас, тем лучше, - сказал он.
        - Но теперь-то чего вам бояться? - спросила она.
        - Такая девушка, как вы, представляет опасность для любого мужчины, если не в одном, то в другом смысле. - Эти слова Морган произнес тихим и ласковым голосом и положил руки ей на плечи. - Дизайр - родители дали вам красивое имя. Милая, зеленоглазая колдунья…
        Он мягко обнял ее за плечи, привлек к себе, и она почувствовала, как по телу побежали горячие струи. Обжигающее тепло его пальцев проникало сквозь тонкую ткань ее изрядно поношенной рубашки.
        «Может быть, она и в самом деле волшебница», - подумал Морган, поднимая ее на руки. Он вдыхал аромат ее иссиня-черных волос, оттенявших лицо необыкновенной белизны. Слегка прикрытые глаза под густыми, загибающимися вверх ресницами поблескивали изумрудным огнем. Морган прижал ее к себе. Ее мягкие алые губы были полураскрыты, и он быстро скользнул языком между ними.
        Дизайр спохватилась, ей нужно отпрянуть назад, и побыстрее, но она не смогла сделать этого. Она сама прильнула к нему и почувствовала жар его сильного тела. У нее забегали мурашки. Соски груди стали твердыми, заныли и превратились в тугие маленькие почки.
        Морган опустил ее на пол, поддерживая рукой за талию. Дизайр вскрикнула, когда его нога протиснулась между ее бедрами. На ней не было ни нижней, ни тем более пышной кружевной юбки, которая прикрыла бы ее. То, что она почувствовала через туго обтягивавшие его тело штаны, повергло ее в смятение. От осознания силы его восставшей плоти, так явственно осязаемой ею, у нее до боли сжалось сердце. До сих пор Дизайр не были знакомы ощущения от близости с мужчиной. Сейчас она понимала, что сама привела Моргана в такое состояние. На какое-то мгновение она даже испытала удовлетворение от собственной власти.
        Теперь в Дизайр заговорило ее тело, просившее мужской ласки. Она положила руки Моргану на плечи, вдохнула уже хорошо знакомый мужской запах. Ее тело сладко заныло от проснувшегося желания.
        Сильные пальцы Моргана быстро пробегали по ее спине. Осторожными ласковыми движениями он гладил ее. Вот рука ненадолго задержалась на ее узкой талии и плавно опустилась вниз. Он обхватил руками ее маленькие круглые ягодицы, обреченные на танталовы муки в тесных мальчишечьих штанах. Нижняя часть его туловища пришла в движение. Бедра Дизайр неожиданно начали так же ритмично двигаться. Так они покачивались, будто в танце, у которого не было названия. Это был ритуал, такой же вечный, как само время.
        Дизайр хотелось освободиться от стеснявшей ее одежды. Тело жаждало другого - телесного прикосновения. Словно почувствовав это взаимное желание, Морган быстро расстегнул пряжку ее ремня.
        В тот же миг она ощутила тепло его сильных проворных пальцев на атласной коже своего живота. Нервная дрожь прокатилась по всему ее телу.
        Дизайр хотела приказать себе остановиться, но сделала слабый протест - еле слышный стон раздался из глубины души. Медленно, как будто ожидая ее дальнейшего разрешения, кончики пальцев опускались все ниже, пока не коснулись легкого выступа с мягкими завитками волос.
        Голова девушки была откинута назад, и язык Моргана двигался вдоль ее шеи. Она сама расстегнула рубашку. Дрожащими пальцами обнажила перед ним свою нежную грудь. Он прихватил ее напрягшийся сосок губами, потом потянул его чуть сильнее и жадно припал к нему всем ртом. Движения его губ становились все настойчивее.
        Дизайр прерывисто дышала, как будто ей не хватало воздуха. Неожиданно она почувствовала обильную теплую влагу между ногами, где остановились пальцы Моргана. Только она подумала об этом, как его пальцы коснулись этой нетронутой, девственной части ее плоти и соскользнули в глубь нес.
        Она невольно подалась вперед, навстречу кончикам пальцев, слегка расставив и согнув ноги.
        В этот момент в тишине раздался громкий звук, похожий на выстрел. Это был всего лишь треск смолистой чурки, вспыхнувшей в камине, но он привел Дизайр в себя. Собрав всю свою волю, она уперлась руками Моргану в грудь и попыталась оттолкнуть его.
        - Морган - нет!
        Морган только крепче обвил ее руками.
        - Я не причиню вам боли, моя любимая, - шепотом убеждал он. Он хотел опустить ее на свой тюфяк, но она отчаянно сопротивлялась, извиваясь всем телом в его объятиях.
        - Если вы попытаетесь овладеть мною, это будет против моего желания! - кричала Дизайр. - Я буду сопротивляться, пока у меня хватит сил!
        Он с недоумением смотрел на нее. На его помрачневшем лице резче обозначились морщинки. Он отпустил ее так внезапно, что она закачалась на нетвердых ногах. Все ее тело мучительно ныло от неутоленного желания. Ей казалось, что предметы в комнате вращаются вокруг нее. Она слышала, как Морган снова заговорил с ней, но его голос доносился откуда-то издалека.
        - Я не собираюсь принуждать вас. - Голос Моргана прерывался от гнева. - И вы не останетесь со мной ни на один час дольше, чем я могу позволить себе.
        - Вы отправите меня в Корнуолл?
        - Клянусь дьяволом, я сделаю это! - Он сжал руки в кулаки и засунул их в карманы. - В Равенсклиффе у вас не будет возможности заниматься подобными мелкими пакостями.
        Что он имел в виду? Что она зашла слишком далеко и остановила его в критический момент? Неужели он думает, что она хотела помучить его? В этом он ошибался, и еще как… Она с замиранием вспоминала их первое познание друг друга, которое не нашло своего естественного выхода. Ее мучило желание сказать ему об этом.
        Однако в данной ситуации лучше промолчать. Несмотря на свою неопытность в отношениях с мужчинами, Дизайр интуитивно понимала, что Морган сейчас не в том настроении, чтобы слушать ее объяснения. Он стоял, плотно сжав губы, стиснув челюсти, нахмурив брови. Она отдавала себе отчет в том, что Морган Тренчард - очень опасный человек, нельзя забывать, что в данный момент все у него клокочет от ярости.
        Дизайр пыталась внушить себе, что у нее нет другого выбора. Принеся в жертву свою невинность разбойнику с большой дороги, она должна была бы связать себя с ним нерасторжимыми узами. Она понимала, что для этого не потребовалось бы ни брачного контракта, ни пасторского благословения. Отдаться Моргану Тренчарду - значило принадлежать ему навеки, повсюду следовать за ним. Это она тоже хорошо понимала. Даже если их общей дороге суждено закончиться, а это непременно произойдет, то это случится на виселице.
        Даже сознавая все это, как могла она, Дизайр, допустить возможность разлуки с этим человеком? При мысли об этом хотелось плакать. Неужели она никогда больше не ощутит прикосновения его рук. Огонь его властного рта не обожжет ее губ.
        - Я никуда не поеду. Ни сейчас…
        Эти слова вырвались как бы сами собой. Но легче вынести его гнев, чем холодное молчание.
        - Вам никогда не приходило в голову, что я собираюсь отправить вас в Корнуолл ради вашей же безопасности? - спросил Морган.
        - Моей безопасности? - Дизайр с недоверием посмотрела на него. - Вы, наверное, принимаете меня за наивную девочку, если всерьез считаете, что я должна верить этому, Морган Тренчард. Какая безопасность может ожидать меня после того, как Енох отдаст меня в руки ворам и бандитам в Равенсклиффе?
        - Вы ничего не знаете о Равенсклиффе, - заметил Морган.
        - Зато я знаю кое-что о Корнуолле и, может быть, больше, чем вы предполагаете, - возразила Дизайр.
        - Откуда вы можете что-то знать о нем, когда родились и выросли в Лондоне? Ведь вы сами рассказывали, не так ли? Ваш отец торговал вином в этом городе.
        - Папа поддерживал отношения с лавочниками и капитанами торговых судов. Они рассказывали ему о далеких местах, где они бывали. Меня укладывали спать наверху, а они подолгу сидели в гостиной и разговаривали. Они думали, что я спала, но я иногда незаметно устраивалась на ступеньках лестницы и слушала их рассказы.
        - Вы удивляете меня, Дизайр. Хорошо воспитанная юная мисс не должна была выходить из своей комнаты и подслушивать взрослых. - Морган явно подтрунивал над ней, но она не позволила ему отвлечь себя от волновавшей ее темы.
        - Мой отец и его гости рассказывали о мужчинах из Корнуолла, о том, что они занимались контрабандой дорогого коньяка, шелка и кружев из Франции, - продолжала она. - О некоторых из них рассказывали вещи и похуже. Тс дельцы не довольствовались прибылью, которую они получали за счет уклонения от уплаты правительству законного налога.
        - И что же делали те, другие мужчины?
        - Я думаю, вы сами хорошо знаете это, - отвечала Дизайр. - Эти разбойники подстерегали морские суда. Они зажигали ложные маяки вдоль побережья, чтобы обречь на гибель несчастных моряков. Потом принимались грабить их корабли.
        Она поежилась, вспомнив об этих рассказах, которых она вдоволь наслушалась в тс далекие времена, когда в ночной сорочке, притаившись, сидела на лестнице.
        - Иногда какому-нибудь моряку удавалось спастись после кораблекрушения. Тогда его убивали эти… эти твари. Вот кто они, ваши корнуэльцы! И вы будете уверять, что отправляете меня к ним ради моей безопасности.
        - Вы действительно считаете, что Равенсклифф является убежищем для подобных людей?
        - Нечего и пытаться убедить меня в обратном. Вряд ли у вас могут быть друзья среди джентри. Если вообще допустить, что в Корнуолле могут оказаться люди, достойные этого звания.
        Медленно, с неохотой, Дизайр опустилась на свой набитый соломой тюфяк. В глазах у нее пощипывало от еще не успевших высохнуть слез. Она с тревогой взглянула на Моргана. - Не надо так волноваться, - сказал он сухим тоном. - Вы будете там в полной безопасности, мисс Гилфорд.
        Она легла на спину, продолжая украдкой наблюдать за ним сквозь полузакрытые веки. Она видела, как он собрал драгоценности, разложенные на длинном столе, потом опустился на колени вблизи камина, отодвинул свой тюфяк и вынул несколько камней из пола. Он опустил в углубление ларец с драгоценностями и кожаные кошельки, которые забрал у лорда Боудина и другого джентльмена, - все добро, награбленное во время их ночного приключения. Затем аккуратно поместил камни на прежнее место и закрыл его своим тюфяком.
        После этого Морган сам вытянулся на тюфяке. Он повернулся спиной к Дизайр и накрылся одеялом. Это было похоже на молчаливый отказ продолжать дальнейшее общение. Обида легкой щемящей болью отозвалась у нее в груди.
        Слезы текли по щекам Дизайр, но она старалась не всхлипнуть. Морган сказал, чтобы она не беспокоилась, но как можно заснуть, когда ее мучили мысли о своем ужасном будущем?
        Она не заметила, как постепенно ее веки стали смыкаться, тело расслабилось, высохли слезы. Она медленно покачивалась на бархатных волнах темноты.
        Во сне Дизайр видела себя одиноко стоявшей среди высоких скал. Над головой в ночном небе мерцали холодные звезды. Высоко вздымавшиеся волны с гребешками из белой пены со страшным грохотом разбивались об огромный отвесный утес.
        Порывистый ветер со свистом носился над морем, рвал ее волосы и юбку.
        Потом она услышала голос. Это был голос ее отца. Он доносился откуда-то из-за скал. Она оглядывалась по сторонам. Почему не видно отца?
        - Странное, дикое племя эти мужчины из Корнуолла. - Ветер доносил до нее слова отца.
        - Папа, где ты?! - кричала Дизайр. Конечно же, он сейчас придет к ней. С ним она будет вне опасности. Но голос отца затерялся в рокоте волн. И тут послышался другой звук - гораздо страшнее.
        Это был топот конских копыт. Она быстро обернулась и увидела разъяренное животное, которое мчалось прямо на нее. Глаза лошади горели в темноте красным огнем. Она хотела отпрыгнуть в сторону, но ноги как будто приросли к земле, и она не могла двинуться с места.
        В ужасе она закричала и сразу же проснулась. Сердце бешено стучало в груди, тело покрылось холодным потом.
        - Дизайр, что случилось?
        Огонь в камине почти погас, и в глубине его краснели тлеющие угольки. Сквозь высокие узкие окна в комнату пробивались первые слабые лучи утреннего света.
        Морган подбежал к ней и опустился возле тюфяка. Под его теплыми пальцами кошмары сна стали отступать.
        - Лошадь… Такой огромной я еще никогда не видела. Она скакала прямо на меня.
        - Вы видели страшный сон.
        - Но я слышала стук копыт. Уверяю вас, это было на самом деле.
        Морган погладил ее по голове.
        - Конечно, так оно и было, но только во сне. Сейчас вы проснулись, и призрак лошади исчез.
        Близость Моргана успокоила ее, и она не обратила внимания на насмешливые нотки в его голосе. Она не хотела, чтобы он отходил от нее, но Морган уже поднимался, собираясь вернуться на свой тюфяк. Может быть, он не надеялся на самого себя и боялся прикоснуться к ней?
        Прежде чем Дизайр успела обдумать эту мысль, дверь в коридоре скрипнула и отворилась. Перед ними стоял Енох.
        - Найл убежал, - сообщил он Моргану. - Я только на минуту отлучился по надобности, а когда возвращался, увидел, как он юркнул в конюшню. Я побежал за ним и, слава Богу, что сделал это. Он мог увести наших лошадей. Заметив меня, он пустился прочь галопом, как дьявол из преисподни.
        Темные глаза Моргана сузились, но он не произнес ни слова.
        - Мы видели его в последний раз, я уверен в этом, - продолжал Енох.
        Поскольку Морган по-прежнему молчал, в глазах Еноха промелькнуло беспокойство.
        - Ты, конечно, надежно спрятал добычу.
        - Она под камнями, там, где мой тюфяк.
        - Хорошее место. Теперь нам лучше убираться отсюда, раз этот ублюдок сбежал.
        Хотя Дизайр не могла выразить вслух свое одобрение, услышав слова Еноха, в душе она была полностью согласна с ним. Морган неподвижным взглядом уставился на каменный пол, нахмурив черные брови.
        - Тебя что-то тревожит, Морган? Мы неплохо справлялись вдвоем, пока не объединились с Найлом Форретом. Пусть он теперь убирается хоть к самому дьяволу.
        - Не все так просто, Енох. Он может быть опасным для нас даже сейчас. Не надо забывать, что я лишил его причитавшейся ему доли добычи.
        - Не побежит же он к ближайшему констеблю, чтобы оставить ему письменное заявление с жалобами на нас, - сказал Енох.
        - Вполне возможно, что он найдет способ донести на нас и не навлечь подозрения на себя.
        - Я не представляю, как это можно сделать.
        - Он вырос среди подонков Уайтфрайерса, - напомнил Морган Еноху. - Не сомневаюсь, что он знается с такими же людьми, как он сам. Он сможет уговорить или подкупить кого-нибудь из них, чтобы они донесли на нас. Если ему представится возможность нанести удар, не подставляя свою шею, он воспользуется этим.
        Развивая свою мысль, Морган засунул пистолет за пояс и потянулся за плащом.
        - Мы поступим правильно, если уедем отсюда - и поскорее.
        - А как быть с мисс Дизайр? - спросил Енох.
        - Сейчас у нас нет выбора, - ответил Морган. - Мы возьмем ее с собой.

        6

        Было уже далеко за полдень, когда Дизайр, Морган и Енох провели своих лошадей через узкое скалистое ущелье и выбрались на простор. Вытянутой рукой Енох показал наверх.
        - Там должен быть барак, где жили кузнецы. Они покинули фермерский дом на рассвете предшествовавшего дня и после тяжелой дороги достигли первых холмов в предгорьях Южного Даунса. При виде их нового убежища Дизайр пришла в уныние.
        Над торчащей трубой не было даже признаков дыма. Дорожка к бараку была завалена сухими листьями и мелкими веточками разросшейся виноградной лозы. Высокие буковые деревья простирали к небу голые ветви.
        - Здесь нам будет более или менее спокойно, - сказал Енох. - Я никого не застал здесь, когда заезжал сюда прошлым летом. Это случилось после того, как мы ограбили карсту из Суссекса и нам нужно было какое-то время скрываться поодиночке.
        - Я помню, - коротко бросил Морган. Он остановил своего крепкого жеребца, быстро спрыгнул на землю и помог Дизайр выбраться из седла. Чтобы не потерять равновесие, она на секунду задержала руки у него на плечах. Находясь так близко от него, она не могла не заметить легкого ответного движения.
        Эту короткую паузу прервал голос Еноха: - Здесь нет конюшни. Придется привязать лошадей к изгороди.
        Когда поводья надежно намотали на столбы забора, Морган и Енох сняли вьюки с седел и вместе с Дизайр направились к бараку.
        Дверь в помещение, где находился горн, болталась на одной ржавой петле. Когда Морган толкнул ее, раздался резкий скрипящий звук. При беглом взгляде на новое жилище у Дизайр не возникло уверенности в его безопасности.
        Когда-то в кузнице кипела жизнь, толпились люди. Могучий кузнец с подмастерьями в поте лица трудились над подковами, чинили фермерский инвентарь. Даже обычные прохожие, у которых не было никакой работы для кузнеца, часто заглядывали сюда, чтобы погреться у ревущего день и ночь горна. Фермеры обсуждали здесь сплетни и последние новости, услышанные от путешественников, под удары тяжелого молота и летевших во все стороны искр.
        Теперь в кузнице царила мертвая тишина. Воздух был сырой и промозглый. Хотя Дизайр по-прежнему была одета в шерстяное мужское пальто, штаны и ботинки, ее немного знобило. Она мысленно утешала себя тем, что в этом заброшенном среди меловых холмов Суссекса бараке им, по крайней мере, ничто не угрожает.
        Когда ее взгляд упал на толстую серую паутину, повисшую над бездействовавшими наковальней и молотом, у нее невольно сжались губы. Рядом на крюке висел покрывшийся зеленоватой плесенью фартук кузнеца. В углу валялись ржавые напильники. Раньше их использовали для шлифовки новых подков. Сколько же времени прошло с тех пор, как кузница перестала работать? Как давно здесь не собирались фермеры, возчики, погонщики вьючных лошадей?
        - Это дверь в жилые помещения, - сказал Енох. - И еще здесь есть небольшой навес.
        Вероятно там спали подмастерья. Похоже, в кузнице была скромная торговля до войны.
        - Мы еще не добрались до главного прохода, - сказал Морган. Ему пришлось нагнуть голову, чтобы пройти через низкую дверь в соседнее помещение. Он опустил на пол свой вьючный мешок и затем снял тяжелый плащ. - Возможно, если у кузнеца и не было большого дохода от торговли своими поделками, он пополнял его за счет соседних ферм.
        - Это было до того, как Кромвель со своими круглоголовыми двинул сюда свои войска, - заметил Енох. - На своем пути они разрушали каждую ферму, вот что они делали. Они поступали так с теми фермерами, которые не были на их стороне, или отстаивали свои права на собственность. - С выражением сочувствия на лице он покачал головой. - Одинаковая участь постигла и пастушьи хижины, и процветающие угодья и поместья. Когда я вспоминаю Пендаррен с его ухоженными полями, перерезанным скотом и «реквизированными» чистопородными лошадьми - лучшего слова, чем воровство, придумать нельзя… - Он наклонился, чтобы развязать свой вьюк. - И сам дом теперь стоит покинутый всеми.
        - Он не пустует сейчас. - В ледяном тоне Моргана Дизайр услышала скрытое негодование.
        - Но тот, кто считает себя его владельцем, не имеет права находиться в нем, - прервал его Енох, - так же, как и называться корнуэльцем. Сэр Артур Уиндхэм. - Он презрительно фыркнул. - Я готов спорить, что не успел еще его величество сесть на трон, как Уиндхэм поспешил в Лондон. Наверняка, он улыбался и вилял хвостом перед каждым, кто мог помочь ему добиться аудиенции у короля, и сумел подмазать кое-кого.
        Упругое тело Моргана распрямилось. Могучие плечи расправились под тонкой полотняной рубашкой. Руки в карманах штанов сжались в кулаки. Глаза под темными густыми бровями угрожающе заблестели. Енох в это время возился со своим мешком и не мог видеть признаков внутренней бури в глазах Моргана.
        - Несомненно, Уиндхэм просил у него награды за свои заслуги перед Стюартами. Вот он и получил Пендаррен.
        - Довольно. - Голос Моргана срывался от гнева. - Впредь никогда не говори мне о Пендаррене!
        Хотя гнев Моргана не был направлен на Дизайр, - в действительности он как будто даже забыл о ее присутствии, - она инстинктивно попятилась назад. Нет, она не ошиблась, ненависть овладевала Морганом при одном упоминании о Пендаррене.
        В ответ Енох только вздохнул и покачал головой.
        - Не сердись, Морган, - добавил он, выбирая пару деревянных бадеек на провисшей полке. - Я и сам понимаю, что мне нужно держать язык за зубами. - Он направился к двери. - Нам понадобится вода. Там на задворках есть речушка.
        Морган похлопал Еноха по плечу.
        - Ты всегда был хозяйственным человеком. - Морган заставил себя улыбнуться.
        Дизайр заметила его усилия вернуть себе прежнее спокойствие.
        Отлучившийся за водой Енох подтолкнул Дизайр в ее желании удовлетворить свое любопытство. Какой демон вызвал у Моргана такую вспышку ярости? И почему он обрушил свой гнев на Найла Форрета той ночью в фермерском доме, когда тот назвал его сквайром?
        Она понимала, что сейчас неподходящее время для удовлетворения любопытства. И оставила эти мысли, решив оглядеть комнату. Для кузнеца и его семьи это, по всей видимости, была одновременно и кухня и спальня. Через небольшое квадратное отверстие в стене падали косые лучи заходящего солнца. Обычный сельский кузнец не мог позволить себе такой роскоши, как оконное стекло. Солнечный свет делал особенно заметными следы давней грязи.
        - Этот очаг такой запущенный, - сказала она. - А железный котел - уф! Где же тут тарелки и чашки? Если бы я могла найти…
        - Мы приехали сюда не для развлекательной пирушки, - резким голосом Морган напомнил ей о цели их поездки. - Спасибо Еноху, что он вспомнил об этом месте. - При этих словах на лице Моргана появилась теплая улыбка. - На Еноха всегда можно положиться. Он столько раз помогал мне выбраться из самых невероятных переделок.
        - Но это не помешало вам несколько минут назад накричать на него. Как же вас понимать, Морган?
        - Вас это не касается, - ответил он. Прежде чем Дизайр успела возразить, он продолжил: - Вы бы лучше начали разбирать эти тюки. Пищи, которую мы смогли увезти с собой, нам должно хватить на день или два.
        - А что будет после?
        - Енох умеет хорошо расставлять капканы. Как только нам повезет, у вас будет возможность приготовить нам тушеного кролика.
        - Вы рассчитываете, что мне удастся что-то приготовить на этом очаге? Посмотрите на него. Он весь забит листьями и мусором. Может быть, там лежит дохлая мышь!
        - Я вычищу очаг.
        - А тот котел для пищи?
        - Ну, это уже ваше дело, моя прекрасная леди. Или, может быть, мне следует соорудить что-то вроде вертела и вы приготовите мясо на открытом огне?
        - Я не умею готовить мясо на вертеле, - рассерженно отвечала Дизайр. - Мне никогда не приходилось…
        - Очень сожалею, что не прихватил с собой стойки и клетку, прямо с кроликом, - процедил Морган сквозь зубы.
        Дизайр видела, что он пытается сдержать гнев.
        - Не сомневаюсь, ваша матушка держала на кухне несколько этих косолапых зверьков.
        - Нет, никогда в жизни! - отвечала Дизайр. - Мама не могла глядеть на маленьких несчастных животных, которые должны были часами бегать по клетке до того, как их зажарят.
        - Я начинаю думать, что ваша мать проявляла такую же заботу о служанках. - Она с удивлением посмотрела на него, и, в ее глазах он прочитал обиду.
        - А то я знаю многих замечательных леди, которые обращаются со своим ожиревшим избалованным спаниелем лучше, чем со слугами, - продолжал он, ничуть не смущаясь ее взгляда.
        - Мама была непохожа на них, - отвечала Дизайр.
        Сама Дизайр не могла похвастаться искусством ведения хозяйства. Их дом в Лондоне всегда пребывал в образцовом порядке, но только благодаря неусыпному вниманию матери. Мать считала, что Дизайр должна больше времени уделять урокам танца, искусству игры на клавикордах и цимбалах, а также поддержания остроумной и в то же время пристойной беседы с гостями дома.
        Уже тогда, глядя на изумрудные глаза Дизайр, ее блестящие черные волосы и белую кожу, необычайно правильные черты лица и тонкий, изящный стан, можно было без труда разглядеть в ней девушку редкой красоты.
        - Ей суждено иметь множество поклонников, - говорил французский портной, который как-то пришел к ним в дом, чтобы сшить ей модную ночную рубашку. - Достаточно только взглянуть на ее грудь, которая начинает округляться. Посмотрите, какая у нее красивая и узкая талия. А движения - в них столько грации. Да-да, мадам Гилфорд, вам не придется долго ждать, когда в вашей гостиной будут толпиться блестящие молодые джентльмены и просить ее руки.
        Хотя мама возражала, считая, что угодливые речи француза могут пробудить в девочке тщеславие, красота дочери вызывала у нее чувство гордости. Мама следила, чтобы Дизайр протирала кожу лица смесью из сока свежего огурца и розовой воды или лимонного сока, взбитого яичного белка и белого вина. Она заставляла Дизайр втирать миндальное молоко в кожу рук на ночь. Мама не жалела денег на лучших учителей музыки и танцев и первоклассных преподавателей искусства верховой езды.
        В отношении приданого трудностей не предвиделось. Дизайр была единственным ребенком, и дело ее отца процветало. Хотя пуритански настроенные фермеры и сельские лавочники не слишком одобрительно относились к употреблению спиртного во время правления Кромвеля, многие приличные джентльмены в самом Лондоне не допускали того, чтобы их гости вставали из-за стола, не осушив полдюжины бутылок портвейна, рейнского или коньяка.
        Вино к тому же использовалось как мощное целебное средство. Поэтому каждая хорошая хозяйка, какой, несомненно, была ее мать, имела в своей кладовке хороший запас спиртного в лечебных целях. Она использовала смесь вина, патоки и перца в качестве рвотного средства, высушивала в печи угрей, потом перемалывала их, порошок смешивала с малагой или кенери. Это было отличное средство для лечения чахотки. Маковый сироп со стаканом сладкого бургундского позволял наладить быстрый и крепкий сон.
        Отец Дизайр в недалеком будущем должен был стать очень состоятельным человеком. Он пользовался большим уважением в деловых кругах Сити. Мама возлагала большие надежды на блестящее замужество дочери.
        - Твой будущий муж непременно позаботится о том, чтобы в доме была хорошая экономка, - внушала ей мама. - Нет никакой необходимости тратить время на кухне или в кладовке. - И мама отправляла свое дорогое дитя в какой-нибудь тихий уголок заучивать красивую балладу.
        Резкий голос Моргана прервал воспоминания Дизайр.
        - Коль скоро вы поехали с нами, следовало бы, по крайней мере, прекратить жалобы и постараться хоть чем-то быть полезной.
        - Я не просила брать меня с собой.
        - Интересно, как долго вы рассчитывали скрываться от властей, если бы оказались предоставленной самой себе?
        - Если бы не вы, мне не пришлось бы скрываться, - парировала она. Дизайр не могла забыть угрозы разгневанного лорда Боудина о возмездии. В памяти всплывали его слова, доносившиеся ночным ветром, когда они скакали назад через Гемпстедскую Пустошь. В который раз ее снова обуял страх. - Его светлость уже послал драгун, чтобы разыскать нас, я в этом уверена!
        - Не сомневаюсь, что он сделал это, - согласился Морган. С небрежным видом он заложил большие пальцы за пояс. - Не стоит так тревожиться, моя дорогая, - в Корнуолле вы будете в достаточной безопасности. Даже королевские драгуны не отправятся на поиски в такую даль.
        Успокаивая ее таким образом, он снял с себя жилет и бросил его на лавку рядом с плащом. Когда он начал расстегивать рубашку, Дизайр насторожилась.
        Морган насмешливо улыбнулся.
        - Мне предстоит грязная работа. Я хочу привести в порядок очаг и думаю, что вы не будете в восторге, если вам придется отстирывать мою рубашку. Я привык носить чистое белье, если вы успели заметить. В этом я очень щепетилен.
        Стирать ему рубашки, только этого не хватало! Дизайр уже собиралась сказать ему какую-нибудь колкость, как вдруг раздражение испарилось. Когда она взглянула на него, раздетого до пояса, ее охватило другое, более острое чувство.
        Сквозь окно в комнату свободно проникал мягкий свет заката. В лучах заходящего солнца загорелое тело Моргана казалось отлитым из бронзы. Дизайр вспомнила статуи языческих богов в саду своего отца. Только в отличие от тех идолов перед ней стоял живой бог, чудесное творение из настоящей плоти, которая иногда заявляла о своем существовании. В этом Дизайр уже могла убедиться. Припоминая, как в последний раз он держал ее в своих объятиях, она испытывала смущение.
        Сейчас сильные широкие плечи, крепкая грудь и мускулистые руки невольно притягивали к себе взгляд девушки. Она задержала глаза на груди с плоскими кружками сосков и темными вьющимися волосами. Этот островок суживался книзу и постепенно переходил в тонкую полоску, как наконечник копья в его ствол. Глаза Дизайр пробежали по ложбинке до того места, где полоска исчезала за ремнем из отличной испанской кожи.
        В этот момент она заметила уже знакомые ей озорные искорки в темных глазах и насмешливую улыбку. Малиновая краска залила ее лицо. Она опустила глаза, мысленно чертыхаясь. Не мужчина, а сущий дьявол! Только и ищет случая застать ее врасплох с подобными грешными мыслями.
        - Я, пожалуй, попробую найти где-нибудь несколько мисок, - быстро проговорила Дизайр.
        В бедных домах часто встречались деревянные миски, которые делали из куска доски с выдолбленным посередине углублением. В такие миски хозяйки накладывали овсяную кашу, овощи и мясо. Из одной миски обычно ели несколько человек. Хотя подобной утвари никогда не было в их доме, Дизайр видела ее на прилавках рынков в Уайтфрайерсе.

        Морган растопил очаг, но огонь в нем горел едва-едва. Поэтому он отправил Дизайр за сухими ветками. Сам же тем временем поддерживал огонь, подбрасывая в него щепотки пороха, который вытряхнул из своего пистолета еще раньше, когда с помощью искры разжигал сухие листья и хворост.
        Вскоре девушка вернулась с охапкой сухих веток. Дело пошло веселее. Явился Енох с водой и притащил котелок, который нашел в пристройке.
        Кое-как Дизайр удалось обварить затвердевший, покрывшийся коркой кусок окорока, привезенный из фермерского дома. Но все были настолько голодны, что никто не думал жаловаться. Они ели из единственной деревянной миски, которую ей удалось найти.
        Морган и Енох поочередно отхлебнули по небольшой порции коньяка из бутылки.
        - Мы не должны допустить, чтобы вы снова опьянели, - сказал Морган, передавая Дизайр небольшую бадейку, в которой был разбавленный ключевой водой коньяк.
        Это было своего рода напоминание об их первой ночи в фермерском доме. Хотя Дизайр по-прежнему пыталась убедить себя в том, что тогда она уступила его ласкам, так как потеряла бдительность из-за коньяка, в глубине души она знала, что дело обстояло не совсем так. Она подозревала, что так же думал и Морган.
        Дизайр проворно вышла из-за стола и принялась убирать остатки пищи. Она занималась хозяйством и внимательно прислушивалась к разговору Моргана и Еноха. Они обсуждали свои планы на ночь. Им предстояло дежурить по очереди возле дома.
        - Маловероятно, что они смогут догнать нас на таком расстоянии от Лондона, - сказал Енох, - во всяком случае, сейчас.
        - Может быть, ты и прав, - согласился Морган. - Но я все-таки встану на пост сейчас и буду дежурить до полуночи. Тем временем ты сможешь поспать несколько часов, а потом сменишь меня до рассвета.
        Не желая слушать дальше разговоры о возможной погоне, Дизайр вышла из дома и направилась к речке, чтобы почистить котел и помыть миску. Она нашла речку по звуку журчавшей между камнями воды.
        Когда она увидела небольшую глубокую заводь под нависшими ветками бука среди низкорослого можжевельника и колючего кустарника у нее возникло сильное желание снять с себя одежду и выкупаться. Но для купания было еще слишком холодно. Пока успели расцвести только первые цветы - подснежники. Они выступали отдельными кучками, и их лепестки поблескивали на фоне орляка, который покрывал землю подобно ковру.
        Между тем настоящая весна была уже не за горами. Однако когда эти лесистые места украсятся распустившимися крокусами и бледно-желтыми нарциссами, она уедет далеко отсюда. И от Моргана тоже.
        «А может быть, ей никогда не добраться до этого далекого Корнуолла», думала она, возвращаясь к бараку. Что, если, несмотря на все предосторожности, их поймают и отправят в тюрьму?
        Неуверенно ступая по незнакомой тропинке, Дизайр ускорила шаги. Хотелось поскорее вернуться в теплую и светлую кухню. Она застала Моргана и Еноха за важной беседой.
        - На таких узких тропах среди этих густых лесов застрянут отрады даже опытных драгун из Лондона, - говорил Енох. - Им неизвестна дорога в Даунс.
        - Есть вещи, которых нам следует опасаться больше, чем драгун, - подсказывал ему Морган. - Если за нами уже установили слежку, возможно, придется менять место, и довольно скоро.
        - Слава Богу, вокруг полно пустующих фермерских домов, - продолжал Енох.
        - Но не все они пустуют. - Сказав это, Морган встал и заложил пистолет за пояс.
        Несомненно, он прав. Такие мрачные мысли приходили и в голову Дизайр. В этих местах могли остаться многие фермеры, которые прочно держались за свои владения. Вместе с ними здесь могли жить их сыновья и работники. Все они помогут властям поймать объявленных вне закона преступников. Кто-то добровольно, кто-то по принуждению. Каждый являвшийся годным к военной службе мужчина по требованию его величества был обязан делать это. И ни один законопослушный житель Англии, будь то фермер, ткач, пастух или владелец лавки, не посмел бы нарушить королевский указ, не опасаясь незамедлительного и сурового наказания.
        Так думала Дизайр, глядя на Моргана, выходившего из барака и готового заступить на свою вахту. Как он мог жить подобно зверю, за которым по следу идут охотники? Ведь он вырос не в Уайтфрайерсе, это уже ясно. Вряд ли он был сыном какого-нибудь работяги, не имевшего собственности или лишившегося своей лачуги, а потом вместе с семьей скитавшегося по дорогам, прося милостыню и рассчитывая на случайный приют. Черты его лица, манеры, речь и главным образом властность характера свидетельствовали о том, что он происходил из знатной семьи, где получил надлежащее воспитание.
        Что толкнуло Моргана на путь разбоя? Почему он ограбил подданных короля? Любопытство не оставляло Дизайр. Как бы побольше узнать о Моргане! Готовясь ко сну и раскладывая одеяло возле очага, она украдкой поглядывала на Еноха.
        - А вы давно знакомы с ним? - с напускным безразличием в голосе спросила она Еноха.
        - С Морганом? Со дня его рождения.
        - Но ведь вы не состоите с ним в родственных отношениях, верно?
        - Я в родственных отношениях с Тренчардами? - Лицо Еноха расплылось в добродушной улыбке. Он отрицательно покачал головой. - Я служил у старого сквайра - отца Моргана. Вначале пас гусей, потом мне доверили кормить скотину. Позднее сквайр сделал меня помощником Сайлеса - лесника, который охранял дичь от браконьеров. Когда тот стал слишком стар для этой работы, сквайр назначил меня лесничим в их поместье.
        - Это было в Пендаррене? Енох кивнул головой.
        - А мать Моргана? Она состояла в законном браке с его отцом?
        «Может быть, Морган был их незаконнорожденным сыном, - думала Дизайр. - Тогда он носил на себе позорное клеймо с момента рождения, и можно было понять его озлобление. Может быть, грабежи на большой дороге были его вызовом обществу».
        Однако Енох своим дальнейшим рассказом не замедлил уверить ее совсем в другом.
        - Мать Моргана - молодая леди из хорошей семьи и законная жена сквайра Тренчарда. Морган родился на широкой дубовой кровати в комнате моего господина. Как всех предков из рода Тренчардов, его крестили в церкви Труро.
        - В таком случае он является законным наследником и владельцем Пендаррена, - не выдержала Дизайр.
        - Должен быть. Как и получить наследство. Но, видите ли, мисс, там был еще и мастер Родерик. - Обычно миролюбивое лицо Еноха приняло суровое выражение. - Это сын сквайра от первого брака. Он на десять лет старше Моргана, и наследство по праву принадлежит ему.
        - Значит, Морган оказался на большой дороге, потому что лишился права наследовать имение отца?
        Енох покачал головой.
        - У Моргана дьявольское самолюбие. Слава Богу, что он был мал, когда началась гражданская война, а то бы он ни за что не остался в поместье, чтобы оказаться на втором месте после мастера Родерика. Он бы пошел сражаться за Стюартов, как его отец.
        Он умолк, но Дизайр не собиралась оставлять его в покое, ей хотелось побольше узнать о Моргане.
        - Ну, сквайр отправился воевать, а что произошло дальше?
        - Очень скоро сквайра убили. Это случилось во время сражения в Страттоне. В тот же год Морган лишился матери. Она ухаживала за кем-то из заболевших жителей, заразилась и умерла от лихорадки. Моргану тогда исполнилось четырнадцать лет. Ну и где он мог искать утешение?
        - А Родерик? Морган мог бы рассчитывать на его поддержку.
        Енох снова покачал головой.
        - Морган и его единокровный брат никогда не ладили друг с другом. Мастер Родерик с самого начала войны выступал на стороне парламента. Пока в Пендаррене был старый Тренчард, Родерик не осмелился бы даже говорить о Кромвеле. Но его отец отправился воевать за Стюартов, и Родерик больше не стал скрываться. Потом, после известия о гибели сквайра, Родерик занял его место в Пендаррене по праву старшего сына. С этого времени жизнь в имении превратилась в настоящий ад. Сколько ссор у них с миссис Тренчард было до ее смерти - невозможно пересчитать.
        - Она тоже была на стороне роялистов? - спросила Дизайр.
        - Да. Она не позволяла круглоголовым друзьям Родерика появляться в своем холле. Она была очень добрая, эта хрупкая леди, но в то же время смело держалась со своим пасынком.
        - А как вел Себя Морган?
        - Он поддерживал мать. Но что он мог сделать в свои четырнадцать лет? - Енох грустно вздохнул. Погрузившись в воспоминания, он смотрел мимо Дизайр. - Не прошло и месяца, как миссис Тренчард отправилась на вечный, покой на кладбище Труро, а Родерик пригласил на обед в Пендаррен своих друзей.
        Дизайр не пропускала ни единого слова из рассказа Еноха. Она пыталась представить себе картину того вечера, когда Морган был еще мальчиком.
        Вот он сидит за длинным обеденным столом с изысканными блюдами, но не прикасается ни к одному кусочку и не сводит темных глаз с Родерика. Он сидит в напряженной позе, сдерживая гнев. Он молчит до той минуты, пока Родерик не провозглашает тост в честь Кромвеля и парламента. Тогда Морган вскакивает с места и выбивает бокал из руки своего единоутробного брата.
        - Он был очень высоким и сильным для своего возраста, но совсем непохожим на старшего брата. Только несколько человек из числа друзей Родерика смогли сдержать парнишку. Когда они скрутили ему руки, Родерик избил брата до бесчувствия.
        От волнения Дизайр побледнела, но не стала перебивать Еноха, ей хотелось дослушать до конца его рассказ.
        По распоряжению Родерика, двое слуг оттащили полуживого Моргана в лес и бросили там умирать. Во время своего обычного ночного объезда в поисках браконьеров Енох обнаружил мальчика, избитого и истекавшего кровью, и отвез его в свой домик.
        - На следующий день мы уехали с ним в фургоне, который отправлялся в Фалмут. У Моргана были сломаны два ребра. Голова имела такой вид, как будто он побывал под копытами ломовой лошади. Его трясло от лихорадки. Но он был молодым и крепким. Когда Морган поправился, мы сели на корабль и поплыли в Вест-Индию.
        - И что вы там делали? Как жили? Енох усмехнулся.
        - Я смотрю, вас очень интересует прошлое Моргана? Не так ли?
        - Я хочу хоть что-то узнать о человеке, который удерживает меня, как свою пленницу. Разве это так уж странно?
        - Неужели дело только в этом? - На этот раз Енох смотрел на нее долго и пристально. - Может быть, вы влюбились в Моргана? А?
        - Влюбиться в Моргана! Да как можно! Какая уважающая себя женщина позволит себе любить такого человека! Он вынудил меня участвовать вместе с ним в ограблении кареты. А теперь никак не может дождаться момента, когда посадит меня на корабль, чтобы отправить к своим друзьям, таким же профессиональным ворам, в Корнуолл.
        На лице Еноха появилась мирная улыбка.
        - Ну, ну, полегче, - мягким голосом обратился он к Дизайр, как будто успокаивал капризную кобылу. - Не нужно так возмущаться. Вы не первая, кому выпала такая участь. В отношениях с женщинами он всегда умел настоять на своем. Неважно, какие это женщины. Я достаточно нагляделся на них - и обычных девок из таверн, и благороднейших леди. Я удивлялся, когда мы жили в Индии, как только жены тамошних плантаторов могли так бесстыдно бегать за ним. А ему тогда не было и двадцати…
        - Это их дело. Может быть, они делали еще много других глупостей. - Дизайр с трудом сдерживала вспышку ревности. - Я никогда не полюблю человека, похожего на Моргана. Никогда!
        - Ну это и лучше для вас, - спокойно согласился Енох. Лицо его приняло озабоченный вид. - Моргана воспитывали совсем не разбойником с большой дороги. Но когда его поймают, то наверняка повесят так же, как любого вора.
        В прямолинейных высказываниях Еноха звучало предостережение. Он предостерегал ее от любви, которая способна погубить. Дизайр изо всех сил старалась убедить Еноха, что не может испытывать к Моргану никаких иных чувств, кроме презрения. Но он не очень-то в это верил.
        - Если его повесят, то он вполне заслужил такой конец. Он хорошо понимал, чем рискует.
        - Как и я, - спокойно заметил Енох.
        Дизайр внимательно посмотрела на него, почувствовав угрызения совести. Она была благодарна ему за постоянное почтительное отношение к себе, и ее обличительная речь предназначалась исключительно Моргану. Она совсем не имела в виду его, Еноха. Она уверена, что только его преданность Моргану - причина участия Еноха в разбойных делах.
        Прежде чем Дизайр смогла найти подходящие слова, чтобы объяснить ему это, он сказал:
        - Я, пожалуй, попытаюсь уснуть. Но сначала принесу вам бадейку с водой из речки. Наверное, вам захочется привести себя в порядок после длинной дороги.
        Набрав воды и поставив бадью вблизи огня, Енох отправился спать в соседнее помещение, где находился горн.
        - Спокойной ночи, мисс Дизайр, - услышала она, прежде чем за ним закрылась дверь.
        Дизайр оторвала несколько лоскутьев от своего и без того разодранного платья, которое она взяла с собой, затем стянула рубашку и брюки, сняла ботинки и тщательно вымылась. Потом опустилась на колени возле бадьи, окунула голову в воду и стала тереть волосы. Один кусок материи она приберегла для волос. Она вытирала их до тех пор, пока они не засияли сине-черным блеском. «Как хорошо, что снова можно почувствовать себя чистой», - думала Дизайр, пока просушивала волосы возле огня.
        Приятная усталость разливалась по телу. Надев рубашку и штаны, Дизайр блаженно вытянулась на своей подстилке и накрылась одеялом. Лежать на полу было неудобно, и она с тоской вспоминала о соломенных тюфяках, которые они вынуждены были оставить в фермерском доме. Она ворочалась с боку на бок, пытаясь устроиться поудобнее.
        Несмотря на усталость, сразу заснуть не удалось. Она лежала с широко раскрытыми глазами, смотрела на тени, пробегавшие по балкам у нее над головой, и вспоминала все, что рассказывал Енох о Моргане. Оставалось еще много вопросов. Какой он, этот темноволосый загадочный разбойник, который вторгся в ее жизнь, чтобы так круто ее изменить?
        Даже если Морган был вынужден бежать из Англии, он мог вернуться после того, как Карл II снова занял трон Стюартов. Что заставило его заниматься разбоем, вместо того чтобы добиваться права наследования отцовского состояния?
        Родерик, первый сын сквайра, открыто поддерживал Кромвеля. Как человек, предавший Стюартов, он не мог претендовать на владение Пендарреном. Хотя Карл II слыл мягким монархом, тем не менее вряд ли он удержался бы от возмездия в отношении одного из врагов своего отца.
        Но Енох что-то еще говорил об этом накануне, вспоминала Дизайр. Верно, был еще некий сэр Артур Уиндхэм, который теперь являлся хозяином Пендаррена. Тот самый, который вообще «недостоин называться корнуольцем».
        Почему король отдал Пендаррен на откуп сэру Артуру Уиндхэму, а не Моргану? Она найдет способ выяснить все у Еноха завтра. Отяжелевшие веки Дизайр сомкнулись, и она погрузилась в глубокий сон, в этот раз - без устрашающих сновидений.

        Проснулась она от ощущения холода и сырости. Она приподняла голову и увидела, что огонь едва мерцает. Дизайр встала, отыскала кочергу и принялась ворошить груду чуть тлевшего хвороста. В это время в комнату вошел Морган.
        - Это не поможет, - сказал Морган, забрав у нее кочергу. - Дрова почти сгорели. Завтра нужно собрать их побольше, и сухого мха тоже.
        - Но мне холодно сейчас, - капризно заявила Дизайр. - Даже с закрытым окном сюда проникает ветер через трещины в стенах.
        - Я приношу вам свои извинения за неудобства, миледи, - с этими словами Морган изобразил шутливый поклон.
        - Действительно, глупо рассчитывать, что вы будете беспокоиться обо мне, даже если я окоченею от холода в этой отвратительной лачуге.
        Она сверкнула глазами, как рассерженная кошка.
        - Вы плохо думаете обо мне, Дизайр, - продолжал Морган. - Я не допущу этого. Придется позаботиться, чтобы вы спали в тепле остаток ночи.
        Прежде чем она смогла воспротивиться, он схватил свое закатанное в рулон одеяло и расстелил его рядом с ней. Там, в фермерском доме, на кухне между их тюфяками располагался широкий камин. Сегодня, как она поняла, они будут спать бок о бок.
        Морган снял свой тяжелый плащ.
        - Я не могу обеспечить вам комфорт на атласных простынях, - сказал он, - но под этим плащом, думаю, вам будет тепло.
        - Но, наверное, нет необходимости…
        Не обращая внимания на слова Дизайр, Морган уселся на свое одеяло и начал стаскивать сапоги. Когда он лег рядом с ней, она затаила дыхание. В следующее мгновение она почувствовала, что ее не только укутали плащом, теперь ее грело еще и жаркое тело.
        Губы Моргана прижались к ее шее. Раздался его взволнованный шепот:
        - Сегодня мы будем согревать друг друга, Дизайр.
        Он обвил ее рукой и притянул к себе. Потом выпрямился и прижался к ней всем телом. Предвидя его дальнейшие действия, Дизайр задрожала.
        Предупреждения Еноха, как эхо, звучали у нее в голове. Она хотела оторваться от этого горячего тела, но новые, проснувшиеся в ней чувства заглушили голос разума. Она лежала тихо и не двигалась, а пальцы Моргана стали снимать с нее пальто и торопливо расстегивать рубашку. От его прикосновений томительно заныла грудь. Морган нежно взял в ладонь ее грудь, и девушка слабым звуком выразила ему одобрение.
        В ее памяти внезапно ожили совсем свежие воспоминания. Она как будто заново переживала впечатления той первой ночи, когда Морган посадил ее к себе на лошадь и увез с собой. Тогда он увозил ее от прошлого в предназначенную судьбой неизвестность.
        Теперь она уже хорошо представляла себе, куда он собирался ее отвезти. На какой-то миг ее тело сжалось, как бы противясь его вторжению. Он отнял руку от ее груди. Темные глаза встретились с ее глазами. Даже сейчас еще не поздно остановить его.
        Но Дизайр не могла произнести ни единого звука, когда твердые горячие губы припали к ее груди и покрыли быстрыми поцелуями. Все напряжение куда-то исчезло и сменилось сладкой горячей истомой, которая зарождалась в тугом розовом бутоне и постепенно разливалась по всему телу.

        7

        Она лежала на спине, и ее зеленые глаза были полузакрыты. Темные волосы в беспорядке разметались вокруг лица. Морган продолжал раздевать ее. Сняв с нее рубашку, он расстегнул пряжку ремня. Охваченная пробудившимся желанием, Дизайр сама приподняла бедра, чтобы ему было легче стянуть с нее штаны.
        Он залюбовался изящными линиями ее тела и погладил шелковистую кожу. Мимолетная ласка отозвалась приятным трепетом. Это ни с чем не сравнимое ощущение усилилось еще больше, когда Морган прижался горячими губами к едва заметной выпуклости ее живота. Потом подарил ей несколько обжигающих быстрых поцелуев. Когда он заговорил, в голосе его звучала нежность.
        - Вас совершенно не портит эта мужская одежда. Хотя без нее вы нравитесь мне больше.
        - Похоже, вы успели забыть, что я женщина.
        - Дизайр, дорогая моя! Я никогда не забывал об этом. Ни на минуту.
        Он приподнял ее над одеялом и освободил от одежды окончательно. Стоя перед ней на коленях, он созерцал в восторге и благоговении это совершенное творение Бога. Его глаза увлажнились и заиграли ярким блеском.
        - Боже мой, - услышала Дизайр его голос, - какая же ты красивая.
        Неподдельное изумление Моргана отозвалось теплым всплеском в ее душе. Неужели ей удалось покорить этого сурового человека?
        Морган стал торопливо снимать с себя одежду, но и на это короткое время был не в силах оторвать от нее глаз. Он упивался красотой ее тела, такого изящного, отсвечивающего белизной, с мягкими тенями в ложбинках. Дыхание стало прерывистым, в паху появились тягостные, сжимающие ощущения.
        Сейчас он должен овладеть ею. Он ждал этого достаточно долго. Слишком долго. Наклонившись над ней, он смотрел на ее округлую грудь с твердыми заострившимися сосками. В нем заговорил примитивный инстинкт. Неукротимое, почти животное желание охватило его, когда он перевел глаза на маленький холмик, где под темными, мягкими завитками скрывалась невинная девичья плоть.
        Робкий безмолвный протест и страх мелькнули у нее в глазах. Но Морган видел страсть, которая разгоралась у нее в душе. И все-таки он решил отступить перед ее испугом, который мог перейти в отвращение.
        Склонившись к ней, Морган теперь отвечал ей таким же молчаливым обетом - он будет сдерживать себя до тех пор, пока она не захочет сама принять его. Каким бы настоятельным ни был зов инстинкта, он должен действовать медленно и осторожно, дождаться той минуты, когда страх исчезнет бесследно и она станет умолять его завершить акт любви.
        Он повернул Дизайр на бок, лицом к себе и начал гладить ее по спине. Его руки плавно скользили по гладкой белой коже. Вот они подобрались к маленькой чувствительной площадке внизу спины, где круто выступали упругие ягодицы. Чуткие пальцы уловили дрожь, пробежавшую по ее телу. Бездонное зеленое морс глаз манило в свои глубины. Надолго ли может хватить терпения мужчине? Способен ли он устоять перед искушением безраздельного обладания находящейся рядом обнаженной женщины такой красоты? Морган придвинул Дизайр к себе. Упругая, жаркая плоть несколько раз коснулась ее мягкого лона.
        Дизайр уперлась ладонями ему в грудь. Может быть, она хотела сдержать его таким образом? Нет, она не могла не понимать, что этого слабого сопротивления не хватит и на минуту.
        Или она все-таки доверяет ему, зная, что он не воспользуется своей силой, чтобы сломить ее? Сам Морган знал, что в любом случае он будет считаться с ее желанием и ждать до конца.
        - Не бойся, я не стану торопить, ты сама скажешь, когда будет можно, - мягко произнес он, тронутый ее беззащитностью.
        Дизайр хотела было отнять руки от его груди, но он накрыл их своими руками и прижал к себе.
        - Ты доставляешь мне удовольствие своим прикосновением. Пожалуйста, продолжай, мне будет только приятно, - сказал он.
        - Я не уверена, что делаю правильно.
        С этими словами Дизайр начала потихоньку теребить пальцами жесткие вьющиеся волоски на его твердой мускулистой груди. Она увидела, как легкая улыбка тронула губы Моргана. Ободренная этим, она потрогала пальчиком его плоские коричневые соски и с удивлением почувствовала, как они стали твердыми. Впереди ее ждало еще немало открытий…
        Потом она наклонилась, волосы веером распались по плечам. Она высунула кончик языка и быстрым осторожным движением лизнула Моргана в грудь.
        - Ты легко обучаешься, моя любимая, - услышала она. Он лежал на спине, глядя на нее глазами, полными удивления и блаженства. - Не останавливайся. - В его голосе чувствовались волнение и неуверенность.
        Окончательно осмелев, Дизайр медленно выводила языком влажные круги вокруг его сосков. Морган погладил ее по голове, потом погрузил пальцы в сине-черные волны и стал ласково перебирать длинные шелковые пряди.
        Дизайр с удовольствием позволяла ему руководить собой. Теперь ей хотелось лучше изучить его тело, хотя она еще не разобралась до конца в своем собственном. Между тем стойкое неприятие так пугавшей ее физической близости постепенно ослабевало.
        Прижавшись лицом к твердой дуге его ребер, она задержалась на минуту и взглянула вниз. Забыв обо всех своих страхах, она решила поискать удовольствия и забавы для себя самой. Кончиком языка она прокладывала дорожку вдоль узкой, четко выступавшей полоски волос, туда, где уже не было ни ремня, ни одежды и вообще ничего, кроме неприкрытой мужской плоти.
        Морган крепко зажал ее голову в своих ладонях. Дизайр почувствовала, что он чего-то хочет от нее, и вдруг вместе с озарением жар охватил ее лицо. Она резко отдернула голову.
        - О нет, Морган, я не могу.
        В тот же миг ее снова охватил страх. Что будет, если теперь, лишившись возможности погасить свою страсть, он потеряет контроль над собой и заставит ее поступить так, как ему хочется. И вдруг она услышала его голос, в котором слышались только легкий упрек и сожаление. Он приподнялся и быстрым движением перекатил ее на спину.
        - Раз ты еще не готова доставить мне это удовольствие…
        Что это - бесконечное терпение или новая уловка? Медленными движениями Морган снова начал взывать к ее чувственности. Он накрыл ладонью теплое возвышение у нее под животом, потом стал поглаживать и слегка сжимать его, осторожно раздвигая влажную складку и отыскивая крошечный бугорок - средоточие плотских желаний.
        Горячие пульсирующие волны одна за другой побежали по телу Дизайр. Она приподнимала бедра, смакуя новое ощущение и постепенно раскрываясь все больше и больше, движимая только одним безудержно овладевавшим всем ее существом желанием.
        - Морган, пожалуйста.
        Вряд ли в этот момент Дизайр сама понимала, что значили для него эти слова. Что это - мольба, отказ или сомнение? Она знала только одно - только он может кончить эту томительную муку Морган приподнялся, их ноги тесно переплелись. Снова и снова он то целовал ее, то медленными движениями гладил по груди, то водил языком по соскам, сначала по одному, потом - по другому.
        Наконец, взял ее за руку и провел вниз по твердым мышцам своего живота и сомкнул ее пальцы вокруг тугой, выпуклой на конце пружины. У нее вырвался возглас удивления, - какая горячая и гладкая его плоть. Ничего страшного не оказалось в этом «копье», и Дизайр начала потихоньку гладить и сжимать тугую, пульсирующую, такую живую мышцу. Стон, вырвавшийся у Моргана, заставил ее остановиться.
        В растерянности она смотрела на него. Глаза Моргана были полузакрыты, он улыбался, не скрывая удовлетворения. Увидев это, она продолжала ласкать его, когда вдруг с поразившей ее быстротой он отстранил ее руку.
        Теперь он стоял на коленях, осторожно раздвигая ее ноги. Дизайр подтянулась к нему, обвила его шею руками и прильнула всем телом. Но он не сделал сразу того, к чему она долго готовила себя и сейчас ждала от него. Он будто сознательно мучил себя и ее в мягком скольжении по влажной поверхности ее лона.
        Сейчас ей было недостаточно этого. Почему он не хочет продвинуться глубже? Она должна чувствовать его в себе. Сейчас, немедленно. После первого настойчивого толчка она вскрикнула от внезапной тупой боли. Морган остановился. Ласковым шепотом он успокаивал ее.
        - Не надо бояться, моя хорошая, моя любимая.
        Боль внутри постепенно угасала, и она сама начала потихоньку двигаться. К ней снова возвращалось желание, и еще более сильное. С ощущением какой-то болезненной пустоты внутри, внизу живота, она еще крепче обнимала и все теснее прижималась к нему. Она прогибалась всем телом, жаждая освободиться от неимоверного напряжения.
        Медленным продвижением вглубь и быстрыми отступлениями Морган продолжал возбуждать чувственность в них обоих, пока ее длинные, гибкие ноги не замкнулись у него на спине. Тогда его бедра начали двигаться все размашистее и быстрее.
        В эти минуты Дизайр следовала за ним в этом бешеном ритме, подчиняясь испепеляющему мучительно-сладостному чувству, которому, казалось, не было предела. Морган увлекал ее за собой все выше и выше. Наконец, они вместе достигли своей последней вершины в объятиях друг друга. А сверху на них падали капли золотого дождя.

        Морган все еще прижимал ее к себе. Волны страсти постепенно улеглись. Дизайр задышала свободнее. Теперь ее сердце билось медленнее и ровнее. Она протянула руку к нему, чтобы откинуть назад прядь волос с его влажного лба. Он перехватил ее пальцы и поцеловал их, потом перевернулся на спину и положил ее голову себе на грудь.
        - Я не предполагала… - пробормотала Дизайр.
        - Не предполагала? Ты о чем, любимая? Она не только не знала, но и не могла вообразить, что мужчина и женщина могут взаимно наслаждаться красотой и испытывать подобные волшебные чувства. Ни о чем похожем она никогда не слышала за время своего пребывания в Уайтфрайерсе. Поэтому ее так восхитила эта увертюра их любви. Девушки в доме Старой Салли говорили о домогательствах мужчин не иначе, как с презрением или отвращением.
        Да и сама она, зная уже, что любит Моргана, что ее неудержимо влечет к нему, до последней минуты панически боялась физической близости. Но его нежность и терпение, понимание ее тревог все изменили. С этого часа она хотела принадлежать ему, и только ему, всю остальную жизнь.
        Приподняв голову, она увидела, что он смотрит на нее, и услышала, как он тихо сказал:
        - Если бы мы только могли оставаться друг с другом всегда.
        Эти слова наполнили радостью ее сердце. Она нужна ему не только в эту ночь, но все дни и все ночи, которые будут у них впереди. Дизайр прижалась к нему, пытаясь представить грядущие годы.
        Перед ее глазами, как в легком тумане, начали вырисовываться отдельные картины. Хотя она никогда не видела Пендаррена, она воображала себя прогуливающейся с Морганом в их саду. Из сада открывался вид на морс. А за садом был виден большой каменный дом. Вокруг все залито солнечным светом. «Миссис Тренчард из Пендаррена», - вдруг послышалось ей в этом минутном полусне.
        Неизвестно, сколько времени продолжались бы ее грезы, если бы Морган внезапно не приподнялся и не стал смотреть мимо нее на окно. Сквозь неплотные ставни розовыми красками уже просвечивала утренняя заря. Донесся первый робкий крик жаворонка, и сразу же к нему присоединились голоса других птиц.
        - Нам лучше встать, - сказал Морган. - Скоро должен вернуться Енох со своей вахты.
        Наступила напряженная тишина. Своими словами Морган напомнил Дизайр, зачем Енох дежурил возле дома. Глядя на него снизу вверх, она крепко держала его за руку, как бы прося не обрывать так резко только что пережитое счастье.
        - Дизайр, ненаглядная моя, - тихо произнес он, - у нас будут еще другие ночи.
        - Будут ли? - В ее голосе звучало отчаяние. - Как ты можешь говорить, зная, что драгуны скоро начнут прочесывать Даунс. Ведь если Найл донес на нас, а ты сам говорил, что он способен на это…
        - Успокойся, любимая. - Он погладил Дизайр по голове, но его прикосновение не могло рассеять ее усиливающейся тревоги.
        - Если Найл сообщил властям, эти люди бросятся по нашим следам в старый фермерский дом.
        - Поверь мне, все будет хорошо. Мне столько раз удавалось избежать засады, - продолжал успокаивать ее Морган.
        - Это не значит, что так будет всегда.
        С этими словами Дизайр попыталась подняться, но почувствовала, как у нее подкашиваются ноги. Пришлось крепче ухватиться за его руку.
        - Как ты можешь жить так? Бегать, скрываться, не иметь дома, который бы ты мог назвать своим?
        - У меня был дом… Раньше.
        - Он может стать твоим снова. Ты должен владеть Пендарреном, как твой отец и дед…
        Он выдернул руку.
        - Я смотрю, Енох много успел рассказать тебе.
        - Не надо винить Еноха. Я сбила с толку его своими вопросами. Но есть еще много такого, чего я просто не могу понять.
        Морган одевался. Слова Дизайр явно сердили его. Лицо стало мрачным. Однако Дизайр не собиралась отступать.
        - Почему нельзя было заявить о своих правах на поместье после возвращения из Индии? - настойчиво спрашивала она. - Ведь Родерик был в числе людей, которые поддерживали Кромвеля.
        Несомненно, его величество не должен был возвращать ему Пендаррен.
        - Родерик мертв. Он был убит во время сражения в Нейбай, - объяснял Морган.
        - В таком случае ты являешься единственным законным наследником этих владений, а не какой-то сэр Артур Уиндхэм. Почему он должен быть их хозяином?
        - Это тебя не касается.
        Дизайр отпрянула назад, будто у нее перед носом захлопнули дверь. Почему он грубостью хочет заставить ее замолчать? Прошло всего несколько минут, как они лежали в объятиях друг друга и были близки так, как это может быть между двумя любящими людьми.
        Вот он швырнул ей ее одежду и коротко приказал:
        - Оденься.
        Она покорно стала одеваться, но пальцы не слушались и цеплялись за пуговицы.
        «Должно быть, Морган недостаточно хорошо понимал смысл того, что он сейчас сказал», - думала она. Но ему следовало бы знать, - все, что касается его жизни, небезразлично для нее. Он уходит от разговоров, потому что презирает себя - она уверена в этом. Она должна помочь своему возлюбленному изменить свою жизнь.
        Морган распахнул ставни, и комната сразу наполнилась утренней прохладой и свежестью. Дизайр подошла к нему и положила руку на плечо. Он посмотрел на нее - в глазах по-прежнему отчужденность и непокорность.
        - Твой отец был знатным человеком, - снова начала она, торопливо произнося слова, пока ей еще хватало смелости. - Он сражался и с честью отдал свою жизнь за дело Стюартов.
        Она видела, что его прямые темные брови сошлись у переносицы, а глаза потемнели от сдерживаемой ярости.
        С настойчивостью в голосе Дизайр продолжала:
        - Когда Родерик так жестоко поступил с тобой, ты был еще мальчиком. Тогда ты не мог постоять за себя, но теперь… Сейчас, когда Родерика уже нет в живых, еще не поздно вернуться в Пендаррен и жить так, как тебя воспитывали в детстве.
        - Обратной дороги нет и не будет. Пока я жил в Вест-Индии, я стал другим. Я перебивался как мог, научился не тратить время на бесполезные воспоминания о прошлом. Если ты тоже перестанешь ворошить прошлое, ты сможешь выжить.
        - Я не могу этого понять, - запинающимся голосом проговорила Дизайр.
        - Не можешь? - На лице Моргана мелькнула горькая усмешка. - Конечно, твоя мать не предполагала, что ты будешь скитаться по переулкам Уайтфрайерса и заниматься ремеслом карманника. Но тем не менее это случилось. Вспомни ту ночь, когда мы встретились с тобой. Почему это произошло? Потому, что ты не хотела становиться уличной девкой и боялась умереть с голода.
        Слезы брызнули из глаз Дизайр. Она хотела отвернуться, чтобы Морган не заметил этого. Но он схватил ее за плечи и крепко держал в руках.
        - Слезами ничего не изменишь. Забудь о том, как хорошо ты могла бы жить.
        - Я никогда больше не заплачу!
        Она еще не успела вытереть слезы, а прелестная головка с вызовом вскинулась вверх, и в новом потоке слов прозвучало достоинство.
        - Я никогда не стану воровать. И не буду ни от кого скрываться. - Она обвила его шею руками и изо всех сил прижалась к нему хрупким телом. - Я люблю тебя, Морган Тренчард. И я хочу оставаться с тобой всегда, всю свою жизнь. Но не так, как сейчас.
        - Я никогда не просил тебя разделять со мной мою жизнь, Дизайр. И никогда не попрошу об этом. Именно поэтому я отправляю тебя в Корнуолл. И сделаю это при первой возможности.
        Морган разомкнул ее руки и оттолкнул от себя.
        Радужные надежды на их будущую жизнь рассеялись. Последние слова Моргана и его холодный тон не оставляли места для сомнений. Она отдала ему свою любовь - всю нежность и страсть души. Но он никогда не любил ее, ни одной минуты.
        - Как это отвратительно! - Она снова заплакала. - Ты думал только о своем удовольствии и теперь хочешь отправить меня на корабле в тот ужасный Равенсклифф. Ты собираешься отдать меня в руки головорезам, твоим дружкам, чтобы они могли делать со мной все, что им заблагорассудится.
        Откинув голову назад, Морган от души рассмеялся.
        - Нет! Это надо такое придумать! Как он мог решиться подвергнуть ее такой опасности и позору?
        Оказывается, он почище, чем Найл Форрет. Тот хоть никогда не пытался скрыть свое презрение к ней. Смех Моргана катился эхом по маленькой комнате. Дизайр сжала руки в кулаки, сделала резкий выпад вперед, готовая наброситься на него. Морган перестал смеяться.
        Он обхватил руками ее запястья и удержал от нападения. Она пыталась вырваться из железных тисков.
        - Ты - неразумное дитя! Равенсклифф - это тихое местечко, удаленное от города, но вполне приличное. Там находится дом моей двоюродной бабки - миссис Аратузы Треганнон. Она вдова, ей девяносто с лишним лет.
        Он отпустил ее занемевшие руки, и она стала легонько помахивать ими.
        - Откуда же я могла знать это?
        - Ты должна хотя бы немного доверять мне. - Морган пожал плечами. - Впрочем, это не имеет особого значения. Теперь я уверен, ты захочешь побыстрее отправиться в путь.
        - Конечно. - Говоря так, Дизайр понимала, что лжет, и быстро отвернулась. Она должна благодарить его за безопасное убежище. Ведь он откровенно сказал, что для нее нет места в его жизни. Если минувшая ночь так много значила для нее, то для него это всего лишь приятный эпизод.
        В памяти Дизайр всплывали слова Еноха, когда он рассказывал ей о тех женщинах, которые флиртовали с Морганом. Она не сомневалась, что среди них могли быть и очень красивые, а многие, возможно, были искушеннее ее по части ласк, которые требовались мужчине.
        Она думала, что если сама влюбилась в него, то и он должен испытывать те же чувства к ней. Но оказывается, она слишком плохо знает мужчин. Как иначе объяснить его поступки? Разве может мужчина, который любит женщину, или даже просто испытывает нежность к ней, не хотеть, чтобы она стала частью его жизни? Ну ничего, самолюбие не даст ей пропасть. Если Морган не любит ее, он, по крайней мере, должен считаться с ней.
        - Как я смогу добраться до Корнуолла? - Дизайр старалась придать уверенность своему голосу.
        - Ты поедешь в обычной карете с Енохом, - сказал Морган.
        - Но лорд Боудин и его гости видели меня, - возразила Дизайр.
        - Они видели девчонку-сорванца с развевающимися волосами, верхом на лошади, - продолжал он с усмешкой. - Ты сядешь в карсту, как истинная молодая леди. На тебе будет приличный дорожный костюм, шляпа.
        - Каким же чудом у меня появится эта прекрасная одежда? - спрашивала Дизайр.
        - Она появится из Лондона. Я отправлюсь туда сегодня попозже, чтобы продать драгоценности.
        - В Лондон! Нет, Морган, ни в коем случае!
        - Мне необходимо в Лондон, там я смогу купить все необходимое. И тогда мы сможем превратить маленькую подружку разбойника с большой дороги в благородную мисс.
        - Это опасно. Тебя могут поймать…
        - Разве это тебя огорчит?
        - Как можно…
        - Всего несколько минут назад ты бросалась на меня, как дикая кошка, а теперь вдруг беспокоишься за мою жизнь. - Морган тихо засмеялся. - Не бойся, моя дорогая. Удача не изменит мне.
        - Но если Найл нашел способ сообщить о тебе, не навлекая подозрений на себя, то королевские драгуны караулят тебя в Уайтфрайерсе.
        - Я думал об этом, - спокойно ответил Морган. Он взял пальцами ее за подбородок и приблизил к ней свое улыбающееся лицо. - Ты лучше скажи, какой дорожный костюм тебе нравится больше? Может быть, из шелка гранатового цвета? Или темно-зеленого бархата?
        - Как ты можешь говорить о какой-то одежде, когда… О, Морган, ты можешь попасть в ловушку. Не надо ехать в Лондон. Не сейчас.
        В следующее мгновение Дизайр была готова забыть свою гордыню и броситься в объятия Моргана, умоляя его не рисковать жизнью и отказаться от своих безрассудных планов. Неожиданно дверь со скрипом отворилась, и в кухню вошел Енох с охапкой сухих дров.
        - Я не вижу необходимости для Моргана самому ехать в Лондон, - сказал он, обращаясь к Дизайр. Он опустил свою ношу на пол. - Я отвезу драгоценности в Лондон. Мне ничего не стоит нанять упряжку с мулами. Или предложить свои услуги возчику, например погрузить багаж. Доберусь до Сити, оттуда направлюсь прямо в Уайтфрайерс.
        - Нет, появляться в Уайтфрайерсе нельзя, - покачал головой Морган. - В этот раз мы не можем рисковать. Надо придумать что-то другое.
        - Есть еще один хорошо известный тебе притон - Молли Фишер, - предложил Енох.
        - Это не лучше. Если Найл успел донести, там может быть засада.
        - Ну, тогда… - продолжал Енох.
        - Я поеду прямо к зданию лондонской биржи, - спокойно и уверенно сказал Морган. - У меня там есть одна знакомая модистка, которая имеет дело с таким товаром. Разумеется, только в исключительных случаях. Она сможет подобрать и подходящий костюм для Дизайр - от шляпки до комнатных туфель.
        Подумать только, как хорошо разбирается Морган в женских туалетах! Минутную ревность Дизайр снова заслонил страх за его жизнь.
        - Конечно, ты будешь привлекать внимание к себе меньше, чем я, там, на бирже, - неохотно согласился Енох.
        Здание лондонской биржи находилось в сводчатой галерее между Корнхиллом и улицей Треднидл. Там собирались модные леди и франты в кружевных манишках. На бирже они обменивались последними сплетнями о дворе, выискивали красивый, редкостный товар. На прилавках в торговых рядах можно было увидеть китайские шелка и французские кружева, рубины из Индии, украшенные алмазами атласные комнатные туфли и шикарные веера.
        Несомненно, Енох своим деревенским видом и просторечием вызвал бы подозрения. Морган же в своем роскошном плаще и шляпе с пером мог легко сойти за своего в этой нарядной толпе.
        - Помимо всего прочего, леди, о которой я говорю, знает меня давно, - продолжал Морган. - Когда ей предлагают краденые вещи, она предпочитает не рисковать и не вступает в отношения с незнакомыми людьми.
        В конечном счете, Енох согласился с Морганом. Отчасти потому, что тот убедил его своими аргументами, а, скорее всего, Енох не мог отступить от многолетней привычки во всем слушаться Тренчардов.
        В то же время в его глазах застыла тревога.
        - Тебе дьявольски везло до сих пор. Будем надеяться, что судьба не подведет тебя и на этот раз.

        8

        Был яркий солнечный день, когда Дизайр направилась к речке. Она поставила бадейку на землю возле воды и прислонилась к дереву. Ласковое солнце приятно согревало лицо. Легкий ветерок шевелил пряди темных волос. На веточках вяза и бука уже набухли почки. Вдоль берега, на пригорках желтели цветы мать-и-мачехи.
        Прикрываясь рукой от слепящих косых лучей утреннего солнца, Дизайр задумчиво глядела на высокие серые валуны, за которыми начиналась лощина. Впереди было пусто. Морган еще не вернулся. Она с тоской посмотрела вдаль.
        Прошло уже четыре дня с тех пор, как он уехал в Лондон. Проснувшись утром, она не находила себе места от томительного ожидания. Он обещал вернуться через три дня, и все это время она старалась занять себя работой: начистила до блеска котел, натаскала столько хвороста и сухого мха, что их хватило бы для растопки очага на целый месяц. Когда Енох обнаружил кролика в одном из своих силков, она неожиданно для самой себя приготовила вкусное рагу. Самой ей совершенно не хотелось есть.
        Ночами было особенно плохо. Тревожный сон то и дело прерывался, она постоянно прислушивалась, стараясь уловить знакомый стук копыт. Но ничего, кроме крика ночной совы, звонкого тявканья лисицы, шума ветра, слышно не было.
        Почему Морган не подождал хотя бы несколько недель, прежде чем отправиться в Лондон для продажи добычи? К этому времени констебль, как знать, может быть, уже не разыскивал бы их так усердно и у Моргана было бы больше шансов спокойно вернуться обратно. Но нет, он решил, что нельзя медлить с продажей драгоценностей и покупкой подходящего дорожного костюма для нее.
        «Ему не терпится поскорее избавиться от меня», - говорила она себе. Она попыталась даже заставить себя возненавидеть его. Но ничего из этого не получилось. Даже если Морган не любит ее, она не может изгнать его из своего сердца.
        А что, если его уже схватили? Она невольно поежилась, представив ужасные картины. Она увидела Моргана в тесной камере Ньюгейта. Он лежал на сыром каменном полу. Потом он представлялся ей стоящим у стены, с руками за спиной, в цепях, с загорелой обнаженной спиной, на которую вот-вот должен был опуститься хлыст надзирателя.
        Она подняла бадейку и пошла вдоль берега к тому месту, где в полукруге невысоких скал был небольшой омут. Чтобы отогнать гнетущие мысли, она глубоко вдохнула сладкий свежий воздух. На минуту у нее остановилось дыхание. Морган непременно вернется обратно.
        Она наклонилась к воде, чтобы наполнить бадейку.
        - Вам незачем делать это. - Задумавшись, Дизайр не слышала, как из леса за ее спиной появился Енох. - Надо было сказать мне.
        - Мне захотелось немного прогуляться. Енох забрал у нее бадейку и поставил на плоский камень.
        - Скоро вы уедете, - сказал он. - Предстоит нелегкая дорога. Нам придется долго трястись в карсте, пока мы доберемся до Корнуолла. Вам бы лучше отдохнуть и набраться сил до возвращения Моргана.
        - Но почему его нет до сих пор? - Внезапно она почувствовала угрызения совести. - Если бы я остановила его, уговорила не уезжать так скоро, нашла бы способ задержать до тех пор, пока…
        - Никто не может остановить Моргана, если он задумал что-то, - возразил Енох. - Не надо мучить себя понапрасну. И не стоит думать об опасности, которая может грозить Моргану. Он прекрасно знает, на что идет. Хотел бы я посмотреть на того, кто отважился бы спокойно прогуливаться по лондонской бирже с карманами, набитыми драгоценностями лорда Боудина. Я вам скажу, что никакой другой разбойник не решился бы на такой дерзкий шаг.
        - Разве можно быть уверенным, что ему удастся осуществить свой план? О, Енох, почему он не отправился в лавку к перекупщику из Уайтфрайерса, как хотел раньше? Старая Салли говорила, что констебли не рискнули бы сунуться в эти дворы и переулки.
        - Я не знаю, кто такая Старая Салли, но говорит она верно. Дело в другом. Морган выбрал в качестве жертвы лорда Боудина и нажил очень опасного врага.
        - Вряд ли его светлость станет сам разыскивать свои драгоценности. Он не рискнет показаться в Уайтфрайерсе даже в сопровождении нескольких констеблей.
        Енох покачал головой.
        - Да он и не будет обращаться к ним. Боудин может воспользоваться королевской охраной или на него станут работать солдаты главного судьи. - Заметив удивление на лице Дизайр, он продолжал: - Такой караул обычно бывает усилен отрядом мушкетеров или драгун. Эти люди закалены в сражениях, вооружены мушкетами и шпагами. Их не испугает какая-нибудь шайка воров и проституток из Уайтфрайерса. - Он многозначительно улыбнулся. - Вот почему Морган отправился на биржу. Но я не сомневаюсь, что он уже закончил свои дела и держит путь обратно.
        - Не надо, Енох, - остановила она. - Я ведь не ребенок, чтобы меня могли успокоить такие слова.
        - Да, вы не ребенок. К сожалению. - Улыбка исчезла с лица Еноха. - Вы женщина, которая боится за жизнь любимого человека.
        - Неправда!
        Покачивая головой, Енох как бы говорил, что ее слова не убеждают его в этом. Бессильная сдерживать свои чувства, Дизайр прошептала:
        - Я люблю его. И буду любить всегда.
        - Я пытался предостеречь вас, - сказал Енох. - Но о чем тут говорить, когда такая молодая девушка, как вы, встретила на своем пути такого мужчину?
        - Он ваш друг, - напомнила ему Дизайр. - Я понимаю, что вы любите его.
        - И вас тоже. Я сразу понял, что вы не какая-нибудь шлюха из Уайтфрайерса. Уж как-нибудь я могу распознать воспитанную леди.
        - Морган тоже сын сквайра.
        - В данном случае это не меняет дела. Он не для вас, Дизайр. И никогда не сможет принадлежать вам.
        - Я не верю в это. Теперь, когда его старший брат мертв, он является наследником Пендаррена.
        Косматые брови Еноха приподнялись кверху.
        - Кто вам это сказал, неужто он сам?
        - Да, но только он не сказал, почему этот человек, лорд Уиндхэм, управляет поместьем. Для меня ясно, что с возвращением его величества после изгнания Морган мог подать прошение, чтобы ему вернули его собственность. Почему он не обратился прямо к королю и не…
        - Когда молодой король Карл вернулся и занял трон своего отца, мы были далеко, в Вест-Индии. Прошло больше года, прежде чем до нас дошло это известие. Тогда мы начали думать о возвращении. К этому времени король уже даровал Пендаррен лорду Уиндхэму.
        - Я не сомневаюсь, что, попроси тогда Морган аудиенции, король не отказал бы ему.
        - Боже мой, как вы наивны, мисс. Если бы вы только могли представить себе, сколько сторонников роялистов осаждали тогда короля с просьбами вернуть им их земли! Вы думаете, их было мало, мужчин, сражавшихся за Марстон Мур или раненых под Нейсбай? А сколько еще тех, которые, рискуя своей головой, в 1651 году помогали его величеству скрываться от людей Кромвеля и бежать во Францию?
        - Даже если и так, - упорствовала Дизайр, - не могу представить, как Морган мог отказаться от своего состояния без борьбы.
        Енох снова покачал головой.
        - Мужчина не может прокладывать себе путь в приемную короля с помощью шпаги или пистолета. Такие вещи делаются с помощью золота. Нужно очень много денег, чтобы дать на лапу всем придворным.
        - Разве Морган вернулся из Индии без денег?
        - Мы высадились в Фалмуте с несколькими грошами в карманах, хватило только, чтобы заплатить за ночлег. Хозяин гостиницы предупредил Моргана, чтобы он держался подальше от Пендаррена, и пожелал ему удачи.
        - Но почему? - спросила Дизайр.
        - Тот самый лорд Уиндхэм уже владел поместьем в течение нескольких месяцев. Он - член магистрата от этого графства. Это жестокий человек, который не останавливается ни перед какими средствами. Именно так сказал хозяин гостиницы. А он был дружен с отцом Моргана. Так вот, он посоветовал Моргану удалиться от Пендаррена как можно дальше, и так вести себя и впредь.
        Жалость комом сдавила горло Дизайр, когда она представила себе Моргана, возвратившегося из Индии и столкнувшегося с такими невероятными препятствиями.
        - Родерик сражался против Стюартов, - продолжал Енох.
        - Зато Морган - нет.
        - А вы думаете, Уиндхэм допустил бы, чтобы Морган смог доказать это? Это тогда, когда на карту поставлен Пендаррен! Он бы вздернул Моргана на виселице, как человека, предавшего честь короны, или выслал бы его из страны. Уиндхэм был судьей в этой части Корнуолла, и я не сомневаюсь, что и сейчас им является.
        «Как тяжело, - подумала Дизайр, - быть в изгнании все эти годы. А вернувшись в Англию, узнать, что Пендаррен потерян для тебя навсегда. Как, должно быть, Морган разгневан этим. Какую горечь он должен чувствовать от несправедливости, разрушившей все его надежды».
        - И это заставило его заняться разбоем на большой дороге, - медленно произнесла Дизайр.
        В подтверждение Енох кивнул головой.
        - Теперь уже слишком поздно отступать. Он не может рассчитывать на помилование, так же, как и на возвращение своей собственности.
        Однако Дизайр все еще не могла смириться с поражением Моргана. Она должна найти выход для себя и для него.
        - Мы могли бы покинуть Англию, - сказала она. - Можно отправиться на один из островов в Индии или во Францию…
        - Тише, мисс! - прервал ее Енох. - Там, в лощине…
        Ухо уже могло уловить стук лошадиных копыт. Не веря себе, Дизайр приложила руку ко рту. Пренебрегая осторожностью, она чуть было не бросилась к лощине, но Енох тут же подскочил и схватил ее за руки.
        - Стойте. Откуда вы знаете, кто это может быть.
        Она застыла на месте. Сердце бешено стучало в груди. Мучительно тянулись секунды. Ногти до боли впились в ладони.
        Но вот показался Морган, гнавший своего серого жеребца. Он дернул за узду и остановил коня. Дизайр сразу забыла тягостное прощание, резкие слова, которыми они обменялись перед его отъездом. Самое главное - он жив, свободен и стоит перед ней.
        Она подбежала к нему, но в последний момент остановилась, не уверенная в том, как он встретит ее. Но Морган уже распахнул свои объятия и крепко прижал ее к себе. Она подняла голову, и он крепко и страстно поцеловал ее. «Он вернулся, он снова с ней, - думала она, - ничто никогда больше не разлучит их».

        - Я решил появиться на бирже после полудня. В этот час там страшная суета, - рассказывал Морган, прохаживаясь возле очага. - В пассаже полно покупателей и бездельников. Все разряжены и напомнили мне ярких попугаев из Индии. Вся эта толпа создавала невообразимый шум.
        - А твоя знакомая модистка оказалась на месте, в своем заведении? - спросил Енох, раскладывая седельный мешок Моргана, несколько больших свертков и чемоданчик, обтянутый парчой.
        Морган кивнул головой.
        - Она хорошо оценила драгоценности и тут же передала их опытному ювелиру. Он сможет так переделать камни, что Боудин никогда не сможет их опознать.
        - Надо думать, она помогла тебе выбрать пышный наряд для мисс Дизайр тоже, - вставил Енох. Жеребец был нагружен не хуже вьючного мула.
        - Да, к такой поклаже он не привык, - сказал Морган. - Но модистка уверяла, что вся эта мишура совершенно необходима, с учетом наших целей. - Он повернулся к Дизайр. - Ты можешь расстелить одеяло и развернуть свертки. Я думаю, ты одобришь свой дорожный костюм.
        Эти слова сразу испортили ей настроение. В безудержной радости после его возвращения она не допускала мысли о том, что он по-прежнему будет упорствовать с ее отъездом.
        - Нужно примерить все это, - сказал он. В его голосе слышалось нетерпение. - У нас не так много времени.
        Не смея ослушаться, Дизайр механически развязывала аккуратно упакованные свертки. В это время ее глаза были устремлены в сторону Моргана, который разговаривал с Енохом.
        - Я хочу, чтобы ты выехал как можно скорее. В шести милях отсюда есть постоялый двор, где останавливаются экипажи. Перед отъездом я тебе все подробно объясню. Ты выяснишь, где будет следующая остановка. Я сомневаюсь, что отсюда можно добраться до Корнуолла. Постарайся найти дорогу покороче и делать меньше остановок, - продолжал объяснять Морган. - Чем скорее ты отвезешь Дизайр, тем лучше.
        Оторвавшись от свертков, Дизайр увидела, как лицо Моргана сразу стало напряженным. Енох, должно быть, тоже заметил это.
        - Найл Форрет? - Енох произнес это имя с брезгливым выражением на лице.
        - Я знал, что он не упустит возможности сделать гадость. И он действительно не терял времени даром.
        - Он уже успел донести?
        - Вполне возможно.
        Дизайр вынула из свертка слегка помятое дорожное платье из темно-зеленого шелка и встряхнула его. В другое время она могла бы долго восхищаться такой элегантной одеждой. Сейчас ее мысли были заняты другим. Она по-прежнему не сводила глаз с Моргана и не пропускала ни одного его слова.
        - Я бы мог вернуться раньше, но раз уж оказался в Лондоне, решил потратить время и объехать лучшие бордели Драри Лейн. Я получил то, что искал, у Кейт Клафли.
        - Там есть все, что надо мужчине, - сказал Енох. - Шикарная женщина, эта Кейт, и девушки у нее, что надо, как цветочки из букета…
        - Я этого не отрицаю. Но в этот раз у меня были другие дела.
        В этот раз. Услышав недвусмысленный намек, Дизайр поджала полные красные губки.
        - Кейт сказала, что Найл заглядывал к ней всего несколько дней назад. По ее словам, он сильно важничал, заказывал самое дорогое вино и попросил прислать ему девушку наверх. Когда Кейт спросила его обо мне, он засмеялся и сказал, что она скоро увидит меня, болтающимся в воздухе и с веревкой на шее.
        - Хотел бы я знать, как ей удалось вызвать его на такой разговор, - сказал Енох. - Я никогда не сомневался, что она хорошо относится к тебе.
        - Да, она верный товарищ, - подтвердил Морган. - Она завела Найла в свой будуар и напоила его вином. Кейт знает, как получить от мужчины то, что ее интересует. Думаю, она быстро вытрясла из него все, что хотела.
        В прищуренных глазах Моргана сквозило презрение.
        - Наш великий мастер Форрет достаточно поупражнялся на большой дороге. Теперь он превратился в доносчика. Он зарабатывает прощение для себя и кучу золота впридачу, сообщая властям сведения о нас.
        - Подлый ублюдок, - выругался Енох. - Попадись он мне сейчас.
        - Не беспокойся, мы еще встретимся с Форретом. А сейчас нас ожидают более неотложные дела.
        - Я увезу мисс Дизайр отсюда, как только стемнеет, - успокоил его Енох. - Можешь поверить, она поедет под надежной охраной.
        Больше Дизайр уже не могла сдерживаться. Шелковое платье выскользнуло у нее из рук, и она бросилась к Моргану. Вцепившись в рукав, она смотрела на него, не отрывая глаз, полных страха. Морган ласково потрепал ее по плечу.
        - Не волнуйся, моя любимая. Енох отвечает за свои слова. Он благополучно доставит тебя в Равенсклифф.
        - А что будет с тобой? Морган, лорд Боудин и его друзья даже мельком не видели твоего лица в ту ночь, когда мы ограбили их. Они могут сказать, что видели высокого мужчину в плаще, и все. Но если Найл подробно описал твою внешность в магистрате, за тобой начнут охотиться, как за лакомой дичью! О Морган, лучше бы ты ехал вместе с нами.
        Он отрицательно покачал головой.
        - Безопаснее для всех нас разделиться - и немедленно. Слова Моргана застали Дизайр врасплох. Эти мысли не приходили ей в голову, и она почувствовала угрызения совести.
        - Если это так, как ты говоришь, то мне вообще нужно ехать в Корнуолл одной, а вам с Енохом тоже, отдельно друг от друга.
        - Какие благородные побуждения, - улыбнулся Морган, - только они неразумны, потому что возникли под влиянием чувств. Впрочем, это свойственно тебе, моя дорогая. Молодая девушка не может путешествовать и останавливаться на ночлег в постоялых дворах одна. Если только она не хочет, чтобы ее принимали за проститутку и обращались с ней соответственно.
        - Я не подумала об этом, - робко возразила Дизайр.
        - Именно поэтому ты должна делать только то, что я говорю. - Он обнял ее, и она почувствовала тепло его тела. - Не беспокойся обо мне. Я не собираюсь оставаться здесь.
        - А куда отправишься ты?
        - Это не должно интересовать тебя. Пока об этом еще рано говорить. Когда Енох оставит тебя в Равенсклиффе, он будет точно знать, где мы встретимся с ним.
        - Но когда я смогу увидеть тебя снова?
        Он не ответил, только легонько шлепнул ее, как ребенка, пониже спины.
        - Ты бы лучше, наконец, распаковала эти свертки. У нас остается несколько часов. За это время нам нужно превратить тебя в молодую знатную даму. - Он окинул ее взглядом с головы до ног. В его глазах появилась так хорошо знакомая озорная искорка. - Для этого не потребуется больших ухищрений, - добавил он.
        Из седельного вьюка Морган вынул небольшой пакет.
        - Вот держи, это кастильское мыло, - сказал он. - Его обожают все придворные леди. Так мне сказала моя знакомая модистка.
        Как можно разговаривать таким беспечным тоном, когда они собираются расстаться, и, возможно, навсегда!
        - Я принесу тебе еще одну бадейку с водой, - продолжал он.
        - Не стоит беспокоиться, - с трудом выдавила из себя Дизайр. - Уже достаточно тепло, и я, пожалуй, искупаюсь в омуте. Схватив мыло, она выбежала из барака.

        Когда она вошла, от холода у нее остановилось дыхание. Несмотря на полуденные лучи солнца, вода оказалась ледяной. Она стиснула зубы и погрузилась в воду до плеч. Но как хорошо пахнет мыло, приготовленное на испанском оливковом масле! Не зря его так любят тс, кому доступна эта роскошь.
        Дизайр быстро смыла густую, пышную пену с лица и шеи. Затем принялась намыливать грудь, руки и остальные части тела. Намылив голову, она положила мыло на ровный камень и, набрав побольше воздуха в легкие, быстро опустила голову в воду.
        - Я думаю, что мне стоит присоединиться к тебе.
        Она вздрогнула, откинула волосы с лица и, подняв глаза, увидела на берегу Моргана. Он уже снимал с себя одежду и складывал ее рядом с ее вещами.
        Сначала Дизайр хотела остановить его, но не могла произнести ни звука. Во все глаза, не испытывая ни малейшего смущения, она медленно скользила взглядом по его широким плечам, сильной груди, узкому тазу и длинным мускулистым ногам.
        Он ловко перемахнул через каменистую кромку омута и оказался рядом с ней, обнимая и притягивая к себе. Почувствовав прикосновение его тела, она попыталась оттолкнуть его.
        - Я еще не закончила мыться, - смеясь, говорила она.
        - А я еще и не начинал, - отвечал он ей с насмешливой улыбкой.
        Ей сразу же стало ясно, что он задумал. Глаза у него озорно заблестели. Вот самонадеянный мужчина! Кто дал ему право считать, что он может рассчитывать на удовольствие, решив отправить ее на край света?
        - Отпусти меня!
        В это время Морган уже обхватил ее за талию, приподнял над водой, а затем бросил в воду. Она плюхнулась, подняв фонтан брызг, и отчаянно замолотила ногами и руками по воде. Дизайр не умела плавать. Она судорожно захватила воздух ртом, и ее голова с бульканьем исчезла под водой.
        В тот же миг мощные руки Моргана подхватили ее за талию и вынесли вверх. Когда он приподнял ее повыше, струйки воды побежали по ее округлой груди, розовые соски стали упругими от холода.
        Она старалась вырваться у него из рук, не желая поддаваться. Нет, сейчас он ничего не добьется от нее. Но Морган только сильнее прижимал ее к себе, поднимая выше и выше, пока его лицо не оказалось на одном уровне с ее грудью - двумя гладкими, покрытыми росой яблоками. Он смахнул кончиком языка сначала одну блестящую капельку, потом другую.
        - Да отпусти же меня!
        - Только не сейчас. Я еще не утолил жажду, говорил он и продолжал дразнить ее, прикасаясь языком к влажной коже. Две маленькие торчащие пики ждали его губ. Знакомый трепет пробежал по всем ее жилкам, как по туго натянутым струнам. Глухой сдавленный звук вырвался у нее из груди.
        Все равно она не уступит ему! Она не должна…
        Руки Моргана спустились ниже. Неутомимые пальцы искушали ее лаской, пробираясь в самые далекие уголки. Дизайр чувствовала приближение недавно пережитых и еще не забытых сладких мук и уже знала, что не сможет им противостоять. Стройные ноги сами собой разошлись в стороны, а потом прижались к его жестким бедрам. Она откинула голову назад. Длинные волосы упали и распростерлись на поверхности воды. Все те же ласковые губы коснулись ее шеи и плеча.
        Когда Морган поднял ее выше, ее ноги крепче сжались вокруг его тела. Рукой он поддерживал ее за плечи. Она прижалась к мокрым жестким волосам на его груди и прислушивалась к гулким ударам его сердца.
        В резком броске Морган выскочил из омута, неся ее на руках. Он понес ее наверх, взбираясь по склону на высокую, похожую на пирамиду часть берега. Добравшись до ровной площадки, он лег на плотный ковер молодого папоротника, вытянулся во весь рост и посадил ее на себя.
        Каким-то непонятным образом, почти безотчетно Дизайр опустилась на колени и раздвинула бедра. Она подвигалась по его узкому и плотному животу и тут же ощутила первый быстрый и сильный толчок. Однако Морган не спешил позволить ей захватить себя в плен.
        Медленно всей длиной своего копья он играл с маленькой розовой почкой, приоткрывшейся из влажной пещеры. От возрастающего напряжения Дизайр чувствовала, как в глубине один за другим возникали и разрывались мучительные спазмы.
        Руки Моргана стискивали упругие девичьи ягодицы.
        - Морган… Я хочу чувствовать тебя внутри… Сейчас…
        Он смотрел на нее сквозь полуприкрытые веки. Темные глаза блестели от возбуждения.
        - Любимая, ты должна сама сделать то, что тебе хочется.
        И тогда без раздумья тонкими пальцами она сама подвела к своему сжимающемуся кольцу то, что было причиной ее сладких пыток. Она еще больше наклонила бедра, вбирая в глубь себя драгоценный мужской подарок.
        Она не выдержала и тихо вскрикнула от удовольствия, ощущая полноту и мощь его пульсирующей плоти. Держась за его плечи, она то плавно опускалась, то так же медленно поднималась вверх, постепенно начиная скользить во все ускоряющемся темпе.
        Только теперь Морган стал отвечать на ее движения, то сливаясь с ней, то позволяя ей оторваться от себя. Он делал это так, как она просила его вначале и как сейчас нужно было ему самому - глубже, тверже, быстрее. Когда наступил желанный для обоих момент, Дизайр резко запрокинула голову назад, победный страстный крик прозвучал в воздухе.

        В руках у Дизайр было маленькое зеркальце - роскошная безделушка, которую Морган привез для нее из Лондона. Она с трудом узнавала себя в глядевшей на нее девушке.
        Застегивать самой шикарное шелковое платье оказалось не так просто. Еще труднее было справиться с волосами и уложить их так, как она придумала. Несмотря на шпильки, сделанные из панциря черепахи, - Морган продумал все до мелочей, - ей потребовалось около получаса, чтобы прикрепить плоский шиньон на затылке. Она добилась, чтобы каждый из ее длинных локонов лег на свое место вдоль щек. Затем она погрузила палец в крошечную серебряную баночку с помадой и начала поправлять несколько легких завитков на лбу, когда услышала голос Моргана.
        - Ты еще не готова?
        Прежде чем она успела ответить, он вошел в комнату и застыл на пороге с открытым ртом.
        Она почувствовала неловкость. Как давно она не надевала платье, подобающее юной леди. А ведь когда-то ей еще помогала горничная.
        - Я сделала все, что в моих силах… - начала она.
        Он продолжал молча, не двигаясь, смотреть на нее. Ему хотелось успокоить ее, сказать, что все прекрасно, но вид прелестной юной леди так поразил его, что он не мог говорить. С их первой встречи в Уайтфрайерсе Морган видел в Дизайр необыкновенную красавицу, несмотря на ее разодранное платье, непричесанную гриву волос и запачканное лицо. И потом, даже в мужской одежде она вызывала у него безумную страсть своей бьющей в глаза женственностью.
        Сейчас перед ним стояла незнакомая ему девушка, прелестная, изысканно одетая, державшаяся с легким достоинством.
        Если даже ему в душу и закралось бы сомнение по поводу ее рассказов о своих родителях и приличном воспитании, то теперь от него не осталось бы и следа. Перед ним стояла не карманная воровка из Уайтфрайерса и не подружка разбойника с большой дороги. Рядом с ним леди, такая же, как те, которые приходили к ним в Пендаррене, когда его мать была хозяйкой большого дома.
        Впервые за многие годы он остро и в полной мере ощутил боль утраты и страстное желание вернуться к былой жизни.
        Внезапно ему захотелось сесть на главное место за длинным, полированным столом в их гостиной в Пендаррене и видеть напротив себя Дизайр. Он живо представил себе ее лицо, спокойное и вызывающее у него безграничное обожание, и ее глаза, глядевшие на него поверх серебряного подсвечника, в мягком золотистом свете свечи. Так же остро у него возникло непреодолимое желание лежать с ней рядом в широкой постели там наверху, в комнате, принадлежащей хозяину дома.
        Воображение подсказывало, как это могло быть. Он держит ее в своих объятиях, их сердца бьются в унисон. Такой счастливый союз принесет им детей, которые продолжат род Тренчардов.
        Он не мог отпустить ее сейчас. Он не должен допустить, чтобы она уехала, зная, что может никогда не увидеть его снова.
        На какое-то время Морган отбросил в сторону все доводы, которые определяли его поступки. Он широко распахнул руки навстречу Дизайр. Шурша шелковым платьем, она бросилась ему на грудь с горящими зелеными глазами. Он прижал ее к себе, жадно вдыхая пьянящий аромат ее волос.
        - Морган, любовь моя! - с этой тихой мольбой она обратила к нему свое лицо и приоткрыла теплые алые губы в ожидании поцелуя.

        9

        Они долго не могли оторваться друг от друга. Но вот Дизайр тихонько вздохнула и взглянула на него. Теплый лучистый свет еще не погас в ее глазах.
        - Ты не отправишь меня, ведь ты не сделаешь этого, Морган?
        Несмотря на подкупающую деликатность настойчивости, Морган понимал, что не должен выдавать своих чувств ни словом, ни жестом.
        - Ведь тебе не хочется, чтобы я уезжала, - ты знаешь, что это так?
        Она была права. Но что бы она ни говорила, ничто не может заставить его согласиться с ней. Зачем он позволил себе предаваться несбыточным мечтам? Он не должен допускать этого ни на минуту.
        Морган проклинал себя в душе за эту глупость. Сколько раз он предостерегал Дизайр от глупых иллюзий. Не он ли учил ее не оглядываться на прошлое и не тратить время на переживания, сокрушаясь о жизни, которой никогда не будет?
        Одним быстрым движением он высвободился из ее объятий, придирчиво оглядел.
        - Ты справилась со своей задачей довольно хорошо, - произнес он со сдержанным одобрением. - Несомненно, ты сможешь сойти за леди в подобном одеянии. А твои волосы… - Бесцеремонным кивком головы он выразил свое удовлетворение ее прической. - Это такой шик, что обычный мужчина не может выразить свое восхищение словами.
        Эти двусмысленные выражения привели Дизайр в растерянность. Морган видел это. Он заметил, как дрогнули ее полные красные губы. В следующее мгновение она взяла его за руку.
        - Не отправляй меня. Мы принадлежим друг другу - ты должен знать это теперь.
        Нелегко не замечать такого нескрываемого сильного желания, которое отразилось у нее на лице. Какой божественной представлялась ему ее красота, когда она смотрела на него глазами, полными внутренней страсти. Сколько можно отказывать самому себе в счастье?
        - Не помешало бы еще добавить немного губной помады, - продолжал он, сам удивляясь своим словам, - и может быть одну мушку возле брови.
        Вместо ответа Дизайр только крепче сжала губы, и Морган понял, как она старалась скрыть от него обиду.
        Тем не менее он продолжал разговаривать с ней тоном школьного учителя:
        - Помни, изменить свою внешность недостаточно. Нужно научиться думать по-другому. Ты должна постоянно помнить об опасности. Стоит только одному неверному слову сорваться с языка, и все наши замыслы могут разрушиться задолго до того, как ты доберешься до Корнуолла.
        - Поедем вместе с нами, - умоляла его Дизайр. - У меня так мало опыта в подобных делах.
        Я не смогу вынести всего этого, если тебя не будет рядом со мной.
        - Заставь себя постоянно думать о том, что на карту поставлена твоя жизнь и жизнь Еноха тоже. Это позволит тебе быть всегда начеку.
        Морган слышал, как она часто дышала, и видел страх, затаившийся в глубине ее зеленых глаз. Стиснув зубы, он тут же напомнил себе о том, что ее может ожидать гораздо больший ужас, если она окажется в тюремной камере.
        - Я буду осторожной, - сказала Дизайр. - Проблеск надежды появился у нее в глазах. - Но позже ты сможешь приехать ко мне в Корнуолл, правда? Они не будут охотиться за нами вечно, - настойчиво продолжала она.
        - Дизайр, ради Бога…
        - Я согласна ждать сколько угодно, если бы только знала, что наступит время, когда мы снова будем вместе. Мы сможем покинуть Англию, мы отплывем из Фалмута в… Есть столько мест, куда мы могли бы поехать.
        Не слыша ответа, она продолжала торопливо говорить сама, подстегиваемая отчаянием:
        - О, Морган, если бы ты нашел способ, чтобы мы были вместе. Я знаю, ты можешь. Почему бы нам не уплыть на какие-нибудь острова в Вест-Индии? Несомненно, там нужны мужчины для работы на сахарных плантациях. Кто знает, может быть, со временем у нас будет своя плантация.
        Морган по-прежнему не отвечал. Она подошла ближе и обняла его.
        - Я бы стала работать рядом с тобой на поле, стирала бы одежду для тебя и готовила пищу.
        - Это самое заманчивое из всех предложений, - сказал он, - но вряд ли все это подойдет тебе.
        - Почему нет?
        - Потому, что все это может надоесть мне, и я уйду от тебя.
        Его сердце разрывалось от жалости к ней, - ведь его слова вызвали у нее крик боли и обиды. Морган повернулся к ней спиной, взял в руки парчовый чемоданчик, привезенный из Лондона, откинул пряжку и вынул из него что-то очень длинное из темно-зеленого бархата.
        Наверное, прошла минута, прежде чем Дизайр поняла, что он держит в руках накидку, сшитую по последней моде.
        - Она обошлась мне в круглую сумму, - услышала Дизайр его слова. Дизайр была похожа на фарфоровую куклу, когда он окутывал ее плечи накидкой. - Ну-ка посмотрим, как это будет выглядеть, когда ты опустишь капюшон, - продолжал он.
        Она послушно накинула на голову капюшон с отделкой из черного щипанного меха лисы. Густой мех позволит ей скрывать свое лицо от чужих глаз.
        - Ты все предусмотрел, - сказала Дизайр. - Я уверена, что сумею так замаскироваться, что никто из моих попутчиков не сможет толком разглядеть мое лицо.
        - Но этот трюк оправдан только при прохладной погоде, - предупредил Морган, - иначе можешь вызвать у них любопытство. - Он снова заговорил в быстрой и нарочито спокойной манере. - Вам придется ехать какое-то время на север, потому что отсюда до Корнуолла нет прямой дороги. Погода может испортиться. Но как только вы направитесь в Девон, а затем в Корнуолл, должно быть теплее. Ближе к югу климат становится мягче. Правда, по утрам в ложбинах застаивается туман с моря…
        И опять ему вспомнились золотистые ковры цветущего чистотела в садах Пендаррена с прозрачным воздухом и нежным ароматом колокольчиков.
        Он спохватился, заметив пристальный взгляд Дизайр. По-видимому, его вид вызвал у нее замешательство. Она пыталась представить себе, что происходит в его душе, и ее тонкие изогнутые брови сдвинулись у переносицы.
        Чистотел и колокольчики… Как хорошо, что она не в силах читать его мысли…
        - Запомни, ты не должна привлекать к себе внимания. - Он снова заговорил быстро и напористо. - Постарайся избегать бесед с другими пассажирами в карете. Если кто-либо из них станет докучать вопросами о том, откуда и куда ты едешь, притворись спящей. Запомни обо всем этом!
        - Я не настолько глупая, - попыталась возразить ему Дизайр.
        - Ты просто недостаточно искушенная в подобных вопросах, - поправил он. - Поэтому слушай меня внимательно и все запоминай. Обычные кареты, как правило, останавливаются на ночь. Это значит, что тебе придется провести несколько ночей в гостинице, где-нибудь вблизи дороги. Енох договорится насчет комнаты для тебя - лучшей из тех, что будут в доме.
        - Мне неловко вынуждать тебя на лишние расходы.
        - Ты будешь совершать эту поездку как настоящая леди, - напомнил он ей. - И совершенно естественно, что тебе захочется устроиться с наибольшим комфортом и выбирать самые изысканные блюда, которые только окажутся в этих приютах.
        - А где будет располагаться Енох?
        - Енох будет спать где-нибудь на чердаке или на сеновале в конюшне. Помни - он твой слуга.
        - Да, но в то же время трудно представить, что молодая леди пожелала отправиться в такое путешествие без компаньонки, - заметила Дизайр. - Уж если не родственница, то, наверное, ее должна сопровождать горничная.
        - У тебя была собственная горничная, когда ты жила в родительском доме?
        - Почему же нет. Конечно, была.
        - И что потом случилось с ней?
        - Она сразу же сбежала из дома, когда узнала, что у мамы чума. Другие слуги поступили точно так же, все - за исключением старой Пруденс, нашей кухарки. И она поплатилась жизнью за свою преданность. У Дизайр задрожал голос, когда она вспомнила о последующих событиях того времени.
        - Тогда чума сметала на своем пути целые поместья, - продолжил эту тему Морган. Конечно, в таком положении, как мы, оказались и другие молодые девушки. Прошло еще слишком мало времени, чтобы в обществе мог восстановиться прежний порядок. Если во всем остальном ты будешь вести себя благоразумно, ни у кого не возникнет вопроса, почему ты путешествуешь только в сопровождении одного слуги.
        - Будем надеяться, что все так и окажется, - согласилась Дизайр.
        - Теперь я хочу сказать кое-что о моей тете Аратузе. - Он сунул руку в карман куртки и протянул ей конверт. Как большинство джентльменов, Морган носил кольцо с печаткой. Она увидела, как он вдавил кольцо в каплю темно-синего воска на конверте, чтобы оставить на нем свои инициалы. - Считай, что письмо внутри конверта - это мое представление тебя тете. Естественно, я не стал ей подробно расписывать причины твоего неожиданного приезда. Она узнает из письма, что ты молодая леди, оказавшаяся в стесненных обстоятельствах и желающая быть при ней в качестве компаньонки.
        - Да, ты действительно все хорошо продумал. - В ее голосе послышались язвительные нотки.
        - К сожалению, это невозможно. Все равно остается какая-то доля риска. - Он внимательно посмотрел на нее, и она снова увидела предостережение в его глазах. - Никогда не ослабляй бдительности. Ни на минуту. Если случится что-то непредвиденное, ты должна положиться на собственный разум, придется самой быстро принимать решение.
        - Рядом со мной еще будет Енох. Он сможет помочь мне.
        - На него ты можешь положиться. Я всегда доверял ему. Но рано или поздно придется научиться самой заботиться о себе.

        Во второй половине дня, ближе к вечеру они вышли из кузницы. Морган держал в руках поводья ее лошади.
        - Как Еноху удалось найти женское седло? - спросила Дизайр.
        - Полагаю, он может достать все, - отвечал ей Морган, - если не одним, то другим способом.
        Она не могла заставить себя поднять глаза на Моргана, когда расставание уже так близко. Она смотрела на Еноха, который сидел наготове в своем седле. Солнце опустилось довольно низко в западной части неба, и теперь возле входа в лощину пролегли длинные косые тени.
        - Тебе, вероятно, придется провести эту ночь в дорожной гостинице, - говорил ей Морган. - Будет лучше, если ты поужинаешь в своей комнате. В том случае, если кто-то из слуг попытается завести разговор о…
        - Я сделаю вид, что безумно устала, и скажу, что собираюсь как можно скорее лечь в постель.
        - Вижу, ты неплохо усвоила уроки. - Морган одобрительно кивнул головой. - И еще не забывай, что нет прямого сообщения между этими местами и Корнуоллом. Это значит, что сначала карета поедет на север, до тех пор, пока ты не достигнешь Золотого Якоря. Потом пересядешь в другую карету, которая привезет тебя в Корнуолл.
        - Надо бы отправляться, - призвал их Енох. У Дизайр остановилось дыхание от сознания того, как ничтожно мало ей осталось быть с Морганом. Доведенная до отчаяния, она старалась внушить себе, что они не могут расстаться навсегда. Так или иначе они должны встретиться снова.
        Морган опустил руку в карман своего плаща и вынул маленькую коробочку.
        - Это тебе, - сказал он.
        - Морган… Что это?
        - Открой.
        Она послушно открыла коробочку. Широко раскрытыми глазами она смотрела на серьги с изумрудами - часть их добычи из кареты лорда Боудина.
        - У меня было желание продать и их вместе с остальными драгоценностями, но этот цвет напомнил мне о… - Он не договорил и на секунду отвел глаза в сторону. - Я обещал тебе твою долю добычи.
        - А я уже однажды сказала тебе, что не могу принять от тебя краденую вещь. - Теперь ее голос дрожал от возмущения.
        Своей твердой рукой Морган зажал коробочку в ее руке.
        - Возьми их. Ты не сможешь надеть их в дороге, но когда-нибудь…
        При этих словах ее обдало теплой волной. «Он приедет к ней, - подумала она. - И когда он сделает это, я смогу надеть эти сережки с изумрудами».
        - Наступит такой день, когда ты будешь рада, что взяла их. Если встретишь какого-нибудь приличного человека из Корнуолла, преуспевающего фермера или судовладельца, они послужат тебе приданым.
        Дизайр отпрянула назад, оглушенная его словами. Енох не зря в свое время предупреждал ее остерегаться Моргана. Морган не любил ее. Как он мог любить ее, если с такой легкостью говорит о ее замужестве с другим мужчиной? Возможно, он способен испытывать сильную страсть или даже нежность на короткое время, но только не любовь.
        Она взяла коробочку и опустила ее за корсет.
        - Я чрезвычайно признательна тебе за совет, - сказала она. - Не сомневаюсь, они пригодятся мне.
        Он посадил ее в седло и передал ей поводья. Она пришпорила лошадь.
        - Счастливого пути вам обоим, - крикнул вслед Морган.
        Дизайр не смогла оглянуться, чтобы взглянуть на него еще раз. Она не осмелилась сделать это.

        Морган стоял неподвижно в малиново-золотистых лучах заходящего солнца и провожал взглядом Дизайр и Еноха, пока они не исчезли за серыми камнями у спуска в лощину. Ему предстояло дождаться темноты и самому уезжать отсюда.
        Он решил направиться прямо к Лене Джэроу, в ее меблированные комнаты в Саутуорке, где он останавливался раньше. Миссис Джэроу была всегда готова предоставить приличное жилище и вкусную пищу любому человеку, преследуемому законом, лишь бы он был в состоянии платить столько, сколько она хотела. Обосновавшись у нее, он будет чувствовать себя в безопасности. Потом, когда Енох доставит Дизайр в Корнуолл, он разыщет Моргана у Лены, в ее апартаментах.
        Лучше всего покинуть эти места как можно скорее и ехать дальше под покровом ночи. Губы Моргана слегка изогнулись в горько-насмешливой улыбке. Сейчас эта улыбка была предназначена ему самому. К чему кривить душой перед собой? Он не хотел оставаться один в доме, где они с Дизайр совсем недавно предавались любви. Разве мог он рассчитывать, что ему удастся заснуть одному возле огня с мучительными воспоминаниями о теле, отливающем белизной, длинных ногах, волосах, темным, сладковато-душистым каскадом падавших ему на грудь?
        Это единственно правильное решение - отправить ее подальше от этих мест. У тети Аратузы она обретет покой, а со временем забудет его. Даже без приданого она без труда найдет себе хорошего мужа - доброго, уважаемого человека, который будет счастлив назвать ее своей супругой. Как настоящий джентльмен он обеспечит ей жизнь в уютном доме с прислугой, чтобы избавить ее от повседневных хлопот. Тогда Дизайр не придется больше бегать и скрываться. Жизнь ее потечет размеренно и спокойно.
        А ночи? При этих мыслях руки Моргана невольно сжались в кулаки. Чужой мужчина будет лежать рядом с ней, и она, как подобает послушной жене, и телом будет принадлежать этому человеку. Может быть, если он окажется милым и сердечным, она постепенно привяжется к нему, будет заботиться о нем и с удовольствием выполнять свои супружеские обязанности. Морган даже представил себе ее в такие минуты - с ласковой улыбкой на мягких алых губах.
        Он пробормотал какое-то проклятие, круто повернулся на каблуках, перепрыгнул через изгородь, возле которой стоял его жеребец, и вскочил в седло. Пришпоренный конь помчался галопом вперед, и они быстро скрылись в тени лощины. Кузница осталась позади. Впереди его ждал Лондон.

        10

        Громоздкая карета с пассажирами скрипела и громыхала на дороге, изрезанной многочисленными колеями. В отличие от немногих роскошных карет, оснащенных рессорами, эта была старого образца: квадратная, тяжелая, похожая на огромный ящик, который подпрыгивал каждый раз, когда колеса попадали в глубокие ямы, оставшиеся после зимних дождей. Дизайр сидела у грязноватого оконца и старалась не обращать внимания ни на дорожные неудобства, ни на трех беседовавших попутчиков.
        Первую ночь она провела в небольшой, но уютной гостинице в нескольких милях от кузницы. На следующий день она чуть свет перебралась обратно в карету. Дизайр ни на минуту не забывала наказов Моргана. Изысканная и новая одежда придавала ей уверенность в себе, и она держалась как молодая светская дама. При внешней учтивости она соблюдала дистанцию в общении с тремя другими пассажирами, разделявшими вместе с ней эту трясущуюся колымагу. На протяжении последнего часа она сидела с закрытыми глазами, делая вид, что подремывает.
        - Мы прибудем в «Золотой Якорь» задолго до темноты, - сказал грузный джентльмен в темной, строгой одежде. Это был состоятельный торговец шелком из Чипсайда, где находились самые дорогие в Сити лавки.
        - Я много раз останавливался там, - рассказывал торговец. - У них всегда подают пищу в установленные часы, а хозяин - сама любезность.
        Дизайр открыла глаза, села прямо, расправляя складки своей зеленой бархатной накидки. Она надеялась, что остановки в гостиницах пройдут без осложнений. Но успокоения не приходило. Она сможет свободно дышать, только добравшись до Равенсклиффа. Слава Господу, что рядом Енох, надежный и флегматичный, восседающий наверху. Минувшей ночью он оправдал свое положение сопровождающего: договорился с хозяином гостиницы насчет лучшей комнаты для своей госпожи. Енох относился к ней предупредительно и почтительно, как и подобает хорошо воспитанному слуге.
        Торговец шелком оказался очень словоохотливым человеком и не переставал говорить о достоинствах «Золотого Якоря». Дизайр прислушалась к его словам.
        - Нам окажут радушный прием. В гостиной есть большой камин, и нас накормят вкусным ужином.
        Полная дама средних лет в коричневом, которая сидела рядом с Дизайр, при этих словах вздохнула так глубоко, что кружева на ее пышной груди едва не лопнули.
        - Что касается меня, то я мечтаю оказаться в теплом помещении. Качество пищи меня не волнует, - сказала дама. - Я боюсь, что мы можем задержаться в пути до ночи. Рассказывают столько страшных историй о том, как под покровом темноты разбойники грабят ни в чем неповинных путешественников.
        - Нет никакой управы на этих негодяев, - согласился торговец. - Они караулят в засаде порядочных людей, чтобы лишить их денег, заработанных тяжелым трудом. Они могут без колебаний застрелить кучера, если он осмелится сопротивляться. - Он посмотрел на Дизайр. - Мы можем напугать молодую леди такими рассказами. - Она молча выразила ему свою признательность, заставив себя улыбнуться.
        - Да, нам, беззащитным женщинам, больше всех следует бояться этих разбойников, - продолжала сетовать полная дама. - Им недостаточно только отобрать у нас золото или драгоценные камни. Эти лишенные всякого стыда грубые животные одинаково не считаются ни с целомудренной горничной, ни с почтенной вдовой, например такой, как я.
        - Я вынужден признать, что вы правы, - поддержал ее торговец. - Но все-таки существуют Бог и справедливость. Эти люди получают наказание по заслугам. - Разгорячившись, он продолжал развивать эту тему. - Ведь не зря же не проходит и месяца, чтобы кто-нибудь из этих разбойников не попадал в Тайберн и не платил по векселям.
        - А это, надо сказать, великолепное зрелище, - вмешался молодой хлыщ, сидевший рядом с торговцем. - Оно не менее занимательно, чем любое представление на подмостках королевского театра.
        Своими высказываниями молодой человек вызвал отвращение у Дизайр. Она украдкой разглядывала его: небесно-голубого цвета плащ, расшитый золотом, неимоверно широкие штаны до колен, желтые шелковые чулки с подвязками вокруг кривоватых ног и туфли на высоких каблуках. Его волосы закрывал парик с причудливо уложенными глянцевитыми, черными локонами. Один из них, как было принято среди щеголей, падал со лба на плечо и был перехвачен голубым бантом. На лице горел яркий румянец. Но вот он начал вещать, и лицо его приняло решительное выражение.
        - У меня есть правило - не пропускать ни одного случая повешения, если я нахожусь в это время в Лондоне. - И он начал взахлеб рассказывать: - Помню, как однажды, это было в прошлом году, я присутствовал при казни одного парня. Ему пришлось долго помучиться перед смертью. Палач оказался неопытным. Это было видно. Когда у преступника из-под ног выкатили тележку, петля на шее запуталась, и тут он начал выделывать ногами такие чудеса, которым могли бы позавидовать танцоры на канатах в Спринг Гарденс. Посмотрели бы вы на него тогда. Так он и дергался до тех пор, пока двое его дружков не подбежали к нему и не повисли у него на ногах, чтобы избавить от страданий. Меня поразило его темно-багровое лицо. Такого я никогда не видел, должен вам сказать.
        От этого рассказа у Дизайр закружилась голова, дрожь пробежала по спине. Она прикусила нижнюю губу, чтобы не застонать. «О Боже, - подумала она, - вдруг Моргана арестуют». У нее похолодело внутри, как будто она уже увидела его стоящим на тележке, с цепями на руках и ногах, в последние минуты жизни.
        - Сэр, вы бы лучше попридержали свой язык, я вас прошу! - С суровым видом торговец остановил молодого хлыща. - Я не сомневаюсь, что дамы воспринимают ваш рассказ как нечто совершенно неподобающее джентльмену.
        - Я вам могу сказать, что у меня на этот счет другие представления о дамах. Я сам наблюдал, как представительницы прекрасного пола получали удовольствие от подобных представлений не меньше, чем джентльмены. Он обратил свой томный взгляд к Дизайр. - Вам никогда не приходилось присутствовать при повешении, мадам?
        Она сдержала подкативший к горлу комок. Преодолевая отвращение, она с трудом проговорила:
        - Нет, не приходилось.
        - В таком случае я оставляю за собой привилегию, если вы позволите, сопровождать вас…
        - Публичная казнь - это не шутовство и не развлечение для легкомысленных молодых людей или глупцов, - вмешался торговец. Своим разгневанным взглядом он заставил замолчать щеголя. - Это предостережение для тех, кто захочет польститься на бесчестную жизнь. Я всегда даю своим молодым помощникам выходной день, чтобы они могли поприсутствовать на этой процедуре в Тайберне.
        Полная дама одобрительно кивнула головой.
        - Я тоже не сомневаюсь, что такие уроки полезны молодым людям.
        В это время карста замедлила ход. Кучер заставил лошадей свернуть с дороги, и через каменную арку карета въехала во двор «Золотого Якоря».
        - Вот мы и приехали, и еще далеко до ночи, - воскликнул торговец с довольным видом. - Здесь нас ожидает прекрасный ужин, вспомните мои слова. Я бы предпочел сначала полакомиться куриным паштетом. - После резкой остановки карсты он продолжил: - Может, нам предложат мясо молодого барашка, каплуна…
        Он выглянул из окна, и от увиденного его круглое лицо сразу приняло хмурый вид.
        - Не могу понять, что случилось. В это время здесь обычно царит оживление. По пути в Лондон возле гостиницы останавливаются обозы, груженые рыбой. Все забито фургонами с кипами шерсти, рулонами кожи… - Он качал головой в недоумении. - А где же хозяин? Он всегда выходит встречать приезжих.
        - Я не вижу даже конюха, который бы распряг наших лошадей, - заметил молодой человек.
        Дизайр наклонилась вперед, чтобы лучше разглядеть происходящее за окном. Двор гостиницы был пуст, если не считать красивого черного с белыми пятнами жеребца и спешившегося всадника. Мужчина в нетерпении озирался по сторонам, явно обеспокоенный тем, что никто не спешил обслужить его.
        - Посмотрите туда! - закричала полная дама. - Красные мундиры! Да это целый отряд!
        Дизайр задрожала всем телом от страха. Она увидела, как отовсюду начали появляться солдаты в красных мундирах, драгуны его величества. Некоторые из них уже стояли во дворе, другие выбегали из дверей гостиницы, выскакивали из конюшен, выглядывали из-за угла дома. Похоже, готовилась какая-то операция.
        Перепуганная насмерть Дизайр широко раскрытыми глазами следила за развертывавшимися событиями. В лучах солнца ярко сияли золоченые пуговицы на алой одежде драгун, они держали наготове свои мушкеты, размахивал саблей их капитан, мужчина огромного роста с кирпично-красным лицом под белым париком.
        Через минуту какой-то человек спрыгнул сверху и загородил собой окошко карсты. Она увидела ярко-красное лицо Еноха. Их глаза встретились. По выражению его глаз Дизайр поняла, что им угрожает серьезная опасность. Енох пытался что-то сказать ей, но она ничего не слышала.
        Спустя еще минуту со всех сторон послышались выстрелы из мушкетов, и тогда Енох бросился прочь от карсты, петляя и пригибаясь к земле. Вокруг него то тут, то там взмывали вверх облачка пыли от пуль. Он был в нескольких шагах от черного с белым жеребца, когда шальная пуля попала в животное.
        Конь встал на дыбы и заржал от боли. Всадник в ярком плаще пытался сдержать обезумевшего жеребца, чтобы не оказаться сброшенным на землю.
        Снова показался Енох. Он пробежал прямо под копытами коня, молотившего воздух передними ногами, как сквозь ворота. Дизайр впилась руками в колени. Он должен убежать! Они не смогут поймать его!
        Однако драгуны заметили Еноха.
        Офицер закричал:
        - Стой! Именем короля! - Он тут же отдал приказ солдатам: - Остановите его! Стреляйте!
        Конь, потерявший равновесие, упал на бок и бил копытами в воздухе. Енох продолжал удирать. Новый град пуль посыпался вслед ему, и Дизайр увидела, как он схватился за плечо и упал на колени, - пуля настигла его.
        Офицер приподнялся в седле. Он выкрикивал приказы и делал знаки саблей. Но выполнять эти приказы его подчиненным мешал могучий круп жеребца. Тем временем Еноху удалось каким-то образом встать на ноги. Вот он покачнулся в сторону. Напрягшись каждой жилкой, Дизайр сидела неподвижно и следила за ним, пока он не проскользнул под каменной аркой гостиничного двора и не скрылся из вида.
        - В погоню! - снова закричал офицер. Один из солдат пришпорил свою лошадь, и та перескочила через уже обессилевшего жеребца. Другие солдаты последовали его примеру.
        Сначала Дизайр почувствовала, что у нее гора спала с плеч, когда Еноху удалось скрыться. Теперь она понимала, в каком трудном положении оказалась сама. Неужели он считает, что она сможет уйти пешком? Он должен понимать, как ничтожно малы ее шансы убежать отсюда. Она сразу же запутается в своем длинном платье и накидке, споткнется в этих изящных туфлях на каблуках.
        И тут ей пришла в голову другая мысль.
        Енох предпринял единственно возможные действия. Он хотел отвлечь внимание драгун от нее, чтобы она могла исчезнуть. Только теперь она окончательно поняла, что недооценивает свои шансы.
        В такой ситуации она не могла допустить, чтобы он напрасно рисковал своей жизнью. Нужно извлечь пользу их этой суматохи и попытаться убежать. Она толкнула ручку на дверце кареты.
        - Остановитесь, нельзя делать этого, - убеждал торговец, схватив ее за руку. - Молодой леди безопаснее остаться здесь.
        Послышался голос капитана, который приказал группе драгун задержаться. Она видела, как они окружают карсту.
        Тогда, собрав все силы, Дизайр вырвала свою руку от торговца и резко повернула ручку. Дверь кареты распахнулась. Приподняв подол платья и нижней юбки, она спрыгнула на землю.
        Спасаться бегством было поздно, это вызвало бы подозрения у драгун. Быстро окинув глазами двор, она остановила взгляд на черном с белыми пятнами жеребце.
        Похоже, пуля только слегка задела его, - он уже стоял на ногах. Двое конюхов выбежали из конюшни, чтобы помочь ему.
        Всадник, мужчина в темно-фиолетовом бархатном плаще, лежал неподвижно на земле, с лицом, испачканным кровью. Владелец гостиницы, высокий, лысый мужчина, спешил к нему через весь двор. Однако Дизайр бежала еще быстрее.
        Отчаяние придавало ей силы. Она подбежала к молодому мужчине, бросилась на колени, схватила его за руку и вскрикнула:
        - О, мой брат, о, мой дорогой брат! Ему нужна помощь… Срочно…
        Капитан драгун подскочил к ней.
        - Позвольте предложить вам свои услуги… - начал он.
        «Только его здесь недоставало», - подумала Дизайр. Она обернулась к нему и, сверкая своими зелеными глазами, закричала на него:
        - Вы, сэр, отойдите подальше. Я считаю вас виновником этого ужасного несчастья.
        Краска прилила к лицу капитана.
        - Вы ошибаетесь, мисс. Мы направлялись к гостинице, чтобы устроить засаду для банды убийц.
        Не обращая внимания на его объяснения, Дизайр повернулась к владельцу гостиницы, который стоял рядом в окружении небольшой группы слуг.
        - Немедленно перенесите моего брата в гостиницу, - приказным тоном сказала она. - Уложите его в самой хорошей комнате. И пошлите кого-нибудь за врачом.
        Хозяин гостиницы на мгновение оторопел.
        - Делайте то, что я вам сказала. Не теряйте времени, - продолжала Дизайр. В ее голосе заметно прибавилось уверенности после того, как она почувствовала, что ее слова возымели должное действие. Несомненно, на владельца гостиницы произвели впечатление ее модная и дорогая одежда, а также властный тон. Он повернулся к своему туповатого вида слуге.
        - Ты здесь, Колин? Хорошо. Перенеси джентльмена в верхнюю комнату, ту спальню с окнами на фасад. Нан, ну что ты таращишь глаза! Иди вперед и посмотри, все ли там в порядке. Затопи камин и принеси несколько одеял.
        Из окна просторной комнаты на третьем этаже Дизайр видела, как внизу капитан в красном мундире и двое его подчиненных садились на лошадей. Вот они выехали за ворота. Она не сомневалась, что они отправились по следам Еноха. Как далеко он смог уйти с раненым плечом и без лошади? Она попыталась отогнать от себя эти тревожные мысли и обдумать ситуацию, в которую сама себя поставила.
        Морган верил в Еноха, и ей оставалось только разделять эту уверенность.
        Отойдя от окна, Дизайр приблизилась к широкой кровати, на которой лежал раненый мужчина. В данный момент он явно нуждался в ее помощи.
        Она взяла с комода тяжелый кувшин с водой, налила воду в миску, смочила чистую тряпочку и начала смывать кровь с лица мужчины. Это был молодой человек, по-видимому, двадцати с небольшим лет. Вид глубокой раны у него на виске заставил ее вздрогнуть. Она намочила в воде полотенце, которое должно было служить компрессом, и приложила его к ране.
        Ударился ли он головой об острый камень, или его лягнул копытом жеребец? Может быть, у него и другие повреждения, которых просто не видно. Только бы хозяин гостиницы побыстрее прислал врача, молила она.
        Дизайр взяла его руку, и эта рука была холодна, как лед. Невольно она подышала на руку молодого человека, чтобы согреть ее. На одном из пальцев она заметила перстень с печаткой. Такой же перстень был и у Моргана. Он выдавил им свои инициалы на воске, которым было запечатано рекомендательное письмо для его тетки.
        Приглядевшись внимательнее к кольцу, Дизайр прочитала две выгравированные буквы - D и У. Буквы были выведены очень красивым шрифтом в рамке со сложным узором из листьев. У молодого человека слегка задергались веки. Возможно, он начинал потихоньку приходить в сознание.
        Должно быть, глупо с ее стороны оставаться здесь и ждать чего-то. Енох не зря устроил этот короткий спектакль. Она должна бежать. Но как оставить раненого и беспомощного молодого человека? В любом случае ей нужно побыть возле него и сделать все, что в ее силах, до прихода врача.
        Она быстро расстегнула его темно-фиолетовый бархатный плащ. И тут ее пыльцы коснулись какого-то плотного, прямоугольного предмета во внутреннем кармане плаща. «Кошелек», - подумала она. Сразу же в ее памяти всплыло лицо Моргана с насмешливой улыбкой, когда он уверял ее в том, что ей не хватало мастерства карманной воровки. Чтобы украсть кошелек у человека, находившегося в бессознательном состоянии, не требовалось особой сноровки. Поймав себя на этой мысли, Дизайр почувствовала презрение к самой себе. Получается, что она незаметно привыкает думать, как преступники?
        Вместе с тем ей тут же пришлось вспомнить о том, что, окажись она вдруг на свободе, ей не обойтись без денег. Ведь нужно платить за дорогу. В той одежде, которая была на ней сейчас, вряд ли она может отправиться в путь пешком, не вызывая подозрений.
        Проникнув в карман плаща, она, к своему удивлению, извлекла оттуда не кошелек, а какую-то обтянутую кожей книжку. Решив, что от этой книжки нет никакой пользы, Дизайр откинула ее на одеяло.
        Книжка раскрылась, и Дизайр увидела на первом чистом листе надпись. Она гласила: «Сэр Джеффри Уоррингтон». Пониже мелкими буквами было указано следующее: «Отчет о поездке в Шотландию и Уэльс с заметками о местной флоре и фауне…»
        Дизайр захлопнула книжку и распахнула полы плаща. Быстрыми, осторожными движениями она развязала шнурок кружевного гофрированного воротника и расстегнула несколько верхних пуговиц на его сорочке.
        Отодвинув белокурые пряди волос с его лба, Дизайр рассмотрела его худощавое, овальной формы лицо, которое в тот момент было лишено своих естественных красок, с четко очерченными, тонкими губами. В облике этого молодого мужчины явственно выступали аристократические черты.
        Она встала и расправила одеяло, накрывавшее его. «Огонь в камине должен согреть его», - подумала она. Затем направилась к двери. Но, не успев дойти, Дизайр услышала голос владельца гостиницы и его тяжелые шаги.
        В спальню вошел знакомый высокий мужчина. Быстрыми шагами он подошел к кровати и бросил тревожный взгляд на раненого.
        - Как себя чувствует сейчас этот несчастный молодой человек? - спросил он.
        - Еще не приходил в сознание. Я боюсь за его жизнь, - ответила Дизайр. В данный момент ей не нужно было демонстрировать свою озабоченность. В ее взгляде сквозило неподдельное беспокойство.
        Из-за спины хозяина гостиницы выглядывала хрупкая фигурка горничной, которая держала в руках чемоданчик Дизайр, - весь ее багаж. Горничная поставила чемоданчик перед ней и, сделав реверанс, сказала:
        - Я приготовила для вас комнату, сударыня. Она находится рядом с этой.
        - Если бы я только могла хоть чуть-чуть отдохнуть, когда мой брат в таком состоянии, - проговорила Дизайр.
        Владелец гостиницы с сокрушенным видом покачивал головой.
        - Никогда ничего подобного не бывало в «Золотом Якоре». Мое заведение - самое уважаемое в округе, уверяю вас. Я могу только выразить вам свое сожаление. То, что случилось с вашим братом…
        Задача Дизайр заключалась в том, чтобы заставить этого человека как можно дольше оставаться в положении обороняющейся стороны. Она знала, что в любую минуту он может выразить ей свое удивление по поводу ее путешествия без сопровождения слуг в обычной пассажирской карете.
        - Вы говорите, уважаемое! Могла ли я когда-нибудь предположить, что, отправившись на встречу с братом, окажусь в этом месте? Могла ли я думать, что сюда нагрянут эти кровожадные драгуны? - Ломая себе руки, она продолжала: - О, если бы только наш дорогой Джеффри не был таким большим любителем приключений. Но он предпочел проехать по всей Шотландии верхом на лошади и не взял с собой никого из слуг.
        Заметив тревогу и любопытство в глазах собеседника, Дизайр прервалась и пояснила:
        - Мой брат - сэр Джеффри Уоррингтон.
        - Да, да. Я знаю. - Мужчина поклонился ей.
        Она не могла не видеть, что ее слова произвели на него большое впечатление, на что она и рассчитывала.
        - Мадам, для меня большая честь быть полезным его светлости. И вам также, моя госпожа.
        - Допускаю, что вы говорите это искренне, - продолжала Дизайр, придав некоторую надменность своему лицу. - Но скажите, как может поправиться мой брат здесь, у вас, где полно рыщущих солдат?
        - Драгуны уже уехали, - поспешил заверить ее владелец гостиницы. - И скатертью дорога Орава пьяниц, которые способны опустошить винный погреб порядочного человека и не заплатить по счету.
        - И часто они нападают таким образом на безобидных путешественников?
        - О нет, поверьте мне, леди. Они не собирались делать этого. Они получили приказ подкараулить банду разбойников - шайку Большого Тоуби. Примите мои извинения за то, что приходится упоминать клички этих негодяев. Так их называют простые люди из здешних мест.
        - А тот человек, который ехал наверху, кто он? Они и его разыскивали?
        - Я в этом не сомневаюсь, - отвечал ей хозяин гостиницы. - Иначе зачем ему было бежать от них, стоило только ему увидеть красные мундиры. Обычный пассажир не стал бы вести себя таким образом.
        Понимая, что она затевает опасный разговор, Дизайр все же не могла удержаться от дальнейших расспросов. Ее тревожила судьба Еноха.
        - Как вы думаете, они поймают его?
        - Скорее всего, ему не удастся убежать, с его-то раной. Но я допускаю, что и в этом случае с мошенником может быть много мороки. Страх быть вздернутым на виселице заставит его бежать из последних сил.
        После этих слов хозяин гостиницы не замедлил изобразить на своем лице успокаивающую улыбку:
        - Вам не стоило бы беспокоиться о таких ничтожествах, как этот человек, мисс.
        - Я беспокоюсь только о своем брате, - отвечала Дизайр, - его состояние приводит меня в отчаяние.
        - Я послал одного из слуг за врачом, - поспешил заверить ее хозяин. - Пока его нет, вы могли бы сами немного отдохнуть и успокоиться.
        В их разговор робко вмешалась горничная.
        - Может быть, леди угодно немного подкрепиться. Крепкий чай и варенье из черной смородины восстановят ваши силы.
        - Вот правильно. Я как раз собирался сказать тебе, Нан, - хозяин гостиницы опять был готов показать Дизайр свою любезность, - чтобы ты вовремя подала леди хороший кусочек каплуна с вертела.
        - Боюсь, что я не смогу проглотить ни крошки, - пыталась возразить ему Дизайр.
        - Вы должны попробовать, - настаивал хозяин. - После поездки вам необходимо подкрепиться.
        Дизайр больше не сопротивлялась, и хозяин сказал горничной, чтобы та бежала на кухню. Сам он отправился было за ней, но в последний момент остановился у порога.
        - Как только приедет врач, я приведу его к вам.

        Оставшись одна, Дизайр начала мелкими глотками пить поданный ей чай. Крепкий горячий напиток сразу взбодрил ее. Потом, вспомнив о том, что она ничего не ела с самого утра, она решила попробовать кусочек жареного каплуна с золотисто-румяной корочкой. Мясо еще не остыло и оказалось вкусным. Дизайр быстро справилась с мясом и только что испеченным хлебом.
        Дородная женщина, которая ехала с ней в одной карете, прислала свою горничную, и та сказала Дизайр, что дама будет счастлива видеть молодую леди в своем обществе до приезда врача.
        Дизайр попросила горничную поблагодарить даму за приглашение, но не воспользовалась им.
        Она с трудом выдержала весь этот маскарад, когда владелец гостиницы и горничная наперебой предлагали ей свои услуги. Сможет ли она и дальше держать их в заблуждении? Если молодой человек придет в себя, она окажется в трудном положении.
        Она не спеша вытерла руки салфеткой, отодвинула в сторону поднос и встала. Коль скоро какое-то время ей не придется думать о пище и воде, пора бежать отсюда.
        Бежать… Только как проделать этот длинный путь пешком в зеленом шелковом платье и накидке с лисьим мехом? Она не сомневалась, что в своих туфлях на тонкой подошве ей не добраться до Корнуолла, это уж точно!
        В кошельке у Дизайр звенело лишь несколько мелких монет. Морган отдал все деньги вместе с кожаным мешочком Еноху, для надежности. У нее мелькнула мысль о сережках с изумрудами за корсетом. Конечно, это большое богатство. Но разве можно рассчитывать их продать, не навлекая на себя подозрений?
        Она посмотрела в сторону кровати. Раз она не обнаружила кошелька у Джеффри Уоррингтона в его плаще, может быть, деньги находятся в сумке на поясе. Собравшись духом, она направилась к молодому человеку, который по-прежнему не приходил в сознание.
        - Его светлость сейчас находится в спальне, вот там.
        Снаружи, из холла послышался голос хозяина гостиницы. Дизайр вздрогнула и отступила назад.
        Торопливой походкой хозяин прошел в комнату, следом за ним появился высокий худощавый джентльмен, который нес в руке продолговатый кожаный саквояж. Незнакомый мужчина поклонился Дизайр и представился: - Лукас Манроу, врач.
        Она заставила себя улыбнуться, помня, что маскарад еще не закончен и ей нужно сыграть свою роль как можно лучше.

        11

        Врач наклонился к кровати и откинул одеяла. Закончив осмотр пострадавшего, он покачал головой, тяжело вздохнул и повернулся к Дизайр.
        - В самом деле, ваш брат получил серьезную травму, - сказал он. - Кроме сильного удара по голове копытом своей лошади он еще перенес общий шок в результате ушиба всего тела. Сейчас у него отмечаются глубокие нарушения всех жизненно важных функций.
        - И вы ничего не можете сделать для его спасения? - прервала врача Дизайр.
        - Я постараюсь использовать все свои знания и умение, а они немалые, но вам не следует обольщать себя слишком большими надеждами, леди. В таких случаях, как этот, исход непредсказуем. Я припоминаю одного джентльмена из Лондона, который попал под колеса кареты и был в подобном состоянии…
        - Простите, но сейчас речь идет о моем брате, - в нетерпении снова перебила его Дизайр. - Чем вы можете помочь ему?
        Доктор Манроу сразу выпрямился, подчеркивая собственную значимость - его самолюбие задела эта стройная хрупкая девушка. Как смеет она разговаривать в таком тоне, почему позволяет себе смотреть на него в упор своими зелеными глазами? Однако доктор быстро смирил свою гордость, вспомнив, что перед ним сестра сэра Джеффри Уоррингтона.
        Доктор повернулся к хозяину гостиницы и начал отдавать распоряжения чеканным голосом:
        - Немедленно принесите горячие камни. И кроме этого, бутылки с горячей водой. Как можно больше - сколько сможете унести в руках. - Он расстегнул свой саквояж и вынул из него ланцет. - Мне потребуется таз и побольше полосок из чистой полотняной ткани. Прежде всего, я сделаю кровопускание его светлости.
        - Может быть, он уже потерял достаточное количество крови? - спросила Дизайр.
        - Вы должны положиться на меня, моя милая леди. Считайте, что вашему брату повезло. Перед вами врач, который имеет практику не где-нибудь в захолустье. Я живу в Лондоне, и мой дом хорошо известен, благодаря моему искусству. У меня много клиентов среди джентри. В этих краях я оказался по счастливой случайности. Меня пригласил к себе в поместье сэр Ричард Карстейрс - его жена заболела воспалением легких, а поблизости не нашлось ни одного врача.
        Внимая пространным речам доктора Манроу, Дизайр подумала, что он больше озабочен тем, чтобы произвести впечатление и набить себе цену, нежели действительно заняться врачеванием. Но кроме него поблизости нет лекаря, а молодому человеку нужна неотложная помощь.
        Хотя доктору Манроу явно не терпелось выпроводить Дизайр из комнаты, она настояла на том, чтобы он позволил ей остаться. После кровопускания лицо сэра Джеффри побледнело еще сильнее, однако доктор Манроу с удовлетворением кивал головой.
        Он застегнул пуговицы на отделанных кружевом манжетах своей батистовой сорочки, поправил сюртук и стал давать указания пребывавшему в тревожном ожидании хозяину гостиницы.
        - Прикажите приготовить горячий напиток из вина, яиц и сахара и проследите, чтобы в него добавили инжир, руту и венецианскую патоку.
        - Сухая руга у нас хранится в кладовой, и немного инжира тоже найдется. А вот венецианской патоки у нас, наверное, нет. До тех пор она нам не требовалась.
        - Мое дело вам сказать, а обо всем этом вы должны побеспокоиться сами, - холодно заметил доктор. - Слушайте меня дальше. Нужно будет сделать компресс из смеси уксуса и порошка, приготовленного из сухих улиток. Для этого потребуется дюжина улиток, не меньше. Компресс нужно прикладывать ко лбу его светлости и менять его, как только ткань высохнет. Все это время вы будете держать окна плотно закрытыми. Для человека, который находится в таком состоянии, как его светлость, свежий воздух губителен. - Он заглянул в свой саквояж и вынул из него небольшую металлическую коробочку. - Как хорошо, что она оказалась у меня - это очень редкий и дорогой порошок. Он приготовлен из рога единорога и двух камней. Один из них извлечен из желудка антилопы, другой делает организм устойчивым к действию всех существующих на свете ядов. Вы должны высыпать содержимое коробочки в кипящую воду и потом держать сосуд с водой у изголовья пациента, так чтобы он мог вдыхать целебные пары.
        После этого доктор изобразил глубокий поклон и сказал, обращаясь к Дизайр:
        - Пока я не могу сделать большего для его светлости. Но могу заверить вас, что побуду здесь до утра и посмотрю его еще раз. Может быть, судьба будет благосклонна к нему, и ему станет лучше.
        Как только доктор удалился из спальни, в холле и по лестницам забегали слуги, принимаясь выполнять его указания. Было уже далеко за полночь, когда Дизайр осталась одна возле сэра Джеффри, чтобы подежурить остаток ночи.
        В комнате было душно. Воздух был пропитан зловонием «целебных паров», и ей очень хотелось открыть окно. Хотя для нее самой была приготовлена соседняя комната и она бы с удовольствием поспала несколько часов, она не могла оставить Джеффри Уоррингтона одного в его теперешнем состоянии.
        Уже близился рассвет, когда ее дремоту прервал голос приходящего в себя молодого человека. Он еще не был в полном сознании. В легком бреду он невнятно произносил что-то. Дизайр не могла разобрать его слов. Она быстро подошла к кровати и наклонилась к нему.
        Она увидела, как у него затрепетали веки. Потом он открыл глаза и посмотрел прямо ей в лицо. Его рука задвигалась по одеялу, и Дизайр взяла ее.
        - Голова… - простонал молодой человек.
        - Вы сильно ушиблись во время падения, - успокаивала его Дизайр мягким голосом. - Не надо двигаться и постарайтесь не разговаривать.
        Она почувствовала, как он крепче сжал руку, и ей стало полегче на душе. К нему постепенно возвращалось сознание, то ли потому, что помог доктор, то ли его крепкий организм справился с травмой. «Скорее всего, последнее», - подумала Дизайр, стараясь не вдыхать удушливых «целебных паров».
        - Пить, - пробормотал молодой человек. - Так хочется пить…
        Она налила в чашку лечебный напиток. Он сделал один глоток и рукой отстранил чашку. - Воды… Пожалуйста…
        После короткого колебания Дизайр вылила это экзотическое зелье в ночной горшок и поднесла ему чашку с прозрачной ключевой водой.
        - Вы должны глотать очень медленно, - говорила она, обхватив его руками за плечи, чтобы приподнять голову.
        Когда он перестал пить, она попыталась отойти от него, но он издал слабый звук протеста и крепче прижался к ней, как бы ища у нее защиты.
        - Не могу вспомнить. Как я оказался здесь?
        - Тише, - мягко остановила его Дизайр. - Придет время, и вы все вспомните. А сейчас закройте глаза и отдыхайте.
        - Не уходите от меня.
        - Я буду рядом с вами до тех пор, пока это будет нужно, - обещала она.
        У него на губах появилась чуть заметная улыбка, и он откинулся назад, на подушки. Дизайр окунула полотняный лоскут в уксусный раствор с порошком из улиток, чтобы сделать свежий компресс. Почему именно из улиток, а не из устриц, спрашивала она себя, прикладывая компресс ко лбу Джеффри.
        Поправив одеяла и продолжая сидеть возле него, она начала незаметно для себя клевать носом. Духота и тяжелый запах лечебного снадобья усыпляли ее. Погружаясь в дремоту, она размышляла о своей судьбе, которая сейчас свела ее с сэром Джеффри Уоррингтоном. Как странно, но она чувствует себя все более ответственной за его жизнь. Это удивительно. «Если бы я действительно была его сестра», - подумала она. Тут она как будто куда-то провалилась, заснула, держа за пальцы молодого человека.

        Когда она проснулась, было еще раннее утро. Снизу, со двора доносился топот лошадиных копыт. Было слышно побрякивание сбруи и уздечек. Раздался сухой щелчок от удара кнута кучера и вслед за ним постепенно удаляющийся звук колес. После сна в кресле Дизайр захотелось поскорее встать и потянуться. Она попыталась осторожно высвободить свою руку из руки сэра Джеффри. Но стоило ей пошевелиться, как он тихо застонал, потом открыл глаза и посмотрел на нее.
        - Жарко… Очень душно… «Отвратительный запах испарений из котелка мог вызвать удушье даже у здорового человека», - подумала она.
        - Окно… - снова пробормотал молодой человек. Доктор Манроу запретил открывать окно, и Дизайр не забывала об этом. Джеффри начал метаться в постели, глазами умоляя помочь ему.
        Не в силах отказать ему, Дизайр встала и приоткрыла одно из окон на несколько дюймов. Душистый весенний воздух ворвался в комнату. Она сделала глубокий вдох. Без сомнения, легкое дуновение весны не могло причинить ему вреда, тем более что на него навалили несколько тяжелых одеял. Поэтому она рискнула пошире распахнуть окно, задернув штору, чтобы яркий свет не раздражал глаза.
        Молодой человек благодарно улыбнулся. Дизайр предложила ему свежей воды, и он сделал несколько глотков.
        Вскоре в комнату вошел владелец гостиницы. Он облегченно вздохнул и не мог скрыть радости от того, что его именитый гость пришел в сознание. Подходя к кровати, он раскланивался на ходу.
        - Благодарение Создателю, - с жаром произнес он. - Он послал нам доктора Манроу. Это прекрасный врач. И еще вашей светлости неслыханно повезло, что сестра оказалась рядом во время тяжких испытаний.
        На мгновение у Дизайр остановилось дыхание, и она сжалась в комок. Сейчас сэр Джеффри мог опровергнуть ее утверждение о том, что она является его сестрой. Тогда ее ждет немилость хозяина гостиницы и позор. В ярости он может отвести ее в ближайший магистрат.
        Однако молодой человек промолчал, и только слегка приподнял брови. Нужно найти предлог и выпроводить хозяина побыстрее из комнаты. Поэтому Дизайр сказала:
        - Моему брату сейчас необходимо хорошее питание. Я позабочусь об этом. Думаю начать с крепкого чая. И два вареных яйца. Распорядитесь, чтобы повар приготовил крепкий мясной бульон. Только говяжий или куриный, но не из баранины.
        Хозяин гостиницы довольно улыбнулся, сразу же мысленно добавив величину затрат к общей сумме счета.
        - Может быть, еще приготовить порцию мармелада. У нас есть прекрасные апельсины из Севильи. К счастью, они у нас остались в кладовой.
        После того как он благополучно удалился из спальни, Дизайр повернулась к Джеффри Уоррингтону, который внимательно смотрел на нее.
        - Этот человек, с которым вы разговаривали, - начал сэр Джеффри.
        - Пожалуйста, не беспокойте себя лишними вопросами, - остановила его Дизайр. - Сначала выпьете чай, а потом мы с вами все обсудим.
        Молодой человек попробовал привстать, но тут же снова откинулся на подушки.
        - Голова, - простонал он.
        - Вас сбросила лошадь. Доктор сказал, что, должно быть, она лягнула вас копытом.
        - Боже мой!
        - Вам нужно соблюдать полный покой до возвращения доктора, - сказала ему Дизайр. - Иначе вы можете навредить себе.
        - Вы определенно не моя сестра, - продолжал сэр Джеффри, - но кто же вы на самом деле?
        Он ждал ответа.
        «Еще не все потеряно и можно убежать», - сказала себе Дизайр. Если ей повезет, она может спуститься по лестнице и выскочить во двор прежде, чем вернется хозяин гостиницы. Вопрос в том, как далеко она успеет уйти, как только сэру Джеффри представится возможность рассказать ему правду?
        Она заговорила не спеша, тщательно обдумывая слова.
        - Вчера вы получили серьезную травму. В тот момент я находилась поблизости и поспешила вам на помощь. У меня есть некоторый опыт ухода за больными.
        - Я вспоминаю ваше лицо в лучах свечи, - медленно выговорил он. - Каждый раз, просыпаясь, я видел вас рядом. У вас такой приятный голос. Я помню прикосновение ваших рук… прохладных и легких. - В его голубых глазах появился теплый блеск. - Проявлять такую доброту к совершенно незнакомому человеку… Я обязан вам гораздо большим, чем могу надеяться предложить…
        - Могу ли я в таком случае попросить вас о небольшом одолжении?
        - Стоит вам только сказать.
        - Не надо говорить о моем безобидном обмане ни хозяину, ни кому-либо другому, я вас прошу.
        - Даю слово не делать этого.
        Сэр Джеффри мягко взял ее за руку, как бы скрепляя печатью свое обещание. Он медленно переводил взгляд с ее темных блестящих волос на тонкие черты лица и потупленные зеленые глаза.
        - Я рад, что вы мне не сестра, - сказал он.
        - …Видите ли, получилось так, что я была вынуждена ехать в обычной карете и в полном одиночестве. Молодой леди в подобном положении нужно беречь свою репутацию. Если бы я не сказалась вашей сестрой, как бы я смогла следовать за вами, когда вас переносили в гостиницу, и провести ночь возле вас в этой комнате? Меня бы приняли за обыкновенную… Я уверена, что вы все понимаете.
        - Да, конечно, - заверил ее Джеффри. Он уже выпил чай и съел кусочек подрумяненного хлеба и теперь снова отдыхал, опершись на подушки. - Но почему же вы отправились в дорогу одна?
        Дальнейший разговор становился неизбежным. Продолжив рассказ, Дизайр частично говорила правду, частично разбавляла ее вымыслами, а когда не оставалось ничего другого - заменяла откровенной ложью.
        - Я ехала в Корнуолл, чтобы остаться там у своей тетки. Если говорить точнее, я прихожусь ей внучатой племянницей. У меня нет родственников, кроме нее. После того как мои родители умерли от чумы, а те слуги, которые уцелели во время мора, разбежались, я осталась совсем одна. Я наняла новую горничную, которая представила чрезвычайно положительные рекомендательные письма. - Сказав это, Дизайр глубоко вздохнула и покачала головой. - Но она взяла мои деньги и драгоценности, и даже чемоданы и незаметно убежала из гостиницы в первую же ночь, когда мы остановились по дороге. Она оставила только маленький чемоданчик, который сейчас при мне. И еще у меня оказалось несколько мелких монет.
        - Типичная воровка. Должно быть, это существо, совершенно лишенное совести, если она решилась предать беззащитную и такую доверчивую, как вы, леди, - возмутился сэр Джеффри.
        - Вам нельзя волноваться, - пыталась успокоить его Дизайр. - Мне бы только добраться до своей тети в Корнуолле. Тогда бы я была достаточно спокойна.
        Может быть, услышав это, Джеффри Уоррингтон захочет выразить ей свою благодарность и предложит сумму денег, которых хватило бы на дорогу.
        - Вам необходимо так срочно ехать в Корнуолл?
        - Конечно, а куда же еще мне ехать?
        - Этот вопрос можно решить довольно просто, - спокойным голосом заверил ее молодой человек. - Для этого вам нужно отправиться вместе со мной в дом Уоррингтонов в Лондоне.
        Такое неожиданное предложение лишило ее самообладания, и она невольно вскинула голову. До сих пор она мечтала как можно дальше уехать от Лондона и укрыться в Равенсклиффе.
        - Я, по-видимому, не смогу воспользоваться вашим приглашением, ваша светлость, - сказала Дизайр.
        К ее удивлению, молодой человек после ее ответа выглядел слегка смущенным.
        - У меня и в мыслях не было ничего дурного, - уверяю вас. Сейчас в нашем городском доме находятся моя мама и сестра. Вы ничем не запятнаете своей репутации под крышей нашего дома.
        Почувствовав неловкость, Дизайр отвела глаза в сторону. Джеффри совсем не так представлял себе причины ее отказа. Как бы он поступил, узнав, что перед ним не невинная девушка, опасающаяся за свою репутацию, а подруга разбойника с большой дороги? Вряд ли ему могло прийти в голову, что она вынуждена намекать ему насчет денег, которые ей нужны на дорогу до Корнуолла. Позаимствовав такую ничтожно малую сумму, она не причинит ему сколько-нибудь ощутимого ущерба.
        - Вы добры ко мне в высшей степени, - сказала Дизайр с притворной застенчивостью, - но моя тетя вполне может позаботиться обо мне. - Здесь она сделала паузу и выразительно посмотрела на него. - Если бы только мне представилась возможность продолжить свой путь, я бы могла вскоре оказаться в ее респектабельном доме. Я с нетерпением жду того времени, когда смогу помочь ей, став ее компаньонкой, - добавила она.
        - Господи, как может такая тоскливая перспектива устраивать очаровательную молодую леди! - воскликнул сэр Джеффри. - Компаньонка пожилой тетушки в Корнуолле. Нет, с этим все ясно. Как только состояние моего здоровья позволит мне отправиться в путь, вы поедете вместе со мной.
        - Но тетя Артуза…
        - Потом, если вы не раздумаете ехать в Корнуолл, но может случиться, что вы вообще измените свой план.
        «Конечно, - подумала Дизайр, - благоразумнее держаться как можно дальше от Лондона». Однако при теперешних обстоятельствах предложение Джеффри открывало перед ней новые возможности. Вне всякого сомнения, как гостья Джеффри Уоррингтона она будет в полнейшей безопасности и не навлечет на себя ни малейших подозрений».
        - Его величество возвратился в Лондон и всю весну проведет в приемах. У вас появится возможность вкусить удовольствие хотя бы от части развлечений в старинном городе. Мама ни за что не простит, если я позволю вам уехать отсюда, не познакомив вас и не отблагодарив должным образом. Что касается меня, то мне достаточно услышать от вас обещание, что вы окажете мне честь хотя бы немного побыть в моем обществе.
        Слова молодого человека вызвали у Дизайр целый поток мыслей. Окажись она в Корнуолле, будет ли она когда-нибудь иметь возможность снова увидеть Моргана? Она не может жить в неведении по поводу его дальнейшей судьбы. Может быть, ему удалось скрыться, а может быть, - его поймали. Но в Лондоне…
        Она опустила голову. Длинные ресницы прикрыли ее зеленые глаза.
        - Я поеду с вами, ваша светлость.
        - Меня зовут Джеффри, а вы…
        - Мисс Дизайр Гилфорд.
        - Дизайр, - тихо произнес молодой человек. - Очень необычное имя, но оно чрезвычайно подходит вам.

        Часть вторая
        НАПРАСНЫЕ ИЛЛЮЗИИ

        12

        - Вы можете оставаться у нас столько, сколько пожелаете, моя дорогая, - сказала леди Мирабель Уоррингтон, обращаясь к Дизайр. - Смею надеяться, что вы будете довольны своей спальней. Это не самая большая комната в доме, но она выходит окнами в сад. И оттуда открывается вид на реку. - Она подвела Дизайр к одному из больших окон и раздвинула бархатные кремовые шторы. - Смотрите, уже распустились тюльпаны. А там липовая аллея - романтическое место для весенних прогулок, как мне кажется. Она была создана по проекту самого мистера Иниго Джонса.
        Дизайр познакомилась с матерью Джеффри совсем недавно, но сразу же отметила довольно утомительную черту характера этой невысокой блондинки - она говорила без умолку, перескакивая с одной темы на другую, как бабочка с цветка на цветок. Чтобы особо подчеркнуть что-то во время своей невинной болтовни, дама то и дело кивала головой, подобно маленькой птичке, и в такт этим движениям подрагивали высоко заколотые локоны.
        Прошло всего полчаса, как Дизайр и Джеффри прибыли в этот внушительного вида городской дом на Стрэнде. Как только он представил ее своей матери и рассказал о том, как Дизайр самоотверженно ухаживала за ним четыре дня в «Золотом Якоре», леди Мирабель не переставала демонстрировать своей неожиданной гостье безграничное радушие.
        - Несомненно, милейшая мисс Гилфорд должна погостить у нас столько, сколько ей будет угодно, - сказала мать Джеффри и принялась строить планы на будущее пребывание Дизайр в их доме.
        Когда сэр Джеффри удалился к себе, чтобы сменить дорожный костюм, его мать повела Дизайр через огромный холл по лестнице наверх в одну из многочисленных комнат, предназначенных для гостей.
        Отойдя от окна, Дизайр огляделась. Она перевела взгляд с широкой кровати в нише за атласными шторами бледно-желтого цвета с узорами из серебряных нитей на изящной формы стулья, с позолоченными спинками и расшитой обивкой. Отполированный паркетный пол из чередующихся деревянных шашек темного и светлого цвета отсвечивал мягким глянцем. В углу комнаты стоял накрытый скатертью туалетный столик с зеркалом в серебряной рамс.
        - Какая прекрасная комната, - воскликнула Дизайр.
        - Вы достойны самого лучшего, чем мы располагаем, - продолжала леди Мирабель, элегантным движением кисти взяв Дизайр под руку. - Когда Джеффри рассказал мне, как вы ухаживали за ним с таким умением и добротой… Я просто не могу вообразить, что было бы с бедным мальчиком, пострадавшим от этой ужасной травмы, если бы он остался один и без помощи. Но появились вы, как ангел-хранитель.
        Вспомнив, что инстинкт самосохранения заставил ее броситься к Джеффри, когда он лежал без сознания во дворе «Золотого Якоря», Дизайр внезапно почувствовала угрызения совести. Если быть честной, то только позднее, когда она дежурила у его постели, она испытывала неподдельное беспокойство за молодого человека.
        - В действительности, мадам, я могла сделать совсем немного для вашего сына. У него крепкое здоровье, и именно ему он обязан быстрым выздоровлением.
        - Вы излишне скромны, - уверяла ее хозяйка дома. - Как бы то ни было, коль скоро вы находитесь у нас, мы рассчитываем, что вы пробудете здесь хотя бы до лета.
        - Поверьте, мадам, для меня нет более приятного места, - отвечала Дизайр, - Но я боюсь, что не смогу отложить своей поездки в Корнуолл на такой большой срок. Меня ожидает моя тетя.
        - Я напишу ей, - сказала леди Мирабель и сделала небрежное движение рукой в воздухе. - Я уверена, она поймет ваше желание продолжить свой визит до тех пор, пока вы насладитесь всеми удовольствиями, которые мы запланировали для вас. Мы с Джеффри и наша дорогая Ровена, мы все, конечно, постараемся, чтобы ваше пребывание в нашем доме было приятным.
        Можно ли представить, что подумала бы тетушка Моргана, получив подобное послание? Поэтому Дизайр была уже готова отговорить леди Мирабель от ее намерения оправлять письмо в Корнуолл, но та сама переключилась на другую тему.
        - Теперь, когда его величество вернулся в Лондон, празднествам не будет конца. Может быть, нам удастся взглянуть на него хотя бы мельком на палубе королевской прогулочной барки на следующей неделе. Ожидается великолепный праздник на воде, и вы увидите, как обожает наш король подобные представления. - Леди Мирабель говорила это, не сомневаясь, по-видимому, в том, что Дизайр знает все о короле и его свите. Но леди была далека от истины. Семье Дизайр никогда не приходилось бывать в таком привилегированном обществе. Отец водил дружбу с такими же солидными и преуспевающими торговцами, как он сам, но не более.
        - Конечно, мы отправимся на Темзу на нашей собственной барке, - продолжала леди Мирабель. - Я распорядилась по этому случаю приобрести новый, расшитый золотом тент. Надеюсь, вы получите такое же удовольствие от фейерверка, как и я.
        - Не сомневаюсь, леди, - успела вставить Дизайр, прежде чем мать Джеффри продолжила свой щебет высоким, как у молодой девушки, голосом. Хотя леди Мирабель было далеко за сорок, у нее сохранились повадки юной мисс, которая только что выпорхнула из школьного класса. Она и одевалась соответственно. Ее платье из розовой тафты украшали многочисленные атласные розочки и ленточки, а корсет был настолько тугой, что позволял ей придать своей пышной груди приподнятое положение и девичьи очертания. А волосы у ее светлости имели такой же золотистый оттенок, что и у Джеффри, Дизайр не сомневалась, что леди добивалась этого полосканиями из ромашки и ноготков, как многие модницы. Крошечная мушка красовалась возле брови, и она слегка подрумянивала щеки.
        - Раньше мы часто посещали театры. Сейчас снова разрешили представления, - рассказывала она. - И мы обязательно проведем вечер в Спринг Гарденс.
        Пока в городе бушевал мор и еще несколько месяцев спустя, все публичные зрелища в соответствии с королевским указом были запрещены. Сейчас Лондон возвращался к своей прежней жизни, с ее бешеным темпом и сутолокой. Судя по рассказу леди Мирабель, его величество и придворные на радостях с удвоенным пылом предавались веселью, когда все бедствия остались позади.
        До своего прибытия в дом Уоррингтонов Дизайр не вполне представляла себе социальное положение Джеффри. Единственное, что вселяло в нее уверенность, это возможность скрыться от преследования под крышей их дома. Благодаря имени и титулу молодого человека она рассчитывала избежать подозрений и выиграть время, чтобы потом снова продолжить свой путь.
        Однако после красочных описаний многочисленных торжеств на предстоящие несколько недель Дизайр поняла, что Уоррингтоны вхожи во дворец короля. И пока она гостит у них, ей представится возможность оказаться в числе избранных лиц, окружающих его величество.
        - Я думаю, во время праздника на королевской барке будет леди Кастлмейн, - продолжала тарахтеть мать Джеффри. - Удивительное существо. Вы не согласны со мной? Какие у нее каштановые волосы и изумительный профиль. А ее драгоценности! Король необыкновенно щедр к ней. Вы не находите? Правда, начинают поговаривать, что его величество иногда выходит из себя, когда она дает волю своему характеру.
        Леди Мирабель выжидающе смотрела на Дизайр, как бы желая получить от нее подтверждение этим сплетням.
        - Неужели это так? - все, что могла произнести Дизайр.
        - Ну что вы, моя дорогая. Я слышала, она перещеголяет базарную торговку, когда разойдется. И как только его величество, будучи в окружении стольких прелестных леди, может мириться с ее дурным нравом. А как вам нравятся разговоры о том, что ее младшего ребенка усыновил герцог Бэкингэм?
        Хотя Дизайр, как и многие в Лондоне, слышала о продолжительной связи короля с леди Кастлмейн, она не знала интимных подробностей их романа. Поэтому сейчас пребывала в замешательстве, не зная, что отвечать своей гостеприимной покровительнице. К счастью для нее, матери Джеффри вовсе не нужны были ее ответы.
        - Но я нахожу особенно пикантным то, что, если вы помните, к моменту возвращения его величества на престол леди Кастлмейн была просто Барбара Палмер, жена Роджера Палмера, всего-навсего обыкновенного адвоката. Представляете, какое ей выпало счастье, что на нее обратил внимание его величество, вернувшись после стольких лет жизни в изгнании. - При этих словах леди Мирабель залилась звонким смехом. - Конечно, он предан ей не более чем самой королеве. Просто король неравнодушен к хорошеньким женщинам. Это французское наследие. И итальянское тоже. Поэтому нет ничего удивительного в том, что его величество может оказаться на одну ночь в плену у какой-нибудь смазливой маленькой цветочницы из театра. А что касается разных актрисок, - они совершенно лишены стыда, хотя некоторые из них очень привлекательны.
        Леди Мирабель на минуту замолчала, чтобы перевести дыхание и бросила на Дизайр извиняющийся взгляд.
        - Вы все время молчите, моя дорогая. Надеюсь, я не слишком заговорила вас.
        - Нет, что вы, мадам, - вежливо ответила Дизайр. - Просто я немного устала после путешествия.
        - Да, и к тому же сказываются те ночи, которые вы провели, ухаживая за моим сыном. Вы, должно быть, считаете меня в высшей степени легкомысленной. Я сейчас же пришлю вам Тильду, чтобы она помогла вам устроиться и раздеться. Потом можете прилечь и отдохнуть до ужина.

        Несмотря на удобную кровать и приятные ощущения от шелковой простыни, ласкавшей нагое тело, Дизайр не могла уснуть. Никак не удавалось отвлечься от некоторых не вполне оформившихся мыслей, которые помимо воли всплывали в глубине сознания. О чем же все-таки говорила леди Мирабель? Дизайр лежала с закрытыми глазами и перебирала в памяти детали ее рассказов. Да, хозяйка дома без умолку болтала о короле…
        Дизайр привстала в постели и села. Шелковая простыня соскользнула с тела. Зеленые глаза вдруг лихорадочно заблестели, и мысли в голове понеслись с бешеной скоростью.
        Король и леди Кастлмейн… Король и все прочие женщины - продавщицы, цветочницы, актрисы…
        Даже в те времена, когда Дизайр жила вместе с родителями, нельзя сказать, чтобы она оставалась совершенно равнодушной к сплетням вокруг короля. Так же, как и все в Лондоне, она была наслышана о том, что король не упускает случая поухаживать за красивыми представительницами слабого пола.
        На следующей неделе ей представится возможность взглянуть на короля на борту его прогулочной барки, но это не поможет ей достичь своей цели. Вот если бы она осталась в доме Уоррингтонов на более продолжительное время, как и рассчитывают ее новые знакомые, то у нее появился бы шанс приблизиться к его величеству. В обществе Джеффри и его матери, может быть, ей даже удалось бы поговорить с королем. А тогда… Тогда…
        Помнится, однажды Енох сказал: «Мужчина не может добиваться аудиенции короля с помощью кинжала и пистолета».
        Однако хорошенькая молодая женщина должна использовать свои возможности и устроить для себя встречу с королем.
        Безусловно, предпринять подобные действия значило бы подвергать себя опасности. При мысли об этом Дизайр сразу вспоминала рассказы о грозной и ревнивой леди Кастлмейн. Разумеется, она не может относиться благосклонно к любой даме, которая станет посягать на внимание короля. Но как же удается всем прочим придворным дамам порхать вокруг короля подобно разноцветным ярким бабочкам?
        «Предположим, я сумею обратить на себя его внимание. Но согласится ли он на личную встречу со мной? - спрашивала себя Дизайр. - И на что я могу надеяться в результате этой аудиенции?»
        Королевской милости для Моргана!
        Она снова задрожала от возбуждения и беспокойства. Если допустить, что она попросит короля о прощении, что он может потребовать взамен?
        Она не могла позволить себе даже задумываться над этим. Сам по себе план представлялся ей маловероятным. Вряд ли можно рассчитывать на понимание со стороны короля, если к нему обратится девушка, которая принимала участие, пусть и не по своей воле, в ограблении благородного дворянина и теперь просит помиловать разбойника - своего любовника. Нужно совсем потерять рассудок, чтобы решиться на такие действия.
        У нее нет уверенности в успехе, а тогда зачем предпринимать попытку устроить встречу с королем? Сейчас для Дизайр не имел значения тот факт, что Морган удалил ее от себя и предложил использовать сережки с изумрудами в качестве приданого. Таким образом, он дал понять, что его не волнует возможность того, что она может выйти замуж за другого мужчину. Он не любил ее и, наверное, не будет любить никогда.
        Выходит, другая на ее месте не ударила бы и палец о палец для его спасения. Конечно, можно сказать себе, что пусть он сам спасает себя, а если ему это не удастся… То, в конце концов, он всегда понимал, что движется к виселице. На большую дорогу он отправился по собственной воле.
        Вместе с тем никакие разумные доводы не могли повлиять на отношение Дизайр к Моргану. Каким бы он ни был, она готова сдвинуть горы, лишь бы спасти его. За то короткое время, что они были вместе, она принадлежала ему не только телом - он безраздельно владел всем ее существом.
        Вечером за ужином Дизайр познакомилась с Ровеной Уоррингтон. Это была высокая, сухопарая женщина, одетая в рыжеватое платье из шелка. Такой наряд отнюдь не украшал ее угловатую фигуру и не оживлял ее лица. Прежде чем Джеффри представил ей свою сестру, Дизайр отмстила их внешнее сходство. Однако при этом Ровена была лишена всякой привлекательности, характерной для облика ее брата. У Джеффри были яркие и блестящие белокурые волосы, в то время как ее выглядели тусклыми и имели какой-то мышиный оттенок. Ресницы у леди Ровены были настолько бесцветны и редки, что оставались почти незаметными. Занимаясь оценкой ее внешности, Дизайр успела понять, что в блеклых, голубоватых глазах отражается работа живого ума.
        - Удивительно счастливый случай, что вы оказались рядом с братом, когда его сбросила лошадь, - сказала Ровена.
        - Действительно, счастливый, - подтвердила леди Мирабель, с теплой улыбкой на лице повернувшись к Дизайр. - И наш долг, как я уже говорила, выразить Дизайр благодарность от всех нас. Я могу обращаться к вам таким образом, мое дитя? - Не дожидаясь ответа, дама продолжала: - Я уже рассказывала о том, как мы будем развлекать Дизайр, пока она останется в нашем доме.
        - Джеффри говорил, что вы путешествовали в обычной карсте, это так? - Ровена спросила об этом с явным намерением прервать бессодержательную болтовню матери.
        - Я направлялась в Корнуолл.
        - Я знаю, вы собирались навестить свою тетю. Во время минутной заминки Дизайр сделала глоток Канарского вина.
        - Свою двоюродную бабушку. В ее девяносто с лишним лет ей трудно разъезжать и навещать своих родственников.
        - А вы очень добры к ней, если решились на такое дальнее путешествие, чтобы сделать приятное пожилой даме, ведущей затворническую жизнь.
        - Она изъявила желание приютить меня в своем доме, - приготовилась начать рассказ Дизайр.
        - И она, надо думать, с нетерпением ждет вашего приезда. - Ровена разговаривала довольно вежливым тоном, но сам по себе характер ее расспросов вызывал у Дизайр тревогу.
        - Я рассчитывала, что попаду к ней в самое ближайшее время, - сказала Дизайр.
        - Однако вы без колебаний изменили свои планы, прервали путешествие для того, чтобы помочь моему брату - совершенно постороннему человеку, не так ли?
        - Дизайр руководствовалась самыми благородными побуждениями, - вмешалась мать Джеффри.
        - По всей видимости, это именно так, - согласилась Ровена с совершенно бесстрастным выражением бледного лица и пустыми глазами под редкими ресницами. - Скажите, мисс Гилфорд, почему вы решили помочь моему брату? Разве хозяин гостиницы не мог взять на себя заботу о Джеффри, по крайней мере, до тех пор, пока искали врача?
        - У меня есть некоторый опыт ухода за больными, - отвечала Дизайр. - Она снова отпила немного вина и собиралась приступить к супу с обильной приправой из лука-порея и сливок.
        В то время как Джеффри и его мать не задавали ей вопросов на эту тему, убеждать Ровену оказалось посложнее.
        - И какого рода был этот ваш… опыт? - не унималась леди Ровена.
        - Я ухаживала за родителями, когда в городе свирепствовала чума.
        - Скажите, мисс Гилфорд, у вас в доме не было слуг, которые могли бы помочь вам?
        - Слуги разбежались, едва увидев первые признаки заболевания. С нами осталась только наша старая кухарка, но чума не пощадила и ее. Так что мне пришлось ухаживать и за ней также.
        Воспоминания о тех тяжелых днях заставили Дизайр поежиться. Перед ее глазами снова встали горячие от лихорадки тела ее близких, когда она обмывала их. Она без конца стирала постельное белье, выносила тазы с кровянистыми рвотными массами. Тщетно пыталась она заставить этих страдальцев принимать лекарства, раздвигая их запекшиеся губы. Все оказалось бесполезным. Промучившись какое-то время, они умирали один за другим.
        Вспоминая страшные дни, Дизайр забыла, что в данный момент находится в гостиной дома Уоррингтонов, в комнате с высокими потолками, за столом с зажженными свечами. Она невольно перенеслась в те прежние времена, когда задыхалась в доме с закрытыми окнами и тошнотворным запахом. Казалось, она явственно слышит предсмертный крик своей матери, страдавшей от невыносимой боли в паху, распухшем от огромных бубонов. Как будто снова Дизайр слышала, как отец в бреду без конца звал жену, не узнавая ее, свою дочь, сидевшую подле него в душной комнате. Снаружи, на двери их дома, был нарисован красный крест. Он служил предупреждением, и никто не должен был покидать этот дом и входить в него.
        Забывшись, Дизайр выпустила ложку из руки так, что она со звоном упала в тарелку и нечаянно опрокинула бокал. Она пыталась вдохнуть поглубже, но горло как будто было стянуто металлическим обручем.
        - Вы должны извинить сестру, что она невольно заставила вас вспомнить о потере родных, - поспешил успокоить ее Джеффри. - Никто из нас не имел специального намерения расстроить вас.
        - Просто невозможно себе представить, что вы могли остаться одна, лицом к лицу с таким ужасным несчастьем, будучи совсем юной, - сказала леди Мирабель. - К нашему величайшему счастью, мы в то время не были в Лондоне. Мы находились в Нордкоутс, в нашем доме в Йоркшире.
        Прежде чем леди успела продолжить свой рассказ, Ровена не замедлила задать Дизайр новый вопрос:
        - Если ли у вас здесь, в Лондоне кто-либо из родственников, кто мог бы приютить вас?
        - Нет, у меня никого не осталось. - К этому времени Дизайр успела взять себя в руки. Она решила, что не должна позволить сестрице Джеффри вывести себя из равновесия. - Я считаю, что мне очень повезло с приглашением моей тети, предложившей мне крышу своего дома.
        - Вряд ли такая перспектива может устраивать молодую и привлекательную девушку, такую как вы, моя милая, - заметила леди Мирабель.
        - Я надеюсь, что тетя со временем привяжется ко мне, а я привыкну к ней.
        - А прежде вы никогда не встречались с этой своей тетей? - спросила Ровена.
        - Мой папа занимался коммерческой деятельностью здесь, в Лондоне. Мы очень редко выезжали из города.
        - Ваш отец был торговцем? - Белесые брови Ровены поднялись кверху, и она посмотрела на Дизайр с некоторой брезгливостью.
        - У папы была винная лавка. Он хорошо знал свое дело и пользовался большим уважением в торговых кругах. - Дизайр сказала это спокойно и с достоинством.
        - Никто не сомневается в этом, - продолжала Ровена. - Но не расскажете ли вы нам, мисс Гилфорд, как вам удалось просуществовать все эти месяцы после того, как вы лишились родителей?
        Лихорадочно обдумывая возможный вариант ответа, Дизайр остановила взгляд на серебряной вазе с красными и белыми розами. Разве можно рассказать им правду? Как возмутились бы эти аристократы, опиши она свою жизнь в доме Старой Салли, среди убогих притонов Уайтфрайерса с их вконец опустившимися посетителями? Можно было вообразить, какие чувства отразились бы в глазах леди Мирабель, когда она услышит о краже кошелька у Моргана Тренчарда в ту злополучную ночь, о борьбе с Джемом и его дружками. А что сказал бы Джеффри, узнав, как она бросилась наутек со своей добычей по скользким булыжникам в темный переулок и как потом неожиданное появление Моргана спасло ее от изнасилования?
        Морган…
        Дизайр обвела глазами стол и всю огромную гостиную, украшенную вылепленными из гипса фруктами и цветами. Все это сейчас казалось ей нереальным. Ровена снова начала говорить, но ее слова затерялись где-то в пространстве. На какой-то миг они утратили всякий смысл и значение для Дизайр…
        Где теперь Морган? Добрался ли он до того безопасного места, о котором говорил, или все еще в бегах? Она молилась, чтобы он был жив и оставался на свободе. Она использует всю свою сообразительность и поможет выпутаться из нынешнего положения. Но что делать сейчас, как вести себя, не имея надежды снова увидеть Моргана? Неужели ей не суждено вновь почувствовать его теплые и сильные руки, обнимающие ее?
        - Мисс Гилфорд?
        Невероятным усилием воли Дизайр заставила себя слушать леди Ровену. Между тем сестра Джеффри продолжала:
        - Боюсь, что снова могу причинить вам беспокойство, но вы уж простите меня. Я бы все-таки хотела знать, как вам пришлось жить одной после смерти своих родителей. Ведь вы так молоды, чтобы предпринять какие-либо самостоятельные действия, живя в Лондоне, городе, где постоянно происходят перевороты.
        - Я была не одна, - осторожно заметила Дизайр. - Я остановилась в доме одного из служащих моего отца. Но поскольку в это время он еще не успел подыскать себе подходящее место и с трудом мог обеспечить даже собственную семью, я решила не обременять его своим пребыванием.
        Напрасно она надеялась, что такие объяснения могут удовлетворить любопытную и дотошную леди Ровену. Дизайр быстро поняла свою наивность. Ровена не отставала со своими расспросами.
        - А этот человек, клерк, о котором вы говорите, где он живет, в какой части Лондона?
        - Ровена! Прошу тебя во имя Господа! - обратился к своей сестре Джеффри. В его голосе слышалось негодование. - Ты решила доконать мисс Гилфорд своими бестактными вопросами. Не забывай, что она находится здесь по моему приглашению и останется в нашем доме столько, сколько сочтет нужным, рассчитывая на мое гостеприимство. А ты должна относиться к ней с уважением. Неужели это тебе не понятно?
        Ровена едва не задохнулась от этих слов. Два ярких пятна выступили на ее болезненного вида щеках. Она привыкла опекать и оберегать своего любимого брата с первых лет его жизни. Из-за большой разницы в возрасте она иногда вела себя по отношению к нему скорее как мать, а не как сестра. Сейчас вдруг неожиданно для нее Джеффри без обиняков заявлял, что он может принимать самостоятельные решения, и она должна понять, что рядом с ней не избалованный ребенок, а вполне уверенный в себе молодой человек.
        Холодная ненависть родилась в ее душе, но это чувство было направлено не на брата. Дизайр Гилфорд, это она, красивая зеленоглазая молодая девушка, виновница такой перемены. Эта маленькая, ничего не представляющая из себя интриганка случайно встретилась с ее братом и теперь идет на все уловки, лишь бы остаться в их доме.
        «Ну уж нет, только не в нашем доме», - говорила себе Ровена. Джеффри не только унаследует титул отца, но и получит всю его собственность, а вместе с ними и реальную власть над ней, своей сестрой. Хотя он на девять лет моложе, по закону права наследства оставались за ним.
        - Мы с превеликим удовольствием позаботимся о подходящих развлечениях для вас, пока вы пробудете в нашем доме, мисс Гилфорд, - сказала Ровена, принудив себя изобразить подобие улыбки. - И поскольку вы потеряли свои чемоданы…
        - Они не потерялись, - вставил Джеффри. - Их украли.
        - Ах, да. Их украла ваша горничная. Это самое огорчительное из всего случившегося. Но в любом случае я с удовольствием одолжу вам несколько платьев. Тильда, моя горничная, сможет подправить их, чтобы они хорошо сидели на вас. Она у нас искусная швея.
        - Не говори глупостей, моя милая, - вмешалась леди Мирабель. - Дизайр должна выбрать себе совершенно новый гардероб. Утром я пришлю к ней свою портниху.
        - Вы чрезвычайно добры ко мне, - быстро проговорила Дизайр, - но я, скорее всего, не смогу воспользоваться…
        - Никаких разговоров, моя дорогая. Вы должны сделать это. Наряды Ровены никак не подходят такой молодой леди. - Сказав это, дама всплеснула руками, и глаза ее заблестели. - Красивая одежда - это моя слабость. И я не могу отказать себе в удовольствии подобрать вам соответствующий костюм.
        Дизайр не оставалось ничего иного, как улыбнуться и согласиться на ее предложение. Если ей удастся приступить к осуществлению своего плана, прежде всего, необходимо обратить на себя внимание короля и убедить поговорить с ней с глазу на глаз. Надлежащий гардероб в данном случае может сделать очень многое.
        Раз уж судьба дает ей шанс, нельзя упускать его ни в коем случае. Она должна использовать любое оружие, чтобы с его помощью завоевать сердце короля и вымолить прощение для любимого человека.

        13

        С тех пор как Морган остановился в меблированных комнатах Лены Джерроу в Рэм Эли, он не находил себе места. Вот и сейчас он расхаживал взад-вперед в своей грязной каморке. На дорогу сюда ему потребовалось около трех недель. Он вынужден был прятаться днем и передвигаться по ночам. Несмотря на свое надежное укрытие, его все больше одолевала тревога. Он томился в ожидании Еноха, который должен был найти его здесь.
        Конечно же, Морган знал одно простое средство облегчить душу. Когда он подумал об этом, ироническая улыбка на миг тронула его красивый, чувственный рот. Совсем рядом находилась Полли - младшая сестра миссис Джерроу. Это была рано созревшая, крепкая девица с копной соломенных волос, большой крепкой грудью, выпиравшей из-под изрядно поношенного лифа ее платья. Когда она шла, то часть тела пониже спины, как два круглых огузка, плавно покачивалась, привлекая к себе глаза мужчин.
        Как только Морган появился здесь, она то и дело бросала на него выразительный взгляд. Каждый раз принося ему пищу, она старалась задержаться как можно дольше. То же самое происходило и во время смены постели - она делала это чаще, чем было принято в этом заведении, и всегда подолгу стояла возле кровати. Она наклонялась к Моргану и кокетливо улыбалась ему полуоткрытым ртом с ровными белыми зубами. Полли откровенно вешалась ему на шею, хотя вокруг было полно постояльцев, которые охотно воспользовались бы ее услугами. Она была готова делать что угодно, лишь бы привлечь его внимание. Но не могла же она прямо сказать ему, что готова лечь с ним в постель и доставить ему удовольствие в той форме, в которой он пожелает.
        Сам Морган прекрасно знал мастерство Полли. Как и большинство девушек, живших в этой части Саутуорка, она лишилась невинности еще до четырнадцати лет.
        Уличные девки Рэм Эли могли похвастаться девственностью не больше, чем местные мужчины своей честностью. Эта густо населенная окраина Лондона славилась своими притонами. В мрачных кварталах собирались негодяи всех мастей: карманные воры и сводники, фальшивомонетчики и взломщики жилищ, подставные лица и торговцы краденым товаром. Рэм Эли, Пикеринг Курт и Феттер Лайн представляли собой ряды ветхих домов с многочисленными темными проходами между ними. Грязные дворы кишели крысами. Люди, скрывавшиеся от правосудия, могли рассчитывать на убежище в меблированных комнатах Лены Джерроу или в одном из дюжины похожих заведений, лишь бы у них были деньги.
        Если какой-нибудь констебль или караульный по глупости забредал сюда в поисках преследуемого преступника, его всегда ожидала неудача. Во время своих рейдов они рисковали быть жестоко избитыми вооруженными бандитами, обосновавшимися во всех дворах и переулках. Немногим людям со стороны удалось бы отыскать обитель миссис Джерроу - «темное место», где входы и выходы в дом были замаскированы в лабиринтах других переулков среди полуразвалившихся зданий.
        Хотя Морган не переставал мысленно благодарить судьбу за посланное ему убежище, в котором можно было спокойно дожидаться Еноха, ему все равно было не по себе. Енох должен был прибыть из Корнуолла несколько дней назад и направиться прямо к нему, как они договаривались.
        Наконец, он перестал ходить по комнате и остановился у окна. Сквозь полоски, прочерченные по запылившейся поверхности стекла, он задумчиво смотрел вниз, на переполненный людьми переулок. В такой толчее Еноху нетрудно остаться незамеченным. Это уже не раз проверено.
        Как бы между прочим Морган вспомнил о Полли. Если она в очередной раз войдет в комнату, почему бы ему не повалить ее на ту провисшую кровать? Раз он не может найти утешение в одном, то, может быть, с ней ему станет полегче. Потакая его чисто мужским потребностям, она заставит его на час или два отвлечься от своих мыслей. Он не сомневался, что здоровая и добродушная девка удивлена и даже немного обижена его сдержанным поведением.
        В былые времена, когда ему доводилось останавливаться здесь, он без колебаний развлекался с Полли. В памяти всплыли знакомые картины. Он вспомнил ее распростертое тело, большие розовые соски, пышную грудь, полные бедра и участок светло-желтых волос внизу живота, где скрывалась горевшая необузданным желанием плоть. Живо представились ее полузакрытые глаза и разомкнутые губы, когда она медленно сползала по его телу вниз, готовая принять его напрягшийся орган.
        Тогда Полли была нужна ему, сейчас - нет. Сознавая это, Морган обрушил на себя тысячу проклятий.
        Единственная в мире женщина, которую он по-настоящему желал, далеко, и он сам хотел расстаться с ней навсегда. Он поступил правильно, отправив Дизайр подальше от этих мест. На этот счет у него не было сомнений. Тогда, спрашивается, зачем напрасно убиваться? Она не приспособлена к той жизни, которую он ведет. Разве она сама не говорила ему это?
        Внутри у него что-то дрогнуло, когда он вспомнил выражение ее зеленых глаз во время их прощания перед отъездом из кузницы. Тогда, насильно вложив серьги с изумрудами ей в руку и предложив использовать их в качестве приданого, он ранил ее в самое сердце. Но он сделал это сознательно.
        В разлуке с ним Дизайр при воспоминаниях о нем должна испытывать горечь обиды. Она должна ненавидеть его за то, что он овладел ею, а потом покинул. Все это к лучшему, внушал себе Морган. Так ей легче найти другого мужчину, когда пройдет какое-то время.
        Внезапно Морган сжал руки в кулаки. Он не сразу понял, в чем дело, когда резкая боль от костяшек пальцев пробежала по всей руке. Опомнившись, он сокрушенно покачал головой. Слава Богу, что удар кулака пришелся на деревянную раму, а не на стекло. Теперь за сломанную раму придется заплатить Лене Джерроу. Уж она не забудет включить расходы на возмещение ущерба в его счет.
        - Мастер Тренчард, сэр… - Морган быстро обернулся, узнав взволнованный голосок юного Барни Джерроу. Барни - сынишка Лены, чумазый пострел с плутоватыми глазами. Удивительно, что он дожил до своих двенадцати лет в этой обители, где людей подстерегали опасность и тяжелые болезни.
        - Ваш друг уже здесь, сэр.
        Морган открыл дверь. При виде стоящего на пороге Еноха у него отлегло от сердца. Он бросил Барни мелкую монетку, и мальчишка тотчас же исчез на узкой, неосвещенной лестнице.
        - Надо думать, дороги от Даунса до Корнуолла стали еще хуже, чем раньше, раз тебе пришлось ехать так долго.
        Енох опустился на шаткий стул. Он не мог сказать ни слова и даже просто улыбнуться Моргану. Его обычно пышущее здоровьем лицо выглядело осунувшимся.
        - Надеюсь, в Равенсклиффе все в порядке? - спросил Морган. - Хотя я всегда считал, что моя дорогая тетушка неподвластна времени, в ее возрасте все-таки…
        - Но мы не доехали до Корнуолла, Морган. Мисс Дизайр и я, мы не смогли продвинуться дальше «Золотого Якоря». Когда…
        Цепкой рукой Морган схватил Еноха за плечо. Сильные пальцы разгневанного друга держали вскрикнувшего от боли Еноха мертвой хваткой.
        - Так где она сейчас?
        Енох едва перевел дыхание, и тогда Морган заметил страдание в его глазах.
        - Черт возьми, да скажи, наконец, что с тобой?
        С виноватым видом Енох проговорил:
        - Пуля из драгунского мушкета угодила мне в плечо.
        - А Дизайр? Что с ней?
        - Если бы я знал. - Енох замотал головой.
        - У Лены есть кое-какие лекарства, - сказал Морган.
        - Сейчас в этом нет необходимости. Мне уже легче, и скоро я смогу полностью поправиться. Налей мне немного бренди, если есть.
        Морган плеснул ему коньяка в стакан. Отхлебывая спиртное, Енох рассказывал о событиях, разыгравшихся во дворе гостиницы.
        - Этот гнусный подонок, Форрет, наверняка постарался сообщить наши приметы всем, кому сумел, - закончил свои объяснения Енох. - В любом случае мне не удалось бы одолеть их.
        - Таким образом, ты отвлек их внимание от Дизайр, - тихо сказал Морган. - Ценой своей жизни.
        - Я обещал тебе заботиться о мисс Дизайр, - напомнил ему Енох. - Раз уж не получилось доставить ее в Равенсклифф, я выбрал такой способ, который мне показался лучшим из возможных.
        Резким движением Морган отвернулся от него, стиснув челюсти, чтобы скрыть свои чувства. Он знал, что слова благодарности только вызвали бы ощущение неловкости у его товарища.
        - Как же тебе удалось убежать от красных мундиров с пулей в плече? - спрашивал Морган.
        - Ведь при мне был кошелек с деньгами, которые ты дал мне, - снова напомнил ему Енох. - Когда положишь один или два соверена кому нужно на ладонь, то это действует замечательно. - Только теперь Енох улыбнулся. - Как-нибудь я расскажу тебе об этом.
        - Что же дальше произошло с Дизайр? - продолжал расспросы Морган. - Как ты считаешь, ей удалось выбраться из этой ловушки?
        - Как бы то ни было, для меня не оставалось выбора. Но я думаю, что девушке хватит сообразительности. И ей не откажешь в смелости, Морган.
        - Какая польза от ее сообразительности и смелости, если она совершенно неопытна в тех делах, которые преследуются законом? - В потускневших глазах Моргана промелькнул испуг. - Как она не хотела ехать вместе с нами в ту ночь, когда мы ограбили карету лорда Боудина. Она просила оставить ее в фермерском доме. Но я силой заставил ее поехать, и вот теперь она оказалась в плену. Как она сможет убедить кого-либо в своей невиновности?
        - Подожди, Морган. Ты не знаешь, находится ли девушка в плену или нет.
        - И у меня нет способа выяснить это, - сказал Морган, снова начав быстрыми шагами ходить по комнате.
        - Как знать. - Енох осушил стакан с коньяком и поставил его на стол. Он выразительно посмотрел на Моргана своими светло-голубыми глазами. - В последний момент, когда я видел ее, она была внутри карсты во дворе «Золотого Якоря» - цела и невредима. Поэтому наша задача - узнать, что произошло с ней после.
        - И это не так просто. Придется, видимо, самому выехать в гостиницу и спросить хозяина, что случилось с девушкой в зеленой бархатной накидке.
        - Путь, который ты решил избрать, мне совершенно не нравится. Признаться, я не ожидал от тебя такого, - удивился Енох. - Ты просто сходишь с ума из-за девушки и готов совершить ошибку.
        - Другого выхода я просто не вижу, - возразил Морган.
        - Как тебе будет угодно. Но если ты в состоянии сдержать свой гнев и выслушать меня, то я могу рассказать тебе свой план. Думаю, мы сможем разузнать все о мисс Дизайр, не подвергая тебя опасности оказаться с петлей на шее.
        - Выкладывай свой план.
        - Для этого у нас есть отпрыск Лены, Барни. Он может незаметно пробраться в какой-нибудь фургон и доехать до «Золотого Якоря». Через пару дней он вернется назад.
        - Каким образом он сможет выяснить то, что произошло с Дизайр?
        - Предоставь это ему самому. Как никак в его жилах течет кровь Лены, разве не так? Этот маленький хитрец проведет кого хочешь.
        Обдумывая предложение Еноха, Морган помолчал с минуту. Мальчишка вырос в Рэм Эли, где его наставниками были отменные мерзавцы из Саутуорка. Лучше, чем он, пожалуй, никто не справится с этой работой.
        - Можешь не сомневаться в его способностях, - сказал Енох. - Если и есть такой человек, который разузнает все о мисс Дизайр, так это малолетний Барни.

        14

        - Дизайр, дорогая моя, ваше новое платье просто неописуемо, - верещала леди Мирабель. - Мадам Лизетт положительно совершила чудо. Но общее впечатление от этого изумительного наряда будет испорчено, если вы не согласитесь надеть к нему еще украшения из жемчуга.
        Когда ее светлость открыла обтянутую бархатом шкатулку с драгоценностями, у Дизайр невольно расширились глаза. На голубой атласной подкладке лежали великолепные, матово поблескивающие крупные горошины.
        - Это необыкновенно красиво, но я не смогу воспользоваться такими дорогими вещами, - запротестовала Дизайр. - Как я могу позволить себе надеть их даже на один вечер?
        - Но вам необходимо дополнить свой костюм драгоценностями.
        - Может быть, мне привязать серебристую ленточку и приколоть цветок с одной стороны, возле шеи? Например, одну из белых роз, растущих у вас в саду.
        - Деточка, ведь мы собираемся не на сельскую ярмарку или праздник урожая, - с упреком в голосе сказала ей леди Мирабель. Лучи солнца, косо падавшие сквозь большое окно спальни, в которой разместили Дизайр, позолотили локоны ее светлости. Оживленно жестикулируя, леди без конца встряхивала головкой. Дизайр отмстила, что по сравнению с предыдущим днем волосы хозяйки дома приобрели более сочный оттенок. Чувствовалось, что над ними хорошо поработал ее личный парикмахер.
        - Во всяком случае, сейчас вам нужно примерить свой наряд вместе с жемчугом. - Леди Мирабель сделала знак рукой Тильде и сказала, обращаясь к ней: - Подойди сюда и помоги мисс Гилфорд.
        Горничная поспешно отложила белый с позолотой ларец, в котором находились веера, и принялась выполнять поручение своей госпожи. Проворными ловкими пальцами она приложила ожерелье к шее Дизайр и застегнула мудреную пряжку.
        Глядя на длинную белоснежную шею девушки, леди Мирабель не могла удержаться от торжествующей улыбки.
        - Ну, что я говорила? Разве я оказалась не права?
        Действительно, слова сейчас были излишними. Изысканное ожерелье и две сережки, как две падающие капли, две слезы, были последними штрихами к безупречно подобранному туалету. Сам костюм можно было без преувеличения назвать шедевром французского портняжного искусства. Лиф платья плотно облегал тело. Сине-зеленый атлас красиво просвечивал сквозь прозрачную с серебряной нитью ткань, покрывавшую широкие рукава и свободную юбку. В дань моде спереди на корсаже был сделан глубокий круглый вырез, а благодаря заложенной внутрь планшетке молодая упругая грудь девушки поднялась еще выше. Край выреза пересекал соблазнительную ложбинку посередине груди. На том уровне, где белая кожа в двух местах переходила в два розовых кружочка, была пристрочена тонкая рюшка из серебристого кружева. Мягкий отблеск жемчуга прекрасно сочетался с белизной шелковистой кожи и яркими, черными, как небо в ясную ночь, волосами.
        - Бал, который ожидается в графстве Седжвик, будет самым важным событием сезона, уверяю вас, - сказала леди Мирабель. Поговаривают, что на балу может ненадолго появиться его величество. В таком случае, можно не сомневаться, что все дамы захотят блеснуть своими лучшими драгоценностями.
        Она замолчала и встряхнула головой. Заглядывая на Дизайр сбоку, она приговаривала:
        - Посмотрите, как хорошо смотрится жемчуг, я же говорила. Моя горничная знает, как нужно готовить замечательный лосьон для отбеливания кожи, но в вашем возрасте… - Тут ее светлость вздохнула, и в ее глазах появилась слегка притворная печаль. - Только вот я никак не могу убедить нашу дорогую Ровену пользоваться им. Она вообще не желает применять никаких лосьонов. Ее также невозможно уговорить наложить хотя бы чуть-чуть румян или губной помады. Я должна признаться, что никогда не могла понять ее, хотя она моя родная дочь.
        При том, что Дизайр не забывала вставлять уместные слова каждый раз, когда ее светлость делала короткую передышку, мысли девушки были далеко отсюда.
        Она вынуждена скрывать, что у нее нет своих драгоценностей. Зная, что никогда не решится надеть свои сережки с изумрудами, Дизайр постаралась спрятать их подальше. Она положила их в крошечный кармашек с внутренней стороны зеленой бархатной накидки. Как она заволновалась в тот момент, когда Морган преподнес их в качестве подарка, а потом заговорил о приданом. Даже сейчас она опять невольно содрогнулась, вспомнив его холодный и равнодушный тон, когда он обсуждал ее замужество с другим человеком.
        Почему она не в силах перестать любить его? вспоминая ночи, проведенные вместе, его сильное тело, прикосновение его губ, мучительно-сладкие ласки языка, она чувствовала неослабевающую потребность в нем. Как ей хотелось снова оказаться в его объятиях, во всей полноте ощутить радость от слияния их сердец и тел…
        «Но все это несбыточные мечты», - говорила она себе. Если ей сейчас хватит благоразумия, она должна использовать свой единственный шанс - спасти Моргана от виселицы.
        Только бы король Карл действительно появился сегодня вечером на балу в Седжвике. Тогда она должна будет незамедлительно произвести неотразимое впечатление на любвеобильного монарха. Другой такой возможности может не представиться. Этот вечер решающий для будущего Моргана и ее собственного - тоже.
        - Хорошо, я надену жемчужное ожерелье, - сказала Дизайр. - Я долго колебалась, потому что вы, ваша светлость, и так сделали для меня слишком много.
        Говоря так, Дизайр была в самом деле недалека от истины. Несколько недель ее пребывания в роли гостьи Джеффри, благодаря стараниям его матери, станут незабываемыми. Вместе с Джеффри и леди Мирабель она побывала на празднике, проходившем на воде. Она пришла в восторг от пышного фейерверка этого дождя из разноцветных огней, которые вспыхивали в ночном небе над Темзой. Спустя несколько дней Джеффри в один из вечеров повел их с леди Мирабель на экскурсию в Спринт Гарденс. Там их ждал приятный легкий ужин из желе, сбитых сливок с сахаром и вином и фруктовых пирожных. Несколько раз Уоррингтоны брали ее с собой в театр. Представления доставили Дизайр огромное удовольствие, хотя она была в какой-то степени удивлена слишком свободными диалогами актеров и внешностью прекрасных исполнительниц женских ролей. Именно они теперь выступали в этом амплуа вместо привычных для публики юношей.
        После обеда Дизайр обычно ходила с леди Мирабель на лондонскую биржу. Там они выбирали веера, расшитые шелковые чулки, кружевные подвязки, надушенные перчатки, атласные комнатные туфли на высоком каблуке и украшенные лентами сорочки. Ее светлость настаивала, чтобы Дизайр пользовалась исключительно услугами ее собственной портнихи - мадам Лизетт.
        Гардероб Дизайр пополнялся новыми туалетами: шелковыми платьями для прогулок с красивой отделкой из французских кружев и бархата, а также вечерними нарядами из тканей сочных розовых, голубых и шафранных тонов.
        Теперь Тильда ловким движением сняла жемчужное ожерелье с шеи Дизайр и положила его обратно в шкатулку с драгоценностями. Потом помогла ей снять бальное платье и повесила его рядом с другими нарядами в шкаф.
        Нельзя сказать, чтобы Дизайр не чувствовала себя виноватой, что пользовалась доверчивостью леди Мирабель. Ведь она проникла в дом доброй женщины под искусственным предлогом. Таким образом, она ввела в заблуждение и ее, и Джеффри. Но могла ли она открыть им правду, тем более сейчас? Что она может сказать им?
        «Я участвовала в ограблении кареты. Я хотела спастись от драгун в тот день, когда впервые увидела сэра Джеффри. Я пыталась выдать себя за его сестру, чтобы оставаться подле него, пока не закончатся поиски бандитов в гостинице».
        Нет - это невероятно даже вообразить!
        Однако в случае удачи ей не потребовалось бы продолжать этот маскарад. Появись сегодня вечером король на балу в Седжвике и согласись он подарить ей аудиенцию, ей удалось бы вымолить у него прощение для Моргана и себя тоже. Без сомнения, она сумела бы объяснить королю, что оказалась на большой дороге не по своей воле и что Морган стал разбойником только потому, что лишился законного наследства. Король - мудрый человек, ведь он сам много пережил. Она добьется взаимопонимания. Обязана сделать это!
        А что потом? Потом ей придется покинуть дом Уоррингтонов и отправиться в Равенсклифф. Может быть, настанет день, когда Морган захочет разыскать ее там и… Нет, она не должна позволять себе мечтать об этом.

        - Джеффри, не надо уклоняться от разговора. Ты должен выслушать меня.
        Блеклые глаза Ровены пылали негодованием. Флегматичную леди Ровену с присущими ей выдержкой и самообладанием просто невозможно было узнать. Джеффри сразу же почувствовал себя неуютно и сказал, что намеревается отправиться на утреннюю прогулку в сад, не желая оставаться рядом с сестрой в библиотеке.
        - Ты уже сказала достаточно много, Ровена. - Он с нетерпением смотрел на закрытую дубовую дверь. - Давай, наконец, закончим эти разговоры, пока нам обоим не пришлось жалеть о них потом.
        - Ты имеешь в виду то, что я сказала, когда мама предложила украшения из жемчуга мисс Дизайр? Этот жемчуг был подарен королевой Елизаветой первой леди Уоррингтон по случаю ее замужества с сэром Лайонелом…
        - Я знаю историю семьи не хуже тебя, - холодно заметил Джеффри. - И не вижу причин, которые бы не позволяли Дизайр надеть драгоценности сегодня вечером на бал в Седжвике. Коль скоро мама любезно предложила ей сделать это, почему девушка должна отказываться?
        - Но она отказалась сначала, - ядовито заметила Ровена. - Она отнюдь не глупая, ваша мисс Дизайр. Прежде чем согласиться, она устроила отличный спектакль. Видите ли, драгоценности сначала оказались недоступными для нее, потому что они являются нашей семейной реликвией. Она даже была готова повязать ленточку вокруг шеи с розочкой из нашего сада.
        На лице Джеффри в этот момент появилось что-то такое, что заставило его сестру замолчать.
        - Ты подслушивала эту беседу?
        - Естественно, нет. Но Тильда присутствовала при этом разговоре, когда помогала мисс Дизайр примерить ее новое платье для бала.
        - И она поспешила сделать полный отчет о том, что услышала.
        - Тильда очень преданная горничная. Она служит у нас не один год. Я не удивляюсь тому, что она считает своей обязанностью предупреждать меня обо всем, что происходит в нашем доме с момента появления в нем мисс Гилфорд.
        - Ты проявила необыкновенную доброту к Дизайр, предложив ей услуги своей горничной. Только это не совсем понятно. Разве в доме недостаточно других слуг, которых можно было бы использовать вместо нее?
        - Ну почему же, я…
        - Неужели в тебе так мало порядочности, что ты способна поручать своей служанке шпионить за моими гостями?
        Бесцветное лицо Ровены вспыхнуло. Как неприятно слышать упрек, который очень близок к истине. Однако она быстро овладела собой и продолжила разговор.
        - Мисс Гилфорд самая необычная из всех гостей. Трудно представить себе молодую даму, у которой нет ни горничной, ни компаньонки. О какой респектабельности может идти речь, когда в свои семнадцать лет она разъезжает одна по всей стране, пользуясь общей каретой и ночуя в гостиницах?
        - Но ведь она же объяснила, как сложились обстоятельства.
        - Ах, да. Ее собственная горничная сбежала от нее, прихватив с собой багаж и деньги. Очень трогательная история. А мама оказалась настолько великодушной, что взамен ее пропавших вещей приобретает для нее новые дорогие туалеты. Вот поэтому я вынуждена обременять себя заботой обо всех нас. Теперь тебе понятно, почему я приставила к ней свою горничную? - Она опять посмотрела на брата с возмущением в глазах. - Я решительно не одобряю мамины поступки, видя, как она пресмыкается перед этим бесстыжим маленьким существом.
        - Довольно!
        Ровена уловила грозное предостережение в голосе Джеффри, но уже настолько распалилась, что не могла остановиться.
        - Ничем не могу помочь вам. Я единственная в семье, кто отказывается общаться с этой мерзкой выскочкой, изображая угодливое почтение. Не удивляюсь, что мама ведет себя таким образом, - она наивная и сентиментальная.
        - Интересно, ты и меня считаешь в такой же степени легковесным?
        - Ты, дорогой братец, несмышленый мальчик, без всякого жизненного опыта. Иначе просто невозможно понять, как ты позволяешь этой смазливой пройдохе водить себя за нос. Ведь она выставляет напоказ свои прелести не хуже любой шлюхи из Драри Лейн.
        - Попридержи язык! Если произнесешь еще одно дурное слово в адрес Дизайр Гилфорд, ты пожалеешь об этом.
        Ровена задрожала от ярости, но была вынуждена замолчать. Она смотрела на своего брата так, словно видела его в первый раз. Перед ней стоял не прежний Джеффри - послушный мальчик, которого она могла опекать, поучать и даже бранить иногда, потому что, по ее мнению, это делалось для его же пользы.
        И вдруг все круто изменилось. Он отвернулся от нее и теперь целиком поглощен Дизайр Гилфорд, этой авантюристкой с зелеными глазами.
        Тупая боль сковала ей плечи, потом медленно поползла вверх к шее и дальше к голове. Она чувствовала себя так, как будто у нее вокруг головы туго затянули железный обруч.
        - Я никому не позволю говорить о Дизайр в подобном духе, Ровена.
        - Надо ли понимать, что эта девушка значит для тебя больше, чем собственная сестра?
        - Я даже не подозревал, что кто-нибудь вообще может для меня значить больше, чем она. Именно поэтому тебе не следует говорить ничего плохого о ней. Иначе придется пожалеть об этом.
        Нет - такое невозможно допустить! До этой минуты ее интересовал только один вопрос - не хочет ли Джеффри вступить в любовную связь с Дизайр. Конечно, молодой человек в положении Джеффри мог позволить себе подобное сумасбродство. Но разве можно было подумать, что он совсем потеряет голову и чего доброго захочет жениться на ней?
        Головная боль становилась невыносимой. Ровена призвала на помощь всю свою волю, чтобы держаться прямо и выглядеть спокойной.
        Первый раз она полностью осознала возможность остаться старой девой, лишенной наследства, и теперь ее сердце сжималось от горькой обиды. Джеффри всегда был добр и снисходителен к ней. Зная ветреный характер матери, он позволял сестре следить за делами и хозяйством. Ровена считала, что обладает достаточной властью, но не в большей степени, чем он сам даровал ей. До сих пор в этом отношении брат был великодушен, но в то же время сейчас достаточно одного его слова, чтобы она лишилась всего. Если ей не по вкусу и дальше оставаться в роли леди Уоррингтон, то придется искать себе убежище в родовом поместье в Йоркшире.
        С этим она никогда бы не смирилась. Сейчас ей требовалось какое-то время, чтобы оправиться от удара, собрать силы и вновь обрести прежнюю власть над ним.
        - Очень сожалею, что огорчила тебя, Джеффри, - сказала она вкрадчивым голосом. - Но сегодня я чувствую себя скверно, - очередной приступ мигрени. Пойду-ка лучше прилягу.
        Даже после неприятной сцены Ровена имела слабую надежду, что брат скажет несколько участливых слов, предложит ей опереться на его руку и с его помощью подняться наверх.
        Вместо этого Джеффри ограничился сухими словами.
        - Будем надеяться, что ты поправишься к вечеру, ведь сегодня бал в Седжвике. При этом он поклонился ей и отступил в сторону. В гробовом молчании Ровена проследовала мимо него.

        - Ровена, надо приложить все силы, но поставить тебя на ноги к вечеру. - Во взгляде леди Мирабель читались озабоченность и легкое раздражение. В самом деле, дочь постоянно вызывает у нее неприятные переживания. - Мы так ждали этого бала. Дизайр тоже будет огорчена, если ей не придется надеть свой новый наряд.
        - Я не считаю, что моя головная боль может помешать кому-то посетить бал, - произнесла Ровена, не поднимая головы с подушки.
        - Но мне хочется, чтобы ты поехала с нами. Нам всем этого хочется. Тильда, тебе нужно срочно принести своей госпоже немного нюхательной соли.
        - Вряд ли я смогу воспользоваться ею.
        - Ты начинаешь сердить меня. Да, это так. Я-то думала, что ты сгораешь от нетерпения появиться на балу в своем новом костюме, на который ушел не один фут парчи. К тому же мадам Лизетт уверяет, что подобный красно-коричневый цвет - самый модный в Париже в этом сезоне. Впрочем, на мой вкус, более приглушенный оттенок был бы приятнее для глаза. Я говорю о той бледно-желтой ткани, если ты помнишь. Но раз уж ты не отдаешь предпочтения…
        - Мама, пожалуйста! Какое это имеет значение - красно-коричневый или бледно-желтый цвет?
        Леди Мирабель всплеснула руками, как бы выражая отчаяние в связи с равнодушием дочери к своим туалетам.
        - Не понимаю тебя, Ровена. И никогда не понимала. Как можно быть такой безразличной к своей внешности? Ведь это же противоестественно.
        - Выходит, я виновата в том, что Бог не послал вам такую дочь, какую бы вам хотелось? Даже если бы я могла появиться на балу, разодетая так же, как леди Кастлмейн, меня бы это не волновало. Я думаю, что мне на роду написано оставаться старой девой. До сих пор меня не полюбил ни один мужчина и не полюбит никогда.
        - Ровена! Что ты говоришь! Это неправда.
        - Я получала предложения только от тех мужчин, которых прельщало мое приданое. Я могу рассчитывать только на молодых повес или старых развратников, промотавших с блудницами свое состояние. Думаю, что и эти немногие поклонники содрогнутся при мысли о том, что им придется спать со мной в одной постели.
        От этого всплеска отчаяния леди Мирабель потеряла дар речи, однако быстро справилась с собой.
        - Ты просто сама не своя сегодня - иначе не говорила бы этого. Тильда, когда же ты принесешь нюхательную соль или мне позвонить еще кому-нибудь из слуг?
        - Соль мне не поможет, - вяло возразила Ровена, - как не помогала и раньше. И другие лекарства тоже бесполезны.
        - Может быть, нам вызвать лекаря, чтобы он поставил тебе пиявки на лоб?
        - Я и близко не подпущу его к себе. Мне от одной мысли об этих отвратительных, извивающихся пиявках становится дурно. Может быть, он еще захочет разрезать живого голубя напополам и приложить по половинке к подошвам ног. Достаточно представить это, чтобы сделаться больной.
        - Очень хорошо, мы не будем посылать за ним. Но, возможно, найдется кто-нибудь еще. Надо подумать… - Леди на минуту поджала свои розовые губки. - Я знаю. Мы попросим врача, который помог нашему дорогому Джеффри во время того несчастного случая. Как же звали этого доктора?
        - Если вам угодно, мадам, я припоминаю, что миссис Дизайр называла имя доктора Манроу, - сказала Тильда.
        - Манроу… Да, да, это был именно он. Какая ты умница, что вспомнила его имя. И главное, он живет здесь, в Лондоне. Какое счастье. Мы должны немедленно пригласить его к нам.

        В надежде побыть одной и собраться с мыслями перед вечерним балом, Дизайр вышла из своей комнаты и прошла в холл, намереваясь оттуда спуститься в сад. Там можно найти уединенный уголок с мраморной скамьей в глубине липовой аллеи и спокойно обдумать свои планы.
        Внезапное появление в холле Тильды заставило ее остановиться. Служанка была не одна. Она показывала дорогу джентльмену в строгом костюме, который вслед за ней поднимался по ступенькам широкой лестницы. Дизайр помимо воли вскинула руку к шее, ее зеленые глаза округлились от испуга, - она узнала в джентльмене доктора Лукаса Манроу.
        Сначала она остановилась, как вкопанная, потом, как будто от внутреннего толчка, резко повернула назад, рассчитывая незамеченной скрыться в комнате. Но она опоздала, потому что в этот момент путь к отступлению ей перекрыла леди Мирабель, выскочившая из комнаты Ровены.
        Прижавшись к стене, Дизайр застыла в ожидании. Вдруг спешивший к своей пациентке доктор Манроу не заметит ее? Однако доктор уже стоял рядом.
        - Для меня огромное удовольствие видеть вас снова, спустя такое короткое время, - сказал он с низким поклоном и угодливой улыбкой. Леди Мирабель не дала ему возможности говорить дальше. Она стремительно бросилась к доктору, шурша своей роскошной розовой юбкой, вздымающейся чуть ли не до небес.
        - Какое счастье, что вы смогли так быстро приехать, доктор Манроу. Хорошо, что вы оказались на месте и не уехали к какому-нибудь другому пациенту. Моей дочери срочно требуется ваша помощь.
        Доктор сначала бросил быстрый взгляд на Дизайр, а потом повернулся к леди Мирабель.
        - Вы оказали мне большую честь, пригласив к себе в дом, ваша светлость, но я думаю, что вам не стоит беспокоиться по поводу здоровья вашей дочери. У нее просто цветущий вид. Я могу вам сказать это совершенно определенно. Леди с удивлением вскинула брови.
        - Моя дочь здорова? Но вы же еще не видели ее! - возразила она доктору, сопровождая своп слова коротким звонким смехом. - Ваша пациентка не эта леди. Вовсе нет. Это Дизайр Гилфорд, наша гостья. Моя дочь сейчас находится в своей комнате, в состоянии прострации из-за жесточайшей головной боли. И надо сказать, что это случилось в самое неподходящее время.
        Доктор в полнейшем недоумении терпеливо слушал дальнейшие объяснения ее светлости.
        - Сегодня хозяева Седжвика устраивают бал, и будет досадно, если леди Ровена не сможет присутствовать на нем. Займитесь ею, доктор.
        В который раз Дизайр благодарила судьбу за то, что ее благодетельница не могла сосредоточиться на чем-либо одном более нескольких секунд. Может быть, леди Мирабель забудет об этой так называемой ошибке доктора. Однако слова доктора привлекли внимание Тильды. Она задержалась в холле и смотрела на Дизайр долгим изучающим взглядом. Внутри у Дизайр как будто что-то оборвалось. Она повернулась и направилась к лестнице, чтобы выйти в сад.

        - Прикажите приготовить чашку свежих сливок с хорошо взбитыми яйцами и небольшим количеством корицы. Добавьте к смеси несколько капель сердечного средства. Я не сомневаюсь, что этот целебный напиток очень хорошо подействует на вас.
        Закончив обследование пациентки, доктор Манроу сделал заключение, что у нее нет никаких расстройств, кроме головной боли от нервного напряжения в связи с приготовлениями к предстоящим торжествам. Тем не менее доктор напустил на себя важный вид, стараясь снискать расположение и дочери и матери. Он не мог не оценить по заслугам разговорчивости последней, которая своей непрерывной болтовней могла довести до пота даже мраморную статую.
        Если бы доктор заручился доверием леди Мирабель и произвел благоприятное впечатление на ее дочь, в их лице он, несомненно, приобрел бы престижных клиентов и желаемую добавку к своему и без того приличному доходу. Хорошо, что ему выпало счастье посетить его светлость в «Золотом Якоре».
        - Будет ли моя дочь чувствовать себя настолько хорошо, что сможет отправиться на бал сегодня вечером?
        - Я в этом уверен. Только не советовал бы ей увлекаться закусками во время банкета. Нужно избегать слишком острой и пряной пищи и в умеренном количестве есть марципаны. Кроме этого, не советую задерживаться на балу допоздна. Молодой леди с таким хрупким телосложением следует постоянно соблюдать предосторожность во всем. - Он намеренно назвал Ровену «молодой леди», хотя ей, несомненно, было уже за тридцать. Такая мелкая лесть представлялась доктору вполне уместной и, по его мнению, должна была понравиться его пациентке.
        - Ну вот, теперь убедилась, моя дорогая? Нужно выпить чашку целебного напитка, который, должно быть, еще и очень аппетитный, не так ли? И еще полезно вздремнуть. Я тоже не сомневаюсь, что головная боль скоро пройдет. Какое счастье, что мне пришло в голову послать за вами, доктор.
        Только теперь леди Мирабель спохватилась, что ей самой не мешало бы немного отдохнуть перед балом. Она уже было вышла из комнаты, как вдруг обернулась и сказала:
        - Теперь, когда вы познакомились с моей дочерью, вы больше не сделаете ошибки, как сегодня, правда, доктор? Так перепутать - это просто невозможно. Когда я представляю себе, как выглядит наша дорогая Дизайр, я… Впрочем, это не имеет значения.
        - Вы говорите - ошибка? - Ровена оторвала голову от пышных подушек. При упоминании имени Дизайр она вдруг стала похожа на гончую собаку, почуявшую дичь.
        Леди Мирабель уже вышла из комнаты, и Ровена обратилась к горничной:
        - Тильда, ты не знаешь, о чем говорила ее светлость?
        - О сущих пустяках, моя леди, - поспешно ответил доктор. Хотя этот курьезный инцидент в холле вызвал у него любопытство, сейчас ему не хотелось разговаривать на эту тему. Если та зеленоглазая изящная красавица выдавала себя в гостинице за сестру его светлости, то почему это должно волновать его? В конце концов, это не его дело.
        - Доктору показалось, что он раньше видел мисс Гилфорд, - сказала Тильда. Она всегда была готова поделиться со своей госпожой тем, что ей удавалось узнать. - Доктор считал, что она является сестрой его светлости.
        Ровена привстала в постели и вперилась глазами в лицо доктора Манроу.
        - Присядьте, пожалуйста, доктор. Я бы хотела узнать об этом немного больше.
        - Конечно, я расскажу вам обо всем, но только в другой раз, когда вы будете чувствовать себя лучше.
        - Нет. Сейчас. - От гнева голос Ровены Уоррингтон прозвучал твердо. В нем появился повелительный тон.
        Кто знает, может, благодаря доктору Манроу она обретет оружие для победы над этой ненавистной, изворотливой маленькой авантюристкой. Почти забыв о своей головной боли, она перешла к наступлению. Сухопарое тело Ровены выгнулось от напряжения, в ее прищуренных бесцветных глазах появилась решительность. Всем своим видом она показывала, что не остановится ни перед чем, лишь бы узнать правду. Нужно опозорить и вышвырнуть Дизайр Гилфорд из этого дома, пока еще не поздно.

        15

        - Конюхи из «Золотого Якоря» помнят ту леди, - с ухмылкой доложил Моргану маленький Барни. - Они говорят, что она очень хороша - ну прямо конфетка.
        - Замолчи, парень. Я посылал тебя туда не для этого. Ты должен был выяснить, что с ней произошло потом.
        - А я и выяснил, - продолжал Барни Джерроу. - Они, конюхи, всегда знают все. Они весь день крутятся во дворе и в конюшнях и видят все, что происходит вокруг. Я предложил им помочь вычистить конюшню. Они поверили, что я круглый сирота и хочу немного заработать, чтобы заплатить за ночлег и…
        - Скажи, наконец, драгуны не захватили эту леди? - не вытерпел Морган.
        Испугавшись его громового голоса, Барни прыжком отскочил назад и крадучись попятился к двери.
        - Драгуны даже близко не подходили к ней. Они пустились в погоню за мастером Ходжесом и подняли страшный шум во дворе. А все остальное время эта маленькая хорошенькая лошадка, то есть ваша леди, находилась в очень уютном и теплом месте. Она занимала лучшую комнату в «Золотом Якоре».
        - Я же сказал, что она сможет позаботиться о себе, - заметил Енох.
        - Выходит, ты прав, - согласился Морган. Итак, Дизайр на свободе и не томится в тюремной камере Ньюгейта. Он с облегчением вздохнул, но тут же нахмурился.
        - Как ты думаешь, Енох, как ей удалось расплатиться? Ведь ты увез с собой все деньги. У нее оставалось всего несколько шиллингов.
        - Вашей леди не нужны наличные деньги. Она проводила время в комнате действительно очень хорошего джентльмена. Похоже, это был какой-то знатный господин.
        - Ты лжешь, дьяволенок. - Морган схватил Барни за грязный воротник рубашки и так придавил ему шею, что мальчишка начал багроветь на глазах.
        - Ты же задушишь его, парнишка не может говорить, - вмешался Енох.
        Когда Морган отпустил его, Барни опасливо попятился и сказал:
        - Я только повторяю то, что говорили конюхи. Я не виноват.
        - Так кто был тот мужчина, с которым она уехала?
        - Его имя Уорингхэм. Нет - Уоррингтон. Точно. Сэр Джеффри Уоррингтон. Он и леди оставались в гостинице около недели. Потом они уехали в отдельной карете в Лондон. Так сказал кучер конюхам, когда они запрягали лошадей. Это все, что мне удалось узнать. А вы… Вы обещали мне золотой.
        Хотя Барни изрядно боялся этого свирепого разбойника, он не собирался уходить, не получив сполна за свои услуги. Однако Морган Тренчард смотрел куда-то поверх него, стиснув челюсти. Глаза его потемнели и налились гневом.
        - Может быть, этот Уоррингтон настолько стар, что годится ей в дедушки. Дизайр могла разжалобить его своим рассказом о происшедшем. Не исключено, что по доброте душевной этот джентльмен предложил ей крышу над головой, - предположил Енох.
        - Нет, это был не глубокий старик, - прервал его мальчишка. - Джентльмен - молодой и миловидный. Он въехал во двор гостиницы на красивом сильном жеребце, который потом вдруг взбесился и сбросил его на землю.
        - Закрой рот! - Морган сунул руку в карман и бросил мальчишке монету. - На, получи и убирайся к дьяволу!
        Барни схватил монету и бегом припустился к двери, устремившись затем к шаткой лестнице, словно за ним гналась тысяча чертей.
        - По крайней мере, мы теперь знаем, что она не в тюрьме, - продолжал Енох. - Я говорил тебе, что голова у нее хорошо соображает.
        Морган угрюмо взглянул на него и ничего не сказал.
        - Не надо судить девушку слишком строго. Она поступила так, как и следовало на ее месте.
        - Правильно, черт возьми. Она не теряла времени зря, чтобы найти себе защиту со стороны подходящего джентльмена. К тому же, молодого и привлекательного.
        - Но она искала защиты у тебя, - напомнил ему Енох. - Она умоляла тебя позволить ей остаться с тобой, невзирая на опасность. Но ты пожелал отправить ее в Корнуолл.
        - Так разве там ей было бы хуже, чем со мной?
        - Конечно, не хуже. Но раз уж нам не удалось добраться до Равенсклиффа, как мы планировали, она была вынуждена искать другой выход.
        - Безусловно.
        Морган провел рукой по ряду крючков в стене, снял свой плащ и надел его.
        - Ты куда собрался? - спросил Енох.
        - Я и так слишком засиделся в этой проклятой дыре.
        - Благоразумнее было бы затаиться здесь еще на некоторое время.
        - Мне нужно выйти.
        Морган проверил, на месте ли его пистолет.
        - По-моему, бессмысленно подвергать себя риску только из-за того, что мисс Дизайр нашла себе другого мужчину.
        - Мои дела не имеют ничего общего с этим.
        - Может быть, сейчас она вовсе и не с Уоррингтоном, - продолжал Енох, не испугавшись своего разгневанного друга. - Она могла давно уже ускользнуть от него и продолжать свой путь одна.
        - Меня это не касается. - На губах у него появилась презрительная улыбка. - Да, красивая и смышленая девушка. Неплохо устроилась, стоило ей только избавиться от меня. Теперь ей не придется прятаться в развалившихся фермерских домах и спать на соломе. У нее не будет недостатка ни в мягкой постели, ни в джентльмене, с которым можно будет разделить эту постель.
        - И все-таки ты без ума от нее, - вздохнул Енох и покачал головой. - Я уверял ее, что ты никогда не влюбишься. Оказывается, я ошибся. Ты любишь Дизайр. Только дурак не заметит этого.
        - Никогда больше не произноси ее имени при мне.
        Морган направился к двери.
        - Я пойду с тобой, - спокойно сказал его друг.
        - Оставайся здесь. Сегодня вечером мне не нужна чья-либо компания.
        - В таком состоянии тебе лучше остаться здесь самому, чем в одиночестве бродить неизвестно где.

        Бордель Кейт Клэффи располагался на одной из узких улочек Драри Лейн. Несмотря на внешне неприметный фасад дома, это было лучшее из подобных заведений во всем Лондоне.
        Привратник, здоровяк в блестящем белом парике и алой атласной ливрее, сразу узнал Моргана и Еноха. Он поклонился, взял плащи и проводил из холла в роскошную приемную с зажженными свечами. После свержения правительства пуритан дела у Кейт шли очень успешно. Несомненно, значительную часть доходов она вкладывала в свой все более расширяющийся бизнес.
        Эта комната должна была произвести впечатление на посетителей. Высокие потолки расписаны фресками. Двери и окна украшали тяжелые гардины из красного бархата с вышитым узором и золотой бахромой. Девушки Кейт и клиенты сидели на стульях с золочеными спинками и кушетках, обтянутых бургундским атласом и розовым Дамаском. По бокам огромного камина, отделанного розовым мрамором, располагались сверкающие зеркала высотой в человеческий рост.
        Кейт спешила встретить новых посетителей. Когда она приблизилась к ним, Морган заметил в ее глазах легкое беспокойство. Хотя она, как обычно, обняла Моргана и приветливо улыбнулась Еноху, но настороженность не исчезала.
        В свое время Кейт Клэффи была красавицей, сейчас же пополнела. На ней было атласное платье желтого цвета с глубоким вырезом, обнажавшим ее пышную, вздымающуюся грудь. От корсета до самого пола поверх атласа струилась прозрачная черная газовая ткань, заканчивающаяся сзади шлейфом. Кейт обмахивалась большим веером из черных и белых страусиных перьев.
        - Вот и прелестная плутовка, моя любимая Кейт, - воскликнул Морган. - Рад видеть тебя. Ты прекрасно выглядишь. Похоже, твое заведение процветает.
        - Да, сейчас дела идут неплохо. Теперь, когда не стало Кромвеля, псалмы вместе с их исполнителями не в почете. - Она с беспокойством перевела глаза вверх, на лестницу, которая вела в комнаты для интимных утех.
        - Мы не пуритане, - сказал Енох, - покажи-ка нам, что у тебя есть для нас на сегодняшний вечер, Кейт.
        - Я приобрела парочку новеньких. Свежие девочки из деревни. Ты предпочитаешь светловолосых, насколько я помню, Енох?
        Кейт подвела его к бархатной кушетке и оставила в обществе розовощекой блондинки.
        - А для тебя, Морган, есть одна прелестная крошка с такими сиськами, что в жизни не увидишь. У нее черные волосы и прекрасные манеры.
        - В другой раз, Кейт.
        Хозяйка борделя опешила от непредвиденного отказа и с недоумением посмотрела на него.
        - Для меня это такая же неожиданность, как гром среди ясного неба.
        - Видишь ли, у меня изменился вкус. - Морган выдавил из себя улыбку. - Пришли мне вон ту рыжую девку. Она вполне устраивает меня.
        Кейт согласно кивнула головой и подвела его к той, на которую пал его выбор.
        - Коринна, этот джентльмен хочет познакомиться с тобой. Наверное, вы сначала пожелаете посидеть за бутылочкой вина. Какое вино подать, Морган? Рейнское? Бургундское?
        - По бутылке каждого, - ответил Морган. - И пусть принесут сразу наверх.
        Кейт удивленно приподняла подкрашенные брови. Обычно Морган Тренчард оставался какое-то время внизу, выпивал стаканчик-другой вместе с выбранной девушкой и только потом поднимался к ней в комнату.
        Коринна ввиду недавнего пребывания в этом заведении не знала ни его порядков, ни Моргана, поэтому не усмотрела ничего необычного в пожелании клиента. Она грациозно поднялась с кушетки и взяла его за руку. Его обдало ароматом какого-то снадобья для втираний, чем-то вроде благовония нероли.[7 - Имя принцессы, которая изобрела духи, ее имя дало название ароматическому веществу, содержащемуся во флердоранже.]
        Девушка, которую он облюбовал, была высокого роста с крутыми соблазнительными бедрами. Глубокий вырез корсета позволял видеть ее пышную грудь с двумя широкими кружками вокруг сосков. У нее была тонкая талия. Прекрасное тело едва прикрывала прозрачная голубая ткань с отделкой из подобранных в тон перьев. Когда она шла рядом с Морганом, из-под нижней юбки выглядывали стройные красивые ноги, обтянутые ажурными чулками. Как и все девушки в этом доме, она была обута в атласные туфли на высоком каблуке, украшенные россыпью блестящих камней.
        Коринна повела Моргана наверх по лестнице с панелями из светлого дерева. В конце лестницы красовалась пара высоких, тонких стоек, увенчанных скульптурами нимфы и фавна, которые, казалось, только что выпорхнули из своего убежища.
        Рыжеволосая девушка коснулась своей грудью руки Моргана.
        - Я надеялась, что вы выберете меня, - сказала она с приятной улыбкой на лице. - Я нахожу вас самым привлекательным джентльменом, которого мне приходилось видеть за время пребывания в Лондоне.
        - Не сомневаюсь, что мой приятель мог бы понравиться вам не меньше, чем любой другой мужчина. Важно, чтобы они могли заплатить вам за ваши услуги.
        Слова уже успели сорваться у него с языка, и он тут же в душе упрекнул себя. Зачем срывать зло на девушке?
        - Извините меня, - сказал Морган. - Я сегодня не в духе. - Он обхватил ее рукой за талию и приблизил к себе. - Сейчас мы выпьем по бокалу вина и потом, я думаю, благодаря вашему обаянию, все пойдет, как надо.
        Внезапно спокойная обстановка этого дома была нарушена ужасающим криком. Какая-то женщина взвыла от боли.
        - Так тебе и надо, сука. - Вслед за криком послышался мужской голос. Он показался Моргану очень грубым и удивительно знакомым. - Можешь орать, сколько хочешь, только тебе все равно не уйти отсюда. До конца ночи на тебе не останется живого места.
        Морган как будто оцепенел.
        - Это несчастная маленькая Летти, - сказала Коринна. - Кейт не хотела отдавать ее этому зверю, но, говорят, он становится очень опасен, если кто-то вздумает перечить ему. К тому же его считают доносчиком.
        Морган не стал дослушивать этот рассказ. Он отстранил от себя Коринну и схватился за ручку двери. Дверь не поддавалась, и тогда, отойдя назад, он сильным ударом ноги заставил ее распахнуться.
        В глубине комнаты он увидел нагую девушку, ее лицо было закрыто спутанными волосами. Слабый свет свечи падал на хрупкую белую спину и маленькие ягодицы.
        - Какого черта…
        Перед Морганом стоял Найл Форрет. Их глаза встретились. Доносчик был в штанах и сапогах. Ворот кружевной рубахи расстегнут у горла. В одной руке он сжимал кнутовище.
        Когда Морган заметил свежие рубцы на спине девушки, у него неприятно засосало где-то под ложечкой. Кровь ударила ему в голову, и, сам того не сознавая, он схватился за пистолет. Он держал его в руке и целился прямо в голову Найла Форрета.
        Девушка в испуге забилась в угол, дрожа всем телом.
        - У меня достаточно оснований для того, чтобы убить тебя. Но сегодня ты дал мне еще один повод, - тихо сказал Морган.
        Он видел страх в глазах Найла. Хорошо, что он заставил этого мерзавца испытать страх.
        - Выходи, - приказал Морган девушке, даже не взглянув на нее.
        Она быстро промчалась мимо него в холл. Морган слышал ее истерические всхлипывания.
        - Постой, - внезапно произнес Найл. - У меня нет оружия.
        - У девушки его не было тоже.
        - Ведь не станешь же ты убивать безоружного человека.
        Однако Морган продолжал сжимать пистолет своей твердой рукой, не отводя глаз от Найла.
        - Ты называешь себя джентльменом. Не так ли, Морган Тренчард, сквайр Тренчард?
        - Хорошо. Я удовлетворю твое желание, Форрет. Мне доставит удовольствие возможность расправиться с тобой голыми руками. - Он положил свой пистолет на лакированный столик.
        Из холла доносились чьи-то голоса, но Морган не замечал ничего вокруг себя, продвигаясь в глубь комнаты к Найлу. От его обычной осмотрительности не осталось и следа. Он видел перед собой человека, который предал его.
        Он бросился на него с ударом, подкрепленным весом своего сильного тела. Удар пришелся в челюсть. Найл зашатался и отступил назад.
        В тот же миг он оправился и сделал ответный выпад. Девушки в холле кричали истошными голосами, мужчины рассыпали проклятия. Найл нанес Моргану сильный удар по голове, выше левого глаза и рассек ему бровь. Хлынувшая из раны кровь на мгновение ослепила его.
        Морган резко дернул головой, чтобы стряхнуть кровь с лица. Увидев своего противника, он набросился на него со скоростью и яростью дикого зверя, испытывая удовлетворение, когда удалось схватить Найла за горло железной рукой.
        Найл вдруг обмяк, и Морган приготовился к завершающему удару. Он остановился на секунду и занес сомкнутые руки над головой противника, собираясь со всей силой обрушить их на его затылок.
        - Морган - нет!
        Своим воплем Кейт помешала ему завершить побоище. Воспользовавшись этим моментом, Найл быстро сунул руку за голенище сапога. Морган заметил блеснувшее лезвие ножа. Ослепленный безумной яростью, он тем не менее не потерял голову и начал осторожно отступать назад в холл. Найл, пользуясь своим преимуществом, надвигался на него.
        Так Морган оказался в холле. Там уже толклось множество девушек и клиентов. Кто-то задел и повалил статуэтку. Она попала под ноги Моргану. Он споткнулся и на короткое время потерял равновесие. Найл занес сверху свой нож, но Морган удержался на ногах. Он вдруг почувствовал, что ему обожгло грудь, словно огнем. Это Найл ударил его ножом. Пошатываясь, Морган продолжал двигаться по направлению к лестнице, пока не уперся спиной в верхнюю стойку. Найл, пригнувшись, двигался к нему, намереваясь нанести смертельный удар. Однако Морган сумел схватить его за руку, поднять ее вверх и отскочить в сторону. Потеряв равновесие, Найл ухватился за позолоченный шпиль верхней стойки.
        Ребром ладони Морган нанес ему резкий удар в шею, сбоку. Тот громко вскрикнул и захрипел. От этого удара у него прервалось дыхание.
        Внизу завизжали девушки, увидев мужчину, свалившегося через перила. Он плюхнулся на пол, пролетев около пятнадцати футов, и лежал неподвижно, уткнувшись лицом в пол.
        Морган быстро сбежал по ступенькам вниз. В это время подоспевший Енох повернул тело Найла. В падении тот напоролся на нож, который теперь глубоко сидел у него в груди. Уже ничего не видевшие глаза были широко раскрыты. Безжизненная рука продолжала сжимать позолоченный шпиль с резными фигурками нимфы и фавна.

        16

        Огромный особняк в Седжвике находился недалеко от дома Уоррингтонов, чуть выше по реке. Это было элегантное и безупречное с точки зрения архитектуры сооружение в стиле эпохи Тюдоров. Хотя Джулиан Бейнбридж, в настоящее время владевший графством Седжвик, привез множество диковинных растений и кустарников из стран Нового Света, он сохранил ранее созданные аккуратные лабиринты из посаженных еще во времена королевы Елизаветы тиса и падуба. В наиболее укромных уголках стояли мраморные скамейки, на которых могли посидеть уединившиеся парочки влюбленных.
        Вечер еще только начинался, когда Джеффри и Дизайр засвидетельствовали свое почтение хозяину и его супруге. Молодые люди покинули переполненный зал и через террасу направились в сад, чтобы насладиться вечерней прохладой. Серебристая дорожка от лунного света пролегла на воде Темзы, где двигались ялики, лодки и прогулочные барки. Весенний воздух пьянил ароматом первых распустившихся роз и лаванды. Танцы еще не начались, но с галереи прямо над залом для гостей, где расположились музыканты, уже доносились звуки лютни и виол.
        Джеффри хорошо ориентировался в этом саду. Побродив немного по лабиринту вместе с Дизайр, он выбрал скамейку в окружении зеленых кустов, и они присели.
        - Очаровательное место, - сказала Дизайр, - но я думала, мы спустимся поближе к реке. Оттуда можно будет видеть, как причалит барка короля.
        - Не беспокойтесь, - с улыбкой заверил ее Джеффри. - Как только король появится в зале, об этом сразу станет известно.
        - Вы считаете, он обязательно прибудет сегодня на бал? - спросила Дизайр с легкой тревогой в голосе. Она только и думала о встрече с королем. Она должна убедить его принять ее у себя и выслушать.
        - То, что его величество появится здесь, это, несомненно. Только трудно сказать, как долго он останется на балу. - Заметив выражение испуга на лице своей спутницы, Джеффри добавил: - Обычно у него бывает несколько приглашений на один вечер, но он непременно посетит этот дом.
        Молодой человек приблизился к ней и взял ее за руку. Ощутив жар его руки, Дизайр немного заволновалась.
        - Может быть, нам все-таки подойти к реке, - сказала она, - хотя эти лабиринты восхитительны.
        - Мне не хватает слов, чтобы выразить свой восторг, - воскликнул Джеффри, не сводя с нее своих темно-синих глаз.
        Дизайр предвидела наступление этого момента, но надеялась, что это произойдет позже. Возможность признания молодого человека страшила ее. Они ведь знакомы немногим больше месяца.
        Джеффри перевел глаза с ее лица на красиво изогнутую длинную шею и еще ниже, на полуобнаженную грудь над глубоким вырезом на лифе платья.
        Нужно поскорее отвлечь его внимание, поэтому Дизайр торопливо произнесла:
        - Как хорошо, что головная боль прошла, и Ровена смогла поехать с нами. Сегодня вечером у нее отличное настроение.
        - Я бы даже сказал, что она чересчур возбуждена. Но я пригласил вас сюда не для того, чтобы обсуждать Ровену. - Джеффри обвил ее талию рукой и привлек к себе. - Вы очаровательны сегодня, Дизайр. В этом зеленом с серебром одеянии вы напоминаете мне морскую богиню из древней легенды.
        - Вы должны благодарить мадам Лизетт за ее искусство, - шутливо возразила ему Дизайр. - Она обладает отменным вкусом. И еще нельзя забывать об этом жемчуге, который мне предложила надеть добрейшая леди, ее светлость.
        - Как бы я желал, чтобы жемчуга Уоррингтонов были на вас не только сегодня вечером, но всегда. Они словно созданы для вас. Вы должны знать, что не существует ничего такого, в чем бы я мог отказать вам, если бы вы оказали мне честь…
        - Ради Бога, не продолжайте.
        Дизайр попыталась высвободиться из его рук, но молодой человек только крепче обнял ее.
        Из глубины лабиринта послышался женский смех и мужской голос, вкрадчивый и одновременно настойчивый. «Лабиринт служит убежищем для влюбленных», - подумала Дизайр с легкой тревогой. Не стоило задерживаться здесь с Джеффри.
        - Вы слышите? - спросила она. - Мне кажется это звуки гитары. Должно быть, начинаются танцы. Пойдемте к гостям.
        Однако Джеффри не хотел вставать со скамейки.
        - Это сарабанда, - продолжала она, - один из моих любимых танцев.
        - У нас с вами впереди много танцев, моя дорогая, но сейчас…
        Молодой человек придвинулся к ней ближе и коснулся губами ее щеки. Несмотря на мимолетность этой ласки, она почувствовала скрывающееся за ней страстное желание. Некоторым усилием своего гибкого тела девушка снова попыталась освободиться.
        - Не пугайтесь, Дизайр. Клянусь вам, я не причиню вам никакого зла. Я не могу забыть ту первую ночь в гостинице, когда я очнулся и увидел вас. Я помню, как вы склонялись надо мной при свечах. У вас было божественно красивое лицо и ласковый взгляд. Ваши руки так прохладны и нежны. Тогда я подумал, точнее - понял, что хочу, чтобы вы принадлежали мне.
        - В ту ночь вы были нездоровы, Джеффри.
        - Но сегодня со мной все в порядке, - ответил он. Взволнованным голосом он с жаром продолжал: - И сейчас я влюблен в вас, как никогда.
        - Вы смешиваете признательность и благодарность с любовью.
        - Разве вы можете так хорошо разбираться в любви, вы, такая молодая и неискушенная? - Джеффри вдруг обнял ее и усадил на скамью.
        Дизайр с удивлением отмстила, что этот молодой человек, хотя и высокого роста, но хрупкого телосложения, обладает достаточной силой. И снова она почувствовала, сколь сильно его влечение, когда его горячие губы прижались к ее губам с жаждой ответного поцелуя.
        Поскольку этого не последовало, он выпустил ее. Она избегала встречаться с ним взглядом и опустила глаза вниз, перебирая лежавший на коленях веер.
        Тем временем Джеффри мысленно задавал себе вопрос, - неужели она, как и Ровена, считает его легкомысленным, упрямым мальчиком, который не в состоянии разобраться в собственных чувствах. Он не мог допустить, чтобы его самолюбию был нанесен такой удар, и начал обдумывать другой предлог для продолжения разговора. Джеффри казалось, что он нашел выход из положения.
        Да, он мог испугать Дизайр бурным выражением своей страсти. Возможно, это именно так.
        - Простите, моя любимая, - сказал он. - Наверное, мне следовало бы сдержать порыв своих чувств. В оправдание я могу лишь сказать, что помню ваши слова о возможном скором отъезде в Корнуолл. Я не мог допустить, чтобы вы уехали, не выслушав меня.
        - Джеффри, вы не должны делать этого. Нам не быть вместе. Я никогда не смогу стать вашей возлюбленной.
        - У меня и в мыслях не было обращаться к вам с подобным непорядочным предложением. - Его глаза лихорадочно блестели. - Я хочу, чтобы вы стали моей супругой.
        - Это невозможно. - Дизайр положила руку поверх его руки. - Я никогда не скрывала от вас свое происхождение.
        Это было единственное, в чем она не лгала ему, поймала себя на этой мысли Дизайр и сразу же почувствовала неловкость.
        - Что скажут ваши друзья, узнав, что лорд Уоррингтон собирается жениться на дочери торговца?
        - Мне не требуется ни от кого разрешения на выбор невесты, - продолжал Джеффри. - В этом я сам себе хозяин.
        - Но как же так? Ведь вам, должно быть, захочется получить одобрение своих близких?
        - Мама уже давно без ума от вас.
        - А Ровена?
        - Вам не стоит беспокоиться насчет Ровены. Она будет обращаться с вами с величайшим уважением. Это я могу обещать. Что касается моих друзей, то они станут завидовать моему счастью, когда увидят такую красивую и добродетельную жену. Вы понравитесь им, будете пользоваться неимоверным успехом, станете леди Уоррингтон.
        Пылкие речи Джеффри вызвали смятение в душе девушки. Она не хотела причинить ему боль, но не должна и обнадеживать молодого человека. Нужно вести себя с ним как можно тактичнее, даже если и приходится отклонять его предложение. Мысли беспорядочно теснились у нее в голове и мешали подобрать нужные слова.
        Между тем молодой человек снова заговорил с ней мягким, ласковым голосом.
        - Может быть, ваша нерешительность связана со страхом перед браком и обусловленными им обязанностями? - В его смущенной улыбке было что-то по-детски наивное. - Я буду очень обходителен с вами. Готов ждать до тех пор, пока вы не свыкнетесь с мыслью о том, что вы моя невеста. Только не надо сейчас отказывать.
        «Но почему я в самом деле не могу выйти замуж за него?»
        В минутном замешательстве она всерьез подумала об этом. Если повиноваться холодному уму и руководствоваться одним расчетом, то можно представить, какие блага сулит ей брак с Джеффри Уоррингтоном. Она получит его титул и будет вместе с ним владеть огромным состоянием; займет достойное место при дворе и будет кружиться в бесконечном вихре наслаждений.
        А как быть с интимной частью совместной жизни? Сможет ли она и телом принадлежать Джеффри, спать с ним в одной постели и рожать ему детей?
        Он молод и пылок, ему нельзя отказать в красоте: он высок ростом, стройный, гибкий, с красивыми аристократическими чертами лица. Он будет уважать и лелеять ее, в этом она не сомневалась.
        Когда она станет его женой, прежние кошмары отступят, останутся позади, все забудется.
        Однако именно мысли о прошлом заставили Дизайр отрешиться от грез и вернуться к земным заботам. Она не могла отбросить свое прошлое, потому что частью его был Морган Тренчард. Одновременно этот человек был и частью ее самой. Ничто не может заставить ее согласиться стать женой Джеффри. И эти мысли не пришли бы ей на ум, если бы она могла надеяться на другое замужество - если бы Морган предложил ей свою руку. Тогда никакие силы на земле и небе не помешали бы ей последовать за ним.
        Дизайр встала.
        - Пожалуйста, проводите меня в дом.
        - Дизайр, подождите.
        Не успел Джеффри произнести что-то еще, как совсем рядом послышались шаги. Мимо них по направлению к дому побежала какая-то парочка, за ней - другая.
        - Его величество уже здесь.
        Она услышала слова леди, извещавшей об этом событии своего кавалера.
        - Я же говорила, что это королевская барка пришвартовалась к пристани.
        Все вокруг наперебой сообщали друг другу новость.
        - Его величество…
        - Король, наверное, уже в зале для танцев…
        - Вместе с ним леди Кастлмейн…
        Джеффри взял Дизайр под руку, и они присоединились к потоку гостей, двигавшемуся по направлению в дому. Глаза девушки засияли от радости при виде короля в сопровождении своей фаворитки - леди Кастлмейн. В своих владениях их встречал граф Седжвик.
        Дизайр слышала, как сердце гулко стучало у нее в груди. Когда Джеффри ввел ее в зал, Дизайр охватил страх, смешанный с неопределенным предчувствием. Она старалась держаться непринужденно, вбирая полной грудью теплый воздух, пропитанный терпким запахом духов. Сейчас она пожалела о том, что позволила Тильде слишком туго затянуть корсет. У нее начинала немного кружиться голова.
        Даже теперь еще не поздно отказаться от опасных планов. Но Дизайр тут же отбросила все сомнения. Надо присесть в легком реверансе, приветливо улыбнуться и дальше действовать так, как она задумала.
        Как можно упускать этот единственный шанс помочь Моргану?
        - Не бойтесь, - прошептал Джеффри, сжимая ей руку. - Я буду рядом с вами. - У него на лице промелькнула озорная улыбка. - Его величество, в конце концов, такой же мужчина, как и все.
        Король поклонился, и Дизайр сделала свой реверанс. Взявшись за руки, они начали первую фигуру сарабанды. При ближайшем рассмотрении его величество не был красавцем. Так показалось Дизайр. Но, несомненно, его наружность привлекала женщин. У него были темные волосы и глаза, чувственный рот и длинный прямой нос. Ему приходилось наклоняться к Дизайр при своем росте не меньше, чем в шесть футов. На нем был бархатный камзол пурпурного цвета, из-под которого виднелась серебристая рубашка и черные бархатные панталоны. Этот костюм выгодно подчеркивал его крепкое телосложение.
        Король унаследовал свойственный Стюартам природный шарм, а поскольку он вынужден был бежать из Англии и жить на континенте с шестнадцати до тридцати лет, он добавил к своему обаянию еще и великолепные манеры в духе лучших традиций французского двора. Он знал, как покорять дамские сердца с помощью одного взгляда черных глаз с тлеющим в глубине огнем. Он мог заставить женщин волноваться от одного легкого прикосновения руки. Королева Катарина Браганца была без ума от него, и поэтому прощала многие неразумные поступки.
        Король с улыбкой смотрел сверху вниз на Дизайр.
        - Как это бессердечно со стороны леди Уоррингтон держать такую очаровательную гостью вдали от двора, - сказал он, уверенно ведя ее в танце и с легкостью проделывая замысловатые па.
        - Вы чрезвычайно любезны, ваше величество. - Она взглянула на него своими изумрудными глазами, сияющими под черными ресницами. На ее алых сочных, чуть приоткрытых губах появилась смущенная улыбка. - Я приехала в Лондон всего несколько недель назад.
        Тут им пришлось стать спиной друг к другу, подняв руки, потом повернуться кругом. Его величество обхватил Дизайр за тонкую талию, и они перешли к следующим па сарабанды.
        - Коль скоро наша встреча состоялась, теперь вы не должны отказывать нам в удовольствии видеть вас почаще.
        Она почувствовала тугие мускулы на руке, которая чуть крепче прижала ее.
        - На следующей неделе ожидается костюмированный бал в Уайтхолле. Если вы почтите нас своим присутствием, то, ручаюсь, станете его украшением, мисс Гилфорд.
        Король не услышал незамедлительного ответа и выжидательно посмотрел своими черными глазами. Потом спросил:
        - Вы обручены с молодым Уоррингтоном?
        - О, нет, сэр, - поспешила заверить она. Глаза короля потеплели, и он даже не пытался скрыть своего удовлетворения.
        - Естественно, сэр Джеффри, его сестра и мать, леди Уоррингтон, также получат приглашение. Но в данном случае я бы хотел познакомиться с вами поближе, мисс Гилфорд.
        Они снова должны были разойтись в разные стороны, как этого требовали сложные фигуры танца, чтобы потом снова приблизиться друг к другу.
        - Однако вы так и не дали мне обещания появиться на балу, - напомнил король с улыбкой на лице.
        - Вы удостоили меня высшей чести своей просьбой, сэр.
        Дизайр набрала побольше воздуха, понимая, что танец близится к концу. Наступило время для разговора. Откладывать его дальше нельзя.
        - Но я надеялась… Если бы я могла встретиться с вами, ваше величество, наедине, я была бы вам чрезвычайно признательна.
        - Ничто не доставит мне большего удовольствия, - сказал король.
        Он посмотрел на девушку с откровенным чисто мужским сладострастием во взгляде, чего та не могла не заметить. Не истолковал ли он по-своему ее просьбу? У нее не было опыта придворной жизни. Она слышала, как леди Мирабель рассказывала о неприличном поведении некоторых дам, посещавших дворец в Уайтхолле. О Боже, конечно же, она не собиралась посещать короля в его спальне! Эта мысль пришла ей в голову и привела девушку в крайнее смущение.
        В то же время краем глаза Дизайр успела заметить, что на них смотрит леди Кастлмейн, сластолюбивая повелительница монарха. Окруженная толпой поклонников и прихлебателей Барбара Кастлмейн двигалась в направлении своего любовника.
        Прежде чем Дизайр собралась духом, чтобы продолжить беседу, танец закончился. Леди Кастлмейн стояла рядом с ними. Она взглянула на Дизайр с явным неудовольствием, если не сказать - с некоторым опасением. Хотя рыжеволосая красавица была признанной фавориткой короля и сумела привязать его к себе, но охраняла свое добро очень строго. В свое время, еще будучи Барбарой Вилльерс, она покорила весь Лондон своей красотой. В восемнадцать лет она вышла замуж за Роджера Пальмера. Год спустя она уже не стеснялась торговать своим роскошным телом и так преуспела в любовном искусстве, что вскоре оказалась в постели короля и поныне удерживала его подле себя.
        Другие красавицы приходили и уходили, в то время как Барбара сохраняла свою власть над королем. У нее были свои собственные великолепные апартаменты в Уайтхолле. Карл тратил на нее огромные суммы денег и позволял ей присутствовать на политических приемах. Он смотрел сквозь пальцы на ее необузданный характер, частые вспышки гнева. Леди Кастлмейн тонко разбиралась в мужчинах, особенно в своем покровителе. Она хорошо знала, чем приманить любовников, и ее изобретательность, которая не знала границ, позволяла ей сохранять неповторимое обаяние.
        Наблюдая за королем, танцующим с темноволосой юной красавицей, она придирчивым ревнивым взором оценила достоинства своей возможной соперницы: ее пышную, цвета сливок, красиво изогнутую грудь, изящные очертания фигуры с тонкой талией.
        Его величество представил Дизайр леди Кастлмейн. Улыбнувшись и повторив за ним свое имя, Дизайр снова быстро повернулась к королю, намереваясь заговорить с ним о деле. Она боялась потерять время и упустить его величество, прежде чем сумеет заручиться его благосклонностью, на которую так рассчитывала.
        - Если бы ваше величество могли обещать мне аудиенцию, всего на несколько минут. Речь идет о волнующем меня вопросе. У меня есть одно важное дело, о котором я могла бы вам сообщить. Это не совсем личное дело, сэр. Оно касается справедливости и соблюдения порядка.
        В ее словах действительно была большая доля правды. Разбои на дорогах оставались серьезной угрозой.
        На ее лице, обращенном к королю, в горящих зеленых глазах было столько мольбы! Король со снисходительной улыбкой спросил:
        - Это так важно для вас, в самом деле?
        - В самом деле, сэр.
        - Мы буквально засыпаны подобными просьбами, мисс Гилфорд. С тех пор как мы вернулись в Англию, тысячи наших подданных обрушились на двор, и каждый хочет, чтобы его выслушали. Каждый непременно старается доказать, что предпочтение должно быть оказано именно ему, а не кому-то другому.
        Несмотря на подобные, совсем необнадеживающие речи короля, Дизайр не могла позволить себе отступать. Она снова с улыбкой взглянула на короля.
        - Простите меня, сэр. Должно быть, я кажусь вам слишком назойливой.
        - Красота, безусловно, должна иметь привилегии, мисс Гилфорд, - сказал король. - Коль скоро ваш вопрос имеет такое важное значение, мы должны выслушать вас. Я скажу об этом сэру Роджеру Дарвенту. Он занимается организацией личных аудиенций и выберет подходящее время для нашей встречи. И это произойдет очень скоро.
        - О, как я благодарна вам, сэр.
        Дизайр с сияющими от искренней благодарности глазами сделала глубокий реверанс.
        Леди Кастлмейн метнула в ее сторону косой холодный взгляд и положила обтянутую перчаткой руку на локоть своего любовника.
        - Я полагаю, что нам пора удалиться, ваше величество. Вы обещали еще заглянуть на Бакминстерский банкет.
        Карл кивком головы подтвердил свое согласие.
        - Мы не забыли, мадам.
        Перед уходом он снова взглянул на Дизайр с ободряющей улыбкой.
        - Не беспокойтесь, мисс Гилфорд. Мы никогда не забываем о своих обещаниях.
        Оставаться на балу дольше Дизайр не хотелось. Теперь в этом не было необходимости. Тем не менее, пока она здесь находится вместе с Уоррингтонами, нужно продолжать танцевать, улыбаться и вести светские разговоры. Кавалеры наперебой приглашали ее на танцы. Вот она грациозно проделала серию причудливых па еще двух сарабанд. Потом ее ждал веселый гавот, в котором она едва успевала перевести дух от быстрого темпа со множеством прихлопов и притопов.
        Тут к ней подошла леди Мирабель, собираясь представить еще одного джентльмена. Чтобы начать новый танец, нужно было дождаться еще других партнеров, и поэтому Дизайр собиралась ненадолго присесть. Взглянув на спутника леди Мирабель, она заметила, что его внешность на удивление знакома ей. Где она могла видеть этот аккуратный парик светло-коричневого цвета с длинными локонами? Когда она слышала этот приятный грудной голос?
        - …Филипп Синклер… Самый искусный танцор… Жаждет составить вам компанию на следующий танец…
        Напрягая память и одновременно преодолевая растущее беспокойство, Дизайр приняла руку джентльмена, склонившегося перед ней в почтительном поклоне. Когда он выпрямился, она вспомнила, где они встречались раньше. Это был пассажир из карсты сэра Хью в ту злополучную ночь, во время ограбления.
        Переполненный зал с горящими свечами поплыл перед ее испуганными глазами. Первое, что хотелось сделать в тот момент, опрометью броситься прочь, бежать через этот огромный зал в сад и притаиться там в каком-нибудь далеком уголке лабиринта.
        Боже мой! Что за напасти. Сначала ее ждала встреча с доктором Манроу, а теперь новый сюрприз в лице Филиппа Синклера. Она почувствовала, что у нее задрожали ноги, к счастью, закрытые сине-зеленым атласом платья. И все же она ответила сэру Синклеру изящным приседанием, в то же время пытаясь загородиться от него веером.
        - Окажите мне такую честь, мисс Гилфорд, - обращался к ней Филипп Синклер. - Если я не ошибаюсь, это павана?
        Под руководством учителя танцев Дизайр овладела паваной, которая стала известна в Англии, после того как из Испании перекочевала во Францию и прижилась там в королевском дворце. Это была скорее торжественная процессия, чем танец. Партнеры должны были совершать ряд величественных плавных движений, все время выступая бок о бок. Опираясь на руку своего кавалера, она позволила ему вести себя по всему пространству зала. Она сама не понимала, как ей удалось свободно преодолеть бесконечные вариации этого горделивого танца, не отставая от ритма гитар, звучавших у них над головой, с галереи для музыкантов.
        Когда Филипп Синклер сообщил ей, что впервые увидел исполнение этого танца в Испании, она улыбнулась и сказала, что очень хотела бы побывать в этой стране. Она слышала, что климат в Севилье просто восхитителен. Интересно, бывал ли он в Италии? Говорят, там есть город - Венеция, где вместо улиц каналы и передвигаться по ним можно только в лодке. Это замечательно.
        Дизайр внимательно слушала его рассказ, а он старался рассмотреть ее лицо и время от времени, как бы с легким недоумением, хмурил свои тонкие брови. По залу раздавался надрывный звон гитар, которые усиливали нервное напряжение. Она чувствовала, что у нее сдают нервы, и попыталась переключить внимание на другие пары в необыкновенно красивых костюмах - желтых, изумрудных, красно-коричневых, фиолетовых и серебристых. Все эти цвета расплывались у нее в глазах в какое-то фантастическое месиво. Вот затихли последние аккорды. «Теперь, - подумала она, - вряд ли удастся найти какой-нибудь предлог, чтобы уклониться от беседы».
        В это время лакеи распахнули высокие расписные двери в соседний зал. У Дизайр немного отлегло от сердца. Она увидела банкетный стол неимоверных размеров. Он протянулся во всю длину просторного сияющего зала - от одной стены до другой. По стенам вдоль стола были развешаны гирлянды зеленых листьев, переплетающихся с лиловыми и белыми розами. И тут к ней подошел Джеффри, он поклонился и предложил руку. В тот же миг леди Мирабель отыскала глазами Филиппа Синклера и повела Ровену к нему.

        Ровена и Синклер сидели рядом за одним из небольших черных лакированных столиков, расставленных по всему залу. Его величество одобрительно относился к веяниям новой моды - устраивать банкеты в стиле кафе. Во многих состоятельных домах Лондона эта привычка уже успела укорениться.
        Большой же банкетный стол был переполнен яствами. Отменно зажаренные гуси соседствовали с молочными поросятами, рядом лежали золотисто-коричневые утки, обложенные по краям ломтиками апельсинов и лимонов, а также фазаны, тушеные в вине. Поодаль возвышались вафельные торты, вазы с консервированными фруктами и затейливо уложенные горы ярких сладких марципанов. Ровена, казалось, была совершенно равнодушна к изысканным деликатесам, которые находились перед ней на столике.
        - Мисс Гилфорд пользуется сегодня необычайным успехом, - сказала Ровена и откусила кусочек фазана. - Можно сказать, что ее первое появление в высших кругах Лондона закончилось триумфом.
        Леди Мирабель приложила немало усилий, чтобы Синклер оказался за одним столиком с ее дочерью, и он старался наилучшим образом выполнить свои обязательства перед дамой и заодно извлечь из этой ситуации определенную пользу для себя. Не будь у него личного интереса, он бы не испытывал сейчас ничего, кроме жалости к Ровене Уоррингтон, чей унылый вид и полное отсутствие женственности и обаяния вне всяких сомнений предрекали ей участь старой девы. Как добродушный и благовоспитанный человек, Филипп Синклер нашел способ быть учтивым с ней, хотя чувствовал себя неловко в ее обществе. В разговоре, который не выходил за рамки привычной светской беседы, он не мог не заметить лихорадочного румянца на ее желтоватых щеках. В ее обычно тусклых глазах, окруженных редкими ресницами, теперь появился необычный блеск.
        - Его величество был явно увлечен вашей гостьей, - сказал он. - На месте нашего молодого Джеффри я бы поспешил публично заявить о своих намерениях.
        - У меня нет оснований считать, что у моего брата могут быть серьезные намерения в отношении Дизайр Гилфорд. - Ехидный смех Ровены заставил Синклера замолчать. - И к тому же его величество никогда не считал наличие брачных уз препятствием для своих развлечений, если какая-либо леди привлекала его внимание. Впрочем, муж леди Кастлмейн, как мне кажется, с большим удовольствием обменял бы свою жену на титул и владения графа.
        - Далеко не каждый муж так уступчив, как Роджер Пальмер. Если бы мне предстояло жениться на мисс Гилфорд, я бы увез ее подальше от двора и как можно скорее.
        - Я охотно допускаю это. Вы тоже попались в сети нашей крошки Дизайр. Вот почему вас интересуют намерения моего брата в отношении нее.
        Она легонько похлопала его по руке своим веером.
        - Несомненно, она на редкость красива, - согласился он, - но дело в том, что я закоренелый холостяк.
        - Известно, что даже законченный холостяк способен иногда изменить своим привычкам. Танцуя с мисс Дизайр, вы не могли оторвать глаз от ее лица.
        - Если я и смотрел так пристально на мисс Гилфорд, то по другой причине.
        - Интересно знать, что это за причина.
        Ровена наклонилась к нему и настороженно ждала ответа.
        Однако ее собеседник не торопился. Вместо этого он попытался отвлечь ее внимание, заметив, что она не прикоснулась к пище.
        - Я вижу, фазан вам явно не по вкусу. Может быть, вы скажете, какое блюдо принести?
        Ровена не собиралась так просто попадаться на удочку.
        - Так скажите же, почему вы по-особенному смотрели на Дизайр.
        - Если я скажу, то могу взять грех на душу. Я еще не вполне уверен в справедливости своих предположений. Боюсь совершить глупость.
        - Но вы заинтриговали меня, сэр. Если не дадите мне объяснения, у меня появятся основания обидеться за ваше недоверие ко мне.
        Немного поколебавшись, Филипп Синклер решил, что, возможно, лучше удовлетворить любопытство Ровены. Сегодня она явно не в своей тарелке, и ему не хотелось провоцировать ее на какой-нибудь неожиданный поступок.
        - Ну хорошо. Несколько месяцев назад, когда мы направлялись в Лондон в личной карете лорда Боудина, в пути на нас напала банда разбойников.
        - Да, я слышала об этом. Говорили, что лорд Боудин был взбешен этим инцидентом. Но какое отношение все это имеет к Дизайр Гилфорд?
        - Когда я разговаривал с ней, в какой-то момент мне показалось, что она очень похожа на одну девушку - маленькое исчадие ада. Я имею в виду сообщницу этой банды. - В замешательстве он неестественно засмеялся. - Невероятное предположение, правда? Теперь, может быть, вы поймете, почему мне так не хотелось…
        - Чтобы наша хрупкая мисс Дизайр могла разъезжать в тех краях и в такой компании? - Теперь она разразилась неприятным, резким смехом. - Более странных мыслей у вас не могло возникнуть, сэр. Подумать только, вообразить, что кто-то из наших гостей…
        - У меня не было намерения обидеть вас. Если уж быть совсем честным, то между той отважной маленькой разбойницей, скакавшей верхом в штанах и рубашке, и вашей очаровательной гостьей сходство очень небольшое. Всего лишь цвет глаз, этот зеленоватый блеск. - Он помолчал немного, потом добавил: - Вы должны обещать никому не рассказывать о моих фантастических мыслях, мадам. В противном случае я рискую оказаться в доме для умалишенных.
        - Напрасно так говорите. Вы всегда производили на меня впечатление необычайно здравомыслящего человека. Даю вам слово никогда никому не рассказывать о том, что вы мне поведали. Действительно, я не могу позволить себе это. Дорогая мама, наверное, слегла бы в постель от удара. Да, она не перенесла бы и мысли о том, что в ее доме могла найти приют какая-нибудь подобная нахалка. - Неестественный громкий смех Ровены привлек внимание окружающих. Они стали оборачиваться на столик, за которым сидела Ровена вместе с Филиппом Синклером. - Что за абсурд! Мисс Дизайр скачет на лошади вместе с бандой грабителей!
        - Главарь этой банды показался мне довольно необычным, - задумчиво произнес Синклер.
        - Необычным? Что вы хотите этим сказать? - Ровена старалась говорить спокойным голосом, но напряглась, как натянутая струна.
        - Он был вооружен, но ни разу не пустил в ход пистолет, как это обычно делают такие преступники. Кроме этого, он никоим образом не покушался на свободу дам, которые ехали вместе с нами. Я даже не исключаю, что некоторые леди не посчитали бы оскорблением его внимание к себе.
        - И что же, вы хотите сказать, что он был очень привлекательным? - спросила Ровена.
        - Он был высок, силен и прекрасно сложен. По речи и манерам он неотличим от настоящего джентльмена.
        - Он был красив лицом?
        - Вот тут я ничего не могу сказать. Его лицо закрывала маска, как это принято у подобных людей.
        - А девушка? Вы разглядели у нее лишь одни глаза?
        Он покачал головой.
        - У нее на лице не было ни маски, ничего. Это было прелестное миниатюрное создание.
        - Любое существо женского пола, которое принимает участие в набегах на карсты подданных короля, должно быть, совершенно лишено рассудка, - заключила леди Ровена.
        - Ровена, моя милая, - раздался голос леди Мирабель, незаметно приблизившейся к их столику в уютной нише. - Нам пора уходить.
        - Но еще едва перевалило за полночь, - запротестовала Ровена.
        - Не имеет значения. У тебя пылает лицо, как в лихорадке. Вспомни, что наказывал доктор Манроу.
        Ровена готова была в этот момент задушить свою мать. «Глупая женщина вечно сует нос не в свои дела», - злобно подумала она.
        Воспользовавшись случаем, Филипп Синклер с радостью встал из-за стола.
        - В самом деле, если вам нездоровится, не следует пренебрегать советами доктора, - сказал он и протянул ей руку, чтобы помочь подняться со стула. Несомненно, она страдает каким-то нервным расстройством, решил он. Чем еще можно объяснить эти горящие глаза, напряженность в каждой складке ее худого лица?
        Синклер с облегчением вздохнул, когда Ровена с матерью покинули зал. Теперь он направился к банкетному столу, чтобы выбрать себе вина и подыскать более приятное общество.

        17

        - Убирайся прочь, ты, маленький попрошайка, или я надаю тебе тумаков! - Рослый, могучего сложения человек, слуга Уоррингтонов в серой с золотом ливрее, с вытаращенными глазами кричал на трясущегося мальчишку, жавшегося у железных ворот дома.
        Ровена, возвращавшаяся с утреннего обхода после раздачи поручений слугам, остановилась посреди выложенной камнем широкой дорожки перед входом в дом.
        - Что здесь происходит, Дженнингс? Барни Джерроу с притворным испугом на лице выпорхнул из-под занесенной над ним руки слуги и подскочил к высокой сухопарой леди в полосатом коричнево-кремовом платье из тафты.
        - Пожалуйста, помогите мне, мадам. Вы мисс Гилфорд? У меня письмо для…
        Слуга ловко схватил Барни за шиворот.
        - Прошу прощения, леди. Никак не могу прогнать этого хулигана. Он околачивается у ворот уже около часа. Я уже пару раз вышвырнул его со двора. - Он крепко держал Барни за костлявое плечо и собирался ударить по голове.
        - Остановись! - приказала Ровена. - Отпусти его. - Она жестом показала слуге, чтобы тот удалился.
        Слуга вернулся на свое место у ворот и встал там неподвижно, выпятив могучие плечи под тугой атласной одеждой, и со зловещим выражением лица продолжал следить за маленьким оборвышем.
        - Я заберу у тебя это письмо, мальчик, - сказала Ровена Барни.
        Он с недоверием посмотрел на нее.
        - Прошу прощения, мадам. Мне приказано не отдавать ему никому, кроме мисс Гилфорд. Но ведь вы не мисс Гилфорд, не правда ли?
        - Письмо, - повторила Ровена, протягивая руку. - Немедленно отдай его мне. Иначе я снова напущу на тебя слугу. Он знает, как обращаться с мелкими воришками и попрошайками.
        - Я не воришка и не попрошайка, - возразил мальчишка. Он сунул руку за пазуху и вынул оттуда прямоугольный запечатанный конверт. - Я принес письмо. Видите? Вот оно.
        Ровена быстрым движением выбросила вперед руку, обтянутую перчаткой. Рука мелькнула перед глазами Барни, как жало у змеи, и выхватила у него письмо.
        - Если вам будет угодно знать, мадам, то человек, который послал меня сюда, просил передать письмо лично мисс Гилфорд.
        - Сейчас ее нет дома. Я увижу ее сразу же, как только она вернется.
        Барни не отступал. «Отнять письмо у этой тощей суки, - подумал он, - совсем несложное дело». Однако оказаться снова в руках верзилы-привратника, который оставался настороже, ему не хотелось. Слуга, несомненно, горит желанием всыпать ему как следует.
        Барни с огорчением решил, что попал в безвыходное положение. Ему следовало бы с первого взгляда понять, что эта баба с лошадиной физиономией никак не могла быть возлюбленной Тренчарда. Конечно же, Морган Тренчард со своим красивым лицом и благородными привычками не мог иметь с ней ничего общего. Он при желании может выбрать самую красивую девушку в Уайтфрайерсе. Надо же было ему потерять голову из-за какой-то красавицы. «Можно представить себе, насколько она хороша, - рассуждал Барни. - Иначе конюхи из «Золотого Якоря» не захлебывались бы от восторга, превознося красоту мисс Дизайр Гилфорд».
        В душе мальчишка проклинал себя за эту слепоту. Единственное, что утешало его, это возможность утаить ошибку от Тренчарда. И он мысленно благодарил судьбу за это. С тех пор, как разбойник остановился в меблированных комнатах у его матери, он постоянно пребывал в крайнем раздражении. Кроме этого, у всех на слуху была эта ужасная история с Найлом Форретом, с которым Тренчард расправился в заведении Кейт Клэффи. Барни не хотел стать теперь объектом его ярости.
        Он было отступил назад по дорожке, но леди окликнула его:
        - Постой, мальчик. Я еще не кончила разговаривать с тобой.
        Барни остановился и с опаской посмотрел на нее. Потом нехотя сделал несколько шагов назад, еле волоча ноги в драных ботинках.
        - Позвольте мне уйти, ваша светлость, - сказал он извиняющимся тоном. - Ведь вы получили письмо, разве этого мало?
        - Кто вручил его тебе?
        - Я не знаю его имени. Раньше я никогда не видел этого человека. Я согласился выполнить его поручение, потому что он заплатил мне. Остальное меня не интересовало. Мои папа с мамой умерли, и у меня на попечении сейчас две маленькие сестренки. Одна из них еще совсем кроха. - Своим рассказом он надеялся вызвать сочувствие дамы к воображаемой драматической ситуации. Может быть, она раскошелится на один или два фартинга.
        - А как выглядел этот мужчина? - В ее голосе не было и намека на жалость.
        - Я не могу точно припомнить его внешность, - уклончиво ответил Барни.
        - Как жаль. Это плохо… для тебя. - Леди как бы ненароком вынула из кармана шелковый кошелек, расшитый золотыми нитями, и медленными движениями крутила его в руках.
        Барни не спускал прищуренных глаз с кошелька. Он уже получил свое от Тренчарда за доставку письма, но никогда не упускал случая урвать немного лишнего.
        - На нем был голубой сюртук и белые чулки. Вообще же он высокого роста…
        - Насколько же он высок?
        «Да, эта леди - въедливая штучка, - решил Барни, - и к тому же скупа, как черт». При таком богатстве она еще хочет сполна получить за свои деньги. Обдумывая степень риска, мальчишка молчал. Он не хотел, чтобы его постигла участь Найла Форрета.
        - Я не могу сказать точно. Может быть, он такой же высокий, как этот ваш ужасно грубый слуга.
        - А что ты скажешь о его телосложении?
        - Он силен, как бык. Уж это точно.
        - Как, по-твоему, он похож на джентльмена?
        - Некоторые люди говорят, что раньше он принадлежал к сливкам общества, а потом занялся разбоем.
        Пытливая леди ухватилась за эти слова, как голодная дворняжка за кость.
        - И ты говоришь, что встретился с ним первый раз в жизни?
        - Сомневаюсь, что я мог видеть его где-то раньше.
        Заставить Ровену отступить было труднее, чем сдвинуть с места гранитную скалу.
        - А ты не подумал, что я могу отправить тебя в магистрат. Там тебя заставят говорить.
        - Но за что? Я ничего не сделал вам.
        - Мой слуга может рассказать, как схватил тебя при попытке проникнуть в наш дом.
        - Это неправда, ваша светлость. Вы сами знаете, что это не так.
        Но Барни Джерроу достаточно хорошо знал жизнь, поэтому не сомневался, что в магистрате не станут слушать какого-то жалкого бродягу из Саутуорка, а поверят словам привратника богатой леди. И уж тем более прислушаются к ней, если она сама обратится с заявлением. Таким образом, уже к концу дня он может очутиться в тюрьме Ньюгейт, где его быстро сгноят.
        - Если прекратишь свои глупые игры и расскажешь о том, что меня интересует, то получишь шесть золотых монет. По-моему, это неплохая плата за такую ничтожную информацию. Или ты так не считаешь?
        Властный тон леди обескуражил Барни, и с минуту он отупело смотрел на нее, не произнося ни слова. Шесть золотых суверенов. За такие деньги он бы продал родную мать в гарем какому-нибудь турецкому султану, а заодно с ней и Полли.
        - Так что вы хотите услышать от меня, мэм?
        - Расскажи мне все, что тебе известно о Дизайр Гилфорд.
        Близился вечер, когда Дизайр вернулась с лондонской биржи после похода за покупками вместе с леди Мирабель. Она поднялась наверх, в свою комнату, и начала раскладывать пакеты.
        - Пока вас не было дома, принесли вот это письмо, - сказала Тильда, протягивая ей депешу на серебряном подносе.
        При виде печати на конверте, Дизайр поднесла руку к губам. Спохватившись, она постаралась придать себе невозмутимый вид. Тем временем служанка помогала ей переодеться перед обедом.
        Ровена выслушала рассказ Барни о его поездке в «Золотой Якорь», заплатила ему положенную сумму и отпустила восвояси. Потом, не теряя времени даром, открыла конверт и прочитала письмо. Она аккуратно запечатала письмо, так что впоследствии Дизайр не обратила внимания на то, что печать была нарушена. Да и едва ли можно было заметить чуть расплывшуюся каплю воска. У нее подрагивали руки, когда она читала адресованное ей послание.
        «Я нахожусь в Лондоне, но задержусь здесь недолго. Мне нужно увидеть тебя и поговорить. Приходи на встречу со мной в полдень, через неделю, отсчитывая от сегодняшнего дня, в лавку миссис Латимер в Патерностер Pay. Я закажу для нас отдельную комнату на третьем этаже. Енох рассказал мне о том, как вы расстались в «Золотом Якоре», но я хотел бы услышать от тебя, из твоих уст, что произошло после этого.
        Если ты не придешь повидаться со мной, мне будет нетрудно догадаться о причине. Каждый из нас пойдет своим путем, и тебе не нужно будет опасаться, что я попытаюсь увидеть тебя вновь».
        Хотелось узнать, каким образом Морган установил ее местонахождение в доме Уоррингтонов. Но главное не в этом. Важно, что он невредим и хочет видеть ее.
        Отлучиться из дома одной представлялось Дизайр нелегкой задачей. Леди Мирабель и Джеффри непременно поинтересуются, куда она собирается отправиться. Она перебирала в уме и обдумывала разные планы, прежде чем остановилась на одном варианте, который более или менее соответствовал ее цели. Она не решалась говорить о своих намерениях до завершения обеда.
        Джеффри услужливо распахнул перед ней дверь.
        - Вы не особенно разговорчивы сегодня, моя дорогая. Надеюсь, что это не связано с изнурительной жарой, не свойственной этому времени года, - сказал он.
        Дизайр отрицательно покачала головой.
        - Нет, ничуть. Я просто много думала об одной случайной встрече сегодня днем на лондонской бирже, - ответила она. - Это произошло, когда вы, леди Мирабель, примеряли туфли.
        - Должна признаться, что никак не могла решить, какую именно пару домашних туфель мне выбрать. Более всего мне бы подошли те голубые с розочками. Но у меня буквально разбежались глаза, когда я увидела другие - с алмазными пряжками.
        - Боже мой, мама. Позволь же Дизайр рассказать нам о ее встрече, - перебила даму Ровена. Она с особой проницательностью вглядывалась в лицо девушки.
        - Это не так уж важно. Я собиралась посмотреть несколько вееров, как случайно поймала на себе взгляд одной своей знакомой. Эта белошвейка раньше бывала в нашем доме и помогала мне освоить некоторые тонкости этого мастерства. Сейчас она в трудном положении, и я пообещала ей, что загляну к ней в ближайшее время. Она живет в меблированных комнатах.
        - Это очень мило с вашей стороны, дорогая, - сказала леди Мирабель. - Не могу ли я пойти вместе с вами?
        - Боюсь, она будет чувствовать себя неловко, будучи вынуждена принимать вас в своей скромной обстановке.
        - Мне было бы приятно проводить вас до места, - в свою очередь предложил Джеффри.
        - Дизайр вполне успешно и без нас может справиться со своей задачей, - посчитала своим долгом заметить Ровена. - Мы не должны никоим образом мешать ей свободно отправляться туда, куда ей хочется. А для большей надежности она может пользоваться экипажем и взять с собой кого-нибудь из слуг для охраны.
        Вот уже несколько дней с того памятного вечера, когда состоялся бал в Седжвике, Ровена держалась необычайно дружелюбно, но Дизайр было по-прежнему неуютно в ее обществе. Несколько раз она замечала, как сестра Джеффри смотрит на нее, словно голодная кошка, приготовившаяся к броску.
        - Я отправлюсь в обычной крытой карете, - сказала Дизайр. - Не знаю, как долго задержусь у нее.
        Джеффри подбодрил ее шутливым замечанием:
        - Моя дорогая, вам уже пора научиться не обращать внимание на всякие пустяки. Наш экипаж всегда к вашим услугам. В любое время дня и ночи.

        Небо над городом потемнело. Со всех сторон нависли серые тучи. Экипаж подъехал к парфюмерной лавке на Патернос Pay. Дизайр одела зеленое шелковое платье, которое ей подарил Морган. Поверх платья на плечах у нее лежала бархатная накидка. Серьги с изумрудами, как и раньше, она прятала в маленьком кармане. Может быть, когда они с Морганом будут вместе, она наденет их для него.
        В письме он упоминал о том, что вскоре собирается покинуть Лондон. Хорошо, если бы она сумела убедить его подождать с отъездом до ее аудиенции у его величества. Она сомневалась, нужно ли рассказывать Моргану о своих замыслах.
        Пока она предавалась размышлениям, карста Уоррингтонов остановилась возле высокого узкого здания. Над входной дверью покачивалась вывеска голубого цвета с золотом в виде флакона духов. Ветер усиливался, цепи, на которых висела вывеска, поскрипывали. Тучи сгущались, предвещая неминуемый весенний ливень. Но совсем другое волновало Дизайр. Оставались минуты до встречи с Морганом. Сейчас она окажется в его объятиях и почувствует сильное любимое тело.
        - Прошу прощения, мисс Гилфорд. Вы уверены, что это здесь?
        Экипаж остановился, лакей быстро соскользнул вниз и помог сойти ей. Он с недоумевающим видом разглядывал вывеску.
        «МИССИС ЛАТИМЕР
        ДУХИ И КОСМЕТИКА»
        Надпись, выведенная позолоченными буквами, выглядела весьма незатейливо.
        - Все в порядке. Мне нужно именно сюда. - В голосе Дизайр чувствовалось нетерпение. - Пожалуйста, передайте мне ту корзину.
        Чтобы не вызывать подозрений у леди Мирабель, Дизайр решила не отказываться от вместительной корзины с разнообразными продуктами, которые хозяйка дома распорядилась приготовить для женщины, находящейся в бедственном положении.
        Лакей все еще сомневался, туда ли они приехали. Он долго переглядывался с кучером, так что Дизайр начала терять терпение.
        Она получила письмо от Моргана неделю назад, и все это время не могла думать ни о чем, кроме этой встречи. Она не сомневалась в том, что он хотел забыть ее, но не смог. Он любил ее так же, как она продолжала любить его. Она решила, что он собирается уехать из Лондона, о чем он собственно и написал ей, и хочет забрать ее с собой.
        - Вот ваша корзина, мисс Гилфорд.
        Хотя слуга обращался к ней вполне вежливым тоном, она заметила его пристальный взгляд и самодовольную глупую ухмылку, промелькнувшую у него на лице. Однако тут же отбросила эту мысль, приписав ее своему чрезмерному воображению. Она отказалась от его услуг помочь ей донести корзину и, подхватив ее одной рукой, торопливо вошла в подъезд.
        Воздух лавки был насыщен запахами различных духов, притираний, кремов и лосьонов. Здесь продавали ароматические шарики с гвоздикой, крошечные коробочки с мушками и в большом выборе перчатки, благоухавшие фиалками и духами Нероли, Миссис Латимер, женщина невысокого роста в опрятной одежде из черного шелка, поднялась со своего места и с поклоном поприветствовала элегантную молодую леди, приехавшую в экипаже с фамильным гербом.
        - Чем могу служить, леди?
        - У меня здесь назначена встреча… - после некоторой заминки сказала Дизайр.
        Она не знала, с чего ей начать. Миссис Латимер, поглядев на нее, понимающе кивнула головой.
        - Не угодно ли вам оставить корзинку здесь, внизу?
        К удовольствию Дизайр, она освободила ее от ненужного бремени и повела в конец лавки.
        - Вам нужно подняться наверх, леди, - с улыбкой сказала женщина. - Вторая комната налево.
        Леди Мирабель мимоходом упоминала о подобных модных лавках, где некоторые благородные леди снимали комнаты для тайных свиданий с любовниками. Наверняка заведение миссис Латимер принадлежало к числу таких лавок. Но это совсем не волновало Дизайр. Она знала, что через минуту увидит Моргана.
        Сердце бешено колотилось у нее в груди, когда она поднялась в холл на третьем этаже, отыскала нужную дверь и постучала. Секундой позже на пороге появился Морган. Он поглядел на нее с высоты своего роста, взял за руку и провел внутрь комнаты. После этого повернул ключ в замке.
        В комнате он снова оглядел ее своими темными глазами с головы до ног. Но где же тепло и нежность, на которые она так рассчитывала?
        - Так. Этот костюм мне знаком, - проговорил он.
        - Ты и должен был его узнать, потому что сам купил его для меня.
        Услышав эти слова вместо приветствия, Дизайр опешила. Она же ожидала нежных объятий и поцелуев после долгой разлуки. Ей хотелось услышать, с каким нетерпением он ждал этой встречи.
        - Я думал, что такая смышленая девушка, как ты, сможет обзавестись новым гардеробом за время пребывания у лорда Уоррингтона.
        Защемило сердце от боли при Виде его насмешливых темных глаз, и она почувствовала себя неуютно.
        - Или, может быть, ты решила не размениваться на мелочи, как опытный рыбак, который караулит золотую рыбку?
        - Не понимаю, о чем ты говоришь.
        - А я думаю, ты все прекрасно понимаешь. - Голос Моргана задрожал от гнева. - Оказаться госпожой в доме такого благополучного джентльмена - значит, иметь возможность приобрести новые наряды, драгоценности, собственный экипаж и все такое. Но ты, похоже, решила сделать более высокую ставку.
        - Высокую ставку? - спросила она, почувствовав приближение праведного гнева.
        - Да. На обручальное кольцо, моя ненаглядная Дизайр. Только лучше послушай мой совет. Смотри, как бы ты не перегнула палку и не оказалась снова в Уайтфрайерсе. А ты сама убедилась в том, что до первоклассной воровки тебе очень далеко.
        Все ночи напролет за минувшую неделю она только и мечтала об их встрече и вот теперь должна терпеть боль разочарования. Она все же сомневалась, что Морган вызвал ее сюда только для того, чтобы оскорбить и унизить таким образом.
        - Если тебе угодно знать, то Джеффри - лорд Уоррингтон - уже просил меня стать его женой.
        Она услышала, как он вздохнул и замер на мгновение. Однако быстро взял себя в руки и отвесил ей короткий формальный поклон.
        - Поздравляю тебя, Дизайр. Теперь я вижу, что тебе не нужны советы, во всяком случае мои. Твое место не среди бродяг Уайтфрайерса, а в бальных залах дворца Уайтхолла.
        Он снова причинил ей глубокую боль.
        - Возможно, когда ты будешь танцевать там с его величеством, ты когда-нибудь вспомнишь обо мне и Енохе, промышляющих на большой дороге.
        - Я уже имела честь танцевать с королем, - спокойно сказала Дизайр. Стоило ли сейчас рассказывать, что она ждет аудиенции с Карлом? Скорее всего, нет, пока он ведет себя так странно и непредсказуемо. Поэтому она решила переключиться на нейтральную тему.
        - Верно ли, что Енох был серьезно ранен?
        - Не настолько серьезно, как мог бы обернуться для него тот спектакль, когда он отвлекал солдат. Похоже, ни один мужчина не способен устоять перед твоим обаянием. Даже Енох.
        Эти слова рассердили ее. Она сверкнула зелеными глазами и сказала в ответ:
        - Как ты можешь подозревать Еноха и меня в том…
        - Тебя и Еноха! - Он откинул голову и засмеялся, обнажив белые зубы. - Бог мой! Конечно, нет. Я только хотел сказать, что ты сумела внушить ему мысль о своем природном великодушии и безграничной порядочности. Но вот проходит несколько часов после вашей встречи с лордом Уоррингтоном, - и ты уже находишь дорогу к нему в постель.
        Дизайр уже подняла руку, чтобы дать ему пощечину, но он успел схватить ее запястье. Когда его цепкие пальцы впились ей в тело, она тихо вскрикнула от боли и попыталась выдернуть руку.
        - Ты хотел видеть меня, и ты добился этого, - сказала она, задыхаясь от обиды. - Теперь отпусти и позволь мне уйти.
        У нее было слишком мало сил, чтобы вырваться от него.
        - Будь все проклято! Дай мне уйти.
        - Только после того, как я сам этого захочу. - Он стоял, не сводя глаз с ее лица. - Скажи, когда же состоится ваша свадьба.
        - Это не должно волновать тебя.
        - Так все-таки, когда же ты собираешься выйти замуж за своего драгоценного Джеффри Уоррингтона?
        - Я не приняла его предложения.
        - Почему же?
        Дизайр с вызовом смотрела ему прямо в глаза. Губы ее были плотно сжаты. Морган ослабил хватку.
        - Говори. У меня есть право интересоваться этим.
        - У тебя нет никаких прав на меня. Я проклинаю тебя, Морган Тренчард! И не понимаю, зачем ты позвал меня. С того момента, как я получила письмо, я мечтала поскорее увидеться с тобой, потому что думала… Я надеялась… - У нее задрожал голос, и она не могла продолжать дальше.
        Морган с силой притянул ее к себе.
        - Ты говоришь, что надеялась? На что? - На этот раз голос звучал тихо и немного хрипло. - Скажи мне, Дизайр.
        - Позволь мне уйти, - сказала она, хотя в душе проснулись совсем другие желания. Это было знакомое томительно-сладкое ожидание согревающих душу и тело ласк. Морган был нужен ей. С тех пор, как они расстались, она жила, как будто во сне, дожидаясь этого дня. Сейчас своим прикосновением он вывел ее из сна, и в ней оживали все прежние ощущения.
        Дизайр подняла глаза на него, и от ее гордости не осталось и следа. Она увидела огонь в его глазах. Неужели этот огонь вспыхнет в ней только на миг, а потом снова суждено остаться в одиночестве, холодной и мрачной пучине. Но эти мысли вдруг куда-то исчезли, то ли сами собой, то ли она отогнала их от себя усилием воли. Искушение быть рядом с человеком, которого она продолжала любить, взяло верх, и она больше не могла противиться своим желаниям. Дизайр безмолвно приникла к нему и обвила руками его шею.
        Морган прижал ее голову к себе, зарывшись лицом в ее пушистые волосы. Из груди у него вырвался сдавленный стон.
        Задыхаясь, она говорила с трудом, торопясь выяснить все и немедленно.
        - Морган, ты написал мне, что хочешь видеть. Зачем?
        Ответа не последовало. Слегка откинув голову назад, Морган недоверчиво взглянул на нее.
        - Скажи мне, Морган. Тогда он криво усмехнулся.
        - Мне нужно было удостовериться, что тебе ничто не угрожает. И что ты окружена заботой. Узнав, что у тебя есть любовник, такой, как Уоррингтон например, я могу не беспокоиться за твое будущее.
        - Лучшего ответа ты, конечно, придумать не мог, - продолжала она. - Если тебе достаточно знать, что мы с Джеффри любовники, для того чтобы ты мог дольше спать спокойно, то все остальное теряет всякий смысл.
        - Да разве я мог думать иначе? Посмотри сама. Ты остаешься с ним в «Золотом Якоре». Потом оказываешься в его доме. И до сих пор живешь там…
        - Неужели дело только в этом? Значит, ты допускаешь, что я, добровольно отдавшись тебе, потом могу легко и бездумно вести себя так же с любым другим мужчиной, который встретится на моем пути?
        - Дизайр, не надо делать из меня шута горохового.
        Первый раз за все время их знакомства она почувствовала, насколько раним этот сильный человек. Она никогда не представляла себе, что у него может быть такое выражение лица, как сейчас. Он умолял ее глазами сказать то, что жаждал услышать. Это открытие потрясло ее.
        - Ты когда-нибудь пыталась поставить себя на мое место? Что я должен думать и чувствовать, зная, что ты находишься рядом с другим мужчиной? Я никогда не предполагал, что смогу так полюбить тебя, как, впрочем, и любую женщину.
        Никогда прежде Дизайр не испытывала такой неподдельной радости и гордости, как и не слышала подобных признаний. Они глядели друг на друга, не отрывая глаз.
        - Морган, ты первый мужчина в моей жизни.
        Я принадлежала тебе, и сейчас принадлежу только тебе. Я готова спать на соломенной подстилке, лишь бы в твоих объятиях. Я не променяла бы ее на роскошную королевскую спальню и самого короля, если бы мне их предложили.
        - Дизайр, любовь моя!
        - Нет, не надо. Не спеши говорить то, о чем можешь пожалеть позже. Я знаю, что отдалась тебе по собственной воле. И как бы ты ни был нужен мне, я не стану удерживать тебя сейчас, если тебе лучше уйти.
        - Этого не случится. Ни сейчас, ни потом.
        Морган поднял ее на руки. От его сильных рук, близости его тела у нее слегка закружилась голова, и она прикрыла глаза. Он понес ее к пологу с шелковым занавесом и бережно опустил на кровать.

        18

        Теперь гроза была совсем близко. Лежа на широкой кровати, Дизайр прислушивалась к шуму ветра и первым раскатам грома. С этими звуками в ее душу проникало неопределенное тревожное чувство, похожее на ожидание какой-то беды. Первые тяжелые капли дождя забарабанили по карнизу. Под порывом ветра всколыхнулись и замерцали серебристые шторы, которые отгораживали ее и Моргана от суетного мира.
        Перед ее полуоткрытыми глазами возвышалась статная фигура Моргана. Он стоял возле постели и снимал с себя одежду. Глядя на это сильное, прекрасное в своей наготе мужское тело, она отрешилась от мрачного предчувствия и предалась другим мыслям.
        Вспышки молнии одна за другой рассекали небо и освещали стены комнаты. Морган присел на край кровати и ловкими пальцами начал расстегивать множество пуговиц на нарядном дамском платье. Он быстро справился с ленточками, прятавшимися в складках шелка, и освободил свою возлюбленную от нижней юбки. Потом развязал шнурки на тугом корсете. Там, где прикасались его легкие пальцы, по телу пробегала приятная дрожь. В комнату хлынул поток свежего влажного воздуха, принесенного грозой сквозь распахнутое окно.
        Прохладный ветер продолжал шевелить тяжелые бархатные шторы, но он не мог остудить разгоряченное тело под тонкой сорочкой. Дизайр услышала голос Моргана, который звучал глухо и прерывался от волнения.
        - Ты бы распустила волосы. Сделай это для меня, любимая.
        Дизайр невольно улыбнулась, вспомнив, как долго Тильда укладывала ее густые, блестящие пряди, стараясь сделать красивую прическу. Она выдернула из волос золотые шпильки, отстегнула заколки и положила их на фарфоровое блюдечко, стоявшее на маленьком столике возле кровати.
        Фривольный стиль обстановки в комнате красноречиво говорил о назначении этих апартаментов. Сверкала лаком и позолотой мебель, мягким блеском отливали бархат и парча. Над кроватью был туго натянут тент из тафты, ниже свисал бледно-голубой с серебристым узором занавес. Столбики кровати были украшены тонкой резьбой.
        Дизайр сняла туфельки с алмазными пряжками и бросила их на пушистый ковер. Морган играл ее локонами, пропуская их между пальцами, а она жмурилась, как кошка, от блаженства.
        Потом быстрым движением пальцев он избавил ее от подвязок. Она с удовольствием позволяла ему раздевать себя, подрагивая от прикосновений. Он начал стягивать с нее чулки, и она послушно подставила ему одну ногу, потом другую. Вдруг он наклонил голову и прильнул губами к ее бедрам. Как огонь убирает на своем пути одну за другой сухие веточки, так эта ласка молниеносно понеслась по ее телу. На ней еще оставалась сорочка, которая вздернулась вверх.
        Морган поднял глаза на знакомый мягкий треугольник. На какой-то миг его горячее дыхание, которое она, не переставая, чувствовала на своем теле, прервалось.
        Морган отодвинул сорочку выше, к груди.
        - Это совсем лишнее, любовь моя. Ты так прекрасна в своей наготе. Я хочу, чтобы нам ничто не мешало. Дизайр приподнялась и помогала ему дотянуться до выреза сорочки и еще одного предмета женского туалета. Наконец, и эта мелочь была отброшена в сторону.
        Она чувствовала, как теплые волны из глубины распространялись по всему телу. Желание близости оттеснило робость и стыд. Поколебавшись какую-то долю секунды, она сжала его голову руками, а сама подтянулась на кровати и тихо застонала.
        - Любимая, я сделаю все, чтобы тебе было хорошо. Скажи, как ты хочешь…
        Голос Моргана звучал приглушенно. Она раздвинула ноги, и голова Моргана оказалась у темной шелковистой рощицы. Горячие губы целовали и лизали нежную кожу, он вдыхал пьянящий аромат. Нежный голос снова и снова спрашивал, как она хочет, чтобы он любил ее.
        - Морган, пожалуйста…
        - Ответь мне. Прошу тебя.
        Никакая сила на свете не могла бы сейчас заставить ее язык и губы произнести слова, которые он хотел слышать. Она только глубже погрузила пальцы в его густую шевелюру и подвела его рот к самой чувствительной точке своего тела.
        На это Морган ответил сначала коротким поцелуем, а потом начал медленно водить пальцами вдоль приоткрывшейся влажной щели. Затем приник губами к розовой плоти и начал коротко и быстро лизать набухшую жемчужину, затем проник в глубь тугого кольца. Ее тело вздрогнуло, и он почувствовал во рту влагу, вкус которой показался ему божественным. Он оторвался, а затем пальцем скользнул поглубже. И тотчас же оказался зажатым в мягком чехле.
        Когда Морган попробовал осторожно отнять свою руку, послышался слабый звук протеста. Тогда он приподнял ее попку и два сочных розовых лепестка оказались у его губ. Он почувствовал, как покоившееся у него в ладонях тело пришло в движение. Неутоленное желание окончательно взяло верх над стыдом. Он лизал и нежно покусывал, проникал языком во влажную глубину в такт ее движениям.
        - Еще, еще… - шептали пересохшие губы.
        Морган опустил ее на постель. Опершись на локти и держа тело навесу, он наклонился над ней. Плотный гладкий член с горячей головкой несколько раз скользнул по набухшему узелку. Нетерпеливая женская рука поймала головку и направила ее пониже, к центру маленькой воронки, и они сразу же закачались в размеренно медленном ритме.
        Женские руки обхватили крепкие мужские плечи, стали гладить по спине, неугомонные пальцы быстро бегали от шеи до бедер.
        От этих ласк все чаще и выше вздымались тугие мышцы, и тут она подняла ноги, обвила ими его тело и замерла в ожидании своей сладкой участи. Мощный член свободно вошел в разгоряченную плоть и затих на доли секунды. Ее лоно какой-то миг наслаждалось приятной тяжестью и переполнением.
        Потом снова зашевелились пальцы на спине в такт набирающим силу движениям. Возобновилась сладострастная игра. С одной стороны, следовали настойчивые броски вглубь, с другой - безропотное желание принять и как можно дольше удержать в себе безудержную огненную лавину.
        Время перестало существовать для двух слившихся воедино тел. Бешеный темп содрогающихся переплетенных бедер завершился отчаянным рывком с огромной мощью заряда, который быстро погас в бархатистом обволакивающем футляре. Миновал разгул неистовой страсти. Угомонилась алчущая плоть, разрешившись коротким криком. Ликование двух тел сменилось блаженной истомой, и две души, отрешившиеся от бренных тягот, устремились вверх, к тихой небесной колыбели.
        Прохладный ветерок долетал до полога кровати. Боясь потревожить Дизайр, Морган лежал неподвижно. Она, положив голову ему на плечо и тоже не шевелясь, прислушивалась к звукам падающих за окном капель дождя. Морган погладил ее по еще не остывшей и чуть влажной коже, потом подтянул и набросил на нее шелковое покрывало.
        Она придвинулась к нему и коснулась губами его щеки.
        - Первый раз мы занимаемся этим в настоящей постели.
        - Я был бы счастлив предложить тебе совсем другую постель. И еще, как бы я хотел, чтобы мы с тобой были совсем одни. И не в такой комнате, как эта.
        Никогда раньше она не слышала извиняющихся ноток в его голосе.
        - Я только что подумала об этом, - сказала она. - Ведь это… дом свиданий.
        - Откуда ты знаешь о существовании таких мест? - спросил он.
        - Леди Мирабель, мать Джеффри, как-то упомянула о них. Теперь я не удивляюсь, что слуга засомневался в адресе. Не зря он подумал, что привез меня не туда, куда надо.
        - Когда я назначал тебе встречу, я упустил из виду, что из-за этого может возникнуть подобное замешательство, - оправдывался он.
        Но Дизайр закрыла ему рот тонкими пальцами и заставила его замолчать.
        - Забудь, что я тебе сказала. До тех пор, пока мы вместе, это не имеет никакого значения.
        Она приподнялась и заглянула ему в лицо. В ее глазах была тревога.
        - Мне не дает покоя твое письмо. Ты написал, что скоро намерен покинуть Лондон.
        Вместо ответа он положил ей руку на грудь. Хотя от этого прикосновения в ней снова начало пробуждаться желание, она решила, что в этот момент ни за что не поддастся искушению.
        - Скажи, - настаивала она, - ты не передумал? Ты по-прежнему хочешь уехать?
        - Я должен сделать это, моя ненаглядная, - ответил он. - Мне бы нужно уехать еще раньше, но хотелось сначала повидаться с тобой.
        - Куда ты поедешь?
        - Успокойся, любимая, - ласково говорил он, поглаживая ее по голове, - и постарайся не думать об этом.
        - Это значит, ты снова собираешься отправиться на большую дорогу.
        Мир и покой, которые царили в душе всего несколько минут назад, улетучились в один миг. Она обвила руками его шею, словно этим могла удержать его подле себя.
        - Морган, ты не можешь и не должен этого делать.
        - У меня нет выбора, - ответил он.
        - А обо мне ты подумал? Могу ли я оставаться одна, не зная, когда мы увидимся снова?
        - Увы, но иного выхода нет. Посылая тебе письмо и приглашая тебя сюда сегодня, я рисковал и твоей и своей жизнью. В следующий раз мы встретимся далеко от этих мест.
        - В Корнуолле? - спросила она. Несмотря на все старания, она не могла скрыть горечи.
        - Пока это единственная возможность для нас. Я приеду к тебе в Равенсклифф, как только смогу.
        Резким движением она высвободилась из его крепких объятий. Значит, она должна отказаться от своего плана, который вынашивала во имя лучшего для них обоих будущего?
        - Морган, нет! Я не могу ехать в Равенсклифф. Во всяком случае, сейчас. Я должна остаться здесь, в Лондоне.
        В глубине его сузившихся глаз мелькнуло подозрение.
        - Не можешь? Из-за Джеффри Уоррингтона? Дизайр вскочила и отпрянула от него, словно ее ударили палкой.
        - Как ты можешь думать так сейчас, после всего, что было между нами?
        - А что мне еще остается делать? Ты говоришь сначала, что для тебя не имеет значения, где мы будем встречаться, а потом уверяешь, что должна оставаться в Лондоне. Если дело не в Уоррингтоне, то что же еще может удерживать тебя здесь?
        Железный обруч на мгновение сдавил ей горло так, что она не могла выговорить ни слова.
        - Ответь мне, кто мешает тебе уехать? - Ревность взыграла, голос его дрожал от гнева.
        - Король Карл.
        Невольно вырвавшиеся слова вызвали недоумение у него на лице. Он уставился на нее широко раскрытыми глазами.
        - Да поможет тебе Иисус! Ты понимаешь, что говоришь? Что общего у его величества с тобой? - Тут он замолчал, выжидательно глядя на нее. Потом задумчиво произнес: - Хотя ты сказала, что танцевала с ним…
        - Да. На балу. Я поехала туда с тайной надеждой познакомиться с королем, чтобы уговорить его встретиться со мной. - Она волновалась, и вместо последовательного рассказа Морган слышал торопливые бессвязные слова. - Я с трудом поверила своим ушам, когда он дал мне обещание… Теперь нам может улыбнуться удача… Он сказал, что мы снова увидимся и тогда…
        - Теперь мне понятно, почему ты не хочешь покидать Лондон. Тебе предстоит встреча с его величеством. Это действительно счастье для тебя.
        - Для нас. Наберись терпения и послушай меня.
        Зная нетерпеливый характер Моргана, она наспех пересказала ему свой разговор с королем по поводу личной аудиенции.
        - С тех пор, как он вернулся в страну, у него нет свободного времени. Он просто не успевает отбиваться от просителей, - говорила она. - Но он уверял меня, что не забудет о своем обещании. Я тоже думаю, что он помнит о нем. Я встречусь и расскажу ему все. Пусть он узнает, как ты поддерживал его отца, как тебя выгнали из Пендаррена и все остальное.
        - Ты лишилась рассудка.
        - Нет. Я хочу помочь тебе. Я хочу вымолить прощение для нас обоих.
        Голос Дизайр дрожал от волнения.
        - Если ты рассчитываешь на удачное осуществление, извини меня, этого дурацкого плана, то глубоко заблуждаешься. Ты заработаешь две петли, одну - себе на шею, другую - для меня. Такой конец мне представляется более вероятным.
        - Но разве у нас есть еще какой-нибудь другой шанс, Морган? Позволь мне попытаться. Его величество не только король, но и мужчина. Наверное, он хорошо понимает, что значат изгнание и разлука. Почему ты думаешь, что он обязательно накажет тебя за дела твоего брата? Ведь не ты же совершил предательство короны. Он все поймет правильно. Я должна заставить его сделать это.
        Морган с силой схватил ее за плечи, впившись пальцами в оголенное тело.
        - Довольно. Я слушал тебя достаточно долго, - сказал он сердито. - Ты или сверхнаивна, или все-таки потеряла разум.
        Он не заметил, что причиняет ей боль, и, только когда она вскрикнула, ослабил хватку.
        - Дизайр, родная моя, откажись от этого глупого плана. Забудь о нем прямо сейчас.
        Увидев, как слезы брызнули у нее из глаз и потекли по щекам, он прижал ее к себе.
        - Если уж нам суждено принадлежать друг другу, то это смогу сделать только я. Не надо плакать, моя хорошая. - Он пытался успокоить ее тихим и мягким голосом, поглаживая рукой по спине. - Ты до сих пор не понимаешь, в каком мире живешь. Впрочем, в этом нет ничего удивительного. Еще год назад ты была совсем дитя, жила под крышей отцовского дома, и никакие беды, хоть происки самого дьявола, были тебе не страшны. Ты находилась под надежной защитой.
        - Но я больше не ребенок, - решилась она напомнить ему, не отводя от него своих зеленых глаз. - Уж ты-то должен знать это лучше, чем кто-либо. Я уже говорила, что это ты увез меня и заставил ступить на путь беззакония. И после всего ты снова готов покинуть меня.
        - Думаешь, мне легко расставаться с тобой? Когда я говорил, что ты нужна мне, я не лгал. Я обязательно приеду к тебе в Корнуолл и буду навещать тебя там регулярно, стараясь не подвергать нас опасности. - При этих словах его лицо приняло решительное выражение, и он сказал суровым голосом: - Ты отправишься из Лондона в Равенсклифф, как только представится возможность безопасной поездки.
        - Безопасной? У нас уже была такая поездка. И что? Енох получил пулю в плечо, а мне только чудом удалось спастись от драгун.
        Морган остановил ее нетерпеливым жестом.
        - Теперь тебе не придется ехать в обычной карете. Ты отправишься туда в экипаже Уоррингтона, с фамильным гербом на дверце и с приставленным к тебе слугой для охраны.
        - Теперь мне кажется, что ты лишился способности рассуждать здраво. Как, по-твоему, я смогу объяснить Джеффри необходимость этого путешествия?
        - Ты скажешь ему, что должна навестить свою тетушку.
        - Он захочет поехать со мной.
        - У тебя есть выход. Ты сказала, что отвергла его предложение о замужестве. Поэтому теперь ты можешь сообщить ему, что решила подумать над ним. Но для этого тебе надо побыть одной или подождать какое-то время, учитывая важность этого решения. А поскольку из всех оставшихся в живых родственников у тебя есть только престарелая тетушка…
        - У тебя, а не у меня.
        - Для него это не имеет значения. Ты можешь убедить его в том, что тебе нужен ее совет в таком деликатном вопросе. Совершенно естественно, что в случае твоего решения выйти за него замуж тебе захочется получить ее благословение.
        - Морган, я не могу поступить таким образом.
        - Почему, черт побери?
        - Я считаю, что безжалостно с моей стороны так обнадеживать Джеффри, не имея в действительности намерения вступать в брак с ним. Он очень добр ко мне, так же, как и его мать.
        - Не сомневался ни на минуту, что ты сумела завоевать сердца всего семейства Уоррингтонов, - снова прервал ее Морган.
        - Нет, не совсем так. Сестра Джеффри, Ровена, с момента моего появления в их доме относилась ко мне холодно и подозрительно. И хотя сейчас она пытается всячески заигрывать со мной, я не доверяю ей.
        - Извини, детали сейчас неуместны. Твоя задача - как можно скорее оказаться в карсте. Постарайся побыстрее отправиться в Равенсклифф.
        - А если тем временем его величество пришлет мне приглашение? Морган, дай мне, пожалуйста, возможность поговорить с ним. Я уверена, что смогу разжалобить короля.
        - Ты не сможешь вымолить прощение для разбойника с большой дороги. Поверь мне. Хотя я не сомневаюсь в том, что он может проявить снисходительность к тебе самой. Если бы ты предстала перед ним в таком виде, как сейчас передо мной… - Морган невесело усмехнулся. - Король Карл - тоже мужчина. Ты сама это сказала. Любому мужчине трудно устоять перед такой красавицей.
        - Морган, не говори глупостей! Я не собираюсь получать прощение короля такой ценой. Оно не должно унижать нас. Оно должно быть подарено тебе бескорыстно, и мне тоже. Ты что, не понимаешь этого?
        Она порывисто прижалась к нему и заглянула ему в лицо своими теплыми, сияющими от любви глазами.
        - Ты - часть меня самой, - тихо сказала она. - Знал бы ты, что я чувствовала, когда ты советовал использовать сережки как приданое. - При этих воспоминаниях у нее сжалось горло. - Вот и теперь ты говоришь, что любишь меня. Так как же ты можешь причинять мне боль?
        Он порывисто обнял ее, зарывшись лицом в густые волосы, прильнул губами к мягкой выпуклости ее груди.
        - Может быть, я добивался, чтобы ты возненавидела меня. Так тебе было бы легче начать новую жизнь. Может быть, даже в какой-то момент я сам верил, что так и будет. - Голос его стал тихим и хриплым. - Но стоило тебе исчезнуть с моих глаз, как я начинал представлять твоего будущего мужа, как ты лежишь с ним в постели; видел твое тело, раскрывавшееся перед ним, когда он прикасался к тебе. Это так невыносимо!
        Второй раз он тронул ее признанием собственной слабости. Она откинула несколько темных завитков, упавших ему на лоб. Когда его губы настойчивее притянули шелковистый сосок, она попыталась мягко отстранить его от себя.
        - Мы больше не можем оставаться здесь. Уже поздно.
        Сказав это, она поняла, как запоздало прозвучали ее слова. Она чувствовала, как волнение теснило ей грудь, как рвались, метались по всему телу горячие струи. И все же она попыталась встать и освободиться от тесных объятий, убеждая себя не поддаваться знакомому пьянящему желанию. Неподходящее это время. А в голове упорно вертелась одна и та же мысль. Уступить сейчас себе и ему - значит, подтвердить свою готовность и дальше жить и любить украдкой. Такое будущее не сулит им ничего, кроме тайных свиданий, хоть и жарких, но унизительных.
        В коротком раздумье Дизайр не заметила, как руки Моргана обхватили ее за бедра и снова привлекли к себе, и она, подчиняясь этому манящему живому теплу, сдалась и оказалась через секунду сидящей верхом на его бедрах. Опомнившись, она неуверенно прошептала:
        - Нет, Морган. Не надо.
        Когда он отнял губы от ее груди, она пожалела о своих словах. Со всей остротой она ощутила, как желанны для нее эти ласки, как будет недоставать их и сколь неотвратима разлука. Словно угадав причину ее боли, он припал к другой груди, и острое чувство пронзило ее. Он прижимал к себе податливое тело, лаская руками спину, ягодицы, пока от безумной иссушающей жажды не раскрылись прелестные губы и не подернулись дымкой глаза. Она покорно опустила голову. По плечам и спине струились длинные темные волосы.
        Потом его сильные руки приподняли ее и насадили на тугую жаждущую освободиться от невыносимого томления плоть. В устремленных на нее глазах Дизайр увидела и безграничную нежность, и невыносимые муки. Быстрым и легким движением она приняла в себя раскаленный кинжал, который глубоко и плотно вошел в нее. Она начала легко и ритмично подниматься вверх и медленно опускаться, то наклоняясь вперед, то откидываясь назад. Морган стонал, через стиснутые зубы, наслаждение и сладкая мука исказили его лицо.
        Всем своим существом она впитывала волны, набегавшие от незримого, но явственно осязаемого источника. Один за другим следовали мощные ритмичные волны экстаза, она оросила его бедра своим любовным соком. Настал желанный миг извечного бескрайнего счастья, подаренного самой природой, и ненадолго заслонил собой все тревоги и печали.

        Ветер совсем утих, и Морган, к этому времени уже полностью одетый, раздвинул тяжелые шторы. Дизайр увидела, что дождь прекратился. Через приоткрытые ставни проглядывали задворки Патерностер Pay. С влажным воздухом в комнату проникал запах травы из небольшого скверика, примыкавшего к дому.
        - Вот и пробежало наше время. Пора возвращаться обратно, - тихо сказала Дизайр, поправляя шпильки на голове. - Морган, обещай, что не уедешь из Лондона, не повидавшись со мной еще раз.
        - Разве я могу обещать тебе это? Встречаться здесь еще раз небезопасно. А если я позволю тебе приехать в притон Лены Джерроу в Саутуорк, я прокляну все на свете.
        - Я не могу отпустить тебя, не зная, когда снова встречусь с тобой, - продолжала возражать она.
        - Ты думаешь, мне этого хочется? Быстрым, сильным движением он заключил ее в свои объятия и поцеловал, долго не отрываясь от ее губ. Когда их уста разомкнулись, он захватил ладонями ее лицо.
        - Может быть, мне удастся найти способ увидеться с тобой перед отъездом из Лондона. Даю слово, что постараюсь устроить это.
        Дизайр с трудом удержалась от возражений, готовых сорваться с языка. Нет, она не вправе заставлять его подчиняться своему желанию, во всяком случае, теперь, когда он поклялся ей в своей любви и многом другом. Она предпочитает жить в постоянной опасности, ожидая очередной тайной встречи, чем провести всю оставшуюся жизнь с любым другим мужчиной.
        Морган подал ей накидку и принялся аккуратно разглаживать фалды на плечах.
        - Тебе не будет слишком жарко в такой теплый весенний день? - спросил он.
        - Эта одежда напоминает о тебе, ведь ты подарил ее мне, - ответила она. В эту минуту у нее загорелись глаза, и она добавила: - А те серьги тоже при мне. Я прячу их в кармане.
        - Ты не надевала их? Она покачала головой.
        - Надень их сейчас, для меня, - попросил он тихим голосом.
        Она послушно вынула серьги и, торопясь сделать ему приятное, трясущимися пальцами начала вдевать их в уши.
        - Этот цвет очень подходит тебе, - сказал он.
        - Для тебя я надену их в следующий раз. Я загадала желание - они приведут тебя обратно ко мне.
        - Ах, ты, маленькая колдунья! Значит, ты произносишь свои заклинания, пользуясь этими камнями? - Он улыбнулся, слегка поддразнивая ее глазами. - Только тебе не нужны никакие хитрости, чтобы привязать меня к себе.
        Он порывисто припал к ее губам, повернулся и размашистыми шагами вышел из комнаты, как будто не полагался на свою решимость расстаться с ней. Было слышно, как захлопнулась дверь. В глубине холла некоторое время раздавались гулкие звуки его шагов. Дверь комнаты, которую они должны были покинуть, находилась в нескольких шагах от центральной лестницы. Однако Морган, по-видимому, решил, что безопаснее выйти не из парадного подъезда, а черным ходом.
        Метнувшись к окну, Дизайр отодвинула штору. Вскоре она увидела Моргана. Он направлялся по коротенькой дорожке через скверик к воротам. Она следила за ним в надежде, что он обернется и посмотрит наверх. Не оглядываясь, он продолжал идти вперед. Все еще глядя вслед, она вдруг обратила внимание на какую-то необычную суматоху в конце переулка. Внезапная догадка сразу же пробудила в ней еще незабытые переживания. Неужели это… Не может быть!
        Когда она вспомнила все, что было с ней в гостинице, она услышала громкие удары собственного сердца и тут же увидела кавалериста, на скаку ворвавшегося в переулок.
        Забыв о себе, она высунулась из окна и закричала:
        - Морган!
        Она не знала, услышал ли он ее, или нет, но только он тоже заметил всадника в красном мундире. Солдат на коне во весь опор мчался прямо к нему.
        Морган круто повернулся в поисках другого выхода, но в это время с другого конца в переулок вкатилась широкая тяжелая повозка. Хотя двое сидевших в ней мужчин не были одеты в военную форму, было ясно, что они появились не зря.
        Морган повернул назад. С зажатым в руке пистолетом он приготовился отражать атаку. Неожиданно из-за забора выскочил притаившийся в скверике солдат. Он замахнулся на Моргана тяжелой дубовой рукояткой своего мушкета и с силой опустил ее ему на затылок. Морган упал лицом вниз, выронив пистолет, с шумом ударившийся о камни. С обоих концов переулка к этому месту ринулись солдаты.
        Зажав рот рукой, Дизайр едва удержалась от крика. В это время Морган вдруг вскочил на ноги. Тотчас к нему подбежали двое солдат и, схватив его за руки, потащили по направлению к воротам. Пока двое солдат удерживали его, еще один человек в красном мундире занес над ним рукоятку мушкета и плашмя ударил его по спине. Морган бессильно подался всем телом вперед, но нападавший пинком спереди заставил его выпрямиться. Морган взметнул вверх ногу в сапоге и отбросил солдата в сторону. За это он получил новый удар мушкетом, на этот раз сбоку, в голову. Двое удерживавших его солдат разжали руки, и Морган рухнул вниз.
        Что происходило потом, Дизайр уже не могла видеть, потому что набежавшие отовсюду драгуны загородили Моргана. Она вся сжалась от боли и тревоги, не сомневаясь, что солдаты изобьют его до смерти, в то время как она беспомощна сделать что-либо.
        В гущу солдат врезался офицер на коне. Послышалась его команда:
        - Остановитесь, черт вас возьми! Его высочество и его светлость пожелали, чтобы мы взяли этого сукиного сына живьем.
        Услышанное вселяло слабую надежду в душу Дизайр. Значит, Морган жив.
        Топот ног на ступеньках лестницы нарушил тишину дома. Повернув голову в направлении приближающихся звуков, Дизайр только теперь поняла, что и сама она в опасности. Она быстро отошла от окна и, как вкопанная, остановилась посреди комнаты. Не дойдя до двери, расширившимися от страха глазами она глядела на нее. Едва она решилась бежать, как дверь распахнулась, и на пороге вырос дюжий солдат. При виде растерявшейся девушки у него загорелись глаза, и он торжествующе закричал:
        - Вот она - подружка Тренчарда!
        За спиной у него уже толпились другие солдаты в красных мундирах. Один из них бросил смачный взгляд на оставленную в беспорядке постель, с помятыми простынями и наполовину сползшим на пол шелковым покрывалом.
        - Ничего не скажешь. Ублюдок неплохо развлекался на свободе.
        В испуге Дизайр съежилась и попятилась назад под грубый хохот солдат в ответ на слова своего товарища. Несколько человек дружно двинулись к ней. Направленные на нее глаза были полны животного голода. У нее похолодело внутри. Шаг за шагом отступала она в глубь комнаты, пока не уперлась ногами в край кровати. Она замерла на месте и стояла, почти не дыша. Один солдат, самый наглый, набросился на нее. Отшвырнув в сторону свой мушкет, он схватил ее за руки и прижал их к туловищу.
        Корчась от боли в запястьях, Дизайр закричала. Она слышала, как он хрипло дышал ей в лицо, и подумала, что своим неистовым сопротивлением она только больше распалит его похоть. Она ясно сознавала, что у нее не хватит сил справиться с ним, навалившимся на нее своим огромным, тяжелым телом.
        Она перестала двигаться и нарочно прикрыла глаза. Солдаты окружили кровать.
        - Бог мой, какая красивая!
        - А ты посмотри на ее наряд. Этот Тренчард был щедр к своей шлюхе. Любой другой на его месте точно также раскошелился бы на такую лакомую штучку.
        Тот солдат, который держал ее, отпустил руки. Не сводя глаз, одной рукой он начал торопливо шарить по своим белым штанам под краем мундира.
        - У меня уже разгорелся аппетит. Только я ничего не заплачу за это.
        Не выдержав, Дизайр широко раскрыла глаза. Она чувствовала на лице его горячее дыхание. Он поднял подол ее платья. Воспользовавшись тем, что у нее были свободны руки, в тот момент, когда он раздвинул ей ноги, она сильным, резким движением провела ногтями ему по лицу.
        Солдат взвыл от боли.
        - Ах, ты, дикая скотина! Я тебя вмиг обуздаю. Ты пожалеешь, что…
        - Стоять! Эй, ты, поднимайся, живо!
        После того как раздалась эта команда, Дизайр почувствовала, что с нее свалился давивший сверху груз. Приподнявшись в постели, она увидела стоявшего в дверях высокого молодого лейтенанта.
        - Вам было приказано только связать женщину и посадить ее в повозку констебля, - сказал он, холодно посмотрев на солдат. - А ты, Хэтчард, получишь двадцать ударов плетью за неподчинение!
        - Она оказывала сопротивление, сэр.
        - Молчать! Я приказываю связать ее и немедленно вывести отсюда.
        Солдаты с готовностью бросились выполнять распоряжение своего командира. Один из них дернул Дизайр за подбородок, заставив ее поднять голову. Потом связал ей руки за спиной. Другой приготовился накинуть веревку ей на лодыжки.
        - Какая в этом необходимость? - остановил его лейтенант. - Не думаю, что вы не справитесь с одной девушкой, если она попытается убежать. Вряд ли ей удастся сделать это. Посмотрите, какая она хрупкая и слабая, - добавил он.
        Через минуту кто-то поднял ее и перекинул себе через плечо, опустив головой вниз. Крепкая рука обхватила ее под коленями. Комната завертелась у нее перед глазами, голова покачивалась вверх и вниз, когда солдат спускался с ней по лестнице.
        Из лавки послышался звон разбитого стекла и пронзительный голос хозяйки:
        - Какое несчастье, какой кошмар! Теперь вся торговля пойдет насмарку.
        В помещении висел тяжелый приторный запах духов. Дизайр почувствовала, что ощущение дурноты в желудке подкатило к горлу. Но в этот момент ее уже вынесли на улицу. Солдат посадил ее в повозку с открытым верхом. Рядом на возвышении, прямо возле покачивающегося лошадиного хвоста разместились два солдата сопровождения.
        Вокруг повозки собралась кучка зевак. Люди выясняли друг у друга, за что схватили девушку и куда ее везут. Один голос сказал:
        - Не часто приходится видеть здесь, в Патернос Pay, повозку констебля.
        Разговоры продолжались.
        - Наверное, она пыталась украсть что-то из лавки.
        - Вовсе нет. Говорят, она находилась наверху, в комнате для свиданий, в постели с каким-то разбойником.
        Повозка рванулась с места. От резкого толчка Дизайр подбросило на сиденье, и она невольно прижалась к высокой стенке повозки. Когда она выпрямилась, то увидела неподалеку карету Уоррингтонов.
        В одном из окон кареты виднелось плотно прижатое к стеклу бледное лицо. Ровена Уоррингтон в упор смотрела на Дизайр глазами, полными триумфа и злобы.
        Магистрат находился в тесном помещении с грязными стенами, низким потолком и двумя мутными окнами. Дизайр подняла глаза и увидела перед собой человека с бледным рыхлым лицом, должно быть, главное должностное лицо в этом учреждении. Она стояла между двумя констеблями, которые и препроводили ее сюда.
        Она обвела глазами комнату, подумав, что здесь может находиться и Морган. Однако вместо него она увидела Ровену и двух хорошо одетых джентльменов. Это были Филипп Синклер и лорд Боудин.
        Слабость мешала ей твердо стоять на ногах. Она дрожала всем телом. Страх за Моргана не покидал ее. Неимоверным усилием она заставила себя сосредоточиться на предстоящей процедуре и постаралась держаться прямо, насколько хватало сил.
        - Эта бессовестная женщина… - начала Ровена.
        - Вы хотите сказать, Дизайр Гилфорд? - прервал ее представитель магистрата. Он старался поддерживать вежливый тон в разговоре, как этого требовал статус леди Ровены.
        - Я хочу сказать - преступница. Да, она называла себя Дизайр Гилфорд, когда появилась в нашем доме. Но я не сомневаюсь, что у нее может быть много других имен. Столько же, сколько на ее совести грязных дел. Когда она остановилась в «Золотом Якоре», у нее хватило наглости назвать себя родной сестрой моего брата, сэра Джеффри Уоррингтона.
        - У него была серьезная травма, и я ухаживала за ним. Если вы хотите выяснить правду, можете послать за ним. Он расскажет вам, как было на самом деле.
        Представитель магистрата с суровым выражением лица остановил Дизайр.
        - Следует молчать до тех пор, пока вам не зададут вопрос.
        - Нет никакой надобности беспокоить лорда Уоррингтона, - не замедлила вставить Ровена. - Если вам необходимо дополнительное подтверждение справедливости моих слов, то я не сомневаюсь, что сюда сможет приехать доктор Лукас Манроу, чтобы сделать свое заявление. Он лечил моего брата в гостинице, а она, то есть эта преступница, ухитрилась обвести доктора вокруг пальца своей беспардонной ложью.
        - В данном вопросе ваших показаний мне более чем достаточно, леди, - с подобострастной улыбкой на лице заверил ее человек, уполномоченный вести допрос.
        Воздух в тесном помещении все больше пропитывался чадом керосиновой лампы, и через некоторое время у Дизайр сильно разболелась голова. В какой-то момент сидевший напротив нее мужчина на высокой скамье и все, что было в комнате, медленно поплыли перед глазами. Она покачнулась в сторону, стараясь изо всех сил удержаться на ногах.
        - Может быть, вы позволите мисс Гилфорд присесть?
        Она узнала голос Филиппа Синклера и повернулась к нему с благодарностью во взоре. Увидев одобрительный кивок представителя магистрата, констебль подвел Дизайр к жесткой скамейке, на которую она с радостью опустилась. Хотя во рту пересохло, она не решалась попросить воды.
        Дальше последовали вопросы к Синклеру. Глядя на него, Дизайр показалось, что, давая показания, он сожалел об этом.
        - Да. Сейчас я узнал ее. Уверен, что это именно та девушка, которая помогала разбойникам грабить карету лорда Боудина ночью в Хэмпстедской степи.
        - И все-таки у вас были большие трудности в опознании до сей поры. Хотя вы видели ее на месте преступления и потом танцевали с ней на балу, вы продолжали сомневаться все это время. Почему вы не сделали открытого заявления? - допытывался представитель магистрата.
        - Я не вижу в этом ничего странного, - отвечал Синклер. Он продолжал говорить спокойно и с достоинством. - Дело в том, что леди…
        - Вы имеете в виду эту женщину, нарушившую закон.
        - На балу мисс Гилфорд была одета по последней моде, - снова невозмутимым голосом заговорил Синклер. - Поэтому мне подумалось, что просто существует большое сходство между ней и той девушкой. Это касалось очень необычного цвета глаз. Но едва ли я мог заподозрить в молодой леди, которую мне представила леди Уоррингтон, маленькую разбойницу, участвовавшую в том ограблении.
        - Стало быть, сейчас вы готовы под присягой подтвердить, что она является сообщницей разбойника по имени Морган Тренчард? На этот раз вы не будете испытывать трудностей?
        - Сейчас, пожалуй, когда ее одежда в таком… беспорядке, у меня гораздо больше оснований говорить о сходстве. Да, это она была на пустоши в ту ночь.
        Только после этих слов Синклера Дизайр поняла, что, должно быть, она выглядит ужасно после той потасовки на верхнем этаже парфюмерной лавки. Она потеряла большинство шпилек, и поэтому ее длинные волосы перепутавшимися прядями рассыпались у нее по плечам. С одной стороны сквозь дыру на порванном платье выглядывало голое плечо.
        Приближалась самая страшная минута. Подошла очередь лорда Боудина давать показания. И он сразу же выложил свои козыри.
        - Я вижу на задержанной вами женщине знакомые серьги, - сказал он. - Мне хотелось бы взглянуть на них поближе.
        Дизайр почувствовала, будто на нее вылили ушат ледяной воды. До сих пор до нее не дошло, что она так и не сняла с себя сережки с изумрудами после свидания с Морганом. Жестким тоном представитель магистрата приказал ей передать им серьги. Она послушно вынула их из ушей и протянула одному из стоявших рядом констеблей.
        Тот вручил серьги лорду Боудину. Чтобы изучить сверкающие зеленые камушки, ему потребовалось несколько секунд.
        - Готов поклясться, что это серьги, принадлежащие леди Изабель Киллегрю. В ту ночь она ехала вместе с нами в моей карете, - произнес лорд без тени сомнения в голосе. - Да, да, это именно ее серьги. Она была в безутешном состоянии, лишившись своих драгоценностей. - Он перевел глаза на Дизайр и перешел на пронзительный крик: - Я помню все до мельчайших подробностей и никогда не забуду этого грабежа. Я не успокоюсь до тех пор, пока эти негодяи все до единого не предстанут перед судом. Их нужно вздернуть на виселице в Тайберне, чтобы эта казнь послужила предостережением другим. Таким же, как они. - Когда он говорил это, у него постепенно багровело лицо и на лбу выступали блестящие капельки пота.
        - Прошу прощения, ваша светлость, - сказал представитель магистрата, - право же, не стоит так волноваться. Вы можете быть уверены в действенности нашей системы правосудия. Что касается драгоценностей…
        - По поводу драгоценностей я могу сказать, что был свидетелем грабежа. Я видел собственными глазами, как арестованная приблизилась к леди и вырвала у нее шкатулку с серьгами и многими другими ценными украшениями. Потом передала эту шкатулку одному из своих сообщников. Сама же она сидела верхом и была одета в мужской костюм. Надо было видеть, сколько злорадства было в ее глазах. Похоже, ей нравилась эта дьявольская выходка. И вот теперь, вы видите, оказавшись здесь, она выставляет напоказ свою добычу.
        - Вы сказали о ее необычной одежде, - уточнил человек, проводивший допрос. - Так что же, на ней были мужские штаны? И в таком одеянии она осмелилась скакать верхом в королевских владениях? - Судя по всему, эта часть показаний лорда имела для блюстителя закона такое же значение, как сам факт грабежа. Он негодующе посмотрел на Дизайр. - Следующая ваша поездка будет в тюрьму Ньюгейт. Там вы получите заслуженное наказание. В этом у меня нет сомнений.
        Когда Дизайр поняла смысл его слов, она сразу обмякла и наклонилась вперед. Она ждала тем не менее что ей предоставят возможность сказать что-то в свою защиту. Однако сидевший напротив человек уже встал и собирался покинуть комнату.
        - Поднимайся. Слышишь, ты, шлюха, - приказал констебль.
        Дизайр попыталась приподняться со скамьи, но ноги отказывались держать ее. Вдвоем с напарником, с грубой бранью констебль вытащил ее из-за стола.
        К ней подошел Филипп Синклер. Она видела, как он вынул кошелек и достал из него несколько монет. Поняв, что она не сможет взять их от него, потому что у нее связаны руки, он завернул монеты в носовой платок и сунул этот сверточек за лиф ее платья.
        - Там, куда вас отправляют, не помешает иметь при себе немного денег, - сказал он.
        Что он имел в виду? Для чего могут понадобиться деньги в Ньюгейте?
        Прежде чем она успела заговорить с ним, возле него как будто выросла Ровена. Настырная леди не сводила с него своих выцветших глаз.
        - Мистер Синклер, я не перестаю удивляться вашей доброте. Неужели вы до сих пор испытываете сострадание к этой особе? Ведь теперь уже выяснилось, кто она на самом деле.
        Синклер оглянулся на Ровену Уоррингтон и измерил ее холодным неприязненным взглядом. Не удостоив ее ответом, он слегка наклонил голову и вышел из комнаты. Дизайр провожала его глазами в надежде, что, может быть, он задержится еще немного и она сможет поблагодарить его. Констебли нетерпеливо толкали ее вперед, торопясь побыстрей вывести из помещения.
        Дизайр не могла понять, что с ней происходит. До нее доносился какой-то странный, медленно нарастающий гул, он шел откуда-то из головы. У нее затуманилось сознание, и ей представились ночь, высокий крутой обрыв и черная бездна моря внизу. Казалось, силы навсегда покинули ее. Оставалась одна смертельная усталость от невыносимо тяжелой борьбы. Она заглянула в ту далекую, зовущую к себе пучину и с облегчением приготовилась броситься в нее.

        Часть третья
        УЗНИЦА НЬЮГЕЙТА

        19

        Она приходила в себя, ощутив на лице несколько холодных капель дождя. Она лежала на спине в той же открытой повозке, которая, покачиваясь и подпрыгивая, тащилась по узким улочкам. У нее ныло все тело, она попробовала сменить положение, но обнаружила, что запястья и лодыжки у нее связаны. Ей удалось перекатиться на бок и подтянуть колени, чтобы спрятать в них лицо от дождя.
        - Послушай, Джимми, ты бы лучше следил за дорогой. - Услышала она грубый мужской голос. - Ведь ты везешь не кого-нибудь, а настоящую, изнеженную леди.
        Это замечание было встречено взрывом хохота.
        - Ты говоришь, леди? А я-то думал, что мы везем в Ньюгейт маленькую потаскушку, приятельницу Тренчарда.
        Ньюгейт!
        Не холод и не дождь, а страх леденящим жалом вонзился в душу. Нахлынули воспоминания прошлого. С той памятной ночи в Уайтфрайерсе, когда отчаяние толкнуло ее на путь воровства, Дизайр жила в постоянном ожидании беды. В любой момент ее могли поймать и отправить в эту страшную тюрьму. И вот теперь, когда она знает, что Морган любит ее, когда у них появилась надежда начать новую жизнь, она уже на полпути к камере, скрывающейся за зловещими каменными стенами.
        Увидит ли она когда-нибудь еще Моргана? Офицер, руководивший операцией по его захвату, говорил, что лорд Боудин, или, как прозвучало тогда, «его высочество», желал, чтобы разбойник предстал перед ним непременно живым. За этим скрывалось только одно - им нужно подвергнуть Моргана пыткам, а потом устроить публичное зрелище с повешением в Тайберне, в назидание другим.
        Приходили и другие мысли в голову. За ночь Морган мог и не выжить. Дизайр на секунду прикрыла глаза, пытаясь вытеснить из сознания образ солдата, размахивающего мушкетом и ударяющего Моргана рукояткой по голове. Сможет ли Морган перенести эти жестокие побои, или офицер запоздал со своей командой? Но избавиться от этой сцены, стоявшей у нее перед глазами, никак не удавалось.
        Снова и снова она внушала себе, что не должна поддаваться панике. Нужно держать себя в руках и сохранять ясность ума. Только этим она сможет оказать хоть какую-то помощь любимому человеку, и себе тоже.
        И она продолжала ломать голову над тем, что реально можно сделать, оказавшись за решеткой камеры, отрезанной от всего мира. Она попробовала подергать веревки, затянутые у нее на запястьях. Узлы были настолько тугие, что у нее сразу заныли руки. Она почувствовала такую же сильную боль, попытавшись пошевелить лодыжками. Если бы она сумела дотянуться до ног, она могла бы развязать веревки. Освободив ноги, можно было бы свалиться или выкатиться из повозки в какой-нибудь темной улочке. А потом…
        - Гляди, Тед. Девка зашевелилась. Уж не думает ли она убежать? Что значит полежать под дождичком - сразу ожила. - Повернувшись к Дизайр, он добавил: - Не надо корчиться понапрасну, мэм. Эти узлы я завязал собственноручно. А я хорошо знаю свое дело.
        - Зато железные кандалы, которые тебе скоро наденут на ноги, будут куда тяжелее, чем эти веревки, - посчитал нужным прибавить Тед.
        - Ну, ты до смерти можешь напугать девку, - насмешливо заметил Джимми. - Я думаю, у нее найдутся деньги, чтобы заплатить пошлину тюремщику. Тогда он не станет надевать на нее железные оковы.
        - А хоть и не найдутся. Она сможет настрелять их на всяких мелочах.
        Два констебля, словно нарочно, продолжали изъясняться на своем, не очень понятном для нее языке. Что значит «настрелять»? - пыталась понять она. А что они подразумевают под «всякими мелочами»? Она старалась поглубже вникнуть в смысл произнесенных ими фраз.
        - Интересно, доведется ли ей схлопотать клеймо, - продолжал Джимми. - Вообще-то жалко, если они шлепнут печать на такую отменную белую кожу. Это уж точно.
        «Ставить клеймо на скот». Дизайр вспомнила, что слышала это выражение от одной девушки, когда жила в доме Старой Салли. Та девушка рассказывала, как однажды за какую-то провинность ее вот так же с позором везли через весь город, в такой же тележке и били плетью.
        «…Меня привязали к раме в задней части тележки… Везли полураздетой. Вдоль улиц рядами стояли люди. Все они глядели на меня…»
        Когда Дизайр представила себе эту сцену, ее замутило. «Лучше умереть, чем столкнуться с подобным неслыханным унижением», - подумала она. Но ей нельзя умирать. Во всяком случае не теперь. Даже в этом положении она не должна терять надежды снова быть вместе с Морганом.
        Уже почти совсем стемнело, когда повозка остановилась.
        - Вот мы и на месте, - сказал Джимми. Она подняла голову и увидела тянувшиеся ввысь каменные стены тюрьмы.
        Некогда Ньюгейт была для Лондона всего лишь сторожевым постом. С годами башня расширялась, стены ее укреплялись, и в настоящее время она представляла собой огромное прочное сооружение, в котором содержались преступники всех мастей. В ее темных коридорах, полных всякой заразы, и тесных камерах скопилось множество убийц, должников, проституток, мошенников и разного рода раскольников, например квакеров. Были здесь и дети, которых наказывали таким образом за кражу.
        Напрягшись, Дизайр прислушивалась к скрипу больших тяжелых ворот. Потом ее онемевшее тело снова бессильно откинулось назад. Повозка вкатилась во двор. Один из констеблей закричал:
        - Эй, тюремщик! Сегодня вечером у тебя будет работа. Мы привезли кое-что специально для тебя.
        Джим выхватил нож, чем заставил ее съежиться от страха. Но он собирался всего-навсего разрезать веревки вокруг лодыжек. Затем грубые руки выволокли ее из повозки и потащили по мокрым булыжникам и дальше наверх, по длинному раду ступенек. Сама она не могла ступить ни шага. Ноги занемели и отекли от тугих веревок. Констебли с силой толкнули ее вперед. Вышедший навстречу им высокий крепко сбитый человек подхватил ее одной рукой.
        - Вот, это она и есть. Ее фамилия Гилфорд. Мисс Гилфорд.
        - Таких смазливых шлюх здесь и без нее хватает, - раскатистым голосом проворчал надзиратель.
        - Таких, да не таких, - сказал Джимми. В голосе у него звучала такая гордость, будто он лично задержал ее и может распоряжаться ее дальнейшей судьбой. - Ее разыскивали драгуны за преступление на королевских дорогах. Она совершила ограбление.
        Тюремщик с удивлением уставился на нее. При тусклом освещении в коридоре у входа она едва различала его лицо. Успела только заметить, что у тюремщика длинное, вытянутое лицо, с нависающим на лоб клоком спутанных волос.
        - Я вижу, тебе охота подурачиться, Джимми.
        - Ничего подобного, - возразил ему констебль. В ответ на недоверие надзирателя в его голосе послышалось раздражение. - Я и не думал шутить с тобой. Там, в магистрате, были довольно высокопоставленные свидетели этого разбоя. Они оставили свои письменные заявления. Лорд говорил от своего лица и еще от имени одной знатной леди. Так вот, у нее отобрали пару таких сережек, которые достойны носить дамы из свиты самого короля. Речь шла о похищении драгоценностей.
        Услышав об этом, тюремщик крепко схватил Дизайр за руку и начал с любопытством рассматривать ее.
        - А вы идите, - сказал он констеблям. - Сделали свою работу, а теперь она переходит на мое попечение.
        - Но ты не думай, что эти серьги все еще при ней, - поспешил сообщить Тед, залившись отрывистым, лающим смехом.
        - Уж лучше бы ей иметь при себе какие-нибудь побрякушки. Ведь должна же она заплатить за доставку.
        С недоумением Дизайр поочередно смотрела на этих людей, не веря своим ушам. Могла ли она предполагать, что за право пребывания в тюрьме Ньюгейт полагалось платить?
        - У меня ничего нет… - начала было она.
        Тюремщик поднял руку. Прежде чем она поняла, что происходит, он нанес ей удар по голове ребром ладони.
        - Держи язык за зубами, пока тебя не спросят.
        Он толкнул ее к каменной стене коридора и раздвинул тяжелые фалды накидки. Открывшееся лицо осветилось от слабой свечи, горевшей в нише. Тюремщик удерживал ее одной рукой, а другой обшаривал с головы до ног. Она пыталась вырваться от него, негодуя от бесцеремонного и грубого обращения. Но не могла освободиться от его руки, будучи зажатой между ним и стеной.
        Одним быстрым движением он запустил руку ей за корсет. Грубые мозолистые пальцы прошлись справа и слева по груди, потом в ложбинке посередине. Не в силах сдержать своего возмущения, она закричала.
        - Если ты, сука, издашь еще один звук… - Не договорив до конца, он довольно оскалил желтые зубы. - Посмотрим, что мы нашли здесь.
        Вспомнились слова Филиппа Синклера, когда он сунул ей эти монеты, обернутые носовым платком.
        «Там, куда вы отправляетесь, не помешают эти мелкие деньги».
        В то время его слова ничего не значили для нее. Теперь их смысл стал ясен.
        - Мы не стали обыскивать ее до того, как привезли сюда, - с явным намеком сказал Тед. - Просто ограничились исполнением своих обязанностей, как подобает двум порядочным констеблям.
        После короткого раздумья тюремщик презрительно дернул плечами и протянул констеблю монету.
        - Как? Один шиллинг на двоих?
        - Хватит с вас и этого. Таким орлам, как вы, нужно неделю работать за эти деньги. - Он сказал это твердо, тоном, не допускающим возражений.
        Тед опустил монету в карман.
        - Ну ладно. Сегодня вечером мы выпьем за ваше здоровье, леди.
        - Будь она покрепче, это действительно не помешало бы ей. В этой крысиной дыре трудно сохранить здоровье.
        От этого замечания невозможно было не содрогнуться. Напарники удалились, и она осталась один на один с надзирателем.
        - Ты будешь и дальше лгать, шлюха? - спросил он. - Попробуй только сказать, что у тебя нет никаких ценностей.
        - Я не припомню, чтобы…
        Он не дал ей договорить и снова сунул руку ей за пазуху. Не найдя там ничего, он сильно ткнул ее пальцем в грудь так, что она вскрикнула от боли.
        - Ага, начинаешь припоминать, - сказал он.
        - Вы забрали у меня все деньги.
        - Их едва хватит на то, чтобы ты могла расплатиться за неделю. Поняла, сука? Это только начало. Входной билет стоит три шиллинга.
        Входная плата! Что это, откровенная насмешка? Она чуть было не попыталась возразить ему, но вовремя остановилась. В его холодных глазах не было и тени веселья.
        - А как ты думаешь, что делают с теми, кому нечем платить? Тебе ничего неизвестно об этом?
        С перепугу она боялась выговорить даже слово и только покачала головой.
        - Их отправляют вниз. Под землей тоже есть камеры. Туда не проникает свет, а воздух там настолько вонючий, что просто невозможно дышать. С них снимают все до последней нитки. Так они и лежат на камнях, совсем голые. Даже очень крепкие люди не могут долго протянуть в таких условиях.
        Казалось, своим рассказом он нарочно нагоняет на нее страх.
        - А я вижу, на тебе дорогая накидка.
        Он пощупал мех вокруг капюшона и одобрительно кивнул головой. Потом быстро распахнул накидку и сорвал ее с плеч Дизайр.
        Тело сразу обдало холодным сырым воздухом. На ней оставалось только тонкое шелковое платье. Но не столько холод и неудобство причиняли ей боль, сколько сознание утраты. Она лишилась дорогого ей подарка Моргана. Еще сегодня днем он положил ей накидку на плечи, обнимая перед расставанием…
        У нее защипало в глазах, но она сразу заморгала, стараясь не дать волю слезам.
        - А теперь туфли, - сказал тюремщик. - Ведь не будешь же ты их пачкать в этой грязи.
        Она молча подняла сначала одну ногу, потом другую. От сырого пола ее отделяли только тонкие шелковые чулки.
        - Чулки тоже.
        Заметив смятение у нее в глазах, он осклабился.
        - Или тебе хочется, чтобы я сам стянул их с тебя?
        Дизайр поспешила снять атласные подвязки и начала закатывать вниз чулки.
        - Так лучше. Пока все.
        Тюремщик, довольный своей добычей, аккуратно складывал ее в деревянный сундук, - одну вещь за другой.
        - Неплохой улов, - сказал он, добавив к этой кучке носовой платок Филиппа Синклера. - Из натурального льна. - Он хитро подмигнул глазами, как это делают ловкие лавочники.
        Потом запер сундук и громко позвал кого-то. Из глубины темного прохода вынырнул низкорослый кряжистый человек.
        - Отведешь ее на женскую половину, на третий этаж. Пусть ей там выделят матрац. Напополам с какой-нибудь красоткой.
        - А кандалы? Кузнец ушел на ужин.
        - Они ей не нужны. Она внесла плату. Приземистый человек промычал, что должно быть выражало понимание ситуации, грубо схватил Дизайр за руку и потащил по тускло освещенному коридору, не обращая внимания на ее попытки освободить свою занемевшую руку. Пока он вел ее, к своему удивлению, она увидела, что вокруг снуют заключенные. Их голоса эхом отражались от стен. Кто-то смеялся, кто-то бранился. С одной стороны слышались всхлипывания. В одном из углов распевали непристойные куплеты.
        Она же представляла себе, что в тюрьме заключенные непременно должны находиться в камерах, взаперти, с цепями на руках и ногах. Так и подмывало задать этот вопрос сопровождавшему ее нескладному охраннику. Однако вспомнив, каким ударом недавно наградил ее надзиратель в ответ на невинную реплику, она решила молчать. С каждым шагом ее босые ноги все острее ощущали холод. Она с неприязнью вспомнила о надзирателе. Алчный тюремщик. Мог бы оставить ей туфли. В промозглом подземелье она тряслась всем телом.
        Снаружи, за толстыми стенами текла другая жизнь. Отсюда, из тюрьмы казалось, что еще не кончилась зима. На воле между тем стояла теплая весенняя погода. Трудно было поверить, что еще вчера она прогуливалась в сопровождении Джеффри в саду, среди ухоженных цветников, упиваясь ласковыми лучами солнца.
        Джеффри… Она ни разу не подумала о нем. Что станет с ним, когда сегодня вечером он не увидит ее в своем доме? Скорее всего ему не придется долго теряться в догадках. Ровена не упустит случая выставить ее, Дизайр, в самом неприглядном свете. Она распишет ее, как отпетую преступницу, которая обманным путем проникла к ним в дом и втерлась в доверие к ее близким. Нетрудно догадаться, что Ровена попытается представить ее в глазах брата абсолютно безнравственным существом, заманившим Доверчивого молодого человека в свои искусно расставленные сети. Что ему останется думать после всего случившегося? При всем желании он не сможет оправдать ее поступков. Не она ли, Дизайр, не подпускала его близко к себе? Разве не вела она себя, как невинная девушка, но на самом деле сгоравшая от желания поскорее упасть в объятия своего разбойника?
        Если бы можно было повидаться с Джеффри и попытаться объяснить ему… Но вряд ли теперь он вообще захочет взглянуть в ее сторону.
        Из задумчивости ее вывели неестественно громкие голоса и смех, доносившиеся из коридора.
        - Сегодня в пивной довольно весело, - заметил ее проводник. - Ясное дело. Порядком их развезло. После выпивки.
        - Какой выпивки? - не удержалась Дизайр. Тюремщик не особенно удивился ее неосведомленности.
        - Новички не догадываются, что их еще ждет плата за «гарнир».
        - А что это такое?
        - Ага. Значит, и ты еще не слышала об этом. - Он передернул плечами. - Ничего, скоро узнаешь. Придет время, многому научишься. - Он многозначительно посмотрел на нее и засмеялся, видимо, очень довольный своими интригующими шутками. - Оплатить гарнир - значит внести деньги на покупку спиртного для всей этой компании в пивной.
        - Но ваш товарищ отобрал у меня все, что мог, - поспешила сказать Дизайр в оправдание. В голосе звучало отчаяние.
        - Врешь, сука. Не все. - Охранник обшарил ее глазами, задержав взгляд у нее на груди. - Кое-что у тебя осталось. Под подолом твоего шикарного платья. За это ты можешь всегда получить несколько шиллингов.
        После короткого оцепенения она попыталась оттолкнуть его. Он ехидно рассмеялся и с силой рванул ее за руку, волоча за собой по коридору.
        - Подожди, сейчас они закончат свою попойку… Ты еще будешь прятаться от них за моей спиной. Тогда сама раскинешь ноги передо мной.
        В испуге она мысленно окунулась в жуткие сцены насилия.
        - Давай, пошевеливайся, - раскатистым басом зарычал охранник. - Я еще не ужинал.
        В изнеможении, согнувшись, Дизайр с трудом переставляла ноги. Когда ей показалось, что больше она не сможет сделать ни шага, ее мучитель коротким толчком остановил ее возле железной двери. Тяжелая дверь со скрежетом подалась внутрь. Из глубины камеры послышались женские голоса.
        - Эй, вы, принимайте еще одну постоялицу. Она будет жить в вашей прекрасной квартире, - с этими словами он с такой силой пнул ее в спину, что она чудом удержалась на ногах, зацепившись за порог.
        Некоторое время она еще стояла, пошатываясь, собирая последние силы, чтобы не упасть. Рука инстинктивно пыталась что-то нащупать или ухватиться за стену. Но рядом ничего не оказалось, и Дизайр с размаху шлепнулась на пол. От удара заныли все косточки. У нее не было сил подняться. Хотелось только одного - остаться лежать, не открывая глаз, и поскорее забыться.
        - Она заплатила за пищу и полматраца, - откуда-то издалека услышала она голос охранника.
        Он повернулся и закрыл дверь. Здесь, в этой камере, для нее должна начаться новая, неизвестная жизнь в непривычном окружении.

        20

        Джеффри Уоррингтон присоединился к толпе почтенных господ в париках и бархатных камзолах. Джентльмены уже осушили свои бокалы и начали протискиваться к арене для петушиных боев дворца Уайтхолла. Джеффри никогда серьезно не относился ни ко всякого рода играм, ни к развлечениям. Сегодня же ему было как-то неспокойно, оттого, по-видимому, он решил отвлечься чем-нибудь. До этого он пообедал в престижном «Черном Буйволе», потом отправился на представление в королевский театр, но вскоре ушел оттуда, не воспринимая должным образом происходившее на сцене.
        Затем нанял для себя прогулочную лодку и поднялся вверх по реке до дворца. Там сошел на берег и растворился в толпе людей, гуляющих в роскошных галереях и садах. Завтра вечером он с Дизайр должен быть здесь на балу. Собирались прийти сюда и Ровена с матерью. Пока же он бродил в одиночестве, подумывая о том, что ему нужно примкнуть к мужской компании возле арены для петушиных боев.
        Петушиные бои со времен Генриха VIII, который собственно и построил арену во дворце Уайтхолла, были излюбленным развлечением в королевстве. При Стюартах они считались зрелищем, предназначенным сугубо для избранной придворной публики. При Кромвеле петушиные бои упразднили, и вот теперь король Карл вернул им прежнюю популярность.
        Джеффри не увидел возле арены его величества. Король, без сомнения, предавался более приятным интимным занятиям в обществе леди Кастлмейн. Он выделил ей во дворце отдельные роскошные апартаменты. Отсутствие монарха не снижало энтузиазма собравшихся зрителей, которые окружили арену.
        - Пятьдесят гиней за серого!
        - Я ставлю на черного альбемарльского! Это самый лучший боец из всех, которых мне приходилось видеть!
        Петухов натаскивали для боев, когда им исполнялся год. Им подрезали крылья и на одну треть укорачивали хвост. Подстригались также перья вокруг шеи и хвоста и, кроме этого, еще и хохолки, чтобы они не могли служить дополнительной мишенью для противника.
        Служители выпустили птиц из мешков. Джеффри попятился назад, подальше от арены. Серый петух взметнулся в воздух и с быстротой молнии налетел на другую птицу, ударив ее клювом в горло. У несчастного петуха брызнула кровь. Часть ее попала на белоснежные рюши зрителей, которые совсем близко стояли возле петухов. Черный петух нанес ответный удар, воспользовавшись своими двухдюймовыми шпорами. Шпоры у того и другого находились в отличном состоянии.
        Когда Джеффри сделал шаг назад, он почувствовал, что кто-то дотронулся до его руки.
        - Уж не собираетесь ли вы уходить, Уоррингтон? Самое интересное еще впереди.
        Он обернулся и сквозь табачный дым увидел круглое кирпичное лицо лорда Боудина. Из-под туго обтягивающей его плотное тело светло-коричневой бархатной одежды выглядывала расшитая золотом туника. На нем были широченные панталоны из коричневой тафты с отделкой из ленточек. В руках его светлость держал уже наполовину пустой бокал с вином. По его пылающим щекам, блестящим глазам и слегка невнятной речи было нетрудно догадаться, что он уже достаточно пьян.
        - Один из моих петухов - Старое Медное Крыло - будет участвовать в следующем поединке. Я могу точно сказать, что он непременно победит. Тренер тоже присутствует здесь. Он подтвердит это. - При этом джентльмен похлопал Джеффри по груди, как бы придавая большую уверенность своим словам. - Ставьте деньги на моего петуха. Это беспроигрышный случай!
        От лорда несло, как из винной бочки. Не в состоянии переносить такую концентрацию паров спиртного, Джеффри посторонился.
        - На этот счет у меня нет никаких сомнений. Второго по храбрости петуха должно быть не найдется, - вежливо сказал он. - Но мне необходимо уйти по делам.
        - Бери пример с меня, мой мальчик. Ничто не поднимает настроение лучше, чем хороший бой. А если к этому еще добавить пару бутылочек, то все печали, как рукой снимет. Поверь мне. Делай, как я говорю, и все забудется.
        - Забудется? Вы о чем?
        - О том, что случилось сегодня в полдень. Худшее просто трудно вообразить. Но я должен тебя успокоить. Ты не первый, кто пострадал из-за пары красивых женских глаз и прелестных форм.
        «Черт побери, о чем он говорит?» - не решился спросить вслух Джеффри. Потом неуверенно произнес:
        - Простите, Боудин, но я не…
        Крепко выпивший краснолицый мужчина не дал ему договорить и сильно сжал его руку.
        - Вы ни в чем не виноваты, - назидательным тоном сказал он. - Просто она оказалась очень ловкой, эта ваша маленькая шлюха. Такие могут ввести в заблуждение и гораздо более опытного, чем вы, мужчину. Поверьте мне, Уоррингтон.
        - Боюсь, что в этом смысле я сильно проигрываю вам, - хотел продолжить разговор Джеффри. Внутри у него появилось неприятное, тревожное чувство.
        В этот момент раздался громкий крик. Серый петух снова бросился в атаку и клювом насквозь пробил горло противнику.
        - Отлично! Но это еще не все!
        - Догони его! - Боудин криками подбадривал серого петуха. - Догони и добей его!
        Напрасно рассчитывал Джеффри уйти незамеченным. Стоило ему попытаться высвободить руку, как тот крепко схватил его за плечо.
        - Нет такой женщины в мире, которая могла бы лишить меня ночного сна. Ни одна из них не стоит этого, мой мальчик. А твоя потаскушка с зелеными глазами получит по заслугам.
        Возмущенный Джеффри так сильно отдернул руку, что Боудин едва не потерял равновесие. «Дизайр! Этот ублюдок еще смеет говорить подобные слова своим зловонным ртом… Кто позволил ему так говорить о ней?»
        - Если вы имеете в виду мисс Гилфорд, сэр, то я настаиваю, чтобы вы объяснили свои высказывания.
        Боудин в недоумении вытаращил глаза.
        - Какие объяснения вам нужны? Она стояла вот так, как вы сейчас. Если вам угодно, с наглым видом. К тому же в ушах у нее были изумруды леди Киллегрю, не больше и не меньше. Меня пригласили в магистрат, чтобы я опознал драгоценности. Что я и сделал.
        Теперь Джеффри застыл от удивления, пытаясь до конца осмыслить слова лорда.
        - Какой черт понес вас туда рассказывать об этом? - вскричал Джеффри. В волнении он не отдавал себе отчета в том, что его поведение в глазах Боудина выглядит оскорбительным.
        - Ради Бога, молодой человек, опомнитесь! Вы сейчас сами не понимаете, что говорите. Вы что, действительно ничего не знаете? - Лорд Боудин похлопал глазами, что сразу сделало его похожим на сову. Потом потряс головой, будто выгоняя дурман из головы. - Должно быть, ваша сестра не потрудилась сообщить вам об этом. Но вы, наверное, представляли себе, что ваша сестра не питала симпатии к этой девке.
        - Моя сестра? - Джеффри решил, что лорд выпил настолько много, что у него окончательно помутился разум. - Сэр, посторонитесь немного, пожалуйста, и расскажите мне все толком.
        - Не уходите. Задержитесь ненадолго, мой мальчик. Я вижу, мой тренер что-то хочет сказать мне. Мы выступаем следующими.
        - К черту всех ваших петухов! - При обычных обстоятельствах Джеффри никогда не позволил бы себе так разговаривать с его светлостью.
        Упоминание имени Дизайр и последовавшие затем оскорбительные высказывания в ее адрес заставили его лишиться обычной благовоспитанности и перешагнуть границы дозволенного. - Я желаю услышать от вас объяснения, сэр, - и незамедлительно.
        - Поищите лучше мистера Синклера и спросите его, - сказал Боудин, покачиваясь на своих толстых ногах. - Пойдите в галерею и попробуйте оторвать его от околдовавшей его желтоволосой красавицы. Сегодня днем он побывал в магистрате. Он все расскажет вам.

        Джеффри начал выбираться из толпы зрителей. Размашистым решительным шагом он направился в галерею. Этим вечером, как, впрочем, и всегда, дворец Уайтхолла являл собой блистательное зрелище. Со времени реставрации монархии он превратился в любимое место для прогулок избранного общества. Во всю ширину галереи были развешены гобелены необыкновенной красоты. В роскошно обставленных комнатах всегда было полно придворных, разодетых в шелка, бархат и тафту и щеголяющих сверкающими украшениями. Кто-то приходил сюда в надежде обзавестись новым обожателем, кого-то привлекали азартные игры. Были и такие, кто искал здесь возможность получить более высокий титул или подвинуться ближе к королевской казне, завладеть еще одним поместьем и приумножить свои богатства.
        Между делом все эти люди еще и приятно проводили время за сплетнями. Чем скабрезнее были пересуды, тем больший интерес они возбуждали. В этом обществе не щадили и самого короля.
        - Что вы скажете по поводу последнего пасквиля Рочестера? - вопрошал какой-то фат, воровато озираясь по сторонам и выглядывая, нет ли поблизости его величества.
        - Вы должны рассказать об этом, - с откровенным любопытством требовала подскочившая к нему размалеванная леди. Она хихикнула и приготовилась слушать завлекательную болтовню.
        - Право, я не уверен, стоит ли обсуждать это. Если принять во внимание собственные слабости графа, то можно считать, что он смеется и над собой.
        Хотя говоривший и приглушил голос, его было слышно довольно хорошо даже на большом расстоянии. Слушатели теснее сомкнулись и затихли в предвкушении удовольствия.
        «Бесстыдный распутник, скандальный герой.
        Запутался в юбках наш бедный король!
        Два скипетра носит он всюду с собой.
        Спросите блудницу - длиннее какой?»
        Эти непристойные стишки были встречены взрывом грубого хохота.
        - В один прекрасный день это может плохо закончиться для Рочестера, - заметил один из слушателей.
        - Говорят, он специально высылает слугу к какой-нибудь очередной леди. И тот дежурит у ее дверей, пока она предается любовным забавам. Потом удаляется в свою вотчину и начинает стряпать вот такие гнусные строчки…
        Вынужденные остановки с почтительным раскланиванием и приветствиями начали изрядно раздражать Джеффри. Он уже устал спрашивать то одного, то другого о том, куда запропастился Филипп Синклер. Наконец, он углядел его через полуоткрытую дверь одной из комнат галереи. Синклер восседал на скамье, покрытой ковром, возле красивого камина рядом с розовощекой блондинкой. Девушка распевала какую-то балладу, аккомпанируя себе на лютне.
        Помявшись в нерешительности у порога, Джеффри заставил себя направиться к ним. Ему очень не хотелось вторгаться в их уютный мирок. Синклер неожиданно поднял голову и увидел приближающегося Джеффри. Девушка в бледно-желтом атласном платье с глубоким вырезом, обнажавшим пышную белую грудь, прервала пение и сделала недовольное лицо. Однако, узнав о том, что красивый молодой человек - лорд Уоррингтон, наградила его ослепительной улыбкой.
        - Возможно, в вашем лице я найду более тонкого ценителя музыки, нежели мистер Синклер, - сказала она.
        - Приношу вам свои извинения, мадам, - с поклоном обратился к ней Джеффри. - Я хочу попросить вас об одном одолжении. - Повернувшись к Синклеру, он продолжал: - Не могли бы вы поговорить со мной с глазу на глаз, мистер Синклер?
        Мужчина кивком головы выразил согласие.
        - Советую вам на это время позабавиться у игорного стола, моя дорогая, - сказал Синклер девушке. - Я скоро присоединюсь к вам.
        Девушка поднялась и подарила Джеффри еще одну улыбку. Не встретив любезности с его стороны, она вскинула голову и быстро направилась прочь, унося с собой ворох лент на желтом атласе.
        - Я разговаривал с лордом Боудином, - начал Джеффри. - Вы, по-видимому, знаете, о чем.
        - Да, знаю.
        - Я так и не разобрался в этом до конца. Лорд успел накачаться вином. - Джеффри запнулся. Внутреннее чутье подсказывало ему, что сейчас он услышит что-то очень неприятное.
        - А разве вы не общались с леди Ровеной после ее посещения магистрата?
        Снова Ровена!
        - Я в это время обедал в «Черном Буйволе», потом отправился в королевский театр.
        Синклер жестом предложил ему присесть на стул по другую сторону камина, напротив себя. Он тяжело вздохнул. Своим видом он сейчас напоминал человека, которому надлежит выполнить неприятную, но неизбежную миссию. Джеффри сел, держась прямо и очень напряженно. С замиранием сердца он ждал рассказа.
        - Вчера утром мне принесли послание от Боудина. Он приглашал меня прийти к нему в дом, - начал Синклер. - Вы ведь знаете, что он является моим патроном. Я присматриваю за его владениями в Норфолке.
        Перехватив неодобрительный взгляд Уоррингтона, он перешел к делу и рассказал молодому человеку все, что произошло сегодня.
        - Поверьте, я не жаждал возмездия. И мне не доставило удовольствия опознание мисс Гилфорд в качестве сообщницы некоего Тренчарда. Но я являюсь законопослушным подданным его величества. Поэтому для меня не существовало иного выбора. - Он снова глубоко вздохнул. - А вообще это забавная история. Молодая девушка с лицом ангела и манерами благородной леди позволила себе увлечься этим страшным разбойником.
        - Это неправда!
        Джеффри вскочил со своего места. В его синих глазах бушевал гнев.
        - К сожалению, правда, Уоррингтон. В тот день взяли их обоих. Она еще оставалась в одной из комнат на верхнем этаже в лавке какой-то миссис Латимер на Патернос Pay. А Тренчард в это время уже уходил через небольшой переулок.
        Не может быть. Синклер лгал ему. И все они лгали. В этот день Дизайр пошла к пожилой женщине, которая в свое время знала их семью.
        Но, увы, это всего лишь слова, которые он слышал от нее самой. Неприятное чувство, что-то вроде легкой тошноты, тихо зашевелилось у него внутри.
        - Ваша сестра сама наблюдала, как Дизайр Гилфорд волокли из лавки.
        - Моя сестра? Интересно, что она делала в этом месте?
        - По-видимому, именно она и подсказала лорду Боудину, где может находиться мисс Гилфорд. Вместе со своим любовником.
        - Это исключено! Откуда Ровена могла знать, что Дизайр должна была встретиться с Тренчардом в этот день?
        - Вы можете спросить свою сестру.

        Было раннее неяркое утро. Косые лучи поднимающегося солнца пробивались сквозь ветви окруженных шпалерами фруктовых деревьев в саду Уоррингтонов. Ровена задержалась возле одного из ухоженных цветников, где под зарослями карликового самшита скрывалась разноцветная россыпь тюльпанов.
        Услышав шаги за спиной, она обернулась и оказалась лицом к лицу со своим братом. У него было бледное, осунувшееся лицо. Он выглядел так, как будто очень мало спал этой ночью.
        Он должен был уже все узнать о Дизайр. Она вздохнула поглубже и старалась не выдавать своего волнения.
        - Тюльпаны в этом году просто великолепны. Ты не находишь? - скороговоркой спросила она, продолжая на одном дыхании говорить дальше - Я надеялась, правда, что у нас будет больше красных и желтых, но, похоже, придется подождать, пока закончится война с Голландией.
        Джеффри не поддержал разговор.
        - У меня есть кое-какие планы в отношении нашего сада. Я хочу переделать некоторые цветники. Может быть, ты взглянешь на мои наброски?
        - Тебе не кажется, что пора прекратить этот примитивный фарс? - спросил он. - Я шел сюда не затем, чтобы обсуждать с тобой сад или войну с Голландией.
        - Я догадываюсь, что ты имеешь в виду. Тебе уже все рассказали. Мне очень жаль, мой милый. Я собиралась сама поговорить с тобой на эту тему. Я хотела дождаться тебя, но настолько измоталась во время этого тяжкого испытания в магистрате, что решила отдохнуть. Большего ужаса я не испытывала в своей жизни. - Ровена слегка тронула его руку. - Впрочем, теперь это не имеет большого значения. Сейчас Дизайр уже находится в камере Ньюгейт, под замком. Там ей самое место. Ей придется отвечать перед законом за все свои преступления. Что касается причиненных тебе страданий, то…
        - Подожди. Каким образом солдаты узнали, где нужно искать ее?
        - По-моему, здесь все ясно. Лорд Боудин заручился обещанием главного судьи, - сказала Ровена. - Он был полон решимости наказать разбойника, посмевшего напасть на его карсту той ночью на пустоши и…
        - Это случилось много месяцев назад, - прервал ее Джеффри. - С тех пор все уже забыли об этом, ведь следы затерялись.
        - У его светлости много связей с влиятельными особами при дворе, - с упорством продолжала Ровена. - Можно не сомневаться, что он добился особых распоряжений для солдат. Вот они и продолжали свои поиски, пока, наконец, не схватили Дизайр и Тренчарда.
        - Получается, что вчера их вдруг осенила мысль продолжить поиски в определенном месте. Как они узнали о нем? Почему они отправились за Дизайр именно туда?
        - Не только за ней, но и за ее любовником тоже, - добавила Ровена, не скрывая торжествующей улыбки. Она заметила, что Джеффри крайне неохотно выговаривал имя Тренчарда. - Мой бедный Джеффри. Я понимаю, что тебе должно быть очень тяжело. Но лучше узнать всю правду до того, как ты успел бы совершить глупость - предложить свою руку этой особе. Может быть, в другой раз ты прислушаешься к моим советам.
        - Мне не нужны ни твои советы, ни сочувствие! - Голос у него стал тихим, в глазах сквозила печаль. - Ты относилась к Дизайр неприязненно с момента ее появления здесь. Тебя одолевала зависть, потому что она молода и красива.
        Слова брата больно ранили ее. Она чувствовала, что начинает терять самообладание.
        - Это неправда. Я боялась за тебя. Ты настолько доверчив, что она сумела быстро прибрать тебя к рукам, покорив тебя своей притворной добротой. Смазливая пройдоха - вот она кто! Скажите на милость, какая заботливая. И это по отношению к совершенно незнакомому человеку. - В ее бесцветных глазах затаилась холодная злоба. - Уж я-то знала, что она собой представляет. Хитрая, ловкая, маленькая потаскушка. В тот день она сказала, что собирается навестить пожилую портниху, когда-то служившую ее семье. Какие благородные намерения - помочь несчастной женщине и доставить ей немного удовольствия! Так что же, я должна была сидеть сложа руки и смотреть на вас с мамой, как вы до небес возносите ее необыкновенную доброту? Да, я знала, что она отправляется в это позорное место, чтобы отдаться своему разбойнику. - Спохватившись, что сказала лишнее, Ровена прижала руку ко рту.
        - Знала? Каким образом ты узнала об этом? Сказанного уже не вернешь. Как она могла позволить себе поддаться эмоциям? Тупая боль зашевелилась у нее в затылке.
        - Ты не ответила мне, Ровена!
        Джеффри схватил ее и начал трясти. Боль от затылка поползла дальше, в глубь головы, и она почувствовала легкое головокружение.
        - Я… Ее не было в доме, когда принесли письмо. Я взяла письмо, чтобы потом передать ей. Должно быть, оно не было хорошо запечатано.
        - Какое письмо?
        - Письмо от Моргана Тренчарда. Какой-то мальчик принес его к воротам нашего дома. Это было в тот самый день, когда она преподнесла нам свою чудовищную ложь насчет визита к пожилой женщине.
        - А ты, значит, стала шпионить за ней! Ты прочитала письмо. Вот как ты узнала. Ты одна знала, когда и где она должна была встретиться с… ним.
        - Я должна была сделать это, ради твоего спасения! Неужели тебе это не понятно? Я пыталась защитить тебя, что собственно и делала всегда, пока ты был маленьким мальчиком. Я слишком сильно люблю тебя, чтобы могла позволить загубить твою жизнь.
        В потемневших синих глазах брата она увидела убийственную ненависть. Она вскрикнула от боли и страха, когда его пальцы крепко впились ей в руки.
        - Джеффри, остановись!
        К ним приближалась леди Мирабель. В ссоре дети не заметили свою мать. Она схватила Джеффри за рукав.
        - Отпусти ее! - Она дернула сына за руку. Усилием воли он подавил в себе злость и подчинился, оттолкнув Ровену.
        - Мой бедный мальчик, - сказала леди Мирабель. У нее были воспаленные, заплаканные глаза. - Какое ужасное несчастье свалилось на тебя. На всех нас. Кто бы мог подумать, что Дизайр способна на подобные злые выходки?
        Она повернулась к Ровене и ласково обняла ее за плечи.
        - Твой брат сейчас сам не свой. И это понятно. Ты не должна упрекать его.
        Однако Ровена поспешила вырваться из ее рук. Она совершенно не нуждалась в ее утешениях. Для нее гораздо важнее было отношение к ней Джеффри. Она должна заставить его понять и простить ее действия. Только бы утихла эта мучительная головная боль.
        - Советую как следует поразмышлять над этим, - сказала Ровена, - тогда поймешь, что я сделала все правильно. Ты только представь себе, как бы ты страдал, женившись на падшей женщине, проститутке и вдобавок воровке. Надо думать, она не перестала бы лгать тебе. Такие готовы продаться любому мужчине, обращающему внимание на их прелести. Или того хуже… Она бы ложилась в постель с каким-нибудь из твоих слуг, похотливым красавчиком, в любое время, когда ей это приспичило бы. И все это происходило бы в твоем доме.
        Она поубавила пыл, наблюдая за появившимся выражением крайнего отвращения на его лице.
        - Полагаю, что и раньше не заблуждался на твой счет. Я уже давно замечал в тебе этот порок, или своего рода болезнь, - медленно выговаривая слова, сказал Джеффри. - Но я недопонимал их или, возможно, не желал понимать.
        Сейчас он говорил отчужденным и безразличным тоном. Подобное отсутствие чувств у брата пугало ее больше, чем его гнев.
        - Я не буду вмешиваться в твои хлопоты по дому, действуй, как раньше, Ровена. Не собираюсь приводить в дом невесту, которая захочет лишить тебя этих скучных занятий. Сажай себе на здоровье цветы, разбивай новые цветники для тюльпанов. Мне это безразлично. Я даже не буду смотреть на все это - и на тебя тоже.
        У нее задергался уголок рта. Он разговаривал с ней, как посторонний человек. Все это так непохоже на ее брата, ее обожаемого Джеффри, единственное существо в мире, которое она вообще когда-либо любила.
        Он взял мать под руку, и они удалились. Ровена осталась одна посреди залитого солнцем весеннего сада. Она провожала глазами медленно удалявшихся к дому брата и мать.

        21

        Неизвестно, сколько времени пролежала она на каменном полу камеры. Не хотелось ни вставать, ни смотреть на свое новое окружение. Можно было и дальше оставаться распростертой на камнях, лишь бы больше не заниматься этой бессмысленной борьбой. Дизайр все еще находилась во власти отчаяния. За дверью слышались шаги охранника, расхаживавшего взад-вперед по коридору. Где-то поблизости раздался кудахтающий женский смех.
        - Добро пожаловать в нашу женскую обитель, дорогуша. Пора вставать, а то мы еще толком и не видели тебя. Ну-ка покажись.
        Дизайр медленно перевалилась на бок и встала на колени. В ушибленном локте появилась сильная дергающая боль. Она откинула спутанные волосы с лица и подняла глаза. При тусклом освещении она смогла лишь разглядеть склонившуюся над ней огромного роста тяжеловесную женщину. У нее была лохматая, как у ведьмы, голова, на плечи натянут грязный платок.
        - Нет никакой нужды валяться на голом полу, раз ты заплатила за матрац, - сказала женщина. - Ты можешь пойти вон в тот угол и лечь рядом с Уинни.
        Резким движением головы женщина указала на щуплую, худую фигурку девушки, сидевшей на матраце с поджатыми голыми ногами. Дизайр молча встала и прошла через всю камеру, чтобы поскорее опуститься на тонкий, набитый соломой матрац, возле Уинни. Она еще не успела разобраться в обстановке и осторожно посматривала по сторонам. Вдруг она заметила крысу, которая глядела прямо на нее из расщелины между двумя камнями в стене. Страх и еще какое-то мерзкое ощущение появились при виде затаившегося животного.
        Присмотревшись, она поняла, что камера освещалась двумя сальными свечами и еле мерцавшими в печи углями. Вернее было бы назвать это сооружение не печью, а просто наскоро пробитой в стене дырой, в которую набросали кучу обломков с берега моря и подожгли их.
        Теперь Дизайр получше разглядела Уинни и была поражена ее почти детским видом. Вряд ли ей больше четырнадцати лет. Сероватые, нечесаные волосы слипшимися грязными прядями свисали по бокам худого лица, на котором выделялись круглые, полные испуга голубые глаза.
        - Одеял здесь нет, - виновато пробормотала Уинни. - За деньги Эльф может принести одно.
        Дизайр покачала головой.
        - Тюремщик забрал у меня деньги, у меня вообще ничего не осталось.
        - Иначе и быть не могло, - вмешалась девушка, которая прохаживалась по камере. - Ненасытный ублюдок.
        Она сказала это с явным сочувствием. На вид она выглядела старше Дизайр. Неопрятные волосы свободно лежали на плечах толстыми, свалявшимися рыжими прядями. Несмотря на свою сильно поношенную одежду: красную шерстяную шаль, выцветшее платье и пару грубых башмаков на деревянной подошве, эта девушка держалась раскованно и уверенно.
        - Я вижу, у нас тут подобралась неплохая компания, - сказала она, осмотрев Дизайр с головы до ног живыми, любопытными глазами орехового цвета. - Я не думаю, что ты - обычный невинный ягненок. Верно я говорю? Как же они тебя заарканили?
        Хотя Дизайр провела в Уайтфрайерсе всего несколько месяцев, она научилась понимать некоторые выражения из того специфического фольклора, которым пользовались воры и проститутки, обитатели тех кварталов. Но, слава Богу, сама она не стала говорить на их языке.
        В отчаянии она твердила себе, что переживает кошмарное время, чего ей и следовало ожидать. Она подумала, что лучше вообще не говорить, а молча предаваться приятным воспоминаниям. Можно представить себе, например, что она в объятиях Моргана.
        Высокая грузная женщина, показавшая ей ее место на матраце, сидела на куче соломы возле тлеющих углей.
        - Эта новенькая не желает иметь ничего общего с такими, как мы, Бесс. Ты понимаешь это, моя девочка? Это дорогая проститутка. Посмотри на ее нарядное шелковое платье. Такие платья носят настоящие леди. Я могла бы заработать на ней пятьдесят гиней, если бы предложила ее владельцу одного из тех непристойных заведений на Драри Лейн.
        - Я вовсе не шлюха, - не удержалась Дизайр, но тут же заставила себя плотно сжать губы. Не нужно говорить об этом, тогда не придется думать о том, что существует на самом деле.
        «Но от действительности никуда не уйти», - подумала она. То, что происходит с ней сейчас, далеко не приятный сон. Она наяву дышит этим омерзительным воздухом, пропитавшим камеру. И эта сырость, которая проникает в каждый уголок тела, и пробегающий с головы до ног холод - тоже настоящие. Она с тоской посмотрела на огоньки в печи. Слабо посвечивающие угли не сулили большого тепла, но и это лучше, чем ничего.
        Дизайр поднялась и приблизилась к грубой печи. Едва она протянула окоченевшие пальцы к огню, как здоровенная ведьма ударила ее с такой силой, что чуть не свалила с ног. У этой женщины, похоже, железные мышцы.
        - Сначала заплати, а потом лезь сюда. А если нет, убирайся обратно на свой матрац.
        - Я все заплатила тюремщику, - попыталась возразить Дизайр.
        С тех пор, как ее затолкали в эту камеру, она впервые почувствовала, что ее пассивность и безразличие постепенно уступают место раздражению и гневу.
        Женщина убрала свою огромную мясистую руку, но тут же подняла ее в угрожающем жесте.
        - Ты заплатила тюремщику за дрова. Если же ты хочешь получить место у печи, должна заплатить Халде. То есть мне.
        В нерешительности Дизайр продолжала стоять. Глядя на эту свирепую женщину, можно было не сомневаться, что она способна смести ее одним ударом. Однако интуиция подсказывала, что, окажись она, Дизайр, сейчас беспомощной перед этим чудовищем, ей уже никогда не выйти из подчиненного положения.
        - Вы ничего не получите от меня, - закричала Дизайр, сверкнув зелеными глазами. - Даже если бы у меня и уцелело что-то, я не отдала бы вам.
        Халда сделала один шаг навстречу, затем подошла ближе и вцепилась в спутанные волосы Дизайр.
        - А это что? Пара отличных шпилек, одна черепашья, другая из золота. Это что, действительно настоящее золото?
        - Оставьте меня в покое. Это мои шпильки!
        - Поди ж ты, какая недотрога. Объявилась тут красавица, - с дьявольской усмешкой сказала Халда. - Вон кожа какая! Как атлас. А не хочешь, чтобы тебе поставили печать? С таким безобразным рубцом никто не захочет лечь с тобой в постель ни за какие деньги.
        Не желая сдавать позиции, Дизайр все же не смогла отогнать от себя страшные мысли. Она подумала о том, что ей ничего не известно о совершенном этой женщиной преступлении. Почему она оказалась в Ньюгейте? За убийство? Стараясь высмотреть какое-нибудь подходящее орудие для обороны, Дизайр беспомощно озиралась по сторонам. Оставалась слабая надежда на Бесс.
        - Позови охранника! - закричала она, замерев на мгновение, пораженная окрепшим голосом.
        - Бесполезно. Он не станет вмешиваться, - сказала Халда. - Это наши внутренние дела. Так что лучше поскорей отдавай свои шпильки. Давай, давай!
        Дизайр выдернула одну шпильку из волос, но, вместо того чтобы передать ее Халде, нацелила острие на сжатый кулак своей противницы.
        - Отойди! Не прикасайся ко мне!
        Мощной рукой Халда схватила Дизайр за запястье и сделала резкое движение. От острой боли Дизайр вскрикнула. Она начала пинать Халду ногами, совершенно забыв о том, что у нее больше нет туфель. Хотя она сильно молотила Халду по лодыжкам, это не причиняло той ни особой боли, ни вреда. Тогда сработал примитивный защитный инстинкт, и Дизайр почти безотчетно наклонила голову и вцепилась зубами Халде в руку.
        Женщина завопила и разжала руку. Освободившись, Дизайр приготовилась к отражению следующей атаки. С грубой бранью Халда бросилась вперед, но Дизайр предупредила ее выпад: она отскочила в сторону и выставила ногу. Споткнувшись, Халда рухнула на каменный пол.
        Однако с неожиданной быстротой вскочила на ноги и двинулась на Дизайр, которая оробела перед этой грозной махиной и начала отступать. Рассвирепевшая фурия с болтающимися растрепанными волосами орала:
        - Ах, ты, маленькая шлюха! Ты ответишь за это.
        Одним броском она догнала Дизайр и наотмашь ударила ее по щеке. Девушка зашаталась и отступила еще дальше. Женщина запустила свои толстые пальцы ей в волосы. Другой рукой, сжатой в кулак, собиралась нанести ей еще один удар. Этого удара, наверное, было бы достаточно для завершения их неравной схватки.
        - А ну-ка отпусти ее, ты, вонючая корова. Бесс подошла к Халде сзади и набросила свою шаль ей на голову. Пока та старалась выпутаться из складок, Бесс с силой лягнула ее ногой. Тяжелая деревянная подошва без промаха угодила в цель. От боли и злости Халда разразилась пронзительным криком. Она ослабила руку, вцепившуюся в волосы девушки, и посмотрела по очереди на нее и на ее защитницу, как бы взвешивая свои шансы. Потом дернула плечами и начала растирать ушибленный зад. Бормоча бранные слова, равных которым по непристойности Дизайр еще никогда не слышала, Халда вышла из камеры.
        - Садись ближе и грейся, - сказала Бесс. Помедлив секунду, Дизайр послушно подсела к печи. Уинни, все время наблюдавшая за происходившим в камере, посмотрела в сторону Дизайр своими жалобными голубыми глазами.
        - А она? - спросила Дизайр, обращаясь к Бесс.
        - Ты, оказывается, не робкого десятка, - сказала Бесс. - Не испугалась борьбы. Уинни же никогда ничего подобного не делала.
        - Я же все-таки сильнее, чем Уинни. Она еще ребенок. Ей вообще здесь не место.
        - В этой адской дыре таких, как она, полным полно. Есть еще моложе, - спокойно возразила Бесс.
        Дизайр и так слишком устала от драки, чтобы затевать новую ссору с Бесс. Кроме этого, она сообразила, что ей нужно сохранить эту девушку в друзьях. Поэтому решила сделать еще один шаг в этом направлении - вынула из волос все уцелевшие шпильки.
        - Это тебе. Если они нравятся тебе, можешь взять их. Только позволь Уинни тоже погреться у огня. У нее такой замерзший вид.
        Бесс изучающе посмотрела на Дизайр и сделала знак Уинни. Та все еще настороженно выглядывала из своего угла, не веря неожиданному счастью. Крадучись, как маленький трусливый зверек, она начала пробираться к печи.
        - За что ее засадили? - спросила Дизайр. Бесс вскинула плечи.
        - За воровство, насколько мне известно. Она не особенно распространялась на эту тему. Ты лучше скажи про себя. Халда приняла тебя за хорошенькую проститутку, а она в этом деле дока. Она занималась подбором девушек из провинции. Она обещала им, что устроит на работу служанками в порядочные дома. А потом продавала в публичные дома.
        - Я не проститутка, - сказала Дизайр. Сейчас ей не хватало сил и терпения подбирать нужные слова и что-то доказывать. Она устало вздохнула. - Считай, что и я здесь оказалась за воровство и мало чем отличаюсь от Уинни.
        - Судя по разговору, ты не выглядишь обычной карманницей.
        - Да. Было и такое, - я пыталась украсть кошелек, только мне не хватило ловкости. - Сказав это, Дизайр почувствовала, как к глазам подступили слезы. Вспомнилась первая встреча с Морганом. Она как будто услышала его насмешливый голос и увидела волевое, скуластое лицо с темными поблескивающими под луной глазами, над которыми нависали широкие поля шляпы с пером.
        - Нечего распускать нюни из-за этого, - резко оборвала ее Бесс. - Воровать кошельки - это искусство, которым не каждый может овладеть в совершенстве. И что же, они накрыли тебя с добычей?
        Дизайр покачала головой. Она старалась изо всех сил держать себя в руках и не расплакаться. Не могла же она потерять уважение Бесс.
        - Нет. Меня забрали за другое дело, - сказала она. - На мне более тяжкое преступление. Я совершила грабеж.
        - Ты что, разыгрываешь меня? - с недоверием спросила Бесс.
        Дизайр снова покачала головой.
        - Я ограбила карету в Хэмпстедской степи.
        - Подобного вздора я еще не слышала. Ты хочешь сказать, что такая мелюзга, как ты, разъезжала по дорогам с пистолетами в обеих руках?
        - Этого я не говорила. Я оказалась на большой дороге не одна и не по своей воле. Морган Тренчард заставил меня сделать это. Я участвовала в ограблении вместе с ним и его товарищами.
        Девушка с ореховыми глазами смотрела на нее с изумлением.
        - Морган Тренчард! - Она смачно присвистнула. - Ты хочешь сказать, что была его подружкой?
        Слова Дизайр настолько впечатлили ее, что она по-прежнему не сводила с нее глаз. Сама Дизайр, охваченная страхом за любимого человека, едва ли могла заметить восторженное состояние своей новой приятельницы. Она неотступно думала о том, что случилось с Морганом после того, как его жестоко избили солдаты. Куда они могли отвести его, истекающего кровью и потерявшего сознание?
        - Так. Значит, ты спала с Морганом Тренчардом, - медленно начала Бесс, - и сопровождала его во время разбоев. - Такое известие пробудило в ней неимоверное почтение к Дизайр. Пожалуй, она глядела бы на нее с меньшим благоговением, если бы та назвала себя леди Кастлмейн.
        - Что же ты раньше об этом не говорила? Ничего себе - возлюбленная Тренчарда! Да ты знаешь, что Халда не посмела бы и пальцем тронуть тебя, если бы узнала об этом? - сказала Бесс. - Погоди. Вот я теперь расскажу ей про тебя.
        - Пожалуйста, не говори обо мне Халде, - попросила Дизайр. - Сейчас Морган ничем не может помочь мне. Драгуны схватили его в тот же день, что и меня. Они избили его рукоятками мушкетов. Два солдата держали его за руки, а еще один… - Больше она уже не могла совладать с собой, закрыла лицо руками и зарыдала.
        - Перестань, - резким тоном приказала Бесс. - Что толку убиваться сейчас? Лучше скажи, где он теперь.
        - Если бы я знала. Когда меня допрашивали в магистрате, его там не было.
        - Может быть, они затащили его в какую-нибудь дыру и держат там под замком, чтобы выпытать, где находятся все остальные, которые тогда были вместе с ним.
        - Ой, вряд ли! Нет, Бесс, они не станут делать этого! Зачем им дальнейшие поиски, раз они поймали меня.
        Наконец, до нее, хоть и с запозданием, дошло, что Енох все еще на свободе. Она поняла, что ей следует быть осторожной, чтобы не навлечь на него подозрения каким-нибудь неосторожным словом.
        Бесс пожала плечами.
        - Морган никогда не выдаст товарища, что бы с ним ни делали.
        Однако подобные мысли только усиливали ее тревогу.
        - Послушай, не надо снова начинать этот кошачий концерт. От него не будет пользы ни тебе, ни ему.
        В это время скрипнули ржавые петли двери их камеры.
        - Это Эльф с ужином.
        Вошел тот самый охранник с видом обезьяны. Он принес четыре куска хлеба на деревянной доске и миску с водой. Вслед за ним показался какой-то высохший человечек с тяжелым железным котелком.
        - Сегодня на ужин тушеное мясо. У вас будет настоящий банкет, - сказал Эльф.
        Человечек порылся в своем обвисшем балахоне и протянул Дизайр деревянную миску и ложку. Бесс тем временем поспешила достать свои столовые принадлежности из узелка, который держала в ногах, под соломенным тюфяком.
        - Я смотрю, мисс Гилфорд уже полностью освоилась, - с ухмылкой сказал человечек. - Бесс, девочка моя, ты и дальше подсказывай ей, что и как делать.
        Уинни протянула служителю свою плоскую деревянную миску, и он бросил в нее порцию тушеной пищи. Девушка принялась вылавливать ее руками.
        Вскоре Эльф вместе со своим помощником удалился.
        - Гилфорд, - повторила Бесс. - А как тебя зовут?
        - Дизайр.
        - Никогда раньше не слышала такого имени. Но оно звучит как-то по-особенному, - сказала она с кривой улыбкой. - И к тому же, подходит тебе.
        Она уже приступила к еде. Быстро справившись с ужином, Бесс подхватила оставшиеся в миске кусочки корочкой хлеба и тщательно вычистила миску.
        Попробовав густую массу, Дизайр поморщилась. Это было какое-то прогорклое тепловатое месиво с привкусом тухлой рыбы. Она отставила миску в сторону.
        - Не могу есть эту гадость, - сказала она.
        - Советую есть все, что дают, если, конечно, хочешь остаться живой.
        - Я в этом не уверена, - продолжала Дизайр. - Моргана нет со мной, а без него…
        - Не дури, - остановила ее Бесс. - Ты что, одна на свете такая? Подумаешь, потеряла своего парня. Подожди, заведешь других.
        - Мне не нужен никто другой. И никогда не понадобится.
        - Поживем - увидим. Тебе еще предстоит задержаться здесь до того, как начнется сессия мировых судей в Олд Бейли. Там тебя будут судить. Я думаю, это произойдет примерно через пару месяцев.
        - А когда они будут судить меня… Бесс, ты не знаешь, какое наказание может ожидать тех, кто занимался разбоем на дорогах?
        - Тебе может повезти, - начала объяснять Бесс. - И, в конечном счете, ты можешь избежать петли в Тайберне. Дело может закончиться тем, что тебя отправят как рабыню в Индию. А там, может быть, тебе удастся заработать свободу. Через несколько лет.
        Задумавшись над ее словами, Дизайр молчала. Стараясь расшевелить подругу, Бесс принялась трясти ее за плечи.
        - Ты должна слушаться меня! Твоя задача - протянуть как можно дольше, - сурово внушала она. - Поэтому сейчас ты съешь мясо, пока его не растащили крысы.
        Преодолевая дрожь и отвращение, Дизайр взялась за ложку. Она понимала, что хоть как-то нужно сохранить силы и выжить. Нельзя терять надежду, если Морган жив, у них еще остаются шансы снова быть вместе. Так она медленно принялась за омерзительное блюдо, именуемое тушеным мясом.
        Следуя примеру Бесс, она подчистила остатки пищи в миске хлебом, а потом проглотила и его. К ней постепенно начал подкрадываться холод. Уинни уже лежала на матраце, свернувшись клубочком. Дизайр направилась в ее сторону.
        - Забери с собой миску и ложку, - предупредила ее Бесс, - или их быстро подберет кто-нибудь, как это произошло с Уинни.
        С этими словами Бесс выпрямилась, потянулась и тряхнула копной рыжих волос на голове.
        - А я пойду в пивную. Тамошний эль лучше, чем эта конская моча, которую здесь называют водой. Она бодрой походкой направилась к выходу.
        Изрядно уставшая Дизайр лежала, вытянувшись на своем матраце, с невеселыми мыслями в голове. Шум, доносившийся из других камер, не умолкал. Откуда-то послышался неприятный, резкий женский голос, тянувший слова песни. Мужчины громко спорили или ругались. Из переполненных коридоров эхом катился пьяный хохот.
        С сожалением вспоминала Дизайр кровать, полог, гладкие полотняные простыни и шелковое покрывало - все, что минувшим днем было реальностью. Она еще не утратила ощущение тепла от обнимавших ее рук Моргана. Воскресли воспоминания о его ласках. Она живо представила, как он гладил ее по груди, животу и бедрам, добираясь до самых потаенных уголков ее тела. Эти мысли уводили ее все дальше и дальше, к тем минутам блаженства, когда она под напором его неукротимой плоти теряла голову, отдаваясь ему со всей страстью и нежностью, на какие только была способна. Тогда ничто не могло помешать им подняться к заветным вершинам экстаза.
        Некоторое время Дизайр даже позволила себе немного помечтать о приятном будущем для них. Она понимала, что, будь сейчас рядом с ней Морган, он бы посмеялся над ее грезами. Возможно, удача никогда не улыбнется, судьба разлучила их навеки.
        И снова, как это бывало с ней и прежде, она убеждала себя не терять надежды, пока она молода и сильна. И жива тоже.
        Она повернулась на бок, уткнулась лицом в вонючий матрац и вскоре забылась в глубоком сне.

        - Интересно, и долго ты собираешься безвыходно торчать в этой проклятой дыре? - как-то спросила ее Бесс. - Скоро две недели, как Эльф приволок тебя сюда. А ты все сидишь у печи, как старуха. Пойдем со мной в пивную.
        Дизайр покачала головой. За две недели пребывания в Ньюгейте она не сделала ни шагу дальше камеры и даже ни разу не выглянула в темный коридор.
        Время от времени она ловила на себе недружелюбный взгляд Халды, но старая карга больше не решалась нападать на нее. Возможно, Бесс предупредила эту грубиянку о том, что Дизайр вместе с Морганом Тренчардом занималась грабежами на дорогах, а может быть, Халда не рассчитывала на победу в схватке с двумя девушками сразу. В любом случае ей пришлось отступить перед Дизайр. Уинни по-прежнему не проявляла ни малейшего интереса к ним всем и передвигалась по камере, как маленький призрак, почти не разговаривая, а в основном тупо глядя на стены.
        - Пойдем, - снова начала приставать к Дизайр неугомонная Бесс. - Во всяком случае там можно съесть что-нибудь приличное и выпить стакан пива. - А то с наступлением лета вода станет совсем вонючей.
        Дизайр опять покачала головой.
        - У меня не осталось ни пенса. Ты прекрасно знаешь.
        - Я уже давно говорю тебе, что за это не нужно платить. Такой девушке, как ты, не нужны деньги. На твою долю хватит мужчин, которые с радостью возместят все расходы.
        - Возможно. Только я хотела бы знать, что они потребуют от меня взамен, - возразила Дизайр.
        Бесс посмотрела на нее с презрительной усмешкой на лице.
        - Чего ты боишься? Что в этом страшного? Раньше ты ведь занималась этим. Я могу держать пари, что твой любимый разбойник, не переставая, валил тебя на спину.
        - Ты не знаешь наших отношений с Морганом. Я люблю его. И мне кажется, что это было с момента нашей первой встречи, хотя по-настоящему я поняла это после того, как…
        - А другие мужчины? - оборвала ее Бесс.
        - Других у меня не было, - с возмущением ответила Дизайр. - Он для меня единственный.
        Бесс с недоумением посмотрела на нее и покачала головой.
        - И ты не можешь забыть свою первую любовь, - сказала она. - Может и впрямь такое бывает. Я тоже иногда вспоминаю своего первого обольстителя.
        И Бесс пустилась в откровения.
        - Помню, я только что приехала из Суссекса, устроилась на работу помощницей к одной модистке. Вот тогда я и встретилась с ним. Он был сладкий, как патока. А как складно говорил… Дарил дорогие подарки… Один раз даже золотое кольцо. Во всяком случае, он сказал, что оно из чистого золота. - Тут Бесс запнулась и с виноватым выражением на лице хихикнула. - А потом, когда ему все это надоело, он решил как следует подзаработать на мне.
        - Что ты имеешь в виду?
        - Ты еще многого не знаешь, в том числе и о том, что такое сутенерство. Так вот, потом он подыскал мне одного богатого, молодого парня, круглого дурака, который приезжал в Сити за удовольствиями, пока еще не остепенился. Когда деревенщина получал свое, то его ощипывали, как голубя. Вытянуть деньги из этого простофили совсем нетрудно. Он должен был давать их мне, чтобы я смогла снимать дорогие комнаты или оплачивать придуманные долги. Потом я смылась от своего благодетеля вместе с одним дружком. А он постыдился заявить на меня. - В этом месте Бесс сделала паузу и презрительно рассмеялась.
        - Может быть, этот старый дурак связался со мной потому, что он ничего не мог делать со своей женой. Наверное, у нее было постное лицо, и она разрешала ему только слегка обнять себя в постели, да и то при погашенных свечах под покрывалом. Зато уж я платила ему сполна. Я сейчас расскажу, как я заставляла его чувствовать себя двадцатилетним юношей. Потом он должен был рассчитаться за это и сделать так, чтобы его жена ничего не узнала.
        Откровенные признания Бесс произвели шокирующее впечатление на Дизайр, но она понимала, что в ее теперешнем положении не следует высокомерно относиться к девушке. «К тому же, - подумала она, - не так давно она сама чуть было не стала воровкой, в ту ночь, когда встретила Моргана в Уайтфрайерсе».
        - У меня была неописуемая любовь с этим человеком, - продолжала Бесс. - Не было такого, чего бы я не сделала для него. Но все это продолжалось до тех пор, пока я не узнала, что у него есть еще несколько таких же, как я. Они тоже зарабатывали на жизнь, лежа на заднице, и отдавали ему деньги.
        - Мне очень жаль, - робко попыталась прекратить ее дальнейший рассказ Дизайр.
        - Я не нуждаюсь в твоей жалости, моя дорогая. - В ореховых глазах Бесс вспыхнули злые искорки.
        С этой минуты Дизайр следовало раз и навсегда усвоить, что ей ни в коем случае нельзя показывать свою жалость Бесс - ведь девушка неимоверно гордилась своими успехами у мужчин.
        - Но я надеюсь, что не зря потратила время на тебя. Решилась, наконец, пойти в пивную со мной? Если ты и дальше будешь сидеть здесь, станешь такой же ненормальной, как Уинни. Вот чего ты добьешься.
        - Постой. Не уходи. - Дизайр начала лихорадочно обдумывать мысль, внезапно мелькнувшую у нее в голове. - Я хочу спросить тебя о мужчинах из пивной. Как ты думаешь, среди них могут быть такие, которых скоро выпустят из Ньюгейта?
        - Если ты задумала бежать, забудь об этом, - с горячностью поспешила предупредить ее Бесс. - Всех, кому удалось сделать это, можно пересчитать на пальцах одной руки. Большинство беглецов были пойманы прямо в тюремном дворе, а потом… - Ее лицо сразу помрачнело, а в глазах появился страх. - Потом с них буквально сдирали кожу. И еще ставили клеймо на щеке. Так что лучше не заикайся на эту тему. Вряд ли найдется дурак, который захочет помочь тебе в этом деле.
        Дизайр покачала головой.
        - Я и не думала затевать такое, - заверила она Бесс. - Просто хотела узнать, не собираются ли освободить кого-нибудь из заключенных. Например, из тех, кто совершил какое-то незначительное преступление. Я попыталась бы передать с ним письмо на волю.
        - Письмо? Кому ты собираешься писать?
        Послышался скрип двери, и на пороге появился Эльф со свечой в руках. Он пришел проводить Бесс по темному коридору в пивную.
        Дизайр хотела успеть досказать до конца свой план.
        - Если бы мне удалось переправить письмо лорду Уоррингтону, сэру Джеффри Уоррингтону…
        Эльф разразился оглушительным хохотом.
        - Эта потаскуха сошла с ума, - заорал он во всю глотку. - Вы слышали - лорд Уоррингтон? Милочка, кто он такой? Уж не твой ли дружок?
        - Вас это не касается, - ответила ему Дизайр.
        Но обезьяньего вида охранник пришел в неописуемый восторг от собственного юмора и желал продолжить эту тему.
        - Может быть, еще скажешь, что ты переодетая герцогиня из Ньюкастла? По какому случаю ты осчастливила нас своим присутствием?
        Вслед за ним Халда, державшая язык за зубами после первой стычки с Дизайр, решила присоединиться к тюремщику, чтобы унизить девушку.
        - И чего бы тебе не взять у нее письмо для его светлости, Эльф? После ее письма он сразу пришлет за ней лошадей и карету.
        И без их злых слов Дизайр понимала, насколько мала вероятность помощи от Джеффри. Наверняка Ровена не теряла времени даром и рассказала ему обо всем, что произошло в магистрате. Она, должно быть, не упустила случая изобразить события так, чтобы как можно сильнее опорочить ее, Дизайр. А может быть, его нет в Лондоне. Джеффри мог уехать в свое поместье, в Йоркшир, или еще дальше - навестить кого-нибудь на континенте. Но даже при ничтожных шансах на успех она должна попытаться отправить ему весточку. Вдруг он согласится использовать свои связи с влиятельными людьми ради нее.
        С тревогой в глазах она вопросительно посмотрела на Эльфа, как будто надеясь понять его отношение к тайной отправке письма. Вопреки ее слабым надеждам охранник сказал:
        - Чего ты маешься? Почему бы тебе не написать сразу его величеству? Всегда нужно начинать с самого верху. - Он так сильно трясся от смеха, что от свечи, зажатой в его толстой руке, на стене заплясали огромные причудливые тени.
        - Заткни пасть и двигай вперед, - приказала Эльфу расхрабрившаяся Бесс. - Будешь освещать нам дорогу до пивной.
        Она подхватила рукой подол вытянувшейся старой юбки и тряхнула головой.
        - Ты тоже пойдешь с нами, Дизайр.
        Они последовали за охранником по темным лабиринтам коридоров в пивную. Мимо них то и дело сновали заключенные. Тех, кого Бесс уже знала, она приветствовала на ходу.
        Когда они приблизились к распахнутой двери пивной, Бесс сунула Эльфу монету. Дизайр без труда поняла, откуда у нее деньги. Про себя она знала точно, что никакие нужды и отчаяние не заставят ее заниматься тем, что делала Бесс с заключенными. Поэтому она остановилась, опасаясь идти дальше.
        «Нужно было оставаться в камере», - ругала она себя. Бесс теребила ее за рукав и тащила в дверь.
        - Входи же, - не унималась она.
        Следом за ней Дизайр прошла в просторную комнату с низким потолком. Тускло горели свечи. В воздухе шевелились густые клубы дыма. Все посетители пивной - и мужчины и женщины - курили. Они полагали, что табачный дым истребляет инфекцию.
        Бесс подвела Дизайр к длинному столу. Женщины сидели здесь вместе с мужчинами и пили спиртное. Одна женщина громко распевала какую-то непристойную балладу. Ее фальшивое пение нарушал звон оловянных кружек, из которых посетители потягивали свое пиво.
        Баллада оказалась бесконечно длинной. Каждый куплет завершался рефреном:
        «Меня он снова повалил и сделал, что хотел…»
        Дизайр притулилась на скамье рядом с Бесс.
        - А-а! Наконец ты привела свою подружку. Пусть присоединяется к нам, - сказал подошедший к ним крупный мужчина с сальными, свисающими до плеч волосами. - Что будем заказывать, дорогие леди? - спросил он, присматриваясь к Дизайр.
        - Мне пиво, Хокинс, - ответила Бесс. Дизайр молча, кивком головы, тоже согласилась на пиво.
        Мужчина подозвал одного из заключенных, который служил официантом.
        «Эта пивная, - подумала Дизайр, - на вид ничем не отличается от обычной таверны на свободе».
        - Пей, - громким голосом сказал Хокинс. Он сел рядом с Дизайр, придавив ее своим мощным телом. На скамейке и без него было тесно. Дизайр отодвинулась на самый край, но все равно не смогла освободиться от навалившегося на нее человека.
        Заметив нетронутое ею пиво, Хокинс заворчал:
        - Если тебе больше нравится бренди, надо было сказать.
        Он потянулся за своей бутылкой и зацепил девушку рукой за грудь. Его ладонь тут же заграбастала нежную округлость. Другую руку он запустил ей в волосы на голове и оттянул ее голову назад, чтобы лучше разглядеть лицо.
        - Совсем молодая и свеженькая. Верно сказала Бесс, ты соблазнительная девочка.
        «Меня он снова повалил и сделал, что хотел…» - выводил все тот же пьяный голос на другом конце стола.
        - А тебе сколько раз нужно? Говори, ты хочешь, чтобы я повалил тебя? Смотри - я готов. Потрогай вот это. Видишь? Крепче железа! - Он убрал руку с ее груди, продолжая другой рукой держать ее за волосы. Затем схватил маленькую руку девушки и с силой прижал ее к вздувшемуся бугру у себя под животом. Дизайр попыталась выдернуть руку, но не тут-то было. Хокинс начал быстро водить ее пальцами вверх и вниз поверх штанов, все больше и больше возбуждая себя. Изо рта у него вырвалось легкое рычание от переживаемого им животного наслаждения.
        - Подожди, сейчас я засуну эту штуку в тебя. Я разожгу тебя так, что ты будешь выть от удовольствия.
        Такое предложение заставило ее вскрикнуть. В ответ Хокинс заворчал:
        - Я вижу, с тобой так просто не договориться. Ты не такая, как все эти девки. Но я могу отвести тебя в свою камеру. Там мы сможем позабавиться без свидетелей.
        Хокинс пригнулся к Дизайр, приблизив почти вплотную свою откормленную морду к ее лицу. При всем желании она не могла оттолкнуть его, потому что он продолжал крепко держать ее за волосы. Более того, он просунул язык сквозь ее плотно сжатые губы и ворочал им у нее во рту, так что она начала задыхаться.
        Каким-то чудом ей удалось повернуть лицо в сторону.
        - Отпустите меня!
        - Не бойся. Я тебе хорошо заплачу. Я не жалею денег на это.
        Не рассчитывая больше на собственные силы, Дизайр хотела позвать на помощь Бесс. Она резко повернула голову, пытаясь отыскать глазами свою беспутную приятельницу, и тут же остановилась от резкой боли. Хокинс по-прежнему притягивал ее к себе за волосы. И все же Дизайр успела крикнуть:
        - Бесс, помоги мне!
        В это время Бесс уже была далеко, должно быть, занималась собственными делами. Оставшись одна в этом диком окружении, Дизайр теперь действовала почти безотчетно. Она вцепилась рукой в отвратительную физиономию, маячившую у нее перед глазами. Своими острыми ногтями она сильно ободрала ему кожу. Хокинс схватил ее за руку. Выкручивая тонкое запястье, он рычал:
        - Соглашайся быстрей или не получишь ничего. Я даю тебе два шиллинга за ночь.
        - Хокинс! Не видишь, ты ей не по вкусу? - Какой-то мужчина, стоявший поблизости, продолжал: - Для нее ты слишком груб. Лучше уступи ее мне. Я сейчас с ней так поговорю, что она будет мурлыкать, как довольная кошечка.
        В ответ Хокинс разразился бранью и стащил Дизайр со скамьи. Он подхватил ее на руки и начал протискиваться сквозь толпу по направлению к темному углу.
        Дизайр снова громко закричала:
        - Бесс, Бесс! Где ты? Помоги мне!
        Она продолжала беспомощно барахтаться у него в руках. Со всех сторон раздавались голоса заключенных, поддразнивавших Хокинса. Каждый из них лез к нему с пошлыми подсказками, что он сам сделал бы на месте Хокинса.
        Хокинс поставил ее на ноги, придавив к стене грузным телом.
        - Ты не хотела лежать на мягкой постели. Теперь будешь заниматься этим стоя, шлюха.
        С этими словами он еще сильнее прижал ее к стене. Задыхаясь от боли в груди, омерзения и страха, Дизайр принялась плакать и кричать.
        Вдруг этот невыносимо тяжелый груз резко отвалился назад, как будто под действием внешней силы. От неожиданности она едва удержалась на ногах - не будь у нее за спиной стены, она, наверное, осела бы на пол.
        - Что за черт… - услышала она голос Хокинса. Вслед за этим недоуменным возгласом раздался приказ:
        - Отпусти ее. Она принадлежит мне.
        Эти слова и голос, возникшие неизвестно откуда, совершенно ошеломили Дизайр.
        - Морган. - Ее губы зашевелились, но она не могла выдавить из себя ни звука.
        Обернувшись, она действительно увидела Моргана. Он поймал Хокинса за руку и одним сильным движением отбросил его в сторону. Другой рукой, сжатой в кулак, он нанес удар еще одному мужчине. Хокинс схватил бутылку с ближайшего стола и отбил у нее дно. Он оттянул руку назад. В неярких лучах свечей блеснули зазубренные края стекла.
        С застывшим от ужаса лицом, не дыша, Дизайр смотрела на Моргана. Тот с быстротой и ловкостью пантеры в бесшумном прыжке проскочил под рукой Хокинса, уже замахнувшегося на него бутылкой, со всего размаха на ходу поддел его сбоку плечом. Удар по корпусу был настолько силен, что Хокинс издал захлебывающийся звук и перестал дышать. Но он был далеко не слабый человек и быстро пришел в себя. Он по-прежнему сжимал горло бутылки и через секунду кинулся на Моргана. Морган молниеносно выбросил руку вперед и точно ударил его в лицо, потом пригнулся и, пропустив колено между широко расставленными ногами противника, лишил его устойчивости. У Хокинса подкосились ноги, и он упал на колени. Взмахом ноги в сапоге Морган отбросил его от себя и одновременно дал кулаком по челюсти другому мужчине. Этот человек упал лицом вниз, немного потрепыхался, как рыба, выброшенная на берег, и затих.
        В это время Дизайр заметила охранника, продиравшегося к месту драки через толпу. В руках он держал увесистую деревянную дубинку. Какая-то щуплая, бледнолицая, неряшливого вида женщина быстро пнула разбитую бутылку носком ботинка, откатив ее под стол.
        - Что здесь происходит? - спросил охранник, посмотрев на упавшего Хокинса и затем подозрительно на Моргана.
        Женщина в неопрятной одежде с виноватой улыбкой сказала:
        - Хокинс немного перебрал бренди. Но это скоро пройдет, и он будет в порядке.
        Охранник, не удовлетворившийся ее объяснениями, продолжал всматриваться в окружающих. Прикусив нижнюю губу, Дизайр молча стояла в стороне. Она боялась за Моргана и с напряжением ожидала развязки. Вряд ли ей при ее неискушенности в тюремных законах мог придти в голову какой-нибудь способ спасти его от наказания.
        - Верно, - присоединился к женщине какой-то мужчина с седыми волосами. - Так напился, что не смог поладить вон с той девкой с зелеными глазами.
        - Наверное, из-за этого он и расстроился. Еще бы - получил от ворот-поворот, - добавила полная растрепанная женщина из толпы. - Может быть, мне удастся его утешить.
        - Только такой корове, как ты, этим заниматься, - раздался чей-то голос.
        Заключенные дружно захохотали и стали обмениваться похабными остротами. Потом медленно разбрелись по своим столикам.
        Охранник пока не решался уходить из пивной.
        - А ты, Тренчард, не забывай, что ты больше не на большой дороге. Веди себя как положено, а не то придется шлепнуть тебе печать.
        Довольный тем, что ему представился случай показать свою власть, тюремщик размашистым шагом направился к выходу. В течение нескольких секунд Дизайр еще не могла двинуться с места, безмолвно глядя на Моргана, который тоже не сводил с нее глаз. Потом он подошел к ней, потрепал по голове и подхватил на руки, крепко прижимая к себе. Она уткнулась к нему в плечо, обхватив руками его шею. Тугие мышцы под пальцами говорили, что это не сон. И все равно ей было трудно поверить, что могло произойти подобное чудо. Да, да, сейчас все было наяву - вот он, ее Морган, настоящий, живой, сильный, согревающий ее своим теплом.
        - С тобой все в порядке? - спросил он, наконец. - Если бы этот ублюдок посмел причинить тебе…
        Морган заглянул ей в глаза.
        - Он не успел, - дрожащим голосом сказала Дизайр. - Но если бы ты не подоспел вовремя, то неизвестно… - Она не договорила - ее затрясло от одной мысли о возможном конце того ужасного эпизода.
        - Тебе вообще не место в этой зловонной дыре, - сказал Морган. В голосе его звучала горечь. Глаза были полны глубокого сочувствия. - Не надо было мне назначать тебе встречу в тот день…
        Она посмотрела на него с мягкой улыбкой.
        - Ты не мог предполагать, что мы окажемся в ловушке, - сказала она, не желая огорчать его.
        Она замолчала, заметив, что заключенные, сидевшие за своими столиками поблизости от них, внимательно следили за ними. Это, впрочем, не вызвало у нее особого удивления, потому что Морган со своими подвигами был для них выдающейся личностью, настоящим героем. Несколько минут назад у нее была возможность убедиться в этом, когда они кольцом сомкнулись вокруг него, пытаясь помочь избежать наказания. Однако в этот момент ей больше всего на свете хотелось остаться с ним вдвоем и в полной мере почувствовать радость воссоединения.
        Без сомнения, Морган и сам испытывал подобное желание. У всех на виду он предложил свою руку Дизайр, как будто приглашая ее на прогулку по парку Святого Джеймса. Она оперлась на протянутую ей руку под широким рукавом рубашки, и он не спеша повел ее к выходу через всю эту прокуренную и переполненную людом пивную. Дизайр не могла не заметить, что не одна пара женских глаз с завистью провожала их. А какой-то мужчина встал из-за стола и в знак приветствия поднял свой стакан, на что Морган ответил ему дружеским кивком.
        Прихватив по пути свечу с одного из столов, Морган вывел Дизайр в темный коридор. Она не знала, куда он ведет ее, но это не имело никакого значения, ей было достаточно сознавать, что он жив и что они снова вместе. Все остальное казалось несущественным.

        22

        - Ты находишься здесь один? Как тебе удалось добиться этого? - спросила Дизайр, оглядывая жилище Моргана.
        Чтобы попасть в эту комнату, они проделали длинный путь по извилистым коридорам, потом поднялись наверх, преодолев несколько пролетов узкой лестницы. По сравнению с собственной камерой здешняя обстановка показалась Дизайр просто роскошной. Камера Моргана оказалась просторнее и уютнее, чем конура, где она находилась вместе с Бесс, Халдой и Уинни.
        В одном углу стояла кровать с подушкой и одеялом, а недалеко от нее - ободранный стол с оловянной и деревянной мисками, а также парой сальных свечей. Здесь был даже стул с очень высокой спинкой и потертым сиденьем. Таким образом, Моргану не приходилось есть, согнувшись в три погибели, из миски, стоявшей на полу.
        - И здесь больше нет никого, кроме тебя?
        - С помощью денег можно пользоваться привилегиями не только на свободе, но и в тюрьме, - пояснил Морган. - За это я должен благодарить Еноха. - Морган не мог удержаться от широкого жеста, выражавшего его признательность своему другу, хоть тот, естественно, не мог сейчас видеть этого. - Он посылает мне, сколько может.
        - Как хорошо, что драгуны не поймали его и он все еще на свободе. - Услышав это сообщение о Енохе, она обрадовалась и почувствовала большое облегчение. Не зря она прониклась уважением к нему. Она ценила в Енохе не только доброе отношение к себе, но и безграничную преданность Моргану. - А как он узнал, что ты здесь?
        - Сплетни разносятся по городу с бешеной скоростью. Само собой разумеется, что они докатились и до таверн в переулках Саутуорка, - сказал Морган. - Через неделю после того, как я оказался здесь, Полли Джерроу, сестра моей хозяйки, принесла мне деньги. И я заплатил за «гарнир».
        - Сам Бог в ее лице помог тебе.
        Дизайр положила руку ему на плечо, словно все еще не веря до конца, что он нашелся. Она боялась отвести глаза, опасаясь, что он может в любой момент исчезнуть, как внезапно появившийся призрак.
        - Расскажи мне о себе, дорогая, - попросил Морган. Лицо его стало озабоченным, а глаза излучали жалость. - Каждый день я засыпал с мыслями о тебе. Я часто просыпался в холодном поту, потому что мне снились кошмары. Мне казалось, что я видел тебя в тяжелых оковах. Я думал, что они заперли тебя в одной из тех вонючих камер под землей, и представлял тебя полуголодной… - Глаза у него налились гневом и потемнели. - Мне хотелось разнести эту тюрьму.
        Я бы не оставил здесь камня на камне. - Он глубоко дышал, пытаясь не потерять самообладания.
        - Но мне, слава Богу, не довелось ни одного дня быть в цепях, - спешила успокоить его Дизайр, ласково поглаживая по руке. - И в камере у нас не так уж плохо. Я воспользовалась теми деньгами, что дал мне Филипп Синклер, и заплатила за «гарнир».
        - Филипп Синклер? Кто он такой? - насторожился Морган. - Это один из здешних заключенных?
        Глаза Моргана вспыхнули ревностью.
        - Ну что ты! Конечно, нет. - Она попыталась улыбнуться. - Мистер Синклер - это тот джентльмен, который ехал в одной карете с лордом Боудином в Хэмпстедской степи. Ты, должно быть, помнишь его?
        Морган кивнул. Лицо его постепенно приняло более спокойное выражение.
        - А каким образом ему стало известно, что тебя задержали?
        - Его вызвали в магистрат. Вместе с лордом Боудином и Ровеной Уоррингтон. Он опознал меня, сказав, что я и есть та девушка, которая участвовала в налете на карету той ночью. Я полагаю, он был вынужден сделать это. Но в отличие от лорда Боудина и Ровены он не злорадствовал и не радовался предстоящему суду надо мной. А потом, прежде чем констебли увели меня, он дал мне несколько монет. Только тюремщик потребовал от меня больше. - Тяжелый комок в горле мешал ей говорить. - Он сорвал с меня накидку, которую ты мне подарил.
        Взгляд Моргана упал на ее босые ноги.
        - Он лишил тебя и туфель, и чулок… Удивительно, что он оставил хоть что-то на тебе. - Голос его дрогнул, в темных глазах мелькнула боль. - Дизайр, я все думаю, как мне помочь тебе.
        Он взял ее на руки и отнес на кровать. Осторожно опустив и обвив ее руками, он" прижал ее к себе и начал покачивать, как мать, убаюкивающая своего ребенка. - Мне становилось не по себе, когда я представлял тебя, испуганную и дрожащую, без друзей и в этом страшном месте.
        - У меня есть одна подружка, - быстро возразила Дизайр. - Ее зовут Бесс.
        - Я догадываюсь. Должно быть, она и познакомила тебя с теми «господами» в пивной, - сказал он.
        Лицо его помрачнело, возле стиснутых челюстей проступили тугие желваки. Она поняла, что сейчас он заново переживает тот момент, когда увидел ее прижатой к стене, с Хокинсом, набросившимся на нее с жадностью дикого зверя.
        - Бесс не виновата в том, что случилось, - поспешила заступиться за свою приятельницу Дизайр. - Я пошла в пивную по собственной воле и… - тут она запнулась, подбирая слова, которые могли бы его успокоить и поскорее загладить глубокие складки на суровом нахмуренном лице. - А если бы я не оказалась там сегодня, мы бы так и не нашли друг друга. - Она теснее прижалась к нему, положив голову ему на грудь, потом ласково потрепала по щеке, как будто желая лишний раз убедиться в том, что действительно снова обрела его.
        Вот он опять рядом. Она ощущает теплое крепкое тело, и от этого ей все больше и больше хочется расслабиться, не думать о грустном. В первые, самые тяжелые, недели жизни за мрачными стенами тюрьмы она ни на минуту не теряла контроль над собой. Испытания оказались ей под силу. Теперь долго сдерживаемые чувства требовали выхода. С ней происходило то, что бывает весной с ручейком, до поры до времени тихо журчащим подо льдом, а потом пробивающим истончившийся под солнцем панцирь. Поток слов хлынул из ее трепещущих губ, и внутреннее напряжение сразу ослабело.
        - Когда ты оставил меня в той комнате наверху, в лавке, я наблюдала за тобой из окна. Я пыталась предупредить, но ты меня не услышал. Потом я видела, как тебя били солдаты. Там, в переулке, ты потерял сознание. Я боялась за тебя.
        Позднее, когда меня привезли в магистрат, я подумала, что они убили тебя.
        - Они не имели права нарушать отданный им приказ, - сказал Морган. - Эти ублюдки приволокли меня в свой барак и продержали в нем всю ночь. - У него сжались губы, глаза снова стали суровыми и резче обозначились скулы.
        Что же вытворяли эти мерзавцы, прежде чем отправили Моргана в Ньюгейт? Дизайр пыталась вытеснить из сознания одну за другой всплывавшие страшные сцены. Она хорошо помнила слова лорда Боудина, требовавшего оставить Моргана живым, чтобы устроить показательный процесс, а потом заставить его заплатить за свои грехи на глазах у всего Лондона.
        Жестокие действия солдат она видела отчасти собственными глазами. О том, что они могли позволить себе дальше, она просто боялась думать, но все-таки надеялась, что, даже побывав у них в руках, Морган останется жив.
        Кроме того, она не сомневалась в том, что Морган не способен предать Еноха. Никакие изощренные пытки не вынудили бы его сообщить что-либо о своем друге. Морган остался таким, каким она знала и любила его.
        Дизайр снова прильнула к нему, прижимая его лицо к своей груди.
        - Морган, - прошептала она, - я так соскучилась. Знал бы ты, как мне хотелось быть с тобой. Вот так, как сейчас.
        - Ну вот, видишь, - теперь мы вместе, любимая.
        То, что у него промелькнуло в глазах, заставило ее уловить первые признаки знакомого тепла, легкой змейкой пробежавшего по телу. Страдания минувших дней и все беды, которые их ждали впереди, на время отступили. Во всяком случае, эти короткие минуты безраздельно принадлежали им двоим. Морган припал к ней губами в долгом поцелуе. Она с удовольствием позволяла ему пить сладостный нектар. Неустанными и нежными движениями языка он повергал ее в блаженное, трепетное состояние, с ожиданием более острых ласк.
        Она нащупала пуговицы у него на рубашке, быстро расстегнула их, добравшись до груди, начала поглаживать ладонью жесткий темный гребешок.
        - Ты рвешься вперед, девочка моя? - тихо засмеявшись, спросил Морган.
        От этого смеха ей стало спокойно и уютно. Она легко водила пальцами вокруг его плоских сосков, пока не настал момент, когда у него перехватило дыхание и напряглись мышцы на груди. Свободной рукой она дотянулась до ремня и принялась расстегивать пряжку. - И тебе нисколечко не стыдно?
        Она услышала знакомый насмешливый голос. В устремленных на нее глазах вспыхнул пожар. В предвкушении близкого удовольствия сладко ныло тело. Миллионы крошечных иголок настойчиво жалили кожу. Морган отпустил ее и быстро снял сапоги.
        Откинувшись на подушку, Дизайр только теперь заметила полоску света высоко на стене. В отличие от их камеры, в жилище Моргана было окно, правда, небольшое, шириной около фута. Но через него проглядывал кусочек голубого неба и проникал слабый солнечный свет.
        Она вытянула шею, присматриваясь к окну. Слабая, мимолетная надежда исчезла сразу же - сквозь это отверстие в стене могла прошмыгнуть разве что кошка. Да и добраться до окна можно было только с помощью лестницы. И все же она старалась сохранять уверенность в себе, думая о бурлившей жизни в переполненном городе, остававшемся за этими стенами.
        Там, на улицах и в парках, гуляли мужчины и женщины, наслаждаясь весной. Ночью они могли обнимать друг друга в теплых уютных домах, наслаждаться любовью, не омраченной страхом. И она и Морган должны любым путем выбраться на волю. Хотя судьба не жаловала их, Дизайр с невероятным упорством продолжала цепляться за слабую надежду.
        Морган уже снял с себя всю одежду, и Дизайр начала расшнуровывать корсет.
        - Оставь это мне, - попросил Морган.
        Он освободил ее от платья и белья. Она легла на спину. Ничто не мешало ему любоваться прекрасным в своей наготе телом, которое он давно знал в деталях. Лучи солнца высвечивали изящно очерченные выпуклости и ложбинки: ослепительной белизны грудь, втянутый живот с темневшим внизу приподнятым клинышком и красивые стройные бедра.
        От одного беглого взгляда Морган ощутил дикий голод, но сразу заставил себя подавить инстинкт. Он сказал себе, что не должен дарить радость ей и себе наспех. Хотя она храбрилась перед ним, не желая его огорчать, он хорошо понимал, что ей пришлось много выстрадать за прошедшие недели. Он должен обращаться с ней сейчас, как никогда, ласково и бережно. Им нужно вместе вкусить отпущенное им счастье во всей полноте, - от первой до последней минуты.
        Она потянулась к нему распахнутыми руками. В ее нежных объятиях он почувствовал себя так, словно окунулся в свежую, прохладную воду горной речки. Нахлынули воспоминания о том дивном дне, когда он застал ее купающейся в омуте, возле брошенной кузницы. Перед глазами у него встал веер блестящих черных волос, рассыпавшихся по поверхности воды. Затем в памяти всплыла другая картина. Вот он выносит ее на берег и, поднимаясь по склону, медленно опускает на папоротниковый ковер под деревьями…
        - Морган!
        Нетерпеливый возглас вывел его из короткого забытья. Рука, ласкавшая его тугое мускулистое бедро, нащупала какой-то выступающий рубец. Рана почти зажила. Но от этой неожиданной находки на душе у Дизайр опять стало неспокойно. Чтобы не причинить ему боль, она поспешно убрала руку. В зеленых глазах вспыхнул огонь негодования.
        - Солдаты. Что они сделали с тобой?
        - Ничего страшного, моя любимая. - В душе он чертыхался, вспоминая своих недругов, и с горечью думал о быстро уплывающих минутах недолгого счастья. Он хотел быстрее успокоить ее, видя, как у нее задрожали губы. Не стоило тратить дорогое время на бесполезные сожаления. - Дизайр, родная моя, самое главное, что ты со мной. Все остальное ничего не значит. Моя возлюбленная, ты очень нужна мне. Я так хочу тебя…
        Отклик последовал почти мгновенно. Прижимавшееся к нему шелковое тело соскользнуло вниз. Она наклонила голову и осторожно коснулась губами его кожи, потом прижалась к больному месту губами, и он ощутил влажное тепло ее языка.
        Должно быть, она думала, что от этого ему станет легче, и еще ей хотелось сделать ему приятное. Но своим прикосновением она невольно разожгла в нем буйное чувственное пламя. Его мужское естество превратилось в тугой клубок мышц с напрягшейся до боли сердцевиной. Идущая изнутри неослабевающая сила вызывала ломоту, выкручивала бедра. Когда же она сползла еще ниже и он вдруг ощутил быстрые движения кончика ее языка вокруг пунцовой головки члена, ему стало совсем невмоготу. Он был не в силах бороться со жгучим, овладевающим его волей, желанием и чувствовал, что не может сдержать рвущийся изнутри горячий поток. Все, что могло сейчас произойти, было уже за пределами его контроля…
        Он протянул руку к ее голове и погладил волнистые, черные, как смоль, волосы.
        Страстная, любящая Дизайр… Он восхищался ею - великодушной, смелой и бесконечно женственной.
        Привстав и бережно взяв ее лицо в руки, Морган долгим благодарным взглядом посмотрел ей в глаза, потом, отпустив, одной рукой перевернул ее и быстро положил под себя. Она раздвинула ноги и без стеснения подставила ему свое разгоряченное тело. Он, подхватив ладонями и приподняв две нежные округлые половинки, скользнул вглубь - будто осторожно вложил меч в ножны. Он видел, как тяжело вздымалась ее грудь, как широко раскрылись и ярко вспыхнули изумрудные глаза. В ней проснулась жажда плотского удовольствия, которого она была лишена за время их вынужденной разлуки. Все острее чувствовала она жжение в глубине бедер. Все настойчивее и болезненнее становились спазмы. Когда он начал различать передававшееся ему незатихающее биение мощного пульса, он стал отвечать на него медленными размашистыми толчками.
        Она крепко впилась руками ему в плечи. Гибкие ноги обхватили спину. Молча, подрагивая всем телом, она призывала его войти в нее глубже и плотнее. Потом они задвигались вместе, как одно целое, быстрее и быстрее. Он не отнимал рук от ее упругих ягодиц, изо всех сил прижимая ее к себе, помогая ей получить желаемую полноту ощущений.
        В бурном потоке страсти они продолжали нестись все дальше и дальше, пока по внутреннему велению, ведомому только им двоим, вынуждены были остановиться. Изумленно-радостный крик прорезал тишину мрачной комнаты. Два трепещущих тела, еще минуту назад готовые взорваться от напряжения, замерли в сладком блаженстве.

        Она лежала, положив голову ему на плечо, ощущая приятную тяжесть руки у себя на груди. Медленно открыв глаза, она увидела, что голубой квадратик неба в стене, в окошечке наверху, исчез. Вместо него проглядывал красноватый свет заката. Она поскорее отвела глаза в сторону, стараясь не думать о том, что их время кончается.
        Облокотившись, Морган приподнял голову и заглянул ей в глаза. Легким прикосновением пальцев он убрал волосы с ее лица.
        - Пора уходить? Да? - спросила его Дизайр, подавляя дрожь в голосе и стараясь не показывать охватившей ее в преддверии скорой разлуки щемящей тоски.
        - У нас есть еще немного времени, - с грустью ответил он, привлекая ее к себе и так сильно сжимая ее в объятиях, что она начала задыхаться. - Боже мой, как мне тяжело отпускать тебя.
        В его голосе чувствовалась мука.
        - Морган! Ты так говоришь, как будто уверен, что мы больше не сможем видеться.
        С тревогой в глазах она придвинулась к нему, ощущая, как страх постепенно заполняет все ее существо.
        - У меня есть возможность приходить в пивную, когда мне захочется. Я могла бы поджидать тебя там.
        - Ноги твоей там больше не будет, - сурово сказал он. - Кроме этого, я также не хочу, чтобы ты бродила по этим коридорам. Когда я представляю себе, что может случиться с тобой… Ты должна обещать, что не будешь выходить из камеры.
        Подчиняясь его настоятельному тону, Дизайр ответила:
        - Обещаю. И все-таки мы должны искать способ снова встретиться.
        Он выпустил ее из рук, встал с кровати, взял одежду и начал быстро одеваться. Вид у него был задумчиво-отрешенный. Возле плотно сжатых губ пролегли глубокие морщинки.
        Вслед за ним Дизайр тоже поспешно надела сорочку и платье. Не в силах выносить тягостное молчание, она подошла и дотронулась до его руки.
        - Почему бы мне и дальше не встречаться здесь с тобой? Если Енох сможет давать тебе деньги на «гарнир», наверное, это нетрудно устроить.
        Без особой охоты Морган продолжил этот разговор.
        - Может быть, из этого что-нибудь и получилось бы… Будь у нас побольше времени.
        Ужасная догадка пронеслась у нее в голове.
        - Ты что-то скрываешь от меня, - сказала она. - Скажи, о чем ты думаешь.
        Притянув к себе и обнимая за плечи, Морган смотрел ей прямо в глаза.
        - Начало судебного разбирательства предполагается раньше обычного срока. Возможно, мне придется предстать перед судом уже через две недели, а то и раньше.
        - Так скоро? Мне казалось, что мы пробудем здесь до осени.
        Еле заметная горькая усмешка тронула его губы.
        - Судьи сейчас думают о том, как бы пораньше выехать из города. Они опасаются летней жары, которая может вызвать еще одну вспышку чумы.
        От волнения у нее пересохло во рту. Усилием воли она заставила себя говорить спокойно.
        - Как ты думаешь, нас будут судить вместе?
        - Не знаю. В любом случае я намерен убеждать судей в том, что ты принимала участие в ограблении не по собственной воле. Я буду говорить, что силой заставил тебя пойти на это.
        - Нет! Не смей делать этого. Я не хочу!

        - Я действительно вынудил тебя поехать с нами той ночью, - напомнил он. - Если бы я смог заставить судей поверить моим словам, возможно, приговор мог бы стать менее строгим. Но ты не должна забывать, что, оказавшись перед ними, ты услышишь такие же серьезные обвинения, что и я. - Он торопился закончить свою мысль. - Попробуй все же убедить судей в том, что делала все под дулом пистолета. Скажи, что я похитил и насильно увез тебя из Лондона, что я жестоко изнасиловал тебя… Словом, говори что угодно, лишь бы они поняли, что ты - невинная жертва.
        - Неужели ты думаешь, что я способна дать такие показания? - Глаза у нее горели от сильного волнения.
        - Но я вижу в этом единственный путь спасения для тебя. Может быть, они ограничатся решением об отправке тебя в Вест-Индию в качестве служанки.
        - А о себе ты не думаешь? Только я не могу допустить, чтобы ты взял всю вину на себя и получил высшую меру наказания.
        Горькая усмешка снова пробежала у него по губам. Дизайр не сразу уловила ее смысл - он уже, видимо, не сомневался в исходе суда для себя самого. Похоже, он знал, что виселицы ему не миновать. Поэтому смирился со своей участью и теперь озабочен только поиском путей смягчения наказания для нее.
        Когда он снова прижал ее к себе, она услышала сильные, размеренные удары его сердца. Она обвила его шею руками, все больше осознавая, как безмерна ее любовь к этому единственному дорогому для нее человеку.
        На какое-то время она полностью оказалась во власти чувств и перестала замечать, что он по-прежнему спокойно и собранно рассказывает ей о дальнейшем ходе событий.
        - Я понимаю, тебя может страшить перспектива высылки. Если, конечно, судьи решат отдать тебя в рабство. Видит Бог, я считаю, что ты заслуживаешь совсем другого. И все равно даже то, что тебя может ожидать, не столь ужасно, как кажется. Ты ведь знаешь, что я говорю это не просто так - я прожил несколько лет в Индии. Со служанками там обходятся не хуже, чем во многих домах в Англии. Может быть, тебе повезет, и ты достанешься порядочному хозяину…
        Она попробовала выразить ему свое несогласие, но он, не обращая на нее внимания, продолжал ровным голосом:
        - Иногда представляется возможность заключения контракта, и тогда можно купить себе свободу. Ты еще молода и красива. У тебя впереди целая жизнь. Все может кончиться благополучно.
        Дизайр не желала слушать подобных речей. Глаза ее опять засверкали изумрудным огнем. Она резко отпрянула от него.
        - О чем ты говоришь? Я не представляю себе никакого будущего без тебя. Если мы не сможем быть вместе, то мне безразлично, что станет со мной.
        Морган встретился с ней глазами, и ком встал у него в горле. Такой щемящей боли, как сейчас, он не испытывал никогда, если не считать далекого печального детства. У него задергались веки, и слезы навернулись на глаза.
        Никогда раньше он не предполагал, что с ним может произойти что-то, похожее на это. Разве мог он знать, что темноволосая девушка, которую он подобрал в Уайтфрайерсе, перевернет всю его жизнь? Мысленно он спрашивал себя сейчас, почему же он не понимал так долго, что она значит для него и как она ему дорога? Он крепче стиснул зубы, стараясь не выдать своих чувств. Нужно выглядеть в ее глазах сильным. Ему не хватало мужества говорить то, что он думал на самом деле. Он должен вдохнуть в нее решимость, не лишать ее пусть даже крошечной надежды на их спасение.
        - Некоторым заключенным удавалось бежать отсюда, - сказал он. - Может быть, с помощью Еноха и мы сможем что-нибудь предпринять.
        - Что он сможет сделать для нас! И нужно ли подвергать его напрасному риску?
        Думая и говоря об этом, Дизайр все больше испытывала страх. Она вспомнила мрачные прогнозы и предостережения Бесс. Вряд ли она с Морганом могла рассчитывать на успешное завершение побега… К тому же у них остается слишком мало времени для разработки плана.
        Между тем небо, проглядывавшее через крошечное окошечко наверху, стало совсем темным. Близился вечер.
        - Я провожу тебя до камеры, - сказал Морган.
        Но она поспешила его отговорить, чувствуя, как слезы наворачиваются на глаза. Всеми силами она старалась не разрыдаться у него на глазах. Можно позволить себе это, когда он скроется из виду.
        - Кто-нибудь из охранников может посветить мне, - торопливо произнесла она.
        - Ну что ж, раз тебе так хочется. - Морган подошел к полке над кроватью и взял какую-то вещицу. - Я хочу, чтобы ты забрала это с собой, - сказал он.
        У нее перехватило дыхание при виде ножа, сверкнувшего у него в руке.
        - Спрячь это где-нибудь, ну, скажем, в подвязках.
        - У меня их больше нет. Тюремщик… Морган с пониманием кивнул и чуть заметно улыбнулся. Пошарив, он вытащил клочок красного атласа.
        - Морган, откуда у тебя эти подвязки?
        - Получил в подарок от Полли Джерроу, - ответил он.
        Дизайр подозрительно посмотрела на него, но ничего не сказала, - уж очень неподходящее время для выражения ревнивых чувств. Он заботился о ее безопасности, и она в свою очередь не должна беспокоить его по пустякам. Она надела подвязки и, подавляя дрожь, припрятала ножик.
        - Никто не должен знать об этом… Не так просто было передать сюда этот нож.
        Прежде чем она собралась что-то сказать ему, он открыл дверь и кликнул охранника, слонявшегося по коридору. Как ей хотелось в этот миг броситься ему на шею и вымолить для себя еще немного времени. При взгляде на его лицо она не могла не видеть мучительной напряженности, отражавшейся в каждой черточке. Она не могла больше ручаться и за себя тоже - все тревоги и боль могли вот-вот выплеснуться наружу. И она твердо сказала себе, что лучше расстаться прямо сейчас.
        Она взяла его руку и прижала к своей щеке.
        - Любимый мой, нам еще рано думать о конце. Я не могу допустить этой мысли.
        И даже после того, как она покинула его и спускалась вслед за охранником по длинной узкой лестнице, а затем шла обратно в свою камеру через бесконечные извилистые коридоры, она снова и снова повторяла самой себе слова надежды. Она верила, что должна найти выход для себя и Моргана - они должны обрести свободу.

* * *

        - Он способен сделать это ради тебя? - спросила ее Бесс, когда они уселись вместе на полу возле печи. - Он возьмет всю вину на себя и будет стараться спасти тебя от виселицы? - Она вздохнула с легкой грустью. - Ни один мужчина никогда не заботился так обо мне.
        - Не может быть, чтобы не существовало выхода, - упорно доказывала ей Дизайр. - Мы должны быть вместе… Любой ценой. Она отрешенно смотрела на погасшие в печи угли. В их камере было тепло и без огня, ведь весна перешла в теплое лето. Сами по себе мысли о лете не доставляли ей радости - она помнила о том, что сессия мировых судей должна произойти до наступления жары.
        - Господи, хоть бы король поскорее прислал за мной, - сказала она чуть слышно, почти про себя. - У меня, по крайней мере, появился бы шанс вымолить у него прощение для Моргана. И для себя.
        - Ну вот, теперь она ждет короля. Не больше и не меньше! - Бесс недоверчивым взглядом окинула ее и продолжила: - Я хочу сказать тебе кое-что, моя дорогая. Некоторые люди от пребывания здесь уже немного рехнулись. Тебе не кажется, что с тобой происходит что-то в этом роде?
        - Его величество действительно обещал мне аудиенцию. Клянусь тебе, Бесс, это правда. - Когда Дизайр произносила эти слова, глаза ее были полузакрыты. Как заклинатель вызывает духов, так она принуждала свою память воскресить воспоминания о том грандиозном празднике, с огромным залом для танцев, отражением свечей в сияющих зеркалах, звуками лютни, блеском шелка и бархата на дорогих костюмах гостей. - Я была на балу, который устроил у себя в доме владелец одного крупного поместья в графстве Седжвик. Там я танцевала с королем. Его величество прибыл туда вместе с леди Кастлмейн. Хотя она пыталась его побыстрее увести, он все-таки успел дать мне обещание…
        Не выдержав, Бесс схватила ее за плечи и так сильно встряхнула, что запросто могла свернуть ей шею.
        - Прекрати эту болтовню! Замолчи сию же минуту! Сначала ты морочила мне голову рассказами о благородном лорде, а теперь…
        - Да. Я мечтала о встрече с лордом Уоррингтоном, - продолжала Дизайр, вырвавшись из рук Бесс. - Но я не выдумала его, Бесс. И не сержусь на тебя за то, что ты не веришь мне. Но все это правда. Я могу сказать тебе, почему я решилась пойти с тобой в пивную. Я рассчитывала передать письмо на волю.
        - Ты собираешься опять пойти туда? Если намерена сделать это, вспомни, что случилось, когда Хокинс пытался изнасиловать тебя.
        - Разве можно забыть такое, - сказала Дизайр, вздрогнув от отвращения. - И кроме этого, я обещала Моргану больше не выходить из своей камеры. - С этими словами она взяла Бесс за руку. - Я рассчитываю на тебя, Бесс. Ты наверняка знаешь, кто мог бы помочь мне переправить письмо на волю. Но это нужно сделать как можно скорее.
        Видя, что Бесс порывается встать и кончить этот разговор, Дизайр удержала ее за руку.
        - Пожалуйста, Бесс. Джеффри - лорд Уоррингтон - благородный человек. Он щедро заплатит.
        - Должно быть, своими разговорами ты сбила меня с толку - я только сейчас вспомнила об одном человеке. Да, пожалуй, он годится для этого. Есть тут один, знаешь, из тех самых квакеров. Он такой же странный, как и все они. В свое время его выпороли на глазах у всего города и прокатили в тележке, а потом заперли здесь. Сидеть ему нужно было примерно с год, и я думаю, что вскоре его должны выпустить. Эльф говорит, что родственники заплатили за него много денег. Теперь они, наверное, окончательно выкупят его.
        Когда-то дома Дизайр слышала рассказы отца о квакерах. Он говорил, что этих людей преследовали и помещали в тюрьму наравне с преступниками только за то, что они не желали отказываться от своих религиозных убеждений. В защиту этих людей отец обычно говорил: «Нельзя судить человека за его веру. Каждый волен сам выбирать путь для спасения своей души. Что касается отношения этих людей к делу, то я считаю их порядочными и честными».
        Слова Бесс вызвали проблеск надежды в душе девушки, и она продолжила разговор.
        - Мне бы только раздобыть где-нибудь кусочек бумаги и гусиное перо. И еще мне понадобятся деньги - заплатить этому квакеру, если он согласится передать депешу.
        - Возможно, он согласится сделать это и бесплатно. Эти люди славятся своим бескорыстием и добротой. Но все-таки объясни мне, чего ты хочешь добиться своим письмом. Если даже, как ты говоришь, его светлость действительно знает тебя, и, допустим, он переспал с тобой когда-то, неужели ты думаешь, что он сломя голову побежит в Ньюгейт спасать тебя? Как только мужчина получает от девушки, что ему надо, он…
        - Я ни с кем не была в постели, кроме Моргана, - остановила ее Дизайр. - Хотя у Джеффри было намерение жениться на мне. - Она привалилась к плечу Бесс, не спуская с нее умоляющих глаз. - Я вижу, ты все равно не веришь мне. Я не могу запретить тебе думать обо мне как о сумасшедшей. Но прошу тебя - будь снисходительна и сделай то, о чем я тебя прошу. Сейчас у меня нет денег заплатить за бумагу и перо, но потом ты получишь все сполна.
        На эти заверения Бесс ответила глубоким вздохом.
        - Сомневаюсь, - сказала она, не удержавшись от циничной ухмылки, затем встала и расправила шаль, лежавшую у нее на плечах.
        - Значит, ты согласна помочь мне! - воскликнула Дизайр, обнимая свою приятельницу, принявшую совершенно растерянный вид от подобного выражения человеческой благодарности.
        - Не надо возлагать на меня слишком больших надежд и радоваться преждевременно, - предостерегающим тоном сказала Бесс, отстраняя от себя девушку и направляясь к двери.

        23

        Согнувшись и подобрав под себя ноги, Дизайр уселась в углу на свой матрац. День уже близился к концу. В камере в это время кроме нее еще находилась Уинни. Бесс отправилась в пивную, а Халда, по-видимому, толкалась где-то в коридоре, прокручивая свои делишки.
        Высокая и неуклюжая старая карга, похоже, не хотела расставаться с прежним ремеслом. Она ухитрялась заниматься сводничеством даже здесь, в стенах Ньюгейта. Бесс рассказывала, что Халда неплохо зарабатывает. В тюрьме находится немало заключенных, желающих позабавиться с молодыми, хорошенькими девушками и способных щедро платить за подобные услуги.
        - Эта сука готова служить самому дьяволу, лишь бы сорвать куш побольше, - как-то сказала о ней Бесс. - Во всяком случае, благодаря своим занятиям она сможет скостить себе значительную часть срока.
        Халда делала вид, что не замечает Дизайр, но девушка по-прежнему чувствовала себя неспокойно, когда поблизости находилась эта женщина с неприятным, злым лицом. Слухи о стычке между Морганом и Хокинсом уже распространились по всей тюрьме. Несомненно, дошли они и до Халды. Так что теперь она относилась к Дизайр с особой осторожностью, боясь навлечь на себя гнев знаменитого разбойника. Понимая это, Дизайр с тревогой думала о том, что может случиться с ней, если свершится суд над Морганом и ему будет вынесен приговор.
        Она старалась отогнать от себя эти мысли. Они не виделись после того раза, когда она побывала у него. С тех пор она упорно продолжала лелеять мечту о том, что он снова даст знать о себе и пришлет кого-нибудь за ней. Воспоминания об их последнем свидании наполняли ее душу нежностью и любовью. В мыслях она начинала заново переживать те эпизоды, которые он ей подарил, живо ощущая его сильное тело, ласковые, успокаивающие руки…
        Она думала о предстоящем суде и о том, как должен вести себя Морган. У него есть аргументы в свою защиту, а судьи могли проявить хоть какое-то милосердие. Однако, вспоминая его лицо во время их последней встречи - с выражением бравады и готовности принять свою участь так, как есть, она понимала, что он не рассчитывает на пощаду. Она убедилась, что все его мысли о ней - добиться для нее менее сурового приговора.
        Во время своих размышлений Дизайр ненароком взглянула на Уинни. Девушка оторвала от подола своей юбки широкие полоски материи и явно мастерила веревку. Несколько дней назад Дизайр удалось наводящими вопросами и терпением вытянуть из девушки кое-какие сведения. Оказалось, что ее обвиняют в краже куска говядины и пирога с начинкой из почек. «Я сделала это, потому что была голодна и хотела накормить маму», - призналась ей тогда Уинни.
        Чего могла ожидать Уинни, представ перед судом? По предположениям Дизайр, ее не должны приговорить ни к клейму, ни к позорному столбу за столь ничтожное преступление. Но, когда она высказала свои соображения Бесс, та неопределенно пожала плечами. Как и Морган, Бесс не обольщала себя напрасными надеждами на снисходительность судей.
        Послышался скрипучий звук, Дизайр повернула голову в сторону двери и быстро соскочила со своего матраца.
        - Бесс, тебе удалось узнать что-нибудь новое? Что слышно насчет суда? Он еще не начался?
        Вот уже две недели она задавала своей приятельнице один и тот же вопрос. Каждый раз, услышав отрицательный ответ, Дизайр с облегчением вздыхала. Она надеялась, что Джеффри получит ее письмо раньше, чем она и Морган предстанут перед судом, и тогда положение может измениться.
        Бесс стащила с себя шаль и швырнула ее на свой матрац. Затем вытерла пот со лба тыльной стороной руки.
        - Чего бы только я не дала за глоток свежего воздуха. Вот наступит лето, и начнется такое пекло, что впору резаться ножом.
        В нетерпении выведать последние новости Дизайр продолжала теребить ее своими вопросами.
        - Бесс, голубушка, ну расскажи, что сейчас говорят о сессии судей.
        Бесс взглянула на нее с сочувствием и сказала со вздохом:
        - Сегодня утром уже начали потихоньку вывозить заключенных. Завтра ожидается сессия. Но это вовсе не значит, что нас сразу же вызовут на заседание. Это может случиться через несколько недель или вообще слушание дел может растянуться надолго, аж до сентября.
        - Ты слышала что-нибудь о Моргане? Тебе не известно, увезли его или он еще в тюрьме?
        В ореховых глазах Бесс промелькнуло раздражение.
        - Послушай, может быть, ты все-таки начнешь, наконец, больше думать о своей собственной шее?
        - Бесс, не сердись. Ради всего святого, не скрывай от меня того, что тебе известно о Моргане!
        - Мне, в самом деле, нечего тебе сказать о нем. Кого бы я ни расспрашивала, никто не знает, попадет ли твой драгоценный Морган Тренчард в первую партию для отправки в суд. Это я могу сказать тебе точно.
        «В таком случае, - подумала Дизайр, - остается надежда на то, что он еще здесь, как и многие другие. В Ньюгейте - сидит в своей камере и дожидается суда».
        - Почему ты не хочешь как следует подумать о том, что тебе говорить на суде, когда настанет твоя очередь? - Бесс посмотрела на Дизайр с ухмылкой и продолжала: - Я готова спорить на что угодно, что при разумном поведении у тебя есть надежда выйти на свободу. Собственно говоря, почему бы тебе не поработать головой? Ты можешь красиво и убедительно говорить. У тебя прекрасные манеры. Мне кажется, ты вполне можешь вызвать сочувствие к себе. Я думаю, что, глядя на тебя, даже самый бессердечный ублюдок - я имею в виду судью - проникнется состраданием. Дизайр, ты слышишь, что я тебе говорю?
        - Стараюсь, но мне трудно отделаться от мыслей о…
        - Думай о себе, если не хочешь, чтобы тебе накинули веревку на шею в Тайберне, - оборвала ее Бесс. - Если сумеешь пустить слезу, когда начнешь рассказывать судьям о том, как тебя похитил Морган Тренчард… как он насиловал тебя, не обращая внимания на твои мольбы…
        - Но все было совсем не так. - Дизайр возмутили слова Бесс. - Я же рассказывала тебе, как Морган вырвал меня из лап бандитов. Он сделал это, несмотря на то, что я похитила у него кошелек.
        - А-а, теперь вспомнила. Потом он привез тебя в какой-то фермерский дом, где обычно скрывался вместе со своими ворами-друзьями.
        - Он увез меня с собой и спас от беды. Если бы он не сделал этого, мне пришлось бы возвращаться к Старой Салли или продолжать скитаться по улицам в Уайтфрайерсе. Там не пришлось бы воровать или умирать с голода…
        - Умоляю тебя, выкинь это из головы! Ты должна заставить судей поверить, что была в то время почти девочкой, которую Тренчард силой лишил невинности. Можешь сказать, что ты работала служанкой в каком-нибудь уважаемом семействе. Можешь изобразить себя горничной какой-нибудь богатой леди. Ну что тебе стоит придумать это? Скажешь, что ты отправилась выполнять поручение своей госпожи и подверглась нападению Моргана Тренчарда. Потом будешь рассказывать о том, как он увез тебя с собой…
        - Мисс Гилфорд!
        Это ее окликнул Эльф, неожиданно появившийся в дверях. Обычно охранник обращался к ней не иначе как «шлюха», а бывало, что и хуже. Сейчас вежливое обращение Эльфа вызвало у Дизайр немалое удивление, но все прояснилось очень быстро.
        Обезьяноподобный охранник посторонился, и Дизайр увидела стоявшего позади него Джеффри Уоррингтона.
        В первую секунду от неожиданности она не могла двинуться с места и произнести хоть слово. Когда она опомнилась, у нее вырвался вздох облегчения. Все это время ее не оставляла уверенность, что, получив весточку от нее, Джеффри обязательно придет. Она с благодарностью посмотрела на него.
        Движением руки Джеффри приказал Эльфу удалиться, после чего медленно вошел в камеру. Если бы Дизайр позволила себе поддаться охватившим ее чувствам, она непременно бросилась бы навстречу ему с протянутыми руками и словами признательности. Сознавая неуместность подобных проявлений эмоций, она вынуждена была сохранять сдержанность. Она даже немного отступила назад, заметив перемены в его внешности.
        Он был не в расшитом камзоле и просторных панталонах. На худощавом лорде ловко сидел военный мундир с золотыми блестящими эполетами и такой же тесьмой на обшлагах. Благодаря форме он казался выше и шире в плечах. Прекрасно смотрелись плотно облегающие ноги голубые брюки и сверкающие кавалерийские сапоги.
        - Джеффри, что значит этот наряд? - воскликнула Дизайр.
        Однако ответа не последовало, и она поняла, что он не только сменил одежду, но и внутренне стал другим. Посмотрев внимательнее на его твердый, неулыбающийся рот, синие глаза с выражением откровенного разочарования, она невольно попятилась. Теперь он казался ей старше и мужественнее, и она понимала, что это произошло из-за нее.
        Узнав всю правду, он, должно быть, был потрясен. Наверное, он испытывал унижение оттого, что подарил свою любовь и был готов предложить имя и титул ей - любовнице преступника, разбойника с большой дороги. Скорее всего, первым человеком, рассказавшим ему об этом, была Ровена. Можно представить, с каким злорадством и какими красками она описала это. Вообразив, что творилось тогда в душе бедного Джеффри, Дизайр почувствовала, как боль сдавила ей сердце.
        - Вы… должно быть, получили мое письмо. - Это все, что она могла сейчас сказать.
        Джеффри кивнул головой, но остался на прежнем месте. Он смотрел на нее в упор в холодном молчании. Тогда ей пришло в голову, что она тоже сильно изменилась. Возможно, ее внешний вид производил на него отталкивающее впечатление. Она стояла перед ним с голыми грязными ногами и растрепанной головой, дырами и пятнами на своем зеленом шелковом платье. Теперь у нее мало общего с той модной элегантной девушкой, в которую он совсем недавно был влюблен.
        - Непривычно видеть вас в этой форменной одежде, - сказала она, пытаясь хоть немного ослабить тягостное напряжение, испытываемое обоими. - В ней вы выглядите… очень необычно.
        - Я поступил на службу в кавалерию его величества.
        Он сказал это легким и беспристрастным тоном. Потом бросил беглый взгляд в сторону Бесс, которая приоткрыла рот от изумления и откровенно рассматривала его своими ореховыми глазами. Наконец, придя в себя, Бесс перевела глаза на Дизайр и многозначительно улыбнулась, чтобы, таким образом, приободрить ее. Затем схватила Уинни за руку, поставила ее на ноги и повела к выходу из камеры. Когда Бесс вместе с безропотно последовавшей за ней девушкой оказалась в мрачном коридоре, она задержалась у двери, и, напрягая слух, стала ловить каждое слово, доносившееся из камеры.
        Джеффри осмотрелся и брезгливо повел носом.
        - Омерзительная дыра, - сказал он. - Чудовищное зловоние. Наверное, через месяц или два воздух здесь станет еще хуже.
        Он явно старался придерживаться нейтральной темы и избегал непосредственного обращения к Дизайр. Даже в отсутствие других девушек он не мог заставить себя говорить непринужденно и открыто выразить свои чувства. В связывавшем их невидимом мостике недоставало одного звена.
        - Даже если бы вы не откликнулись на мое письмо, я не таила бы на вас обиды, - сказала Дизайр, решившись взглянуть ему прямо в глаза.
        - Я не хотел приходить. Одному Богу известно, как мне было тяжело заставить себя снова увидеться с вами. Даже после того, как ваш друг, квакер, сумел разыскать меня, я не решался. Этому квакеру, должно быть, пришлось потратить немало сил, чтобы добраться до меня - ведь я не живу больше вместе с Ровеной и матерью. Но такие, как он, обладают поразительным упорством. Он явился прямо в штаб-квартиру нашего полка. Часовой пытался вышвырнуть его за ворота. Над ним издевались и угрожали расправой, но он не отступил. В конечном счете, охрана сдалась, и он выполнил свой долг.
        - Значит, вы живете в… казарме?
        - В одной комнате со мной проживают еще несколько холостяков-офицеров из моего же полка, - пояснил Джеффри.
        - Раньше вы никогда не говорили о своем желании стать военным. Почему вы решили избрать для себя такую карьеру?
        Он порывисто приблизился к ней, видимо, не в силах больше следовать выбранным им заранее дистанции и поведению.
        - Мне нужно было уехать подальше от дома и всего, что могло напоминать мне о вас.
        - Джеффри, а каким образом вам стало известно о…
        - Первый, кто рассказал мне обо всем, был Боудин. Это произошло во время нашей случайной встречи в Уайтхолле. Он присутствовал там на королевском турнире, с боем петухов. Сначала мне показалось, что он, или сильно пьян, или выжил из ума. Но потом то же самое мне повторил Филипп Синклер. Я имею в виду то, что происходило в магистрате в тот знаменитый день. Тогда я понял, что они говорили правду.
        Судя по частому и прерывистому дыханию, Джеффри сильно волновался и старался не потерять самообладания.
        - Мне очень жаль, Джеффри. Я никогда не собиралась сознательно причинить вам зло. Что бы вы ни думали обо мне, в это можете верить.
        Устремленные на нее синие глаза обдавали холодом, говорили о непреклонности.
        - Почему я должен верить вашим словам? Вы с первого дня нашего знакомства лгали и притворялись. После того происшествия в «Золотом Якоре», когда я лежал без сознания, вы делали вид, что беспокоитесь за мою жизнь. Но ваша тревога была напускной. Действительно, с чего вдруг вы стали ухаживать за мной? Почему вы ни на минуту не отходили от моей постели? Неправда ли, все это не очень понятно? Тем более, что вы делали все это для совершенно чужого человека. Но мне теперь понятно, почему вы были ласковы и добры ко мне, как ангел. Все это время вы использовали меня для прикрытия. Потом вы пошли еще дальше: проникли к нам в дом, пользовались добротой моей матери и продолжали обманывать меня…
        - Вспомните, Джеффри, я не хотела ехать в Лондон с вами. Прошло не так много времени, чтобы вы успели забыть об этом. Я собиралась отправиться в Корнуолл с той минуты, когда дальнейшее передвижение стало для меня безопасным.
        - С какой стати вам было ехать в Корнуолл? Разве у вас есть родственники там?
        - У меня - нет. Там живет родственница Моргана.
        - Моргана?
        По тому, как он повторил вслед за ней это имя, Дизайр поняла, как трудно ему было произнести его вслух.
        - Значит, между нами всегда существовало это препятствие. Это был он - Морган Тренчард, не так ли? Но вы все время вели себя со мной, подобно невинной робкой девушке. Мне казалось, что я всю жизнь только и мечтал иметь именно такую жену. Неужели вам доставляло удовольствие дурачить меня?
        - Ни в коем случае, Джеффри! У меня и в мыслях не было ничего похожего. Клянусь вам. Подумайте сами, в тот вечер, на балу в Седжвике, я могла бы принять ваше предложение и стать вашей женой.
        - И что же помешало вам сделать это?
        - Вы были мне слишком дороги, Джеффри. Поэтому я не могла поступить с вами таким бесчестным образом. Я не хотела прикрываться вашими именем и положением, чтобы спасти себя, зная, что никогда не смогу подарить вам свою любовь.
        Она взяла его за руку, хотя и опасалась, что ему будет неприятно чувствовать ее прикосновение. Молодой человек не отдернул руки. Он продолжал молча слушать ее, глядя на нее сверху.
        - Подумайте, Джеффри. Вы не можете не понимать, что, вступая в брак с вами, я могла приобрести многое, могла навсегда расстаться со своим прошлым. Вряд ли кто-нибудь посмел обвинить леди Уоррингтон в разбое. Никому и в голову бы не пришло не только сказать, но и подумать об этом. И это не все. Вы сами знаете, чего я могла бы добиться, выйдя замуж за вас. Вы делали бы для меня все, о чем бы я вас ни просила. С вами рядом я могла бы занять почетное место при дворе. Я была бы окружена людьми, которые восхищались бы мною, говорили мне приятное и искали моего внимания.
        У нее задрожал голос, но она заставила себя преодолеть волнение.
        - Если вы вспомнили, что в тот вечер вы всецело находились в моей власти и что я не воспользовалась ею, возможно, вы думали бы обо мне лучше и не судили бы меня так строго.
        Обращенные к нему зеленые глаза молили о сочувствии и прощении.
        - Выходит, вы отправили свое послание только для того, чтобы выразить мне свое сожаление? Или вам нужно получить мое прощение?
        Дизайр старалась вспомнить все, чему ее учила Бесс, - думать больше о себе и использовать все, что могло бы помочь выжить. У нее сильно забилось сердце, пересохли губы и язык застрял во рту, пока она подбирала нужные слова.
        Не дожидаясь ее ответа, Джеффри продолжал:
        - Мне непонятно, зачем вы отправили письмо. Я говорю это искренне, Дизайр. Я обязан выяснить это.
        - Я действительно очень хотела повидаться с вами и выразить вам свое сожаление… - начала она.
        Он промолчал, и в камере снова воцарилась напряженная тишина. Из коридора тем временем доносились обычные звуки. Кто-то смеялся, кто-то сыпал проклятия. Было слышно, как где-то рыдала женщина и побрякивали железные кандалы.
        - Так я правильно понял вас? Вы просто-напросто хотели принести мне извинения? В таком случае, пожалуйста, не отворачивайте своего лица. Посмотрите мне в глаза.
        Он взял ее за подбородок и слегка отклонил ее голову назад.
        Они смотрели в глаза друг другу.
        - Говорят, что выездная сессия суда в этом году состоится очень рано. Первую партию заключенных готовят уже к завтрашнему дню.
        - Я знаю, - спокойно сказал Джеффри. - По-видимому, вы послали мне письмо, рассчитывая, что я могу помочь вам своими связями с влиятельными людьми. Но как вы можете пытаться убеждать меня в своей невиновности, когда столько улик против вас? Или вы считаете меня настолько глупым, что я до сих пор склонен считать, что лорд Боудин допустил ошибку или… солгал? Но ведь есть еще и показания Синклера, который видел вас при свете фонаря возле кареты в ту ночь, когда вы ограбили их на пустоши. Он запомнил ваше лицо и глаза. Он говорил, что ваши зеленые глаза невозможно спутать с любыми другими. Точно так же он упоминал и о ваших нежных алых губах…
        Дизайр съежилась под его взглядом, не решаясь оправдываться, чтобы не разозлить его еще больше. Она снова попыталась отвернуться от него, но он только крепче стиснул ей подбородок.
        - Кроме этого, не нужно забывать и о серьгах с изумрудами. Все видели их, когда вас доставили в магистрат. Правда, можно сказать, что это лишь копия тех драгоценностей, которые вы отобрали у леди Киллегрю.
        В этих словах прозвучало столько ледяного сарказма, что лицо у нее залилось краской.
        - Я всеми силами старалась избежать поездки в Хэмпстедскую степь той ночью. Меня вынудили сделать это. Я была там вместе с Морганом и его товарищами. Это Морган дал мне серьги.
        Лицо у Джеффри стало белым, но он продолжал говорить:
        - Понятно. Любовница разбойника носит краденые драгоценности. Это похоже на правду. Только непонятно, почему вы проявили подобную беспечность и не сняли их с себя. Или вы настолько потеряли голову, побывав в объятиях своего возлюбленного, что вам было не до мелочей?
        Колкие слова и выразительный взгляд молодого человека заставили ее вздрогнуть. Как она могла позволить себе хотя бы на минуту поверить, что Джеффри захочет помочь ей в ее беде? Может быть, он еще как-то смирился бы с ее участием в ограблении карсты, но главного, видно, простить не мог. Можно было представить себе мысли молодого человека, влюбившегося впервые в жизни и столкнувшегося лицом к лицу с горькой правдой. Что должен чувствовать он, узнав, что девушка, которую он боготворил и которой оказал честь, предложив свою руку и сердце, тем временем мечтала найти утешение в объятиях опасного преступника? Разве не должна была она раньше понять, как поведет себя Джеффри?
        Он отнял руку от ее лица, словно давая понять, что больше не желает прикасаться к ней. Она отвернулась, чтобы скрыть свое отчаяние.
        - Представляю, что вы думаете обо мне. Несомненно, считаете, что меня нужно отправить на виселицу, - тихо сказала она. - Лорд Боудин говорит, что таких испорченных женщин, как я, нужно возить в Тайберн через весь город в открытой повозке. Он считает, что это послужит предупреждением другим или во всяком случае будет неплохим спектаклем для толпы…
        - Нет! - вскричал молодой человек. Подняв глаза на него, Дизайр увидела, как он дрожал, как в болезненной гримасе исказилось лицо. - Перестаньте. Я не желаю продолжать разговор в подобном духе. Вы никак не хотите помочь мне понять, что побудило вас совершить эти ужасные поступки… Должны же существовать какие-то весомые причины для этого.
        - Так ли уж это важно теперь?
        - Если вас вынудили нарушить закон, если вы действовали против своей воли, любой судья должен будет принять это во внимание.
        - И что же, в таком случае вы готовы помочь мне? Даже теперь? - спросила Дизайр. В ее зеленых глазах снова зажглись искорки надежды.
        - Не думаю, что это будет легко осуществить. Наш полк получил приказ отбыть на континент. Через неделю отплывает наш корабль.
        Этого она никак не ожидала услышать. Вряд ли ей могло прийти в голову, что, находясь на военной службе, Джеффри так скоро может оказаться за границей. Если только он покинет пределы Англии, у нее не останется никого, кто мог бы прийти на помощь.
        Мужество, не покидавшее ее до этой встречи, начинало медленно исчезать, но окончательно сдаваться она не собиралась, во всяком случае, до тех пор, пока она оставалась не одна. Чтобы придать себе более уверенный вид, она встряхнула головой и расправила свои хрупкие плечи, прикрытые порванным зеленым шелком.
        - Вам, должно быть, хочется провести оставшееся время в Лондоне, в кругу семьи или с друзьями, - сказала она. Хотя каждый мускул на ее лице был скован от мучительного напряжения, ей удалось с улыбкой принести Джеффри свои дальнейшие извинения. - Простите, что заставила вас прийти сюда. Я очень сожалею о том, что причинила вам напрасные хлопоты.
        Он продолжал молча смотреть на нее. Вместе с тем что-то изменилось в выражении его лица. Дизайр уловила это быстрым взглядом. В его синих глазах появилось слабое подобие восхищения. Неожиданно он положил руки ей на плечи.
        - Однажды я поверил вам, Дизайр, - сказал он. - Хочется надеяться, что хотя бы часть рассказанного вами - правда. Мне остается только уповать на ваше воспитание… Вы говорили, что ваши родители были порядочными и уважаемыми людьми. Думаю, вы не обманули меня, сообщив о том, что они умерли в прошлом году во время эпидемии чумы.
        - В этом я была искренна с вами, Джеффри. Мне пришлось пережить страшное время. Тогда я не выходила из дома. Постоянно прислушивалась к грохоту телег, на которых провозили мертвецов по нашей улице. Я не обманывала вас, когда рассказывала о том, как ухаживала за больными родителями. Поверьте, я до сих пор не могу вспоминать их агонию. Иногда мне казалось, что я сама начинаю терять рассудок. И все, что было дальше, тоже правда. После того как на похоронной телеге увезли маму и папу, я осталась совсем одна.
        - А то, что вы говорили о слугах, тоже было на самом деле?
        - Да. Они сразу разбежались. Все, за исключением одной служанки. Она тоже вскоре умерла.
        - И все, что произошло потом, тоже верно?
        - Да. Когда опасность миновала, меня стали одолевать кредиторы. Возможно, мне не стоило покидать дом. Но меня замучили, и некому было помочь мне, хотя бы советом. Оставшись без крова, я долгое время скиталась по городу. Тогда-то и оказалась однажды в Уайтфрайерсе…
        В этом месте Дизайр оборвала свой рассказ. Глядя, как сочувственно следит за ней Джеффри, у нее не повернулся язык рассказать ему о Старой Салли. Не стала она говорить и о своей неудавшейся карьере мелкой воровки.
        - Если я правильно понял, то именно там, в Уайтфрайерсе, вас впервые увидел Морган Тренчард?
        Она согласно кивнула головой. Джеффри продолжал:
        - Надо полагать, такому человеку, как он, было несложно завлечь вас в свои сети.
        Зная, насколько бесполезно разубеждать Джеффри, доказывать, что в действительности все выглядело иначе, Дизайр промолчала. Вряд ли имело смысл затевать разговор об обстоятельствах своего знакомства с Морганом. Может быть, когда-нибудь для этого представится более удобный случай.
        - Я могу понять, что он был поражен вашей красотой. Но он и воспользовался вашей беззащитностью. Вот почему он увез вас с собой. Он запугал вас и заставил силой удовлетворять свои низменные желания.
        Скорее всего Джеффри говорил так потому, что ему было бы легче простить ее, представив жертвой жестокого человека, не признающего никаких законов и не знающего чувства жалости. В его сознании, должно быть, Морган представлялся голодным диким существом, которое набросилось на нее, невинную девушку. Такие мысли и чувства ясно читались в его глазах, слышались в его голосе. Совсем недавно Джеффри сходил с ума от нее. Наверное, у него что-то осталось от той любви. Если это так и ему небезразлична ее судьба, он должен предложить ей свою помощь, используя положение и влияние в обществе. Может быть, еще не все потеряно.
        Тут ей снова вспомнились слова Моргана: «Скажи ему, что я похитил тебя и изнасиловал, как уличную девку…»
        Она попробовала сказать себе: «Ну что тебе стоит, сделай, как тебя учил Морган». Да, Морган внушал ей, что она должна поступить так ради собственного спасения. Предстояло решать - использовать этот шанс или потерять его. Сможет ли она сказать Джеффри то, что он хочет слышать от нее?
        - Выходит, что Тренчард похитил вас вопреки вашей воле. Надеюсь, вы не станете отрицать этого?
        Что делать? Восстановить утраченное уважение к себе и пощадить мужское самолюбие Джеффри можно было только одним ответом. Решиться на это Дизайр не могла. Между тем Джеффри продолжал излагать свои мысли.
        - Итак, он силой овладел вами. И это не все. Он причинил вам гораздо больший вред - нравственный. У Него был расчет - втянуть вас в свои грязные дела. Вот почему он заставил вас принять участие в набеге на карету лорда Боудина. Вы стали с этого момента его сообщницей и должны были и дальше вести такую же преступную жизнь, как он сам. Вы должны были навсегда лишиться свободы. Посмотрите, ведь он не пожелал оставить вас в покое, когда узнал, что вы нашли приют под моей крышей. Он опять попытался вернуть вас на прежний путь. Зачем вы отправились на встречу с ним в тот дом свиданий? Он угрожал вам? Шантажировал?
        - Нет, нет! Не было… Ни того, ни другого. Морган не делал этого.
        Сказать про него такое - значило бы оклеветать. Он этого не заслужил.
        В порыве чувств Дизайр опять вцепилась в Джеффри, не отпуская напрягшейся под алым, расшитым золотом, мундиром руки. Она увидела, что глаза его снова стали суровыми. Резким движением он вырвал руку. Она продолжала горячо защищать Моргана.
        - Как вы можете так говорить, ничего не зная о Моргане Тренчарде? Он сам стал жертвой чудовищной несправедливости. Он вынужден был покинуть Англию, будучи еще мальчиком, почти ребенком. А когда вернулся, то узнал, что его незаконно выгнали из поместья отца, лишили дома. Он не возлагал надежд на восстановление своих законных прав и не желал умолять кого бы то ни было. Таким образом, ему не оставалось ничего другого, как…
        - Довольно, черт возьми! Я вижу, вы принимаете меня за наивного человека, безнадежно влюбленного в вас и готового поверить всему, что вы мне внушаете. Напрасно вы пытаетесь убедить меня в том, что ваш разбойник является невинной жертвой бесчестных людей.
        - Возможно, и не совсем невинной. - В эту минуту ею владело только безудержное желание спасти жизнь своему возлюбленному. Поэтому, преодолевая чувство безнадежности и отчаяния, она продолжала говорить о самом сокровенном. - У меня была надежда вымолить для него прощение у короля. Но теперь время упущено, я уже не смогу сделать этого. Если можно было бы добиться более легкого наказания для него, например высылки в колонии…
        - И вас тоже, вместе с ним?
        - Это не имеет решающего значения. Пусть я никогда не увижу его, мне достаточно знать, что он жив.
        На глазах показались слезы, и она не могла говорить дальше. Она слушала слова Джеффри. В его голосе чувствовались боль и горечь утраты.
        - Вы любите Моргана Тренчарда. Вы всегда любили его. Теперь я не сомневаюсь в том, что вы отдались ему добровольно. Вас не нужно было принуждать к этому.
        - Джеффри, не надо смотреть на меня так, словно вы ненавидите меня.
        Он покачал головой.
        - Нет, Дизайр. Я не испытываю ненависти к вам. Мне хотелось возненавидеть вас, но ничего из этого не вышло.
        С этими словами он повернулся на каблуках и посмотрел в сторону двери. Помедлив секунду, Дизайр порывисто бросилась к нему и крепко схватила за рукав.
        - Я никогда не смеялась над вашими чувствами и не играла любовью, - сказала она мягко, заставив его повернуться и посмотреть ей в лицо. - Вы оказали мне большую честь, предложив стать вашей женой, и я дорожила этим. Поверьте мне хотя бы в этом. И я не сомневаюсь, что наступит день, когда вы встретите достойную вас девушку, которая подарит вам свою любовь. Может быть, тогда вы сможете забыть все, что произошло между нами.
        - Конечно, я женюсь на ком-нибудь. Со временем. Последний мужчина в роду Уоррингтонов просто обязан иметь наследника. Но я никогда не смогу забыть вас, Дизайр, - никогда.
        Джеффри засунул руку в карман и вынул оттуда кожаный кошелек. Когда он попытался вручить его ей, она отстранила его руку. Безразличие и уныние начали медленно обволакивать ее.
        - Вам придется оставаться здесь еще какое-то время, прежде чем состоится суд, - сказал он. - Эти деньги помогут обеспечить вам хотя бы самый необходимый комфорт.
        Дизайр молча покачала головой.
        - Как вам угодно.
        Прежде чем Джеффри успел убрать кошелек, в дверях появилась Бесс.
        - Она сама не понимает, что говорит. Если вы позволите, ваша светлость, я возьму кошелек и приберегу эти деньги для нее.
        После короткого колебания Джеффри, пожав плечами, бросил кошелек в протянутую руку Бесс.
        Дизайр молча присутствовала при этой сцене. Она не двинулась с места, пока Джеффри не исчез в темноте коридора.
        Как только они остались вдвоем, Бесс не преминула обрушиться на Дизайр с упреками.
        - Как ты могла упустить свой единственный шанс. Ты почти убедила этого молодца помочь тебе. Он уже был готов бежать со всех ног куда угодно, лишь бы спасти тебя. Для тебя, дурехи, он бы залез на небеса или опустился в преисподнюю. Неужели ты этого не поняла?
        - Не надо, Бесс. Ты ничего не знаешь о нем. Не все так просто, как ты себе представляешь. Я первая, кого он полюбил. Я была для него идеалом. Такую жену он создал в своем воображении. Поэтому можно представить его чувства, когда он узнал всю правду обо мне. Оказалось, что он любил обычную воровку.
        - Не стану говорить об идеалах, - прервала ее Бесс. - Но я хорошо знаю мужчин. И уверена, что он готов простить тебе участие в ограблении кареты. Думаю, он мог бы забыть и о том, что ты спала с другим мужчиной. Тебе только нужно было сказать, что это произошло не по твоей воле. Ты должна была подтвердить, что Тренчард взял тебя силой.
        - Ты слышала все, о чем мы говорили?
        - Во всяком случае, многое, - без всякого смущения призналась Бесс. - Он помог бы тебе добиться помилования. Я уверена, он сделал бы это. Человек его положения обладает немалыми возможностями.
        - А что было бы дальше?
        Видя недоумение на лице Бесс, Дизайр продолжала:
        - Хорошо, допустим, что Джеффри добился бы моего освобождения. Что, по-твоему, меня ждало бы потом?
        - Как что? Он… Да… Пожалуй, он не стал бы сразу жениться на тебе. При его титуле и всем прочем это, наверное, было бы ему ни к чему. Но со временем все забывается, и вы могли бы соединиться. А вообще офицеры его величества живут неплохо. Они могут позволить себе завести любовницу, снимать для нее роскошную квартиру, подарить ей собственную карету с лошадьми, покупать богатые наряды…
        Бесс замолчала, заметив отрешенность и безразличие в глазах Дизайр.
        - Морган единственный человек, о котором я мечтаю.
        Вздохнув, Бесс взяла ее за руку и подвела к матрацу. Дизайр присела, и Бесс опустилась рядом с ней. Потом Бесс раскрыла кожаный кошелек Джеффри.
        - Боже мой! - С благоговейным трепетом, широко раскрыв глаза, девушка не могла оторваться от кошелька. - Дизайр, ты только посмотри сюда! Я никогда не видела такого количества денег. Даже не предполагала, что их может сразу оказаться так много у одного человека. Твой лорд Уоррингтон, похоже, такой же богатый человек, как его величество король.
        Она запустила в кошелек пальцы и блаженно заулыбалась, чувствуя, как скользят между ними блестящие монеты.
        - Может быть, он даже богаче короля, потому что его величество, по слухам, транжирит свое состояние на эту шлюху Кастлмейн. И еще неизвестно, сколько у него других женщин.
        Она, не переставая, теребила Дизайр за руку.
        - Ты что, не рада? Видишь, не зря я стояла все это время за дверью. А то по твоей милости все это богатство уплыло бы обратно. Я уверена, ты позволила бы ему уйти с кошельком. И что ему стоило отдать тебе эти деньги? Я готова поспорить, что эта сумма для него ничего не значит. Иначе он не расстался бы так легко со своим кошельком.
        Дизайр не стала возражать. Она обвела глазами камеру, остановив взгляд на безжизненной, потухшей печи.
        - О, теперь тебе не о чем беспокоиться, - продолжала Бесс. - Только не думай, что я могу потратить хотя бы гинею без твоего разрешения. Сейчас надо придумать, где мы будем прятать эти деньги. Она вскинула глаза и, подумав секунду, засунула кошелек за широкий пояс своей юбки.
        - Лучше не придумаешь. У меня нет подштанников. И на груди их не спрячешь, потому что эти дикари в пивной вечно шарят своими грязными лапами по сиськам. А так, пожалуйста, пусть задирают мне подол. Все равно не найдут деньги там, где я их сейчас спрятала.
        Все, что продолжала говорить Бесс, так мало значило для Дизайр в сравнении с тем, что она не получила желанной помощи от Джеффри. Больше он ужо не появится здесь. Через несколько дней уплывет на своем корабле далеко от Англии, оставив ее на произвол судьбы.
        Потеряв его, вместе с ним она потеряла и единственный шанс добыть свободу, как Моргану, так и себе самой.

        24

        Наступала пора засушливого лета. В голубом небе над Лондоном не было видно ни облачка. В городе становилось грязно и пыльно. В отсутствие дождя в садах Уайтхолла и огромных особняках, разбросанных вдоль Темзы, пожелтела трава и поникли цветы. По Лондонскому мосту непрерывной чередой катились карсты - состоятельные люди отправлялись в свои поместья.
        Воздух внутри Ньюгейта тоже прогрелся, но дышать им стало труднее. Усилилась влажность. Скользкие каменные стены задерживали испарения, которые быстро накапливались в камерах из-за большой скученности людей. Бесс продолжала наведываться в пивную. Редкий раз она возвращалась оттуда без печальной новости. Заключенные один за другим умирали, не в силах справиться с тюремной лихорадкой.
        Как-то раз июньским вечером Бесс вернулась в камеру с бутылкой рейнского.
        - Вот, это тебе. Можешь выпить за ужином, - сказала она Дизайр.
        - Мне совсем не хочется вина. Ты ведь знаешь, Бесс, я много раз говорила тебе, что не люблю вина. И у меня не такая крепкая голова, как у тебя.
        - Но я же не говорю, что ты должна все выпить одна. Я составлю компанию тебе, - снова предложила ей Бесс.
        Несмотря на улыбку, чувствовалось, что она нервничает. Это было заметно по выражению ее глаз.
        - Нет, Бесс. Тебе лучше выпить без меня. Мне совсем не нравится чувство опьянения.
        - Напрасно. Попробуй и увидишь, как это чертовски хорошо. - В голосе Бесс звучали неприятные, резкие нотки. Поймав на себе удивленный взгляд Дизайр, она огорошила ее новым вопросом: - Скажи, как ты можешь постоянно сидеть трезвой в этой проклятой дыре?
        Подобные причитания были совсем не в духе Бесс. Раньше она никогда не впадала в уныние. К тому же в последнее время их жизнь заметно улучшилась. После визита Джеффри в течение двух недель Бесс провернула несколько удачных сделок в коридорах и пивной. У Дизайр появилась пара кожаных туфель на каблуке, слегка потертых, но достаточно крепких. Из того количества денег, которые Бесс прятала у себя за поясом, пока была потрачена очень небольшая часть. Помимо туфель для Дизайр еще были куплены гребешок, иголка с ниткой, кусок мыла и крошечный тазик.
        Уинни, которая до сих пор не имела тарелки и ложки, оторопела, получив в подарок от Дизайр нормальную деревянную миску с ложкой.
        - Напрасная трата. Ухлопали на это несколько фартингов, - ворчала Бесс. - Все равно она со своей пустой башкой не поймет разницы и ты не дождешься от нее благодарности.
        Но в этом Бесс ошибалась. Когда Дизайр сняла с себя платье и принялась зашивать дыры, Уинни подошла к ней и предложила свои услуги.
        - Я могу это сделать лучше.
        Дизайр протянула ей свое зеленое шелковое платье и стала наблюдать за работой девушки. К ее удивлению, Уинни действовала очень ловко. Игла мелькала в складках материи так быстро, как будто попала в руки опытной портнихи. Когда Дизайр похвалила робкую, забитую девушку с тусклыми волосами, та неожиданно разговорилась.
        - Мне приходилось чинить одежду своей хозяйки. Она была ужасно строга ко мне. Если один стежок был немного длиннее остальных или выступал в сторону, она била меня по костяшкам пальцев.
        Потом девушка замолчала и снова впала в свое обычное состояние.
        Подаренные ей миску и ложку теперь она заворачивала в кусок старой тряпки и прятала под матрацем. Как только на пороге появился Эльф с мерзкой жирной стряпней в котелке, она с гордостью развязала узелок и протянула ему свои ценные приобретения.
        Эльф не обращал на нее никакого внимания, не спуская глаз с бутылки.
        - Я бы не отказался сделать несколько глотков, - сказал он.
        Бесс пожала плечами и передала ему бутылку. Он приложился к горлышку и пропустил порцию вина с протяжными булькающими звуками.
        - Смотри, не пей слишком много. Оставь нам. - Бесс схватила бутылку и поставила ее на прежнее место.
        - Совсем недурно, - сказал он. - Тот молодой офицер, похоже, щедро заплатил за полученное удовольствие.
        Слова охранника вызвали у Дизайр отвращение. Вдвойне неприятно было чувствовать на себе его плотоядный взгляд. Однако она уже знала по опыту, что в таких случаях лучше не отвечать. Жизнь в тюрьме имела свои законы.
        - Может быть, он еще наведается к вам в ближайшие дни, - продолжал Эльф.
        - Нет, он больше не придет, - резко ответила Бесс. - Он отплывает на войну с голландцами. И мы уже потратили большую часть его денег.
        В это время в камеру вошла Халда, чтобы получить свой ужин. Она посмотрела на Дизайр с угодливой улыбкой. Ухватившись за слова Бесс, она решила заговорить с ней.
        - Милочка, здесь найдется много других мужчин, которые охотно заплатят тебе. Стоит тебе только почаще появляться в пивной, как они толпой станут ходить за тобой. Хочешь, я устрою тебе встречу за шиллинг, а может, больше. Я сделаю это в любое время, только скажи.
        Это предложение заставило Дизайр содрогнуться. Она быстро отвернулась от Халды. В памяти сразу ожили воспоминания о том дне, когда она оказалась в пивной. Затем она мысленно начала перебирать все приятные моменты, связанные с Морганом. Она не могла забыть ничего, что было между ними с той минуты, когда он привел ее в свою камеру: ни прикосновения его рук, ни теплых губ у себя на груди, ни бурных ласк, ни взаимного наслаждения…
        Хриплый голос Халды вернул ее к действительности.
        - Ты можешь назвать цену - за час или за ночь.
        - Я не хочу иметь дела ни с вами, ни с вашими клиентами. Оставьте меня в покое, мерзкая ведьма.
        Дизайр отважилась выпалить все это Халде, не в силах сдерживать неприязнь к этой ведьме.
        - Ты бы лучше следила за тем, что говоришь, девочка. - Оскорбленная Халда смотрела на нее злобными прищуренными глазами. - Я не сомневаюсь, что очень скоро ты сама обратишься ко мне за помощью. Теперь уже Тренчард не сможет защитить тебя.
        Миска, которую Дизайр в это время протянула Эльфу, выпала у нее из рук. Она почувствовала тяжесть в груди, как будто ее голову сжали тугим железным обручем.
        - Что это значит? Морган! Неужели что-то случилось с ним?
        - Нехорошо, Бесс, - насмешливо сказала Халда. - Что же ты до сих пор ничего не рассказала своей подружке?
        - Заткнись, вонючая старая сводня!
        Бесс встала между Дизайр и Халдой, но Дизайр заставила ее посторониться и устремила на женщину глаза, наполненные такой решимостью, что та попятилась назад.
        - Что вы слышали о Моргане? Немедленно расскажите.
        Тут вмешался Эльф.
        - Твой разбойник уже осужден. Скоро состоится очередной балаган в Тайберне. Там он и расстанется со своей головой.
        - Бесс, ты знала об этом…
        - Я собиралась рассказать тебе. Но мне нужно было прежде напиться как следует.
        Халда на всякий случай решила держать язык за зубами и отошла подальше от Дизайр.
        - Совсем помешалась.
        Дизайр крепко держалась пальцами за виски, стараясь собраться с мыслями.
        - Король, - невольно произнесла она вслух. Не обращая внимания на окружающих, она продолжала рассуждать дальше: - Я танцевала с ним в тот вечер, на балу в графстве Седжвик. Тогда на мне были жемчуга леди Мирабель. Его величество обещал мне встречу наедине. Мне нужно немедленно увидеть его, пока еще есть время.
        - Я же говорю, она сошла с ума. Можно было заранее это предвидеть, глядя на ее неестественное благородство и доброту.
        - Черт с ней. Лишь бы вела себя тихо. Так же, как вон та. - Эльф с безразличным видом мотнул головой в сторону Уинни. - При таком тихом помешательстве с ней не будет особых хлопот. Если только вздумает шуметь, то придется отправить нашу прекрасную леди в сумасшедший дом.
        В другое время Дизайр, наверное, пришла бы в ужас от одного упоминания о доме для умалишенных. Весь Лондон слышал страшные истории о несчастных больных людях и невыносимых условиях их пребывания в этом заведении в Лэмберте. Много плохого рассказывали об этом местечке в южной части Темзы. Говорили о неслыханных издевательствах и зверствах, которым подвергались там пациенты со стороны тех, кто должен был ухаживать за ними. Не каждый узник Ньюгейта, даже из числа отпетых преступников-уголовников, желал бы поменять свое место в тюрьме на больничную койку в том доме. Но в тот момент, когда Халда и Эльф вели этот разговор, Дизайр была настолько потрясена известием о Моргане, что угрозы тюремщика не произвели на нее никакого впечатления.
        Бесс со свойственной ей изворотливостью решила выручить подругу и принялась торопливо говорить в ее защиту:
        - Ну что вы придаете такое значение ее словам? Не знаю, как ей пришла в голову вся эта чушь про его величество. - При этом она крепко стиснула руку Дизайр и почти волоком потянула ее через всю камеру к матрацу. - Она просто неудачно пошутила.
        - Впредь ей лучше бы так не шутить, - заметила Халда. - Хотя я не думаю, что она попадет в сумасшедший дом, как считает Эльф. Этого не произойдет, судя по тому, как идет судебный процесс. Вскоре может состояться суд над ней самой, и тогда она отправится в Тайберн вместе со своим разбойником.
        - Я смотрю, ты в курсе всех дел. - Эльф насмешливо поддел Халду, наливая ей суп в миску. - А тебе известно, что про нее сказал Тренчард на суде? Так вот, он сказал, что до той поры, пока он однажды вечером не положил на нее свой глаз, она была неиспорченной молоденькой девушкой. Он затащил ее в темный переулок, припер к стене и, не обращая внимания на все ее мольбы, задрал ей платье и… - В этом месте Эльф сделал паузу и неприличным жестом показал, что произошло дальше. - А потом увез ее с собой.
        - Но ей предстоит отвечать за то, что она помогала ему грабить карету, - вмешалась Бесс. - Ее опознали два человека, которые были в магистрате. Ты что, не слышал?
        - Тренчард убедил судью, что силой заставил ее поехать с ним. Он даже признался, что сорвал маску у нее с лица, чтобы люди в карете могли лучше разглядеть ее.
        - Подумать только, какой благородный джентльмен, - заметила Халда. - Он решил взять всю вину на себя.
        - Видели мы таких, - сказал Эльф, похваляясь перед ними своей многоопытностью, - а то и похуже. Некоторые, когда дело доходило до отправки в Тайберн, вдруг начинали каяться. Один, как сейчас помню, так громко причитал на всю камеру, что вывел своих товарищей из терпения. Они пригрозили ему, что повесят его до того, как его успеют отправить на виселицу, и тогда палач останется без работы.

        В ту ночь Бесс и Дизайр долго не ложились спать, разговаривая тихими голосами.
        - Может быть, мне попробовать подкупить Эльфа? Как ты думаешь, если ему предложить большую сумму денег, он согласится устроить мне свидание с Морганом? - спросила Дизайр.
        - Если ты все еще рассчитываешь убежать вместе с ним, то выбрось это из головы. Все равно ничего не получится.
        - Единственное, чего я хочу сейчас, это побыть с ним. Пока еще есть такая возможность, - прошептала Дизайр.
        - Вряд ли это удастся. После вынесения приговора заключенные сидят под замком день и ночь. Их никуда не выпускают и возле камеры выставляют усиленную охрану.
        Дизайр привстала с матраца с тихим жалобным стоном. Бесс поспешно зажала ей рот рукой.
        - Только не начинай все сначала. Хочешь разбудить эту тухлятину, Халду?
        Она придвинула Дизайр нетронутое вино.
        - Выпей. Это поможет тебе заснуть и отдохнуть немного.
        - Как я могу спать, зная, что Морган сейчас совсем один, что сидит и ждет своей участи? В любую минуту его могут увезти в Тайберн.
        - Могло бы быть и хуже, - неожиданно произнесла Бесс. - Его могли бы запихнуть в одну из тех крысиных дыр, что в Пресс Ярде, вместе с дюжиной таких же смертников. Там заключенных приковывают цепями к стене и держат только на хлебе и воде.
        - Хорошо, что этого не случилось. Как ты думаешь, что их остановило?
        - У него остались друзья на свободе. Видимо, они хорошо платят тюремщикам, раз те обеспечили ему сносные условия. Во всяком случае, так говорят в пивной.
        Бесс опять протянула ей вино, но Дизайр решительно отстранила ее руку.
        - Ты думаешь, ему станет легче оттого, что ты проплачешь всю ночь? - Как всегда, Бесс старалась использовать для убеждения чисто практические доводы. - Он сделал для тебя все что мог. Он дал тебе шанс на спасение. Неужели он обрадуется, если ты загубишь его план?
        Притупившимся от горя разумом Дизайр плохо постигала смысл ее слов. Она понимала только одно: Морган любил ее. Он не может хотеть, чтобы они расстались. Любым способом ей нужно найти в себе силы продолжать бороться за жизнь, к чему он призывал ее.
        Она сделала несколько глотков вина, закашлявшись, потом заставила себя допить до конца. В этот день у нее не было во рту ничего, кроме кусочка хлеба с сыром, поэтому она сразу же опьянела.
        - Нет-нет, мне хватит, - запротестовала она, когда Бесс начала наливать ей вторую порцию. Не обращая внимания на ее сопротивление, Бесс почти насильно влила вино ей в рот.
        - Давай, давай. Выпей, и дело с концом, - приказала она.
        Дизайр подчинилась. Она быстро почувствовала теплоту, распространяющуюся по телу. Исчезли леденящие ощущения под ложечкой. Приятная слабость начала овладевать ею.
        - Тебе нужно сохранить в себе силу духа до суда, - внушала ей Бесс.
        Слова приятельницы звучали как-то глухо, как будто та разговаривала с ней откуда-то издалека. Дизайр легла на спину. Пустая кружка выскользнула из пальцев. Один раз она уже испытала что-то похожее… Когда же это было?
        - А, вспомнила. Это было в ту ночь, когда мы встретились с Морганом… И он привез меня в фермерский дом… Налил мне бренди…
        Глаза ее закрылись. На волнах воспоминаний она медленно уплывала в прошлое. Тогда она пыталась убежать, но не смогла, потому что опьянела от бренди. Моргану пришлось взять ее на руки и отнести обратно на кухню, к камину…
        Живо вспомнились его ласки. Впервые он пробудил в ней незнакомые чувства, о существовании которых она и не подозревала. В тот день он подарил ей такие приятные ощущения: поцелуй… Ласкал ее грудь… Гладил ее по бедрам…
        Губы Дизайр шевелились, выговаривая слова, рвущиеся из глубины души.
        - Морган… Морган… Любовь моя… Не покидай меня…
        В мягкой обволакивающей темноте ее незаметно относило в тихое царство сна.

* * *

        Один за другим быстро бежали летние дни. Дизайр уже перестала считать, сколько их пронеслось. Ветер, задувавший на Лондон с востока, не приносил желанного дождя. Горожане начали всерьез беспокоиться, не грозит ли им в ближайшее время нехватка воды.
        В один из августовских дней, ближе к вечеру, Ровена стояла на террасе старинного особняка. С огорчением она думала о том, что по-прежнему не заметно ни малейших признаков летней грозы. Малиновый светящийся шар солнца проглядывал сквозь серо-голубую дымку неба. Только благодаря ее стараниям цветы в саду еще не успели повесить свои красивые головки.
        В связи с засухой пропал энтузиазм в разбивке новых цветников. Разумнее отложить эту работу до наступления прохладной погоды. Но дело не только в этом. Ровена задавала себе вопрос - кому нужны ее усилия? О каком интересе могла идти речь в отсутствие Джеффри?
        Она не опустила бы руки, не поторопись он заключить контракт. Неизвестно, когда он вернется, потому что Англия все активнее втягивается в войну с Голландией. В июле, после победы Ройтера[8 - Голландский адмирал (1607-1676).] над Манком,[9 - Английский генерал (1608-1670).] и в августе, когда британские войска высадились на островах Влие и Тершеллинг, устроив пожары в городах и потопив сто шестьдесят кораблей в гавани, с леди Мирабель случилась истерика. На нее не действовали никакие уговоры, и она не верила Ровене, которая доказывала, что полк Джеффри не участвовал в этих операциях.
        - Мы не можем знать, что в следующий раз предпримут эти проклятые голландцы, - причитала леди Мирабель. - Мой бедный мальчик. Я предпочла бы, чтобы он женился на Дизайр, чем лежал раненым на чужой земле.
        Она не обращала внимания на сурово-неодобрительные взгляды дочери и продолжала:
        - Я знаю, ты осуждаешь меня. Но, во всяком случае, здесь, в Лондоне, он был бы в безопасности.
        Ее аккуратный подкрашенный рот беззвучно задрожал от рыданий.
        Обозленная словами матери, Ровена не удержалась от желания нагнать на нее еще больше страха.
        - В городе поговаривают о том, что голландцы собираются отомстить нам. Они намерены направить свой флот прямо к берегам Темзы. В таком случае тебе лучше на время отправиться в Йоркшир.
        - Как тебе не стыдно предлагать мне это! Я не допускаю мысли о бегстве, даже если сюда нагрянут тысячи голландцев. Я не имею права поступать так, когда мой дорогой мальчик сражается за свою страну!

        Между тем в тесных, скученных кварталах Уайтфрайерса и Саутуорка не прекращались совсем другие битвы. Обитавший там жалкий люд боролся с бедностью, лихорадкой и голодом. Когда вести о суде над Морганом и приговоре просочились в меблированные комнаты Лены Джерроу, Барни торжествующе закричал:
        - Я не сомневался, что это случится! Я хочу, чтобы мне досталось место поближе к виселице. Я должен все хорошо рассмотреть. Он все хвалился, что ничего не боится. Посмотрим, как поведет себя там!
        - Ах, ты, бессердечный гаденыш! - воскликнула Полли, которая в это время прибирала со стола после ужина Еноха. Она круто повернулась и влепила Барни пощечину, а потом громко зарыдала.
        Енох рассеянно смотрел в сторону, механически похлопывая ее по плечам.
        - Если бы он не захотел переспать с этой смазливой особой, солдаты не схватили бы его, - со всхлипыванием сказала Полли.
        - Зато его девка, эта, как ее… Гилфорд, попадет только на следующее заседание суда, - сказал Барни, потирая щеку. - А жаль! Ее надо бы повесить вместе с Тренчардом. Вот тогда было бы на что посмотреть.
        Полли, все еще продолжавшая плакать, собралась дать еще один подзатыльник, но он проскочил у нее под рукой и убежал в переулок. Она вытерла слезы рукавом.
        - Скажи, Енох, может ли он все-таки сейчас совершить побег? Если он получил и сохранил нож, который я передала для него…
        Пышущее здоровьем лицо Еноха приняло унылый вид. Он посмотрел на нее потухшими глазами.
        - Чтобы приговоренный к смерти человек мог бежать из Ньюгейта, ножа мало, Полли.

        В приходской церкви Ньюгейта с названием «Могила Иисуса Христа» громко зазвонили колокола. Проснувшись от внезапного шума, Дизайр первую минуту лежала неподвижно, коченея от страха. Бесс когда-то сказала, что по утрам в день экзекуции начинают бить в колокола. Но тут она вспомнила, что просто наступило воскресенье, когда перезвон слышен по всему Лондону. Она успокоилась, затем медленно встала, расчесала свои темные волосы. Ах, как хорошо бы принять ванну, смыть с себя эту вонь и грязь тюремную!
        Это было уже второе воскресное утро в сентябре. День казни, хоть и откладывался, но, по-видимому, скоро его определят. А после него настанет ее черед предстать перед судом на следующей сессии.
        Бесс, проснувшаяся еще раньше, пила пиво из небольшого бочонка. Со времени последних дождей прошло уже несколько недель, и вода, которую привозили для заключенных, была затхлой. На деньги Дизайр покупалось вино и эль для нее самой и всех остальных в камере. Вода была не только непригодна для питья, но и мыться ею не хотелось. Преодолевая брезгливость и стараясь не замечать желтоватую пену, Дизайр спасалась куском мыла.
        Бесс для отвода глаз часто рассказывала байку о каком-то щедром джентльмене, который оплачивал ее услуги. Со свойственной ей предусмотрительностью она постоянно напоминала Дизайр о том, что никто не должен знать про спрятанные у нее за юбкой деньги Джеффри.
        - Пусть они считают, что это я плачу за эль и все другое.
        Халда уже отправилась в коридор на промысел. Уинни продолжала спать, свернувшись калачиком, как кошка. Вскоре в дверях появился Эльф, тянувший за руку худощавую женщину с заострившимся лицом.
        - Вот вам пополнение. С вами она будет чувствовать себя, как дома.
        Женщина попыталась рывком освободиться от него, но он сильным ударом сбил ее с ног. Дизайр, еще не успевшая забыть грубого обращения с ней самой в день ее задержания, бросилась помогать женщине встать на ноги.
        - Вы можете не рассчитывать на получение выкупа, - огрызнулась женщина. - Этот вонючий тюремщик…
        - Нам не нужно никакого выкупа, - успокоила ее Дизайр. - Вы можете выпить эль, если хотите.
        Лицо у новенькой немного подобрело, когда Дизайр показала ей бочонок с пивом. Женщина достала из кармана старую потрескавшуюся кружку.
        - Вот за это барахло мне пришлось отдать серебряный подсвечник, - недовольно пробурчала она. Напившись, она вытерла рот тыльной стороной руки.
        - Меня зовут Пег.
        После этого уселась в углу, прислонившись спиной к стене.
        - Другой подсвечник я обменяла на матрац. Охранник сказал, что принесет его в камеру.
        - И где же ты раздобыла эту пару серебряных подсвечников? - недоверчиво спросила Бесс. - Ты что, сперла их в какой-нибудь лавке?
        - Ну прямо, - возразила Пег, - Ты бы видела, сколько повозок со всякой утварью стоит на дорогах, а сколько лавок с дверями нараспашку. Владельцы разбежались в разные стороны, и не нашли времени повесить замки.
        - Неужели опять началась чума? - в страхе спросила Дизайр.
        Женщина покачала головой.
        - Нет. Пожары. Они распространяются со страшной силой.
        Бесс как будто не удивилась этому и дернула плечами.
        - В это время в городе всегда свирепствует огонь.
        - Только не так, как в этот раз! За этими стенами, без единого окна вы не видите, что происходит снаружи. Пожар начался ночью, а при таком ветре огонь охватил весь город. Люди грузят свой скарб на тележки. Торговцы повытаскивали товары со складов у реки и погрузили их в лодки.
        Уинни сразу засуетилась и в испуге схватила Дизайр за руку. Глядя на нее округлившимся глазами, она с тревогой спросила:
        - Что же теперь будет с нами?
        - Не бойся, - успокоила ее Дизайр. - Здесь нам ничто не грозит.

        25

        В отличие от притихшей Уинни, поверившей словам Дизайр, Пег разразилась громким хохотом.
        - Много ты знаешь. Ты не видела того, что видела я. Если бы ты хоть на минуту высунула нос из этой дыры, то сейчас пела бы по-другому.
        - Хватит орать, - оборвала ее Бесс. В ее ореховых глазах появилось презрение. - Я родилась совсем недалеко от этого места. Можно сказать, выросла здесь. Пока я не сперла какую-то требуху на рынке в Блоу-Бледдер Лейн и мясник не выгнал меня из лавки, я вдоволь нагляделась на карманников и шлюх, которых констебли без конца волокли сюда. Только Ньюгейт, как стоял на своем месте, так и стоит. Этой тюрьме не помешали ни чума, ни пожары. Я готова хоть сейчас держать пари, что и дальше ничего не произойдет, когда нас уже не будет на этом свете.
        Хотя Дизайр робко поддержала Бесс, в глубине души она испытывала беспокойство.
        - Как далеко пожар был от тюрьмы, когда вас привезли сюда? - спросила она Пег.
        - Не надо опять заводить ее, - недовольно сказала Бесс.
        Но Пег жаждала поделиться впечатлениями.
        - Падинг Лейн сгорел дотла. Пожар начался там. Говорят, что первой загорелась лавка булочника. Потом огонь перекинулся на набережную. Горящие угли ветром занесло на дровяной склад. Они и сараи вокруг вспыхнули, как факел. Сейчас там тоже остались лишь кучи пепла. Потом заполыхало здание, где торговали рыбой. Если бы не этот проклятый западный ветер, то пожар не распространялся бы с такой скоростью, но ветер-то не прекращался несколько дней. Да еще эта засуха. Вот дома и стали гореть, как сухие щепки, один за другим. Сады, которые совсем высохли без дождя, тоже выгорели целиком. - Она прервала рассказ, переведя глаза на бочонок с элем. - Можно мне выпить еще одну кружку, а то от дыма у меня першит в горле.
        - Пей. Может быть, тогда перестанешь каркать, - грубо сказала Бесс.
        Однако ее тон не смутил Пег. Она могла одновременно пить и разговаривать.
        - Я слышала, что сгорели и другие улицы - Святого Мартина Оргара и Лукавого Михаила. Некоторые люди бегали по городу и кричали, что это наказание Всевышнего за то, что у нас развелось много шлюх и прелюбодеев. Только я думаю, это не так, потому что вместе с публичными домами сгорели и церкви.
        Слушая этот рассказ, Дизайр почти умирала от страха. У нее даже выступил холодный пот, и она почувствовала, как две прохладные струйки пробежали по груди. Сердце снова сжалось от тоски по Моргану. Если бы она могла сейчас быть с ним, ощущать на себе его сильные руки, она бы ничего не боялась.
        - Бесс, как ты считаешь, могу я сейчас попросить Эльфа проводить меня в камеру Моргана?
        - И когда только ты перестанешь говорить мне о Моргане Тренчарде, - с раздражением остановила ее Бесс. - Я говорю тебе еще раз - у них есть свои правила. Заключенным, которых приговорили к казни, запрещено встречаться с кем-либо. Они не имеют права разговаривать ни с кем, кроме охраны.
        - Но я ничем не рискую, если попрошу его об этом.
        - И толку от этого тоже не будет никакого. Твоему разбойнику и так повезло. Он сидит в своей камере без цепей и без железного ошейника, не валяется на грязной соломе, как те ублюдки из камеры смертников.
        «Стало быть, Енох продолжает регулярно посылать деньги в тюрьму», - подумала Дизайр. Но каким образом ему удается передавать их тюремщикам? Тут она вспомнила, что Морган говорил о Полли Джерроу. Может быть, эта девушка и является курьером?
        Подвязки из красного атласа Дизайр носила до сих пор вместе со спрятанным в них ножом, который в свое время Полли передала Моргану. Прикосновение металла к коже стало настолько привычным, что Дизайр порой забывала о ноже. Слава Богу, что до сих пор ей не пришлось воспользоваться им. К тому же она сильно сомневалась, что вообще способна применить нож как оружие.
        Она принялась размышлять о Полли Джерроу. Что заставило ее подключиться ко всем этим хлопотам - носить передачи и деньги для выкупа сюда, в Ньюгейт? Может быть, она любовница Еноха? Но если это так, то зачем она оставила Моргану свои подвязки в качестве «подарка»?
        На короткое время в ней вспыхнула ревность, но она отбросила ее в сторону. Если эта девушка решила хоть чем-то помочь Моргану, все остальное не имеет значения.
        Утро тянулось медленно и уныло. Между тем охранники продолжали приводить новых заключенных. Постепенно паника начала проникать в темные коридоры и камеры.
        - Это дело рук голландцев! - так говорил кто-то из вновь прибывших, пока тюремщик провожал его до места. - Скоро они доберутся до нас. Подождите, они устроят еще не такой пожар. Они отомстят нам за то, что мы сожгли их флот.
        - Нет, это не голландцы. Это поганые французы, - выкрикнул женский голос из глубины коридора. - Всем давно известно, что в город прибыла целая армия папистов. Говорят, что несколько тысяч их уже заполнили Сити.
        Бесс набросилась на женщину и вцепилась ей в руку. Рыхлое лицо женщины было испачкано сажей, от ее истрепанной одежды и всклокоченных седых волос исходил тяжелый горелый запах.
        - А что лорд-мэр еще не вызвал солдат?
        - Что за чушь ты несешь. Чего захотела! Когда его ни свет ни заря выволокли из постели и заставили посмотреть на бушующий огонь, он сделал вид, что ничего особенного не происходит. Я сама слышала, как он сказал: «Тоже мне, нашли пожар! Пошлите туда какую-нибудь женщину помочиться». И после этого он отправился домой спать дальше. Это его нужно было засадить в тюрьму, а не меня…
        - Иди, куда тебя ведут, и не каркай, старая ворона, - прикрикнул на женщину охранник, - нечего тут оскорблять порядочных людей.
        Когда он потащил ее за собой в темноту, Дизайр еще долго слышала громкие проклятия в адрес французов, лорда-мэра, приходских констеблей и владельца булочной, в которой, как считали, и начался пожар.
        Потом затрезвонили колокола той церкви, что носила имя Иисуса Христа. Только теперь это был не праздничный звон. Дизайр поняла, что это набат о пожаре в Сити. Нервы были на пределе.
        Охране предстояла задача не допустить нарастания хаоса и сохранить порядок в тюрьме. Поэтому никому не было дела до переполошившихся людей, не получивших своего обычного завтрака - хлеба и сыра. Голод вызвал еще большее волнение среди заключенных. В коридорах то и дело возникали стычки. Охранники сыпали грязной бранью, направо и налево размахивая тяжелыми деревянными дубинками.
        Дизайр крепче стиснула зубы, стараясь не выдать овладевавший ею страх. Чтобы отвлечься от тяжелых мыслей, она попробовала заняться обычными утренними делами: умылась остатками вчерашней воды и причесала волосы. В это время Бесс, сосредоточенно нахмурив брови, торопливо расхаживала взад-вперед по камере.
        Миновал полдень, и вскоре в дверях показался Эльф.
        - Мы заждались тебя, - сказала Халда. - Где же наш завтрак? Вы что, решили уморить нас?
        Охранник пришел к ним без пищи. Не отвечая на вопросы Халды, он снял ключи с поясного ремня.
        - Что ты хочешь делать? - не отставала от него Халда.
        - Запереть вас. Так распорядилось начальство, - ответил Эльф.
        - Но ведь еще не вечер, - попробовала возразить Дизайр.
        Чуть позже до нее дошло, в чем дело. Тюремные власти, оказавшись лицом к лицу с охваченными паникой, взбунтовавшимися заключенными, в том числе и очень опасными преступниками, опасались серьезных беспорядков. В обычных условиях охрана вполне справлялась с ними и в необходимых случаях применяла силу. Угроза вторжения огня на территорию тюрьмы заставляла иначе оценивать обстановку.
        - Нас закроют здесь, чтобы мы сгорели заживо, - взвыла Пег.
        Уинни глядела на всех вытаращенными от страха голубыми глазами. Даже Халда забеспокоилась.
        Бесс бегом через всю камеру бросилась к Эльфу и схватила его за руку.
        - Не закрывай дверь.
        - Но мне так приказали, - ответил он, стараясь освободиться от нее. Но Бесс прочно повисла у него на руке.
        - Сделай вид, что в этой суматохе ты забыл запереть одну камеру. Разве такого не может быть? - Она уговаривала охранника мягким голосом, не сводя с него своих глаз. - Ты думаешь, мы не сможем отблагодарить тебя как надо?
        - Что с вас получишь - какие-нибудь несколько шиллингов? - с презрением бросил Эльф.
        Однако Бесс уловила интерес в его глазах. Охранник не торопился запирать дверь.
        - Я могу заплатить тебе и побольше.
        - Не морочь мне голову. Ты врешь, потому что, как все шлюхи, тратишь сразу все, что тебе дают.
        Бесс чуть было не задохнулась от возмущения, но быстро взяла себя в руки и снова спокойно заговорила с ним:
        - Иди и запирай остальные камеры в коридоре. А когда закончишь, возвращайся к нам. Я покажу тебе, что у меня припасено для тебя.
        Помявшись немного и пожав плечами, охранник двинулся в соседнюю камеру. Дизайр чувствовала, как кровь стынет у нее в жилах от хлопанья дверей в коридоре, криков и стенаний женщин, закрытых в своих камерах.
        - Боже, помоги нам! Ведь мы сгорим заживо!
        - Выпусти нас, сукин сын! Мы сами о себе позаботимся!
        Было слышно, как Эльф крикнул другому охраннику, чтобы тот помог ему утихомирить женщин. Его напарник с фонарем побежал навстречу ему. Дизайр различила звуки от удара деревянной дубинкой. Потом послышались чьи-то завывания, а под конец - тихое хныканье.
        Дух безумия на женской половине тюрьмы становился все ощутимее. Дизайр не могла остановить неподвластную воле тревожную дрожь. Заметив ее состояние, Бесс схватила ее за руку.
        - Держись, - сказала она, - если мы уговорим его оставить нашу дверь незапертой, мы сможем выскочить в коридор.
        - Все равно нам не убежать отсюда. Ты сама говорила мне это много раз.
        - Это было до пожара. Сейчас другое дело. Видишь, теперь они больше всего боятся бунта. Вот и решили запереть всех заранее. Знаешь, что может быть, если охрана не справится с заключенными или если тюремщикам самим придется бежать отсюда…
        Она пошарила рукой у себя за поясом и вытащила кошелек.
        - Вот. Возьмем десять гиней. Этого хватит, чтобы подкупить Эльфа. Если ты даешь согласие, я предложу ему эту сумму.
        Уинни и Халда подошли к ним поближе, переглядываясь между собой, не понимая толком, что происходит и на что можно надеяться.
        - Давай, действуй, - поспешно сказала Дизайр.
        Бесс пересчитала монеты, застегнула кошелек и сунула его Дизайр за корсет.
        Затем все пятеро сгрудились в углу и затихли в напряженном ожидании.
        - Слышите, - сказала Пег, - он возвращается.
        - Всем молчать, - приказала Дизайр. - Пусть Бесс одна договаривается с ним.
        Охранник уже стоял в дверях.
        - Показывай, сколько денег ты мне приготовила, - скомандовал он, обращаясь к Бесс.
        - Ты не получишь их до тех пор, пока не выпустишь нас в коридор.
        - Этого я вам никогда не обещал.
        Однако в его маленьких глазках появился жадный блеск. Он отошел в сторону и разрешил Бесс и Дизайр выйти из камеры в темноту коридора.
        - А мы? - Халда с жалобным воем бросилась вслед за ними. - Вы собираетесь оставить нас здесь?
        Что касается Халды, то ее дальнейшая судьба была совершенно безразлична Дизайр. Не особенно волновалась она и за Пег, с которой была едва знакома. Но этого нельзя было сказать про Уинни - за участь этой хрупкой, забитой девушки Дизайр чувствовала себя в какой-то мере ответственной. - Ты выпустишь нас всех, Эльф, - сказала Дизайр спокойным тоном, устремив свои зеленые глаза на охранника.
        Бесс тряхнула плечами.
        - Вот твои деньги, - сказала она, протягивая Эльфу монеты.
        Тот с ухмылкой положил свою добычу в карман.
        За дверью Бесс взяла Дизайр за руку.
        - Иди сюда, - сказала она. - Сейчас мы поищем уголок, спрячемся и дождемся удобного момента, когда попробуем вырваться отсюда.
        Дизайр протестующе покачала головой. Она взяла Уинни за плечо и легонько подтолкнула ее поближе к Бесс.
        - Ты лучше присмотри за ней.
        - А ты, значит, пойдешь одна. Почему не хочешь послушаться меня и… Не договорив, Бесс тяжело вздохнула. - Что ты задумала?
        Дизайр не отвечала. Она порывисто обняла Бесс и поцеловала ее в щеку.
        - Не забудь про Уинни, - еще раз напомнила она. После этого повернулась к Эльфу.
        - Отведи меня в камеру к Моргану Тренчарду.
        - Но ты об этом даже не заикалась, - хриплым шепотом запротестовал Эльф. - Ему уже вынесен смертный приговор, и его камера охраняется день и ночь. Неужели ты думаешь, что я стану рисковать собственной шкурой ради него? Я не собираюсь помогать ему бежать.
        - Разве я прошу тебя делать это? - перебила его Дизайр. - Я только хотела попасть к нему в камеру, чтобы побыть с ним.
        - Да ты совсем рехнулась, - сказал Эльф. - Я не зря и раньше говорил об этом. Теперь уж окончательно убедился.
        - Говори, сколько хочешь за то, чтобы отвести меня к Моргану Тренчарду?
        - Дизайр, одумайся! - взмолилась Бесс. - Лучше останься со мной, здесь. Это единственный путь к спасению.
        В это время рядом с ними кто-то громко завизжал. Потом раздался взрыв дикого хохота, прокатившегося эхом по коридору. Присмотревшись, Дизайр увидела вырисовывавшиеся то здесь, то там темные фигуры, которые, как призраки в страшном сне, бесшумно передвигались во мраке. Она и ее сокамерницы и не подозревали, что они не единственные, кто укрылся в этом коридоре. Рядом могли быть и убийцы, и сумасшедшие. Крадучись, как дикие звери в джунглях, они прокладывали себе дорогу в темноте. Дизайр заставила себя отбросить страх.
        - Ты спрашиваешь, сколько я возьму с тебя? - снова спросил Эльф. - А сколько ты дашь?
        - Еще десять гиней. Эльф решил поторговаться.
        - Двадцать.
        - Хорошо. Получишь деньги, когда отведешь меня к нему в камеру.
        Пока Дизайр вела с ним разговоры о деньгах, в голове у нее мало-помалу складывался дерзкий план. Она еще точно не знала, как его осуществить, но ей очень хотелось рассчитывать на удачу.
        - Вообще-то за такие дела меня самого могут четвертовать.
        - Хорошо, я все равно пойду, даже одна, чего бы это ни стоило, - сказала Дизайр, стараясь придать себе уверенность. Она повернулась к ним спиной.
        - Дизайр, подожди, - раздался в темноте голос Бесс, но она уже тронулась вперед, наощупь, держась одной рукой за сырую стену. Эльф грубо схватил ее за руку и крепко сжал.
        - Без меня ты никогда не найдешь камеру Моргана Тренчарда.

        До этого дня Дизайр видела только малую часть тюрьмы. В огромном здании существовала система бесконечных разветвленных коридоров и длинных лестниц. У подножья каждой лестницы на каменной ступеньке стоял зажженный фонарь. Эльф вынул фонарь из ниши в стене и, держа его впереди себя, освещал дорогу. Они молча взбирались по лестнице. Все это время Эльф продолжал крепко держать ее за руку.
        Когда они оказались на лестничной площадке, стали слышны крики и ругательства. На мужской половине завязалась драка между охраной и заключенными. Один из заключенных, мужчина гигантского роста, вместо оружия использовал собственные цепи, которыми размахивал из стороны в сторону. Он сбил с ног охранника, и тот лежал на полу, держась руками за разбитое лицо и завывая от боли. Другие заключенные, вооруженные ножами и дубинками, окружили группу охранников и избивали их с жестокостью и сноровкой, которым они научились за годы жизни в лондонских трущобах.
        Эльф потянул Дизайр дальше, и вскоре они поднялись на следующий этаж. Он толкнул ее к нише в стене и железной заслонкой закрыл огонь в фонаре, оставив лишь узкую полоску света. Неподалеку от них, спотыкаясь и поддерживая друг друга, шли два подвыпивших охранника. Нечленораздельными голосами они выводили слова какой-то песни.
        Через несколько шагов Дизайр заметила слабый огонек свечи. Где-то совсем близко раздался пьяный хохот.
        - Мы возле пивной, - сказал Эльф. - Некоторые охранники, похоже, хватили через край.
        Они двинулись дальше, и в темноте Дизайр увидела скользящие тени тех, кому удалось выбраться из камер. Миновав еще одну лестницу, она уловила слабый запах дыма.
        - В этих камерах наверху есть окна, - пояснил Эльф. - Поэтому снаружи сюда проникает дым.
        Справа от лестничной площадки начинался узкий коридор. Эльф остановился возле него и толкнул Дизайр к стене.
        - Камера Тренчарда за следующим поворотом, - сказал он тихим голосом. - Надо проскочить мимо охраны. Подожди меня здесь.
        Он пошел вперед, оставив ее одну в темноте. У нее бешено заколотилось сердце. Она добилась, чего хотела. Эльф привел ее сюда, поверив, что ее единственным желанием было увидеть Моргана. Теперь ей предстояло решить другую задачу - помочь Моргану выбраться на свободу.
        Из-за угла она услышала голос Эльфа, разговаривавшего с охраной.
        - В Пресс Ярде начался бунт. Им нужна помощь. Отправляйтесь туда поживей!
        Дизайр плотнее прижалась к стене, когда два охранника промчались мимо нее. Эльф сначала побежал за ними, но вскоре повернул назад и оказался рядом с ней.
        - Будем действовать, пока их нет, - сказал он.
        - Но нужен ключ, чтобы открыть камеру Моргана. Он есть у тебя?
        - Сейчас найдем, - ухмыльнулся Эльф.
        Он открыл заслонку фонаря, и Дизайр увидела у него на ладони тускло блеснувший металлический предмет.
        - Быстрее веди меня к нему!
        - Сначала отдай деньги.
        - Нет. Только после того, как откроешь камеру.
        Говоря это, Дизайр рассчитывала на осуществление своего плана. Если бы Эльф начал сейчас открывать дверь, она нарочно замешкалась бы с кошельком. Пока она медленно отсчитывала бы деньги, Морган, улучив момент, мог скрутить охранника по ногам и рукам.
        - Не валяй дурака. Я выполнил все, что обещал, - прикрикнул на нее Эльф.
        Он поставил фонарь на пол и, навалившись на нее своим тяжелым телом, прижал к стене. Дизайр начала громко кричать. Тогда охранник ударил ее наотмашь по лицу, потом запустил руку к ней за пазуху и вытащил кошелек. Оглушенная сильным ударом, Дизайр не могла сопротивляться ему.
        Быстрым взглядом он окинул содержимое кошелька.
        - Ничего. Богатство, достойное самого короля. И при таком куше ты жалела дать мне несчастные двадцать гиней!
        - Бери все, что у меня есть, только… - сказала она срывающимся шепотом.
        Эльф вертел кошелек в руках.
        - Какой он красивый и еще теплый. - Голос его внезапно переменился. Дизайр уловила это сразу. Болезненный ком зашевелился в животе. Эльф грубо схватил ее за грудь.
        - Вот где ты хранила его. Потому-то он такой теплый.
        Он продолжал шарить своими толстыми пальцами у нее за корсетом, обдавая ее тошнотворным запахом изо рта. Она снова хотела закричать, но не могла издать ни звука.
        Когда он задрал ей платье, она вцепилась ему в руку, пытаясь помешать. Потом нащупала нож, спрятанный в подвязках. В охватившей ее слепой ярости, повинуясь инстинкту самосохранения, она схватила рукоятку ножа и освободила его из-под одежды.
        Охранник уже просунул колено у нее между ног, стараясь раздвинуть их в стороны. Дизайр ударила его ножом, но при этом только слегка ранила его в руку. Охранник обрушил на нее поток проклятий, схватил ее за руку и вывернул ей кисть с такой силой, что нож выскользнул из пальцев.
        - Ишь, разошлась. Приготовилась ублажать своего бандита. А такие, как Эльф, тебе не подходят!
        Мысленно Дизайр взывала к Богу, чтобы он лишил ее сознания и возможности терпеть надругательства. К своему удивлению, она вдруг почувствовала, что тяжелое тело Эльфа отвалилось от нее, и увидела, что он отходит прочь.
        - Черт с тобой! Все вы, суки, одинаковы впотьмах. С таким кошельком я найду себе дюжину шлюх. Еще получше и посговорчивей тебя.
        Неужели он оставит ее в покое? Затаив дыхание, она ждала, что будет дальше. Она не поверила своим ушам, когда он крикнул ей:
        - Пошли!
        Он снова поволок ее за собой, не выпуская ее руки и заставляя спотыкаться на каждом шагу. Наконец, он остановился перед тяжелой железной дверью, вставил ключ в замок и отпер камеру. Потом толкнул ее внутрь.
        Только теперь Дизайр сообразила, что планы ее расстроились, - у нее больше нет кошелька. Нужно как-то заставить Эльфа задержаться и что-то срочно предпринять. Она закричала:
        - Эльф, постой. Это не все. У меня еще остались деньги…
        Но дверь уже с лязгом захлопнулась. Было слышно, как ключ повернулся в замке. С этой минуты она и Морган были заперты в одной камере.

        26

        После сильного толчка Эльфа, потеряв равновесие, Дизайр старалась устоять на ногах. Метнувшийся к ней Морган успел подхватить ее на руки. Изо всех сил она прижалась к нему, обхватив его за плечи.
        - Получай своего разбойника. - Из-за маленького зарешеченного окошка в двери она услышала громкий злобный голос Эльфа. - Валяй, забавляйся с ним, пока еще можно. Шлюха!
        Гулкое эхо шагов удаляющегося охранника постепенно затерялось в глубине коридора.
        Вот так, не замечая быстротечности времени, они могли стоять, прижавшись друг к другу, целую вечность. В объятиях Моргана Дизайр позволила себе успокоиться. Наконец, Морган отстранил ее и заглянул в лицо.
        - Кто он? Этот человек, который привел тебя?
        - Он дежурит возле нашей камеры; взялся проводить меня к тебе.
        Вопрос Моргана в очередной раз вернул ее к суровой реальности. Она пыталась проглотить тяжелый комок в горле и удержаться от рыданий. Эльф оставил их одних, как двух зверей, запертых в клетке, бессильных сделать что-либо.
        Морган обхватил ладонями ее лицо.
        - Дизайр, скажи мне, этот боров не сделал тебе ничего дурного?
        - Пытался. Но я ударила его ножом.
        Услышав ответ, он даже рассмеялся.
        - Ты поступила правильно, - заверил он Дизайр. - Правда, оставляя тебе тот нож, я не был уверен, что ты сможешь воспользоваться им. - Он коснулся губами ее лба. - Не стоит расстраиваться. Этот негодяй заслуживает гораздо большего.
        Слова Моргана немного утешили ее. Однако теперь ей предстояло объяснить ему причины ее беспокойства.
        - Я еще не сказала тебе главного. Я пришла сюда, чтобы помочь тебе бежать. И все продумала. Мне казалось, что все должно получиться, но Эльф перехитрил меня.
        - Не тревожься, любимая, - ласково сказал Морган, обнял ее за плечи и повел к кровати. Усадив ее, он сам присел возле нее.
        Рядом, на столике, горели две свечи. Отблески их пламени падали на каменные стены камеры. Это была та же камера, в которой Морган находился до суда. Дизайр сразу узнала ее. Морган прижал ее голову к своей груди. Как будто не веря своим глазам и желая окончательно удостовериться, что она снова с Морганом не во сне, а наяву, она ощупывала его тело. Он же легкими прикосновениями перебирал и поглаживал ее волосы.
        - Ты можешь рассказать мне о своем плане? Прижавшись к нему, Дизайр начала излагать свой замысел, сначала торопливо и несколько путано, но потом успокоилась и, в конце концов, описала все, что произошло с момента известия о пожаре, после появления в камере Пег. Морган молча выслушал рассказ о том, как Бесс подкупала Эльфа, чтобы тот не запирал их в камере.
        - После того как Эльф выпустил нас из камеры, я пообещала ему дать денег еще больше, лишь бы он согласился отвести меня к тебе. Правда, ему я сказала, что хочу только повидаться с тобой. Он поверил мне. И я не сомневалась, что он сделает это за деньги.
        Она почувствовала, как напрягся Морган. Тверже скалы стала его грудь.
        - Рассказывай дальше, - сказал он изменившимся голосом.
        Рука, теребившая ее волосы, застыла в неподвижности. Дизайр уловила напряжение, передававшееся ей.
        - Я была уверена, что он не захочет делиться своей добычей с другими охранниками и постарается найти способ избавиться от них. Я надеялась отвлечь его внимание в тот момент, когда он начнет отпирать камеру, хотела задержать его в дверях как можно дольше.
        Здесь она сделала паузу, ожидая услышать что-нибудь от Моргана. Прошло некоторое время в обоюдном молчании. Когда Дизайр продолжила рассказ, голос звучал неуверенно.
        - Но, в конечном счете, я оказалась недостаточно проницательной. В коридоре Эльф силой отобрал у меня кошелек, а потом пытался меня…
        Морган рывком отстранил ее от себя. Он схватил ее за плечи, и она увидела, как он взбешен. Неестественно яркий красный свет из небольшого окна в стене озарил его лицо с высокими скулами и жесткими линиями рта. Она съежилась под взглядом холодных, отчужденно смотревших на нее глаз.
        - Какая глупость! - Сильные пальцы Моргана продолжали с беспощадной силой сжимать ее за плечи. - Поступок, достойный какой-нибудь пустоголовой маленькой девочки! То, что тебе удалось выбраться из камеры, - это великое дело. На фоне всей этой суеты с пожарами ты могла бы в подходящий момент незаметно выскользнуть в тюремный двор, чтобы потом…
        - Ты думаешь, я не понимала этого? - Теперь Дизайр сама приблизилась к тому пределу, где кончалось ее терпение. Она не могла больше сдерживать накопившегося напряжения и обрушилась на Моргана с такой же яростью, которая была под стать его собственному гневу. - Бесс, как и ты, уговаривала меня остаться вместе с ней, чтобы подкараулить удобный момент и бежать отсюда.
        - Но ты не послушалась ее. - Он снова встряхнул ее за плечи. - На что ты рассчитывала, когда решила связаться с этим ублюдком? Как ты могла подумать, что тебе удастся обмануть его?
        - Мне не хотелось идти с ним. И пока он вел меня сюда, с каждым шагом мне становилось все страшнее. Я хочу, чтобы ты знал это. Но я хочу, чтобы ты также понял, что я не могла оставить тебя здесь. Не могла!
        Морган пристально посмотрел на нее. Гнев медленно отступал. Он опустил руки и порывисто отвернулся, но Дизайр успела заметить муку и боль в его глазах.
        Она затихла на минуту, дав ему возможность справиться со своими чувствами, потом слегка коснулась его руки.
        - Морган, что бы ни было у тебя в душе, не надо ничего скрывать от меня. Ты не должен лишать меня возможности иметь собственное мнение. Во всяком случае - сейчас.
        В этот момент Морган казался окаменевшим. Не слишком ли много она хочет от него? Он сделал глубокий вдох и потом медленно выдохнул, пытаясь успокоиться. Затем обвил ее своей сильной рукой и посадил на колени, легонько покачивая. Сидя в уютном гнездышке, она согрелась и почувствовала прилив сил.
        - Ты говоришь, что не хотела оставлять меня здесь одного, - продолжал Морган.
        Она заметила некоторое недоумение у него в голосе.
        - Ты была готова рисковать жизнью ради меня. Что заставляет тебя делать это?
        Дизайр ничего не ответила. И в этом не было необходимости. Он мог прочесть ответ в ее широко раскрытых глазах, светившихся нежностью. Все ее мысли и чувства в эту минуту были написаны на обращенном к нему лице.
        - Лучше бы тебе никогда не довелось встретиться со мной и влюбиться в меня, - сказал он. - С такими мужчинами, как я, бывает нелегко. Ты могла бы выбрать себе более деликатного человека.
        - Я не властна над своими чувствами, - ответила она с трепетной улыбкой. - О любви не говорят так, как ты. Эти разговоры не для меня. Я помню, как это случилось со мной. Ты появился так неожиданно, как будто вырос из темноты, и увез меня с собой. Может быть, я полюбила тебя с той самой минуты.
        - Тогда мне так не казалось, - возразил Морган. - Ты ничем не проявляла своих чувств, не подпускала меня к себе очень долго.
        - Ты должен понять меня. Я считала, что отдаться мужчине, это значит утратить первозданность чувств. - Она протянула руку к его лицу и убрала со лба темный локон волос. - Мне казалось, что ты способен понять меня.
        - Откуда мне было знать о существовании подобной любви? - Голос Моргана звучал приглушенно и сипло.
        - Я знаю о том, что у тебя были другие женщины… И в то время ты не особенно нуждался во мне. Енох рассказывал мне о твоих отношениях с женщинами.
        - Да, я вижу, Енох много наговорил тебе обо мне.
        Дизайр пропустила мимо ушей его замечание и продолжала.
        - И я не сомневаюсь, что среди тех женщин были и красивые, и более, чем я, искушенные в любви.
        - Любой из них далеко до тебя. Даже нечего сравнивать.
        - И Полли Джерроу тоже?
        Темные брови Моргана поползли вверх, и он с удивлением посмотрел на Дизайр.
        - Полли? Откуда ты узнала о ней?
        - Ты сам мне сказал, что она передала тебе нож. И еще деньги на «гарнир». Она…
        На губах у него появилась едва заметная улыбка, в глазах промелькнули насмешливые искорки. Своим выразительным взглядом он призывал ее продолжить свой рассказ.
        - Почему-то она вручила тебе свои красные подвязки. «В подарок», - как ты говоришь.
        - Я уверен, что подобным образом она одаривала еще полдюжины мужчин из числа обитателей меблированных комнат своей сестры. Она простая и по-своему добрая девушка, готовая помочь людям в беде.
        Морган сейчас не проявлял особого напора, чтобы рассеять подозрения Дизайр.
        - А другие женщины, которых ты… С которыми ты был знаком. Они такие же, как Полли?
        Он помедлил с ответом, устремив глаза куда-то вдаль.
        - Я не стану отрицать, что у меня были женщины. Я нуждался в них в определенном смысле. Но не относился к ним всерьез, и им не было места в моем сердце. Мое отношение к ним не имеет ничего общего с той любовью, о которой говоришь ты.
        - Енох рассказал мне также, что еще будучи мальчиком, ты вынужден был жить в изгнании. Скажи мне, за те годы, что ты находился в Вест-Индии, тебе никогда не хотелось занять надежное и достойное место в жизни? Морган покачал головой.
        - Я никогда не задерживался подолгу на одном месте. Мы с Енохом постоянно куда-то переезжали.
        О том, что отчаяние толкнуло его на большую дорогу, после того, как он застал в своем поместье чужого человека, Дизайр знала давно. Она понимала, что, потеряв веру в справедливость, он сам ступил на противозаконный путь. По-человечески разделяя его обиды, она тем не менее не решилась бы отпустить ему все его грехи, будь она наделена таким правом.
        В эту минуту она сомневалась, стоит ли ей расспрашивать его подробнее о годах скитаний. Но в то же время внутреннее чутье подсказывало ей, что она должна сделать это, что у них не должно быть секретов друг от друга.
        - А как ты попал на острова?
        - Я нанялся на некоторое время надсмотрщиком на сахарные плантации, и меня послали на Барбадос. Мне было трудно работать там, потому что я не мог обращаться с людьми, как со скотом. Не мог видеть, как их били кнутом до тех пор, пока они не падали на землю… Енох чувствовал то же самое. Поэтому мы уехали оттуда, не дождавшись конца сезона. - Он помолчал немного. - Потом на Эспаньоле мы занимались охотой на кабанов, продавали шкуры и сушеное мясо. Трудились и на заготовке древесины - рубили красное и атласное дерево. Одно время служили наемниками во французской армии на Мартинике.
        - И, конечно же, на островах у тебя тоже были женщины?
        - Да. В основном девицы из таверн, - сказал он. - И возле нашего лагеря тоже всегда околачивались какие-то женщины. Попадались и неверные жены, которым наскучили их мужья, и они искали приключений на стороне. Такие, знаешь, леди, бесившиеся с жиру. Богатые, пышные креолки.
        Морган крепче обвил ее рукой.
        - Только я убедился, что раньше ничего не знал о настоящей любви. До последнего времени. - В его упавшем голосе чувствовалась искренняя горечь. - А теперь вот уже и времени не осталось для такой любви. Когда я думаю о том, что ничего не могу дать тебе, что у меня нет ничего, кроме этих пустых слов, я…
        Она поспешно закрыла ему рот рукой.
        - Нет-нет. Не говори этого, мой дорогой, мой любимый. Я не хочу слышать этого. Ты даешь мне так много. Сейчас наше время. Оно принадлежит только нам двоим.
        Дизайр снова приникла к нему, прижав ухо к его груди и слушая медленные, размеренные удары сердца.
        - Морган, помни, я принадлежу тебе. И всегда буду…
        - Мы оба принадлежим друг другу, - добавил он, сильнее притягивая ее к себе. - И не только в этот момент. Навсегда.
        Свои и его слова она воспринимала как взаимный обет во имя вечной любви. Она отнеслась к нему с теми благоговением и торжественностью, с которыми подобные клятвы принимаются под сводами священного храма. Слезы застилали ей глаза, превращая два мерцающих на столе огонька в огромные расплывающиеся пятна, как будто от сотни слившихся свечей. В душе промелькнуло тягостное, щемящее чувство от сознания недоступности того, что могло бы принадлежать им. Но радость настоящей, реальной встречи быстро завладела ее душой, вытеснив из нее все неприятное.
        Она расположилась поперек кровати, привалившись спиной к Моргану. По тому, как напряглись мышцы у него на бедрах, она знала, что он уже испытывает вполне определенное желание. Поддерживая ее одной рукой, он начал расстегивать пуговицы на ее платье. Откинув голову назад, она смотрела на крошечное окно в стене, где, как в рамке, светилось темно-красное зарево. Откуда-то издалека доносился сильный грохот. Горел Лондон. Полыхали деревянные постройки, трещали дома, разваливаясь на горящие обломки.
        Если бы Дизайр сейчас находилась в своей камере, она была бы в панике, как и все. Возможно, в который раз ей пришлось бы прочувствовать трагизм своего положения. Но теперь она была во власти других мыслей и чувств. Радость от встречи с Морганом оказалась сильнее страха. В данный момент для нее не существовало никого и ничего, кроме него. Она внушала себе, что должна найти слова молитв, которые могли бы спасти их от надвигающейся катастрофы. Она должна вытащить Моргана из этой бездны и найти спокойное убежище для них обоих.
        Чуть позже, когда она подумала о том, что ожидает ее в самое ближайшее время, у нее радостно забилось сердце. Приятно было сознавать, что желанная для нее близость происходит уже не в первый раз. Благодаря Моргану, она в полной мере постигла искусство любви, сладкие плоды которой могла вкушать с наслаждением зрелой женщины. Она могла вести себя с ним и как целомудренная невеста, и как изощренная любовница, и как потерявшая стыд распутница - стоило ему только захотеть. Она была готова сделать для него все, но только для него одного.
        Осторожным, медленным движением Морган стянул с нее платье. Тяжелый шелк скользнул по плечам и упал на пол. Она положила голову ему на колени. Сквозь прозрачную сорочку он увидел крутую белую грудь, и его глаза засветились восторгом. Он перевел взор на просвечивающие сквозь ткань упругие соски с розовыми колечками вокруг.
        Он жадно припал ртом и начал водить языком по двум сразу затвердевшим и вытянувшимся вверх бугоркам. С первыми ласками несколько жгучих волн прокатилось по телу Дизайр.
        Боясь порвать ветхую сорочку, Морган аккуратно снял ее.
        - Не хочу, чтобы нам что-то мешало, - сказал он шепотом.
        От звуков его голоса и выражения глаз она еще возбудилась. Она помогала ему побыстрее освободить ее от одежды. И вот, нагая, она устроилась у него на бедрах. Стоило ей только пошевелить своими крепкими округлыми ягодицами, как из груди у него вырвался глухой стон.
        - Ты понимаешь, что делаешь со мной? - Он произнес эти слова так, как будто делал ей шутливый выговор.
        - Конечно, понимаю, - в свою очередь поддразнила она.
        Как же ей не понять его, когда снизу на нее давила твердь неколебимого жезла? Глядя ему прямо в глаза, она начала медленными круговыми движениями разжигать дальше его чувственность.
        - Дорогая моя, ты восхищаешь меня этой любовной игрой, но я ее не выдержу долго, - предупредил он, - и к тому же я могу проделать то же самое с тобой. С этими словами он отбросил оказавшуюся под рукой сорочку и, пробравшись к шелковистой коже с внутренней стороны бедер, устроил ей сладкую пытку Разбуженная страсть стремительно приближалась к своему пределу. Подавшись вперед, без слов, одними движениями Дизайр просила иных ласк, которые могли позволить ей скорее добиться удовлетворения мучившего ее желания.
        Тогда Морган уложил ее на спину, а сам, сбросив сапоги, принялся расстегивать рубашку Она привстала и начала поглаживать темневший островок жестких вьющихся волос. Наигравшись, она провела рукой по ребрам, затем двинулась вниз по животу и остановила пальцы возле ремня.
        - Потерпи немного, любимая.
        Морган выпрямился, снял рубашку и, отшвырнув ее в сторону, принялся отстегивать ремень.
        - Подожди, - сказала ему Дизайр. - Сейчас моя очередь. Я тоже хочу помочь тебе раздеться.
        Не слезая с кровати, стоя на коленях, она начала возиться с застежкой, после чего медленно, дюйм за дюймом стала оттягивать край брюк книзу. Глаза ее загорелись зеленым огнем. Она взглянула на Моргана, обвила его руками и прижалась щекой к обнаженному животу, потираясь о тугие мышцы. Потом проворно переместила пальцы по спине вниз и принялась щекотать его в самых чувствительных местах.
        Снова заглянув ему в лицо, она увидела дикий голод в его глазах. Он ловко высвободился из ее объятий и моментально скинул брюки.
        В нетерпении она протянула к нему руки, маня его к себе, на постель. Опустившись на колени, он начал целовать ее в губы, шею, грудь. Она развела ноги и подтолкнула его ближе. Когда он мягко двинулся вперед, его затвердевшая плоть тотчас исчезла в глубине ее бедер, как гладкий челн в расщелине меж скал. Плавными, скользящими движениями он вызывал у нее сладостные ощущения.
        Она не переставала гладить его по спине до тех пор, пока от его долгих, но поверхностных ласк не дошла до полного изнеможения. Задержав руки на его бедрах, она с трепетом ждала момента, когда он овладеет ею полностью. Она подняла ноги кверху, намереваясь захватить и крепче притянуть к себе его тело, заставить погрузиться в себя как можно глубже.
        Последовал долгожданный толчок, потом второй. Затем наступила пауза. Чувствуя непрерывные сокращения мягкой бархатной оболочки, которая все крепче обхватывала его плоть и глубже затягивала в себя, Морган не спеша подводил свою возлюбленную к точке высшего блаженства. В томительном ожидании она запрокинула голову, рассыпав по постели веер темных волос. Из-под полуприкрытых век было видно, как изумрудным блеском светились ее глаза.
        Не сдерживая себя более, непрерывными ритмичными движениями, с размахом и неослабевающей силой, Морган насыщал ее огненными ласками. Настали короткие дивные минуты забвения для них обоих. В несбыточном сказочном сне они поднимались вместе по бесконечно длинной, изогнутой, как спираль, лестнице к высокому чистому небу без оглядки на лежащую внизу неуютную грешную землю.
        Дизайр, не отрывая головы от размеренно двигавшейся груди Моргана, прислушивалась к его дыханию, которое постепенно становилось все спокойнее. Она подтянулась повыше и ласково потрепала его по щеке.
        Приподнявшись, он посмотрел на нее глазами, полными нежности. Окружавшая их тишина стала почти привычной и наполняла покоем их души. Они чувствовали себя единственными людьми в целом мире.
        Может быть, сейчас они мысленно перенеслись назад, в то время, когда находились у заброшенной кузницы на холмах, наслаждаясь счастливыми минутами после свершившегося чуда любви. Может быть, им вспомнился тот ласковый и свежий ветер с запахом молодой травы. Может быть, они представили себе то весеннее солнце, которое проглядывало сквозь ветви деревьев, когда они лежали вдвоем на берегу, поодаль от омута.
        Если и были у них эти приятные воспоминания, то на смену им потихоньку приходили тревожные мысли. Заметив первые признаки беспокойства, медленно шевельнувшегося в глубинах сознания, Дизайр попробовала прогнать их прочь, чтобы не омрачать только что пережитой радости. Она придвинулась к Моргану и спрятала лицо у него на груди. Он еще крепче обвил ее рукой и стал поглаживать по спине.
        Она с удовольствием принимала его ласки, наслаждаясь еле уловимым касанием его пальцев.
        - Скоро вернется охрана, - сказал он и набросил на нее грубое одеяло.
        - А может быть, они задержатся, - предположила она.
        Вряд Дизайр сама верила в это. Скорее, ею руководило подсознательное желание продлить иллюзию недолговечного покоя.
        - Я до сих пор не могу понять, какая неведомая сила унесла этих охранников от двери. После того как меня привезли сюда с суда, они стерегли меня здесь день и ночь, не отлучаясь ни на минуту.
        - Я не придаю этому особого значения, - сказала Дизайр. - Может, даст Бог, они совсем не вернутся.
        Она произнесла эти слова без всякой надежды, просто чтобы отвлечь его от мрачных мыслей. Пусть он хоть на время забудет о том, что происходит за пределами этой камеры, в темных лабиринтах многочисленных коридоров. Она продолжала прижиматься к нему, как будто могла своим прикосновением помочь ему вытеснить из сознания все, кроме их любви. Зная силу своего воздействия на его обостренную чувственность, она потихоньку спихивала с себя одеяло, соблазняя его видом обнаженного тела.
        - Не надо, Дизайр. Сейчас не время. Почему ты решила, что охранники могут вообще больше не появиться?
        Дизайр тяжело вздохнула, понимая, насколько неубедительными будут ее доводы, но все-таки сказала:
        - Эльф отослал их в Пресс Ярд, на помощь для подавления бунта.
        - Но ты же знаешь, что это была лишь отговорка, чтобы на время отвлечь их. Теперь-то они уже наверняка убедились, что нет никакого серьезного бунта.
        - Может быть, в Пресс Ярде и спокойно, но по всей тюрьме заключенные сейчас на взводе. Я своими глазами видела их потасовки, когда пробиралась сюда. Один заключенный пытался избить охранника цепями, которые болтались у него на руках. А у других в руках были дубинки и ножи. Они настолько разъярились, что, казалось, не остановятся ни перед чем, лишь бы не оказаться снова взаперти, в своих камерах.
        - Любимая, не будем сейчас говорить об этом, - поспешил остановить ее Морган и еще крепче обнял. - Если охрана и впрямь занята наведением порядка в тюрьме, то у нас с тобой есть еще какое-то время. - Морган замолчал и на мгновение замер в напряженной позе. Было видно, что он изо всех сил старается казаться спокойным.
        - Морган, если бы мы и впредь могли быть друг с другом… в ином месте. Когда я начинаю думать о том, что нам никогда не придется… - Дизайр запнулась, потом тихо, с нежностью в голосе, продолжала: - Мы с тобой лишены коротких счастливых минут, которые любящие друг друга люди получают без всяких усилий. Им не приходится бороться за счастье. Они могут свободно гулять в лесу весенним утром. Или бродить где-нибудь среди скал. Например, в том далеком Корнуолле.
        - В Равенсклиффе, где полно бандитов и контрабандистов. - Морган решил шутливо поддразнить ее, припомнив когда-то сказанные ею слова. Он пытался непринужденно улыбнуться, глядя ей в лицо.
        - Но ведь ты ничего не объяснил мне тогда. Откуда же мне было знать, что ты собирался отправить меня к своей тетушке? - Дизайр немного рассердилась и попыталась пресечь дальнейшие насмешки. - Ты тоже знаешь далеко не все в жизни. И я могла бы научить тебя некоторым вещам.
        - Ты сама не понимаешь, как много ты сделала для меня, - сказал он срывающимся голосом. - Всем, что я знаю о любви, я обязан тебе.
        Дизайр была поражена волнением, которое прозвучало в его голосе. Никогда ранее она не могла предположить, что услышит от Моргана Тренчарда подобные откровенные признания.
        Она наклонилась к нему, чуть приоткрыв губы в ожидании поцелуя. На время этого долгого сладостного поцелуя мир снова перестал существовать.
        Когда он выпустил ее из своих объятий, глаза его снова погрустнели и остановились на тяжелой железной двери.
        - Если бы нам удалось выбраться отсюда в коридор, - задумчиво сказал он.
        - Может быть, что-нибудь получится, когда вернется охрана, - сказала она. - Должны же, в конце концов, принести тебе пищу и воду.
        - Должны?
        Морган иронически усмехнулся. Она уже хорошо знала эту горькую улыбку с опущенными уголками рта.
        Знала она и то, о чем он думал в тот момент. Если пожары доберутся до тюрьмы, охрана не станет беспокоиться ни о чем, кроме спасения собственной шкуры.
        - А здесь есть другие камеры, рядом с твоей? - спросила она.
        - Только одна. И она никем не занята. Как ты понимаешь, такие роскошные условия большинству заключенных не по карману.
        От этого известия Дизайр еще больше упала духом. В том случае, если охрана надумает бежать или будет переброшена в другие места, кто вспомнит, что он остался здесь? Но она не имела права произносить вслух свои мысли.
        - Я надеюсь, что Енох по-прежнему посылает деньги на «гарнир», - сказала она. - Должно быть, он уже израсходовал большую часть средств, вырученных за добычу после того ограбления.
        - Может быть, и так.
        В голосе Моргана прозвучало безразличие. Глаза его потускнели. Дизайр догадывалась о его мыслях. Возможно, скоро ему не нужно будет больше платить за «гарнир». Дизайр лихорадочно искала способ отвлечь его от этих мыслей, продолжая задавать вопросы.
        - Скажи, где сейчас Енох?
        - До последнего времени оставался в тех же меблированных комнатах Лены Джерроу, в ее притоне в Саутуорке. Если пожар не перекинулся на другой берег реки и не заставил его бежать.
        - Вряд ли пожар докатился до тех мест. Морган пожал плечами.
        - Когда в прошлый раз один из охранников приносил мне завтрак, он сказал, что искры с ветром относит через реку и что на другом берегу уже горели один или два дома.
        - Значит, Саутуорк скоро будет уничтожен пожаром…
        - Не знаю. Говорят, что пожарные на том берегу, за мостом, предпринимают активные действия. Они уже снесли третью часть домов, не дожидаясь, когда пламя перебросится на них. Конечно, это крайняя мера. Но только таким способом можно предотвратить распространение пожара подобной силы.
        - Стало быть, для Еноха все может закончиться благополучно.
        Дизайр уже исчерпала свои возможности и не знала, как продолжать начатый разговор. Клочок неба в окошечке стал намного темнее. Она придвинулась ближе к Моргану и крепко держала его за руку.
        - Не думаю, что за вечер огонь успеет продвинуться далеко вперед, - сказала она, ожидая от него подтверждения своих слов.
        Морган заставил ее отвернуться от окошечка. Она уткнулась лицом ему в плечо.
        - Это запах дыма, - сказал Морган и крепко обхватил ее руками. - Однажды я видел пожар на сахарных плантациях. Это было в Вест-Индии. Иногда специально поджигают тростник, чтобы быстрее избавиться от листьев. Когда огонь пожирает листья, стебли легче поддаются обработке.
        Дизайр понимала, что он в свою очередь старается отвлечь ее разговорами от грустных дум. Она с трудом заставила себя вслушиваться в его слова.
        - Потом мы начали бороться с огнем, но ветер изменил направление, и пожар разбушевался еще больше. Мы не могли обуздать пламя. К середине дня все небо затянулось дымом, стало темно, как ночью.
        Морган резко оборвал рассказ.
        - Боже мой, - прошептал он. - Что же я занимаю тебя всякими байками. Мне нужно как-то вызволить тебя отсюда. Я должен каким-нибудь способом…
        - Не надо, Морган. - Она нарочно заговорила громче, чтобы заглушить его слова. - Рассказывай дальше.
        Поскольку он безмолвствовал, она решила продолжить разговор сама. Первое, что ей пришло на ум, это какие-то истории, слышанные ею в детстве.
        - У нас в доме часто бывал один капитан, друг отца. Он говорил, что острова в тех местах неописуемой красоты. Он видел там необыкновенных бабочек, которые намного крупнее тех, что обитают в Англии. Он, описывал их блестящие голубые крылья. Еще он наблюдал стаи диковинных птиц, в том числе попугаев с красными и зелеными перьями. Одному из его матросов удалось поймать такого попугая и выучить его говорить. Только я не верила этому.
        Тут Дизайр была вынуждена замолчать, потому что он припал к ее губам и осторожно просунул язык между ними. Затем начал медленно ласкать послушно прильнувшее к нему тело, наслаждаясь упругими округлостями ее груди. Повернувшись на бок, он подложил ей руку под голову, а другой рукой стал гладить ее по спине, пробегая пальцами вдоль позвоночника.
        Ее близость еще более обострила вспыхнувшее в нем желание. Но он вдруг на секунду заколебался. Должен ли он сейчас будить в ней ответные чувства? Он сомневался, сможет ли она отдаться ему так же свободно, как в начале их встречи, и сможет ли он заставить ее испытать то же самое. Он попытался представить себе ее теперешнее состояние. Могла ли она предаваться любви, зная о кромешном аде, творившемся снаружи и неотвратимо надвигающемся на них?
        Однако заметив его нерешительность, Дизайр прошептала:
        - Не останавливайся.
        Тотчас он ощутил на щеке ее теплое дыхание. Она согнула ногу в колене и положила ее поверх его бедра, открывая дорогу к самой интимной части своего тела.
        В эту минуту Морган уже явственно чувствовал охватившее ее волнение. Несомненно, она сама хотела, чтобы он опять овладел ею. Легким касанием руки он погладил ее по животу, потом начал ласкать выделявшийся на белом фоне темный мягкий треугольник, медленно перебирая шелковистые волоски. Настойчивыми встречными движениями она побуждала его продвинуться вглубь. И он перестал колебаться, поверив в неподдельность и силу ее разгоравшейся страсти. За время их отношений он научился угадывать ее мысли и распознавать тончайшие оттенки ее самых сокровенных желаний.
        Он теснее прижался к ней нижней частью тела, чувствуя, как внутри ее податливой плоти быстро наливается его орган. Поначалу он медленно двигался один, потом вместе с ней. В этот раз Дизайр не пыталась прикрыть глаза, напротив, она ни на миг не отрывала их от его лица.
        Они неотступно следовали друг за другом, все быстрее и быстрее, стремясь приблизить упоительный момент развязки. Принимая на себя последние, самые сильные и частые порывы, набегавшие из глубины, и пробиваясь сквозь непрерывно сокращающееся кольцо, Морган провел ее через неуловимую границу, за которой начиналось благодатное успокоение, а потом расслабился сам.
        Он не спешил отодвигаться и покидать уютную мягкую купель, продолжая потихоньку пошевеливаться в ней. Постепенно его сердце обретало обычный ритм. Дыхание становилось спокойнее и глубже. Лежа рядом с ней, он переживал знакомое чувство радостного изумления от того, что случилось несколькими минутами раньше. Пока еще у него не отняли эту возможность. Пока еще у них обоих оставалось и это укромное место - камера с неприступными стенами, за которыми они могли принадлежать друг другу и хотя бы ненадолго забыть обо всем остальном.

        Часть четвертая
        КОРОЛЕВСКОЕ ПРАВОСУДИЕ

        27

        Тем временем в западной части Сити, во дворце Уайтхолла продолжалась обычная жизнь. Леди Барбара Кастлмейн села в постели и откинула в сторону атласное покрывало. Она подвинулась поближе к изголовью кровати и сладко потянулась. Изголовье своей причудливой формой напоминало огромную ракушку, окруженную расшитыми серебром голубыми бархатными шторами. Из такого же бархата, перемежающегося полосками бледно-голубого атласа, были сделаны балдахин и занавески возле кровати. Сам балдахин был натянут на четырех изящных опорных стойках, увенчанных шпилями в форме вазочек со страусиными перьями.
        Барбара бросила беглый взгляд на вторую подушку, которая лежала рядом с ее собственной. Подушка была изрядно помята после ее ночных забав с королем. Леди улыбнулась, вспомнив о проведенных с ним часах любви, потом вытянула руки вверх, откинула голову и медленно выгнула спину, как изнеженная хорошенькая кошечка.
        Она немного задержалась в этой позе, надеясь своим видом привлечь к себе короля и желая заставить его восхищаться собой. Его величество только что отлучился в смежную комнату, которая также входила в принадлежавшие Барбаре роскошные апартаменты. В этот момент он уже вернулся в спальню и стоял возле мраморного камина, облокотившись на полочку. Король с явным удовольствием задержался взором на пышной соблазнительной груди, едва прикрытой ночной сорочкой из тончайшего шелка.
        - Надеюсь, вы отослали куда-нибудь этого надоедливого мистера Пеписа вместе с его делами, - сказала она капризно.
        Сэмюель Пепис владел малой государственной печатью и служил секретарем в адмиралтействе. Это был, по мнению короля, один из его самых надежных гражданских служащих. Он прибыл во дворец совсем недавно и настаивал на немедленной аудиенции, отказываясь разговаривать с кем-либо, кроме его величества.
        - Неужели этот человек не нашел другого времени, чтобы не беспокоить вас в этот час.
        - Но уже скоро полдень, - заметил Карл. - И он поступил правильно, прибыв сюда. Он сообщил мне информацию чрезвычайной важности.
        Барбара вскинула брови, удивившись беспокойству в голосе короля. С его смуглого лица исчезло добродушно-веселое выражение. Вокруг рта появились непривычные мелкие морщинки. Король не переставал дергать колокольчик, вызывая к себе кого-нибудь из слуг. Он скинул парчовый халат и отбросил его в сторону, оставшись в одних обтягивающих ноги панталонах и тонкой батистовой сорочке с просторными рукавами.
        Леди Кастлмейн с нежностью посмотрела на своего высокого любовника. При виде его мускулистого тела она заволновалась, предвкушая возможное возобновление его ласк. Она была к ним готова снова, несмотря на бурно проведенную ночь. Карл отлично владел искусством любви и обостренной чувственностью был под стать ей самой.
        Однако сейчас он не сделал ни шагу в сторону постели.
        - Известия, которые мне принесли из Сити, оказались хуже, чем я ожидал, - сказал он, потянувшись за своим жилетом.
        - Пожар распространяется вдоль реки? - спросила Барбара, не понимая его озабоченности. Она вообще никогда не беспокоилась о вещах, которые не имели непосредственного отношения к ней. Будучи глубоко эгоистичной по природе, она заботилась только о поддержании своего положения королевской фаворитки, и ей совершенно не было никакого дела до всех других, менее удачливых подданных Карла. Мало ли вокруг твердолобых жадных лавочников, ростовщиков, каменщиков, торговцев рыбой, вечно скитающегося в поисках работы люда, преступников, проституток и прочего сброда, обитающего в крысиных дырах, грязных закоулках и подворотнях Уайтфрайерса и Хаундсдича? Почему Карл должен думать обо всех них?
        - Огонь продвинулся намного дальше, чем я ожидал, - сказал он, торопливо застегивая пуговицы жилета.
        Барбара не сводила с него широко раскрытых глаз, обрамленных длинными темными ресницами.
        - Но в этом дворце нам не страшны никакие пожары, правда?
        Король презрительно усмехнулся. Реакция Барбары ничуть не удивила его. Он никогда не заблуждался по поводу ее непомерного эгоцентризма, расчетливости и умения извлечь личную выгоду в любой ситуации. Карл ценил в ней другое, без чего она не была бы сама собой. Эта длинноногая, полногрудая красавица была непревзойденной любовницей. Она могла быть и ненасытной, и послушной в постели, знала все способы удовлетворения похоти мужчины. Имея ее одну, можно было не заводить других любовниц.
        Хотя Карл имел много общего с Барбарой по части любовных утех, он обладал и такими качествами, которые вызывали у нее недоумение. Худо-бедно она могла понять его внимание к придворным, богатым и знатным людям, порхавшим в его роскошном дворце подобно ярким разноцветным бабочкам. Но она никак не одобряла его искреннего беспокойства в связи с тяжелым положением страны, бедствиями и страданиями простых людей.
        Но он еще не забыл тяжелых лет жизни в изгнании, когда влачил жалкое существование, кочуя без средств из одной столицы в другую, довольствуясь милосердным отношением властительных монархов. Теперь, когда он вернулся в родные края и вновь обрел законные права, он решил преданно служить своим подданным.
        Природа наделила его безграничной энергией, поэтому он с удовольствием занимался спортом - теннисом и верховой ездой. Король любил также петушиные бои. Он живо интересовался последними достижениями науки, сам был не прочь провести кое-какие эксперименты и отличался щедрыми пожертвованиями в фонды Королевского научного общества.
        Его величество с одинаковой легкостью мог завести короткую интрижку с какой-нибудь благородной леди и девушкой, торгующей апельсинами в театре. Однако при этом для постоянной услады он неизменно возвращался в постель к Барбаре. Выраженная склонность к любовным похождениям сочеталась в нем со столь же глубоким чувством ответственности в серьезных делах.
        Барбара откинула голову, тряхнув густой копной блестящих огненных волос, и капризно надула губы.
        - Стоит ли удивляться, что в городе бушуют пожары? Это произошло потому, что люди в тех кварталах живут в ужасной тесноте, в ветхих деревянных домах с дворами, забитыми мусором. - Она хорошо помнила свои впечатления от той неприглядной части Сити, когда мельком увидела ее из-за занавески своей золоченой карсты, отправившись как-то раз к своему любимому астрологу. - Но я не сомневаюсь, что лорд-мэр справится с огнем. Ведь это его обязанность.
        - Боюсь, что не справится, - сказал Карл. - Том Бладуорт примчался на рассвете к месту пожара, но, когда настало время отдать приказ, чтобы взрывали дома и засыпали огонь, он растерялся. Хорошая возможность задержать пожар упущена.
        - Пошли туда Кларендона или своего мистера Пеписа, этого крайне назойливого человечка. Нет никакой необходимости заниматься всем этим самому.
        Губы Барбары плавно растянулись в заманчивой улыбке. Она наклонилась еще больше, чтобы привлечь короля соблазнительным видом своей груди. Над приспустившимся вырезом ночной рубашки показались два полукруга сочного розового цвета.
        - Я полагаю, что мы могли бы более приятным образом провести воскресное утро…
        Карл поправил свой аккуратный парик с черными локонами и взялся за шляпу с пером.
        - Ты можешь отправиться в придворную церковь и помолиться за тех несчастных людей в Сити.
        - Пусть этими папистскими штучками занимается королева, - огрызнулась она.
        Барбара лелеяла мечту, что когда-нибудь король женится на ней. Она не оставляла надежды, несмотря на его категорические отказы. Король обеспечил ей роскошную жизнь, которую она потребовала от него. У нее были драгоценности, наряды, слуги, великолепно обставленные апартаменты во дворце. Но ей хотелось большего.
        Именно ей, а не застенчивой и безропотной Катарине Браганца следовало бы занять место королевы Англии. Разве не доказала она королю, что способна подарить ему долгожданного сына? Конечно, при желании он давно мог найти предлог для развода со своей хилой, бесплодной супругой. Своим умом Барбара просто не могла понять, что Карл при всей своей вопиющей неверности по-своему безгранично предан Катарине.
        Вот и сейчас от одного лишь упоминания о королеве он недовольно прищурил глаза.
        - Надеюсь, ты найдешь себе какое-нибудь развлечение до моего возвращения, - сказал он.
        Перекинув через край кровати длинные изящные ноги, Барбара небрежно поболтала ими и подцепила темно-синий бархатный халат, сброшенный на пол накануне вечером. Она просунула руки в широкие, отороченные мехом рукава, запахнула полы, ловко сунула маленькие ступни в комнатные туфли на высоком каблуке и быстрой походкой подошла к королю.
        - Ты уверен, что огонь не распространится слишком далеко на запад? - спросила она с легким беспокойством.
        - С момента моего разговора с мистером Пеписом мне ничего неизвестно о дальнейшем развитии событий. На всякий случай, я распорядился привести в готовность королевскую барку. Сейчас я вместе с Джеймсом отправляюсь в Сити, чтобы разобраться в обстановке и что-то предпринять.
        - Надеюсь, ты и твой брат не собираетесь работать там в качестве пожарных?
        В нарочито ленивом голосе Барбары прозвучала чуть заметная насмешка. Она подняла на короля свои лукавые глаза, поблескивавшие из-под длинных загнутых ресниц.
        - Мы сделаем все необходимое для спасения Лондона.
        - Представляю, какое это будет занятное зрелище. Люди, бегающие с бочками и ведрами с водой, и вы с Джеймсом, командующие пожарными. Я начинаю подумывать о том, что мне стоит отправиться вместе с вами. Там можно устроить небольшую пирушку. Я позабочусь о корзинах с лакомствами. И о музыке тоже. Непременно нужно пригласить на барку музыкантов.
        Лицо короля сразу стало суровым.
        - Я вижу, ты не понимаешь, насколько серьезно положение в городе и чем это может закончиться.
        Когда он круто повернулся на каблуках, собираясь идти, она подскочила к нему и схватила за рукав.
        - Неужели все действительно так опасно?
        - Опасно? Это не то слово! Иначе, зачем бы я сам отправлялся на эти пожары.
        Первый раз Барбара испытала некоторый страх, подумав о безопасности Карла, но еще больше - о своей собственной. Она оставила мужа и находилась под покровительством короля, привыкнув жить при дворе и купаться в роскоши. За годы этой жизни у нее появилось много врагов. Причина тому - ее безжалостное отношение к людям и несдержанный характер. Барбара не обольщалась насчет своих друзей. Она прекрасно понимала, что не будь у нее Карла, они тут же разбежались бы в разные стороны.
        - Прошу, береги себя, - настойчиво повторяла она, обвивая руками его шею и прижимаясь к нему. - Обещай, что не будешь подвергать себя опасности.
        Он посмотрел на нее сверху вниз с легкой улыбкой.
        - Тебе не стоит беспокоиться понапрасну, моя дорогая. - Он с чувством поцеловал ее и бросил быстрый взгляд на широкую постель. - Подожди, я скоро вернусь, и мы с тобой проведем еще немало ночей в этой постели.

        Удалившись из спальни, король направился в соседнюю комнату, где его уже ожидал его брат Джеймс, герцог Йоркский. Это был человек высокого роста и крепкого телосложения, с белокурыми вьющимися волосами, голубыми глазами и чуть заметной ямочкой на подбородке. Джеймс стоял в плаще и сапогах.
        При появлении короля кто-то из слуг сразу бросился к нему и принялся облачать его в плащ. Не успел он помочь королю одеться, как в комнату ворвался проснувшийся спаниель - любимец Карла. Пес начал радостно прыгать вокруг него и визжать. Король подхватил пса на руки и ласково потрепал по длинным шелковым ушам. Вслед за спаниелем в комнату вбежали и другие собаки. Все они громко лаяли и хватали короля за сапоги, создавая невообразимую суматоху. Когда он в сопровождении Джеймса двинулся по длинному коридору к огромному банкетному залу, собаки поспешили за ним. В просторном помещении, как обычно, оказалось полно придворных. Как и Барбара, они совершенно равнодушно восприняли новость о пожаре.
        Некоторые были заняты карточной игрой за круглыми дубовыми столиками. Другие лакомились изысканными деликатесами возле громадного буфета, установленного вдоль длинной стены. Какой-то отрок в жилете из белого атласа с серебряным кантом чистым сопрано под аккомпанемент цимбал выводил лирическую песню.
        Завидев короля, придворные прервали развлечения, но он, на ходу помахав им рукой, проследовал дальше через Сад Уединения.
        - Билейзис уже на барке. Там же находится представитель из Крейвена, - сообщил Джеймс брату.
        Два упомянутых человека относились к числу немногих придворных, которые осознали опасность, грозившую Лондону. Лорд Билейзис, лорд Гаррисон, лорд Эшли, представители графств Крейвен и Манчестер добровольно пришли на помощь королю, предложив ему свои услуги в борьбе со стихией.
        Разыгравшиеся собаки продолжали лаять и путаться под ногами у короля. Наконец, его величество, не выдержав их шумной возни, жестом показал слуге, чтобы тот увел избалованных животных.
        - Том Бладуорт сетует, что жители отказались помогать ему, когда он попросил их об этом, - продолжал Джеймс.
        - Сам дьявол не сможет их уговорить, - сказал король. - И это понятно - ведь их собираются лишить собственных домов и лавок. Но этого не избежать. Нужно как можно скорее начинать действия.
        Именно на это и делал ставку осмотрительный Пепис. Он верил в авторитет и власть короля. Вряд ли кто-либо из горожан сейчас усомнился бы в правильности решения своего монарха или отказался бы выполнять его распоряжения. Поэтому верный служака, не теряя времени, направил лодку к королевскому дворцу и обратился за помощью непосредственно к его величеству.
        В свою очередь и Карл сознавал важность своего присутствия в Сити в эти часы. Это могло принести гораздо большую пользу, чем любые действия его подчиненных. Оказавшись в гуще событий, он мог бы вселить в людей уверенность в победе над огнем и заставить их бороться с удвоенной силой. Со времен правления Елизаветы ни один монарх не был так популярен у жителей Лондона, как он.
        Собравшиеся на барке титулованные мужи не спеша прохаживались по палубе под бархатным тентом с королевской эмблемой и обсуждали положение дел в городе. Карл приветствовал их дружелюбной улыбкой, не упустив очередной возможности пустеть в ход унаследованное от Стюартов природное обаяние. Экипаж налег на весла, и барка двинулась от причала по Темзе на восток. Король приступил к изложению своего плана операции.
        - Мы не должны допустить, чтобы огонь продвинулся до Тауэра, - сказал он.
        - Мы полностью разделяем ваши опасения, ваше величество, - с серьезным видом подтвердил Билейзис.
        Остальные тоже закивали головами, согласившись, что пожар в Тауэре может представлять большую опасность. Во внутренних помещениях Тауэра полно сухого, легковоспламеняющегося материала.
        - Мы не должны забывать об архивах в церкви Святого Джона. И нужно обязательно сохранить, - напомнил глава графства Манчестер.
        Король одобрительно кивнул головой.
        - Помимо всего нужно любой ценой уберечь от огня Белую Башню.
        В то время, когда Англия вела новую войну с Голландией, Белая Башня выполняла важную роль арсенала.
        - Там находится большой запас пороха, - добавил Джеймс. - Трудно представить, что будет, если огонь доберется до башни.
        - Этого не должно произойти, - прервал его Карл резким от волнения голосом. - Я буду лично следить за этим.
        После такого заверения короля все находившиеся на палубе многозначительно переглянулись. Карл никогда не отличался хвастовством и не бросал слов на ветер. В памяти людей еще свежи воспоминания о том, как после казни отца он бесстрашно, рискуя жизнью, преодолел все препятствия, мешавшие ему найти временное убежище за пределами Англии. Все знали, что он отличается смелостью и физической выносливостью, что способен действовать быстро и решительно в критических ситуациях, даже в очень стесненных условиях.
        Чем дальше продвигалась барка, тем острее чувствовал Карл едкий, удушливый запах дыма. Чем ближе они подплывали к Сити, тем сильнее сгущалась темнота над головой и тем больше ветер разносил пепел над поверхностью реки.
        Сэмюэль Пепис все это время тоже находился на палубе, но скромно держался в стороне. Он получил конкретное предложение короля совершить с ним обратную поездку в эти места и поэтому предпочитал не лезть не в свои дела, сохраняя почтительное молчание в присутствии своего патрона. Он отдавал себе отчет в том, что является всего лишь гражданским лицом. Сэмюэль был сыном портного. Своего высокого положения он добился сам, исключительно благодаря усердию и аккуратности в работе. Карл жестом предложил ему приблизиться.
        - Как вы думаете, высадка в Куинхите все еще возможна?
        - В то время, когда я отправлялся во дворец, да, ваше величество.
        - Попробуем сойти на берег в этом месте. Там мы устроим главную штаб-квартиру.
        - Это можно сделать в Илай Плейс, ваше величество. Там у нас тоже имеются пожарные посты. С вашего высочайшего разрешения их можно будет рассредоточить вдоль границ Сити. Можно установить их в Олдерсгейте, на улице Коулмен, в Крипплгейте.
        Карл дружески похлопал его по плечу.
        - Отличное предложение. Для начала это будет неплохо, - сказал он. - А как обстоят ваши собственные дела, мастер Пепис? Что с вашим домом и имуществом?
        - Моя жена сделала все, что смогла, с помощью слуг, ваше величество. - Пепис был тронут заботой короля. Если монарх способен проявлять внимание в такое время к отдельному подданному, то неудивительно преданное отношение к нему всего народа.
        - Когда я покидал город, огонь вылизал почти половину улицы Верхней Темзы, - продолжал Пепис. - А там очень много лавок и складов с коломазью, маслами, смолами и дегтем. Мост еще был невредим, но пламя уже подбиралось к домам на северном берегу.
        - Стоит только огню перекинуться через мост в Саутуорк, как Бог знает что может случиться дальше, - сказал Джеймс.
        - Так какого черта ждут эти пожарные? - властным голосом вскричал представитель Манчестера. - Неужели они ничего не могут сделать?
        Ему никто не ответил. Жалкое оснащение пожарных совершенно не соответствовало данной чрезвычайной ситуации. Какого прока можно было ждать от них с их слабыми медными брандспойтами, небольшими лестницами и кожаными бадейками в борьбе с разбушевавшимся пламенем? Не возлагали больших надежд и на пожарные вагоны - огромные цистерны на колесах. Они то и дело выходили из строя или застревали в узких улочках, где они были нужны больше всего.
        Тем временем барка продолжала плыть мимо больших угодий, тянувшихся вдоль реки. Карл, прищурившись, пытался сквозь пелену желто-серого дыма разглядеть окрестности. На глаза ему попался старинный дом Уоррингтонов. Он сразу же вспомнил молоденькую зеленоглазую девушку, их гостью, с которой он танцевал на балу в Седжвике. Он не забыл, как она умоляла его об аудиенции.
        Однако она не появилась на банкете во дворце. Леди Уоррингтон тогда объяснила ее отсутствие необходимостью срочного отъезда в провинцию, к своим родственникам. Карл не стал вникать в подробности этого вопроса, решив, что девушка на самом деле просто не слишком сильно нуждалась в той аудиенции.
        Задумавшись, Карл на какое-то время перестал слушать своих советчиков.
        «…Люди, находящиеся сейчас в плавучей тюрьме за неуплату долгов». Это было окончание фразы, произнесенной Билейзисом, который выкладывал ему свои соображения. Король собрался с мыслями и начал внимательно прислушиваться к словам лорда.
        - Как можно оставить их там? Они могут заживо сгореть или задохнуться от дыма.
        - Мы будем решать этот вопрос после расстановки пожарных постов, - сказал Карл. - Конечно, должников нужно переместить в другое место.
        - А что будем делать с теми, кто находится в Ньюгейте? - спросил лорд Гаррисон.
        - С этими закоренелыми преступниками не стоит церемониться. Мы не можем позволить им в такое время вырваться на свободу и подвергать опасности беззащитных горожан, - со всей решительностью ответил ему Джеймс. - Одно дело - должники. Это в какой-то степени жертвы неудачи. К ним может быть менее строгий подход. А вот заключенные Ньюгейта…
        Барка, двигавшаяся все это время против ветра, вошла в док Куинхита, пока еще не тронутого огнем. Карл с унынием взирал на представшее перед их глазами зрелище. Прилегающие постройки были снесены, как будто после разрушительного урагана. Среди уцелевших сооружений свободно гулял ветер. Воздух в огромном пространстве создавал страшный вибрирующий рокот.
        - Похоже, сам Господь разгневался на город. Это его голос мы слышим с небес, - сказал кто-то из гребцов с опасливым благоговением.
        Король, никогда не отличавшийся излишним суеверием, замер на минуту, услышав эти слова. Он бросил взгляд на пламя, подбиравшееся к городу со всех сторон. Оно жадно слизывало мощными алыми языками все, что попадалось ему на пути. Небо было затянуто дымом, насколько мог видеть глаз. Королю невольно вспомнились описания вечного огня в аду из рассказов и легенд, которые он слушал в детстве.
        Можно было понять мысли и чувства Карла, оказавшегося в центре этого страшного пекла. Даже будучи королем, трудно сохранить надежду победить стихию подобного масштаба.
        Однако он быстро взял себя в руки, понимая, что прибыл сюда для того, чтобы помочь людям, вселить в них уверенность в победе над огнем.
        - Мистер Пепис, срочно отправляемся в министерство морского флота. - В голове у него внезапно созрел новый план. - Я всегда считал английских моряков сильными и смелыми. У них есть опыт тушения пожаров на борту кораблей. Попробуем собрать всех, кто находится на берегу. Сейчас они нужны нам, как никогда.
        Кто-то бросил сходни с барки на пристань. Не раздумывая, Карл со свитой сошел на берег. Когда они двинулись по улице, их быстро окружила толпа. Отовсюду слышались крики испуганных женщин и детей, громкая мужская брань. Мимо бежали люди, которые, как могли, спасались от пожара. Некоторые катили перед собой ручные тележки с домашним скарбом, другие волокли больных и раненых на самодельных носилках. Торговцы спорили с грузчиками, которые заламывали огромные деньги, чтобы перевезти товары в фургонах или лодках.
        Король поднял голову вверх и почувствовал палящее дыхание пожара на лице. В воздухе кружились искры и пепел. Трещали горевшие деревянные строения, с грохотом рушились каменные дома. Расправив плечи, Карл с решительным видом зашагал вперед - к центру ада, в объятый огнем Лондон.

        28

        Морган открыл глаза и посмотрел на Дизайр, спавшую у него на руках. Она лежала, слегка прижавшись к нему изогнутым телом, положив хрупкую руку ему на плечо. Ее темные волосы в беспорядке рассыпались у него на груди.
        Он совершенно не представлял, сколько времени провел вместе с нею в этом сладком сне, в благодатной тишине, после счастливых минут любви. В стенах этой уединенной камеры, казалось, отсутствовало привычное восприятие времени. Две свечи на столе превратились в расплавившиеся огарки. В отсутствие охраны некому было заменить их новыми. Единственным источником света были отблески огненного зарева за окошечком в стене. Через него в камеру медленно просачивался дымный воздух.
        Снаружи не слышалось ни звука. Похоже, никто из охраны не собирался возвращаться. «Может быть, это к лучшему», - подумал Морган, решив не будить Дизайр. На их счастье на полочке оставалось немного хлеба и сыра, а у него - еще и полбутылки бренди. Этого им могло хватить на некоторое время.
        Он притянул Дизайр к себе поближе, с нежностью вглядываясь в ее лицо: изящную линию щек, темные с загнутыми концами ресницы, чуть приоткрытые сочные алые губы. Он смотрел, как при ровном дыхании то поднималась, то опускалась ее грудь под тонкой сорочкой.
        Вдруг он услышал какие-то звуки, заставившие его поднять голову. Сначала он подумал, что ему померещились чьи-то шаги на лестнице. Он быстро встал с постели, натянул брюки, сапоги и подбежал к двери.
        - Там наверху никого нет, - проворчал какой-то мужчина. - Можно не утомлять себя понапрасну. Нечего нам тащиться наверх по лестнице.
        - Надо делать то, что нам приказали, - сказал другой мужчина. - Мы должны осмотреть каждую камеру в этой части тюрьмы.
        - Да здесь всего две камеры, и ни в одной из них нет света.
        - Стойте! - закричал Морган. - Вы забыли про нас!
        Он принялся молотить кулаками по тяжелой железной двери.
        - Морган, что случилось?
        Своим криком он разбудил Дизайр, и она уже сидела на кровати, поправляя упавшие на лицо волосы и спустившуюся с одного плеча сорочку.
        Морган снова закричал, пытаясь привлечь внимание тех двух мужчин за дверью. На этот раз его сильный голос с раскатистым эхом от каменных стен был услышан.
        Звуки шагов по лестнице становились все отчетливее. Теперь Дизайр сообразила, в чем дело. Она быстро обмоталась одеялом и потянулась за своим платьем.
        Послышался скрежет ключа в замке, и дверь отворилась. Морган притаился у стены, приготовившись к броску. На всякий случай он решил приготовиться к побегу. Если бы только они с Дизайр оказались за пределами камеры, все остальное ему было бы нипочем.
        Двое мужчин, шагнувших навстречу ему, не были охранниками из тюрьмы. На них была униформа охраны Сити. На поясе у каждого висел пистолет. Один из них держал в руках фонарь.
        - Смотри, какое отличное помещение для одного человека, - сказал мужчина постарше. Он поднял фонарь, чтобы осмотреть камеру, и тут заметил Дизайр. - Боже, что я вижу! У него здесь еще и женщина.
        - Одевайтесь. И поторопитесь. У нас мало времени, - сказал второй мужчина. Это был рослый молодой человек с черным от копоти лицом. Он скромно опустил глаза, когда Дизайр начала надевать платье.
        - Считайте, что вам здорово повезло. Мы чудом услышали ваш крик, - сказал пожилой мужчина. В одной руке он по-прежнему держал фонарь, а другой обхватил рукоятку своего пистолета. - Мы вполне могли уйти отсюда без вас.
        Дизайр торопливо затолкала ноги в туфли и подбежала к Моргану, ища у него защиты. Он застегнул последние пуговицы на рубашке. Потом с покровительственным видом обнял ее одной рукой и ободряюще улыбнулся. Двое армейцев на близком расстоянии следовали за ними, нетерпеливо подталкивая их к выходу.
        - Куда вы ведете нас? - спросил Морган.
        - Мы получили приказ очистить все помещения прежде, чем огонь достигнет этого места.
        - Приказ? - Дизайр механически повторила это слово, все еще не опомнившись от неожиданного поворота событий.
        - Да, приказ. Приказ его величества. Если хотите знать, из плавучей тюрьмы заключенные тоже будут эвакуированы.
        - Неужели огонь распространился так далеко? - спросил Морган.
        - Мы не можем справиться с пожаром. Одному Богу известно, когда он прекратится, - заметил молодой солдат. - Последние два дня его величество и герцог Йоркский буквально сбились с ног. Так и разъезжают взад-вперед, из дворца в Сити и обратно. Работают наравне с пожарными.
        Как только они спустились с лестницы, Дизайр услышала галдеж. Это заключенные, еще недавно пребывавшие в страхе и приготовившиеся к мучительной смерти в огне, реагировали на неожиданное известие. Одни кричали, другие рыдали от счастья. Охранники всеми силами старались сохранить порядок. Было слышно, как они то и дело отдавали команды.
        - Ну-ка, остановитесь, вы двое, - приказал человек с фонарем, обращаясь к Моргану и Дизайр.
        Вместе со своими провожатыми они встали в проходе, чтобы пропустить двигавшуюся им наперерез группу разъяренных заключенных. Заключенные были скованы общей цепью. На руках и ногах у них болтались тяжелые кандалы. Их сопровождали солдаты с мушкетами и штыками наголо.
        - Это самые опасные уголовники. Их приговорили к смерти. Но его величество того и гляди отпустит и их. Или устроит им какую-нибудь поблажку. Лично я считаю, что смерть в огне хуже, чем повешение, - высказал свои соображения солдат помоложе.
        - Я слышал, что при пожаре человек может задохнуться от дыма, раньше чем сгорит на огне, - заметил его напарник.
        - Куда их ведут? - спросил Морган.
        Для него это был не праздный вопрос. Дизайр, хорошо изучившая Моргана, понимала это. При свете фонаря она заметила настороженность в его внезапно сузившихся глазах. Морган и теперь не переставал вынашивать план побега.
        В ответ мужчина с фонарем грубо засмеялся.
        - Сейчас их посадят в специальный фургон с железной решеткой и повезут дальше, как возят диких медведей в зверинцах.
        - Только с той разницей, что их повезут не в зверинец, - поправил его товарищ. - Их рассадят по нескольким тюрьмам на другом берегу реки. Там они будут дожидаться казни.
        - А что собираются делать со всеми остальными, с нами?
        Мужчина неопределенно пожал плечами.
        - Нам только сказали, чтобы мы вывели вас наружу. Потом вами займется начальник тюрьмы. Он должен договориться насчет мест в других тюрьмах.
        Судя по всему, эти люди не имели ни малейшего представления о том, к какой категории преступников принадлежал Морган. Они, несомненно, не знали, что он, подобно тем, только что прошедшим мимо них мужчинам в кандалах, приговорен к казни через повешение в Тайберн. Сейчас Дизайр мысленно благодарила Еноха за то, что тот не позволил Моргану оказаться в знаменитой крысиной дыре.
        Под конвоем солдат Морган и Дизайр вместе с огромной толпой других заключенных продвигались к большим распахнутым дверям в конце коридора.
        - Фургоны находятся прямо во дворе. Их подогнали почти к самым дверям, - сказал молодой человек.
        Первый раз после ареста Дизайр очутилась за стенами Ньюгейта. Но, выйдя во двор, она невольно попятилась назад, почувствовав обдавший ее с головы до ног жар. В густом дыму, заполнившем тюремный двор, с трудом просматривались очертания фургонов. Впряженные в них лошади били копытами и ржали от страха. Несколько женщин из числа заключенных пронзительными истерическими криками требовали возвращения в камеру. Морган крепче обнял Дизайр и подтолкнул ее вперед.
        На ходу она успела взглянуть на две приземистые неровные тюремные башни, тоже окутанные дымом. Густой серый дым валил, как из воронки, через большую полукруглую арку в другом конце двора. Дизайр почувствовала, как удушливые едкие пары заполнили горло. Она начала задыхаться и кашлять.
        Кое-как солдаты и еще не успевшие разбежаться охранники вместе навели порядок среди скучившихся заключенных, заставив их выстроиться в более или менее ровный ряд. Дизайр услышала скрип колес первых фургонов, вкатившихся во двор. Защелкали кнуты, закричали погонщики, громче загрохотали колеса на булыжной мостовой двора. На противоположной стороне стояли солдаты с мушкетами наготове.
        Следуя в общей шеренге, Морган и Дизайр приблизились к хвосту одного из фургонов. Из него выскочил охранник, который должен был помогать при отправке этой группы заключенных. Он подсадил Дизайр и знаком приказал Моргану подниматься за ней. Внезапно охранник, словно остолбенел, и начал внимательно вглядываться в лицо Моргана.
        - А как он оказался здесь? - в ярости закричал охранник, узнавший Моргана. В эту минуту Дизайр почувствовала, что сначала у нее остановилось сердце, а потом с бешеной силой застучало в груди.
        Оба солдата в недоумении переглянулись.
        - Мы вывели их из одной камеры… - начал было объяснять один из них.
        Охранник с силой рванул Моргана за плечо.
        - Да знаете вы, что перед вами сам Тренчард, Морган Тренчард? Вы что, ничего не слышали об этом разбойнике?
        От страха у Дизайр затряслись ноги. Чтобы не упасть, она крепко ухватилась за стенку фургона. Со всех сторон раздавались голоса охранников.
        - Давайте его сюда! Пусть отправляется к остальным головорезам!
        - Несите быстрее кандалы!
        - Отправьте кого-нибудь к кузнецу!
        - Тренчард! Вон он, Тренчард!
        Имя Моргана не сходило с уст толпы. Долетавшие до Дизайр слова не мешали ей упорно думать о своем. Она не должна допустить, чтобы их с Морганом разлучили, сейчас, когда они, наконец, выбрались из стен тюрьмы. Она не даст никому отобрать Моргана.
        Между тем Морган оттолкнул охранника, выдернул руку и со всего размаха ударил его в лицо. Охранник отлетел в сторону и упал на камни. Но тут к Моргану подскочили два солдата, которые схватили его за руки и прижали к стенке фургона. Он, однако, сумел вырваться. Завязалась борьба. Морган дрался с яростью льва, попавшего в засаду. Он пускал в ход все - кулаки, голову, колени и ноги в сапогах.
        Послышался сухой щелчок. Это кто-то выстрелил из мушкета. Ужас охватил Дизайр, тугим комом застряв в горле и не дав ей закричать.
        - Кто там вздумал стрелять, черт побери! Прекратить огонь! - хриплым голосом скомандовал внезапно появившийся офицер.
        Тюремный двор все больше заполнялся густым черным дымом. Если бы в такой обстановке солдаты начали вслепую стрелять в толпу, заключенные, несомненно, сразу же подняли бы бунт.
        Превозмогая удушье, Дизайр высунулась из фургона. В дымной мгле она увидела бежавшего к ней Моргана. Один из охранников пытался остановить его, размахивая тяжелой деревянной дубинкой. Изловчившись, Морган поймал руку охранника, с силой вывернул ее и прижал к железному колесу фургона. Охранник выронил дубинку, и она покатилась по булыжникам.
        Лошади, изрядно напуганные огнем и скоплением людей, неожиданно рванулись вперед. Возчик не смог справиться с поводьями, и фургон покатился вперед, к воротам. От резкого толчка Дизайр покачнулась в сторону, но чудом удержалась на ногах, успев вцепиться пальцами в стенку фургона. Некоторые стоявшие рядом заключенные попадали на пол. Послышались пронзительные крики и ругательства. Дизайр впилась глазами в Моргана.
        - Назад! Прыгай! - кричал он, продолжая догонять фургон и протягивая к ней руки. И она прыгнула. Он успел подхватить ее, прежде чем фургон перевернулся. Морган быстро поставил ее на ноги, схватил за руку и потащил за собой в обход фургона.
        Кто-то из охраны преградил им дорогу, но тут же получил сильный удар от одной из заключенных - женщины могучего телосложения. Она торжествующе захохотала.
        - Давай, беги, Тренчард!
        К ней присоединились другие заключенные, криками призывавшие его и Дизайр быстрее бежать к арке.
        Морган подхватил ее на руки и начал прокладывать путь в толпе, петляя между людьми и лошадьми, чтобы ненароком не попасть под удар копыт. Внезапным порывом ветра на короткое время дым отнесло в сторону, и видимость улучшилась. Солдаты со штыками в руках бросились догонять беглецов.
        Изогнувшись и загораживая своим телом Дизайр, Морган быстро продвигался вперед. Штык не миновал его. Но, несмотря на рану в верхней части руки, он не останавливался.
        Вместе с Дизайр, зарывшейся лицом ему в плечо, он пересек тюремный двор и выскочил на ближайшую улицу, заполненную дымом. В лицо им ударила волна горячего воздуха. Они оказались в движущемся людском потоке и быстро растворились в нем. Все бежали от огня и спасались как могли: одни пешком, другие в каретах или на телегах. Толпа все дальше уносила недавних узников от их страшного пристанища. Вскоре они миновали Нью-Маркет. Дома на этой прямой, широкой и оживленной улице были построены наполовину из камня, наполовину из дерева. Теперь они были объяты пламенем.
        В восточном конце улицы стояла небольшая церковь Святого Николаса. Толпа обтекала церковь с двух сторон. В этой толпе медленно двигались Морган и Дизайр. Рядом с черепашьей скоростью ползли фургоны и повозки.
        - Мы на верном пути, - сказал Морган осипшим от дыма голосом.
        Он провел ее через рынок Ньюгейт, мимо мясных лавок и рядов. Задыхаясь от тяжелого запаха горелого мяса, Дизайр послушно следовала за ним.
        В начале одной узкой улочки она была вынуждена остановиться, чтобы перевести дыхание. Морган прислонил ее к себе, так что она могла опереться на него и отдохнуть. Рукав его рубахи был порван и испачкан кровью. К счастью, рана от солдатского штыка оказалась неглубокой.
        - Мы не должны останавливаться. Нужно уходить дальше, - сказал он.
        - Но куда?
        - На восток. Если мост уцелел, мы переправимся через реку в Саутуорк. Там, в доме Лены Джерроу разыщем Еноха.
        Находясь в центре горящего ада, Морган сохранял спокойствие и рассказывал о своих планах так, как будто они должны совершить обычную экскурсию на другой берег реки.
        - А что мы будем делать, если мост сгорел? - спросила Дизайр.
        - Найду другой путь, - сказал Морган. - Ты можешь идти дальше?
        Она кивнула головой, и они снова двинулись вместе с толпой. Теперь они направлялись к Патерностер Pay, откуда дорога вела в Чипсайд.
        Здесь тоже не умолкал грохот. Обваливались стены, падали деревянные балки, трещали горящие доски, из-под обломков с ревом вырывался огонь. Все эти звуки сливались в общий непрекращающийся гул.
        Из развалин одного дома показался мужчина. С громкими криками он цеплялся то за одного прохожего, то за другого.
        - Помогите! Помогите же мне кто-нибудь, ради Бога! Моя жена осталась под обломками.
        Но люди в толпе шли мимо, не останавливаясь и ничего не отвечая, как будто онемели от страха. Мужчина дергал Моргана за руку.
        - Пожалуйста, помогите мне. Она находится вон под той балкой. Мне не поднять ее.
        Он плакал навзрыд, сотрясаясь худым, щуплым телом. Слезы ручьями бежали по его перепачканным сажей щекам.
        - Там была наша книжная лавка… Мы пытались спасти хоть часть книг.
        Морган посмотрел сначала на мужчину, потом на Дизайр. После секундного колебания он отвел ее в сторону и подтолкнул к нише под каменной аркой.
        - Подожди меня здесь, - сказал он. Книготорговец в нетерпении тянул Моргана за руку. Дизайр слышала, как мужчина говорил ему какие-то слова благодарности. От дыма щипало в глазах, но она не выпускала из вида Моргана. Он находился довольно близко и пытался приподнять конец тяжелой балки, которая, несмотря на все его усилия, не двигалась с места.
        Плотно прижавшись к стене под аркой, Дизайр не замечала, насколько прогрелись камни у нее за спиной. Она вовремя успела посторониться, чтобы на нее не наехала тяжелая ручная тележка, которую катил перед собой какой-то мужчина. За ним следовала женщина в белой атласной накидке с пятнами копоти, сбившемся набок парике, с картиной под мышкой. Холст был настолько сильно попорчен огнем, что вряд ли можно было спасти картину, но женщина, видимо, очень дорожила ею, судя по тому, как крепко вцепилась в резную золоченую рамку. Женщина смотрела впереди себя невидящими глазами, как лунатик.
        Оглушительный взрыв внезапно потряс воздух. Дизайр вздрогнула и закричала. Рядом закричали и другие люди. Началась паника. Толпа с улицы устремилась в узкий проход под аркой. Люди бежали, обгоняя и расталкивая друг друга. Два лакея в ливреях быстро соскочили с бархатного сиденья и со всех ног бросились прочь от кареты.
        Громко завыла какая-то женщина, от страха накинув фартук на голову.
        - Это голландцы! Они уже проникли в Сити!
        - Они взяли Тауэр!
        - Они стреляют из пушек! Они поубивают нас всех!
        К этим голосам присоединился хор других, еще больше нагнетая ужас. В этой сутолоке арка больше не могла служить укрытием для Дизайр. Толпа вынесла ее на улицу и потащила за собой. Вокруг одна за другой опрокидывались тележки, загораживая проход. Люди разбегались в разных направлениях. Они выкрикивали бессмысленные обвинения в адрес неведомых врагов, что больше напоминало поиски козла отпущения. Им нужно было на ком-то сорвать зло за обрушившееся на их головы несчастье.
        - Это все французы-паписты. Во всем виноваты они!
        - Пожар - дело их рук. Это кто-то из них выстрелил в лавке на Паддинг Лейн!
        Еще один взрыв потряс воздух. Толпа, ринувшаяся в одном направлении, быстро повернула в другую сторону. Дизайр попыталась вырваться. Чтобы не двигаться вместе со всеми, она ухватилась за ограду, но это не помогло. Людской поток, сметавший все на своем пути, подхватил и понес ее вперед, как сухой лист по поверхности бурной реки.
        - Морган!
        Ее крик потонул в оглушительном реве. Сверху сыпались горящие головешки. Ядовитый жаркий дым обжигал глотку и забивал легкие. И невзирая ни на что, нужно было бежать дальше.
        Рядом тянулась вереница громыхавших фургонов и повозок, которые то и дело задевали друг друга. С одной из повозок свалился какой-то узел. Дизайр споткнулась и упала на колени. Когда она попыталась подняться, то увидела занесенные над ее головой копыта вздыбившихся в упряжке лошадей.
        Она закричала что было сил. Возчик изо всех сил натянул поводья и сумел остановить лошадей, потом кликнул кого-то из фургона. По его команде оттуда выскочил крепкий паренек.
        - Поднимай ее сюда, Абдиа, - крикнул женский голос из глубины фургона.
        Паренек обхватил Дизайр за талию, подсунув другую руку ей под колени, поднял, словно мешок с мукой, и опустил внутрь фургона. Потом сам вскарабкался наверх. Возница щелкнул кнутом, и лошади резво рванулись с места.
        Дизайр начала было кричать и сопротивляться, но тут же поняла, что к Моргану ей все равно не пробраться. У нее кружилась голова. Перед глазами мелькали яркие, светлые пятна.
        Когда она немного пришла в себя, то увидела, что фургон до отказа набит домашним скарбом. Здесь были деревянные ящики с вещами, чайник, пара железных решеток для камина, ящик со специями. В углу сидела женщина, на которой остался некогда белый, а теперь изрядно грязный чепец и фартук, какие обычно носят аккуратные хозяйки. Кроме нее, в фургоне находились Абдиа, паренек, поднявший Дизайр с мостовой, и трое младших детей. Дети сбились в кучку, прижавшись друг к другу, молча, с широко раскрытыми глазами.
        Дизайр едва успела пробормотать какие-то слова благодарности, как снова раздался взрыв оглушительной силы.
        - Некоторые люди в толпе говорили, что пожар в городе устроили голландцы. - Она попыталась начать разговор.
        - Мало ли дураков, которые готовы бегать по городу и пугать людей. - Это сказал возница.
        Голос его звучал спокойно, и он даже не повернул головы.
        - Эта же толпа готова была убить булочника-голландца из Вестминстера, - сказала женщина. - Люди решили, что он поджег город. На самом деле он просто затопил печь.
        - И они наверняка прикончили бы его, - добавил Абдиа, - не вмешайся герцог.
        - Он имеет в виду Джеймса, герцога Йоркского, - пояснила мать паренька. - Герцог и сейчас находится в Сити и руководит тушением пожара.
        - А что это за ужасные взрывы? - спросила Дизайр.
        - Их устраивают специально: взрывают дома, чтобы засыпать огонь и не дать пожару распространяться дальше.
        Дизайр сразу вспомнила рассказ Моргана о том, как сбивали пламя на плантациях. При воспоминании о Моргане она уже не могла думать ни о чем другой. Как ей разыскать его? У нее бешено застучало сердце.
        Она повернулась к женщине и мягко тронула ее рукой.
        - А куда мы сейчас направляемся?
        - Вам не стоит беспокоиться на этот счет, - ответила женщина. - С нами вам гораздо безопаснее, чем в той толпе. Такой хрупкой девушке, как вы, пришлось бы туго.
        - Я только хотела узнать, куда мы едем, - продолжала допытываться Дизайр.
        - Муж собирается переправить нас через мост на другой берег. Но вы сами видите, что происходит. В такой толпе и при таком количестве застрявших фургонов трудно сказать, когда мы доберемся до места. Надо было нанять лодку. Я с самого начала говорила это.
        - Я уже говорил тебе, что не так просто договориться о цене за переправу на лодке, - через плечо крикнул ее муж.
        - Отец прав, мама, - подтвердил паренек. - Да и река не слишком надежна в этом смысле. В доках и на пристанях тоже бушует огонь.
        Дизайр не особенно вникала в их разговор. В голове у нее был только Морган. Она напряженно думала о том, как ей отыскать его.
        Она заставила себя собраться с мыслями и начала обдумывать план действий. Пока, по ее представлениям, следовало оставаться в фургоне. Если им посчастливится перебраться через реку, то, оказавшись на другом берегу, она отправится на поиски Еноха.
        Вместе с тем она понимала, что Саутуорк, как и Уайтфрайерс, представлял собой запутанную сеть улочек и дворов, набитых преступниками. Разыскать там местонахождение Лены Джерроу небезопасно и непросто. Когда Морган рассказывал ей о тех меблированных комнатах, он не объяснял, как добраться до них. Значит, придется долго идти пешком, останавливаясь на каждом шагу и уточняя дорогу. Может быть, таким образом, с грехом пополам она попадет в нужное ей место. Морган, должно быть, тоже будет двигаться в том же направлении, чтобы встретиться с ней. И тогда они снова будут вместе. И это может произойти очень скоро.

        Напрягая силы, Морган ухватился за балку. Когда он отодвинул ее, крупные капли пота проступили у него на лице. Он увидел перед собой лежавшую ничком женщину, затылком кверху, с густыми белокурыми вьющимися волосами, испачканными сажей. Возможно, она уже была мертва, но Морган не решился высказать вслух свои предположения в присутствии ее оторопевшего мужа. Не следовало преждевременно ввергать его в отчаяние, не высвободив женщину из-под обломков.
        Мужчина бросился помогать Моргану, но от такого хилого человека, как он, было мало толку. Он только суетился, заламывал руки и без конца повторял имя жены:
        - Эмилия… Моя дорогая Эмилия… Хоть бы нам вытащить тебя отсюда…
        Морган повернулся к мужчине.
        - Тяните на себя эту доску.
        Тот тупо смотрел на него, как будто не понимал, о чем его просят.
        - Тяните же, - сквозь стиснутые зубы прокричал Морган. - Когда я приподниму эту балку, попробуйте подпереть ее доской снизу.
        Мужчина послушно взялся за доску, пытаясь оттащить ее к себе. Морган изо всех сил налег на балку. Балка была не только тяжелая, но и горячая. Ее обуглившаяся часть, за которую держался Морган, немилосердно обжигала ему ладони, но он, согнув ноги в коленях, упорно продолжал поднимать ее вверх, медленно, дюйм за дюймом.
        - Подталкивайте сюда ту доску. Нет-нет, не эту, другую, которая левее. Вот так!
        Они осторожно опустили балку на доски. Между балкой и досками образовалась щель не шире фута. Через нее им предстояло вытащить женщину наружу. Просунув руки в щель и ухватив женщину за плечи, Морган начал аккуратно подтягивать ее к себе.
        - Эмилия, - простонал ее муж. Постепенно Морган освободил ее из-под досок и повернул на спину.
        Тело женщины казалось безжизненным. Глаза были закрыты.
        - Единственная моя! Дорогая! Не покидай меня! - причитал над ней ее муж.
        - Она жива, - сказал Морган, заметив, как вдруг затрепетали ее веки.
        Он отнес ее подальше от балки. Юбка порвалась в клочья, на ногах проступили ссадины и синяки.
        - Похоже, кости целы, - успокоил мужчину Морган, быстро ощупав голени женщины.
        Потом он поднялся и заспешил к арке.
        - Дизайр! - крикнул он.
        Ответа не последовало. Мужчина бросился догонять его, рассыпаясь в благодарностях. Сквозь смрад и дым Морган озирался по сторонам в опустевшей арке. С минуту он стоял, как вкопанный, ничего не понимая. Им овладел леденящий душу страх.
        В растерянности он побродил еще некоторое время возле арки, не замечая сыпавшихся ему на голову горящих обломков. Он продолжал заглядывать в затянутые черным дымом переулки и дворы, выкрикивая ее имя. Голос его тут же терялся в шуме движущейся толпы и нескончаемом реве пожара.
        Вид у него был беспомощный и усталый. Руки бессильно висели вдоль туловища. По лицу катились капли пота, смешанные с кровью из сочившихся порезов на лбу и щеках. Он хотел вытереть пот рукой, но остановился, поморщившись от резкой боли. С недоумением он принялся разглядывать свои обожженные ладони, как будто они принадлежали кому-то другому.
        Вдруг он услышал чей-то крик:
        - Назад! Посторонись!
        Кричал скачущий на лошади рослый мужчина с аккуратно причесанной головой. Вокруг него двигалась группа всадников в мундирах лейб-гвардии. Джеймс, герцог Йоркский, размахивал саблей, как будто собирался вести за собой в атаку целую армию. Он уже отдал приказ засыпать порох, а один из матросов, служивший на корабле пожарным, уже поджег запальный шнур. Толпа отпрянула назад.
        Морган услышал оглушительный грохот. Земля задрожала от мощного взрыва. Целый ряд домов поднялся в воздух на несколько футов, словно вопреки закону тяготения. В один миг на место взрыва обрушилась груда тлеющих обломков. Часть пожарных сразу же устремилась туда с кожаными ведрами.
        Морган развернулся и двинулся дальше. Он шел на восток, по направлению к мосту.
        В том же направлении катился и фургон, в котором сидела Дизайр. Она устроилась на мешке возле выхода, подобрав под себя ноги. Маленькие дети начали хныкать. Женщина открыла корзину с провизией.
        - Помоги мне накормить малышей, - сказала она, обращаясь к Абдиа. - А для себя с отцом достань хлеб и эль.
        - Мне только эль, - крикнул сверху ее муж.
        Потом женщина повернулась к Дизайр.
        - Вам тоже нужно перекусить.
        Дизайр замотала головой, отказываясь от пищи, но женщина настаивала на своем.
        - Я не могу допустить, чтобы такое слабое существо упало в обморок, - сказала она. - Правда, хлеб совсем черствый. Остался с прошлой недели. Вот вернемся домой, напеку свежего.
        Тут она осеклась. Лицо ее стало хмурым. Дизайр понимала, что женщина пыталась сейчас скрыть свои опасения. Ведь ее дома могло уже больше не существовать. Наверное, она могла рассчитывать только на то, что они успели вывезти в этом фургоне. Женщина тяжело вздохнула и с видимым усилием заставила себя подвинуться поближе к остальным, подавляя грустные мысли.
        Затем протянула Дизайр кусок хлеба и плеснула немного эля в деревянную кружку.
        - Вот. Размочите хлеб в эле, он станет помягче.
        Дизайр сделала то, что ей сказали, потом прожевала и проглотила хлеб, совершенно не ощущая его вкуса.
        - Вы так добры, - сказала она женщине, понимая, что нужно отблагодарить ее.
        Тут она вспомнила, как ей самой помог в трудную минуту Джеффри, и протянула руку к корсету, но тотчас спохватилась, вспомнив, что кошелька у нее больше нет. Она поймала себя на мысли, что потеряла счет дням. Сколько времени прошло с тех пор, как Эльф отобрал у нее кошелек в темном коридоре тюрьмы? Она перевела глаза на сидевшую рядом с ней степенную женщину, не подозревавшую, что они с мужем приютили в своем фургоне сбежавшую из Ньюгейта преступницу.
        Фургон все так же медленно катился в одном ряду с тяжелыми, нагруженными вещами и товарами повозками и экипажами. Неожиданно возница с силой рванул поводья, заставив лошадей резко остановиться. Они проезжали узкое место и едва не столкнулись с какой-то повозкой впереди.
        - Эй, что там у вас? - закричал возница. - Колесо сломалось?
        Человек в повозке, вставшей перед ними, приподнялся и, обернувшись к ним, крикнул:
        - Там, впереди, все остановились!
        В очередной раз Дизайр испытала страх, но тут же взяла себя в руки. Она внушала себе, что здесь, среди людей, охваченных паникой от всеобщей беды и собственных несчастий, никто не станет специально разыскивать ее или Моргана.
        - Абдиа, подержи поводья, - сказал отец паренька.
        Тот послушно встал возле лошадей. Мужчина спрыгнул вниз и отправился выяснять причину непредвиденной остановки. Семья и так слишком долго задержалась в дороге, ведь пришлось сделать не один крюк в объезд горящих домов и дымящихся руин.
        Что касается Дизайр, то невозможно передать, как она мечтала переправиться через реку и поскорее попасть в Саутуорк. Каждая минута задержки стоила ей мучительнейших переживаний. Единственное, чем она утешала себя, это возможностью хоть как-то передвигаться вместе со всеми. Она считала, что в этом ей просто повезло. Тем временем вернулся отец семейства. Он залез на свое сиденье наверху и сказал:
        - Скоро мы будем вон там, на Тауэр-стрит. Он указал рукой вперед.
        Дизайр привстала, чтобы сквозь дым получше разглядеть то место. Вдали она увидела Тауэр, наполовину окутанный дымом.
        - Никто не сможет подступиться к башне, - прокричал мужчина своей жене. - Придется взрывать все дома вокруг нее. Иначе пожар не погасить.
        - Хорошенькое дело, - громко возразил ему какой-то мужчина, находившийся поблизости, с возмущением в голосе. - Несчастные люди вынуждены бросать свои дома и вещи. Кто заставил их сделать это? Ни у кого нет таких прав. Ни у кого!
        Можно было понять горячность, с какой говорил этот мужчина. Пожалуй, сейчас с ним согласился бы любой житель Лондона, независимо от своего положения и ранга.
        Однако в ответ раздался еще один, более громкий голос:
        - Да знаете ли вы, что сейчас все приказы отдает его величество? Поймите, только он один может нас спасти. Подождите немного, и вы сами убедитесь в этом.
        - Верно, - поддержал говорившего кто-то еще из толпы. - Только король может положить конец всем нашим бедам.
        - Его величество сам участвует в тушении пожара, - подтвердила высокая, крепкая девица в дешевом пестром платье. - Два дня он занимается этим. Я видела его собственными глазами, когда пробиралась в Мурфилд. Он разъезжал на лошади и успокаивал народ.
        Дизайр вскочила и высунулась из фургона.
        - А где сейчас находится король?
        - Наверное, вблизи Тауэра, - ответила девица. - Должно быть, вместе с солдатами осматривает место и руководит подготовкой взрыва. - Девица окинула глазами Дизайр и криво усмехнулась. - Некоторые злые языки болтают, что король не пропустит ни одной хорошенькой женщины. Но я не вижу в этом ничего дурного. Пусть кто-нибудь попробует доказать мне обратное.
        Стоявшие поблизости мужчины смачно загоготали.
        Мысленно Дизайр перенеслась в тот памятный вечер, когда она на балу танцевала с королем. Она вспомнила его карие глаза, переполненные чувственным восхищением, когда он откровенно разглядывал ее плечи, шею и то место на груди, где за жемчужным ожерельем начиналась тонкая ложбинка.
        Прежде чем его увела с собой леди Кастлмейн, король успел дать ей, Дизайр, обещание. Он сказал, что устроит их встречу при первой возможности. Если бы эта аудиенция состоялась, их с Морганом будущее могло бы сложиться иначе.
        Оказавшись наедине с его величеством, она смогла бы вымолить прощение для любимого человека.
        Потрясение от бурных событий дня постепенно исчезло, и прояснившийся ум начал работать с лихорадочной быстротой. Она вскинула голову, и в глазах ее вспыхнул изумрудный огонь. Вцепившись в стенку фургона, она начала обдумывать засевшую в голове мысль.
        - Пожалуйста, помогите мне слезть! - крикнула она проходившему рядом мужчине.
        - Мне кажется, вам не стоит делать этого. Лучше ехать в фургоне, чем идти пешком, - посоветовал мужчина.
        - Мне очень нужно, - настаивала Дизайр.
        В другое время, может быть, она не отважилась бы на этот шаг, но сейчас не сомневалась в правильности своих действий и чувствовала себя спокойно. Мир, объятый огнем, не путал ее, как прежде. Страх вытеснила надежда.
        Видя ее решительное лицо и блестящие от возбуждения глаза, мужчина не решился отказать. Он подошел к фургону и помог ей спрыгнуть на землю.
        - Стойте! Вернитесь! - кричала ей женщина из фургона.
        Не останавливаясь, Дизайр нырнула в толпу и двинулась вперед. Она ощутила необычный прилив сил. Ее состояние граничило с безумием. Ничего не замечая вокруг себя, она протискивалась сквозь плотно сомкнутые ряды людей. Неудержимая сила влекла ее все дальше и дальше. Никто не пытался остановить ее или помешать идти. Все глаза были устремлены на Тауэр - гордо возвышающийся страж Сити.
        Приблизившись к цепочке солдат в форме лейб-гвардии его величества, Дизайр была вынуждена остановиться.
        Она потянула за рукав одного из них.
        - Позвольте мне пройти. Я должна попасть к королю!
        Солдат обернулся и посмотрел на нее сверху вниз.
        - Туда идти не дозволено никому, - твердо сказал солдат. - Оставайтесь здесь.
        Дизайр попыталась проскользнуть между ним и стоявшим рядом другим солдатом, но первый загородил ей дорогу.
        - Туда нельзя. Там закладывают порох, - объяснил ей солдат. - Мы действуем по приказу короля.
        Она подняла глаза и увидела высокого человека крепкого телосложения верхом на коне. Это был сам Карл. Королю стоило немалого труда сдерживать испуганное животное, пока он отдавал команды находившемуся рядом с ним офицеру. Его бархатный костюм был испачкан сажей и забрызган водой. На худощавом лице, выглядывавшем из-под шляпы с раздуваемыми ветром перьями, проступили капельки пота.
        - Но король дал слово, что поговорит со мной! - вскричала Дизайр. Она не отступала от солдата, решительно надвигаясь на него. - В роду Стюартов не принято нарушать обещания.
        - Попридержите свой язык, - попытался остановить ее солдат.
        - Кто произнес эти слова? - Послышался громовой, властный голос короля.
        Солдат вытянулся в струнку и замер на месте.
        - Вот эта женщина, ваше величество. Она говорит, что должна увидеться с вами.
        - Подведите ее сюда.
        Солдат удивленно взглянул на короля, потом взял Дизайр за руку и вывел вперед. Дизайр откинула голову и встретилась глазами с королем.
        - Кто вы такая? - спросил он.
        Земля закачалась у нее под ногами, и она слегка пошатнулась. Солдат вовремя поддержал ее за руку.
        - Мисс Гилфорд. Дизайр Гилфорд, ваше величество.
        - Я слышал, что вы сказали об обещаниях Стюартов. Это действительно так. А какое обещание вы получили от меня?
        - На том балу, у лорда, в Седжвике… вы сказали, что я смогу встретиться с вами наедине, ваше величество.
        Окружавшие короля благородные господа переглянулись, пораженные наглостью незнакомой женщины. Все ожидали, что король распорядится прогнать ее.
        Вместо этого Карл покрепче натянул поводья и попытался удержать лошадь своими мускулистыми бедрами. Потом наклонился к Дизайр.
        - Я не собираюсь отказываться от своих слов, мисс Гилфорд. Но в данный момент вынужден оставаться здесь. Прежде всего я должен позаботиться сейчас о Лондоне и его жителях.
        В это время вперед выдвинулся какой-то плотный моряк, который своим телом загородил от нее короля. Он начал что-то рассказывать лорду Билейзису, чтобы тот в свою очередь доложил об обстановке его величеству. Потом лорд обратился к королю:
        - Ваше величество, все готово. Можно зажигать шнур. Тот дом, который находится рядом со рвом, уже начал горсть. Нельзя терять ни минуты!
        Дизайр чувствовала, что надежда покидает ее. И как она решилась в такое время обращаться с просьбами к королю? У нее закружилась голова. Невероятная слабость внезапно навалилась на нее. Она обмякла и беспомощно повисла у солдата на руке. Тот успел поддержать ее, прежде чем она потеряла сознание.

        29

        К вечеру Морган оказался в Тауэр Хилл. Небо над городом по-прежнему озарялось отблесками пожара. Лишившиеся крова люди устраивались на ночлег прямо в чистом поле. Они раскладывали возле себя жалкие пожитки, которые им удалось вынести из разрушенных домов. Некоторые заканчивали свой ужин под армейским походным тентом, другие занимались устройством временного ложа на собственных фургонах. Матери успокаивали испуганных, плачущих детей и пытались уложить их спать.
        Везде были видны небольшие группы людей, на коленях возносящих молитвы к Господу. Нашли друг друга и любители игры в кости. Несколько предприимчивых шлюх приступили к поиску клиентов. Большинство беженцев, натерпевшихся страха и измученных дорогой, хотели только одного - отдохнуть.
        Морган бродил по этому лагерю в поисках Дизайр. Он то и дело останавливался и задавал людям один и тот же вопрос, - не видели ли они темноволосую девушку с зелеными глазами в зеленом шелковом платье.
        Кое-кто смотрел на него с жалостью, но большинство из тех, к кому он обращался, настолько отупели от собственных утрат, что были неспособны ни кивнуть, ни покачать головой. Не нашлось ни одного человека, который бы вспомнил, что встречал девушку, похожую по описаниям на Дизайр.
        И все-таки Морган упорно продолжал поиски, не считаясь ни с голодом, ни с усталостью. Наконец, он остановился возле небольшого, разрисованного яркими красками фургона. Рядом с фургоном на привязи паслась костлявая лошадь, помахивая хвостом, а чуть подальше сидел владелец фургона, жилистый седовласый мужчина, жующий пирог с мясом и отхлебывающий вино из бутылки. Морган задал ему тот же вопрос.
        - Нет, такая девушка мне не попадалась, - проворчал мужчина.
        Морган собрался идти дальше.
        - Постой, - окликнул его мужчина. - Ты, наверное, голоден?
        Морган растерялся. В самом деле, когда он ел последний раз? У него не было во рту ничего с того вечера, когда они вместе с Дизайр съели за ужином в его камере остатки хлеба я сыра.
        - Моей еды хватит на двоих. Ты можешь присоединиться ко мне, - предложил седой мужчина.
        - Спасибо, - сказал Морган, усаживаясь рядом с ним и прислонившись спиной к стенке фургона.
        - Меня зовут Калеб, - представился мужчина. - Тс, кто меня знает, называют меня Калеб-фокусник.
        - А меня зовут… Том, - сказал Морган.
        - Я скитаюсь по дорогам всю весну и лето. - Фокусник задумчиво покачал головой. - Похоже, я не в добрый час надумал возвращаться в Лондон.
        Морган с пониманием кивнул головой, не испытывая ни малейшего желания разговаривать. Однако его случайный товарищ оказался на редкость словоохотливым. Он говорил один за двоих, и его вполне устраивало видеть в Моргане спокойного слушателя.
        - В хорошую погоду бродить по дорогам довольно приятно, но тяжело, когда наступает осень. Тогда я отправляюсь в Лондон, - продолжал свой рассказ мужчина. - Терпеть не могу спать в холодном фургоне. К тому же фокусник должен иметь ловкие, гибкие пальцы. Понимаешь?
        Фокусник сделал глоток, потом обтер горлышко и протянул бутылку Моргану.
        - Лучший портвейн в мире. А главное, эта бутылка досталась мне даром, - сказал он с улыбкой. - В порту я наткнулся на целую корзину с этим вином. Правда, большинство бутылок оказались разбитыми, но кое-что уцелело.
        Взяв в руку бутылку, Морган поморщился от боли. Видимо, он сильно сжег ладони. Неловким движением он приблизил бутылку ко рту.
        - Осторожнее, - предупредил его фокусник. - Я вижу, ты здорово повредил руки.
        - Да, спалил ладони, когда поднимал тлеющую балку, - сказал Морган.
        Калеб покачал головой.
        - Твое счастье, что не надо зарабатывать на жизнь такими трюками, как мне, - заметил он. - Никогда не видел подобного пожара. Только Богу известно, когда они сумеют обуздать огонь. - С этими словами он пожал плечами, потом добавил: - Впрочем, для меня это не имеет особого значения. Где-нибудь пристроюсь до начала представлений. Для людей моей профессии Лондон - самое подходящее место. Здесь полно фокусников, акробатов, укротителей диких зверей, бродячих артистов.
        Морган снова кивнул головой и отхлебнул вина. Портвейн действительно оказался превосходным. Он утолил жажду и прочистил глотку от кислого привкуса дыма.
        Фокусник подтолкнул к нему широкую корзину с пирогами.
        - А теперь отведай пирогов. В них великолепная начинка из свинины, угрей, говядины и почек. Я могу есть их, не переставая. Кстати, эту корзину я прихватил в каком-то ларьке в Истчипе. Огонь подобрался совсем близко к лавке, вот я и подумал, что лучше взять это добро с собой, чем позволить ему превратиться в пепел.
        Морган откусил кусок пирога и только тогда ощутил, насколько он изголодался.
        - Я всегда неплохо устраиваюсь в Лондоне, - продолжал Калеб. - Здесь полно расточительных людей. До весны я живу спокойно, но потом наступает время снова трогаться в путь. Я начинаю обходить все ярмарки - от Лондона до Лендз Энда.
        - Надеюсь, этим летом все сложится удачно для вас, - сказал Морган.
        - Я тоже надеюсь. Могу сказать без хвастовства, что свое ремесло я знаю хорошо и зарабатываю на хлеб. Но раньше, когда правил Кромвель, мне приходилось туго, как и всем артистам.
        - Я слышал об этом.
        - А что, разве ты сам в это время не был в Англии?
        - Я был тогда в Вест-Индии, - сказал Морган, доедая пирог.
        - Бери еще, - предложил Калеб. Поблагодарив его, Морган принялся за другой пирог.
        - Эти круглоголовые обращались с такими, как мы, хуже, чем со зверями. До чего же они были жестоки с жонглерами, дрессировщиками, акробатами. А спрашивается, за что? Ведь мы развлекали людей, мы позволяли им забыть на время про свои беды. Разве это преступление?
        - Мне приходилось слышать еще более страшные вещи о тех временах, - сказал Морган с горькой усмешкой.
        - Я сам много чего понаслушался, пока сидел в тюрьме в Солсбери. Чего только я не пережил. Меня привязали к позорному столбу, чтобы зеваки бросали в меня гнилые фрукты и дохлых кошек, жгли каленым железом. Вот смотри, на теле остались отметки.
        - Почему же вы не нашли себе более безопасное занятие? - спросил Морган, возвращая бутылку фокуснику.
        Тот сразу сделал большой глоток.
        - Показывать фокусы - это моя профессия, а дороги заменяют мне родной дом, - с гордостью объяснил артист.
        - Ваши родители тоже были фокусниками?
        - Нет. У моего отца была небольшая, но вполне приличная гостиница, которая приносила неплохой доход. Но он отличался жестоким нравом, и у него была слишком тяжелая рука. Если бы я не ушел из дома, сейчас все хозяйство по наследству могло бы перейти ко мне.
        Он повел плечами и продолжил рассказ:
        - Однажды у нас остановился один фокусник и попросился на ночлег. Так вот, он и познакомил меня со своим мастерством. Он многое порассказал о бродячей жизни фокусника. То, что я услышал, показалось мне более привлекательным, чем скрести полы в пивной или носить посуду с кухни. Поэтому, когда он сказал, что ему нужен молодой помощник, который бы бил в барабан и созывал народ, я решил уйти с ним.
        Фокусник невесело рассмеялся.
        - Потом оказалось, что эта жизнь не такая уж сладкая. Сколько раз мне приходилось спать под забором с пустым животом. Тогда я начинал вспоминать о доме. Хотя отец и избивал меня до синяков, я думаю, он принял бы меня обратно.
        - Но вы не вернулись домой? Калеб покачал головой.
        - Человеку, однажды избравшему бродячую жизнь, дорога назад отрезана. Он уже никогда не станет таким, как обычные, уважаемые люди, и не будет принят ими.
        - Не думаю. Человек может заставить себя измениться, - резко сказал Морган.
        - Возможно. Но для этого у него должны быть очень веские основания.
        Внезапно Морган оказался во власти нахлынувших на него мыслей и воспоминаний. Перед глазами возник образ Дизайр, с ласковыми глазами и нежной улыбкой. Любовь к ней - вот то веское основание, которое может побудить его начать жизнь сначала. Он построит для нее дом, уютный и надежный. Он обязан оберегать ее от всех невзгод и опасностей. Судьба не должна больше разлучать их.
        Но сначала он должен разыскать любимую.
        - Ты ведь еще не собираешься уходить? - спросил его фокусник, увидев, что Морган встал. - Тебе нужно перевязать руки.
        - Я займусь этим, когда переберусь через мост. Как вы думаете, пока еще можно это сделать?
        - Судя по последним разговорам, огонь еще не дошел до него, чего нельзя сказать про собор Святого Павла.
        От этих слов Калеба Морган стоял, как вкопанный.
        - Вы говорите, что собор горит? Трудно представить, что больше не существует этот величественный купол, поблескивавший на солнце и возвышавшийся над Лондоном с тех давних пор, когда Морган еще был ребенком.
        Фокусник кивнул головой.
        - Говорят, что собор уже объят пламенем, а вокруг него дома лежат в руинах.
        Морган спохватился, что непростительно долго задержался с этим человеком. Лицо его приняло нетерпеливое и озабоченное выражение.
        - Я понимаю, тебе жаль времени. Ты хочешь разыскать ту девушку. Это твоя жена?
        - Должна стать ею.
        - Тогда желаю удачи, - сказал фокусник, сделав очередной глоток из бутылки.
        Морган поблагодарил мужчину за великодушный прием и двинулся вглубь толпы. В голове у него вертелась одна и та же мысль. Где бы сейчас не находилась Дизайр, она должна направляться в жилище Лены Джерроу. «Может быть, Дизайр уже держит свой путь в Саутуорк, - подумал он. - Но сумеет ли она разыскать дом Лены?»
        Он заставил себя отключиться от этих тяжелых мыслей. Он не мог представить себе Дизайр, скитающуюся по улицам и задворкам отдаленных кварталов. А что, если вдруг ему посчастливится встретить Дизайр до того, как она доберется до Саутуорка? Тогда он сам приведет ее в дом Лены.
        Морган решительно шагнул в ночную тьму. А огромный город был окутан дымом, кое-где на фоне черного неба вырывались всполохи огня. Наконец он различил контуры маячившего впереди моста, запруженного людьми, которые в поисках спасения направлялись на другой берег реки.

        - Тебе удалось бежать! - закричала Полли Джерроу, бросившись к Моргану. Вне себя от радости она повисла у него на руке и продолжала восторженно кричать: - Я знала, что ты сумеешь обмануть их всех!
        Потом Полли осторожно заглянула поверх его плеча и, убедившись, что он один, крепко поцеловала его своими теплыми влажными губами.
        - Ну и вид у тебя! Настоящий трубочист. Ну ничего, это дело поправимое. Расскажи, как тебе удалось бежать.
        Не успел он ответить ей, как в дверях кухни появился Енох.
        - Морган, - только и произнес он.
        Хотя голос его звучал спокойно, по глазам было видно, что в этот момент он испытал неимоверное облегчение.
        - А где Дизайр? Ты не видел ее? Енох покачал головой.
        - Разве она знает дорогу сюда?
        Морган плотно сжал губы, стараясь скрыть горечь разочарования и беспокойство за нее. Тем не менее он нашел в себе силы шутливо шлепнуть Полли пониже спины. Вместе с Енохом они поднялись по лестнице наверх.
        Когда они вошли в комнату, Енох обеими руками порывисто прижал к себе руку Моргана. У того перехватило дыхание от боли. Енох отпустил руку и с удивлением посмотрел на обожженные ладони друга.
        - Как это случилось?
        - Пришлось поднимать горящую балку. Тогда я не заметил, насколько она раскалилась.
        Енох усадил Моргана на кровать и начал бинтовать ему руки. Тем временем Морган рассказывал о том, что произошло с ним и Дизайр после того, как их вывели из камеры.
        - Если бы я толком рассказал ей, как найти этот дом! - сетовал Морган.
        У него от безнадежности заныло сердце, и страшные картины предстали перед его мысленным взором. Он видел Дизайр, лежащую без сознания на одной из улиц Сити в кольце огня. Он видел ее блуждающей по Саутуорку и спасающейся от банды хулиганов. Он представил себе, что она могла попасть в руки какому-нибудь сутенеру, который тотчас оттащит ее в один из бесчисленных борделей на Мейпоул Эли.
        - Я намерен разыскать ее, - сказал Морган.
        - С этим пожаром ты совсем лишился разума, - пытался остановить его Енох. Он крепко держал его за руку и тянул назад к кровати. - Забыл, что над тобой висит смертный приговор? Такими, как ты, набито множество фургонов, которые сейчас перегоняют из Ньюгейта. О твоем побеге скоро станет известно, если это еще не произошло.
        - Что же, по-твоему, я должен сидеть здесь и ждать, когда Дизайр сама отыщет дорогу?
        Морган выразительно смотрел на Еноха, хотя в душе считал, что тот прав. Как-никак он принадлежал к числу беглых опасных преступников, приговоренных к казни через повешение. В таком положении лучше не подвергать себя неоправданному риску.
        - Посмотри, на улице уже светло, - сказал Енох, - ты не сможешь спрятать свое лицо. Я пойду искать Дизайр. В Саутуорке я ориентируюсь не хуже тебя.
        Не успел Морган возразить, как Енох наклонился к нему и стащил с него сапоги.
        - Отправляйся спать, - посоветовал он другу. - Тебе явно не мешает отдохнуть.
        Морган лег на спину и прикрыл глаза. Несмотря на усталость, он не мог заснуть. В воображении возникали все новые и новые картины, медленно проплывавшие в сознании.
        Вот он увидел лицо Дизайр. Она лежит рядом с ним на кровати в камере. Ее темные волосы рассыпались по подушке. Он смотрит на красивые очертания ее груди, а она тихо дышит во сне. Вот она прыгает с фургона. Ее глаза полны надежды и решимости. Как будто наяву, он ловит ее. И снова в памяти начинают громоздиться мучительные воспоминания. Он бросает свой последний взгляд на нее, одиноко стоящую под аркой, и бежит спасать женщину, задавленную балкой.
        Если бы тогда он не поддался жалости, они и сейчас были бы вместе. Она лежала бы в его объятиях. Но Морган не упрекал себя за то, что бросился на помощь мужчине. Охваченный любовью к Дизайр, он понимал, что тот, по-видимому, столь же неистово любил свою жену и всеми силами хотел спасти ее.
        Морган долго не мог найти себе места, ворочаясь с бока на бок, но, в конце концов, затих и уснул крепким сном.
        Проснулся он внезапно, как будто от резкого толчка. День уже перевалил за середину. Возле кровати он увидел Еноха, но без Дизайр. Морган вскочил, в глазах застыл страх.
        - Я обшарил все закоулки, - доложил Енох и положил руку Моргану на плечо. - И все равно не надо тревожиться. Еще не все пропало.
        - Где она может быть? Что могло случиться с ней?
        - Ты должен понять, что женщине понадобится много времени для того, чтобы добраться до этих мест пешком, - успокаивал его Енох. - Представь себе этот кишащий людьми мост. А сколько времени нужно, чтобы попасть на берег? Потом она должна отыскать этот дом. Так что наберись терпения и жди ее здесь.
        - То-то и оно, что этот дом не так просто найти среди множества других. Иначе Лена не выбрала бы именно его для своего заведения, - сказал Морган охрипшим от напряжения голосом.
        Они прервали свой разговор, услышав стук в дверь. Это был Барни, принесший на подносе пищу.
        - Это Полли прислала для вас.
        Он с ухмылкой посмотрел на Моргана и поставил поднос на стол. Хоть ему и не пришлось увидеть, как повесят знаменитого разбойника, он не испытывал сейчас разочарования, скорее, наоборот, у него появилось ощущение собственной значительности, поскольку он имел отношение к происшедшим событиям. Ведь Морган Тренчард, совершивший отважный побег из Ньюгейта в разгар пожара, находился теперь под крышей дома его матери.
        - Я только что вернулся из Сити, - сказал мальчишка. - Обежал весь город. Везде, где я был, сгорели все дома. Уайтфрайерс тоже превратился в сплошной пепел. Большинство людей разбежалось. То, что не успело сгореть, снесли взрывами.
        Енох сокрушенно качал головой. За несколько дней огонь навсегда изуродовал лицо Сити.
        - Это еще не все, - взахлеб продолжал Барни. - От собора Святого Павла тоже ничего не осталось. Я подходил близко к этому месту. Ну и зрелище!
        - Я слышал, что им все-таки удалось справиться с огнем, - прервал его Енох. - Тауэр стоит на месте, и мост уцелел тоже. Они не дали пожару продвинуться на запад и не подпустили его ко дворцу.
        - Я не знаю, что говорят другие. Я вам рассказываю о соборе Святого Павла, - не унимался Барни. - Там сейчас такое творится, что трудно поверить своим глазам. Рабочие уже окружили его подмостками и приступили к ремонту. А кругом полно пепла, и ветер разносит его по лесам. Деревянные балки под крышей здорово пострадали от огня. Теперь предстоит спасать главный купол, который того и гляди рухнет вместе со стенами. Уже начали осыпаться камни сверху. Только чудом они не свалились мне на голову.
        - Будем надеяться, что Бог поможет нам, - спокойно сказал Енох. Собор Святого Павла, хотя изрядно пострадал от армии пуритан в период установления республиканского правления, все же уцелел. Когда Карл II возвратился из изгнания, чтобы снова занять трон Стюартов, собор предстал перед ним в прежнем величественном виде. В глазах лондонских купцов и торговцев собор был вечным и незыблемым. Когда начался пожар, они потащили в его часовни и склепы свои товары в надежде уберечь их от огня.
        Барни после реплики Еноха с вдохновением рассказывал дальше:
        - Обломки летят в разные стороны. Идти по улицам вблизи собора просто невозможно. Я слышал, как какой-то человек рассказывал про мертвецов, превратившихся в золу внутри своих могил.
        - Хватит с нас этих разговоров. - Морган резким голосом оборвал Барни. - Сейчас я сам отправлюсь туда вслед за тобой.
        - Но я не собираюсь идти обратно в Сити, - поспешно заявил мальчишка.
        - Никто не требует от тебя этого, - сказал Морган.
        Он по привычке потянулся к карману, но вспомнил, что у него не осталось ни одной монеты.
        - Дай ему пару фартингов, - сказал он Еноху.
        Енох помедлил какое-то время и затем отсчитал монеты в протянутую ладонь Барни. После этого Морган отослал его, наказав расспрашивать, не видел ли кто девушку, по описаниям похожую на Дизайр.
        - Наши запасы, должно быть, сильно поиссякли? - спросил Морган товарища.
        - Боюсь, что это так, - ответил Енох. - Камера, в которой ты сидел, стоила столько, что ты и представить себе не можешь. А еще нужно было платить за пищу, свечи и твое пребывание в камере без оков. А после того как тебе вынесли приговор, Полли пришлось заплатить «выкуп» начальнику тюрьмы, не говоря уже о главном надзирателе и полдюжине охранников. Иначе ты не миновал бы крысиной дыры.
        - Если бы не ты, ни мне, ни Дизайр не подвернулся бы этот удачный случай, - сказал Морган, с признательностью глядя на друга. - Я обязан тебе жизнью. И ты спасаешь меня не в первый раз.
        Не обращая внимания на боль в руке, Морган обнял Еноха за плечи.
        Енох выглядел растерянным и смущенным. Он быстро перевел разговор на другую тему.
        - Сейчас нам нужно подумать о завтрашнем дне. Мы не можем оставаться здесь.
        - Но нам нельзя уходить, пока не найдем Дизайр.
        - Ты сам знаешь, что дом Лены - это не благотворительное заведение, - с многозначительным видом сказал Енох. - Как только у нас кончатся деньги, нам нужно бежать из Лондона как можно дальше. Может быть, лучше вообще покинуть Англию.
        - Мы никуда не уйдем отсюда без Дизайр, - отчеканил Морган.
        Внешне он казался невозмутимым, но Енох хорошо знал, что скрывалось за спокойным тоном и выразительным взглядом его друга. Сейчас неподходящее время перечить ему.
        - Ты остаешься здесь. На тот случай, если появится Дизайр. А я тем временем поищу ее в городе.
        - Это небезопасно. Тебе не следует показываться в городе даже после темноты, - возразил Енох. - Ты знаешь, что вокруг публичных домов и таверн полно доносчиков. Каждый из них за шиллинг продаст родную мать, не то что…
        Но Морган не дослушал его и вышел из комнаты.

        30

        - Морган…
        Дизайр пошевелилась и чуть слышно произнесла его имя. Она протянула руку, пытаясь отыскать его подле себя. Но Моргана рядом не оказалось. Она открыла глаза и увидела, что лежит одна на огромной, широкой постели, какой никогда не видела, под балдахином из белого шелка.
        Вместо незатихавшего рева огня, треска горящих досок и щелчков пламени она услышала тихие, размеренные звуки. Наконец, пошел дождь.
        Она медленно подняла голову и с недоумением посмотрела по сторонам. В комнате было два высоких Окна, разделенных перегородками, на окнах висели шторы из розового бархата. Капли дождя катились по стеклам, за которыми колыхались покрытые листьями ветви вяза и дуба.
        На одной стене висел широкий гобелен. В углу стоял туалетный столик с мозаичным узором. Над ним располагалось зеркало в золотой раме. Поодаль находился столик меньших размеров из розового дерева. На нем стояли серебряный кувшин и тазик.
        Когда Дизайр села в постели, она почувствовала легкое головокружение. Она снова позвала Моргана, хотя едва ли надеялась увидеть его входящим в комнату через одну из нескольких расположенных в ней дверей. Вместо Моргана в комнату вошла женщина в платье из тяжелого серого шелка и вышитом белом переднике поверх него. Ее каштановые волосы были разделены посередине пробором, а сзади собраны в пучок, прикрытый аккуратным шиньоном.
        - Вот вы и проснулись, наконец, мисс Гилфорд, - с облегчением в голосе сказала она. - Доктор предупреждал, что вы будете спать очень долго после его лекарства. Так оно и вышло.
        - Доктор? Разве я больна? Головокружение уже начало проходить, и, не считая горечи во рту, Дизайр чувствовала себя совсем неплохо. Женщина поспешила успокоить ее.
        - Просто вы устали в дороге, начался приступ лихорадки. И это неудивительно. Пересечь весь Лондон в разгар пожара - нелегкое дело.
        - Разве я не в Лондоне? - спросила Дизайр.
        - Нет. И слава Богу. Хотя пожар удалось потушить, Сити лежит в дымящихся руинах. Даже здесь, на таком расстоянии, чувствуется запах гари, когда ветер дует в нашу сторону.
        - Где же я нахожусь? Как называется это место? - снова спросила Дизайр.
        Женщина приветливо улыбнулась ей.
        - Это дворец Уайтхолла. Но вам нельзя волноваться, мисс Гилфорд. Меня приставили к вам, чтобы вы поскорее поправились. Меня зовут Абигейл Фробишер.
        «Значит, это дворец Уайтхолла», - мысленно повторила Дизайр. Но ей следовало идти в Саутуорк, к дому Лены Джерроу. К Моргану.
        - Сколько времени я нахожусь здесь, мисс Фробишер?
        Дизайр пыталась собрать в одно целое обрывки каких-то смутных воспоминаний. Она полагала, что сможет узнать кое-что от этой женщины.
        - Вы были на борту личной барки его величества, и вчера, ближе к вечеру вас доставили на берег, - сказала мисс Фробишер. - Уилл Чиффинч поднял вас по лестнице с черного хода и принес в эту комнату.
        Дизайр с большим, чем прежде, недоумением смотрела на женщину.
        - Да, да. Мистер Чиффинч. Это паж его величества, самый преданный из всех слуг. Король ценит его за то, что он очень исполнителен и неболтлив.
        В этот момент мисс Фробишер выразительно посмотрела на Дизайр своими голубыми глазами. Какая-то лукавая искорка промелькнула в них. Подобный взгляд Дизайр приходилось ловить на себе и раньше. Хотя лицо женщины приняло прежнее спокойное и приветливое выражение, Дизайр продолжала испытывать некоторое неудобство.
        Невольно в ее голове появились мысли о том, какие услуги мог оказывать королю его верный паж с черной лестницы.
        - А зачем понадобилось доставлять меня во дворец? - снова спросила она.
        - Вы были без сознания, моя дорогая. Должно быть, надышались ядовитого дыма.
        Дизайр откинулась на подушки и прикрыла глаза. Она перебирала в памяти события, связанные с побегом из Ньюгейта. Но это был хаотичный поток воспоминаний.
        Она дошла до того момента, когда Морган вытащил ее из тюремного двора на охваченные пламенем улицы. Она морщила брови, заставляя себя сосредоточиться и вспоминать, что же было дальше. Она вспомнила взрыв и толпу, которая увлекла ее за собой далеко от Моргана. Потом путешествие в фургоне, и, наконец, она оказалась на Тауэр Хилл, увидела короля, ехавшего на коне и глядящего сверху вниз на нее…
        Мисс Фробишер, приблизившись к Дизайр, осторожно коснулась рукой ее лба.
        - Лоб не такой горячий, как прошлой ночью, - сказала она с довольным видом. - Тогда вы просто пылали от жара.
        - Когда у меня была лихорадка, я не говорила… ничего такого? - опасливо спросила ее Дизайр.
        - Я слышала, как вы произносили отдельные слова, но почти ничего не разобрала, - ответила женщина. - Но когда доктор попробовал приподнять вас, чтобы вы могли проглотить лекарство, вы начали выкрикивать чье-то имя. По-моему, вы звали какого-то Моргана. А потом крепко заснули.
        Дизайр с облегчением вздохнула. Слава Богу, она не наговорила лишнего и не выдала Моргана. Тут она стала думать о нем. Должно быть, он не мог понять, куда она исчезла из-под арки. Теперь он, может быть, уже добрался до Саутуорка и ждет ее там, не находя себе места из-за тревоги. Если бы она могла отправить ему весточку.
        С подобными мыслями в голове Дизайр не могла спокойно лежать в постели. Она скинула с себя покрывало и хотела встать.
        - Вам еще рано подниматься. Пока еще вы недостаточно окрепли, - сказала мисс Фробишер.
        Дизайр уже точно вспомнила и осознала, зачем так упорно пробивалась к королю на Тауэр Хилл. В то же время ее мучили сомнения, не теряет ли она драгоценное время, добиваясь осуществления своего замысла. Ведь Морган по-прежнему в опасности. Она решительно спустила ноги с кровати, но к ней быстро подскочила служанка и остановила ее своей крепкой рукой.
        - Вам, должно быть, будет приятно принять теплую ванну перед ужином, - сказала она любезным голосом. - А пока я помогу вам умыться и надеть вон ту ночную рубашку. Как только вы переоденетесь, я больше не буду беспокоить вас. Потом с сочувственным выражением на лице служанка добавила: - К сожалению, вам придется расстаться навсегда с тем бельем, которое было на вас. Оно все перепачкано сажей и пропитано гарью.
        «И тюремной грязью», - подумала Дизайр. Она невольно представила себя в этом рваном, грязном платье, с копотью на лице и спутанными волосами перед королем. Как она отважилась приблизиться к нему в таком виде? Но ведь король поймет, что она выглядит так из-за пожара, и вряд ли заподозрит что-то другое.
        Если ей представится возможность увидеть его в ближайшее время, она должна предстать перед ним в наилучшем виде. Поэтому она решила, что ей лучше поторопиться.
        - Я очень благодарна за вашу предупредительность, я давно мечтаю о ванне, - сказала она мисс Фробишер. - Пожалуй, я могла бы принять ее прямо сейчас.
        - Хорошо. Я скажу горничной, чтобы она приготовила ванну.
        Вскоре Дизайр уже перешла в соседнюю комнату, где находилась ванна. Она сделала несколько шагов по ступенькам вниз и погрузилась в просторный резервуар, выложенный розовым мрамором. «В такой ванне вполне хватило бы места для двоих», - подумала она, с наслаждением вытянувшись во весь рост. Теплая вода целиком покрыла ее тело. Ощущение блаженства на время отодвинуло все ее заботы.
        Из приятного забытья вывел голос Либби, молоденькой бойкой служанки, находившейся в подчинении мисс Фробишер. Либби показывала ей пузырьки с душистыми маслами на мраморной полочке возле ванны - необычайно богатый выбор изысканных благовоний.
        - Может быть, вы желаете масло красной гвоздики? Или сандалового дерева? Леди Кастлмейн, например, предпочитает смесь серой амбры, муската и дамасской розы. Это сочетание в большом почете у придворных дам… во всяком случае, сейчас.
        После этих слов Либби посмотрела на Дизайр с чуть заметной, но вместе с тем многозначительной улыбкой.
        - Я думаю, мне подойдет сандаловое дерево, - сказала Дизайр, удивившись последнему сообщению девушки и еще более - ее улыбке. Но заставила себя не обращать внимания на все, что связано с придворными интригами, поскольку слабо разбиралась в них.
        Служанка плеснула масло с экзотическим запахом в ванну и с помощью нежной губки начала тереть Дизайр спину и руки.
        - А теперь займемся вашими волосами, мадам. - Она густо намылила спутанные кудри Дизайр. - Какие у вас прекрасные мягкие волосы, - сказала она с восхищением. - После того как я сполосну их лимонным соком и вытру насухо, они заблестят, как атлас. - Вдруг девушка захихикала. - Не хотела бы я сегодня прислуживать леди Кастлмейн. Она в ужасном настроении, настоящая мегера.
        - Либби, ты бы лучше выполняла свои прямые обязанности, - строго одернула ее мисс Фробишер. - Немедленно подбери мисс Гилфорд новую одежду.
        Женщина сама ополоснула волосы Дизайр, вылив ей на голову несколько кувшинов воды, а потом добавила в воду сок из полдюжины лимонов. Такая роскошь была позволительна дамам из окружения короля.
        - Либби что-то сказала о дурном настроении леди Кастлмейн? - спросила Дизайр мисс Фробишер.
        Но мисс Фробишер сделала вид, что не расслышала ее вопроса.
        - Ох, уж эти легкомысленные молодые горничные. Сколько времени приходится тратить, чтобы научить их правильно вести себя и добросовестно относиться к работе. И все равно они норовят увильнуть от нее.
        Она взглянула на часы, стоящие на полке, и сказала:
        - Я, пожалуй, пойду и сама подберу вам одежду. Либби может остановиться с какой-нибудь девушкой и долго обсуждать с ней последние сплетни. Надеюсь, вы не воспринимаете всерьез ту чепуху, которую она болтала о леди Кастлмейн.
        Слова мисс Фробишер не произвели на Дизайр того впечатления, на которое рассчитывала женщина. Леди Кастлмейн заняла прочное место в памяти Дизайр с того вечера на балу в Седжвике. Тогда властная рыжеволосая красавица смотрела на Дизайр с нескрываемой враждебностью и поспешила увести от нее короля.
        Дизайр задавала себе вопрос, неужели и теперь эта леди может связать ее появление во дворце с посягательством на близость с его величеством?
        Может быть, так думают мисс Фробишер и Либби?
        Перед ее мысленным взором возник образ короля. Несомненно, он привлекательный мужчина и, если верить сплетням, опытный и страстный любовник. Рассказывали, что он проявлял необыкновенную щедрость к дамам, которые попадали к нему в постель. За подобные услуги король расплачивался не только золотом и драгоценностями, но и титулами, и земельными наделами. Конечно, зная об этом, большинство придворных дам сочли бы за счастье разделить с ним ложе на ночь или на час, как он пожелает.
        «Но я не из их числа», - подумала про себя Дизайр.
        Она преодолела все препятствия на пути к Тауэр Хиллу с единственной целью - напомнить королю о его обещании, понимая, что только у него она может вымолить прощение для Моргана и себя.
        Лежа на спине, она нежилась в воде и поглядывала на свое гладкое белое тело. Крошечные душистые капли искрились у нее на груди.
        Мысли о Моргане оживили в ней воспоминания об их близости. Проснулось желание снова ощутить прикосновение его рук.
        Размечтавшись, она представила себя выходящей из ванны, благоухающей, чистой… вот она в спальне, где на кровати под огромным балдахином ее поджидает Морган.
        Она тихо засмеялась. Будь он сейчас радом с ней, ему не пришлось бы ждать ее в спальне, она заманила бы его прямо в ванну. Здесь хватит места обоим. Прикрыв глаза, Дизайр позволила себе на время окунуться в эти сладкие, чувственные грезы.
        Она представила себе, как поворачивается к нему лицом, как под водой приближается к нему, как проводит пальцами по мокрым вьющимся волосам у него на груди. Потом начинает скользить по его телу и дотрагивается до его затвердевшего «копья». Она поглаживает и дразнит Моргана до тех пор, пока он не хватает ее и не прижимает к себе. Одним быстрым скользящим движением он овладевает ею, и от неистовой страсти двух тел вскипает пена в ванне и брызги летят во все стороны.
        Открыв глаза, Дизайр заставила себя расстаться с приятными фантазиями. Прежде чем она сможет оказаться вместе с Морганом, нужно поговорить с королем. Она должна подобрать правильные слова и найти путь к его сердцу.
        Предстояло подумать о том, что ей делать в том случае, если она не сумеет уговорить его величество простить Моргана. Ситуация заметно осложнилась. Прежде Морган находился в розыске за грабежи и разбои. Это преступление считалось достаточно тяжелым. А суд вынес приговор о повешении. Как поведет себя король при подобных обстоятельствах? И все-таки, надеялась Дизайр, он может воспользоваться своей королевской прерогативой и помиловать Моргана, если захочет.
        Наконец она во дворце, и заветная цель совсем близка. И вместе с тем неимоверный страх владеет ею. Может быть, еще не поздно одуматься и отказаться от своих планов? Дизайр задавала себе и этот вопрос. Однако после отдыха у нее прибавилось уверенности. Она поела, скоро ей должны принести новую одежду. Что мешает ей покинуть Уайтхолл? В конце концов, она здесь гостья, а не узница.
        Конечно, рассуждала она, при желании можно отправиться обратно, на восток, по реке. Пожар миновал, и теперь беспрепятственно можно добраться до Саутуорка, а оттуда направиться на поиски дома Лены Джерроу.
        Вначале идея показалась Дизайр привлекательной, но вскоре она отбросила ее и упрекнула себя в малодушии. Откинув назад мокрые волосы, она вышла из ванны.
        К возвращению мисс Фробишер Дизайр уже перешла в спальню, обернувшись полотенцем.
        - Думаю, вам понравится этот наряд, - сказала женщина, разворачивая сверток и раскладывая перед Дизайр новые вещи.
        - Это просто замечательно, - воскликнула Дизайр, рассматривая платье из бледно-желтого атласа.
        Подол платья был отделан изящным черным кружевом. Либби приложила к платью все необходимые дополнения: длинные черные перчатки, веер из черных страусиных перьев и пару туфель из желтого атласа.
        - Но этот наряд больше подходит для бала, - начала было Дизайр.
        - Именно такой костюм вам понадобится сегодня вечером. Вы отправитесь в нем в банкетный зал, - сообщила мисс Фробишер. - Все прочие леди…
        - Нет-нет. Я не пойду туда! - прервала ее Дизайр.
        И горничная, и служанка с удивлением посмотрели на нее.
        - Вы плохо чувствуете себя? - с тревогой в голосе спросила мисс Фробишер.
        - Нет. Не в этом дело.
        Дизайр быстро умолкла. Как ей объяснить им причину, по которой она не осмелится появиться в банкетном зале, переполненном придворными?
        - Я бы предпочла поужинать здесь, в этой комнате, - сказала она.
        Мисс Фробишер и Либби с недоумением переглянулись.
        - У вас такой замечательный костюм, - принялась было уговаривать ее Либби.
        - Да. Я надену его, когда пойду на аудиенцию к его величеству, - сказала Дизайр.
        Сказав это, она на минуту задумалась. В зале будет очень много народа, и она может остаться незамеченной. По ее представлениям, вероятность быть узнанной кем-либо невелика. И все-таки, если существует даже самый ничтожный шанс встретиться там с леди Мирабель, Ровеной, Филиппом Синклером или лордом Боудином, ей не следует появляться на банкете.
        Вместе с тем она понимала, что остается привязанной к этому дворцу. Она не может убежать отсюда, не переговорив с королем. До тех пор, пока ее имя и имя Моргана покрыты позором, остается неопределенность, страх быть опознанными и арестованными. И даже если этого не произойдет, она не сможет так жить дальше, потому что даже самые счастливые минуты будут омрачаться страхом.
        - Как вы думаете, сколько времени может пройти, прежде чем король пожелает увидеть меня? - спросила она мисс Фробишер.
        Либби с нахальной улыбкой опередила женщину.
        - Я не сомневаюсь, что его величество не заставит вас ждать слишком долго.

        В парчовом халате Карл стоял возле кровати в комнате леди Кастлмейн и с вожделением смотрел на пышное тело своей любовницы. В тот день после его возвращения из Лондона она устроила ему теплый прием и с необыкновенным пылом отвечала на его ласки. Теперь она лежала на спине и отдыхала. Мерцающие свечи озаряли ее полные бедра и округлую грудь с упругими розовыми сосками. На белой коже выделялся медного цвета треугольник, который выглядел несколько светлее копны огненных волос на голове.
        - Какое платье мне лучше выбрать для сегодняшнего ужина? - спросила она короля с блаженно-ленивой улыбкой на лице. - Может быть, из светло-коричневого бархата? Или пурпурного и золотого?
        - Я предпочел бы видеть вас в таком костюме, как сейчас, - сказал король.
        Он тихо засмеялся, протянул руку к ее груди и начал перекатывать сосок между большим и указательным пальцами. Сосок быстро стал твердым. Барбара перевернулась на бок, просунула руку под полу его халата и слегка вонзила ногти ему в мускулистое бедро. Она соблазняла Карла, поцарапывая ему кожу на ноге.
        - Вы не должны покидать меня так рано… Карл вздохнул в знак сожаления и мягко отстранил ее от себя.
        - Боюсь, мне придется сейчас уйти, дорогая.
        - Хорошо. Встретимся за ужином в банкетном зале, - сказала она. - А вы тем временем можете немного поломать себе голову над тем, на каком наряде мне остановиться.
        С игривой улыбкой она подняла на него чуть насмешливые глаза, скрывавшиеся за длинными ресницами.
        - Сегодня вечером лам придется выбрать себе другого компаньона, Барбара. Я не сомневаюсь, что Крейвен или Бекингэм посчитают за честь…
        - Нет. Вы непременно должны сопровождать меня на ужине! - К счастью, Барбара вовремя осеклась. Даже первой любовнице непозволительно указывать Карлу Стюарту, что он должен и чего не должен делать. Она медленно поднялась с постели с грациозностью кошки и заговорила с ним более мягким тоном:
        - Вы были так далеко от меня всю прошедшую неделю, ваше величество. Мне так недоставало вас.
        - Ничего. Впереди у нас еще много прекрасных ночей, - напомнил ей король.
        - Может быть, нам действительно незачем идти в банкетный зал, - сказала Барбара. - И как мне это не пришло в голову раньше. Я лучше поужинаю здесь, вместе с вами.
        Он покачал головой.
        - У меня накопилось множество дел государственной важности, и мне нужно побывать в нескольких местах, дорогая. Я не могу пренебрегать своими обязанностями.
        После этих слов Барбара не стала больше сдерживать себя. Она подхватила шелковый халат и набросила его на плечи. Упершись руками в бока, она двинулась на него с разъяренным видом. Когда она сердилась, ее глаза становились похожими на лиловые штормовые волны.
        - Ну, конечно, вы не можете отложить свой визит к этой черноволосой шлюхе, которую привезли ваши благодетели-сводники! Или я не права?
        - Мистер Чиффинч оказывает мне множество ценных услуг, - заметил король. - Этому человеку я доверяю больше, чем всем остальным слугам.
        - Не надо заговаривать мне зубы, ваше величество! Я говорю сейчас об этой маленькой потаскушке, которая находится в Уайтхолле отнюдь не по государственным делам.
        - Вы забываетесь, Барбара. - Король посмотрел на нее долгим холодным взглядом. - Вы начинаете говорить и вести себя подобно ревнивой супруге.
        Хотя король произнес эти слова спокойным тоном, они подействовали на леди, как ушат ледяной воды. Да, она не жена ему. И никогда ею не будет. Она прекрасно знала, что по прихоти ее повелителя даже самая избалованная им любовница в любое время может уступить место другой женщине.
        Бдительность в отношении возможных соперниц никогда не оставляла леди Кастлмейн. В связи с этим она создала свою собственную сеть осведомителей. Таким образом, преданные ей люди узнали и сообщили о том, что накануне во дворец привезли темноволосую молодую красавицу.
        Уайтхолл к этому времени сильно разросся. Он представлял собой ансамбль из нескольких домов красного кирпича. Находившиеся в них апартаменты занимали не только члены королевского семейства, но и приезжавшие в страну почетные и знатные гости, фавориты короля, а также множество его прихлебателей. Странную гостью по распоряжению Карла разместили в самых роскошных покоях дворца.
        - Я слышала, что девушка была без сознания, когда вы… Когда Чиффинч снял ее с вашей барки. Не думаю, что вам пришлось опоить ее каким-нибудь зельем и тайно увезти, чтобы потом оставить здесь. Или, может быть, она еще девственница? Я никогда не могла понять, какое удовольствие испытывает мужчина, лишая невинности какое-нибудь юное создание.
        - Довольно, Барбара.
        Хотя Карл обычно не изменял своей манере и разговаривал благодушно и с мягким юмором, он начинал терять терпение. Он многое прощал Барбаре, этой необыкновенной женщине, ненасытной на ласки и соблазнительной в постели. Вряд ли нашелся бы такой мужчина, который пожелал бы иметь более страстную и жаждущую любовницу и, к тому же, - более привлекательную.
        Но за плечами у короля была неделя битвы с огнем. Он стоял целыми днями по щиколотку в воде, без конца ездил из Мурфилдса на Тауэр Хилл, успокаивал бездомных, помогал доставлять продовольствие. Поэтому сейчас у него не было ни сил, ни настроения переносить очередную вспышку раздражения своей любовницы. Когда Барбара впадала в гнев, она начинала кричать пронзительным голосом и могла браниться не хуже любой торговки из рыбных рядов.
        - Джон Ивлин подготовил план восстановления разрушенных домов в Лондоне, - попытался переменить тему король, рассчитывая таким образом отвлечь Барбару и отбыть без лишней суеты. - Он предлагает проложить прямую улицу от Темпл Бар и разбить по всей ее длине пять больших скверов.
        Барбара откинула голову и посмотрела на него сузившимися глазами, полными едва сдерживаемой ярости. Какого дьявола она должна слушать про Ивлина вместе с его планами? Если та женщина в сопровождении Карла появится в банкетном зале, то сразу возникнут пересуды. А уж когда эта новость попадет на язык придворным сплетникам Уайтхолла, то они разнесут ее повсюду быстрее деревенских кумушек.
        Барбара подумала, что можно окружить себя дюжиной галантных кавалеров, которые готовы воспользоваться ее благосклонностью. Но все равно таким образом ей не удастся избежать косых взглядов и перешептываний за спиной. Весь двор будет судачить о том, что она, по-видимому, надоела Карлу и он решил заменить ее другой женщиной. Терзаемая этими мыслями, она так крепко сжала кулаки, что ногти с силой впились ей в ладони.
        - Ивлин предлагает соорудить огромную овальную площадь вокруг Флирт Кондит, - продолжал король. - Другая овальная площадь будет находиться возле собора Святого Павла. Кроме этого, он хочет воздвигнуть нечто грандиозное с колоннадой и фонтаном в центре. - Карл сделал паузу. Его темно-карие глаза приняли задумчивое выражение, как будто он взвешивал достоинства высказанных ему предложений. Потом покачал головой в знак несогласия с проектами. - Конечно, все это очень заманчиво, но, боюсь, что вместе с тем и непрактично.
        Отделаться от Барбары было не так просто.
        - Раз уж вы настолько заняты, что не можете поужинать со мной, может быть, удостоите меня своим вниманием вечером, когда вернетесь.
        Внешне она не проявляла гнева, но отказать себе в сарказме, который пропитывал ее голос, не могла.
        - Сомневаюсь. Я не могу выглядеть невежливым в глазах Ивлина и не вернуться снова к его проектам. Возможно, кое-что из них удастся осуществить. Но более вероятно, что я соглашусь с предложениями Кристофера Рена. Это необыкновенный человек. Он представил мне свой план еще до того, как пожар был полностью ликвидирован.
        Пальцы Барбары плотно обхватили небольшую баночку из серебра с мушками для лица. Она испытывала непреодолимое желание запустить ею в короля, прямо в голову. Никогда еще она не приходила в подобное бешенство.
        - А чем занята та девушка? - язвительно спросила она с деланно-приторной улыбкой. - Можно не сомневаться, ее доставили сюда специально, чтобы помочь вам разобраться в плане восстановления Лондона.
        Карл наградил свою повелительницу иронической улыбкой.
        - Она слишком молода и хороша для того, чтобы обременять себя подобными заботами, - сказал он.
        - А можно узнать про ваши планы в отношении нее?
        - Кто вам сказал, что у меня есть планы, моя дорогая?
        Король круто повернулся на каблуках и покинул ее, вздохнув с облегчением.

        31

        Мистер Уилл Чиффинч сопровождал Дизайр по галерее во дворец. Она ускорила шаг, пытаясь отделаться от овладевавшего ею волнения. Проведя четыре дня в тревожном ожидании, она, наконец, получила приглашение короля.
        С того дня, когда ее доставили во дворец, она все время оставалась в предоставленных ей роскошных апартаментах и не разговаривала ни с одной душой, кроме прислуживавших ей женщин. Правда, один раз, накануне этого вечера, мисс Фробишер уговорила Дизайр покинуть свою комнату и каким-то сложным путем привела ее в одно укромное место, маленькое убежище, откуда можно было взглянуть на банкетный зал.
        - Во времена правления Генриха VIII здесь была галерея менестрелей, - по дороге объясняла женщина. Потом рассказала, что именно тогда был расширен и заново отделан банкетный зал, чтобы он мог вмещать возрастающее из года в год число гостей. В новом зале было много места для музыкантов, которые развлекали гостей игрой на лютне, виолах и цимбалах. В одном конце зала была возведена дощатая платформа для представлений.
        Нынешний банкетный зал представлял собой вместительное сооружение. Когда проходили обеды членов королевской семьи и придворных, в прилегающих помещениях слонялись толпы прихлебателей, наслаждавшихся музыкой, обменивавшихся сплетнями и карауливших короля перед вечерней трапезой.
        Прошлым вечером Карл не появился в банкетном зале.
        - Несомненно, он очень занят, - сказала мисс Фробишер и сообщила потом кое-какие подробности.
        Дизайр узнала, что у его величества состоялась встреча с большим числом государственных деятелей и что они обсуждали очень важные вопросы, касающиеся восстановления разрушенного города.
        Тогда Дизайр с грустью подумала, что ей, наверное, придется долго ждать своей очереди. Если у короля нет времени нормально пообедать, то тем более ему некогда заниматься личными встречами. С такими мыслями она не могла радоваться красочному зрелищу, представшему ее взору, и покинула свою наблюдательную площадку, не пробыв на ней и часа. В тот вечер она рано легла в постель.
        Однако сон не шел к ней. Она непрестанно ворочалась в широкой постели, глядя в темноту и вдыхая аромат влажной земли и кустарника, растущего в садике, под окнами ее комнаты. К этому аромату примешивался тонкий запах лаванды и роз. Легкое приятное волнение пробежало по телу. Как ей недоставало Моргана, как хотелось почувствовать прикосновение его рук.
        Дизайр перебирала в памяти каждую минуту их последней ночи. Эти воспоминания вернули ей ощущения его теплых губ, всех ласк, которыми он одаривал ее в то короткое время их близости. Зарывшись лицом в шелк подушки, в который раз она спрашивала себя, суждено ли им увидеться снова.

        На следующий день, когда она убивала время за вышивкой, ей сообщили, что в ближайшие два часа должна состояться ее встреча с королем. Мисс Фробишер помогла ей надеть атласное желтое платье с черным кружевом. Либби тем временем занималась прической. Потом девушка подала ей губную помаду и пудру.
        - И не забудьте духи с сандалом, - напомнила она Дизайр.
        Та прикоснулась пробочкой от флакона к коже за ушами, и на этом все приготовления к встрече с его величеством закончились.
        Предстояло пройти через уже знакомую галерею. Дизайр шла под любопытными и алчными взглядами украшенных драгоценностями дам и фатов в атласных камзолах и панталонах с лентами. Этот обстрел зорких глаз хотя и создавал неудобство, но не помешал ей идти с высоко поднятой головой. Тем не менее она с облегчением вздохнула, когда, наконец, мистер Чиффинч привел ее через боковой коридор к двери с алыми бархатными шторами. По обеим сторонам двери на карауле стояли два солдата из королевской стражи. При появлении Чиффинча и Дизайр они приветствовали их.
        Секундой позже Дизайр вошла в отделанную дубом комнату с узкими окнами и мраморным камином. Стоявший у окна высокий мужчина в черном парике повернулся и направился к ней. Так она оказалась лицом к лицу с королем. Карл приветливо улыбнулся ей.
        Преодолевая дрожь в ногах и стараясь не оступиться, Дизайр сделала изящный реверанс.
        - Присаживайтесь, пожалуйста, мисс Гилфорд, - сказал король, показывая рукой на бархатное кресло с подушками сбоку от камина. Потом жестом отпустил Чиффинча и сам сел напротив Дизайр.
        Он окинул ее беглым оценивающим взглядом. Она выглядела необыкновенно привлекательной в своем бледно-желтом атласном наряде. Вырез ее платья был достаточно глубок, чтобы можно было в полной мере оценить красоту ее обнаженных плеч. Над туго затянутым корсетом виднелась ее высокая грудь с изумительно чистой кожей и темневшей посредине ложбинкой, прикрытой золотым ожерельем с топазами.
        Либби хорошо потрудилась над волосами Дизайр. Она придала им яркий иссиня-черный блеск и уложила их так искусно, что от них невозможно было оторвать глаз. Целый каскад локонов спускался с одной стороны вдоль шеи и падал на неприкрытое плечо. У висков располагались кокетливые колечки, придававшие лицу неповторимую прелесть.
        - Надеюсь, вы простите меня за то, что я не смог раньше встретиться с вами, - сказал Карл.
        - Это мне следует принести вам извинения, ваше величество, за излишние смелость и настойчивость на Тауэр Хилл.
        На это король ответил благосклонной улыбкой.
        - Ваше появление там действительно было очень неожиданным и необычным, - согласился он. - И к сожалению, тогда у меня не было времени заниматься чем-либо, кроме восстановления порядка в городе. Но в мыслях я часто возвращался к той встрече. Я хорошо запомнил ваши слова: «Наследник трона Стюартов не должен нарушать своего обещания».
        - Так всегда говорил мой отец, ваше величество, - сказала Дизайр. - Все то время, что вы были в изгнании, он не переставал верить в ваше возвращение.
        - Ваш отец сейчас в Лондоне?
        - Нет. Мои родители умерли во время чумы, ваше величество.
        - Это очень тяжелая утрата для такой молодой девушки, - с искренним сожалением сказал король. Когда его отца казнили сторонники парламента, он был не намного старше ее. Глаза его стали задумчивыми, и он замолчал ненадолго. - Я не могу припомнить кого-либо по фамилии Гилфорд из числа известных мне людей, - продолжал он. - Но, если мне не изменяет память, вы являетесь родственницей Уоррингтонов. Верно?
        Дизайр была поражена. В ее голове не укладывалось, как король при своей занятости многочисленными неотложными делами мог помнить обстоятельства их встречи на балу в Седжвике. Она внимательнее присмотрелась к его лицу. Напряжение двух минувших недель оставило на нем свои следы. Она заметила, что две морщинки возле полных чувственных губ стали глубже. Однако его карие глаза сохранили прежнюю живость.
        - У меня нет родственных связей с сэром Джеффри и другими членами его семьи, - сказала она. - Я оказалась в его доме благодаря его доброте и встретила чрезвычайно любезное отношение к себе со стороны его матери. - С этими словами Дизайр пристально посмотрела королю прямо в глаза. - Но очень скоро им пришлось пожалеть о своем великодушии.
        Карл с удивлением приподнял свои густые брови.
        - Вы необычайно откровенны. Это удивительно, особенно для такой молодой леди, - заметил он.
        У нее пересохло во рту, но она, не моргая, продолжала глядеть ему в глаза. Она решила говорить правду и использовать свой шанс, если таковой выпадет на ее долю.
        - Я ввела в заблуждение Уоррингтонов, - начала она. У нее дрогнул голос, но она заставила себя говорить дальше. - Представилась им добропорядочной молодой леди, которая волею судьбы оказалась в затруднительном положении. Леди Мирабель поверила моим словам. За все время пребывания в их доме она обращалась со мной с исключительной добротой. Что касается Джеффри, то…
        Карл закивал головой с понимающей улыбкой на устах.
        - Молодой человек был очарован вами и потерял голову от любви, что наверняка произошло бы с любым другим мужчиной. Не так ли?
        - Джеффри влюбился в меня. В тот вечер на балу он просил меня стать его женой. Знай правду, он никогда бы не предложил мне свою руку. Сейчас он далеко - сражается с голландцами. И в этом виновата я. Он никогда бы не покинул свой дом, если бы…
        Король жестом прервал ее рассказ.
        - Успокойтесь и соберитесь с мыслями. Начните с самого начала.
        Дизайр. задумалась. Где истоки того длинного, извилистого пути, который привел ее сюда?
        - Я полагаю, все началось с эпидемии чумы, - медленно произнесла она. - В то время я лишилась не только родителей, но и дома. У меня не оставалось ничего, кроме одежды, в которой я покинула родной кров.
        Король кивнул головой и, откинувшись в кресле, молча ждал продолжения. Во взгляде его проницательных карих глаз угадывался острый ум. Складывалось впечатление, что он взвешивает каждое услышанное слово. Ничего не приукрашивая и не скрывая, она рассказала ему о первой встрече с Морганом.
        - Выходит, он увез вас против вашего желания и обращался с вами, как с пленницей?
        Краска залила ее щеки.
        - Поначалу я представляла себе это именно так. Но сейчас думаю иначе. Я люблю его, ваше величество. И думаю, что любила его с самого начала.
        - Вы так молоды, моя дорогая. Я хорошо представляю, что такому человеку, как Тренчард, который, судя по вашим словам, красив и бесстрашен, нетрудно было соблазнить девушку, оказавшуюся без крова и защиты.
        - Я не могу сказать, что Морган Тренчард совратил меня или взял силой. И при всей своей молодости и неопытности я поняла, что он единственный человек, которого я буду любить всегда.
        В этот момент король посмотрел куда-то мимо нее, как будто переключившись на свои собственные воспоминания. Потом он опять взглянул на Дизайр.
        - Продолжайте, - спокойно сказал он. Карл слушал ее, не перебивая, до тех пор, пока она не дошла до суда и приговора.
        - Вы говорите, он взял всю вину на себя, - произнес он.
        - Да. Он хотел хоть как-то защитить меня. Возможно, рассчитывал, что судьи вынесут мне менее суровый приговор. Ведь меня могли отправить в рабство в одну из колоний Нового Света.
        - И каков же оказался приговор?
        - Суд надо мной не состоялся. Слушание моего дела назначено на следующую сессию. Но тем временем произошел этот пожар.
        Король с пониманием кивнул головой.
        - Мне ясно, что вы и Тренчард убежали из Ньюгейта во время пожара. Как вам это удалось?
        Она стала рассказывать дальше, все больше осознавая необходимость и безотлагательность этого признания. Король с нескрываемым изумлением смотрел на нее все это время.
        - Насколько я помню, вы просили меня об аудиенции, когда находились под крышей Уоррингтонов. В тот момент вам ничто не угрожало. Если бы вы воспользовались предложением молодого Уоррингтона и вышли за него замуж, вам вообще нечего было бы бояться.
        - Но я не могла стать его женой, ведь есть на свете Морган, которого я люблю, ваше величество. Я не переставала думать о том, как смыть позор с имени Моргана, чтобы мы могли пожениться и зажить спокойной жизнью. Я даже надеялась, что мне представится возможность просить вас помочь ему вернуть свое состояние.
        - А Тренчард знал о ваших планах?
        - Я рассказала, но он пытался отговорить меня, считал, что мои попытки обречены на неудачу. Но я не верила его словам. Не могла…
        Долгое время король сидел молча. Было слышно, как тикают часы на мраморной полочке камина и тихо потрескивают чурки в огне. Обняв руками колени, Дизайр не сводила глаз со смуглого непроницаемого лица.
        Затянувшееся молчание становилось невыносимо тягостным. Наконец, король нарушил тишину и заговорил спокойным голосом:
        - Таким образом, вы приняли участие в нападении на карсту лорда Боудина под нажимом Тренчарда. Далее, вы совершили побег из Ньюгейта во время недавней чрезвычайной ситуации в городе. - Карл сделал короткую паузу и чуть заметно улыбнулся. - Взвешивая все обстоятельства, я думаю, что не слишком погрешу против справедливости, если пообещаю вам полное оправдание, мисс Гилфорд.
        Дизайр не сразу поняла смысл услышанного. Чуть позже, когда до нее дошло, что она свободна, ее охватило чувство облегчения и благодарности.
        - Что касается Моргана Тренчарда, это совсем другое дело, - продолжал король. - Этот человек является закоренелым преступником. На его счету много крупных грабежей. И суд уже приговорил его к повешению.
        Радость Дизайр моментально угасла. Разве могла стать благом дарованная свобода, если ее нельзя разделить с Морганом? Преодолевая отчаяние, надвигающееся на нее с устрашающей быстротой, она собрала остатки сил и воли.
        - Ваше величество, я прошу вас вернуться к этому вопросу и принять во внимание очень важные обстоятельства. Отец Моргана погиб, защищая корону Стюартов. Моргану довелось испытать жестокость со стороны своего сводного брата. Он был вынужден оставить свои владения и покинуть Англию из-за своей приверженности роялистам. Он отправился в Вест-Индию и вел там честную жизнь. Он ни разу не нарушил закон до того момента, когда по возвращении на родину обнаружил, что его полностью лишили принадлежавшего ему по праву наследства.
        - Дорогая моя, мисс Гилфорд, вы знаете это только со слов самого Тренчарда. Других доказательств у вас нет. Вы прекрасно знаете, что влюбленная женщина всегда верит в то, во что ей хочется верить.
        - Морган не лгал мне, ваше величество. Я убеждена в этом.
        - Ваша преданность любимому человеку делает вам честь, - мягко остановил ее король. - Но суд Англии признал его виновным и приговорил к казни.
        Дизайр чувствовала, что последняя надежда ускользает от нее. Она вскочила с кресла и бросилась к королю, упав перед ним на колени. Пышные складки ее платья мягко легли на пол. Она устремила на короля свои зеленые глаза.
        - Вы можете спасти его, ваше величество. - Голос ее прозвучал громко, звонко и страстно. - Я прошу вас использовать ваше исключительное право, вашу королевскую власть и помиловать Моргана Тренчарда.
        Карл встал, взял ее за руку и поставил на ноги. Ему часто приходилось видеть женские слезы и приступы истерии. Подобные выражения эмоций уже давно не трогали его. Но в данный момент он имел дело с другими чувствами. Дизайр Гилфорд в разговоре с ним показала смелость и силу, она взывала к его чувству справедливости и добивалась прощения не для себя, а для любимого человека.
        Он помедлил немного, прежде чем отпустить ее руку.
        - Мисс Гилфорд, я не могу дать вам сейчас твердого обещания. Но, если хотите, чтобы я еще раз обдумал вашу просьбу, вы должны принять некоторые мои условия.
        Дизайр сделала шаг назад. Глаза ее вмиг наполнились ужасом. При первой встрече с королем она поняла, что приглянулась ему. Теперь он заговорил об условиях. Значит ли это, что он предложит ей побывать в своей постели? Сможет ли она такой ценой получить прощение для Моргана?
        - Для начала я хотел бы знать, где сейчас находится Тренчард.
        Это было совсем не то, что она ожидала услышать, и поэтому потеряла всякую бдительность.
        - К этому времени он должен добраться до города. Думаю, он находится не так уж далеко отсюда.
        Король ничего не сказал. Лицо его оставалось строгим, глаза неподвижно смотрели на нее. Он ждал продолжения.
        - В Саутуорке есть один дом с меблированными комнатами. Его хозяйку зовут Лена Джерроу. Под ее крышей находят приют многие люди, скрывающиеся от закона. Мы с Морганом договорились встретиться у нее, если потеряем друг друга во время пожара.
        Поведав это королю, она поставила под угрозу жизнь Моргана и при этом не получила никаких гарантий, что он будет помилован.
        - Хорошо. Не будем торопиться, - продолжал его величество. - Пока вы останетесь во дворце в качестве моей гостьи. Чувствуйте себя совершенно спокойно. Делайте все, что вам хочется, развлекайтесь, как все придворные.
        Подобные слова из уст короля могли бы польстить самолюбию любой женщины. Но Дизайр восприняла их как одно из условий.
        - Я пришлю за вами, как только приму решение, - сказал он и направился к двери. Затем позвал Чиффинча и велел ему проводить Дизайр в отведенные ей апартаменты.

        Расставшись с девушкой, Карл не сразу вернулся к своим делам. Он не мог отделаться от образа смелой, прекрасной и преданной в любви женщины. Если бы он не понимал этого и встретился с ней при иных обстоятельствах, он без стеснения завлек бы ее в свою постель. А ведь она в страхе ждала от него такого предложения.
        Карл вспомнил, как она инстинктивно попятилась назад, какая тревога появилась в ее глазах при упоминании об особых условиях. Грусть пробежала по его лицу, и он невесело улыбнулся. Конечно, надо было успокоить девушку, сказать ей, что ее опасения напрасны, что он никогда не пытался обладать женщиной против ее воли, что для него в этом нет необходимости.
        Потом он мысленно перенесся на некоторое время назад и вспомнил свою первую любовь - хорошенькую Люси Уолтер, девушку с каштановыми волосами. Самому ему тогда было восемнадцать лет. Он только что вернулся из Голландии, чтобы включиться в борьбу за отцовский трон. Тогда он встретил Люси, которая отдалась ему со всем пылом первой юной страсти и встретила с его стороны не менее горячее ответное чувство. Люси подарила ему сына. Хотя она никогда не пыталась использовать это обстоятельство в своих целях, он не только безоговорочно признал свое отцовство, но и пожаловал мальчику титул герцога Монмунтского.
        Точно так же он поступал и с другими женщинами, которым довелось делить с ним постель. Ни одна из них не делала это по принуждению. Карл всегда считал, что женщина, которая боится или не хочет близости с мужчиной, не может дать ему настоящего удовольствия.
        Снова его мысли вернулись к Дизайр Гилфорд. Он тяжело вздохнул, отдавая себе отчет, что она принадлежит к числу тех женщин, которые, однажды полюбив, сохраняют это чувство и верность избраннику навсегда.

* * *

        Когда Чиффинч проводил Дизайр и вернулся в комнату для аудиенций, король вручил ему лист с поручениями относительно Моргана Тренчарда. Карл не преувеличивал ценности своего слуги и, когда недавно сказал это Барбаре, не кривил душой. Чиффинч был полезен во многих отношениях.
        Кроме участия в государственных вопросах ему приходилось часто заниматься интимными делами короля. Он провожал дам в покои монарха и потом в целости и сохранности доставлял их обратно. Но главная заслуга мистера Чиффинча состояла в другом. Он умел быстро и очень успешно добывать любую информацию, нужную королю. Ему не требовалось больших усилий для того, чтобы выведать всю подноготную человека. Он мог посидеть с любым бродягой за столом, напоить его допьяна, оставаясь совершенно трезвым и сохраняя ясную голову. Со своим гигантским ростом и крепким телосложением он выходил целым и невредимым из всех потасовок и драк, в которые ему приходилось ввязываться в различных притонах и тавернах. В то же время он обладал речью и манерами, принятыми в самом изысканном обществе.
        Получив указания короля, Чиффинч удалился. После его ухода король с головой ушел в дела, которые требовали неотложного решения.
        Предстояло принять незамедлительные меры по оказанию помощи людям, оказавшимся без крова после пожара. Нужно позаботиться о размещении обитателей тех четырнадцати тысяч домов, уничтоженных взрывами, - ведь зима уже не за горами. Требовалось решение об установке большого числа армейских тентов одновременно во многих местах. Власти ждали разрешения на возведение легких деревянных построек на артиллерийских полигонах в Финсбери, Мурфилдсе и Смитфилде, где скопились толпы беженцев, спавших под открытым небом.
        Король занялся рассмотрением доклада лорда-мэра, в котором тот обосновывал необходимость расчистки территории в районе северной части Лондонского моста, прокладки новой дороги и возведения ряда сооружений в самое ближайшее время. В этой связи необходимо было произвести распределение фондов и выделение рабочей силы, способной немедленно приступить к осуществлению намечаемого строительства.
        Оторвавшись от бумаг, Карл позволил себе немного отвлечься от государственных дел и переключиться на личные вопросы. Он подумал, что шпионы Барбары шпионят за ним в эти дни особенно усердно и не оставят без внимания ни один его шаг. Если ей станет известно, что он не посещал апартаменты мисс Гилфорд, она скоро поостынет. И король решил задобрить свою разбушевавшуюся любовницу хорошим подарком - драгоценным украшением, к примеру, ожерельем с бриллиантами или сапфировой брошью.

* * *

        - Дизайр уже должна была появиться здесь, - сказал Енох.
        Они сидели с Морганом в одной из комнат верхнего этажа дома Лены Джерроу и терялись в догадках.
        В этот вечер моросил холодный дождь, и Морган изрядно продрог после очередных бесплодных поисков, обойдя все таверны и злачные места Саутуорка.
        - Мы оба сбились с ног, разыскивая ее. Мы подключили Барни к этому делу, хотя вряд ли он сможет добиться большего, чем мы с тобой, - сказал Морган после мрачного раздумья.
        - Завтра я обойду весь Лондон. Может быть, она застряла в одном из лагерей для беженцев. Кроме этого, я должен проверить все подвалы и погреба среди руин.
        Морган запнулся, вспомнив рассказы очевидцев об этих заброшенных местах. Люди говорили, что после пожара, уничтожившего притоны Уайтфрайерса, в подобных убежищах обосновались воры и убийцы.
        - Послушай, что я скажу тебе, Морган. Прошло более двух недель с того времени, как ты не видел ее. Она могла покинуть Лондон и подыскать себе работу в каком-нибудь тихом месте.
        Морган сдвинул брови и сердито посмотрел на Еноха.
        - Договаривай до конца, что ты имеешь в виду.
        - Может быть, она решила совсем не появляться здесь. Разве можно винить ее за то, что она захотела начать новую жизнь? Ты сам ощутил, насколько эта жизнь тяжела для тебя, пока ты находился в Ньюгейтс. Теперь подумай, какова она была для Дизайр.
        - Знаю, ей пришлось несладко. Но она больше никогда не попадет в подобное место. Если бы мы с ней сейчас оказались вместе, я бы увез ее отсюда, и не только из Лондона. Если бы нам представилась возможность соединиться, мы отправились бы в Вест-Индию. Дорога туда мне знакома.
        Свойственное Еноху спокойствие начало понемногу иссякать.
        - Как долго, по-твоему, мы должны задержаться здесь? - в очередной раз спросил он. - Я уже говорил, что скоро у нас кончатся деньги. И Лена тотчас укажет нам на дверь.
        - Думаю, мы сумеем раздобыть деньги.
        - Догадываюсь, где ты собираешься достать их. Хочешь опять заняться разбоем. - Енох испытующе посмотрел на Моргана и продолжил: - Сейчас может подвернуться очень удачный случай. Богачи, которые убежали из города, начнут возвращаться. Барни уже навел меня на след одного попугая, которого можно без труда ощипать. Я готов отправиться на дело - стоит тебе только сказать.
        Морган покачал головой.
        - Нет, Енох. С этим покончено.
        - Тогда, может, ты расскажешь, как собираешься жить дальше?
        - Когда я через весь Лондон держал путь сюда, как-то возле моста разговорился с одним человеком, который пригласил меня перекусить вместе с ним. Его звали Калеб, - сказал Морган. - Он фокусник.
        - И ты решил, что тоже сможешь показывать фокусы на ярмарках и этим зарабатывать себе на хлеб?
        Улыбка быстро сошла с лица Еноха под суровым взглядом Моргана.
        - Выслушай меня. Калеб сказал, что человек, избравший кочевую жизнь, не сможет вернуться к прежней. Я долго думал над этими словами. Возможно, это справедливо для него, но не для меня.
        - Напрасно ты чувствуешь себя так уверенно. Все эти годы ты рыскал, как дикий зверь, - напомнил Енох. - Может быть, тот парень все-таки знает, что говорит.
        - Когда мы с тобой уплыли в Вест-Индию, мы находились в безвыходном положении, - продолжал Морган. - Родерик в то время был единственным хозяином Пендаррена. Я был слишком молод, чтобы бороться за свои права. Но все изменилось к нашему возвращению в Англию.
        - Не думаю. Что ты мог сделать, когда Пендаррен отдали лорду Уиндхэму - другу короля?
        - Вот об этом я как раз и думал все последнее время. Я уж слишком быстро опустил руки и нашел удобный предлог для того, чтобы отправиться на большую дорогу. Возможно, я соблазнился на легкий способ добычи денег. Я никогда ни за что не отвечал и делал все, что мне хотелось. Не правда ли, свободная и беззаботная жизнь!
        - Но отнюдь не легкая и, к тому же, чрезвычайно опасная, - поправил его Енох.
        - Может быть, мне также нравилось ходить по лезвию ножа. Вспомни, сколько раз я рисковал своей головой и еще чаще - твоей.
        - На то была моя добрая воля, - заметил Енох.
        - Или преданность мне и моей семье, - добавил Морган.
        Некоторое время они сидели молча.
        Енох выглядел слегка озадаченным. После паузы он снова начал выкладывать свои соображения.
        - Чем бы мы ни решили заняться, нам нельзя оставаться в Лондоне. И нечего тратить драгоценное время на разговоры о прошлом. Надо поскорее убираться из Англии. Скоро объявят о наборе солдат для войны с голландцами. И тогда ни с кем не будут церемониться. Нам нельзя задерживаться, - вот это не вызывает сомнений!
        Слова Еноха звучали здраво, и Морган заставил себя задуматься над ними. Нехотя он был вынужден согласиться с другом.
        - Хорошо. Ждем еще две недели, - сказал он. - Если мне не удастся отыскать ее, уедем одни.

        32

        Леди Кастлмейн сидела перед туалетным столиком с легкой улыбкой на устах. Она вынула из бархатной коробочки ожерелье, и ее сине-лиловые глаза заблестели от удовольствия. Она медленно поворачивала его из стороны в сторону; огромный, изумительной красоты сапфир, окруженный бриллиантами, висящий на золотой цепочке, вспыхнул ярким светом в лучах свечи.
        - Какая великолепная вещь, ваше величество. Она повернулась к королю и благодарно улыбнулась. Король вошел несколько минут назад, и при его появлении прислуживавшая ей горничная немедленно удалилась. Прошло больше недели с их последней встречи. Каждый лишний час без Карла стоил леди Кастлмейн немалых переживаний.
        Теперь она немного успокоилась. Король снова с ней и вдобавок с прекрасным подарком. Она с неподдельным восхищением рассматривала ожерелье. Владея бесчисленными драгоценностями, она ненасытно ждала от него все новых и новых подношений. Последнее имело для нее особое значение и не только из-за необычайной красоты камня. Это Важный знак внимания короля. Таким образом, он заверил ее в своей преданности и намекнул, что рассчитывает на прежнюю благосклонность. Победа осталась за ней, - он не собирается менять ее на ту темноволосую зеленоглазую маленькую выскочку.
        Вместе с тем события нынешнего вечера заставили Барбару прийти в негодование. В банкетном зале появилась Дизайр в сопровождении мисс Фробишер. Это был не первый выход гостьи. Две недели назад она уже один раз выбралась из своего заточения. После аудиенции у короля она выходила из своей резиденции каждый день и свободно прогуливалась по Уайтхоллу, демонстрируя изысканные и дорогие наряды.
        С момента появления Дизайр во дворце ее не переставали осаждать галантные придворные кавалеры. Однако равнодушие девушки к их ухаживаниям быстро обескуражило многих. По сообщениям надежнейшего осведомителя Барбары, ни одному из самых красивых и смелых ухажеров не удалось побывать в апартаментах Дизайр. Это наводило Барбару на мысль о том, что маленькая пройдоха пытается представить себя в глазах его Величества целомудренной девушкой и набивает таким образом себе цену.
        - Она, должно быть, надеется, что его величество придет в восторг от ее необыкновенной скромности, - цинично заметил герцог Бекингэм, когда они с Барбарой в тот вечер сидели за карточным столиком. - У каждого мужчины бывает определенный период жизни, когда ему требуется разнообразие в интимных делах. Тогда у него появляется интерес к девственницам. Может быть, они привлекают его своей неприступностью. - Герцог нагловато улыбнулся Барбаре. - Нашему королю большинство побед над женщинами достались слишком легко.
        В тот вечер Карл не появился в банкетном зале. Один из камергеров его величества сообщил Барбаре, что король вместе с Джоном Ивлином и доктором Кристофером Реном обсуждали последний проект восстановления Лондона. Барбара пребывала в мрачном настроении и рано вернулась к себе, не замедлив сорвать зло на своей многострадальной прислуге.
        Зато с приходом короля она снова воспрянула духом - ведь Карл вернулся к ней. Он взял ожерелье у нее из рук, надел его на ее гладкую, белую шею и застегнул замочек. Барбара с удовлетворением разглядывала свое изображение в зеркале на туалетном столике. Потом откинула голову, а его величество наклонился и, приспустив платье с одного плеча, прижался губами к атласной коже. В предвкушении долгожданных ласк она задрожала всем телом, но и в эту минуту вспомнила свои подозрения.
        - Вы сами выбирали это ожерелье, ваше величество? - спросила она короля.
        - Конечно, моя дорогая. Только это оказалось не таким простым делом. Ювелирные лавки во время пожара разграбили, мало кому удалось сохранить свои богатства. Сегодня ювелиры побывали здесь, во дворце, и привезли с собой лучшие украшения. Они и предложили мне эту вещь, а я взял ее, чтобы посоветоваться с вами. Надеюсь, вы одобрите мой выбор.
        Улыбка снова засияла на лице леди Кастлмейн.
        - Вы хорошо изучили мои вкусы, - промурлыкала она. - Так приятно сознавать, что вы нашли время и выбрали подарок для меня.
        Король осторожно опустил руки за шелк и кружева ее платья и обхватил ее нежную полную грудь.
        - Но я не могу проводить все свое время только с архитекторами и государственными деятелями, - сказал он, перебирая пальцами ее соски и мягко оттягивая их.
        Однако Барбара не желала сразу поддаваться нахлынувшему плотскому чувству и попыталась отдалить удовольствие. Она считала, что нужный момент еще не настал. Сначала она должна убедиться в искренности чувств Карла.
        - Все это время меня беспокоили другие мысли, ваше величество. Меньше всего я думала о государственных делах.
        Король тихо засмеялся.
        - Могу сказать то же самое о себе. Вот почему я здесь, моя дорогая.
        В его приглушенном голосе слышалось волнение.
        Она повернулась и посмотрела на него. Карл увидел тревогу, затаившуюся в глубине ее глаз. Он подавил вздох, поняв, что одним подарком не отделаться. Чтобы получить от Барбары в эту ночь все, на что она способна, нужно рассеять все ее подозрения.
        - Вам больше незачем беспокоиться, моя возлюбленная, - сказал король с оттенком печали в голосе. - Леди не проявляет желания.
        - Леди?
        Глядевшие на него сине-фиолетовые глаза изображали искреннее недоумение.
        - Боюсь, мне не понятно, о ком вы говорите, ваше величество.
        Карл заставил ее встать, положил руки ей на плечи и привлек к себе.
        - Я не был в постели с Дизайр Гилфорд и не собираюсь делать этого впредь. Если бы даже я предложил ей это, она отказалась бы.
        - Однако ж, она все еще здесь. И вы предоставили ей лучшие во дворце апартаменты.
        - Она останется здесь до тех пор, пока я полностью не вникну в ее дело и не вынесу решение.
        На этот раз Барбара удивилась на самом деле.
        - Вы говорите так, словно она преступница, а вы выступаете в роли судьи, ваше величество.
        - Сама она не преступница. Преступник - ее любовник. Вот почему она разыскивала меня и добивалась аудиенции. Я был тронут ее мольбой в защиту любимого человека. Я должен признать, что…
        - Как? Она любовница преступника? Что он сделал?
        - Он обвиняется в разбое на дорогах.
        - Разбойник! В таком случае добропорядочной девушке следовало бы поскорее отделаться от такого человека. Особенно, когда ей представляется возможность… возможность…
        - Вы хотите сказать - оказаться в постели у короля? - Карл покачал головой. - Этого можно было ожидать от кого угодно, только не от нее. - Голос короля звучал необыкновенно мягко и с неподдельным благоговением. - Ее любовь к этому человеку безгранична. Для нее, кроме него, не существует никого в мире.
        Барбара помолчала с минуту, прикидывая в уме, как ей извлечь пользу для себя из этой ситуации.
        - В таком случае, вы должны удовлетворить ее просьбу и вернуть ей ее любовника, - поспешила она подсказать королю.
        Она придвинулась к нему ближе, так что ее грудь касалась его груди.
        - Вы доставляете мне радость, ваше величество. Я счастлива, что могу выражать вам свою любовь так, как мне хочется. Как хорошо, что вы пришли сегодня вечером… Поэтому мне очень тяжело сознавать, что эта бедная девушка может уехать отсюда одна.
        - Вы очень мягкосердечны, - прошептал король. - Но, боюсь, что в данном случае не смогу принять решение до тех пор, пока не буду располагать достаточной информацией.
        С этими словами он сел на постель, а она примостилась рядом, положив ему голову на колени. Король вкратце изложил ей свои соображения по поводу отсрочки важного решения, касающегося дальнейшей судьбы Моргана Тренчарда.
        - По-моему, не имеет значения, что он сделал. Вопрос о его помиловании находится всецело в вашей власти. - Она обвила руками его шею. - Ведь вы простите его, ваше величество? Я прошу вас, сделайте это ради меня… доставьте мне удовольствие…
        - Я готов доставить вам удовольствие, моя любимая, - сказал Карл. - И я не могу больше ждать, чтобы доказать это.
        Он откинул шелковый шарф и расстегнул платье. Роскошный наряд соскользнул с ее плеч, обнажив гладкое, белоснежное тело. Король осторожно приподнял голову Барбары и положил любовницу на постель. Шелковое белье упало на пол. Теперь она лежала перед ним обнаженная. Только крупный сапфир мягким светом поблескивал у нее на груди, словно приглашая его поскорее приблизиться к жаждущему телу. Карл быстро разделся и бросился в постель, вытянувшись подле Барбары.
        «Вот хитрая распутница! - подумал он. - Притворяется, что ее действительно волнует судьба Дизайр». Он хорошо представлял себе, что ей хочется только одного - поскорее отправить девушку вместе с любовником как можно дальше от Уайтхолла.

* * *

        Прошло две недели. В один из дождливых вечеров Дизайр сидела перед туалетным столиком, терпеливо дожидаясь, когда Либби закончит свою работу над ее прической перед выходом в банкетный зал. Горничная уже надушила ее, наложила пудру и туго затянула шнурки на корсете. Оставалось привести в порядок волосы. В это время в дверях показался Уилл Чиффинч, сообщивший, что мисс Гилфорд должна немедленно последовать за ним в комнату короля для аудиенции.
        Дизайр почувствовала, как у нее бешено заколотилось сердце и пересохло во рту.
        Мисс Фробишер попросила Чиффинча подождать несколько минут и бросилась помогать Дизайр с новым нарядом из тафты цвета меда с золотой каймой. Дизайр выпрямилась и стояла, не шелохнувшись, до тех пор, пока женщина не застегнула все пуговицы и не расправила изящную юбку в форме колокола, с мягко спадавшими складками. Когда Либби немного замешкалась со шпильками, Дизайр потеряла терпение. Она выхватила конец ленты из рук девушки и трясущимися руками перевязала откинутые назад волосы. Потом подхватила подол своего пышного платья и опрометью бросилась к двери спальни, за которой ее ждал сердитый мужчина в каштановом парике.
        - Я готова, мистер Чиффинч, - выпалила она.
        Он провел ее по галерее. После долгого напряженного ожидания вызова она разволновалась и сейчас тщетно пыталась взять себя в руки. Она слышала, как со всех сторон раздавались голоса, ловила на себе любопытные взгляды придворных. На всем пути перед глазами у нее мелькали разноцветные костюмы из шелка и бархата. Наконец Чиффинч во второй раз привел ее к двери с алыми шторами в знакомом боковом коридоре.
        - Вы заставляете его величество ждать вас, - заметил человек из королевской стражи. Чиффинч открыл дверь, посторонился, пропустив Дизайр вперед, и вслед за ней сам вошел в комнату.
        Она невольно вздрогнула от лязга металлических цепей. Но при виде стоявшего возле камина Моргана сразу забыла обо всем. Радость вытеснила из нее сознания остальные чувства. Однако спустя секунду она испустила крик негодования. Только теперь она обратила внимание на двух стражников, стоявших по бокам от него с длинными копьями в руках. На запястьях у Моргана она увидела тяжелые кандалы, соединенные толстой железной цепью.
        Его рубашка и штаны промокли от дождя. Черные мокрые волосы прилипли ко лбу. На одной стороне лица темнел кровоподтек.
        Не обращая внимания на Чиффинча и стражу, она подбежала к Моргану, вытянула руки, изнемогая от желания поскорее обнять и прижаться к нему. Однако стражники скрестили пики, загородив дорогу.
        - Осторожнее, леди, - сказал Чиффинч. - Этот негодяй очень опасен.
        Морган буквально пожирал ее своими темными глазами. Он не мог не заметить ее наряда из тафты, золотого ожерелья с топазами на шее. Он почувствовал тонкий аромат, исходивший от ее волос.
        - Не беспокойтесь. Леди ничто не угрожает, - сказал он, обращаясь к Чиффинчу, но не сводя глаз с Дизайр. - Даже, если бы захотел, я все равно не смог бы тронуть ее пальцем.
        Он перевел глаза на оковы у себя на руках.
        Короткое время Дизайр стояла в оцепенении, не понимая причины его ледяного взгляда и презрения в голосе. Потом сообразила, что его схватили в доме Лены Джерроу. Должно быть, этому предшествовала жестокая борьба. В результате его доставили сюда в кандалах и цепях. Возможно, он догадался, что это она рассказала королю о его местонахождении.
        Когда он начал говорить, его голос прерывался от волнения.
        - Ты прекрасно выглядишь, - сказал он. - Новое платье, ожерелье с драгоценными камнями… Как мне сказали по дороге, у тебя есть собственные апартаменты в этом дворце. - Затем Морган наградил королевского пажа насмешливой улыбкой. - Я был не вполне справедлив к вам, мистер Чиффинч, сомневаясь в ваших словах. Вы не погрешили против истины.
        - Морган, ради всего святого, прошу тебя, выслушай меня!
        - Так это ты рассказала его величеству о том, где нужно искать меня и Еноха?
        - Да, я. На этом настаивал его величество. Я была в безвыходном положении и не могла не выполнить его условия.
        - Ты говоришь, что не могла воспротивиться воле его величества? И ты считаешь, что поступила правильно?
        Насмешливый тон Моргана огорошил ее.
        - Ты неплохо устроила свои собственные дела, моя дорогая. Как только тебе представилась возможность остаться наедине с королем, ты быстро сообразила, что делать. Наверное, не стоило больших усилий получить прощение?
        Не выдержав, Дизайр взорвалась от гнева. Обвинения Моргана были бездоказательными и несправедливыми.
        - Перестань, Морган. Позволь объяснить тебе…
        - Избавь меня от своих объяснений, - отрезал он. - В свое время я убедился, что тебе не хватает проворства карманника. А теперь, моя ненаглядная, я вижу, что ты оказалась очень смышленой в других делах. Отдаю должное твоим способностям. Ты умеешь найти выход из щекотливых ситуаций.
        Слезы брызнули у нее из глаз.
        - Не надо плакать, Дизайр, - сказал он - Тебе нужно принимать поздравления. Половина женщин во всей Англии была бы счастлива сейчас оказаться на твоем месте.
        - Но я не… Я ничего…
        - Мне остается только пожелать тебе успеха на твоем новом… поприще. По-моему, нет более прелестной леди, чем ты, достойной чести пребывания в королевской спальне. Я готов продать свою душу дьяволу, но это так. Только хочу дать тебе один совет. Остерегайся миссис Кастлмейн. Я слышал, она беспощадна к своим врагам.
        - Перестаньте злословить, Тренчард.
        При звуках громкого властного голоса короля стражники встали навытяжку. Вмешательство монарха заставило Моргана замолчать.
        Размашистым шагом Карл прошелся по комнате. Он выглядел очень внушительно в своем плаще из бархата с отделкой из разноцветных перьев и черных панталонах до колена. На нем был парик с аккуратно завитыми локонами, падающими ему на плечи.
        - Не горячитесь понапрасну, Тренчард. Постарайтесь укротить свой дьявольский норов, и мы попробуем поговорить с вами без цепей, - сказал его величество. - Чиффинч, снимите с него кандалы.
        Уилл Чиффинч снял замки, скреплявшие оковы на руках Моргана, собрал цепи и остановился в ожидании дальнейших приказаний.
        - Отойдите в сторону, - сказал ему король. Затем сделал знак рукой стражникам, чтобы те удалились. Когда они вышли, король обернулся к Моргану.
        - Ваши обвинения в адрес леди Кастлмейн лишены оснований, Тренчард, - сказал король. Было видно, как в этот момент уголки его рта под усами слегка опустились. - Возможно, я удивлю вас, если скажу, что леди проявила удивительно трогательную заботу о вас и больше всех просила о помиловании.
        Привычное хладнокровие на короткое время изменило Моргану. Слова короля неожиданно выбили его из колеи. Он посмотрел на Дизайр и увидел, что она совершенно сбита с толку.
        - А теперь присядьте оба. Нам нужно обсудить много вопросов. - Король показал рукой на софу возле камина. Дизайр сразу послушно села. После некоторых колебаний Морган занял место рядом с ней. Король опустился в кресло напротив.
        - Из-за вас, Тренчард, мне пришлось доставить немало хлопот одному человеку. И я должен был заниматься этим, когда у меня дел выше головы, - начал король. - Мне достоверно известно все о ваших преступлениях. Они не заслуживают прощения. Мои подданные имеют право на спокойное передвижение по стране. Они не должны бояться, что на них могут напасть на любой из королевских дорог «джентльмены», подобные вам.
        Король замолчал и задумчиво покрутил ус.
        - Ваш товарищ, Енох Ходжес, сказал, что вы решили оставить эти занятия. Это верно?
        - Енох? Где он? Что сделали с ним ваши люди?
        - Не беспокойтесь. Ему ничто не угрожает, - заверил король. - Мои люди допрашивали его два дня назад.
        Морган вскочил с софы. Глаза его были полны ненависти.
        - Допрашивали!
        - Успокойтесь, его не пытали. Он цел и невредим, - продолжал король. - Его показания существенно не отличаются от сообщений мисс Гилфорд.
        Морган снова занял прежнее место. Дизайр видела, что он напрягся всем телом, словно тугая пружина. Налитые мышцы выглядывали из-под его порванной рубахи.
        - Мне пришлось принимать важное решение. А для этого недостаточно ни его показаний, ни слов мисс Гилфорд. - Сказав это, король с сочувствием посмотрел на Дизайр. - Я знаю, дорогая мисс Гилфорд, как тяжело было вам ждать моего решения. Но пришлось потратить время на поездку в Корнуолл. Мистер Чиффинч должен был съездить туда и вернуться обратно.
        - Корнуолл! - Лицо Моргана сразу помрачнело. - Если вы посылали мистера Чиффинча собрать сведения о Тренчардах у лорда Уиндхэма, то можете считать, что его поездка была напрасной.
        - Я поручил Чиффинчу разыскать владельцев имений в Пендаррене и его окрестностях в период до гражданской войны и во время нее. Просил переговорить с каждым из них в отдельности и наедине. Он, как всегда, превосходно справился с порученным ему делом.
        Король ненадолго умолк и затем продолжил:
        - Весьма достойные люди подтвердили все, что вы рассказали мисс Гилфорд о раннем периоде своей жизни. Они сказали, что ваш сводный брат Родерик был единственным из рода Тренчардов, кто поддерживал армию Кромвеля. Мне известно, что ваш отец всегда был на стороне Стюартов, что он погиб в сражении, отстаивая наше дело. И я не сомневаюсь в том, что будь вы в то время постарше, тоже стали бы сражаться под нашими штандартами.
        - Он и сражался - только своим, единственно доступным ему способом!
        Дизайр не выдержала и вскочила с места, решив выступить в защиту Моргана. Она начала говорить взволнованным голосом:
        - Он не побоялся открыто поддерживать Стюартов в присутствии Родерика и его друзей-парламентаристов. Они жестоко избили его. После такой расправы он был обречен на смерть, не подоспей на помощь Енох.
        Она дотронулась до руки Моргана, и тот не пытался отдернуть свою руку.
        - Потом вы отплыли на корабле из Англии, - продолжал король и на минуту погрузился в раздумье. - Мне тоже пришлось бежать из страны, чтобы спасти свою жизнь. Это произошло после сражения за Вустер, - продолжил он. - Я на себе испытал, каково жить в изгнании и что значит лишиться своих законных прав на наследство. Пятнадцать лет я был вынужден оставаться на континенте, не имея постоянной крыши над головой и проводя время в бесполезных скитаниях. Меня называли Карлом, лишившимся своих земель. Мне очень неприятно оглядываться в прошлое. Эти годы изменили мой характер, и далеко не в лучшую сторону. Я вынужден признать это.
        - Но вы вернулись на родину с триумфом и заняли принадлежащий вам трон, ваше величество, - вмешалась Дизайр. - Я хорошо помню то время. Я вместе с родителями находилась в гуще встречавшей вас толпы. Видела, как вы вместе со своими сторонниками въезжали в Лондон. У меня остались в памяти развевавшиеся на ветру знамена и звуки фанфар. Мне никогда не приходилось видеть такое количество людей - все улицы и балконы были переполнены вашими подданными. Как они радовались, приветствуя ваше возвращение на родину.
        - Да. Этот день стал памятным и для меня, - согласился Карл. - А ваше возвращение, Тренчард, оказалось иным. Не правда ли?
        В темных глазах Моргана появился холод.
        - Когда я узнал, что лишился Пендаррена, что в имении хозяйничает другой человек, мне стало и обидно, и горько. У меня не было денег, чтобы тягаться с Уиндхэмом. Я был лишен поддержки влиятельных людей. В результате мне не оставалось ничего другого, как сказать самому себе, что я не смогу обеспечить себе выживание честным путем. Я считал, что у меня нет выбора, - если меня лишили законных прав на владение землей, почему нужно уважать такие законы? По этим законам у меня отняли все, что должно было принадлежать только мне.
        - Предположим, то время вернулось назад. Какой выбор сделали бы вы теперь? Могли бы вы снова ступить на путь разбоя?
        Морган молчал. Дизайр крепко сжала ему руку, как бы предупреждая, что он не должен горячиться в этот, может быть, самый важный в жизни момент и найти подобающие слова.
        - Вы задали трудный вопрос, ваше величество, - ответил Морган. - Может быть, я поступил бы точно так же. Ни один человек не знает все про себя и не может наверняка быть уверенным в своих будущих поступках.
        Карл улыбнулся.
        - Мне импонирует ваша честность, Тренчард. Не каждый на вашем месте позволил бы себе подобные откровения.
        Карл повернулся к Дизайр.
        - Вы просили меня воспользоваться моей прерогативой и помиловать Моргана Тренчарда. Считайте, что я удовлетворил вашу просьбу, мисс Гилфорд.
        Потеряв голову от счастья, Дизайр чуть было не бросилась с объятиями к Моргану. Она так истосковалась за все время их разлуки, и только присутствие короля заставило ее сдержать свои чувства.
        - А что будет с Енохом Ходжесом, ваше величество? - спросил Морган.
        - Ходжес тоже помилован.
        - Благодарю вас, ваше величество.
        Морган встал и поклонился королю, сохраняя спокойствие и достоинство.
        - Что касается Пендаррена, - продолжал король, - это сложный вопрос. Пока я не могу решить его. Видите ли, когда я вернул себе трон, ваше поместье, как и многие другие, было разорено. Пашни заросли сорняками. Никто из законных наследников не заявлял о своих правах. Тогда я отдал поместье лорду Уиндхэму в знак признательности за его преданность моему отцу.
        - Но Морган не мог заявить о своих правах, потому что находился в то время далеко от Англии, - возразила Дизайр.
        - Сейчас поздно говорить об этом. Я отдал поместье другому человеку. А Стюарты, как вам известно, верны своим обещаниям.
        Дизайр промолчала. Она хорошо помнила эти слова. И вместе с тем несомненно, что Морган, будучи помилованным, в конечном счете, тоже имел право на свою собственность.
        - Я очень признателен вам, ваше величество, - сказал Морган, - но в настоящее время, пожалуй, я и сам не захотел бы возвращаться в Пендаррен, даже если бы вы вернули мне законные права на наследство.
        - И что же помешало бы вам сделать это, Тренчард?
        - Бродячая жизнь меняет человека, - ответил Морган. - Теперь я начинаю думать, что жизнь сквайра, проживающего в провинции, наверное, показалась бы мне скучной. И к тому же…
        - Продолжайте, - настаивал король.
        - Сплетни распространяются быстро. Доберутся они и до Корнуолла. Когда мои соседи узнают, что в прошлом я был разбойником с большой дороги и меня ждала виселица в Тайберне, то мне будет нелегко общаться с ними. А что я скажу в свое оправдание?
        Король с удивлением посмотрел на него.
        - Никогда бы не подумал, что вы принадлежите к числу тех, кто может испугаться злых языков.
        - Я думаю не о себе, а о своей жене, - пояснил Морган. - Такой скромной и воспитанной женщине, как она, пришлось бы испытывать большие страдания, если бы ее соседи…
        - Ты говоришь о жене? - Потрясенная услышанным, Дизайр застыла с широко раскрытыми глазами. Даже непроницаемое лицо Карла как-то смягчилось.
        Морган схватил ее за руки и так сильно сжал их, что она охнула от боли. Когда он заговорил, его голос срывался от волнения.
        - В ту ночь в камере, когда весь мир был объят огнем, мы с тобой дали друг другу клятву, помнишь? С того времени ты стала моей женой. Все остальное для меня не имело значения. - С этими словами он нежно улыбнулся ей. - А все официальные церемонии мы устроим при первой же возможности. Все будет как положено.
        Не обращая внимания на короля, он крепко обнял ее и прижал к себе. Король поднялся с кресла.
        - Все это, конечно, хорошо, - заметил он, - но для того, чтобы содержать жену, вам потребуются некоторые средства. Я совершенно согласен, что счастье вашей жены не должно омрачаться слухами о вашем прошлом. А что вы скажете, если я дарую вам земельные владения в одной из наших заморских колоний?
        Морган вопросительно посмотрел на Дизайр. Та согласно кивнула головой.
        - Я принимаю ваш щедрый дар, ваше величество. И делаю это с огромным удовольствием, - сказал Морган.
        - В таком случае мы утрясем все формальности с передачей земель в самое короткое время.
        Король позволил себе расслабиться. Чуть заметная улыбка тронула его губы.
        - Не сомневаюсь, что в Новом Свете перед вами откроется немало возможностей. Даже при таком неукротимом характере, как у нас, Тренчард, там можно найти себе дело по душе.
        Размашистыми шагами Карл направился к двери. Прежде чем покинуть комнату, он задержался на секунду.
        - Сейчас уже довольно поздно, - сказал он, - подобрать вам подходящее жилье здесь во дворце. Может быть, мисс Гилфорд позволит вам разместиться в ее апартаментах.
        - Я согласна, ваше величество, - не задумываясь, выпалила Дизайр и тут же смутилась. От сознания этой непозволительной смелости краска бросилась ей в лицо.
        Но в это время его величество уже вышел за дверь и позвал к себе Уилла Чиффинча.

        Эпилог

        Когда Дизайр вместе с Морганом появились в апартаментах, Либби дожидалась хозяйку в спальне, чтобы помочь ей приготовиться ко сну. При виде высокого темноволосого мужчины в рваной, намокшей от дождя рубашке и забрызганных штанах горничная открыла рот от удивления и застыла на месте с округлившимися глазами. Морган, держа Дизайр за руку, невозмутимо осмотрелся по сторонам. Сгорая от нетерпения поскорее остаться с ним вдвоем, Дизайр собралась отпустить Либби. На лице у нее появилась радостная улыбка, в глазах замелькали зеленые искорки. Она отвела в сторону ошеломленную горничную и сказала ей что-то на ухо так, чтобы ее не слышал Морган.
        Служанка с любопытством взглянула на Моргана, сделала реверанс и быстро удалилась в соседнюю комнату с ванной, плотно прикрыв за собой дверь. Дизайр отстегнула ожерелье и положила его на туалетный столик.
        - Что случилось? Почему девушка не осталась помочь тебе раздеться? - спросил Морган.
        - У нее есть более неотложные дела. - Дизайр посмотрела на него с интригующей улыбкой. - Может быть, ты заменишь ее и поможешь мне, если, конечно, не разучился?
        - С большим удовольствием, мадам. Морган принялся ловко расстегивать пуговицы на лифе ее роскошного наряда, но через минуту прервал это занятие, - отодвинул прядь волос и поцеловал ее в затылок.
        Приятная дрожь пробежала у нее по телу. Наконец, на ней осталась одна шелковая сорочка. Присев на край широкой постели под балдахином, она шутливо приказала:
        - Теперь туфли и чулки.
        Морган опустился на колени и снял с нее атласные туфли, а затем начал закатывать вниз чулки, но остановился и прижался губами к ее гладкой белой коже. Его горячий рот обжег ей кожу.
        - Что еще прикажете, леди?
        Не дожидаясь ответа, Морган приподнял ее сорочку и попытался осторожно раздвинуть ей ноги, но Дизайр быстро запустила пальцы в его густые темные волосы и решительно отодвинула его голову. В недоумении он тихо вскрикнул.
        - Не сейчас, - сказала она с напускной строгостью.
        Морган поднял на нее глаза и остановился, сбитый с толку ее насмешливым взглядом.
        - Только что ваша светлость во всеуслышанье заявляла, что жаждет видеть меня в своей спальне, а теперь отвергает мои ухаживания, - с притворным возмущением сказал Морган.
        Одним быстрым и легким движением Дизайр вскочила с постели, обняла его за плечи и повернула к зеркалу.
        - Посмотри на себя, - продолжала она в прежнем насмешливо-строгом тоне, - разве можно ложиться в постель с таким перепачканным трубочистом. Сначала приведи себя в приличный вид, а потом, может быть…
        - Я вижу результаты твоего пребывания во дворце. По-моему, ты задержалась здесь слишком долго. Боюсь, что теперь ты захочешь сделать из меня придворного хлыща, с ленточками на штанах и надушенными перчатками. В таком случае я вынужден тебя разочаровать.
        - Ради Бога, замолчи! Я не имею в виду ничего подобного. Думала, тебе самому будет приятно освежиться в ванне, прежде чем лечь в постель.
        Она обвила его руками, потом, просунув одну руку ему под рубашку, принялась щекотать. Побегав пальцами по груди и ребрам, она погладила его по животу.
        Он перехватил ее руку и тихо засмеялся, позволив увести в соседнюю комнату, где Либби уже наполнила ванну водой, а сама ушла спать.
        - Полагаю, ты не допустишь, чтобы я раздевался и принимал ванну без помощи лакеев, - заявил Морган с насмешливо-вызывающим видом.
        - Я сама буду прислуживать вам, мой повелитель.
        Дизайр начала расстегивать ему рубашку, стараясь унять дрожь в руках. Потом отстегнула ремень.
        - Штаны и сапоги я пока еще сам в состоянии снять, - сказал Морган.
        Усевшись на мягкую скамеечку, он стянул с ног сапоги и скинул штаны. Потом поднялся и выпрямился во весь рост - высокий, статный, широкоплечий, с узкими стройными бедрами. Когда Дизайр взглянула на него, ее обуяла тоска по его дивному телу, но она решила не трогать его и дать ему, наконец, вымыться.
        Морган одним махом перешагнул через край огромной ванны и бултыхнулся в воду. Окунувшись, он смачно крякнул от удовольствия, потом повернулся к Дизайр и властным жестом подозвал ее к себе.
        - А ну-ка, подойдите ближе! Раз уж вы изъявили желание поухаживать за мной, я позволю вам потереть мне спину.
        Дизайр, как была в одной сорочке, подошла к ванне, осторожно ступая босыми ногами, склонилась над широкой гладью воды, взяла губку, намылила ее душистым мылом и начала тереть сначала мускулистые плечи, потом спину, грудь…
        Морган удовлетворенно мычал.
        - Ох, как хорошо… Так, так. Неплохо… для начала.
        Звуки его голоса возымели на нее возбуждающее действие. Она почувствовала, как легкие мурашки побежали по телу под тонкой сорочкой и томительно-сладкое чувство появилось внизу живота. Она кончила тереть руки и намылила ему голову. Он принялся чертыхаться, но она быстро сполоснула, вылив на голову кувшин с водой.
        - Хватит, - внезапно остановил ее Морган. Голос у него стал тихим и слегка хриплым. Он живо отобрал у нее и бросил в воду губку. Затем взял ее за руку, другой рукой приподнял кружева сорочки и принялся поглаживать Дизайр по бедрам. Она жадно вдохнула воздух и потянулась от наслаждения.
        Его влажные пальцы ласкали ягодицы, гладили темный пушок, потом скользнули во влажную пещеру. Медленными движениями Морган гладил, постукивал, неглубоко проникал в ее лоно, чувствуя как оно дрожит и сокращается под его прикосновениями.
        Не обращая внимания на ее слабые протесты, он упорно тянул ее к себе через борт ванны, пока она, наконец, с шумом не шлепнулась в воду. Блестящие струйки воды разбежались в разные стороны по розовому мрамору бордюра.
        - Моя сорочка! - вскричала Дизайр.
        Под мокрым шелком, облепившим ее тело, проступили красивая грудь и изящные бедра. Подтянув колени, Морган усадил Дизайр спиной к себе. Она тотчас обхватила ногами его тело и, затаив дыхание, смотрела на золотые огоньки, просвечивавшие сквозь толщу воды. Морган притянул ее к себе. Тогда она начала двигать бедрами, наслаждаясь трением об упругий крепкий орган, протиснувшийся между бедер. Она приподнялась и вобрала его в себя, чувствуя, что больше не в состоянии вынести томительного напряжения. Когда Морган глубже проник в нее, она тихо и радостно вскрикнула. Неповторимое блаженство соития заполнило все уголки ее души и тела.
        Наклонив голову, Морган водил губами по ее спине. Потом, резко изменив положение, повернул ее лицом к себе, припал губами к ее губам, посадил на себя и резкими яростными движениями воспламенил возлюбленную. Волны с плеском бились вокруг них, расходясь широкими кругами к краям ванны.
        Под нарастающим давлением непрестанно сжимающих его тисков Морган ускорял и усиливал толчки, чувствуя, как постепенно насыщается прильнувшее к нему тело. И вот они оба приблизились к той границе, за которой неизбежно должен был последовать взрыв, а за ним - тишина и покой.
        Было уже далеко за полночь. Сонная, усталая и довольная Дизайр отдыхала в объятиях Моргана. Впервые за все время их близости она чувствовала себя спокойно и не вспоминала ни о прежних страхах, ни о неопределенном будущем.
        Прижавшись щекой к ее груди, Морган задумчиво сказал:
        - А знаешь, его величество тогда не удержался от зависти. Видела бы ты, как он посмотрел на меня, выходя из комнаты и оставляя нас вдвоем.
        - Это тебе показалось, мой милый, - возразила Дизайр, нежно поправляя ему волосы. - У его величества нет недостатка в женщинах. Столько прекрасных дам добиваются его расположения!
        - Но ни одна из них не может сравниться с тобой, моя возлюбленная. А ты принадлежишь мне, запомни - только мне и навсегда.
        Он повернулся и отыскал ее губы. Лунный свет мягко струился сквозь окно и разливался серебром по широкой постели.
        Скоро они покинут Англию и отправятся в заморские края, чтобы начать новую жизнь. Сейчас эта мысль ничуть не беспокоила Дизайр. Она чувствовала себя счастливой, - тень прошлого никогда не омрачит их с Морганом будущего. Теперь они оба жили надеждой. Морган притянул ее к себе. Прижавшись, она тихо лелеяла сладкие мечты о том, чтобы его руки были для нее всегда надежным и вечным домом.

        notes

        Примечания

        1

        Название района, как и одноименного монастыря нищенствующих монахов-кармелитов, который находился поблизости, связано с белым цветом их ряс.

        2

        Украшенный цветами столб, вокруг которого танцуют в Англии 1 мая.

        3

        Традиционное украшение дома на Рождество.

        4

        Полено, которое сжигают в сочельник.

        5

        Название Манора - старинного поместья в северо-западной части пригорода Лондона того времени.

        6

        Нетитулованное мелкопоместное дворянство. (Прим. пер.)

        7

        Имя принцессы, которая изобрела духи, ее имя дало название ароматическому веществу, содержащемуся во флердоранже.

        8

        Голландский адмирал (1607-1676).

        9

        Английский генерал (1608-1670).

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к