Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Любовные Романы / СТУФХЦЧШЩЭЮЯ / Смолл Бертрис: " Потерять И Обрести " - читать онлайн

Сохранить .
Потерять и обрести Бертрис Смолл

        Цыганка, нагадавшая Миранде Данхен нелегкую, полную приключений жизнь, оказалась права: гордая красавица, воспитанная в любви и роскоши на тихом островке Виндсонг у американских берегов, и не подозревала, сколько испытаний предстоит ей пережить во время поисков любимого молодого мужа Джареда, бесследно исчезнувшего во время тайной миссии. Похищения, плен, посягательства жестоких негодяев, скитания по экзотическим странам  - Миранда пройдет через все, чтобы найти человека, которого любит всем сердцем…

        Книга также выходила под названием «Непокорная».

        Бертрис Смолл
        Потерять и обрести

        Bertrice Small
        UNCONQUERED

        Печатается с разрешения издательства Ballantine Books, an imprint of Random House, a division of Penguin Random House LLC и литературного агентства Nova Littera SIA.

        
* * *

        Всем тем, для кого главное в мире  - любовь

        Часть I
        Виндсонг
        1811 год

        Глава 1

        - Надеюсь, вы понимаете: то, чем мы с вами сейчас занимаемся, властями наших стран может быть расценено как государственная измена,  - медленно выговаривая слова, произнес лорд Палмерстон.  - Меня, должен вам заметить, считают чуть ли ни вольнодумцем, так как я предпочитаю реальные действия пустым разговорам в парламенте и правительстве его величества.
        Палмерстон ненадолго смолк и перевел задумчивый взгляд на наполненный кларетом бокал. Отблески горящего в камине пламени играли на изящных гранях вотерфордского хрусталя, и вино искрилось, отбрасывая кроваво-красные блики на мужественное лицо лорда. Полночную тишину нарушал лишь ветер за окном, с легким подвыванием гнавший с берега клочья тумана.
        - Но, как бы там ни было,  - продолжил Генри Темпл, лорд Палмерстон,  - я уверен, любезный капитан Данхем, что главным врагом и для вас и для нас на данный момент является Наполен, никто иной. Следовательно, в интересах тех, кого вы представляете,  - не ссориться с нами, а объединить усилия на борьбу с ним. Наполеон должен быть разгромлен!
        Джаред Данхем отошел от окна и вернулся к камину. Это был худощавый темноволосый молодой человек высокого роста  - даже Генри Темпл со своими шестью футами роста был ниже его чуть ли ни на голову. Необычными были и зеленые глаза Джареда, обрамленные черными ресницами, такими длинными и густыми, что казалось, будто веки с трудом удерживают их тяжесть и не могут раскрыться полностью. А его взгляд с прищуром в сочетании с узким прямым носом и резко очерченным разрезом тонких губ придавал лицу сардонически насмешливое выражение. Руки молодого капитана свидетельствовали о недюжинной силе, однако выглядели ухоженными, даже ногти на длинных пальцах были обработаны до безукоризненно правильной полуокружности.
        Приблизившись к стоявшему возле камина креслу с высокой спинкой, обитому гобеленовой тканью, Джаред опустился в него и, пристально глядя в лицо военного министра Англии лорда Палмерстона, проговорил:
        - В общем, для успешной атаки стоящего у вас поперек глотки неприятеля вы должны быть уверены в том, что за спиной нет других врагов. Я прав, милорд?
        - Абсолютно верно!  - тотчас воскликнул лорд Палмерстон.
        Уголки губ американца приподнялись в едва заметной улыбке, но взгляд зеленых глаз оставался совершенно серьезным.
        - А вы откровенный человек, сэр, клянусь Богом,  - сказал молодой американец.
        - Мы нуждаемся друг в друге, капитан,  - как бы подтверждая эту оценку, заявил министр.  - Пусть последние два десятилетия или чуть дольше ваша страна и живет независимо от Англии, но это не значит, что ваши соотечественники отказались от собственных корней. У вас английские имена, а обстановка в ваших домах примерно такая же, как в Англии. И даже правительство у вас такое же, как у нас, если, конечно, не считать нашего короля Георга. В общем, как ни крути,  - мы с вами связаны множеством невидимых нитей, и отрицать это невозможно. Кстати, и вы сами, если меня правильно информировали, должны унаследовать некогда пожалованные английским королем земли и, следовательно, соответствующий титул.
        - Ну, если это и произойдет, то очень нескоро, милорд. Мой кузен Томас Данхем, восьмой лорд острова Виндсонг отличается отменным здоровьем. И слава богу! Честно вам скажу, я не учитываю возможность получения этого наследства в своих жизненных планах.  - Капитан немного помолчал.  - Америка нуждается в рынке для своих товаров,  - продолжил он через несколько секунд,  - и Англия нам такой рынок предоставляет. А мы, в свою очередь, покупаем у вас предметы роскоши и многие другие товары, в которых нуждаются американцы. С Францией мы смогли бы разойтись миром, если бы приобрели у нее обширные территории Луизианы, но вместе с этим мы, те, которых называют новыми англичанами, получили и проблему. Нас в нашей стране стало меньше, чем активных парней с горячими головами, которые выросли на легендах о том, как лихо в семьдесят шестом американцы наподдали англичанам, и теперь эти люди рвутся в бой. Как деловой человек я не одобряю войну. О, да, я могу заработать хорошие деньги на блокаде Англии. Товары из-за нее дорожают, и, прорываясь к вам на своем корабле, я каждый раз получаю дополнительную прибыль. Но я
прекрасно понимаю, что в конечном счете проиграем мы все. Ведь для того, чтобы каждый раз прорываться, попросту не хватит кораблей, и нехватка многого необходимого начнет ощущаться как в Англии, так и в Америке. Уже сейчас в доках наших портов Саванна и Чарльстон стоят суда, опасающиеся отправиться в Англию. Они доверху загружены хлопком, который некуда продавать. А ваши прядильщики из-за отсутствия сырья работают по три дня в неделю, и безработица растет. Так что складывающаяся ситуация угрожает нашим странам.
        Генри Темпл кивнул в знак согласия, но Джаред Данхем сказал еще не все, что хотел.
        - Да, лорд Палмерстон,  - продолжил он после небольшой паузы,  - Америка и Англия нуждаются друг в друге. Очень нуждаются. И американцы, которые понимают это, будут сотрудничать с вами. Пока тайно. Но мы постараемся помочь вам разбить нашего общего врага  - Наполеона Бонапарта! Мы не хотим, чтобы в нашем правительстве заседали иностранцы, а вы, англичане, не можете воевать одновременно на двух континентах. Однако я должен выполнить поручение мистера Джона Квинси Адамса[1 - Адамс Джон Квинси (1767 -1848)  - американский политический деятель, сын второго президента США Джона Адамса. В 1809-1814 годах  - посланник правительства США в Российской империи. В 1825 -1829 годах  - президент США.  - Здесь и далее примеч. ред.] и заявить, что ваш правительственный декрет, запрещающий американским судам осуществлять торговые операции с другими странами без предварительного захода в порты Англии или подвластных ей территорий, должен быть отменен. Этот ваш акт  - высшая степень высокомерия и пренебрежения! Мы независимое государство, сэр!
        Генри Темпл, лорд Палмерстон, тяжело вздохнул. Он и сам считал этот поспешно проведенный через парламент запрет излишне самонадеянным и бесполезным.
        - Я сделаю все, что смогу,  - пообещал лорд Палмерстон.  - Однако и у нас достаточно парней с горячими головами, причем как в палате общин, так и в Палате лордов. Большинство из них не держали в руках ни шпаги, ни пистолета, не говоря уж об участии в сражениях, но они считают себя куда б?льшими знатоками военного дела, чем вы или я. Они до сих пор убеждены, что ваша победа над нами всего лишь неудачный эпизод в нашей колониальной политике, который можно исправить. Пока эти джентльмены не поймут, что ключом к успеху в борьбе для нас и для всех является равноправное сотрудничество, мне будет весьма непросто проводить намеченный курс.
        Джаред Данхем кивнул.
        - Я отправляюсь в Пруссию через несколько дней, а затем планирую посетить Санкт-Петербург. Фридрих Вильгельм и царь Александр Первый смотрят на альянс с Наполеоном без особого энтузиазма. Надеюсь, доставленная мной информация о возможном англо-американском сотрудничестве сделает такой альянс еще менее вероятным. Хотя надо отдать должное этому корсиканцу… Ему удалось объединить почти всю Европу в нечто целое.
        - Да, Наполеон сумел слепить из нее стрелу, нацеленную в сердце Англии,  - сказал лорд Палмерстон с нескрываемой ненавистью в голосе.  - А если он одолеет нас, то незамедлительно пересечет океан и примется за вас, янки.
        Джаред Данхем рассмеялся, но веселья в его смехе не чувствовалось.
        - Я не хуже вас знаю, сэр, что Наполеон решил продать нам Луизиану только потому, что нуждается в американском золоте, дабы расплатиться со своими солдатами. К тому же Франции тяжело содержать гарнизоны на такой большой территории, заселенной в основном англоязычными американцами и дикими краснокожими. Даже говорящие по-французски креолы, живущие в Новом Орлеане, скорее американцы, чем французы. Кроме того, они считают своим тот режим, который называют исконно французским, то есть признают короля, свергнутого революцией, которая и привела к власти Наполеона. Если бы император был уверен, что сможет забрать американское золото, но при том сохранить американские территории, он, вне всякого сомнения, сделал бы это. Однако такой уверенности у него не было, причем как раз потому, что он хорошо помнил, чем закончилась война Англии против американцев.
        - Черт меня побери!  - воскликнул министр.  - Вы не попали в самое яблочко, сэр!
        - Я типичный американец, милорд, и многие у нас думают именно так.
        - Клянусь Господом, янки, вы мне нравитесь,  - с улыбкой сказал лорд Палмерстон.  - Подозреваю, что вместе мы сможем горы своротить. К тому же вы уже успели многого добиться…  - Он взял графин и наполнил бокал гостя.  - Кстати, позвольте поздравить вас с избранием в члены клуба «Уайтс».  - Лорд снова улыбнулся.  - Такого, как вы, там еще не видели. Американец, зарабатывающий на жизнь собственными руками!..
        - Да уж,  - усмехнулся в ответ Джаред, которому все больше нравилось чувство юмора собеседника.  - Я понимаю, что очень немногих американцев принимали в члены этого сакрального заповедника английской аристократии.
        Палмерстон рассмеялся.
        - Так и есть, янки! Вы наверняка понимаете и то, что членство в этом клубе является главным богатством некоторых истинных джентльменов. Многие из них кругом в долгах и не могут самостоятельно заработать даже на карманные расходы, но считаются уважаемыми людьми. У вас, должно быть, имеются весьма влиятельные друзья, янки, если вы попали в «Уайтс».
        - Я попал туда только потому, что вы этого хотели, милорд. И я думаю, нам не стоит подшучивать друг над другом. Между прочим, меня зовут Джаред, а не янки.
        - А меня  - Генри, а не милорд. Что ж, Джаред, коль скоро у нас все получилось… Полагаю, ты сможешь наладить здесь, в Лондоне, отношения с весьма нужными людьми. Однако вместе нас должны видеть только при наличии очевидных для всех и вполне безобидных причин для встречи. Очень хорошо, что мы познакомились через твоего кузена сэра Ричарда Данхема. Кстати, потом у тебя может возникнуть надобность в каких-либо светских контактах. Я имею в виду возможное наследование Виндсонга.
        - И конечно же,  - сухо заметил Джаред,  - причиной может быть мой толстый кошелек.
        - Совершенно верно. Его толщину с благоговением отметили мамаши всех юных девиц, достаточно оперившихся для дебюта в этом сезоне,  - с ухмылкой согласился лорд Палмерстон.
        - О боже, это не подойдет. Боюсь, я сильно разочарую этих мамаш, Генри. Я слишком привык к наслаждениям холостяцкой жизни, чтобы так просто с ней расстаться. Интрижка с опытной женщиной  - это пожалуйста, но жениться… Зачем? Нет уж, слуга покорный!
        - Насколько я знаю, недавно из Америки приехал твой кузен лорд Томас с женой и двумя дочерьми. Ты уже был у них? Слышал, что одна из дочерей  - настоящая красавица. Говорят, наши джентльмены уже исписали горы бумаги посвященными ей стихами.
        - Я знаю самого Томаса Данхема,  - ответил Джаред,  - но ни с кем из членов его семьи не встречался. Я даже в его поместье на острове Виндсонг никогда не был. Да, я помню, что у него есть две дочери-двойняшки, но, кроме этого, мне ничего о них не известно. Честно сказать, у меня просто нет желания тратить время на обсуждение хихикующих дебютанток.  - Он одним глотком осушил свой бокал и резко сменил тему разговора.  - На Балтику я отправляюсь за мачтовым лесом. Думаю, что Англии он тоже понадобится.
        - О, Боже, конечно! Наполеон сейчас, может быть, и превосходит нас на суше, но моря по-прежнему контролирует Англия. А прибалтийский регион, к сожалению, единственный, откуда можно получить качественный мачтовый лес. Скажи, а, после того как завершишь дела там, ты вернешься в Англию?
        - Нет. Из России я направлюсь прямиком домой. Я, видишь ли, помимо всего прочего, известен как американский патриот и дорожу этим. Как только вернусь, выведу мой балтиморский клипер на патрулирование. Будем снимать с английских судов незаконно завербованных на них американских матросов.
        - Ты и в самом деле этим занимаешься?  - удивился лорд Палмерстон.
        - И этим тоже.  - Джаред Данхем рассмеялся.  - Знаешь, Генри, мне порой кажется, что весь мир сошел с ума. Здесь я действую как тайный агент своего правительства, которое направило меня, чтобы организовать сотрудничество с вашим. А потом, выполнив в Европе то, что должен выполнить, поспешу домой, чтобы включиться в борьбу с британским флотом. Не кажется ли тебе, что в этом есть что-то от безумия?
        Генри Темпл, не сдержавшись, присоединился к смеху своего американского гостя.
        - Моя точка зрения, конечно, не столь радикальна, как твоя, Джаред, но я с тобой согласен  - многое сегодня смахивает на безумие. И первую очередь это касается Наполеона с его ненасытной жаждой власти, породившей желание стать императором мира. Когда мы победим его, элементы безумия в отношениях наших с тобой стран исчезнут. Подожди немного, мой американский друг, и сам в этом убедишься. Жди  - и обязательно увидишь!
        Посидев еще немного, собеседники распрощались. Выходили же поодиночке. Первым из отдельного кабинета в клубе «Уайтс» выскользнул лорд Палмерстон. Джаред Данхем ушел несколькими минутами позже.
        Оказавшись в своей карете, Джаред провел ладонью по обитому бархатом сиденью и нащупал оставленный на нем футляр для хранения украшений. В небольшой шкатулке находился украшенный бриллиантами браслет  - его прощальный подарок Джиллиан. Конечно, Джиллиан будет разочарована, поскольку ждала от него гораздо большего, чем браслет. Джаред знал это так же точно, как и то, что никогда не сделает того, чего она хотела.
        Джиллиан ожидала, что он объявит о готовности узаконить их отношения сразу же после того, как она станет вдовой,  - а в том, что это вот-вот произойдет, сомнений практически не было. Однако Джаред жениться не собирался, по крайней мере сейчас, а если когда-то и соберется, то уж только не на Джиллиан Аббот, успевшей переспать чуть ли не со всеми лондонскими любителями клубнички. Но она почему-то думала, что он об этом не знал. Нет уж, он, Джаред, последний раз воспользуется ее благосклонностью, затем вручит подарок и распрощается, объяснив, что должен вернуться в Америку. Бриллиантовый браслет, без сомнения, смягчит ей боль разлуки. А иллюзий относительно того, почему Джиллиан хотела соединить судьбу именно с ним, у Джареда не было  - ей требовался состоятельный муж.
        Но Джаред Данхем вряд ли бы стал столь богатым человеком, если бы не прозорливость его бабушки по материнской линии. Сара Лайтбоди любила всех своих внуков, однако трезвый расчет подсказал ей, что наследником ее состояния должен стать лишь один из них, а именно Джаред. Дочь Сары была хорошей любящей матерью для своих троих детей, никого из них особо не выделяя. Но ее муж Джон Данхем всю свою религиозную нетерпимость  - а большего ханжи Сара Лайтбоди не видела  - обращал на младшего сына. Если Джон Данхем считал, что требуется кого-то отчитать или наказать, то таковым всегда оказывался Джаред.
        Сара Лайтбоди долго не могла понять причину такого поведения зятя, часто граничавшего с жестокостью. Ведь Джаред был весьма симпатичным мальчиком, внешне очень похожим на своего старшего брата Джонатана. К тому же он быстро усвоил хорошие манеры и был весьма умен. Но если братья попадались на проказах, то организатором почему-то всегда объявлялся Джаред. Соответственно, он и подвергался порке. Джонатан же отделывался словесными внушениями. Более того, за одни и те же дела Джареда ругали, а Джонатана хвалили. Прозрение пришло к Саре, когда она взглянула на проблему с финансовой точки зрения. Джону, как и всем остальным, было очевидно, что наследником основной собственности семьи должен стать лишь один из братьев Данхемов, по логике старший. Джареду же следовало готовиться к тому, что ему мало что перепадет, поэтому он окажется в подчиненном положении. Для этого, по мнению Джона, надлежало еще в детстве сломить его волю и укоротить амбиции. Тогда Джонатан, став владельцем верфей Данхемов, получит в лице брата не завистливого соперника, а послушного сотрудника, не требующего особой платы.
        К счастью, интересы и устремления братьев оказались совершенно разными. Джонатан унаследовал любовь Данхемов к судостроительному делу и стал прекрасным инженером-корабелом. Джареда же, как и большинство их родственников Лайтбоди, всегда тянуло к торговым операциям. Он очень рано понял, что самой увлекательной игрой на свете является делание денег, и с наслаждением играл в нее. К тому же скоро выяснилось, что Джаред обладает отличным чутьем, отчего практически никогда не проигрывает.
        Именно поэтому Джаред стал любимым внуком Сары Лайтбоди, ее сердце всегда было для него открыто. Младший внук отвечал бабушке взаимностью и только ей поверял свои детские секреты и мечты. Впрочем, он никогда не жаловался на несправедливое отношение к нему отца. Мальчик стоически молчал даже тогда, когда бабушка, узнавшая об очередном наказании, готова была запустить в зятя кочергой. Сара вообще не понимала, как ее дочь угораздило полюбить такого человека, и особенно этого не скрывала.
        Вскоре после того как Сара Лайтбоди, почувствовав приближение смерти, изложила на бумаге свою последнюю волю, она позвала к себе Джареда и рассказала о содержании завещания. На какое-то время ошеломленный юноша лишился дара речи, затем принялся горячо благодарить. Глупых лицемерных протестов она от него не услышала, зато по глазам внука, увидела, что его острый ум уже начал просчитывать, как лучше воспользоваться наследством.
        - Инвестируй деньги в хорошее дело, а как только получишь прибыль, вновь вложи их еще куда-нибудь. Деньги, как я тебя учила, должны не лежать, а работать,  - напутствовала Сара внука.  - Имей всегда запасной план на случай непредвиденной ситуации. И не забывай оставлять кое-что на черный день,  - добавила она, улыбаясь.
        Джаред кивнул.
        - Я свое состояние никогда не растрачу, ба. Но ты же, конечно, понимаешь, что отец-то попытается запустить руку в оставленные тобой деньги. Мне ведь еще нет двадцати одного года.
        - До твоего совершеннолетия осталось всего несколько месяцев, мой мальчик, а до этого твой дядюшка и мои юристы помогут удержать твоего папашу подальше от наследства. Твердо стой на своем, Джаред. Он наверняка будет кричать, что надвигается катастрофа семейного бизнеса. Не дай ему одурачить тебя. Я точно знаю, что верфи Данхемов никогда не были в лучшем состоянии, чем сейчас. А мое наследство  - ключ к твоей независимости.
        - Отец хочет, чтобы я женился на Честити Брюстер,  - сообщил Джаред.
        - Она тебе не подходит, мой мальчик! Тебе нужна женщина, которая бы зажигалась от тех же идей, что и ты. Кстати, чем ты собираешься заняться в ближайшем будущем?
        - Буду путешествовать. Я хочу отправиться в Европу, чтобы разузнать, какие американские товары там требуются и что полезного они могут предложить нам. Еще хочу побывать на Дальнем Востоке. Сдается мне, что можно наладить чертовски выгодную торговлю с Китаем. Готов поклясться, что если эта идея верна, то первыми за нее схватятся англичане.
        - О да!  - согласилась пожилая женщина. Глаза ее вспыхнули, но тут же погасли от осознания того, что мечты уже не для нее.  - Для нашей страны наступают великие времена, мой мальчик. Как бы хотелось, черт побери, пожить еще немного, чтобы все увидеть!..
        Старушка мирно умерла во сне несколько недель спустя.
        Как и ожидалось, отец, узнав об условиях завещания, первым делом попытался забрать оставленные тещей средства для своих верфей.
        - Ты несовершеннолетний,  - напомнил он сыну, до двадцать первого дня рождения которого оставалось всего несколько недель.  - И посему распоряжаться твоими деньгами буду я. Да и вообще, что ты можешь понимать в инвестициях? Промотаешь деньги попусту и останешься ни с чем.
        - И как же ты намерен распорядиться моими деньгами?  - осведомился Джаред.
        Присутствовавший при разговоре Джонатан вскочил с кресла, опасаясь, что вот-вот вспыхнет ссора.
        - Я не обязан отвечать на вопросы такого сопляка, как ты,  - ледяным тоном ответил Джон Данхем.
        - Ни одного пенни, папа,  - отчетливо произнес Джаред.  - Я не дам для твоих верфей ни единого пенни. Деньги мои, все без исключения. К тому же тебе они сейчас не нужны.
        - Но ты ведь тоже Данхем!  - взорвался отец.  - А верфи  - это наша жизнь!
        - Но не моя! Я не собираюсь ограничивать свои жизненные планы этими верфями. Благодаря великодушию бабушки я теперь  - самостоятельный человек, свободный от ваших верфей и от вас вместе с ними! Попробуй взять хотя бы пенни из моего наследства  - и я подожгу твои верфи!
        - А я помогу ему,  - к полной неожиданности для отца добавил Джонатан.
        Джон Данхем запыхтел, потеряв дар речи. Лицо же его побагровело от ярости.
        - Нам не нужны деньги Джареда, отец,  - продолжил Джонатан, пытаясь смягчить реакцию, вызванную его заявлением.  - Попробуй взглянуть на все моими глазами. Если ты вложишь в семейный бизнес деньги Джареда, мы будем многим обязаны ему, а мне бы этого не хотелось. У меня есть сын Джон, который унаследует наше дело. А Джаред пусть идет своим путем.
        В результате Джаред выиграл и, отметив свой двадцать первый день рождения, практически сразу же отплыл в Европу, где и провел несколько лет. Сначала он учился в Кембридже, затем совершенствовал полученные знания в Лондоне. Не забывал молодой человек и о финансовых делах  - осторожно вкладывал деньги в надежные предприятия, получал прибыль и осуществлял новые вложения. Проделывал он это очень умело, о чем свидетельствовало полученное от лондонских друзей прозвище Золотой янки. Многие знакомые Джареда пытались войти к нему в доверие, чтобы выяснить, куда он намеревается сделать очередные вложения. Кроме того, Джаред имел знакомства и в высших кругах английского общества. И хотя он был частенько преследуем добивавшимися его внимания женщинами, ему удалось сохранить свою свободу и остаться холостяком. Купив красивый дом на небольшой площади рядом с Грин-парком, Джаред с необыкновенном вкусом обставил его и завел прекрасно вышколенных слуг. В течение следующих нескольких лет Джаред Данхем постоянно курсировал между Англией и Америкой, несмотря на обострение отношений между этими странами и Францией. Во
время отсутствия Джареда лондонским хозяйством управлял его секретарь Роджер Брамвелл, весьма компетентный человек, бывший офицер американского военного флота.
        В первое свое возвращение в Америку Джаред оказался в массачусетском Плимуте в самый пик разгоревшихся среди жителей Новой Англии споров по поводу приобретения Луизианы. Как и его отец, а также старший брат, Джаред был федералистом, но в отличие от них не считал, что присоединение территорий на западе обернется усилением зависимости экономики Новой Англии от сельскохозяйственного юга. Беспокойство некоторых политиков и банкиров он связывал с их опасениями потерять политические преимущества и влияние, что, безусловно, имело место. Однако многие другие деловые люди резонно видели в присоединенных на западе территориях новый многообещающий рынок, и Джаред придерживался этой же точки зрения.
        А в Европе тем временем вновь разразилась война, и Лондон, настойчиво настраивая Санкт-Петербург, Вену и Берлин против французского императора, пытался склонить царя Александра императора Франца и короля Фридриха Вильгельма к созданию альянса против Бонапарта.
        Тем не менее ни один из этих монархов к советам англичан особо не прислушался  - видимо, каждый рассчитывал, что удастся сохранить нейтралитет и, таким образом, избавиться от французской угрозы. Французская армия на суше оставалась непобедимой, но на море по-прежнему доминировала Англия. Это ужасно раздражало Бонапарта, между тем Центральную Европу он вполне мог контролировать с помощью наземных войск, и Англия мало чем могла помочь этим странам.
        После того как в битве при Трафальгаре англичане успешно выстояли против объединенного флота Франции и Испании, Наполеон сделал ставку на экономическое удушение своего главного врага. Находясь в покоренном Берлине, он издал декрет, согласно которому английским судам запрещалось заходить в порты Французской империи и ее союзников, а уже находившиеся на этих территориях британские товары подлежали конфискации. Наполеон полагал, что товары, которыми до этого снабжала Европу Англия, будут производиться во Франции, а поставки того, что в Европе вовсе не производилось, будут осуществляться нейтральными странами, прежде всего Соединенными Штатами.
        Англичане немедленно ответили на объявленные в Берлине санкции принятием своего правительственного декрета, который ужасно раздражал Джареда.
        Наполеон же сделал следующий шаг, объявив, что любое судно, выполнившее условия английского правительственного декрета, может быть конфисковано, несмотря на принадлежность нейтральному государству. И в самом деле в портах Европы было захвачено множество американских судов. Однако нашлось и немало капитанов, которые научились успешно преодолевать связанные с блокадой препоны, в результаты чего прибыли некоторых американских купцов значительно выросли. Среди таковых был и Джаред Данхем.
        К началу 1807 года ему уже принадлежало пять торговых судов. Одно из них сейчас находилось на Дальнем Востоке с заданием выбрать места, где можно было с выгодой закупать пряности, чай и драгоценные камни. Четыре остальных судна продолжали курсировать по Атлантике и Карибскому морю. Пожалуй, нигде в Западном полушарии влияние Франции не было так велико, как на многочисленных островах Карибского бассейна, но крупные взятки надежно гарантировали молчание местных чиновников.
        Впрочем Джаред Данхем все отчетливее видел зловещие предзнаменования. Война приближалась с неизбежностью смены времени года, а он не горел желанием лишиться своих судов. Конечно, Джаред сумел немало сделать, чтобы избежать этого: наладил отличные отношения с англичанами, старательно избегал столкновений с французами и снарядил на собственные средства приписанный к порту Балтимора патрульный клипер. Корабль этот занимался спасением американских моряков, угодивших в лапы иностранных вербовщиков, и подобная деятельность обеспечила молодому судовладельцу репутацию истинного патриота (кроме того, позволяла маскировать выполнение более опасных задач).
        Джаред часто с раздражением думал о том, что если бы правительства руководили странами как владельцы компаний своим бизнесом, то проблем было бы куда меньше. Однако, как это ни прискорбно, во всех правительствах при принятии решений верх одерживало самолюбие, а зачастую просто глупость.
        Тут карета остановилась у дома Абботов, и Джаред Данхем, приказав кучеру ждать, направился к двери. Встретившая его горничная взяла у него плащ, а затем проводила наверх.
        - О, дорогой!..  - приветствовала его лежавшая в постели Джиллиан. Она протянула к нему руки.  - А я уже и не ожидала, что ты сегодня придешь.
        Джаред поцеловал женщине руку. Заглянув ей в лицо, он заметил, что она чем-то встревожена. Интересно почему?
        - Я пришел проститься, дорогая.
        - Что за шутки, Джаред?
        - Это не шутка. В ближайшее время я возвращаюсь в Америку.
        Джиллиан надула губки и покачала головой, тряхнув темно-рыжими кудрями.
        - Нет, ты не можешь уехать, дорогой! Я не отпущу тебя!  - Джиллиан привлекла его к себе, и ноздри Джареда сразу защекотал знакомый мускусный аромат ее любимых духов.  - Ах,  - прошептала она с легкой хрипотцой,  - ведь Аббот долго не протянет. А когда он уйдет навсегда… Ведь нам так хорошо вместе, любимый!
        Джаред чуть отстранился и с усмешкой проговорил:
        - Если нам вместе так хорошо, то почему же тебе необходимы другие любовники? Верность  - это единственное, что я требую от своих любовниц. По крайней мере, в тот период, когда они находятся на моем содержании. А ты не можешь пожаловаться, что я экономил на тебе, Джиллиан.
        - О, Джаред!..  - воскликнула она, изображая обиду.  - Джаред, как ты смеешь обвинять меня в неверности?!
        Снова усмехнувшись, он ответил:
        - Джиллиан, дорогуша, в твоих комнатах так пахнет дешевым ромом, что этого просто невозможно не заметить. Это явно не твой аромат, равно как и не мой. Логично предположить, что совсем недавно ты принимала другого мужчину. Впрочем, я пришел лишь за тем, чтобы попрощаться и оставить на память этот знак моей признательности. Посему ты теперь совершенно свободна в выборе развлечений, так же как и до встречи со мной.  - Джаред небрежно бросил ей в руки футляр с браслетом, затем поднялся и направился к двери.
        - Постой, Джаред!  - крикнула она с мольбой в голосе.
        Он остановился и обернулся. Шелковая простыня сползла с плеча Джиллиан, обнажив ее великолепные груди. И в памяти Джареда тотчас закружились связанные с этой женщиной волшебные минуты удовольствия. Джиллиан мгновенно уловила его колебания и прошептала:
        - Поверь, у меня никого нет, кроме тебя, дорогой.
        Джаред по-прежнему медлил. Но тут взгляд его вдруг упал на ручку стоявшего у кровати кресла. На ней висел широкий галстук.
        - Прощай, Джиллиан,  - холодно произнес Джаред и решительно открыл дверь. Быстро спустившись по лестнице и взяв свой плащ, он вышел из дома Абботов и, не оглядываясь, направился к карете.

        Глава 2

        - О, папа!  - Голубые глаза Аманды наполнились слезами, а белокурые локоны затрепетали.  - Неужели мы и в самом деле должны уехать из Лондона?
        Томас Данхем отнесся к реакции дочери не слишком серьезно. Она очень напоминала свою мать. А с Доротеей он сумел прожить душа в душу двадцать лет и потому не сомневался, что знает, как следовало вести себя с Амандой.
        - Боюсь, что так, киска,  - сказал он в ответ.  - Если мы не уедем сейчас, то нам придется либо провести зиму в Англии не в самый лучший период ее отношений с нашей страной, либо пересекать океан в самое неудобное для этого время  - когда постоянно штормит.
        - О, давай останемся на зиму! Пожалуйста, папа! Пожалуйста!..  - запрыгала вокруг отца Аманда.  - Знаешь, Адриан говорит, что в Суинфорд-Холле зимой устраивают чудесные вечеринки, на которых катаются по озеру на коньках. А в Рождество из дома в дом ходят ряженые и распевающие священные гимны молодые люди, и их все угощают и дарят им подарки. Люди здесь в этот праздник пекут огромные «рождественские поленья»  - это такой торт. И еще делают глинтвейн, сливовый пудинг и как-то по-особенному жарят гуся! Давай же останемся, папочка, пожалуйста!
        - Ох, Манди, ты все такая же избалованная глупышка!  - услышали они резкий голос, а через мгновение из тени вышла и его обладательница, до этого сидевшая неподалеку на подоконнике.  - Папа должен вернуться в Виндсонг. А если ты не замечаешь, что делается вокруг, то я напомню тебе, что отношения между Англией и Америкой в данный момент очень далеки от идеальных. Папа сделал нам хороший подарок, когда привез в Лондон. Но сейчас нам всем лучше находиться дома.
        - Ах, Миранда!..  - воскликнула Аманда Данхем, готовая разрыдаться.  - О, как ты можешь быть такой жестокой?! Ты же знаешь, как глубоки мои чувства к Адриану!
        - Глупости,  - отрезала Миранда Данхем.  - Ты постоянно в кого-нибудь влюбляешься. Я с двенадцати лет слышу о твоих «глубоких чувствах» то к одному парню, то к другому. Всего несколько месяцев назад ты не хотела уезжать из Виндсонга из-за любви к Роберту Гардинеру… Или это был Питер Сильвестер? За то время, что мы находимся в Англии, твои нежные чувства распространялись… по меньшей мере на шестерых молодых людей. Лорд Суиндфорд всего лишь очередной твой поклонник.
        Окончательно разрыдавшаяся Аманда бросилась к сидевшей в кресле матери и, опустившись на колени, уткнулась лицом ей в подол.
        - Ах, Миранда, Миранда…  - ласково пожурила та старшую дочь.  - Ты могла бы быть и понежнее с сестрой, ведь вы двойняшки.
        Миранда издала звук, напоминавший смешок, и поджала губы. Отец же едва заметно улыбнулся, в который уже раз подивившись тому, какие разные у него дочери. Его девочки  - других законнорожденных детей у Томаса Данхема не было  - родились практически одновременно. Однако не знавший их человек никогда бы не подумал, что они сестры, тем более сестры-двойняшки.
        Аманда была небольшого роста, с миловидным круглым лицом и трогательными ямочками на щеках  - про таких обычно говорят: кровь с молоком. Эти черты, как и огромные голубые глаза и светлые волосы, она унаследовала от своей матери, наполовину голландки, наполовину американки. Будучи ласковой и немного простодушной, Аманда обещала стать очаровательной женой и любящей матерью; этим она тоже походила на свою мать, и Томас прекрасно понимал их обеих.
        А вот о Миранде он не мог этого сказать. Старшая из двойняшек обладала более сложным характером, будучи при этом подвижной как ртуть и горячей как огонь. Родилась она всего на час раньше сестры, но была ростом пять футов и восемь дюймов, то есть на четыре дюйма выше, чем Аманда. Обе сестры обладали хорошими фигурами, но если Аманда была пухленькой, то Миранда скорее худенькой.
        Аманда была круглолицей, а лицо Миранды имело форму чуть вытянутого сердца. У нее были высокие скулы, прямой нос, полные чувственные губы и аккуратный подбородок, разделенный внизу чуть заметной ложбинкой. Миндалевидные глаза Миранды, пристально смотревшие из-под густых темных ресниц, были бирюзовые. От кого из предков достались дочери такие глаза, напоминавшие цветом море, Томас не знал. И он сам, и Доротея, и их родственники  - все они были голубоглазыми. Такую же загадку представляли волосы старшей дочери. Трудно было точно определить их окраску, поскольку больше всего они напоминали лунный свет.
        И столь же сильно различались сестры Данхем своим поведением. Смелая и уверенная в себе, Миранда отличалась острым умом и не менее острым языком. Выдержки ей явно не хватало, хотя она была очень добра. Томас подозревал, что в скверном характере старшей дочери отчасти был виноват он сам, поскольку слишком уж баловал ее.
        Но несдержанность Миранды объяснялась еще и свойственным ей с самого детства чувством справедливости. Она не выносила любые проявления жестокости и всегда была готова прийти на помощь тем, кто как-либо пострадал. Томас часто с грустью думал о том, что ей следовало бы родиться мальчиком,  - он всегда мечтал о мальчике. Но, как бы то ни было, он очень любил старшую дочь и порой жалел, что найти ей мужа будет непросто. Миранде требовался муж, который с пониманием бы относился к унаследованному ей от Данхемов неодолимому стремлению к независимости. Нужен был мужчина, который мог бы держать ее в руках, но делал бы это нежно и с любовью.
        Томас уже сказал молодому Адриану Суинфорду, просившему руки Аманды, что с этим придется подождать до тех пор, пока не выйдет замуж старшая из сестер. Однако в Англии Томас Данхем еще не встретил ни одного мужчину, годившегося бы в мужья Миранде. Одна идея на сей счет у него, правда, имелась, но, прежде чем заняться ее реализацией, ему требовалось внести некоторые изменения в свое завещание.
        Томас невольно улыбнулся. Как же она прелестна, его крошка Аманда! Какая она милая и нежная! Аманда будет прекрасно смотреться за семейным столом Суинфордов в фамильных драгоценностях этого аристократического рода. Собеседница она, конечно, не самая интересная, зато прекрасно играет на фортепияно и рисует весьма недурные акварели. К тому же Аманда будет отличной матерью и прекрасной женой, которая не станет ныть и скандалить, если муж иногда случайно развлечется с другой женщиной. Томас Данхем снова улыбнулся. Да, Амандой можно было гордиться. Они с Доротеей воспитали замечательную дочь.
        А вот с воспитанием старшей вышло что-то не то… Чересчур уж независимая и своевольная. Прямо дьяволица какая-то! Если бы Томас не видел собственными глазами, как малышка появилась на свет,  - был бы уверен, что это подкидыш.
        Пока девочки росли, Миранда во всем была первой. Пошла она на пять месяцев раньше сестры. Членораздельно произносить слова Миранда начала в конце первого года жизни, а Аманда до двух лет лепетала какие-то детские глупости и лишь затем стала говорить нечто осмысленное. Но интересно, что Миранда вполне понимала сестру и до этого. Более того, она постоянно «переводила» для взрослых детский лепет Аманды. Когда же Миранда не могла объяснить словами чего хотела сестренка, то делала это с помощью жестов, чем изумляла всех окружающих. Аманда была самым обычным ребенком, а Миранда с пеленок проявляла необычайные способности. Однако сестры искренне любили друг друга. Конечно, Миранда часто сердилась на сестру и порой ругала ее, но делать это кому-то еще она категорически запрещала. Того же, кто обижал Аманду, ждал весьма неприятный сюрприз  - Миранда бросалась на защиту сестренки как тигрица, оберегающая своего детеныша.
        Но сейчас Миранда очень сердилась на сестру.
        - Во имя всего святого, Аманда, перестань выть!  - воскликнула она.  - Если Адриан Суинфорд тебя действительно любит, то успеет сделать предложение до того, как мы отправимся в Америку.
        - Он его уже сделал,  - спокойно сообщил отец.
        - О, папочка!..  - Аманда мгновенно вскочила на ноги, сияя счастливой улыбкой.
        - Видишь теперь? Именно об этом я и говорила!  - заявила Миранда таким тоном, будто со свадьбой сестры было уже все решено.
        - Идите-ка сюда, мои девочки,  - позвал Томас.  - Садитесь рядом с мамой и папой, я вам все расскажу.  - Девушки тотчас же уселись на обитый шелком диван, и отец продолжил:  - Так вот, лорд Суинфорд уже попросил у меня руки Аманды. Я дал предварительное согласие, но с оговоркой: ни официальное объявление о помолвке, ни сообщение о ней в газете не будут сделаны до тех пор, пока я не найду подходящую пару для Миранды. Она  - старшая сестра, и ее обручение должно состояться раньше.
        - Что?!  - почти одновременно воскликнули двойняшки.
        - Я не хочу выходить замуж,  - тут же добавила Миранда.  - Я лучше навсегда останусь в Виндсонге, чем стану собственностью какого-нибудь надутого болвана, черт бы их всех побрал!
        - А я не хочу откладывать свадьбу с Адрианом!  - решительно заявила Аманда, раньше никогда себе такого не позволявшая.  - Если саму Миранду не волнует, которая из нас первая выйдет замуж, то почему вы так волнуетесь за нее?!
        - Помолчи, Аманда!  - прикрикнула на нее мать, пораженная столь бурной реакцией младшей дочери.  - Такова наша семейная традиция. Первыми замуж выходят старшие сестры. Так было всегда, и это справедливо.  - Она повернулась к Миранде.  - Ты непременно выйдешь замуж, детка. Как же иначе ты собираешься жить?
        - Я старше Аманды,  - с гордым видом ответила Миранда.  - Следовательно, Виндсонг по наследству достанется мне, не так ли? Так почему бы мне тогда просто не стать следующей владелицей поместья? Мне ничего больше не надо. А уж мужчины меня и подавно не интересуют. За всю жизнь я не встречала ни одного, кроме папы, который бы мне по-настоящему понравился!
        - Рядом с каждой порядочной молодой женщиной должен быть мужчина: либо муж, либо отец,  - проговорил Томас Данхем.  - А я рядом с тобой.  - Он сделал паузу, готовясь произнести то, что не очень-то хотел говорить.  - Ты  - старшая из моих детей,  - продолжил он, откашлявшись,  - но ты дочь, а не сын и поэтому не можешь унаследовать Виндсонг. По закону патент на владение земельной собственностью передается по мужской линии, а если ее владелец не имеет сыновей, то он должен назначить наследника из своих родственников-мужчин. Я уже сделал это несколько лет назад, когда доктора сказали, что ваша мама больше не сможет иметь детей. Следующим владельцем острова Виндсонг будет представитель плимутской ветви семейства Данхемов. Вы с Амандой можете унаследовать мое личное состояние, но наследницами земельных владений быть не сможете.
        - Не сможем наследовать Виндсонг?  - переспросила ошеломленная Миранда.  - Но ты же не можешь отдать наш остров какому-то чужаку, папа! Кто он такой этот родственник? Неужели он сможет полюбить Виндсонг так же, как люблю его я? Нет, нет и нет!
        - Наследник  - младший сын моего кузена Джона Данхема. Его зовут Джаред. В Виндсонге он никогда не был.
        - Я ни за что не позволю, чтобы ему достался Виндсонг! Никогда, папа, ни за что!
        - Возьми себя в руки, Миранда!  - спокойно, но твердо сказала Доротея.  - Ты должна подыскать себе мужа. Все девушки твоего социального положения выходят замуж. Надеюсь, что теперь, узнав, что ты не сможешь прожить всю жизнь в одиночестве в Виндсонге, ты приложишь на поиски подходящего мужа более серьезные усилия.
        - Но я не встречала ни одного мужчины, в которого бы могла влюбиться,  - ледяным тоном ответила Миранда.
        - Необязательно быть влюбленной в того, с кем идешь под венец. Любовь часто приходит и после свадьбы,  - заметил отец.
        - Но Аманда ведь любит Адриана,  - напомнила Миранда безжизненным голосом.
        - Да, верно,  - кивнула мать.  - И это большое счастье, что объект ее воздыханий отвечает ей взаимностью. Но главное, он является вполне подходящей партией. А если бы не подходил, тогда все остальное не имело бы никакого значения.
        - А ты любила папу, когда выходила за него замуж?  - спросила Миранда.
        Доротея молчала, чувствуя нарастающее раздражение. Как это свойственно Миранде  - повернуть разговор таким образом, чтобы поставить собеседника в неловкое положение! Почему она просто не может принять то, что понятно всем? Именно так устроено общество, разве этого недостаточно? Ведь Аманда-то это понимала… Впрочем, Доротея подозревала, что и старшая дочь тоже все прекрасно понимала, только зачем-то намерено все усложняла…
        - Я не была знакома с ним до помолвки,  - ответила, наконец, мать.  - Однако твои дедушка и бабушка считали его вполне подходящим для меня мужем и дали нам время на то, чтобы мы узнали друг друга. А ко времени свадьбы я уже была влюблена в него и с каждым днем совместной жизни любила все сильнее.
        - И ты не переживала из-за того, что пришлось уезжать из Торвика? Ведь там был твой дом…
        - Нет, не переживала. Домом твоего отца был Виндсонг, а я хотела жить там, где жил он. Аманда же не станет переживать из-за того, что уедет из Виндсонга в Суинфорд-Холл, не правда ли, милая?
        - Конечно, не стану, мамочка!  - воскликнула младшая дочь.  - Я хочу жить там, где рядом будет Адриан!
        - Теперь понимаешь, Миранда?  - продолжила Доротея.  - Когда женщина выходит замуж, вопрос о том, где она будет жить, отходит на второй план. Важно находиться рядом с мужем.
        - Нет!  - упрямо заявила Миранда.  - У вас с Амандой все не так, как у меня. Вы с ней никогда не любили свой родной дом так, как я люблю Виндсонг. И, в отличие от меня, вы не надеялись унаследовать свой дом. А я люблю в Виндсонге абсолютно все, каждый камень! Поэтому Виндсонг мой  - как бы там ни передавались патенты! И я не допущу, чтобы мой дом достался одному из этих самодовольных плимутских Данхемов! Не позволю  - и все!
        Глаза Миранды наполнились слезами, и теперь стали еще больше напоминать по цвету море. В следующее мгновение Миранда выскочила из комнаты. Плакать было не в ее правилах, и она не собиралась демонстрировать кому-либо столь очевидный признак женской слабости.
        - О, мама, это так несправедливо, что Миранда чувствует себя несчастной, когда я так счастлива!  - Вскочив с дивана, Аманда побежала вслед за сестрой.
        - Ну, и что теперь, Томас?  - спросила Доротея, с укором посмотрев на мужа.
        Тот пожал плечами и пробормотал:
        - Я не подозревал, что Миранда испытывает столь сильные чувства к Виндсонгу, дорогая.
        - Ах, Томас!.. Ты избаловал ее сверх всякой меры. Хотя, конечно, не мне тебя в этом обвинять. Откровенно говоря, я уделяла ей недостаточно внимания. Миранда всегда была трудной девочкой. И всегда оказывалось так, что легче было разрешить ей поступить по-своему, чем убедить ее в том, что она не права. Теперь-то я вижу, что мы с тобой совершили ужасную ошибку. Миранда настолько забила себе голову Виндсонгом, что в ней не осталось места ни для чего другого.  - Доротея тяжело вздохнула и вновь заговорила:  - Нам необходимо побыстрее найти ей подходящего мужа. Конечно, Суинфорд  - прекрасная партия для Аманды, но он не будет ждать вечно. Не могу понять, почему ты не позволил объявить о помолвке прямо сейчас.  - Голубые глаза Доротеи сверкнули.  - Видишь ли, я тебе подыграла, сказав, что старшая сестра непременно должна выйти замуж раньше младшей. Я очень вовремя вспомнила про такой обычай. Но я вряд ли смогла бы сообщить, когда он в последний раз применялся в наших семьях. И знаешь, Томас… Сдается мне, что ты не только из-за этого отложил помолвку Аманды. Ты почувствовал необходимость кое-что изменить
до ее объявления, не так ли?
        Томас Данхем смущенно улыбнулся.
        - Дорогая, ты знаешь меня лучше, чем я сам себя… Первый раз в жизни попытался что-то скрыть от тебя  - и тут же попался. В свое время мне казалось, что я блестяще все придумал, но… В общем, я понял: до официального объявления о том, что Аманда выходит за лорда Суинфорда, следует изменить мое завещание.  - Томас вздохнул и провел ладонью по своим седеющим волосам.  - Видишь ли, Дороти, при составлении завещания в пользу Джареда Данхема, я решил хоть немного защитить и свои собственные амбиции. В соответствии с завещанием Джаред является наследником поместья, но мое личное состояние передается тебе и дочерям. Таким образом, денег как таковых он от меня не получит, а поддерживать хозяйство на острове без денег невозможно. Поэтому я и внес в завещание специальный пункт, а гласит он следующее… Если на момент моей смерти наши девочки будут незамужними, а он не женат, то тогда мое состояние, за исключением доли, положенной тебе как вдове, может перейти ему при условии женитьбы на одной из моих дочерей. На какой именно  - выбор за ним. Естественно, я тогда думал не о том, что скоро умру, а о том, что в
жилах будущих хозяев Виндсонга должна быть моя кровь. Но ведь теперь появилась возможность превратить мои деньги в щедрое приданое для одной из наших девочек, не обидев вторую, не так ли? Коль скоро Аманда выходит за лорда Суинфорда, то я могу изменить завещание, оставив Миранду единственной претенденткой на мой личный капитал.
        - О, Томас!..  - воскликнула Доротея со смехом.  - А еще говорят, что только женщины понапрасну волнуются! Похоже, любимый,  - продолжила она уже серьезно,  - ты, даже не думая об этом, разрешил все наши проблемы. Смотри, почему бы нам не составить семейную пару из Миранды и Джареда Данхема? И если это удастся… Хм… ведь тогда Миранда обручится первая, в жилах будущего хозяина Виндсонга будет твоя кровь, а Аманда без препятствий выйдет за лорда Суинфорда.
        - О боже, Дороти! Какая же ты у меня умница! Как я сам до этого не додумался? Великолепное решение!  - радостно добавил Томас.
        - Великолепным его можно будет считать лишь в том случае, если Джаред Данхем еще не женат, не помолвлен и не обручен,  - заметила Доротея.
        - Джаред не женат и не обручен  - это я знаю наверняка. На днях я получил письмо от его отца с просьбой купить столовый сервиз в желтых тонах от компании «Джастер Веджвуд». Он хочет подарить его жене на день рождения. В письме он сообщает, что его старший сын Джонатан в третий раз стал отцом, а также сетует на то, младший, которому уже тридцать, вообще не собирается жениться. Так что наш план придется по душе и отцу Джареда. Сейчас у меня нет времени, чтобы ответить ему, поскольку надо готовиться к отъезду. Мы ведь отплываем через несколько дней. Но как только мы доберемся до дома  - немедленно отправлю ему обстоятельное письмо.
        - А раз все складывается так чудесно, то ты должен еще до отъезда объявить о помолвке Аманды хотя бы в узком семейном кругу,  - подхватила Доротея.  - Будет ошибкой, если мы этого не сделаем, Том. Старая леди Суинфорд очень хочет, чтобы Адриан как можно быстрее женился и подарил ей наследника. Она повсюду ищет ему невесту, и боюсь, скоро найдет, если мы как-то не закрепим права Аманды.
        - Неужели парень настолько робок и несамостоятелен? Неужели он позволит матери насильно его женить?
        - Ему всего лишь двадцать лет, Томас. Мать родила его очень поздно, в сорок лет, и, как обычно бывает в таких случаях, любит сына до безумия. А его отцу, будь он еще жив, было бы за семьдесят. Бедный Адриан для нее не только единственный сын, но и единственный мужчина в доме. Однако он очень порядочный молодой человек и искренне любит Аманду. Сейчас мы можем сообщить об их помолвке в узком семейном кругу,  - продолжила Доротея,  - а зимой сделаем официальное объявление. Венчание можно будет назначить на июнь. Я бы хотела, чтобы оно состоялось в соборе Святого Георгия на Ганновер-сквер.
        - А если Миранда откажется участвовать в нашем плане, дорогая?
        - Миранда очень умная девушка, Том. По крайней мере, ты сам мне это постоянно говоришь. Осознав, что не сможет унаследовать Виндсонг, а замуж ей все равно придется выходить, Миранда оценит достоинства нашего плана. Она поймет, что владелицей поместья будет лишь в том случае, если станет женой Джареда Данхема. А я ни за что не поверю, что она смирится с тем, что хозяйкой места, которое Миранда считает своим домом, станет другая женщина.  - Доротея улыбнулась мужу.  - Ты ужасно хитрый лис, Том, и я очень тебя люблю.
        Чуть позже, оставшись один, Томас закрыл глаза и попытался вспомнить, как выглядит Джаред. Последний раз он видел его три года назад. Высокий? Да, очень. Не менее шести футов и трех дюймов. И немного худощавое овальной формы лицо с правильными чертами… Это скорее в мать, чем в Данхемов. Волосы же темные, а глаза… Бог ты мой, глаза у мальчика зеленые! Не бирюзовые, как у Миранды, а именно зеленые, цвета бутылочного стекла. И выглядел тогда парень весьма элегантно… Собственно, это вполне понятно. Джаред общался с представителями высших слоев лондонского общества и одевался соответственно. Во время их последней встречи он был одет в выдержанном старом бостонском стиле. Да-да, именно так! Томас хмыкнул. Похоже, костюм молодого человека свидетельствовал также и о здоровом стремлении к независимости. Парню тогда было двадцать семь лет, и он уже выделялся хорошим воспитанием и безукоризненными манерами. А сейчас ему тридцать. Сможет ли такой мужчина заинтересоваться семнадцатилетней девочкой? И как отнесется Джаред Данхем к их матримониальной инициативе: с готовностью поддержит ее или же предпочтет
поискать спутницу жизни в другом месте?
        Однако беспокойство на этот счет Томас решил отложить на потом, и с головой ушел в подготовку к возвращению в Америку. Он забронировал для своей семьи места на судне «Ройал Джордж», отправлявшемся на запад с коммерческим грузом. Первые остановки планировалось сделать на островах Барбадос и Ямайка, а оттуда судно должно было следовать в Каролину, Нью-Йорк и Бостон. Томас договорился с хозяином «Ройал Джордж» о том, что их высадят на Лонг-Айленде у мыса Ориент, где их встретит его яхта. На ней они и доберутся до острова Виндсонг, расположенного в двух милях от деревушки Ойстерпондс в заливе Гардинерс-бей.
        Перед отплытием состоялся прощальный обед, на котором и было объявлено о помолвке молодого лорда Суинфорда и мисс Аманды Данхем. Из посторонних на обед была приглашена только вдовствующая герцогиня Уорчестер. Герцогиня с полным на то основанием считалась одной из самых влиятельных в свете дам, и ее присутствие означало, что венчание лорда Суинфорда не состоится только в случае его смерти.
        Подбирая к прощальному обеду наряды для дочерей, Доротея остановилась на одинаковых платьях из бледно-розового муслина. Аманда в своем, конечно же, выглядела обворожительно. Ее по-девичьи упругая полная грудь кокетливо вздымалась над низким квадратным декольте, а отделанные кружевом короткие рукава-буфы подчеркивали белизну кожи. Вырез, рукава и низ платья были отделаны тесьмой с узором в виде роз чуть более темного, чем муслин, цвета. Подол платья доходил до щиколоток девушек, и при ходьбе из-под него были видны черные туфли без каблуков и белые чулки. Драгоценности, также тщательно подобранные мамой, под стать платьям были неброскими, но очень милыми  - ожерелья с вкраплениями розовых кораллов и такие же, только очень маленькие, серьги. Кроме того, в золотистые локоны Аманды вплели несколько розовых бутонов. А вот попытка украсить подобным образом прическу старшей из сестер завершилась тем, что она выдернула цветы и выбросила их. Будь воля Миранды, она нечто подобное проделала бы и с платьем. Ей ужасно не нравился его бледно-розовый цвет, так как он не очень-то подходил к ее необычным волосам.
Однако именно этот оттенок считался сейчас наиболее популярным, а Доротее ужасно хотелось, чтобы дочери выглядели модно. Возникла даже идея слегка подрезать длинные серебристые волосы Миранды, но та столь решительно протестовала, что Доротее пришлось отказаться от этой затеи. Старшая дочь твердо заявила, что если она признает право матери обрядить ее в «нелепое платье», то это не значит, что она позволит, чтобы ее стригли будто овцу и завивали на голове дурацкие локоны.
        Заплести косы, как маленькая девочка, Миранда тоже не захотела, а нравившуюся ей взрослую прическу отвергла Доротея,  - как неподходящую для молоденьких девушек. В результате пришлось просто распустить длинные волосы по плечам, перетянув их розовой лентой.
        Единственное, что радовало Миранду в тот вечер,  - так это настроение Аманды. Младшая сестра прямо-таки светилась от счастья, и было совершенно ясно, что она искренне любила Адриана Суинфорда, светловолосого и симпатичного молодого человека среднего роста. Миранда очень радовалась за сестру, поскольку этот молодой человек явно испытывал к своей невесте не менее сильные чувства. Аманда же была необычайно любезна с гостями на протяжении всего вечера, но от своего избранника ни на секунду не отходила. Последнее обстоятельство обрекло бедную Миранду на тесное общение с тремя своими кузинами.
        Старшая из них, Каролина Данхем, была девушкой с неприметной внешностью, но с чрезвычайно высоким самомнением, и она, как и Аманда с Мирандой, начала выезжать в свет только в этом году. Каролина уже была помолвлена со старшим сыном и наследником графа Афтона, что еще больше возвышало ее в собственных глазах, и она была уверена, что жених Аманды и в подметки не годился ее обожаемому Персивалу. Впрочем, для девушки из колоний, как Каролина мимоходом заметила, выйти даже за баронета  - большая удача.
        А младшие кузины, Шарлотта и Джорджина, беспрестанно хихикали, и их глупость раздражала еще сильнее, чем холодная надменность Каролины. Миранда с куда большим удовольствием пообщалась бы с родственниками-мужчинами, но два старших кузена были всецело поглощены разговором о возможных махинациях на аукционе в Таттерсолзе[2 - Аукцион лошадей.], а также расписанием боксерских поединков в спортивном зале Джексона. Кроме того, эти парни, быстро выяснив, что кузина Миранда не являлась любительницей поцелуйчиков в темной библиотеке, тут же потеряли к ней всякий интерес.
        Томас Данхем и его кузен Фрэнсис Данхем, стоя в сторонке у камина, вели явно мужской разговор. Доротея, леди Миллисент и вдовствующая герцогиня Уорчестер, удобно расположившись на диване, оживленно о чем-то болтали. Матери Адриана в их компании не было, и Миранда, поискав ее глазами, с удивлением обнаружила, что эта пожилая женщина в пурпурном тюрбане стояла сейчас совсем рядом с ней. Тут леди Суинфорд взглянула на нее с широкой улыбкой и проговорила:
        - Скучаешь, моя девочка? Твои родители сказали, что ты должна выйти замуж раньше своей сестры. В Америке, наверное, уже заждался тебя какой-нибудь симпатичный янки, верно?
        - Нет, мадам,  - вежливо ответила Миранда.  - У меня никого нет.
        - Уф-ф!  - фыркнула леди Суинфорд.  - Что же, если так, то моему сыну, возможно, долго придется ходить в женихах.  - Она жеманно вздохнула.  - О, сколько же мне еще ждать внука, которого так хочется понянчить?.. Проживу ли я так долго?
        - Думаю, что проживете, мадам,  - с улыбкой ответила Миранда.  - Предполагается, что свадьба моей сестры состоится в следующем июне.
        - Неужели ты к тому времени станешь замужней женщиной?  - немного насмешливо спросила леди Суинфорд.
        - Буду я замужем или нет, значения не имеет. Уверяю вас, свадьба Манди и Адриана состоится именно тогда, когда намечается.
        - А ты, как я вижу, весьма решительная девочка, не так ли?
        - Совершенно верно, мадам.
        Леди Суинфорд выразительно хмыкнула и в задумчивости пробормотала:
        - Интересно, понимают они, какая женщина скрывается в тебе?
        - Вы о чем, мадам?  - Миранда вопросительно взглянула на собеседницу.
        - О, не бери в голову, детка,  - с улыбкой ответила леди Суинфорд и ласково похлопала девушку по руке.  - Насколько я понимаю, ты сама себя еще не знаешь.

        Утром Данхемы покинули Лондон. Судно, которое должно было доставить их в Америку, отправлялось из Портсмута через день, и поэтому им следовало поторопиться. Они четыре раза сменили по дороге лошадей, зато ночевали уже в гостинице, расположенной у знаменитого портсмутского фонтана, а следующим утром взошли на готовившийся к отплытию корабль.
        Час спустя Данхемы какое-то время стояли на палубе, глядя на удалявшиеся берега Англии. Затем разошлись по предназначавшимся для них каютам. Аманда в очередной раз принялась рассматривать кольцо с окруженным бриллиантами великолепным круглым сапфиром, которое подарил ей Адриан. А потом вдруг начала тихонько всхлипывать, печалясь о разлуке с любимым. Миранда же огорчения не испытывала. Пребывание в Лондоне ей особого удовольствия не доставляло, а сейчас она возвращалась домой, на свой любимый Виндсонг!
        Небо было ясным, ветер свежим, и «Ройал Джордж» шел очень быстро. Капитан Харди утверждал, что впервые плывет по Атлантике при такой прекрасной погоде. Острова Барбадос они достигли в рекордно короткие сроки, затем быстро пересекли Карибское море, зашли на Ямайку, после чего взяли курс на Чарлстон. В каждом из этих портов судно сгружало грузы. Кроме того, одни пассажиры сходили на берег, а другие поднимались на борт.
        По прибытии в Нью-Йорк «Ройал Джордж» всю ночь простоял в порту, снова разгружаясь, а также запасаясь пресной водой и продуктами и принимая грузы для Англии. Наконец, следующим утром судно миновало пролив Ист-Ривер и вошло в Лонг-Айленд. Стоял сиявший золотом листвы и голубизной неба великолепный октябрьский день. И стало окончательно ясно, что завтра они будут дома.
        Утром того долгожданного дня, когда они должны были увидеть Виндсонг, Миранда разбудила сестру до рассвета.
        - Но еще ведь совсем темно…  - пробормотала сонная Аманда.
        - Неужели тебе не хочется увидеть рассвет над мысом Ориент?!  - возмутилась Миранда, стаскивая с сестры одеяло.  - Вставай, Манди! Вставай немедленно, а то я защекочу тебя до смерти!
        - Все больше убеждаюсь, что иметь соседом по постели Адриана будет куда приятнее, чем тебя, дорогая сестренка,  - пробурчала Аманда, неохотно покидая свое теплое гнездышко.  - Бр-р! Пол тут холодный как лед! У тебя нет сердца, Миранда!  - Аманда чуть не выронила отделанную кружевами белую муслиновую сорочку, которую протягивала ей сестра.
        - Что, не терпится оказаться в постели с Адрианом?  - с усмешкой осведомилась Миранда.
        - Возможно, я чуть моложе тебя, сестричка, но мои чувства и желания вполне зрелые,  - ответила Аманда.  - И я, в отличие от тебя, прекрасно знаю, что такое любовь. Не будешь ли ты столь добра, не подашь ли мое платье?
        Взяв из рук сестры тонкое шелковое платье с высокой талией и рукавами буфф, Аманда быстро надела его и повернулась к Миранде спиной, чтобы та помогла застегнуть пуговицы.
        А Миранда между тем испытывала довольно странные чувства… Счастью сестры она, конечно, не завидовала, однако же… Впрочем, она твердо решила, что не выйдет замуж первая.
        На палубу сестры поднялись в тот момент, когда первые лучи невидимого еще солнца слегка осветили восток горизонта. С берега дул легкий ветерок, и темная вода за бортом казалась зеркально гладкой. Девушки прошли на нос судна и тотчас увидели в серой утренней дымке расплывчатые очертания Лонг-Айленда. А находившееся слева побережья Коннектикута было скрыто более плотным туманом.
        - Вот мы и дома!  - воскликнула Миранда, кутаясь в теплую шаль.
        - Неужели это и в самом деле так много для тебя значит?  - тихо спросила Аманда.  - Боюсь, родители ошибаются в своих расчетах. Ты никого не полюбишь, потому что твоей единственной любовью является Виндсонг. Ты чувствуешь себя частью этого клочка земли.
        - Я не сомневалась, что ты поймешь меня,  - ответила Миранда с улыбкой.  - Мы ведь с тобой всегда понимали друг друга. О, Манди, для меня невыносима сама мысль о том, что этот папин родственник станет владельцем Виндсонга. Виндсонг может быть только моим!
        Аманда сжала руку сестры, пытаясь как-то утешить и поддержать ее. Впрочем, она прекрасно понимала, что не сможет ничего изменить и хоть чем-то облегчить душевную боль Миранды.
        - Так вот вы где, шалуньи! И в такой ранний час!..  - воскликнул неслышно подошедший Томас Данхем. Он обнял дочерей за плечи.
        - Доброе утро, папочка!  - приветствовали его сестры.
        - Мои девочки рвутся домой? И даже ты, Аманда?
        Сестры в ответ энергично закивали. И как раз в этот момент неожиданно резкий порыв ветра разогнал остатки тумана, и солнечные лучи золотыми бликами заиграли на воде, тотчас же сделавшейся синевато-зеленой. А небо явно обещало прекрасный, ясный день.
        - А вот и маяк мыса Гортон, видите?!  - радостно воскликнула Миранда.
        - Значит, мои милые, мы уже практически дома,  - раздался веселый голос Доротеи, также поднявшейся на палубу.  - Доброе утро, доченьки!
        - Доброе утро, мамочка!  - закричали в ответ девушки.
        - Доброе утро, дорогая!  - Томас поцеловал жену и подмигнул ей.
        Тут на палубе началась суета, и через несколько секунд к Данхемам подошел капитан Харди, который с улыбкой проговорил:
        - Сейчас обогнем мыс Ориент и подыщем место для якорной стоянки с таким расчетом, чтобы ваша яхта могла легко к нам подойти, мистер Данхем. Надеюсь, ваши люди не заставят себя долго ждать. Бриз дует в попутном для нас направлении, и если погода не изменится, то я завтра к вечеру буду в Бостоне.
        - Моя яхта должна уже ждать нас у мыса Ориент.
        - Отлично, сэр. С вами приятно иметь дело. Я искренне рад, что вы и ваша семья выбрали для путешествия мое судно.  - Капитан повернулся к Аманде.  - Надеюсь, мисс, мы будем иметь удовольствие снова увидеть вас на борту следующим летом, во время вашего возвращения в Англию.
        - Благодарю вас, капитан! Но это…  - Аманда зарделась и указала пальчиком на кольцо.  - Это еще не решено окончательно.
        - В таком случае пока что оставлю поздравления до официального объявления,  - ответил капитан с веселой улыбкой.  - У меня у самого жена и дочь, и я знаю, как важно для женщин соблюдение всех условностей в подобных делах.
        - Корабль на горизонте!  - раздался крик дозорного.
        - Можешь определить какой?  - спросил капитан.
        - Да, сэр. Балтиморский клипер. Флаг американский.
        - Название и порт приписки?
        - Это «Дрим витч» из Бостона.
        - Гм-м…  - промычал капитан.  - Держимся прежнего курса, мистер Смит!  - крикнул он после нескольких секунд размышления.
        - Слушаюсь, сэр!
        Оставшись на верхней палубе, Данхемы наблюдали за быстро приближавшимся клипером. Неожиданно у одного из его бортов появилось белое облачко, и в то же мгновение раздался глухой хлопок, гулким эхом прокатившийся по волнам.
        - О боже, они стреляют в нашу сторону!  - с негодованием закричал капитан Харди.
        - Эй, на «Ройал Джордже», остановитесь и позвольте нам подняться на борт,  - закричали с клипера.
        - Как… какая неслыханная наглость,  - заикаясь от возмущения, произнес капитан.
        - Это пираты?!  - громко спросила Миранда, сверкая глазами и делая шаг к борту. Аманда же предпочла спрятаться за спину матери.
        - Конечно, нет, мисс. Просто американская шушера развлекается. Этим янки захотелось изобразить из себя военных моряков!  - со злостью выпалил капитан и тут же смутился, вспомнив о национальности своих пассажиров.  - Прошу прощения,  - пробормотал он.
        Но капитан прямо-таки кипел от злости. Его судно хоть и считалось торговым, но было вооружено лучше, чем этот маленький кораблик, имевший наглость приблизиться к ним на опасное расстояние. Однако в данный момент у капитана Харди на борту был ценный груз, а также пассажиры, и он имел строгое предписание хозяина открывать огонь лишь при непосредственной угрозе для груза или для находившихся на судне людей. А эти янки наверняка просто выполняли очередное идиотское распоряжение своего военного министерства, связанное с ограничениями торговли.
        Между тем клипер уже подошел вплотную, и его матросы стали кидать абордажные крюки, прицепляясь к борту «Ройал Джорджа».
        - Не сопротивляться!  - приказал капитан Харди членам своего экипажа.  - Не волнуйтесь, леди и джентльмены. Нет никаких причин для беспокойства,  - обратился он к высыпавшим на палубу из всех кают пассажирам.
        Когда оба судна были надежно соединены между собой, с американского клипера на борт «Ройал Джорджа» поднялся очень высокий темноволосый офицер, который начал что-то тихо говорить капитану Харди. Но что именно  - никто не расслышал. Зато английский капитан ответил достаточно громко, так что его слова услышали все стоявшие вокруг.
        - На моем судне нет насильно завербованных матросов вашего флота, сэр. Мне в моих рейсах не нужны пленные, будь то американцы или кто бы там ни было еще!
        - Тогда вы, полагаю, не откажетесь собрать свою команду для осмотра,  - сказал американец, уже не понижая голос; причем голос этот оказался довольно приятным.
        - Да, хорошо, тысяча чертей! Но я сделаю это только для того, чтобы побыстрее покончить с вашим глупым фарсом. Боцман, объявить общий сбор!
        - Слушаюсь, сэр!
        Напряженно вглядываясь в лицо американского офицера, Томас Данхем вдруг расплылся в улыбке. «Вот это совпадение!»  - подумал он и принялся проталкиваться к американцу сквозь толпу пассажиров, помогая себе тростью с серебряным набалдашником.
        - Джаред! Джаред Данхем!  - закричал Томас.
        И тут матрос клипера, посаженный на перекладину мачты с задачей наблюдать за происходящим на палубе английского судна, увидел, как какой-то мужчина отделился от толпы и бросился к его капитану, размахивая чем-то блестящим, похожим на большой нож или саблю. Матрос, выбранный на роль наблюдателя, считался самым метким стрелком на корабле и был к тому же весьма горячим парнем. Поэтому он не стал дожидаться особого приказа, а просто поймал нападающего на мушку и выстрелил.
        Над водой прокатилось эхо выстрела. Томас Данхем, продолжая улыбаться, схватился за грудь, с удивлением глядя на сочившуюся сквозь пальцы кровь. Затем ничком повалился на палубу. На несколько мгновений все замерли. И воцарилась полная тишина. Первым оправился капитан Харди. Одним прыжком подскочив к упавшему пассажиру, он нагнулся и взял его за руку. Пульс Томаса Данхема не прощупывался.
        - Он мертв,  - прохрипел капитан, и с ужасом посмотрел на окружающих.
        - О, Томас!..  - пронзительно вскрикнула Доротея Данхем и потеряла сознание. Следом за ней упала в обморок Аманда.
        Лицо американского капитана сделалось черным от гнева.
        - Немедленно повесить его!  - Он указал вверх, на мачту клипера.  - Я ведь отдал четкий приказ: ни в коем случае не стрелять!
        Тому, что случилось вслед за этим, никто не сумел воспрепятствовать, потому что все произошло очень быстро. Из толпы выскочила высокая девушка с серебристыми волосами и бросилась к американскому капитану.
        - Убийца!  - закричала она, нанося американцу беспорядочные удары.  - Ты убил моего отца! Ты убил моего отца!
        Предприняв сначала неудачную попытку увернуться от сыпавшихся на него ударов, американский капитан наконец схватил ее за руки и проговорил:
        - Пожалуйста, постарайтесь успокоиться, мисс. Это был несчастный случай. Ужасное несчастье, мисс, я понимаю… Но виновный уже наказан.  - Он кивнул в сторону клипера, где на рее, на которой недавно сидел, а теперь болтался незадачливый стрелок, повешенный за нарушение приказа капитана.
        - И сколько еще смертей на вашей совести, сэр?  - осведомилась девушка.
        А чувства, которые излучали ее ледяные бирюзовые глаза, смутили даже успевшего многое повидать американского капитана. Несоответствие трогательной красоты этого юного лица и убийственной ненависти, горевшей в ее глазах, действовало шокирующе. Возможно, именно из-за этого у Джареда неожиданно промелькнула совершенно неуместная в данных обстоятельствах мысль: «А способна ли такая девушка любить столь же сильно, как ненавидеть?»
        Впрочем, времени на долгие размышления у него не оказалось. Девушка вдруг развернулась, высвободив руки от его захвата, а затем он внезапно почувствовал резкую боль в левом плече. В глазах у него потемнело, и он на мгновение лишился сознания. Потом, взяв себя в руки, с удивлением обнаружил, что ранен. Сочившаяся из раны кровь уже расползлась пятном по его форменной куртке, а плечо ужасно саднило.
        - Черт побери, что это за дикая кошка?  - спросил Джаред у английского капитана, осторожно забиравшего нож из руки девушки.
        - Это мисс Миранда Данхем,  - ответил капитан Харди.  - Ее отца Томаса Данхема, хозяина Виндсонга, только что застрелил ваш человек.
        - Том Данхем из Виндсонга?! Боже правый, это же мой кузен!  - Американец опустился на колени и перевернул тело убитого.  - О боже, кузен Том!  - Лицо молодого человека исказила гримаса ужаса. Немного успокоившись, он посмотрел на капитана Харди и проговорил:  - Но у него две дочери. Где же вторая?
        Тут окружавшая их толпа расступилась, и капитан Харди указал на двух лежавших на палубе женщин, возле которых суетились несколько других пассажиров.
        - Вот мисс Аманда, а это жена убитого миссис Доротея Данхем.
        Джаред с трудом поднялся на ноги. Он был смертельно бледен, но голос его звучал отчетливо и властно.
        - Перенесите их вместе с вещами на мой корабль, капитан. И тело моего кузена тоже.  - Я доставлю их в Виндсонг.  - Он тяжело вздохнул.  - Последний раз я видел его в Бостоне три года назад. Я никогда не был на острове, и кузен приглашал меня. Но мне казалось тогда, что я еще успею у него погостить. В общем, я отказался поехать с ним, сказав, что мы обязательно встретимся позже, поскольку он наверняка доживет до глубокой старости. О, это ужасно!.. Выходит, я впервые увижу это поместье, доставив туда тело человека, сделавшего меня своим наследником.
        - Вы наследник?  - спросил капитан Харди, явно озадаченный словами собеседника.
        - Да, сэр,  - ответил Джаред с горькой усмешкой.  - Именно так, хотя мне не очень-то хотелось получать это наследство. Но, увы, сейчас вы видите перед собой и тело человека, еще несколько минут назад являвшегося хозяином Виндсонга, и нового владельца этого поместья. Какая жуткая ирония судьбы!..
        Миранда же, лишившись ножа, неподвижно стояла рядом и беззвучно плакала. До нее не сразу дошел смысл услышанного, но затем… «Значит, это тот самый человек!  - воскликнула она мысленно.  - Этот наглый бесцеремонный человек, из-за которого погиб мой отец,  - он и есть Джаред Данхем!.. Тот самый Джаред Данхем, который отбирает у меня Виндсонг!»
        - Нет!  - громко выкрикнула Миранда, и мужчины повернули головы в ее сторону.  - Нет!  - снова закричала она.  - Ты не получишь Виндсонг! Я не позволю, чтобы его отдали тебе!
        Девушка вновь подскочила к молодому американцу и принялась молотить его кулачками.
        Джаред ощущал сильную слабость от потери крови и адскую боль в плече. Он находился почти в бессознательном состоянии и уже мало что понимал. В этих пронзительных криках девушки Джаред уловил обвинение в чем-то большем, чем даже смерть отца, но в чем именно?
        - Дикая кошка,  - пробормотал он со вздохом.  - Мне очень жаль, мисс…
        Джаред протянул руку к девушке  - и вдруг понял, что она теряет сознание. К счастью, он успел подхватить ее здоровой рукой, и залитое слезами лицо Миранды оказалось прямо у него перед глазами. Несколько мгновений Джаред смотрел на него в полной растерянности, а затем к нему подошел его первый помощник, очевидно, сообразивший, в каком состоянии находился его капитан.
        - Перенесите ее к нам на борт, Фрэнк,  - сказал Джаред. Повернувшись к английскому капитану, он спросил:  - Как вы думаете, сэр, она когда-нибудь простит меня?
        - Думаю, об этом вам придется спросить у нее самой, сэр,  - ответил капитан Харди, пожимая плечами.

        Глава 3

        Миранда открыла глаза и скорее почувствовала, чем поняла, что находится в своей спальне. Да-да, она у себя! Потому что над головой  - знакомый с детства зеленый полог с белыми домоткаными занавесями из льна.
        Девушка с облегчением вздохнула. О, наконец-то Виндсонг! Наконец-то она дома, в полной безопасности. И вместе с ней Манди, мама и па… О боже, папа!.. Она вдруг вспомнила о том, что произошло. Господи, папа умер! Джаред Денхем убил его, и теперь этот человек собирался отобрать у нее Виндсонг!
        Миранда попыталась сесть, но тотчас же, ощутив сильное головокружение, вновь откинулась на подушки. Какое то время она лежала, стараясь не двигаться. Едва почувствовав, что сможет встать, чуть приподнялась, затем села на краю кровати и сунула ноги в домашние туфли. Немного посидев так, встала, пересекла комнату и открыла дверь, соединявшую ее спальню со спальней сестры. Однако Аманды в комнате не было.
        Миранда тотчас же вышла из спальни, быстро прошла через просторный светлый холл и спустилась по лестнице на нижний этаж. Из задней гостиной доносились голоса. Она побежала туда, распахнула дверь  - и замерла на пороге. На одном краю обтянутого полосатым шелком дивана сидели Джаред Данхем и мама, а на другом  - Аманда. И все вдруг повернулись к ней. Миранда вновь почувствовала головокружение, на сей раз от гнева. Как смел этот кичливый мерзавец находиться в ее доме?!
        - Что делает здесь этот человек?!  - выпалила она.  - У него нет никакого права тут находиться! Надеюсь, у кого-нибудь хватило ума послать за представителями властей. Убийца папы должен понести наказание.
        - Входи, Миранда,  - спокойно сказала Доротея Данхем, подняв на дочь красные от слез глаза.  - Входи же,  - повторила она.  - И будь так любезна, поприветствуй реверансом кузена Джареда.
        - Реверансом? Я?.. Да ты сошла с ума, мама! Этот человек убил моего отца! Я скорее сделаю реверанс дьяволу, чем ему!
        - Помолчи, Миранда!  - строго прикрикнула на дочь Доротея.  - Кузен Джаред не убивал Томаса. Твой отец стал жертвой ужасного недоразумения. Джаред ни в чем не виноват. Что случилось, то, увы, случилось. И твой гнев не вернет мне моего Томаса. А теперь поприветствуй кузена Джареда как положено воспитанной девушке.
        - Этого захватчика? Ни за что и никогда!
        Доротея тяжело вздохнула и пробормотала:
        - Я должна извиниться за свою старшую дочь, Джаред. Мне следовало бы сказать, что ее поведение объясняется обрушившимся на нас горем, но я устала подыскивать оправдания ее выходкам. Признаюсь, Миранда весьма груба и упряма. Ее отец был единственным, кого она хоть как-то слушалась.
        - Тебе незачем извиняться за мое поведение, мама. Я и так знаю, что твоей любимицей является Манди. Теперь, когда папы больше нет, я остаюсь в полном одиночестве. Ну и ладно! Мне никто и не нужен!
        Доротея и Аманда залились слезами. Джаред же посмотрел на Миранду и строго произнес:
        - Немедленно извинись перед матерью. Если отец тебя баловал, то это не значит, что и я тебе буду все прощать.
        - Отправляйся к черту, исчадье ада!  - закричала Миранда, и глаза ее сверкнули бирюзовым пламенем.
        Тут Джаред поднялся на ноги и стремительно пересек комнату. Оказавшись рядом с Мирандой, он подхватил ее на руки, вернулся к дивану и, снова усевшись, положил девушку себе на колени лицом вниз. В следующее мгновение она почувствовала, что он задрал подол ее платья, а еще через несколько секунд огромная ладонь с громким хлопком опустилась на ее ягодицы.
        - Ублюдок!  - пронзительно закричала Миранда, пытаясь вырваться, но тут же получила новый шлепок, потом  - еще один и еще…
        Эту безжалостную экзекуцию Джаред прекратил только тогда, когда Миранда громко всхлипнула, а потом затряслась в рыданиях, пытаясь выплеснуть со слезами всю накопившуюся в душе горечь.
        Тут Джаред аккуратно опустил подол ее платья, затем приподнял девушку, поудобнее усадив себе на колени, и принялся тихонько покачивать как ребенка, всякий раз вздрагивая, когда ее голова касалась его раненого плеча. Миранда же, ничего вокруг не замечая, продолжала плакать.
        - Ну-ну, дикая кошечка, успокойся,  - ласково шептал ей Джаред, удивляясь тому, что эта маленькая грубиянка ухитрялась так будоражить его чувства. И действительно, только что она вызывала у него жуткое раздражение, а теперь он готов был сделать все возможное, чтобы успокоить ее и оградить от всяких бед.
        Джаред помотал головой, словно отгоняя наваждение. И вдруг встретился взглядом с Доротеей Данхем, глаза которой, вопреки его ожиданиям, излучали симпатию и даже радость.
        Рыдания Миранды начали стихать, и она, подняв голову, наконец-то поняла, где сидела. Грациозно соскакивая с коленей Джареда, она действительно напомнила котенка.
        - Ты… ты ударил меня!  - закричала девушка.
        - Неправда. Я всего лишь отшлепал тебя, дикая кошечка. Тебе была просто необходима небольшая трепка.
        - Но меня за всю жизнь никто не шлепал!  - выпалила Миранда.
        - И это было большим упущением со стороны твоих родителей,  - с невозмутимым видом заметил Джаред.
        Миранда повернулась к матери и закричала:
        - Он избил меня! А ты позволила ему это сделать!
        Не обращая внимания на дочь, Доротея повернулась к Джареду.
        - Вы даже не представляете, сколько раз я сама хотела это сделать, но Том не позволял.
        В следующую секунду Миранда выскочила из гостиной и, не оглядываясь, побежала на второй этаж, в свою комнату. Аманда же, прекрасно понимавшая, что могла натворить в таком состоянии сестра, побежала за ней следом.
        - Помоги мне снять это проклятое платье, Манди!  - завопила Миранда.
        Аманда принялась расстегивать пуговицы.
        - А что ты собираешься делать?  - спросила она.  - О, только, пожалуйста, не глупи! Кузен Джаред на самом деле очень хороший, и он нисколечко не виноват в том, что один из его матросов случайно выстрелил в папу. А в Виндсонг он, оказывается, вовсе не собирался, но теперь деваться некуда и он несет за нас ответственность.
        - Я уничтожу этот остров…  - пробормотала Миранда.
        - И куда мы после этого поедем? Кстати, кузен Джаред заверил маму, что она может и впредь считать остров своим домом.
        - Мы можем вернуться в Англию. Ты выйдешь замуж за Адриана, и мы с мамой будем жить с вами.
        - Когда я выйду за Адриана, дорогая сестричка, с нами будут жить только наши дети и больше никто.
        - А как же леди Суинфорд?  - с удивлением спросила Миранда.
        - Она будет жить в Суинфорд-Холле, но во вдовьем доме. Мы с Адрианом уже обсудили этот вопрос и пришли к единому мнению.
        Миранда стянула с себя платье, затем сняла нижнюю сорочку и юбку.
        - В таком случае мы с мамой заведем собственное хозяйство. Подай-ка мне бриджи, Манди. Ты знаешь, где они лежат.  - Тут Миранда открыла ящик комода, достала мягкую свежевыстиранную рубашку из хлопковой ткани, надела ее и застегнула пуговицы. Аманда протянула ей полинявшие темно-зеленые бриджи.  - И еще, пожалуйста, чулки и ботинки,  - попросила Миранда.  - Младшая сестра выполнила просьбу почти мгновенно.  - Хорошо, спасибо. Теперь тебе осталось только сходить на конюшню и попросить Джеда оседлать Морского Бриза. Сделай это, пожалуйста, дорогая.
        - О, Миранда, ты думаешь тебе следует это делать?
        - Да!
        Тихо вздохнув, Аманда вышла из комнаты. Миранда же натянула на ноги шерстяные чулки, затем надела свои поношенные, но очень удобные коричневые ботинки. Внезапно почувствовав, что ее заднее место все еще побаливает, она покраснела, сообразив, что Джаред Данхем видел ее нижнее белье. Что за противное существо этот кузен! И ведь мама позволила ему так над ней надругаться! Ни один человек  - тем более мужчина!  - до сегодняшнего дня не притрагивался к ее интимным местам! И это  - в ее родном Виндсонге! Впрочем, она все равно не пробудет здесь долго. Глаза ее неожиданно защипало, и по щеке поползла одинокая слезинка. Как только прочитают папино завещание, они с мамой и сестрой станут богатыми, пошлют Джареда Данхема ко всем чертям  - и уедут отсюда. Но пока она вполне могла наслаждаться своим островом. Миранда спустилась по задней лестнице и через кухню вышла из дома.
        Джед уже вывел Морского Бриза из конюшни и держал его за уздечку. Крупный серый жеребец от нетерпения пританцовывал. Вскочив в седло, Миранда с наслаждением вдохнула знакомый аромат морского ветерка. Сейчас можно было на время забыть о всех печалях и проблемах.
        Приятные размышления неожиданно нарушил голос Джареда.
        - Куда это ты собралась, Миранда?
        Она чуть наклонила голову и впервые разглядела его полностью, невольно отметив, что он был очень красив. Его слегка вытянутое лицо с четко обозначенными, как и у нее, скулами казалось бронзовым от загара. Темные волосы растрепал ветер, и ей вдруг захотелось наклониться и пригладить волнистую прядь, падавшую на его высокий лоб. Широкие черные брови придавали лицу строгий вид, однако зеленые глаза смотрели из-под длинных пушистых ресниц открыто и весело. А на тонких губах играла едва заметная улыбка.
        Миранда замерла на мгновение, внезапно ощутив… что-то совершенно ей незнакомое. Дыхание же вдруг сбилось и стало прерывистым. Впрочем, продолжалось это не дольше секунды, и уже в следующее мгновение эти ощущения вытеснила волна неприятных воспоминаний, связанных с этим человеком. Глядя на Джареда с неприязнью, девушка заявила:
        - Жеребец принадлежит мне, сэр. Соответственно, вам нет никакого дела до того, куда я на нем поеду!  - Пригнувшись к шее Морского Бриза, она стремительно поскакала в сторону берега.
        Глядя ей вслед, Джаред со вздохом покачал головой; ему в очередной раз вспомнились все обстоятельства недавней трагедии. Проклятье! Ведь он обязан был останавливать все английские суда и досматривать их. Если же на них находились американские моряки, ему следовало доставлять их на берег  - таков был приказ. И сейчас, после завершения его сложной миссии в Европе, морское патрулирование являлось для него своего рода отдыхом. Но вышло так, что из-за этого болвана Элиаса Белли погиб хороший человек, а сам он, Джаред, должен был заняться делами, связанными со вступлением в наследство. Но гораздо хуже другое… Получалось так, что он теперь нес ответственность за семью кузена. Но никуда не денешься  - выбора у него не было. Впрочем, со вдовой, довольно милой, особых проблем не будет, так же как и с симпатичной и доброжелательной Амандой. Ведь в июне следующего года она станет женой лорда Суинфорда. А вот старшая… О боже! Что же ему делать с этой упрямой и взбалмошной Мирандой?

        Прощание с Томасом Данхемом растянулось на два дня. Гроб с его телом был установлен в передней гостиной родового особняка. Отдать дань уважения восьмому лорду Виндсонга, выразить соболезнования его семье, а заодно узнать размеры наследства, которое он оставил, приехали многочисленные друзья и соседи со всего Лонг-Айленда.
        День похорон выдался серым, ветреным и мрачным. Англиканский священник отслужил в передней гостиной заупокойную службу, а затем гроб с телом Томаса Данхема отнесли на расположенное неподалеку от дома семейное кладбище и предали земле. Гости помянули усопшего стаканчиком-другим вина и вскоре разъехались; с Данхемами остался только адвокат Янг, который должен был огласить последнюю волю покойного.
        Завещание, как и обычно, начиналось с перечисления того, что оставлял усопший своим верным слугам. Далее следовало официальное заявление о признании основным наследником и следующим хозяином поместья на острове Виндсонг Джареда Данхема. Доротея без особых волнений ждала оглашения части, касавшейся ее и дочерей, но когда адвокат дошел до нее,  - замерла в изумлении. Оказалось, что Том сказал ей далеко не все. Он постарался изменить завещание таким образом, что оно не предлагало, а буквально обязывало Джареда жениться на одной из сестер. Распоряжение относительно доли самой Доротеи было оставлено в прежнем виде, но теперь все остальные деньги (если Джаред не женится на одной из дочерей завещателя) предполагалось передать местной церкви. В случае же его женитьбы на одной из девиц Данхем состояние делилось следующим образом: меньшая, хотя и довольно значительная, часть денег выделялась в качестве приданого дочери, на которой Джаред не остановит свой выбор, а самая существенная переходила к нему вместе с невестой.
        Какое-то время все находившиеся в комнате сидели в полном молчании. Наконец Джаред, откашлявшись, проговорил:
        - Черт побери, а если бы я уже был женат, что тогда? Выходит, девушки остались бы без единого пенни?..
        - Мы регулярно вносили изменения в завещание,  - явно смутившись, пробормотал адвокат. Но на вопрос все-таки ответил:  - Видите ли, Том знал, что вы не… Что вы не имеете определенных обязательств перед какой-либо женщиной.
        - Получается, что я просто обязан жениться на одной из этих девушек?  - пробурчал Джаред.  - А если нет,  - то почти все состояние перейдет к церкви?
        - Совершенно верно, сэр,  - кивнул адвокат.
        Джаред повернулся к сестрам и принялся нарочито внимательно их разглядывать. Смущенные девушки опустили глаза.
        - Аманда, конечно, более привлекательна, чем ее сестра,  - сказал, наконец, Джаред.  - Однако же… Полагаю, лорд Суинфорд все-таки не сможет на ней жениться, если она останется совсем без приданого. А с Мирандой еще хуже. Я серьезно опасаюсь, что девчонку с таким вздорным характером никто не возьмет в жены, даже с большим приданым. В трудное положение я, впрочем, попал…
        Он скользнул взглядом по лицу Аманды, затем посмотрел на Миранду. Та почувствовала, что краснеет и, разозлившись, еще сильнее покраснела. Джаред же вновь заговорил:
        - Так вот, поскольку Аманда уже обещана лорду Суинфорду и любит его, я не могу лишить ее счастья, принуждая выйти за меня. Таким образом… Мне не остается ничего иного, как жениться на Миранде.
        «Слава богу!»  - мысленно воскликнула Доротея. Аманда же, у которой во время монолога Джареда начали дрожать коленки, немного успокоилась и тоже поблагодарила Небеса. Печалило только то, что июнь не мог наступить раньше, чем положено.
        Адвокат Янг откашлялся и торжественно заявил:
        - В таком случае все проблемы можно считать решенными, не так ли? Позвольте вас поздравить, мистер Данхем, с вступлением в наследство и будущей свадьбой! Мне осталось сообщить вам еще об одном желании Тома. Он хотел, чтобы траур по нему продолжался ровно месяц, не более.
        - В таком случае планируем свадьбу на декабрь,  - сказал Джаред.
        - Я не собираюсь выходить за вас!  - выпалила Миранда; она, наконец, обрела дар речи.  - Папа, наверное, был не в своем уме, когда составлял это завещание.
        - Но ваш отказ лишит всего и вашу сестру, Миранда,  - заметил Джаред.
        - Вот нет! Мама может выделить ей приданое из своей доли.
        - К сожалению, не смогу, Миранда. Мне придется самой о себе заботиться, а моя доля наследства  - это все, что у меня сейчас есть,  - тут же ответила мать.
        - О!..  - вспыхнула Миранда.  - Теперь-то я все понимаю. Решено, что Аманда должна быть счастлива. Маме тоже позволено быть счастливой. А вот я  - жертвенная овечка, верно?
        - Не забывай, что тебе только семнадцать лет, дикая кошечка, и с этого момента я твой опекун,  - сказал Джаред.  - То есть до тех пор, пока тебе не исполнится двадцать один год, я имею полное право приказывать тебе делать то, что считаю правильным. Поэтому в декабре мы поженимся.
        Миранда вопросительно посмотрела на адвоката.
        - Он действительно имеет такое право?
        Мистер Янг утвердительно кивнул, стараясь не смотреть девушке в глаза. «Наверное, ему все-таки стыдно…  - подумала Миранда.  - Что ж, ничего удивительного. Ведь он, в сущности, подтвердил, что мое положение не многим лучше, чем у рабыни…»
        - А теперь… Будьте так добры, оставьте нас вдвоем,  - попросил Джаред.  - Я бы хотел поговорить с Мирандой наедине.
        Все поднялись и с явным облегчением направились к двери. Адвокат Янг поддерживал под руку Доротею, а за ними, стараясь не отставать, следовала Аманда.
        Новый владелец Виндсонга подождал, когда за ними закроется дверь, потом подошел к Миранде, взял ее за руки и, потянув на себя, заставил подняться с кресла.
        - Почему ты постоянно пытаешься бороться со мной, дикая кошечка?  - спросил он с улыбкой.
        Уже готовый грубый ответ не вырвался наружу лишь потому, что Миранда случайно заглянула ему в глаза. Заглянула  - и с изумлением увидела в его глазах нежность.
        - Давай вместе попробуем найти выход из этой трудной ситуации,  - продолжил Джаред, не дождавшись ответа.  - Виндсонг не может оставаться без хозяйки, а я должен жениться. Ты любишь Виндсонг, ведь так? Выходи за меня, и он навсегда станет твоим. Множество счастливых браков заключаются по куда менее значимым причинам, чем наши. Я постараюсь быть хорошим мужем.
        - Но я вас совсем не знаю…  - возразила Миранда.  - И я не люблю вас.
        - А может, ты попытаешься полюбить меня, дикая кошечка?  - спросил Джаред, наклонившись так близко к девушке, что их губы соприкоснулись. Впрочем, это продолжалось всего лишь мгновение  - нежные губы скорее пощекотали, чем поцеловали ее. Этот первый в ее жизни поцелуй был слишком осторожный, мимолетный, и тем не менее Миранда внезапно ощутила, что сердце ее гулко забилось.
        - Зачем вы это сделали?  - спросила она, густо покраснев.
        - Не могу же я только шлепать тебя,  - ответил Джаред, улыбнувшись.
        - Какой же вы отвратительный!  - воскликнула девушка, тотчас же вспомнив о том, что произошло несколько дней назад. Она решила, что он специально напомнил ей об этом.
        - Но ты так и не ответила на мое предложение,  - напомнил ей Джаред.  - Пойми, если ты станешь моей женой, Аманда сможет выйти за лорда Суинфорда. Ты ведь любишь свою сестру, верно?
        - Да уж…  - криво усмехнулась девушка.  - Аманда выйдет замуж за Адриана, а вы получите папины денежки. Не в них ли истинная причина вашей заботы о нас?
        - О, дикая кошечка, какая ты подозрительная!  - рассмеялся Джаред.  - Поверь мне, я не нуждаюсь в деньгах твоего отца. Я получил очень хорошее наследство от своей бабушки, а за прошедшие с тех пор десять лет увеличил свое состояние в три раза. И если ты станешь моей женой, то средства, полученные по завещанию Томаса Джареда, я предоставлю в твое полное распоряжение. Весной, когда тебе исполнится восемнадцать, ты получишь первую половину, а в двадцать один  - вторую. То есть все деньги станут твоими.
        - А если я откажу Вам?
        - Тогда твоя мать и вы с сестрой… Все вы всегда сможете считать этот дом своим, но не более того. Приданым ни одну из вас я обеспечивать не стану.
        - В таком случае у меня нет выбора. Придется стать вашей женой, сэр,  - сухо проговорила Миранда.
        - Уверяю тебя, это не худший вариант. По крайней мере, не страшнее смерти.
        - Хотелось бы в это верить, с язвительной усмешкой ответила девушка.
        Джаред рассмеялся.
        - Жизнь с тобой, как я вижу, скучной не будет. Я прав?
        Миранда в ответ лишь вскинула свои изящные брови, а Джаред снова засмеялся. «Очаровательная девчонка,  - подумал он.  - А какая женщина из нее выйдет!»
        - Значит, я могу сказать твоей маме, что ты приняла мое предложение?
        - Да.
        - Меня зовут Джаред, и я хочу, чтобы ты назвала меня по имени, Миранда.
        - Да. Джаред,  - сказала девушка. И в тот же миг он почувствовал, как ускорился его пульс, что весьма его озадачило. «Неужели эта девочка так действует на меня?»  - с удивлением подумал молодой человек.
        Доротея и Аманда встретили новость радостными криками. Однако Миранда мгновенно охладила их радостный пыл.
        - Речь не идет о браке по любви, мама. Просто ему нужна жена, и он обещал передать папины деньги в мое распоряжение. И конечно же, я хочу, чтобы Аманда была счастлива. Благодаря нашей свадьбе, Джаред получает жену, я  - деньги, а Манди  - своего Адриана. Чисто деловой расчет, как видите.
        Джаред едва сдерживал смех, наблюдая за выражением миловидного лица своей будущей тещи  - та никак не могла понять, каким образом следовало реагировать на слова дочери. Миранда же, решив проверить остроту своего язычка и на нем, проговорила:
        - Вы останетесь до нашей свадьбы в Виндсонге, сэр, или хотите вернуться на свой корабль?
        - Я не являюсь моряком военного флота,  - ответил Джаред.  - Просто действую в интересах американского правительства, вот и все. За последние шесть месяцев мой корабль снял с английских судов более трех десятков незаконно завербованных американских матросов. Думаю, что теперь я заслужил небольшой отдых.
        - Тем не менее вы вольны отправиться в море в любое удобное для вас время. Я вас не удерживаю,  - заявила Миранда.
        Джаред с веселой улыбкой поднес к губам ее руку и потом заявил:
        - Обещаю, что в наш медовый месяц, моя дикая кошечка, я в любом случае прерву труды на благо нашей богохранимой страны и проведу этот месяц рядом с тобой.
        Миранда вспыхнула и отвернулась. А Джаред снова улыбнулся, подумав о том, что очень интересно будет наблюдать за взрослением этой необычной девочки. И будет еще интереснее помогать ей превращаться в настоящую женщину. Но прежде всего ему следовало завоевать ее доверие, а для этого, как он уже понял, ему придется хорошенько потрудиться.
        - Я должен вернуться на «Дрим витч» завтра,  - продолжил Джаред.  - Мне надо отогнать клипер в Ньюпорт и передать его моему другу Эфраиму Сноу. А я еще должен заехать к родителям и сообщить им о том, что решил жениться. Думаю, назначить свадьбу на шестое декабря, если не возражаешь.
        Миранда выразила согласие кивком и тут же спросила:
        - А твои родители приедут на свадьбу?
        - Конечно. Вся семья приедет. Родители, брат Джонатан с женой, которую зовут Чарити, а также их трое детей. Кроме того, приедет моя сестра Бесс с мужем Генри и их дети. В общем, все будут здесь. Я очень хочу представить им мою очаровательную невесту  - чтобы они посмотрели, какие у нее хорошие манеры и какой мягкий характер.
        Глаза Миранды сверкнули пламенем.
        - Обещаю не разочаровать вас, Джаред,  - ответила она с усмешкой.
        Посмотрев на Доротею и Аманду, с удивлением переглядывавшихся, Джаред не выдержал и рассмеялся. Затем взглянул на свою строптивую невесту и неожиданно спросил:
        - А не совершить ли нам верховую прогулку, дорогая? Мне очень хочется осмотреть остров, а ты, сдается мне, знаешь его лучше всех. Покажешь мне наши владения?
        Ход оказался правильным. Миранда, наконец, начала осознавать печальный факт: ее отца больше не было, а владельцем Виндсонга является Джаред Данхем, ее будущий муж. Напоминание же о том, что хозяйкой в поместье станет она, пришлось весьма кстати. И разве не этого Миранда всегда хотела? Как бы там ни было, Виндсонг она не потеряет, а это  - самое главное! Теперь девушка радостно улыбалась, и ее лицо выглядело по-детски милым. И ведь это была первая ее настоящая улыбка с момента их встречи!
        - Дай мне несколько минут, чтобы переодеться!  - крикнула Миранда, уже выбегая из комнаты.
        - Если она поймет, что вы в нее влюбились, то будет нещадно эксплуатировать вас,  - прошептала подошедшая к Джареду Аманда.
        - А что, мои чувства так заметны?  - весело спросил Джаред.
        Девушка лукаво улыбнулась.
        - Боюсь, что да, братец Джаред. А Миранда временами бывает ужасно противной.
        - Аманда Элизабет Данхем!..  - прикрикнула на дочь Доротея.  - Как ты можешь говорить такое?!
        - Но это же правда, мама. И ты прекрасно об этом знаешь. Разве тебе не кажется, что надо предупредить Джареда?  - Аманда вновь повернулась к кузену.  - Видите ли, Миранда никогда ни в кого не влюблялась. В отличие от меня, признаюсь. Я первый раз влюбилась в двенадцать лет, а потом  - чуть ли не каждый год. Мне кажется, что это совершенно естественно для девушек. Это что-то вроде игры, которая нужна нам, чтобы понять, что такое настоящая любовь, когда она придет. Но Миранда  - совсем другая. Если она полюбит, то раз и навсегда. Поэтому достучаться до ее сердца очень трудно.
        - А как думаешь, милая, я смогу?
        - Мне кажется, что сможете. Но только в том случае, если Миранда не будет знать, что вы ее любите. Если же она возомнит, что взяла верх над вами, или почувствует вашу слабость, непременно разобьет вам сердце. Миранда будет стремиться только к такому мужчине, которого трудно заполучить. В общем, вы должны сделать так, чтобы она первая призналась вам в любви.
        Джаред склонился к девушке и поцеловал в щеку.
        - Я очень обстоятельно обдумаю твой совет, милая. Большое тебе спасибо.
        Час спустя Джаред выезжал из ворот поместья на красивой лошади  - таких ему нечасто доводилось видеть. Миранда же ехала с ним рядом на своем Морском Бризе. На ней, как и вчера, были полинявшие темно-зеленые бриджи, а также белая рубашка, сквозь тонкую ткань которой, будто жемчужные раковины просвечивались круглые девичьи груди. Какое воздействие подобный наряд оказывал на ее спутника, девушка, видимо, даже не догадывалась.
        - Не могла бы ты в дальнейшем надевать поверх этой рубашки жилет?  - проговорил как бы между прочим Джаред.
        - О, вы, оказывается, еще и знаток моды, сэр?
        - Мода здесь совершенно ни при чем. Я хочу, чтобы очаровательные груди моей жены мог разглядывать только я, никто иной. А эта твоя рубашка их почти не скрывает. Ты ведь уже не маленькая девочка, Миранда, а порой ведешь себя как ребенок.
        - Ох!..  - Склонив голову, девушка посмотрела на свою грудь и залилась краской.  - Я и не подумала… Я всегда надеваю эту рубашку, когда катаюсь на лошади.
        Джаред чуть наклонился и положил ладонь на ее изящную маленькую руку.
        - Ты просто прелесть, Миранда. И мне очень нравятся твоя непосредственность и невинность. Бальный сезон в Лондоне совершенно тебя не испортил, хотя тамошние денди наверняка роем вились вокруг тебя.
        Заметив смущение девушки, он убрал руку, и какое-то время они ехали молча, слегка соприкасаясь коленями.
        - Я оказалась слишком грубой для тамошних денди,  - продолжила разговор Миранда.  - Мне смертельно надоело выслушивать от каждого слова о том, что мои «зеленые глаза, как прозрачный пруд в августе». И в конце концов очередной кавалер, пытавшийся меня обольстить, нарвался на резкую отповедь.
        - Я тебя понимаю…  - с усмешкой отозвался Джаред.  - Пруды в августе становятся зелеными от того, что зарастают водорослями и перестают быть прозрачными.
        Миранда весело рассмеялась.
        - Именно об этом я тогда и подумала. Но, должно быть, большинство этих элегантных светских джентльменов, в отличие от нас, американцев, никогда не видели настоящий лесной пруд. Кроме того, они находили меня слишком высокой. Да и цвет моих волос им тоже чем-то не понравился. Другое дело Аманда! Она была вне конкуренции, и влюбляться в нее в прошлом сезоне стало настоящей модой. Аманда получила великое множество предложений руки и сердца, в том числе от герцога Уитли.
        - Лично мне не кажется, что ты слишком высокая. А волосы у тебя очень красивые, я бы сказал… изысканные,  - проговорил Джаред.  - Что же касается фигуры, то готов держать пари, многие лондонские красавицы завидовали ее изяществу.
        Миранда придержала лошадь и пристально посмотрела в лицо спутника.
        - Это вы так льстите мне, сэр?
        Джаред также придержал лошадь и сделал вид, что всерьез задумался над вопросом.
        - Пожалуй, придется признать, что я действительно тебе льстил,  - сказал он наконец, с удовлетворением отметив, как погрустнели при этих его словах глаза девушки.
        Разговор сам собой прекратился, и Джаред воспользовался этим, чтобы приглядеться к своим новым владениям. И он был потрясен. Земля острова, площадь которого согласно завещанию составляла три тысячи акров, оказалась, вопреки ожиданиям, весьма плодородной. По крайней мере, та его часть, по которой они сейчас ехали, сплошь состояла из полей и лугов  - они аккуратными квадратами раскинулись на пологих склонах многочисленных холмов, спускавшихся к берегу от центра острова. В свете стоявшего в зените солнца сочные луговые травы казались девственно чистыми и переливались таким многообразием красок, что Джаред невольно пожалел о том, что не родился художником. Нечто похожее на этот восхитительный пейзаж Джаред видел, пожалуй, только в Голландии и в нескольких местах британского побережья.
        На лугах с медлительной важностью паслись тучные коровы и бродили стреноженные лошади. А виндсонгские лошади, как помнил Джаред, пользовались весьма неплохой репутацией среди знатоков ипподромных бегов. Судя же по размерам полей, со многих из которых уже собрали урожай, остров вполне мог обеспечить местных жителей как хлебом, так и другими продуктами. Кроме того, тут имелись четыре чистых пруда с пресной водой и несколько заливных лугов, на которых заготавливалось отличное сено. Был также небольшой сосновый бор, а еще лиственный лес, где росли дубы, клены, березы и орешник.
        Сельскохозяйственные земли располагались в основном в северной части острова, над которой возвышался дом владельца. Дом стоял на вершине холма, спускавшегося северным склоном к морю, и там, у самого подножия, находился небольшой залив, называвшийся Литл-Норт-бей. Заливчик представлял собой удобную бухту для стоянки судов, а его берега являлись прекрасным пляжем с чистым белым песком.
        Глядя на дом с соседнего холма, где они сейчас находились, Джаред внезапно осознал, что очень доволен своими новыми владениями. И теперь он понимал страстную привязанность Миранды к этому маленькому королевству, созданному сто сорок лет назад ее предками. Не трудно было представить, как переживал бедняга Томас, знавший, что с его смертью прервется эта ветвь рода Денхемов. Вполне естественно, что Томас Данхем сделал все возможное, чтобы поженить их с Мирандой.
        Джаред перевел взгляд на свою спутницу, также осматривавшую окрестности. О, как сверкали ее глаза, когда она вглядывалась в знакомые пейзажи родного острова! Если Миранда когда-нибудь так посмотрит на Джареда, то других доказательств ее любви не потребуется. Солнце светило ярко, и голубизну неба не нарушало ни единое облачко, воздух же был настолько прозрачен, что с холма, на котором они остановились, можно было разглядеть побережье Коннектикута и Род-Айленда, а чуть правее  - смутные очертания острова Блок-Айленд.
        - Ты должна как можно подробнее рассказать мне о Виндсонге,  - сказал Джаред, повернувшись к девушке.  - Клянусь Богом, более красивого места я не видел!
        Удивленная страстностью, с которой были произнесены эти слова, Миранда не заставила просить себя дважды.
        - Говорят,  - начала она,  - что первый Томас Данхем, увидев Виндсонг, сразу же понял, что обрел свой дом. Он был англичанин, которого отправили в ссылку во время гражданской войны. Когда же произошла реставрация, король Карл в качестве награды за верность отдал ему во владение этот остров. Честно сказать, награда была довольно сомнительная, поскольку тогда на эти территории Америки претендовала также и Голландия.
        Столь же подробно Миранда рассказала и о множестве других связанных с Виндсонгом событий.
        - А ты прекрасно знаешь историю…  - с удивлением заметил Джаред.  - Я думал, что круг предметов, которые изучают девушки, ограничивается правилами хорошего тона, рисованием, игрой на фортепияно, пением и французским языком.
        Миранда рассмеялась.
        - В этих предметах у нас знаток Аманда, благодаря чему и заполучила лорда Суинфорда. А мои манеры  - уж что поделаешь?  - очень далеки от совершенства, как ты сам, наверное, успел заметить. Способности к рисованию у меня отсутствуют, пою я не лучше ворона, а музыкальные инструменты в моих руках прямо-таки вопят от ужаса. Правда, изучение иностранных языков дается мне довольно легко. А еще я с удовольствием занимаюсь историей и математикой. Эти предметы, очевидно, больше соответствуют моей натуре, чем рисование акварелью или пение сентиментальных баллад.  - Девушка взглянула на своего спутника из-под пушистых ресниц.  - Надеюсь, ты, Джаред, человек образованный…
        - Я окончил Гарвард. Тебя это устраивает, моя милая? Кроме того, я провел год в Кембридже и еще год путешествовал по Европе, изучая разные стороны тамошней жизни. Вместе с тем, я говорю на нескольких языках, а историю и математику изучал с особой тщательностью. Эти науки мне тоже нравятся. А почему тебя это интересует?
        - Ну как же? Ведь если мы собираемся пожениться, то должны лучше узнать друг друга. Очень хорошо, что ты много знаешь. По крайней мере, нам будет интересно разговаривать друг с другом, а значит, будет чем заняться долгими зимними ночами.
        - Что?..  - Джаред поначалу подумал, что Миранда попросту насмехается над ним, но, внимательно посмотрев ей в лицо, понял, что ошибся. О, она действительно была столь невинна…  - Извини, но у меня такое впечатление, что ты совершенно ничего не знаешь о супружеских отношениях,  - проговорил он минуту спустя, когда они въехали в украшенный разноцветной листвой октябрьский лес.
        - Да, ты прав,  - с наивной откровенностью ответила девушка.  - Мама всегда говорила: все, что нам с сестрой надо об этом знать, в свое время расскажут нам мужья. Правда, Аманда, которая этим больше интересовалась, многое узнала от своих подруг и, кажется, немного попрактиковалась с Адрианом.
        - Надеюсь, не во всем,  - усмехнулся Джаред.  - Мне бы очень не хотелось вызывать молодого лорда Суинфорда на дуэль из-за того, что он обесчестил одну из моих подопечных.
        - Хм… не понимаю… Что ты имеешь в виду?
        - Думаю, Миранда, нам лучше поговорить о вещах, в которых ты разбираешься.  - В этот момент они подъехали к живописно раскинувшемуся среди осенних деревьев пруду. Джаред ловко спрыгнул на землю и подал руку девушке.  - Пусть лошади пощиплют траву, а мы продолжим разговор, прогуливаясь вокруг пруда, согласна?
        - Общаясь с тобой, я чувствую себя глуповатой школьницей,  - со вздохом заметила Миранда.
        - В сущности, ты и есть школьница, моя дикая кошечка. Но я ни в коем случае не хотел тебя чем-либо смутить. Мы только-только начинаем доверять друг другу, и я понимаю, что если поведу себя неправильно, то потеряю даже те крохи доверия, которые сумел заполучить. Через несколько недель мы станем мужем и женой, Миранда, и, уж поверь мне, семейная жизнь связана со многими вещами, о которых ты даже не догадываешься. Но в любом случае доверие  - это самое главное.
        - Наверное, так и есть. А потому я признаюсь, что действительно ничего не знаю о том, чем занимаются муж и жена.
        - Неужели ни один из тех джентльменов, с которыми ты общалась в Лондоне, не пытался показать тебе хоть кое-что?..
        - Нет, никто…  - пробормотала Миранда.
        - Хм… невероятно! Они что, все были слепыми?
        Миранда отвернулась, пытаясь скрыть смущение.
        - Я не пользовалась успехом в Лондоне,  - произнесла она очень тихо.  - Я слишком высокая, а цвет моих волос и глаз не соответствует моде. Другое дело Манди с ее бархатистой кремовой кожей, золотистыми волосами и прекрасными голубыми глазами… Все только на нее и смотрели. Возможно, она чуть-чуть полновата, но говорят, мужчинам это нравится. А ко мне если кто-то и подходил, то лишь затем, чтобы оказаться поближе к ней.  - При последних словах девушки Джаред уловил в ее голосе печальные нотки.
        - Да там собрались сплошные глупцы!  - воскликнул он.  - Твоя кожа напоминает драгоценную слоновую кость, а модные сейчас оттенки розового отлично гармонируют с твоими глазами цвета морской волны и серебристыми волосами, напоминающими о полной апрельской луне. И не такая уж ты высокая.  - Он замолчал и в подтверждение последнего своего утверждения привлек девушку к себе.  - Видишь, ты достаешь мне всего лишь до плеча. Поверь, ты само совершенство! И даже если бы Аманда не была помолвлена, то я бы из вас двоих выбрал бы именно тебя,  - добавил Джаред.
        Миранда едва заметно вздрогнула и посмотрела ему в лицо, опасаясь увидеть ухмылку. Между тем на его губах не было ни намека на улыбку, а в зеленых глазах была вовсе не насмешка, а что-то совсем другое  - что именно, она не могла понять.
        Тут Миранда вдруг поняла, что краснеет, и попыталась отвернуться. Однако Джаред прикоснулся пальцами к ее подбородку и, осторожно приподняв его, наклонился так низко, что их лица соприкоснулись.
        - Нет-нет…  - прошептала Миранда. Сердце же ее бешено колотилось.
        - Да,  - шепнул Джаред, обхватив ее лицо ладонями.  - Да, Миранда, да, моя сладкая.  - В следующее мгновение он ее поцеловал.
        О, это было нечто совершенно ей незнакомое, но настолько приятное, что она вся затрепетала. В какой-то момент, внезапно почувствовав, что ей трудно дышать, Миранда чуть отстранилась и запрокинула голову. Дышать стало легче, но поцелуи, к ее изумлению, не прекратились. Теперь губы Джареда скользили по ее шее, по горлу, но затем наконец остановились на пульсирующей жилке у ключицы.
        - Довольно, пожалуйста…  - взмолилась Миранда; ей казалось, что она вот-вот потеряет сознание.
        Уловив в ее голосе неподдельный страх и смятение, Джаред тотчас отстранился и пробормотал:
        - Все нормально, дикая кошечка. Бог свидетель, я не ожидал, что ты так раззадоришь меня. Но это моя вина. Впредь буду осмотрительнее, обещаю.
        Миранда подняла на него округлившиеся глаза и провела пальцем по своим чуть припухшим губам.
        - Это и есть то самое, что мужчины делают с женщинами?  - пролепетала она.
        - Да, но не всегда. Когда же они делают это, думают, что женщины этого хотят. Прости Миранда, если я тебя напугал таким напором.
        - Но это именно то, что надо мужчинам?
        - Нет, есть кое-что другое.
        - А что это за «кое-что»?
        - О боже! Милая, я обязательно объясню тебе все после нашей свадьбы.
        - А тебе не кажется, что я должна узнать все до того, как стану твоей женой?
        Джаред хмыкнул и пробормотал:
        - В данном случае могу определенно сказать, что нет.
        - Но почему?  - Миранда взглянула на него с вызовом.
        Джаред тяжко вздохнул.
        - Ты должна доверять мне в таких делах, потому что у меня больше опыта. Не забывай, через несколько недель ты перед Богом и людьми поклянешься слушаться меня во всем.
        - И ты, Джаред Данхем, дашь клятву хранить верность только мне. Так не кажется ли тебе, что для начала нам обоим следует точно знать, подходим ли мы друг другу?
        - Всего несколько минут назад ты ужасно испугалась, узнав совсем немного,  - мягко заметил Джаред.
        Миранда залилась краской, но сдаваться не собиралась.
        - Как бы там ни было, но ты сам сказал, что есть что-то еще… Договаривай же. Что именно? Или тебе хочется напугать меня в первую брачную ночь, когда у меня уже не будет путей к отступлению? А может, ты из тех мужчин, которые сами боятся женщин и поэтому заранее пугают свою невесту?
        - Нет, я не из таких. Может, хочешь, чтобы я это доказал, взяв тебя до свадьбы, любовь моя?
        - Ой, нет, ни в коем случае! Мама всегда говорила, что этого ни в коем случае нельзя допустить. И она часто повторяла: «Никто не купит корову, если будет знать, что ее можно доить бесплатно».
        Джаред расхохотался. О, как это похоже на Доротею Данхем!
        - Чего же ты тогда хочешь от меня, дикая кошечка?
        - Хочу точно узнать, что такое «заниматься любовью». Неужели ты не понимаешь?.. Ведь мне надо знать, что я должна буду делать, верно? К тому же я должна решить, понравится ли мне это или нет?
        Потянув за руку, Джаред заставил девушку присесть на поросший мягким мхом берег пруда. Вздохнув, он проговорил:
        - От этого разговора ум за разум заходит… Выходит, я должен выступить в роли учителя по предмету «любовь»? Хорошо, дикая кошечка. Иди ко мне поближе, и мы продолжим занятие с того места, на котором остановились.  - Обняв девушку за плечи, Джаред продолжил:  - Ты должна верить, что я в состоянии контролировать то, что называется основным инстинктом.
        - Я полностью доверяю тебе,  - тихо произнесла девушка.
        - В самом деле, дорогая? Сейчас проверим.
        Склонившись над ней, Джаред прикоснулся губами к ее горячим губам. К его удивлению и восторгу, Миранда ответила! Руки же Миранды словно сами собой поднялись, а затем обвили шею Джареда. Но он осторожно развел их в стороны и столь же осторожно уложил девушку на мягкий мох. Глаза ее были закрыты, и чуть подрагивавшие темные ресницы контрастно выделялись на бледном лице. Вглядываясь в это милое личико, Джаред думал о том, как поразительно откровенна его невеста в своей невинности. А от него сейчас требовалось только одно  - разбудить дремавшую в ней чувственность, о существовании которой она даже не догадывалась. Положив голову на прикрытую тонкой материей грудь девушки, он услышал, как гулко билось ее сердце.
        В этой позе Джаред оставался в течение нескольких минут, чтобы его невеста немного привыкла к нему. Затем, чуть повернув голову, он поцеловал сквозь ткань ее сосок, а уже в следующее мгновение уткнулся лицом в разрез ее рубашки. Внезапно пуговицы расстегнулись, и губы Джареда приникли к обнажившемуся телу Миранды. Тихонько вскрикнув, она запустила пальцы в его растрепанные волосы.
        - О, Джаред!..  - вырвалось у нее.
        И тут он, резко приподнявшись, с улыбкой посмотрел в лицо девушки и проговорил:
        - Может быть, полученных знаний на сегодня достаточно?
        Несколько мгновений в душе Миранды происходила напряженная борьба: она хотела побыстрее закончить этот урок и одновременно желала продолжения…
        - Н-нет, недостаточно,  - с удивлением услышала она свой собственный голос.
        И в тот же миг Джаред снова обнял ее, а пальцами другой руки легонько коснулся ее обнаженной груди. Девушка тихо застонала, и из-под ее приподнявшихся ресниц блеснули чуть затуманившиеся бирюзовые глаза. Джаред же, сложив ладони лодочками, накрыл ими ее груди, а кончиками больших пальцев стал поглаживать набухшие темно-розовые соски. Миранда вновь затрепетала, а ее жених тоном учителя произнес:
        - Грудь относится к основным прелестям женщины. А твоя просто великолепна, любовь моя.
        - И это все?  - прошептала Миранда.
        - Какая же ты любознательная, дикая кошечка,  - с усмешкой произнес Джаред.  - Хочу овладеть тобой прямо сейчас, на этом мшистом бережке.  - «И как легко это сделать…»  - подумал он, чувствуя напряжение в низу живота.  - Но я уже слишком стар для того, чтобы лишать невинности девственниц на уединенных лесных полянах. Предпочитаю делать это в уютной спальне, на удобной постели, имея под рукой бутылку хорошего белого вина.  - Тут он приподнялся, застегнул пуговицы на рубашке девушки, затем, поцеловав ее в щеку, поднялся.
        - Ты показал мне слишком мало,  - запротестовала Миранда.
        - Хочется тебе того или нет, но придется принять, как данность: я хорошо разбираюсь в подобных делах, поэтому знаю, что и когда следует тебе показывать.  - Джаред взял невесту за руки и, потянув на себя, заставил подняться.  - А сейчас, дорогая, ты должна показать владельцу этого поместья то, чего он еще не успел увидеть.
        Миранда вспыхнула и, рывком высвободив руки, побежала к своей лошади с явным намерением ускакать прочь. Сейчас ей больше всего хотелось, чтобы новоявленный хозяин Виндсонга заехал в какое-нибудь болото и заблудился! Однако он с легкостью догнал ее, со смехом обнял и, прежде чем она успела сказать какую-нибудь дерзость, запечатлел на ее губах поцелуй.
        - Ненавижу тебя!  - крикнула Миранда, вырвавшись.  - Ты мне противен! Ты совершенно мне не подходишь! С таким, как ты, жить невозможно! Я передумала выходить за тебя замуж!
        - А я не передумал на тебе жениться,  - с улыбкой произнес Джаред.  - Все последние дни я то и дело вспоминал твою очаровательную попку и в конце концов понял, что не променяю ее и на сотню поместий, на каких бы живописных островах они ни располагались.
        Реакция Миранды была неожиданной и мгновенной. Вскинув руку, она влепила жениху звонкую пощечину. После чего вскочила на Морского Бриза и галопом помчалась сквозь лес.
        - Какой же я дурак…  - со вздохом пробормотал Джаред. И ведь он все время вел себя крайне осторожно, стараясь не дать Миранде ни малейшего повода для обиды… И вдруг взял  - и оскорбил! Пора бы ему понять, что у этой девушки куда более сложный характер, чем могло показаться при первой встрече. К тому же она колючая как еж…
        Дотронувшись до горящей щеки, Джаред усмехнулся. Было очевидно, что Миранда только казалась столь самоуверенной. На самом же деле она очень переживала из-за своего провального дебюта в Лондоне. И все же странно, что лондонское высшее общество предпочло кукольную красоту Аманды трогательной наивности ее очаровательной сестры. Он когда-нибудь специально свозит Миранду в Лондон, чтобы увидеть, как все там будут восторгаться ею.
        Но сейчас его главная задача  - довести ее до алтаря. Хм… все-таки жизнь  - удивительная штука! Кто бы мог предположить, что с ним, Джаредом, такое случится? Еще несколько дней назад он всего лишь слышал о существовании некой Миранды Данхем, не более того… А теперь вдруг оказывается, что она вскоре станет его женой! Однако она еще очень молода, пожалуй, даже слишком молода. Хотя силы воли ей не занимать. Но главное, Джаред ужасно хотел ее. Да-да, эта девочка волновала его так, как давно уже не волновала ни одна женщина. А ведь у него их было немало, и он никогда не испытывал недостатка в них.
        Джаред Данхем начал свои амурные похождения в компании со своим старшим братом Джонатаном. Правда, Джонатан отошел от них, когда в двадцать лет встретил Чарити, в которую безумно влюбился. И вскоре после этого, заручившись согласием отца, Джонатан женился. Джаред же остался приверженцем коротких необременительных связей, и ни одной женщине не удавалось пробудить в его душе глубокие чувства. Но сейчас, похоже, наступил и его черед. Наступил в тот момент, когда на него набросилась с кулаками юная девушка. Девушка с серебряными волосами… И случилось это в самый неподходящий момент, когда рядом лежал труп ее отца. Да-да, Джаред влюбился в эту дикую кошечку сразу же  - как только увидел. Так что тем более следовало прислушаться к совету Аманды, сказавшей, что он не должен показывать свои чувства раньше времени  - пусть сначала Миранда сама признается ему в любви.
        Внезапно раздался треск сучьев, и из окружавших пруд деревьев на берег вышел крупный олень. Стараясь не шевелиться, Джаред с любопытством наблюдал за этим великолепным животным. Олень же, наклонившись к воде, начал пить. Это был сильный красивый зверь темно-коричневого окраса и с огромными ветвистыми рогами. И Джаред вдруг подумал о том, что это замечательное существо очень гармонировало с местным ландшафтом.
        Тут олень перестал пить и, вскинув голову, громко фыркнул. И в тот же миг из соседнего кустарника вышла грациозная олениха с двумя маленькими оленятами. Осмотревшись, она направилась к пруду. Напившись, вся четверка сорвалась с места и через мгновение исчезла в лесу, оставив у Джареда странное ощущение: казалось, он лишился чего-то очень важного.
        Минуту спустя он вскочил в седло и поехал вдоль ручейка. Ручеек этот, как сказала ему Миранда, назывался Хилл-брук, и он являлся рукавом речушки Шорт-крик, бравшей начало на одном из ближайших к хозяйскому дому холмов.
        Джаред с сожалением подумал о том, что за время прогулки успел ознакомиться лишь с небольшой частью острова. Впрочем, ничего страшного. Ведь после свадьбы у него будет достаточно времени для исследований Виндсонга, и он обязательно займется этим вместе с Мирандой.
        А между тем уже вечерело, и солнце уходило все ниже за горизонт. Воздух же стал довольно прохладным. Тем не менее, доехав до истока Шорт-крик, Джаред остановился на вершине холма и обвел взглядом окрестности.
        На севере небо уже сделалось темно-синим, и первая вечерняя звезда поблескивала на нем будто драгоценный камень на бархатной подкладке футляра. До оставшегося позади леса темнота еще не добралась, и последние лучи солнца отражались от красной и золотой листвы осенних деревьев. Над раскинувшимися сбоку полями висела прозрачная багряная дымка, постепенно расползавшаяся в южном и западном направлениях. Зато сосновый бор, оседлавший вершину самого высокого холма, был еще ярко освещен, и казалось, что это сам холм излучал золотистый свет. Любуясь им, Джаред заметил в вечернем небе небольшую стайку канадских гусей. Гуси покружились над домом, затем опустились на ближайший к нему пруд.
        - Черт побери! Мне все больше нравится этот остров!  - радостно воскликнул Джаред.
        - И это хорошо, коль скоро он теперь принадлежит тебе,  - неожиданно раздался насмешливый женский голос.
        - Откуда ты взялась?  - спросил Джаред, разворачивая лошадь так, чтобы оказаться лицом к Миранде.
        - Морской Бриз сумел выветрить из меня плохое настроение, и я поехала искать тебя. Не хватало еще, чтобы ты потерялся! Бог знает, что за человек стал бы тогда владельцем острова, а мне ведь пришлось бы выйти за него замуж… Тебя-то я, по крайней мере, уже знаю. Ты не слишком старый, и думаю, многие найдут тебя весьма привлекательным.
        Джаред невольно улыбнулся. У этой девушки и впрямь был необычайно острый язычок.
        - Ты очень любезна,  - пробормотал он.  - Оставшееся до дома расстояние проедем вместе?
        Держась рядом, они спустились с холма, затем поднялись на следующий и оказались у ворот дома, где сразу же увидели поджидавшего их конюха Джеда.
        - Еще несколько минут  - и я отправился бы вас искать с собаками,  - сердито проворчал конюх.
        - С какой это стати?!  - возмутилась Миранда.  - Я ведь всю жизнь провела на этом острове!
        - Но он-то нет.  - Конюх кивнул на Джареда.
        - Он был со мной.
        - Из-за этого-то я и беспокоился,  - пробормотал конюх.
        - Напрасно, Джед,  - произнес Джаред торжественным тоном.  - Сегодня Миранда оказала мне честь, дав согласие стать моей женой. Мой кузен Томас в своем завещании просил, чтобы траур по нему длился не более месяца. И шестого декабря состоится наша свадьба.
        - О!..  - воскликнул конюх, и на его обветренном лице появилось что-то похожее на улыбку.  - Это меняет дело, мистер Джаред.  - Джед взял лошадей за уздечки и повел к конюшне.  - Спокойно ночи вам обоим!  - крикнул он, обернувшись.
        Джаред усмехнулся и пробормотал:
        - Похоже, твой конюх лучше тебя знает правила хорошего тона, дикая кошечка. А ведь ты приобщилась к лондонскому обществу…
        - Ненавижу Лондон!  - воскликнула Миранда.  - Там нечем дышать. Кругом грязь. Постоянно стоит невообразимый шум, и все куда-то бегут.
        - Не стоит судить Лондон так строго, Миранда. То, что тебе так не понравилось,  - это беда всех больших городов, а Лондон  - далеко не худший из них. Если в Европе в ближайшее время не разгорится большая война, я свожу тебя туда и докажу это.
        - Мы в любом случае должны поехать в Лондон следующей весной на свадьбу Аманды,  - напомнила девушка.
        - Безусловно. Но это совсем не то, что я имею в виду. Приехав на свадьбу сестры, ты будешь слишком занята на приемах. И еще больше будешь занята тратой моих денег на подготовку к ним.
        Миранда с лукавой улыбкой взглянула на жениха.
        - Но мода меняется так быстро, сэр… Разумеется, мне придется обновить весь мой гардероб. Не может ведь хозяйка острова Виндсонг появиться в обществе в тех же нарядах, что и в прошлом году.
        - О, похоже, смерть моя пришла!  - со смехом воскликнул Джаред.
        Они вошли в дом и сразу увидели Доротею.
        - Кухарка сказала, что ужин практически готов и она ждет распоряжений,  - сообщила миссис Данхем.  - Когда накрывать на стол, Джаред?
        - Где-нибудь через час. Согласна, Миранда?
        Явно польщенная тем, что интересуются ее мнением, девушка утвердительно кивнула и поспешила наверх, крикнув их общей с Амандой горничной Джемайме, чтобы та приготовила ванну. Когда же Миранда вошла в свою спальню, оказалось, что ванна уже готова.
        - Джемайма, как это ты всегда все успеваешь? Прямо загадка какая-то,  - удивилась девушка.
        - Никаких секретов здесь нет. Я их вообще не терплю,  - разве я не говорила об этом?  - отозвалась Джемайма, высокая худощавая женщина с седеющими волосами.  - Ф-фу! От твоей одежды, девочка, невыносимо воняет! Похоже, вы скакали во весь опор, мисс Миранда. Как будто кто-то за вами гнался!  - Лукаво улыбнувшись, горничная спросила:  - Ну и как, он вас поймал?
        Чувствуя, что краснеет, Миранда ответила:
        - Никто, в том числе и новый хозяин Виндсонга  - не сможет догнать меня здесь, если я этого не захочу. Кому-кому, а тебе это следовало бы знать, Майма.  - Скользнув за ярко раскрашенную ширму, девушка скинула с себя одежду и протянула ее служанке.  - Отнеси это вниз, пусть постирают. Я сама сполоснусь. И позвоню, если ты мне понадобишься.
        - Да, мисс Миранда,  - отозвалась служанка и тотчас ушла.
        Джемайма начала работать в этом доме в качестве няни двойняшек; когда же девочки подросли, как-то само собой получилось, что она осталась при них  - только теперь уже исполняла обязанности их горничной. Девочки в детстве часто делились с ней своими секретами, и пожилой женщине очень хотелось, чтобы доверительные отношения между ними сохранялись и сейчас. С Амандой это в какой-то степени удавалось, а вот с Мирандой… Впрочем, Аманда и раньше гораздо чаще секретнечила со своей Маймой, чем ее сестра. Миранда же всегда была скрытной.
        Ванна манила теплом, и девушка, поспешно закрепив волосы на затылке шпильками, с удовольствием погрузилась в воду, благоухающую ароматом духов. Задняя стенка ванны была чуть выше остальных, что позволяло удобно опираться о нее спиной. Заказывали эту ванну в Париже специально под рост Миранды, поэтому девушка могла полностью вытянуть в ней свои длинные ноги.
        Какое-то время она наслаждалась ощущением тепла: просто лежала, ни о чем не думая. Воздух в комнате тоже нагрелся, и очень приятно пахло духами: их она сама подобрала для себя в Лондоне. Когда же вода начала остывать, Миранда взяла кусок душистого мыла, намылилась, а затем смыла пену. Выбравшись из ванны, она сняла с каминной решетки висевшее на ней полотенце и насухо вытерлась. В голове у Миранды стало проясняться, и теперь она могла спокойно обдумать все произошедшее. Сегодняшний день во многом стал для нее откровением и многое изменил в ней. Однако Джареду она никогда и ни за что в этом не признается. Слава богу, что до их свадьбы еще целых шесть недель! Интересно, как женщины противостоят тем чувствам, которые возбуждают в них мужчины? И значит ли это, что женщина, поддавшись подобным чувствам, теряет свою независимость?
        - Нет, принадлежать я всегда буду только самой себе,  - тихо, но решительно проговорила девушка.  - Себе  - и никому более.
        Отбросив полотенце, она, обнаженная, подошла к кровати, на которой лежало свежее белье, и, присев, надела белые батистовые панталоны, белые шелковые чулки с кружевными подвязками, а также нижние рубашку и юбку. Все эти вещи были отделаны изящным кружевом ручной работы. Миранда вдруг вспомнила о шокировавшей ее новейшей парижской моде. Она слышала, что французские дамы якобы отказывались от белья и, заказывая облегающие платья, надевали их прямо на голое тело! А некоторые даже специально смачивали платья водой, чтобы еще больше облегали их фигуру!
        Для сегодняшнего обеда Миранда выбрала платье цвета зеленых яблок, которое при определенном освещении слегка отливало серебром. Довольно низкий вырез имел форму каре. В соответствии со стилем «ампир», платье имело короткие рукава-буф, а завышенная линия талии проходила практически под самой грудью. Посмотрев в зеркало, девушка улыбнулась и закрепила на шее нить жемчуга. А в уши вдела жемчужные серьги. Волосы же тщательно расчесала, заплела в косы, а затем уложила в виде короны. Прическа, возможно, получилась чересчур строгой, однако Миранда была уверена, что модные сейчас вьющиеся локоны, как у Аманды, ей совершенно не шли. В качестве завершающего штриха она слегка смазала волосы вытяжкой из живых цветов и, надев зеленые шелковые туфли без каблуков, выскользнула из своей комнаты и постучалась в дверь Аманды.
        - Манди, ты готова?!
        - Сейчас выйду!  - отозвалась сестра.
        Аманда вышла в своем любимом бледно-розовом муслиновом платье. Сестры рука об руку сбежали по главной лестнице и вскоре оказались в семейной гостиной, где их уже ждали Джаред и Доротея.
        - Бог мой…  - прошептала Аманда настолько тихо, что ее могла услышать только сестра.  - А ведь он дьявольски красив… наш опекун и твой жених.
        Сестры сделали еще шаг и хором поздоровались:
        - Добрый вечер, мама! Добрый вечер, сэр!
        Слуга объявил, что к обеду все готово. Джаред направился в столовую под руку с Доротеей, а девушки шли следом.
        Пища, как и всегда в доме Денхемов, была простой, обильной и здоровой. На первое подали крем-суп из овощей и сливок. Затем принесли рагу из телячьей грудинки, а также куропаток и перепелок, фаршированных рисом, абрикосами и черносливом. Чуть позже на отдельном блюде подали вареных лобстеров. В качестве закуски было предложено суфле из кабачков, приправленное кленовым сиропом и корицей. Был еще свежий зеленый горошек и запеченный целиком кочан цветной капусты, смазанный сливочным маслом. Блюда второй смены составляли яблочные оладьи с сахаром, карамель с заварным кремом и миндальный чизкейк. Кроме того, к основным блюдам подавалось красное и белое вино; к сладким же принесли чай и кофе.
        После обеда все перешли в гостиную. Аманда пела, аккомпанируя себе на фортепияно, а Джаред слушал, потягивая из хрустального бокала великолепный бренди. По окончании импровизированного концерта он выразил искреннее восхищение мастерством исполнительницы, затем, отставив бокал, обратился к Доротее:
        - Мне очень хотелось бы, чтобы наша с Мирандой свадьба прошла так, как будто Том жив. Не стесняйтесь в расходах и пригласите всех, кого желаете видеть.
        - Я против пышной свадьбы,  - заявила Миранда.  - Разве мы не можем обвенчаться спокойно, без излишней помпы? Это свадьба Аманды будет событием следующего сезона, а не моя.
        - Но свадьба Аманды состоится в Лондоне, и на нее не сможет приехать никто из наших соседей и здешних друзей,  - возразила Доротея.  - А мы не можем лишить их возможности побывать хотя бы на одной из ваших свадеб. Ведь все эти люди прекрасно к нам относятся…
        - Это глупо, мама! Зачем устраивать грандиозное торжество из брака по расчету? Я окажусь в дурацкой ситуации. Окажусь в окружении людей, болтающих всякие глупости о каком-то счастье…
        - Брак по расчету отнюдь не исключает счастья в семейной жизни,  - сказала Доротея.
        - Что ж, раз так, можете делать все, что хотите!  - выпалила Миранда.  - Вы же в любом случае поступите по-своему…  - Она вскочила с кресла и выбежала через стеклянную дверь на террасу.
        Терраса эта была пристроена к дому с тем, чтобы гости могли полюбоваться прекрасным видом на море. Однако Миранде было не до пейзажей. В нервном возбуждении девушка расхаживала туда и обратно то сжимая, то разжимая кулаки. Миранда вообще не любила суеты, а ведь в данном случае речь шла о суете грандиозных масштабов, в центре которой должна была оказаться она сама. Свежий воздух успокаивал, но в тонком платье вскоре стало холодно, и Миранда очень обрадовалась, когда на плечах у нее вдруг оказалась теплая шаль. А Джаред, набросивший шаль, обнял ее за талию и привлек к себе.
        - Я всегда думал, что женщины обожают разговоры о том, как будет организована их свадьба,  - тихо произнес он.
        - Наверное, так и есть, если они мечтают об этой свадьбе. Но я тебя не люблю! Не люблю!
        - Полюбишь, Миранда. Обязательно полюбишь,  - ласково прошептал Джаред.  - Я заставлю тебя полюбить…  - Он развернул девушку лицом к себе, и его губы прижались к ее губам.
        И вновь с ней произошло то же самое, что и там, у пруда. Сердце забилось в бешеном ритме, а голова закружилась. «Борись!  - взывал рассудок.  - Сопротивляйся, иначе он одолеет тебя!» Однако тело ее не хотело следовать этому призыву, а губы, казалось, сами собой отвечали на поцелуи Джареда.
        - Ты полюбишь меня, Миранда,  - повторил он, наконец-то приподнимая голову.  - Полюбишь, потому что я этого хочу. А я не из тех мужчин, которые готовы смириться с отказом!  - С этими словами Джаред еще крепче прижал ее к себе.
        Девушка вздохнула, но промолчала. О, какой же беспомощной она чувствовала себя в его объятиях! Неужели такими теперь и будут ее отношения с этим мужчиной? Как ему удалось превратить ее в такое слабое беззащитное существо?.. Такие мысли смущали и обескураживали Миранду. А Джаред, вдруг ласково улыбнувшись, проговорил:
        - Утром мы с тобой уже не увидимся, дикая кошечка. Я выйду в море очень рано, задолго до того, как ты откроешь свои глазки. Я даю тебе разрешение тратить на подготовку к свадьбе столько денег, сколько тебе захочется.
        - Даешь разрешение?!  - Миранда отпрянула от него.  - Я не нуждаюсь в твоем разрешении. Я и без него могу тратить свои собственные деньги!
        - Нет, Миранда, нуждаешься. Потому что по закону ты моя подопечная, а я твой опекун. И не стоит, милая, противиться всему, что исходит от меня.
        - Я никогда не прекращу сопротивляться тебе,  - с озадачившей Джареда яростью прошептала девушка.  - Никогда, понял?
        - А я верю, дорогая, что обязательно придет день, когда прекратишь,  - с серьезнейшим видом ответил Джаред. И вдруг снова обняв ее и страстно поцеловал. Голова у Миранды опять закружилось, и Джареду, когда он отстранился, пришлось поддержать девушку.  - Спокойной ночи, моя дикая кошечка. Приятных сновидений!  - Развернувшись, Джаред ушел в дом.
        Оставшаяся в одиночестве на холодной темной террасе, Миранда то и дело куталась в шаль. Она была в полной растерянности. События последних дней развивались столь стремительно, что не оставалось времени на их осмысление. И скоро она станет женой практически незнакомого человека, способного одним лишь поцелуем сделать ее беззащитной. И он, этот мужчина, совершенно серьезно утверждал, что она рано или поздно полюбит его.
        Но стоило ли бояться этого? Миранде казалось, что если она его полюбит, то потеряет себя. Но так ли это? Ей всегда говорили, что мужчина имеет превосходство над женщиной. И в Библии говорится, что Господь сначала сотворил мужчину, а уж затем, подумав какое-то время, создал и женщину. Но если Бог считал женщин существами столь незначительными, то зачем же тогда потратил на их создание свою божественную силу? А что касается ее, Миранды, то ей лично хозяин и господин вовсе не требовался. Она выходила замуж за Джареда Данхема только для того, чтобы сохранить за собой Виндсонг и папино состояние. Но она никогда его не полюбит. Ведь влюбиться в него  - значит признать его превосходство над ней!
        Придя к такому заключению, Миранда вернулась в гостиную, откуда уже все ушли. И было темно, лишь в камине подрагивали красные всполохи догоравших угольков. Миранда вышла в холл, взяла оставленную для нее горящую свечу и быстро поднялась по лестнице. Стараясь не нарушать воцарившейся в доме тишины, она прошла в свою спальню, зажгла все свечи в канделябре и на кровати увидела свою ночную сорочку, а на туалетном столике  - тазик с водой.
        Быстро переодевшись, Миранда почувствовала, что в комнате довольно свежо. Вода в тазике тоже почти остыла. Тем не менее, она помыла руки, ополоснула лицо, почистила зубы и лишь после этого скользнула под одеяло. В постели ее ждал приятный сюрприз  - заботливо оставленный в ногах под фланелевой простыней нагретый кирпич.
        - Миранда,  - услышала она вдруг знакомый шепот.
        - Это ты, Манди? Я думала, ты уже спишь.
        - Можно к тебе?
        - Конечно, заходи,  - пригласила Миранда, откидывая край одеяла.
        Тут же вошла Аманда. Поставив свечу, которую держала в руке, на туалетный столик, она забралась под одеяло и прижалась к сестре.
        - У тебя все в порядке, сестричка?  - спросила Аманда с беспокойством.
        - Да.
        - Я спрашиваю, потому что Джаред чересчур сильный и волевой мужчина. Я так рада, что помолвлена с моим дорогим Адрианом… Скажи, а у тебя кружится голова, когда Джаред целует тебя?
        - А разве я тебе говорила, что он меня целовал?
        - Ну… Ни за что не поверю, что вы не целовались.
        - Да, ты права,  - пробурчала Миранда.
        - И как? Ты обо всем забываешь, когда это происходит?
        - Конечно, нет.
        - Перестань, сестренка! Я же знаю, что ты ни с кем не целовалась до Джареда. Неужели ты хочешь сказать, что ничего не чувствуешь, когда тебя целует такой мужчина?
        - Я чувствую… Знаешь, мне кажется, что он подчиняет меня своей воле. И мне это совсем не нравится.
        - О, Миранда, Джаред чувствует примерно то же самое. Ведь если вы сливаетесь в поцелуе, то выходит, что и ты подчиняешь его себе, не так ли? В этом и есть смысл поцелуя,  - пояснила Аманда.
        - Ты говоришь это со знанием дела, дорогая сестренка.  - Насмешлива произнесла Миранда, однако от слуха Аманды не укрылось прозвучавшее смущение.
        - О, дорогая, какая же ты простушка! Я говорю со знанием дела, потому что целуюсь с парнями с двенадцати лет. За пять с половиной лет можно было чему-то научиться, верно?  - Аманда тихо засмеялась.  - Тебе придется положиться на меня, так как о том, что делать после свадьбы, мама тебе ничего не расскажет. Так вот, быть девственницей хорошо, потому что мужчины очень ценят это в невестах. Но абсолютная невинность при полном отсутствии знаний может оказаться опасной. Наш опекун  - настоящий мужчина, и следует ожидать, что в постели у вас разразится всесокрушающая буря, которая…
        - Помолчи!  - воскликнула Миранда, шокированная речами сестры. Немного помолчав, она спросила:  - Откуда ты все это знаешь? Не хочешь же ты сказать, что уже… что ты совершила нечто недостойное для порядочной девушки?
        Слова сестры явно обидели Аманду. Она отвернулась и какое-то время молчала. Потом вдруг захихикала и, снова повернувшись к сестре, проговорила:
        - Эх, сестричка, если бы ты проводила больше времени в обществе женщин, а не с книгами в одиночестве, ты бы тоже знала все то, что знаю я. Расплачиваться за такие знания целомудрием  - совсем ни к чему. Женщины постоянно обмениваются друг с другом информацией на сей счет.
        - Я хочу спать,  - отозвалась Миранда, пытаясь завершить разговор.
        - Нет-нет, Миранда, с моего урока тебе улизнуть не удастся! Не надо капризничать. Ты же у меня самая лучшая и любимая. Разве не ты помогала мне в учебе, когда мы были маленькими? Позволь мне теперь отплатить тебе тем же.
        Миранда тяжело вздохнула.
        - Что ж, хорошо. Вижу, ты не оставишь меня в покое, пока не поделишься своими сокровенными знаниями.  - Она села на постели и, упершись спиной о подушку, принялась заплетать косы. Сделать это, до того как лечь в постель, она поленилась и теперь решила исправиться. К тому же, это занятие ее успокаивало.
        С трудом сдерживая улыбку, Аманда начала свой урок с шокирующего вопроса.
        - Скажи, Джаред трогал тебя за разные места?
        - Что?..  - переспросила Миранда. И при этом так смутилась, что ни малейших сомнений не оставалось: ответ должен быть положительным.
        - Ох-хо-хо, конечно! Он же очень смелый парень!  - весело воскликнула Аманда.  - Даже немного завидно,  - добавила она.  - Вряд ли я смогла бы устоять перед страстью, которую видела в его зеленых глазах. А к чему он прикасался?
        - К м-моей г-груди…  - с трудом выговорила Миранда.
        - Тебе понравилось?
        - Нет, вовсе нет! Меня бросало то в жар, то в холод, и я… Я чувствовала себя совершенно беззащитной. Не хотела бы испытать это вновь.
        - Чуть позже он испытает то же самое,  - последовал совершенно неожиданный ответ.
        - Он?.. То же самое?..  - изумилась Миранда.
        - Да. Сначала ты должна уступить ему, затем он уступит тебе, и в результате вы вместе достигните райского блаженства.
        - Откуда тебе это известно?
        - От моих лондонских подруг, Миранда. От тех, с которыми ты не хотела общаться, считал их глупыми.
        - После того что я сейчас от тебя услышала, Манди, мне кажется, что они еще глупее, чем я думала. Как ты можешь верить в такую чепуху?
        - У меня есть и собственный опыт. Когда Адриан целует меня, у меня возникает ощущение, что я тысячу раз умираю и воскресаю вновь, а когда он ласкает мою грудь, я будто возношусь на Небеса! Я жду не дождусь того дня, когда мы сможем слиться полностью и почувствовать себя одним целым! Я хотела после этого поделиться с тобой, но неожиданно вышло так, что ты выйдешь замуж раньше меня. Поэтому и приходится рассказывать тебе о том, что я узнала от замужних подруг, и лишь чуть-чуть  - из собственного опыта.
        - Давай-ка лучше спать, Аманда.
        - Нет уж. Вот скажи мне, ты когда-нибудь видела совсем голых мужчин?
        - О боже, конечно, нет!  - в возмущении воскликнула Миранда.  - А ты что, видела?  - спросила она, помолчав; ее одолевало любопытство.
        - Представь себе, да!
        - Ах, Аманда! Как такое могло случиться?!
        Явно довольная реакцией сестры, Аманда радостно рассмеялась.
        - Ага, Миранда!.. Я знала, что ты будешь шокирована! Помнишь, я летом ездила со своими друзьями на пикник? А проводниками были лорд и леди Брэдли. Они отвезли нас в чудесное место неподалеку от Лондона. День тогда выдался ужасно жаркий, и к полудню мы так утомились от жары, что решили освежиться в небольшой речке, протекавшей неподалеку от полянки, на которой расположились. Молодые люди ушли подальше, за поворот речки, а девушки поднялись чуть выше по течению, где росли кусты. Мы сняли платья и нижние юбки и, оставшись в нижних сорочках и панталонах, залезли в воду. Я-то благодаря тебе умею плавать, но оказалось, что и моя подруга Сьюзен тоже. Вот мы с ней и подумали, что можно проплыть немного вниз по течению и подсмотреть, что делают наши кавалеры. Так мы и поступили. Результат превзошел наши самые смелые ожидания. Мужчины были совершенно голые! И знаешь, они… Как бы тебе это объяснить? Ты ведь, конечно, замечала, как устроены кони?
        Миранда промолчала. Но Аманда прекрасно знала: сестра может не ответить на прямо поставленный вопрос только по двум причинам: потому что не знает ответа или же потому, что не желает говорить на эту тему. Знала Аманда и то, что в обоих случаях сестра ни за что не станет отвечать. Тяжело вздохнув, Аманда продолжила:
        - В общем, у мужчин есть… такой продолговатый отросток, как у животных-самцов, который висит у них между ног. У некоторых он довольно длинный и толстый, у других  - потоньше и короткий, но у каждого он обязательно имеется. У основания этого отростка имеется треугольник волос, как у нас в самом низу живота. Но у мужчин волос больше, и они растут у них на ногах, на руках, а у некоторых даже на груди.
        - И вы с подругой разглядели все это?..  - пробормотала Миранда, шокированная рассказом сестры.
        - Не болтай! Лучше слушай, что было дальше. Так вот, вскоре к тому месту пришли девушки-цыганки. Они были очень молодые, а груди у них  - огромные… Необычайно смелые девушки. Они подошли, окликнули мужчин и сразу принялись с ними заигрывать. И один из парней предложил им вместе поплавать. И что ты думаешь? Цыганки тотчас поснимали с себя юбки и блузки. А нижнего белья на них не было. Совсем! Ни рубашек, ни панталон… В общем, они тоже остались совершенно голые и, нисколько не стесняясь, прыгнули в воду и принялись плавать и плескаться рядом с мужчинами. И представляешь, через какое-то время отростки, о которых я тебе говорила, изменились: увеличились в размерах, приподнялись и уже не висели, а торчали. А потом все купальщики вышли на берег. Девушки легли на траву и широко раздвинули ноги, а молодые люди легли на них сверху таким образом, что их ноги оказались между ног цыганок. И они принялись то засовывать свои отростки прямо в девушек, то слегка вынимать. Девушки временами вскрикивали, но было ясно, что не от боли, а от удовольствия. А мужчины то чуть приподнимались, то опускались кто довольно
долго, кто менее продолжительное время. Но каждый из них потом замирал, вздрагивал… и вроде как терял силы. Когда же они встали, их отростки уже не торчали, а снова висели. И знаешь, что именно делали мужчины и эти цыганки? Так вот, они занимались любовью! Кэролайн, моя подруга, кое-что об этом рассказывала… Видишь ли, когда отросток мужчины находится внутри женщины, она испытывает ни с чем не сравнимое наслаждение. Хотя… Когда я наблюдала за цыганками, мне казалось, что они просто забавлялись. Но Кэролайн виднее. Она сказала, что и мужчина в эти моменты испытывает не меньшее удовольствие. В этом-то все дело… Правда, Кэролайн сказала, что женщине в первый раз может быть довольно больно, если она девственница. Но больно только один раз, а потом приятно.
        Аманда немного помолчала, потом вдруг вспомнила, что не сказала самое главное.
        - Да, вот еще что… Так вот, из той щелки, которая у нас есть для занятий любовью, после этого и рождаются дети.
        - Но как такое может быть?  - пробормотала Миранда.  - Мне кажется, все это  - вопиющая несуразица. Сама подумай, целый ребенок оттуда?.. Ребенок слишком велик для этого. Совсем не похоже на правду…
        - Кэролайн говорила, что эта часть нашего тела может расширяться. И уж она-то не может не знать. У нее ведь есть сын!
        - Видимо, эта твоя Кэролайн  - настоящий источник знаний,  - сухо заметила Миранда.  - Непонятно только, почему она решила рассказать тебе все это? В конце концов, у нас есть наша мама…
        Аманда хмыкнула и проговорила:
        - Скоро ты станешь женой Джареда и убедишься, что от мамы совершенно ничего не узнала об отношениях с мужем. Мама говорит только одно: следует довериться Господней воле и слушаться супруга. Впрочем, если она выпьет достаточно ромового пунша, то, возможно, наберется храбрости и сообщит тебе, что семейная жизнь связана и с такими вещами, делать которые необходимо, даже если это неприятно. Но ты так и останешься с убеждением, что детей находят в капусте или же их приносит аист.
        Миранда не знала, что на это ответить. Всю жизнь именно она ограждала свою тихую медлительную сестренку от всевозможных неприятностей  - и вдруг выясняется, что малышка Аманда знает о жизни гораздо больше, чем она.
        - Ну что, вопросы будут?  - с улыбкой осведомилась Аманда.
        - Нет.
        - Вот и хорошо. Знаешь, это ведь чудовищно несправедливо, когда на брачное ложе отправляют девушку, не имевшую ни малейшего представления о том, что ее ждет.
        - Но кое-что мне не ясно,  - пробормотала Миранда.
        - Что именно?
        - Если невеста в первую брачную ночь должна быть девственницей, то каким же образом может получить опыт общения с женщинами жених?
        - В нашем мире есть порядочные девушки, но есть и непорядочные,  - сообщила Аманда.  - И далеко не все непорядочные девушки  - цыганки.
        Стоявшие в холле дедушкины часы пробили десять.
        - Иди-ка ты спать, Манди.
        - Хорошо. Мне стало намного легче от того, что я поговорила с тобой, сестренка.  - Аманда встала с кровати и, прихватив свою свечу, направилась, к двери.  - Приятных сновидений,  - сказала она, обернувшись. В следующее мгновение дверь за ней закрылась.
        Миранда взбила подушку и, расправив одеяло, натянула его на плечи. Мысли у нее были очень невеселые. Похоже, что в ближайшей перспективе ее ожидало еще много неприятных сюрпризов. Она должна была стать «настоящей» женщиной, и ей это совсем не нравилось. «О, папа, что за условия ты придумал!  - мысленно воскликнула она.  - Но я все равно не допущу, чтобы Виндсонг перешел в чужие руки! Я сделаю все, чтобы он остался моим!»
        С этой мыслью Миранда крепко уснула. И на сей раз сновидения ее не беспокоили.

        Глава 4

        - Трагическая смерть… и такая нелепая. Черт бы побрал, да простят меня дамы, такие случайности,  - произнес Джон Данхем, разглаживая свои пушистые седеющие бакенбарды.  - Но, как бы то ни было, Джаред, ты вступил в наследство и являешься теперь полноправным владельцем Виндсонга. Скажи, ты случайно не нашел время присмотреть место, где можно было бы построить новую верфь? Насчет рабочих не беспокойся, у нас сейчас более чем достаточно опытных мастеров. Часть из них вполне можно перекинуть на Виндсонг, построив небольшой поселок поблизости от верфи. Насколько я слышал, на острове имеется большой лес, способный обеспечить верфь древесиной. И слава богу! Не придется возить издалека материал для строительства кораблей.
        Представив, как отреагировала бы Миранда на эту речь его отца, Джаред чуть не расхохотался. Но, сдержав смех, спокойно, но твердо заявил:
        - На Виндсонге не будет судостроительных предприятий, отец. Эти владения представляют собой весьма процветающую сельскохозяйственную ферму и одновременно конезавод, на котором разводят замечательных лошадей. Появление на острове верфи приведет к тому, что через несколько лет все леса будут вырублены. В результате земля истощится, и расти на ней ничего толком не будет. И тогда мое наследство обесценится. Возможно, тебе отец, до этого нет никакого дела, но мне дорог этот остров. Ведь если я опустошу Виндсонг, что останется моим сыновьям?
        - Чтобы иметь сыновей, ты должен жениться,  - поспешно проговорила мать, напоминая о своем наболевшем.
        - А это уже вторая моя новость, мама. Дело в том, что я женюсь. И приехал я к вам именно для того, чтобы пригласить всех вас на свадьбу.
        - Слава тебе господи!  - воскликнула Элизабет Лайтбоди-Данхем, опускаясь в кресло. Грудь ее вздымалась от волнения. К ней тотчас поспешили ее дочь Бесс и невестка Чарити, которые принялись обмахивать пожилую женщину веерами и растирать ей запястья.
        - Поздравляю!  - воскликнул Джонатан, широко улыбнувшись.  - Не сомневаюсь, ты наконец-то нашел женщину, которая подходит тебе.
        - Ты даже не представляешь, насколько ты прав, братишка,  - с усмешкой отозвался Джаред.
        - Вам, конечно, уже тридцать, сэр,  - зычным голосом проговорил Джон Данхем,  - но я лично должен убедиться в том, что невеста подходит тебе. Если пойму, что нет, не дам отцовского благословения. С ранней юности ты старательно обходил стороной всех девушек, принадлежащих к уважаемым семьям Плимута, а теперь вдруг приехал домой и сообщаешь, что унаследовал Виндсонг и намерен жениться. Черт возьми, кто она, эта женщина? Наверняка какая-нибудь шлюха из тех, что охотятся за состоятельными холостяками. Ты всегда был не в ладах со здравомыслием. Из-за этого постоянно и носишься в Европу, вместо того чтобы занять достойное место здесь, на наших верфях.
        Джаред нахмурился, но тут же справился с раздражением и даже повеселился в душе. И действительно, разве не забавна угроза  - лишить его отцовского благословения? Да и вообще, смешно слышать такое из уст человека, который все последние годы постоянно твердил, что ему, Джареду, необходимо жениться.
        - Думаю, отец, ты одобришь мой выбор,  - сказал он.  - Моя невеста молода, богата и принадлежит к уважаемому семейству, с представителями которого ты лично знаком. Что же касается моих чувств, то я, как в свое время Джонатан, влюбился с первого взгляда и навсегда.
        - Но кто же она?..
        - Это Миранда Данхем, дочь кузена Тома.
        - О, это все меняет… Конечно же, я согласен!  - воскликнул отец.
        - Я несказанно рад, сэр, что вы одобряете мой выбор,  - проговорил Джаред; к счастью, отец не уловил сарказма в его словах.
        Последовавший затем семейный обед прошел в радостной и добросердечной атмосфере. А после обеда братья Данхемы вышли в сад. Они были очень похожи как чертами лица, так и телосложением. Джаред, правда, был на полдюйма выше Джонатана и в юности немного гордился этим. Кроме того, братья предпочитали совершенно разные прически: Джаред стригся коротко  - «а-ля Брут», а Джонатан носил длинные волосы, которые зачесывал назад. При внимательном рассмотрении, однако, можно было заметить и другие различия. Джонатан при ходьбе делал не такие широкие шаги, как младший брат, и походка у него была менее уверенная. Руки же у старшего брата были не столь изящные, а глаза  - серовато-зеленые, то есть более светлые, чем у Джареда.
        - Итак, любовь с первого взгляда?  - начал разговор Джонатан.
        - Что касается меня, то да.
        - Значит, судьба все-таки нанесла достойный удар красавцу Джареду, который так долго уклонялся от него, попутно разбивая женские сердца. Расскажи о Миранде Данхем. Она такая же миниатюрная, кругленькая и светловолосая, как и ее голландские родственники ван Стины?
        - Нет, такая только Аманда, ее сестра-двойняшка. Кстати, она тоже выходит замуж. За состоятельного английского лорда.
        - Но коль скоро они двойняшки, то должны быть очень похожими, разве не так?
        - Они действительно двойняшки, но различаются как день и ночь. Миранда высокая, худощавая, с глазами цвета морской волны и шелковистыми волосами, напоминающими цветом лунный свет. Простодушна как дитя, но при этом горда и вызывающе самостоятельна. Уже очевидно, что приручить ее будет очень непросто. Но я ее люблю, Джо!
        - Боже правый, Джаред! Да ты и впрямь влюбился!
        Джаред добродушно рассмеялся.
        - При этом она ничего не знает о моих чувствах к ней, Джо.
        - Как же в таком случае ты сделал ей предложение?
        Джаред подробно рассказал брату о том, что случилось с их кузеном, а также обо всех последующих событиях.
        - Ты хочешь сказать, что просто исполнил долг джентльмена? Ну и ну, братишка…  - Губы Джонатана скривились в саркастической усмешке.  - А если бы она была страшна как смертный грех?
        - Но ведь это не так,  - заметил Джаред.  - так что же об этом говорить?..
        - Значит, красива, но не поддается твоим чарам, братишка? И в результате у тебя возникла проблема, с которой тебе еще не приходилось сталкиваться.
        - Просто она еще очень молода и потому боится мужчин. Хотя уже выходила в свет в Лондоне.
        - Главное, ты любишь ее, Джаред! Значит, Небо будет на твоей стороне! Но когда же свадьба?
        - Шестого декабря. В Виндсонге.
        - Видит Бог, ты время не теряешь! А как же траур по кузену Тому?
        - Согласно его завещанию траур не должен продолжаться более месяца,  - ответил Джаред.  - К тому же я, как ты понимаешь, не могу оставить поместье без присмотра на всю зиму. Но если бы я решил немного отложить свадьбу… Представляешь, какие пойдут слухи, если я останусь на острове в компании с симпатичной вдовой, которая всего на двенадцать лет старше меня. Плюс две юные красавицы. Поэтому свадьба состоится шестого декабря, в День святого Николая  - и это очень подходит и мне, и Миранде. Буду всех вас ждать. Думаю, удобнее всего вам будет добраться до Нью-Лондона, куда я отправлю яхту. Останется только пересечь залив Лонг-Айленд  - и вы на Виндсонге. Было бы хорошо, если бы вы приехали за неделю до официальных торжеств, чтобы получше познакомиться с Мирандой и ее близкими.
        - Когда ты возвращаешься на остров?
        - Через несколько дней. Я должен приручить свою дикую кошечку до вашего приезда. Она очень огорчилась, узнав, что я унаследую Виндсонг. К тому же вышло так, что я связан со смертью ее отца, ставшей настоящей трагедией для них всех. И вообще, мы должны получше узнать друг друга.
        - Да, понимаю. С ласковой и спокойной девушкой ты возиться бы не стал, не так ли, братец?
        - Да, наверное… Со спокойными и ласковыми девушками мне быстро становится скучно.
        - Ну, уж меня-то в этом убеждать не надо,  - хмыкнул Джонатан.  - Достаточно вспомнить, как мы оба волочились за Честити Брюстер. Да и не только…
        Братья пустились в воспоминания, периодически прерываемые взрывами смеха.
        Через несколько дней Джаред, как и собирался, покинул Плимут и вернулся на Виндсонг. На остров его доставила семейная яхта Денхемов, которую Доротея любезно позаботилась прислать за ним. В соответствии с указанием, один из членов команды разыскал его в Плимуте и доложил, что яхта прибыла и экипаж ждет дальнейших указаний. В глазах Джонатана, с удивлением наблюдавшего за этой сценой, промелькнуло что-то похожее на зависть. И Джаред, перехватив его взгляд, пожалуй, впервые осознал все преимущества нового положения.

        Подплывая к Виндсонгу в первый раз, Джаред был потрясен трагической смертью кузена, поэтому не мог оценить должным образом красоту острова. Но сейчас совсем другое дело… Стоя на носу яхты, он с любопытством вглядывался в медленно выплывавший из-за горизонта берег. И ему вспомнились слова Миранды о том, что один из ее предков, увидев Виндсонг, сразу же почувствовал, что нашел свой дом. «Как и я»,  - неожиданно подумал Джаред, и сам себе удивился. Но у него действительно возникло ощущение, что он возвращался к родному очагу…
        Наконец яхта вошла в бухту Литл-Норт-бей, и Джаред, отдав распоряжения относительно швартовки, сошел на берег. После Плимута на острове особенно остро чувствовалось, что уже конец октября. Склоны холмов давно уже окрасились в осенние тона, а клены даже сбросили часть листьев, которые весело шуршали под ногами шагавшего к дому Джареда. Дубы же полностью сохранили листву, но она сделалась совсем рыжей. Какая-то пичужка заставила Джареда вздрогнуть от неожиданности  - закричала над самым его ухом. Засмеявшись, он поднял глаза в поисках нарушительницы спокойствия и вдруг заметил какое-то подозрительное движение за деревьями у тропинки, ближе к вершине холма. Дикая кошечка? Решила встретить его?
        Выбрав это укромное место и постоянно придерживая недовольного остановкой Морского Бриза, Миранда наблюдала за Джаредом с тех пор, как он сошел на берег и начал подниматься по тропинке. Уверенная в том, что он ее не заметит, она делала это без особого стеснения. Ей нравилось смотреть, как легко поднимается он в гору. В его походке и в нем самом было что-то особенное, свидетельствовавшее о его надежности и внушающее уверенность.
        А вот что касается чувств, которые она испытала, увидев его… Она не понимала, что с ней происходило. За время его отсутствия все окончательно запуталось. Миранда не сомневалась, что Джаред Данхем  - человек сильный и добрый, имеющий такую же, как у нее, гордую и непокорную душу. И он наверняка будет хорошим хозяином Виндсонга  - в этом папа, сделав его наследником, не ошибся. Но в их личных отношениях все было очень сложно… Почему-то Джаред вызывал в ней страх, совершенно непонятный страх. С подобным Миранде сталкиваться еще не приходилось, и она не знала, как это преодолеть. Внезапно ей вспомнились его поцелуи и то ощущение беспомощности и беззащитности, которое она испытала тогда в лесу. Нахмурившись, Миранда подумала: «Ох, если бы он дал мне время во всем этом разобраться…» Но, увы, времени у нее не было. Тяжело вздохнув, Миранда ослабила уздечку и поскакала в сторону леса. Встречаться сейчас с Джаредом ей совсем не хотелось.
        Она носилась по острову на Морском Бризе до самой темноты. Джаред же, понимая ее состояние, все это время оставался в доме. Доротея и Аманда развлекали его разговорами о подготовке к свадьбе, и он все больше понимал Миранду. Она приехала, когда женщины уже разошлись по своим комнатам, а Джаред ужинал в одиночестве.
        Не переодеваясь, Миранда влетела в столовую и воскликнула с наигранным удивлением:
        - Ты вернулся?! Какая радость,  - добавила она скороговоркой и плюхнулась на соседний стул.
        - Добрый вечер, Миранда. Я тоже рад, что наконец-то, оказался дома,  - ответил Джаред.
        - Не мог бы ты налить мне вина?  - спросила девушка.
        - Нет, дорогая, не могу. Ты сейчас отправишься в свою комнату, и ужин тебе принесут туда. Я могу допустить костюм для верховой езды на завтраке, в отдельных случаях во время ланча, но ни в коем случае за обеденным столом или во время ужина. Кроме того, я хотел бы, чтобы впредь ты была более внимательна к заведенному в этом доме порядку.
        Миранда чуть не задохнулась от гнева.
        - Вы забыли, сэр, что я пока еще не ваша жена!
        - Нет, Миранда, не забыл. Но я уже являюсь главой этого дома, поэтому будьте любезны, мисс, выйти из-за стола.
        Девушка тотчас вскочила со стула и бросилась к двери. Опрометью пронеслась по холлу, затем вверх по лестнице и остановилась только в своей спальне. Там стащила с себя одежду и быстро умылась. Надев ночную рубашку, Миранда забралась под одеяло. «Как он посмел разговаривать со мной в таком тоне!  - возмущалась она.  - Он обращался со мной, как с маленькой девочкой!»
        Тут дверь открылась и вошла Джемайма с подносом в руках. Поставив поднос на столик возле камина, служанка сказала:
        - Я принесла вам ужин, мисс Миранда.
        - Я не хочу есть!  - крикнула девушка, приподнимаясь.
        Служанка вновь взяла поднос в руки.
        - Как скажете,  - пробормотала она. И исчезла за дверью вместе с ужином.
        Миранда резко откинулась на подушку, и кровать жалобно скрипнула.
        Через несколько минут дверь опять открылась, и, судя по звукам, поднос снова был поставлен на столик.
        - Я же сказала, что не буду ужинать,  - пробурчала девушка.
        - Но почему?  - послышался вдруг голос Джареда.  - Тебе нездоровится, дикая кошечка?
        В комнате воцарилось напряженное молчание.
        - Что ты делаешь в моей спальне?  - спросила, наконец, Миранда.
        - Пришел убедиться, что с тобой все в порядке. Ты почему-то прогнала Джемайму с подносом…
        - Со мной все в порядке,  - тихо ответила Миранда, прекрасно сознавая, в каком глупом положении оказалась. Причем обвинять было некого, кроме самой себя. Как ни крути, а именно она, отказавшись от ужина, дала Джареду повод прийти к ней.
        - Тогда, будь хорошей девочкой, вставай с кровати и поешь.
        - Я не могу.
        - Почему?
        - На мне только ночная рубашка.
        Джаред усмехнулся и проговорил:
        - Дорогая, но ведь через пять недель мы поженимся. Не кажется ли тебе, что это дает нам право вести себя друг с другом попроще, не столь строго соблюдая правила этикета?  - С этими словами он подошел к кровати и протянул девушке руку.
        Тихо вздохнув, Миранда соскочила с кровати, и Джаред, проводив невесту к стоявшему у камина столику, галантно помог ей сесть, а сам уселся напротив. С минуту Миранда колебалась, поглядывая на салфетку, прикрывавшую поднос. Подняв, наконец, салфетку, увидела тарелку с супом из морских моллюсков, блюдо со свежим кукурузным хлебом, тарелочку со сливочным маслом и медом, а также заварное пирожное и чайничек с горячим чаем.
        - А вам на ужин подавали говяжью вырезку и ветчину,  - пробурчала она.  - Я видела, когда заходила в столовую. И еще там был пирог с яблоками и тыквой.
        - Так всегда бывает, когда опаздываешь к ужину,  - ответил Джаред с ухмылкой.  - Я сказал кухарке, чтобы тебе принесли что-нибудь полегче и посытнее из того, что осталось. Ешь суп, пока он не остыл.
        Миранда послушно взяла ложку и тут же спросила:
        - Почему ты постоянно говоришь со мной как с ребенком?
        - А почему ты постоянно ведешь себя как ребенок?  - парировал Джаред.  - Нарочно опоздала на ужин… Притворилась, что мое присутствие в доме является для тебя сюрпризом… А между тем мы с тобой оба знаем, что ты была в лесу, неподалеку от Литл-Норт-бей, и наблюдала за мной оттуда, когда я сошел на берег.
        Лицо Миранды сделалось пунцовым.
        - Почему ты не сказал, что видел меня?  - тихо спросила она.
        - Тогда я подумал, что тебе захотелось побыть одной. А я стараюсь с уважением относиться к твоим желаниям. Я ведь прекрасно понимаю, дорогая, что тебе сейчас нелегко. Но ведь и мне, может, тоже! Тебе не приходило в голову, что некоторые мужчины, возможно, вообще не хотят жениться и я из их числа? Или же… Ты разве не подумала о том, что у меня может быть другая женщина? Ты как избалованный ребенок думаешь только о себе. В общем, за те несколько недель, которые остались до приезда моей семьи, ты должна стать той милой и благовоспитанной девушкой, которой на самом деле и являешься, и просто скрываешь это,  - решительно добавил Джаред.
        И тут Миранда вдруг потупилась и тихо прошептала:
        - Джаред, я боюсь…
        - Что же тебя пугает, милая?  - ласково спросил он.
        Миранда подняла голову, и Джаред с удивлением увидел, что по щекам девушки текут слезы.
        - Я боюсь стать взрослой,  - пролепетала она.  - Меня пугают те чувства, которые ты пробуждаешь во мне. Я не понимаю их, и это ужасно меня смущает. Я боюсь, что не смогу стать хорошей хозяйкой. Я обожаю Виндсонг, но для того, чтобы быть настоящей хозяйкой, надо уметь вести себя в обществе, а я не умею. Может, я к этому вообще не способна. Вот Аманда, та сразу же стала своей в Лондоне. Нас с ней учили одному и тому же, и я всегда считалась более способной. Однако моя сестра блистала в свете, а я казалась неловкой и неуклюжей. Разве такая сможет стать тебе хорошей женой, Джаред? Мы должны будем принимать гостей, а я и этого не умею. Для женщин я слишком умна. Понимая это, я пытаюсь говорить на их языке, но мои речи от этого становятся ужасно глупыми.
        Джареда все сильнее терзало острое чувство жалости к сидевшей перед ним девушке, однако он точно знал, что если как-то обнаружит это чувство, то тогда наверняка оттолкнет ее. Ему ужасно хотелось усадить Миранду себе на колени и приласкать, хотелось уверить в том, что все будет хорошо. Но он не мог подчиниться своему порыву  - это было бы серьезной ошибкой. Миранде сейчас следовало расстаться с детством, и сделать это могла только она сама.
        Немного помедлив, Джаред взял девушку за руки и проговорил:
        - Посмотри на меня, дикая кошечка, и постарайся понять то, что я тебе скажу. Видишь ли, взрослыми предстоит стать нам обоим. Я до сих пор старался обходиться без сложностей, поэтому можно сказать, что и мое детство слишком затянулось. Только став владельцем Виндсонга, я вдруг почувствовал ответственность за эту землю и понял, что именно от меня зависит будущее острова. Давай договоримся  - будем взрослеть вместе.
        - А у тебя есть кто-нибудь?  - неожиданно спросила Миранда.
        - Что ты имеешь в виду?
        - Я имею в виду женщину, на которой ты бы предпочел жениться вместо меня.
        - Нет, дикая кошечка, у меня никого нет.  - В глазах Джареда промелькнули озорные огоньки.  - Это обрадовало тебя или огорчило?
        - Обрадовало,  - честно призналась Миранда.
        - Значит, я могу надеяться, что ты, как принято говорить в свете, начинаешь испытывать ко мне нежные чувства?
        - Нет, просто я не хочу лишиться своего состояния.
        Джаред весело рассмеялся.
        - Боже правый, Миранда! Вот уже поистине язык  - враг твой! Тебе кто-нибудь объяснял, что такое такт и деликатность? Поверь, совсем не обязательно говорить все, что думаешь, чтобы оставаться честным человеком.
        Он прикоснулся губами к кончикам ее пальцев, но девушка тотчас же высвободила руки из его ладоней.
        - А что я должна была сказать?  - спросила она, глядя Джареду прямо в глаза.
        - Ты могла бы сказать, например, что не уверена в своих чувствах, поэтому не хочешь преждевременно говорить о них. А настоящая светская леди слегка покраснела бы и сказала: «Ах, сэр, вы смущаете меня, задавая вопросы». Я понимаю, что это не твой стиль, Миранда. Вопрос в том, понимаешь ли ты, каково мне, когда я выслушиваю твои откровенные ответы.
        - Думаю, что понимаю. Но мне кажется, что глупо маскировать правду пустой болтовней.
        - Глупо, конечно, но порой необходимо, дикая кошечка. Неприкрытая правда может напугать или обидеть людей. Доверься мне, Миранда, и мы будем вместе учиться понимать то, что следует понимать взрослым людям. Но сейчас мы должны поговорить еще кое о чем.  - Он встал, обошел стол и привлек Миранду к себе.  - Ты говорила, что тебя пугают чувства, которые я у тебя вызываю. А знаешь ли ты, что испытываю я то же самое?
        - И ты?..  - пробормотала Миранда, совершенно сбитая с толку словами Джареда и его близостью.
        Он с улыбкой кивнул.
        - Да, совершенно верно. И я тоже,  - тихо произнес Джаред низким грудным голосом, обвивая рукой талию девушки.
        Миранде вдруг стало трудно дышать, а глаза ее расширились и потемнели. И тут Джаред склонил голову и нежно, очень нежно прикоснулся губами к ее губам.
        - О, Миранда,  - прошептал он,  - когда я прикасаюсь к тебе, у меня голова идет кругом.
        Запустив пальцы в шелковистые волосы девушки, Джаред провел ими сверху вниз. Затем он еще крепче прижал ее к себе, и Миранда с тихим стоном припала к его груди. А Джаред поцеловал ямочку у нее на подбородке, потом провел губами по ее шее. Внезапно ленточки, скреплявшие разрез ночной рубашки, почему-то сами собой развязались. Тихо застонав, Джаред подхватил девушку на руки, пронес через комнату и осторожно опустил на кровать. Не раздеваясь, он лег с ней рядом, обнял и стал целовать.
        От этих чудесных поцелуев Миранды кружилась голова, и ей казалось, что она вот-вот лишится чувств. Но в то же время поцелуи Джареда порождали уверенность в том, что в жизни есть нечто прекрасное  - то, чего она еще не знала, но должна была познать. Внезапно объятия Джареда чуть ослабли, и Миранда почувствовала его горячее дыхание у себя на груди. А затем его губы обхватили ее набухший сосок и принялись теребить его, вызывая наслаждение, разливавшееся по всему телу, даже в самом интимном месте внизу живота. А потом Джаред поднес пальцы к этому месту и стал нежно поглаживать его.
        Сколько времени длилось все это  - секунду или вечность,  - Миранда не знала; ощущение времени вернулось к ней лишь тогда, когда Джаред откинулся на спину. Но потом он вдруг взял ее за руку и накрыл ее ладонью свою восставшую плоть, проступившую под брюками. Джаред молча показал ей, как следовало двигать ладонью, и теперь уже она стала ласкать его интимное место, ритмично сжимая. Однако это продолжалось совсем недолго, возможно, всего лишь несколько секунд. А потом глаза Джареда вдруг потемнели, и он, остановив ее, проговорил:
        - Видишь, милая, не только ты становишься бессильной от моих прикосновений, но я тоже делаюсь совершенно беспомощным, когда ты прикасаешься ко мне.
        - Я не знала этого,  - прошептала Миранда.
        - Ты еще очень многого не знаешь, дикая кошечка. Но я научу тебя всему, что знаю сам. Если ты мне, конечно, позволишь.
        Склонившись над ней, Джаред завязал ленточки на ее ночной рубашке, разгладил спутавшиеся волосы и, поцеловав, пожелал спокойной ночи.
        После того как дверь за ним закрылась, Миранда в течение нескольких минут не могла справиться с вдруг охватившей ее тело дрожью. Так вот, оказывается, что такое заниматься любовью! Не менее интересным было и другое открытие… Откровенно рассказав Джареду все, о чем он спрашивал, она дала ему в руки сильное оружие против себя. Однако Джаред им не воспользовался, а вместо этого столь же откровенно рассказал ей о своих мыслях и чувствах.
        Да, она многое поняла в этот вечер. Например, то, что на плечах замужней женщины лежит большая ответственность. Ох, она ведь может стать мамой уже в следующем году. Она, Миранда, матерью!..
        А затем мысли ее приняли несколько иное направление. Было совершенно ясно, что она обязана сама стать взрослой, прежде чем заняться воспитанием ребенка. О боже!.. Что она вытворяла до сих пор?! И это без пяти минут хозяйка поместья и мать семейства!

        В течение последующих нескольких дней Миранда была необычно смирной и послушной. Доротея даже забеспокоилась: не заболела ли дочь? Миранда перестала кататься верхом, а вместо этого бродила по особняку, обследуя все кладовые, чуланчики и подсобные помещения. При этом она постоянно задавала вопросы, касавшиеся ведения хозяйства. Аманда понимала, что происходило с сестрой, и ей ужасно хотелось узнать, как Джареду удалось усмирить сестру. И было очень интересно, надолго ли ее хватит. Ответ на последний вопрос был получен в конце недели, когда Миранда в течение целого дня занималась заготовкой винограда на зиму. К ужину она вышла, с трудом передвигая ноги от усталости. Доковыляв до стола, рухнула на стул  - и вдруг разрыдалась.
        Джаред вскочил и бросился к невесте, при этом выразительно взглянув на Аманду, уже готовую расплыться в улыбке.
        - Не могу…  - пробормотала Миранда.  - Я просто не в состоянии это делать! Ненавижу домашнюю работу! О, Джаред, наверное, из меня никогда не выйдет хорошая хозяйка! Джем у меня подгорел. Я испортила гору трески, насыпав на рыбу слишком много соли,  - продолжила она, всхлипывая.  - В тыквенный пирог высыпала столько специй, что есть невозможно. Свечи, которые я сделала, совсем не горят, а мыло, которое сварила, пахнет не духами, а свинарником!
        Джаред с трудом сдержал смех.
        - Эх, дикая кошечка, ты совсем неправильно меня поняла,  - проговорил он, обнимая невесту за талию.  - Я вовсе не хотел, чтобы ты мгновенно изменилась и научилась тому, чего никогда прежде не делала. Я всего лишь хотел, чтобы ты поняла, как управлять хозяйством. Для этого тебе вовсе не обязательно самой готовить джем, варить суп и солить треску. Для этого есть слуги. Тебе вполне достаточно знать, как все это делается, чтобы приглядывать за слугами.  - Он взял девушку за руку и прикоснулся губами к ладошке.  - Твоя изящная ручка предназначена не для тяжелой работы, у нее гораздо лучше получается другое,  - добавил он совсем тихо  - так, чтобы могла услышать только Миранда. И в тот же миг щеки девушки порозовели.
        Доротея же наблюдала за дочерью и Джаредом с явной настороженностью. Да, конечно, через несколько недель состоится их свадьба, однако при всех обнимать Миранду за талию?.. К тому же Джемайма сообщила ей, что минувшей ночью Джаред сам отнес поднос с ужином в спальню Миранды и не менее получаса оставался там.
        И тут Доротея вдруг поняла, что немного завидует дочери. Общение Джареда и Миранды напомнило ей о том, как все начиналось у них с Томасом. Она тихо вздохнула. Неужели ее жизнь закончилась? Нет, этого не может быть!

        Следующие несколько недель все готовились к свадьбе  - все, кроме жениха и невесты, которые все ясные дни посвящали верховым прогулкам по острову, а дождливые дни проводили вдвоем в библиотеке. Иногда к ним присоединялась Аманда, которая все больше убеждалась в том, что Миранда и Джаред были созданы друг для друга.
        Плимутские Данхемы прибыли в полном составе: шестеро взрослых и пятеро представителей юного поколения. Поначалу, конечно же, возникла некоторая натянутость, но очень быстро исчезла как-то сама собой. Элизабет Лайтбоди-Данхем и Доротея ван Стин-Данхем быстро нашли общий язык. При этом мать Джареда была очарована Мирандой. Доротея же  - она привыкла к тому, что обычно хвалили ее младшую дочь,  - была настолько удивлена, что даже сказала об этом своей новой подруге.
        - Но это же понятно…  - ответила Элизабет.  - Крошка Аманда, безусловно, само совершенство, и лорду Суинфорду она станет идеальной женой. Но Джареду надо нечто иное  - то, что есть у Миранды. Ваша старшая дочь обладает сильным характером, и она сможет, если потребуется, исполнять партию ведущей в семейном танце с моим Джаредом. Он никогда не будет точно знать, чего от нее ожидать в ближайший момент, и поэтому всегда будет относиться к ней с уважением. Моя дорогая Доротея, я очень рада, что судьба послала ему Миранду.
        День святого Николая был довольно холодным, но ясным. Лишь только сонное солнце приподнялось над горизонтом и прикоснулось теплыми золотыми пальцами к прохладной воде залива Лонг-Айленд, от обоих его берегов отплыло множество лодок и небольших судов, взявших курс на Виндсонг. На свадьбу спешили Хортоны, Юнги, Татилсы и Албертсоны, Джевелсы, Бойсьюсы и Голдсмиты, Террисы, Уеллесы и Эдвардсесы. Были, естественно, среди приглашенных и лорды всех соседних островных владений: Силвестеры из Шелтер-Айленда, Фискесы из Плам-Айленда и Гарденеры, владевшие одноименным островом. А в доме, помимо Данхемов, уже находились родственники Доротеи и близкие друзья семьи, жившие в Гудзонской долине и в Нью-Йорке. Они приехали за несколько дней до дня венчания.
        Из прибывших родственников самой старшей по возрасту была Джудит ван Стин, бабушка виндсвудских сестер-двойняшек. У этой почтительной дамы с совершенно седыми волосами были на удивление живые голубые глаза. Причем бабушка Джудит, едва увидев Джареда, тотчас же заявила:
        - На вид настоящий пират. Весьма элегантный и симпатичный, но все равно пират. Как раз под стать такой чертовке, как наша Миранда, уж можете мне поверить.
        - О боже, мама, что за странные вещи вы говорите,  - поспешно вмешался смутившийся Корнелиус ван Стин, ее младший сын и нынешний хозяин родового поместья Торвик.  - Прошу принять мои извинения за неосторожность моей матушки, дамы и господа,  - произнес он, сделав поклон в сторону группы беседовавших Данхемов и Ван Стинов.
        - Я не нуждаюсь в том, чтобы кто-то за меня извинялся, Корнелиус,  - проворчала миссис ван Стин.  - Да простит меня Бог, но ты форменный ханжа! Ума не приложу, как меня угораздило родить такого сына! Я ведь так сказала, чтобы сделать приятное Джареду, и он понял это. Не правда ли, мой мальчик?
        - Вне всяких сомнений, мэм. Я отлично понял, что вы имели в виду,  - ответил Джаред с озорной улыбкой. И, поклонившись пожилой даме, прикоснулся губами к ее бледной пухлой руке, унизанной кольцами.
        - Разрази меня гром! Он еще и проказник по дамской части!  - с деланным удивлением воскликнула пожилая леди.
        - Вы опять не ошиблись, мэм, так что каюсь,  - тотчас же последовал ответ.
        - Ха-ха!  - рассмеялась Джудит ван Стин.  - Эх, будь я хотя бы лет на тридцать моложе, мой мальчик…
        - Не сомневаюсь в этом, мэм!  - со смехом перебил Джаред и заговорщически подмигнул собеседнице.
        Миранда усмехнулась, вспомнив эту сценку, когда следующим утром, проснувшись, подошла к окну своей спальни и посмотрела на уже светлевшее небо. По всем признакам погода в день ее свадьбы обещала быть великолепной. За спиной у нее в камине весело потрескивали яблоневые поленья.
        Тут над подушкой показалось сонное лицо сестры, с которой они несколько последних ночей спали вместе из-за наплыва гостей.
        - Ты уже встаешь?  - спросила Аманда.
        - Да, встаю. Спать совсем не хочется.
        Миранда обвела взглядом свою спальню. Следующей ночью она будет спать уже в другой комнате, которую за последний месяц соответствующим образом обставили и украсили. Миранда уже не в первый раз мысленно прощалось со своей комнатой. Она помнила ее с самого раннего детства. Как же здесь все знакомо и мило!.. Широкая кровать под ее любимым балдахином с занавесями из белой с зелеными полосами льняной ткани. Кровать сделали из вишневого дерева, а ее спинка была замысловато изогнута. Миранда в детстве часто представляла, как она, сделавшись вдруг совсем крошечной, катается по этим изгибам. Из того же материала был изготовлен стоявший у стены высокий двойной комод, который приветствовал ее каждое утро блеском украшавших его латунных шариков. Трюмо же было заказано специально для нее к четырнадцатому дню рождения. Оно ей сразу понравилось, особенно огромное зеркало. У камина стоял небольшой круглый стол, за которым она читала и иногда ужинала, а рядом с ним находилось очень удобное кресло с зеленой бархатной обивкой.
        Хозяйскую спальню начали готовить для них с Джаредом несколько недель назад, но о том, как она будет выглядеть, Миранда не имела ни малейшего представления  - Джаред хотел сделать для нее сюрприз. Ей было известно только одно: в спальню родителей они перебираться не будут, и это вполне ее устраивало.
        Стоявшие на каминной полке небольшие часы с ярко разукрашенным циферблатом пробили половину восьмого.
        - Угораздило тебя назначить свадьбу на десять часов утра!  - проворчала Аманда.  - Лично я буду венчаться где-нибудь после полудня.
        - Время выбирал Джаред, а не я.
        - А как там за окном?
        - Отлично! Небо ясное и голубое. Ни одного облачка. А солнышко уже вовсю светит. К бухте же со всех сторон плывут лодки. Напоминает те дни, когда папа устраивал охотничьи завтраки.
        Аманда неохотно выбралась из-под одеяла и спустила ноги на пол.
        - Хочешь не хочешь  - надо собираться,  - сказала она.
        Будто услышав эти слова, в комнату вошла Джемайма с огромным подносом.
        - Не вздумайте сказать, что у вас нет аппетита. И слушать не стану!  - сразу же предупредила она.  - Один Бог знает, когда вам в следующий раз представится возможность поесть. Имейте в виду, понаехало множество гостей. И все голодные как саранча! Ваша мама распорядилась приготовить для них легкий завтрак. Так вот, кухарка приготовила шесть окороков, неисчислимое количество яиц, тосты, кофе и чай. В данный момент с тремя окороками уже покончено, а к завтраку еще не вышла и половина гостей!  - Служанка опустила поднос на стол.  - Через час будет горячая вода, и вы сможете принять ванну,  - добавила она, уже выходя из спальни.
        - Лично я голодна как волк!  - заявила Миранда.  - Можешь понервничать вместо меня, а я вместо тебя съем твою порцию.
        - Ну уж нет! В конце концов, сегодня не моя свадьба. С чего бы мне нервничать и голодать?  - со смехом сказала Аманда, поднимая прикрывающую поднос салфетку. В глаза сразу бросились две тарелки с омлетом и тонко нарезанной ветчиной.  - Ого! Великолепно!  - воскликнула девушка.  - Заранее знаю, что наша кухарка на славу потрудилась. А омлет она всегда делает замечательно.
        - Это от того, что она добавляет в него жирные сливки, домашний сыр, свежий лук и дольки чеснока,  - со знанием дела пояснила Миранда, намазывая аппетитный круассан маслом и малиновым джемом.
        Аманда на мгновение перестала жевать и замерла с открытым ртом.
        - Откуда ты это знаешь?  - удивилась она.
        - Спросила у кухарки. Будь добра, налей мне шоколада. Кстати, секрет вкусного шоколада в том, что в него добавляют чуть-чуть корицы.
        - О боже!..  - то ли восторгаясь, то ли удивляясь, воскликнула Аманда.
        Когда сестры позавтракали, в комнате уже стояли две клубившиеся паром ванны с горячей водой. Зная, что времени в день свадьбы будет очень мало, волосы сестры помыли еще накануне, перед сном, поэтому сейчас управились довольно быстро. Девушки насухо вытерлись мягкими полотенцами, надели халаты и стали с нетерпением ждать, когда принесут платья. Джемайма в сопровождении двух горничных внесла их наряды сразу после того, как часы пробили половину десятого. Доротее очень хотелось, чтобы старшая дочь венчалась в ее бывшем свадебном платье, однако Миранда оказалась намного более высокой и тонкой, чем ее мать во время своей свадьбы. Предложение перешить свадебное платье Доротеи было тут же отвергнуто, поскольку оно оказалось в самую пору Аманде, так что было решено оставить платье до ее свадьбы. В результате известной ньюйоркской портнихе мадам Дюпре, согласившейся (естественно, за соответствующее вознаграждение) проделать путешествие в Виндсонг, пришлось шить не только свадебное платье Миранде, но и несколько платьев Аманде  - на свадьбу сестры, на которой Аманда вызвалась исполнять роль подружки
невесты, а также на будущее в качестве приданого.
        Белый цвет Миранде совершенно не шел, поэтому для свадебного платья выбрали бархат цвета слоновой кости. В соответствии с последней модой платье имело завышенную, почти до груди, линию талии и короткие рукава-буф, отороченные кружевом. Глубокий квадратный вырез также был украшен кружевами, а край подола декорирован лебяжьим пухом в виде ленты шириной примерно в два дюйма. Из драгоценностей невеста выбрала лишь нитку жемчуга, которая, не подчеркивая худобы ее шеи, хорошо гармонировала с глазами и волосами.
        Серебристые волосы Миранды были разделены на прямой пробор и уложены на затылке в пышный шиньон, а несколько не вошедших в него локонов свисали на щеки, подчеркивая чуть удлиненный овал лица и придавая ему немного кокетливое выражение. Прическу завершал венок из маленьких белых роз, к которому прикрепили длинную фату  - такую тонкую и невесомую, будто она была соткана из цветочной пыльцы. Розы для венка были выращены в небольшой собственной теплице. Точно такие же были срезаны и для букета невесты, в котором их обрамляли листья папоротника и козодоя. Таким образом, перевязанный шелковой серебристой ленточкой букет и венок составляли как бы единое целое.
        Аманда же в своем наряде напоминала красивую аппетитную конфетку. На ней было платье из бледно-розового бархата такого же фасона, как и у сестры, а голову украшал венок из алых китайских роз. Такие же розы и несколько пушистых веточек хвои составляли букет, который она держала в руках.
        Без десяти десять сестры были полностью готовы.
        - Зовем дядю Корнелиуса и начинаем,  - распорядилась Аманда.
        - Не рано ли?..  - пробормотала Миранда, внезапно почувствовавшая дрожь в коленях.  - Ты что, боишься, что я сейчас расплачусь?
        - Нет, вовсе нет. Просто есть такая примета: лучше начинать свадьбу, когда стрелки часов смотрят вверх, а не вниз.
        - В таком случае самое время идти. К тому же все только и говорят о том, что мне не терпится стать женой Джареда. Не будем их разочаровывать.
        Аманда весело рассмеялась. Ей было приятно вновь увидеть сестру такой же решительной, какой она всегда ее знала. Не теряя времени, Аманда побежала за дядей Корнелиусом. Однако тот стал решительно возражать против столь раннего начала брачной церемонии. Сопротивление его было сломлено лишь тогда, когда Аманда намекнула, что невеста напугана и, если пробудет в таком состоянии еще какое-то время, может вообще не выйти из своей спальни. Чопорный и «правильный» Корнелиус ван Стин, убоявшись возможного скандала, поспешил приступить к обязанностям старшего родственника, сопровождающего невесту. Ведя племянницу к алтарю, он мысленно благодарил Бога за то, что Тот послал ему более послушных дочек.
        Для церемонии венчания выбрали главную гостиную  - довольно просторную комнату с окрашенными в бледно-желтый цвет стенами, отчего комната казалась особенно светлой и праздничной. При этом молдинг, украшенный лепниной в виде венка из листьев деревьев, и такие же лепные розетки в центре потолка придавали гостиной весьма торжественный вид. Высокие окна, два с южной и три с восточной стороны, были занавешены шторами из белого и желтого шелка. А пол из отполированной дубовой доски был покрыт редкостным тебризским ковром шестнадцатого века с изображением различных животных. В обычное время здесь стояла мебель из красного дерева в венском стиле времен королевы Анны, однако на время свадебной церемонии ее вынесли. Возле камина, в котором потрескивали тлеющие угли, соорудили небольшой алтарь, по обеим сторонам которого стояли огромные, сплетенные из ивовых прутьев корзины с розами, а также веточками остролиста и сосны. Кроме того, по стенкам камина свисали гирлянды из сосновых ветвей, позолоченных шишек и орешков, а на каминной полке лежал сплетенный в том же стиле большой венок.
        Миранда стараясь сохранять строгое выражение лица  - ей сейчас это очень шло, окинула взглядом гостиную, заполненную людьми. В глубине комнаты возвышался алтарь, а возле него стояли Джаред, Джонатан и англиканский священник. Миранда на мгновение сжала руку сестры, а та в этот момент украдкой озиралась, вспоминая вздохи сожаления местных кавалеров, незадолго до этого узнавших, что сердце Аманды Данхем принадлежит какому-то английскому лорду.
        Солнце же светило в окна так ярко, что свечи вовсе не были нужны, однако гасить их не стали, поэтому солнечный свет вместе со свечами придавал комнате немного загадочный вид, одновременно делая ее еще более уютной. Впечатление усиливал заполнивший комнату аромат, исходивший от венков, гирлянд и букетов.
        А взгляды всех присутствующих тотчас обратились к стоявшей в дверях очаровательной невесте. Когда же гости расступились, Миранда, опираясь на руку дяди, проследовала через образовавшийся коридор навстречу своей судьбе. Доротея, Элизабет и старая Джудит ван Стин начали потихоньку всхлипывать, когда невеста проходила мимо них; а сестра Джареда Бесс и его невестка Чарити утирали глаза кружевными носовыми платками.
        Миранда снова обвела глазами заполненную гостями гостиную и даже удивилась: ведь всем этим людям, чтобы оказаться здесь, пришлось преодолеть, как минимум, несколько миль по морю в довольно холодное декабрьское утро…
        Стоя у алтаря и почти не шевелясь, Джаред смотрел на приближавшуюся к нему невесту и пытался представить, о чем она сейчас думала. Как только Джаред увидел ее, сердце его радостно затрепетало, и он мысленно воскликнул: «Как же она прекрасна!» Помимо всего прочего, во всех движениях Миранды чувствовалась какая-то особая элегантность, которой он ранее не замечал. И Джаред не без гордости подумал о том, что в этом чудесном преображении была и его заслуга.
        «Как он красив!»  - это была первая мысль приближавшейся к алтарю Миранды. И в тот же миг исчезло смятение, охватившее ее в то мгновение, когда она вошла в гостиную. Заметив выражение глаз нескольких неотрывно смотревших на него девушек, Миранда мысленно улыбнулась. Еще бы!.. Ведь фигуре ее Джареда могли бы позавидовать почти все собравшиеся здесь мужчины! Костюму, наверное, тоже. Раньше ей было совершенно безразлично, во что он одет, но сейчас просто невозможно было не обратить внимание на его костюм. На ногах у Джареда были узкие белые бриджи до колена и высокие черные сапоги из дорогой кожи, которые ослепительно сияли в лучах солнца. И Миранде вдруг захотелось узнать: не с помощью ли смеси сапожной ваксы с шампанским добивается он такого эффекта (по слухам, именно так поступали лондонские щеголи)? Белоснежная сорочка Джареда, в соответствии с последней английской модой, имела высокий воротник, который примерно на полдюйма возвышался над воротом его темно-зеленого бархатного фрака с золотыми пуговицами. Причем фрак сидел на нем замечательно. А шейный платок под сорочкой был завязан наимоднейшим
узлом, известным в среде лондонских денди под названием «Водопад».
        Рядом с Джаредом стоял Джонатан, наряд которого почти полностью повторял костюм брата. Братья были очень похожи, однако для самой Миранды они были совершенно разными и отличались один от другого как день и ночь.
        И тут Миранда вдруг почувствовала, как дядя Корнелиус вложил ее руку в ладонь Джареда.
        - Возлюбленные дети мои!..  - услышала она начало торжественной службы.
        Виндсонгские Данхемы принадлежали к англиканской церкви, поэтому, чтобы совершить обряд венчания, священника пришлось приглашать из самого Хантингтонга. Миранда вслушивалась в произносимые им слова с таким вниманием, что почти не видела даже стоявшего рядом с ней Джареда.
        - …Совершаю обряд сей над вами обоими волей, данной мне Господом нашим, перед которым держать нам ответ за явные и тайные грехи наши в день Страшного суда,  - говорил священник монотонно, от чего слова его казались особенно зловещими. И Миранда внезапно почувствовала, как ее пульс учащается. Она никогда не думала о предстоящей свадьбе как о событии настолько серьезном, что оно затрагивало не только ее нынешнюю, но и будущую жизнь… Разумеется, Миранда знала, что этот брак поможет ей остаться в Виндсонге и получить отцовское состояние, а Аманде  - устроить счастливую семейную жизнь с лордом Суиндфордом. И ей этого было вполне достаточно. Но имела ли она право выходить за Джареда, если не любила его? Хотя… Она ведь стала относиться к нему гораздо лучше, чем раньше…
        Словно услышав ее мысли, Джаред легонько сжал ее руку, словно хотел приободрить.
        А священник между тем продолжил:
        - Джаред, согласен ли ты взять эту женщину в жены, чтобы жить с ней вместе в священных узах брака, как повелел нам Господь Бог наш? Клянешься ли ты перед Отцом нашим небесным любить ее, заботиться о ней, почитать ее, быть с ней рядом в здравии и болезни, забыть всех других женщин и оставаться верным только ей до тех пор, пока смерть не разлучит вас?
        - Да, клянусь!  - громко и отчетливо произнес Джаред в наступившей внезапно тишине.
        - Миранда-Шарлотта…
        Собственное полное имя показалось Миранде таким длинным, что она на мгновение отвлеклась и в недоумении посмотрела на священника, когда тот произнес:
        - Клянешься ли ты перед Отцом нашим небесным любить его, заботиться о нем, почитать его, повиноваться ему…
        Мысли проносились одна за другой, и Миранде хотелось крикнуть, что она не знает. Хотя нет, она же готова. Да-да, готова! Но как повиноваться, если муж будет не прав, а она  - права? О боже, почему все так запуталось?
        - … До тех пор пока смерть не разлучит вас?  - закончил священник.
        Миранда хотела ответить, но требуемые слова застряли в горле. «Ведь это  - до самой смерти, навсегда!»  - воскликнула она мысленно. Совершенно запутавшись, Миранда повернула голову и, словно сквозь туман, увидела дядю и сестру, смотревших на нее вопросительно. Миранда перевела взгляд на Джареда… Вспоминая потом эти секунды, она не сомневалась, что его губы даже не дрогнули, но вместе с тем точно помнила, что услышала его слова: «Успокойся, дикая кошечка». Эти слова и вернули ей здравый смысл.
        - Да, клянусь,  - тихо произнесла Миранда.
        И теперь церемония пошла своим чередом. Джаред надел ей на палец великолепное золотое кольцо, усыпанное крошечными бриллиантами. Взглянув на него, Миранда вдруг почувствовала, что ее ресницы сделались влажными. Как раз в этот момент священник объявил их мужем и женой и, повернувшись к Джареду, сказал:
        - Можете поцеловать свою молодую жену, сэр.
        Джаред склонил голову и нежно поцеловал ее, вызвав аплодисменты столпившихся вокруг гостей. А еще через несколько минут они уже стояли у входа в гостиную, принимая поздравления. И оказалось, что дело это не такое простое. Миранда вскоре сделалась пунцовой от поцелуев, которыми, в соответствии с обычаем, спешила обменяться с невестой на счастье мужская часть гостей. Но Миранда исполняла требования обычая безукоризненно: приветствовала каждого очередного гостя грациозным жестом, с благодарностью принимала подарок и находила хотя бы несколько любезных слов. Наблюдавший за этой процедурой Джаред испытывал гордость за свою молодую супругу, тем более что та демонстрировала умение не только быть милой, но и держать удар. Последнее касалось некоторых обуреваемых завистью представительниц прекрасного пола. Зная взрывной характер Миранды, они провоцировали ее, стараясь вывести из себя. Однако та отбивала атаки хладнокровно, как закаленный в боях ветеран.
        - Миранда, милочка моя,  - прощебетала Сьюзен Терри,  - поздравляю! Но вы так мало встречались  - и уже свадьба! Впрочем, я не поверю, что это связано с чем-то непорядочным.
        - Это воля моего отца. Он хотел, чтобы все было именно так,  - с приветливой улыбкой ответила Миранда.  - Но у тебя-то, моя милая, все по-другому. Ты, насколько я знаю, все еще ждешь, когда Натаниель Хортон сделает тебе предложение, не так ли? Как долго он за тобой ухаживает? Года два?
        Сьюзен поспешила ретироваться, и Миранда увидела усмешку своего мужа.
        - Ну и острый же у вас язычок, миссис Данхем,  - сказал он шепотом.
        - Что вы, сэр… Я просто пыталась защитить нашу репутацию. Эта Сьюзен  - ужасная сплетница.
        - В таком случае предлагаю утешить ее, дав настоящий повод для сплетен,  - прошептал Джаред, склонившись к молодой жене так близко, что его губы коснулись ее шеи. Миранда порозовела, а муж добавил:  - Пусть говорят, к примеру, что я пытался затянуть тебя в постель, не дождавшись конца брачной церемонии и…
        - Джаред, остановись,  - перебила его Миранда с мольбой в голосе.
        - Этот парень уже пристает к вам, мэм?  - услышала она голос Джонатана.  - Он всегда отличался нахальством. Но я как старший брат готов призвать его к порядку. Черт возьми, братишка, научись, наконец, сдерживаться и вести себя прилично.
        - Думаешь это просто, когда такая колдунья сводит тебя с ума?
        - Да помолчите же вы!.. Помолчите оба,  - со смехом проговорила Миранда.  - Пойду-ка я лучше к гостям, пока они там еще не все съели.  - Махнув на прощанье рукой, она исчезла в толпе.
        - Слушай, Джаред, я наблюдаю за тобой всю неделю,  - проговорил Джонатан.  - Ты еще никогда так не нервничал, хоть и держишься молодцом. Видел бы ты, какое страдание было в твоих глазах, когда она слегка запаниковала перед алтарем. Такое, парень, может быть только в одном случае  - ты ее любишь, а она тебя пока нет. Она знает о твоих чувствах?
        - Нет. Я решил следовать совету Аманды. И, по-моему, это прекрасный совет. Аманда сказала, что мне не стоит признаваться ее сестре в своих чувствах до тех пор, пока та не признается в своих. Она так невинна, черт побери… Я попросту боюсь ее напугать.
        - Ты всегда был слишком романтичным, Джаред, но если тебе нужен мой совет, то знай: самое верное средство в твоей ситуации  - как можно быстрее сделать ребенка. Ничто не делает женщину взрослой так быстро, как собственный малютка.
        - Именно этого мне и хватает!  - рассмеялся Джаред.  - Представляешь, жена-ребенок с ребенком на руках. Нет уж, спасибо. Я намерен посвятить ближайшие несколько месяцев ухаживанию за собственной женой с целью завоевания ее сердца.
        - Вообще-то этим занимаются до свадьбы, а не после, братишка.
        - Это когда речь идет об обычной девушке. А Миранду обычной никак не назовешь. Да и обстоятельства, при которых мы встретились, тоже. А сейчас, брат, извини, но я пойду к жене.
        Джонатан с улыбкой посмотрел вслед брату. Он искренне любил этого упрямого парня и не сомневался, что тот не пожалеет времени и сил на то, чтобы укротить своенравную Миранду. И конечно же, обязательно добьется своего. Интересно, хватило бы у него, Джонатана, терпения на такой подвиг? Впрочем, ему это и ни к чему. Его вполне устраивала ласковая и благонравная Чарити. Слишком умная жена со взрывным характером  - это же настоящее испытание, выдержать которое способен далеко не каждый. Усмехнувшись, Джонатан пошел искать свою жену и вскоре увидел ее рядом с Аннет, супругой Корнелиуса ван Стина. Женщины оживленно обсуждали рецепт цветочной смеси для духов. Приобняв Чарити за талию, Джонатан чмокнул ее в щеку, и та зарделась от удовольствия.
        - Отчего ты вдруг так разнежничался, Джо?  - спросила она с улыбкой.
        - Ты у меня замечательная  - вот и разнежничался.
        - А может, замечательным оказался ромовый пунш?  - Чарити снова улыбнулась.
        - Нет, я его еще не пробовал. Но ты подала отличную идею!  - воскликнул Джонатан.  - Милые дамы!  - он галантно развел в стороны локти,  - позвольте проводить вас в буфет.
        Столовая виндсонгского дома, двери которой сейчас были широко распахнуты, располагалась напротив гостиной, по другую сторону центрального холла. Комната была отделана в голубых тонах и украшена по потолку белой лепниной. Шелковые занавески на высоких окнах также были голубыми, только чуть более темного оттенка, чем стены, и с набивным желтоватым узором. Таким же шелком были обиты сиденья стульев, стоявших сейчас вдоль стен. Вся мебель в столовой была из полированного красного дерева. Стол и стулья заказывали в известном ньюйоркском магазине Дункана Файфа, а занимавший значительную часть стены сервант  - в не менее известной мастерской на Мейден-лейн, на которую работал знаменитый мебельный мастер Элберт Андерсон. Освещалась же столовая хрустальными канделябрами с лампионами ручной работы, которые Томас подарил Доротее на десятую годовщину их свадьбы.
        Накрытый для праздничного обеда стол был установлен посредине комнаты. В центре же стола на белоснежной льняной скатерти стоял неимоверных размеров оловянный сосуд с розовыми, белыми и красными розами, пушистыми сосновыми лапами и ветками остролиста. А справа и слева возвышались элегантные серебряные канделябры с горящими восковыми свечами.
        Поражали своими размерами и расставленные через равные промежутки блюда с дарами моря: устрицами, мидиями и другими моллюсками, а также лобстерами и клешнями крабов,  - приготовленными в горчичном соусе и кипящем растительном масле. На отдельной тарелке, стоявшей рядом с соусником, грудой лежали очищенные крабы. Естественно, не было недостатка и в рыбе, которой славились окружающие Виндсонг воды. Гости имели возможность полакомиться треской, камбалой и тунцом, приготовленными различными способами.
        Не чувствовали себя ущемленными и любители мяса. Их вниманию предлагалось четыре огромных окорока с аппетитной корочкой, которая могла образоваться только в том случае, если перед запеканием натереть мясо коричневым сахаром и редкими восточными специями. Кроме того, имелись следующие блюда: целиком запеченный бок теленка, жареная оленина, весьма любимая Мирандой фаршированная индейка и два фаршированных диким рисом гуся, зажаренные до хрустящей корочки.
        А количеству и внешнему виду овощей позавидовал бы любой живописец, изображающий рог изобилия. С большими блюдами из китайского фарфора, заполненными желтыми ломтиками тыквы, блестящими от расплавившегося сливочного масла, соседствовали блюда поменьше с зелеными стручками фасоли, запеченной вместе с миндалем; с вареными кочанами цветной капусты; с луком, который варили вместе с черным перцем в молоке и в масле; и были также блюда с бобами, сваренными вместе с молодой кукурузой. А в чашах кесе благоухало паровое тыквенное суфле  - единственное блюдо, при приготовлении которого кухарка строго придерживалась рецепта Доротеи; и блюдо это очень любили в семьях ван Стинов и виндсонгских Данхемов.
        Содержимое пяти глубоких фарфоровых блюд, украшенных красно-белыми лентами, представляло итальянскую кухню  - то были макароны с острым сыром Чабер  - еще одно любимое блюдо Миранды. Впрочем, она редко могла устоять и перед стоявшим рядом картофелем под голландским соусом. На столе имелось также картофельное пюре со сливочным маслом и картофельные шарики, рецепт приготовления которых кухарка хранила в секрете. Хотя уже началась зима, подходившие к столу могли полакомиться салатом из свежих огурцов под пикантным белым соусом, к которому любители более острой пищи могли добавить тут же стоявший винный уксус.
        Всеобщее внимание привлекал огромный свадебный торт  - шедевр кулинарного искусства, созданный из легкого бисквитного теста, крема и фруктов, покрытый поблескивающей, будто снег, белой глазурью. Вокруг торта сгруппировались тарелки с ананасовым пудингом, абрикосами в кляре, творожными пирожными трех видов, карамельным кремом и бисквитными генуэзскими пирожными с кофейным кремом. Немалой популярностью среди гостей пользовались пирожки с мясом и тыквой. Хотя совсем недавно, в День благодарения, подобные пирожки пекли в каждой семье, они исчезали со стола также быстро, как и пирожки с малиновым и лимонным джемом, а еще шоколадные пирожные  - последнее блюдо тоже входило в число самых любимых Мирандой.
        Даже близкие соседи, которые перед отбытием в Виндсонг плотно подкрепились, не устояли перед нарядным оформлением свадебных кушаний и постарались попробовать пусть по чуть-чуть, но всего. Доротея, понемногу отходившая от утренних волнений, наблюдала за происходившим, не скрывая радости. А немного попозже, окончательно убедившись в том, что все шло так, как надо, Доротея и сама взяла тарелку, положив на нее кусочек индейки, тыквенное суфле, несколько ломтиков ветчины и много-много салата. Столько свежих овощей за один раз Доротея, пожалуй, никогда не ела. Однако последняя перед свадьбой неделя, она же  - и первая зимняя, показалась ей такой долгой и тяжелой, что захотелось ощутить вкус весны. А он у Доротеи почему-то всегда ассоциировался со свежими огурцами.
        Само собой, что под стать яствам на свадебном фуршете был и набор напитков, как освежающих, так и алкогольных, что особенно пришлось по душе джентльменам. Тут были красные и белые вина нескольких сортов, а также пиво, сидр, яблочная водка и ромовый пунш. И конечно же, чай и кофе.
        Кроме того, небольшие столы для участников торжества были расставлены по всему первому этажу: в холле, обеих гостиных и даже в библиотеке. Поэтому гости, наполнившие в столовой тарелки по своему вкусу, устраивались затем там, где им было удобнее. Миранда и Джаред сидели в библиотеке за старинным столом из дубовых досок. Неподалеку от новобрачных расположились Джонатан Данхем с женой, Джон и Элизабет Данхемы, Бесс Данхем-Кэбот и ее муж Генри, а также Аманда, Доротея, Джудит, Аннет и Корнелиус ван Стин.
        Откинувшись на спинку кресла, Миранда с веселым удивлением посматривала на гостей. Горы еды, что с таким трудом и старанием наготовила виндсонгская кухарка с многочисленными помощниками, уничтожались с поразительной быстротой.
        - Интересно, как долго они голодали перед свадьбой?  - с улыбкой прошептал Джаред.
        Миранда засмеялась, и ее муж добавил:
        - Вот так-то лучше, дикая кошечка. Скажи, можно ли считать, что этот день является счастливым и для тебя?
        - Можете считать, что я не чувствую себя несчастной, сэр.
        - Не принести ли вам чего-нибудь поесть, мадам?  - Джаред снова улыбнулся.  - Я ведь дал клятву заботиться о вас, а это, насколько я понимаю, включает и ваше питание.
        Миранда опять рассмеялась, причем так весело и искренне, что у Джареда радостно забилось сердце.
        - Благодарю вас, сэр. Если не трудно… чего-нибудь легкого. И немного белого вина.
        Джаред отошел и вскоре вернулся с двумя тарелками. Миранде он принес кусочки индейки, картофельное пюре, несколько стручков зеленой фасоли и ломтик желтой тыквы; для себя же взял устриц, несколько кусочков окорока, зеленую фасоль и макароны с сыром. Поставив обе тарелки на стол, он еще раз сходил в столовую и принес два бокала: один  - с красным вином, другой  - с белым.
        Какое-то время Миранда молча ела. Затем подняла на мужа глаза и со вздохом произнесла:
        - Поскорее бы они разъехались по домам… Если мне придется мило улыбнуться еще какой-нибудь старухе, выслушивая ее напутствия, или же придется поцеловать еще одного подвыпившего господина, то я…
        - Нет-нет,  - перебил Джаред.  - Из обязательных пунктов программы осталось только разрезание торта, а также бросание букета невесты. А уж после того как ты его бросишь, у них не останется поводов задерживаться на сколько-нибудь продолжительное время. К тому же сейчас рано темнеет, а нашим гостям наверняка хочется доплыть до дома без приключений и ступить на твердую землю не в кромешной тьме.
        - Сэр, ваши рассуждения весьма логичны, и в данный момент это не может не радовать,  - проговорила Миранда с лукавой улыбкой. И немного покраснела при последних словах.
        - Знаешь, я тоже жду не дождусь, когда все разойдутся и я, наконец, смогу остаться наедине со своей женой,  - сказал Джаред, и Миранда еще больше покраснела.
        Вскоре они уже стояли в столовой и вместе, как и положено новобрачным, разрезали торт. Когда это было сделано и гостям предложили отведать десерт, несколько горничных стали разносить на подносах нарядно упакованные кусочки свадебного торта, в соответствии с обычаем, предлагая их дамам с тем, чтобы каждая из них могла распечатать сверток дома и подумать о собственной любви. Выдержав после окончания этой процедуры положенные несколько минут, Миранда под одобрительные возгласы и аплодисменты поднялась на несколько ступенек по лестнице, повернулась спиной к гостям и бросила через голову свой букет  - он угодил прямо в протянутые руки Аманды.
        Через полчаса после этого торжественного и веселого момента молодые супруги стояли у дверей, прощаясь с гостями. Еще не было и четырех, однако солнце уже начало клониться к западу.
        Вскоре в доме стало совсем тихо, и Миранда, облегченно вздохнув, посмотрела в глаза мужу.
        - Я же предупреждала, что терпеть не могу большие компании,  - проговорила она со вздохом.
        - Значит, мы большие компании собирать не будем,  - с невозмутимым видом ответил Джаред.
        - Думаю, надо взглянуть, как идет уборка. И неплохо бы отдать кое-какие распоряжения прислуге,  - пробормотала Миранда.
        - Сегодня тебе это делать совсем не обязательно. К тому же все необходимые инструкции прислуга уже получила.
        - Но я должна обсудить с кухаркой меню на вечер.
        - Она уже знает, что готовить.
        - Тогда пойду к женщинам. Они, наверное, в семейной гостиной.
        - В доме никого нет, Миранда. Доротея и Аманда уехали с твоей бабушкой, тетей, дядей и кузинами. Они хотят провести месяц все вместе в Торвике. Твоя мама сказала, что давно собиралась навестить брата и погостить у него подольше.
        - Так мы совсем одни?..  - пролепетала Миранда.
        - Да, одни. И это вполне естественно. Молодоженов в медовый месяц всегда стараются оставить наедине.
        - Но как же…  - Миранда в смущении потупилась.
        - Идем, милая,  - сказал Джаред, протягивая ей руку.
        - Куда?
        Он указал взглядом на лестницу.
        - Но ведь еще совсем светло…  - в растерянности пробормотала Миранда.
        - Послеобеденные часы ничем не хуже любых других. А составлять четкое постельное расписание я не собираюсь, дорогая.
        Муж шагнул к ней, и Миранда, попятившись, произнесла:
        - Но мы же не любим друг друга… А когда разговоры о нашей свадьбе приняли серьезный оборот… Я ведь тогда пыталась поговорить с тобой о том, какой может быть наша интимная жизнь в сложившейся ситуации, но ты не захотел обсуждать эту тему. Только смеялся надо мной! Именно тогда я и решила, что мы поженились лишь формально и наши отношения останутся такими же, как и до свадьбы.
        - Ты ошиблась,  - со смехом возразил Джаред. Шагнув к молодой жене, он подхватил ее на руки… и замер. От ощущения ее близости у него закружилась голова. А аромат ее тела… Тут он почувствовал, что ее начинает бить дрожь, и тихо проговорил:  - Милая, ты сама прекрасно знаешь, что наша свадьба вовсе не формальная, а самая настоящая.
        Быстро поднявшись по лестнице, Джаред прошел к спальне и пинком распахнул дверь. Переступив порог, он осторожно поставил жену на ноги, развернул спиной к себе и начал расстегивать пуговицы на ее платье.
        - О, пожалуйста…  - пролепетала она.  - Пожалуйста, не так…
        Джаред тяжко вздохнул и пробормотал:
        - Ты лишаешь меня рассудка, дикая кошечка. Ладно, хорошо, я позову горничную, чтобы она тебе помогла. Но имей в виду, долго ждать я не буду.
        Миранда не шевельнулась, услышав хлопок закрывшейся за мужем двери. Она все еще чувствовала обнимающие ее руки Джареда. Сильные руки, руки настоящего мужчины. Такие руки не допустят отказа. Вспомнилось то, что рассказывала ей о занятиях любовью Аманда. И сейчас это произойдет с ней! Может, именно поэтому Джаред начал вызывать в ней чувство страха.
        - Мадам, позвольте помочь вам.
        Миранда вздрогнула и повернулась к двери.
        - Кто ты?
        - Меня зовут Салли-Энн Браун, мэм. Хозяин Джаред выбрал меня в горничные для вас.
        - Но мне кажется, я никогда не видела тебя раньше в Виндсонге.
        - Бог свидетель, вы и не могли меня видеть. Я из Коннектикута. А здесь работает моя бабушка кухаркой.  - Салли-Энн подошла к Миранде и начала расстегивать ее платье.  - Мне шестнадцать лет, мэм, но я уже работала горничной целых два года. Моя прежняя хозяйка умерла. Ах, бедняжка!.. Правда, ей было уже почти восемьдесят, но все равно жаль. Вот я и приплыла сюда, чтобы навестить свою бабулю, прежде чем найду новую работу. И вдруг  - вот это удача!  - оказалось свободным место горничной!  - Девушка сняла с Миранды платье.  - Я неплохо шью и лучше всех моих знакомых умею делать прически. Во всяком случае, моей прежней хозяйке нравилось. А она хоть и была в почтенном возрасте, но следила за модой так, как мало кто из молодых. Упокой Господь ее душу!
        - Так тебя нанял мой… мой муж?
        - Да, мэм. Он сказал, что вам пора иметь собственную горничную и… Сказал, что желательно, чтобы ее возраст был близок к вашему. Скажу вам честно: Джемайма поначалу очень расстроилась и даже собралась уходить, но выручила ваша сестра  - спасибо ей. «Ведь есть еще и я,  - сказала она Джемайме,  - кто же будет заботиться обо мне, если не моя любимая Майма?» Старушке это так понравилась, что она сразу перестала смотреть на меня волком.  - Болтая, Салли-Энн не забывала про свою задачу. Причем делала все так ловко, что Миранда даже не заметила, как оказалась совершенно раздетой. Горничная подала ей ночную рубашку из белого шелка с глубоким вырезом и длинными широкими рукавами, украшенными кружевом.  - А теперь, мэм, присядьте-ка к туалетному столику, и я расчешу вам волосы. О боже, какого чудесного они цвета! Будто лунный свет!
        Миранда послушалась и сидела молча, разглядывая под болтовню горничной обстановку своей новой спальни. Высокие окна с шерстяными подушками на широких подоконниках выходили на запад. Стены были выкрашены золотистой краской, насыщенной внизу и постепенно терявшей яркость к верху, так что в конце концов у потолка все сливалось в белый. Мебель же была из красного дерева, а кровать… Она была в стиле шератон с высокими рифлеными спинками, украшенными резьбой. А возвышавшийся над ней балдахин с фестонами и его свисавшие к кровати занавеси были из французского шелка кремового цвета «с искрой» и с чуть поблескивающими желто-зелеными крапинками. Такой огромной кровати под столь нарядным балдахином Миранде еще не приходилось видеть, и она с трудом отвела от нее взгляд и продолжила осмотр спальни… По обеим сторонам кровати стояли две высокие подставки для свечей с серебряными канделябрами и замысловатой формы зажимами. А напротив располагался камин с присущей георгианскому стилю белой мраморной полкой и фасадом, облицованным изразцами с изображением различных растений. Слева от него стояло большое кресло с
подголовником, обитое золотистым дамасским шелком. Справа  - филадельфийский чайный столик из красного дерева и два стула с сиденьями, обитыми кремовым с зелеными крапинками шелком. Шторы на окнах были из того же материала, что занавеси балдахина. На полу лежал редкой работы китайский ковер с чудесными золотистыми узорами.
        - Вот и все, мэм,  - сказала Салли-Энн.  - О боже, если бы у меня были такие волосы, я бы чувствовала себя принцессой!
        Миранда повернула голову и улыбнулась, подумав о том, что до сих пор она даже толком не рассмотрела свою новую горничную. Оказалось, что перед ней стояла довольно-таки нескладная девица с искренней и простодушной улыбкой на широком лице, усыпанном веснушками. Волосы у нее были рыжие, почти морковного цвета, а глаза  - карие.
        - Спасибо, Салли-Энн. Но мне кажется, мои волосы не столько красивые, сколько странные.
        - Разве можно назвать странным лунный свет, мэм?
        - Да ты, оказывается, еще и не чужда поэзии!  - со смехом воскликнула Миранда.
        Девушка пожала плечами и спросила:
        - Будут еще какие-нибудь указания, мэм?
        - Нет, можешь идти, Салли-Энн.
        Когда дверь за горничной закрылась, Миранда прошлась по комнате и продолжила осмотр. Слева от камина имелась открытая дверь, а за ней находилась гардеробная. Здесь стоял ньюпортский высокий комод на ножках и шкаф с выпуклыми боками и множеством ящиков. Причем вся мебель была совершенно новой!
        Немного помедлив, Миранда прошла к следующей двери и, открыв ее, оказалась в гардеробной Джареда, о чем не трудно было догадаться: в воздухе витал запах табака и чего-то еще… свойственного только мужчине. Именно эти запахи и вернули Миранду к действительности. Передернув плечами, она вернулась в спальню, села на мягкую подушку, лежавшую на подоконнике, и посмотрела в окно. Уходившее на запад солнце уже окрасило небо в бледно-лиловый цвет, разбавив его пятнами персикового и золотого. А сбросившие листву черные деревья взирали на мир с холодным спокойствием.
        Услышав тихий шорох у двери, Миранда сразу поняла, что вошел Джаред. Но она даже не шевельнулась. А он, стараясь двигаться бесшумно, подошел к ней, присел рядом и обнял за талию.
        Довольно долго они сидели в полной тишине, вместе наблюдая, как наступавшая с запада ночь постепенно вытесняла день: небо сначала стало темно-синим, затем  - черным, и вскоре на нем появились серебряные блики звезды.
        Джаред нежно коснулся плеча Миранды, с которого тотчас же соскользнула ее ночная рубашка. А в следующее мгновение к ее обнаженному плечу прикоснулись горячие губы мужа. Миранда вздрогнула, а он прошептал:
        - Не бойся, милая, прошу тебя.
        Миранда промолчала  - не знала, что сказать. А Джаред, потянув рукав ночной рубашки со второго плеча, опустил ее до самой талии. И тотчас же его ладони легли на груди жены. Миранда снова вздрогнула и прошептала:
        - О, Джаред, пожалуйста, не надо.
        - Чего не надо?  - пробормотал он чуть хрипловатым голосом.
        Почувствовав в его дыхании запах бренди, Миранда в возмущении воскликнула:
        - Да ты же пьян!..  - Она решительно оттолкнула его.
        Устремленный на нее взгляд Джареда заставил ее вздрогнуть.
        - Да, я выпил, дикая кошечка. Как говорится: для храбрости.
        - Для храбрости?.. Но зачем она тебе?
        - Чтобы не опасаться, что не справлюсь со своими нервами рядом с тобой, дорогая женушка. Но я не пьян, можешь мне поверить. Я выпил всего один лафитник, то есть ровно столько, сколько надо. Милая, я очень хочу тебя…
        - Но как ты можешь хотеть меня, если я тебя не хочу?
        - О, дорогая, ты сейчас сама не знаешь, чего хочешь. Девственницы, уж поверь моему опыту, в такие моменты находятся в плену своих капризов и страхов. Надо вместе преодолеть их  - тогда будет виднее.
        Джаред соскочил с подоконника, увлекая за собой жену, отчего ее ночная рубашка окончательно сползла и упала на пол. А муж тотчас подхватил Миранду на руки, отнес на кровать и бесцеремонно бросил на белоснежное одеяло. Изогнувшись, она попыталась встать, но тут же поняла, что бежать некуда  - Джаред стоял перед ней, стаскивая с себя одежду. Несколько мгновений они настороженно смотрели друг на друга: она  - стараясь прикрыться одеялом, а он  - загораживая своей массивной фигурой почти все пространство между распахнутыми занавесями балдахина.
        И тут Джаред вдруг наклонился к ней, и Миранда невольно залюбовалась его обнаженным мускулистым торсом. Грудь Джареда была широка, под стать плечам, и она была покрыта мелкими вьющимися кольцами волос и такие же волосы тянулись темной полоской к животу, как бы образовывая треугольник. Глаза же Джареда, смотревшие с холодной решимостью, произвели на Миранду прямо-таки гипнотическое воздействие, и она даже не шевельнулась, когда он, шагнув к кровати, заключил ее в объятия. А в следующее мгновение, почувствовав его губы на своих губах, Миранда робко ответила на поцелуй. И в тот же миг Джаред углубил поцелуй, и она забыла обо всем на свете, наслаждаясь чудесными ощущениями, которых никогда еще не испытывала. Просыпавшееся желание сводило на нет волю к сопротивлению, и Джаред, сразу почувствовавший это, заскользил ладонями по ее округлым ягодицам. Миранда попыталась высвободится, но смогла только оторваться от его губ.
        - Нет, не надо…  - то ли прошептала, то ли всхлипнула она.
        Но Джаред, глухо застонав, принялся покрывать поцелуями ее груди и плечи. И одновременно его изящные пальцы скользили по ее животу вниз, а потом замерли на самом интимном месте, слегка надавив на него. Но Миранда не закричала. Не закричала только потому, что до боли прикусила губу.
        - Спокойно, дикая кошечка, спокойно, любимая…  - пробормотал Джаред.
        - О, нет… Пожалуйста, не надо…  - чуть не плача пролепетала Миранда.
        - Тихо, дикая кошечка, тихо… Не бойся, я не сделаю тебе больно,  - прошептал Джаред, осторожно ощупывая пальцами углубление между ее ног.  - Просто мне надо кое-что понять.
        - Ч-что п-пон-нять?  - заикаясь пролепетала Миранда, со страхом ожидая, что вот-вот ощутит страшную боль.  - О, не надо!..
        Внезапно палец мужа вошел в нее, на секунду замер, а потом чуть шевельнулся. И Миранда непроизвольно приподняла бедра  - навстречу наслаждению, которое предчувствовала, несмотря ни на что. Движения пальца повторились еще и еще, приобретая ритмичность, и Миранда неосознанно стала двигаться в том же ритме.
        Джаред поцеловал ее в губы и тихо произнес:
        - Я должен понять, насколько туга твоя девственная плева. Я не хочу причинить тебе боль б?льшую, чем та, без которой, увы, невозможно обойтись.
        - П-причинить боль… м-мне?  - пролепетала Миранда, и Джаред понял, что она на грани истерики.
        Он осторожно вынул палец из ее лона и тихо спросил:
        - Разве мать ничего не рассказывала тебе о супружеском долге жены?
        - Нет, она говорила только одно… Говорила, что когда мы с Амандой выйдем замуж, наши мужья расскажут нам все, что следует знать.
        Джаред мысленно выругался. Проклятье! Теща могла бы облегчить его задачу!
        - Но Аманда рассказала мне кое-что…  - неожиданно добавила его юная супруга.
        - И что же она рассказала?  - пробормотал Джаред, ожидая услышать какие-нибудь девичьи глупости.
        Когда же Миранда начала пересказывать то, что узнала от сестры, он только утвердительно кивал, удивляясь познаниям Аманды. Потом, откашлявшись, проговорил:
        - Все, что рассказала твоя сестра,  - все это, в общем-то, правильно, дикая кошечка. Но кое-что я хочу уточнить, и это очень важное уточнение. Первый в жизни женщины акт любви действительно может быть для нее не совсем приятным. Но дело в том, что у нее должна порваться девственная плева, а это причиняет боль.  - Миранда вздрогнула, и Джаред поспешно добавил:  - Но больно будет всего несколько секунд, любовь моя. Так что не надо бояться. Потрогай меня, так же нежно, как ты делала это несколько недель назад.
        Джаред поднес руку жены к своему мужскому органу, и она тотчас же почувствовала, что он был уже тверд и огромен. Джаред, не в силах сдержать стон, пробормотал:
        - Я хочу, чтобы ты взглянула на него. Ведь больше всего пугает то, чего не знаешь. А я не хочу, чтобы ты боялась.
        Миранда пристально посмотрела ему в лицо. Потом, опустив голову, скользнула взглядом по его телу  - и глаза ее вдруг расширились. То, что она увидела… Это напоминало высоченную башню цвета слоновой кости с голубыми прожилками.
        - Такой большой…  - прошептала она.
        Джаред невольно улыбнулся. Юмор заключался в том, что Миранда, даже будучи совершенно невинной, сразу отметила то, что его мужской орган был действительно больше, чем у большинства мужчин.
        Он провел ладонью по ее лицу и тихо произнес:
        - Единственное, чего я хочу сейчас,  - это любить тебя. Позволь мне сделать это, дорогая. Позволь любить тебя.  - Тут рука его скользнула вниз и коснулась ее бедра. Затем он осторожно уложил ее на подушки и, поцеловав в губы, добавил  - Не бойся меня, Миранда.
        И в тот же миг Миранда почувствовала, что напряжение отпускает. Да, напряжение отпускало, и к тому же… Ох, она уже и сама не понимала, чего ее так пугало. Ведь всего-то и требовалось, что покончить с этой проклятой девственностью! А потом, сделав это, она на всю оставшуюся жизнь получит свободу выбора: удовлетворять ли желание, которое сейчас все сильнее мучало ее, или отказать себе в этом.
        Миранда провела кончиками пальцев по груди мужа. И широко раскрывшиеся бирюзовые глаза встретились с пылающими страстью зелеными глазами. И тут Миранда вдруг поняла, каких усилий стоили ему его спокойствие и сдержанность. Это тронуло ее до глубины души, и она прошептала:
        - Люби меня, Джаред, я хочу, чтобы ты любил меня.
        Он тотчас же склонился над ней, и в его сверкавших глазах отражалось трепетавшее в камине пламя. Быстрыми легкими движениями ладоней он погладил ее плечи, грудь, живот. Миранду от этих прикосновений бросило в жар, а тело сделалось… расслабленно-непослушным. Причем голова при этом работала ясно, как бы сама по себе, независимо от тела. Наверное, удивление этим ощущением отразилось у нее на лице, потому что Джаред вдруг широко улыбнулся. А затем его пальцы надавили на ее соски, и они мгновенно набухли и затвердели. На мгновение Миранде показалось, что она вот-вот лишится чувств, и все мысли разом вылетели у нее из головы. Однако Джаред, продолжавший сдерживать себя, осторожно раздвинул ее ноги и прошептал:
        - Спокойно, любимая, не волнуйся.  - Он едва заметно улыбнулся и приложил палец к ее губам.
        Глаза Миранды были закрыты, а тело трепетало: ей казалось, что она не в силах более ждать. Собравшись с духом, Джаред осторожно вошел в нее и замер на мгновение. Затем столь же осторожно углубился. Миранда вскрикнула, и он снова замер, давая ей возможность привыкнуть к вторжению.
        - О, любимая…  - прошептал Джаред, задыхаясь от страсти.  - Любимая, потерпи немного. Еще чуть-чуть боли  - и все. Клянусь, потом будет только приятно.
        Поцеловав ее в губы, Джаред стал входить в нее все глубже и глубже. Затем, собирая губами слезы с ее щек, он стал медленно двигаться, почувствовав, что Миранда начала приподниматься ему навстречу, Джаред ускорил темп, и вскоре, уловив ритм его движений, она стала все увереннее приподнимать бедра.
        Когда Джаред вошел в нее, боль была ужасной, и какое-то мгновение Миранда вообще ничего не чувствовала, кроме этой боли  - ей казалось, она ее не выдержит. Однако боль вскоре отступила, уступая место совсем другим ощущениям. Теперь ей почудилось, что тело и душу ее заполняет ни с чем не сравнимое удовольствие, и хотелось, чтобы это длилось как можно дольше. А в какой-то момент Миранда вдруг поняла, что давно уже хотела Джареда. Да и можно ли не желать этого гордого, красивого и нежного мужчину, относившегося к ней с таким терпением? Миранде захотелось сделать так, чтобы и ему было приятно, и она, коснувшись губами его плеча, а потом, подчиняясь порыву страсти, легонько укусила его. Джаред засмеялся, и движения его ускорились. Миранда же, тихо застонав, впилась ногтями в его спину.
        - О… да ты действительно дикая, моя кошечка… Кусаешься и царапаешься…  - с улыбкой прошептал Джаред.  - Что ж, придется заняться дрессировкой. Ты у меня станешь ласковым котенком.
        - Нет, никогда!  - выдохнула Миранда.
        - Станешь, вот увидишь.
        И тут Миранда вдруг ощутила, как тело ее словно само собой содрогнулось, и она, подхваченная чувственным вихрем, унеслась в сверкающий мир наслаждений.
        И в тот же миг Джаред утратил над собой контроль и, тоже содрогнувшись, излил в нее свое теплое семя.
        - О, моя дикая кошечка…  - простонал он в изнеможении.
        Джаред первый пришел в себя, тотчас приподнялся и улегся на бок. Миранда же все еще находилась в полубессознательном состоянии. С улыбкой взглянув на нее, Джаред сел на постели, нежно обнял жену и прикрыл ее и себя одеялом. Заметив кровь у нее на бедре, он с нежностью подумал: «О, моя дикая кошечка, я лишил тебя невинности, и твоя юность ушла навсегда. Но эта ночь, наверное, останется в твоей памяти навсегда. Видит Бог, я старался быть осторожным и нежным, ведь я безумно люблю тебя».
        Тут Миранда шевельнулась, и ее чудесные глаза медленно открылись. Несколько секунд они молча смотрели друг на друга. Затем, подняв руку, Миранда коснулась пальцами его щеки и тихо спросила:
        - Я сделала то, что ты хотел?  - Джаред утвердительно кивнул, а она снова спросила:  - Я доставила тебе удовольствие?
        - Неужели ты думала об этом?
        - До самого последнего момента, конечно, не думала, но потом… Когда я начала понимать, какие чудесные ощущения можно при этом испытать, мне захотелось, чтобы и тебе было также хорошо. Я была готова тогда сделать для этого все, что потребуется. О, Джаред!..
        - Мне было очень хорошо, Миранда, но это только начало. Есть еще много… очень много всего, что тебе предстоит узнать, любовь моя.
        - Научи меня сейчас!
        Джаред рассмеялся.
        - Боюсь, мадам, вам придется дать мне немного времени на восстановление сил. Кроме того,  - продолжил он уже серьезно,  - ты занималась любовью впервые, дорогая, поэтому нам следует быть поосторожнее.
        При этих его словах Миранда искренне удивилась; она-то уже забыла о боли, еще совсем недавно казавшейся невыносимой. Зато страсть горячей волной разливалась по телу, и ужасно хотелось новых ласк. Резким движением отбросив одеяло, Миранда потянулась к мужскому естеству  - и вдруг замерла с искаженным от страха лицом.
        - Джаред, у тебя кровь!  - воскликнула она.
        С трудом сдерживая смех, он проговорил:
        - Ты ошибаешься, моя радость. Кровь текла не у меня, а у тебя. Но больше такого не будет. Эта кровь как раз и доказывает, что ты была девственницей.
        Миранда посмотрела на свои бедра и залилась краской.
        - Ой, а я и забыла!.. Черт побери, Джаред, мне надоело быть девственницей! Лучше расскажи, чего я еще не знаю. Наверное, все девушки моих лет лучше подготовлены к первой брачной ночи, верно?
        - Да, милая, верно. Ты оказалась более невинной, чем многие другие в твоем возрасте. Но мне как твоему мужу это намного приятнее, чем если бы ты проявила в постели опыт. А о том, чего ты не знаешь, можешь спрашивать у меня. Я приложу все силы, чтобы научить тебя всему, что знаю сам.
        Джаред поцеловал жену в кончик носа и приятно удивился, когда она поцеловала его в ответ. А затем Миранда принялась ласкать его, и вскоре стало очевидно, что проснувшаяся в ней страсть настойчиво рвалась наружу. Мысленно улыбнувшись, Джаред крепко обнял жену и, уложив на спину, уткнулся лицом в ее грудь. И тут Миранда вновь его удивила.
        - Пожалуйста… пожалуйста, продолжай,  - прошептала она, крепко прижав его к своей груди.
        Джаред с радостью повиновался; он ласкал груди жены до тех пор, пока не услышал ее хриплый стон. И в тот же миг ноги Миранды раздвинулись, и она простонала:
        - Джаред, возьми меня…
        - О, моя дикая кошечка…  - прохрипел он, нависая над ней.
        - Возьми же меня, Джаред,  - отозвалась она.  - Я, наверное, сгорю от желания, если ты этого не сделаешь!
        В следующее мгновение он вошел в нее, и в тот же миг до него словно издалека донесся глухой стон Миранды. И тут ее бедра резко приподнялись ему навстречу, и их взгляды встретились. В синевато-зеленой глубине ее глаз он увидел недоумение, а потом она вдруг вскрикнула и, содрогнувшись всем телом, замерла. Джаред тотчас излился в нее, не испытывая особых эмоций. Неподвижно лежавшая под ним юная женщина на сей раз не просто удивила его, а прямо-таки ошеломила. Всего лишь час назад она была робкой девственницей, а сейчас в стремлении удовлетворить свои плотские вожделения довела себя чуть ли не до обморока. Миранда, конечно, не понимала, что произошло, но он-то знал: с ней случилось именно то, что французы называли «la petite morte»  - то есть маленькая смерть во время акта любви, случавшаяся лишь с очень страстными женщинами.
        Джаред вновь обнял ее и, прижав к себе, с улыбкой прошептал:
        - Ты у меня самая сладкая и самая страстная. Готов припасть к твоим ногам, моя восхитительная женушка.
        - Не надо смеяться надо мной,  - в смущении пробормотала Миранда.
        - Я и не думаю смеяться, любовь моя.
        - Но что со мной произошло?..
        - La petite morte. Так называют это французы.
        - Маленькая смерть? Да, похоже. Я как будто на мгновение умерла. Такое со мной первый раз в жизни.
        - Это естественно. Ведь ты впервые с мужчиной. К тому же такое вообще случается довольно редко. Это из-за того, что твое желание оказалось слишком сильным. Я потрясен, любимая.
        - Опять смеешься надо мной?!
        - Нет, совсем нет!  - поспешно возразил Джаред.  - Я действительно удивлен. Безмерно удивлен.
        - Я вела себя неправильно?
        - Нет-нет, любимая, наоборот! Более чем правильно. Именно это меня и поразило.  - Он поцеловал ее в лоб.  - А сейчас тебе надо немного поспать. Когда проснешься, мы перекусим, а потом, возможно, займемся оттачиванием удивительного таланта, которым тебя наградила сама природа.
        - А ты, похоже, ужасный развратник,  - с улыбкой заметила Миранда.
        - Это все оттого, что я все больше убеждаюсь: ты, моя милая женушка,  - необычайно прелестная женщина,  - со смехом ответил Джаред, накрывая ее одеялом.
        Как он и ожидал, Миранда уснула почти мгновенно. А вскоре забылся сном и Джаред.
        Предполагаемый поздний ужин не состоялся, поскольку Миранда проспала всю ночь. Джаред же, к своему удивлению, проснулся даже позже, чем жена. Разбудил его серый утренний свет, заполнивший комнату. Какое-то время, снова закрыв глаза, Джаред лежал без движения. А потом вдруг понял, что жены рядом нет. Он прислушался  - и сразу уловил звуки, доносившиеся из ее гардеробной. Зевнув и сладко потянувшись, Джаред встал с постели и направился в свою гардеробную.
        - Доброе утро, женушка!  - весело крикнул он, наливая в таз воду из фарфорового кувшина.
        - Д-доброе утро…  - послышался ответ.
        - Проклятье! Вода ужасно холодная!  - воскликнул Джаред и заглянул в гардеробную жены.
        - Не входи сюда!  - крикнула она.  - Я не одета!
        - Какие глупости…  - пробурчал Джаред и настежь распахнул дверь.
        Миранда попыталась прикрыться льняным полотенцем, но муж, отобрав его, заявил:
        - Ложная скромность в наших отношениях совсем ни к чему, мадам! Твое тело великолепно, и я не намерен отказывать себе в удовольствии  - хочу любоваться тобой. Ведь в конце концов, ты моя супруга.
        Миранда молча опустила взгляд и замерла, глядя широко раскрытыми глазами на восставшее мужское достоинство Джареда. Немного смутившись, он тоже посмотрел вниз.
        - Черт побери, дикая кошечка! Я возбуждаюсь при одном лишь взгляде на тебя!
        - Не смей прикасаться ко мне!
        - Это еще почему?..
        - Потому что уже светло! Наступил день!
        - Верно, наступил. Но что из того?  - Джаред сделал шаг в ее сторону, однако Миранда вскрикнула и убежала.
        Джаред вздохнул и пожал плечами. Забрав в свою гардеробную кувшин, наполовину наполненный теплой водой, он вылил ее в таз, затем неспеша умылся, после чего направился в спальню. А там Миранда, явно нервничая и торопясь, пыталась надеть на себя хоть какую-то одежду. Стараясь ступать как можно осторожнее, Джаред подкрался к ней сзади и с силой сжал в объятиях. Расстегнув блузку жены, он погладил ее груди.
        - Ах!  - воскликнула Миранда. Блузка тотчас упала на пол, а за ней кружевные панталоны.
        - Вы чудовище, сэр! Похотливое, животное!  - закричала она со смехом.
        - Я мужчина, мадам, и ваш муж к тому же. Именно поэтому я хочу заняться с тобой любовью, дорогая.
        В следующее мгновение их губы слились в страстном поцелуе, и в тот же миг горячая волна, прокатившаяся по телу Миранды, исторгла хриплый стон из ее груди. Но она, противясь желанию, принялась молотить кулачками по груди Джареда. Тот, однако же, обратил на это не более внимания, чем на муравьиные укусы. Он подхватил ее на руки, опустил на кровать и прижал к матрасу, впившись поцелуем в губы жены.
        Миранда издала глухой стон  - и вдруг почувствовала, что вот-вот задохнется от желания. Но в тот момент, когда поцелуй, наконец, прервался, она внезапно поняла, что Джаред скользнул вниз, а потом вдруг оказалось… О боже, язык его погрузился в ее лоно!
        - Джаред, что ты делаешь, Джаред, не надо!  - в замешательстве прокричала Миранда, непроизвольно запуская пальцы в его волосы.
        Он вздрогнул и пробормотал:
        - Все в порядке, любимая моя, не волнуйся. И знаешь… Черт побери, тебе это понравится, вот увидишь.
        Через несколько минут Джаред вошел в нее и прошептал ей в ухо:
        - Давай же, любимая, попробуй это сделать одновременно со мной.  - А потом, еще через минуту-другую, он с наслаждением почувствовал, как его плоть внутри нее обдало теплой волной любовного сока. И почти в тот же момент выплеснулось и его горячее семя.
        Миранда же вдруг почувствовала себя совершенно опустошенной, в то же время ей казалось, что она наполнилась чем-то новым и необычайно приятным. Но через несколько минут все эти чувства ушли, уступив место удивительному спокойствию и умиротворенности.
        - И все-таки ты животное,  - тихо пробормотала Миранда, нежно обнимая мужа.
        Джаред хмыкнул и также тихо ответствовал:
        - Тем не менее, мадам, мы неплохо позанимались любовью средь бела дня. И знаешь, стены дома от этого не рухнули…
        - Дикарь!  - Миранда рассмеялась и отстранилась от него.
        - О нет, дикая кошечка, вовсе нет.  - Джаред заглянул ей в глаза.  - Я просто голоден, вот и все.
        - О боже! Да вы и впрямь ненасытны, сэр!
        Джаред снова рассмеялся.
        - Боюсь тебя разочаровать, любовь моя, но сейчас я хотел сказать, что действительно проголодался. Так что нам придется прерваться на завтрак.
        - Ох!..  - Миранда, смутившись, покраснела.
        - Однако с радостью обещаю, что после завтрака мы продолжим,  - поднимаясь с кровати, добавил Джаред.  - Пойду скажу кухарке, чтобы она прислала еду сюда. Тебе необходимо отдыхать по мере возможности, Миранда. Я намерен максимально использовать то время, которое мы проведем в доме одни до возвращения твоей мамы и Аманды.  - С этими словами он скрылся в своей гардеробной.
        Расслабленная и умиротворенная, Миранда осталась лежать на скомканной постели.
        - Несносный проказник,  - пробормотала она себе под нос. И тут же улыбнулась, внезапно осознав, что, очевидно, испытывала слабость к «несносным проказникам».  - Впрочем, Джареду об этом знать совсем не обязательно, по крайней мер сейчас,  - добавила Миранда шепотом.

        Глава 5

        Каждый новый день медового месяца был лучше предыдущего. Как молодая кобылица, робкая и пугливая поначалу, потихоньку привыкает к хозяину и начинает чувствовать неразрывную связь с ним, так и Миранда вскоре стала воспринимать присутствие Джареда в Виндсонге как нечто совершенно естественное и необходимое.
        В рождественский день Джаред проснулся очень рано  - холодное зимнее небо еще только начинало светлеть  - и с удивлением обнаружил, что жена не спала; опершись на локоть, она внимательно разглядывала его. Притворившись спящим, он, в свою очередь, принялся разглядывать ее. «О, как же она была хороша в новой ночной рубашке из голубого шелка! А ее распущенные серебристые волосы  - это просто чудо!»  - мысленно воскликнул Джаред.
        Думая, что муж спит, Миранда протянула руку и коснулась пальцами его щеки. При этом ее чудесные глаза смотрели на него с необычайной нежностью. Сердце Джареда радостно затрепетало  - ведь так могла смотреть только любящая женщина! Конечно, у него и прежде были женщины, которые любили его, но сейчас он точно знал, что ему нужна только одна женщина  - именно та, которая в эти мгновения смотрела на него.
        В конце концов, не выдержав, Джаред протянул руку и коснулся ее щеки.
        - Ой!  - вскрикнула Миранда, краснея.  - И давно ты проснулся?
        - Нет, только что,  - солгал Джаред.  - С Рождеством, тебя, милая!
        - Счастливого Рождества, сэр!  - весело отозвалась она и, соскочив с кровати, побежала в свою гардеробную. Через несколько секунд она вышла оттуда со свертком в руках, сиявшим яркими красками упаковки.  - Это тебе, дорогой!
        Джаред приподнялся, взял сверток и, развернув его, обнаружил великолепную жилетку из набивного шелка, расшитую изящным узором из миниатюрных золотистых цветов с зелеными листочками. Пуговицы жилетки сверкали отполированным до блеска малахитом. Кроме того, в свертке оказалось несколько пар толстых шерстяных носков искусной ручной вязки. И немного настороженный взгляд жены не оставлял сомнений в том, что она сама сшила для него жилетку и связала носки. Это тронуло Джареда до глубины души, и он едва сдержал подступившие к глазам слезы. Расправив жилетку, он принялся ее рассматривать.
        - Чудесная работа, мадам! Знаешь, я поражен твоим умением орудовать иглой. Следующим летом я непременно возьму эту вещицу в Лондон. Уверен, она станет предметом зависти всех джентльменов из «Уайтс».
        - Тебе она в самом деле понравилась?  - с улыбкой спросила Миранда.  - Надеюсь, носки ты тоже оценишь по достоинству.
        - Вне всяких сомнений, мадам. Я очень тронут, дорогая.  - Поднявшись с кровати, Джаред шагнул к жене и крепко обнял ее.  - Для полного счастья осталось только получить в подарок твой рождественский поцелуй, любимая.
        Миранда тотчас прильнула губами к его губам, потом вдруг спросила:
        - А у вас для меня ничего нет, сэр?
        Джаред весело рассмеялся.
        - О, моя милая Миранда!.. Что ж, иди в мою гардеробную и открой нижний ящик комода. Увидишь две коробки. Возьми их и скорее возвращайся сюда.
        Миранда мгновенно принесла две коробки  - одну маленькую, другую побольше. Джаред тотчас положил их на кровать: на коробке, что побольше, было название известного парижского магазина, а вторую украшала эмблема лондонской ювелирной фирмы.
        - Ну, дорогая, с какой начнем?  - спросил он с улыбкой.
        - Конечно, с маленькой. В таких обычно хранят более дорогие вещи,  - ответила Миранда с наигранной серьезностью.
        Джаред снова рассмеялся и протянул ей коробку.
        - О!..  - в восхищении выдохнула Миранда, раскрыв коробку. Внутри, на подушечке из белого шелка, лежала брошь в виде античной камеи с изображением головы молодой гречанки. Зачесанные назад и стянутые лентой вьющиеся волосы девушки были выполнены из светлого коралла. Шею же украшала золотая цепочка с бриллиантом, игравшим многочисленными гранями. Вещица явно была эксклюзивной и наверняка очень дорогой. Миранда осторожно вынула брошь из коробки и, полюбовавшись ею, приколола к ночной рубашке.  - Таких великолепных украшений у меня еще не было,  - прошептала она.
        - Я увидел эту камею в прошлом году в Лондоне. Когда же мы с тобой познакомились, я сразу направил заказ ювелиру. Мы с ним договорились, что если брошь купят, то он сделает для меня копию. Но на это потребовалось бы время, и мне очень хотелось верить, что брошь все-таки не купят. Очевидно, Господь услышал мои мольбы, и оригинал дождался тебя. А теперь, дорогая, открой вторую коробку.
        - Но я еще не поблагодарила вас за первый подарок, сэр.
        - Твои прекрасные глаза светятся такой благодарностью, что в словах нет необходимости. Распечатывай же посылку от мадам Дениз.
        Раскрыв коробку, Миранда на несколько секунд замерла с раскрытым ртом. Наконец пробормотала:
        - Держу пари, сэр, что этот роскошный наряд вы тоже выбрали сами, когда в последний раз были в Париже. Я права?
        Миранда закуталась в извлеченный из коробки великолепный восточный халат из нежно-зеленого шелка и, кокетливо улыбнувшись, воскликнула:
        - О, какая прелесть!
        Глаза Джареда весело блеснули.
        - Вообще-то я уже покупал похожие вещи у мадам Дениз. Для Чарити и Бесс, естественно,  - поспешно добавил он.
        Однако Миранда, приподняв брови, с лукавой улыбкой сказала:
        - Похоже, бабушка ван Стин была права, когда говорила, что вы, сэр, большой проказник по дамской части.

        Наступивший вскоре 1812 год принес с собой холода и метели. В почте, которую в Виндсонг доставляли через Нью-Йорк, оказалось письмо от Доротеи и Аманды. И они сообщали, что Торвик завален снегом, так что им вряд ли удастся вернуться до весны. К тому же река и лонглендская гавань были скованы льдом.
        Виндсонг тоже превратился в белое безмолвие. Порой устанавливалась очень ясная погода, и небо было не менее ярким и голубым, чем летом. Но случались и хмурые дни, и тогда вокруг ничего не было видно, кроме непрестанно валившего снега. В воздухе иногда чувствовались едва уловимые запахи, свидетельствовавшие о неизбежном наступлении весны, однако деревья, за исключением принарядившихся в белое вечнозеленых сосен, стояли голые и мрачные и время от времени своими скрипами-стонами жаловались на одиночество. Особенно заметно это чувствовалось в таком веселом летом лесу, вокруг пруда Лонгпонд, находившемся на западе острова. Болотца и заливные луга в феврале начали замерзать по ночам, а утром блестели сплошным зеркалом, гладкую поверхность которого лишь в некоторых местах нарушали случайно забредшие туда звери. Зато на четырех незамерзших прудах бурлила жизнь; тут были и канадские гуси, и лебеди, и дикие утки всевозможных пород, и всем им приходилось туго этой зимой. А вот домашним животным было, естественно, намного легче, хотя и они в своих теплых стойлах мечтали о сочной траве летних лугов.
Монотонность их жизни нарушали только подсыпавшие корм работники и проживавшие на скотном дворе кошки. Куры же зимой предпочитали и вовсе не высовывать клювов из своих курятников.
        Миранда с наступлением настоящей зимы особенно остро почувствовала изменения, произошедшие в ее жизни. Впервые рядом не было ни родителей, ни сестры, и это оказалось очень непривычно. Да и сама обстановка в Виндсонге стала совсем другой. Она никак не могла привыкнуть к тому, что хозяйкой здесь теперь являлась не мама, а она, Миранда, и ей было не так-то легко освоиться со своей новой ролью. Как обычно, помог Джаред, осторожно и ненавязчиво подключавший ее к решению различных проблем, так что Миранда, сама того не заметив, почувствовала вкус к домашнему хозяйству.
        Наконец наступил март, и появились первые проталины, казавшиеся поначалу грязными островками посреди белоснежного моря. Вскоре, однако, на них стали садиться неизвестно откуда взявшиеся яркие малиновки, а из-под земли появились желтые нарциссы. К концу месяца вершины холмов покрылись нежной зеленой травкой, и земля начала оживать. В Виндсонг пришла весна, и домашние животные, которых начали выпускать из зимних убежищ, радостно приветствовали ее мычанием, ржанием и веселым кудахтаньем. Впервые оказавшиеся на свободе жеребята и телята робко ступали на землю, забавно тыкаясь в нее носами, но уже через несколько минут они начинали резвиться и играть под присмотром своих родителей, гордых прибавлением.
        7 апреля 1812 года Миранде исполнилось восемнадцать лет. А накануне, поздним вечером, вернулись Доротея и Аманда, за которыми была послана яхта, простоявшая зиму на приколе в Виндсонге. Сестры всегда вместе отмечали свой общий день рождения, и традиция эта не нарушалась даже в тот год, когда Аманда болела корью. И всегда в этот торжественный день во главе праздничного стола сидел отец, напротив него  - мама, а по сторонам  - Миранда и Аманда. Сегодня впервые на месте хозяина дома сидел Джаред, а на месте хозяйки  - Миранда, шею которой украшало изумрудное ожерелье, которое ей ко дню рождения подарил любящий муж. И Джаред с улыбкой поглядывал на дам: те еще утром начали обмениваться накопившимися за четыре месяца новостями и продолжали оживленную беседу, усевшись за стол. Очередной рассказ о чем-то очень интересном и веселом Доротея завершила заявлением о том, что Миранда ужасно много потеряла, не поехав с ними в Торвик.
        - Ах, что ты, мама?!  - воскликнула молодая хозяйка.  - Мы с Джаредом прекрасно провели наш медовый месяц! Ведь нам тут никто не мешал.
        Аманда захихикала, но Доротея явно была шокирована ответом дочери.
        - Вообще-то, дорогая, тебе следовало бы вести себя поскромнее,  - проговорила мать.  - Не думаю, что твоему супругу может понравиться подобная фривольность.
        - Почему же, дорогая Дороти?  - с улыбкой осведомился Джаред.  - Напротив, я все это время пытался отучить свою жену от излишней скромности.
        Миранда покрылась румянцем, однако на ее губах, к удивлению матери, промелькнула торжествующая улыбка. Доротея же, не находя поддержки и со стороны Аманды, какое-то время молчала, почувствовав себя совсем старой. Но Доротея тут же напомнила себе, что до старости ей еще далеко. И для того чтобы это поняли и все остальные, она решила сообщить свою главную новость.
        - Что ж,  - проговорила Доротея,  - тогда вас, мои дорогие, не должно расстроить то, что я не собираюсь оставаться в Виндсонге. Как говорится: теща всегда желанный гость, но только в том случае, если не задерживается надолго.
        - Ну что вы, Дороти?..  - протянул Джаред.  - Вы же знаете, что вам здесь все и всегда рады.
        - Благодарю, мой дорогой, но дело не в вас. Я вышла замуж очень молодой, поэтому и сейчас еще молода, хотя и стала вдовой. А этой зимой, в доме своего брата, я проводила довольно много времени в компании со старинным другом нашей семьи Питером ван Нотлманом. Он тоже вдовец. Жена оставила ему пять дочерей, из которых только самая старшая замужем. Так вот, перед самым отъездом он оказал мне честь, сделав предложение. И я дала согласие.
        - О, мамочка!..  - в один голос воскликнули сестры.
        Довольная реакцией дочерей, Доротея радостно улыбнулась, а Джаред, не менее довольный, проговорил:
        - Мои искренние поздравления, мадам.  - Решение тещи избавляло его от явно обозначившейся проблемы. Он не сомневался, что она останется жить в Виндсонге, и до последнего времени был уверен, что Миранде от этого будет легче. Однако сейчас он понял, что Доротее было бы не просто смириться с тем, что хозяйкой дома теперь является ее дочь, а не она.
        - Прости мама, но я что-то никак не могу припомнить мистера Ван Нотлмана,  - сказала Миранда.
        - Он владелец поместья в Шотландии. Вы с Амандой были там четыре года назад на вечеринке.
        - Ах да, теперь вспоминаю. Такой большой дом на берегу озера в районе Шауганских холмов, неподалеку от Торвика. У него еще такой смешной сын, похожий на большую лягушку… Он все время пытался затащить меня и Манди в темный угол, чтобы поцеловаться.
        - И ему это один раз удалось,  - вступила в разговор Аманда.  - Он послюнявил меня губами, я завизжала, и Миранда мгновенно примчалась на помощь. Она набила ему здоровенный синяк под глазом, и этот мальчишка до самого конца вечеринки рассказывал всем, что ударился о дверь.
        Джаред весело расхохотался.
        - Не сомневаюсь, голубка, что твой ответный поцелуй с торицей вознаградил бы его за такие страдания. Но ему не повезло. Счастливчиком, в конце концов, оказался лорд Суинфорд.
        - Честно говоря, не очень приятно слушать рассказы о таких вещах,  - заметила Доротея.  - К тому же молодой человек, о котором вы говорите, погиб три года назад. Он утонул, когда его лодка перевернулась. Эта трагедия и стала причиной смерти жены Питера. Она впала в депрессию и так и не оправилась. Несчастный мальчик, как вы понимаете, был их единственным сыном.
        - А пять оставшихся дочек одна страшнее другой,  - с наигранным сочувствием добавила Аманда.
        - Как тебе не стыдно!  - одернула Аманду Доротея.
        - Но разве ты, мама, не учила меня, что надо всегда говорить правду,  - возразила девушка.
        Молодые супруги, отвернувшись, хмыкнули. После чего Миранда спросила:
        - А когда ваша свадьба, мама?
        - В конце лета, когда вернемся из Лондона, милая. Я хочу сначала убедиться, что у Аманды с Адрианом все нормально. А уж потом подумаю о собственной свадьбе.
        А Джаред тем временем собирался с духом, готовясь сообщить крайне неприятную новость. Он не хотел делать это сегодня, но сейчас понял, что придется.
        - Видите ли, дело в том, что Аманда не сможет отправиться в Лондон. И никто из вас тоже. По крайней мере в ближайшее время. Президент Медисон подписал указ о запрете торговли с Англией, и ни одно американское судно теперь не имеет право плыть в Лондон. При этом французы продолжают захватывать наши суда, которые все же отправляются в Англию. Пытаться плыть туда сейчас, мои любезные дамы, крайне опасно. Я сегодня получил нью-йоркские газеты. Они сообщают, что отозван наш посол в Англии. В общем, отправиться в Лондон нет никакой возможности.
        - Нет никакой возможности?!  - возмутилась Миранда.  - Сэр, вы говорите так, будто речь идет о развлекательном путешествии! В таком случае напомню: Аманда должна прибыть в Лондон не позднее двадцать восьмого июня, потому что именно на этот день назначена ее свадьба!
        - Это невозможно, дикая кошечка,  - повторил Джаред, и Аманда захлюпала носом.  - Мне очень жаль, милая,  - добавил он, взглянув на нее сочувственно.
        - Говоришь, жаль?!  - взорвалась Миранда.  - Ты понимаешь, что можешь разрушить жизнь моей сестры и тебе всего лишь жаль?! Год назад на этот день был назначен обряд венчания! Свадебное платье ожидает последней примерки у мадам Шарпентьер! А ему, видите ли, жаль!
        - Если Адриан любит ее, то подождет,  - возразил Джаред.  - А если нет, то от отмены свадьбы она только выиграет.
        - О-о-о!  - взвыла бедняжка Аманда.
        - Адриан, может, и подождал бы, а вот его мамаша ждать точно не станет!  - выпалила Миранда.  - Она и без того с трудом согласилась на брак сына с «американской колонистской», как она нас всех называет. Но Адриан обожает Аманду, и только это заставило леди Суинфорд согласиться. Однако она  - женщина очень упрямая, и перенос венчания на более поздний срок предоставит ей прекрасную возможность разлучить их навсегда. Адриану найдут какую-нибудь скромную и милую английскую девушку, которая вполне устроит его мамочку.
        Аманда еще громче зарыдала, а Джаред со вздохом проговорил:
        - Но между Англией и Америкой в любую минуту может разразиться война.
        - Тем более Аманда должна отплыть в Лондон как можно скорее, чтобы успеть ко дню свадьбы. Война не имеет к нам никакого отношения. Если эти тупоголовые люди в правительствах Англии и Америки хотят драться, то пусть дерутся. А наша задача  - сделать так, чтобы Аманда и Адриан были счастливы.
        - Но ведь не найдется ни одного судна, которое могло бы доставить ее в Англию,  - в раздражении проговорил Джаред.
        - У тебя у самого есть суда! Почему мы не можем поплыть на одном из них?  - не сдавалась Миранда.
        - Потому что я не желаю рисковать дорогостоящим судном и жизнью команды ради твоих капризов, дорогая женушка!  - заорал Джаред.
        - Мы все равно поплывем!  - заявила Миранда.
        - Нет, не поплывете!  - рявкнул Джаред.
        - Миранда, Джаред… Это уже никуда не годится,  - с осуждением проговорила Доротея.
        - Помолчи, мама!  - огрызнулась Миранда.
        - О, Адриан!.. О-о-о!..  - рыдала Аманда.
        - Да прекратите вы наконец! В моем доме должны быть мир и спокойствие!  - закричал Джаред.
        - Ни мира, ни спокойствия не будет ни в одной части этого дома, Джаред Данхем, если мы к июню не попадем в Англию,  - зловеще проговорила Миранда.
        - Вы мне угрожаете, мадам?
        - Разве я не ясно выразилась, сэр?  - притворно ласковым тоном осведомилась Миранда.
        Тут Аманда вдруг выскочила из-за стола и выбежала из столовой. Бросив гневный взгляд на мужа, Миранда последовала за сестрой.
        - Полагаю, что праздничный торт со свечками придется отложить на потом,  - сказала Доротея с таким серьезным выражением лица, что Джаред не смог сдержать смеха.
        Мисс Данхем пристально посмотрела на него. Доротея не понимала своего зятя, но ей было совершенно ясно, что Виндсонг становится другим.
        В этот момент Миранда пыталась утешить сестру.
        - Не надо так переживать, Манди. Ваша с Адрианом свадьба обязательно состоится, даю слово.
        - Н-но к-как-ким образом?  - горестно всхлипывая, пробормотала Аманда.  - Т-ты же слышала, что сказал Джаред. Нет кораблей…
        - Есть корабли, сестричка. Просто надо хорошенько поискать.
        - Джаред не даст их нам.
        - Джаред скоро должен отправиться в Плимут. Он бы уже уплыл, но остался из-за нашего дня рождения. Однако в течение нескольких ближайших дней Джаред обязательно уплывет. А когда вернется, нас здесь уже не будет. И ты, как и планировалось, обвенчаешься в соборе святого Георгия на Ганновер-стрит двадцать восьмого июня. Я тебе обещаю.
        - Ты всегда выполняла свои обещания, Миранда, но боюсь, что сейчас ты переоцениваешь свои силы.
        - А ты не бойся, а верь, младшая сестричка. Джаред думает, что сумел приручить меня, но очень скоро он поймет, что ошибся,  - с улыбкой добавила Миранда.
        - Но ведь у нас даже нет денег. За исключением тех, которые даст нам Джаред,  - напомнила Аманда.
        - Ты забыла, что как раз сегодня половина папиного состояния переходит ко мне, и я вольна распоряжаться этими деньгами так, как пожелаю. Когда же мне исполнится двадцать один год, я получу и вторую половину. Так что я  - богатая женщина. А богатые женщины всегда делают то, что хотят.
        - Но что если Джаред прав? Что если между Англией и Америкой и в самом деле начнется война?
        - Война? Да глупости все это! Джаред просто становится старым, а потому нервным и мнительным. К тому же… Начнется война или нет  - этого мы не знаем, но Адриана ты точно потеряешь, если мы не попадем в Англию.
        Раздался стук в дверь, и в комнату заглянула Джемайма.
        - Мистер Джаред сказал, чтобы вы обе спустились в главную гостиную,  - сообщила служанка.  - Там вас ждут десерт и кофе.
        - Сейчас придем, Майма,  - ответила Миранда, и дверь закрылась.  - Аманда, тебе придется притвориться, что ты ужасно расстроена, не скрывать. Но сделай вид, что ты решила послушаться Джареда. И подыгрывай мне.
        Через несколько минут сестры спустились в гостиную, в которой их уже ждали Доротея и Джаред. Миранда с невозмутимым видом присела к столу с десертом и проговорила:
        - Не могла бы ты налить мне кофе, мама?  - Миранда взяла с блюда кусочек торта.
        - Конечно, милая,  - тотчас отозвалась Доротея.
        Джаред подозрительно посмотрел на жену и спросил:
        - Неужели ты так быстро смирилась, дорогая? Чего-то не верится…
        - И правильно, что не веришь. Я по-прежнему убеждена, что ты не прав и своим решением разрушаешь счастье моей сестры. Но что я могу сделать, если ты категорически против нашей поездки в Англию?
        - Против не я, а обстоятельства. В данном случае они и продиктовали мое решение. Завтра я уезжаю в Плимут. Вернусь через десять дней. Если к тому времени ситуация изменится к лучшему, мы немедленно поплывем в Англию. А если станет ясно, что война неизбежна, то я сам напишу лорду Суинфорду и объясню, почему Аманда не сможет приехать.
        Когда следующим утром яхта Данхемов поднимала якорь в заливке Литл-Норт-бей, Миранда скакала в направлении небольшой бухты Пайннек-Коув, где стояла ее собственная парусная лодка. Оставив Морского Бриза пастись на берегу пруда Лонгпонд, она пересекла в лодке залив и вскоре уже привязывала ее в гавани деревушки Ойстерпондс. А затем Миранда направилась в местную таверну. Одета она была в свой мужской костюм для верховой езды. Однако это, естественно, не могло обмануть жителей деревни, скорее даже привлекало их внимание. Местные женщины хихикали, указывая на Миранду, и неодобрительно покачивали головой. Когда же она вошла в таверну, стоявший за барной стойкой хозяин поспешил ей навстречу и проговорил:
        - Постойте, мисс, вам не следует заходить сюда.
        - Неужели, Эли Лейтем? Почему?
        - О, да ведь это же мисс Миранда!  - радостно воскликнул хозяин.  - Вернее, миссис Данхем. Давайте-ка я вас отведу в обеденный зал, в пивном  - вам все-таки не место,  - добавил он с некоторым смущением.
        Миранда прошла следом за хозяином в просторное залитое солнцем помещение со светлыми дубовыми столами и скамейками. Вдоль стен стояли отполированные до блеска оловянные пивные кружки и блюда, а по обеим сторонам каминной полки находились стеклянные голубые вазы с желтыми нарциссами. Эли Лейтем и его жена Рейчел очень гордились обеденным залом своего заведения, которое знали практически все, кто плавал по заливу.
        От предложенного сидра Миранда отказалась и сразу перешла к делу.
        - Эли, скажи, какие английские суда сейчас находятся поблизости?  - спросила она.
        - Вы о чем, мэм?  - Хозяин таверны изобразил недоумение.
        - Черт побери, старина!  - воскликнула Миранда.  - Не надо притворяться, я же не таможенный агент. Зато я прекрасно знаю, что у тебя всегда есть хороший чай, кофе и какао. Не думаешь же ты, что я поверю, будто ты сделал до блокады такие запасы, что до сих пор хватает. Я знаю, что английские и американские торговые суда, несмотря на запрет, по-прежнему доставляют товары к этим берегам. Так вот, мне требуется надежное английское судно.
        - Но зачем?  - удивился хозяин.
        - На двадцать восьмое июня в Лондоне назначена свадьба Аманды. А мой муж говорит, что из-за этой проклятой блокады мы не сможем туда попасть. Однако мы должны! Это совершенно необходимо!
        - Даже и не знаю миссис Миранда… Уж если ваш муж сказал нет…
        - Эли, я прошу тебя ради Аманды. Она ужасно расстроена, и боюсь, просто засохнет от горя, если я не помогу ей добраться до Лондона. Боже, старина, подумай сам… Ну какое нам дело до политики?
        - Что ж, если так… Есть у меня на примете одно судно, капитану которого можно доверять. Он сам из аристократов, настоящий лорд. Надеюсь, с ним вы доплывете до Англии без особых приключений.
        - Как его зовут?  - нетерпеливо спросила Миаранда.
        - Терпение, миссис Миранда. Я не могу назвать вам его имя, пока не узнаю, согласится ли он взять на борт таких пассажиров,  - сказал Эли, взглянув на свою жену, как раз в этот момент подошедшую к столу.
        - Тогда скажите ему, чтобы он приплыл в Виндсонг,  - попросила Миранда.  - Думаю, я сумею его уговорить.
        - Чтобы пришел прямо к вам домой?
        - Конечно, домой, Эли. Где же еще нам встретиться для переговоров.  - Миранда внимательно посмотрела на собеседника и рассмеялась, сообразив, что его смущало.  - Не волнуйся, Эли, мой муж уплыл сегодня в Плимут и вернется только через десять дней,  - добавила она.
        Но хозяин таверны все еще колебался.
        - Ох, а правильно ли мы поступаем, миссис Миранда?..  - пробормотал он в задумчивости.
        - Я очень прошу тебя, Эли! Ведь это же не какая-то глупая прихоть! Речь идет о судьбе Аманды. Будь моя воля, я бы ни за что не отправилась в этот Лондон. Там ужасно грязно и шумно! Но сердце моей сестры, если она не выйдет за своего Адриана Суинфорда, разорвется от горя.
        - Поговори с этим англичанином, Эли. Меня совесть замучает, если бедная девочка будет так страдать,  - вмешалась в разговор супруга трактирщика.  - Кстати, доброе утро, миссис Миранда. Извините, не успела поздороваться.
        - Доброе утро, Рейчел! Спасибо вам за поддержку.
        - А ваша мама знает о том, что вы задумали?  - спросила женщина.
        - Пока нет. Но обязательно узнает. Я хочу взять ее с собой. Нам будет трудно без сопровождения.
        - Сдается мне, что ваш план не слишком ее обрадует. Я слышала, что она вновь собирается выйти замуж.
        - А вам это откуда известно?!  - изумилась Миранда.  - А… поняла. Наверняка от Джемаймы.
        - Именно так, мэм. Ведь Джемайма  - моя сестра. Когда она приезжает с Виндсонга, то живет у нас. А сейчас, миссис Миранда, отправляйтесь домой. Эли обязательно свяжется с капитаном судна, о котором говорил, и попросит его заглянуть к вам.
        - Не забывайте только, что у нас очень мало времени. Чуть больше недели. Мы должны уплыть, прежде чем вернется мой муж.
        - Он наверняка бросится в погоню. Никогда не видела, чтобы мужчина был настолько без ума от собственной жены.
        - Вы о Джареде?..  - снова изумилась Миранда.
        - Конечно. Неужели муж не говорил вам, как сильно любит вас?
        - Нет, не говорил.  - Миранда покачала головой.
        - А вы ему о своей любви?
        - Тоже.
        Рейчел Лейтем весело рассмеялась.
        - Ну и дела! Да ведь ясно как белый день, что вы по уши влюблены в этого мужчину, а он  - в вас. И при этом вы оба настолько упрямы, что не признаетесь в этом друг другу. Но неужели ваша мама не говорила вам с сестрой, что искренность  - это самый прочный камень в фундаменте семейных отношений? Послушайте мой совет, девочка, когда он догонит вас, первым делом признайтесь ему в любви. И тогда, можете мне поверить, он напрочь забудет о трепке, которую мог бы задать. А теперь отправляйтесь домой. Эли постарается сделать все от него зависящее, чтобы помочь вам.
        Миранда пошла к своей лодке и вскоре уже привязывала ее в бухточке Пайннек-Коув. Морской Бриз пасся на той же полянке у берега, где она его и оставила. Миранда вскочила в седло и не торопясь поехала в сторону дома, думая о том, что услышала от Рейчел Лейтем. Джаред любит ее? Разве такое возможно? Муж ведь никогда не говорил о своей любви, зато постоянно подразнивал ее или критиковал. Нет-нет, утверждение Рейчел такое же глупое, как и ее слова о том, что она, Миранда, влюблена в мужа по уши. Полный вздор! Джаред  - самодовольный и упрямый мужчина, и, конечно же, она его… Хм… А какие же чувства она к нему испытывала? Этот вопрос так смутил ее, что Миранда даже остановила Морского Бриза. Постояв какое-то время, она признала, что не знает ответа. Ужасно разозлившись на себя из-за этого, Миранда пришпорила коня и галопом поскакала к дому, чтобы сообщить Аманде обнадеживающую новость.

        - А кто капитан?  - первым делом спросила сестра, выслушав рассказ Миранды.
        - Лейтемы не назвали его имени, но они считают, что он надежный человек.
        - А если они ошибаются? Нас могут похитить и продать в рабство. Я слышала, что в Вест-Индии есть плантации, хозяева которых держат белых рабов. И якобы они постоянно ищут красивых женщин, чтобы… чтобы использовать их как самок для разведения.
        - О боже, Аманда! Откуда тебе известно о таких вещах? От подруг?
        - Конечно. Сьюзен рассказывала об одной деревенской девушке, которую обвинили в краже лошади, хотя на самом деле она не собиралась ее красть. Просто поспорила с кем-то, что сможет ее увести, а потом хотела вернуть. Однако хозяин лошади не поверил. Он подал на нее в суд, а судья вынес решение продать ее как рабыню в Вест-Индию. Через два года она каким-то образом ухитрилась переслать письмо своим родителям. В нем она и рассказала, что ее заставляют спать с белыми рабами, чтобы она рожала новых рабов. К тому времени у нее уже был ребенок, и она ждала еще одного.
        Миранда пожала плечами.
        - Гадость какая…  - пробормотала она.  - На месте Сьюзен я бы постеснялась повторять такие легенды. Уверена, что все это  - сплошная выдумка. А что касается капитана, то Эли думает, что он английский аристократ. Так что не исключено, что он знаком с твоим Адрианом.
        - А маме ты уже сказала?
        - Нет. И не хочу этого делать до тех пор, пока все окончательно не прояснится.
        Ближе к вечеру, когда они обедали, неожиданно вошла Джемайма.
        - Там какой-то мужчина хочет видеть вас, миссис Миранда,  - объявила она с нотками осуждения в голосе.  - Я проводила его в гостиную.
        - Пусть нас не беспокоят,  - распорядилась молодая хозяйка, вставая из-за стола. И почти бегом направилась к двери.
        Через несколько минут, приблизившись к двери гостиной, Миранда остановилась и сделала глубокий вдох. После чего уверенно вошла в комнату. Она почти сразу же увидела гостя, стоявшего у камина. Это был одетый по последней лондонской моде человек среднего роста с чуть тронутыми сединой каштановыми волосами. Услышав шум открывавшейся двери, он повернулся и пошел навстречу Миранде, приветствуя ее ослепительной белозубой улыбкой. В его темно-синих, почти черных, глазах поблескивали веселые искорки. На вид же ему было не более тридцати.
        - Рад познакомиться, миссис Данхем,  - приветствовал он ее легким поклоном.  - Я Кристофер Эдмунд, капитан судна «Сихорс», приписанного к лондонскому порту. Мне дали понять, что вы нуждаетесь в моих услугах.
        Капитан сразу же отметил самобытную красоту стоявшей перед ним молодой женщины, а заодно и оценил ее общественное положение, о котором свидетельствовало дорогое платье, украшенное великолепными кружевами ручной работы. Не ускользнула от его внимания и прекрасная брошь в виде античной камеи.
        - Здравствуйте, капитан Эдмунд,  - с улыбкой произнесла молодая хозяйка.  - Гость с элегантным полупоклоном поцеловал протянутую ему руку, и Миранда, указав на стул, добавила:  - Прошу вас присесть, сэр. Могу я предложить вам бренди?
        - Благодарю вас. Не откажусь.
        Миранда не спеша подошла к сервировочному столику, заставленному графинами и посудой, налила янтарную жидкость в бокал из вотерфордского хрусталя и подала его гостю. Вдохнув аромат напитка, капитан на мгновение прикрыл глаза, затем поднес бокал к губам, сделал несколько маленьких глотков и, наконец, перешел к делу.
        - Итак, мэм, чем могу быть вам полезен?
        Миранда невольно улыбнулась. Поведение гостя и его речь не оставляли сомнений в том, что перед ней  - благовоспитанный английский джентльмен. Немного успокоившись, Миранда села на обитый кремовой парчой стул и проговорила:
        - Мне требуется судно, которое могло бы срочно доставить меня, мою сестру и мать в Англию, сэр.
        - У меня не пассажирское судно, мэм.
        - Не имеет значения. Нам необходимо попасть в Англию!
        - Зачем?
        - Послушайте, капитан, я не привыкла обсуждать проблемы личного характера с незнакомыми людьми. Полагаю, вам достаточно знать только одно: я заплачу вам в два раза больше, чем стоит билет до Лондона на пассажирском судне. При том что вам не придется заботиться о пище и воде для нас. Мы все возьмем с собой.
        - Видите ли, я не привык брать на борт своего судна хорошеньких женщин, не зная о них ничего, кроме того, что им «необходимо попасть в Англию». Я уточню свой вопрос, мэм. С чем связана срочная необходимость вашего путешествия?
        Миранда бросила на капитана гневный взгляд. А тот с трудом удерживался от смеха. Однако же ему все больше нравился сильный характер, который угадывался в этой симпатичной молодой женщине.
        - На двадцать восьмое июня назначена свадьба моей сестры и лорда Адриана Суинфорда,  - проговорила Миранда.  - Но из-за этой идиотской блокады мы не можем попасть в Лондон. А если мы не приедем вовремя…
        - Его мамаша использует это как предлог для того, чтобы женить Адриана на какой-нибудь богатой английской наследнице, не так ли?  - с улыбкой продолжил гость.
        - Откуда вам это известно?..  - с удивлением пробормотала Миранда. И тут же воскликнула:  - О, Кристофер Эдмунд!.. Да-да, конечно же… Простите, сэр, вы не родственник Дариуса Эдмунда, герцога Уитли?
        - Я его брат, мэм. Второй по старшинству. Есть еще двое младших. Это о нас, смею вас заверить, сложили что-то вроде детского стишка: «Один унаследовал титул, второму досталось море, третий пошел в солдаты, а последний священником стал…»
        Миранда рассмеялась.
        - Я слышала это. И я знакома с вашим старшим братом, сэр. Он ухаживал за моей сестрой Амандой в прошлом сезоне. Однако потом, когда появился Адриан, все остальные, в том числе и он, перестали для нее существовать.
        - Я помню этот момент. Брат был очень расстроен. Но знаете, если честно… Полагаю, вашей сестре с молодым Суинфордом будет лучше, чем с ним.
        - Вы не очень лестно отзываетесь о собственном брате, сэр,  - с улыбкой сказала Миранда.
        - Вовсе нет, мэм. Просто трезво смотрю на вещи. Ведь Дариус на десять лет старше меня. Причем он вдовец… с весьма эксцентричными привычками. Будь у него характер получше, ваша сестра, вне всякого сомнения, предпочла бы стать герцогиней, чем просто леди.
        - Моя сестра выходит замуж по любви, сэр.
        - Как трогательно, мэм. А вы тоже вышли замуж по любви?
        - Капитан, вам обязательно это знать, чтобы предоставить мне место на вашем судне?
        - Сдаюсь, мэм!  - рассмеялся Кристофер Эдмунд.  - Что ж, хоть ваша сестра и обошлась с моим старшим братцем довольно жестоко, я с радостью приму всех вас на борт моего судна. Только имейте в виду, мы отплываем завтра вечером и ждать не сможем. Оставаться у ваших берегов становится слишком опасно.  - Капитан лукаво улыбнулся.  - Кроме того, я продал все, что привез сюда, и сейчас мои трюмы забиты американскими товарами. Хочется побыстрее добраться до дома, получить солидную прибыль и провести следующие несколько месяцев в игорных залах и в обществе хорошеньких лондонских куртизанок. Но до Англии еще надо доплыть, и я буду счастлив сделать это в обществе трех элегантных дам из высшего общества,  - добавил гость, снова улыбнувшись.
        Миранда ликовала. Она не надеялась, что все окажется так прост. Получалось, что Джаред просто не захотел отвезти их в Лондон. А капитан Эдмунд вообще не говорит ни о какой опасности!
        - Если это не представляет для вас дополнительной угрозы, капитан, вы можете зайти в бухту Литл-норт, которая находится неподалеку от нашего дома. Она небольшая, но вполне обеспечит защиту вашему судну от морских волн. На Виндсонге вы сможете запастись пресной водой. К сожалению, не могу предложить вам свежие овощи. Еще слишком рано для этого. К началу апреля у нас успевают зацвести только нарциссы.
        - Вы очень любезны, мэм. Я, безусловно, воспользуюсь безопасностью вашей бухты. «Сихорс» войдет в нее сегодня вечером под покровом темноты.
        Тут Миранда поднялась и проговорила:
        - Я хотела бы представить вас маме и Аманде. Не откажитесь ли выпить с нами кофе, сэр?
        Капитан тоже встал.
        - Конечно, не откажусь. Благодарю вас, мэм.
        Миранда дернула шнурок колокольчика, и в ту же секунду, чуть не споткнувшись о порог, в комнату вошла Джемайма. С трудом скрывая улыбку, Миранда проговорила:
        - Передай маме и сестре, что я буду рада, если они смогут присоединиться к нам здесь, чтобы выпить по чашечке кофе.
        Служанка тотчас удалилась, а Миранда, решив воспользоваться паузой, чтобы побольше узнать о госте, спросила:
        - Значит, у вас трое братьев, сэр?
        - Да. И три сестры. Дариус, как вы уже знаете, старший. За ним на свет появились три девочки: Клавдия, Октавия и Августа. На этом период увлечения античной историей у нашей матушки завершился, и следующие три мальчика получили чисто английские имена: Кристофер, Джордж и Джон. Кстати, Джон учился в Кембридже вместе с Адрианом. Он стал священником, а Джордж  - офицером. Теперь служит в полку принца-регента.
        - Полагаю, герцоги Уитли весьма богаты…  - проговорила Миранда и тут же осеклась, осознав, что допустила бестактность.
        Однако Кристофер, казалось, этого не заметил.
        - Это не совсем так,  - ответил он с улыбкой.  - Дариуса, пожалуй, можно назвать преуспевающим человеком, но его состояние примерно такое же, как у любого другого пэра Англии. К тому же значительной его частью он обязан своей покойной жене. У нашей матушки три брата, впрочем, все они с титулами и все закоренелые холостяки. Каждый из них стал крестным одного из младших сыновей нашей матери. И было решено назвать каждого из мальчиков в честь крестного отца, причем все мы должны были унаследовать титулы своих крестных. В результате я, к примеру, стал маркизом Вье, Джордж  - лордом Стадли, а наш младший Джон когда-нибудь станет бароном. Хотя мне кажется, он предпочел бы титул епископа,  - со смехом добавил Кристофер Эдмунд. Ему все больше нравилась эта дружелюбная молодая женщина, и ее замечание насчет благосостояния его семьи этому никак не повредило.
        Тут дверь распахнулась, и гость встал, чтобы приветствовать вошедших в гостиную Доротею и Аманду.
        - Кто этот джентльмен, Миранда?  - строго спросила мать.
        - Позволь представить тебе, мама, капитана Кристофера Эдмунда, маркиза Вье,  - с улыбкой проговорила Миранда, не обращая внимания на тон матери.  - Капитан любезно согласился доставить нас в Лондон на своем судне «Сихорс». Мы отплываем завтра вечером и при отсутствии серьезных штормов будем в Лондоне в середине или в крайнем случае в конце мая. Таким образом, у нас будет время на подготовку к свадьбе Манди. Капитан Эдмунд, это моя мама миссис Данхем, так же как и я. Кстати, это позволит вам в неофициальных разговорах обращаться ко мне просто по имени во избежание путаницы.
        - Да, непременно,  - с улыбкой кивнул капитан.  - Но тогда и вы называйте меня Кит  - так называют меня все мои друзья.  - Кристофер повернулся к Доротее, элегантно поклонился и поцеловал ее руку.  - Рад познакомиться с вами, миссис Данхем. Кажется, моя матушка имела удовольствие угощать вас чаем. Это было в прошлом сезоне, когда мой брат Дариус ухаживал за мисс Амандой.
        Доротея ужасно смутилась, и теперь ей только и оставалось, что мило улыбнуться и пробормотать:
        - Да-да, разумеется… Ваша матушка очень приятная женщина.
        - А это, капитан, моя сестра-двойняшка Аманда, та самая, которая скоро должна стать леди Суинфорд,  - продолжила Миранда.
        Капитан Эдмунд снова поклонился.
        - Рад встрече с вами, мисс Аманда. Увидев вас, наконец-то могу с полной уверенностью сказать, что понимаю переживания моего бедного братца Дариуса. Встретить такую красавицу  - и упустить! Однако же я рад, что у вас оказалось достаточно здравого смысла, чтобы дать ему отставку.
        Аманда улыбнулась, продемонстрировав очаровательные ямочки на щеках.
        - А вы, оказывается, шалун, сэр,  - произнесла она с лукавой улыбкой и тут же, изобразив озабоченность, спросила:  - Сэр, вы действительно согласны доставить нас в Англию?
        - Да, конечно. Разве я могу не исполнить столь горячую просьбу вашей сестры? Да я как я буду смотреть в глаза Адриану Суинфорду, если не привезу в Англию вас?
        - Спасибо, сэр! Я знаю, что это очень опасно, но…
        - Опасно? Глупости! Ничего подобного! Британия, да будет вам известно, по-прежнему правит морями.
        - Мы вам так благодарны, сэр!  - воскликнула Аманда.
        Вошла Джемайма с подносом в руках. Осмотревшись, служанка пробурчала:
        - Вот кофе, мэм. А куда поставить чашку для…
        - Это капитан Эдмунд,  - подсказала Миранда.  - Не хотите ли присесть за столик у камина, Кит? Поставь все туда, Майма, и можешь идти. Ты не разольешь, мама? Мам, да что это с тобой? Не можешь?.. А… понимаю. Ты слишком волнуешься, да? Ладно, успокойся, все будет хорошо.  - Усевшись за чайный столик, Миранда взяла кофейник и наполнила фарфоровую чашку ароматной жидкостью, похожей на черный бархат.  - Пожалуйста, передай чашку маме, Аманда,  - сказала она, обратив невинный взгляд к сидевшей в полуобморочном состоянии матери.
        - Ваш отец и муж будут сопровождать вас, Миранда?  - спросил капитан Эдмунд, взяв свою чашку.
        - Наш папа скончался несколько месяцев назад, Кит. А мой муж, к сожалению, не может составить нам компанию из-за неотложных дел.
        - Миранда!..
        - Что, мама?
        - Джаред же запретил тебе плыть в Англию!  - громко заявила Доротея, наконец-то оправившаяся от шока.
        - Ты ошибаешься, мама. Джаред сказал совсем другое… Якобы из-за блокады невозможно найти судно, отплывающее в Англию. И еще, что не хочет рисковать каким-либо из своих кораблей. А о том, что нам ни в коем случае нельзя плыть, он не говорил.
        - В таком случае… к чему такая спешка? Подожди возвращения Джареда.
        - Капитан Эдмунд не может ждать неделю, а также еще более продолжительный срок, мама. Большая удача, что мы вообще нашли судно. И нам остается только благодарить судьбу за то, что Кит согласился взять нас на борт.
        - Я с вами не поплыву!  - выпалила Доротея.  - Я не стану участвовать в этой авантюре!
        - Что ж, хорошо, мама! В таком случае нам придется выбрать один из двух вариантов. Вариант первый: мы с Амандой отправимся в Англию одни, без сопровождения взрослых членов семьи. Как ты понимаешь, это вызовет массу вопросов у наших родственников и английских знакомых. А второй вариант…  - Миранда для большего эффекта выдержала паузу.  - Он состоит в том, что Аманда уедет отсюда и будет жить с тобой и с твоим новым мужем в Шотландии. Сомневаюсь, впрочем, что господин Ван Нотлман, а тем более его дочери с их безобразной внешностью будут рады иметь в своем доме красавицу, за которой начнут ухаживать все тамошние женихи. Выбор за тобой, мама.
        Доротея, прищурившись, пристально посмотрела на Миранду, затем перевела взгляд на младшую дочь. Однако лица обеих хранили по-ангельски невинное выражение. Повернув голову, Доротея взглянула на капитана Эдмунда. Тот поспешно отвел глаза, но от Доротеи не ускользнули блеснувшие в них веселые искорки. Увы, другого выбора у нее не было, и дочери прекрасно это понимали.
        - А ты действительно стерва, Миранда,  - произнесла Доротея спокойным ровным голосом. Потом вновь повернулась к гостю.  - Какие помещения вы сможете предложить нам на вашем корабле, капитан Эдмунд?
        - Две смежные каюты, мэм. Одна  - довольно большая, вторая  - поменьше. Понимаю, что вам будет тесновато. Но мое судно не предназначено для перевозки пассажиров.
        - Не беспокойся, мама. Мы возьмем с собой минимум вещей, а все, что потребуется для свадьбы, успеем купить в Лондоне,  - проговорила Миранда.
        - Похоже, что у тебя готов ответ на любой вопрос,  - не скрывая раздражения, сказала Доротея.  - Что ж, а сейчас я должна попрощаться с вами, капитан,  - обратилась она к Кристоферу Эдмунду.  - Как вы понимаете, я только что узнала, что должна срочно сделать массу дел…
        Кит поднялся со стула и вежливо поклонился.
        - Я буду с нетерпением ждать вас на борту «Сихорса», миссис Данхем.
        - Благодарю вас, сэр,  - ответила Доротея и, не взглянув в сторону дочерей, покинула комнату.
        - А вы опасный противник, Миранда,  - с улыбкой заметил капитан.
        - Я всего лишь пытаюсь помочь сестре, Кит.
        - Значит, ваш муж запретил вам отправляться в такое путешествие?
        - Нет, не запретил. Я уже говорила об этом.
        Капитан усмехнулся.
        - Мне почему-то кажется, что он забыл сказать кое-что из того, что хотел.
        - О, капитан, пожалуйста!..  - взмолилась Аманда, подняв на англичанина наполнившиеся слезами голубые глаза.  - Капитан, вы должны помочь нам!
        - Я дал слово, мисс Аманда, и сдержу его,  - ответил Кит, внезапно сообразив, что завидует Адриану Суинфорду, и думая о том, что ему, возможно, стоило остаться в Лондоне на следующий бальный сезон. И вообще, не пора ли ему тоже обзавестись женой?
        - Пожалуйста, прекрати плакать, Аманда. Ты совершенно обезоружила бедного Кита,  - со смехом произнесла Миранда.  - Он уже просто не в состоянии отказать нам. Лучше иди к себе и начинай собираться. Я к тебе скоро присоединюсь. Вот только улажу финансовые вопросы.
        - О, благодарю вас, сэр!  - воскликнула Аманда, на губах которой расцвела милая улыбка, от чего губы девушки стали похожими на розовый бутон. Сделав элегантный реверанс, она выбежала из гостиной.
        - Какая великолепная жена английского аристократа выйдет из этой девушки,  - со вздохом произнес капитан, проводив ее взглядом.
        - Вряд ли кто решится опровергнуть это ваше утверждение,  - согласилась Миранда, и глаза ее весело сверкнули; сейчас в душе ее не было и намека на зависть, которую она испытывала еще год назад, когда все смотрели только на ее сестру. Миранда быстро подошла к бюро, открыла имевшийся внутри него секретный ящичек, достала небольшой мешочек и, протянув его капитану, сказала:  - Думаю, это с лихвой покроет стоимость нашего путешествия.
        Кит взял бархатный мешочек и подбросил его на ладони, оценивая вес. Предложенная плата действительно была весьма щедрой.
        - Мы станем на якорь в вашей бухте до рассвета,  - сообщил он.  - С утра можете переносить на борт свои вещи. Но я должен предупредить вас, Миранда, еще кое о чем… Моя команда состоит отнюдь не из джентльменов. В основном это довольно грубые люди, не признающие правил хорошего тона. Поэтому вам придется провести б?льшую часть путешествия в каюте. Я, конечно, смогу устраивать для вас небольшие прогулки по палубе, но гулять вы должны в самых скромных нарядах… Возможно, вы об этом не знаете, но… Видите ли, когда легкий бриз начинает играть с длинными волосами, это очень возбуждает соскучившихся по женскому обществу мужчин.
        Миранда ощутила легкий холодок в груди.
        - Вы хотите сказать, Кит, что ваша команда представляет для нас опасность?
        - Я думал, дорогая моя, что вы это понимаете. Все более или менее приличные матросы сейчас служат во флоте его величества. А для частных судов, которые прорываются через блокадные запреты, осталось одно отребье. Полностью доверять я могу только первому и второму помощникам, а также боцману и Чарли, своему юнге. Дисциплина среди остальных членов команды поддерживается с помощью страха, угроз выдать властям и обещаний хорошей оплаты по завершению рейса. Но сами понимаете, очень трудно будет подавить бунт, если он вспыхнет. А вспыхнуть он может по любому поводу. Поэтому я и вынужден просить вас как можно реже показываться на глаза матросам.
        Миранда молча кивнула. Только сейчас она начала понимать, сколь опасным будет это путешествие. И Джаред не случайно был против: а на то имелись весьма серьезные основания. Но если они не уплывут сейчас с Китом, то Аманда, скорее всего, потеряет Адриана. А ей, Миранде, безумно хотелось, чтобы сестра была счастлива, так же как и она сама. Как и она сама?.. Эта мысль ее насторожила. «А разве я счастлива?»  - подумала Миранда. И вдруг поняла, что ответ может быть только утвердительным. Выходит, миссис Лейтем была права, когда утверждала, что Миранда любит Джареда. «Похоже, что я его действительно люблю»,  - сказала себе Миранда, и эти слова, пусть даже произнесенные только мысленно, показались ей очень странными и необычными. Но они совсем не смущали, внутреннего возражения против них не было! И если так, то она обязана помочь сестре тоже стать счастливой.
        Заставив себя улыбнуться, Миранда проговорила:
        - Мы постараемся быть незаметными, Кит. И позаботимся об этом уже при посадке. Поэтому я хочу, чтобы вы бросили якорь не в маленькой бухте возле нашего дома, а в другой. Она побольше и называется Биг-Норт-бей. Мои люди проводят ваших матросов к озерам Хайденпонд и Хиллбрук, из которых они смогут заполнить бочки хорошей пресной водой. Пусть «Сихорс» на рассвете обойдет мыс Тома и станет на якорь. А наш багаж и другие вещи мои люди принесут вечером, и они погрузят все на борт под покровом темноты.
        - Отлично!  - воскликнул капитан.  - Далеко не каждый мужчина имеет на плечах такую голову, как у вас. Честно признаюсь  - не ожидал!  - Он поднялся и с улыбкой добавил:  - С нетерпением жду вашего появления на борту.
        Оказавшись на своем судне, Кит Эдмунд долго вспоминал о визите в дом Данхемов. Было совершенно очевидно, что мисс Аманда  - обворожительная девушка, но и миссис Миранду никак нельзя было бы не заметить. Ведь эта красивая молодая женщина обладала и умом, и характером  - весьма редкое сочетание. И, конечно же, следовало поближе познакомиться с ней во время путешествия. Кит нисколько не сомневался: в отличие от большинства представительниц своего пола, способных болтать исключительно о пустяках, миссис Миранда принадлежала к тому редкому типу женщин, с которыми мужчинам по-настоящему интересно разговаривать.

        Проводив капитана до парадной двери дома, Миранда вернулась в гостиную, чтобы потушить свечи. Затем присела на стоявший у камина стул и постаралась расслабиться. За окном шумели дубы, обнаженные вершины которых трепал все усиливающийся ветер. Миранде почему-то стало жаль их. Ивы и клены уже стояли зеленые, а дубы всегда покрывались листвой позже других деревьев. Правда, и сбрасывали ее самыми последними. Как замечательно в Виндсонге весной! Но эту весну Миранда увидела лишь в самом ее начале, а жаль! Впрочем, ничего страшного. Сразу после свадьбы Аманды она сядет на первый же корабль, идущий в Америку, и вернется. К концу лета Миранда уже будет дома, в Виндсонге. Будет вместе с Джаредом. И больше она ни из Виндсонга, ни от него никуда не уедет.
        Хм… хорошо бы поскорее понять, действительно ли те странные и противоречивые чувства к мужу, которые она в последнее время испытывала, означали, что она любила его. И не менее важный вопрос: права ли была Рейчел Лейтем, которая утверждала, что Джаред любит ее?
        Закрыв глаза, Миранда представила Джареда. Прищур зеленых глаз… Загорелое лицо… Ястребиный профиль… И тонкие чувственные губы, так нежно целовавшие ее. Миранда радостно улыбнулась, вспомнив его слова: «Ты полюбишь меня, полюбишь, потому что я этого хочу, а я не из тех мужчин, которые мирятся с отказом». Но что он имел в виду, говоря так? То, что он… любил ее? Или в нем говорила мужская гордость, требовавшая, чтобы она, Миранда, обязательно полюбила его? И мог ли такой мужчина, как он, полюбить ее по-настоящему?
        - Черт побери…  - пробормотала Миранда.  - Я хочу знать правду и узнаю ее. Она поднялась со стула и принялась расхаживать по темной гостиной. Затем Миранда зажгла стоявший на камине фонарь и перенесла его на бюро. Она решила, что напишет мужу письмо.
        Достав из ящика бюро гусиное перо и лист желтоватой веленевой бумаги, Миранда задумалась. Ветер за окном продолжал раскачивать верхушки высоких дубов. Молодой месяц играл с кем-то в прятки, то появляясь над островом во всем своем блеске, то скрываясь за медленно проплывавшими по небу тяжелыми длинными тучами. В камине же вдруг треснуло полено, выбросив целый сноп искр. Вздрогнув от неожиданности, Миранда выронила перо, но тут же, сообразив, в чем дело, рассмеялась. Снова взяв перо, она начала быстро заполнять лист бумаги четкими строчками.

        Часть II
        Англия 1812 -1813 годы

        Глава 6

        «Мой дорогой супруг, я люблю тебя! Именно поэтому мне так трудно написать тебе о том, о чем я должна написать. Когда ты будешь читать это письмо, мы с Амандой и мамой проделаем не менее четверти пути до Англии. Из Виндсонга мы отплыли десятого апреля на судне «Сихорс», владельцем и капитаном которого является Кристофер Эдмунд, маркиз Вье, брат одного из бывших ухажеров Аманды. Я просто не могла допустить, чтобы моя сестра и Адриан Суинфорд расстались. Видеть ее несчастной  - это будет невыносимо, тем более сейчас, когда я узнала, что любовь существует, когда поняла, что чувствует любящий человек. Я ощущаю ее несчастье как свое, и мне больно от того, что больно ей. Но я очень боюсь, что потеряю тебя, любимый. Пожалуйста, не сердись на меня слишком сильно. Я вернусь домой сразу же после свадьбы Аманды. Даю слово! Жди меня.
        Твоя любящая жена Миранда».

        Выругавшись сквозь зубы, Джаред Данхем скомкал письмо и посмотрел на Джеда.
        - Пораньше не мог его привезти?  - проворчал он.
        - Двое с половиной суток из Виндсонга до Плимута  - не так уж и долго, мистер Джаред,  - ответил слуга.
        - Двое с половиной суток?!  - удивился Джонатан Данхем и даже присвистнул.  - Черт побери, парень, ты что, летел?!
        Утомленный конюх улыбнулся.
        - Может быть, временами и летел, потому что совершенно не помню, как плыл. В жизни не испытывал такой сильной морской болезни. Крепкий южный ветер очень быстро подогнал нас к бухте Баззардс-бей, но укачало меня за это время ужасно. Слава богу, что оттуда я добирался по суше. Кстати, мистер Джаред, вы должны пять долларов Барнабасу Хортону. Это он привез меня сюда. Назад на Виндсонг, я думаю, вы меня отправите на «Спрайте». Ведь для погони за миссис Мирандой вам потребуется более крупное судно, чем наша яхта.
        - Ты прав, черт побери!  - прорычал Джаред. Джонатан же, глядя на взбешенного брата, только хмыкнул.  - Моя жена сама дала тебе это письмо?
        - Нет, миссис Доротея сказала, чтобы я ехал сюда и рассказал о том, что они поплыли в Англию. А Джемайма потом передала мне это письмо. Она сказала, что вы должны прочитать оправдания вашей жены. «Глядишь, не так сильно поколотит ее, когда догонит»,  - сказала Джемайма.
        Джонатан громко захохотал, однако тут же осекся под суровым взглядом брата.
        - Джо, мне нужен корабль,  - заявил Джаред.  - А также надежная команда, с которой можно пробиться через эту проклятую блокаду. До Англии Миранда, надеюсь, доберется благополучно. А вот вернуться на Виндоснг будет куда труднее.
        - «Дрим Витч» сейчас в сухом доке,  - ответил Джонатан.  - И ремонт практически закончен. Потребуются совсем небольшие усилия, чтобы судно выглядело как обычная частная яхта. Что же касается команды, то в Плимуте сейчас полно моряков, которые с радостью согласятся служить под твоим руководством, братец.
        - Подстегни их энтузиазм сообщением о том, что всем членам моей команды будет гарантирована повышенная оплата. Я хочу, чтобы через двадцать четыре часа «Дрим Витч» была готова к отплытию. Если все будет нормально, я доплыву до Англии даже раньше той упрямой дамы, на которой я женат.  - Джаред повернулся к Джеду.  - Ступай на кухню и скажи Марте, чтобы она тебя покормила, а потом постарайся как следует выспаться.
        - Да, сэр,  - кивнул конюх и вышел из комнаты.
        - А здесь ты завершил все свои дела, братец?  - осведомился Джонатан.
        - В принципе да, Джо. Я сообщил всем, что я теперь женатый человек и не смогу делать многое из того, что делал раньше. Меня просили совершить еще одно путешествие в Европу. Я сказал, что не могу, но сейчас… Думаю, что зря отказался. В общем, я решил сказать, что согласен. Если есть хоть небольшой шанс предотвратить войну между Америкой и Англией, надо постараться им воспользоваться. Вопреки тому, что думает президент Медисон, Наполеон отнюдь не желает нам добра. Похоже, что у президента плохие советники. А молодым малообразованным конгрессменам, представляющим западные территории, ужасно хочется повоевать. Им кажется, что новая война с Англией будет похожа на драку в баре, и они всячески к ней стремятся. Но я-то… О боже, я ужасно устал от войн! И от больших и от маленьких! И вообще, если мы хотим, чтобы наша страна процветала, мы должны зарабатывать деньги, а не воевать. Потому что…  - Джаред вдруг умолк и рассмеялся.  - Опять ты меня завел, Джо!..
        - Тебе следует самому стать конгрессменом, Джаред. Я говорил это раньше, повторю и сейчас,  - решительно заявил старший брат.
        - Не исключено, что я когда-нибудь воспользуюсь твоим советом, братец, но не сейчас. Сейчас я должен восстановить порядок в собственном доме,  - со вздохом ответил Джаред.
        - Надеюсь, ты не жалеешь о том, что женился. Ты ведь действительно ее любишь?
        - О боже, конечно, люблю! Я люблю ее так, что она в одно мгновение может довести меня до белого каления и так же быстро воспламенять во мне такую страсть, что я забываю обо всем на свете. Знаешь, брат, за четыре месяца, прошедших со дня нашей свадьбы, она не сказала ни слова о любви, а это письмо начала со слов «я люблю тебя». И я уже измучился, все думаю, действительно ли это признание или она опять дразнит меня? Пойми, я непременно должен выяснить это, причем как можно быстрее!  - Тут Джаред тщательно разгладил скомканное письмо и снова стал его перечитывать.

        Чувства Джареда были в смятении и тогда, когда несколько недель спустя он стоял на лондонской пристани Вест-Индской компании, глядя на быстро приближавшееся торговое судно «Сихорс». Его переоборудованный в яхту клипер «Дрим Витч» вышел из Плимута четырнадцатого апреля и, благодаря попутному ветру и умелым действиям команды, прибыл в Лондон раньше, чем судно капитана Эдмунда. Внезапное появление Джареда оказалось сюрпризом для Роджера Брамвелла, однако лондонский дом, как обычно, был практически готов к приему хозяина.
        - Рад вас видеть, милорд,  - приветствовал Джареда секретарь.  - Честно сказать, я думал, что вы вернетесь позже.
        - Свадьба моей подопечной заставила меня изменить первоначальные планы, Брамвелл. Она выходит за лорда Суинфорда. Но почему ты вдруг решил назвать меня милордом?
        - Потому что именно так вас теперь следует называть. Ведь вы  - лорд земельного владения, пожалованного королем Англии. Следовательно, так вас и должны здесь величать. Полагаю, это пойдет на пользу вашим делам в этой стране и укрепит ваше положение в здешнем обществе. Что же касается свадьбы мисс Аманды Данхем, то, благодаря слухам, распространяемым вдовствующей леди Суинфорд, все тут думают, что свадьбу отменят. Лорд Адриан ходит сам не свой, а в «Олмаке»[3 - Олмак (Almack’s)  - общее название нескольких английских клубов, в которые, в отличие от других клубов, допускались также и женщины.Получили широкую известность, благодаря постоянно устраиваемым там благотворительным балам.] уже были замечены мамаши нескольких подходящих ему по статусу девушек, которые вели серьезные переговоры с леди Суинфорд. И знаете, тут все считали, что напряженность в отношениях между Англией и Америкой помешает вам приехать сюда.
        - Я бы и не приехал, не будь моя жена такой упрямой,  - проворчал Джаред.  - Брамвелл, пожалуйста, отправь лорду Суинфорду записку с предложением поужинать со мной сегодня в семь вечера. Сообщи ему, что моя подопечная уже на пути в Англию. Надо как можно быстрее вытянуть его из болота, в которое его затягивают. Обязательно проследи, чтобы записка была передана лично ему в руки.
        …И вот сейчас, стоя на пристани, Джаред понимал, что Миранда оказалась права. Теперь-то стало ясно: не возьми она инициативу в свои руки, ее сестра, конечно же, потеряла бы молодого Суинфорда…
        Адриан же в тот вечер появился ровно в семь, и Джаред, приветливо улыбнувшись, внимательно посмотрел на стоявшего перед ним голубоглазого молодого человека. Лорд Суинфорд был среднего роста, а его довольно коротко подстриженные светлые волосы были зачесаны назад  - лишь одна слегка вьющаяся прядь падала на высокий лоб. И еще розовые щеки, свидетельствовавшие о хорошем здоровье, прямой нос и красиво очерченные губы. Словом, перед Джаредом стоял довольно симпатичный молодой английский джентльмен.
        Одевался лорд Суинфорд в соответствии с последней лондонской модой, то есть был одет в удлиненный сюртук небесно-голубого цвета плюс простого кроя белоснежная сорочка и бледно-розовая жилетка из шелка и парчи. Широкий белый галстук был завязан узлом, известным под названием «Потерянная любовь», а на ногах  - темно-серые, доходящие до щиколоток брюки и высокие черные ботинки; в общем, это был костюм молодого человека, следившего за модой, но не денди.
        - Здравствуйте, лорд Данхем,  - произнес он, подходя к Джареду и протягивая руку для рукопожатия.  - Я  - Адриан Суинфорд. В записке вы сообщили, что Аманда сейчас на пути в Лондон. Но почему она не приплыла вместе с вами?
        - Потому что я запретил им плыть сюда,  - ответил Джаред, пожимая протянутую руку. Однако моя жена  - надеюсь, вы помните Миранду,  - ослушалась меня. Когда же я отлучился из дома по делам, она сбежала, захватив с собой мать и сестру. Немного шерри?
        - О боже!..  - Адриан вздрогнул и опустился на стул.
        - Шерри?  - вновь предложил Джаред, протягивая гостю наполненный янтарной жидкостью бокал из вотерфордского хрусталя.
        - Да, конечно, благодарю вас, сэр,  - пробормотал молодой человек. Сделав несколько глотков, он спросил:  - Так вы, сэр, считаете, что я не подхожу Аманде?  - в глазах Адриана была тревога.
        Джаред сел напротив гостя и, покачав головой, произнес:
        - Нет, я вовсе так не считаю. В течение всех последних месяцев я слышал от своей жены и ее матери много похвалы в ваш адрес. Более того, Аманда откровенно говорила о своих чувствах к вам. У меня и в мыслях не было противиться вашему браку. Я лишь был против того, чтобы женщины отправились в путешествие через Атлантику во время политического обострения между двумя нашими странами. Впрочем, Миранда была убеждена: если Аманда не прибудет сюда вовремя, ваша свадьба вообще никогда не состоится. И поэтому, пока меня не было дома, она устроила это путешествие, договорившись с капитаном одного из нарушающих блокаду судов.
        - Боже правый! Какая безответственность!  - воскликнул лорд Суинфорд.  - Неужели Миранда не слышала о том, какие люди занимаются прорывом блокады?
        Джаред грустно улыбнулся.
        - Я тоже вынужден прорывать блокаду, милорд. Тем не менее я полностью согласен с вами. Наивность моей жены поражает, но ей повезло. Капитан судна, на котором они плывут  - Кристофер Эдмунд, маркиз Вье. Кажется, его старший брат одно время ухаживал за Амандой. Уверен, что с таким капитаном они в полной безопасности.
        - Однако вы сами отплыли позже, чем они, не так ли? Почему же вы приплыли раньше?
        - Потому что моя яхта более маневренная и быстроходная,  - с усмешкой ответил Джаред.  - И знаете что?.. Скоро мы с вами станем свояками, поэтому ничто не мешает нам уже сейчас перейти на «ты». Называй меня Джаред, а я, если не возражаешь, буду звать тебя Адриан.  - Молодой человек кивнул и Джаред с улыбкой добавил:  - А теперь, пока моего повара не хватил удар, мы должны попробовать, что он нам приготовил на ужин.
        Двадцатилетний английский лорд и тридцатилетний американец завершили этот вечер настоящими друзьями. К своей радости, Адриан Суинфорд скоро убедился, что обрел не только нового друга, но и очень полезного союзника в борьбе против своей деспотичной матери. Уже на следующий день леди Суинфорд тщательно рассматривала сквозь лорнет представленного ей выскочку-американца. И, сама себе удивляясь, она нашла его «очаровательным молодым человеком», как потом не раз говорила.
        - Он производит впечатление благородного джентльмена, и манеры его безупречны,  - сказала леди Суинфорд потом сыну.
        - Ты имеешь в виду для американца?  - осведомился Адриан.
        - Для любого настоящего джентльмена,  - ответила вдовствующая леди Суинфорд.

        …Три дня спустя после встречи в доме Джареда они стояли рядом на причале Вест-Индской компании и наблюдали за только что пришвартовавшимся судном «Сихорс», с которого сейчас спустили трап. Первыми на трапе появились капитан и опиравшаяся на его руку Миранда. За ними шли Доротея и Аманда. Причем Миранда с капитаном оживленно беседовали.
        - О, Кит, даже не знаю, как вас и благодарить,  - говорила молодая женщина.  - Вы так быстро доставили нас сюда! Я ваша вечная должница!
        - Иметь на борту такую очаровательную пассажирку  - уже подарок судьбы, мэм,  - отвечал галантный капитан.  - Но если вы хотите еще и наградить меня, то лучшей наградой был бы ваш поцелуй,  - ответил Кит как раз в тот момент, когда они ступили на твердую землю.
        - Фи, сэр, вы рассуждаете как настоящий развратник,  - проворчала Миранда, однако в глазах ее сверкнули озорные огоньки. Чмокнув капитана в щеку, она тут же от него отстранилась.
        - Вы получили достойную награду, сэр,  - сухо проговорил Джаред, в тот же миг спустившийся с крыльца пакгауза.  - Добро пожаловать в Лондон, мадам.
        - О, Джаред!..  - изумленно воскликнула Миранда, бросившись к мужу.
        - Рад видеть тебя, дорогая,  - ответил он.
        - Аманда, любимая!..  - тотчас же раздался еще один мужской голос.
        - Адриан! О, Адриан!..  - Аманда бросилась в объятия жениха и, не стесняясь окружающих, поцеловала его.
        - Благодарю небо за то, что ты здесь, Джаред,  - сказала Доротея.  - Может быть, хоть ты сумеешь объяснить ей, что в любых поступках следует руководствоваться здравым смыслом.
        - И что же, по твоему мнению, я должен ей сказать, Дороти? Ведь она, чтобы мы там ни говорили, сумела добиться поставленной цели.  - Джаред повернулся к жене, и под пристальным взглядом его зеленых глаз сердце Миранды бешено заколотилось.  - Милая, скажи, ты написала мне о том, что действительно чувствуешь,  - спросил он почти шепотом.
        - Да, действительно чувствую…  - ответила она также тихо.
        И тут Джаред поднес к губам ее руку, обтянутую перчаткой и, поцеловав, произнес:
        - Мы позже поговорим с тобой обо всем, любимая.
        - Да, милорд,  - пробормотала Миранда, пытаясь понять, насколько сильно сердился на нее муж. Теперь, зная, что любит его, она очень хотела, чтобы Джаред побыстрее простил ее.
        Тут Джаред взглянул на нее с едва заметной улыбкой и проговорил:
        - Дорогая, а тебе не кажется, что ты должна представить меня капитану Эдмунду?
        Миранда вздрогнула и тут же поспешила исправить ошибку.
        Мужчины пожали друг другу руки.
        - По дошедшим до меня слухам, груз неотложных дел не позволяет вам задержаться в Англии, милорд,  - сказал Кит.
        Джаред едва заметно улыбнулся. Ему было ясно, о чем думал этот самодовольный англичанин. Он, вероятно, возомнил, что влюблен в Миранду, а она  - в него. И он, скорее всего, собирался поволочиться за Мирандой в Лондоне, пока его, ее мужа, не будет рядом. Но капитан просчитался!
        - Мне удалось разрешить все срочные деловые вопросы раньше, чем я ожидал,  - спокойно ответил Джаред.  - И я весьма благодарен вам, милорд, за то, что доставили мою жену в Лондон в целости и сохранности. Надеюсь, вы не откажитесь поужинать с нами в ближайшее время. И конечно же, мы все ждем вас на свадьбе моей подопечной.
        - Благодарю вас, сэр,  - ответствовал капитан.  - Для меня была большая честь взять на борт моего судна миссис Данхем-младшую и ее родных.  - Он повернулся к остальным дамам.  - Всего вам доброго, леди. А теперь мне пора заняться своим судном.
        - Разрешите и мне присоединить свои благодарности, капитан Эдмунд,  - сказал Адриан.  - Даже не знаю, чем отплатить вам за то, что вы для нас с Амандой сделали!
        Кит улыбнулся влюбленным.
        - Лучшая награда для меня  - видеть вас вместе,  - ответил он. После чего, поклонившись, направился к трапу своего судна.
        - У меня здесь карета,  - сказал Джаред, взяв под руки жену и тещу.  - Что с вашим багажом?
        - У нас его практически нет,  - ответила Миранда.  - На судне почти не было места для него. К тому же наряды для Аманды мы заказали еще в прошлом году, до нашего отъезда из Лондона. Так что нам надо лишь послать кого-нибудь к мадам Шарпентьер и попросить, чтобы заказ доставили туда, где остановится Аманда.
        - Но Аманда не может носить свадебные наряды до свадьбы,  - с улыбкой заметил Джаред.  - И вы с Доротеей  - тоже. Ведь нельзя же появиться в обществе, одетыми по прошлогодней моде. Поэтому предлагаю: как только мадам Шарпентьер завершит работу над платьями Аманды, заказать ей что-нибудь и для вас для жизни в Лондоне.
        - Мы же сразу после свадьбы Манди вернемся в Виндсонг, разве нет?..  - пробормотала Миранда.
        - Видишь ли, дорогая, у меня здесь кое-какие дела, и раз уж я сюда приехал… В общем, почему бы нам не насладиться пребыванием в Англии? Кроме того,  - Джаред понизил голос,  - я не уверен, что будет так уж просто вернуться домой.
        - Но у нас же есть «Дрим Витч». Разве мы не можем воспользоваться этой яхтой?  - также тихо спросила Миранда.
        - Если отношения между нашими странами продолжат ухудшаться, Британия может конфисковать мое судно, так же как и другую американскую собственность. Кстати, это еще одна причина, из-за которой я был против вашего путешествия.
        - А я все равно очень рада, что мы приплыли в Лондон!  - заявила Миранда.  - Разве ты не видишь, как счастлива Аманда?
        - Да, вижу. Однако ты еще не извинилась за то, что не послушалась меня. Впрочем, об этом поговорим позже.
        Поджидавшая их карета, покрытая черным лаком, была запряжена парой великолепных серых лошадей, а кучерское место сияло золотистым бархатом обивки. Одетые в зеленое с белым лакеи помогали матросам погрузить в экипаж багаж прибывших. Когда же Джаред приблизился к карете, один из слуг распахнул перед ним дверцу и тут же почтительно отступил.
        - Мы сядем спиной к кучеру,  - сказал Адриан,  - помогая Аманде, забраться в карету.
        Джаред помог Доротее и Миранде, потом заскочил сам и закрыл дверцу. Кучер, придерживая лошадей, осторожно выехал из ворот пристани Вест-Индской компании, но затем, оказавшись на улицах Лондона, пустил лошадей во всю прыть.
        - Никогда еще ощущение твердой земли под ногами так не успокаивало меня так, как в этот раз,  - заметила Доротея.
        - Путешествие было таким неприятным?  - поинтересовался Джаред.  - Пока мы плыли на «Дрим Витч» не было ни одного пасмурного дня.
        - Знаете, погода действительно была на редкость хорошей и даже качки практически не было, но я всю дорогу боялась, что нас захватят французы или остановит американское патрульное судно,  - проговорила Доротея.  - И скажите, милый Джаред, как бы мы объяснили свое присутствие на британском корабле нашим американским друзьям? Мне становится страшно при одной мысли об этом… А потом, когда мы отплыли далеко от тех мест, где можно встретить патрули наших соотечественников, я начала опасаться нападения ужасных берберских пиратов.
        - Берберские пираты редко нападают на английские суда,  - с улыбкой произнес Джаред.
        - Ничего подобного! Они же дикари! Моряки на «Сихорсе» говорили, что турки очень любят блондинок. Мы могли бы закончить жизнь в гаремах! Но, слава богу, мы все-таки добрались до Лондона благополучно.  - Доротея вздохнула, улыбнулась и, откинувшись на обитую мягким золотистым бархатом спинку сиденья, добавила:  - Я совершенно разбита, сэр, и ближайшие несколько суток, я, вероятно, проведу в постели.  - Через несколько минут Доротея закрыла глаза, и послышалось ее тихое посапывание.
        Сидевшая напротив матери Аманда захихикала и, наклонившись к уху Адриана, тихо сказала:
        - Мне порой кажется, что мама недовольна тем, что мы благополучно добрались до Лондона.
        - Просто она перенервничала. Ведь вы действительно подвергались риску,  - ответил Адриан.
        - Если бы моя сестра не была такой смелой и не пошла бы на риск, я бы сейчас не была здесь, рядом с тобой,  - напомнила жениху Аманда.
        Джаред с удивлением взглянул на девушку. «Котенок выпускает коготки»,  - подумал он.
        - О, если бы я тебя потерял…  - со вздохом пробормотал Адриан.
        - Но ведь не потерял же,  - перебила Аманда.  - И вообще, чем болтать, лучше поцелуй меня еще. Я ужасно соскучилась без поцелуев за девять месяцев в Америке.
        Лорд Суинфорд с готовностью принялся исполнять желание своей невесты. А Джаред, поспешивший повернуться к жене, приподнял кончиками пальцев ее подбородок и заглянул ей в глаза. Она смотрела на него настороженно. А он, немного помолчав, произнес:
        - Последние несколько недель я все пытался решить, что должен сделать, когда мы с тобой встретимся: убить или расцеловать. Но Адриан прав. Ты подвергла всех очень серьезному риску…
        - Я бы никогда не поднялась на борт «Сихорса», если бы не почувствовала, что Кит  - человек, которому можно доверять,  - тихо сказала Миранда.
        Джаред рассмеялся и проговорил:
        - Да-да, конечно… Чтобы доставить сюда Аманду, ты бы поплыла в компании с самим дьяволом, моя дорогая, и мы оба это знаем.  - Миранда залилась краской, а ее муж вдруг спросил:  - Только хотелось бы знать, будешь ли ты предана мне так же, как сестре, Миранда?
        Она не успела шепнуть в ответ «да», потому что Джаред вдруг впился в ее губы страстным поцелуем. Миранда тотчас ответила на поцелуй. Когда же муж усадил ее себе на колени, она яростно зашептала:
        - Джаред, но не здесь же…
        Он усмехнулся и пробормотал:
        - Твоя мать уже спит, а Адриан с Амандой… О, они увлечены друг другом еще сильнее, чем мы с вами, миледи.  - Тут Джаред развязал ленты ее шляпы, снял ее и бросил на спинку сиденья. Затем провел ладонью по ее волосам и принялся вынимать из них шпильки.
        Минуту спустя чудесные волосы Миранды рассыпались по ее плечам серебряным дождем, и Джаред, запустив в них пальцы, с улыбкой проговорил:
        - О, дикая кошечка, что бы было со мной, если бы с тобой что-то случилось.  - С этими словами он прижался губами к ее губам.
        Внезапно карета остановилась, и обнимавшиеся парочки тотчас отпрянули друг от друга. Несколько мгновений раскрасневшиеся молодые люди молча смотрели друг на друга, стараясь восстановить дыхание. Наконец Адриан, опомнившийся первым, посмотрел в окошко и воскликнул:
        - Черт возьми, там карета принца-регента! И он специально едет медленно, чтобы народ мог хорошенько его рассмотреть.
        - Пусть Смит свернет на какую-нибудь боковую улицу,  - распорядился Джаред.  - Совсем не обязательно устраивать для нас экскурсию по центру Лондона. К тому же… Мне почему-то вдруг ужасно захотелось домой,  - добавил он с усмешкой.
        Сестры захихикали, а Адриан с серьезнейшим видом сообщил:
        - А мне вдруг почему-то ужасно захотелось жениться.  - Сказав это, он весело рассмеялся.
        - Милорд, как вам не стыдно?  - проговорила Миранда, придав лицу строгое выражение. И принялась приводить в порядок распущенные Джаредом волосы.
        - Они ведут себя как похотливые козлы,  - неожиданно сказала Аманда.
        И тотчас же мужчины замерли, шокированные этими словами девушки, смотревшей на собеседников с невинным выражением на ангельском личике. А потом все четверо разразились хохотом. После чего Джаред откашлялся и проговорил:
        - Дорогая моя, свояченица, мне как опекуну следовало бы немедленно отшлепать вас за такое неподходящее для благовоспитанной девушки выражение. Однако же…  - Он снова хохотнул.  - Поскольку я вполне соответствую данному вами определению, да и Адриан тоже, то наказывать вас не стану.
        - А я, сэр, постараюсь впредь использовать более приличные выражения,  - пообещала Аманда, в глазах которой плясали озорные искорки.
        - Что ж, вот и хорошо. Значит, наказание отменяется,  - подытожил Джаред  - и снова рассмеялся.
        - А куда мы едем?  - неожиданно спросила Миранда.
        - В мой дом, разумеется,  - ответил Джаред.  - Он находится на небольшой площади, неподалеку от Грин-парка. А ты где собиралась остановиться? В гостинице?
        - Мы хотели остановиться в доме сэра Фрэнсиса Данхема. Конечно, я знала, что у тебя в Лондоне есть дом, но ты же не называл адреса… К тому же я не знала, имеются ли в твоем доме слуги. Ведь ты мог распустить их, когда уехал из Англии…
        - Похоже, ты не самая предусмотрительная путешественница, дикая кошечка,  - с усмешкой заметил Джаред.
        - Нам пришлось собираться в спешке неужели не понимаешь?
        - Да, несомненно. Но о том, как будет управляться Виндсонг во время нашего отсутствия, ты должна была подумать. Скажи, ты отдала соответствующие распоряжения?
        - Я думала, что вскоре после нашего отъезда ты вернешься домой,  - спокойно ответила Миранда.  - Кроме того, в Виндсонге имеется управляющий  - Питер Мур. Я полагаю, что он в состоянии управлять фермой и следить за порядком в доме. Я сказала ему, чтобы он делал все так, как было при папе, если ты не дашь ему другие инструкции. Кстати, вы, милорд, наверное, сами беседовали с ним перед отъездом. Или вы так торопились броситься в погоню за мной, что забыли о Виндсонге?
        - Не советую меня провоцировать, мадам. Я страшен в гневе.
        - Что ж, милорд, покажите, на что вы способны. Я готова к схватке с вами,  - с вызовом проговорила Миранда.
        «Слава богу, что мы с Адрианом просто любим друг друга и не пытаемся бороться за первенство,  - подумала Аманда, покрепче прижимаясь к любимому.  - Конечно, сестра и ее муж очень сильные люди, но их поступки… Они порой такие дикие!..»
        Тут карета свернула на Девон-сквер, а затем остановилась на небольшой площади, в центре которой находился парк с пешеходными дорожками, аккуратно посыпанными гравием, а по сторонам были разбиты клумбы с яркими цветами. В центре же находился фонтан, извергавший вверх из позеленевшей от времени бронзы струю воды в виде лилии. А для желающих отдохнуть возле фонтана рядом стояли четыре мраморные скамьи с изогнутыми в классическом стиле спинками.
        Все дома на этой небольшой площади  - их насчитывалось всего восемь  - были построены из обожженного красного кирпича, а крыши покрывала серая шиферная плитка.
        Их карета остановилась возле дома, стоявшего у восточного угла площади, и два лакея мгновенно спрыгнули с запяток кареты; один из них открыл дверцу экипажа, а другой поспешил к двери дома. Вышедшие им навстречу двое других слуг тотчас же начали разгружать багаж.
        - Г-где мы?  - спросила проснувшаяся Доротея.
        - В нашем лондонском доме, мама,  - с улыбкой объяснила Миранда.  - Через несколько минут ты сможешь принять горячую ванну и выпить черного китайского чая. Я попрошу, чтобы тебе принесли целый кувшин. Это облегчит твою головную боль.  - Снова улыбнувшись, Миранда взяла с соседнего сиденья свою шляпку, водрузила ее на голову и завязала ленты.
        Мужчины галантно помогли дамам подняться по мраморным ступенькам, ведущим к парадному входу. Войдя в холл, Миранда с изумлением увидела выстроившихся перед ними слуг. В Виндсонге не придерживались правила, согласно которому слуги должны были встречать возвратившихся после продолжительного отсутствия хозяев, и эта торжественная встреча слегка обескуражила ее. Однако они сейчас находились не в Америке, а в Англии, и, очевидно, британские слуги поступали так, как полагалось в этой стране.
        Тут Джаред взглянул на нее с улыбкой и проговорил:
        - Миранда, дорогая, познакомься… Это мой секретарь Роджер Брамвелл, тот самый человек, который ведет все мои дела в Англии.  - И в тот же миг один из мужчин шагнул ей навстречу.
        Сняв перчатку, Миранда хотела пожать ему руку, однако Роджер  - на европейский манер  - галантно поклонился и поцеловал ее пальцы.
        - Рад приветствовать вас в Лондоне, миледи,  - сказал он, улыбнувшись.
        - Рада познакомиться, мистер Брамвелл,  - ответила Миранда.
        - Миледи, позвольте представить вам ваших слуг,  - продолжил секретарь.  - Это Симпсон, дворецкий.
        - Добро пожаловать, миледи,  - с поклоном произнес Симпсон, крупный, очень высокий и представительный мужчина.
        - А вот миссис Дарт, экономка.
        - Рады видеть вас, миледи,  - приветствовала Миранду женщина почти таких же размеров, как дворецкий, но с милым и добрым лицом.
        - Спасибо, миссис Дарт.  - Миранда улыбнулась.
        - А это главная ценность нашего дома, миссис Поултни, кухарка,  - торжественно объявил секретарь.
        - Кхе-кхе!..  - откашлялась полная краснощекая женщина и расплылась в широкой улыбке.  - Миледи, буду счастлива служить вам,  - сказала она, вежливо кланяясь.
        - Спасибо, миссис Поултни,  - кивнула Миранда.
        - Камердинер милорда мистер Митчум.  - На сей раз Миранда кивнула высокому худому мужчине.
        - А вот мисс Перкинс, миледи,  - объявил секретарь.  - Я нанял ее в качестве вашей персональной горничной. Она имеет отличные рекомендации.
        - Не сомневаюсь в этом,  - ответила Миранда.  - Уверена, мы отлично поладим,  - обратилась она к присевшей в элегантном реверансе девушке, с удовольствием отмечая, что служанка не похожа глупую жеманную барышню.  - Кстати, мистер Брамвелл, нам потребуются еще горничные для мамы и Аманды на то время, пока они будут жить здесь.
        - Я позабочусь об этом, миледи,  - мгновенно ответил секретарь и ускорил церемонию знакомства с остальными слугами.
        Миранде были представлены кучер Смит, четыре лакея, две горничные, две служанки, прачка, главный грум Уолкер, два конюха, помощница кухарки и мальчик, в обязанность которого входило выполнение различных мелких поручений.
        - Мы подготовили розовую спальню для мисс Аманды и гобеленовую  - для миссис Данхем, миледи,  - сообщила затем экономка.
        - Очень хорошо, миссис Дарт.  - Миранда снова улыбнулась.  - Не могли бы вы позаботиться о том, чтобы в их спальнях приготовили горячие ванны? И еще я попрошу вас распорядиться, чтобы маме принесли кувшин черного чая. И еще хотелось бы, чтобы к маме и сестре прикрепили одну из служанок, пока мы не подберем для них горничных. Ну а потом, когда я приму ванну, мы с вами обсудим меню на сегодня.
        - Да, миледи, конечно,  - радостно закивала миссис Дарт.  - Виолетта!  - позвала она служанку.  - Покажи госпожам их спальни!
        - Вы, разумеется, пообедаете с нами, Адриан?  - спросила Миранда.
        Молодой человек тотчас кивнул, и она направилась к дубовой лестнице, по которой уже начали подниматься Доротея и Аманда.
        - Миледи!..  - окликнул жену Джаред.
        - Да, милорд…
        - Я скоро навещу вас, миледи.
        - Жду вас, сэр.
        Слуги вернулись к исполнению своих обязанностей, а мужчины пошли в примыкавшую к кухне маленькую столовую, куда им принесли кофе.
        - Я получил пропуска в «Олмак» для дам,  - сообщил Роджер Джареду и Адриану.  - Княгиня Льевен и леди Коупер поспособствовали мне в этом. Кстати, они шлют поклон и наилучшие пожелания, милорд. Говорят, что своей женитьбой вы разбили сердца доброй половине лондонских дам. Эти леди также сказали, что не могут припомнить вашу жену на балах прошлого сезона. Мисс Аманду они сразу вспомнили, а ее сестру  - нет. Однако говорят, что с нетерпением ждут встречи с леди Данхем.
        - Уж в этом-то я не сомневаюсь,  - хмыкнул Джаред.  - Но если честно… Я думал, они все-таки постараются скрыть свое любопытство.
        - К сожалению, дело не только в желании познакомиться с вашей женой,  - усмехнулся Роджер.  - Главная тема, обсуждаемая сейчас в свете,  - это реакция на ваш приезд с молодой женой со стороны леди Аббот.
        - А вы имели какие-то отношения с Джиллиан Аббот?!  - удивился Адриан.  - Знаете, ведь эта женщина постоянно находится в центре громких скандалов… Старый лорд Аббот уже перестал обращать внимание на ее проделки и требует только одного  - чтобы она была поосторожнее и не таскала в дом кого попало.
        - Мы с леди Аббот просто друзья,  - ответил Джаред.  - Во всяком случае, у меня не было ни малейших намерений стать для нее кем-то большим, чем другом.
        - Да, понимаю, Джаред,  - кивнул Адриан.  - Даже до того как она вышла замуж за старого Аббота, ее вряд ли можно было считать хорошей партией. Единственным ее достоинством является красивая внешность. Старику было уже восемьдесят, когда они поженились три года назад. Сдается мне, она не думала, что он протянет так долго.
        - На ваше имя уже пришло множество приглашений, Джаред,  - сообщил Роджер Брамвелл, меняя тему.  - От сэра Фрэнсиса Данхема и его жены, а также от вдовствующей леди Суинфорд и вдовствующей герцогини Уорчестер. Я обращаю ваше внимание именно на эти три приглашения, так как они представляются мне наиболее важными. Остальные можете просмотреть позже и решить, насколько они для вас интересны.
        - Никаких выездов в ближайшее время не будет, Брамвелл. У моих дам для этого нет нарядов. Я как раз хотел сказать вам, чтобы вы послали кого-нибудь к мадам Шарпентьер. Надо сообщить ей, что мисс Аманда уже здесь. Мы хотим, чтобы то, что было заказано ей к свадьбе, доставили как можно быстрее. Кроме того, мы намерены сделать мадам заказ на полное обновление гардероба моей жены и ее матери. Да и мисс Аманде потребуется еще несколько платьев для выезда в свет до свадьбы. Пошлите ей плату за все, что она уже сшила, и откройте на ее имя счет для будущих заказов. Это должно заставить мадам Шарпентьер поторопиться,  - усмехнулся Джаред.  - А сейчас джентльмены, прошу меня извинить. Я должен кое-что обсудить с женой. Увидимся вечером, Адриан…  - с этими словами Джаред поклонился и вышел из столовой.
        Осмотром своей новой спальни Миранда осталась вполне довольна. Отделанная бирюзовым бархатом и плотным кремовым сатином комната была со вкусом обставлена мебелью из красного дерева в фантазийном стиле чиппендейл. Ноги по щиколотку утопали в густом шерстяном ворсе голубого китайского ковра с кремовыми геометрическими узорами. Два высоких окна выходили в сад, сверкавший сейчас цветами самых разнообразных красок. По краям выполненной в георгианском стиле каминной полки стояли изысканной формы вазы из бело-розового севрского фарфора, а в центре находились часы из того же материала. А над окаймленным резным бортиком на столе у окна возвышалась большая чаша из вотерфордского хрустала с красными и белыми розами.
        - Помочь вам принять ванну, миледи?  - спросила Перкинс.
        - О да, пожалуйста! Я была лишена ванны со свежей водой в течение шести недель. Надеюсь, в этом доме имеется жидкое мыло? Хотя нет, подожди. Я же привезла свое любимое. Посмотри в маленьком сундучке.
        Перкинс прошла в угол спальни и начала распаковывать багаж госпожи. Первым делом она достала серебряную брошь и положила ее на туалетный столик, затем стала извлекать белье Миранды, заметив при этом, что его необходимо срочно погладить. В этот момент в спальню вошли лакеи с большой ванной, а также с несколькими тазами горячей и холодной воды. Перкинс, не прекращая своего занятия, указала им, куда все это следовало поставить. Миранда же с интересом наблюдала за своей новой горничной.
        Девушка была такой же высокой, как ее хозяйка, но, в отличие от хрупкой Миранды, широка в кости. Тщательно уложенные каштановые волосы обрамляли круглое миловидное лицо с большими серыми глазами, широким ртом и вздернутым носиком. Одета Перкинс была в простого кроя кашемировое платье со слегка прикрывавшей щиколотки юбкой.
        Убедившись, что лакеи сделали все, как следовало, горничная приказала им уйти, затем плотно закрыла дверь спальни, взяла найденный ею флакон с жидким мылом и осмотрела этикетку. Убедившись, что флакон имеет лондонское происхождение, она смело плеснула часть его содержимого в ванну.
        - Я завтра пошлю кого-нибудь в аптеку мистера Карруфера, чтобы купили для вас еще такого же масла,  - проговорила она.  - Такой приятный и тонкий запах!..
        - Прекрасно,  - с улыбкой кивнула Миранда.  - Смотрю, ты неплохо разбираешься в ароматах, Перкинс.
        Горничная улыбнулась и ответила:
        - Смею надеяться, что разбираюсь, миледи. Ведь мои родители живут недалеко от Лондона и выращивают цветы на продажу. Встаньте-ка, пожалуйста. Я сниму с вас одежду. Наверное, вы уже устали от нее за время путешествия.  - Она ловко помогла Миранде раздеться, и через минуту та уже погрузилась в благоухающую ванну.  - Поблаженствуйте немного в одиночестве, миледи, а я отнесу ваши вещи прачке. Это займет не более двух минут.  - В следующее мгновение Перкинс исчезла за дверью.
        Миранда же сделала глубокий вдох, наслаждаясь покоем и теплом. За время путешествия она имела возможность умываться только морской водой, а о том, чтобы обнаженной принять ванну, не могло быть и речи. То, как они мылись на корабле, мама называла «птичьей ванной»; мылись, практически не раздеваясь  - просто торопливо омывали открытые части тела морской водой, которая не столько очищала кожу, сколько делала ее сухой и грубой.
        Радостно улыбнувшись, Миранда погрузилась в ванну так, что на поверхности осталась лишь голова. Теплая ароматная вода ласкала тело, и Миранда, закрыв глаза, пробормотала:
        - О, как хорошо…
        - А ты уже мурлыкаешь, дикая кошечка,  - внезапно услышала она рядом веселый голос Джареда.
        - Я и в самом деле мурлыкаю от удовольствия,  - ответила Миранда, не открывая глаз.
        - Вы представляете собой восхитительное зрелище, миледи. Жаль, что ванна недостаточно велика и не сможет вместить нас обоих. Вот почему я предпочитаю старые добрые дубовые лохани, в которых вполне можно наслаждаться ванной вдвоем.
        - Что-то не верится, что вы хотите получить наслаждение именно от ванны, милорд.
        - Неужели, мадам?
        - Именно так, сэр.
        - Скажи это!  - внезапно потребовал Джаред  - причем уже не прежним игривым тоном, а твердым слегка хрипловатым голосом.
        - Что сказать?..  - в растерянности пробормотала Миранда, открыв глаза.
        - Скажи это, черт побери!  - Джаред пристально смотрел на нее, и казалось, он с трудом сдерживал волнение.  - Скажи про любовь, дорогая…
        - Я люблю тебя, Джаред,  - отчетливо произнесла Миранда.  - Я люблю тебя!
        И тут же, резко наклонившись, он подхватил ее на руки и, не обращая внимания на стекавшую на него воду, прижал к себе. Миранда тотчас обняла его за мощные плечи, и их губы слились в страстном поцелуе, от которого у нее закружилась голова и перехватило дыхание.
        - А теперь ты скажи,  - попросила она минуту спустя.
        - Что именно?  - пробормотал Джаред.
        - Скажи это, черт побери!
        - О… да-да, конечно! Я люблю тебя, Миранда! О боже, как же я тебя люблю!..
        В этот момент отворилась дверь, и раздался голос горничной:
        - Вот и я, миледи! Видите, как быстро! О, прошу прощения, миледи, я… Я просто…
        Тут Джаред осторожно опустил обратно в ванну сотрясавшуюся от смеха жену и с улыбкой проговорил:
        - Помоги хозяйке домыться, Перки. Я зашел только на минутку, сказать ей, что скоро придет портниха.  - Когда же Джаред повернулся, у Перкинс расширились глаза: оказалось, что от груди до коленей он был совершенно мокрый.  - Я присоединюсь к вам, когда приедет мадам Шарпентьер, дорогая.  - С этими словами Джаред вышел через боковую дверь, разделявшую их комнаты.
        - Не могла бы ты помыть мне волосы, Перкинс? Они ужас какие грязные…  - пробормотала Миранда.  - Кстати, как тебя назвал мой муж?.. Перки?.. Хм… Довольно мило. И мне кажется, это имя тебе больше подходит. Ты еще слишком молода, чтобы называться Перкинс. Говоришь Перкинс  - и сразу представляешь пожилую даму с седыми буклями и плоской грудью.  - Горничная захихикала, а молодая хозяйка добавила:  - Так что, пожалуй, я тоже буду звать тебя Перки.
        Примерно через час волосы Миранды почти высохли, и теперь, наслаждаясь ощущением чистоты, она чувствовала себя прекрасно. Внезапно в дверь постучали, и открывшая ее горничная впустила в спальню мадам Шарпентьер и двух ее помощниц. Самая известная модистка Лондона, худая высокая женщина неопределенного возраста всегда одетая в черное  - опустила свой длинный нос к самому лицу Миранды и с сильным акцентом проговорила:
        - Очень приятен вновь видеть вас, мизсис Данхем.
        - Леди Данхем,  - поправил вошедший в комнату Джаред.
        Но портниха не обратила на него ни малейшего внимания; она уже давно для себя решила, что мнение мужей клиенток имеет какое-то значение лишь тогда, когда речь идет об оплате счетов.
        - Мари, Кларисс… будьте готовы!  - скомандовала она помощницам и приступила к снятию мерок Миранды.  - О, вы совершенно не изменились, миз Данхем. Ваши мерки точно такая же, как прошлый раз. Значит, мы используем те же цвет, что в прошлом году  - голубой и светло-зеленый.
        - Нет!  - тут же возразил Джаред.
        - Мон шер, вы о чем?  - изумилась француженка.
        - Вы сейчас одеваете не мисс Аманду, мадам Шарпентьер. Моя жена существенно отличается от своей сестры. Бледные цвета ей не идут,  - решительно заявил Джаред.
        - Но они сейчас в моде, мон шер!
        - Данхемы из Виндсонга будут сами диктовать моду, мадам Шарпентьер. Вы готовы поддержать нас в этом? Или мне лучше обратиться к Симоне Арнод и посоветоваться с ней насчет гардероба моей жены?
        - О, мон шер!..  - Мадам Шарпентьер вдруг стала похожей на мокрую курицу, а обе ее помощницы замерли и побледнели.
        - Взгляните на леди Миранду Данхем повнимательнее,  - продолжил Джаред. Сделав элегантный жест рукой, он коснулся пальцами волос жены, приподнял несколько локонов и пропустил их через пальцы.  - У нее очень светлые чуть золотистые волосы, а глаза  - цвета морской волны. К ним подойдут насыщенные цвета. Ярко-розовый, например. Или кофе со сливками. К тому же у нее тонкие черты лица и необычайно стройная фигура. Но если нарядить ее в одежду модных сейчас бледных тонов, то все это потеряется, и она будет похожа на засыхающей цветок. Так вот, не желаю!.. Я хочу видеть буйные, яркие краски! Сияющая бирюза! Пенящееся бургундское! Спелый гранат! Вот что ей подойдет! Изумрудный цвет, ясно?! А также сапфировый и черный!
        - Черный, месье?
        - Да, черный, мадам. В среду вечером мы собираемся посетить «Олмак». И я хочу, чтобы моя жена пошла туда в платье из черного шелка, которое бы подходило к ее молочно-белой коже точно так же, как к бриллиантовому гарнитуру, который будет на ней.
        - Хм… черное,  - в задумчивости пробормотала портниха.  - Значит, черное…  - В течение нескольких минут она внимательно рассматривала Миранду, затем повернулась к Джареду и, посмотрев на него с явным уважением, сказала:  - Это очень правильно, милорд Данхем. Не даром говорят: учиться никогда не поздно. К тому же я еще и не так стара… Думаю, миледи будет рависсант… О, извините, хотела сказать, очаровательна. Да-да, обящаю! Говорите, Симона Арнод? Вот еще! Кларисс, Мари, идемте!  - крикнула модистка и, собрав свои сантиметры и подушечки с булавками, царственной походкой вышла из комнаты. Помощницы торопливо последовали за ней.
        - О каких бриллиантах ты говорил?  - спросила Миранда.
        - Выйди-ка, Перки!  - распорядился Джаред.  - И не возвращайся, пока тебя не позовут.
        - Да, милорд,  - отозвалась девушка и, хихикая, выскочила из спальни.
        - Так какие бриллианты?  - вновь спросила Миранда.
        - Те, что я собираюсь купить тебе завтра. А теперь марш в постель!
        - Не раздеваясь?  - с наигранным удивлением поинтересовалась Миранда, хотя была только в нижнем белье.
        Джаред медленно подошел к ней и, разорвав ее нижнюю сорочку на две части, бросил на пол. Миранда же с невозмутимым видом наклонилась и попыталась проделать нечто схожее с брюками мужа, но Джаред, перехватив ее руки, с улыбкой произнес:
        - О, нет, миледи. Рубашек у нас полно, а вот каждый день заказывать в Лондоне новые брюки  - это было бы слишком… К тому же хорошую ткань сейчас достать не так-то просто, а я привык носить…  - не договорив, Джаред сам расстегнул брюки и тотчас же скинул их.
        В следующее мгновение, подхватив Миранду на руки, он подошел к кровати, отодвинул бирюзовый шелк занавеси, откинул одеяло и опустил свою драгоценную ношу на простыни. Несколько секунд он стоял неподвижно, упиваясь видом прекрасного женского тела. Небольшие, но сформировавшиеся упругие груди, плавный изгиб бедер, длинные стройные ноги…
        Внезапно Джаред почувствовал, что у него начинает кружиться голова, причем не только от желания овладеть женой. Казалось, в душе его зарождалось какое-то новое чувство, но определить его точное название он сейчас не смог. Тут Миранда протянула к нему руки, и он с глухим стоном бросился к ней. Их губы тотчас же встретились в страстных поцелуях, а объятия их были такими жаркими и крепкими, словно они вдруг стали одним целым.
        - О, я очень люблю тебя, дикая кошечка,  - прошептал Джаред, чувствуя себя совершенно беспомощным.  - Похоже, что ты  - настоящая колдунья. Ведь только с помощью колдовства можно было сплести вокруг меня такую волшебную сеть, из которой я не могу, а главное, не хочу вырваться. Конечно, глупо с моей стороны признаваться в слабости перед тобой, но мне кажется, ты и так всегда знала, как сильно я люблю тебя.
        - Ох, что ты, Джаред?  - тихо произнесла Миранда.  - Откуда мне было знать об этом? Я была настолько погружена в собственные проблемы, что не могла даже толком разглядеть тебя. Перелом произошел в последний вечер, перед отъездом из Виндсонга: я тогда сидела одна и слушала, как стонут дубы под порывами ветра. И вдруг… будто проснулась. Тогда я впервые подумала о том, к каким серьезным последствиям может привести мое решение плыть в Англию. А затем, размышляя дальше, я поняла, что ужасно люблю тебя, и мне тотчас стало ясно, что без тебя мне чего-то не хватает, что только рядом с тобой я ощущаю себя цельной… и настоящей благодаря твоей любви. Я люблю тебя, мой дорогой. Очень люблю! И хочу, чтобы та «сеть», о которой ты говорил, оказалась действительно волшебной. Такой волшебной, чтобы никто и никогда не смог ее порвать!  - Миранда взъерошила темные волосы мужа и поцеловала его сначала в губы, затем в четко очерченный мужественный подбородок.  - Люби же меня! Пожалуйста, люби меня всегда!  - прошептала она ему в ухо.
        От ее слов по спине Джареда пронеслась горячая волна удовольствия, а Миранда, притягивая его голову к своей груди, прошептала:
        - Скорее, пожалуйста, скорее…
        Джаред на мгновение зажмурился; он понял, что их с Мирандой отношения перешли на новый уровень: теперь она уже не боялась его, напротив, совершенно не стесняясь, говорила о своей любви и о своих чувственных желаниях.
        Он принялся покрывать поцелуями ее груди, спускаясь все ниже  - к треугольнику темных волос меж ее ног. Когда же губы его, наконец, коснулись ее лона, Миранда тихонько вскрикнула, но тут же сладострастно застонала, решив полностью довериться мужу. И она об этом не пожалела. В следующее мгновение наслаждение словно пронзило ее насквозь, лишив абсолютно всех чувств, кроме удивительного чувства блаженства. Из полуобморочного состояния к реальности ее вернул голос Джареда.
        - О, дикая кошечка, как я и предполагал, ты у меня необычайно страстная…
        Миранда почувствовала, что залилась краской, однако охватившая ее страсть не оставляла место стыдливости. Любовь поднимала ее над моралью простых смертных и уносила в другой мир  - в мир с иными законами,  - и она полностью отдалась подхватившему ее течению.
        Тут Джаред вдруг просунул ладони ей под ягодицы и приподнял ее бедра. А в следующее мгновение Миранда ощутила, как он входит в нее, наполняя своим теплом и своей силой. И казалось, что нараставшая сладость соития была почти невыносимой… Внезапно Миранда почувствовала, что по щекам ее текут счастливые слезы. А Джаред целовал ее, слизывая языком соленоватую влагу. В какой-то момент его ритмичные движения ускорились, и вскоре они оба уже возносились к вершинам наслаждения. Минуту спустя отдышавшись, Джаред осторожно вышел из нее, стараясь не нарушить ощущение блаженства, и также осторожно дотянулся до одеяла и накрыл им жену и себя. После чего замер, прижав Миранду к себе. А она, не раскрывая глаз, сделала глубокий вдох и вдруг почувствовала, что засыпает. Джаред, тоже погружавшийся в сон, радостно улыбнулся. Страстное доказательство любви Миранды позволило ему почувствовать себя по-настоящему счастливым человеком.
        О существовании мира реальности напомнили стоявшие на камине часы из севрского фарфора, звон которых возвестил о наступлении семи часов вечера.
        - Ты спишь?  - услышал Джаред тихий голос жены.
        - Мм… Уже нет, к сожалению. Однако давно я уже так хорошо не спал.
        - Пожалуй, я тоже,  - сказала Миранда.
        - Тем не менее мы должны подниматься, дорогая. Что скажут слуги, мне, безусловно, все равно. Они в любом случае станут сплетничать о хозяевах. Боюсь, что бедняжка Дороти будет шокирована, если мы не спустимся к ужину.
        - Я также думаю,  - промурлыкала Миранда, переворачиваясь на живот. Ее пальчики игриво пощекотали шею мужа, затем грудь, после чего продолжили движение вниз.
        - Что вы делаете, мадам?!  - с наигранным возмущением воскликнул Джаред.
        - В чем дело, сэр?  - Бирюзовые глаза по-кошачьи сузились, а острые ноготки оставили красные полоски у него на спине.
        Джаред легонько сжал запястье жены.
        - В ужине, мадам. В том, что у нас гости. Помнишь?
        Миранда поджала губы.
        - Слава богу, что и мама, и Аманда выходят замуж,  - пробурчала она.  - Побыстрее бы это произошло.
        Джаред громко рассмеялся и, перекатившись на край кровати, взялся за шнур колокольчика.
        - Дорогая, попрактикуйся пока разговаривать с Перки, не выдавая своих эмоций, а я позову Митчума, чтобы он помог мне принять ванну и переодеться.

        Наступила суббота, но единственным публичным мероприятием, которое могли себе позволить в уикенд Данхемы, стало посещение утренней воскресной службы.
        В понедельник же Джаред на несколько часов ушел из дома, а Миранда тем временем занималась примеркой будущих нарядов. Мадам Шарпентьер стала приезжать к ней ежедневно. Причем помимо двух нервных помощниц с ней теперь непременно были шесть девушек-швей. Приезжали они рано утром и практически всегда задерживались до позднего вечера. Пожалев этих запуганных полуголодных девушек, почти детей, Миранда сказала кухарке, чтобы та кормила их не скупясь, и распорядилась выделить им для отдыха пустовавшую комнату в мансарде.
        - Если они шьют так же хорошо, как едят, то вы будете самой нарядной леди во всем Лондоне,  - пошутила через несколько дней миссис Поултни, обсуждая с хозяйкой меню.
        - Разве можно обижаться на них из-за того, что они голодны?  - ответила Миранда.  - Видели бы вы, какие у них были лица, когда слуга унес во время примерки остатки того, что нам подали к чаю. Две из них даже не смогли сдержать выступившие слезы…
        - Голодают эти девушки или нет, им все равно очень повезло,  - заметила миссис Поултни.
        - Повезло?
        - Да, миледи, повезло. Ведь у них есть хоть какая-то работа. Большинство их сверстниц и этого не имеют. Да и не только сверстниц. Сейчас не лучшие времена для простых людей. И все из-за лягушатников с их постоянным желанием воевать! Знали бы вы, сколько людей сейчас голодает.
        - Что ж,  - со вздохом пробормотала Миранда,  - всех я, конечно, накормить не смогу, но пусть хоть эти девочки поедят вволю, пока у нас работают.
        - Вуаля!  - воскликнула в среду днем мадам Шарпентьер.  - Мы закончиль, миледи! И я могу сказать, что работа великолепна! Повьерьте, сегодня вечером в «Олмак» вам будут завидовать все женщины.
        Миранда, не говоря ни слова, посмотрела в высокое зеркало. И то, что она там увидела, превзошло ее самые смелые ожидания. «О боже, я ведь действительно красива!»  - подумала она. Платье ей очень понравилось, особенно  - узкие серебряные ленты чуть ниже груди, по линии завышенной талии. Платье было пошито из нескольких слоев чистого, без малейших примесей, черного шелка. Безупречную строгость классического покроя оживляли короткие рукава фонариком и сверкавшие, будто бриллианты, цветы из страз, украшавшие длинную прямую юбку. А глубокое декольте и довольно низкий вырез на спине делали ее в таком платье поистине неотразимой. И сейчас, глядя на себя в зеркало, Миранда поняла, почему Джаред так настаивал на черном цвете. На фоне черного шелка ее кожа казалась полупрозрачной, как драгоценная индийская жемчужина.
        Модистка подошла ближе и, заглянув в зеркало, сделала круглые глаза, стараясь привлечь внимание к себе.
        - Вы ошеломили меня, мадам Шарпентьер,  - тихо сказала Миранда.  - Платье просто великолепно!
        Француженка радостно улыбнулась и сообщила:
        - Я сделала к нему еще и аксессуары: черные шелковые перчатки по локоть, заколку в виде черной шелковой розы с серебряными лепестками для ваших волос и маленькую черную муфту с лебяжьим пухом.
        Миранда молча кивнула и вновь посмотрела на великолепную женщину в зеркале. Неужели это она? Неужели эта принцесса  - Миранда Данхем с острова Виндсонг? Она подняла голову, медленно повернулась, потом вновь посмотрела в зеркало. И тут губы ее дрогнули и растянулись в улыбке. Да, сомнений быть не могло! Прекрасная женщина в черном, с глазами цвета морской волны и покрытыми нежным румянцем щеками  - это она сама! О боже! Да уж, мужьям многих светских красавиц сегодня вечером не позавидуешь… Их жены дружно бросятся к ним за деньгами!
        В «Олмак» этим вечером собирались ехать не только Данхемы, но и лорд Суинфорд, а также вдовствующая леди Суинфорд. К девяти часам вечера вся компания начала собираться в прихожей лондонского особняка Джареда. Мужчины были в элегантных бриджах, а Аманда появилась в восхитительном платье голубого цвета и с очень подходившим к нему жемчужным ожерельем на шее. На обеих старших женщинах были темно-зеленые платья и такого же цвета тюрбаны. Когда же появилась Миранда, все повернулись в ее сторону, и в прихожей раздался приглушенный шепот.
        - О, Миранда, ты выглядишь просто потрясающе!  - воскликнула, наконец, Аманда.
        - Миранда, как ты решилась надеть такое платье?  - резко проговорила Доротея.  - Оно совершенно не подходит для молодой девушки.
        - Я уже не молодая девушка, мама, а замужняя женщина.
        - Но сейчас в моде пастельные тона,  - возразила Доротея.  - Черное никто не носит.
        - Значит, мне придется ввести в моду черное,  - с невозмутимым видом ответила Миранда и, повернувшись к мужу, спросила:  - А где обещанные бриллианты, милорд?
        Джаред медленно обвел взглядом стоявшую перед ним красавицу в черном платье. Затем глаза супругов на несколько секунд встретились. А потом он улыбнулся и, опустив пальцы в карман жилетки, извлек небольшой плоский футляр из марокканский кожи.
        - Вы же знаете, что я всегда выполняю свои обещания, мадам,  - сказал Джаред, протягивая футляр жене.
        Миранда тотчас раскрыла его  - и глаза ее широко распахнулись. На шелковой подушечке лежал кулон в виде сердца, великолепным бриллиантом; крепился же кулон на цепочке, унизанной мелкими бриллиантиками. Несколько секунд Миранда разглядывала это чудо ювелирного искусства, не в силах вымолвить ни слова. И тогда на помощь ей пришел Джаред. Вынув кулон, он тут же повесил его на шею жены. И бриллиантовое сердечко легло у самого выреза лифа  - между грудей Миранды.
        - А серьги вам придется надеть самой, миледи. Мои пальцы для этого слишком неловкие,  - произнес Джаред с улыбкой.
        - Так красиво…  - пробормотала Миранда. Их взгляды снова встретились.  - Спасибо тебе, мой лорд.
        Джаред склонился к жене и прикоснулся горячими губами к ее полуобнаженному плечу.
        - То, насколько ты мне признательна, мы обсудим позже и наедине,  - прошептал он ей в самое ухо.
        - О, Адриан, надеюсь, ты тоже будешь покупать мне бриллианты, когда мы поженимся,  - мечтательно проговорила Аманда.
        - Аманда, ты начинаешь вести себя так же, как твоя сестра,  - пристыдила дочь Доротея.  - Бриллианты не подходят молодым.
        - Бриллианты, мама, подходят всем тем, у кого достаточно денег, чтобы их покупать,  - с улыбкой ответила Аманда.
        Мужчины рассмеялись. И даже леди Суинфорд позволила себе улыбнуться. Впрочем, она тут же спросила:
        - Мы будем весь вечер обсуждать достоинства драгоценных камней или все-таки поедем в «Олмак»? Смею напомнить, что туда пускают только до одиннадцати.
        Это замечание оказалось весьма своевременным; в «Олмак» они приехали в одиннадцатом часу, когда танцы были уже в разгаре. В клубе имелась комната для встречи гостей, а также столовая, в которой устраивались приемы. Был еще и бальный зал, являвшийся самым привлекательным и оживленным местом клуба. Зал этот украшали колонны и пилястры в античном стиле, лепные барельефы на классические сюжеты и высокие зеркала. Освещался бальный зал огромной люстрой с газовыми лампами новейшей конструкции. Вдоль стен стояли стулья, обитые голубым шелком с золотыми вышитыми узорами. Имелись и кадки с пальмами. А в нависавшем над залом открытом балконе размещался оркестр.
        К моменту приезда Данхемов и их компании из патронесс клуба на начавшемся балу присутствовали леди Коупер и княгиня Ливен. Миранда и Джаред, войдя в зал, сразу направились в их сторону, чтобы засвидетельствовать почтение этим влиятельным дамам, во многом определявшим настрой высшего лондонского общества. Джаред элегантно поклонился, и дамы приветствовали их благосклонными взглядами.
        - Итак, Джаред,  - произнесла Эмили Мэри Коупер,  - вы вернулись к нам. Причем вернулись, не только вступив в наследство, но и с молодой женой!
        - Это так, миледи. Позвольте представить ее  - Миранда.
        - Рада видеть вас, леди Данхем.  - Тут леди Коупер, приглядевшись к Миранде, с удивлением воскликнула:  - Ах, конечно же!.. Я помню вас! Вы же та простоватая и острая на язык девочка, которая в прошлом сезоне столкнула этого идиота лорда Банесфорда в пруд.
        - Он вел себя слишком развязно,  - невозмутимо ответила Миранда.
        - Да, согласна. Вы поступили совершенно правильно,  - вынесла свой вердикт леди Коупер.  - Однако же… Клянусь небом, сейчас простоватой вас никак не назовешь. А ваше платье  - оно просто сногсшибательно. Черный оказался куда более стильным, чем все эти бледные цветочные тона. Я уверена, благодаря вам, черный войдет в моду.
        - Вы очень любезны, миледи,  - сказала Миранда, мило улыбнувшись.
        Когда церемония представления была завершена, молодые люди отправились танцевать, оставив леди Коупер и супругу российского посла княгиню Ливен судачить между собой.
        - Думаю, младшая девочка Данхемов станет хорошей женой лорду Суинфорду,  - заметила леди Коупер.  - Я слышала, что ей тоже досталось неплохое приданое.
        - А что скажете, дорогая, о жене нашего Джареда?  - поинтересовалась княгиня.
        - Думаю, что если бы она в прошлом сезоне одевалась так же, как сейчас, то вышла бы за герцога, а не за янки, получившего титул, благодаря каким-то заморским владениям. Первый раз вижу девушку, которая ухитрялась так прятать свою природную красоту под совершенно неподходящими для нее нарядами. Но стоило поменять стиль  - и гадкий утенок превратился в прекрасного лебедя! Она же действительно очень красива… Какие у нее чудесные волосы! А глаза!.. Плюс легкий румянец на щеках и кремовая, как дорогой фарфор, кожа! И главное, все это натуральное, доставшееся ей от природы!
        Несколько удивленная столь бурной реакцией подруги, княгиня рассмеялась.
        - Я тоже не против познакомиться с ней поближе,  - сказала она.  - Сдается мне, что она еще и умна. Эта девочка не похожа на пустых красивеньких куколок, каких немало в свете. Надо как-нибудь пригласить ее на чай.
        - Правильно. Прямо на завтра и приглашу,  - согласилась леди Коупер.  - А леди Джиллиан Аббот здесь?
        - Пока нет.  - Княгиня вновь рассмеялась.  - Леди Аббат, наверно, будет вне себя от гнева, как вы думаете? Старый лорд Аббот вот-вот покинет сей мир, и она, как я слышала, планировала новым своим мужем сделать Джареда Данхема. Но теперь очевидно, что ничего из этого не выйдет. А в свете ее считают чуть ли не женщиной легкого поведения. Разве можно при этом найти молодого богатого мужчину, который бы захотел жениться на ней? Тем более сейчас, когда на выданье так много девушек из хороших семей и с безупречной репутацией…
        - Надеюсь, леди Аббат все-таки приедет сегодня. Любопытно будет понаблюдать за ее встречей с Джаредом.
        - Вот это да!  - внезапно воскликнула княгиня Ливен.  - Похоже, Эмили Мэри, к вам прислушиваются боги! Взгляните-ка! Она уже здесь.
        Патронессы устремили взоры на двери бального зала, в которых в сопровождении небольшой свиты из трех человек появилась леди Аббот прекрасно сложенная женщина среднего роста с высокой грудью и красивой лебединой шеей. У нее была белая, как слоновая кость, кожа, миндалевидные янтарно-золотистые глаза с густыми черными ресницами и темно-рыжие, почти красные, вьющиеся волосы, довольно коротко подстриженные и уложенные в замысловатую прическу. Эффект, производимый ее бледно-розовым полупрозрачным платьем, усиливали знаменитые фамильные драгоценности Абботов  - крупные, переливавшиеся всеми оттенками красного рубины в грубоватой старинной оправе из червонного золота.
        Под обращенными на нее взглядами участников бала леди Аббот с гордо поднятой головой подошла к графине Коупер и княгине Ливен и приветствовала их элегантным, но подчеркнуто быстрым реверансом.
        - Добрый вечер, миледи,  - сказала она.
        - О, леди Аббот…  - промурлыкала леди Коупер.  - Как чувствует себя лорд Аббот. Я, к сожалению, слышала, что ему в последние дни стало хуже.
        - Это действительно так,  - последовал спокойный ответ.  - Лорд Аббот совсем плох. Но это не значит, что я должна отказать себе в развлечениях. Он сам об этом говорил. «Я старый человек,  - сказал он мне,  - а ты молода, Джиллиан, и совсем ни к чему тебе проводить все свое время со мной». Он такой заботливый!.. И так любит меня!.. К тому же его очень интересуют последние новости, и я чувствую себя обязанной узнать их, чтобы пересказать ему.
        - Как это мило с вашей стороны,  - сладчайшим голоском произнесла княгиня Ливен.  - И я готова сразу поделиться с вами свежей новостью. Вы слышали, что в Лондон вернулся Джаред Данхем? Но он теперь  - лорд Данхем, поскольку неожиданно унаследовал остров, который рассчитывал унаследовать очень нескоро.
        - О, нет, я не слышала об этом!  - воскликнула леди Аббот.
        - Так вот, он сейчас здесь,  - сообщила леди Коупер.  - Приехал с дочерьми прежнего владельца этого острова. Младшая из них помолвлена с лордом Суинфордом, и через несколько недель состоится их свадьба.
        Но Джиллиан Аббот уже не слушала; она внимательно оглядывала бальный зал, и наконец, увидев того, кого искала, быстро направилась к нему.
        - Эмили, вы ведь не сказали ей, что Джаред женился,  - заметила княгиня Ливен.
        - Неужели не сказала?  - деланно удивилась леди Коупер; она уже предвкушала скандал.
        А Джиллиан Аббот, забыв о своих спутниках, решительно шла по залу, машинально поправляя прическу. Джаред вернулся как раз в тот момент, когда Горас находится на смертном одре! Это ли не знак судьбы?! Леди Джиллиан Данхем  - звучит очень даже неплохо! Она еще раз внимательно осмотрела танцующих, стараясь не упустить из виду Джареда. Как там называется американское владение Джареда Данхема Виндворд? Кажется, что-то наподобие… Впрочем, это не имело особого значения. Джиллиан не собиралась жить в тех диких краях. У Джареда есть вполне приличный городской особняк на Девон-сквер, а попозже она уговорит его купить что-нибудь и в провинции.
        - Джаред!  - позвала она его своим низким, слегка хрипловатым голосом.  - Он повернулся.  - Джаред, дорогой! Ты наконец-то приехал!..  - Джиллиан бросилась к нему, намереваясь выразить свою радость страстным поцелуем. «Именно здесь и сейчас!  - промелькнуло у нее.  - Хорошо, что все видят! Пусть попробует потом отвертеться!»
        Однако столь тщательно продуманный план не удался. Джаред Данхем одним ловким движением вывернулся из объятий Джиллиан и легонько оттолкнул ее. Затем, глядя на нее сверху вниз, ровным голосом проговорил:
        - Джиллиан, дорогая моя, возьми себя в руки и постарайся вести себя пристойно.
        - Неужели ты не рад видеть меня?  - пролепетала она с обидой. И тут же надула губки  - это было испытанное средство, заставлявшее бросаться к ней с извинениями и ласками очень многих мужчин.
        - Напротив, я счастлив вас видеть, леди Аббот,  - ответил Джаред.  - Позвольте представить вам мою жену Миранду. Миранда, это леди Аббот.
        У Джиллиан все похолодело в груди. И ей хотелось закричать, что этого не может быть, что он не мог жениться. У нее ведь были такие великолепные планы!
        Леди Аббот пристально посмотрела на красивую высокую женщину в черном, стоявшую рядом с Джаредом. А та, нисколько не смутившись, ответила ей таким же пронзительным взглядом. Джиллиан вздрогнула, внезапно подумав о том, что весь зал наблюдал сейчас за этой молчаливой дуэлью. Черт бы побрал этих Эмили Коупер и Дарью Ливен! Вот уж поистине старые стервы!
        - Желаю вам счастья, леди Данхем,  - с трудом произнесла Джиллиан, заставив себя улыбнуться.
        - Нисколько в этом не сомневаюсь,  - последовал мгновенный ответ, и по залу прокатились приглушенные шепотки.
        Джиллиан почти физически почувствовала, как в душе у нее закипает гнев, замешанный на черной злобе.
        - Интересно, с чего это ты вдруг решил жениться на американке, Джаред?  - спросила она с язвительной усмешкой.
        Зал мгновенно смолк. Хотя формально Англия и Америка вновь враждовали, в личных отношениях жителей обеих стран это практически никогда не проявлялось. Но именно поэтому удар, нанесенный леди Аббот, оказался не просто выпадом раздраженной женщины. Всем стало ясно, что если леди Данхем не сумеет достойно ответить на вызов, то ее положению в свете будет нанесен существенный урон.
        И тут Миранда выпрямилась во весь рост и, глядя на собеседницу сверху вниз  - та сразу показалась совсем маленькой,  - медленно проговорила:
        - Я думаю, мой муж женился на мне потому, что ему была нужна порядочная женщина.
        Задохнувшаяся от ярости, леди Аббот несколько мгновений беззвучно шевелила губами. Потом, наконец, пробормотала:
        - Вы… вы… вы…  - Она так и не смогла продолжить.
        - Вы, наверное, хотели сказать, что я американка,  - подсказала ей Миранда, мило улыбнувшись. Затем повернулась к мужу и спросила:  - Разве вы не мне обещали следующий танец, сэр?
        И словно услышав эти слова, в тот же момент заиграл оркестр.
        - Так-так-так…  - Леди Коупер с радостной улыбкой посмотрела на подругу.  - Похоже, что конец сезона на сей раз скучным не будет.
        - И все-таки, Эмили, это ужасно, что вы забыли сказать Джиллиан Аббот о женитьбе лорда Данхема,  - проворчала княгиня Ливен.  - Но какова молодая американка!  - добавила она, рассмеявшись.  - Умеет за себя постоять! Достойная пара нашему Джареду.
        - Послушайте, Дарья, а это правда, что вы видели его в Берлине?
        - Да. И не только там, но и в Санкт-Петербурге,  - ответила княгиня Ливен, понизив голос.  - Он приезжал туда несколько раз по поручению своего правительства, действуя в качестве неофициального посланника и, возможно, шпиона.
        - Я слышала об этом,  - кивнула графиня.
        - Но интересно, почему он сейчас решил приехать в Лондон?
        - Конечно же, потому, что его свояченица выходит замуж. В конце июня состоится ее свадьба.
        - Да, возможно, поэтому…  - в задумчивости пробормотала княгиня Ливен.  - Но я готова держать пари, что у него здесь имеются и другие дела. Англия и Америка вновь на грани войны из-за мерзавца Наполеона и ничего не понимающего в европейской политике американского госсекретаря Монро. А Джаред всегда был на стороне тех в своем правительстве, кто выступает за мир на основе взаимного уважения и экономического сотрудничества. Именно это и надо Америке для процветания. Америка очень большая и богатая страна, и, поверьте мне, Эмили, еще настанут времена, когда все будут вынуждены с ней считаться.
        - Надо будет расспросить об этом Палмерстона,  - сказал леди Коупер.  - Уж он-то точно все знает.
        Вскоре музыка смолкла, и все танцевавшие, захватив прохладительные напитки, стали рассаживаться на стулья, чтобы немного отдохнуть и освежиться. Аманду же хотя все знали, что она вот-вот станет леди Суинфорд, окружили поклонники, и она с очаровательными улыбками распределяла между ними оставшиеся танцы. Адриан стоял с ней рядом, не сводя с невесты восторженного взгляда. А вдовствующая леди Суинфорд и Доротея, удобно расположившись на обитых бархатом позолоченных стульях, оживленно обсуждали план предстоящей свадьбы и обменивались дошедшими до них светскими сплетнями.
        Миранда с Джаредом тем временем удалились в затемненную нишу. Причем Миранда была ужасно рассержена недавним происшествием. С раздражением глядя на мужа, она спросила:
        - Леди Аббат на самом деле была твоей любовницей?
        Джаред утвердительно кивнул.
        - Какое-то время  - да.
        - Но почему ты ничего не говорил мне о ней?
        - Поверь мне, моя дорогая дикая кошечка, ни один порядочный джентльмен не станет говорить с женой о своих бывших любовницах.
        - Она рассчитывала, что ты женишься на ней?
        - Да, возможно.  - Джаред пожал плечами.  - Но это было совершенно исключено по целому ряду причин. К тому же у этой леди есть муж. Поэтому я никогда не давал ей надежду на что-то большее, чем короткая дружеская связь. Эта связь окончательно прервалась, когда я год назад уехал из Лондона.
        - Однако леди Аббат определенно так не думает,  - пробурчала Миранда.
        - Ты что, ревнуешь, дикая кошечка?  - с усмешкой спросил Джаред.
        - Да, черт побери!  - в раздражении выпалила Миранда.  - Да, я действительно ревную! И если эта желтоглазая кошка приблизится к тебе еще раз, то я ей выцарапаю глаза!
        - Будьте поосторожнее, миледи. Такое поведение сейчас не в моде. Проявление чувств по отношению к собственному мужу здесь считается верхом неприличия.
        - Тогда поедем домой,  - тихо сказала Миранда.
        - Но мы станцевали только один танец. Боюсь, наш внезапный отъезд вызовет небольшой скандал.
        - Ну и пусть! Мне наплевать!
        - Полностью повинуюсь вам, миледи,  - произнес Джаред. Он осмотрелся, чтобы убедиться, что в полутемной нише их никто не видет. Затем привлек жену к себе и прошептал:  - Ну, скажи мне это…
        - Я люблю тебя,  - промурлыкала в ответ Миранда.
        - Никогда не устану слушать, как ты произносишь эти слова, дикая кошечка.
        - А теперь ты скажи это,  - потребовала она в свою очередь.
        - Я люблю тебя,  - тут же ответил Джаред.  - Люблю так, как никогда никого не любил! Я полюбил тебя сразу, как только увидел. И я всегда буду любить, пусть даже ты совершенно непредсказуемое существо.
        - Ах ты злодей! Испортил такое красивое признание!
        Миранда принялась колотить кулачками по широкой, вздрагивавшей от смеха груди мужа.
        - Твоя самоуверенность совсем не подходит к данному моменту, дикая кошечка,  - притворно менторским тоном проговорил Джаред.  - Хотя нет, не так. Для отношений со мной она никогда не подойдет.

        Глава 7

        Самым ярким событием конца сезона 1812 года стали торжества, посвященные свадьбе барона Адриана Суинфорда и представительницы богатой американской семьи мисс Аманды Данхем. Всеобщее внимание к этому событию казалось вполне объяснимым. Невеста была признана обществом красавицей, к тому же, что не менее важно, якобы ее годовой доход составлял три тысячи фунтов. Неудивительно, что нашлись записные сплетники и злые языки, утверждавшие, что Суинфорды, узнав о последнем, забыли поинтересоваться, откуда девушка родом.
        Разного рода мероприятия, в центре которых оказывались Аманда и Адриан, начались за несколько недель до свадебного торжества, и самым грандиозным из них стал бал, устроенный за два дня до венчания. Приглашена была вся лондонская знать, и почтить бал своим присутствием согласился даже принц-регент Георг. Принни, как его называли, хотя и не был уже столь популярен, как несколько лет назад, фактически являлся правителем страны. Его отец король Георг III был признан сумасшедшим, и парламент признал право формирования правительства за принцем. Проблема, однако, заключалась в том, что правительство было сформировано из представителей партии тори, что, естественно, не могло понравиться вигам, которые на протяжении всех предшествующих лет являлись главной опорой Принни и поэтому резонно рассчитывали на то, что с его возвышением власть достанется им. Но торри, сформировав правительство, не перестали недолюбливать принца-регента. То же самое можно было сказать и о простом народе, который обращал внимание лишь на эксцентричные выходки принца. Простые англичане рассказывали друг другу, что Принни слишком
много ест, в то время как многие в стране голодают, и тратит слишком большие деньги на женщин, а также на произведения живописи, меблировку своих апартаментов, покупку домов и содержание лошадей. Как скандал рассматривалась даже его женитьба, хотя следовало признать, что принц-регент обожал свою единственную дочь принцессу Шарлотту, что несколько реабилитировало его в глазах подданных. Но, как бы там ни было, в окружении пэров своей страны Принни чувствовал себя легко и свободно вне зависимости от того, нравился он им или нет.
        В дом Данхемов принц-регент прибыл с леди Джерси ровно в одиннадцать часов  - на это время и было назначено начало бала. Принц оказался довольно высоким и немного полноватым человеком с голубыми глазами и тщательно уложенными темно-каштановыми волосами. Скользнув внимательным взглядом по Аманде, он явно остался доволен. Слабость Принни к миловидным полненьким женщинам с ямочками на щеках была общеизвестна.
        Неожиданностью явилось то, что принца заинтересовала и высокая худощавая хозяйка дома, встретившая его в роскошном платье, которое очень шло к ее необычным глазам цвета морской волны. В результате принцу-регенту настолько понравился бал, что он пробыл на нем не полчаса, как планировал, а почти до самого конца, что в глазах общества означало безоговорочный успех мероприятия.
        Следующий день было решено посвятить отдыху от предыдущего вечера и подготовке к завтрашней свадьбе. Однако планы эти были нарушены уже в десять утра, когда перед одетыми по-домашнему Данхемами неожиданно предстал новый гость.
        - Питер!  - радостно вскрикнула Доротея и бросилась в объятия высокого краснощекого джентльмена.
        - Значит, ты все еще любишь меня?  - тихо спросил джентльмен с явным волнением в голосе.
        - Конечно же, люблю, глупый ты человек,  - ответила Доротея и залилась румянцем, отчего, казалось, мгновенно помолодела.
        - Вот и отлично! Следовательно, я не зря приобрел лицензию на наше венчание, так что теперь могу с полным на то основанием настаивать, чтобы мы воспользовались ею прямо сегодня!  - громко объявил гость, расплывшись в широкой улыбке.
        - О, Питер!..  - воскликнула Доротея.
        - Мистер ван Нотлман, если не ошибаюсь?  - спросил выступивший вперед Джаред. Я  - Джаред Данхем, лорд Виндсонга, а это моя жена Миранда и подопечная мисс Аманда.
        Питер ван Нотлман крепко пожал руку хозяина дома.
        - Прошу простить меня за не совсем обычное поведение, мистер Данхем, но я был ужасно встревожен письмом Доротеи. Она написала мне, что даже теперь, несмотря на враждебные отношения между Англией и Америкой, должна плыть в Лондон, чтобы присутствовать на свадьбе дочери. Прочитав ее письмо, я тут же попросил свою кузину приехать к нам и присмотреть за моими детьми, а сам нашел судно, отправлявшееся из Нью-Йорка в Голландию. Уже в Голландии мне довольно быстро удалось найти рыбацкую шхуну, доставившую меня в Англию.
        - А потом уже, оказавшись здесь, вы сумели быстро получить лицензию на брак?  - осведомился Джаред, в глазах которого заплясали веселые огоньки. Немного помедлив, он послал за дворецким.
        - У меня в Лондоне тоже есть друзья, милорд,  - с улыбкой ответил Питер ван Нотлман.
        - Но Питер, ведь завтра свадьба Аманды!  - воскликнула Доротея.  - Мы ведь не можем пожениться сегодня!
        - Почему не можете?  - в один голос спросили сестры.
        - Мы не только можем, но и должны пожениться именно сегодня, Доротея,  - решительно заявил Питер.  - Я уже заказал для нас обоих билеты на судно Вест-Индской компании, которое завтра вечером отправляется на Барбадос. А на Барбадосе мы договоримся с капитаном какого-нибудь американского судна и к концу лета будем дома. Я не могу надолго оставлять детей без своего присмотра. Да и управление Хайлэндсом требует моего личного присутствия.
        В этот момент дверь отворилась, и в гостиную вошел дворецкий.
        - Звали, сэр?  - спросил он у Джареда.
        - Да, пошли, пожалуйста, кого-нибудь к преподобному мистеру Блейку из собора святого Марка. Пусть он устроит для нас в половине двенадцатого церемонию венчания. Затем вымоли у миссис Поултни прощение за спешку и скажи, что мы просим ее приготовить к часу дня праздничный обед по случаю венчания моей тещи и ее нового избранника.
        - Хорошо, сэр,  - бесстрастным тоном произнес Симпсон и, поклонившись, удалился.
        - Но как же так, Джаред?!  - воскликнула Доротея.
        - Тебя что-то смущает, дорогая Дороти? Ты же сказала нам, что намерена выйти за мистера ван Нотлмана. Или уже передумала? Если так, то я, безусловно, не стану заставлять тебя выходить за человека, который тебе неприятен.
        - Нет, что ты?! Я люблю Питера!
        - Тогда отправляйся наверх и готовься к свадьбе. Слышала, что говорил твой будущий муж о необходимости поспешить? Он совершенно прав. И вот о чем еще подумай, Дороти. Если ваша свадьба состоится сегодня, на ней будут присутствовать обе твои дочери. А если ты ее перенесешь, то может так получиться, что ни одна из них не сможет приехать к тебе в такой важный для тебя день.
        Больше никого уговаривать не пришлось. Вскоре явился срочно вызванный лорд Суинфорд, и в одиннадцать тридцать утра Доротея Данхем стала законной женой Питера ван Нотлмана. На церемонии венчания присутствовали обе ее дочери, ее зять, ее будущий зять и личный секретарь голландского посла, который, как оказалось, был кузеном жениха. Именно он и помог так быстро получить брачную лицензию.
        Вернувшись домой, они обнаружили, что миссис Поултни, несмотря на чрезвычайную занятость в связи с приготовлениями к свадьбе Аманды, ухитрилась приготовить великолепный обед. В столовой, на буфете, их уже поджидали запеченная с каштанами и устричными раковинами индейка, истекавшая соком жареная говядина, аппетитная ветчина и заливное из огромного шотландского лосося. Овощные блюда были представлены еще богаче: имелись стручки зеленой фасоли с миндалем, морковь и сельдерей в сдобренном укропом сливочном соусе, цветная капуста в соусе из грецких орехов, побеги брюссельской капусты, отваренный молодой картофель, картофельное суфле и пудинг из кабачков. Чуть позже подали жареных жаворонков, паштет из свиной печени и пирог с кроликом, а в качестве гарнира к этим блюдам  - салат из молодого латука, небольших головок редиса и крошечных перьев лука-шалота. Кроме того, в меню значились пирог с абрикосами, средних размеров колесо английского сыра «Стильтон» и огромное блюдо с персиками, апельсинами, вишней и зеленым виноградом. Ко всеобщему удивлению и радости, миссис Поултни успела приготовить даже
небольшой двухслойный свадебный торт.
        Кухарка, которую позвали, чтобы поблагодарить за это маленькое чудо, краснела от смущения и сияла гордостью за свое мастерство. Она объяснила, что фокус заключался в том, что пришлось взять два верхних слоя с торта, приготовленного к свадьбе Аманды и Адриана.
        - Но не беспокойтесь, мисс, ваш торт мы еще вполне успеем доделать,  - добавила кухарка.  - Новые коржи уже испечены и сейчас остывают.
        Расторопность и находчивость миссис Поултни была вознаграждена аплодисментами, и на кухню она вернулась, сжимая в кулаке золотой соверен  - подарок от благодарного хозяина.
        Отведав свадебного торта, секретарь голландского посла с улыбкой откланялся. Вслед за ним ушел лорд Суинфорд, сказав, что хотел бы немного поспать перед предсвадебным мальчишником. Джаред решил, что подремать не помешает и ему. Аманда хотела последовать их примеру, однако вскоре опять спустилась и направилась в библиотеку, куда ушла Миранда, чтобы, как она сказала, полюбоваться садом и подышать воздухом.
        Но когда сестра позвала ее, то оказалось, что Миранда сидела на небольшом балкончике, предназначенном для обозрения верхних полок, и читала книгу.
        - Я здесь,  - отозвалась Миранда.
        Аманда забралась к ней по шаткой библиотечной стремянке.
        - Боже мой, Миранда, ты опять здесь? Ты испортишь зрение раньше времени, если будешь так много читать.
        - Я люблю читать, Манди. А здесь изумительная библиотека. Обязательно уговорю Джареда перевезти ее в Виндсонг.
        Аманда села на мягкую табуреточку напротив сестры и посмотрела на нее с загадочным выражением.
        - Почему ты не спишь? Предсвадебная нервозность?  - спросила Миранда, заметив этот странный взгляд сестры.
        - Мам-ма и ее н-новый муж…  - пролепетала Аманда.
        - Мама и мистер ван Нотлман?
        - Да. Ведь они даже не дождались вечера…
        - О чем ты?..  - насторожилась Миранда.
        - Они… Они…  - Личико Аманды залилось краской.  - Кровать у них очень сильно скрипела. И я даже слышала, как мама вскрикивала и стонала! Прямо днем, представляешь?
        Вспомнив, как сама была шокирована, когда Джаред решил заняться любовью в освещенной солнцем спальне, Миранда сдержала усмешку. Нечто похожее сейчас переживала сестра, и следовало не смеяться, а успокоить ее.
        - Не стоит так смущаться, милая,  - сказала она.  - Желание заняться любовью у мужа может возникнуть в любое время, иногда в совершенно неподходящее с нашей точки зрения. Так проявляется мужская любовь, и для жены нет ничего зазорного в том, чтобы откликнуться на его призыв. Так что супруги любят друг друга необязательно только в темное время суток.
        - А-а… понятно,  - кивнула Аманда, но затем в глазах ее вновь появилось недоумение.  - Но ведь я говорила о нашей маме… Мне казалось, что ей уже слишком много лет для этого. А мистеру ван Нотлману и подавно. Ему ведь чуть ли не пятьдесят!
        - Возраст, как объяснил мне Джаред, при этом не имеет особого значения,  - возразила Миранда.
        Несколько секунд Аманда сидела молча. Потом вдруг спросила:
        - А как… Скажи, на что это похоже?
        - Если не считать мгновенной боли в первый раз, то просто восхитительно. Конечно, это слово не вполне передает ощущения, которые испытываешь, занимаясь любовью, но другого я сейчас не могу подобрать. Разрыв девственной плевы это, разумеется, весьма неприятное и болезненное ощущение, зато потом…  - Миранда мечтательно улыбнулась.
        - Восхитительно? И это все, что ты можешь сказать мне, сестренка?  - пробормотала Аманда, и в голосе ее прозвучали нотки обиды.
        - Это вовсе не от того, что я не хочу делиться с тобой своими впечатлениями, Манди. Я действительно не могу найти слов для описания… Такое нужно пережить самой. Единственное, что я могу тебе посоветовать, это не бояться и довериться Адриану. Подозреваю, что он имеет опыт в подобных делах. Постарайся просто отдаться ощущениям, которые будешь испытывать.
        - Значит, будет хорошо?
        - Да, сестричка. Очень хорошо!

        «Очень хорошо»,  - вспомнила Миранда ночью собственные свои слова, когда Джаред, покачиваясь и источая винные ароматы, вернулся с устроенного лордом Суинфордом мальчишника. С трудом стянув с себя рубашку и сбросив ботинки, он упал возле нее на кровать и легонько укусил за грудь.
        - Ты пьян!  - с осуждением воскликнула Миранда.
        - Н-не настолько, чтобы не суметь л-любить свою обожаемую жену,  - заплетающимся языком пробормотал Джаред, стаскивая с себя бриджи.
        «Очень, очень хорошо»,  - мысленно повторила Миранда через некоторое время,  - когда утомленный Джаред мирно засопел у нее под боком.
        Прозрачная голубизна неба на следующее утро возвестила о том, что день будет теплым и ясным. А свадебная церемония была под стать, то есть поистине великолепной. На платье Аманды пошло несколько ярдов лучшего шелка. Сшитое в чопорном старинном стиле, платье это как бы обволакивало невесту белым воздушным коконом, однако низкий полукруг выреза при этом почти обнажал и грудь, и плечи. Пышная юбка с кринолином была украшена бантиками, в центре которых находились искусно сделанные из шелка бутончики роз. Длинные, чуть приспущенные рукава были декорированы по манжетам великолепными кружевами. Оборка из таких же кружев украшала горловину платья. Сзади же был прикреплен длинный шлейф, который поддерживали трехлетний внук и четырехлетняя внучка лорда Фрэнсиса Данхема и его жены леди Миллисенты. Лебединую шею невесты украшала нить великолепного жемчуга  - то был подарок матери. Над светлыми локонами возвышался подарок будущей свекрови  - сверкающая бриллиантами тиара, к низу которой крепилась белая вуаль. В руках же Аманда держала белые розы, перевязанные розовыми шелковыми лентами.
        В свиту невесты входили сразу три подружки  - ее кузины: замужняя миссис Кэролайн, а также младшие мисс Шарлотта Данхем и мисс Джорджина Данхем. Все трое были одеты в одинакового кроя платья небесно-голубого цвета. Головы их украшали венки из розовых роз, а в руках они несли корзиночки с разноцветными цветами, характерными для раннего лета. Миранда, которой была отведена в свите роль старшей, контрастно выделялась на фоне этого многоцветья своей необычной внешностью и однотонным темно-синим платьем.
        Все приглашенные в церковь на церемонию венчания затем отправились в особняк на Девон-сквер. Собравшихся поднять бокал за здоровье новобрачных и отведать кусочек свадебного торта оказалось так много, что гости заполнили не только бальный зал и гостиную, но и сад. Присутствовали все сливки лондонского общества. А разъезжаться начали ближе к вечеру, хотя многие продолжали веселиться и после наступления темноты. Правда, молодые супруги к тому времени уже давно умчались на фаэтоне в неизвестное никому из гостей место.
        Сразу после отъезда молодоженов с гостями и хозяевами стали прощаться Доротея и ее новый муж. Их судно отходило из лондонского порта в девять вечера, а прибыть на него, конечно же, следовало пораньше. И только сейчас, прощаясь с ними, Миранда окончательно осознала, что у ее матери начиналась совершенно новая жизнь. Доротея более не носила фамилию Данхем, и впервые за много лет на ней не лежала обязанность заботиться о ком-либо из Данхемов: Том погиб, а дочери стали замужними женщинами. Причем Миранда отметила, что мать явно похорошела и как будто светилась изнутри. Что ж, ничего удивительного. Ведь ее дочери нашли любящих их мужей, сама Доротея была любима. Пожалуй, это и есть счастье. Странно, конечно, было думать о маме, как о женщине настолько молодой, чтобы ее полюбил мужчина. Но это было действительно так.
        - Позволь, мама, еще раз пожелать тебе и мистеру ван Нотлману счастья. Повнимательнее относись к своему здоровью. А как только мы вернемся на Виндсонг, сразу приезжайте к нам туда всей семьей.
        - Спасибо, милая. А ты постараешься быть хорошей женой Джареду, да? И никогда не забывай о хороших манерах.
        - Постараюсь, мама,  - сказала Миранда, опустив глаза.
        - Удачи тебе, Дороти.  - Джаред расцеловал тещу в щеки.
        - Джаред, дорогой мой…  - Доротея в ответ обняла его.
        Миранда же нерешительно посмотрела на отчима, соображая, как следовало общаться с ним. Видимо, сообразив это, Питер ван Нотлман шагнул к ней и развел руки для объятий.
        - Меня вполне устроит, если ты будешь называть меня дядя Питер,  - сказал он.  - Я, конечно, не смогу заменить Тома Данхема, но дочери Доротеи мне теперь так же дороги, как и мои собственные. К тому же вы с Манди гораздо красивее их. Но тут уж кому как повезло. Ну, иди же сюда и поцелуй меня.
        Они обнялись, и Миранда сначала поцеловала отчима в щеки, источавшие приятный аромат крема для бритья.
        - Твои девочки тоже очень симпатичные, Питер,  - заступилась за своих новых подопечных Доротея.
        Мистер ван Нотлман с любовью посмотрел на нее и с веселой улыбкой проговорил:
        - Знаешь, что я тебе скажу, дорогая моя супруга?.. Поверь, я очень люблю своих дочерей, но выглядят они у меня бледненько, как хлебный пудинг. Это правда, с которой не поспоришь. Однако я по этому поводу не беспокоюсь и тебе переживать ни к чему. Они воспитанные девочки, характер у всех превосходный, и от приданого ломятся сундуки. А что касается внешности, то, как гласит пословица, в темноте все кошки одинаковые. Так что женихи обязательно найдутся.
        Миранда с трудом сдержала улыбку и постаралась изобразить недоумение. А вот Джаред, взглянув на застывшую с раскрытым ртом Доротею, весело рассмеялся.
        - Карета готова, миледи,  - сообщил дворецкий.
        - Спасибо, Симпсон,  - кивнул Джаред.
        Мать и дочь напоследок еще раз крепко обнялись.
        - До свидания мама! До свидания, дядя Питер!
        - Я провожу их до пристани,  - тихо произнес Джаред.  - А на обратном пути зайду в «Уайтс». У меня там кое-какие дела.
        - Обязательно сегодня? Но Джаред, мы же впервые за много дней остаемся вдвоем…
        - Я не задержусь там допоздна.  - Он поцеловал ее в губы.  - И буду полностью готовым к исполнению супружеского долга перед своей очаровательной женой,  - тихо прошептал Джаред, склонившись к ее уху.
        - Вообще-то ты исполняешь свой долг великолепно, только иногда слишком быстро засыпаешь,  - также тихо ответила Миранда.
        - Я предоставлю вам возможность отомстить мне за такую небрежность, миледи.  - Лукаво улыбнувшись, Джаред скрылся следом за ван Нотлманом за дверцей кареты.
        «Одна!»  - мысленно воскликнула Миранда. И действительно, впервые за последние месяцы рядом не было ни близких, ни гостей. Тем временем вышколенные слуги молча и быстро передвигаясь по дому, восстанавливали порядок.
        Миранда медленно поднялась по лестнице, вошла в свою комнату и дернула за бархатную сонетку колокольчика. Через некоторое время, далеко не сразу, появилась горничная.
        - Звали, миледи?  - спросила Перки. Ее чепец сбился на сторону, а сама она была вся красная ни то от вина, ни то от занятий любовью, хотя, скорее всего, и от того и от другого.
        - Я хочу принять горячую ванну,  - сказала Миранда. И принеси что-нибудь легкое на ужин, например: грудку каплуна, салат и фруктовое пирожное. А потом будешь свободна, Перки.
        Перкинс, покачнувшись, сделала кривоватый реверанс.
        Немного позже, когда после ванны горничная стала расчесывать хозяйке волосы, Миранда мягко произнесла:
        - Можешь идти, Перки. До утра ты мне больше не понадобишься. Желаю хорошо провести время с твоим Мартином.
        - Ой, миледи! Как вы догадались?  - пробормотала девушка.
        Миранда весело рассмеялась.
        - Это было совсем нетрудно, Перки. Он же постоянно смотрит на тебя телячьими глазами.
        Девушка широко улыбнулась, присела в реверансе, на этот раз совершенно правильном, затем убежала. Миранда же вновь рассмеялась. Отыскав взглядом небольшой томик в кожаном переплете, она взяла его, села в стоявшее у камина обитое гобеленом кресло с подголовником и взглянула на поднос, который принесла Перки. Миссис Поултни, как всегда, была на высоте. На ужин Миранде принесли поджаренное до золотистой корочки крылышко и несколько сочных кусочков грудки каплуна, а также картофельное суфле, крошечные корешки моркови, запеченные в меде, и салат из свежих листьев латука. Еще раз мысленно похвалив миссис Поултни, Миранда приступила к ужину и чтению новых стихов лорда Байрона. Быстро покончив с основными блюдами, она пододвинула к себе небольшой фарфоровый чайничек с зеленым китайским чаем, блюдечко с покрытыми хрустящей корочкой клубничными пирожными и молочник со взбитыми девонширскими сливками. Наевшись, Миранда откинулась в кресле и, протянув ноги поближе к пылавшему камину, вскоре задремала.
        Что стало причиной внезапно одолевшего ее сна: тепло камина, вкусный ужин, поэзия лорда Байрона или же комбинация всех этих факторов,  - Миранда, конечно, не поняла. Зато она точно знала, что проснулась ровно в десять вечера от боя часов и шума упавшей на пол книги. Подняв томик, Миранда положила его на стол. Стихи нового льва английской поэзии казались ей пустоватыми и нагонявшими скуку. Она была убеждена, что лорд Байрон по-настоящему не любил никогда и никого, за исключением себя самого. Поднявшись с кресла, Миранда потянулась и, не обуваясь, пошла в библиотеку, чтобы найти там книгу поинтереснее.
        Все слуги, кроме дремавшего в холле дежурного лакея, давно разошлись по своим комнатам, и в доме царила непривычная тишина. В библиотеке еще горел камин, чуть разгонявший темноту своим теплым золотистым светом.
        Миранда быстро забралась на балкончик напротив полки, на которой хранилась одна из ее любимых книг с рассказами, быстро нашла ее и, присев на табуретку, пролистала несколько страниц.
        Внезапно раздался шум открывавшейся двери, а затем  - шаги. Причем в библиотеку явно вошли несколько человек.
        - Думаю, здесь нам никто не помешает,  - услышала Миранда голос Джареда.  - Моя жена давно спит, а слуги и подавно.
        - О боже, Джаред, ты с такой радостью сообщаешь об этом,  - ответил его спутник, чуть растягивая слова  - как было принято в лондонском высшем обществе.  - Если бы у меня была такая очаровательная жена, как у тебя, я бы уже давно лежал рядом с ней в постели, а не носился бы по городу.
        Судя по последовавшему за этим высказыванием дружному смеху, в библиотеке находились трое мужчин.
        - Полностью согласен с тобой, Генри,  - ответил Джаред.  - Но как иначе мы можем встретиться и поговорить, не вызывая ненужных сплетен. Разве что на общественных мероприятиях, но на них всегда слишком много посторонних ушей. Не мог бы ты принести нам виски, Брамвелл? Итак, Генри, что ты обо всем этом думаешь?
        - Думаю, что твои соотечественники правы. Роль ложки дегтя в нашем меде выполняет Бони[4 - Прозвище Наполеона.]. Парламент же фактически отменил правительственный декрет, принятие которого было большой глупостью. Однако они не хотят открыто признать тот факт, что мы нуждаемся в американском рынке, а американцы  - в нашем. Твои соотечественники, безусловно, могут иметь свои собственные интересы, но мы с вами  - ветви дерева, имеющего одни корни, черт побери!
        - Именно так,  - тихо ответил Джаред.  - И я  - самый наглядный тому пример. В Америке я могу быть просто мистером Данхемом, а здесь, в Англии, я лорд Данхем, причем благодаря земельному владению, пожалованному английским королем в той же Америке.
        - Черт возьми, какой отменный у тебя виски,  - заметил Генри Темпл, лорд Палмерстон.
        - Я знаю одного шотландца, у которого все еще имеются запасы в Лондоне.
        - А может, шотландку?
        Мужчины вновь рассмеялись. Миранда же на своем балкончике пыталась сжаться в маленький комочек, а еще лучше было бы провалиться в мягкую обивку табурета. О боже, а что если ее обнаружат? ведь она не одета! К тому же мужчины могут подумать, что она шпионит за ними…
        - Да, мы тоже кое-что знаем,  - вновь заговорил лорд Палмерстон.  - Например, нам известно, что Джиллиан Аббот причастна к тому делу, которое нас интересует. Но она отнюдь не главная. А нам необходимо добраться именно до верхушки. Среди любовников Джиллиан в последние годы были очень влиятельные лица, из которых она выуживала важную информацию и передавала ее по назначению. Как-то так получается, что даже самые осторожные мужчины, попав к ней в руки, начинают выбалтывать государственные секреты.
        - Полагаю, тебе не довелось испытать ее чары на себе, не так ли?
        - Слава богу, нет! Иначе Эмили убила бы меня!  - воскликнул лорд Палмерстон и глуповато хмыкнул.  - А твоей любовницей Джиллиан была… в прошлом году, не так ли?
        - Да, но очень непродолжительное время,  - ответил Джаред.  - Она очень красива и неутомима в постели. Но Господи, как же с ней скучно вне постели! А мне хочется, чтобы с женщиной можно было не только заниматься любовью, но и поговорить.
        - Слишком много хочешь…  - с усмешкой заметил Генри Темпл.  - Большинство мужчин были бы довольны тем, что Джиллиан может предложить. Более чем довольны, уверяю. Мистер Брамвелл,  - обратился Палмерстон к секретарю Джареда,  - есть ли у вас какие-либо соображения? Относительно тех, с кем связана леди Аббот,  - добавил он тотчас же.
        - За ней уже установлено постоянное наблюдение, милорд,  - проговорил Роджер Брамвелл.  - Однако у нее весьма обширный круг знакомых, так что довольно трудно понять, кто именно нам нужен. Я полагаю, что контакты осуществляются через кого-то из представителей лондонского высшего общества, а информация передается во время светских мероприятий, возможно в устной форме. Иных способов я просто не представляю. Поэтому я намерен сосредоточить внимание на тех, с кем она часто общается на различных светских раутах и на балах.
        - Не могу понять, зачем она занимается такими делами,  - заметил, покачав головой, лорд Палмерстон.
        - Деньги,  - коротко пояснил Джаред.  - Джиллиан ужасно жадная.
        - Что ж, это снимает последние сомнения,  - отозвался лорд Палмерстон.  - Поэтому вернемся к вашему плану, Брамвелл.
        - Мы поймаем патрона леди Аббот с помощью информации, которую будем ей сообщать,  - проговорил секретарь.  - Вначале она получит не самые важные, но абсолютно правдивые сведения закрытого характера. Это повысит доверие нашего противника к источнику, а нам позволит сузить круг подозреваемых. На втором же этапе наша информация будет ложной. Тогда останется выяснить, к кому она попадет и кто ею постарается воспользоваться. В результате ловушка захлопнется. Думаю, вы сможете арестовать связного шпионской сети.
        Лорд Палмерстон кивнул и пристально посмотрел на хозяина дома.
        - Надеюсь, ты понимаешь, Джаред,  - сказала он,  - что ставить ловушку с этой леди в качестве приманки предстоит тебе?
        - Совершенно исключено!  - воскликнул Джаред.  - Я не хочу иметь никаких дел с Джиллиан Аббот.
        - Ты должен, Джаред. Ты же выполняешь здесь секретные поручения, направленные на то, чтобы остановить Бонапарта. Президент Медисон уже понял, что французы одурачили его, втянув в блокаду. Однако прозрение пришло слишком поздно, и выкрутиться ему теперь крайне сложно. Поэтому он выбрал именно тебя для выполнения этого задания.
        - При всем моем уважении к тебе, Генри, хочу возразить. Мне было поручено ехать не в Лондон, а в Петербург. И я должен был убедить царя в том, что дружба с Америкой и Англией больше отвечает его интересам, чем альянс с Францией. А о том, что я должен проникнуть в постель к Джиллиан Аббот, мне ничего не говорили. К тому же… Если я сделаю то, что вы хотите, об этом станет известно всему Лондону, а моя жена, вне всякого сомнения, окажется в числе тех, кто узнает о возобновлении нашей связи. Миранда же  - молодая, очень гордая и независимая женщина. Ей известно, что у меня была связь с Джиллиан до женитьбы, и если она узнает, что я снова встречаюсь с этой стервой, то мне не поздоровится.  - Миранда в своем убежище яростно закивала.  - Кроме того, я… Я люблю свою жену и не хочу ей изменять,  - тихо добавил Джаред.
        - Вот уж не думал, что ты попадешь в ряды подкаблучников,  - с усмешкой заметил лорд Палмерстон.
        - Ай-я-яй, Генри…  - с укоризной произнес Джаред.  - Пытаешься надавить на мое мужское самолюбие? Неплохой приемчик, конечно. Только ничего у тебя не выйдет. Жена мне дороже глупых предрассудков. И вообще, Генри, почему этим должен заниматься именно я?
        - Потому что мы не можем поручить это дело кому-то другому, Джаред. Любого другого почти наверняка разоблачат, а мы не имеем права проиграть в такой момент. Приглядись к тому, что происходит, парень. Ведь новым премьер-министром может стать лорд Ливерпуль. Но есть еще и лорд Каслри, министр иностранных дел, который представляет вполне реальные силы, стоящие за троном. И упаси нас Господь от этого человека, ибо он сумасшедший! Бедняга Принни, может, и является знатоком изящных искусств, но о том, как сформировать приличное правительство, он не имеет ни малейшего представления. Лорд Каслри недалекий и очень упрямый человек, который никогда не занимал правильную позицию. Это правда, что он ненавидит Бони и помогает тем, кто готовит его падение. Но делает он это из совершенно ложных побуждений. Я же хотя и принадлежу к партии тори и являюсь военным министром в правительстве тори, остаюсь преданным своей родине англичанином, и это для меня самое главное.
        - Иными словами, Генри, то, что мы делаем, не имеет официальной санкции?
        - Не имеет.
        - И если наши противники узнают о нашей деятельности и растрезвонят о ней на весь свет, правительство сделает вид, что знать нас не знает?
        - Да, именно так.
        В комнате воцарилось молчание, и Миранда слышала только потрескивание поленьев в камине. Наконец, Джаред вздохнул и проговорил:
        - Возможно, я редкостный дурак, но все же…
        - Но ты берешься за это дело, верно?  - перебил лорд Палмерстон.
        - Да, хотя и с большой неохотой,  - пробурчал Джаред.  - Выходит, что я не могу ехать в Россию, пока не будет разоблачен шпион. Плесни-ка нам, Брамвелл, еще понемногу.
        - Нет, благодарю,  - сказал Палмерстон.  - Мне еще необходимо появиться сегодня в других местах, чтобы обеспечить себе алиби. Любой, кто видел нас с тобой выходящими вместе из «Уайтс», должен услышать, что после этого я один побывал еще и в «Ватьерсе», к примеру. Тогда подозрения в каких-то особых связях между нами отпадут сами собой.
        - Да, хорошо. Я провожу тебя немного,  - сказал Джаред, поднимаясь со стула.
        - Нет,  - тут же возразил лорд Палмерстон.  - Мистер Брамвелл проводит меня, и мы пройдем через боковую дверь. Совсем ни к чему, чтобы меня видели выходящим из твоего дома.
        Лорд Палмерстон и хозяин дома пожали друг другу руки.
        - Спокойной ночи, Генри,  - сказал Джаред напоследок. После чего что-то пробурчал себе под нос и, переводя взгляд на балкончик, крикнул:  - Слезай-ка вниз, дикая кошечка!
        - Как ты узнал, что я здесь?  - с удивлением спросила Миранда, начавшая спускаться по лесенке.
        - У меня очень острый слух, дорогая. А ты почему пряталась, а не спустилась к нам сразу? В результате ты услышала о довольно щепетильных делах, о которых тебе лучше бы не знать.
        - Вы хотели, чтобы ваша жена приветствовала гостей в таком виде, милорд?  - спросила Миранда и повернулась к мужу, разводя в стороны руки. Тонкий шелк ее восточного халата сильно просвечивался, так что вполне можно было разглядеть очертания стройных ног, округлости ягодиц и небольшие упругие груди с темными шишечками выступавших под материей сосков.
        Джаред рассмеялся и проговорил:
        - Причина признается абсолютно уважительной, дикая кошечка. Но это не снимает появившихся у нас проблем. Сумеешь ли ты держать услышанное в секрете? Такие вещи ни в коем случае не должны стать известными…
        - Я похожа на пустоголовую светскую сплетницу?  - перебила Миранда, глядя мужу прямо в глаза.
        - Нет, моя милая, конечно, нет. Но не надо сердиться. Так получилось, что ты услышала вещи, которые не полагается знать никому, кроме нескольких посвященных.
        - Ты шпион?  - напрямик спросила Миранда.
        - Нет. И никогда таковым не был. Просто я делаю то, что считаю полезным для мира между странами, но делаю это скрытно. Однако я в первую очередь американец. Наполеон сейчас всеми правдами и неправдами пытается разрушить отношения между Америкой и Англией, потому что ссора между нашими странами развяжет ему руки для окончательного захвата Европы. Именно Наполеон является подлинным врагом и Англии, и Америки, но политики часто не способны заглянуть чуть дальше того, что происходит перед их носом.
        - Лорд Палмерстон говорил, что ты получил задание от президента.
        - Ну… не напрямую. С самим президентом Медисоном я никогда не встречался. Роль посредника между ним и исполнителем подобных дел, как правило, берет на себя Джон Квинси Адамс. Но я действительно скоро отправлюсь в Россию. Мне надо попытаться убедить царя Александра, что в его интересах сотрудничать с Англией и Америкой. К сожалению, то, что сообщает ему Бони, дезинформирует русских.
        - А какое отношение ко всему этому имеет твоя подруга леди Аббот?  - поддела мужа Миранда.
        Джаред предпочел не отвечать на вызов и спокойно объяснил:
        - Она входит в шпионскую сеть, созданную в Лондоне французами. Нам же необходимо выяснить, кто обеспечивает ее связь с Францией, и обезвредить этого человека. Иначе моя миссия в Петербурге будет небезопасной. Французы не дураки и постараются сделать так, чтобы моя миссия провалилась. Так что Наполеон ни в коем случае не должен узнать, зачем я еду в Россию. Понимаешь?
        - И ты должен будешь заниматься с ней любовью?
        - Возможно, буду,  - ответил Джаред, решив, что сейчас лучше всего говорить правду.
        - Ненавижу ее!  - выкрикнула Миранда.
        Шагнув к жене, Джаред крепко обнял ее и тихо произнес:
        - Милая моя, любимая, поверь, это не доставит мне ни малейшего удовольствия. Разве может быть приятно с ней после тебя? Она вульгарная потасканная женщина, а ты у меня  - само совершенство.
        Миранда вздохнула. Что ж, ее муж  - человек с сильным характером, а речь шла о выполнении долга. Высвободившись из объятий Джареда, она прошлась по комнате, затем вдруг повернулась и спросила:
        - Как я могу тебе помочь?
        - О, моя дикая кошечка,  - хрипловатым от волнения голосом произнес растроганный Джаред.  - Я начинаю думать, что не достоин тебя.
        - Просто я люблю тебя,  - тут же ответила Миранда.
        - А я люблю тебя, моя милая.
        - Тогда скажи, как я могу помочь тебе,  - повторила Миранда.
        - Ты поможешь уже тем, что не расскажешь никому о том, что здесь слышала. А еще тебе следует прислушиваться к тому, что болтают вокруг. И если узнаешь что-то имеющее отношение к нашему делу, то обязательно рассказывай мне.
        - Хорошо, считай, что договорились,  - сказала она.  - А теперь скажи, не пора ли нам отправиться в постель?
        Некоторое время спустя, когда они, распаленные страстью, лежали прижавшись друг другу, Миранда вдруг толкнула мужа и спросила:
        - Почему так, а?.. Занимаясь любовью, мужчина обязательно находится сверху, как бы исполняя роль наездника, оседлавшего лежащую под ним женщину? Почему так? Я не согласна с таким порядком!..
        С этими словами она заставила мужа лечь на спину, затем села ему на бедра, чуть приподнялась и стала медленно двигаться. Глухо застонав, Джаред сжал пальцами ее груди, а потом начал чуть приподниматься, инстинктивно помогая жене. Миранда постаралась двигаться в такт, и вскоре получилось, что она действительно стала ощущать себя Дианой, скачущей по просторам волшебной страны. И главное, теперь она сама выбирала темп и ритм «скачки». А Джаред находился в ее власти, что доставляло дополнительное удовольствие. Но в какой-то момент мужская гордость не выдержала: обхватив ладонями ее ягодицы, Джаред попытался подчинить себе ритм их движений. Но Миранда, на желая подчиняться, рванулась вверх, затем так же резко опустилась, а в следующее мгновение наступила кульминация. Причем вершины наслаждения они достигли одновременно.
        Когда дыхание восстановилось, Миранда скатилась с мужа и, уже лежа на спине, сказала:
        - Вот так-то… Вспомни меня, когда будешь заниматься любовью с той женщиной.
        - О, дикая кошечка, теперь я тебя уже никогда не смогу забыть,  - прошептал ошеломленный Джаред.
        Миранда звонко рассмеялась, и этот ее смех еще долго звучал в ушах Джареда. И он невольно улыбался, вспоминая сказанные женой слова.
        Джаред вспомнил их и через несколько дней, когда они приехали на бал к леди Джерси и, поздоровавшись с хозяйкой, прошли в заполненный гостями зал. Зал этот лишь немного уступал в размерах бальному залу в клубе «Олмак», только стены здесь были покрыты белой с золотыми разводами декоративной штукатуркой, что придавало помещению вид огромной драгоценной шкатулки. Эффект усиливали освещавшие зал восемь люстр из вотерфордского хрусталя. Высокие двустворчатые окна с золочеными рамами были драпированы белыми шелковыми занавесями, а по периметру, через равные промежутки, стояли начищенные до блеска огромные медные кашпо с кустами красных и белых роз. У дальней стены зала, отделенной такими же кашпо и кадками с зелеными пальмами, возвышался высокий помост, на котором расположились музыканты. А позолоченные стулья с обитыми розовым шелком сиденьями были расставлены вдоль стен с таким расчетом, чтобы уставшие от танцев гости могли отдохнуть и, не привлекая к себе особого внимания, пообщаться с друзьями и подругами.
        Когда супруги Данхем вошли в зал, первым к ним подошел Бью Браммел, который тут же вызвался взять на себя заботу о введении Миранды в лондонское общество. Это был высокий элегантный мужчина с уложенными в замысловатую прическу рыжеватыми волосами и веселыми голубыми глазами. У Бью был высокий лоб, длинный прямой нос и узкие губы, из-за причудливого изгиба которых казалось, что он постоянно чему-то усмехается. А его великолепный черный вечерний костюм до малейших деталей соответствовал самой последней моде.
        Коснувшись губами руки Миранды, Браммел хорошо поставленным голосом проговорил:
        - О, мадам, мне говорили, что в Америке живут боги, и теперь я имею честь убедиться в этом, поскольку вижу перед собой настоящую богиню. Я припадаю к вашим ногам, о божественная!
        - Только не это, мистер Браммел! Если поступите так, то можете испортить свой великолепный костюм, а я себе этого никогда не прощу,  - мгновенно ответила Миранда.
        - Бог мой, ваш ум не уступает вашей красоте! Кажется, я влюблен! Идемте же, богиня, я должен представить вам всех приехавших сюда людей, как порядочных, так и не очень.  - Взглянув на Джареда, Браммел спросил:  - Вы не возражаете, милорд? Конечно, нет. Я так и думал.
        Подхватив Миранду под руку, Браммел поспешил увести ее подальше от мужа. Однако Джаред совсем недолго оставался в одиночестве.
        - Наконец-то мой милый!  - услышал он за спиной знакомый мурлыкающий голос.  - Кажется, Бью твердо намерен организовать большой успех для твоей женушки.
        Заставив себя улыбнуться, Джаред повернулся лицом к Джиллиан. Леди Аббот была в черном платье из тонкого полупрозрачного шелка, под которым совершенно ничего не было. Шею же этой дамы украшало бриллиантовое колье, вспыхивавшее голубым огнем при каждом ее движении.
        Стараясь изобразить восхищение, Джаред проговорил:
        - Что, Джиллиан, решила как можно лучше выставить все свои прелести?
        - Просто захотела привлечь твое внимание. И мне удалось, не так ли?
        - Ни на минуту не поверю, милая, что ты думала исключительно обо мне, надевая такое платье,  - с улыбкой отозвался Джаред.
        - Поверь, только о тебе!  - с жаром возразила леди Аббот.  - Спроси у леди Джерси. Она тебе скажет, что я вообще не хотела приезжать на этот бал, пока не узнала, что ты будешь здесь. Весьма вероятно, что ты уже пресытился целомудренным ребенком, ставшим твоей женой. А я готова простить твое поведение по отношению ко мне, поскольку знаю, что ты вынужден был жениться на ней.
        Снова заставив себя улыбнуться, Джаред сделал вид, что внимательно разглядывает полупрозрачное платье леди Аббот. «Как же она предсказуема и скучна»,  - подумал он.
        - Так как же, мой дорогой, уже пресытился новизной?  - спросила Джиллиан.
        - Похоже, что так, Джиллиан,  - пробормотал Джаред, скользнув ладонью по ее талии.
        - О, я в этом не сомневалась!  - торжествующе воскликнула леди Аббот. Торжеством был наполнен и ее взгляд, брошенный из-под густо накрашенных черных ресниц.  - Отведи меня в сад, Джаред. Быстрее же, мой дорогой!
        - Надо немного подождать, Джиллиан. Прежде ты должна подарить мне вальс.
        Минуту спустя они закружились в танце, а Миранда наблюдала за ними из другого конца зала.
        - Почему вы хмуритесь, богиня?  - с улыбкой спросил Бью Браммел.  - Любить только мужа давно не модно. Лучшие браки сейчас совершаются в конторах юристов, а не на небесах.
        - Пропади пропадом такая мода,  - с угрозой в голосе пробормотала Миранда. Но тут же, вспомнив, что взялась помогать Джареду, залилась звонким смехом.  - Меня не волнуют временные любовницы моего мужа, мистер Браммел. Я знаю цену себе и не сомневаюсь в его вкусе.
        - Ах, богиня, о ваш язычок можно порезаться,  - рассмеялся Бью.  - Взгляните-ка туда! Это лорд Байрон! Хотите с ним познакомиться?
        - Не особенно. Его стихи утомляют меня своей глупостью,  - ответила Миранда.
        - О, да у вас есть то, что называется хорошим вкусом, милая девочка,  - с некоторым удивлением заметил Бью.  - Но не будем критиковать лондонский свет! Ведь во время сезона людям приходится хоть чем-то занимать себя, не так ли?
        - А где леди Кэролайн Лэмб?  - спросила Миранда.  - Насколько я понимаю, она является его особой подругой?
        - Ах, да, Каро… Она не приглашена на этот бал. Это серьезный успех ее свекрови леди Мельбурн. Сдается мне, однако, что Каро поджидает Байрона на улице, переодевшись в мальчишку-факельщика. Вы же знаете, что он ходит со свитой из таких мальчишек. Она такая сумасбродная, наша милая Каро! Идемте же богиня, я представлю вас леди Мельбурн. Это совершенно фантастическое существо, уж поверьте мне.
        Между тем Джаред и Джиллиан незаметно покинули залитый светом бальный зал и вышли в сад, окружавший дом леди Джерси. Ночь была безветренная и теплая, а в ясном небе мерцали миллионы звезд.
        Какое-то время Джаред и Джиллиан шли по садовым дорожкам, и на глаза им то и дело попадались темные силуэты пар, слившихся в объятиях. Направление же выбирала леди Аббот, явно знакомая с обстановкой. Она медленно, но уверенно шла к расположенной в глубине сада небольшой уединенной беседке. Когда они, наконец, подошли к ней, Джаред сжал Джиллиан в объятиях, а она приблизила к нему свои красные губы, жадно требовавшие поцелуя.
        Джаред едва не оттолкнул ее, но вовремя вспомнил, что делать это не следовало. Заставив себя выбросить из головы мысли о Миранде, он поцеловал Джиллиан так, как той хотелось. Это был грубый, почти жестокий поцелуй дикаря, берущего женщину. Но Джаред точно знал, что именно такие поцелуи возбуждали леди Аббот. И действительно, в следующую секунду Джиллиан выскользнула из его объятий, стащила с себя платье и повесила его на ограду беседки. Ее обнаженное тело, выделявшееся белым пятном на фоне окружавшей их темноты, казалось прозрачным. Но Джареду не требовался свет  - он по памяти мог представить ее большие конической формы груди, узкую талию и широкие бедра. Протянув к ней руки, он снова обнял ее, затем развернул спиной к себе и прошептал:
        - А ты горячая сучка, Джиллиан…
        - Не будь я такой, тебя бы сейчас не было здесь,  - ответила она хрипловатым шепотом.
        - Со сколькими же мужчинами ты переспала, после того как мы с тобой были вместе в последний раз?  - спросил Джаред.
        - Джентльмены не задают леди таких вопросов,  - с обидой в голосе пробормотала Джиллиан.
        - Я не джентльмен, а янки. И ты уж точно не леди,  - с усмешкой добавил Джаред.
        С этими словами он повалил Джиллиан на стоявший в беседке диванчик, тотчас нашел ее влажное и трепещущее интимное место и ввел в него два пальца. Джиллиан громко застонала. Через непродолжительное время бедра ее дернулись, и она, задыхаясь, пробормотала:
        - О боже, Джаред, я обожаю тебя, Джаред…
        - Ты станешь обожать любого жеребца, который как следует почешет тебе это место,  - ответил он со смехом и откинулся на спинку диванчика.
        А Джиллиан, оставаясь на диванчике, привстала на колени, стянула с Джареда бриджи, а затем обхватила губами его мужской орган, который мгновенно отвердел. Тогда Джаред подался вперед и, уложив Джиллиан на спину, с силой сжал ее мягкие ягодицы, после чего стремительно вошел в нее, насаживая на свою возбужденную плоть. К тому моменту, как выплеснулось его семя, она содрогнулась уже раз пять.
        Все это продолжалось не так уж долго, однако Джаред не был настроен на продолжение.
        - Надень платье, Джиллиан. Не дай бог, кто-нибудь забредет сюда,  - сказал он.
        - Совсем недавно ты об этом почему-то не думал,  - с усмешкой ответила леди Аббот.
        - Да, действительно не думал…  - пробормотал Джаред.  - Мои мысли были сосредоточены на новости, которую я сегодня узнал.
        - А я полагала, что ты в эти минуты думаешь только обо мне…  - капризно протянула Джиллиан, уже надевшая платье.
        Джаред тоже привел себя в порядок и заявил:
        - Видишь ли, то, что я узнал,  - это крайне важно. Эту новость сообщил мне недавно Генри Темпл.
        - Неужели может быть что-то важнее наших отношений?  - осведомилась леди Аббот.
        - Не то чтобы важнее, но… Ладно, хорошо. Полагаю, ты умеешь хранить секреты,  - как бы в задумчивости произнес Джаред.  - Да и все равно вскоре об этом будут писать все газеты. Так вот, моя страна готовится официально объявить войну твоей.
        - Но ведь Англия с Америкой без конца объявляют друг другу войны,  - пожав плечами, проговорила Джиллиан.
        - Сейчас это касается не только двух наших стран. И Бонапарт будет в полном восторге,  - добавил Джаред.
        - Он обрадуется? А почему?  - спросила Джиллиан уже с заметным интересом.
        - Ему очень хочется, чтобы это случилось. Поэтому тот, кто сообщит ему эту новость первым, получит хорошую награду. Пойдем в зал, Джиллиан, пока там не обратили внимания на наше затянувшееся отсутствие. Скандал нам совсем ни к чему.
        - Опасаешься, что твоя женушка, напоминающая разбавленное молоко, догадается, чем мы с тобой занимались? Но имей в виду, я в любом случае устрою так, что ей станет известно о наших отношениях. Пусть знает, что я вновь стала твоей любовницей, потому что она тебе надоела. Твоя женушка должна заплатить за мое унижение в «Олмаке».
        - Эх, Джиллиан, Джиллиан…  - Джаред укоризненно покачал головой.  - Сколько уже раз я говорил тебе, что нет никакого смысла сразу раскрывать все свои козыри. Ты сможешь гораздо дольше наслаждаться местью, если оставишь свою тайну при себе. В этом случае ты получишь возможность смеяться в душе над Мирандой всякий раз, как встретишь ее. Ведь в твоих руках будет тайна, которая в любой момент сможет сбить с нее спесь. Но так поступают умные люди, а ты, я подозреваю, будешь чувствовать себя не в своей тарелке, пока не разболтаешь наш секрет всему свету.
        - Я могу вести себя очень умно, если захочу этого,  - с обидой в голосе возразила леди Аббот.
        Однако Джаред только хмыкнул в ответ. Когда же они вошли в зал, он, прощаясь, склонился к руке Джиллиан.
        - Когда я увижу тебя в следующий раз?  - спросила она.
        - Скоро,  - ответил Джаред уклончиво. И, не сказав больше ни слова, направился в комнату, где уже был накрыт ужин.
        Первым делом взяв бокал шампанского, Джаред осушил его в два глотка. Затем взял второй бокал и отошел в самый темный угол комнаты, где можно было спокойно наблюдать за гостями, не привлекая к себе внимания. Ему было стыдно. И вел он себя, конечно, отвратительно. Но, Бог свидетель, он не хотел этого, просто исполнял свой долг. Джаред передернул плечами, отгоняя неприятные мысли. Похоже, он стал слишком стар для той работы, за которую взялся. Вот и с Джиллиан он практически не возбудился. Впрочем, в данном случае возраст не при чем. Джаред невольно улыбнулся. Просто дикая кошечка сглазила его. После нее с другими женщинами ему совсем неинтересно.
        - О чем задумался, Джаред?
        - Дело сделано, Генри.
        - Во время уединенной прогулки по саду?
        - Мимо тебя и мышь не проскользнет. Ты ведь на это намекаешь?
        - Вовсе нет. И если честно, то я не заметил, как вы выскользнули из зала. Это Эмили вас увидела и рассказала мне. Она была ужасно расстроена, потому что ей очень нравится твоя жена.
        - Я расстроен еще больше, можешь мне поверить,  - проворчал Джаред.  - Ведь речь идет о моей жене, которую я очень люблю. А эта Джиллиан Аббот  - похотливая самка. Она вызывает у меня чувство брезгливости. Я был с ней только потому, что этого требовали обстоятельства. Ох, поскорее бы нам справиться с этим делом…
        - Скоро справимся, старина, обещаю,  - сказал лорд Палмерстон, с сочувствием посмотрев на Джареда, после чего отошел.
        Джаред осмотрелся в поисках жены. Когда же он увидел ее, его черные брови сошлись на переносице. Оказалось, что Миранда, сияя улыбкой, стояла в окружении целой толпы молодых щеголей. А совсем рядом с ней топтался, что-то болтая и ухмыляясь, этот щенок маркиз Вье. Джаред решительно направился в их сторону.
        - Мадам,  - сказал он, подходя к жене,  - нам пора уезжать.
        Слова эти были встречены хором стонов и просьб, однако Миранда, тут же опершись на руку мужа, проговорила:
        - Фи, джентльмены, кому как ни вам знать, что жена обязана исполнять любые желания мужа. За исключением самых неразумных, конечно.
        Джентльмены дружно засмеялись, но маркиз Вье все же заметил:
        - Впрочем, требование лорда Данхема кажется не совсем разумным.
        Джаред хотел возмутиться, но Миранда, опередив его, улыбнулась своим кавалерам, пожелала им доброй ночи и взглядом дала мужу понять, что готова идти.
        Через несколько минут они попрощались с хозяйкой и покинули бальный зал. А вскоре уже поднимались на второй этаж своего дома. И только здесь Джаред нарушил молчание, которое они хранили с того момента, как вышли из особняка леди Джерси.
        - Не жди меня, дорогая, ложись,  - сказал он.
        Миранда молча кивнула. Джаред, склонившись, быстро поцеловал ее, и она уловила исходивший от него легкий запах гардении.
        Пройдя в свою спальню, Миранда быстро подготовилась ко сну, нырнула в постель и почти сразу задремала. Проснулась она в полной темноте и долго не могла понять, что ее разбудило. В доме царила полная тишина. Она протянула руку в сторону  - и вздрогнула. Джареда в постели не было. «Черт побери, что же это такое?!»  - мысленно воскликнула Миранда. Отбросив одеяло, она встала и, даже не накинув халат, направилась к двери, разделявшей их спальни.
        Оказалось, что Джаред не спал. Миранда поняла это сразу же по его неровному дыханию. Она подошла к кровати, села на край и, прикоснувшись пальцами к груди мужа, прошептала:
        - Почему ты не пришел ко мне?..
        - Иди к себе, Миранда.  - резко ответил Джаред.
        - Дорогой, если ты не расскажешь мне, что произошло, эта недосказанность может стать постепенно расширяющейся трещиной в наших отношениях.
        - Я выполнял свой долг, но то, что я сделал, угнетает меня. Меня преследует запах этого мерзкого существа  - он будто прилип к моим ноздрям. Я изменил тебе, Миранда,  - добавил Джаред дрогнувшим голосом.
        - Измена жене  - это когда муж вступает в связь с другой женщиной ради удовольствия. А в твоем случае разве так?
        - Нет, разумеется! Но в том-то и дело, что ничего похожего!  - выкрикнул Джаред в раздражении.
        - Тогда ты просто исполнял свой долг. Я понимаю это и люблю тебя.  - Миранда легонько толкнула его.  - Подвиньтесь-ка, милорд. Я не люблю спать одна.  - Не оставив мужу времени на возражения, Миранда легла с ним рядом, крепко к нему прижавшись.
        И в тот же миг Джаред почувствовал, как ее тепло проникает в него, изгоняя мучивший его душу холод. Миранда же ликовала. Этот сильный и опытный в любовных делах мужчина страдал из-за того, что его поведение было ей неприятно. Значит, он любил ее!
        - Возьми меня,  - шепнула она, щекоча его ухо язычком.
        Джаред повернулся к жене, расправил пальцами ее серебристые волосы и прикрыл ими свое лицо, вдыхая чудесный аромат, уже ставший родным. Затем его руки заскользили по ее телу, а губы с жадностью прильнули к ее губам. Поцелуй оказался столь продолжительным, что Миранде стало трудно дышать.
        Быстрым движением Джаред снял ночную рубашку с жены и принялся ласкать ее. Миранда тихо стонала, а он стал медленно покрывать поцелуями ее тело; причем желание его с каждым поцелуем усиливалось и вскоре стало почти нестерпимым. Именно в этот момент Джаред и вошел в нее. Вершины блаженства они достигли быстро и одновременно.
        - Скажи это!  - потребовал он уже смело и уверенно.
        - Я люблю тебя,  - тут же отозвалась Миранда, сияя улыбкой.  - А теперь ты скажи!
        - Я люблю тебя!  - воскликнул Джаред, радостно улыбаясь.  - Ты самая дорогая, самая-самая… Я люблю тебя, Миранда!  - О боже, она сумела очистить его душу, и мучавшая его внутренняя боль исчезла!
        Какое-то время они молча лежали рядом, держа друг друга за руки. Наконец, Миранда спросила:
        - Мы не сможем уехать домой, пока ты не выполнишь свою секретную миссию, да?
        - Да, верно,  - со вздохом ответил Джаред.
        Прошло еще несколько минут, и он вдруг почувствовал влагу на своем плече. Приподнявшись на локте, Джаред заглянул в лицо жены. Она тихонько плакала.
        - Хочешь, я отправлю тебя на «Дрим Витч»?  - неожиданно для себя самого предложил Джаред.  - Судно еще здесь, и оно легко обойдет английские военные корабли, обеспечивающие блокаду.
        - Нет,  - всхлипнула Миранда.  - Мое место рядом с тобой, Джаред. И я буду рядом с тобой везде. Мы вместе поедем в Россию. Когда же между Англией и Америкой вновь наступит мир, мы вместе поплывем на Виндсонг. Я очень привязана к дому, но подлинный дом жены там, где находится ее муж, не так ли, любимый?
        - С каждым днем я все больше убеждаюсь, что мне в жены досталась удивительная женщина,  - с улыбкой ответил Джаред.
        Он не решился сказать Миранде о том, что собирался плыть в Россию без нее. Однако разработанный ранее план подразумевал именно такой вариант. Было очевидно, что Джиллиан Аббот  - далеко не единственный человек в Лондоне, шпионивший в пользу Франции. И, учитывая это обстоятельство, Джаред решил объявить, что они с Мирандой по окончании сезона отправятся на лето в Суиндфорд-Холл  - расположенное под Уорчестером поместье Адриана. А затем, после короткого пребывания там, Джаред тайно уедет, оставив жену на попечение хозяина  - лорду Суинфорду все объяснят в официальном письме за подписью военного министра лорда Палмерстона. Письмо это он получит своевременно, и в нем будет также содержаться просьба максимально ограничить приемы гостей в поместье и выезды в гости (в качестве предлога можно было использовать естественное желание молодоженов провести наедине первое лето своей совместной жизни). А ранней осенью Джаред должен был вернуться в Англию. Таким образом, план был тщательно разработан, и менять в нем что-либо было бы весьма затруднительно.

        Глава 8

        Репутация Джареда Данхема как очень удачливого человека в очередной раз подтвердилась на последнем балу сезона в «Олмаке». Правда, там удача улыбнулась не ему самому, а его жене. Джаред и Миранда вместе и по отдельности несколько часов подряд болтали с друзьями, танцевали и пили прохладительные напитки. Вполне естественно, что оба немного устали. И вот, выпив очередной бокал лимонада, Миранда отправилась в дамскую комнату, чтобы припудрить носик. Присев там на отгороженный шелковый ширмой стульчик, она стала свидетельницей весьма необычного разговора. Беседовали две женщины, вошедшие сразу же после нее; и, судя по звуку, они плотно закрыли за собой дверь.
        - Я уж начала думать, что нам никогда не удастся вырваться,  - сказала одна по-французски.
        - И я,  - также по-французски ответила вторая, в которой Миранда по голосу узнала Джиллиан Аббот.  - А у меня для вас есть ценная информация.
        - Насколько ценная?
        - В два раза дороже, чем вы платили мне до сих пор.
        - Где гарантия, что ваши сведения того стоят?
        - Поверьте, они очень ценные. Главное,  - я убеждена в их достоверности,  - с некоторым раздражением ответила Джиллиан.
        - Вам срочно понадобились деньги? Почему именно сейчас?
        - Что ж, судите сами,  - пробурчала Джиллиан.  - Аббот  - на последнем издыхании. Как только он умрет, титул перейдет к его племяннику и женушке этого племянника, лицо которой похоже на лошадиную морду. А мне останется лишь вдовий домик в Нортумберленде. Вся недвижимость моего мужа входит в майорат и, следовательно, наследуется вместе с титулом. Мне не достанется ни пенни! Конечно, можно было бы попытаться снова выйти замуж за знатного и богатого мужчину, но разве в Нортумберленде такого найдешь? А оставить за мной несколько комнат в лондонском доме не согласится новый лорд Аббот. Сам-то он, может, и разрешил бы мне остаться, но его уродливая жена этого точно не допустит. Таким образом, мне придется самой позаботиться о жилье в Лондоне, а это, как вы понимаете, стоит немалых денег,  - добавила леди Аббот.
        - Даже и не знаю…  - пробормотала ее собеседница.
        - Я уверена в источнике, как в самой себе  - он вполне надежен,  - продолжила Джиллиан.  - Это мой любовник лорд Данхем. Он американец и близкий друг Генри Темпла.
        - Лорд Данхем  - ваш любовник? Хм… это очень хорошо для нас. Я готова заплатить двойную цену за вашу информацию. Но имейте в виду: если она окажется ложной или малозначительной, вы должны будете вернуть мне деньги.  - Послышался шорох банкнот.  - Не обязательно было так тщательно пересчитывать их, моя дорогая,  - сказала французская шпионка с укоризной в голосе.  - Разве я вас когда-нибудь обманывала?
        - Ах, не сердитесь…  - пробормотала леди Аббот.
        Миранда осторожно наклонилась и, посмотрев в узкую щель между ширмой и деревянной балкой, увидела Джиллиан Аббот, засовывавшую под разрез лифа бархатный кошель. Стоявшая рядом с ней женщина оказалась молодой симпатичной брюнеткой в скроенном по последней моде платье из красного шелка.
        - А теперь  - ваша информация, мадам,  - сказала она.
        - Америка объявляет войну Англии,  - тихо проговорила Джиллиан.
        - О, император ждет этой новости!  - радостно воскликнула француженка.
        - Я же говорила, что она очень ценная,  - с самодовольной улыбкой ответила Джиллиан.  - Знаете, меня всегда поражало, что Наполеон использует в качестве шпионов женщин.
        Француженка засмеялась.
        - В этом нет ничего необычного,  - сказала она.  - Еще у Екатерины Медичи, жены Генриха Второго, была группа женщин, известная как «Летучий эскадрон». И эти дамы занималась сбором нужных королеве сведений.
        - Англичане никогда не пойдут на что-либо подобное,  - заметила Джиллиан.
        - Это правда,  - согласилась француженка, криво усмехнувшись.  - Англичанки шпионят только ради собственной выгоды! Однако нам пора идти, мадам, а то, не дай бог, кто-нибудь отправится нас разыскивать. Адье!
        - Адье!  - ответила Джиллиан, и Миранда услышала, как дверь открылась, а затем вновь закрылась.
        Снова прильнув к щелке, Миранда убедилась в том, что в дамской комнате, кроме нее, никого не было. Выбравшись из своего укрытия, она поспешила вернуться в зал, чтобы разыскать Джареда. Тот стоял рядом с лордом Палмерстоном, и они о чем-то оживленно беседовали. Увидев Миранду, Палмерстон тепло улыбнулся и проговорил:
        - Мадам, вы вновь затмеваете красотой всех остальных дам.
        - И даже леди Коупер?  - с невинным видом поинтересовалась Миранда, которая, конечно же, знала, что прекрасная Эмили являлась любовницей лорда Палмерстона.
        - О боже, помоги мне! Я оказался в положении Париса с его дурацким яблоком,  - произнес Генри Темпл.
        - Но в данном случае Парису не так уж сложно рассудить: я  - самая красивая американка в этом зале, а леди Коупер  - самая красивая англичанка,  - с улыбкой сказала Миранда.
        - Да вы прирожденный дипломат, мадам!  - усмехнулся военный министр.
        - Обязанности шпионки я исполняю не менее успешно, сэр. Скажите, кто та леди в красном? Вон та миниатюрная брюнетка, которая танцует сейчас с лордом Элвенли?
        Лорд Палмерстон посмотрел в указанном направлении.
        - Это графиня Марианна де Буше, жена первого секретаря швейцарского посольства.
        - А кроме того, французская шпионка, которой леди Аббот передает собранную ею информацию,  - проговорила Миранда.  - Я только что была в дамской комнате, куда пришли и они. Моего присутствия они не заметили и, думая, что находятся там одни, разговаривали, не опасаясь посторонних ушей, правда по-французски. Но я владею французским, поэтому все поняла.
        - Так вот в чем дело, будь я проклят!  - воскликнул лорд Палмерстон.  - Это женщина! Неудивительно, что мы не могли поймать ни одного французского шпиона. Женщина! За всем этим стояла женщина! Да, конечно же, cherchez la femme[5 - Ищите женщину (фр.).]! Они же сами так говорят! Вы оказали нам неоценимую услугу, леди Данхем! Я этого не забуду, даю слово.
        - А что с ними теперь будет?
        - Графиню отошлют домой. Она жена дипломата, и мы ничего не можем предпринять против нее  - лишь сообщим швейцарскому послу о недружественной деятельности этой дамы.
        - А с Джиллиан Аббот?
        - Она будет сослана на каторгу,  - ответил Палмерстон.
        Миранда побледнела.
        - А что же вы скажете ее мужу?
        - Лорд Аббот умер. Он скончался сегодня вечером, как только его жена уехала на бал. После его похорон мы без лишнего шума арестуем эту женщину, и ее отсутствие на светских мероприятиях будет воспринято как дань трауру. А потом о ней просто забудут. Все близкие родственники Джиллиан давно умерли, а детей у нее нет. Что же касается мужчин, которые были ее любовниками, то, откровенно говоря, моя дорогая, я очень сомневаюсь, что они будут сильно переживать из-за ее исчезновения. А уж их жены и подавно. Мы тоже будем хранить молчание. Нет никакой необходимости чернить память покойного лорда Аббота и компрометировать его наследника.
        - Но ссылка на каторгу!..
        - В данном случае закон ограничивает наш выбор: либо каторга, либо виселица.
        - По мне… так лучше быть повешенной,  - пробормотала Миранда.  - Я почти уверена, что и леди Аббот думает так же.
        - Видите ли, повешенье  - это публичное мероприятие,  - с усмешкой ответил лорд Палмерстон.  - А нам лишний шум сейчас совсем не нужен. Поэтому леди Аббот будет приговорена к пожизненной ссылке на каторгу. Но ее отправят не в обычную каторжную тюрьму, а в нашу новую колонию, которая создается на землях Австралии. Там она будет продана в рабство на семь лет, а по прошествии этого срока сможет делать все, что захочет. Но только в Австралии. Права уехать оттуда она будет лишена до конца жизни.
        - Бедная женщина…  - со вздохом пробормотала Миранда.
        - Не стоит жалеть ее, дорогая. Она не заслуживает этого. Джиллиан Аббот предала свою страну и сделала это исключительно ради денег.
        - Но в течение семи лет она будет рабыней…  - с дрожью в голосе сказала Миранда.  - Я в принципе против рабства.
        - Я тоже,  - ответил лорд Палмерстон.  - Но в случае леди Аббот это единственно правильное решение.

        Переживания Миранды из-за леди Аббот оказались напрасными. Джиллиан каким-то образом стало известно, что ее собираются арестовать, и она сбежала из Англии. Возможно, кто-то из ее любовников, узнав о приговоре, пожалел ее и вовремя предупредил. В день похорон лорда Аббота офицеры королевской стражи не отходили от закутанной в черное вдовы, имея приказ арестовать ее по возвращении домой. Однако же, когда была снята траурная вуаль, под ней была не Джиллиан Аббот, а актриса одного из лондонских театров. Узнав, что оказалась вовлеченной в преступление, мисс Миллисент Марло залилась слезами и рассказала все, что ей было известно.
        Мисс Марло, игравшую в труппе знаменитого мистера Кина, два дня назад нанял на роль безутешной вдовы некий господин, которого она ранее никогда не видела. Когда стало очевидно, что насмерть перепуганная девушка говорила правду, ее отпустили и послали за горничной леди Джиллиан по фамилии Петерс. Оказалось, впрочем, что и горничная исчезла. Шум решили не поднимать, и крайне довольный этим новый лорд Аббот стал рассказывать всем, что жена его покойного дядюшки уехала в Нортумберленд, где намерена жить во вдовьем доме в течение всего годичного траура, ни с кем не общаясь.
        Вскоре после этого Джаред и Миранда Данхемы закрыли дом на Девон-сквер и перебрались в расположенное в окрестностях Уорчестера поместье Суинфорд-Холл.
        Переезд занял несколько дней, но путешествовали они весьма комфортно  - в огромной карете, специально сконструированной для длительных поездок. При этом у них имелись две запасные лошади, которые скакали рядом с каретой под присмотром конюхов. Иногда Джаред и Миранда использовали этих лошадей, чтобы размяться, немного проехав. Занимавшийся организацией переезда Роджер Брамвелл предусмотрел буквально все, в том числе наметил и лучшие постоялые дворы и гостиницы, в которых можно было остановиться во время пути. В общем, поездка оказалась весьма приятной, и эти несколько дней, проведенные с мужем среди живописных пейзажей, доставили Миранде истинное удовольствие. Английские пейзажи казались особенно милыми еще и из-за того, что вскоре им предстояло уехать в далекую, неведомую Россию.
        Суинфорд-Холл встретил их чудесным воздухом, впитавшим в себя густые ароматы трав и цветов, покрывавших окрестные луга. Особняк же представлял собой здание ранней елизаветинской эпохи в форме буквы Е. Построен он был из бледно-розового кирпича, однако в значительной своей части казался темно-зеленым из-за бурно вьющегося по стенам плюща.
        Карета въехала через кирпичную арку с коваными железными воротами. Распахнувший ворота привратник приветствовал гостей широкой добродушной улыбкой, а стоявшая рядом с ним полненькая жена сделала легкий реверанс. Далее они покатили по ухоженной аллее, вдоль которой росли высоченные дубы, и вскоре увидели стоявший чуть в стороне от центральной аллеи симпатичный вдовий домик, который, судя по всему, уже не пустовал.
        - Похоже, вдовствующая леди Суинфорд успела перебраться в свою новую резиденцию,  - с улыбкой заметила Миранда.  - Вот уж не думала, что моя сестричка так быстро добьется этого.
        - А я нисколько в этом не сомневался,  - ответил Джаред.  - На самом деле она такая же упрямая, как и ты, моя дорогая, но из-за ангельской внешности все принимают ее за послушную девочку.
        - Что вы такое говорите, сэр?! Разве я не самая послушная женщина на свете?
        - О да, ты очень послушная и ни с кем не споришь,  - тотчас согласился Джаред.  - Но ты послушна только тогда, когда все делается так, как тебе хочется,  - добавил он вполголоса.
        - Ах ты негодник!  - воскликнула Миранда.  - Но в этом ты сам мало чем отличаешься от меня!
        - Совершенно верно, дорогая. Поэтому мы, черт побери, так подходим друг другу.
        Все еще продолжая смеяться, они подъехали к парадному крыльцу, на котором их уже встречали хозяин с хозяйкой. Сестры обнялись и расцеловались. Затем Миранда, сделав шаг назад, внимательно оглядела сиявшую от радости Манди.
        - Похоже, замужество пошло тебе на пользу,  - заключила она.
        - Беру пример со старшей сестры,  - в тон ответила Аманда.
        Миранде и Джареду тотчас же отвели несколько прекрасных комнат, из окон которых они могли любоваться видом пологих уэльских холмов, расположенных к востоку от дома, и огромным садом, разбитым с южной стороны вокруг небольшого озера. У Аманды и Адриана продолжался медовый месяц, и им было не до гостей. Поэтому встречались пары только вечером, за ужином. Мать Адриана присоединилась к ним лишь однажды, в самый первый вечер. На следующий день вдовствующая леди Суинфорд уехала в Брайтон, чтобы навестить свою старинную подругу леди Толбойз. Однообразная жизнь, как она объяснила, была для нее слишком скучной и неинтересной.
        Однако Миранда с этим мнением была категорически несогласна: ей в Суинфорд-Холле очень даже нравилось. Но, увы, в конце недели ее ждал неприятный сюрприз. Вернувшись как-то после прогулки, Миранда увидела в отведенных им апартаментах камердинера Митчума, собиравшего вещи ее мужа. Вполне естественно, что она удивилась и поинтересовалась, зачем он это делает.
        - Милорд сказал, что сегодня вечером мы отправляемся в Россию, миледи,  - с невозмутимым видом сообщил высокий строгий камердинер.
        - А Перки об этом сказали? Почему она не упаковывает мои вещи?
        - Я не уверен, что вы едете с нами, миледи,  - ответил внезапно смутившийся Митчум.
        Миранда тут же выбежала из комнаты и бросилась к лестнице. Затем вихрем ворвалась в «зеленую» гостиную, где ее уже поджидали все остальные.
        - Джаред, когда ты собираешься сообщить мне об отъезде?!  - закричала она.  - Или ты хотел уехать, оставив записку? Я думала, что мы поедем вместе!
        Джаред вздохнул и пробормотал:
        - Дорогая, подобные путешествия не для женщин.
        - Но почему?
        - Выслушай меня, дикая кошечка, и постарайся понять. Наполеон вот-вот нападет на Россию. Он уверен, что занятые борьбой между собой Англия и Америка не в состоянии помочь царю. Но мне поручено как можно быстрее добраться до Петербурга и получить подпись царя Александра на секретном соглашении о сотрудничестве между Америкой, Англией и Россией. Мы должны свернуть шею Наполеону. И вместе мы обязательно сделаем это!
        - Почему же я не могу поехать с тобой?!
        - Потому что я должен добраться до Санкт-Петербурга и вернуться обратно до начала русской зимы, Миранда. Видишь ли, холода в России начинаются гораздо раньше, чем в остальной Европе и в Англии. Готовая к отплытию «Дрим Витч» стоит на якоре у побережья. Но мы не можем терять время на подготовку кареты и сборы твоей горничной. Мы поскачем верхом.
        - Я тоже поскачу с вами! И без Перки вполне обойдусь.
        - Нет, Миранда. Ты никогда не сидела в седле более двух-трех часов подряд. А это будет не прогулка. До побережья придется скакать в бешеном темпе. Ты можешь не выдержать. К тому же есть и еще одно обстоятельство, дикая кошечка. Мне нужно, чтобы ты до моего возвращения оставалась с сестрой и Адрианом. Ведь все знают, что мы с тобой вместе уехали в Суинфорд-Холл. Не исключено, что кому-то придет в голову навестить нас. И если ты останешься здесь, то сможешь объяснить гостям, что я болен и не могу выйти из комнаты. Если же в Суинфорд-Холле не окажется нас обоих, это обязательно вызвет лишние разговоры. Ох, любимая, как бы мне хотелось вернуться домой, на Виндсонг! Я хочу разводить лошадей, хочу посылать свои корабли в разные уголки земли и быть уверенным, что они доберутся туда, не подвергаясь опасности. Хочется вплотную заняться продолжением своего рода и воспитывать детей, которые родятся благодаря нашей любви. Но я не могу посвятить себя ни одному из столь нужных и полезных дел, пока в мире царит это безумие!
        - Проклятье!  - в гневе выкрикнула Миранда и топнула ногой.  - Когда именно ты приедешь?  - спросила она через несколько секунд уже совершенно спокойным голосом.
        - Я должен вернуться в Англию к концу октября.
        - Должен вернуться или вернешься?
        - Вернусь!
        - И будет лучше, если ты сдержишь обещание. Иначе мне придется отправиться на поиски!
        Тут Джаред шагнул к жене и крепко прижал ее к себе. Она подняла на него взгляд и замерла, как будто пыталась навсегда запечатлеть его образ.
        - Я вернусь домой, любовь моя. Скоро вернусь,  - прошептал он и с жадностью ее поцеловал.
        А леди Аманда Суинфорд, наблюдавшая за ними из дальнего угла комнаты, в очередной раз подумала о том, что спокойное ровное чувство, которое она испытывала к Адриану, устраивало ее гораздо больше, чем дикая страсть, пронизывавшая отношения Миранды и Джареда. Да, их страстная всепоглощающая любовь могла бы показаться очень красивой со стороны, но она… она так примитивна!
        Тут лорд Суинфорд, словно угадавший мысли молодой жены, подошел к ней и положил руку ей на плечо.
        - Милая, это от того, что они слишком американцы, а мы с тобой слишком англичане,  - сказал он с улыбкой.
        - Да, пожалуй… Наверное, это и есть главная причина,  - тихо ответила Аманда.  - Просто удивительно, что мы с Мирандой настолько разные.
        - И в то же время вы с ней очень похожи. Вам обеим присущи острое чувство справедливости, нетерпимость к лжи и преданность тем, кого вы любите.
        - Да, это так,  - согласилась Аманда.  - Но поскольку я хорошо знаю сестру… Я начинаю беспокоиться. Миранда может стать совершенно невыносимой после отъезда мужа. А я, естественно, в свой медовый месяц рассчитывала совсем на другое.
        - Не думаю…  - возразил Адриан.  - Мне почему-то кажется, что у нас с ней не будет особых проблем.

        Уже в первые же дни после отъезда Джареда стало ясно, что Адриан был прав. Аманда же, со страхом ожидавшая от сестры внезапных вспышек гнева и непредсказуемых выходок, не переставала удивляться. Миранда держала себя в руках и была даже более тихой и задумчивой, чем обычно. А о том, каково ей было сдерживаться, могла догадываться разве что Перки, обнаруживавшая каждое утро насквозь мокрую от слез подушку хозяйки.

        Прошел август, приближался к концу сентябрь, а англо-американский посланник лорд Джаред Данхем все еще оставался при русском дворе, ожидая ответа царя Александра. Наполеон объявил войну России, и его армия стремительно продвигалась к Москве. Однако царь никак не мог решиться открыто вступить в союз с Англией, главным врагом Бонапарта. Англия же находилась в состоянии войны с Америкой, и потому очень странным казалось царю предложение заключить тройственный союз против Франции. После долгих раздумий он решил отложить принятие окончательного решения. Однако лорда Данхема уведомить об этом забыли, и тот продолжал ждать, с каждым днем все больше опасаясь, что его миссия закончится провалом. Беспокоили и сообщения из Англии. Лорд Палмерстон сообщал, что представители английского и американского правительств, стремившиеся к установлению мира между своими странами, считали, что Джаред должен оставаться в Санкт-Петербурге до тех пор, пока царь не примет решение по поводу антифранцузского альянса с Англией и Америкой. Лорд Палмерстон писал также, что в Лондоне понимали опасность слухов, которые могли бы
возникнуть в лондонском обществе в связи с его, Джареда, долгим отсутствием на светских мероприятиях. Поэтому было решено воспользоваться поразительным сходством Джареда и его брата Джонатана. Джонатану предстояло преодолеть английскую блокаду, добраться до берегов Британии и занять место брата в лондонском обществе. Посчитали, что при правильном его поведении подмены никто не заметит.
        Джаред печально улыбнулся и подошел к окну гостевого домика, предоставленного ему на время пребывания в Петербурге. Домик этот, представлявший собой шедевр архитектуры, входил в ансамбль грандиозного дворца  - резиденции русских царей. Он находился в углу окружающего дворец сада, на берегу реки Невы, протекавшей через центр Санкт-Петербурга. Из окна открывался чудесный вид на эту реку, вдоль обоих берегов которой располагались величественные особняки самых богатых и влиятельных лиц Российской империи. Кроме того, в распоряжение Джареда были предоставлены две служанки  - горничная и кухарка. Эти далеко не первой молодости женщины изъяснялись по-французски, но с таким чудовищным акцентом, что Джаред понимал их с большим трудом. Впрочем, ему это и не требовалось. Он вполне обходился услугами Митчума, поскольку в светскую жизнь российской столицы вовлечен не был и в развлечениях местной знати участия не принимал.
        И вот сейчас, глядя в окно гостевого домика, Джаред Данхем вдруг почувствовал себя ужасно одиноким, отрезанным от всего остального мира. В голове вновь замелькали мучившие его в последнее время непростые вопросы. Не слишком ли большую цену приходится ему платить за свои идеалы? Какого черта он делает в этой России, вдали от Миранды и Виндсонга? А Наполеон уже в Москве! Его путь туда был отмечен огнем пожарищ. Русские крестьяне оказались настоящими патриотами. Они поджигали свои поля, чтобы урожай не достался французам. Но что они будут делать зимой? Россию ждал голод?
        Тяжело вздохнув, Джаред посмотрел на Неву, покрывшуюся блестевшим на солнце льдом. В Англии еще осень в разгаре, а здесь, в Санкт-Петербурге, уже настоящая зима. Он невольно вздрогнул, представив Миранду в этой холодной стране. В Англии ей, конечно же, лучше. Но, о боже, как он скучал по ней!

        Миранда стояла у кровати, разглядывая спавшего в ней мужчину. Было совсем раннее утро, и блеклое солнце едва освещало спальню, однако она сразу поняла, что перед ней не муж. Судя по сходству с Джаредом, это скорее всего, был его брат Джонатан Данхем. Но как он мог оказаться в Англии? И почему подстрижен точно так же, как Джаред? Тут ритм дыхания мужчины изменился, и Миранда поняла, что странный гость проснулся.
        - Доброе утро, Джо,  - сказала она.
        - Как ты догадалась, что это я, а не он?  - спросил Джонатан, не открывая глаз.
        Миранда тихо засмеялась и присела на край кровати.
        - Джаред никогда не бывает таким усталым,  - сказала она.  - Особенно если долго не видел меня. Почему ты подстригся?
        - Чтобы стать еще более похожим на Джареда Данхема, дорогая.
        - А ты собирался рассказать мне о своем перевоплощении? Или лорд Палмерстон решил, что я обознаюсь?
        - Я должен был рассказать тебе в том случае, если ты все поймешь.
        - А если бы не поняла?
        - Тогда бы я ничего не сказал.
        - И как же далеко вы намеревались зайти, сэр?  - поинтересовалась Миранда.
        Джонатан помедлил с ответом. Наконец произнес:
        - Честно говоря, я думал, что ты уже находишься в положении. Это было бы решением проблемы.
        - Да, конечно!  - воскликнула Миранда.  - А где Джаред?
        - По-прежнему в Санкт-Петербурге. Похоже, он застрял там на всю зиму. Царь никак не может решить, подписывать договор об альянсе или нет. А миссия Джареда должна оставаться секретной, поскольку он не имеет официальных полномочий ни от американского правительства, ни от английского. Но Джаред довольно известная в Лондоне личность, поэтому он не может надолго исчезнуть. К тому же все убеждены: пока идет эта проклятая война, Данхемы не смогут покинуть Англию и вернуться на Виндсонг. В общем, кто-то должен был стать Джаредом.
        - А как к этому отнеслась твоя жена? Одобрила маскарад?  - спросила Миранда довольно резким тоном.
        Снова воцарилось молчание, на сей раз очень долгое. Наконец, тяжело вздохнув, Джонатан произнес:
        - Чарити умерла.
        - Что?!  - в ужасе воскликнула Миранда.
        - Моя жена утонула этим летом, катаясь на лодке. Чарити же выросла на полуострове Кейп-Код и обожала море. Плавать на небольшой лодке  - это было ее любимое занятие, и некоторые в наших краях считали подобное занятие весьма эксцентричным. Но она садилась в свою лодку при первой же возможности. И управлялась с ней как заправский моряк. Но в тот раз неожиданно налетел сильнейший шквал. Лодку разбило о скалы, а через семь дней на берег выбросило тело Чарити.  - Голос Джонатана дрогнул и сделался совсем хриплым.  - Теперь, все думают, что я отправился на китобойный промысел, чтобы отвлечься от горя.
        - А дети?
        - Остались с моими родителями.
        - Ах, Джо, прости меня! Мне ужасно жаль!  - воскликнула Миранда.
        Джо взял ее руку в свою и легонько сжал.
        - Первый шок уже прошел, Миранда. Я свыкся с мыслью, что Чарити уже нет с нами. Пока не уверен, что смогу жить без нее. Но знаю, что должен  - дети нуждаются во мне.  - Он грустно улыбнулся.  - Если бы я мог заменить Джареда в Санкт-Петербурге, я бы, конечно, поехал туда. Но я всегда был послушным сыном, не представляющим жизни вне родного города. Это Джаред  - любитель приключений и мастер на выдумки. А о дипломатии я и подавно не имею ни малейшего представления. Вот и получается, что единственное, чем я могу помочь,  - это дурачить свет, выдавая себя за брата, пока он не вернется. Ты должна мне помочь в этом.
        - Хорошо. Уверена, что ты справишься, Джо. Я расскажу тебе все, что ты должен знать. В Лондон мы вернемся только после Нового года, так что время у нас есть.
        - А как насчет твоей сестры и ее мужа? Следует рассказать им?
        - Нет, не надо. Чем меньше людей будут знать о том, что ты не Джаред, тем лучше. Кроме того, тебе представляется отличная возможность проверить себя. Если ты сумеешь одурачить Аманду и Адриана, то и всех остальных проведешь.  - Тут Миранда вдруг положила его руки себе на плечи и, чуть запрокинув голову, сказала:  - Целуй меня! Скорее же!  - Она привлекла Джонатана к себе.
        В этот момент дверь открылась, и Перкинс, вошедшая в спальню, замерла у порога с широко раскрытыми глазами.
        - О боже!..  - воскликнула она.
        Джо с Мирандой тотчас разомкнули объятия и посмотрели на горничную. Перкинс с облегчением вздохнула и восторженно закричала:
        - О, милорд, вы вернулись!
        - Как видишь, Перки,  - потягиваясь, произнес Джо.  - А ты, как я вижу, за время моего отсутствия разучилась стучаться. Мы позвоним, когда ты нам понадобишься.  - Он повернулся к Миранде, вновь обнял ее и страстно поцеловал.
        Дверь за горничной закрылась, однако Джонатан Данхем не ослабил объятий. Его губы снова прикоснулись к губам Миранды, но на сей раз он целовал ее очень нежно и долго. Опомнился Джонатан, лишь сообразив, что Миранда вся дрожала; по щекам же ее ручьями катились слезы.
        - О, черт, прости меня, Миранда!  - воскликнул Джо.  - Не знаю, что на меня нашло.  - Он заглянул ей в лицо и бережно, по-родственному, обнял.  - Я погружен в свое собственное горе, но прекрасно понимаю, как сильно ты скучаешь по нему.
        - Вы с ним и целуетесь по-разному,  - пробормотала Миранда через несколько минут.
        Джонатан рассмеялся и сказал:
        - Да, нам когда-то говорили об этом. Но поверь, это больше никогда не повториться. Даю слово, Миранда. Я забылся… и оскорбил тебя. Искренне раскаиваюсь. Честное слово! Ты простишь меня, дорогая?
        - Я не чувствую себя оскорбленной, Джо. Могу только сожалеть о том, что я не Чарити. Ведь я понимаю, что ты целовал не меня, а ее. Если бы она умерла в результате болезни, у тебя хотя бы была возможность сказать ей последнее прости. Но она погибла неожиданно, и ты не мог даже попрощаться с ней. Это очень больно, я знаю.
        - Ты необычайно умна для своего возраста. Кажется, я начинаю понимать, почему Джаред влюбился в тебя без памяти.
        - А мне кажется, что нам пора позвонить Перки. Кстати, откуда ты знаешь ее прозвище?
        - Лорд Палмерстон сказал. Он всегда все продумывает до мельчайших деталей. Между прочим, в качестве своего нового камердинера я привел одного из его людей. Всем остальным мы скажем, что Митчума переманил другой джентльмен, сделав ему более выгодное предложение, а его место займет Коннорс.
        - Очень хорошо.  - Миранда протянула руку и дернула за сонетку.  - Я распоряжусь, чтобы на ночь нам принесли еще одно одеяло. Мы свернем его и положим между нами, чтобы была видна граница, которую нельзя нарушать.
        - Я могу спать вон на том диванчике,  - предложил Джонатан.
        - Да, только твои длинные ноги будут свешиваться, а полы у нас очень холодные. Не бойся, Джо, я не стану тебя соблазнять,  - добавила Миранда с усмешкой.
        Она встала с кровати, села за туалетный столик и начала расчесывать свои длинные волосы.
        В дверь постучали, и в комнату вновь вошла Перкинс, которая принесла поднос с рассчитанным на двоих завтраком.
        - Доброе утро, милорд. Доброе утро, миледи.  - Горничная поставила поднос на столик возле камина.  - Коннорс спрашивает, будете ли вы принимать ванну, милорд? Как жаль, что Митчум ушел от нас.
        - Скажи Коннорсу, чтобы приготовил ванну после завтрака.
        - Хорошо, сэр,  - произнесла Перкинс, делая реверанс. И тут же вышла из комнаты.
        Джонатан подошел к столику и начал поднимать крышки со стоявших на подносе блюд.
        - О боже, копченая сельдь. Брр!..  - Его даже передернуло.
        - Джаред любит копченую селедку,  - пояснила Миранда.
        - А я терпеть не могу.
        - Придется привыкать, Джо. Кстати, твой голос похож на голос Джареда, но ты слегка гнусавишь, как все уроженцы Новой Англии. Так что и над акцентом тебе придется поработать.
        Подобные советы Миранда давала ему в течение нескольких последующих недель, и вскоре Джонатан начал ощущать себя скорее Джаредом, чем самим собой.
        Аманда и ее муж подмены не заметили, но поначалу Джонатану было довольно трудно исполнять роль брата в их присутствии. Помогала Миранда, поведение которой, как обычно и с Джаредом, представляло гремучую смесь из проявлений страстной любви и демонстрации полной независимости. Эта игра шла на пользу и душевному состоянию Джонатана. Боль от потери Чарити стала утихать, и в нем постепенно начал просыпаться прежний мужчина.
        Им обоим нравилась жизнь в поместье. Миранда обожала прогулки верхом и совершала их регулярно, за исключением тех дней, когда стояла совсем уже ненастная погода. Джонатан часто сопровождал ее. Отъехав подальше от Суинфорд-Холла, они могли разговаривать обо всем совершенно свободно, не опасаясь чужих ушей. Из рассказов Джонатана Миранда многое узнала о детстве Джареда и о бабушке Саре Лайтбоди, благодаря доброте и мудрости которой он сумел освободиться от упрямого и безжалостного отца.
        - Я не помню, чтобы в сознательном возрасте брат хоть как-то проявлял свои чувства,  - говорил Джо,  - но когда бабушка умерла… О, Джаред рыдал как ребенок.
        Вскоре вернувшаяся из Брайтона вдовствующая леди Суинфорд приняла Джонатана-Джареда безоговорочно и была прямо-таки очарована им.
        - У твоего мужа, Миранда, прекрасные манеры!  - то и дело восклицала она.  - К тому же он очаровательный мужчина. Да-да, чертовски очаровательный!
        Несмотря на довольно теплую погоду, приближался первый месяц зимы, и уже начали поговаривать о Рождестве и о том, что перед ним будут две заслуживающие внимания семейные даты: полгода семейной жизни Аманды и Адриана и год со дня свадьбы Миранды и Джареда. А шестого декабря, в день первой годовщины венчания лорда и леди Данхемов, в Суинфорд-Холле был торжественный прием, на который решили пригласить побольше гостей. А также устроили танцы. И так уж получилось, что самым знатным из гостей оказался бывший поклонник Аманды герцог Уитли.
        Дариус Эдмунд, герцог Уитли, был высоким мужчиной около сорока лет, с чуть тронутыми ранней сединой каштановыми волосами и безукоризненными манерами. Одевался же он безупречно. И вообще, считался ценителем всего красивого и был страстным собирателем произведений искусства. Возможно, его ухаживания за Амандой являлись следствием этого увлечения. Дариус дважды был женат, и обе его жены были очаровательными женщинами и имели безупречную родословную. Но, к сожалению, обе скончались, не успев родить ему детей.
        Красота Аманды возбудила его воображение настолько, что он решился сделать ей предложение, невзирая на ее сомнительную национальную принадлежность. Отказ  - да еще в пользу всего лишь баронета!  - произвел на герцога Уитли обескураживающее впечатление. Однако он принял удар судьбы с присущими ему достоинством и тактом. К счастью, никто из лондонцев, кроме членов его семьи, не узнал о предложении и о неожиданной реакции молоденькой янки. Члены же ее семьи оказались людьми весьма благоразумными, и поэтому никто не узнал об этом необычном конфузе. Все это позволило герцогу принять сейчас приглашение Суинфордов. Ему давно уже хотелось побывать в Суинфорд-Холле, чтобы взглянуть на сестру-двойняшку леди Суинфорд, о которой много слышал в Лондоне. Сам он ее не помнил, но его младший брат Кит, который был с ней знаком, отзывался о леди Данхем исключительно в восторженных тонах. «Редкой красоты женщина!  - восклицал он.  - И, что еще более удивительно, на редкость умна!»
        В том, что брат его не обманывал, Дариус Эдмунд убедился, уже стоя в очереди гостей, приветствовавших хозяев Суинфорд-Холла. Все время, пока продолжалась эта официальная процедура, герцог не сводил глаз с Миранды и думал только о том, почему не замечал раньше эту очаровательную женщину. Он был так восхищен, что даже не стал этого скрывать, когда настала его очередь приподнять руку Миранды и прикоснуться к ней губами.
        - Леди Данхем,  - пробормотал он,  - поверьте, я поражен вашей красотой. Вы обязательно должны обещать мне танец. И надеюсь, вы станете моей дамой во время ужина.
        - Вы оказываете мне честь, ваша светлость,  - ответила Миранда довольно холодно.  - Что ж, танец, безусловно, за мной. Третий вальс у меня свободен. Но что касается ужина… Ничего обещать не могу.
        - Понимаю, что должен быть удовлетворен и этим, миледи. Но предупреждаю: я приложу все усилия, чтобы уговорить вас стать моей дамой во время ужина,  - ответил герцог.
        - Что ж, постараюсь быть начеку,  - улыбнулась Миранда.
        Дариус Эдмунд отошел в угол зала, откуда продолжил наблюдение за леди Данхем. Впечатление чего-то воздушного и неземного усиливало платье Миранды, сшитое из двух слоев шелка: темно-лилового нижнего и верхнего тоже лилового, но более светлого. Плечевое соединение и кромки рукавов-буфф были в классическом греческом стиле прошиты золотым зигзагом. А глубокое, в соответствии с модой, декольте позволяло герцогу Уитли составить довольно точное представление о безукоризненных пропорциях груди леди Данхем. Природную красоту этой женщины подчеркивали прекрасно подобранные драгоценности. Шею украшало ожерелье из аметистов, окруженных крупными жемчужинами; причем все аметисты были правильной овальной формы, за исключением центрального, самого крупного и напоминавшего звезду. В таком же стиле были выполнены серьги, браслет и кольцо, которое украшал аметист также в форме звезды. Но самые великолепные камни украшали голову Миранды: два необычайно крупных аметиста сияли точно две пурпурные звезды в свете ее чудесных серебристых волос.
        «Ах, эти волосы!..»  - мысленно воскликнул герцог. Отливающие серебром, они были разделены прямым пробором и уложены сзади в шиньон, часть которого спускалась на грациозную шею. И было непонятно, каким образом удалось достичь в ее прическе сочетания абсолютной воздушности и безукоризненно правильной укладки. Прическа Миранды окончательно поразила сердце герцога, тем более что ему не нравилась последняя мода, диктовавшая довольно короткие стрижки (этой моде и следовали почти все молодые леди, присутствовавшие в зале).
        - Дариус, мой милый мальчик!  - раздался женский голос, отвлекший его от созерцания красавицы.
        Герцог с неохотой повернулся и увидел леди Грэнтхэм, лучезарно улыбавшуюся подругу своей матери, полноватую пожилую женщину в тюрбане. Он приветливо ей улыбнулся и, галантно поклонившись, поднес к губам ее руку, после чего пробормотал необходимые приветствия.
        - Как хорошо, что я застала тебя в одиночестве, мой мальчик,  - тихонько хихикая, затараторила леди Грэнтхэм.  - Пойдем-ка, малыш, я познакомлю тебя со своей племянницей, приехавшей погостить у меня перед своим первым сезоном в Лондоне.
        «О боже, еще один цыпленок, только что оторвавшийся от школьной скамьи»,  - с раздражением подумал Дариус. Делать, однако, было нечего, и следующие полчаса герцогу пришлось провести в обществе леди Грэнтхэм и ее едва оперившейся племянницы. Но не успели прозвучать первые аккорды третьего вальса, как он бросился к Миранде, а затем закружил ее по паркету.
        - Побойтесь Бога, ваша светлость!  - воскликнула она со смехом.  - Вы что, решили сегодня пренебречь правилами хорошего тона?
        - Мне не обязательно соблюдать правила. Ведь я  - Уитли, представитель одного из самых старых аристократических родов Англии! А вы, мадам, видит Бог, просто восхитительны! И почему я не сделал вам предложение в прошлом году?
        - Возможно, потому, что вы меня просто не заметили,  - весело ответила Миранда.
        - Должно быть, я ослеп на какое-то время,  - сказал герцог, качая головой.
        Весело болтая, Миранда, тем не менее, все больше раздражалась из-за тех ужасных обстоятельств, в которых оказалась. Ведь сегодня  - первая годовщина ее свадьбы! Ей бы отмечать ее в родном Виндсонге, рядом с человеком, которого она любит, а вместо этого танцует с любвеобильным герцогом. При этом роль любимого мужа исполняет ее деверь. Злость вскружила ей голову, и вдруг захотелось сделать что-нибудь безрассудное и порочное. Если этот проклятый англо-американский союз Джареду дороже их свадьбы, то почему она должна быть вечно ждущей его верной женой? Еще неизвестно, чем он там занимается при русском дворе!
        Когда танец закончился, Миранда взяла герцога под руку и сказала:
        - Пожалуй, я разрешу вам быть моим кавалером на ужине, ваша светлость.
        - Миледи, я польщен,  - пробормотал герцог, все еще не веривший в свалившуюся на него удачу. И он почтительно поцеловал руку Миранды, затянутую лиловой перчаткой.
        Миранда же, по мере того как усиливалось ее раздражение, становилась все более обаятельной и все более активно флиртовала. Однако Джонатан, с которым она танцевала последний перед ужином танец, удивил ее, выразив крайнее неодобрение.
        - Вы ведете себя так, мадам, что все присутствующие здесь мужчины уже начинают задумываться о более близких отношениях с вами.
        - Ты мне не муж,  - тихо проговорила Миранда.  - Какое тебе дело до того, как я себя веду?
        - Но все вокруг считают, что я Джаред,  - со злостью прошептал Джо.
        - Иди к черту, дорогой,  - пробурчала Миранда.
        - Теперь-то я понимаю, почему Джаред называл тебя дикой кошкой,  - сказал его старший брат.  - Веди себя прилично, черт побери! Иначе потом придется просить прощения.
        - Ненавижу тебя,  - процедила Миранда сквозь зубы.  - Ненавижу за то, что ты не Джаред! Джаред должен быть сейчас здесь, со мной, а не в этом чертовым Санкт-Петербурге!
        - Пожалуйста, не надо,  - тихо сказал Джонатан, начиная понимать причины ее гнева.  - Не надо, дорогая. Это не поможет. И поверь мне, а я знаю своего брата, ему сейчас так же одиноко, как и тебе.
        Танец закончился, и перед ними тут же появился герцог, горевший желанием воспользоваться полученным обещанием относительно ужина. Мужчины раскланялись друг с другом, и Джо произнес:
        - Мое почтение, ваша светлость.
        - Милорд, я буду счастлив составить компанию вашей очаровательной жене на время ужина,  - проговорил в ответ герцог.  - Именно такую леди я хотел бы сделать своей герцогиней! Она красива и очень сообразительна  - редкое в женщине сочетание!
        - Полностью с вами согласен, ваша светлость. Так что я счастливейший из мужей.  - Снова поклонившись, Джонатан отошел в сторону.
        Столовая Суинфорд-Холла превратилась на этот вечер в настоящий храм чревоугодия. Длинный стол из красного дерева был застелен белоснежной скатертью из дамасского шелка, украшенной вышитыми в ирландском стиле изображениями корзиночек с цветами. А по всей длине стола через равные промежутки стояли шесть серебряных канделябров с шестью огромными восковыми свечами в каждом. Между ними были расставлены пять ваз с выращенными в теплицах поместья розовыми, красными и белыми розами, украшенные декоративными листьями и ветками остролиста. В самом центре же стола возвышалась большая, заполненная розами и декоративными растениями корзина, искусно сделанная из серебра. Обширное меню открывали два телячьих бока, запеченные на каменной соли; они возвышались на огромных блюдах. А рядом с ними располагались блюда чуть поменьше с запеченными в розмариновых веточках бараньими окороками. На двух серебряных тарелках возлежали жареные молочные поросята, державшие во рту яблоки. Кроме этого, в качестве основных блюд предлагались нашпигованная гвоздикой ветчина, зажаренный с фруктами гусь, огромный шотландский лосось в
желе, а также осетрина, устрицы, лобстеры и жареная камбала. Помимо основных блюд, имелись тарелки с закусками и гарнирами, и в качестве таковых предлагалось рагу из зайца плюс отварные угорь и карп. Вместе с тем на овальных тарелках из веджвудского фарфора лежали куропатки, перепела, брюссельская капуста, суфле из картофеля, а также оладьи с яблоками и абрикосами. Несколько серебряных блюд были заполнены перьями лука латука, шалотом и редисом.
        В массивный буфет из красного дерева поставили десерты: тут в серебряных тарелках на ножках лежали миндальные чизкейки, тортинки и фруктовые пирожные. Рядом с ними стояли глубокие блюда с заварным кремом, песочными и фруктовыми пирожными, грушами в воздушной меренге, печеными яблоками и слоеными кексами с кофейным кремом. Подносы многоярусной серебряной фруктовницы были заполнены различными фруктами, покрытыми сахарной корочкой розового, зеленого или белого цвета.
        Миранда из всего этого изобилия отведала только небольшой кусочек ростбифа с кровью, салат и картофельное суфле. Зато тарелка Дариуса была переполнена. Сначала он взял изрядный кусок говядины, примерно такой же кусок молочного поросенка и перепелку. Затем, немного подумав, добавил к этому брюссельской капусты и небольшого лобстера. Миранда с удивлением наблюдала, как герцог все это ел; когда же дело дошло до десерта, то его светлость успевал проглатывать содержимое трех ложек, пока она возилась с одной. Дегустацию блюд герцог чередовал с поглощением шампанского, но в этом Миранда мало ему уступала  - старалась таким образом унять рвавшееся наружу раздражение. Шампанское в конце концов сделало свое дело: голова у Миранды пошла кругом, и теперь она уже без стеснения принимала ухаживания сидевшего рядом кавалера. Более того, Миранда то и дело хихикала и порой весьма двусмысленно отвечала на его шутки. Все это еще больше воодушевило разгоряченного возлияниями герцога, явно решившего, что он хоть и упустил возможность сделать эту красавицу своей женой, но зато заполучить ее в качестве любовницы ему
ничто не помешает.
        - Не прогуляться ли нам в оранжерею, дорогая?  - предложил он.  - Я слышал, что у вас здесь выращивают чудесные розы.
        - Я тоже… об этом слышала,  - пробормотала Миранда, поднимаясь со стула. При этом она покачнулась и захихикала.  - Только боюсь, сэр, я опьянела от этого шампанского.
        Дариус Эдмунд наклонился и быстро поцеловал ее в обнаженное плечо.
        - Лишь самую малость, мой ангел. Прогулка как раз и поможет вам проветриться.
        Пройдя через столовую и главный зал, они вскоре оказались в застекленной оранжерее. Миранда с трудом передвигала ноги, голова же у нее кружилась все сильнее. От теплого и влажного воздуха оранжереи ей стало еще хуже, однако было приятно ощущать обнимавшую ее мужскую руку. Прошло уже так много времени с тех пор, как Джаред уехал от нее… Сегодня первая годовщина ее свадьбы, а у нее никого нет!
        Дариус Эдмунд завел Миранду в заросли высоких растений и усадил на оказавшуюся там красивую скамейку с железной основой и белыми деревянными перекладинами. Тяжелый неподвижный воздух был заполнен ароматами роз, гардений и лилий, и Миранда, вдыхавшая этот воздух, начала терять чувство реальности.
        - Я буквально околдован вами,  - донесся будто издалека грудной голос Дариуса Эдмунда.  - Вы прекраснее всех женщин, которых я встречал! Я знаю, что американцы предпочитают прямоту, поэтому буду с вами откровенен. Я предлагаю вам стать моей любовницей.  - Не дав ей до конца понять смысл сказанного, герцог Уитли поцеловал Миранду в губы, затем стянул с плеч лиловый шелк платья и прильнул губами к ее груди.  - О, дорогая, любимая…  - сбивчиво шептал он.  - Я обожаю тебя.
        - Вам не повезло, сэр. Она ведь моя жена,  - внезапно раздался мужской голос.
        Дариус Эдмунд тотчас вскочил на ноги. Ему в лицо с невозмутимым видом смотрел высокий и элегантный лорд Данхем.
        - Вы, конечно, потребуете сатисфакцию?  - с трудом пробормотал герцог.
        Миранда же сидела, откинувшись на спинку скамейки. Она находилась в полубессознательном состоянии, и в голове ее одна за другой проносились сбивчивые мысли: «Герцог меня обнимал и целовал?.. Да. И вдруг появился Джонатан. Зачем?.. Только все испортил. А может, я просто сплю? И какое мне дело до этих двух мужчин?..»
        - Мне не хотелось бы, чтобы мое доброе имя или имя лорда Суинфорда упомянались в каком-либо скандале, ваша светлость,  - проговорил Джонатан.  - Поскольку же, кроме меня, иных свидетелей произошедшего не было, я предлагаю считать инцидент исчерпанным. Однако позволю себе дать вам совет: в дальнейшем держитесь как можно дальше от моей жены.
        Дариус Эдмунд щелкнул каблуками, коротко кивнул американцу и покинул оранжерею. А Джонатан внимательно посмотрел на Миранду, и ему вдруг стало ужасно жаль ее. Он поправил на ней платье, заботливо прикрывая грудь и вдыхая исходивший от нее запах шампанского. Затем сокрушенно покачал головой, подумав о том, каково ей будет завтра утром, когда она проснется. Миранда почти не протестовала, когда он подхватил ее на руки. Джонатан быстро вышел из оранжереи, затем со своей ношей также быстро пересек холл, поднялся по лестнице и вошел в спальню. Гости были заняты танцами и прочими развлечениями, и его, к счастью, никто не заметил.
        - О боже, милорд! С ней все в порядке?!  - воскликнула Перкинс, поджидавшая их в спальне.
        - Боюсь, Перки, твоя хозяйка слишком увлеклась шампанским, а она не столь привычна к нему, чтобы проводить такие эксперименты,  - проворчал Джонатан.  - Утром ее измучает головная боль. Раздень-ка ее. А я тебе помогу.
        Вдвоем им удалось снять с Миранды платье и прочую одежду довольно быстро. Потом Перкинс побежала за ночной рубашкой хозяйки, а Джонатан остался сидеть у кровати, не в силах оторвать взгляд от лежавшей перед ним в бессознательном состоянии обнаженной женщины. Так уж вышло, что полностью нагую женщину он видел сейчас в первый раз в своей жизни. Чарити всегда настаивала на том, чтобы любовью они занимались только в полной темноте, а в гардеробную, когда она переодевалась, вход ему был категорически запрещен.
        И вот теперь Джонатан ласкал прекрасное тело Миранды… но только взглядом. Наконец, не выдержав, он провел по теплой шелковистой коже кончиками пальцев  - и вздрогнул от этого своего прикосновения. Сколько ночей Джонатан уже спит с ней в одной постели! Сколько еще будет спать! И ожидается, что он будет равнодушен? Думают, что он святой?
        Внезапно осознав, что его ладонь медленно скользит по бедру Миранды, Джонатан отдернул руку, будто обжегся. Черт побери, он не должен позволять себе ничего подобного! Но боже, как хороши ее маленькие груди! И как же ему хотелось уткнуться в них лицом… и забыть обо всем на свете.
        Тут вернулась Перкинс, и он помог ей надеть на Миранду ночную рубашку из тончайшего шелка. Затем Перки поудобнее устроила голову хозяйки на подушке, а Джонатан старательно укутал «жену» одеялом. Когда горничная ушла, он несколько минут стоял у кровати, глядя на лежавшую в ней женщину, потом резко развернулся и стремительно вышел из спальни.
        Спустившись в зал, Джонатан постарался затеряться в нем и успокоиться. Но там, среди феерического веселья все дышало искушениями и соблазнами, которым он, будучи в представлении всех присутствующих Джаредом, не имел права поддаться. Бальный зал был заполнен хорошенькими женщинами в платьях с весьма смелыми декольте, которые то и дело вольно или невольно оказывались непосредственно перед его глазами. Ноздри приятно щекотали возбуждающие ароматы духов, напоминающие то о свежести лаванды и экзотической розы, то о пряном запахе левкоев, то о нежности туберозы. К ним примешивались едва уловимые ускользающие запахи лесного мха, папоротника и мускуса. Стиснув зубы, Джонатан уворачивался от прикосновений обнаженных женских рук и отводил взгляд от мило взъерошенных локонов, сияющих глаз, кокетливо опущенных ресниц и томных улыбок.
        Где-то через час этих мучений Джонатан вдруг заметил какое-то движение у пальмы, стоявшей в кадке возле самого выхода. Оказалось, то были страстно обнимавшиеся Аманда и Адриан. А в момент, когда Джонатан направился к ним, рука Адриана скользнула по спине жены, остановившись на ее ягодицах, и он еще крепче прижал к себе Аманду. Джонатан поспешно отвел глаза и пошел наверх.
        В спальне, однако, найти убежище от соблазнов было еще тяжелее. Сбросившая одеяло Миранда лежала в самом центре кровати. Подол ее ночной рубашки задрался до пояса, и первое, что увидел Джонатан, были ее аппетитные ягодицы. Он поспешил уйти в гардеробную, где разделся и прилег на диванчик, надеясь хоть немного вздремнуть. Дождь все сильнее барабанил по оконному стеклу и черепичной крыше, а где-то вдали звучали раскаты грома. Джонатану вспомнилась старинная присказка, услышанная когда-то от бабушки Данхем: «зимний гром  - дьявольский гром». Он хмыкнул, и в этот момент сверкнула молния, а от раздавшегося тут же удара грома, казалось, содрогнулся весь дом.
        - Джаред!..  - послышался отчаянный крик.  - Джаред, Джаред!..  - звала Миранда.
        Джонатан поднялся с диванчика, тихо вошел в спальню и замер, пораженный видом Миранды. Вытянув перед собой руки, она сидела на кровати с закрытыми глазами, однако по ее бледным щекам непрерывно катились слезы. Новый раскат грома заставил ее вздрогнуть, и она снова закричала:
        - Джаред, где ты?! О, прошу тебя, приди ко мне!
        Джонатан присел на кровать и обнял ее.
        - Я здесь, дикая кошечка, я здесь,  - прошептал он.  - Не плачь, моя милая, твой Джаред с тобой.
        Не переставая всхлипывать, Миранда доверчиво прижалась мокрой щекой к его груди. Джонатан непроизвольно притронулся к ее чудесным волосам, струившимся серебристым дождем, и начал их поглаживать. Желание овладеть ею нарастало, приобретая характер болезненной потребности.
        - Люби меня, Джаред,  - тихо, но настойчиво попросила Миранда.  - Как много времени прошло с тех пор, как ты любил меня в последний раз, мой дорогой!
        Она нежно коснулась его груди, и Джонатан невольно вздрогнул.
        - О, Миранда!..  - воскликнул он, и в тот же миг новая вспышка молнии осветила комнату жутким голубоватым светом. Однако Джонатан успел заметить, что глаза Миранды по-прежнему были закрыты.
        Оглушительный раскат грома раздался где-то совсем рядом, и Миранда в испуге прижалась к нему еще крепче.
        - О, Джаред,  - закричала она,  - я обещаю стать такой женой, какую ты хочешь! Только больше не покидай меня! Пожалуйста, Джаред, любимый мой, пожалуйста!..
        Тут Миранда вдруг откинулась на спину, увлекая Джонатан за собой. «Неужели я собираюсь заниматься любовью с женой своего брата?»  - промелькнуло у него. Но уже в следующее мгновение неодолимое желание обладать этой сереброволосой нимфой вытеснило все остальные мысли, и он уже не мог противиться желанию, мучившему его последние дни, не мог… да и не хотел.
        Его губы нашли ее полуоткрытый рот, и он с жадностью впился поцелуем в губы Миранды. А затем Джонатан принялся покрывать поцелуями ее мокрые от слез щеки и веки по-прежнему закрытых глаз. При этом он поглаживал ладонями ее прекрасное тело, стараясь не пропустить ни одного углубления. Миранда же страстно вздыхала, когда Джонатан прикасался к ней. Ему хотелось как можно дольше заниматься этими исследованиями, но она не оставила ему выбора. Внезапно заворочавшись под ним, Миранда высвободила руки, а еще через мгновение Джонатан почувствовал, как ее изящные пальчики обхватили его восставшую плоть. И эти ее ласковые прикосновения вызвали у него такой всплеск страсти, что он уже никак не смог сдержаться. На мгновение отстранившись от Миранды, Джонатан раздвинул ее ноги и стремительно вошел в нее.
        - О, Джаред…  - простонала она.  - О, мой любимый, наконец-то!..
        Они занимались любовью под гулкие раскаты грома. Вспышки молний время от времени освещали спальню неестественным жутким светом, а затем их вновь окружала непроницаемая тьма. Миранда, охваченная дикой страстью, отдавалась ему самозабвенно, но Джонатан, конечно же, понимал, что отдавалась она не ему, а Джареду. И за все это время Миранда ни разу не открыла глаза. Подумав об этом, Джонатан вдруг понял, что она и не видела его. Нестерпимая тоска по Джареду, страх из-за внезапно разразившейся грозы, а также выпитое шампанское сыграли с Мирандой злую шутку. Она не сознавала, что делала, а он, Джонатан, этим воспользовался! Проклятье, он соблазнил жену родного брата! И теперь угрызения совести были столь же сильны, как и охватившая его недавно страсть.
        Джонатан хотел немедленно встать с кровати, но на его груди лежала голова Миранды, трогательно свернувшейся калачиком, и он боялся потревожить ее. Натянув на нее одеяло, Джонатан обнял ее и замер с открытыми глазами, прислушиваясь к шуму дождя. Раскатов грома уже не было слышно. Вскоре перестали мелькать и отдаленные вспышки молний. Но ветер продолжал завывать с прежней силой, и было ясно, что он лучше всяких слуг выметет к утру остатки листьев с дорожек сада. Миранда что-то пробормотала во сне, и Джонатан поспешил переложить свою руку так, чтобы она ей не мешала. «О, Небеса! О, бедная Миранда!  - мысленно восклицал он.  - Что же я наделал?!» Оставалось лишь утешаться тем, что она, возможно, ничего не вспомнит утром. А что? Ведь Миранда была почти без сознания… Слабое утешение, но все же…
        Минута проходила за минутой. Потом прошел час, затем  - второй. Плечо сильно затекло. И становилось холодно, несмотря на одеяло. Однако комната уже начала заполняться серым светом, предвещавшим скорое наступление нового дня. Да и воробьи за окном приступили к своей бесконечной веселой перебранке.
        - Это ведь был ты, а не Джаред, не так ли?  - неожиданно раздался женский голос.
        - Миранда, я…  - Джонатан умолк, не зная, что лучше: обмануть или сразу признаться в своем преступлении.
        - Благодарю тебя, Джо!
        Эти ее слова совершенно сбили его с толку. Он ждал гневных обвинений, слез, проклятий, но благодарность?..
        - Да, Джо, я очень тебе благодарна.
        - Н-не п-понимаю… за что,  - пробормотал Джонатан.
        - Я благодарю тебя за то, что ты занялся со мной любовью.
        - О боже, Миранда! Что ты за женщина?..
        - На самом деле не такая уж ужасная, как ты сейчас думаешь,  - мягко ответила она.  - Не знаю, сумеешь ли ты понять, что со мной произошло, но я не думала, что произошедшее вчера было в реальности. А когда сегодня утром проснулась без платья в твоих объятиях… В общем, стало ясно, что тот чудесный сон, который мне приснился, был вовсе не сон.
        - Но Миранда… О боже! Как мне просить тебя о прощении? Я ведь воспользовался тем, что ты испугалась грозы и выпила слишком много шампанского. Я позволил своей разыгравшейся похоти взять верх над разумом! Мне ужасно стыдно, и я…
        - Конечно, ты сделал это  - какие могут быть сомнения?  - перебила Миранда и, как ему показалось, усмехнулась.  - Ты в постели не очень-то похож на своего брата,  - добавила она, еще больше смутив Джонатана.  - Джаред более опытен, чем ты. И более внимателен.
        - Черт побери, Миранда! Я не считаю подобные темы подходящими для обсуждения!
        - Глупости!  - тут же ответила она.  - Мы не только можем, но и должны обсуждать подобные темы, если хотим, чтобы успешно продолжался наш маскарад. Но нам не удастся это сделать, если ты будешь стесняться меня. О, Джо, вина за то, что произошло этой ночью, она и на мне. Я ужасно много выпила, хотя знаю, что шампанское ударяет мне в голову. И я вовсю флиртовала с Дариусом Эдмундом. В общем, словно обезумела.
        - Но почему? Ведь у тебя же есть все, что надо человеку.
        - Не совсем все, мой дорогой Джо…  - Миранда тихо засмеялась.
        - Ох, не надо об этом…  - пробормотал шокированный Джонатан.
        - Ах, Джо, неужели Чарити порой не дулась на тебя за то, что ты не уделял ей по ночам достаточного внимания? Или ты из тех идеальных мужчин, которые всегда делают то, что хочется их женам?
        - Черт побери, Миранда! Ты начала разговор… непристойный для женщины!
        - Ты так считаешь? А между тем мы не прожили с твоим братом и года, когда он уехал от меня! Мне нет никакого дела до политики и Бонапарта! Я хочу быть рядом со своим мужем! Хочу вернуться домой, в Виндсонг!
        - Если бы ты, не ослушалась Джареда, не поплыла в Англию без него, ему бы не пришлось приезжать сюда,  - резонно ответил Джонатан.  - И тогда лорд Палмерстон не заставил бы его выполнять эту секретную миссию.
        - Джаред мог отказать лорду Палмерстону! Он мне очень нужен, Джо. А этой ночью мне нужно было быть любимой.
        - А что если в эту ночь ты забеременела?  - неожиданно спросил Джонатан.
        - Этого не произошло. Успокойся, Джо.
        - Ты не можешь быть абсолютно уверена, Миранда.
        - Могу. Потому что я уже беременна.
        - Что?!
        - Мне кажется, это произошло в последнюю ночь, когда мы были вместе перед его отъездом в Санкт-Петербург,  - сказала Миранда.  - Так что мой малютка появится на свет весной. И этому не сможет помешать никакой Бонапарт. Будем надеяться, что и папочка малыша будет к тому времени рядом с нами и поприветствует своего первенца.
        - Боже правый… Получается, что я совершил еще более тяжкий грех,  - со вздохом проговорил Джонатан.  - Мало того, что я овладел женой брата, так я овладел ею во время ее беременности!
        Миранда громко рассмеялась.
        - Странный ты человек, Джо,  - сказала она.  - Сначала ты переживал по поводу того, что, возможно, сделал меня беременной, а теперь расстраиваешься из-за того, что не сделал.  - Однако Джонатану было не до смеха, и Миранда поняла это.  - Так вот, послушай, что я тебе скажу,  - продолжила она.  - Не только я была вчера не в себе, но и ты тоже. Да-да, ты находился в таком же состоянии. Чарити умерла пять месяцев назад. И если мне вчера нужен был мужчина, то тебе в неменьшей степени нужна была женщина. Нет-нет, я вовсе не хочу сказать, что мы поступили правильно. Более того, я считаю, что это ни в коем случае не должно повториться. Но, Джо, я точно знаю: именно вчера мы были очень нужны друг другу.  - Миранда погладила его по плечу.  - А ты понимаешь, что еще вчера произошло? Ты же прекратил воздержание, связанное с трауром по твоей жене. Жизнь продолжается! И ты готов к новой жизни!
        - Но Джаред…
        - Джаред не узнает об этом. Нам, может быть, и станет легче, если мы решим ему рассказать. Но будет ли это справедливо по отношению к нему? То, что произошло этой ночью, больше никогда не случится, ведь так, Джо?
        - Не случится.
        - Тогда зачем же ему знать, что два самых дорогих для него на свете человека оказались самыми обычными людьми и проявили слабость? И знаешь, Джо, я думаю, что тебе следует завести любовницу. Поверь, никто здесь не воспримет это как что-то порочное. К тому же очень скоро я объявлю о том, что беременна. Легкий разврат сейчас моден в свете, и джентльмену отнюдь не возбраняется иметь любовницу.
        - Господи, Миранда, неужели ты также откровенно говоришь о подобных вещах с моим братом?
        - Конечно,  - ни секунды не задумываясь, ответила она.  - Только заводить любовницу я ему, естественно, не советую. А если я узнаю, что таковая имеется,  - просто-напросто вырву ему сердце.
        Джонатан невольно усмехнулся.
        - Имея такую жену, Джаред едва ли может почувствовать нужду в связах на стороне.
        - Так вот, Джо, я действительно думаю, что тебе следует как можно быстрее найти подругу. Нам с тобой будет легче поддерживать прежние отношения, если ты не будешь возбуждаться в моем присутствии. Не надо так смотреть на меня. Женщины тоже живые люди со своими потребностями.
        - Закрой-ка глаза,  - сказал Джонатан неожиданно.
        - Зачем?  - удивилась Миранда.
        - Я хочу встать и одеться.
        - У тебя нет ничего такого, чего бы я уже не видела,  - с веселой улыбкой произнесла Миранда.
        - Закрой глаза!  - прорычал Джо.
        - О боже!.. Ладно, хорошо.  - Она с демонстративной стыдливостью отвернулась и прикрыла глаза ладонью. Когда же Джонатан опрометью бросился в гардеробную, все-таки не смогла удержаться от смеха.
        «А ведь Джареду в жены досталась удивительная женщина,  - внезапно подумал его старший брат.  - Какая житейская мудрость в столь юном возрасте! И произошедшее этой ночью она сумела очень правильно разъяснить. А какая в ней неудержимая страсть!»  - Тут Джонатан энергично помотал головой, отгоняя подобные мысли. Однако он твердо решил последовать совету Миранды и подыскать себе любовницу.

        Глава 9

        Сын Миранды Данхем родился, спу стя шесть минут после полуночи 13 апреля 1813 года. Подсчеты молодой мамы и доктора сходились на том, что ребенок появился на свет на две с половиной недели раньше положенного срока. Но младенец был здоровым, живым и веселым. Лондонский бальный сезон тогда был в самом разгаре, а сохранявшаяся мода на широкие платья с завышенной талией позволяла Миранде появляться в обществе чуть ли ни до самого дня родов. Но доктор, не одобрявший такую активность, именно ее считал причиной преждевременных родов.
        - Глупости!  - отрезала Миранда, услышав такое заключение.  - Мы с моим малышом в отличной форме, а это важнее ваших расчетов!
        Доктору оставалось лишь покачать головой и направиться к другой своей пациентке. А вот молодая леди Суинфорд с большим вниманием относилась к советам доктора. Хотя родить ей предстояло в конце июня, леди Аманда приняла решение отказаться от светских мероприятий с марта, что вполне соответствовало рекомендациям медицинской науки. Однако сейчас обе сестры хихикали над замечаниями доктора и, к ужасу специально обученной няни, периодически распеленывали младенца и любовались им. Они с любопытством разглядывали крошечные ножки, ручки и волосики, которые явно обещали стать темными и густыми, а также совсем маленькие пальчики, на которых уже имелись ноготки, и миниатюрные гениталии. То, что у этого крошечного существа все было, как у взрослого человека, почему-то вызывало у них особый восторг и умиление.
        - Как ты собираешься его назвать?  - спросила Аманда, когда ее племяннику исполнилась неделя.
        - Если ты не против, я хотела бы назвать его в честь папы,  - ответила Миранда.
        - Бог мой, с чего это я должна быть против? Ведь Томас  - это наследственное имя Данхемов. А мы с Адрианом решили, что если родится мальчик, то назовем его Эдвардом. А если девочка  - Клариссой. Но как Джаред относится к твоему решению?
        - Джаред?.. Ах, да! Конечно, он согласен. Малыш будет Томасом. Хочу попросить Адриана стать его крестным отцом. А старший брат Джареда пусть будет вторым крестным. К сожалению, Джонатан сейчас не может приехать из Америки… А ты согласна стать крестной мамой Томаса?
        - С великой радостью, дорогая! А ты будешь крестной моего малютки?
        - Конечно, Манди!  - весело воскликнула Миранда.
        Томас Джонатан Адриан Данхем был крещен в середине мая в небольшой церкви одной из деревушек, входивших в поместье Суинфорд-Холл. Что же касается Джареда, то о нем лорд Палмерстон пока что ничего не сообщал. Более того, на светских мероприятиях, когда присутствовали и он, и Миранда, военный министр старательно избегал общения с ней. А попросить его любовницу леди Коупер разузнать что-либо Миранда тоже не могла, поскольку считалось, что о своих секретных делах лорд Палмерстон с ней не говорил, скорее всего так и было. Такое положение ужасно угнетало Миранду, ведь Джаред даже не подозревал о существовании малыша. Да-да, он ничего не знал, а она родила ему сильного и красивого сына! Конечно же, она постоянно думала о Джареде, и ее воображение, подпитываемое нервозностью, рисовало самые ужасные картины. Миранда прекрасно знала, что ее муж до свадьбы был отнюдь не затворником. Так разве не логично было бы предположить, что сейчас, вдали от нее, он завел себе любовницу? И временами она живо представляла обнаженного Джареда, лежащего на какой-то женщине. В такие минуты ее обуревал бессильный гнев,
который затем выплескивался рыданиями. Другая пользовалась тем, что по праву принадлежало ей, Миранде! «А может, этого вовсе нет?»  - иногда думала она. И тогда Миранда начинала плакать из-за того, что сомневалась в своем муже, а затем от злости на него, ведь он оказался больше патриотом, чем семьянином.
        Если бы ее мысли мог слышать Джаред, они несомненно обрадовали бы его и скрасили его скучную жизнь. Перед Новым годом он был объявлен гостем царя, в результате чего получил новое место жительства  - двухкомнатные апартаменты на территории Петропавловской крепости. Официально перемещение в крепость было представлено как знак особой заботы о его безопасности. Однако покидать свое новое жилище ему не разрешалось, не говоря уж об отъезде из России. Де-факто Джаред оказался в положении узника, и это ужасно раздражало его. Мысли о сближении с какой бы то ни было женщиной ему в этой ситуации даже не приходили в голову. Единственной женщиной, о которой Джаред постоянно вспоминал, была Миранда. Именно он сделал ее настоящей женщиной, именно его любовь дала ей уверенность в собственных силах. Но было совершенно ясно, что такой женщиной, обладавшей умом, и красотой, восхищался не только он…
        В душе Джареда нарастала бессильная злоба. И все сильнее терзала ревность. А что если в голову сатира Принни, оказавшегося у кормила власти, придет мысль соблазнить Миранду? Сможет ли она противостоять ему? Да и захочет ли? Следовало признать: несмотря на свою тучность, принц-регент был весьма обворожительный мужчина, вполне способный вскружить голову женщине. Проклятье! Он убьет ублюдка, если тот посмеет хотя бы прикоснуться к Миранде! О, Миранда… При всем своем уме она ужасно наивная и неопытная в житейских делах. Она видит только то, что хочет видеть, и поэтому многое может ускользнуть от ее внимания. Милая!.. Любимая!..
        Не в силах справиться с волнением Джаред Данхем вскочил со стула и принялся расхаживать по комнате из угла в угол, называя себя последним болваном. Проклятье, ну почему он уехал от молодой жены?!
        Будто в пику его мрачному настроению этот зимний день в Санкт-Петербурге выдался на редкость погожим и ясным. Сквозь стекло и ажурную решетку окон Джаред видел девственно-голубое небо. А яркое солнце, отражаясь в мириадах кристалликов снега, вспыхивало то на крышах домов, то на луковичных куполах церквей. Лед на Неве сделался не менее прочным, чем гранитные берега, и местные аристократы устраивали гонки, носясь по реке в санях с головокружительной скоростью. Джаред мысленно представил цокот конских копыт, выбивающих пригоршни блестящих ледяных осколков, а также крики погонщиков и свист зрителей. Однако в том замкнутом мирке, где он сейчас находился, услышать можно было лишь звуки, производимые им самим или Митчумом.
        Джаред мысленно перенесся в Лондон. Там как раз начинался новый бальный сезон. Интересно, трудно ли было его брату, жителю Новой Англии, внезапно превратиться в утонченного англо-американского лорда? Он усмехнулся, представив сентиментального и простодушного Джонатана в обстановке лондонского света, да еще в роли Джареда Данхема, постоянно привлекающего всеобщее внимание.
        Однако Джонатан, вопреки опасениям брата, в роли богатого янки, имеющего титул английского лорда, чувствовал себе вполне комфортно. Он регулярно посещал клуб и завел любовницу  - симпатичную миниатюрную танцовщицу из лондонской оперной труппы. Будучи в Лондоне, Джонатан ежедневно совершал с Адрианом верховые прогулки, а также занимался боксом в весьма престижном гимнастическом зале Джексона, успев уже и в этом добиться определенных успехов. Кроме того, он возил свою маленькую танцовщицу всюду, где джентльмену было прилично появляться с любовницей. Перед отъездом Данхемов и Суинфордов в Уорчестер Джонатан тепло распрощался со своей подругой, подарив ей весьма эффектное ожерелье, серьги и браслет с голубыми бразильскими аметистами. Продолжать с ней знакомство он не собирался и частенько хмыкал, представляя, что произойдет, если она когда-нибудь случайно встретиться с Джаредом.
        Лето и осень Джонатан и Миранда, как и в прошлом году, собирались провести в Суинфорд-Холле. Малютке Тому была отведена прекрасная светлая комната, специально оборудованная в расчете на скорое появление его кузена или кузины (Аманда не уставала всех уверять, что малыши будут похожи, точно близнецы). Для наследника Виндсонга был подобран целый штат нянечек и кормилиц, строго соблюдавших выработанные наукой предписания, и потому Миранда видела своего ребенка всего два раза в сутки: утром, когда все просыпались, и вечером, когда младенца укладывали на ночь.
        Джонатан проводил много времени вне дома, и Миранда с удивлением узнала, что он, не афишируя это, помогал одной молодой вдове, с которой познакомился прошлой зимой. Госпожа Энн Боуэн была дочерью викария суинфордского прихода, погибшего два года назад. В восемнадцать лет она вышла замуж за младшего сына местного сквайра Роберта Боуэна. Его родственники были против этого брака. Они считали, что Роберту следовало подыскать в жены состоятельную наследницу, а не дочь бедного священника, поэтому не выделили ему ни пенни.
        К счастью, ранее семья сквайра не жалела денег на обучение своих отпрысков, и Роберт ко времени женитьбы был довольно образованным человеком и открыл школу, в которой стал за небольшую плату учить местных детишек читать и писать. Отец Энн был вдовцом, поэтому Роберт и Энн жили с ним в его доме. Крыша над головой у молодых супругов, таким образом, имелась, а Энн тщательно ухаживала за садом у дома, поставляя к семейному столу фрукты и овощи. Так что небольшого заработка Роберта им вполне хватало. В принципе жизнь их вполне устраивала, и они не уставали благодарить Бога за поддержку. Тем более что Он послал им двух очаровательных детишек: мальчика и девочку.
        Так они прожили десять лет, но внезапно эту идиллию разрушило несчастье. Примерно за год до знакомства Джонатана с Энн Боуэн викарий с зятем, возвращавшиеся в погожий осенний денек домой после дневных трудов, погибли под колесами неизвестно откуда вылетевшей кареты. Позже выяснилось следующее: ехавшая из Уорчестера в Лондон, эта почтовая карета, управляемая напившимся до беспамятства кучером, съехала с дороги и сильно накренилась. Испуганные лошади пустились вскачь и насмерть затоптали оказавшихся на их пути людей. От скорой расправы пьяницу-кучера спасли только решительные действия ехавших в карете пассажиров (сбежавшиеся со всей округи люди, очень любившие своего пастора и доброго учителя, готовы были растерзать его на месте).
        Для Энн Боуэн тот день стал, конечно же, самым ужасным в ее жизни. Она потеряла сразу и мужа, и отца и осталась одна с двумя детьми без каких-либо средств, а в ближайшей перспективе и без крыши над головой. И если бы не доброта лорда Суинфорда, принявшего близко к сердцу эту трагедию, то несчастную женщину, без сомнения, ждал бы работный дом. Когда приехал новый викарий, то молодой владелец поместья разрешил Энн безо всякой арендной платы жить в принадлежавшем ему добротном каменном доме на окраине деревни. Более того, он предварительно распорядился, чтобы дом отремонтировали. Пенсию Энн он назначить не мог, но позаботился о том, чтобы женщине и ее детям регулярно доставляли молоко и масло с его маслобойни. Миссис Боуэн разбила возле дома огород, а также завела несколько уток и гусей, так что голодная смерть этой маленькой семье больше не грозила.
        Однако были другие проблемы  - ведь дети росли. Джону-Роберту уже исполнилось одиннадцать, и пора было подумать о его образовании. Энн хотелось, чтобы он, как и его отец, окончил школу в Харроу. Мальчик готов был ехать, но для этого требовались деньги. Кроме того, уже следовало подумать и о будущем Мэри-Энн. Воспитывалась она совсем не так, как будущая жена простого фермера. А чтобы претендовать на более достойного жениха требовалось приданое, которого у Мэри-Энн, конечно же, не было. Отчаявшись что-либо придумать, Энн обратилась за помощью к родственникам мужа, но получила решительный отказ. Она очень любила своих детей, поэтому, смирив гордость, решила попробовать еще раз.
        - Для себя я ничего не прошу,  - молила она родителей Роберта,  - только для детишек. Это же ваш внук и ваша внучка! Я смогла найти им дом, я могу обеспечить их пищей и одеждой, но я не в состоянии найти средства на образование для мальчика и на приданое для девочки!
        Реакция была грубой и жестокой. Родители мужа сказали ей, что не признают брак своего сына, и без каких-либо объяснений указали на дверь. Энн не позволила себе разрыдаться при них. Не сказав больше ни слова, она развернулась и, ничего перед собой не видя, пошла прочь из этого дома.
        - Эй, миссис!  - окликнули ее у самых ворот.  - Обернувшись, Энн увидела женщину, судя по одежде, старшую горничную.  - Я  - Тетчер, горничная молодой миссис,  - шепотом сообщила женщина.  - Моя хозяйка не одобряет отношения к вам сквайра и его жены. Повлиять на них она не может, но хотела бы, чтобы вы взяли это.  - В ладони Энн оказался узелок из льняного носового платка с чем-то довольно тяжелым внутри.  - Моя хозяйка сказала, что хотела бы, чтобы было больше, но это все, что у нее сейчас имеется.  - Сказав это, женщина поспешно удалилась.
        Энн Боуэн развязала льняной носовой платок и обнаружила два золотых соверена. Слезы благодарности к незнакомой благодетельнице брызнули из глаз, и Энн все плакала и плакала все те семь миль, что отделяли дом сквайра от деревни Суинфорд. На следующий день она напомнила своим соседям, что неплохо шьет, и обещала за умеренную плату шить для всех тех, кто хотел бы носить элегантную и модную одежду.
        И так вот, в постоянных заботах о детях, незаметно прошли два года. У Энн не было времени даже задуматься о том, как она одинока. Мысль об этом пришла совершенно неожиданно и вроде бы без особого повода. В тот день котенок Мэри-Энн забрался на яблоню и, мяукая, сидел там, боясь спуститься. Этого котенка девочка принесла домой с месяц назад, и Энн хотела немедленно избавиться от него, ведь котенок еще один рот, явно лишний. Но затем, посмотрев, в глаза дочки, она заявила, что кошка в хозяйстве им, безусловно, пригодится. В жизни малышки Мэри-Энн было так мало радости, пусть порадуется хотя бы котенку!
        - Проклятье…  - пробурчала Энн, глядя на жалобно мяукавший на дереве беловато-серый комочек.  - Как же нам теперь его снять оттуда?
        А стоявшая рядом Мэри-Энн заливалась слезами.
        - Может, я смогу вам чем-то помочь?  - раздался чей-то голос.
        Энн повернулась и увидела только что соскочившего с лошади элегантного мужчину, в котором сразу узнала свояка лорда Суинфорда. Она приветствовала его реверансом.
        - Вы очень добры, милорд, но я не могу допустить, чтобы вы запачкали свою одежду.
        - Чепуха!  - воскликнул Джонатан, ставя ногу на нижнюю ветку яблони. И уже через мгновение он протянул котенка Мэри-Энн.  - Держи-ка, малышка, и впредь повнимательнее следи за этим бесенком.
        Слезы Мэри-Энн мгновенно высохли, и она, прижимая к груди своего любимца, умчалась в дом.
        Энн Боуэн робко улыбнулась спасителю котенка и проговорила:
        - Я так благодарна вам, милорд… Моя дочка ужасно бы расстроилась, если бы с ее котенком что-нибудь случилось.
        - Не стоит благодарности, мэм,  - произнес свояк лорда Суинфорда, галантно кланяясь. Ловко вскочив на лошадь, он тотчас же уехал.
        После этого случая, встречая Энн по воскресениям в церкви, он вежливо кланялся, а затем, уже уходя, приподнимал шляпу и произносил что-нибудь благожелательное и любезное, например  - «всегда к вашим услугам». Его жена всегда присутствовала в церкви вмести с ним, и Энн каждый раз восхищалась красотой леди Данхем. А то, как модно и изящно одевалась леди Миранда… О, ее наряды были предметом тайной зависти Энн Боуэн, и она даже кое-что перенимала у нее для своей работы.
        Однажды, через несколько недель после их первой встречи, лорд Данхем неожиданно остановился у ее дома и поинтересовался здоровьем котенка. Через день это повторилось, а затем он стал подъезжать к стоявшему на краю деревни каменному дому не реже двух раз в неделю, и в какой-то момент Энн вдруг поняла, что ждала этих коротких визитов.
        Время от времени он привозил сладости, и детей, годами не видевших ничего подобного, это приводило в неистовый восторг. Как-то раз, заехав ближе к вечеру, он вручил ей освежеванного и полностью готового к отправке в кастрюлю кролика. Энн пригласила его поужинать вместе с ними из вежливости и почти не сомневалась в отказе. К ее удивлению, лорд Данхем принял приглашение, и Энн на мгновение даже растерялась  - в этом доме она еще никогда не принимала гостей, но вот сейчас…
        Джонатан сидел на стуле у камина и наблюдал, как Энн накрывала на стол. Первым делом она достала из комода белоснежную скатерть с красивым ирландским узором по краям и накрыла ею овальный стол. Со стоявшего в углу уэльского туалетного столика были переставлены оставшийся от ее матери китайский фарфоровый чайник и бледно-зеленые стеклянные бокалы. Затем появилась и другая посуда  - вся тщательно промытая, без единой пылинки и с совершенно целыми ручками. Для украшения стола дети принесли с огорода немного зелени. Скоро забурлило жаркое, и комнату заполнил приятно щекочущий нос аппетитный аромат.
        Дети были в полном восторге. Мясо на своем столе они видели крайне редко. Энн чуть не заплакала, заметив, как засветились их глаза, когда они увидели пышные клецки, приготовленные ею из белой муки, небольшие запасы которой она хранила с особой тщательностью. К жаркому с клецками Энн добавила блюдо с латуком, только что сорванным на огороде, а на десерт испекла яблочный пирог и подала к нему свежие сливки, которые, благодаря лорду Суинфорду, у нее теперь всегда имелись. Джонатан, внимательно наблюдавший за хозяйкой, тотчас заметил румянец, появившийся у нее на щеках. Было очевидно, что ей приятно принимать его и что она даже немного гордилась тем, что сумела так быстро приготовить приличный ужин. А дети с жадностью смотрели на кроличье жаркое… И Джонатан, заметив это, мысленно обругал себя за то, что принял приглашение и невольно съел порцию, которую могли бы съесть эти дети. Сославшись на то, что уже сыт, он переадресовал им предложенную ему добавку.
        Однако то, что было в его тарелке, Джонатан съел с огромным удовольствием. Поварихой Энн оказалась прекрасной, и он обглодал буквально каждую косточку. Она наблюдала за ним с улыбкой; когда же Джонатан заметил это, Энн тихо сказала:
        - Очень приятно вновь увидеть, как едят мужчины.
        - Завтра я принесу вам еще одного кролика,  - пообещал Джонатан.  - Но пообедать с вами не смогу, предупреждаю заранее.
        - Вам не надо ничего приносить. Вы и так были очень добры к нам.
        - В поместье полным-полно кроликов. Таким образом, предложение мое вполне законное. Я не собираюсь заниматься браконьерством, так что не волнуйтесь.
        - Я не имела в… Ах…  - Сообразив, что гость пошутил, Энн залилась румянцем, но быстро сумела преодолеть смущение.  - Я с удовольствием приму от вас еще одного кролика, милорд,  - проговорила она нарочито торжественным тоном.
        Дети к этому времени убежали играть, и Джонатан хотел помочь хозяйке убрать со стола. Однако Энн наотрез отказалась.
        - Вам следует идти, милорд, пока еще достаточно светло. Ну, чтобы вас видели…
        - Зачем кому-то меня видеть?
        Энн вновь залилась краской.
        - Если соседи не увидят, как вы уезжаете, они могут подумать, что вы остались. Прошу прощения за излишнюю осторожность и невежливость, милорд, но я должна думать о своих детях.
        - Да-да, конечно, миссис Боуэн,  - пробормотал Джонатан.  - Это мне следует извиниться за свою недогадливость. Я прекрасно отдохнул у вас сегодня. Честно говоря, мне уже давно не было так хорошо. Было бы верхом неблагодарности в ответ на гостеприимство создать угрозу для вашей репутации.  - Гость поклонился и направился к двери.  - Ваш покорный слуга, мэм.  - Он обернулся, приподнял шляпу  - и ушел.
        Энн вышла во двор и еще какое-то время, тихо вздыхая, смотрела ему вслед. О, если бы нашелся такой же хороший человек, который взял бы ее в жены! Энн прекрасно понимала: если ей представится возможность вновь выйти замуж, она непременно должна ею воспользоваться. Да, благодаря доброте лорда Суинфорда у них было жилье, и они не голодали. Кое-что удавалось заработать и шитьем. Но Джон-Роберт должен был учиться… И следовало подумать о приданом для Мэри-Энн. Увы, нужной суммы Энн никогда не соберет, если, конечно, какая-нибудь добрая фея не подбросит им горшочек с золотом. Помочь мог бы только муж. Но разве сможет она встретить подходящего мужчину здесь, в Суинфорде? А если уедет отсюда, наверняка, окажется в работном доме…
        А Джонатан Данхем, скакавший в клубах пыли, внезапно поймал себя на том, что все время думает об Энн Боуэн. Такая милая и при этом такая мужественная женщина! Она чем-то напоминала Чарити, хотя внешне совсем на нее не походила. Чарити являлась истинной уроженкой Кейп-Кода: была рослой полногрудой девушкой со смеющимися глазами, густыми светло-каштановыми волосами и смуглой от постоянного пребывания на свежем воздухе кожей. А выйдя замуж, она стала типичной американской хозяйкой дома, сильной и работящей, практичной и рассудительной. Энн же была настоящей англичанкой: среднего роста, худощавая, с задумчивыми серыми глазами, бледной кожей и рыжеватыми волосами. К тому же она была очень деликатной и мягкой в общении, но при этом всегда могла проявить силу характера. И только в одном они были схожи  - в безграничной любви к своим детям, готовности к самопожертвованию.
        Джонатану Энн понравилась с самой первой их встречи. Кое-что он узнал о ней от других, кое-что увидел сам, и все это укрепляло зарождавшееся чувство; ему хотелось видеть ее снова и снова. И теперь Джонатан уже подъезжал к задней двери ее дома и после наступления темноты. Однако их отношения по-прежнему оставались чисто дружескими. А после Нового года он со всеми остальными членами семьи уехал в Лондон и вновь увидел Энн только в мае. Но даже из Лондона Джонатан несколько раз присылал детям подарки. Он также договорился с Адрианом о том, чтобы им разрешали кататься на лошадях из конюшен Суинфорд-Холла.
        - Видит Бог, Адриан,  - сказал Джонатан ему,  - эти дети принадлежат дворянскому сословию. Так получилось, что они живут в крайней бедности, но в том, что они не из простолюдинов, нет ни малейшего сомнения. Когда были живы викарий и их отец, у них были собственные лошади. Кроме того, нашим женам сейчас не до верховых прогулок, и конюхам приходится выгуливать их лошадей, чтобы не застоялись. Почему бы не перепоручить эту работу детям Боуэн, доставив заодно им удовольствие?
        - Что-то ты проявляешь повышенный интерес к этим Боуэнам, Джаред. Не нашел ли ты утешение у симпатичной молодой вдовушки, пока Миранда не в состоянии тебя как следует приласкать?  - пошутил в ответ Адриан, но, увидев, как гневно сверкнули глаза собеседника, поспешил добавить:  - Бог с тобой, Джаред! Что я такого сказал?
        - Миссис Боуэн не является моей любовницей, если ты это имел в виду,  - заявил Джонатан.  - Даже странно, что тебе в голову могли прийти подобные мысли о такой женщине, как Энн Боуэн.
        Лорд Адриан Суинфорд посмотрел на свояка с явным удивлением, но ничего не сказал. К тому же Миранда казалась вполне счастливой и никакого беспокойства из-за поведения мужа не проявляла. «Так что было бы глупо вмешиваться в их отношения»,  - подумал Адриан.
        Джонатан вновь встретил Энн Боуэн в первое после возвращения в Суинфорд-Холл воскресение. Выходя из церкви, он увидел ее шедшей под руку с Питером Роджерсом, владельцем местной гостиницы.
        - Мне казалось, что хозяин здешней гостиницы женат,  - тихо сказал Джонатан шагавшему рядом Адриану.
        - Управляющий говорил мне, что миссис Роджерс умерла этой зимой, а Питера с конца прошлого месяца часто видят в обществе миссис Боуэн. Питер неплохой парень, а ей надо вновь выйти замуж, хотя бы из-за детей.
        Внимательно посмотрев на хозяина гостиницы, Джонатан почувствовал, что закипает от ярости. Раздражало уже то, что этот мужлан смотрел на Энн, как на клубничный пирог, который он намеревается проглотить. Маленькие глазки Роджерса то и дело останавливались на аппетитной груди спутницы, и при каждом таком взгляде он облизывал языком свои толстые губы. Джонатан с большим удовольствием врезал бы ему по физиономии, но сделать это, конечно же, не мог. Весь следующий день он думал о Питере Роджерсе и об Энн, а к вечеру не выдержал: когда стало смеркаться, поскакал к дому на окраине деревни. Спешившись, Джонатан сразу постучал.
        Глаза Энн, тотчас же открывшей дверь, смотрели настороженно.
        - Милорд, вы?..
        - Энн, вы одна?
        - Да, милорд.
        - А дети?
        - Они уже давно спят, милорд. Пожалуйста, зайдите в дом. А то в свете фонаря над дверью вы как на ладони.
        Джонатан переступил порог, прикрыл за собой дверь и спросил:
        - Вы собираетесь замуж за Питера Роджерса?
        - Да, если он сделает мне предложение,  - спокойно ответила Энн.
        - Но зачем?
        - У меня двое детей, милорд, а одинокой женщине справиться со всем очень тяжело. У меня нет денег, нет родных, а родственники моего покойного мужа и пальцем не шевельнут, чтобы помочь мне. Я знаю это наверняка, поскольку, преодолев гордость, просила его родителей помочь хотя бы внукам. Я просто обязана выйти замуж, а в деревне нет никого, кто соответствовал бы моему общественному положению. Так что же мне теперь делать? А мистер Роджерс  - честолюбивый человек, для него престижно иметь такую жену, как я. Если он сделает мне предложение, я приму его, поставив два условия: он должен будет выделить средства на учебу моего сына и обеспечить приданым мою дочь.
        - Вы собираетесь продать себя этой свинье только потому, что вам нужны деньги?!  - изумился Джонатан.  - Если дело в деньгах, я заплачу больше!  - прорычал он, прижимая Энн к себе и целуя.
        Джонатан целовал ее страстно и жадно. Целовал до тех пор, пока Энн не прекратила сопротивляться и, глухо застонав, вдруг сделалась мягкой и податливой. Тогда он подхватил ее на руки и отнес в маленькую спальню. Он любил ее не спеша, позволяя себе и ей наслаждаться каждым движением и каждой лаской, любил осторожно и с нежностью, сила которой, пожалуй, могла сравниться лишь с силой гнева, который он испытывал накануне.
        Энн не могла понять, что происходило, и не могла поверить, что это происходит именно с ней. В свое время ей, конечно, было очень хорошо и приятно с Робертом, но ничего подобного тому огню страсти, который охватил ее этой ночью, она никогда еще не испытывала. И сейчас, когда страсть отступила и она спустилась с вершин блаженства, Энн лежала в объятиях любовника и, не скрывая слез, плакала. Плакала, потому что по собственному опыту знала: если тебе было слишком хорошо, то потом обязательно произойдет и что-то очень плохое.
        Джонатан не тревожил ее, лишь привлек поближе к себе и крепче обнял. И от этого Энн стало спокойнее, рыдания постепенно стихли, а затем и вовсе прекратились. И тогда Джо вздохнул и, посмотрев ей в глаза, спросил:
        - Ты бы вышла за меня замуж, если бы я был свободен?
        - Но ты не свободен,  - сказала Энн и тоже вздохнула.
        - Ты не ответила на мой вопрос, любимая. Ты бы стала моей женой, если бы я был свободен?
        - Да, конечно.
        - Тогда не принимай предложение мистера Роджерса, Энн. Со временем все образуется. Обещаю тебе. Ты веришь мне?
        - Вы предлагаете мне остаться свободной, чтобы вы могли посещать меня?  - напрямую спросила вдова.
        - О боже, нет!  - горячо зашептал Джонатан.  - Я обеспечу тебе гораздо более почетное положение.
        Энн, разумеется, ничего не поняла, но она была сейчас слишком счастлива, чтобы обращать внимание на подобные мелочи. Энн любила этого мужчину  - полюбила с того самого момента, когда увидела его у яблони. И он любил ее  - Энн это точно знала, хотя он ни разу не говорил о своих чувствах.
        Джонатан уехал перед самым рассветом. Он осторожно проскользнул в заднюю дверь кирпичного дома и с ликованием в сердце поскакал сквозь предрассветный туман, клубившийся над полями Суинфорда. А в девять часов он вошел в спальню Миранды. Она сидела на кровати в чуть приспущенном на плечах халате. Волосы ее были аккуратно заплетены в толстую косу. Это ей очень шло, и Джонатан, целуя протянутую ею руку, в очередной раз подумал: «Как же удивительно хороша жена моего младшего брата».
        - Доброе утро, милорд. Для человека, который всю ночь провел вне дома, вы выглядите совсем неплохо.
        - А вы, миледи, совсем неплохо осведомлены для столь раннего часа,  - с улыбкой ответил Джо.
        - Ах, милорд, в этом нет моей заслуги! Конюх видел, когда ты вернулся и рассказал об этом девушке, работающей на скотном дворе. А та, когда принесла на кухню свежие яйца, поделилась новостью с помощницей кухарки, которая, естественно, сообщила ее своей начальнице. К кухарке вскоре пришла за моим завтраком Перки, которая… В общем, понятно, да? Кстати, Перки ужасно возмущена тем, что ты пренебрегаешь мной. «Вот таковы все мужчины, миледи!.. Стоит им только получить то, чего они от нас добиваются…»  - Миранда очень искусно имитировала и голос, и интонации Перки.
        Джонатан от души рассмеялся.
        - Что ж, мне остается лишь удовлетвориться тем, что я оправдал мнение Перки о мужчинах.
        - У тебя какие-то проблемы?  - спросила Миранда.  - Я по твоим глазам вижу. Могу я чем-нибудь помочь?
        - Не знаю.  - Джо пожал плечами.  - Понимаешь, Миранда, я влюбился. И хочу жениться. Но поскольку я для всех Джаред, а не Джо… Словом, я не могу даже сделать своей избраннице предложение, достойное порядочной женщины. А я хочу сделать именно такое. Я не хочу, чтобы Энн думала обо мне плохо. Хочу рассказать ей, кто я такой на самом деле, но не знаю, решусь ли. Ведь это может осложнить положение Джареда…
        Миранда молча кивнула и на несколько минут задумалась. Потом, наконец, проговорила:
        - Прежде всего ты должен сказать мне, кто она такая, эта дама.
        - Миссис Энн Боуэн.
        - Что ж, насколько я слышала, это порядочная, спокойная и благовоспитанная женщина. А ты уверен, что она согласиться выйти за тебе?
        - Да.
        - Хм… если так… Думаю, не произойдет ничего страшного, если миссис Боуэн узнает наш секрет. Это едва ли повредит Джареду. К тому же он, очевидно, скоро вернется домой, и тогда с этим маскарадом можно будет покончить. Мы находимся довольно далеко от Лондона, а Суинфорд-Холл не такое уж модное место, чтобы привлечь светскую публику. И, честно говоря, мне бы не хотелось, чтобы мисс Боуэн переживала из-за того, что вовлечена в адюльтер. В общем, я считаю, тебе следует рассказать ей правду. Однако тут возникает другая проблема. Поверит ли она тебе, как ты думаешь? Ведь ситуация весьма необычная, согласись.
        - Энн поверит, если ты будешь рядом, когда я ей буду рассказывать об этом.
        Миранда снова задумалась. В последнее время она обдумывала очень важный для нее план, и сейчас ей хотелось понять, как отразится на его реализации ситуация с Джонатаном. Через минуту-другую Миранда с улыбкой кивнула.
        - Хорошо, Джо, я готова подтвердить в присутствии миссис Боуэн, что ты говоришь правду.
        Джонатан просиял, еще раз поцеловал «жене» руку. После чего, весело насвистывая, направился к выходу. Миранда же с улыбкой смотрела ему вслед: было очень приятно видеть его счастливым. Кроме того, отношения с миссис Боуэн полностью захватят Джонатана, и, следовательно, он не так уж встревожится, узнав об ее, Миранды, исчезновении.
        Она решила отправиться в Россию на поиски Джареда. Со дня его отъезда прошло уже почти десять месяцев, и все это время от него не было никаких известий. Совсем недавно, перед отъездом из Лондона, Миранда еще раз попробовала поговорить с лордом Палмерстоном: улучила на балу момент, когда вокруг никого не было. Разговор вышел очень коротким.
        - Когда что-либо узнаю о нем я, тогда узнаете и вы, мадам,  - ответил военный министр.
        - Но Джаред отсутствует уже много месяцев, милорд. Неужели за все это время нельзя было передать мне хотя бы несколько слов? Я родила его ребенка за это время. Вы не могли бы сообщить мне хоть что-нибудь обнадеживающее? Неужели у вас не найдется для меня хотя бы одного слова о нем?
        - Могу повторить только одно: как только я что-то узнаю, узнаете и вы. Всегда к вашим услугам, миледи,  - произнес министр с улыбкой и поклонился, давая понять, что разговор окончен.
        Миранда тогда до боли прикусила губу, чтобы не закричать на него. Лорд Палмерстон был крайне высокомерен даже по отношению к ней, что казалось Миранде крайне несправедливым. Ведь она стойко ждала все это время, ничем его не беспокоя… Но теперь хватит! Она устала ждать! Она не могла больше жить, ничего не зная о муже. И если Джаред не может приехать к ней, то она сама поедет к нему.
        Само собой разумеется, обсуждать это решение Миранда ни с кем не стала, но подготовку начала сразу же по приезде в Суинфорд-Холл. Первым делом она нашла в библиотеке Адриана карту и тщательно изучила ее. По карте выходило, что Миранда сейчас находилась примерно в сотне миль от побережья Уош где, как она знала, была пришвартована принадлежавшая Джареду яхта «Дрим Витч». Значит, первым делом требовалось найти карету, поскольку незаметно уехать в любой из повозок, находившихся в Суинфорд-Холле, было невозможно. И еще ей требовался помощник или помощница. Но на кого она могла положиться?
        Решения обеих проблем нашлись практически одновременно и оказались довольно простыми. Что касается кареты, то почему бы ей не воспользоваться своей собственной? Правда, по настоянию Аманды и Адриана, та осталась в Лондоне. Сестра с мужем резонно заявили, что совсем ни к чему тащить в Сноуфорд-Холл еще одну карету с кучером. Предлог для вызова кареты из Лондона подсказала Перки (Миранда знала, что ее горничная была влюблена в младшего кучера и страдала от разлуки с ним).
        Однажды вечером, расчесывая волосы хозяйки, Перки задумалась и, забывшись, горестно вздохнула. Миранда же, не преминув этим воспользоваться, проговорила:
        - О, бедная Перки… Так вздыхают только влюбленные, оставшиеся без любимого. Полагаю, ты очень скучаешь, верно?..
        - Да, миледи, так и есть. Он сделал мне предложение, и мы решили пожениться этим летом, чтобы всегда быть вместе. А милорд распорядился, чтобы все кучера остались в городском доме.
        - Ах, Перки, надо было мне рассказать об этом!  - воскликнула Миранда, всем своим видом демонстрируя сочувствие.  - Думаю, мы без особого труда сможем заполучить твоего парня… Как его зовут?
        - Мартин, миледи.
        - Мы обязательно что-нибудь придумаем, чтобы вызвать Мартина в Суинфорд!
        - О, миледи, если бы вы только смогли!..
        И Миранда быстро разработала еще один план. Было известно, что лорд Стюарт пригласил Адриана и Джонатана порыбачить в своем шотландском поместье, и сестры настаивали на том, чтобы сразу же после родов Аманды мужчины воспользовались этим приглашением.
        - Я буду чувствовать себя виноватой, если лишу Адриана летних развлечений,  - говорила Аманда.  - Кроме того, крестить малютку мы будем не раньше Михайлова дня. Новорожденные выглядят так странно… прямо скажем, не лучшим образом. А в три месяца малютка уже будет симпатичным.
        - Да-да, ты права,  - тотчас закивала Миранда.
        И в результате план побега был практически готов. Когда Джонатан и Адриан уедут в Шотландию, из Лондона как раз и приедет ее карета. Останется только собрать вещи и решить кое-какие мелочи… Миранда долго ломала голову над тем, что сказать сестре. И в конце концов решила сказать правду. Бедняга Джонатан вряд ли сумеет что-то вразумительно объяснить Аманде и ее супругу. Так что, будет лучше, если Манди узнает: тот, кого она считала Джаредом Данхемом, на самом деле являлся его братом Джонатаном. Однако торопиться с этим разговором не следовало. Ведь Аманда, узнав, что задумала сестра, могла испугаться, запаниковать и все испортить. Поэтому Мирандарасскажет ей обо всем уже перед самым отъездом.
        Итак, она спокойно выедет из Суинфорд-Холла в собственной карете, которая довезет ее до небольшой деревушки Велланд-бич на побережье. И ее будет сопровождать Перки, что снимет излишние подозрения в дороге, ведь ни одна благородная дама не отправится в путешествие без горничной. До отъезда Миранда позаботится о том, чтобы Перки и Мартин обвенчались, а когда они доберутся до Велланд-бич, оставит их там. Таким образом, когда она вернется с Джаредом, их будут встречать кучер с каретой и ее горничная. Весьма разумный план, верно?
        А между тем проходил день за днем, и весна уступила место раннему лету. Как-то после полудня Джонатан пригласил Миранду покататься на фаэтоне новой конструкции  - этот экипаж отличался высокими осями,  - и она согласилась.
        - Ты выглядишь сегодня просто великолепно, дорогая,  - сказал Джонатан, когда фаэтон тронулся с места.
        Миранда в ответ мило улыбнулась. Комплемент оказался к месту, поскольку она надела на прогулку новое платье из розового муслина с рисунком в виде маленьких цветов и листьев яблони. Оно ей действительно очень шло  - как расцветкой, так и не совсем обычным фасоном. У платья были короткие рукава фонариком, высокий ворот, но при этом  - довольно глубокий вырез горловины. Чуть ниже груди платье перепоясывали шелковые ленты: белые и зеленые. А руки Миранды были по локоть обтянуты зелеными шелковыми перчатками. Высокую прическу завершала небольшая соломенная шляпка с лентами из той же материи, что и платье. Когда же фаэтон выехал на незатененную деревьями дорогу, Миранда раскрыла розовый солнечный зонтик.
        - Куда мы едем?  - спросила она.
        - Я организовал встречу с Энн. Она будет ждать нас в гостинице. Это не так уж далеко отсюда,  - ответил Джонатан.  - Как ты понимаешь, открыто встретиться в Суинфорде, не вызвав ненужных комментариев, мы не можем. А мне хочется, чтобы все разрешилось как можно быстрее. Я больше не могу видеть, как Энн всякий раз переживает, думая, что встречается с женатым человеком.
        - О, уже не миссис Боуэн, а просто Энн?  - с улыбкой заметила Миранда.
        - Но я люблю ее!  - не принимая шутки, воскликнул Джонатан.  - Она для меня самая милая, самая лучшая женщина на свете, и я хочу, чтобы она стала моей женой. А Энн думает, что, позволяя себе любить меня, поступает вопреки всему, во что она верит! Энн ничего не говорит об этом, но я-то вижу, как она переживает.
        - Так почему же ты не женишься на ней, Джо?
        - Что?..
        - Почему ты не женишься на ней?  - повторила вопрос Миранда.  - Ведь учитывая суть наших отношений… Думаю, будет не трудно получить специальное разрешение. Ты смог бы обвенчаться в какой-нибудь небольшой церквушке в нескольких десятках миль отсюда  - там, где нас никто не знает.  - Миранда ненадолго умолкла, потом вновь заговорила  - ей захотелось немножко поозорничать.  - Попроси лорда Палмерстона помочь с получением лицензии. Полагаю, мы сделали для него вполне достаточно, так что можем попросить о такой малости. А миссис Боуэн, конечно же, будет чувствовать себя более уверенно, если станет твоей законной женой.
        - Ты настоящее чудо, Миранда!  - в восторге закричал Джонатан.
        Несколько минут спустя они подъехали к выкрашенному белой краской аккуратному дому, построенному наполовину из досок, наполовину из кирпича. Над входом же висела вывеска: Гостиница «Добрая королева». Окна гостиницы украшали ящики с цветами, а сама она было окружена небольшим и довольно милым садиком. «Конечно, Джонатан выбрал неплохое место для встречи, однако миссис Боуэн добраться сюда не так-то просто…»  - подумала Миранда.
        - Я нанял закрытую карету и договорился с кучером, что он встретит ее в двух милях от Суинфорда и привезет сюда,  - будто прочитав ее мысли, сказал Джонатан.
        - Ты оказывается на редкость предусмотрительный,  - с улыбкой заметила Миранда.
        Как только фаэтон остановился у гостиницы, из нее выскочил мальчик и принял у Джонатан поводья. Тот ловко спрыгнул на землю, затем помог спуститься Миранде.
        - Погуляй-ка с нашими гнедыми, парень, столько, сколько надо, чтобы они остыли, а уж потом напои их,  - со знанием дела распорядился Джонатан.
        Они вошли в гостиницу. Навстречу тотчас поспешил хозяин.
        - Добрый день, сэр, мадам! Не вы ли, сэр, будете мистер Джонатан?
        - Я,  - кивнул Джонатан.
        - Прошу вас пройти туда, сэр. Ваша гостья уже прибыла.  - Хозяин гостиницы указал на дверь отдельной комнаты.  - Когда вам подать чай, сэр?  - поинтересовался он.
        Джонатан повернулся к Миранде.
        - Как ты думаешь, дорогая?
        - Думаю, примерно через полчаса будет в самый раз.
        - Хорошо, мадам,  - ответил хозяин, пропуская их в комнату и закрывая за ними дверь.
        Переступив порог, Миранда внимательно посмотрела на стоявшую перед ней женщину. Она знала, что госпоже Боуэн тридцать лет, однако казалось, что ей не более двадцати пяти. На ней было белое муслиновое платье из материала явно дешевого, но зато сшитое великолепно. Миранда это сразу отметила, как и то, что платье весьма удачно было украшено светло-голубыми лентами; и к нему очень подходила соломенная шляпка с голубой лентой, лежавшая на столе. Безусловно, миссис Боуэн была очень мила, и было ясно, что она могла бы стать прекрасной женой для Джонатан. Поскольку же сам Джонатан стоял будто воды в рот набрал, Миранда решила взять инициативу в свои руки.
        - Рада, что мы с вами, наконец, встретились, миссис Боуэн,  - произнесла она.  - Может быть, присядем? И тогда мы попытаемся все вам объяснить,  - с благожелательной улыбкой добавила Миранда.
        Тут Джонатан усадил свою возлюбленную на стул, и прекрасная леди Данхем снова заговорила:
        - Думаю, миссис Боуэн, что правильнее всего сказать вам все прямо, ничего не скрывая. Так вот, сидящий рядом с вами джентльмен, которого вы и все остальные здесь считают Джаредом Данхемом, на самом деле его брат Джонатан. Мой муж Джаред с конца прошлого лета находится в Санкт-Петербурге, где выполняет секретную миссию в интересах американского и английского правительств. Вскоре после того как Джаред уехал, стало ясно, что он не сможет быстро вернуться, но нельзя было допустить, чтобы все узнали, что он не в Англии  - это повредило бы его миссии. Тогда и было решено попросить Джонатана сыграть роль брата. И он приплыл в Англию из Америки, преодолев все трудности, связанные с блокадой. Да, я не сказала самого главного… Мой муж и его брат очень похожи  - настолько, что уловить различия может лишь мать или жена. Даже у близнецов редко бывает такое сходство. Вот мы с сестрой, например, двойняшки, но у нас нет и десятой доли того сходства, какое есть у них.
        - К-каковы же различия?  - робко спросила Энн.
        - Джаред выше примерно на полдюйма, и глаза у него немного темнее, их цвет можно сравнить с темным бутылочным стеклом. А у Джо глаза серовато-зеленые. Руки же у Джареда более красивые, наверное, правильнее сказать… более изящные. Имеются и другие мелкие различия. Но здесь, в Англии не было людей, которые бы знали Джареда настолько хорошо, чтобы заметить подмену. Даже моя сестра и ее муж не сомневаются в том, что Джо  - это Джаред.
        - Вам следует знать еще и о том, что Джонатан  - вдовец,  - продолжила Миранда.  - Его жена год назад погибла. Но должна предупредить, что вместе с ним вы получите троих приемных детей: Джона двенадцати лет, Энн девяти лет и маленького Генри. Ему три года. И если вы выйдете за Джонатана, то переедете жить в Массачусетс, поскольку мой свекр является владельцем судостроительных верфей, а Джонатан  - его наследником. Я предлагаю ему побыстрее отправиться в Лондон и добиться там получения брачной лицензии с тем, чтобы вы могли как можно скорее пожениться. Я буду чувствовать себя виноватой, если вы родите ему внебрачного ребенка. Но о предстоящей поездке, как вы понимаете, никто не должен знать.
        - Миранда!..  - Джонатан наконец-то обрел дар речи.  - Как ты можешь рассуждать столь неделикатно?!
        - Неделикатно? Боже мой, Джонатан, неужели ты станешь отрицать, что миссис Боуэн является твоей любовницей? И именно она, а не ты, подвергнется осуждению, если у нее вдруг появится еще один ребенок. Поэтому я буду настаивать на том, чтобы вы поженились как можно скорее.
        Глаза Энн Боуэн, до этого спокойно слушавшей Миранду, при последних ее словах неожиданно расширились. К своему удивлению, она поняла, что леди Данхем не только говорила правду, но и находилась на ее стороне. И теперь Энн в растерянности смотрела то на Миранду, то на Джо. Наконец, приняв какое-то решение, Энн нежно погладила руку любимого и проговорила:
        - Я уверена, что леди Данхем говорит искренне и правильно, милорд… Ой, мистер Данхем… Но, возможно, вы не хотели делать мне предложение. В этом не было бы ничего удивительного. Такой джентльмен, как вы, может найти себе более подходящую жену. И если так, то я пойму и…
        - Энн, что ты говоришь?!  - воскликнул Джо  - Я хочу жениться именно на тебе, даже не сомневайся. Собственно, чего тянуть? Так вот, я предлагаю тебе стать моей женой! Ты согласна? У нас в Америке есть отличные колледжи и университеты. Конечно, не такие старые и известные, как Харроу, Оксфорд или Кембридж, но вполне достойные. Даю слово, что я обеспечу образование твоему сыну и дам приданое Мэри-Энн такое же, как своей Элизе. А Массачусетс  - отличное место для детей! Можешь мне поверить.
        - А дикие индейцы? Говорят, их в Америке полным-полно,  - явно нервничая, проговорила мисс Боуэн.
        - Индейцы? Что ж, они есть на западных территориях Америки и кое-где на юге. Но в Массачусетсе о диких индейцах уже давно ничего не слышали.
        - А что скажут члены вашей семьи, когда вы вернетесь с новой женой?
        - Скажут, что я ужасно удачливый человек, коль скоро мне удалось найти такое сокровище.
        - Что ж, со своей стороны я могу обещать, что буду хорошей матерью для ваших детей, мистер Данхем.
        - Джо. Называй меня Джо, Энн! Ты даже не представляешь, как я соскучился по своему настоящему имени!
        - Джо, я обещаю, что буду очень хорошей матерью вашим детям. Однако нам придется теперь называть моего Джона-Роберта просто Робертом, чтобы не путать его с твоим старшим сыном. Кстати, очень хорошо, что они практически одного возраста.
        - Ты имеешь в виду, что согласна выйти за меня замуж?
        - Разве я еще об этом не сказала?..  - в растерянности пробормотала Энн.  - Да, конечно же, я согласна выйти за вас… за тебя, Джо. О, дорогой мой, я так сильно люблю тебя!
        - Вот и прекрасно!  - с улыбкой воскликнула Миранда, глядя на обнимавшихся и целовавшихся Энн и Джо.  - И теперь, коль скоро проблемы разрешены, самое время перейти к чаю. Лично я ужасно проголодалась.
        - Не знаю, как и благодарить вас, миледи,  - сказала раскрасневшаяся от поцелуев Энн.
        - Дня начала… называйте меня просто Мирандой,  - последовал резонный ответ.  - У нас в Америке не принято использовать при общении титулы, поэтому мне привычнее быть просто миссис Данхем. Кстати, вскоре точно так же все станут обращаться и к вам!
        Это был чудесный день, один из тех дней, которые Миранда с удовольствием вспоминала и много лет спустя. Ей очень понравилась Энн Боуэн, и она сразу почувствовала: несмотря на разницу в возрасте, они с этой женщиной крепко подружатся. Сразу поняла Миранда и другое… Было ясно, что Энн относилась к тем, кто умел хранить секреты. Однако пробыли они вместе совсем недолго. Выпив чашку чая, миссис Боуэн сразу уехала; она договорилась с соседкой, чтобы та присмотрела за детьми, но все время волновалась из-за того, что заставила добрую женщину заниматься ее, Энн, делами.
        - Она мне очень понравилась,  - сказала Миранда, делая себе очередной бутерброд с маслом и огурцом.  - Женившись на ней, ты поступишь мудро. Подозреваю, правда, что твой отец уже наметил тебе в жены Честити Брюстер. Но ты, несомненно, сделал более правильный выбор.
        - Честити Брюстер? Упаси боже! Да я бы никогда не женился на этой вечно хихикающей, раздобревшей, как квашня, женщине! К тому же она до сих пор отказывает всем подходящим ей по возрасту холостым мужчинам, потому что вообразила, будто непременно поймает в свои сети моего братца Джареда.  - Джонатан усмехнулся.  - При этом она совершенно не в его вкусе. Как выяснилось, он всегда мечтал о дикой кошечке с серебрянными волосами и глазами цвета моря. Что ж, огромное тебе спасибо, Миранда, за помощь.
        - Считай, что это была небольшая компенсация за то, что тебе пришлось помучиться со мной, Джо.
        Он весело рассмеялся.
        - Для меня ты уж слишком дикая кошечка. Я не тот, кто способен тебя сдерживать. Я понял это, пожив немного рядом с тобой, и нисколько не стесняюсь признать это.
        Миранда лукаво улыбнулась и сказала:
        - Прямо завтра, Джо, уезжай в Лондон. Всем скажем, что лорд Палмерстон послал за тобой. И ты с ним действительно встретишься, обязан это сделать. А когда встретишься, настаивай на том, чтобы он помог тебе получить лицензию на брак. Если он попытается уклониться, припугни его тем, что вернешься в Суинфорд уже не как Джаред, а как Джонатан Данхем. Если же угроза не подействует, предупреди от моего имени,  - мол, я утрою страшный шум по поводу исчезновения своего мужа и нечестной игры, которую затеяло английское военное министерство. Поверят мне или нет, не столь важно. Слухи распространятся мгновенно, и скандал они непременно вызовут нешуточный. А лорд Палмерстон и без того не самый популярный политик в Англии. Не думаю, что он спокойно отнесется к моей угрозе.
        - Да уж, ты крепкий орешек, дорогая, и иметь такую противницу  - дело крайне опасное,  - с усмешкой проговорил Джонатан.  - Хотелось бы только узнать, когда ты собираешься устроить мою свадьбу…
        - Ах, да, конечно!.. Знаешь, пусть Адриан едет к лорду Стюарту один. Скажи ему, что присоединишься к ним через неделю. В качестве причины еще раз используй нашего друга Палмерстона. И можешь сказать, что министр попросил тебя кое-что срочно для него сделать. Таким образом у тебя появится время. Вы с Энн обвенчаетесь и проведете несколько дней вместе. Она может придумать какой-нибудь подходящий предлог для отсутствия в эти дни, например необходимость навестить умирающего дальнего родственника. И пусть попросит соседей присмотреть за детьми. Как видишь, все очень просто, если продумать заранее.
        - Да, действительно, теперь все ясно,  - признал Джонатан.  - Мне начинает казаться, дорогая, что ты упускаешь великолепные возможности. С твоим стратегическим талантом ты могла бы давно заткнуть за пояс самого Бонапарта.
        Обратно они ехали с чувством выполненного долга: с шутками и смехом. Но потом, въехав в ворота Суинфорд-Холла, они сразу поняли: в доме происходит что-то из ряда вон выходящее. Миранда тотчас же побежала наверх, в апартаменты сестры, где застала совершенно растерянную леди Суинфорд.
        - О, Миранда, дорогая! Слава богу, что ты здесь! Аманда отказывается слушаться доктора Блейка, и я ужасно боюсь за нее и за ее ребенка…
        Не дожидаясь продолжения, Миранда направилась в спальню сестры.
        - Насколько я понимаю,  - радостно проговорила Миранда, подходя к кровати,  - наследник Суинфорда, наконец, решил появиться на свет. Добрый день, доктор. Не хотели бы выпить, чашечку чая, а я пока посижу с моей двойняшкой?
        Доктор посмотрел на нее с явным уважением.
        - Благодарю вас, миледи. Если что, я буду в приемной.
        Дверь за доктором закрылась, и Миранда внимательно оглядела сестру. Золотистые локоны Аманды, сбившиеся и влажные от пота, напоминали куски пакли. Пятна пота покрывали и ночную рубашку. А лицо было искажено страхом.
        - В чем дело, Манди? Ты насмерть напугала маму Адриана. Это совсем на тебя не похоже.
        - Я думаю, что умру,  - тихо прошептала Аманда.
        - Что за чепуху ты говоришь, сестричка?! Разве мне было так уж нестерпимо тяжело, когда я рожала Томаса? Конечно же, нет! Да, было больно. Но ничего особенного. Вполне переносимо. Ты же была со мной во время родов, верно?
        - Но я больше похожа на маму,  - пробормотала Аманда.  - Тебе ведь известно, что у нее были выкидыши. И ты знаешь, как она себя при этом чувствовала.
        - Разумеется, известно. Но выкидыши случаются на более ранних сроках беременности, между вторым и третьим месяцем, а не тогда, когда малыш уже вот-вот родится. Может, ты и похожа на маму внешне, но это не значит, что у тебя все, как у нее. Ведь все эти девять месяцев ты чувствовала себя совершенно нормально. Кстати, на прошлой неделе я получила письмо от мамы.  - Миранда усмехнулась.  - Она просила не говорить тебе об этом до того, как ты разрешишься, но я думаю, что можно сказать и сейчас, поскольку не сомневаюсь, что ты благополучно родишь здоровенького малыша. Так вот, Манди, у нас появился сводный братик!
        - Что?!  - с удивлением воскликнула Аманда. И страх мгновенно исчез из ее глаз. Она попыталась сесть, и Миранда помогла ей, затем подложила под спину сестры две подушки.  - У нас появился сводный братик?  - переспросила Аманда.  - Но как это произошло? Когда?..
        - Да, у нас теперь есть братик  - Питер Корнелий ван Нотлман. Он родился двадцать второго марта. Что же касается того, каким образом…  - Миранда засмеялась.  - Думаю, мама забеременела примерно так же, что и мы с тобой. Не ты ли говорила мне, что слышала в день ее свадьбы кое-какие звуки, доносившиеся из их с дядей Питером спальни? Очевидно, он страстный любовник, уж если мама забылась с ним точно молоденькая девушка.
        - Боже мой, в таком возрасте!.. Она же могла умереть!
        - Да, наверное, могла. Но не умерла же! Значит, ты и подавно не умрешь! Мама пишет, что наш братик  - здоровый крепкий бутуз и отличается отменным аппетитом.  - Лицо Аманды неожиданно исказилось от боли.  - Дорогая, не волнуйся… Потерпи немного. Сейчас станет легче,  - прошептала Миранда, поддерживая сестру за плечи.
        Она не отходила от своей двойняшки еще несколько часов, так что Аманда, наконец, успокоилась и послушно следовала всем советам сестры. А потом Миранда поняла, что пора звать доктора Блейка. После чего минут через сорок Аманда родила.
        Радостная Миранда вытерла с кричащего младенца остатки крови, осторожно сполоснула его в тазу, смазала маслом и тщательно запеленала. Она с любопытством разглядывала еще одного крошечного человечка, только что покинувшего материнскую утробу и пришедшего в этот постоянно меняющийся и ненадежный мир. Но тут широко распахнулась дверь, и на пороге появились Адриан и его мать. Миранда протянула младенца счастливому отцу.
        - Ваш сын, милорд!  - торжественно объявила она, как бы представляя важного гостя.
        Адриан в изумлении уставился на крохотное красное личико.
        - Мой сын,  - тихо сказал он. И тут же уже громко повторил:  - Мой сын!
        - Передай-ка мне моего внука, а то раздавишь ребенка,  - с наигранной строгостью проговорила леди Суинфорд, забирая младенца у отца.  - А ты, Адриан, иди поблагодари Аманду. Она, бедняжка, так мучилась ради этого малыша!
        Молодой лорд Суинфорд бросился к жене, бормоча благодарности и поздравления, а его мать принялась ворковать над младенцем и баюкать его. Но тут пришла преисполненная важности старшая няня и забрала у растроганной бабушки новорожденного. Агата Суинфорд взяла под руку Миранду, и они вышли из спальни.
        - Да благословит тебя Господь, дорогая Миранда! Я уверена, что именно ты спасла и моего внука, и мою невестку. Но что ее так испугало? И как удалось ее успокоить?
        - По какой-то причине,  - отвечала Миранда,  - моя сестра решила, что у нее появились симптомы, которые были у нашей матери во время ее нескольких выкидышей. А я сказала Манди, что если она внешне похожа на маму, то это вовсе не означает, что у нее такое же состояние здоровья. Это не помогло, и тогда я поделилась с сестрой новостью, которую узнала из маминого письма, полученного на прошлой неделе. А новость заключается в том, что наша мама, которая уже в течение многих лет говорила, что больше не в состоянии родить, двадцать второго марта произвела на свет совершенно здорового сына.
        - Бог ты мой!  - воскликнула вдова и рассмеялась.  - Какое счастье для вашей мамы! И для вас тоже, дорогая! У тебя такая светлая голова, моя девочка. И соображаешь ты очень быстро.
        Миранда едва заметно улыбнулась, подумав о том, что станут говорить в Суинфорд-Холле, когда вскоре получат еще одно подтверждение ее «сообразительности».
        - Моя сестра больше не будет бояться родов, миледи, и могу держать пари, что скоро она будет смеяться над своим сегодняшним поведением.
        Эти слова Миранды начали подтверждаться уже на следующий день. Аманда вновь превратилась в доброжелательную молодую женщину с легким и веселым характером. Вчерашний панический страх ей самой уже казался глупым, и она горячо благодарила сестру за поддержку. И конечно же, безумно радовалась, наблюдая за своим Нэдди, так Аманда ласково называла сына Эдварда Алистара Джорджа.
        - Он самый прекрасный младенец, который когда-либо рождался на свете!  - с гордостью заявила она.
        - Да, возможно. Если, конечно, не считать моего Томаса,  - с улыбкой сказала Миранда.
        - Какие глупости!..  - вспыхнула Аманда.  - Нэдди же настоящий херувимчик! Посмотри на его золотистые кудряшки! О, дорогая, ты когда-нибудь видела такие чудесные кудряшки? А! Думаю, мы сможем его крестить через два, а не через три месяца, как собирались раньше. Твой Том, конечно, тоже очень симпатичный, но его прямые черные волосы не идут ни в какое сравнение с золотыми локонами Нэдди. Это из-за того, что мой племянник пошел в своего папу, а Джаред  - настоящий американец.
        - Ты, между прочим, тоже американка, моя дорогая сестричка. Только ты почему-то забываешь об этом,  - парировала Миранда, неожиданно рассердившись.  - Знаешь, если честно, то я, конечно, ожидала, что материнство ослабит твои мыслительные способности, но не настолько же! Можешь и дальше рассуждать о совершенстве сына сама с собой. Не стану тебе мешать.
        Миранда выскочила из спальни сестры и направилась в детскую. Но там ее взору представилась картина, еще больше ее разозлившая: все без исключения нянечки и сиделки столпились вокруг колыбельки новорожденного наследника Суинфордов, оставив в одиночестве маленького Тома.
        - Джастер!  - резко окликнула она няню своего сына. Та мгновенно повернулась.  - Вам платят за то, чтобы вы заботились о моем сыне, а не за то, чтобы любовались сыном моей сестры.  - Взяв Тома на руки, Миранда получила новый повод для гнева.  - Да он мокрый!  - воскликнула она, передавая няне расплакавшегося малыша.  - Если это повторится еще раз, вы будете уволены без рекомендаций.
        - О, миледи, простите меня, пожалуйста! Я вовсе не забыла о господине Томасе! Я всего лишь на минуточку отошла, чтобы взглянуть на новорожденного.  - И няня тотчас же начала менять младенцу пеленки.
        - Итак, я вас предупредила, Джастер,  - строго сказала Миранда.  - Если что-то подобное произойдет еще раз, вы покинете нас в тот же день до захода солнца. И запомните: хотя мой сын и кузен находятся в одинаковых условиях, жалованье лично вам платят не Суинфорды, а Данхемы. Мой сын является наследником гораздо больших владений и более крупного состояния, чем мой племянник. И если бы не эта глупая война, то мы бы сейчас находились дома, в Виндсонге!
        - Да, миледи, я все поняла. Такое больше никогда не повторится,  - сказала Джастер, поднимая на руки Тома, завернутого в свежие пеленки.  - Хотите подержать его сейчас, миледи?
        Миранда взяла сына у нянечки, прижала к груди и посмотрела в маленькое личико. Глаза Тома явно начали менять цвет, становясь все более зелеными. Волосы же оставались темными и прямыми. Миранда вздохнула и тихо пробормотала:
        - Ты прямо-таки копия своего отца, черт бы его побрал.
        Глядя на маму, малыш скривил ротик. При виде этой гримаски, похожей на улыбку, сердце Миранды болезненно сжалось. Сейчас Том еще больше напоминал Джареда.
        - О, бедный мой крошка,  - тихо прошептала она и поцеловала маленькую головку.  - Я непременно привезу твоего папочку домой, обещаю тебе.  - Миранда передала ребенка няне и погрозила ей пальцем.  - Помни о том, что я тебе сказала, Джастер!
        - Да, миледи,  - пролепетала няня.
        - Какой дьявол вселился в нее?  - спросила минуту спустя одна из служанок, все еще остававшихся у колыбельки Нэдди.
        - Ума не приложу,  - пробормотала Джастер.  - Никогда раньше не видела миледи такой. Не помню, чтобы она так ругалась из-за пустяков. Мне всегда казалось, что миледи выше этого.
        - Что ж, наверное, сегодня ее укусила какая-то нехорошая муха,  - усмехнулась другая служанка.
        Миранда же бегом спустилась по лестнице и вышла из дома. День был по-летнему теплым, но не жарким, и она сама не заметила, как прошла сад, миновала стоявший на границе усадьбы летний домик в греческом стиле и пошла по дороге, ведущей к вершине холма. Вопреки обыкновению, прогулка не успокаивала. Наоборот, ее злость усиливалась чуть ли ни с каждым шагом. Раздражало буквально все. Когда на дереве, мимо которого Миранда проходила, вдруг весело запел жаворонок, Миранда огляделась в поисках камня. Все вокруг были счастливы и веселы! Все, кроме нее!
        Джонатан этим утром уехал в Лондон к лорду Палмерстону. Уехал, весело насвистывая. Достаточно было взглянуть на его лицо, чтобы понять: он счастлив. И этот прекраснодушный идиот, ее зять Адриан, он тоже светился от счастья: вел себя так, будто стал первым мужчиной в истории человечества, у которого родился сын. Андриан уже несколько раз за это утро приходил к ней с единственной целью  - чтобы воскликнуть:
        - У меня сын, Миранда! Аманда подарила мне сына!
        При этом он с такой силой пожимал ей руку, что, казалось, вот-вот ее раздавит. Наконец, не выдержав, она вырвала из его ладони свои посиневшие пальцы и выпалила:
        - Неужели сын, Адриан? А я думала, там стоит корзина со щенками!  - Но, заметив, что он уставился на нее с недоумением и обидой на лице, Аманда тут же пожалела о своем срыве и поспешно добавила:  - Прости, Адриан. Я очень устала.
        Его было нетрудно обмануть, поскольку он готов был принять любое объяснение. Лорд Суинфорд вообще был убежден, что все женщины являлись необычайно утонченными и нежными созданиями, а любое отклонение от этого воспринимал как аномалию. Однако причина ее вспышки была вовсе не в усталости. И чувствовала Миранда себя на удивление хорошо, даже не верилось, что всего две недели назад она родила. Причина была в том, что все вокруг наслаждались жизнью, а ее душа изболелась от тоски по Джареду. Она не видела его уже почти десять месяцев. Более того, они не могли даже переписываться. Как объяснишь окружающим письмо, пришедшее от мужа, который находится рядом? Ему и о появлении сына ничего не известно! А ей ужасно не хватало его. Было так трудно жить, не слыша его голоса, не ощущая его нежных прикосновений, не испытывая страсть, которую он возбуждал в ней. Миранда горестно вздохнула. Ох, как давно все это было!
        - Миледи!..
        Миранда обернулась на голос и увидела черноволосого кудрявого мальчугана, пристально смотревшего на нее не по-детски серьезными черными глазами.
        - Привет, леди,  - сказал он.  - Не желаете ли узнать свою судьбу?
        Неподалеку, на поляне между деревьев, Миранда увидела цыганский табор. Там стояло множество разноцветных крытых повозок, рядом с которыми щипали траву красивые лошади.
        - Ты что, мальчик, провидец?  - спросила она, усмехнувшись.
        - А кто такой провидец?
        - Это тот, кто может предсказать будущее.
        - Я никогда раньше не слышал, что это так называется, и я не могу предсказывать будущее. Но моя бабушка действительно может. Она королева нашего табора и повсюду знаменита своими предсказаниями. Это обойдется вам всего лишь в пенни, леди,  - сказал мальчик и кивнул в сторону повозок.
        - Пенни?  - переспросила Миранда, делая вид, что обдумывает предложение.
        - Да пойдемте же, леди!  - мальчик схватил Миранду за руку.  - Вы же вполне можете заплатить такую цену, верно?
        - Почему ты так уверен в этом?
        - У вас такое платье!.. Оно сшито из самого дорогого муслина, а ленты на нем из настоящего шелка. А ваши туфли, леди, они из великолепной кожи!
        Миранда от души рассмеялась.
        - А как тебя зовут, мальчик?
        - Чарли,  - ответил он и весело улыбнулся.
        - Что ж, Чарли, мой цыганский дружок, ты прав! Я действительно могу оплатить рассказ о своем будущем и готова сделать это, если твоя бабушка сможет поведать мне о том, что меня ждет.
        Миранда, представлявшая гадалку как зловещую беззубую старуху, была очень удивлена, увидев бабушку Чарли. Это была пожилая, но стройная женщина с румяными, как спелые яблоки, щеками. На цыганской королеве была красивая ярко-зеленая юбка  - из под нее выглядывали края еще нескольких нижних,  - а также желтая блузка, украшенная разноцветной вышивкой, на ногах же  - красные кожаные сапоги. В густые черные с проседью волосы был искусно вплетен венок из маргариток, а в зубах она держала курительную трубку.
        - Ты где пропадал, негодник?  - проворчала она, взглянув на мальчугана.  - И кого это ты к нам привел?
        - Эта леди хочет узнать свою судьбу, ба.
        - А у вас имеется чем за это заплатить?
        Миранда достала из кармана серебряную монету в один пенни и протянула ее женщине. Цыганка взяла монету и попробовала на зуб.
        - Миледи, идемте в мою повозку,  - сказала она. И тут же забралась туда по ступенькам маленькой лесенки.
        Миранда последовала за цыганкой и оказалась как бы в небольшой комнатке, на редкость безвкусно украшенной разноцветным шелком: широченые полосы темно-фиолетовой ткани чередовались с более узкими алыми и лиловыми, а те, в свою очередь, сменялись материей горчичного, бледно-голубого и ярко-синего цветов.
        - Садитесь, миледи, садитесь,  - пригласила цыганка, взяв гостью за руку.  - Дайте-ка глянуть, что у вас там, дорогуша.
        Взглянув на ладонь, она несколько мгновений пристально смотрела в лицо Миранде, и та уже приготовилась слушать обычную чепуху про загадочного незнакомца и удачу, которая ждет ее впереди. Однако гадалка опустила глаза и принялась разглядывать изящную маленькую ладошку, которую держала в своей узловатой руке, обтянутой коричневатой кожей.
        - Ваш дом не здесь, миледи, не в Англии,  - сказала она наконец. Поскольку звучали эти слова не как вопрос, а как утверждение, Миранда ничего не ответила.  - И еще я вижу воду, большое водное пространство, а в его центре  - сверкающий зеленью кусочек земли. Вот ему вы и принадлежите, миледи. Зачем вы его покинули? Из-за того, что вы это сделали, пройдет много времени, прежде чем вы снова увидите эту красивую землю.
        - Вы хотите сказать, что война затянется?  - спросила Миранда.
        - Вы из тех людей, которые сами определяют линию своей судьбы, миледи. Но не от вас зависят причины, по которым вы можете направить ее не только в хорошую, но и в пагубную для себя сторону.
        Миранда почувствовала неприятный холодок страха, но будто околдованная, уже не могла прекратить этот разговор.
        - А что насчет моего мужа?  - спросила она.
        - Вы будете вместе, миледи. Насчет этого не беспокойтесь. Однако вам следует быть очень осторожной, потому что я вижу угрожающую вам опасность, серьезную опасность. Я вижу по вашей руке три приготовленные для вас судьбой встречи: со златокудрым богом, с ангелом с черными кудрями и с темноволосым дьяволом. От каждого из них исходит опасность для вас. Сейчас вы еще можете избежать встречи с ними, если захотите. Похоже, что недобрую службу в данном случае сослужит вам ваша слишком самостоятельная и упрямая натура, которую крайне трудно обуздать. Но переживете вы все это или нет, в конечном счете тоже будет зависеть от вас самой.
        Цыганка выпустила руку Миранды, а та тотчас проговорила:
        - Еще одно, пожалуйста… Мой ребенок… Что ждет его?
        - С ним все будет хорошо, миледи. За своего сына можете не волноваться.
        - Но я не говорила, что у меня именно сын.
        Старая цыганка улыбнулась и тихо сказала:
        - И тем не менее с ним все будет в порядке.
        Миранда ушла из цыганского табора и медленно побрела в сторону дома. Сейчас, после гадания, злость и раздражение оставили ее, но беспокойство даже усилилось. И теперь покоя не давала одна-единственная мысль: «Надо как можно быстрее добраться до Джареда»,  - говорила себе Миранда. Она была совершенно уверена: стоит ей вновь оказаться рядом с мужем  - и все остальное в ее жизни наладится. Да-да, она должна найти своего любимого Джареда, и сделать это ей никто не помешает!

        Через несколько дней в Суинфорд-Холл вернулся Джонатан. По его сияющему как серебряный шиллинг лицу Миранда сразу поняла, что затея с лицензией на брак удалась.
        - И когда вы решили венчаться?  - спросила она.
        - Уже обвенчались,  - к ее величайшему удивлению ответил Джонатан.  - Мы договорились, что Энн встретит меня в небольшой деревушке неподалеку от Оксфорда. Там есть церковь Святого Эдварда. В ней мы и обвенчались два дня назад.
        - О, Джо, дорогой мой!.. Желаю счастья тебе и Энн, вам обоим! Вот только… Почему ты не мог подождать немного, чтобы я могла исполнить роль подружки невесты на свадьбе моей новой родственницы?
        - Я боялся, что тебя могут узнать, Миранда. Все-таки до Лондона оттуда ближе, чем от Суинфорда. Я и за себя опасался. Поэтому купил в Лондоне парик и носил его там, чтобы выглядеть так, как раньше. Ты даже не представляешь, как приятно было вновь почувствовать себя Джонатаном Данхемом! Никто из тех, кто видел нас с Энн в церкви, не поверил бы, что скромный симпатичный американский джентльмен, венчающийся с английской вдовой, и надменный англо-американский лорд, каковым является мой брат,  - одно и то же лицо. Мы обвенчались быстро и тихо. А на следующий день Энн вернулась в Суинфорд.
        - Ты поступил правильно, Джо. Да-да, ты принял самое разумное решение.  - Немного помолчав, Миранда с озорной улыбкой спросила:  - А как там наш дорогой друг лорд Палмерстон? Надо будет послать ему записку с похвалой за сотрудничество.
        Джонатан громко расхохотался.
        - Министр настолько же восхищен тобой, насколько взбешен твоей наглостью. Он сказал, что его еще никто так не шантажировал, как эта, уж прости за цитату, «невесть откуда взявшаяся американская сучка». Впрочем, он тут же заявил, что он готов войти в мое положение и помочь.
        - О Джареде он чего-нибудь говорил?  - спросила Миранда, не скрывая волнения.
        Джонатан отрицательно покачал головой.
        - Нет, ничего.
        - О, Джо, что они сделали с моим мужем? Почему Палмерстон не сказал о нем ни слова? И ведь со дня его отъезда из Суинфорд-Холла я вообще ничего о нем не слышала! Ни единого словечка от его превосходительства военного министра! Ни клочка бумаги! Ничего! И как долго предполагается держать меня в таком состоянии и относиться ко мне таким образом? Со стороны Палмерстона это бесчеловечно.
        Джонатан приобнял ее за плечи.
        - Палмерстон по своей должности не должен думать об отдельных людях: о Джареде, о тебе, обо мне или об Энн. Ему положено думать обо всей Англии как о государстве. А также обо всей Европе и о Наполеоне, которого он считает смертельным врагом. Что значат жизни каких-то нескольких человек в сравнении с этим? Лорд Палмерстон интригует и пытается запугать регента. Он уже напугал многих в Англии перспективами нового усиления Наполеона. И лорд Палмерстон, конечно же, ведет свою собственную игру. А игрок он очень талантливый, пожалуй, даже блестящий…
        В конце недели Адриан уехал в Шотландию, а Джонатан, прилюдно попрощавшись с Мирандой, украдкой поспешил к жене. С Адрианом он договорился, что присоединиться к нему в Шотландии чуть позже.
        Выждав несколько дней после отъезда мужчин, Миранда решила, что пора рассказать сестре о своих планах. У нее к этому времени было все готово. Из Лондона приехала карета, управляемая младшим кучером Мартином. Более того, через два дня после прибытия Мартин обвенчался с Перки в церкви Суинфорда.
        - Ты слишком потворствуешь своим слугам,  - попыталась сделать ей замечание Аманда.  - Это… как-то уж чересчур по-американски!
        - Так я и есть американка!  - парировала Миранда.
        - Родилась в Америке,  - уточнила младшая сестра.  - Но живешь-то в Англии. К тому же пользуешься всеми правами и привилегиями представительницы английской знати. В чужом монастыре живут по его уставам, а не по своим, дорогая моя,  - напомнила Аманда поговорку, слегка ее перефразировав.  - Надо заботиться о том, чтобы тебя не осудили за несвойственное светской даме поведение, Миранда.
        - Однако быстро же ты изменилась, младшая сестренка. И совершенно забыла о том, что ты тоже американка.
        - Да, верно, по рождению я американка и выросла на прекрасном острове Виндсонг. Но правда и то, что я прожила там всего лишь свои первые восемнадцать лет. Но замуж-то я вышла за англичанина… И уже к тому времени, когда я буду в возрасте нашей мамы, б?льшая часть моей жизни пройдет здесь, в Англии. Конечно, я ничего не знаю о политике правительства этой страны. Да и не хочу ничего о ней знать, потому что все равно ничего не пойму. Но я точно знаю, что я  - жена англичанина. И мне гораздо больше нравится жить в Англии, в стране более культурной и цивилизованной, чем наша. К тому же я не такая храбрая, как ты,  - добавила почему-то младшая сестра.
        Они сидели в ярко освещенной солнцем комнате Аманды, декорированной в желтом и белом цветах. Обставлена комната была мебелью из красного дерева времен королевы Анны, доставленной из Санто-Доминго. На каминной полке и нескольких небольших столиках стояли в вазах из бело-голубого фарфора свежие розы персикового цвета и кремовые левкои. Какое-то время Миранда нервно расхаживала по комнате, наконец присела рядом с сестрой на диван и проговорила:
        - Не знаю, такая ли уж я храбрая, но я действительно решилась на опасный поступок. Я собираюсь еще раз рискнуть. Однако мне потребуется твоя помощь, двойняшка.
        - Что ты имеешь в виду?  - Голубые глаза Аманды с тревогой смотрели на сестру.  - Ах, дорогая, мне казалось, что в нынешнем твоем положении тебе не до опасных проделок.
        - Речь идет не о проделках, сестренка. Я собираюсь уехать и хочу, чтобы ты поняла меня.
        - О, Миранда!..
        - Тихо, Манди. Не шуми и выслушай меня. Ты помнишь, почему мы с Джаредом приехали прошлым летом в Суинфорд-Холл.
        - Да, разумеется. У Джареда была какая-то секретная миссия, но никто не должен был знать, что он на время уедет из Англии. Поэтому вы и приехали сюда. Ведь вас тут вряд ли побеспокоят визитами.
        - Так вот, Аманда, Джаред уехал с этой миссией в Россию и до сих пор не вернулся. А человек, который жил здесь все эти месяцы под видом моего мужа,  - его старший брат Джонатан.
        - Нет! Конечно же, нет!  - громко воскликнула Аманда.  - Этого просто не может быть!
        - Разве я когда-нибудь говорила тебе неправду, сестренка? Почему же ты думаешь, что я лгу сейчас, рассказывая о таких серьезных вещах?
        - А г-где же… Джаред?  - пролепетала ошеломленная Аманда.
        - Насколько я понимаю, он все еще находится в Санкт-Петербурге. Возможно…
        - Ты даже точно не знаешь, где он?
        - Да, не знаю,  - кивнула Миранда.  - Видишь ли, Манди, Джареду не разрешили даже писать мне. По соображениям безопасности, естественно. А лорд Палмерстон даже не позаботился о том, чтобы хоть что-то сообщить мне о моем муже. Знаешь, что он сказал, когда мы последний раз с ним разговаривали? «Когда я узнаю о нем что-либо, узнаете и вы, мадам». Бесчувственный негодяй!
        - Но Миранда…  - Голубые глаза Аманды расширились.  - Ах, Миранда! Получается, что ты спала с мужчиной, который не является тебе мужем?
        Миранда изо всех сил сжала кулаки, так что ногти вонзились в ладони. Сделав глубокий вздох, она проговорила:
        - Аманда, милая моя, успокойся. Между мной и Джо ничего не было. Мы действительно спали иногда на одной кровати, но между нами при этом всегда лежало свернутое одеяло. Можешь назвать его границей, которую мы договорились не нарушить ни в коем случае.
        - А как же мистер Данхем приехал сюда?  - спросила Аманда.  - Ведь побережье Америки с прошлого июня блокировано.
        - Лорд Палмерстон связался с мистером Адамсом, и они вместе устроили для Джо переезд. Это случилось, когда стало ясно, что Джареду придется остаться в России на всю зиму.
        - А как Джо объяснил своей жене столь неожиданный отъезд? Не мог же он просто исчезнуть, ничего ей не сказав.
        - Чарити утонула прошлым летом, когда каталась на лодке. А детей он оставил со своими родителями. Родители знают правду, а для всех остальных жителей Плимута Джонатан, чтобы развеять тоску по жене, отправился на китобойный промысел.
        - Бедняжка!  - воскликнула Аманда.  - Но он очень мужественный и порядочный человек. Несмотря на собственное горе, сразу согласился помочь брату. Когда Джаред вернется и Джо сможет стать самим собой, я его обязательно познакомлю с несколькими симпатичными молодыми дамами. Глядишь, какая-нибудь из них станет его новой женой.
        - Ты опоздала, Манди,  - со смехом сказала Миранда.  - Джо уже женился. Несколько дней назад. Причем получил на это специальную лицензию. И знаешь на ком? На миссис Энн Боуэн! Именно поэтому он поехал на рыбалку не с Адрианом, а чуть позже  - чтобы провести несколько дней с молодой женой.
        - Ах! Ах!  - Аманда уронила руки и откинулась на спинку дивана.  - Подай мой флакон с нюхательной солью, Миранда! Пожалуйста… побыстрее! Я на грани обморока! Такие шокирующие новости… Будет о чем посплетничать!
        - Не болтай глупости, Аманда!  - Миранда начала терять терпение.  - Пойми, я рассказала тебе обо всем этом только потому, что уезжаю на поиски мужа в Санкт-Петербург. И ты должна мне помочь.
        - О-о-ох!  - выдохнула Аманда и закрыла глаза.
        Однако Миранда сразу поняла, что сестра лишь изображала обморок, а потому, не обращая на «обморок» внимания, продолжила:
        - Я уже десять месяцев не видела мужа, Манди. Он даже не знает, что у него есть ребенок! И я больше не могу сидеть в Англии и подыгрывать лорду Палмерстону в его непонятной игре. В конце концов, мы  - не англичане. И мы не обязаны хранить верность Англии. Я хочу получить назад своего законного мужа и поэтому поеду туда, где он находится. Но я не могу взять с собой Тома и я хочу, чтобы ты о нем позаботилась. Ты ведь понимаешь, что это необходимо?
        Теперь Аманда смотрела на сестру широко раскрытыми глазами.
        - Ты не можешь это сделать, Миранда!  - закричала она.  - Просто не сможешь!..
        - Смогу, Манди. И сделаю то, что задумала.
        - Я ни за что не стану помогать тебе в этом безумии!  - Аманда резко выпрямилась, тряхнув локонами.
        - А я тебе помогла, Манди, когда это было необходимо. Если бы я не отправилась сюда, вопреки желанию мужа, ты бы не была сейчас леди Суинфорд и не родила бы своего замечательного Нэдди. Сама же я, если бы не помогала тебе, жила бы сейчас в полной безопасности в своем собственном доме на острове Виндсонг. Жила бы с мужем и сыном, а не в Англии без Джареда. В общем, так… Я воспользуюсь яхтой «Дрим Витч» и отправлюсь в Санкт-Петербург на поиски своего мужа, а ты, моя дорогая младшая сестричка, мне поможешь! Разве ты можешь не помочь мне обрести счастье, после того как я стольким пожертвовала ради твоего, Аманда?
        Под воздействием столь убедительного довода твердая решимость Аманды воспрепятствовать авантюре сестры начала колебаться. Еще какое то время она пыталась придумать какие-нибудь контрдоводы и даже прикусила губу от напряжения, но в конце концов, посмотрев сестре в глаза, тихо спросила:
        - Что я должна сделать?
        - На самом деле не так уж много, милая,  - с улыбкой ответила Миранда.  - Твоя свекровь уехала на лето в Брайтон. Адриан и Джо вернуться из Шотландии не ранее чем через месяц. Ты здесь останешься одна, поэтому задавать тебе трудные вопросы никто не станет. А к тому времени, когда мужчины вернуться, я уже буду в Санкт-Петербурге. Так что можешь рассказать им правду. Уверена, что к моменту моего приезда в Россию Джаред уже будет готов к возвращению. Значит, вскоре после Адриана и Джо сюда приедем и мы. Таким образом, кроме нас с тобой, наших мужей и Джонатана, никто ничего не узнает. Выходит, от тебя требуется только одно  - чтобы ты приглядела за моим Томом.
        - В твоем изложении все так просто…  - пробормотала Аманда.
        - А все действительно очень просто, Манди!
        - Но не настолько же, как ты говоришь… По-твоему получается, что твое путешествие в Россию  - это как если бы ты отправилась в Лондон, чтобы привезти Джареда после его деловой поездки,  - в раздражении проговорила Аманда.  - За сколько времени ты рассчитываешь добраться до Санкт-Петербурга?
        - Недели за две. Это зависит еще и от ветра.
        - Следовательно, ты будешь отсутствовать значительно дольше месяца! Две недели туда, два недели обратно и еще неизвестно, как быстро ты найдешь Джареда в русской столице.
        - О, я думаю, что уж в английском-то посольстве знают, где именно живет Джаред,  - без тени сомнения заявила Миранда.
        - Наверное… Но у меня какое-то нехорошее предчувствие,  - прошептала Аманда.
        - У тебя?  - рассмеялась Миранда.  - Что-то я не припомню, чтобы раньше у тебя бывали предчувствия.
        - Я не хочу, чтобы ты ехала, Миранда! Пожалуйста, не надо! Я чувствую какую-то непонятную тревогу из-за этой твоей поездки. Пожалуйста, останься!  - В голосе Аманды звучала искренняя мольба.
        - Глупости это все, двойняшка! Ведь речь идет об обычном путешествии. Не таком уж и длительном к тому же. И оно обязательно будет для меня удачным! Я уверена в этом!

        Часть III
        Россия
        1813 -1814 годы

        Глава 10

        Капитан Эфраим Сноу с высоты восьми с половиной футов своего роста пристально посмотрел на жену работодателя.
        - Пока не выяснится, где находится Джаред, я не могу позволить вам сойти на берег, миссис Данхем,  - проговорил он медленно и отчетливо. Эти русские большие мастера на разные трюки. Поверьте, мэм, мне уже приходилось иметь с ними дело.
        - Давайте я пошлю записку послу Англии, капитан,  - сказала Миранда.  - Надеюсь, ему известно, где мой муж.
        - Отличная идея, мэм. Эй, Вилли! Ты где, парень?!
        - Я здесь, сэр!  - Перед капитаном мгновенно появился юнга.
        - Миссис Данхем через несколько минут даст тебе записку для английского посла. Доставишь ее по назначению, Вилли. Пока свободен.
        - Слушаюсь, сэр!
        Миранда спустилась в кают-компанию яхты и быстро написала короткое письмо с просьбой предоставить ей информацию о муже. Зная о профессиональном лукавстве дипломатов, она сказала юнге, чтобы тот, передав ее письмо, непременно дождался ответа. Юнга вернулся менее чем через час и принес в качестве ответа приглашение леди Данхем отобедать сегодня вечером в английском посольстве. Посол сообщал, что к семи часам за ней будет послана посольская карета.
        - О боже!  - вскрикнула Миранда, прочитав приглашение.  - Мне же совсем нечего надеть!
        - Сдается мне, что я уже слышал эти слова,  - хмыкнул Эфраим Сноу.  - Слышал от своей Эбби. Она произносит их всякий раз, когда куда-нибудь собирается.
        Миранда рассмеялась.
        - В чем-то вы правы, сэр. Но в данном случае это, увы, печальная правда. Я отправилась в путешествие, не захватив с собой ни горничную, ни вечерние наряды. Дело в том, Эф, что я не собиралась участвовать здесь в каких-либо официальных мероприятиях. Однако… Ведь вы же знаете этот город! Может быть, вам известно место, где можно купить приличное вечернее платье и туфли?
        - Есть такое место. Это магазин Леви Бимберга, и я съезжу туда с вами, миссис Данхем. Вам не стоит перемещаться здесь без сопровождения.
        Вскоре они сошли на берег, и капитан окликнул проезжавший мимо экипаж. Кучер тотчас подъехал к ним, они сели в карету, и капитан назвал адрес. Экипаж тронулся с места и покатил в сторону Невского проспекта, главной улицы русской столицы. Капитан Сноу изъяснялся с возницей на французском языке, стараясь медленно и четко выговаривать слова. Как он объяснил, практически все петербургские извозчики понимали по-французски, хотя знали этот язык далеко не блестяще. Что же касается города, то Миранду очаровала его красота. Было очень приятно в этот яркий солнечный день ехать по широкой улице, разделенной бульваром. Она видела в стороне несколько зеленых парков. То и дело на пути попадались ухоженные скверы с клумбами ярких цветов. Вдоль набережной Невы был проложен пешеходный тротуар, и, несмотря на довольно ранний час, она увидела несколько прекрасно одетых пар, прогуливавшихся по нему.
        - Да здесь просто великолепно!  - воскликнула она.  - Санкт-Петербург ничем не уступает Парижу или Лондону.
        - Да, мэм, но у них так только здесь. И только из-за того, что именно такое впечатление царь хочет произвести на гостей своей столицы,  - с усмешкой проговорил капитан Сноу.
        - Эф, что вы имеете в виду?
        - Сразу видно, миссис Данхем, что вы очень мало знаете о России. В этой стране люди разделены на два класса. К одному относятся царь и окружающая его знать, к другому  - так называемые крепостные крестьяне, которые находятся на положении рабов. У них нет никаких прав, кроме тех, которыми их соизволит наделить хозяин. Вся их жизнь посвящена тому, чтобы обеспечивать хозяину комфортное существование. Они живут в ужасающей бедности, потому что их жизнь не представляет для хозяина особой ценности: место умершего тут же займет новый раб, их здесь очень много. Да, есть еще что-то подобное нашему среднему классу. К таким людям можно отнести владельцев магазинов и купцов, а также небольшое число свободных крестьян, которые поставляют им свою продукцию. Но если вы, не дай бог, когда-нибудь попадете в трущобы, которые занимают немалую часть этого города, то у вас кровь застынет в жилах от того, что вы там увидите. Есть в России и промышленники. Здесь, в Санкт-Петербурге, имеются судостроительные верфи и текстильные фабрики, но рабочим там платят сущие гроши, так что жить они могут в бараках, находящихся
неподалеку от фабрик. Однако условия там не многим лучше, чем в трущобах.
        - О, это ужасно!..  - воскликнула Миранда, не сдержавшись.
        - Нам остается только радоваться, что мы живем не в этой европейской стране, а в «нецивилизованной» Америке,  - с усмешкой заметил капитан-янки, явно гордившийся своей родиной.
        - Я никогда не понимала, как одни люди могут так ужасно относиться к другим. Я ненавижу рабство!
        - Тем не менее не все жители Новой Англии думают так же, как вы, миссис Данхем. Многие из наших соотечественников не видят ничего зазорного в том, чтобы привозить из Африки рабов для работы на плантациях юга страны.  - Миранда вздрогнула и опустила глаза. Эфраим Сноу тихо вздохнул. Сам того не желая, он расстроил эту симпатичную женщину.  - Да будет вам, мэм! Вам совсем ни к чему переживать из-за подобных вещей. Думайте лучше о Джареде и о том, какой приятный сюрприз его ждет. Как вы полагаете, он будет сегодня на обеде в посольстве?
        - Думаю, что нет. Скорее всего, он сейчас вообще не в Санкт-Петербурге. Иначе посол в своей записке написал бы, что мой муж здесь.
        - Видимо так. А вот и магазин Леви Бимберга, мэм. И если вы не найдете здесь то, что вам нужно, то это будет означать, что такой вещи вообще не существует. Это один из лучших магазинов города, и у них всегда имеются самые последние поступления из Европы.
        Карета остановилась возле магазина, не менее большого и респектабельного, чем лучшие магазины Лондона. Эфраим Сноу вышел из кареты и, подав Миранде руку, помог ей спуститься на мостовую.
        - Жди здесь,  - сказал он кучеру и, поддерживая свою спутницу под локоть, повел ее в магазин.
        Миранда выбрала великолепное золотистое платье из легчайшего лионского шелка с тончайшими металлическими нитями. Платье было украшено крошечными серебряными звездочками и пропущенными по линии лифа узкими лентами также серебристого цвета. Сидело оно на Миранде так, будто было пошито специально для нее. Она сразу решила, что именно в этом платье пойдет сегодня вечером в посольство.
        Помимо этого платья, она приобрела еще два: темно-розовое в серебряную полоску и бледно-лиловое, перепоясанное золотистыми лентами. Она купила также шелковое нижнее белье, изящные лайковые туфли, расшитые золотыми и серебряными нитями, подходящие к ним по цвету ленты, несколько вязаных сумочек и украшенную бахромой кремовую шаль. Миранда раньше никогда не покупала готовые платья, однако в магазине имелись искусные белошвейки, которые моментально устранили все замеченные несоответствия ее фигуре.
        Посольский экипаж приехал ровно в назначенное время. Капитан Сноу помог Миранде спуститься по мостику и сесть в карету. Летние дни в Петербурге были длинными, поэтому солнце еще светило вовсю, и золотистое платье, казалось, сверкало в его лучах. В отличие от одежды, в драгоценностях Миранда, уезжая из Англии, решила себя не ограничивать и захватила с собой свою шкатулку. Для поездки в посольство она надела великолепное колье из аметистов в оправе из розового золота и такие же серьги. Сев в карету, она крикнула стоявшему на тротуаре капитану:
        - Я не пробуду там долго, можешь меня подождать, если хочешь!
        За отъезжающей каретой английского посла наблюдали и из дома экспортно-импортной компании, находившегося напротив причала.
        - Ты совершенно прав, Саша,  - сказал стоявший у окна верхнего этажа князь Черкесский.  - Эта женщина кажется вполне подходящей для нашей цели. Но прежде чем начать действовать, необходимо узнать, кто она такая. Проследи-ка за каретой до посольства и выясни все, что сможешь.
        - Сделаю, хозяин!  - мгновенно отозвался Саша.  - Я сразу понял, что она вам подойдет. Неужто я не знаю, какая вам нужна?
        - Гм, да…  - в задумчивости пробормотал князь, провожая взглядом карету.  - Поторопись, Саша.
        Саша выбежал из комнаты. Неторопливо последовавший за ним князь спустился по лестнице на первый этаж и с некоторым удивлением посмотрел на многочисленных служащих, склонившихся над лежавшими на письменных столах гроссбухами. Навстречу ему бросился хозяин компании.
        - Смею надеяться, мы сумели вам помочь, ваше сиятельство.
        - Да,  - буркнул, не глядя на него, князь. Затем все так же неторопливо вышел из дома и сел в свою карету.
        А Саша тем временем быстро шагал по Невскому проспекту, не упуская из виду карету английского посла. Это был стройный молодой человек среднего роста с необычайно красивым лицом. Он напоминал купидона с русских пасхальных картинок, только повзрослевшего. И кудрявые локоны его были не золотистыми, а темными, глаза же  - не голубыми, а черными и блестящими, как спелые вишни. Одет он был по-крестьянски  - в широкие штаны и рубаху с широкими рукавами и вышитым воротом нараспашку, но сшиты рубаха и штаны были из очень дорогой материи, а на ногах его красовались мягкие сапоги из прекрасно выделанной кожи. В проеме же рубахи виднелась тонкая золотая цепочка.
        Карета свернула с главного проспекта и, сделав еще несколько поворотов на боковых улицах, въехала в открытые железные ворота четырехэтажного кирпичного здания, стоявшего на набережной Невы. Тут же появившийся лакей помог красивой даме в сверкающем золотистом платье выйти из кареты. Когда же она поднялась по ступенькам, он открыл перед ней дверь.
        Саша подождал, когда карета поедет на задний двор, к конюшням. Затем, улучив момент, проскользнул вслед за ней на территорию посольства.
        - Эй, чего надо?!  - окликнул его кучер посольской кареты.
        - Добрый вечер,  - приветствовал кучера Саша на прекрасном английском. Единственный сын любимой служанки покойной княгини Черкесской, он обучался вместе со своим нынешним хозяином и свободно говорил на нескольких языках, что было крайне необычно даже для дворовых крепостных, находившихся в привилегированном положении. Но княгиня находила развлечение в том, что давала образование крепостному. К тому же она использовала его в качестве своеобразного спарринг-партнера для своего сына, который, к своему удивлению, вдруг обнаружил, что крепостной мальчик может быть не менее сообразительным, чем он. Присутствие рядом Саши подстегивало стремление княжича Алексея к занятиям. Ведь это же немыслимо, чтобы какой-то крепостной оказался хоть в чем-то лучше него!
        Кучер с подозрением посмотрел на Сашу.
        - Чего ты хочешь?  - повторил он вопрос.
        Посольский кучер терпеть не мог Россию и русских, но в посольстве платили гораздо больше, чем в любимой Англии.
        Саша тоже не любил иностранцев за их заносчивость, однако дружески улыбнулся дородному кучеру.
        - Кто та красивая леди, которую вы только что привезли сюда?  - вежливо спросил он.
        - Кто хочет это знать?
        - Мой барин. Он князь.
        В воздух взлетела серебряная монета, и кучер ловко поймал ее. Через пять минут Саша знал о прекрасной даме все, что было известно о ней кучеру.
        - Спасибо, друг!  - поблагодарил он англичанина и поспешил покинуть территорию посольства.
        Зная Санкт-Петербург как свои пять пальцев, Саша выбрал самый короткий путь и уже довольно скоро подходил ко дворцу князей Черкесских. Войдя через черный ход, он, не теряя ни минуты, поднялся наверх в личные покои князя, которого застал в постели с любовницей. Об этой женщине Саша знал только то, что она иностранка. Его мало интересовало, кем были многочисленные любовницы и любовники его барина, их всех он ревновал к нему. А эта мерзкая сучка со светлыми волосами, напоминающими по цвету солому, и странными, похожими на желтый янтарь глазами его особенно раздражала. Одета она была в ночную рубашку из такой прозрачной ткани, что было непонятно, зачем она вообще нужна. Женщина полулежала напротив князя с самодовольной улыбкой на губах.
        - Ну?  - произнес князь Черкесский.  - Что удалось узнать?
        - Особо ничего, ваше сиятельство. Посольский кучер сказал только, как зовут эту даму. Больше он ничего о ней не знает. Ему приказали подъехать к ее яхте и привезти в посольство. Как он ее вез, мы и сами видели.
        Любовница князя, насторожилась и, приподнявшись, резко спросила:
        - Ты собираешься заменить меня кем-то, Алексей?
        - Нет, моя радость,  - спокойно ответил тот.  - Но если ты еще раз заговоришь со мной таким тоном, обязательно заменю.
        Женщину, вопреки ожиданиям Саши, ответ не рассердил, напротив, успокоил, и ее белые полные руки нежно обвили шею князя.
        - О, Алексей, я люблю тебя! Я ужасно боюсь потерять тебя, из-за этого и бываю порой несдержанной.
        - Ты должна понять, что я настоящий джентльмен. И должна доверять мне. Когда ты мне надоешь, я сообщу тебе об этом должным образом.
        - Тогда объясни, зачем ты посылаешь Сашу следить за женщинами на петербургских улицах.
        Князь улыбнулся, и как-то очень странно. И сейчас с обнаженными зубами, казавшимися особенно белыми на фоне загорелого лица, он вдруг стал чем-то походить на волка. И это при том, что князь Черкесский казался весьма привлекательным мужчиной: был широкоплеч и широк в груди, имел тонкую талию, узкие бедра и длинные сильные ноги. Выразительные холодные глаза его напоминали кусочки полированного черного агата, и к ним очень шли коротко остриженные черные волосы. Особый шарм лицу князя придавал безукоризненно прямой нос и красивый разрез рта. Однако плотно сжатые губы наводили на мысль о жестокости.
        - Что ж, не вижу причин, по которым это надо скрывать от тебя, дорогая,  - сказала он, отстраняя от себя руки любовницы.  - Саша ходил сегодня в магазин Бимберга за лайковыми перчатками, которые так тебе приглянулись, и увидел там женщину необычайной красоты  - такую, как я ищу уже в течение нескольких лет. Да, именно такую, какая мне нужна.
        - Нужна тебе, Алексей?
        - Да, для моей фермы. Я давно ищу подходящую пару для своего племенного жеребца Луки. Лука способен производить на свет дочерей, в отличие от своего брата Павла, от которого рождаются только сыновья. Я за последние пять лет нашел для Павла несколько чудесных напарниц, и они уже родили восемнадцать великолепных белокурых мальчиков, за которых можно будет получить целое состояние, продав на базарах Ближнего Востока и Средней Азии. У Луки тоже уже есть несколько напарниц, но все они, к сожалению, на него не похожи. Вот я и ищу женщину такой же редкой масти, как у него. Тогда у их дочек волосы будут не просто светлые, а серебристые. Турки за таких готовы выложить любые деньги, и продавать их можно будет уже по достижении пятилетнего возраста.  - Он перевел взгляд на Сашу.  - Так, кто же она, эта женщина?
        - Пока, как я уже сказал, ваша светлость, мне удалось узнать только ее имя. Это леди Миранда Данхем.
        - Что?!  - воскликнула любовница князя.  - Как ты сказал, ее зовут?
        - Леди Миранда Данхем.
        - Худощавая блондинка с серебристыми волосами и бирюзовыми глазами?
        - Да.
        - Ты что, знаешь эту женщину?  - оживился князь.
        - Мне ли ее не знать?! Ведь это из-за нее я никогда не смогу вернуться в Англию! Из-за нее я вынуждена жить в изгнании и зависеть от таких ублюдков как ты, Алексей! Конечно же, я знаю Миранду Данхем.
        Саша с тайной радостью ожидал, что князь сейчас жестоко накажет свою любовницу за оскорбление. Но тот предпочел пропустить его мимо ушей.
        - Расскажи все, что ты о ней знаешь, душечка,  - прошептал он в ухо Джиллиан и погладил ее отвисшую грудь.  - Расскажи, пожалуйста…
        Тем не менее Джиллиан была не такая доверчивая дурочка, каковой считал ее князь, и поэтому сразу сообразила, что он, узнав правду о Миранде, может отказаться от своих планов, а она, Джиллиан, упустит шанс отомстить ей.
        - Миранда Данхем,  - пробормотала она с деланным безразличием,  - самая обычная и мало кому известная молодая американка, фактически не имеющая связей в Англии.
        - Самая обычная? Однако эта женщина приплыла на собственной яхте и, насколько я понял, она имеет титул, говорящий о принадлежности к английской знати. Ты ничего не перепутала, дорогая?
        - Ты меня, видимо, не понял, Алексей! Я же сказала, она  - американка.
        - Но вышла замуж за знатного англичанина?
        - Да нет же! Вовсе нет. Она дочь некоего Томаса Данхема, американца, владеющего землей, которая была когда-то, очень давно, пожалована его предку английским королем. Семья эта поддерживала связи со своими английскими родственниками, и ее члены по традиции присоединяли к своему имени титул «лорд». В Англии так принято. Когда же отец Миранды умер, поместье и титул перешли по наследству к его кузену Джареду Данхему. А сестра Миранды начала срочно подыскивать себе жениха, и ей это удалось  - она вскоре вышла замуж. Мамаша тоже сумела найти себе нового мужа. Не у дел осталась одна Миранда, которая, на беду Джареда, являлась по завещанию его подопечной. Она попыталась женить его на себе, но не сумела и сделалась его любовницей. С тех пор она стала совершенно несносной, мучает и себя, и всех окружающих,  - завершила рассказ Джиллиан, поздравив себя с тем, что так удачно все изложила.
        - А могу я поинтересоваться, откуда тебе все это известно?
        - Буду с тобой откровенной, Алексей. Видишь ли, я тоже одно время была любовницей Джареда Данхема. Но эта маленькая дрянь заменила меня в его постели. Джаред в этом отношении  - совершенно безжалостный человек. Но все же, несмотря на наш разрыв, я благодарна ему. Ведь именно он предупредил меня, что меня хотят арестовать как шпионку. И если мне удастся помочь ему избавиться от этой назойливой женщины, то это будет неплохой ответной услугой, не так ли? Поэтому, Алексей, если тебе нужна женщина такой внешности для разведения рабов в твоем южном имении, можешь смело ею воспользоваться. Лорд Данхем будет только рад, если она навсегда исчезнет из его жизни. А использовать его титул Миранда не имеет никакого права. Это один из ее трюков. Что же касается яхты, то думаю, лорд Данхем разрешил Миранде воспользоваться судном, чтобы хоть на время выпроводить ее из своего поместья. И искать Миранду он не будет, уверяю тебя. Ее вообще никто не станет искать.
        - Даже мать и сестра? Сдается мне, что они могут поднять шум из-за ее исчезновения.
        - Они обе в Америке,  - не моргнув глазом, солгала Джиллиан.
        Князь надолго задумался, и Джиллиан, не выдержав, воскликнула:
        - Сделай это сегодня же вечером, Алексей! Кто знает, сколько времени она собирается пробыть в Петербурге. Ты ведь сам сказал, что уже давно ищешь женщину со светлыми глазами и серебристыми волосами для своего племенного производителя. На ее выводке ты сможешь заработать целое состояние!
        Саша внимательно посмотрел на сидевшую на кровати женщину. Ему не нравилось, что она с такой горячностью уговаривала хозяина. И глаза у нее при этом как-то уж очень блестели. Поэтому и не верилось, что она говорила правду.
        - Мой князь,  - заговорил Саша по-русски, чтобы не могла понять Джиллиан Аббот,  - я не уверен, что она говорит правду. Я знаю, как сильно вам нужна та женщина, но вспомните о предупреждении царя. Его величество сказал, что если случится еще хотя бы один небольшой скандал вокруг вашего южного поместья, то он навсегда сошлет вас в самое отдаленное ваше имение.
        Князь внимательно посмотрел на своего верного слугу и, похлопав ладонью по одеялу, проговорил:
        - Устраивайся-ка поудобнее, Саша, и поделись своими мыслями об этом деле. Ты всегда печешься о моих интересах, и ты единственный на всем белом свете человек, которому я полностью доверяю.
        Саша с облегчением вздохнул и прилег на кровать рядом с хозяином. Затем, облокотившись о подушку, решительно заявил:
        - Ваша любовница хочет отомстить той женщине  - я в этом уверен.
        - Она этого и не скрывает,  - ответил князь.
        - В ее рассказе кое-что настораживает, ваше светлость.  - Как-то чересчур уж гладко она все объясняет. Мне, например, не верится, что богатый человек позволит своей любовнице путешествовать на его яхте без него. Жена может путешествовать одна на яхте мужа, а любовница  - никогда.
        - Какой муж, будучи в здравом уме, разрешит красавице жене путешествовать без него, да еще без сопровождения родственников или хотя бы старшей по возрасту компаньонки?
        - Каждый может оказаться в чрезвычайных обстоятельствах, мой князь.
        - Почти уверен, что ты прав, дорогой мой Саша. И тем не менее я собираюсь заполучить эту женщину, не вызывая скандала, разумеется. У меня есть превосходный план. Выслушай и скажи, что ты об этом думаешь. Так вот, мы захватим эту американку. Ее люди, находящиеся на борту яхты, конечно же, побегут в полицию, когда она не вернется. Но ты, дражайший мой Саша, к этому моменту уже будешь сопровождать ее в путешествии на ферму. Там ты проследишь, чтобы она забеременела от Луки. Я хочу, чтобы ты оставался на ферме до тех пор, пока не станет окончательно ясно, что она благополучно выносила первого ребенка. О том, что кто-то будет искать ее, можешь не волноваться, поскольку леди Миранда Данхем будет считаться мертвой. Это и есть главное в моем плане! В Неве будет выловлено тело светловолосой женщины, предположительно иностранки,  - с усмешкой произнес князь и, склонившись к Джиллиан, чмокнул ее в щеку.  - На утопленнице будет одежда леди Данхем и кое-что из ее драгоценностей. После нескольких дней пребывания в реке опознать труп будет крайне сложно, но одежда и украшения подтолкнут полицию и всех прочих к
нужному нам выводу. Ну как, Саша? Разве не мудрый у тебя господин?
        - Поражен вашей прозорливостью, обожаемый князь.
        - А теперь отправляйся к английскому кучеру. Наверняка он узнал еще что-нибудь для нас полезное.
        Саша поймал руку князя и поцеловал ее.
        - Счастлив повиноваться вам, хозяин!  - воскликнул он, вставая с кровати. Затем быстро вышел из комнаты.
        - И что же все это означает? О чем ты так оживленно беседовал со своим лизоблюдом?  - спросила Джиллиан на безупречном французском.
        - Саша сомневается в правдивости того, что ты рассказала, дорогая,  - ответил князь.
        - Этот навозный червяк просто ревнует!  - со злостью выпалила Джиллиан.  - Надеюсь, ты не поверил ему, Алексей.
        - Я переубедил его, милая,  - тихо произнес князь Черкесский бархатным голосом.  - Забудь об этом. Лучше поцелуй меня.

        Миранда, оказавшись в английском посольстве, быстро поняла, что серьезно разговаривать с ней здесь не торопились. Оказалась, что она всего лишь одна из многочисленных гостей, приглашенных в этот вечер на торжественный ужин, и поговорить с послом во время этого мероприятия не удастся. К счастью, ее соседом за столом оказался секретарь посла, который заверил Миранду, что посол не встретился с ней сегодня только из-за неотложных дел.
        - Я гарантирую, что завтра посол обязательно примет вас и вы поговорите с ним о своем муже,  - сказал секретарь.
        - Скажите мне только одно: жив ли мой муж?  - с мольбой в голосе проговорила Миранда.
        - О небеса, конечно!  - воскликнул удивленный секретарь.  - Но, миледи, что заставило вас усомниться в этом?
        - Лорд Палмерстон ничего не сообщал мне о нем все то время, что он находился здесь.
        - Проклятый идиот!  - невольно вырвалось у секретаря.  - Ох, простите за несдержанность, миледи,  - тут же добавил он, смутившись.
        - Не стоит извиняться, мистер Морган. Я бы применительно к лорду Палменстону употребила еще более грубые выражения,  - сказала Миранда, сверкая глазами.
        Секретарь тихо рассмеялся.

        Вернувшись к посольству, Саша вынырнул из окутавших русскую столицу розовато-лиловых сумерек на освещенное фонарями пространство.
        - Опять пришел?  - удивился кучер.
        Саша просительно улыбнулся.
        - Хозяин поколотил меня за то, что я так мало узнал о той симпатичной леди в золотистом платье. И сказал, что если я ничего больше о ней не выясню, то мне достанется еще больше.
        Кучер сочувственно покачал головой.
        - Да уж, все они одинаковы, эти набитые деньгами франты. Подай им то, что захотелось, и все тут! О том, что им кто-то может сказать «нет», как другим, они даже не думают. Ладно, малый, тебе повезло. Так уж получилось, что я случайно узнал об этой леди кое-что еще. Услышал на кухне, когда ел там после поездки. Она приехала за своим мужем, который находится здесь, в Санкт-Петербурге, по делам. Посол является его другом, поэтому и пригласил леди на официальный ужин. Однако лорд Данхем не знает о приезде жены, поскольку сам неделю назад отбыл в Англию. Я должен привезти ее сюда еще и завтра после обеда. Чтобы посол в спокойной обстановке, за чаем, мог ей обо всем рассказать.
        - Теперь-то у меня есть что сообщить хозяину!  - радостно воскликнул Саша, доставая из кармана серебряную монету.  - Спасибо, дружище!  - добавил он, вкладывая монету в ладонь кучера. После чего неспешно покинул территорию посольства.

        Узнав, что посол сможет рассказать ей о муже только завтра, Миранда была крайне раздосадована. Однако главное она уже знала  - Джаред был жив и здоров! И это, конечно же, успокаивало. Тем более что после торжественного ужина начались танцы и от кавалеров не было отбоя. В основном это были находившиеся в Санкт-Петербурге иностранные дипломаты  - джентльмены с раздувшимися от гордости лицами и очень даже заметными животиками. И сейчас эти люди после дегустации вин из запасов посла позволили себе расслабиться и проявить некоторую смелость. Возможно, именно поэтому Миранда сразу обратила внимание на человека, явно выделявшегося среди других гостей своей наружностью и державшегося особняком. Более того, он оказался единственным мужчиной в зале, заинтересовавшим ее. Как выяснилось, это был сын турецкой принцессы и грузинского князя принц Мирза Эддин-хан, который неофициально представлял интересы Османской империи при дворе российского императора.
        Принц выделялся не только высоким ростом, но и весьма необычной и привлекательной внешностью. У него были довольно длинные волнистые волосы, красивые каштановые усы, тонкой полоской обрамлявшие чувственные губы, и темно-голубые, почти синие, глаза. Будучи мусульманином, Мирза Эддин-хан не мог участвовать в танцах. Но когда Миранда, решившая, наконец, перевести дух, отказала нескольким претендентам на очередной танец и отошла от центра зала, он получил возможность приблизиться к ней и заговорить.
        - Вы слишком хороши собой, чтобы хмуриться,  - заметил принц шутливым тоном.  - Я знаю по собственному опыту, что от этого на лице могут появиться морщинки.
        Тут взгляды их встретились, и у принца, заглянувшего в глаза Миранды, напоминавшие бездонное море, перехватило дыхание.
        - Я не светская кокетка, ваше высочество, а немного грубоватая американка, привычная к откровенности. Поверьте, я не хочу вас обидеть, но, пожалуйста, не пытайтесь обольстить меня пустой болтовней, как это делали все подходившие ко мне джентльмены. Но мне кажется, что вы  - гораздо более умный человек, чем все остальные здесь присутствующие,  - проговорила Миранда.
        - Благодарю вас, миледи. Постараюсь исправить свое поведение. И коль скоро вы предпочитаете искренность и правду, для начала признаюсь: вы, миледи, одна из самых красивых женщин из всех, что мне доводилось видеть.
        - Спасибо, ваше высочество,  - спокойно ответила Миранда, но все же немного покраснела. А принц отметил, что и смущение ей очень к лицу.
        Дальнейшая их беседа была непринужденной и доставила удовольствие обоим. Причем беседа эта совсем не походила на светскую болтовню. А потом принц вдруг сказал:
        - Знаете, я никогда никому не завидовал, но у вашего мужа есть то, что вызывает зависть даже у меня.
        - Что же именно?  - спросила Миранда.
        Собеседник пристально, будто гипнотизируя, посмотрел на нее, и Миранде почудилось, что его взгляд пронзил ее насквозь, и она начала растворяться в лучах, исходивших из этих синих глаз.
        - Я завидую ему, потому что у него есть вы,  - тихо произнес принц Мирза. Миранда замерла в изумлении. А принц поклонился и поцеловал ей руку.  - Прощайте, леди Данхем,  - сказал он и направился к выходу.
        Ошеломленная этими словами Миранда до самых дверей провожала взглядом стройную фигуру в белых шелковых шароварах, яркой персидской тунике и высоком тюрбане, фигуру, резко выделявшуюся среди черных фраков всех остальных мужчин, присутствовавших в зале. Постояв в задумчивости еще какое-то время, она решила, что ей пора возвращаться на «Дрим Витч». В конце концов, на завтра у нее здесь назначена важная встреча, и перед ней надо было как следует отдохнуть.
        Вскоре Миранда уже сидела в карете, катившей по пустынным улицам засыпавшего Санкт-Петербурга. Было начало двенадцатого, однако ночь в этом городе казалась необычайно светлой, скорее это была даже не ночь, а какие-то странные сумерки, ужасно нервировавшие Миранду. Кроме того, она находилась под сильным впечатлением от знакомства с принцем Мирзой Эддин-ханом. Миранда еще никогда не испытывала такого интереса к незнакомому мужчине, и это тоже ее беспокоило. Почему этот восточный принц с загадочными глазами так будоражил ее воображение? Она же страстно любила своего мужа… Более того, ей даже в голову никогда не приходило, что можно увлечься другим мужчиной. Не даром лондонские кавалеры называли ее Снежной королевой  - Миранда узнала об этом от мистера Браммела и расценила подобное прозвище как лучший комплимент.
        Спала она этой ночью очень плохо. А утром сразу поднялась на палубу, чтобы немного развеяться. К своему удивлению, вскоре Миранда увидела небольшую карету с гербом британского посла на дверце. Карета въехала на пристань и остановилась напротив «Дрим Витч». На месте кучера сидел красивый молодой человек, одетый так, как обычно одевались русские крестьяне.
        - Не вы ли леди Данхем?!  - крикнул он, увидев ее.
        - Да, это я,  - ответила Миранда.
        - Господин посол выражает свое искреннее восхищение вами, миледи, и просит извинить его. Он не сможет принять вас после обеда и предлагает перенести встречу на более ранний час. Если вы не возражаете, я могу отвезти вас к нему прямо сейчас.
        - Да, конечно. Я согласна,  - ответила Миранда.  - Только возьму шаль и сумочку и тут же спущусь к вам.
        Миранда быстро спустилась в свою каюту и взяла то, что хотела. Затем прошла в кают-компанию и сообщила капитану Сноу о том, что планы изменились и она уезжает прямо сейчас.
        - Хорошо,  - кивнул капитан.  - Надеюсь, что сегодня вы, наконец, выясните все, что вас интересует.
        Быстро сбежав по трапу, Миранда подошла к карете, дверцу которой уже успел распахнуть красивый кучер. Он помог ей зайти в карету, аккуратно закрыл дверцу, затем возвратился на свое место и стегнул кнутом лошадей. Карета сорвалась с места и помчалась вперед, и только тут Миранда заметила, что она не одна. Напротив сидел весьма элегантный господин в белом расшитом золотом мундире.
        - Я леди Данхем,  - вежливо представилась она на прекрасном французском,  - Могу я узнать ваше имя, сэр?
        - Князь Алексей Черкесский,  - ответил мужчина.
        - У вас тоже назначена встреча с послом, князь Черкесский?
        - Нет, моя дорогая, вовсе нет.
        Такой ответ несколько удивил Миранду. К тому же спутник смотрел на нее слишком уж пристально, смотрел каким-то странным взглядом, вызывавшим неприятные ощущения. Так на нее еще никто никогда не смотрел. И при этом почему-то казалось, что глаза у этого человека совершенно безжизненные.
        - Если у вас не назначена встреча с послом, то почему вы находитесь в его карете?  - спросила Миранда.
        - Это карета не посла, дорогая. Она моя,  - сообщил князь бесстрастным тоном.
        И тут Миранду пронзило чувство опасности.
        - Князь Черкесский, я вынуждена потребовать, чтобы вы немедленно вернули меня на мою яхту!  - решительно заявила она, несмотря на участившийся пульс и дрожь в коленях.
        А князь вдруг расхохотался.
        - Браво, дорогая! Вы обладаете редкой для женщины способностью не терять присутствия духа. Вы именно то, на что я рассчитывал, и я очень рад, что не ошибся в своих ожиданиях.
        - Что вам от меня нужно, сэр? И зачем вы прибегли к такой низкой уловке, чтобы заманить меня в свою карету?
        Князь Черкесский поднялся и сел с ней рядом.
        - Лично мне от вас ничего не надо, дорогая. В этом смысле вам не стоит меня бояться. Я не собираюсь ни насиловать вас, ни убивать. Однако вы мне нужны. Я давно искал красивую женщину с такими блестящими серебристыми волосами.  - Он приподнял пальцами ее подбородок и пристально посмотрел ей в лицо.  - А глаза у вас, как изумруды, и в их глубине тлеет синее пламя. Превосходно!
        Миранда резко отдернула голову.
        - Хватит болтать, сэр!  - воскликнула она.  - С какой целью вы заманили меня в свою карету? Скажите же наконец! Я требую ответа!
        - Ты требуешь?  - с усмешкой переспросил князь.  - Неужели требуешь? Уверен, дорогая, что ты очень скоро узнаешь свое новое место в жизни и поймешь, что у тебя нет права требовать чего-либо. Теперь у тебя вообще нет никаких прав! Ты теперь  - моя собственность. С того момента, как ты влезла в мою карету, ты целиком и полностью принадлежишь мне. Однако не бойся. Обращаться с тобой будут нормально. Я отправлю тебя на юг России. Там, в своем имении, я устроил ферму по разведению рабов, и ты станешь отличной партнершей для одного из двух моих лучших производителей. Не сомневаюсь, что ты нарожаешь для меня великолепных детишек.
        Гнев и ярость вытеснили страх, и Миранда закричала:
        - Да вы сумасшедший! Вы хоть знаете, кто я такая? Я леди Миранда Данхем, жена лорда Джареда Данхема и хозяйка земельного владения Виндсонг! Немедленно верните меня на яхту! Обещаю, что не стану никому рассказывать о вашем поступке, сэр, поскольку думаю, что вы просто сильно пьяны.
        В ответ князь крепко ухватил ее за запястье и слегка вывернул руку. Не ожидавшая ничего подобного, Миранда закричала от боли и обиды. А князь, продолжая одной рукой удерживать ее, другой закрыл ей нос и рот какой-то тряпкой, источавшей сладковатый запах. Миранда изо всех сил рванулась в сторону и попыталась закричать. Однако крик, не успев вырваться из груди заглох, поскольку при вдохе ее легкие заполнились чем-то обжигавшим и источавшим все тот же сладковатый запах… И так повторилось несколько раз. Миранда боролась изо всех сил, но вырваться не могла, а сладковатый, дурманивший запах, казалось, заполнял ее тело… В конце концов, все закружилось у нее перед глазами, и она, теряя сознание, провалилась в темный водоворот.
        А карета между тем проехала центральную часть города и, оказавшись в пригороде, понеслась еще быстрее. Вскоре они уже ехали через лес по узкой и тряской дороге, а еще через какое-то время остановились возле небольшого дома. Саша вытащил бесчувственную Миранду из кареты, отнес в дом и уложил на кровать. Вошедший следом князь внимательно посмотрел на свою безмолвную жертву и с нескрываемой радостью воскликнул:
        - Будь я проклят! Да она еще красивее, чем казалась издалека! Ты только взгляни, Саша, какие краски! На щеках  - нежный румянец, а черные ресницы отбрасывают загадочные, почти фиолетовые тени!  - Князь наклонился, осторожно вынул из волос Миранды шпильки и заколки, провел рукой по распущенным серебристым локонам и попробовал их наощупь пальцами.  - А какая текстура, Саша! Они у нее мягкие и воздушные, как паутинка!
        Саша тоже нагнулся и осторожно провел ладонью по голове Миранды, пропуская через пальцы ее волосы.
        - Она настоящая аристократка, хозяин. Как она отреагировала, когда узнала, что ее ждет?
        - Болтала какую-то ерунду.  - Князь Черкесский пожала плечами.  - Говорила о том, что она жена Джареда Данхема. Но это уже не имеет никакого значения.
        На лице слуги отразилась тревога.
        - На вашем месте я бы поверил ей, ваша светлость,  - сказал он.  - Взгляните на нее! Это же настоящий ангел, не то что ваша любовница. Ту скорее можно назвать дочерью дьявола. Я думаю, что леди Джиллиан ревнует ее к лорду Данхему и злиться из-за того, что тот женился на этой красавице, а не на ней. Давайте вернем эту леди ее людям. Пока это можно сделать совершенно незаметно…
        - Нет! Черт бы тебя побрал, Саша! Я искал такую женщину целых три года, а эта оказалась лучше самых моих смелых ожиданий! Я ни за что не верну ее. Я даже себе намерен отказать в удовольствии насладиться ее телом, чтобы скрестить ее с Лукой как можно быстрее. Лучше помоги мне раздеть ее. Я должен забрать ее одежду с собой в Петербург.
        Они сняли с Миранды модное платье из зеленого с белыми полосами муслина, а также нижнюю юбку, лифчик и украшенные кружевом панталоны. Затем князь стащил с ее ног черные туфли, а Саша  - белые шелковые чулки. Проделав все это, оба на мгновение замерли, разглядывая лежавшую перед ними обнаженную женщину.
        - Как она красива,  - тихо произнес Саша.  - Взгляните, как прекрасно она сложена. Несмотря на такие длинные ноги, тело кажется совершенно пропорциональным!
        Князь протянул руки, приподнял сложенными «лодочкой» пальцами груди Миранды и тяжело вздохнул.
        - Эх, Саша, думаешь мне легко отказывать себе? Ты же знаешь, я всегда лично пробую тех, кого отправляю на ферму. Но эту производительницу придется пропустить. Рисковать нельзя. Я, к сожалению, черноволос, а она нужна мне для того, чтобы рожать рабынь с серебряными волосами.
        - О, вы прекрасный хозяин…  - прошептал Саша. Он медленно опустился на колени и, обнимая князя за талию, уткнулся лицом ему в пах.  - Позвольте же мне?..  - произнес Саша с мольбой в голосе.  - Позвольте своему Саше доставить вам удовольствие. Разве не для этого я появился на свет и вырос рядом с вами? Разве не я всегда был тем, кто по-настоящему любит вас?
        Князь Алексей Черкесский погладил черные кудри слуги.
        - Конечно, позволяю, мой дорогой Саша, конечно…  - пробормотал он, чувствуя сладостную истому от того, что верный раб уже начал делать то, о чем просил.
        Через несколько минут чувственное напряжение, возникшее при виде обнаженной женщины, было снято, и князь Черкесский со своим верным холопом вновь принялись за дело. Они надели на Миранду нижнюю и верхнюю юбки, а также блузку и войлочные полусапожки  - все тоже самое, что обычно носили русские крепостные крестьянки. Потом Саша заплел длинные волосы пленницы в косы, концы которых перевязал разноцветными шерстяными нитями. После чего они отнесли ее обратно в карету. Внезапно заметив блеснувшее на пальце Миранды кольцо, князь воскликнул:
        - Проклятье! Чуть не забыл об украшениях!  - Он стянул кольцо с пальца пленницы и вынул из ее ушей серьги.  - Что-нибудь еще есть?  - спросил князь Сашу.
        - К ее платью приколота камея, а больше я ничего не видел,  - ответил слуга.
        - Принеси из колодца немного воды,  - приказал князь.  - Если мы хотим, чтобы твоя пассажирка ехала спокойно, то самое время дать ей первую дозу настойки опия. Она уже начинает шевелиться.
        Князь смешал в серебряной рюмке воду и коричневый опийный настой. Затем Саша усадил глухо стонавшую Миранду на каретный диванчик, а князь аккуратно, стараясь не пролить ни капли, влил жидкость ей в рот. Миранда, испытывавшая ужасную жажду, с жадностью проглотила прохладную жидкость. На какое-то мгновение она пришла в себя, но потом вновь погрузилась в уютную тьму.
        Внезапно послышался шум экипажа, и князь, выглянув в окошко, увидел приближавшийся к домику элегантный фаэтон.
        - А вот и Борис Иванович… Отлично! Как раз вовремя!  - воскликнул он с улыбкой.  - А теперь слушай меня внимательно, Саша. Прямо сейчас ты отправишься в мое южное поместье. Никуда не заезжай, ешь на почтовых станциях, когда будешь менять лошадей. В общем, сделай все, чтобы ехать как можно быстрее. Ты должен добраться до фермы не позже чем через две недели. А потом дай ей несколько дней на отдых  - и пусть начинает спариваться. И запомни: чем дольше придется ждать нужного нам результата, тем дольше мы будем находиться вдали друг от друга, мой любимый Саша.
        - Я должен оставаться там до того, как она родит ребенка? Нельзя ли уехать, когда она забеременеет, а к родам вернуться?
        - Нет,  - решительно заявил князь.  - Я хочу, чтобы у нее не было ни единого шанса уклониться от родов. Она очень ценная рабыня, Саша. И пусть живет в одном доме с тобой, не надо, чтобы она общалась с другими женщинами. Она не такая, как эти чертовы крестьянки. Они могут разозлиться на нее из-за того и сделать с ней… что-нибудь нехорошее. Давай ей все, что она захочет. В разумных пределах, конечно. Желательно, чтобы она чувствовала себя счастливой.
        Саша с обожанием посмотрел на своего повелителя, затем схватил его руку и стал покрывать ее поцелуями.
        - Мы еще никогда не разлучались надолго, любимый хозяин. Каждый день без вас покажется мне вечностью!
        - Но ты единственный, кому я могу доверять. Сделай это для меня, мой любимый Саша,  - сказал князь.
        Еще раз поцеловав руку повелителя, Саша вышел из кареты, затем вытащил из нее Миранду и перенес ее в фаэтон, который почти сразу же тронулся с места. Князь же, сев в карету, отправился в свой дворец, где его ждала Джиллиан.
        - Где ты был?  - спросила она, с обидой надув губки. На ней, как всегда, было полупрозрачное платье, практически не скрывавшее женские прелести.
        Вместо ответа князь притянул ее к себе и запечатал ее раскрытый рот поцелуем. Мгновенно возбудившись, Джиллиан сладострастно прижалась к нему всем телом. И еще больше возбудила ее боль от шлепков по ягодицам, которыми князь награждал свою любовницу. Потом он толкнул Джиллиан на кушетку и, опустившись рядом на колени, с минуту разглядывал ее возбужденное интимное место. После чего вдруг прильнул к нему губами. Женщина громко застонала, и в тот же миг князь стремительно поднялся с коленей и оправил на себе мундир.
        В течение нескольких секунд Джиллиан лежала неподвижно, а затем, приподнявшись, разразилась проклятиями.
        - Негодяй, ублюдок,  - кричала она,  - как ты смел так завести меня и бросить?!
        Князь коротко рассмеялся и проговорил:
        - Вечером, душечка. Я берегу силы для вечера. Я готовлю для тебя нечто такое, чего ты никогда еще не испытывала и больше не испытаешь. Да-да, обещаю. А сейчас придется тебе самой довести себя до кульминации. Давай же!.. Я люблю наблюдать, как ты это делаешь.
        - Мерзкий ублюдок!  - огрызнулась Джиллиан. Однако ее пальцы уже были во влагалище, и она начала двигать ими, возбуждая себя. Конечно, это совсем не то, что заниматься любовью с мужчиной. Но, возбужденная князем, Джиллиан просто не могла больше терпеть: ей казалось, что она может разорваться от распиравшего ее желания.
        А князь Черкесский зажег тонкую черную сигару, присел на стул и, покуривая, наблюдал за корчившейся перед ним любовницей. Пожалуй, она была самой ненасытной из его любовниц  - тоже своего рода дар! В постели Джиллиан готова была выполнять любые его желания и всегда делала это с величайшей охотой. Несомненно, ему будет ее не хватать, но оставлять Джиллиан рядом с собой уже не следовало  - это было бы слишком опасно. Князь знал, что она собиралась принудить его жениться на ней, однако сам он не собирался делать княгиней Черкесской эту высокородную английскую шлюху, шпионившую в пользу Наполеона против собственной страны. Эта честь была приготовлена для юной кузины царя Татьяны Романовой. Об этом в Санкт-Петербурге пока не знал никто, кроме ее будущих царственных родственников. Тем не менее уже было решено, что в следующем месяце, когда Татьяне исполнится семнадцать, в царском дворце объявят о помолвке, а еще через месяц князь с ней обвенчается. И конечно же, перед столь важными событиями следовало все хорошенько подчистить. Прежде всего это касалось Саши. К счастью, с ним все получилось прекрасно, и
Саша сейчас ехал на юг, выполняя при этом крайне важное задание. Безусловно, ему обязательно надо написать о Татьяне. Однако сделать это можно будет лишь после того, как царская племянница родит нескольких детей. Да, Саша, возможно, являлся единственным человеком, которым он действительно дорожил, но обеспечить продолжение рода князей Черкесских Саша, естественно, не мог.
        Его размышления прервали стоны Джиллиан, и он вновь перевел взгляд на женщину, с любопытством наблюдая, как менялось ее лицо в момент приближения кульминационного момента.
        - Очень хорошо, дорогая,  - сказал князь через несколько секунд.  - Ты отлично это проделала, и в награду я тебе расскажу, где был сегодня. Так вот, я занимался отправкой твоей бывшей соперницы в дальнее путешествие. Ее сопровождает Саша, и сейчас они уже в пути.
        - О, Алексей!  - воскликнула Джиллиан, бросаясь в его объятия.  - Я обожаю тебя!
        Князь Черкесский скривил губы в подобии улыбки.
        - Я рад, что сумел так легко доставить тебе радость,  - сказал он.  - А теперь иди прими ванну и подготовься к вечеру. Сегодня мы его проведем вместе, моя радость.
        Джиллиан мгновенно вскочила на ноги и поспешила в свою комнату, размышляя о том чудесном сюрпризе, что приготовил для нее князь. Может, это сапфировое колье и серьги, которыми она демонстративно восхищалась при нем на прошлой неделе у ювелира? А может… Нет, для предложения руки и сердца, пожалуй, рановато. Но кто знает! Теперь, когда ей известна тайна Миранды Данхем, он вполне может жениться на ней, чтобы гарантировать ее молчание,  - это подсказывает элементарная логика. А если он не догадается, то можно будет и самой на это намекнуть. Алексей не дурак и сразу поймет, насколько ему выгодно сделать ее своей женой.
        Князь в своих апартаментах тоже готовился к предстоящему вечеру. Он приказал подготовить шампанское со льдом и лучшую черную икру, затем принял ванну и несказанно удивил слуг, сообщив им, что этим вечером они могут отдохнуть вне дворца. К девяти часам все было готово. Окна в своей спальне князь приказал плотно прикрыть занавесками, и комната теперь освещалась только мерцающим светом свечей в серебряных канделябрах.
        Приехав в Россию, Джиллиан в целях маскировки, в случае, если сюда вдруг занесет кого-то из знакомых, изменила прическу. В Лондоне у нее были короткие рыжие волосы, а в Санкт-Петербурге она предстала в образе блондинки с длинными волнистыми волосами. А сейчас в спальню князя она явилась с распущенными волосами и совершенно обнаженная, только шею украшало бриллиантовое ожерелье, а на ногах у нее были розовые шелковые тапочки. Встретившего ее князя прикрывал тонкий шелковый халат.
        Выглядела Джиллиан прекрасно. И ее возбуждали не только ожидания, связанные с предстоящим вечером, но и услышанная два часа назад новость о Миранде. Судьба соперницы очень интересовала ее, поэтому, набравшись храбрости после двух бокалов шампанского, она спросила:
        - Алексей, а ты можешь мне точно сказать, что ее ждет?
        - Кого?
        - Миранду Данхем. Каково ей будет в твоем поместье?
        - К сожалению, должен тебя разочаровать, дорогая. Там ей будет достаточно комфортно. Разве ваши английские конезаводчики не уделяют особое внимание своим лучшим призовым кобылам? Вот и я стараюсь как следует заботиться о своем племенном фонде.
        - А если она откажется делать то, что ты хочешь? Что, если она будет сопротивляться твоему Луке? Любая женщина может затеять борьбу, когда ее принуждают заниматься любовью против ее воли.
        - Если она откажется делать то, что надо, добровольно, ее заставят силой.
        - Каким образом?
        - Свяжут специальным образом, чтобы Лука мог сделать свое дело,  - сухо ответил князь.  - Приятно это узнать, а, Джиллиан?
        - Да,  - хрипловато выдохнула она.  - О боже, как бы я хотела, чтобы Джаред Данхем узнал о том, что с ней сделают! Чтобы узнал, что другой мужчина спокойно берет женщину, которую он считает своей!
        Князь нахмурился. Теперь окончательно стало ясно, что Саша оказался прав. Впрочем, это уже не имело значения. Красавицу с серебряными волосами везли в южное поместье. А эта дура Джиллиан даже не поняла, что созналась во лжи. Ведь совсем недавно она утверждала, что Миранда не вышла замуж, а Данхем был рад от нее избавиться.
        - Давай прекратим это скучное обсуждение обязанностей крепостных, дорогая,  - сказал князь.  - Есть гораздо более интересные вещи, которыми мы можем порадовать себя.  - Он скинул халат, затем снял с шеи Джиллиан ожерелье и, подав ей руку, повел к кровати.
        - Днем я был жесток с тобой, душечка, зато сейчас обещаю: ты получишь именно то, чего больше всего желаешь.
        У Джиллиан перехватило дыхание. Неужели она не ошиблась? Неужели в этот вечер он сделает ей предложение?
        А князь привлек ее к себе и воскликнул:
        - Ах, душечка, мне так хорошо с тобой!
        Джиллиан задрожала в предчувствии наслаждения, а князь вдруг повалился на кровать. Джиллиан тотчас оказалась сверху, и он, приподняв ее сильными руками, резко вошел в нее. Джиллиан взвизгнула от удовольствия и заерзала мягкими ягодицами по его бедрам. Князь же положил ладони на ее груди и стал теребить кончиками пальцев соски, похожие на спелые вишни.
        - О, какой симпатичный казак-наездник из тебя вышел, милая! О-го-го, вперед…  - приговаривал он в такт ее движениям.  - Однако ты слишком торопишься получить удовольствие. Сегодня все будет не так. Придется немного подождать,  - добавил князь и вдруг снял с себя Джиллиан.
        - Нет!  - воскликнула она.  - Черт побери, Алексей, я хочу быстрее!
        - Нет-нет, душечка,  - проворчал князь.  - Этой ночью мы сблизимся с тобой несколько раз, но достигнуть вершины удовольствия я позволю тебе лишь единожды. Зато это будет такое наслаждение, которого ты еще никогда не испытывала и впредь никогда не испытаешь. Я обещаю тебе сверхнаслаждение, дорогая.
        Князь уложил Джиллиан на живот и, убедившись в том, что она не видела, что он делает, взял в руку хлыст, заранее припрятанный возле кровати. Затем князь уселся ей на плечи, лицом к ногам, и с оттяжкой ударил ее хлыстом по ягодицам. Потом еще и еще. Джиллиан завизжала и попыталась скинуть его, однако сделать это ей не удалось, и Алексей продолжал хлестать ее. Лишь когда ягодицы сплошь покрылись розовыми рубцами и рыдающая от боли Джиллиан прекратила попытки освободиться, он отбросил хлыст и, пересев, вошел в нее через анальное отверстие, как делал с некоторыми из своих любовников. Князь погружался в нее очень медленно, постепенно усиливая давление; когда же нарастающее у нее вожделение заглушило боль и Джиллиан глухо застонала, он вышел из нее и уложил на спину. Не давая ошеломленной любовнице опомниться, князь закинул ее ноги себе на плечи, уткнулся лицом в ее промежность и начал действовать губами я языком. Однако продолжалось это опять лишь до тех пор, пока Джиллиан не приблизилась к кульминации. Уловив этот момент, князь тотчас отстранился от нее.
        Она взвизгнула от досады и принялась выкрикивать в его адрес ругательства сразу на трех языках, что вызвало у князя Алексея Черкесского неудержимый приступ хохота. Успокоившись, он взглянул на разъяренную любовницу и решил, что она готова к тому, чтобы получить обещанное им наслаждение.
        - Все в порядке, душечка,  - прошептал князь.  - Сейчас я возьму тебя.
        В следующее мгновение он вошел в нее, и Джиллиан тотчас рванулась ему навстречу. Но князь, глядя на нее с улыбкой, не очень-то старался доставить ей удовольствие. Он двигался довольно медленно, и в какой-то момент его руки, скользнув по груди любовницы, остановились у нее на шее, а пальцы нащупали на горле жилки лихорадочно бившегося пульса.
        - Я обещал тебе, что исполню самое заветное твое желание, моя душечка Джиллиан. И я дал тебе возможность отомстить лорду Данхему за то, что он предпочел тебе эту красотку Миранду.  - Его пальцы сильнее сжали горло любовницы.  - Теперь лорд Данхем будет искать ее до тех пор, пока не убедится, что уже нечего искать. Тебе ужасно хотелось стать леди Данхем. При жизни это не удалось, зато после смерти ты ею станешь.
        Глаза Джиллиан широко распахнулись  - она почти сразу поняла зловещий смысл услышанного. Джиллиан схватила князя за руки, пытаясь освободиться, однако ей это не удалось. И закричать она не смогла, так как пальцы князя еще сильнее сдавили ее горло. В этот момент Джиллиан отчетливо поняла, что сейчас умрет. И в тот же миг Джиллиан достигла вершины сексуального блаженства  - такого она еще никогда не испытывала и лишилась последних сил и даже стремления бороться за жизнь. «Я умираю»,  - подумала Джиллиан, и словно издалека до нее донесся голос князя:
        - Когда твое тело выловят из Невы, душечка, на тебе будет одежда леди Данхем и ее украшения. Естественно, все решат, что ты  - это она, и тебя похоронят в ее могиле, о чем будет свидетельствовать твое имя на могильной плите. Разве это не заслуживает благодарности с твоей стороны, душечка?
        Конвульсии страсти Джиллиан Аббот перешли в предсмертные судороги: ее тело несколько раз дернулось и затихло. А князь Алексей Черкесский, не прекращавший заниматься любовью, достиг вершины удовольствия несколькими секундами позже. Выйдя из уже мертвой любовницы, он поднялся с кровати и, пошатываясь, пошел в свою гардеробную. И только там князь почувствовал, что дрожит. «Самое незабываемое развлечение», как он называл про себя то, что сейчас совершил, все-таки чересчур взволновало его. Чтобы успокоиться, он налил себе бокал шампанского и одним глотком осушил его.
        Взбодрившись таким образом, князь отметил, что ощущения, которые он только что испытал, превзошли самые смелые ожидания. Иметь женщину в тот момент, когда она, умирая, испытывает оргазм,  - это ни с чем не сравнимо! Однако тут же пришла мысль, что такое вряд ли повториться, и он печально вздохнул. Ни одна их известных ему женщин не любила так постельные утехи, как покойная Джиллиан. Она была в этом смысле уникальна, и ему наверняка будет не хватать ее. Между тем ничто не должно угрожать его женитьбе на родственнице самого царя.
        Князь неспешно оделся, затем начал надевать на уже холодеющее тело Джиллиан вещи Миранды Данхем. Это оказалось не таким простым делом. Пышная грудь убитой любовницы не помещалась в лифчик, и князь, немного повозившись, отбросил его в сторону. Нижние панталоны Миранды тоже оказались слишком маленькими, но ему в конце концов все же удалось натянуть их на ягодицы Джиллиан. Проблему с платьем пришлось решать более радикально. Князь надорвал лиф, стараясь сделать это так, чтобы создалось впечатление, будто это воры, срывая со своей жертвы брошь-камею, разорвали платье. Белые чулки он без труда натянул на ноги покойницы и закрепил подвязками. А вот черные туфли тоже пришлось отбросить, поскольку ступня Миранды была намного уже, чем у Джиллиан. Покончив с одеванием, князь надел на палец своей мертвой любовницы обручальное кольцо Миранды, затем подхватил безжизненное тело на руки, вышел из своих апартаментов и спустился в холл первого этажа. Оттуда прошел на возвышавшуюся над самой Невой дворцовую террасу.
        Ничто не нарушало тишину ночи. Во дворце, кроме него, никого не было, а с улицы его никто не мог увидеть. Дойдя до края террасы, князь положил тело Джиллиан на балюстраду, а затем подтолкнул. Раздался всплеск, и подхваченное рекой тело поплыло вниз по течению. Алексей Черкесский посмотрел ему вслед и удовлетворенно вздохнул. Все прошло великолепно, именно так, как он задумал! Утром он скажет своей старой няне Марье, чтобы прибралась в комнатах Джиллиан. Объяснять ничего не придется. Любовницы приходили и уходили постоянно. Да и правильно обученным дворовым крепостным не придет в голову задавать лишние вопросы своему барину. А его дворовые были вышколены настолько, насколько только можно вышколить слуг, используя все методы обучения, включая и физические наказания.
        Князь достал из кармана тонкую черную сигару и прикурил от освещавшего террасу фонаря. Вдыхая приятный ароматный дымок, он постарался вытеснить из памяти Джиллиан Аббот и сосредоточиться на мыслях о своей будущей невесте, юной и невинной Татьяне Романовой. Естественно, было бы глупо надеяться на то, что семнадцатилетняя девственница сможет развлечь его в постели так же, как Джиллиан. Однако же, если она не слишком перегружена предрассудками, он быстро сумеет ее обучить, и им будет хорошо вдвоем. Эта мысль понравилась князю, и он окончательно успокоился.

        Глава 11

        Когда стало ясно, что до Суинфорд-Холла совсем недалеко, Джаред Данхем перешел на галоп. «Миранда! Миранда! Миранда!»  - выстукивало в такт конским копытам его гулко забившееся сердце. Голова кружилась от предвкушения встречи. Свежая зелень английских лугов казалась особенно приятной после серовато-коричневых пейзажей России. Одиннадцать месяцев! Он не был здесь почти год! И что заставило его взяться за выполнение этой миссии? Как его угораздило оставить Миранду на столь долгий срок?
        Но вот, наконец, и главный вход Суиндфорд-Холла! Вышедший навстречу конюх принял поводья. Появился и поспешивший к нему лакей.
        - Мы думали, вы все еще в Шотландии, милорд,  - сказал он.  - Мы ожидали вас только на следующей неделе.
        - Где леди Данхем?  - спросил Джаред.
        Лакей взглянул на него с удивлением, но ответить не успел, поскольку на крыльцо вышли Аманда и незнакомая Джареду симпатичная молодая женщина с волосами цвета меди.
        - Спасибо Уильям,  - сказала Аманда лакею, отпуская его жестом. Повернувшись к своей спутнице, она спросила:  - Ну, который из них перед нами?
        - Это лорд Данхем, не Джо,  - мгновенно ответила рыжеволосая.
        - Джаред? Слава богу! Миранда с тобой?!
        «Либо я сошел с ума, либо попал в дом умалишенных»,  - промелькнуло у Джареда.
        - Что ты имеешь в виду, Аманда?  - проворчал он.  - Я не понимаю, о чем ты спрашиваешь.
        - Милорд,  - обратилась к нему незнакомка,  - мне кажется, что нам следует войти в дом. Идем, дорогая Манди. Думаю, лучше всего продолжить разговор в библиотеке.
        С трудом сдерживая раздражение, Джаред молча пошел за ними.
        - Что ты имела в виду, спрашивая про Миранду?  - спросил он, едва переступив порог библиотеки.  - Где моя жена?  - Аманда неожиданно расплакалась, но это не остановило Джареда.  - Черт побери, котенок, сейчас мне не до твоих слез! Я хочу понять, что происходит!  - Всхлипывания Аманды перешли в рыдания, и Джаред, увидев, что от нее ничего не добьешься, перевел взгляд на незнакомку.  - С кем имею честь беседовать, мадам?
        - Энн Боуэн-Данхем, милорд. Я жена вашего брата.
        - Что?..
        - Присядьте, пожалуйста, милорд. Боюсь, что коротко объяснить не получится. Может быть, шерри?
        Несколько мгновений Джаред пристально смотрел на женщину. Потом пробормотал:
        - У меня такое ощущение, госпожа Энн, что мне требуется… что-то покрепче. Пожалуй, я выпью виски.
        Энн отошла к столику, на котором стояли графины с напитками и бокалы. Внимательно осмотрев его, она выбрала граненый хрустальный стакан и, наполнив его почти до краев красноватым шотландским виски, подала Джареду. Аманда же, сидевшая у стены на диванчике, продолжала хлюпать носом.
        Джаред сделал изрядный глоток и вновь посмотрел на Энн.
        - Итак, мадам, я вас слушаю…
        - Надеюсь, вам известно, милорд, что поздней осенью прошлого года лорд Палмерстон организовал приезд сюда вашего брата Джонатана с тем, чтобы он выдавал себя за вас?  - Джаред кивнул.  - Лорд Палмерстон хотел, чтобы о вашем отъезде из Англии никто не знал. К тому времени ваша золовка Чарити погибла, и министр решил, что Джо вполне мог помочь в этом деле своим присутствием.
        - Значит, Джо приехал сюда, в это поместье?  - спросил Джаред.
        - Да, конечно. И вашей жене было очень непросто, милорд. Вы же знаете, как она вас любит. А то, что она в это время готовилась стать матерью, делало ее положение особенно тяжелым.  - При этих словах Энн на лице Джареда появилось выражение крайнего изумления, и она, всплеснув руками, воскликнула:  - О боже, вы и этого не знаете?!  - Он отрицательно покачал головой, и Энн сказала:  - Тогда позвольте вам сообщить, милорд, что вы стали отцом. 13 апреля у вас родился сын, очень симпатичный здоровенький мальчик.
        - Как его назвали?
        - Томасом.
        Джаред удовлетворенно кивнул.
        - Я бы согласился на это имя, если бы находился здесь.  - Немного помолчав, он спросил:  - Но где же Миранда, госпожа Энн?
        - Она уехала за вами в Санкт-Петербург, сэр.
        - Что?.. Но как же…
        - Выслушайте меня, пожалуйста, не перебивая,  - попросила Энн.  - Мы случайно встретились с вашим братом и полюбили друг друга. Миранда устроила так, что мы смогли тайно обвенчаться. Она сделала все для того, чтобы мы были счастливы, да благословит ее Господь. Но сама она была очень несчастна.
        - Это правда, Джаред,  - вступила в разговор Аманда.  - Она умоляла лорда Палмерстона сообщить хоть что-нибудь о тебе, но тот ничего не сказал. Только повторял одно и то же: «Когда я услышу что-то о нем, мадам, тогда услышите и вы». Ты же знаешь, каким бывает этот человек, когда не хочет, чтобы его беспокоили… А ведь мог бы найти хотя бы несколько слов, чтобы успокоить ее. Но где ты был все это время, Джаред? Почему ты так долго не мог вернуться?
        - Я был в тюрьме, котенок. Если бы не это обстоятельство, я вернулся бы еще несколько месяцев назад.
        - В тюрьме?! За что же тебя туда посадили? Кто приказал?
        Джаред тяжко вздохнул и проворчал:
        - Русский царь распорядился взять меня под стражу. Но не пугайся так… Обращались со мной хорошо. Меня заключили в Петропавловскую крепость, но я там находился в привилегированном положении. Жил в двухкомнатных апартаментах с прекрасным видом на реку Неву. Со мной был мой камердинер Митчум. И вообще, все было хорошо, если не считать запрета выходить оттуда.
        - Но почему царь отдал такое распоряжение?  - удивилась Аманда.
        - Царь очень испугался, когда Наполеон взял Москву. И у него на то были серьезные причины. Ведь французы могли продолжить наступление уже в сторону Санкт-Петербурга. А если бы Наполеон узнал, что Александр Первый рассматривает возможность создания антифранцузского альянса… О, это бы его очень озлобило. Думаю, царь был шокирован известием о падении Москвы и запаниковал. Поэтому и распорядился, чтобы меня на всякий случай заключили в Петропавловскую крепость. Но он сказал, чтобы обращались там со мной хорошо. Меня поселили в удобном помещении, вовсе не в подвальном, как многих обычных заключенных. К тому же меня неплохо кормили, даже вино подавали. Мне разрешили оставить при себе слугу, а также читать книги и играть в шахматы. Поскольку же о моем пребывании в Санкт-Петербурге знали всего несколько человек из нашего посольства, то и мое исчезновение осталось почти незамеченным. Посол, конечно, делал все, что мог, но мог он очень немного, так как его собственное положение в тот момент было весьма шатким.
        - А лорд Палмерстон знал обо всем этом?  - поинтересовалась Аманда.
        - Безусловно,  - ответил Джаред, ни секунды не задумываясь.
        - Тогда почему он ничего не рассказал Миранде?
        - Видимо, опасался, что плохие новости могут повредить ей или ребенку, которого она носила.
        - А когда Том уже родился?.. Почему он и тогда продолжал молчать?
        - Не знаю, Аманда.  - Джаред покачал головой.  - И даже не знаю, что предположить.
        - Зато я знаю!  - в раздражении воскликнула Аманда.  - Лорд Палмерстон убежден, что только он один вправе решать, кому что говорить! Когда ему стало ясно, что твоя миссия пошла не так, как вы планировали, он решил, что лучше всего просто забыть о ней, а заодно и о тебе. К тому же он убежден, что женщины существуют лишь для того, чтобы облегчать жизнь мужчинам. И конечно же, он не считает Миранду достойной доверия. Такое его отношение и толкнуло мою сестру на столь отчаянный поступок. Если бы лорд Палмерстон дал ей хоть каплю надежды, сказал бы хоть слово поддержки, она бы ни за что не оставила крошку Тома и не отправилась бы разыскивать тебя в Санкт-Петербурге. Это он во всем виноват!  - гневно выкрикнула Аманда и вновь залилась слезами.
        Мгновенно вскочившая со стула Энн, подошла к ней и ласково обняла.
        - Тебе нельзя так расстраиваться, Манди. Я тоже огорчена, но надо держать себя в руках. Иди-ка лучше в детскую и проследи, чтобы малышей подготовили. Лорд Данхем скоро придет взглянуть на них. А я пока закончу рассказ о том, что произошло за время его отсутствия.
        Энн проводила Аманду до дверей и, подбодрив улыбкой, слегка подтолкнула в спину. Вновь повернувшись к Джареду, Энн перехватила его взгляд и смутилась. Он смотрел на нее с каким-то веселым удивлением.
        - Вы обнаружили что-то забавное, милорд?  - спросила Энн и еще больше смутилась, поскольку слова ее прозвучали довольно резко.
        - Нет, скорее приятное. Я имею в виду вас. Знаете, настоящая английская роза! Интересно, понимает ли мой братец Джо, какое сокровище ему досталось?
        Энн покраснела, от чего сделалась еще более симпатичной.
        - Фи, сэр, я начинаю думать, что слухи о вас вполне обоснованы.
        Джаред рассмеялся.
        - Я всего-навсего хотел предложить, чтобы впредь вы называли меня Джаредом, а я буду называть вас Энн. Но знаете… Вы ведь сказали «малышей». Я не ошибся? Их что, несколько?
        - Двое. Около месяца назад Аманда тоже стала мамой. Так что у вашего Тома есть кузен Эдвард, или, как все его называют, Нэдди.
        Изумленный этой новостью, Джаред кивнул. Немного помолчав, спросил:
        - А зачем я поехал в Шотландию?
        - На рыбалку. Лорд Стюарт пригласил вас и Адриана в свое поместье.
        - О боже! Ведь Джо терпеть не может рыбалку! Я думаю, ему не хватает терпения. Но сам он утверждает, что есть якобы нечто унизительное, когда человек гордится тем, что обманул безмозглую рыбу.
        Теперь уже Энн рассмеялась.
        - Да, мой Джо слишком практичен для того, чтобы тратить время на обман рыбы. Кстати, милорд… Ох, извини, Джаред. Так вот, поскольку для всех Джо остается тобой, то я по-прежнему остаюсь госпожой Боуэн. Наш секрет знает только Аманда и больше никто: ни лорд Суинфорд, ни слуги, ни мои дети. Приглашение на рыбалку нам с ним очень помогло. Являясь Джаредом Данхемом, Джо сказал, что его вызывает лорд Палмерстон, поэтому он присоединился к компании рыболовов после того, как мы обвенчались и устроили что-то вроде краткосрочного медового месяца.
        - А когда они вернутся?
        - Они должны быть здесь в середине следующей недели,  - ответила Энн.
        - В таком случае нет смысла пытаться с ним связаться. Посыльный вернется практически одновременно с ними. Однако сам я, возможно, смогу перехватить их по дороге сюда. Поменяться ролями где-нибудь еще, а не в Суинфорде будет гораздо легче. А дальнейшие события будут развиваться следующим образом: Джонатан приезжает навестить меня в Суиндфорд-Холле, встречает тебя, вы влюбляетесь друг в друга и вместе уезжаете.
        - Пожалуй, это самый простой способ распутать эту историю,  - согласилась Энн.
        Джаред улыбнулся.
        - Они кому-нибудь говорили, по какой дороге поедут?
        - Аманда должна знать. Но я абсолютно уверена: вне зависимости от маршрута на последнюю перед приездом сюда ночь они остановятся в Шресбери, в гостинице «Пятнистая корова».
        - Значит, в Шресбери Джо и станет тем, кем на самом деле является,  - подытожил Джаред.  - Слушай, Энн, а ты знаешь, каким образом намеревалась моя жена добраться до Санкт-Петербурга?
        - О насчет этого можешь не опасаться, Джаред. Миранда сказала, что поплывет на «Дрим Витч».
        - Отлично! Мой капитан  - надежный и здравомыслящий человек. Он сумеет о ней позаботиться. Они приплывут в Санкт-Петербург, Миранда узнает, что я отправился домой и сразу вернется в Англию.
        - А как ты добирался до дома?  - спросила Энн.
        Джаред усмехнулся.
        - Ну, про то, в какой ужас превратилось для Наполеона отступление из Москвы, ты наверняка слышала. А до этого он сидел в Москве и ждал, когда царь Александр признает себя побежденным и предложит соответствующие условия мира. Александр же сидел в Санкт-Петербурге и ждал, когда Наполеон сам уйдет из России, и в конце концов дождался. Только французы очень затянули с отходом и дождались страшной русской зимы, далеко не самого лучшего времени для передвижения армии. Это и стало причиной катастрофы. Тем не менее царь опасался, что французы могут вернуться и начать новое наступление, на сей раз на Санкт-Петербург. В то, что Наполеон на это уже не способен, он окончательно поверил только в июне. Тогда меня и освободили. А в качестве компенсации за заключение мне выделили великолепный прибалтийский строевой и мачтовый лес, которым загрузили два судна. Одно я решил отправить в Плимут, где находятся верфи моего отца, а груз другого хотел использовать в качестве подарка англичанам через лорда Палмерстона. Однако английский посол в Санкт-Петербурге сказал мне по секрету, что отношения между Англией и
Соединенными Штатами серьезно ухудшились. Поэтому я доплыл на первоначально предназначавшемся для Англии судне до британского побережья, сошел в Велланд-бич и приказал капитану присоединиться к другому судну, чтобы идти через Атлантику в Массачусетс. Ведь после того, что произошло со мной в Санкт-Петербурге, не я должен делать подарки лорду Палмерстону, а он мне. И если раньше еще были какие-то сомнения, то теперь, когда выяснилось, что из-за него пережила Миранда, я считаю свой поступок вполне разумным.
        Энн кивнула.
        - Да, конечно. И ты можешь гордиться ею, Джаред. Она очень храбрая женщина. Может быть, даже чересчур, о чем свидетельствовал этот ее поступок. Но как жена твоего старшего брата должна сказать: я нисколько ее не осуждаю. Вы, Данхемы, умеете привязать к себе своих жен.  - Она поднялась на ноги.  - А сейчас, сэр… Думаю, что пора вам взглянуть на своего сына.
        - Да, пожалуй. Но я забыл поцеловать молодую жену своего брата, поэтому должен исправиться,  - сказал Джаред, тоже поднимаясь. Энн замерла, не зная, как себя вести. И тут Джаред шагнул к ней и, наклонившись, прикоснулся губами к ее губам.  - Добро пожаловать в нашу семью, Энн,  - сказал он с веселой улыбкой.  - Не сомневаюсь, что ты будешь очень ценным ее членом.
        - С-спасибо,  - заикаясь, произнесла она, внезапно почувствовав себя в глупом положении. А то обстоятельство, что Джаред был очень похож на Джонатана, еще больше ее смущало.
        Джаред же взглянул на нее и с усмешкой проговорил:
        - Любопытно было бы узнать, у Миранды с Джо тоже были подобные проблемы?
        Энн невольно рассмеялась.
        - А вы, оказывается, проказник, Джаред Данхем! Подозреваю, однако, что это из-за того, что в душе вы так и остались озорным мальчишкой. Ладно, идемте в детскую, пообщаетесь, наконец, с мистером Томасом.
        Джаред тут же кивнул и задумался. Он не очень-то понимал, как следовало вести себя с маленьким ребенком, и совсем не знал, как отреагирует на его появление сын. И это при том, что няни и прочие обслуживавшие детскую слуги наверняка множество раз видели, как Джаред Данхем нянчился со своим сыном. К счастью, Аманда, ушедшая из библиотеки, почти сразу подумала о том же, поэтому заявила, что хочет побыть с малышами одна, и приказала всем слугам уйти из детской. Когда Джаред вошел, она поднесла к нему крошечного розовощекого херувимчика с похожим на бутончик розы ротиком и светлыми волосиками. Малыш водил по сторонам голубыми глазками и шлепал губами, издавая смешные булькающие звуки.
        - Это мой Нэдди, Джаред. Разве он не само совершенство?
        Энн незаметно усмехнулась. Как глупо порой поступала добрая и милая Аманда в порыве материнской гордости. Быстро пройдя через комнату к занавешенной кружевами колыбельке, она осторожно достала из нее другого ребенка.
        - А вот и твой сын, Джаред,  - сказала Аманда.
        Не отрывая глаз от малютки, Джаред подошел к Энн, с неловкой осторожностью взял у нее ребенка и принялся молча его разглядывать. У малыша были мягкие, как пух, черные волосики, а глазки обещали стать темно-зелеными. Явно маминым оказался нежно-кремовый цвет кожи, и от нее же были розоватые щечки. Все остальное Томасу досталось от папы, и Джаред, глядя на сына, как в зеркале узнавал свои собственные черты.
        - Привет, малыш Том,  - сказал он тихим ласковым голосом.  - Я твой папа, и я должен признать, что на первый взгляд ты именно такой, каким мне и хотелось видеть своего сына.  - Младенец, будто обдумывая услышанное, молча смотрел на отца, и Джаред, вновь узнав самого себя в серьезном выражении крошечного личика, с улыбкой хмыкнул и показал Тому палец. Тот с готовностью сжал его в маленькой ладошке.  - О, сильный парень! И он, безусловно, крупнее своего кузена.
        - Это потому что он старше!  - тут же вступилась за своего ангелочка Аманда.  - Твоему Тому уже два с половиной месяца, а Нэдди только шесть недель. Но я не сомневаюсь, что этот джентльмен будет таким же большим, как его папа.
        - Вы не представляете, что все это значит для меня,  - тихо сказал Джаред.  - Ведь я даже не знал, что Миранда носит моего ребенка. Я потерял почти год, который мог бы счастливо прожить со своей семьей. И ради чего? Я уже никогда не испытаю той радости, которую испытывает мужчина, увидев своего только что родившегося сына. Я по собственной глупости лишился этого удовольствия из-за бессмысленной игры в войну.  - Он бережно взял Тома на руки и прижал к груди.  - Прости меня, сынок! Эх, если бы я мог попросить прощения и у твоей мамы! Может быть, тогда на душе стало бы полегче.
        Энн осторожно положила ладонь на плечо деверя.
        - Ты не играл в войну, а пытался добиться мира,  - проговорила она.  - А миротворцев, как сказано, благословляет сам Господь.
        Джаред передал ей ребенка и тихо сказал:
        - Если мой брат не будет относиться к тебе так, как ты заслуживаешь, то есть как к королеве, я задушу его собственными руками.  - Стараясь скрыть волнение, он тотчас же вышел из детской.
        - Очень мило…  - проворчала ему вслед Энн.  - Надо же быть таким горячим!
        Укладывая своего Нэдди, Аманда выглянула из-за колыбельки и с усмешкой сказала:
        - Они оба такие. Когда Миранда и Джаред вместе, вокруг них создается какая-то особая атмосфера, и кажется, что вместе они способны сокрушить все препятствия, возникающие у них на пути.
        - А по отдельности?  - спросила Энн.
        Аманда вздохнула и как бы в задумчивости проговорила:
        - Знаешь, вместе они могут быть опасны, но только для своих противников. А вот когда действуют порознь, то их сила приобретает какой-то разрушительный характер, и почему-то довольно часто они направляют ее против самих себя. Так что остается лишь надеяться, что Миранда не задержится в Санкт-Петербурге и скоро приедет.

        Последующие дни Джаред провел в беспокойном ожидании. Стараясь хоть чем-то занять себя, он часами бесцельно скакал по поместью на огромном вороном жеребце, купленном Адрианом в качестве производителя, подолгу играл с сыном, а также навещал Энн и ее детей в их кирпичном доме. И вот однажды, после полудня, пришло, наконец, письмо от Джонатана и Адриана. Джаред тотчас собрал одежду, явно привезенную братом из Америки, затолкал ее в седельную сумку и поскакал в Шресбери. Путь до «Пятнистой коровы» занял всего несколько часов, и был еще ранний вечер, когда он подъехал к гостинице, довольно приличному заведению, представлявшему собой двухэтажное здание в елизаветинском стиле. Особенно Джареду понравились окна со сверкающими свежей краской наличниками и ящиками с яркими летними цветами на подоконниках. Собственно, цветы возле «Пятнистой коровы» росли повсюду, в том числе в разбитом вокруг гостиницы небольшом садике, откуда исходили терпкий запах лимонной вербены и сладковатый аромат лаванды.
        Въехав во двор, Джаред с удовольствием осмотрелся по сторонам.
        - Вы останетесь на ночь, сэр?  - поинтересовался подскочивший к нему мальчик-конюх.
        Джаред кивнул и бросил мальчишке серебряный пенни.
        - Моего коня зовут Эбони. Он немного нервный, но в общем-то хороший и не злой парень. Поводи его подольше, прежде чем помыть,  - сказал он.  - Хорошо?
        - Конечно, сэр!
        - Лорд Суинфорд уже приехал?
        - Да, сэр. Где-то с час назад.
        Джаред вошел в гостиницу, и ему тотчас показали отдельный кабинет, где должны были обедать Адриан и Джонатан. Он сказал хозяину, что хочет разыграть друзей и попросил оставить его в кабинете, а им ничего об этом не говорить. После недолгих переговоров хозяин согласился. Джаред сел спиной ко входу, и вскоре дверь отворилась. Весело болтавшие о чем-то Адриан и Джонатан, увидев его, замерли у порога.
        - Прошу прощения, сэр, но этот кабинет занят,  - сказал Адриан.  - Видимо, произошла какая-то ошибка.
        - Никакой ошибки нет,  - заявил, поворачиваясь к ним Джаред.  - Рад приветствовать тебя, братишка Джонатан!
        - Джаред!  - радостно воскликнул Джонатан.  - О боже, это действительно ты, парень! Как же я рад тебя видеть! Слава богу, вернулся целым и невредимым.
        - Еще бы тебе не радоваться, Джо,  - с улыбкой ответил Джаред.  - Я познакомился с госпожой Энн и могу сказать, что она изумительная женщина. Вряд ли ты мог рассчитывать на такую.
        Братья заключили друг друга в объятия, а ничего не понимавший Адриан Суинфорд молча таращился на них. Наконец братья Данхемы посмотрели на него и дружно расхохотались. Затем Джаред протянул молодому баронету бокал шерри и с улыбкой сказал:
        - Не волнуйся, Адриан, ты не сошел с ума. Джентльмен, с которым ты общался последние месяцы,  - мой брат Джонатан. А я в это время находился в России и вернулся несколько дней назад.
        Адриан Суинфорд одним глотком осушил бокал.
        - Черт меня побери, если я что-нибудь понимаю! Ты хочешь сказать, что почти год находился в России?
        - Именно так,  - Джаред снова улыбнулся.
        - Получается, что в начале прошлой зимы в Суиндфорд-Холл вернулся не ты?
        - Совершенно верно. Это был Джо, который выдавал себя за меня, чтобы никто не догадался, что меня нет в Англии.
        - А Миранда знала об этом?  - спросил Адриан, краснея.
        - Конечно, знала,  - ответила за брата Джонатан с такой поспешностью, что Джаред с трудом сдержал смех.  - Кстати, ты о моей удаче говорил, а о том, как тебя встретила твоя жена, не рассказал. Держу пари, что она оказала тебе горячий прием.
        - Ты проиграл пари, братец. Как я теперь понимаю, моя жена использовала ваше с Адрианом отсутствие для того, чтобы тоже уехать. Она отправилась за мной в Санкт-Петербург. И какова же ирония судьбы! В тот самый день, когда она покинула Суинфорд, я отплывал из Санкт-Петербурга. Однако я надеюсь, что Миранда сразу же уехала из России, когда обнаружила, что меня там нет. Полагаю, она сейчас находится в пути. По моим расчетам, Аманда должна добраться до Англии где-то между шестым и восьмым августа. К тому времени я обязательно буду в Велланд-бич и встречу ее там. Выходит, я теперь опять буду встречать возвращающуюся из морских путешествий Миранду. Похоже, у нас это становится семейной традицией.  - Джаред усмехнулся.  - Но ты, Джо, наверное, не горишь желанием присоединиться ко мне, не так ли?
        - Так, милорд Данхем, так. Я ужасно счастлив, потому что опять стал самим собой. Чем скорее я начну прилюдно ухаживать за своей Энн, тем быстрее мы сможем официально объявить о том, что поженились. Ты же понимаешь это, Джаред?
        - Конечно, Джо.
        - Энн?..  - переспросил обескураженный Адриан.  - Кто такая Энн?
        - Госпожа Энн Боуэн.
        - Дочь викария? Ты с ней знаком?
        - Да, и очень близко, Адриан. Месяц назад мы обвенчались, получив на это особое разрешение. Но поскольку Джонатана Данхема месяц назад еще не было в Англии и познакомиться с Энн Боуэн он никак не мог, нам придется начать все сначала, но на сей раз уже так, чтобы все это увидели.

        Примерно в это же время в кают-компании яхты «Дрим Витч» капитан Эфраим Сноу принимал секретаря английского посла мистера Моргана и чиновника царской полиции.
        - Бренди, джентльмены?  - предложил он. Оба гостя кивнули. Капитан наполнил до краев лафитники и пододвинул их к ним поближе.  - Итак,  - сказал он,  - что вы хотите мне сообщить? Вы нашли ее?
        - Возможно,  - ответил мистер Морган.  - Но если это так, то у нас плохие новости, капитан.  - Он что-то достал из кармана и показал Эфраиму Сноу.  - Вам знакома эта вещь?  - спросил дипломат.
        Ошеломленный услышанным, Эфраим Сноу сразу узнал обручальное кольцо Миранды. Это усыпанное крошечными бриллиантиками изящное ювелирное изделие из червонного золота было трудно перепутать с чем-то другим. Однако требовалось дать официальный ответ, требовавший абсолютной уверенности. Поэтому капитан взял кольцо у мистера Моргана и внимательно рассмотрел его. На внутренней стороне ободка четко читалась надпись: «Миранде Данхем от Джареда. 6 сентября 1812».
        - Это ее кольцо,  - произнес капитан, тяжело вздохнув.  - В этом нет никаких сомнений.
        Мистер Морган кивнул на дородного полицейского чиновника и проговорил:
        - Этого господина зовут Николай Иванович, капитан. Он неплохо говорит по-английски, и у него к вам несколько вопросов.
        - Пожалуйста, взгляните на это, капитан,  - сказал русский полицейский офицер, доставая из весевшей у него на боку небольшой кожаной сумки матерчатый сверток, сложенный в несколько раз.
        Эфраим Сноу с суеверным страхом взял у него этот мокрый сверток, потерявший яркость от долгого пребывания в воде, и развернул его. Перед ним было платье из зеленого с белыми полосами муслина, которое Миранда надела в тот день, когда пропала. Капитан уже довольно долго не имел о ней никаких известий и потому приготовился услышать самое худшее: уж лучше горькая правда, чем неизвестность.
        - Сообщайте же, Николай Иванович, свою плохую новость, не тяните,  - попросил он.
        Русский пристально посмотрел ему в глаза и тихо сказал:
        - Еще один вопрос, капитан. Скажите, у вашей хозяйки светлые волосы?  - Эфраим Сноу кивнул.  - Что ж, в таком случае я считаю процедуру опознания завершенной. Этим утром из Невы было выловлено тело светловолосой женщины, одетой в это платье и имевшей на пальце это кольцо. Таким образом, должен с прискорбием сообщить вам, что леди Данхем мертва. Очевидно, она стала жертвой грабителей. Кстати, на ней были еще какие-нибудь драгоценности, когда она спустилась с яхты на берег в последний раз?
        - Да-да, конечно! У нее были серьги с бриллиантами и жемчугом, золотой браслет, брошь в виде камеи с бриллиантом и еще два кольца. Я не знаю, сколько все это стоило, но уверен, что она носила только изделия хороших ювелиров.
        - Слышали, мистер Морган? Это окончательно подтверждает мою версию,  - констатировал Николай Иванович, удовлетворенно улыбнувшись.
        - Нет!  - решительно возразил капитан Сноу.  - Все отнюдь не так просто! Как вы, черт побери, объясните появление кареты, которая за ней приехала?
        - Точно сказать, что это за карета, я, конечно, не могу,  - ответил полицейский,  - но предположить, что произошло, не так уж трудно. Злоумышленник увидел ее драгоценности, выяснил каким-то образом, что она иностранка и под каким-то предлогом заманил ее в карету. Это очень печальное и болезненное для всех происшествие, капитан. Однако оно сродни несчастному случаю, и единственное, что я могу сделать,  - это выразить вам самые искренние соболезнования от имени моего правительства.
        Эфраиму Сноу и прежде приходилось иметь дело с русскими чиновниками, и он знал, как они упрямы. Если русский чиновник сделает вывод по какому-то вопросу, то изменить его мнение не сможет, наверное, и сам Господь Бог. С трудом сдерживаясь, чтобы не взорваться, он спросил:
        - Могу я взглянуть на тело?
        - Боюсь, что нет,  - последовал незамедлительный ответ.  - Мы были вынуждены придать его земле как можно быстрее, капитан. Утопленница находилась в воде несколько дней, и тело сильно раздуло. К тому же часть его, включая лицо, была сильно объедена рыбами. Мы внимательно осмотрели труп, описали и захоронили на английском кладбище. Платье и кольцо я принес вам для окончательной идентификации погибшей.
        Внезапно почувствовав себя совершенно разбитым, Эфраим Сноу тяжело вздохнул и прошептал:
        - Господи Иисусе, как я все это расскажу своему хозяину? О боже, каким же надо быть зверем, чтобы убить такую прекрасную женщину.
        - Правительство его величества весьма огорчено этим печальным происшествием,  - сочувственно произнес полицейский чиновник.
        - Думаю, нам лучше уйти, Николай Иванович,  - сказал мистер Морган.
        - Да-да, вы правы,  - ответил русский полицейский офицер, поднимаясь со стула.
        - Одну минуточку, Николай Иванович!  - окликнул его капитан, когда полицейский был уже у двери.  - Я решил незамедлительно сняться с якоря. Не могли бы вы проследить, чтобы нас выпустили без проволочек?
        - Да, мой друг. Конечно, я позабочусь об этом. И да хранит вас в пути наш защитник Господь!
        Десятого августа яхта «Дрим Витч» подошла к английскому побережью в районе деревушки Велланд-бич и приступила к швартовке. Погода с самого момента выхода из Санкт-Петербурга ей не благоприятствовала, штормить прекратило только в Северном море, и путешествие продлилось на два дня дольше, чем планировалось. Капитан Сноу, командовавший швартовкой судна в безопасной гавани, нисколько не удивился, когда увидел на каменном пирсе знакомую фигуру хозяина. Тяжело вздохнув, он достал из кармана фляжку с черным ямайским ромом и сделал изрядный глоток, затем еще один. Увы, облегчения это не принесло.
        Наконец, «Дрим Витч» благополучно причалила, и Джаред быстро поднялся на борт.
        - Эй, Эф, приветствую! Что-то ты припозднился! Так где же моя жена, где моя дикая кошечка?
        Окончательно растерявшийся под веселым взглядом хозяина капитан отвел глаза и тихо сказал:
        - Пойдемте в кают-компанию.
        Не дожидаясь ответа, мистер Сноу начал спускаться с палубы. Начать разговор было очень непросто. Наконец, собрав волю в кулак, капитан заставил себя посмотреть Джареду в лицо и заговорил. Он говорил быстро, подсознательно стараясь как можно скорее покончить с этой неприятной обязанностью, однако подробно рассказал все, что знал, не пытаясь смягчить даже самые ужасные подробности. Закончив рассказ, капитан Сноу передал Джареду кольцо Миранды, потом, нисколько этого не стесняясь, заплакал. И слезы, струившиеся по обветренному лицу капитана, исчезали в его жесткой с проседью бороде. Ошеломленный услышанным Джаред молча смотрел на золотое кольцо, которое, казалось, дразнило его веселым блеском маленьких бриллиантиков. И вдруг, к ужасу капитана Сноу, он громко закричал:
        - Да будь она проклята! Провались в ад эта стерва со своим упрямством и своеволием! Любая другая женщина сидела бы дома и ждала, но только не она! Только не она!  - Затолкав кольцо в карман жилетки, Джаред взглянул на капитана и проговорил:  - Что же касается тебя, Эф, то я не считаю, что ты в чем-либо виноват. Насчет этого можешь не переживать.  - В следующее мгновение Джаред бросился вон из кают-компании.
        Сбежав по трапу на пристань, Джаред направился в сторону ближайшей гостиницы, носившей соответствующее месту название «Русалка». Там он сразу подошел к барной стойке и заказал бутылку бренди. Напиться до беспамятства  - сейчас это было единственное желание Джерада. Эфраим Сноу, стараясь не докучать ему, пошел следом за ним  - оставлять Джареда одного в таком состоянии, конечно же, не следовало. Однако, как вскоре выяснилось, это понял и хозяин гостиницы. Увидев лорда Данхема и выполнив необычный заказ, он немедленно послал за его слугами. Когда Эфраим Сноу вошел в «Русалку», там уже находились камердинер Джареда мистер Митчум, кучер Мартин и горничная Миранды Перкинс. Эфраим жестом подозвал к себе всех троих и рассказал о произошедшей в Санкт-Петербурге трагедии.
        - Упокой Господи ее душу!  - воскликнула разрыдавшаяся Перки.  - Не знаю, бывают ли хозяйки лучше, чем она. Миледи думала обо всех окружавших ее людях и делала все возможное, чтобы они были счастливы.
        - Думаю, что сейчас самое правильное  - оставить лорда Данхема в покое и дать ему возможность напиться, коль он этого хочет,  - сказал Митчум, который по своей должности относился к старшим слугам.  - Когда лорд Данхем окончательно сломается, мы отнесем его в карету и поедем обратно в Суиндфорд-Холл. Там находятся его брат и свояк. Они и решат, что делать дальше в сложившейся ситуации.
        Эфраим Сноу кивнул.
        - Звучит вполне разумно,  - сказал он.  - И я тоже поеду с вами. Не возражаете, мистер Митчум?
        - Ну что вы, капитан. Наоборот, буду очень признателен вам за помощь,  - ответил камердинер.  - Обратное путешествие в Суиндфорд-Холл будет для нас всех весьма тягостным.

        Однако Альфред Митчум даже представить не мог, что такое по-настоящему тягостное путешествие. А вот Миранде пришлось это узнать. Первые несколько дней после похищения она пребывала в сонном забытьи, которое Саша регулярно поддерживал с помощью настойки опия. Время от времени сознание ее немного прояснялось, и она начинала понимать, что ее куда-то везут в карете. Но Саша тут же вливал ей в рот горьковатую жидкость, и она вновь погружалась в вязкую тьму сна, лишенного сновидений. Однако в одно из таких просветлений  - оно почему-то продлилось чуть дольше, чем обычно,  - Миранда успела понять, что необходимо как-то прервать этот ужасный сон, чтобы обдумать сложившуюся ситуацию.
        Когда Миранда в следующий раз почувствовала, что приходит в сознание, она постаралась дышать также размеренно и не шевелиться. И по-прежнему лежала с закрытыми глазами. Голова ужасно болела, но способность мыслить постепенно восстановилась. Сил оставаться в таком положении хватило на несколько часов, а потом боль в затекающих членах стала совершенно невыносимый. Миранда оттолкнулась рукой от сиденья и резко приподнялась. Саша тотчас потянулся за фляжкой, однако она придержала его руку и тихо сказала:
        - Пожалуйста, не давайте мне больше вашего зелья, не знаю, как оно называется. Я уже и так у вас в плену, но даже не знаю, где мы находимся.  - Он пристально посмотрел ей в лицо, и Миранда взмолилась:  - Прошу вас, не надо! У меня раскалывается голова! Просто невозможно терпеть! Обещаю не доставлять вам проблем.
        - Ладно, хорошо,  - немного подумав, согласился Саша.  - Но имей в виду: одно неверное движение  - и волью в твое горло все содержимое этой чертовой фляжки.
        - Спасибо,  - тихо ответила Миранда.
        - Можешь не благодарить. Я согласился только потому, что мне ужасно надоело исполнять роль твоей няньки и менять тебе подгузники. Будучи в сознании, ты хотя бы свои естественные надобности сможешь оправлять без моей помощи.
        - О!..  - в смущении воскликнула Миранда, тотчас сделавшаяся пунцовой.
        - Ладно, перестань,  - произнес Саша уже мягче.  - Я же не из-за тебя старался. Вся карета бы провоняла насквозь, если бы я этим не занимался.
        - Прошу вас, сэр…
        Саша громко расхохотался.
        - Если я  - сэр, то ты  - леди, так что ли? Не валяй дурака, зови меня просто Сашей. Вообще-то я Петр Владимирович, но меня всегда называли Саша. Я знаю, что тебя зовут Миранда. А как имя твоего отца?
        - Томас.
        - Значит, твое полное имя  - Миранда Томасовна.
        - Я  - Миранда Данхем, жена лорда Данхема, владетельного лорда поместья Виндсонг.
        - Ты в самом деле его жена? А она сказала, что ты всего лишь его любовница.
        - Кто она?
        - Джиллиан, любовница князя Алексея.
        - Джиллиан Аббот?
        - Да. Ужасная стерва! Она сказала, что ты увела у нее лорда Данхема, и поэтому она будет только рада, если князь поможет ей избавиться от тебя. Еще она говорила, что считает себя чем-то обязанной лорду Данхему.
        - Так это ее мне следует благодарить за то, что со мной произошло? Собственными руками задушу эту тварь! Только попадись мне она!
        - Эй, полегче, Мирашка! Успокойся!  - прикрикнул на пленницу Саша, демонстративно протягивая руку к фляжке.
        В течение нескольких секунд глаза цвета морской волны пылали яростью, затем Миранда прикрыла глаза и постаралась успокоиться.
        - На тебя, Саша, я не сержусь,  - сказала она.  - Более того, теперь я уверена, что и твоего князя жестоко обманули. Леди Аббот имеет очень плохую репутацию в Лондоне. Она постоянно искала, кому бы подороже продать себя. Даже когда лорд Аббот был жив. Прошу тебя, Саша, разверни карету и отвези меня назад в Санкт-Петербург. От моего мужа ты получишь очень хорошую награду, если вернешь меня.
        - Не трать понапрасну время, Мирашка. Между прочим, это я нашел тебя. Я увидел тебя в еврейском магазине. Помнишь, ты делала там покупки? Вообще-то евреям не разрешают жить в Санкт-Петербурге, но владелец этого магазина и некоторые другие находятся под личным покровительством царя. И почему бы им не жить там, коль скоро они такие мастера в торговле и знают, с кем надо поделиться?  - с усмешкой заметил Саша.  - Так вот, я увидел тебя у Бимберга, куда зашел, чтобы купить лайковые перчатки для любовницы князя. А ты там была с морским капитаном.
        - С капитаном Сноу,  - машинально пробормотала Миранда.
        - Наверное. Но важно не это, а то, что Алексей Владимирович уже в течение нескольких лет искал женщину с такими волосами, как у тебя, поскольку наш Лука такой же масти. Естественно, я сразу же побежал к князю и обо всем рассказал. Но он бы не стал похищать тебя, если бы та англичанка не убедила его в том, что ты в ее стране совсем ничего не значишь.
        - Но это неправда! К тому же я далеко не последний человек и у себя дома,  - быстро заговорила Миранда, все еще надеясь уговорить Сашу развернуть карету.  - В Америке меня знают как богатую наследницу, вышедшую замуж за весьма влиятельного человека.
        - Америка очень далеко от России, Мирашка. Для русских это дикое захолустье.
        - Мой муж имеет титул английского лорда, а моя сестра замужем за очень влиятельным английским аристократом.
        - А Джиллиан сказала, что твоя сестра живет в Америке с вашей матерью.
        - Это тоже ложь! Моя мама действительно живет в Америке с мужем, кстати, очень богатым и влиятельным человеком, но моя сестра  - герцогиня Суинфорд. Ее муж довольно близок к принцу-регенту,  - добавила Миранда, решив, что Аманда не обиделась бы на нее из-за того, что она повысила ее титул.
        - Вот-вот, я сразу понял, что она не сказала всей правды,  - с самодовольным видом закивал Саша.  - И князю я об этом же говорил. Тогда он и придумал план, благодаря которому твое исчезновение не вызовет ни у кого лишних вопросов. Кем бы ты ни была, искать тебя не станут. Настраивайся на то, что отныне ты будешь жить в России, на принадлежащей Алексею Владимировичу ферме по разведению рабов. В этом нет ничего страшного. Относиться к тебе будут хорошо, можешь мне поверить. А единственное, что тебе надо будет делать,  - это рожать детей.
        Миранде на какой-то миг показалось, что она спит и видит ужасный ночной кошмар. Но, к сожалению, все это происходило наяву.
        - Но почему же вы решили, что мое исчезновение не вызовет вопросов?  - спросила она наконец.
        - Потому что для всех ты умерла,  - тотчас ответил Саша.
        Миранда внутренне содрогнулась, однако сумела взять себя в руки и не выдать охватившую ее панику. А Саша между тем продолжил:
        - Любовница князя, эта Джиллиан, когда сбежала из Англии, отрастила длинные волосы и перекрасилась в блондинку…  - начал Саша. Затем очень подробно рассказал обо всех деталях плана князя.
        Когда он закончил, потрясенная Миранда какое-то время сидела совершенно неподвижно, глядя прямо перед собой широко раскрытыми глазами. Ритмичное цоканье конских копыт отдавалось в ушах и отзывалось в голове гулким эхом: «Умерла, умерла, умерла!» А потом она мысленно закричала: «Джаред, не верь им! О, мой любимый, не верь им! Я жива, твоя Миранда жива!»
        - С тобой все в порядке, Мирашка?  - донесся до нее голос Саши.
        - Я  - Миранда Данхем, жена лорда Данхема, хозяина Виндсонга,  - тихо, но твердо проговорила пленница.  - Я жива, и никто не поверит, что я умерла. Ведь Джиллиан совершенно на меня не похожа.
        - Скажи, Мирашка, тебе когда-нибудь приходилось видеть утопленников после того, как их тела нескольких дней находились в воде и были объедены рыбами?  - Миранда побледнела, а Саша продолжил:  - Да и кому придет в голову связать твое исчезновение с Алексеем Владимировичем? Вы с ним никогда не встречались, за исключением одного раза, когда он увез тебя в карете. Однако никто не мог опознать ту карету как принадлежащую князю Черкесскому. Сейчас все совсем не так, как было с гувернанткой княгини Тумановой.
        - А что было с гувернанткой?
        - Два года назад,  - тут же начал рассказывать Саша,  - хозяин затеял интрижку с француженкой, которая приехала в Санкт-Петербург, чтобы сделаться гувернанткой детей княгини Тумановой. Это была миниатюрная, очень красивая девушка с шелковистыми золотыми волосами и серыми глазами. Алексей Владимирович решил, что она подойдет для Луки, предложил ей бежать с ним и похитил ее. Но на наше несчастье глупая девчонка перед побегом оставила записку своей хозяйке. Княгиня ужасно разгневалась и пожаловалась царю, а тот строго настрого предупредил князя, что больше не потерпит ни одного скандала, связанного с фермой. Хотя, наверное, царь ругал моего хозяина не так уж и сильно. Ведь князь ежегодно выплачивает Романовым солидную сумму, б?льшую часть которой составляют доходы от фермы.
        - А что случилось с молодой француженкой?  - спросила Миранда.
        - Естественно, она живет на ферме. Она полюбила Луку и уже родила от него двух детей. Ты тоже полюбишь Луку. Он нравится всем женщинам. Конечно, он немного простоват, но парень добрый и характер у него хороший.
        - Я никогда не полюблю Луку,  - заявила Миранда.  - Я не гожусь на роль племенной самки и не буду рожать детей для продажи на рынке рабов. Я ненавижу рабство! Уж лучше умру!
        - Не валяй дурака, Мирашка. В данном случае у тебя нет выбора. Ты должна делать то, что тебе скажут. Мы все должны.
        - Вы не сможете заставить меня делать это.  - С мрачной решимостью проговорила Миранда.
        - Сможем, Мирашка. Если не согласишься добровольно, тебя принудят силой. Впрочем, не думаю, что даже в этом случае такой милашке, как ты, сделают очень больно. Лука не какой-нибудь сумасшедший жеребец. Он, безусловно, сделает то, чего ожидает от него хозяин, но потом, я уверен, он будет очень добр с тобой.
        - А где мы сейчас находимся,  - спросила Миранда, делая вид, что просто хочет сменить тему разговора.
        - Уже южнее Киева,  - ответил Саша, решив, что нет смысла скрывать от новой рабыни подобную информацию.  - Вскоре после обеда приедем в Одессу, а вечером будем на ферме. От Одессы до нее двадцать миль.
        Миранда представила карту России, мысленно поблагодарив небо и свою гувернантку за то, что та мучила ее скучнейшими уроками географии.
        - Но сколько же времени мы уже в пути?  - спросила она.
        - Почти шесть дней.
        - Такое расстояние меньше, чем за шесть дней? Нет, невозможно!
        - Очень даже возможно, если ехать и днем и ночью, как мы. Кстати, ты, наверное, голодна, Мирашка? Скоро мы остановимся, чтобы поменять лошадей, и тогда можно будет поесть. Могу предложить суп, кусочек курицы и фрукты. Хочешь?
        Миранда молча кивнула, забилась в угол и погрузилась в размышления. Одесса находилась на берегу Черного моря, не так далеко от Османской империи, а турки являлись союзниками Англии. Конечно, потребуется какое-то время на то, чтобы осмотреться. Но удастся ли сдержать Сашу и этого Луку до тех пор, пока она не разработает план побега? Наверное, будет непросто. Но если постараться, то возможно все. Только не надо бояться. И вообще, главное сейчас  - не поддаваться панике.
        Украдкой глянув в окно, Миранда убедилась, что они ехали по совершенно безлюдной местности. Интересно, далеко ли турецкая граница? И как долго придется добираться до Константинополя от того места, где она сможет ее перейти? Если поместье князя Черкесского находится на побережье, можно будет украсть лодку: почему бы и нет? Ведь бежать по морю  - так даже безопаснее, потому что можно не опасаться погони с собаками. Но что, если она до этого встретит людей, которые начнут задавать вопросы? Что ж, если спрятать волосы… Нет, придется их обрезать и, возможно, покрасить. А еще лучше одеться как мальчик! Хотя… Тут Миранда со вздохом сожаления посмотрела на свою грудь, заметно округлившуюся и набухшую после рождения Тома. Что ж, придется сделать ее более плоской, потуже чем-нибудь перебинтовав.
        Так, что еще?… Хорошо бы раздобыть компас. Неизвестно, правда, пользовались ли компасом в этом уголке мира, удаленном от центров цивилизации… А ведь будет ужасно обидно, если она, сбежав с фермы, направится совсем не туда, куда следовало бы. Джаред потом измучает ее насмешками… О, Джаред! Глаза Миранды увлажнились. Неужели он поверит в то, что она умерла? Но что еще ему останется, когда будут предъявлены совершенно очевидные доказательства ее гибели? «Я люблю тебя, Джаред!»  - мысленно воскликнула Миранда.
        Заметив, что пленница ушла в себя, Саша не стал докучать ей. А вообще-то он не считал, что женщины требовали к себе какого-то особого отношения, поскольку ни одна из них никогда не относилась к нему по-доброму. Собственно, у него никогда и не было настоящей семьи. Его мать, старшая горничная матери Алексея Владимировича, родила, будучи незамужней. Но Саша, хотя никто ему этого не говорил, точно знал, что его отцом был сам покойный князь Владимир Черкесский. Родился Саша через семь месяцев после рождения самой младшей сестры нынешнего князя. Он считал, что ему очень повезло, и на то имелись серьезные причины. Ведь его вполне могли отправить в какое-нибудь отдаленное поместье князей Черкесских, где бы он вырос бы обычным неграмотным крепостным. Однако в судьбу его вмешалась княгиня Александра. Она признала его очаровательным младенцем и решила оказать своей любимой служанке особую честь за безупречную службу. В результате будущий Саша был помещен в княжескую детскую, и грудью ее вскормила княжеская кормилица. Когда ему исполнилось пять лет, а Алексею Владимировичу восемь, он начал вместе со своим
будущим хозяином регулярно посещать классную комнату в качестве мальчика для битья. Если Алексей Владимирович был невнимателен на занятиях, то пороли маленького Сашу. Не могли же учителя наказывать будущего князя!
        Первые полгода совместного обучения день без наказания становился для Саши праздником. Занимались они тогда с гувернанткой  - француженкой-эмигранткой знатного происхождения, бежавшей со своей родины из-за революции. Вывезенные из Франции драгоценности были быстро распроданы, и женщине пришлось самостоятельно зарабатывать на жизнь. Саша же в ее глазах олицетворял тех самых простолюдинов, которые в ее стране устроили ужасный бунт против установленного от начала веков порядка вещей, и она вымещала накопившийся гнев на беззащитном мальчике (этому способствовало еще и то, что князь был на редкость ленивым учеником).
        Вскоре, однако, выяснилось, что младший мальчик обладал феноменальной памятью и схватывал все налету. Алексей Владимирович был весьма смущен, внезапно обнаружив, что слуга обходит его в познаниях. Этого княжич стерпеть, конечно, не мог и принялся усердно учить уроки, лишив тем самым мадемуазель поводов для регулярных наказаний Саши. Когда княжичу исполнилось двенадцать, гувернантку-француженку сменил наставник из Англии мистер Бредбери, который, в силу своего британского чувства справедливости, относился к мальчикам одинаково. Алексей Владимирович не противился этому, поскольку нашел в своем слуге интересного партнера по играм и наперсника, которому можно доверять любые секреты. Это было тем более важно, что Алексей примерно в то время стал полноправным князем Черкесским  - его отец погиб во время гонок по замерзшей Неве. Вместе с князем Черкесским погибла и его тогдашняя любовница.
        Снисходительному отношению юного князя к либеральным взглядам мистера Бредбери способствовал еще и тот факт, что Алексей Владимирович, несмотря на свое высокое положение, испытывал в силу возраста естественную потребность в старшем друге-наставнике. Мистер Бредбери взял на себя эту роль с большой охотой, начав обучать его не только академическим наукам. Когда князю исполнилось четырнадцать, он начал делиться с ним своим сексуальным опытом, сделавшись еще и его любовником. Через год в эти утехи был вовлечен и Саша. Связь англичанина и князя не мешала им искать удовольствий и в обществе женщин. Но Саша в этих развлечениях не участвовал, к женщинам он не испытывал ни интереса, ни доверия. С его первых шагов по жизни женщины были для него чуждыми, а порой  - опасными существами. Родная мать ни разу не взяла его на руки, не говоря уж о том, чтобы приласкать или поцеловать. А первая учительница думала только о том, как бы побольнее его наказать.
        Женщин он недолюбливал и сейчас, но та, что сидела рядом с ним в карете, чем-то отличалась от других и, возможно, была не такой уж скверной. Саша не сомневался, что она, придя в сознание, немедленно устроит истерику и, скорее всего, начнет кусаться и царапаться, и поэтому он собирался поддерживать ее наркотический сон на протяжении всей дороги и, возможно, еще несколько дней после приезда на ферму. Однако в этот последний день путешествия Саша почему-то внял ее просьбе, и ничего плохого не случилось. Миранда уже несколько часов была в сознании, и при этом они спокойно беседовали. Более того, ей хватило ума не устраивать сцен и не болтать без умолку.
        В какой-то момент Саша даже испытывал к ней нечто похожее на сочувствие. Когда эта женщина рассказывала о себе, было очевидно, что она говорит правду. Не то что та сука Джиллиан! Вот уж кому он ни секунды не верил!
        А карета тем временем катилась по вымощенной камнями разбитой дороге, спускавшейся с вершины плато к расположенной на морском побережье Одессе. На месте этого довольно крупного города в древние времена находилось греческое поселение, которое просуществовало до четвертого века нашей эры. В четырнадцатом веке на берегу Одесского залива возник порт, контролируемый татарами, а рядом с портом захватившие эти места турки-османы в восемнадцатом столетии возвели каменную крепость, которую менее чем через четверть века взяли русские. И российская императрица Екатерина распорядилась построить здесь город. Случилось это всего лишь двадцать лет назад, однако город за это время сильно вырос.
        Прошло еще минут десять, и вот уже карета покатила по широкой улице, разделенной посредине цветущим бульваром. Впрочем, Миранда этого уже не увидела: внезапно почувствовав усталость, она решила, что ей требуется отдохнуть, и уснула крепким, хотя и не совсем спокойным сном. А рядом с ней тихо похрапывал Саша, убедившийся в благоразумности своей подопечной. Проснулись они одновременно  - когда карета резко остановилась у ворот обширного поместья князя Черкесского.
        - Эй, Саша, просыпайся!  - раздался снаружи громкий крик на русском языке.
        - А, Миша… Приветствую! Открывай скорее! Я привез ценный экземпляр на нашу ферму.
        - Для кого?
        - Для Луки. Алексей Владимирович наконец-то нашел ему достойную партнершу.
        Привратник заглянул в карету и осмотрел Миранду.
        - Ого…  - произнес он и прищелкнул языком.  - Аппетитная штучка! Везет же этому ублюдку Луке. Не сомневаюсь, что он ее оприходует наилучшим образом. Правда, маленькой француженке ее появление вряд ли придется по душе. Она уже давно ходит в фаворитках Луки, небось, привыкла к этому.
        - Тем хуже для нее!  - отозвался Саша.  - Открывай же быстрее! Мы преодолели огромное расстояние и ужасно устали. И вообще, чем быстрее я устрою Мирашку на ее новом местожительстве, тем быстрее мы сможем заняться делом.
        Ворота тотчас открылись, и они въехали на территорию поместья.
        - Что он сказал?  - спросила Миранда без особого интереса, поскольку и без перевода поняла, о чем шла речь.
        - Он восхищается тобой и завидует Луке,  - ответил Саша.
        Немного помолчав, Миранда пробормотала:
        - Но как же я буду разговаривать с этим вашим Лукой? Я ведь совершенно не знаю русского.
        - Захочешь  - выучишь,  - с издевательской усмешкой ответил Саша. Но тут же, вспомнив слова князя о том, что «она должна быть насколько это возможно, счастлива на ферме», решил смягчить ответ.  - Видишь ли, наш Лука  - большой любитель учить языки, Мирашка. Одному Богу известно, на языках скольких народов, проживающих в России, он умеет говорить. А от двух своих жен, попавших сюда из долины Рейна, он выучил несколько немецких диалектов. Благодаря же француженке Миньон прекрасно говорит по-французски. Впрочем, я не думаю, что у вас будет много времени на разговоры,  - добавил Саша с улыбкой.
        - Фу, какой ты противный!  - воскликнула Миранда.  - Но, коль скоро ваш Лука говорит по-французски, я объясню ему, в какое положение попала. Уверена, он не станет насиловать законную жену другого мужчины. Планы твоего князя в отношении меня наверняка провалятся. Поэтому тебе лучше бы позволить мне спокойно уйти отсюда. А князю можешь сказать, что я умерла. Тебе не терпится вернуться к нему в Санкт-Петербург, я же вижу! Соскучился, да? Вот и езжай…
        На первую часть ее речи Саша даже не стал отвечать. Зачем говорить очевидное? Она и сама скоро поймет, что Лука, будучи послушным рабом, сделает все, что ему скажут. А вот объяснить кое-что о себе, возможно, стоило…
        - Если я вернусь в Петербург и скажу князю, что ты умерла, он меня убьет, Мирашка. И это будет совершенно справедливо, поскольку ты являешься очень ценным его имуществом, а мне доверено тебя оберегать. Я служу Алексею Владимировичу с тех пор, как мне исполнилось пять лет, и за все это время ни разу не подвел его.
        Миранда отвернулась и стала смотреть в окно кареты. Попытка уговорить Сашу отпустить ее хотя и оказалась неудачной, но все же не была напрасной. Теперь Миранда точно знала, что этот человек был абсолютно предан своему хозяину, так что она не сумеет склонить его на свою сторону. И поэтому ей следовало как можно лучше изучить поместье. Очевидно, что оно очень большое. Вдоль дороги расстилались обширные луга, за которыми кое-где угадывался лес. На лугах же паслись коровы, козы и овцы. На вершине холма, по склону которого они ехали, вскоре показались очертания огромной виллы, вокруг которой находились поля, фруктовые сады и виноградники. А противоположный склон холма, как скоро выяснилось, спускался к берегу моря. Вид был очень красивый и умиротворяющий, если, конечно, не думать о том, что происходило среди этой идиллии…
        Словно догадавшись, о чем думала пленница, Саша начал рассказывать о поместье.
        - Эти земли, Мирашка, обеспечивают ферму практически всем необходимым. Тут имеется скот, есть также плодородные поля и сады. А то немногое, чего здесь нет, выменивают на продукты, которые мы сами производим. Сама же ферма имеет несколько секций. Дальше всех находится та, где живут дети. Это для того, чтобы они не беспокоили женщин. Младенцев сразу после рождения забирают у матерей и относят в ясли. Там имеется пять отделений, и каждое рассчитано на содержание десяти малюток. Для ухода за ними есть специальные нянечки: по одной на двух. В яслях малыши живут до трех лет, после чего их переводят в детское отделение. Там разделяют мальчиков и девочек, тех и других разбивают на группы примерно по десять человек, и к каждой группе прикрепляют двух воспитательниц. Каждая группа спит в своей спальне, однако едят все дети вместе в общей столовой. Дети здесь вполне счастливы, они хорошо питаются, веселы и подвижны  - уж можешь мне поверить. Дело в том, что непривлекательных молодых рабов с дурным характером невозможно продать за хорошую цену. Всех мальчиков кастрируют, причем в довольно раннем возрасте. Это
тоже хорошо для них. Такое состояние становится для них естественным, а поскольку большинство из них очень красивы, их охотно покупают для службы в гаремах, и многие из них делают весьма успешную карьеру евнухов. Девочки, конечно же, выращиваются в расчете на продажу в гаремы. Некоторых, правда, оставляют на ферме, чтобы рожали похожих на себя детишек. Так происходит, когда вдруг выявляется новая племенная линия, которую имеет смысл развивать. Однако мы внимательно следим, чтобы они не скрещивались со своими прямыми родственниками. В прежние времена этому не уделяли должного внимания, и потому частенько рождались уроды и идиоты. Причину понял наш мудрый князь, который строго-настрого приказал, чтобы сестры не спаривались со своими братьями. С тех пор проблемы уродов не существует.
        Саша говорил все это с явной гордостью за своего хозяина и с удовольствием останавливался на отдельных деталях жизни на ферме, в частности, на том, как и чему учили здесь детей, чтобы они потом могли доставить как можно больше удовольствия своим будущим хозяевам. Миранда чуть не разразилась нервным смехом, выслушивая непристойные подробности этого обучения. Всего каких-нибудь два года назад она была более невинной, чем любая десятилетняя девочка с фермы князя Черкесского, и не знала и десятой доли того, что являлось само собой разумеющимся для каждой из этих несчастных.
        - Женщины, предназначенные для производства потомства  - их у нас около сотни,  - живут по десять человек в отдельных домах,  - продолжил свое повествование Саша.  - В таком доме имеется пять спален, то есть спят они по двое, и общая комната, в которой они вместе едят. Кроме того, есть специальное помещение для отдыха. За каждым домом закреплены две пожилые женщины, которые обслуживают проживающих в них. А единственное, что от них требуется,  - это рожать здоровых красивых детей. Что касается мужчин-производителей, то их у нас десять. Все живут в одном доме и условия их содержания примерно такие же, как у женщин. Между прочим, для тебя на первое время сделано исключение. Ты будешь жить не с другими женщинами, а со мной на вилле Алексея Владимировича. Он считает, что так будет лучше для тебя, пока ты не привыкнешь к новым условиям жизни. Как видишь, князь хочет, чтобы ты была здесь счастлива.
        - Да он у вас сама доброта!  - с усмешкой воскликнула Миранда.
        - В домах, в которых живут женщины, имеются ванны и родильные отделения со всем необходимым,  - продолжил Саша, не обращая внимания на сарказм, прозвучавший в голосе пленницы.  - На ферме есть несколько опытных акушерок. В сложных случаях можно позвать и доктора, однако его основной обязанностью является забота о здоровье детей.
        - И давно это поместье принадлежит князю Черкесскому?  - спросила Миранда.
        - Непосредственно Алексею Владимировичу  - двенадцать лет. А вообще-то в его семье разведением рабов занимаются более двухсот лет. Дедушкой князя по материнской линии является татарский хан, во владения которого входили эти места до прихода русских. Во время присоединения черноморского побережья к Российской империи все сыновья и внуки старого хана либо погибли в боях, либо были казнены. Вот и получилось так, что единственным наследником стал сын его дочери. Русский царь, естественно, было очень рад, что такие богатые владения перешли к его подданным. За сто пятьдесят лет, в течение которых выращенные здесь рабы продаются на лучших рынках Константинополя, ферма заработала репутацию надежного поставщика первоклассного товара, и денег за ее продукцию не жалеют.
        Миранда не успела толком обдумать эту новую информацию: внезапно кучер сделал залихватский поворот у дверей роскошной виллы из белого камня, и карета остановилась.
        Двое появившихся будто из-под земли юношей взяли коней под уздцы, а выскочивший из дома третий с поклоном распахнул дверцу кареты.
        - Добро пожаловать, Петр Владимирович! Ждем-с! Голубь с известием о вашем прибытии прилетел два дня назад. Все приготовлено, все в лучшем виде.
        Саша вышел из кареты и подал руку Миранде. Она, оперевшись на нее, привстала, но тут же снова опустилась на сиденье.
        - Ой, мои ноги настолько ослабели, что я не могу встать,  - пробормотала Миранда, поморщившись.
        - Это нормально, Мирашка. Скоро пройдет, не бойся,  - успокоил Саша.  - Помоги ей! Отнеси ее в комнату,  - строго сказал он, повернувшись к лакею.
        Тот вытащил ее из кареты с такой легкостью, будто доставал тряпичную куклу. Миранда снова поморщилась, внезапно почувствовав ужасно противный запах. Сообразив, что запах этот исходил от нее, она вспомнила Сашины рассуждения о подгузниках и густо покраснела.
        - Мне срочно требуется ванна,  - тихо сказала она.
        - Ванна и все остальное уже готово и ждет тебя, так что не переживай,  - сказал Саша, осклабившись; конечно же, он понял причину ее беспокойства.  - И боль в ногах пройдет, когда на них натянут чистые шерстяные носки. До встречи, Мирашка!
        Лакей понес ее в дом, и вскоре Миранда оказалась в облицованной кафелем комнате, сплошь заполненной паром. Навстречу ей тотчас немедленно бросилась дюжина симпатичных молодых девушек. Что-то весело щебеча, они быстро ее раздели, забрав вместе с одеждой и ужасно вонявший подгузник, свернутый из простыни. Что говорили девушки, Миранда понять не могла, но, подчиняясь их знакам, сошла по двум ступенькам в неглубокий квадратный бассейн с приятной теплой водой, который, как она поняла, использовался здесь в качестве ванны. Две девушки, спустившиеся вместе с Мирандой, осторожно взяли ее под руки и подвели к углу бассейна, где стояли ряды хрустальных флаконов. Тут девушки принялись вытаскивать из флаконов пробки, которые одна за другой подносили к носу Миранды, явно предлагая выбрать наиболее приятный ей аромат. Однако ей ничего не нравилось. Жестом руки она отвергла экстракты розы, гардении, лилии, мускатного ореха и еще какие-то незнакомые ароматы. В конце концов осталось только три неоткрытых флакона. Содержимое первого пахло фиалкой, а во втором явно была настойка из цветов апельсиновых деревьев.
Приятно, конечно, но совсем не то, что хотелось именно сейчас. Вздохнув, Миранда понюхала последний пузырек, и лицо ее озарилось улыбкой.
        - О, левкой!.. Да, подходит,  - сказала она, кивнув девушкам.
        Те улыбнулись в ответ и тут же вылили в воду ароматную жидкость. Затем, взяв в руки по куску мыла с очень похожим запахом, приготовились ее мыть. Но Миранда, покачав головой, тоже взяла мыло и сама принялась намыливаться. Девушки утвердительно закивали, и одна из них протянула ей нечто похожее на щетку, называя ее мочалкой.
        - Не надо!  - отстранила мочалку Миранда; ей казалось, что этим предметом если и можно смыть грязь, то только ободрав кожу.
        Но девушки, очевидно, думали иначе. Они осторожно, но крепко схватили ее за руки, а остальные попрыгали в бассейн и, не обращая внимания на громкие протесты Миранды, принялись скрести ее своими странными щетинистыми орудиями. И оказалось, что было совсем не больно, скорее даже приятно. Затем ей тщательно вымыли волосы, после чего Миранда поспешила выйти из воды, чтобы как следует обсохнуть. Однако и здесь ее ждал сюрприз: четыре девушки стали массировать ее, покрывая все тело довольно густым слоем крема с запахом левкоя. А две другие тем временем тщательно расчесали гребнями ее волосы. И вскоре длинные локоны Миранды, сделавшись мягкими и пушистыми, засияли серебром в свете свечей, горевших в массивных канделябрах. Одна из девушек, заметив это, указала на волосы Миранды и что-то восторженно воскликнула. Все остальные дружно закивали и стали что-то говорить. Миранда, конечно же, не поняла ни слова, но отчетливо уловила имя Лука, постоянно звучавшее во время этой беседы.
        Затем две девушки осторожно взяли обнаженную Миранду под руки и привели в довольно уютную комнату с кроватью у стены и видом на море. Там одна из девушек дала ей рубашку из тончайшего розового шелка, а затем, когда Миранда ее надела, помогла ей лечь в постель. После чего сделала безукоризненный реверанс и ушла, плотно прикрыв за собой дверь (ее подруги бесшумно покинули комнату еще раньше).
        Миранда вздохнула и сладко потянулась. Чувствовала она себя сейчас явно лучше, чем в последние недели. Собственно, и неудивительно, ведь до сегодняшнего дня она последний раз принимала ванну еще в Англии. И тут Миранда вдруг сделала два открытия. Первое было радостным: ноги снова ей повиновались! Она осторожно пошевелила ими. Да-да, все в порядке! О втором же открытии следовало поразмыслить… она только сейчас сообразила, что все девушки, встречавшие ее у бассейна, были светловолосыми. Конечно, волосы у них имели разные оттенки, но все они были блондинками! «Надо будет спросить у Саши, с чем это связано»,  - подумала Миранда. И в тот же миг, будто услышав ее мысли, в комнату без стука вошел Саша.
        - Ну что, лучше себя чувствуешь?  - весело спросил он.
        - Да, спасибо. Только есть ужасно хочется.
        - Скоро Марья принесет тебе ужин. Кстати, она старшая горничная в этом доме и говорит по-французски. Так что если тебе чего-нибудь понадобится, можешь смело к ней обращаться.
        - А те девушки, которые мыли меня… Почему они все блондинки? Все они так похожи, что могли бы быть сестрами.
        - Некоторые из них может и в самом деле родные сестры. А то, что отец у всех один, так это точно. Они же родились на ферме. Умение омывать господина или госпожу в бане  - одно из важнейших для рабынь на всем Ближнем Востоке, и их обучают этому искусству. Обычно они практикуются друг на друге, а тут ты приехала. Блондинки же они потому, что мы специализируемся именно на светловолосых. Блондинки с белой кожей и желательно со светлыми глазами  - самые дорогостоящие рабыни на ближайших невольничьих рынках. Ах да, однажды одна женщина начала рожать рыжеволосых, и мы на них тоже смогли неплохо заработать. Однако все паши и шейхи хотят прежде всего блондинок. Что за блажь втемяшилась в их темные головы  - не понимаю… Но видела бы ты, как продаются наши белокурые девицы!
        Прежде чем Миранда успела что-либо сказать, дверь снова открылась и в комнату вошла пожилая женщина с подносом в руках.
        - Добрый вечер, Миранда Томасовна. Я принесла вам ужин,  - сказала она.  - Ну-ка, Саша, взбей подушки и приподними их слегка. Не может же она есть, лежа на спине.
        Саша сердито хмыкнул, однако распоряжение выполнил.
        - Марья на ферме  - настоящая хозяйка,  - пояснил он.  - Даже Алексей Владимирович предпочитает слушаться ее, лишь бы не ворчала.
        Саша помог Миранде сесть, а Марья осторожно опустила поднос ей на колени.
        - Можешь кушать сама, милая? Или мне тебя покормить?  - спросила она по-французски.
        - Я справлюсь. Спасибо.
        - Вот и прекрасно. Тогда я пойду. Если понадоблюсь, дерни за шнурок звонка. Вон он, рядом с кроватью.
        Марья вышла, а Саша пододвинул свой стул ближе к кровати.
        - Составлю тебе компанию, пока будешь ужинать, Мирашка. А потом выспишься как следует и будешь чувствовать себя совсем хорошо.
        Миранда сняла салфетку, прикрывавшую поднос. В глаза ей сразу же бросилась большая миска с супом необычного красного цвета. Причем заправлен суп был каким-то густым белым соусом.
        - Что это?  - спросила она.
        - Борщ, русский суп из свеклы,  - объяснил Саша.  - А белое  - это сметана. Попробуй, это очень вкусно!
        Миранда последовала совету Саши. И тотчас поняла, что в данном случае он был абсолютно прав: борщ и впрямь оказался необычайно вкусным. На блюде, крышку которого она затем открыла, находились два больших слоеных пирога с сочным, мелко порубленным мясом и сладким луком. А рядом стояла тарелка, заполненная мягкой крупой  - кашей, как пояснил Саша. Кроме того, на подносе имелась тарелочка с зеленым горошком, а также небольшое блюдо с десертом из заварного крема с персиками. Кушанья были очень вкусные, и Миранда с удовольствием съела все до последней крошки. После чего, с удовлетворением вздохнув, откинулась на подушки.
        - У тебя отличный аппетит, Мирашка,  - с явным одобрением заметил Саша.  - Еще несколько дней  - и ты полностью оправишься от нашего путешествия. Князь сказал, что тебе понадобится какое-то время, чтобы привыкнуть к новой обстановке. Так что отдыхай. Если захочешь, мы сможем совершать прогулки в саду или по берегу моря.
        - А потом?  - «О боже, зачем я об этом спросила?»,  - тотчас же подумала Миранда.
        - Потом начнешь ходить на случку с Лукой,  - ответил Саша, поднимаясь со стула.  - Я сам унесу поднос, чтобы никто больше не приходил сегодня. Отдыхай. До завтра!
        Саша ушел, и Миранда осталась одна в приятной тишине. В комнате было тепло, и она прекрасно поужинала. Однако из этого не следовало, что она могла расслабиться. То, что эти люди хорошо с ней обращались, означало только одно: она для них очень ценная вещь. Но они ошибались, если думали, что в ответ Миранда будет смирной и послушной. Смиренно идти под нож как жертвенная овца Миранда Данхем не собиралась! Другое дело, что необходимо было выиграть время, чтобы разработать план побега. Саша сказал, что завтра они смогут погулять у моря. Что ж, очень хорошо! Она сможет осмотреть гавань и хоть немного исследовать береговую линию. Возможно, с помощью какой-нибудь уловки удастся узнать у него, в какой стороне находится турецкая граница. Тогда, убежав из этого дома, Миранда хотя бы будет знать, в каком направлении следует идти дальше. Ведь раздобыть компас вряд ли удастся…
        Но, как бы там ни было, Сашу и его князя ждало ужасное разочарование. Этим людям, явно еще не приходилось иметь дело с американцами. Князь считал ее страну дикой? Что ж, тем хуже для него. Похоже, эти русские вообще мало интересовались тем, что происходило за пределами их довольно отсталой страны. Америка просто еще очень молода, но со временем она заставит с собой считаться всех. Ее народ честолюбив и полон жизненных сил. А это именно то, что позволяет создавать великие государства.
        Подобные мысли успокоили Миранду, и она повнимательнее осмотрела комнату, в которой находилась. Это было средних размеров помещение с широким трехстворчатым окном справа от Миранды. Напротив кровати находилась небольшая облицованная изразцами печка. Стены комнаты были довольно грубо оштукатурены и выкрашены белой краской, потолок покрывали необлицованные, потемневшие от времени деревянные бруски, а пол  - красноватая керамическая плитка. Из мебели имелось всего три предмета: огромный шкаф из выкрашенных темной краской дубовых досок, соответствовавшая ему по размерам и оформлению кровать и деревянный стул с жестким сиденьем. Над кроватью висела икона, под ней  - полочка для свечей. «О боже, куда я попала!»  - с горечью подумала Миранда.
        Впрочем, было и кое-что приятное. Полотняные шторы с цветной бахромой были слегка раздвинуты, и через приоткрытое окно из сада веяло ароматом цветов. Кровать же, вопреки своему внешнему виду, была удивительно удобной. Миранда лежала под стеганым одеялом из красного шелка на мягкой пуховой перине, прикрытой чистейшей простыней с ароматом лаванды. Особенно радовало Миранду теплое одеяло, поскольку ночь становилась все более прохладной. За окном же искорками проносились какие-то светящиеся насекомые, а за печкой мирно засвиристел сверчок. Совсем как дома, в Виндсонге! Глаза Миранды увлажнились, и вскоре подушка стала мокрой от слез. Она обругала себя за слабость, однако слезы окончательно сняли накопившееся за последние дни напряжение, и Миранда погрузилась в крепкий, без сновидений, сон.
        Светящиеся насекомые продолжали свои игры, то подлетая к окну, то прячась в ветвях деревьев и в кустах, а стрекотание сверчков сливалось с посвистом легкого ночного ветерка. На небе появилась припозднившаяся луна, осветившая своим серебристым светом окрестные поля, деревья, песок на морском берегу и бескрайнее море. Крепко спавшая Миранда никак не отреагировала на скрип оконной створки  - в комнату проник рослый мужчина.
        Постояв несколько секунд у окна, мужчина направился к кровати и принялся разглядывать спавшую пленницу. Луна довольно ярко освещала комнату, и ему не пришлось зажигать свечу. Миранда спала на спине, ноги же были чуть согнуты в коленях, и одеяло из-за этого сползло, открыв ее почти полностью. Мужчина протянул руку, приподнял подол тонкой ночной рубашки и тихо вздохнул при виде посеребренного лунным светом обнаженного стройного тела с тугими немного полноватыми грудями. Миранда шевельнулась, и он осторожно опустил подол рубашки. Заметив слезинки, блестевшие на лице пленницы, мужчина легонько провел пальцами по ее щекам. Затем таким же осторожным движением он расправил серебристый локон пленницы и быстро покинул комнату тем же путем, которым в нее и проник.
        Миранда так и не проснулась до самого утра. Разбудила ее Марья.
        - Вставай, моя милая. Солнышко давно поднялось, и уже два часа, как совсем светло.
        Похожие на морские волны глаза медленно приоткрылись, блеснули  - и вдруг потухли. На какое-то мгновение Миранде показалось, что она в Виндсонге и что будила ее Джемайма. Но уже в следующее мгновение стало ясно, что все совсем не так.
        - Доброе утро,  - пробормотала Миранда, чувствуя, как неприятно сжимается сердце.
        Пожилая женщина улыбнулась.
        - Проснулась? Ну и хорошо. А я решила тебя побаловать, дорогая, и разрешила Марфе принести завтрак в постель. Сегодня это в моей власти. Завтра подниматься и завтракать ты должна будешь вместе с Сашей. Сам он тебе этого, конечно, не скажет, но я-то вижу, что твоя компания ему пришлась по душе.  - Женщина дернула за сонетку звонка.  - Ужин тебе вчера понравился?
        - Да, все было очень вкусно,  - ответила Миранда.
        - Ты, Миранда Томасовна, говори мне, что тебе нравится, а что  - нет, так как я должна угождать тебе  - это входит в мои обязанности. Может, тебе приготовить какое-нибудь особое блюдо? Говори, не стесняйся. Даже если я не умею готовить это блюдо, то обязательно научусь.
        Тут вошла Марфа с подносом, и Миранда, устроившись поудобнее, приготовилась к дегустации очередных шедевров марьиного кулинарного искусства. Восхищение вызывала уже сама подача завтрака. Принесенный Марфой поднос представлял собой очень низкую, искусно сплетенную из отбеленных ивовых прутьев корзину, а стоявшая на нем посуда была изготовлена из тончайшего фарфора, на котором были изображены распускающиеся бутоны розовых роз.
        Чуть помедлив, Миранда приступила к знакомству с самими кушаньями.
        - Марья, а это что?  - спросила она, указывая на небольшое, но довольно высокое блюдо, наполненное похожей на густые сливки массой золотистого цвета, украшенной сверху несколькими ягодами зеленого винограда.
        - Это простокваша со свежим медом. И я еще добавила в нее щепотку корицы.
        - А что такое простокваша?
        - Это то, что получается, когда скисает молоко, если правильно с ним работать. Попробуй. Мне кажется, тебе должно понравиться.
        Пикантный привкус этого сладкого кушанья показался Миранде немного странным, но захотелось попробовать еще ложечку, а потом  - еще и еще. В результате Миранда даже не заметила, как в высоком блюде совсем ничего не осталось. Расправившись так же быстро с десертом из взбитых сливок и круассанами, она запила все это великолепным светло-зеленым чаем, с удовольствием потягивая его из тончайшей, как яичная скорлупа, фарфоровой чашечки. После чего, с удовлетворением вздохнув, невольно улыбнулась.
        Искоса взглянув на нее, Марья одобрительно хмыкнула, взяла поднос и вышла из комнаты. Марфа же осталась, чтобы помочь Миранде одеться. Служанка дала ей несколько белых нижних юбок, основную юбку черного цвета, крестьянского покроя белую блузку с короткими рукавами и пару похожих на тапочки черных туфель без каблуков. Начав одеваться, Миранда обнаружила, что черная юбка лишь слегка прикрывала ее колени. Кроме того, из-за отсутствия в этом наряде чулок, ей, судя по всему, надлежало ходить с наполовину обнаженными ногами да к тому же еще без панталонов. Миранда попыталась протестовать, объясняя Марфе знаками, что она хотела получить, но тут служанка вдруг наклонилась и, слегка задрав короткую юбку, показала ей свои обнаженные ягодицы. Миранда в изумлении отпрянула, а девушка весело рассмеялась.
        Тяжко вздохнув, Миранда заплела волосы в одну толстую длинную косу и направилась к двери. К счастью, ноги прекрасно ее слушались и совершенно не болели; казалось даже, что они стали еще более сильными, чем раньше. Марфа показала ей, как пройти в комнату, где ее ждал Саша, и через несколько минут Миранда уже была там. Это было залитое солнечным светом помещение, в котором стояло несколько небольших столов и кушеток, а также стулья с мягкими сиденьями. Помимо Саши, в комнате находился невысокий худощавый мужчина.
        - Заходи-заходи, Мирашка,  - с добродушной улыбкой приветствовал ее Саша.  - Хорошо выспалась? Позавтракала?
        - Да. И выспалась хорошо, и позавтракала отлично,  - ответила Миранда.  - Мы пойдем гулять? Я привыкла к длительным прогулкам, а ноги мои совсем прошли.
        - Мы обязательно погуляем. Но сначала познакомься с Дмитрием Григорьевичем. Он поставлен князем наблюдать за порядком на ферме.
        - Рад приветствовать тебя, Миранда Томасовна,  - сказал управляющий по-французски, не без усилия подбирая слова.  - Ты весьма ценное для нас приобретение.
        - Я здесь не по своей воле,  - коротко пробурчала пленница.
        - Тем не менее ты здесь. И значит, как и все остальные, будешь делать то, что поручил тебе наш хозяин.  - Мужчина повернулся к Саше и заговорил с ним так, как будто Миранды здесь вовсе не было.  - Если бы ее передали под мою ответственность, я бы для начала поколотил ее как следует. Это сразу бы избавило ее от наглости. А способы избить рабыню, не особо портя ее кожу, у нас имеются. Но Алексей Владимирович поручил именно тебе присматривать за ней, так что сам решай.
        - Мирашке просто требуется время, чтобы привыкнуть к здешней жизни, Дмитрий Григорьевич,  - ответил Саша.  - Ведь она не такая, как другие наши женщины. Мирашка настоящая леди.
        - А я уверен, что ничего, кроме проблем, нам выжидание не принесет, Петр Владимирович. Если Миранда действительно настоящая леди, как ты говоришь, то разве она может привыкнуть к жизни, которую мы ей можем предложить? Взгляни на нее! Готов поспорить, что Миранда прекрасно образована! К тому же горда и… Полагаю, она была очень богата. Ты же богатая женщина, Миранда Томасовна, не правда ли?
        - Правда,  - кивнула Миранда.  - Я всегда была богатой наследницей, и мой муж весьма состоятельный человек.
        - Вот видишь! Будь она бедной девушкой, могла бы привыкнуть. А как может согласиться с такой жизнью женщина, у которой все всегда было и которая привыкла сама распоряжаться другими людьми? Алексей Владимирович в данном случае ошибся. Он видел только ее масть, а об остальном предпочел не размышлять.
        - Твой приятель прав, Саша,  - насмешливо заметила Миранда.  - Так что лучше отпусти меня. А князю скажешь, что я предпочла самоубийство той жизни, которую вы мне предложили.
        - Ты примешь наше предложение и ко всему привыкнешь,  - заявил Саша с уверенностью.  - Скажи-ка, Мирашка, сколько времени ты не спала с мужчиной? Кажется, ты говорила, что твой муж уехал от тебя на несколько месяцев. А ребеночка ты ему родила совсем недавно. Так что давно ты не занималась любовью, Мирашка, очень давно. И думаешь, я поверю, что ты втайне не мечтаешь провести ночку с сильным страстным мужчиной? Я много раз стоял с князем у дома, в котором Лука оплодотворяет своих женщин, и я слышал, какие страстные вопли они издают в экстазе. Он мастер этого дела, наш Лука. И если ты не холодная как лед, а я ни на секунду не поверю, что это так, то скоро тоже будешь кричать от удовольствия и радости. Ну, а пока пойдем прогуляемся, как собирались.
        Взбешенная этими словами, Миранда уже хотела убежать в свою комнату, однако, быстро взяв себя в руки, передумала и покорно пошла за Сашей, несказанно удивив этим Дмитрия Григорьевича. «Главное сейчас  - найти путь к спасению, а для этого надо понять, где я нахожусь, и исследовать ближайший участок берега»,  - решила пленница. Сделав вид, что заинтересовалась окружающей природой, она задавала своему спутнику вопросы о флоре и фауне черноморского побережья. И оказалось, что Саша неплохо в этом разбирался. Отвечая на ее вопросы, он и сам увлекся беседой. Непринужденно болтая, они подошли к месту, с которого открывался прекрасный вид на Черное море.
        - Знаешь, мой родной дом находится на острове, поэтому я обожаю море,  - проговорила Миранда с восторженной улыбкой.
        Это ее признание обрадовало и окончательно успокоило Сашу, решившего, что ассоциации с родным домом ускорят привыкание пленницы к новому месту. А в том, что после нескольких встреч с Лукой, она забудет о своей муже, он нисколько не сомневался.
        - А с какой стороны мы приехали сюда,  - как бы между прочим спросила Миранда.  - Я имею в виду… где находится Одесса? К сожалению, мы крепко спали, когда проезжали этот город.
        - Одесса вон там, в двадцати с небольшим милях отсюда,  - ответил Саша, указывая рукой налево. А если поехать в противоположном направлении, то через шесть миль окажешься на границе с Бессарабией. Вообще-то места здесь довольно дикие. Даже небольшие татарские отряды до сих пор промышляют в округе. Нападают на деревни, угоняют скот и женщин, если попадутся подходящие, а затем уходят в Бессарабию, где их уже нельзя преследовать.
        - А на ферму они нападали?
        - Слава богу, нет! И вряд ли решатся. Ведь князь Черкесский сам наполовину татарин. К тому же ферма слишком большая, чтобы атаковать ее маленьким отрядом.
        Когда они свернули на тропинку, ведущую к вилле, Миранда в душе ликовала: ведь ей удалось узнать самое главное! Коль скоро Одесса находилась слева от того места, где они с Сашей только что стояли, то путь к спасению следовало искать, двигаясь вдоль берега направо. Теперь оставалось лишь подумать о том, как бежать. Когда они смотрели на море, Миранда заметила красивую прогулочную яхту, пришвартованную в небольшой бухте. Похоже, что яхта эта принадлежала князю, поэтому стояла в бухте постоянно. К сожалению, одной ей похитить такую яхту не по силам. Другое дело, несколько рыбачьих плоскодонок, что лежали неподалеку на берегу. Они очень напоминали те рыбачьи парусные плоскодонки с одной мачтой, которыми пользовались на Виндсонге. Миранда мысленно улыбнулась. В управлении такими лодками с ней мало кто мог соперничать! Через несколько дней, когда ее силы окончательно восстановятся, в ее умении убедятся и в этом проклятом поместье! Плану особенно способствовал тот факт, что обитавших на ферме рабов, как она успела понять, никто не охранял. Похоже, что здесь даже не задумывались о возможности побега. Но
почему? Немного поразмыслив, Миранда решила, что причина лишь в том, что жившие здесь люди никогда не видели другой жизни. А если кто-то и видел, то знал, что жизнь на ферме князя Черкесского была гораздо лучше, чем в других местах. Русские, если не считать аристократов и немногочисленных представителей среднего класса, жили очень бедно, а уж существование крепостных, составлявших значительную часть населения этой страны, вообще трудно было назвать жизнью. А для обитателей фермы создали вполне комфортные и даже роскошные с их точки зрения условия. Зачем же им отсюда бежать?
        Что ж, тем больше шансов убежать у нее. Комната, которую ей отвели, находилась на первом этаже, и незаметно выскользнуть из нее очень даже просто. Надо будет еще ознакомиться с кухней, чтобы захватить с собой пищу и какие-нибудь сосуды для пресной воды. Ведь нехватка запасов может при побеге стоить ей жизни.
        Следующие два дня ничем не омрачали жизнь на ферме. Марья же прямо-таки закармливала ее, угощая все новыми и новыми вкусными блюдами. Саша составлял ей компанию во время прогулок, а также играл с ней в шахматы. Ее крестьянский наряд на второй день заменили на длинное, до пят, свободное одеяние, представлявшее собой нечто среднее между платьем и рубашкой. Саша объяснил, что такую одежду носили женщины на Востоке и что называлась она галабея. Галабея оказалась очень удобной, и, что еще важнее, Маранда чувствовала себя в ней менее скованно, чем в блузке с низким вырезом и короткой юбке, в которой было стыдно нагибаться.
        Когда они с Сашей пошли гулять вечером третьего дня, он повел ее не в сторону моря, как обычно, а в яблоневый сад. Миранда с наслаждением вдыхала сладковатый и немного терпкий аромат созревавших плодов, тянувших своей тяжестью к земле ветви деревьев.
        - Скоро осень,  - пробормотала она, обращаясь скорее к самой себе. И почему-то ей вдруг вспомнился Виндсонг. А Саша думал о чем-то своем и ничего не сказал.
        Вскоре сад остался позади, и они зашагали по широкой поляне, сплошь поросшей полевыми цветами. А в противоположном конце поляны стоял небольшой низкий дом.
        - Что это?  - поинтересовалась Миранда, когда они к нему подошли.
        - Иди сюда, я все покажу,  - ответил Саша, открывая дверь и пропуская ее вперед.
        Оказалось, что в доме была всего лишь одна комната, чем-то походившая на корабельную каюту. В углу комнаты находилась печь, а у дальней стены что-то стояло: видимо, какой-то предмет мебели, но какой именно, Миранда не могла разглядеть из-за царившей здесь полутьмы. Чуть помедлив, она прошла вперед, чтобы продолжить осмотр дома. И тут дверь за ее спиной захлопнулась, а снаружи раздался лязг засова. Миранда в испуге вздрогнула и, резко развернувшись, крикнула:
        - Саша, в чем дело?!
        - Прости, Мирашка,  - послышался снаружи голос ее спутника.  - Но если бы я сказал, что этим вечером у тебя будет первая встреча с Лукой в доме для свиданий, то ты бы добровольно сюда не пошла.
        Страх в одно мгновение был вытеснен гневом.
        - Ты прав, черт тебя возьми, я бы ни за что не пошла!  - прокричала Миранда.  - Но я и теперь не буду делать то, что вы хотите! Немедленно открой дверь, проклятый ублюдок!
        - Нет, Мирашка. Не открою. Ты уже вполне оправилась после нашего путешествия. А чем быстрее ты займешься делом, тем быстрее я смогу покинуть этот буколический уголок и вернуться в Санкт-Петербург к Алексею Владимировичу. Мне и так придется ждать еще целых девять месяцев. Я смогу вернуться только после того, как ты родишь первого ребенка.
        - Я не отдамся вашему племенному жеребцу!  - закричала пленница еще громче.  - Пусть только попытается прикоснуться ко мне! Я буду сопротивляться изо всех сил! Я выцарапаю ему глаза! Я буду драться, кусаться и царапаться! Предупреждаю тебя, Саша, если ты натравишь его на меня, я сделаю так, что он будет непригоден для того, ради чего вы его держите!
        - Лука  - крупный и довольно сильный мужчина, так что сумеет справиться с тобой. Лучше, Мирашка, сразу подчинись ему, и тогда увидишь, как тебе будет хорошо.
        Не помня себя от гнева, Миранда принялась колотить кулаками в дверь. Но дверь была такой массивной, что даже ударов почти не было слышно. Однако пленница продолжала в нее барабанить, хотя из разбитых и исцарапанных пальцев уже начала сочиться кровь. Прекратила она это бесполезное занятие лишь в тот момент, когда ей вдруг почудилось, что в комнате еще кто-то есть. Миранда затаила дыхание и прислушалась. Вокруг царила абсолютная тишина. И она не замечала какого-либо движения.
        - Саша!  - громко позвала она.
        В ответ  - ни звука. Было очевидно, что Саша давно ушел.
        Миранда осмотрелась  - глаза ее уже привыкли к полутьме,  - но и на сей раз ничего подозрительного не заметила. Зато теперь она поняла, что единственным в комнате предметом мебели была низкая кровать с веревочной сеткой в качестве ложа. На сетке же лежал тонкий соломенный тюфяк.
        Приблизившись к кровати и сразу почувствовав усталость, Миранда присела. Кровать эта казалась ужасно неудобной: не хотелось бы ей на такой спать. Впрочем, она для сна и не предназначалась. Миранда зябко поежилась. Окон в комнате не было, и свет проникал сюда только сквозь дощатые щели, поэтому с каждой минутой становилось все темнее. Миранде вновь стало страшно, и она заплакала сначала тихонько, потом все громче. И наконец, забылась в беспокойном сне.
        Проснулась она внезапно, когда, судя по пробивавшемуся сквозь щели серебристому свету, уже взошла луна. И у нее вновь возникло то же самое ощущение: казалось, в комнате еще кто-то находился. Более того, через несколько секунд ощущение это превратилось в уверенность. Затаив дыхание, Миранда напряженно прислушивалась, однако слышала лишь гулкое биение собственного сердца. Она на мгновение зажмурилась в детской надежде на то, что «малышка» спит, оставит ее в покое. Было очень страшно, и Миранда никак не могла сдержать бившую ее дрожь. И в конце концов тихонько всхлипнула.
        - Тебе страшно?  - послышался вдруг приятный грудной голос.  - Мне сказали, что ты не девственница. Чего же ты так боишься? Я не причиню тебе вреда.
        Приподняв голову, Миранда увидела в дверном проеме темную фигуру. И тут фигура двинулась в сторону кровати, увеличиваясь в размерах с каждым шагом.
        - Стой, остановись!  - закричала Миранда, когда мужчина подошел к кровати.  - Не приближайся ко мне!
        Незнакомец тотчас остановился.
        - Меня зовут Лука,  - сказал он ласковым голосом.  - Скажи, что тебя так пугает?
        - Я не могу делать то, что они требуют,  - тихо ответила пленница.  - Меня похитили у мужа. Пожалуйста, пойми, я не рабыня?
        - Ты раньше не была рабыней,  - все тем же приятным мягким голосом возразил Лука.  - А теперь ты ею являешься. Придется смириться с этим. Но я знаю, как трудно к такому привыкнуть.
        Миранда только сейчас поняла, что Лука говорил по-французски как образованный человек.
        - Ты тоже не был рожден рабом?  - спросила она, с удивлением отмечая, что любопытство почти вытеснило ее страх.
        Лука кивнул и тут же начал рассказывать.
        - Да, верно, я не был рожден рабом. Мы с моим братом Павлом когда-то жили на севере Греции. Наш отец был священником греческой православной церкви. Когда мне исполнилось двенадцать, а брату четырнадцать, умерла наша мать, поэтому отец женился на женщине, жившей в одной из соседних деревень, причем у нее была дочь. Женщина эта, ее звали Марой, была очень красивой и очень развратной. О последнем отец, конечно, не знал. Но не прошло и года после ее появления в нашем доме, как мы с братом побывали в ее постели. Затем отец заболел и вскоре умер. Сейчас я почти уверен, что она его отравила, но тогда мне такое даже в голову не приходило. И почти сразу после смерти отца нашей любящей мачехе удалось выдать свою дочку Дафну за старшего сына самого богатого человека в нашей деревне. А надо сказать, что дочка эта, в отличие от матери, была крайне уродлива. В деревне все говорили, что секрет этой свадьбы заключается в том, что Мара обещала за Дафной огромное приданое. Но мы с братом знали, что больших денег у нее не было, поэтому недоумевали: где же она собиралась их добыть? Впрочем, она с легкостью рассеивала
наши подозрения и делала нас счастливыми, поскольку продолжала спать по очереди с каждым из нас.
        - Но однажды, это было за неделю до свадьбы, в деревню приехал конный отряд. Как выяснилось, это были работорговцы, которых пригласила Мара. Как наша «мама», она имела законное право продать нас, что и сделала, получив солидную сумму. Вот вам и деньги на приданое для нашей «сестры». Без него она вообще бы никогда не нашла замуж, не говоря уж о том, чтобы стать женой самого завидного в деревне жениха! Я слышал, как Мара договаривалась с начальником отряда работорговцев. Поверь мне, она выторговала все, что было возможно, и даже немного больше.  - Лука криво усмехнулся.  - Ты даже не представляешь, что это за женщина. Знаешь, что она ему говорила, чтобы набить цену? «Они совокупляются как жеребцы  - сама их обучала. И детей могут вам наделать столько, сколько захотите. За последний год мне пришлось целых семь раз из-за них делать аборты».
        - Какой ужас!  - громко воскликнула Миранда.  - И какой же мерзавкой надо быть, чтобы продать в рабство близких людей!
        Ответ Луки поразил ее не меньше, чем его рассказ.
        - Она сделала доброе дело для нас,  - сказал он.  - Наш отец был священником в очень бедном приходе, поэтому мы были чуть ли не самыми бедными в нашей деревне. Продавая нас, Мара прекрасно знала, что существуют фермы по разведению рабов, подобные этой. Поэтому в разговоре с торговцем она напирала на наши мужские способности. На таких фермах всегда требуются молодые хорошие производители, да и с рабами в таких местах обращаются очень хорошо. В общем, Павла и меня отвезли в Константинополь, и там нас купил Дмитрий Григорьевич. Князь Черкесский тогда впервые приехал в свое южное имение и решил прикупить новых производителей. Мы с братом счастливы здесь. И тебе здесь будет хорошо, поверь мне. Просто должно пройти какое-то время.
        - Между нами с тобой  - существенная разница,  - возразила Миранда.  - Ты был бедняком, а затем, став рабом, начал жить лучше, чем прежде. В твоей деревне у тебя ничего и никого не осталось. Родители твои умерли, а к мачехе и ее дочке ты особой привязанности не испытывал. Терять тебе, таким образом, было нечего. У меня же было все, что можно пожелать. Я богата, у меня есть прекрасный дом, есть муж, ребенок, мама и сестра, которых я очень люблю. Оказавшись здесь, я всего этого лишалась!
        - Каким же образом ты сюда попала?  - спросил Лука, подходя к ней чуть ближе.
        - Ваш князь похитил меня в Санкт-Петербурге с моей яхты, потому что искал для фермы женщину, подходящую тебе по внешности. Как я слышала, от тебя рождаются хорошие девочки, и он решил увеличить свое состояние, продавая дочерей, которые будут у нас с тобой рождаться. Но я убью себя, если ты прикоснешься ко мне. Я не племенная кобыла! Я  - Миранда Данхем с острова Виндсонг, жена лорда этого владения Джареда Данхема!
        Лука тяжело вздохнул.
        - Бедная пташка,  - тихо произнес он.  - Что было, то прошло. Ты теперь здесь, и твоя жизнь будет связана только с этим местом. Но мне очень не хочется, чтобы ты чувствовала себя несчастной. У меня мягкое сердце, и я всегда переживаю, если чувствую, что женщина страдает.
        Лука сделал еще шаг и оказался совсем рядом.
        - Нет!  - закричала пленница и забилась в самый дальний угол кровати.
        - Ох, Миранда, Миранда!  - укоризненно произнес Лука, впервые назвав ее по имени.  - Я никогда не брал женщин силой и не поступлю так с тобой. Поверь мне, пташка. Я просто хочу посидеть с тобой рядом и подержать твою руку в своей. Я буду вести себя с тобой как неопытный юноша с понравившейся ему юной девушкой.
        - Ничего у тебя из этого не выйдет,  - тихо сказала Миранда.  - Я в любом случае не уступлю тебе. А когда станет известно, что ты не сделал то, что тебе положено, они силой заставят нас заниматься любовью. Саша мне все рассказал.
        - Саша?  - с явным презрением переспросил Лука.  - Этот смазливый любовничек князя? Что он может понимать в отношениях между мужчиной и женщиной? Вот Дмитрий Григорьевич, тот понимает. А он знает, что я всегда стараюсь выполнить свои обязанности наилучшим образом, и поэтому доверяет моим суждениям о том, как лучше поступать в том или ином случае. Я уверен, что мы с тобой в конце концов займемся любовью. И если на то будет Господня воля, то ты забеременеешь от меня. Но то, что я могу изнасиловать тебя… Нет-нет, выбрось это из головы. Подобное исключено. Ты будешь приходить ко мне по собственной воле.
        - Никогда!
        Лука опустился на край кровати.
        - Дай мне свою руку, пташка, и тогда поймешь, что мне можно верить.
        - Здесь совершенно темно. Я не вижу тебя,  - пролепетала Миранда.
        - Просто положи руку на середину постели,  - сказал Лука.  - Я ее сам найду.
        Миранда нерешительно подвинула свою узкую холодную ладошку к центру тюфяка, и почти сразу же ее накрыла большая мужская ладонь. Миранда вздрогнула, а Лука ласково проговорил:
        - Не надо бояться, пташка. Все в порядке. Я не обижу тебя.
        Какое-то время они молча сидели рядом. Наконец, Миранда, решив сменить тему беседы, тихо проговорила:
        - Ты прекрасно говоришь по-французски. Где ты научился?
        - Одна из моих женщин  - француженка,  - ответил Лука все тем же приятным мягким голосом.  - Когда ее привезли сюда два года назад, мы совершенно не понимали друг друга. Но она оказалась хорошей учительницей и сразу начала учить меня своему языку, а я в ответ обучил ее русскому и еще нескольким языкам, на которых говорят в России.
        - И она приспособилась к… привыкла к жизни здесь, хотя до этого была свободной женщиной?
        - Да, конечно.
        - А я не привыкну!  - закричала Миранда.
        - Привыкнешь, дорогая. Вот ты говоришь, что у тебя есть муж и сын. Почему же твой муж, если он любит тебя, не приехал за тобой?
        - Да ведь князь устроил все так, что мой муж думает, будто я утонула в Неве!  - в отчаянии прокричала пленница.
        - То есть близкие считают тебе погибшей. А это значит, что твой муж рано или поздно женится на другой. Это совершенно естественно для молодого мужчины, оставшегося вдовцом. У него родятся другие дети, а твой ребенок попросту забудет тебя. Ты собираешься прожить всю оставшуюся жизнь в одиночестве, отказавшись от любви? Но если твой муж может начать новую жизнь, то почему не можешь ты?
        - Джаред сделает это только потому, что уверен в моей смерти. И он будет чист перед собственной совестью и передо мной. Но я-то знаю, что я не погибла, поэтому, отдавшись тебе, изменю мужу, поступлю, как шлюха. Но я ни за что не сделаю этого!
        - Потому что ты любишь своего мужа, Миранда? Или потому что не хочешь нарушить принципы морали, которые вдолбили тебе в голову еще в детстве? Тебе следует во всем этом хорошенько разобраться, потому что Дмитрия Григорьевича я смогу уговорить немного подождать, а вот князь ждать не станет.
        - Я скорее погибну, чем стану рабыней!  - с жаром воскликнула пленница.
        - Эх, пташка, тебе не дадут умереть. Кончится тем, что меня заставят взять тебя силой. Мне будет очень неприятно и стыдно делать это, ведь я никогда не насиловал женщин. Может случиться и так, что князь распорядится отдать тебя здешним мужчинам в назидание. Но я в любом случае буду любить тебя, ведь ты так прекрасна…
        - Откуда ты знаешь? Здесь же темно.
        - Я видел тебя раньше.
        - Когда я гуляла с Сашей?
        - Нет.
        - К-когда же в таком случае?..  - пробормотала Миранда.
        - Я приходил в твою комнату по ночам и смотрел на тебя. Но об этом никто не знает.
        Миранда молчала, обдумывая услышанное. И теперь Миранда уже понимала, что Лука совсем не такой, каким она его представляла. Миранда ожидала увидеть грубое похотливое животное в человеческом обличье, а рядом с ней сидел весьма деликатный и все понимающий мужчина. Интересно, как он выглядел? Между тем становилось все прохладнее, и она в своей тонкой галабее уже начала дрожать.
        - Замерзла?  - сочувственно спросил Лука.  - Давай-ка я обниму тебя, пташка.
        - Нет!
        - В доме сыро и холодно, Миранда,  - проговорил Лука таким тоном, каким обычно уговаривают ребенка.  - А одеяла сюда не приносят. Печь же разрешают растапливать только зимой, считается, что в остальное время года нам и без этого должно быть тепло. И если я спасу тебя от воспаления легких, то это, наверное, нельзя будет расценить как нарушение супружеской верности с твоей стороны,  - добавил он с усмешкой.
        - Нет!  - вновь заявила Миранда. И вдруг чихнула, затем  - еще раз и еще.
        И тогда Лука, не говоря больше ни слова, протянул руки, нащупал в темноте плечи Миранды и сжал ее в своих медвежьих объятиях. Она попыталась сопротивляться, но в ответ на каждое ее движение, он обнимал пленницу еще крепче.
        - Полегче, моя пташка, полегче! Я же сказал, что не обижу тебя. Успокойся и позволь мне согреть тебя.
        - Ой, да ты голый!  - воскликнула Миранда.
        - Да, разумеется,  - спокойно ответил Лука.  - Конечно, голый, а как же иначе?
        Не разжимая объятий, он прижал голову Миранды к своей груди, и она тотчас же ощутила приятное тепло. Посидев так несколько секунд, Лука одним ловким движением пересадил ее себе на колени. Она попыталась вырваться, но уже скорее инстинктивно. И вскоре успокоилась. Лука был очень большой, и казалось, что его теплое тело обволакивает ее. Чтобы устроиться поудобнее, Миранда осторожно положила ладонь ему на грудь и почувствовала мощные, рельефно выделявшиеся мышцы. И в тот же миг в ноздри ей ударил специфически мужской запах, сразу пробудивший множество приятных воспоминаний. Она невольно вздрогнула, и на ее опущенных ресницах появились слезы.
        - Я очень терпеливый человек, пташка, и умею ждать,  - будто прочитав ее мысли, проговорил Лука.
        - Почему ты называешь меня пташкой?  - спросила Миранда, чтобы отвести разговор от опасной темы.
        - Потому что ты такая же изящная, золотистая и мягкая, как маленькая птичка, канарейка, которая была у моей мамы. Она жила у нас в сплетенной из ивовых прутьев клетке, которая висела у окна. Когда мама умерла, умерла и эта пташка.
        - Ты такой большой…  - пробормотала Миранда.
        - Мой рост шесть футов и шесть дюймов роста,  - послышался ответ.  - А брат у меня еще выше.
        Миранда молчала, прислушиваясь к его ровному дыханию и думая о том, что Лука не только очень уверенный в себе человек, но и добрый, терпеливый, заботливый… И тут она вдруг со всей ясностью осознала, что ей необыкновенно повезло. Встретить вместо похотливого зверя такого человека! Он заверил, что не станет брать ее силой, и ему можно было верить. Следовательно, у нее появляется шанс потянуть время и как следует подготовиться к побегу. При этой мысли сердце ее забилось быстрее, а настроение улучшилось.
        «Что ж, не так уж тут и плохо, в этом доме без окон, в объятиях доброго великана…»  - подумала Миранда, сладко зевнув. Вскоре она крепко уснула, доверчиво прижавшись к груди Луки. А он, стараясь не потревожить спящую, ласково поглаживал своей огромной ладонью ее шелковистые волосы.

        - Доброе утро, Миранда Томасовна!  - послышался веселый голос Марьи, и Миранда, ослепленная ярким солнцем, в тот же миг поняла, что каким-то образом вновь очутилась в своей комнате.  - Саша тебя ждет, и завтрак готов. Я принесла кувшин с теплой водой, а попозже, если захочешь, можешь принять настоящую ванну. Девушки говорят, что Лука неутомим, как бык. Сама-то я, к сожалению, слишком стара, чтобы узнать, так ли это на самом деле!
        Смеясь собственной шутке, Марья вышла из комнаты, оставив Миранду размышлять о том, как завершился вчерашний вечер. Впрочем, и так было ясно: когда она уснула, Лука перенес ее из дома свиданий сюда, а она даже не проснулась. Однако в любом случае надо было подниматься. Миранда спустила ноги с кровати, затем встала и стащила с себя галабею. После этого она тщательно умылась, почистила листом мяты зубы, подошла к шкафу и, достав из него новую галабею, тут же надела ее. Осталось только расчесать волосы. Ну вот и все. Теперь она готова прочистить мозги этому Саше!
        - Мерзкий червь!  - крикнула Миранда с порога, ворвавшись в маленькую комнату, служившую им столовой.  - Ты обманул меня!
        - Нет, не обманывал,  - возразил Саша.
        - Но ты не сказал мне вчера вечером, что собираешься сделать, мерзавец! Ты одурачил меня!
        - А ты пошла бы туда со мной, если бы я сказал?
        - Конечно, нет!
        - Но разве тебе не понравилось с Лукой?  - спросил Саша, ухмыльнувшись.  - Как я слышал, все женщины после свидания с ним просят о новой встрече.
        Миранда вызывающе рассмеялась.
        - Он не прикоснулся ко мне!  - радостно воскликнула она.
        Мгновенно помрачневший Саша бросился к ней и грубо схватил за волосы.
        - Ах ты, сука! Что ты наделала?!  - визгливо прокричал он.  - Да ты понимаешь, что каждый твой отказ переспать с Лукой отодвигает мое возвращение в Санкт-Петербург?!
        - Я тебя предупреждала!  - закричала Миранда, стараясь вырваться.  - Я не позволю обращаться со мной, как с животным! Я  - Миранда Данхем, супруга владетельного лорда Виндсонга Джареда Данхема!
        Неожиданный удар застал ее врасплох.
        - Ты сука, вот ты кто! Миранда Данхем умерла, а ты  - Мирашка, рабыня князя Черкесского!  - Саша ударил ее еще раз.  - Твоя задача  - рожать новых рабынь, и если ты не станешь делать это добровольно, то, клянусь Богом, я стану за спиной этого огромного мужика и заставлю его взять тебя силой!
        Он размахнулся для третьего удара, но тут вдруг раздался спокойный мужской голос:
        - Не повреди ее, Петр Владимирович. Вспомни, что говорил князь.
        С этими словами Дмитрий Григорьевич вклинился между ними, помешав Саше снова ударить пленницу. Повернувшись к Миранде, управляющий негромко произнес:
        - Дурочка, беги в свою комнату, пока он окончательно не утратил контроль над собой.
        Миранда поспешно выполнила распоряжение, а Дмитрий Григорьевич повернулся к смотревшему на него с жалкой улыбкой и что-то бормотавшему Саше.
        - Что с тобой происходит, дорогой?
        - Я никогда так надолго не разлучался с Алексеем Владимировичем,  - отвечал Саша.  - Он говорил, что я  - единственный, кому он доверяет. И вот теперь я лишен сладостного общения с ним до тех пор, пока не родит эта сука.  - Тяжело вздохнув, Саша пробормотал:  - Неужели, это правда? Хм… Похоже, что так. Но почему же Лука не взял ее? Что там у них стряслось?
        - Успокойся, Саша. Возьми себя в руки. Ты же сам говорил, что Миранде Томасовне потребуется время, чтобы привыкнуть. И Лука того же мнения. Он не стал применять к ней силу, потому что хочет завоевать ее доверие. Он мягкий человек и не любит насилия.
        - Мне плевать, сумеет Лука завоевать ее доверие или нет! Он не сделал то, что от него требовалось! Значит, Миранда в эту ночь не забеременела, и мне придется пробыть здесь дольше, чем я ожидал. Я хочу, чтобы ты приказал его выпороть!
        - Я этого не сделаю,  - твердо заявил управляющий.  - Алексей Владимирович прислал эту женщину специально для Луки, но если он возьмет ее силой, то она не будет чувствовать себя счастливой. А несчастная женщина, знаешь ли… Такая женщина способна доставить массу неприятностей. До сих пор у нас проблем не было, и Алексею Владимировичу очень не понравится, если они вдруг появятся. Тебя вряд ли можно считать знатоком женской психологии, а вот Лука таковым является. Поэтому я разрешил ему действовать с ней так, как он считает нужным. Если же ты попробуешь вмешаться, то я пожалуюсь Алексею Владимировичу.
        - Но мне уже противно здесь находиться!  - в отчаянии заорал Саша.
        - Это потому, что тебе одиноко здесь, ты скучаешь по Санкт-Петербургу. Надеюсь, милый, ты не обидишься, если я скажу, что среди наших мальчиков есть один весьма симпатичный, который, на мой взгляд, сможет утешить тебя. Давай-ка я пришлю этого Ваню к тебе. А Лука, как и всегда, сделает все, что должен, наилучшим образом. Но ему надо дать время. Тебе же требуются развлечение и утешение. Чем человек больше занят, тем время для него идет быстрее. А с этим юношей тебе будет чем заняться.
        - Даже и не знаю…  - в растерянности пробормотал Саша.
        - Позволь мне хотя бы показать тебе парнишку,  - продолжил Дмитрий Григорьевич.  - Увидишь, какой он милый.
        - Сомневаюсь, что он мне понравится, но взглянуть, конечно, можно. Сколько ему лет?
        - Двенадцать,  - ответил Дмитрий Григорьевич, стараясь скрыть улыбку; было ясно, что он сумел уломать упрямца.
        Этим вечером Миранду в дом свиданий провожал он сам, поскольку Саша был занят своим новым юным дружком.
        Миранда же была вполне довольна собой, поскольку сумела извлечь пользу из скандала с разгневанным Сашей. Она не только нашла кухню, но и, пользуясь благосклонностью Марьи, напросилась позавтракать там, что дало ей возможность внимательно все осмотреть. Теперь Миранда знала, где хранились хлеб и фрукты, а также в чем можно принести воду.
        - А где Лука?  - спросила она управляющего, когда они подходили к дому.
        - Он уже ждет тебя,  - ответил Дмитрий Григорьевич.
        - Тогда отсюда я вполне могу дойти одна,  - сказала Миранда.
        - Не терпится увидеть Луку?  - с усмешкой, спросил управляющий. Миранда промолчала, а он вдруг приказал:  - Немедленно снимай свою галабею.
        - О, пожалуйста, не заставляйте меня делать это, Дмитрий Григорьевич! Я даже в ней вчера ужасно замерзла.
        - Если бы ты делала то, что тебе положено делать, Миранда Томасовна, никакая одежда тебе бы не понадобилась.
        Управляющий остановился и, не глядя на нее, протянул руку, давая понять, что отказываться от своего распоряжения не намерен. Передернув плечами, Миранда сняла галабею, отдала ее управляющему и, быстро подойдя к дому свиданий, тотчас скрылась за дверью. Она успела заметить крупную фигуру Луки, но дверь за ней тут же закрылась, и в темноте уже ничего нельзя было разглядеть.
        - Вижу, ты меня больше не боишься,  - послышался насмешливый голос.
        - Ты, Лука, был очень добр ко мне прошлой ночью,  - ответила Миранда вполне серьезно.
        - Сегодня я собираюсь быть еще добрее.
        Миранда неожиданно смутилась.
        - Только, пожалуйста…  - внезапно смутившись, пролепетала Миранда.
        Но Лука громко рассмеялся и сказал:
        - Брат сказал, что я слишком робок с тобой. А мне просто очень не хочется, чтобы ты возненавидела меня. Я надеюсь, что ты потихоньку привыкнешь ко мне. Сегодня мы будем спасть вместе. Не пугайся, именно спать  - и больше ничего.  - Он протянул руку и поймал ее ладонь.  - Ложись, пташка.
        Миранда легла и вскоре почувствовала, как натянулись веревки кровати, когда он прилег рядом.
        - Сегодня ты тоже голая,  - заметил Лука.  - Это было прекрасное зрелище, когда ты, освещенная закатным солнцем, появилась в дверном проеме. Тебе достаточно сказать одно ласковое словечко, пташка, и я стану твоим рабом, а не княжеским.
        - Лука, пожалуйста, не надо. Ты снова смущаешь меня.
        - Сейчас я обниму тебя,  - предупредил он и тут же обвил ее руками.
        Миранда напряглась всем телом, приготовившись сопротивляться. Но Лука ничего больше не сделал, и она быстро успокоилась. Немного помолчав, спросила:
        - Лука, а как ты выглядишь?
        - В общем-то… обыкновенный мужчина. Волосы у меня такого же цвета, как твои, а глаза голубые, как персидская бирюза. Но в отличие от своего брата, я предпочитаю гладко брить лицо. Это Павел у нас бородатый блондин с голубыми глазами.
        Тут он придвинулся к ней поближе, и их бедра соприкоснулись. К счастью, в темноте Лука не мог видеть, как смутило ее это прикосновение.
        - Я очень хочу спать,  - сказала Миранда.  - Извини. Спокойной ночи.
        - Спокойной ночи,  - ласково отозвался Лука.
        Через несколько минут он уже посапывал, а Миранда никак не могла уснуть. Ей было холодно, и она почему-то думала о Луке. Боже, какие у него длинные ноги! И какие мохнатые, сплошь покрытые такими же, как и на груди, короткими мягкими волосами. Наверное, из-за этого ему не так холодно… С этими нелепыми мыслями Миранда уснула. Впрочем, ненадолго. Проснулась же она от того, что Лука стал ласкать ее груди. Миранда уже собиралась закричать на него, но тут он вдруг прошептал:
        - Миньон, милая моя…
        И стало ясно, что Лука крепко спал и видел сон. А между тем кончики его пальцев прикоснулись к ее соскам, которые тут же напряглись, а прокатившаяся по телу теплая волна отозвалась в паху истомой вожделения. Это ужасно испугало Миранду. Как она могла желать мужчину, даже не зная, как он выглядел?! Как ее вообще могло тянуть к какому бы то ни было мужчине, кроме Джареда? Дрожа всем телом, она постаралась отодвинуться как можно дальше от Луки и, оказавшись на самом краю кровати, тихо заплакала. Под мирное посапывание Луки и собственное тихое всхлипывание она, наконец, снова уснула, на сей раз  - очень крепко. Проснулась же Миранда опять в своей постели и тотчас услышала, как стучала в оконное стекло барабанная дробь дождя. Миранда быстро оделась и пошла на кухню, где уже вовсю хозяйничала Марья.
        - Опять этот дождь, все льет и льет,  - ворчала пожилая женщина.  - Мои старые кости опять начинают ныть. А я-то надеялась, что хоть в этом году погода будет получше.  - Марья наполнила тарелку кашей и поставила ее на стол перед Мирандой.  - Быстрее ешь, пока горячая, сразу согреешься.  - Наполнив большую кружку горячим чаем, она отправила туда объемистую ложку меда и поставила кружку рядом с тарелкой.  - Извини уж, Миранда Томасовна, завтрак у нас сегодня скромный. Проспала я! Петр Владимирович продержал нас до глубокой ночи, приказав приготовить ужин на двоих, да такой, каких здесь еще и не бывало.  - Интонации Марьи, а также ее гримасы свидетельствовали о крайней степени неодобрения.
        Миранда же с трудом сдержала смех. Нынешним утром Саша стал для Марьи Петром Владимировичем, и это означало, что он впал у нее в немилость. Доев завтрак, Миранда прошла к имевшемуся на кухне запасному выходу, сняла с вешалки одну из накидок и выскользнула во влажную морось дождливого утра. Саше, явно занятому своим новым дружком, было не до нее, а всем остальным вряд ли пришло бы в голову гулять в такую погоду, так что сейчас Миранда могла без помех осмотреть лодки на берегу. И если дождь не усилится, обернувшись сильной грозой, то уже сегодня вечером она вполне сможет совершить побег.
        Мысль об этом возникла еще вчера, когда Миранда узнала, что к Луке ей сегодня идти не придется. Как горделиво сообщил ей Дмитрий Григорьевич, согласно заведенным на ферме правилам, женщинам после двух ночей любви, предоставлялись сутки отдыха. Таким образом, грядущей ночью она свободна, и следовало воспользоваться этой свободой наилучшим образом. Если дождь продолжится, все будут находиться в доме, так что едва ли кто-то увидит, как она садится в лодку. Саша накануне от души порезвился со своим юным дружком и, весьма вероятно, вообще проспит весь сегодняшний день, а затем и ночь. К тому же вчера, после обеда, ей очень повезло: увидев, как Саша и его паренек купались в море, она пробралась в их комнату и похитила брюки, мужскую рубашку и кеппи. И Саша, увлеченный своим дружком, вряд ли заметит пропажу.
        Когда Миранда добралась до берега, пропитанный морской влагой соленый ветер уже совершенно растрепал и намочил ее волосы. Море волновалось немного больше, чем обычно, но волны были не очень высокие. По-прежнему шел дождь, а ветер, хотя и сильный, не казался порывистым. Выросшей на острове Миранде опыт подсказывал, что серьезной бури все это не предвещало. Дождь и ветер, видимо, будут буйствовать всю ночь, но к утру утихнут. То есть погода была именно такая, какая и требовалась для осуществления ее плана.
        На мокром песчанном берегу лежали четыре лодки, и Миранда приступила к тщательному их осмотру. Первые две пришлось сразу отвергнуть. Они были слишком старые, и борта их от времени даже кое-где слегка разошлись. В хорошую погоду на них, видимо, можно было половить рыбу неподалеку от берега, но для путешествия в несколько сот миль по Черному морю они явно не годились. Две другие оказались практически новыми, не имели щелей и выглядели вполне безопасными. Однако только у одной из них был хороший надежный парус. Выбор, таким образом, был предопределен. Лодка не была привязана, но отчетливая полоса в нескольких шагах от киля указывала на то, что ее оттащили довольно далеко от того места, до которого поднималась вода во время прилива. Наклонившись, Миранда уперлась в корму суденышка и изо всех сил надавила на него. Лодка, зарывшаяся в песок, не шелохнулась. Упершись ногами в камни, Миранда принялась раскачивать ее. Несколько долгих секунд лодка оставалась неподвижной, затем дрогнула и медленно, дюйм за дюймом, поползла по берегу. Слава богу! Можно хоть сейчас уплыть с ненавистной фермы! Впрочем, это
было бы чересчур рискованно. Следовало немного подождать. Ведь все ее серьезные проблемы возникали от нетерпения. Ей всегда хотелось немедленно что-то исправить  - прямо сейчас, и она без оглядки принималась за дело. Когда же становилось ясно, что лучше было бы немного подождать, неизменно оказывалось уже слишком поздно.
        Миранда со вздохом отвернулась от лодки и побрела к дорожке, ведущей на виллу. Утешало лишь то, что этой ночью она убежит отсюда. А князь Алексей Черкесский в другой раз серьезно подумает, прежде чем связываться с американкой!
        - О, Джаред,  - прошептала Миранда,  - я непременно вернусь домой, вернусь к тебе.

        Глава 12

        Ужин ей принесли в комнату.
        - Саша распорядился,  - сообщила с явным осуждением Марья.  - Они с этим маленьким развратным негодяем решили, что столовая принадлежит им. Когда мальчишка услышал, что обычно там кушаешь и ты, он ужасно раскапризничался, и Саша сказал, чтобы тебя туда без его разрешения не впускали.
        Миранда расхохоталась.
        - И слава богу! Уж лучше есть в одиночестве, чем постоянно выслушивать одни и те же похвалы в адрес Алексея Владимировича. К тому же сегодня у меня ночь отдыха, Марья. Я хочу сразу после ужина лечь спать и… Надеюсь, ты не сочтешь меня слишком ленивой, если я попрошу тебя разбудить меня как можно позже? Саша наверняка не заметит, когда я проснусь.
        - Конечно, милая. Почему бы тебе не отдохнуть? Лука, как я слышала, способен вымотать даже самую сильную девушку.  - Марья ласково потрепала Миранду по щеке.  - Какая же ты у нас хорошая девочка,  - сказала она.  - Когда-то и у меня была маленькая дочка, такая же хорошенькая, как ты. Но она умерла…  - Голос пожилой женщины дрогнул, и в нем проскользнули печальные нотки. Однако она быстро взяла себя в руки и с улыбкой добавила:  - Сладких сновидений, Миранда Томасовна. Спокойной ночи.
        Оставшись одна, Миранда неспешно съела грудку каплуна, показавшуюся ей особенно вкусной. Однако все ее мысли уже были направлены на побег. Интересно, осталось ли это жаркое на кухне, чтобы взять с собой? Неплохо бы также захватить и ветчину. Так, что еще?.. Непременно солонину. Она может долго храниться, не портясь. Хлеб? Пожалуй, да. Еще фрукты. И нож. Слава богу, что вспомнила! Без ножа в предстоящем путешествии не обойтись. Может быть, в лодке найдется леска с крючком. Только сейчас Миранда сообразила, что если побег удастся, то ей придется чуть ли ни месяц обходиться только тем, что она сможет добыть сама. Но почему же она до сих пор не подумала о леске и удочке?
        Поужинав, Миранда улеглась в постель. Для бегства было еще слишком рано: по дому сновали слуги, а из столовой то и дело доносились раскаты веселого смеха. Как бы намекая на то, что она вполне могла несколько часов отдохнуть, небольшие часы на каминной полке пробили семь. Через несколько минут Миранда задремала, а проснулась в начале двенадцатого. В доме уже царила тишина, которую нарушал только стук дождя по черепичной крыше.
        Поднявшись с кровати, Миранда стянула с себя галабею и надела Сашины брюки, которые оказались ей в самую пору. С помощью крепкого льняного полотенца она стянула себе грудь, затем надела рубашку. На ноги же надела не Сашины, а свои черные туфли, резонно рассудив, что если она уплывет в лодке, то по следам ее искать не будут, но если же придется бежать по суше, то уж лучше в подходящей по размеру обуви. Волосы Миранда решила не обрезать, просто заплела их в косу и спрятала под Сашино кеппи. Что ж, теперь она была вполне готова.
        В последний раз осмотревшись, Миранда сняла наволочку с одной из подушек и вышла из комнаты. Стараясь не шуметь, закрыла за собой дверь и, осторожно ступая, направилась на кухню. Там она быстро сложила в наволочку еду и нашла кожаный бурдюк с водой, который заранее присмотрела. Что еще? Нож! Она выбрала один из ножей, лежавших возле Марьиной разделочной доски. Осталось только снять с крючка у задней двери плащ-накидку и выйти из дома.
        Шла Миранда поначалу довольно медленно: мешал тяжелый бурдюк с водой. И еще она опасалась, что может сбиться с дороги. В какой-то момент Миранда остановилась и осмотрелась, пытаясь вспомнить, как шла к берегу днем. Убедившись, что не сбилась с дороги, она пошла быстрее и вскоре услышала шум моря. Миранде ужасно хотелось побежать к нему, но она сдержалась.
        А дождь, казалось, усиливался и теперь заливал глаза. Ветер же, вопреки ее ожиданиям, не стихал, он дул со стороны моря, и порывы его явно усиливались. Миранда даже подумала о переносе побега в связи с неблагоприятной погодой, но тут же отбросила эту мысль. Вскоре она была у лодки, в которую сразу бросила наволочку с запасами продовольствия и начала снимать висевший у нее на плече бурдюк с водой.
        - Милая, далеко ли собралась?  - послышался вдруг голос Луки.
        Миранда вздрогнула и едва не лишилась чувств от неожиданности. Она не видела Луку, однако было очевидно, что он находился где-то совсем рядом. Не отвечая, Миранда с силой толкнула лодку. Та сразу поддалась и поползла к морю. Через мгновение лодка уже была подхвачена набежавшей волной. Внезапно почувствовав, что кто-то пытается схватить ее за плечи, Миранда резка рванулась вперед и, вырвавшись, прыгнула в лодку.
        - Милая, вернись!  - закричал Лука.
        А Миранда тем временем лихорадочно искала парус. Но на мачте его не оказалось, и она принялась шарить в поисках весел, которые видела днем на дне лодки. Однако и их обнаружить не удалось. Миранда в отчаянии попыталась грести руками, но волна, поднятая резким порывом ветра, выбросила лодку на берег. И потчи тотчас же сильные руки вытащили ее из лодки на песок.
        - Нет!  - пронзительно закричала Миранда.  - Нет, нет, нет!
        «Лучше смерть, чем жизнь здесь!  - промелькнуло у нее в голове.  - Джаред, помоги! Помоги мне, любовь моя!» Она вырвалась и бросилась в воду.
        Луке показалось, что волны сами потянулись к темной женской фигуре и поглотили ее. Не теряя ни секунды, он шагнул к воде и нырнул туда, где только что исчезла Миранда. К счастью, ему почти сразу же удалось ухватиться за край плаща-накидки. Подтянув беглянку к себе, Лука обхватил ее руками и вынес на берег. Она рыдала, вырывалась и выкрикивала какие-то английские ругательства, которые он не мог понять. Лука скинул с нее насквозь мокрую накидку и попытался поудобнее обхватить Миранду. А она по-прежнему вырывалась и молотила его кулаками по груди. Так продолжалось несколько минут, и Лука поражался силе этой женщины. Тем не менее ее сопротивление наконец-то стало ослабевать, и еще через несколько минут голова обессилевшей Миранды упала ему на грудь, и она, по-детски жалобно, заплакала.
        Ни на секунду не останавливаясь, Лука быстро шел в сторону ближайшей защиты от непогоды  - к дому свиданий. Открыв ногой дверь, он внес Миранду в комнату и опустил на кровать. Она продолжала рыдать, а Лука, закрыв дверь, достал несколько поленьев из стоявшего у печки ящика, развел огонь и стащил с себя мокрую одежду. Затем он поднял Миранду на ноги, раздел и ее, после чего разложил мокрую одежду сушиться возле печки. Взглянув на Миранду, Лука понял, что в срочной просушке нуждались и ее волосы. Он расплел ее косу и аккуратно расправил рассыпавшиеся по плечам и спине мокрые серебристые пряди.
        Совершенно обнаженная, Миранда стояла перед ним, дрожа всем телом, и она даже не пыталась сдерживать рыдания. Лука обнял ее и, прижав к себе, тихо сказал:
        - По жизни невозможно пойти в обратную сторону. Мы можем двигаться только вперед. Я полюбил тебя в тот самый момент, когда впервые увидел в ту ночь, несколько дней назад. И я не допущу, чтобы ты измучила себя, цепляясь за призрачную прошлую жизнь. Та жизнь больше никогда не вернется. Ты теперь  - моя женщина. Князь отдал тебя мне, и я никуда не отпущу тебя.
        - Нет, ошибаешься,  - прошептала пленница.
        - Сама увидишь, что я прав,  - ответил Лука, приподнимая ее голову и заглядывая ей в глаза.
        В следующее мгновение его теплые губы прикоснулись к ее губам. Он целовал ее осторожно, наслаждаясь ею, смакуя солоноватый от морской воды вкус ее губ. Затем также нежно поцеловал ее полуприкрытые подрагивавшие веки, нос, щеки, ямочку на подбородке, а потом вновь вернулся к губам, чуть раздвинув их языком.
        Миранда резко отдернула голову и, всхлипнув, пробормотала:
        - Ты ведь обещал, что ничего не сделаешь со мной насильно.
        - Да, верно. И я ни к чему не принуждаю тебя силой,  - спокойно ответил Лука.
        - Тогда отпусти меня!
        - Ни за что,  - сказал он, еще крепче прижимая ее к себе.
        - А к-как ты догадался, что я собралась бежать?  - по-прежнему всхлипывая, спросила Миранда.
        - Я наблюдал за тобой сегодня утром, когда ты осматривала лодки, и решил вечером подождать тебя. Ты очень смелая женщина Миранда, очень умная и изобретательная, но совершенно безрассудная.
        - Зачем ты остановил меня?  - спросила она с болью в голосе.
        - Ты могла бы погибнуть, убежав отсюда. Я не мог этого допустить.
        - Если бы ты и впрямь относился ко мне так, как говоришь, то позволил бы мне убежать.
        - Нет, Миранда. Я не столь бескорыстен. Это благородные господа готовы к самопожертвованию, а я  - простой человек и не способен на благородные поступки.  - Лука ненадолго задумался, потом проговорил:  - Конечно, человек такого низкого положения недостоин тебя. Но зато мы, простолюдины, приучены очень бережно относиться ко всему, что дарит нам судьба.  - С этими словами он осторожно провел кончиком пальца по ее плечу.
        Миранда вздрогнула и резко сказала:
        - Нет, не надо!
        Лука рассмеялся и спросил:
        - Но почему?  - Он снова стал поглаживать ее плечи.
        Миранда попыталась отстраниться  - и вдруг поняла, что ее обнаженная грудь соприкасалась с грудью Луки, а бедра  - с его бедрами. А он между тем, продолжая ее ласкать, внезапно провел рукой по серебристым волосам, затем прижал ладонь к ягодицам. Миранда слегка качнулась вперед, и ее соски, прижавшиеся к его груди, мгновенно отвердели. Дыхание же  - хотя она изо всех сил пыталось скрыть это  - сделалось прерывистым и чуть хрипловатым.
        - Пожалуйста… Остановись… пожалуйста…  - прошептала она.  - Ты же обещал, что не будешь принуждать меня. Ты обещал!..
        Подхватив Миранду на руки, Лука тут же опустил ее на кровать и проговорил:
        - А я и не принуждаю тебя. Но скажи, неужели ты никогда не испытывала влечения к мужчине?
        - Я испытывала это с Джаредом! И я люблю его!
        - И ни к одному из тех молодых людей, которые ухаживали за тобой до свадьбы? Извини, но в такое трудно поверить.
        - За мной до свадьбы никто не ухаживал,  - тут же ответила Миранда.
        И тут Лука вдруг понял то, что до сих пор ускользало от него, когда он думал об этой женщине. Несмотря на то что Миранда была замужем и имела ребенка, в чувственном плане она оставалась совершенно невинной. Выходит, ни один мужчина, за исключением мужа, не прикасался к ней… И Миранда даже не представляла, как можно жаждать наслаждения от связи с мужчиной, которого не любила. А если попытаться объяснить ей это, то она еще больше замкнется в себе. Было совершенно очевидно, что Миранда  - не из тех женщин, которые способны понять, что существует плотское влечение, далеко не всегда связанное с любовью. Пусть лучше она думает, что влюбилась в него, для нее это будет наилучшим решением проблемы. Ведь чем скорее она сумеет смириться со своей новой жизнью, тем легче ей будет самой.
        Лука не лгал, когда говорил Миранде, что любит ее, он и сам был уверен, что влюбился. С того самого момента, как Лука увидел эту красавицу с серебристыми волосами, его сердце лишилось покоя. Она совершенно не походила на других его женщин: ни на пухленьких флегматичных девиц, попавших сюда из Германии, ни на тех, что родились здесь, на ферме, ни на живую и веселую француженку Миньон. Эта была на несколько лет старше него, и ему отдали ее, потому что она была умна и образована  - князь Черкесский считал, что от нее могут получиться умненькие дети. Более того, князь сказал, что умные женщины, если подойти к вопросу их использования разумно, могут принести огромную пользу матушке-России. Лука тогда был очень удивлен этим заявлением князя; до этого тот лишь однажды снизошел до разговора с ним: когда похвалил за качество зачатых им детей и за то, что все его женщины беременели с завидной регулярностью. Лука был благодарен хозяину за похвалу и сказал ему об этом. А князь пообещал, что найдет Луке женщину с волосами точно такого же цвета, как у него. И вот спустя пять лет обещание было выполнено.
        Снова обняв Миранду, Лука принялся ласкать ее груди. Затем, опустив голову, лизнул сначала один сосок, потом другой. Миранда вздрогнула, но не пыталась отстраниться. А Лука поцеловал ее в губы, а далее стал покрывать поцелуями груди.
        Не находя сил совладать с охватившими ее ощущениями, Миранда тихонько захныкала. Во всем теле нарастало приятное возбуждение, хотя она прекрасно понимала: не должно быть приятного в том, чем она сейчас занималась. О, это были неправильные, ложные ощущения! Да-да, ложными! Однако факт оставался фактом: в теле ее постепенно нарастало желание. Но ведь с ней не Джаред! Однако губы Луки ласкали ее так нежно и настойчиво, так приятно… И уже казалось… О боже, теперь ей действительно не хотелось, чтобы эти ласки прекратились. Ох, Миранда совершенно себя не понимала… Ей было очень стыдно  - и в то же время она уже не хотела, чтобы Лука останавливался!
        - Пташка ты моя…  - прошептал он, щекоча ее ухо своим теплым дыханием.  - Милая, твои грудки, как спелые маленькие дыньки, сладкие и нежные…
        Он вновь обвел кончиками пальцев полушария ее налившихся грудей и уткнулся лицом в углубление между ними, с наслаждением вдыхая ее аромат. Затем руки его разошлись в стороны, а голова опускалась все ниже, и Миранда уже знала, что именно он собирался делать. Ощутив прикосновение к своему самому интимному месту, она вскрикнула, и запустила пальцы в густые волосы Луки, пытаясь приподнять его голову. Увы, силы тут же оставили ее, ибо в это мгновение губы Луки коснулись ее лона. и она, охваченная страстью, забыла обо всем на свете. А наслаждение все нарастало, и вскоре его уже невозможно было терпеть.
        Внезапно Лука приподнялся и, накрыв ее разгоряченное тело своим, ласково прошептал ей в ухо:
        - Тебе будет очень приятно, пташка. Я доставлю тебе сказочное удовольствие.
        В следующее мгновение, раздвинув ее ноги, Лука очень медленно и осторожно вошел в нее.
        Миранда тихо всхлипнула; по ее щекам струились слезы. «Как же такое могло случиться?»  - спрашивала она себя. Лука обещал не брать ее силой и в принципе, держал свое слово  - он же не насиловал ее… Но, с другой стороны, нельзя было сказать, что она отдалась ему добровольно. Миранда просто не смогла воспротивиться его ласкам. А хотела? Получается, что не так уж ей и хотелось его остановить. Она почти не чувствовала находившуюся в ней плоть Луки, лишь ощущала, как наслаждение, медленно, но неуклонно нарастая, разливалось по всему ее телу. И вот, наконец, последние остатки воли растворились в этом наслаждении, и вскоре Миранда окончательно утратила контроль над собой. А покрывший ее тело огромный мужчина все любил ее и любил, причем делал это так нежно и так искусно, что у нее не было ни сил, ни желания сопротивляться.
        Внезапно Лука победно рассмеялся и проговорил:
        - Эх пташка, пташка, ты даже не представляешь, насколько мы подходим друг другу. Какие же красивые девочки у нас родятся…
        Тут он стал двигаться все энергичнее, проникая в нее глубже и глубже, а затем, когда раздался гортанный крик Миранды, возвестивший о том, что она достигла вершины наслаждения, он содрогнулся  - и излил в нее свое горячее семя. Она не помнила, что было потом, лишь помнила, как Лука покрывал поцелуями ее шею, шепча что-то о любви на французском и еще на каких-то неведомых ей языках. А после этого он опять ее взял, и все повторилось. Ненадолго вернувшись из страны наслаждений в действительность, Миранда попыталась обдумать произошедшее  - и вдруг с удивлением поняла, что так и не увидела лицо своего любовника. Лука же оказался поистине ненасытным в любви. Он брал ее вновь и вновь и остановился лишь в тот момент, когда стало ясно, что Миранда совершенно обессилела.
        Проснулась она, как всегда, в своей комнате. Однако, в отличие от прошлых ночей, Лука не только принес ее, но и надел на нее полупрозрачную галабею. И теперь Миранда лежала на спине, наблюдая, как за окном постепенно разгорался рассвет. Слез не было, и казалось, что у нее теперь уже вообще ничего не осталось, даже собственное тело предало ее. «Ох, как же так получилось?»  - спрашивала себя Миранда. На самом деле такого она никак не ожидала…
        Джаред как-то сказал ей, что она еще многого не знает об отношениях между мужчиной и женщиной. Он тогда обещал научить ее всему, что знал сам. Но не успел. Кто же знал, что у них будет так мало времени? Джаред покинул ее ради этой своей проклятой миссии, а теперь Миранда для него умерла. Но она ведь жива! Более того, оказалось, что другой мужчина способен разжечь в ней страсть. А этой ночью ей доказали, что необязательно любить, чтобы испытывать удовольствие от занятий любовью. Это был горький урок, который Миранда никогда не забудет.
        Лука помешал ей убежать вчера вечером, но это не означало, что она отказалась от побега. С жизнью в качестве жены Джареда Данхема, видимо, покончено. Вряд ли Джаред захочет жить с такой женщиной. И ни один уважающий себя мужчина не захочет. Но у нее был сын, ее маленький Том, и еще  - ее Виндсонг. Что ж, худшее позади! Больше никому не удастся запугать ее и заставить совершать безрассудные поступки! Как ни странно, эта мысль ее успокоила.
        Немного погодя, отправившись на кухню, Миранда спросила у Марьи, где жили мужчины. Дело было не только в любопытстве. Мучительной казалась сама мысль о том, что она занималась любовью с мужчиной, лица которого ни разу не видела.
        - Уже соскучилась по любимому, Мирашка? Что ж, ничего постыдного в этом нет, милая,  - с улыбкой сказала пожилая женщина.  - Свидания в неурочный день у нас не запрещены, даже поощряются. Сейчас расскажу, куда надо идти. И если не возражаешь, дам тебе небольшое поручение. За хозяйством в доме, где живут мужчины, следят две мои сестры, и я обещала им немного сливового варенья. Я собиралась послать Марфу, но если ты пойдешь туда, то можешь отнести им варенье.
        - Я пойду,  - кивнула Миранда.
        Через несколько минут, держа корзину в руке, она уже бодро шагала по дорожке, ведущей к дому, где жили мужчины.
        Вскоре Миранда поняла, почему Лука увидел ее вчера. Оказалось, что дом мужчин стоял на вершине холма, склон которого спускался прямо к тому месту на берегу, где лежали лодки. День выдался ясный и теплый, и она мысленно улыбалась, когда легкий сентябрьский ветерок раздувал подол ее голубой галабеи и играл с ее длинными распущенными волосами.
        Внезапно Миранда поймала себя на том, что размахивала корзинкой в такт вертевшейся в голове мелодии. Сообразив, что это за мелодия, она невольно усмехнулась  - это была песня «Янки Дудл», ставшая боевым маршем американцев во время войны за независимость. Хм… Лука, пожалуй, удивится, увидев ее такой бодрой. Но все-таки интересно, красив ли он? Какие у него черты лица: утонченные, как кажется, когда слышишь его мягкий голос, или же грубые и неприятные? Не исключено, что она, увидев его, станет относиться к нему по-другому. А как, собственно, она к нему относится? Ответа на этот вопрос Миранда не нашла. Но ведь должна же она испытывать какие-то чувства к человеку, с которым всю ночь занималась любовью? Имевшийся у нее жизненный опыт не позволял дать ответ и на этот вопрос. Что ж, неудивительно! Миранда ведь только начинала узнавать секреты настоящей взрослой жизни, о которой знала совсем немного.
        За очередным поворотом показался выкрашенный белой краской одноэтажный дом, возле которого играли в мяч несколько красивых молодых мужчин. Миранда невольно порозовела, внезапно сообразив, что из одежды на них были только набедренные повязки. И вообще, они очень напоминали группу древнегреческих атлетов с картины, висевшей в лондонском доме Аманды. Только волосы у них всех были светлые.
        Молодые люди тоже увидели Миранду и, оставив игру, окружили ее, делая весьма недвусмысленные жесты и причмокивая губами, как бы целуя. Один даже ухитрился подкрасться и поцеловать ее в щеку. В ответ на это, она резко повернулась к нему и отвесила звонкую пощечину. Молодые люди захихикали и принялись комментировать ее поступок. Что именно они говорили, Миранда, к счастью, не понимала. Было очевидно, что Луки среди них не было. Гордо вскинув голову, она направилась ко входу в дом, не оборачиваясь и не обращая внимания на раздававшиеся ей вслед реплики.
        - Ну и красотка, разрази меня гром!
        - Интересно, кто она такая?
        - Ты что по масти не понял? Наверняка новая женщина Луки.
        - Везет же ублюдку! Боже, такую милашку я готов взять прямо здесь и сейчас! И почему самые лучшие бабы достаются именно ему?
        - Говорят, он справляется со своими обязанностями лучше любого из нас. Счастливый дьявол!
        - Может, поделится?
        - Конечно, нет, черт побери!
        Войдя в дом, Миранда направилась на кухню, у двери которой неожиданно столкнулась с огромным мужчиной. Сердце ее забилось быстрее. Судя по габаритам и отливавшей золотом бороде, перед ней был брат Луки Павел.
        Павел без малейшего стеснения приподнял пальцами ее подбородок и заглянул в глаза. Пальцами же другой руки расправил ее волосы.
        - Младшему братцу, как всегда, повезло,  - пробормотал он грубоватым голосом.  - Вот какую опять отхватил!
        Слов Миранда, естественно, не поняла, но то, как Павел смотрел на нее, ей очень не нравилось. А он вдруг легонько приобнял ее, и ладонь его при этом скользнула к ее груди. Миранда решительно оттолкнула его и быстро проскочила на кухню, где увидела двух лущивших горох пожилых женщин.
        - Я принесла вам сливовое варенье от Марьи,  - сказала она по-французски.
        - О, спасибо, деточка! Может, присядешь и выпьешь с нами стаканчик чаю?
        - Благодарю, я спешу,  - ответила Миранда, почувствовав себя немного неловко из-за двусмысленного положения, в котором оказалась.
        - Что ж, поблагодари от нас нашу сестру.
        - Обязательно поблагодарю,  - сказала Миранда, выходя из кухни. И чуть ли не бегом выскочила из дома.
        Игроки в мяч на этот раз приставать не стали, и она быстро пошла через поросший травой двор в сторону берега. Море встретило ее легким бризом, освежившим пылающие щеки. Миранда уже поняла, что очень сглупила, отправившись к мужчинам. На самом деле ей совсем ни к чему знать, как он выглядел. Какая разница? Возможно, даже будет лучше, если она этого никогда не узнает. И терпеть она его будет лишь до тех пор, пока не представится удобный момент для побега.
        - Миранда!  - внезапно послышался за спиной его голос.
        Она попыталась бежать, но Лука мгновенно догнал ее, обнял за плечи и прижал к груди.
        - Не надо!  - воскликнула Миранда.
        Он тихо засмеялся.
        - Ты же хотела узнать, как я выгляжу, пташка. Сейчас тебе для этого надо только повернуться.
        - Как ты узнал, что я здесь?
        - Брат разбудил меня и сказал, что ты пришла. Ты ему ужасно понравилась. Впрочем, ему всегда нравится то, что принадлежит мне.  - Лука прижался губами к шее Миранды и легонько куснул ее.  - Но я не смогу насытится тобой, пташка. Ты стала частью меня, вошла в мою плоть и кровь.
        Миранда выскользнула из его объятий, сделала неуверенный шаг вперед  - и резко развернулась. На мгновение у нее перехватило дыхание, а в ее расширившихся глазах застыло удивление, смешанное с восхищением. Перед ней, вне всякого сомнения, стоял красивейший их мужчин  - таких ей еще не доводилось видеть. У него было овальной формы лицо с высоким лбом, классически очерченными скулами и почти квадратным подбородком, разделенным, как и у нее, едва заметной ложбинкой в центре. И еще узкий прямой нос, яркие глаза цвета голубой бирюзы, полные чувственные губы и серебристые, чуть волнистые волосы, которые были коротко острижены, что очень шло к его крупной, но при этом безукоризненно пропорциональной фигуре. Миранда невольно подумала о том, как замечательно бы он смотрелся на каком-нибудь светском рауте в костюме, сшитом по последней лондонской моде. Дамы из кожи бы вылезли, чтобы обратить на себя внимание такого мужчины. Впрочем, сейчас, когда он стоял на залитом солнцем морском берегу  - его обнаженный торс казался бронзовым от загара,  - Лука, возможно, выглядел еще лучше.
        - Ты необыкновенно красив,  - пробормотала Миранда; к ней наконец-то вернулся дар речи.
        Лука громко рассмеялся и спросил:
        - Значит, ты не разочарована моей внешностью, пташка?
        - Нет. И даже более того… Признаюсь, что никогда еще не видела мужчину с такими… с такими совершенными чертами лица и таким великолепным телосложением. Но все-таки должна сказать, что это никак не повлияло на мое отношение к тебе. Окажись ты уродом оно было бы таким же хорошим.
        - Почему?  - удивился Лука.
        - Потому что в темноте дома свиданий ты был добр и внимателен ко мне.
        - Но любой мужчина…
        - Другой мужчина, скорее всего, изнасиловал бы меня,  - перебила Миранда.  - Уверена, что твой брат без раздумий взял бы меня ради удовлетворения своей похоти. А ты не такой, как другие. Ты особенный.  - Резко развернувшись, Миранда побежала вверх по тропинке в сторону виллы.
        Но Лука не побежал за ней. Он стоял на берегу и, глядя ей вслед, думал о том, что ему не стоило проявлять легкомыслие, не стоило влюбляться в эту женщину. Но факт оставался фактом: он полюбил Миранду. Лука злился на себя из-за этого, но ничего поделать не мог. Дать женщине понять, что она любима, и тем самым сделать ее здесь счастливой  - таков был его излюбленный прием, всегда работавший безотказно. Но на этот раз он переиграл самого себя.
        Пытаясь помочь Миранде поскорее привыкнуть к жизни на ферме, он слишком увлекся и впервые за долгие годы задумался о том, как жил бы, если бы был обычным свободным человеком. Как было бы замечательно иметь свой собственный дом и жить в нем с Мирандой… У них бы были красивые дети, и они бы вместе заботились о них, воспитывали их… Лука невесело рассмеялся, напомнив себе, какой на самом деле была когда-то его «счастливая» свободная жизнь с ее ужасающей бедностью, почти постоянным голодом и долгими холодными зимними вечерами: не было дров для печи. Здесь, на ферме князя Черкесского, ему было куда лучше. У него имелась крыша над головой и практически все, что требовалось человеку. С Мирандой он и здесь мог жить почти как с женой. Дети? Их у них, конечно, заберут, но он не хотел делить Миранду с кем-либо, даже с детьми. Интересно, что почувствовал ее муж, когда понял, что придется смириться с тем, что жена любит не только его, но и еще одного человека  - их сына?

        А Джаред Данхем, находившийся за много миль от него, в данный момент ни о чем не думал и ничего не чувствовал. Трое слуг и капитан Эфраим Сноу привезли его в Суинфорд-Холл в полубессознательном состоянии  - слишком уж много Джаред выпил. И леди Аманда, выбежавшая на крыльцо встречать сестру и зятя, увидела картину, напоминавшую страшный сон. Уютный мирок, в котором она до сих пор жила, внезапно рухнул, и состояние тихого счастья сменилось ужасом. Широко раскрытыми глазами Аманда смотрела, как Мартин и Митчуп вытаскивали из кареты обмякшее тело Джареда, а затем потащили его в дом. Когда же они проходили мимо нее, Аманда невольно поморщилась от ужасающего запаха. О боже, виски! Да он выпил столько, что насквозь им пропитался!
        Затем из кареты вышла Перки, симпатичное личико которой потеряло привлекательность, сделавшись опухшим и красным от слез. Увидев Аманду, она разрыдалась и воскликнула:
        - О, миледи!.. О, какое горе!..
        - Где Миранда?!  - срываясь на крик, спросила Аманда; сердце же ее тревожно заколотилось.  - Где моя сестра, Перкинс?
        Перки зарыдала еще громче.
        - Она покинула нас, миледи!  - пробормотала девушка, всхлипывая.  - Ее больше нет с нами…
        Аманда рухнула как подкошенная, и в сознание ее не удалось привести даже нюхательной солью. Пришлось воспользоваться старинным методом  - подносить к носу горящие птичьи перья. Открыв глаза, Аманда увидела возле себя Адриана и Джонатана. Они и рассказали ей о том, что узнали от капитана Сноу. Она внимательно слушала, не обращая внимания на слезы, ручьем текущие из ее глаз. По завершении рассказа воцарилась напряженная тишина, нарушаемая только всхлипываниями Аманды. Адриан нежно обнял жену, но это ее не успокоило. И вдруг в ней словно что-то изменилась.
        - Она не погибла,  - решительно заявила она, отстраняя руки мужа.  - Моя сестра жива!
        - Милая,  - ласково прошептал Адриан,  - я понимаю, как больно тебе узнать об этом, но не стоит обманывать себя. Это не поможет.
        - О, как ты не понимаешь, Адриан?! Если бы Миранда действительно умерла, я бы знала об этом! Двойняшки гораздо ближе друг к другу, чем обычные сестры и братья. Если бы Миранда умерла, я бы почувствовала! А я совершенно ничего не чувствую!
        - Она все еще в шоке,  - тихо сказал Джонатан.
        - Нет у меня никакого шока! Я в здравом уме!
        - Со временем она смирится с потерей,  - добавил Джонатан.
        - Нет, я не в шоке,  - повторила Аманда, но мужчины предпочли пропустить и эти слова мимо ушей. Они напоили ее чаем с настойкой опия, и она вскоре уснула.
        На следующее утро Аманда проснулась со страшной головной болью и с еще больше уверенностью в том, что ее сестра жива. Аманда опять попыталась объяснить Адриану, почему она так думала, но он с беспокойством взглянул на нее и попросил свою мать перебраться из вдовьего дома в основной, чтобы побыть с его женой, которая, по его мнению, находилась на грани помешательства от обрушившегося на нее горя.
        - Я не сумасшедшая,  - заверила Аманда Агату Суинфорд.
        - Я знаю это, девочка моя,  - ответила пожилая женщина.
        - Тогда почему бы Адриану не прислушаться к моему мнению?
        Вдовствующая леди Суинфорд криво усмехнулась.
        - Тебе прекрасно известно, Аманда, что нашему милом Адриану при всех его достоинствах не хватает воображения. Для него все в этом мире либо белое, либо черное  - полутонов не существует. По-своему он прав, поскольку знает, что есть рыбы и есть птицы, а рыбоптиц не бывает. Адриану известно, что имеются доказательства смерти Миранды, и он не сомневается в том, что она умерла.
        - Но она не умерла!
        - Откуда у тебя такая уверенность?  - спросила леди Суинфорд.
        - Я уже говорила Адриану, что двойняшки отличаются от других людей. Но, видимо, не смогла объяснить, в чем заключается это отличие. Мы с Мирандой совсем не похожи ни внешностью, ни склонностями, и тем не менее между нами существует какая-то невидимая связь. Я не знаю, как это называется, но когда Миранде было плохо, я всегда чувствовала это. А она всегда знала, что со мной что-то не так. Порой случалось так, что нам даже не требовались слова, чтобы сообщить что-то друг другу. И если бы она умерла, то я бы обязательно почувствовала это. Но я не чувствую!..
        - А не может ли быть так, моя девочка,  - предположила пожилая женщина,  - что ваша с Мирандой связь, о которой ты говоришь сейчас, нарушилась, потому что ты подсознательно отвергаешь то, чего больше всего боишься? Я знаю, что вы были очень близки. И понимаю, что тебе ужасно не хочется верить в самое страшное. Но, увы, за человеком, ушедшим из этого мира, дверь закрывается навсегда. Верим мы в его смерть или нет, вернуться он в любом случае не сможет.
        - Миранда не умерла, не умерла…  - упрямо твердила Аманда.
        - Черт побери, тогда где же она?!  - взорвался Джонатан, услышав те же самые слова шесть недель спустя.  - Мой брат беспробудно пьет уже более месяца! Но он должен прекратить это и вернуться к нормальной жизни! Для этого ему необходимо мужественно посмотреть в лицо правде. Миранда умерла! И не нужно давать Джареду ложную надежду!
        - Но ведь капитан Сноу не видел ее труп!  - закричала в ответ Аманда.  - Русский чиновник сообщил ему только то, что из реки выловлено тело блондинки. А Миранда, между прочим, не блондинка в полном смысле этого слова. У нее серебристые волосы. Все обращали внимание на их необычный цвет. А когда они мокрые, то это особенно заметно.
        - А ее кольцо? А ее платье?
        - Вещи Миранды могли надеть на труп другой женщины. И еще раз повторяю: капитан Сноу его не видел. Откуда такая уверенность, что труп вообще был?
        - Боже мой, Аманда! Да ты что сошла с ума! Тебя послушать, так речь идет чуть ли не о государственном заговоре! А между тем все гораздо проще. Миранда, к нашему несчастью, стала жертвой обычного ограбления.
        - Обычное ограбление, совершенное каким-то человеком, приехавшим в карете с гербом посла? Не кажется ли тебе это странным, Джо? Кстати, этот факт и у капитана Сноу породил некоторые сомнения.
        - Да, согласен. Появление этой кареты выглядит странно. Я не могу объяснить данный факт. Но главное-то все равно очевидно: Миранда Данхем умерла.
        - Нет!  - выкрикнула Аманда. Никогда еще она не испытывала такого раздражения и ни на кого так не злилась, как сейчас на близких людей, не желавших понять ее.  - Нет, Джо, моя сестра не умерла! Что бы вы ни говорили, она жива!
        Аманда повернулась спиной к Джонатану, чтобы тот не видел слезы, заполнившие ее голубые глаза. Внезапно на плечи ей легли сильные мужские руки, и Джаред, развернувший ее лицом к себе, тихо проговорил:
        - Миранда умерла, котенок.
        Он был не брит, заметно похудел за последние дни, а его заплывшие глаза стали похожими на узкие щелочки. Однако в данный момент Джаред был абсолютно трезв.
        - Я почти два месяца пытался спрятаться от этой ужасной правды,  - продолжил Джаред,  - и за это время наполовину опустошил прекрасный винный погреб Адриана. Но в конце концов я понял: убежать от этого невозможно. Моя жена умерла. Моя прекрасная дикая кошечка ушла в иной мир, и значительная часть вины за это лежит на мне.
        - Но ты не…  - почти одновременно заговорили Аманда и Джонатан.
        - Только не пытайтесь переубедить меня,  - перебил их Джаред, печально улыбнувшись.  - Да, я недостаточно ценил свою жену. Если бы ценил, сказал бы «нет» и мистеру Адамсу, и лорду Палмерстону. А я вместо этого, теша свой эгоизм, возомнил себя благородным героем и, забыв обо всем, помчался исправлять этот мир. И только теперь я понял, что главным моим делом была забота о счастье Миранды. Я с этим не справился, но могу выполнить другую свою обязанность, которую чудесным образом передала мне Миранда. Я говорю о нашем сыне. Я заберу его с собой в Лондон. Поживем там в моем доме до окончания войны, а затем посмотрим… Увидеть Виндсонг сейчас  - это было бы слишком тяжело для меня.
        - Послушай, Джаред,  - обратилась к нему Аманда,  - оставь, пожалуйста, маленького Тома в Суиндфорд-Холле хотя бы на первое время… Городской воздух слишком грязен для малышей. Я уверена, Миранда бы со мной согласилась. Езжай в Лондон, если у тебя там имеются дела. Скорбеть о Миранде можно и там, а Тома, пожалуйста, оставь с нами. Так будет лучше и ему, и тебе.
        - Скорбеть о Миранде я буду всю оставшуюся жизнь,  - со вздохом заметил Джаред, и на этом разговор был окончен.
        Джонатан Данхем и Энн Боуэн, которые уже два месяца встречались, совершенно не таясь, решили, наконец, объявить, что они помолвлены. Аманда хотела дать бал по этому случаю, но Адриан не стал даже обсуждать подобную идею, напомнив жене о трауре по Миранде. Согласно легенде, придуманной для объяснения исчезновения леди Данхем, ее смыло за борт волной во время внезапно налетевшей бури, когда она путешествовала на собственной яхте. И теперь все соседи Суинфордов с энтузиазмом обсуждали это ужасное происшествие.
        Самой же популярной темой стала удача госпожи Боуэн, ухитрившейся завлечь в свои сети янки. Да еще какого! И красивого, и богатого! И это при том, что у нее двое детей! Позже, когда появилась дополнительная информация, к этому стали добавлять, что и у самого богатого янки имелись дети: целых трое. А затем переходили к его покойной жене и чрезвычайно странному и мрачному совпадению: жены обоих братьев Данхемов погибли, причем обе утонули! Младший брат сейчас соблюдал траур в связи с гибелью красавицы жены, но наверняка он скоро появится в свете. Возвращение на брачный рынок богатого и элегантного лорда Данхема стало одной из самых приятных новостей, обсуждаемых светскими дамами. Спорили в основном о том, когда следовало ждать его возвращения. Ходили слухи, что лорд Данхем взял на себя обязательство держать траур целый год, но некоторые утверждали, что он вернется к светской жизни через три месяца.
        Джаред приехал в Лондон в начале декабря, за месяц до официального начала нового сезона, но светская жизнь совсем его не интересовала. Просто ему ужасно не хотелось проводить шестое декабря в Суинфорде. Ведь в этот день, День святого Николая, ровно два года назад состоялась их с Мирандой свадьба. Вечер этого дня Джаред провел в полном одиночестве. Он сидел в кабинете своего лондонского дома. Сидел у камина, в котором потрескивали поленья, и потягивал контрабандный французский коньяк. В руках у него была миниатюра с изображением Миранды, написанная знаменитым английским портретистом Томасом Лоуренсом.
        Первоначально художник сделал очень удачный групповой портрет сестер Данхем вскоре после их приезда в Англию на свадьбу Аманды. Портрет этот Джаред заказал для своей тещи. Доротея была в восторге от подарка и увезла его с собой в Америку. Аманда на нем была изображена в бледно-розовом платье, сидящей на стуле с затейливо изогнутой спинкой в стиле Чиппендейл. Развернувшись в пол-оборота и чуть приподняв свою очаровательную головку, она с любовью смотрела на старшую сестру, а Миранда, стоявшая рядом в темно-голубом платье, ласково ей улыбалась.
        Талант художника позволил передать не только красоту сестер, но и особенности их характера. Миловидная Аманда с ее голубыми глазами и светлыми локонами вроде бы казалась беззащитной, но чуть заметная складка в уголках губ, напоминавших розовый бутон, говорила о сильной воле этой юной женщины. Гордая же осанка Миранды и дерзкий блеск ее глаз, напоминавших о море, явно свидетельствовали о ее неукротимом духе, но теплота взгляда и улыбки не оставляли сомнений в том, что эта женщина была не только добра, но и готова к самопожертвованию ради тех, кто ей дорог. Джаред сразу это понял и попросил Лоуренса повторить головки сестер в миниатюрах. Полученные таким образом два маленьких портретика были заключены в серебряное обрамление в виде овальных рамочек, украшенных миниатюрными гроздьями и листьями винограда. Один из них, с изображением Аманды, он подарил Адриану в день его свадьбы. Второй же оставил себе и старался не расставаться с ним. Джаред взял эту миниатюру и в Санкт-Петербург. Один Господь знает, сколько раз он держал ее в руках прошлой зимой, сколько раз вглядывался в знакомые черты этого милого
лица, напоминавшего формой сердечко… Вот и сейчас Джаред вглядывался в это чудесное личико… Ох, Миранда, Миранда!.. Ровно два года назад она стала его женой. Два года  - это двадцать четыре месяца. И только семь из них они были вместе! О боже, каким же идиотом он оказался!
        Джаред прекрасно помнил ту ночь два года назад. Миранда, в испуге забившаяся в дальний угол кровати, при этом смело смотрела ему в глаза и даже с вызовом! А потом он обнимал ее и страстно целовал, и вскоре они, сгорая в огне страсти, забыли обо всем на свете. А сейчас эта удивительная женщина, его женщина мертва. И в этом виноват он, Джаред. Виноват уже хотя бы потому, что оставил ее надолго, почти на год…
        И теперь стало очевидно, что Миранда любила его сильнее, чем он ее. Она томилась от любви к нему, когда вынашивала их ребенка, и именно любовь заставила ее оставить все и броситься на поиски. Тогда, ошеломленный известием о ее смерти, он проклинал Миранду за то, что она покинула Англию. Но разве могла поступить иначе его дикая кошечка, временами так нежно мурлыкавшая у него на груди? Проклятье! О Господи! Охваченный яростью, Джаред швырнул бокал с коньяком в камин. Бокал разлетелся на множество осколков, а коричневатая жидкость на мгновение вспыхнула синим пламенем. По щекам Джареда покатились слезы, и он громко закричал:
        - О моя дикая кошечка, зачем тебя отняли у меня!
        Сидя в эту печальную годовщину в своем кабинете, Джаред пребывал в отчаянии и чувствовал себя ужасно одиноким.
        Если в холостяцкий период своей жизни Джаред Данхем заслуженно пользовался репутацией спокойного и рассудительного человека, то сейчас, став вдовцом, он сильно изменился. Лишившись Миранды, он, по словам ее сестры, старался делать все возможное, чтобы навредить себе. Сначала у Джареда была схватка со спиртным, в которой он, к счастью, одержал победу. Джаред довольно быстро понял, что выпивка не помогает забыть о несчастье и единственным ее результатом является лишь головная боль по утрам. Ему следовало найти что-то другое, что-нибудь такое, что могло бы отвлечь его от тягостных раздумий. И вскоре Джаред стал завсегдатаем конских аукционов в Таттерсолзе. В результате его конюшня начала стремительно заполняться все новыми и новыми лошадьми. Не обращая внимания на цену, он покупал все, что ему нравилось, полагая, что лучших животных перевезет когда-нибудь в Виндсонг и, возможно, попытается создать новую породу. Среди приобретенных им лошадей оказалось несколько весьма резвых, и Джаред нанял двух жокеев и тренера. Кроме того, он приобрел новый фаэтон, отобрал лучших рысаков и начал лично принимать
участие в бегах, устраиваемых на брайтонской дороге молодыми представителями знатных семей. Однако это развлечение Джареду скоро надоело, поскольку выяснилось, что он постоянно обгоняет всех, так что состязаться, по сути, было не с кем. Потихоньку стала увядать и его страсть к приобретению новых лошадей.
        По той же причине ему наскучили и азартные игры. Джаред почти всегда выходил с выигрышем из-за карточного стола, делал правильные ставки на боксерских поединках в спортивном зале Джексона и выигрывал во всех более простых играх, вплоть до популярных пари на то, какая из попавших на оконное стекло дождевых капель первая доползет до его низа. Порой ему казалось, что судьба потешалась над ним, посылая удачу во всем, кроме любви.
        Это вовсе не означало, что Джаред перестал уделять внимание представительницам прекрасного пола или не пользовался у них успехом. Напротив, он стал неутомимым искателем любовных утех. Среди дам полусвета, искавших покровительства богатых джентльменов, Джаред прослыл великолепным и щедрым любовником, но слишком быстро пресыщающимся. И ни одной из женщин не удавалось удержать его возле себя более чем на несколько недель.
        Замужние дамы его круга смотрели на Джареда с нескрываемым интересом, однако ни он, ни они границ допустимого не переходили. Еще более пристально приглядывались к нему амбициозные мамочки, абсолютно уверенные в том, что их знатные и благовоспитанные дочери могут заполучить руку и сердце красивого и богатого американца. Рассуждения их были вполне логичны: мол, леди Данхем умерла, и, следовательно, лорду Данхему необходимо подыскивать себе новую жену. А раз так, то ею, конечно, может стать наша Шарлотта, Эмили, Друсилла и так далее…
        Сами же девушки-кандидатки в большинстве своем побаивались этого высокого, мрачного и неприветливого мужчину. Казалось, что он постоянно сердился или, что еще хуже, насмехался над своими юными собеседницами. Во всяком случае, губы его то и дело растягивались в саркастической улыбке. Разве о таком отношении к себе они мечтали, выезжая на свои первые балы?
        Однако среди пользовавшихся популярностью дебютанток этого лондонского сезона оказалась и девушка, которую мрачный вид Джареда Данхема не отталкивал, а напротив, привлекал. Это была Белинда де Винтер, крестная дочь герцогини Нортгемптонской. Невысокая хрупкая девушка со светлой кожей, румянцем на щеках, черными вьющимися локонами и синими глазами, она казалась олицетворением чистоты, невинности и добродетели. Тем не менее внешнее впечатление мало соответствовало внутреннему содержанию. Дочь обедневшего баронета, Белинда де Винтер принадлежала к тому типу женщин, которые, чтобы заполучить желаемое, не останавливались ни перед чем. Белинда же хотела заполучить Джареда Данхема. А герцогиня, которая привезла Белинду на лондонский сезон, была ее тетушкой и близкой подругой ее покойной матери, поэтому чувствовала ответственность за молоденькую девушку. Но муж тети Софи, у которого были три дочери, естественно, не горел желанием финансировать выход в свет еще и четвертой дебютантки. Герцог Нортгемптон, будучи одним из самым богатых людей Англии, считался скуповатым человеком. Но в данном случае дело было
не только в деньгах. Герцог считал, что тратить свои богатства он должен на своих детей, а никак не на чужую симпатичную девицу, которая являлась конкуренткой его дочерей. Весьма сообразительная, несмотря на юный возраст, Белинда сразу поняла настроение герцога и довольно быстро кое-что придумала…
        Ее небольшое поместье находилось неподалеку от Роуз Хилл-Корта  - родового гнезда герцогов Нортгемптонских, у которых Белинда часто бывала. И вот однажды, выбрав для визита день, когда в Роуз Хилл-Корт, помимо нескольких слуг, остался только сам герцог, Белинда нашла дядюшку в библиотеке и, не долго думая, соблазнила его. Не дав разгоряченному герцогу опомниться, она тотчас уехала к себе и с тех пор старательно избегала встреч с ним наедине до тех пор, пока не пришло время готовиться к поездке в Лондон.
        Герцог был шокирован ее поведением и в то же время очарован прелестью этого юного существа. Он никогда еще не встречал женщин, столь горячих в любовных утехах. И ведь речь шла о совсем юной девушке с ангельской внешностью! Ох, ему ужасно хотелось еще раз почувствовать хотя бы вкус ее губ, но Белинда только смеялась над ним, прикрывая губы изящной ладошкой и сверкая очаровательными глазками. Наконец она позволила герцогу увлечь ее в музыкальную гостиную, и от прикосновения к ней сердце пожилого джентльмена забилось, как у неопытного юнца.
        - Я хочу вновь увидеться с тобой,  - пробормотал он.
        - Возьмите меня с собой в Лондон  - и будете видеть меня каждый день,  - ответила девушка.
        - Ты же знаешь, что я имею в виду…
        - А вы знаете, что я имею в виду, мой дорогой дядюшка!
        - Значит, в Лондоне ты будешь вести себя со мной как хорошая девочка?
        - Да,  - коротко ответила девица, выскальзывая из объятий дядюшки.
        В результате Белинда де Винтер получила свой лондонский сезон, и многие ее сверстницы могли позавидовать ее нарядам. Однако Герцог Нортгемптонский и в Лондоне никак не мог встретиться со своей племянницей наедине  - насыщенная жизнь дебютантки не оставляла на это время. Он понимал это, но был уверен, что скоро придет и его час.
        И практически во всех разговорах на светских раутах этого сезона всплывало имя лорда Джареда Данхема, владения которого находились в Америке. Рассказывали, что он недавно потерял красавицу-жену, которую смыло за борт во время неожиданно налетевшей бури, когда она путешествовала на собственной яхте. Белинда с интересом наблюдала за дамами, то и дело бросавшими взгляды на этого красивого мужчину, и молча прислушивалась к разговорам о нем. Вскоре решение было принято  - второй женой лорда Данхема должна стать она, Белинда. Именно Данхем являлся тем человеком, который ей нужен. Он богат, красив и наверняка увезет ее из Англии, подальше от папаши и брата, черт бы их побрал!
        Репутация отца и брата висела на ее прелестной шейке тягостным грузом. Белинда всегда нравилась мужчинам и уже здесь, в Лондоне, успела получить несколько предложений, но она прекрасно знала: мало кто из уважавших себя джентльменов захочет иметь в качестве родственников барона Чонси де Винтера и его сына Мориса. И Белинда прекрасно понимала настоящих джентльменов.

        Зима на юге России в этом году, как и во всей Европе, выдалась ненастная. Вот уже несколько дней шел проливной дождь, и Миранда не выходила из дома. Саше довольно быстро надоели сцены ревности, которые закатывал Ваня, и в один из ненастных октябрьских дней он от души поколотил капризного мальчишку. С тех пор Ваня больше никак не выражал неудовольствие, когда Саша предпочитал его общество игре в шахматы или же беседовал с Мирандой. Миранда даже пожалела мальчика и, пытаясь как-то утешить, начала обучать его французскому языку. К ее удивлению, Ваня схватывал все буквально на лету. Это навело ее на мысль о том, что он, возможно, являлся одним из отпрысков Луки. Однако спрашивать, так ли это, Миранда ни у кого не стала, решив, что ей лучше не знать такие вещи.
        В один из вечеров, когда она в одиночестве сидела над шахматной доской, в комнату вошел Саша со стаканом вина в руке.
        - Я только что разговаривал с Дмитрием Григорьевичем, Мирашка. Он сказал, что ты больше не будешь ходить в дом свиданий.
        Миранда посмотрела на него с удивлением.
        - Почему?  - спросила она.
        Саша даже присвистнул от такого вопроса.
        - Ты не знаешь почему? Не надо дурачить меня, Мирашка! Не ты ли начала вынашивать ребеночка?
        - Что?..  - пролепетала ошеломленная Миранда.  - Нет, я не могла…
        - Мирашка, да ты что, маленькая? Марья ведь сказала: с тех пор как мы приехали сюда, у тебя не было месячных. А когда они были последний раз по твоему циклу? Ну да, это я помню лучше тебя, потому что возился с тобой, когда ты была без сознания. Выделения начались у тебя в первый день после нашего отъезда из Санкт-Петербурга. Я делал тебе прокладки из тряпок и менял их. А до этого когда? Вспомни!
        Миранда побледнела. Последние месячные, которое она помнила, были у нее еще в Англии, за неделю до отъезда из Суиндфорд-Холла. Получалось, что потом женское кровотечение повторилось в соответствии с нормальным циклом в карете, а вот затем… Крови не было уже в течение нескольких месяцев! Она, конечно, заметила это, но не придавала особого значения… Других признаков беременности не было, и Миранда посчитала, что сбой цикла связан с нервами, переживаниями. Однако перерыв получался уже слишком долгим, так что Саша, похоже, был прав. О боже!.. Вернуться к Джареду обесчещенной было бы очень непросто, но вернуться с ребенком от другого мужчины… Это просто немыслимо!
        Саша положил ладонь ей на плечо.
        - С тобой все нормально, Мирашка?  - спросил он с искренней озабоченностью.
        - Все нормально,  - тихо ответила она.  - Что ж, Саша, это означает, что летом ты сможешь вернуться в Санкт-Петербург. И ты, наверное, счастлив.
        - Да, разумеется!  - воскликнул он, не скрывая радости. Но тут же увидев, как помрачнела Миранда, попытался успокоить ее и проговорил:  - Это не значит, что ты не сможешь видеться с Лукой, Мирашка. У вас будет возможность встречаться. Нельзя будет любить друг друга, но и то лишь в течение шести недель после рождения ребенка.
        - Мы не любим друг друга, Саша. Никогда не любили.
        - Ну ты же понимаешь, о чем я, Мирашка. Я имел в виду заниматься любовью.
        - Заниматься любовью и любить  - это не всегда одно и то же,  - со вздохом пробормотала Миранда.  - Совокупляются и животные, которые не способны любить.
        Саша с любопытством посмотрел не нее, в очередной раз подумав о том, что эта американка  - удивительная женщина. Да, удивительная, и понять ее ему вряд удастся. Впрочем, разве кто-нибудь может по-настоящему понять женщин?
        - Сыграем в шахматы?  - предложил Саша.
        Миранда кивнула, и они сели за стол. однако играла она сегодня плохо  - было не до шахмат. «Что ж, ситуация изменилась,  - говорила она себе.  - Теперь побег придется отложить до рождения ребенка. Но потом придется бежать как можно быстрее, не дожидаясь, когда она забеременеет еще раз. А ребенка она оставит. Собственно, его в любом случае у нее сразу заберут. Интересно, какие чувства она будет при этом испытывать? Пожалуй, никаких. Это будет совершенно чужое для нее существо, зародившееся в ней помимо ее воли. К тому же нельзя допустить, чтобы Джаред узнал о ее позоре. Нет, она не будет любить ребенка, которого сейчас носила.
        А Лука… О, бедный Лука! Наверное, он очень переживал из-за нее, вернее из-за того, что после той первой их ночи она больше ни разу не достигла вершины наслаждения. Это его огорчало, злило и смущало, но Лука ничего не мог поделать. Что же касается Миранды, то и она была обескуражена и ужасно огорчена  - из-за того, что в какой-то момент испытывала удовольствие от связи с другим мужчиной, а не с мужем. Собственное тело предало ее, но проклятия и мольбы, похоже, принесли результаты, и теперь, несмотря на все старания Луки, она почти ничего не чувствовала.
        Однако Лука был добр к ней, и ей стало жаль его. Миранда даже начала притворяться, имитируя страсть. Примерно через неделю, остановившись во время соития, он вдруг спросил:
        - Зачем ты притворяешься?
        - Чтобы сделать тебе приятное,  - ответила она.  - Ты всегда был добр ко мне, и я хочу, чтобы ты был счастлив.
        Лука немедленно вышел из нее.
        - Боже мой, Миранда, почему мои ласки больше не приносят тебе удовольствие?  - пробормотал он.
        - Дело не в тебе,  - ответила она.
        - Это я знаю,  - произнес Лука не без гордости.
        - Я ведь с самого начала предупреждала тебя, Лука. Я  - жена Джареда Данхема, и никакой князь Черкесский не в силах это изменить. Да, он смог похитить мое тело и поместить сюда, но мое сердце и мои мысли остались там, в другом мире, и этот мой мир по-прежнему со мной. В ту ночь, когда ты впервые взял меня, мое тело ответило на твои ласки  - было бы глупо отрицать очевидное. Как и почему это произошло, я не знаю, но я молила Бога, чтобы такое больше не повторилось, и Господь услышал меня. Прости, если тем самым я огорчила тебя. Я вовсе не хотела этого, так как считаю тебя своим другом.
        Несколько секунд Лука молча смотрел на нее и потом вдруг сказал:
        - Ты по-прежнему надеешься улететь отсюда, пташка, но это несбыточная надежда, и ты поймешь это рано или поздно. Пока же я хочу только одного  - ты должна знать, что моя любовь к тебе не поколебалась. Я, как и прежде, обожаю тебя, моя пташка. Но, пожалуйста, не надо притворяться ради меня. Я уверен, что когда-нибудь сумею растопить ледяной сосуд, в который ты поместила свое сердце.
        - Шах и мат!  - прервал ее размышления радостный возглас Саши.  - Но что это с тобой, Мирашка?.. Ты даже не заметила, как я взял твоего ферзя.
        - Извини, Саша. Я сегодня не в настроении. Наверное, устала.
        - Понятно. Остается только надеяться, что ты не превратишься в капризную зануду, как это частенько случается с беременными.
        - Тебе в любом случае придется терпеть меня, Саша,  - с усмешкой заметила Миранда.  - Ведь в конце концов я сделала то, чего хотел от меня Алексей Владимирович.
        - Да, верно,  - охотно признал Саша.  - Завтра же отправлю ему письмо с хорошей новостью.
        - Не забудь упомянуть о моем усердии,  - сказала Миранда с грустной улыбкой.  - Что ж, пойду-ка я, пожалуй, в свою целомудренную постель. Спокойной ночи, Саша.
        Утром, надев шерстяную накидку, она пошла к дому мужчин, чтобы сообщить новость любовнику.
        - О, Миранда, милая моя!  - приветствовал ее Лука.
        - Я беременна,  - сходу сообщила она.
        - Что ж, я очень рад.
        С трудом сдержавшись, чтобы не закричать на него, Миранда резко развернулась и направилась к выходу. Лука придержал ее, но она, поморщившись, заявила:
        - Я должна немедленно вернуться на виллу!
        - Побудь немного со мной,  - попросил Лука.  - Давай поговорим. Я скажу Соне, чтобы она дала нам чая и твоих любимых пирожков с яблоками.
        - Нам не о чем разговаривать, Лука. Я жду ребенка, как и планировалось. Где-то в середине июня родится красивенькая рабыня с серебристыми волосами, которую в возрасте между пятью и десятью годами продадут в Стамбуле. Ей, возможно, повезет. Может быть, она даже станет фавориткой султана, и это будет подлинным триумфом фермы князя Черкесского! И моим тоже! О чем еще я могу мечтать для своего ребенка?!
        - Не надо, пташка, успокойся,  - тихо сказал Лука, обнимая ее и прижимая к груди.
        И тут Миранда, сама на себя удивляясь, внезапно расплакалась. А Лука осторожно смахивал кончиками пальцев слезы с ее щек.
        - Проклятье!  - выпалила она по-английски, икнув и перестав плакать.
        Лука же, который, благодаря ее обучению, уже неплохо понимал этот язык, негромко рассмеялся.
        - Что ты видишь смешного?  - проворчала Миранда.
        - Ты бесподобна!  - сказала он, улыбаясь.  - И я люблю тебя!
        Миранда тяжко вздохнула. Было очевидно, что этому человеку никогда ее не понять.
        Однако в течение последующих месяцев она убедилась: Лука был именно тот человек, который мог ее поддержать. Несмотря на отсутствие интимных свиданий, он продолжал проявлять свою любовь и заботиться о ней. А это было крайне важно в такой сложный для любой женщины период (тем более что с ее первенцем Томом все было по-другому). Но Том был желанным ребенком, сыном ее Джареда, а тот, который шевелился в ней сейчас, был ей совершенно не нужен. Тем не менее отец этого ребенка использовал каждую возможность, чтобы побыть с ней рядом, поддержать ее, и, как ни странно, ей от этого становилось намного легче. Без Луки она, наверное, сошла бы с ума. Ведь такое и в страшном сне не приснится! Ее муж считал себя вдовцом, а она носила под сердцем ребенка другого мужчины!
        В конце марта началась настоящая весна. Тогда же пришло и письмо от князя Черкесского. Когда его принесли, Миранда о чем-то беседовала с Сашей в освещенной солнцем гостиной. Саша взял письмо, поспешно распечатал его, прочитал  - и вдруг громко застонал.
        - Что с тобой?  - удивилась Миранда.
        - О боже!..  - воскликнул Саша с отчаянием в голосе.  - Он бросил меня, Мирашка! Я теперь совсем одинок! О боже!..  - Саша уронил голову на колени и разрыдался, потом вдруг рухнул на пол.
        Миранда поднялась со стула, пересекла комнату и взяла из Сашиной руки листок. Красивым почерком, по-французски Алексей Владимирович сообщал, что в канун Рождества женился на княжне Романовой. И она уже ждала ребенка. Появление наследника титула и состояния князей Черкесских ожидалось в самом начале осени. Что же касается Саши, то Алексей Владимирович считал, что тому следовало остаться на ферме, заняв должность управляющего. Его появление в Санкт-Петербурге могло бы расстроить молодую княгиню, что в ее нынешнем деликатном положении было бы совершенно недопустимо. Когда же в детской дворца Черкесских будут возиться двое, а лучше трое малышей  - вот тогда Саша сможет вернуться к своему хозяину. Князь полагал, что справится с этой задачей года за четыре, максимум за пять лет. Пока же Саше придется пожить в южном имении.
        Князь также выражал удовлетворение по поводу предстоящего рождения ребенка Миранды Томасовны и напоминал Саше, что тот должен внимательно следить за ней и немедленно сообщить, когда самая красивая рабыня разрешится от бремени. После этого ей следовало дать на отдых не шесть месяцев, как обычно, а три, и пусть снова начинает заниматься делом в доме для свиданий. Таким образом, если все пойдет как надо, она весной следующего года произведет еще одну маленькую рабыню.
        Миранда поежилась. Этот князь  - бесчувственное животное! Похоже, его ничего не интересовало, кроме денег.
        Письмо заканчивалось обращением к Саше. Князь желал ему всего наилучшего и предупреждал, что если тот ослушается приказа, то добрые отношения между ними будут забыты навсегда и хозяин сменит милость на гнев, так что последует такое болезненное и позорное наказание, какое только можно придумать.
        Миранда положила письмо на стол и перевела взгляд на Сашу. Лежа на полу, молодой человек бился в истерике, а она пристально смотрела на него, совершенно не испытывая к нему жалости. Может быть теперь, потеряв единственного человека, которого он любил, этот молодой негодяй поймет, что чувствовала она.
        Но постепенно мысли ее приняли другое направление. А что, если, воспользовавшись жестокостью князя, попытаться настроить против него Сашу? Тогда, возможно, удастся подбить его на месть Алексею Владимировичу. А как мог Саша отомстить князю наиболее чувствительным образом? Конечно же, лишив его единственной и неповторимой производительницы рабов, которую он искал в течение нескольких лет!
        Миранда едва заметно улыбнулась. Она уговорит Сашу уплыть с Ваней и с ней в Стамбул на яхте князя. Она также подскажет Саше, что он сможет захватить деньги, которые поступят в поместье в конце июня в качестве очередной платы за выращенных на ферме рабов. Улыбка ее стала еще шире. О, это будет замечательная месть! Князь в один момент лишится солидной части своего годового дохода и лучшей производительницы в ее лице! Но сначала ей следовало переманить Сашу на свою сторону. Миранда наклонилась и по-матерински обняла его.
        - Саша, не надо так убиваться, дорогой!  - принялась она его утешать.  - Вставай-ка, дружок, перейди на диван. Давай посидим вдвоем. Ну, пожалуйста, вставай. У меня не хватает сил тебя поднять.
        Ласковый голос подействовал, и Саша, поднявшись на ноги, с трудом пересек комнату и рухнул на диван.
        - Ах, Мирашка, как же он мог так обойтись со мной? Я, конечно же, понимаю, что ему надо жениться, чтобы продолжить род. Ну и женился бы. А я бы жил потихоньку рядом. Вел бы себя тихо, как положено. Я ведь всегда веду себя так, как положено в той или иной ситуации. Я бы никогда не поставил его в затруднительное положение. Ведь я, кроме всего прочего, тоже Черкесский по крови.
        - Что тут сказать, дорогой Саша,  - печально произнесла Миранда. Я тебя понимаю. Ты лишился единственного человека, которого любил, так же как и я. И уж я-то могу тебя понять.
        Саша поднял заплаканное лицо и посмотрел на нее с искренним сочувствием.
        - Теперь и я понимаю тебя, Мирашка. Прости меня, если можешь.
        А Миранда обняла его за плечи и продолжила:
        - Ах, бедный Саша, бедный мой Саша,  - говорила она, растягивая слова, однако на губах ее в это время играла торжествующая улыбка.
        Начатую игру Миранда вела в течение всего следующего месяца, используя всевозможные хитрости, присущие каждой женщине. Она подстраивалась под настроение Саши, постоянно демонстрировала, как она его понимает, как сочувствует ему, как возмущается допущенной в отношении него несправедливости. Говорила, что он  - хороший парень, который очень ей нравится. Вскоре Саша привык к этим разговорам, почувствовал в ней опору и начал полностью доверять ей. И вот, наконец, настал день, когда Миранда поняла, что Саша готов к восприятию плана мести. Миранда осторожно настроила его на нужную тему, и вскоре он сам предложил сделать то, что она хотела. Однако Миранда понимала: действовать следовало крайне осторожно  - ведь был еще и Лука. И если Лука узнает о плане побега, то он, как и в прошлый раз, постарается ее остановить. А в последние дни Лука стал особенно внимателен к ней. Они подолгу гуляли с ним по берегу моря, и как-то раз, в одну из таких прогулок, Лука проговорил:
        - Хочу попросить Дмитрия Григорьевича, чтобы разрешил мне пососать твою грудь, прежде чем тебе дадут отвар, останавливающий выделение молока. Таким образом я как бы стану твоим ребенком, и ты полюбишь меня так же, как я тебя.
        Конечно же, Лука не должен был даже заподозрить о существовании плана побега.
        Озабоченность вызывал и Ваня, этот странный мальчик с миловидным круглым лицом, детское выражение которого резко контрастировало с острым взглядом маленьких синих глаз. В последние недели он дулся, но наблюдал за ней и Сашей молча. Но как-то ближе к вечеру мальчишка улучил момент, когда Миранда была одна, и подошел к ней.
        - Что это ты вдруг сделалась такой добренькой к Саше?  - спросил он.
        Смелость мальчика удивила Миранду. Ведь она имела полное право отшлепать его и выгнать вон. Однако Миранда этого не сделала и спросила:
        - Ты любишь Сашу?
        - Конечно! Он единственный человек, который любил меня. Я для него не просто один из мальчиков-рабов. Он говорил, что я особенный.
        - Хотел бы остаться с ним навсегда?
        - О да, Мирашка!
        - Тогда доверься мне и не задавай лишних вопросов. Но главное, не говори никому о том, что тебя что-то насторожило. И тогда я смогу обещать тебе долгую и счастливую жизнь рядом с Сашей.
        - А что, если я поговорю обо всем этом с Лукой?  - хитровато прищурившись, спросил мальчишка.
        - Тогда твои мечты так и останутся мечтами, Ваня. Ты многого не понимаешь, но поверь мне, именно я являюсь ключом к твоему счастью. А если выдашь меня, то тебя, может быть, и поблагодарят, но непременно продадут до конца этого года.
        - А ты сможешь сделать то, что задумала, Мирашка?  - спросил Ваня, и в детском его голоске прозвучали вера и надежда.
        - Да, Ванюшка, смогу,  - с уверенностью ответила Миранда, и у паренька пропали последние сомнения.
        - Я за тебя, Мирашка!  - воскликнул он.  - И я сделаю все, что ты скажешь.
        Миранда ласково ему улыбнулась.
        - Вот и хорошо, Ваня.  - Она одной рукой потрепала его по пухлой розовой щеке, а другой сунула ему в рот шоколад.  - А сейчас беги, Ванюшка, поиграй. Я хочу немного поспать.
        Пришел май, и на окрестных лугах рядом со своими родителями появился молодняк: щипавшие молодую сочную травку ягнята, козлята, жеребята и телята. А дети, жившие на ферме, часами не вылезали из теплого моря. До срока, установленного для появления на свет ребенка Миранды, которого она называла нежеланным, оставалось шесть недель. Миранда по-прежнему не испытывала никаких чувств к существу, которое носило под сердцем, и с нетерпением ждала его появления на свет только потому, что очень хотела от него побыстрее избавиться. К тому же чем быстрее она родит, тем быстрее сможет покинуть эту проклятую ферму.
        Сашу она решила на время оставить в покое. Собственно, оставалось только одно  - посвятить его в конкретный план побега, а делать это раньше времени не следовало. Чем больше у него будет времени на серьезное обдумывание плана, тем больше шансов, что он усомнится в правильности задуманного. Ведь все-таки он любил князя Черкесского и в душе оставался преданным ему.
        Миранда с улыбкой наблюдала за резвившимися на берегу моря детьми.
        - Свобода…  - прошептала она чуть слышно.
        Да, скоро она, Миранда Данхем с острова Виндсонг, будет снова свободной! Она рождена для свободной жизни, поэтому будет бороться за свою свободу, пока бьется ее сердце!

        Глава 13

        Татары налетели на рассвете. Ночью они пересекли бессарабскую границу, стремительно двинулись на запад и уже через несколько часов оказались на территории поместья князя Черкесского. Желающих сопротивляться не нашлось, поскольку любой здравомыслящий человек, живший в тех местах, прекрасно знал: бороться с «всадниками дьявола», как их называли,  - занятие смертельно опасное и бесполезное.
        В комнату Миранды влетел встревоженный Саша, и, задыхаясь, прокричал:
        - Татары, татары! Черт возьми, не понимаю!.. Ведь наш князь  - сам наполовину татарин, поэтому прежде они нас не беспокоили.
        Миранда не стала напоминать ему о том, что на другую половину князь Черкесский был русским, а русские убили всех прямых потомков старого князя Бату по мужской линии.
        - Что им здесь нужно?  - спросила она.
        - Они соберут всех и погонят на невольничий рынок Стамбула.
        «Проклятье!  - мысленно воскликнула Миранда.  - Надо же такому случиться именно в тот момент, когда все готово к побегу!»
        - Ты должен помочь мне, Саша,  - сказала она.
        - Но как, Мирашка? Что я могу сделать?
        - Воспользуемся тем, что я не живу вместе с другими рабынями, а татары ничего обо мне не знают. Скажи им, что я замужняя сестра посла Англии в Санкт-Петербурге и что князь пригласил меня пожить здесь, поскольку проводить зиму в русской столице в моем положении было бы вредно. Скажи, что они получат за меня хороший выкуп из Британии.
        - Но кто даст им этот выкуп?
        - Английский посол в Стамбуле. Я уже говорила тебе, что мой муж очень богатый человек. Кроме того, английский военный министр лорд Палмерстон является моим хорошим другом. Ну что, договорились, Саша? Пойми, твоя верность Алексею Владимировичу в данный момент совершенно неуместна! Меня все равно у него заберут. К тому же… Не он ли предал тебя, даже не подумав о твоей любви и преданности?
        В смотревших на нее в упор темных глазах отражались боль и внутренняя борьба.
        - Саша, пожалуйста,  - прошептала она,  - пожалуйста, помоги мне.
        Судя по доносившимся в этот момент звукам, татары уже ворвались на виллу, а Саша все молчал. И эти несколько секунд стали одними из самых долгих в жизни Миранды.
        - Хорошо, Мирашка, я сделаю то, о чем ты просишь,  - сказал, наконец, Саша.  - Я дам тебе шанс, но имей в виду, может и не получиться.
        - Я понимаю,  - кивнула Миранда.  - Но давай поторопимся, необходимо еще предупредить старую Марью.
        Они побежали в гостиную, где уже собрались все остальные обитатели виллы, в том числе и Марья с Ваней. Саша быстро объяснил им, каким образом он решил спасти Миранду.
        - Она знатная леди у себя на родине,  - добавил он,  - и князь был не прав, похитив ее. Мы сейчас можем и должны исправить эту ошибку.
        Все находившиеся в комнате дружно закивали: мол, пусть хоть кому-то из них повезет в этот страшный день. И было особенно приятно, что, возможно, повезет именно Миранде  - ведь она была всегда со всеми добра.
        В этот момент дверь широко распахнулась  - запирать ее никто даже не пытался  - и гостиная начала заполняться татарскими воинами. Молодые служанки в страхе завизжали. И вид у татар действительно был устрашающий. Желтоватая, напоминавшая пергамент кожа, резко контрастировала с их длинными черными волосами и раскосыми темными глазами. На них были перепоясанные ремнями, пестрые, яркие куртки с металлическими застежками и мешковатые штаны, заправленные в высокие, до коленей, сапоги. А головы татарских воинов защищали остроконечные войлочные шлемы со свисавшими на щеки и затылок длинными клапанами.
        Действовали татары четко и слажено. Они быстро отделили молодых служанок и Ваню. Причем девушек раздели донага и увели из комнаты. Старая Марья отказывалась отойти от Миранды, и это их почему-то позабавило. Сашу они никак не беспокоили, лишь время от времени бросали презрительные взгляды на его красную рубашку. К Миранде же отнеслись на удивление заботливо, настояв на том, чтобы она села. Несколько воинов, широко улыбаясь, осторожно погладили ее огромный живот и что-то одобрительно пробормотали.
        Вскоре в гостиную вошел стройный молодой мужчина со свирепым лицом. Воины мгновенно смолкли и замерли, устремив на него взгляды в ожидании распоряжений. Мужчина подошел к Саше и заговорил по-французски. Говорил, конечно же, с ужасающим акцентом, но без усилий, правильно выстраивая фразы.
        - Я хан Арык, последний оставшийся в живых внук хана Бату. А кто ты? И кто эта женщина?
        Саша гордо выпрямился и заявил:
        - Я Петр Владимирович Черкесский, которого называют Сашей, сын покойного князя Владимира Черкесского.
        - Ты сейчас князь Черкесский?
        - Нет, моя мать была всего лишь крепостной моего отца. Однако я воспитывался вместе с моим сводным братом Алексеем, нынешним князем Черкесским.
        - А эта женщина кто? Его жена? Любовница?
        - Нет, хан Арык. Это леди Миранда Данхем, сестра английского посла в России.
        - А что она делает здесь?  - спросил начальник татарского отряда.
        - Ее муж, который сейчас сражается за своего короля в далеких заморских землях, оставил ее с братом. А доктор сказал, что в ее положении лучше уехать на зиму из Санкт-Петербурга куда-нибудь, где потеплее. Вот мой хозяин, князь Черкесский, и предложил ей пожить в этом имении. Они с послом хорошие друзья.
        Хан Арык резко развернулся к Миранде.
        - Когда должен появиться на свет ваш ребенок, мадам?
        - Через одну-две недели,  - солгала Миранда.
        - А когда вы приехали сюда?
        - В ноябре. Через месяц после отъезда моего мужа в Америку. И это счастье, что я добралась сюда. Там, на севере, слишком много снега, просто ужас!
        - А зачем вы приехали в Санкт-Петербург?
        - Решили с мужем навестить моего брата. А мужу вскоре пришлось уехать,  - отвечала Миранда. И вдруг, поднявшись и выпрямившись насколько позволял живот, спросила:  - А по какому праву вы меня допрашиваете, хан Арык? Я до сих пор полагала, что князь Алексей  - единственный внук последнего владельца этих мест хана Бату. Саша, ты уверен, что этот человек не обманывает нас?
        Хан Арык расхохотался.
        - Да уж,  - сказала он,  - эта женщина определенно англичанка. Столь высокомерными в такой ситуации могут быть лишь представительницы этой нации. Что ж, в ответ на ваш вопрос, прекрасная леди, я коротко ознакомлю вас с историей последних поколений моего рода. Так вот, у хана Бату было пять сыновей и одна дочь. Сыновья жили здесь, на этом самом месте, которое является теперь имением князя Черкесского, а дочка вышла замуж за русского и уехала в Россию. Дети Бату родили ему тридцать внуков: троих полукровок и двадцать семь чистокровных татар  - пять девочек и двадцать два мальчика. Когда же старый хан лежал на смертном одре, сюда ворвались русские солдаты и убили всю его семью. Никого не пощадили! Я сам видел, как они насиловали мою мать и мою тетю. Солдат было много, и они делали это по очереди. Я почти уверен, что последние из этой очереди совокуплялись уже с трупами. Все наши мужчины во время нападения были убиты. Мне тогда было десять лет, и мне одному из первых разбили голову, что и спасло меня. В конце концов я оказался лежащим без сознания под телами моих родных и двоюродных братьев, и солдаты
подумали, что я тоже мертв. Но я, как видите, выжил.
        - А затем, покончив с резней,  - продолжил хан,  - солдаты принялись за дегустацию вин из погребов моего дедушки и так перепились, что я без труда сумел убежать. Я добрался до живших в Бессарабии родственников матери и оставался там, терпеливо ожидая шанса отомстить русским. И вот этот шанс выпал. Я здесь!  - Он пристально посмотрел на Миранду.  - На ваш вопрос, моя прекрасная леди, я ответил. Осталось решить, что делать с вами.
        - Как я понимаю, хан Арык, вы теперь отправитесь в Стамбул, чтобы продать там рабов Алексея Владимировича,  - проговорила Миранда.  - Хан тотчас кивнул, и она добавила:  - Тогда возьмите меня с собой.
        - Зачем?
        - Вы сможете получить за меня хороший выкуп. Английское посольство в Стамбуле заплатит вам за мое благополучное возвращение.
        - Но вы же в таком деликатном положении не сможете путешествовать, моя прекрасная леди.
        - Неправда, смогу,  - возразила Миранда.  - Не станете же вы утверждать, что не возьмете с собой беременных рабынь?
        - Не стану,  - кивнул хан.
        - Так почему же вы думаете, что они перенесут предстоящую дорогу, а я нет? Я вполне смогу путешествовать в таком состоянии.
        Татарин несколько минут молчал, делая вид, что обдумывает предложение, хотя оно его более чем устраивало.
        - Хорошо,  - произнес он наконец,  - я возьму вас в Стамбул.
        - Польстился на выкуп?  - улыбнувшись, спросил хана по-татарски один из его воинов.
        - Конечно, нет,  - ухмыльнулся Арык.  - Но она пусть думает, что так. Это избавит нас от многих проблем по дороге в Стамбул. А там, стоит ее только вывести на рынок… Мы получим за нее гораздо больше, чем смогут заплатить англичане, друг мой, Бюри. Только взгляни, какие у нее волосы! А глаза!.. Да, конечно, она беременна, но этот факт лишь означает, что она способна рожать новых красивых рабов. Поверь, она принесет нам целое состояние! Уводи ее. А мы тут ненадолго задержимся. Осталось еще кое-что доделать…  - Арык повернулся к Миранде.  - Идите с Бюри, прекрасная леди. Он позаботится о вас.
        - Хан Арык!  - раздался вдруг взволнованный крик Саши.  - На мне лежала обязанность заботиться об этой женщине, когда она находилась под покровительством князя Черкесского. Позвольте мне проститься с ней!  - Хан утвердительно кивнул. Саша тотчас подошел вплотную к Миранде и быстро заговорил по-английски.  - Не доверяй татарам. Они собираются продать тебя в Стамбуле. Запомни, английское посольство находится на улице Тысячи цветов, возле мечети султана Ахмета. Это неподалеку от старого ипподрома. Да поможет тебе Господь, Миранда Томасовна. Позволь попросить прощения за те страдания, которые ты из-за меня испытала. Прости, если можешь.  - Саша поднес к губам ее руку и поцеловал.  - Ради собственной безопасности не проявляй какого-либо сочувствия ко мне при татарах,  - добавил он еще тише.
        - Я прощаю тебя, Петр Владимирович,  - искренне ответила Миранда.  - А что с тобой-то будет?
        - А теперь иди. Иди же!  - сказал Саша уже по-французски.
        Миранда посмотрела ему в глаза  - и вдруг все поняла.
        - О боже…  - прошептала она, холодея от ужаса.
        - Уведите же ее!  - обратился Саша к хану Арыку. Тот едва заметно кивнул, и Бюри, крепко сжав руку Миранды, повел ее к выходу.
        - Подождите!  - крикнула она.  - Пожалуйста, позвольте мне хотя бы обуться.  - Миранда указала на свои босые ноги.
        Бюри понял, выпустил ее руку и позволил Миранде пройти в комнату. А там он встал у открытой двери, внимательно наблюдая за ней. Миранда вынула из шкафа две галабеи и надела обе поверх ночной рубашки из тонкого газа, которая была на ней. Затем достала сапоги, которые берегла для побега. Эти сапоги она давно уже выпросила у Саши, постоянно жалуясь на то, что домашние тапочки не годились для ее любимых длительных прогулок. Вспомнив, что князь приказал не ограничивать ее в чем-либо без особой на то причины, Саша приказал самому опытному на ферме сапожнику сделать для Миранды подходящую обувь. И сапожник постарался на славу. Доходившие до коленей сапоги из мягкой красной кожи отлично сидели на ноге, а овечий мех, которым они были подбиты, не только украшал, но и согревал в непогоду. Миранда натянула их на ноги, затем надела легкую темно-коричневую шерстяную накидку и осмотрелась. Заметив на туалетном столике небольшой гребень, она сунула его во внутренний карман накидки и подошла к двери.
        - Я готова,  - сказала она Бюри, и тот вывел ее на улицу.
        От вида, который открылся с крыльца виллы, Миранда в ужасе похолодела. Все поля были сожжены, виноградники безжалостно вытоптаны, а на месте фруктового сада лежали срубленные деревья. Все строения, за исключением самой виллы, были объяты пламенем. А татарские всадники, разбившись на небольшие группы, сгоняли скот. К их седлам были приторочены в отчаянии бившие крыльями куры, гуси и прочая домашняя птица. Но самое ужасающее зрелище являли собой рыдающие женщины и дети, которые, разбитые на несколько групп, стояли обнаженные, в страхе прижимаясь друг к другу. Поискав взглядом Луку, Миранда его не обнаружила. И только сейчас поняла, что мужчин среди пленников вообще не было.
        - А где же мужчины?  - спросила она. Бюри посмотрел на нее и покачал головой. Сообразив, что этот татарин не понимал по-французски, она попробовала задать тот же вопрос на одном из местных диалектов, которому обучал ее Лука.  - Здесь жили мужчины. Где они?
        - Их убили,  - коротко ответил Бюри.
        - Убили? Почему?
        - А что нам с ними делать? Производители с фермы князя Черкесского прекрасно известны среди торговцев, даже в Стамбуле о них знают. Поэтому продать их мы бы нигде не смогли. А хан Арык хочет полностью опустошить эти земли. Над ними весит проклятие. Оно будет снято, когда здесь не останется ничего живого. Только тогда души убитых потомков хана Бату будут отомщены и обретут спокойствие,  - объяснил татарин.  - А почему тебя интересует судьба мужчин?  - с хитроватым прищуром спросил он.
        - Потому что это были отличные производители,  - поспешно ответила Миранда, сообразив, что чуть не выдала себя.  - Мне не по нраву расточительство, особенно если речь идет о бесполезном убийстве ценных племенных жеребцов.
        - О, англичане, англичане!  - рассмеялся Бюри.  - Вы совершенно хладнокровно относитесь ко всему, за исключением своих домашних животных.
        В этот момент на крыльцо вышли хан Арык и остававшиеся с ним на вилле воины. Воины вынесли, видимо, все, что показалось им ценным, и теперь сгибались под тяжестью награбленного  - все это они перетаскивали в двухколесную повозку. Заглянув в открытую татарами дверь, Миранда вздрогнула, увидев пляшущие по полу языки пламени.
        - Ты тоже садись в повозку, женщина!  - распорядился хан.
        - Я чувствую себя хорошо. И если вы не возражаете, то лучше пойду пешком,  - ответила Миранда.
        Хан коротко кивнул и, взяв за узду вороную с белыми боками низкорослую лошадь, вскочил в седло.
        - Послушайте, хан Арык, а женщин и детей обязательно вести голыми?  - спросила Миранда.
        - Да,  - коротко ответил хан и, ударив пятками в бока коня, ускакал прочь.
        - Почему им не разрешают одеться?  - обратилась она к Бюри.
        - Чтобы внушить страх, чтобы они сразу почувствовали, что теперь принадлежат хану Арыку. К тому же обнаженной женщине в голову не придет бежать.  - Он легко запрыгнул в седло.  - Останешься у повозки со старым Олгу. И имей в виду, я буду постоянно приглядывать за тобой, даже тогда, когда ты не будешь видеть меня.
        Длинная вереница людей двинулась на запад. Было около десяти часов утра. Начинавшийся день обещал быть по-майски ясным и приятным. Однако для обитателей еще вчера процветавшего, а сейчас полностью уничтоженного поместья князя Черкесского этот день стал самым ужасным в их жизни. То, что увидела Миранда, проходя по ферме, не могло бы ей присниться даже в кошмарном сне. Все, кто жил здесь, за исключением отобранных для продажи самых красивых женщин и детей, были убиты. Трупы валялись повсюду. Молодые женщины лежали на спине с задранными юбками, широко раздвинутыми ногами и перерезанным горлом. Трупы мужчин и пожилых женщин были либо обезглавлены, либо обезображены до неузнаваемости множеством сабельных ударов. Когда они подходили к тлеющим стенам дома мужчин, стал чувствоваться сильный запах горелого мяса. По позам погибшим было ясно: некоторые из мужчин боролись за свою жизнь. Среди таковых был и Павел. Тело Луки она не увидела, но, очевидно, он лежал где-то рядом с братом. Миранда мысленно помолилась за упокой души кроткого великана, ребенка которого она носила сейчас под сердцем. Когда же она еще
раз взглянула в сторону дымившихся развалин, глаза ее расширились от ужаса.
        Оказалось, что с теми, кто защищался, татары расправились с особой жестокостью. Такого мужчину они старались не убить, а захватить раненым, и если это удавалось, то отрезали у него гениталии и заталкивали ему в рот. Затем несчастную жертву связывали и оставляли умирать либо от потери крови, либо от удушения собственной разлагавшейся плотью.
        Миранду мутило, а ноги сделались словно ватными. В конце концов ее вырвало, потом  - еще раз и еще, только теперь уже ее рвало горькими сгустками желчи. Собравшись с силами, она заставила себя сделать глубокий вдох, потом выдох, а потом опять долгий вдох. Наконец дыхание восстановилось, и ей стало немного лучше.
        Стараясь смотреть только себе под ноги, чтобы не видеть леденящие кровь картины, возникавшие по обеим сторонам дороги, Миранда медленно побрела вперед. Тело и одежда стали мокрыми от липкого холодного пота, голова раскалывалась от боли, но она упорно делала шаг за шагом, шаг за шагом, шаг за шагом…
        Татарский отряд гнал захваченных рабов без остановки, и вечером того же дня, когда до российских властей в Одессе еще не дошло известие о нападении на имение князя Черкесского, они уже пересекли границу. Когда начало смеркаться, они, наконец, остановились у какого-то ручья. И скоро в лагере запылали костры, а в воздухе стал разноситься вкусный запах жареного мяса. Миранда сидела у повозки одна, когда к ней подошел Бюри и сунул ей в руки оловянную тарелку.
        - Одна из рабынь просится к тебе,  - сказал он.  - Говорит, что была твоей горничной.
        - О, конечно, приведите ее, если можно,  - сразу же ответила Миранда, подумав, что речь идет о Марфе.
        Однако обнаженная женщина с выпуклым животом, пришедшая под конвоем Бюри, оказалась не Марфой, а миниатюрной миловидной блондинкой с косами соломенного цвета и голубыми глазами, в которых застыла мольба. Миранда не была знакома с этой женщиной, но сразу поняла, кто это такая.
        - Миньон, милая, слава богу, ты жива! Садись сюда, рядом со мной.  - Она расправила накидку, на которой сидела, затем повернулась к Бюри.  - Не могли бы вы попросить хана Арыка, чтобы мою служанку оставили со мной и вернули ей одежду? Она не сбежит.
        Татарин пообещал передать просьбу хану и ушел.
        - Вы знаете меня? Откуда?  - спросила Миньон на прекрасном французском.
        - Лука часто говорил о вас, и, разумеется, Саша рассказал мне вашу историю.
        - Почему эти звери относятся к вам лучше, чем к другим?  - спросила Миньон.
        Миранда рассказала про договоренность о выкупе.
        - Вам повезло,  - вздохнула француженка.
        - На данный момент  - да. Только они не собираются освобождать меня за выкуп,  - спокойно сказала Миранда.  - Саша предупредил меня об этом перед тем, как меня увели. Однако он успел сообщить, где в Стамбуле находится английское посольство. Я собираюсь убежать, когда нас туда приведут. Хотите со мной? Покажем им, как связываться с американкой и француженкой, которые знают, что такое свобода!
        Лицо Миньон неожиданно осветилось улыбкой.
        - О боже, конечно! Это же мой шанс вернуться во Францию! И поверьте мне, мадам, если все получиться, я больше никогда не уеду дальше пригородов Парижа!
        - А как же ваши дети?
        - Я не знаю, какие из тех детей, что я видела на ферме  - мои,  - спокойно ответила Миньон.  - Я только рожала, а увидеть их могла только тогда, когда проходило слишком много времени, чтобы узнать их среди других детей. Я сейчас на четвертом месяце, и если наш план удастся, то я, наконец, рожу ребенка, которого буду воспитывать сама.
        Вернулся Бюри и бросил Миньон галабею. Та с благодарностью посмотрела на Миранду.
        - Мерси, мадам!
        Миранда кивнула ей и повернулась к татарину.
        - Что сказала хан?
        - Что можете оставить служанку у себя. Он также сказал, чтобы вы спали этой ночью под повозкой. Старый Олгу будет охранять вас. Он приказал воинам, чтобы они вас не трогали. Однако люди празднуют победу, а пьяные далеко не всегда ведут себя благоразумно и помнят приказы. Поэтому будьте начеку,  - добавил он и растворился в темноте.
        Миранда пододвинула к Миньон свою тарелку с мясом, предлагая разделить с ней ужин. Однако француженка отказалась.
        - Я уже ела,  - сказала она,  - а вы обязательно поешьте. Это ягнятина. Очень вкусная.
        Миранда последовала совету француженки, так как прекрасно понимала, что ей жизненно необходимо восстановить силы и сохранить ясность мысли. Она обглодала мясо до кости и даже высосала мозг из самой крупной косточки.
        - Как вы думаете, можем мы попить воды из ручья?  - спросила Миранда.
        - Почему бы нет?  - Миньон осмотрелась.  - Здесь все слишком увлечены пьянством, поэтому на нас не обратят внимания.
        Женщины поднялись на ноги.
        - Мы хотим набрать воды,  - обратилась Миранда к Олгу на местном наречии и указала на ручей.  - Это не запрещено?
        Старик, кряхтя, поднялся на ноги, утвердительно кивнул и пошел вместе с ними к ручью. Там он, гримасничая и похохатывая, наблюдал, как женщины, прежде чем подойти к воде, стыдливо справили в кустах нужду. Напившись, они вернулись к повозке, присели на нее и увлеклись разговором о том, как жили до того, как попали на ферму князя Черкесского.
        Миньон родилась в год взятия Бастилии. Она была дочерью герцога и простой крестьянки. Венчаны родители, естественно, не были. Мать увезла ее в небольшую нормандскую деревушку, где жили ее родственники. Революционный террор те места практически не затронул. Отец же бежал в Англию, где благодаря титулу и красоте вскоре женился на знатной и богатой девушке. Но затем к власти пришел Наполеон, он вернулся во Францию, и через какое-то время император за верную службу вернул ему все ранее конфискованные поместья.
        Когда Миньон было десять, мать получила от него письмо. Деревенский священник хотя и выразил недовольство по поводу переписки с бывшим любовником, но все же прочитал ей письмо. Герцог писал о том, что его внебрачная дочь должна получить образование, и сообщал, что готов выделить на это деньги. Мать Миньон послушно выполнила этот наказ, а отец, в свою очередь, начал присылать деньги, которые приходили ежегодно после новогодних праздников. Воочию Миньон впервые увидела отца через пять лет, когда ей было пятнадцать, и первым делом спросила:
        - Почему ты хочешь, чтобы я училась?
        - Потому что я хочу, чтобы в следующий раз среди простолюдинов, взбунтовавшихся против своих господ, было хоть на одну крестьянку меньше,  - проворчал герцог.
        Отец с дочерью весело рассмеялись и вскоре стали добрыми друзьями. Он помог ей перебраться в Париж и отправил в очень хорошую монастырскую школу, в которой не только ликвидировали имевшиеся в ее образовании пробелы, но и научили манерам, необходимым настоящей даме. В восемнадцать лет, закончив школу при монастыре, Миньон стала учительницей в муниципальной школе, считавшейся одной из лучших в Париже, а в двадцать получила великолепное предложение из Санкт-Петербурга  - ей предлагали занять место гувернантки в доме княгини Тумановой. Что произошло после этого, Миранда уже знала.
        И она тоже рассказала о своей жизни и о том, как очутилась в имении князя Черкесского.
        - Но благодаря Саше у меня появились шансы вырваться из этого ада. А вы можете ко мне присоединиться,  - доверительным тоном добавила Миранда.
        - Вы любили Луку?  - неожиданно спросила Миньон.
        - Нет, конечно,  - ответила Миранда.  - Он был очень хорошим человеком, однако я любила и люблю только одного мужчину, моего мужа Джареда.
        - А я любила,  - тихо прошептала француженка.  - И пока вы не появились, я была уверена, что ни одна женщина не сможет войти в его сердце.
        - Лука был не таким, как мы с вами,  - заметила Миранда.  - Став рабом, он стал жить гораздо лучше, чем раньше, когда был свободен. Поэтому его отношение к жизни на ферме в корне отличалось от нашего. Вам в вашей свободной жизни приходилось голодать? А замерзать от холода?  - Миньон отрицательно покачала головой.  - Я, честно говоря, в этом и не сомневалась. Хотя вы и внебрачная дочерь, ваш отец любил вас и заботился…  - Миранда почувствовала, как в ней шевельнулся ребенок, и устроилась поудобнее.  - Я тоже никогда не испытывала недостатка в чем-либо,  - продолжила она.  - А бедный Лука о многом из того, что у него было на ферме, в юности даже мечтать не мог. Поэтому и не сумел понять, в чем ценность свободы. И те крепостные, которые попадали на ферму и жили там с ним рядом, они тоже никогда не знали, что такое нормальная жизнь и свобода. Но мы-то с вами знаем, Миньон! И мы будем свободны!
        - Вам скоро рожать, Миранда. Вам будет непросто в таком состоянии.
        - Ничего, мы справимся,  - с уверенностью заявила Миранда.
        Посидев так еще немного, женщины забрались под повозку, накрылись шерстяной накидкой Миранды и вскоре задремали. Но не успели они толком заснуть, как раздались громкие крики и визг женщин. Тотчас проснувшись, они быстро поняли, что происходило: татарские воины отбирали среди пленниц женщин, которые не были девственницами, и насиловали их. Но помочь несчастным Миранда и Миньон ничем не могли, поэтому покрепче прижались друг к другу и заткнули уши пальцами. Через некоторое время крики прекратились, и они, наконец, забылись тревожным сном. Разбудил их Олгу, который принес дымящийся паром котелок с черным сладким чаем и блюдо с холодным мясом.
        Миранда достала гребешок и расчесала себе и Миньон волосы. Затем обе заплели косы и умылись холодной водой у ручья. Вскоре татары подняли на ноги всех пленников и двинулись дальше.
        - Ищите землянику, она уже должна созреть,  - посоветовала Миньон.  - Подозреваю, что они опять будут гнать нас целый день без отдыха и еды.
        - Зачем им это?
        - Смертельно усталые и голодные пленники не сбегут. А ночью они хорошо нас покормят и дадут отдохнуть. До Стамбула благодаря такому графику невольники доберутся в довольно приличном состоянии. Но днем их всегда стараются измотать. Так что ищи землянику, Миранда. Она поможет тебе поддерживать силы во время перехода.
        - Боюсь, меня совсем не обязательно гнать целый день, чтобы лишить сил, необходимых для побега,  - пробурчала Миранда.  - Я и так уже на пределе. Но я сказала хану Арыку, что смогу выдержать переход, и я выдержу.
        Она упрямо шла вперед рядом с Миньон. Шла день за днем, каждый из которых был похож на предыдущий, как одна капля воды на другую: подъем на рассвете, горячий чай с холодным мясом, дорога, короткий, всего на несколько минут, полуденный привал, пока татары поили лошадей, снова дорога, остановка на ночь, вареное мясо и вода на ужин и беспокойный сон, походивший на забытье… К счастью, однообразную диету им удавалось разнообразить земляникой, собирать которую Миньон оказалась большой мастерицей. А однажды, когда их гнали по берегу моря, отличилась Миранда, поймавшая двух довольно крупных крабов. Они завернули их в съедобные морские водоросли, также найденные Мирандой, и приготовили вечером на углях небольшого костра, который развел на ночь Олгу. Съев мягкое сладковатое мясо краба, Миранда решила, что никогда ничего вкуснее не ела.
        Погода почти две недели благоприятствовала им: стояла настоящая черноморская весна. Однако однажды утром их разбудил настоящий ливень. По лагерю мгновенно разнесся слух, что этот день, укрывшись от дождя, они проведут в находившихся неподалеку пещерах. Смертельно уставшие пленники благодарили судьбу за этот неожиданный подарок. Женщины спали, дети играли. Их конвоиры использовали остановку на свой лад началось пьянство, чередовавшееся с азартными играми, и к полудню многие бродили по импровизированному лагерю с хмурыми лицами, едва передвигая ноги. А старый Олгу напился так, что уснул, и вскоре после этого к повозке, на которой тихо разговаривали Миранда и Миньон, подошли два татарина.
        - Как жаль, что у этой блондиночки с серебряными волосами ребенок на самом подходе,  - заметил один из них.  - Если под мужчиной она такая же, как выглядит, то с ней было бы, как в раю.
        - А по-моему она слишком тощая, Куюк. Зато вон та маленькая пухленькая подстилка, мне куда больше по вкусу,  - сказала второй и, стащив Миньон с телеги, одной рукой прижал спиной к себе, а другой начал тискать ее груди.
        - Не надо, пожалуйста!  - закричала Миранда, вскакивая на ноги.  - Моя служанка беременна. Хан Арык обещал, что ее не тронут!
        Мужчины ненадолго замерли, но, увидев, что Олгу мертвецки пьян, возобновили натиск.
        - А ну ложись на спину, рабское отродье!  - заорал второй татарин, и Миньон молча повиновалась.
        - Не смейте!  - закричала Миранда.  - Я все расскажу хану Арыку!
        - Заткни ей глотку!  - распорядился второй татарин.
        Его приятель сунул Миранде в рот грязную вонючую тряпку.
        - Там тоже есть на что посмотреть, Куюк,  - сказал негодяй, уже нависавший над Миньон.  - Она вот-вот ощенится, а сиськи у нее, как у девушки.
        - Ты прав, Ногай, клянусь Аллахом!
        Куюк опустился на корточки и потянул за собой Миранду. Он заставил ее опуститься на колени, а затем, прижав ладони к ее набухшим грудям, с силой на них надавил. От острой, как игла, боли у Миранды перехватило дыхание. Она прикусила губу, чтобы не закричать,  - этот грязный татарин не получит удовольствия, наслаждаясь ее страданиями!
        И тут в животе у нее беспокойно шевельнулся ребенок  - его явно угнетала неудобная поза, в которой она сейчас находилась. Промелькнула мысль о Миньон, подчинившейся грубой силе, чтобы спасти ребенка, которого она носила. Но помогло ли это?.. Внезапно вспыхнувший гнев вытеснил все остальные чувства, и Миранда, упершись локтями в грудь Куюка, изо всех сил оттолкнула его. Ошеломленный неожиданным отпором татарин отшатнулся и шлепнулся на задницу. Миранда поднялась на ноги и побежала прочь, вынимая на бегу кляп и отбрасывая его в сторону. Быстро оправившийся от шока, Куюк бросился за ней.
        - Хан Арык!  - громко закричала она.  - Хан Арык, хан Арык!..
        Догнавший Миранду Куюк схватил ее за плечо и несколько раз хлестнул ладонью по лицу. Голова пленницы моталась из стороны в сторону, но она даже не вскрикнула. А между тем вокруг них собрались татарские воины. За сценой наблюдали также и рабы, подходившие со всех сторон.
        - Татарская свинья,  - прошипела Миранда, глядя на Куюка с гневом и ненавистью.  - Твою мать родила грязная сука, а та, чтобы зачать такого мерзавца, как ты, совокуплялась с обезьяной!
        И тут Куюк, размахнувшись, ударил ее в живот.
        - Ах ты стерва!  - прорычал он.  - Я не посмотрю, что ты беременная и возьму тебя, как жеребец строптивую кобылу. Твой раздувшийся живот не защитит тебя! Я завалю тебя прямо здесь, посреди лагеря. А ну на колени, сука!
        От резкой боли у Миранды потемнело в глазах и ее стошнило. Однако она сумела собрать остатки сил и закричала:
        - Хан Арык, это так держат свои обещания татарские ханы?! Твое слово не стоит и выеденного яйца!
        Внезапно толпа расступилась, пропуская предводителя отряда. Арык внимательно посмотрел на Куюка, затем перевел засверкавшие гневом глаза на Миранду. А та уже не могла стоять и опустилась на колени, неловко поддерживая свой большой живот. Хан присел с ней рядом и осторожно откинул с ее лица прядь волос. Затем он отдал какой-то короткий приказ, и в его руке тотчас появилась фляжка, которую тут же поднес к губам Миранды. Она отхлебнула и едва не задохнулась  - во фляге оказалась обжигающая как огонь жидкость. Однако Миранда сумела сделать еще несколько глотков.
        - Теперь дыши глубже,  - сказал хан. Миранда послушалась и вскоре к ее лицу вновь прилили краски.  - Рассказывай! Рассказывай все, не бойся,  - приказал хан.
        - Двое твоих людей, вот этот и его дружок Ногай, пришли на то место, где мы с Миньон отдыхали. Они изнасиловали Миньон, хотя сразу поняли, что она беременна. Уверена, что следующим объектом удовлетворения их похоти стала бы я. А Миньон…  - Голос Миранды дрогнул, и она вскхлипнула.  - Думаю, они убили ее.
        - А где же был Олгу?
        - Валялся пьяный. Там же…
        - Выясни, так ли это!  - распорядился хан, повернувшись к Бюри.
        Бюри ушел, и на несколько минут воцарилась полная тишина. Татарские воины и их пленные стояли, почти не шевелясь. Помощник хана вернулся с Олгу и Ногаем.
        - Она говорит правду, сказал он.  - Француженка мертва, ее ребенок тоже. Серьезный убыток!
        Татарский хан выпрямился и обвел мрачным взглядом стоявшую вокруг толпу.
        - Я приказал беречь эту женщину и ее служанку, и никто не должен был трогать их,  - сказал он.  - Вы же не только нарушили мой приказ,  - обратился хан к Ногаю и Куюку, взиравшим на него с ужасом, но и убили двух ценнейших рабов: женщину и ее неродившегося ребенка. Наказание за это может быть только одно  - смерть. А что касается тебя, Олгу,  - ты, как оказалось, больше любишь пить вино, чем исполнять воинский долг. Отныне ты лишаешься чести называться татарским воином. А раз ты больше не воин, то сможешь обойтись и без правой руки. Тебе ее отрубят. Если не сдохнешь от потери крови, можешь идти вместе с нами до Стамбула. Но татарским воином тебя больше никто никогда не назовет. Тимур!  - Вперед вышел молодой воин.  - Я отдаю эту женщину под твою защиту, Тимур. Уверен, что ты сумеешь справиться с поручением лучше, чем Олгу. Еще нам нужна женщина, которая сможет заменить убитую служанку. Есть желающие.  - Из толпы рабынь вышла Марфа.  - Делай все, что нужно твоей госпоже, девушка, пока не получишь от меня другое распоряжение.
        - Слушаюсь, мой господин,  - ответила Марфа и, подойдя к Миранде, помогла ей подняться.
        Миранда поднялась, но тут же покачнулась. От падения ее спас Тимур. Он подхватил ее на руки и пошел к повозке. Марфа побежала за ним. Осторожно уложив Миранду, молодой татарин ненадолго отлучился и вернулся с целой охапкой сосновых веток, которые аккуратно разложил неподалеку от костра. Затем он подошел к повозке, покопался в куче награбленного добра, извлек из нее подстилку из овчины и положил поверх веток. Поискав еще, он достал широкий отрез шерстяной ткани, в котором Миранда узнала занавеску, еще недавно висевшую на окнах столовой, и расстелил ее на овчинной подстилке.
        Внимательно оглядев образовавшееся в результате удобное ложе, татарин перенес на него Миранду и заботливо прикрыл накидкой.
        - Не все мы звери,  - тихо сказала он.  - Мне стыдно за то, что сделали Куюк и Ногай, и мне искренне жаль вашу подругу. Но можете не сомневаться, пока вы находитесь под моей охраной, с вами не случится ничего неприятного. Тимур покопался в привязанной к его ремню сумке и достал из него мешочек с какими-то листочками.
        - Завари этот чай для своей госпожи,  - сказал он, протягивая мешочек Марфе.
        Притихшая Миранда смотрела туда, где несколько минут назад лежала Миньон. Тело уже унесли, но темное пятно крови напоминало об ужасной трагедии. Миранда тихо заплакала. Возможно, маленькая француженка только что встретилась с Лукой и их общим ребенком, но в свой любимый Париж она уже никогда не вернется.
        - Выпейте чайку, Миранда Томасовна.  - послышался голос Марфы.
        Служанка помогла ей сесть и поднесла к губам кружку с горячим чаем. С удовольствием выпив сладкую ароматную жидкость, Миранда ужасно захотела спать. Ребенок успокоился, и боль в животе постепенно стихла. Она закрыла глаза и мгновенно уснула. Спала она так крепко, что не услышала даже душераздирающий вопль, который издал Олгу, когда ему отрубили правую руку и залили рану расплавленной смолой, чтобы остановить кровотечение. Не услышала она и протяжное «аллааа!», вырвавшееся у воинов, собравшихся посмотреть на казнь Куюка и Ногая.
        Дождь ночью усилился, и хан Арык решил остаться в пещерах еще на день. После случившегося накануне воины притихли, демонстрируя полную покорность своему хану.
        Проснулась Миранда от страшной боли, пронзившей все тело. И тотчас же стало ясно, что начались роды, причем преждевременно: по всем расчетам, ребенок должен был появиться через четыре, в крайнем случае через три недели. Миранда стиснула зубы и застонала. Мгновенно подошедший молодой татарин посмотрел на нее с сочувствием.
        - Начались роды,  - хрипло прошептала она.  - Среди рабынь есть акушерки. Приведи мне любую.
        - Я сама сбегаю,  - вызвалась Марфа.  - Надо позвать Ташу. Она самая лучшая.
        Девушка убежала.
        - Я здесь, с вами,  - на свой лад успокоил ее татарин.  - В случае чего я смогу помочь,  - горделиво добавил он.  - Я уже несколько раз помогал разродиться своей кобыле.
        Рассмеяться Миранде помешала сильная боль и опасение обидеть Тимура, настроенного явно дружелюбно.
        - Дай мне, пожалуйста, немного сладкого чая,  - попросила она.  - Ужасно хочется пить.
        Татарин направился к костру. И в тот же миг Миранду охватил новый приступ ужасной боли. К счастью, подошли Марфа с коренастой женщиной средних лет, сам вид которой внушал доверие.
        - Я  - Таша,  - сообщила женщина.  - У вас первые роды?
        Миранда покачала головой и показала ей два пальца. Таша кивнула и, опустившись на колени, осмотрела пациентку.
        - Должно быть, воды отошли во время сна,  - сказала Таша.  - Ничего, это нормально.  - Она осторожно ощупала живот Миранды.  - Ребенок готов к выходу. Головка уже показалась. Сейчас начнутся схватки.
        Тимур принес чашку чая, и Таша поднесла ее к сухим растрескавшимся губам Миранды. Та с жадностью выпила, а Тимур зашел ей за спину и, опустившись на колени, устроился таким образом, чтобы акушерка могла опираться на него. Таша одобрительно кивнула и тихо сказала:
        - Если вновь почувствуешь сильную боль, то знай: начались схватки. И тогда тужься изо всех сил.
        Миранда попыталась вспомнить, как она рожала сына. Тогда такой сильной боли не было… Впрочем, какое это имело сейчас значение? Боль болью, а надо делать то, что говорила Таша.
        - Девочка!  - объявила, наконец, акушерка.
        А затем Миранда услышала слабый детский писк и на мгновение потеряла сознание. Придя в себя, она обвела собравшихся возле нее людей невидящим взглядом и уснула крепким спокойным сном.
        Проснулась же с чувством огромного облегчения. Слава богу! Теперь она снова могла распоряжаться своим телом! Оставалось только собраться с силами. Через несколько недель они придут в Стамбул, и она убежит, она вновь станет свободной!
        Послышался тихий писк, и Миранда, повернув голову, с удивлением уставилась на лежавший рядом небольшой продолговатый предмет, обмотанный тряпками. Ребенок! Но почему же его не забрали?.. Тут в голове начало проясняться, и она поняла, что его и должны были оставить здесь. Это на ферме забирали новорожденных рабов, татары же думали, что она родила от законного мужа и ни за что не откажется от своего младенца. Проклятье! Это только что появившееся на свет существо серьезно затруднит бегство! Впрочем, необязательно. Она вполне сможет оставить ребенка с Марфой, когда убежит в городе от татар.
        Сверток снова пискнул. Миранда пододвинула его поближе и, вспоминая, что делала, когда впервые рассматривала маленького Тома, осторожно развернула тряпки. Перед ней была очаровательная девочка, совсем крошечная, но уже с признаками будущей красоты. Едва видимые пушистые волосики малютки поблескивали серебром, как у мамы. Или как у Луки… А в середине подбородка виднелось крошечное углубление, такое же, как у обоих родителей. Глазки были ярко-голубые, но взгляд девочки сразу показался Миранде какими-то странным. Она помахала рукой перед личиком малышки. Та никак не отреагировала. Неужели слепая?! Миранда провела кончиками пальцев по розовым щечкам, поразительно похожим на ее собственные. Девочка повернула крохотную головку  - и Миранда увидела огромное темно-лиловое пятно.
        Миранда тяжело вздохнула. Зверский удар Куюка не прошел бесследно. Мерзавец нанес увечье еще не родившемуся ребенку! Она принялась запеленывать малышку и только сейчас вдруг поняла, что думала об этом существе как о своем ребенке! Что ж, ничего удивительного. Ведь это ее родная дочка и глупо доказывать себе что-то иное! Бедняжка не виновата в том, что родилась помимо желания мамы, что появилась на свет в ужасной обстановке насилия, и она такая же жертва обстоятельств, как и ее мать.
        Собравшись с силами, Миранда заставила себя сесть, приспустила ворот галабеи и поднесла малышку к груди. Та уткнулась в нее личиком, но не попыталась взять грудь. Тогда Миранда сама осторожно сунула сосок в крошечный ротик и надавила на грудь. Малышка неожиданно встрепенулась и начала сосать. Лицо матери озарила улыбкой, и она ласково проговорила:
        - Так, моя девочка, так, моя хорошая…  - Что ж, ведь ее дочь  - американка. Да, это ее дочь! И теперь она удивлялась, что можно было думать по-другому.
        К разведенному Тимуром костру подошел хан Арык. Присев возле него на корточки, он посмотрел на Миранду с симпатией, даже с восхищением. «Вот это настоящая женщина, клянусь Аллахом!  - думал хан.  - На вид хрупкая как роза, а на самом деле крепкая как сталь».
        - Покажите мне,  - попросил хан, указывая рукой на ребенка.
        Миранда ненадолго отняла дочку от груди и повернула к нему личиком.
        - Красивая,  - произнес хан.  - Но акушерка сказала, что она не выживет. Вам не стоит тратить силы, ухаживая за ней. Оставьте ее здесь, на склоне холма, когда мы тронемся дальше. Так будет лучше и для вас, и для нее.
        Морские волны глаз Миранды полыхнули огнем, и она громко проговорила:
        - Возможно, моя девочка родилась слепой из-за подлого удара татарского мерзавца. Но она будет жить, хан Арык. Она будет жить!
        Хан пожал плечами и поднялся на ноги.
        - Погода проясняется,  - сказал он,  - и завтра мы пойдем дальше. Я скажу Тимуру, чтобы он вез вас на повозке, пока вы не восстановите силы.
        Хан резко развернулся и ушел.
        - Спасибо!  - крикнула ему вслед Миранда.
        Остаток дня она провела, чередуя чуткий сон с кормлениями ребенка. Марфа принесла ей большую кружку наваристого говяжьего бульона.
        - Тимур дал мне кусок мяса телки, которую они недавно забили, и я варила его в течение нескольких часов с зеленью и диким луком,  - сказала девушка.
        Миранда с удовольствием выпила бульон.
        - Удивительно вкусно, Марфа. Спасибо тебе! Но я все еще голодна. Попытайся раздобыть еще несколько кусочков мяса, только самого постного. И немного бульона.
        Марфа смогла раздобыть даже больше, чем просила Миранда. Удалившись совсем ненадолго, она вернулась с целым котелком бульона, в котором плавало множество кусков мяса. Кроме того, она ухитрилась найти земляничную поляну и принесла хозяйке кружку спелых вкусных ягод. Миранда съела все без остатка, и это пошло ей на пользу. К вечеру она почувствовала, что силы возвращаются, и даже два раза совершила прогулку вокруг повозки, опираясь на плечо Тимура.
        На следующий день Миранда проснулась за час до рассвета, чтобы успеть покормить малышку. Девочка была очень бледной и, казалось, не дышала. Однако Миранда, повинуясь материнскому инстинкту, прижала дочку к груди и принялась качать, приговаривая:
        - Нет, не вздумай… Я не дам тебе умереть. Мама не позволит тебе умереть.
        Девочка пискнула, попросив грудь. Тимур же выкинул из повозки все, что мешало, расчистил целый угол, натаскал туда новых веток хвои, затем накрыл ветки овчиной и занавесками. Получилась удобная и довольно мягкая постель, в которую он помог забраться Миранде. Вскоре отряд тронулся с места, и вновь потекли тяжелые дни, не отличимые один от другого.
        Миранда решила вести счет дням еще в тот момент, когда пленников уводили из имения князя Черкесского. Она прекрасно помнила, что нападение произошло пятого мая. Родила же она через тринадцать дней после этого, и, следовательно, день рождения ее дочери приходился на восемнадцатое мая. А через десять дней после этого Тимур сказал, что до Стамбула осталось идти две недели. Миранда уже окрепла настолько, что могла идти самостоятельно целый день, привязав к себе дочку ремнями таким образом, чтобы она все время оставалась у сердца. Но Миранда по-прежнему беспокоилась за малышку. Ей казалось, что дочка ведет себя чересчур тихо и практически не набирает вес.
        И каждый раз, думая о дочери, она обязательно вспоминала о сыне. Маленькому Тому сейчас было тринадцать месяцев. Интересно, какой он? Хоть бы одним глазком взглянуть на него! Получалось, что она поступила с Томом так же, как поступил с ней Джаред: покинула сына, не очень-то думая о том, каково будет без нее малышу. Что ж, теперь и Джареда, и у нее много печального опыта. И теперь оба они, поумнев, могли начать жизнь заново. Вот только для этого еще нужно, чтобы у них появилась возможность начать…
        Наконец настал тот день, когда на горизонте показались стены турецкой столицы. Сердце Миранды застучало быстрее  - перед ней возникал древний город, бывший в течение тысячи лет Константинополем  - столицей Восточной Римской империи. А потом этот город, захваченный турками, стал Стамбулом, главным городом империи Османской. Они подошли к нему вечером, когда городские ворота уже были заперты, и поэтому расположились лагерем у городских стен. Татары собирались отдохнуть, а на следующий день представить рабов на одном из лучших невольничьих рынков города.
        Хан Арык был достаточно умен и прекрасно понимал: дни его беспечной кочевой жизни с лихими набегами ушли в прошлое, так как настала пора купить где-нибудь земли, на которых его люди могли бы осесть и начать жизнь обычных скотоводов и земледельцев. Для этого и требовались деньги, очень много денег. Хан знал, что многие татары не согласятся на новую жизнь и уйдут в азиатские степи, чтобы присоединиться к разбойничавшим там бандам соплеменников. Но как глава клана Бату он считал себя обязанным позаботиться о будущем своих людей, по крайней мере тех, кто послушается его. Великие времена для татар прошли и уже никогда не вернуться. Конечно, легенды о них еще долго будут рассказывать по вечерам у костров, но жить-то придется по-иному.
        - Мой господин!
        Хан Арык поднял глаза на подошедшего к его костру помощника.
        - Слушаю тебя, Бюри.
        - Я насчет прекрасной леди, мой господин. Она по-прежнему останется под строгой охраной?
        - В этом нет необходимости. Ее светлость рассказала нам о своей печальной судьбе, и, как всякая знатная женщина, теперь думает, что ей поверили и к ее словам прислушались. Она полагает, что я принял ее предложение. Так вот, завтра мы первым делом отведем всех остальных в город и договоримся с Мохамедом Зади о том, где их разместить для продажи. А потом я расскажу ему о прекрасной леди и попрошу устроить закрытый аукцион для самых разборчивых и самых богатых покупателей. Наша красавица будет думать, что в назначенное место ее привезли, чтобы она помылась в настоящей турецкой бане. А участники аукциона тем временем оценят ее прелести. А чтобы она не возмущалась, надо незаметно напоить опием. Таким образом, новый хозяин получит ее быстро и без проблем, как только объявит о готовности заплатить. А заплатят нам, я уверен, немало. За такую красавицу, да еще способную рожать, что подтверждает наличие при ней младенца, мы получим очень много денег.
        Выражая полное согласие, Бюри энергично закивал.
        Татарские вожди продолжали разговор, а Миранда, услышавшая все, что хотела, скользнула в темноту, благодаря небеса за то, что за время пути научилась понимать татарский язык. Укромное место неподалеку от ханского костра Миранда нашла сразу после заката и просидела там все это время в надежде узнать, каковы дальнейшие планы хана Арыка. Узнать удалось даже больше, чем она надеялась. И вывод из услышанного мог быть только один  - бежать надо немедленно. Сегодня воины наверняка постараются как следует выспаться перед входом в Стамбул, а где она окажется завтра, никто не мог сказать. Следовательно, более благоприятного шанса на побег, чем в эту ночь, у нее, скорее всего, не появится.
        Подходя к своему костру, Миранда заметила обнимавшихся в тени повозки Тимура и Марфу. В последние несколько дней эти двое явно сблизились, что сейчас было на пользу Миранде. Занятые друг другом этой ночью, они не помешают ее планам. И очень может быть, что и Марфе повезет. Молодой татарин, возможно, выкупит ее и возьмет в жены.
        Миранда присела у костра и развернула дочку, чтобы покормить. Ребенок не плакал. Девочка вообще редко плакала, а если и плакала, то очень тихо. Побегу это, безусловно, способствовало. Однако Миранде порой казалось, что ее малютка не только слепая, но и глухая. Она старалась не думать об этом, внушая себе, что все это из-за того, что девочка родилась слабенькой.
        Покормив дочку, Миранда заменила ей подгузник, перепеленала, закрепила ее у себя на груди и внимательно осмотрела лагерь. Кругом было тихо. Однако Миранда для полной уверенности заставила себя подождать еще около часа.
        Бледная луна вышла из-за туч только наполовину, но и этого было вполне достаточно, чтобы идти в нужном направлении. Миранда довольно долго шла по бездорожью, когда же убедилась, что из лагеря ее уже не смогут заметить, свернула на дорогу, по которой довольно быстро дошла до ворот. Там она села, прислонившись спиной к стене, накрылась с головой накидкой и, закрыв глаза, задремала.
        Проснулась Миранда рано утром от стука проезжавших мимо разнообразных повозок. Покормив и перепеленав дочку, она присоединилась к толпе, собравшейся в ожидании у ворот, над которыми висела мраморная плита с надписью, и надпись эта гласила, что назывались ворота Харисийскими[6 - Харисийские ворота  - ворота Константинополя (затем Стамбула), через которые 29 мая 1453 года в поверженную столицу Византии въехал турецкий султан Мехмет II Завоеватель.].
        И вот, наконец, медленно поднимавшееся на востоке солнце позолотило своими лучами вершины минаретов, и протяжные крики муэдзинов, приветствовавших новый день, слились в единый хор, возносивший молитву во славу Аллаха. Все стоявшие в толпе опустились на колени для совершения утреннего намаза, и Миранда, чтобы не привлекать к себе внимания, последовала их примеру. Вскоре со скрипом открылись ворота, и она поспешила пройти через них вместе с другими, старательно, как подобает скромной мусульманке, опуская вниз глаза. Готовясь к побегу, Миранда вырезала из одной из своих галабей небольшой прямоугольник, который теперь и прикрепила заколками к волосам, прикрыв нижнюю часть лица. В сочетании с низко надвинутым на глаза капюшоном эта вуаль очень походила на темную чадру  - такие обычно носили мусульманки из небогатых семей. Подобный наряд делал ее неотличимой от сотен других женщин, входивших в ворота Стамбула.
        Миранда не знала, в какой части огромного города она находилась, но точно знала, что должна добраться до английского посольства как можно быстрее, пока хан Арык не сообразил, куда она направилась, и не бросился в погоню.
        Шагая по улице, Миранда рассматривала находившиеся по обеим ее сторонам магазинчики. Но ее интересовали не те, в которые заходили окрестные жители,  - она искала такой, который мог бы заинтересовать иностранца. Расчет делался на то, что хозяин подобной лавки должен был хоть как-то говорить по-французски. Выбор пал на небольшой магазинчик, на витрине которого были выставлены ювелирные изделия. Она вошла, но хозяин тут же закричал:
        - Эй, женщина, пошла прочь! Убирайся, пока я не позвал стражу! Здесь не место для попрошаек!
        - Пожалуйста, добрый господин, не надо меня ругать,  - произнесла Миранда на ломаном французском, подражая нищим, плаксивый речитатив которых неоднократно слышала на лондонских улицах, проезжая в своей карете.  - Я не из этого города и только хочу узнать нужный путь. В ваш прекрасный магазин обязательно заходят богачи, которые из неверных, и поэтому вы легко можете подсказать мне, как я должна идти.
        Взгляд хозяина ювелирной лавки сделался менее враждебным, и он спросил:
        - Куда тебе надо дойти, женщина?
        - Мне надо найти английское посольство. Там служит привратником мой двоюродный брат Али. Меня послали за ним. Наш дедушка помер.  - Она сделала паузу, печально прикрыв глаза.  - Кроме меня, больше никого не было. Мужчинам нельзя бросить поле.
        Хозяин утвердительно кивнул. Он знал, что начался сезон созревания урожая, и знал, что редкий крестьянин решился бы бросить работу на поле даже из-за чрезвычайных обстоятельств.
        - Ты вошла через Харисийские ворота?  - спросил он.
        - Да, мой господин, и я знаю, что английское посольство стоит в конце улицы Тысячи цветов, рядом с ипподромом. Но я не знаю, где этот ипподром.
        Торговец покровительственно улыбнулся.
        - Улица, на которой мы находимся, называется Меси. Запомни, женщина, это самая старая торговая улица в городе. Мне это доподлинно известно, потому что я грек и наша семья живет в этом городе уже тысячу лет.
        Он многозначительно помолчал. И тут Миранда, сообразив, какой реакции ждал от нее этот напыщенный болван, широко раскрыла глаза и громко воскликнула:
        - Ах, неужели?!
        - Так вот,  - продолжил торговец,  - тебе придется идти через весь город. Иди прямо по Меси, никуда не сворачивая, и она приведет тебя прямо к развалинам ипподрома. Но имей в виду, вокруг старого ипподрома все застроено новыми зданиями, поэтому развалин ты не увидишь. Ориентируйся на церковь Святых апостолов, она стоит в самом конце Меси. Слева от нее проходит улица, которая как бы продолжает нашу. Но по ней тебе уже не надо идти. Если будешь дурой и пойдешь, наверняка заблудишься. Тебе нужна улица, которая за несколько сотен шагов перед церковью уходит от Меси направо. В ее конце и находится посольство Англии. Оно совсем рядом с дворцом султана.
        - Большое спасибо, господин,  - вежливо поблагодарила Миранда, направляясь к двери. А уже на улице она с трудом сдерживалась  - ей ужасно хотелось бежать изо всех сил. Теперь-то она знала, куда идти! Прямо по этой улице, никуда не сворачивая, если верить хозяину.
        На несколько секунд остановившись, Миранда с опаской посмотрела в сторону городских ворот и, не заметив ничего подозрительного, зашагала по улице, убеждая себя в том, что путь до посольства вполне для нее безопасен. И действительно, выглядела она точно так же, как большинство других женщин, проходивших мимо. Если же будут искать женщину с ребенком, на нее все равно не обратят внимания, поскольку малютка мирно посапывала под накидкой, так что заметить ее было трудно, даже подойдя вплотную.
        Внезапно позади послышался цокот копыт  - было очевидно, что ее нагонял небольшой конный отряд. Сердце Миранды на мгновение остановилось, а затем заколотилось так, будто стремилось выпрыгнуть из груди. Но она сдержалась и не побежала, а просто вместе с другими прохожими отошла к стене дома, освободив улицу для проезда. Мимо проскакала группа всадников в красно-зеленых плащах на темно-каурых лошадях.
        - Опять эти кичливые янычары, поглоти их шайтан,  - проворчал стоявший рядом мужчина, и Миранда вдруг почувствовала такое облегчение, что едва не рассмеялась.
        По спине, как напоминание о только что пережитом страхе, потекла холодная струйка липкого пота. О боже, как давно она не принимала ванну! Со дня нападения татар на имение князя Черкесского прошло пять с половиной недель, и за все это время она ни разу по-настоящему не мылась! Особенно неприятные ощущения доставляли грязные волосы, которые, несмотря на все ее старания, сбивались в клубки, и Миранда с ужасом думала о вшах, наверное, уже завелись… Но, как бы там ни было, она все шла и шла, и в какой-то момент момент стало ясно, что она уже прошла центр города и приближалась к старому ипподрому. О боже, только бы татары не оказались у посольства раньше, чем она! Наконец, показалась церковь, а за ней виднелся базар, расположенный, видимо, на территории бывшего ипподрома. Миранда начала читать указатели с названиями улиц. К счастью, названия были написаны не только арабской вязью, но и по-французски. Наконец-то! Вот она! Улица Тысячи цветов была довольно узкой, а людей вокруг не было. Миранда опасливо осмотрелась, пытаясь выявить признаки возможной засады. Однако ничего подозрительного она не заметила.
На виноградных лозах, оплетавших изгороди ближайших домов, резвились маленькие птички, и их веселое беспечное щебетание явно свидетельствовало о том, что затаившихся людей там не было.
        Миранда свернула направо, сделала несколько шагов по улице Тысячи цветов и оглянулась. И опять ничего подозрительного. С облегчением вздохнув, Миранда быстро зашагала к видневшемуся в конце улицы зданию за белой стеной с черными железными воротами. Подойдя ближе, она увидела на обеих сторонах ворот сверкающие бронзовые таблички с надписями на трех языках, извещавшими, что перед ней  - посольство его величества.
        Миранда решительно дернула за шнур звонка, и в тот же миг появился привратник, выскочивший из своей будки будто черт из табакерки. Окинув ее беглым взглядом, он закричал:
        - Прочь отсюда, побочная дочь шалой верблюдицы! Здесь не место попрошайкам! Убирайся вон, бездельница!
        Слов Миранда не поняла, но все было ясно и без перевода. Она сорвала с лица самодельную вуаль, откинула капюшон и закричала по-английски:
        - Я леди Миранда Данхем! Я англичанка! Впустите меня быстрее! За мной гонятся татары-работорговцы!
        Привратник замер в изумлении.
        - Поторопитесь, пожалуйста!  - взмолилась Миранда.  - За мной гонятся. Откройте же! Я из богатой семьи. Вы получите хорошее вознаграждение!
        - А вы не из сераля убежали?  - спросил немного успокоившийся привратник.
        - Откуда?
        - Из султанского гарема.
        - Да нет же! Нет! Я говорю правду! Ради бога, подумайте, часто ли к этим воротам приходят женщины с такой внешностью, как у меня, которые говорят на таком правильном английском, как я? Позвольте же мне войти, пока меня не схватили преследователи! Клянусь, вы не пожалеете! Вас очень хорошо наградят!
        Привратник начал медленно разматывать цепь, соединявшую две половинки ворот.
        - Эй, Ахмет, ты что делаешь?!  - окликнул его шагавший по гравийной дорожке мужчина в форме британского морского офицера.
        - Эта женщина говорит, что она англичанка, милорд.
        Миранда подняла глаза  - и чуть не лишилась чувств.
        - Кит!  - закричала она.  - Кит Эдмунд, я Миранда Данхем!
        Офицер пристально посмотрел на женщину, стоящую с другой стороны ворот.
        - Леди Данхем умерла,  - сдавленным голосом произнес о