Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Любовные Романы / СТУФХЦЧШЩЭЮЯ / Смолл Бертрис: " Пробуждение " - читать онлайн

Сохранить .
Пробуждение Бертрис Смолл

        #

        Бертрис Смолл
        Пробуждение

        Пролог

        Париж, октябрь 1793 года
        -Вы не сказали мне, что вы девственница, гражданка Тьерри, - промолвил начальник тюрьмы острова Сите, и на его лице заиграла довольная улыбка.
        - Я боялась, что вы сочтете меня неопытной и откажетесь иметь со мной дело, - прошептала девушка. Ей было трудно говорить: она лежала ничком на столе, и ее нос был прижат к грубой столешнице. - Я очень хочу доставить вам удовольствие, месье, потому что вы обещали оказать мне услугу. Неужели вам больше понравилось бы то, что по этой дороге до вас прошло множество путешественников?
        Черт побери! Она и представить себе не могла, что проникновение пениса в ее лоно причинит ей такую острую боль. Рене ощущала себя индейкой, которую насаживали на железный вертел.
        - Вы оказали мне большую честь, гражданка Тьерри. - Начальник тюрьмы разговаривал так любезно, как будто находился при дворе. - Уверяю вас, что я ни в малейшей степени не разочарован. Продолжайте ублажать меня - и я исполню то, что обещал. Я окажу вам услугу.
        И он мощным толчком снова ввел пенис в ее лоно. Рене де Тьерри закричала. Старая шлюха, сидевшая с ней в одной камере, предупреждала, что ей будет больно, но боль скоро пройдет.
        - Если ты хочешь доставить удовольствие гражданину начальнику, - шамкая беззубым ртом, говорила старая карга, - то подымай бедра и издавай стоны наслаждения. Женщина должна притворяться, даже если она не испытывает приятных чувств, когда совокупляется с мужчиной.
        Вспомнив эти слова, Рене начала охать и ахать. Ее бедра заходили в такт толчкам пениса начальника тюрьмы. Начальник самодовольно засмеялся.
        - Да ты прирожденная шлюха, моя маленькая гражданка Тьерри. Впрочем, как и многие другие аристократки. Мы доставим друг другу много радости, уверяю тебя. - Тяжело дыша, он ускорил темп. - Я никому не позволю плохо обращаться с тобой, моя крошка, - пыхтя, бормотал он.
        Как и говорила старая шлюха, боль скоро отступила. К удивлению Рене, она не испытывала сейчас неприятных ощущений. Все было не так страшно, как она себе это представляла. Может быть, ей действительно удастся спасти Жюля и Мари-Агнес. Или хотя бы их ребенка.
        - Да! О да! - имитируя восторг, восклицала она, чувствуя движения его пениса в своем лоне.
        - Тебе это нравится, гражданка Тьерри? - посмеиваясь, спросил начальник тюрьмы, тая от наслаждения. Впервые в жизни он испытывал такое неимоверное удовольствие от соития с женщиной. - Тебе нравится, как мое копье любви входит в твою тесную норку? Ну что ж, моя хорошая, я рад доставить тебе удовольствие. Если бы я сам только что не лишил тебя девственности, я никогда не поверил бы, что несколько минут назад ты была целомудренной, А еще говорят, что девственницы сдержанны и холодны.
        Он вдруг взревел, чувствуя, что приближается оргазм, излил семя в лоно девушки и повалился на нее, прижав к столу.
        - О Боже! О Боже! - воскликнула она, взволнованная тем, что только что произошло. Рене чувствовала, как ее лоно наполнилось теплой жидкостью и по ее нежным трепещущим бедрам потекли ручейки.
        Наконец начальник тюрьмы вынул свой вялый член из влажного гнездышка, поднял девушку и взглянул в ее заплаканное лицо.
        - Прекрасно, гражданка Тьерри. Ты честно вела себя со мной. А теперь скажи, чего ты хочешь? Только не проси спасти брата и его жену. Я не смогу сделать это.
        - А что будет с их ребенком? Ему всего лишь три месяца, месье. Он не представляет угрозы для революции. Это маленькая девочка, она родилась четырнадцатого июля, месье! Правда, это символично? Ее день рождения совпадает с началом революции. Прошу вас, месье, спасите ее! - Василькового цвета глаза Рене де Тьерри наполнились слезами, которые она пыталась сдержать. - Пожалуйста, месье, я сделаю все, что вы захотите!
        - Но кроме ребенка, гражданка Тьерри, ты наверняка хочешь, чтобы я спас и тебя от революционного правосудия?
        - Я прошу вас только об одном. Отправьте мою племянницу в женский монастырь Святой Анны, который находится у собора Парижской Богоматери, месье. Я со спокойным сердцем приму смерть, зная, что маленькая Маргарита спасена.
        Рене подарила этому человеку свою девственность, самое драгоценное, что у нее было, в надежде спастио у нее было, в надежде спас™ малютку. Она была готова умереть ради этого ребенка. Франсуа де ла Пон, начальник тюрьмы острова Сите, был растроган. Он знал, что мир жесток и в нем мало отыщется людей, готовых пожертвовать собой ради жизни своего ближнего. Де ла Пон решил, что спасет ребенка, и обнял Рене.
        - Хорошо, крошка. Я сделаю все, что смогу, - пообещал он.
        Рене расплакалась на груди тюремщика, орошая слезами его рубашку.
        - О, благодарю вас, месье! Он погладил ее по голове.
        - Тебя я тоже спасу, - сказал де ла Пон. - Я вычеркну твое имя из списков приговоренных к смертной казни. Я привык платить по долгам, малышка.
        В это безумное кровавое время Франсуа де ла Пон, сын торговки рыбой, чудом получивший образование, считал себя честным человеком.
        - Платить по долгам? - удивленно переспросила Рене. - Вы мне ничего не должны, месье, это я ваша должница.
        - Ты подарила мне свою девственность, и за это я дарю тебе жизнь. Что же касается младенцев, то их очень трудно казнить на гильотине.
        Де ла Пон умолчал о том, что младенцев обычно берут за ноги и разбивают им головы о столбы гильотины прямо на глазах их родителей, обезумевших от горя, которых затем тоже казнят.
        - Ступай в свою камеру и принеси ребенка. Я отправлю его в монастырь Святой Анны. А тебе, моя дорогая, надо заботиться о племяннице, а не тратить время на меня.
        Де ла Пон снисходительно улыбнулся.
        - Спасибо, месье, - сказала Рене, робко улыбнувшись.
        - Надо говорить «гражданин», а не «месье», - поправил ее начальник тюрьмы.
        Рене закусила нижнюю губу.
        - Мерси, гражданин, - сказала она и сделала реверанс.
        - Я мечтаю увидеть тебя обнаженной, - промолвил де ла Пон, не сводя глаз с груди Рене. - С сегодняшнего вечера я начну обучать тебя искусству любви. Я научу тебя доставлять наслаждение мужчинам.
        Повернув Рене, он чмокнул ее в ягодицу. Она вскрикнула от изумления.
        Вскоре пришел охранник и повел Рене де Тьерри по гулким тюремным коридорам в полутемную камеру, где томились ее брат, его жена и дюжина других заключенных. По дороге он остановился и, прижав Рене спиной к каменной стене, достал свой член и попытался задрать юбку девушки.
        Рене дала ему звонкую пощечину.
        - Да ты настоящий дурак! Ты понимаешь, что с тобой будет, если ты тронешь меня? Теперь я принадлежу начальнику тюрьмы де ла Пону!
        - Ты недолго будешь принадлежать этому старому козлу!
        - Ты прав. Когда я ему надоем, тогда мы с тобой поговорим. А сейчас отпусти меня. Или ты хочешь, чтобы я сказала начальнику тюрьмы, что ты пытался изнасиловать меня?

«Если уж мне суждено стать шлюхой, - подумала Рене, - то пусть моим телом владеют власть имущие, те мужчины, которые занимают высокие посты при новом режиме, а не пешки».
        - Хорошо, - проворчал охранник. - Но ты многое потеряешь, маленькая потаскуха. Я лучше, чем твой престарелый любовник.
        Охранник довел Рене до дверей камеры и втолкнул в темницу.
        - Я даю тебе пять минут, а потом вернусь за тобой, гражданка, - сказал он и ушел.
        - Дай мне Маргариту, - обратилась Рене к своей невестке, не тратя времени на объяснения.
        - Что ты наделала, Рене! - сердито воскликнул ее брат.
        - Я спасла жизнь твоей дочери, - с отчаянием сказала девушка. Жюль порой был так непонятлив. - Ее отправят в безопасное место, в монастырь Святой Анны. Там ее воспитают монахини. Я пыталась спасти тебя и Мари-Агнес, но у меня ничего не вышло. Ты спрашиваешь, что я наделала? Я поступила так, как должна была поступить, Жюль!
        - Кто тот человек, с которым ты встречалась?
        - Начальник тюрьмы де ла Пон.
        - Этот предатель?!
        - Мне безразлично, что ты о нем думаешь, Жюль. Для меня главным было спасти Маргариту, эту невинную крошку.
        - Да, она невинна, а вот ты - уже нет! - закричал на нее брат и ударил Рене по лицу. - Шлюха! Ты легла под него! Отныне ни один порядочный мужчина даже не посмотрит в твою сторону!
        Рене де Тьерри разрыдалась.
        - Все порядочные мужчины погибли, Жюль, или бежали из Франции. Наш мир перевернулся, все поставлено с ног на голову. И все же ты не имеешь права бить меня по лицу! Я спасла твоего ребенка! Я не требую от тебя благодарности. Рано или поздно я тоже попаду на гильотину, но пока я буду доставлять удовольствие гражданину де ла Пону, моя племянница будет находиться в безопасности.
        - Отец всегда говорил, что ты слишком своевольная, Рене, - холодно сказал Жюль. - Запомни, моя дочь останется со своими родителями. Ты зря пожертвовала своей добродетелью.
        - Жюль! - умоляющим голосом воскликнула Мари-Агнес. Она лучше, чем ее муж, понимала, через что пришлось пройти Рене, чтобы спасти маленькую Маргариту.
        - Моя сестра ведет себя как шлюха, - заявил Жюль с каменным выражением лица. - И я не хочу, чтобы она оказывала нам услуги. Отныне Рене - чужой нам человек.
        - Неужели ты допустишь, чтобы твой ребенок погиб? - не веря своим ушам, спросила Рене.
        - Наш род ведет свое происхождение от вождей галльских племен и римских завоевателей, - с надменным видом сказал граф де Тьерри. - Пусть лучше он прервется сейчас, чем мы примем твой позор и навсегда запятнаем наше имя.
        Дверь в камеру открылась. На пороге стоял охранник с тускло мерцающим фонарем в руках.
        - Вам пора, гражданка, - сказал он.
        - Отдай мне Маргариту, - потребовала Рене.
        - Нет! - Жюль был неумолим.
        Но тут Мари-Агнес, графиня де Тьерри, которая держала младенца на руках, быстро передала его Рене.
        - Береги ее! - воскликнула несчастная мать. - Да благословит тебя Господь, Рене, за все, что ты для нас сделала!
        По ее бледному, исхудавшему лицу текли слезы.
        Прижимая к груди малышку, Рене быстро повернулась, опасаясь, что брат остановит ее и отберет дочь, и выбежала из камеры.
        - Шлюха! - услышала она голос брата. - Бог покарает тебя за то, что ты обесчестила наш род. Шлюха!
        Железная дверь с лязгом захлопнулась. Слезы неудержимым потоком хлынули по лицу Рене. Она знала, что до седых волос не забудет эти ужасные минуты. Впрочем, у нее почти не было шансов пережить страшное время революции.
        - Пошли! - приказал охранник. - Начальник тюрьмы приказал нам передать ребенка монахиням, а потом ты снова вернешься сюда. Старый козел ждет не дождется, когда ты окажешься в его объятиях, гражданка.
        И охранник расхохотался.
        У Рене было тяжело на сердце, несмотря на то что ей удалось спасти племянницу. Впервые за последние шесть недель она вышла за ворота тюрьмы и оказалась на улицах Парижа. Была ранняя осень, и Рене щурилась от солнца, с наслаждением вдыхая чистый воздух. Маргарита зашевелилась, и Рене взглянула на нее.
        - Твой папа - круглый дурак, любовь моя, - прошептала она. - А я нет. Мы с тобой обязательно выживем, вот увидишь!

        Глава 1

        Париж, 1821 год
        -Вы немедленно покинете этот дом, мадам. И ничего не возьмете из него. Убирайтесь в том, что на вас надето, - приказал лорд Уильям Эббот своей мачехе. - В конце концов у вас не было никакого приданого. Однако ваша жадность не знала границ. Вы омерзительная французская шлюха!
        Ошеломленная леди Маргарита Эббот на время лишилась дара речи.
        - Вы не правы, Уильям, - наконец придя в себя, заговорила она. - Ваш отец и я любили друг друга. Мы стремились, чтобы вы тоже стали частью нашей семьи. Но вы не хотели этого.
        - Вы заставили моего отца бросить меня. Уехать из Англии.
        - Ваш отец отправился со мной во Францию, потому что полагал, что вы не будете так сильно ревновать его к нашим детям, если мы уедем из Эбботсфорда. Он оставил вам родовое имение, чтобы вы чувствовали себя уверенней и не сомневались в том, что именно вы, Уильям, - его наследник. Наши дети не были вам соперниками. После того, что случилось с Генри... - Маргарита замолчала, не в силах продолжать. Слезы душили ее.
        - Вы не сможете доказать, что это я убил маленького ублюдка, - насмешливо заявил Уильям Эббот.
        - Но ведь это действительно не вы убили его!
        Уильям расхохотался.
        - Хотите знать, как я это сделал?
        Леди Эббот смертельно побледнела. Если бы у нее сейчас под рукой было какое-нибудь оружие, она расправилась бы с подлецом на месте. Оказывается, он действительно убил ее маленького сына! Чарлз не сомневался в этом. Но у него не было доказательств вины Уильяма. После гибели Генри Маргарита боялась оставаться в Эбботсфорде. В особенности, когда снова забеременела.
        - Это мой дом, - заявила она, чтобы сменить тему разговора.
        - Нет, это не так, - возразил лорд Эббот. - После смерти отца по закону вся его собственность перешла ко мне, мадам.
        - Ваш отец оставил завещание.
        Уильям достал из внутреннего кармана своего сюртука листок бумаги.
        - Вы имеете в виду вот это, мадам? - коварно усмехаясь, спросил он. - Давайте посмотрим, что в нем говорится. Ага! Вот в этой части завещания упоминаетесь вы и Эмили. «Я завещаю мой дом в деревне Вертерр моей возлюбленной жене, Маргарите Эббот, урожденной де Тьерри, и приказываю, чтобы с доходов от моего имения на ее содержание ежегодно выплачивалась рента в сумме двух тысяч фунтов. Нашей дочери Эмили я завещаю в качестве приданого одну тысячу фунтов».
        Лорд Эббот медленно порвал документ и бросил обрывки в огонь камина.
        - Надеюсь, что завещание было составлено в одном экземпляре, - продолжал он. - А теперь хочу заявить вам, мадам, что по законам как Франции, так и Англии я являюсь единственным наследником моего отца.
        Однако Маргарита Эббот не хотела сдаваться.
        - По закону вдове полагается небольшая часть наследства, Уильям, - сказала она.
        - Но к тому времени, мадам, когда вы найдете деньги для того, чтобы оплатить услуги адвокатов, я уже благополучно вернусь в Англию. Я успею распродать все, чем отец владел здесь, во Франции. Вам понадобятся годы для того, чтобы расхлебать ту кашу, которую я заварю. Я так запутаю дела, что вам их никогда не распутать, мадам. Подумайте лучше о том, на какие деньги все это время вы будете содержать своего ребенка. - Уильям рассмеялся. - Конечно, если хотите, я могу избавить вас от Эмили, мадам. Я знаю одного арабского принца в Лондоне, который обожает развлекаться с маленькими девочками. Он заплатил бы целое состояние за синеглазую белокурую малышку. Сколько лет сейчас моей единокровной сестре? Шесть? Это восхитительный возраст, не правда ли? Принц позаботится о том, чтобы Эмили ни в чем себе не отказывала. Правда, ее свобода будет несколько ограничена.
        Уильям снова рассмеялся.
        - Мерзавец! - воскликнула леди Эббот. - Ваши слова свидетельствуют о том, что вы настоящее чудовище, Уильям! Неужели вас не мучает совесть? Ведь вы лишили меня и свою сестру законной доли наследства. Я была женой вашего отца на протяжении десяти лет. Ваша мать, да благословит ее Господь, меньше прожила с Чарлзом, чем я.
        - Почему меня должна мучить совесть? - возразил Уильям. - Я считаю, что мой отец был слишком стар и ему не следовало жениться во второй раз. Но вы соблазнили его и заставили вступить с ним в брак. Ему было сорок четыре года, а вам семнадцать! Я был на год старше вас! Неужели вы не понимаете, как глупо он выглядел рядом с вами?
        Маргарита печально покачала головой.
        - Неужели вы так и не поняли, Уильям, что мы, я и ваш отец, любили друг друга? Разница в возрасте ничего не значила для нас. Если вы не желаете выполнить последнюю волю отца, можете забрать себе все деньги, но прошу вас, оставьте мне мой дом. Должны же мы с Эмили где-то жить! Все здесь напоминает мне о Чарлзе. Ваш отец похоронен на деревенском кладбище, Уильям. Забирайте все, что хотите, но не гоните меня из этого дома!
        - Дом продан, - ледяным тоном заявил Уильям. - Завтра в него въедут новые владельцы.
        - А как же мои вещи?! - в ужасе воскликнула Маргарита.
        - У вас ничего нет, мадам. Дом продан со всей обстановкой. Я выгнал всех слуг, поскольку не желаю платить им выходное пособие.
        - Ваш отец... - начала было Маргарита, но Уильям не дал договорить ей.
        Он стукнул кулаком по столу, заставив мачеху замолчать.
        - Мой отец! - зло воскликнул он. - Я до смерти устал слушать ваши похвалы в его адрес. Почему вы предпочли его мне? Вы всегда замечали только Чарлза Эббота и не обращали внимания на Уильяма Эббота. Почему? Я отвечу на этот вопрос. Все дело в том, что у моего отца были деньги, а у меня нет! Вы никогда не любили Чарлза Эббота, вы стремились заполучить его богатство!
        Лицо Уильяма Эббота побагровело от гнева.
        - Это неправда! - возмущенно воскликнула леди Эб-бот. - Я любила вашего отца и никогда не брала в расчет его деньги! Он был добрым, нежным, веселым, его невозможно было не любить. Впрочем, разве вы можете понять меня? Вы всегда были эгоистом, не способным на бескорыстное чувство!
        - Чарлз Эббот был, наверное, хорошим любовником, мадам. Он заставлял вас стонать от наслаждения. А вы ублажали его разными способами, которым вас научила ваша тетя, профессиональная шлюха!
        - Вы мне отвратительны, - холодно сказала Маргарита.
        - Он совокупился с вами по крайней мере два раза, - продолжал Уильям. - Ведь вы родили ему двоих ублюдков. Или, может быть, у вас был любовник? Впрочем, вы вряд ли ограничились бы одним. Я знаю, что у вас ненасытные аппетиты.
        - Я не намерена больше разговаривать с вами и не желаю слушать столь возмутительные речи! - сказала Маргарита Эббот, чувствуя, что на глаза наворачиваются слезы. - Я любила вашего отца и была верна ему, Уильям. Повернувшись, она направилась к выходу.
        - Сука! - крикнул Уильям и, быстро догнав ее, схватил за плечи. - Прежде чем ты уйдешь, ты должна доставить мне удовольствие, шлюха! Ты узнаешь, что такое настоящий мужчина, когда я овладею тобой и буду истязать до тех пор, пока ты не запросишь пощады!
        Уильям начал срывать с Маргариты одежду. Он был вне себя от похоти. Маргарита яростно сопротивлялась. Нет, этот человек, этот злодей, внешне так похожий на ее мужа Чарлза, никогда не получит ее! Гнев придал ей сил, и она расцарапала до крови лицо Уильяма. Изловчившись, она ударила его коленом в пах, и негодяй взвыл от боли. Маргарите удалось вырваться из его рук.
        - Свинья! Грязная свинья! Я никогда не буду твоей, запомни это! - вскричала она. - Ты удивлен, что я сумела защитить свою честь? Монахини, у которых я воспитывалась, научили меня этим приемам. Ты настоящее чудовище, Уильям. Ты отнял у меня все. Но ты напрасно покушаешься на последнее, что у меня осталось, - мою честь, моего ребенка и мои воспоминания. Я не отдам тебе их. Для меня они дороже денег, которые ты украл у меня.
        Повернувшись, Маргарита вышла из гостиной, которую она когда-то с такой любовью украшала. Уильям, согнувшись, морщился от боли. Он действительно не ожидал, что мачеха сумеет постоять за себя.
        В вестибюле дома Маргариту ждала ее горничная Клэрис с мужем, служившим в поместье Эбботов кучером. Клэрис молча накинула плащ на плечи своей госпожи. Корсаж платья Маргариты были разорван. Клэрис вывела госпожу из дома и помогла ей сесть в небольшую карету.
        - Не беспокойтесь, мадам, он не хватится этого экипажа, - сказала Клэрис. - Эта карета всегда стояла в глубине сарая, и лорд Эббот никогда не видел ее.
        Сев рядом со своей госпожой, она закрыла дверцу.
        - А как же лошади? - спросила Маргарита.
        - Он сможет забрать их позже. Но я уверена, что лорд Эббот не станет этого делать. Он побоится, что его обвинят и нарушении правил приличий. Он бесчестно поступил с вами и теперь думает только об одном: как бы ему побыстрее уехать в Англию.
        Когда экипаж тронулся, плачущая Маргарита взглянула на дом, в котором провела шесть счастливых лет. Она не могла противиться злой судьбе, Уильям оказался сильнее. И теперь Маргарите предстояло самое трудное: найти средства к существованию и защитить от жизненных невзгод свою маленькую дочь Эмили, которая находилась сейчас в закрытом пансионе в Париже.
        - Куда мы едем? - спросила она горничную.
        - К мадам Рене, конечно. Куда же еще? - ответила Клэрис.

«Действительно, куда же еще мне теперь ехать?» - с горечью подумала Маргарита. Тетя Рене жила в Париже. Она всегда говорила Маргарите, что когда одни двери закрываются, обязательно открываются другие. Поэтому человек не должен отчаиваться. Тетя была прагматиком. Ее прагматизм спас их обеих во время эпохи Большого террора. Сама Маргарита не помнила революцию, тогда она была еще совсем крошкой. Но Рене много рассказывала ей об ужасах террора. Она откровенно призналась племяннице в том, что ей пришлось стать любовницей начальника тюрьмы, чтобы спасти свою жизнь и жизнь Маргариты. И впоследствии, выйдя из тюрьмы острова Сите, Рене вынуждена была торговать своим телом, для того чтобы прокормить племянницу и себя. Правда, ей не пришлось искать клиентов на улице.
        Начальник тюрьмы де ла Пон был щедр со своей юной любовницей, и Рене удалось скопить немного денег. Она добилась освобождения старой шлюхи, с которой сидела когда-то в одной камере, и та до конца жизни верой и правдой служила ей. Селина - так звали старуху - обучила Рене своему ремеслу. Рене купила небольшой двухэтажный домик в районе Сите и вместе с Селиной привела его в порядок. А затем Рене начала зарабатывать деньги, приглашая к себе своего бывшего любовника, начальника тюрьмы де ла Пона, и его друзей. В домике, состоявшем из четырех комнат, она развлекала их и угощала ужинами. Рене слыла элегантной воспитанной дамой полусвета, обладавшей чувством юмора и хорошими манерами.
        Вскоре слухи о Рене де Тьерри распространились по всему городу. Во второй спальне ее домика поселилась милая молодая девушка, приехавшая в столицу из сельской глубинки. Рене обучила ее хорошим манерам, научила играть на клавикордах, вести светскую беседу и ублажать господ. Через некоторое время в дом Рене начали стекаться сановники и знаменитости. Рене купила более просторный дом, окна которого выходили на Сену. Ходили слухи, что мадам Рене регулярно посещает сам император Наполеон.
        В доме Рене не принимали посетителей в августе, в рождественские праздники и на Пасху. В августе мадам Рене уезжала из Парижа. Она проводила этот месяц с Маргаритой на побережье в Бретани, где в небольшой деревушке они отдыхали от городской суеты. Когда Маргарите исполнилось шесть лет, Рене отвезла ее в Англию на яхте, принадлежавшей одному из ее друзей, английскому герцогу. В Англии девочку отдали учиться в закрытый пансион.
        Выходные дни и праздники она проводила в доме герцога, который стал ее опекуном. Каждый год в августе в Англию приезжала тетя Рене и проводила с племянницей целый месяц в Корнуолле. Так продолжалось до тех пор, пока Маргарита не вышла замуж за лорда Эббота, который владел поместьем на побережье.
        Рене не стала скрывать от жениха Маргариты правду о себе и своей семье. Она мечтала, чтобы ее племянница вновь заняла то высокое положение в обществе, которое до революции занимала ее семья. Однако Рене не хотела утаивать от лорда Эббота того, чем она зарабатывает себе на жизнь. Лорд Эббот внимательно выслушал мадам Рене.
        - Вы сказали, что Маргарита является законнорожденной дочерью Жюля и Мари-Агнес, графа и графини де Тьерри, - задумчиво промолвил он. - Что она была отправлена на воспитание в женский монастырь Святой Анны в возрасте трех месяцев, когда ее родителей казнили в парижской тюрьме. Далее вы сказали, что в шесть лет девочка была отправлена в Англию, где она училась в школе. Ее опекунами были герцог и герцогиня Седжуик. Итак, если я вас правильно понял, мадам, ваша племянница никогда не принимала участия в ваших... делах?
        Лорд Эббот был очень спокойным человеком и никогда не повышал голос.
        - Вы совершенно правильно поняли меня, милорд, - сказала Рене. - Когда Маргарита жила во Франции, она была еще слишком мала и не понимала, чем именно я занимаюсь. Девочка посещала мой дом дважды в году - на Рождество и на Пасху. В эти праздничные дни мой дом был закрыт для гостей. Было время, сэр, когда де Тьерри занимали высокое положение в обществе. В семье, в которой рос и мой брат, хранились старинные доспехи, принадлежавшие когда-то нашим славным предкам, сражавшимся за Францию. Вестибюль был украшен знаменами времен крестовых походов. Революция все коренным образом изменила. Мой брат был казнен, а я решила спасти свою жизнь и жизнь маленькой племянницы. - Рене усмехнулась. - Я соблазнила начальника тюрьмы острова Сите.
        - Сколько лет вам тогда было?
        История Рене заинтересовала лорда Эббота. Он видел, что Рене де Тьерри сохранила черты настоящей аристократки, несмотря на род своих занятий.
        - Шестнадцать. Я была девственницей и страшно боялась начальника тюрьмы, - призналась Рене. - К счастью, Франсуа оказался добрым человеком, принесенная мной жертва растрогала его. Он спас мне жизнь, вычеркнув мое имя из списка осужденных на казнь аристократов. А затем он отпустил меня в город, чтобы я могла отнести маленькую Маргариту в женский монастырь. Я больше не вернулась в тюрьму. Франсуа взял меня в свой дом, где я жила некоторое время в качестве его любовницы. Когда эпоха Большого террора закончилась, он отпустил меня на все четыре стороны. Я, конечно, могла выйти за него замуж, но не захотела вступать в брак с человеком незнатного происхождения. Наверное, это звучит странно - ведь мир старой аристократии погиб, и в обществе установились совсем иные законы. Тем не менее я выбрала другую дорогу в жизни. Мне необходимы были деньги для воспитания племянницы. Я не хотела, чтобы она шла по моим стопам, милорд. Я считала, что Маргарита должна занять подобающее нашему знатному роду место в обществе. Однако мне хотелось, чтобы ее избранник знал мою историю. Я не собиралась скрывать правду от
будущего мужа племянницы. Если вы после всего, что услышали, не передумаете жениться на Маргарите, я благословлю ваш брак. Я мечтаю увидеть ее замужней женщиной. Но если вы решите воздержаться от вступления в брак с моей племянницей, я пойму вас, сэр.
        - Вы поймете, но Маргарита не поймет, - возразил лорд Эббот. - Вы храбрая женщина, мадам. Я счастлив, что познакомился с вами.
        И он поцеловал Рене руку.
        Тетя не раз пересказывала Маргарите этот разговор с лордом Эбботом. Подъезжая к Парижу, Маргарита вспоминала свою счастливую жизнь с Чарлзом, тихо улыбаясь. Их идиллию омрачило лишь одно событие - смерть маленького Генри. Теперь, оставшись без средств к существованию, Маргарита не знала, что ей делать. Как прокормить себя и Эмили?
        - Мы приехали.
        Голос Клэрис вывел Маргариту из задумчивости. Карета остановилась у изящного особняка на улице Виктуар. Из дома выбежал лакей, но, увидев, что из экипажа выходит вдова в трауре, остановился.
        - Мадам, - сказал он, - вы ошиблись адресом. Это не тот дом, который вы ищете. Позвольте мне помочь вам снова сесть в карету.
        - Меня зовут леди Эббот, - представилась Маргарита. - Мадам Рене - моя тетя.
        И она прошла мимо изумленного лакея в дом.
        - Рад видеть вас, мадам, - поздоровался с ней дежуривший в вестибюле Франсуа де ла Пон. Выйдя в отставку, он стал дворецким в доме Рене. Франсуа заметно постарел, многолетняя служба в наполеоновской армии подорвала его здоровье. Сняв плащ с плеч Маргариты, он передал его Клэрис.
        - Ты знаешь, куда его надо повесить.
        Маргарита прошла в комнаты тети, а Франсуа задержал горничную.
        - Она остановится у нас? - спросил он, понизив голос.
        - Конечно, - ответила Клэрис. - Новый милорд продал ее дом и выставил ее на улицу, лишив средств к существованию. Где же еще ей жить, как не здесь?
        Франсуа де ла Пон кивнул.
        - Вели Луи отвести лошадей в конюшню, - сказал он. - А я спрошу мадам, в какую комнату отнести багаж леди Эб-бот. Ей не следовало приезжать сюда. - Старик сокрушенно покачал головой. - Но ты, конечно, права, Клэрис. Где же еще ей жить, как не здесь?
        Маргарита нашла тетю в гостиной, красивой комнате, стены которой были обиты бледно-золотистым шелком. Здесь висели картины с изображением мифологических сцен. С полотен на Маргариту смотрели обнаженные античные боги и богини.
        - Тетушка!
        - Дорогая моя! Какими судьбами?
        Мадам Рене порывисто встала и, крепко обняв племянницу, расцеловала ее в обе щеки.
        - Уильям Эббот продал мой дом и выставил меня на улицу. Он грозил забрать у меня Эмили и продать ее какому-то арабскому принцу, своему другу, живущему в Лондоне. Слава Богу, что он не знает, где моя дочь!
        Маргарита разрыдалась.
        - А как же завещание Чарлза? - спросила Рене. - Твой муж наверняка оставил тебе и Эмили какое-то наследство.
        Мадам Рене усадила племянницу на мягкий удобный диванчик и села рядом с ней.
        - Завещание Чарлза оказалось у Уильяма, тетя. Я не знаю, каким образом оно попало к нему. Чарлз оставил мне дом и немного денег на содержание. Эмили, согласно завещанию, должна была получить приданое. Уильям зачитал мне документ, прежде чем уничтожить его. Я уверена, что он был составлен в одном экземпляре. Уильям является основным наследником Чарлза, он получил владения в Англии. Я уверена, что сумма на мое содержание, составляющая две тысячи в год, и приданое для Эмили в тысячу фунтов не разорили бы его. Как он мог так жестоко поступить с нами?
        - Он всегда был подлецом. Герцог Седжуик предупреждал меня об этом. Впрочем, не беспокойся, моя крошка, мы наймем хороших адвокатов. Ты же знаешь, что у меня много влиятельных друзей.
        - Тетушка, Уильям завтра уедет в Англию. У меня нет никаких доказательств того, что мой муж оставил нам с дочерью наследство. Мне нужно подать в суд на Уильяма, но я не хочу делать это во Франции, чтобы не испортить репутацию моей дочери. Мне надо ехать в Англию и там начинать тяжбу.
        Рене де Тьерри встала и, подойдя к инкрустированному столику, на котором стоял серебряный поднос с двумя бокалами, налила из открытой бутылки шампанского. Передав один из хрустальных бокалов племяннице, она снова опустилась на мягкий диван.
        - Не спеши, дорогая, дай мне подумать. В одном ты права: мы должны оберегать репутацию маленькой Эмили. Я уверена, что мы найдем способ отомстить Уильяму.
        - Я поживу у тебя, тетя, если ты не возражаешь. Кроме того, я прошу тебя приютить Клэрис и Луи. Им некуда идти. Уильям выставил меня на улицу в том, что на мне было.
        - Вот мерзавец! Я своими руками задушила бы его! - воскликнула Рене. - Я никогда не прощу ему то, что он погубил твоего сына!
        - У нас нет доказательств того, что смерть мальчика - дело его рук, тетушка, - глотая слезы, промолвила Маргарита. Она чувствовала себя разбитой и смертельно усталой.
        - Он задушил ребенка. Уильям соблазнил няньку и, когда та уснула, убил младенца. Девушка, проснувшись, увидела, как он убрал подушку с личика своего единокровного брата.
        - Да, именно это рассказала нам Мэри. Чарлз поверил ей, но он любил своего старшего сына. Что же касается суда, то он не примет во внимание свидетельство простой девушки. Судья обвинит ее в распущенности и заявит, что она соблазнила сына хозяина дома и что ребенок погиб по ее недосмотру. После того как случилось это несчастье, мы уехали во Францию. Чарлз надеялся, что я снова рожу ему сына, но на свет появилась Эмили. А потом мой муж заболел, и врачи сказали, что у него больше не будет детей. Маргарита тяжело вздохнула.
        - Ты голодна? - спросила Рене. - Нет? В таком случае мы пообедаем вместе. Гости собираются в моем доме не раньше десяти часов вечера. К тому времени ты уже будешь спать в своей комнате. Мы сохраним твой визит в тайне. Я не хочу, чтобы страдала твоя репутация. Твое имя должно остаться незапятнанным. Может быть, со временем мы найдем тебе нового мужа.
        - Перестань, тетушка, - с горечью сказала Маргарита. - Я теперь никто. У меня ничего нет. Ни дома, ни денег, ни драгоценностей. Я нищая вдова с маленьким ребенком. Ни один мужчина, находящийся в здравом рассудке, не захочет жениться на мне. Мне придется овладеть каким-нибудь ремеслом, чтобы зарабатывать себе на жизнь. Как ты думаешь, из меня выйдет хорошая швея?
        - Давай поговорим об этом завтра, - сказала тетя. - А сейчас пойдем в столовую и пообедаем. Я представлю тебе двух барышень, которые живут у меня в доме.
        Мадам Рене провела племянницу в столовую, где уже сидели две хорошенькие молодые женщины, одетые в простые домашние платья свободного покроя.
        - Познакомьтесь, это моя племянница, леди Эббот, - сказала Рене, обращаясь к барышням, а потом представила их Маргарите. - Это Жозефина, мы зовем ее Жози, а рядом с ней - Леония. Прошу любить и жаловать. Ну вот и познакомились. Подавай обед, Лисбет!
        Служанка налила вино в хрустальные бокалы и подала суп-пюре со сливками. Затем последовали устрицы и креветки, разложенные на тарелках и украшенные листочками салата и ломтиками лимона. Главным блюдом обеда была баранья ножка с жареным картофелем, луком и морковью. На столе стояла ваза с виноградом. Жози и Леония с удивлением следили за Маргаритой, которая ела с большим аппетитом.
        - Мадам, она растолстеет, - наконец в ужасе прошептала белокурая Леония, обращаясь к хозяйке дома.
        - Не беспокойся, у моей Маргариты всегда был отменный аппетит, но это не портит ее фигуру, - ответила Рене.
        - Она действительно ваша племянница? - спросила рыжеволосая Жози.
        - Да.
        - Она будет работать вместе с нами?
        - Нет! - отрезала Рене.
        - Почему нет? - удивилась Леония.
        - Ошибаешься, тетушка, я приехала, чтобы работать вместе с тобой, - неожиданно для всех промолвила Маргарита и вытерла губы белоснежной льняной салфеткой.
        - Это немыслимо, Маргарита! - воскликнула мадам Рене. - Я всю жизнь стремилась сохранить твою репутацию, твое доброе имя!
        - И я благодарна тебе, тетя. Но счастливые времена отошли в прошлое. Не забывай, что у меня есть Эмили и я должна содержать ее. Я не смогу обеспечить благополучное будущее дочери, продавая цветы или делая шляпки. Мне остается только одно - торговать своим телом. Я, конечно, уже не так молода, как эти две очаровательные девушки, но еще и не стара. - Маргарита погладила руку тете. - Я не девственница, и мне нечего терять. Что же касается моей репутации, то я готова пожертвовать ею ради дочери. Я хочу, чтобы Эмили получила хорошее образование и ни в чем не испытывала недостатка.
        - Я куплю тебе маленький домик, где ты сможешь скромно жить, не теряя своего достоинства, и оплачу обучение Эмили в пансионе, - сказала Рене. В ее голосе слышалось отчаяние.
        - Тетушка, мне двадцать восемь лет, я была замужем, и у меня есть ребенок, - промолвила Маргарита. - Я не могу сидеть у вас на шее. Пришло время, когда я должна сама зарабатывать себе на жизнь.
        - А вам нравилось жить с мужем? - спросила Жози. - Мне кажется, это очень скучно, когда тебя трахает только один мужчина. У меня много любовников, и я этим горжусь.
        - Да, ты права! - согласилась с ней Леония. - Я тоже люблю разнообразие.
        - Последние два года своей жизни мой муж тяжело болел, - сказала Маргарита. - И в это время он уже не мог исполнять свои супружеские обязанности.
        - Вот бедняжка! - пожалела Маргариту Леония. - Как это было ужасно для вас!
        - К нам ходит много важных господ. И если кто-то из них предпочтет Маргариту, мы будем не в обиде, - сказала Жози.
        - Конечно! - радостно воскликнула Леония. - Ваша племянница очень красива, мадам, у нее белоснежная кожа и темные волосы. Вместе с ней мы составим прекрасное трио, слава о котором распространится по всему городу! Пожалуйста, дайте ей шанс поработать вместе с нами!
        - Если ты не согласишься на мое предложение, тетушка, - пригрозила Маргарита, - я найду другое подобное заведение и уйду работать туда. Не сомневаюсь, что любая хозяйка будет рада принять к себе племянницу знаменитой в Париже мадам Рене.
        - Ты можешь не справиться с той работой, о которой говоришь, - недовольным тоном произнесла мадам Рене. - Одно дело - отдаваться мужу на супружеском ложе, и совсем другое - развлекать клиентов.
        - Прежде чем судить о том, справлюсь ли я с работой, я должна попробовать себя в деле, - сказала Маргарита.
        Рене де Тьерри сокрушенно покачала головой.
        - До чего я дожила! - с горечью воскликнула она. - Ну что ж, Маргарита, я дам тебе несколько дней испытательного срока. Посмотрим, сумеешь ли ты переступить грань, отделяющую добропорядочную женщину от дорогой проститутки. Я постараюсь помочь тебе. Но помни, я делаю это с тяжелым сердцем, Мне очень больно сознавать, что, несмотря на все мои усилия и жертвы, ты все же пошла по моим стопам.
        - Хорошо, тетя.
        - Но если я пойму, что ты не годишься для нашего ремесла, то обещай мне принять от меня в подарок домик на побережье в Бретани. Эмили я тоже не оставлю в беде, я буду платить за ее обучение в пансионе.
        - У меня все получится, - упрямо сказала Маргарита.
        - Именно этого я и боюсь, - промолвила Рене.
        - Браво! - воскликнула Жози. - Значит, Маргарита уже сегодня вечером выйдет вместе с нами к гостям?
        - Конечно, нет, - ответила мадам Рене. - Сегодня Маргарита должна отдохнуть с дороги. На ее долю выпали слишком тяжелые испытания. Ей надо прийти в себя.
        В конце обеда подали сладкое десертное вино, груши и маленькие безе. А затем Жози и Леония встали из-за стола, поцеловали Маргариту и отправились в свои комнаты, чтобы переодеться для встречи гостей. Девушки обещали Маргарите помочь овладеть их ремеслом и поделиться с нею секретами своего успеха у мужчин. Когда они ушли, Рене и Маргарита вернулись в гостиную.
        - Зачем твои девушки наряжаются? - спросила Маргарита. - Не лучше ли было, чтобы они встречали гостей обнаженными? Ведь им все равно вскоре придется раздеться.
        - То, что скрыто от взгляда мужчин, интригует их больше, чем откровенная нагота, - ответила Рене. - И потом не забывай, что сюда приходят порядочные люди, а не хищные монстры, думающие только о том, как бы вставить свой член в горячее влажное лоно. Страсть надо возбуждать медленно и искусно. Жози и Леония знают последние политические новости и довольно начитанны. Они умеют поддержать с гостями интересную беседу. Мужчины любят иллюзии. Им нравится очаровывать и соблазнять моих девушек. А затем они начинают медленно раздевать друг друга. И это очень важная часть любовной игры. С любовницами обращаются совсем иначе, чем с женами. Я уверена, что Чарлз был очень вежлив и скромен с тобой. Скажи, ты испытывала страсть к нему?
        - Я любила мужа, - ответила Маргарита.
        - Я знаю, моя дорогая. Но переживала ли ты минуты страсти, находясь в его объятиях? Страсть отличается от чувства любви.
        - Я не понимаю, тетя, о чем ты говоришь.
        - Ну что ж, в таком случае ответь мне. Получала ли ты ни с чем не сравнимое наслаждение в минуты близости с мужем? Возбуждал ли его взгляд желание в тебе? Хотела ли ты, чтобы он овладел тобой? Испытывала ли ты в кульминационные моменты такое чувство, как будто паришь над землей?
        Маргарита разразилась звонким смехом.
        - Что за странные фантазии, тетя! Да ты, оказывается, поэтическая натура! Парить над землей! Нет, мне никогда не приходилось отрываться от земли. Я была предана Чарлзу, как надлежит хорошей жене. И он был предан мне. Браки заключаются для того, чтобы рожать и воспитывать детей. При чем здесь неземные удовольствия? Этому меня учили монахини в обители Святой Анны. Скажи, как человек может парить без крыльев?
        Она снова засмеялась.
        - Так, значит, ты никогда не испытывала страсть?! - изумленно воскликнула Рене де Тьерри. Она была потрясена сделанным открытием.

«Наверное, Маргарита пошла в отца. Жюль был холоден как лед, - подумала Рене. - Но я не позволю, чтобы моя любимая племянница прожила жизнь, так и не познав страсти».
        - Дорогая моя, - промолвила Рене, - чтобы стать куртизанкой, недостаточно опыта супружеской жизни. А сейчас тебе необходимо хорошенько отдохнуть. У тебя сегодня был трудный день. Я отправлю Франсуа в женский монастырь, к преподобной матери Оталии. Мы должны предупредить ее, чтобы она ни в коем случае не отдавала лорду Уильяму Эб-боту его единокровную сестру. Боюсь, что этот негодяй узнает, где живет девочка, и попытается похитить ее. - Рене встала с дивана. - Пойдем, моя милая, я покажу тебе твою комнату. Она находится в мансарде. Мои клиенты никогда не поднимаются туда. Там ты можешь чувствовать себя в полной безопасности.
        - Я всегда буду жить там, тетушка?
        - Нет. Если я решу, что ты готова приступить к работе, то ты переселишься на третий этаж, в одну из спален. Именно там расположены комнаты Жози и Леонии. Я думаю, Маргарита, что ради будущего Эмили нам надо забыть имя леди Эббот. Я буду представлять тебя нашим гостям как мадемуазель де Тьерри, мою племянницу. Ты согласна со мной? Маргарита кивнула.
        - Да, тетушка. Ты совершенно права. Рене и Маргарита поднялись по лестнице в мансарду.
        Здесь, в уютной, просто обставленной комнате, Маргариту ждала ее горничная Клэрис.
        - Добрый вечер, Клэрис, - приветствовала ее хозяйка дома. Горничная сделала реверанс.
        - Я оставляю тебя на попечение Клэрис, - сказала мадам Рене, целуя племянницу. - Обычно я просыпаюсь не раньше полудня. Однако повар начинает готовить в шесть часов утра. Ты можешь спуститься в кухню и поесть. Спокойной ночи, дорогая.
        И мадам Рене вышла из спальни.
        - Нам с Луи тоже отвели комнату на этом этаже, - радостно сообщила Клэрис своей госпоже. - А я думала, что это бордель, миледи.
        - Это и есть бордель, - с улыбкой сказала Маргарита. - Но очень дорогой, здесь развлекаются богатые, знатные господа. В этом увеселительном заведении клиентов обслуживают всего две девушки. Гости здесь пьют, играют в карты и развлекаются с Жози и Леонией. Время от времени, когда тете нравится клиент, она удостаивает его своим вниманием. Я понимаю, что многие приходят сюда именно для того, чтобы снискать ее расположение. Знаешь, Клэрис, я решила заняться ремеслом, которому тетя посвятила свою жизнь.
        - Мадам! - изумленно воскликнула Клэрис, и ее карие глаза стали круглыми от удивления.
        - У меня нет другого выхода, Клэрис.
        - Но неужели ваша тетя не может...
        - Нет, - перебила Маргарита горничную.
        Клэрис давно служила у нее. Она говорила на двух языках, поскольку ее отец был французом, а мать англичанкой. Клэрис и ее муж Луи были всей душой преданы Маргарите.
        - А как же маленькая Эмили? - спросила Клэрис.
        - Я буду платить за ее обучение. Репутация моей дочери должна остаться незапятнанной, поэтому я беру свою девичью фамилию.
        - Но ведь рано или поздно люди поймут, что леди Эббот и мадемуазель де Тьерри - одно и то же лицо! - возразила Клэрис.
        - Я понимаю, что существует такая опасность, но ничего не могу с этим поделать. Я могла бы отослать дочь в Англию, в семью герцога Седжуика, но боюсь, что Уильям Эб-бот доберется до нее. Сейчас она по крайней мере находится в полной безопасности.
        - Наверное, вы правы, миледи. Но мне страшно подумать о том, что вы, порядочная женщина, можете пасть так низко.
        - Я останусь порядочной женщиной, - заверила ее Маргарита. - Просто у меня появятся любовники, которые будут давать мне деньги на содержание дочери. У меня больше нет мужа, который мог бы позаботиться обо мне. Что же мне остается делать, Клэрис?
        - Но у вас есть драгоценности, миледи! Я знала, что задумал лорд Уильям, и заранее собрала ваши вещи. Они здесь!
        - О, Клэрис! Неужели ты хочешь сказать, что взяла фамильные драгоценности семейства Эббот?! - испуганно воскликнула Маргарита. - Они по закону принадлежат лорду Эбботу. Он заявит на нас в полицию.
        Маргарита побледнела от страха.
        - Не волнуйтесь, миледи, - успокоила ее горничная. - Я и не думала брать фамильные драгоценности Эбботов. Я взяла только те украшения, которые дарил вам ваш муж. Злодей, лишивший вас наследства, ничего не знает о них. Эти драгоценности когда-нибудь понадобятся вам: вы можете подарить их мадемуазель Эмили.
        Маргарита облегченно вздохнула.
        - О да, конечно, Клэрис! Ты очень предусмотрительна.
        - Вы выросли в тепличных условиях, миледи, и никогда не сталкивались с человеческой жестокостью и подлостью. Поэтому вы долго не верили в то, что Уильям убил вашего сына.
        - О, Клэрис, не знаю, что я делала бы без тебя и Луи! Обещаю тебе, что вы ни в чем не будете нуждаться.
        - Мы знаем, мадам, что вы никогда не бросите нас. Нам заплатили за год вперед, и поэтому вы ничего не должны нам. И даже если в дальнейшем вы не сможете выплачивать нам жалованье, мы не уйдем от вас и будем верой и правдой служить вам.
        - Да благословит вас Господь, - растроганно сказала Маргарита.
        - А теперь вам пора отдохнуть, мы обе страшно устали сегодня, - сказала горничная. - Я сейчас постелю вам постель.
        - Хорошо, Клэрис.
        В спальне стоял таз с теплой водой, и Маргарита с удовольствием умылась и почистила зубы щеткой с серебряной ручкой. Затем Клэрис помогла ей раздеться, и Маргарита облачилась в ночную рубашку и пеньюар. Клэрис надела ей на голову кружевной чепчик и завязала розовые ленты под подбородком. Наконец Маргарита легла в постель и укрылась атласным одеялом. У нее слипались глаза.
        - Спокойной ночи, мадам, - сказала Клэрис и выскользнула за дверь.
        - Спокойной ночи... - пробормотала Маргарита сквозь сон.

        Глава 2

        Окинув взглядом свою гостиную с золотистыми стенами, Рене де Тьерри с довольным видом улыбнулась. С приходом весны количество гостей должно было увеличиться. Рене не могла отрицать, что ее заведению нужна была еще одна девушка, но ей была ненавистна мысль о том, что Маргарита может влиться в их небольшой коллектив и заняться древнейшей профессией. В отличие от хозяек других борделей мадам Рене не стремилась привлечь внимание мужчин к своему заведению выглядывающими из окна полуголыми красотками. Рене не любила разнузданность и разврат. Она тщательно подбирала девушек в свой бордель. По вечерам к ней часто приходили солидные господа, чтобы просто поговорить, послушать музыку, отдохнуть в дружеском кругу. В ее заведении были разрешены азартные игры, но мадам Рене требовала, чтобы гости не делали крупных ставок и не ссорились. В ее доме все должны были держать себя в рамках приличий. Здесь подавали дорогие вина и шампанское. Гостям, конечно же, не воспрещалось подниматься с Жози или Леонией наверх, чтобы утолить свои низменные страсти. Немногим избранным гостям разрешалось даже оставаться у девушек
на ночь.
        Посещавшие заведение мадам Рене должны были соблюдать ряд правил. В частности, им запрещалось жестоко обращаться с девушками, работавшими в борделе.
        - Добрый вечер, мадам, - сказал Сезар д'Обер, герцог де Каравиль и, поклонившись, поцеловал руку Рене.
        - Сезар! Как я рада снова видеть вас! - воскликнула Рене. - Вы были в своем поместье, месье?
        Сезар д'Обер, черноволосый голубоглазый красавец, обладал неотразимым обаянием.
        - Нет, дорогая, я вынужден был провести эту зиму при дворе. Я был на побегушках у короля и убедился в том, что мне, хотя я и аристократ, больше по душе республиканский режим правления. Людовик шлет вам свой привет. Он собирается в скором будущем снова навестить вас, Рене.
        - Наш король - добрый человек, Сезар, - с улыбкой заметила она. - И очень умный.
        - Да, ему не откажешь в уме. Тем не менее управлять государством ему не под силу, - понизив голос, сказал Сезар. - Позвольте мне представить вам моего американского кузена Бофора д'Обера. Вы можете называть его просто Бо.
        Мадам Рене протянула руку молодому человеку.
        - Добро пожаловать, месье. Ваш кузен сообщил вам о тех правилах, которые должны соблюдать все мои гости?
        - Да, мадам. Клянусь, что буду свято следовать им, - ответил Бо.
        Рене засмеялась.
        - Надеюсь, что вы сдержите свое слово.
        - Я знаю, что у вас появилась новая девушка, - промолвил герцог.
        - Да, скоро вы ее увидите, месье.
        - Вы же знаете, что я люблю дегустировать первым новые блюда, - продолжал Сезар. - Откуда она?
        - Это моя племянница, месье. В высшей степени порядочная женщина. Вы же знаете историю нашей семьи.
        - О да! Это та малышка, которую вы спасли от неминуемой смерти?
        - Да, это она. Совсем недавно она овдовела, и ее пасынок обобрал ее до нитки. Впрочем, я не хочу утомлять вас печальными историями. У моей племянницы есть маленькая дочь, которую надо кормить и воспитывать. Работа в борделе - единственный способ для нее заработать средства на пропитание. Мне, конечно, не по душе, что все так получилось, но я не вижу другого выхода. Я с удовольствием дала бы денег на ее содержание и воспитание крошки, но моя племянница слишком горда, как все де Тьерри, и не желает принимать от меня помощь. Она решила сама зарабатывать на жизнь.
        - А почему ее сегодня нет в гостиной? - спросил герцог.
        - Потому что она еще слишком чиста и невинна для нашего ремесла. Она в течение многих лет была замужем, но совершенно неопытна во всем, что касается секса. Мне необходимо сначала обучить ее кое-чему. Моя племянница очень красива, и уверяю вас, она будет пользоваться большим успехом у мужчин.
        - Я буду с нетерпением ждать знакомства с ней. Кстати, Рене, не надо обучать ее всем хитростям вашей профессии. Порой неопытность и наивность возбуждают мужчин больше, чем искушенность.
        - О, я знаю, что вы стремитесь к новизне ощущений, - с улыбкой заметила мадам Рене, похлопав по плечу герцога де Каравиля сложенным веером. - Я вижу, что Жози положила глаз на вашего кузена. Идите познакомьте ее с ним. Может, ему захочется поразвлечься с нашей рыжеволосой красавицей?
        - Пожалуй, мы оба развлечемся с ней, - с лукавой улыбкой сказал Сезар.
        Рене засмеялась и направилась к другим посетителям. Сегодня в ее гостиной собралось человек двенадцать. Это были давние клиенты ее заведения. Граф Марко Сирелло время от времени приезжал из Рима, где жил с женой и семью детьми, в Париж, чтобы поразвлечься. Очень похожие братья-близнецы, принцы Кансбар и Каруш, приехали в столицу Франции из Персии и надолго поселились в городе на Сене. Заядлые игроки, они уже сидели за карточным столом вместе с ирландским конезаводчиком, лордом Кираном Дарби, и крупным землевладельцем из Баварии, бароном Эрнстом Амальгардтом.
        Леония села за фортепьяно и начала играть. К ней сразу же подошли отставной генерал наполеоновской армии Вакель Эгид и Мишель Жорже, богатый торговец из Нанта. Фабьен Эсташ, известный в Париже банкир, завел оживленный разговор с молодым американцем. А герцог д'Обер присел на обитый полосатой тканью диванчик рядом с Жози и князем Дмитрием Романовым.
        Рене была довольна сегодняшним вечером. Она улыбнулась, увидев, что Жози и князь Дмитрий встали и, взявшись за руки, вышли из гостиной. Но тут Рене вдруг нахмурилась, подумав, что одна Леония вряд ли справится со своей ролью и гости могут заскучать без женского внимания. Ей давно уже пора было нанять еще двух девушек для работы в заведении, пользовавшимся большой популярностью.
        - Так где же ваша племянница? - спросил Сезар д'Обер, подходя к Рене.
        - Думаю, что она уже спит.
        - Я хочу взглянуть на нее, - заявил герцог.
        - Нет, Сезар! Я же сказала, что она еще не готова принимать гостей. Бедняжка настрадалась в последнее время. Два года она ухаживала за больным мужем. А когда он умер, пасынок лишил ее наследства и выгнал из дома. Этот мерзавец даже грозился выкрасть свою единокровную сестру и пытался изнасиловать Маргариту.
        - Я хочу только взглянуть на нее, - сказал герцог. - Покажите мне ее. Если она спит, то даже не узнает, что я входил в ее комнату. А если она еще не ложилась, то визит отменяется и я снова спущусь в гостиную. Согласны?
        - С вами невозможно спорить, Сезар, - промолвила Рене. - Хорошо, пойдемте. Но пусть ваш кузен останется здесь.
        - Бо увлечен разговором с месье Эсташем, - заметил Сезар. - Я в отчаянии от своего кузена. В борделе он обсуждает виды на урожай в этом году и выгодные финансовые сделки. Эти американцы еще хуже англичан.
        Рене засмеялась и, взяв Сезара под руку, повела его вверх по лестнице на четвертый этаж. В левой руке она держала зажженную свечу. Подойдя к двери спальни Маргариты, Рене прижала палец к губам и осторожно приоткрыла ее. В комнате царила тишина, и оба, стараясь не шуметь, переступили порог.
        - Подержите свечу, - прошептал герцог, и Рене послушно осветила лицо племянницы.
        Маргарита лежала на спине, закинув одну руку за голову. Ее кожа казалась прозрачной, густые длинные ресницы отбрасывали тени, грудь ритмично вздымалась и опускалась.
        Сезар д'Обер склонился над женщиной и, осторожно откинув одеяло, развязал ленты на груди ее ночной рубашки, а затем распахнул корсаж. Его взгляду предстала обнаженная, полная и округлая, словно сочный зрелый персик, грудь Маргариты.
        - Она прекрасна, - пробормотал он и, повернувшись, быстро вышел из спальни.
        Рене укрыла племянницу одеялом и последовала за герцогом. Он поджидал ее на лестничной площадке.
        - Когда она выйдет к гостям? - нетерпеливо спросил он.
        - Нам нужно время, - начала было Рене, но Сезар не дал ей договорить.
        - Я даю вам ровно неделю, мадам. Дольше я не смогу ждать.
        Вернувшись в гостиную, они сели на диван.
        - Расскажите мне о вашей племяннице, - попросил Сезар.
        - Когда ей исполнилось шесть лет, я отправила ее в Англию. Ее опекунами были герцог и герцогиня Седжуик.
        - А как вы познакомились с этим аристократом? - удивленно спросил Сезар.
        - Во время революции герцоги его друзья спасали французских аристократов, которым грозила встреча с мадам Гильотиной. Я помогала им. Не всем повезло так, как вашему отцу, Сезар. Я знаю, что он успел увезти свою семью из Франции, почувствовав, что начинаются страшные времена террора. Узнав, что я хочу отправить Маргариту в Англию, герцог Седжуик вызвался помочь мне. Девочка жила у них в доме, и, когда ей исполнилось шестнадцать лет, они начали выводить ее в свет. Они относились к ней как к своей дочери. Вскоре Маргарита познакомилась со своим будущим мужем Чарлзом Эбботом, вдовцом, который был намного старше ее. Он влюбился в Маргариту и попросил у меня ее руки. Я честно призналась ему в том, чем я занимаюсь. И рассказала ему историю нашей семьи. Однако он не изменил своего решения жениться на Маргарите. Это был бы счастливый брак, если бы не происки сына лорда Эббота от первого брака. Он возненавидел Маргариту. Именно поэтому Чарлз и Маргарита вынуждены были перебраться во Францию. Если вы подружитесь, Маргарита сама расскажет вам о своей жизни. Но хочу предупредить вас, Сезар, что Маргарита
долгое время была замужем. Ее воспитали в строгости, и она не знает, что такое страсть. Она считает, что близость с мужчиной имеет только одну цель - рождение детей. Никто не пробудил в ней чувственность, Сезар. Маргарита решила пойти по моим стопам, даже не понимая, что это означает. Поэтому я и решила подготовить ее, прежде чем она начнет принимать гостей.
        - Не перегружайте ее излишними подробностями, дорогая Рене, - сказал герцог. - Я сам хотел бы пробудить в ней чувственность и научить ее искусству любви. Это восхитительная задача. Обещайте, что вы никому не отдадите Маргариту до тех пор, пока я не пресыщусь ею.
        - Хорошо, Сезар. Я предоставлю вам возможность общаться с ней, но вы должны дать мне слово, что будете бережно обходиться с ней. У нее был всего лишь один мужчина - ее муж. Не забывайте об этом. Он обожал ее, но, как я поняла из разговоров с племянницей, лорд Эббот был никудышным любовником. Он быстро получал удовлетворение от физической близости, и дело этим ограничивалось.
        - О, как мне хочется заглянуть в глубину ее глаз в ту минуту, когда я доведу ее до вершины наслаждения! - мечтательно воскликнул герцог д'Обер.
        Рене покачала головой.
        - Ах, Сезар, вы слишком любите эксперименты. Впрочем, я не боюсь доверить вам Маргариту, потому что вы действительно очень опытный в любовных утехах человек.
        - Я считаю это комплиментом, мадам. Окажите мне честь, пригласите меня в свою спальню.
        Рене игриво улыбнулась.
        - Сегодня я, пожалуй, предпочла бы вашего американского кузена, - сказала она.
        Герцог де Каравиль взглянул на своего двоюродного брата и засмеялся.
        - Он все еще увлеченно беседует с месье Эсташем, ничего не замечая вокруг.
        - Ну хорошо, Сезар, я приглашаю вас в свою спальню, но сначала мне надо обойти гостей и убедиться, что они довольны сегодняшним вечером.
        Оба персидских принца все еще сидели за карточным столом вместе с бароном и лордом Дарби. Леония вышла из комнаты с графом Сирелло. Жози разговаривала с генералом Эгидом. А князь Романов сел за фортепьяно и запел довольно похабную песенку об английском регенте. Рене подошла к месье Жорже, который пил вино, и присела напротив.
        - Рада снова видеть вас, месье, - сказала она. - Как идут дела в Нанте?
        - Превосходно, мадам. Не беспокойтесь обо мне. Я вовсе не скучаю, а жду мадемуазель Жози. Она сказала, что поднимется со мной наверх, как только генерал устанет рассказывать ей истории из военной жизни. Жози - прекрасная девушка.
        Рене поцеловала месье Жорже в щеку.
        - Я согласна с вами. Скажите, вы надолго приехали в Париж?
        - На несколько дней, но через пару месяцев я снова наведаюсь в столицу.
        - Значит, в следующий раз у вас будет возможность поразвлечься с новыми девушками. Вероятно, я возьму в дом еще трех или даже четырех красавиц. Среди них будет и моя племянница, вдова.
        - Я могу порекомендовать одну молодую леди, - сказал месье Жорже. - Она настоящая красавица, но несколько грубовата. И все же она слишком хороша для того, чтобы торговать собой на улице. Однако она может оказаться там, если я не сумею ее пристроить. Отец этой девушки работал у меня на фабрике ткачом, сейчас он серьезно болен и скоро умрет.
        - Она девственница? - спросила Рене.
        - Нет, я позаботился о том, чтобы она познала истинную страсть, - с улыбкой сказал месье Жорже. - Девушку зовут Мишель, она здорова и полна энтузиазма, так что быстро научится всем тонкостям, которые следует знать настоящей куртизанке.
        - Ну что ж, привозите ее, когда ее отец умрет. Но не раньше. И позаботьтесь о том, чтобы она умела читать и писать. Если она понравится мне, я не пожалею средств на ее обучение.
        - Превосходно, мадам.
        Месье Жорже поцеловал Рене руку.
        Убедившись в том, что ее гости не скучают, Рене взяла герцога де Каравиля под руку и повела в свою спальню, которая находилась на первом этаже, в глубине дома. Герцог хорошо знал дорогу в эту комнату, так как неоднократно бывал в ней. Как только они переступили порог спальни, герцог порывисто обнял Рене и начал осыпать ее страстными поцелуями.
        - Сними же наконец эту проклятую одежду, Рене! - нетерпеливо потребовал он.
        Рене рассмеялась.
        - Ты удивительно пылкий любовник, Сезар. Надеюсь, ты не будешь столь напорист с моей племянницей. Боюсь, что ты приведешь ее в ужас своей неудержимой страстью.
        - Я хочу тебя, - промолвил герцог и начал срывать с себя одежду. - Это Маргарита привела меня в такое возбуждение. Увидев ее, я почувствовал, как меня охватило сильное желание.
        - Ну что ж, я согласна заменить тебе сегодня мою племянницу, Сезар.
        Рене быстро разделась.
        - Черт возьми, мадам, ты прекрасно сохранилась для своего возраста, - заметил герцог, окидывая обнаженное тело Рене жадным взором. - Мне кажется, твоя племянница унаследовала от тебя эту прекрасную форму груди.
        У Рене была узкая талия и пышные бедра. Сезар обнял ее, и его вставший член уперся в покрытый нежными волосами лобок Рене. Они упали на кровать. Рене сцепила ноги на талии любовника и тяжело задышала, когда его член вошел в ее лоно.
        - Тебе нужна молодая женщина, Сезар, - прошептала она. - Мне с каждым разом все трудней выдерживать твой напор.
        - Я знаю, - согласился он, - но меня пугает мысль о женитьбе. Мне не нужна девственница, которую подложат под меня только ради того, чтобы наплодить детей. В конце концов я сделаю наследниками своих младших братьев.
        Он тяжело задышал и задвигался, все убыстряя темп. Получив наслаждение от соития, они долго лежали, разомлевшие и довольные друг другом.
        Потом они выпили шампанского, мадам Рене приняла ванну и снова оделась.
        - Если хочешь, можешь остаться сегодня на ночь со мной, Сезар, - предложила она.
        - Нет, спасибо, завтра утром мне надо снова явиться ко двору. Король ждет меня. Я должен сменить платье и хорошо отдохнуть. Бедный старый Людовик! Впрочем, я забыл, что вы любите его, мадам.
        - Он порядочный, но несколько старомодный человек. Людовик приезжает сюда, чтобы пообщаться со мной. Мы разговариваем с ним часами. На большее бедняга уже не способен. Впрочем, это неудивительно. На его мужской потенции сказалось то, что он женился на столь уродливой принцессе.
        - А о чем вы разговариваете с королем?
        - О литературе, о поэзии. Кстати, Людовик Восемнадцатый любит сплетничать. Я передаю ему разные слухи, которые ходят в городе. Он милый, обаятельный человек. Жаль, что он так неудачно женился. У него есть физический недостаток, который мешает ему совершать полноценный половой акт. Если бы не это, возможно, он и его супруга были бы более счастливы.
        - Но ведь есть другие способы полового удовлетворения... - промолвил герцог.
        - Его физический недостаток носит такой характер, что не позволяет ему испытывать половое удовлетворение в какой бы то ни было форме. - Рене прижала палец к губам. - Впрочем, считай, что я тебе ничего не говорила.
        Герцог усмехнулся.
        - И какой же это недостаток? - спросил он.
        - Пока, Сезар. Надеюсь, что мы скоро увидимся. - Рене была явно не намерена отвечать на его вопрос.
        - Завтра вечером я снова приеду сюда, Рене. Я надеюсь, что ты представишь меня прекрасной Маргарите. Я обещал дать тебе неделю на ее подготовку и сдержу свое слово. Но что мешает нам пока познакомиться?
        - Ах ты наглец! - смеясь, воскликнула Рене и, выскользнув в коридор, закрыла за собой дверь.
        На следующий день Маргарита явилась в спальню тетушки с подносом в руках. Налив чашку крепкого турецкого кофе, она подала ее только что проснувшейся Рене, а потом нанесла на еще теплый круассан масло и земляничный джем.
        - Страсть возбуждает аппетит, - сказала Рене.
        - И увеличивает объем талии, - пошутила Маргарита.
        - У меня такая же талия, какая была в молодости, - возразила Рене. - Правда, увеличились объем бедер и грудь. Но это даже хорошо: мужчины любят женщин с пышными формами.
        - А как ты думаешь, я им понравлюсь? - спросила Маргарита.
        - Конечно, дорогая. Они будут без ума от тебя. Но уверена ли ты, что тебе придется по душе жизнь в борделе? Прошу тебя, поезжай с Эмили в Бретань. Разреши мне позаботиться о вас. Жизнь куртизанки не для тебя.
        Маргарита рассмеялась.
        - Нет, тетушка. Я должна научиться быть самостоятельной и независимой. Если бы я лучше знала жизнь и была более дальновидной, то настояла бы, чтобы Чарлз отдал мне копию завещания. И тогда я могла бы приказать адвокату зачитать ее при свидетелях еще до приезда Уильяма во Францию. Я решила пойти по твоим стопам, чтобы стать сильной и уверенной в себе. Возможно, если я стану самостоятельной, я смогу открыть свое собственное заведение.
        - А как же Эмили?
        - Эмили останется в монастыре Святой Анны. Я боюсь отправлять ее в Англию.
        Рене кивнула.
        - Ну что ж, ты сделала свой выбор, - сказала она. - А теперь ответь мне на один вопрос. Можешь ли ты сегодня вечером выйти в гостиную к нашим клиентам? Тебе ничего не придется делать, просто поговори с ними. Все они - настоящие джентльмены и не станут приставать к тебе.
        Маргарита заколебалась.
        - Я не думала, что мне придется так скоро приступить к делу, - нерешительно сказала она.
        - Мне кажется, чем скорее ты познакомишься с обстановкой, тем лучше. Я покажу тебе, как мои девочки общаются с гостями в спальне. Быть может, это отобьет у тебя охоту заниматься нашим ремеслом. Я велю принести тебе в комнату подходящий наряд. Боюсь, что в твоем гардеробе слишком скромные платья, которые не годятся для моей гостиной.
        - Но, тетушка, у меня ведь траур, - напомнила Маргарита.
        - В этом доме не носят траур, дорогая. Ты можешь скорбеть в своем сердце и втайне оплакивать Чарлза, но в гостиной ты должна очаровывать и соблазнять клиентов. А теперь ступай. Жози и Леония расскажут тебе о тех мужчинах, которые часто бывают здесь.
        Выйдя из спальни тетушки, Маргарита прошла в небольшую гостиную, где в этот час сидели Жози и Леония за утренним чаем. Они пили зеленый чай и ели маленькие пирожки с мясом.
        - Мадам Рене сказала, что ты сегодня вечером выйдешь к гостям, - промолвила рыжеволосая Жози. - Правда, всего лишь для того, чтобы развлекать их разговорами. Черт возьми! Я жду не дождусь, когда ты наконец начнешь принимать клиентов в своей спальне. Вчера вечером к нам съехалось больше десятка гостей. Хорошо, что мадам Рене помогла нам развлекать их и увела в свою комнату герцога де Каравиля. Мне и Леонии пришлось целый вечер ублажать мужчин.
        - Так вы обслуживаете за вечер несколько гостей? - спросила Маргарита.
        - Да, обычно нам приходится трахаться с несколькими клиентами, - ответила Жози, накручивая на пальчик тугой завиток. - Раньше я думала, что все пенисы одинаковые, но теперь я знаю, что это не так.
        - Ты понравишься нашим клиентам, - сказала Леония и провела кончиком языка по нижней губе, слизывая с нее крошки. - Им будет приятно заниматься любовными утехами с тобой, потому что ты в течение нескольких лет не имела сношений с мужчинами и вход в твое лоно стал узким и тесным, почти как у девственницы.
        - О Боже! - испуганно воскликнула Маргарита. - Неужели мне будет так же больно, как в первую брачную ночь!
        - Нет! Нет! - заверила ее Леония. - Не бойся, девственная плева не восстанавливается. Просто твои ножны, в которые господа будут вставлять свой кинжал, слишком тесны. Но клиентам нравится это. Мы с Жози подмываемся специальным целебным составом из квасцов, чтобы сохранить свои ножны крепкими. Этому нас научила мадам Рене.
        Маргарита кивнула.
        - А теперь расскажите мне о гостях, которые обычно приезжают в дом тети, - попросила она.
        - Хорошо, дорогая, - сказала Леония. - Прежде всего надо сказать о герцоге де Каравиле. Это высокий темноволосый красавец, ненасытный в любви. Далее, генерал Эгид, ветеран наполеоновских походов. Это пожилой человек, который довольствуется обычным сексом. Месье Жорже посещает нас время от времени. Он живет в Нанте и владеет текстильной фабрикой. Месье Жорже часто привозит нам красивые отрезы. Это очень щедрый и великодушный человек. Граф Сирелло приезжает в Париж из Рима. Его брат - кардинал, и поэтому граф ведет себя дома скромно, а приехав во Францию, пускается во все тяжкие.
        - Что ты имеешь в виду? - спросила Маргарита.
        - Он, например, предпочитает анальный секс, - объяснила Жози. - Тебя когда-нибудь трахали в задний проход? Попробуй, может быть, тебе понравится. А если нет, то держись подальше от графа! Расскажи Маргарите о персидских принцах, Леония.
        - Принцы - братья-близнецы, послы персидского короля при французском дворе. Они любят развлекаться вместе с одной девушкой. Странно, но братья кончают одновременно. А еще к нам наведывается лорд Дарби, конезаводчик. Он выращивает лошадей для бегов. К нам заезжает также князь Дмитрий Романов, кузен русского царя. Он бывает в Париже два раза в год. Это известный игрок, которому всегда везет.
        - Другие гости менее интересны, - продолжала Жози. - Граф Сен-Дени, банкир месье Эсташ, барон Амальгардт. Прежде чем овладеть женщиной, барон обычно шлепает ее по ягодицам.
        - Но я знаю, что тетушка не допускает жестокого обращения клиентов со своими девушками, - сказала Маргарита.
        - Его шлепки не причиняют боли. По-видимому, его член не может встать и затвердеть до тех пор, пока он не отшлепает женщину по ягодицам. А потом он долго не может кончить и в течение получаса трахает тебя, так что ты успеваешь за это время раз десять испытать оргазм. Удивительный мужчина!
        - Да, - согласилась с подругой Леония. - Он истинный артист и мастерски владеет своим копьем любви. У него есть жена, она живет в Баварии. Они состоят в браке уже двенадцать лет, и у них одиннадцать детей. Такая плодовитость жены заставляет его часто приезжать в Париж - ведь баронесса постоянно беременна. Бедняжка!
        - Но ведь мы тоже можем забеременеть! - воскликнула Маргарита. - Неужели с вами этого до сих пор не случалось?
        - Мадам Рене бережет нас. Она подливает в нашу еду и вино особую микстуру, которая предотвращает зачатие. Мадам очень добра, она всегда заботится о своих девушках.
        Маргарита кивнула.
        - Гости, о которых мы тебе рассказали, являются нашими постоянными клиентами, - продолжала Леония. - Но к нам заходят и другие посетители. Вот, например, вчера вечером герцог де Каравиль привел в наш дом своего кузена, приехавшего из Америки. Очень милый и обаятельный молодой человек. Правда, у него смешной акцент. Как и герцог, американец - неутомимый любовник.
        - О да, ты права! - поддержала подругу Жози.
        - Как! - изумленно воскликнула Маргарита. - Он развлекался с вами обеими?
        - Он каждую из нас поимел дважды, - смеясь, ответила Жози.
        - О Боже... - испуганно пробормотала Маргарита. Белокурая Леония обняла ее.
        - Не бойся, дорогая. Как только ты переспишь с парой наших клиентов, занятия сексом перестанут казаться тебе чем-то особенным. Чтобы не скучать, занимаясь нашим ремеслом, надо знать разные приемы и способы, как развлечь себя и гостя. Наши посетители - солидные господа, в дом к мадам Рене гости попадают только по приглашению или по рекомендации, здесь не бывает случайных людей. Мадам не любит скандалистов и дуэлянтов, и для них двери ее дома закрыты.
        - Сюда часто приходят сильные мира сего, - сообщила Жози. - Король Людовик не раз посещал мадам Рене. Он с удовольствием беседует с хозяйкой дома.
        - Я и не знала об этом, - призналась Маргарита.
        - В этом нет ничего удивительного, дорогая моя. До недавнего времени ты жила в другом мире, была почтенной замужней дамой со своими проблемами, радостями и горестями. Сколько лет твоей дочери?
        - Ей скоро исполнится семь лет. Чарлз всегда говорил, что Эмили очень похожа на меня. Мне бы очень хотелось отправить ее в Англию, в закрытый пансион, но мой пасынок, настоящий злодей, угрожает Эмили. Он задумал похитить и продать ее.
        - В Париже твоя дочь была бы в большей безопасности, ведь здесь у тебя много друзей, - заявила Жози. - Скажи, что ты наденешь сегодня вечером?
        - Не знаю, - вздохнув, ответила Маргарита. - Тетя Рене обещала подобрать мне красивое платье. В моем гардеробе нет ничего подходящего: последние годы я не выезжала в свет, потому что муж был тяжело болен.
        - Хотя ты была замужем и у тебя есть ребенок, ты похожа на девственницу, - заметила Леония. - Мужчины будут без ума от тебя. Они обожают совращать невинных девушек.
        - Красота Маргариты дополняет нашу с тобой красоту, Леония, - заметила Жози. - Теперь мы составляем чудесное трио - рыжеволосая, блондинка и брюнетка!
        Они рассмеялись. Леония напила Маргарите чашку ароматного зеленого чая. Маргарите на мгновение показалось, что она вернулась в детство и находится в пансионе среди подруг. Но тут открылась дверь и в комнату вошла Клэрис.
        - Мадам, ваша тетя прислала вам платье. Прошу вас, поднимитесь в свою комнату. Вам необходимо примерить его, ведь я должна успеть подогнать новый наряд по вашей фигуре. Я слышала, что сегодня вечером вы спуститесь к гостям. - В голосе Клэрис звучали нотки осуждения. Она явно не одобряла поведение своей госпожи.
        - Познакомьтесь с моей верной служанкой Клэрис, - представила Маргарита свою горничную. - Клэрис, это мадемуазель Леония и мадемуазель Жозефина.
        - А этот огромный парень, который все время подмигивает мне, - тоже твой слуга? - спросила Жози Маргариту.
        - Не смейте пялиться на моего Луи, мадемуазель! - сердито одернула ее Клэрис. - Мы состоим в законном браке!
        - Но, дорогая моя, я ни в чем не виновата, - смеясь, возразила Жози. - Этот парень постоянно подмигивает мне.
        - Нахалка! - не унималась возмущенная Клэрис. - Я выцарапаю тебе глаза, если ты будешь заигрывать с моим мужем!
        - У меня нет времени заниматься простолюдинами, дорогая, - с невозмутимым видом промолвила Жози. - Я постоянно окружена богатыми знатными господами, которые добиваются моего внимания и дарят мне подарки.
        Маргарита быстро встала и направилась к двери.
        - Пойдем, Клэрис, - позвала она служанку. - Я хочу взглянуть на новое платье. Какого оно цвета?
        - Нам не следовало приезжать сюда, - с горечью сказала Клэрис, поднимаясь вместе со своей госпожой по лестнице.
        - Но где еще мы могли найти пристанище? - спросила Маргарита, и Клэрис ничего не ответила.
        - Тебе понравилось платье, которое прислала тетушка?
        - Мне показалось, что у него слишком глубокий вырез, мадам. Это не совсем прилично.
        - Ты права, - согласилась Маргарита. - Но я должна демонстрировать покупателям свой товар.
        - О, миледи... - чуть не плача промолвила Клэрис. - Как вы можете так говорить!
        - У меня нет другого выхода, - сказала Маргарита, переступая порог своей спальни. - Давай спокойно посмотрим на эту ситуацию. Я принадлежала одному мужчине, теперь же буду принадлежать многим. Что из этого?
        - Но вы любили лорда Эббота и были его законной супругой, - возразила Клэрис. - Вы же не сможете полюбить всех ваших клиентов.
        - Я и не собираюсь влюбляться в них. Я просто буду заниматься своим ремеслом. У рабочего есть инструменты, орудия труда. Моим орудием является тело. Надеюсь, что мне удастся с его помощью заработать себе на жизнь. Когда-нибудь тете Рене захочется отойти от дел и покинуть шумный Париж. И тогда ее заведение перейдет ко мне, я стану здесь хозяйкой. Пойми, Клэрис, я стремлюсь к независимости. Чарлз, конечно, не хотел оставлять Эмили и меня без средств к существованию, и тем не менее мы оказались на улице. Я не желаю, чтобы со мной снова произошло нечто подобное. Я не могу зависеть от чужой воли. У меня нет родителей и богатых родственников. Я смею рассчитывать только на помощь тети Рене. Когда-то она спасла меня и не дала умереть с голода. Теперь я должна пожертвовать собой ради маленькой Эмили. Я знаю, Клэрис, что ты не одобряешь мое решение. Мне бы очень хотелось, чтобы ты осталась со мной, но, если ты не можешь, я дам тебе и Луи хорошие рекомендации. С ними вы сможете устроиться на службу в какой-нибудь приличный дом.
        - Нет, миледи, я ни за что не покину вас! - воскликнула Клэрис.
        - В таком случае давай примерим новое платье, - с улыбкой сказала Маргарита.
        У Маргариты было тяжело на душе. Сегодня вечером она должна была выйти к гостям и разжечь их аппетит своей красотой и очарованием. Ей необходимо было выглядеть соблазнительно, для того чтобы понравиться клиентам.
        Маргарита еле сдерживала слезы отчаяния. Ее никто не принуждал работать в борделе. Напротив, тетя Рене отговаривала ее заниматься малопочтенным ремеслом куртизанки. Однако Маргарита приняла решение и не хотела менять его.
        Клэрис помогла своей госпоже надеть новое платье. Оно действительно было прелестным, но его глубокий вырез шокировал Маргариту. Ее грудь едва не вываливалась из лифа.
        - О Боже... - в отчаянии пробормотала Маргарита.
        Клэрис молча с осуждающим видом покачала головой.
        Маргарита взглянула на себя в большое зеркало, висевшее в ее спальне. Платье было сшито из шелка сиреневого цвета, юбку украшали розочки из черного кружева. Шемизетка из точно таких же кружев ниспадала вдоль приталенного лифа. Короткие рукава были присборены и имели форму фонариков. Наряд дополняли длинные перчатки, украшенные жемчужинами, черный кружевной веер и черные шелковые туфельки. Маргарита не привыкла носить столь изящные наряды, сшитые по последней моде. Платье не выглядело вульгарным, несмотря на вызывающе глубокий вырез. Маргарита вздохнула.
        - Великолепный наряд, - сказала она.
        - Нужно немного подогнать его в талии, - заметила Клэрис. - Стан вашей тети уже не назовешь девичьим.
        Маргарита засмеялась.
        - Не вздумай сказать ей об этом, - предупредила она горничную.
        - Я никогда не оскорблю женщину, которая безропотно приютила нас с Луи в своем доме, - сказала Клэрис. - У нее не так много слуг. Повар с помощником, горничная, два лакея, служанка, ухаживающая за мадемуазель Жози и Леонией, и месье Франсуа. Правда, есть еще две женщины, мать и дочь, которые не живут в доме, а ежедневно приходят, чтобы выполнять самую тяжелую, грязную работу. Мадам Рене хорошо платит своим слугам, поэтому они держат язык за зубами и никому не рассказывают о том, что здесь происходит.
        - Оказывается, ты времени зря не теряла и за эти несколько дней многое узнала о порядках в доме, - заметила Маргарита, расстегивая перчатки.
        - Я должна была познакомиться с обстановкой в доме, в котором нам предстоит жить, - сказала горничная. - Думаю, что нам нужно сохранять со всеми его обитателями дружеские отношения.
        - Ты права, - согласилась с ней Маргарита. - Я надеюсь подружиться с Жози и Леонией. Несмотря на то, что они очень не похожи на тех женщин, которых я знала раньше, эти девушки кажутся мне милыми и добрыми. Они обещали многому научить меня. В конце концов, если я решила стать шлюхой, я должна преуспеть в этом ремесле!
        - Куртизанкой, моя крошка, а не шлюхой, - сказала тетя Рене, входя в комнату. - Шлюхами называют тех несчастных женщин, которые вынуждены искать клиентов на улицах. Они умеют только трахаться с мужчинами, но не способны развлечь их интересной беседой, очаровать их своим обаянием и изяществом. Не снимай пока платье, я хочу взглянуть, как оно сидит.
        Мадам Рене оценивающим взглядом окинула племянницу с ног до головы.
        - Прекрасно, дорогая моя, - наконец сказала она. - Этот наряд удивительно идет тебе. Из уважения к твоему трауру я выбрала платье неяркого цвета с черной отделкой. В нем ты кажешься очень хрупкой и изящной. Я уверена, что ты произведешь настоящую сенсацию в моей гостиной. Сегодня я представлю тебя клиентам. Ты спустишься в гостиную к десяти часам вечера, сядешь за фортепьяно и начнешь играть. Я предупрежу всех посетителей о том, что сегодня они не смогут развлечься с тобой. Ты будешь всего лишь украшением нашего вечера. И лишь один мужчина попытается сблизиться с тобой, но ты не должна его бояться. Это - герцог де Каравиль, Сезар д'Обер. Он вызвался стать твоим наставником в делах любви. Не беспокойся, Маргарита, он не допустит никакого насилия. Если ты не захочешь уединиться с ним, никто не будет заставлять тебя.
        - Этот человек - твой любовник, тетушка? - спросила Маргарита.
        - Да, он частый гость в моей спальне, - честно призналась Рене. - И поверь мне, он искусный и опытный любовник. Он разбудит дремлющую в тебе чувственность, возбудит страсть. Ты получишь неземное наслаждение от общения с ним.
        - Значит, ты любишь его, тетушка?
        - Да, конечно.
        - А у него есть жена?
        - Нет, Сезар слишком любит любовные утехи и потому не желает связывать себя узами брака. Наверное, он никогда не женится. У него есть младшие братья и племянники, и родовой титул перейдет к кому-нибудь из них.
        - Значит, его родным удалось уцелеть в страшные годы революционного террора?
        - Отец Сезара оказался прозорливым человеком. Как только началась революция, он сразу же вывез всю свою семью и богатства из Франции. Несколько лет он прожил в Америке, в штате Луизиана, около Нового Орлеана, у своею младшего брата, который давно обосновался там. А теперь я советую тебе хорошенько отдохнуть, Маргарита. Сегодня вечером тебя ждет трудное испытание.
        Маргарита закусила губу. У нее на языке вертелся один вопрос, который она не решалась задать.
        - Значит, если сегодня вечером этот человек попросит меня... пойти с ним, то я должна... подчиниться? - наконец спросила она.
        - Только если ты этого захочешь, дорогая, - с улыбкой ответила Рене. - Но если сегодня ты не уединишься с Сезаром, то все равно тебе придется сделать это через два или три дня. Переспав с двумя-тремя клиентами, ты перестанешь стесняться и воспринимать свидания с ними как нечто особенное.
        - Я очень надеюсь на это, - сказала Маргарита, когда тетя Рене уже вышла за дверь.

        Глава 3

        Маргарита сидела в гостиной с золотистыми стенами за фортепьяно и играла вальс. Ее руки в длинных сиреневых перчатках порхали над клавишами из слоновой кости. Подняв свои василькового цвета глаза, она робко окинула взглядом просторную комнату, где уже собрались гости. Мужчины были одеты в черные фраки, которые несколько лет назад ввел в моду принц-регент Англии. Эта одежда казалась Маргарите довольно странной. Многие гости с любопытством поглядывали на новую девушку, некоторые из них приветливо улыбались ей. Маргарита не решалась улыбнуться им в ответ. Она сидела с непроницаемым выражением лица и играла, как ей велела тетя.
        Она совсем иначе представляла себе атмосферу этого вечера. Вопреки ее ожиданиям обстановка гостиной походила на великосветский салон. Голоса гостей звучали приглушенно. За красивым инкрустированным столом красного дерева играли в вист. В углу гостиной шла беседа. Здесь сидели дамы и несколько джентльменов. Время от времени Жози или Леония покидала комнату с одним из гостей, а затем степенно возвращалась назад. Если бы Маргарита не знала, чем девушки занимаются наверху с клиентами, то никогда бы не подумала, что находится в борделе.
        Однако Маргарита была в курсе того, что происходит в этом доме. Тетя Рене с пренебрежением отзывалась о сексуальном опыте племянницы. Маргарита не понимала ее. У Маргариты были свои представления о половой жизни. Обычно она тихо лежала с закрытыми глазами на супружеском ложе и ждала, когда член мужа войдет в ее лоно. Через несколько минут Маргарита засыпала с чувством исполненного долга. Ей казалось странным, что тетя Рене с такой помпой обставляет занятие сексом - скучное, рутинное дело.
        - Добрый вечер, мадемуазель Маргарита, - раздался рядом с ней приятный мужской голос. - Меня зовут Сезар д'Обер.
        Подняв глаза, Маргарита увидела красивого черноволосого джентльмена. Облокотившись о фортепьяно, он смотрел на нее пылким взглядом.
        - Добрый вечер, месье, - промолвила она.
        - Позвольте мне присесть рядом с вами.
        - А если я не позволю месье, что вы сделаете? - отважилась спросить Маргарита, хотя сердце у нее замирало от страха.
        - В таком случае я буду стоять рядом с вам в и любоваться вашей полуобнаженной грудью, - ответил Сезар. - Кстати, вчера ночью я имел счастье любоваться вашими прелестями. У вас восхитительная грудь, она намного красивее, чем грудь вашей тети.
        - О, месье! - воскликнула Маргарита, не зная, как реагировать на его слова. Несмотря на внешне респектабельную обстановку, она все же находилась в борделе, и ей не следовало возмущаться, слыша дерзости из уст гостей.
        - Честно говоря, я пришел сюда, дорогая, чтобы побыть с вами наедине, - заявил Сезар. - Вы очень красивы, мадемуазель, все собравшиеся здесь сегодня господа горят таким же желанием. Но ваша тетя разрешила мне быть первым. - На лице Сезара появилась торжествующая улыбка. - А теперь, мадемуазель, разрешите пригласить вас прогуляться по дому. Я хочу проверить, умеете ли вы целовать.
        - Но, месье, тетя сказала...
        - Я знаю, что Рене обещала вам, - перебил ее Сезар, - и не собираюсь насиловать вас, дорогая. Однако если вы решили стать куртизанкой, то рано или поздно вам придется раздвинуть бедра и дать копью любви проникнуть в ваше лоно.
        - Я знаю это, но все же... - промолвила Маргарита и смущенно замолчала.
        - Я обещаю научить вас секретам любви, мадемуазель, - сказал Сезар. - Или вы трусите и хотите отказаться от своей идеи стать куртизанкой?
        - Нет, я не трушу, - возразила Маргарита и решительно встала из-за фортепьяно. - Пойдемте, месье д'Обер. Я докажу вам, что умею целоваться.
        - Посмотрим, - смеясь, сказал Сезар.
        Он подвел Маргариту к укромной нише, где стоял небольшой диванчик, и они сели. Сезар тут же обнял Маргариту за талию, и она почувствовала, что ее сердце учащенно забилось. Сезар наклонился и начал страстно целовать ее грудь.
        - О! - изумленно воскликнула Маргарита.
        - Неужели никто никогда раньше не целовал вашу грудь? - спросил герцог, удивленный ее реакцией.
        - Муж иногда целовал... но только не в многолюдной гостиной?!
        - Вы1удивляете меня, дорогая, - сказал герцог. - Вы столь изящны и милы, и мне трудно поверить, что еще никто по достоинству не оценил вашу красоту. Я воздам должное каждому уголку вашего тела, когда настанет время.
        - Вы наговорили мне столько комплиментов, месье д'Обер, что я не знаю, как мне отвечать на них, - смущенно сказала Маргарита, чувствуя, что ее щеки разрумянились. - Вы всегда подобным образом разговариваете с женщинами?
        - Нет, но вы настроили меня на поэтический лад, - признался он и припал к ее губам.
        Маргарите стало неловко. До сих пор только муж имел право целовать ее. Она вдруг почувствовала себя виноватой.
        - Вы не хотите, чтобы я целовал вас, вы сопротивляетесь, - прошептал Сезар, сжимая ее в своих объятиях. - Неужели вы испытываете угрызения совести, моя милая куртизанка? Отбросьте сомнения! Смиритесь с неизбежным, Маргарита!
        И он снова припал к ее губам в страстном поцелуе. Дрожь пробежала по телу Маргариты. Чарлз умер, и она теперь была свободна и могла распоряжаться своей судьбой и своим телом. И Маргарита позволила себе расслабиться, ее губы стали мягкими и податливыми.
        - Ну вот, уже намного лучше, - прошептал Сезар, прерывая поцелуй. - В следующий раз вы дадите мне поиграть со своим языком.
        - Что?! - изумленно переспросила Маргарита.
        Сезар д'Обер рассмеялся. Общение с Маргаритой доставляло ему истинное наслаждение. У него было такое чувство, что он учит девственницу, как вести себя во время первой близости с мужчиной.
        - Я хочу, чтобы ваш язык проник в мой рот, а мой, в свою очередь, проникнет в ваш хорошенький ротик, - объяснил он. - Я уверен, что вам это понравится. А потом я научу вас другим восхитительным играм.
        Он снова стал целовать ее, и его язык, проникнув в рот Маргариты, встретился с ее языком. Дрожь охватила Маргариту, у нее закружилась голова от волнующих, восхитительных ощущений.
        Ее любимый Чарлз никогда не целовал ее подобным образом. Поцелуи мужа всегда были сдержанными if целомудренными. К своему удивлению, Маргарита понята, что ей нравятся пылкие ласки малознакомого ей человека. И она отважно сунула язык ему в рот. И их языки, словно две змеи, начали неистово ласкать друг друга.
        Герцог почувствовал, что его член наливается силой. Прервав поцелуй, он взглянул в синие глаза Маргариты ты и положил ее руку в перчатке на свой вздыбленный затвердевший пенис, упиравшийся в ткань брюк.
        - Теперь вы понимаете, до чего меня довели ваши дерзкие ласки? - спросил он, усмехаясь, а затем вновь стал осыпать ее жаркими поцелуями.
        Маргарита отдалась на волю чувств. Она негромко вскрикнула, когда рука Сезара проникла за лиф ее платья и его пальцы стали ласкать ее грудь. Сезар поглаживал и пощипывал ее соски до тех пор, пока они не затвердели. Маргарита почувствовала, что ее лоно увлажнилось. Щеки горели, по телу разлилась сладкая истома.
        Она поняла, что если сейчас не прервет свои ласки, то лишится чувств.
        - Месье д'Обер, вы ошеломили меня своим напором, - сказала она. - Прошу вас, остановитесь!
        - Я не желаю останавливаться, мадемуазель Маргарита, - хриплым от страсти голосом промолвил Сезар. - Я хочу, чтобы вы поднялись со мной наверх!
        - Нет! Нет! Я не могу выполнить вашу просьбу. Только не сейчас! Я еще не готова. Вспомните, месье, что вы обещали моей тете. Я знаю, что вы человек чести и сдержите свое слово.
        И Маргарита мягко, но решительно отстранилась от него.
        - Не уходите! - воскликнул он, пытаясь взять себя в руки. - Черт побери! Ни одна женщина еще не приводила меня в такое возбуждение!
        - Вы льстите мне, месье.
        Маргарита тоже испытывала сильное возбуждение. Неужели все мужчины обладают подобными способностями и могут привести ее чувства в смятение? Нет. Маргарита знала из разговоров с Жози и Леонией о том, что Сезар д'Обер был уникальным любовником, обладавшим особым талантом пробуждать страсть. Маргарита осмотрелась в гостиной. Ее взгляд упал на сидевших за карточным столом братьев-близнецов, персидский принцев. «Интересно, - подумала Маргарита, - что ощущает женщина, занимаясь сексом сразу с двумя мужчинами, и как это выглядит?» У нее накопилось много подобных вопросов, которые она собиралась позже задать Жози и Леонии, своим более опытным подругам.
        В этот момент к нише, где сидели Маргарита и Сезар, подошла мадам Рене и присела рядом с герцогом. Она сразу же заметила, что ее гость испытывает сильное возбуждение. Вставший Член Сезара топорщил ткань брюк. Мадам Рене положила ладонь на колено герцога.
        - Я вижу, моя племянница понравилась вам, Сезар, - промолвила она.
        - Я с удовольствием поднялся бы с ней наверх, но я не могу нарушить данное мной слово, мадам.
        - Я еще не предоставила ей спальню для приема гостей, месье, - заметила мадам Рене.
        - В таком случае, я овладею ею прямо здесь, на диване, - процедил сквозь зубы герцог.
        - Вы же знаете, Сезар, что я не разрешаю гостям заниматься сексом в гостиной, кроме одного дня в году - в праздник святого Валентина.
        - Ив этот день вы действительно вступаете в половые сношения прямо здесь, в гостиной? - изумленно спросила Маргарита. Она была потрясена словами тети.
        - Такова традиция, давно сложившаяся в этом доме, - сказала мадам Рене. - В День святого Валентина клиенты выбирают одну из девушек и затем развлекаются с ней прямо здесь, в гостиной. Это наша дань Эросу, дорогая. Думаю, что тебе следует как можно быстрее пройти курс обучения у герцога де Каравиля, потому что, как я подозреваю, следующей избранницей моих гостей в День святого Валентина будешь именно ты.
        У Маргариты перехватило дыхание.
        - И все джентльмены вступают в сношение с одной девушкой? - переспросила она.
        - Да, все собравшиеся в этот день в моем доме, - невозмутимо ответила мадам Рене.
        - Мне кажется, я не смогла бы... - начала было Маргарита, но тетя прервала ее.
        - Ты отлично справилась бы со своей ролью, - заявила мадам Рене. - Я советую тебе, дорогая, принять помощь Сезара и хорошо усвоить все, чему он будет тебя обучать.
        Герцог встал и поцеловал руку сначала Маргарите, а потом мадам Рене.
        - До завтра, мадемуазель, - сказал он, бросив на Маргариту пылкий взгляд.
        Маргарита видела, как Сезар подошел к рыжеволосой Жози, о чем-то поговорил с ней, и они оба направились к выходу из гостиной.
        - Теперь бедной Жози придется отдуваться за тебя, - смеясь, заметила Рене. - Как тебе удалось привести его в столь сильное возбуждение?
        - Чарлз никогда не целовал меня так страстно, как это делает герцог, - призналась Маргарита.
        - Мужья никогда не целуют своих жен так, как целуют любовниц. Запомни это, дорогая. Честно говоря, мне не понятна их логика. Почему они считают, что женщины, на которых они женились и которые родили им детей, не хотят испытать наслаждение от близости с ними? Впрочем, подобное заблуждение мужчин играет мне на руку. Женщины любят заниматься сексом не меньше, чем мужчины. Но как только жена начинает вести себя активно во время полового акта и всем своим видом выражать, что испытывает наслаждение, в душу мужчины закрадываются сомнения. Ему начинает казаться, что его жена - непорядочная женщина и изменяет ему. Мужчины порой бывают удивительно глупы, дорогая. - Мадам Рене улыбнулась. - Надеюсь, ты не пожалеешь о том, что пошла по моим стопам.
        - Мне понравились поцелуи герцога, - призналась Маргарита, - и я не раскаиваюсь в том, что позволила ему целовать себя.
        - Отлично, - сказала мадам Рене, вставая. - А теперь ступай наверх. Ты прекрасно справилась со своей задачей. Все джентльмены с нетерпением ждут, когда ты наконец начнешь принимать клиентов. Но сначала тебе надо взять пару уроков у месье д'Обера. Спокойной ночи, дорогая.
        Рене расцеловала племянницу в обе щеки.
        - Спокойной ночи, тетя, - сказала Маргарита и, выйдя из гостиной, стала подниматься по лестнице.
        На площадке третьего этажа ее окликнула Жози, выглянувшая из своей комнаты.
        - Маргарита, зайди ко мне на минутку, - попросила она и снова исчезла за дверью.
        Переступив порог спальни Жози, Маргарита огляделась. Комната была обставлена мебелью в розовых и белых тонах. У стены стоила огромная кровать, спинка которой была украшена изображениями нагих нимф и сатиров. На постели лежал обнаженный герцог. Жози была одета в прозрачным пеньюар. В спальне стоял аромат лилий, в камине горел огонь. Мерцающие свечи отбрасывали таинственные тени. Маргарита на мгновение оцепенела, как пугливая лань, загнанная охотниками в ловушку. Ее глаза встретились с глазами герцога.
        - Я хочу, чтобы вы составили нам компанию, - промолвил он.
        - Я... я не могу, - запинаясь, промолвила Маргарита.
        - Не упрямься, дорогая, - сказала Жози, обнимая Маргариту за талию. - Ты получишь ни с чем не сравнимое удовольствие, уверяю тебя.
        - Мне страшно, - призналась Маргарита, чувствуя, как кровь прилила к ее щекам. Она заметила, что у герцога был очень большой член.
        - Тебе нечего бояться, - сказала Жози. - Сезар хочет тебя, и я подумала, что тебе будет легче отдаться ему, если я проявлю дружеское участие и помогу тебе расслабиться. Ведь действительно, в первый раз очень нелегко принимать клиента. Но если ты твердо решила стать куртизанкой, то было бы глупо откладывать свидание с Сезаром. Он может многому научить тебя.
        - А что скажет моя тетя?
        Маргарита не могла отвести взгляда от полового члена Сезара. Его огромное копье любви как будто гипнотизировало ее.
        - Мадам будет очень рада, что ты наконец решилась встретиться с Сезаром и что я помогла тебе преодолеть робость, - заверила Жози и начала расстегивать платье Маргариты. - Я вижу, что тебя заинтересовало копье Сезара.
        Жози быстро сняла лиф сиреневого платья Маргариты, а затем развязала пояс на юбке, которая упала на пол. Жози с ободряющей улыбкой поцеловала Маргариту в губы и, взяв ее за руку, подвела к кровати. Маргарита опомнится не успела, как оказалась в одной нижней юбке и корсете.
        - О Боже... - прошептала она.
        Герцог встал и нежно поцеловал ее, видя, что Маргарита испугана.
        - Если хотите, вы можете уйти, - промолвил он, поглаживая ее ягодицы. - Я не люблю насилия, мадемуазель.
        У Маргариты перехватило дыхание.
        - Неужели тебе не хочется переспать с Сезаром? - спросила Жози. - Уверяю тебя, он очень хорош в постели. Я буду рядом с тобой и смогу в любую минуту прийти на помощь, дорогая.
        Не встречая сопротивления, Жози расшнуровала корсет Маргариты.
        - О, какая прелестная грудь! - восторженно воскликнула Жози. - Никогда не видела ничего более прекрасного. Вы только посмотрите, Сезар! Эти нежные полушария созданы для ласки. - Раздев Маргариту, Жози взяла ее за руку. - Ложись, кровать достаточно большая, мы все свободно уместимся на ней.
        Маргарита знала, что еще не поздно уйти. Но зачем откладывать неизбежное? Она твердо решила пойти по стопам тети.
        - Вы восхитительны! - воскликнул Сезар, разглядывая нагую Маргариту, стоявшую перед ним в черных чулках и атласных бальных туфельках. Опустившись на колени, герцог расстегнул подвязки, снял с ног Маргариты чулки и, обняв ее бедра, прижался лицом к лобку.
        Васильковые глаза Маргариты стали круглыми от изумления. Из груди вырвался возглас удивления.
        - Я хотела попросить его о том, чтобы он вел себя прилично, - смеясь, сказала Жози, - но увы, Маргарита, Сезар не может устоять перед тобой. Давай ляжем на кровать, иначе он простоит всю ночь вот так на коленях, уткнувшись лицом в твою мохнатку.
        Жози увлекла Маргариту на кровать и удобно устроилась, подложив под спину несколько подушек и откинувшись на них. «Остаться или уйти?» - лихорадочно размышляла Маргарита. Впрочем, было уже поздно. Жози обняла подругу и, раскинув ноги, посадила ее между своих пышных бедер.
        - Тебя еще никогда не ласкала женщина? - спросила она, поглаживая грудь Маргариты. - Это очень приятно, ведь мы всегда нежны друг с другом. О, какая у тебя гладкая, шелковиста» кожа!
        Герцог сел напротив них и стал любоваться этой сценой.
        - Раздвинь ноги, дорогая, - прошептала Жози, поигрывая языком с мочкой уха Маргариты. - Ты получишь истинное наслаждение, обещаю тебе.
        Маргарита выполнила ее распоряжение. Она находилась словно в полусне. Голос и ласки Жози завораживали ее. Маргарита почувствовала истому во всем теле. В этот момент она не испытывала никаких сомнений и угрызений совести, и это казалось ей странным. Жози продолжала ласкать ее грудь, а Сезар пожирал Маргариту жадным взглядом, сидя напротив.
        - Покажите мне свои сокровища, дорогая, - промолвил он. - Раскройте пальцами свою жемчужину - я хочу увидеть вход в ваше лоно. Вот так. Прекрасно. Замрите! Не убирайте руку! Вы представить себе не можете, как вы хороши!
        Сезар лег между ее бедрами, и Маргарита почувствовала нежные прикосновения к своему лону.
        - О Боже! - воскликнула она, догадавшись, что он лижет языком сокровенные части ее тела. - Что вы делаете?!
        - Не двигайтесь! - приказал Сезар, обхватив руками ее бедра.
        - Все в порядке, дорогая, не беспокойся, - сказала Жози. - Закрой глаза и наслаждайся приятными ощущениями. Сезар - опытный любовник и искусно действует языком.
        Маргарита прекратила сопротивление и, заставив себя закрыть глаза, постаралась расслабиться. Волна незнакомых, волнующих ощущений накатила на нее. Жози ласкала ее грудь и поигрывала сосками, в то время как язык герцога проникал в глубину ее лона и заставлял содрогаться все ее тело от острого чувства наслаждения. И вот, наконец, он коснулся напряженного бутона ее плоти, и по спине Маргариты забегали мурашки. Однажды Чарлз дотронулся до ее клитора, и Маргарита испытала незнакомое дотоле чувство наслаждения. Чарлз заметил ее реакцию и позже сказал жене, что женщина не должна вести себя столь развязно в постели. Больше он никогда не притрагивался к ее бутону. И теперь Маргарита с удивлением открыла для себя, что ее партнеры по сексу не стесняются проявлять свои чувства. Более того, возбуждение одного из них передается другому.
        - О Боже! - простонала она, ощущая прикосновения языка к самой чувствительной точке своего тела. Это было божественно. Маргарита поняла, чего именно ей недоставало в жизни. Ее охватил восторг.
        - Да! Да! О Боже, да! - восклицала она.
        - Дорогая моя, тебе хорошо? - спросила Жози. - Ты готова соединиться с Сезаром? Тогда скажи ему об этом!
        - Он знает! - воскликнула Маргарита и, открыв глаза, улыбнулась Сезару д'Оберу.
        Герцог тут же вошел в нее. И, почувствовав, как его большой член проник в ее лоно, Маргарита испытала новый прилив радости и восторга. Жози продолжала прижимать ее голову и плечи к своей груди. Через несколько мгновений сильная судорога пробежала по телу Маргариты, и она впервые в жизни пережила оргазм. Но герцог еще не утолил свою страсть. Нежно положив Маргариту на подушки, он вошел в Жози, и вскоре рыжеволосая куртизанка начала кричать и извиваться от наслаждения. Насытившись любовными утехами, все трое легли на кровать, не разжимая объятий. В комнате стало тихо.
        Отдохнув немного, Жози встала и направилась к стоявшему у противоположной стены столику.
        - Нам необходимо выпить вина, - заявила она, наливая два бокала: один для себя, другой для своих партнеров. - Я должна быстро помыться и вернуться в гостиную. У нас сегодня много посетителей. Бедной Леонии приходится отдуваться за двоих.
        Жози передала бокал с вином герцогу и, налив в таз теплой воды, начала обтирать тело влажной губкой.
        - После свидания с клиентом, - поучала она Маргариту, - мы обязательно моемся и приводим себя в порядок. Ведь за вечер нам приходится принимать несколько гостей.
        Герцог встал и помог Жози одеться.
        - Отведите ее наверх, Сезар, - сказала Жози, выходя из спальни. - Вскоре мне снова понадобится эта кровать.
        Допив вино, Маргарита встала с постели.
        - Я прикажу служанке отнести вашу одежду наверх, - промолвил герцог, заключая ее в объятия. - Вы были восхитительны, дорогая, и вели себя совершенно естественно и свободно. Думаю, что из вас получится отличная ученица. Я научу вас искусству любви. А теперь вам необходимо отдохнуть. Я скажу мадам Рене, что начало обучению положено. В следующий раз я намереваюсь провести с вами всю ночь.
        - Дайте мою нижнюю юбку, месье. Не могу же я расхаживать по дому голой, - промолвила Маргарита.
        - А что вас, собственно, смущает? - пожав плечами, спросил Сезар.
        - Дело в том, что моя горничная и ее муж тоже живут на четвертом этаже и мне не хотелось бы смущать Луи своим видом.
        - Вы настоящая леди, Маргарита. Не знаю, удастся ли нам сделать из вас хорошую шлюху, - промолвил герцог, подавая Маргарите нижнюю юбку.
        - Вы считаетесь превосходным наставником, месье. Думаю, вам удалось сделать почти невозможное. Что касается меня, то мне теперь хочется переспать с другими гостями, посещающими наш дом, и приобрести бесценный опыт.
        Герцог усмехнулся.
        - Я рад за вас, мадемуазель.
        - Спокойной ночи, месье, - промолвила Маргарита и вышла из спальни.
        Поднявшись в свою комнату, Маргарита увидела, что Клэрис спит, сидя в кресле. Разбудив служанку, Маргарита приказала ей приготовить горячую ванну.
        Клэрис вышла, чтобы нагреть воды, и Маргарита, ожидая ее, прилегла на кровать. Вскоре горничная вернулась и сообщила, что Луи и два лакея сейчас принесут воду для сидячей фарфоровой ванны, стоявшей в спальне.
        - Укройтесь одеялом, миледи, - сказала служанка. - Вам нет никакой необходимости показывать своп прелести этим мужчинам: ведь они все равно не смогут ничего заплатить вам.
        Маргарита едва сдержалась, чтобы не рассмеяться, но все же натянула одеяло до подбородка.
        Вскоре в ее комнату вошли трое мужчин с полными ведрами и вылили горячую воду в фарфоровую ванну. Клэрис поспешно выпроводила их за порог и закрыла дверь на щеколду.
        - Ванна готова, мадам, - сказала горничная. - Садитесь в воду и постарайтесь смыть отвратительный запах этого герцога.
        - Откуда ты знаешь, что со мной был герцог? - удивленно спросила Маргарита, вставая с кровати.
        - Ни для кого не секрет, что он хотел быть вашим первым клиентом, - ответила Клэрис. - О Боже, какой позор! Дочь благородного графа де Тьерри так низко пала! Если бы ваша жизнь сложилась по-иному, герцог де Каравиль мог бы стать вашим законным мужем.
        - Нет, Клэрис, я, конечно, происхожу из знатного рода, но в жилах герцога течет кровь французских королей. И потом я не уверена, что он нравится мне. А теперь дай мне мыло и приготовь теплый халат.
        Лежа в чистой уютной постели, Маргарита размышляла о своих отношениях с герцогом. Сезар д'Обер обладал безупречными манерами, был красив, но несколько высокомерен. Маргарита понимала, что его интересует только ее тело и право первым обладать им. Он стремился только к одному - совратить честную, добропорядочную вдову. Больше ему ничего не нужно было от Маргариты. Маргарита почувствовала, что в ее душе закипает гнев, но тут же заставила себя улыбнуться. Разве может куртизанка обижаться на своего клиента за то, что он не любит ее? Женщина, находящаяся в ее положении, вступает в связь с мужчиной не по любви, а за деньги. Или в крайнем случае для того, чтобы получить удовольствие. Только теперь Маргарита до конца поняла, какую жертву принесла Рене ради нее, своей племянницы.
        Маргарита тоже пожертвовала собой. Она хотела обеспечить счастливое будущее своей дочери.
        Маргарите не спалось. Ворочаясь с боку на бок, она спрашивала себя, сможет ли выносить унижения, которые выпадают на долю куртизанки. Шлюха не имеет права выражать свои эмоции. Клиента интересует ее тело, а не душа. Ей волей-неволей придется иметь дело с разными мужчинами. Пока еще ремесло куртизанки было для нее новым и необычным, общение с клиентами будет доставлять ей удовольствие. А что потом?
        На следующий день Маргариту разбудила тетя Рене.
        - Просыпайся, моя крошка, - сказала она, присаживаясь на краешек ее кровати. - Оказывается, ты настоящая распутница. Во всяком случае, так утверждают Жози и герцог. Что заставило тебя передумать и подняться в спальню Жози?
        - Жози заманила меня в свою комнату и предложила мне заняться любовью в ее присутствии. Она сказала, что так мне будет легче преодолеть свою стыдливость. И Жози была права, тетушка.
        Рене кивнула.
        - Прекрасно, дорогая. Ты правильно поступила. Герцог сказал, что ты подаешь большие надежды. Он обещал снова приехать сегодня вечером, чтобы увидеться с тобой.
        - Хорошо, сегодня я посвящу ему все свое время. Нос завтрашнего дня я хочу приступить к работе и обслуживать клиентов так, как это делают другие твои девушки. Я не желаю быть собственностью герцога де Каравиля.
        - А что, если Сезар захочет взять тебя на содержание и сделать своей любовницей? - спросила Рене.
        - Нет, тетушка, я решила пойти по твоим стопам, чтобы не находиться во власти одного мужчины. Я знаю, что Чарлз любил меня. Он думал, что обеспечил мне и нашей дочери будущее, но в конце концов мы остались без средств к существованию. Правда, я сама во многом виновата. Я слепо доверяла нашему деревенскому нотариусу и оставила у него единственный экземпляр завещания мужа. Мой пасынок подкупил нотариуса и уничтожил завещание Чарлза. Отныне я решила никому больше не доверять и надеяться лишь на саму себя. У меня нет пути назад. Вчера вечером я лежала в объятиях куртизанки и чужой мужчина занимался со мной любовью. Отныне я пойду не оглядываясь по избранному мной пути.
        - Хорошо, дорогая, - сказала Рене. - А теперь вставай, я хочу показать тебе твою новую спальню.
        Маргарита поднялась с постели и последовала за тетей на третий этаж. Комната располагалась в конце коридора, ее окна выходили в сад. На полу лежал золотистый ковер с растительным орнаментом. Стены были обиты панелями из орехового дерева с росписью. Здесь были изображены сюжеты античной мифологии, в основном эротические сцены. Лепнину потолка покрывала позолота. Комната была обставлена мебелью из орехового дерева. В центре стояла большая кровать с резными спинками, под балдахином.
        - Приляг на кровать, - сказала Рене племяннице. Маргарита повиновалась и, взглянув вверх, увидела над собой расписной потолок навеса. На нем была изображена сцена эротического характера - плывущий по волнам океана на огромном серебристом дельфине бог морей Нептун совокуплялся с золотоволосой смертной женщиной. Окружавшие дельфина нимфы водной стихии и тритоны подбадривали своего повелителя.
        - Очень красиво, - равнодушным тоном сказала Маргарита. - Здесь все продумано до мелочей. Знаешь, я хочу застелить эту кровать черным атласом, он будет оттенять мою белоснежную кожу. Что ты думаешь по этому поводу, тетя?
        Рене кивнула, внимательно наблюдая за племянницей.
        - Что с тобой, дитя мое? - спросила она. - Ты ведешь себя так, словно твое сердце очерствело?
        - А чего ты ожидала, тетя? Скажи, все ли мужчины, которые были у тебя, доставляли тебе наслаждение?
        - Конечно, не все, - ответила Рене, - но уверяю тебя, что каждый из них считал себя самым искусным и опытным любовником на свете. В гостиной ты можешь изображать холодную, надменную леди. Но здесь, в этой спальне, ты должна быть горяча, как огонь. Надо, чтобы каждый твой клиент верил, что ему одному удалось растопить твое ледяное сердце и пробудить в тебе страсть. В редкие моменты ты сама тоже будешь испытывать наслаждение. Будь благодарна судьбе за эти мгновения, дорогая. А теперь скажи мне, понравился ли тебе герцог?
        - В отличие от Чарлза он напорист и энергичен в постели. Ему удалось пробудить во мне новые, удивительные ощущения. Впрочем, возможно, это заслуга Жози, которая тоже ласкала меня. Не знаю. Я даже не могу с уверенностью сказать, тетушка, понравился ли мне герцог или вызвал отвращение.
        - Тебе не следует испытывать к нему никаких чувств. Достаточно того, что он опытный любовник и не склонен к жестокости по отношению к женщинам. Некоторые мужчины стремятся лишь к тому, чтобы получить удовольствие, и не заботятся о том, испытывает ли женщина наслаждение от близости с ними. Сезар же любит доставлять женщинам удовольствие, это возбуждает его. Поэтому из него выйдет отличный наставник для тебя. А теперь нам пора позавтракать. Оставайся здесь, дорогая моя. Я прикажу Клэрис и Луи перенести сюда твои вещи, а потом тебе подадут завтрак. Ты должна хорошенько поесть - мне не нравится, что ты слишком худа. Мужчины любят женщин с пышными формами.
        - Когда я увижусь с Эмили? - спросила Маргарита.
        - В воскресенье, дитя мое. Мы вместе навестим твою дочь в женском монастыре. По воскресеньям мы устраиваем себе выходной и не принимаем гостей.
        Рене встала и поспешно вышла из комнаты.
        Маргарита осмотрелась вокруг и заглянула в шкафы и комоды. Она обнаружила множество прекрасных нарядов, и к каждому платью были подобраны туфельки. В ящиках лежали нижние юбки, изящные шелковые корсеты, чулки и подвязки.
        Вскоре в спальню вошла Клэрис с подносом в руках. За ней следовал Луи - он нес ларец, в котором лежали личные вещи Маргариты. Поставив ларец на туалетный столик, Луи поклонился и вышел из комнаты.
        - Вот ваш завтрак, мадам, - сказала Клэрис и добавила недовольным тоном: - Хотя в это время нормальные люди уже обедают. Мы с Луи уже давно позавтракали.
        - Мы живем в странном доме, Клэрис, и нам надо привыкнуть к этому. А где моя одежда?
        - Мадам Рене велела принести вам только личные вещи, миледи. Она сказала, что вам не понадобится ваша одежда, все необходимое висит в шкафах в этой комнате. Я упаковала ваши платья и отнесла к себе. Надеюсь, что когда-нибудь вы снова наденете их. А в этот ларец я положила драгоценности, миниатюрный портрет мадемуазель Эмили, ваши гребенки и щетки.
        - Спасибо, Клэрис, - сказала Маргарита и присела за стол, на который горничная поставила поднос. Увидев яйца под соусом, круассаны, сливочное масло и малиновый джем, Маргарита почувствовала, что голодна. От кофейника исходил приятный аромат. Маргарита так и не привыкла за годы замужества пить по утрам индийский чай, который предпочитал Чарлз. Улыбнувшись, она принялась за завтрак.
        - Я рада, что у вас хороший аппетит, мадам, - сказала Клэрис. - В последние годы вы заметно исхудали. И хотя я не одобряю того, чем вы теперь занимаетесь, но все же думаю, что пребывание в доме тети пойдет вам на пользу.
        - Говорят, что мужчины любят женщин с пышными формами, - смеясь, заметила Маргарита.
        - Мадам Рене хорошо изучила вкусы мужчин, - сказала Клэрис. - Ей ли не знать, чего они хотят и что любят.
        Позавтракав, Маргарита решила прилечь на кровать и подремать. В доме стояла тишина. Гости обычно съезжались не раньше десяти часов вечера. Сегодня ночью Сезар д'Обер должен был преподать ей еще один урок. А завтра Маргарита намеревалась приступить к делу и начать принимать клиентов наравне с другими девушками.

        Глава 4

        Открыв дверь в спальню Маргариты, герцог де Каравиль улыбнулся. Перед ним предстало восхитительное зрелище. Нагая Маргарита лежала на кровати. Молочную белизну ее кожи оттенял черный цвет шелкового покрывала. Темные локоны куртизанки рассыпались по плечам. Низ живота украшал темный треугольник мягких завитков. Шею - алая бархотка. Комната была залита золотистым светом множества свечей. В воздухе стоял тяжелый аромат лилий.
        Сезар д'Обер переступил порог и закрыл за собой дверь. Несколько секунд он разглядывал прекрасное тело Маргариты. У нее была изящная фигура, и Сезар с сожалением подумал о том, что превратности судьбы заставили эту даму знатного происхождения так низко пасть. У Маргариты была очень красивая грудь, он давно уже заметил это. Стройные бедра не были слишком широкими, но имели округлые женственные формы. Маргаритой нельзя было не любоваться.
        - Так, значит, сегодня ты решила ждать меня здесь и поэтому не спустилась в гостиную? - спросил Сезар, присаживаясь на краешек кровати.
        - Я подумала, что сегодня мне нет никакой необходимости выходить к гостям, - ответила Маргарита. - Ведь все знают о вашем уговоре с тетей Рене, месье. И я решила приготовить моему первому любовнику этот маленький сюрприз. Ты доволен?
        - Ты выглядишь очень эффектно, - сказал Сезар. - А теперь раздвинь ноги, дорогая, и поиграй со своим бутоном любви, пока я буду раздеваться. Впереди у нас долгая ночь.
        Герцог встал и начал раздеваться. Сначала он снял свой черный фрак, а затем развязал белый шейный платок.
        - Ты не слушаешь меня, дорогая, - упрекнул он Маргариту. - Почему не играешь со своим бутоном, как я велел?
        Сезар неодобрительно покачал головой, расстегивая черно-белый парчовый жилет.
        - Я никогда прежде не делала этого, - смущенно сказала Маргарита.
        - Ты еще многого не знаешь и не умеешь, и тебе предстоит сегодня многое сделать в первый раз. Не робей и во всем слушайся меня, твоего наставника.
        - А если я не буду выполнять распоряжения? - спросила она, бросив на Сезара строптивый взгляд.
        Сезар не спеша аккуратно повесил жилет на спинку стула.
        - Тебе нет никакого смысла проявлять непокорство, дорогая. Ты же хочешь стать куртизанкой и поэтому обязана во всем слушаться меня, чтобы овладеть ремеслом. Ты должна уметь доставлять мужчине наслаждение, и я научу тебя этому. А теперь выполняй мой приказ. Мы двинемся дальше только после того, как ты справишься с первым заданием.
        Маргарита нерешительно прикоснулась к своему бутону.
        - Смотри на меня и начинай ласкать себя, - распорядился Сезар. Сняв рубашку, он положил ее на стул поверх другой одежды и начал расстегивать брюки.
        Маргарита как завороженная следила за каждым его движением. В ее груди начала закипать страсть. У герцога были широкие плечи и узкая талия. Под брюками оказались шелковые кальсоны, которые он тоже снял. Наклонившись, Сезар стал разуваться, и Маргарита залюбовалась его крепкими ягодицами. Когда он повернулся, она увидела его половой член. Даже сейчас, в спокойном состоянии, он показался ей очень большим. Пенис ее мужа Чарлза был намного меньше.
        Герцог лег на кровать рядом с Маргаритой и, обняв ее, страстно поцеловал в губы. Их языки соприкоснулись, и Маргарита, к своему удивлению, заметила, что ее пальцы, игравшие бутоном, увлажнились. Герцог неожиданно ввел два пальца в ее лоно.
        - Продолжай ласкать себя, а я помогу тебе достичь апогея страсти, дорогая, - промолвил он, прерывая поцелуй.
        Маргарита чувствовала, как его пальцы двигаются внутри ее лона, и это возбуждало ее. Стон вырвался из ее груди. Она начала подымать и опускать бедра в такт движению руки своего любовника.
        - Ах ты маленькая потаскушка! - прошептал Сезар ей на ухо. - Тебе, оказывается, нравится ласкать себя!
        - Да, - призналась Маргарита, продолжая поглаживать подушечками пальцев свой бутон. Ее возбуждение нарастало.
        - Ну нет, ты кончишь не раньше, чем я разрешу тебе это, - сказал Сезар и убрал руку Маргариты с бутона любви. Перевернувшись на спину, он продолжал: - А теперь ты должна доставить мне такое же удовольствие, какое я только что доставил тебе. Встань на колени между моими ногами - я научу тебя, как надо сосать пенис и играть языком с яичками. Твоя тетя очень искусна в этом деле. Надеюсь, что ты тоже освоишь его. Если ты будешь прилежной ученицей, я сольюсь с тобой.
        Маргарита повиновалась. Она встала на колени между его ногами и взглянула на него, ожидая дальнейших инструкций.
        - Наклонись, - приказал Сезар, - возьми мой член в руку и поиграй с ним языком. Правильно, вот так. Молодец! О, как приятно! У тебя теплый, нежный язык.
        Эта игра возбуждала Маргариту. Она взяла осторожно головку члена в рот и начала полизывать ее. Пенис Сезара начал расти, наливаться силой, затвердевать. Маргарита чувствовала, как он пульсирует в ее руке. Сезар застонал от наслаждения.
        - Ах ты маленькая сучка! Кто научил тебя этому? Прекрати, иначе я сейчас кончу!
        Маргарита повиновалась.
        - Я думал, что ты никогда прежде не занималась подобными играми, - сказал Сезар.
        - Я действительно делаю это впервые в жизни, - промолвила Маргарита.
        Не в силах отказать себе в удовольствии, она снова лизнула твердый вздыбленный член Сезара. Судорога пробежала по телу Сезара.
        - Значит, ты обладаешь особой склонностью к подобного рода развлечению, дорогая, - процедил он сквозь зубы, стараясь держать себя в руках. - Я сообщу об этом твоей тете. О Боже! Сейчас же прекрати! Я больше не могу ждать, мне надо немедленно войти в тебя!
        Сезар повалил Маргариту на спину и, издавая глухие стоны от нетерпения, вошел в нее. Его пенис заработал, как поршень.
        Маргарита обвила его тело руками и ногами и закрыла глаза. «О Боже, как он мне надоел, - подумала она. - Неужели все мужчины будут навевать на меня такую скуку? Да, скорее всего, ведь я не испытываю к ним никаких чувств. Я не люблю Сезара, я никогда никого не полюблю. Но мне нельзя проявлять свои чувства. Я должна доставить ему наслаждение». Она притворно застонала и начала выкрикивать его имя, имитируя страсть:
        - Сезар! О, Сезар!
        Дрожь пробежала по телу Маргариты, когда Сезар излил в ее лоно мощный поток спермы. И хотя ее сердце молчало, она испытывала чувственное удовольствие. Скатившись с нее, герцог закрыл глаза. Он потерял много сил и сразу же погрузился в глубокий сон. «Любовник мало чем отличается от мужа, - думала Маргарита, глядя на него. - Да, герцогу удалось разбудить во мне чувственность, но не более того. Жози и Леония совершенно правы: ремесло куртизанки - довольно скучное занятие». Маргариту отличало от двух других девушек только то, что она была знатного происхождения и обладала особым очарованием. Она закрыла глаза, но не смогла уснуть. Вспомнив совет Жози, она встала, взяла кувшин с теплой водой и таз и начала подмываться.
        Услышав тихий стук, она подошла к двери и открыла ее. На пороге стояли Жози и Леония. Приложив палец к губам, они жестами попросили Маргариту выйти в коридор. Не смущаясь своей наготы, Маргарита последовала за ними в спальню Жози. Войдя в комнату, она увидела графа и барона, постоянных клиентов мадам Рене.
        - Марко и Эрнст должны завтра покинуть Париж, - сказала Леония.
        - И им очень хочется поразвлечься с тобой, - продолжала Жози. - Ведь они смогут снова посетить нас не раньше чем через несколько месяцев.
        - Но у герцога уговор с моей тетей, - возразила Маргарита.
        - Не беспокойся, он всегда спит после близости часа два, - сказала Леония. - У тебя уйма времени. Герцог ничего не узнает. А мадам Рене ты можешь все рассказать завтра, если захочешь.
        - А вдруг она рассердится на меня? - спросила Маргарита.
        - Не беспокойся, мадам Рене, наоборот, одобрит твой поступок, - сказала Жози. - Барон и граф ежегодно вносят в нашу кассу значительную сумму. Это избавляет мадам от необходимости брать плату за каждую услугу. К тому же власти не могут обвинить ее в том, что она содержит бордель. Ведь клиенты как будто ничего не платят. Имея всегда крупную сумму под рукой, мадам Рене своевременно дает взятки стражам порядка, чтобы задобрить их. Одним словом, мы живем за счет постоянных клиентов.
        - А как же платят такие гости, как, например, кузен герцога, недавно приехавший из Америки? - спросила Маргарита.
        - Случайные гости редко заходят к нам. Каждый такой визит должен быть заранее согласован с мадам Рене. Она предварительно встречается с этими господами и объясняет им правила поведения, принятые в нашем доме. Что же касается постоянных клиентов, делающих годовой взнос, то они могут посещать нас без предварительной договоренности и мы обязаны обслужить их.
        - Ну как, теперь ты готова обслужить Марко и Эрнста? Прошу тебя, не отказывайся, - промолвила Жози.
        - Я только начинаю карьеру куртизанки, месье, - смущенно сказала Маргарита, - я еще многого не умею.
        Она знала из рассказов девушек, что оба джентльмена имели причуды, и побаивалась их.
        - А вы останетесь со мной? - спросила Маргарита своих подруг.
        - Конечно, - заверила ее Жози. - Мы не хотим, чтобы мадам узнала, кто именно развлекал графа и барона. А когда все произойдет, мы поставим ее перед свершившимся фактом.
        - Ты вела себя с герцогом де Каравилем как испорченная девчонка, мадемуазель? - спросил барон Маргариту, обнимая ее за талию. Это был привлекательный мужчина среднего роста, белокурый и голубоглазый.
        - Кажется, он действительно решил, что я испорченная девчонка, - потупив взор, промолвила Маргарита.
        - Расскажи мне на ушко, что ты с ним делала, - сказал барон, лаская грудь Маргариты.
        Она зашептала ему что-то на ухо, а закончив рассказ, дерзко лизнула его мочку.
        Барон Амальгардт с довольным видом улыбнулся.
        - Да ты действительно испорченная девчонка! - промолвил он, снимая свой фрак. - Я должен немедленно тебя отшлепать!
        - О, пощадите меня, барон! - в притворном испуге воскликнула Маргарита.
        Жози и Леония переглянулись. Им нравилось, как ведет себя Маргарита. Их уроки не пропали даром.
        Схватив Маргариту, барон сел на кровать и положил ее на свои колени.
        - Какая восхитительная задница, - сказал он и начал шлепать Маргариту ладонью по ягодицам.
        Маргарита кричала, притворяясь, что ей больно. Однако Жози и Леония были правы: шлепки барона не причиняли ей неприятных ощущений, они только разогревали ее кожу. Лежа на коленях барона, Маргарита видела, как Леония тем временем расстегнула брюки графа, встала перед ним на колени и взяла в рот его пенис.
        Наконец барон поднялся с кровати и, подхватив Маргариту на руки, отнес ее к круглому мраморному столику в дальнем конце комнаты. Встав на ноги, Маргарита нагнулась и оперлась на мраморную столешницу. Барон тут же вошел в нее и совокуплялся с ней так долго, что Маргарита успела раза три кончить, прежде чем из его копья любви изверглась сперма. Место барона тут же занял граф. Маргарита с ужасом вспомнила, что итальянец предпочитает ворота Содома воротам Венеры.
        - Вы у меня первый, месье. Будьте, пожалуйста, осторожней, - попросила Маргарита, повернув голову.
        Граф кивнул и тщательно смазал анус Маргариты особой мазью. Когда все было готово, он обнял ее ягодицы, а Жози направила головку его члена в задний проход подруги. Граф начал медленно вводить его в узкое отверстие.
        Маргарита завизжала.
        - Изогни спину, - распорядился граф, и Маргарита тут же послушно исполнила его приказание. Одним движением граф вогнал свое копье любви в узкое ущелье. У Маргариты перехватило дыхание. Но копье графа начало свои ритмичные движения, и Маргарите стало немного легче дышать. Однако это соитие не доставляло ей никакого удовольствия. Наконец граф застонал, по его телу пробежала дрожь и он изверг сперму в задний проход Маргариты.
        - Ты восхитительна, мадемуазель, - похвалил он ее, вынимая свой обмякший член из ее ануса. - Я буду с нетерпением ожидать новой встречи. Через несколько месяцев я опять приеду в Париж.
        Маргарита наконец разогнулась и повернулась лицом к нему.
        - Буду счастлива снова встретиться, граф, - с улыбкой сказала она, помня наставления тети о том, что каждый клиент должен чувствовать себя истинным мужчиной и героем, выходя из ее спальни. Маргарита поцеловала графа Сирелло в полные чувственные губы, а он похлопал ее по ягодицам.
        - А теперь мне пора вернуться к герцогу, месье, - промолвила Маргарита. - Надеюсь, я понравилась вам обоим. Да хранит вас Бог в пути!
        И Маргарита поспешно вышла из спальни Жози. Вернувшись в свою комнату, она быстро помылась и легла на кровать рядом с герцогом, радуясь тому, что у нее выдалась минутка отдыха. Только теперь до ее сознания дошло, что ей пришлось в течение двух часов обслужить трех клиентов. А ведь ночь только началась! Теперь уж точно для нее не было пути назад. Как и ее тетя, она стала куртизанкой.
        Вскоре проснулся герцог и, прежде чем покинуть спальню Маргариты, два раза овладел ею.
        На следующий день Маргарита проснулась около полудня. Она чувствовала себя разбитой, у нее болело сердце от большого количества вина, выпитого накануне. Действительно, стоявший на столике графин был пуст. Маргарита подозревала, что тетя подмешивает в вино какое-то возбуждающее снадобье. Впрочем, она скоро привыкнет к нему, как привыкли две ее новые подруги.
        Сегодня вечером Маргарита должна была спуститься в гостиную и приступить к обслуживанию клиентов наравне с Жози и Леонией. В назначенный час Маргарита вышла из комнаты. На ней было розовое платье, украшенное серебристой вышивкой. Маргарита чувствовала себя усталой. В отличие от нее Жози и Леония были исполнены энергии и находились в приподнятом настроении. На рыжеволосой Жози было ярко-зеленое платье, а белокурая Леония надела голубовато-кремовый наряд. Что касается мадам Рене, то она всегда носила черные платья.
        - У тебя усталый вид, - заметила Рене, подойдя к племяннице. - Герцог, очевидно, превзошел сам себя.
        Жози засмеялась, а Леония закусила губу, чтобы не расхохотаться.
        - В чем дело? - спросила их Рене. - Что вы, негодницы, натворили? А ну, признавайтесь!
        - Вы же знаете, мадам, - начала Жози, - что вчера мы с графом и бароном поднимались наверх. Так вот, поскольку в это время герцог как раз заснул, мы пригласили к себе Маргариту.
        - О Боже! - воскликнула Рене. - Моя бедная крошка! Как ты себя чувствуешь? С тобой все в порядке?
        - Не беспокойся, тетушка, - ответила Маргарита. - Мне было интересно пообщаться с клиентами. Извращенность графа не понравилась мне. Мне бы больше не хотелось иметь с ним дело. А вот барон показался мне забавным. Его шлепки совершенно не причиняют боли. Более того, я заметила, что они возбуждают меня. Вернувшись в свою комнату, я вынуждена была пережить еще несколько атак проснувшегося герцога. Конечно, после нескольких лет воздержания я очень устала. Но думаю, что постепенно стану более выносливой и стойкой.
        Жози и Леония прыснули.
        - Как вам не стыдно! - накинулась на них Рене. - Моя племянница могла не выдержать такой напряженной ночи. Если вы еще хоть раз устроите нечто подобное, я выброшу вас на улицу!
        - Тетушка, прошу тебя, не горячись, - остановила ее Маргарита. - Меня никто не заставлял развлекать графа и барона. Жози и Леония попросили меня обслужить наших клиентов, и я согласилась, потому что хочу побыстрее овладеть ремеслом куртизанки. Пожалуйста, не сердись. Я действительно устала вчера, но в этом нет ничего страшного. С каждым днем я буду накапливать опыт и закалять свое тело. - Маргарита расцеловала Рене в обе щеки. - А сейчас скажи, что ты прощаешь Жози и Леонию. Они оказали мне неоценимую помощь.
        Но Рене не так легко было успокоить.
        - Я предупредила вас. Еще один подобный проступок - и вы окажетесь на улице, - сказала она девушкам и пошла встречать гостей, которые уже начали съезжаться.
        Маргарита села за фортепьяно и заиграла вальс. Граф, барон и месье Жорже из Нанта покинули Париж, и посетителей сегодня было немного. Некоторые из них сразу же сели за карточный столик. Братья-близнецы подошли к Маргарите и с улыбкой стали разглядывать ее.
        - Вы удивительно похожи друг на друга, - промолвила Маргарита. - Как вас различают?
        - Нас часто путают, - ответил один из них. Братья были настоящими красавцами.
        - Мы просим вас, мадемуазель, подняться с нами наверх, когда вы закончите играть, - сказал другой.
        - Конечно, месье, я с удовольствием покажу вам свою спальню, - с улыбкой согласилась Маргарита. - Но не забывайте, что мне еще не хватает опыта.
        - Мы расширим ваш кругозор, мадемуазель, - усмехаясь, сказал один из принцев.
        Спальня Маргариты, как и вчера, была залита золотистым светом, в воздухе стоял аромат лилий. Все трое быстро разделись и легли на кровать. Принцы начали целовать Маргариту и ласкать ее грудь. Вскоре ее охватило возбуждение. Она пылко отвечала на их ласки, и это доставляло им наслаждение. Братья чуть не подрались, споря о том, кто первым должен овладеть Маргаритой. И ей пришлось успокаивать их.
        - Я слышала, что вы любите одновременно совокупляться с женщиной. Если это так, то пусть один из вас введет свое копье любви в мое лоно, а другой в рот. Согласны?
        Принцы не возражали. Один из них расположился между ее ног, а другой встал на четвереньки над ее головой. Братья одновременно овладели ею, и Маргарита начала ритмично посасывать член одного из них, сообразуя движения своего языка с темпом толчков пениса, которые она ощущала в своем лоне. Близнецы кончили одновременно, как и предупреждали ее Жози и Леония. Маргарита чуть не захлебнулась спермой. Клиенты были в восторге от нее. Они осыпали ее комплиментами и хвалили ее мастерство. Она подала им вино и, пока они пили, тщательно помылась, готовясь ко второму акту. Принцы поменялись местами и снова овладели ею с двух сторон.
        Вернувшись в гостиную, братья отозвали мадам Рене в сторонку и стали что-то горячо втолковывать ей. Однако мадам Рене, слушая их, качала головой. Она явно с чем-то не соглашалась. На лицах принцев появилось выражение отчаяния. Маргарита издали следила за этой сценой. Она заметила, что тетушке все же удалось успокоить клиентов. Они поцеловали ей руку и, вернувшись к остальным гостям, сели играть в карты с графом Сен-Дени и месье Эсташем.
        Мадам Рене подошла к племяннице.
        - Принцы хотели купить тебя и пришли в отчаяние, когда я отказалась выполнить их просьбу. Но я объяснила им, что поклялась твоему мужу заботиться о тебе. Только так мне удалось отделаться от них. Ты понравилась всем джентльменам, которых успела обслужить, дорогая моя. Герцог без ума от тебя. Граф и барон прислали мне письма, в которых осыпают тебя похвалами. Не такой судьбы я хотела для тебя, Маргарита, но вынуждена признать, что у тебя настоящий талант очаровывать мужчин и доставлять им наслаждение.
        - Наверное, я прирожденная шлюха. Мне нравится заниматься сексом, и у меня само собой все получается.
        - Ну и слава Богу, дорогая. Не надо терзаться чувством вины. Мы созданы для того, чтобы дарить мужчинам наслаждение. А вот и Сезар со своим американским кузеном!
        Двое новых гостей приветствовали мадам Рене. Обменявшись с ними любезностями, она представила Маргариту кузену герцога. Он поклонился и поцеловал ей руку.
        - Вы долго пробудете в Париже, месье? - спросила его Маргарита.
        - До весны, - ответил он.
        - Надеюсь, вам нравится гостить во Франции. Ваш кузен, герцог де Каравиль, наверное, не дает вам скучать.
        - Мы очень разные люди, - сказал Бофор д'Обер. - Сезар находится в вечной погоне за удовольствиями. Революция ничему не научила его. А я занимаюсь делом, веду хозяйство. Я владею большой плантацией на берегах Миссисипи, в двадцати милях к северу от Нового Орлеана.
        - В ваших местах живут индейцы? - спросила Маргарита.
        - Да, но многие из них перебрались на запад.
        - А что вы выращиваете?
        - Сахарный тростник, индиго и многое другое. Мы стараемся во всем быть независимыми и самостоятельными, мадемуазель.
        - Вы женаты?
        - Моя жена умерла в прошлом году во время родов. У меня есть сын.
        - Я тоже овдовела недавно. У меня есть маленькая дочь, она воспитывается в школе при женском монастыре Святой Анны здесь, в Париже.
        - Как вы оказались в этом доме, мадемуазель? Вы совсем не похожи на куртизанку. Вы изящны и деликатны.
        - Спасибо, месье д'Обер. Вы очень добры, но я вынуждена заниматься этим малопочтенным ремеслом, потому что должна содержать ребенка. Мой муж был английским аристократом, вдовцом, как и вы. Он женился на мне, когда мне было семнадцать лет и я только начала выезжать в свет. Мы познакомились в Лондоне. Мои родители, граф и графиня де Тьерри, погибли во время революции. Мадам Рене - моя тетя. Она пожертвовала своей честью ради моего спасения. Я была тогда в младенческом возрасте и, конечно, ничего не помню. Она отправила меня учиться в Англию, когда мне было всего шесть лет. Моим опекуном был герцог Седжуик. Чарлз, мой муж, был намного старше меня. Его взрослый сын от первого брака возненавидел меня, и мы с Чарлзом переехали во Францию. Когда Чарлз умер, его сын выкрал завещание и уничтожил его. Так я и моя дочь остались без средств к существованию. Прошу вас, месье, не судите меня слишком строго.
        - А почему ваша тетя не позаботилась о вас? - спросил Бофор д'Обер.
        - Когда-то она спасла мне жизнь, а потом я выросла и получила воспитание на ее средства. Но я не могу всю жизнь сидеть у нее на шее. Тетушка не виновата в том, что я решила стать куртизанкой. Это мой выбор.
        - Я хотел бы, чтобы вы поднялись со мной наверх, мадемуазель, - сказал д'Обер.
        - Конечно, месье, как вам будет угодно. Надеюсь, ваш кузен хорошо отзывался обо мне.
        Маргарита взяла д'Обера за руку, и они вышли из гостиной. Переступив порог своей спальни, она прильнула к гостю и стала жадно целовать его. Но Бофор д'Обер высвободился из ее объятий.
        - Давайте присядем и поговорим, мадемуазель, - предложил он.
        - Разве вы не желаете поразвлечься со мной? - удивленно спросила Маргарита. Жози и Леония в один голос утверждали, что Бофор был пылким и энергичным любовником.
        - Не сейчас. Сначала мне хотелось бы поговорить с вами. Давайте выпьем вина.
        Д'Обер улыбнулся, и Маргарита подумала о том, что он совсем не похож на своего кузена. В отличие от Сезара Бофор не был красавцем. У него была ничем не примечательная внешность. На лице американца выделялись лишь живые зеленые глаза. Маргарита заметила, что в них светилась доброта. Она подала ему бокал вина и села рядом на диванчик.
        - При рождении мне дали имя Бофор, но друзья называют меня Бо. Надеюсь, мадемуазель, что мы подружимся с вами.
        - Как вам будет угодно, месье. Называйте меня Маргарита. Скажите, Бо, вы всегда заводите друзей в борделе?
        Бо усмехнулся.
        - Вы родились в Америке? - спросила Маргарита, не дождавшись ответа.
        - Нет. Я родился здесь, во Франции, но, когда мне было шесть лет, моя семья переехала в Луизиану. Дедушка к тому времени уже умер. Мой папа и мой дядя, отец Сезара, почувствовали, что надвигаются страшные времена. Они видели, что король не решается проводить реформы, несмотря на все свои обещания. Аристократы и церковь не хотели перемен. Надвигалась эпоха террора. Семья Сезара переехала в Рим, чтобы там переждать бурю. Крестный моей матери оставил ей в наследство земли в Луизиане, и мой отец решил, что нам следует переехать в Америку. Через месяц после того, как мы отплыли от берегов Франции, мятежники захватили Бастилию и убили начальника тюрьмы. А затем, как известно, Национальное собрание проголосовало за отмену всех привилегий и феодальных прав дворянства. Об этом мы узнали много месяцев спустя. Впрочем, эти известия были тогда уже не так важны для моей семьи, которая начала новую жизнь в Америке.
        - В эпоху террора моих родителей и тетю Рене арестовали только потому, что они были знатного происхождения, - сказала Маргарита. - У них не было никакой надежды на спасение. Тогда вас могли отправить на гильотину только из-за того, что вы родились в аристократической семье. Но тете было всего шестнадцать лет, и она не хотела умирать. В камере вместе с моей семьей сидела старая шлюха. И тетя втайне от своего брата разговаривала с ней. И вот однажды она вдруг заявила, что хочет встретиться с начальником тюрьмы. Узнав о желании шестнадцатилетней девушки знатного происхождения увидеться с ним, начальник заинтересовался и велел привести ее к нему. И тетя Рене соблазнила его. В благодарность за то, что она подарила ему свою девственность, он спас ей жизнь и разрешил вынести меня из тюрьмы. Я воспитывалась в том же монастыре, в котором сейчас находится моя дочь. А тетя стала любовницей начальника тюрьмы.
        - Тем не менее ваших родителей казнили, - заметил Бо.
        - Да, их невозможно было спасти. Франсуа, бывший начальник тюрьмы, может подтвердить это. Сейчас он служит дворецким здесь, в доме. После падения Наполеона он вышел в отставку, и тетя приютила его. К тому времени они, конечно, уже давно не были любовниками. Их дороги разошлись, но когда Франсуа оказался в беде, тетушка пришла ему на помощь. Хотите еще вина, Бо?
        - Вы любили мужа? - спросил Бо.
        - Да, очень. А вы любили свою жену?
        - Да. Но теперь я понимаю, что мне не следовало жениться на Элизе. Она была еще слишком молода, беременность и роды погубили ее. Она наслаждалась жизнью. Узнав, что у нее будет ребенок, она очень огорчилась. Теперь она не могла кататься верхом на лошади, ездить на балы, танцевать. Она впала в мрачное настроение.
        - Может быть, она предчувствовала свою скорую кончину, - сказала Маргарита.
        - Вряд ли. Элиза думала только об удовольствиях, и ей не нравилось, что беременность лишила ее радостей жизни. И хотя я любил ее, я понимал, что совершил большую ошибку, женившись на ней.
        - Мне жаль вашего сына, - сказала Маргарита. - Он не знал свою мать. У моей дочери Эмили по крайней мере сохранились какие-то воспоминания об отце.
        - Мой сын в надежных руках. Пока я нахожусь в отъезде, за ним присматривает моя сестра. Она приехала в поместье из монастыря, расположенного в Новом Орлеане. - Бо дотронулся до щеки Маргариты. - У вас доброе сердце, вам не следует оставаться здесь.
        И он нежно поцеловал ее в губы.
        - Я начала работать в этом борделе всего лишь несколько дней назад. Но за это короткое время я успела обслужить многих постоянных клиентов, в том числе и вашего кузена, - призналась Маргарита. - Я перешла грань, отделяющую добропорядочную женщину от шлюхи, Бо.
        - Распустите волосы, - попросил Бо.
        Маргарита вынула шпильки из волос, и они густой волной упали ей на плечи и спину.
        - Я нравлюсь вам, Бо?
        Бо погладил Маргариту по щеке. Его зеленые глаза с восхищением смотрели на нее.
        - Вы необыкновенно красивы, - сказал он и, взяв один из ее локонов, почтительно поцеловал его.
        Маргарита покраснела и растерялась, не зная, что сказать. Ее охватил ужас, когда она поняла, что относится к Бо д'Оберу не так, как к другим гостям тети.
        - Завтра воскресенье, - промолвил Бо. - Я знаю, что по воскресеньям ваша тетя не принимает гостей. Могу я увидеться завтра с вами, Маргарита?
        - Увидеться? - с недоумением переспросила она, не веря своим ушам. Неужели он начал ухаживать за ней? Нет, этого не может быть, ведь она куртизанка!
        - Да, мы могли бы устроить небольшой пикник.
        - Пикник? - Маргарита постаралась взять себя в руки. Нельзя же в самом деле быть такой дурой и постоянно переспрашивать Бо. - Мне жаль, Бо, но я не смогу составить вам компанию. По воскресеньям я навещаю свою дочь в женском монастыре.
        - Я провожу вас до монастыря, подожду, а потом отвезу домой.
        - Нет, нет, это невозможно, - решительно сказала Маргарита. - Мы ездим с Эмили на прогулку в парк. Я не хочу, чтобы она видела вас. Девочке не понравится, что ее недавно овдовевшая мама явилась в сопровождении мужчины.
        - Она не увидит меня, - сказал Бо. - Я доставлю вас в монастырь и уеду, а потом к назначенному времени вернусь, чтобы проводить вас до дома тетушки.
        - Если вы не желаете переспать со мной, я спущусь в гостиную. Мне нужно работать, - заявила Маргарита, вставая. Этот человек будоражил ее. Он обращался с ней почтительно, как со светской дамой, и это смущало Маргариту.
        - О, я очень хочу переспать с вами, Маргарита, но не сегодня вечером. Однако вам нет никакого смысла возвращаться в гостиную. Как я знаю, по субботам гости разъезжаются до полуночи, а сейчас уже почти двенадцать часов. - Бо снова усадил Маргариту на диванчик и ближе придвинулся к ней. - Я хочу поцеловать вас, - промолвил он и припал к ее губам.
        Его поцелуй был страстным и в то же время нежным. Сердце Маргариты учащенно забилось. «Что со мной?» - подумала она, отвечая на поцелуй Бо, и закрыла глаза. Губы Бо коснулись ее щеки, шеи, груди. У Маргариты закружилась голова, и она почувствовала, что тает в его объятиях. Но тут стоявшие на камине фарфоровые часы пробили полночь.
        Бо д'Обер поцеловал ее на прощание в губы, встал и поклонился.
        - В котором часу я должен заехать завтра за вами? - спросил он.
        - В полдень...
        - Спокойной ночи, Маргарита.
        - Спокойной ночи, Бо.
        Бо снова поклонился и вышел из спальни. Маргарита долго сидела в тишине, нарушаемой лишь тиканьем часов и потрескиванием огня в камине. Затем с улицы донеслись оживленные голоса - это гости тети Рене садились в свои экипажи. Вскоре они разъехались, и Франсуа запер входную дверь.
        Маргариту мучили сомнения. Чего хочет от нее Бо д'Обер? Он ведет себя с ней не так, как другие гости. Он обращается с Маргаритой как с почтенной вдовой. С ним она снова почувствовала себя настоящей леди Эббот. Но Маргарита больше не была истинной леди, она стала куртизанкой. Ей захотелось поговорить с тетей Рене. Встав, Маргарита спустилась на первый этаж, где была расположена спальня тетушки. Постучав, она открыла дверь. В комнате, кроме Рене, находилась ее горничная Бертильда, пожилая женщина, давно служившая в этом доме. Она убирала в ларец драгоценности своей госпожи.
        - А, это ты, моя крошка, - промолвила тетя. - Как тебе понравился американец?
        - Он обращался со мной совсем не так, как другие клиенты, - ответила Маргарита, присаживаясь на небольшой, обтянутый бархатом табурет.
        - Что ты имеешь в виду? - спросила тетя. - Он был жесток с тобой? Если это так, то я запрещу ему бывать у нас!
        Рене внимательно взглянула на племянницу. Маргарита молчала, потупив взор.
        - Расскажи, дорогая, что случилось, - попросила тетя и обратилась к горничной: - Бертильда, принеси нам что-нибудь поесть. Хлеб, сыр, фрукты. Не стой как истукан! Я терпеть не могу, когда ты подслушиваешь. Ступай!
        Бертильда, шаркая ногами, вышла за дверь.
        - Понимаешь, тетушка, - начала Маргарита, - он ведет себя со мной так, словно я не куртизанка, а настоящая леди.
        Мы только целовались, больше между нами ничего не было. Месье д'Обер хочет проводить меня завтра до монастыря Святой Анны. Он и слушать не желает никаких возражений.
        - Сезар говорил мне, что его кузен овдовел не так давно, - задумчиво промолвила Рене. - Надеюсь ты сказала ему, что уже принимала клиентов здесь, в доме? Он понял, что ты уже стала куртизанкой?
        - Да, тетя, я ничего не скрывала от него. Он сказал, что хочет меня, однако сначала мы должны лучше узнать друг друга.
        - Интересно. Он рассказал тебе, от чего умерла его жена?
        - Да, она умерла при родах.
        - Значит, маловероятно, что он любит мужчин и не интересуется женщинами, - размышляла вслух Рене. - Не знаю, что и сказать, дорогая. Господа, которые посещают мой дом, обычно грубы и прямолинейны в своих желаниях. Однако порой среди них встречаются и такие, которые любят делать вид, что ухаживают за девушкой. Возможно, месье д'Обер относится к числу таких мужчин. Он пробудет в Париже всю зиму. Если он пожелает, я могу предоставить тебя в его распоряжение. Я предложу ему это, когда он завтра заедет за тобой.
        - А ты поедешь со мной в монастырь, тетушка?
        - Ты этого хочешь, дорогая?
        - Конечно! Эмили обожает тебя. Она считает тебя своей бабушкой. Девочка будет разочарована, если ты не приедешь в этот раз. Я разрешила месье д'Оберу довезти меня до ворот монастыря, а потом он уедет. Я не хочу, чтобы Эмили видела меня с мужчинами.
        - Ты права, - поддержала ее тетя. - В таком случае я еду с тобой. А теперь скажи, что еще вызывает у тебя беспокойство?
        - Когда месье д'Обер целует меня, я испытываю сильное волнение, а обслуживая других мужчин, я чувствую, что мое сердце остается холодным и равнодушным. Почему так происходит, тетя?
        - Порой такое случается, - ответила Рене. - Ты же не каменная, у тебя есть эмоции. Не беспокойся, дорогая, это легкое увлечение пройдет.
        - Я испытываю новые, необычные чувства, тетя, и не могу понять себя, - призналась Маргарита.
        - Тебе приятно то, что мужчины восторгаются тобой? Тебе нравятся их ласки? - спросила Рене.
        - Я и не подозревала, что мужчины такие разные, - смеясь, сказала Маргарита.
        - Ты очаровала всех клиентов, которых успела принять за это время. Думаю, что тебя ждет большое будущее на избранном тобой поприще, хотя мне и не нравится твой выбор. Герцог и принцы восхваляют твое мастерство. Где ты научилась искусству орального секса? Не мог же Чарлз обучить тебя этому!
        - Конечно, нет. Наверное, у меня природный талант, тетушка, - краснея, сказала Маргарита. - Герцог сказал мне, что делать, и когда я выполнила его приказ, он пришел в восторг. Близнецы хотели одновременно овладеть мной, но поскольку я не хотела совокупляться с ними через задний проход, я предложила им заняться оральным сексом. Оба остались очень довольны.
        - Ты права. Я даже испугалась, что они попытаются выкрасть тебя. А вот и Бертильда. Сейчас мы немного перекусим. Налей вина, дорогая. Ты на славу потрудилась, и я очень довольна тобой.
        Маргарита встала и, подойдя к столу, налила вина себе и тете.
        - Никогда не думала, что моя жизнь так резко изменится, - сказала она.
        - Ты чувствуешь себя несчастной? - спросила Рене.
        - Нет, тетушка.
        - Но и чувства счастья ты, конечно, не испытываешь, - заметила Рене.
        - Я никогда не смогу быть счастливой.
        - Но почему? Я от всей души желаю тебе счастья.
        - Нет, тетушка. Это невозможно. На моем попечении находится Эмили. Я должна обеспечить ее будущее, потому что не хочу, чтобы она шла по моим и твоим стопам. Я мечтаю о том, чтобы Эмили стала порядочной независимой женщиной. Но добиться этого не так-то просто.

        Глава 5

        Из своих тридцати восьми лет Бо д'Обер прожил в Новом Свете тридцать два года. Он считал себя американцем, несмотря на то что был французом по рождению. Когда ему было двадцать лет, Соединенные Штаты купили у французского правительства Луизиану. Бо и Сезар были совершенно не похожи друг на друга. Сезар жил так, как будто в мире после череды войн и революций ничего не изменилось. Когда на французский трон вновь взошел король из династии Бурбонов, он решил, что вернулись времена старого режима. В отличие от кузена Бо ясно видел изменения, произошедшие в мире.
        Он с детства не был во Франции. Многое здесь изменилось и в то же время не изменилось ничего. Старое, уцелевшее во времена революции дворянство мило сосуществовало с новой аристократией, возникшей в годы правления Наполеона. Король и его двор были, конечно, интересной достопримечательностью страны, но Бо, несмотря на свое знатное прохождение, не хотел бы принадлежать к придворной камарилье. Он поклялся себе больше никогда не приезжать во Францию, на родину своих предков. Нынешний визит Бо имел практическую цель. Он надеялся найти во Франции женщину, которая стала бы его женой и согласилась бы навсегда уехать с ним в Америку.
        Бо д'Обера, как кузена герцога де Каравиля, радушно принимали во всех аристократических домах Парижа. Бо познакомился со множеством юных девушек и молодых женщин. Однако они слишком походили на Элизу. Изнеженные и избалованные, они не годились для жизни вдали от Парижа и привычной им обстановки. Бо уже отчаялся найти себе жену, но тут он встретил Маргариту, и его надежды вспыхнули с новой силой. Сезар рассказал ему историю Маргариты и сообщил о том, что будет ее первым любовником.
        А потом после свиданий с нею Сезар поделился с Бо своими впечатлениями. Он похвалился, что несколько раз довел Маргариту до экстаза и разбудил в ней дремавшую чувственность. Герцог заметил, что новая куртизанка обладает особым талантом - она, как ни одна другая женщина, умеет доставить наслаждение мужчине с помощью минета.
        - Вы должны непременно воспользоваться ее услугами, кузен, - сказал герцог.
        Бо последовал совету Сезара и пригласил Маргариту наверх. Он горел желанием заняться с ней любовью, но сначала ему хотелось лучше узнать ее. В отличие от Сезара Бо не привык спать с женщинами, к которым не испытывал никаких чувств, кроме вожделения. Маргарита к тому же казалась ему слабой и хрупкой, и у него возникало желание защитить ее. Теперь Бо знал, что заставило Маргариту стать куртизанкой, и ему было искренне жаль эту молодую прекрасную женщину.
        На другой день в условленное время Бо заехал за Маргаритой и ее тетей, и они отправились в монастырь Святой Анны. На Маргарите было пальто из алого бархата с бобровым воротником и меховая шапочка. Рене надела темно-синее бархатное пальто и синюю атласную шляпу, украшенную жемчугом. Маргарита всю дорогу молчала, а ее тетушка без умолку говорила.
        - Вы очень милы, мой дорогой. Только не говорите, что вы одеваетесь у американского портного, я никогда этому не поверю.
        - Нет, мадам Рене, я, как и Сезар, заказываю одежду у французского портного, - сказал Бо. - Но его ателье в Новом Орлеане, а не в Париже.
        - И этот Новый Орлеан столь же красив, как и Париж? - спросила Рене.
        - Нет, мадам, на свете не существует города, который по своей красоте мог бы сравниться с Парижем, но Новый Орлеан по-своему прекрасен.
        - В Англии тоже красивые города, - сказала Рене. - Маргарита много лет жила там.
        - Значит, вы говорите по-английски? - удивленно спросил Бо, обращаясь к Маргарите.
        - Да, - ответила она.
        - Мы происходим из знатной семьи, - продолжала Рене. - Но революция изменила всю нашу жизнь. Когда она началась, мне было шестнадцать лет. Я успела получить хорошее образование. Я не предавала свое сословие, но не хотела приносить себя в жертву устаревшим ценностям и традициям, как это сделал мой брат, отец Маргариты. А теперь скажите честно, чего вы хотите от моей племянницы?
        Неожиданный вопрос не застал Бо врасплох.
        - Я хочу наслаждаться ее обществом все то время, пока буду гостить в Париже. И я прошу вас, мадам Рене, не предлагать Маргариту другим клиентам. Я пришел в ваш дом как гость герцога де Каравиля, но поскольку я пробуду в Париже еще несколько месяцев, то готов внести плату за целый год в кассу вашего заведения в обмен на привилегию наслаждаться обществом вашей племянницы. Надеюсь, вы не обидитесь на меня за прямоту. Я постарался откровенно ответить на ваш вопрос.
        - Я с радостью приму ваши деньги, месье д'Обер. Вы ничуть не обидели меня. Что же касается Маргариты, то вы сами должны спросить ее, желает ли она составить вам компанию и развлекать вас в течение этих нескольких месяцев. Теперь слово за ней, - сказала мадам Рене. - Ну вот мы и приехали. Заезжайте за нами часа через четыре, месье.
        Рене и Маргарита вышли из экипажа. Отъехав на безопасное расстояние, Бо оставил карету на попечение кучера, а сам пешком вернулся к воротам монастыря. Здесь он спрятался в одной из ниш и стал ждать. Через несколько минут Бо увидел, как на улицу вышли Маргарита, ее тетя и маленькая девочка. Они двинулись вниз по улице к расположенному у реки парку. Бо д'Обер последовал за ними, стараясь, чтобы его не заметили.
        Был ясный зимний день. Февральское солнце освещало посыпанные гравием аллеи парка, вдоль которых стояли голые деревья. Женщины купили горячих каштанов у уличного торговца и, пройдя немного по аллее, сели на мраморную скамейку. Сначала они все втроем лакомились каштанами, а потом Маргарита и Эмили стали играть в мяч.
        Дочь Маргариты была очаровательным ребенком. Ее личико обрамляли густые темные локоны. Эмили была очень похожа на мать и столь же красива. На ней было невзрачное пальто серого цвета. Эмили бегала сломя голову и резвилась, словно дикий зверек, выпущенный на свободу из клетки. Ее бледные щечки раскраснелись на свежем воздухе. Внезапно девочка упала и громко расплакалась. Рене и Маргарита тут же бросились к ней. Бо тоже кинулся на помощь крошке.
        Маргарита была поражена, увидев подбежавшего к ним Бо. Однако она скрыла свое удивление и сосредоточила все внимание на дочери.
        - Что случилось, Эмили? - спросила она.
        - Я подвернула ногу, мама, - плача, ответила девочка.
        - Давай попробуем встать, - сказала Рене, помогая Эмили подняться на ноги. Но правая лодыжка причиняла девочке нестерпимую боль, и Эмили снова упала на землю и разрыдалась.
        - Я отнесу ее в монастырь на руках, - решительно заявил Бо. Наклонившись, он обратился к девочке: - Обхвати меня ручками за шею, Эмили.
        - Откуда вы знаете, как меня зовут? - спросила малышка, обвив руками шею незнакомца.
        - Я слышал, как тебя называла мама. Скажи, тебя действительно зовут Эмили? Или может быть, твое имя Золушка?
        Он подхватил девочку на руки. Эмили засмеялась.
        - Я Эмили, - сказала она. - А вы такой же веселый, как мой папа. Но мой папа, к сожалению, умер.
        - Прими мои соболезнования, Эмили, - сказал Бо. - Но не горюй. Сейчас он, наверное, находится на небесах вместе с ангелами и наблюдает оттуда за тобой.
        - То же самое говорит мне сестра Мария Регина, когда хочет, чтобы я была послушной. Но я не всегда слушаюсь ее, - призналась Эмили, - хотя стараюсь быть хорошей девочкой.
        - О, я уверен, что ты действительно стараешься! - воскликнул Бо серьезным тоном. Они вышли из парка и направились по улице в сторону монастыря Святой Анны.
        Наблюдая за Бо и Эмили, мадам Рене вдруг подумала о том, что из американца вышел бы хороший муж для ее племянницы. Бо был вдовцом, а ее племянница - вдовой. Общество никогда не простило бы Маргарите то, что она была куртизанкой, пусть даже всего лишь в течение нескольких дней. Но Америка находится далеко от Парижа, и вряд ли там кто-нибудь узнает о печальных страницах прошлого Маргариты. Единственным человеком, который мог бы испортить ее репутацию, был герцог де Каравиль. Будет ли он молчать?
        Рене разволновалась. Брак с Бо д'Обером был единственным шансом для Маргариты избежать участи куртизанки. Рене решила, что в понедельник, когда Бо принесет деньги, она не возьмет их и заявит, что отдает ему Маргариту бесплатно. А потом, если Бо действительно влюбится в Маргариту и захочет жениться на ней, Рене поставит тысячу свеч в соборе Парижской Богоматери в благодарность за чудо спасения племянницы.
        Маргарита шла рядом с Бо д'Обером, который нес на руках ее дочь. Она догадалась, что он следил за ними, но не понимала, зачем он это делал. Тем не менее Маргарита была благодарна судьбе за то, что она послала Бо д'Обера на помощь ее маленькой дочери. Она видела, что Бо и Эмили понравились друг другу и быстро нашли общий язык.
        Вскоре они подошли к воротам монастыря, и Маргарита позвонила в колокольчик. Ворота сразу же распахнулись.
        - О Боже! - воскликнула пожилая монахиня, увидев Эмили на руках незнакомца. - Что случилось?
        - Я упала и подвернула ногу, сестра Анна-Мари, - ответила девочка. - А этот джентльмен несет меня от самого парка на руках.
        - Передайте ее мне, месье, - сказала монахиня.
        Бо осторожно передал девочку Анне-Мари, поклонился и ушел.
        - С ней все будет в порядке, леди Эббот, - успокоила Маргариту монахиня. - Не беспокойтесь. Вы придете в следующее воскресенье?
        - Конечно, сестра, - ответила Маргарита и погладила дочь по щеке. - В следующий раз не бегай как угорелая, - с улыбкой сказала она и нежно поцеловала Эмили.
        - До свидания мама, до свидания, тетя Рене, - попрощалась девочка. - Каштаны были очень вкусными. Спасибо за угощение!
        - До свидания, дорогая моя, - сказала мадам Рене и поцеловала Эмили в лоб. - Увидимся через неделю.
        Маргарита и Рене вышли из монастыря и направились в сторону своего дома. Вскоре их догнал Бо д'Обер.
        - Как чувствует себя крошка? - спросил он.
        - С ней все будет в порядке, - ответила Рене, опередив племянницу. - Обычные детские шалости. Зачем вы следили за нами? - с упреком спросила она. - Впрочем, хорошо, что вы оказались рядом. Вы нам очень помогли, месье д'Обер.
        - Большое спасибо, месье, - промолвила Маргарита.
        - Эмили похожа на вас, - промолвил Бо.
        - Похожа? - переспросила Маргарита, и в ее глазах блеснули слезы. - Может быть. Но мне бы очень не хотелось, чтобы ее судьба была похожа на мою. Моя девочка никогда не станет куртизанкой!
        И с этими словами Маргарита ускорила шаг и быстро оторвалась от своих спутников. Бо д'Обер хотел последовать за ней, но мадам Рене остановила его и взяла под руку.
        - Маргарита не годится для той жизни, на которую обрекла себя, месье, - промолвила она. - Вы понимаете, о чем я говорю?
        Бо кивнул.
        - Да, я прекрасно вас понимаю, мадам, и разделяю ваше мнение.
        - Приезжайте в понедельник, месье. Я решила не брать с вас денег. Вы можете проводить время с моей племянницей. Она не будет принимать никого, кроме вас. Я поступаю так ради ее блага и надеюсь, что вы не обидите ее.
        - Сколько раз ваша племянница принимала клиентов? - спросил он.
        - Два раза, - ответила Рене. - Один раз вашего кузена, а затем ее клиентами были двое персидских принцев.
        Она намеренно умолчала о графе и бароне.
        - А что скажет ваш кузен, когда узнает о нашем с вами уговоре, месье? - спросила мадам Рене.
        - Мне это совершенно безразлично, - ответил Бо. - Меня увезли из Франции в возрасте шести лет. По существу, я американец, а мы, американцы, очень отличаемся от вас, французов.
        - Уверяю вас, месье, в любом уголке мира люди придают огромное значение репутации. Маргарита Тьерри не известна во французском обществе. А вот у леди Эббот была репутация верной жены и прекрасной матери. Поймите, я опасаюсь за будущее Эмили. Репутация ее матери должна оставаться безупречной.
        Тем временем они уже подошли к дому мадам Рене. Бо д'Обер поклонился и поцеловал Рене руку.
        - Я согласен с вами, мадам, - сказал он и попрощался с ней.
        Рене проводила его задумчивым взглядом. Теперь она уже не сомневалась в том, что Бо д'Обер увлечен ее племянницей. Войдя в дом, мадам Рене велела Франсуа попросить девушек спуститься в гостиную.
        - Я должна поговорить с вами, - сказала она. - Ты тоже приходи.
        Франсуа понял, что что-то произошло и их ждет серьезный разговор. Он поспешно поднялся на третий этаж и попросил Жози, Леонию и Маргариту собраться в гостиной. Через несколько минут все были в сборе. Мадам Рене не стала тратить время на предисловия и сразу же приступила к главному.
        - Дело в том, что американец, Бо д'Обер, увлечен Маргаритой, - сообщила она. - И у Маргариты есть шанс, пусть и небольшой, стать его женой.
        - Тетя! - вспыхнув от смущения, воскликнула Маргарита. - Что вы такое говорите! Ни один порядочный мужчина не пожелает взять меня в жены!
        - Это заблуждение, дорогая моя, - заявила Рене. - И я никому не позволю в моем присутствии утверждать нечто подобное. Надеюсь, все меня поняли?
        - О, Маргарита, из тебя получится замечательная жена, - сказала Леония.
        - Конечно, - согласилась с ней Жози. - Теперь, когда ты удовлетворила свое любопытство и узнала, что такое страсть и как надо заниматься любовью, ты сможешь доставлять своему мужу истинное наслаждение. В любом случае тебе нужно вернуться к той жизни, к которой ты привыкла, дорогая.
        - Я рада, что вы все это понимаете, - промолвила мадам Рене. - А теперь давайте договоримся о том, что инцидента с графом и бароном не было. Вы меня поняли?
        - Да, мадам! - хором ответили Жози и Леония.
        - Моя племянница занималась любовью лишь с герцогом и принцами. Других клиентов у нее не было, - повторила Рене. - Маргарита больше не будет спускаться к нашим посетителям в гостиную. Отныне ее единственным клиентом станет месье д'Обер. Я понимаю, что нам нужна еще одна девушка. Месье Жорже говорил, что у него есть на примете юная красавица из Нанта. Я сегодня же напишу ему, чтобы он прислал ее в Париж.
        Маргарита была поражена всем услышанным.
        - Но ведь это безумие, тетя, - сказала она.
        - Дорогая моя, я редко ошибаюсь в людях. То, что Бо д'Обер увлечен тобой, видно невооруженным глазом. У тебя появился шанс изменить свою жизнь, и ты должна воспользоваться им! Я никогда не прощу себе, если мы упустим его. Ты вкусила все прелести нашего ремесла, и я знаю, что оно не понравилось тебе. Бо ищет себе жену. Ты явно приглянулась ему. Попытка не пытка. Постарайся еще больше понравиться ему!
        - Каким образом, тетя? - спросила Маргарита.
        - Веди себя естественно, будь такой, какая ты есть на самом деле, и не изображай из себя куртизанку. Он обращается с тобой как с благородной дамой, Маргарита. Это хорошо, но ты должна соблазнить его и заставить привязаться к тебе. Бо должен чувствовать, что ты необходима ему как воздух. Ты ведь давно уже не наивная девственница, ты - женщина в полном расцвете сил. Выбирай, чего ты хочешь: повторить мою незавидную судьбу или снова вернуться к той жизни, к которой ты привыкла?
        - А как же герцог? Он же глава семейства д'Оберов. Позволит ли он своему кузену жениться на женщине легкого поведения, с которой сам недавно занимался любовью? - спросила Маргарита. - Ведь я запятнала свое доброе имя, тетя, и с этим уже ничего нельзя поделать.
        - Да, во Франции ты, возможно, не смогла бы вернуться к нормальной жизни, - сказала Рене. - Но Бо хочет увезти свою жену в Америку, в Луизиану. Маловероятно, что он когда-нибудь вернется на родину своих предков. За океаном никто не знает о том, что ты работала в борделе, дорогая. Для американцев ты будешь вдовой лорда Чарлза Эббота. Вряд ли кто-то из наших клиентов, общавшихся с тобой или видевших тебя в моем доме, когда-нибудь окажется за океаном. Что касается герцога, то он терпеть не может трудных продолжительных путешествий и никогда не покинет Париж. Это твой шанс, Маргарита, не упусти его!
        Рене ободряюще улыбнулась племяннице.
        - Мы поможем тебе! - в один голос воскликнули Жози и Леония.
        - От вас не требуется никакой помощи, - недовольным тоном заявила мадам Рене. - Однажды вы уже наломали дров. Лучше не вмешивайтесь не в свое дело! И не вздумайте давать советы Маргарите. Моя племянница в общении с Бо д'Обером должна быть в меру сдержанна и скромна. Если он почувствует, что она искушена и слишком опытна в любовных утехах, то вряд ли женится на ней. Надеюсь, вы все меня правильно поняли. А сейчас, если у вас нет вопросов, можете вернуться к себе.
        Жози, Леония и Маргарита встали и вышли из комнаты. Мадам Рене осталась с глазу на глаз со своим бывшим любовником и наставником.
        - Ты думаешь, что тебе удастся спасти племянницу? - спросил Франсуа.
        Она пожала плечами.
        - Не знаю, но мне очень хочется надеяться на это.
        - Но удастся ли тебе уговорить Сезара д'Обера не мешать этому браку?
        Рене улыбнулась.
        - Мне известны кое-какие секреты этого джентльмена, Франсуа. И Сезар вряд ли захочет, чтобы они получили огласку. Если Бо и Маргарита придут к согласию и захотят пожениться, я сделаю все, чтобы этот брак состоялся. Я не сомневаюсь, что герцог благословит их. Я пригрожу ему в противном случае раскрыть его тайну. Сезар д'Обер - большой сноб и не захочет стать посмешищем в глазах общества.
        Рене знала, что Сезар, будучи юношей, женился в Риме на женщине, которая была намного старше его и имела небезупречную репутацию. Она не любила Сезара, ее интересовали только его деньги. Отец Сезара убедил сына в том, что его брак был заключен незаконным образом, и заставил его жениться на дочери богатого флорентийского купца, порядочной, целомудренной девушке. Однако через некоторое время выяснилось, что первая жена Сезара д'Обера была его законной супругой. Дочь флорентийского купца, которая уже была беременна, сошла с ума от стыда и горя. Ее отправили в монастырь, где она и родила ребенка, сына Сезара. Его законная супруга до сих пор жила в Риме. Сезар платил ей за молчание. Незаконнорожденного сына герцога воспитали родители матери, бабушка и дедушка, которые привили ему ненависть к французам, в особенности к семейству д'Оберов.
        Всю эту историю Рене узнала от одного флорентийца, который прежде часто посещал ее заведение. Посетив дом мадам Рене, герцог удивился, что никто в Париже не знает о его скандальном прошлом. Рене никогда не стала бы прибегать к шантажу, но ради счастья племянницы она готова была пойти на все.
        Наступил вечер понедельника, и в дом мадам Рене начали съезжаться гости. Их было немного, но Жози и Леонии приходилось то и дело подниматься с ними наверх. Мадам Рене еще в воскресенье написала месье Жорже в Нант о том, что он может прислать в Париж свою протеже.
        Герцог и его кузен тоже приехали в бордель к десяти часам вечера. Рене стала развлекать Сезара д'Обера, а Бо сразу же поднялся в комнату Маргариты.
        Маргарита встретила его застенчивой улыбкой. На ней было простое домашнее платье, гармонировавшее с васильковым цветом ее глаз.
        - Я не знала, что мне надеть, - призналась она. - Тетя сказала, что я буду принимать вас в своей спальне и мне не нужно спускаться в гостиную. Поэтому я подумала, что было бы глупо надевать вечернее платье. Хотите вина?
        - Да, мадемуазель, благодарю вас, - ответил Бо.
        Маргарита налила красного вина в прозрачный бокал из венецианского стекла и подала его гостю.
        - Я хочу выпить за самую красивую женщину Парижа, - сказал он.
        Маргарита вспыхнула от смущения.
        - Вы мне льстите, - пролепетала она.
        - Вы так очаровательно краснеете, - промолвил Бо, обняв ее за талию. - Мне хочется осыпать вас комплиментами и любоваться вашим смущенным видом.
        - То же самое говорил мне мой муж Чарлз, - грустно сказала Маргарита.
        - По-видимому, он очень любил вас.
        Бо взял из ее рук бокал и поставил его на маленький столик, а затем его губы коснулись губ Маргариты.
        - Мне так хочется овладеть вами, Маргарита, - хрипловатым от страсти голосом промолвил он. - Но я не хочу заниматься с вами любовью против вашей воли. Я знаю, дорогая, что вы оказались в этом доме в силу обстоятельств, и не желаю пользоваться этим.
        Маргарита робко посмотрела ему в глаза. Неужели тетя Рене была права и этот человек действительно увлечен ею?
        - Вы очень добры, месье, - прошептала она, чувствуя, как у нее замирает сердце.
        Бо нежно погладил ее по щеке.
        - Вы восхитительны, Маргарита. Вы наполняете мою душу нежными чувствами, вы приводите меня в смятение, вы разжигаете огонь страсти в моей крови. Я хочу вас!
        - Я не такая опытная и искушенная в искусстве любви, как Жози и Леония, месье, - робко сказала Маргарита. - Девушки рассказывали мне о вас. Вы неутомимый и искусный любовник. Боюсь, что я не сумею доставить вам наслаждение. Хотя, возможно, ваш кузен думает иначе.
        Маргарита снова вспыхнула до корней волос.
        - Я не придаю большого значения тому, что говорит Сезар. Он постоянно хвастается своим успехом у женщин, - сказал Бо. - Трудно понять, когда он говорит правду, а когда сильно преувеличивает. Забудьте о моем кузене и персидских принцах. Вы понимаете, о чем я говорю? Маргарита расплакалась.
        - О, как вы добры! - воскликнула она, всхлипывая.
        Бо бережно погладил Маргариту по голове. Она потупила взор, но он приподнял ее голову за подбородок и вгляделся в ее васильковые глаза. Их губы слились в нежном поцелуе. Маргарита почувствовала, что язык Бо проник в ее рот. Дрожь возбуждения пробежала по ее телу. Она закрыла глаза, и Бо, подхватив ее на руки, отнес на стоявший у окна диванчик. Открыв глаза, она взглянула на него и увидела, что его взор горит огнем желания.
        - Вы испепелите меня своим жгучим взглядом, - сказала она.
        - Почему вы не называете меня по имени, Маргарита? Я хочу услышать свое имя из ваших очаровательных уст.
        - Бо, - прошептала она. - Бо...
        - Маргарита! Красавица моя, я обожаю тебя, - промолвил Бо и стал осыпать ее поцелуями.
        Маргарита почувствовала, как сильно колотится ее сердце. Бо коснулся груди Маргариты, и она затрепетала от наслаждения. Таких чувств Маргарита никогда прежде не испытывала, даже в минуты близости со своим любимым Чарлзом. Бо был нежен, хотя ему не терпелось овладеть ею. Он сдерживал свою страсть, чтобы не испугать ее и доставить ей удовольствие своими ласками. У нее было такое чувство, словно он ведет ее в танце, и Маргарите было приятно следовать за ним. Чарлз любил ее, но он был сдержан в своей любви. До недавнего времени Маргарита не знала, что бывает пламенная, исступленная страсть.
        Рука Бо скользнула за лиф ее платья, и Маргарита почувствовала прикосновение его ладони к своей обнаженной груди. Бо взглянул на трепещущие веки Маргариты, и на его губах заиграла нежная улыбка. Нет, она вела себя вовсе не так, как ведут себя куртизанки. Наклонившись, он поцеловал ее грудь.
        - О Боже! Маргарита, как ты прекрасна! - простонал Бо.
        - Мне страшно, - прошептала она.
        - Ничего не бойся!
        - И все же я боюсь, Бо.
        - Дорогая моя, ты же видишь, как я люблю тебя.
        Бо заговорил с ней по-английски, и она отвечала ему на том же языке.
        - Ты не можешь любить меня, - возразила Маргарита. - Ведь я ничем не лучше Жози и Леонии.
        - Нет! - воскликнул Бо, качая головой. - Ты порядочная женщина, вдова лорда Чарлза Эббота. Я не придаю никакого значения тому, что произошло на прошлой неделе. По моему мнению, на связь с другими мужчинами тебя толкнуло простое любопытство. Запретный плод сладок. Но теперь, когда ты вкусила его, я не сомневаюсь, что ты будешь верной подругой жизни. Ты будешь хранить верность своему второму мужу. Мы с тобой уедем из Европы и будем жить в Луизиане. Ты родишь мне детей, моя милая крошка.
        - Ты хочешь, чтобы мы поженились? - не веря своим ушам, спросила Маргарита. Тетя Рене предрекала подобный ход событий, и тем не менее слова Бо привели Маргариту в полное замешательство. Надежды тетушки казались ей самообманом.
        - Да, - ответил Бо, - я хочу, чтобы ты стала моей женой.
        - Что, если мы не подходим друг другу? - спросила Маргарита.
        Бо рассмеялся и встал. Расстегнув брюки, он обнажил свой член и показал его Маргарите.
        - Думаю, что мы прекрасно подходим друг другу, - промолвил он.
        Маргарита словно зачарованная смотрела на пенис Бо. Он выглядел даже более величественным, чем копье любви Сезара. Скинув платье, Маргарита встала на колени и взяла в рот пенис Бо. Она посасывала его, а потом взяла в руку и стала облизывать. Улыбка наслаждения заиграла на губах Бо. Бо начал быстро раздеваться. Его фрак, парчовый жилет и шелковый шейный платок были брошены на пол. Наконец, он снял белую рубашку. Его расстегнутые брюки и кальсоны соскользнули на пол. Он постанывал, чувствуя прикосновения к своему члену теплого языка Маргариты и ее нежных пальцев.
        Маргарита взглянула на него снизу вверх.
        - Я... я не могла удержаться... - пролепетала она. Бо поднял ее на ноги.
        - Знаешь, мне не очень-то удобно стоять вот так, со спущенными брюками, - смеясь, промолвил он.
        - Пойдем, - сказала Маргарита и, взяв Бо за руку, подвела его к кровати. Бо сел и снял туфли и шелковые чулки.
        - А теперь, леди Эббот, вы расплатитесь за то, что только что сделали со мной, - улыбаясь, сказал Бо. - Но сначала я хочу ответить на ваш вопрос. Да, я действительно предлагаю вам стать моей женой. Что вы скажете на это?
        Бо повалил Маргариту на кровать и лег рядом с ней.
        - Если мне понравится заниматься с вами любовью, Бо, то так и быть, я соглашусь стать вашей женой, - ответила Маргарита и ахнула, почувствовав, как пенис Бо вошел в ее лоно.
        Маргарита закрыла глаза от наслаждения и обвила ногами талию Бо. Он застонал и на минуту застыл, а затем начал ритмично двигаться. Маргарита ощущала толчки его копья любви внутри своих тесных, узких ножен. Волна наслаждения захлестнула ее, и она закричала. Ее ногти вонзились в спину Бо, зубы впились в его плечо. Она хотела задушить в себе крики, но не могла.
        Маргарита начала двигаться в такт толчкам Бо, подчинись его ритму.
        - О, Бо! Не останавливайся! Только не останавливайся! - задыхаясь, кричала она.
        Маргарита воспарила к вершинам страсти, а затем свет померк в ее глазах, и она на мгновение лишилась чувств.
        Когда она наконец пришла в себя, то почувствовала, что пенис Бо все еще не утратил своей силы и не покинул ее лона. Его копье любви было готово продолжать сражение.
        - Я впервые в жизни встречаю такого неутомимого любовника, как ты, - промолвила она.
        - Твой муж, дорогая моя, не был столь страстен, не правда ли? - с улыбкой спросил Бо.
        - Нет, но он любил меня, - ответила Маргарита, пытаясь защитить своего мужа. - А я любила его.
        - Мы тоже будем любить друг друга, - пообещал он. - А что ты думаешь о Сезаре? Он хороший любовник?
        - С ним скучно в постели, - честно призналась Маргарита. - Но я благодарна ему за то, что он многому научил меня.
        - Расскажи мне о своем свидании с принцами, - попросил Бо.
        Подложив ладони под ее ягодицы, он выше поднял таз Маргариты, чтобы доставить ей и себе больше удовольствия.
        - Они кончают одновременно, - промолвила она и застонала: - О Боже, Бо! Не останавливайся! Как хорошо!
        - Вместе? - переспросил Бо. - Значит, вы развлекались втроем? Наверное, это приятно, когда двое мужчин одновременно спят с одной женщиной!
        Маргарита кивнула.
        - Один вошел в мое лоно, а другой в рот, - сказала она.
        - В рот, а не в задний проход? - уточнил Бо. Маргарита поморщилась.
        - Слава Богу, он не настаивал на том, чтобы я подставляла ему свой зад, - ответила она. Маргарита хорошо помнила свое свидание с графом. Тетя Рене была права: ей не следовало рассказывать об этом Бо.
        На этот раз они одновременно достигли вершины наслаждения и громко застонали в экстазе.
        Маргарита долго покоилась в объятиях Бо, положив голову ему на грудь. Она слушала, как стучит его сердце. Неужели он всерьез намеревался жениться на ней? Маргарита дала ему свое согласие. Но что она, в сущности, знала о Бо д'Обере? По-видимому, он был состоятельным человеком. Во всяком случае, он владел обширными плантациями в Америке. Он был вдовцом и, как и Чарлз, имел сына. Однако сын Бо был еще совсем крошкой, и Маргарита могла заменить ему мать. Маргарита спрашивала себя, могла бы она выйти замуж за нелюбимого человека? У нее не было ответа на этот вопрос. Маргарита понимала, что брак с Бо был ее единственным шансом вернуться к нормальной жизни. Бо был добр к Маргарите и испытывал к ней страсть. Маргарита решила, что с ее стороны было бы большой глупостью отказываться от брака с ним. Она дала себе слово, что обязательно постарается полюбить его.
        Однако внутренний голос не давал ей покоя. Он напоминал Маргарите о ее решении никогда больше не быть игрушкой в руках мужчины, никогда больше не находиться во власти мужа. Маргарита хотела стать независимой женщиной, такой, как ее тетя.
«Буду ли я счастлива с Бо? - спрашивала она себя. - Не окажется ли он легкомысленным человеком? Ведь в конце концов Бо - кузен Сезара д'Обера».
        - О чем ты думаешь? - спросил ее Бо.
        - Я думаю о том, действительно ли ты хочешь, чтобы я стала твоей женой, - ответила Маргарита. - Может быть, ты сделал мне предложение в пылу страсти?
        Маргарита приподнялась, опершись на локоть, и взглянула на Бо.
        - Я влюбился в тебя с первого взгляда, - сказал он. - Сразу же, как только переступил порог гостиной мадам Рене и увидел тебя. Ты сидела за фортепьяно и казалась такой хрупкой и беззащитной. До этого я думал, что любовь с первого взгляда является выдумкой, сказкой, в которую верят юные девушки. Когда Сезар договорился с твоей тетей о том, что он будет твоим первым любовником, я чуть не убил его. Я возненавидел своего кузена, когда он стал бахвалиться своей победой над тобой. Ты настоящая леди, дорогая моя. В твоих жилах течет благородная кровь, и меня возмущало то, что Сезару нужно было только твое тело.
        - О, Бо, как ты можешь любить меня, зная, что я спала с герцогом и двумя принцами?
        - Я не могу не любить тебя, моя дорогая. Ты храбрая благородная женщина. Я уверен, что если бы не Эмили, то ты скорее умерла бы с голоду, чем пошла по стопам своей тети. Ты принесла себя в жертву, как когда-то мадам Рене пожертвовала собой. Я люблю тебя, Маргарита, и клянусь, что буду защищать и опекать тебя и Эмили.
        Маргарита поцеловала Бо, и он сжал ее в своих крепких объятиях.
        - Когда мы поженимся, любовь моя? - спросил Бо, снова заговорив по-французски.
        - Я хочу как можно скорей стать твоей женой, Бо. Мне нельзя оставаться в этом доме. Мое пребывание здесь бросает тень на твою репутацию.
        - Я согласен с тобой. Утром мы поговорим с мадам Рене, а потом я побеседую с кузеном. А сейчас снова хочу насладиться твоим телом.
        - Я не против, месье, - сказала Маргарита и припала к его губам.

        Глава 6

        -Я считал вас умным человеком, кузен, - холодно промолвил герцог де Каравиль. - Джентльмены не женятся на шлюхах.
        - Леди Маргарита Эббот происходит из знатного рода де Тьерри и является вдовой английского лорда, - сказал Бо д'Обер. - И я действительно хочу жениться на ней.
        - Она продажная женщина, шикарная шлюха. Я спал с ней. Она принимала принцев и бог знает сколько еще клиентов, - резко парировал Каравиль.
        - Что? Всего за одну неделю? - насмешливо спросил Бо. - У нее были только вы и принцы.
        - И несмотря ни на что, вы собираетесь дать ей наше имя?
        Казалось, Сезар не верил в серьезность намерений Бо.
        - А как же мадам де Канн, вдова-красавица, с которой вы познакомили меня на придворном балу? - Бо. - Вы просили, чтобы я пригляделся к ней, и рекомендовали мне взять ее в жены.
        - Да, я действительно считаю Флер де Канн подходящей партией для вас. Она красива и происходит из знатного старинного рода.
        - Но вы в течение двух лет спали с ней еще при жизни ее мужа. Объясните мне, в чем отличие между мадам де Канн и леди Эббот. Обе являются вдовами и происходят из знатных родов. Однако мне намного меньше нравится ваша мадам де Канн, потому что она наставляла рога своему мужу, в то время как Маргарита верно и преданно ухаживала за своим больным супругом до самой его смерти. Черт возьми, Сезар! Вы отлично знали историю жизни Маргариты, и, тем не менее, когда она явилась к тете, чтобы найти у нее приют и защиту, вы воспользовались ее безвыходным положением!
        - Эта потаскушка жаловалась вам на меня? - с побагровевшим от гнева лицом спросил Сезар.
        - Она ни словом не обмолвилась о вас, Сезар. Маргарита была поражена, когда я сделал ей предложение. Она считает себя падшей женщиной, недостойной брака со мной.
        - В таком случае она умнее, чем я о ней думал, - заявил герцог. - Я не обвиняю ее в том, что она дала свое согласие стать вашей женой. Было бы странно, если бы она отказалась. Однако я намерен пойти к мадам Рене и заявить ей, что вы были опьянены вином и красотой Маргариты и потому опрометчиво сделали ей предложение. Я попрошу мадам Рене и Маргариту забыть ваши слова. Рене всегда была практичной женщиной. Думаю, она поймет меня.
        - Вы не сделаете этого. А если все же попытаетесь расстроить наш брак, я убью вас.
        - О Боже! - воскликнул Сезар. - Да вы никак действительно влюблены в нее! Но ведь вы совсем не знаете эту женщину, Бо. Не спорю, она отлично делает минет, но вообще, честно говоря, довольно скучна в постели...
        Бо нанес сильный удар в челюсть своему кузену, и тот застонал.
        - Что вы делаете, Бо? Мне больно! - изумленно воскликнул Сезар.
        - Она показалась вам скучной в постели, кузен, потому что вы стремились только к одному - насладиться ею. Вы не пытались доставить ей удовольствие.
        - Я довел ее до экстаза, - гордо заявил Сезар.
        - Однако со мной она испытала более глубокие и острые чувства, потому что я люблю ее. Маргарита хрупка и беззащитна, она не создана для той жизни, которую ведет ее тетя. В ее жилах течет благородная кровь, ее первый муж был порядочным человеком знатного происхождения. Маргарита, слава Богу, всего лишь неделю пробыла в доме мадам Рене и еще не почувствовала себя в полной мере куртизанкой. В Луизиане никто не узнает об этой постыдной странице ее прошлого. Репутация мадам д'Обер останется незапятнанной. Маргарита - нежная, преданная мать, и я надеюсь, что она найдет общий язык с моим маленьким сыном. Пожелайте мне счастья, Сезар, и не ведите себя как напыщенный глупец.
        - А если ваши друзья спросят, где вы познакомились с Маргаритой, что вы ответите им?
        - Я скажу, что встретился с ней в парке, неподалеку от монастыря Святой Анны, где воспитывалась дочь Маргариты. Мы поженимся в апреле, Сезар. Я хотел, чтобы свадьба состоялась завтра, но мадам Рене отговорила меня. Она посоветовала перенести бракосочетание на весну.
        - Рене всегда была осторожна, - сказал герцог. - Я всегда считал ее лучшей куртизанкой в Париже, кузен, потому что она никогда не забывала о своих аристократических корнях. Даже король без ума от нее.
        - Так, значит, вы даете нам с Маргаритой свое благословение? - промолвил Бо.
        - Посмотрим, - сказал герцог.
        Он понимал, что сейчас было бесполезно спорить с кузеном. «Нужно выждать время», - подумал Сезар д'Обер. Он был уверен, что ему удастся расстроить этот брак, который он считал мезальянсом.
        Рене была, конечно, довольна тем, какой оборот приняли события, и это раздражало герцога.
        - Вся эта затея - настоящее безумие, - сказал Сезар, лежа в постели с хозяйкой борделя.
        - Вовсе нет, - заявила Рене. - Я уверена, что Бо и Маргарита приняли правильное решение. Моя племянница не смогла бы жить счастливо в этом доме, месье. Ремесло куртизанки не для нее.
        - Но кузен никогда не сможет забыть о том, что я был первым любовником Маргариты, - сказал герцог.
        Рене рассмеялась.
        - Возможно, поначалу эта мысль действительно будет мучить его, но постепенно любовь и страсть вытеснят из памяти Бо все неприятные воспоминания, - промолвила Рене. - Не забывайте, Сезар, что Луизиана находится за океаном, ее отделяют от Парижа тысячи миль. Я уверена, что вы никогда не поедете туда, поскольку не сможете надолго покинуть дорогую вашему сердцу Францию. Вы редко оставляете Париж. - Рене улыбнулась, глядя в красивое лицо Сезара. - Смиритесь с неизбежным, месье, и благословите этот союз. Вы же знаете, как трудно в этой жизни обрести настоящую любовь. Порадуйтесь за своего кузена и мою племянницу, Сезар. Та неделя, которую Маргарита провела в моем заведении, не пошатнула ее нравственных устоев. Ее свидания с вами и принцами можно отнести к шалостям, которые порой позволяют себе вдовы.
        - Возможно, вы правы, дорогая, - примирительным тоном сказал герцог. Однако он и не думал отказываться от своих планов. Сезар твердо решил сделать все от него зависящее, чтобы воспрепятствовать этому браку. «Я должен удержать Бо от женитьбы на Маргарите», - твердо сказал он себе. Но для осуществления его замыслов ему необходимо было побольше узнать об этой женщине.
        - Кузен сообщил мне, что вы сняли для своей племянницы квартиру неподалеку от женского монастыря, в котором воспитывается ее дочь. Это очень предусмотрительно с вашей стороны, Рене. Кстати, кого еще из ваших клиентов, кроме меня и принцев, успела принять Маргарита?
        - Больше никого, - солгала Рене. Она знала, что к тому времени, когда граф и барон снова приедут в Париж, Маргарита будет уже далеко.
        - У Маргариты есть слуги? - продолжал герцог свои расспросы.
        - Конечно. Это преданные ей люди, Клэрис и ее муж Луи. Они уже много лет верой и правдой служат Маргарите. Клэрис была очень недовольна тем, что ее госпожа живет в борделе, и постоянно пилила Луи, ревнуя его к моим девушкам. Оба вздохнули с облегчением, узнав о том, что Маргарита переезжает на другую квартиру. Их радует то, что Маргарита снова выходит замуж. Бо предложил им переехать в Луизиану, и они согласились.
        - Надеюсь, квартира вашей племянницы расположена в приличном доме? - спросил Сезар. Он пытался разузнать новый адрес Маргариты.
        - Конечно, - ответила Рене, которую начали раздражать странные расспросы герцога. - Я сняла для нее прекрасную квартиру с окнами, которые выходят на реку. Владельцем дома является месье Дюпюи, порядочный человек, зять месье Жорже. Кроме Маргариты, у них еще шестеро квартиросъемщиков. Я была очень рада тому, что мне удалось найти для Маргариты такое отличное жилье.
        - Вы все продумали, дорогая моя, - заметил герцог, в голове которого уже созрел коварный план.
        Сезар знал, что его кузен был упрямым человеком. Вряд ли он изменит свое решение жениться на Маргарите. Но Маргариту вполне можно было заставить отказаться от замужества. Для этого необходимо было соблазнить ее и внушить мысль о том, что она не достойна быть женой Бо д'Обера. Сезар самодовольно улыбнулся. Этот план нравился ему, поскольку позволял еще раз насладиться телом прекрасной Маргариты. По замыслу Сезара, принцы тоже должны были принять участие в ее совращении. Он знал, что они были без ума от нее и даже пытались купить ее у тети.
        Действовать надо было быстро и решительно. Но сначала Сезару необходимо было узнать точный адрес Маргариты. Он сомневался в том, что он был известен Жози или Леонии. Затем необходимо было изучить распорядок дня Маргариты. Сезар ощутил волнение, какое испытывает охотник, подкрадываясь к своей добыче. В ближайшее время ему, по крайней мере, не придется скучать.
        На следующий день он нашел на набережной Сены дом месье Дюпюи и узнал, что квартира Маргариты расположена на втором этаже. Окна ее спальни и гостиной выходили в маленький садик, спускавшийся к реке. Сезар решил, что из садика будет нетрудно попасть в ее комнаты.
        Однако Рене было не так-то просто обвести вокруг пальца. Она держала ухо востро. Рене не доверяла Сезару д'Оберу, который так и не благословил предстоящий брак своего кузена. Расспросы герцога встревожили ее. А вскоре Жози рассказала ей о том, что герцог предлагал принцам участвовать в какой-то авантюре. Братья сами поведали об этом Жози. Они отказались от предложения герцога, потому что почувствовали, что он затевает что-то недоброе. Получив от Жози это известие, мадам Рене обратилась за помощью к принцам, и те согласились выполнить ее просьбу. Принцы боялись, что в противном случае двери заведения мадам Рене закроются для них. Кроме того, им было известно о дружбе мадам с французским королем. Будучи дипломатами, принцы не хотели рисковать своей карьерой. Им было бы жаль навсегда покинуть веселый Париж. Мадам Рене попросила братьев сообщить герцогу о том, что они передумали и готовы участвовать в осуществлении его плана. Таким образом, Рене находилась в курсе всего, что пытался предпринять Сезар.
        Тем временем Маргарита и Бо не подозревали ни о кознях Сезара д'Обера, ни о контрмерах мадам Рене. Они были поглощены своей любовью. Каждое утро Бо приходил к своей любимой, и они вместе завтракали. Он всегда был прекрасно одет и тщательно причесан. Никто не догадался бы о том, что все ночи Бо проводил в постели Маргариты, а утром перед рассветом незаметно покидал ее спальню и возвращался в дом герцога, чтобы переодеться там и вновь отправиться к своей возлюбленной. Его слуга, молодой чернокожий парень, бывший раб, которому Бо подарил свободу, свято хранил тайну своего господина.
        Однажды, когда влюбленные вместе с мадам Рене гуляли по саду вдоль реки, она рассказала им о том, что герцог ведет нечестную игру. Маргарита пришла в изумление, а Бо рассердился.
        - Не принимайте это близко к сердцу, мой друг, - сказала ему Рене. - Ваш кузен не понимает, что времена изменились и Франция уже не та, какой была прежде. Сезар, увы, сноб. Я говорила с отцом Жозефом, священником, который служит в храме при монастыре Святой Анны. Он готов обвенчать вас в это воскресенье. Мы пригласим на церемонию венчания только тех, кто любит вас и желает вам добра. А потом вы устроите небольшой свадебный ужин в квартире Маргариты. В понедельник я поставлю герцога перед свершившимся фактом и сообщу ему о том, что вы обвенчались.
        - А если он все еще будет возражать против нашего брака и пригрозит публично очернить доброе имя Маргариты? - спросил Бо.
        - У вашего кузена есть тайна, которую он ни за что не согласился бы предать огласке. Я храню обличающие его документы в банке Поля Кира на улице де ла Пэ. Поскольку Маргарита является моей единственной наследницей, после моей смерти эти бумаги перейдут к ней. Стоит лишь намекнуть Сезару о том, что у нас в руках есть подобные документы, как он сразу же присмиреет.
        - Тетушка, я овдовела всего лишь четыре месяца назад, - сказала Маргарита. - Мне кажется, что нехорошо вдове так скоро снова выходить замуж.
        - При подобных обстоятельствах это необходимо, дорогая моя, - заявила Рене. - Мне кажется, Чарлз одобрил бы твой выбор. А теперь давай лучше подумаем о том, что ты наденешь на свадьбу.
        - Прежде всего, мне надо сообщить Эмили о том, что я выхожу замуж, - сказала Маргарита. - Надеюсь, она не будет против.
        - Она прекрасно относится к Бо. Разве ты не заметила этого? - спросила мадам Рене. - Эмили будет рада за тебя, дорогая. И, конечно же, в Луизиане ее жизнь станет более интересной, чем в женском монастыре.
        - Мы наймем ей гувернантку, - пообещал Бо. - Я не хочу, чтобы ты жила в разлуке со своей дочерью, Маргарита.
        Маргариту обрадовали слова Бо. В ее душе уже зародилось чувство любви к этому человеку. Она не ощущала себя такой счастливой, как сейчас, даже в годы жизни с Чарлзом.
        - Давайте сходим сегодня все вместе в монастырь и сообщим Эмили о предстоящей свадьбе, - предложила она.
        Как и предполагала Рене, Эмили пришла в восторг оттого, что Бо д'Обер скоро станет ее отчимом.
        - А когда состоится свадьба? - спросила девочка. - В это воскресенье? А ты разрешишь мне присутствовать на ней, мама?
        - Ну конечно, - ответила Маргарита.
        - А что я надену? Знаешь, мне не терпится рассказать подружкам о том, что я ухожу из монастыря! - взволнованно сказала Эмили.
        - Тебе здесь не нравится? - удивленно спросила Маргарита.
        - Нет, мама, здесь хорошо, но мне не хочется разлучаться с тобой. А в Луизиане вы отдадите меня в новую школу?
        - Нет, ты будешь учиться дома, дорогая, - сказал Бо. - У меня есть сын от первого брака, маленький мальчик, он будет твоим братиком. Его зовут Мишель. Надеюсь, ты поможешь нам воспитывать его.
        - А у вас будут еще дети? - спросила Эмили.
        - Мне бы очень этого хотелось, - ответил Бо.
        - Как здорово! - радостно воскликнула Эмили.
        Свадьбу отпраздновали в воскресенье, во второй половине дня. На хорах церкви, в которой проходило венчание, собрались монахини. Некоторые из них хорошо помнили тот день, когда юная Рене де Тьерри принесла в монастырь Святой Анны крошечную Маргариту. Преподобная мать Оталия сказала, что она будет всегда молиться за Маргариту, даже когда та окажется по другую сторону океана. Отец Жозеф, исповедник женского монастыря, обвенчал Маргариту и Бо. Затем они отправились в административное помещение монастыря, где гражданское должностное лицо официально сочетало их браком в соответствии с законами Франции, установившимися после революции. Когда необходимые документы были подписаны, подали вино.
        Гостей было немного - Рене, Франсуа, Жози, Леония, Клэрис, Луи и слуга Бо, Пьер. Маленькая Эмили тоже присутствовала на семейном торжестве. Она была одета в шелковое бело-розовое полосатое платье, на ее атласных туфельках были вышиты розовые бутоны, голову украшал веночек из искусственных цветов. На женихе был темно-серый сюртук, кремового цвета брюки, белая рубашка с манишкой и жилет из золотистой парчи. Платье невесты сшили из бледно-голубого шелка, лиф украсили плиссировкой, а юбку - кружевной отделкой. Длинные рукава имели двойной кружевной манжет и буфы на плечах. Платье украшала розовая камея, в ушах Маргариты поблескивали жемчужные серьги, на шее висела золотая цепочка с жемчужным крестиком.
        - А когда мы отправимся в Луизиану? - спросила Эмили.
        - Десятого апреля, моя крошка, - ответил отчим.
        - Значит, через две недели, - огорченно сказала Эмили.
        - А теперь вам пора, - сказала мать Оталия, обращаясь к молодоженам, и, обернувшись к Эмили, распорядилась: - Ступай в свою комнату, Эмили.
        Новобрачные поблагодарили монахинь, попрощались с гостями и пешком, взявшись за руки, отправились на квартиру Маргариты, где слуги уже накрыли стол для праздничного ужина. Месье Клод Дюпюи, владелец дома, знал, что его квартиросъемщица выходит сегодня замуж за джентльмена, который часто захаживал к ней. Поэтому месье Дюпюи и его жена вышли на крыльцо, чтобы поздравить Маргариту и Бо.
        Подав свадебный ужин в маленькую гостиную, слуги удалились в свои комнаты, располагавшиеся в мансарде. Стол был застелен белоснежной полотняной скатертью, в камине горел огонь, комнату освещали мерцающие свечи в серебряных канделябрах. На ужин были поданы устрицы, запеченные в сливках, укропе и белом вине, курица, фаршированная сухофруктами, каштанами и хлебом, спаржа под голландским соусом, отбивные из баранины, картофель, стручковая фасоль, свежие круассаны, сливочное масло, сыр и бутылка шампанского. На буфете стоял генуэзский пирог, фрукты и еще одна бутылка шампанского.
        - Клэрис и Луи устроили нам настоящий праздник! - восхищенно воскликнул Бо, отведав устриц.
        - А я уверена, что этот ужин - дело рук моей тети, - заявила Маргарита. - В душе она настоящий романтик.
        Маргарита положила себе на тарелку кусок курицы.
        - О Боже, как вкусно! - воскликнула она, попробовав блюдо.
        Наблюдая за тем, как она ест, Бо поражался ее хорошему аппетиту.
        - Ты любишь поесть? - спросил он.
        Маргарита положила себе на тарелку картофеля и спаржи.
        - А вы боитесь, что я растолстею, месье д'Обер? - Она слизала кончиком языка следы голландского соуса с губ. - Я всегда много ела. Чарлз говорил, что ему во мне понравился прежде всего мой здоровый аппетит. Другие девушки, заходя из бального зала в буфетную, клевали как птички, а я ела с явным удовольствием.
        Маргарита взяла пальчиками кусочек картофеля со своей тарелки и положила его в рот Бо.
        Поймав ее руку, он облизал ее пальчики.
        - Ты просто бесподобна, - промолвил он. Маргарита улыбнулась.
        - Не хотите ли отведать десерта, месье? - спросила она.
        - А что вы предлагаете на десерт, мадам д'Обер?
        - Фрукты и генуэзский пирог, - с невинным видом ответила Маргарита, поддерживая этот двусмысленный разговор.
        - Пожалуй, мы съедим это несколько позже, - сказан Бо, вставая. - А сейчас нас ждут более приятные удовольствия, Маргарита.
        Он подал ей руку и, когда Маргарита встала, заключил ее в объятия.
        - Неужели это не сон? - промолвила Маргарита. - И я действительно твоя жена, Бо, и мы уедем из Франции через несколько недель?
        - Да, моя любовь, да, - целуя ее, ответил он.
        - Я люблю тебя, - сказала Маргарита.
        - Я знаю. Я тоже люблю тебя.
        Из ее глаз хлынули слезы.
        - О, Бо, разве ты можешь любить меня после того, что со мной было? Я в неоплатном долгу перед тобой за то, что ты взял меня в жены.
        Маргарита обвила руками его шею и спрятала лицо на его груди.
        Он поднял ее голову и нежно поцеловал в губы. Дрожь возбуждения пробежала по телу Маргариты; она ощущала, что Бо охвачен страстью, и это чувство передалось ей. Поцелуи Бо стали более жаркими, податливые губы Маргариты разомкнулись, и его язык проник в ее рот. Бо стал осыпать Маргариту поцелуями. Не в силах больше сдерживаться, Маргарита в порыве страсти начала раздевать своего мужа. Она развязала его шейный платок, сняла сюртук и расстегнула рубашку. Маргарита заметила, что на Бо не было нижней сорочки. Может быть, он не надел и кальсоны? Она решила проверить это и попыталась расстегнуть брюки.
        - Я не ношу кальсоны, - прошептал ей на ухо Бо, и Маргарита покраснела до корней волос, поняв, что он читает ее мысли.
        - Я тоже не надела нижнее белье, дорогой, - пролепетала она.
        Бо засмеялся. Он расстегнул перламутровые пуговицы на ее платье и спустил лиф. Лаская обнаженную грудь своей жены, он целовал ее плечи и шею, сгорая от страсти.
        - Вы просто восхитительны, мадам д'Обер, - шептал он. - Я не могу устоять перед вами. Скажите мне, что вы тоже хотите меня.
        - О да, месье д'Обер, я очень хочу вас.
        Маргарита потерлась ягодицами о его пах, и пенис Бо начал наливаться силой и затвердевать. Но Бо хотел, чтобы эта ночь отличалась от всех предыдущих и стала незабываемой для них обоих. Он развязал пояс на ее юбках, и они с шуршанием упали на пол у ног Маргариты. Теперь на ней были только шелковые чулки с подвязками и кремовые атласные туфельки с жемчужными пряжками.
        Отступив от жены на шаг, он залюбовался ею.
        - О Боже, Маргарита, ты - само совершенство! Ты похожа на мраморную скульптуру Венеры.
        Маргариту рассмешило такое сравнение.
        - А вы, сэр, вижу, и не думаете раздеваться? Вы так всю ночь и простоите в расстегнутой рубашке и полурасстегнутых брюках рядом с обнаженной богиней?
        Бо засмеялся и быстро разделся.
        - Я и не знал, мадам, что богини ходят в шелковых чулках и соблазнительных подвязках. Нет, нет, не снимай их! Они возбуждают меня.
        Бо присел на диванчик, снял свои коричневые кожаные ботинки и чулки и подозвал Маргариту.
        - Сядьте мне на колени, мадам д'Обер, - попросил он. - Настало время проявить всю испорченность, на которую вы только способны.
        Маргарита сунула пальчик в рот и пососала его, лукаво поглядывая на Бо. Потом она медленно вынула палец изо рта и провела кончиком языка по губам.
        - Значит, я могу немного поозорничать, месье д'Обер?
        - Да, дорогая. Вы испытываете мое терпение.
        И, схватив Маргариту за руку, Бо другой ладонью отшлепал ее по ягодицам. Маргарита вскрикнула от изумления.
        - Теперь вы будете слушаться меня, мадам? - с наигранной суровостью в голосе спросил он.
        - Не надо! Хватит! - воскликнула Маргарита, вырываясь из его рук. - Не смейте бить меня, месье!
        - Что такое? - спросил Бо, притворно хмурясь. - Вы бросаете вызов своему супругу, мадам?
        И он снова несколько раз шлепнул ее по обнаженным розовым ягодицам.
        - О! О! Прекратите, месье д'Обер! Я обещаю вести себя как испорченная девчонка! Я сделаю все, что вы хотите!
        Рука Бо проникла между ее бедер, и его пальцы погрузились в ее влажное горячее лоно.
        - Вы очаровательная озорница, мадам, - нежно сказал Бо, - и надеюсь, навсегда останетесь такой.
        Притянув Маргариту к себе, Бо усадил ее верхом на свои колени, и его вставший пенис вошел в ее лоно.
        Маргарита ахнула и, обвив шею мужа руками, наклонилась вперед, чтобы потереться сосками о его грудь.
        - Ах ты хитрая лисица, ты действительно умеешь вести себя как испорченная девчонка, - похвалил он ее. - А теперь говори: ты будешь меня слушаться? Или я снова отшлепаю тебя.
        - Я сделаю все, что мне прикажет мой муж, - поклялась Маргарита.
        - В таком случае не закрывай глаза, дорогая, я хочу видеть их выражение в минуты страсти. У тебя огневой темперамент, и я уже предвкушаю, какие горячие ночки ждут нас в Луизиане. А теперь пускайся вскачь. Представь, что ты скачешь на своей лошади в Буа.
        - Ты - мой лихой жеребец, - промолвила Маргарита и сделала так, как Бо велел ей. Вскоре они уже задыхались от наслаждения. Пережив экстаз, Маргарита упала на грудь мужа.
        Бо встал и отнес Маргариту на руках в спальню. Уложив ее на кровать, он снял с нее подвязки и чулки.
        - Я обожаю тебя, любовь моя, - промолвил Бо.
        Склонившись над ней, он припал губами к ее груди. Горячий язык Бо поигрывал с соском Маргариты. Когда она застонала, Бо начал сосать ее грудь, и Маргарита затрепетала от наслаждения.
        Бо ласкал ее тело. Казалось, не осталось ни одного уголка, который он не поцеловал бы или не обследовал своим языком.
        - О Боже, Бо! Хватит! Ты убьешь меня своими ласками! - изнемогая от наслаждения, простонала Маргарита.
        - Не бойся, моя крошка, я не оставлю тебя одну, мы умрем вместе, - сказал он, пожирая ее жадным взором.
        Его язык коснулся самой чувствительной точки ее тела, и Маргарита вскрикнула.
        - О да! - воскликнула Маргарита, сгорая в пламени страсти.
        Бо больше не мог сопротивляться острому желанию овладеть Маргаритой. Он вошел в нее, и их тела слились в одно целое. Маргарита двигалась в такт толчкам его члена. По ее дыханию и стонам Бо понял, что скоро она впадет в экстаз. Он остановился и замер. Маргарита чувствовала, как его член пульсирует внутри ее лона.
        - Нет! - воскликнула Маргарита. - Не останавливайся, еще немного, и я кончу!
        - Нам некуда спешить, дорогая, - промолвил он, целуя ее в лоб. - Мы - муж и жена и должны смаковать свое удовольствие.
        - Я ненавижу тебя! - Маргарита всхлипнула.
        - Нет. Ты хочешь меня точно так же, как я хочу тебя. Но давай не будем спешить. Поверь, терпение - неплохая вещь. Впереди у нас целая ночь. Наша первая брачная ночь. Я хочу, чтобы ты запомнила ее на всю жизнь.
        Через некоторое время его копье любви снова вошло в самую глубину ее лона. Маргарита вцепилась в Бо, ее ногти вонзились ему в спину.
        - Ах ты маленькая сучка, - простонал он и впился в ее губы. Он яростно целовал ее, посасывая ее язык.

«Я сейчас умру», - тая от блаженства, думала Маргарита. Но смерть не страшила ее. На этот раз они одновременно достигли апогея страсти, и по их телам пробежала сладкая дрожь. Они выпустили друг друга из объятий и, утомленные, откинулись на подушки.
        - Может быть, ты только что зачала ребенка, - мечтательно промолвил Бо.
        - О, как это было бы здорово! - воскликнула Маргарита. - Знаешь, Бо, я думала, что никогда больше не сумею полюбить. Мне казалось, что моя жизнь закончилась. Я обожаю тетю, но мы совсем разные. Мне было трудно жить в ее доме. Но вот явился ты, словно принц из волшебной сказки, и спас меня.
        - Я не мог поступить иначе, Маргарита, ведь я влюбился в тебя с первого взгляда.
        - Твой кузен придет в ярость, когда узнает, что мы поженились, - промолвила Маргарита. - Он обольет меня грязью, Бо. О, как я боюсь, что ты раскаешься и пожалеешь, что женился на мне!
        - Сезар высказал мне уже все, что мог, дорогая. У него не осталось аргументов. Как хорошо, что мы поженились сегодня - тем самым мы избежали многих неприятностей. Скоро мы отплывем к берегам Америки, Маргарита, и никогда больше не увидим моего кузена. Я уверен, что тебе понравятся мой дом и Новый Орлеан. Это, конечно, не Париж, но тоже очень красивый город. Мы будем вместе стареть в окружении наших детей и внуков. Может быть, это и есть счастье?
        Не дожидаясь ответа, он снова припал к ее губам. Маргарита таяла в его нежных объятиях. Ей казалось, что последние полгода жизни были кошмаром, и вот теперь она наконец проснулась и явь оказалась прекраснее самой чудесной сказки.
        - Да, это и есть счастье, - промолвила она.

        Эпилог

        Король Людовик XVIII удобно устроился в кресле в гостиной Рене де Тьерри. Он сидел у камина, вытянув ноги и опершись на маленький столик, на котором стояла шахматная доска. Король сделал ход, и теперь очередь была за его соперником, Сезаром д'Обером.
        - Ваш дом - самый уютный уголок на земле, - промолвил Людовик, улыбаясь хозяйке, которая подала ему бокал из венецианского стекла, наполненный чудесным вином.
        - Мне приятно слышать это, ваше величество, - сказала Рене. - Вы оказали большую честь моему скромному дому своим визитом.
        - Посидите рядом со мной, мадам, - попросил король.
        - С удовольствием, - сказала Рене. - Но сначала я хочу представить вам одну особу.
        Рене подошла к двери и позвала кого-то, кто стоял в коридоре.
        - Входите, дети мои!
        В гостиную вошли Маргарита и Бо д'Обер.
        - Ваше величество, - обратилась Рене к королю, - разрешите представить вам мою племянницу, вдову лорда Чарлза Эббота, а ныне супругу месье Бофора д'Обера из Луизианы.
        Маргарита сделала реверанс.
        - Вы оказали мне огромную честь, ваше величество, - промолвила Маргарита.
        Король поцеловал ей руку.
        - Вашими родителями были граф и графиня де Тьерри, не так ли? - спросил Людовик. - Вы очень похожи на свою мать, моя дорогая. Вы ее помните?
        - Мне было всего три месяца, когда их казнили, ваше величество, - ответила Маргарита. - Мне грозила та же участь, но тетя Рене спасла меня от верной смерти.
        - Она совершила мужественный поступок, - сказал король, - заслуживающий награды. - Он повернулся к мадам Рене. - Я дарую вам ваш фамильный титул, дорогая. Отныне вы имеете право называть себя графиней де Тьерри. Возможно, это не всем понравится, но такова моя воля. - И Людовик вновь обратился к Маргарите: - Ваш первый муж был англичанином?
        - До шести лет я воспитывалась в женском монастыре Святой Анны, который находится рядом с собором Парижской Богоматери, - начала рассказывать Маргарита. - А затем тетя отправила меня в Англию. Там моими опекунами стали герцог и герцогиня Седжуик. В шестнадцать лет я начала выезжать в свет и познакомилась с моим будущим мужем.
        - Герцог Седжуик? - переспросил Людовик. - Я знаю, что во время революции он со своими друзьями спасал французских аристократов. А теперь расскажите, как вы познакомились с этим американцем?
        - Нас представил друг другу герцог, - ответила Маргарита.
        - А когда вы обвенчались? - спросил король.
        - В воскресенье. Венчание проходило в церкви женского монастыря Святой Анны, а затем там же состоялась гражданская церемония бракосочетания, - ответила Маргарита.
        - Вы, конечно же, дали свое благословение на этот брак, Сезар, - обратился король к герцогу.
        - Само собой разумеется, ваше величество, - процедил герцог сквозь зубы и заставил себя улыбнуться.
        - Вы играете в шахматы, мадам д'Обер? - спросил король.
        - Да, ваше величество, - с улыбкой ответила Маргарита.
        - Сезар, уступите свое место жене вашего кузена. Она сыграет со мной партию в шахматы, - распорядился король.
        Герцог де Каравиль встал и направился к столику, на котором стояли графины с винами. Ему хотелось выпить.
        - Позвольте я налью вам вина, - сказала Рене, стоявшая рядом со столиком.
        - Сука, - понизив голос, бросил ей герцог, - как тебе удалось провернуть это дело? Берегись, теперь я твой злейший враг, Рене.
        - Не будьте дураком, Сезар. Вы знаете, что Бо и Маргарита прекрасно подходят друг другу. Вам не следует сердиться на меня. Тем более что у меня есть еще один веский аргумент в пользу этого брака. Позже мы поговорим о нем.
        - Но Маргарита была куртизанкой! Она принимала меня и двух принцев!
        - Братья будут молчать. Они знают, что у меня есть связи и я могу повлиять на их дальнейшую карьеру. Принцы боятся, что их вышлют из Парижа и им придется вернуться в Персию. Маргарита пробыла в моем доме не больше недели, Сезар. Не будьте жестоки, мой друг.
        - А что это за аргумент в пользу брака моего кузена и вашей племянницы, мадам? - мрачно сказал Сезар, который все еще не хотел сдаваться.
        - Мне известны кое-какие ваши секреты, Сезар. И мне кажется, что вы вряд ли захотите, чтобы они получили огласку.
        - О каких секретах идет речь? - насторожился герцог.
        - Речь идет о том периоде вашей жизни, который вы провели в Италии. О событиях, произошедших в Риме и, конечно, во Флоренции, - ответила Рене.
        Герцог вздохнул.
        - Как я догадываюсь, у вас есть письменные свидетельства и заверенные копии документов, - промолвил он. - Черт возьми, Рене, вы умнее, чем я о вас думал.
        - Это потому, что вы рассматриваете женщин только как предмет вожделения, Сезар. Если бы я была недостаточно умна, я не выжила бы в период революции.
        Он рассмеялся и поднял свой бокал.
        - Я предлагаю вам мир, графиня де Тьерри, - сказал герцог. - Я прощаю вас и молодоженов. Кстати, когда они отправляются в Луизиану?
        - Через неделю. В знак примирения, Сезар, я хочу сделать вам один приятный сюрприз.
        - Сюрприз? - оживился герцог.
        - Да. В моем заведении появилась новая девушка. Ее зовут Мишель, она приехала из Нанта. Ей всего шестнадцать лет, и, если захотите, вы будете ее вторым мужчиной. До этого Мишель находилась на содержании у одного джентльмена.
        - Она миленькая?
        - Очень. У нее белокурые волосы и пышная грудь.
        - В таком случае давайте дождемся отъезда его величества и вы представите меня вашей новой куртизанке. Будем надеяться, что король не задержится у вас допоздна. Я хочу сегодня же получить свой утешительный приз.
        - И вы непременно получите его, мой дорогой, - пообещала Рене. - Разве я когда-нибудь разочаровывала вас?
        Герцог де Каравиль задумался. Нет, он не мог припомнить такого случая.
        - Вы коварная женщина, - сказал он. Графиня де Тьерри улыбнулась.
        - Да, это правда, - согласилась она.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к