Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Любовные Романы / СТУФХЦЧШЩЭЮЯ / Смолл Бертрис: " Укрощение Леди Люсинды " - читать онлайн

Сохранить .
Укрощение леди Люсинды Бертрис Смолл

        # Перед вами - история СТРАСТИ. Страсти неистовой, чувственной, земной. Страсти, которая может стать высочайшим наслаждением для женщины ЛЮБОЙ ЭПОХИ.
        Времена меняются. Но великая, неодолимая сила СТРАСТИ по-прежнему остается высшей силой на земле!

        Бертрис СМОЛЛ
        УКРОЩЕНИЕ ЛЕДИ ЛЮСИНДЫ

        Глава 1

        АНГЛИЯ, 1750 ГОД

        У Джорджа Фредерика Уорта, епископа Уэллингтонского, был старший брат, лорд Уильям Уорт, командир королевского Уэст-Вустерского полка, несшего службу в Индии. Кроме того, в семье было пять сестер помладше, четыре из которых удачно вышли замуж и жили счастливо и в достатке. Летиция, самая первая, носила титул герцогини Солуэй, мужем второй, Шарлотты, был маркиз Кардифф. Третья, Джорджина, обвенчалась с графом Ди, а Джулия покорила сердце лорда Рафферти Килларни. И только самая младшая оставалась занозой в раскормленных телесах епископа.
        Леди Люсинда Харрингтон пошла к алтарю в. семнадцать лет и овдовела в двадцать три. Ее супруг, человек немолодой, оставил ей довольно значительное состояние. Поместье же относилось к майоратному наследованию. Титул, разумеется, перешел к двадцатилетнему племяннику, несносному малому, чья мамочка не позволила Люсинде остаться в Харрингтон-Холле. Очевидно, леди Маргарет, справедливо ожидавшая, что ее обожаемое дитя по смерти дядюшки получит все движимое и недвижимое имущество, и просчитавшаяся, рвала и метала.
        Но, узнав от доверенного адвоката, что шансов опротестовать волю покойного брата у нее не больше, чем у снежного кома уцелеть в адском пламени, леди Маргарет все же ухитрилась отомстить и изгнала вдову из родового гнезда. Поскольку в Харрингтон-Холле не было вдовьего дома, а родители Люсинды к тому времени скончались, именно епископу Уэллингтонскому пришлось взять сестру под свое крыло. И с этой минуты жизнь почтенного служителя церкви превратилась в кошмар.
        - Я поживу только до тех пор, пока не куплю собственный дом, - объявила леди Люсинда Харрингтон брату и невестке, едва переступив порог. - Скорее всего в Лондоне. Я еще никогда не жила в городе. Думаю, уютный особнячок на одной из тех восхитительных маленьких площадей, о которых я столько слышала, прекрасно мне подойдет.
        Ослепительная улыбка озарила прекрасное лицо леди Харрингтон. Она, как, впрочем, и все ее сестры, славилась неотразимой красотой, запечатленной одним из самых знаменитых художников Англии. Холст под названием «Пять граций», висел в гостиной епископа, и его гости не раз замирали в восхищении перед невыразимой прелестью родственниц святого отца.
        - Но ты не можешь купить себе дом, Люсинда, - возразил он.
        - Почему это, спрашивается? Я, пользуясь омерзительно вульгарным выражением, купаюсь в деньгах, - удивилась Люсинда.
        - Одинокой женщине не пристало…
        - Не пристало иметь собственное жилье? Какой вздор, Джорджи!
        - Думаю, дорогая, - вмешалась невестка, - Джордж имел в виду, что прелестная вдова, из хорошей семьи и бездетная, может стать мишенью для сплетен. Вам, разумеется, захочется поскорее выйти замуж, и новый муж скорее всего наймет на сезон дом в Лондоне. Вряд ли разумно тратить деньги на такую излишнюю роскошь, как свой дом. Вы не согласны со мной, дорогая?
        - Почему нужно обязательно выходить замуж? - спокойно возразила Люсинда. - Вспомните, я обвенчалась в семнадцать и ни разу не выезжала. Пришлось забыть о лондонском сезоне, поскольку папа не мог себе этого позволить. Бедняжка так старался наскрести денег на приданое Джулии!
        - Не обязательно выходить?.. - Епископ от возмущения потерял дар речи. - Разумеется, ты найдешь себе супруга, Люсинда, у тебя просто нет иного выбора.
        - Ну почему же? С таким состоянием, как у меня, не обязательно искать покровительства у мужчины. Роберт, благослови его Господь, позаботился об этом. И сам советовал мне выходить замуж по любви, и только по любви. По его словам, совета, более драгоценного, он мне дать не мог. Не хочешь же ты, чтобы я нарушила клятву, данную умирающему мужу на его смертном одре? - пожала плечами Люсинда, склонив голову.
        - Ты покинешь мой дом только замужней женщиной, - заупрямился епископ. - Иначе твоя репутация немедленно будет погублена, а сплетни повредят всем нам. Поверь моему опыту, Люсинда. К счастью, твой муж был достаточно предусмотрителен, чтобы доверить управление делами адвокатской конторе «Уайт старший, Уайт, Уайт и Смит», которые, по счастливому совпадению, являются и моими поверенными. Утром я с ними побеседую.
        - С таким же успехом я могла бы покинуть твой дом и в саване, - мрачно буркнула Люсинда, прожигая брата негодующим взглядом. Напыщенный осел!
        - Она ужасная плутовка, - заметил он позже своей жене, готовясь ко сну. - И кажется, ничуть не изменилась. - Подойдя к горничной, разложившей на постели ночную сорочку Кэролайн, он негромко приказал: - Можете идти, Молли.
        - Да, ваше преподобие, - кивнула та, низко присела и поспешила к выходу, бросая через плечо лукавые взгляды. Епископ открыл дверь, дружески шлепнул ее по заду и подмигнул.
        - Увидимся позже, - шепнул он, повернул ручку замка и, подступив к жене, сидевшей за туалетным столиком, принялся вынимать шпильки из ее густых светлых волос. Покончив с этим нелегким делом, епископ взял щетку и стал расчесывать длинные пряди.
        - М-м… - промурлыкала Кэролайн Уорт, развязывая пояс длинного пеньюара, под которым ничего не было. Епископ впился глазами в зеркало, продолжая водить щеткой по волосам жены, но в конце концов не выдержал и сжал ладонями полные грушевидные груди с огромными сосками. Муж принялся ласкать упругую плоть, перекатывая и вытягивая соски, с наслаждением ощущая тяжесть нежных холмиков. Глаза их встретились в зеркале, и Кэролайн, улыбаясь, раздвинула розовые складки своего лона.
        - Ну же, дорогой. Попробуй, что я для тебя приготовила, - пригласила она. Джордж ухмыльнулся. Кто бы из посторонних, видя его элегантную, с безупречными манерами жену, мог заподозрить, что за запертыми дверями спальни она превращается в ненасытную распутницу, готовую на все?
        Он выпустил ее груди, встал на колени между разведенными бедрами и стал лизать и сосать дерзкий крошечный бугорок. Каро мгновенно отозвалась на ласки и, сгорая от возбуждения, простонала:
        - Хочу, чтобы ты покрыл меня! Скорее, дорогой! Я вся горю!
        Он стянул ее с табурета на пол, где она вальяжно потянулась, широко раскинув руки и ноги, безмолвно призывая его к битве. Епископ сбросил халат, упал на жену и объезжал ее, пока она, с громким глубоким вздохом, не содрогнулась в сладостных судорогах, обильно увлажняя головку его плоти своими соками. Муж застонал и в свою очередь достиг желанного облегчения.
        - Подумать только, после двадцати лет супружеской жизни я все еще хочу тебя, - пробормотал он.
        - Меня и всех служанок в доме, - безжалостно поддела его Каро.
        - Ничего не могу с собой поделать. Я мужчина, которому необходимо дарить любовь, дорогая. Кроме того, тебе достаются самые лакомые кусочки. Знаешь, а ведь именно это нужно Люсинде.
        - Любовь?
        - Нет, хороший, твердый «петушок», который бы ночи напролет трудился в ее «киске», - объяснил Джордж.
        Кэролайн лукаво хихикнула:
        - О-о, Джордж, для священника ты ужасный греховодник! А теперь слезай с меня и ляжем в постель. Я замерзла. Лучше скажи, ты когда-нибудь… ну… понимаешь… со своими сестрами…
        - Уилли и я немного шалили с Летицией и Шарлоттой, прежде чем он уехал в Индию, - рассмеялся муж. - После того они больше не захотели. Кроме того, мы ни разу их не поимели. Только целовали, ласкали, ну… и сосали, конечно. Думаю, их «вишенки» достались мужьям. Во всяком случае, не мне и не Уилли.
        Накинув рубашку и покрепче закутавшись в одеяло, супруга епископа сонно спросила:
        - Но что ты собираешься делать с Люсиндой, Джордж?
        - Она еще очень молода и, несомненно, красива. Да и происхождения высокого, опять же богата. Уверяю, дорогая, мы в два счета найдем ей мужа.
        Но прошел год, а леди Харрингтон все еще жила в доме брата. Между родственниками разгорелась настоящая война характеров, не на жизнь, а на смерть. Люсинда желала иметь собственный дом в Лондоне, епископ не позволял ее банкирам выдать необходимые средства на его покупку. Джордж хотел выдать сестру замуж, но ни один потенциальный жених ей не подходил, и горе тому, кто смел привлечь ее внимание, а потом набраться дерзости и предложить руку и сердце.
        На исходе второго года Джордж Уорт понял, что единственный способ избавиться от младшей сестрицы - совершить поездку в Лондон.
        В свои двадцать пять Люсинда считалась ослепительной красавицей. Девственные дебютантки этого лондонского сезона бледнели в ее присутствии. И поскольку особенно богатых наследниц в этом году не предвиделось, Люсинда, с ее деньгами, стала неоспоримой королевой общества, даже несмотря на возраст. Те из охотников за приданым, кто был помоложе, забавляли ее, и она была с ними добра и снисходительна, повес и фатов отпугивала двумя-тремя меткими остротами и презрительным взмахом каштановых локонов. Люсинда не собиралась тратить время на глупцов или мужчин, считавших, что все женщина должны млеть в их присутствии.
        Наконец толпа поклонников, окружавших прелестную леди Харрингтон, поредела, осталось только трое, правда, самых завидных в свете женихов. Первым, разумеется, был Ричард Роудс, герцог Рексфорд, высокий блондин с серебристо-серыми глазами. Он так гордился цветом своих волос, что почти все парики, за исключением придворных, были оттенка его белокурых локонов. Он славился своими лошадьми, а Рексфорд-Корт в Кенте считался одним из лучших и гостеприимных домов в стране.
        Гамлет Хакетт, маркиз Харгрейв, был его лучшим другом. Дородный молодой человек среднего роста, преждевременно облысевший, с бахромой светло-каштановых волос вокруг розовой лысины и с обманчиво мягким взором голубых глаз. Он даже в париках лучшего качества походил на упитанного монаха, хотя в определенных кругах было хорошо известно, что Гамлет Хакетт обладает повадками и темпераментом похотливого уличного кота. Ни одна горничная в Харгрейв-Мэнор, его доме, не могла похвастаться, что избежала его цепких лап. Он взирал на Люсинду как на особенно лакомое пирожное и мечтал овладеть ею. Однако ни словом не обмолвился Ричарду Роудсу, которого не без основания подозревал в тех же намерениях.
        Третьим претендентом на руку Люсинды был лорд Бенджамин Бертрам, из Бэнкрофт-Холла, что недалеко от Оксфорда. Этот джентльмен был невероятно богат и лишь поэтому оказался заманчивой добычей для амбициозных мамаш, пытавшихся заловить его в свои сети последние пять сезонов. Зато внешностью он похвастаться не мог, разве только очень высоким ростом. Глаза и волосы неопределенного цвета отнюдь его не красили, лицо же было худым и суровым. Люсинда Харрингтон оказалась первой, кого он посчитал достойной носить его имя и наследника, ибо его родословная восходила к самому Альфреду Великому.
        Джордж Фредерик Уорт был на седьмом небе. Ухитрилась же его проказница-сестра очаровать самых достойных кавалеров! Кого бы она ни предпочла, ее триумф очевиден и добавит блеска к семейному имени. Следуя совету жены, он не выделял никого из троицы и, говоря по правде, абсолютно не волновался. Не все ли равно, на кого падет выбор сестры, если все одинаково хороши!
        Сезон подходил к концу. Настало время возвращаться в епископскую резиденцию, и Джордж день ото дня все больше нервничал.
        - Неужели она ничего тебе не говорила, Кэролайн? - то и дело допытывался он, зная, что женщины зачастую исповедовались подругам, прежде чем обратиться к главе семьи. Кэролайн Уорт неловко поежилась, пытаясь уклониться от взгляда супруга.
        - Люсинда говорит, что нашла идеальный дом на Трейли-сквер, рядом с парком, - выговорила она наконец.
        - Что?!
        Епископ честно старался не повышать голос, но в висках у него неприятно закололо. С трудом проглотив слюну, он несколько раз глубоко вздохнул, чтобы успокоиться, и все же не выдержал и возопил:
        - Неужели ни один не сделал предложения?! Одному Господу известно, сколько времени они здесь проторчали!
        - Она отказала всем троим, - чуть слышно пролепетала Кэролайн. - И желает купить себе дом. По-моему, она не выйдет замуж, пока не настоит на своем. И если не хочешь, чтобы она вечно висела у нас на шее, умоляю тебя согласиться. - Слезы хлынули из ее глаз соленым водопадом. - Верни мне мою семью и покой, Джордж! У меня будет еще ребенок, и я больше не могу жить как на вулкане! Наш особняк не так уж велик. Кларисса слишком взрослая, чтобы спать в детской, и мне нужна для нее та комната, которую сейчас занимает твоя сестра!
        - Отказала всем троим, - тупо повторил епископ, багровея от ярости. - А ты и словом не обмолвилась!
        - Это случилось только на прошлой неделе! - нервно выкрикнула рыдающая жена. - Ты не можешь насильно потащить ее к алтарю, Джордж. У нас не средневековье!
        - Ее нужно заставить, - твердо заявил епископ. - Она должна передумать.
        - Но Люсинда публично их оскорбила, - запротестовала Каро. - Весь свет смеется над ними. Сомневаюсь, что теперь они захотят жениться.
        - И что она такого сказала?! - взорвался епископ.
        - Объявила, что герцог удивительно похож лицом на одну из своих лошадей, причем не слишком чистокровную. А Харгрейв напоминает ей слона в зоопарке, лорд же Бертрам - вылитый аист, только в цветастых перьях.
        Джорджа, казалось, вот-вот хватит удар. Физиономия из багровой стала густо-фиолетовой, жилы на лбу вздулись.
        - Будь проклята эта задавака! Лишь бы нос задирать! Клянусь Богом, кто-то должен научить ее приличным манерам! Ее давно пора вышколить! Роберт Харрингтон сам не понимал, что делает, когда оставил ей свое состояние, и к тому же безбожно избаловал чертовку! Но так или иначе, мне придется что-то предпринять.
        - Позволь ей купить дом, - всхлипнула жена.
        - Ни за что, Каро! Черт возьми, я усмирю свою сестрицу, даже если это будет стоить мне жизни! Она выйдет замуж, и выйдет за приличного человека! Не позволю позорить семью и сестер безобразным своеволием! - разъяренно прошипел епископ, но, заметив потрясенное лицо жены, поспешил ее обнять. - Еще одно дитя, вот как? Прекрасно, дорогая, прекрасно. Но теперь мне нужно спешить. Поеду в клуб, узнаю, что именно она натворила. Не жди меня к ужину, я, вероятно, задержусь. А ты береги себя, дорогая. Через несколько недель мы вернемся домой. Когда должен родиться малыш?
        - В октябре. Надеюсь, будет мальчик, - отозвалась Кэролайн. - У нас уже есть один для армии, второй для церкви. Теперь нам нужен адмирал.
        - Я не возражал бы против девочки, - заметил епископ.
        - А если она будет похожа на Люсинду? - встревожилась жена.
        - Наша дочь никогда не будет похода на Люсинду, - твердо постановил Джордж. - Мы просто этого не позволим, дорогая.
        И, нежно поцеловав жену, отбыл в клуб.
        Этим вечером в «Уайтсе» присутствовали все трое неудачливых поклонников, о чем-то тихо беседовавших. Епископ поспешил подойти к ним.
        - Я должен извиниться за Люсинду, - начал он. - Кэролайн была так шокирована поведением моей сестры, что только сегодня обо всем рассказала. Мы ожидаем еще одного ребенка, и ей нельзя расстраиваться.
        Но к величайшему его удивлению, герцог Рексфорд восторженно воскликнул:
        - Никогда еще не встречал столь надменную особу! Клянусь Богом, леди Люсинда - необыкновенная женщина! В ней есть сила духа! Любой мужчина жаждал бы иметь от нее наследников.
        - Совершенно верно, - согласился с лучшим другом маркиз Харгрейв. - Кому нужны эти жеманные мямли-девственницы?! Либо ваша сестра, либо я остаюсь холостяком.
        - Но ее следует научить подобающему почтению к мужчине, - спокойно вставил лорд Бертрам, многозначительно поглядывая на епископа. - Она, бесспорно, красива, и происхождение ее благородно, но, к сожалению, чересчур независима. Ее нужно наставить в искусстве подчинения мужу. Разве святой Павел не считает такое поведение подобающим и христианским, ваше преподобие?
        - Да, - протянул Джордж Уорт, гадая, правильно ли понял намек лорда Бертрама.
        - Леди Люсинду необходимо укротить, - мягко пояснил лорд Бертрам.
        - Боже… Берти… не хотите же вы… - ахнул герцог.
        - Именно, - кивнул лорд Бертрам. - Никто более леди Люсинды не нуждается в чем-то подобном.
        - Но перед нашим судом никогда не представала леди, - вмешался маркиз. - Только служанки, дочери торговцев и фермеров. Иногда продавщицы или игривые гувернанточки. Мы никогда не укрощали настоящую леди.
        - Но это еще не значит, что мы на такое не способны, - возразил герцог. - Люсинда оскорбила всех нас, когда мы самым честным образом просили ее выйти замуж. Разве не вы, Джордж, жаловались, что она успела оскорбить половину джентльменов, живущих по соседству с вами? Разве не поэтому вы привезли ее в Лондон? Чтобы ей было из кого выбирать. И что же? Получив предложения от самых видных и богатых поклонников, она публично поиздевалась над ними и в довершение всего сделала нас троих посмешищем всего лондонского общества. Где бы мы ни появлялись, на нас показывают пальцами. Бедняги Гамлет и Берти тоже пострадали от ее жалящего язычка. Мне хотелось бы, чтобы этот язычок нашел себе занятие более приятное, как, например, облизывать мой «петушок». Надеюсь, джентльмены со мной согласны?
        - При условии, если «петушок» окажется моим, - подмигнув, согласился маркиз.
        - В таком случае, милорды, предлагаю привести леди Люсинду на суд «Учеников дьявола», и как можно скорее, - объявил лорд Бертрам.
        - Мне, пожалуй, не стоит присутствовать именно на этом собрании, - покачал головой Джордж Уорт. - Ни моя жена, ни Люсинда не подозревают о существовании таких тайных обществ, как наше, джентльмены. Если мою сестру отдадут на послушание Повелителю, меня там быть не должно.
        - Разумеется, - согласились присутствующие.
        - Однако, Джордж, вы должны помочь нам составить план, как захватить леди и передать на наше нежное попечение, - предложил лорд Бертрам.
        - Смирившаяся и укрощенная, она не увидит иного выхода, кроме как выбрать мужа из нас троих, - злорадно заключил маркиз.
        - Сколько времени вам понадобится? - осведомился епископ.
        - Думаю, не меньше месяца, - решил герцог. Его приятели согласно кивнули. Епископ долго думал, прежде чем кивнуть.
        - Кроме Кэролайн, некому беспокоиться о Люсинде. Две мои сестры сейчас в Шотландии, еще одна - в Уэльсе, а Джулия живет в Ирландии. Никто не станет задавать нескромных вопросов, джентльмены. Думаю, лучше всего сказать Кэролайн, что Люсинда отправилась погостить к Джулии.
        - Но она должна упомянуть об этой поездке, - добавил Бертрам, - иначе у вашей жены возникнут подозрения.
        - Я знаю, как заставить Люсинду согласиться на визит к сестре, - ухмыльнулся Джордж. - Вот уже больше двух лет, как мы спорим из-за ее намерения приобрести дом в Лондоне. Она даже нашла подходящий особнячок на Трейли-сквер. Я позволю ей купить его и пригласить рабочих и обойщиков, чтобы обставить комнаты. А потом предложу отправиться к Джулии на время ремонта и вернуться к осени. Это даст нам не один, а три летних месяца, на случай, если моя сестрица окажется более непослушной ученицей, чем мы предполагали, и Повелителю понадобится время, чтобы сломить ее дух. Дом, разумеется, будет продан сразу же после свадьбы, так что расходы на обстановку окупятся. Кроме того, Люсинда может себе это позволить. Она невероятно богата. Ну как, согласны, джентльмены?
        - А как насчет горничной? - спохватился герцог. - Ни одна леди не согласится путешествовать без горничной.
        - Полли? - фыркнул Джордж. - Наглая потаскушка, милорды. Она, разумеется, отправится с моей дражайшей сестрицей, а когда Люсинде придет время выбирать, Полли станет для вас дополнительным развлечением. И, уверяю, очаровательным! Она сочный кусочек, который так приятно покрыть разок-другой. Мне будет ее не хватать, но тот из вас, кто выиграет Люсинду, получит и бесплатное приложение. Я два года забавлялся с ней и ее сестрой Молли, горничной Кэролайн. Горячие шлюшки, ничего не скажешь!
        - В таком случае мы уведомим Повелителя, милорды. Встретимся снова в это время на будущей неделе, чтобы сверить планы, - заключил герцог, после чего джентльмены раскланялись и засели за карточный стол.
        Наутро епископ с супругой позвали Люсинду в утреннюю гостиную.
        - Кэролайн убедила меня, что ты не станешь искать мужа, пока не получишь собственный дом, - начал Джордж. - Я не хочу стать причиной твоих несчастий, Люсинда, и поэтому уведомил банкиров, что они могут выдать тебе деньги. Покупай свой особняк на Трейли-сквер, дорогая. Я по-прежнему не уверен, что это мудрое решение, но, очевидно, ты не успокоишься, пока не настоишь на своем.
        Он даже слегка улыбнулся, не испытывая ни малейших угрызений совести от собственной лжи.
        - О, Джордж! - вскрикнула Люсинда, восторженно захлопав в ладоши. - Я немедленно пошлю к милому старичку Уайту и попрошу подготовить купчую. У нас есть время до отъезда из Лондона?
        Джордж Уорт улыбнулся еще шире.
        - Разумеется, - почти пропел он. - Кстати, Люси, я заодно распоряжусь обставить дом, там наверняка требуется ремонт. Мы с места не тронемся, пока все не будет улажено, дорогая.
        Люсинда бросилась ему на шею и звонко расцеловала в обе щеки.
        - Ты самый лучший брат на свете, хоть и тугодум.
        - Тугодум?! - оскорбился Джордж. - О чем ты, Люсинда?
        - Сделай ты это два года назад, все бы давно уладилось, - пояснила она. - Хорошо, что ты хотя бы сейчас прислушался к доводам рассудка и опомнился! Я очень счастлива!
        Она снова расцеловала его и обратилась к невестке:
        - Дорогая Каро, спасибо, что заступилась за меня!
        - Я согласна с Джорджем, Люсинда, но понимаю также, что ты не выберешь мужа, пока не настоишь на своем. Вспомни, тебе уже двадцать пять! Молодость проходит, еще два-три года, и ты никому не будешь нужна, - резко бросила Кэролайн. - После того как ты отказала лучшим женихам, вряд ли в следующем сезоне тебе будет легко найти им замену!
        Люсинда закусила губу, чтобы не рассмеяться. Бедняжка Каро, для которой вся жизнь заключается в доме, детях и муже. Она не поймет ту, у которой нет подобных амбиций. Вышла за Джорджа, милого, но донельзя скучного зануду, родила пятерых и ждет шестого. И при этом счастлива и довольна, как свинья в теплой грязи.
        Люсинда вдруг почувствовала, что не сможет вынести жизни в одном доме с братом и его «женой.
        - По зрелом размышлении я решила остаться в Лондоне, пока дом не будет заново меблирован, - объявила она.
        - Лондон летом становится похож на сточную канаву, - покачал головой брат. - Покупай дом, отдавай распоряжения, дорогая, а потом… почему бы тебе не навестить Джулию? Вы всегда прекрасно ладили. Вспомни, ты не виделась с ней со дня своей свадьбы. Или отправляйся в Шотландию к Летиции и Шарлотте. А может, хочешь побывать у Джорджины в Уэльсе?
        Люсинда задумалась. Вероятно, брат прав. Летом в Лондоне можно задохнуться от жары и миазмов.
        - Поеду к Джулии и ее Брайену, - кивнула она. С Джулией всегда было весело, остальные сестры быстро ее утомляли.
        - Я сам напишу Джулии, - предложил епископ, - а когда закончишь свои дела, найду экипаж и кучера. Мне говорили, что в Дублине жизнь бьет ключом, даже в летние месяцы.
        - Ты так добр ко мне, Джордж, - растрогалась Люсинда. - Прости, что так долго была с тобой на ножах. Но теперь мы помирились, и все будет хорошо.
        - О, я совершенно уверен в этом, дорогая, - кивнул Джордж.
        Ничего, скоро все переменится. Повелитель сумеет вышколить его непокорную сестрицу и превратит в послушную смирную женщину и жену, умеющую угодить мужу. Недаром поклонники согласны и готовы ждать. К Рождеству она, как и остальные сестры, будет замужем, и он наконец вздохнет спокойно. Когда-нибудь Люсинда поблагодарит его за заботу.
        Довольный собственными мыслями, епископ улыбнулся женщинам.
        - Тебе стоит немедленно послать за мистером Уайтом, Люсинда, иначе кто-нибудь выхватит дом у тебя из-под носа.
        Однако к концу дня особняк на Трейли-сквер перешел в собственность леди Люсинды Харрингтон. На следующее утро, зажав ключ в обтянутой перчаткой ручке, она вместе с братом и невесткой вошла в новое жилище. Дом, хоть и небольшой, был поистине очаровательным. На такие всегда есть спрос, так что в случае чего его можно быстро продать. На первом этаже размещалась утренняя гостиная, салон для приемов, библиотека и столовая. За лестницей располагалась просторная кузница, выходившая в большой яблоневый сад. На верхних этажах находились несколько спален и гардеробные. Выше были помещения для слуг, светлые и солнечные. Поскольку дом стоял на углу площади, то и окон имел больше, чем соседние здания. Предыдущие владельцы вывезли всю мебель. Помещения нуждались в покраске и декоре.
        - Я собираюсь отделать утреннюю гостиную и салон в желтых и кремовых тонах, - сообщила невестке Люсинда. - Братец, я хотела бы получить «Пять граций». Почетное место в твоей гостиной должен занять портрет Каро и детей, а не изображение твоих противных сестер, от которых ничего не дождешься, кроме беспокойства.
        - Картина твоя, - великодушно заверил брат, зная, как будет довольна жена. «Пять граций» станут достойным добавлением к приданому Люсинды в доме мужа, где бы этот дом ни был.
        Люсинда наняла временного управляющего, которому и поручила действовать от ее имени на время отъезда. Несколько недель она провела с обойщиком и декоратором, вникая в каждую мелочь, выбирая драпировки и обои, занавеси и шторы, сама ездила к мистеру Чиппендейлу договариваться о мебели и покупала великолепные восточные ковры. Часами рылась в каталогах, рассматривая образцы вустерского фарфора из мастерских доктора Уолла, и приобретала тысячи необходимых в хозяйстве мелочей. Наняла садовника, чтобы ухаживать за заброшенным, обнесенным стеной самом позади дома.
        - Остальные слуги подождут до моего возвращения, - сообщила она брату.
        - Превосходно! Превосходно! - восхищался тот. - Не можешь сказать, хотя бы приблизительно, когда думаешь отправляться к Джулии, дорогая?
        - Вероятно, недели через две смогу освободиться. Ты так много сделал для меня, Джорджи. Уверена, что вы с Каро будете больше чем рады избавиться от непрошеных гостей. Будь я на твоем месте, не испытывала бы ничего, кроме облегчения, хотя искренне люблю своих родных.
        - Я распоряжусь, дорогая, - еще раз пообещал брат, - и уверен, что это лето ты не скоро забудешь.
        Наконец настало утро отъезда. Сундуки Люсинды были уложены в большой дорожный экипаж, стоявший перед лондонским домом, снятым епископом на сезон. Джордж объяснил сестре, что ей предстоит пересечь страну и добраться до Кардиффа, где она сядет на корабль, плывущий в Ирландию. Он заверил также, что она не увидится с Шарлоттой. Та даже не узнает, что Люсинда была неподалеку. И поскольку поездка займет несколько дней, номера в приличных гостиницах уже заказаны и оплачены.
        - Это мой маленький подарок тебе, - сказал брат, целуя сестру. - Когда вернешься в Лондон, дорогая, я приеду погостить.
        Потом епископ Уэллингтонский помог сестре сесть в карету и помахал на прощание, довольный, что все прошло так гладко.
        Погода стояла прекрасная, дороги были сухими, за все время не упало ни капли дождя, и первый день карета катила без остановок. Кухарка снабдила их объемистой корзиной, содержимое которой хозяйка разделила со своей горничной Полли. К концу дня они прибыли в «Серебряный лебедь», уютную гостиницу у самого Мейденхеда. Люсинду почтительно проводили в дом. Для нее был заказан двухкомнатный номер. Леди подали легкий ужин, состоявший из жареной индюшачьей грудки с молодым горошком, свежим хлебом, местным сыром и блюдом июньской земляники. Вино оказалось поистине великолепным, но от усталости веки Люсинды начали слипаться, и Полли быстро уложила ее в постель.
        - Господи, - сонно пробормотала Люсинда, когда горничная помогала ей раздеваться, - путешествие как-то странно на меня подействовало.
        Полли аккуратно уложила в сундук одежду госпожи и приготовила дорожный костюм на завтра, после чего допила остатки вина и быстро захрапела на походной кровати. Примерно час спустя дверь в спальню тихо отворилась, и несколько джентльменов в плащах, с закрытыми шарфами лицами быстро убрали вещи, а женщин перенесли в ожидавшую карету. Утром хозяин гостиницы, которому заплатили вперед, непременно подумает, что постоялица уехала засветло. Элегантная карета медленно и тихо покатилась со двора и исчезла в темноте.
        Люсинду разбудила головная боль. В висках стучало, во рту пересохло. И почему постель вдруг стала такой жесткой?! Она попыталась повернуться, но не смогла. Именно это обстоятельство, несмотря на недомогание, привело ее в себя. Она с трудом открыла глаза и поняла, что находится не в гостинице, а в крошечной, смахивавшей на келью каморке. Единственное окно было закрыто ставнями, но сквозь щели пробивался тусклый свет. И лежала она не на постели, а на соломенном тюфяке.
        О ужас! Почему от запястья тянется цепь, прикованная к стене?!
        Люсинда с отчаянием искала взглядом Полли, но горничной не было. Значит, их похитили? Их или только ее?
        - Эй! - тихо позвала она и, набравшись храбрости, крикнула снова, уже громче: - Эй!
        За дверью тут же послышались шаги, в комнату вошел человек. Он открыл ставни, и в окно ворвались свежий ветерок и солнечные лучи. Незнакомец повернулся, и Люсинда не смогла сдержать потрясенного крика. Он был обнажен до пояса и облачен в невероятно тесные штаны, обрисовавшие каждый изгиб тела, облегавшие длинные стройные ноги и округлые ягодицы. Люсинда еще никогда не видела такой странной одежды и нашла ее восхитительно неприличной. Когда он повернулся, оказалось, что лицо скрыто маской. Но тут Люсинда, разглядев кое-что, громко ахнула. Из узкого разреза спереди, свисало мужское достоинство, весьма впечатляющих форм и размеров.
        - Доброе утро, леди Люсинда, - приветствовал он.
        - Кто вы? - высокомерно осведомилась она, отводя взор от соблазнительного зрелища.
        Незнакомец улыбнулся, и Люсинда заметила блеск белоснежных зубов.
        - Я известен как Повелитель, миледи.
        - Где я? Немедленно верните меня в гостиницу! Вам, возможно, не известно, кто я? Мой брат - епископ Уэллингтонский, - гневно выпалила Люсинда и, подняв руку, красноречиво брякнула цепью. - Я требую снять это! Моя кожа вся стерта.
        - Быть не может! Наручник подбит шерстью ягненка, - покачал головой Повелитель. - Мучить вас не входит в мои намерения.
        - Почему же я здесь? И что это за место, черт побери? - взорвалась Люсинда. Повелитель опустился на колени рядом с ней.
        - Вы, дорогая моя, ухитрились оскорбить весьма достойных джентльменов своим острым язычком и не подобающим даме поведением. Боюсь, вы чересчур своевольны, миледи. Сегодня вас приведут на собрание «Учеников дьявола», где будут судить за недостойное поведение. Насколько мне известно, потом вас передадут на мое попечение. Когда же я преподам вам несколько необходимых уроков и сумею внушить основы послушания, вас снова приведут на суд, где вы покажете собравшимся джентльменам, чему научились за это время. Трое обиженных поклонников смогут сделать с вами то, о чем давно мечтали. После вы выберете из них того, кто вам больше понравится. Только тогда вас вернут в общество, где будет немедленно объявлено о помолвке и последующей свадьбе.
        - Я уже сказала этому трио болванов, что не желаю их видеть, - прошипела Люсинда. - Мой покойный муж перед смертью наказал выходить замуж только по любви и ни по какой иной причине. Я не люблю ни Рексфорда, ни Харгрейва, ни Бертрама. И что бы вы ни вытворяли, сэр, не заставите меня изменить решение. А теперь уберите эту цепь, и я обещаю не обращаться к властям и спокойно продолжать путь в Ирландию. Если я не прибуду в назначенный день, моя сестра, леди Рафферти, поднимет тревогу. Вас найдут, и я лично прибуду полюбоваться на вашу казнь!
        Повелитель разразился смехом, но тут же, грозно сдвинув брови, впился в уста Люсинды свирепым поцелуем, насильно раздвигая губы, глубоко проникая в рот языком, лаская теплую пещерку и ее язык. Он придавил ее к тюфяку всем телом.
        - Укрощать вас будет куда забавнее, чем ту гувернанточку, которую привели ко мне в прошлый раз, - лукаво шепнул он. - Я испытаю истинное наслаждение, приводя вас к повиновению, леди Люсинда. Обещаю, что и вам доведется пережить немало сладостных мгновений.
        Люсинда почувствовала, как напряженная мужская плоть прижимается к ней, обдавая жаром сквозь тонкий шелк ее ночной сорочки. На какое-то мгновение она испугалась, но тут же взяла себя в руки.
        - Вы, сэр, можете идти ко всем чертям! - процедила она.
        Он снова засмеялся, встал и бросил, прежде чем шагнуть к двери:
        - До вечера, дорогая.
        - Подождите! - окликнула Люсинда. - Где моя горничная Полли?
        - В моей постели, - последовала поразительная реплика. - Чертовски искусная шлюшка эта ваша Полли. Я пошлю ее к вам, после того как позабочусь об этом.
        Он показал на свой разбухший пенис, повернулся и вышел.
        - Что здесь происходит?! - спросила себя Люсинда. «Ученики дьявола»? Как был бы потрясен брат, узнав, что Люсинда уже слышала о них. Всего лишь обрывки сплетен, разумеется, шепотом передаваемые из уст в уста дамами на различных балах и собраниях. При этом они обычно картинно вздрагивали и закатывали глаза. Это было тайное общество, нечто вроде соперников пресловутого «Клуба адского пламени», члены которого не гнушались самого мерзкого разврата и на свои оргии затаскивали несчастных женщин, частенько против их воли. И в самом деле, в прошлом сезоне ходили толки о гувернантке лорда Мелдрю.
        Судя по тому, что сказал незнакомец, именно отвергнутые поклонники замыслили ее похищение. Вероятно, они еще глупее, чем она предполагала. Когда Джордж узнает о ее исчезновении, поднимется страшный шум. Им дорого придется заплатить за подобное оскорбление! Слава Богу, она не какая-то крошка девственница, чью лилейно-белую репутацию можно уничтожить подобными выходками! Пусть они смеют хвастать совращением гувернантки, но кто попробует открыть рот и признаться в изнасиловании благородной дамы! Что ж, если она не сможет сбежать, то уж наверняка позаботится, чтобы «Ученики дьявола» получили по заслугам.
        Дверь в каморку открылась. Вползла Полли с подносом, нагруженным едой.
        - О-о, миледи… - начала было она, но Люсинда тут же оборвала ее:
        - Нечего разыгрывать невинную жертву! Тот негодяй, в лапах которого мы оказались, утверждает, что успел переспать с тобой. Это правда, маленькая шлюшка? - рявкнула она, испепеляя горничную разъяренным взглядом.
        - Я не смогла остановить его, - захныкала Полли.
        - А ты была невинной, - саркастически вставила Люсинда. - Говори правду, бесстыжая дрянь, ибо я спрошу его, а он не прочь похвастаться своими победами!
        - Не была, - призналась Полли, шмыгнув носом и ставя поднос.
        - И что же? Ты когда-нибудь лезла в постель… к моему мужу?!
        - Никогда, миледи! Лорд Роберт был истинным джентльменом! - негодующе вскричала Полли.
        - Значит, мой братец? - продолжала допытываться Люсинда.
        Полли покраснела и повесила голову.
        - Недаром мне по ночам слышались шаги Джорджа, - рассмеялась Люсинда - Ты ведь знаешь, сплю я чутко, а лестница, ведущая на чердак, скрипит. Интересно, он хороший любовник?
        Полли уклончиво пожала плечами.
        - Иными словами, так же скучен, как его проповеди, - констатировала Люсинда. - Наспех чмокнул, навалился, сунул, два-три выпада, и Джордж готов, верно?
        - Миледи, - взмолилась багровая от стыда Полли.
        - Ах, с Робертом Харрингтоном все было не так, - вздохнула Люсинда. - Этот человек знал, как любить женщину.
        Привстав, она взглянула на поднос. Что ж, тюремщики по крайней мере не собираются морить ее голодом. Яйцо-пашот в нежном сливочном соусе с укропом, ломтик розовой ветчины, теплый хлеб с маслом, полная розетка меда и чайник, от которого поднимался ароматный запах прекрасного индийского чая. Люсинда съела все, попросив Полли разрезать ветчину, поскольку сама не могла действовать обеими руками.
        Полли ушла и вернулась днем с очередным подносом. На этот раз она принесла цыплячью грудку, блюдо ранней земляники и кубок вина, того самого, что она пила в ночь похищения. Люсинда понимала, что, должно быть, похититель подсыпал что-нибудь и в этот бокал, но все равно выпила. И заснула. Лучше спать, чем мучиться невеселыми мыслями.
        Проснувшись, она увидела, что за окном сгущаются сумерки. И, словно получив какой-то тайный знак, в комнате появился Повелитель и первым делом отпер кольцо кандалов, охватывающее ее запястье.
        - Пойдемте, леди Люсинда. Пора встретиться со своими обвинителями лицом к лицу и выслушать приговор «Учеников дьявола».
        - Прекрасно, - хмыкнула Люсинда, принимая протянутую руку. - Как же вы, мужчины, смехотворны со своими забавами вроде тайных обществ и старомодных принципов!
        - Вы не только храбры, но и дерзки, миледи, - покачал он головой и, вынув шпильки из каштановых волос, рассыпал по ее плечам шелковистые локоны. - Посмотрим, как вы заговорите после того, как сегодняшние празднества окончатся.
        Он взял леди Люсинду за руку и потащил за собой.

        Глава 2

        Выйдя во двор, Люсинда огляделась и поняла, что находится где-то в сельском захолустье. Оказалось, что ее держали в небольшой пристройке. Они прошли через большой, очень запущенный сад, в котором разливался опьяняющий запах роз. Впереди виднелся скромный, увитый плющом кирпичный дом, на вид очень старый, вероятно, выстроенный еще во времена царствования королевы Елизаветы. Но ее спутник, дойдя до дома, свернул в сторону, повел ее по узкой извилистой тропе через еще один сад, на этот раз фруктовый. В самом конце виднелись руины круглой каменной постройки без крыши. Внутри здание напоминало миниатюрный римский театр, похожий на ту арену, которую они с Робертом видели в Риме во время свадебного путешествия.
        Здесь ярко горели факелы, пламя которых не шевелил даже легкий ветерок. На темнеющем небе появились первые наезды. Каменные скамьи были заполнены джентльменами в черных плащах с капюшонами. При виде пленницы, ведомой Повелителем в центр арены, собравшиеся возбужденно заговорили.

«Какое эффектное зрелище», - подумала Люсинда, искренне забавляясь произведенным впечатлением. Те бедняжки, которых приводили сюда до нее, как ягнят на заклание, должно быть, пугались насмерть.
        - Я привел на ваш суд леди Люсинду Харрингтон, милорды. Прошу вас рассмотреть ее тяжкие преступления, - провозгласил Повелитель, хрипло, но с безупречным выговором. - Что скажете, джентльмены?!
        Со скамьи поднялась высокая темная фигура.
        - Эта женщина весь сезон бессовестно флиртовала, завлекая и бросая мужчин, которые ухаживали за ней, - начал мужчина. К сожалению, она не узнавала его голоса. - Но это еще не все, - продолжал джентльмен. - Она нагло издевалась над ни в чем не повинными беднягами, достойными поклонниками, обозвав одного лошадиной мордой, другого слоном, а третьего аистом в павлиньих перьях.
        Едва уловимый смешок пронесся над скамьями.
        - Что они, спрашивается, сделали, чтобы заслужить такие оскорбления от этой чванливой особы? Каждый оказал ей высшую честь, попросив стать его женой. Джентльмен может принять вежливый отказ, милорды, каким бы горьким ни было разочарование, но публичное унижение, позор и осмеяние?! Непростительно!
        Милорды! Эта женщина, вдова прекрасного человека, которого все мы знали, неуправляема. Даже ее добрый брат, истинный христианин, которого все мы искренне уважаем, не смог ничего с ней поделать. Леди Люсинда Харрингтон забыла свое место. Забыла, что женщина по сравнению с мужчиной существо низшее. Суду «Учеников дьявола» предлагается отдать леди Люсинду в руки Повелителя, на период три месяца, с тем чтобы он наставил ее в истинных обязанностях женщины. Мы снова соберемся здесь в ночь сентябрьского полнолуния. При этом леди Люсинда покорно и со всем почтением извинится перед своими поклонниками за прошлые грехи, отдаст им свое тело и выберет из них будущего мужа. Надеюсь, все согласны с наказанием, милорды?
        - Да, - дружно закричали присутствующие.
        - Все вы омерзительно глупы! - завопила Люсинда. - По-вашему, я должна трястись от страха, слушая весь этот вздор и чушь? Я не какая-нибудь продавщица или сельская девчонка, которую вы вожделеете и которую можно запугать!
        - Она сама приговорила себя своими наглыми обвинениями! - воскликнул оратор. - И если кто-то из вас не решался ранее подвергнуть ее испытанию, теперь, надеюсь, вы убедились, джентльмены!
        - Табурет! - рявкнул Повелитель, и просимое немедленно появилось. Поставив на него ногу в сапоге, мужчина перекинул Люсинду через колено, задрал прозрачную сорочку и громко спросил: - Сколько, джентльмены?
        - Десять!
        - Нет, двадцать! - возразил кто-то.
        - Двадцать, двадцать! Пусть эта соблазнительная попка задымится! - раздался дружный хор.
        Изумленная столь решительными действиями Люсинда взвизгнула, когда на ее упругие ягодицы опустилась жесткая ладонь. Больно не было, просто немного жгло.
        - Да как вы смеете! - воскликнула она, попытавшись увернуться от неумолимой руки, продолжавшей осыпать ударами ее несчастный зад. Зрители громко отсчитывали каждый. Люсинда, взвыв от негодования, продолжала сопротивляться.
        - Семнадцать!
        - Восемнадцать!
        - Девятнадцать!
        - Двадцать! - выкрикнул джентльмен, и все было кончено.
        - Она мокрая? - осведомился голос сверху. - Ее маленький персик алеет, как роза в цвету.
        - Посмотрим, - объявил Повелитель и, поставив Люсинду перед собой, сел на табурет. Грубая рука сорвала с нее сорочку. Что могла поделать несчастная Люсинда, когда жесткие пальцы проникли в ее лоно?
        Притянув женщину к себе, он одним взмахом насадил ее на свою плоть, вонзившуюся в самую глубь тесного грота. Застигнутая врасплох Люсинда громко ахнула. Со скамей доносились ободрительные крики: «Ученики дьявола» громко поощряли Повелителя.
        - Хорошенько отдерите ее, сэр!
        - Заставьте дерзкую суку молить о пощаде!
        - Ты дьявол! - простонала Люсинда ему на ухо. Их тела извивались и сталкивались.
        - Постараюсь ради нас обоих и нашей сладострастной публики заставить вас кончить, леди Люсинда.
        - Перед этими животными?! Никогда! - поклялась она, но его неукротимое разящее орудие, несмотря на все ее усилия, уже одерживало победу.
        - О-о! - всхлипнула Люсинда.
        - Я покорю тебя, восхитительная дикая кошечка, - пообещал он, обводя языком завиток ее ушка. - И превращу в покорного домашнего котенка, Люсинда.
        - Никогда! - повторила она, впиваясь зубами в мочку его уха, но тут же дала себе волю, почти обезумев от наслаждения.
        Он залил ее лоно своими соками, хотя не желал этого… пока. И что-то промычал сквозь зубы. Похоже, этим летом его ждет нелегкое испытание, и при мысли об этом он все больше возбуждался. Эта работа давно уже приелась ему.
        Но, вспомнив, где находится, он снял ее с коленей и поставил на ноги. Люсинда, еще не придя в себя, покачнулась. Он что-то застегнул у нее на шее. Открыв глаза, она увидела филигранную золотую цепочку, пристегнутую к nor водку, и вопросительно взглянула на своего мучителя.
        - Последний акт дешевого спектакля, - пробормотал он так тихо, что слышала одна Люсинда. - Лучше повинуйтесь мне, Люсинда, иначе я отстегаю вас тростью перед этими джентльменами, которые так жаждут вашей покорности. Если шлепки вы можете вынести, то вряд ли стерпите настоящие побои. Крики боли не вызовут у них ничего, кроме радости. Неужели вы этого хотите? Теперь мы с вами обойдем арену, и вы будете высоко поднимать ноги и рысить, как вышколенный пони. Пару раз я подстегну вас хлыстом, и каждый визг поможет ублажить «Учеников дьявола». Вы поняли меня, Люсинда?
        Она кивнула.
        - И покоритесь мне? Не хотелось бы мучить вас, но придется, если вы не послушаетесь.
        - Это так унизительно, - прошептала она.
        - Вы правы, - согласился Повелитель. - Но не более, чем стонать от удовольствия на глазах у целого собрания, когда мужчина вгоняет в вас свою плоть. Вы готовы?
        Люсинда вздохнула, но все же наклонила голову.
        - А теперь, милорды, мы прощаемся с вами до сентябрьского полнолуния! - объявил Повелитель. - Хоп!
        Он слегка дернул за тонкий поводок и шлепнул Люсинду хлыстом. Негромко вскрикнув, Люсинда быстро засеменила рядом с мужчиной. Стройные, изящные ножки ступали твердо, голова была высоко поднята. К своему смущению, она обнаружила, что ее полные груди колышутся при каждом движении. Она старалась не смотреть по сторонам, и когда они под одобрительные вопли ретировались, Люсинда замедлила шаг и спросила:
        - Что они будут делать теперь?
        - Проведут великолепный летний вечер, попивая мое вино и трахая местных девиц, которых я специально привел из деревни. Ваша Полли присоединится к веселью. Решила посмотреть, какой из будущих хозяев лучше ее ублажит.
        - А мы? - допытывалась Люсинда.
        - Нам предстоит узнать друг друга поближе, сокровище мое. У меня всего три месяца, чтобы превратить вас из языкастой, своевольной, упрямой особы в смирную, тихую даму.
        - Ничего не выйдет, - предупредила Люсинда. - Зря тратите время, если воображаете, что сможете изменить меня, сэр. Я всегда была настойчивой и своевольной, такой и останусь. Куда мы направляемся?
        - В мой дом, - пояснил он, подводя ее к кирпичному, увитому плющом зданию.
        - Где мы находимся?
        - В Оксфордшире, большего я открыть не могу. Ближайшая деревня - в семи милях отсюда, а соседей у меня нет. Помимо работы для «Учеников дьявола», я выращиваю и объезжаю скаковых лошадей.
        Повелитель открыл маленькую дверь, пригласил Люсинду в дом и шагнул к лестнице.
        - Надеюсь, вы найдете свои покои куда более удобными, чем ту каморку, где пришлось провести сегодняшний день.
        - Где же ваши слуги? - осведомилась она.
        - У меня их немного, и, прежде чем приметесь допрашивать меня, говорю сразу: все они приучены к здешним порядкам. Мало того, помогают мне в моих трудах.
        - Вы так и не снимете маску, сэр?
        - Нет. Мы еще можем встретиться в свете. Не хочу смущать ни вас, Люсинда, ни вашего мужа.
        Он открыл вторую дверь, и они оказались в большой спальне, отделанной панелями. Широкое окно-эркер выходило в сад. Створные переплеты были освинцованы. К облегчению Люсинды, у одной стены возвышался огромный камин. Посреди комнаты стояла кровать с красным бархатным балдахином. У противоположной стены стоял комод.
        - Где же будет спать Полли? - удивилась женщина.
        - Рядом есть маленький чулан, где вполне поместится ваша горничная. Впрочем, уверен, что немало ночей она проведет в чужих постелях.
        - В том числе и в вашей? - уничтожающе усмехнулась Люсинда.
        Повелитель рассмеялся:
        - Нет, мое сокровище. Кто же будет учить вас искусству покорности? По ночам я буду охранять ваш сон.
        - Мне нужна ванна, - потребовала Люсинда. - Я вся липкая от вашего пота и соков, сэр.
        - Разумеется, - учтиво кивнул он. - Я немедленно прикажу слугам все приготовить. Они в полном вашем распоряжении, особенно когда Полли будет занята в другом месте. Мне нужно вернуться в амфитеатр и проверить, пришли ли деревенские девушки и все ли в порядке.
        Он поклонился и вышел, оставив Люсинду голой и донельзя рассерженной. Дрожа от холода и гнева, она огляделась. Но тут дверь приоткрылась, и Люсинда в отчаянии поискала глазами что-то, чем можно было бы прикрыться. Однако на кровати не было даже покрывала. На пороге появился лакей в распахнутой на груди ливрее и белом парике. Поспешив к камину, он немедленно зажег сложенные там дрова, поднялся и улыбнулся Люсинде, пытавшейся отступить за прикроватные занавески.
        - Ванну сейчас принесут, миледи, - с поклоном сообщил он. - Какие духи вы предпочитаете?
        - Лаванду, - выдавила Люсинда.
        - Прекрасно, миледи. Меня зовут Джон. Мне и моим собратьям приказано прислуживать вам. А вот и ванна. Возможно, она несколько старомодна, но мы сумеем угодить вам и вымыть такую знатную госпожу.
        - Я вполне способна вымыться сама! - надменно обронила Люсинда.
        - У нас приказ, миледи, - тихо объяснил Джон.
        Люсинда молча ждала, пока два других лакея наполняли водой круглый дубовый чан. Джон на несколько минут исчез и вернулся с флакончиком, содержимое которого вылил в ванну. По комнате распространился запах лаванды. Он с улыбкой протянул руку Люсинде, пока остальные хлопотали, развешивая перед огнем полотенца. Люсинде ничего иного не оставалось, как принять предложенную руку и сесть в чан. Джон заколол ей волосы на затылке и взял большую губку. Намылив ее куском твердого мыла, он стал тереть спину леди Люсинды и поливать теплой водой. Другой лакей вложил в ее руку рюмку с ароматным ликером.
        - Так приказал Повелитель, миледи, - пояснил Джон. - Пожалуйста, выпейте.
        Люсинда пригубила ликер, благоухающий спелой земляникой. Восхитительный вкус!
        Она осушила рюмку, пока Джон мыл ей плечи и шею. Когда его руки скользнули по ее груди, Люсинда удивилась тому, что не испытывает ни малейшего стыда. Да и Джона, казалось, ничуть не волнует, что губка касается пухлых холмиков и начинающих твердеть сосков. Он даже улыбнулся, когда они гордо восстали. Потом настала очередь более интимных мест. Люсинда застыла, но ничего так и не произошло.
        - Пожалуйста, встаньте, - попросил он, и, когда она послушалась, губка прошлась по упругим лунам ее ягодиц, проникла между ними легкими круговыми движениями.
        Люсинда почувствовала, как горит лицо. И не только лицо, но и все тело. Струйки воды стекали по коже, невыразимо возбуждая ее. Она попыталась сосредоточиться на чем-то еще, но заметила только, что у всех трех лакеев заметно вздулся перед синих атласных панталон.
        Джон вынес ее из ванны, и двое молодых людей немедленно пустили в ход нагретые полотенца. Чтобы прекратить эти ласки, более похожие на пытки, Люсинда попыталась вытереться сама.
        - Но, миледи, - мягко увещевал Джон, - вы не должны мешать нам. Мы не смеем ослушаться Повелителя, иначе потеряем место, а, говоря откровенно, где найдешь еще столь приятную должность? Пожалуйста, позвольте Дику и Мартину закончить.
        Люсинда опустила руки, и лакеи вновь принялись ее вытирать, а выполнив свои обязанности, отнесли ее на постель и уложили.
        - Где мои вещи? - спросила она Джона. - Мне нужна ночная сорочка.
        - Повелитель запретил давать вам одежду, миледи, но, следуя его указаниям, мы скоро вас согреем.
        Он расстегнул ширинку и высвободил свое достоинство. Остальные последовали его примеру.
        - Не думаю… - нервно пробормотала Люсинда.
        - Но вы и не должны ничего думать, миледи, - перебил Джон. - Вам нужно только наслаждаться.
        Люсинда впервые взглянула на него как на мужчину. Довольно приятный, правда, среднего роста, но коренастый и мускулистый.
        - До сегодняшнего вечера, - пожаловалась она, - я знала лишь одного мужчину.
        - Как и должно быть, миледи, но теперь вы на попечении Повелителя. В его отсутствие мы дадим вам урок угождения. Вы научитесь как получать, так и давать удовольствие. Как думаете, миледи, ваш муж был хорошим любовником? Даже добродетельные женщины должны чувствовать это.
        - Он был нежен и добр, - не задумываясь ответила Люсинда. - Думаю, со временем я полюбила бы его.
        - Но особенно страстным его не назовешь, верно? - догадался Джон. - Здесь, в доме Повелителя, мы научим вас страсти, и вы сможете пленить и покорить будущего мужа своим искусством. Вам это наверняка понравится, миледи.
        - Скорее всего, - согласилась Люсинда, - хотя те трое болванов, которые заманили меня сюда, вряд ли воспользуются моими знаниями.
        Она вдруг заметила, что, пока говорила с Джоном, остальные двое легли по обеим сторонам и играют с ее грудями. Взгляды ее и Джона встретились, и он улыбнулся.
        - Разве вам неприятно, миледи? - спросил он, поглаживая ее бедро. Люсинда на мгновение прикрыла глаза. Действительно, ощущение было невыразимо приятным. Она слегка потянулась и блаженно замурлыкала, чьи-то губы впились в ее сосок.
        - М-м… - пробормотала она, когда второй сосок удостоился той же ласки. Ее груди сосали одновременно! Как восхитительно! До этого она не испытывала ничего подобного!
        Сильные пальцы мяли ее тело, зубы и языки терзали чувствительную плоть. Джон гладил кустик темных завитков. Люсинда невольно развела ноги, когда он сжал мягкий треугольник.
        - У вас такой пухленький холмик! - выдохнул он. - Я люблю женщин с таким сладким лоном.
        Он приоткрыл складки ее нижних губ и стал играть с твердой горошинкой.
        - Вам нравится, миледи?
        - Да, - чуть улыбнулась Люсинда.
        - Вы заметно повлажнели, - сообщил он, все быстрее работая пальцами, потирая, надавливая, проникая глубже в ее любовные ножны.
        Дверь в спальню отворилась, и вошел Повелитель. Улыбнувшись сладострастной сцене, он немедленно стал скидывать одежду.
        - Ну что, жадюги, можете оставить в покое груди леди и помочь мне снять сапоги? - обратился он к Дику и Мартину.
        Разочарованные, парни тем не менее резво спрыгнули с кровати и бросились к хозяину. Потом он жестом отпустил их, и оба, помахав на прощание Люсинде, покинули комнату. Повелитель присоединился к лежащим и потребовал:
        - Ну же, Люсинда, поиграй с моим «петушком», будь хорошей девочкой.
        - Ты не сказал «пожалуйста», - поддразнила она. - О-о, Джон, продолжай, ты прекрасно справляешься!
        Глаза в прорезях маски чуть сузились.
        - Вижу, Люсинда, ты плохо усвоила урок покорности. Джон, переверни ее поперек постели, так, чтобы голова лежала на краю. После ты знаешь, что делать.
        - Да, милорд, - кивнул лакей, выполняя приказ, хотя Люсинда принялась протестовать. Не слушая возражений, он взгромоздился на нее и бесцеремонно врезался в любовное гнездышко.
        - Повелитель считает, что вы нуждаетесь в хорошей скачке, миледи, и я счастлив угодить ему и вам, - ухмыльнулся он.
        Люсинда вскрикнула, но тут же задохнулась, когда Повелитель вложил ей в открытый рот свое мощное копье.
        - Ты справишься с обоими, сокровище мое, - уверенно сказал он, - и сумеешь возбудить меня любым способом. - И, поймав ее руки, пытавшиеся оттолкнуть его, прикрикнул: - Соси, Люсинда! Соси, или я накажу тебя.
        Голова ее шла кругом от мириадов новых ощущений. Лежавший на ней мужчина яростно вонзался в нее. Мужской орган во рту, сначала относительно мягкий и вялый, угрожающе набухал и увеличивался в размерах при каждом движении ее губ. Сначала она немного давилась, пытаясь принять в горло огромное орудие, потому что хотя они с Робертом часто говорили о таком способе, все же не удосужились попробовать его на деле. Она попыталась расслабиться, и в самом деле, ее горло раскрылось настолько, что его плоть вошла целиком.
        - Ах-х, Боже! - вскричал Повелитель, искренне пораженный ее податливостью. Именно податливостью, не покорностью, потому что она наслаждалась не меньше, чем он.
        Джон громко вскрикнул, излился в нее и почти немедленно откатился, тяжело дыша.
        - Отпусти меня, - резко скомандовал Повелитель. Люсинда открыла рот и ужасно удивилась величине его вздыбленной плоти. Она почти поглотила его и все же была уверена, что смогла бы принять и большее копье.
        - Ох! - вздохнула она, когда он сначала оседлал ее, а потом погрузился на всю длину и со стоном сделал первый выпад. - Не смей кончать, дьявол ты этакий, пока я не наслажусь тобой.
        И она снова удивила Повелителя, притянув к себе его голову и поцеловав. Ее губы были ароматными, язык - сладким, как мед. Он ощущал свой собственный вкус, и это возбуждало его еще больше.
        Подняв ноги Люсинды, он встал на колени и принялся медленно и глубоко входить в ее ножны. Люсинда застонала, но не от боли, а от чистого, незамутненного наслаждения. Он так же медленно отстранился и снова с силой ворвался в мягкий влажный жар ее тела.
        - О да, скорее, скорее, - лихорадочно бормотала Люсинда. Его плоть пульсировала от возбуждения.
        - Сука, - прохрипел он ей на ухо, - тебе и этого мало?
        - Еще чуть-чуть, Повелитель, и я достигну пика, - выдохнула она. - Вот… вот…
        Ее тело содрогнулось в сокрушительной разрядке. Только тогда Повелитель дал себе волю. Но оказалось, что его любовный напиток льется без конца, исторгаясь упругими, резкими толчками, сотрясавшими все его существо.
        - Дорогая леди Люсинда, - вымолвил он, наконец придя в себя, - не знаю, когда в последний раз совокуплялся с таким восторгом. Вы поистине великолепны, сокровище мое.
        Откатившись, он лег на спину и подложил руки под голову. Люсинда наклонилась над ним и прошептала:
        - Отошлите Джона. Нам нужно поговорить, милорд.
        - Не думаю, что вы так же сильны в разговорах, как в постельных забавах, - отмахнулся он.
        Люсинда рассмеялась:
        - Почему это мужчины вечно предпочитают думать не мозгами, а тем, что у них между ног? Отошлите Джона. Пожалуйста.
        - Джон, ты и парни свободны на эту ночь, - обратился Повелитель к лакею. - Я позову тебя утром.
        Джон поднялся и с вежливым поклоном удалился.
        - Итак? - спросил Повелитель, когда дверь за слугой закрылась. - О чем вы хотели потолковать, миледи?
        - О мести, сэр, сладостной мести. Вы в отличие от тех троих не производите впечатления глупца, и я уже успела увериться, что передо мной человек благородного происхождения. Вы наверняка поняли, что меня нельзя поставить на колени и заставить ходить на задних лапках, как дрессированную собачонку.
        Повелитель ничего не ответил, поэтому Люсинде пришлось продолжать:
        - Ни при каких обстоятельствах я не выйду замуж за одного из тех джентльменов, которые считают, что оказали мне великую честь, предложив руку и сердце. Я не люблю никого. Умирая, мой муж советовал мне на этот раз выходить замуж только по любви.
        - Значит, в первом браке любви не было? - полюбопытствовал Повелитель.
        - К сожалению, - вздохнула Люсинда.
        - Следовательно, вы вышли за него из-за денег?
        - Нет, вовсе нет. Деньги тут ни при чем. И Роберт… Люсинда осеклась.
        - Так в чем же причина? - продолжал допытываться он.
        - Мой ныне покойный отец, лорд Уорт, владелец Уортингтон-Мэнор в Вустере, когда-то слыл человеком состоятельным, но не слишком богатым. И женился он по любви. Мама принесла ему небольшое, но достаточное приданое. У них родилось семеро детей, и, разумеется, каждого нужно было обеспечить и вывести в люди. Первыми были Уильям.
        Джордж. Их пришлось обучать в Итоне и Оксфорде. Джордж, как вам известно, выбрал церковную карьеру, но Уильям всегда любил играть в солдатиков, поэтому папа устроил его в полк королевских драгун. Папа всегда говаривал, что с мальчиками куда легче, а вот когда дошло до девочек, ему пришлось нелегко.
        - А что случилось с вашими родителями?
        - Мама умерла, когда мне было двенадцать лет, папа - вскоре после того, как я стала женой Роберта Харрингтона, - объяснила Люсинда. - Оказалось, что найти мужа и приданое для каждой обходится куда дороже, чем предполагал отец. Всех старших сестер вывозили в Лондон, и там они становились бесспорными королевами сезона. Первая подцепила герцога, вторая -маркиза, а третья - графа. Только когда настала очередь Джулии, папа понял, что попал в затруднительное положение.
        Мои сестры всегда останавливались в доме папиной тети, леди Дунстан. Она обожала вводить девочек в общество, но после того, как Джулии сшили гардероб и купили все необходимые безделушки, папа обнаружил, что оставшихся денег хватает только на более чем скромное приданое, а для меня уже ничего не остается.
        Люсинда глубоко вздохнула.
        - Именно тогда мой отец пустился во все тяжкие. Взял приданое Джулии и отправился в «Уайте», играть в карты. И даже выиграл сначала. В ту ночь удача сначала была на его стороне, но потом отвернулась. Друзья советовали ему взять выигрыш и уйти, но бедного папу словно заколдовали. Наконец он потерял все и пришел в полное отчаяние. Джулия к тому времени уже встретила лорда Рафферти и безумно влюбилась. И хотя наша двоюродная бабушка леди Дунстан была против бедного Рафферти из-за того, что он ирландец, папа знал, что он скоро попросит руки Джулии. Несмотря на ирландское происхождение, Рафферти был очень богат, и сестра не могла сделать лучшей партии. В том сезоне слишком много знатных и состоятельных наследниц съехалось в Лондон искать мужей, и Джулия вряд ли смогла бы соперничать с ними. Но Рафферти так влюбился, что принял бы даже ничтожное приданое.
        Джулия, в отличие от старших сестер, бескорыстна и чистосердечна. Для нее не имеют значения ни титул, ни деньги, не то что для Петиции, Шарлотты и Джорджины. Она влюбилась так же сильно, как и Рафферти, и этого было вполне достаточно для моего отца. Что же ему оставалось делать? И хотя я уверена, что Рафферти вообще не потребовал бы ни пенни, для моего бедного папы было делом чести выдать дочь, как подобает дворянину. Поэтому он и сотворил вещь, абсолютно немыслимую.
        - Сплутовал в карты, - догадался Повелитель. Люсинда кивнула.
        - Одним ударом он отыграл все, и даже сверх того. И был в полной уверенности, что никто ничего не заметил. В самом деле, все поздравляли его с искусной игрой и отвагой. Редко кто не побоится рискнуть в подобных обстоятельствах. Для этого ему пришлось даже поставить на кон наш дом, потому что не хватало денег. Единственным оправданием служило его отчаянное положение. Он забрал выигрыш, распрощался и свято верил, что все обошлось… до следующего утра. Вернее, до визита Роберта Харрингтона.
        - Понимаю… - протянул Повелитель. - Значит, он все заметил?
        - Так и было. В тут ночь отец играл именно с ним. Денег у Роберта было больше чем достаточно, и он не задумывался бы публично обличить любого шулера, но ему стало любопытно, почему мой отец, человек безупречной репутации, пошел на обман. Разговор был честным и откровенным. Отец, разумеется, сгорал от стыда не только из-за содеянного, но еще и потому, что теперь его сочтут негодяем. Он рассказал правду, и лорд Харрингтон принял его беду близко к сердцу, а потом сделал отцу совершенно необычное предложение.
        Он пообещал хранить молчание, чтобы Джулия могла спокойно выйти за лорда Рафферти, но в обмен потребовал отдать ему в жены последнюю дочь, то есть меня. Вместо того чтобы приехать в Лондон на сезон, я должна была обвенчаться с Робертом Харрингтоном на следующий день после своего семнадцатого дня рождения. Когда все это происходило, мне как раз исполнилось шестнадцать. Отец поклялся сообщить мне об уговоре только за три месяца до свадьбы. Увидеться с лордом Харрингтоном я имела право всего лишь за неделю до того, как пойду к алтарю. Отец, разумеется, тут же согласился. Да разве у него был выбор?
        - Поэтому вы присутствовали на венчании Джулии и ее милого, а потом вернулись в деревню мечтать о лондонском сезоне, - с улыбкой добавил Повелитель.
        - Совершенно верно, - согласилась Люсинда, наклонившись над ним. - Почти целый год я воображала, как перу столицу приступом. Как сумею затмить старших сестер, поймав не герцога, не графа, не маркиза, а принца! - Она громко рассмеялась. - Можете представить мою досадy, когда я узнала, что не только лишилась долгожданного сезона, но и стала невестой человека, старше меня на сорок два года! О, как я рыдала, бесилась, умоляла отца отказатьсчя. Он, разумеется, не имел права ничего объяснить, зато это сделал Джордж. Мой благочестивый братец долго проповедовал, что мой христианский долг примерной дочери заключается в полном повиновении родительской воле и что я обязана спасти папу и всю семью от бесчестия, которое падет на нас, если грехи отца выплывут наружу.
        - И вы, разумеется, согласились, - кивнул Повелитель.
        - Что поделать, - пожала плечами Люсинда. - Но в отличие от многих девушек в таком же положении мне очень повезло. Роберт Харрингтон оказался прекрасным человеком, единственным горем которого было отсутствие наследника, плода чресл его. Первая жена так и не смогла зачать и выносить ребенка. Он очень любил ее, и для супругов это было ужасной трагедией. Роберт вдовел много лет, прежде чем решил жениться второй раз и попытаться получить наследника от молодой жены. Никто толком не знал, как велико его богатство, и семья его не была очень знатна. Он не мог надеяться получить руку молодой женщины, равной ему по положению. Но тут ему представился счастливый случай уличить моего отца в обмане.
        Люсинда замолчала и, поднявшись, подошла к столику, чтобы налить себе бокал сладкого вина.
        - Не желаете, Повелитель? - предложила она.
        - Хочу, - кивнул тот. - А потом вернитесь и доскажите мне свою занимательную историю, леди Люсинда.
        Он взял протянутый бокал, а Люсинда уселась рядом.
        - Роберт Харрингтон был любящим и добрым. При первой же встрече он успокоил мои страхи и гнев и всю неделю, оставшуюся до свадьбы, уговаривал и увещевал меня. Венчание было скромным и простым. Наш старый викарий провел церемонию в местной церкви. Гостей не приглашали, а единственными свидетелями были папа, Джордж, его жена Кэролайн, супруга и дряхлая сестра викария. Потом выпили шампанского, и отец отослал объявления во все лондонские газеты. В тот же день мы вернулись в Харрингтон-Холл.
        - А ночью муж лишил вас невинности? - невольно вызвалось у Повелителя.
        - Нет, - покачала головой Люсинда. - Прошло несколько месяцев, прежде чем Роберт сделал меня женщиной. Он хотел, чтобы я наслаждалась в его объятиях. Он оказался очень искусным любовником. Твердил, что, даже если я никогда не полюблю его, он сделает все, чтобы доставить мне удовольствие.
        - Так и было? - допытывался Повелитель.
        - Так и было. И к моему удивлению, я все-таки полюбила его. Безумной страсти не было. Жаль, что я не могла выполнить единственную обязанность, которую он от меня требовал: дать ему наследника. После нескольких лет мирной супружеской жизни он заболел, и я как могла преданно ухаживала за ним. Когда он умер, никто больше меня не был удивлен тем, что все состояние перешло ко мне. Само поместье было майоратом, поэтому вместе с титулом перешло к ближайшему родственнику.
        - Почему же вы: в таком случае живете с братом? - допрашивал Повелитель, обвивая густую каштановую прядь но круг пальцев.
        - При имении не было вдовьего дома. Перси, племянник Роберта, еще совсем молод, а его мама, леди Блайт, очень рассердилась, не получив денег, на которые рассчитывала. Она тоже вдова и при таких экстравагантных привычках, как у нее, вечно сидит в долгах. Позволь она мне остаться, я бы с радостью несла расходы по хозяйству, но разочарованная леди Блайт обвиняла меня в том, что я улестила мужа составить завещание в мою пользу. Сочиняла обо мне грязные сплетни. Утверждала, что я заработала расположение сэра Роберта в постели, позволяя делать с собой немыслимые пакости. Преследовала его, пока не поймала в сети брака. Поверьте, всегда найдутся люди, готовые слушать подобные сплетни и передавать другим. Я с радостью покинула этот дом. Мерзавка даже посмела обыскать мои сундуки, якобы с целью убедиться, что я не увожу ничего, принадлежащего поместью. Она в самом деле ужасная женщина. Роберт терпеть не мог ни ее, ни ее гнусное отродье, но не мог приберечь Харрингтон-Холл для меня, если я не рожу ему дитя, а я так и осталась бесплодной.
        - Поэтому вы явились в Лондон, чтобы поискать другого мужа, так ведь?
        - Я приехала в столицу, чтобы купить свой дом, - без обиняков пояснила Люсинда. - Правила приличия вынудили меня поселиться с Джорджем и Каро. Они тащили в дом всевозможных женихов, но я пока еще не собираюсь связывать себя. Родные отказываются это понимать. После того как я отказала всем и каждому, Кэролайн предложила провести сезон в Лондоне. Я согласилась, но не потому, что жаждала выйти замуж. Просто решила наконец обзавестись собственным жилищем. И только что приобрела восхитительный особнячок на Трейли-сквер.
        Повелитель был поражен ее бесхитростным рассказом. Такого он не ожидал. Значит, она не гоняется за женихами! Ему дали понять, что леди Люсинда Харрингтон - бесстыдная кокетка, позволяющая мужчинам многое, но ускользающая в последний момент, и поэтому ее давно следует проучить, усмирить, превратить в покорное бессловесное существо и только потом позволить выбрать мужа из трех достойных поклонников. Но вот выбирать-то она и не собиралась!
        - Вы задели трех влиятельных джентльменов, - начал он, - которые стараются скомпрометировать вас, с тем чтобы заставить сделать выбор. Не знаю их имен, ибо это для меня не имеет значения. Я нанят выполнить работу для «Учеников дьявола» и делаю все, что могу. Однако, как вам известно, впервые на моем попечении оказалась леди. История, рассказанная вами, разительно отличается от всего, что я слышал раньше. Чему прикажете верить, мадам?
        - Здравый смысл должен подсказать вам, сэр, - улыбнулась Люсинда. - Кстати, я могу открыть вам имена тех джентльменов, которые все это затеяли. Герцог Рексфорд, маркиз Харгрейв и лорд Бертрам. Подозреваю, что и мой братец тоже в этом участвует, иначе эти трое просто не посмели бы похитить меня. Если бы он действительно намеревался отправить меня к сестре Джулии в Ирландию, представляете, какой бы шум поднялся, не явись я к назначенному сроку?! Эти негодяи прекрасно все рассчитали, поэтому я и заключаю, что Джордж с ними в заговоре. Но, боюсь, он тоже безмозглый осел!
        Повелитель рассмеялся этой откровенной реплике, но тут же покачал головой.
        - Почему же вы не сопротивлялись мне? Ни словом не возразили? Я уж и не знаю, что думать об этом, миледи.
        - А вам не пришло в голову, сэр, что я люблю плотские забавы? Я женщина порядочная и не распутница, но наслаждалась ласками мужа. Прошло несколько лет с тех пор, как я в последний раз была с мужчиной, поскольку его болезнь не позволяла нам спать вместе последние два года его жизни.
        - И еще два года вы вдовеете, - заметил Повелитель. Люсинда печально кивнула.
        - Наши любовные игры всегда были несколько… осмотрительными. Как раз перед болезнью Роберта мы обсуждали такие способы, как… словом, мне хотелось сосать
«петушок» мужа, а ему - взять меня сзади, но дело до этого так и не дошло.
        - Значит, сегодня вечером вы не испугались? - допрашивал он, сверля ее глазами.
        - Нет, конечно. Меня ужасно возбуждало, когда Джон лег на меня и вонзил свое орудие в мои ножны, а вы запихнули свое копье мне в рот. Сначала я думала, что задохнусь. Вы человек немаленький, но тут я обнаружила, что, расслабив горло, смогу принять вас целиком. Надеюсь, вы не обескуражены моей исповедью, сэр.
        - Я очарован, мадам, - признался он.
        - Теперь вы понимаете, что меня никто не заставит взять одного из этих трех ослов в мужья, - добавила Люсинда.
        - Боюсь, что так, леди Люсинда, но теперь я попал в затруднительное положение. Деньги «Учеников дьявола» помогают мне содержать маленькое поместье и разводить лошадей. Признав свое поражение, я потеряю репутацию, а с ней и все остальное. Что же мне делать?
        - Позвольте мне увидеть ваше лицо, - взмолилась она, касаясь узкой шелковой ленты, прикрывавшей лоб и скулы.
        - Нет, миледи, не могу, по причинам уже изложенным, - нерешительно протянул он.
        Люсинда лукаво улыбнулась:
        - Я помогу вам сохранить вашу репутацию и доход в обмен на вашу помощь.
        - Но как?! - резко бросил он.
        - Я желаю отомстить этим троим за наглость и самонадеянность, с которой они позволили себе вообразить, будто меня, как какую-нибудь безмозглую идиотку, можно сломать и покорить чужой воле. Научите меня всему, чему можете: тонкостям эротического искусства, умению покорять мужчин. Когда придет сентябрь и меня снова поставят перед «Учениками дьявола», я притворюсь, будто полностью укрощена и готова склониться к ногам любого мужчины. Вы же сообщите, что мой дорогой брат, епископ Уэллингтонский, объявит о помолвке на первом же балу нового сезона, который дает графиня Уитли. - Люсинда коварно усмехнулась. - Это добавит драматизма к общей сцене, и трое идиотов проведут следующие несколько недель, гадая, кого я избрала. Я же, со своей стороны, стану показываться на людях с ними по очереди и не премину настроить их друг против друга.
        - А что же случится в ночь бала графини Уитли? Люсинда пожала плечами.
        - Мой брат объявит о помолвке с человеком, которого я полюблю, и ни с кем другим, сэр. Если поможете мне, значит, не потеряете ни своей драгоценной репутации, ни источника доходов. Кстати, - помедлив, осведомилась она, - почему вы это делаете? Почему позволяете использовать себя подобным образом?!
        - Не всем из нас, мадам, повезло получить наследство. Это имение оставалось во владении моей семьи много веков. Я родился здесь, вырос и люблю эти места.
        - Вы женаты?
        - Как я могу?! - горько вздохнул он. - Мне нечего предложить женщине, и мой род закончится вместе со мной, но я никогда не покину своего дома, миледи.
        - Так вы поможете мне? - снова спросила она.
        - Да, - не задумываясь, пообещал он. - Я нахожу ваш план забавным, и, кроме того, это означает, что целых три месяца вы будете у меня в руках. Честно говоря, эта мысль безмерно меня возбуждает. А теперь, мое сокровище, вам нужно отдохнуть, потому что завтра на рассвете я начну свои уроки.
        Поставив бокал на прикроватный столик, он поднялся и поцеловал зажатые в кулаке локоны.
        - Спокойной ночи, - шепнул он, выходя из комнаты.
        Люсинда тоже встала, подбежала к чану, вода в котором уже остыла, и, взяв тряпочку, смыла с себя пот и семя любовника, а потом снова легла и мгновенно заснула. День, несомненно, выдался необычным, а завтра ее ждет много нового и, будем надеяться, поразительного.

        Глава 3

        - Проснись, Люсинда! Время утренней порки! - объявил Повелитель.
        Люсинда недовольно захныкала и перевернулась на спину. Однако Повелитель безжалостно сдернул с нее одеяло.
        - Неужели уже утро?
        - Да. И тебя ждет хорошая трепка, девушка.
        - За что?! - обиделась она.
        Повелитель усмехнулся и присел на край кровати.
        - Если хочешь убедительно сыграть свою роль перед «Учениками дьявола», Люсинда, должна притвориться абсолютно покорной.
        - Но разве мы не договорились, что я здесь главная? - настаивала Люсинда.
        - Совершенно верно, но чтобы действительно овладеть ситуацией, нужно уметь держать себя в руках, а ничего не получится, пока не избавишься от своих страхов. Немедленное повиновение любому приказу достигается двумя методами: либо боязнью наказания, либо сознанием. Тогда, даже подчиняясь, ты совершенно спокоен и держишься начеку. Понятно, дорогая?
        - Конечно! - вскрикнула она, взволнованная и пораженная тем, что не додумалась до этого раньше. - Конечно, сэр! Как вы умны! Давайте начнем сначала, если можно!
        - Доброе утро, Люсинда, - повторил он, - Пришла пора наказать тебя.
        Люсинда поднялась, легла к нему на колени и, оглянувшись через плечо, хитро подмигнула.
        - Да, Повелитель, - прошептала она, зазывно вильнув задом.
        - Превосходно, - кивнул он и отвесил ей десять крепких шлепков, так что кожа соблазнительных ягодиц порозовела. Заметив, что после первых ударов она принялась тереться об него, он сунул в ее лоно палец и удовлетворенно усмехнулся:
        - Ну вот, миледи, вы уже вся мокрая, и это лишь после десяти ударов вместо двадцати, полученных прошлой ночью. Какие успехи! А теперь, девушка, на спину, и побыстрее. У меня для тебя маленький сюрприз.
        Из кармана панталон он вытащил какой-то предмет и поднес к ее глазам.
        - Что это? - удивилась она. - О! Совсем как большой «петушок»! Дайте мне рассмотреть! Из чего он сделан, сэр? А эти остренькие бугорки? Зачем они?
        Продолжая говорить, она ощутила нарастающее возбуждение. Странный предмет был сделан из кожи, но не украшен ничем, кроме вышеописанных бугорков, и имел у самого основания рукоятку слоновой кости, за которую и держался Повелитель.
        - Это называется «дилдо», сокровище мое, - пояснил он, - и доставит тебе немало наслаждения, пока я объезжаю лошадей. Увы, я не могу проводить с тобой все дни напролет.
        И, вынув скрученные шелковые шнуры, обвил ее запястья и ловко прицепил другие концы к медным крючкам, ввернутым в верх изголовья кровати. Люсинда попробовала свои узы на крепость и призналась:
        - Меня никогда не связывали раньше, хотя мы с Робертом немало говорили об этом.
        Она немного боялась, но сумела побороть страх, пока он проделывал ту же процедуру с ее ногами. Попка еще горела после полученной трепки, и все это казалось очень волнующим. В конце концов, никто не посягает на ее жизнь!
        - Веревки не слишком давят? - заботливо спросил он, подкладывая ей под бедра жесткий круглый валик, так что пушистый холмик кокетливо выпятился.
        - И долго я должна оставаться в таком положении? - спрашивала она.
        Он загадочно улыбнулся:
        - Скоро узнаешь, сокровище мое. - И, подойдя к подносу, стоявшему на комоде, налил рюмку ликера. - Выпей, это поможет тебе возбудиться еще сильнее, Люсинда. «Ученики дьявола» любят использовать подобные методы, поскольку воображение у них не слишком развито.
        - Афродизиак? - не выдержала Люсинда.
        Он кивнул.
        - Я никогда его не пробовала.
        - Неудивительно, - усмехнулся он. - Почтенные замужние леди понятия не имеют о подобных вещах.
        - Вкус земляники, кажется, я пила что-то похожее прошлой ночью. Именно поэтому была такой необузданной?
        - Думаю, ты сгорала бы от страсти без всякого афродизиака, - заверил он, - но пока тебе лучше принять его.
        - Когда ты собираешься пронзить меня этим «дилдо»? - допытывалась Люсинда, жадно оглядывая новый для нее предмет. - Мне будет больно?
        - «Дилдо» предназначен чтобы дарить наслаждение, а не боль, сокровище мое, - спокойно ответил он и, наклонившись, накрыл ее губы своими. Сначала нежно, но загоревшееся желание воспламенило страсть. Рот Люсинды напоминал вкусом сладкую сочную ягоду. На короткий миг он вновь стал пылким мужчиной, сгоравшим в ее почти невинном исступлении. Но он тут же взял себя в руки и отстранился.
        - Как мило, - вздохнула Люсинда. - Мне понравился твой поцелуй. Можно еще, Повелитель? - Но, увидев выражение его глаз, быстро сказала: - Нет, думаю, нельзя. Что ж, в другой раз… - Она храбро улыбнулась. - Так лучше, сэр? Надеюсь, я кажусь более соблазнительной и совершенно бессердечной?
        - Идеально, мое сокровище, - отозвался Повелитель, втайне желая вновь припасть к ее устам. Но тут же мысленно встряхнулся. Он постоянно забывается! Что она с ним делает?
        Подступив к небольшому шкафчику, он вынул небольшую серебряную чашу и флакон специального масла. Принеся все это на столик, он налил масла в чашу и окунул туда
«дилдо».
        - Как ты себя чувствуешь? - поинтересовался он.
        - Хочу, чтобы меня поимели, - дерзко ответила она.
        - Значит, ты готова, - решил он и, улегшись рядом, начал медленно вводить «дилдо» в ее лоно.
        Эти… ощущения были совсем другими, чем от мужского орудия. Он принялся орудовать
«дилдо», и Люсинда удивленно взвизгнула. Крохотные узелки дразнили и раздражали стенки ее любовного грота, пока она не стала рвать путы в тщетном усилии освободиться. Но шелковые шнуры держали крепко. А Повелитель работал «дилдо» все быстрее и усерднее. Люсинда громко стонала и извивалась.
        - Посмотрим, сколько ты сможешь продержаться, - наставлял он ее. - Чем дольше, тем лучше твоя выучка и тем сильнее твои поклонники будут убеждены, что сумеют покорить тебя. Но именно ты получишь невероятное наслаждение, Люсинда.
        - Не могу, - всхлипнула она, оросив «дилдо» своим любовным напитком. - О Боже! Боже! - Гибкое тело трепетало. - Это восхитительно, - выдохнула она, устремив на него взгляд. - Я хочу еще!
        Повелитель рассмеялся.
        - Ты в самом деле ненасытна, Люсинда, - заметил он, снова вставляя в нее «дилдо». - Он останется здесь на все утро. - И, поднявшись, добавил: - Теперь я должен идти присмотреть за лошадьми. Джон и остальные придут и услужат тебе, когда это понадобится. Если всего лишь ощущение заполненности заставит тебя забиться в экстазе, значит, ты победила себя и овладела искусством обращения с «дилдо».
        Склонившись, он нежно поцеловал ее и вышел в свою спальню, где сорвал с себя кожаные лосины и надел костюм для верховой езды. Нужно поскорее выбраться из дома и все обдумать. Люсинда Харрингтон смутила его разум. Он вдруг понял, что не желает учить ее искусству эротики, с тем чтобы другой мог наслаждаться пылкими ласками. Но что же делать? Если он откажется выполнять ее хитроумный план, все погибло. Он не сомневается в том, что она не покорится «Ученикам дьявола», для этого у нее слишком сильная воля.
        Он покинул спальню, сбежал по лестнице и подозвал Джона.
        - Леди Люсинде потребуется ваша помощь, Джон. Присмотрите за ней, но помните, перед вами леди, а не одна из обычных гостий.
        - Будет исполнено, милорд, - поклонился лакей. Повелитель отправился к конюшне, где уже ждал конь.
        Вскочив в седло, Повелитель вырвался на волю, в зеленые луга. Тревожные мысли не давали покоя. Впервые с тех пор, как он связался с «Учениками дьявола», сожаление не давало покоя. Как они спесивы, наглы, как презирают женщин, считая их созданиями низкими и ничтожными! А чем он лучше их? Никого не ранил, никому не причинил физической боли, но скольких девушек, не желавших поначалу отдать свою невинность так называемым благородным людям, подчинил своей воле и заставил покориться! И большинство сначала влюблялись в него! Теперь судьба отплатила ему за все. Он едва знал Люсинду, но уже успел влюбиться.
        Повелитель расстроенно огляделся. Поля зеленели дружными всходами. Пасущиеся на лугах лошади выглядели ухоженными, их шкуры блестели. Кобылы обхаживали рожденных в этом году жеребят. На другом лугу весело гонялись друг за другом годовалые жеребята. На дальнем пастбище разгуливал его призовой жеребец Рамзес, огромное гнедое чудовище, которого он вырастил сам. Рамзес вот уже два года подряд участвовал в скачках, и деньги, выигранные им, вместе с платой, полученной от
«Учеников дьявола», позволяли Повелителю содержать свое небольшое имение.
        Всего несколько сот акров осталось от того, что когда-то было громадным богатым владением, насчитывавшим тысячи акров плодородных земель. Поскольку король Карл Второй пообещал не отдавать обратно конфискованное имущество после Реставрации, семья осталась почти ни с чем. А потом прадед, дед и отец, свято верившие, что самое главное на свете - удовлетворение собственных прихотей и что кошельки их бездонны, как бы беспечно они разбрасывали деньги, распродавали последнее, что осталось. Женились они не на приданом, и поколение за поколением становилось все беднее, а богатые наследницы и не смотрели на мелкопоместных дворян. Вот и мать Повелителя была не благородного рождения. Приданое ее оказалось ничтожным, и отец, очаровательный мот и повеса, проиграл его еще до рождения сына. Мать вскоре умерла. Отец свел себя в могилу пьянством, когда мальчику было тринадцать. Бабка со стороны отца, весьма строгая женщина, воспитала внука, сумев внушить ему понятия о фамильной чести. Она скончалась через семь лет и до сих пор оставалась единственной женщиной, внушившей ему почтительное восхищение, ибо была сильна
душой и не стала жертвой ни мужа, ни сына. Отважная, упорная, независимая, она напомнила ему леди Люсинду.
        Бабушка вряд ли одобрила бы его звание Повелителя Шлюх, усмирявшего женщин для развлечения распутников и негодяев. Только один человек из «Учеников дьявола» знал его настоящее имя. Основатель общества - сэр Дерек Боуэн. Они вместе ходили в школу, но сэр Дерек был на несколько лет старше и всегда поражался его способности стать хозяином положения и склонить остальных к своей воле.
        - Вступай в наше братство, - предложил он как-то другу.
        - У меня нет склонности к насилию, - отказался Повелитель.
        - Большинство девушек дурно воспитаны, - пояснил сэр Дерек. - Их следует долго убеждать, прежде чем они согласятся задрать юбку перед господами. Только ты сможешь улестить их так, чтобы они сами пришли и сами попросили. Пусть сначала привыкнут к ласкам любого рода. Соси их грудки, возбуждай, пощипывай крохотные изюминки, а когда они будут сгорать от страсти и любопытства, приведешь к нам, и уж мы постараемся сорвать лакомые «вишенки». Многие после этого захотят пойти на содержание: участь куда приятнее, чем кормить свиней, терпеть побои пьяного мужа или шить, пока не откажут глаза. «Ученики дьявола» дают девчонкам шанс на счастливую жизнь. Мы назовем тебя Повелителем, старина. Твой труд будет вознагражден. Подумай, как пригодятся тебе деньги! Ты по уши в долгах. Труд невелик, а твое поместье будет процветать, и никто не пострадает, уверяю тебя.
        - Я подумаю, - пообещал Повелитель и отправился в Лондон, к бывшей любовнице отца, спросить ее совета.
        - Они все равно заполучат этих бедняжек, и никто им не помешает, - ответила Марианна. - Уж лучше какой-нибудь сострадающий столь жалкой участи человек осторожно подготовит их, мой дорогой мальчик, а ты способен даже утку заманить на сковороду!
        Он рассмеялся.
        - Но мне понадобятся не только сладкие речи. Ты мне поможешь?
        Она согласилась и повела его по лавкам, расположенным в темных закоулках, подальше от респектабельных кварталов. Там ему предложили богатый выбор эротических игрушек, которых, по уверению елейно-угодливого владельца, будет вполне достаточно, чтобы склонить на грех самую упрямую девицу. Он также нарисовал и заказал новые устройства, специально для личного пользования.
        После он подарил Марианне небольшую вещичку из фамильных драгоценностей, в благодарность за помощь. Она приняла подарок, пригласив его навещать ее почаще во время визитов в Лондон. Смысл ее слов был абсолютно ясен, но сама мысль о том, чтобы лечь в постель с бывшей содержанкой отца, далеко уже не юной девушкой, была ему отвратительна.
        Выйдя на улицу, Повелитель немедленно отправился в клуб «Уайте», где и нашел сэра Дерека Боуэна, к величайшему удивлению последнего.
        - Не знал, что ты в Лондоне, - вымолвил тот и велел внести лучшего бренди старому другу.
        - Я здесь уже несколько дней, - сообщил Повелитель. - Нужно было кое-что разузнать, вернее, подготовиться, но теперь я в полном твоем распоряжении, Дерек, поскольку решил принять предложение. Приезжай к концу недели, и мы обсудим детали. Однако у меня есть условие. Никто, кроме тебя, не должен знать мое настоящее имя. Можешь заверить своих приятелей, что Повелитель - джентльмен благородного происхождения. Это для того, чтобы они не вздумали обращаться со мной как с лакеем. Надеюсь, ты понимаешь и согласен?
        - Разумеется, - немедленно ответствовал сэр Дерек. - Увидимся вечером в пятницу, дружище.
        Несколько дней спустя он приехал в Оксфордшир и вместе с Повелителем установил основные правила. Повелитель нес полную ответственность за привезенных к нему женщин. Девственниц запрещалось насиловать. Он просто должен был пробудить в них чувственность, прежде чем передать будущим хозяевам. Женщин более искушенных ожидали иное обращение и иные радости, но с теми же результатами.
        - Найди мне трех лакеев, которые могли бы стать помощниками в этих плотских развлечениях, - потребовал он у сэра Дерека. - Подозреваю, что нужные люди у тебя уже есть.
        Сэр Дерек улыбнулся и кивнул.
        - На моей земле есть древний римский театр, правда, довольно маленький. Возможно, он был выстроен специально для семьи патриция, владевшей этой областью. Летом мы будем пользоваться им, а для плохой погоды ты найдешь нам безопасное убежище. Поскольку я буду держать девушек в своем доме, то не хочу надолго приводить их на ваши собрания, чтобы они не пугались.
        - Неподалеку есть старый монастырь, - заметил сэр Дерек. - Он уже несколько веков как заброшен и почти разрушился, но подвалы вполне крепкие и сухие. Я велю прибраться и все приготовить для наших собраний. Он улыбнулся.
        - Очевидно, ты там недавно побывал, - догадался Повелитель, заметив эту легкую усмешку.
        - Это очень уединенное место, - ответил сэр Дерек, - а джентльмену иногда просто необходимо уединение.
        - Совершенно верно, - согласился Повелитель.
        Они еще долго обсуждали мелкие, но совершенно необходимые детали их плана, и в воскресенье днем сэр Дерек отправился обратно в Лондон, чтобы сообщить «Ученикам дьявола» приятную новость.
        Через несколько дней прибыли лакеи Джон, Дик и Мартин с рекомендациями и письмом от сэра Дерека. Все вышеописанное происходило три года назад.
        Первая привезенная насильно девушка оказалась пылкой своевольной фермерской дочкой. На ее укрощение ушла всего неделя. Впоследствии она подарила своему покровителю, сынку богатого лорда, много ночей наслаждения и двух бастардов, прежде чем удалиться на покой и мирно жить в выделенном ей коттеджике. За ней последовало бесчисленное количество селянок, продавщиц, и, наконец, за несколько месяцев до появления леди Люсинды, здесь не слишком долго обитала гувернантка лорда Мелдрю, чопорная и жеманная молодая дама, имевшая глупость противиться авансам своего нанимателя. Но, побыв немного на попечении Повелителя, она превратилась в бесстыжую тварь, взявшую полную власть над несчастным лордом и безоговорочно правившую им за счет таких неоспоримых прелестей, как огромные груди и ненасытное лоно, которым его обладательница, кажется, могла колоть орехи. Недавно Повелитель слышал, что лорд Мелдрю за последнее время заметно побледнел и едва держится на ногах.
        Раскат грома вернул его к действительности. Подняв голову, он увидел, что собирается дождь. Пришлось повернуть коня и мчаться к конюшне. Он едва успел добраться домой до начала грозы и немедленно поспешил к своей подопечной. По пути наверх Повелитель встретил Дика и Мартина.
        - Как там ее светлость? - осведомился он. Лакеи расплылись в улыбках.
        - Не поверите, милорд, но она прекрасно держится. Сейчас с ней Джон.
        Повелитель взбежал по лестнице и почти ворвался в спальню, служившую местом заключения Люсинды. И сразу же увидел наклонившегося над ней Джона. Он лихорадочно дергал рукой, работая «дилдо». Люсинда билась в спазмах наслаждения, упорно требуя от него не останавливаться.
        Лакей повернул голову на звук открывшейся двери.
        - Кажется, леди знакома истинная страсть, милорд. С этой неприятностей не будет. Взгляните.
        И Джон раздвинул складки розовой плоти двумя пальцами, открыв набухшую горошину ее женственности, вздувшуюся вдвое против прежнего. Отняв пальцы от «дилдо», он сжал налившийся кровью бугорок, и Люсинда взвизгнула, излившись обильными слезами чувственности.
        - Прекрасно, Люсинда, - одобрил Повелитель и, отпустив Джона, сел на край кровати и спокойно заметил: - Джон прав, утверждая, что тебе знакома страсть, мое сокровище. Тебе было хорошо?
        - Д-да и нет, - призналась Люсинда. - Никогда не испытывала ничего подобного, даже с моим дражайшим Робертом, но теперь… это уж слишком. Не знаю, сколько раз я кончила. Стараюсь лежать спокойно, но стоит мне чуть стиснуть его - и начинается… Что это со мной? Никогда раньше не была так слаба.
        - Это не слабость, - покачал он головой. - Ты очень чувственна, и, кроме того, прошло несколько лет, прежде чем ты позволила себе отдаться восхитительным восторгам похоти.
        Он осторожно шевельнул «дилдо», и Люсинда содрогнулась.
        - Боюсь, мое сокровище, что твои поклонники действительно не заслуживают столь замечательной женщины.
        Он наклонился и коснулся ее уст горячими губами.
        - Если ты в самом деле вознамерилась отомстить, нам предстоит много работы. Когда ты в сентябре отдашь свое тело этой троице, они должны ощутить такое, чего раньше им не доводилось испытывать. Ты должна быть так хороша, что при одной мысли о том, что можешь выбрать не его, каждый должен сгорать от нетерпения и отчаяния. Но вряд ли это произойдет, если я не изменю свои методы обучения. Думаю, ты все усвоишь куда быстрее, если мы станем любовниками, а не повелителем и рабыней. Ты согласна?
        - Да, - с готовностью кивнула Люсинда, - но только если назовешь свое имя. Как можешь ты быть моим возлюбленным, если я даже не знаю, кто ты?
        - Я открою только одно из имен, - согласился он. - Этого будет достаточно, Люсинда?
        - Но ты снимешь маску? - настаивала она.
        - Нет, и ты знаешь, что я прав. Меня зовут Роберт, как твоего мужа.
        - Да, запомнить будет легче легкого, - сухо заметила Люсинда, но тут же хмыкнула: - До чего же все это забавно, Робби!
        - Я хочу лечь с тобой, - неожиданно объявил он и, вынув «дилдо», отложил в сторону. Потом встал, снял сапоги и поспешно разделся. Его копье было уже отвердевшим и готовым к битве.
        - Ты не развяжешь меня? - попросила она.
        - Только ноги, но руки пусть останутся связанными. Ты найдешь такой способ соития весьма приятным.
        Он ослабил шелковые шнуры, удерживавшие ее широко разведенные ноги.
        - Значит, я все-таки остаюсь твоей пленницей, - тихо шепнула она. Он возбуждал ее. Возбуждал куда сильнее, чем муж.
        Он вложил ей палец в рот, и Люсинда стала сосать, гадая, как он выглядит без маски. Пусть она прикрывает всего лишь лицо и переносицу, все равно, не видя лица, невозможно определить, красив ли мужчина. Осмелится ли она сорвать маску?
        Но Люсинда немедленно вспомнила, что руки у нее не свободны. Кроме того, если она не станет следовать правилам игры, возможно, никогда не узнает правду о том, кто он на самом деле. Нет, нужно быть терпеливой.
        Одно она знала твердо: Робби - настоящий мужчина, в отличие от тех трех идиотов, которые пытались силой потащить ее к алтарю.

«О чем она думает?» - в свою очередь, размышлял он, изнемогая от желания. Наклонив темноволосую голову, он стал лизать ее горло, целуя и лаская языком стройную колонну теплой плоти. Она шевельнулась, закидывая голову, так что шелковистая кожа распаляла и без того бушующее пламя. Его пальцы запутались в ее каштановых локонах.
        - Сейчас мне не до игр и любезностей, - в отчаянии выдохнул он, прежде чем глубоко вонзиться в покорное тело и задвигаться со все большей скоростью. При виде ее почти обезумевшего лица Роберт застонал. Она тесна, как девственница, и горяча, как раскаленные угли. Его еще больше возбуждало сознание того, что она натягивает и дергает свои узы в тщетной попытке освободиться.
        Ее ноги обвились вокруг его талии, алчно стиснули. Впервые в жизни он вскрикнул в головокружительном экстазе. Не смог сдержаться. Она невыразимо восхитительна!
        К своему удивлению, он вдруг понял, что не смог покорить Люсинду, это она покоряла его. Роберт поцеловал ее глубоким страстным поцелуем, и она сильно вздрогнула, придавленная его телом, в то мгновение, когда хмельной напиток его страсти вырвался в потоке сладострастия и желания. Отодвинувшись от нее, он последним усилием сорвал с крючков шнуры, обнял Люсинду и прижал к себе.
        Люсинда остро ощущала прикосновение мускулистой груди. Под ее щекой мерно билось сердце. Она жадно вдыхала запах его страсти. Это безумие! Они вместе всего два дня, но она уже поняла, что именно с этим человеком хочет провести остаток жизни, независимо от того, кто он на самом деле. Почему она ни разу не встретила его в Лондоне за весь прошлый сезон? Узнала бы она его, если бы видела раньше? Да! О да!
        - Ты бывал последнее время в столице? - не выдержала она.
        - У меня нет средств постоянно вращаться в обществе. Кроме того, я не ищу жену, так что не вижу необходимости жить в Лондоне целый сезон.
        - Значит, мы не виделись, даже случайно, - вздохнула она.
        - Нет, до вчерашнего дня, - кивнул он. Люсинда рассеянно прикусила губу.
        - Но ты приедешь на бал графини Уитли, да, Робби?
        - Чтобы стать свидетелем твоего триумфа? - улыбнулся он.
        - Именно свидетелем.
        - Приеду, - согласился он. - После тебя я больше никого не хочу укрощать. Твои поклонники были щедры, поэтому я могу позволить себе небольшое развлечение. Остановлюсь у своего друга, сэра Дерека, побываю на балу и вернусь к своим лошадям. - Он погладил ее по голове и чуть слышно спросил: - А ты? Что станешь делать ты, Люсинда?
        - Буду жить долго и счастливо, как говорится в сказках.
        - Без страсти? Ты, такая живая, такая пылкая? - не выдержал он. Дьявол, почему он всего лишь жалкий бедняк? Почему не владеет состоянием, без которого он не имеет права сделать ей предложение?
        - О, я снова выйду замуж, - заверила Люсинда, - но выберу супруга сама, и только сама. Как и моя сестра Джулия, я не добиваюсь ни богатства, ни высокого положения. Благодаря моему дорогому мужу я хоть сейчас могу пойти под венец даже с последним нищим, если захочу. Но никто, никто на свете не укротит меня, не превратит в серую мышку. Я отдам себя лишь тому, кто полюбит меня. Тому, кого полюблю я. Именно этого хотел для меня Роберт Харрингтон, и я не отступлюсь от его заветов.
        Подняв голову с его груди, она взглянула в полускрытые маской зеленые глаза.
        - Ты когда-нибудь любил?
        - Однажды, много лет назад. Хотел жениться на дочери состоятельного соседа. Элайза была прелестна. Мы знали друг друга с детства. Когда мне было семнадцать, а ей пятнадцать, она стала моей. Страсть кипела огненной лавой, и мы встречались почти каждый день. Я решил попросить ее руки и готовился приехать в их поместье, но тут объявили о ее помолвке с неким маркизом из Йоркшира. Я чуть не плакал от досады. Она же хладнокровно уведомила меня, что маркиз сказочно богат и она всегда хотела быть маркизой. «Но что будет, когда он узнает, что ты не девственна? Твой маркиз просто прогонит тебя и с позором отошлет в Оксфордшир». Она засмеялась и объяснила, что уже отдалась ему. «Я кричала и разыгрывала невинность. Едва он заснул, я вымазала бедра и простыни куриной кровью, пузырек которой получила от няни».
        Я был потрясен ее предательством и развращенностью, но ее следующие откровения показали всю степень моей наивности. Она сказала, что уже носит ребенка, хотя точно не может сказать, кто отец - я или маркиз. Но какая разница, если муж поверит всему и признает дитя своим наследником?!
        На следующей неделе устроили пышную свадьбу. Приехали и мы с бабушкой. Ничего не поделать: отказаться было немыслимо. Поразительно только, каким воплощением чистоты она казалась в тот день!
        - Значит, поэтому ты презираешь женщин, - догадалась Люсинда.
        - Вовсе нет! - запротестовал он.
        - Почему же в таком случае позволяешь «Ученикам дьявола» использовать себя подобным образом? Мостить путь к падению несчастных девушек? - вежливо осведомилась Люсинда. - Наверное, все еще сердит на девушку за обман и измену и, поскольку не в силах наказать ее, вымещаешь зло на них.
        Ее проницательность ошеломила Роберта.
        - Господи! - воскликнул он. - Что я наделал?! Ты права, я сам не понимал, как глубоко тлеет во мне гнев, и только сейчас, упомянув о случившемся, осознал, что все еще не простил ее. Ощутил ярость при мысли о том, что Элайза могла оказаться столь бессердечной и отринуть истинную любовь. Негодование, что более пышный, чем мой, титул и мешок с золотом значили для нее больше, чем я. И что же я сотворил в своей безрассудной злобе?!
        - Что сделано, то сделано, - урезонила Люсинда. - Но неужели ты позволишь той жестокой особе по-прежнему отравлять твою жизнь? Не стоит раскаиваться в том, что пришлось сыграть роль Повелителя. Ты ведь сам утверждаешь, что никого не убивал, не насиловал, ни над кем не издевался, а изменить прошлое не в нашей власти. Зато от тебя зависит, каким станет будущее, Робби. - Она нежно поцеловала его в губы и пообещала: - Мы проведем лето не как враги, а как влюбленные. Я исцелю все твои раны. В сентябре я наконец смогу восторжествовать над троицей самонадеянных идиотов, а согласившись помочь мне, ты искупил все свои грехи.
        Она снова поцеловала его. Впервые за последние годы он почувствовал себя легко и свободно, и только одно обстоятельство тревожило его.
        - Но тебе придется отдаться на волю похоти своих поклонников, иначе они не поверят в твое смирение, - даже представить это невыносимо, - прохрипел он.
        - Я не боюсь, - покачала она головой. - Другим способом их аппетиты не подогреешь, и, следовательно, я так и не сумею отомстить. Всю оставшуюся жизнь они будут помнить соитие со мной на виду у всех, крики наслаждения, их и мои. Помнить и знать, что никогда больше не испытают столь изысканных восторгов. Каждый должен жениться, чтобы продолжить род. И хотя это несправедливо по отношению к их будущим женам, ни одна женщина не сможет удовлетворить их так, как я. По мере того как будет идти время, воспоминания о сентябрьской ночи будут становиться все острее и отчетливее. Они пройдут через те муки ада, которые готовили мне и другим несчастным.
        - Ты свирепа, как древний воин, - усмехнулся он.
        - Мой отец часто говаривал, что, родись я мальчиком, наверняка пошла бы по стопам своего старшего брата Уильяма. Ты согласишься стать моим возлюбленным, Роберт?
        - Да, - кивнул он, - и отошлю всех лакеев.
        - Ни за что! - возразила Люсинда. - Их приставили к тебе «Ученики дьявола», и если ты их прогонишь, они немедленно донесут своему настоящему хозяину. Пусть остается и помогут тебе в моем обучении, как было в прошлом. Мне еще многое предстоит узнать об истинной чувственности, Роберт.
        Так началось лучшее лето в их жизни. Повелитель собрал лакеев и объяснил, что с Люсиндой, как с благородной леди, должно обращаться иначе, нежели с деревенскими девчонками. И поскольку она согласилась слушаться его, отныне они станут любовниками.
        - Так она сумеет больше усвоить, - заверил он. - Боюсь, что ваша роль во всем этом не будет так велика, как обычно, но и сам случай по меньшей мере небывалый, и нас всех щедро вознаградят за усилия.
        - В таком случае, - заметил Джон, самый умный из троих, - мы должны вести себя с леди Люсиндой как с вашей возлюбленной, а не гостьей, милорд?
        - Совершенно верно, - кивнул хозяин, - но я запрещаю выдавать мои фамилию и титул на случай, если мы вдруг встретимся в обществе. Она будет звать меня Робертом, по одному из данных при рождении имен, так что не удивляйтесь, если услышите его из ее уст. Кстати, ее покойного мужа тоже так звали. Думаю, это немного ее утешит.
        - Вы и в самом деле истинный Повелитель, милорд, - восхищенно прошептал Джон. - Могли бы продать королю Георгу его же корону, а уж его доверчивым не назовешь!
        Крепыш лакей весело хмыкнул. Остальные тоже засмеялись, но Дик все же спросил:
        - Но вы все же позволите нам позабавиться с ней немного, прежде чем она нас покинет, милорд? Мы никогда еще не имели настоящей леди.
        - Посмотрим, как пойдут дела, - уклончиво ответил Повелитель. - Вы действительно понадобитесь мне, поскольку леди Люсинде нужно узнать кое-какие тонкости, а она, как известно, ученица прилежная. Наши наниматели будут очень довольны, когда мы вновь встретимся в сентябре.
        Позже, уже к вечеру, наконец появилась Полли, усталая и измученная.
        - Ну, - кисло пробормотала она, - я искренне надеюсь, что вы не выберете ни одного их этих богатеньких лордов, которые так и рвутся жениться на вас, миледи. Герцог непристойно воет, когда трахается, маркиз едва не раздавил меня своей тяжестью, а его милость предпочитает женский зад «киске». У меня все ноет и саднит, внутри и снаружи.
        Люсинда, сидевшая в постели, выглядела на редкость мило. Кто бы мог подумать, что она провела все утро с коварным «дилдо», втиснутым в ее лоно?!
        - Мы с Повелителем пришли к соглашению, - объявила она служанке. - Обещаю тебе, что не выйду ни за кого из них, Полли. А сейчас позови лакеев и вели принести горячей воды, от меня несет похотью.
        - Благодарение Господу! Вы верно решили, миледи. Но что за соглашение? Уверены вы, что он сдержит слово?
        - Совершенно уверена, Полли. Иди, скажи Джону, что мне нужна ванна, а потом мы поговорим.
        Полли поспешила прочь, а когда вернулась, Люсинда рассказала о своей беседе с Повелителем.
        - А что скажет ваш брат? - встревожилась Полли, услышав, как обстоят дела.
        - Мой брат, гнусный негодяй, замешан во всем этом заговоре, - прошипела Люсинда, - отныне он будет делать все, что я прикажу, иначе я обличу его перед архиепископом.
        - О-о, миледи, так кнут у вас в руках! - восхитилась Полли. - Значит, теперь мы будем жить в Лондоне?
        - Возможно, - последовал ответ, и Люсинда таинственно улыбнулась.
        Вода была тут же принесена, и Люсинда, не обращая внимания на лакеев, как была, голая, встала с постели и ступила в чан.
        - Джон, - приказала она, - позаботься о том, чтобы перестелили белье.
        - Сейчас, миледи, - кивнул он и послал остальных лакеев за надушенными лавандой простынями. - Потереть вам спинку, миледи?
        - О, ну и наглец! - ахнула шокированная Полли. - Я сама способна вымыть миледи без всякой помощи!
        Она встала на колени и, взяв тряпочку, принялась энергично намыливать. Растирая Люсинду, горничная продолжала бормотать себе под нос что-то насчет дерзости некоторых особ. Слуга, лукаво подмигнув Люсинде, прокрался за спину Полли, тоже встал на колени и сжал большими мозолистыми ладонями ее пухленькие грудки. Та, взвизгнув от неожиданности, стала отбиваться.
        - Оставь ее в покое, Джон, - со смехом велела Люсинда. - Если тебе нечего делать, спустись и принеси мне поесть. Сомневаюсь, что Повелитель вознамерился уморить меня голодом.
        Джон вскочил, но не раньше, чем крепко ущипнул соски Полли, на что она взвизгнула еще пронзительнее.
        - Будет сделано, миледи, - пообещал он и направился к двери, едва не столкнувшись с Диком и Мартином, несшими свежее белье.
        - Застелите постель и можете идти, - строго сказала им Люсинда. - Полли, волосы тоже нужно промыть. Подумать только, сколько пыли набилось в них во время поездки!
        - Да, миледи, - кивнула горничная, немного успокоившись.
        К тому времени как Люсинда вышла из воды, лакеи уже убрались. Полли быстро вытерла ее, предварительно завернув волосы хозяйки в большое полотенце. Потом надела на Люсинду надушенную ночную сорочку, и та села у огня, пока горничная сушила каштановую копну и расчесывала щеткой из кабаньей щетины с серебряной ручкой, которую принесла из сундука госпожи.
        - Может, распаковать вещи, миледи? - спросила она, связывая волосы Люсинды голубой шелковой лентой.
        - Разумеется, как если бы мы приехали в Ирландию, к Джулии. Боюсь, однако, что от тебя потребуют стирать белье, поскольку других слуг, кроме лакеев, в этом доме нет.
        - А кухарка? Довольно милая старушка, - возразила Полли. - И наверняка кто-то занимается стиркой.
        - Возможно, но вряд ли Повелитель хочет, чтобы местные жители узнали о его занятиях. Он сказал, что до сих пор ни одна женщина не оставалась больше недели. Мы же пробудем несколько месяцев. Спроси его, прежде чем искать помощницу. Если придется заботиться только обо мне, то ведь это ненадолго, верно?
        Дверь в комнату открылась, и появился Джон в сопровождении Повелителя. Лакей нес тяжелый серебряный под нос, который осторожно поставил на стол у камина. От закрытых блюд поднимались аппетитные ароматы.
        - Прекрасно! - обрадовалась Люсинда - Умираю от голода!
        - Полли и Джон могут идти, - приказал Повелитель. - Я сам стану прислуживать тебе, Люсинда.
        Полли нервно взглянула на хозяйку, но Люсинда сказала:
        - Пока мы живем в этом доме, Полли, ты станешь подчиняться Повелителю. Кстати, Джон, ты не смеешь обольщать мою служанку, если она этого не захочет. Это понятно, ты, похотливый козел в человеческом облике?!
        - Да, миледи, - покорно кивнул лакей, но глаза сатанински блеснули. Полли присела и вместе с Джоном покинула спальню.
        - Покорми меня! - капризно бросила Люсинда. - В последний раз я ела вчера днем, в жалком сарае, и, нужно сказать, обед был не слишком плотным!
        Повелитель улыбнулся и, придвинув стол поближе, уселся рядом с ней у камина на маленькой кушетке. Поднял крышку с первого блюда, взял устрицу и положил в приоткрытый ротик Люсинды. Она проглотила устрицу и взглядом потребовала еще. Он скормил ей целую дюжину, не забывая при этом и себя. Сняв крышку со второго блюда, Повелитель обнаружил небольшого цыпленка, разорвал надвое, откусил и протянул ей вторую половинку. Покончив с цыпленком, они принялись за спаржу, плавающую в уксусе. Люсинда взяла длинный зеленый стебель, медленно слизала с него соус и, не отрывая глаз от Роберта, откусила головку и проглотила. Высосала остаток и отбросила. Второй стебель предложила ему, но он покачал головой:
        - Она вся твоя.
        Люсинда улыбнулась и продолжала есть, медленно, чувственно облизывая губы и наблюдая, как с каждым глотком псе больше набухает ком в его панталонах. Она даже осмелилась протянуть руку и небрежно погладить его. Когда спаржа была доедена, Люсинда дала облизать свои пальцы Роберту. Тот принялся посасывать каждый, многозначительно глядя на нее.
        На десерт было блюдо с клубникой. Они скормили друг другу все до ягодки, пока их руки и губы не выпачкались алым сладким соком. Пришлось снова облизать пальцы дочиста. Роберт встал и принес себе и Люсинде бокалы с вином. Они дружно осушили все, до капли.
        - Надеюсь, ты сыта? - спросил он, когда поднос унесли.
        - Нет, - покачала Люсинда. - Я горю желанием, Робби, и только ты способен его утолить.
        - Ты настоящая плутовка, Люсинда, - засмеялся он. - Но верно, я тоже голоден поэтому нам предстоит еще один десерт. Пойдем.
        Он поднял ее, повернул спиной к себе и, перегнув через кушетку, поднял сорочку.
        - О, - воскликнула Люсинда, - как восхитительно порочно!
        Повелитель расстегнул панталоны, высвободил свое мощное орудие и, встав сзади, сжал ее бедра, одновременно проникнув в тесное жаркое лоно.
        - Это ты, мое сокровище, ужасная грешница, - прошептал он. - Но зато истекаешь влагой и всегда готова для меня.
        Он вонзился в самую глубину, Люсинда вскрикнула:
        - Ах, я никогда еще не делала это вот так!
        - Ты еще многого не знаешь, сокровище мое, но заверяю, прежде чем ты покинешь мой дом, научишься всему, Люсинда. Ах-х, вот так, ангел мой, садись на моего резвого
«петушка»!
        Он принялся работать бедрами, впиваясь пальцами в ее плоть.
        - О, Роберт, - вздохнула она, - я хочу, чтобы ты передал мне все свои познания!

        Глава 4

        Позже Люсинда неизменно вспоминала об этих летних месяцах как о самых прекрасных в своей жизни. Впервые она была совершенно свободна, могла делать все; что вздумается, а не то, чего от нее хотели и требовали окружающие. У нее появился любовник - умный, очаровательный, искусный и невероятно страстный. Она влюбилась в него и поняла это едва ли не с первой встречи. И теперь стремилась узнать его настоящее имя, ибо только за него, человека, именовавшего себя Робертом или Повелителем, она выйдет замуж.
        У него был чудесный дом, выстроенный, как она считала, еще в царствование Елизаветы, когда его семья сколотила состояние на торговле с Индией. Он пояснил, что титул был дарован семье задолго до появления этого недолгого богатства и восходил ко временам королей, сидевших на троне еще до Вильгельма Завоевателя. Люсинда поняла, что когда-то его предки были знатны и могущественны. Дом носил отпечаток былой роскоши. Стены были отделаны широкими панелями, как и пол, почерневшими от времени. В турецких, изумительной работы коврах зияли дыры. Зато библиотека и картинная галерея были увешаны портретами предков.
        - Ты похож на своих предков? - спросила как-то Люсинда, и он рассмеялся.
        - Нет. Скорее - на мать, а ее портрета нет. Не было денег заплатить художнику. - Он приподнял ее подбородок и тихо прошептал: - Для тебя важно, как я выгляжу, Люсинда?
        - Нет, но все же меня разбирает любопытство. И это вполне естественно, Робби. Мы стали любовниками два месяца назад, и все это время ты не снимаешь маски в моем присутствии, даже когда мы мчимся верхом по полям. Я понимаю причины, по которым ты это делаешь, но поверь, никогда не выйду замуж за человека из общества. Вряд ли мы встретимся в столице.
        - Но если это все же произойдет, тебе не будет стыдно за все, что было, при условии, конечно, если так и не узнаешь меня в лицо, - возразил Роберт.
        Он никогда не проводил с ней ночь напролет, всегда исчезал в своей спальне, в которую не было хода ни ей, ни Полли.
        - Я должна знать, кто он, - твердила Люсинда горничной. - Должна!
        - Вот уж не думала, что вам до этого есть дело, учитывая, как ловко он управляется со своим гигантским отростком, - фыркнула Полли. - Я спрашивала Джона, как он выглядит, и тот сказал, что, мол, ничего особенного.
        - Вижу, вы с Джоном на короткой ноге, - заметила Люсинда.
        - Он хочет жениться на мне, миледи, - призналась горничная.
        - Ты бы вышла за человека, занимающегося подобными делами? - удивилась Люсинда.
        - Отец Джона хочет, чтобы тот вернулся в Херефорд, да взял на себя его кузницу, миледи. Он пошел на службу, чтобы выйти в люди, но теперь понял, что лучшего места, чем кузница, не сыскать.
        - А ты хочешь выйти за него, Полли? - допытывалась Люсинда.
        - О да, миледи, еще как! - вскрикнула Полли. - У меня будет свой дом. Отец Джона - вдовец.
        - Похоже, вы уже обо всем договорились, - задумчиво протянула Люсинда. - Когда ты собираешься уйти от меня?
        - Мы с Джоном решили подождать, пока все не кончится. Я объяснила ему, что иначе никак нельзя, и он считает вас ужасно храброй, потому что вы не боитесь отомстить за позор. Кроме того, он говорит, что Повелитель - человек благородный и не будет больше заниматься этим, когда вы уедете.
        - Хочешь сказать, что Роберт уходит с должности Повелителя?
        Значит, он говорил правду, и это невероятно волновало Люсинду.
        - Да, миледи. Он говорит, что ему все это надоело.
        - Тем более необходимо узнать, кто же он! Но как? Полли, может, Джон знает?
        - Вполне вероятно, но не думаю, чтобы он предал хозяина, миледи, - покачала головой горничная. - Но почему это так важно для вас? Вы ведь вряд ли захотите встретиться с этим джентльменом после того, как выберетесь отсюда. Пусть вы не обвенчаетесь ни с лордом, ни с маркизом, ни с герцогом, но когда-нибудь наверняка захотите выйти замуж. Что, если окажется, что ваш супруг знаком с этим человеком? А вдруг вы столкнетесь с ним на балу или рауте? Уж лучше вам не знать, миледи.
        - Повелитель, - объявила Люсинда потрясенной горничной, - единственный, чьей женой я стану. Он пообещал приехать на бал графини Уитли, где мой брат должен объявить о помолвке. Если я не узнаю имени Повелителя, кого же назовет епископ?!
        Полли ошеломленно вытаращила глаза и, кое-как обретя голос, пролепетала:
        - Но что, если Повелитель не джентльмен, миледи?!
        - Дом принадлежит ему, в галерее висят портреты его предков. Он джентльмен, пусть и небогатый, но благородного происхождения. Должен быть способ узнать его фамилию и титул!
        Полли покачала головой.
        - Я передам Джону все, что вы сказали, миледи. Он желает Повелителю такого же счастья, как у нас с ним! И сохранит вашу тайну, если я попрошу.
        К удивлению Люсинды, через несколько дней лакей подошел сам.
        - Если ваша милость соизволит спуститься в библиотеку, - тихо посоветовал он, - она найдет на дубовой подставке большой том, в котором есть ответы на все вопросы.
        - Когда? - коротко спросила Люсинда.
        - Завтра он уедет на целый день, договариваться с турецким пашой, который хочет купить одного из не холощеных отпрысков Рамзеса для своей конюшни. Паша остановился неподалеку, в доме лорда Боуэна. Дик и Мартин обычно удирают в деревню, стоит хозяину отлучиться. Подавальщицы в «Лягушке и лебеде» - девицы сговорчивые, а поскольку Повелитель не позволяет им приблизиться к вам, парни изнемогают от похоти. Мне приходится оберегать от них Полли, а это дело нелегкое, доложу я вам. Когда все разойдутся, я пошлю ее за вами. А найдете вы что-то или нет - зависит от вас.
        - Но ты? Неужели ничего не можешь рассказать о нем? - не отставала Люсинда.
        Джон покачал головой.
        - Честно говоря, мы знаем немногим больше вашего, миледи. По прибытии сюда нам было велено называть его Повелителем. Раньше все мы служили у лорда Боуэна. Уверен, что, когда все закончится, Дик и Мартин вернутся назад. Лорд Боуэн изволили объяснить только, что Повелитель - титулованный джентльмен и, поскольку род его занятий не совсем благопристоен, желает остаться неизвестным. Мы, разумеется, видели его лицо, но самого никогда раньше не встречали. Как сами понимаете, лорд Боуэн почти все время живет в Лондоне. Кроме того, никто из нас не умеет читать, так что все равно ничего не сумеем понять в той большой книге.
        - Понимаю, Джон, - кивнула Люсинда, - и благодарю тебя за помощь и сочувствие. Обещаю, что на свадьбу ты и Полли получите хороший подарок.
        - Сегодня утром мне нужно быть у друга, - сообщил Повелитель на следующий день. - Боюсь, это займет несколько часов. Не обидишься, если придется побыть одной?
        - Разумеется, нет, - заверила Люсинда. - Все это пустяки по сравнению с теми испытаниями, что ожидают меня через несколько дней, дорогой Робби. Сегодня первое сентября, и полнолуния долго ждать не придется.
        - Ах, если бы только был иной способ! - вздохнул он, нежно целуя ее.
        - Я все понимаю, - откликнулась она, не кривя душой. Если бы Повелитель позволил ей сбежать, отвергнутые поклонники выместили бы на нем всю злобу, а потом принялись бы охотиться за жертвой, и кто-то из них непременно вынудил бы Люсинду пойти с ним к алтарю. Нет! Если уж она решилась отомстить, придется до конца притворяться перед ненавистным трио покорной и усмиренной.
        Роберт оставил ее, а чуть позже, глядя в окно спальни, она заметила, как Дик и Мартин, оба в коричневых домотканых панталонах и полотняных рубашках, быстро шагают по дороге, ведущей в деревню. Очевидно, лакеи предпочли вставить ливреи дома.
        Каким тихим казался сегодня утром чудесный старый дом!
        Любопытствующая Люсинда долго бродила по комнатам, открывая одну дверь за другой. Оказалось, внизу располагался небольшой парадный зал с единственным громадным камином. Гобелены на стенах, хоть и пыльные, были искусной работы. Очевидно, дом никогда не перестраивался со времен постройки, в самом начале шестнадцатого века. По крайней мере над камином была высечена дата: тысяча пятьсот первый год.
        Сквозь высокие, но грязные окна пробивался солнечный свет. Мебель вся была сделана из добротного дуба, и Люсинда подумала, что уборка, полировка и добавление кое-каких мелочей могут сделать чудеса.
        Улыбнувшись собственным мыслям, она направилась в библиотеку и осторожно заглянула внутрь, словно ожидая найти там кого-то, но обшитая панелями комната была пуста.
        У одного из створчатых окон стояла массивная подставка для книг. На ней покоился тот огромный том, о котором упоминал Джон. На обложке красовался простой герб: золотой полумесяц, окруженный пятиконечными золотыми звездами на лазурном поле. Безыскусный, но весьма необычный, как заметила Люсинда, с трудом открывая книгу. На титульной странице было выведено: «История графов Стэнтон».
        Не тратя времени, Люсинда проворно добралась до последней страницы и там нашла то, что искала: «Люсьен Роберт Чарлз Филлипс, рожденный девятнадцатого августа тысяча семьсот двадцатого года».
        Больше записей не было. Рядом с годами рождения и венчания матери, отца и бабки стояли соответствующие даты.
        Наконец Люсинда узнала все, что хотела, но все же любознательность побудила ее обратиться к началу книги. Оказалось, что Филлипсы - в самом деле род древний и благородный. Зачастую смерть очередного главы семейства или старшего сына приходилась на даты кровавых сражений во имя родины и короля. Два графа Стэнтона участвовали в крестовых походах.
        Не успела Люсинда опомниться, как пролетело утро, и Полли, беспокоясь, что Повелитель может вернуться, отправилась на поиски госпожи.
        - Ну как, миледи, вы нашли что искали?
        - Нашла, - кивнула Люсинда.
        - В таком случае не грех бы и подкрепиться, - посоветовала горничная.
        Люсинда последовала за ней в сад, где был накрыт стол. Джон, вызвавшийся прислуживать ей, выдвинул стул.
        - Теперь мне все известно, - сообщила она, усаживаясь, - но пока я не раскрою подробностей. Расскажу, когда мы вернемся в Лондон. Джон, я хочу, чтобы до бала у графини Уитли ты пожил в моем доме. Потом я позабочусь о том, чтобы отправить вас с Полли в дом твоего отца. Однако думаю, будет лучше, если по приезде в Лондон вы немедленно поженитесь.
        Полли явно была разочарована, но Джон кивнул:
        - Я прекрасно понимаю, миледи. Свадьба в Лондоне! О таком можно только мечтать. Я безгранично ценю вашу доброту, особенно если учесть, с чего мы начали, - вымолвил он, залившись краской.
        Живые голубые глаза Люсинды весело блеснули.
        - Думаю, чем меньше распространяться на эту тему, тем лучше. Можешь подавать, Джон.
        - Да, миледи, - деловито ответил лакей.
        После, когда она и Полли грелись на солнышке, среди заросшего ромашками газона, горничная спросила:
        - Теперь, когда Джон ушел, вы мне скажете, миледи?
        - Нет, Полли, - покачала головой Люсинда. - Истинное имя Повелителя останется тайной, пока мы не будем в Лондоне. Но поверь, он действительно титулованный джентльмен. Но даже если бы это оказалось не так, мне все равно.
        - Его действительно зовут Роберт? - допытывалась Полли.
        - Это одно из имен, данных ему при крещении. Есть еще два, - с улыбкой ответила Люсинда.
        - Тогда он в самом деле настоящий джентльмен, - почтительно прошептала Полли. - Все знают, что только у настоящего джентльмена бывает несколько имен.
        После успешных переговоров Повелитель вернулся домой в превосходном настроении. Вечером он и Люсинда ужи-пали в парадном зале, сидя на противоположных концах длинного стола.
        - По пути сюда, сокровище мое, - начал он, - меня осенило. Кажется, я придумал, как спасти тебя от публичного изнасилования в руках высокопоставленных негодяев, которым не терпится жениться. Не смею уверять, что мой план удастся, но, зная характеры вышеуказанных особ, могу сказать одно: я задену их гордость настолько, что они мигом см кажутся от всех дурных намерений.
        - Объясни! - потребовала Люсинда.
        - Пока не стоит, - возразил он. - Иначе есть опасность, что они разгадают наш заговор.
        - Но как бы мне ни хотелось, чтобы эти трое воспользовались моим беспомощным положением и взяли меня против воли, все же жажда мести затмевает все. Я желаю, чтобы они навсегда запомнили меня, как лучшую женщину, которая у них была когда-либо. Пусть каждый раз, когда они совокупляются с женщиной, думают обо мне и горько жалеют о своей потере. Если же ты спасешь меня, как я достигну своей заветной цели?
        - Неизвестно, сумею ли я спасти тебя, - покачал головой Роберт. - Похоть можеет затмить и тщеславие, и надменность. Ты можешь отдаться им, но если я все же вырву тебя из их рук, отомстить будет легче легкого. Я скажу собравшимся, что твой брат объявит о помолвке в ночь бала Уитли. Бал знаменует окончание осеннего охотничьего сезона и возвращение в Лондон самых влиятельных лиц. Все, кто хоть что-то собой представляет, обязательно съедутся к графине, сокровище мое. Какое торжество для получившего твою руку слышать объявление о помолвке на этом балу! А тем временем ты будешь держать претендентов в напряжении. Пойми, Люсинда, я все готов отдать за то, чтобы спасти тебя от публичного унижения. А потом… какой меткий удар ты нанесешь этой троице, ибо можешь быть абсолютно уверена: каждый успеет похвастаться приятелям, что именно он выйдет победителем. Если же они вздумают потом явиться к тебе и устроить скандал, пригрози обличить «Учеников дьявола» и их гнусные ритуалы.
        Люсинда была искренне тронута его заботой. Может, он прав и она в самом деле сумеет выполнить задуманное, не разыгрывая из себя шлюху на публике. Если члены общества запомнят это гнусное зрелище, это впоследствии отразится на ее детях. Кто захочет жениться на дочерях подобной женщины?
        - Попробуй спасти меня, - тихо попросила она.
        Роберт кивнул и добавил:
        - На всякий случай, Люсинда, тебя нужно научить еще одному трюку. Мы начнем с утра, а сегодня я прошу тебя как следует выспаться и отдохнуть.
        На следующий день ее, не дав позавтракать, привели в зал, одетую только в ночную сорочку и домашние туфельки. В центре стояло устройство непонятного вида и назначения. Повелитель объяснил, что это его собственное изобретение, названное
«Укротителем девиц».
        Крепкий столб был вмурован в мраморное основание. К столбу было приделано толстое бревно, образуя таким образом букву «Т». Бревно тщательно обернули набивкой из овечьей шерсти в чехле из черного бархата. Люсинда заметила свисавшие с обоих концов кандалы, захват которых можно было регулировать. В основании находились также зажимы, куда ей предстояло сунуть ступни. Все сооружение имело весьма пугающий вид, и при всей храбрости Люсинда с опаской посматривала на него.
        - Пойдем, мое сокровище, не бойся, - попросил Роберт, помогая ей встать у столба. - Сними сорочку, чтобы мы смогли как следует отрегулировать нашего «Укротителя».
        Люсинда молча подчинилась.
        Он слегка опустил перекладину, велел Люсинде перегнуться через нее, остался недоволен и опустил бревно еще ниже.
        - Попробуй перегнуться снова, - бросил он и на этот раз остался доволен. - Вытяни руки, Люсинда, посмотрим, на какую длину отпустить кандалы.
        Вскоре запястья Люсинды сковали железные обручи, подбитые, правда, густой мягкой шерстью, так что кожу ничуть не терло.
        - И последнее, - объявил он, поглаживая Люсинду по голой попке, - нужно вставить ноги в зажимы. Разведи бедра, Люсинда… шире… Шире… вот так!
        Теперь ей не вырваться! Но поскольку на Люсинде оставались туфли, а зажимы тоже были подбиты шерстью, никакой боли она не ощутила. Правда, в такой позиции она была совершенно беспомощна и целиком открыта Повелителю.
        - Смею я спросить, что ты намереваешься делать со мной? - нервно засмеялась она.
        - Значит, ты встревожилась, - вздохнул он. - Поэтому я и решил, что нам нужно попрактиковаться, на случай если я не смогу тебя спасти. Не стоит страшиться, Люсинда. Это всего лишь предназначено для того, чтобы без помех поиметь тебя. Но сначала, разумеется, предстоит порка доброй шотландской плеткой. Одних шлепков будет недостаточно для скованной по рукам и ногам женщины. Сейчас я покажу тебе.
        Он поднял со стула что-то вроде пояса, но при ближайшем рассмотрении Люсинда поняла, что полоса кожи слишком широка.
        - Шесть дюймов ширины, - пояснил Роберт. - Четырехдюймовый конец разрезан на хвосты, завязанные маленькими узелками. Твою кожу они не рассекут, но при правильном использовании прекрасно разогреют зад и приготовят тебя к «закланию». И если ты среагируешь так, как я ожидаю, то, поверь мне, не дождешься, пока тебя возьмет мужчина. Начнем, сокровище мое?
        - Погоди! - вскричала она. - Если я должна вынести это перед «Учениками дьявола», кто будет орудовать плетью?
        - Только я, - заверил он. - Не позволю никому коснуться тебя. Мужчины, не привыкшие к таким инструментам, теряют разум и осторожность и зверски издеваются над своими жертвами. Но цель порки не наказать, а возбудить женщину, подготовить ее к вторжению мощного копья.
        - Понятно, - вздохнула Люсинда, хотя посчитала столь тяжкое испытание совершенно ненужным. - В конце концов, если женщина любит мужчину, она всегда готова ему отдаться и ей не нужны никакие возбуждающие средства, кроме ее собственной страсти.
        - Согласен, - кивнул он. - Но есть мужчины, которым необходимо видеть женщину униженную и беспомощную, а бывают также женщины, от природы холодные и не испытывающие плотских желаний. Именно для таких и предназначены столь грубые средства. «Ученики дьявола» давно пресытились обычными блюдами. Им подавай что-нибудь поострее, и подобные спектакли волнуют их. Но это лишь на тот случай, если они откажутся меня послушать. Ты готова, Люсинда?
        Нервно сглотнув, она чуть слышно прошептала:
        - Да, Робби.
        И тут же услышала свист плетки, разрезавшей воздух. Кожаные хвосты обожгли ее ягодицы, и Люсинда слегка взвизгнула. Последовали второй и третий удары. Ей становилось все жарче, но узкие, завязанные узлом ремни все продолжали жалить ее несчастную плоть. Люсинда прикусила губу, чтобы не вскрикнуть.
        - Не пытайся проявлять чудеса храбрости, - посоветовал он, - им понравится, если ты станешь выть, умоляя о пощаде.
        И снова хлестнул ее.
        Люсинда театрально зарыдала.
        - Превосходно, сокровище мое, - одобрил Роберт, продолжая истязание. Наконец он сжал ее венерин холмик, проверяя, готова ли она к любовной схватке. Люсинда уже была влажной, но этого ему показалось недостаточно. Пришлось отвесить ей еще четыре полновесных удара под звук довольно убедительных всхлипываний. Вторая проверка показала, что ее лоно горит, как в огне, и истекает прозрачными каплями. Отбросив плетку, он выпустил на свободу свою истомившуюся плоть, стиснул ее бедра и воткнул меч в ее сочившиеся соками ножны. Ее покрасневшая попка, вдавившаяся в его чресла, казалась раскаленной.
        - Ах, как хорошо, сокровище мое! - простонал он, окунаясь в нее.
        - О да, - выдохнула Люсинда, - восхитительно!
        - Хочешь, чтобы тебя вспахали на совесть? - лукаво прошептал он, щекоча языком ее ушко.
        Да, скорее, Повелитель, скорее, хочу, чтобы ты взял меня!
        - И твое желание исполнится, - пообещал Повелитель, делая резкий выпад. Его плоть пронзала ее раз за разом.
        - Быстрее, дьявол ты этакий! Быстрее! - кричала Люсинда, изнемогая от сладострастия. Инстинктивно выгнув спину, она сжала потайные мускулы, пленив дерзкого завоевателя, но тут же расслабилась.
        - Ах, Люсинда, - прохрипел он, - ты убиваешь меня своей невыразимой сладостью!
        Выпустив ее бедра, он накрыл ладонями нежные груди и стал осыпать их отчаянными ласками. Это оказалось последней каплей. Порка привела Люсинду в невероятное возбуждение, а ощущение его рук на груди довело до безумия. Такого исступленного наслаждения он ни разу ей не дарил. Ее тело содрогнулось, и она потонула в море экстаза, которому, казалось, не будет конца. Окружающее исчезло. Осталась лишь одна связная мысль: он должен спасти ее!
        Повелитель почувствовал, как пена ее страсти заливает его жадную плоть, и с криком дал себе волю, стискивая сначала ее груди, потом бедра, врезавшись в нее еще несколько раз, прежде чем отдаться волне блаженства. Он должен спасти ее!
        Он обмяк на ней, тяжело дыша. Сама Люсинда едва не потеряла сознание и бессильно повисла на «Укротителе девиц» в позе абсолютной покорности, так что Повелитель испугался, уж не убил ли он ее. Он приподнялся и принялся поспешно освобождать ее из пут.
        - Ты жива? - встревоженно осведомился он и, подняв Люсинду, понес к креслу. Усевшись, он положил на колени недвижную женщину и прижал к себе. - Люсинда! Скажи хоть слово, сокровище мое! Что с тобой?
        Люсинда глубоко, удовлетворенно вздохнула и медленно открыла свои голубые глаза.
        - Все хорошо, Робби, - спокойно заверила она. - Не волнуйся. О, дорогой мой, меня никогда еще так не вспахивали! Правда, перекладина немного неудобна и самая середина давит на живот, зато остальное! Но, дорогой, тебе ни к чему было пороть меня, чтобы возбудить, хотя, признаю, новизна ощущений свое дело сделала. - Она погладила его по щеке, озорно подергала за маску и шепнула: - Ты великолепный любовник, Робби. Почему же считаешь, что бедность не дает тебе права на женитьбу? Это поместье - чудесное тихое местечко. Я могла бы прожить здесь всю свою жизнь, никогда не видя Лондона, и все же быть счастливой. Наверняка есть женщина, которая ради любви к тебе пошла бы на все.
        Сердце Роберта разрывалось от боли и тоски. Она могла быть здесь счастлива! Сама сказала об этом. Он любил ее, но гордость и честь не позволяли открыто признаться в своих чувствах.
        - У меня никого нет, - глухо обронил он и почти нетерпеливо столкнул ее с коленей. - Надень сорочку, Люсинда. Больше я ничему не могу тебя научить. Позавтракай, и мы поедем кататься.
        - Когда наступит полнолуние? - робко поинтересовалась она, накидывая рубашку. Должно быть, уже скоро, недаром она каждую ночь смотрела в окно, на темнеющее небо.
        - Через три дня, сокровище мое, - сообщил он.
        Три дня. Всего три дня осталось им быть вместе. Три дня из всего чудесного лета, прежде чем ей придется участвовать в гнусной церемонии, которую Люсинда заранее ненавидела. Не плотской любви она страшилась. Беда в том, что поклонники не любви от нее хотели, а мести за то, что она сделала их посмешищем всего общества. Люсинда пожалела бы о содеянном, если бы из-за всего случившегося судьба не свела ее с тем, кого она полюбила так отчаянно, что готова была открыть ему свое сердце. Но это невозможно! Если Роберт отвечает ей тем же, а это вполне возможно, иначе почему еще он решился спасти ее, какую боль ему придется пережить, если их план не удастся! Если ее вынудят отдаться герцогу, маркизу и лорду Бертраму на глазах у злобствующей толпы благородных джентльменов!
        Люсинда едва сдерживалась, чтобы не заплакать.
        Следующие три дня пролетели как на крыльях. Они все время проводили вместе, в скачках по уже желтеющим полям. Роберт показал ей годовалого жеребенка, которого отправлял в Турцию, чудесное молодое животное, со шкурой, того же цвета, что и ее каштановые волосы. Жеребенок взял яблоко с ее руки, щекоча ладонь мягкими губами.
        По ночам они растворялись в страстных объятиях, но Роберт по-прежнему уходил к себе, опасаясь, что она поддастся искушению снять с него маску.
        - Поклянись честью, что приедешь на бал Уитли, - потребовала она. - Ты ведь можешь раздобыть приглашение?
        - Мой друг лорд Боуэн все устроит, - пообещал он, целуя ее в лоб. - Это так важно для тебя, Люсинда?
        - Важнее этого нет ничего на свете.
        - Но почему? - удивился он.
        - Вот уже несколько лет, как ты играешь роль Повелителя для «Учеников дьявола», - начала она, - но теперь утверждаешь, что, несмотря ни на какие последствия, я стану твоей последней ученицей. Это говорит о том, что у тебя все же есть совесть. Ты сам знаешь, что занимался неправедным делом. Богатым и сильным мира сего никто не дал права унижать и оскорблять бедных и беспомощных. Правда, это не останавливало их ни раньше, ни теперь. Даже если ты не сможешь уберечь меня от похоти назойливых претендентов на мою руку, я устрою им публичную выволочку в Лондоне. Они долго не забудут урока, уж поверь мне. Неужели тебе не хочется присутствовать при этом, Роберт? Разве это не достойный конец твоей карьеры Повелителя?!
        - Они найдут на мое место другого, - пожал плечами Роберт.
        - Вероятно, да, а может, и нет. Я намереваюсь использовать моего милого братца-епископа, чтобы навсегда распустить нечестивое общество «Учеников дьявола». Если же он начнет сопротивляться, я донесу на него и его сообщников архиепископу Кентерберийскому, даже если при этом о моем позоре узнают. Но «Ученики дьявола» больше не посмеют обидеть ни одну молодую женщину! - твердо провозгласила она. Роберт разразился смехом и осыпал ее поцелуями.
        - Люсинда, сокровище мое, ты клялась, что я не сумею укротить тебя, и, клянусь Богом, настояла на своем! Не могу сказать, как я счастлив!
        Он снова поцеловал ее, и со смешком опрокинул на спину.
        - Я хочу замучить тебя до умопомрачения, моя очаровательная злючка! Согласна? Последняя партия перед тем, как мне придется отослать тебя в Лондон!
        - Иди ко мне, мой великолепный Повелитель, - промурлыкала Люсинда, привлекая его к себе. - О да, да! Ужасно, ужасно мило! Еще, еще!
        Его язык алчно лизал ее губы, выгнутую шею, груди, обводил соски. Роберт с наслаждением ощущал сладость затвердевших крошечных бугорков. Его губы скользнули по ее торсу, целуя, слегка прикусывая, лаская. Она бормотала нежные слова. Он уткнулся носом в роскошную поросль черных завитков и, спустившись вниз, устроился между ее молочно-белых бедер. Ее пухлые нижние губки уже повлажнели, крошечные жемчужинки серебристого любовного напитка сочились между ними. Он осторожно приоткрыл розовые складки и впервые взглянул на коралловую плоть. Роберт никогда не ласкал ее подобным образом, ибо считал это привилегией не господина, но любовника.
        Крошечная горошинка поднялась, встала, почти пульсируя у него на глазах. Наклонив голову, он стал жадно лизать и посасывать ее.
        Люсинда ахнула, сжигаемая головокружительным наслаждением, и вцепилась в его густые темные волосы.
        - О Боже, что со мной? - всхлипывала она, ощущая, как он легонько теребит зубами крошечную пуговку, и вздрагивая от удовольствия.
        Наконец он больше не смог вынести их любовной игры. Она впивалась ногтями в его плечи, торопя и понуждая двигаться быстрее, и его жажда равнялась ее исступлению. Роберт приподнялся, скользнул между ее раздвинутых ног и глубоко вошел в покорное тело, улыбнувшись, когда Люсинда громко вздохнула. Он стал двигаться, сначала медленно, потом быстрее, а она самозабвенно царапала его спину, кусала плечо.
        Какой он твердый! Настоящее железо, пронзающее ее податливую мягкую плоть. Неужели это в последний раз?! Не может быть! Она не позволит!
        Люсинда сжала его копье так, словно больше не собиралась отпускать. Роберт застонал, и она, всхлипнув, обняла его ногами. Пусть запомнит ее такой, и когда она отомстит, они пойдут к алтарю. Он будет хотеть ее, как ни одну женщину в мире!
        Они слились в слепящей вспышке чувственного наслаждения, почти заставившей обоих лишиться чувств.

«Я люблю тебя», - прошептала Люсинда в своем сердце, не ведая, что он повторяет про себя те же слова. Его руки сжались в последнем объятии, и оба уснули.
        Когда Люсинда пробудилась, его уже не было. На соседней, уже остывшей, подушке лежала изумительная белая роза. Она взяла цветок, вдохнула пьянящий аромат и улыбнулась при мысли о прошедшей ночи. Сегодня она должна встретить своих преследователей и, что бы ни случилось, все равно восторжествует над ними. Правда, Люсинда от души надеялась, что Роберт сможет защитить ее от их вожделения, но если все же ничего не выйдет… До чего же противно! Такое чувство, словно на тебя опрокинули полный ночной горшок! Ничего, Люсинда дала обет, что они еще горько пожалеют о своем преступлении!
        - Повелитель просил вас принять ванну. Он сам выбрал наряд, который вы сегодня наденете, - сообщила Полли. - Подумать только, миледи, завтра мы отправимся в Лондон!
        - Да, но ты не долго там останешься. К Рождеству уже будешь жить в своем новом доме.
        - Притом с большой радостью, - отозвалась Полли, - но неплохо в последний раз увидеть наш старый Лондон. Правда, я привыкла к сельской жизни, миледи, и теперь у меня есть Джон. Вместе мы будем вести тихую, спокойную жизнь.
        Люсинда долго нежилась в ванне, пока Полли мыла ей голову. Взглянув на выбранный Робертом туалет, она очень удивилась, но ничего не сказала. Горничная надела на нее тонкую батистовую сорочку с рукавами, отделанными кружевом, поверх которой затянула небольшой корсет из белого, затканного цветами шелка. За корсетом последовали шелковая нижняя юбка и кринолин из деревянных обручей, на который легла стеганая атласная юбка, затканная сиреневыми цветами по кремовому фону. Само же платье собиралось в драпировку по бокам и было из лилового шелка с вышивкой. Рукава, узкие до локтя, расходились пеной кремовых кружевных воланов, ниспадавших до самых запястий. Таким же кружевом был обшит глубокий соблазнительный вырез. Собранный защипами корсаж украшали три банта, и еще два сидели над воланами. Ножки Люсинды были затянуты в кремовые шелковые чулки с розовыми подвязками. Роберт позаботился выбрать туфли того же цвета. Волосы Полли убрала в высокую прическу и украсила цветами, выпустив несколько буклей, достигавших плеч Люсинды. В ушах переливались жемчужные сережки. На стройной шее поблескивала филигранная
золотая цепочка с крестиком.
        Люсинда взглянула на себя в высокое зеркало.
        - Выгляжу вполне респектабельной дамой, каковая и есть на самом деле, - заметила она, обернувшись к вошедшему Повелителю. - Почему? Разве я не должна быть полуобнаженной или хотя бы в чем-то прозрачном, предназначенном, чтобы соблазнять?
        - Ни в коем случае, если мы хотим, чтобы наш план удался, - покачал он головой. - Сегодня ты должна выглядеть и вести себя как настоящая леди. Только не забудь подчиняться любому моему приказу, чтобы со стороны казалось, будто ты покорена.
        - Но если мы не сумеем убедить их? - спросила Люсинда в последний раз.
        - В таком случае, сокровище мое, ты снова окажешься на «Укротителе девиц» и в полной власти своих поклонников, - резко бросил он. - Поэтому постарайся хорошо сыграть роль, Люсинда, чтобы одержать победу над врагами. - И, поцеловав ей руку, добавил: - Кое-чего не хватает, сокровище мое. Полли, мушки.
        Горничная вручила ему небольшую коробочку, из которой Повелитель извлек два черных сердечка, заранее смазанных клеем. Первую он посадил на левую скулу Люсинды, вторую - на белоснежное полушарие правой груди.
        - Ну вот, теперь ты готова, - улыбнулся он и повел ее из дома через сады той же дорогой, что и в первую ночь ее появления здесь. Только на этот раз совсем стемнело: осенние дни стали куда короче. В небе сияла полная луна, серебря окружающий ландшафт. Небольшой амфитеатр был ярко освещен факелами и заполнен до отказа джентльменами в темных плащах с капюшонами. На Повелителе снова были обтягивающие панталоны, из разреза которых дерзко выглядывало внушительное мужское достоинство. Белая батистовая сорочка была распахнута на груди. Когда он вывел вперед Люсинду, из публики послышались удивленные возгласы.
        Повелитель поклонился и объявил:
        - Милорды, позвольте представить леди Люсинду Харрингтон, отныне усмиренную и укрощенную, как смирный котенок. Сделайте реверанс перед «Учениками дьявола», сокровище мое.
        Люсинда низко присела, слегка наклонив голову, так, чтобы джентльменам открылся нестерпимо соблазнительный изгиб ее полных грудок. Она едва сдержала смешок, когда мужчины, все как один, поспешно подались вперед, чтобы вдоволь полюбоваться сливочно-белыми округлостями с затененной расселиной между ними. Горящие взгляды, казалось, прожигали крохотное черное сердечко.
        - Мы начнем, милорды, когда вы откинете капюшоны, - объявил Повелитель.
        Люсинда бесстрастно наблюдала, как один за другим откидываются капюшоны и открываются лица, большинство из которых были знакомыми. Среди них был и братец Джордж, благочестивый епископ, сидевший рядом с тремя ее поклонниками. «О, Джордж жестоко поплатится за свое вероломство, дайте только срок», - думала Люсинда, скромно опустив глаза.
        - Почему она не голая? - вскинулся герцог Рексфорд.
        - Да, и, кстати, где «Укротитель девиц»? - вторил лорд Бертрам.
        - Выслушайте меня, милорды, - начал Повелитель. - Ранее вы привозили мне женщин низкого происхождения. Я усмирял их для вас, и вы развлекались, сколько душе угодно. Никогда еще я вас не подводил. Но эта женщина, однако, истинная леди. И хотя я укротил и ее, не думаю, что стоит позорить ее перед всем нашим клубом.
        - Почему бы нет? - удивился маркиз Харгрейв.
        - Все ли вы надеетесь, что леди Люсинда изберет вас в мужья, милорды?
        - Да! - хором воскликнули все трое.
        - Неужели тот, на кого падет жребий, станет спокойно жить с сознанием того, что двое остальных поимели ее при всех друзьях и сливках столичного общества? Или счастливец намеревается всю жизнь держать жену в деревне? А если ее первое дитя родится через девять месяцев после свадьбы? Сможет ли джентльмен с уверенностью сказать, что ребенок от него?!
        - Но вы пользовались ею сколько хотели, - раздраженно заметил герцог Рексфорд.
        - Это верно, милорд, но вы не знаете ни меня, ни моего имени, а кроме того, я принимал все необходимые предосторожности. Только одному из вас известно, кто я. Доведись вам встретить меня в «Уайтсе» или на балу, вы не узнаете Повелителя. Зато можете перечислить всех членов клубов «Ученики дьявола» или «Клуба адского пламени». Если вы все трое публично изнасилуете леди Люсинду, сплетен не остановить и злым языкам не помешать. Репутация леди, как, впрочем, и ее мужа, будет погублена. Вы, разумеется, этого не хотите.
        Позвольте предложить вам иной выход. Вы уже сумели отомстить леди Люсинде. Пятнадцатого ноября графиня Уитли дает первый бал в честь окончания охотничьего сезона. Мы все там будем. Леди Люсинда обещала мне, что на этом балу ее брат, епископ Уэллингтонский, объявит о помолвке. А тем временем она согласилась принимать вас в своем лондонском доме на Трейли-сквер, номер три. Я готов поверить леди на слово и думаю, все последуют моему примеру. Никто, кроме «Учеников дьявола», не узнает, что последние три месяца она была здесь, а не в Ирландии, с сестрой. Что же до вас, джентльмены, вы, разумеется, будете молчать из страха перед женами, дочерьми, сестрами, матерями и любовницами, которые могут узнать о ваших сладострастных проказах, и уж тогда беды не миновать.
        Итак, джентльмены, согласны вы пожертвовать немедленным наслаждением ради вас же самих?
        - Я хочу слышать подтверждение из уст самой леди, - вмешался лорд Бертрам.
        - Сокровище мое, - попросил Повелитель, - не дадите ли лордам слово, что объявите о помолвке на балу графини Уитли?
        - Клянусь, милорды, и приглашаю всех в мой дом на Трейли-сквер. С радостью приму вас, - с чувственной хрипотцой промурлыкала она, приседая.
        - Надеюсь, вы позаботились о надлежащих развлечениях для нас, раз уж леди Люсинда на сегодня потеряна? - проворчал герцог Рексфорд. - Я, так и быть, согласен на предложение Повелителя. Не желаю, чтобы в обществе шептались, будто Бертрам охаживал мою жену до свадьбы!
        - Верно! - поддержал маркиз Харгрейв.
        - Я присоединяюсь, - кивнул лорд Бертрам.
        - Прекрасно, милорд, значит, все решено. Джон! Проводи леди Люсинду в дом. Что же до вас, милорды… когда же я кого отпускал, не ублажив?
        Повелитель хлопнул в ладоши, и на арену немедленно выскочили босые цыганки и принялись кружиться, высоко поднимая юбки и обнажая коричневые округлые ягодицы и опушенные темной порослью треугольники внизу живота.
        - Это для начала, милорды, - ухмыльнулся Повелитель. - Позже мы выставим на аукцион самую хорошенькую в деревне девственницу. Вы все знаете ее сестер. Будет объявлено о продаже обеих ее невинностей, как спереди, гак и сзади. И разумеется, в ваше полное распоряжение поступят как сельские мальчики, так и девицы. Винные болонки наполнены лучшими афродизиаками. Я присоединюсь к вам, как только удостоверюсь, что леди Люсинда в своей комнате, а мои похотливые лакеи не трахают напоследок ее несчастную горничную Полли.
        С этими словами он поспешил прочь. За его спиной вакханалия разгоралась в полную силу. «Ученики дьявола» дали волю гнездившемуся в них пороку.
        Роберт добрался до дома на несколько минут позже Люсинды и Джона. Она бросилась в его объятия и стала страстно целовать.
        - Спасибо тебе. Спасибо за все! - восторженно повторяла она.
        - Я должен идти к гостям, - пробормотал он. - Больше мы не увидимся, Люсинда. Завтра на рассвете ты отправляешься в Лондон. Все необходимые распоряжения уже отданы. Насколько я понял, Джон едет с тобой. Счастливого пути и прощай.
        Он осторожно снял с шеи ее руки.
        - Вы забыли, сэр, мы встречаемся на балу у графини Уитли. Вы обещали мне, и уверена, сдержите слово, - напомнила Люсинда.
        С сожалением усмехнувшись, он поцеловал ее в ладонь.
        - Сдержу.
        - В таком случае я найду вас там, - твердо объявила она.

        Глава 5

        Ясным сентябрьским днем дорожный экипаж леди Люсинды Харрингтон остановился перед чисто выметенным мраморным крыльцом дома номер три по Трейли-сквер. Едва лошади замерли, как дверь отворилась и на улицу высыпали лакеи в темно-синих с серебром ливреях. Джон, восседавший на козлах рядом с кучером, вопросительно поднял брови, поскольку до этого слышал, что леди Люсинда собирается сама нанимать прислугу.
        Дверца кареты открылась, лесенку спустили, и леди Люсинда, опираясь на руку лакея, величественно спустилась вниз.
        - Кто вы? - сухо осведомилась она, расправляя юбки.
        - Джеймс, миледи. Его преосвященство епископ и его супруга ждут вас в доме.
        Вот как! Значит, Джордж со своей половиной поспешили сюда! Остается надеяться, что они не намереваются поселиться тут!
        Леди Люсинда еще не была готова принять посетителей, не говоря уже о родственниках, тем более что ей еще предстоит развлекать пылких поклонников!
        Она поспешно взбежала по белым ступенькам и почти ворвалась в переднюю.
        - Люси, дорогая! - приветствовал брат. - Как там Ирландия и наша милая Джулия?
        Его круглое лицо так и сияло одобрительной улыбкой.
        - Лето, можно сказать, было вполне поучительным, Джорджи, - сухо отрезала Люсинда и, словно не заметив протянутых рук брата, протиснулась мимо и обняла невестку. - Каро, ты просто цветешь, дорогая. Как мило с твоей стороны покинуть Уэллингтон, чтобы повидать меня! Где вы остановились? У твоей сестры? Не опасно ли путешествовать в твоем положении?
        - Но, Люси, мы думали пожить здесь, - нервно пробормотала невестка.
        - Невозможно! - вздохнула Люсинда. - Здесь еще нет слуг, кроме Полли и ее жениха Джона, который пока выполняет обязанности лакея. Кстати, Джорджи, не согласишься ли ты добыть разрешение на брак для Полли и Джона, чтобы они могли сразу же пожениться? После бала Уитли они едут в деревню. Джон займет место отца в кузнице. Ну не повезло ли нашей Полли?!
        Она ослепительно улыбнулась брату, которому явно становилось не по себе.
        - Но, дражайшая Люси, - пролепетал он, - герцог уже прислал слуг. Нет никакой необходимости тратить время, опрашивая и отбирая людей.
        - Джордж, я поражена твоей невоспитанностью. Мало того, шокирована! Как можно принимать столь щедрые подарки от Рексфорда?! Что подумают Харгрейв и Бертрам? Вообразят, будто я уже сделала выбор, не потрудившись выслушать их доводы! Нет! Нет и нет! Слуги Рексфорда должны сегодня же покинуть мой дом и вернуться к хозяину.
        Обернувшись, она пронзила недовольным взглядом несчастного лакея.
        - Джеймс, немедленно соберите всех слуг и отправляйтесь к милорду Рексфорду.
        - О, Люсинда! - заныла сестра. - Ты не должна так оскорблять герцога!
        - Это он оскорбил меня, предположив, что я стану принимать от него подобные подарки. Я, как и всегда, сама принимаю решения.
        - Ты, похоже, очень изменилась, Люси, - с подозрением заметил брат.
        - Каким это образом лето, проведенное у Джулии, могло вдруг повлиять на мой характер?! - с невинным видом парировала Люсинда. - Я все та же, что и всегда.
        Она ехидно усмехнулась, при виде побледневшего брата.
        - Твое обещание, Люси. Ты ведь сдержишь его, - бормотал тот в совершенном отчаянии.
        - Какое обещание? - вмешалась невестка.
        - Перед отъездом я заверила Джорджи, что подумаю о замужестве. Так и быть, я согласна. Джордж объявит о моей помолвке на балу графини Уитли, в ноябре. Я и не подумала бы нарушить слово, данное своему любимому братцу.
        - О, как волнующе! - ахнула невестка. - Кого ты выбрала, Люсинда? Рексфорда? Или Харгрейва? А может, Бертрама? Умоляю, открой тайну.
        Люсинда со смехом покачала, головой.
        - Узнаете в ночь бала. Кроме того, я еще не решила. Вы с Джорджи можете переночевать, но прошу вас завтра же вернуться в Уэллингтон. Я респектабельная вдова, которую должны навещать искатели руки. Не желаю, чтобы их смущали мои родственники.
        - Люсинда, ты просто невыносима! - хихикнула Кэролайн. - Перепробуешь каждого, чтобы решить, кто больше подходит?
        - Господи, Каро, о чем это ты? - ответила Люсинда, чопорно поджимая губки, хотя глаза искрились весельем.
        - Если ты отошлешь слуг, кто будет готовить ужин? - возмутился епископ.
        - Скорее всего он уже готов. Полли и Джон будут подавать на стол. Кроме того, вы наверняка привезли с собой своих слуг, так что мы вполне обойдемся. Я немедленно напишу записку Рексфорду с благодарностью за великодушие и объясню, почему не могу принять столь щедрого дара. Джон, вещи внесли в дом?
        - Да, миледи.
        - Полли, принеси мою шкатулку с письменными принадлежностями и попроси Джеймса не уходить, пока я не отдам письмо.
        Полли почтительно поклонилась и вышла.
        - А теперь можно пока посидеть в салоне, - решила Люсинда.
        Утром, к ее невероятному облегчению, брат с женой убрались восвояси.
        - Нам нужны слуги, - объявила она Джону. - Не слишком много, но люди с опытом и надежные.
        - Кто именно потребуется? - осведомился Джон, шесть лет прослуживший в лондонском доме лорда Боуэна, пока не перебрался в Оксфордшир.
        - Хозяйство у нас небольшое, - размышляла Люсинда. - Дворецкий, предпочтительно умеющий читать, писать и вести счетные книги. Шесть лакеев, два пажа, кухарка, экономка, пять служанок для уборки и наведения порядка, прачка, две судомойки. Где же их найти?
        - Я знаю многих слуг в благородных домах. Каждому хочется продвинуться повыше, кое-кто просто недоволен своим местом. Через несколько дней у нас будет полный штат, миледи. Я выберу лучших и приведу к вам.
        Верный слову, Джон отыскал подходящих людей, но первую неделю пришлось обходиться без слуг, что дало Люсинде предлог лишний раз избежать встречи с обожателями, хотя все трое заявились прямо в день отъезда епископа. Джон провел всех троих в утреннюю гостиную, так как они прибыли одновременно и экипажи выстроились гуськом перед входом. Люсинда вышла к ним в элегантном вышитом розовом платье, отделанном по вырезу кружевом, и с треном, начинавшимся от плеч. Мужчины ввалились в комнату, как стая невоспитанных щенят, в единодушном порыве поскорее увидеть ее и добиться благосклонности.
        - Джентльмены! - воскликнула Люсинда, изящно приложив руку к сердцу. - Вы застали меня врасплох! Я еще не готова принимать гостей, особенно таких блестящих, как вы! Прошу садиться! Могу я предложить вам шерри? Джон, пожалуйста, налейте гостям выпить! - Мило улыбнувшись, она пожала плечами и объяснила: - К сожалению, в доме почти нет слуг, поэтому прошу простить за то, что беседую с вами в такой обстановке.
        - Прими вы слуг, которых я послал, не оказались бы в таком бедственном положении, - резко бросил герцог.
        - Вы послали леди Люсинде слуг? - оскорбился лорд Бертрам.
        - Она вернула их, - проворчал герцог.
        - Как и следовало ожидать, - вмешался маркиз Харгрейв. - Согласитесь, Рексфорд, с вашей стороны было непростительной дерзостью решиться на такое! Насколько мне известно, леди Люсинда еще не сделала выбор.
        - Совершенно верно, милорды, - подтвердила она. - Вместо того чтобы несправедливо судить о вас, мне следовало бы дать вам равные шансы завоевать мои руку и сердце. Но должна просить вас принять несколько незначительных условий, которые помогут нам в дальнейшем избежать споров и путаницы. Прежде всего позвольте поблагодарить вас за то, что решили возобновить со мной знакомство.
        Мужчины расплылись в улыбках. Каждый пребывал в полной уверенности, что успел приобрести ее исключительное расположение.
        - Однако я решила не видеться с вами до следующей недели. Мне нужно время, чтобы нанять штат и привести дом в порядок. Не поверите, но несколько тарелок из гончарной мастерской доктора Уолла в Вустере прибыли уже разбитыми!
        - Какой ужас! - воскликнул лорд Бертрам.
        - Позвольте заменить их, - немедленно вызвался герцог.
        - Похоже, вы мечтаете таким способом вкрасться в милость леди Люсинды! - обозлился маркиз.
        - Милорды! Милорды! Умоляю, не ссорьтесь! - вмешалась Люсинда. - Так и быть, раз уж вы не способны быть, вежливыми друг с другом, следующее условие придется как нельзя лучше. Каждый из вас может посещать меня дважды в неделю. Герцог - по понедельникам и четвергам. Маркиз - по вторникам и пятницам. Лорд Бертрам - по средам и субботам. Воскресенье я оставляю для отдыха и посещения церкви. Начнем с утренних визитов, потом перейдем к пятичасовому чаю, а потом… возможно, я разрешу выезжать со мной по вечерам. Следовательно, у каждого будут одинаковые возможности, кроме того, мы будем показываться вместе на публике. Таким образом, никто не посчитает странным, когда брат объявит о моей помолвке, ибо все поймут, что мы уладили наши разногласия. Не находите, милорды, что мое предложение достаточно разумно?
        - Весьма, - согласился герцог.
        - Великолепно, - откликнулся маркиз.
        - И достаточно практично. - одобрил лорд Бертрам.
        - В таком случае, милорды, до следующей недели, когда мы все начнем сначала, - объявила Люсинда, поднимаясь и протягивая руку, которую каждый почтительно поцеловал.
        Распрощавшись с поклонниками, она облегченно вздохнула.
        Следующей ее заботой было приобрести карету, поскольку своей у нее не было. Она купила прелестный маленький городской экипаж, в котором могли поместиться четверо седоков. Он был уже не новым, но его бывший владелец, бережно обращавшийся со своим имуществом, удалился в деревенское имение. Вместе с каретой продавалась и четверка идеально подобранных серых лошадей. Кучер также перешел на службу к новой госпоже. Все это великолепие находилось в платных конюшнях, недалеко от дома Люсинды. Там же жил и кучер.
        К концу первой недели ее пребывания в столице хозяйство было приведено в полный порядок, и Люсинда даже нашла дорогую модистку, которой велела сшить новые платья. Теперь она была готова принять своих обожателей. До бала графини Уитли оставалось шесть недель.
        В воскресенье вечером Люсинда позвала Полли и Джона.
        - Я обещала назвать имя Повелителя, когда мы вернемся в Лондон. Теперь это будет нашей общей тайной. Вышеупомянутый джентльмен - Люсьен Роберт Чарлз Филлипс, граф Стэнтон.
        - Но что хорошего это вам даст, миледи, - удивилась Полли, - если вам больше никогда не доведется встретиться и вы все равно должны будете выйти за другого?
        - Полли, разве я не поклялась не иметь ничего общего с этой троицей негодяев? Доверься мне. Я пообещала, что мой брат объявит о помолвке на балу Уитли, но не назвала имя жениха.
        - Но согласится ли его сиятельство? - выпалил Джон, внезапно поняв замысел госпожи.
        - А ты думаешь нет? - хмыкнула Люсинда. Настала очередь лакея широко улыбнуться.
        - Вот это будет сюрприз для него, миледи! Простите, если я скажу, что вы еще та штучка! Но вряд ли ему придется не по душе такой поворот событий!
        - Все это не должно выйти из этой комнаты, - предупредила Люсинда, и оба дружно кивнули. - Сегодня в первый раз прочтут ваше оглашение. Еще два воскресенья, и вы, мои дорогие, станете мужем и женой и получите от меня в подарок к свадьбе сотню фунтов.
        Слуги рассыпались в благодарностях, и недаром: сто фунтов в те времена были очень большой суммой.
        На следующее утро ровно в одиннадцать заявился герцог Рексфорд, и Полли провела его в спальню госпожи. Та завтракала, сидя в постели и накинув на плечи кружевную шаль. При виде гостя она улыбнулась и протянула руку.
        - Ричард, доброе утро! Неужели уже так поздно? Всю прошлую неделю я трудилась не покладая рук и очень устала.
        Он поцеловал ее пальцы, не сводя глаз с того местечка, где сходились концы шали. Ему почему-то казалось, что под шалью ее груди обнажены.
        - Вы свежи, как полевая маргаритка, дорогая моя, - начал он, осторожно садясь на край кровати, чтобы не опрокинуть поднос.
        - Полли, принеси его светлости чашку чая. Мой брат Уильям прислал мне из Индии изумительный чай.
        - Когда вы прекратите эту игру и согласитесь выйти за меня? - резко бросил он.
        - Но, Ричард, не стоит принуждать меня. Я приму решение в ночь бала, - с зазывной улыбкой пролепетала она.
        - Чай, ваша светлость, - объявила Полли, протянув ему полупрозрачную фарфоровую чашечку с глубоким блюдцем.
        Во вторник Люсинда кокетничала с маркизом Харгрейвом, одновременно срезая в своем саду розы, на которых еще сверкала роса.
        В среду лорд Бертрам попросил ее поехать на прогулку по парку в его открытом экипаже.
        В четверг герцог загнал ее в угол утренней гостиной, прижал к желтой кушетке и стал ласкать груди. Она мило попеняла ему.
        В пятницу маркиз украл поцелуй.
        В субботу лорд Бертрам попытался залезть ей под юбку, за что и получил по рукам, но Люсинда добавила еще и поцелуй в щеку с заверением, что не держит обиды.
        В воскресенье Люсинда, приехав в церковь, обнаружила на скамье всех своих поклонников, но домой вернулась одна.
        Следующая неделя была повторением предыдущей, но Люсинда старалась больше появляться на людях в сопровождении джентльменов, уверяя, что так будет лучше. На третьей неделе начались дневные визиты, которые больше понравились Люсинде, поскольку она сумела убедить мужчин чаще бывать на прогулках, тем самым ей удавалось держать их подальше от дома. Однако на четвертой неделе каждый, проводив Люсинду, норовил остаться на чай. Только постоянное присутствие лакеев и Полли сдерживало их сладострастные порывы.
        После четырехнедельного испытания Люсинда в сопровождении кого-нибудь из троицы стала появляться на приемах и вечерах. Теперь было почти невозможно держать мужчин на расстоянии друг от друга, и она с трудом заставляла их подчиниться установленным правилам.
        Что за сцены разыгрывались в карете по пути к Трейли-сквер! Запертой в тесном пространстве наедине с мужчиной леди Люсинде ничего не оставалось, кроме как отдаваться их пылким ласкам. Она искусно изображала страсть, глубоко вздыхая и что-то бормоча, когда ее грудь ласкали жадные руки. Маркиз однажды приятно удивил ее, запустив пальцы ей под юбку и потирая ее самое чувствительное местечко, пока Люсинда не изошла пьянящей влагой. Потом, несмотря на немалый вес, он сумел встать на колени, просунул голову под платье и лизал и сосал ее, пока она снова не забилась в сладких конвульсиях. Люсинда и не подумала притворяться недовольной и честно призналась, что наслаждалась его ласками.
        - Когда мы обвенчаемся, дорогая, - заверил маркиз, - я подарю вам ослепительное блаженство.
        Он был так счастлив, что не смог утаить свою маленькую победу от остальных. Несколько дней спустя, возвращаясь с прекрасно проведенного за игрой в карты вечера, герцог велел кучеру ехать через парк. Пользуясь темнотой, он поднял ее широкие юбки, посадил Люсинду себе на колени и со всем пылом вонзился в нее, одновременно покусывая и облизывая соски. После он рассыпался в комплиментах ее страстной натуре и, высадив возлюбленную из экипажа, чинно поцеловал ручку на прощание.
        Очевидно было, что лорд Бертрам не собирался отставать от остальных, и он не разочаровал ее. На этот раз ее поставили на колени и велели сосать его копье, пока в нем не останется ни единой капли. Люсинда подчинилась, и лорд превознес ее до небес за покорность и блестящее умение.
        - Повелитель знает свое дело, блестяще выдрессировал вас, - объявил он.
        Чтобы избавиться он ежевечерних атак, Люсинда стала приглашать их к ужину. В своей столовой, окруженная слугами, она была в сравнительной безопасности. Но нельзя же было все время отсиживаться дома! Необходимо, чтобы ее видели на людях в обществе благородных джентльменов.
        Пришлось изобретать способы избежать их похоти. Как-то Люсинда настояла, чтобы ее провожали все трое. В другой раз она пожаловалась на головную боль и осталась дома. В третий - едва приехав на вечер, объявила, что заболела, и попросила кавалеров не волноваться и остаться за карточными столиками, а сама уехала домой одна. И при этом она постоянно флиртовала, делала глазки и улыбалась, пока каждый не уверился, что именно он станет счастливым избранником.
        После третьего оглашения местный викарий обвенчал Полли и Джона в понедельник утром. Люсинда дала обоим выходной. Она была одной из свидетельниц, а после церемонии удалилась в сопровождении двух лакеев. Все ее хозяйство буквально лихорадило: новобрачные успели рассказать о щедрости и великодушии госпожи.
        - Настоящая леди, ничего не скажешь, - вздыхала кухарка. - Повезло нам, что есть, то есть.
        За несколько дней до бала графини Уитли Джон сообщил хозяйке, что граф Стэнтон прибыл в дом лорда Боуэна и собирается сегодня на музыкальный вечер к лорду Карстерзу. Наконец-то она увидит его лицо!
        Люсинда была вне себя от счастья и волнения. Она тосковала о нем и незабываемых ночах страсти.
        На этот раз она оделась особенно тщательно, в туалет модного цвета пламени, прекрасно оттенявшего ее светлую кожу и густые темно-каштановые волосы. Сопровождать ее выпало маркизу, и, поскольку особым умом он не отличался, она смогла, не вызывая излишних подозрений, спросить, как бы между прочим:
        - Дорогой Гамлет, кто такой этот граф Стэнтон? Не могли бы вы показать мне его? Я слышала, что он разводит превосходных лошадей, и собираюсь купить у него кобылку. Мой лакей Джон говорит, что он остановился в доме лорда Боуэна.
        Маркиз Харгрейв оглядел салон.
        - Стэнтон? Тот, что живет в деревне? По-моему, он уже лет десять как не был в Лондоне. Настоящий отшельник, хотя вы правы, дорогая, лошади у него отменные. А вот и он, рядом с Боуэном и этой прелестной пташкой, что ловит каждое его слово. Говорят, леди Грейстон весьма щедро раздает свою благосклонность. Престарелый муж, знаете ли. Вас представить, леди Люсинда?
        - Не стоит, - скучающе обронила она. - Я еще не решила, стоит ли покупать, и, кроме того, мой будущий муж, возможно, захочет сделать мне подарок.
        Она с многозначительной улыбкой похлопала его по руке веером из слоновой кости и опустила ресницы. Но уже через несколько минут сказала, что вдруг почувствовала слабость и хочет посидеть в глубине салона.
        - Вам что-нибудь принести, Люсинда? - встревожился маркиз.
        - Немного шампанского, пожалуй, - едва выговорила она, и он поспешно удалился. Люсинда быстро устремила взгляд туда, где стоял граф. Поразительно! Просто поразительно! Он оказался самым красивым мужчиной из всех ее знакомых. Угловатое, словно высеченное из мрамора лицо. Высокие скулы. Квадратный подбородок. Раньше она ничего этого не замечала, но теперь… Длинный тонкий нос, высокий лоб. Ресницы так же черны и густы, как волнистые волосы. Люсинда хорошо помнила его чувственный рот, но без маски он казался совершенно другим человеком. Удивительное лицо! Интересно, что имел в виду Джон, утверждая, что он неплохо выглядит? Люсьен Филлипс, граф Стэнтон, выглядит и сложен как бог! Ах, какие красивые дети у них будут!
        - Ваше шампанское, - объявил запыхавшийся маркиз. Но Люсинда отвела его руку.
        - Отвезите меня домой, Гамлет, - попросила она. - Я плохо себя чувствую. Голова… Моя несчастная голова… От музыки господина Баха только хуже становится.
        Извинившись перед хозяевами, они уехали.
        - Интересно, она в самом деле больна, - ехидно заметила хозяйка после их ухода, - или просто не терпится оказаться в постели с маркизом? Просто дождаться не могу бала Уитли, чтобы узнать наконец, кого она выбрала. Впрочем, об этом же гадает весь Лондон.
        - Ты даже не представляешь! Книга пари в «Уайтсе» разбухла от записей! - вторил супруге лорд Карстерз. - Два к одному за маркиза, один к одному за Рексфорда. Всех затмил Бертрам - десять к одному. Ничего не скажешь, хорошенькая штучка, и к тому же принесет избраннику завидное состояние. Харрингтон все оставил ей. Знай я, как туго набита его мошна, позволил бы ухаживать за нашей Лавинией.
        - Она поставила город с ног на голову, - заметил лорд Боуэн, подслушавший беседу хозяев. - Умная стерва! И ни за что не открывает, кого решила осчастливить. Как она в постели, Люсьен? Неплоха?
        - Ты ведь знаешь, я не веду разговоров на подобные темы, - холодно ответил граф. Сердце его едва не вырвалось из груди при виде Люсинды, самой прекрасной на свете женщины. Сумеет ли она узнать его на балу? Почему, почему он не снял перед ней маску?!
        На следующее утро Люсинде принесли огромный букет роз и лилий. Поперек простой белой карточки было выведено всего одно слово: «Роберт». Люсинда, улыбаясь, спрятала ее в карман и велела служанке найти вазу для цветов и поставить ее в утренней гостиной.
        Накануне бала Люсинда нанесла визит леди Энн, графине Уитли. Ее провели в салон.
        - Я приехала просить об одолжении, миледи, - начала она. - Но это должно остаться в секрете до последней минуты.
        Она объяснила суть своей просьбы и выжидательно посмотрела на хозяйку.
        - Дорогая! - воскликнула та. - У вас удивительный талант к драматическим эффектам! Уже одно известие о том, что Джордж должен объявить о вашей помолвке на моем балу, сделало это событие едва ли не главным в сезоне. Меня осаждают мольбами о приглашении! Представляете, даже сам король обещал быть! Те же, кто не сможет попасть на бал, будут вынуждены с позором удалиться в свои поместья! Ах, Люсинда, дорогая, вы будете иметь бешеный успех! Никто в этом не усомнится! И все благодаря своему уму и изобретательности! Кстати… - Она наклонилась к уху гостьи. - Неужели даже мне не откроете, кто он?
        - Завтра вечером, - с лукавой улыбкой покачала головой Люсинда.
        - Какая противная кошечка! - разочарованно фыркнула графиня.
        Приехав домой, Люсинда обнаружила, что брат с женой уже успели прибыть в столицу. Кэролайн едва оправилась от родов. Три недели назад она подарила мужу третьего сына, Фредерика Огастеса.
        - Мы с Джорджем хотим, чтобы крестными стали ты и твой муж, - жизнерадостно объявила Кэролайн.
        - Уверена, что это можно устроить, - кивнула Люсинда, но когда невестка поднялась наверх отдохнуть, подступила к брату: - Я желаю, чтобы ты немедленно получил разрешение на брак!
        - Зачем? - удивился епископ.
        - Неужели не ясно, Джордж? Собираюсь выйти замуж. Разве ты не добивался этого? Я думала, что прошедшее лето послужило своей цели. Привести меня в чувство, чтобы я согласилась на второй брак…
        - Но я думал… - начал закипать епископ.
        - Знаю, о чем именно ты думал. Что я объявлю о помолвке, а потом устрою пышную свадьбу, - договорила Люсинда.
        - Именно! В конце концов, твоя первая даже не была отпразднована как следует! Я считал, что на этот раз ты потребуешь чего-то грандиозного, Люси.
        Он разочарованно вздохнул. Пухлая физиономия омрачилась.
        - Так и будет, Джордж, поэтому мне и нужно специальное разрешение, а с такими деньгами я могу себе это позволить, - засмеялась она. - Завтра, после объявления о помолвке, ты обвенчаешь меня с моим нареченным прямо на балу. Я уже поговорила с леди Энн, и она в полном восторге. Похоже, моя затея просто обрекла ее бал на успех еще до того, как он состоялся. Она убеждена, что венчание посреди бальной залы придаст ей репутацию несравненной хозяйки. Специальное разрешение позволяет избежать проволочек и сэкономит время на оглашения, да и в церковь не обязательно ходить, достаточно и того, что церемонию проводит священник.
        - Но что скажет твой жених? Кстати, кто он, Люси? - допытывался епископ.
        - Любой мужчина, который хочет жениться на мне, не упустит такой возможности, милый Джордж. А вот его имя я открою, когда время придет. Довольствуйся этим, милый брат. Ты же добился всего, о чем мечтал! И скоро, совсем скоро тебе уже больше не придется нести за меня ответственность, - утешила Люсинда, похлопав его по руке. - Не волнуйся, дорогой. Вряд ли я отважусь на что-то ужасное в присутствии сливок общества.
        - Так и быть, - рассудил епископ. - И что ни говори, а об этой истории будут толковать еще много лет. Получишь ты свое разрешение на брак, дорогая. Помимо всего прочего, ты вела себя как примерная девочка. Я, признаться, боялся оставлять тебя в Лондоне на шесть недель, но, насколько успел понять, твое поведение было безупречным. Ни малейшего намека на скандал.
        - Благодарю, Джордж, - ответила Люсинда, пораженная его похвалами. - А теперь я должна тебя оставить. У меня последняя примерка бального туалета перед завтрашним вечером.
        Епископ улыбнулся, с довольным видом глядя вслед сестре. Она всегда была настоящей плутовкой, но лето, вне всякого сомнения, пошло ей на пользу. Он чувствовал себя немного виноватым за то, что отдал ее на милость Повелителя, но последний, очевидно, не причинил ей особого зла. И похоже, она, оставив прежнее своеволие, стала немного сговорчивее. Пусть ее свадебные планы казались ему несколько эксцентричными, все же Люсинда права, утверждая, что любой мужчина, которого она изберет, женится на ней при любых обстоятельствах. Кроме того, Люсинда все тщательно спланировала, поэтому в подобных обстоятельствах лучше с ней не спорить. Завтра на балу будут все влиятельные персоны, так что ожидается неплохое развлечение. И как только она произнесет обет, обратной дороги не будет. Пусть муж как хочет справляется с Люсиндой и ее капризами.
        С самого утра весь дом готовился к балу. Наряды дам подверглись придирчивому осмотру. Напоследок гладились нижние юбки и развешивались платья. После чая принесли две лохани горячей воды. Бал начнется не раньше девяти, но приехать вовремя было бы немыслимо, ибо хозяйка и избранные гости могут еще сидеть за ужином. Гости начнут прибывать ближе к десяти.
        Люсинда вымылась и легла отдохнуть, наказав Полли разбудить ее в половине девятого. Туалет Люсинды был поистине великолепен. Она настояла на том, чтобы модистка шила его на Трейли-сквер, чтобы никто не смог увидеть фасона раньше времени. Серебристо-розовая стеганая нижняя юбка была расписана нежными полевыми цветами. Тот же вышитый рисунок повторялся на серебряном верхнем платье с распашной юбкой. Низкий квадратный вырез был обшит кружевом. Тесно прилегающий корсаж украшали три серебряных банта. На кружевных воланах узких рукавов из бледно-розового кружева тоже красовались банты. Юбки, доходившие до щиколоток, открывали розовые шелковые туфельки с серебряными пряжками. Драгоценностей было немного. Розовые бриллианты в ушах и маленький крест с жемчугом и бриллиантами на шее.
        - О, миледи, - ахнула Полли, - что за прелесть!
        - Верно, - согласилась Люсинда, поправляя прическу. - Мне нравится, как ты уложила мне волосы.
        - Это Джесси показала, та, что заменит меня. Лучше ее никто не справится! Она называет этот стиль «Помпадур».
        - Мне идет, - решила Люсинда, поворачивая перед зеркалом голову так и этак. Прическа была довольно простой, несмотря на свое название в честь последней любовницы французского короля. Волосы зачесывались назад, и с одного бока выпускалось несколько локонов, заколотых булавкой с розовым бриллиантом.
        Джордж Уорт, предварительно постучав, сунул голову в дверь:
        - Ты готова, Люси? Уже четверть десятого.
        Полли накинула на плечи госпожи розовую бархатную ротонду с капюшоном, подбитую темным соболем, и вручила большую муфту из того же меха.
        - Внутри ваш веер и батистовый платочек, миледи.
        - Присмотри, чтобы постель застелили надушенным лавандой бельем и поставили на столик поднос с вином, - тихо велела Люсинда горничной.
        - Мы с Джоном все сделаем, миледи, - заверила та, подмигнув.
        Экипаж Люсинды встал в длинную линию карет, ожидавших очереди въехать во двор особняка Уитли. После долгого ожидания лакей графа, в черной с золотом ливрее, помог им спуститься.
        - Ты не забыл разрешение? - в десятый раз допрашивала Люсинда брата. Джордж вытащил бумагу из кармана и помахал перед носом сестры.
        - Так скажешь ты, кто этот счастливчик, Люси?
        - Рано, - упорно отвечала та.
        Они вошли в вестибюль, и маленькая горничная взяла ротонды у нее и Кэролайн, которая сегодня выглядела на редкость хорошенькой в платье из разных оттенков синего и голубого. Обе присоединились к Джорджу, ожидая, пока мажордом объявит их имена.
        - Его преподобие Джордж Уорт, епископ Уэллингтонский, и мисс Уорт. Леди Люсинда Харрингтон!
        Взгляды всех присутствующих обратились на вновь прибывших. На какой-то момент в бальной зале воцарилась мертвая тишина.
        - Дорогие! - воскликнула графиня Уитли, нетерпеливо блестя глазами. - Я заказала побольше цветов для милой Люсинды!
        Джордж поклонился. Его спутницы присели. Люсинда шепотом поблагодарила хозяйку. Ее сердце бешено колотилось. Проходя в бальную залу, она взволнованно оглядывалась. Где он? Его нигде не видно! Господи Боже! Неужели в последний момент решил не приезжать?!
        Она заметила герцога Рексфорда, пытавшегося поймать ее взгляд. Люсинда поспешно отвернулась и скрылась за ширмой, куда на случай крайней необходимости обычно прятали ночной горшок. Сейчас он ей был ни к чему: просто потребовалось сбежать от очередного поклонника.
        Позволив себе несколько минут покоя, она вышла на люди.
        - Лорд Дерек Боуэн. Лорд Люсьен Филлипс, граф Стэнтон, - объявил мажордом.
        Люсинда облегченно вздохнула и в тот же момент увидела его. Она стала пробираться сквозь толпу навстречу Люсьену, но тут перед ней выросла назойливая троица.
        - Милорды, - сухо приветствовала она.
        - Пришла пора все сказать, Люсинда, - начал герцог Рексфорд. - Вы умело вели игру и достаточно долго держали нас в напряжении.
        - Я еще не готова! - отрезала она, бесцеремонно расталкивая их, и снова устремилась к графу Стэнтону. Добравшись наконец до предмета своих грез, она взяла его под руку и подняла сияющие глаза. - Прекрасные цветы, Роберт.
        - Мне показалось, они вам пойдут.
        - Я же говорила, что найду вас, - выдохнула она. Боже, как он красив!
        - И снова оказались правы, Люсинда. Но что теперь? Горящие страстью взгляды скрестились.
        - Мы поженимся, - откровенно выпалила Люсинда.
        - Не уверен, что стоило бы жениться на столь своевольной особе. Что ни говори, а я так и не сумел укротить тебя, - с улыбкой поддел он.
        - Ты единственный, у кого был и остается пусть и малейший, но шанс укротить меня, Люсьен Чарлз Филлипс. Разве ты меня не любишь?
        - Отчаянно и бесповоротно, Люсинда. А ты, мое сокровище? А ты?
        - Так люблю, что едва не потеряла сознание, когда, приехав сюда, нигде не нашла тебя. Так сильно, что заставила брата получить разрешение на брак, с тем чтобы мы могли обвенчаться прямо здесь и сейчас. А потом мы сбежим с бала и проведем всю ночь в постели, предаваясь самым непристойным ласкам, мой дорогой Повелитель.
        - Я тосковал по тебе, - пробормотал он и, наклонившись, коснулся ее губ своими. - Твой план безупречен, мое сокровище. Я согласен. Думаю, настало время познакомиться с достойным епископом.
        - Что тут происходит? - удивленно допытывался лорд Боуэн.
        - Пойдем с нами, Дерек, и сам увидишь, - пригласил граф.
        Пока они искали Джорджа, трое отвергнутых поклонников снова загородили дорогу Люсинде, гневно требуя объяснений. Люсинда гордо вскинула голову.
        - Вам ничего не добиться от меня, милорды, - холодно объявила она. - Я обещала, что брат объявит сегодня о помолвке, и сдержу слово. Представляю моего жениха, графа Стэнтона. Того джентльмена, в которого я влюбилась летом в Ирландии, когда гостила у своей сестры Джулии. Мы обвенчаемся сегодня. Если кто-то из вас посмеет возражать, клянусь, что обличу перед всеми и «Учеников дьявола», и ваши роли в этой бесстыжей шайке похотливых негодяев!
        - А как насчет вашей роли, Люсинда? - злобно усмехнулся лорд Бертрам.
        - Позвольте напомнить, что вам все-таки придется жениться, чтобы продолжить род. Как, по-вашему, отнесутся опекуны и родители чистых и невинных дебютанток нового сезона к вашим постыдным оргиям? И что скажут, узнав, как вы похитили благородную даму, силой отдали в рабство самого непристойного характера, чтобы заставить выбрать мужа?! Думаю, в ваших интересах придержать языки, хранить молчание и смириться с моим решением… или последствия падут на вашу голову.
        Лорд Бертрам поклонился.
        - Признаю поражение и ретируюсь с поля битвы, леди Люсинда, - вежливо объявил он.
        Люсинда так же учтиво кивнула и обратилась к маркизу:
        - Дочь графа Фелтона питает к вам нежные чувства, Гамлет. Возможно, вы это заметили бы еще в прошлом сезоне, не появись я на горизонте. Думаю, она не отвергнет ваших ухаживаний. Больше всего на свете дамы обожают утешать титулованных джентльменов с разбитыми сердцами.
        - Она не так красива, как вы, Люсинда, - скорбно вздохнул маркиз.
        - Нет, но душа у нее добрая, и она непременно полюбит вас, - заверила Люсинда, подавая ему руку. - Прощайте, Гамлет.
        - Сука! - прорычал герцог Рексфорд. - Какое счастье, что я все-таки увидел тебя в истинном свете!
        Повернувшись, он ринулся прочь от растерявшейся компании.
        Люсинда пожала плечами и вместе с графом и лордом Боуэном стала пробираться к тому месту, где стоял достопочтенный епископ.
        - Где лицензия, Джордж? - осведомилась Люсинда. - Доставай и впиши имя. Люсьен Роберт Чарлз Филлипс, граф Стэнтон.
        Епископ пораженно уставился на жениха.
        - Душка Люсьен! - ахнул он.
        - Вы знакомы? - в свою очередь, удивилась Люсинда.
        - Вместе учились в Итоне. Но Люсьен был на несколько лет моложе. Мы прозвали его Душкой, потому что уже тогда он был на диво красив. Женщины с ума по нему сходили, даже когда он был совсем молокососом. Сколько лет, сколько зим, сэр! Так это за него ты собралась замуж? А где же остальные? И как вы познакомились?
        - Как познакомились? - язвительно переспросила Люсинда. - Все благодаря тебе Джордж. Этим летом в доме Джулии. Люсьен приехал посмотреть гунтеров Рафферти. Мы полюбили друг друга, но я не хотела ничего говорить, поскольку ты считал справедливым дать остальным моим поклонникам возможность себя показать. Я согласилась, зная, что Люсьен - единственный, кто станет моим мужем. Но сейчас поспеши объявить о помолвке и свадьбе, поскольку нам не терпится отправиться в свадебное путешествие.
        Кэролайн Уорт, все это время стоявшая рядом, деликатно приложила к глазам платочек.
        - Никогда не слышала ничего романтичнее! О, Люси, дорогая, надеюсь, ты будешь так же счастлива с мужем, как я - со своим.
        - Уже пора? - не сдержалась графиня Уитли, появляясь рядом, взволнованная и запыхавшаяся.
        - Пора, - кивнул епископ.
        - Кто он, Люсинда? Я должна узнать раньше остальных, иначе умру от любопытства.
        - Мадам, позвольте представить моего жениха Люсьена Филлипса, графа Стэнтона, - подмигнув, провозгласила Люсинда. Графиня, обычно чтившая этикет, от удивления грубо нарушила приличия, широко открыв рот. Все три подбородка мелко затряслись.
        - Плутовка! - вымолвила она наконец. - Заставила все общество гадать, волноваться, заключать пари, а сама держала в стойле еще одного жеребца! Что ж, тем лучше, девочка моя! По моему мнению, а с моим мнением в этом городе пока что считаются, вы выбрали лучшего из всего табуна!
        Джордж Уорт, епископ Уэллингтонекий, подошел к оркестровому возвышению и, повернувшись лицом к публике, начал:
        - Леди и джентльмены. Я счастлив объявить о помолвке своей сестры с Люсьеном Филлипсом, графом Стэнтоном.
        Последовала ошеломленная тишина. Потом кто-то ахнул. Его примеру последовали остальные. Вперед выступила хозяйка бала:
        - Джордж собирается поженить их прямо сейчас! Бьюсь об заклад, еще никогда бал не превращался в свадьбу!
        Люсинда и Люсьен подошли к епископу.
        - У меня только три официальных свидетеля, - заметил тот. - Мне нужен четвертый.
        - Я буду вашим свидетелем, - вызвался лорд Бертрам, становясь рядом с лордом Боуэном, графиней и Кэролайн Уорт.
        Среди присутствующих пронесся одобрительный шепоток.
        - Сколь изысканные манеры! - восхитился какой-то джентльмен.
        - Чертовски хорошо держится! - вторил другой.
        - В таком случае начнем, - сказал епископ. - Горячо любимые…
        К сожалению, новобрачные не сумели исчезнуть сразу, как бы им этого ни хотелось. Вскоре перед ними выстроилась длинная очередь гостей, жаждавших поздравить молодую пару. Король, прибывший с опозданием, услышал о невероятном событии и сердечно рассмеялся.
        - Что за умница! - одобрительно воскликнул он и поцеловал невесту, слегка сжав при этом ее соблазнительную грудь.
        Они протанцевали несколько танцев и совершили абсолютно непростительное нарушение этикета, удалившись раньше его величества. Им посчастливилось выскользнуть из залы незамеченными. Добравшись до Трейли-сквер, Люсинда послала экипаж обратно, за братом и невесткой, а сама повела мужа в спальню, где дожидались Полли и Джон.
        - Утром я съезжу к лорду Боуэну за вашими вещами, милорд, - пообещал лакей, помогая графу раздеться.
        - Господи всемогущий! - прошептала Полли хозяйке. - Он великолепен!
        И, схватив в охапку платье Люсинды, поспешила вслед за мужем, несшим фрак графа.
        Они остались одни. Обнаженные. Сгоравшие от желания.
        - Надеюсь, Джон догадался сдобрить вино твоим снадобьем, - заметила Люсинда, протягивая кубок графу. - За нас!
        Они осушили кубки до дна, и Люсьен, отставив свой, привлек жену к себе и стал жадно целовать. Люсинда обняла его, с наслаждением ощущая, как ее грудь вдавливается в его мускулистый торс. Их языки затеяли чувственный поединок, но Люсинда нашла в себе силы отстраниться и зазывно облизнула губы. Его копье вжалось в ее бедро, твердое и готовое к битве.
        - О, как мне не хватало тебя… - призналась она.
        - Ты спала с ними? - ревниво допрашивал он.
        - Только с Рексфордом. Ему удалось застать меня врасплох, - честно ответила Люсинда. - Но после этого я старалась не оставаться с ним наедине. Остальные вели себя по-джентельменски.
        - Неудивительно, что Рексфорд был так взбешен, - спокойно кивнул Люсьен.
        - Муж мой, все это осталось в прошлом. Я была хорошей женой Харрингтону. Стану и тебе достойной супругой. Никто и никогда еще не сомневался в моей порядочности.
        - Хочешь в постель? - напрямик спросил он, ущипнув ее за сосок. Пальцы второй руки уже раскрыли сомкнутые створки и теребили крошечную горошинку. - Хочешь, чтобы я тебя взял, моя прелестная умная женушка?
        - Да, Люсьен, мой великолепный муж. Очень хочу. Ты всю ночь собираешься рассуждать на эту тему? - возмутилась Люсинда.
        Люсьен с коварной улыбкой опрокинул ее на спину и, упав сверху, ворвался в ее горячее лоно.
        - Нет, дорогая, я намереваюсь сразу перейти к делу. И, верный своему слову, сделал первый выпад.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к