Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Любовные Романы / СТУФХЦЧШЩЭЮЯ / Сноу Саманта: " Созвездие Любви " - читать онлайн

Сохранить .
Созвездие Любви Саманта Сноу

        Панорама романов о любви #11104
        Келли Уинстон и не подозревала, что ее путешествие на Лазурный берег Франции превратится в настоящее приключение. Она хотела всего лишь отдохнуть, развеяться, забыть о своих проблемах. Однако судьба распорядилась иначе. Келли не только оказалась втянутой в увлекательные поиски сокровищ, но и повстречала свое счастье, которое непозволительно долго обходило ее стороной. Но сумеет ли она удержать его?

        Саманта Сноу

        Созвездие Любви

        1

        — Черт! Черт! Черт!
        Келли выскочила из-за стола как ошпаренная. Стройненькая, худенькая, с растрепанными рыжеватыми волосами, подстриженными каре, она промчалась по залу казино, не замечая никого на пути. Ее серые глаза блестели, высокие скулы заалели пятнами, крылья аккуратного носика судорожно раздувались, пухлые губы шептали проклятия. Все деньги, с таким трудом сэкономленные на новый музыкальный центр, вылетели в трубу настолько быстро, что она не успела и глазом моргнуть.
        А все эта проклятая жаба, которую она поймала сегодня ночью! Нет, не на самом деле, конечно. Откуда взяться жабе в спальне, расположенной на шестнадцатом этаже дома почти в самом центре Нью-Йорка?
        Жаба явилась Келли во сне. Большая, жирная, цвета грязной травы, затоптанной стадом бизонов. Жаб Келли терпеть не может. Не боится, конечно, как слишком изнеженные девицы, падающие в обморок от одного упоминания о них, а просто не любит.
        Не любит еще с детства. Отвратительнейший Краузе, преподаватель биологии в ее школе, сам похожий на жабу отвисшим подбородком и выпученными глазами, особенно любил проводить различные опыты на бедных земноводных. Он их взвешивал, препарировал, рассматривал под микроскопом с таким остервенением, словно чувствовал к бедным созданиям вселенскую ненависть. Ладно бы сам, но он и от учеников требовал совершать над жабами подобные действа. С тех пор Келли жаб ненавидела, так же как и почти позабытого мистера Краузе.
        И вот сегодня ночью ей приснилась жаба. Она сидела на краю кровати и смотрела на Келли немигающими глазами. А потом раскрыла пасть и изрекла: «Поймай меня!». И Келли неизвестно зачем начала ее ловить. Бегала по спальне, залезала под кровать, протискивалась за шкаф и даже пыталась допрыгнуть до люстры. Более глупого сна она в жизни своей не видела. Но жабу все-таки поймала, накрыла ее всем телом посреди комнаты. А потом взяла в руки, чего бы в реальной жизни никогда не совершила. Жаба посмотрела на нее выпученными глазами, раскрыла свою огромную пасть и сказала: «Молодец!»
        С этим Келли и проснулась. Нестерпимо захотелось вымыть руки, что она и поспешила сделать. Келли вымыла руки, сполоснула лицо и потопала в гостиную. Среди ночи. Так на нее сон подействовал.
        Плеснула себе чуть-чуть джина для успокоения и взяла с полки сонник, неизвестно каким образом оказавшийся в ее квартире. Сама-то она точно его не покупала.
        Не сказать чтобы Келли безоговорочно верила предсказаниям некоего Густава Лорри, автора вышеназванной книжонки, но иногда в нее заглядывала. И что интересно, некоторые сны сбывались на все сто процентов. Как, например, сон про ржавчину. По предсказанию этого Лорри увидеть во сне ржавчину означает близкое расставание с любимым. Все так и произошло. Увидела как-то Келли во сне ржавую ложку, а через неделю Дон смотался из ее дома. У-у-у! Келли аж передернуло при воспоминании о предателе.
        В этот раз все оказалось не так страшно. Да и расставаться Келли больше было не с кем. Еще после ухода Дона не отошла. Жаба во сне означала лишь то, что она получит большой выигрыш.
        У Келли даже руки зачесались. О большом выигрыше она мечтала давно. Ей просто необходим был большой выигрыш.
        В казино Келли ходила непозволительно часто. Она скрывала свою страсть к игре от всех. Даже Дон, с которым она прожила семь месяцев, не догадывался о ее пристрастии. Уходя вечерами из дому, Келли говорила, что идет в тренажерный зал. Она и хотела туда пойти, но ноги сами поворачивали в сторону казино.
        Но до сих пор ей не везло. Нет, кое-какие выигрыши случались, конечно, но Келли мечтала о другом. Ей хотелось получить много и сразу. А рулетка, будь она неладна, все никак не выкидывала нужную цифру.
        И вот этот сон. Дорогая, любимая жаба, предвещающая крупный выигрыш. Разве могла Келли упустить такой шанс? Да никогда! Она не дура, чтобы не воспользоваться намеком судьбы.
        Келли еле дождалась окончания рабочего дня. Внутри у нее все пело. Причем пело голосом Николь Макклауд. Келли было знакомо это состояние. Когда внутри поет Николь, то это предвещает только удачу. Другие певицы ее иногда подводили, но вот Николь никогда. Несколько лет назад она была на концерте Николь, и ей удалось получить автограф дивы. Стой поры голос Николь Макклауд и стал ее талисманом.
        С удивительным миром казино, волнующим и завораживающим, Келли познакомил Рик, ее первая любовь. Это произошло много лет назад. Келли только переехала из дома матери в отдельную квартиру и радовалась вступлению во взрослую жизнь.
        Рик преподал ей первые уроки секса и игры в рулетку.
        Келли оказалась азартной, она даже сама удивилась неизвестной ей ранее черте собственного характера. Наблюдая за бегающим по полю шариком, она испытывала возбуждение, сравнимое с эротическим. Мир вокруг переставал существовать, концентрируясь в центре шара, дыхание учащалось, внизу живота разгорался огонь, готовый взорваться миллиардами искр. А потом шарик останавливался, и тут уже как повезет — оглушительный крик победы или разочарованный выдох. Для Келли, как ни странно, важен был не столько результат, сколько ожидание результата.
        — Тебе нельзя играть в рулетку,  — как-то сказал Рик.  — У игрока должно быть холодное сердце и ясный разум. У тебя же все затуманивается вокруг, ты превращаешься в придаток рулетки. А настоящий игрок должен быть в стороне от нее.
        Казино «Три семерки» находилось как раз на полпути между домом Келли и банком, где она работала оператором на ресепшене. Казино было простеньким и без всяких претензий. Занимало оно первый этаж дома на тихой, немноголюдной, редко такую встретишь в Нью-Йорке, улице. Небольшой зал, барная стойка, столы для рулетки и игры в покер. Настоящие игроки сюда и не захаживали. Но Келли заведение вполне устраивало — тихо, спокойно, почти по-семейному. В основном там собирались постоянные клиенты, которые друг друга знали. Больших ставок не делали, так, по мелочам. Но иногда кое-кому везло. Так везло, что у Келли дух захватывало. Вот она и надеялась, что ей тоже когда-нибудь повезет.
        Но, увы, ей не повезло и в этот раз. Все деньги, с таким трудом сэкономленные, улетели в пространство. Вернее, перекочевали в карман залетного типа, который неизвестно какими судьбами оказался в «Трех семерках». Во всяком случае, Келли его тут раньше ни разу не встречала. Пришел, сел за стол, поставил на красную восьмерочку и смел весь куш. В том числе и денежки Келли.
        После того как крупье объявил выигрыш, Келли несколько минут сидела неподвижно. Она не надеялась на такой подлый удар судьбы под дых. А тип, обведя всех игроков победным взглядом, собрал фишки и удалился к кассе.
        — Черт! Черт! Черт!
        Келли готова была догнать наглеца, посмевшего забрать то, на что она рассчитывала, и вцепиться ему в волосы.
        Ну почему, почему ей так не везет в последнее время?!
        Эта мысль ее преследовала до самого дома. И даже дома. И даже после двух порций джина, которые она заглотала с расстройства.
        После джина стало еще хуже. Вспомнился Дон и причина их разрыва.
        С Доном она познакомилась в метро, как ни банально это звучит. Они оказались собратьями по несчастью — их автомобили находились в автосервисе. Правда, не в одном, но это не важно. Поэтому на работу и ей, и ему пришлось отправиться на метро. А что такое метро в час пик, известно всем. В метро в час пик человек превращается в маленькую торпеду, локтями и головой пробивающую путь к вожделенному вагону.
        Келли прорвалась через двери и уперлась лбом в мужскую грудь. Это и был Дон. Теснота вагона метро настолько сблизила их, что они посчитали своим долгом познакомиться. Конечно, уже после того, как оказались на перроне.
        А потом у них начался роман. Причем невинные встречи быстро перетекли в греховные. А вскоре Дон переселился в квартиру Келли на шестнадцатом этаже двадцатичетрехэтажной высотки.
        Переселение произошло спокойно и обыденно. Однажды вечером Дон появился в квартире с большой спортивной сумкой, в которую в полном беспорядке были накиданы вещи. Вещей было не много, и для их размещения Келли выделила верхнюю полку шкафа.
        Добрые соседи из квартиры напротив тут же донесли управляющему, что в квартире под номером 16-7 появился новый жилец. Управляющий неодобрительно покачал головой и добавил пару сотен к и так не маленькой квартплате. Но Келли не возражала. Она была счастлива, что Дон живет с ней.
        Он был отличным любовником. Даже слишком. Келли просто умирала от его умелых и смелых ласк. А он смеялся над ее неискушенностью в этих вопросах, удивлялся, что такая взрослая девочка, как она, мало знакома с техникой секса. Но Келли оказалась способной ученицей, она быстро усвоила уроки Дона и мгновенно реагировала на все его нововведения.
        Келли с головой окунулась в совместную жизнь. Ждала Дона с работы, готовила ему обеды, стирала рубашки и носки, пришивала пуговицы и любила, любила, любила…
        Ее счастье длилось без малого семь месяцев, которые пролетели как одно мгновение счастья.
        А потом Дон собрал вещи, покидал их как попало в спортивную сумку и, хлопнув дверью, скрылся за створками лифта. Это Келли видела в дверной глазок. Дон вошел в лифт, даже не оглянувшись на ее дверь. Осталась только пустая верхняя полка шкафа. Она до сих пор была пустой, Келли так и не посмела занять ее своими вещами.
        А ведь все у них было хорошо. Келли Дона даже с мамой познакомила, и та, вызвав ее на кухню и шмыгнув пару раз носом, сказала:
        — Как же я рада за тебя, девочка. Надеюсь, Дон будет тебе хорошим мужем. Он не то что твой отец…
        — Мама, о свадьбе еще и речи не шло,  — остановила мать Келли.  — Пойдем к Дону, нехорошо гостя одного оставлять.
        Она знала, что если мать заговорит об отце, то ее не остановишь. Это была тема, которую мать могла развивать бесконечно. Келли жалела мать. С отцом они разошлись много лет назад, но до сих пор любое воспоминание о бывшем муже вызывало шквал оскорблений в его адрес, а также в адрес всех его родственников, друзей и сослуживцев. Келли подозревала, что мама за все годы так и не смогла разлюбить отца.
        Хотя тему замужества Келли не стала обсуждать в тот вечер, но мамины слова запали в душу. Келли стала примерять на Дона роль мужа. Вроде бы эта роль вполне подходила ему. Но только вроде бы. Что-то было не так, что-то выпадало из стройной картины, которая существовала в уме Келли.
        Она не понаслышке знала, что такое неполная семья,  — сама в такой выросла. Поэтому уже с детства была уверена, что у нее-то семья будет крепкой и полноценной — она, муж и трое — обязательно трое!  — очаровательных детишек. Келли никогда и никому не рассказывала о своих планах. Такие мысли в голове девушки старомодны и смешны. А она боялась насмешек. Современные девушки должны мечтать о свободе, карьере и развлечениях, а не о домашнем очаге с мужем и кучей детей в придачу.
        И вот в ее идеалистическую картинку Дон как-то не вписывался. Целостности не получалось. В своих мечтах Келли видела или только себя с Доном, самозабвенно занимающихся сексом, или только себя с детьми. Две картинки в одну не складывались, мозаика оставалась незаконченной. Сам же Дон разговора о браке никогда не заводил.
        А потом вообще взял и ушел, даже толком ничего не объяснив. Только потом Келли узнала, что он вернулся к своей подруге, с которой жил до встречи с Келли. Да-да, она его выследила, как это ни стыдно. А что оставалось делать? Должна же она была узнать правду.
        Узнав, впала в страшную депрессию. Ничего и никого не хотела. Даже похудела на три килограмма.
        Вздохнув, Келли посмотрела на бутылку, налила еще одну порцию и со стаканом в руке вышла на балкон. Перед ее глазами расстилался огромный город, которому не было никакого дела до переживаний Келли. Автомобили с высоты шестнадцатого этажа казались игрушечными, люди похожими на кукол, коробки-дома пялились на нее оконными глазницами.
        — Ну почему мне так не везет в жизни?  — повторила свой риторический вопрос Келли.
        Нестерпимо было жалко себя. Не везет ни в чем: ни в любви, ни в деньгах. Поигранных денег было жалко до дрожи в коленях. Келли решила выбросить сонник-предатель, чтобы больше никогда в жизни не становиться жертвой его обмана.
        Вместе с жалостью к себе пришли размышления о никчемности собственной жизни. Для чего она живет?
        Келли перегнулась через ограждение балкона. Сразу же закружилась голова и сжалось сердце, но Келли даже и не подумала отступить от опасной высоты. Она будоражила ее, притягивала. Стоило только чуть привстать на цыпочки, свеситься пониже, и все проблемы ее жизни разрешатся.
        А еще она испытает чувство свободного полета. Келли вспомнила, как в школе на уроке естествознания они проводили опыт. В закрытой длинной-предлинной стеклянной трубе наблюдали падение пушинки, дробинки и кусочка пробки. Было так удивительно — все эти разные предметы, независимо от их веса, долетали до дна одновременно.
        Келли задумалась: а если мы со стаканом полетим вниз вместе, то достигнем земли одновременно? Перед глазами предстала картина, как она падает вниз. Зрелище было завораживающим — она, а рядом с ней стакан падали грациозно и плавно, как в замедленном кино. Она летела, раскинув руки, и приближающая земля не пугала ее. Весь мир замолк, наблюдая за ее полетом. Остановились автомобили, исчез несмолкаемый гул города, раздвинулись здания, воздух наполнился цветочным ароматом… А она все падала и падала… Невообразимо долго, и вдруг зазвучала музыка, заполняя собой все пространство.
        Келли мотнула головой. Музыка показалась ей знакомой и не прекратилась даже тогда, когда завораживающая картина полета исчезла.
        — Телефон!  — воскликнула Келли и рванула с балкона в комнату.
        Телефон заливался, а Келли бегала по комнате, разыскивая его. Наконец-то он нашелся под подушкой на диване.
        — Алло!  — выдохнула в трубку запыхавшаяся Келли.  — Я слушаю.
        — Почему ты так долго не отвечала?  — услышала она в трубке взволнованный мамин голос.  — Что-то случилось?
        Мама всегда подозревает самое плохое. Ей мерещатся всякие ужасы.
        — Нет, я просто не могла найти телефон,  — успокоила ее Келли.
        — Что значит «не могла найти телефон»?  — повысила голос мать.  — У тебя никогда вещи не лежат на своих местах. Ты слишком безответственный человек.
        — Мама…
        — И ты не любишь слушать правду о себе,  — четко, словно поставила точку, заключила мать.  — И можешь со мной не спорить.
        Келли вздохнула. С мамой она спорить не собиралась. Да, она такая и есть — безответственная и ни на что не годная. Лучше бы она и вправду спрыгнула с балкона. Вот тогда бы они все и узнали. Что бы «узнали» и кто «они все», Келли не уточнила.
        Мать выполнила свою норму по воспитанию дочери, пусть уже совсем взрослой, и заговорила спокойнее. Келли, занятая своими мыслями, плохо ее слушала, даже не понимала, о чем та говорит, и с облегчением вздохнула, когда мать начала прощаться.
        — Значит, я жду тебя в субботу в три часа,  — на прощание заявила та.  — И пожалуйста, не опаздывай. Сама знаешь, как Дороти не любит опозданий.
        — Дороти?  — удивленно переспросила Келли.  — А при чем тут Дороти?
        — Ты что, меня совсем не слушала?!  — взвилась мать.  — И для кого я тут распиналась? Кому рассказывала?
        — Я слушала,  — рассеянно произнесла Келли, пытаясь вспомнить, что говорила мать про Дороти.
        Дороти — мамина кузина, которую Келли терпеть не могла. Дороти всегда старалась устроить судьбу окружающих. У нее просто начиналось недомогание, если она хотя бы пару дней не влезала в чужую жизнь. Она давала советы всем и обо всем: чем лечиться, на ком жениться, о чем говорить, что надевать, читать, есть, о чем мечтать… Список можно продолжать до бесконечности.
        Интересно, что ей на сей раз понадобилось от Келли?
        — Слушала, да не слышала,  — вздохнула мать.  — Дороти обеспокоена твоим состоянием. И мне кажется, у нее появилась идея, как вывести тебя из депрессии.
        — Мама, зачем ты рассказываешь о моем состоянии каждому встречному-поперечному?!  — воскликнула Келли.
        Ну почему ее никто не хочет оставить в покое?! Почему все лезут в ее жизнь, пытаясь переделать по своему желанию?!
        — Дороти — не встречная,  — обиделась мать.  — Она наша родственница, а от родственников скрывать ничего нельзя.
        — Мама…  — только и смогла сказать Келли, понимая, что спорить бесполезно.  — Хорошо, я приду в субботу.
        Согласиться — самое лучшее, что можно сделать в данном случае. Иначе мать никогда не отстанет.
        — Вот и хорошо. Ты у меня умница,  — успокоилась та и отключилась.
        Келли со злостью швырнула телефон в угол дивана.

        Как Келли ни торопилась, но к трем часам она не успела.
        Как назло, именно сегодня на участке улицы затеяли профилактические работы, и Келли пришлось сделать большой крюк, чтобы добраться до дома матери.
        — Я так и знала, что ты опоздаешь.  — Встретив Келли на пороге, мать чмокнула ее в щеку — Дороти уже нервничает.
        — Переживет,  — буркнула Келли, но, входя в комнату, нацепила самую обаятельную улыбку, на которую была способна.
        Дороти, грузная, высокая, с трудом поднялась с кресла и устремилась навстречу Келли.
        — Дорогая!  — воскликнула она своим зычным голосом, раскрывая руки для объятий.  — Красавица моя!
        Келли и Дороти обменялись поцелуями. Келли после влажных губ Дороти захотелось вытереть щеку, что она украдкой и сделала по дороге к свободному креслу.
        — Я сейчас принесу чай,  — сказала мать.  — А вы тут поговорите.
        — Мама, может, я приготовлю?  — Келли вскочила с кресла.
        Она бы сейчас приготовила не только чай, но и обед на десять человек, только бы не слушать нравоучительные сентенции Дороти. Но мать так на нее взглянула, что Келли, обреченно вздохнув, опустилась обратно в кресло и проводила скрывшуюся за дверями мать печальным взглядом.
        — Да…  — Дороти оглядела Келли критическим взглядом и бесцеремонно заявила: — Бледная, щеки впали, и, главное, пропал блеск в глазах. А это, поверь мне, очень плохой признак. Итак, расскажи мне, что послужило причиной твоих страданий.
        Дороти подалась вперед и приготовилась слушать откровения Келли. Но та не спешила делиться своими проблемами с теткой. Ее заинтересовало пятнышко на носу туфли, и Келли внимательно его разглядывала. Пятно было похоже на амебу, растекшуюся от жары. И она сама была похожа на такую же амебу, абсолютно бесполезную и одинокую среди миллионов похожих на нее амеб.
        Как-то в одной книге Келли прочитала, что человека можно сравнить с бутоном цветка. Некоторым людям суждено, как и некоторым бутонам, превратиться в прекрасный цветок, радующий глаз окружающих, благоухающий и прекрасный. Некоторые же так и засыхают, не показав миру свою красоту. Келли боялась, что ей уготована судьба вторых.
        Дороти многозначительно кашлянула, привлекая внимание Келли, но та даже не подняла на нее глаз.
        — Знаешь, Келли, а Джоан и Питер решили пожениться.  — Дороти поерзала на кресле.  — Я так рада за них!
        Келли не знала ни Джоан, ни Питера, поэтому новость ее совершенно не заинтересовала.
        — А Джоан даже младше тебя,  — бесцеремонно продолжила тетка.  — И не такая красавица, как ты. А вот ведь повезло, выходит замуж. Питер хорошо зарабатывает, недавно купил квартиру. Думаю, что Джоан будет счастлива в этом браке.
        Краем глаза Келли видела, что Дороти смотрит на нее, ожидая реакции. Ее не последовало.
        — А ты об этом не задумываешься?  — Видя, что косвенные намеки никак не действуют на Келли, Дороти пошла на таран.
        — О чем, тетя?
        — О том, чтобы выйти замуж.
        — Нет, тетя,  — скромно, так и не поднимая на нее глаз, ответила Келли.
        — И напрасно!  — воскликнула Дороти.  — Каждая девушка должна задумываться о замужестве. Ведь главное предназначение женщины — это создание крепкой семьи и рождение детей.
        Келли дернула плечом. Этот жест не остался незамеченным.
        — Ты так не считаешь?  — удивилась Дороти.
        Келли вместо ответа вновь повела плечом. Этот безразличный жест рассердил Дороти. Она вскочила с кресла, что было просто удивительно при ее весе, и, всплеснув руками, выдохнула:
        — Нет, я просто поражаюсь нынешней молодежи! Как можно так относиться к жизни? Как можно нарушать правила? Как можно идти против природы?
        В это время мать Келли вкатила в гостиную столик, сервированный к чаю.
        — Джулия,  — перекинулась на нее Дороти,  — ты неправильно воспитала свою дочь. Ты только послушай, какие речи она ведет!
        Келли спрятала усмешку. Ее тетя слишком эмоциональна. Насколько она помнила, никаких речей она вообще не вела, все больше молчала.
        Джулия неодобрительно взглянула на дочь и только вздохнула, тем самым выражая солидарность с кузиной.
        — И все потому,  — продолжила возмущенная Дороти,  — что молодежь совершенно не задумывается о будущем! Вот мы в их годы…
        Сказала и прикусила язык. Вспомнила, что именно в эти годы Джулия вышла замуж, и брак этот ей принес только страдания. Она посмотрела на сестру и племянницу, покачала головой, делая вывод, что яблоко никогда не падает далеко от яблони, и потянулась за куском бананового пирога, приготовленного Джулией по случаю визита родственницы.
        С наслаждением откусив внушительный кусочек, Дороти пробормотала с полным ртом:
        — Твой пирог, Джулия, как всегда восхитителен! А у меня банановый никогда не получается. Только черничный. Правда, девочки?
        Джулия одобрительно закивала, а Келли лишь улыбнулась, вспомнив сухую, пресную лепешку, которой Дороти угощала их, когда они в последний раз были у нее в гостях.
        — Келли,  — сказала Джулия, радуясь, что скандал между кузиной и дочерью затих,  — Дороти хотела тебя увидеть потому, что у нее появилась замечательная идея.
        Келли напряглась. От идей тетки она не ожидала ничего доброго.
        — О да!  — встрепенулась Дороти, ставя чашку чая на стол.  — Я думаю, тебе понравится моя идея.  — Она выдержала паузу и торжественно произнесла: — Я хочу познакомить тебя с очень приличным мужчиной.
        — Нет,  — тут же сказала Келли.
        — Ты меня даже не выслушала.  — Дороти надула губы.  — С тобой невозможно разговаривать, Келли.
        — Я не хочу, чтобы меня с кем-нибудь знакомили,  — медленно произнесла Келли, чувствуя, как внутри у нее все закипает от возмущения.  — Понимаете, я не хочу. Сколько раз я вам это говорила!
        — Келли, ты бы хоть выслушала Дороти!  — прикрикнула Джулия.  — Это порядочный человек, с положением. Он сможет обеспечить тебе приличную жизнь. Ты ни в чем не будешь нуждаться.
        — Я уже сказала: я не хочу! И пожалуйста, оставьте меня в покое!  — Голос Келли зазвенел.  — Я уже не маленькая девочка, которой требуется ваша опека. Я не хочу, чтобы кто-то обеспечивал мне приличную жизнь. Я вполне самостоятельный человек и могу сама себе обеспечить приличную жизнь, а не быть чьей-то содержанкой, пусть даже и порядочного человека. Неужели вы этого не понимаете?
        Келли со злостью опустила чашку с так и недопитым чаем на стол и вскочила с кресла.
        — Спасибо, мама, за пирог, я пойду.
        — Келли…
        Но она уже не слушала мать.
        Выбежав из дома, Келли припустила к машине. И зачем она только согласилась прийти на встречу с Дороти? Ведь чувствовала, что ничего хорошего из этого не выйдет. Как же она устала от советов, как ей жить и что ей делать в жизни. Почему ее не оставят в покое? Почему не дадут жить, как ей нравится?
        Пару лет назад она, наивная, думала, что, переехав в отдельную квартиру, станет самостоятельной, избавится от неустанной опеки и матери, и ее противной кузины. Нет, так ничего и не изменилось. Они обращаются с ней, как с неразумным ребенком, неспособным и шагу ступить без их советов.
        Только Келли села в машину, как зазвонил телефон. Келли поднесла трубку к уху.
        — Келли, сейчас же вернись!  — Голос матери звучал раздраженно.  — Ты поступила очень неприлично. Дороти специально приехала, чтобы поговорить с тобой, а ты…
        — Мама, я уезжаю. А Дороти можешь сказать, что я в ее сводничестве не нуждаюсь.
        Келли отключила телефон и повернула ключ в зажигании. Телефон зазвонил снова, но Келли, трогаясь с места, даже не взглянула на него. Она больше не намерена выслушивать их бредовые идеи об устройстве ее жизни!
        Но Келли еще не знала, что в этот раз мать и тетка в стремлении изменить жизнь Келли превзойдут сами себя.

        Об этом она узнала на следующий день.
        Воскресенье Келли планировала провести дома. Вчерашнего выхода ей хватило с лихвой. Возвращаясь от матери, она заехала в супермаркет, купила продукты на неделю и собиралась все воскресенье смотреть телевизор. Не самое, конечно, лучшее занятие для молодой девушки, но тут уж ничего не поделаешь — других дел у нее не намечалось.
        Телефон зазвонил после просмотра третьей серии «Отчаянных домохозяек». На дисплее высветился незнакомый номер. Келли не любила незнакомых звонков. Они могли принести неприятности. Но и не ответить она не могла. Мало ли что…
        — Алло!
        — Здравствуй, Келли!  — услышала она мужской голос.
        — Здравствуйте,  — осторожно ответила Келли. Как воспитанная девушка, она всегда отвечала на приветствия, но сама разговор начинать не собиралась.
        Некоторое время молчал и звонивший. Наконец он произнес:
        — Ты меня, наверное, не узнаешь?
        Посчитав вопрос риторическим, Келли промолчала.
        — Это твой отец.
        От неожиданности Келли шлепнулась на диван. Это нечто новенькое. В последний раз она с папочкой виделась на выпускном вечере, с тех пор страшно подумать сколько прошло времени.
        У Келли вспотели ладони, и она вытерла их об диван.
        — Ты удивлена?
        И он еще спрашивает?! Пропавший папочка, о котором она и думать забыла, ни с того ни с сего звонит ей и спрашивает, удивлена ли она. Келли была не то что удивлена, она просто шокирована. Но ему об этом знать не обязательно.
        — Ты что-то хотел?  — сухо спросила она, стараясь, чтобы голос не выдал ее волнения.
        — Я хочу с тобой увидеться,  — сообщил отец.
        — Зачем?
        — Нам нужно поговорить.
        — О чем?
        — Давай об этом поговорим при встрече.
        Келли подумала, а потом сказала:
        — Хорошо.
        Они договорились встретиться в кафе «Сладкий пирожок», недалеко от дома Келли. Келли сама предложила это место. Тащиться куда-то не было ни сил, ни желания. Если он хочет с ней поговорить, пусть сам приезжает.
        Несмотря на все мамины упреки в его адрес, Келли не испытывала к отцу никаких плохих чувств. Ни в детстве, когда он оставил их, ни тем более сейчас. Каждый человек вправе сам выбирать свою жизнь. Что тут поделаешь, если отец выбрал себе жизнь без них?
        Келли знала, что он ушел от матери к другой женщине и они уехали из Нью-Йорка. Интересно, что ему понадобилось от нее сейчас? Неужели заскучал? Это вряд ли. Столько лет даже не вспоминал о ней, а тут позвонил.
        Келли старалась убедить себя, что согласилась на встречу с отцом только из-за любопытства. Но внутренний голос, старательно заглушаемый разумом, нашептывал, что есть и другая причина — она хотела увидеть его.
        — Здравствуй, папа.  — Отец сидел спиной к входу и не заметил, как она подошла.
        С момента их последней встречи он совсем не изменился. Все такой же красивый, все такой же подтянутый. Ни одного лишнего фунта, ни одного седого волоска. Только приглядевшись, Келли заметила мелкие морщинки вокруг глаз, которых раньше не было.
        Он быстро вскочил из-за стола, смущенно улыбнулся.
        — Здравствуй, Келли. Какая ты уже взрослая!
        Келли поморщилась, и это не укрылось от отца.
        — Прости.  — Он помог ей сесть за стол.  — Сам не терплю банальностей, а вот пожалуйста, от волнения ляпнул. Я рад встретится с тобой, доченька.
        — Я тоже.
        Келли сложила руки на столе, ожидая начала разговора.
        — Что ты будешь?  — Волнуясь, он судорожно листал меню.
        — Только кофе.
        Отец с облегчением вздохнул и отложил меню в сторону.
        — Тогда и я только кофе.
        Пока они ждали официанта, пока отец делал заказ, они молчали. Келли изучала снежно-белую скатерть, на отца она не смотрела, но чувствовала на себе его взгляд. Внимательный, изучающий.
        Отец не спешил начинать разговор, Келли же не задавала никаких вопросов. Он ее пригласил на встречу, вот пусть сам и объясняет зачем. А она столько лет жила без него, проживет и дальше.
        — Мне звонила твоя мама,  — сказал отец, когда официант расставил перед ними две чашки кофе и вазочку с воздушными безе.
        Келли удивленно взглянула на него. Она и не знала, что мать и отец поддерживают связь. Это было для нее сюрпризом. То, что он назвал мать не по имени, а просто безликим «твоя мама», укололо Келли, но она постаралась не подать виду.
        Отпив глоток кофе, отец продолжил:
        — Она обеспокоена твоим состоянием, вот и попросила меня поговорить с тобой. Келли, у тебя проблемы? Может, я могу чем-нибудь тебе помочь?
        — Нет у меня никаких проблем!  — выкрикнула Келли.
        Как же они ей надоели со своими заботами о ее состоянии! Почему всем обязательно нужно влезать в ее душу? Разве она сама просит кого-нибудь о помощи?
        Мужчина за соседним столиком оглянулся, а отец успокаивающе дотронулся до руки Келли.
        — Вот и хорошо, что нет,  — спокойно сказал он.  — Не нужно так нервничать, Келли.
        — Я и не нервничаю,  — огрызнулась Келли.  — Просто я хочу, чтобы меня оставили в покое. А меня не оставляют, все лезут и лезут. Сначала мама со своими советами, потом эта ужасная Дороти, сейчас ты. И никто не спросит, чего хочу я.
        — И чего ты хочешь?  — спросил отец, поглаживая ее руку.
        — Чтобы меня не трогали, а еще лучше — забыли о моем существовании. А еще я хочу просто отдохнуть.
        — Отдохнуть?
        — Да, отдохнуть. От всех и всего. От работы, от Нью-Йорка, от мамы с ее советами, от себя.
        Отец улыбнулся:
        — Вот и прекрасно. Значит, будешь отдыхать.
        — Как?  — не поняла Келли.  — И где?
        — А вот об этом сейчас и поговорим.
        — Ха! Говорить тут нечего по одной простой причине — в данный момент я не могу позволить себе отдых.
        Она решила отделаться общей фразой, не рассказывать же отцу, что все свои деньги она продула за один вечер в казино.
        — Но твой отдых могу оплатить я,  — серьезно произнес отец.  — У меня сейчас есть возможность. И я бы…
        — А вот этого не надо,  — остановила его Келли. Принимать подачки от отца она не собиралась. К тому же представляла, какой скандал закатит мать, когда узнает.  — Мне ничего от тебя не нужно.
        — Подожди, дай мне договорить.  — Отец достал из кармана носовой платок и вытер выступивший на лбу пот.  — Я плохой отец, я знаю это, и мне нет оправдания. Но позволь мне сделать хоть что-то для тебя, хоть самую малость. Келли, прошу тебя, не отказывайся.
        Значит, вспомнил о своих отцовских обязанностях. Где же ты, папочка, был, когда дочь действительно нуждалась в тебе?
        — Скажи, где бы ты хотела отдохнуть,  — настаивал отец.
        Келли разозлилась. Он хочет устроить ей отдых, так пусть устраивает. Еще не рад будет, что предложил.
        И Келли, состроив невинное выражение лица, выдала:
        — Я бы хотела побывать в Ницце.
        Она увидела, как изменилось его лицо, пошло красными пятнами. Не ожидал он такой наглости от дочери. Тем лучше, а на меньшее Келли и не согласна.
        Однажды в одной компании Келли стала невольным свидетелем разговора двух жен весьма преуспевающих бизнесменов об отдыхе в Ницце. Они, перебивая друг друга, с упоением делились впечатлениями. Келли помнила, как тогда позавидовала им, понимая, что ей самой никогда не побывать в тех райских местах, что для нее поездка в Ниццу сродни путешествию на Марс.
        Сейчас ей вспомнился тот разговор, вот она и выдала отцу свое тайное желание.
        Отец кашлянул, еще раз вытер пот со лба.
        — Ну что ж, Ницца так Ницца. Говорят, там просто замечательно. Я позвоню тебе, когда все будет готово.
        Из кафе Келли вышла с гадким чувством. Имела ли она право так поступить пусть и с непутевым, а все-таки отцом? Но Келли тут же успокоила себя: он сам виноват, нечего было предлагать помощь.

        Келли расплатилась с водителем и вышла из такси. Дорога от дома до аэропорта Кеннеди заняла почти час и вымотала все нервы. Нью-Йорк словно не хотел выпускать Келли из своих цепких объятий. Из-за пробок такси до аэропорта ехало непозволительно долго. Келли от волнения подскакивала на заднем сиденье — боялась опоздать на рейс. Таксист неодобрительно поглядывал на пассажирку в зеркало заднего вида, но молчал. Ведь она сама виновата. Вызвала такси слишком поздно, а он не бог, всего лишь водитель и перелетать через вереницы машин не умеет. Но они все-таки добрались вовремя, и Келли вздохнула с облегчением.
        Таксист достал чемодан Келли из багажника и умчался прочь, а Келли потопала к зданию аэропорта, откуда она и отправлялась в райский уголок Земли под названием Ницца.
        Перелет в восемь с половиной часов, да еще через океан, волновал Келли. Она еще не летала на такие огромные расстояния. Но мечта, что завтра она уже окунется в воды Средиземного моря, придавала ей силы. А восемь с половиной часов вполне можно пережить. Или переспать.
        Келли вошла в информационный зал аэропорта, на несколько секунд застыла перед огромной скульптурой в виде вопросительного знака, обошла ее со всех сторон и подняла глаза на информационное табло.
        Табло сообщало, что посадка на рейс Нью-Йорк — Ницца, совершаемый компанией «Дельта», начнется через сорок пять минут. Келли проверила билеты и рванула к третьему терминалу. Регистрация и прием багажа уже начались.
        Келли пристроилась в хвост очереди, довольно-таки длинной, и, нервно притоптывая от волнения, поглядывала на часы. Как всегда обычно и бывает, очередь продвигалась медленно, а цифры на электронных часах бежали быстро.
        Когда перед Келли оставалось четыре человека, к стойке регистрации подбежал мужчина. Выглядел он каким-то взъерошенным и помятым, словно его прокрутили в стиральной машине.
        — Извините, но я без очереди,  — сообщил он.  — У меня через несколько минут начинается посадка, а я задержался.
        — У меня, кстати, тоже начинается!  — возмутилась Келли.  — Но я же не лезу вперед всех.
        Он посмотрел на нее таким взглядом, будто она была виновата в его опоздании. В очереди никто, кроме Келли, не возмутился, и оператор оформила его билет. Внутри у Келли все закипело. Такие наглецы становятся еще наглее, потому что не получают должного отпора. Ведь все здесь стоят не ради удовольствия.
        Если я не успею, подумала она, я его найду и убью.
        К ее, а может, его счастью, она успела, и незнакомец остался живым, а она не взяла грех на душу.
        Слова девушки на ресепшене «Счастливого вам полета!» совпали объявлением из динамика под потолком: «Регистрация на рейс Нью-Йорк — Ницца закончилась. Просьба пассажиров пройти на посадку».

        2

        Место под номером 44-А оказалось около иллюминатора. Келли пристегнула ремни безопасности, откинулась на спинку кресла и прикрыла глаза.
        Когда мотор «боинга» загудел, самолет дернулся и покатился на разворот, Келли крепко вцепилась в подлокотники. Она не боялась летать самолетами, она боялась взлетать. Разгон по взлетной полосе наполнял ее сердце ужасом, заставлял переживать одни из самых страшных ощущений в ее жизни. Ей казалось, что нутро самолета не выдержит вибрации и он развалится, так и не успев оторваться от земли. Потом, когда самолет поднимался над облаками, Келли успокаивалась. Даже посадка для нее проходила безболезненно, без всякого страха. А вот взлетать… Жаль, что посадок без взлетов не бывает.
        Келли даже не пыталась разобраться в природе своей фобии, она просто, крепко закрыв глаза и вжавшись в спинку кресла, ожидала, когда лайнер взмоет на ту высоту, где страхи пропадут. В моменты взлета она даже не дышала.
        — Простите, вы не могли бы отпустить мою руку?
        Келли вздрогнула и открыла глаза. С ней рядом на месте 44-В сидел тот самый мужчина, которого она в мыслях грозилась убить в очереди на регистрацию. Он пытался освободить свою руку, в которую вцепилась Келли.
        — Извините,  — смущенно пробормотала она.  — Я не заметила.
        Она и вправду не заметила, что вместо подлокотника вцепилась в руку соседа.
        — Бывает,  — криво усмехнулся тот и потер место, в которое еще мгновение назад впивались пальцы Келли.  — Но вы сделали мне больно.
        — Я, честное слово, не хотела.  — Келли готова была от смущения провалиться сквозь кресло.  — Не знаю, как и получилось.
        — Не хотела,  — передразнил ее сосед.  — Нужно учиться справляться со своими эмоциями. Неуправляемость ими приводит к плохим результатам.
        Он вздумал ей читать мораль? Этого Келли не любила.
        — Я же извинилась,  — сердито сказала она.
        — От вашего извинения синяки на руке не пропадут.  — Он опять потер руку, неодобрительно посмотрел на Келли и отвернулся.
        Келли отодвинулась подальше от недовольного соседа. Получилось, конечно, некрасиво. Но она же не специально.
        — Знаете, я боюсь взлетать,  — зачем-то сообщила она.  — При взлете у меня всегда начинается паника.
        Сосед не ответил, даже не повернул головы.
        Какой неприятный тип, подумала Келли.
        И рядом с этим типом ей предстоит провести больше восьми часов.
        Келли отвернулась к иллюминатору. За ним расстилались бескрайние воздушные просторы, похожие из-за лежащих внизу облаков на заснеженное поле огромных размеров. А вдали виднелись белые горы, освещенные лучами яркого солнца.
        Сколько раз Келли летала на самолете, столько раз удивлялась ощущению неподвижности. Из-за неизменности пейзажа за иллюминатором ей казалось, что самолет не движется с огромной скоростью, преодолевая расстояния, а, замерев, стоит на месте.
        Вдоволь налюбовавшись голубизной неба и белизной облаков, Келли отвернулась от иллюминатора. Постоянно смотреть на неподвижную картину было неинтересно.
        Сосед, откинув голову на спинку кресла, спал или делал вид, что спит.
        Хорошо, что не храпит, подумала Келли.
        Сидеть с храпящим соседом не самое приятное дело. Однажды она уже испытала такое счастье. Правда, тогда она летела всего лишь из Нью-Йорка в Бостон. Сорок пять минут рядом с ней раздавался пронзительный храп пожилого соседа, которого к моменту посадки она уже тихо ненавидела и в отместку за «приятно» проведенное время при выходе из самолета наступила ему на ногу. И даже не извинилась.
        Этот же дышал ровно и тихо. Грудь его ритмично двигалась в такт дыханию. Сейчас Келли увидела, что ему где-то около тридцати. А в очереди из-за его помятого вида он показался старше. Во сне лицо мужчины разгладилось, приняло какое-то беззащитное выражение. Он стал похож на мальчишку, вдоволь набегавшегося по улице и сейчас сморенного сном. Это сходство подтверждали и взлохмаченные темные волосы, которые следовало бы привести в порядок. Если бы его еще и хорошенько выбрить, то мужчину можно было бы назвать симпатичным. Нос прямой, губы припухлые, чуть выдающиеся скулы, жесткий подбородок. Он чем-то ей напоминал красавца Кэри Гранта в фильме «К северу через северо-запад». Этот фильм Хичкока Келли очень любила, смотрела несколько раз. Конечно, Роджер Торнхилл в исполнении Кэри Гранта был привлекательнее ее попутчика.
        — Вы могли бы не смотреть на меня?  — не открывая глаз, буркнул мужчина.
        Келли почувствовала, как к ее щекам прилила кровь. Она быстро отвернулась к иллюминатору. Да ему нужно привести в порядок не только внешний вид, но и поработать над поведением! Но сама она тоже хороша — уставилась бесцеремонно на спящего человека, вот и получила.

        Келли удалось недолго вздремнуть в самолете. Совсем немного, где-то с часик. И то она постоянно просыпалась. А сосед спал как ни в чем не бывало, чем сильно раздражал Келли.
        Выйдя из здания аэропорта, Келли чувствовала себя разбитой и измученной. Хотя часы показывали начало десятого утра, Келли ужасно хотелось спать. Ведь в Нью-Йорке сейчас стояла глубокая ночь. Разница в часовых поясах давала о себе знать. К тому же от долгого сидения болело тело, а в ушах стоял шум.
        Доберусь до места и обязательно посплю, подумала Келли, направляясь к стоянке такси.
        Несмотря на утренний час, было жарко. Но воздух был влажным, и дышалось легко. Чувствовалась близость моря. Из иллюминатора самолета, заходящего на посадку, Келли видела его. Море, изумительно голубого цвета, было потрясающим. Келли даже рот открыла от восхищения. Да и вообще, вид был прекрасен: голубое море, зеленый берег и яркое солнце. Келли не могла оторвать взгляд от этой красоты и разочарованно вздохнула, когда сказочный пейзаж сменился серой картинкой посадочной полосы.
        — Вам понравилось?  — неожиданно спросил проснувшийся сосед, когда самолет остановился.
        — Да,  — не стала лгать Келли.
        — Вот и я каждый раз любуюсь,  — сообщил он, поднимаясь с кресла.
        Келли хотела попросить его достать ее сумку с багажной полки, но не успела. Мужчина, даже не попрощавшись, зашагал к выходу.
        Хам, сделала вывод Келли, вставая на цыпочки и стягивая сумку вниз.

        3

        Аэропорт Кот Д'Азур находился в четверти часа езды от Ниццы. Всю дорогу Келли неотрывно смотрела в окно автомобиля на море.
        Бескрайнее, спокойное, абсолютно гладкое. Даже волны лениво накатывались на галечный пляж, словно знали, что суета здесь неуместна. Если из иллюминатора самолета море казалось насыщенно-голубого цвета, то сейчас, с берега, его цвет стал мягче, прозрачнее. Он был не голубым — лазурным! О да, лазурным. Ведь недаром эти места и называют Лазурным берегом Франции. Удачное название, как раз соответствует тому, что видела Келли.
        Еще дома Келли заинтересовалась таким странным названием этих мест. Ну Средиземное море. Ну город Ницца. Ну пусть даже Ривьера, что в переводе с французского означает просто-напросто побережье. Даже выражение «лазурное море» она бы поняла. Но почему все-таки Лазурный берег?
        Интернет подсказал ей ответ. Оказывается, побережье Средиземного моря так называется с подачи французского поэта Стефана Льегара. В далеком 1887 году он выпустил книжку о красотах здешних мест, о голубом-голубом море и высоких пальмах. И называлась та книжка «Лазурный берег».
        Прочитав это, Келли разочарованно вздохнула. Вот так и рушатся все легенды, стоит только покопаться в их истоках. Всего лишь название книги, теперь уже напрочь позабытой, от которой осталось лишь название.
        Хотелось сразу же окунуться в море, ощутить его свежесть, ласковость. Келли с трудом подавила в себе желание попросить таксиста высадить ее у одного из пляжей. Она еще успеет, ведь у нее впереди целая неделя. Прекрасная неделя, за которую она благодарила отца. Он почувствовал, что сейчас нужно Келли, и подарил ей эту сказку.
        Ощущение сказки не исчезло, и когда они въехали на территорию порта. Небольшая бухточка, почти прямоугольная, с трех сторон окружена домами. Невысокими, в три-четыре этажа, с одинаковыми коричневыми черепичными крышами. Их от воды отделяла только набережная, засаженная деревьями. Вдали видны горы, сплошь усеянные виллами и коттеджами. Они белыми пятнами выделялись на фоне сплошной зелени.
        Келли посмотрела на порт. Она даже растерялась, увидев столько яхт. Среди сотен находилась та, что ей нужна. Но как ее найти, Келли не имела представления.
        Яхты были большие и маленькие, с парусами и без, с людьми на палубе и совершенно безлюдные. Келли знала только название яхты — «Леди Сисси». Именно так было написано в контракте.
        Где же ты, «Леди Сисси»? Как тебя найти? Келли с грустью подумала, что так и проведет неделю в поисках. И почему она отказалась от встречи в аэропорту? Ведь ей предлагали. Нет, захотела первые минуты в Ницце провести в одиночестве, сполна насладиться сказкой, о которой несколько дней назад и не мечтала.
        — Келли Уинстон?  — прозвучал за ее спиной мужской голос.
        От неожиданности Келли вздрогнула, резко обернулась и застыла в изумлении. Перед ней стоял бог. Такая мысль первой промелькнула в ее голове, потому что простой смертный не мог быть таким красивым.
        — Вы Келли Уинстон?  — повторил свой вопрос бог.
        У Келли отнялся язык, она не смогла вымолвить даже короткое «да» и только кивнула, продолжая пялиться на незнакомца. Ростом он был около шести футов, широкоплечий, с тонкими бедрами, длинными ногами, затянутыми в узкие брюки, сильными, загорелыми руками, выглядывающими из-под закатанных рукавов светло-бежевой рубашки. Лицо его представляло собой образец античной красоты, абсолютно правильной и безупречной. Глаза карие внимательно смотрели на Келли из-под длинных, полуопущенных ресниц. Но главное, бог был блондином, а к блондинам Келли всегда испытывала слабость. В общем, именно таким в представлении Келли и был Аполлон, если верить древнегреческим мифам, которыми Келли увлекалась в школьные годы. И этот бог спустился с Олимпа, чтобы помочь Келли найти яхту под названием «Леди Сисси».
        — Я рад приветствовать вас, мисс Уинстон, в солнечной Ницце. Разрешите представиться — Жан Луазье.
        И голос его был похож на голос бога — нежный, мягкий, обволакивающий. А французский акцент делал его невообразимо красивым и сексуальным.
        Келли поняла, что сказка набирает обороты. Находиться в раю, да еще на одной яхте с богом — о таком она даже не мечтала.
        — Здравствуйте.  — Келли наконец-то с трудом промолвила простое слово.  — Вы капитан?
        — Нет,  — улыбнулся Жан, и эта улыбка окатила Келли теплом.  — Всего лишь судовой врач.
        О, врач!
        — Это все ваши вещи?  — спросил Жан, легко подхватывая тяжелый чемодан.
        — Да.
        — Тогда следуйте за мной.
        Аполлон в образе Жана ступил на пирс. Келли последовала за ним, восторженно глядя ему в спину. Она готова была идти за ним на край света, но примерно на середине пирса Жан остановился.
        — А вот и наша «Леди Сисси».  — Опустив чемодан на пирс, он сделал широкий жест рукой.
        Перед ними стояла белоснежная яхта, на борту которой красовалось название. Келли восторженно оглядела ее.
        Яхта была двухпалубной. Вторая палуба, прикрытая тентом, располагалась над рубкой.
        — «Леди Сисси» — яхта класса «Мегалина»,  — произнес Жан.  — Ее длина восемьдесят один фут и пятьдесят девять дюймов, ширина — двадцать один фут. Развивает скорость до двадцати узлов.
        — Узлов?  — переспросила Келли. Ей не было никакого дела до технических характеристик яхты. С богом она была готова путешествовать и на утлом суденышке. Только бы находиться с ним рядом.
        — Узлов.  — Жан снисходительно усмехнулся.  — В таких единицах измеряется скорость судов. Ну а если по-сухопутному, то около двадцати трех миль в час. Так вам будет привычнее.
        Келли стало стыдно, что она забыла об элементарной вещи. А ведь знала об этом, просто от обилия новых впечатлений она что-то слабо соображала.
        — Остальное я вам покажу уже на месте.  — Жан подхватил чемодан.  — Для этого у нас будет достаточно времени. Следуйте за мной.
        Келли с опаской ступила вслед за Жаном на трап. И вдруг вспомнила о всяких ужасах морских путешествий: о кораблекрушениях, о морской болезни, о штормах и штилях. Как-то об этом она раньше и не думала. Вцепившись в поручень, она сделала шаг. Но трап даже не покачнулся, и она уже смело дошагала до палубы.
        — А вот и наша команда.  — Жан вновь остановился и посмотрел на Келли. Его взгляд обволакивал, заставлял дрожать каждую клеточку ее тела.
        Команда… Зачем команда? Вот если бы они были на этой яхте одни… Она и он. Келли, которой наконец-то повезло, и бог.
        Но ее сладостные мечты разрушились. На палубу вышли женщина и молоденький парнишка.
        — Это Мадлен, наш кок. Надеюсь, вам понравится, как она готовит. Мадлен — волшебница по части кулинарии.
        Женщине было около пятидесяти. Высокая, чуть полноватая, с густыми темными волосами, собранными в тугой хвост. Лицо красноватого цвета, чуть великоватый нос. Но глаза смотрели по-доброму, и губы растянуты в улыбке.
        — Здравствуйте, мэм.  — Мадлен склонила голову в приветствии.  — Жан, конечно, преувеличивает, но я стараюсь добросовестно выполнять свою работу.
        По-английски она говорила почти без акцента, правда, чуть растягивала слова.
        — А это наш юнга Поль.  — Жан наградил парнишку шутливым подзатыльником.  — Как и все юнги, разгильдяй и бездельник.
        Поль надулся, зло взглянул на Жана и невнятно буркнул приветствие.
        — А со мной вы уже знакомы,  — не обратив внимания на недовольство юнги, продолжил Жан.  — Я — врач и по совместительству заместитель капитана во время его отсутствия.
        Келли всем улыбнулась. Ей понравилась команда, она сразу же почувствовала к ним расположение.
        — Пока капитана нет на судне, к сожалению,  — продолжил Жан.  — Конечно, по правилам он обязан сам встречать пассажиров и знакомить их с яхтой. Но наш капитан задерживается. Надеюсь, вы простите это маленькое отступление от правил.
        — Да, конечно,  — кивнула Келли.
        — Вот и отлично. Поль, отнеси чемодан в каюту,  — распорядился Жан.
        Поль, схватив чемодан, скрылся в дверях. Ушла и Мадлен, сославшись на занятость на кухне.
        — Что вы предпочитаете — сразу осмотреть яхту или сначала отдохнуть?  — Жан стоял так близко, что Келли чувствовала тепло, исходящее от него.
        Восторженно глядя на него, Келли пролепетала:
        — Я сначала бы хотела переодеться.
        Длинный перелет и почти бессонная ночь, она понимала, не слишком украсили ее. Ей хотелось скинуть дорожную одежду и сполоснуться под душем.
        — Да, конечно,  — кивнул Жан.  — Я вас провожу в каюту.
        Он пропустил Келли вперед, и они спустились на нижнюю палубу.
        — На яхте четыре каюты,  — сказал Жан.  — Две двухместные и две одноместные. Одновременно мы можем принимать до шести пассажиров, но с удовольствием обслуживаем и одного. Особенно если пассажиром оказывается такая милая девушка.  — Он посмотрел на Келли нежным взглядом, от которого у нее затрепетало сердце.  — Мы приготовили для вас одноместную каюту. Но если вы хотите каюту побольше, то всегда пожалуйста.
        — Нет-нет, спасибо.
        Жан остановился возле дверей и распахнул дверь.
        — Прошу.
        Келли ступила вперед и оказалась в проеме дверей рядом с Жаном. Он не сдвинулся с места. Их тела соприкоснулись, и Келли будто ударило током. Ох, вот так бы и стоять рядом с ним. Келли с трудом заставила себя пройти внутрь.
        Каюта была небольшая, но очень уютная. Стены обшиты деревом, пол покрыт паркетом. Большую часть пространства занимала огромная кровать, на которой возвышалась гора подушек. С двух сторон стояли маленькие столики с выдвижными ящиками. На каждом столике по настольной лампе под коричневым абажуром. На стене над изголовьем кровати висело огромное зеркало в деревянной резной раме. Одну стену каюты занимало окно, из которого открывался великолепный вид на море. Вторую — встроенные в стену шкафы.
        В каюте имелась еще одна дверь.
        — Там удобства,  — объяснил Жан.  — Я думаю, вы тут разберетесь, а я не буду вам мешать.
        Он улыбнулся, и сердце Келли снова екнуло. Близость Жана волновала, и Келли вновь подумала, что круиз для нее будет совсем нескучным. Рядом с таким мужчиной ее ожидает только наслаждение.
        Келли горько вздохнула, когда Жан оставил ее одну.
        Потом поставила на кровать чемодан, уже доставленный Полем в каюту, и открыла его. Она вытащила легкое светлое платье в мелкий горошек, приложила к себе и, заглянув в зеркало, кивнула. Платье ей шло, делало ее стройнее. Вот и прекрасно! Келли хотелось, чтобы Жан сразу по достоинству оценил ее. А потом… О нет! Что будет потом, лучше не загадывать. Хотя ей очень хотелось, чтобы это «потом» случилось. Странно, но, оказавшись по другую сторону Атлантики, Келли позабыла все свои печали. Они словно остались в таком далеком отсюда Нью-Йорке. Она приехала на Лазурный берег отдыхать и развлекаться, и она будет это делать на полную катушку. А компания для этого, как она уже поняла, имеется.
        Приняв душ и накинув на себя махровый халат, белый, под цвет яхты, с вышитой на груди эмблемкой «Леди Сисси», Келли упала на кровать. Чемодан она распакует потом, а сейчас недолго отдохнет и отправиться на экскурсию по яхте, которую обещал Жан.
        Но ее мечтам не суждено было сбыться. Не успела Келли вдоволь помечтать о прекрасном докторе, как в дверь каюты осторожно постучали.
        — Входите!  — крикнула Келли и села на кровати, спустив ноги.
        Дверь приоткрылась, и в щель просунулась голова Поля.
        — Мэм, приехал капитан. Он приглашает вас в салон.  — Выпалил скороговоркой и исчез.
        Келли переоделась и вышла в коридор. Никого. Интересно, и как ей искать тот самый салон, где ее ждет капитан? Все-таки вначале нужно было хоть немного познакомиться с яхтой, а потом уже отдыхать.
        Но тут Келли заметила, что дверь с левой стороны в конце коридора приоткрыта. Заглянув в нее, Келли пришла к выводу, что это и есть нужный ей салон. Во всяком случае, это была не каюта.
        Большая комната, значительно большего размера, чем ее, но оформленная в том же стиле — обшитые деревом стены, паркетный пол, окно во всю стену.
        Только вместо кровати у стены расположился угловой диван из коричневой, под цвет стен, кожи. По дивану раскиданы подушки. Рядом с диваном маленький столик, на нем ваза и несколько журналов в глянцевых обложках.
        Над диваном большая картина в массивной деревянной раме. На ней изображена женщина в платье из темно-синего бархата. Волосы женщины собраны в узел на макушке. Глаза строгие, губы плотно сжаты, нос немного великоват. От одного взгляда на нее Келли поежилась. Неприятная такая женщина. От нее просто исходила властность и жестокость. Не хотела бы она с ней встретиться в жизни. Такой унизить человека ничего не стоит. Женщина стояла возле маленького столика и опиралась на него рукой. За спиной ее, скрытая в полумраке, висела картина. Келли подошла поближе, чтобы рассмотреть, что же там изображено, и с удивлением обнаружила, что там стоит все та же женщина, в той же одежде и в той же позе, а за ее спиной еще одна картина, которую уже совсем не рассмотреть.
        Картина в картине. Странная, однако, фантазия у художника.
        Келли отвела взгляд от портрета и продолжила рассматривать салон. Напротив дивана, между дверью и окном, стойка бара. На зеркальной витрине разнообразные бутылки с напитками. Тут же маленький холодильник и кофейный аппарат. В салоне имелся также огромный телевизор и музыкальный центр.
        Келли подошла к нему и пересмотрела диски. В основном, они представляли собой сборники классической музыки, но были и с современной. Причем, как показалось Келли, коллекция дисков подбиралась без всякой системы — настолько разнообразные стили здесь были представлены. А может, наоборот, с серьезным подходом — чтобы каждый мог найти что-то на свой вкус.
        — Здравствуйте, мисс Уинстон.
        Келли вздрогнула. Она, занятая рассматриванием дисков, не услышала, как кто-то вошел в салон.
        Келли нацепила на лицо улыбку и обернулась. И в то же мгновение улыбка сползла с ее лица. Она увидела человека, кого совершенно не хотела встретить на яхте «Леди Сисси». У дверей стоял ее сосед по самолету. Тот хамоватый тип, что проспал рядом с ней всю дорогу, а после посадки даже не пожелал помочь ей с сумкой.
        Надо же! Она всегда знала, что ей не везет в жизни. Почему именно он оказался капитаном яхты, выбранной отцом для ее отдыха? Рядом с ним уж точно приятного путешествия не получится. Она еще в аэропорту Кеннеди заметила, до какой степени он бесцеремонен и нагл.
        На лице капитана не дрогнул ни один мускул, он ничем не показал, что узнал Келли. А может, он ее на самом деле и не узнал? Такие самоуверенные типы замечают только себя, до других им нет никакого дела. Где уж им помнить о какой-то соседке, рядом с которой он провел восемь часов. Вернее проспал.
        — Прошу прощения, что не встретил вас лично.  — А в голосе никакого раскаяния.  — Дела задержали на берегу.
        — Ничего страшного.  — Келли произнесла эти слова как можно учтивее, хотя подумала: лучше бы ты совсем не появлялся.
        Сейчас он выглядел значительно лучше, чем в аэропорту и в самолете. От растрепанности и неопрятности не осталось и следа. Вместе с этим исчезло и сходство с мальчишкой. Капитан выглядел подтянутым, собранным, словно и не провел столько часов в полете.
        — Разрешите представиться: Брендон Бюссе, капитан яхты «Леди Сисси».  — Он чуть склонил голову.
        — Келли Уинстон,  — ответила Келли.  — Впрочем, вы это знаете.
        — Садитесь, пожалуйста.  — Брендон указал рукой на диван.  — Что-нибудь выпьете?
        — Только воды.
        Брендон хмыкнул, будто она сказала глупость, и, достав из холодильника бутылку воды, налил Келли в высокий стакан.
        — Итак, приступим.
        Он сел на диван, но не рядом, а на некотором расстоянии и положил на колени черную кожаную папку, которую принес с собой.
        — Сразу же хочу вас поблагодарить, что вы любезно выбрали нашу яхту для вашего круиза, и надеюсь, что вы в этом не разочаруетесь.
        Келли уже сомневалась, что это окажется правдой. Хотя… Присутствие на ней Жана вполне может компенсировать соседство с капитаном. Ей только следует ограничить встречи с ним, и тогда будет все хорошо.
        — Сейчас мы с вами обговорим программу круиза. Если у вас имеются какие-то личные пожелания, то мы внесем их в программу.
        — Нет,  — ответила Келли.  — Я впервые в Европе, и я полностью полагаюсь на вас.
        — Вот и прекрасно,  — кивнул он.  — Тогда я начну.
        Капитан, не отрывая глаз от папки, начал зачитывать программу. Келли слушала, стараясь осмыслить то, что ей предстояло увидеть. Но вскоре ее внимание рассеялось. Незнакомые названия ни о чем ей не говорили. Из пятнадцатиминутного рассказа она поняла только то, что ей предстоит увидеть многое.
        По ходу дела разберусь, успокоила она себя.
        — Сейчас вы пообедаете,  — Брендон наконец-то закрыл свою папку и передал ее Келли,  — а потом мы выйдем в море.
        Келли кивнула. Она уже чувствовала голод. Ведь со вчерашнего обеда у нее по рту и крошки не было. В самолете Келли, как, впрочем, и ее сосед, от обеда отказалась. К тому же она надеялась, что за обедом вновь увидит Жана.
        — Но перед обедом маленькая экскурсия по яхте.  — Брендон Бюссе быстро поднялся.  — На нижней палубе,  — сказал он, когда они вышли из салона,  — находятся каюты для пассажиров. Их всего четыре. Все они одинаковые, точно такие же, как и ваша. Так что, я думаю, на них мы и время тратить не будем. Тем более что в отсутствие других пассажиров они закрыты.
        Келли кивнула. Рассматривать каюты занятие неинтересное.
        — Салон в полном вашем распоряжении.  — Капитан кивнул в сторону дверей, откуда они только что вышли.  — Бар, телевизор, музыкальный центр — все к вашим услугам. Здесь вы хозяйка, и вам никто мешать не будет. Как и во всем этом отсеке.
        — А разве каюты команды не здесь?  — удивилась Келли.
        — Нет, каюты команды в носовом отсеке,  — сухо ответил капитан.  — Пройдемте на верхнюю палубу.
        Не оглянувшись, он проследовал к трапу. Мечтая, чтобы экскурсия поскорее закончилась, Келли поплелась за ним.
        — Здесь капитанская рубка.  — Он кивнул на дверь, но не открыл ее, а прошел мимо.
        — А посмотреть можно?  — Ага, понятно, самое интересное ей и не показывают.  — Я никогда не видела капитанских рубок.
        — Нет. Вход пассажирам сюда запрещен,  — сухо сообщил капитан.  — Как, впрочем, и в другие предназначенные для персонала помещения.
        — Понятно,  — вздохнула Келли.
        Брендон недовольно посмотрел на нее.
        — Таковы правила, и я не собираюсь их менять. На яхте достаточно места, где вам можно развлекаться.
        А вот дверь рядом с рубкой он открыл.
        — Тут у нас столовая с отличным видом на море. Знаете, сразу улучшается аппетит,  — бесцветным голосом уставшего до смерти гида сообщил Брендон.
        — Или, наоборот, пропадает,  — хмыкнула Келли.
        — Что вы имеете в виду?  — насторожился капитан.
        — Ничего.  — Келли пожала плечами.  — Я просто пошутила.
        — Ясно.
        Да за что ж ей такое наказание?! Капитан Бюссе не только грубиян, а еще и напрочь лишен чувства юмора.
        — Рядом со столовой медицинский кабинет,  — продолжил Брендон, не обратив внимания на презрительный взгляд Келли.  — Но его вам покажет судовой врач.
        Вот это уже интереснее. Она бы вообще предпочла, чтобы экскурсию по яхте провел судовой врач. Но его не было видно на палубе, хотя Келли и несколько раз все внимательно оглядела. Так что ей и дальше пришлось довольствоваться компанией капитана.
        Напоследок он ей показал площадку для отдыха с несколькими шезлонгами, зонтами от солнца и надувным бассейном, расположенную на самой верхней палубе, над капитанской рубкой.
        На этом Брендон посчитал свою миссию выполненной и, извинившись, оставил Келли одну. Дойдя до трапа, он обернулся и сообщил:
        — Обед через пятнадцать минут. После него мы выходим в море. Надеюсь, вы тут не заблудитесь.
        Когда голова капитана, спускающегося по трапу, скрылась под палубой, Келли показала ему язык, огляделась и блаженно потянулась.
        Красота! С одной стороны открывался вил на город с его нарядными зданиями и ровными, высаженными в ряд, пальмами. А стоило только повернуть голову — и перед тобой расстилалось море, спокойное, тихое, ласковое.
        Келли подошла к бассейну, занимавшему большую часть верхней палубы, и дотронулась до него рукой. Борта бассейна заканчивались примерно на уровне ее груди, и Келли пришлось приподняться на цыпочки, чтобы дотронуться рукой до воды. Жаль, она не надела купальник, а то бы сейчас окунулась. Ничего, это она сделает после обеда.
        Келли села в шезлонг спиной к солнцу и раскрыла папку с программой круиза. Программа была интересной. Планировались экскурсия по Ницце, посещение Музея изящных искусств и Музея Матисса, остановка в местечке под названием Вильнёв-Лубе, которое вообще ни о чем не говорило Келли, выход в открытое море, занятия дайвингом и акваскипингом, от представления о которых у Келли по спине пробежали мурашки, и некий сюрприз «Дамская радость». Что это такое, в программе не разъяснялось. Ну что ж, сюрприз так сюрприз. Сюрпризы, да еще под таким многообещающим названием, Келли любила.
        Взглянув на часы, Келли закрыла папку и поднялась. Пора идти на обед.
        Спустившись по трапу, Келли подошла к медицинскому отсеку, остановилась и прислушалась. Интересно, Жан там? Может, заглянуть? Келли дотронулась рукой до двери, но тут же отдернула руку. Нет, сейчас не стоит. Тем более она его все равно сейчас увидит его в столовой.
        К удивлению Келли, в столовой никого не оказалось.
        — Хм! А с дисциплинкой на яхте непорядок,  — усаживаясь за стол, пробормотала Келли.
        На всякий случай взглянула еще раз на часы. Они показывали ровно три — начало обеда. Но почему-то только она вовремя явилась на него.
        Тут дверь распахнулась, и на пороге появилась Мадлен. Она несла большой круглый поднос, заставленный посудой.
        — О, вы уже тут!  — воскликнула она.
        Она поставила поднос на стол и ловко начала расставлять перед Келли тарелки.
        — А где все?  — спросила Келли.
        — Все?  — не поняла Мадлен.
        — Ну да, ведь уже время обеда, а в столовой никого нет.
        — А-а-а…  — протянула Мадлен. Она вытерла руки о передник, осмотрела сервировку стола и удовлетворенно кивнула.  — Вы будете обедать одна. Команда обедает отдельно.
        — Жаль.  — Келли была разочарована. Встреча с Жаном вновь откладывалась.
        — Но, если вам скучно,  — сказала Мадлен,  — я посижу с вами. Все равно у меня пока дел нет.
        — Спасибо,  — обрадовалась Келли.  — А то я чувствую себя такой одинокой.
        — А вначале все себя так чувствуют. Новое место, новые ощущения. Поверьте, потом вам скучать не придется.
        — Я надеюсь. Во всяком случае, программа, что дал капитан, мне понравилась.
        Келли положила на тарелку зеленый салат.
        — Может, и вы со мной пообедаете?  — предложила она.
        — Нет-нет, что вы!  — замотала головой Мадлен.  — Я просто посижу с вами.
        — Скажите, Мадлен, а вы давно уже работаете на «Леди Сисси»?  — покончив с салатом и пододвинув к себе тарелку с рагу из овощей, спросила Келли. Готовила Мадлен отлично, и у Келли промелькнула опасная мысль о повышении веса.
        — Почти полтора года. Я так благодарна капитану, что он взял меня. Знаете, ведь женщин на суда берут не очень-то охотно. Дурацкие предрассудки, что, мол, женщина на корабле — к беде. А наш капитан не побоялся, взял. Он набирал команду, тут-то я под руку и подвернулась.
        — А до этого вы где работали?
        — Тоже на судне. Только не в Ницце, в Гавре, на севере Франции. А потом в Ниццу перебралась. Из-за Поля, сына. У него с детства проблемы с легкими. С возрастом болезнь обострилась, вот врачи и посоветовали переехать в места с более теплым климатом.
        — Мне так жалко Поля,  — сказала Келли.  — Он хороший парнишка.
        Мадлен расцвела от похвалы.
        — Да, он у меня молодец. Работящий. Собирается в морскую школу поступать. Капитан обещал дать рекомендацию. Поль все свободное время проводит на «Леди Сисси», помогает чем может.  — Заметив, что Келли почти не притронулась к рагу, Мадлен прикрыла рот рукой.  — Ну вот, я вас своими разговорами отвлекаю, а вы ничего не едите. Так не годится. Вы ешьте, а я помолчу пока. А то скоро яхта выходит в море. Думаю, что вам интересно будет посмотреть на это. Сколько лет за этим наблюдаю, а все налюбоваться не могу.
        Покончив с обедом, Келли вышла на палубу. Мадлен посоветовала ей пройти в носовую часть, сказав, что оттуда будет лучше видно. Проходя мимо капитанской рубки, Келли заглянула в окно. Здесь были и капитан Бюссе, и Жан. Капитан стоял возле приборной доски, у него за спиной — Жан. Заметив Келли, он помахал ей рукой. Капитан даже не повернул головы. Келли помахала в ответ. До чего же он хорош! Вот кто подходит на роль капитана яхты, а неприятному Бюссе лучше бы ходить в его помощниках. Тогда бы не задавался так.
        Келли оперлась на поручни. Перед ней лежал город, пока ей незнакомый и неизвестный, но такой притягательный. Нью-Йорк, где она прожила всю жизнь, был другим. В нем не было того праздника, который чувствовался здесь. Деловой, шумный, вечно спешащий. А от Ниццы веяло покоем и благодатью.
        Палуба под ногами завибрировала, задрожала, послышался негромкое гудение. Келли вцепилась руками в поручни, прижалась к ним грудью. Яхта качнулась, дернулась и начала медленно отходить от пирса. А Келли казалось, что это пирс отходит от яхты. Он все отдалялся и отдалялся, а вместе с ним отдалялся и город.
        Келли посмотрела на воду. Белые брызги, ярко видимые на фоне голубой воды, вылетали из-под кормы и распадались на миллионы капелек.
        Торжественность момента наполнило все существо Келли. Она чувствовала себя прожженным морским волком, отправляющимся в кругосветное плавание. И пусть, она знала, они не выйдут на яхте в открытый океан, а будут дрейфовать в нескольких километрах от берега, это не имело значения.
        — Ну как впечатления?
        Засмотревшись на удаляющийся город, Келли не заметила, как к ней подошел Жан.
        — Восхитительно!  — в порыве чувств воскликнула Келли.  — Я же впервые на яхте.
        — Тогда поздравляю! С морским вас крещением,  — улыбнулся Жан.
        Ах, какая у него улыбка! Если бы даже не было выхода в море на яхте, Келли все равно была бы счастлива. Счастлива от того, что рядом стоит такой мужчина.
        — Спасибо,  — улыбнулась в ответ Келли.  — Я просто не могу налюбоваться на эту красоту.
        — То ли еще будет.  — Жан пододвинулся к Келли, и их плечи соприкоснулись, отчего сердце Келли ухнуло вниз.  — Вы же еще ничего не видели. Впереди у вас закат и рассвет. Вот это ошеломляющее зрелище!
        «И я хочу увидеть их вместе с тобой»,  — чуть не сорвалось у Келли с языка, но она вовремя сдержалась и лишь сказала:
        — Жду не дождусь, когда их увижу.
        — Конечно, увидите. Если только не проспите.
        — Да никогда,  — уверила его Келли.
        Они стояли рядом и смотрели на быстро удаляющийся город. Келли готова была так стоять всю жизнь. Вот так плыть на белоснежной яхте рядом с красивым, возбуждающим ее мужчиной — это ли не счастье?
        Но счастье быстро закончилось.
        — Жан, по-моему, вы забыли выполнить мое поручение,  — зло сверкнув глазами, бросил капитан Бюссе, выглянув из рубки.
        — Простите, кэп!  — крикнул Жан и шепнул на ухо Келли: — Ох и любит же он командовать.
        Келли согласно кивнула.
        — Мы еще увидимся.  — Жан дотронулся до руки Келли.  — А сейчас простите.
        Он ушел, а Келли сразу же стало грустно. К тому же яхта отошла на значительное расстояние от берега, и город виднелся только узкой полоской.

        4

        Остаток дня Келли провела на верхней палубе у бассейна. Читала, плавала, даже немного поспала в шезлонге под зонтом. За весь день к ней никто не присоединился, и она начала скучать. Все-таки быть единственным пассажиром на яхте, пусть даже такой комфортной и шикарной, не самое приятное занятие. К тому же у нее под жарким солнцем обгорели плечи. Не помог даже солнцезащитный крем, стоивший, между прочим, огромные деньги. Продавщица уверяла, что с этим кремом не страшно никакое солнце. А вот пожалуйста, крем не выдержал испытания солнцем Ниццы. Или это плечи Келли не выдержали?
        За ужином она чувствовала себя вялой и разбитой, и ее состояние не укрылось от внимания Мадлен.
        — Вы плохо себя чувствуете? У вас вид нездоровый.
        — У меня болит голова,  — призналась Келли.  — И слабость.
        — Это все наше солнце,  — сделала вывод Мадлен.  — Хотя с виду доброе, но опасное. Но вы не переживайте, Жан вас быстро в норму приведет.
        А ведь Мадлен умница! И как Келли сама не догадалась? Ведь Жан врач. К кому, как не к нему, Келли обращаться? Вот и причина увидеться.
        Из-за головной боли Келли почти не притронулась к ужину, только выпила апельсиновый сок. Поблагодарив Мадлен, она покинула столовую.
        Стукнув несколько раз в дверь медицинского кабинета и услышав «Входите!», Келли толкнула дверь и замерла на пороге. То, что она увидела, полностью разбило ее представления о медицинских кабинетах. Она надеялась увидеть стерильно-белый, светлый кабинет со стеклянными шкафами, заполненными упаковками лекарственных препаратов, и столом, за которым восседал врач. Ничего подобного здесь не было.
        Медицинский кабинет, наоборот, тонул в полумраке, лишь в углу тускло горела лампа под оранжевым абажуром. Стены были завешаны гобеленами с восточными узорами, на полу лежал пушистый ковер. Никаких стеклянных шкафов тоже не было. В глубине комнаты стоял деревянный резной комод. Около него ширма. И стола тоже не было — у стены маленький столик с двумя креслами, в одном из которых и сидел Жан. На его коленях лежала книга. Посреди комнаты стояла тахта на гнутых ножках, покрытая атласным покрывалом.
        — О, мисс Уинстон!  — воскликнул Жан, поднимаясь ей навстречу. Книгу он небрежно бросил на стол.  — У вас какие-то проблемы?
        — Да,  — растерянно оглядываясь, ответила Келли.  — Я плохо себя чувствую.
        Жан подскочил к ней, взял под руку.
        — Проходите, садитесь.
        Он подвел ее к креслу и помог сесть. Келли скосила глаза на книгу. На обложке красовалась восточная вязь. Она невольно дотронулась до обложки. Жан пояснил:
        — Это книга персидского писателя — суфия Джами «Бахаристан».
        Келли удивленно посмотрела на него.
        — Вы читаете на персидском?
        — Правильнее сказать, на фарси. Именно на этом языке написана эта книга притч.
        Келли, взяв книгу в руки, перелистала страницы. В некоторых местах стояли пометки карандашом — Жан читал книгу вдумчиво.
        — Вы меня удивили. Вы же француз? Откуда вы знаете фарси? Не слишком распространенный язык.
        — Да,  — кивнул Жан.  — Но я несколько лет изучал медицину в Иране. Там и выучил язык.
        Келли, широко раскрыв глаза, смотрела на Жана. Ее мнение о нем взлетело на небывалые высоты.
        — А у меня никогда не было талантов к изучению языков,  — печально сказала она.
        — Ну начать изучать языки никогда не поздно,  — улыбнулся Жан.  — Так что у вас, возможно, все впереди.
        — На фарси я уж точно не заговорю.
        — Я тоже не говорю.  — Жан взял книгу.  — Увы! Только читаю. Знаете, когда я впервые приехал в Иран, я был поражен мудрости его жителей. Причем, мудрости врожденной, что ли. Они совсем по-другому смотрят на жизнь, мир, отношения людей. Вот тогда я и решил почитать их мудрецов. Сначала начал читать на французском, но вскоре понял, что перевод, каким бы он удачным ни был, ни в коем случае не может передать все нюансы. Стал учить язык.
        — И что означает… «Бахаристан»?  — Келли с трудом вспомнила название книги, но вспомнила.
        — «Весенний сад»,  — ответил Жан.
        Он отложил книгу в сторону и внимательно посмотрел на Келли.
        — Вы же пришли сюда не для того, чтобы говорить о литературе. Что вас беспокоит?
        Келли дотронулась ладонью до лба. Она и забыла, зачем пришла в медицинский кабинет.
        — У меня болела голова,  — сказала она.  — Но сейчас, кажется, все прошло.
        — Вы провели слишком много времени на солнце.  — Жан приблизился к ней, присел на корточки и заглянул в глаза. Его лицо оказалось на опасном расстоянии от ее, и Келли откинулась на спинку кресла.
        Жан дотронулся до лба Келли.
        — Раздевайтесь.
        — Что?  — прошептала Келли. Губы вдруг стали совсем непослушными.
        — Раздевайтесь,  — повторил он.  — Я сделаю вам массаж.
        — Нет,  — испугалась Келли.  — Не надо, что вы…
        Келли вжалась в кресло, словно испугалась, что Жан начнет раздевать ее силой.
        — Почему вы так испугались?  — удивился Жан.  — Я же врач. Вам сейчас просто необходим расслабляющий массаж.
        — Простите,  — смутилась Келли.  — Веду себя неадекватно, это все солнце. Где я могу раздеться?
        Она поднялась, Жан тоже встал, и опять их лица оказались близко друг от друга.
        — За ширмой.  — Жан кивнул в сторону, глядя Келли в глаза.
        Келли не в силах была отвести глаз, она чувствовала себя кроликом, загипнотизированным удавом. Жан первым отвел взгляд. Вздохнув, он подошел к комоду и достал пакет.
        — Вот вам халат.  — Он протянул ей пакет, и Келли взяла его трясущимися руками.  — Да не бойтесь вы. Разденьтесь до трусиков и ложитесь на тахту. А я сейчас вернусь.
        Жан откинул один из гобеленов, за которым оказалась дверь, и вышел из комнаты. Только тогда Келли смогла вдохнуть полной грудью.
        За ширмой она разделась и, накинув халат, подошла к тахте. Присела на самый краешек, сложив руки на коленях.
        Дверь за спиной скрипнула, и Келли напряглась. Она сидела, не двигаясь и не поворачиваясь к Жану.
        — Ложитесь,  — тихо сказал он.  — И снимите халат.
        Зазвучала музыка, что-то незнакомое, волнующее, восточное. Она заполнила медицинский кабинет, так похожий на комнату восточного шейха. Носа Келли коснулся сладковатый аромат, от которого слегка закружилась голова. Или голова у нее закружилась от ожидания чуда?
        Келли скинула халат и опустилась спиной на атласное покрывало. Холодная ткань остудила ее спину, и Келли задрожала. Стараясь успокоиться, Келли прикрыла глаза. Она услышала, вернее почувствовала, ведь мягкий ковер заглушал шаги, как Жан подошел к тахте. Сладковатый аромат стал сильнее, и Келли узнала запах мускуса. К нему примешивался запах ванили.
        Жан дотронулся подушечками пальцев до ступней Келли, и она вздрогнула от его прикосновения. Он нежно провел по ним, потом перешел на щиколотку, на голень… Чуть-чуть дотрагиваясь до ее тела, пальцы Жана поднимались все выше и выше. Не делая ни одного резкого движения, они добрались до бедра, потом скользнули на низ живота, поднялись выше, пройдя по ложбинке между грудями, по шее, перебрались на лицо и закончили свое движение на макушке. Чем выше поднимались пальцы Жана по телу, тем больше расслаблялась Келли. Напряжение спадало, дрожь исчезла.
        — Как хорошо…  — прошептала Келли, когда Жан снял пальцы с ее головы.
        — Это только начало,  — тоже шепотом ответил он.  — Всего лишь мои пальцы познакомились с вашим телом, а ваше тело с ними. Оно не отторгло их, и это хорошо.
        Он вновь дотронулся до ступней Келли, но на этот раз не пальцами, а ладонью. Руки Жана были теплыми, сухими и нежными. Слегка прижимая ладони, он повторил предыдущий путь. В некоторых местах ладони замедляли движение и слегка, несильно, будто лениво, нажимали на тело, исследуя его.
        Дойдя до живота, руки Жана начали производить круговые движения, спиралевидные, сходящиеся к пупку. В работу включились и пальцы, они надавливали в одних местах и скользили в других, почти не отрываясь от тела. Остановившись на пупке, ладони Жана плавно проскользнули вверх и остановились на солнечном сплетении, надавили на него. От резкого надавливания Келли охнула. Но тут же ладони перешли на груди. Жан обхватил груди руками и сдавил их. Келли почувствовала, как ее низ живота отозвался на это движение. Бедра самопроизвольно раздвинулись, дыхание участилось. Она испытала небывалое сексуальное возбуждение. Но Жан никак не отреагировал на него. Он продолжал свою работу.
        Время для Келли остановилось, в голове появился туман. То ли от нежной работы рук Жана, то ли от его близкого присутствия, то ли от ароматических запахов.
        А руки Жана становились все настойчивее. Они уже не поглаживали, они мяли, растягивали, нажимали, выворачивали наружу тело Келли. И это было божественно. Ей хотелось, чтобы массаж длился бесконечно, ей вообще хотелось, чтобы Жан проник в нее, вывернул ее внутренности.
        Но вдруг все прекратилось. Жан нежно прошелся ладонями по ее телу, проделал несколько круговых движений по макушке и оторвал руки. Потом накинул на Келли халат.
        — Сейчас вам требуется сон,  — как сквозь туман, донеслось до Келли.  — Поспите.
        Келли нашла в себе силы, только чтобы кивнуть. Комната, а вместе с ней и Жан растворились в дымке, и Келли провалилась в сладкое блаженство.

        Когда она проснулась, то в первое мгновение не поняла, где находится. Стоял полумрак, лишь в углу комнаты горела лампа под оранжевым абажуром. Лежала она на тахте, накрытая халатом. Заглянув под него, Келли увидела, что лежит в одних трусиках. И тут же все вспомнила.
        Жан делал ей массаж, после которого она бессовестно, даже не поблагодарив его, заснула.
        — Жан,  — тихо позвала Келли.
        Но никто не ответил. Келли села, спустила ноги с тахты. Тело казалось легким словно пушинка. Келли даже подумала, что может взлететь. От головной боли не осталось и следа. Она чувствовала себя будто вновь родившейся. Все печали отступили куда-то далеко-далеко и казались такими незначительными, что о них и думать не стоило.
        Келли встала, накинула халат, обошла комнату, отодвинула гобелен и увидела дверь, в которую выходил Жан. Она постучалась, никто не ответил. На всякий случай нажала на ручку, но дверь была заперта.
        На ширме висело ее платье. Ей не хотелось его надевать — телу было так приятно под шелковым халатом.
        Подхватив платье, Келли вышла на палубу. Стояла ночь. Все-таки долго она спала. На палубе никого не было, лишь тихо плескалось море, ударяясь волнами о борт.
        Келли подбежала к поручням и заглянула вниз. Сейчас море уже не казалось лазурным. Нет, сейчас оно было темно-синим, почти черным. Даже свет ламп, освещающих палубу, не проникал сквозь толщу воды, а растворялся сероватыми бликами по поверхности.
        Оторвав взгляд от воды, Келли подняла голову и ахнула. Над ней расстилалось бескрайнее небо, усыпанное миллионом сверкающих точек. Она никогда не видела столько звезд. Да разве может пробиться их свет через задымленный, зараженный вредными испарениями воздух Нью-Йорка?
        А здесь звезды были совсем близкими. Казалось, протяни руку и дотронешься до них. Они окружали Келли со всех сторон, подмигивали ей, звали к себе.
        Она почувствовала, как ее грудь переполняет восторг, как это восторг рвется наружу. Она не могла держать его в себе и, вознесся руки над головой к небу, воскликнула:
        — О небо, ты прекрасно!
        От этой красоты на глазах выступили слезы. Хотелось то ли зарыдать, то ли засмеяться. А еще хотелось, чтобы всегда стояла ночь, чтобы свет солнца не заглушал этой красоты и этого величия. Звезды сейчас принадлежали ей, светили только для нее, и это было божественно.
        — Ну и как впечатление?
        Келли дернулась от раздавшегося рядом мужского голоса и недовольно поморщилась. Она увидела рядом с собой Брендона Бюссе. И зачем он тут появился? Зачем нарушил ее уединение? Еще мгновение назад Келли находилась почти что в состоянии экстаза, а с появлением Бюссе все пропало.
        — Красиво,  — сухо ответила Келли.
        — Всем нравится,  — кивнул капитан.  — Мне нравится наблюдать за пассажирами, когда они впервые видят звездное небо.
        — Вы что, специально следите за ними, ожидая этого момента?  — буркнула Келли.
        — Нет,  — покачал головой он.  — Просто так получается.
        Конечно, следит. Такому типу ничего не стоит заниматься слежкой за неподозревающими об этом людьми.
        — А почему вы не спите?  — спросила Келли, надеясь, что Бюссе поймет ее намек и оставит в покое.
        — А вы?  — в ответ спросил он.
        — Я уже поспала.
        — А-а-а,  — протянул капитан.  — После массажа Жана все спят.
        Ну почему он так? Почему разрушает ощущение сказки, сравнивая ее с другими? Чувство праздника исчезло, вернув ее на землю, вернее на палубу яхты. Келли отвернулась, устремив взгляд вперед, но из-за темноты ничего не было видно. Бюссе не уходил. Она его не видела, но слышала его дыхание.
        — Капитан Бюссе, скажите, а вы меня не узнали?  — Неопределенность беспокоила Келли. Он ведь ничем не показал, что они уже встречались.
        Келли повернулась к нему. Прежде чем ответить, Бюссе дотронулся до руки.
        — Узнал,  — сказал он, потирая то место, куда чуть больше суток назад впивались пальцы Келли.
        — Я же попросила прощения,  — вздернула голову Келли. А он ко всему прочему еще и злопамятен.  — И все вам объяснила.
        — Я помню.  — Голос капитана звучал спокойно.  — Вы боитесь взлетать, но не боитесь летать.
        — Да.
        — А чего еще вы боитесь?
        — Ничего.
        — Так уж и ничего. Девушки всегда чего-то боятся. Мышей, лягушек, предательства, обмана, темных комнат…
        — Какие-то неправильные у вас представления о девушках,  — усмехнулась Келли.
        — Какие есть.
        Она не знала, о чем разговаривать с ним, и он молчал. Между ними чувствовалось напряжение, которое необходимо было снять.
        — Я пойду спать.  — Келли не придумала ничего другого, как уйти первой, хотя с удовольствием провела бы еще некоторое время на палубе. Но не прогонять же капитана.
        — И правильно,  — как будто с облегчением произнес он.  — Завтра вам предстоит долгий день. Экскурсия по Ницце, посещение музеев. Так что вам следует хорошо отдохнуть. Спокойной ночи!
        Он даже не проводил ее до каюты. Так и остался стоять на палубе, уставившись в темноту.
        Да, не повезло мне с капитаном, подумала Келли, спускаясь по трапу на нижнюю палубу.
        Зато ей повезло с другим членом экипажа, с Жаном. Вот кто умеете обращаться с девушками. Такой милый, внимательный, нежный… Воспоминания о руках Жана, ласкающих ее тело, наполнили ее душу трепетом.

        Проспав несколько часов в медицинском кабинете, Келли думала, что больше не заснет ночью. Но она ошиблась.
        Приняв душ, она легла в кровать и тут же уснула. И что удивительно, проспала беспробудно до самого утра. Открыв глаза и взглянув на часы, Келли вскочила на ноги. До завтрака оставалась всего несколько минут.
        Выглянув в окно, Келли увидела, что яхта уже стоит в порту. А она проворонила их возвращение, проспала самое интересное. Жаль, конечно. Но ничего, успокоила она себя, не в последний же раз.
        Когда она вбежала в столовую, Мадлен ждала ее, уже расставив столовые приборы.
        — Простите, я проспала,  — с порога сказала Келли.
        — Вот и прекрасно,  — откликнулась Мадлен.  — Значит, здоровье вернулось к вам.
        — О да!  — закивала Келли.  — И я ужасно голодна.
        — Может, вам приготовить что-то посерьезнее?  — спросила Мадлен, осматривая накрытый стол.
        Здесь стояла большая чашка кофе с молоком, тарелка с круассанами и тостами, джем.
        — Нет, что вы, спасибо.  — Келли уселась за стол и подвинула к себе тарелку с булочками.  — Этого вполне достаточно.
        Она и не заметила, как проглотила два круассана, которые просто растаяли во рту, но, как ни странно, вполне насытили ее.
        — Это было просто великолепно!  — закончив завтрак, сказала Келли.  — Мадлен, вы настоящая фея кулинарии. Я никогда не ела таких вкусных круассанов.
        — Ну что вы,  — смутилась Мадлен, но видно было, что похвала ей приятна.  — Просто я уже давно занимаюсь этим делом, и у меня имеются свои секреты. Да к тому же вы, наверное, и не пробовали настоящие круассаны. Правильно приготовить их может только француз. А те, что вы называете круассанами у себя в Америке, далеки от правильных.
        — Вот тут я с вами полностью согласна,  — рассмеялась Келли.  — Отныне я их просто не смогу есть. А ваши не забуду до конца своих дней.
        — Зачем загадывать так далеко,  — еще больше смутилась Мадлен.
        По программе круиза сегодня Келли ожидала экскурсия по Ницце. Об этом ей напомнил капитан Бюссе.
        — Мисс Уинстон, вы еще не готовы?  — Он стремительно вошел в столовую и негодующе уставился на Келли.  — Через пятнадцать минут вас на набережной ожидает автомобиль, а вы еще за столом.
        Он неодобрительно покачал головой, и Келли почувствовала себя провинившейся школьницей, уличенной учителем в невыполнении домашнего задания.
        — Я уже закончила завтракать.  — Келли с шумом, заставившим Брендона Бюссе поморщиться, отодвинула стул и вскочила.  — Я буду готова через несколько минут. Я сейчас.
        В каюте Келли открыла шкаф и осмотрела свой гардероб. К подбору одежды, что она привезла с собой, Келли подошла добросовестно, каждая вещь прошла строгую ревизию и отбор. Она остановилась на светло-бежевом брючном костюме, посчитав его вполне удобной одеждой для экскурсии.
        Не снимая с вешалки, Келли приложила его к себе и подошла к зеркалу. Хороша, ничего не скажешь! Костюм шел ей, и Келли знала об этом. А вот выражение собственных глаз Келли не понравилось. Они были какими-то испуганными. Келли помотала головой. Да что же это такое? Она что, боится капитана? Еще чего не хватало. Он всего лишь капитан, а она его клиентка. Это она должна ставить условия и распоряжаться, а не вздрагивать от его окриков. Да, так она и будет впредь себя держать, а если он продолжит свои придирки и впредь будет вести себя неучтиво, то в конце круиза она напишет такой отклик, что никто больше не захочет путешествовать на его яхте.
        Келли, приняв такое решение, не спеша переоделась и вышла на палубу, гордо вздернув голову. Она ему ответит достойно, если он еще раз посмеет повысить на нее голос.
        Но капитана Бюссе на палубе не оказалось. У трапа, привалившись спиной к поручню, стоял Жан и улыбался.
        — Как спалось, Келли? Простите, вчера я вынужден был оставить вас одну.
        — Ничего страшного, я прекрасно поспала.  — Келли улыбнулась ему в ответ, и она надеялась, что улыбка у нее получилась соблазнительной.
        Жан подхватил ее под руку.
        — К сожалению, капитан Бюссе не сможет сопровождать вас на экскурсии. Ожидает важных посетителей. У него какие-то проблемы с налоговой службой,  — наклонившись к уху, доверительно сообщил он и подмигнул.  — Так что я проведу экскурсию. Вы не против?
        Не против ли она? Да она готова прыгать от радости! Неужели непонятно, что общество милого Жана намного предпочтительнее общества угрюмого капитана?
        Жан держал ее под руку, пока они шли к автомобилю. Келли не сопротивлялась, послушно шла рядом. Жаль, пирс оказался таким коротким, а белый «ситроен» стоял совсем рядом с ним.
        — Прошу.  — Жан распахнул перед Келли дверцу, и она, вздохнув, забралась в кабину.
        Обежав автомобиль, Жан уселся на водительское сиденье.
        — Какую музыку вы предпочитаете?  — вставляя ключ в зажигание, спросил он.
        — Мне все равно,  — пожала плечами Келли.  — На ваше усмотрение.
        — Нет, вы все-таки скажите,  — настаивал он, не трогаясь с места.  — Что бы вы сейчас хотели услышать.
        — Ну это вы вряд ли мне сможете предложить,  — усмехнулась Келли.
        — А все-таки?
        — Николь Макклауд,  — выдала Келли, понимая, что вряд ли Жан даже знает о такой певице.
        Жан искоса взглянул на Келли, перебрал диски, вытащил один и вставил в проигрыватель. К удивлению Келли, из динамиков зазвучал любимый ею голос Николь Макклауд!
        — Она и моя любимая певица,  — поймав ее удивленный взгляд, пояснил Жан.
        Сердце Келли упало вниз и вернулось на место. Это не просто совпадение, это судьба. Им даже нравится одна певица. Спасибо папочке, что он купил круиз именно на яхте «Леди Сисси», и спасибо обстоятельствам, которые привели Жана именно на эту яхту.
        — Жан, а как вы попали на «Леди Сисси»?  — спросила Келли.
        — Совершенно случайно. Я искал работу, капитан Бюссе искал врача на свою яхту. Я выдвинул свои условия, он их принял. Так мы и сговорились.
        Точно судьба, подумала Келли. Ведь наши пути могли пройти параллельно друг другу, никогда не позволив нам встретиться.
        — Ну что, поехали?  — Жан завел «ситроен», и он плавно тронулся с места.
        Они не спеша выехали с территории порта, оставив за собой и «Леди Сисси» с несносным капитаном, и сотни других яхт.
        — В Ницце проживает примерно триста пятьдесят постоянных жителей,  — приступил к обязанностям гида Жан.  — А остальные — это туристы. Представляете, каждый второй встреченный нами на пути — это гость Ниццы.
        — А вы тут родились?  — Келли с удовольствием поговорила бы о Жане, а не о городе.
        — Нет. Я приехал в Ниццу несколько лет назад. А сейчас мы поедим к площади Массена и оттуда начнем нашу экскурсию.
        Он не хотел говорить о себе, Келли это сразу почувствовала и решила больше не приставать к нему с вопросами. Келли надеялась, что они еще успеют поговорить друг о друге. А если на сегодня назначена экскурсия по городу, то пусть будет экскурсия.

        Они вернулись на яхту, когда солнце наполовину спряталось за окружающими город горами. С моря дул приятный ветерок, принося ощущение свежести и покоя. Жара, целый день стоящая над городом, спала, и можно было спокойно вздохнуть полной грудью.
        Экскурсия по Ницце утомила Келли. От информации, которую Жан вывалил на Келли, казалось, лопнет голова. Гудели ноги, они много ходили, причем большую часть дня по холмистой местности.
        Но, несмотря на усталость, Келли чувствовала себя счастливой. За этот день она влюбилась в Ниццу. Ее покорила мозаика площади Массена, фонтан с бронзовыми скульптурами работы Вернье, странный монумент в виде дуги, в предназначении которого Келли так и не разобралась. Они с Жаном кормили голубей, брызгались в фонтане, толкались среди таких же, как они, праздных туристов. И даже запустили в воздух несколько воздушных шаров, купленных у торговца в костюме шута.
        После площади Массена была долгая прогулка по Английской набережной, было шокирующее впечатление от прекрасных зданий Ниццы, построенных в стиле, который Жан называл Прекрасная эпоха, или Золотой век, конец которому пришел с началом Первой мировой войны.
        Келли и Жан поднимались на Замковый холм, откуда открывался потрясающий вид на город и море. Извилистые тенистые аллеи, редкие деревья, искусственные водопады, цветы — в таком месте хотелось остаться навсегда. Правда, вскоре они набрели на протестантское кладбище, что навело их на мысли о бренности мира. Они быстро ушли оттуда. Грустными мыслями не хотелось портить прекрасное настроение.
        Потом вновь гуляли по городу. На Келли ошеломляющее впечатление произвел Николаевский собор. Когда она увидела это чудо с синими куполами и странной формой крестами на них, она застыла в изумлении.
        — Это православный храм,  — пояснил Жан, заметив ее реакцию.  — Между прочим, самый большой во Франции. В начале прошлого века в Ницце жило много русских, вот они и возвели храм, напоминающий им о далекой родине.
        — Очень красивый,  — только и смогла прошептать Келли, понимая, что покорена его изяществом навсегда.
        Не меньшее впечатление на нее произвел и Музей изящных искусств, который расположился в красивейшем здании, построенном, как рассказал Жан, в 1870 году для украинской княгини Кочубей.
        Потом были другие парки, другие здания, другие достопримечательности. Их было так много, что Келли начала путаться в незнакомых французских названиях, именах и стилях. Предложение Жана вернуться на яхту она восприняла с благодарностью.
        Жан высадил Келли у пирса, где ее ждала «Леди Сисси», а сам, извинившись, уехал. Ему нужно было отогнать «ситроен» в гараж.
        На палубе ее встретил капитан Бюссе.
        — Как экскурсия?  — поинтересовался он, когда Келли поднялась по трапу.
        — Замечательно!  — в избытке чувств воскликнула Келли.  — Ницца — невероятно красивый город!
        — Бывают и красивее,  — дернул плечом капитан.
        Келли чуть не стукнула его по голове сумочкой. Ну что за человек?! Неужели ему приятно портить настроение?
        — Вам не нравится Ницца?  — удивилась она.  — По-моему, она прекрасна.
        — Ницца похожа на разряженную путану, стремящуюся понравится всем и каждому с одной целью — чтобы ей платили деньги,  — сказал Брендон.
        — Но ведь она и вам отваливает часть своих денег,  — поддела его Келли, рассерженная пренебрежительными словами капитана о городе, который ей так понравился.  — За счет ее привлекательности существуете и вы, и ваша яхта.
        — Хм,  — горько усмехнулся Брендон.  — Только что существуем. И то с трудом.
        — Неприятности с налоговой службой?  — Келли вспомнила, что говорил ей утром Жан.
        — Ерунда, вам не стоит забивать этим голову.
        Больше не сказав ни слова, капитан Бюссе удалился в капитанскую рубку.

        5

        — Вам понравилась Ницца?  — спросила Мадлен, расставляя приборы для ужина.
        После возвращения с берега Келли только успела принять душ, как Поль пригласил ее в столовую.
        — О да!  — Келли просто переполняли чувства.  — Экскурсия получилась отличной. Жан оказался великолепным экскурсоводом, он мне так много показал, так много рассказал…
        — Это он умеет,  — усмехнулась Мадлен.  — Никто лучше Жана не умеет услаждать наших пассажиров.
        Эти, казалось бы, безобидные слова Мадлен укололи Келли. Ей так хотелось думать, что Жан старался только ради нее, был очарователен только с ней! А Мадлен намекнула, что он обходителен и мил со всеми пассажирами.
        — Да вот только не всегда сладкие речи слушать надо.  — Мадлен налила в чашку кофе и, оглядев накрытый стол, удовлетворенно кивнула.
        — Что вы имеете в виду?  — спросила Келли, не поняв, что Мадлен хотела сказать последней фразой.
        — Да я это так, о своем,  — махнула рукой Мадлен.  — А вы ешьте и не слушайте мои глупые разговоры. Знаете, отстоишь целый день за плитой, среди кастрюль да сковородок, вот и начинаешь нести всякую ерунду. Так без людей заскучаешь, что радуешься малейшей возможности словом перекинуться с человеком.
        — Так давайте поговорим,  — тут же предложила Келли, надеясь выпытать у этой словоохотливой женщины хоть какие-то сведения о Жане.
        — Ну давайте, только не долго.  — Мадлен бросила опасливый взгляд на входную дверь.  — Вообще-то капитан не приветствует наши разговоры с пассажирами.
        — А мы ему не расскажем,  — улыбнулась Келли.
        Мадлен улыбнулась в ответ и присела к столу.
        — И о чем мы будем говорить?  — спросила она, постукивая пальцами по столешнице.
        — Расскажите мне о Жане,  — предложила Келли.
        В другое время она никогда бы не позволила себе такой вольности, но сегодняшний день оказался особенным, Жан был очень мил, и фантазии Келли поплыли в опасном направлении.
        — Даже и не знаю, что вам о нем и рассказать, мисс Уинстон.  — Мадлен искоса посмотрела на Келли.  — Сказать по правде, я о нем мало что знаю. Появился он на яхте не так давно и сразу же поставил между собой и нами с Полем четкую границу. Не считает достойными, что ли. Он все больше с пассажирами беседы водит. Отдыхающие дамочки от него просто без ума. Вот и вы, я смотрю, на него запали.
        — Нет, что вы,  — быстро сказала Келли,  — я просто так.
        И отвернулась, чувствуя, как к ее щекам прилила кровь. Не хватало, чтобы Мадлен заметила, как она покраснела.
        — Да ладно, дело-то молодое, не смущайтесь.  — От внимательных глаз Мадлен не укрылось состояние Келли.  — Только я так скажу: на вашем месте я обратила бы внимание на другого.
        — На кого?
        Что-то других кандидатур Келли на яхте не встретила.
        — А хотя бы на капитана Бюссе. Молод, красив, умен. И добр, и порядочен, и внимателен.  — При перечислении достоинств капитана у Мадлен даже глаза засветились.  — Эх, была бы я помоложе!..
        — А мне он показался неприятным, угрюмым типом, который вообще никого, кроме себя, не замечает.  — У Келли было собственное мнение о капитане — отличное от мнения Мадлен.
        — Это вы напрасно,  — обиделась Мадлен.  — Просто вы его совсем не знаете. Широкой он души человек и в помощи никогда не откажет. А про таких, как Жан, у нас говорят: внешность часто обманчива. Красив, да, ничего не скажешь, но внутри…  — Мадлен вздохнула, потом, взглянув на часы, быстро поднялась.  — Я тут сижу, а мне работать нужно. Мадлен собрала посуду на поднос и, прежде чем выйти из столовой, сказала: — Вы простите меня, мисс Уинстон, наговорила я лишнего, чего и не следовало. Вот уж правду про меня говорят: сначала болтаю, потом думаю.

        После ужина яхта вышла в море. Жан на нее не вернулся. Когда Келли об этом узнала, у нее испортилось настроение. Чувство счастья, преследовавшее ее весь день, отстало где-то позади. Наверное, Жан решил провести ночь на берегу у подружки. Это была первая мысль, пришедшая ей в голову. И от этой мысли Келли стало грустно.
        Но она постаралась взять себя в руки, призвав на помощь весь свой здравый смысл. Какое ей дело до того, как и с кем проводит свободное время Жан? У него своя жизнь, а все, что она выдумала, всего лишь ее личные фантазии. Кто она для Жана? Очередная пассажирка, с которой он обязан быть милым, обходительным и приветливым. Таким он и был с Келли, каким был бы и с любой другой, оказавшейся на ее месте. Но Келли хотелось чего-то большего. И это противоречие понимания и желания злили ее.
        Чтобы избавиться от мучивших ее ненужных мыслей, Келли направилась в салон, решая по дороге вопрос: что ей выпить? Что-нибудь легкое или покрепче? Она остановилась перед баром, разглядывая выставленные на обозрение бутылки. Но этикетки на них были незнакомые, причем на французском языке, и Келли никак не могла в них разобраться.
        За этим занятием и застал ее капитан Бюссе. Он зашел в салон неслышно. Келли увидела его, только когда он остановился рядом с ней. Она уже заметила за ним привычку появляться тихо, как будто крадучись, и она ее раздражала.
        — И на чем вы решили остановиться?  — спросил он.
        Губы его выдали гримасу, которую с большой натяжкой можно было назвать улыбкой.
        — Наверное, ни на чем.  — Келли отвернулась от бара.
        Если он предложит ей свою компанию, то она откажется и уйдет в каюту. Беседовать с этим человеком у нее не было желания.
        Но капитан и не думал устраивать задушевные посиделки с пассажиркой за бокалом вина.
        — Завтра по нашей программе,  — сказал он,  — планировалось мероприятие под кодовым названием «Сюрприз». Но, увы, нам его придется отложить. Я пришел, чтобы выразить сожаление по этому поводу. Дело в том, что «Сюрприз» для пассажиров проводит Жан Луазье. Но у него появились неотложные дела на берегу, и завтра он будет отсутствовать.
        — Жаль.
        Ей и вправду было жаль. Жаль не сюрприза, а того, что не увидит Жана.
        — Но вы не расстраивайтесь.  — Капитан Бюссе по-своему понял ее сожаление.  — Вместо запланированного мероприятия вас ожидает нечто не менее интересное.
        — И что же?  — без интереса спросила Келли.
        — Акваскипинг,  — сообщил он.
        — Прыжки на воде?  — переспросила Келли.  — И как вы это себе представляете? Я буду прыгать по воде, как лягушка? Боюсь, что я не умею этого делать.
        Капитан помотал головой.
        — Нет, не как лягушка. А вы и вправду не знаете, что такое акваскипинг?  — удивленно спросил он.  — Вы ни разу не пробовали прыгать по волнам?
        — Нет. Более того, у меня никогда не возникало подобного желания.
        — Просто вы не знаете, что это такое.  — И, заметив недоверие на ее лице, добавил: — Вам понравится.
        — Вы так думаете?
        — Я уверен.
        — Что для этого нужно?
        — Всего лишь купальник и… сильные ноги.
        Капитан опустил взгляд на ее ноги и, видимо оставшись довольным увиденным, кивнул. Хорошо еще, что только кивком и ограничился. Скажи он хоть слово, Келли послала бы далеко и его, и акваскипинг.
        Брендон Бюссе поклонился и покинул салон.
        Келли все-таки взяла бутылку виски, плеснула в бокал. Подняв его, она поприветствовала суровую даму на портрете. Но та ей, конечно, не ответила. Келли пробормотала: «Ну как знаешь»,  — и выпила виски. По груди разлилось тепло, Келли удовлетворенно кивнула. Виски был неплохой, и она решила повторить.
        А после второй порции отправилась в каюту. День сегодня выдался длинным, она устала. К тому же ей хотелось подумать о Жане, вспомнить совместно проведенный с ним день.

        Шлюпка лениво ударялась о борт яхты. Сидевший в ней Поль, в плавках и оранжевом спасательном жилете, помахал Келли рукой. Келли с опаской перебралась в шлюпку, шлепнулась на сиденье и вцепилась в него руками. За ней сразу же спустился Брендон, смело прошел по шлюпке, отчего она закачалась, уселся на корму и завел мотор.
        Келли с интересом разглядывала агрегат, занимавший чуть ли не половину шлюпки. Он напоминал велосипед — рама, руль. Правда, колеса отсутствовали. Да, он скорее был похож не на велосипед, а на авангардную скульптуру из светлого дюралюминия и веселой желтенькой пластмассы.
        — И что это такое?  — Келли ткнула пальцем в непонятное сооружение.
        — Акваскипер. Мы его еще называем «водная ласточка»,  — добавил Поль.
        — Ага, понятно,  — кивнула Келли, уже сожалея, что согласилась на эту авантюру.
        Брендон отвел шлюпку на небольшое расстояние от яхты и заглушил мотор.
        — А сейчас Поль покажет, как пользоваться акваскипером,  — радостно, словно обещал всем веселое представление, сообщил он.
        — А надо?  — засомневалась Келли.
        Эта штука, как бы она ни называлась, нисколько не внушала ей доверия. Еще больше Келли испугалась, когда Поль начал демонстрировать «водную ласточку» в действии.
        Вначале он опустил устройство в воду и подтащил его к носу шлюпки. Затем встал на сиденье, оперся руками на руль агрегата и, подпрыгнув, вскочил на заднюю платформу.
        К удивлению Келли, Поль не пошел ко дну вместе с этим странным устройством, а, наоборот, взвился в небо. До неба он, конечно, не долетел. Это уже Келли от волнения преувеличила, но поднялся на достаточную высоту. А потом словно побежал по воде, да так быстро, что удалился на достаточное расстояние от шлюпки, не успела Келли и пару раз моргнуть.
        — Здорово!  — выдохнула она, пораженная увиденным.
        — Ну как, хотите попробовать?  — спросил Брендон.
        — Я так не смогу.
        — Так, конечно, не сможете,  — усмехнулся он.  — Поль — настоящий мастер в этом деле. Но попрыгать все-таки сможете. В этом нет ничего сложного. В детстве вы когда-нибудь прыгали через скакалку?
        Келли кивнула, не отводя взгляда от прыгающего по воде Поля.
        — Тут тот же принцип. Вы опираетесь на руль и совершаете прыжки. Как через скакалку. Главное при этом еще сохранять равновесие.
        Ага, рассказывает красиво. А интересно, сам-то он умеет?  — подумала Келли.
        Поль вернулся к шлюпке и ловко забрался в нее. Шумно дыша, он улыбался.
        — Наденьте жилет, он под сиденьем,  — распорядился капитан.
        Келли вытащила из-под сиденья такой же, как и у Поля, оранжевый спасательный жилет и с мыслью «Что это я такое делаю?» натянула на себя. Капитан же из-под сиденья вытащил моток веревки и, поднявшись со своего места, приблизился к Келли.
        — А это зачем?  — отпрянула она, когда он обхватил ее талию веревкой.
        — Техника безопасности требует.
        Его лицо, пока он обвязывал Келли веревкой, оказалось совсем рядом, и Келли разглядела вокруг его глаз мелкие морщинки, совсем не заметные на расстоянии. Они ей почему-то понравились.
        — Перебирайтесь на нос. Поль вам покажет, как пользоваться акваскипером.  — Брендон слегка подтолкнул ее вперед.
        Поль показал Келли, как правильно держаться за руль, куда ставить ноги.
        Келли встала на сиденье и, зажмурившись, со словами: «Мамочка, что же я делаю?!» спрыгнула со шлюпки. И тут же оказалась в воде, промазав с приземлением. Вынырнув, она увидела, что Брендон и Поль смеются. Келли хотела на них обидеться, но не смогла, захохотала сама.
        — Ну кто же прыгает с закрытыми глазами?  — Поль протянул ей руку.
        Келли схватилась за нее. Поль подтянул ее к борту, и Келли хоть и с трудом, но взобралась в шлюпку.
        Со второго раза ей удалось попасть ногами на подставку акваскипера, но она удержалась на ней лишь секунду, даже не успела подпрыгнуть и, пошатнувшись, вновь оказалась в воде.
        Зато с третьего раза у Келли получилось сделать несколько прыжков. И хотя она вскоре вновь оказалась в воде, счастью ее не было предела. Поль радовался ее успеху, как своему собственному. Да и Брендон поздравил ее от души. И Келли вдруг подумала, что капитан совсем не страшный, а вполне приятный молодой человек.
        Келли уже смело прыгала на акваскипер, и пусть у нее еще не получалось прыгать долго, она была горда своими успехами.
        — Достаточно для первого раза,  — затаскивая агрегат в шлюпку, остановил Брендон рвущуюся к новым достижениям Келли.  — После такой нагрузки у вас будут болеть все мышцы.
        — Не будут,  — попыталась сопротивляться Келли, но капитан остался непреклонным.
        — К тому же вам пора на обед. Мадлен будет недовольна, если вы опоздаете.
        — А после обеда?  — Келли хотела продолжить свои занятия.
        — Увы,  — развел руками Брендон.  — После обеда у меня другие планы.
        Келли недовольно надула губы и стянула с себя оранжевый жилет. После обеда, значит, ее ждет скукота. Как она уже поняла, сегодня Жан не вернется на яхту, да и у капитана намечаются дела. Ну и ладно, ну и подумаешь! Она и сама найдет чем себя занять.
        То ли заметив ее расстройство, то ли по другим, только ему ведомым причинам, Брендон вдруг спросил:
        — Мисс Уинстон, а вы бы не хотели составить мне компанию?
        Келли удивленно вскинула брови.
        — Понимаете, я вынужден сделать недолгую остановку в городке Эз. Думаю, что вам будет интересно посмотреть на него. Ницца, конечно, прекрасна. Но Лазурный берег — это не только Ницца. Это нечто большее.
        — О да, конечно!  — оживилась Келли.  — Я с удовольствием составлю вам компанию.
        — Вот и прекрасно,  — улыбнулся он.

        6

        Для экскурсии капитан посоветовал Келли одеться по-спортивному, сказав, что дорога им предстоит долгая и по большей части гористая, и она надела кроссовки, джинсы и майку. Перед выходом из каюты критически осмотрела себя в зеркало и осталась довольна своим видом.
        На палубе капитана еще не было. Яхту вел Поль, Келли ему помахала рукой, он ответил ей тем же. Келли безумно хотелось зайти в капитанскую рубку и посмотреть, как управляется яхта. Но еще в первый день Брендон дал ей понять, что туда пассажирам хода нет.
        Яхта шла вдоль берега, и Келли, опершись о перила, любовалась проплывающим мимо берегом. Они покинули Ниццу, и сейчас проплывали мимо вилл и дворцов, с борта яхты похожих на игрушечные. По всему побережью раскинулись белоснежные дома, отделенные друг от друга зелеными ячейками парков. Они шли на довольно-таки большом расстоянии от берега, и не было видно ни людей на берегу, ни автомобилей.
        А ведь кто-то обязательно стоит на берегу и смотрит на проплывающую мимо яхту, и меня тоже не видит, подумала Келли. Как будто мы находимся в разных измерениях.
        — Красиво, правда?
        Келли вздрогнула. Капитан Бюссе опять подошел неслышно. Он тоже оделся по-спортивному: джинсы, майка и кроссовки. На голове красовалась джинсовая бейсболка козырьком назад, и от этого Брендон стал похож на подростка. Исчезли его надменность и высокомерие. Таким он Келли нравился больше.
        — Очень,  — согласилась она.  — Наверное, счастливы те, кто живет в таком райском уголке.
        — Не все. Все-таки счастливыми людей делает не место, где они живут.
        — А что?  — Келли повернулась к нему, ожидая ответа.
        После паузы, которая, как показалось Келли, слишком затянулась, Брендон ответил:
        — Я думаю, что счастливыми или несчастливыми людей делают их мысли. А все остальное лишь фон, антураж, ни в коей мере не влияющий на чувства. Можно быть счастливым в убогой квартирке и глубоко несчастным и одиноким в белокаменном дворце.
        — Однако вы философ,  — усмехнулась Келли.
        — Нет, просто я много размышляю.
        А я, наверное, размышляю мало, подумала Келли. Потому что мне для счастья нужны вполне материальные вещи. Например, деньги и хороший муж. Такой, как… Она хотела подумать: Жан. Но перед глазами стоял Брендон Бюссе, и она, почему-то покраснев, отвернулась.
        Яхта развернулась носом к берегу и вскоре подошла к пирсу. Брендон ловко сбросил трап, глухо стукнувшийся о причал, и протянул руку Келли.
        — Я сама,  — буркнула она и спрятала руки за спину.
        Брендон пожал плечами и быстро сбежал по трапу. У Келли так ловко не получилась. Она по трапу прошла осторожно, держась за поручни.
        Они пересекли набережную и свернули на улицу, поднимающуюся вверх. Городок Эз раскинулся на склоне горы. Было ощущение, что он взлетает, стремится достичь облаков и раствориться в них. Небольшие домики под черепичными крышами, стены увиты растениями с яркими цветами, вдоль улиц много деревьев. От городка веяло тишиной и спокойствием. Не было шума Ниццы, ее яркой помпезности.
        — Удивительное место,  — прошептала Келли.
        — И очень древнее,  — добавил Брендон.  — Говорят, что первое поселение здесь появилось еще в шестисотом году до нашей эры. Первыми жителями этих мест стали пастухи.
        — О, они были не дураки. Хорошее место для жизни выбрали,  — пошутила Келли.
        — Да. А сам город появился в десятом веке.
        — Эз… Странное название для французского города.
        — А он не всегда был французским. Кому только не принадлежал этот город: и римлянам, и маврам, и туркам… Об этимологии названия города тоже нет единого мнения. Некоторые утверждают, что название происходит от имени богини Изиды, кто-то — от латинского слова visia, так в Древнем Риме назывались наблюдательные пункты в горах. Кстати,  — Брендон остановился,  — посмотрите вон туда, направо. Видите крепость? Она построена еще во времена Цезаря.
        Келли посмотрела в ту сторону. Высоко-высоко, почти спрятавшись в облаках, виднелись каменные стены крепости, примостившейся, словно орлиное гнездо, на скалах.
        Келли поежилась, хотя стояла жара. На нее будто бы пахнуло холодом времени. Ведь по этой дороге, по которой они с капитаном Бюссе поднимались, возможно, шли и римские солдаты, вздыхая о своих оставленных семьях, а еще раньше пастухи гнали стада овец пастухи, одетые в короткие меховые куртки. Фантазия Келли разыгралась не на шутку, она даже услышала постукивание посохов пастухов о камни.
        Узкие улочки, мощенные булыжником, петляли между серых стен домов, тесно прижимающихся друг к другу. Они вошли в Старый город.
        — Здесь уже не живут,  — продолжал рассказывать Бюссе.  — Все пригодные помещения заняты кафе, ресторанчиками и сувенирными лавками. Сейчас это место для туристов. Эз — настоящий музей под открытым небом. Вы только посмотрите, какой вид открывается на Нижний город и море.
        Они как раз вышли на смотровую площадку, и у Келли даже закружилась голова. Далеко внизу виднелись маленькие домики, по дорогам бегали маленькие автомобили, шли крошечные человечки, и море, огромное, бескрайнее, пронзительно-голубое раскинулось во всю свою ширь, занимая все пространство и сливаясь вдали с небом.
        — Спасибо, что привели меня сюда!  — восхищенно воскликнула Келли.  — Это потрясающе!
        — У меня самого сердце всегда заходится от восхищения, когда я бываю здесь,  — признался Брендон.  — Но, к сожалению, мы должны идти дальше, чтобы успеть вернуться на яхту до вечера.
        Он так и не сказал Келли, куда они идут. А она и не спрашивала. Впечатления от увиденного были столь велики, что ей было все равно куда идти. Ведь перед ней постоянно открывались все новые и новые прекрасные картины. Келли вдруг осознала выражение «ликует душа». Душа у нее именно что ликовала. От красоты, от ощущения праздника, от легкого морского ветерка, овевающего разгоряченное лицо. И от близости интересного мужчины, подарившего ей праздник.
        Келли исподтишка посмотрела на Брендона. Он стоял, опершись спиной о балюстраду смотровой площадки, и смотрел не на море, а куда-то в сторону, на горы. Келли вздохнула.
        — Ну что ж, пойдемте,  — с сожалением сказала она.
        Они свернули на узкую, зажатую с двух сторон домами, улицу. Все меньше туристов попадалось на их пути, все более запущенные дома встречались им, и наконец они покинули город. Булыжная мостовая перешла в тропинку, и они вошли в лес.
        Пока был виден город, Келли несколько раз оглядывалась, но постепенно он скрылся за деревьями. А тропинка бежала все выше и выше в горы.
        — Мы могли бы, конечно, взять автомобиль,  — сказал через некоторое время Брендон.  — Но я хотел, чтобы мы прошлись пешком. Вы не устали?
        — Нет, что вы,  — успокоила его Келли.  — Я люблю ходить пешком.
        Она немного лукавила. Брендон шел быстро, она еле успевала за ним. Устала, но ни за что не хотела признаваться в этом. Он молчал, молчала и она. Но все-таки не выдержала и спросила:
        — А куда мы все-таки идем?
        — Скоро узнаете. Осталось совсем недолго.
        «Недолго» растянулось еще на полчаса. Наконец деревья расступились, и Келли увидела дом. Нет, даже не дом, а настоящий замок. Серого камня, с башнями по обе стороны и колоннами на входе, с высокой лестницей и узкими окнами. Перед входом был фонтан, правда, не работающий. Да и весь замок производил впечатление запущенного, нежилого, покинутого. Сквозь мелкую гальку на дорожке пробивалась трава, цветник перед замком буйно разросся, сразу было видно, что над ним давно не работала рука садовника. Вокруг стояла тишина, не нарушаемая даже пением птиц, которые просто заливались, пока они шли по лесу.
        — Что это?  — шепотом, громкая речь ей казалась неуместной в этом пустынном месте, спросила Келли.
        — Графский замок,  — с усмешкой, но какой-то невеселой, горькой, ответил Брендон.
        — Графский замок?  — не поверила Келли.  — Да, он самый.
        — И мы можем туда войти?
        — А почему бы нет? Что так вас удивило?
        — Я никогда не была в графских замках,  — призналась Келли.  — Это же так интересно!
        — В этом замке,  — он выделил слово «этом»,  — нет ничего интересного. В нем давно уже никто не живет, и находится он… как бы помягче сказать… в не совсем приглядном виде. Думаю, вы будете разочарованы.
        Они подошли к замку, и Келли увидела, что он действительно нуждается в ремонте. Серые стены облупились, местами даже были покрыты мхом. Ступеньки лестницы разрушились, а в некоторых окнах отсутствовали стекла.
        — Кто же довел его до такого состояния?  — Келли дотронулась до мраморных перил.
        — Время и отсутствие хозяйской руки,  — ответил Брендон, доставая из кармана джинсов связку ключей. Перебрав ключи, он остановился на одном и вставил в замочную скважину.
        Ключ был самым обыкновенным, похожим Келли закрывала дверь своей квартиры. Это было так странно — графский замок запирается на обыкновенный замок.
        — А где же сам граф?
        — Графиня,  — поправил ее Брендон.  — Этот замок принадлежал графине. Она умерла несколько лет назад. Вот и стоит с тех пор замок заброшенным.
        — Как интересно!  — воскликнула Келли. Ее фантазия уже начала сочинять истории о графине, жившей в таком красивом замке.
        — Интересно?  — Брендон посмотрел на нее с неприязнью.  — А по-моему, очень грустно. Заходите.
        Он распахнул дверь и отступил в сторону, давая возможность Келли первой войти в помещение.
        Келли оказалась в огромном холле с высоким потолком. Света, падающего из узких окон, явно не хватало, и в холле стоял полумрак. Она сделала шаг, и эхо, нарушившее тишину, отразилось от стен.
        Холл был пустой, во всяком случае, так ей показалось вначале. Мраморный пол выложен геометрической мозаикой. Приглядевшись, Келли увидела расставленные вдоль стен мягкие кресла. Напротив входной двери была лестница, покрытая темной дорожкой, ведущая на второй этаж, где по периметру всего холла располагалась балюстрада, ограждающая балкон. Сквозь просветы фигурных столбиков виднелись закрытые двери. Подняв голову, Келли несколько минут смотрела на огромную люстру, висевшую так высоко над полом, что ее трудно было рассмотреть. Естественно, люстра не горела. Но даже сейчас, в полумраке, солнечные лучи, попадающие в холл, заставляли ее сверкать.
        На стенах висели картины, огромные, в тяжелых позолоченных рамах. Келли прошла вдоль стены, рассматривая полотна. Это были портреты. Причем некоторые были написаны, наверное, очень давно. Келли сделала такой вывод по потускневшим краскам да по старинной одежде на изображенных на картине людях.
        Около одного портрета Келли остановилась. С картины на нее смотрела женщина, и Келли узнала ее. Те же строгие глаза, те же плотно сжатые губы, чуть великоватый нос. Портрет той же самой женщины, что висел в салоне яхты. Только здесь ее волосы были не собраны в пучок, а распущены по плечам. Тяжелые, блестящие. Да и выглядела она на этом портрете моложе, чем на том, что был на яхте. Но от нее исходил все тот же холод, во всем виднелась все та же надменность — в гордо вскинутой голове, в прищуренных глазах, в нервно вздернутой верхней губе, обнажающей крупные белые зубы.
        Келли приблизилась к портрету. В правом нижнем углу она увидела непонятный росчерк художника, а под ним вполне читаемые слова: Эстер де Бюссе. Келли вздрогнула. Бюссе… Фамилия капитана тоже Бюссе.
        Она резко повернулась. Он так и стоял у дверей, и падающий из них свет четко прорисовывал его силуэт.
        — Кто это?  — спросила Келли, и голос ее прозвучал глухо в пустом холле.
        Брендон подошел к Келли и остановился напротив портрета.
        — Графиня Эстер де Бюссе, последняя хозяйка этого замка.
        — А кто вы?  — с трепетом спросила Келли.
        — Что за глупый вопрос?  — усмехнулся он.  — По-моему, мы уже знакомы.
        — Но ведь ваша фамилия Бюссе!  — воскликнула Келли.  — Значит, вы… Значит, этот замок ваш. Вы граф?  — Келли от возбуждения размахивала руками и чуть ли не подпрыгивала на месте.
        — Ну что вы так разнервничались? Успокойтесь.  — Брендон положил руку на плечо Келли.  — Все не так страшно, и я могу вас успокоить — я не граф.
        — Но фамилия… Вы же родственник этой графини?
        — Я ее внук.
        — Так, значит, вы…
        — Нет, я не граф,  — строго сказал Брендон.  — И давайте не будем об этом.
        — Но мне же интересно,  — не унималась Келли, уже понимая, что переходит границы приличия, но ее просто распирало от любопытства.
        — Вы слишком любопытны, и это я считаю плохим качеством. Любопытство никого до добра не доводило.
        Келли вспыхнула. Он отчитал ее как школьницу. Ну конечно, как она могла забыть, каков он. Сегодняшний день расслабил ее. Сначала акваскипинг, потом экскурсия по Эзу, и все, она растаяла, расслабилась, забыла, что от подобных типов нужно держаться на расстоянии, не подпускать к себе близко. А ведь она уже подумала, что Брендон Бюссе вполне приятный молодой человек. Нет и еще раз нет. Ничего приятного в нем нет. Он такой же надменный и холодный, как и эта графиня на портрете.
        И зачем она потащилась с ним? Лежала бы сейчас в шезлонге на яхте, наслаждалась бы солнечной погодой…
        И только Келли подумала о погоде, как порыв ветра захлопнул входную дверь, а по пыльным окнам забарабанил дождь. И тут же что-то громко ухнуло.
        — Что это?  — испуганно спросила Келли.
        Брендон подошел к двери, раскрыл ее и выглянул наружу.
        — Кажется, гроза. Ах, как некстати.
        — Почему некстати?  — Келли тоже не утерпела, подбежала к нему и, выглянув через его плечо, выдохнула: — Ой!
        Казалось, началось светопреставление. На небе, еще несколько минут назад голубом и чистом, а сейчас затянутом неизвестно откуда появившимися черными тучами, сверкали молнии. Дождь лил сплошной стеной, порывы ветра гнули к земле деревья, дорожка превратилась в грязную реку.
        Брендон закрыл упирающуюся дверь.
        — И что нам делать?  — спросила Келли.  — Мы же не сможем добраться до яхты.
        — Не сможем,  — согласился он, провел рукой по лицу и сказал: — Вы тут погуляйте, осмотритесь, а я отлучусь ненадолго.
        — А электричество в замке есть? А то совсем темно стало,  — остановила Келли направившегося к лестнице Брендона.
        — Неужели вам страшно? Вы же говорили, что ничего, кроме взлета самолета, не боитесь,  — поддел ее он.
        — Я и не боюсь, просто неуютно и… темно,  — с вызовом сказала она.
        Не могла же Келли признаться, что ей действительно стало жутко в этом безлюдном замке, заполненном только портретами давно умерших людей.
        — Электричество имеется.
        Брендон включил свет, и люстра под потолком вспыхнула, осветив все темные уголки холла. Сразу же стало уютно и спокойно. Где-то за стенами бушевала гроза, шум ливня проникал и сюда, но Келли успокоилась. Замок был достаточно крепок, чтобы защитить их.
        Брендон ушел наверх и скрылся за дверью справа от лестницы. Келли же, побродив недолго по холлу и стараясь не смотреть на портрет графини, которая вызывала у нее неприятные чувства, тоже поднялась на второй этаж. Она прошлась по балкону, подойдя к перилам, посмотрела вниз. Не обнаружив ничего нового, она взялась за ручку одной из дверей, понимая, что поступает некрасиво. Даже отпустила ее, но потом дотронулась снова. Брендон же сказал: «Погуляйте, осмотритесь», а значит, дал разрешение ходить повсюду.
        Успокоив себя таким образом, Келли нажала на ручку, толкнула дверь и заглянула в комнату. Насколько она смогла разглядеть — комнату освещал лишь свет люстры из холла,  — это был каминный зал. Во всяком случае, камин Келли разглядела. Она пошарила рукой по стене у двери, но выключателя не нашла, а зайти в темную комнату поостереглась. Прикрыв дверь, она направилась к соседней. Но она оказалась запертой. Заперта была и следующая.
        Келли надоело ломиться в закрытые двери, и она направилась к той, за которой скрылся капитан Бюссе.
        Это была библиотека. Вернее тут раньше была библиотека. Сейчас от нее остались только книжные полки. На некоторых, правда, еще стояли какие-то книги, но в основном они были пусты. Печальное зрелище — библиотека без книг.
        Брендон сидел за большим письменным столом, перед ним лежала стопка папок, а поверх нее его бейсболка. Сам же он перелистывал папку в красной обложке.
        — Уже все осмотрели?  — Он поднял взгляд на вошедшую Келли.
        — Можно, я тут побуду?  — вместо ответа спросила она.  — Жутко там. И гром так страшно гремит.
        Брендон кивнул, и Келли уселась в широкое кожаное кресло. Кресло тихо скрипнуло под весом Келли, и она опасливо подвинулась на край.
        Капитан Бюссе просматривал бумаги в папке, некоторые пролистывал быстро, на некоторых задерживался, возвращался к уже просмотренным. Через некоторое время он захлопнул папку и бросил ее на стол.
        — Не могу найти,  — с досадой сказал он.
        — Вы что-то потеряли?
        Он удивленно посмотрел на Келли, словно не понимал, как она тут оказалась.
        — Я не мог потерять то, что еще не нашел,  — буркнул он, вытаскивая из стопки другую папку, теперь уже синего цвета.  — Неужели нельзя было хранить документы хоть в каком-то порядке?! Ничего не найти.
        Боясь нарваться на новую грубость, Келли промолчала. Лучше его не трогать и не обращать на него внимания.
        Келли привстала с кресла и взяла с полки книгу, забытую тут по случайности или за ненужностью. Книга оказалась на французском языке, которого Келли не знала. Все, что она поняла в ней, были слова «Париж, 1955». В книге даже не было картинок, но Келли все равно пролистала ее старые, пожелтевшие от времени страницы. Заняться было нечем. Брендон по-прежнему перекладывал бумаги, что-то недовольно бормоча себе под нос.
        Отложив книгу, Келли встала и подошла к окну. Через запыленные, давно не мытые стекла она посмотрела на улицу. Дождь не успокоился, а, наоборот, как ей показалось, стал еще сильнее. Небо, затянутое тучами, ни капельки не просветлело. Гроза, правда, удалилась. Не было слышно раскатов грома, а отблески молний доходили откуда-то издалека, освещая лишь краешек неба.
        Интересно, как они доберутся до яхты? Келли зябко повела плечами, представив себя идущей по лесу, горам, даже по изумительному городку Эз под проливным дождем. Дождь Келли не любила, особенно когда под рукой не оказывалось зонта.
        — Ну вот, кажется, нашел,  — услышала она голос Брендона и обернулась.
        Откинувшись в кресле, Брендон держал лист бумаги и довольно улыбался.
        — А как мы доберемся до яхты?  — спросила Келли, кивнув в сторону окна.
        Он встал, подошел к ней и посмотрел в окно.
        — Пока никак,  — сообщил он, и это его заявление не понравилось Келли.  — Дождем размыло дорогу. Даже не стоит пытаться.
        — И что мы будем делать?
        — Ждать, пока подсохнет.
        — И как долго?
        — Скорее всего, до утра.  — Брендон дотронулся рукой до стекла, провел по нему пальцем, потом посмотрел на грязный след и покачал головой.  — Здесь дожди быстро начинаются и быстро проходят, а солнце быстро просушит дорогу.
        Он выглядел спокойным и безразличным, а Келли буквально взорвалась:
        — Мы что, останемся в замке на ночь?!
        — Да,  — кивнул он.  — А почему это так встревожило вас? Опасаетесь за свою репутацию, что проведете ночь в замке с чужим мужчиной?
        В его голосе звучала насмешка, но Келли было не до смеха.
        — Какие глупости! Но все-таки…
        — Успокойтесь. Здесь вполне можно переночевать. Комнат в замке предостаточно, так что я даже не буду докучать вам своим обществом. Если только…
        — Что только?
        — Если только вы не боитесь привидений.
        — Каких привидений?
        — Ну как же, ведь в каждом уважающем себя замке имеются привидения.
        Непроизвольно Келли огляделась по сторонам, а потом улыбнулась:
        — Ну и шутки у вас.
        — Да уж… Не волнуйтесь, привидений тут не водится. Во всяком случае, мне они не попадались. Но есть проблема похуже привидений. Сами видите — замок нежилой. Так что удобств не гарантирую. Воды нет, еды нет, постельного белья, увы, тоже. Зато есть отличная кровать.
        — Ничего,  — сказала Келли.  — Надеюсь, одну ночь переночуем и без постельного белья. Так где же ваша отличная кровать?
        Брендон убрал папки со стола, небрежно запихнув их в ящик.
        — Пойдемте.
        Они вышли из библиотеки и, пройдя по балкону, остановились у одной из дверей.
        — Вам предстоит великая честь провести эту ночь в постели графини,  — торжественно произнес Брендон и распахнул дверь.
        Они вошли в спальню. Огромная кровать, укрытая чехлом, была единственным предметом мебели и занимала почти все пространство спальни. Ни подушек, ни одеяла Келли не заметила.
        Чувство, что в эту комнату давно уже никто не заходил, заставило Келли поежиться.
        — Это спальня графини?  — тихо спросила она.
        — Да.
        — И она умерла на этой кровати?
        Перспектива провести ночь на смертном одре суровой графини нисколько не вдохновила Келли. Уж лучше она проведет ночь в холле, на кресле.
        — Нет, графиня умерла не здесь, в больнице.
        — Все равно тут очень неуютно,  — обведя спальню взглядом, произнесла Келли.
        Ей казалось, что она попала в какую-то параллельную реальность. Там, за стенами замка идет нормальная жизнь, а здесь время будто бы остановилось, замерло на половине пути, и они с Брендоном Бюссе попали в это вневременье. А вдруг они из него не смогут вырваться? Вдруг так и останутся в этом запущенном замке навсегда? За окнами вечно будет идти дождь, а они так и будут бродить по пустым запыленным комнатам…
        Будто прочитав ее мысли, Брендон предложил:
        — А давайте затопим камин. Ложиться спать вроде рано, а другим нам заняться все равно нечем.
        Эта идея понравилась Келли. Огонь камина всегда создает уют, наполняет душу успокоением. Может, и сейчас он развеет ее грустные мысли.
        Каминный зал представлял собой жалкое зрелище. Выключатель все-таки нашелся. Он был с другой стороны двери, не там, где искала Келли. Когда Брендон включил свет, Келли увидела, что, кроме камина, в комнате ничего нет, даже стены голые. Ни картин, ни зеркал. Справа от камина стояла полная дров специальная подставка, и это обрадовало Келли. А то она ненароком подумала, что Брендон предложит ей отправиться за дровами. Дрова имелись, сухие и готовые к употреблению.
        Брендон заложил дрова в камин, разжег их. Огонь весело охватил поленья.
        — Я принесу кресла из холла,  — поднимаясь с корточек, сказал Брендон.  — Не сидеть же нам на полу.
        Келли в ответ лишь кивнула, не сводя взгляда с огня. Она размышляла о превратностях судьбы. Разве могла она еще сегодня утром представить, что вечером окажется в старом замке с человеком, которого считала неисправимым хамом и который сейчас ей таким уже не казался? Наоборот, сейчас он был интересен ей, его окружала тайна, будоражащая фантазию. Нет, она от него не отстанет, пусть он и будет упрекать ее в грехе любопытства. Она узнает, что связывает капитана Бюссе с этим замком.
        Кресла расположили напротив камина.
        — Хорошо!  — Бюссе шлепнулся в одно из кресел и протянул ноги к огню.  — Еще бы сюда бокалы с вином и свечи, совсем было бы прекрасно. Но вина, увы, нет. А свечи, может быть, и нашлись бы, но я не знаю, где их искать. Да и не хочу.
        В комнате ярко горел свет, в камине потрескивал огонь, а за окнами совсем стемнело. Дождь прекратился, и завтра, когда солнце подсушит грязь на дороге, они отправятся в обратный путь, на яхту. И жизнь вновь вернется в свою колею.
        Но пока они здесь, отрезанные от всего мира, Келли должна узнать историю капитана Бюссе, иначе не будет ей покоя.
        — Капитан Бюссе…  — начала она.
        — Зовите меня Брендоном, мисс Уинстон,  — перебил ее он.  — А то как-то нехорошо. Мы с вами одни, рядом с камином, почти в романтической обстановке, и такое официальное обращение.
        — Тогда и вы меня зовите просто Келли.
        — Хорошо, Келли.
        — Хорошо, Брендон.
        — Вы хотели что-то узнать?  — Брендон скосил глаза на нее.
        — Расскажите мне о графине Эстер де Бюссе. Какая она была?
        — Не могу ничего рассказать о ней. Увы.
        — Не можете или не хотите?
        — Не могу. Я ничего о ней не знаю, я даже не встречался с ней ни разу.
        — Как такое может быть?  — не поняла Келли.  — Вы же сказали, что вы ее внук.
        — Ну и что?
        — И ни разу не видели свою бабушку?
        — До некоторого времени я о ней даже ничего не слышал.
        — Расскажите!  — Келли просто умирала от любопытства.  — Здесь, наверное, скрывается какая-то тайна? Обожаю истории про семейные тайны!
        Брендон немного помолчал, потом вздохнул и сказал:
        — В моей истории нет ничего интересного. Банальная история, которых в мире случается тысячи.
        — Но не у всех же бабушки графини,  — настаивала Келли.
        — А это ничего не меняет в ней. Все, как и у многих других, банально и обыденно. Ну, если вам так интересно, слушайте. Но сразу предупреждаю, рассказчик я не ахти какой, так что не обессудьте.

        Началась эта история более тридцати лет назад, когда в парижском парке Бют-Шомон повстречались парень и девушка. Он — студент экономического факультета Сорбонны, она — актриса нью-йоркского театра, приехавшая в Париж на гастроли. Оба молодые, свободные, красивые. И кто может их упрекнуть, что между ними возникла любовь? Встречи, поцелуи, прогулки по весеннему Парижу. И цветы, море цветов, что ежедневно парень дарил девушке.
        Там же, в парке Бют-Шомон, в храме Сибиллы, расположенном на вершине скалистого острова в центре парка, они признались друг другу в любви и вечной верности.
        Так красиво начавшаяся история, увы, имела печальное продолжение. И все дело заключалось в фамилии молодого человека, вернее маленьком дополнении к его фамилии.
        Мать юноши, Эстер де Бюссе, наследная графиня, восстала против выбора сына. Ее фраза «В нашей семье нет места актрисулькам» была самой безобидной из всех, которыми она встретила влюбленных.
        Что потом произошло между матерью и сыном, уже никто и никогда не узнает. Дело же закончилось тем, что юноша последовал за своей возлюбленной в Нью-Йорк, там они поженились. Девушка оставила театр, тем более главных ролей ей никто не предлагал. Вместе с мужем они создали фирму по продаже кондиционеров, которая со временем превратилась в довольно-таки успешное предприятие.
        Через два года у них родился сын Брендон. А через три года в автокатастрофе погиб его отец. Брендон воспитывался матерью, которая никогда не рассказывала ему о происхождении отца. Всегда отделывалась общими словами. Да, Брендон знал, что его отец француз, но кто он и какого рода, не имел понятия. Да его это и не слишком интересовало. Он родился в Америке и был истинным американцем.
        — А что случилось потом?  — спросила Келли, когда Брендон закончил свой короткий рассказ.  — Как вы оказались тут, во Франции?
        — Ну это уже совсем другая история. Тоже скучная и неинтересная.  — Он все так же, вытянув ноги, сидел в кресле и смотрел на огонь в камине.
        — Что вы за человек?!  — воскликнула Келли.  — Почему вы все время меня дразните? Раз начали рассказывать, то давайте уж до конца.

        Чуть больше двух лет назад Брендон Бюссе, работающий в созданной его родителями компании по продаже кондиционеров, получил письмо из Франции от некоего господина Шарля Сансерра. В письме Шарль Сансерр, представившийся сотрудником адвокатской конторы «Сансерр и Бланш», сообщал, что такого-то числа такого-то года в больнице Святой Люсии в Ницце скончалась графиня Эстер де Бюссе. После скупых соболезнований по поводу невосполнимой утраты Шарль Сансерр настоятельно рекомендовал Брендону де Бюссе незамедлительно приехать в Ниццу для оглашения завещания.
        Брендон перечитал письмо три раза, но так в нем ничего и не понял. Вернее он понял, что во Франции скончалась какая-то графиня, имевшая схожую с его собственной фамилию. Но никак не мог понять, какое отношение имеет к этому печальному событию он сам.
        За объяснением он отправился к матери, которая к этому времени уже отошла от дел торговой компании и жила спокойно в небольшом городке недалеко от Нью-Йорка. Вот тогда он и узнал правду о своем отце и о том, что графиня Эстер де Бюссе его бабушка.
        Об усопшей бабушке Брендон, конечно, не горевал. Жил он без нее столько лет, мог бы жить и дальше. Но во Францию решил поехать. К тому времени дела в бизнесе пошли из рук плохо, конкуренты наступали на пятки, не давали спокойно работать. Чтобы продержаться, нужно было новое вложение капитала. Вот они с матерью и решили, что наследство бабули как раз им пригодится. Не хотела помогать при жизни, пусть поможет после смерти.
        Но они просчитались. Никаких денег Брендон не получил.
        Старая графиня была женщиной оригинальной — завещание составила необычное, даже видавшие виды нотариусы в недоумении чесали затылки.
        По ее распоряжению книги из домашней библиотеки передавались в муниципальную библиотеку города Эз, картины — в художественный музей того же города. Прислуге доставалось все, что они захотят забрать из замка. В неприкосновенности должен был остаться только холл с коллекцией портретов. А Брендону Бюссе, гражданину Соединенных Штатов Америки, завещался сам замок и яхта «Леди Сисси», приписанная к порту города Ниццы, которые в течение пятнадцати лет он не имел права выставить на продажу. Так Брендон нежданно-негаданно приобрел совершенно не нужное ему имущество.
        — Неужели графиня была так бедна, что не имела денег?  — не выдержала Келли.
        — Нет, почему же. Напротив, по словам нотариуса, графиня имела огромные денежные средства. Правда, в последние годы она вкладывала их в драгоценности.
        — И где же они? Кому достались?
        — Никому,  — терпеливо ответил Брендон.  — В завещании про них не было не сказано ни слова. И никто не знает, где они.
        — И ты их не искал?!  — Возбужденная рассказом Брендона, Келли и не заметила, как перешла на «ты».
        — Искал, конечно.
        — И где?
        — А где бы искала ты?
        Келли задумалась.
        — Ну сначала узнала бы, с каким банком имела дело графиня. Драгоценности принято хранить в банковских сейфах.
        — Графиня не имела никаких дел с банками, так мне сказал нотариус. Она им не доверяла.
        — Тогда надо искать в замке.
        Брендон усмехнулся.
        — И тут я искал. Хотя искать в замке не имело смысла. Ты же видишь, в каком он состоянии. Да прислуга, я думаю, перерыла здесь все еще до меня. Им же по завещанию доставалось все, что они захотят забрать из замка. Постарались они на славу, вынесли все вплоть до постельного белья. А уж про драгоценности они были наслышаны. Так что они знали, что искать.
        — А вдруг нашли?  — с замиранием сердца спросила Келли.
        — Нет. Об этом стало бы известно. Драгоценности графини — это не бижутерия из сувенирной лавки. Появление их на рынке вызвало бы шумиху. А впрочем…  — Брендон вздохнул.  — Если кто-то и нашел, то его счастье. Я же к этим драгоценностям не имею никакого отношения.
        — Как не имеешь?!  — Келли даже подпрыгнула на кресле.  — Ты же ее единственный родственник!
        — Ну и что? То, что она мне завещала, я получил, а на большее и не претендую.
        — Ну не знаю…  — покачала головой Келли.  — Хотя… Замок и яхту в Ницце получить в наследство тоже хорошо.
        Вздохнула, подумав, что ей уж точно такого наследства никто не оставит.
        — Ты так думаешь? Нет, мне от этого наследства одни хлопоты. Ты даже не представляешь, какие тут налоги. Вот скажи мне, почему я на своей яхте катаю богатеньких бездельников, развлекаю их, чуть ли не пресмыкаюсь перед ними? Да лишь для того, чтобы хоть как-то выплачивать налоги. Думаешь, мне доставляют удовольствие подобные клиенты, как…  — Брендон осекся и виновато посмотрел на Келли.
        — Как я,  — закончила за него она и засмеялась. Успокоившись, Келли сказала: — Насчет меня можешь быть спокоен. Я не из числа так не любимых тобой богатеньких бездельников. Сама бы я себе никогда в жизни не смогла позволить такой круиз. Это всего лишь подарок.
        — Прости,  — смутился Брендон.  — Я совсем не хотел тебя обидеть.
        — Да ладно,  — махнула рукой Келли.  — Забыли.
        Они помолчали. Брендон, подойдя к камину, поворошил кочергой почти догоревшие дрова. Келли смотрела на его сильную спину, на проступающие сквозь футболку мышцы, и ей вдруг так захотелось прижаться к его спине щекой, что она еле сдержала свое желание.
        — И с тех пор ты живешь во Франции?  — спросила она.
        Не поворачиваясь, Брендон ответил:
        — Да. Наш семейный бизнес пришлось продать, а я перебрался сюда и большую часть времени живу на «Леди Сисси». Иногда приезжаю в замок.  — Он вернулся в кресло, пододвинув его ближе к камину.  — Но тут я бываю редко, здесь я чувствую себя гостем в чужом доме. Я не люблю замок, и замок не любит меня.
        — А мать?
        — Мать осталась в Америке,  — вздохнул он.  — В последнее время она чувствует себя неважно. Вот и приходится время от времени навещать ее.
        — И ты возвращался от нее, когда мы впервые встретились?
        — Да. Грустная поездка получилась. Перед самым моим отъездом у нее начался приступ, и я чуть не опоздал на самолет.
        Келли с сожалением посмотрела на него. Вот откуда его задерганность, неучтивость, невнимание к людям. А она приняла его за обыкновенного самоуверенного хама.
        — И что ты собираешься со всем этим делать?  — Келли обвела рукой комнату.
        — Не знаю,  — тихо сказал Брендон.  — Но пятнадцать лет — большой срок. А налоговая инспекция давит.
        — И вчера они приходили?  — проявила осведомленность Келли.
        — И вчера, и на прошлой неделе. Им понадобились новые документы, отчеты по старым счетам. Вот и пришлось тащиться в замок.
        — Понятно. А знаешь, хорошо, что ты меня позвал с собой. Все-таки вдвоем веселее пережидать здесь ненастье.
        Она представила Брендона одного в замке, без единой живой души, и действительно порадовалась, что она рядом с ним.
        — Но я не имею права подвергать таким неудобствам своих клиентов.  — Брендон посмотрел на нее.
        Келли улыбнулась.
        — Будем считать, что это тот самый сюрприз, заявленный в программе круиза. Наоборот, мне повезло. Кто из твоих прошлых клиентов может похвастаться таким приключением?
        Брендон принял ее шутку:
        — Надо подумать, не включить ли в программу круиза посещение старого замка.
        — А он и вправду старый?
        — Да, построен в начале восемнадцатого века. Правда, перестраивался много раз, но заложен был больше трехсот лет назад. Я думаю, что от старого замка остался только фундамент. А вообще, история возникновения замка интересна. Я прочитал об этом в путеводителе. Хочешь, расскажу?
        — Конечно!  — воскликнула Келли.  — Обожаю слушать старые истории.
        — Предок графини Эстер, славный граф Фредерик де Бюссе, прославившийся в подавлении восстания якобинцев, был тот еще сластолюбец, ни одной хорошенькой мордашки пропустить не мог. Но была у него слабость не к дамам из высшего общества, а к бедным девушками из деревень, обязательно молоденьким и нетронутым. Не знаю, что уж его так в них прельщало. Но что было, то было. Понятно, что в его кругу такое увлечение графа вызывало, мягко говоря, недоумение. Одно дело — завести интрижку с какой-нибудь графиней или баронессой, которые и сами не прочь были поразвлечься, другое — наслаждаться обществом каких-то крестьянок, необразованных и диких.
        Вот этот Фредерик и придумал для своих утех построить замок вдали от всех глаз. Место в горах, среди леса, а в те времена тут был непроходимый лес, самое что ни на есть подходящее. Итак, граф построил замок, сюда и привозил своих невинных селянок. Куда он их потом девал, вдоволь натешившись, об этом история умалчивает. Так и продолжалось несколько лет, пока однажды не попала в замок некая Люсия, дочь пастуха. И так уж она понравилась графу, что про других он и думать забыл. Из-за нее покинул свою высокородную жену, оставил детей, удалился от светской жизни и жил в этом заброшенном месте до самой смерти вместе со своей Люсией, которая оказалась не так уж проста. Крутила, говорят, она графом, как хотела. И после его смерти не пожелала покидать это место, считая себя его полноправной хозяйкой.
        Сыну Фредерика Огюсту де Бюссе с трудом удалось выдворить из замка самозванку с целой кучей незаконнорожденных детей. Он стал использовать замок как летнюю резиденцию. С тех пор так и повелось — каждое лето де Бюссе проводили в этом замке.  — Брендон замолчал.
        Огонь в камине догорел, и пора бы уже было отправиться спать, но Келли не хотелось. Ей приятно было сидеть в этом зале рядом с Брендоном и слушать его рассказы. Какой же далекой и почти нереальной сейчас казалась ей ее жизнь в Нью-Йорке! Все переживания, страхи о будущем, ее недавняя депрессия отступили на второй план.
        — Брендон, а ты ничего не рассказал о своем дедушке,  — сказала Келли, когда молчание затянулось.
        — О каком дедушке?  — Он удивленно посмотрел на нее.
        — Ну раз имеется бабушка,  — усмехнулась Келли,  — то должен быть и дедушка — муж графини Эстер де Бюссе. Тоже какой-нибудь граф или маркиз?
        — Хочу тебя разочаровать: никакого дедушки нет. Вернее, конечно, теоретически он имеется. Но о нем ничего не известно. Графиня Эстер де Бюссе никогда не была замужем.
        — О-о-о! Представляю, какой скандал случился по этому поводу в графском семействе.
        — Да, скандал, наверное, был,  — согласился Брендон.  — Во всяком случае, после рождения моего отца Эстер де Бюссе по воле своего отца покинула Ниццу и поселилась в этом укромном уголке. Видимо, подальше от всяких пересудов.
        — Интересно, кем же был твой дедушка?
        — Ну тут много насочинять можно.  — Брендон встал и подошел к окну.  — Но ни одна история, что мы придумаем, скорее всего, не будет истинной.
        — Да, это так,  — кивнула Келли. Она тоже встала и подошла к Брендону.  — Посмотри, сколько звезд!  — удивленно воскликнула она.  — Миллионы, нет, миллиарды звезд!
        — Да, завтра будет хорошая погода.
        — Фу! Как прозаично,  — поморщилась Келли и передразнила Брендона: — Завтра будет хорошая погода. Да разве можно думать о погоде, когда видишь такую красоту?! Давай выйдем на улицу.
        — Зачем?
        — Чтобы стать ближе к звездам. Пошли!  — Она схватила Брендона за руку и потянула к двери.
        Пробурчав под нос что-то вроде: «Ох уж эти девушки!» — он все-таки последовал за ней.
        В холле Келли по-другому взглянула на висящие здесь портреты. Если вначале она их восприняла как обыкновенные произведения искусства, к которым, к ее стыду, была абсолютно равнодушна, то теперь знала, что за каждым портретом стоит своя история.
        — И где он, этот Фредерик, основатель замка?  — спросила она.
        Брендон показал ей портрет толстячка в коротких, с подвязками штанах и в белой, с жабо и пышными рукавами рубашке. Келли поморщилась. Мало того что этот сластолюбец имел непрезентабельную фигуру, еще больше испорченную костюмом, который в его времена, наверное, считался верхом элегантности, так еще и был некрасив. Маленькие глазки, зато огромный нос. Художник, по всему видно, был смелым человеком, раз нарисовал заказчика без всяких прикрас.
        — Не впечатлил?  — заметив гримасу на лице Келли, усмехнулся Брендон.
        — Ты совсем не похож на своего предка. Да и на бабку свою не похож.
        — Я на мать похож.
        — Вот и хорошо,  — улыбнулась Келли.  — Мне эта семейка совсем не нравится.
        Сказала и осеклась: как Брендон воспримет ее заявление? Все-таки он является частью этой семейки. Брендон не обиделся, а, наклонив голову набок, хитро поинтересовался:
        — А я?
        — А ты ничего.
        Они вышли за дверь. Воздух был густым и влажным. Свет из окон освещал небольшой участок перед домом, а дальше была темнота.
        Келли сбежала со ступенек, но тут же поскользнулась на мокрой земле. Еще чуть-чуть, и она шлепнулась бы в грязь, но ее подхватили сильные руки Брендона.
        — Осторожно!  — Он прижал ее к себе, и Келли почувствовала, как напряжено его тело.  — Думаю, что нам не следует отправляться на прогулку. Дождь размыл дорожку.
        — Я тоже так думаю,  — согласилась Келли, вывернувшись из его объятий.  — Да и на звезды можно посмотреть с крыльца.
        Она добралась до безопасных ступенек.
        — А ты эффектно смотришься на фоне замка.  — Брендон стоял внизу и смотрел на нее.
        Келли понравилось его замечание, но она ничего не сказала. Да и что она могла сказать? К замку она не имела никакого отношения.
        Брендон поднялся к ней.
        — Сколько звезд!  — Келли подняла голову.  — И у каждой, наверное, есть имя. Ты разбираешься в звездах?
        — Немного.  — Брендон тоже задрал голову к небу.  — Я же учился в курсах капитанов. Нам преподавали астрономию.
        — Как интересно!  — Келли продолжала разглядывать небо.  — Вот, например, как называется то созвездие? Видишь, треугольник прямо посреди неба?  — Она выставила палец, показывая, что ее заинтересовало.
        — Это не созвездие,  — проследив за ее пальцем, ответил Брендон.  — Просто кажется, что три звезды расположены совсем близко друг к другу, а на самом деле они принадлежат трем разным созвездиям. Та, что дальше всех от нас — Альтаир, главная звезда созвездия Орла. Справа от нее — Денеб, это уже Лебедь. А слева — Вега из созвездия Лиры.
        — Они так далеко от нас…
        — Да. Насколько я помню, Денеб находится от нас на расстоянии двух тысяч пятисот световых лет, а вот до Альтаира совсем рукой подать — всего лишь семнадцать световых лет.
        — Немыслимо! И откуда это известно?
        — За звездами человечество наблюдает с момента своего рождения, вот постепенно и накапливались знания.
        — А ведь кто-то первый придумал названия для звезд.
        Келли представила, как кто-то, живший за тысячи лет до нее, точно так же смотрел на небо и придумывал названия звездам.
        — Как жалко, что все названия уже придуманы,  — вздохнула она, немного помолчала и сказала: — А давай и мы придумаем название какому-нибудь созвездию. Просто так, для себя.
        — Давай,  — согласился Брендон.  — Тогда и созвездие надо придумать.
        — Вот для этого треугольника и придумаем. Это будет наше новое созвездие.
        — И как мы его назовем?  — Брендон поддержал ее игру.
        — А назовем мы его…  — Келли задумалась.  — Назовем мы его… созвездие Любви. Правда, красивое название?
        — Красивое,  — кивнул Брендон.
        — Ты согласен?
        — Согласен.
        — Итак, у нас появилось новое созвездие, ранее никому не известное. Ура!  — Келли захлопала в ладоши.
        — Ура!  — повторил за ней Брендон.

        7

        Спать Келли легла не раздеваясь. Лишь скинула кроссовки. Какой смысл раздеваться, если прислуга графини де Бюссе не оставила даже постельного белья? Кровать, правда, оставила. Но на то была уважительная причина: кровать была настолько огромной, что через дверь спальни ее протащить не было никакой возможности.
        Келли, подложив руки под голову, растянулась на кровати. Ночь уже полностью вступила в свои права. Стояла тишина, ветер утих, и за окном не было слышно ни звука. Да и в замке тоже. Брендон ушел спать в другую комнату, Келли даже не знала в какую. Ей показалось, что она осталась одна в целом мире.
        А ну как и вправду в замке водятся привидения?  — пришла в голову глупая мысль, заставившая Келли поежится.
        На всякий случай она передвинулась в центр кровати, будто удаленность от края смогла бы ее спасти, появись в спальне графини привидения.
        Чтобы не думать о привидениях, Келли начала думать о судьбе рода де Бюссе. Вот ведь как бывает в жизни — славный и, по всему судя, древний род угас. Остался один Брендон, до недавнего времени ничего не знавший о своем происхождении. Как поняла Келли, он совсем и не гордился своим происхождением. И замок, доставшийся ему в наследство от бабки, был ему только в тягость. Разоренное родовое гнездо, от которого остались только стены да портреты прежних его владельцев, с ужасом взирающих на то, что произошло с их домом.
        И кого в этом винить? Старую графиню Эстер де Бюссе, не смирившуюся с выбором сына? Страдала ли она от своего поступка? Вспоминала ли сына? И о чем думала она, умирая в одиночестве в больнице? Наверное, все-таки о сыне. Она же включила в завещание внука, хотя официально так и не признала его. И почему ничего неизвестно о деде Брендона? Что за тайну хранило почтенное семейство? Эх, был, наверное, грех в жизни надменной графини, скрываемый от всех.
        А Брендон мог бы стать хорошим графом. Брендон… Мысли Келли постепенно переключились на него. Она вспомнила, как они стояли на ступенях замка и рассматривали высокие звезды, которым не было никакого дела до людей. Созвездие Любви… Красивое название она все-таки придумала. Сейчас у них с Брендоном есть собственное созвездие.
        Келли вспомнила руки Брендона, крепкие и надежные, вспомнила несколько секунд объятий, случившихся так неожиданно, когда она поскользнулась, спустившись с крыльца.
        Как же она была глупа, когда принимала его за высокомерного хама! Да, первое впечатление о человеке не всегда верное. Келли еще раз смогла убедиться в этой прописной истине.
        Она так и заснула, думая о Брендоне, почти что графе де Бюссе.
        А ночью ей приснился странный сон. Снилось Келли, что она идет по тропинке в лесу, похожем на тот, через который они с Брендоном шли днем. Но она знала во сне, что это другой лес, расположенный совсем в другом месте, где-то далеко-далеко.
        Тропинка петляла между высоких стройных деревьев, незнакомых Келли, и словно пыталась запутать ее. А Келли не останавливалась и шла все дальше и дальше. Она знала, что если остановится хоть на мгновение, то тропинка исчезнет и она навсегда останется в этом лесу. Келли устала, ей хотелось присесть, но она продолжала из последних сил шагать вперед, туда, куда вела ее тропинка. Казалось, что тропинка вот-вот выведет Келли из леса, и она попадет туда, куда так стремилась дойти. Но тропинка делала новый резкий поворот, и Келли вновь углублялась в лес.
        Когда у Келли совсем не осталось сил и она готова была в изнеможении упасть на землю, деревья вдруг расступились. Нет, Келли не вышла из леса, она всего лишь оказалась на полянке почти идеально круглой формы.
        Келли внимательно оглядела полянку и посреди нее вдруг увидела сидящую к ней спиной женщину. Келли могла бы поклясться, что секунду назад ее там не было.
        — Эй!  — окликнула ее Келли.
        Никакой реакции.
        Келли приблизилась к сидящей на земле женщине, но та упорно отворачивалась от нее, не показывала лицо. А Келли непременно нужно было его увидеть.
        Келли протянула руку и дотронулась до плеча женщины, та резко обернулась.
        На земле сидела графиня Эстер де Бюссе. Келли ее сразу узнала. Одета она была в старинное платье из темно-синего бархата. Именно в нем она была изображена на портрете, висевшем в салоне на яхте. Как же глупо надевать подобное платье для прогулки в лесу, подумала Келли и хотела сказать об этом графине, зло, исподлобья, смотревшей на нее.
        Но не успела. Графиня похлопала ладонью по земле, и Келли, последовав приглашению, уселась рядом.
        — Значит, ты хочешь стать графиней?  — спросила Эстер де Бюссе.
        Голос ее был скрипучим и резким. Именно таким голосом разговаривало привидение в каком-то фильме, название которого Келли позабыла.
        Ну конечно, подумала Келли, а как же ей еще разговаривать — она же умерла. И передо мной сидит не настоящая графиня, а всего лишь привидение.
        Но Келли решила не показывать виду, что она догадалась об этом факте.
        — Нет,  — вежливо, чтобы не разозлить привидение, ответила Келли.  — Я не хочу становиться графиней, я даже не думаю об этом.
        Неподвижное до сих пор лицо графини дрогнуло, плотно сжатые губы скривились в чем-то наподобие усмешки.
        — Не ври!  — крикнула она.  — Все девушки хотят стать графинями.  — Она погрозила Келли пальцем, на котором блестел перстень с огромным зеленым изумрудом.  — А для того, чтобы стать графиней, надо это заслужить,  — приблизив лицо к лицу Келли, прошипела графиня.  — Заслужить… заслужить… Только те, кто докажут свою состоятельность, становятся графинями. Вот так, как я.
        Графиня запрокинула голову и захохотала. Смех ее был так громок, что спугнул птиц на дереве. Они закружились над полянкой, захлопали крыльями и закричали:
        — Заслужить! Заслужить!
        Келли стало страшно, но она не могла подняться с земли и убежать. Ужас сковал ее, лишив Келли способности двигаться.
        — А когда заслужишь, превратишься в такую же, как я.  — Лицо графини исказилось, помутнело, а потом Келли увидела напротив себя свое собственное лицо.
        — Нет!  — собрав все силы, прошептала Келли.  — Я не стану такой, как вы. Я — это я, а вы — это вы. И вы умерли, вас уже нет.
        Графиня словно испугалась выдавленных с таким трудом слов Келли. Лицо ее вновь стало лицом графини, тут же сморщилось, скривилось, будто графиня собиралась заплакать. Графиня потерла кулаками глаза, как трут их маленькие дети, и произнесла уже не скрипучим голосом привидения, а нормальным, человеческим:
        — А я думала, что меня спасет шкатулка.
        — Какая шкатулка?  — не поняла Келли.
        Графиня пожала плечами и исчезла, так и не ответив на вопрос Келли.
        — Какая шкатулка?!  — закричала в пустоту Келли и… проснулась от собственного крика.
        Она лежала, свернувшись клубочком, на огромной кровати и в первое мгновение испугалась, не попала ли она в новый сон. Но потом вспомнила вчерашний день и успокоилась. Келли посмотрела на часы — без четверти девять. Долго же она спала. Келли повернулась к окну. Светило яркое солнце — такое быстро высушит дорогу. Келли потянулась и подумала о сне, который ясно помнила.
        Приснится же такое. Ладно графиня — как-никак в ее доме ночует. С лесом и привидениями тоже понятно — по лесу днем шла, о привидениях, прежде чем заснуть, думала. Но что-то было в ее сне неправильное, что не подлежало объяснению.
        Шкатулка… Конечно, шкатулка. Келли задумалась. Нет, у нее не возникло никаких ассоциаций с подобным предметом. Вчера она не видела никаких шкатулок, и с Брендоном они о шкатулках не разговаривали. Но почему же она ей приснилась?
        Келли поморщилась, она не любила загадки, на которые не знала ответов. А сонник Густава Лорри остался в Нью-Йорке. Вспомнив о нем. Келли вздохнула: на память пришла последняя промашка с этим сонником — проигрыш в казино. Вот и хорошо, что его здесь нет. А то опять что-нибудь неправильное предсказал бы. Вернусь домой — выброшу, подумала Келли.
        Но шкатулка… Что значит увидеть во сне шкатулку?
        А еще Келли хотела есть. В последний раз она ела на яхте, а с тех пор прошло ой-ой-ой сколько времени. Но об этом лучше не думать — все равно в замке нет ни крошки съедобного. Так же, как и воды.
        Келли открыла сумочку, достала зеркальце и расческу. Да, вид у нее тот еще, но уж какой есть. Вздохнув, Келли вышла из спальни.
        — Брендон!  — позвала она.
        Никто не откликнулся. А вдруг он оставил ее одну?
        — Брендон!  — крикнула она громче.
        — Я здесь,  — раздался из библиотеки голос Брендона.
        Брендон сидел за столом, а перед ним вновь лежали бумаги.
        — Выспалась?  — спросил он, улыбнувшись.
        Выглядел он прекрасно, не то что она.
        — Выспалась,  — кивнула Келли.
        — Привидения не беспокоили?
        — Почти нет.  — Ей хотелось рассказать о своем сне, но она побоялась показаться глупой.
        — Через час можем отправляться в путь.  — Брендон кивнул в сторону окна.  — Солнце скоро высушит всю грязь.
        — Это хорошо,  — сказала Келли.  — А то мы тут, наверное, загостились.

        Как и обещал Брендон, они вышли из замка через час. Тропинка действительно слегка подсохла, но все равно кое-где, особенно в низинках, встречались лужи. Их приходилось осторожно обходить, и дорога до Эза заняла почти в два раза больше времени, чем вчера.
        — Ура!  — воскликнула Келли, когда они подошли к первым домам.  — Мы в цивилизации!
        — И наверное, в этой цивилизации имеется какой-нибудь приличный ресторанчик,  — рассмеялся Брендон.
        Ресторанчик нашелся здесь же, в Старом городе. Терраса, словно прилепившаяся к горе, занята несколькими столиками. Келли и Брендон выбрали место у самого ограждения. Если посмотреть вниз, то видно море с маленькими, словно игрушечными, яхтами. Если поднять голову, то видны горы, окружающие террасу со всех сторон.
        — Мы с тобой между небом и землей,  — заключила Келли, оглядевшись вокруг.  — Если тут еще и кухня такая же божественная, как и вид, то я буду чувствовать себя на седьмом небе от счастья.
        — А мне все равно, что тут за кухня,  — усмехнулся Брендон.  — Я так голоден, что съем все, что мне подадут.
        — Я тоже,  — поддержала его Келли.
        Кухня оказалась вполне приличной. Особенно десерт. Келли выбрала себе блинчики с ванильным соусом и съела их с таким удовольствием, какого не испытывала, наверное, никогда в жизни.
        В ожидании кофе, расслабленная и умиротворенная, Келли сказала:
        — Расскажи мне о шкатулке.
        Просто так сказала, даже не надеясь, что шкатулка, связанная с графиней, вообще существует. Но сон не уходил, она постоянно вспоминала его и, чтобы избавиться от этого наваждения, решила выяснить все до конца.
        — О какой шкатулке?  — лениво спросил Брендон, он съел огромную порцию тушеных овощей с говядиной и тоже сейчас находился в расслабленном состоянии.
        — О шкатулке графини,  — пояснила Келли.  — Ты ничего не знаешь о ней?
        Брендон удивленно взглянул на Келли, немного помолчал и ответил:
        — Знаю. А вот откуда о ней знаешь ты?
        — Да так, ерунда,  — отмахнулась Келли.  — Просто расскажи.
        — Ну уж нет.  — Расслабленное состояние Брендона испарилось, и сейчас он смотрел на Келли, подозрительно прищурившись.  — Сначала ты расскажи, откуда у тебя такие сведения.
        — Из сна,  — быстро ответила Келли.  — Мне сегодня ночью приснилось.  — Заметив, настороженность Брендона, она решила ничего не скрывать и рассказала ему свой сон.
        — Странно…  — протянул Брендон.  — Очень странно.
        — Так шкатулка существует?  — встрепенулась Келли.
        — Да,  — кивнул Брендон.

        Шкатулку Брендону передал нотариус. Небольшую, из резного красного дерева, довольно-таки старую, с потертыми от времени и частого пользования углами. В ней оказались связка ключей и почтовая открытка с изображением знаменитого отеля Ниццы «Негреско». То, что это отель «Негреско», Брендон узнал уже позже. В тот день, когда он получил шкатулку из рук месье Сансерра, об этом отеле он не знал ничего, как, впрочем, и о Ницце в целом. Тогда же, достав из шкатулки открытку, он увидел на ней белое здание с необычным круглым фасадом, роскошно и изысканно украшенным барельефами. На фоне голубого неба и яркой зелени оно смотрелось впечатляюще.
        — Это для вас,  — сказал нотариус.  — Шкатулка была передана мне графиней в тот же день, когда составлялось последнее завещание.
        — А были еще варианты завещания?  — спросил Брендон.
        — Да,  — кивнул Сансерр,  — но в тех вариантах ваше имя не упоминалось.
        — Странно, что оно упомянуто в этом,  — усмехнулся Брендон.
        Сансерр ничем не выразил свое отношение к данному замечанию.
        — Такова воля покойной,  — склонив голову, произнес он.
        Ключи были от замка, расположенного в окрестностях небольшого городка Эз, куда месье Сансерр любезно согласился отвезти новоявленного владельца.
        Замок произвел на Брендона гнетущее впечатление. Незадолго перед его приездом бывшая прислуга покойной графини потрудилась тут на славу. Из замка было вынесено все, что только можно. А что вынести было нельзя, находилось в плачевном состоянии. Повсюду валялся мусор, какие-то обломки, обрывки…
        — Да…  — протянул нотариус.  — Нельзя пускать козла в огород и нельзя допускать такого разгрома. Графиня де Бюссе явно погорячилась, составив свое завещание. Знаете, я бывал тут при жизни графини, еще до ее болезни. Да…
        Брендон тут не бывал никогда, поэтому ему сложно было судить о былой красоте замка. Но в этом разоренном месте ему совсем не хотелось оставаться.
        А яхта Брендону понравилась, и он остался на ней жить.

        Келли внимательно выслушала рассказ Брендона. Конечно, она знала, что в жизни встречаются разные события, иногда совершенно необъяснимые. Но то, что такое событие произошло именно с ней, удивляло ее. Вчера Брендон ни словом не упомянул о шкатулке, а она ей приснилась. И вот пожалуйста, она существовала на самом деле.
        — А что открытка?
        — А что открытка?  — удивился он.
        — Но в шкатулке была и открытка.
        — Не знаю,  — пожал плечами Брендон.  — Это была простая почтовая открытка. Думаю, что она там оказалась совершенно случайно.
        — А на ней было что-то написано?  — не успокаивалась Келли.
        — Да, на обратной стороне было написано какое-то четверостишие. Совершенно бессмысленное. Я даже не запомнил его.
        — А где она?
        — Не помню. Куда-то засунул, а может быть, даже и выбросил,  — небрежно ответил Брендон.  — Я думаю, что в этой шкатулке раньше лежали всякие почтовые мелочи. А потом графиня положила туда ключи, а эта открытка случайно осталась на дне.
        Официант принес кофе, и Келли с наслаждением выпила его. Но что-то ее тревожило. Келли постаралась успокоить себя, решив, что ей до этого нет никакого дела.
        После обеда настроение улучшилось, и они благополучно спустились из Старого города к яхте.
        Мадлен и Поль ждали их на палубе. Вчера вечером Брендон позвонил на яхту и предупредил, что они не вернутся, так что повода для беспокойства у экипажа не было, но все равно Мадлен встретила их причитаниями:
        — Как же я волновалась! Вчера была такая гроза, что я и не припомню такой. А вы в замке одни…
        — Я думаю, что вам на яхте было страшнее,  — улыбнулся Брендон.
        — О да!  — закивала Мадлен.  — Я даже подумала, что наступил конец света.
        — Ну я надеюсь, что до этого еще далеко.
        — Ой!  — воскликнула Мадлен.  — Что же я тут стою?! Обед…
        — Нет-нет,  — остановил ее Брендон.  — Мы с мисс Уинстон уже пообедали.
        Выразив недовольство по поводу того, что они поели в каком-то дрянном ресторанчике, проигнорировав ее стряпню, Мадлен удалилась. За ней последовал и Поль.
        — Я думаю, что нам самое время что-нибудь выпить после нашего приключения.  — Брендон повернулся к Келли.  — Ты не против?
        — Нет, но вначале я хочу переодеться.
        Она мечтала поскорее скинуть одежду, в которой провела ночь. Да и душ ей сейчас совсем не помешает.
        Они договорились встретиться через сорок минут в салоне и разошлись по каютам.
        Наслаждаясь упругими струями воды, Келли радовалась, что в мире существует цивилизация. Графские замки — это, конечно, замечательно. Но если в них отсутствуют элементарные удобства, то она бы ни за что не променяла свою небольшую квартиру в Нью-Йорке на огромный замок.
        В салоне она появилась первой и тут же подошла к портрету графини. Да, именно такой она приходила к ней во сне. Но что же она хотела от нее? Что пыталась сказать?
        Одно время Келли интересовалась вещими снами, читала о них. Но ей самой такие никогда не снились, и постепенно она отошла от этой темы. Мало ли что могут выдумать люди. Келли склонна была придерживаться мнения, что сны — это отражение собственных мыслей человека. Пусть завуалированных, преображенных, но собственных. Случай, явившийся последней каплей, что вогнала ее в депрессию, как раз являлся подтверждением. Она мечтала о выигрыше в казино, думала о нем, и он ей приснился.
        А тут сама столкнулась со странной ситуацией. Она точно помнила, что ни о какой шкатулке Брендон не рассказывал. Так откуда же она о ней узнала? Она не могла думать о шкатулке, потому что не знала о ее существовании.
        — Эй ты!  — обратилась Келли к портрету.  — Зачем ты мне приснилась? И что значат твои слова: «Только те, кто докажут свою состоятельность, становятся графинями»? Что я должна доказать?
        — Ты что-то сказала?  — услышала она голос Брендона и отвернулась от портрета.
        Он стоял в дверях салона и с недоумением смотрел на Келли.
        — Нет, я так…  — смутилась она.
        Да уж, вид у нее был, наверное, еще тот — стоит в пустой комнате и сама с собой разговаривает.
        — И что мы будем пить?  — Брендон осмотрел строй бутылок.
        — Если можно, то мне мартини.  — Келли подошла к стойке.  — Со льдом.
        — Отличный выбор,  — кивнул он.  — А я, пожалуй, остановлюсь на джине.
        Когда они уселись на диван, Келли сказала:
        — А ты не мог бы показать мне шкатулку, что оставила тебе графиня?
        — Почему бы нет? Сейчас принесу.
        Келли с нетерпением ждала возвращение Брендона. Она чувствовала какой-то небывалый подъем, внутри у нее все сжималось от нетерпения. Подобное чувство она уже испытывала однажды, когда несколько лет назад имела неосторожность забраться на вышку для прыжков в воду. В то время у нее в бойфрендах числился спортсмен, как раз занимающийся этими самыми прыжками. Он так вдохновенно, с таким чувством рассказывал о своем увлечении, что у Келли все загорелось внутри — хочу! Она его долго упрашивала, он сопротивлялся, ссылаясь на то, что у нее нет специальной подготовки. Но Келли настояла. И вот то чувство, что она испытывала поднимаясь по ступенькам вышки, было такое же, как и сейчас: ожидание чуда и страх в нем разочароваться. В тот раз чуда не произошло — Келли больно ударилась животом о воду.
        Брендон вскоре вернулся. Передав Келли шкатулку, он взял свой стакан.
        — И что ты там надеешься найти?  — поинтересовался он, разглядывая прозрачную жидкость на свет.
        — Не знаю,  — честно ответила Келли.
        Она и вправду не знала. Открыв крышку, она заглянула внутрь. Шкатулка была пуста, как и следовало ожидать. Но это разочаровало Келли. На всякий случай она потрясла шкатулку. Ничего не услышала.
        Брендон, откинувшись на спинку дивана, наблюдал за Келли. Когда она попыталась подковырнуть подкладку на дне, он усмехнулся:
        — Можешь не стараться. Шкатулка мною изучена вдоль и поперек. Никаких тайников в ней нет.
        — Жаль.  — Келли поставила шкатулку на столик.  — А где ключи, что лежали в ней?
        — Ага, тебе и ключи подай,  — шутливо сказал Брендон.
        — И не подумай ничего плохого,  — обиделась Келли.  — Я не собираюсь снимать слепок с ключей и тайно проникать в замок. Тем более там все равно ничего не осталось.
        — А кровать графини?
        — О да! Мне только ее не хватает для полного счастья.
        — На, смотри.  — Брендон достал из кармана связку ключей и протянул Келли.  — Вот эти ключи лежали в шкатулке.
        Связка была большая, ключей десять, и все они были собраны на металлическое кольцо. Рассмотрев его, Келли обнаружила, что оно неразъемное. Вот почему Брендон таскал все ключи с собой. Келли перебирала все ключи по одному и вдруг замерла, даже дыхание у нее остановилось.
        — А этот ключ от чего?  — Она показала Брендону ключ, заинтересовавший ее. Ключ был маленький, явно не от двери.
        — Не знаю, может, от какого-нибудь шкафа, благополучно изъятого из замка кем-то из прислуги. Во всяком случае, я не нашел замка, к которому он бы подошел.
        Келли внимательно рассматривала ключ с фигурной головкой в виде пятилистного цветка и выбитой на шейке цифрой «324».
        — Нет, это не от шкафа,  — покачала головой Келли.
        — А от чего? Может, ты его тоже во сне видела?
        — Во сне я его не видела. Но что это за ключ я, кажется, догадываюсь.
        — И от чего же?
        — От банковской ячейки,  — выпалила Келли.
        На мгновение лицо Брендона сделалось каменным, но тут же расслабилось.
        — Ерунда!  — Он махнул рукой.  — Этого не может быть. Графиня де Бюссе никогда не имела дела с банками. Зачем же ей тогда держать ключ на связке?
        Келли непроизвольно, в порыве обуревавших ее чувств схватила Брендона за руку.
        — Подожди! Я знаю, о чем говорю. Я, наверное, тебе не говорила, что работаю в банке. Так вот, несколько лет назад наш банк решил заменить депозитные ячейки на более современные. Рассматривалось много вариантов, и одним из них были ячейки производства одной немецкой компании. Современные, супернадежные, но до ужаса дорогие. Наш банк не смог себе позволить такой заказ. У них были именно такие ключи, с цветком.
        Брендон взял ключи и долго смотрел на маленький ключик с выбитой на нем цифрой «324».
        — И ты думаешь, что именно в этом сейфе графиня хранила…
        — Да, свои драгоценности,  — закончила за него Келли.  — Именно так я и думаю.
        Брендон провел рукой по лицу.
        — Ну и что?  — Брендон бросил ключи на стол.  — Мы понятия не имеем, что это за банк, где он находится и так ли все на самом деле.
        — Но мы можем его поискать.
        — Где? Мы же не знаем, где он находится. В Ницце? В Париже? В Брюсселе? А может быть, даже в Антананариву.
        — Что это такое?  — Келли сглотнула, услышав незнакомое ей слово.
        — Столица Мадагаскара.
        — Ну это вряд ли. Антананариву мы точно можем исключить,  — улыбнулась она.  — Так что пространство нашего поиска значительно сужается.
        Брендон откинулся на спинку дивана и прикрыл глаза, обдумывая сложившуюся ситуацию. А Келли смотрела на него. Странно, в их разговоре появились новые слова. «Мы», «нашего», «у нас»… Как будто это стало их общим делом, связало их невидимой нитью, которую трудно разорвать.
        Келли подняла взгляд на портрет графини.
        «Не об этом ли ты говорила во сне?» — мысленно спросила она у нее. Графиня молчала, предоставив возможность молодым людям самим решать заданную ею загадку. А решение ее было слишком сладостным. Если им удастся найти драгоценности, то решатся многие вопросы: без проблем погасятся долги по налогам, замок будет приведен в надлежащий вид, Брендон сможет…
        Келли тряхнула головой. Вот именно, Брендон. Она-то не имеет к этим драгоценностям никакого отношения. И, если разобраться, они ее вообще не должны интересовать.
        — И что ты предлагаешь?  — Брендон ждал от нее помощи.
        — Поискать банк,  — дернула плечом Келли.
        — Как?
        — Надо подумать.
        Но спокойно подумать им не удалось. В дверь салона просунулась голова Поля.
        — Капитан, все готово! Пора отчаливать.
        — Да.  — Брендон поднялся.  — Пора. Мы и так непозволительно долго задержались в Эзе. Нарушается график круиза.
        Келли хотела сказать, что ей плевать на круиз, ее сейчас интересовало совершенно другое. Но не успела, Брендон покинул салон.
        Келли осталась одна. Она налила себе еще мартини и уселась на диван. Она почувствовала, как задрожал пол — включился двигатель, яхта дернулась, качнулась и сдвинулась с места. Она взяла курс обратно на Ниццу, где они должны были забрать Жана. Воспоминания о Жане не всколыхнули ни одной струнки в душе Келли. Под напором интригующих событий образ божественного красавца отступил в сторону. Сейчас ее больше не волновали любовные приключения, ею овладела жажда поиска сокровищ графини.
        В детстве Келли зачитывалась приключенческими книгами о сокровищах, и сейчас, нежданно-негаданно ступив на эту тропу, она испытала тот же самый восторг, что и при перелистывании страниц любимых книг. Она поняла, чего ей не хватало в жизни. Загадки! Именно загадки. Даже не ее разгадки, а самого процесса разгадывания, и Келли воодушевленно начала этим заниматься.
        Через пятнадцать минут усиленного мыслительного процесса, от которого у нее на лбу выступила испарина, Келли сорвалась с места. В несколько секунд преодолев коридор нижней палубы и взлетев по трапу, она ворвалась в капитанскую рубку и тут же натолкнулась на недовольный взгляд Брендона.
        — Знаю-знаю,  — быстро заговорила она,  — пассажирам в капитанскую рубку заходить нельзя. Но у меня появилась идея.
        — Ну и что за идея?  — Брендон щелкнул переключателями на доске приборов и повернулся к Келли.
        — Я думаю, что открытка неспроста лежала в шкатулке,  — выпалила она, закрывая за собой дверь.  — Этой открыткой графиня определенно что-то хотела сказать. Что-то важное.
        — Келли, я, конечно, благодарен тебе за желание оказать мне помощь,  — спокойно произнес Брендон,  — но, даже если она и хотела что-то сказать, мы вряд ли об этом узнаем. Открытки-то уже нет.
        — Но ты же видел ее, держал в руках. Опиши ее подробнее.  — Келли не собиралась сдаваться.
        — Обыкновенная открытка, что пачками продаются в магазинчиках для туристов…
        — Нет, не обыкновенная,  — перебила его Келли.  — Эта открытка с посланием. Графиня загадала тебе загадку, которую ты должен разгадать.
        — У тебя слишком буйная фантазия. Вряд ли такая почтенная дама, как графиня де Бюссе, играла в какие-то игры. Тем более на пороге смерти.
        — Что ты о ней знаешь? Ничего,  — ответила на свой же вопрос Келли.  — Почему-то свое завещание она изменила.
        — Это несложно объяснить,  — хмыкнул Брендон.  — Может, ее совесть замучила. Или ангел во сне явился и предупредил, что не попасть ей в рай, если она забудет собственного внука.
        — Так что там было написано?  — прервала его разглагольствования Келли.
        Брендон повернулся к приборной доске, переключил на ней несколько тумблеров, выглянул в окно и несколько минут любовался проплывающим мимо пейзажем.
        — Ну?  — поторопила его Келли.
        — На открытке был изображен отель «Негреско» в Ницце, сфотографированный с противоположной стороны улицы. А на обратной стороне написано какое-то четверостишие. Я, конечно, не большой знаток стихов, но мне оно показалось совершенно бессмысленным. Наизусть я его не запомнил.  — Он замолк, но Келли не спешила его перебивать, и Брендон продолжил: — Смысл был в том, что если внимательно поглядеть вокруг, то можно увидеть непостижимое. Примерно так. Во всяком случае, так я понял.
        — Прекрасно!  — воскликнула Келли.  — Мы пойдем туда и оглядимся вокруг. И обязательно что-нибудь увидим.
        На что Брендон лишь ответил:
        — Ну-ну.

        8

        На пирсе стоял Жан и, радостно улыбаясь, махал рукой. Странно, но сейчас он не показался Келли ослепительно красивым. Просто симпатичный мужчина с правильными чертами лицами и хорошей, спортивной фигурой. И как она могла принять его за бога?
        Поль спустил трап, и Жан поднялся на борт. Он сразу же подошел к Келли, стоявшей на палубе.
        — Соскучились?  — Он ослепительно улыбнулся.  — И сеанс массажа мы с вами пропустили.
        — Да, нам пришлось задержаться в Эзе,  — никак не отреагировав на его замечание, ответила Келли.  — Из-за грозы.
        — Мадлен сказала мне по телефону, что вы с капитаном провели ночь на берегу.
        — Да, так случилось.
        — И как вам?
        — Что как?  — не поняла Келли.
        — Как вам капитан?  — Левая часть рта Жана расползлась в улыбке, а правая осталась на месте — от этого казалось, что он оскалился.
        Келли покоробил этот вопрос — слишком он был многозначительным. Поэтому она оставила его без ответа, но Жана это ничуть не смутило.
        — Я думаю, что мы прямо сейчас приступим к массажу.  — Он дотронулся до руки Келли и провел по ней ладонью.  — Я все время думал о вашем изумительном теле. Признаюсь, в моей практике редко встречаются такие.
        Еще вчера утром сердце Келли выпрыгнуло бы из груди от радости, но сегодня ее уже не волновали знаки внимания Жана. Когда мысли заняты таким интересным делом, как разгадка тайны, на душевные чувства не остается сил.
        — Нет, сейчас не получится.  — Она высвободила свою руку.  — Мы с капитаном Бюссе должны отлучиться с яхты.
        — Ах вот как…  — Лицо Жана приняло обиженное выражение.  — Тогда не буду вам мешать.
        Он поклонился и покинул Келли.

        Келли все-таки удалось уговорить Брендона сойти с яхты и отправиться к отелю «Негреско». В другое время она бы не осталась равнодушной к величественной красоте этого здания на Английской набережной. Сейчас же ее мысли были заняты совершенно другим.
        Они остановились перед отелем на противоположной стороне улицы, как раз на том самом месте, откуда, по расчетам Брендона, неизвестный фотограф запечатлел визитную карточку Ниццы. О том, что «Негреско» является визитной карточкой Ниццы, Келли сообщил Брендон.
        — Давай зайдем туда,  — предложил он.  — Ведь сейчас «Негреско» больше музей, чем отель. Представляешь, кто там только не останавливался — Дали, Пикассо, Черчилль…
        — Мы не за этим сюда пришли,  — напомнила ему Келли.  — Итак, что там писала твоя бабушка? Оглянись вокруг.
        Но Брендон безучастно смотрел на отель. Келли понимала, что он не верит в ее затею и пришел сюда только ради нее. А она чувствовала, что близка к разгадке тайны. В голове ее звучал голос Николь Макклауд. Певица буквально надрывалась, выводя слова песни «Просто поверь мне». Келли знала, что это неспроста. Обожаемая ею Николь обычно никогда не подводила ее. Ну если только пару раз. Но это не считается — у всех бывают проколы.
        — Вот!  — вдруг воскликнула она.
        На доме справа от «Негреско» красовалась вывеска банка.
        — Пошли быстрее!  — Келли схватила Брендона за рукав.
        — В банк? Эстер де Бюссе не дружила с банками.  — Брендон уперся, как мул.  — И что мы там скажем?
        — Доверься мне.  — Глаза Келли блестели, щеки от волнения покрылись красными пятнами, она нетерпеливо дергала Брендона за рукав рубашки.
        — Ну если только так,  — вздохнул Брендон.  — Сам я не намерен выставлять себя на посмешище.
        У входа в банк Келли забрала у Брендона связку ключей с заветным ключиком под номером «324», решительно толкнула дверь и прошла в помещение. Брендон молча, махнув на все рукой, последовал за ней.
        Келли прошествовала к одному из окошечек и встала в очередь. Перед ними стояли три человека, и у нее было время обдумать свою речь.
        Но, к ее удивлению, никакой речи не потребовалась. Улыбчивая девушка, взяв связку ключей, посмотрела на номер, быстро пробежала пальцами по клавиатуре компьютера, удовлетворенно кинула и, подняв взгляд на Келли, произнесла:
        — Документы, удостоверяющие личность, пожалуйста.
        — Мои?  — дрогнувшим голосом спросила Келли.
        Девушка взглянула на монитор.
        — Того, на кого зарегистрирована ячейка,  — пояснила она.
        — Брендон!  — Келли повернулась к спутнику.
        Брендон, что-то бормоча себе под нос, вытащил удостоверение личности и протянул банковской служащей. Она впилась взглядом в документ, вновь пощелкала клавишами компьютера, посмотрела на Брендона, вновь уставилась в документ. Потом, бросив: «Минуточку», поднялась со своего места и скрылась за находившейся за ее спиной дверью.
        — Сейчас нас сдадут в полицию,  — шепнул на ухо Келли Брендон.  — За попытку незаконного проникновения в банк.
        — Не бойся,  — шепнула в ответ Келли.  — Все в порядке.
        Через несколько минут девушка вернулась, и не одна. С ней вышел молодой парень крепкого телосложения, от одного взгляда на которого Келли поежилась. В голове промелькнула мысль: а вдруг и вправду обвинят в нарушении закона?
        Но все обошлось. Парень предложил Брендону заполнить необходимый формуляр, внес данные в компьютер, а затем пригласил Брендона следовать за ним.
        — А я?  — Келли не собиралась оставаться в операционном зале.
        Работник банка окинул ее взглядом с головы до ног. Внимательно, как будто выискивал в ее внешности какие-нибудь изъяны, а затем обратился к Брендону:
        — Вы не против, чтобы посторонние последовали вместе с вами в хранилище?
        — Нет.  — Брендон покачал головой. Выглядел он слегка обалдевшим и растерянным.
        Келли хмыкнула — попробовал бы он быть против.
        — Ваше право. Прошу.
        Сотрудник банка, а вслед за ним и Келли с Брендоном прошли в дверь, расположенную справа от операторских столов, и оказались в длинном коридоре, освещаемом ярким, режущим глаза светом. Келли подумала, что она вновь в Нью-Йорке, в своем родном банке. А все эти приключения — Ницца, графский замок, Брендон — ей лишь приснились. Чтобы избавиться от наваждения, она дотронулась до плеча Брендона. Только для того, чтобы удостовериться, что он реален. Брендон с удивлением взглянул на нее. Келли лишь улыбнулась в ответ. Все было реальным: и Брендон, и их общая цель, и шли они по коридору банка в Ницце, а не в Нью-Йорке.

        Что чувствует человек, находясь в нескольких мгновениях от разгадки тайны? Волнение? Радость? Сожаление, что все заканчивается? Келли не могла бы точно объяснить свои чувства. Она просто смотрела на стоящий перед ними банковский ящик.
        В подобном же состоянии, наверное, находился и Брендон. Он так и не сказал ни слова, когда вернулся из банковского хранилища с заветным ящиком в руках.
        Сотрудник банка, выполнив свою работу, оставил Брендона и Келли одних в комнате. Вот они и сидели за столом друг против друга, а между ними стоял металлический ящик. Он и связывал их прочной нитью, и вместе с тем разделял. Он был, несмотря на его небольшие размеры, подобен огромной скале.
        — Ну что же ты? Давай…  — хриплым голосом первой нарушила тишину Келли.
        — Может быть, ты его откроешь?  — Голос Брендона тоже подозрительно дрожал.
        — Ну уж нет,  — покачала головой Келли.  — Он твой, и его должен открыть ты.
        Брендон протянул руку, но тут же отдернул ее. Келли усмехнулась. Все-таки мужчины иногда бывают такими нерешительными! Особенно когда до разрешения вопроса остается совсем чуть-чуть. Но с другой стороны, она прекрасно понимала Брендона, почти физически ощущала его волнение. Ей так хотелось помочь ему! Но она знала, что он сам должен сделать последний шаг. Потому что этот шаг его, она всего лишь сторонний наблюдатель, не имеющий никакого отношения ни к этому ящику, ни к тому, что находится внутри него.
        Келли смотрела на Брендона. За эти дни, что она провела рядом с ним, Келли лучше узнала этого человека. Сейчас он ей не казался угрюмым и надменным. Напротив, очень даже симпатичным и милым, а также добрым и внимательным, и к тому несчастным. Наблюдая за ним, Келли с ужасом осознала, что через несколько дней подойдет к концу ее круиз и она уедет далеко-далеко от Лазурного берега, от яхты «Леди Сисси», от Брендона. Сказка закончится, начнутся серые и нудные будни, в которых не будет место ни яркому, ослепительному солнцу Ниццы, ни ласкающей взгляд лазурной глади моря, ни созвездию Любви, которое они придумали с Брендоном прошлой ночью. И от этих мыслей сердце сжала невыносимая боль, такая сильная, что Келли поморщилась. И, чтобы скрыть эту боль, уничтожить ее, она подтолкнула ящик к Брендону и с непонятной ей самой злостью выкрикнула:
        — Ну открывай же быстрее!
        Брендон вытер вспотевшие ладони о рубашку и, взявшись двумя руками за ящик, подтянул его к себе. Тяжело вздохнул и медленно, очень медленно вставил ключ с пятилистным цветком в замочную скважину, повернул его и открыл крышку. Несколько секунд он сидел неподвижно, не смея заглянуть внутрь ящика. Эти секунды показались Келли вечностью. От нетерпения ее била нервная дрожь, но она молчала, давая Брендону возможность самому прыгнуть в омут, взлететь к облакам, а проще говоря, взглянуть на содержимое ящика.
        И он взглянул. Несколько секунд он смотрел внутрь, запустил в него руку, а потом хмыкнул и, не сказав ни слова, подтолкнул ящик к Келли.
        Внутри лежал кусок ткани. Келли, не вытаскивая, ощупала его. На ощупь он был холодным. Шелк, отметила про себя Келли и подняла глаза на Брендона. Он чуть кивнул, и Келли посчитала его кивок за разрешение извлечь эту вещь наружу.
        То ли платок, то ли шарф — Келли понятия не имела, что это такое. Она расправила его на столе, разгладила до последней складочки. Двухцветный, разделенный вертикально на две части. Одна часть его была белой, вторая — красной.
        На всякий случай Келли заглянула в ящик, но в нем ничего больше не было. Только этот непонятный кусочек шелковой ткани.
        — Что это?  — ткнув в нее пальцем, спросила Келли.
        — Надо полагать, семафорный флажок,  — безучастно ответил Брендон.
        — Что за семафорный флажок?  — удивилась Келли.
        — Один из комплекта флагов международного свода сигналов. Такие флаги имеются на каждом судне и предназначены для передачи сообщений. Неужели ты никогда не видела, как такие флаги поднимают на мачте?
        — Видела, в кино. Но я думала, что ими уже давно не пользуются. Для связи ведь есть телефоны, телеграф, компьютер, наконец.
        — Такова традиция. Они же придуманы не сейчас, давно, еще в девятнадцатом веке, когда ни телефонов, ни тем более компьютеров и в помине не было. А вся связь между кораблями поддерживалась с помощью подобных флажков. Каждый флаг имеет свое собственное значение, и, когда он поднят на судне, на другом судне всегда знают, что ему хотят сообщить.
        — И ты знаешь, что означает этот флаг?  — Келли уже смотрела не на флажок, а на Брендона.
        — Конечно,  — кивнул он.  — Я же окончил курсы капитанов яхт. Он означает: «У меня на борту лоцман».
        — Бред какой-то,  — скривилась Келли.  — У меня на борту лоцман. И что это значит?
        — Не знаю,  — пожал плечами Брендон.
        — И зачем графиня хранила в банковском сейфе этот флаг?  — Келли от возмущения топнула ногой.  — Она что, была психически нездорова?
        — Нет, у нее была другая болезнь.  — Брендон в отличие от Келли был абсолютно спокоен или, во всяком случае, старался таким казаться.
        — Не понимаю, я ничего не понимаю…  — Келли, вскочив со стула, забегала по комнате.  — Если это шутка, то она не смешная. Арендовать банковскую ячейку, передавать тебе ключ… Зачем? Чтобы ты нашел семафорный флажок. Не понимаю!
        — А ты надеялась найти в сейфе драгоценности графини?  — Брендон с насмешкой смотрел на Келли.
        Она смутилась.
        — Ну… Может, и не драгоценности, но все-таки…
        — Я же тебе говорил: нет никаких драгоценностей графини. Даже если они и были, то сейчас их не найти. Исчезли они, испарились, канули в Лету. Они даже не упоминались в завещании. Если бы графиня хотела мне их передать, то сделала бы это более простым способом, а не через загадки.
        — А вдруг она хотела проверить, достоин ли ты семейных реликвий?  — вдруг осенило Келли.  — Вдруг она специально так тебя проверяет?!
        — Если это так, то, значит, я недостоин. Я ничего не понимаю в загадках графини,  — раздраженно ответил Брендон.
        — Надо думать.  — Келли снова села за стол и, подперев голову кулаком, принялась думать.
        Брендон барабанил пальцами по столешнице, и это мешало Келли сосредоточиться. Она чувствовала, что разгадка совсем рядом, но та скользила, пролетая мимо сознания.
        — Ты мне мешаешь,  — сказала она недовольно.
        — Ты такая красивая, когда думаешь.
        Келли посмотрела на него — не издевается ли? Но в глазах Брендона не было даже намека на насмешку.
        — Не мешай,  — бросила она.
        Но мысли улетучились. Слова Брендона сбили ее с толку. В голове звучала фраза: «Ты такая красивая…» Если вспомнить, ей никто и никогда не говорил подобных слов. Сама же Келли себя красивой не считала, и слова Брендона взволновали ее. Что он хотел сказать? Что она ему нравится? Или он произнес их просто от того, чтобы что-то сказать? Или это его очередная шутка?
        Нет, она не должна отвлекаться на глупые мысли. Сначала им нужно разгадать загадку графини, а потом…
        Что «потом», она додумать не успела. Раздался осторожный стук в дверь.
        — Простите, но у нас новые клиенты. И если вы закончили…  — Сотрудник банка говорил предельно вежливо, но настойчиво.
        — Да-да.  — Брендон закрыл ящик, предварительно спрятав семафорный флажок в карман.  — Мы закончили.

        9

        Выйдя из банка, они дошли до бульвара Виктора.
        — Мне просто необходимо выпить чашечку кофе,  — оглядевшись, заявила Келли.  — Может, тут?  — Она указала на небольшое кафе.
        Брендон кивнул. Он не произнес ни слова с тех пор, как они покинули банковское хранилище. Келли пыталась завязать разговор, но натыкалась на стену молчания. Поэтому она оставила свои попытки и лишь время от времени поглядывала на Брендона. Выглядел он каким-то растерянным и даже расстроенным. Неужели его так огорчило отсутствие драгоценностей в банковской ячейке? Вполне возможно. Конечно, он всячески старался показать, что ему наплевать на сокровища графини. Но что творится у него в душе на самом деле, Келли не знала. Она и то сильно расстроилась, хотя никакого отношения к драгоценностям не имела. Каково же тогда Брендону?
        В ожидании заказа Келли сказала:
        — А сейчас давай спокойно обсудим, что мы имеем.
        Брендон дотронулся до лежащей на столе руки Келли.
        — А тебе еще не надоело? Неужели у нас нет более интересных тем, чем эти несуществующие сокровища? Неужели мы не можем поговорить о чем-нибудь другом, более интересном?
        — О чем?  — удивилась Келли. Ей-то эта тема казалась самой интересной и важной.
        — О городе Ницце, о прекрасной погоде, о нас с тобой, наконец.
        Келли открыла рот, чтобы высказать свое мнение о непробиваемости Брендона, но так и замерла с открытым ртом. До ее сознания наконец-то дошли последние слова Брендона. «О нас с тобой…» Сердце Келли ухнуло вниз, на мгновение остановилось, а потом, вернувшись на место, заколотилось с бешеной скоростью. В горле пересохло, и Келли растерянно оглянулась — не несет ли официант кофе. Но его почему-то до сих пор не было, и Келли судорожно сглотнула, чтобы смочить горло.
        — Почему ты так испугалась?  — Брендон заметил ее волнение и накрыл ее руку своей.
        Рука у него была теплая и сухая, и от его прикосновения Келли успокоилась, сердцебиение вошло в нормальный ритм.
        — Я совсем не испугалась,  — с вызовом ответила она.  — Еще чего!
        — Тогда расскажи мне о себе.  — Брендон не сводил с нее глаз.  — Мне так хочется узнать тебя поближе. Кто ты, какая ты…
        — Брендон,  — воскликнула Келли,  — неужели ты можешь сейчас об этом думать?!
        — А о чем я должен думать, находясь рядом с девушкой, которая мне… ну, в общем, которая мне нравится.
        — Почему так долго не несут кофе?  — Келли вновь посмотрела в сторону кухни.  — Такое отношение к клиентам просто непозволительно.
        — Расслабься,  — успокаивающе произнес Брендон.  — Мы просто сидим в кафе, нам некуда спешить.
        — Да,  — согласилась Келли.  — Что-то я дергаюсь не по делу. И что ты хочешь обо мне узнать?
        — О тебе я хочу знать все.
        — Ну это слишком смелое заявление,  — улыбнулась Келли.  — Наверное, никто сам о себе не знает все.
        — А ты расскажи, что знаешь.  — Брендон откинулся на спинку кресла и приготовился слушать.
        Келли задумалась. Расскажи о себе… Что она могла рассказать о себе? Автобиографические данные вряд ли интересовали Брендона. Рассказать о работе? Ничего в ней не было интересного и примечательного, да и вспоминать о ней не хотелось. Может быть, поведать о своих бессонных ночах? Как она просыпается среди ночи одна в пустой квартире, в которой из-за большой загруженности на работе не может завести даже кошку? Брендон подумает, что она плачется о тяжелой доле. О своем пристрастии к рулетке, с которым она борется всеми силами, рассказывать тоже не следует. Тогда о чем?
        Вновь вернулись мысли о серости и однообразности ее жизни. Вот ведь как она живет — даже рассказать не о чем.
        Брендон заметил перемену в ее настроении и, подавшись вперед, дотронулся до руки Келли.
        — Прости,  — сказал он.  — Неприлично с моей стороны приставать к тебе с подобным вопросом.
        — Нет, что ты. Все в порядке. Просто я не знаю, о чем тебе рассказать. В моей жизни нет ничего интересного. Работа, дом, опять работа… О чем тут рассказывать?
        — Ты была замужем?  — спросил он, глядя ей в глаза.
        Келли помотала головой и, горько усмехнувшись, добавила:
        — Представляешь, никто не предлагал.
        — И у тебя никого нет?  — Голос Брендона слегка дрогнул.
        — Нет. А у тебя?
        Брендон после небольшой паузы ответил:
        — Вообще-то я женат. Может, конечно, это тебе и не интересно, но я хочу, чтобы между нами не было недомолвок.
        Келли кивнула.
        — Но мы с ней уже давно расстались. Женаты лишь формально. Не встречаемся. Не видимся, не интересуемся друг другом. Мы с ней сейчас чужие люди.
        — Ах вот как…  — протянула Келли.  — И почему?
        — Знаешь, иногда так бывает. После трех лет совместной жизни она вдруг поняла, что я ничего собой не представляю, и ушла к другому.
        — Ха! Наверное, сейчас она кусает локти,  — хмыкнула Келли.
        — С чего ты взяла?  — не понял Брендон.
        — Ну тогда, когда уходила, она же не знала, кем ты являешься на самом деле. От потомка графов она бы точно не ушла.
        — Неужели самое важное для семейной жизни быть кем-то?  — с обидой спросил Брендон.
        Келли, осознав, что ее шутка оказалась совсем не смешной, смутилась.
        — Прости, я не хотела,  — пробормотала она.
        — Нет, ты скажи, неужели и ты так думаешь? Неужели и для тебя человек интересен и важен только тогда, когда он представляет собой что-то значительное?
        — Ну, Брендон…
        — Подожди,  — оборвал он ее.  — Я и вправду хочу понять, разобраться. Все женщины, встреченные мною в жизни, все время что-то требовали от меня, с кем-то сравнивали, что-то подсчитывали. Им было не важно, какой я, о чем я думаю, куда стремлюсь. Главное, чтобы я что-то представлял в жизни. Неужели это самое главное для женщины?
        Выражение лица Брендона сделалось жестким, губы вытянулись в тонкую полоску, глаза сузились, и Келли подумала, что ему определенно не везло в жизни с женщинами.
        — Это совсем не так,  — сказала Келли.  — И женщины не все такие. Тебе просто не повезло, раз на пути встречались подобные тем, что ты описал.
        — Хорошо, если это так,  — выпустив пар, уже спокойно произнес Брендон.
        Кофе им наконец-то подали.
        Выйдя из кафе, они по обоюдному молчаливому согласию отправились не в порт, а на прогулку по городу. Они даже не говорили об этом, а просто повернули в другую сторону.
        Вряд ли Келли запомнила улицы, по которым они проходили, достопримечательности, которые они рассматривали. Она даже не запомнила то, о чем они с Брендоном говорили, а говорили они много и обо всем. Для нее все происходило как в тумане. Она просто наслаждалась моментом близости с ним, его присутствие наполняло ее сердце счастьем. Она жила этим моментом, и этот момент казался ей самым важным в жизни. Келли могла бы поклясться, что за всю долгую прогулку она ни разу не вспомнила о графине.
        К «Леди Сисси» они вернулись затемно, крепко держась за руки. Яхта встретила их погруженной во тьму. Только в одном иллюминаторе горел свет, напоминая, что на яхте есть люди.
        Все так же держась за руки, они поднялись по трапу, спустились на нижнюю палубу и остановились у дверей в каюту Келли.
        — Ты зайдешь?  — тихо спросила она.
        — А ты этого хочешь?  — тоже шепотом ответил Брендон.
        — Да.

        Открыв глаза, Келли почувствовала дисгармонию — ей явно чего-то не хватало. Ей потребовалось всего лишь полсекунды, чтобы разобраться в своем чувстве. Рядом не было Брендона. Засыпала она рядом с ним, уютно уткнувшись в его плечо, а проснулась в одиночестве.
        Келли прислушалась. Слышалось тихое гудение. Все ясно: пока она спала, яхта вышла в море. Она даже не услышала, как Брендон покинул ее каюту.
        Келли сладко потянулась и улыбнулась. В том, что она не проснулась, когда Брендон уходил, нет ничего удивительного. Заснула она поздно, вернее рано утром, измученная, но счастливая. Поэтому и спала крепко.
        Воспоминание о ночи, проведенной с Брендоном, заставило ее затрепетать. Келли вспомнила его ласковые руки, настойчивые губы, нежные объятия и сладостный взрыв, что она испытала в наивысший момент блаженства. Келли хихикнула — и ведь не один взрыв! Брендон оказался неутомимым любовником. Он идеально подходил для нее, мгновенно реагируя на все желания Келли.
        Келли провела руками по обнаженному телу, еще помнившему ласки Брендона. Даже с Доном (будь он неладен!) она не испытывала такого блаженства. Каждая ночь с Доном была ночью экспериментов, и это порой напрягало своей непредсказуемостью. С Брендоном было совершенно по-другому — он точно знал, что хочет Келли, и без всяких просьб с ее стороны, по какому-то наитию выполнял ее желания. И это было замечательно!
        Ей нестерпимо захотелось, чтобы Брендон сию же минуту оказался рядом. Она вновь хотела отдаться ему, хотела почувствовать тяжесть его тела, хотела ощутить блаженный момент проникновения его плоти, а больше всего хотела еще раз пережить сладостный момент экстаза, когда мир на долю мгновения перестает существовать.
        Нет, она сейчас же найдет Брендона и вернет его к себе в постель. Желание быть с ним рядом затмевало все другие ее желания. А яхта может обойтись и без капитана.
        Келли вскочила с кровати и, даже не накинув халат, обнаженная, прошла в душ. Теплые, упругие струи охладили ее разгоряченное тело. Способность соображать вернулась к ней, и Келли почувствовала, что очень голодна. Она должна поесть хотя бы для того, чтобы вернуть силы. А уже потом…
        На палубе она столкнулась с Жаном. Он распахнул дверь медицинского отсека, когда Келли проходила мимо него по пути в столовую. Как будто специально ждал ее.
        — О, мисс Уинстон!  — излишне радостно воскликнул он.  — А я уже и не надеялся увидеть вас.
        — Почему?  — удивилась Келли, нетерпеливо бросив взгляд в сторону капитанского мостика — ей хотелось поскорее увидеть Брендона хотя бы через окно, поздороваться с ним.
        — Ну как же,  — улыбка не сходила с лица Жана, но она почему-то показалась Келли притворной, словно Жан улыбался через силу,  — вчера я весь вечер ждал вас.
        — Да, мы с капитаном Бюссе вернулись поздно.  — Келли изо всех сил старалась, чтобы ее голос звучал спокойно и ничем не выдал ее чувств.
        — И где же вы, если не секрет, столько времени были?
        — Гуляли по Ницце.
        — Вам не хватило прогулки со мной? Мне казалось, что я провел достаточно полную экскурсию.
        — Ваша экскурсия была просто великолепной.  — Келли не лукавила, это на самом деле было так.  — А с капитаном Бюссе мы просто гуляли.
        — Обычно он не совершает прогулок с пассажирами.
        — Ну, значит, вчера он отошел от своих правил.
        — Хотя он всегда очень приветлив со всеми клиентами.  — В голосе Жана прозвучали нотки сарказма.  — Особенно с молодыми леди. И я бы хотел предупредить вас…
        — О, только не надо читать мне нравоучения.  — Келли подняла руки к груди, словно отгораживаясь от слов Жана.
        Она ничего не хотела слушать. Тем более от Жана. Она уже не маленькая девочка и сама может разобраться в отношениях между мужчиной и женщиной.
        Но все-таки что Жан хотел этим сказать? Чтобы она не очень радовалась вниманию капитана? Чтобы не строила планов относительно него?
        Усмехнувшись, она подумала, что Жан немного опоздал со своими советами. Ночь, проведенная с Брендоном, была значительнее всех слов Жана.
        — Напрасно вы так говорите.  — Глаза Жана, совсем недавно казавшиеся Келли прекрасными, сузились от злости.  — Я знаю Бюссе лучше вас и знаю, как он умеет очаровывать. Вам не следует верить всем его словам. Иногда он бывает очаровательным и знает, как подойти к женщине. Потом они, увы, испытывают горькое разочарование.
        Келли рассердилась — да что за намеки он себе позволяет?! Это, по крайней мере, неуважительно по отношению к своему работодателю. Если не сказать больше. Она терпеть не могла подобные разговоры за спиной человека.
        — Простите,  — резко сказала она,  — я не хочу говорить об этом. И совершенно не нуждаюсь в ваших предостережениях. А если вам так важно об этом говорить, то не лучше ли сказать все в присутствии капитана Бюссе?
        — Я всего лишь хотел оградить вас от разочарований.  — Жан поклонился и скрылся за дверьми медицинского отсека.
        От приподнятого настроения Келли не осталось и следа. В столовую она вошла, погруженная в грустные мысли, и это не укрылось от внимания Мадлен.
        — Что-то случилось?
        — Нет,  — Келли помотала головой.  — С чего вы так решили?
        — На вас лица нет.  — В глазах Мадлен светилась забота.  — Опять голова разболелась? Вам следует обратиться к Жану. Он вам поможет, как помог в прошлый раз.
        — Не волнуйтесь, у меня все в порядке.  — Келли уселась за стол.
        К завтраку Келли еле притронулась, только выпила кофе. Выйдя из столовой, Келли сразу же направилась в салон. Она хотела подумать.
        Не выбирая, она вставила диск в музыкальный центр и, подложив под спину подушки, уселась на диван. Откинула голову на спинку, прикрыла глаза.
        Под музыку ей всегда хорошо думалось. Но сегодняшний выбор диска оказался не совсем удачным. Ей попалась запись тяжелого рока, и бухающая музыка отдавалась в голове болезненными ударами. В такт ритму прыгали и ее мысли, перескакивая с одного на другое.
        Поморщившись, Келли все-таки встала и, не желая больше рисковать, выключила музыкальный центр. Уж лучше сидеть в тишине.
        Возвращаясь к дивану, она взглянула на портрет графини и показала ей язык. О графине она подумает чуть попозже. Сейчас ее больше волновало непонятное поведение Жана. С какой стати он завел этот разговор? Почему при упоминании Брендона в его голоса звучало столько злости? И к чему эти намеки, чтобы Келли не верила словам Брендона?
        Конечно, приятно было бы объяснить поведение Жана банальной ревностью. Но Келли, как девушка здравомыслящая, сразу же отбросила этот вариант. С какой стати Жану ревновать? Ведь между ней и Жаном ничего не было, даже намека на какие-то возникшие чувства. Нет, тут явно что-то другое.
        Еще одна загадка, навалившаяся на Келли. Не слишком ли их много стало в ее жизни?
        Ей не хотелось верить Жану, но толику сомнений он все-таки заронил в ее душу. Действительно ли вчера Брендон был искренен с нею? Не были ли его учтивость, внимательность, нежность пущены в дело лишь для того, чтобы затащить ее в постель?
        Какая глупость! Они взрослые люди, причем люди свободные. Нужны ли были все эти ухищрения, если вопрос о сексе можно было бы разрешить проще простого?
        Нет, Брендон был искренен. Она ему действительно понравилась, и он по-настоящему хотел близости с ней. А может быть, и даже чего-то большего.
        А хотела ли большего она? Перед мысленным взором Келли побежали картинки с Брендоном в главной роли. Вот он нагло влезает в очередь в аэропорту, безразлично сидит с ней в самолете, проводит экскурсию по яхте, подносит ей мартини, рассказывает о старой крепости города Эз, лениво ворошит дрова в камине, радуется придуманному созвездию Любви и, как заключительный аккорд, раздевает ее…
        — Ах вот ты где!  — Появление Брендона в салоне вновь было пропущено Келли.  — Даже не пожелала мне доброго утра. Я тебя чем-то обидел?
        — Нет. Я не хотела тебе мешать. К тому же я помню твои слова, что пассажирам нельзя приближаться к рубке.
        — Оказывается, ты очень послушная.  — Брендон присел перед Келли на корточки и взял ее руки.  — И такая красивая.
        Он смотрел на нее снизу вверх, и в глазах его светилось столько нежности, что у Келли защемило сердце. Разве может человек так притворяться? Нет, нет и еще раз нет.
        Келли уткнулась носом в волосы Брендона.
        — Спасибо тебе, дорогой, за ночь,  — прошептала она.
        — Тебе было хорошо?  — тоже шепотом спросил Брендон.
        — Да.
        Брендон поднес руки Келли к губам и нежно поцеловал их. Келли ответила поцелуем в макушку. Брендон положил руки на колени и медленно заскользил ладонями кверху по ее ногам. Келли охватило желание, она сползла на краешек дивана и обхватила Брендона за шею. Его лицо уткнулось ей в грудь, руки обняли ее за талию и прижали к себе.
        — Я так хочу тебя,  — чуть слышно сказал Брендон.  — Всю. Сейчас.
        — Пойдем ко мне,  — прерывисто прошептала Келли.
        Брендон замотал головой.
        — Не могу. Поль отпустил меня на пятнадцать минут. Скоро начнется сложный участок, я не могу оставить его одного надолго. Некоторые капитаны для прохождения его даже нанимают лоцмана.
        — А потом?
        — Потом я весь в твоем распоряжении.
        Брендон обхватил ее лицо ладонями и притянул к себе. Горячий поцелуй возбудил Келли еще больше, но она нашла в себе силы оттолкнуть Брендона.
        — Уходи быстрее, а то я за себя не ручаюсь.
        — Я скоро вернусь,  — пообещал Брендон и, с сожалением оглянувшись в дверях, вышел из салона.
        Келли сладостно вздохнула и, откинувшись на спинку дивана, подумала: пусть Жан говорит что хочет, верить ему нельзя.
        Она попыталась вызвать в своих мыслях воспоминания о прошедшей ночи, чтобы навсегда изгнать сомнения, посеянные в ее душе Жаном. Но что-то отвлекало ее и беспокоило. Келли никак не могла сосредоточиться, какая-то деталь не давала покоя, сверлила мозг, мешая приятным мыслям. Что-то мелкое, незначительное, на что не стоило бы и обращать внимание.
        Келли встала с дивана и подошла к окну. Пронзительно-лазоревое море плескалось совсем рядом — не будь здесь стекла, Келли спокойно дотронулась бы до него рукой — и простиралось до самого горизонта, сливаясь вдалеке с таким же лазоревым небом, на котором не было ни облачка. И там, между морем и небом, словно приклеенные к этой изумительной картине, виднелись яхты. От всего представшего перед глазами Келли веяло таким покоем, таким умиротворением, что ее сердце наполнилось восторгом.
        Она явственно ощутила, что такое счастье. Счастье — это плыть на яхте «Леди Сисси», любоваться прекрасным пейзажем, ждать, когда же освободиться самый замечательный мужчина на свете, и знать, что она скоро прижмется к груди этого мужчины. Брендон… Ее бесстрашный капитан, ведущий яхту по сложному участку. Вот ведь некоторые капитаны яхт вызывают лоцманов, а он справляется сам, без всякой посторонней помощи.
        И вдруг в голове Келли что-то щелкнуло. Лоцман… «У меня на борту лоцман» — таково было значение сигнального флага, зачем-то оставленного графиней де Бюссе в банковской ячейке.
        Келли резко повернулась к портрету графини.
        — Ну и что это значит?  — спросила она.
        Портрет молчал.
        Келли подошла к бару, налила себе мартини и, не разводя его, залпом выпила.
        — Лоцман… Лоцман…  — произнесла она, будто пробуя слово на вкус.
        Келли попыталась вспомнить, что же она знает о лоцманах. Все ее знания заключались в следующем: лоцман — это моряк, проводящий суда по особо сложным участкам.
        Ну и что? Это ни на йоту не приблизило ее к разгадке тайны. Глубоко ошибалась графиня, сообщая, что на борту «Леди Сисси» находится лоцман. Нет здесь никакого лоцмана, и Брендон сам проводит свою яхту по сложному участку.
        Келли не могла находиться одна в салоне. Решив наплевать на все предупреждения Брендона, она поднялась в капитанскую рубку. Брендон был там один. Он сосредоточенно смотрел вперед, держа руки на штурвале. На звук открывшейся двери даже не повернул голову.
        — Кто такой лоцман?  — опасаясь подойти ближе, от дверей спросила Келли.
        — Я же просил!  — недовольно бросил Брендон.
        — Я хочу узнать, что означает слово «лоцман».  — Келли не обратила внимания на недовольство Брендона.
        — А ты сама не знаешь?
        — Знаю, но хочу услышать от тебя.
        — Лоцман — это должностное лицо, осуществляющее проводку судов в опасных и труднопроходимых районах, на подходах к портам и в пределах их акваторий,  — четко, как ученик на экзамене, отчеканил Брендон.  — А почему тебя так заинтересовало это слово?
        — У меня на борту лоцман,  — сказала Келли.
        — У меня на борту лоцмана нет.  — Брендон отвел взгляд от окна и повернулся к Келли, но тут же вновь устремил взгляд вперед.  — С чего ты взяла?
        — Это не я, это твоя бабушка сказала.
        — Ох,  — вздохнул Брендон,  — опять ты за свое. Я же сказал, что все это ерунда и я не намерен разгадывать загадки графини. Они мне абсолютно не интересны.
        — А мне вот интересны,  — упрямо сказала Келли.  — И я просто поражаюсь твоему безразличию.
        — Келли, прости, я не могу сейчас с тобой разговаривать. Потом поговорим, хорошо?
        Келли вышла из капитанской рубки. Подойдя к ограждению на палубе, она оперлась на него и стала смотреть на чуть виднеющийся вдали берег.
        — Прогнал?
        Келли кивнула, отодвинувшись от вставшего совсем близко от нее Жана.
        — Да, капитан Бюссе не любит, когда ему мешают. Иногда он бывает неучтив, если не сказать хуже. Ему явно не хватает воспитания.
        Неожиданно Келли почувствовала неприязнь к стоящему рядом с ней человеку. Она никогда не любила обсуждений людей за их спиной, считала это подлым и непорядочным и сама старалась не опускаться до подобных вещей.
        — Скажите, Жан,  — Келли посмотрела ему в глаза,  — за что вы так не любите капитана?
        Келли заметила, что Жан смутился и свое смущение постарался скрыть за смехом. Отсмеявшись, Жан ответил:
        — Я не девушка, чтобы его любить. А вас я просто предупреждаю. Исключительно из симпатии к вам.
        — Спасибо, но я не нуждаюсь в ваших предупреждениях.
        Келли отвернулась, она не желала продолжать разговор.
        Постояв рядом с ней еще немного, но не сказав больше ни слова, Жан извинился и ушел. Келли вздохнула с облегчением.
        Она так и стояла на палубе, когда появился Брендон. Он обнял ее за плечи, она нежно потерлась носом об его ухо.
        — Я так скучала,  — осторожно укусив его за мочку, прошептала она.
        — Я не мог отойти от штурвала.  — Брендон погладил ее по плечу.  — Сложный участок. Но сейчас я весь в твоем распоряжении. И чем мы займемся?
        — Чем?!  — возмущенно воскликнула Келли.  — Неужели ты такой недогадливый?
        Брендон хитро прищурился.
        — Я, конечно, подозреваю, чем бы ты хотела заняться, но не осмеливаюсь произнести.
        — Тогда я произнесу,  — улыбнулась Келли.  — Я безумно хочу оказаться с тобой в постели.
        — Так в чем же дело?
        Брендон взял Келли за руку и потянул к трапу на нижнюю палубу.
        — Нет,  — уперлась Келли.  — Я туда не хочу.
        — Но мы же не можем предаться любви прямо здесь, на палубе. Я даже не подозревал, что ты до такой степени распущена.
        — Зачем на палубе?  — удивилась Келли.  — Я хочу заняться любовью в твоей каюте. Меня возбуждает мысль отдаться отважному капитану в его каюте.
        — В моей каюте? Но…
        — Знаю-знаю, пассажирам доступ в каюту капитана запрещен. Но я же не просто пассажир. Ведь так?
        — Ты не просто пассажир.  — Брендон притянул Келли к себе и, поцеловав ее в нос, добавил: — Ты мой любимый пассажир.

        10

        — Ну что ж, проходи.  — Брендон отступил в сторону, пропуская Келли вперед.
        Каюта Брендона оказалась крошечной. В ней еле-еле разместились узкая кровать, письменный стол с компьютером и стоящее около него кресло. В каюте еще имелся встроенный шкаф и несколько навесных полок с книгами.
        — Да…  — протянула Келли, оглядываясь.  — Не такой я представляла себе каюту капитана.
        — А мне другой не надо.  — Брендон закрыл дверь.  — Все необходимое для жизни в ней имеется.
        — И кровать совсем узкая.  — Келли с разбегу шлепнулась на кровать.
        Кровать жалобно скрипнула.
        — И какая-то ненадежная,  — усаживаясь поудобнее, добавила Келли.
        — Неправда, надежная.
        — А это мы сейчас проверим.  — Келли схватила Брендона за руку и потянула к себе.  — Иди ко мне.

        Кровать, как и сказал Брендон, оказалась вполне надежной. Такой же надежной, как и сам Брендон. Он был столь неутомим в своих ласках, столь напорист в удовлетворении желания, что Келли вынуждена была попросить тайм-аут.
        — Я больше не могу,  — после очередного, она уже и сбилась со счета какого, соединения взмолилась Келли.
        — А я думал, это только начало.  — Брендон нежно провел ладонью по ее груди.  — Неужели продолжения не будет?
        — Будет.  — Келли удобно устроилась на его плече.  — Но дай мне отдохнуть.
        — Хорошо, только не долго. Я еще не получил от тебя всего.
        — Ты просто неутомим.  — Келли провела рукой по его груди с темными завитками волос.
        — Тебе было хорошо?  — Свободная рука Брендона скользнула по животу Келли вниз.
        — И ты еще спрашиваешь?  — томно прошептала Келли.  — Это было не просто хорошо, это было божественно.
        — Я рад.
        Брендон дотронулся губами до ее губ, но Келли, которая и вправду чувствовала себя утомленной, увернулась от поцелуя.
        — Странно все это…  — глядя в потолок, сказала она.  — Еще совсем недавно я даже не подозревала о твоем существовании. Но судьбе было угодно, чтобы мы встретились. И я очень благодарна ей за это. Оказывается, иногда она и ко мне поворачивается лицом.
        — Сейчас она всегда будет держать тебя за руку.  — Брендон, обхватив Келли за плечи, крепко прижал ее к себе.  — Мы вместе, а значит, счастливы.
        — Но мой круиз скоро закончится. Осталось всего несколько дней. Несколько дней счастья.
        Брендон резко сел и посмотрел на Келли сверху вниз.
        — Ты хочешь сказать, что уедешь?
        — А как же?  — удивилась Келли.
        — Но я не хочу…  — капризно, как маленький ребенок, протянул Брендон.  — Не хочу, чтобы ты уезжала.
        Келли рассмеялась. Брендон выглядел таким обиженным и смешным в своей обиженности, что она не смогла удержаться.
        Но Брендон отреагировал на ее смех без юмора.
        — Не вижу в этом ничего смешного,  — буркнул он, поджав губы.  — Я сказал, что думаю. Я не хочу, чтобы ты уезжала.
        — Я тоже не хочу.  — Келли обняла его за талию и потянула к себе.
        Но Брендон не поддался ее напору.
        — Так в чем же дело?  — спросил он.
        — Хотя бы в том, что я живу в Нью-Йорке. Там мой дом, моя работа, мои друзья, мама…
        — А здесь я. И я хочу, чтобы ты была со мной.
        Келли, конечно, были приятны слова Брендона, его желание удержать ее около себя. Но не могла же она в самом деле остаться в этой чужой для нее стране. Келли представила ужас матери, узнавшей о ее решении остаться на Лазурном берегу, недовольное покачивание головой тети Дороти, рассказывающей всем знакомым о сумасбродном поступке племянницы, шепотки коллег, удостоверившихся в своем мнении, что у Келли Уинстон не все в порядке с головой. Нет, Келли не могла так поступить.
        — Брендон, мы взрослые люди и должны понимать, что так дела не делаются. Мы с тобой едва знакомы, а ты мне предлагаешь все бросить и остаться с тобой. Я не могу так. К тому же ты женат. На правах кого я останусь с тобой? Нет, я так не могу. Да и не хочу.
        Брендон молчал долго. Келли смотрела на его напряженную спину и думала, что на этом сказка, в которую она неожиданно попала, может закончиться. Вот сейчас Брендон скажет, что ей лучше уйти.
        Но он не сказал этого. Повернувшись к ней, Брендон улыбнулся.
        — Да, ты права,  — сказал он нежно.  — Я слишком тороплю события. Но я, честное слово, не понимаю, что со мной творится. Я просто замираю от ужаса, когда представляю, что нам предстоит расставание.
        — Но за расставанием обязательно будет встреча.  — Келли провела ладонью по ее груди.  — Мы ведь обязательно встретимся. Ты приедешь ко мне в Нью-Йорк, и я приеду сюда.
        — Но встреча будет так нескоро!  — Брендон схватил ее руку и поднес к губам.  — А я хочу быть с тобой рядом всегда.
        — Я тоже. Иди ко мне. И не будем сейчас думать о расставании.
        От очередного затяжного поцелуя, вот-вот готового перейти в очередное единение тел, их оторвал стук в дверь.
        — Нас нет,  — прошептал Брендон, не намереваясь отвечать на стук.
        Келли хихикнула, еще крепче прижимаясь к Брендону.
        Но стук повторился.
        — Я занят!  — крикнул Брендон и шепотом на ухо Келли добавил: — Очень занят.
        — Капитан Бюссе, время обеда,  — раздался из-за двери голос Поля.
        — Спасибо, Поль, я скоро освобожусь.
        — Скоро ли?  — Келли обхватила Брендона за шею и притянула к себе.  — Не раньше, чем удовлетворишь меня.
        Она раздвинула ноги, давая возможность Брендону войти в нее.
        — Капитан Бюссе!  — Упрямый Поль никак не уходил от каюты капитана, и его соседство невероятно возбуждало Келли.  — Еще случилось происшествие.
        — Поль, я сейчас выйду!  — нетерпеливо крикнул Брендон, осторожно входя в Келли.
        — Пропала мисс Уинстон,  — не унимался Поль.  — Мы нигде не можем ее найти.
        — Я сейчас!..  — прохрипел Брендон, задохнувшимся от страсти голосом.
        Келли обхватила спину Брендона ногами, не давая возможности ему оторваться от нее. Брендон начал медленные движения, которые постепенно начали убыстряться. Тело Келли двигалось с ним в одном ритме, отвечая на каждое колебание. Дыхания их участились и слились в одно. Им было уже все равно, что за дверями стоит Поль и, возможно, слышит их сладостные стоны. В этом мире не существовало никого, кроме них, кроме их тел, жаждущих удовлетворения, кроме огня, расширяющегося внутри них и готового взорваться.
        Вместе с последним толчком с губ Келли сорвался крик, а после этого наступила тишина, тут же нарушенная быстрым топотом ног Поля.
        — Представляешь, он все слышал!  — в испуге прошептала Келли.  — Что он подумает?
        — Поль уже достаточно взрослый,  — переворачиваясь на спину, ответил Брендон.  — И прекрасно знает, чем могут заниматься мужчина и женщина. Так что, считай, никакой психологической травмы мы ему не нанесли.
        — Но он же не знал, что я тут.
        — Но он же не думает, что я тут этим занимался в одиночестве.
        — Кто знает,  — хихикнула Келли.  — А вдруг?
        — Ну уж нет, я должен ему все рассказать,  — рассмеялся Брендон.  — Вот такая мысль действительно может оказаться пагубной.
        — И что ты ему скажешь?  — Келли приподнялась на локте и заглянула Брендону в глаза.
        — Скажу, что он чуть не помешал мне овладеть самой прекрасной женщиной на свете. И если бы это случилось, то я бы его убил не задумываясь.
        — Как же ты жесток!  — Келли поцеловала Брендона в губы.
        — О да! Я страшный и жестокий.  — И Брендон ответил на ее поцелуй.

        Из каюты они вышли вместе. Брендон отправился на камбуз, где его ждал обед, а Келли поднялась в столовую.
        — А мы с ног сбились, разыскивая вас,  — сказала Мадлен.  — Грешным делом даже подумали, не случилось ли чего страшного.
        — Нет, со мной ничего не случилось,  — улыбнулась Келли.  — Кроме того, что я чуть не умерла с голоду.
        — Все готово.  — Мадлен кивнула на накрытый стол.  — Только, наверное, все уже остыло.
        — Ничего страшного.  — Келли пододвинула к себе тарелку и сняла крышку.  — Я так голодна, что готова съесть все что угодно.
        — Вы напрасно так говорите,  — укоризненно покачала головой Мадлен.  — К еде нужно относиться очень ответственно. Ведь недаром говорят: «Мы то, что мы едим». И человек, употребляющий некачественную, приготовленную без души пищу, сам теряет кусочек своей души.
        Келли удивленно посмотрела на Мадлен.
        — О! Да у вас целая теория!
        — Если почти всю жизнь проведешь на кухне,  — не стала спорить Мадлен,  — еще не до таких мыслей дойдешь. Любой академик позавидует.
        — А я к еде совсем спокойно отношусь.  — Келли проглотила кусочек запеченного цыпленка.  — Нет, конечно, я люблю вкусно приготовленную еду, но никогда не делаю из нее культа. Да и сама готовить не умею.
        — Это потому, что не для кого было готовить. Вот появятся муж, дети, тогда и научитесь кулинарному искусству.
        — Когда это еще будет!  — рассмеялась Келли.
        Она представила себя на кухне среди кастрюль, сковород, горок нарезанных овощей и улыбнулась. Нельзя сказать, что ей эта картина не понравилась.
        — А скажите, Мадлен, капитан Бюссе очень привередлив в еде?
        В глазах Мадлен промелькнул лукавый огонек, но она ответила вполне серьезно:
        — Нет, что вы. Поесть капитан, конечно, любит, но чтобы быть привередливым, так это нет. Не то что Жан. Вот с ним я всегда мучаюсь. И то ему не так, и это. Я ему уже сколько раз говорила, что с ним когда-нибудь случится неприятность, как и с его тезкой.
        — А что случилось с его тезкой?  — Келли даже оторвалась от еды, удивленно уставившись на Мадлен.
        — О!  — Мадлен состроила страшную гримасу.  — С одним мальчиком Жаном произошла принеприятнейшая история.
        — Расскажите!  — У Келли загорелись глаза.
        Мадлен рассмеялась.
        — Ну что вы, это всего лишь сказка, что рассказывала мне мама, когда я привередничала в еде.
        — А я люблю сказки,  — улыбнулась Келли. Настроение у нее было отличное, она уже утолила голод, спешить ей было некуда, и она не прочь было послушать историю Мадлен.
        — Вы и вправду хотите послушать?
        Келли закивала.
        — Ну что ж.  — Мадлен уселась за стол.  — Сказку я расскажу, но только потом не говорите, что вы меня не просили.
        — Не буду.
        — Давным-давно, так давно, что все вокруг и забыли, когда это было, в одном рыбацком поселке, расположенном на берегу теплого моря, жил рыбак Филипп со своей женой Кристиной. Каждый день Филипп уходил в море, а Кристина ждала его на берегу. Не было в тех местах пары счастливее их, любовь и лад царили в доме. Как и все счастливые семьи, их семью не обходила стороной удача. Рыба косяком шла в сети Филиппа, Кристина выгодно продавала ее на рынке в ближайшем городе.
        Жить бы им да радоваться. Но после нескольких лет счастливой семейной жизни пришла к ним печаль. Никак Кристина не могла забеременеть. А Филипп просто мечтал о наследнике, чтобы передать ему свое мастерство рыбака. Да и Кристине скучно стало дожидаться в одиночестве возвращения мужа.
        Однажды, когда Филипп ушел в море, Кристина отправилась к старой Марии, живущей на краю поселка. Про ту Марию в поселке ходили слухи, что занимается она темными делишками, колдовством балуется. Но никто ее, как говорится, за руку не поймал, а болезни всякие Мария лечила знатно. Вот и ходили к ней люди со своими бедами.
        Пошла к ней и Кристина. Рассказала о своей беде и попросила помощи. Обошла вокруг нее Мария несколько раз, голову к груди приложила, послушала что-то и, отойдя на пару шагов, покивала головой.
        — Будет у вас сыночек,  — сказала она.  — Вот попей эту травку и забеременеешь, милая.
        Мария подошла к шкафу, порылась в нем, достала холщовый мешочек, пошептала над ним и подала Кристине.
        Бросилась Кристина благодарить Марию, руки целовать пытается, а Мария говорит:
        — Забеременеть-то ты забеременеешь и сыночка здорового родишь. Но только запомни, Кристина, никогда, ни при каких обстоятельствах не проклинай сына.
        — Кто ж своего сына проклянет?  — удивилась Кристина.
        — По-всякому бывает,  — горько вздохнула Мария.  — Вот рассказывают люди…
        Но обнадеженная Кристина и слушать не захотела старуху. Прижимая мешочек к сердцу, поспешила домой. Дома же заварила травку, как Мария учила, выпила отвар до последней капельки и мужа села у окна дожидаться. А как вернулся он с рыбалки, сразу же в кровать его уложила, ничего не рассказав про свой визит к Марии.
        Через несколько недель поняла Кристина, что старая Мария не обманула, и счастью ее не было предела. Да и Филипп радовался, жену беременную холил и лелеял.
        В зимнюю ночь появился в семье рыбака сын, названный при крещении Жаном.
        Мать и отец души не чаяли в сыночке, баловали и ублажали его, чего ни пожелает, сразу все исполняли, что ни попросит, все давали. А как же иначе? Единственный сын, свет в окошке, наследник.
        И вырос Жан капризным, балованным и своенравным. Мать и отец у него на побегушках были, каждый каприз его исполняли. А он и пользовался добротой родительской, совсем извел их своими требованиями. Да и злым вырос Жан. Взрослым грубил, животных обижал, детей дразнил. Соседи только головами качали, жалели Филиппа и Кристину, советовали строгость в воспитании проявить, а то беды не оберешься с таким сыном.
        Да разве любящие родители могут услышать советы других? Как бы там ни было, а сын для них все равно самый лучший.
        Одно только расстраивало Кристину — слишком привередлив в еде был ее сыночек. Ел только все самое лучшее, самое свежее, самое вкусное, самое дорогое. И чем дальше, тем хуже. Вначале, когда Жан маленьким был, Кристина и Филипп только радовались хорошему аппетиту сына. А как подрос, да много ему еды стало нужно, завздыхали. Все заработки, полученные от продажи выловленной Филиппом рыбы, уходили на еду сыну. Ничего себе родители купить не могли. И обувь у Кристины прохудилась, а не купишь. И снасти рыболовные изломались, а не обновишь. И крыша в доме покосилась, а не отремонтируешь.
        Решили Филипп и Кристина серьезно с сыном поговорить, объяснить ему, что надо бы и на другое деньги тратить, а не только на лакомства ему. Потом же и не рады были этому разговору. Покраснел Жан, кулаки сжал, ногой от злости топнул да как закричит в лицо отцу и матери:
        — Ничего слышать не хочу! Раз произвели меня на свет, так и кормите вкусно!
        Прикусил губу Филипп, Кристина руками всплеснула. Не ожидали они от любимого сына таких слов. А он не унимается.
        — Да-да!  — кричит.  — Вы мои родители и обязаны покупать мне все самое лучшее!  — А потом хитро глаза скосил и говорит: — Слышал я, что на базаре халва ореховая появилась. Хочу халвы ореховой!
        Не выдержала Кристина и в сердцах крикнула:
        — И почему ты у нас такой неблагодарный?! Не понимаешь, как родителям трудно?! Чтоб тебе не халву есть, а объедками до конца жизни питаться!
        И только она выкрикнула эти слова, как по дому словно ветер пронесся, смахнув со стола вазу с цветами.
        Глядят Филипп и Кристина, а на том месте, где только что их сын стоял, рыба об пол бьется, рот беззвучно открывает. Большая такая рыба, в полметра длиной, синевато-белого цвета, с темно-синими поперечными полосками вдоль тела.
        Как увидела Кристина рыбу, пошатнулась, в голове ясно так прозвучал голос колдуньи Марии: «Никогда, ни при каких обстоятельствах не проклинай сына». Поняла Кристина, что исполнилось то предсказание, и упала без чувств.
        Филипп же, недаром рыбаком был, знал, как с рыбами обращаться, схватил рыбу, выскочил из дома, добежал до берега и выпустил ее в море. Долго смотрел вслед уплывающей рыбе, а потом домой, к жене вернулся.
        Привел ее в чувство и сообщил ей горестную весть:
        — Нет у нас больше сына, Кристина. Превратился он в рыбу.
        Зарыдала Кристина, завыла в голос, рассказала мужу о своем походе к Марии и о том, как предупреждала ее старуха, чтоб никогда не проклинала сына.
        Недолго прожили после этого Филипп и Кристина, горе свело их в могилу.
        А про рыбу ту люди рассказывают, что прибилась она к акуле и до сих пор рядом с ней плавает, объедками после нее питается.
        Мадлен, закончив рассказ, улыбнулась:
        — Вот такая грустная сказка. Расстроила я вас, наверное.
        — Но это же всего лишь сказка,  — помотала головой Келли, которой и вправду стало немного не по себе.  — А что, такая рыба существует на самом деле?
        — Да. Рыба-лоцман,  — кивнула Мадлен.  — Неужели вы про такую никогда не слышали?
        — Нет. Странное имя у рыбы.
        — Эта рыба действительно повсюду сопровождает акул. Отсюда и имя, наверное. Кстати, с этой рыбой вы можете познакомиться. Ведь у нас на борту имеется лоцман.
        — Что вы сказали?  — встрепенулась Келли.
        — У нас на борту лоцман,  — спокойно повторила Мадлен.
        Но эти слова подействовали на Келли как удар грома посреди ясного неба.
        — На борту лоцман,  — словно в бреду, прошептала она.
        Ведь именно эту фразу и означал семафорный флажок, оставленный графиней де Бюссе для Брендона в банковском сейфе!
        На борту лоцман… Нет, это не совпадение.
        — И где эта рыба?  — Келли в возбуждении вскочила на ноги.
        Мадлен удивленно смотрела на нее, не понимая, что привело пассажирку в такое волнение.
        — Где?!  — Келли схватила Мадлен за руку.  — Я хочу ее увидеть!
        — Ну что вы так разволновались.  — Мадлен попыталась высвободить руку, но Келли намертво вцепилась в нее.  — Оглянитесь и увидите.
        Келли наконец-то отпустила руку Мадлен и медленно обернулась. На стене висело несколько картин. Келли их, конечно, видела и раньше, но никогда внимательно не рассматривала. Для нее они были просто гравюрами с изображением рыб.
        — На той, что посередине, как раз и изображена рыба-лоцман,  — подсказала Мадлен.
        Келли приблизилась к картине, дотронулась до нее. Потом взялась двумя руками за раму и потянула к себе. Картина не поддалась.
        — Напрасно стараетесь,  — заметив ее попытку снять картину, сказала Мадлен.  — Ничего не получится. Картина то ли приклеена к стене, то ли еще что. Но даже когда делали ремонт в столовой, рабочие не смогли снять картину.
        — Да?  — Келли, не поверив Мадлен, еще раз с силой дернула картину.  — Но ее непременно нужно снять!
        — Зачем?  — Мадлен, склонив голову к плечу, рассматривала картину.  — По-моему, ей тут самое место.
        — Не в этом дело!  — нетерпеливо воскликнула Келли.  — Тут другое…
        Она, оставив в покое картину, бросилась к двери, и услышала крик Мадлен:
        — Куда же вы? Вы же не доели!
        Но Келли не слушала ее, она спешила на камбуз, где в это время должен был находиться Брендон.
        Но до камбуза она не добежала. Брендон вместе с Жаном стоял на палубе. Они о чем-то беседовали.
        Наплевав на приличия, Келли подбежала к ним.
        — Брендон!  — задыхаясь от быстрого бега, воскликнула Келли.  — Пошли быстрее! Там лоцман!
        — О! А вы уже, оказывается, на «ты»,  — ухмыльнулся Жан, но, наткнувшись на взгляд Брендона, сразу примолк.
        — Что случилось, Келли?  — Брендон перевел взгляд на девушку.
        — Пошли!  — Келли схватила Брендона за руку.  — Сам все увидишь!
        Она чуть ли не силком дотащила его до столовой и, остановившись возле картины, сказала:
        — Вот!
        Несколько секунд Брендон смотрел на картину, потом перевел взгляд на Келли.
        — Ты хотела показать мне картину? Так я на нее тысячу раз смотрел.
        — Ты что, не понимаешь?  — рассердилась Келли.  — Ты смотрел, но ничего не видел! Ты хоть знаешь, что за рыба на ней нарисована?
        — Конечно, знаю. Рыба-лоцман.
        — Лоц-ман,  — по слогам повторила Келли.  — Ну, понял наконец?
        Брендон помотал головой. Келли вздохнула, поражаясь его бестолковости.
        — Что означал семафорный флажок, оставленный для тебя графиней?
        — «У меня на борту лоцман»,  — тут же ответил Брендон.
        — Так вот он, лоцман. На борту яхты.
        Брендон внимательно посмотрел на картину.
        — И ты хочешь сказать, что именно про эту картину хотела сказать графиня?  — спросил он осторожно.
        — Ну конечно,  — заулыбалась Келли, радуясь, что Брендон ее понял.
        Брендон отступил на несколько шагов, посмотрел на картину, сначала наклонив голову к одному плечу, потом к другому, пожал плечами.
        — Ничего не понимаю. Ничего особенного в этой картине не вижу.
        — А под картиной?
        — Картина, насколько я помню, не снимается. Ведь так, Мадлен?  — Брендон растерянно посмотрел на повариху, которая так и не успела уйти из столовой и сейчас переводила непонимающий взгляд с Келли на Брендона и обратно.
        — Совершенно верно, капитан,  — кивнула та.
        — Так нужно снять ее,  — сказала Келли.
        — Как?  — спросил Брендон.
        — Неужели на яхте нет мужчин?!  — раздраженно выкрикнула Келли.  — Неужели я буду думать, как снять со стены эту чертову картину?!
        — Почему же, мужчины имеются.
        Келли обернулась на голос Жана, который вслед за ними пришел в столовую и наблюдал за развитием событий, прислонившись плечом к косяку двери.
        — Сейчас я эту картину сниму. Исключительно для вас, мисс Уинстон. Вы позволите, капитан?
        — Делайте что хотите,  — махнул рукой Брендон.  — Если женщине что-то взбредет в голову, все равно она заставит сделать по-своему.
        — Желания женщины — закон.  — С этими словами Жан покинул столовую, а Келли облегченно вздохнула — наконец-то дело сдвинется с места.
        Жан вернулся через пару минут. В руках он держал блестящий металлический предмет, напоминавший длинную отвертку. Но так как Жан сей предмет принес из медицинского кабинета, то отверткой он, скорее всего, не являлся. Для чего он был предназначен, Келли даже страшно было подумать.
        — Это подойдет?  — спросил он, подходя к картине.
        — Попробуй,  — пожал плечами Брендон.
        Жан подковырнул картину своим инструментом, потянул его кверху, даже крякнул от усилия. Картина не поддалась.
        — Вот и рабочие не смогли ее снять,  — вздохнула Мадлен.  — Намертво приклеена.
        — Она не приклеена,  — сказал Жан, пытаясь просунуть инструмент между рамкой и стеной.  — Она как будто вделана в стенку. Стернотомом ее не возьмешь.
        — Чем не возьмешь?  — машинально спросила Келли, внимательно наблюдая за действиями Жана.
        — Стернотомом.  — Жан с улыбкой повернулся к ней.  — Вот этим инструментом, предназначенным для рассечения грудины в поперечном направлении…
        — Ой,  — замахала руками Келли,  — только, пожалуйста, не нужно медицинских подробностей! Лучше давайте подумаем, как картину можно вырезать из стены.
        Жан прекратил свои безуспешные попытки.
        — Извините, конечно, но не могли бы вы просветить меня, зачем вам снимать эту картину?  — Он посмотрел на Келли, потом на Брендона.  — По-моему, так она очень хорошо смотрится на стене.
        Келли уже открыла рот, чтобы объяснить, но, наткнувшись на взгляд Брендона, тут же закрыла. Это не ее дело, это дело капитана. И он сам должен объяснить. Если захочет, конечно.
        Но Брендон не захотел. Он провел ладонью по лицу, словно прогоняя ненужные мысли, оглядел собравшихся в столовой и строго произнес:
        — Неужели ни у кого нет других дел? Всем разойтись!
        И первым вышел из столовой.
        — Брендон!  — крикнула Келли и бросилась за ним.  — Брендон, подожди!
        Он остановился, недовольно глядя на Келли.
        — Ну что ты, Брендон? Так же нельзя. Надо попытаться снять картину.
        — Зачем?
        — Ну там же может быть…  — начала Келли, но Брендон не дал ей закончить.
        — Даже если и так, зачем это превращать в балаган? Я капитан и не хочу в глазах своего экипажа превращаться в клоуна.
        Келли судорожно сглотнула. Да что он такое говорит? О каком балагане? Она же всего лишь хотела помочь ему.
        — Брендон, я всего лишь хотела…
        — Все!  — резко, словно поставил точку, оборвал ее Брендон.  — Оставим это. Я должен сменить Поля.
        Он ушел в сторону капитанской рубки, а Келли еще несколько минут стояла неподвижно, глядя на захлопнувшуюся за Брендоном дверь.
        Но стоять тут не было никакого смысла, и Келли поднялась на верхнюю палубу, уселась в шезлонг и, откинув голову на спинку, прикрыла глаза. Она не понимала, почему Брендон так на нее рассердился, почему накричал на нее и какое он имел на это право. Это очень обидно! И опять мысли о собственном невезении забурлили в голове. Вот ведь как у нее всегда складывается: только она встретит мужчину, только раскроется ему, и все — у ее избранника будто появляется чувство, что на нее можно повышать голос, унижать, оскорблять. Ну почему так? Почему? Что в ней не так?
        Келли собралась немного всплакнуть о своей несчастной доле, но тут услышала шаги по трапу. Сердце радостно затрепыхалось: Брендон понял свою ошибку, он идет просить у нее прощения, они помирятся, и все будет хорошо.
        Вот шаги ближе и ближе, вот они смолкли рядом с ней. Келли сдерживала себя, чтобы не вскочить и не броситься Брендону на шею, слиться с ним в страстном поцелуе. Нет, он первый должен сделать шаг к примирению. А она… Она потом отдастся ему без остатка.
        Келли, замерев, слушала дыхание стоящего рядом с ней человека, по дуновению легкого ветерка поняла, что он наклонился к ней, почувствовала, как мужские руки обхватили ее. Но что это? Это не руки Брендона!
        Она открыла глаза. Присев на корточки, перед ней сидел Жан и смотрел ей в лицо. Келли вырвала руки, вжалась в спинку шезлонга. Жан был непозволительно близко, на своем лице она чувствовала его горячее дыхание.
        Как же он красив, промелькнуло у нее в голове.
        — Вот вы где,  — прошептали губы Жана.  — А я искал вас.
        Он попытался вновь взять Келли за руки, но она спрятала их за спину. Ей хотелось встать, но Жан был слишком близко, он просто вжимал ее в шезлонг.
        — Я слышал, как капитан Бюссе обидел вас,  — произнес Жан.  — Такое поведение для мужчины просто непозволительно. Я всегда знал, что он невоспитанный человек, но тут…
        — Ничего не произошло,  — еще больше вжимаясь в спинку шезлонга, сказала Келли.  — Я сама поступила неправильно.
        — Но это ни в коем случае не оправдывает его. Ни при каких обстоятельствах мужчина не имеет права повышать голос на женщину.
        Его глаза притягивали, Келли завороженно смотрела в них. Так, наверное, кролик не может отвести взгляд от глаз удава и безропотно приближается к нему, даже зная, что за этим последует.
        Но Келли не кролик. Нет!
        — Разрешите мне встать.  — Келли решительно подалась вперед, и Жан, поднявшись с корточек, отступил.
        — То, что произошло у нас с капитаном Бюссе, касается только нас.  — Келли одернула блузку.
        — О да, конечно,  — Жан улыбнулся какой-то кривой, недоброй улыбкой.  — Мне нет до этого никого дела. Ваше право позволять кому угодно повышать на вас голос. Я просто хотел защитить вас.
        — Спасибо, но я не нуждаюсь в защите.
        — Еще раз простите.  — Жан был сама любезность.  — И больше не будем об этом. Но…
        Келли, склонив голову к плечу, посмотрела на Жана, ожидая продолжения.
        — Но не могли бы вы мне объяснить, зачем вам понадобилась та картина?  — Жан по-прежнему смотрел ей в глаза.  — Я не раздумывая бросился вам на помощь, а даже не знаю зачем. Любопытство не даст мне спокойно жить.
        Если бы это была ее собственная тайна, то Келли обязательно бы все рассказала Жану. Видно было, что он просто сгорает от любопытства. Но это была не ее тайна, и она не могла ничего ему рассказать. Об этом она и сообщила Жану, прежде чем уйти в свою каюту.

        11

        Келли упала на кровать, раскинув руки. Атласное покрывало приятным холодком дотронулась до ее спины. Совсем недавно на этой кровати она отдалась Брендону. Ей было так хорошо с ним, что она забыла обо всем на свете. Даже о том, что ее отпуск скоро закончится. Келли с ужасом подумала, что завтра, примерно в это время, ей придется покинуть «Леди Сисси» и ехать в аэропорт. А там перелет — и старый Нью-Йорк, старая квартира, старая работа, старая жизнь. Жизнь без Брендона, жизнь без любви, жизнь без надежды. Рядом с ним она просто не допускала мысль о расставании, игнорировала ее, и, странное дело, ее словно и не было. Келли наслаждалась моментом и была счастлива. Но, как и любое счастье, ее оказалось таким коротким. Длиною в отпуск.
        И надо же им было еще и поссориться! Своей непонятной вспышкой раздражения Брендон лишил ее даже последних часов счастья. А Келли надеялась, что все это время она проведет с ним. Ей еще так много нужно было ему сказать и так много спросить у него. И вот, вместо того чтобы шептать ему на ухо глупые, но такие важные слова, целовать его губы, ерошить непослушные волосы, гладить упругую кожу, она в одиночестве лежит на кровати. А он? Думает ли он о ней в данное мгновение? Или радуется, что все так разрешилось? Может, он специально все так рассчитал? Ненужные проводы — ненужные печали. А она всего лишь очередное приключение, проходящий статист в огромной череде путешествующих на его яхте дамочек. Вдруг все так, как и предупреждал ее Жан?
        Келли стукнула кулаком по кровати. Нет, нет и нет! Этого просто не может быть! Его глаза не могли лгать, его губы не могли обманывать. Все было по-настоящему, взаправду.
        Она должна сейчас же пойти к Брендону и объясниться с ним. А там будь что будет.
        Но чувство гордости остановило Келли. Это Брендон накричал на нее, это Брендон должен первым пойти на примирение. Келли свернулась калачиком, подтянув ноги к животу и обхватив их руками. От возбуждения ее начало знобить, и таким способом Келли хотела хоть немножко согреться.
        Незаметно для себя она задремала. Вернее провалилась в густое, тягучее забытье, когда находишься вроде бы на грани реального и потустороннего. Она понимала, что находится в каюте на яхте, при желании даже могла видеть окружающую обстановку, слышать шум мотора, плеск волн за бортом, но вырваться из нереальности, пошевелиться не могла. И уснуть, уйти в облегчающий сон, не могла. Что-то давило ее, держало на грани, не пуская ни в одну, ни в другую сторону.
        Келли слышала, как подходил к ее двери Поль, звал на ужин. Потом стучалась Мадлен, уговаривая выйти. Келли даже не отвечала, лишь крепче прижимала колени к груди. Ни ужинать, ни кого-нибудь видеть не было желания. И сил.
        Наверное, она все-таки уснула. Потому что вздрогнула, когда что-то холодное дотронулась до ее лба.
        Келли открыла глаза и увидела склонившегося к ней Брендона. Его рука лежала у нее на лбу, глаза внимательно смотрели на нее.
        — У тебя жар,  — озабоченно сказал он.
        — Нет,  — покачала головой Келли.  — Это не жар, это мои чувства рвутся наружу. Чувства к тебе.  — Келли обхватила Брендона за шею и притянула к себе.  — Я так соскучилась по тебе,  — прошептала она.
        — И я, моя дорогая,  — Брендон поцеловал ее в горячие губы.  — Но думаю, что тебе надо показаться доктору.
        — Не хочу к доктору, хочу к тебе. Иди сюда.
        Руки Келли потянулись к верхней пуговице на рубашке Брендона, расстегнули ее, перешли к другой. Ее опять охватил озноб, но уже не от холода, а от возбуждения. Такого сильного желания она никогда не испытывала. И видела, что и Брендон желает ее.
        Когда их страсть была удовлетворена, Келли, удобно устроившись на плече Брендона, сказала:
        — Я так боялась, что ты больше не придешь ко мне.
        — О чем ты говоришь?  — удивился Брендон.  — Как я мог?
        — Не знаю. Просто я так подумала и… заболела. А сейчас я выздоровела.
        Брендон дотронулся губами до ее лба, удовлетворенно кивнул. От жара не осталось и следа.
        — Вообще-то я пришел за тобой.
        — А что такое?  — лениво спросила Келли. Она чувствовала во всем теле сладостную истому, и ей даже двигаться не хотелось.
        — Пошли.  — Брендон поднялся.
        — Не хочу…  — упрямо протянула Келли.  — Я никуда не хочу идти. Мне так хорошо с тобой здесь.
        — Пошли.
        Вздохнув, Келли поднялась с кровати и оделась.
        Они вышли из каюты. Брендон взял стоящий рядом с дверью небольшой чемоданчик.
        — Что это?
        — Скоро все узнаешь.
        Брендон свободной рукой обнял Келли за плечи, и так, обнявшись и крепко прижимаясь друг к другу, они поднялись на палубу. На небе сияли звезды.
        — Ух ты!  — удивилась Келли.  — Уже ночь, оказывается, а я и не заметила, что пролетело столько времени.
        — Скажем так, поздний вечер,  — поправил ее Брендон.  — Вся ночь, наша ночь, еще впереди.
        — Это хорошо,  — рассмеялась Келли. О том, что это будет их последняя ночь, она уже не думала. Келли протянула руку вверх и воскликнула: — Сколько звезд! Смотри, Брендон, и наше созвездие Любви светится.
        — Оно будет светиться всегда.  — Брендон поцеловал Келли в висок, она тихонько хихикнула.  — Пошли.
        Включив в столовой свет, Брендон поставил чемоданчик на стол.
        — Итак, ты готова?  — Он повернулся к Келли.  — Пора снять эту картину со стены.
        — Но ты же не хотел.
        — Я подумал и решил, что должен это сделать. Иначе буду жалеть всю жизнь. Да и к тому же…  — Он замялся.  — К тому же мы должны сделать это вместе, пока ты здесь.
        — Я-то при чем?  — удивилась Келли.
        — При том. Без тебя бы вообще всей этой каши не заварилось. Так что, дорогая, этот путь, куда бы она нас ни провел, мы должны пройти вместе. Или испугалась?
        — Чего мне бояться?
        — Мало ли. Помнишь миф о Пандоре? Она тоже вскрыла шкатулку. И что взамен получила?
        — Помню. Но, надеюсь, графиня Бюссе в свой тайник никаких гадостей не положила. Так что я готова.
        Брендон раскрыл чемоданчик.
        — Ого, какой серьезный инструмент,  — заглядывая через плечо Брендона, сказала Келли.  — Таким инструментом мы всю яхту можем разобрать.
        — Нет, яхту мы ломать не будем.  — Брендон вытащил из чемоданчика электрическую дрель.  — А вот с картиной, я думаю, мы справимся.
        Через минут пять на том месте, где совсем недавно красовалась картина, зияла дыра. Брендон, отступив шаг, разглядывал творение своих рук.
        — Да…  — послышалось от двери, и Келли, вздрогнув от неожиданности, оглянулась.  — Ломать — не строить.
        В дверях стоял Жан. Рубашка навыпуск, волосы, всегда аккуратно уложенные, взлохмачены.
        — Я только лег,  — сказал он, переводя взгляд с Келли на Брендона,  — а тут такой шум. Думал, что яхта разваливается. А оказывается, вы тут ремонт затеяли.
        — Не ремонт,  — смущенно сказала Келли. Появление Жана было совсем некстати.
        Она посмотрела на Брендона. Лицо его осталось невозмутимым — он все так же смотрел на дыру, словно Жана здесь и не было.
        — Ну что там?  — Келли подошла к нему и положила голову на плечо.
        — Сейчас посмотрим.
        Брендон аккуратно положил дрель обратно в чемоданчик, закрыл его и только после этого вернулся к отверстию в стене. Просунув руку, несколько секунд возился в нише и наконец вытащил небольшой металлический ящик.
        — Ого!  — воскликнул Жан.  — Оказывается, в стене между моим кабинетом и столовой хранились сокровища. А я не знал, а то бы давно разломал бы эту перегородку. Интересно, а мне причитается что-нибудь?
        На его реплику никто не обратил внимания. Келли восторженно смотрела на ящик, Брендон выглядел слегка ошарашенным. Он опустил ящик на стол, провел по нему рукой и повернулся к Келли.
        — Открывай!  — сказал он.
        Келли, отступив назад, помотала головой. От возбуждения ее колотило, она не могла произнести ни слова.
        — Тогда я,  — вздохнув, произнес Брендон.
        На мгновение Келли испугалась, что ему не удастся открыть крышку. Но все получилось.
        — Ну?  — выдохнула Келли.  — Что там?
        — Драгоценности,  — спокойно ответил Брендон, словно сообщил о чем-то совсем обыденном.
        — О!  — только и смогла вымолвить Келли.
        На несколько секунд ее словно парализовало, но, когда к ней вернулась способность двигаться, она с криком: «Ну я же говорила!» бросилась Брендону на шею.
        — А ну-ка, покажите.  — Жан обошел обнимающуюся парочку и заглянул в ящик.  — Однако…  — протянул он.  — Везет же некоторым.  — Запустив руку в ящик, он вытащил кольцо с огромным красным камнем и посмотрел его на свет.  — Рубин. И что это значит?
        — Это наследство Брендона,  — быстро заговорила Келли.  — Наследство графини де Бюссе. Никто не знал, где оно. Графиня никому ничего не сказала. Но оно нашлось. Я знала, я знала… А он не верил, говорил, что это все выдумки.
        От перевозбуждения у нее по щекам потекли слезы. Брендон погладил ее по голове.
        — Ну что ты?  — прошептал он.  — Чего уж теперь плакать?
        — Я не плачу, я радуюсь.
        — Конечно, радуется,  — усмехнулся Жан, на этот раз вытащив из шкатулки колье, сверкнувшее от упавшего на него света лампы.  — Мисс Уинстон знала на кого поставить, кого выбрать. И не прогадала. Недаром говорят, что у женщин имеется шестое чувство. Отпуск удался, не правда ли, мисс Уинстон? И любовника заимела, и наследство его.
        Его слова больно ударили Келли. Как он может говорить такое?! Что она знала? На что ставила? Гадкий, гадкий Жан! И зачем он только притащился в столовую? Зачем своими словами портит им радость?
        — Шел бы ты отсюда,  — резко сказал Брендон, прижимая к себе Келли.
        — Слушаюсь и повинуюсь, граф.  — Жан, криво улыбаясь, отвесил шутливый поклон. ? Где уж нам теперь… Мы недостойны… Да мы свое место знаем…
        — Уйди,  — сквозь зубы процедил Брендон.
        — Как он может говорить такое?  — Келли посмотрела на закрывшуюся за Жаном дверь.  — Почему он так?
        — Не обращай внимания.  — Брендон поцеловал Келли.
        — Но ты же так не думаешь?  — Она заглянула ему в глаза.  — Ты же не думаешь, что я с тобой только из-за того, что ты граф?
        — Конечно, не думаю. И давай не будем об этом.
        — Не будем,  — эхом повторила Келли.

        12

        Первое, что увидела Келли, войдя утром в столовую, была висящая на своем месте картина. Она словно и не покидала своего места.
        — Поль повесил картину на место,  — сообщила Мадлен, расставляя перед Келли тарелки с завтраком.
        — Спасибо ему.
        — Нам Жан все рассказал. Оказывается, у вас ночью тут было большое приключение. А я все проспала, ничего не слышала. Но я так рада за капитана Бюссе. Наконец-то ему повезло. И за вас я рада.
        — Я тут ни при чем,  — улыбнулась Келли.
        — Да ладно уж, я все знаю и желаю вам огромного счастья.
        Келли смутилась. Конечно, на маленькой яхте не существует тайн. Все сразу же становится явным.
        — Я же сразу вам сказала,  — не замечая ее смущения, продолжила Мадлен,  — на кого следует обращать внимание, а на кого нет. Капитан Бюссе — замечательный человек. Заиметь такого мужа большая удача. Эх, была бы я помоложе… И вы так помогли ему. Да он с этими драгоценностями со всеми своими проблемами разберется.
        — Но капитан женат,  — сказала Келли и осеклась.
        — Ну и что? Развестись дело нехитрое,  — усмехнулась Мадлен. Личная жизнь капитана для нее не была секретом.
        — Но до сих пор-то он не развелся.
        — Не было нужды, вот и не развелся. Зато сейчас…
        — Ой, Мадлен, вы торопите события,  — вздохнула Келли.  — Мы и сами еще ничего не знаем.
        Она вспомнила прошлую ночь. После того как они вдоволь позанимались любовью среди разложенных на кровати драгоценностей (и это было восхитительно!), Брендон опять завел разговор о том, чтобы Келли осталась в Ницце. И она опять отказалась. И в этот раз еще более решительно.
        — Ну почему ты такая упрямая?!  — воскликнул Брендон.
        Они лежали, тесно прижавшись друг к другу, рука Брендона нежно поглаживала грудь Келли.
        — Твой прошлый отказ понятен. Зачем тебе был я, нищий, с кучей долгов. Но сейчас… Сейчас же все изменилось, сейчас я смогу обеспечить тебе достойную жизнь.
        Келли, скинув с себя его руку, села.
        — Брендон, о чем ты говоришь? Неужели ты думаешь, что меня волнуют вот эти богатства?  — Она указала на разбросанные по кровати драгоценности.  — Не ты сам, а они?
        — Я не хочу так думать.  — Брендон обнял ее за талию.  — Но…
        Келли вздохнула. Ей обидно было слышать такое от Брендона. Она могла бы найти сотни слов, чтобы разубедить его. Но не хотела. Да и что значат слова? Они просто слова. Келли предпочла ответить поцелуем. Да таким, что лучше всяких слов сказал Брендону обо всем.
        И вот сейчас Мадлен заговорила об этом.
        Если быть честной перед собой, Келли бы не отказалась от такого мужа, как Брендон. Но сейчас, когда он наконец-то получил то, что ему принадлежит по праву, согласие Келли становилось двусмысленным. Разговоры о ее корысти пугали ее. А людям рты не закроешь. Обязательно найдутся те, кто скажет, ну пусть не скажет, но подумает, что осталась она с ним из-за яхты, замка и драгоценностей. Келли же больше всего боялась обвинения в корыстолюбии.
        Она ругала себя за эти мысли, но они не уходили, сверлили внутри, прогоняя прочь счастье, что окутывало ее.
        Нет, она должна уехать. А там будь что будет. И лучше ей сделать это сейчас. Пока Брендона нет на борту. С самого утра он уехал к адвокату, чтобы юридически оформить права на найденные драгоценности.
        Когда он будет рядом, когда будет смотреть на нее, что-то говорить, она не сможет. Она забудет обо всем. Потому что нет для нее большего счастья, чем быть с ним рядом. И зачем они только нашли эти драгоценности, вставшие между ними непреодолимой преградой? Разве думала она, ломая голову над загадкой графини Эстер де Бюссе, что все так обернется? Обернется не в ее пользу.
        Келли решила уехать тайно, еще когда Брендон осторожно, стараясь не разбудить ее, встал с кровати. Келли не спала, она лежала, уткнувшись носом в подушку и затаив дыхание, прислушивалась и боялась выдать, что не спит. А когда за ним закрылась дверь, Келли тихо, почти беззвучно заплакала.
        — Мадлен, вызовите такси, пожалуйста,  — сказала Келли, вставая из-за стола.
        — Как же так?  — удивилась повариха.  — До вечера еще далеко. Вас в аэропорт отвезет капитан. Вы что, его не дождетесь?
        — Нет, я хочу уехать сейчас.
        — Я не могу, он мне не простит этого,  — пробормотала Мадлен.
        — Я ему позвоню и все объясню,  — сказала Келли.  — Я не хочу долгих проводов. Вызовите такси.
        Не желая слушать причитания Мадлен, Келли быстро вышла из столовой и нос к носу столкнулась с Жаном. Келли хотела обойти его, но Жан не дал ей такой возможности.
        — Что-то вы выглядите слишком печальной,  — сказал он.  — Я бы на вашем месте пел от радости.
        — Но вы не на моем месте,  — буркнула Келли.
        — О да!  — улыбаясь, закивал он.  — У меня нет никакой надежды выйти замуж за графа, к тому же миллионера.
        — У меня тоже.  — Келли сделала новую попытку обойти Жана, но он стоял как вкопанный.
        — Неужели поссорились?  — Жан притворно округлил глаза.  — Не переживайте, мисс Уинстон, милые бранятся — только тешатся. Хотя я вас предупреждал об отвратительном характере капитана. Еще и не то будет. Но из-за такого приданого, что вы получите вместе с мужем, можно и потерпеть. Ведь так, мисс Уинстон?
        — Пропустите меня!  — Келли в гневе оттолкнула Жана.
        Ее уже не волновали гадкие намеки Жана. Она приняла решение. И никто не упрекнет ее в том, что она осталась в Ницце из-за богатства.

        Келли позвонила Брендону из аэропорта. Еще в такси она несколько раз вынимала из сумочки телефон, один раз даже начала набирать его номер, но сбросила набор. Она боялась передумать, услышав его голос.
        — Я улетаю,  — тихо произнесла она в трубку, когда Брендон ответил.  — Через полчаса. Я поменяла билет.
        Он долго молчал, а она вслушивалась в тишину, стараясь поймать хоть его дыхание. Но не слышала ни звука.
        — Что ж,  — наконец сказал Брендон,  — это твое решение.
        — Да.
        — Мне будет плохо без тебя.
        — Мне тоже.
        Келли из всех сил сдерживалась, чувствовала, как слезы подступают к горлу, перехватывают дыхание, стараются вырваться наружу.
        Первым не выдержал Брендон.
        — Но почему, Келли, почему?! Я не понимаю!
        — Так будет лучше.
        — Для кого лучше? Для тебя? Для меня?
        — Так будет лучше,  — упрямо повторила она.
        — Я сейчас приеду!  — крикнул он в трубку.
        — Ты не успеешь. Скоро объявят посадку.
        Одна слезинка все-таки вырвалась и медленно потекла по щеке. Келли зло смахнула ее.
        — Ну что ж,  — после паузы сказал Брендон,  — надеюсь, ты не будешь жалеть о своем решении.
        — Да. Прощай, Брендон.  — Она нажала на кнопку отбоя и прошептала: — Я буду очень жалеть об этом.
        Опустив голову, Келли направилась к пропускному пункту. Ноги плохо слушались ее, каждый шаг давался все труднее.
        Давай, Келли, подбадривала она себя. Только бы дойти до самолета, а там взлет, восемь с половиной часов, и ты уже дома.
        — Ваши документы, пожалуйста.  — Высокая светловолосая девушка протянула руку, и Келли передала ей паспорт и билет.
        — Надеюсь, вам понравилось в Ницце.  — Профессиональная улыбка сверкала на красивом лице девушки.  — Обязательно приезжайте к нам снова.
        — Снова?  — переспросила Келли.
        — Да, конечно. Ведь каждый покидающий Лазурный берег мечтает о возвращении сюда. Ведь такого моря, такой природы, таких звезд нет больше нигде на свете.  — Она протянула Келли документы, поворачиваясь к следующему пассажиру.
        «Таких звезд нет больше нигде на свете»,  — мысленно повторила Келли. Больше нигде на свете нет созвездия Любви, придуманного ею и Брендоном созвездия. Нигде!
        — Девушка, вы проходите?  — Пожилая дама напирала сзади на остановившуюся Келли.
        Келли посмотрела на нее. Раскрасневшееся лицо, аккуратно подстриженные волосы, в глазах нетерпение, желание поскорее занять свое место в самолете. Недовольство заторможенной девицей, загораживающей путь к терминалу.
        — Нет!  — крикнула ей в лицо Келли, и дама отшатнулась, от удивления округлив глаза.
        — Сумасшедшая молодежь,  — забубнила она.  — Ходят как спят…
        Но Келли ее уже не слушала. Она, расталкивая людей, спешила к выходу из аэропорта. А в голове только стучало: «Таких звезд нет больше нигде на свете».
        Выбежав на воздух, Келли судорожно открыла сумочку, дрожащими руками достала телефон, набрала номер.
        Брендон ответил мгновенно, словно держал телефон в руках.
        — Брендон, я не могу!  — выдохнула она в трубку.  — Не могу улететь!
        — Конечно, ты же так боишься взлетов,  — сказал он.  — Жди меня, я сейчас приеду. Только никуда не исчезай.
        — Я не исчезну,  — сквозь слезы рассмеялась Келли.  — Я никуда от тебя не исчезну. Я же еще не получила свой сюрприз, заявленный в плане круиза.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к