Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Любовные Романы / СТУФХЦЧШЩЭЮЯ / Соул Мэрис: " Сотвори Свое Счастье " - читать онлайн

Сохранить .
Сотвори свое счастье Мари Соул

        Начинающей художнице-дизайнеру Пегги удается получить заказ на оформление квартиры Камерона Слейтера — преуспевающего бизнесмена, широко известного своими любовными похождениями.
        Пегги твердо решила устоять перед чарами этого соблазнителя и удержать их отношения в деловых рамках.
        Но эта задача оказалась ей не по силам.

        Мари Соул
        Сотвори свое счастье

        1

        — Встретимся в половине пятого,  — сказал он ей.
        Пегги Барнетт взглянула на часы и покачала головой. Часы показывали пять тридцать, а Камерон Слейтер все еще не появился. Не слишком пунктуально для человека, который горит желанием немедленно и в кратчайшие сроки обновить свою квартиру.
        Конечно же, она не потратила этот час даром — в бесцельном ожидании или слоняясь впустую по квартире. Она пришла осмотреть его жилье в кооперативном доме и именно этим сейчас занималась. Привратник открыл ей дверь, и Пегги, вооружившись рулеткой, карандашом и блокнотом, осмотрела уже все — от прихожей до балкона, все три тысячи квадратных футов [1 - Фут (англ.)  — единица длины, равна 0,3048 м. Таким образом, площадь квартиры Камерона Слейтера составляла около 280 м^2^. (Здесь и далее примеч. пер.)], — делая замеры и записывая свои идеи.
        А идей у нее возникло множество… особенно в его спальне.
        В зеркалах над кроватью в холостяцкой квартире было нечто такое, что подстегнуло ее воображение. Правду говоря, совсем недавно в одной из газет ей попались на глаза имя и фотография Камерона Слейтера в статье о блистательных холостяках Чикаго, но это не способствовало пока продвижению дела. Журналистка в своем репортаже описывала его как чертовски привлекательного молодого человека, чрезвычайно сексуального, и это явно шло вразрез с первоначальными представлениями Пегги о нем.
        А вот теперь она прекрасно понимала ощущения журналистки. Этим утром Пегги впервые встретилась с Камероном Слейтером. Оторвав взгляд от образцов обивочных тканей, она неожиданно для себя увидела Адониса в костюме от Армани, движущегося по направлению к ней.
        Ей с трудом удалось сохранить невозмутимый деловой вид, потому что сердце у нее бешено забилось и ее неожиданно бросило в жар. Если бы он повстречался ей на улице, она бы никогда не догадалась, что он консультант по финансам. Его внешний вид попросту не соответствовал такому занятию — мускулы буквально распирали дорогой костюм, золотисто-русые волосы не были короткими и приглаженными, как у большинства бизнесменов, а зеленоватые глаза смотрели чересчур уж насмешливо и лукаво. Он скорее напоминал футболиста или актера, но уж никак не финансиста.
        Очень сексуального футболиста или актера.
        Пегги покачала головой в ответ на собственные мысли и отшвырнула бирюзово-розовую диванную подушку, оказавшуюся у нее в руках. В конце концов, неважно, на кого походил Камерон Слейтер и как она к этому относилась. Он появился в ее мастерской потому, что искал дизайнера по интерьеру — и ничего больше.
        Она пригласила его в офис и, стремясь не упустить выгодный заказ, пересмотрела свой график и сегодня вечером нашла время для встречи с ним. Так где же он?
        Ожидание всегда действовало ей на нервы, и она стала подумывать о том, чтобы уйти, предварительно нацарапав записку, в которой послала бы его подальше, а заодно и заказ на оформление его квартиры.
        При этой мысли она улыбнулась, затем рассмеялась — будто и в самом деле собиралась так поступить.
        Но речь здесь шла о куче денег, а вовсе не об одноразовой мелкой работе. Все дизайнеры по интерьеру зависят от отзывов и рекомендаций заказчиков — на этом строится их бизнес. Если Камерон Слейтер останется доволен ее работой, то посоветует обращаться в «ПДК-интерьеры» своим друзьям и знакомым, а из газет и по слухам было известно, что его финансовым советам внимали самые богатые и влиятельные люди в Чикаго. Заручившись его рекомендациями, она компенсирует те убытки, которые понесла в апреле из-за своенравия и слишком длинного языка. Тогда ни ей, ни Дарлин больше не придется лезть из кожи вон, чтобы свести концы с концами, задаваясь при этом вопросом, а не ошибкой ли было заводить свой собственный бизнес. Больше не…
        Сработавший пейджер, прервав ее размышления о богатстве и славе, вернул ее на грешную землю. Дарлин просила ее позвонить, и Пегги догадалась почему.
        Наверное, в мастерскую позвонил Слейтер и отменил их встречу.
        Она воспользовалась телефоном на кухне, и Дарлин ответила сразу после второго звонка. Пегги, не дожидаясь, пока Дарлин до конца произнесет «ПДК-интерьеры», сказала в трубку:
        — Дар, это я.
        — О, отлично.  — Голос Дарлин мгновенно утратил официальное звучание.  — Ты уже закончила со Слейтером?
        — Я еще даже не начинала. И решила, что именно поэтому ты просишь меня позвонить. Он до сих пор не появился.
        — А ты где?
        — В его квартире. Меня впустил привратник. К его приходу я должна была все осмотреть.  — Пегги окинула взглядом отвратительные обои на кухне.  — Тебе бы тоже следовало увидеть это, Дар. Он не шутил, когда утверждал, что квартира отделана безобразно.
        — Неужели так плохо?
        — Не то слово, ужасно — это мало сказано. Здесь все похоже на декорации ночлежки для среднеразрядного вестерна.
        — И как долго ты собираешься его ждать?
        Пегги снова сверилась со своими часами.
        — Не знаю. Мне осталось еще кое-что осмотреть и замерить. Если закончу, а он не придет, то я уйду.
        — У него там есть радио? Вопрос слегка озадачил Пегги, однако, сделав шаг по направлению к кухонной двери, она заметила радиоприемник в гостиной. Он был частью огромного музыкального центра.
        — Есть.
        — Прекрасно. Пока будешь снимать мерки, обязательно послушай новое ток-шоу. Оно называется «Вечерний Остин», а сейчас передают его часть «Диалог с Фионой», куда ты должна когда-нибудь позвонить.
        — Я должна позвонить?
        — Непременно. Фиона, Фиона Александер — это ясновидящая, которая утверждает, что поможет найти суженую мужчинам, которые боятся семейных уз и обязательств. Может, она подыщет пару и для Крейга?
        — Крейг может…
        — Знаю — катиться к дьяволу,  — перебила ее Дарлин.  — Ладно, может, эта ясновидящая подыщет кого-нибудь и для тебя.
        «Это,  — подумала Пегги,  — было бы что-то новенькое». До сих пор мужчины, в которых она влюблялась, либо тихонько сматывались, когда их отношения перерастали в более серьезные, либо категорически заявляли, что не созданы для брака.
        — Номер 919-555-7792, — продолжала Дарлин.  — Позвони в студию. Тебе терять нечего.
        — Как это нечего, прежде всего заказ, когда мистер Слейтер обнаружит, что в погоне за мужчиной я воспользовалась его телефоном и звонила по межгороду на ток-шоу. А что предложит мне ясновидящая? Назовет имя и номер телефона?
        — Ну это уж слишком, такого ожидать не следует, но двум звонившим она все же дала общее описание их возможных суженых. Потом она беседовала с каким-то профессором физики, который обладает даром находить ясновидящих, и в конце концов даже предупредила одну слушательницу, что интересующий ее мужчина должен проявлять осмотрительность, ибо женщина, в которую ему суждено влюбиться, прекрасно владеет оружием.
        — Оружием?  — Пегги решила, что не расслышала.
        — Она так сказала. А сейчас там на проводе настоящий «победитель»,  — хихикнула Дарлин.  — Перед перерывом на рекламу этот парень назвал брак институтом, подавляющим и ограничивающим свободу личности и высасывающим из людей все соки. Ты непременно должна это услышать. Равнодушной ты точно не останешься.
        Пегги не была уверена в том, что в данный момент ей следует терять спокойствие и душевное равновесие, но все же, положив трубку, прошла в гостиную и включила радио. Если Слейтер и будет против того, что она слушает ток-шоу, то ей на это плевать. Женщина, которая жертвует личным временем и ждет с ним встречи больше часа, заслуживает небольшого развлечения.
        Чтобы отыскать радиостанцию, ей потребовалось несколько секунд, но после того, как голос в радиоприемнике возвестил: «Итак, «Вечерний Остин» снова в эфире»,  — она поняла, что нашла нужную волну.
        — Если вы включили радио только сейчас,  — произнес ведущий ток-шоу голосом циркового зазывалы,  — то повторю, что эта часть шоу называется «Диалог с Фионой» и сейчас со мной в студии находится ясновидящая Фиона Александер. Перед перерывом мы разговаривали с Джоном. Вы все еще на проводе, Джон?
        — Я все еще на проводе,  — ответил другой мужской голос, чуточку хрипловатый и показавшийся Пегги знакомым.
        — Джон,  — в беседу вступил женский голос, и в нем ничего знакомого не было. Пегги предположила, что это ясновидящая Фиона.  — Вы и вправду хотите, чтобы я называла вас Джоном?
        Ответу собеседника Фионы предшествовала короткая пауза. Последовавшее «да» звучало не слишком уверенно.
        То, как он произнес это «да», только подогрело любопытство Пегги. Забыв обо всем, что ей предстояло сделать в квартире Слейтера, она пристроилась на краешек массивного дивана, обитого тканью в бирюзово-розовую полоску, и стала внимательно слушать.
        — Перед перерывом,  — начала Фиона,  — вы назвали брак институтом подавления и сказали, что он ограничивает свободу личности.
        — Так и есть,  — уверенно подтвердил Джон.  — Мужчина женится, и что происходит? Он теряет свободу, свою индивидуальность и право оставаться самим собой. Брак — это не партнерство, как утверждают пропагандисты «любви до гроба», а паразитические отношения. Они высасывает силы из обеих сторон.
        — Вы никогда не были женаты?  — спросила Фиона, но ее вопрос больше походил на утверждение.
        — Не надо бросаться в огонь, чтобы понять, что ты можешь обжечься. У меня есть глаза. Есть уши. Я многое видел, пока рос, слышал разговоры в раздевалках и на поле для гольфа… да и везде, где бывал. Мои женатые друзья все мне завидуют.
        — Ох, дайте сообразить,  — пробормотала Пегги.  — Завидуют чему? Ей нравился звук его грубоватого и непривычно возбуждающего голоса, но ей вовсе не нравилась его точка зрения. После его высказываний у нее возникли сомнения по поводу того, стоит ли ему так сильно бояться за свою свободу и индивидуальность. Вряд ли кто захочет с таким познакомиться, так что нечего ему волноваться.
        — Вы не должны бояться брака,  — спокойно отвечала Фиона.
        — А я не боюсь.
        — Конечно!  — возмутилась Пегги. Она уже слышала это раньше, после чего тот парень смылся.
        — Статистика подтверждает, что женатые мужчины счастливее одиноких,  — продолжала Фиона.
        — Статистика иногда ошибается.
        Да, Пегги хорошо знала такой тип мужчин. Не важно, что им говорят, они все равно не поверят. Собеседник Фионы глубоко уверен в своей правоте, и переубедить его практически невозможно.
        Фиона все же попыталась.
        — А вы думали о том, как вы себя почувствуете, когда вам будет лет пятьдесят или шестьдесят, и вы однажды поймете, что оказались совсем один?
        — Если буду здоров, то отлично. И кто сказал, что я окажусь один?  — Он засмеялся.  — Я просто не буду женат.
        — Совсем как…  — Голос Фионы замолк, после чего она обратилась к ведущему: — Весьма любопытно, Остин. Здесь мы имеем два случая в одном лице.
        — Два?  — в замешательстве переспросил ведущий ток-шоу.
        Пегги тоже ничего не поняла.
        Но Фиона уже продолжала ясным и четким голосом:
        — Теперь я понимаю смысл ваших слов, однако, надеюсь, вам известно, что иногда мы принимаем желаемое за действительное?
        — Не собираюсь с этим спорить,  — отрезал Джон.  — Дела обстоят именно так, как я сказал. Многие браки кажутся счастливыми, но загляните за ширмочку — и вам откроются совершенно неожиданные грани.
        — Нет брака без проблем, но когда вы встретите свою женщину…
        — Свою женщину?  — перебил Джон и разразился глубоким гортанным смехом.  — Не буду даже начинать рассказ о том, сколько женщин пытались убедить меня, что они мои.
        — Но они ими не были,  — согласилась Фиона.
        — Они были просто дуры,  — произнесла Пегги и вздохнула.  — Как и я.  — Но она уже благополучно прошла стадию «дуры» и пережила попытки стать «единственной» для парней, которые и не собирались жениться.
        — Вам еще рано отчаиваться,  — мягко проговорила Фиона, и Пегги с изумлением уставилась на радиоприемник. Пусть это казалось невероятным, однако в тот момент она могла поклясться, что ясновидящая обратилась лично к ней.
        Голос Джона вернул ее к реальности.
        — Поймите, Фиона,  — серьезно произнес он.  — Вы утверждаете, что в силах отыскать суженую для мужчины. Но как же быть в случае, если мужчина не желает ее искать? Если и без жены у него есть все, что он хочет?
        — А у вас есть все, что вы хотите?  — бросила вызов Фиона.  — И Джон счастлив?
        — Очень счастлив,  — настаивал Джон.  — Никто от меня не зависит, а я ничем не связан.
        — Вы считаете, что держите все под контролем?  — усмехнулась Фиона.
        — Не все, конечно. Но я контролирую то, что в состоянии проконтролировать.
        — Например, перестаете встречаться с женщиной, если начинаете испытывать к ней привязанность или более глубокие чувства?  — спросила Фиона.
        — Как…  — начал было Джон, но вдруг осекся.  — Так гораздо спокойней.
        Пегги покачала головой, услышав ответ Джона. О Боже, да этот парень — вылитый Крейг. «Я могу влюбиться в тебя»,  — сказал Крейг при последней их встрече.
        В тот вечер она заподозрила, что такой поворот событий ему не нравится, и оказалась права. Он больше не позвонил. Еще один мистер «Будущий супруг» на поверку оказался мистером «Несбывшиеся надежды».
        Фиона снова тихонько засмеялась.
        — Грядут перемены. В ближайшем будущем. И Джон воспримет эти перемены с распростертыми объятиями.
        — Вы просто так думаете,  — возразил он.
        — Я это знаю,  — твердо ответила Фиона.  — Что касается вас…
        Он опять перебил ее:
        — Ничто не изменит моего мнения. Я видел, что делали с людьми любовь и брак, и не хочу иметь с этим ничего общего. Вы можете свести меня с женщиной, но я не собираюсь на ней жениться. Уверяю вас, я никогда не женюсь.
        — Замечательно!  — проворчала Пегги и в сердцах выключила радио. Ей совсем не обязательно тратить время, выслушивая очередные мужские доводы против брака. Для разнообразия она была бы не прочь послушать мужчину, объясняющего, почему он хочет жениться.
        Объясняющего ей.
        Следующему парню, который изъявит желание встречаться с ней, она немедленно задаст вопрос о его отношении к браку. Он за или против? Если брак его не интересует, то c'est la vie[2 - C'est la vie (фр.)  — такова жизнь.] и прощай. Никаких напрасных надежд. Никаких разбитых сердец.
        Подойдя к окну в гостиной, она залюбовалась озером Мичиган. С высоты двенадцатого этажа открывался вид на бесконечную серо-голубую водную гладь, прибрежный парк и причал. Вдоль берега плыло круизное судно с выстроившимися вдоль палубы туристами. Пара месяцев — и подобное зрелище, пожалуй, наскучит. Камерон Слейтер хочет, чтобы работа была завершена в трехмесячный срок. Пора переключиться с мыслей о мужчинах и замужестве на работу. Пегги снова взяла в руки блокнот и рулетку.
        Когда она сегодня утром разговаривала со Слейтером, то услышала, что он не был доволен работой предыдущего дизайнера, но ничего не менял по личным соображениям. Она не знала, что увидит в его квартире, но все же оказалась не готова к тому, что предстало ее взору, когда привратник открыл ей дверь.
        Отделка в западноамериканском стиле совсем не подходила для этой многоэтажки и совершенно не соответствовала личности мужчины, с которым Пегги познакомилась сегодня утром. Сказать, что это была безвкусица, значило ничего не сказать. Для полноты ощущения оставалось лишь повесить угольно-черные картины и везде поставить клеймо, каковым фермеры помечают скот. Три керамических горшка в углу смотрелись громоздко, примитивный стол с каменной столешницей напротив дивана — просто комично. Пегги подумала, что дизайнеру Слейтера следовало бы застрелиться.
        Она услышала скрежет ключа в замке входной двери и глубоко вздохнула. Затем спешно откинула с лица волосы и поправила очки, как всегда сползшие на кончик носа.
        По-видимому, прибыл Камерон Слейтер.
        Наконец-то.

        Камерон знал, что она все еще находится в его квартире — привратник не заметил, чтобы она выходила. Опоздание на один час пятнадцать минут не являлось лучшим началом для деловых отношений, однако у него имелось оправдание — по крайней мере для одного часа. Оставшиеся пятнадцать минут были потрачены абсолютно впустую.
        Он увидел ее сразу, как только вошел в гостиную. Она стояла у окна, и улыбка на ее лице была теплой и приветливой.
        — Мисс Барнетт,  — произнес он и перебросил портфель в левую руку, чтобы, подойдя к ней, протянуть ей правую.  — Мне очень жаль, что заставил вас ждать.
        Она энергично ответила на рукопожатие, однако, в недоумении подняв брови, дала понять, что ждет объяснений.
        — Боюсь,  — принялся Камерон за предварительно отрепетированную в лифте речь,  — мое опоздание было неизбежным. Требовалось разобраться с некоторыми бумагами одной из моих клиенток. Ей уже за восемьдесят, к тому же месяц назад у нее был небольшой инсульт и она говорит с трудом. Не мог же я просто встать и уйти, пришлось мне потратить лишний час. А вы уже осмотрелись?
        — Да.
        — И?..
        Она высвободила свою ладонь из его руки, и в ее карих глазах заплясали веселые искорки.
        — Вы правы. Ваша квартира нуждается в радикальной перестройке.
        Он понял это в тот же день, когда вернулся из своих поездок и увидел окончательный вариант отделки. Но Хэл по-настоящему гордился своим творением! Камерон до сих пор помнил восторженное выражение лица своего старого приятеля, когда тот демонстрировал ему каждую комнату.
        В тот день Камерон не решился объявить Хэлу, как все здесь ему омерзительно. Он так и не смог сказать ему об этом позже, поскольку спустя всего лишь месяц эта безвкусная обстановка превратилась в память о нем.
        Два года прожил Камерон, любуясь зеркалами над своей кроватью, креслами, у которых вместо подлокотников торчали дуги фургонных колес, и столами с каменными столешницами. Правда, коровий череп был выдворен незамедлительно, а шпоры, режущие глаз черные картины и железное тавро — гордость любого фермера — составили ему компанию. Сейчас Камерон хотел избавиться от всего остального — и не позже Рождества.
        — Я доверяю вашему вкусу,  — сказал он.  — Однако хочу, чтобы окончательный вариант всего, что вы будете делать, был согласован со мной.
        — Я так и думала.  — Она посмотрела вокруг.  — Это обойдется вам недешево.
        — Разумеется.
        Вместе с тем он точно знал, что ее расценки ниже, чем в среднем по Чикаго. Проявляя предусмотрительность, он заранее навел справки. Пегги Барнетт и Дарлин Лоуренс основали «ПДК-интерьеры» чуть более двух лет назад. Как и большинство новоиспеченных предпринимателей, они боролись за свою нишу на рынке. Пегги была дизайнером по интерьеру, а Дарлин занималась оформлением окон по индивидуальным проектам и изготовлением покрывал для кроватей. Все, с кем он говорил, описывали Дарлин как виртуоза швейной машинки, а Пегги — как несдержанное динамо, одевающееся очень своеобразно, но обладающее безупречным вкусом, что и проявлялось в хорошем дизайне.
        Однако в данный момент она не сводила глаз с лица Камерона, ему стало немножко не по себе, и он в недоумении приподнял брови.
        — Что-нибудь случилось?  — спросил он.
        — Не знаю.  — Она слегка откинула голову.  — Ваш голос… Напоминает…  — Она глянула в сторону его стереосистемы, затем покачала головой и улыбнулась.  — Уверена, это простое совпадение.
        Ему нравилась ее улыбка.
        Ему вообще нравилась Пегги.
        Очки, опять съехавшие на кончик носа, не портили впечатления, которое производили ее выразительные карие глаза, к тому же она была обладательницей великолепной гривы золотистых волос, прекрасного лица и сногсшибательной фигуры. Пегги была довольно высокой девушкой, ростом в пять футов и то ли восемь, то ли девять дюймов, стройной и очень привлекательной. Она знала, как одеться, чтобы обратить на себя внимание. Люди, с которыми разговаривал Камерон, правильно описали ее вкусы относительно одежды. Нельзя было не заметить некоторую экстравагантность — синие колготы, синие замшевые туфли и цветастое платье, едва прикрывавшее бедра,  — но все это вместе смотрелось очень и очень выразительно.
        Он вдруг почувствовал, что вряд ли сможет остаться равнодушным, как бы он ни старался.
        Она была не замужем и в данный момент ни с кем не встречалась — он узнал об этом, когда наводил справки о ее бизнесе,  — но для него это не имело значения. В свои тридцать четыре года он твердо усвоил, что не стоит назначать свидания женщине, с которой ты связан делами. Это может вызвать неловкость.
        Как и следующие десять минут.
        — Вам не понравится то, что я вынужден сообщить,  — начал он.
        Улыбка исчезла с ее лица.
        — В чем дело?
        — Кроме того, что я больше часа заставил вас ждать, я еще и должен перенести нашу встречу на другой день.
        Она нахмурилась.
        — Перенести нашу встречу?
        — Я рассчитывал быть здесь в четыре тридцать, а освободился к половине шестого. Сейчас почти шесть, а в семь я встречаюсь за ужином с очередным клиентом. Мы можем встретиться завтра утром?
        Она отрицательно покачала головой.
        — Завтра я не могу. У моего племянника в десять операция на гландах, и я обещала ему в это время быть в больнице.  — Она обвела глазами комнату.  — Может, завтра после обеда?
        Проклятие! Ему следовало бы отшлепать себя за опоздание на сегодняшнюю встречу. Завтра после обеда он будет предельно занят. Настала его очередь качать головой.
        — Ближайшее время, когда я свободна — это пятница,  — сообщила она.  — В одиннадцать.
        — В пятницу утром, в одиннадцать,  — повторил он, вытаскивая из портфеля свой еженедельник. На это время планировался ленч с Митчем, но его можно отменить. Он сообщит об этом Митчу при первой же возможности. А вот что произойдет через…
        Камерон глянул на часы.
        Предполагалось, что Митчел Делани заедет за ним ровно через пять минут.
        Камерон захлопнул свой еженедельник и бросил его обратно в портфель.
        — Итак, в пятницу, в одиннадцать. А теперь, если позволите, у меня всего пять минут, чтобы принять душ и переодеться.
        — Конечно.
        Она повернулась и подошла к своей кожаной сумке, брошенной на полу. Он смотрел, как она наклонялась, поднимая сумку. Край цветастого платья пополз вверх, и на мгновение перед ним мелькнули ее обтянутые синим ягодицы.
        «Да, она все-таки чертовски привлекательна»,  — подумал Камерон.
        Когда она выпрямилась и ее волосы волнами заструились по плечам, он резко отвернулся и направился в свою спальню, не желая, чтобы тело предательски выдало его мысли.
        — Увидимся в пятницу,  — повторил он.
        — И вы будете здесь?  — уточнила она.  — В одиннадцать?
        Он, усмехаясь, оглянулся.
        — Обещаю к моменту вашего прихода стоять у входной двери. Я хочу побыстрей все начать.
        — Пока я вас ждала, у меня возникли кое-какие соображения и я даже набросала план интерьера. Мне требуется еще несколько минут, чтобы закончить последние измерения.  — Она поглядела на окна его гостиной.  — Я могу сделать их прямо сейчас, и тогда мне, пожалуй, хватит и часа, чтобы обосновать эскизный проект.
        — Не стесняйтесь! Заканчивайте свою работу.  — Он махнул рукой в сторону гостиной.  — Будьте моей гостьей.
        Дождавшись, когда за Камероном закроется дверь его спальни, Пегги с облегчением вздохнула. О Боже, во что же она ввязалась! Этот парень от золотисто-русой макушки до носков своих кожаных ботинок был воплощенной сексуальностью. Как она могла заниматься в его присутствии какой-либо работой, если от одного его взгляда сердце начинало работать быстрее двигателя гоночной машины на трассе «Формулы-1»?
        Это напоминало сумасшествие. Обычно она не реагировала на мужчин подобным образом. Это случилось впервые. Конечно, ее восхищали привлекательные мужчины. Разве все здоровые американки не испытывают нечто подобное? Но чтобы ноги у нее буквально подкашивались?.. Это уж слишком…
        Нет, это на нее не похоже. Ей не стоит обращать на него внимания, хотя и потребуется некоторое усилие, чтобы забыть о том, что в сравнении с ним Том Круз, Джон Кеннеди-младший и Мел Гибсон выглядят совершенно невыразительно. Главное — он заказчик, а ей требуется работа. По крайней мере она надеялась, что благодаря ему она неплохо заработает. Хотя, пока контракт не подписан, ни в чем нельзя быть уверенной. Ведь если ему не понравятся ее идеи, он может обратиться к другому дизайнеру.
        Снова бросив сумку на пол, она подошла к окну и принялась снимать размеры. Длина и высота были занесены в ее записную книжку, штепсельные розетки отмечены на плане комнаты, так же как и скрытые электрические провода и места их входа и выхода. Когда она сядет за свой кульман, то превратит цифры и пометки в планы и эскизы.
        Записывая в блокноте все новые цифры, Пегги невольно прислушивалась к шуму душа, представляя обнаженного Слейтера под струями теплой воды. Она видела его полностью одетым и могла только догадываться, как выглядят его руки без пиджака и рубашки, как блестит его влажное тело и как золотисто-русые волоски на его груди задерживают воду, превращая ее в ручейки, которые, скользя вниз по его животу, попадают на…
        Пегги старалась выбросить из головы эти непристойные мысли, но… «Работа прежде всего»,  — убеждала она себя. Ее мысли должны быть заняты исключительно делом.
        Воду в ванной выключили, и Пегги, вздохнув, заторопилась. Ей хотелось закончить все до того, как он выйдет. Осталось только измерить глубину оконной ниши.
        Вдруг раздался стук во входную дверь, и Пегги от неожиданности выронила рулетку. Металлическая мерка мгновенно свернулась, прячась в круглый корпус, шлепнулась на подоконник, а затем скатилась на пол.
        — Вы не откроете?  — крикнул Камерон из-за двери спальни.  — Это Митч.
        — Конечно.  — У Пегги все еще дрожали руки, и она, оставив рулетку на полу, направилась к двери.
        — Я почти вовремя,  — произнес стоявший в коридоре мужчина в тот самый момент, когда она открывала дверь. Вдруг он умолк, оглядел ее с головы до ног, улыбнулся и продолжил: — Итак, здравствуйте. Я знаю, что вы не Камерон и определенно не его экономка.
        Она усмехнулась, протянула гостю руку и представилась:
        — Я — Пегги Барнетт, его потенциальный дизайнер по интерьеру, и если вы — Митч, то мистер Слейтер выйдет к вам через минуту.
        — Пегги.  — Митч переступил порог квартиры, не выпуская ее руки.  — Клянусь, Кэм всегда отыскивает самых симпатичных женщин в Чикаго.
        — Спасибо.  — Она высвободила руку из его ладони и вслед за ним вернулась в комнату.  — Я как раз закончила предварительный осмотр помещений.  — Она глянула на свои карандаш и блокнот, а затем снова в сторону окна, возле которого на полу покоилась ее рулетка.  — Еще минутку, и я ухожу.
        — Что касается меня, то можете не торопиться,  — успокоил ее Митч, продолжая улыбаться.
        — Это ты, Митч,  — раздался голос Камерона позади Пегги, и вдоль ее позвоночника пробежали мурашки. Странно, но хрипловатый голос Камерона невероятно напоминал голос мужчины, звонившего на радио. Она медленно обернулась к нему.
        Он стоял в дверях своей спальни в брюках, обтягивавших стройные бедра, но еще без носков, без ботинок и без рубашки, которая прикрыла бы его мускулистые руки и загорелую грудь.
        Спутанные золотисто-русые волосы на его груди, которые недавно она так четко себе представляла, в свете лампы искрились от мельчайших капелек воды, все еще соблазнительно скользивших вниз по упругому животу и исчезавших за расстегнутым ремнем брюк. Он был похож на великолепную классическую статую. Внезапно Пегги почувствовала, как у нее напрягается живот, и с ужасом отметила, что не в состоянии противостоять вдруг возникшему желанию. До сих пор с ней такого не случалось, от вида полуобнаженных мужчин она никогда еще не теряла головы.
        Он всего лишь твой потенциальный клиент, напомнила себе Пегги, и нечего пялиться на него, словно ты впервые видишь полуголого мужика. И Пегги заставила себя отвести взгляд от Камерона Слейтера.
        — Мне казалось, что я опаздываю,  — промолвил Митч,  — но, похоже, опаздываешь ты.  — Он подмигнул и многозначительно глянул в ее сторону.  — И могу понять почему.
        Пегги сочла необходимым разъяснить Митчу его ошибку и уже открыла рот, чтобы сообщить, что между нею и Камероном Слейтером ничего не произошло, но Камерон не дал ей говорить.
        — Ее я тоже заставил ждать, Митч. Знакомьтесь: Митчел Делани — Пегги Барнетт, мой новый декоратор.
        Пегги улыбнулась. Ни к чему объяснять, что она не декоратор, а дизайнер. Все равно они не поймут разницу.
        — Так вы действительно занимаетесь интерьером,  — сказал Митч, окинув взглядом комнату.  — Рад, что ты наконец решился все это изменить, Кэм.
        — Пожалуй, настало время. Вы уже закончили?  — обратился он к Пегги.
        Пегги кивнула.
        — Да, уже ухожу. Только захвачу мою рулетку.
        — Не прогоняй ее,  — встрял Митч, многозначительно ухмыльнувшись.  — Мы ведь только что познакомились, и неплохо было бы поближе узнать друг друга.
        Камерон повернулся, направляясь в свою спальню.
        — Развлекайтесь,  — сказал он, громко рассмеявшись.  — Буду готов через пару минут.
        Его смех снова напомнил Пегги голос мужчины, звонившего на радиошоу. Она знала, что ведет себя по-дурацки, но не смогла сдержаться и вдогонку ему спросила:
        — Мистер Слейтер, вы когда-нибудь называете себя Джоном?
        — Значит, вы тоже слышали,  — проговорил Митч, глянув на нее. Он повернулся в сторону спальни, за дверью которой скрылся Камерон.  — Ты не поверишь, но вместо наших пятичасовых новостей передавали по радио ток-шоу с ясновидящей. Я слушал его по дороге сюда. Голос одного из звонивших, который назвал себя Джоном, очень напоминал твой.
        — Разумеется,  — произнес Камерон, выходя из спальни и застегивая белую рубашку.  — Ведь это был я.

        2

        — Вы?  — Пегги с удивлением воззрилась на Камерона.  — Но…
        — Я звонил из машины,  — пояснил он.  — Эта женщина на весь свет объявила о том, что может указать суженую любому радиослушателю, и это вывело меня из себя. Из ее слов следовало, что брак — это сплошное счастье, а мужчина, не желающий жениться,  — просто заблудшая душа, нуждающаяся в ее руководстве.
        — И вы позвонили, назвав ей вымышленное имя?  — Пегги отказывала ему в благородстве.
        — Я решил, что мне незачем представляться своим настоящим именем. Вплоть до сегодняшнего вечера в это время транслировались финансовые новости, и кое-кто из моих клиентов мог включить радиоприемник. И кроме того, имя было не совсем вымышленным. Моего дядю зовут Джон, и он разделяет мои взгляды.
        — Что от брака не стоит ждать ничего хорошего?  — Именно так она поняла его выступление по радио.
        — Я должен был сразу догадаться, что это ты,  — сказал Митч и засмеялся.  — И что ты думаешь о предсказании Фионы?
        Камерон с недоумением посмотрел на него.
        — Котором? Эта женщина не способна запомнить свои собственные выдумки. Сначала она говорит, что моя суженая даст знать о себе в очень скором будущем, а затем заявляет, что она уже дожидается меня. Я не могу всему этому верить. Она обыкновенная обманщица.
        — Мошенница,  — выразил свою безоговорочную солидарность Митч.
        Их дружный смех завел Пегги.
        — И вы еще смеете рассуждать о мошенничестве? Это вы представились ей под вымышленным именем. Вы…
        Мужчины прекратили смеяться и уставились на нее.
        — Что ужасного в использовании псевдонима?  — возразил ей Камерон.  — Многие писатели подписывают свои сочинения вымышленным именем, и никто этому не удивляется. Кроме того, предполагалось, что она ясновидящая. Она обязана была все понять.
        — Как она могла…  — начала было Пегги, но затем усмехнулась.  — Она и поняла. Иначе зачем бы ей спрашивать, настаиваете ли вы на имени Джон? И вот почему она сказала ведущему, что они имеют дело с двумя случаями в одном лице.
        Самоуверенная улыбка сошла с лица Камерона, сменившись насупленным видом.
        — Она вошла в роль и произносила общие фразы — и ничего более. Не поверите же вы в самом деле, что какая-то женщина, сидящая в студии на радиостанции в Северной Каролине, может определить, кто ей звонит? Это было бы наивно. Столь же наивно, как и верить в возможность вычислить идеальную супругу по ответам на пару вопросов.
        Пегги не могла поручиться за истинность таланта ясновидящей, но ей не понравилось, что Камерон обвиняет ее, Пегги, в наивности.
        — Нравится вам это или нет,  — заявила она,  — но ясновидящая определенно знала, что вы говорите от имени двух мужчин. Вот почему она сказала, что Джон воспримет перемены с распростертыми объятиями.  — Пегги постаралась припомнить еще что-нибудь.  — Вот почему она сказала: «А что касается вас…»
        — Она действительно говорила о двух разных людях,  — подхватил идею Митч.  — С одним скоро свяжутся, а другого должны были ждать.  — Он ухмыльнулся, поглядывая в сторону Камерона.  — Ждать, между прочим, должны были тебя.
        Камерон свирепо взглянул на друга и что-то пробурчал себе под нос.
        Пегги хотелось, чтобы Митч этого не говорил. Сама мысль о том, что она может оказаться суженой Камерона, показалась ей слишком нелепой и не подлежала обсуждению. Она быстро перевела разговор в более безопасное русло.
        — Задача этого шоу — выслушать людей и дать им понять, что если с кем-то их отношения не сложились, то совсем не обязательно, что и с другими все будет точно так же.
        — При условии существования «второй половины» и наличия смысла в самом браке.  — Покачав головой, Камерон двинулся в ее сторону.  — Знаете, какова истинная задача этой программы, мисс Барнетт? Подцепить на крючок подобных вам женщин, которые считают, что для полного счастья достаточно найти мистера «Будущего супруга», женщин, которые нуждаются в чьем-нибудь попечении. Вы слушаете, рейтинги ползут вверх, рекламодатели покупают больше времени, а станция делает деньги.
        Его полуголая грудь дразнила ее воображение. К горлу неожиданно подступил ком, и она несколько раз пыталась судорожно проглотить его. Пегги смотрела, как он приближается, ощущала запах его свежевымытого тела и так разволновалась, что не могла унять вдруг охватившую ее дрожь. Ей с трудом удалось удержать взгляд на его лице.
        — Вы уверены, мистер Слейтер?  — напряженно спросила она.  — Я думаю, что задача этой программы — подцепить слушателей, подобных вам. Не я, а вы туда звонили. В действительности я ее выключила еще до того, как вы кончили строить из себя дурака.
        — Я так и предполагал, что она это скажет,  — засмеялся Митч.
        Камерон не обращал на него внимания.
        — Вы утверждаете, что если мужчина не хочет жениться, то он дурак?
        — Я утверждаю, что мужчина, считающий себя подарком для женщины,  — дурак.  — Она намеренно прошлась глазами вниз по его телу.
        Золотисто-русые волосы, покрывавшие его грудь, оказались курчавее, чем она представляла, и выглядели мягкими на ощупь. Взгляд ее постепенно опускался вниз, пока не уткнулся в точку, где сходились края рубашки. Под чистой белой тканью проглядывала небольшая выпуклость. «Конец незастегнутого ремня»,  — поняла она, но воображение ее на этом не успокоилось. Она заставила себя медленно поднять голову, и, хотя ее сердце бешено колотилось, ей удалось сохранить обычное выражение лица. Однако ехидный блеск в глазах Камерона свидетельствовал о понимании того, что она далеко не столь спокойна и хладнокровна, как бы ей хотелось.
        — Я никогда не утверждал, что являюсь подарком для женщин.
        — Сожалею, но не могу с вами согласиться, поскольку именно вы и утверждали,  — напомнила она ему, недовольная своим срывающимся голосом.  — Цитирую: «Кто сказал, что я окажусь один? Я просто не буду женат».
        — И?..
        Он не понял, и его самодовольная улыбка лишь подогрела ее возмущение.
        — И удобно ли вам любоваться собой в зеркалах, когда вы в постели?
        — Вы заходили в мою спальню?
        — До вашего прихода я должна была осмотреть все. Я так и сделала.
        — Зеркала — не моя идея.
        — Разумеется.  — Улыбка должна была продемонстрировать ее скептицизм.  — Думаю, вас силой заставили повесить их на потолок.
        — Нет, но…  — Он замолчал и нахмурился.  — Послушайте, в конце концов, это моя квартира, и что хочу, то в ней и вешаю. И это — мое личное дело. И хочу я жениться или нет — тоже мое дело.
        — Но только в том случае, если вы не трезвоните об этом по радио на всю страну. Меня тошнит, когда мужчины начинают объяснять, почему брак столь ужасен. Позвольте сказать: брак может быть прекрасен — и давать ощущение полноты жизни и счастья. Поверьте, я знаю, я видела такие браки.
        — А я видел…  — Знаю,  — перебила она его.  — «Брак подавляет и ограничивает». Да, я хорошо знаю мужчин вашего типа.
        — И что же это за тип?
        От его слов повеяло холодом. Но она не обратила на это никакого внимания, поскольку уже не могла остановиться.
        — Вы видите лишь то, что хотите видеть, даже ясновидящая это отметила. Вы используете превратности судьбы как оправдание, чтобы не брать на себя ответственности. Брак — это партнерство, там нужно и давать, и брать. Но вам неведомо, что значит давать, вы умеете только брать.
        Выражение его лица не изменилось, но было заметно, как потемнели его зеленые глаза и раздулись ноздри.
        — Вы закончили?  — спросил он тихим напряженным голосом.
        — Да,  — ответила она, но затем передумала.  — Нет. По-моему, любой, кто вынужден контролировать свои чувства, имеет настоящие проблемы. Мне вас искренне жаль, мистер Слейтер.
        — Не стоит меня жалеть. Мне кажется, проблемы — у вас.
        Он вдруг сбросил маску невозмутимости, и она почувствовала, что Камерон вот-вот взорвется, но ее слишком сильно задели его слова, и Пегги не сдержалась:
        — И что дало вам основание для подобных выводов?
        — Из того, что я слышал, вы и ваш компаньон по бизнесу не самые подходящие эксперты по данному вопросу. Разве муж не сбежал от нее? А сколько лет вам? Двадцать восемь? Двадцать девять? Сколько поклонников вы сменили?
        — Не ваше дело,  — огрызнулась она, защищаясь.
        — Разве не вы рассказывали Майре Гибсон, что всегда проигрываете, когда дело доходит до серьезных отношений?
        Пегги остолбенело воззрилась на него. Она рассказывала об этом Майре не для дальнейшего распространения. По крайней мере она так считала. Но, кажется, сведения о ее личной жизни уже известны всему Чикаго.
        Камерон ехидно улыбнулся.
        — Я собрал некоторые сведения о вас и вашей подруге Дарлин.
        — Шпионаж — вполне подходящее название для такой деятельности.
        — Мне говорили, что вы несдержанны. Кое-кто находит, что это подкупающая черта. Однако многих подобная прямолинейность раздражает, и они считают это достаточным основанием, чтобы уволить вас.
        — Такое произошло лишь однажды,  — сказала Пегги.
        — Похоже, такое произошло дважды.
        — Дважды?  — переспросила она, но тут же поняла. К горлу опять подступил тошнотворный ком, но голос у нее не дрогнул.  — Вы не можете меня уволить.
        — Неужели?  — Он вопросительно поднял брови.  — И почему же?
        — Потому что я еще не дала согласия на эту работу.  — Подхватив свою сумку, она гордо выпрямилась и посмотрела ему в глаза.  — Я уйду сама.
        — Рад это слышать,  — холодно проговорил он.
        Когда дверь за ней захлопнулась, Камерон покачал головой и, застегивая рубашку, подвел итог:
        — Полагаю, с этим покончено.
        — Полагаю, да,  — засмеялся Митч.  — Но если она та, про которую говорила ясновидящая, тебе предстоят бешеные скачки.
        — Я не собираюсь участвовать ни в каких скачках и не верю ясновидящим.
        — Ты уже это говорил. Но Пегги права: у женщины в студии хватило ясновидения, чтобы понять, что ты — не Джон.
        — Никакая она не ясновидящая.
        — Почему же тогда она сказала, что Джон скоро получит известие от любимой женщины, а тебя дожидается твоя суженая?
        Действительно, почему? Поскольку Камерона волновал этот вопрос, он был бы не прочь узнать на него ответ.
        Он ослабил ремень брюк и наконец заправил рубашку.
        — Я поверю ясновидящей только тогда, когда мой дядя сообщит мне, что женщина, которую он любит, дала ему о себе знать.  — Он фыркнул при одной мысли о такой возможности.  — Послушай, Митч. Ты знаешь моего дядю Джона, ты слышал его рассуждения о браке. Мне было девять, когда он вернулся из своих заграничных путешествий и хвастался, что сумел избежать брачных уз. Он не променяет свою свободу на ухаживание за женщиной и не позволит, чтобы одна из них окрутила его. Если дядя Джон кого-то любит, то для него самого это, должно быть, большая новость.
        — Думаешь, он слышал эту передачу?  — спросил Митч.
        — Сомневаюсь.  — Камерон застегнул «молнию».  — Разве ты или я услышали бы ее, если бы не сняли с эфира финансовые новости и не заменили их на это шоу?
        — Не могу поверить, что сняли финансовые новости.
        — Мне это тоже не нравится.
        — Я до сих пор не могу поверить, что ты туда звонил,  — хихикнул Митч.
        Камерон и сам с трудом в это верил.
        — Меня задело то, каким тоном они рассуждали про поиск «единственной» женщины для каждого мужчины. Они представляли нежелание жениться словно какую-то болезнь.
        Митч кивнул в сторону закрытой двери.
        — Она считает, что это самая настоящая болезнь, и довольно серьезная.
        Камерон, тоже поглядев на дверь, презрительно фыркнул.
        — Она из тех женщин, которые считают, что замужество полностью избавит их от проблем. И возможно, в один прекрасный день отыщется такой дурак, который возьмется заботиться о ней, но это буду не я.
        — Можно придумать и что-нибудь получше. У нее, между прочим, отличная пара…  — Митч осклабился,  — ног.
        — Ноги,  — Камерон тоже осклабился,  — еще не все. Она слишком несдержанна, а посему ее парню постоянно придется вытаскивать ее из неприятностей. Мне это не нужно.
        — Зато, наверное, интересно.
        — Интересно играть на бирже. Интересно бывать в новых ресторанах.  — Он покачал головой.  — А связываться с женщиной, у которой из головы не выходит замужество,  — сплошное беспокойство.
        Митч оглядел комнату.
        — А что ты собираешься делать со своей квартирой?
        — Найду кого-нибудь другого. В моем списке осталась еще пара фамилий.
        Камерон посмотрел в окно, затем перевел взгляд вниз, на пол, на привлекший его внимание круглый серебристый предмет. Он наклонился, чтобы поближе его рассмотреть.
        — Ты собираешься закончить все к Рождеству?  — спросил Митч.
        — До Рождества,  — уточнил Камерон и поднял с пола измерительную рулетку.

        Пегги поехала прямо в мастерскую. Когда она открыла дверь, колокольчик над входом бешено затрезвонил, и Дарлин вышла из дальнего помещения, держа в руках отрез ткани, иголку и нитку. Изящная, как фея, и очень на нее похожая, она помрачнела, сразу заметив отчаяние на лице Пегги.
        — Что-то не так?  — встревоженно спросила Дарлин.
        — Я опять лишилась работы.  — Пегги бросила свою сумку на прилавок рядом с журналом учета наличности и, запустив пальцы в волосы, сильно дернула их, словно в наказание.
        — Когда я наконец научусь держать свой чертов рот на замке?
        — Что случилось?  — В вопросе не слышалось обвинения.
        Пегги покачала головой.
        — Я высказала ему все, что о нем думаю.
        — Ты же говорила, что он интересный мужчина?
        — Нет.  — Пегги забыла свой предыдущий разговор с Дарлин. Комментарии Пегги о привлекательности мистера Камерона Слейтера были высказаны до того, как она узнала о его взглядах на любовь и брак.  — Я сказала ему, что он эгоист и дурак.
        — Потому что он опоздал?
        — Нет, потому что именно он звонил на ток-шоу. Он — Джон.
        — Джон? А я думала, его зовут Камерон.
        — Ну да. Он воспользовался именем дяди.
        — Но зачем?
        — Он сказал, что не хотел, чтобы о его звонке узнали его клиенты.
        — И ты объяснила ему, что ты думаешь о мужчинах, которые не женятся?
        Пегги кивнула.
        — И опять лишилась работы.
        Вместо того чтобы рассердиться, Дарлин рассмеялась.
        — Ох, хотела бы я присутствовать при вашем разговоре!
        — Я-то присутствовала и, поверь, ничего приятного не испытала.  — Пегги, закрыв глаза, вспомнила, как выглядел Камерон в дверном проеме своей спальни. Когда она увидела его полураздетым и когда потом он шел к ней в полурасстегнутой рубашке, с голой грудью, она чувствовала себя так, будто под ней разверзлась земля. Она смотрела в его глаза и была столь потрясена его близостью, что это воспоминание будет непросто забыть. Даже сейчас ее охватывала дрожь. Она прогнала свои нескромные ощущения и открыла глаза.  — Если бы ты там была,  — продолжила Пегги,  — то, возможно, смогла бы заткнуть мне рот.
        — Возможно, да, а возможно, и нет.  — Дарлин ехидно улыбнулась.  — Но было бы презабавно наблюдать за его поведением после того, что сказала ясновидящая.
        — А что точно сказала ясновидящая? Я была не в состоянии слушать его бредни и выключила радио.
        — Так ты не слышала? Сначала меня это сбило с толку, но теперь-то я понимаю. Она сказала, что Джон в скором времени получит известие от женщины, которую любил. А затем — и это самое интересное — она сказала: «А ваша женщина ждет вас». А ждала его ты.
        — Он ведь заставил меня ждать! Скажу тебе со всей определенностью: я — не женщина Камерона Слейтера.
        — Но ты же находишь его привлекательным. Я еще не забыла, что ты сказала мне сегодня утром.
        — Находила привлекательным, в прошлом,  — поправила ее Пегги.  — Пока не узнала его взглядов на брак. Он вылитый Крейг. Любая женщина, которая упадет к нему в объятия, останется с разбитым сердцем.
        — Это обещает быть интересным.
        — Что обещает быть интересным?
        — Наблюдать, чем все закончится.
        — Ничем не закончится. В этом-то и проблема. Он меня прогнал. Мы даже не приступили к предварительной консультации, а он меня уже выгнал. Я больше не увижу мистера Камерона Слейтера, не получу работы и денег, не получу от него никаких рекомендаций. Мне искренне жаль, Дар.
        — Забудь об этом,  — беспечно произнесла Дарлин.  — Кто знает? Может, завтра ты получишь даже лучшую работу.
        — Которую я наверняка потеряю из-за своего не в меру длинного языка. Ты уверена, что не хочешь сменить партнера по бизнесу?
        — Никогда.  — Дарлин сморщила носик и улыбнулась.  — Ты лучшая. А услышать о себе правду боятся только неудачники.
        Пегги была благодарна подруге за поддержку, но именно они окажутся неудачницами, если она не станет более тактичной. Лучшая она или нет, но счета требуют оплаты.
        — Знаешь, что меня по-настоящему удручает?  — спросила Пегги.
        — Нет, и что же?
        — Мне в самом деле очень хочется оформить его квартиру.  — Пегги оглядела их мастерскую.  — Не только потому, что это принесло бы нам хороший доход, но потому, что это великолепная квартира… то есть могла бы такой стать. Тебе бы понравились окна.
        — Они необычной формы?  — поинтересовалась Дарлин.
        — Вполне стандартные, но вид из них просто фантастический. Окна гостиной и спальни выходят на озеро Мичиган, остальных комнат — одну из них он превратил в свой кабинет — смотрят на деловую часть города.
        — И чем они сейчас завешены?
        Пегги презрительно улыбнулась.
        — Шторами. Темными и тяжелыми. Он ссылается на парня, который работал у него декоратором. Определенно, тот не был дизайнером по интерьеру… понятия не имел о дизайне и свете.
        Она могла бы многое сделать с его квартирой, превратить ее в витрину своего таланта. Если бы смогла держать рот на замке.
        Однако этого она не смогла.

        Они уже десять минут находились в пути, когда Митч хихикнул. Камерон искоса поглядел на него.
        — Что тебя вдруг рассмешило?
        — Я просто подумал, как тебе повезло, что сегодня вечером Пэт не дождалась тебя.
        Поскольку экономка Слейтера уходила обычно около часа, Камерону показалось, что он чего-то не понял.
        — Почему мне повезло?
        — Ты можешь себе представить, что женишься на ней?  — И Митч снова хихикнул.
        — Я не могу себе представить, что я женюсь на ком бы то ни было. И, конечно же, не на экономке. Она была средневозрастной матроной. С чего ты вдруг такое несешь?
        — Никак не могу забыть это ток-шоу. Какое совпадение, ведь ясновидящая точно предсказала, что тебя ждет женщина, и она действительно тебя ждала.
        — Не вижу никаких совпадений,  — не сдавался Камерон.  — Сегодня утром я заезжал в «ПДК-интерьеры» и договорился о встрече. И если бы я не задержался у миссис Веймер, Пегги Барнетт не ждала бы меня, а появилась бы через полчаса после моего прихода.
        — Если бы,  — повторил Митч с особым ударением.  — Тут-то собака и зарыта. Если бы ты не назначил эту встречу, и если бы ты не задержался, и если бы не включил радио, чтобы послушать финансовые новости, и если бы их не заменили на ток-шоу, и если бы ты не позвонил на это шоу…
        — И если бы я верил в эту брехню…  — продолжил Камерон, надеясь прервать странные рассуждения Митча.
        — Разве не удивительно, что ясновидящая на расстоянии более тысячи миль знает, что кто-то тебя ждет?
        — Удивительно? Нет. Просто удачное предположение. Да. Ставка на случайное стечение обстоятельств.
        — Ей определенно не понравились твои высказывания о браке.
        — Ясновидящей?
        — Нет, твоему декоратору интерьеров.
        — Экс-декоратору интерьеров,  — напомнил ему Камерон.  — Но она называет себя дизайнером по интерьеру.
        — Только вчера ты заявлял мне, что «ПДК-интерьеры» — это именно то, что тебе нужно.
        — Так было до сегодняшнего вечера.
        — Разве она тебе не подходит?
        — Что ты имеешь в виду?  — Камерон подозрительно покосился на друга.
        — Она очень симпатичная.
        — Я знавал и получше.
        — Ты ее боишься?
        — С чего ты взял?
        Митч засмеялся, и Камерону это не понравилось.
        — Тогда в чем дело?
        — Она слишком прямолинейна.
        — Слишком.
        — Декоратор интерьеров… прости, дизайнер по интерьеру и финансовый консультант. Какая пара!
        Камерон поглядел в боковое окно.
        — Не будет никакой пары.
        — Очень жаль.
        Несколько минут Митч молчал, а Камерон пытался выкинуть из головы свое свидание с Пегги Барнетт. Ему нужно подумать о более важных вещах. Примерно через десять минут он будет сидеть за обедом с группой мужчин и женщин, полагающих, что он знает, как будет в ближайшие месяцы развиваться рынок ценных бумаг и в какие компании лучше всего вкладывать деньги. Задача не из простых, учитывая, что никто достоверно не знает, как поведет себя рынок. Однако он мог гордиться, что в последние три года его предсказания оказывались точнее, чем у многих других… за исключением одного случая.
        Этот «один случай» и создал проблему.
        — Ты еще не передумал обновить свою квартиру?  — спросил Митч, и этот вопрос требовал прямого ответа.
        Камерон не мог уйти от ответа.
        — Я вынужден это сделать. Поскольку эта чертова компания катится в тартарары, я проиграл пари. Это означает, что я должен организовать рождественскую вечеринку для членов Инвестиционного клуба. А я не могу пригласить двадцать самых богатых и влиятельных мужчин в Чикаго с женами в мою квартиру, которая выглядит… сам знаешь как.
        — Ты всегда можешь снять зал в «Хилтоне».
        — Могу, но постараюсь обойтись без этого.  — По традиции проигравший всегда устраивал рождественскую вечеринку у себя дома. Это считалось само собой разумеющимся.
        — А что собой представляют два других декоратора из твоего списка?
        — Одного порекомендовал Камминг, другого — Хейн. Что я могу еще добавить?
        Как только Камерон решил заварить всю эту кашу с переобустройством квартиры, то первым делом привлек друзей и деловых партнеров к составлению списка дизайнеров по интерьерам. Двое наиболее известных дизайнеров, которые, по всеобщему мнению, сделали бы из его квартиры конфетку, оказались настолько загружены работой, что только через год добрались бы до его обиталища. Следующим в списке шел мужчина, рекомендованный неким клиентом со странностями. Поговорив с ним не более десяти минут, Камерон уже знал, что ни за что не позволит этому парню прикоснуться к своей квартире. Тот был просто копией Хэла.
        После этого Слейтер организовал небольшую проверку и вычеркнул из списка еще несколько имен. К тому времени, когда он дошел до Пегги Барнетт и «ПДК-интерьеров», он уже почти отчаялся найти декоратора. Когда Пегги подтвердила, что выполнит работу в отведенный срок, он был готов нанять ее прямо сразу.
        — Что означает «ПДК»?  — поинтересовался Митч.
        — Она сказала, что «П» — означает Пегги, «Д» — Дарлин, а «К» они добавили для лучшего звучания. «К» может означать, например, «качество» или «короткие сроки».  — А ему как раз нужно было и то, и другое.
        — На твоем месте я бы нанял ее.
        — После всего, что она наговорила?
        — Она считает, что ты эгоцентричен, и расходится с тобой во взглядах на брак. Но ведь каждый имеет право на собственное мнение. С каких это пор ты начал окружать себя подпевалами?
        Они оба знали, как Камерон к этому относился.
        — Наверно, с сегодняшнего вечера,  — раздраженно пробурчал Камерон.  — Не знаю. Если учесть, как она все восприняла, сомневаюсь, что она согласится работать на меня.
        — Согласится,  — ухмыльнулся, глянув на него, Митч.  — Хотя для этого тебе придется пустить в ход все свое обаяние.

        3

        Пегги заметила Камерона сразу, как только он вышел из лифта. На нем был деловой костюм, а волосы казались немного взъерошенными. Поначалу она решила, что их одновременное появление в больнице объясняется просто неудачным стечением обстоятельств, однако, встретившись с ней взглядом, он улыбнулся и направился к ней.
        Внезапно она почувствовала, как к горлу подступает уже знакомый ком и дрожат колени. Она решила, что это всего лишь реакция на больничные запахи и утреннее голодание, и ни за что не желала допустить и мысли о том, что подобные ощущения вызваны неожиданной встречей с Камероном Слейтером.
        Он был ее врагом. Только что Пегги громко и отчетливо довела это до сведения своей сестры, а Камерон должен был быть в курсе уже со вчерашнего вечера. Черт побери, он дразнил ее работой, которая могла упрочить их с Дарлин бизнес, помахал прибыльным заказом прямо у нее перед носом, как морковкой, а затем выгнал ее. Она должна его ненавидеть, а лучше всего — быть к нему равнодушной. Но вместо этого она была вынуждена контролировать частоту дыхания и надеяться, что, приблизившись, он не заметит краски смущения, залившей ее щеки.
        Ну почему он так чертовски привлекателен? Почему он не анемичный дохляк или толстячок-коротышка, почему у него не писклявый голос, а на носу нет бородавки? Почему бы ему прямо сейчас не надеть очки? Толстые, безобразные стекла, скрепленные вместе изоляционной лентой.
        Так нет же. Камерон Слейтер являл собой образец физического совершенства: высокий, красивый и приятно загорелый.
        Ее взгляд уперся ему в грудь. После их вчерашней встречи отпала необходимость догадываться о строении мускулов, скрывающихся под пиджаком и белоснежной сорочкой. Она уже видела его сильные руки и широкую грудь, знала, как вьются и закручиваются волосы под накрахмаленным хлопком. Весь его облик не только противоречил ее представлениям о финансовых консультантах, он просто бросал ей вызов как женщине, и именно последнее лишало ее душевного равновесия.
        «Не допускай, чтобы он нравился тебе,  — наказывала она себе.  — Брак его не интересует — и это главное».
        Внушение помогло. Пегги глубоко вздохнула и холодно задала вопрос:
        — Что привело вас сюда?
        Он немного замедлил шаг и вопросительно приподнял брови, продолжая, однако, улыбаться.
        — Я заезжал в вашу мастерскую, чтобы встретиться с вами. Ваша коллега напомнила мне, что сегодня вы здесь. Как дела у вашего племянника?
        — С Джоэлом все в порядке. Операция прошла успешно, гланды удалили, и моя сестра сейчас с ним в послеоперационной палате.  — Случайный поход в туалетную комнату стал единственной причиной того, что Пегги оказалась в коридоре, а не вместе с Даной и Джоэлом. Теперь она не знала, благодарить ли ей свой невместительный мочевой пузырь или проклинать его.  — Почему вы хотели меня видеть?
        Камерон был готов к прохладному приему, но не предполагал, что столкнется с каменной стеной. Ничто в ее неподвижной фигуре, равнодушном взгляде и неприветливых словах не располагало к продолжению беседы. Он засунул руку в правый карман брюк.
        — Вы забыли это в моей квартире вчера вечером.
        Она, хмурясь, посмотрела на измерительную рулетку, которую он протягивал ей, затем осторожно сняла с его ладони металлическую коробочку.
        — Спасибо, что вернули ее.  — Она снова посмотрела ему в лицо. Широкие круглые очки придавали ей сходство с совой, а в карих глазах читалась осмотрительность.
        — Я мог оставить ее в вашей мастерской,  — оправдывался он, поскольку она все равно бы не поверила, что он разыскивал ее только из-за рулетки,  — но я хотел поговорить с вами про вчерашний вечер.
        Она тут же заняла оборону.
        — И что же вчерашний вечер?
        — Выяснилось, что у нас разные взгляды на брак.
        Она усмехнулась.
        — Это точно. Весьма разные.
        — Учитывая, что я больше часа заставил вас ждать, а потом перенес нашу встречу, то, возможно, вы были слегка раздражены.
        — Слегка.
        То, что она, как попугай, повторяла его слова, не позволяло ему понять, как она отнесется к его предложению. «Воспользуйся своим обаянием»,  — посоветовал Митч. Если бы два телефонных разговора, проведенных сегодня утром, оказались более обнадеживающими, ему не пришлось бы пускать в ход свое обаяние.
        Но так как после этих телефонных разговоров больше надеяться было не на что, ему пришлось приятно улыбнуться и подольстить Пегги:
        — Знаете, для такого короткого срока в бизнесе у вас и вашей подруги отличная репутация.
        — Мы стараемся сделать приятное людям, с которыми работаем,  — ровно произнесла она.  — Но, как вы успели заметить вчера вечером, я несдержанная, дерзкая и полная неудачница.
        — Вы исказили мои слова.
        — Зато вполне точно передала их смысл. Что вы здесь делаете?
        — Хочу узнать, когда вы сможете заняться моим жилищем.
        На мгновение она остолбенела; ее брови поползли вверх, а в глазах промелькнули искорки удивления. Однако почти сразу она овладела собой.
        — А что, если я не хочу обустраивать вашу квартиру?
        — Разумеется, решение за вами. К тому же в столь короткий срок очень сложно выполнить такую работу. Однако я считаю, что в итоге ваши старания окупятся.
        Это все, что он может ей сказать. Он не собирается ее упрашивать. Он не собирается ее умолять. Митч может обвинять его в опрометчивости, но вчера вечером он не уронил своего достоинства. Возможно, она единственный дизайнер из его списка, кто до Рождества успеет привести в порядок его квартиру, однако это не значит, что не существует другого выхода. Он не включил в свой основной список дизайнеров из окрестностей Чикаго. В радиусе пятидесяти миль можно найти немало декораторов, которые работают ничуть не хуже, а может быть, и лучше, чем Пегги Барнетт. И у кого-нибудь обязательно найдется для него время.
        — И что заставило вас сменить гнев на милость?  — поинтересовалась Пегги.
        Он знал, откуда взялся подобный вопрос и нотки подозрительности в ее голосе. Она не дура и в конце концов заставит его скакать через обруч, если поймет, как отчаянно она ему нужна. Поэтому он тщательно сформулировал свой ответ:
        — Признаюсь, что начало у нас вышло неудачным. Однако все, что я хочу,  — это обновить свою квартиру. В дальнейшем мы будем обсуждать лишь деловые вопросы. А личные мнения о любви и браке — ваше и мое — примешивать сюда не станем.
        — Я не занимаюсь дизайном пентхаусов для плейбоев.
        — А я и не нуждаюсь в пентхаусе для плейбоя.
        — И я не собираюсь допускать какую-либо небрежность, лишь бы уложиться в срок.
        — Ни в коем случае. В своей квартире я принимаю клиентов, мужчин и женщин, доверяющих моему суждению относительно вложения их средств в выгодные сделки с ценными бумагами. И так достаточно скверно, что я заставляю их любоваться западноамериканским стилем. Поэтому я не собираюсь допустить изменений в худшую сторону.
        Она нахмурилась.
        — Почему вы позволили вашему первому декоратору делать то, что вам не по душе?
        — Неверно истолкованная преданность,  — ответил Камерон.  — Хэл был моим другом… другом, который попал в затруднительное положение. Когда он занялся декораторским бизнесом, я решил, что эта работа послужит ему необходимым трамплином для будущих успехов. К тому же я считал, что он в курсе моих пристрастий. Пока я не вернулся…
        Пегги, покачав головой, удивленно заметила:
        — Разве вы не знали, что он собирается делать?
        — Он посвятил меня в основную идею, которая показалась мне превосходной.
        Она снова покачала головой.
        — У вашего друга был хоть какой-то опыт?
        — Небольшой.  — Камерон не собирался признаваться, что был первым клиентом Хэла. Возможно, в этом и не было необходимости. Она уже видела его квартиру.  — На этот раз я буду находиться поблизости.
        — Чтобы стоять у меня над душой?
        Она сразу же пожалела о вырвавшихся словах. Взгляд Камерона был резким и быстрым, но достаточно продолжительным, чтобы вызвать у нее дрожь из-за дурного предчувствия. И она постаралась пояснить свою позицию.
        — Если я возьмусь за вашу квартиру, то до начала работ вы будете точно знать, что я планирую. Если что-то вас не устроит, я внесу изменения.
        — Поскольку мое имя не Джин Смит-Бова?
        Пегги поморщилась при воспоминании о своем общении с Джин Смит-Бова.
        — Не может же дизайнер заниматься бесконечными переделками.
        — Я незнаком с ней лично,  — заметил Камерон,  — но те, с кем я разговаривал, не осуждают вас. У нее действительно семь пятниц на неделе, и ее давно следовало проучить.
        — У нее есть деньги и время, которыми она может швыряться как ей захочется, а у меня нет.
        — Я слышал, что вам тогда это дорого обошлось.  — Он улыбнулся.  — Обустройство моей квартиры покроет вам эти убытки, а мои хорошие рекомендации…
        Конец фразы повис в воздухе, но она поняла.
        — А может, плохие? Что случилось с бизнесом Хэла, когда он закончил свою работу?
        — Хэл умер через месяц после ее завершения,  — с горечью произнес Камерон и отвернулся, смотря в глубь коридора.  — Здесь, в этой больнице.
        «Ему небезразличен был этот Хэл»,  — поняла Пегги. Вот почему он ничего не менял в своей квартире, хотя она ему и не нравилась. Он мог не верить в брак, но он искренне верил в дружбу и человеческую преданность.
        — Сделайте квартиру к первому декабря,  — проговорил он,  — и получите надбавку.
        Он нажимал на правильные рычаги, и у нее возникло ощущение, что он действует так не впервые. Слейтеру наверняка с точностью до цента было известно финансовое положение «ПДК-интерьеров» и то, как они нуждаются в его деньгах. Она также почувствовала, что горит желанием послать его к черту, попросив предварительно прихватить с собой не подписанный пока договор на оформление его квартиры. Тем более что работа бок о бок с ним совсем не обещала быть легкой.
        Если бы дело касалось только ее одной, то, возможно, именно так бы она и поступила — сказала бы ему, чтобы он засунул свой заказ куда-нибудь подальше,  — но она не могла думать только о себе. Нужно было считаться и с Дарлин — она внесла в их общее дело деньги, которые унаследовала от бабушки. Дар и так пришлось пережить большие удары судьбы — смерть ребенка и бегство мужа. Если бизнес будет процветать, то это поможет ей не только в материальном, но и в эмоциональном плане, и об этом нельзя было забывать.
        — Я по-прежнему не могу встретиться с вами раньше пятницы,  — сказала Пегги, готовая сдаться под воздействием финансовой необходимости, но все же нуждающаяся в дополнительном стимуле.
        — В пятницу, в одиннадцать.  — Он протянул руку.  — В моей квартире.
        Глядя Камерону прямо в глаза, Пегги пожала ему руку и помолилась, чтобы ее решение не оказалось опрометчивым.

        Пятница пришлась не на тринадцатое число, что, по мнению Камерона, было явной ошибкой. Неприятности начались сразу, как только он встал с постели. Первым делом он смахнул с ночного столика будильник, повредив пластмассовый корпус; затем позвонила Пэт и предупредила, что из-за болезни не сможет сегодня выйти на работу и уж тем более приготовить все к приходу гостей. Итак, в доме у него царил беспорядок, никто не придет прибраться и приготовить обед, а приглашенные гости появятся в шесть. Хуже всего, что к десяти индекс Доу-Джонса [3 - Индекс Доу-Джонса — совокупный показатель деловой активности на бирже.] упал на пятьдесят пунктов, благодаря тройному колдовству, что иногда случалось по пятницам и что всегда оканчивалось лихорадочной деятельностью на грани нервного срыва. Когда в одиннадцать позвонил привратник, Камерон с трудом держал себя в руках.
        — Что там еще?  — рявкнул Слейтер в трубку домофона.
        — Мисс Пегги Барнетт здесь и хочет вас видеть,  — официально-обиженным тоном сообщил привратник.
        — Пришли ее наверх.
        Камерон глянул на часы. После двухчасовой встречи с Пегги (именно столько времени он решил отвести для их первой консультации) он должен оставаться в хорошей форме. Тогда с помощью пылесоса он сможет справиться с пылью, которая осела везде довольно толстым слоем за то время, когда Пэт в последний раз вытирала ее тряпкой. Самолет с Миллерами должен приземлиться в аэропорту О'Хара в три тридцать, не раньше четырех они зарегистрируются в отеле, так что у него дома они появятся только около шести. После легкого аперитива и извинений он отведет их в какой-нибудь ресторан по соседству. Им нравился «Чоп-Хауз». Ему оставалось надеяться, что биржевые показатели пойдут вверх еще до закрытия биржи и Джордж Миллер не успеет ощутить беспокойства. Несмотря на то, что Камерон множество раз заверял Джорджа, что его портфель наполнен весьма разнообразными ценными бумагами, при падении показателей того каждый раз охватывала тревога. Умение успокоить клиента было одним из достоинств хорошего финансового консультанта.
        Уверенный в том, что все находится у него под контролем, Камерон ждал Пегги у распахнутой двери. Однако в тот момент, когда она вышла из лифта, он понял, что контроль возможен лишь при больших усилиях с его стороны. Глядя, как она, эффектно одетая в белый пиджак с большими черными пуговицами и окаймленную бахромой юбку, едва доходившую до середины бедер, плавной походкой идет по коридору, он понял, что не сможет контролировать напряжение, охватившее его тело, и тем более течение собственных мыслей.
        «Это просто примитивное желание,  — решил он,  — мужское желание, от которого повышается артериальное давление». А Пегги зря смотрит на мир сквозь розовые очки и надеется выйти замуж. Возможно, за него. Чушь какая-то. Они слишком разные, как день и ночь.
        — Вы здесь,  — произнесла она таким тоном, будто не ожидала застать его в квартире.
        — Я же сказал, что буду.  — Конечно, то же самое он говорил и в прошлый раз.
        — Я принесла несколько каталогов с образцами, чтобы вы могли посмотреть.
        Только сейчас он заметил портфель, который она держала под мышкой. Чересчур большой и толстый, он мог бы вызвать у любой дамы определенные проблемы, но Пегги, казалось, почти не чувствовала его громоздкости. Тем не менее именно по этой причине ее пиджак плотно облегал грудь, подчеркивая ее пышность. Камерон заставил себя не смотреть в том направлении, все свое внимание сосредоточив на ее глазах.
        — Вы без очков?  — спросил он.
        — Я надела контактные линзы.  — Она тряхнула головой, и золотистые волосы мягкими волнами рассыпались по ее плечам, заставив его снова опустить взгляд.  — Инфекция прошла.
        — Инфекция?  — Дыхание Камерона вдруг участилось, когда она, миновав его, прошествовала в квартиру. Духи Пегги оказались легкими и не заглушали, а, наоборот, казалось, подчеркивали соблазнительный запах ее тела.
        — Самая обыкновенная глазная инфекция,  — объяснила она, остановившись на середине прихожей, и огляделась по сторонам.  — Где мы займемся работой?
        «В спальне»,  — пронеслось у него в мозгу, и в воображении возникла картина обнаженной Пегги, демонстрирующей ему в постели свои эскизы. Он прогнал эти мысли и опустил глаза, чтобы скрыть возникшие в них искорки желания, после чего жестом указал на столовую и массивный деревянный стол, на приобретении которого в свое время настоял Хэл. Эта комната показалась Камерону самой безопасной во всей квартире.
        — Устроит?
        — Отлично.
        Думая исключительно о предстоящей работе, Пегги направилась прямо к столу и поставила на него свой портфель. Тем временем Камерон закрыл входную дверь, но не спешил присоединиться к девушке. Стоя в отдалении, он глядел на большие листы ватмана, книги на столе и склоненную над ними молодую женщину. Белое полотно юбки натянулось на ее бедрах, и Камерон подумал, что у Пегги Барнетт безукоризненная и очень соблазнительная фигура. Он также решил, что мысли, проносящиеся в его голове, безумны. Зачем ему заводить роман с этой женщиной? Она все равно не согласится иметь с ним дела. Она дала ему ясно понять это во время прошлой, завершившейся ссорой, встречи. Сблизиться с ней было столь же безрассудно, как вкладывать все деньги клиентов в убыточные предприятия. Результат легко предвидеть — он окажется в проигрыше. Но, судя по тому впечатлению, которое на него производит Пегги, он нуждается в женщине. Разумеется, в женщине, которая не требует обещаний и клятв в вечной любви.
        Выпрямившись, Пегги бросила последний взгляд на разложенные эскизы и, откинув с лица волосы, обратилась к Камерону:
        — Ну что ж, начнем?
        «Пожалуй,  — сказал себе Камерон,  — и хватит безумных мыслей». С этой минуты его будут интересовать лишь стили интерьеров и цветовые гаммы. Довольный своим решением, он приблизился к Пегги. Однако по пути не смог удержаться от усмешки. Если бы мисс Барнетт имела хоть малейшее представление о том, как редко за последние шесть месяцев он бывал с женщинами, то наверняка изменила бы свое мнение о нем как о плейбое. Это предположение показалось Камерону почти забавным.
        Почти.
        — Итак, как, по вашему мнению, следует поступить с моим обиталищем?  — спросил он, остановившись рядом и поглядывая на разложенные эскизы. К его удивлению, там не оказалось художественных набросков, а лишь планы помещений с обозначенными на них стенами, вентиляционными отдушинами и розетками и с проставленными размерами.
        — Где эскизы?  — удивленно поинтересовался Камерон.
        — Не торопитесь, всему свое время,  — улыбнулась она.
        — Я хотел бы увидеть, как все будет оформлено.
        — Это мы должны решить сегодня… или, по крайней мере, приступить к процессу принятия решений.
        — Я хочу, чтобы все было готово через три месяца,  — напомнил он ей.
        — Не беспокойтесь.  — Она успокаивающе похлопала его по ладони. Это произошло неожиданно и спонтанно и не имело особого значения, но он был удивлен. Пегги раскрыла один из своих каталогов и сказала: — Мы уложимся в срок. Мне просто необходимо выяснить, что вам нравится, а что нет.
        С тем, что нравится, проблем не было. Ему нравилось иметь деньги, вращаться среди людей, имеющих деньги, и быть самому себе хозяином. А вот не понравилась волна возбуждения, охватившая его при ее прикосновении. Встревоженный, он смотрел на девушку, а не на каталог, который она раскрыла.
        Пегги, почувствовав его взгляд, обругала себя за то, что дотронулась до его руки. Прикосновения скрывали в себе определенные недостатки. Большинство людей не возражало и охотно шло на контакт, однако всегда находились такие, кто отодвигался и возводил вокруг себя стену отчужденности или неправильно все истолковывал. И хотя Камерон не отстранился, она почувствовала его напряжение и не могла до конца понять, как он воспринял ее непроизвольный жест.
        — Прежде всего,  — начала Пегги, стараясь не замечать его испытующего взгляда и надеясь, что у него не сложилось впечатления, будто она вообще не собирается приступать к делу,  — мне необходимо узнать, какой стиль вы предпочитаете. Современный? Традиционный? Античный?
        — Я предпочитаю то, что хорошо смотрится,  — проговорил он, не отрывая от нее глаз.
        Она, в свою очередь, посмотрела на него.
        — А что, как вы считаете, смотрится хорошо?
        В какой-то момент создалось впечатление, что он слишком пристально ее разглядывает, и Пегги ожидала увидеть улыбку на его лице; но вдруг он обвел взглядом всю комнату и нахмурил брови.
        — Только не моя квартира.  — Теперь он смотрел вниз — на раскрытую книгу.  — Но и не это.
        Он указал на эскиз, представляющий обстановку комнаты в стиле королевы Анны. Что ж, они наконец сдвинулись с мертвой точки. Пегги улыбнулась и раскрыла каталог на другой странице.
        — А что вы скажете об этом?
        Он изучил оформление двух комнат, затем выбрал более современное:
        — Это вроде ничего.
        Она опять перевернула страницу.  — А эти?
        И снова из двух представленных на картинках образцов он предпочел более современный стиль. Когда она перевернула следующую страницу, в соседней комнате зазвонил телефон. Он с мгновение колебался, но все же решил взял трубку.
        — Будет лучше, если я отвечу,  — словно оправдываясь, произнес Камерон.
        Когда он ушел, у Пегги вырвался вздох облегчения. Утром, покидая мастерскую, она определила для себя, каким должно быть ее поведение. Она не станет притворяться, что забыла о ссоре, но и не будет льстить ему только из-за того, что ей нужны деньги для решения их с Дарлин финансовых проблем. Если он не станет затрагивать тему того злополучного радиошоу, она тоже не станет этого делать. Их разный подход к жизни не имеет ничего общего с работой. Она будет общаться с ним как с клиентом и игнорировать его как мужчину.
        И все же игнорировать его будет не так-то просто. Когда Пегги находилась рядом с ним, она слишком резко реагировала на его присутствие. Его запах, его голос с хрипотцой успокаивали и возбуждали ее одновременно. Теперь она наблюдала за тем, как он снимает телефонную трубку в комнате рядом, видела, как под длинными рукавами рубашки играют рельефные мускулы, вспоминала, как он выглядел без рубашки, и вдруг представила себе, как эти сильные руки обнимут ее.
        Она быстро перевела взгляд на эскизы и каталоги, разложенные на столе. Его не интересует брак, напомнила она себе, поэтому она собирается думать о нем исключительно как о клиенте.
        — Как дела, Эдна?  — услышала Пегги.  — Как приятно, что ты позвонила.  — В голосе Камерона звучали теплые нотки.  — О, ты уже приехала! Так, может, увидимся в шесть?
        Свидание. Пегги продолжала сверлить глазами каталог. Она должна была это предвидеть.
        — Хорошо, мы выпьем за встречу, а затем сходим пообедать.
        «Правильно,  — подумала Пегги.  — Они выпьют по рюмке, может, по две, но маловероятно, что уйдут намного дальше спальни с зеркалами на потолке».
        — Да, неужели?  — вдруг запнулся Камерон.  — Мне очень жаль это слышать.
        Пегги, уверенная, что он ее не видит, скорчила гримасу, изображая огорчение.
        — Нет, проблем нет,  — Камерон тем временем заверял Эдну бодрым тоном.  — Конечно, я все еще хочу, чтобы мы встретились.
        Конечно, повторила про себя Пегги и повернулась к нему лицом, желая выяснить, сколько ему потребуется времени, чтобы убедить Эдну не отменять их свидание.
        — Что нельзя есть Джорджу?  — Камерон достал карандаш и начал писать в блокноте, лежавшем у телефона.  — Но ему можно макароны и бобы?  — Он кивнул и приписал еще пару строчек.  — Без молока. Ты говоришь, оливковое можно? Что ты, никаких неудобств. Да, я понимаю, что он волнуется из-за биржи. Скажи ему, что не надо. Сегодня просто одна из таких пятниц. К понедельнику все будет в порядке. Да, я знаю, какой он. Значит, вы оба придете в шесть?
        Пегги уже не знала, что и подумать, но тут Камерон положил трубку, и по огорченному выражению его лица она поняла, что появились проблемы. Он посмотрел в ее сторону.
        — Извините. Прежде чем продолжить наш разговор, мне необходимо позвонить.
        — Нет проблем,  — ответила она, наблюдая за тем, как он вытаскивает телефонный справочник. Ей, разумеется, все равно, на что он тратит время, лишь бы заплатил по счету, а как он этим временем распорядится — дело его.
        Когда он сделал первый звонок, она начала понимать ситуацию. Он звонил в ресторан. Он объяснял, что ждет иногородних гостей и один из них сидит на строгой диете. Когда же он спросил, что из предлагаемых в ресторане блюд может подойти для данной диеты, то в ответ услышал — «ничего».
        Он позвонил еще в три ресторана, затем открыл другой раздел телефонного справочника. На этот раз Пегги поняла, что Камерон после обстоятельного изложения ситуации абоненту добивается желаемого от поставщиков обедов на дом.
        Результат оказался таким же.
        Через десять минут Слейтер швырнул трубку и в отчаянии уставился на кухонные шкафчики. Она видела, как он глубоко вздохнул и как у него вдруг опустились плечи. Но он тут же взял себя в руки, расправил плечи и обратился к ней. На его лице застыло извиняющееся выражение.
        — Еще только пару минут,  — пообещал он и прошел мимо нее в свой кабинет, закрыв за собой дверь.
        «Итак, очередь дошла до подружек»,  — подумала Пегги. Она могла себе представить, что он говорит в трубку. Милая, ты мне поможешь? Усмехнувшись, она отодвинула стул и села.
        Часы в гостиной продолжали тикать, а она развлекалась тем, что пролистывала принесенные каталоги и альбомы с образцами, отмечая страницы, которые, по ее мнению, могли бы ему понравиться. Через полчаса дверь кабинета распахнулась, и Камерон появился на пороге. Он больше не улыбался. Она встала и ждала, когда он подойдет поближе.
        — Ты умеешь готовить?  — неожиданно спросил он.
        — Я?
        — Да. Можешь состряпать обед без молока, сахара, мяса и с минимальным количеством определенных жиров?  — Он сморщил нос.  — И чтобы он не только хорошо смотрелся, но и был съедобным? Про вкус, думаю, говорить не стоит.
        — Неужели ты не смог найти никого, кто бы все это приготовил?
        — Я обзвонил много мест, где готовят еду на заказ, но везде говорили, что они сегодня или загружены до предела, или не смогут приготовить столь особенные блюда за такое короткое время. И,  — он сделал паузу, оглядываясь на свой кабинет,  — другие мои попытки тоже не увенчались успехом.
        — Ой-ой.  — Она усмехнулась.  — По-видимому, я переоценила твое влияние на женщин.
        — Да, видимо, да.  — Он нахмурился.  — Но мне не до смеха. Джордж Миллер — важный клиент, и сегодня вечером, ровно в шесть, он с женой позвонит в эту дверь,  — он указал на вход в свою квартиру,  — в надежде быть накормленным.  — Камерон опять пожал плечами, но его сердитое настроение понемногу развеивалось.  — Я бы и сам попробовал приготовить что-нибудь, но не знаю, как это делается.
        — Моя подруга собирает поваренные книги. Я уверена, что среди них найдется парочка с рецептами разных диетических блюд.
        — Значит, она хорошо готовит?
        Пегги засмеялась.
        — Нет, тебе вряд ли понравится ее стряпня. Можешь мне верить на слово.
        — Но у нее есть хоть какие-то рецепты? Ты же сама сказала, что она собирает поваренные книги.
        — Я позвоню ей и выясню все подробно.
        — Умоляю тебя.  — Он улыбнулся.  — Принеси мне что-нибудь, что поможет мне приготовить обед, и я позолочу твою ручку.
        Приближалось время оплаты по закладной на мастерскую, и хоть у Дарлин имелись деньги в банке, однако это было все, что осталось от наследства, и они, посовещавшись, решили приберечь их на черный день.
        — Хорошо, позолоти мою ручку, и я приготовлю для тебя обед,  — не раздумывая, предложила Пегги.
        Камерон протянул руку.
        — Решено!

        4

        — Ты собираешься готовить для него?  — в недоумении спросила Дарлин у возвратившейся в мастерскую Пегги.
        — Ты не думай — это не благотворительность. Он платит. И неплохо.
        — Не понимаю,  — в голубых глазах Дарлин зажглись искорки любопытства.  — То ты говоришь, что никогда не будешь работать на этого мужчину, то буквально на следующий день заявляешь, что будешь, а теперь еще собираешься для него готовить.
        — Всего один раз,  — оправдывалась Пегги, бросив портфель на стол в своем кабинете и следуя за Дарлин через всю мастерскую.
        «ПДК-интерьеры» размещались в двухэтажном здании из темного кирпича. В 1950 году гостиная, столовая и кабинет, расположенные на первом этаже, были отгорожены от остальных комнат и превращены очередными владельцами сначала в ремесленную мастерскую, потом в бутик, а затем — в букинистический магазин. К сожалению, все они довольно быстро разорились.
        Два года назад Дарлин и Пегги купили дом за весьма небольшую сумму наличными, получив в придачу изрядную порцию хлопот и закладную на тридцать лет вперед. Бывали дни, когда Пегги воспринимала эту покупку как благословение свыше, но случалось, что она сомневалась, были ли они с Дарлин в своем уме, когда решились оформить эту сделку.
        Местоположение было идеальным для такого рода мастерской. По соседству ютилось несколько небольших магазинчиков, притягивавших женщин, а поскольку именно женщины являются инициаторами перемен в обстановке квартир, то, естественно, они останавливались и у витрины «Интерьеров», чтобы почерпнуть новые идеи.
        Затем они заходили в маленькое фойе, украшенное действующим фонтаном, выразительной каменной статуей и картиной, которую Пегги написала в свой первый год учебы в колледже, пока не начала специализироваться в дизайне интерьеров. Фонтан и статуя были слишком тяжелыми, чтобы их могли украсть, но Пегги надеялась, что какой-нибудь уличный хулиган догадается утащить картину.
        Слева от фойе находился небольшой зал, использовавшийся одновременно как для презентаций, так и в качестве помещения для хранения образцов, а также кабинета (или офиса, как его называла Пегги) с рабочим местом, и поэтому у окна расположился кульман. Справа от фойе, в бывшей гостиной, они устроили маленький магазинчик со всякой всячиной, пригодной в любом хозяйстве. Там было все — от диванных подушек до чайных полотенец. Здесь хранился журнал учета наличности, а также стоял телевизор с видеомагнитофоном для просмотра роликов с различными типами интерьеров. Старую столовую отделили от гостиной, на стенах развесили картины, а на полу разместили всяческие уникальные предметы, которые Пегги и Дарлин выискивали на аукционах и распродажах имущества, покупали за бесценок и продавали с приличной выгодой. Кроме того, каждое окно в этих трех комнатах использовалось для демонстрации различных типов оформления окон.
        Остальные комнаты дома занимала Дарлин, решив таким образом и свой жилищный вопрос, и проблему служащих, необходимых для ведения бизнеса. Она могла находиться на кухне или даже наверху, в спальне, однако колокольчик над входной дверью вовремя предупреждал ее о посетителе.
        В данный момент в мастерской никого не было, и они отправились на кухню.
        — Тебе могут пригодиться три поваренные книги,  — сказала Дарлин, опустившись на колени и роясь среди штабелей книг, наваленных в кухонном шкафу.  — Ты собираешься готовить что-нибудь особо изысканное?
        — Не очень. Все должно быть готово сегодня к шести вечера.
        — Он тебе поможет?
        — Надеюсь.  — Пегги присела на корточки рядом с Дарлин, принимая из ее рук книги, которые та вытаскивала. Учитывая, что кулинарные таланты Дарлин были близки к нулю, Пегги всегда забавляла ее обширная коллекция кулинарных книг. Дарлин часто возвращалась с распродаж-аукционов не только с вещами, предназначенными для их магазинчика, но и с кулинарными книгами, пополнявшими затем ее коллекцию.
        — В этой книге содержится множество рецептов, не требующих использования жиров, молока, говядины и сахара-рафинада,  — сказала Дарлин, протягивая ей третью книгу.  — Ты изменила свое мнение о нем?
        — Вовсе нет.  — Менять было нечего.  — Я просто решила, что это поможет нам заплатить ежемесячный взнос по закладной.
        — Разве в присутствии мистера Слейтера твое сердце не бьется немного быстрее?
        — Нет,  — соврала Пегги.
        Они вместе сосредоточенно склонились над книгами, и Пегги отмечала рецепты, казавшиеся ей приемлемыми для использования. Дважды звякнул дверной колокольчик, и Дарлин вышла обслужить покупателя, в то время как Пегги продолжала чтение. К часу у нее были составлены меню и список необходимых продуктов.
        — Хочешь, я пойду с тобой и помогу?  — предложила Дарлин.
        Пегги знала, что предстоит напряженная работа. Но она также знала, что на кухне от Дарлин проку мало.
        — Нет, я справлюсь,  — отказалась она.  — Мистер «Плейбой» поможет чистить и резать продукты. В конце концов, это его вечеринка.
        Пегги повторила эту фразу, когда привратник впускал ее в квартиру Камерона:
        — Это его вечеринка, а его даже нет.
        — Он обещал приехать сразу, как только сможет,  — ответил привратник, забрав у нее два огромных пакета с продуктами и относя их на кухню.  — Если вам что-нибудь потребуется, вы можете позвонить ему в офис.
        — Если мне что-нибудь потребуется,  — со злостью пробормотала она, когда привратник ушел.  — Мне требуется заключение психиатра, а больше мне ничего не нужно.
        Она оглядела кухню и пришла в настоящий ужас, когда увидела сучковатые дверцы шкафчиков с персональным клеймом «КС» на каждой. Если учесть, что стены украшали обои с тем же клеймом, то продолжать описание кухни дальше не стоило. Камерон Слейтер — или, вернее, его декоратор Хэл,  — вкусом не отличался.
        И все же, несмотря на всю эту абракадабру, кухню спланировали удивительно функционально. Каждая вещь имела свое место, и каждая вещь была на своем месте. Но проблема заключалась в том, как найти эти «места».
        Пегги раскрывала дверцы шкафчиков и выдвигала ящики, вытаскивая оттуда кастрюли, сковородки, ложки, лопаточки в том порядке, в каком натыкалась на них. Вскоре стол был завален посудой, и она наконец принялась чистить и резать, бланшировать и поджаривать все то, о чем говорилось в кулинарных рецептах. Она часто сверялась с часами на плите. Время бежало так быстро! А так много еще нужно было сделать!

        Камерон переступил порог своей квартиры в четыре часа. Всю дорогу из офиса он проклинал средства массовой информации. Одно упоминание о понижении цен на нефть — и Тед Мосс спешит избавиться от всего, что у него было. Вторая половина дня была потрачена на полное обновление его портфеля ценных бумаг. Камерон уже начал сомневаться, что ему когда-нибудь удастся выставить Теда из офиса.
        Переступив порог квартиры, он сразу почувствовал аппетитный аромат жарящихся грибов и пикантный чесночный запах. До ушей Камерона донеслось звяканье ложки о кастрюлю, а когда он зашел в столовую, то увидел Пегги, которая свои светло-медовые волосы перехватила черным шарфиком, чтобы они не лезли ей в лицо, а белый пиджак закрыла передником. Она скинула туфли на шпильках и стояла в одних чулках, подогнув левую ногу.
        Она изучала лежавшую перед ней книгу, большой ложкой помешивая кипящую в кастрюле смесь и добавляя новые ингредиенты. Она явно торопилась, но все ее движения были очень грациозны, и Камерон с удовольствием наблюдал за ней, возбужденный ее истинной женственностью. Внезапно в голове промелькнула мысль: столь ли она грациозна в постели?
        Но только на мгновение.
        Кашлянув, он вошел в кухню.
        — Извини, что должен был уйти. Иногда бывают кошмарные дни.
        Она поглядела на него, не улыбаясь, но и не сердясь.
        — У тебя есть морская соль?
        — Морская соль?
        — Так написано в рецепте.  — Она пожала плечами и слегка вздохнула.  — Я решила заменить ее обычной солью. Постучи по деревяшке. На всякий случай.
        Он вдруг засомневался.
        — Ты хоть понимаешь, что делаешь?
        Она насупилась, в глазах мелькнули грозные огоньки, и он понял, что ему лучше попридержать язык. Отойдя от плиты, она протянула ему деревянную ложку.
        — Если хочешь сменить меня на дежурстве, то добро пожаловать!
        — Нет-нет,  — поспешно отказался Камерон, который еще в детстве усвоил, что кухня — царство женщин.  — Здесь ты хозяйка.
        Выражение ее лица смягчилось.
        — Значит, если что-то не удастся, то виноватой буду я. Верно?
        Он не это имел в виду, но, поразмыслив, решил, что она права.
        Не дожидаясь ответа, Пегги возвратилась к изучению кулинарной книги.
        — Здесь упоминаются совершенно не те продукты, которые я обычно использую. Спасибо магазинам здоровой пищи. Я никогда не задумывалась о соли.
        И ему тоже казалось, что соль — всегда соль. Подойдя к плите, он приподнял крышку. В кастрюле булькала странная желтая кашица.
        — Полента,  — ответила она на невысказанный вопрос.  — В основе — каша из кукурузы.
        — И что еще будет в меню?
        — Грибы, фаршированные ферментированной соей, соус из соевого молока со свежими овощами — на закуску. Огуречно-кориандровый салат, полента с грибами и фаршированная бобами форель под соусом из сгущенного соевого молока — главное блюдо. А на десерт — яблочное суфле.
        — Яблочное суфле. Звучит заманчиво.  — Он не был столь оптимистичен насчет соуса из соевого молока и других ингредиентов с весьма непривычными названиями. Его обычной едой был бифштекс с картошкой фри, особенно если ужин имел место в «Чоп-Хаузе». Если бы Эдна не позвонила и не сообщила, что Джордж сидит на диете, то именно там они и поужинали бы сегодня вечером.
        Если. Это слово преследовало его. Он посмотрел на Пегги.
        — Чем я могу тебе помочь?
        Она глянула в сторону столовой.
        — Накрой, пожалуйста, на стол и принеси мне все имеющиеся в доме сервировочные блюда.
        Одним движением он освободился от пиджака, ослабил галстук и закатал рукава рубашки; затем быстро разместил на столе четыре прибора. Когда все было готово, он позвал ее в столовую.
        Она кивнула, увидев накрытый стол, затем все внимание сосредоточила на столовых приборах.
        — Неплохо,  — одобрила она, меняя местами вилки и ножи, раскладывая по местам маленькие вилки и ножи для фруктов и передвигая вправо бокалы для воды.
        — Но недостаточно хорошо?  — спросил он, внося изменения в расположение приборов, находившихся перед ним.
        Она посмотрела на него через стол. Ее улыбка была очень красноречива.
        — Я никогда не был силен в сервировке стола,  — оправдывался Камерон.
        — Немногие мужчины сильны в этом вопросе,  — утешила его Пегги, распрямляя салфетку и окидывая стол оценивающим взглядом. Вполне удовлетворенная, она отправилась обратно на кухню.
        Он последовал за ней.
        — И многим мужчинам ты помогала накрывать на стол?
        Она остановилась у столика рядом с раковиной и обернулась.
        — Я полагала, что ты знаешь обо мне все.
        — Ну не в таких же подробностях, в самом деле.  — Он знал только то, что в отношениях с мужчинами ей не везло, они, влюбившись, бросали ее.
        — Только то, что рассказала тебе Майра Гибсон?
        Он кивнул, не считая нужным лгать.
        — Ты ей действительно понравилась — она сказала, что ты честная, ответственная и очень талантливая. Ей понравилось, как ты оформила ее дом.
        — С ней было легко работать,  — сказала Пегги, вспоминая три месяца, проведенных в доме Гибсонов, и доверительные беседы с Майрой. Они обсудили все, включая мужчин. Пегги не ожидала, что Майра передаст содержание их разговора человеку, подобному Камерону Слейтеру.
        Она искоса поглядела на него.
        — В следующий раз я серьезно подумаю, прежде чем что-нибудь рассказывать клиенту.
        — Это не были обыкновенные сплетни. Когда я спрашивал о тебе, она попросила не доставлять тебе лишних переживаний, поскольку ты и так уже не раз страдала из-за мужчин. Я заверил ее, что держу за правило не влюбляться в женщин, с которыми веду дела.
        Пегги уловила скрытый смысл сказанного.
        — Снова контроль?
        Он помрачнел.
        — Я называю это здравым смыслом.
        — Возможно, ты прав.  — Она не собиралась спорить. Если ясновидящая с ток-шоу не смогла с ним ничего поделать, то с какой стати ей это удастся? Взяв нож, она принялась резать лук.
        — Я уверен, что прав,  — сказал он.  — Если влюбляешься в женщину, с которой работаешь, все осложняется… слишком осложняется.
        — И может оказаться крайне неприятным. Правда, жизнь не лишена неприятностей. К тому же мужчине сложнее сбежать от женщины, с которой он работает.
        — Я никогда не убегаю.
        Она сосредоточенно резала лук, не обращая внимания на едкий запах.
        — Нет, конечно же, нет.
        — Не убегаю,  — настаивал он, но затем сменил тактику: — Слушай, мы, кажется, решили не касаться наших разногласий по поводу семьи и брака и не портить деловых отношений.
        Она оторвала взгляд от лука.
        — Не я затронула эту тему, а ты. Я совсем не собираюсь в тебя влюбляться. Для меня роман с тобой — последнее дело.
        — Ты уверена?  — Он фыркнул и направился к холодильнику.  — Ладно, но, к твоему сведению, не все женщины разделяют твое мнение.
        Она наблюдала, как он идет к холодильнику.
        — Ты хвастаешься или жалуешься?
        — Ни то, ни другое.  — Он оглянулся.  — Просто констатирую факт.
        — Излагаешь свою точку зрения,  — поправила она.
        — Какая разница,  — пробормотал он, заглядывая в холодильник.
        Усмехнувшись, Пегги вернулась к луку.
        Он огорчен, и напрасно, но ей это нравилось. Этот мужчина был чертовски самонадеян и более чем уверен в том, что женщины находят его совершенно неотразимым.
        Скверно то, что он был прав.
        Сам по себе его голос, гортанный, с грубоватой интонацией, мог возбудить кого угодно. А если прибавить сюда стройное тело и эти прекрасные зеленые глаза… Камерон Слейтер был опасным мужчиной. Но ей требовалось убедить его в том, что она не превратится в его очередную жертву.
        Она услышала стук захлопнувшейся дверцы холодильника и шипение вскрываемой бутылки. Ее разбирало любопытство, но она не обернулась, пока он не заговорил:
        — Хочешь пива?
        В руках он держал темную бутылку. Он уже овладел собой и теперь не позволял себе расслабиться. Она отрицательно покачала головой.
        — Еще чем-нибудь помочь?
        Она глянула на баночки и сырые овощи, разложенные на столе.
        — Конечно.
        — Что я могу сделать?  — Он подошел к ней, и она знала, что он мог бы сделать. Он мог бы, например, прекратить пользоваться кремом для бритья или одеколоном, которым пользовался. От него исходил слишком приятный запах. И он мог бы прекратить дышать. Звук его дыхания рядом с ухом заставлял учащенно биться ее сердце.
        Она взяла полиэтиленовый пакет и протянула ему.
        — Я купила свежую спаржу. Ее нужно помыть и обрезать.
        — Тебе на все хватило денег?
        Он дал ей деньги и попросил купить все самое лучшее. Она так и поступила.
        — Хватило с избытком. Сдачу верну попозже. Полагаю, эти люди — важные клиенты?
        — Очень.  — Он шагнул к раковине и стал прополаскивать спаржу.  — Я не знаю, как давно Джордж Миллер числится в списке «Форбз 400», но он был мультимиллионером задолго до того, как я занялся его счетами в «Чикаго Фиделити». Когда я сообщил ему, что собираюсь начать собственный бизнес в качестве финансового консультанта, он перешел ко мне. Возможность упомянуть его имя среди моих клиентов очень способствовала моему успеху.
        Она с интересом посмотрела на него.
        — Я читала про тебя статью. В ней говорится, что большинство твоих клиентов — миллионеры, а если и нет, то, приходя к тебе и следуя твоим советам, они ими скоро становятся.
        Он лукаво улыбнулся.
        — Звучит хорошо, не правда ли? Всегда хочется создать впечатление, что ты — лучший.
        — А это неправда?
        Он пожал плечами и вернулся к спарже.
        — Я работаю с некоторыми очень состоятельными людьми. Я также работаю с теми, кто готов доверить мне свою корзину с яйцами, чтобы не беспокоиться о своем благополучии.
        — Мне бы пригодилась корзина с яйцами.  — Пегги налила немного оливкового масла на дно сковородки и поставила ее на плиту.  — Я всем говорю, что зарабатываю шестизначные суммы. Правда, умалчиваю, что перед запятой стоит всего четыре знака, а остальные два — после запятой.
        Камерон засмеялся и стал наблюдать, как она поджаривает нарезанный лук вместе с размятым чесноком. Она добавила щепотку соли, затем измельченные ножки грибов и базилик. Все выглядело неплохо, пока она не открыла какую-то банку и не вылила часть содержимого в сковородку.
        — Что это?  — забеспокоился Камерон, не уверенный в том, что хочет услышать ответ.
        — Это темпе.  — Она выключила огонь, размешала смесь, взяла банку и прочитала надпись на этикетке: — «Приготовленные особым образом ферментированные бобы».
        Звучало отвратительно.
        — Ты уверена, что это съедобно?
        — Доверься мне,  — обнадежила его Пегги, и в ее глазах заплясал дразнящий огонек.
        Ему часто доводилось это слышать, но сегодня у него не было выбора.
        — Джордж не тот человек, который любит перемены, по крайней мере так было раньше. С тех пор, как он переехал в Джорджию…
        Пегги ложечкой накладывала приготовленную смесь в шляпки грибов.
        — Не знаю, что еще приготовить.  — Она глянула на часы.  — Уже поздно. «Очень поздно»,  — сообразил он.
        — Что еще нужно сделать?  — Спаржа была вымыта, все концы обрезаны.  — Это готово.
        Она глянула в свой список и покачала головой.
        — Остальное мне придется делать самой. Там нужно смешивать и варить.
        — Тогда я буду в кабинете. До прихода Джорджа и Эдны мне надо разобраться с кое-какими бумагами.
        В бывшей спальне, которую он переделал под кабинет, Камерон достал папку Джорджа Миллера и положил на стол. Движение указательного пальца — и включился компьютер. Две минуты спустя он подключился к закрытым биржевым сводкам.
        Он слышал, что шипение на кухне пошло на убыль. Секунду спустя все затихло. Насколько он мог судить, у Пегги все было под контролем. «Вы полагаете, что держите все под контролем, не правда ли?» Так сказала ясновидящая на ток-шоу. Он уставился на свой монитор. Действительно ли у него все под контролем?
        Или он такой же дурак, как и его отец? И им тоже будет манипулировать женщина?
        Он не мог управлять реакциями своего тела, когда рядом была Пегги. Или мыслями, которые закрадывались ему в голову. Зачем ему нужно было представлять себе, какой она будет в постели? Но он представлял… представляет… и будет…
        Майра Гибсон просила его не трогать Пегги, и он хотел последовать ее совету. Но дело в том, что он слишком долго обходился без женщин. То, что он ощущал, было простым желанием. Проблема заключалась в том, что в современном обществе человек его возраста и положения не может просто так подцепить женщину, чтобы удовлетворить свои потребности. Это чертовски опасно. А развитие отношений создает проблемы. Он достаточно хорошо это усвоил.
        Пегги спросила его, не хвастался ли он, когда утверждал, что другие женщины не прочь завести с ним интрижку. Может, так оно и было, а может, ему просто хотелось сообщить ей, что даже если она его и не хочет, то другие от него не откажутся.
        — И почему меня это заботит?  — пробормотал он.
        — Ты всегда разговариваешь со своим компьютером?
        Ее голос, прозвучавший так близко, напугал его. Он резко отстранился от монитора и посмотрел на нее. Она стояла всего в шаге от него с ковшиком в одной руке, с морковкой — в другой. Он не слышал, как она подошла, бесшумно ступая по ковровому покрытию.
        — Не откажешься попробовать овощной соус?  — спросила она.  — Чего-то не хватает, а я не могу понять — чего.
        Она макнула конец морковки в соус и подала ему. Он потянулся, взял ее руку в свою ладонь и понес морковку ко рту. Ее кожа была мягкой и теплой, а в кончиках пальцев ощущался пульс.
        Даже вонзив зубы в морковку и почувствовав на языке вкус соуса, он не отвел взгляда от ее глаз и заметил в них проблеск понимания. Она могла утверждать, что он ее не интересует, но ее тело говорило совсем о другом, а румянец на щеках свидетельствовал, что она не была столь спокойной и хладнокровной, как хотела казаться.
        Он стал медленно пережевывать морковку, кончиком языка облизывая губы. Вкус соуса был необычным, женщина перед ним — интригующей.
        Ее глаза потемнели, приобретая оттенок какао, стали сладкими и откровенными — и вдруг она рассмеялась соблазнительным, чувственным смехом.
        — Ты словно совершаешь грех, поедая морковку,  — заметила она.
        — Ты должна увидеть, как я ем яблоко,  — тихо произнес он.
        — Ева бы не упустила такой возможности.  — Она отняла у него руку.  — Ну и что ты думаешь?
        Он думал, что, переспав с ней, снял бы громадное напряжение, сковавшее его тело и, вероятно, ее тоже, и что он явно сошел с ума, если лелеет подобную надежду.
        — Я думаю, не хватает соли.
        Она кивнула и направилась обратно в кухню.
        — Попробую посолить еще.
        На кухне было жарко, но Пегги знала, что кожа ее пылает совсем не из-за горячей духовки. Она расстегнула две верхние пуговицы пиджака и обмахнулась кухонным полотенцем. Теперь она уже никогда не сможет откусить морковку, чтобы не вспомнить, как смотрел на нее Камерон, пробуя соус. Его глаза рассказали о многом, и все это было ужасно соблазнительно. Он мог утверждать, что не желает никаких отношений, но глаза его говорили об обратном.
        — Забудь об этом,  — пробормотала она и потрясла солонкой над соусом. Она обожглась уже дважды, пора бы стать толстокожей.
        В будущем она не собирается попадать в обстоятельства, от которых ей снова станет больно. Не будет прислушиваться к своим гормонам. Чертова биохимия! Она будет игнорировать Камерона и его сексуальное тело, его насмешливые зеленые глаза и провоцирующий запах одеколона. Она сможет.
        Она это сделает!
        И она снова посолила соус.
        В половине шестого Пегги тихонько постучала в дверной косяк кабинета. Камерон оторвал взгляд от листа бумаги, который изучал.
        — У меня все готово,  — сказала она.  — Если уделишь мне минутку, я покажу, что нужно сделать перед подачей на стол.
        — Покажешь мне?
        — Если я приготовлю рыбу до своего ухода, то она станет жесткой.
        — А почему ты уходишь?  — Он встал и, разминаясь, повел плечами. Бугристые мышцы под белой рубашкой притягивали ее взгляд словно магнит.  — Неужели ты боишься есть то, что приготовила?
        — Конечно же, нет. Но когда я увидела дополнительный прибор…  — Она предполагала, что нашлась какая-то из его знакомых, которая согласилась довести начатое до конца.
        — Он для тебя,  — объяснил Камерон.  — Я рассчитывал, что ты останешься. Не только чтобы готовить, но и чтобы составить компанию Эдне. Ей нравится общество другой женщины.
        — Не знаю.  — Пегги не догадалась предусмотреть такую возможность.
        — У тебя свидание? Неотложная встреча?
        Она могла сказать «да». Возможно, так и следовало поступить. С другой стороны, рыба должна готовиться строго определенное время, соусы должны быть разогреты до строго определенной температуры, а если Камерон увлечется деловыми разговорами, то обед, на который она потратила уйму времени, будет загублен.
        — Я подходяще одета?
        Он окинул ее взглядом от макушки до кончиков пальцев, ничем не выдавая своего мнения. Наклонившись вперед, он ухватил концы черного шелкового шарфа, которым она прихватила сзади волосы. Медленно, не сводя с нее глаз, он стянул его прочь. От сознания близости его рук и вида золотисто-русых курчавых волосков на его запястьях у нее перехватило дыхание.
        Улыбка тронула его губы, когда он провел пальцами по ее волосам, распределяя их по плечам. Костяшки задели ее щеку, и она услышала свой собственный вздох.
        — Ты выглядишь потрясающе,  — нежно произнес он, направив ласкающий взгляд на ее губы.
        Затем шарф оказался у нее в руке.
        — Ты можешь воспользоваться ванной в холле и освежиться,  — отворачиваясь, проговорил он.

        Джорджу и Эдне Миллер было за шестьдесят. Пегги определила Джорджа как щеголя; цилиндр, очки и трость с золотым набалдашником завершали его облик. Он выглядел как человек, обладающий деньгами — кучей денег,  — и ему было явно приятно, что люди об этом знали.
        Эдна была витриной его финансового благополучия. На ее плечах красовалось меховое манто, а в ушах, вокруг шеи и на пальцах сверкало множество бриллиантов. Когда-то она наверняка была красивой, но сейчас черты ее лица заострились, а лоб, казалось, был вечно нахмурен.
        — Джордж, Эдна,  — приветствовал их Камерон.  — Рад вам представить Пегги Барнетт, моего дизайнера по интерьеру, а на сегодняшний вечер — и нашего повара.
        Джордж пожал ей руку. Эдна просто улыбнулась:
        — Вы случайно не работали у кого-нибудь, кого я знаю?
        — У Майры Гибсон,  — ответил Камерон, принимая у Эдны манто.
        — Майра отличается странными вкусами,  — проговорила Эдна, осматривая прихожую.  — Я полагала, ты свяжешься с Петерсоном. Когда мы жили здесь, он сотворил чудеса с нашей квартирой.
        — Петерсон был занят,  — ответил Камерон после того, как повесил в шкаф ее манто и положил на полку цилиндр Джорджа.  — У Пегги отличные рекомендации.
        Эдна снова окинула ее взглядом и улыбнулась тонкими губами.
        — Конечно.
        Эдна Миллер наверняка решила, что отношения между Пегги и Камероном дизайном не кончаются. Но Пегги знала, что бесполезно это отрицать. От оправданий подозрения лишь усиливаются.
        — Вы, наверное, немного поволновались за сегодняшний ход дел на бирже?  — спросил Камерон Джорджа.
        — Немного?  — Джордж первым направился в гостиную, все время опираясь на трость.  — Разве ты не в курсе, чем сегодня все закончилось?
        — В понедельник все будет на прежнем уровне. Вы ведь знаете, как это бывает.
        Джордж расположился в одном из кресел с фургонными колесами, а Эдна провела ладонью по одной из подушек бирюзово-розового дивана, прежде чем чопорно расположилась на его краю. Пегги была рада, что у нее появился предлог удалиться.
        — Пойду принесу закуски.
        Минуту спустя к ней присоединился Камерон.
        — Они попросили минеральной воды. Эдна всегда пьет мартини, а Джордж, насколько мне известно, скотч со льдом, но сегодня они почему-то хотят минералки. А я даже не уверен, есть ли она у меня.
        — Я видела какую-то бутылку в одном из этих шкафов,  — сказала Пегги, принимаясь распахивать дверцы. С третьей попытки она ее обнаружила и протянула Камерону.
        — Спасибо.  — Он сделал паузу, глядя на нее так, что ей сделалось неловко.  — Ты должна простить Эдну и Джорджа. Иногда…  — Он пожал плечами и отвернулся к холодильнику.
        Он наполнял бокалы льдом и наливал минеральную воду, в то время как Пегги разогревала фаршированные грибы. В гостиную они вошли вместе, каждый со своим подносом.
        — За расцвет экономики,  — отсалютовал Джордж своим бокалом. Затем он глянул на поднос с фаршированными грибами и с овощами, разложенными вокруг горшочка с соусом.  — Выглядит аппетитно. Надеюсь, вы не против изменений в меню. Мой доктор обещал, что если я буду придерживаться этой диеты, то доживу до ста лет.
        Он взял один гриб, и Пегги затаила дыхание, ожидая его реакции. Она совсем не обращала внимания на Эдну, пока та не схватила салфетку и не выплюнула в нее морковку и соус.

        5

        — Слишком много соли,  — выдавила из себя Эдна.
        — Слишком много?  — Пегги попробовала и не смогла ничего возразить. Овощной соус был явно пересолен, и она знала причину. После того, как его продегустировал Камерон, она так разволновалась, что ничего не соображала. Сколько раз она солила соус? Один? Два? Про соус она тогда и думать забыла, поскольку Камерон и причины, по которым ей не следовало увлекаться им, оказались важнее всего.
        — Пойду гляну, может, смогу еще что-нибудь сообразить.
        Она оставила всех троих в гостиной и вернулась на кухню. Но в холодильнике уже не осталось продуктов, подходящих для диеты Джорджа. Пегги оставила в покое соус и занялась заключительным этапом подготовки к трапезе.
        Относя салаты на стол, она слышала разговор в гостиной. Камерон говорил убедительно, в вежливой форме, тщательно формулируя свои советы. Пегги подумала, что для нее было весьма кстати оказаться здесь и иметь возможность понаблюдать, как он принимает клиентов; это должно помочь ей при оформлении его квартиры. Она пыталась не вспоминать о тех ощущениях, которые она испытывала, когда он снимал шарф с ее волос, или о том, как она волновалась, находясь рядом с ним. «Он меня не интересует,  — постоянно твердила она себе.  — Он просто клиент».
        Золотое правило, но к Камерону Слейтеру оно явно не относилось.
        Пегги вернулась на кухню, чтобы попробовать рыбу, и как раз старалась вспомнить, все ли она сделала, как положено, когда внезапно почувствовала за спиной его присутствие.
        — Готово?  — Голос Камерона прозвучал совсем рядом.
        Чуть не охнув от неожиданности, она глянула через плечо.
        — Я не слышала, как ты вошел,  — извиняюще произнесла Пегги, ощущая жар краски, залившей ей щеки.
        — Я пригласил их садиться за стол.
        Она попробовала соус к рыбе и уменьшила огонь.
        — Полагаю, пришло время начинать представление.
        Они разложили приготовленные яства на большие сервировочные блюда, затем она сняла передник и прошествовала в гостиную впереди Камерона.
        — Как хорошо, что вы к нам присоединились,  — с облегчением вымолвила Эдна. Это была единственная фраза, которую она произнесла.
        Джордж немедленно возобновил прерванный разговор, а Пегги внимательно слушала. Ей хотелось побольше узнать про акции и облигации. Хотя сейчас у нее пока нет средств для инвестиций, но в один прекрасный день она все же надеялась стать солидным акционером, и слова «общенациональный подъем экономики» ласкали ей слух. Когда у людей есть деньги, они переделывают и заново обставляют свои квартиры и даже дома.
        — Вы должны обратить внимание на «Вартон Венчуриз»,  — предложил Камерон Джорджу вскоре после того, как Пегги подала основные блюда.  — Это растущая компания. У нее хорошее соотношение прибыли и себестоимости, а «Вэлью Лайн» отзывается о ней как о современной компании с достаточно высокой надежностью.
        — По-моему, я где-то читал, что там главный управляющий делами — женщина.
        — Джейн Блэкберн. Она отлично зарекомендовала себя в «Делпарте», а теперь перебралась в «Вартон». Она верит в командный подход и общий успех и привнесет в фирму передовое и новаторское мышление.
        Пегги видела, что Джордж согласно кивает головой, потому ответ оказался для нее неожиданным:
        — Она женщина.
        — И?..  — внезапно вмешалась Пегги. Она не могла понять, в чем здесь дело.
        Джордж и Камерон одновременно повернулись к ней; она гордо выпрямилась и закончила вопрос:
        — И в чем же проблема, неужели в том, что она женщина?
        — Проблема управления,  — ответил Джордж.  — Разумеется, если под ее началом состоят толковые мужчины, она может влиять на рост компании, но если экономическое положение ухудшится или у них возникнут трудности…
        — Толковые мужчины под ее началом?  — переспросила Пегги, недовольная тоном, каким была произнесена эта фраза.  — А если под ее началом работают толковые женщины?
        — Тогда возникает еще больше причин, чтобы не вкладывать деньги в эту компанию,  — твердо произнес Джордж.
        — Потому что женщины не могут управлять компаниями?  — Это предубеждение звучало столь старомодно, что о нем не стоило даже упоминать.
        — Большими компаниями — нет,  — ответил Джордж и, улыбаясь, посмотрел на свою жену.  — Вы не хуже меня знаете, что женщины с трудом принимают решения. Пока они исследуют вопрос со всех сторон, компания может разориться.
        — Но ошибочное решение, принятое в спешке, скорее может привести компанию к разорению.
        — Верно, но…  — Джордж заерзал на стуле и снова взял самоуверенный тон.  — У женщин есть проблемы.
        — Проблемы?
        — Вы знаете,  — сказал Джордж и поглядел на жену.
        Пегги приподнялась на своем стуле.
        — Нет, я не знаю.  — Она посмотрела на Камерона.  — Может, ты знаешь?
        На лице у него промелькнула улыбка, но она так быстро исчезла, что Пегги уже решила, что ей это показалось. Ответ был произнесен с самым серьезным выражением лица.
        — Мне кажется, я понимаю, на что намекает Джордж.
        — Прекрасно. Может, кто-нибудь из вас мне объяснит?
        Камерон посмотрел на Джорджа, затем опять на нее.
        — Я думаю, он имеет в виду ваши изменчивые настроения.
        — А-а…  — Она наконец поняла.  — Изменчивые настроения. Говоря прямо — предменструальный синдром. Сия инфекция поражает нас ежемесячно и, как полагает Ньют Джингрич, вышибает нас из колеи. Конечно же, тот факт, что вы, мужчины, частенько действуете под влиянием тестостерона, в расчет не принимается.
        — Это совершенно различные вещи,  — заявил Джордж.
        — Нет, это не так.  — Она наклонилась к Джорджу.  — Вы ошибаетесь! Вы считаете, что мы не можем высказывать здравые суждения и управлять компанией из-за наших гормонов. А я считаю, что вы, мужчины, принимаете нисколько не меньше идиотских решений, поскольку вы думаете вашим…
        — Пегги,  — решительно прервал ее Камерон. Он смотрел на Эдну, и Пегги тоже глянула на нее.
        Эдна, подцепив на вилку кусок рыбы, улыбнулась Пегги.
        — Эта форель превосходна. Дорогая, вы должны поделиться со мной рецептом ее приготовления.
        — Конечно,  — ответила Пегги, понимая, что нравится ей это или нет, но тема разговора изменилась.  — Буду очень рада.
        — Твоя экономка уже ушла?  — спросил Джордж Камерона.
        — Сегодня утром она позвонила и предупредила, что плохо себя чувствует. Тогда Пегги предложила свою помощь в организации сегодняшнего вечера.
        Джордж кивнул, стараясь не обращать внимания на Пегги.
        — Я уже не в первый раз говорю, что тебе следует жениться,  — неожиданно произнес он.
        — Я должен жениться на Пегги.
        Пегги уставилась на него, ошарашенная его заявлением. Он улыбнулся.
        — Это предопределено.
        — А я думала, что ты не поверил ясновидящей,  — проговорила Пегги.
        — Конечно, нет. Я просто констатирую факт.
        — Ясновидящая?  — в один голос переспросили Джордж и Эдна.
        — Она выступала по радио, в ток-шоу,  — объяснил Камерон.  — Однажды вечером я случайно наткнулся на эту передачу. Вернее, не совсем случайно. Обычно в это время передавали финансовые новости.
        — И Камерон,  — вставила Пегги,  — почувствовал себя обязанным позвонить и высказать свое мнение о любви и браке.
        Камерон пожал плечами.
        — Эта женщина утверждала, что может предсказать, кто на ком женится. Мне же показалось, что кто-то должен довести до ее сознания, что не все мужчины хотят жениться.
        — И это — женщина, на которой ты должен жениться?  — спросил Джордж, указывая на Пегги.
        Пегги не понравилось, каким тоном было произнесено слово «это», да и покровительственные нотки в голосе Джорджа совсем ей не понравились. Она, конечно же, понимала, что глупо раздражать мужчину, но уже ничего не могла с собой поделать.
        — Только подумайте, какой незаметной я буду на фоне успехов Камерона,  — съехидничала она, нежно улыбаясь.  — А может, это он окажется в тени моего успеха?
        Джордж снова повернулся к Камерону.
        — Ты это серьезно?
        — Конечно же, нет,  — заверил его Камерон, получавший явное удовольствие от разговора.  — Это был чистейший фарс. Ну, розыгрыш. Объясните мне, пожалуйста, каким образом какая-то женщина с Восточного побережья может предсказать мне, на ком я женюсь. Если я вообще женюсь. А я не собираюсь.
        Пегги, улыбнувшись, поднялась со своего места и начала прибирать со стола.
        — Еще ясновидящая сказала, что женщина, на которой он женится, будет ждать его у него дома. Когда он приехал, здесь была я. Разве не правда?  — Она провела кончиком пальца по его плечу, затем вниз по рукаву и по тыльной стороне ладони, остановившись у его тарелки.
        — Случайное совпадение,  — произнес Камерон, наблюдая, как она забирает его тарелку.  — И больше ничего.
        Продолжая улыбаться, она направилась на кухню.
        — Ну, если ты так считаешь…

        Когда Пегги вернулась к столу, разговор вертелся вокруг сына Миллеров. Тема женитьбы старательно избегалась; дебаты о руководителях — женщинах и мужчинах — не проводились. Она заранее выяснила, что диета Джорджа исключала кофе, поэтому предложила разнообразные травяные чаи. Но Джордж все же попросил кофе, и ей пришлось вернуться на кухню.
        Когда Пегги убирала коробку с пакетиками чая, в кухню зашла Эдна, прихватившая десертные тарелки и вилки.
        — Мужчины пьют свой кофе в гостиной,  — сказала она, ставя тарелки на столик. Она легонько дотронулась до руки Пегги.  — Если хочешь получить мужчину, похожего на Камерона, то тебе придется научиться особому с ним обращению.
        Пегги засмеялась.
        — Вы считаете, что мне придется держать рот на замке?
        — Я считаю, что женщина должна использовать свою власть ненавязчиво. Нужно позволять мужчинам думать, что именно они принимают решения, в то время как они исполняют лишь наши желания. Женщины этим пользуются со времен Адама и Евы. Это искусство, но его стоит изучить и освоить.
        Пегги покачала головой, и волосы упали ей на щеки.
        — Боюсь, это не то искусство, которое мне хотелось бы освоить. Я считаю, что если к чему-нибудь стремишься, то надо идти к цели прямым путем. Я не люблю играть в игры.
        И тут она заметила Камерона. Он стоял у буфета в гостиной, наливая себе кофе. Его взгляд встретился с ее взглядом и на мгновение задержался на ее лице, заставив ее затрепетать. Затем он посмотрел вниз на чашку в своей руке и перестал наливать кофе.

        Когда Миллеры собрались уходить, Пегги вместе с Камероном проводила их к двери, но после обмена обязательными любезностями она извинилась, сказав, что ей нужно разобраться с делами на кухне. Камерон подал Джорджу цилиндр и помог Эдне надеть манто. Как только за гостями захлопнулись двери лифта, он закрыл входную дверь, скинул пиджак и галстук и пошел на кухню.
        Пегги стояла у раковины, насухо протирая нержавеющую сталь кухонным полотенцем. Он прислонился к дверному косяку, любуясь покачиванием ее бедер, сопровождавшим каждое движение полотенца. Наконец он заговорил:
        — Обед получился хороший.
        Вздрогнувшие плечи свидетельствовали о том, что Пегги не подозревала о его присутствии. Она быстро обернулась к нему, отбросив с лица волосы.
        — Хороший, несмотря на пересоленный овощной соус?
        Но он уже забыл про злополучный соус.
        — Могу поклясться, что в нем не хватало соли, когда я его пробовал.
        А потом Камерон больше не вспоминал про соус. Он был слишком смущен близостью, неожиданно возникшей между ними. И выведен из душевного равновесия мыслями, мелькавшими у него в голове.
        — Наверное, я добавила слишком много соли,  — повинилась Пегги.
        — Кроме всего прочего, ты произвела на них сильное впечатление.
        Она засмеялась.
        — Это уж точно. Наверное, Джордж предупредил тебя, чтобы ты не вздумал жениться на мне, а Эдна посоветовала поискать другого дизайнера?
        Пегги почти угадала.
        — Джордж сказал, что у тебя… ну…
        — Что? Избыток нахальства? Длинный язык? Отсутствует деловой подход?
        — Он был тактичен.
        — Настолько, что ты не можешь повторить мне его слова?  — Она покачала головой.  — Когда-нибудь я научусь держать язык за зубами, и свой большой рот открывать, когда следует, а не когда хочется.
        Камерон с интересом разглядывал ее рот. Она назвала его большим, но рот Пегги таковым вовсе не был. Он был просто идеальной формы… и чертовски соблазнительным.
        Ему пришлось заставить себя снова перевести взгляд на ее глаза.
        Джорджу не понравились ее высказывания, но сам Камерон получил удовольствие от каждой минуты их разговора. Ему нравились искорки огня, зажигающиеся в глазах Пегги, напряженная линия ее спины. Она была настоящим бойцом.
        — Ты оказала мне большую услугу,  — сказал он.
        — Каким образом?  — Она вскинула голову, и волосы свободно рассыпались по ее плечам.
        — Джордж и Эдна годами уговаривали меня жениться.
        — А мысль, что ты можешь жениться на мне, поразила их?
        Он ухмыльнулся и прошел к холодильнику.
        — Ни слова больше. Ограничимся сказанным за обеденным столом. У меня здесь припасено шампанское.  — Он открыл дверцу.  — Я и не подозревал, что оба они стали трезвенниками. Присоединишься ко мне?
        Он вынул бутылку и обернулся к ней. Она стояла, облокотившись на столик, и наблюдала за ним.
        — Мне пора домой. День был очень длинный.
        — Очень длинный день.  — Он боролся с пробкой. Наконец, хлопнув, пробка вылетела, а из горлышка брызнула пена.
        Улыбнувшись, он выпрямился и подошел к Пегги.
        — Фужеры для шампанского в шкафчике, справа от тебя.
        Она достала два узких высоких фужера и поставила их на столик.
        — Это твой излюбленный способ завоевывать женщин? Просто игнорировать все то, что они тебе говорят?
        — Я не проигнорировал того, что ты сказала, более того — согласился с тобой.  — Он разлил шампанское в фужеры.
        — Согласился и проигнорировал.
        Он поставил бутылку и протянул ей фужер. На мгновение она заколебалась, но затем взяла его. Камерон поднял свой фужер.
        — Теперь ты можешь высказать все, что думаешь.
        Она засмеялась, и они чокнулись.
        — За это стоит выпить.
        Он наблюдал, как Пегги отпивает глоток. Помада сошла с ее губ еще несколько часов назад, но, когда она провела по ним языком, боясь упустить хоть капельку шампанского, на губах появился ровный блеск. Не раз отводила она взгляд от его лица, и в темных глазах ее читалось смущение. Он видел, что Пегги никак не может решить окончательно, что же он собой представляет. Да и как она могла понять его, если он и сам не был уверен, понимает ли до конца свои собственные поступки? Подхватив бутылку, он направился в гостиную.
        — Пойдем. Нам нужно поговорить.
        Она молча последовала за ним. По пути Камерон везде гасил свет, оставив только люстру в прихожей. В гостиную заглядывала также сияющая за окном луна.
        — Полнолуние перед осенним равноденствием,  — проговорил он, глядя на серебристый диск и его отражение в воде озера Мичиган.
        — Время оборотней.
        Он посмотрел на нее и улыбнулся. Упоминание об оборотнях вызвало соответствующие образы: шерсть на его лице и руках, она в его власти.
        На подбородке у него уже отросла небольшая щетина, а волосы на руках доходили до запястий. Но вот Пегги Барнетт не была в его власти.
        Камерон поставил бутылку и фужер на каменную столешницу кофейного столика и устроился на диване. Глядя на Пегги, он похлопал по обтянутому полосатой материей сиденью.
        — Присоединишься?
        Она, поколебавшись, опустилась на краешек, оставив между ними достаточно свободного пространства. Она смотрела настороженно.
        — В чем дело, Камерон?
        — Ты слишком подозрительна,  — засмеялся он.
        — Это следствие изменчивости настроения и предменструального синдрома.
        — А возможно, и следствие желания превзойти мужчин. Ты ведь знаешь, что ты очень привлекательная женщина.  — Он пригубил свой фужер, но проглотил шампанское только тогда, когда все пузырьки на языке лопнули.  — Если ясновидящая была права, я должен быть ей благодарен: у нее превосходный вкус.
        — Если.  — Пегги откинулась на спинку дивана, бросила на Камерона мимолетный взгляд и покачала головой.
        — Что?  — спросил он, сомневаясь, что ему хочется услышать ответ.
        — Ясновидящая не могла сильнее ошибиться.
        — Почему ты так говоришь?
        — Потому что я никогда не выйду замуж за человека, похожего на тебя.
        — Ты действуешь от противного? Ты утверждаешь, что не хочешь меня, и поэтому я захочу тебя?
        Она засмеялась.
        — Ты так тщеславен. Почему ты считаешь, что любая женщина захочет тебя?
        — Не любая.  — Улыбнувшись, он опустил свой фужер.  — Но ты — да.
        От неожиданности и удивления у нее открылся рот, и он подумал, что она собралась возражать, но она быстро закрыла рот, поставила свой фужер на столик и коротко бросила:
        — Ты сумасшедший.
        — Неужели?  — Он наклонился и дотронулся до ее ладони, покоившейся на колене. Она отдернула пальцы, позволив его руке упасть ей на колено.
        Он наблюдал за ней, и это дало ей силы овладеть собой. Она сделала вдох и выпрямила спину.
        — Я не хочу тебя.  — Она говорила так, будто и впрямь так думала, однако ее голос слегка дрожал.
        — А когда я пробовал соус?  — Большим пальцем он поглаживал ее шелковистый чулок.  — А когда я снимал с тебя шарф? Оба раза я заметил в твоих глазах нечто очень странное.
        — Единственным «нечто» в моих глазах могли быть только контактные линзы. Все остальное — плод твоего воображения.
        — Похоже, мы оба не лишены воображения,  — ухмыльнулся Камерон.
        — Излишнее воображение может привести к неприятностям.
        — Согласен.  — Придвинувшись ближе, он прикоснулся свободной рукой к ее подбородку.  — У тебя очень нежная кожа.
        — А у тебя очень нежное обхождение.  — Она отодвинулась и поспешно встала.
        Слейтер наблюдал, как она подходит к окну. Она стояла к нему спиной и глядела вдаль.
        — Ваш любимый цвет, мистер Слейтер?
        — Голубой.  — Он тоже встал и приблизился к ней сзади.  — Зачем ты об этом спрашиваешь?
        — Раз уж я здесь,  — проговорила она, не оборачиваясь,  — то неплохо бы продолжить начатое утром.
        Он коснулся ладонью ее плеча.
        — А что мы начали сегодня утром?
        — Предварительную консультацию.  — Она передернула плечами и отошла в сторону, так что его рука повисла в воздухе.
        — Ты говорила Эдне, что веришь в прямолинейный подход и не признаешь игр.
        Она повернулась и встала к нему лицом.
        — Так и есть. Это игра для тебя.
        — Хочешь сказать, что ничего не чувствуешь, когда я рядом?
        — Я чувствую…  — Она помахала рукой в воздухе.  — Ничего.
        Он покачал головой, зная, что она притворяется. Нежно дотронувшись до ее щеки, он наблюдал за ее расширяющимися зрачками.
        — Лгунья,  — прошептал он, затем повернулся и направился обратно к дивану. Сев, он подлил себе шампанского.
        — Я предпочитаю голубой цвет, люблю джаз, вид из моего окна, чувство раскрепощенности и…  — Он старался подыскать другие слова, которые бы объяснили, что ему нравится.
        Она прервала его размышления:
        — Утром мне показалось, что тебе по душе современная обстановка.  — Да. Пожалуй, да. Представляю себе мою квартиру, оформленную в современном стиле.  — Улыбнувшись, он поглядел на нее.  — И красивую женщину с длинными ногами и длинными белокурыми волосами, раскинувшуюся на диване.
        — Я не собираюсь украшать твою квартиру женщинами.
        — Я не употреблял множественного числа.
        Встретившись с ее взглядом, он был уверен, что она поняла его намек. Удовлетворенный, он продолжил:
        — Мне также нравится чувство элегантности, ощущение богатства…
        — Мы всегда можем поставить здесь сантехнику из золота… оклеить стены долларовыми купюрами…
        — Нет, это слишком вульгарно…  — От подобной мысли он вдруг рассмеялся, а на ум пришли Миллеры.  — Кроме того, я не ношу в сентябре меха и не прогуливаюсь с тростью с золотым набалдашником.
        Она представила себе Камерона в шубе и с золотой тростью, и ей тоже стало смешно.
        — Учитывая, что по прогнозу погоды температура сегодня не будет ниже шестидесяти [4 - Шестьдесят градусов по Фаренгейту равны плюс 15,5 градуса по Цельсию.], меха были бы несколько излишни.
        Пегги вернулась к дивану и опять села на краешек. Он наклонился вперед и долил ей шампанского.
        — Хочу, чтобы ты знала: я не во всем согласен с тем, что Джордж говорил за обедом.
        — Тем не менее ты не пытался ему возражать, потому что он набит деньгами. Кажется, мне придется усвоить этот урок.
        — По крайней мере ты честная.
        — Мне было бы приятно, если бы я могла изменить его суждение.
        Камерон покачал головой.
        — Джордж не изменит своего мнения, что бы ты ему ни говорила. Его мнение сформировалось не одно десятилетие назад — про женщин, политику и многое другое.  — Камерон откинулся на спинку дивана.  — Он думает, как мой отец.
        — Что место женщины на кухне?
        — Что он всем управляет.
        — А на самом деле?
        — А ты как думаешь?
        Пегги думала, что в семье Миллеров именно Эдна принимает окончательные решения, что откинувшийся на спинку дивана Камерон смотрится чертовски сексуально, что час уже поздний и что ей не следовало бы пить шампанское. Мысли путались, и голова у нее закружилась.
        — Думаю,  — сказала она,  — мне пора идти.
        — Консультация окончена?
        — Кажется, мы все равно уклонились от темы.
        — Что еще ты хотела бы знать?
        — Кучу вещей. Что ты хочешь изменить? Чего ты не хочешь менять?
        — Тогда спрашивай.
        Если он не шутит, то ей не помешает получить о нем некоторую добавочную информацию. Время было дорого.
        — Найдется у тебя карандаш и листок бумаги, чтобы я могла записать?
        — В моем кабинете.  — Он встал.  — Я принесу.
        Когда он скрылся за дверью, она глубоко вздохнула, постаралась собраться с мыслями и включила свет. «Работа прежде всего»,  — сказала она себе. Она должна сосредоточиться на главном, должна воспротивиться этой чувственной атмосфере и игнорировать головокружительное ощущение, овладевавшее ее телом и разумом всякий раз, когда она смотрела на Камерона.
        — Сойдет?  — спросил он и положил на стол блокнот и два карандаша.
        Она снова села и раскрыла блокнот.
        — Великолепно.  — Взяв карандаш, Пегги принялась задавать стандартные вопросы.
        Он ответил на все.
        Ковровые покрытия, объяснил он, достались ему вместе с квартирой. Хэл не менял их. Нет, ему безразлично, ковровые покрытия или деревянный пол. Он также поведал о том, что, насколько ему известно, ни обивочные ткани, ни другие материалы не вызывают у него аллергии. Кроме голубого, ему нравятся теплые цвета, особенно рыжевато-коричневый и бежевый.
        — И белокурый,  — добавил он, глядя на ее волосы.  — Он натуральный?
        — Только мне положено это знать, тебе же остается строить догадки.
        — Я это выясню,  — заявил он, подкрепив свое обещание усмешкой.
        — Во сне.
        — Возможно. Что еще тебе нужно узнать?
        Она могла бы спросить, почему при нем она теряет способность здраво мыслить, но решила задать менее личный вопрос:
        — Ты предпочитаешь вертикальные линии или горизонтальные?
        — Вертикальные.
        Это не было для нее неожиданностью. Вертикальные линии несли в себе энергию, и Камерон сам излучал энергию. Поэтому она постоянно была в напряжении.
        Ее также не удивило, когда он попросил не заслонять, если это возможно, вид из окон, поскольку и по ее мнению виды на озеро и на город должны были привлекать внимание всех, кто окажется в его квартире. В своих эскизах она будет исходить именно из этого правила.
        — И последний вопрос,  — сказала она, не зная, чистое ли любопытство или практический интерес побудили ее задать его.  — Есть ли в твоей жизни женщина, любая, которая имеет право голоса в вопросе оформления этой квартиры? Я не хочу начать, а потом выяснить, что требуется переделка из-за того, что мы не посоветовались с ней… или с ним.
        — Его нет, это точно,  — отрезал он.  — А в данный момент единственная женщина, имеющая здесь право голоса,  — это ты.
        Она отметила, что ответ начинался со слов «в данный момент». Завтра картина может измениться.
        — Если я правильно помню, журналистка утверждала, что список твоих влиятельных клиентов уравновешивается списком твоих блистательных побед на любовном поприще.
        — Как я уже говорил, всегда нужно создавать впечатление, что ты лучший.
        Камерон усмехнулся, и если бы он продолжал смотреть на нее так же, то она была бы готова… Положив блокнот, Пегги поднялась на ноги.
        — Надеюсь, мои эскизы создадут впечатление, что я лучшая. Я поработаю над ними в выходные и в начале следующей недели позвоню.
        — Звучит отлично.  — Он снова похлопал по дивану.  — Тебе совсем не обязательно убегать.
        — Если я немедленно не уйду, то превращусь в Золушку. Мне только надо забрать туфли и сумку.
        Пегги знала, что мужские глаза не способны излучать никакой энергии, обладать колдовской или гипнотической силой, однако она спасалась от Камерона, уподобившись перепуганной девственнице. И ей было нелегко объяснить самой себе, почему его дурацкая усмешка или взгляд могли взволновать ее так, что все мысли с обустройства квартиры мгновенно переключились на строение мужского тела.
        Когда она вышла в туфлях и с сумкой через плечо, он ждал ее у входной двери.
        — Здесь сдача из бакалеи,  — сказала она, протягивая ему пачку купюр и полную горсть монет.
        Он взял деньги и сунул их в брючный карман, после чего отрезал ей путь к отступлению, загородив дверь.
        — Тебе не любопытно узнать?
        — Что?
        — На что будет похож наш поцелуй.
        Она взглянула в его насмешливые зеленые глаза и поняла, насколько опасно будет удовлетворить свое любопытство.
        — Зачем мне проявлять любопытство?  — спросила она, стараясь, чтобы голос звучал ровно.
        — Потому что ты — женщина, а женщины — существа любопытные, впрочем, как и все люди.  — Он приподнял пальцем ее подбородок.  — Я, например,  — любопытный самец.
        — Камерон…  — Его имя было произнесено охрипшим невнятным голосом, который, казалось, заглушали удары сердца.  — Мы не должны. Ты сам это сказал. Все может осложниться.
        — Нет, это как раз для того, чтобы избежать осложнений и снять напряжение.
        Но она не была уверена, что согласна с ним,  — ноги словно налились свинцом, а мысли замерзли. Он привлек ее к себе почти без усилия, и она охотно подчинилась, поскольку любопытство, которое она отрицала, было слишком возбуждающим.
        Первым впечатлением была надежность. Чувство надежности исходило от его груди, когда она упиралась в нее ладонями, и от его требовательных губ, прижимавшихся к ее губам и бравших то, что она поклялась не отдавать.
        В следующее мгновение она словно вспыхнула.
        Этот жар, разлившийся по телу, и толкнул Пегги в его объятия. Она играла с огнем, танцевала на краю пропасти. Она понимала это, хотя флиртовала с опасностью, отдавая полученное; каждый дразнящий поцелуй разжигал в ней желание большего.
        — Как заманчиво,  — сказал он, наконец позволив ей перевести дыхание.
        — Как глупо.
        Как правдиво.
        Она была пьяна им, ее руки убеждались в силе его тела. Трепет возбуждения охватил ее, когда он притянул ее поближе, и она почувствовала, что они уже перешли грань простого любопытства.
        Узнавание переросло в страсть, когда одна его ладонь скользнула под ее пиджак и нашла там гладкую линию груди. Его поцелуи стали более глубокими, более требовательными, а движения языка заявляли о все усиливающемся желании.
        Это вызвало в ней отклик, о котором страшно было даже подумать. Она отодвинулась, застыв и дыша неровно и поверхностно,  — в голове была полная путаница.
        — Останься,  — тихо попросил он.  — Проведи эту ночь со мной.
        — Нет. Я не могу… Мы не должны.  — Ей хотелось поскорее сбежать, чтобы не успеть переменить решения, и бегством спастись от искушения.
        — Позволь этому случиться.
        — Нет,  — повторила она, дрожа всем телом.
        — Это будет терзать нас всякий раз, как только мы окажемся вместе.
        — Мы в состоянии с этим справиться,  — настаивала она.  — Я — в состоянии.
        Она должна справиться.
        Но Камерон не был уверен, что ему это подвластно. В нем поселилось желание, самое сильное из тех, что он когда-либо испытывал. Слишком сильное. Он глубоко вздохнул, разглядывая молодую женщину. Однако чувства, нахлынувшие внезапно, не позволили ему перейти последнюю грань. Все же поцелуи не должны быть столь страстными, не должны оставлять его слабым и растерянным.
        Он понял, что так дальше не пойдет. Он не может воспользоваться ее услугами в качестве своего дизайнера. Он был прав, когда объяснял ей, что все заметно усложняется, когда заводишь роман с тем, с кем связан работой. Любопытство привело к утрате здравого смысла.
        — Мне действительно нужно идти,  — сказала она, не двигаясь.
        — Я провожу тебя до машины.  — «И выпровожу из своей жизни»,  — подумал Камерон.
        Она покачала головой.
        — Нет. Со мной все будет в порядке. Моя машина припаркована прямо на улице. Привратник проводит меня.
        — Я настаиваю.  — Он решил быть джентльменом до конца, хотя знал, что Пегги его за это возненавидит.
        — Нет,  — решительно повторила она, вздернув подбородок и глядя прямо ему в глаза.  — И покончим с этим.
        И тогда он понял, что она уже все знает. Его звонок завтра утром в ее мастерскую будет простой формальностью. Он принесет свои извинения, она вежливо их примет, и они пойдут каждый своим путем.
        Он извиняюще, неуверенно улыбнулся и протянул руку.
        — Был интересный день… Интересная неделя…

        6

        Кругом нарастал глухой шум, и Пегги наконец поняла, что это не сон. С трудом раскрыв глаза и оторвав голову от подушки, она уставилась на часы у кровати. Зеленые яркие цифры показывали 7.10. Просто неприлично будить человека в такую рань, тем более в субботу.
        — Уходите!  — крикнула она, снова сомкнув веки и уронив голову на подушку.
        — Пегги!  — раздался из-за двери хрипловатый мужской голос.  — Мне надо с тобой поговорить.
        Комната расплывалась у нее перед глазами. Проникавший сквозь оконные шторы свет выхватывал оранжевые и желтые пятна на стенах ее квартиры-студии. Откинув одеяло, она села на край кровати и провела пальцами по волосам.
        Ей припомнились события вчерашнего вечера: спор с Джорджем Миллером, совет Эдны Миллер относительно умения манипулировать мужчинами и Камерон, открывающий бутылку шампанского. Он предложил ей выпить, и она согласилась. Последнее было непростительной ошибкой. Дальнейшие события перепутались в ее памяти. Вопросы, которые она задавала Слейтеру, смешались с его жестами и улыбками, которые предназначались ей и которые постепенно совратили ее, так что она в конце концов поддалась его поцелуям.
        Но каким поцелуям!
        Она облизнула губы, еще хранившие вкус его губ.
        Шум возобновился.
        — Пегги?!
        — Иду!  — крикнула она в ответ.  — Подождите одну минуту!
        У нее не было халата. Ее старый и любимый был изорван в клочья, и она пока не успела его заменить другим. Однако на спинке кремового дивана висел афганский плед. Обернувшись им так, чтобы не была видна ее короткая ночная сорочка, она схватила со стола очки и босиком направилась к двери.
        — Кто там?  — спросила она, хотя прекрасно знала, кто находится по ту сторону входа. Ей никогда не забыть его голоса, убедительности его губ, сильного тела. Ей никогда не забыть искушения и… разочарования.
        — Камерон,  — послышался ответ.  — Мне нужно с тобой поговорить.
        — Сейчас только семь утра.
        — Знаю. Извини, что разбудил тебя, но в восемь меня ждут к чаю. Я займу буквально минуту.
        Судя по решительному, командирскому тону голоса, Камерон проснулся давно и теперь не испытывал угрызений совести, тревожа других в столь ранний час. Пегги попыталась привести себя в такое же бодрое состояние.
        Разобравшись с задвижкой и цепочкой, она распахнула дверь и отошла назад. Он стоял в коридоре, загораживая собой весь дверной проем,  — слегка взъерошенные волосы, повседневные брюки, надетый поверх белой спортивной рубашки светло-голубой свитер и теннисные туфли. Он словно сошел со страницы спортивной рекламы. Она чувствовала себя при нем замарашкой и оборванкой.
        Пегги снова провела пальцами по волосам, спутавшимся во сне, откидывая их с лица и пытаясь пригладить. Плед соскользнул, обнажив хлопчатобумажное розовое кружево на ее плечах. Его взгляд тут же отметил это, а затем соскользнул ниже. Зеленые глаза буквально пожирали ее всю, и она почувствовала, как утренняя дрожь уступает место всепоглощающему жару возбуждения.
        — Можно войти?  — спросил он, делая шаг вперед.
        Он прошествовал мимо нее в квартиру с таким видом, будто это он был здесь хозяином. Она думала, что никогда его больше не увидит, и вот он здесь. Она не торопясь закрыла дверь.
        Для начала Камерон осмотрел квартиру. Он не ожидал увидеть здесь студию. В одном углу разместились небольшой диванчик и кресло, другой угол заняли круглый стол и четыре табуретки. Кухонька была весьма компактной и представляла собой длинный кухонный стол со шкафчиками, в то время как возвышение очерчивало границы спальни. Все здесь казалось ярким и радостным; кремовый цвет и цвет слоновой кости оттенялись штрихами зеленого, желтого и оранжевого. Даже простыни на ее двуспальной кровати были выдержаны в общей цветовой гамме.
        — Мне нравится,  — проговорил он, восхищенный тем, как она сумела объединить цвет и пространство, создав ощущение энергии и простора. Здесь можно было наглядно увидеть, что может сотворить хороший вкус с незатейливой, тесноватой квартиркой, расположенной в дешевом здании.
        — Я называю это домом,  — сказала она.
        Очки криво сидели на кончике ее носа, волосы были растрепаны, а макияж и вовсе отсутствовал. Она выглядела так, как и должна выглядеть женщина, которую неожиданно подняли с постели. Он должен был смутиться и растеряться, лишь взглянув на нее и разобранную кровать.
        Но он не смутился и тем более не растерялся.
        Этой ночью ему не пришлось насладиться сном. Возбужденный и подавленный одновременно, он метался на кровати, не находя удобной позы и проигрывая в мыслях случившееся несколько часов назад… несколько дней назад. Он не верил предсказаниям ясновидящей, но он желал Пегги, и это желание — эта настоятельная необходимость — вывело его из равновесия. Еще до того, как она ушла, он решил, что так дальше не пойдет.
        Около пяти утра он начал размышлять над юридическими последствиями ее увольнения. И тогда он изменил свое решение.
        Он достаточно хорошо разбирался в законах, чтобы осознать ту шаткость положения, в котором он окажется, уволив ее после отказа переспать с ним. Ему был совершенно не нужен судебный процесс о сексуальном домогательстве. Требовалось поговорить с ней.
        — Ты их оставила на кухне,  — сказал он, протягивая ей три поваренные книги.
        — О! Я совсем про них забыла.  — Она потянулась за книгами, и плед соскользнул вниз, открыв более чем соблазнительные очертания плеч и холмики грудей. Она поймала его взгляд; на мгновение их глаза встретились, и она тут же отвела взгляд в сторону. Взяв из его рук книги, она быстро водрузила плед на место.
        — Спасибо.  — Она отнесла книги на стол.  — Похоже, у меня вошло в привычку забывать вещи в твоей квартире.
        — Надежный способ увидеть меня снова.
        Взметнувшиеся брови образовали золотистые блики за стеклами очков.
        — Ты так думаешь?
        — Со мной такое бывало и раньше.
        — Ты забыл, что я не играю в игры.
        — Все женщины играют в игры.
        Она с вызовом вскинула голову.
        — Зачем ты пришел, Камерон?  — Она перевела взгляд на книги.  — Наверняка не для того, чтобы вернуть их. Да еще в столь ранний час.
        — Я хотел поговорить с тобой.  — Час назад ему казалось чрезвычайно важным встретиться с ней незамедлительно. Сейчас, когда он находился здесь, он засомневался в разумности своих действий.  — О прошлой ночи…
        Он умолк, не совсем представляя, о чем будет говорить дальше. Он находился в том же помещении, где стояла ее кровать, и знал, что, кроме пледа, на Пегги почти ничего нет, поэтому в голове у него все окончательно смешалось. Если бы сегодня утром он проснулся рядом с ней, все было бы иначе.
        А может быть, и нет.
        — Прошлой ночью я переступил рамки…  — продолжил он.  — Я не должен был…
        Когда он умолк и в этот раз, Пегги усмехнулась. Неправдоподобно, но светский лев из Чикаго был вынужден подыскивать слова.
        — Тебе не следовало быть столь похотливым?  — закончила она за него.
        Она поймала молниеносный взгляд, брошенный на ее губы.
        — Я не хочу, чтобы ты думала, что я давлю на тебя каким-либо образом. Любые отношения, кроме деловых, я считаю безумием.
        Безумием, однако, весьма возбуждающим.
        — Понимаю… и согласна.
        — Одобрю ли я твои эскизы или решу не нанимать тебя — на это не должны влиять другие факторы.
        Она кивнула, начиная понимать.
        — Испугался, что в случае твоего отказа я учиню тебе иск о сексуальном домогательстве?
        Слегка приподнявшиеся брови Камерона были лучшим доказательством, что именно этого он и боялся. Он явно поспешил с приходом сюда. Он занял невыгодную позицию и понимал это.
        — Давай разберемся,  — сказала она.  — Ты предлагаешь мне переспать с тобой. Я отказываюсь, а ты отвергаешь мой проект.  — Она опять кивнула, словно на полном серьезе рассматривала такую возможность.  — Да, думаю, это будет звучать убедительно.
        — Если я отклоню твой проект, то совсем не поэтому,  — резко возразил он.  — То, что произошло прошлой ночью, касается только тебя и меня.
        — А про обустройство чьей квартиры шла речь?
        — Моей,  — расстроенно вздохнул он.
        — Ты обеспокоен, не так ли?  — Она отвернулась от него, направившись в «кухню».  — Не желаешь ли кофе?
        — У меня нет времени.  — Он не двигался с места.  — Я не приму ничего, что мне не понравится, даже под угрозой суда.
        — Я на это и не рассчитывала.  — Она открыла кран и схватила графин. Удерживать плед больше не представлялось возможным, и, когда она наполняла графин водой, он снова соскользнул. Но поскольку она стояла к Камерону спиной, то надеялась, что со своего места он увидит не слишком много.
        Но даже это немногое не оставило его равнодушным. Он не понял, дразнит ли она его или старается сохранить скромность, однако ее попытки прикрыть себя полностью провалились. Бледно-розовая хлопковая ночная сорочка почти не скрывала очертаний ее тела. Под рассыпавшимися волосами явно просматривались изящные изгибы ее фигуры.
        С прошлого вечера он уже знал, что у нее не было проблем с лишним весом. Ее тело, когда он прижимал ее к себе, было упругим и в то же время по-женски податливым. Он также понял, что если она повернется, чтобы вылить воду в кофеварку, то он увидит гораздо больше, чем ему следовало бы увидеть в данных обстоятельствах.
        — Можно, я помогу тебе?  — предложил он, подходя к ней сзади.
        Он услышал торопливый вздох и понял, что Пегги не ожидала, что он настолько близко. Она уступила ему графин и ухватилась за плед, собирая его под мышками. И только после этого повернулась к нему лицом.
        Скользнувший вниз взгляд Камерона убедил ее в том, что усилия прикрыться и на сей раз потерпели полный крах. Его обозрению предстали кремовое бедро, казавшееся бархатно-мягким, и соблазнительная татуировка в виде маленькой бабочки.
        Когда она заметила, что он разглядывает ее, Камерон только ухмыльнулся. Девушка торопливо поправила плед, снова пряча от него бабочку и свое тело. Откинув волосы с лица, Пегги посмотрела на него, готовая к словесной баталии. Лишь порозовевшие щеки выдавали ее смущение.
        Продолжая улыбаться, он, однако, не высказал никаких замечаний по поводу бабочки. Он и так увидел гораздо больше, чем нужно, к тому же у него возникли проблемы с собственным телом. Обычные проблемы плоти. Нужно направить мысли в другое русло.
        — Где ты держишь кофе?
        — Там.  — Она указала на шкафчик.  — Но я могу…
        Он открыл шкафчик и достал оттуда банку кофе и фильтр для кофеварки.
        — Сколько ты обычно кладешь?
        Она сдалась и отступила назад.
        — Внутри есть ложечка. Одну на чашку. Как ты узнал мой адрес?
        — Утром я позвонил в твою мастерскую. Я думал, что ты живешь там. Включился автоответчик, но, когда я передавал свое сообщение, твоя приятельница сняла трубку.
        — Дарлин была уже на ногах?
        — На ногах и весьма словоохотлива. Она сообщила мне, что сегодня утром собирается поехать на аукцион. Неподалеку от Оук-Парка. Она также объяснила, что живет там одна, и если я хочу с тобой встретиться, то могу попросту заскочить к тебе. А поскольку твоя квартира оказалась почти по дороге в мой клуб, то именно так я и решил поступить.
        — В семь утра.
        — Видимо, ты не столь ранняя пташка, как твоя подруга.  — Не по субботам.  — Особенно не в эту субботу. Вряд ли этой ночью ей удалось поспать три часа. Она все время ворочалась и металась на кровати… и вспоминала их поцелуи.
        Кофеварка зашипела, и Камерон отошел в сторону.
        — Ты в состоянии понять мою обеспокоенность по поводу вчерашнего вечера?
        — В состоянии.  — Она облокотилась на столик, надежно удерживая плед.  — Знаешь, это забавно, но вчера вечером я действительно знала, что ты пойдешь на попятный.
        — Действительно?  — Он покинул «кухню» и побрел в сторону «гостиной».  — Тебе здесь не тесно?
        — Не буду утверждать, что моя квартира столь же просторна, как твоя.  — Она заметила, что его внимание привлекли две фотографии, висевшие на стене.
        — Твоя семья?  — спросил он, указывая на один из снимков.
        — Это моя сестра Дана, ее муж Тед и мой племянник Джоэл, когда ему было четыре.
        — Племянник, у которого больные гланды?
        Она кивнула.
        — У которого уже их нет.
        — С ним все в порядке?
        — Просто отлично. По словам Даны, съедает горы мороженого.
        Камерон улыбнулся.
        — Помню, когда мне удаляли гланды, моя мать тоже обещала мне мороженое.  — Однако он мороженого так и не дождался.
        Он посмотрел на другую фотографию. Мужчина и женщина средних лет на пляже, за ними — прозрачно-голубая гладь моря. Женщина была похожа на Пегги: высокая, стройная и белокурая. Но в Пегги не оказалось ничего от невысокого темноволосого мужчины.
        — Твои родители?
        — Моя мать. Кевин — мой отчим. Мой отец умер, когда мне было два года.  — Пегги подошла к Камерону.  — Я не помню своего настоящего отца, а мама вышла замуж за Кевина, когда мне исполнилось восемь, так что он мне почти как отец. Они живут в Висконсине.  — Она усмехнулась.  — И очень счастливы. И у моей сестры, и у моей матери счастливые браки.
        Она подчеркнула слова «очень счастливы», и он сразу уловил этот намек.
        — Ты считаешь, что у них хорошие браки,  — возразил он,  — но не всегда то, что лежит на поверхности, представляет собой действительность.
        — Сколько горечи!  — Она щелкнула языком, осуждая его цинизм.  — Позволь мне догадаться. Твои родители разведены?
        Он покачал головой.
        — Постоянно в ссоре?
        Он снова покачал головой. Она, как и большинство женщин, хочет выяснить, почему он настроен против женитьбы. Он не собирался ничего объяснять, он и так достаточно сказал ясновидящей. Причина была слишком сложной — и слишком простой.
        — Мои родители жили прекрасно,  — сказал он.  — Мой отец был по-настоящему влюблен в мою мать. Он считал, что весь мир должен вращаться вокруг нее. А она постоянно заботилась о нем. Когда он умер, она почувствовала себя одинокой и покинутой.
        — Твой отец умер?
        — О да.  — Он все еще не смирился с этим.  — Рак.
        — Извини. Недавно?
        — Нет, когда мне было шестнадцать.
        Пегги хотелось подойти, дотронуться до него, выразить ему свое сочувствие, однако она все же предпочла держаться на расстоянии. Прикосновение могло оказаться слишком интимным, слишком опасным.
        — Рак — это так ужасно,  — мягким тоном проговорила она.
        — Особенно если его не должно было быть.
        В его словах прозвучала непонятная злость. Невысказанные обвинения.
        — Что ты имеешь в виду?
        — Я имею в виду то, что если бы он ушел со своей фабрики, когда у него была возможность, то сегодня он мог бы быть живым. Компания, конечно же, утверждает, что химические вещества, с которыми работал мой отец, не имеют ничего общего с его смертью, но я в это никогда не поверю.
        Короткая вспышка эмоций уже прошла, и Камерон снова овладел собой.
        — Итак, оба наших отца умерли, а матери повторно вышли замуж.  — Он цинично фыркнул.  — По-видимому, брак — это излюбленная игра вашего пола.
        — Всему живому полагается плодиться и размножаться,  — возразила Пегги,  — а не прозябать в гордом одиночестве.
        — Для размножения совсем не обязательно жениться.  — Он бросил взгляд в сторону ее кровати.
        Она это заметила.
        — Для меня секс без чего-то большего…  — просто секс.
        — Ах да, но мне не дает покоя мысль, что это должен быть чертовски хороший секс.  — Одарив ее двусмысленной улыбкой, он продолжил: — Как только передумаешь, дай мне знать.
        — Не раскатывай губы!
        — О, не буду.  — Поглядев на часы, он направился к двери.  — Я должен идти. Позвонишь мне, когда будут готовы наброски?
        Она кивнула.
        — На следующей неделе.

        Покидая квартиру Пегги, Камерон чувствовал себя виноватым. Он сказал ей, что нет никакой разницы — спит она с ним или нет. Но он не сказал ей — не мог сказать,  — что, снова увидев ее, он только укрепился в своем мнении сказать «нет» ее эскизам.
        Как мог он работать с ней? Рядом с ней он чувствовал постоянное замешательство, и раскрылся он перед ней гораздо больше, чем перед кем бы то ни было до сих пор. Он ничего не собирался рассказывать про своего отца. В том не было никакой необходимости.
        Добравшись до загородного клуба, он попытался выбросить Пегги из своих мыслей. Однако все его усилия оказались напрасными. То он вспоминал о вчерашнем поцелуе, о его вкусе и о близости ее тела, то он мысленно переиначивал доводы в их споре. Он не мог сосредоточиться на разговоре, который поддерживали три его приятеля по гольфу, пока Митч не упомянул имя Пегги. Только тогда он стал внимательно слушать.
        — Вы должны увидеть красотку, которую нанял наш Дон Жуан для обновления своей квартиры,  — говорил Митч Чарльзу Макмиллану и Лео Стейнфелду.
        — Официально я ее еще не нанял,  — поправил его Камерон.
        — И тем не менее она красавица?  — спросил Чарли, послав Камерону многозначительную ухмылку.
        — Ноги отсюда,  — ответил Митч, приставив ладонь к подбородку.  — Длинные белокурые волосы.  — Он замолчал и обернулся к Камерону.  — Хотя цвет, возможно, и не естественный.
        Камерон вспомнил, что предстало его глазам, когда Пегги стягивала свой плед к подбородку. Он увидел тогда не только вытатуированную бабочку, но и чуть больше. Улыбнувшись, он поглядел на Митча.
        — Естественный,  — уверенно заявил он.
        — Ага! Наш приятель Казанова снова одержал победу.  — Митч покачал головой.  — Не понимаю, как тебе это удается. Вот, например, я: здоровый, не урод и владелец перспективной юридической конторы. В конце концов, у меня сейчас неплохое финансовое положение, и я очень хочу жениться. Но разве женщины бросаются на меня сами? Разве мне попадаются декораторши интерьеров, которые выглядят, как модели для демонстрации купальников из «Спортс Иллюстрейтед».
        Камерон посмеялся над мнимыми трудностями своего друга:
        — Не знал, что ты ищешь декораторшу интерьеров, похожую на фотомодель. Та менеджер из банка, с которой ты встречался на прошлой неделе, была отнюдь не хуже.
        — Не хуже? Да я чуть не умер со скуки!  — выговорил Митч, растягивая слова.  — Вчера вечером я отвел ее в комедийный клуб, а она еле выдавила из себя улыбку.
        — Да, это плохо,  — посочувствовал Лео.
        — Моя жена всегда улавливает смысл шутки спустя час,  — пожаловался Чарли.  — Если вообще улавливает. Чем дольше мы женаты, тем меньше у нее чувства юмора. Ты молодец, Кэм. Развлекаешься с ними какое-то время, а потом бросаешь.
        — Прямо как твой дядя, верно?  — вставил Митч.  — Его дядя при случае успевает еще сыграть в гольф с тремя партнерами. Его не покидает охотничий азарт.
        — Не уверен насчет азарта,  — возразил Камерон.
        — Если послушать Джона, то это настоящий азарт,  — хихикнул Лео.
        — Кстати, как он поживает? Все так же гребет деньги лопатой?
        — Поживает неплохо. Его компания числится в «Вэлью Лайн» одной из лучших.
        — Ты говорил с ним после того ток-шоу?  — спросил Митч.  — Он получил известие от своей суженой?
        — Суженой?  — в один голос переспросили Чарли и Лео.
        Митч поведал им всю историю, начиная с момента, когда финансовые новости были заменены на ток-шоу. Ему удалось растянуть свой рассказ до четырнадцатой лунки, то тут, то там приукрашивая факты. В конце концов он закончил свое повествование исполнившимся предсказанием ясновидящей, когда Камерон увидел Пегги, ожидающую его в квартире.
        — Значит, ты встретил свою суженую,  — проговорил, усмехаясь, Лео.
        — Надеюсь, что нет,  — засмеялся Камерон.  — Она может погубить мою карьеру. Вчера вечером она ужинала у меня вместе с Джорджем и Эдной Миллер и чуть не объявила войну старине Джорджу, когда тот заявил, что женщины не столь компетентны, как мужчины.
        — Тому самому Джорджу Миллеру из «Милл-Тех Корпорэйшн»?  — изумился Чарли.
        — Тому самому, единственному и неповторимому.
        — Учитывая, как она набросилась тогда на тебя,  — засмеялся Митч,  — боюсь, твоему старому приятелю пришлось туго.
        — Джордж сказал, что если я связался с ней, то у меня что-то не в порядке с головой.
        — Угу,  — жеманно кивнул Митч.  — Из вас двоих выйдет превосходная пара.
        — Ни за что.
        — Она сделает твою жизнь интересной.
        Трое приятелей, осклабившись, глядели на Камерона, а он качал головой.
        — Забудь об этом. Я не собираюсь жениться, и все,  — обрушился он на Митча.  — Не понимаю, почему ты так стремишься снова попасть в разряд мужей. Тебя один раз уже отжали. Зачем возвращаться на те же позиции?
        Митч, продолжая ухмыляться, налил себе чаю.
        — Потому что, когда дела ладились, было просто отлично.

        Расправившись с третьей чашкой кофе, Пегги закрыла последний выпуск «Архитектурного дайджеста». У столь раннего подъема в субботнее утро оказалась и положительная сторона. За сегодняшние утренние часы она успела переделать множество дел. Она уже все пропылесосила и вытерла везде пыль, заплатила по счетам и наконец прочла журнал. В голове рождались все новые идеи, и ей не терпелось попасть в мастерскую и приступить к наброскам для квартиры Камерона.
        Дарлин ее предупредила, что не вернется с аукциона раньше обеда, но в среду они уже наняли женщину для работы по субботам, а поскольку та не позвонила, то Пегги решила, что в мастерской все идет своим чередом.
        Она просто об этом не задумывалась, пока не зазвонил телефон.
        Пегги сняла трубку, готовая услышать элементарный вопрос, но услышала паническое восклицание:
        — Пег?
        Она мгновенно узнала голос Дарлин.
        — Что случилось? Где ты?
        — В мастерской. Моя машина не заводится, поэтому я не поехала на аукцион. Пег, сегодня утром я разговаривала по телефону.
        Издав вздох облегчения, Пегги расслабилась. Дарлин как обычно все драматизирует. Ей нужно было стать актрисой.
        — С Камероном, верно? Я в курсе. Он заезжал.
        — Не с Камероном.  — Дарлин сделала паузу. И Пегги услышала, как она вздыхает.  — Он вернулся.
        Подобная краткость была весьма красноречивой, и Пегги знала, что это не притворство.
        — Он? Ты имеешь в виду…
        — Джима.
        Пегги была в состоянии понять смятение Дарлин. Джим Лоуренс бросил ее более трех лет назад. Он дал деру спустя месяц после смерти их ребенка. Он должен был «найти себя». По крайней мере он так сказал, когда дал о себе знать. С тех пор Джим время от времени звонил, всякий раз выводя Дарлин из душевного равновесия, однако, насколько было известно, никогда не возвращался в Чикаго.
        — Он остановился у родителей,  — сказала Дарлин.  — Он хочет увидеться со мной. Что мне делать, Пег?
        — А чего тебе хочется?  — Пегги прекрасно знала, как бы ей хотелось поступить с Джимом Лоуренсом. По ее мнению, любого мужчину, который бросает свою жену, еще не оправившуюся от потери ребенка,  — любого мужчину, который настолько поглощен собственной персоной, что не задумываясь калечит жизнь другим,  — следует обмазать дегтем, вывалять в перьях и подвесить за ноги.
        — Я не знаю,  — призналась Дарлин.  — Я хочу увидеться с ним. Нам нужно во многом разобраться. Но…
        — Но что?
        — Я боюсь… боюсь того, что я почувствую, увидев его. Пегги, я, наверное, сумасшедшая?
        — Возможно,  — подтвердила Пегги.  — Мы становимся такими из-за мужчин.
        — Одно я знаю точно,  — произнесла со вздохом Дарлин,  — мне не нужно больше ждать. Он здесь.

        7

        Был понедельник. Камерон стоял на тротуаре около каменного двухэтажного дома. Над входом виднелась надпись: «ПДК-интерьеры». Ниже, за стеклом двери маленькая табличка извещала: «Открыто».
        «Конечно, тут открыто,  — сказал он про себя.  — Почему не должно быть открыто? Ведь сейчас два часа дня. Большинство предприятий открыто, большинство людей работает». И он тоже должен находиться в своей конторе, принимать клиентов, звонить и отвечать на телефонные звонки, просматривать документы, а не глазеть в окна мастерской дизайнера интерьеров, проехав полгорода из своего офиса.
        Усилием воли он отвел взгляд от окна. Две женщины средних лет, проходя мимо, переглянулись и улыбнулись. Камерон понимал, что он выглядит здесь весьма странно. Фирма «ПДК-интерьеры» располагалась среди галантерейных лавок и магазинов модной одежды. Ниже по улице был припаркован туристический автобус.
        Это место было настоящим раем для женщин, но его присутствие здесь нельзя было ничем оправдать. Пегги не звонила и не просила его приехать. Эта послеобеденная поездка была результатом спонтанного решения.
        Пегги владела его мыслями все утро. Всякий раз, когда он брался за бумаги, на ум приходило что-то, связанное с ней. Вот она готовит обед у него на кухне. Спорит с Джорджем Миллером. Особенно будоражило его воспоминание о том, как она стоит у кофеварки и пытается удержать соскальзывающий с коротенькой ночной рубашки афганский плед, и тут его взору открывается кремово-белое бедро с вытатуированной бабочкой.
        Он хотел прекратить всякие с ней отношения и в то же время желал видеть ее снова и снова. Короче говоря, он и сам не знал, чего хотел. Как не понимал того, зачем приехал сюда. Правда, во время обеда Камерон вспомнил, что не заплатил ей за консультацию и за все, что она сделала в пятницу. Конечно, он мог послать чек по почте, но если бы сделать это лично…
        Поправив галстук, он отошел от своего «Лексуса» и поднялся по ступенькам. Когда он открывал дверь, зазвенел колокольчик, и Камерон остановился, переступив порог. Его внимание привлекла картина, висевшая за статуей. В красочных мазках чувствовались энергия, дерзновение.
        Картина понравилась ему.
        В комнате слева женщина лет тридцати перелистывала альбом с образцами. А в комнатах справа несколько женщин рассматривали всевозможные безделушки, фарфоровые и фаянсовые сервизы и отдельные предметы для сервировки стола, скатерти, салфетки и полотенца… Словом, все для уюта в вашем доме… Все эти милые вещицы продавались здесь. В помещениях фирмы было шумно, слышался также звук телевизора, по которому демонстрировались ролики с рекламами различного оформления квартир и офисов.
        Но Пегги нигде не было. Наконец среди этого многоголосья он различил и ее голос. Более энергичный, более мелодичный и более озабоченный, чем все остальные.
        — Нет, конечно, нет,  — говорила она.
        Камерон вошел в первую справа комнату и увидел Пегги. Но теперь перед ним была совершенно другая женщина, нежели та, которую он видел в субботу утром. Она стояла за своей конторкой с телефонной трубкой в руке. На ней был рабочий халат в красно-оранжевую и черную клетку, из-под которого выглядывала поразительно скромная хлопчатобумажная белая блузка с длинными рукавами. Однако узел, в который она собрала свои пышные длинные волосы, поражал воображение невероятной замысловатостью. Только отдельная прядь, небрежно свисавшая у виска, нарушала гармонию прически. При каждом движении головы она легко скользила по щеке.
        — Я не могу с этим согласиться,  — говорила в трубку Пегги.  — Нет, это испортило бы весь вид. Я подъеду как только смогу.
        Грохот в глубине мастерской заставил ее взглянуть в том направлении. Теперь она смотрела прямо на Камерона, но не замечала его.
        — Она просто выскользнула у меня из рук,  — извиняющимся тоном произнесла пожилая женщина, глядя на расколовшуюся вазу.
        — Вы собираетесь обратить на меня внимание? Или просто игнорируете меня?  — резко спросила посетительница, стоявшая перед Пегги.
        Взгляд Пегги переключился на нее, а Камерон услышал, как женский голос позвал из другой комнаты:
        — Может, кто-нибудь поможет мне?
        Это был настоящий сумасшедший дом. У Пегги не было возможности даже взглянуть на него. И ей бы совсем не понравилось, что он беспокоит ее своим чеком, который мог бы просто отправить по почте. Лучше поскорее уйти отсюда и вернуться в свой офис.

        Пегги потребовалась еще одна минута, чтобы закончить телефонный разговор с Велмой Гоус. Она крайне расстроилась после этого разговора, и для расстройства были серьезные причины. Необходимо срочно ехать к ней домой, но как оставить без присмотра мастерскую, полную клиентов? Как назло, Дарлин уехала. Выбрала не лучший день, чтобы исчезнуть.
        — Ну, надеюсь, теперь вы поможете мне,  — заговорила женщина, стоявшая перед Пегги, и швырнула на конторку вышитое полотенце.
        — Простите,  — вежливо улыбнулась Пегги и обвела взглядом мастерскую. Она давно заметила Камерона, одетого по последней моде — серый костюм от портного, голубая рубашка, галстук из набивной ткани — и сексуального, как всегда.
        Его нельзя было не заметить среди женщин, заполнявших мастерскую. Впрочем, он выделялся бы всюду.
        Но сейчас Пегги решила, что ей померещилось. С раннего утра она не видела ни одного мужчины и подумала, что он привиделся ей. К тому же с тех пор, как они впервые встретились, ее постоянно преследовали мысли о Камероне, и эта галлюцинация могла быть просто продолжением этих мыслей.
        Взяв полотенце с конторки, Пегги проверила цену. День выдался страшно суматошным. Где же Дарлин?
        Они виделись вчера вечером. Дарлин была очень возбуждена и драматическим тоном сообщила, что Джим совершенно изменился. Пегги не поверила, и вся эта история ей давно надоела.
        Но Дарлин ничего не говорила про свое сегодняшнее отсутствие. От нее не было ни звонка, ни записки. Ничего.
        Еще две женщины сделали покупки и вышли. Мастерская так же быстро опустела, как и заполнилась. И когда смолкла видеоустановка, демонстрировавшая образцы интерьеров жилых и служебных помещений, Пегги услышала хрипловатый мужской голос, доносившийся из приемной. Значит, это не было галлюцинацией. Покинув свое место за конторкой, она поспешила в приемную.
        Камерон стоял у окна рядом с симпатичной женщиной лет тридцати.
        — А, ты освободилась,  — сказал он, увидев Пегги.  — Я как раз говорил Алисе, что ты можешь оформить даже одну комнату, если ей так хочется.
        — Конечно,  — заверила Пегги, приятно улыбаясь и подходя к ним.
        Она не собиралась обращать внимания на то, что он был с другой женщиной. Какое ей дело до этого? Он просто ее клиент. То, что он так страстно целовал ее в пятницу вечером и предлагал ей переспать с ним, ровным счетом ничего не значило. Он был плейбоем. А плейбои целовали женщин, коллекционировали их, как свои трофеи. Только идиотка могла принимать это близко к сердцу.
        Пегги вздохнула, она была как раз такой идиоткой.

        Когда Пегги подошла, Алиса деланно улыбнулась.
        — Камерон говорит, что вы берете пятьдесят долларов за консультацию.
        — Это входит в стоимость, если вы нанимаете меня, если нет — это оплата за потраченное мною время и проезд.
        — Это вполне приемлемо,  — согласилась Алиса, не сводя глаз с Камерона.  — Я так беспомощна в подобных делах.
        — Это общепринятая цена за такого рода услуги,  — подтвердил Камерон.
        — Я так страдаю от того, что разведена… самой приходится принимать решения.  — Алиса вздохнула, затем опять посмотрела на него. При этом она не потупила взора, но придвинулась поближе, и ее голос стал еще более певучим, когда она спросила:
        — Может, нам пойти куда-нибудь и поговорить? Выпить по чашечке кофе? Здесь неподалеку есть подходящее место. Я бы чувствовала себя увереннее, получив несколько советов, прежде чем начинать это дело.
        Пегги очень сомневалась, что Алиса ждет от Камерона советов. Она также начала подозревать, что он не приводил ее сюда.
        Его улыбка была крайне любезной, но он отрицательно покачал головой.
        — Сожалею. Может, в другой раз. Как только закончу здесь свои дела, я немедленно возвращаюсь в офис. Через час у меня встреча.
        — Вы как-то говорили, что у вас офис в центре города?  — улыбнулась Алиса.  — Возможно, я подъеду как-нибудь. Я нуждаюсь в финансовых советах.
        Эта женщина явным образом навязывалась Камерону, но Пегги ничего не сказала, пока Алиса не покинула мастерскую. Когда они остались одни, Пегги передразнила ее:
        — Вы как-то говорили, что у вас офис в центре города? Возможно, я подъеду как-нибудь.
        Он усмехнулся и подошел к Пегги.
        — Обязательно подъезжай.
        Она вдруг смутилась и заговорила своим обычным голосом:
        — Ты и в самом деле притягиваешь женщин. Они буквально летят на тебя, как мухи на мед.
        — Ревнуешь?
        — Я?  — Она заставила себя рассмеяться и отодвинулась от него.  — Почему это я должна ревновать?
        Он улыбался, не сводя с нее глаз.
        — Хороший вопрос.
        Встревоженная тем, как легко он мог нарушить ее покой, Пегги повернулась и направилась к входной двери. Когда она меняла табличку «Открыто» на «Закрыто», у нее дрожали руки. Она надеялась, что он не замечает этого.
        — Закрываешь из-за меня?  — спросил он.
        Она повернулась и пошла к нему.
        — Не строй иллюзий. Я закрываю, потому что должна бежать к клиенту, а здесь нет никого, кто смог бы заменить меня в мастерской.
        — Я так и понял.  — Он осмотрелся вокруг.  — Где твоя компаньонка?
        — Это второй хороший вопрос.
        — У вас нет никого на подмену?
        Она пришла в негодование от того, что он заподозрил ее в беспечности.
        — Конечно, у нас есть подмена, но обычно мы не привлекаем других сотрудников к работе по понедельникам, в начале недели здесь бывает мало клиентов.
        — Поэтому-то ты и закрываешь мастерскую. Понятно. А что ты будешь делать, если здесь остановится еще один автобус с туристами?
        — Ничего.  — Что еще она могла сделать?  — Туристические автобусы редко приезжают по понедельникам. Этот был случайным.
        — Тогда все в порядке.  — Но Камерон не удержался от следующего вопроса: — А что ты будешь делать, если появится клиент, например, Алиса, а здесь будет закрыто?
        — Либо она придет еще раз, когда мы откроемся, либо мы потеряем этого клиента,  — ответила Пегги, почти уверенная в том, что Алиса никогда не станет их клиентом.
        Камерон смотрел на проблему совсем по-другому.
        — Я считаю…
        — Не утруждай себя.  — Она не хотела выслушивать того, что уже знала.  — А что еще я могу сделать? Они наклеили в квартире миссис Гоус совсем не те обои, которые нужно. Я должна поехать туда.
        Она была очень расстроена, и Камерону ничего не оставалось, как помочь ей.
        — Ну, ты могла бы нанять меня присмотреть за мастерской на время твоего отсутствия.
        — Тебя?  — Она недоверчиво вскинула голову.  — Ты же говорил, что у тебя встреча и ты должен возвращаться в офис.
        — Я передумал. Ты выручила меня в прошлую пятницу. Теперь моя очередь.
        — Но ведь ты сказал, что расплатишься со мной за это,  — напомнила ему Пегги.  — Ты оценил мою помощь в приличную сумму. А я могу предложить тебе всего лишь минимальную оплату.
        Он улыбнулся при мысли о получении минимальной оплаты.  — Мы заменим ее чем-нибудь другим. В конце концов всегда можно договориться.
        — Ты так думаешь? Чем-нибудь другим?
        По выражению ее лица он понял, что она имела в виду, в недоумении повторяя его слова.
        — Я совсем не думал о сексе. Хотя…
        Он догадался о ее ответе раньше, чем она открыла рот. Шагнув вперед, Камерон прижал палец к ее губам, не дав ей произнести ни звука.
        — Не волнуйся. Между нами только деловые отношения. Правильно?
        — Правильно,  — согласилась она, не спуская с него настороженного взгляда, пока он не убрал руку. Даже после этого ее голос слегка дрожал.  — Исключительно деловые отношения.
        Это вынудило Камерона выдвинуть альтернативную идею.
        — В таком случае как насчет ужина? Ты выбираешь ресторан. Согласна?
        — Ты серьезно?  — Ее удивление было вполне искренним.
        — Серьезнее не бывает. Прежде чем убежишь, покажи мне, как работает твой кассовый аппарат.
        — Я могу отсутствовать пару часов.
        Целых два часа, а то и больше… В это время он непременно должен быть в своем офисе. Он определенно сошел с ума.
        — Нет проблем,  — бодро заявил он, улыбаясь.
        — Обычно по понедельникам здесь почти никого не бывает. То, с чем ты столкнулся сегодня, случайное явление. Тебе, наверное, будет даже скучно.
        — Тогда я буду читать «Баррон», который захватил с собой.
        — У нас есть видео, и ты можешь просмотреть ролики с интерьерами, а на полке найдешь каталоги и альбомы. Просмотри фабричные образцы мебели, обивочных тканей и обоев — это может тебе пригодиться,  — она показала в глубь комнаты. Шкаф рядом с кульманом был заставлен папками.  — Они могут подсказать кое-какие идеи.
        Она собралась выйти, но внезапно остановилась.
        — Мне неудобно просить об этом, но не мог бы ты подмести осколки вазы?
        Камерон хмыкнул. Он не только заработает ужин, но еще и освоит нелегкую профессию уборщицы.
        — Будет сделано.
        Решение принято, она в мгновение ока превратилась в сгусток энергии: показала, как работает кассовый аппарат, дала ему номер телефона, по которому ее можно найти в случае необходимости, затем схватила пальто и сумочку. На пороге она все же остановилась и повернулась к Камерону.
        — Большое спасибо, ты очень меня выручил, обещаю нечто большее, чем гамбургер в закусочной.

        Только когда дверь захлопнулась за ней, Камерон осознал, на что согласился. Вместо того чтобы заниматься собственными делами и своими клиентами, он остался присмотреть за мастерской, о работе которой не имел ни малейшего представления. И все потому, что одна длинноногая блондинка пленила его своими чарами.
        Это было безумием.
        Три минуты потребовалось ему, чтобы подмести осколки вазы. Затем Камерон стал расхаживать по мастерской, знакомясь с товарами на прилавке, перебирая и рассматривая всякие изящные вещицы и изучая картины на стенах. Кроме одной — той у входа,  — все имели название, имя художника и цену. Но именно картина у входа нравилась ему больше всего.
        Зазвенел колокольчик у двери, и в мастерскую вошли две женщины. Они немного поглазели вокруг и вышли. Камерон посмотрел по видео несколько кассет, решив разобраться с интерьерами, и даже нашел их довольно интересными. Потом принялся листать «Баррон», но почему-то быстро заскучал. Подумав, что просмотреть каталоги мебели будет совсем нелишним, он достал с полки в шкафу несколько папок. Проведя всю жизнь в доме, обставленном дешевой стандартной мебелью и украшенном репродукциями каких-то картин и керамическими статуэтками, считающимися почему-то модными, Камерон не обладал утонченным вкусом. Но ему хотелось, чтобы его дом был похож на дома клиентов или на дом дяди Джона.
        Камерон сунул под мышку несколько каталогов и альбомов, отнес их к кассовому аппарату, поудобнее устроился на стуле и принялся внимательно рассматривать картинки.

        На обратном пути Пегги поплотнее закуталась в пальто, довольная, что надела его, и попыталась убрать пряди волос, упавшие на глаза. Хотя еще несколько дней назад было тепло, сегодня резко похолодало, с ореховых деревьев облетала листва, а серое небо грозило разразиться дождем.
        На ступеньках в мастерскую она остановилась. Черный «Лексус», припаркованный рядом, привлек ее внимание, и Пегги сразу догадалась, что машина принадлежит Камерону, она также была готова держать пари — это модель «LS», из самых дорогих.
        Положение мужчин, к которым она испытывала влечение, определенно выросло. Брайан был студентом колледжа, влюбленным в спорт, Шон работал в социальном фонде и занимался пособиями на детей, а Крейг, когда Пегги с ним познакомилась, вообще сидел без работы. Но Пегги не интересовало финансовое положение мужчин, с которыми она встречалась, поскольку ни один из них не изъявил желания стать ее мужем.
        Теперь же Пегги не хотела встречаться с Камероном. Она решила, что их отношения будут чисто деловыми — и никакими другими. Никогда больше она не позволит себе связи с мужчиной, которому нужна только интрижка.
        Но разве можно игнорировать мужчину — такого, как Камерон Слейтер?
        Его предложение присмотреть за мастерской поразило Пегги. Это было так необычно. В статье, которую она прочитала, Камерона представили как настоящего плейбоя, преуспевающего жителя большого города, но никак не рыцаря в сияющих доспехах. Он был типичным потребителем, что четко продемонстрировал в беседе с ясновидящей.
        А потребители никогда никому не помогали. Это им не свойственно.
        Камерон оказался нетипичным и по-настоящему опасным, о чем Пегги, разумеется, не могла знать. В конце концов она была готова поддерживать деловые отношения даже с плейбоем и могла бы побороть физическое влечение. Но как проигнорировать мужчину, пришедшего тебе на помощь?
        Так и не решив, как же ей ответить на этот вопрос, Пегги поднялась по ступенькам и вошла в мастерскую. Входная дверь хлопнула под напором ветра, и тут же громко звякнул колокольчик. Камерон поднял голову от каталога, лежавшего на конторке, и Пегги поняла, что физическим влечением будет совсем не просто пренебречь.
        Он снял пиджак и ослабил галстук. Его полудомашний вид неожиданным образом повлиял на Пегги — она внезапно поняла, что ни одна женщина не сможет отвлечься от мыслей об интимной близости, оказавшись один на один с Камероном Слейтером.
        Ну а Пегги была женщиной. В этом она ничуть не сомневалась.
        — Я вернулась,  — сказала она, подходя к нему.  — Как тут идут дела?
        — Отлично, совсем тихо,  — ответил он, встав и расправив плечи.  — А как твои дела?
        — Не очень хорошо, они перепутали обои, и теперь, чтобы все исправить, потребуется пара недель.
        — Такое часто случается?
        — Достаточно часто, чтобы испортить настроение,  — Пегги бросила сумочку на конторку и расстегнула пуговицы пальто.  — Дарлин не звонила?
        Он покачал головой и протянул ей три листочка бумаги.
        — Было три звонка, но ничего интересного.
        Она пробежала глазами бумажки, молчаливо согласившись с ним.
        — Ты оказался хорошим сотрудником.
        — Я всегда мечтал быть кем-то вроде секретаря,  — он отпил кофе из кружки.  — Надеюсь, ты не возражаешь, что я сварил себе кофе, если хочешь, то можешь…  — он кивнул в сторону кухни.
        Пегги отрицательно покачала головой, она была слишком возбуждена его присутствием и ей не нужен был кофеин.
        — Твоя компаньонка просто взяла и исчезла?  — поинтересовался Камерон, склонившись над конторкой и перекладывая кружку из одной руки в другую.
        — В субботу неожиданно вернулся ее муж.
        — Тот самый, который долго отсутствовал?
        — У нее только один муж, и я думаю, она сейчас с ним.  — Хотя Пегги не представляла, где именно.
        — Ты этому не рада?
        Это было сказано очень мягко.
        — Я считаю, что ей надо послать его подальше.
        — А я думал, что ты веришь в любовь и счастливую супружескую жизнь.
        — Он бросил ее и не появлялся целых три года.  — До сих пор Пегги не могла понять такого поведения, но и поведения Дарлин, принявшей его обратно, она тоже понять не могла. Но в таком случае ей никогда не понять мотивов поведения многих людей. В том числе и Камерона.  — Ты, наверное, доволен. Ведь ты ведешь такую же игру. Сценарий стар как мир, называется «любить и бросать женщин».
        — Это никакая не моя игра.
        — Так ли?
        Ей показалось, что она поймала его виноватый взгляд прежде, чем он снова уткнулся в каталог. Пегги поняла, что опять зашла слишком далеко. Пора было менять тему разговора.
        — Ты нашел что-нибудь интересное?
        Он взглянул на нее.
        — Нашел.
        Он перелистнул назад две страницы и указал на фотографию кремово-белой софы. Пегги понимающе улыбнулась. Его выбор был не столь уж далек от того, что она сама собиралась предложить ему для благоустройства его квартиры. Но она подумала о другом производителе.
        — Ты выбрал самую дорогую софу… причем ту, которую труднее всего достать. Это итальянская мебель, Камерон, настоящая кожа. Импорт.
        — Это значит, что для доставки софы потребуется много времени?
        Она кивнула.
        — А цена тебя не волнует?
        Он ответил, не задумываясь:
        — Абсолютно не волнует.
        — Тогда я займусь этим делом. Какой цвет?
        — Дизайнер ты.
        — Думаю, кремовая подойдет. Она вписывается в мои представления об интерьере твоей квартиры.
        — Как продвигается твоя работа над эскизами?  — спросил он, обойдя конторку и встав рядом.
        Она чувствовала себя в большей безопасности, когда их отделяла конторка. Теперь же он был слишком близко. Она отступила назад.
        — Эскизы почти готовы.
        — Когда я смогу взглянуть на них?
        — Очень скоро. Через два-три дня.
        — Хорошо.
        Он неожиданно положил руки ей на плечи, и она судорожно вздохнула.
        — Ты не собираешься снять пальто? Немножко передохнуть?
        — Да, конечно.  — Было бы смешно оставаться в пальто в теплом помещении, тем более что ей стало невыносимо жарко от одного его присутствия.
        Он помог ей снять пальто. Пегги ощутила на своих волосах его дыхание, почувствовала, как его пальцы скользят по ткани блузки, оставляя горячие следы.
        — Мне нравятся хорошие вещи,  — заявил он.
        Она не была уверена, что он все еще говорит о мебели.
        — Хорошие вещи обычно бывают дорогими.
        — Я могу себе это позволить.
        Ее пальто было снято, но он не двигался, так же, как и она.
        — Должно быть, это приятно, когда имеешь много денег,  — сказала она.
        — У меня не всегда были деньги,  — хмыкнул он, и этот звук показался ей слишком громким.  — Просто поразительно, насколько сильнее любят женщины, когда у тебя есть деньги.
        — Я никогда не придавала деньгам слишком большого значения.
        — В самом деле?  — Он взял ее за руку и развернул к себе. Пальто лежало на конторке, его руки освободились. Он стоял так близко, что она могла видеть, как пуговицы на его рубашке то поднимаются, то опускаются в такт его дыханию. Он нехорошо улыбнулся.  — Почему же мне так трудно в это поверить?
        — Я не знаю почему, но я говорю то, что думаю.  — Она старалась, чтобы ее голос звучал твердо, но его взгляд и недобрая улыбка, застывшая на губах, мешали ей сосредоточиться.  — Правда то, что я хочу зарабатывать столько, чтобы вести нормальный образ жизни и не думать о завтрашнем дне. Больше мне ничего не надо.
        — А сегодня ты живешь нормально или не очень?
        «Совсем не нормально»,  — хотела сказать Пегги,  — у нее дрожали ноги, а сердце сильно колотилось,  — но она ответила:
        — Думаю, ты и сам знаешь. Рассказывать тут нечего.
        Он изучающе посмотрел на Пегги, его взгляд стал напряженным, затем Камерон отступил назад и оглядел мастерскую.
        — Я рад, что предложил тебе сегодня свою помощь. К тому же для меня это оказалось весьма поучительным. В течение пяти лет я пытался определить для себя, что же мне на самом деле нравится, а что нет, но…
        Он взглянул на нее.
        — Я до сих пор помню свое первое впечатление от посещения дома дяди Джона после того, как он занялся компьютерным бизнесом. Мне тогда было двенадцать лет. Он только что купил дом в Менло-Парк, и мы с ним полетели туда на самолете. Гостил я у него целую неделю. Впечатление от поездки было незабываемым. Во-первых, до этого я никогда не летал на самолете, а во-вторых, никогда не был в доме с несколькими спальнями и ванными комнатами.
        — В самом деле там было так хорошо?  — спросила Пегги, очарованная улыбкой Камерона. Это была приятная теплая улыбка. Все лицо Камерона светилось от этой улыбки.
        Пегги вдруг засомневалась, что он сознает, что улыбается.
        — Не то слово — это была фантастика,  — заявил он.  — По крайней мере для меня. Как удар. Я вырос в двухэтажном кирпичном доме в жилом районе Чикаго. По сравнению с ним дядин дом выглядел настоящим дворцом. К нему вела отдельная подъездная дорога. Перед домом был разбит газон, где дядя играл в гольф, и построен настоящий плавательный бассейн овальной формы. Сам дом был оформлен в западноамериканском стиле, но коренным образом отличался от того, что ты видела в моем жилище. Это был высший класс.
        Камерон сопровождал свой восторженный рассказ соответствующими жестами, и Пегги усмехнулась. Она была почти уверена, что именно воспоминание о дядином доме навело Камерона на мысль о том, чтобы оформить собственную квартиру на западноамериканский манер.
        — Ты решил подражать дяде, не так ли?
        — Да,  — Камерон пожал плечами и улыбнулся.  — Он всего на четырнадцать лет старше меня и много времени проводил в нашем доме, когда я был мальчишкой. Иногда мои родители просили его подружку Клэр посидеть со мной, и дядя Джон приходил вместе с ней.
        Видимо, воспоминания были приятными, и Камерон улыбался.
        — Моя мать даже не знала, что они приходили вместе. Она бы непременно прочитала им одну из своих проповедей, узнай, чем занимались Джон и Клэр в отсутствие взрослых.
        Рассказ Камерона казался Пегги все более любопытным.
        — Я правильно понимаю, что дядюшка Джон и Клэр не только сидели с тобой?
        Камерон снова засмеялся.
        — Разумеется. Правда, я тогда был слишком мал, чтобы понимать, чем они занимаются. В четыре года еще не думаешь о подружках, а вот Джон и Клэр были уже старшеклассниками и им не хотелось все время сидеть со мной. Дядя Джон говорил, что у Клэр болит спина, им надо пойти в другую комнату, чтобы он мог сделать ей массаж… но мне туда нельзя, потому что я буду им мешать.
        — Значит, у нее болела спина…
        Камерон кивнул, усмехаясь.
        — У нее хронически болела спина.
        — И что же потом случилось с Клэр?
        — Точно не знаю,  — Камерон пожал плечами.  — После окончания школы дядя отправился посмотреть мир. Я помню его выпускной вечер. После бала он раскрыл нам свои планы, сообщив, что нанялся на работу на круизное судно.  — Камерон покачал головой, улыбка исчезла с его лица.  — Этот вечер я никогда не забуду. Все плакали: Клэр, моя мать, моя бабушка. Но дядя Джон не позволил женским слезам встать на пути его мечты.
        Пегги уловила ударение, сделанное Камероном на последнем предложении.
        — А кто-нибудь другой позволял женщинам разрушать его планы?
        — Да.
        Он произнес это вяло, и она испугалась, что на этом его излияния прекратятся. Заинтригованная, она подтолкнула его:
        — И что же твой дядя делал потом?
        — Он путешествовал. Разъезжал по миру в течение пяти лет. Европа, Азия, Австралия и Южная Америка. Он перепробовал все профессии, какие только можно себе представить: от лифтера до курьера. Дядя регулярно присылал мне открытки с видами разных мест, в которых он побывал. Я научился читать по этим открыткам. Он писал о том, чем занимался, и о своих планах на будущее. Он мечтал стать миллионером, а когда вернулся, то уже знал, как осуществить свои намерения. Он решил заняться производством компьютерных чипов.
        — Хорошее поле деятельности.
        — И время для такого бизнеса было тоже выбрано удачно. Он предложил моему отцу начать вместе с ним, но отец, посоветовавшись с матерью, отказался.
        Наконец-то Пегги начала кое-что понимать.
        — Твоя мать запретила ему?
        — Она плакала,  — он иронически хмыкнул.  — О, как она рыдала. Слезы были главным ее оружием, и она всегда прибегала к ним, чтобы добиться своего… Она…  — Камерон замолчал, взглянул на Пегги и нахмурился.  — Зачем я рассказываю тебе все это? О детстве? О семье?
        — Это так интересно.  — Рассказ помогал ей понять его.  — Я понимаю твое восхищение дядей. А вот чего не понимаю, так это того, почему твоя мать запретила отцу заняться с Джоном совместным бизнесом.
        — Потому что она не хотела, чтобы папа разъезжал по разным городам, возможно, по разным странам. Она хотела держать его при себе.
        «Хотела держать под каблуком»,  — добавила про себя Пегги.
        — Так вот почему ты не хочешь жениться? Тебя возмущает поведение матери?
        — Я…  — Он замолчал и снова нахмурился.  — Теперь мне понятно,  — с иронией произнес он,  — женщина подвергает холостяка психоанализу, спасая его от одиночества и пагубного влияния разврата.
        Ехидно улыбнувшись, Камерон подошел к Пегги вплотную и приподнял ее подбородок так, чтобы она смотрела ему в лицо.
        — Пегги Барнетт, ты что — решила открыть мне глаза, чтобы я наконец понял истину?
        Пегги вовсе не собиралась открывать ему глаза на что-либо, тем более спасать его от одиночества и разврата, несмотря на пророчества ясновидящей.
        — Нет, и не думала.
        — Но все же на что-то ты надеялась?  — Его большой палец поглаживал подбородок Пегги, лаская ее, а взгляд гипнотизировал.
        — Нет…  — Она дышала с трудом.  — Ни на что…
        — Правильно. Не стоит напрасно терять время. Потому что я никогда не женюсь. Я восхищаюсь дядей Джоном и, как он, никому не позволю вмешиваться в мою жизнь, контролировать каждый мой шаг.
        — Меня можешь не опасаться, я свою-то жизнь не могу контролировать, не то что чью-либо еще.
        — Вот как?  — Кончик его пальца медленно передвинулся к ее губам, а вслед за ним и взгляд сместился в том же направлении. Она содрогнулась, но не сдвинулась с места.
        И он говорит о контроле. Если кто и контролировал других, так это он сам. Он мешал ей спать, заставляя желать невозможного. Он привел ее в замешательство и смущение, она не в состоянии противиться его желанию поцеловать ее…
        Звякнул колокольчик.
        Камерон посмотрел в сторону входной двери, убрал руку с лица Пегги и отступил назад. Она судорожно вздохнула, медленно повернулась и сделала шаг навстречу двум пожилым женщинам, которые только что вошли в мастерскую. Они улыбались.
        — Мне кажется, что у вас могут быть старинные чайные сервизы,  — сказала одна из них.  — Мы с сестрой коллекционируем такие вещи.
        — Чайные сервизы?  — Пегги постаралась освободиться от сумбурных мыслей, завладевших ею.
        — Я ухожу,  — сказал Камерон и зашел за конторку, чтобы надеть пиджак.  — О… о…  — Он вытащил из внутреннего кармана чековую книжку.  — Ради этого я и пришел. Заплатить тебе за вечер в пятницу и за твою консультацию.  — Он оторвал уже заполненный чек и протянул Пегги.  — Позвони мне, когда эскизы будут готовы.

        8

        Пегги позвонила в четверг утром. Камерон ждал ее звонка. Ждал с большим нетерпением, в чем не смел признаться самому себе. В тот же вечер в пять пятнадцать он вошел в «ПДК-интерьеры».
        Колокольчик над дверью все еще звенел, когда он услышал первый дребезжащий звон битой посуды. Второй застиг его на полпути к кухне. Камерон открыл дверь и осторожно заглянул внутрь. Только резкий рывок назад спас его от летящего в его сторону блюдца. Оно ударилось о дверь и разбилось на мелкие кусочки, пополнив кучу осколков, уже валявшихся на полу.
        На лице Дарлин застыло изумление. Пегги казалась спокойной.
        — Успокоилась?  — поинтересовалась она у приятельницы и подошла к двери.  — Ты чуть не убила клиента.
        Боевой дух покинул Дарлин, и она вдруг громко и беспомощно разрыдалась. Пегги, указав Камерону путь в комнату рядом, вернулась успокоить Дарлин. Камерон, в нерешительности застыв на пороге, попытался было предложить свою помощь, но Пегги отрицательно покачала головой.
        — Я освобожусь через минуту.
        Камерон молча подчинился, закрывая за собой дверь. Он не любил иметь дела с плачущими женщинами. Тут же вспомнились слезы матери, у которой глаза всегда были на мокром месте. С помощью этих слез она управляла всей семьей: мужем, дочерьми и сыном.
        И всех их потеряла.
        Через десять минут Пегги вошла в комнату для презентаций. Камерон закрыл «Архитектурный дайджест», который перелистывал, и вопросительно взглянул на Пегги. Голубые и зеленые цвета ее одежды создавали впечатление спокойствия и безмятежности, но в глазах читалось крайнее возбуждение.
        — Ох уж эти мужчины!  — пробормотала она и, рывком вытащив стул из-под стола, села.
        — Что происходит?  — не сдержался Камерон, понимая, что лезет не в свое дело, хуже того — ступает на опасную почву.
        Она смерила его сердитым взглядом.
        — Что это за гены такие, которые делают мужчин сволочами? Неужели крохотный отросток плоти между ног способен превращать мужчин в безответственных, бесчувственных тварей? Неужели он имеет над вами такую огромную власть?
        Камерон предпочел не вступать в дискуссию по этому поводу и повторил свой вопрос:
        — Что тут случилось?  — Случилось то, что Дарлин в конце концов прозрела. Три года она питала безумные надежды, что Джим повзрослеет, поймет, что жизнь — это не только игры и развлечения, что вернется к ней и станет мужем, о котором она мечтала, выходя за него. Последние два года я постоянно уговаривала ее развестись и начать нормальную жизнь. Но нет, она, видите ли, любила его. Потом он вдруг возвращается и говорит ей, что стал другим и теперь-то уж точно оправдает ее надежды. Ну а затем он выжимает ее, как лимон, и…
        Камерон смотрел на Пегги в недоумении, изумленный потоком жаргонных слов, которые она извергала в обиде и отчаянии.
        — Как это он ее выжал?
        — А вот так — как лимон, без малейших усилий. Он рассказал ей историю о карточном долге, и чувствительная Дарлин отдала ему последние деньги со счета, лишь бы уберечь его от неприятностей. Это случилось в понедельник, когда ты выписал мне чек. В среду она рассказала мне, что он уехал отдать долг, после чего вернется к ней. Тут-то она и заявила мне, что скорее всего не сможет выполнять своих обязанностей в нашей мастерской, и спросила, не смогу ли я некоторое время обойтись без нее. Я, разумеется, согласилась. Ну а сегодня она наконец получила от него письмо примерно такого содержания: «Дорогая Дарлин…» — и так далее… От всего сердца он благодарит ее за деньги, но все же уверен, что они не подходят друг другу, а в конце добавляет: «Прощай, дорогая, навсегда…»
        — Приятный парень.
        — Настоящий мужчина.
        — Но сволочи водятся не только среди мужчин.  — Камерон попытался защищаться, вспомнив рассказы друзей о корыстолюбивых женщинах.  — Мой друг Митч, ты его знаешь, пережил нечто подобное. Он был женат целых два года и думал, что жизнь прекрасна, пока однажды, вернувшись домой, не нашел такого же письма: «Дорогой Митч…» Ему пришлось смириться с тем, что его жена сбежала с другим мужчиной, предварительно почистив их общие банковские счета. Вот он и остался один — без гроша за душой. И что ты на это скажешь?
        — Наверное, ты умнее всех,  — сказала Пегги.  — Лучше всего избегать опасности. Ты выбросил из головы всякие глупости типа: «любовь и счастье навсегда», заранее решив, что ничего этого в жизни не существует.
        — Я не собираюсь спорить об этом.  — Он твердо придерживался своего правила.
        — Конечно, проще всего поиграть в любовь без всяких обязательств, а когда связь окажется слишком обременительной, поскорее разорвать ее. Вот и все. Никаких забот.
        Он понимал, что она так не думает, что ему не следует провоцировать ее, и все же не удержался и спросил:
        — А со мной ты готова прыгнуть в постель?
        Она засмеялась.
        — По-моему, интереснее отправиться в постель с Лореной Боббит [5 - Лорена Боббит — американка, которая отрезала половой член у своего мужа, когда тот спал.]. По крайней мере будет о чем вспомнить.
        Камерона буквально передернуло от упоминания об этой женщине.
        — Учитывая твое теперешнее отношение к мужчинам, могу себе представить, во что ты превратишь мою квартиру, если я позволю тебе поработать над интерьером. Ты уже предусмотрела в туалете автоматическую гильотину, которая включается, когда мужчина расстегивает «молнию» на брюках?
        — Неплохая мысль.  — Она встала и прошла в комнату, где хранилась документация.  — Мини-гильотина, несомненно, неплохая идея.
        — Это может навредить моему имиджу плейбоя.
        — И не только имиджу.
        Он наблюдал, как она вытаскивает толстую папку и кучу образцов. Смотря на нее, он вдруг осознал, что Пегги уже разрушила созданный им образ плейбоя, и неважно — понимала она это или нет. С тех пор как он встретил ее, она завладела всеми его мыслями. Она была похожа на женщин, которых он раньше знал, но в то же время очень от них отличалась.
        «Я не люблю играть»,  — сказала она Эдне Миллер.
        Камерон не верил этому. Все женщины что-то изображали, играли, управляли мужчинами как хотели и добивались того, чего хотели. Они играли на слабостях мужчин.
        Но он не позволит управлять и играть собой. Он никогда не будет слабым. Не станет похожим на своего отца. Он не уступит женским слезам, не покорится женщине. Он, разумеется, познакомится с ее идеями насчет его квартиры,  — а вдруг она выскажет какую-то дельную мысль,  — но потом…
        Что потом? Потом он откажется от ее услуг? Разорвет все отношения с ней? В субботу ему казалось, что он принял окончательное решение, теперь же не был в этом уверен.
        — Если я не вовремя,  — несколько смущенно произнес он,  — то я пойду. Тебе, наверное, не стоит оставлять подругу. Я все понимаю.
        Пегги удивленно посмотрела на него, но не прекратила подбирать материалы.
        — Нет,  — возразила она.  — Дарлин нужно побыть одной. Подумать.
        Он тоже так считал, но это вовсе не значило, что он понимал женщин и одобрял их странное поведение.
        Вскоре Пегги нагрузилась книжками и бумагами, вернулась к столу и разложила на нем большую серию эскизов — очень подробных и выполненных акварелью. Не трудно было себе представить, сколько времени она потратила, чтобы сделать эту работу. А ведь она могла бы в это время работать на других клиентов.
        Камерон почувствовал угрызения совести.
        — Вот что я попыталась сделать,  — усаживаясь рядом с ним, начала она деловым тоном.  — Мне хотелось создать атмосферу гармонии, элегантности и рациональности. Нечто деловое, но и удобное. Обстановку, которая располагает посмотреть футбол по телевизору после обеда, но в то же время способствует и деловым переговорам с клиентами в более поздние часы.  — Она улыбнулась Камерону.  — И, разумеется, встрече с женщиной.
        Встреча с женщиной как раз состоялась накануне вечером. Камерон позвонил одной из своих знакомых и назначил свидание во вторник. После встречи с Пегги в понедельник он почувствовал, что нуждается в женском обществе. Разрядка была ему необходима.
        Проблема состояла в том, что это не помогло. Она была очаровательна, она была остроумна, и весь ужин он смеялся ее шуткам и играл свою привычную роль беззаботного плейбоя, но, когда пришло время отвести ее либо домой, либо в свою спальню, он проводил ее домой. У двери ее квартиры он пожелал ей спокойной ночи и даже на предложение зайти и выпить по чашечке кофе ответил отказом.
        С ним явно творилось что-то странное.
        — Начнем с…  — сказала Пегги, и он наклонился вперед, чтобы взглянуть на рисунок, который она вытащила из папки.
        Сначала она представила общий вид помещений, затем показала и обсудила каждую комнату по отдельности. Он слушал, но его внимание больше привлекали аромат ее духов и запах шампуня, которые непонятным образом заставляли его думать о свежем воздухе и солнечном свете.
        Хватило нескольких минут, чтобы он понял идею переустройства квартиры, и она ему понравилась. Даже очень. Именно таким — элегантным, полным света и особого интимного настроения — он хотел видеть свой дом.
        В шесть часов Пегги повесила на входной двери табличку с надписью «Закрыто» и закрыла мастерскую. В половине седьмого раздался телефонный звонок. Трубку сняли раньше, чем Пегги успела подойти к телефону. В половине восьмого в комнату вошла Дарлин.
        — Я собираюсь заехать к родителям Джима,  — сообщила она. Глаза у нее покраснели от слез, а голос казался глухим.  — Они ужасно переживают из-за всего, что он натворил.
        — Как ты себя чувствуешь?  — спросила Пегги с искренним участием.
        — Я в порядке,  — вяло ответила Дарлин.  — Возможно, я останусь у них на ночь.
        Камерону стало ее жалко. Сейчас она совсем не была похожа на ту озорную фею с иголкой в руке, которая весело приветствовала его в мастерской всего полторы недели назад, и, конечно же, на ту женщину, которая совсем недавно швыряла тарелки и блюдца.
        Пегги грустным взглядом провожала Дарлин, а когда за подругой закрылась дверь, она вздохнула и сказала:
        — Сегодня я поняла, почему ты не хочешь жениться.
        — Ты беспокоишься о ней, не так ли?
        Пегги повернулась к нему, и Камерон увидел слезы в ее глазах.
        — Мне бы очень хотелось, чтобы Дарлин была счастлива. Она очень любила его.
        «Она очень добрая»,  — неожиданно для себя подумал Камерон, глядя на Пегги.
        — Счастье и любовь не ходят парами.
        — Они обязаны сопутствовать друг другу. Любовь не должна причинять боли.
        — Вы идеалистка, мисс Барнетт.
        — Я знаю, и все же…  — Она снова вздохнула.  — Ты когда-нибудь жил с женщиной, Камерон? Я не имею в виду, провел ли ты с ней ночь, а жил некоторое время, день за днем. На самом деле заботился о женщине.
        Он не понял, что она хотела ему сказать.
        — Я вырос в доме, где жили три женщины. Мать и две сестры. И, разумеется, я заботился о них.
        — Я имею в виду…  — Пегги заколебалась.
        — Имеешь в виду что?..
        — Не знаю,  — пожав плечами, она продемонстрировала, что потеряла интерес к разговору.  — Забудь об этом.
        Если бы Пегги настаивала, он не сказал бы ни слова больше. Но сегодня вечером говорить об этом казалось совершенно естественным. Ему самому захотелось рассказать ей о себе, поделиться воспоминаниями о том, что было прежде.
        — Когда-то я жил с женщиной, о которой заботился. Ее звали Кара. Кара Кейлор. Но это было давно. Сразу после окончания колледжа.
        Пегги немедленно оживилась.
        — Сколько ты с ней прожил?
        — Полтора года.
        — Ты любил ее?
        Тогда он думал, что любит ее. Но убедился, что это чувство лишает мужчину самостоятельности. Он стал безвольным, как его отец.
        — А что такое любовь?
        — Хороший вопрос,  — криво улыбнулась Пегги.  — Моя жизнь — лучшее доказательство того, что я не знаю ответа. Ты говорил с Карой с тех пор, как порвал с ней?
        — Да,  — односложно ответил Камерон. От этого разговора у него осталось странное впечатление.  — Она позвонила мне несколько недель назад. Помнишь ту статью в «Трибюн» о блистательных холостяках Чикаго?
        Пегги кивнула.
        — Так вот, она позвонила после того, как прочитала эту статью.  — Он засмеялся, иронизируя над самим собой.  — Будто факт, что некоторые молодые люди добились успеха и даже стали миллионерами, делает их лучше других. Она и попыталась снова наладить отношения.
        — А ты не проявил к ней интереса?
        — Абсолютно никакого.  — Тогда это принесло ему облегчение. И сейчас тоже не стоит беспокоиться о Пегги. Возможно, он проявил тогда решительность и силу, в которых очень нуждался.  — Хотя, правду говоря, мне стало немножко жаль ее.
        — Ну что ж, еще одна упала на обочине.
        Он, правда, придерживался другой точки зрения — надо тверже стоять на ногах. Самостоятельно. Ведь он-то устоял и ни в ком не нуждается.
        — Из этого бы все равно ничего не вышло.
        — Ты уверен?
        — Уверен.  — Он смотрел на эскиз его собственной гостиной, который сделала Пегги, и все больше сомневался, что сможет контролировать события, встречаясь с этой девушкой. Пусть даже по делам.
        — А что с софой, которая мне понравилась?  — поинтересовался он.
        Пегги восприняла этот вопрос как признак того, что он больше не собирается разговаривать о Каре. То, что он так много рассказал, удивило ее. Он был довольно известным преуспевающим финансистом. Одним из тех, кто контролировал бизнес в городе и даже в стране,  — она в этом не сомневалась. Такие люди придерживались правила как можно меньше рассказывать о себе. Ведь любые сведения могут быть использованы против них. А Пегги знала, что он считал ее своим вероятным противником.
        И только потому, что она — женщина.
        Поскольку Пегги ничего не могла поделать, чтобы изменить его мнение, она принялась просматривать каталоги на столе. Ведь помимо того, что она женщина, она еще и дизайнер по интерьерам. Поэтому следовало вернуться к работе. Наконец она нашла каталог, который искала, и открыла его на помеченной странице.
        — Эта софа?
        Это была та самая софа, на которую он обратил внимание в понедельник, и теперь он утвердительно кивнул.
        — Я связалась с дистрибьютером,  — сказала она.  — Нам везет. Если в Италии не случится каких-нибудь забастовок, нам смогут доставить ее к концу ноября. Однако, чтобы это произошло, я должна заказать ее немедленно. А это означает, что ты должен в кратчайший срок решить и дать мне знать, нравится ли тебе мой проект и устраивает ли цена.
        — Как скоро я должен ответить?
        — К завтрашнему дню.
        Он был несколько озадачен такой поспешностью.
        — Я понимаю, что тороплю тебя,  — сказала Пегги.  — Речь идет о больших деньгах, и мы оба понимаем, сколь дорого обходятся ошибки. Но ведь есть и другие софы, которые ты можешь получить без этой спешки. Эти софы не хуже.
        — Ты говоришь, это будет стоить уйму денег?  — Он снова взглянул на ее эскизы.  — Во сколько мне обойдется все оформление?
        Она достала из папки смету расходов и положила бумагу на стол.
        — Дороже всего обойдутся тебе новые полы, но думаю, что покрытый лаком дубовый паркет, который я предлагаю, стоит определенных затрат. В конце концов, цена зависит от качества материала. Все, что я предлагаю, высокого качества, но необязательно за самую высокую цену. Если это будет необходимо, мы сможем кое-где урезать расходы, но общая сумма затрат, в том числе и работа, и мой гонорар, не должна превысить…
        Она указала на цифру, и он тихонько присвистнул.
        — Хэл определенно стоил дешевле…
        — Конечно, но взамен ты получишь приличную квартиру.  — Она откинулась на спинку стула и провела пальцами по волосам, убирая пряди с лица.  — Но решать тебе, Камерон. Как я уже сказала, мы сможем сэкономить тысяч двадцать. Но, если я поняла тебя правильно, тебе нужна солидная квартира, и деньги для тебя не проблема.
        — Я понимаю, что солидный интерьер нельзя получить бесплатно.  — Он взглянул на цифры, затем на ее эскизы.  — Ты уверена, что успеешь сделать все это ко второй неделе декабря?
        — Если не случится землетрясения, наводнения или чего-то в этом роде, то да.
        — А если это все-таки случится?  — Он не сводил с нее глаз.  — Я не могу принимать членов Инвестиционного клуба в недостроенной квартире.
        Пегги ответила не сразу. Она понимала, что всякое бывает, но от того, что она ответит, зависело, состоится или сорвется этот заказ. Может, ей стоит отказаться и уйти из его жизни, но она уже проделала очень большую работу по проекту, и ей не хотелось отступать. К тому же и ей, и Дарлин просто необходим был этот заказ. Наклонившись вперед, Пегги крутила в пальцах прядь волос и еще раз просматривала смету затрат. Какую гарантию она могла дать ему?
        Только одно приходило ей на ум.
        — Я постараюсь, чтобы все комнаты были готовы к указанной дате, но в первую очередь займусь помещениями, которые потребуются для приема гостей. Если они не будут готовы в срок, я откажусь от моего гонорара.
        — Это значит, что три месяца ты будешь работать бесплатно. Не лучший способ зарабатывать деньги.
        — Я так не считаю.  — Она все понимала и знала, что рискует.  — Это также означает, что я уверена в своих силах и эти комнаты обязательно будут закончены. Запомни, для меня деньги — это еще не все. Я получаю удовлетворение от хорошо выполненной работы. И если я что-то обещаю, то делаю все, чтобы сдержать слово.
        — Следовательно, в случае провала ты гарантируешь мне возврат потраченных денег, я правильно тебя понял?
        — Только моего гонорара. Но не остального. Поставщики, дистрибьютеры должны будут получить свои деньги. Я уже составила контракт. Почему бы тебе не взять его домой, прочитать и позвонить мне завтра утром?
        Он снова бросил взгляд на эскизы и цифры на бумаге. У нее заурчало в животе, напоминая, что она не обедала. Смущенная, Пегги положила руку на живот и, нажимая, старалась унять спазмы.
        Он глянул на нее и усмехнулся.
        — Хорошо, я сообщу тебе мое решение завтра утром. Насколько я понимаю, ты проголодалась. Полагаю, для тебя это подходящий случай расплатиться со мной обедом.

        Камерон настоял, чтобы они поехали на его машине, хотя Пегги считала это несправедливым, поскольку именно она задолжала ему этот обед. Но, оказавшись в его «Лексусе», она сама была рада, что не заставила его сесть в свой старый «Форд-Эскорт». Камерон остановил машину у входа в «Чоп-Хауз» и, отдав ключи служащему, последовал за Пегги в трехэтажный особняк, превращенный в ресторан.
        Из бара доносилась тихая музыка и шум голосов. Запах жареного мяса щекотал ноздри. Она выбрала «Чоп-Хауз», потому что Камерон как-то намекнул, что любит жареное мясо, а этот ресторан, по общему мнению, лучший в городе, слыл на всю страну отменными бифштексами. Пегги еще никогда не была здесь. При обычных обстоятельствах это было ей не по карману, но на этот раз обстоятельства не были обычными,  — сегодня она возвращала долг и обхаживала потенциального клиента.
        Она предварительно позвонила в «Чоп-Хауз» и заказала столик. Заметив распорядительницу ресторана, Пегги обратилась к ней:
        — Заказ от Барнетт.
        Темноволосая женщина лет тридцати посмотрела куда-то мимо Пегги, не обращая на нее внимания, улыбнулась и пропела:
        — Ах, Камерон, как дела?
        — Прекрасно, Лиз. А у тебя? Как твой маленький мальчик?
        — Растет, как трава. Вы вдвоем?
        Пегги почувствовала на плече прикосновение руки Камерона. Легкое, как бы случайное, объятие придало жесту фамильярность, подчеркнуло интимность их отношений.
        — Мы вместе,  — сказал он.
        Серьезный тон его голоса вызвал улыбку на лице Пегги, несмотря на неприятное впечатление, которое произвела на нее Лиз.
        — Ваш столик как всегда?
        — Если он свободный.
        Лиз провела их на второй этаж и усадила за небольшой столик в углу зала. Пегги дождалась, пока женщина ушла, и сказала:
        — Лиз? Камерон? Ваш столик как всегда?
        — У них в самом деле лучшие в городе бифштексы,  — словно оправдываясь, извиняющимся тоном проговорил Камерон.
        — Ну, конечно, ты же привык к лучшему.  — Она оглядела помещение, остановив взор на стенах, увешанных фотографиями самых известных жителей Чикаго.
        — Когда-нибудь мне бы хотелось прийти в подобный ресторан и услышать: «Ах, Пегги, как дела? Ваш столик как всегда?»
        — Приходи почаще, не скупись на чаевые, и это вскоре произойдет.
        Она усмехнулась, взглянув на него через стол.
        — А может, приглашать к себе Лиз?
        Он в недоумении вскинул брови.
        — Это что? Ревность или любопытство?
        Она поняла, что задела его самолюбие.
        — Ну что ты. Забудь. Не обращай внимания.
        Но он все же ответил на ее вопрос:
        — Я никогда не приглашал ее к себе.
        К их столику подошел официант.
        — Что будете пить?
        — Бокал «Шардонэ»,  — заказала Пегги. Камерон попросил мартини.
        Когда официант ушел, Пегги снова стала осматривать зал. Стены, обшитые темным дубом, приглушенный свет, интимная обстановка. Она надеялась, что не слишком интимная. Ее злость на мужчин уже прошла, напротив нее сидел самый обаятельный мужчина в Чикаго, и Пегги решила провести вечер с толком. В конце концов, это была деловая встреча. Пора ближе познакомиться с Камероном Слейтером. Всякий раз, когда ей казалось, что она уже достаточно знает его, Камерон опять удивлял ее то неожиданным поступком, то странным суждением.
        — Эта женщина — Алиса, та, что приходила сегодня в мастерскую,  — заговорила она,  — женщина, с которой ты разговаривал в понедельник,  — уточнила Пегги,  — ей действительно требовался твой совет.
        Камерон улыбнулся, вспомнив молодую женщину.
        — Вы договорились?
        — Да. Она просила меня посмотреть ее гостиную, и мы договорились встретиться в следующий понедельник. Кроме того, она уговорила меня снизить плату за консультацию до тридцати долларов.
        Камерон неодобрительно покачал головой.
        — Я тебя не понимаю.  — Только сейчас он сообразил, почему Майра Гибсон говорила, что Пегги добра в ущерб себе и… почему мужчины бросали ее.  — Утром ты снижаешь плату за консультацию, вечером обещаешь бесплатно работать на меня. Так ты ничего не заработаешь. Думаю, тебе необходимы советы хорошего финансового консультанта.
        — Возможно, хотя я и не собираюсь работать бесплатно. Это всего лишь гарантия.
        Он откинулся на спинку стула, внимательно разглядывая Пегги. Она привлекала его. Красивая, умная, с ней интересно и приятно проводить время.
        — Скажите мне, мисс Пегги Барнетт, почему вы не замужем?
        Она пожала плечами.
        — Потому, мистер Слейтер, что я влюбляюсь в неподходящих мужчин.
        — А что это за мужчины?
        — Бродяги. Парни, ищущие себя. Подозреваю, что у меня всегда будут с этим проблемы. В детстве я подбирала на улице бродячих собак и бездомных кошек. Все они неминуемо убегали. Но сначала наедались до отвала. С возрастом я перешла на двуногих бродяг.
        — Ты когда-нибудь задумывалась, что подбираешь бродяг из-за нежелания выйти замуж?
        — Ха!  — воскликнула Пегги, осуждающе поднимая палец.  — Так кто же теперь занимается психоанализом?
        Протянув руку через стол, он коснулся ее пальца.
        — Я учусь у тебя.
        На мгновение она замерла, их глаза встретились. Затем она убрала руку, опустив ее на колено. По движению руки он понял, что она вытирает пальцы о юбку. Неужели она стирает след его прикосновения? Он тоже опустил руку на колено, словно собирался стереть ощущения, которые испытывал каждый раз, когда касался Пегги. Странные ощущения: возбуждения и предчувствия грядущего и неминуемого, заботы и покровительства.
        Вернулись мысли, уже посещавшие его в этот вечер. Пегги отличалась от женщин, с которыми он встречался. Несмотря на ее любовный опыт, она была слишком честна, слишком ранима. Она не умела вести игру, и мужчине легко было разбить ей сердце.
        — Я хочу выйти замуж,  — тихо произнесла она.
        Он мгновенно напрягся. Это было совсем не то признание, которого он ждал. Оно сулило сплошные неприятности.
        — Мне бы хотелось иметь детей,  — продолжала она.  — Но в то же время я не хочу быть тенью какого-то мужчины. Я хочу использовать свои таланты, оставаться личностью.
        — И без всяких ограничений высказывать свое мнение, а еще лучше — настаивать на своем,  — добавил он, успокаиваясь, потому что ее слова были просто ответом на его вопросы.
        Она кивнула и улыбнулась.
        — Да, но это пугает многих мужчин.
        Он мог себе это представить.
        — А вот такие мужчины, как ты, пугают меня,  — прибавила она.
        А такие женщины, как она, пугали его… как это только что произошло. Он не принадлежал к тем мужчинам, которые мечтают обзавестись семьей. Но он не хотел причинить ей боль.
        — Чем же я пугаю тебя?
        — Ты слишком самоуверен.  — Она смущенно засмеялась и покачала головой, откинувшись на спинку стула.  — Послушай, я так выболтаю все свои секреты, еще не выпив ни грамма.
        — Не так уж я уверен в себе,  — ответил Камерон. Эти слова удивили его самого. Он неохотно признавался в своих недостатках.
        По тому, как Пегги вскинула брови, он понял, что она удивлена не меньше его.
        — Хватит меня дурачить,  — только и сказала она.
        — Кэм, это ты?  — услышал он вдруг.
        Обернувшись, Камерон увидел двух женщин, только что поднявшихся в зал на этаже. Одну из них — высокую рыжеволосую — он узнал сразу. Джен Карингер работала в туристическом агентстве, и он пару раз встречался с ней в этом году. Она была бы не прочь продолжить их встречи, но он не захотел. Только две недели назад он наконец избавился от чувства опасности, угрожающей ему со дня их первой встречи.
        Поколебавшись, она оставила свою спутницу и направилась к нему.
        — Какая неожиданность,  — сказала она, подойдя к столику.
        Камерон встал и взял ее за руку.
        — Давно не виделись.
        Он представил женщин друг другу, но Джен едва удостоила Пегги взглядом. Притворившись, что изучает меню, Пегги предоставила им возможность поговорить.
        Сразу было видно, что Джен лишь эпизод в жизни Камерона. Пегги понимала, что эта женщина представляла собой хороший пример того, что произойдет с ней, Пегги Барнетт, если она не опомнится вовремя и не станет воспринимать Камерона исключительно как клиента. Она вдруг представила себя в роли Джен. Однажды она войдет в ресторан или магазин и встретит его с другой женщиной. Он вежливо поздоровается, скажет несколько милых слов, вспомнит прошлое и… откланяется. И каждый пойдет своим путем…
        — Ты позвонишь мне?  — спросила Джен, отходя от столика, когда официант принес напитки.
        — Позвоню,  — пообещал Камерон.  — Буду рад видеть тебя снова.
        — И ты ей позвонишь?  — осведомилась Пегги, когда они остались одни.
        — Нет.  — Камерон поднял свой бокал.  — Мне вообще не надо было с ней встречаться.
        — Почему?
        — Не надо было — и все.
        — А ты когда-нибудь задумывался над тем, почему убегаешь от женщин?  — Она глянула на него и ответила прежде, чем он открыл рот: — Конечно, нет. Просто ты уверен в том, что у тебя всегда будут женщины.
        — Ты и в самом деле считаешь меня донжуаном, плейбоем и Казановой в одном лице?
        — А ты хочешь сказать, что я заблуждаюсь? Ты не боишься СПИДа?
        — Боюсь, как все. Но у меня не так уж много любовных приключений, как тебе кажется.
        — Конечно.  — Она улыбнулась и пригубила бокал.  — Когда ты в последний раз назначал свидание?
        Он закатил глаза и лукаво ухмыльнулся.
        — Вчера вечером. Но до этого я не встречался с женщиной по крайней мере месяцев пять. Да и на этот раз я не спал с ней.
        Признание в том, что он прошлым вечером встречался с другой женщиной, неожиданной болью пронзило сердце Пегги, но ей удалось сохранить улыбку и безмятежное выражение лица.
        — Ну, разумеется. Рассказывай. Это так интересно, я ничего подобного в жизни не слышала. Только, пожалуйста, не забывай, что я читала статью о тебе.
        — А ты не верь всему, что о нас пишут в газетах.
        — Позволь напомнить тебе, что в прошлую пятницу ты пытался соблазнить меня.
        — Это не считается.
        Его пренебрежительное отношение к их поцелуям задело ее за живое.
        — Слава Богу, а то я подумала…
        — Ты же понимаешь, что я имею в виду.
        Правду говоря, она не понимала, вернее — решила, что ничего не понимает. Так удобнее. Этот разговор о ней действовал Пегги на нервы. Она хотела переменить тему и теперь лихорадочно думала, о чем бы поговорить еще.
        — Ты сказал, что у тебя две сестры, а братья у тебя есть?  — спросила она, довольная, что нашла нейтральное поле для общей беседы.
        — Нет. Только сестры. А что?
        — Ничего. Просто так спрашиваю, из любопытства.
        — Они не виноваты в том, что я презираю брачные узы, если ты это хочешь узнать.
        — Ты уже говорил, что определило твое мнение на сей счет,  — сказала Пегги.  — Ты рассказал об этом всей стране, помнишь? Меня на самом деле интересует совсем другое. Я бы хотела узнать, как ты стал финансовым консультантом. Внешне ты не похож на преуспевающего бизнесмена. Если бы я встретила тебя на улице, то скорее всего подумала бы…  — Она пристально посмотрела на Камерона, а затем высказала свое впечатление: — Спортивный тренер или продавец спортивного инвентаря.
        — Профессия тренера всегда казалась мне очень привлекательной, я даже собирался им стать. Хотя я и учился бизнесу, но в глубине души всегда мечтал играть в профессиональный американский футбол. Однако случилось так, что на последнем курсе колледжа, в первой игре сезона, защитник — свыше трехсот фунтов [6 - Фунт (англ.)  — единица массы, равна 0,454 кг. 300 фунтов — около 136 кг.] весом — заставил меня изменить эти намерения. Этот громила оставил меня на поле с разорванной мышцей и сознанием того, что у меня больше нет шансов стать профессионалом. Вскоре после окончания колледжа дядя Джон, используя свои связи, устроил меня на работу в чикагскую страховую компанию «Чикаго Фиделити». Дальше я продвигался самостоятельно.
        — Тот самый дядя Джон?
        — У меня только один дядя,  — Камерон откинулся на спинку стула, с интересом глядя на Пегги.  — Кстати, я звонил ему прошлым вечером. Он не знает женщины, на которой якобы жаждет жениться. Похоже, наша ясновидящая совсем не та, за кого себя выдает.
        — Во-первых, она не наша, по крайней мере я с ней незнакома, а во-вторых, я никогда не говорила, что надо верить в ее предсказания.
        — Тем не менее,  — он снова выпрямился на своем стуле,  — мы не можем отрицать, что испытываем друг к другу определенное влечение. И в этом безусловно виноват обмен веществ.
        Пегги изумленно взирала на Камерона, не в силах ни возражать, ни соглашаться. Она знала, что между ними возникла особая связь, когда впервые увидела его.
        — Но эти вещества для того и существуют, чтобы смешиваться и обмениваться молекулами друг с другом.
        — Некоторые из них становятся слишком летучими…
        — Другие — взрывоопасными…
        — Иногда взрывы бывают полезны. Они расчищают дорогу, позволяя выполнить работу без особого риска.  — Он обольстительно улыбнулся.  — Ты называешь эти вещества гормонами. Именно они ответственны за непредсказуемое поведение женщин.
        Она понимала, что он имел в виду. Она также понимала, что интимная связь с ним сильно осложнит ее жизнь.
        — Ничего не выйдет,  — сказала она.
        — Ты уверена?
        Она с мгновение колебалась, глядя ему в глаза, затем с тяжелым вздохом произнесла:
        — Абсолютно.

        Камерон знал, что у них с Пегги совершенно разные взгляды на жизнь. Но во многих вопросах, которые они обсуждали за ужином, их мнения совпадали, пусть не во всем, но во многом, и это казалось ему удивительным и непостижимым. Он никогда еще не встречал такой странной женщины, как Пегги. Только что она спорила о политике, а сейчас уже шутит. И в самом деле, как она и говорила, политика в основном является объектом для шуток.
        В этот вечер он узнал, что она думает по тому или иному вопросу. Он не пытался оспаривать ее мнение. Ему на самом деле нравилось все, что она говорила. Как нравилось и то, что она не играет с ним ни в какие игры. Пегги вела себя естественно, и это больше всего нравилось Камерону.
        Пользуясь ее доверчивостью и прямолинейностью, он сумел незаметно заплатить по счету. Она даже не заподозрила, что он использовал свой поход в туалет для оплаты ужина. Позднее официант взял ее кредитную карточку и якобы снял деньги с ее счета. Она и не заметила, как официант сунул Камерону в карман квитанцию.
        Зачем увеличивать ее долги, когда у него есть деньги? Кроме того, он в течение двух часов получал удовольствие, «подрабатывая» в ее мастерской, а теперь наслаждался беседой, ужиная с ней.
        Их ужин затянулся настолько, что, когда они покидали ресторан, там уже почти никого не осталось. На улице заметно похолодало, и, пока они ждали, когда служащий ресторана подгонит его машину, Камерон заметил, что Пегги дрожит.
        — Тебе холодно?  — спросил он, обнимая ее за плечи и прижимая к себе.
        Пегги понимала, что это обычный жест воспитанного человека, который пытается согреть ее, и именно так старалась это воспринимать. Но было еще сердце, которое, казалось бы, оставалось спокойным в течение всего вечера, однако в тот момент, когда он прикоснулся к ней, вдруг бешено забилось и у Пегги неожиданно закружилась голова.
        — Говорят, зима в этом году будет холодная,  — сказал он ничуть не изменившимся голосом.
        Она сердилась на себя за то, что попала под его влияние. Должна же в конце концов существовать какая-то причина столь сильного ее волнения. И она решила, что виной всему лишний бокал вина. Да, она выпила слишком много. Было поздно, у нее был трудный день, и она устала.
        Она обрадовалась, когда подогнали машину. В машине она поддерживала разговор, спрашивая о каждой кнопке и стрелке на приборной доске. Пока они ехали к мастерской, она успела узнать почти все о его шикарном «Лексусе».
        Камерон припарковал машину около старого дома. Машины Дарлин не было на площадке, не было и света в мастерской.
        — Видимо, она осталась на ночь у Лоуренсов,  — сказала Пегги, отстегивая ремень безопасности.  — Я рада. Мне не хотелось, чтобы сегодня она была одна.
        — Ты не зайдешь в мастерскую?  — спросил Камерон, также отстегивая ремень.  — Может, она оставила тебе записку?
        — Нет, Дарлин уже большая девочка и должна сама справиться со своими проблемами.  — Пегги, напротив, чувствовала себя сегодня маленькой девочкой, которая боялась войти в темный дом одна… с Камероном.  — Ты не забыл контракт и копию сметы расходов?
        Он кивнул на заднее сиденье, на котором лежала папка с документами. Эту папку Пегги передала ему до того, как они отправились в ресторан.
        — Надеюсь, что тебе понравился ужин,  — она усмехнулась,  — хоть ты и заплатил за него сам.
        — Откуда ты?..
        — Узнала? Я не такая наивная, как ты думаешь… и не слепая.  — Уже взявшись за ручку дверцы, она продолжила: — Ты один из немногих приличных парней, Камерон, и остаешься им, даже пытаясь скрыть это. Еще раз спасибо за то, что ты помог мне вчера.  — Она открыла дверь машины.  — Я жду вестей от тебя завтра утром.
        Она убегала, как испуганный подросток, она не доверяла самой себе. Приличных парней трудно игнорировать, не то что плейбоев. Приличным парням легче проникнуть в женское сердце.
        Но, как только она выскочила из машины, сразу же поняла, что ее бегство не заставит Камерона отступить. Прежде чем Пегги открыла дверь своей машины, он уже оказался рядом. Она не могла просто так вскочить на водительское место и уехать, не сказав больше ни слова, поэтому повернулась к нему.
        Порыв ветра раскидал ее волосы, и на лицо упали непослушные пряди. Она заметила, что ветер взъерошил и его шевелюру, придавая Камерону дикий, необузданный вид. В ярком свете уличных фонарей его глаза вдруг засияли зеленым изумрудным блеском, завораживая и парализуя, как глаза змея. Пегги хотела стронуться с места и не могла. Их действительно непреодолимо влекло друг к другу, и тем сильнее, чем ближе они стояли.
        — Приличные парни вряд ли сделают такое,  — сказал он и коснулся ее плеч.
        Она поняла, что он собирается поцеловать ее, и она должна была остановить его.
        Но не остановила.
        Вместо этого она ухватилась за куртку Камерона. Она нуждалась в прочной опоре, в его силе и его уверенности.
        Прикосновение его губ было теплым, легкое дыхание нежно ласкало ее губы. Он обнял ее, укрыв от ветра, и Пегги прижалась к нему. Все вокруг перестало для нее существовать. Благоразумие улетучилось, и она отправилась в путешествие по царству наслаждения. Дразнящие поцелуи и движения его языка возбуждали желание.
        Пегги различила в поцелуе вкус и аромат кофе, который они пили, и захотела еще. Она прильнула к его губам, жадно впитывая вкус страсти.
        Жар разлился по ее жилам, охватил все тело, она не замечала, что Камерон расстегивает ее пальто, скользя рукой по ее плечам и груди. Через тонкий трикотаж платья холмики ее грудей с восторгом принимали его ласки.
        — Ты такая красивая,  — прошептал Камерон, уткнувшись носом в ее шею.  — Такая мягкая и теплая.
        — Камерон,  — молила она,  — мы должны остановиться.
        Его губы приблизились к ее уху.
        — Я не могу остановиться,  — сказал он хрипло.  — Думаю, что ты тоже не сможешь. Пригласи меня к тебе, или давай поедем ко мне. Проведи со мной эту ночь.
        — Нет,  — со стоном произнесла она, ощущая болезненные толчки глубоко в животе. Она должна остановиться.
        — Мы ведь взрослые люди с нормальными потребностями. Физическими потребностями, эмоциональными потребностями.  — Он мог бы удовлетворить первые, но не вторые.
        — А что будет после?
        — Мы будем играть в это день за днем.
        Она поняла.
        — Так не пойдет. Это не для меня.
        У нее не было сил для очередной безнадежной авантюры.
        — Ты поступаешь бессмысленно,  — сказал он.  — Я люблю тебя. В самом деле люблю.
        Скольким женщинам он говорил эти слова? Ей не хотелось думать об этом. С силой, о которой сама не подозревала, Пегги оттолкнула Камерона. Дрожа, она пристально глядела ему в глаза.
        — Я хочу большего, Камерон. Любви. Долговременных взаимных обязательств. Замужества.
        Он не шелохнулся.
        — Я не могу дать тебе этого.
        — Я знаю.

        9

        Пегги чистила зубы, когда в дверь постучали. «Кого там несет?» — чертыхнулась она, рассердившись из-за того, что вынуждена выйти из ванной и что ей нечего набросить на плечи, потому что до сих пор она так и не купила себе халата. Пришлось опять воспользоваться афганским пледом.
        Завернувшись в него, она крикнула:
        — Кто там?
        — Я,  — прозвучало в ответ.
        Хотя он не назвал себя, Пегги сразу узнала его голос. Открывая дверь, она вспомнила вчерашний вечер и не смогла унять внезапную дрожь, охватившую ее тело.
        — Доброе утро, солнышко,  — сказал Камерон, заходя в комнату,  — кофе подан.
        В вытянутых руках он держал два пластмассовых стаканчика, и кофейный аромат приятно защекотал ей ноздри. При виде Камерона тут же проснулось возбуждение, но зажатая под мышкой папка с документами, которую накануне вручила ему Пегги, перечеркнула все романтические надежды.
        — Я готов подписать,  — заявил Камерон, подошел к столу и поставил стаканчики.  — Но пришлось внести некоторые поправки.
        — Поправки?  — Поняв, что с раннего утра ей придется заниматься делами, Пегги взяла с туалетного столика свои очки и водрузила их на нос.  — Что за поправки?
        — Поправки поправок,  — ответил он. Лукавая улыбка тронула его губы, когда Пегги поправляла очки, сползшие, как всегда, на кончик носа, и в то же время пыталась удержать плед, падавший вниз.  — Из всех женщин, которых я знаю, ты единственная выглядишь сексуально в этом грубом наряде.
        — А ты единственный из всех мужчин, которых знаю я, смеешь навещать меня в столь ранний час. Это почти неприлично.
        — Ты сама сказала, что ответа ждешь утром, и как можно раньше. Если бы ты осталась на ночь со мной, ты бы выспалась и не считала, что сейчас слишком рано.
        Кое в чем он был прав. Часы на тумбочке у кровати показывали девять пятнадцать, а она проснулась только пять минут назад.
        — Я проспала.
        — Бурная ночь?
        Его ухмылка была слишком самоуверенной и наглой.
        — Спала как ребенок.  — «Ребенок, страдающий от колик»,  — могла бы она добавить, но вместо этого гордо вскинула голову и подошла к нему.  — Ну и какие поправки ты сделал?
        Он вытащил из коричневой папки одну из двух копий контракта и протянул ей. Беглого взгляда на первую страницу хватило, чтобы убедиться, насколько серьезно отнесся Камерон к просьбе Пегги: страница пестрела поправками, и все они были юридически обоснованы.
        — Ты советовался с юристом?
        — Да.  — Он взял со стола один из стаканчиков и снял крышку.  — Прошлой ночью, после того как мы расстались, я позвонил Митчу, и он составил мне компанию.
        — После того как мы расстались?  — Она вспомнила, что, когда вернулась домой, часы на тумбочке у кровати показывали почти одиннадцать.
        — Ты же сказала, что ответ нужен рано утром. Кофе?  — Он протянул ей стаканчик.
        — Спасибо.  — Она положила бумагу на стол, чтобы взять кофе. При этом их пальцы соприкоснулись. Всего лишь на мгновение. Но в это мгновение она всем телом ощутила интимные прикосновения вчерашнего вечера. Ее соски под пледом моментально затвердели, и она поняла, что те желания, которые он так легко возбудил в ней вчера, ничуть не ослабели.
        Чувствуя дрожь в ногах и охватившее ее странное бессилие, Пегги быстро опустилась на стул.
        Пришло время подумать, приготовиться к защите. Нельзя позволять Камерону несколькими поцелуями и мимолетными ласками разрушать их деловые отношения. Она должна остаться независимой.
        — Ты так же серьезно работал над контрактом Хэла?
        — С Хэлом не было никакого контракта,  — ответил Камерон, выдвигая из-под стола стул для себя.  — Я, кажется, как-то подумывал об этом, но потом не стал вмешиваться. Хэл был моим другом, и я старался помочь ему.
        — Камерон Слейтер, мистер «Приличный парень»,  — она начинала верить ему.
        — Вчера вечером я не был приличным парнем,  — сказал он серьезно.  — Возникает вопрос: ты задумывалась когда-нибудь над тем, что желаешь невозможного? Ты хочешь и любви, и обоюдных обязательств, и чтобы это продолжалось вечно. Но ничто не вечно, Пегги. Люди меняются, умирают.
        — Но и привязываются друг к другу,  — добавила она.  — Как долго обычно длятся твои связи, Камерон? Неделю? Две?
        Он пожал плечами.
        — С Карой это продолжалось полтора года.
        — А потом?
        — Потом я вовремя вспоминал то, что часто повторяет мой дядя: «Мужчина может преуспевать только тогда, когда свободен в принятии решений». И, разумеется, следовал этому разумному правилу.
        — Под успехом ты подразумеваешь финансовый?
        Он кивнул.
        — За десять лет от двадцати тысяч долларов я пришел к тому, чем владею сейчас.
        — А как насчет сердечной сферы?  — спросила Пегги.  — Как у тебя обстоят дела в этой области?
        — Превосходно.  — Он одарил ее наглой, циничной усмешкой.  — Хотя вчера вечером ты нанесла мне удар своим отказом.
        — О, я думаю, что ты выживешь.
        — А я полагаю, что ты совершила большую ошибку, отказавшись провести ночь со мной.
        — Это почему же?
        — Нам было бы хорошо вместе.
        Она с сомнением покачала головой.
        — Ты слишком озабочен собственными проблемами. Я уверена, что ты не позволишь мне убрать зеркала в твоей спальне, скорее добавишь еще, чтобы любоваться собой со всех сторон.
        — Не собой, а тобой, когда мы наконец займемся любовью.
        — На твоем месте я бы не питала иллюзий.
        — Ой, как стыдно,  — Камерон откинулся на спинку стула, сохраняя ухмылку. Это поддразнивание становилось забавным, хотя вовсе не было безобидной шуткой. Ему было приятно болтать с ней. Одной из причин, по которой он пришел сегодня так рано, было непреодолимое желание поговорить с ней, увидеть ее снова. Он сделал большой глоток кофе и пристально посмотрел на Пегги.
        Чувствуя себя неловко под его взглядом, она вернулась к изучению контракта.
        — Ты и в самом деле сделал много поправок. Неужели документ был так плохо составлен?
        — Не так уж и плохо, но Митч решил, что в нем не хватает четкости. Он просил передать тебе, что если ты захочешь, чтобы он составил для тебя стандартную форму контракта, то он готов помочь тебе. Это его работа. Он анализирует и составляет контракты.
        — Разумеется, за деньги.
        — Он берет весьма умеренную плату.
        — Я догадываюсь, что он дока в своем деле и отсюда все эти поправки.  — Она пожала плечами.  — Впрочем, я с ними согласна.
        — Я добавил сюда твое обязательство отказаться от вознаграждения, если ты не закончишь в срок… Ну и премию в десять процентов, если закончишь до первого декабря.
        — Знай, что я попытаюсь добиться этого и что это еще одна причина, чтобы ограничиться деловыми отношениями.
        — Ты никогда и ничем не должна ограничивать себя, успех приходит сам по себе и не зависит от подобных вещей.
        — Ты не прав, иногда нас ждет крах. Если не придерживаться определенных правил.  — Она передала контракт ему.
        — Если я буду придерживаться определенных правил, ты все равно не станешь играть в эту игру, не так ли?  — Он поднял брови.  — Хорошо, я согласен — ты в игры не играешь. Но, дорогая, если ты можешь, то и я в состоянии пренебречь физическим влечением.
        — Влечения, особенно физические, обычно проходят со временем.
        — Это верно.  — Он кивнул на контракт: — Займемся делом?
        — Ты ведь за этим пришел.
        Камерон достал из папки второй экземпляр контракта, а из кармана пиджака ручку. Когда он наклонился, чтобы подписать оба экземпляра, рукав его пиджака задел ее обнаженную руку.
        «Исчезни»,  — молила она про себя собственную несдержанность. С каждым вдохом она впитывала слабый мускусный аромат его одеколона, чистый запах мыла и шампуня, и ее возбуждение росло, овладевая ею. Ей хотелось целовать его чисто выбритое лицо и запустить пальцы в волнистые густые волосы.
        Пегги плотнее закуталась в плед и сжала кулаки. Она могла сколько угодно сопротивляться физическому влечению, но боялась эмоционального всплеска. Сомнений не оставалось — он был честен и вполне ясно изложил свое отношение к любви и браку. Надеяться на то, что он изменит свое мнение, значит потерпеть очередную неудачу.
        — Твоя очередь,  — сказал он, откидываясь на спинку стула и протягивая ей ручку.
        Она поставила свою подпись на обоих экземплярах; ее рука слегка дрожала.
        — Мне потребуется ключ от квартиры.
        — Так скоро? Я обычно жду три дня.
        Она решила не обращать внимания на его насмешки.
        — Мне он нужен для работы,  — все же пояснила она.
        — О да,  — он полез в карман,  — я ожидал большего, но, кажется, ошибся.
        Он протянул ей два ключа.
        — Этот — от гаража. Я договорился о месте для твоей машины на следующие три месяца. Просто назови охраннику свое имя.
        — Я не собираюсь проводить три месяца в твоей квартире,  — сказала она.  — Постараюсь как можно меньше беспокоить тебя.
        Камерон снисходительно улыбнулся. Она беспокоила его каждым своим движением. Они были такими плавными и обольстительными. Беспокоила всякий раз, глядя на него сверкающими карими глазами, беспокоила, когда произносила слова своим особенным певучим голосом. Она не должна настаивать на чисто деловом характере их отношений. В течение ряда лет он придерживался других правил, но на этот раз… Его серьезно беспокоил тот факт, что их отношения могут стать исключением из этих правил.
        То, что он подписал с ней контракт, было настоящим безумием. Ночью он старался убедить себя в необходимости отказаться от этого контракта. Черт с ним, с новым интерьером квартиры! Это казалось ему наилучшим выходом из создавшегося положения. И самым безопасным.
        Потом он передумал. Снова.
        — Я сожалею, что придется беспокоить твоих посетителей,  — сказала она, такая деловая и независимая.  — Это создаст неудобства. Я по необходимости буду нарушать твои планы: встречи с клиентами и,  — она усмехнулась,  — с женщинами, которые придут провести с тобой ночь.
        — Это можно уладить, не так ли?  — Если она может пренебречь влечением, сможет и он. Он даст ей возможность увидеть его с другой женщиной. Именно потому, что свидание в среду вечером не закончилось так, как ему этого хотелось, почему бы не попробовать с кем-нибудь еще.
        Пегги протянула ему руку.
        — Спасибо, Камерон. Ты не пожалеешь о своем решении принять предложение фирмы «ПДК-интерьеры».
        Он уже жалел о своем решении. За ее спиной виднелась расстеленная кровать. Возможно, он и не собирался заниматься любовью в среду вечером, но вчера — совсем другое дело. Отказ Пегги разрушил его планы.
        Он не спал, как безмятежный ребенок, он вообще не спал. Он не верил в ниспосланных судьбой спутниц жизни, как не верил ни в рок, ни в везение, но знакомство с Пегги было совсем иным, чем-то особенным, что завораживало и пугало его. Тот интерьер, который она запланировала для его квартиры, возможно, и отвечал как нельзя лучше его пожеланиям, но эти три месяца не обещали быть легкими.
        Камерон пожал ей руку, затем взял со стола свой экземпляр их соглашения. Бумаги снова отправились в папку, а он поднялся со стула и сказал:
        — Ты сообщишь мне, когда ждать рабочих?
        — Я загляну сегодня попозже.
        Хороший повод, чтобы держаться подальше от своей квартиры.
        — Я скажу об этом Пэт, моей экономке.
        Пегги проводила его до двери. Он замешкался, прежде чем выйти, и с трудом выдавил из себя:
        — Понимаю, что это звучит глупо, но после того, что случилось с Хэлом, я особенно настаиваю на окончательном утверждении всего, что ты собираешься сделать. У тебя есть номер телефона моего офиса?
        Она кивнула.
        — Когда понадоблюсь, звони в любое время. А если меня не будет на месте, оставь сообщение у моей секретарши Мэри, и я свяжусь с тобой, как только смогу.
        — Я так и сделаю,  — сказала она официальным тоном.  — То же самое касается и меня. Если я отсутствую, оставь сообщение на автоответчике или передай Дарлин, и я обязательно найду тебя.
        Все было обговорено и предусмотрено. Его квартира будет перестраиваться, у них будут только деловые отношения, и все будет идти как положено.
        Камерон взглянул на ее губы и поразился: если все решено, почему ему так хочется целовать их?
        Он заставил себя поскорее выйти.
        Пегги закрыла за ним дверь и прислонилась к ней спиной. Теперь у нее была работа. Она получила возможность заняться переустройством квартиры Камерона Слейтера, заработать кучу денег, утвердиться в своем деле и получить хорошую рекламу.
        Ей хотелось кричать от радости и в то же время плакать от досады.
        Как же она собиралась поддерживать исключительно «деловые отношения», если этот человек уже владел ее сердцем?

        Вскоре после подписания контракта с Пегги Камерон вспомнил, почему он покинул страну, когда Хэл работал в его доме.
        Пегги не теряла времени даром. Через несколько дней обои были содраны со стен, ковровые покрытия сняты с полов. А когда были подняты полы, Камерон дал своей экономке несколько дней отпуска и сам улетел по делам в Нью-Йорк.
        Хотя Пегги отправляла образцы обоев и краски ему на утверждение и время от времени они разговаривали по телефону, он не виделся с ней, пока не получил сообщения, что в квартире настелили новые дубовые полы. Тогда он тоже не ожидал увидеться с ней, но, зайдя домой после обеда, чтобы забрать потребовавшиеся в офисе бумаги, Камерон застал ее в своей квартире. Она стояла посередине столовой и отдавала распоряжения рабочим, наклеивавшим обои.
        — Полы выглядят хорошо,  — сказала Пегги, довольная результатами своих усилий. Камерону она казалась еще красивее, чем раньше. Черные эластичные брюки и высокие сапоги подчеркивали изящество ее длинных ног, а яркая желтая кофточка, надетая поверх черной водолазки, притягивала взгляд. Светлые волосы были собраны в пучок, но, как обычно, одна прядь выбилась и кокетливо покачивалась у виска.
        — Думаю, полы тебе понравятся,  — говорила она, направляясь к нему.  — Я хотела позвонить тебе на этой неделе.
        — Так в чем же дело?  — Он приподнял бровь.
        Она широко улыбнулась и остановилась перед ним.
        — Речь идет о светильниках и гарнитуре для спальни, которые я подобрала. Надеюсь, ты одобришь мой выбор.
        — Ты все предусмотрела, не так ли?
        — Эта работа много значит для меня.
        Он посмотрел на ободранные стены.
        — Полагаю, ты справишься за два месяца.
        — За месяц и три недели, мне нужна премия.  — Она еще раз внимательно посмотрела вокруг.  — Мы успеем. Дарлин работает над лепниной для потолков в столовой и драпировками для твоей спальни, а я уже заказала в кабинет шторы, которые тебе понравились.
        — Как дела у Дарлин?
        Пегги пожала плечами.
        — Как и ожидалось. Она начала бракоразводный процесс.
        — Думаю, она смогла бы найти время для свидания? Я рассказал о ней Митчу. Он хочет с ней встретиться и обсудить линию поведения в суде.
        — Это помогло бы ей,  — ответила Пегги.  — Но я не уверена, что Дарлин готова к такому обсуждению, да и вряд ли в голове у нее сейчас свидания.
        — Но это же не обычное свидание. Просто беседа за чашкой кофе. Митч ведь приличный парень,  — Камерон улыбнулся,  — как, впрочем, и я.
        — В таком случае посоветую ей держаться подальше от Митча.  — Она вскинула голову.  — Я заметила, что тобой снова интересуется пресса.
        Камерон сразу понял, о чем идет речь, и был доволен, что она обратила на это внимание. Он специально позволил репортеру «Трибюн» сфотографировать себя вместе с двумя прелестными сестрами-близнецами Карбола на обеде в честь сбора средств в благотворительный фонд губернатора. Снимок появился в воскресном номере.
        — Получил двойное удовольствие?  — поинтересовалась Пегги, бросив украдкой взгляд в сторону спальни.
        Он улыбнулся.
        — Это была восхитительная ночь.
        То, что она этим вообще интересовалась, да еще в такой небрежной форме, подсказало ему больше, чем ее слова. Мысль о том, что у него есть другая женщина, вернее — женщины, явно беспокоила ее.
        «Очень хорошо,  — решил Камерон.  — Пусть беспокоится».
        Пегги, несомненно, не была к нему равнодушна. И это ему нравилось.
        Но Пегги смеялась бы до слез, если бы знала, как он скучал в тот вечер. Камерон ушел с обеда вскоре после того, как его сфотографировали с девушками. Он пришел один и ушел один.
        Не было другой женщины, с которой бы он хотел лечь в постель. Только с Пегги Барнетт. И это очень его беспокоило.
        — У меня нет при себе эскизов со спальным гарнитуром и светильниками,  — сказала она, направляясь на кухню,  — но я пришлю их тебе по почте. Если тебе понравится этот замысел, позвони мне.
        — Нет.
        Она остановилась, посмотрев на него, и он вдруг понял, насколько обескуражил ее этот резкий ответ.
        — Я не смогу определить по эскизу, нравится мне что-то или нет.  — Он улыбнулся: план обретал очертания. Он подошел к Пегги.  — Я предпочитаю все потрогать руками, прежде чем приму решение.
        Пегги с трудом сдерживалась, видя, как он приближается. В какой-то момент она была готова повернуться и убежать. Почти месяц ей удавалось избегать встречи с Камероном, и, хотя он не выходил у нее из головы, это помогало ей сохранять душевное равновесие и некую видимость покоя, но и… разочарование.
        Однажды ей и в самом деле показалось, что она наконец преодолела свое к нему влечение. Это было перед тем, как она открыла воскресный номер «Трибюн» и увидела его фотографию. То, что он был снят с двумя прелестными женщинами, не удивило ее, а лишь болью отозвалось в сердце.
        А ведь ничто больше не должно было задеть ее.
        — Я хочу сходить с тобой туда, где выставляются те вещи, которые ты предлагаешь мне приобрести,  — сказал Камерон, остановившись перед ней,  — и посмотреть, как они выглядят в определенной обстановке.
        — Эти вещи редко выставляются, чаще всего я заказываю их у дистрибьютеров.
        — Ты хочешь сказать, что нет салонов и магазинов, где бы они выставлялись?
        — Ну…  — Она, разумеется, могла показать ему такие места. Просто ей хотелось во что бы то ни стало избежать общения с Камероном, уберечь себя от более близкого с ним контакта.
        — Прежде чем что-либо куплю, я хочу это увидеть,  — резко заявил он, и едва заметная улыбка тронула его губы. Затем он повернулся и пошел в кабинет.
        — Посещение салонов и магазинов потребует уймы времени,  — крикнула ему вслед Пегги.  — Это оторвет тебя от работы, а ты ведь занятой человек.
        Не оборачиваясь, он ответил от двери кабинета:
        — Не беспокойся. Я найду время.
        И Камерон скрылся за дверью, оставив ее искать выход из создавшегося положения.
        — Может, Дарлин…
        Она не успела закончить, как он прокричал из-за двери:
        — Не Дарлин, а ты.
        — Но…
        — Ты,  — повторил он.  — Позвони моей секретарше и сообщи, когда мы туда пойдем. Я предупрежу Мэри, чтобы она немедленно доложила мне об этом.
        — Ты очень любезен.
        Он тихо фыркнул.
        — Я приличный парень. Ты же знаешь. И приятный в общении.
        На этот раз победил Камерон. Пегги вздохнула и чертыхнулась про себя. Сопротивляться было бесполезно. Рабочий, наклеивавший в столовой обои, тихо рассмеялся.

        Пегги назначила встречу в удобное для себя время, втайне надеясь, что это будет совершенно неприемлемо для Камерона, и испытала глубокое удовлетворение, услышав неуверенность в голосе Мэри.
        — У него…  — начала секретарша, но затем вежливо спросила: — Сколько это займет времени?
        — Часа два,  — ответила Пегги.  — Возможно, больше. Если это не устраивает…
        — Нет, он сказал, что все в порядке,  — сладким голоском ответила Мэри, развеяв все ее надежды.
        Оказалось, что двух часов было действительно мало. Камерон настолько тянул время, задерживаясь в каждом отделении и придирчиво рассматривая все, что попадалось ему под руку, что Пегги была готова закричать от расстройства. Как она могла придерживаться строго деловых отношений, если при каждом его прикосновении таяла изнутри, словно свеча, а каждая минута, проведенная с ним, убеждала ее все больше и больше в том, что он и есть тот человек, которого она любит?
        Она вздохнула с облегчением, когда Камерон одобрил наконец выбранные ею светильники, но чувство облегчения продолжалось недолго, потому что вскоре они очутились перед спальным гарнитуром, который для него присмотрела Пегги.
        — Превосходно,  — заявил он, растянувшись на громадной кровати.  — Но я хочу проверить, удобна ли она для двоих.
        И Камерон, улыбаясь, освободил место рядом. Она чувствовала себя мышкой, которую кот заманивал в ловушку. Продавец, стоявший поодаль, и не думал помочь ей.
        — Ложись,  — настаивал Камерон.  — Только так мы проверим, хорошо ли вдвоем на этой кровати.
        — Мы не собираемся спать на ней вместе,  — запротестовала Пегги и, отступая назад, уткнулась в телевизор, стоявший позади.
        — Значит, кровать тебе не нравится?  — Камерон соскользнул с широченного ложа и ухмыльнулся продавцу.  — Жаль, похоже, придется поискать другую.
        — Я вообще не собираюсь делить с тобой кровать. Никакую,  — решительно заявила Пегги, краснея от смущения. Не хватало еще, чтобы продавец, с которым ей, возможно, придется иметь дело в течение многих лет, подумал, что она спит с Камероном.
        — Ну, не знаю, как мне быть. Давай посмотрим вот эту.  — Камерон взял Пегги под руку и, прежде чем она сообразила, что происходит, толкнул ее, и они вместе упали на кровать позади них. Она визжала и извивалась, пытаясь вырваться, но тщетно. Он с легкостью приподнял ее и через себя перекинул на другую сторону огромного ложа.
        — Камерон Слейтер!  — возмущенно закричала Пегги и тут же осеклась — в ее положении не хватало только крика на весь магазин.
        Если она и сомневалась когда-нибудь в его силе, то теперь убедилась, что его мускулы не просто красивы. Камерон приподнял ее, словно пушинку, а теперь заставлял лежать, едва ее касаясь. И она перестала бороться. Заметив это, он отпустил ее.
        — Ну как, не так уж и плохо, да, дорогая?  — поинтересовался Камерон и соскочил с кровати.
        Он протянул руку, чтобы помочь ей подняться, но Пегги свирепо глянула на него, отодвинулась на противоположный край, встала и, не оглядываясь, пошла к выходу.
        Ее ничуть не заботило, что подумал ошеломленный продавец и о чем размышлял Камерон. Пошли они к черту! Камерон играл ее чувствами, и это было нечестно. Для него это была лишь забава.
        Временами и ей хотелось, чтоб это была забава. Тогда бы она могла лежать с ним на кровати и смеяться над его откровенными предложениями, не воспринимая их так болезненно. Возможно, она могла бы стать раскрепощенной женщиной, спать с ним и не принимать этого так близко к сердцу.
        Он пошел за ней и схватил за руку, прежде чем она успела поймать такси.
        — Пойдем,  — сказал он и кивнул в сторону своей машины.
        Она не сдвинулась с места.
        — Я больше не потерплю такого унижения.
        — Я пошутил.
        — Я не хочу, чтобы надо мной так шутили.
        — А какие шутки ты любишь?
        Она посмотрела ему в лицо.
        — Камерон, что ты пытаешься доказать?
        Улыбка сползла с его лица, оно стало серьезным.
        — Нам нужно принять решение, потому что мы больше не можем игнорировать то, что между нами происходит.  — Он коснулся рукой ее щеки.
        Пегги глубоко вздохнула.
        — Между нами — словно натянута пружина,  — глухо произнес он.  — Мои действия отражаются на тебе, а твои — на мне. Нам нужно освободиться от этого напряжения.
        — И это освобождение заключается в…
        — Ты знаешь так же хорошо, как и я, что для этого надо сделать.
        Она знала — переспать с ним.
        — Я не могу.
        Он пожирал ее глазами, и Пегги понимала его состояние, чувствовала, как растет его желание, но она также знала, что, уступи она его домогательствам, их отношения еще больше усложнятся.
        Он отпустил ее руку и кивнул в сторону машины.
        — Давай посмотрим кровати в другом месте.
        Они продолжили осмотр спальных гарнитуров, главным образом кроватей, не только в тот день, но и в последующие несколько дней. Затем пришла очередь столовых гарнитуров, а потом кресел, диванов, столов и стульев для гостиной и столовой. Очередной поход по магазинам был назначен на вторник после обеда. Камерон обещал заехать за Пегги в мастерскую, чтобы оттуда отправиться вместе по магазинам.

        Когда он вошел, Дарлин, указав на кухню, сообщила:
        — Она там, ухаживает за раненым щенком.
        — Щенком?  — Насколько ему было известно, ни у Дарлин, ни у Пегги не было щенка.
        — Она нашла его несколько минут назад во дворе нашего дома.  — Дарлин нахмурилась.  — Он сильно изранен.
        Когда Камерон увидел щенка, то вынужден был с ней согласиться. Маленький, не больше кошки, длинная золотисто-коричневая шерсть потускнела, свалялась и была измазана кровью, сочившейся из глубокой раны на бедре. Малыш еле дышал.
        Пегги держала щенка на коленях, успокаивающе гладила его маленькую головку и что-то взволнованно говорила в телефонную трубку. Она не обращала внимания на кровь и грязь, запачкавшие ее бирюзовый свитер.
        — И когда он будет? Нет, это слишком долго.  — Она смотрела на Камерона, не замечая его. Она была поглощена разговором с человеком на другом конце телефонного провода.  — Хорошо, я поищу кого-нибудь другого.
        Она нажала на рычаг и принялась листать телефонный справочник.
        — Я должна поскорее отвезти щенка к ветеринару,  — сказала она, набирая номер.  — Он потерял много крови и…
        Не закончив фразы, она быстро заговорила в трубку:
        — Лечебница доктора Маккея? У меня раненый щенок…
        Камерон слушал, поглядывая то на щенка, то на Пегги, которая разговаривала с ветеринаром. Щенок был явно истощенным и вялым, и Камерон понимал, что на благополучный исход почти не было надежды. Везти его к ветеринару казалось напрасной тратой времени и денег.
        — Я выезжаю немедленно,  — сказала она и положила трубку. Только сейчас Пегги повернулась к Камерону.  — Он примет нас прямо сейчас,  — пояснила она.  — Прости, Кэм, но придется отложить наш поход по магазинам.
        И все это ради щенка, который, возможно, не выживет. Он стоял, не зная, что делать. Камерон не хотел быть вовлеченным в историю с собакой, только не это. Он старался забыть тот давний случай, вспоминать который даже спустя годы ему было слишком больно.
        Щенок вдруг заскулил и попытался высвободиться из рук Пегги, и тут Камерон неожиданно решился действовать.
        — Оставайся здесь,  — приказал он.  — Я принесу тебе пальто, и мы отвезем щенка к ветеринару.  — Он обвел кухню быстрым взглядом.  — Его надо держать в тепле. У тебя есть большое полотенце или что-то в этом роде, чтобы закутать его?
        — Ты не должен…  — начала она, но затем улыбнулась.  — Возьми полотенце в ванной.
        Он принес полотенце и ее пальто, бережно завернул щенка, пока Пегги одевалась. Прикосновения к маленькому животному вновь вызвали воспоминания, которых он так боялся. Камерон поскорее передал щенка Пегги.
        — Я поведу машину.
        — Но мы испачкаем обивку.
        — Ничего страшного, потом почистим,  — сказал он, открывая дверь своей роскошной машины.
        Пока Камерон помогал Пегги устроиться в салоне, она рассказала, как проехать в лечебницу. Он внутренне содрогнулся, когда щенок заскулил. Прошлое возвращалось. Камерон вспомнил, как скулил другой щенок, вспомнил свои слезы, ощущение безысходности и отчаяния.
        — Я очень благодарна тебе,  — отозвалась Пегги.  — Я не смогла оставить щенка в таком состоянии.
        Камерон бросил быстрый взгляд на собачку на ее коленях. Даже завернутый в полотенце, щенок дрожал. Темно-карие глаза казались огромными и очень печальными. Щенок глядел на Камерона, и тот быстро отвернулся.
        — Все будет хорошо,  — услышал он позади приглушенный голос Пегги.  — Мы поможем тебе, малыш.
        — Он, возможно, не выживет,  — сказал Камерон. «Нельзя принимать все так близко к сердцу, это приносит одни страдания»,  — думал он.
        — Он обязательно выживет, если я ему помогу.
        — Он страшный заморыш.
        Пегги расслышала в его голосе жалость и боль. Реакция Камерона на происходящее удивила ее. Она ожидала вспышки недовольства в связи с отменой их похода по магазинам, ждала, что он назовет ее действия глупыми. Но уж никак не ожидала от него помощи.
        — Как можно просто так выбросить щенка, оставить его умирать с голоду?
        — Это равнодушие, нежелание заботиться о ком-либо или, возможно, ревность….
        В его голосе звучала боль.
        — У тебя была собака?  — спросила Пегги.
        Он вздрогнул и устремил взгляд вперед на дорогу.
        — Была. Совсем недолго. Дядя подарил мне ее на день рождения. Мне тогда исполнилось десять.
        — И?..  — Она вдруг поняла, что история эта имела грустное продолжение.
        Камерон глубоко вздохнул и оглянулся на щенка, лежащего на коленях у Пегги.
        — Он был еще совсем маленький, почти как этот. Конечно, не заморыш, а толстенький и кругленький, как шарик.  — На губах Камерона появилась задумчивая улыбка.  — И, разумеется, полный сил и энергии.
        — Как ты его назвал?
        — Кинг. Мне казалось, что это звучит величественно. Это был охотничий пес необычного золотистого окраса, и такое имя очень ему подходило. Особенно потом, когда он стал бы большим.
        — Но Кинг так и не стал большим?
        Камерон снова глубоко вздохнул, и Пегги решила, что не дождется ответа, но он вдруг заговорил:
        — Моя мать была резко против, ей не нужна была собака ни в доме, ни во дворе. «От собак сплошная грязь»,  — заявила она. Но это был лишь повод. Мать не терпела Кинга, потому что его подарил мне дядя Джон.
        Пегги нахмурилась.
        — Я не понимаю…
        — Я тогда тоже не понимал… Не понимал, что она панически боялась дядю Джона, боялась его влияния на меня и папу. Она хотела безраздельно властвовать над всеми нами. Поэтому плакала, прикидываясь больной, и целыми днями лежала в постели, требуя убрать Кинга подальше. И Кинга унесли… когда я спал. Я никогда больше не видел его, но…
        Голос Камерона дрогнул, и она увидела, как его пальцы судорожно сжали руль. Пегги хотелось успокоить его, погладить, сказать что-то утешительное, но она сдержалась, дав ему время прийти в себя. Неожиданно он проявил себя очень человечным, и ей стало жаль десятилетнего мальчика, у которого отняли собаку, пока он спал.
        Через некоторое время Камерон все же закончил свой рассказ.
        — Они пытались объяснить мне, что отдали Кинга в хорошие руки.
        — Надеюсь, что это так.
        Камерон был рад, что она не сказала больше ничего.
        Ему было стыдно за свое поведение, за то, что у него невольно на глаза навертывались слезы, как тогда, в день разрыва с Карой. А ведь одна только Кара знала о щенке, которого Камерон любил и которого у него отняли…
        Однако Кара так и не поняла, что он до сих пор жалеет об этой утрате. Пегги же — другое дело, она душой и сердцем чувствовала его боль.
        В ветеринарной лечебнице Камерон наблюдал за тем, как Пегги бережно держит щенка, как ласково успокаивает его и нежно ухаживает за ним. Он присутствовал при ее разговоре с доктором, но, когда ее голос задрожал, а по щекам потекли слезы, Камерон поспешно вышел. Он не мог больше видеть ее страдания.
        Пегги нашла его в регистратуре, где он оплачивал счет. Она не сказала ни слова, подошла и прижалась к нему щекой. Он крепко обнял ее, чувствуя, как она дрожит и тихонько всхлипывает. И только когда она вздохнула, немного успокоившись, и взглянула на него блестящими от слез глазами, Камерон спросил:
        — Он умер?
        — Нет, пока нет. Доктор Маккей и его ассистент зашивают рану. Он сказал, что не знает, выживет ли собака. Рана не очень опасна, но щенок сильно истощен, к тому же он потерял много крови.
        — Он выздоровеет,  — заявил Камерон, еще крепче обняв девушку.  — Ты очень решительная и настойчивая, ты поступила совершенно правильно и увидишь — щенок выживет.
        Она смущенно улыбнулась, но не отстранилась. Так они и стояли, обнявшись, когда из операционной вышел доктор Маккей.
        — Наш маленький пациент выглядит не так уж и плохо, учитывая то, что с ним произошло,  — сказал он.  — Мы оставим его у себя до завтра. Осмелюсь утверждать, что если он переживет эту ночь, то завтра утром вы сможете забрать его домой.
        — Ну и что же ты будешь с ним делать?  — спросил Камерон на обратном пути.
        — Не знаю,  — призналась Пегги.  — Я не могу держать животных в квартире, в договоре об аренде об этом ясно сказано, а у Дарлин на них аллергия.  — Она искоса взглянула на него.
        — О, нет, только не это,  — он поднял руку, словно защищаясь от нападения.  — Я его не возьму.
        — Но ты заплатил за него,  — сказала она, усмехнувшись.
        Он вынужден был признать, что заплатил весьма приличную сумму, и квитанция лежит в его бумажнике.
        — Только потому, что знал,  — тебе это не по карману, но не собирался говорить тебе об этом. Я не могу держать собаку.
        — В таком случае придется поговорить с моей сестрой. Джоэл всегда просил щенка.
        Камерон покачал головой.
        — Не делай этого, Пегги, не дари щенка, чтобы потом не отнимать.
        — Если Дана и Тед не согласятся,  — сказала она,  — Джоэл не увидит щенка и ничего о нем не узнает. В нашей семье поступают честно, стараясь не причинять боль друг другу.
        Камерон сбросил скорость.
        — Так давай сразу поедем и поговорим с ними.

        10

        Дана с сыном Джоэлом были дома, и Камерон сразу отметил большое сходство между Даной и Пегги. Хотя Дана коротко стригла светлые волосы, была ниже ростом и полнее, но с первого взгляда было видно, что они сестры. Они даже смеялись одинаково. А вот малыш Джоэл был рыжеволосый, веснушчатый и уже в свои восемь лет обладал комплекцией настоящего футболиста. Вскоре Камерон узнал, что Джоэл серьезно увлекается футболом.
        — Мистер Слейтер играл в футбол, когда учился в колледже,  — сообщила Пегги племяннику, знакомя их.  — Одно время он даже подумывал о переходе в профессионалы.
        — В самом деле? За кого вы выступали?  — возбужденно поинтересовался Джоэл.
        — За команду «Диких котов».
        — В прошлом году мы с папой ходили на одну из их игр,  — похвастался Джоэл.  — Они отлично сыграли. Хотя я вообще-то болею за «Майамские ураганы», «Ниттанийских львов» из Пенсильвании и, конечно же, за «Медведей».
        — Да, отличные команды,  — согласился Камерон, вспоминая те времена, когда он в возрасте Джоэла знал наизусть все команды национальной футбольной лиги и каждой конференции в отдельности, их эмблемы и ключевых игроков.  — Меня чуть не взяли в пенсильванскую команду.
        — Правда?  — Карие глаза Джоэла расширились от восторга.  — Почему же вы не подписали контракт?
        — Моя мама не захотела отпускать меня так далеко.
        — Ну да,  — Джоэл поморщился и взглянул на мать.  — Они всегда так. Хотите поиграем немного?
        Камерон решил, что это неплохая идея. Все равно и его пальто, и костюм были все в грязи и от нескольких ударов мяча хуже не станут. Кроме того, пока они с Джоэлом будут играть, Пегги сможет спокойно поговорить с сестрой.
        Дана подождала, когда сын и Камерон выйдут из дома, и только потом заговорила с Пегги.
        — Это и есть тот парень, которого в сентябре ты была готова задушить?  — усмехнулась она.
        — Он не такой уж плохой, как поначалу казалось,  — призналась Пегги.  — Но иногда мне все еще хочется его задушить: он не допускает и мысли о женитьбе.
        Дана засмеялась.
        — Не знаю, не знаю, сестренка. Как только тебе удается водить за нос таких парней?
        — Послушай,  — Пегги решила переменить тему разговора,  — мы заехали к тебе, чтобы посоветоваться, что делать: я нашла сегодня щенка.
        И она все рассказала сестре, упомянув и о том, что щенок может не выжить.
        — Он похож на охотничью собаку и, возможно, будет внушительных размеров, но у тебя же хватит места.  — Она выглянула в окно, где Камерон и Джоэл перекидывали друг другу мяч. Камерон был в пальто, а Джоэл в теплой куртке.  — Ты, помнится, говорила, что Джоэл хочет щенка.
        — Мы говорили с Тедом о собаке в подарок на Рождество.  — Дана тоже смотрела на сына и Камерона.  — Но пока мы еще не решили окончательно. Давай сначала я поговорю с Тедом.
        — Поэтому мы и заехали к тебе, чтобы вы с Тедом обсудили и решили, что делать, прежде чем сказать об этом Джоэлу. Особенно Камерон не хотел ничего говорить мальчику. Зачем расстраивать его, если вы не захотите взять щенка? У Камерона был печальный опыт такого рода.
        — Похоже, он приличный парень.
        Пегги кивнула, глядя через окно на Камерона, гоняющего мяч по двору, словно он сам снова стал мальчишкой.
        — В том-то и проблема, что он приличный парень,  — со вздохом проговорила она.

        Они уехали до того, как вернулся отец Джоэла, но Дана обещала позвонить утром и сообщить Пегги об их решении.
        — Что ты сделаешь, если они откажутся?  — спросил Камерон.
        — Не знаю. А ты случайно не знаешь, кто бы хотел взять щенка?
        — Нет. У твоей сестры ему было бы лучше всего,  — сказал Камерон, глядя на девушку.  — Джоэл хороший мальчик. Я был похож на него в этом возрасте.
        — Да ну? Уж не хочешь ли ты сказать, что хорошие мальчишки становятся приличными парнями?  — Она усмехнулась, когда Камерон в недоумении повернулся к ней.  — Ты завоевал дружбу моего племянника, когда предложил достать билеты на игру «Медведей».
        — Для меня это не проблема. Один мой клиент снабжает меня билетами на любую игру. Кстати, у меня есть четыре билета на матч в субботу.  — И он вопросительно взглянул на нее.  — Я понимаю, что это совершенно сумасшедшая идея, но Митч все время спрашивает меня о Дарлин. Как ты думаешь, может?..
        Он заколебался, а она ждала, догадываясь, о чем он хочет спросить. Дело в том, что она не знала, как ответить.
        Он пожал плечами.
        — Если бы мы пошли вчетвером, они бы наконец познакомились. Митч очень хочет встретиться с Дарлин. А вдруг у них что-нибудь да получится…
        — Ты решил заняться сватовством? И это ты — мистер «забудь любовь и супружество»? Почти не верится, что ты совсем недавно почти нагрубил ясновидящей в радиостудии!
        Он что-то проворчал и уставился на дорогу.
        — Я не сваха, я просто забочусь о твоей приятельнице. Митч мог бы помочь ей. Он очень полезный человек и приличный парень.
        — А у тебя случайно оказались билеты.
        — Да,  — он вопросительно посмотрел на Пегги.  — Ты мне не веришь?
        Она улыбнулась.
        — Конечно, верю. Почему я не должна верить тебе?
        Он снова что-то проворчал себе под нос, но Пегги не разобрала слов. Она подождала, пока он припарковал машину возле мастерской и заглушил мотор, а потом проговорила:
        — Знаешь, сегодня был удивительный день. Сначала я думала, что ты расстроишься из-за щенка и того, что по моей вине не состоялся наш поход по магазинам. Но ты воспринял все как должное и даже повез меня с собакой к ветеринару. И не только повез, но еще и оплатил приличный счет. Потом отвез меня к сестре, играл в футбол с моим племянником и предложил ему билеты на матч с «Медведями». Теперь проявляешь заботу о моей приятельнице.
        Он опять что-то проворчал, чувствуя себя явно не в своей тарелке.
        — Если тебе не нравится эта идея…
        — Как раз наоборот,  — Пегги не дала ему закончить.  — Дарлин необходимо развлечься, побыть с друзьями, а не жалеть себя. Ей нужно выбраться куда-нибудь, встречаться с мужчинами. Как ты и сказал, общество Митча может оказаться не только полезным, но и весьма благотворным, поэтому твое предложение пойти вместе на футбольный матч звучит очень заманчиво.
        — Значит, договорились?

        — Я уже говорила тебе, что сама не знаю точно, как это случилось,  — в сотый раз за последние пять дней повторяла Пегги.  — Мы возвращались домой, и он предложил вчетвером пойти на футбольный матч.
        — И ты согласилась, да?  — Дарлин перестала расхаживать по кухне, с любопытством смотря на подругу.  — Думаю, мне не стоит идти на это свидание, я ведь все еще замужняя женщина.
        — О чем ты? Какое свидание?  — возмутилась Пегги, с минуты на минуту ожидая прихода мужчин.  — Просто мы идем на футбол с друзьями — и все. Они чисто случайно оказались мужчинами.
        — Когда я училась в школе, это называлось свиданием.
        — Но, дорогая, мы давно уже не школьницы,  — сказала Пегги.
        Она понимала, что события вышли из-под ее контроля. Поход с Камероном на футбол — чистое безумие. И вообще, они слишком часто стали встречаться. Правда, до сих пор это были деловые встречи, но сегодня — совсем другое.
        — Камерон сказал,  — она попыталась оправдаться,  — что Митч может тебе помочь. Он классный юрист и может дать тебе много полезных советов.
        — Но ты же говорила, что он специалист по контрактам.
        — И все же юрист есть юрист. В конце концов, ничего не случится, если пойдем на футбол, съедим по паре хот-догов, поболеем за «Медведей», а потом разойдемся по домам. Что в этом плохого?
        — А как же ты? Ты хотела держаться подальше от Камерона.
        — Я так и делаю.  — Пегги понимала, что это единственный способ защитить себя.  — Камерона мы посадим на одном конце скамейки, тебя с Митчем посредине, а я сяду на другом конце. И буду от него подальше.
        Дарлин усмехнулась.
        — А если он захочет сесть рядом с тобой?
        — Не захочет,  — Пегги сама не верила тому, что говорила таким уверенным тоном.  — В конце концов, если ты не хочешь ехать, то сразу скажи. Но уже, кажется, поздно,  — она взглянула на часы.  — Они вот-вот подъедут.
        — Я нервничаю,  — призналась Дарлин.
        Пегги хотелось признаться в том же, но вместо этого она сказала:
        — Чего тут нервничать?..
        Прозвенел звонок, и Пегги вскочила на ноги.
        — Это они,  — упавшим голосом произнесла Дарлин и судорожно вздохнула.  — Чему быть, того не миновать.
        Камерон сразу заметил, что Дарлин сильно волнуется. Это его не удивляло. Даже напряженность, которую он чувствовал в Пегги, не показалась ему необычной. Он сам чувствовал себя неловко.
        «Это не свидание,  — говорил он себе,  — мы просто идем на футбол и все это устраиваем ради того, чтобы познакомить Митча с Дарлин. А что касается встречи с Пегги, то это необходимость. Так сложились обстоятельства — вот и все».
        Камерон искоса посмотрел на Пегги, и все эти рассуждения показались ему смешными и несерьезными. Если все это правда, то зачем же он так долго готовился к этой встрече, зачем так тщательно выбирал костюм? Он вел себя как школьник на первом свидании.
        А она, как всегда, выглядела чудесно: в многоцветной зимней куртке, эластичных брюках цвета красного вина и черных сапожках.
        Пока они ехали на стадион, говорили только на безопасные темы. Начали со щенка.
        — Он понравился твоему племяннику?  — поинтересовался Камерон.
        — Джоэл от него без ума,  — ответила Пегги.  — Можешь не верить, но он назвал его Кингом.
        Камерон вскинул брови — уж слишком явным было это совпадение.
        — Ты рассказала ему?
        — Я лишь упомянула о том, что случилось с тобой, и мальчику понравилась кличка. А я думаю о том времени, когда щенок превратится в настоящего Кинга. Ты должен увидеть щенка. Он выглядит неплохо, а когда потолстеет, станет настоящим красавцем.
        — Если учесть его состояние в тот день, когда его нашла Пегги, то, видимо, случилось чудо,  — отозвалась Дарлин с заднего сиденья.
        Для Камерона настоящим чудом было то, что мальчику разрешили оставить собаку. Хотя он и понимал, что не все семьи похожи на его собственную, в глубине души всегда ожидал худшего. Потому до сих пор боялся завести щенка.
        Выйдя из машины, они направились к стадиону, проталкиваясь сквозь толпу. В толкучке Пегги прижали к идущему сзади Камерону, и он почувствовал, как соблазнительно двигается ее тело. Прикосновение к Пегги привело его в такое возбуждение, что он не смог контролировать себя и по ее участившемуся дыханию понял, что девушка обо всем догадалась. Но удивляло его совсем другое — он не мог понять, почему она отвергает его.
        Только теперь ему стало понятно, почему ей в голову пришла дурацкая идея занять место подальше от него,  — другого объяснения ее поведению он найти не смог — и очень быстро нашел правильное решение. Просто поскорее пристроился рядом.
        — Хочу спросить тебя о картине, которая висит у входа в вашу мастерскую,  — сказал он, чтобы оправдать свои действия.
        — Ты имеешь в виду эту разноцветную мазню?  — удивилась она.
        — Мне она нравится, в ней столько энергии и удивительное сочетание красок — очень яркое, возбуждающее. Мне хотелось бы купить ее, но на ней нет цены.
        — Ты хочешь купить «Генезис»?  — Она медленно произнесла название картины и улыбнулась.
        — Если мы говорим об одной и той же картине.  — Он не понял ее странной реакции.  — Тут что-то не так?
        — Нет,  — она кивнула и тихонько засмеялась.  — Совсем нет, просто я немного удивлена.
        — Я, конечно, мало смыслю в картинах и знаю, что не отличаюсь художественным вкусом, но мне нравится именно эта картина. Она понравилась мне сразу, как только я ее увидел.
        Пегги буквально сияла от удовольствия.
        — Я очень рада.
        Он чувствовал, что чего-то не понимает.
        — С ней связана какая-то история?
        — Ничего подобного.  — Она указала на поле.  — Игра начинается.
        Первый удар по мячу — и Камерон вернулся в колледж, на школьное футбольное поле, планируя атаки и разрабатывая стратегию игры. Женщины, которые прежде иногда приходили с ним на футбол, жаловались, что во время игры он о них забывал. Но с Пегги было по-другому, он не мог не замечать ее присутствия.
        Удивительно, но она понимала футбол. Она недовольно ворчала, когда игроки команды, за которую они болели, теряли мяч, громко подбадривала нападающих и злилась, когда мяч забивали в ворота «Медведей». Она, как и Камерон, переживала за команду. А ведь он привык к женщинам, которые во время игры болтали о чем угодно, только не о футболе. Женщина, следившая за игрой, казалась ему необычной, и он сказал ей об этом.
        — Я немного разбираюсь в футболе, потому что в колледже дружила с одним фанатичным футболистом,  — рассмеялась она.  — Но он тоже считал, что брак не для него, и в конце концов стал священником.
        — Ты с ним спала?
        Она сразу насторожилась.
        — Тебя это не касается.
        — Значит, спала.  — Он усмехнулся, довольный, что так легко раскрыл ее тайну.  — Ты, должно быть, многим нравилась.
        Она не смогла скрыть смущения, но ее голос прозвучал вызывающе, когда она спросила:
        — Зачем ты это мне говоришь?
        — Видимо, когда ты с ним порвала, парень решил, что в жизни ничего хорошего уже его не ждет, покончил с сексом и стал священником.
        — Ну, конечно,  — засмеялась Пегги,  — и на других так повлияли мои чары, что все они поскорее убрались с моего пути.
        Мужчина, сидевший впереди, оглянулся. Он явно слышал ее слова, и щеки Пегги запылали еще сильнее. Придвинувшись к Камерону, она понизила голос и прошептала ему на ухо:
        — Я очень пекусь о твоем благополучии, поэтому не буду спать с тобой.
        — Придется прибегнуть к уловкам,  — во всеуслышание ответил он.
        Удовлетворить постоянное желание, которое Пегги вызывала в нем, становилось необходимостью, и он перестал беспокоиться о последствиях. Он был уверен, что она ничем не отличается от других женщин, которых он знал. Стоит ему добиться ее благосклонности, и навязчивое стремление овладеть ею исчезнет навсегда. Тогда он сможет забыть ее.
        В перерыве Пегги и Дарлин отправились на поиски туалета. Когда подруги остались одни, Дарлин сжала руку Пегги и взволнованно сказала:
        — Не могу поверить, но у меня свидание, самое настоящее.
        Пегги начала заверять ее, что это вовсе не свидание, но внезапно замолчала. Дарлин не возражала. Ее голубые глаза сияли от волнения, которого Дарлин давно не испытывала.
        — Тебе нравится?
        — Очень!  — Дарлин засмеялась.  — Мы с двумя симпатичными мужчинами…  — Она взглянула на Пегги.  — Митч в самом деле веселый парень. Я не представляла, что юрист, составляющий договоры и всяческие сложные контракты, может быть таким беззаботным человеком. Я не помню, когда в последний раз смеялась.
        «Дарлин необходимо развлечься,  — подумала Пегги,  — поэтому надо пока забыть о неудобствах, связанных с присутствием Камерона. В конце концов, что может произойти за время футбольного матча? За каких-то два часа? Ровным счетом ничего».
        — Митч предложил всем нам сходить после игры в пиццерию,  — сказала Дарлин.  — Что ты об этом думаешь? Я знаю, что ты не хотела сидеть рядом с Камероном и только и ждешь, чтобы это побыстрее закончилось. Если ты предпочитаешь ехать сразу домой…
        Ехать сразу домой было бы лучше и проще всего, но Пегги не могла подвести Дарлин, которая спустя несколько лет вновь почувствовала себя счастливой. Этого нельзя было не принимать во внимание.
        — Пицца — это замечательно.
        — Отлично. Я скажу Митчу, что ты согласна.

        Они пошли в пиццерию «У Джино». Увидев огромную очередь у входа, Пегги готова была отказаться от пиццы, однако Дарлин уговорила ее остаться. Пегги пыталась принимать участие в общем разговоре, но в присутствии Камерона ей трудно было сосредоточиться. Каждая минута, проведенная в его обществе, превращалась для Пегги в настоящую пытку. Она знала, что безнадежно влюбилась и что бороться с этим чувством бесполезно, понимала, что образ Камерона-плейбоя больше ее не спасет, потому что Слейтер на самом деле оказался хорошим парнем, добрым и отзывчивым. Именно таким она представляла себе будущего супруга, мужчину своей жизни.
        Но вот беда — Камерон ни за что не хотел жениться.
        Еще пару лет назад она бы спорила, утверждая, что завоюет его сердце, заставит его изменить отношение к браку. Тогда она еще верила в чудеса.
        Жизнь преподала ей свой урок.
        — Слейтер. Четыре человека,  — позвали из пиццерии, и они вошли в довольно мрачное помещение со стенами, испещренными не всегда приличными надписями и рисунками.
        Пегги пристроилась в самом углу у стены, стараясь не прикасаться к Камерону, который сел с ней рядом, но избежать контакта в тесном углу было почти невозможно. Хоть Пегги и застыла неподвижно, его рукав то и дело касался ее руки, а штанина брюк щекотала ногу.
        Дарлин с интересом изучала надписи на ближайшей стене.
        — Некоторые из них весьма многозначительны,  — сообщила она, поднимаясь с места, чтобы прочесть еще одну. «Целовать лягушек лучше, чем целовать собак».
        Она брезгливо сморщила нос и опустилась на скамью напротив Пегги.
        — Ты всегда говорила, что приходится перецеловать кучу лягушек, чтобы попасть на принца. А на самом деле ты когда-нибудь трогала липкую, вонючую дрянь, которую от страха выделяют лягушки, когда их берешь в руки?
        — Это не для меня,  — сказал Митч и пристроился рядом с ней.  — Уж лучше кувшин с помоями.
        — Конечно,  — согласилась Дарлин.  — А где наша пицца?
        Камерон улыбался, отмечая перемену, которая произошла с Дарлин за последние несколько часов. Молчаливая грустная женщина превратилась в веселую собеседницу. Даже Митч повеселел, шутя и развлекая всех анекдотами. И только Пегги вела себя странно.
        Сидя рядом с ним, она забилась в угол, стараясь отодвинуться подальше, и не говорила ни слова.
        Заказали пиццу и пиво. Пока ждали, Митч развлекал их забавными историями, Дарлин непрерывно смеялась. Пегги иногда вежливо улыбалась, но Камерон чувствовал ее скованность и настороженность. Стараясь расшевелить ее и поднять ей настроение, он вернулся к старой теме.
        — Итак, что ты решила насчет картины?  — спросил он.  — Во сколько мне это обойдется?
        — А сколько ты согласен выложить?  — поинтересовалась она, играя бумажной салфеткой и не глядя на него.
        И тут вмешалась Дарлин:
        — О чем вы? Какая картина?
        — Та, что висит у вас в фойе, напротив входа,  — пояснил Камерон.
        — Картина Пегги?  — Дарлин повернулась к подруге и засмеялась.  — А ты на днях жаловалась, что ее никто даже украсть не хочет.
        Пегги продолжала мять в пальцах бумажную салфетку.
        — Разрешаю тебе украсть эту картину.
        Он схватил Пегги за руки, заставляя ее поднять глаза.
        — Это твоя картина? Ты ее нарисовала?
        Она оторвала взгляд от салфетки, пожала плечами и, не глядя на него, равнодушно сообщила:
        — На первом курсе колледжа. Мой преподаватель, а так получилось, что он был и моим консультантом, сказал, что это напоминает взрыв на фабрике красок и у меня детское восприятие цвета, но он надеется, что с возрастом это пройдет.
        Только теперь Камерон понял, почему эта картина так понравилась ему. Яркая и полная энергии, она напоминала ему саму Пегги.
        — Ну и как? Прошло?
        — Нет, но прошло увлечение, и я сменила специальность.  — Она почти с грустью взглянула на него.  — Я рассталась со многими детскими иллюзиями.
        Смех и шутки продолжались в машине Камерона, пока они ехали к Митчу, чтобы взять его машину, потому что Митч с Дарлин решили отправиться на танцы. Пегги отказалась. К ее большому смятению, отказался и Камерон. Это означало, что к мастерской, где осталась машина Пегги, он проводит ее один.
        После того как Дарлин и Митч вышли, в машине Камерона воцарилось тягостное молчание. Пегги смотрела в боковое стекло, а Камерон лихорадочно искал тему для разговора.
        — Тебе понравилась игра?  — наконец спросил он.
        — Да.
        — Конечно, хотя жаль, что «Медведи» проиграли…
        — Все равно игра получилась хорошая,  — заверила его Пегги.  — Ты в самом деле собирался играть в Пенсильвании?
        — Откуда ты знаешь?  — удивился Камерон, уверенный, что об этой своей юношеской мечте никому не рассказывал.
        — Ты говорил об этом моему племяннику.
        Он совсем забыл об этом разговоре. Тогда он поделился с мальчиком своей заветной мечтой только потому, что Джоэл очень напоминал ему его самого.
        — Да, меня тогда в самом деле пригласили и предложили стипендию и в Пенсильвании, и на Северо-Западе. И я выбрал Северо-Запад.
        — Ты говорил, что мать заставила тебя выбрать Северо-Запад, потому что не хотела отпускать далеко.
        Он улыбнулся, все еще думая о своих победах на футбольном поле.
        — Вот так я оказался завзятым сплетником в глазах твоих и твоей семьи.
        — Твоя мать старалась контролировать своих дочерей так же, как тебя и отца?
        — Это что, новая попытка психоанализа? Хочешь вычислить, что отвратило меня от женитьбы?
        Пегги хватило одного взгляда, чтобы увидеть, как он опять замыкается в себе. Опыт подсказывал ей, что надо отступить, но она так и не научилась терпению.
        — Не все женщины похожи на твою мать.
        — Тебе только так кажется.
        В его словах звучала горечь.
        — А Кара была похожа на твою мать?
        — Кара,  — он усмехнулся,  — никогда не плакала и не причитала, она даже не настаивала на своем решении. Я мог делать что хотел. Но она знала, как управлять мужчиной. Ты хочешь узнать, как это выглядело? Так вот — я позволял ей управлять собой, как мой отец позволял это матери.
        «Значит, он все же позволял женщине манипулировать собой,  — подумала Пегги. Эта догадка удивила ее и в то же время многое прояснила.  — Так вот почему ты никого близко не подпускаешь».
        «Да, это было действительно так,  — мысленно подтвердил Камерон,  — а Пегги Барнетт только пытается преуспеть в этом».
        Он хрипло рассмеялся, и Пегги заметила, как побелели костяшки пальцев, когда он изо всех сил сжал в руках руль. Она поняла, что проиграла. Попытка заглянуть в его прошлое не увенчалась успехом.
        — Я знаю, что ты хороший парень,  — сказала она, желая от всей души, чтобы Камерон понял, что она поступает так не из праздного любопытства.  — И из тебя получится чудесный муж.
        Он презрительно хмыкнул, но Пегги не обратила на это внимания.
        — Ты играешь роль плейбоя,  — продолжала она,  — но тебе претит эта роль, и ты явно чувствуешь себя не в своей тарелке. Ты боишься полюбить, но обязательно влюбишься.
        — В кого?
        — Например, в меня.  — Она думала об этом давно, запоминая все случаи, когда он помогал другим.  — Ты отзывчивый и добрый человек, Камерон. Даже в тот первый день, когда ты опоздал на встречу со мной, это произошло из-за женщины, которая перенесла удар и не могла обойтись без твоей помощи. И сегодняшнее свидание ты тоже устроил потому, что хотел помочь Митчу и Дарлин.
        — Ради Бога, не делай из меня святого, Пегги. Я потратил время на миссис Веймер только потому, что она моя хорошая клиентка, а Митчу помог потому, что он мой лучший друг.
        Вскоре Камерон въехал на стоянку рядом с мастерской. На двери висела табличка с надписью «Закрыто», и только две машины стояли на площадке: Пегги и Дарлин. Заглушив двигатель, Камерон повернулся к Пегги.
        — Ладно, ты права, я вырос в ненормальной семье.
        Он сам удивился собственным словам.
        — Моя мать плакала или изображала приступы болезни и отчаяния, чтобы добиться своего, и отец всегда уступал ей. Моя старшая сестра успела уже три раза выйти замуж. Посмотри вокруг. Много ли нормальных семей? Мой дядя прав: чтобы жить полноценной жизнью, надо быть одиноким. Я не собираюсь жениться, Пегги.
        — А я и не прошу тебя об этом.  — Она взялась за ручку дверцы.  — Забудь.
        Он смотрел, как она выходит из машины, и думал о том, что должен наконец с ней расстаться. Все, что надо было сказать, они уже сказали друг другу.
        И вдруг Камерон выскочил из машины.
        — Наши планы на завтра еще остаются в силе?!  — неожиданно для себя крикнул он вслед Пегги.
        Она замешкалась и, удивленная, повернулась к нему.
        — На завтра?
        — Мы ведь собирались посмотреть ковры.
        — А я забыла.
        Он уже обошел машину и оказался в двух шагах от Пегги. Они стояли в тени дома, где располагалась мастерская. Огни улицы сливались с золотистым светом фонарей у стоянки.
        — Ничего не изменилось.
        Когда Камерон подошел ближе, Пегги выпрямилась и подняла голову — щеки у нее зарумянились, а глаза потемнели.
        — Ничего?
        — Ничего,  — он коснулся ее плеча.  — Я все еще хочу тебя.
        — Но…
        Камерон не дал ей закончить. Она разбередила его душу, и он больше не мог сдержаться. Подойдя к ней вплотную, он заключил ее в объятия и закрыл ей рот поцелуем. Этот поцелуй был для нее наказанием. Рассказав ей слишком много о себе, он стал уязвимым и теперь требовал вернуть ему долг. Камерон хотел подчинить ее себе.
        Сопротивляясь, она сильно толкнула его в грудь, но это лишь усилило его возбуждение. И все же понимая, что силой он не сможет заставить Пегги подчиниться его желанию и что вовсе не к такой близости он стремился, Камерон поспешно разжал объятия.
        Она пошатнулась и отступила назад, глядя на Камерона глазами, полными слез.
        — Прости,  — сказал он, сердясь на себя.
        Она имела полное право влепить ему пощечину. И если она не захочет с ним работать, то виноват будет только он сам.
        А вот то, что произошло затем, поразило его не меньше, чем собственный необдуманный поступок. Пегги вдруг шагнула к нему, положила руку ему на плечо, а другой провела по его щеке — осторожно и ласково.
        — А теперь попробуем еще раз.
        Мгновение он колебался.
        — Попробуем?..
        Она лучезарно улыбнулась.
        — Да. Еще раз.
        Пегги встала на цыпочки и поцеловала его. Любовно. Нежно. Камерон застыл, боясь к ней прикоснуться. Она целовала его, и он стал возвращать ей поцелуи, ощущая на губах мягкость и вкус ее губ.
        Она прижалась к нему всем телом, и он обнял ее. Раздражение исчезло, теперь он наслаждался всем, что она дарила ему: теплом и лаской прикосновений, нежностью сердца и души. Он целовал ее лоб, щеки и губы. Возрастающая страсть и жадность его поцелуев приводили ее в трепет. Камерон испытывал наслаждение и… страдал. Да, он страдал. Он жаждал большего.
        — Камерон,  — задыхаясь, прошептала она, когда он наконец дал ей возможность вздохнуть, оторвавшись от ее губ.
        — Да?..  — теперь он целовал ее шею.
        — Нам лучше остановиться.
        Она глубоко вздохнула, и он почувствовал, как ее пальцы вцепились в его куртку. У основания ее шеи Камерон губами ощущал ее пульс — быстрый и трепетный.
        — Пегги, мы не можем противиться нашему желанию, не в наших силах остановиться. Я хочу тебя… безумно хочу…
        Он взял ее руку и прижал к низу своего живота.
        — Вот что ты делаешь со мной. Каждый раз, когда ты рядом, со мной происходит такое. Я хочу тебя,  — повторил он.  — Это ведь естественно.
        Тяжело дыша, Пегги отняла руку и высвободилась из его объятий.
        — Все не так просто, Камерон. Сегодня мы зашли слишком далеко. Мы должны научиться сдерживать свои эмоции.
        — Почему? Почему мы должны сдерживаться?
        — Потому что…
        Она не закончила, повернулась и пошла к своей машине.
        — Пегги?..
        — Я не могу, Камерон,  — сказала она, не оглядываясь.

        11

        В понедельник они все же собрались посетить магазины, где продавались ковры. Ни Камерон, ни Пегги не касались тем, которые обсуждались в воскресенье, не вспоминали и о том, что случилось на автостоянке. Каждый добросовестно играл свою роль — клиента и дизайнера. Выбирая ковры, они советовались друг с другом относительно расцветки и рисунка, обменивались вежливыми замечаниями — и больше ничего.
        И тем не менее Пегги явно ощущала возникшее между ними напряжение. С каждой минутой ей все труднее было находиться рядом с Камероном. Она понимала, что нравится ему, но вместе с тем знала, насколько он непреклонен в своем отрицательном суждении о браке и семье. Его собственное прошлое было его врагом, а с вечным напоминанием о нем выступал дядя Джон, заявляя об опасности брачных уз. Мать Камерона настроила сына против женщин, а Джон Слейтер показал племяннику, как завоевать в жизни благополучие, получить удовольствие и не потерять свободы. Пегги не могла с ним соревноваться.
        Наконец ковер был выбран, и они покинули магазин. Камерон и Пегги приехали туда каждый на своей машине, и теперь он проводил ее к автомобилю.
        — Думаю,  — отозвался Камерон,  — что ты успела неплохо узнать меня. Все остальное для моего дома ты сможешь выбрать сама. Пегги поняла: ему так же, как и ей, было нелегко.
        — Я всегда смогу вернуть в магазин то, что тебе не понравится.
        — Я предоставляю выбор всего что нужно на твое усмотрение.
        Она провожала Камерона взглядом, пока он шел к своей машине. Мысль о том, что они больше не связаны совместными походами по магазинам, принесла ей и облегчение, и разочарование.
        В течение нескольких недель Пегги сама принимала решения. Мебель и другие вещи были закуплены и вскоре доставлены в квартиру Слейтера. Пегги с Камероном почти не виделись. Реакцию Камерона на свою деятельность она узнала однажды от его экономки Пэт. Только раз он выразил недовольство. Это было связано с картиной, которую Пегги приобрела: морской пейзаж в голубых и зеленых тонах. Ей казалось, что картина как нельзя лучше подойдет для его кабинета, но он потребовал заменить морской пейзаж на ее собственную картину, которая до сих пор висела в фойе напротив входа в мастерскую.
        В конце ноября квартира Камерона обрела завершенный вид. «Вот и близится день, когда в работе будет поставлен последний штрих и я смогу вернуться к обычной жизни»,  — думала Пегги. На два месяца она отложила другие заказы. Теперь каждая лампа, картина, ваза и горшок с растением, которые она подобрала для интерьера, приближали ее к этому дню. Работа почти завершена, и вскоре Пегги Барнетт, дизайнер по интерьеру, будет свободна от обязательств перед Камероном. Единственное, что еще беспокоило ее, так это софа. Ей все время обещали ускорить доставку, но, увы, на обещания не посадишь гостей.
        В конце концов осталось найти только торшер. Пегги почувствовала себя победительницей, когда обнаружила то, что искала, в одном из художественных салонов. Современную по форме, железную кованую стойку завершал элегантный дымчато-синий стеклянный абажур.
        — Ну, как он тебе?  — спросила Пегги, показывая торшер Кэролин, их с Дарлин помощнице.
        — Интересный.
        Указывая рукой в глубь мастерской, Пегги спросила:
        — Дарлин там?
        — Она у себя наверху.  — Кэролин подошла поближе, чтобы получше рассмотреть торшер.  — Он предназначен для дома Слейтера?
        — Для его гостиной. Если торшер понравится ему, то в основном все будет закончено. Останется только софа.  — Пегги направилась к кухонной двери.  — Но, прежде чем отправить торшер Слейтеру, я покажу его Дарлин.
        Дарлин была наверху, в своей спальне, и как раз натягивала через голову шерстяной свитер.
        — Я нашла подходящую лампу,  — сказала Пегги и поставила торшер на пол.
        — Наконец-то.  — Дарлин прошлась по комнате и осмотрела светильник со всех сторон.  — То, что нужно,  — заключила она.
        — И я так думаю.  — Пегги присела на край кровати, посреди которой стояла открытая дорожная сумка,  — сверху лежал шелковый пеньюар.  — Отправляешься куда-то на ночь?
        Дарлин усмехнулась и подошла к туалетному столику.
        — Митч пригласил меня на выходные в Лейк-Фонтану,  — ответила она, смотрясь в зеркало.  — Я только что говорила с ним по телефону. Сейчас он принимает душ, а потом заедет за мной. Кэролин закроет мастерскую сегодня и откроет завтра утром. А тебе придется закрыть наше заведение завтра вечером, ты не против?
        Пегги согласно кивнула. Она-то не собиралась никуда уезжать.
        — Конечно.  — Улыбаясь, она достала пеньюар из сумки.  — Весьма обольстительный. Итак, предстоит решающая ночь?
        Дарлин повернулась к ней, в руках сверкнули сережки.
        — Решающая — для кого?
        — Ты сама знаешь. Для того, с кем ты проведешь эту ночь.
        Дарлин усмехнулась, затем вдела сережку в ухо.
        — Ну, это уже произошло пару недель назад.
        Пегги положила пеньюар обратно в сумку.
        — А я и не знала, что у вас так серьезно.
        — Да я не уверена, что это серьезно. Я так решила, чтобы не жалеть лет через десять, что упустила хорошего парня.  — Она задумчиво улыбнулась.  — Он мне нравится.
        Пегги искренне обрадовалась, снова увидев блеск в глазах подруги.
        — Мне кажется, он любит тебя.
        — Надеюсь, что это так.  — Она вдела в ухо вторую сережку.  — Митч говорит, что Камерон любит тебя.
        — Его любовь ограничивается желанием переспать со мной.
        — А ты еще не спала с ним?  — удивилась Дарлин.
        — Конечно, нет. Он мой клиент, а я не сплю с клиентами.
        — Это значит: «Закончу работу, и тогда берегись, парень!» Не так ли?
        — Нет, это значит: «Закончу работу, и прощай, парень!» Этот человек не хочет вступать в брак. Он ясно высказался по этому поводу.
        — А разве обязательно выходить замуж за того, с кем спишь?
        — Я не…  — Пегги осеклась. Дарлин слишком хорошо знала свою подругу, ей не стоило оправдываться.  — Ну хорошо, я не девственница, у меня были мужчины, и я заранее знала, что они не собираются на мне жениться. Но тут особый случай.
        — Потому что ты влюбилась в Камерона?
        — Я в него не влюбилась,  — ответила Пегги.  — И не позволю себе влюбиться. Я не собираюсь с ним бороться. Головой не прошибешь стену.
        Дарлин снисходительно улыбнулась.
        — Митч говорит, что ты заставляешь Камерона страдать, как никогда в жизни. Интересно, чем это кончится?
        — Я не видела Камерона целый месяц. Как же я могла заставить его страдать?  — На самом деле Пегги тоже страдала. Она не могла спать спокойно с тех пор, как впервые встретила его.
        — Митч уверяет, что вы с Камероном предназначены друг для друга, как это и предсказала по радио ясновидящая, но вы оба слишком упрямы, чтобы признать ее правоту.
        — И ты, и Митч ошибаетесь. Камерон и я совсем не созданы друг для друга, мы совершенно разные люди. Мне, между прочим, наплевать на предсказания каких-то ясновидящих. И я, кстати, вовсе не упрямая.
        — Ну, конечно,  — продолжая снисходительно улыбаться, согласилась Дарлин.
        — Вот именно.  — Пегги встала.  — Желаю тебе хорошо провести время в Висконсине. Нет — желаю чудесно провести там время. До встречи в понедельник.  — Она показала на торшер.  — Все-таки удачный торшер я подобрала Камерону.
        — Ты собираешься прямо сейчас отвезти ему лампу?
        — Да. А почему бы нет? Что-то не так?
        — Напротив, все хорошо,  — Дарлин одобрительно кивнула, не выдержала и опять улыбнулась.  — Все в полном порядке.

        Пегги постучала в дверь Камерона около половины пятого. В это время экономка Пэт обычно уже уходила, а хозяин еще не возвращался. В доме пока никого не было, но она с самого начала взяла за правило стучать, прежде чем войти. Чужая квартира есть чужая квартира, не стоит быть слишком бесцеремонной, даже если тебе доверили ключ от нее. Не услышав ответа, Пегги вставила ключ в замочную скважину и открыла дверь.
        Переступив порог прихожей, она сразу заметила, что Камерон уже вернулся домой. Его пальто, небрежно брошенное, свисало со спинки одного из двух обтянутых голубой замшей легких кресел, выбранных ими для гостиной, портфель валялся на китайском ковре, поиски которого заняли у них уйму времени. Дрожь возбуждения охватила Пегги, от волнения ее затошнило, и она громко позвала его.
        — Это ты, Пегги?  — в ответ услышала она его голос из спальни.
        — Наконец я достала торшер, который давно искала.  — Она надеялась, что голос не подведет ее, не выдаст волнения.
        — Отлично, сейчас я выйду,  — отозвался он.
        Она подошла к свободному креслу, поставила торшер рядом с ним и включила штепсель в розетку у края ковра. Щелкнув кнопкой выключателя, удостоверилась, что лампа работает. Мягкий, но довольно яркий свет позволял читать отдыхающему в кресле. Остальные уголки большой комнаты освещались встроенными в стены светильниками и бра.
        Слыша, как дверь спальни открывается, Пегги отступила назад, давая Камерону возможность хорошо рассмотреть новое приобретение. Затем она медленно повернулась к нему.
        Он шел ей навстречу в одном только банном полотенце в цветную полоску, обернутом вокруг талии. Больше на нем ничего не было.
        У Пегги перехватило дыхание, тошнотворный ком подступил к горлу, и она судорожно глотнула.
        — Мне нравится,  — заявил он, смотря на нее, и кивнул в знак одобрения.
        Волосы на голове и груди были влажными, лицо — чисто выбритым. С сентября загорелая кожа слегка побледнела. Он казался Пегги воином-варваром, готовым к сражению.
        Она заставила себя дышать ровно и глубоко, чтобы успокоить бешеные удары сердца, и хотя целый месяц избегала встречи с Камероном, все ее усилия оказались напрасными, как только Пегги увидела его. Видимо, он всегда будет волновать ее.
        — Я не ожидала застать тебя дома,  — еле слышно произнесла она.
        Пегги была смущена, и Камерон заметил, что, бросив короткий взгляд на его бедра, девушка поскорее отвела глаза. Они оба понимали недвусмысленность положения, в котором случайно оказались.
        Камерон подошел к ней вплотную и улыбнулся. Принимая душ, он думал о Пегги. С тех пор как они встретились впервые, Камерон постоянно думал о ней — в любом месте, в любое время. Его посещали безумные мысли. Навязчивые фантазии.
        — Сегодня я ушел рано,  — заговорил он,  — встретился с Митчем в клубе, поработал над документами и решил пораньше вернуться домой.
        — Ну, да… а я, ах…  — Пегги отступила назад и наткнулась на спинку кресла.
        Камерон протянул руку и придержал ее за плечо.
        — Не упади.
        — Не упаду, я только хотела сказать…  — Она опустила глаза, опять остановив взгляд на его бедрах и от смущения покраснела.  — Мне пора идти.
        Она была готова бежать, словно испуганный кролик, но он держал ее за плечо, не отпуская.
        — У тебя вечером свидание?
        — Нет, я…  — Она как завороженная смотрела на его рот.
        Только десять минут назад воображение рисовало ему заманчивые картины: вот она лежит в его объятиях, он страстно целует ее, а она отвечает на его поцелуи. Он не исключал, что это предзнаменование.
        — Что?  — спросил он мягко, не отпуская ее.
        Она облизнула губы.
        — Я, ах… У тебя самого, наверное, свидание… или что-то в этом роде. Я не хочу задерживать тебя.
        Он усмехнулся. Она и не подозревала, как поощряюще прозвучали ее слова.
        — Ты меня не сможешь задержать. Но я готов остаться, чтобы смотреть на тебя.
        — Камерон…
        Пегги тихо выдохнула его имя. Такая неуверенность и колебание позволяли Слейтеру надеяться на ее благосклонность. Он дотронулся до ее волос.
        — Я думал, что мне будет легче, если мы перестанем встречаться.
        — И что же?
        Заглянув ему в глаза, она прочла в них страстное желание. Он ни на миг не сомневался, что и Пегги чувствовала то же самое.
        — Мне не хватает наших походов по магазинам,  — признался он.  — Я скучал по тебе.
        Пегги не отстранилась, теплые пальцы согрели его руку, грубая шерсть пальто коснулась обнаженной груди. Ее губы были мягкими и сочными, а поцелуи — он ведь помнил — нежными и страстными. Ему захотелось вновь прикоснуться к этим губам, почувствовать их аромат и вкус, вновь пережить блаженство, на вершины которого вела его эта женщина, и тот невероятный взрыв ощущений, о которых до сих пор ему не приходилось даже мечтать.
        И Камерон поцеловал Пегги, потом еще и еще. Поцелуи становились все более страстными, язык все глубже проникал в мягкую и сладкую нежность ее рта. Вдруг Пегги, словно очнувшись, вздрогнула, и Камерон отпустил ее, говоря:
        — Я хочу тебя, Пегги, и ты знаешь об этом. Ты знала с самого начала… с нашей первой встречи…
        — Да. И что будет дальше?
        — Дальше? Зачем думать об этом сейчас? Не лучше ли дарить друг другу радость и наслаждение?  — спросил Камерон, отстаивая свою независимость.
        — Не знаю,  — прошептала Пегги, стараясь сохранить благоразумие.
        Но Камерон своими поцелуями приводил ее в смятение и лишал рассудка. Она не могла больше противиться все возрастающему желанию — и Камерон был тому причиной. Он обрел над ней слишком большую власть, подавил волю к сопротивлению. Пегги боялась, но Дарлин, возможно, была права, спрашивая, не пожалеет ли ее подруга спустя многие годы о том, что сегодня отстояла свои взгляды, защитила принципы, оттолкнув человека, которого любила?
        — Ты ведешь нечестную игру,  — хрипло произнесла она, медленно обнимая его.
        — В любви, как и на войне, честности не бывает.
        — Но ты меня не любишь, и это — не война.
        — Ты не права. Это — война желаний. И я хочу тебя.
        Она вынуждена была поверить — его губы не лгали, неистово целуя ее. Ее тело, нет — ее душа!  — жаждало этой близости, пусть на один день, на одно мгновение, насколько он пожелает. Она никогда не пожалеет о том, что отдалась ему, даря и принимая наслаждение.
        Камерон запустил пальцы в ее волосы, губами прильнул к губам, проникая языком в их сладкую, бархатную глубину. Он целовал ее медленно и жадно, наслаждаясь и упиваясь каждым прикосновением.
        А она… она часто представляла себе момент их близости. Длинными бессонными ночами Пегги мечтала о его объятиях, поцелуях и ласках. Самых интимных. Она хотела принадлежать ему.
        Сначала Пегги сопротивлялась своим чувствам и желаниям — такая связь, по ее мнению, не имела будущего, лишь боль и горечь оставляя в сердце. Поэтому Пегги отвергала все ухаживания и домогательства Камерона. Внешне ей это даже неплохо удавалось, но сердцу не прикажешь, и, не заметив когда, она все же влюбилась — страстно и безнадежно.
        Он расстегнул верхнюю пуговицу ее пальто, и она уже знала о том, что нет такой силы, которая способна остановить их сейчас, оторвать друг от друга. Но он ее не любил, мимолетное увлечение скоро пройдет, и они расстанутся — без каких-либо обязательств и обещаний. «И без сожаления»,  — заранее решила Пегги.
        — Камерон,  — проговорила она.
        — Да,  — пробормотал он, расстегивая вторую пуговицу.
        — Я тоже хочу тебя,  — призналась Пегги.
        Он приподнял ей голову, чтобы взглянуть в глаза, и тогда Пегги заметила удивление и растерянность на его лице. Видимо, он не ожидал от нее слов признания. Протянув руку, она коснулась его щеки. Его еще влажные волосы казались темнее и длиннее, чем обычно. Пегги взъерошила их пальцами, ощущая на себе внимательный взгляд зеленых глаз.
        — Ты удивлен?
        — Нет,  — сказал он тихо и улыбнулся,  — но должен сказать, что не ожидал от тебя признания.
        — Не слишком ли ты уверен в себе?
        — Нет. Совсем нет.
        Он снял пальто с ее плеч, позволив упасть ему на пол, затем перешел к свитеру и тонкой кофточке, бросив их на кресло. Она повернулась, чтобы дать ему возможность расстегнуть крючки на лифчике, и в тот самый момент, когда лифчик расстегнулся, Камерон прижал ее к себе, и его ладони накрыли ее грудь.
        — Какой прекрасный живой лифчик,  — прошептала она, глядя на большие руки, укрывшие холмики грудей. Он заставил ее чувствовать себя маленькой и слабой, и очень желанной. Как же она могла противиться его желанию?
        — Тебе это нравится?  — спросил он, нежно потирая пальцами ее соски и вызывая сладкую дрожь во всем теле.
        Он целовал ее шею и плечи, осторожно посасывал мочку уха, а потом повернул Пегги лицом к себе. Его взгляд обжигал и завораживал.
        — Тебе хорошо?
        Он склонил голову, целуя впадинку у основания шеи, нежно коснулся языком сначала одного, потом другого соска, заставляя женщину стонать от наслаждения.
        — Я уронил полотенце,  — выдохнул он и положил ее руку себе на живот.
        Пальцы Пегги легонько погладили мягкую кожу, упругие мышцы вздрогнули от этой ласки. Камерон медленно продвигал ее руку вниз, и в теле Пегги росло предвкушение блаженства.
        Зеленые глаза Камерона потемнели, в них зажглись желтые огоньки, ноздри вздрогнули, а рот раскрылся в судорожном вздохе, когда пальцы Пегги сомкнулись на его возбужденной плоти.
        — Пегги…  — простонал он, целуя ее губы.
        Этот поцелуй был жестким и требовательным, и она ответила движением ладони. Камерон прекратил целовать ее и отвел в сторону руку, сжимающую его плоть.
        — Это кончится неприятностями,  — тяжело дыша, заявил он и, кивком указывая в сторону спальни, предложил: — Хочешь посмотреть мою новую спальню? Мой дизайнер по интерьеру — женщина, у которой хороший вкус.
        Он склонился над Пегги, поцеловал ее в щеку и удовлетворенно улыбнулся.
        — Очень вкусно.
        — Надеюсь, там больше нет зеркал на потолке,  — серьезным тоном проговорила Пегги, подыгрывая его веселому настроению, хотя легкомыслие не было свойственно ее натуре. На самом деле она испытывала страх — страх за себя, за свое будущее. По спине пробежали мурашки, вызывая дрожь и лишая ее сил, и она, как тонущий за соломинку, ухватилась за его руку.
        — Никаких зеркал, никаких наручников, никаких плеток,  — сказал он.
        — Я что-то не помню ни наручников, ни плеток,  — ответила она дрожащим голосом, когда они вошли в спальню, которую она так недавно оформляла.
        — Я прятал их вместе с надувными женщинами.
        Она засмеялась, представив себе Камерона с надувной женщиной.
        — Да ты хулиган, Камерон Слейтер.
        Дверь в ванную была приоткрыта, и влажный воздух проникал в спальню. Огромное ложе, приобретение которого стоило Пегги немалых трудов, было накрыто ярко-синим стеганым бархатным одеялом. В изголовье лежали светлые разноцветные подушки. Не сводя глаз с Пегги, Камерон отодвинул подушки и откинул одеяло, открывая простыни в белую и синюю полоску.
        Камерон смотрел на Пегги, губы которой слегка припухли от страстных поцелуев, волосы рассыпались и свободными волнами падали на плечи, оттеняя молочную белизну кожи. Затвердевшие соски, которые он только что ласкал, венчали грудь, словно розовые бутоны.
        Женщины всегда казались Камерону существами не слишком умными, вполне предсказуемыми и… очень опасными. Их нежность и сердечную заботу он ценил высоко, но боялся попасть под их влияние, поэтому заранее пресекал любые попытки посягнуть на его свободу, желание контролировать и управлять им. Он всегда держал их на расстоянии, беря то, что они ему предлагали, но давая лишь то, что сам считал нужным. Он давно пресытился женскими чарами, и это несколько беспокоило его. Но на этот раз он встретил женщину необычную, другую, непохожую на остальных.
        В глазах Пегги он увидел неподдельный испуг, и у него защемило сердце. Он хотел ее, хотел так, как никогда еще не желал ни одну женщину, но боялся причинить ей боль.
        — У тебя все в порядке?
        — Я нервничаю,  — призналась она и попыталась улыбнуться.  — Это игра, а я не привыкла играть.
        — Никакая это не игра.  — Подняв руку, он погладил ее по волосам, отвел с лица упавшие пряди.  — Мы честны друг перед другом.
        Он поцеловал ее в лоб, затем в шею. Она замерла в ожидании. Камерон целовал ее шею и плечи, потом его губы нежно и ласково коснулись возбужденного соска.
        Если бы он был честен, то признался бы, что тоже нервничает. Он хотел доставить ей удовольствие, подарить радость, которую она заслуживала. И Камерон успокоился немного, когда услышал тихий вздох удовлетворения, сорвавшийся с ее губ. А когда ее руки обвились вокруг его шеи и она всем трепещущим от желания телом прижалась к нему, он понял, что бояться ему больше нечего.
        Он осыпал ее поцелуями, целовал алые губы, атласную шею и розовые мочки ушей. Он хотел видеть ее всю — обнаженную, как он сам,  — и, расстегнув пуговицу на ее слаксах, поспешно опустил «молнию». Она тихонько засмеялась и подсказала:
        — Не забудь про сапоги.
        Он встал на колени, расстегнул сапоги, потом опустил слаксы вниз, а вместе с ними и трусики. Опрокинув Пегги на кровать, он стащил с нее сапоги и всю одежду.
        Все еще стоя на коленях, Камерон смотрел на Пегги, не в силах оторвать взгляда от ее прекрасного тела.
        Три месяца он мечтал об этом мгновении и представлял себе обнаженную Пегги. В воображении она являлась к нему, соблазнительно улыбаясь, готовая ответить на любое его желание. Целых три месяца между ними нарастало напряжение, каждое прикосновение и каждый взгляд рождали страсть. Сейчас в ее глазах он видел эту страсть и… беспокойство.
        Он улыбнулся, пытаясь разрядить обстановку.
        — Теперь мы с тобой на равных.
        — Да,  — согласилась Пегги, хотя знала, что это неправда. Камерон имел преимущество с первого дня их знакомства.
        В тот день, когда он вошел в ее мастерскую и посмотрел на нее своими порочными зелеными глазами и обольстительно улыбнулся, у нее не осталось сомнений насчет того, как закончится их знакомство. Тогда она впервые изменила свои планы ради него. И с тех пор все время их меняла.
        Он прикоснулся к ее бедру, и она, взглянув на него, заметила его улыбку.
        — Мне нравится эта бабочка.
        — Это так, глупость.
        — Она сводит меня с ума с тех пор, как я впервые увидел ее.
        Она нахмурилась, не понимая.
        — Когда ты видел мою бабочку?
        — В то утро, когда ты была очень застенчива и до подбородка куталась в афганский плед.
        — Боже мой!  — Она вспомнила и покраснела.  — Что же ты еще увидел?
        — Достаточно, чтобы потерять голову.  — Он наклонился и поцеловал маленькую бабочку, вытатуированную на бедре Пегги.  — Ты в самом деле сводишь меня с ума.
        Его теплая грудь накрыла ее бедра, волосы, щекоча, коснулись упругого живота. Пегги судорожно вздохнула и закрыла глаза, когда он раздвинул ей ноги и начал покрывать поцелуями внутреннюю поверхность бедер. Каждый поцелуй, каждое прикосновение вызывали трепет во всем теле. И только когда он добрался до ее сокровенного места, погладив пальцами волосы между ее ног, она открыла глаза и увидела, что он смотрит ей в лицо.
        Камерон вспомнил, как его дядя говорил, что все женщины одинаковы, их не отличить одну от другой, особенно в темноте. До сегодняшнего вечера он был с ним согласен. За многие годы Камерон Слейтер познал немало женщин, и они действительно походили друг на друга. Они появлялись в его жизни и исчезали, удовлетворив мужские потребности. Больше они были ему не нужны.
        Но сегодня он был рад, что в комнате светло. Сегодня он хотел видеть Пегги, видеть мягкие, курчавые, медового цвета волосы, которые защищали ее сокровенное место, видеть вспышку румянца на ее щеках. Для него она была тайной, загадкой, которую он хотел познать.
        Ее запах был сладок и обольстителен, а тело, словно инструмент, откликалось на каждое прикосновение. Едва заметно она сильнее раздвинула ноги, приглашая его к продолжению любовной игры. И он охотно принял это приглашение.
        — Камерон!  — простонала она и положила руки ему на голову, чтобы остановить его.  — Я…
        Она не закончила фразы, а он не остановился. Жар, исходивший от ее тела, тихие стоны и движения бедер только разжигали его. Еще немного, и она…
        Поднявшись на ноги, он открыл тумбочку у кровати и вынул из ящика серебристый пакетик. Через мгновение он уже склонялся над ней, приподняв ее бедра и раздвинув коленями ее ноги.  — Пегги, посмотри на меня.
        Она посмотрела ему в лицо, и он понял, что никогда не забудет этого мгновения. Ее глаза цвета какао потемнели от страсти, и Камерон словно утонул в их сверкающей глубине.
        — Я давно этого хотел,  — признался он, пораженный, что это действительно происходит.  — Мы ведь оба этого хотели.
        Он уложил ее на подушках и медленно, осторожно вошел в нее. Пегги знала, что он прав. Она так же сильно, как и он, желала этой близости. Ее протесты были несерьезны, а возражения — притворны. Глядя вверх, она пожалела, что сняла зеркала над кроватью. Впервые в жизни ей захотелось увидеть слияние тел в любовном экстазе. Увидеть себя. Потому что никогда прежде ее ощущения не были столь совершенны.
        Обхватив ногами его талию, она всем телом прильнула к нему. Он был частью ее, он был внутри и вокруг нее, и она была частью его. Он открыл ей новые грани жизни, он заполнил ее всю, уводя за пределы действительности.
        Когда она достигла апогея, ее тело содрогнулось, а он сопровождал ее на вершину блаженства, проникая в нее все глубже и глубже. Это было лишь мгновение — быстротечное, как взрыв, но необыкновенное по своей силе. В этой яркой вспышке было также и то, что они уже познали раньше, поэтому Камерон в изнеможении удовлетворенно выдохнул ей в ухо:
        — Я был прав.
        — В чем?  — спросила Пегги, хотя это не очень ее интересовало.
        — В том, что нам будет хорошо вместе.  — Он нежно поцеловал ее в губы.
        Пегги закрыла глаза, надеясь, что он будет молчать. Она проиграла и стала его трофеем — очередным в жизни Камерона Слейтера. Она смирилась с этим еще до того, как вошла в его спальню, хотя глубоко в душе еще надеялась… мечтала…
        — Подожди минуту,  — сказал он, вставая.  — Я сейчас вернусь.
        Когда за Камероном закрылась дверь ванной, Пегги села, подтянув колени к подбородку. Она хотела защитить себя, случившееся сделало ее уязвимой.
        Произошло то, что и должно было произойти,  — она отдалась Камерону.
        Вся беда в том, что она его любила.
        Но это ничего не меняло.

        12

        Выйдя из ванной, Камерон увидел Пегги на кровати с коленями, прижатыми к подбородку так, словно она пыталась укрыться от его взгляда. Она сидела неподвижно, закрыв глаза.
        Он стоял и смотрел на нее. Все же что-то необычное случилось в момент их близости. Это «что-то» глубоко затронуло его душу, и Камерон не знал, как с этим справиться.
        Своей искренностью Пегги заставила его отказаться от уловок, вынудила чувствовать и переживать сердцем. Чисто физические ощущения оказались на втором плане, хотя и были необычно сильными. То, к чему он стремился и что получил, совершенно отличалось от прежних связей с женщинами. И это пугало его.
        Он ожидал, что физический любовный акт снимет напряжение и наконец избавит его от навязчивых мыслей о Пегги. Но этого не произошло. Несмотря на огромное физическое удовлетворение, которое он получил от близости с Пегги, он не смог сразу забыть о ней, изгнать из своих мыслей и сердца. Он, как и раньше, старался преодолеть желание прикоснуться к ней, прижать к себе, просто быть рядом.
        И Камерон сдался.
        Он подошел, сел на край кровати, погладил Пегги по голове, обняв за плечи.
        — Ты в порядке?  — неуверенно спросил он.
        — Конечно.  — Она улыбнулась, но в ее глазах блеснули слезы.
        — Не плачь. Я ненавижу, когда женщины плачут.
        — Прости.  — Она смахнула слезы тыльной стороной ладони.  — Я и сама не знаю, что со мной творится.  — Пегги попыталась засмеяться.  — Не принимай это слишком близко к сердцу.
        Теперь он понял, что и на нее их близость подействовала так же сильно, как и на него, и она тоже не знала, как быть дальше. Смех, видимо, казался ей единственным возможным ответом в данной ситуации.
        — Разве ты не рада, что не установила гильотину в туалете?  — пошутил он, пытаясь разрядить обстановку.
        Обнимая ее за плечи, он встал и поднял на ноги Пегги.
        — Мне еще раз надо принять душ, а ты что думаешь по этому поводу? Потом мы посмотрим, что Пэт оставила мне на ужин. Она всегда готовит столько, чтобы хватило на двоих.
        Пегги понимала, что, допустив близость с Камероном, совершила ошибку. Дарлин была не права. Сожаление о возможности, упущенной лет десять назад, уменьшилось бы вдвое, если бы Пегги все же учла последствия опрометчивого поступка.
        Три месяца назад Пегги посмеялась над предсказанием, будто она и Камерон предназначены друг для друга. Теперь она убедилась в том, что ясновидящая не ошиблась — по крайней мере в отношении ее, Пегги. Никогда в жизни Пегги ничего подобного не ощущала. Никогда прежде близость с мужчиной не оставляла в ее сердце столь глубокого следа.
        Но для Камерона, пожалуй, все было как всегда.
        Они вдвоем стояли под душем, его большие руки намыливали ей спину, струи теплой воды омывали тело. Пегги была готова отдать все, лишь бы узнать, о чем он думает. Действительно ли она для него только одна из многих сексуальных партнерш? Подруга на одну ночь?
        Она повернулась, чтобы видеть его лицо.
        — Вы всегда так себя ведете, мистер Слейтер? Сначала спите с женщиной, а потом ее моете?
        Сердитая складка моментально пересекла его лоб.
        — Сплю с женщиной?
        — Ты знаешь, что я имею в виду. Твоя слава опережает тебя.
        — Слава плейбоя? Покорителя женских сердец?  — Он засмеялся.  — Я знаю, что ты не поверишь, но я уже полгода не был с женщиной.
        Ей бы хотелось верить ему, но…
        — А сестры-близнецы Карбола?
        Он пожал плечами.
        — Они просто присутствовали на приеме, на который пригласили и меня, и нас сфотографировали вместе. Вот и все.  — Камерон убрал мокрые волосы с ее лица.  — Теперь ты знаешь правду. Я просто подшутил над тобой.
        Он ущипнул ее за нос, затем распахнул дверь душевой.
        — Пойду поищу для нас какую-нибудь одежду, а ты пока заканчивай мыться.
        Его стремительное бегство открыло ей больше, чем слова. Он на одно мгновение позволил ей заглянуть в свой внутренний мир, но тут же снова скрылся, когда она попыталась подойти поближе. Это явно пугало его.
        Когда Пегги вышла из душа, он ждал ее в спальне, одетый в голубой махровый халат, и, улыбаясь, подал ей мягкий бордовый велюровый халат.
        — Я просмотрел все, но не нашел афганского пледа. Между прочим, это твое упущение, ты небрежно относишься к своей работе.
        Она усмехнулась, вспомнив его неожиданное появление у нее в квартире ранним субботним утром.
        — Постараюсь исправиться, а пока и это сойдет.
        — Наверное, ты должна носить халат без пояса, чтобы подвергать меня тем же мукам, что и в случае с афганским пледом.
        — Я не собираюсь мучить тебя.
        — Ну, конечно.
        — В самом деле.
        Он не стал спорить, просто отдал ей халат и поскорее ретировался.
        Пегги нашла его на кухне, где он подогревал цыпленка, приготовленного Пэт на ужин. Пока Пегги сушила волосы, она думала о том, что снова влюбилась в человека, который поклялся никогда не вступать в брак. Прошлый опыт ничему ее не научил, но на этот раз она испугалась — сейчас все выглядело гораздо серьезнее.
        После ухода Крейга она быстро изгнала его из своего сердца, от других мужчин остались лишь бледные воспоминания. А вот забыть Камерона, похоже, будет не так-то просто. За эти три месяца он незаметно для самой Пегги стал ее неотъемлемой частью. Еще недавно она с раздражением вспоминала их словесные перепалки, теперь поняла, что их будет ей не хватать. Пройдет пара недель, и ее деловые отношения с Камероном прекратятся. Свои обязательства по контракту она выполнила, осталось лишь доставить злополучную софу, которая застряла где-то по пути из Италии. Но и эта проблема вскоре разрешится, его дом будет приведен в порядок, и он сможет принять гостей.
        И все же в глубине души еще теплилась надежда на то, что Камерон любит ее и что на этот раз все будет по-другому, хотя она и знала, что выдает желаемое за действительное.
        — Ты жил только с одной женщиной?  — неожиданно спросила она, останавливаясь у стола и наблюдая за его действиями.
        Положив две картофелины в микроволновую печь, Камерон повернулся, удивленно глядя на нее.
        — Да. А почему ты спрашиваешь?
        — Из любопытства.  — «И глупости»,  — добавила она про себя. Ответы на вопросы о его прошлом ничего не изменят.
        — Хочешь, я сделаю салат,  — предложила она.
        — Конечно.  — Камерон смотрел, как она идет к холодильнику. Он догадывался, о чем она хотела спросить… Не собирается ли он жить с ней? Он подумал об этом мельком, но быстро решил, что не стоит.
        — Позволь мне объяснить, что у нас произошло с Карой,  — сказал он.  — Дело в том, что я слишком любил ее и позволил управлять собой, став ее покорным рабом. Стоило Каре глянуть на меня, как я уже прыгал вокруг нее.
        Пегги закрыла дверцу холодильника и замерла с головкой латука в одной и помидором в другой руке. Она не двигалась, просто смотрела на него — и он продолжил:
        — Я поклялся себе, что никогда не буду похож на своего отца, не позволю женщине управлять собой, но в действительности я вел себя точно так же, как отец. У меня была возможность получить работу в Нью-Йорке, прямо на Уолл-стрите. Кара не захотела, чтобы я там работал.
        — И ты отказался от этой работы?  — спросила Пегги, подходя к нему.
        Камерон презрительно фыркнул, он презирал себя.
        — Она плакала, причитала и говорила, что если я люблю ее, то не соглашусь на эту работу. Этот же прием всегда применяла к отцу моя мать, и я, дурак, уступил, как всегда уступал отец. Слабость отца в конце концов и стала причиной его преждевременной кончины. А в моем случае Кара через два месяца объявила, что встретила на работе парня и…  — Эти воспоминания все еще приводили его в ярость.  — Вот так кончилась любовь, теперь уже навсегда.
        Пегги положила латук и помидор на стол и коснулась его руки.
        — Такое случается, когда один любит, а другой нет, это…
        Он прервал ее:
        — Нет, это бывает, когда человек не учится на ошибках прошлого. Я с трудом, но все же учусь.  — Он усмехнулся.  — И вот что самое интересное. Когда несколько месяцев назад она позвонила мне, я получил истинное наслаждение, бросив ей с иронией: «Не звони мне, пожалуйста. Когда понадобится, я сам тебе позвоню». Если бы она не оставила меня, я, наверное, никогда бы не воспользовался советом дяди и не занялся бы бизнесом, не заработал бы тех денег, которые у меня есть, и мое имя не появлялось бы на страницах газет. Как отец, я работал бы где-то, не смея поднять головы, пока в конце концов не умер бы на каком-то вредном производстве.
        — А теперь ты достиг всего?
        Он заколебался, раздумывая, что ответить. Три месяца назад он сразу же сказал бы «да». Три месяца назад работа была его стихией и больше ничего его не интересовало. Но теперь, глядя на Пегги, он больше не был в этом уверен, однако признаться вслух считал опасным для себя.
        — У меня есть все, что нужно,  — соврал он и отвернулся. Помолчав немного, он предложил: — Думаю, стоит открыть бутылку вина.
        Пока Пегги резала салат, Камерон открыл бутылку «Шардонэ» и принес два бокала. Она разложила еду по тарелкам, а он достал из шкафа пляжное полотенце и пригласил ее в гостиную.
        Полотенце стало их скатертью, а пол у окна — столом. Они сидели на полу, скрестив ноги по-турецки, и две свечи освещали их трапезу. Тихая музыка звучала по радио. За окном, далеко внизу, в воде озера Мичиган отражалось звездное небо.
        — За сегодняшнюю ночь,  — провозгласил он, поднимая бокал.
        — За сегодняшнюю ночь,  — повторила Пегги, уверенная, что никогда не забудет эту ночь… и Камерона. Слезы навернулись на глаза, и она отвела взгляд.
        Она не будет плакать при нем, в конце концов, ничего особенного не случилось, его непреклонность в вопросе брака была ей известна с самого начала. То, что его взгляды не изменились, не было неожиданностью. Зато она ничему так и не научилась.
        — Ты уже купила подарки на Рождество? Тебе понравился город в этом году?  — спросил он, положил куриную ножку на тарелку и вытер руки бумажной салфеткой.
        После первого бокала вина разговор не клеился. Пегги понимала, что Камерону так казалось безопаснее, и она решила поддерживать безобидную беседу.
        — Я возила Джоэла посмотреть рождественскую елку в «Дэйли-Центре».  — Она засмеялась и тоже вытерла пальцы о бумажную салфетку.  — Он хотел взять туда Кинга, и я еле его отговорила не делать этого. Щенок еще слишком маленький и непослушный.
        — У песика все в порядке?
        — Он очень быстро растет. Тебе интересно? Приезжай и посмотри.
        — Как-нибудь приеду.
        Но Пегги знала, что он не приедет.
        Камерон обвел быстрым взглядом большую комнату — во всем была видна рука Пегги.
        — Пэт хочет развесить тут рождественские украшения. Я просил ее поговорить с тобой об этом.
        — Она уже говорила со мной. В понедельник она мне покажет, что у тебя имеется.
        — Купи все, что сочтешь нужным. Я хочу, чтобы Рождество прошло весело. Кстати, ты уверена, что софа будет здесь вовремя?
        Он лег, растянувшись на полу, как раз в том месте, где в скором времени должна была встать кремовая итальянская софа. Без нее комната казалась пустой и неуютной.
        — Сегодня утром я снова звонила, и мне обещали доставить софу через десять дней.  — Она суеверно скрестила пальцы.
        Выйдя из душа, Камерон говорил себе, что ему не следует снова ложиться с Пегги в постель — это было бы непростительной ошибкой, а он ошибок решил больше не допускать. Разговор о Каре, напомнив о прошлом, только утвердил его в правильности принятого решения — отношения с Пегги были опасными для него. Но, глянув на нее — на алые губы и роскошные медовые волосы, свободно падавшие на плечи,  — Камерон вдруг осознал, что не в состоянии сдерживаться: волна желания захлестнула его с новой силой, и он был готов во что бы то ни стало удовлетворить свое желание, даже нарушая собственную клятву.
        — Нет софы, нет денег,  — заявил он, подкатившись к ней и хватая ее за полу халата.
        Резким движением он дернул халат, подхватил Пегги, и она, вскрикнув от неожиданности, внезапно очутилась на Камероне, оседлав его бедра.
        — Ты не посмеешь, Камерон Слейтер. Ведь это ты настоял на покупке итальянской софы, а я тебя предупреждала…
        — Но ты подписала контракт.
        — Ой!..
        — Что за «ой»?  — спросил он, просовывая руки под ее бедра и приподнимая так, чтобы она могла устроиться поудобнее.
        И засмеялся, целуя ее.
        Она покорилась его желанию, и он снова овладел ею. Это произошло прямо на лакированном дубовом полу гостиной, и халаты служили им матрасом. О серебристом пакетике они вспомнили в последний момент. А потом… потом они закончили ужин, болтая и потягивая вино, пока бутылка не опустела. Час был поздний, однако желание Камерона опять заняться с Пегги любовью оказалось сильнее здравого смысла.
        В этот раз он на руках отнес ее в спальню и уложил на кровать. Теперь он наслаждался каждым мгновением их близости, с радостью выполняя желания Пегги. А когда она затихла, прижавшись к нему, он стал прислушиваться к ее ровному дыханию, довольный собой и… ею.
        Ему казалось, что все, как и прежде, идет своим чередом: он удовлетворил и свое желание, и любопытство, которое вызывала в нем эта женщина. Правда, он никак не мог насытиться близостью с Пегги, возбуждение нарастало, любое прикосновение порождало желание новой ласки. Это было необычное ощущение, но оно вызывало тревогу. Если одной ночи оказалось недостаточно, то сколько же их понадобится? Две? Три? Тысяча?
        Долговременные обязательства заранее исключались. Он уже знал, что обязательства означают подчинение женским капризам. «Вопрос требует решения, надо все обдумать на трезвую голову»,  — сказал себе Камерон.
        Закрыв глаза, он вдохнул сладкий запах Пегги. Возможно, утром все решится само собой. А может, завтра они снова займутся любовью.
        Камерон забыл задернуть тяжелые шторы, которые Дарлин подобрала для окон в спальне, и, когда он открыл глаза, в комнате было светло. Пегги лежала рядом и смотрела на него.
        — Доброе утро,  — сказал он, зевнул и потянулся.
        — Доброе утро,  — она улыбнулась в ответ и погладила его по груди.
        У нее была маленькая теплая ладошка, и ее прикосновение вызвало мгновенную реакцию. Желание не прошло, возбуждение росло. Он прижал к себе Пегги, убрал спутанные волосы с ее лица, восхищаясь их шелковистой мягкостью и блеском.
        — Как ты себя чувствуешь?
        — Хорошо,  — ее улыбка стала шире.  — Прекрасно.
        Он коснулся ее живота.
        — А тут?
        — Неплохо, даже отлично.  — Она пошевелила ногами, выгнулась и потянулась, сладко зевая. Ее бедро задело его ногу.  — Кстати,  — ее улыбка стала чувственной,  — я заметила, что ты тоже в хорошей форме…
        — Все из-за тебя.
        — Я уже слышала такое.
        — Ты устала?
        — Нисколько.
        — Продолжим?  — Он погладил ее по бедру.
        — С удовольствием…
        — Так чего же мы ждем?
        Пегги не представляла, что может быть так хорошо, лучше, чем вечером и ночью, но вскоре поняла, что такое возможно. Она не считала себя новичком в любовных играх, однако впервые встретила мужчину, который бы уделял так много внимания женщине, только потом удовлетворяя собственные потребности. Он неспешно и умело управлял ее возбуждением, ведя Пегги на вершину блаженства. Никогда ни с кем не испытывала она подобного наслаждения.
        «Я ЛЮБЛЮ ТЕБЯ»,  — думала она, и эти три слова шли из глубины души.
        Оргазм был внезапным — волны наслаждения поглотили ее всю, без остатка.
        «Я ЛЮБЛЮ ТЕБЯ»,  — снова пронеслась мысль — более спокойно, уверенно…
        Пегги не знала, что произносит эти слова вслух, и поняла, что произошло нечто странное, когда Камерон вдруг застыл. Он злобно смотрел ей в глаза. Только тогда она сообразила, что же произошло, но решила не отказываться от своих слов.
        — Я люблю тебя,  — повторила она спокойно и внятно.
        — Пегги…  — Он отодвинулся от нее, между ними вдруг разверзлась бездонная пропасть.
        — Я знаю, что ты хочешь сказать.  — Она пыталась сохранять спокойствие, но это оказалось очень трудным.
        — Я только…  — Он колебался.
        — Не собираешься повторять ошибок прошлого?  — Она села, потянув на себя простыню.  — Камерон, я не твоя мать и не Кара. Я — это я. Пегги Мари Барнетт.
        — Дело не в том, кто ты,  — глядя на Пегги, холодно произнес Камерон.
        — Значит, ты уже готов сбежать?
        — Не глупи, Пегги,  — он спрыгнул с кровати и схватил свой халат.
        — Не глупи?!
        — Я не…  — сердито начал Камерон, но вдруг осекся и пояснил упавшим голосом: — Если я и убегаю, то только потому, что хочу быть свободным. Я не буду жить под каблуком у женщины. Никогда больше!
        — Я не собираюсь управлять тобой. В любви так не бывает.
        — Ну, конечно…  — Он смотрел на нее как на предательницу. Куда делась прежняя нежность? В его глазах сверкнули зеленые льдинки отчужденности.
        — Любовь — это забота о другом человеке, желание доставлять ему радость и дарить счастье. Кара тебя не любила, потому и удерживала от переезда в Нью-Йорк. Люби она тебя хоть немного, она бы тебя не бросила, особенно тогда, когда ты ради нее пожертвовал своей карьерой. Камерон, я не умею управлять людьми, даже если бы мне и представилась такая возможность.
        Он ехидно улыбнулся.
        — Это присуще всем женщинам, вы рождаетесь с этим. Это у вас в крови. Слезы. Умение сыграть беспомощность. Угрозы, наконец. Вы — беспощадны.
        — Разве я когда-нибудь плакала, разыгрывала беспомощность или чем-то угрожала?
        — Пока нет, но однажды…
        — Конечно, я могу заплакать. Никто от этого не застрахован. Мужчины, между прочим, тоже. Но мои слезы не наигранны, они не оружие в борьбе с мужчиной. И я не угрожаю тебе. А вот ты — угрожаешь.
        — Я давно понял, что побеждает сильнейший…
        — Ничего подобного, ты только делаешь вид, а на самом деле пытаешься поскорее улизнуть…
        — Я выбрал разумный путь поведения. Мой дядя всегда говорил мне: оставайся свободным, делай деньги и будь счастлив.
        — Откуда ты взял, что он счастлив?
        — Я знаю.
        — И поэтому бежишь от чувств, используешь женщин для сексуального удовлетворения, а потом поскорее бросаешь, чтобы чувства не возобладали над тобой?
        — Я тебя не бросаю.
        — Неужели? Так что же ты делаешь, Камерон? Что с нами будет дальше?
        Он глянул на нее и отвернулся.
        — Об этом поговорим позже. Я иду в душ, потом позавтракаем.
        Пегги больше ничего не сказала. Она быстро оделась и выбежала из квартиры, не дожидаясь, когда он кончит мыться.
        Она сдерживала слезы, пока двери лифта не закрылись за ней. Только тогда слезы хлынули ручьем. На пятом этаже лифт остановился, вошла молодая пара с ребенком, и Пегги быстро вытерла глаза и пробежала пальцами по волосам, стараясь придать им видимость порядка.
        Впопыхах наброшенную одежду скрывало пальто, застегнутое на все пуговицы. Лифчик и комбинация лежали в сумочке, и Пегги чувствовала себя, как девушка по вызову. Пассажиры лифта, видимо, муж и жена, с сочувствием посмотрели на нее и отошли к противоположной стенке. Двери лифта закрылись, кабина тронулась, они заговорили с ребенком.
        Пегги могла бы подумать, что они больше не обращают на нее внимания, если бы не зеркала, в которых отражались их быстрые и смущенные взгляды. Пегги стало невыносимо стыдно, одно только утешало ее — она надеялась, что больше никогда не встретится с молодыми супругами. Она не хотела, чтобы ее жалели. «Дура,  — твердила она сама себе,  — я на самом деле заслуживаю презрения. Ведь Камерон честно предупредил меня о том, что никогда не женится».
        С самого начала Пегги знала, что он боится любви. После многих жизненных неудач она снова обманула себя, пытаясь якобы лечить израненные души, но где она ошиблась, Пегги так и не поняла.
        Она не должна была проводить с ним так много времени, не должна была ездить с ним по магазинам. Она заблуждалась в том, что сможет контролировать себя, устоит перед его обаянием. В конечном счете она проиграла и покорилась ему.
        Двери лифта распахнулись в вестибюле на первом этаже, и пара с ребенком вышла. Лифт снова закрылся и спустился вниз, и Пегги попала в гараж. Только в машине по пути домой она дала выход своей злости и отчаянию.
        — Будь ты проклят, Камерон Слейтер!  — с болью воскликнула она.  — Как же может быть столь жестоким мужчина, такой нежный и внимательный в постели?

        Камерон сразу понял, что Пегги ушла, как только вышел из ванной. Это не удивило его. Ведь он знал, что обидел ее.
        — Я ее предупреждал,  — сообщил он пустой комнате. Его взгляд упал на кровать: две подушки рядышком напоминали о том, что совсем недавно Пегги была здесь.
        Он не собирался обижать эту женщину. Проклятие, он любил ее. Ему нравилась ее походка, улыбка, выражение сосредоточенности на лице, когда она обдумывала очередную идею. Ему нравилось спорить с ней, болтать и смеяться.
        И, наконец, она ему очень понравилась в постели.
        — О черт!  — выругался Камерон, открывая платяной шкаф. Хватит думать об этом. Конечно, он будет скучать… день или два. Все-таки она отличалась от других женщин, и зря он позволил ей заглянуть в свое сердце. Теперь он жалеет об этом. Накинув спортивный свитер и натянув джинсы, он босиком отправился на кухню. Чашечка кофе не помешает, наоборот, позволит упорядочить мысли.
        Когда Камерон вышел из спальни, то сразу увидел полотенце у окна в гостиной, на котором все еще стояли бокалы и тарелки. Рядом на полу валялась пустая бутылка из-под «Шардонэ». Тут же лежал и велюровый халат цвета красного вина.
        Подняв халат, Камерон спрятал лицо в мягкие складки, вдыхая сладкий, соблазнительный запах Пегги, который, будто нарочно, хранила пушистая ткань. Перед закрытыми глазами всплыли восхитительные картины: вот она улыбается ему… он убирает прядь волос с ее лица… они смеются… она вздыхает. В своем воображении он поцелуями превратил эти вздохи в довольное мурлыкание, а потом он занялся с ней любовью, и все это, чтобы поскорее… забыть о ней.
        Но теперь ее образ накрепко засел в его памяти.
        Со злостью Камерон отбросил халат. Все. Кончено. Надо взять себя в руки. Через пару недель она закончит работу и больше здесь не появится. Наконец он забудет о ней, спрячет воспоминания в самые отдаленные закутки памяти. И жизнь пойдет своим чередом — как и было задумано.
        Ведь на самом деле ничего не изменилось.
        Но спустя несколько дней Камерон узнал, что все-таки кое-что изменилось. Он понял это в тот самый миг, когда, войдя в квартиру, увидел Дарлин, которая помогала Пэт украшать елку.
        — А где Пегги?  — спросил он требовательным и немного обиженным тоном.
        Дарлин, не дрогнув, спокойно ответила:
        — Пегги попросила меня заменить ее. Она занята другой работой.
        — Но у нас контракт.
        — Он будет выполнен. Сделать осталось немного. Елку мы нарядим сегодня, а софу доставят в ближайший понедельник или вторник.
        Камерон прошел в кабинет, бросил портфель на стол. Он искренне пожалел Митча. Такая крошка, а сколько гонора.
        Пегги точно такая же. Хотя она и говорила, что не похожа на Кару, это вовсе не так — она упрямая и властная женщина. И ведет себя соответственно. Она избегает его с субботы. Но если Пегги думает, что этим заставит его изменить свое мнение о браке, то ошибается. Он не собирается пресмыкаться перед ней, просить ее вернуться. И неважно, что Пэт прямо в глаза называет его глупцом. Он в полном порядке.
        — Я улетаю на Бермуды,  — заявил он, выйдя из кабинета.
        Обе, Пэт и Дарлин, как по команде, уставились на него, прекратив наряжать искусственную елку в углу гостиной.
        — А как же праздник?  — спросила Пэт.
        — Я вернусь к тому времени. Ведь вы уже все организовали, не так ли? Официантов, бармена, музыкантов?
        — Все заказано и готово,  — подтвердила она.
        Дарлин улыбалась.
        — Что тут смешного?  — рассердился Камерон.
        — Ничего,  — ответила она, все так же снисходительно улыбаясь.  — Твоя поездка на Бермуды связана с делами или ты убегаешь…  — она сделала многозначительную паузу,  — …на время из города?
        — Я хочу повидать дядю.  — Дядю в самом деле следовало проведать.
        — А… знаменитого дядю Джона,  — догадалась Дарлин.
        «Ей слишком много обо мне известно»,  — с раздражением подумал Камерон. Но еще больше раздражало его желание расспросить Дарлин о Пегги.
        — Надеюсь, что к моему приезду все будет готово. Я говорю про софу. Она должна стоять на своем месте.
        — Уверена, что так и будет.
        От ее заверений ему лучше не стало. Самодовольная ухмылка Дарлин выводила его из себя. Пять последних ночей он почти не спал, встречи с другими женщинами лишь усугубляли отвратительное самочувствие. Пегги владела всеми его мыслями, и Камерон не мог от них избавиться.
        Потому он решил поговорить с дядей.

        — Куда он уехал?  — спросила Пегги.
        — На Бермуды. Повидать дядю Джона.  — Дарлин, беззаботно болтая в воздухе ногами, сидела на высоком кухонном табурете напротив Пегги.  — Он выглядел неважно, вряд ли ему удавалось хорошо выспаться в последнее время.
        — Значит, он отправился туда, чтобы отоспаться?
        — Не думаю. Он намекнул, что хочет проведать дядю. Но это очень напоминало бегство. Да, дорогая подруга, он пытается скрыться от тебя.
        Пегги нахмурилась.
        — Я здесь ни при чем.
        Дарлин усмехнулась, прищурила глаза и откинулась назад.
        — Еще как «при чем». Пэт говорит, что в последнее время Камерон ведет себя как настоящий дикарь: орет на нее без повода, ничего не ест. Ты испортила жизнь мистеру Слейтеру.
        — Ну что ж, так ему и надо. Он этого заслуживает.  — Разумеется, дни, проведенные вдали от Камерона, не были радостными и для Пегги, и она уже не надеялась, что в их с Камероном отношениях что-нибудь изменится.  — Так вот почему он уехал к дяде. Уж они там поговорят по душам, вспомнят, как здорово оставаться холостяками, и, конечно же, он славно проведет время в женском обществе. Идеальный выход из положения.
        Пегги сидела напротив Дарлин, разговаривала с подругой и чувствовала себя очень несчастной.
        — С этим пора кончать,  — после некоторого раздумья решительно заявила она.

        Камерон расплатился с таксистом и по каменным ступенькам поднялся к двери особняка. Наверху он остановился и окинул взглядом большую лужайку перед домом и темную воду огромного бассейна, в которой отражалась серебристая луна.
        За последние десять лет Камерон не раз бывал в этом доме. Он приезжал сюда за советом и всегда его получал. Уроки, которые преподавал ему Джон Слейтер, были крайне простые: надо оставаться честным в отношениях с другими, добиваться поставленной цели и не позволять женщинам остановить себя на пути к этой цели.
        Свои мечты Джон осуществлял последовательно. Он путешествовал, добивался своего, и его уважали как честного бизнесмена. У него были собственные дома везде, где он вел дела: в Менло-Парке в Калифорнии, в Сиднее в Австралии и на Бермудах. А где живется лучше, чем на Бермудах? Особенно в декабре.
        Камерон еще в такси снял пальто, но и в шерстяном костюме чувствовал себя отвратительно — жара стояла невыносимая. В дорожной сумке лежали шорты, тенниски и спортивные матерчатые туфли — все, что нужно в этом климате и что он будет носить в ближайшие дни.
        — Здравствуйте, мистер Камерон,  — приветствовал его управляющий, открывший дверь.  — Мистер Слейтер ждет вас. Он на веранде.
        Камерон оставил сумку в передней и прошел к дяде. Джон сидел в плетеном кресле на веранде, но, увидев племянника, встал и, улыбаясь, пошел ему навстречу. Протянув руку для приветствия, он вдруг передумал и крепко обнял Камерона.
        — Как дела, мой мальчик?
        — Хорошо, как всегда,  — солгал Камерон.
        — Не представляешь, как я удивился, когда ты позвонил мне сегодня утром. Я и сам собирался звонить тебе, но в последнее время столько всего на меня обрушилось…
        Он потянул Камерона к перилам и указал вниз в сторону бассейна. У самой воды прогуливалась женщина, и лунный серебристый свет очерчивал ее изящную фигуру.
        — Помнишь, о чем ты меня спрашивал месяца три назад? Так вот недавно мне позвонила женщина, которая заставила меня изменить мое мнение о браке.
        На лице Джона появилась довольная улыбка.
        — Это женщина из моего прошлого. Ты помнишь Клэр?  — Он повернулся и вопросительно посмотрел на племянника.  — Наверное, не помнишь, ведь тебе было только четыре, когда в последний раз она приходила к тебе домой. Но тогда ты смотрел на мир ее глазами.
        — Клэр?  — Камерон помнил ее очень хорошо.  — Это девочка, которая присматривала за мной, когда родители уходили. Я ее отлично помню. Клэр — твоя школьная подруга.
        Дядя кивнул.
        — Она позвонила мне и… Поздравь меня, Камерон, я женюсь.

        13

        Во вторник после обеда позвонила Дарлин.
        — Сегодня утром доставили софу,  — сообщила она Пегги.  — Я проследила, чтобы все было сделано как положено. Она смотрится отлично. Никаких царапин, никаких повреждений на коже. По-моему, это как раз то, что было заказано.
        — Тогда в чем дело?  — спросила Пегги. Дарлин была явно чем-то взволнована.
        — Он позвонил мне пять минут назад и сказал…
        — Он?  — прервала ее Пегги.
        — Камерон.
        — А я думала, что он на Бермудах.
        — Он уже вернулся. И не в лучшем настроении.
        — Почему ты так думаешь?
        — Дело в том,  — продолжала Дарлин,  — что ему что-то не нравится, и он решил не платить по контракту, если ты не встретишься с ним немедленно.
        — Быть такого не может!  — Пегги едва не задохнулась от возмущения. Столько работы, времени и энергии — и все напрасно?! Она физически ощущала, как в ней поднимается волна праведного гнева. В оформление его квартиры она вложила столько труда и… сердца.
        — Он хочет встретиться с тобой завтра,  — сказала Дарлин.
        — Это невозможно.
        — Но ты же говорила, что вернешься завтра?
        — Я передумала, собиралась позвонить тебе позднее и сообщить об этом. Я не видела маму почти полгода и думаю, что ничего страшного не случится, если задержусь еще на пару дней.  — Сейчас это было весьма кстати, она не была готова к встрече с Камероном.
        — Но ты должна приехать,  — настаивала Дарлин, и в ее голосе звучала тревога.  — Он жутко ругается и злится.
        — Скажи ему, что я в Висконсине…  — Пегги заколебалась,  — по работе.
        — Не могу. Я, увы, уже сказала, что ты навещаешь мать, но Камерон ответил, что это его ничуть не волнует. Он ждет тебя завтра утром, ровно в десять.
        — В десять утра? Он что, спятил? Отсюда до Чикаго пять часов езды. Мне придется вставать ни свет ни заря или выехать прямо сейчас.
        — В десять утра,  — повторила Дарлин,  — в его квартире.

        Дарлин повесила трубку и повернулась к Митчу.
        — Я говорила убедительно?
        — Вполне.
        — Она чуть не спутала нам карты. Ты уверен, что Камерон будет дома?
        — Я с ним договорился, и он обещал ждать меня в десять. Сначала он предложил встретиться в офисе, но мне удалось убедить его, что лучше поговорить в квартире. Кроме того, я попросил Пэт позвонить завтра Камерону и сказаться больной. В результате они окажутся одни.
        — Думаешь, это сработает?
        — С этой парочкой ни в чем нельзя быть уверенным.

        Было без одной минуты десять, когда Пегги очутилась под дверью Камерона. Она взяла у Дарлин ключи от его квартиры, но, как всегда, решила постучать. Колотя кулаком по деревянному косяку, она чувствовала, как ее гнев нарастает. Три резких удара в дверь могли выразить многое.
        Он не спешил открывать ей.
        «Слишком тянет»,  — про себя возмущалась Пегги. Злость росла с каждой секундой. Что он о себе возомнил, кто он такой, чтобы угрожать ей лишением вознаграждения, заставлять ехать черт знает откуда и вообще прерывать пребывание у матери?
        Тем не менее она подчинилась его требованию и приехала на встречу. Срок контракта истекал через пару дней. За квартиру Пегги не волновалась. Его жилище стало образцом современного дизайна. Она также ни разу не побеспокоила его с того утра, когда по глупости выпалила, что любит его. С тех пор она даже ни разу ему не позвонила. Не было ни слез, ни упреков, ни угроз.
        А вот он опустился до угроз.
        Дверь наконец открылась, и на пороге появился Камерон.
        «Мужчина не должен быть столь сексуальным, а я не должна желать невозможного,  — увидев его, подумала Пегги.  — Но как мне избавиться от этой страсти?!»
        — Пегги?  — удивленно спросил он.
        — А ты кого ждал? Ты же сказал, чтобы я пришла в десять.  — Она взглянула на свои часы.  — Сейчас ровно десять.
        — Я жду Митча.  — Он вышел на лестничную площадку и посмотрел в сторону лифта.
        — Я его не видела.  — Она хотела оказаться подальше от него, поэтому, не задерживаясь в прихожей, прошла в гостиную. «Софа — вот тема нашего разговора»,  — с неприязнью подумала Пегги.
        Кремовая «тема разговора» действительно смотрелась великолепно рядом с двумя голубыми креслами. Массивная. Мягкая. Эффектная. Если только софу не повредили при транспортировке, то причин для недовольства у Камерона и быть не могло.
        Осмотревшись вокруг, Пегги зло бросила:
        — Что тебе не нравится, Камерон, чем ты недоволен?
        — В чем дело?  — не понял Слейтер.
        Он закрыл дверь и вошел в гостиную, но остался стоять в стороне.
        На нем были серые слаксы и полосатая рубашка. «Развлечения на Бермудах не прошли бесследно»,  — думала Пегги, смотря на уставшее лицо Камерона. В ее воображении возникла толпа девиц, осаждавших Камерона и его дядю Джона, которые, в свою очередь, поднимали тосты за свободу и независимость от женщин.
        Пегги хотелось поскорее закончить этот пустой разговор и навсегда отделаться от Камерона Слейтера.
        — Чем тебя не устраивает эта софа, зачем ты заставил меня вскакивать с постели ни свет ни заря и уезжать из Висконсина в четыре утра? Неужели только ради того, чтобы повидать меня здесь сегодня утром?
        — Я не заставлял тебя вскакивать ночью, и при чем тут Висконсин?  — Он оглянулся на дверь.  — В десять должен прийти Митч. Он позвонил вчера и настоял на встрече здесь сегодня утром для доработки нескольких контрактов.
        — Ах, вот оно что. Значит, Митч звонил тебе вчера?  — Пегги наконец стала кое о чем догадываться.  — Неплохо подстроено.
        — Подстроено?  — удивился Камерон, ничего пока не понимая.
        — Разумеется. Нас разыграли Митч и Дарлин. Она позвонила мне вчера и сообщила, что ты потребовал встречи со мной в своей квартире в десять утра. Ты злой, как сто чертей, сказала она, тебе не нравится софа, и ты собираешься разорвать наше соглашение.
        — Ничего подобного я не говорил.
        Конечно. У Пегги не было оснований не верить Камерону.
        — Они нас разыгрывают,  — уверенно произнесла она.
        — Занимаются сватовством?
        Она явно не ожидала услышать такое и, как тонущий за соломинку, схватилась за безопасную «тему разговора».
        — Значит, ты доволен софой?
        Камерон пристально посмотрел на девушку.
        — Да. Она просто великолепна.
        — Слава Богу.  — Она оглядела все вокруг и осталась довольна результатом своего труда. Квартира Камерона послужит хорошей рекламой для ее бизнеса, хоть и стоила Пегги немалых душевных затрат.  — В таком случае…
        Пегги собралась пройти мимо него, но он схватил ее за рукав пальто.
        — Куда ты торопишься?
        Остановившись, она повернулась к нему.
        — В мастерскую.
        — Разобраться с Дарлин?
        — Да. За то, что она сделала, прощения быть не может.
        — Утром мне звонила Пэт и сказала, что заболела. Тогда я еще подумал, что она говорит как-то странно. А теперь все понятно.
        — Они хотели, чтобы мы встретились наедине?
        Он кивнул.
        — Им пришлось потратить много усилий, чтобы добиться своего.
        — Разве они не наши настоящие друзья?
        — Редкие сокровища.  — Забыв, что держит ее за рукав пальто, он взглядом ласкал ее лицо, и Пегги вдруг ощутила слабость в коленях. Пришлось поскорее воззвать к разуму. Тема беседы возникла сама собой.
        — Ну и как там на Бермудах? Ты пробыл там не слишком долго.
        — Достаточно. Обогатился интересным опытом.
        — Снова подтвердил свое членство в клубе закоренелых холостяков?
        — Мой дядя женится,  — упавшим голосом вдруг сообщил Камерон.
        Пегги от неожиданности на мгновение потеряла дар речи, но тут же громко засмеялась. Новость показалась ей забавной.
        — Неужели? Разве так поступают закоренелые холостяки?
        — В моих глазах это сильно подрывает его имидж.
        — Уверена, что ты пытался отговорить его.
        — Нет, я сразу понял, что это невозможно, поэтому даже и не пытался.  — Камерон тоже засмеялся.  — Тебе должно быть интересно, что же случилось. Дело в том, что несколько недель назад ему позвонили. Почти спустя месяц после нашего с ним разговора. Звонила женщина…  — Камерон сделал паузу, его взгляд упал на радиоприемник.  — Об этом звонке нас предупреждали…
        Только сейчас до Пегги стал доходить смысл новости, которую сообщил ей Камерон Слейтер.
        — Сбывается предсказание ясновидящей Фионы?
        — Может, это просто совпадение.
        — Может,  — согласилась Пегги.
        — Я, помнится, рассказывал тебе о девушке, с которой мой дядя встречался еще в школе? Ее звали Клэр.
        — Помню. У нее хронически болела спина, и дядя Джон усердно лечил ее в соседней комнате, бросая малыша Камерона на произвол судьбы. Кажется, ты говорил, что она плакала, когда Джон отправился в плавание на круизном судне, не так ли?
        — И отсутствовал пять лет. Чего я не знал, так это того, что он собирался жениться на Клэр после возвращения.
        — И что же ему помешало?..  — Она не могла представить себе того, что случилось на самом деле.
        — Клэр его не дождалась, уехала и вышла замуж за другого.
        — Ужасно эгоистично с ее стороны,  — ехидно заметила Пегги.
        — Она чертовски на него рассердилась.
        — Да уж, женщины страшно обидчивы,  — сокрушалась Пегги.  — Но теперь они наконец вместе?
        — Оказывается, ее муж умер несколько лет назад, младшему сыну почти двадцать. Месяц назад в коммерческом вестнике она прочитала статью о Джоне Слейтере. В статье говорилось, что большую часть года он проводит в своем доме на Бермудах, и она решила навести справки о своем бывшем возлюбленном. Клэр без особого труда узнала номер его телефона и позвонила ему.
        — Ну, а ты что думаешь об этом?
        — О женитьбе дяди Джона?  — Камерон пожал плечами.  — Для меня, конечно, это сюрприз. Он никогда не говорил, что собирается жениться. Я всегда считал его беззаботным холостяком, способным провести время с женщиной, а потом без сожаления оставить ее. Из того, что он рассказал мне на этот раз, я сделал вывод, что Клэр своим замужеством связала его по рукам и ногам крепче любых брачных уз. Даже мне он ни словом не обмолвился о том, что всегда жалел, что не женился на Клэр.
        — Странно,  — задумчиво произнесла Пегги.
        — Мне в этом видится перст Божий,  — Камерон улыбнулся.  — Если бы ты их видела… Они как два голубка.
        — Ты удивлен?
        — Удивлен? Ты не считаешь, что это в какой-то степени напоминает и нашу историю? Может, ясновидящая была права и в отношении нас?
        Когда-то — Пегги казалось, что это было очень давно,  — она надеялась, что это так, но теперь в этом сомневалась, поэтому ответила Камерону вопросом на его вопрос:
        — А тебе не кажется, что между нами существует лишь физическое влечение, и ничего больше?
        — Ты очень привлекательная женщина.  — Он снова улыбнулся.  — Плохо только то, что уж очень упрямая и откровенная.
        — О, а ты нет?  — Она гордо выпрямилась.  — Ты самый упрямый мужчина из всех, кого я когда-либо встречала.
        — И вызываю раздражение?
        — Точно. Почему же я решила, что я…  — Она едва не сказала лишнее, но вовремя прикусила язык. Его дерзкая ухмылка дала ей понять, что он догадался, о чем она чуть не проговорилась.
        Он опять ее раздражал, в этом не было сомнения. Пора уходить, пока она и в самом деле не наговорила лишнего.
        Она попыталась высвободить рукав пальто из его зажатых на ткани пальцев, но все закончилось тем, что потеряла равновесие, и, чтобы не упасть, схватила Камерона за руку.
        — Отпусти меня,  — потребовала Пегги.
        Он отрицательно покачал головой.
        — Мы еще не обсудили вопрос о том, почему ты решила, что любишь меня.
        — Ничего этого я не сказала.  — Она держала его за руку, а он обнимал ее.  — Если даже я и сказала это, то говорила в прошедшем времени — «любила».
        — Похоже, ты влюбляешься так же быстро, как и остываешь. Слишком быстро.
        Он ошибался, но Пегги не стала отрицать.
        — Это моя слабость.
        — Поэтому ты ведешь себя, как мужчины, которые не желают жениться? Бросаешь их, как они женщин, и расстаешься с ними без сожаления?
        — Это уж слишком, Камерон, но теперь я точно знаю, что между нами ничего серьезного не произошло.
        — Ты хочешь сказать, что не собираешься выходить замуж?
        В его низком хриплом голосе звучала страсть, а взгляд тревожил душу. Обоим было все труднее сохранять спокойствие.
        — Я этого не говорила,  — в очередной раз возразила Пегги.
        — Значит, ты хочешь выйти замуж?
        — Нет… Да.  — Он смутил ее окончательно.  — Я хочу выйти замуж, но только не за тебя.
        — Хорошо.  — Он улыбнулся, но не отпустил ее.  — Таким образом, из сказанного можно сделать вывод, что мне нужна жена,  — если я решусь жениться,  — которая станет способствовать моей карьере, поддерживать меня во всем и, разумеется, обладать тактом и дипломатическими способностями.
        — Определенно — не я.
        — Женщина, которая не станет ссориться и пререкаться с моими клиентами.
        — Ты знаешь, как я веду себя с клиентами-дураками.
        — Джордж до сих пор вспоминает об этом.
        — Старина Джордж и Эдна Миллер? Очень хорошая пара.
        Он ухмыльнулся.
        — Женись я на тебе, они бы сразу отказались от моих услуг.
        — Такого допустить нельзя.
        Он пристально смотрел ей в лицо своими зелеными, как изумруды, глазами.
        — Итак, ты согласна, что успех в бизнесе важнее любви?
        — Я этого не говорила. Я имела в виду то, что…  — Она снова заставила себя прикусить язык. Какой смысл спорить? Он не изменил своих взглядов.  — Пусти меня, Камерон.
        Он отпустил ее и отступил на шаг. Она дернула плечом, поправляя пальто, знакомым жестом пригладила волосы. Он молча смотрел на нее.
        — Мне нужно идти,  — заявила Пегги.
        Он кивнул.
        — Работа закончена, я более чем удовлетворен, чек ты получишь по почте. Сумма включает десять процентов премиальных.
        Она удивилась.
        — Но я не успела до первого декабря.
        — Ты закончила все, как мы договаривались. Не твоя вина, что мне понравилась импортная софа и захотелось наряжать елку.
        — Спасибо.  — Она не двигалась с места. Может, это их последняя встреча.  — Я рада, что ты высоко оценил мой труд.
        — Я проведу настоящую рекламную кампанию, демонстрируя, как респектабельно выглядит эта квартира после переделки. Не удивляйся, если получишь несколько новых заказов от тех, кто увидит здесь результаты твоей работы.
        — Я надеюсь на это.
        Больше говорить было не о чем. Пегги повернулась и направилась к двери. Она уже была в прихожей, когда он позвал ее.
        — Пегги?
        Сердце подпрыгнуло в груди, она обернулась.
        — Да?
        — Мой дядя на самом деле счастлив, а тебе, может, покажется странным, но ты напоминаешь мне Клэр.
        — Действительно?
        — Со мной будет трудно жить.
        — Вовсе нет.
        С того утра, как Пегги убежала от него, она неустанно твердила себе, что все кончено и надеяться больше не на что.
        — Я жил один с тех пор, как…  — Он колебался.  — Ну, в общем, я долгое время жил один…
        «С тех пор, как ушла Кара»,  — догадалась Пегги. Она также поняла, что он хотел ей объяснить, говоря об этом.
        — Ты привык жить по-своему.
        — Вот именно.  — Он огляделся вокруг.  — Тем не менее…
        — Что ты предлагаешь?  — Она боялась надеяться.
        Его взгляд снова встретился с ее взглядом.
        — Ты тогда ждала меня в квартире, и ясновидящая Фиона предсказала, что ты моя суженая.
        — Ну и?..  — Она поняла, что он все еще сомневается.
        — Я не знаю.
        — Я не хочу, чтобы ты когда-нибудь посчитал меня ошибкой твоей жизни.
        Он улыбнулся и подошел к ней.
        — Ты давно стала ошибкой моей жизни. С того первого дня, когда, зайдя в «ПДК-интерьеры», я увидел тебя. Мне не следовало переступать порог твоей мастерской.
        — Но ты его переступил, Камерон.
        Он явился, похожий на принца из сказки, о котором мечтает любая женщина, и перевернул ее жизнь.
        — Однако ты должен знать, что я не потерплю рядом с тобой других женщин. Я ужасно старомодная, Камерон, и в браке признаю только моногамию.
        — Заранее устанавливаешь правила?  — Он прикоснулся к ее щеке, убирая волосы за ухо, и наклонился к ней.
        Он явно собирался поцеловать ее, но Пегги отстранилась, упершись рукой ему в грудь.
        — Мы еще не все выяснили до конца.
        Он выпрямился.
        — Что именно?
        Она с волнением произнесла:
        — Ты любишь меня?
        Он заколебался.
        — Я скучаю без тебя.
        Этого было недостаточно.
        — Если бы Дарлин и Митч не подстроили этой встречи, ты позвонил бы мне? Заехал бы за мной?
        Он не ответил, и Пегги обо всем догадалась: она потеряла то, чего никогда не имела.

        — Он просил тебя выйти за него замуж, а ты отказалась?  — повторила Дарлин, опускаясь на стул рядом с кульманом Пегги.  — Не могу поверить.
        — Он меня не любит,  — ответила Пегги, уверенная в том, что поступила совершенно правильно.
        — Со временем он мог бы полюбить тебя.
        — Или стал бы презирать. Сама прекрасно знаешь, что замужество — дело серьезное и рискованное. А я не хочу рисковать.
        — Пэт говорила, что Камерон совершенно замкнулся в себе, сторонится друзей и все свободное время проводит дома один. С тех пор как вы перестали встречаться, он места себе не находит. А ты требуешь от него признаний в любви. Он же тебя любит.
        — А я хочу, чтобы он сказал мне об этом. Я хочу, чтобы он осознал, что ко мне он питает настоящее чувство, а не просто влечение, и чтобы понял, что это и есть любовь.
        Дарлин покачала головой.
        — Из-за глупого упрямства ты можешь потерять хорошего парня. Он симпатичный, богатый, порядочный и, кажется, чертовски хороший любовник. Я не ошибаюсь?
        Щеки Пегги вспыхнули от смущения.
        — Мне не нужен мужчина, который не может сказать, что любит меня,  — настаивала она.
        — Со временем обязательно скажет.
        Но Пегги в этом сомневалась.

        Камерон стоял у окна в своем кабинете и наблюдал, как мягкие пушистые хлопья снега медленно опускаются на землю. Город внизу уже оделся в белый наряд, скрывая под ним свои уродства. Огни автомобильных фар и мерцающие рождественские лампочки создавали иллюзию радости и благополучия. Если метеорологи не ошиблись, то к утру кругом будет белым-бело.
        Из гостиной доносились тихие звуки рождественских мелодий. Сзади, за спиной Камерона, на мониторе компьютера бежали строки, доводя до сведения финансистов и их клиентов последние значения индекса Доу-Джонса. Несмотря на некоторый общий спад курса на рынке ценных бумаг, клиенты Камерона Слейтера и компании, которые доверили ему свои финансовые дела, процветали, и ни одному бизнесмену, ни одной компании не грозило банкротство. Камерону было чем гордиться, и он с нетерпением ждал встречи с членами Инвестиционного клуба. На приеме в пятницу он не только будет радушным хозяином, но и победителем в финансовых состязаниях уходящего года, несмотря на ту однуединственную ошибку, которую он допустил и из-за которой именно в его доме должны были собраться на вечеринку члены клуба.
        Камерону следовало быть довольным, но что-то мешало ему в полной мере вкусить радость успеха.
        Из своего окна он не мог видеть ни дома, ни мастерской Пегги, но, смотря в том направлении, невольно думал о ней: где она сейчас? Дома? На работе? Или уехала к матери?
        И как она себя чувствует? Переживает ли из-за их разрыва? Страдает?
        Камерон, сам не зная где и когда, потерял жизненные ориентиры. Всего три месяца назад он точно знал, чего хочет, к чему стремится и как этого достичь. У него был план, но в этом плане не было места для длинноногой, прямолинейной блондинки.
        «ТЫ ЛЮБИШЬ МЕНЯ?» — Она задала ему этот вопрос сегодня утром, и он не смог на него ответить. Он и сейчас не знал ответа.
        Он даже не был уверен, что любовь вообще существует.
        «ЕСЛИ ТЫ ЛЮБИШЬ МЕНЯ, ТО НЕ ПОЕДЕШЬ В ПЕНСИЛЬВАНСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ»,  — плакала его мать семнадцать лет назад. И он отказался от стипендии.
        «ЕСЛИ ТЫ ЛЮБИШЬ МЕНЯ, ТО НЕ ПОЕДЕШЬ В НЬЮ-ЙОРК»,  — кричала Кара годы спустя. И он отказался от карьеры.
        Любовь ограничивала свободу.
        Любовь причиняла боль.
        Он страдал от этой боли. Отвернувшись от окна, он подошел к компьютеру. Но желания отслеживать взлеты и падения курсов акций за день у него не было.
        Он стал бесцельно слоняться по дому.
        В холодильнике стояла бутылка импортного пива. Он снял крышку и бессмысленно глядел, как из горлышка поползла шипящая пена. Присев на табуретку у обеденного стола, Камерон глотнул холодной жидкости, подумав, что слегка горьковатый вкус пива как нельзя лучше отвечает его сегодняшнему настроению. Весь день его преследовало ощущение горечи.
        «ТЫ ЛЮБИШЬ МЕНЯ?» — спросила сегодня Пегги.
        С того самого дня, когда, выйдя из ванной, он обнаружил, что она ушла, его не покидало чувство горечи, беспокойства, одиночества и… утраты. Напрасно он все это время старался избавиться от этих неприятных ощущений. Напрасно он пытался забыть о Пегги. Она была везде, вокруг и во всем, на что он смотрел и чего касался. Он не мог забыть ее возмущения, когда в мебельном магазине, шутя, уложил ее на кровать рядом с собой, вспоминал споры, которые у них возникали то по поводу ковра для гостиной, то злополучной софы. А картина в его кабинете завораживала обилием красок, поражала энергией и жизнерадостностью, присущей только Пегги Барнетт — ее создательнице.
        И вот Камерон незаметно для себя потерял интерес к жизни.
        С самого начала надо было прекратить это безумие. Ведь он сразу понял, что знакомство с ней сулит сплошные неприятности, взять хотя бы их первый спор по поводу его необдуманного телефонного звонка на радио и разговора с ясновидящей Фионой Александер. Почему он тогда не отказался от услуг Пегги, почему не пригласил другого дизайнера? Так ведь было бы безопаснее.
        «ТЫ ЛЮБИШЬ МЕНЯ?» — ее слова словно эхо звучали в его голове.
        — Не знаю!  — выкрикнул он в пустую комнату.  — Я не знаю!
        Поставив бутылку на пол, он сжал голову руками, пытаясь заглушить ее голос.
        Ему казалось, что он сходит с ума.

        Часы на кухне показывали десять. Был вечер. Двенадцать часов минуло с тех пор, как Пегги постучала в дверь квартиры Камерона Слейтера. Всего двенадцать часов, а ей казалось, что это было в прошлом столетии.
        Стоя под теплыми струями душа, Пегги думала о Камероне.
        «ТЫ ЛЮБИШЬ МЕНЯ?» — спросила она его.
        Но он промолчал. И это был его ответ.
        «Ты любишь его?» — спросила она себя и вздохнула.
        В том то и дело, что, сама того не желая, она любила его.
        Ей нельзя было влюбляться в него. Он был совершенно прав, когда говорил, что не может жениться на женщине, которая полностью лишена дипломатического такта и которая совершенно не представляет, когда можно открывать рот.
        Он тоже не годился ей в мужья — у него было слишком много предубеждений. Нельзя наслаждаться жизнью, если постоянно оглядываться на прошлое.
        Пегги вышла из-под душа, завернулась в большое полотенце, высушила и уложила волосы, которые мягкими волнами легли ей на плечи, и, надев фланелевую ночную рубашку и тапочки, отправилась в комнату.
        — Но я нужна ему,  — сказала она своей пустой квартире.  — А он нужен мне.
        Она не хотела плакать, слезы сами хлынули из глаз. Злость и отчаяние выплеснулись вместе с ними, и Пегги разрыдалась. Она плакала и стонала, от бессилия била кулаком по столу.
        Поэтому едва расслышала стук в дверь.
        — Кто там?  — спросила Пегги, вытирая щеки и глаза рукавом ночной рубашки. Неужели она наделала столько шума, что потревожила соседей? Но, видимо, так оно и было.
        — Камерон…  — прозвучало в ответ.
        Этот голос нельзя было спутать ни с каким другим, этот знакомый раздражительный тон. Но она не хотела видеть Камерона, тем более сейчас, когда глаза у нее покраснели от слез.
        — Уходи,  — сказала она, не открывая двери.
        — Позволь мне войти,  — настаивал он.
        — Уходи,  — повторила Пегги.
        — Я не уйду. Или ты впустишь меня, или я приведу привратника, чтобы он открыл дверь.
        — Ты не имеешь права врываться силой в мою квартиру.
        — Я это обязательно сделаю. Я скажу, что с тобой что-то случилось.
        Не помня себя от злости и отчаяния, Пегги кинулась к двери и рывком распахнула ее настежь.
        — Что тебе надо?!  — крикнула она.
        Камерон взглянул на фланелевую ночную рубашку и тапочки на босу ногу, затем посмотрел Пегги в глаза. Они были красными и мокрыми от слез, которые безудержно текли у нее по щекам. Но Пегги было все равно — пусть Камерон думает что хочет.
        — Что тебе надо?!  — с еще большим раздражением повторила она.
        Он отстранил ее и прошел в комнату.
        — Мне надо поговорить с тобой.
        Дверь напротив приоткрылась. Соседка Пегги миссис Джиллиэт снова подслушивала. Пегги поскорее захлопнула свою дверь и повернулась к Камерону.
        — Мы уже разговаривали утром. Надеюсь, ты не забыл?
        — Ты плакала?
        — Ну и что?  — Пегги не собиралась отпираться.
        Он шагнул к ней, его взгляд вновь остановился на ее ночной рубашке.
        — Куда делся афганский плед?
        — Эта рубашка удобнее и надежнее.
        Он усмехнулся.
        — Ты уверена?
        Она почувствовала спазм в желудке — предвестник нервного срыва,  — но постаралась не обращать внимания на неприятные симптомы. От Камерона исходил кисловатый запах пива.
        — Ты пил?
        — Да, пил, но я не пьян, если тебя это интересует. Я совершенно трезв.
        — Тогда как ты посмел прийти сюда?
        Он улыбнулся, поднял руку и легонько коснулся ее волос, одним пальцем отвел прядь от виска к уху, подержал и отпустил. Шелковистая прядь волос кокетливо заколыхалась, возвращаясь на свое место у виска.
        — Как посмел?  — повторил он.  — Посмел, потому что должен ответить на твой вопрос. Да.
        — Да?  — Она смотрела ему в глаза, боясь поверить, что поняла его правильно.
        — Да, я люблю тебя,  — признался он и опустил глаза.  — Я не могу успокоиться, чувствую себя несчастным, не видя тебя, не споря с тобой, не находя тебя рядом с собой в кровати… Пегги, это, наверное, любовь…
        Она не находила слов, слезы опять хлынули из глаз. Но это были слезы счастья. Пегги дотронулась до воротника его пальто.
        — Прости, я не хотела плакать.
        Кончиками пальцев он вытер слезы с ее лица.
        — Тебе трудно совладать со своими чувствами, и я начинаю тебя понимать,  — усмехнулся Камерон и поцеловал девушку в лоб,  — потому что переживаю то же самое.
        Пегги вдруг показалось, что и его глаза подозрительно блестят.
        — Я не плакал с детства, не плакал даже тогда, когда от меня ушла Кара. Видимо, это была моя защитная реакция — я ожесточился сердцем. Но ты разрушила мою броню.
        — Камерон,  — тихо прошептала Пегги,  — я люблю тебя.
        Он крепко обнял ее, спрятав лицо в ее волосы.
        — И я люблю тебя.

        14

        У окна с видом на озеро Мичиган, прислонившись к мягкой портьере, сделанной ее руками, стояла Дарлин. У окна было прохладнее и свободнее. Гостиная Камерона Слейтера была полна людей — среди нарядно одетых гостей сновали официанты, предлагая различные напитки. В углу скрипач и виолончелист играли рождественские мелодии, и тихая музыка создавала праздничную атмосферу. Правда, все возрастающий шум голосов постепенно заглушал звуки песен.
        Дарлин издали с интересом наблюдала за происходящим — она впервые попала на столь грандиозный прием, о таком она никогда даже не мечтала, но за последние месяцы столько всего случилось, что она больше ничему не удивлялась.
        Теперь, разглядывая дам в роскошных вечерних платьях, она искала взглядом Митча Делани. Он стоял неподалеку от елки и казался ей очень элегантным в своем черном смокинге. Впрочем, по мнению Дарлин, Митч и в простых джинсах выглядел не хуже. Что ждет их в будущем, Дарлин пока не знала, но это ее не очень беспокоило. Митч научил ее верить людям, и прежде всего ему. Вскоре закончится ее бракоразводный процесс, и тогда Дарлин сможет подумать о будущем.
        Митч улыбнулся ей, сказал что-то мужчине, стоящему рядом, и направился к Дарлин. Он не сводил глаз с улыбающегося лица молодой женщины, и Дарлин была уверена, что среди многочисленных гостей Камерона Слейтера нет никого счастливее ее.
        Но это касалось лишь гостей.
        Где-то в толпе была еще одна женщина, которой Дарлин от души желала счастья.
        — Мне кажется, что Камерон собирается сделать важное сообщение,  — сказал Митч, обняв ее за плечи.
        — А что эти люди думают о ней?  — спросила Дарлин.
        Митч усмехнулся.
        — Старая гвардия скорее всего не представляет, что о ней думать, особенно после того, как она поговорила с женой одного из самых известных бизнесменов в Чикаго. Мы чаще всего имеем дело с консервативными республиканцами, она же, если я правильно понял ее взгляды, ближе к либералам — очень пылким либералам, что и подчеркивает ее огненно-красное платье. Но я уверен, что Камерон все уладит.
        — Пегги беспокоилась, что из-за нее он может потерять клиентов.
        Митч покачал головой.
        — Потеряет в одном месте, приобретет в другом. Скажи ей, чтобы не волновалась,  — она и есть тот баланс, в котором он нуждается. Что бы ни писали газеты, наш мистер «Плейбой» вскоре превратится в образцового семьянина и будет плясать под ее дудочку, сам того не замечая. А пока пусть смеется, наслаждается жизнью. Он очень доволен своей обновленной квартирой. В новом году «ПДК-интерьеры» ждут новые заказы, и ваше предприятие будет процветать.
        — На это мы и надеялись.
        — Но, учитывая то, что Камерон сообщил мне вчера вечером, в феврале не слишком загружай себя работой. Дело в том, что дядя Джон собирается устроить грандиозный семейный праздник, на котором будут чествовать сразу две пары новобрачных… Уже сейчас он заказал торжественную мессу по случаю бракосочетания.
        — А что ты об этом думаешь?  — спросила Дарлин.  — Тебе не кажется, что ясновидящая была права?
        — Я бы сказал, что она была права в значительной мере. Здесь не обошлось без нашей помощи. Еще два убежденных холостяка попали в ловушку.
        Тут раздалось позвякиванье ложечки о стекло, и разговоры прекратились. Камерон положил ложечку рядом с бокалом и поднял руку, прося слова. Умолкла музыка, официанты замерли.
        — Дамы и господа,  — обратился к гостям Камерон, когда в комнате воцарилась тишина.  — Как всем известно, мы собрались здесь сегодня потому, что я допустил ошибку в финансовом прогнозировании. Однако хочу заявить, что я не считаю себя проигравшим. На самом деле я недавно одержал выдающуюся победу.
        Улыбаясь, Камерон обнял Пегги и привлек ее к себе.
        — Разрешите представить вам дизайнера этой квартиры и мою будущую жену Пегги Барнетт.
        Митч наклонился и прошептал Дарлин на ухо:
        — Что ни говори, а я рад, что в тот день Камерона ждала не Пэт.

        notes

        Примечания

        1

        Фут (англ.)  — единица длины, равна 0,3048 м. Таким образом, площадь квартиры Камерона Слейтера составляла около 280 м^2^. (Здесь и далее примеч. пер.)

        2

        C'est la vie (фр.)  — такова жизнь.

        3

        Индекс Доу-Джонса — совокупный показатель деловой активности на бирже.

        4

        Шестьдесят градусов по Фаренгейту равны плюс 15,5 градуса по Цельсию.

        5

        Лорена Боббит — американка, которая отрезала половой член у своего мужа, когда тот спал.

        6

        Фунт (англ.)  — единица массы, равна 0,454 кг. 300 фунтов — около 136 кг.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к