Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Любовные Романы / СТУФХЦЧШЩЭЮЯ / Стирмен Поли: " Ты Придешь Ко Мне " - читать онлайн

Сохранить .
Ты придешь ко мне Поли Стирмен

        # Героини романов английской писательницы Полли Стирмен - женщины с их переживаниями и разочарованиями, ожиданиями и надеждами.
        Героиня первого романа - Сандра Бернон - девушка-сирота попадает в Лондон. Полная романтических представлений, она оказывается обманутой богатым повесой. Поставив крест на личном счастье, она решает делать карьеру. Однако предстоит еще одно любовное испытание, которое возникает после случайного знакомства…
        Джени Филд - героиня второго романа, была брошена в юном возрасте некогда любившим ее человеком с ребенком на руках и без средств к существованию.
        Упорный труд, талант и время сделали ее известной в кругах финансистов. Судьба распорядилась так, что Джени тяжело заболела. Казалось, что жизнь кончена, но в трудную минуту появился он…

        Поли Стирмен

        Ты придешь ко мне

        OCR: Саида; SpellCheck: Федор
        Стирмен П. С 80 Любовный реванш. Романы/Пер. с англ. Е.Ю. Горшковой, А.М. Полонского. - М.: Редакция международного журнала «Панорама», 1995. -192 с.
        ISBN 5-7024-0386-X

        Аннотация

        Героини романов английской писательницы Полли Стирмен - женщины с их переживаниями и разочарованиями, ожиданиями и надеждами.
        Героиня первого романа - Сандра Бернон - девушка-сирота попадает в Лондон. Полная романтических представлений, она оказывается обманутой богатым повесой. Поставив крест на личном счастье, она решает делать карьеру. Однако предстоит еще одно любовное испытание, которое возникает после случайного знакомства…
        Джени Филд - героиня второго романа, была брошена в юном возрасте некогда любившим ее человеком с ребенком на руках и без средств к существованию.
        Упорный труд, талант и время сделали ее известной в кругах финансистов. Судьба распорядилась так, что Джени тяжело заболела. Казалось, что жизнь кончена, но в трудную минуту появился он…

        Глава 1

        - Я знаю, Джанет, ты не хочешь меня слушать, - сказала Энни Карпентер. - Но не советую откладывать операцию надолго. Я признаю, что на сегодняшний день состояние твое стабильно. Но завтра, все может измениться. Хотя кардиология не моя специальность…
        - Роберт знает, что у меня больное сердце. - Джени отошла от окна и взглянула на подругу, стараясь, чтобы Энни не заметила страха в ее глазах и словах.
        - Он очень симпатичный парень, - улыбнулась та.
        Восемь лет назад, когда Роби родился, Энни советовала ей самой воспитывать сына, хотя все вокруг убеждали Джени отдать мальчика родителям бывшего мужа. Она в те времена бедствовала, муж отказался платить алименты. Тогда у нее были только твердое желание сохранить ребенка и преданность Энн, дававшая силы принять решение и устоять.
        - Ты абсолютно уверена в том, что операция - это единственный выход? - Спрашивая, Джени пыталась забыть о проблемах прошлого, чтобы сосредоточиться на сегодняшних.
        Энн посмотрела на нее понимающим, проницательным взглядом.
        - Да, в твоем случае поможет только операция.
        - Я не хочу уезжать из города, - умоляюще протянула Джени. - Может, найдешь мне хирурга здесь?
        Они уже тысячу раз говорили на эту тему.
        - Конечно, если бы я не была хирургом… Но я хочу, чтобы ты уехала из Нью-Йорка, подальше от своей работы. Посмотри, от тебя уже остались кожа да кости, ты на грани и продолжаешь медленно убивать себя.
        - Мне кажется, ты сгущаешь краски. Но пойми, что мне не с кем оставить ребенка. Проблемы со всех сторон.
        - В твои тридцать два года у тебя в жизни нет ничего, кроме работы. Подумай о своем больном сердце, ведь ты должна еще поставить на ноги Роби. Если хочешь увидеть внуков, делай, что я тебе говорю, и не возражай. В конце концов, я посылаю тебя не на край света.
        - Хорошо, - согласилась Джени. - Но только в Огайо.
        - Мой зять один из лучших кардиохирургов в стране, а клинику, где он работает, знают во всем мире.
        - И твой зять, и его клиника, достаточно, далеко от Нью-Йорка и инвестиционных компаний «Мейер», «Бергман» и «Трирз».
        - Не стану возражать, - кивнула Энни. - Ты можешь поехать в мой дом в Виллоу Крик. Конечно, для вас с сыном дом большой, но он уютный и его легко отапливать. Паркеры живут рядом, они прекрасные люди и о вас позаботятся. Мать Дайаны Паркер была моей лучшей подругой, когда после войны я впервые приехала в США. Она приглядит за мальчиком, пока ты будешь в клинике.
        - Ты собираешься сказать об операции отцу Роби, его бабушке и дедушке?
        - Не имею ни малейшего представления, где отец Роби. - Джени взглянула на подругу. - Последнее, что я о нем слышала, - это то, что он путешествует с какой-то рок-группой по Австралии.
        - Ну а как насчет Брюсса и Шерон?
        - Одна из причин, по которой я согласна ехать в Огайо, - чтобы он был подальше от них. - Она вновь почувствовала на плечах груз старого семейного страха. - Для них моя болезнь - прекрасный предлог, чтобы стать официальными опекунами сына. Как только они поймут серьезность моего положения, они тут же потребуют опекунства. А я не хочу даже слышать об этом.
        - До сих пор не можешь простить им того, что случилось после рождения Роби?
        - Нет, не могу. И никогда не забуду, как они пришли в родильный дом и потребовали отдать им моего сына. Я помню, что галстук адвоката, которого они привели с собой, стоил больше, чем все, что у меня тогда было, и помню, как они предложили мне деньги за то, чтобы я отдала им Роби.
        - И эти восемь лет ты делала все, чтобы занять высокое положение и заработать столько денег, сколько, как они считали, необходимо для твоего сына.
        Джени нервно засмеялась.
        - Они любят Роби так же сильно, как и ты.
        - Энн, пожалуйста. - На мгновение Джени почувствовала боль и беспомощность, которые она испытывала всегда, встречаясь с Брюсом и Шерон Фишер. - Я больше не хочу обсуждать это.
        - Хорошо, - Энн махнула рукой. - Но когда тебе будет столько лет, сколько мне, ты по-другому посмотришь на многие вещи.
        - Возможно, - согласилась с ней Джени, чтобы только избежать дальнейшего обсуждения этой темы.
        - Но тогда уже будет слишком поздно для всех вас…
        - Я думаю, мы сможем переехать в Огайо в рождественские каникулы Роби, - вернулась к их разговору Дженни, и подошла к окну с видом на Манхэттен. Несмотря на середину сентября, деревья в центральном парке стояли зеленые и ярко светило солнце. - К этому времени я разбросаю часть моих клиентов по другим ассоциациям. И завершу объединение «Гринвуд»…
        Но Энн твердо перебила ее.
        - Нужно ехать сейчас, дорогая. Ты очень похудела в последнее время, и я хочу, чтобы ты отдохнула и набралась сил перед операцией.
        - И как долго мне отдыхать?
        - Как минимум четыре месяца. - Энн встала из-за стола, показывая, что дальше спорить бесполезно. - И ты можешь позволить себе это.
        - Но за мной там столько дел, - возразила было Джени.
        - Молчи, не то я увеличу отдых до шести месяцев.
        Джени закусила губу.
        - Вот так. Ты довольно упряма, но в здравом смысле тебе не откажешь. Ты знаешь, когда бороться, а когда отступать. Эти качества тебе скоро понадобятся. Все будет хорошо.
        - Правда?
        - Конечно.
        - Я очень надеюсь, что ты права и все будет в порядке. Можешь договариваться со своим зятем.
        - Я знала, ты примешь правильное решение. И довольно об этом.

        Джени и Роби приехали в Огайо во второй половине октября. Пейзаж представлял собой смесь желтого, оранжевого и зеленого. Было еще тепло и солнечно. Однако Джени помнила, что Энни предупреждала ее о суровых зимах на Среднем Западе.
        - Здравствуйте, мисс Филд, можно войти? - послышался голос за дверью.
        Он принадлежал маленькой пышной женщине среднего возраста, в копне ее темных кудрявых волос виднелись уже седые пряди, но лицо сияло приветливой улыбкой.
        - Да, пожалуйста. - Энни предупреждала, что здесь возможны неожиданные визиты.
        - Я бы пришла навестить вас раньше, но хотела, чтобы вы немного устроились. - Женщина держала в руках кастрюлю, из которой исходил чудесный аромат. Она протянула ее Джени. - Добро пожаловать на ферму Виллоу Крик. Я - Дайана Паркер.
        - Спасибо, - ответила, приятно, удивленная Джени. - А я - Джени Филд.
        - Я это знаю, - сказала с улыбкой Дайана. - Мы вас ждали. Надеюсь, что вам здесь понравится.
        - Да.
        На самом деле, Джени была несколько подавлена величием большого старого дома. Вся ее жизнь прошла в маленьких тесных квартирках. И только восьмилетний Роби, с его детской способностью адаптироваться к новым условиям, чувствовал себя как дома. Он поставил кастрюлю в холодильник и сказал.
        - Мы устроились здесь просто замечательно.
        - Может, вам нужно чем-нибудь помочь? Я бы прислала одну из моих девочек. У меня четыре дочки.
        - Правда?
        - Да. С нами только самая младшая Эмм, остальные живут отдельно. А у меня еще и три сына, - сказала Дайана с гордостью.
        - Семеро детей?
        - И четверо внуков.
        - Боже мой! -Джени была единственным ребенком в семье.
        Ее родители умерли, и семьей для нее всегда была она сама.
        - У всех Паркеров большие семьи, - продолжала Дайана, следуя приглашению и усаживаясь на одну из табуреток. - А у вас только один ребенок?
        - Да. Его зовут Роберт. Роби. Ему восемь лет.
        - Я видела, как он садился в школьный автобус сегодня утром. Он просто восхитительный малыш.
        - Да, - улыбнулась Джени.
        - Энни Карпентер говорила, что вам нужен помощник по дому, который позже приглядит за мальчиком, когда вы будете в клинике.
        - Да, я была бы рада, если бы вы кого-нибудь порекомендовали.
        - Почему? Мне самой хочется помочь вам, - ответила Дайана без колебаний. - Хотелось бы, чтобы и Роби был возле меня. Этот старый дом, на верху холма, кажется очень пустым. А Роби и мой старший внук одного возраста и могли бы играть вместе.
        - Я… Спасибо… - Джени была в замешательстве. Там, в Нью-Йорке, требовались недели, чтобы найти няню, а сегодня одно улыбающееся лицо миссис Паркер заставило ее принять решение. - Я думаю, сыну с вами будет хорошо.
        - Вот и славно, - обрадовалась Дайана, польщенная комплиментом. - Может, еще что-нибудь нужно по дому?
        - Я не знаю, как пользоваться печкой. Октябрьские дни были теплые, но сегодня похолодало, и по телевизору предупредили, что ожидаются заморозки.
        Печка была большая, старая и заканчивалась ступенями под потолком.
        - Не думайте об этом. Джони Бертон на прошлой неделе проверил ее - печь прекрасно согреет вас зимой. А Том скоро придет и займется растопкой.
        - Том?
        - Да, мой сын, Томас. Он присматривает за этим домом.
        - По-моему, Энни что-то говорила о нем.
        - Том - хороший парень, у него золотые руки. Он холостяк.
        За дверью мелькнула чья-то тень, и раздался приятный мужской голос.
        - Я слышу, обо мне здесь говорят?
        - Я только что сказала о тебе нашей новой соседке.
        - Входите, пожалуйста, - пригласила Джени.
        - Вот уж никогда не думал, что умение обращаться с инструментами и холостяцкая жизнь такие ценные качества, - съязвил Том, открывая дверь.
        Дайана пропустила мимо ушей его насмешку.
        - Том, это Джени Филд.
        - Здравствуйте.
        Томас Паркер был высокий широкоплечий мужчина с прямым носом, тяжелой челюстью и копной непослушных черных волос. Глаза у него были серые, а ресницы черные. В одной руке он держал гаечный ключ и отвертку, а в другой - сложенную в трубочку газету. Он положил ее на стол и протянул Джени мозолистую руку. Ни один из мужчин, которых она знала, не имел таких рук.
        - Добро пожаловать на ферму Виллоу Крик, мисс Филд.
        - Благодарю. - Джени заметила, как ее маленькие белые ручки исчезли в огромных мужских руках. Почувствовав силу его рукопожатия, она быстро отдернула руку. Наверное, слишком быстро, чтобы это выглядело по-дружески. Но она поняла это слишком поздно. Том нахмурился. Ей следовало бы помнить, что здесь пожатие руки означает больше, чем просто вежливое приветствие.
        - Если вам что-нибудь понадобится, то Том живет в гараже, через дорогу.
        - В гараже?
        Джени уже давно заметила красный гараж по другую сторону дороги. Его невозможно было не заметить- он стоял, прямо, перед окнами ее дома, свежевыкрашенный, с привлекательной серо-черной шиферной крышей. На фасаде его красовалась большая вывеска- «Паркер. Запчасти. Ремонт. Томас Паркер - механик-владелец».
        - Том ремонтирует машины, - объяснила Дайана, увидев, что Джени смотрит в сторону гаража. - Большие машины, комбайны, тракторы, косилки. Его отец и братья работают на ферме, это еще выше на холме. - Она показала в сторону фермерского дома, еще большего, чем у Энни, с круглым крыльцом, высокими узкими окнами и зелеными ставнями. Крышу покрывал темно-красный шифер. - Это и есть ферма Виллоу Крик. Раньше здесь останавливался дилижанс из Колумбуса в Цинциннати.
        - Вы скоро будете знать о нас все. - Том подталкивал мать к выходу. - Я затоплю печь и почему бы вам не устроиться спать на ней на ночь?
        Джени вспыхнула. Ужасно, что чужой человек так быстро уловил в ней боль и усталость, которые она, как будто небезуспешно, пыталась скрыть от окружающих.
        - Ой, дорогая, извини, я тебя совсем заболтала.
        Пухлое лицо Дайаны выражало смущение и угрызение совести.
        - Да нет, что вы, посидите еще, - возразила Джени.
        - Нет, я пойду, вот только Том растопит печь. Поторапливайся, сынок.
        - Слушаюсь. Не успеешь и глазом моргнуть, как все будет готово. - Он исчез в погребе и через пять минут появился на кухне. - Все в порядке. На всякий случай термометр висит на стене в гостиной.
        - Да, я уже заметила его вчера вечером.
        - Не беспокойтесь, если услышите, как огонь будет издавать странные звуки. Это нормально для печки, которая старше всех нас вместе взятых.
        - Хорошо, - ответила Джени.
        Обычный разговор, однако, несмотря на усталость, Джени почувствовала странную связь между собой и этим мужчиной. Какой он сильный, надежный и как спокойно рядом с ним. Так, как она хотела бы, чтобы всегда было в жизни. Их взгляды встретились.
        - Не беспокойтесь, - повторил Том.
        Он даже не улыбнулся, а только слегка прикоснулся к козырьку кепки.
        - Мы уйдем, и вы отдохнете. Я уже предупредила Эмму, чтобы она приглядела за вашим мальчиком в школе, как бы он не перепутал номер автобуса.
        - Большое спасибо.
        Что еще могла она ответить, обескураженная таким дружеским участием. Ей очень понравилась эта женщина. Джени привыкла быстро оценивать людей и обычно доверяла своей интуиции. И сын Дайаны ей понравился. Однако, здесь было много сложнее. В отношениях с мужчинами, она никогда не доверяла интуиции. В конце концов, ее любовь к Мартину Фишеру и все, что из этого вышло, - самая большая ошибка в ее жизни.
        - Пошли, мам, - заторопил Том.
        - Помните, Томас всегда рядом, он день и ночь в своем гараже.
        - День и ночь? Посмотрим, - улыбнулась Джени.
        Она увидела, как нахмурился Том после слов матери. Мать явно подтрунивала над ним.
        - Да, именно круглые сутки, он даже не ходит на свидания…
        - Хватит, мама, - остановил ее Том. - Моя личная жизнь не касается мисс Филд.
        - Нет. Конечно, нет. Ни в коем случае, не касается.

        Но шло время, и личная жизнь Томаса Паркера, а точнее, ее полное отсутствие, коснулась Джени. В эти осенние дни она и Роби много времени проводили с Паркерами. Джени познакомилась со всеми членами этой семьи и поняла, что они относятся к ней так же хорошо, как и Дайана. Все, за исключением Томаса. Он держался от нее в стороне, но много времени проводил с ее сыном. Джени даже казалось, что Роби слишком часто крутится в гараже, и как-то даже сказала Тому об этом. На что он ответил, что мальчишке такого возраста всегда нужен мужчина для общения.
        - О чем же вы беседуете? - поинтересовалась Джени.
        Ей было важно иметь представление обо всех, кто окружал ее сына.
        - Так, ничего особенного, обычные мужские разговоры, - уклонился от прямого ответа Том и улыбнулся.
        - Мне приятно, что вы столько времени проводите с ним.
        - Он мне симпатичен.
        Эти слова запомнились Джени и остались с ней. Ночью, когда не спалось, она много думала о будущем сына. Что с ним будет, когда она попадет в клинику? Эти невеселые размышления кончались одной и той же жуткой картиной - с ней что-нибудь случится, приезжают родители Мартина и забирают мальчика. И что потом? Потом они начинают воспитывать Роби - так, как воспитали своего сына. Она решительно не хотела, чтобы Роби жил с Брюсом и Шерон Фишер, и чтобы они вырастили его таким же эгоистом, каким был его отец. Ей хотелось, чтобы он был такой, как Томас. И чтобы Роби, никогда, не узнал, что такое одиночество. Но как это сделать? Постепенно в бессонные ночи она поняла, что нужно предпринять. У нее созрел план, как изолировать Фишеров, если с ней что-то случится после операции. Цель оправдывала средства. Раньше ей бы и в голову это не пришло. Теперь же она не только хотела попросить Томаса Паркера стать официальным опекуном сына - она хотела, чтобы он женился на ней.

        Глава 2

        Том увидел Джени из окна кухни, когда она переходила дорогу, останавливаясь и оглядываясь по сторонам - направо, налево. Хотя она и знала, что за весь день по этой дороге проезжало всего несколько машин. Том решил, что это, должно быть, привычка всех жителей Нью-Йорка.
        Он выключил кофеварку и поставил на огонь чайник. Дайана часто напоминала Джени о том, что врачи запретили ей кофе перед операцией. Она выбрала чай с мятой. Том знал это и принес в кухню несколько пучков мяты, чтобы она была под рукой. Обычно, Джени не оставалась более пяти минут в мастерской, и он не успевал предложить ей чай. Том чувствовал себя неловко, вообще старался избегать женщин, после своей неудачной женитьбы, и был уверен, что никогда не решится на второй брак.
        Том открыл дверь до того, как она постучала.
        - О! - воскликнула Джени немного нервно, но решительно. - Здравствуйте.
        - Добрый день. Я увидел вас из окна кухни, заходите. Сегодня чертовски холодно.
        - Да, это все из-за ветра. - Джени сняла шерстяной платок. Волосы ее казались такими же мягкими, как сам платок. Они были у нее темно-каштанового цвета, глаза карие, с какими-то золотистыми огоньками, словно листья дуба после первых заморозков.
        - Да, это все ветер. - Том удивился своим поэтическим мыслям, возникшим при появлении Джени. - Давайте свое пальто.
        Джени взглянула на Тома, слегка нахмурившись, стараясь понять, не слишком ли рано она заявилась и как он к этому относится.
        - Да, в Нью-Йорке не такие ветры, - поддержала она разговор.
        - Это из-за Миссисипи, река не так далеко отсюда.
        - Возможно, - она протянула ему пальто.

        - Хотите чай с перечной мятой? - спросил он, давая ей возможность прийти в себя.
        - Спасибо. А как вы догадались, что я люблю чай с мятой?
        - Мама сказала.
        - Да, это трудно держать в секрете, особенно когда о тебе заботятся так, как ваша мама.
        - У меня замечательная мама. Вам сахар положить? Да, садитесь же. - Он показал ей на стул за стойкой, которая отделяла гостиную от кухни.
        - Спасибо, совсем немного.
        Она взяла ложечку, и лоб ее прорезала морщинка. Том налил себе кофе.
        - Как хорошо пахнет.
        - Конечно, чай душистый, но ему далеко до старого доброго кофе. Ой, извините. Наверное, мне не следовало бы пить его в вашем присутствии.
        - Почему нет? Ведь с вашим сердцем все в порядке?
        - Да, абсолютно.
        Том нахмурился. Интересно, о чем он думает? Что такое она сказала, что могло бы задеть его? Может, она совершает ужасную ошибку, и ее план - новый капкан? Джени хотела, чтобы у ее сына был настоящий друг и отец. Ее сын… Подумав о нем, Джени бессознательно выпрямилась на стуле. Для него она способна сделать все. Даже попросить незнакомого мужчину жениться на ней.
        - У вас такой порядок, - сказала она, потому что надо было что-то сказать, и обвела кухню взглядом.
        Это была маленькая комната с низким потолком, светлыми обоями и темным деревянным полом. В углу стояла старомодная плита. Было тихо. Только из радиоприемника доносилась тихая старинная музыка. И если бы Джени не знала, что находится за дубовой дверью, она никогда не догадалась бы, что находится в мастерской.
        - Я уже десять лет живу один, после того как развелся.
        - Я знаю.
        Джени взглянула на Тома. Он пристально смотрел на нее, облокотившись на стойку. И ждал. Она поняла, что должна рассказать, зачем пришла сюда. Одна, когда сын был в школе.
        - Почему же вы не женились снова? - спросила Джен, не поднимая глаз от своей чашки.
        Она не могла представить, как будет произносить эти слова. Но она должна их сказать, чтобы как можно больше узнать об этом человеке. Ради Роби и ради своего спокойствия.
        - Вы становитесь назойливой, вам не кажется?
        - Да. - Она подняла голову, и их взгляды встретились. - Но у меня для этого есть веская причина. Пожалуйста, ответьте мне.
        Том кивнул.
        - Мы абсолютно не подходили друг другу. Я познакомился с ней в Техасе, когда служил там в армии. Мы полюбили друг друга, и я привез ее с собой. Все было не по ней. Ей не нравилась жара летом, а зимой - снег и лед. Она хотела вернуться домой. Сначала она хотела, чтобы я поехал с ней. Но я был так же упрям в своем желании остаться здесь. Позже ей стало все равно, с кем быть. Со мной или без меня. Мы прожили так еще около года, а потом она собрала вещи и уехала.
        - Простите.
        - Да ну что вы. Это было так давно. И я уже все забыл.
        Но Джени показалось, что это далеко не так.
        - Расскажите теперь о себе, - попросил он, наливая еще кофе.
        Джени затаила дыхание. Она не думала, что разговор перекинется на нее.
        - Я так и не была замужем, - сказала она.
        - Я понимаю.
        Том мог хорошо скрывать эмоции, когда хотел.
        - Это вас интересует?
        - Нет, почему это должно меня интересовать? Мы здесь не такие уж недалекие, как вам кажется.
        - Извините.
        - Расскажите мне об отце Роби.
        - Теперь вы становитесь назойливым.
        Том искренне улыбнулся - впервые за все время.
        - Но вы первая начали.
        - Хорошо. Я познакомилась с ним на последнем курсе колледжа. Он был музыкантом и полной моей противоположностью. Происходил из старой еврейской семьи. Это был эгоист, который интересовался только собой и был абсолютно не способен что-либо сделать для меня и нашего ребенка.
        - Так он был просто сукин сын!
        - Точно. Но это была и моя вина. Я думала он повзрослеет, когда узнает, что я жду ребенка. Но я ошиблась. Да и что толку сейчас об этом говорить.
        - Зато он был очень состоятелен, - сказал Том, глядя в окно.
        - Наоборот, у него не было ни цента, - возразила Джени. - Последняя новость, что он играет в какой-то рок-группе в Австралии. Вот его родители действительно богаты.
        - И зачем вы мне это рассказываете?
        По его интонации Джени поняла, что Том ждет от нее только правду.
        - Потому что я хочу сделать вам предложение.
        При этих словах руки у нее задрожали, и она осторожно поставила чашку на стол.
        - Предложение?
        - Да, деловое.
        - Какое же?
        - Я хочу, чтобы вы женились на мне.

        Глава 3

        - Что? - Том подумал, что не так ее понял. - Повторите, что вы сказали. Ладони у него стали влажными. Он поставил кофейник на стол и вытер руки о штаны.
        - Не волнуйтесь так, Том, - сказала Джени, откидывая волосы со лба. - Деловое предложение и только.
        Неожиданно она остановилась. Затем, набрав побольше воздуха, продолжила.
        - Я прошу вас сделать мне одолжение. Ради Роберта… И ради моего спокойствия.
        - Вашего спокойствия?
        Томас чувствовал себя полным идиотом, повторяя ее слова. Он думал, что она попросит его и родных приглядеть за сыном, пока будет в клинике. Он вдруг вспомнил, как она смотрела на них с Роби, когда они были вместе. Том думал, что она попросит о временном опекунстве, но свадьба?… Такое не могло прийти ему в голову.
        - Да, ради моего спокойствия. - Джен вздернула подбородок. Краска залила ее лицо. - Если вы помните, скоро мне предстоит операция на сердце.
        Сейчас она нравилась ему больше. Захотелось подойти к ней, взять на руки, защищать ее и заботиться о ней.
        - Что вы скажете?
        - Я думаю, - ответил он, стараясь привести свои мысли в порядок.
        - Ведь у вас нет религиозных предрассудков, не правда ли?
        - Вы хотите, чтобы мы обвенчались в церкви?
        - Нет, нет.
        - Начнутся сплетни.

        - Моим друзьям совсем необязательно об этом знать. А вы можете все объяснить вашей семье.
        - Мне нужно подумать. - Ему следовало бы послать ее ко всем чертям, но в глубине души он не хотел этого. - Почему бы не сделать опекунами бабушку и дедушку Роби, пока вы будете в клинике?
        - Нет. - Она сжала чашку в руках так, что, казалось, та сейчас лопнет. - Я не хочу, чтобы они забрали сына, даже на время. Они хотели отнять его у меня, когда он только родился. Они мечтают получить официальное опекунство, но я не хочу, чтобы моего сына воспитали таким, как его отец.
        Джени вся дрожала. Он заметил в ее глазах какую-то детскую беззащитность. Наверное, такие глаза у нее были, когда родился сын. Том понял, что за внешней независимостью скрывается маленькая девочка, которая слишком быстро выросла и была одинока.
        - Пожалуйста, Том, ради Роби. - Она произнесла эти слова, словно вкладывая в них магическую силу. Для нее они имели эту силу.
        - Ничего с вами не случится, - произнес Том как-то беспомощно. Он вдруг почувствовал, словно вся ее боль прошла через его тело.
        - Я не уверена в этом. И потом - я ведь заплачу вам за это. Десять тысяч долларов совсем не лишние для вас.
        - Мне не нужны деньги!
        - Вы их получите в любом случае, что бы со мной ни случилось.
        - Нет, - отрезал он. Том представить себе не мог, что Джени может умереть…
        - Том, пожалуйста, ради Бога, женитесь на мне! Успокойте меня. Если что-нибудь случится… - Она затаила дыхание и положила свою руку на его. - Если мне суждено умереть, то я умру легко, зная, что Роби в безопасности и счастлив. И воспитывается в такой семье, как ваша.
        - Я буду заботиться о нем, даже если мы не будем официально женаты, - сказал он нежно, надеясь, что она изменит свое решение и отпустит его, спасет от того, что может разбить его сердце.
        - Пожалуйста, Том, женитесь на мне, - прошептала она снова. - Вы единственный мужчина в мире, которому я могу доверить своего сына.

        Они поженились ранним февральским утром, и только его родители были на свадьбе. Чак Паркер, высокий и широкоплечий мужчина с густыми седыми волосами и добрыми серыми глазами, такими же, как у Тома, был молчалив, отличаясь этим от своей общительной и разговорчивой жены. Но Джени полюбила его так же, как и его жену.
        В мэрию они прибыли, едва рассвело. Это было новое кирпичное здание на краю города.
        Дайана протянула Джени коробочку с цветами.
        - Открой ее, дорогая.
        - Зачем, Дайана?
        Она была уверена, что мать Томаса неправильно поняла ее торопливую светскую свадьбу. Но та держала свое мнение при себе, и Джени была очень благодарна ей за это. Браки по расчету и деловые соглашения на несколько недель - это, конечно же, совсем не то, что большинство матерей желали бы своим сыновьям.
        - Конечно, я не должна, но я хочу помочь тебе. Ни одна невеста не должна стоять с пустыми руками. Пока я сама не вышла замуж, не могла понять, почему невесты всегда держат букеты. Оказывается, нужно чем-то занять свои руки. И, кроме того, сегодня день Святого Валентина - самый романтичный день в году, - добавила она без всякого намека на иронию.
        - Дайана, успокойся. Ты трещишь, как воробей на дереве, - остановил ее муж.
        - Ну, дорогая, открой ее.
        Джени открыла коробочку. Внутри был маленький букетик из розовых и белых роз, перевязанный красной ленточкой.
        - О, Дайана, они восхитительные, спасибо!
        - Они очень подходят к твоему платью.
        Джен в простом белом шифоновом платье с золотым ремешком выглядела довольно стильно. Сейчас ее это радовало. Когда Томас снял тяжелое пальто, она увидела его в строгом черном костюме и с галстуком. Он был красив, серьезен и очень представителен - таким делала его роза, вставленная в петличку пиджака. Пожав руку мэру, он извинился за опоздание. И тут Джен, взглянув на Томаса, почувствовала, как у нее захватило дух. Через несколько минут этот человек станет ее мужем - так она повернула собственную судьбу. Была ли она права?
        Словно почувствовав, что в эту минуту она думает о нем, Томас обернулся и посмотрел на Джени. А она не могла сдвинуться с места. Он без улыбки протянул свою руку.
        - Пойдем, Джени. Я познакомлю тебя с мэром Найджелом Стоуксом.
        Она сделала шаг навстречу, Том взял ее за руки, и Джени почувствовала, как сила и тепло его руки передаются ее телу, изгоняя и холод, и дрожь, и озабоченность из ее сердца.
        - Поздравляю вас, Джанет. - Мэр смотрел на нее изучающим, но дружеским взглядом. - У вас одно кольцо или два?
        О кольце Джени не подумала.
        - Только одно, мэр, - Томас достал маленькую вельветовую коробочку из кармана.
        - Том, зачем?
        - Я так хочу.
        Он открыл коробочку и протянул мэру золотое обручальное кольцо.
        - Если вы готовы, господин мэр, можно начинать.
        Церемония, как показалось Джени, заняла одно мгновение. Не успев прийти в себя, она услышала, как мэр объявил их мужем и женой.
        - Вы можете поцеловать невесту, - сказал он и выжидающе посмотрел на Томаса.
        Джени совсем забыла о том, что нужно будет целоваться. Том наклонился, но не обнял ее. Когда его губы коснулись ее, она закрыла глаза. Голова Томаса заслонила свет. Он все еще держал ее за руку, и сейчас она оказалась на его груди. Джени почувствовала ладонью биение его сердца. Было очень тихо в этой маленькой комнате. Ее губы разомкнулись, и она ощутила кончик его языка.
        - С днем Святого Валентина, миссис Паркер, - нежно произнес он.
        Джени не нашла, что сказать в ответ. Она отступила на шаг и освободилась из его объятий. Ей очень понравился этот поцелуй. И ей очень понравился Том. Настолько, что захотелось, чтобы эта свадьба была настоящей. Но она тут же отогнала эту мысль. Нужно сохранять осторожность ради будущего. Внезапную влюбленность нового мужа она не планировала.

        Глава 4

        - До свидания, мое солнышко. Будь хорошим мальчиком и во всем слушайся Дайану.
        - Буду слушаться, - пообещал Роби со слезами на глазах.
        Он склонился над кроватью матери, она погладила его по голове. Ее глаза были полны слез, но она старалась удержать их.
        Томас тоже был в палате. Он видел, как она старается держать себя в руках, и вновь восхищался ее мужеством и волей.
        - Тебе будет хорошо с Паркерами, дорогой. - Голос у Джени дрогнул.
        Мальчик кивнул.
        - Эмма возьмет меня на баскетбол завтра вечером. А послезавтра я снова навещу тебя. Том мне обещал.
        Том и Роби переглянулись.
        Последние две недели Джени пыталась объяснить сыну свой брак с Томасом. Она сказала ему, что обычно брак заключается на всю жизнь, но сейчас она выходит замуж за Тома для того, чтобы Роби было спокойно и хорошо, пока она будет в клинике, и если что-нибудь с ней случится, чего, конечно же, не произойдет, он сможет остаться с Дайаной и Чаком навсегда.
        - Я уже договорилась, что ты придешь, с доктором Снайдерсом. Только не пугайся, если я буду плохо выглядеть.
        - Мне это не понравится, - сказал Роби печально, - но я не буду бояться.
        - Хорошо, а сейчас уже иди. Мне сказали, сегодня я должна уснуть пораньше.
        - Раньше, чем в половине восьмого?
        - Раньше, - подтвердила Джен.
        - Пора идти, дорогой, - сказала Дайана Паркер, заглядывая в палату. - Тебе завтра в школу.
        - Хорошо, - ответил Роби, но не сдвинулся с места.
        - Иди с Дайаной, любимый. Завтра все будет закончено, и скоро я вернусь домой.
        Том взглянул на Джен. Он подумал, что значит для нее слово «дом». Просто ли образное понятие, или она начала думать о Виллоу Крик как о своем доме? Но Джени наклонилась, чтобы поцеловать сына, и он не видел выражения ее глаз. Когда она взглянула на него снова, у нее было обычное лицо и только в глазах стояли слезы.
        - До свидания, дорогой. Будь умницей. Я люблю тебя.
        - Я тоже люблю тебя, мама. Обещаю, я буду хорошо себя вести.
        - Ты идешь, Том? - спросил Роби.
        - Мне лучше остаться с твоей мамой, пока она не уснет.
        - Хорошо, - согласился малыш. - Завтра ты здесь тоже будешь?
        - Да, я переночую в отеле и рано утром буду здесь.
        Роби взял Дайану за руку, и они вышли из комнаты. На пороге Роби остановился и помахал маме рукой.
        - Мы будем молиться за тебя, - тихо сказала Дайана.
        Что-то случилось неладное. Джени поняла это сразу, как только очнулась после наркоза. Рядом с ней всегда была медсестра или доктор, ей делали уколы, говорили ласковые слова, и она тут же засыпала, не успев даже задать им вопроса.
        - Что случилось? - Очнувшись в очередной раз, она увидела Тома. Даже в бреду Джен чувствовала, что он рядом с ней и ждет, когда она проснется. Он встал и наклонился над ней. Наконец-то, она смогла произнести слова, которые все это время не отпускали ее сознание. - Что случилось?
        - Все в порядке, Джени. - Он взял ее правую руку и крепко сжал.
        - Пожалуйста. - Ей с большим трудом далось это слово. Куда-то подевалась левая сторона лица - она ее не чувствовала. Джен закрыла глаза, и ее охватила паника. Что же случилось?
        - Операция прошла успешно, - послышался голос хирурга.
        Доктор Гарри Снайдерс стоял у ее кровати. Был он крупный мужчина чуть старше шестидесяти лет, с большим носом и глубоко посаженными глазами. Джен уставилась в эти глаза, пытаясь понять смысл сказанного.
        - Операция прошла успешно, - повторил хирург. - Но возникло осложнение. У вас аллергическая реакция на наркоз - один случай из миллиона. Мы никак не могли это предвидеть.
        Джен закрыла глаза. Теперь она начала понимать, что происходит. Она кивнула, чувствуя, что у нее совсем нет сил, и прошептала.
        - Да.
        Том почувствовал, как она волнуется, и взял ее за руку.
        - Уже после операции в реанимации с вами случился легкий паралич.
        Эти слова эхом отдались в ее сознании, и она закричала.
        - Нет! Нет!
        - К сожалению, это так, дорогая, но вы скоро совсем поправитесь. Поверьте мне! У вас парализована левая сторона, но это скоро пройдет, и вы будете как новенькая.
        Джени почувствовала, как слезы текут по ее щекам и она не в силах остановить их.
        - Сколько? - только и смогла она произнести, обращаясь к доктору.
        - Ну, по крайней мере, шесть месяцев. Не волнуйтесь, дорогая, ваш муж уже сделал все необходимые распоряжения, чтобы забрать вас домой.
        - Нет, - сказала Джени. Очень бледная и худая, она сидела в инвалидной коляске около окна в палате. - Опять ты об этом. Я не поеду с тобой домой.
        - Хорошо, - согласился Том. - Тогда я поеду домой с тобой.
        Он уже не боялся противоречить ей. Непреклонность Джени только придавала ему силы в споре с ней.
        - Нет! - вскрикнула она в очередной раз, и ее карие глаза сверкнули. - Я нашла сиделку.
        Через три недели после операции к ней почти полностью вернулась речь. И только в момент огорчения или усталости она не могла сразу начать говорить. Рука тоже постепенно обретала силу, и теперь она сама могла расчесывать волосы, держать ручку. Но мышцы левой ноги с трудом поддавались лечению, поэтому много времени она проводила в инвалидной коляске, которую уже ненавидела. Также она ненавидела, когда Том видел ее в ней.
        - Да! - сказал он, наклоняясь над ней. - Ты нужна сыну. И можешь переехать ко мне в мастерскую.
        - Она слишком маленькая. - Джени не смотрела на Тома. Ее взгляд был прикован к серому мокрому окну. Был март, и зима не собиралась сдаваться.
        - 

        - Хорошо, пусть это будет твой дом, мы придумаем какую-нибудь систему связи, чтобы ты могла позвать меня, когда я буду работать в мастерской.
        - Нет, Том, не думаю, что это хорошая идея. Нам не следует жить под одной крышей.
        - Но мы женаты. - Мысль о том, что он сможет видеть Джени каждый день, была такой привлекательной.
        - Нет, пожалуйста. - Ее глаза казались огромными на похудевшем лице.
        - Хорошо, пойдем на компромисс. Ты можешь переехать в большой дом - мама настаивает на этом.
        - Я не хочу быть обузой… - Она внезапно замолчала.
        - Привет, Джен!
        На пороге стояла немолодая пара. Мужчина среднего роста, немного полноватый, в черном костюме и пальто. Женщина была чуть выше его, в дорогом манто из меха обезьяны.
        - Шерон, Брюс! - воскликнула Джени, прикрывая правой рукой левую, которая сразу вдруг онемела. - Что вы здесь делаете?
        - Вчера я была на коктейле у сестры Рэчел Бергман. Она спросила у меня, как твои дела, и сказала, что надеется на быструю поправку и на то, что ты не останешься парализованной на всю жизнь. А я совершенно не представляла, о чем она говорит, поэтому позвонила своему знакомому доктору, который знает доктора Снайдерса. По моей просьбе он рассказал все, что с тобой случилось. Странно, почему ты нам ничего не сообщила.
        - Мы переживали за тебя, - добавил Брюс. - И за нашего внука.
        - О нем очень хорошо заботятся. - Том поднялся навстречу пожилым людям, вошедшим в комнату. - Я - Томас Паркер, - сказал он, протягивая им руку.
        - Брюс Фишер. А это моя жена Шерон.
        - Это - дедушка и бабушка Роби, - произнесла Дженни, неестественно, спокойным голосом.
        Том знал, как ей сейчас трудно, видел, чего стоит это спокойствие. Он присел на край ее кровати, готовый прийти на помощь в любую секунду.
        - Мы приехали, чтобы забрать Роберта, - сказала Шерон командирским тоном.
        - Нет, - возразила Джени дрожащим голосом.
        - Разве ты не понимаешь, что это лучше для него? - продолжала Шерон еще более возбужденным голосом.
        - И ты тоже должна поехать, Джени, - добавил Брюс.
        - Да, - согласилась Шерон после минутного колебания. - Мы сделаем для тебя вес, что нужно, наймем няньку, физиотерапевта.
        - Нет, спасибо, - отрезала Джен, пытаясь встать. - У меня есть терапевт, и я не хочу, чтобы вы…
        - Джени, - Том взял ее за левый локоть, помогая встать. Она бросила на него быстрый взгляд, в котором отразилась и благодарность и страдание, затем повернулась к Шерон и Брюсу. - Мы не поедем к вам на Лонг-Айленд.
        - Но это для твоей же пользы, - настаивала миссис Фишер.
        Она буквально излучала благородство, но за всем этим, Том знал, стояло что-то совсем другое.
        - Нет! - Джени дрожала всем телом.
        Она только что вернулась от физиотерапевта, после этих процедур ей бывало плохо, но сейчас ее трясло больше от страха, чем от усталости. Она понимала, насколько влиятельны эти люди, приехавшие забрать ее сына. Она должна сделать все, чтобы не допустить этого. Том прижал ее к себе, удерживая беспомощное тело.
        - Спасибо за предложение, но Роби останется со своей матерью и оба они будут здесь со мной, - спокойно сказал Том.
        Пожалуй, до сих пор он не понимал, как важно для Джени и ее сына остаться в его доме.
        - Но почему? - вскинулась Шерон.

        - Я очень рад, что у Джени появились здесь друзья. - Брюс, достаточно дипломатично, прервал жену. - Но мы - единственная семья, которая есть у Роберта, и он наш внук.
        Томас почувствовал, как задрожала Джени, остро осознав свою беззащитность.
        - Вы не единственная семья, которая есть у Роби, - возразил Том спокойным, но твердым тоном, не оставлявшим и тени сомнения. - У него есть я. Роби - мой пасынок, а Джени - моя жена.

        Глава 5

        Апрель в деревне - удивительный месяц. Джени, восторженно, наблюдала, как серые цвета зимы уступали дорогу нежной зелени весны. Погода была такой же переменчивой, как и ее настроение. В Нью-Йорке она никогда не смотрела на облака, не слушала ни птиц, ни завывания ветра в кустах. За одну неделю, когда стало тепло, она начала выходить на улицу, чтобы встречать школьный автобус с Роби и проверять почтовый ящик. Каждый раз, отходя от дома, она старалась увеличить свой маршрут. Это было символическое путешествие. Оно означало, что у Джен не было больше причин, чтобы оставаться с сыном в доме Паркеров. Она уже не хотела пользоваться их гостеприимством.
        Прошло больше месяца с тех пор, как она выписалась из клиники. Джени настолько расстроил приезд четы Фишеров, что она позволила уговорить себя и переехала в дом родителей Томаса, где ее окружили теплом и заботой. Она не хотела ничего менять, поскольку убедилась, что еще не может обходиться без посторонней помощи. Но трудные времена проходили, силы к ней постепенно возвращались, и совсем скоро она покинет теплое гнездышко, которое Паркеры свили для нее и сына. А затем, нужно подумать, чтобы освободить Томаса от их брака.
        Школьный автобус, скрипнув тормозами, остановился. Роби спрыгнул с подножки и помахал друзьям. Потом он перешел дорогу и направился к почтовому ящику. Двойные двери мастерской были открыты настежь. Показался Том, вытирая руки о полотенце.
        - Что новенького? - спросил он, увидев у мальчика в руках большой коричневый пакет.
        - Ты думаешь, это модель космического корабля, который обещала прислать бабушка?
        Джени услышала эти слова, когда была уже у обочины дороги и остановилась у ствола большого дуба, чтобы отдохнуть.
        Он развернул пакет и, широко улыбаясь, издал победный вопль.
        - Да! Здорово! Мама! Дедушка и бабушка прислали мне космический корабль, как и обещали!
        - Тебе следует послать им открытку с благодарностью, - заметила Джен, заставив себя улыбнуться.
        - Я лучше позвоню им, не люблю посылать такие открытки.
        Брюс и Шерон уехали из Огайо две недели назад и время от времени звонили внуку. Дайана считала, что это очень хорошо, когда внук, дедушка и бабушка так близко общаются. Джен хотела бы думать так же, но у нее это не получалось.
        - Том, ты поможешь мне собрать его сегодня вечером?
        - После того, как сделаешь уроки.
        - Где твоя трость? - спросил сын.
        В одной руке он держал свой драгоценный подарок, в то время как рюкзак тащился за ним по земле.
        - Доктор Снайдерс не разрешает тебе так много ходить, - напомнил Том.
        - Я надеялась, вам будет приятно увидеть меня без этой надоевшей палки. Чем скорее я встану на ноги, тем быстрее мы сможем вернуться к нашим прежним занятиям.
        - 

        Она думала, что следовало бы скрыть недовольство по поводу подарка, но не смогла этого сделать.
        - Даже не верится, что это только подарок и за ним ничего не стоит.
        - Ты преувеличиваешь.
        - Откуда ты знаешь? Ведь ты видел их всего несколько часов, а я знаю этих людей уже много лет.
        - И за эти годы, напугана ими до смерти?
        - Мне было двадцать три года, я была не замужем, без работы, без гроша за душой, а они хотели забрать у меня моего Роби. А их сын не пошевелил даже пальцем, чтобы помочь. И ты веришь, что люди, которые вырастили такого мерзавца, смогут хорошо воспитать Роберта?
        - И у хороших людей бывают плохие дети, - такова жизнь. Ты никогда не задумывалась об этом? И о том, что, несмотря на все твои усилия по воспитанию, Роби может стать таким, как его отец.
        - Нет, - страстно возразила Джени. - Этого я никогда не допущу.
        - А я могу поклясться, что в свое время Фишеры так же были уверены в своем сыне.
        - Может быть, для них большое горе, что у них такой сын. Но это не заставит меня доверять им сегодня так же, как я доверяла им в прошлом.
        - В прошлом, именно что в прошлом.
        - Ну, не в таком уж прошлом. Они были здесь три недели назад, снова готовые отобрать у меня сына. - То, что происходит между Роби, его бабушкой и дедушкой, - не твое дело, Том.
        - Хорошо, но ты не хочешь слушать прописные истины даже от собственного мужа, не правда ли?
        - На самом деле ты мне не муж.
        Джени удивилась, что ей стало как-то не по себе и сжалось сердце от этих слов.
        - А я думал, ты умная женщина.
        Том развернулся и ушел, не проронив больше ни слова.
        Дайана копошилась на кухне. К обеду ожидалось около двадцати человек.
        - Да, - захихикал Роби. - Готовим, как в ресторане. Жалко, что у меня нет большого колпака, как у повара.
        - Я всегда хотела иметь свой ресторан. - Дайана склонилась над двумя ароматными яблочными пирогами, вытащив их из духовки. - Или что-нибудь вроде постоялого двора.
        - Том рассказывал мне о вашей мечте, когда сидел со мной после операции.
        - В доме шесть спален, но сейчас здесь живем только мы с Чаком и Эмма.
        - И мы, - добавил Роби.
        - И вы, - поправилась Дайана, улыбаясь. - Большую часть времени этот дом пустует. Я бы хотела обставить его старинной мебелью, которую оставили нам еще родители Чака. Сейчас она хранится на чердаке. Я сохранила ее от детей, пока они росли, и будь моя воля, сейчас перенесла бы ее вниз и устроила гостиницу.
        - Так в чем же дело? - Джени опустила последнюю картофелину в кастрюлю.
        - Нет ни времени, ни достаточных средств. Мы-то считаем, что Виллоу Крик самое красивое место, но оно далековато от Колумбуса и от Цинциннати, и туристы сюда не жалуют.
        - Все равно это прекрасная мечта. - Когда-то для Джен, ее бизнес был такой же мечтой. Ей всегда хотелось работать в солидной фирме, такой, как «Мейер»,
«Бергман» и «Трирз». Интересно, достаточно ли будет ее финансовой независимости, которую она годами создавала для себя и Роби, чтобы бороться с одиночеством - единственным спутником успеха.
        Вдалеке прогремел гром. Если бы Чак и Том успели сделать все на последнем поле до грозы… Озабоченная, Дайана выглянула в окно. Братья Тома работали недалеко от дома, а сам он помогал отцу на одном из дальних полей.
        В кухне потемнело. Снова прогремел гром - и на этот раз совсем близко.
        - Господи! - охнула Дайана. - Я оставила белье на веревках. Теперь оно все вымокнет.
        - Я принесу, - предложила Джени, вставая с места. Она оперлась обеими руками о стол, потом направилась к двери.

        - Спасибо, а то я опаздываю с обедом на полчаса.
        - Да ничего страшного.
        Джен лишь взглянула на свою палку. По правде говоря, она уже устала от возни на кухне и с удовольствием воспользовалась случаем, чтобы выйти на улицу в теплый апрельский день.
        Где-то, совсем рядом, вспыхнула молния, и прогремел гром. Джени испугалась. Она поспешила к веревке с бельем, натянутой между металлическими столбами на заднем дворе.
        За клумбами с тюльпанами и нарциссами, наводнявшими сад Дайаны, до самой реки и подножия холма простирались акры зеленой озимой пшеницы. Казалось, у ее ног лежит половина мира.
        Затяжные раскаты грома заглушали рев огромных тракторов Чака и Тома.
        Джен увидела, как они, торопясь, делают на поле последний круг. Она снимала еще простыни и полотенца, когда на нее упали первые капли дождя. Она заметила, что двери мастерской закрыты. Это значит, что Том и его отец вымокнут до нитки, когда сойдут с тракторов. Она взяла корзины с бельем и направилась по дорожке к мастерской. Двери были большие и тяжелые, но открылись легко.
        Чак подъехал первым и выключил двигатель. Воцарилась тишина, и стало слышно, как ветер разбойничает на крыше.
        - Том заканчивает последний круг, - сказал Чак, выбираясь из кабины. - Кажется, мы успели.
        - Это хорошо. - Джени взглянула на темные тучи над головой. - Похоже, дождь будет очень сильный.
        - Да, - согласился Чак. - Может быть. Но зачем ты вышла из дома в такую погоду?
        - Я только на минутку. Наверное, вы не поверите, но за тридцать два года я никогда не была на улице в такую грозу.
        - Серьезно? - Чак ласково улыбнулся, очень похоже на то, как улыбался Том. - Ну, тогда все понятно. А я думал, что в Нью-Йорке тоже бывают такие грозы.
        Джен засмеялась. Он дразнил ее, и она понимала это.
        - Да, но проходя через небоскребы из металла и стекла, гроза теряет свою привлекательность, - сказала она, имитируя деревенский говор Чака.
        - Тебе надо увидеть всю бурю целиком, когда она, можно сказать, охватывает землю, тогда ты оценишь ее силу. Мать и я, обычно, наблюдаем такое с заднего крыльца. Присоединяйся к нам, если хочешь.
        - Хорошо, через несколько минут. Господи, я забыла белье в саду.
        - Я заберу его по дороге домой. - Чак, снисходительно, улыбнулся и покачал головой. - Мы скоро сделаем из тебя сельского жителя, - добавил он.
        Но раскаты грома и грохот приближающегося трактора Тома заглушили его слова.
        Дождь уже разошелся, когда Том подъехал к мастерской. Действительно, до сих пор Джени не имела представления, что такое настоящая гроза. В считанные секунды, покрытая гравием дорожка, превратилась в ручей, и идти по ней стало небезопасно. Придется двигаться осторожно, сохраняя равновесие, но когда она доберется до дома, то вымокнет до нитки. Она осталась в мастерской, спрятавшись под крышу. Джени чувствовала себя виноватой за разговор с Томасом около почтового ящика накануне. Потом она много думала о том, что он ей сказал тогда. Пожалуй, он прав - она действительно преувеличивала.
        Сейчас подходящий момент, чтобы поговорить о разводе. Время лишь укрепляет связь между ними, а каждому жить придется собственной жизнью. Так лучше.
        - Мы закончили! - крикнул Том, спрыгивая с подножки трактора. Рукава его рубашки были закатаны выше локтей, и она увидела сильные мускулистые руки, уже загоревшие. Края шляпы скрывали его лицо, но зубы ослепительно сверкали, когда он улыбался. - Все посеяли. Я думаю, лить будет всю ночь.
        - Поздравляю. - Она не могла не улыбнуться в ответ. Ясно, он больше не сердится на нее. - А вам дадут какой-нибудь приз за досрочную работу?
        - Нет, - ответил он неожиданно серьезно. - Я никогда не рассматривал сельское хозяйство как соревнование, в отличие от других. Это просто наша работа. Это наша суть.
        - Я знаю.
        - Вы всю жизнь работали ради вещей, которые не могли ни увидеть, ни потрогать. Бедная Джен, в мире так много вещей, которые не измеряются деньгами.
        Он взял ее за плечи и коснулся губами лба. Женщину бросило в жар.
        Совсем рядом сверкнула молния. Том неожиданно нахмурился и с силой привлек ее в свои объятия. От неожиданности, Джени чуть не задохнулась. Она почти теряла сознание. За последние несколько недель Том прикасался к ней и раньше, помогал с инвалидной коляской, поддерживал ее, когда она, измученная и обессиленная, возвращалась с сеансов физиотерапии. Все это было по-другому. Сейчас мужчина касался женщины, которую он страстно желал. Которую, он любил. Гром потряс землю и ее сердце. Ноги у нее задрожали. Дождь молотил по крыше, и душа ее вторила этой мелодии.
        - Это невозможно, - прошептала она. - Я никогда.
        - Я тоже никогда, - сказал Том и крепко поцеловал Джени.
        Второй поцелуй был не такой, как первый - в день их свадьбы, нежный и требовательный. Сейчас губы Тома были жадными, настойчивыми и возбуждали ее. Она приоткрыла рот под их нажимом, и его язык проскользнул внутрь. Словно она была самой желанной женщиной на земле, и он не мог насытиться, и хотел ее взять прямо здесь, на покрытом соломой полу мастерской.
        - Том, нет, - прошептала Джени.
        Двумя минутами раньше она репетировала речь по поводу предстоящего развода. А сейчас не думала ни о чем - только о его поцелуе и о том удивительном чувстве, которое испытывала в его объятиях. Она дала волю мечтам, как станет его женой и будет носить его имя. Джен положила руку Тому на грудь и отодвинулась от него.
        - Остановись, пожалуйста, это неправильно.
        Он взял ее «лицо в свои руки.
        - А мне кажется это очень правильным.
        Его глаза сверкали под полями шляпы. В мастерской было темно, она не видела, что сейчас там, в его глазах. Мужчина молчал, но женщина чувствовала, как, бешено, колотится его сердце.
        - Так меня никто не целовал уже много лет. Но все быстро кончилось, и я не понял, хочешь ли ты меня так, как я хочу тебя?
        - Это только все осложнит.
        - Почему, ведь мы женаты?
        - Только на бумаге.
        - Но мы можем сделать это реальностью. Джени не нашлась, что ответить.
        - Нет, - сказала она грустно, оглядываясь по сторонам. Она, впервые, обратила внимание на вещи, которые ее окружали. Они совсем из другого мира. И даже если она поверит в то, что он любит се не из жалости, она не заставит себя жить здесь, в Виллоу Крик. Она не сможет это сделать, как не смогла и его первая жена. - Наш брак - лишь деловое соглашение. Мы не можем сделать его реальностью.
        - Я бы очень хотел такой реальности.
        Слова были не те, которые она хотела бы слышать.
        - У нас ничего не получится. Я не смогу здесь жить. - Она взглянула ему в глаза. - И я хочу вернуться домой.
        - Но ты будешь намного ближе к Фишерам в Манхэттене.
        Она глубоко вздохнула и кивнула.
        - Я знаю это и справлюсь.
        - Хорошо. - Он отступил назад, лишая се теплоты своих объятий. - Доктор Снайдерс уже сказал, что ты можешь уезжать?
        - Нет еще, но я собираюсь поговорить с ним завтра. Я не могу… Я не могу оставаться здесь дольше, Том.
        Она никогда не думала, что будет так тяжело сказать это ему.
        Он молчал, и только лицо, дергаясь, выдавало его волнение. Или это просто тени падали на него?
        - Что же, не буду тебе препятствовать. Как только скажешь, начнем бракоразводный процесс. Ведь ты этого хочешь?
        Он взглянул на ее руку с обручальным кольцом, которое она носила со дня Святого Валентина. Все ли он сделал, чтобы удержать ее? Она ждала. Том молчал.
        - Да; это то, что я хочу. И как можно скорее.
        - Тогда предоставляю тебе все уладить. Давай помогу дойти до дома.
        - Спасибо, дойду сама.
        - Тогда мне еще нужно поработать.
        Он повернулся и направился в мастерскую. Джени смотрела ему вслед и чувствовала, что сердце ее готово разорваться.

        Глава 6

        - Что это значит? Я не смогу уехать из Огайо еще шесть недель? - Джени судорожно сцепила руки, чтобы они не тряслись.
        - Я не могу отпустить вас раньше. - Для большей убедительности доктор Снайдерс наклонился вперед. - Вы были очень больны.
        - Но есть Энни… Вы можете отдать меня под ее опеку.
        - Я уже обсудил эту возможность с моей невесткой, - сказал он тихим, но твердым тоном. - Она согласилась со мной, что обычный ваш ритм жизни в Нью-Йорке после такой операции может испортить все.
        Шесть недель! Она не сможет оставаться с Томом все это время, чтобы окончательно не влюбиться в него. Она ответила на его поцелуй в мастерской.
        - Вы не поправитесь в Нью-Йорке, даже не думайте об этом.
        - Не поправлюсь?
        - Вы же сами понимаете, как трудно прийти в себя после такого стресса. Может статься, что, уехав сейчас, вы никогда не избавитесь от трости.
        Она выпрямилась на стуле. Тут он абсолютно прав. Ее работа требовала огромных усилий, сосредоточенности и готовности действовать в любую минуту, хорошего физического состояния. А кто не обладал этими качествами, тот выпадал из обоймы. Но она понимала и другое. «Мейер», «Бергман» и «Трирз» ее не будут ждать вечно.
        - Мне нужно вернуться в Нью-Йорк, - как-то беспомощно произнесла Джен.
        Снайдерс сидел, положив локти на стол.
        - Учитывая тот факт, что вы, как умная женщина, понимаете весь риск своего положения и сделаете все, что в вашей власти, можно сократить срок до трех недель. Но это все.
        - Хорошо. Три недели меня устраивает. Всего доброго, доктор.
        - Время бежит быстро, миссис Паркер. Расслабьтесь, отдохните, не успеете и глазом моргнуть, как вернетесь в Нью-Йорк.
        - Надеюсь, - сказала Джен больше самой себе, чем ему.

        - Том!
        - Я здесь. - Том, спрыгнул с подножки комбайна. - Ты так рано вернулась от доктора?
        В этот раз в Колумбус на физиотерапию и к доктору Джени возила его сестра, а не Томас, как он делал это обычно. Они не обменялись и дюжиной слов с того момента, как он поцеловал ее в мастерской.
        - У тебя есть минутка, чтобы поговорить? - Джен старалась не смотреть ему в глаза.
        - Да, - ответил он, вытирая руки о полотенце. - Как прошел сеанс?
        - Прекрасно.
        - А ваш разговор с доктором?
        - Так себе. Несмотря на то, что я поправляюсь, он считает, что я могу вернуться в Нью-Йорк не раньше, чем через шесть недель.
        - Это, конечно, не то, что ты хотела услышать, не правда ли?
        - Да, не то. Я не могу быть обузой для твоей семьи так долго.
        - Ты и Роби совсем не обуза, мама и папа полюбили вас.
        Джен ничего не ответила, она ждала, не скажет ли он что-нибудь еще, более личное, но Том промолчал.
        - Спасибо за эти слова, - она говорила вежливо, чтобы только что-то ответить. - Тем не менее, мы постараемся вернуться в дом Карпентеров как можно быстрее.
        - Это ваше право. - Томас, холодно, пожал плечами.
        - Я попрошу юриста о встрече по поводу развода. Чем скорее мы это сделаем…
        - Может, какое-то время повременить с этим? - прервал ее Том.
        - Почему? - Сердце Джен забилось быстрее.
        Неужели он попросит ее изменить планы и остаться здесь? Казалось, сейчас от его ответа зависело все их будущее. Каким оно будет?
        - Собираются приехать бабушка и дедушка Роби, - сказал Том, мгновенно разбив ее фантазии о будущей совместной жизни.
        - Но почему ты решил, что они приезжают? От них ведь не было известий уже несколько недель.
        - Поэтому они и решили приехать, - ответил он сухо. - Звонили сегодня утром, когда ты уехала к доктору. Они приедут завтра днем.

        - Так скоро?
        - Мама пригласила их к нам.
        - О Господи! Зачем она это сделала?
        - Мы ведь уже говорили об этом, они не такие плохие люди, - ответил Том, спокойно.
        Она попыталась справиться с собой. Теперь ей это удавалось лучше - она стала сильнее.
        - Да, говорили. - Она посмотрела ему в глаза, но они ничего не выражали. - И не раз. - Она помедлила, подыскав нужные слова. - Сердцем я понимаю, что ты прав, тем не менее, они представляют для меня угрозу.
        - Мне трудно в это поверить, - возразил он, улыбаясь.
        Джени тоже улыбнулась.
        - У меня большой опыт за эти девять лет. И когда эти люди появляются, мне кажется, будто я снова превращаюсь в двадцатитрехлетнюю мать-одиночку.
        - Теперь ты стала старше и мудрее. Дай им шанс.
        - Благодаря твоей маме, у меня нет выбора.
        Она снова улыбнулась, показывая этим, что не сердится на Дайану.
        - Для мамы семья - дело святое и внуки тоже. Ведь Роби их единственный внук, не правда ли?
        - Да?
        - Дети - это мощный магнит.
        - А ты когда-нибудь собираешься иметь детей?
        Она не подумала, что задала очень личный вопрос.
        - Да, - ответил он, опустив глаза, - хочу. А ты планируешь еще иметь детей?
        - Даже не знаю… Это очень трудно - одной растить ребенка.
        Том шагнул ей навстречу.
        - Но ты больше не одна.
        - Нет, - сказала она, подняв на него глаза.
        Джен не хотела вникать в тот глубокий смысл, который он вложил в этот разговор. Их взгляды встретились.
        - Теперь у меня есть друзья, - сказала она очень нежно. - Люди, которые хотят мне добра… твои родители.
        - Я имею в виду не моих родителей. - Джени машинально отметила, каким низким стал голос Тома. - Мы можем быть больше, чем друзьями.
        - Я не знаю.
        Он наклонил голову, пытаясь поцеловать ее. Сердце ее бешено заколотилось. Нужно приложить все силы, чтобы не повторить то, что случилось раньше, в мастерской. Ничего не изменилось. Они по-прежнему были из двух разных миров и по-прежнему не могли соединиться. Она должна всегда об этом помнить, даже если Том забудет.
        - Это не сработает.
        - Это сработает. - Он прижал свои губы к ее губам и обнял так крепко, что она не смогла отстраниться. - Я знаю, между нами что-то есть.
        Она почувствовала, как горячие слезы текут по ее щекам. Он поднял голову.
        - Что случилось?
        - Мы путаем с тобой заботу и ответственность с чем-то еще, Том. Мне не нужна твоя жалость. - Ее голос дрогнул. - Я не хочу, чтобы ты ошибался.
        - Да ничего я не путаю! - воскликнул он. - Никогда не чувствовал к тебе жалость и докажу это.
        - Нет. - Она положила руку ему на грудь, удерживая его. - Я не хочу, чтобы потом ты раскаялся и обо всем пожалел. Нельзя путать любовь с благодарностью.
        - Это все, что ты ко мне испытываешь? Благодарность?
        - Да, Том, извини.
        Это была сплошная ложь, но она чувствовала, что должна сказать именно это. Господи, как он ей нужен, с его сердцем и его душой!
        - Никогда не поверю, что ты не хочешь этого так же, как хочу я, - сказал он, опуская руки.
        Пальцы ее сразу похолодели. Она даже поежилась, надеясь, что он этого не заметил.
        - Я не лгу. - Тень мимолетной тоски на его лице обожгла сердце. - Никогда.

        Глава 7

        Май в деревне - волшебное время. Все в цветах и зелени. С почтой из Арканзаса прибыла коробка, полная пушистых желтых комочков, и Роби с восторгом принял поручение - кормить цыплят и заботиться о них.
        Джени никогда не видела сына таким. Казалось, всю свою жизнь он провел на ферме. Забавно было и то, что первыми помощниками во всех его начинаниях стали Брюс и Шерон.
        Они гостили у Паркеров уже больше недели, и все складывалось замечательно. Джен хотела вернуться в дом Карпентеров, но Дайана настояла, чтобы они с Роби остались у них. По ее мнению, следовало учиться не избегать того, что она не могла изменить, а принимать обстоятельства такими, какие они есть. И Роби какое-то время побудет с бабушкой и дедушкой.
        - Скоро окажется, что и отец Роби - неплохой человек, - недовольно усмехнулась Джени. - А вы не задумывались над тем, что это Брюс и Шерон виноваты в том, что воспитали такого сына?
        Дайана махнула рукой, словно отбрасывая все возражения Джен.
        - Это ничего не значит. Ты не представляешь, как все меняется, когда появляются внуки. Поверь мне, я через это прошла. Забываешь обо всем на свете, когда занимаешься с малышами. Я очень люблю Эмму, всех ее братьев и сестер. И, кроме того, они меня чему-то учат.
        - Неужели это правда? Так говорят все пожилые люди.
        - Да.
        - Они хотели отобрать у меня Роби, предложили мне деньги, когда я отказала им.
        - Они сами, должно быть, были напуганы, - сказала, стряпая, Дайана.
        - Как вы можете так говорить?
        - Но ты ведь предложила деньги Тому, чтобы он женился на тебе.
        Вздохнув, Дайана даже не взглянула в ее сторону.
        - Да, но я была в отчаянии.
        - Вот именно. Я думаю, Брюс и Шерон тоже были в отчаянии. Ты не представляешь, какую ответственность мы чувствуем за своих внуков. Ведь каждая наша ошибка, сделанная в воспитании детей, тысячекратно отразится на будущем внуков.
        - Если вы все делали правильно, это тоже скажется на будущем, - нежно произнесла Джени. Том не раз говорил ей об этом. - Вы не можете отвечать за все, что делают ваши дети, став взрослыми. Тем не менее, вы чувствуете себя ответственными за их поступки и поэтому реагируете соответственно.
        - Да. - Дайана улыбалась. - Люди не всегда правы, поступая согласно своим чувствам, а не рассудку. Сколько мы можем натворить, исходя из благих намерений. Посмотри на Шерон. Она прирожденный садовник. - Они наблюдали, как та работала в саду с кустарником и цветами. Брюса не было видно, и у Джени закралось подозрение, что они с Чаком где-то рыбачат. - А ведь у нее никогда не было сада. Я даже не представляю, как можно жить в четырех стенах в большом городе.
        - У Брюса и Шерон прекрасный дом с площадкой для гольфа в живописном месте.
        Это они с Роби ютились в многоэтажном доме.
        - Это не совсем то, - заметила Дайана.
        - Да, вы правы.
        - Почему бы тебе не помочь Шерон с прополкой? - предложила Дайана. - Так ты лучше поймешь ее. Работа на земле намного все облегчает. Дай ей шанс. Хотя бы ради Роби.
        - Вам помочь? - спросила Джен, с осторожностью опускаясь на колени.
        Она все еще боялась обнаружить свою слабость перед Шерон. Нельзя потерять равновесие здесь, на грядках с морковью. С палочкой она теперь ходила только по неровной поверхности.
        - Ты не поможешь подвязать помидоры? Дайана предупредила, что надвигается буря. Она боится, как бы ветер и дождь их не сломали.
        На Шерон была белая ситцевая рубашка и черные джинсы, которые смотрелись элегантно и дорого. И Джени захотелось выглядеть так же, изменить прическу- сейчас она собирала волосы в тугой узел на затылке.
        - Хорошо, я помогу. - Джен взглянула на темное небо. - Действительно, собирается дождь, я чувствую это.
        - Ты чувствуешь погоду? Вот чего не могу сказать о себе. Боже, как хорошо гулять в лесу, работать в саду, есть восхитительную стряпню Дайаны, сидеть на кресле-качалке вечером и смотреть, как садится солнце! - Тыльной стороной ладони она откинула волосы со лба. - Но ведь ты пришла сюда поговорить не о помидорах и о погоде.
        - Нет, я хотела поговорить о Роби.
        - Он прекрасный мальчик. Мы с Брюсом очень гордимся тем, как ты его воспитываешь. - Она посмотрела на Джени.
        - Спасибо.
        - Я очень жалею, что между нами была такая враждебность и непонимание в прошлом. Нам бы надо забыть об этом и начать все сначала. Конечно, Мартин поступил ужасно, мы это понимаем, он наш сын и ты можешь осуждать нас так же, как и его.
        - Нет, Шерон, вы не можете отвечать за поступки взрослого человека.
        - Брюс говорит мне то же самое. Сначала я думала, что если Роби будет с нами, то я смогу исправить ошибки, допущенные в воспитании его отца. Позже…
        Она взглянула на маленький помидор перед ней, и Джени заметила, что ее руки слегка дрожат.
        - Я просто хотела, чтобы он был рядом с нами. Пожалуйста, прости меня, Джени. Я никогда не хотела причинить тебе боль.
        - Нечего прощать, - сказала Джен искренне. Теперь, когда она не боялась взглянуть в будущее, можно было простить и забыть прошлое. - Я лишила Роби возможности узнать и полюбить самых близких ему людей. Я так же виновата, как и вы, потому что думала только о себе.

        - Очень надеюсь, что мы станем друзьями. - Шерон поспешила надеть темные очки, чтобы скрыть слезы, но дрогнувший голос выдал ее волнение.
        - Я тоже надеюсь.
        - Как странно, что мы поняли друг друга здесь и сейчас, когда ты за сотни миль от нас. А ведь мы жили совсем близко друг от друга и никогда не приходили навестить Роби.
        - Мы с Роби не останемся в Огайо, возвратимся в Нью-Йорк. Как только доктор Снайдерс разрешит мне. - Джен, старательно, подбирала нужные слова. Вот уж не думала, что будет так трудно объяснить всю ситуацию Шерон. - У нас с Томасом фиктивный брак, и мы скоро собираемся развестись.
        - Ты вышла замуж за Томаса Паркера только для того, чтобы уберечь от нас Роби?
        - Да, я очень за него боялась и понимала, что Том и вся семья Паркеров вырастят Роби, если я долго не протяну. В то время такой выход представлялся для меня единственным.
        - Но Том… - Шерон остановилась и не закончила фразу, предпочтя оставить свои мысли при себе. - Мне очень жаль, что тебе пришлось пойти на такое.
        - Мне тоже. И даже больше, чем вам.

        Буря разразилась к вечеру. На улице творилось что-то несусветное - деревья гнулись от бешеного ветра, который так трепал их ветки, что они чуть не отрывались. Брюс стоял у открытой задней двери и наблюдал, как дождь барабанит по крыльцу. Дайана занималась домашней работой, стараясь держаться подальше от окна. Шерон и Роби разгадывали кроссворд, сидя за столом.
        - Бабушка, не бойся, это всего лишь гроза, - приговаривал мальчик, видя, как бабушка вздрагивает при каждом раскате грома.
        - Это самая сильная буря, у нас на Лонг-Айленде таких не бывает, - смиренно оправдывалась Шерон.
        - Наверное, будет настоящий шквал, вот здорово! - Однако, в голосе Роби слышалась надежда на то, что этого не произойдет.
        - Если так пойдет и дальше, то твои цыплятки потеряют несколько своих перышек, - посмеивалась Джени.
        Роби нахмурился.
        - И все равно было бы здорово посмотреть.
        - Я думаю, всем нам лучше спуститься в подвал, - объявил Чак, входя в кухню.
        - О Господи! - Дайана побледнела. - Неужели это ураган? Эмма все еще в школе. У них сегодня футбольный матч.
        - Пойдемте все вниз, - скомандовал Том, заходя на кухню вслед за отцом, но оказалось, что уже поздно.
        В комнате резко потемнело. Том попытался закрыть дверь, когда увидел, что ветер в саду сорвал крышу с сарая. Дайана вскрикнула. Остальные затаили дыхание, увидев это. Том выскочил на улицу и крикнул.

        - Отключите электричество и ложитесь на пол. Дайана бросилась к двери.
        - Назад, там опасно! - крикнул Чак.

        - А как же сарай? Там ведь сено, оно может загореться.
        - Том присмотрит за всем, а нам нужно на всякий случай вызвать пожарных.
        Дайана кивнула.
        - А что будет с техникой?
        - Мы ее выведем оттуда.
        Так же быстро, как появился, ураган двинулся на восток, увлекая за собой гром и молнию. Все выбежали на заднее крыльцо и уставились на разрушенный сарай. Дождь еще продолжался.
        - Я совсем не хотел, чтобы была такая буря, - всхлипывал Роби.
        - Конечно, нет, это просто совпадение, здесь нет твоей вины, - успокаивала его мать.
        - А где Том?
        Она задавала себе тот же вопрос. Ее неотвязно мучила мысль о том, что она скажет Тому, и Джени мечтала, чтобы такой случай скорее представился. Непроизвольно она крепко прижала к себе сына. Нельзя думать ни о чем плохом.
        - Он наверняка остался в сарае, чтобы не попасть под дождь. Том знает, что делает.
        - А если снова подует такой ветер и остатки сарая упадут на него?
        - Не бойся, сынок, - успокаивал его Брюс, поглаживая по голове. - Том не останется там, где опасно. А как только дождь кончится, мы пойдем и проверим твоих цыплят.
        - Хорошо. - Роби облегченно вздохнул.
        - Спасибо, Брюс, - с благодарностью выдохнула Джен.
        - Смотрите, кажется, едут пожарные машины, - воскликнула Дайана.
        Все выбежали в сад. Большая пожарная машина выворачивала на дорогу у подножия холма. За ней следовала машина шерифа и несколько пикапов с пожарными. За ними, немного отстав, ехали братья Тома и сосед Джейк Ньюман.
        К общему гулу прибавился шум более мощного двигателя. Это Том выводил комбайн из остатков сарая. Кабина была слегка помята, кое-где виднелись небольшие повреждения, но машина двигалась самостоятельно. Том спрыгнул на землю. Неожиданно, Джени почувствовала слабость в коленях. Только сейчас она поняла, насколько переживала за Томаса. Ведь если бы с ним что-нибудь случилось, он так бы и не узнал, что… она любит его. Наконец-то, она сказала это себе прямо, призналась в том, что старательно прятала от себя. Она любит его! И ничего не может с этим поделать.
        - Мне жаль, отец, но оба трактора под обломками крыши. Потребуется техника, чтобы вытащить их оттуда. - Том был огорчен.
        - Ничего, сынок, справимся. - Чак похлопал сына по плечу. - Я думаю, все плохое уже позади. Главное, что с тобой ничего не случилось. Больше не ходи туда, пока не уберут обломки крыши.
        - Хорошо, что выдержали опоры.
        Чак кивнул.
        - Они и должны были выдержать. Их строил еще мой дед из орехового дерева.
        - Том, с тобой все в порядке? - спросила Дайана, направляясь к сыну. - Я так боялась, что крыша может придавить тебя. Да, мы столько пережили сегодня!
        - Джени, как ты?
        Том спрашивал так, словно видел ее в первый раз.
        - Все нормально, спасибо. - Она постаралась скрыть свои мысли за улыбкой, глядя то на небо, то на мастерскую, но только не на Тома. - Ну и буря!
        - Да, - согласился он.
        - О Господи, - вмешалась Дайана, - как же я накормлю столько людей без электричества!
        - Ну, ты справишься, мать! - заверил ее Чак. - Мне кажется, у тебя найдутся помощники.
        Чак махнул рукой в сторону соседей. Несколько женщин уже несли корзины с бутербродами и термосы с ключевой водой.
        - Том, Чак, идите сюда! - позвал Джейк Ньюман. - Куда нам все это девать?
        - Пожалуйста, сложите все у сарая. Мы возьмем все позже, когда расчистим территорию.
        - Не переутомляйся, пожалуйста, - бросил Том, уходя.
        Джен не знала, было ли это то, что он хотел сказать ей, или он хотел сказать этим еще что-то. Теперь, когда она, наконец, осознала, что чувствует по отношению к Тому, Джени прислушивалась к каждому его слову.
        Что означают эти неожиданные складки на лбу любимого? Беспокойство за нее или всего лишь привычка заботиться о ней и Роби? Или во всем виновата рухнувшая крыша. Да, это, наверное, она его беспокоит, решила Джен, не обращая внимания на боль, сжавшую сердце, когда она подумала об этом.
        - Хорошо, я не буду переутомляться, и буду осторожна, - пообещала она, стараясь скрыть свою любовь от всех и, особенно, от Тома.

        Глава 8

        Только за полночь друзья и соседи Паркеров отправились по домам. Весь день они расчищали территорию от обломков. Джени работала плечом к плечу с Шерон. Они обеспечивали всех едой и горячим питьем. Дайана готовила на газовой плите. Все облегченно вздохнули, когда, наконец, подстанция дала ток. Джен спустилась на кухню, чтобы выпить чашку чая с мятой. Она надеялась, что так успокоит ноющую боль в левой ноге. Парадная дверь, которой редко пользовались, поскрипывала от ветра. Женщина уселась, поудобнее, и закуталась в куртку. Тому тоже не спалось. Увидев свет на кухне, он спустился вниз. Джени приветствовала его гримасой, которая, как ей казалось, могла сойти за улыбку. Но тот не улыбнулся в ответ.
        - Почему ты не спишь так поздно? - спросил он, прежде чем Джен успела задать ему тот же вопрос.
        У него были мокрые волосы, похоже, он только что принял душ. Джен нестерпимо захотелось дотронуться до них там, где они завивались над воротничком рубашки. Ворот у него был расстегнут, обнажая крепкую грудь, покрытую бронзовым загаром. Джен с трудом удержала руку, чтобы не дотронуться до него и не поцеловать. Любимый человек был так близко от нее, что она чувствовала манящий запах его одеколона и тепло его кожи.
        - Я спустилась вниз выпить чашку чая. - Джен кивнула на полупустую чашку на столе. Том не должен догадаться, что она сейчас чувствует. - Вода еще горячая, хочешь чаю?
        - Нет. - Голос его был хриплый. - Я увидел свет в окне кухни и удивился, что кто-то еще не спит в такое время.
        - Да, все уже видят десятый сон.
        - А почему ты не спишь?
        Он продолжал стоять, словно не собираясь садиться за стол.
        - Мне кажется, я слишком переутомилась. Она сделала ошибку, сказав это.
        Глаза Тома потемнели, как грозовые тучи днем.
        - Я же просил, чтобы ты берегла себя.
        - Я не могла, а твои родители, да и Шерон с Брюсом, работали больше, чем я, а ведь они в два раза старше меня.
        - Никто из них не был на пороге смерти три месяца назад, - проворчал Том, подходя ближе.
        - Но это же было три месяца назад, - возразила она. - А сейчас я абсолютно здорова.
        Однако рука, которой она оперлась о стол, подвела ее. Она слегка покачнулась, ненавидя себя за то, что не смогла совладать с собой.
        - Черт тебя подери! - крикнул Том и подхватил ее на руки. - Если дать тебе волю, ты вообще себя до смерти доведешь.
        - Да нет, - пыталась возразить Джени, но с ужасом заметила, что говорит шепотом.
        Прикосновение его сильной руки было, подобно, вспышке молнии. Она не могла сделать ни одного движения. И если только сегодня утром повторяла себе, что способна забыть то, что ей открылось в их отношениях, то теперь поняла, что действительно любит его. Любит так, как никогда не любила раньше и уже никогда не полюбит.
        Он наклонил голову и поцеловал ее. Джени показалось, что огромный вихрь подхватил ее и понес куда-то далеко-далеко. Она обвила руками его шею, позволив своим пальцам дотронуться до шелковистых завитков над воротничком рубашки. Как она мечтала об этом! Джен, страстно, ответила на его поцелуй, разрешая чувствам одержать победу над разумом, и не думая о том, что правильно, а что нет. Но только на мгновение. Она тут же отшатнулась.
        - Нет, Том, пожалуйста, не надо! - воскликнула она, презирая собственные желания.
        - Но почему нет? Ведь мы женаты.
        - Не говори так, - сказала она твердо, освобождаясь из его объятий. - Я не считаю наш брак настоящим! Прости меня, прости меня, - повторяла она, стараясь сдержать слезы отчаяния.
        - Хорошо, не буду! - ответил он, отстраняясь от нее.
        - Не будь таким добреньким, - жестко сказала Джен. - Я знаю, как это ужасно для тебя. Все твои друзья… друзья твоих родителей… женщины, сегодня задавали вопросы, дружеские вопросы о нас, но все-таки…
        Ее голос дрожал. Последние месяцы, выздоравливая, она жила в придуманном мире. Ее друзья и знакомые жили далеко, в другом мире, в Нью-Йорке, и ей не приходилось отвечать на их вопросы. Том был совсем в другой ситуации. И как, должно быть, трудно было удовлетворять любопытство друзей и соседей. И ведь его принципы заставляли его делать этот брак настоящим!
        - Да Бог с ними, с соседями, - сказал Том, снова притягивая ее к себе.
        - Но твоя репутация…
        Он засмеялся с каким-то облегчением и покачал головой.
        - Моя репутация? Я считаю, мы должны думать о твоей репутации.
        - Никто, чьим бы мнением я дорожила, кроме Шерон и Брюса, не знает, что мы женаты. А сегодня утром я сказала Шерон всю правду. С их стороны для меня нет угрозы.
        - Нет угрозы?…
        Она положила руки ему на грудь и посмотрела в глаза. Они метали молнии.
        - Наш брак - обычное притворство, Том. Не позволяй себе идти на поводу у людей, которые говорят, что он должен стать реальностью.
        - Ты хочешь сказать, что отправилась бы со мной в постель, если бы мы не были женаты, но не будешь этого делать, потому что мы муж и жена? - В его голосе послышались веселые нотки, но глаза оставались серьезными.
        Веря, что так сохранит свою тайну, она ответила.
        - Да, я бы пошла.
        - Это твои условия?
        - Да.
        Какое-то время он ждал, что за этим еще последует, но она молчала. Оставалось только сказать «я люблю тебя», но эти слова невозможно было произнести.
        - Значит, ты не отрицаешь, что между нами что-то есть?
        - Нет, - признала она грустно, - я не могу этого отрицать.
        - Я тоже.
        Если бы в эту минуту она способна была мыслить здраво, то почувствовала бы в его голосе грусть, сходную с ее собственной.
        - Перестань быть Джанет Филд, - финансовой воротилой, будь просто Джени, моей женой. И позволь любить тебя так, как ты должна быть любима.
        - А что будет завтра?
        Он предлагал ей заняться любовью, но не сказал прямо, что любит ее. Этим оружием она и должна была воспользоваться, чтобы защитить себя от разочарования в будущем. Но, кажется, поздно. Ей не спасти себя.
        - Пусть завтра само позаботится о себе, - заметил Том.
        Может ли она поступить так, как хочет он, не думая о последствиях, наслаждаясь этой драгоценной ночью?
        - Да, - согласилась она, разрываемая желанием и сожалением. - Не будем думать о завтрашнем дне!
        В следующую секунду она была у него на руках, а еще через секунду почувствовала, как Том бережно опускает ее на софу в гостиной.
        - Я всегда мечтал заняться любовью с женщиной на этом ложе, - прищелкнул он языком, усиливая ее страхи и сомнения.
        Это же Том, мужчина, который стал другом ее сыну, который заботился о ней, ее муж - шептало сердце ее разуму. Ничего не бойся, только наслаждайся.
        - С любой женщиной?
        Она не могла не спросить это.
        - Когда был подростком, это была любая женщина. Позже я стал более разборчивым. А в последнее время мечтаю только о тебе.
        Он распахнул ее куртку и взялся за пуговицы ночной рубашки. Когда холодный воздух коснулся ее груди, здравый смысл вернулся к ней.
        - Я не мечта, Том, я - Джени, я - реальность.
        Но прежде чем она продолжила свой монолог, он коснулся губами ее груди. И Джени, логически мыслящая женщина, какой она себя считала, перестала существовать. На ее месте возникла другая Джени - женщина, полная желаний, существо, которое жаждало обладать и быть обладаемой мужчиной, лежащим рядом с ней.
        - Я не уверен, что ты не сон, - прошептал он. - И если это сон, я не хотел бы проснуться.
        - Мы должны будем проснуться, - сказала Джени, в душе желая, чтобы этого не произошло. - Мы проснемся очень скоро.
        - Молчи, дорогая. Ты слишком много говоришь. - Том прильнул к ее губам.
        С этого момента он бы уже не мог упрекнуть ее в этом. Единственные звуки, которые она издавала, были стонами страсти. И тот факт, что родители Тома, ее сын и Шерон с Брюсом спят наверху, не имел для нее ни малейшего значения. Ничего не имело для нее значения, кроме объятий этого мужчины.

…За окном уже занимался рассвет. Том смотрел на спящую Джени. Нельзя, чтобы родители застали их на диване в гостиной. Ему пора было уходить. Пусть свыкнется с тем, что произошло этой ночью. Но, Господи, как не хотелось ему уходить!
        Он встал и собрал свою одежду. Сейчас им требовалось только время, чтобы побыть вместе, поговорить о будущем. Так хотелось разбудить ее и спросить, любит ли она его. Если вдруг она скажет «нет», что лишь благодарна ему за заботу и доброту, что видит в нем только друга и хочет вернуться в Нью-Йорк к своей прежней жизни - это разобьет его сердце на тысячи кусочков.

        Глава 9

        - Джени!
        - Я здесь, Том.
        Она повернулась от буфета, куда убирала посуду после ужина. Весь день, пока она строила планы своего отъезда из Виллоу Крик, ей приходилось избегать его.
        - Я слышал от Шерон, что ты с Роби собираешься в Нью-Йорк завтра утром.
        У Джени екнуло сердце. Она должна была предвидеть, что Шерон и Брюс, наверняка, проболтаются. Но их нельзя винить. Ведь ее поступки были для них сплошной загадкой, впрочем, как и для всех в доме.
        - Ты что-нибудь слышала об этом, мама? - прорычал он, вбегая в кухню.
        Старая деревянная дверь за спиной у него хлопнула, как бы вторя его словам.
        - Твоя мать ничего об этом не знает, - ответила Джени, и это была правда. Ей не хватило мужества объявить Дайане о предстоящем отъезде. Сказать об этом ей и Чаку было так же трудно, как сказать это Тому.
        - Я знаю, - недовольно, произнесла Дайана, ставя горку чистой посуды на стол, - Шерон сказала мне. Она очень расстроена. Ведь ты ничего не объяснила ни ей, ни Брюсу. Просто сказала, что должна вернуться в Нью-Йорк. Я не понимаю, к чему так торопиться, и я хочу с тобой об этом поговорить, Джени. Может, сейчас самое время?
        - Сейчас не самое подходящее время, мама. Пожалуйста, выйди, я хочу поговорить со своей женой наедине.
        - Дайана, останься, прошу тебя, - взмолилась Джени.
        Это было трусостью, но она не могла остаться наедине с Томом. Свою краткую, отрепетированную, речь она могла произнести только в ее присутствии. Дайана бросила на Джени извиняющийся взгляд.
        - Кажется, Чак зовет меня. Решите все без меня.
        - Какого черта ты удираешь? - спросил Том, как только мать вышла из комнаты.
        - Я не удираю, - огрызнулась Джени. - А кто и удрал, так это ты. Даже не дождался, пока я проснусь.
        Она чувствовала себя такой несчастной и потерянной, проснувшись утром и не найдя его возле себя. И тогда поняла, что если сейчас же не уедет с фермы Виллоу Крик, то навсегда потеряет себя. Останется со своим мужем на любых условиях, какие бы он ей ни предложил.
        - А ты хотела, чтобы мои родители и Роби нашли нас вместе? И что мы им объясняли бы тогда?
        - Я не знаю, но ты должен был сказать мне хоть что-нибудь.
        - И поэтому ты уезжаешь? Потому что я не остался? Потому что решил, что для выяснения наших отношений требуется время?
        - Нет, - солгала она. - Я собираюсь в Нью-Йорк к моей прежней жизни и работе.
        Она быстро произнесла это, чувствуя, как слезы наворачиваются на глаза.
        - Прошлой ночью…
        - Что прошлой ночью? - спросил Том, приближаясь к ней.
        - Прошлая ночь не должна была случиться!
        - Слишком поздно так говорить. Она, все-таки, случилась.
        Он стоял так близко от нее, что Джени чувствовала запах его тела и запах опилок на его рубашке. Она оперлась о раковину, ноги ее подкосились от этой волнующей близости.
        - Прошлая ночь ничего не меняет. - Она старалась, чтобы ее голос звучал, как можно спокойнее.
        Она любила Тома, любила больше, чем жизнь. Быть вдали от него было для нее тяжелее всего.
        - Какого черта это не имеет значения!
        Впервые, Джени увидела, что Том настоящий Паркер. С их характером и темпераментом. Он обнял ее. Его прикосновения были нежные, но и требовательные.
        - Прошлая ночь сделала тебя моей женой.
        Неожиданно Джени поняла, что он не угрожал - он сам боялся. Неужели боялся потерять ее?
        - Я никогда не думала, что останусь здесь, и никогда не думала, что мы так долго будем мужем и женой. Все, что я имею и хочу иметь, - все это в Нью-Йорке. - Больше всего боролась она с искушением прижаться щекой к его ладони.
        - Ты хочешь, чтобы я уехал из Виллоу Крик в город?
        Она покачала головой.
        - Я знаю, что ты не поедешь. - Джени никогда бы не просила его об этом. Она слишком любила его, чтобы заставить принять чужой образ жизни. - Ты достаточно хорошо себя знаешь. Знаешь, кто ты есть и чему принадлежишь.
        Он отнял руки от ее лица, но не двинулся с места. Так они и стояли, почти касаясь друг друга. Джени притихла.
        - Все, что мне нужно в жизни, находится здесь. Все, кроме тебя.
        - Ты хочешь сказать, что оставишь свой дом, семью, работу ради того, чтобы уехать со мной в Нью-Йорк?
        Его взгляд, словно, проходил через нее. Джени чувствовала, сердце, и душа Тома сейчас открыты для нее.
        - Если ты хочешь, чтобы я поехал с тобой в чем стою, я это сделаю.
        - Что ты говоришь, Том?
        - Я люблю тебя, твое мужество и стойкость. Я люблю твои глаза, когда ты смотришь на сына. И как ты, смешно, морщишь нос, когда смеешься. Оказывается, я люблю тебя больше, чем один человек может любить другого. Нужно было сказать тебе это раньше. Я хочу, чтобы мы были вместе, и поеду с тобой в Нью-Йорк, на Луну, куда угодно, чтобы ты поверила, я тебя люблю.
        - На Луну?
        Она закрыла глаза - только бы он не увидел ее слез.
        - Я согласен покинуть место, самое дорогое на свете, чтобы быть вместе с тобой и Роби. - Он слегка дотронулся до нее. - Я люблю тебя, черт подери! После развода, я поклялся, что никакой женщине больше не скажу таких слов, и десять лет был верен своей клятве. Мне было страшно, еще раз подвергать душу и сердце таким страданиям. Но когда Брюс сказал, что готовится к отъезду с тобой и Роби, я наплевал на свои страхи. Все эти месяцы я повторял себе, еще много времени для того, чтобы и ты полюбила меня, я смогу убедить тебя остаться здесь, найду для этого нужные слова. Но сейчас времени совсем не осталось. Я понял, что могу потерять тебя. Я люблю тебя, Джанет Филд-Паркер, не разбивай моего сердца снова. Скажи, что любишь меня тоже.
        - И я люблю тебя. Любила все эти месяцы, но только не могла этого сказать. Она обняла его и положила голову ему на грудь.
        - Как можно быть такой глупой, - произнес он, целуя ее в нос.
        - Наверное, во мне слишком много противоречий, - призналась Джени. - Я так боялась, что ты разобьешь мне сердце, поэтому твердила, что мы из разных миров. Это действительно так. Но почему нельзя эти два мира соединить в один? Том, а вдруг я не подойду для жизни в Виллоу Крик?
        - Не подойдешь для жизни в Виллоу Крик?!
        - Да, я хочу сделать тебе предложение.
        - Какое?
        В его глазах блеснула надежда.
        - Я не хочу возвращаться в Нью-Йорк. Теперь я знаю, что ради меня ты готов покинуть свой дом. Но, по правде говоря, мне тоже хочется принадлежать Виллоу Крик, как и тебе.
        - А как же твоя работа и карьера?
        - Моя карьера? - Она не могла скрыть нотку упрека.
        - И ты не пожалеешь об этом? - спросил он, поглаживая ее волосы.
        - Пожалею, но не настолько, чтобы вернуться в Нью-Йорк.
        - Я думаю, через полгодика ты и здесь начнешь делать деньги.
        - Вообще-то у меня появилась неплохая идея - создать здесь финансово-консультативный центр. В конце концов, основная моя работа сосредоточена на телефоне. Моя подруга ушла из фирмы год назад и организовала собственную компанию. Я могу связаться с ней.
        - А какие доходы будут от этого предприятия?
        Том широко улыбался, плохое его настроение исчезло.
        - Большие! - ответила Джени, довольная собой.
        - Замечательно!
        Он поцеловал ее в шею.

        - Мне придется много разъезжать, - мечтательно произнесла она, - но нужно еще немного времени, чтобы я окончательно пришла в себя.
        - Хорошо. Ты можешь делать все, что хочешь, если обещаешь, что мы будем вместе, что ты родишь мне детей, будешь делить со мной радости и печали.
        - Детей? Господи, да, конечно же. Как только доктор Снайдерс даст разрешение.
        - Может, на годовщину нашей свадьбы, в день Святого Валентина? Это прекрасный день, чтобы зачать ребенка.
        - Да, было бы замечательно, - счастливо рассмеялась Джени.
        Кто бы сказал ей об этом шесть месяцев назад! Она под нажимом приехала на ферму Виллоу Крик, только из боязни умереть, намереваясь остаться здесь на столько, на сколько будет необходимо. Но вместо временного брака по расчету, нашла здесь семью для себя и своего сына, мужчину, которого она могла уважать и которым могла гордиться, счастье и любовь до конца своих дней - и все потому, что однажды женщина, по имени Джанет Филд, сильно заболела.
        - У нас все будет - любовь и смех, друзья и семья, и счастье, которого хватит на много жизней. Внимание!

        Текст предназначен только для предварительного ознакомительного чтения.
        После ознакомления с содержанием данной книги, Вам следует, незамедлительно, ее удалить. Сохраняя данный текст, Вы несете ответственность в соответствии с законодательством. Любое коммерческое и иное использование кроме предварительного ознакомления запрещено. Публикация данных материалов не преследует за собой никакой коммерческой выгоды. Эта книга способствует профессиональному росту читателей и является рекламой бумажных изданий.
        Все права на исходные материалы принадлежат соответствующим организациям и частным лицам.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к