Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Любовные Романы / СТУФХЦЧШЩЭЮЯ / Суворов Олег: " Ловушка Для Холостяка " - читать онлайн

Сохранить .
Ловушка для холостяка Олег Валентинович Суворов

        # Частный детектив Александр купил пачку сигарет и выиграл туристическую путевку в Аргентину. Поездка оказалась захватывающей: попав в лапы бандитов, отважный путешественник не только вырвался на свободу, но и спас из заточения восхитительную девушку. Предаваясь любви со знойной красавицей, Александр чуть было не упустил свое истинное счастье.

        Олег Суворов
        Ловушка для холостяка

        Пролог

«Когда же ты, наконец, женишься?»
        Какой холостяк не слышал этого полупричитания-полувопроса из уст своей матери! Не был исключением и Александр - розовощекий и симпатичный молодой человек тридцати лет от роду, работавший в частном сыскном агентстве «Мартис».
        Ну и что было на это ответить: «слишком занят», «не встретил единственную и неповторимую» или - «а зачем, когда мне и так хорошо»? Действительно, зачем влюбляться, если печальных влюбленных сколько угодно, но кто-нибудь хоть раз видел печального развратника?
        В одинокой жизни Александра женщины играли довольно странную роль. Не так давно ему пришлось расстаться с одной темпераментной молодой особой, которая бросила его лишь потому, что ее крайне нервировало, когда в самый разгар любовных ласк вдруг раздавался телефонный звонок, после чего молодой сыщик быстро начинал одеваться.
        - Если хочешь, то на этот случай я могу купить тебе самый дорогой вибратор, - однажды, в разгар ссоры, шутливо заметил он.
        - Иди к черту, Сашок, - ответила его возлюбленная, - я лучше выйду замуж за ночного сторожа, которого никто и никуда не вызывает.
        Она была красивой женщиной, и Александр очень жалел о ее решении. Впрочем, долгие переживания противоречили его энергичной натуре, поэтому вскоре он начал приводить к себе других женщин, с которыми, как правило, знакомился в процессе очередного расследования. Вот здесь-то и обнаружилось весьма любопытное обстоятельство, которое, ввиду постоянных повторов, уже невозможно было объяснить никакими случайными совпадениями. Дело в том, что все его женщины имели те или иные странности, - и это всерьез препятствовало развитию глубоких и длительных отношений, поскольку сам Александр обладал абсолютно нормальной психикой.
        Еще когда он работал в милиции и носил форму, в его постели перебывали: лесбиянка, которой очень хотелось забеременеть и родить дочь; наркоманка, которая надеялась выручить из тюрьмы своего приятеля, обольстив следователя; дочь одного высокопоставленного чиновника, которая, насмотревшись милицейских сериалов, возмечтала о том, чтобы ее лишил девственности «настоящий мент» и, наоборот, развратная девственница, которая ни за что не соглашалась на половой акт, зато упоенно предавалась иным видам секса. Последней в этом странном списке значилась трансвеститка, которой очень нравилось надевать его милицейскую форму и заниматься любовью прямо в ней, расстегнув лишь несколько пуговиц.
        Бедный Александр, изрядно ошалев от всего этого изобилия извращений, начал откровенно побаиваться новых подруг. Теперь, заводя знакомство с очередной дамой, он пытался заранее выяснить, с какими отклонениями ему предстоит столкнуться на этот раз. Однако делал он это настолько неуклюже, что удивленные женщины ретировались, и до постели дело просто не доходило. Ну и что он мог после всего этого ответить на постоянный вопрос матери: «Когда же ты, наконец, женишься?»
        Вообще-то Александр был довольно почтительным сыном и за всю свою жизнь лишь однажды нарушил материнский запрет, начав курить. Самое смешное, что, если бы не это обстоятельство, он бы сейчас не сидел в уютном кресле «боинга», совершавшего перелет из Москвы в Буэнос-Айрес. На долю Александра выпала фантастическая по любым меркам удача - одна из табачных компаний проводила рекламную акцию, разыгрывая две туристические путевки в Аргентину, и именно он ухитрился купить заветную пачку, в которой находился вожделенный вкладыш.
        Однако после первого ошеломления и последующего восторга перед ним встал вопрос о том, кого осчастливить своим обществом. И вот именно тогда Александр очень пожалел об отсутствии у него «дамы сердца», с которой можно было бы совершить столь чудесное свадебное путешествие.
        Мысленно перебрав короткий список возможных кандидаток, он решил предложить вторую путевку своему любимому шефу полковнику в отставке Николаю Александровичу Гунину.
        - Не сходи с ума, юноша, - сердито буркнул тот, - я уже стар для подобных приключений. Кроме того, надо же кому-то заниматься текущими делами, пока ты будешь гоняться за красивыми мулатками! И, вообще, если тебе некого взять, попроси фирму продать вторую путевку и выдать тебе ее стоимость деньгами.
        Александр воспользовался мудрым советом шефа и получил около двух тысяч долларов на карманные расходы. Однако вместе с этой греющей душу суммой, он обзавелся спутником, мягко говоря не вызывавшим у него больших симпатий. Это был здоровенный, коротко стриженный «бык» по имени Анатолий, в бледно-голубых глазах которого отчетливо читалось лишь одно желание - всегда и всюду быть самым
«крутым». Александр, воспитанный в правоохранительных органах, сразу почувствовал настороженность, которая не исчезла даже после того, как он узнал, что Анатолий отнюдь не является членом какой-нибудь «братвы», а всего лишь работает охранником в частной фирме.
        Кстати, вел он себя вполне добродушно и уже заранее строил далеко идущие планы типа:
        - Первым делом дуем на пляж и снимаем там каких-нибудь классных телок в бикини!
        Александр лишь усмехался, поглядывал в иллюминатор на зеленовато-синюю, рифленую волнами поверхность океана и заранее прикидывал, как бы избавиться от общества своего спутника, тем более, что их должны были поселить в один номер.
        Забегая вперед, сразу скажем, что, к счастью, ему этого не удалось. В противном случае история его латиноамериканских приключений не оказалось бы столь восхитительной, что автор уже заранее завидует своему персонажу. Да и рассказывать было бы не о чем!

1

        Прошла неделя, прежде чем бравому охраннику основательно надоели веселые и легкодоступные мулатки и его потянуло на более экзотические приключения.
        Кстати сказать, ничто не дарит мужчине такой уверенности в себе, как соблазнение красивой женщины - предмета откровенной зависти других мужчин. Но, просто покупая красивую женщину, ничего подобного не испытаешь. Ведь это заслуга денег, а не твоя лично. Зарабатывать умеют многие, но, чтобы заслужить любовь, нужны и иные достоинства…
        Александр давно это понял, а потому далеко не всегда разделял бурные оргии своего компаньона. Но вот наконец выдохся и Анатолий. Однажды он пропадал где-то целый день, а вернувшись в гостиницу, с ходу ошарашил разомлевшего от кондиционированной прохлады Александра довольно странной фразой:
        - Ну, браток, собирайся, завтра летим кататься на вертолете!
        - Так кататься или летать? - не сразу сообразил молодой сыщик, лениво покачиваясь в шезлонге с бокалом ледяного пива в руке. - И зачем это?
        - А хрен ли еще делать? Да ты не беспокойся, я уже заплатил за аренду.
        - Дело не в этом… Куда ты собрался лететь?
        - Как мне объяснил один местный хмырь, у них тут в сельве найдены развалины индейского города еще доколумбовой эпохи. Дорог туда не проложено, поэтому можно добраться лишь на вертолете.
        - Не знал, что тебя интересуют индейские древности! - искренне удивился Александр.
        - А что ж я - совсем тупой? - обиделся Анатолий. - Кроме того, надо же посниматься в таких местах, чтобы сразу стало ясно, - чувак был в Латинской Америке! - И он потряс в воздухе миниатюрной японской кинокамерой, которую всюду таскал с собой.
        - Ну ладно, - согласился Александр, - почему бы и не слетать на развалины? Но какую-то часть денег я тебе все-таки возмещу.
        - Это уж как пожелаешь, братан.

* * *
        Прошло уже несколько часов с момента вылета из небольшого городка Балейрос, до которого они добрались на взятой напрокат машине, и теперь внизу простирался бескрайний океан сельвы. Александр с любопытством поглядывал в иллюминатор легкого трехместного вертолета, под которым проплывали зеленые, оплетенные лианами кроны огромных деревьев.
        Анатолий сидел рядом с пилотом и с умным видом держал перед собой карту, которую купил прямо перед вылетом.
        - За каким дьяволом она тебе понадобилась, если ты все равно ни слова не понимаешь по-испански? - ехидно поинтересовался Александр.
        На это охранник лишь невозмутимо тряхнул своей круглой башкой:
        - Так это ж карта, а не путеводитель, хрен ли тут понимать? Помяни мое слово: еще полчаса, и будем на месте.
        Вдалеке, на горизонте, словно вырастая из темно-зеленого океана тропического леса, высились бурые громады Анд. Пилот опустил машину пониже, и теперь они летели всего в ста метрах от верхушек деревьев, так что могли явственно различать мелькавших в изобилии обезьян, не говоря уже о тени собственного вертолета. Солнце стояло высоко, но в салоне работали вентиляторы и было довольно прохладно. Отвернувшись от иллюминатора, Александр закурил, а когда снова бросил взгляд вниз, то невольно вздрогнул. Позади их тени по вершинам деревьев быстро скользила тень еще одного вертолета. Откуда он мог здесь взяться?
        - Эй, сыскарь, - окликнул его Анатолий, - кажись, нас кто-то преследует.
        Неизвестный вертолет летел теперь параллельно с ними, но немного выше, так что его контур расплывался в ослепительных лучах солнца. Сам того не ожидая, молодой сыщик ощутил вдруг интуитивное беспокойство, особенно когда заметил, что преследователь пошел на сближение. Анатолию тоже не слишком понравились эти подозрительные маневры.
        - Эй, мужик, - толкнул он невозмутимого пилота, - попытайся обогнать этого хмыря и набери высоту, да скорее, мать твою за ногу…
        Но было уже поздно. Неизвестный вертолет завис прямо над ними, так что они потеряли его из виду. За гулом работающего винта никто из них сначала не услышал выстрелов. И вдруг ветровое стекло усеяли крупные отверстия, а пилот, качнувшись, уронил простреленную голову на приборную панель. Вертолет потерял управление, но все еще продолжал лететь вперед на минимальной высоте.
        Пулеметные очереди, лившиеся сверху, прошивали его насквозь. Анатолий попытался было стащить пилота с кресла, чтобы перехватить рычаги управления, но тут же обмяк рядом, пронзенный следующей очередью. Крупнокалиберные пули вспороли его белую рубашку, разбрызгав кровь по всему салону.
        Александр отчаянно прижимался к борту и, оцепенев от ужаса, ожидал неминуемой катастрофы. Еще одна очередь вдребезги разнесла приборную панель, после чего гул винта стал стихать. Вертолет затрясло, так что Александр перекатился к другому борту, немилосердно ударяясь обо все, что попадалось на пути. Внезапно пол под его ногами буквально провалился вниз, и машина всей своей тяжестью обрушилась на вершины деревьев. Раздался оглушительный треск, затем сокрушительный глухой удар о землю, и Александр потерял сознание.
        Когда он очнулся, то почувствовал, что лежит на спине, на боковой стенке вертолета. Поперек его туловища находился тяжеленный труп Анатолия, который, по всей видимости, навалился на Александра перед самым падением и этим спас, прикрыв собой от последней очереди. С трудом спихнув еще теплое тело, Александр сел и прислушался. Где-то совсем рядом кричали потревоженные обезьяны и слышалось пронзительное верещание попугаев.
        Усилием воли он заставил себя приподняться. Все тело болело так, словно его долгое время пинала ногами компания обезумевших хулиганов. Голова раскалывалась, в ушах гудело, перед глазами плыли красные пятна. От удара о землю внутренности словно перетряхнуло, и это ощущение вызывало периодические приступы тошноты.
        Через разбитый иллюминатор внутрь вертолета сочился изумрудный свет леса. Весь салон был забрызган кровью, а на изрешеченные тела двух его спутников страшно было смотреть.
        Александру захотелось поскорее выбраться из этого металлического гроба. Прямо над его головой, на противоположной стенке вертолета была дверца. С трудом поднявшись, сыщик вытянул руку, нажал рычаг, и, открыв дверцу, вытолкнул ее наружу. И сразу откуда-то сверху, с маленького синего кусочка неба, не закрытого кронами деревьев, на его лицо упал ласковый солнечный луч.
        Теперь оставалось самое трудное - подтянуться на руках и выбраться наружу. В другое время Александр проделал бы это с легкостью, но не сейчас - все тело было в синяках, голова кружилась, и любое движение давалось с большим трудом… Сыщик подпрыгнул, но неудачно, и даже застонал от боли, вызванной этим резким движением. Но боль только усилила его желание поскорее выбраться. Он еще раз подпрыгнул и, с трудом подтянувшись, повис на локтях. Еще усилие, еще… Задыхаясь и постанывая, Александр вытянулся на боковой стенке вертолета с наружной стороны. Стараясь не свалиться обратно, он сел и огляделся по сторонам.
        Вокруг простирался первозданный тропический лес. Со всех сторон подступали вечнозеленые деревья, густо опутанные лианами, по которым быстро, с деловитыми криками сновали обезьяны.
        На стволах пальм цвели желтые, коричневые и пурпурные орхидеи, от яркости которых рябило в глазах. Мирно порхали разноцветные бабочки и, примятое вертолетом, лежало знаменитое дерево какао. Атмосфера была очень душной и влажной.
        Какое-то время Александр, словно зачарованный, рассматривал все это великолепие, а потом содрогнулся и в бешенстве ударил кулаком по металлической обшивке. Положение было таково, что хоть вешайся на ближайшей лиане! Упасть в непроходимом районе сельвы и остаться одному посреди дикого тропического леса! Что делать и куда идти? Единственным шансом была карта Анатолия, по которой можно хоть как-то сориентироваться.
        Немного отдохнув, Александр почувствовал некоторую долю уверенности. Спустившись в вертолет и стараясь не смотреть на трупы, он взял сумку с несколькими банками пива и пачкой сигарет, а также карту и компас. Все это он по очереди выбросил из вертолета на траву, после чего выбрался сам. Стараясь не поддаваться отчаянию, сыщик перекинул сумку на спину и, кое-как сориентировавшись, зашагал прямо в чащу.
        Идти было невыносимо трудно - деревья стояли сплошной стеной, ноги путались в густой растительности. Свисавшие лианы, толстые, как канаты, преграждали путь, из-за чего приходилось постоянно нагибаться. За один только час он настолько выдохся, что вынужден был сделать небольшой привал, во время которого с жадностью глотал душный воздух и никак не мог отдышаться. После этого Александр шел еще несколько часов подряд, стараясь ни о чем не думать. На сыщика навалилась такая усталость, что даже сумка начала пригибать его шею к земле. В голове стоял столь плотный туман, что он уже с трудом придерживался правильного направления, намереваясь выйти к подножию гор, которые должны были находиться где-то неподалеку.
        Но вместо гор его ждало совершенно неожиданное открытие. Заметив небольшой просвет между деревьями, Александр тут же устремился в этом направлении, и вскоре перед ним открылась просторная поляна. Выбравшись на свободное место, сыщик огляделся по сторонам и понял, что оказался посреди остатков индейского селения, когда-то состоявшего из трех десятков расположившихся полукругом примитивных хижин, ныне совершенно заброшенных. В центре селения возвышался огромный, потемневший от времени деревянный столб, на котором были вырезаны какие-то ритуальные изображения. Вокруг столба еще можно было заметить следы костров. На некогда вытоптанную поляну уже вторглась буйная тропическая растительность, и все вокруг заросло молодыми побегами высоких трав и кустарников.
        И всюду - в полуразвалившихся хижинах, в густой траве, у подножия деревьев - белело множество человеческих скелетов. Они лежали кучами и поодиночке, а многие уже рассыпались на отдельные кости и черепа - видно было, что здесь похозяйничали все виды хищников - как наземных, так и воздушных.
        Александр обошел все селение из конца в конец, стараясь не наступать на разбросанные человеческие останки, и вскоре увидел то, что подсказало ему причину разыгравшейся здесь трагедии. На краю селения росла огромная секвойя, высотой с многоэтажный дом. У самого ее основания к огромному стволу был приколочен скелет, казавшийся совсем крошечным. Но не это поразило Александра. Сначала он принял это за обман зрения, но, подойдя почти вплотную, понял, что не ошибся. Скелет был прибит к дереву железными скобами, которые используют при строительстве небоскребов!
        Чтобы подтвердить свою догадку, Александр обошел селение еще раз, внимательно смотря себе под ноги. И его уже нисколько не удивила новая находка - множество автоматных гильз. Несколько лет назад в аргентинской печати бурно обсуждался грандиозный скандал - один археолог случайно набрел на индейское племя, жившее на берегу золотоносного ручья. Вернувшись, он нанял шайку наемных убийц, вновь отыскал это племя и хладнокровно его истребил, завладев всем индейским золотом. В итоге он стал миллионером, но кто-то из членов его шайки, попав в руки полиции, проговорился. В результате разыгравшегося скандала археолог был приговорен к пожизненному заключению.
        Неужели на этом самом месте повторилась та же трагедия? Размышляя над этим вопросом, Александр продолжил свой путь к подножию скалистой гряды. Пробираться по тропическому лесу - на редкость утомительное и однообразное занятие, но судьба словно заботилась о том, чтобы сыщику не было скучно.
        Во время одного из своих многочисленных привалов, когда Александр, прислонившись к стволу дерева и вытирая со лба обильно струившийся пот, устало курил, в просветах между ярко-зелеными кустами мелькнуло чье-то темное тело. Сыщик начал пристально вглядываться, и ему показалось, что из листвы на него смотрят настороженные глаза.
        - Эй, приятель, - негромко позвал он, но ответом были лишь крики попугаев. Александр не стал мучиться догадками, поскольку сейчас ему хотелось только одного - поскорее вырваться из этого проклятого зеленого плена.
        Собравшись с силами, он продолжил путь. Где-то там, совсем близко, должны были начинаться горы, и сыщику уже казалось, что в просветах между кронами деревьев на недосягаемой высоте сияют вечные снега Анд. Облепленный москитами, измокший под внезапно пролившимся тропическим дождем, Александр пробивался вперед, поспешно перелезая через поваленные стволы. Облизывая пересохшие губы, он уже не шел, а почти бежал, если только можно назвать бегом волнообразное движение в опутывающей с ног до головы густой массе трав, кустарников, деревьев.
        И вскоре действительно забелел просвет. Александр удвоил усилия, стараясь не поддаваться охватившему его нетерпению. Он задыхался, обливался горячим потом, перед глазами снова поплыли огромные красные круги. Еще одно усилие, еще… Почти теряя сознание от усталости, он вышел из леса. В тот же миг его помутневшему взору предстало невероятное, фантастическое зрелище. Тяжело дыша Александр остановился и, протирая глаза, перевел дыхание.

2

        Но видение не исчезло, и постепенно до его сознания стал доходить смысл того, что он видел. Огромные, красновато-коричневые слоистые скалы имели самую причудливую форму, уходя в небо своими заоблачными вершинами. У основания одной из таких скал находилось большое каменное плато, величиной с футбольное поле. Посреди него высился древний храм, чернеющий вход в который напоминал железнодорожный туннель.
        Храм был фактически высечен в скале, но так умело, что сверху, наверное, и сам казался его частью. Его вершина доходила примерно до середины скалы, из которой он как бы вырастал, и на ней располагалась небольшая площадка, в центре которой высился обелиск. На отвесных отрогах гор, тянувшихся слева и справа от храма, были высечены большие барельефы, изображавшие какие-то символы и странных зверей.
        Но не на барельефы и обелиск смотрел сейчас Александр. Рядом со входом в храм лежали два огромных каменных чудовища, чем-то напоминавшие сфинксов, - только вместо человеческих лиц у них были звериные морды. И вот именно между двумя этими чудовищами стоял небольшой, казавшийся по сравнению с ними игрушечным, красно-белый спортивный самолет.

«Ну и дела! - растерянно подумал Александр. - Ничего не понимаю! Если это развалины того самого города, то как здесь оказался самолет?»
        Стряхнув оцепенение и забыв об усталости, он направился к храму. Для того чтобы взобраться на каменную площадку, обрамленную парапетом, надо было подняться по лестнице шириной с шоссе. Александр ступил на нее, изумленно разглядывая фигуры каменных индейцев, изваянных с поразительным мастерством. Казалось, что они тоже рассматривают странного пришельца. Индейцы стояли в надменных позах и с полным боевым снаряжением - луки, томагавки, копья.
        Немного запыхавшись, Александр поднялся на плато и подошел к самолету, который стоял напротив лестницы, хвостом к храму. Каменные чудовища, лениво смотревшие в сторону леса, оставляли самолет в тени, полностью загораживая от лучей заходящего солнца. Сбросив сумку, Александр обошел вокруг самолета, а затем забрался в кабину. Здесь он понял, что его находка не только ничего не объясняет, но ставит новые вопросы. Самолет был исправен, заправлен и в любую минуту готов к отлету! Трудно передать словами волнение сыщика, когда он для пробы запустил мотор и тот заработал. Остановив винт, Александр вылез из кабины и только теперь вспомнил про жажду. Достав из сумки пару банок изрядно прогревшегося пива, он сел, прислонившись спиной к колесу, и с наслаждением вытянул ноги.
        - Ничего не понимаю, - устало повторил он, - что все это значит?
        Но ответить было некому.
        После пива его стало необоримо клонить ко сну. Вход в храм находился совсем рядом, и Александр, задрав голову, даже ухитрился рассмотреть, что на возвышавшемся над входом обелиске был высечен какой-то круглый барельеф. Его отчетливо освещало заходившее солнце, лучи которого теперь уже были не столь пронзительно-яркими, как днем. Сыщик закрыл утомленные глаза и задремал. Догоревшая сигарета обожгла пальцы, и это заставило его встрепенуться.
        Открыв глаза, Александр почувствовал, что у него перехватило дыхание. На верхней площадке храма, рядом с обелиском, стояла стройная фигурка, четко вырисовываясь на фоне заката. Это была совершенно обнаженная девушка, покрытая сплошным золотисто-коричневым загаром, с длинными черными волосами, достигавшими гибкой талии. Она стояла полубоком, так что сыщик видел ее красивый профиль, высокую грудь, длинные ноги. Этот неожиданный стриптиз оказался настолько захватывающим зрелищем, что Александр снова бурно задышал. Девушка вытягивала руки в сторону заходящего солнца и, судя по движениям губ, что-то непрерывно говорила.
        Если бы Александр был более романтичной натурой, то он, вероятно, принял бы ее за дух давно умершей ацтекской жрицы. Но ему и в голову не приходило сомневаться в реальности этой девушки; тем более, что, закончив говорить, она качнула головой и кокетливо поправила свои чудные волосы тем непередаваемым движением, каким их поправляют девушки всего мира. Не сводя с нее восторженных глаз, сыщик осторожно поднялся на ноги. В этот момент она повернулась и их взгляды встретились. Александр улыбнулся, а девушка нахмурилась и сделала неожиданный жест рукой, словно отгоняя наваждение или отсылая прочь самого Александра. Он ничего не понял, шагнул вперед, и тогда девушка повернулась и мгновенно исчезла.
        Сыщик заметался. Сначала он бросился было ко входу в храм, над которым нависало нечто вроде портика, поддерживаемого двумя огромными, не менее восьми футов в диаметре, колоннами. Зайдя за них, он долго ничего не мог рассмотреть в темноте, а потому вернулся к самолету. В джунглях ночь наступает мгновенно, не предваряемая никакими сумерками, поэтому Александр заколебался, не зная, что предпринять дальше в этой фантасмагорической ситуации.
        К тому моменту, когда солнце окончательно закатилось и наступила знойная тропическая ночь, он уже входил под своды храма, держа в руках немилосердно чадящую пластмассовую панель, которую отодрал от внутренней обшивки самолета. Все стены здесь были покрыты причудливыми барельефами, аллегорически изображавшими солнце. Оно представало то в виде гигантской птицы, теряющей свое оперение; то в виде огромной рыбы, мечущей икру; то в виде человека, по каплям истекающего кровью.
        В центре первого зала Александр наткнулся на каменное изваяние, высотой в три человеческих роста. Передняя часть этого истукана была страшной - он стоял в угрожающей позе, оскалив огромные каменные клыки. Могучие, когтистые лапы грозно нависали над головой сыщика, словно готовые схватить его, за то что он имел дерзость приблизиться. Но когда Александр обошел изваяние и осмотрел его с обратной стороны, то увидел, что оборотная сторона то ли лица, то ли морды торжественно улыбалась, а две другие руки были воздеты в приветственном жесте. Слабый свет «факела» не позволял сыщику осмотреть весь зал, но он был уверен, что лестница, ведущая к обелиску, должна находиться где-то в глубине храма.
        Александр миновал огромного истукана и через небольшой вход, охраняемый двумя каменными индейцами, попал во второй зал, который был намного меньше первого. Там царила кромешная тьма, а тишина была такой, что он слышал лишь собственное дыхание. По стенам плясали трепетные тени, и казалось, что изображения на барельефах начинают шевелиться. В центре этого зала находился небольшой постамент, на котором стоял круглый каменный диск, по-видимому тоже изображавший солнце. От него отходило множество человеческих рук, направленных в разные стороны. Каждая из них указывала на какой-то выход - а их в этом зале оказалось множество.
        Поднеся свой факел поближе, Александр внимательно присмотрелся к этим своеобразным указателям. На ладони каждой руки было высечено какое-то изображение. На одной - солнце проливало свои лучи на землю мелким дождем, на другой - летящий орел падал вниз, пронзенный стрелой, на третьей был изображен вооруженный индеец. Сыщик без колебаний выбрал ту руку, на ладони которой была высечена обнаженная девушка на фоне заходящего солнца.
        Пройдя через вход, на который указывала эта рука, Александр оказался в небольшом совершенно пустом зале, усыпанном осколками камней. В стене, расположенной прямо напротив входа, когда-то находилось большое изображение, ныне уже полностью разрушенное. На его месте зияла огромная пробоина, как будто проделанная изрядным зарядом динамита.
        Подойдя поближе, сыщик поднял свой факел и увидел, что в глубине проема начинается лестница, круто ведущая вверх.
        Таинственная обстановка, гнетущая тишина, догорающий факел, грозящий оставить его в полной темноте, - все это заставило Александра заколебаться. Ситуация была необычной, странные события следовали одно за другим. Прикурив от своего факела и мысленно собравшись с духом, сыщик решительно шагнул в пролом и стал подниматься по лестнице. Судя по всему, сейчас он находился в самом центре гигантской скалы и медленно, как червяк, полз в ее недра. Воздух был затхлым, ступени древними и стертыми. И все же Александра не покидало ощущение, что совсем недавно здесь уже кто-то проходил. Поэтому, поднявшись еще на несколько метров вверх, он почти не удивился, обнаружив старый окурок. Подобрав его, сыщик поневоле усмехнулся, вспомнив рекламу тех самых сигарет, благодаря которым он выиграл поездку в Аргентину, обернувшуюся столь экзотическими и опасными для жизни приключениями.
        Между тем ступени поднимали его все выше и выше. Пластмассовая панель уже догорела, и теперь он пробирался в полной темноте, держась за шероховатую каменную стену. Должна же эта лестница когда-нибудь кончиться!
        Она кончилась, и кончилась так внезапно, что Александр буквально ткнулся носом в стену, преградившую ему путь. Неужели тупик? Он торопливо полез за зажигалкой и при свете ее трепетного огонька увидел, что стоит на небольшой площадке перед тускло поблескивающей дверью. Она была очень массивной и казалась вделанной прямо в скалу. Дверь украшал медный диск, на котором было отчеканено все то же изображение - нагая девушка на фоне заходящего солнца.
        Александр внимательно осмотрел дверь, пытаясь понять, как она открывается. Не обнаружив ни малейшего выступа, он так разъярился, что с досадой треснул по ней кулаком.
        И тут вдруг она медленно поползла в сторону! Легкий сквозняк задул огонек зажигалки, и сыщик снова оказался в полной темноте. Дверь открывалась все шире и шире - это он ощущал руками, но за ней тоже было темно. Отступать было бессмысленно, и Александр решительно шагнул в темноту. Ему показалось, что он ступил на мягкий ковер, но времени для анализа своих ощущений у него уже не осталось - глухой удар по голове, и он мгновенно потерял сознание.

3

        Когда Александр очнулся, то первое, что он почувствовал, - это прикосновение к своей голове нежных женских рук. Подняв веки, сыщик тут же смежил их снова, поскольку глаза ослепил яркий электрический свет. Тогда он прищурился, и, постепенно, из застилавшего взор тумана выплыло красивое женское лицо. Это была та самая девушка, которую он видел обнаженной и в поисках которой забрался в глубину храма. Она сочувственно-ласково смотрела на сыщика, обтирая его пылающий лоб холодной и влажной тканью.
        Александр пошевелился, попытался сесть и вдруг обнаружил, что его руки заведены назад и скованы наручниками. Тогда он сделал сильное движение корпусом.
        Поняв его намерение, девушка помогла ему привстать с пола и сесть, прислонившись спиной к креслу. Привыкнув к яркому свету, Александр изумленно огляделся по сторонам. Куда девался древний индейский храм с его странными барельефами - он находился в современно обставленной комнате. Пол был устлан мягким ковром, а на стенах висели цветные панно с изображением экзотических животных. Диван, несколько кресел, стол, уставленный бутылками и бокалами, кондиционер и даже телевизор.
        - Как вы себя чувствуете? - по-английски спросила девушка.
        - Кто вы? - вопросом на вопрос ответил Александр, находясь в полном смятении.
        - Долорес Торрени, сотрудница университета в Буэнос-Айресе. Вы немец?
        Александр изумленно покачал головой, по-прежнему ничего не понимая.
        - Нет, я русский. Турист из Москвы, по профессии - частный сыщик. Но что все это значит? Где я и кто меня оглушил?
        Девушка невесело улыбнулась и вдруг перешла на ломаный, но вполне приличный русский язык.
        - Давайте я помочь вам сесть в кресло и принести что-нибудь выпить. Потом все объяснять.
        - Хорошо, - кивнул сыщик, уже уставший удивляться сюрпризам. - Но откуда вы знаете мой язык?
        - О, я вообще полиглот и люблю изучать языки. Кроме русского, я свободно говорить по-испански, португальски, английски и французски. Вставайте.
        Она помогла Александру перебраться в кресло, после чего отошла к столу и плеснула в бокал немного виски. Вернувшись к сыщику, Долорес поднесла бокал к его губам, и он сделал большой глоток, мгновенно обжегший его воспаленное жаждой горло.
        - Как вас зовут?
        - Александр. Вы обещали рассказать мне, что все это значит.
        - Да, да, конечно. - Долорес сделала глоток из того же бокала, после чего присела в кресло напротив сыщика, задумчиво вертя бокал в руках. - Но, право, я даже не знаю, с чего начать…
        - Кто вы такая и что вы здесь делаете?
        - Месяц назад я случайно знакомиться с одним ловелас, который предложил подвозить на своей машине.
        - Дальше, - поторопил Александр, в котором вновь проснулся сыщик.
        - Я ему нравиться, поскольку он начал ухаживать за мной и интересоваться предмет моих научных исследований. Узнав, что я искать одно природное минералогическое соединение, которое формироваться в горах при активном солнечном облучении…
        - Что за таинственное вещество?
        - Древние ацтеки называть его «тонэр», хотя у него есть и другое название -
«мэджик кристалл». Они считать его средство вечной молодости. О нем известно в основном из легенд, поскольку лабораторные исследования это вещество еще не проводиться… Точнее, проводиться, но… - Долорес замялась, подыскивая слова, - но тайно. Короче, Марио предлагать мне свою помощь.
        - Понимаю, - кивнул Александр, вспомнив собственную историю. - Однажды вы сели в его двухместный самолет и…
        - Да, верно, - подтвердила девушка, - и залетать так далеко в сельву, что горючее кончаться, и нам пришлось садиться на первый пустой место. Нас сразу окружать какой-то вооруженный люди, заковать в наручники и доставить к свой главарю. Это был пожилой, почтенный сеньор - немец по происхождений.
        - Его имя? - не выдержал Александр. - Он вам представился?
        - Да, как же. Его зовут Карл Эйхардт, и он сын знаменитый немецкий профессор Эйхардт, известный работами в область теория старения.
        - И что дальше?
        - Он очень живо интересоваться мои исследования. Я ему все рассказать. Он вел себя очень вежливо…
        - Одну минуту, - остановил ее Александр, которого интересовало совсем другое, - а что ищет здесь этот Эйхардт - тот самый тонэр?
        - Он не ищет, он уже найти, - с некоторым удивлением ответила Долорес, - и найти довольно давно, так что успеть организовать целая лаборатория, чтобы пе-ре-ба-ра… Нет, пе-ре-ра-ба… Черт! Как это по-русски?
        - Перерабатывать?
        - Да, так… в медицинские цели. Как рассказать мне сам Эйхардт, тонэр обладать много волшебный свойства. Этот минерал иметь сложная структура и сильное магнитное поле. Он может лечить много болезнь и даже делать… общее омоложение организма. Кроме того, при-над-ле-жа-щий… - правильно, да? - обработка, он может быть как наркотик. Впрочем, для этого он очень дорог - как говорить Эйхардт, грамм тонэр стоит дороже грамм лунный грунт.
        - Так вот почему истребили индейцев!
        - Каких индейцев?
        - Подождите, Долорес, - поморщился Александр, шевеля за спиной затекшими кистями рук, - сначала доведите свой рассказ до конца. Каким образом вашему Марио удалось бежать и почему он не взял вас с собой?
        Девушка заметно помрачнела.
        - Я не знать ни то ни другой. Я не знать даже зачем меня здесь держат и сколько все это будет время длиться! Три месяц я здесь…
        - Между прочим, - вдруг вспомнил сыщик, возбужденно ерзая в кресле, - а что это за спектакль с раздеванием вы передо мной устроили? Зачем это?
        И тут Долорес смутилась и покраснела.
        - Это не я устроить, меня заставлять это делать… Когда нет Эйхардт, меня охранять два… типа. Они целый день пить виски или стрелять попугаев. Они видеть, как вы подходить храм, и заставлять меня раздеться. Потом выгнать на это место. Они грозить сбросить меня вниз, если я подать вам какой-нибудь знак. Рудольф спорить со свой напарник, что вы сами приходить сюда. Они не хотеть бегать за вами по сельва.
        - Проклятье! - скрипнул зубами Александр. - Никогда в жизни еще не попадал в такую передрягу. А вам известно, что они собираются со мной делать?
        Долорес отвела взор и прикусила губу. Затем пожала плечами и отрицательно покачала головой, но сыщик уже и так все понял. В этот момент откуда-то снаружи донесся приближающийся гул вертолетных винтов.
        - Что это? - спросил Александр.
        - Они говорить, что сегодня должен прилететь босс, - пояснила Долорес. - Наверно, это Эйхардт.
        Сыщик тяжело вздохнул и вновь пошевелил кистями. В таком беспомощном положении остается лишь ждать решения собственной участи. Николай Александрович Гунин может так никогда и не узнать, куда девался самый ценный сотрудник его сыскного агентства… Н-да, ничего себе съездил по туристической путевочке. Как тут не вспомнить о маме, которая запрещала ему курить!
        Впрочем, и тут Александр покосился на Долорес, тогда бы он не познакомился со столь сногсшибательной красоткой, каких до сих пор видел только в кино. На девушке были желтые ковбойские сапоги и голубой джинсовый костюм, плотно облегавший ее эффектную фигуру. Куртка была явно надета прямо на голое тело. Длинные, небрежно разметанные черные волосы блестящей шелковой волной нервно подрагивали на гибкой спине. Большие, красивые, миндалевидной формы глаза были слегка прищурены и смотрели так, как может смотреть только женщина, уверенная в своей абсолютной неотразимости. Нос прямой, очень изящной формы, губы яркие, подвижные, изумительно очерченные. Общее выражение немного худощавого лица каждую минуту менялось, являя все новые оттенки какого-то дьявольского очарования.
        По просьбе Александра Долорес зажгла сигарету и сунула ему в рот. Он курил, размышлял и краем глаза наблюдал за девушкой, взволнованно расхаживавшей по комнате.
        Тем временем за соседней дверью послышались мужские голоса, затем она распахнулась и в комнату вошли трое мужчин. Первым шел здоровенный, ухмыляющийся детина - блондин с квадратным подбородком и голубыми глазами («Наверное, это и есть тот самый Руди», - подумал Александр); за ним - маленький смуглый индеец с неприятными чертами лица. Последним появился седовласый, элегантно одетый мужчина в смокинге, ослепительно-белой сорочке и галстуке-бабочке в серый горошек. Его начинавшие редеть волосы были тщательно зачесаны назад, а холодные стальные глаза жестко сверкали под стеклами очков в тонкой платиновой оправе. Он-то и заговорил первым, вежливо поздоровавшись с Долорес и, судя по всему, попросив ее подождать в другой комнате. Разговор шел на испанском, который Александр знал намного хуже английского - месяц языковой подготовки перед поездкой в Аргентину, да проштудированный самоучитель.
        Девушка с искренним сочувствием оглянулась на сыщика и молча повиновалась.
        - Итак, сеньор Александер, - невозмутимо заговорил Эйхардт, свободно переходя на английский. Усевшись в кресло, он сделал знак индейцу налить ему тоника. - Могу я поинтересоваться, каким образом вы оказались у меня в гостях?
        - Случайно.
        - Вы не могли бы выражаться точнее?
        - А куда точнее? Летали вместе с приятелем над сельвой в арендованном вертолете, искали развалины какого-то древнего города…
        - Долорес сказала, что вы из России, где работаете частным сыщиком.
        - Хотите воспользоваться услугами моей фирмы? - усмехнулся Александр.
        - Хочу, - неожиданно кивнул собеседник, - но не в России, а здесь, у себя. Мне нужны ловкие и умные люди, способные выполнять любые поручения. Что вы скажете о пятидесяти тысячах долларов в год?
        - А что именно я должен делать?
        - Все. Я знаю, что русские - смелые и беспринципные люди, готовые на что угодно, если им за это хорошо платят. Ну так как насчет моего предложения? - Эйхардт отпил глоток тоника и вернул стакан молчаливому индейцу, который стоял за его спиной. Его белокурый напарник разместился сбоку от Александра, сверля его злобным взглядом.
        - Наверное, я не из тех русских, о которых вы говорили, - хрипло произнес Александр, машинально облизывая языком губы. - Впрочем, мне надо подумать.
        - Э, нет, - протестующе помахал рукой Эйхардт, - все это дешевые увертки, которых полно в каждом детективе. Отвечайте немедленно - вы согласны работать на меня и тем самым сохранить себе жизнь?
        - Вряд ли.
        - В таком случае не позднее чем через полчаса вы уже будете мертвы, - невозмутимо заметил Эйхардт и поднялся с места. - Если успеете передумать - дайте знать Руди, и тогда, после моего возвращения из лаборатории, мы вернемся к нашему разговору. Прощайте.
        Он неторопливо покинул комнату, и вслед за ним вышли оба телохранителя. Через несколько минут дверь распахнулась и вбежала взволнованная Долорес.
        - Они хотят вас убить! Руди сказать, что вас сбросить вниз!
        - Наручники, - прохрипел Александр, - если бы снять эти проклятые наручники!
        Одним рывком он поднялся с кресла и повернулся спиной к Долорес.
        - Посмотрите, там должен быть выбит номер модели и страна-изготовитель. Быстрее.
        Она наклонилась к его рукам.
        - Ну что?
        - Номер MS-18/21, изготовитель - Китай.
        Александр шумно вздохнул.
        - Ну, тогда еще есть шанс. Это самые плохие наручники в мире. Найдите какую-нибудь булавку, скрепку или что-нибудь в этом роде и согните ее под прямым углом.
        Долорес растерянно заметалась по комнате, а Александр застыл на одном месте, не отводя глаз от двери.
        - Вот, готово! - радостно вскричала она. - Что я делать еще?
        - Вставьте в прорезь для ключа и постарайтесь нащупать внутренний язычок, - скомандовал Александр. - Как только нащупаете, поворачивайте влево - должен раздаться щелчок.
        Он чувствовал на своих руках горячее дыхание девушки и поневоле заволновался.
        - Не получаться! - отчаянно воскликнула она. - Здесь нет язычок!
        - Спокойнее, спокойнее, попробуйте еще раз. Все должно быть именно так, как я вам сказал…
        Александр не успел договорить эту фразу до конца, как услышал желанный щелчок. Мгновенно повернувшись, он освободил руки и ободряющее улыбнулся Долорес.
        - Вы себе и представить не можете, как мне хочется вас поцеловать!
        - Что? - растерянно переспросила девушка, и тут за дверью послышались приближающиеся шаги.
        - Выключите свет и ложитесь на пол, - прошипел Александр, отталкивая девушку к стене.
        Дверь резко распахнулась, и в комнату ворвался Рудольф.
        Александр только этого и ждал, стремительно отправив ему навстречу кресло. Ловко поймав его обеими руками, белокурый немец тем не менее опрокинулся на спину и на несколько мгновений выбыл из игры. Однако в дверном проеме возник его индейский напарник с пистолетом в руке. Не раздумывая ни секунды, он выстрелил, но Александр уже успел откатиться в сторону.
        - Не стреляй, кретин! - пронзительно завизжала девушка, и индеец на мгновение дрогнул.
        Этого мгновения оказалось достаточно для молодого сыщика, который успел отправить в голову противника початую бутылку шотландского виски. Тот вскрикнул и схватился за разбитое лицо, по которому обильно струился превосходный напиток.
        В это время Рудольф успел подняться на ноги, и они с Александром бросились навстречу друг другу, словно друзья, которые давно не виделись. Через секунду выяснилось, что боевая подготовка, некогда полученная в Высшей школе милиции, находится на уровне международных стандартов. Удар ногой по руке отвёл очередной выстрел в сторону, а удар рукой в висок настолько огорчил немца, что тот обиженно хрюкнул и отправился на пол искать свой пистолет, который оказался там за мгновение до этого. Предоставив ему возможность заниматься этими поисками, Александр вновь уделил внимание своему второму партнеру. Видя, что индеец все еще продолжает стоять на месте, облизываясь от виски, сыщик с такой силой дернул противника за ноги, что тот приложился затылком к полу.
        Когда Рудольф вновь стал подавать признаки жизни, Александр попытался закончить игру, сметя со стола все стаканы и бутылки и прихлопнув им немца. Но даже из-под обломков стола этот тевтонский упрямец все еще пытался шевелить одной клешней на манер гигантского краба. Александр решительно пресек это, наступив на руку Рудольфу и быстро подняв пистолет. В этот момент индеец привстал на четвереньки. Подняться выше ему уже не пришлось. Вторая пуля навсегда угомонила Рудольфа и поставила последнюю точку в этой азартной игре.
        Разгоряченный, победно улыбающийся Александр оглянулся на Долорес. Приятно, черт возьми, выглядеть суперменом в глазах красивой девушки! Как ни странно, но самые примитивные американские боевики правы в одном: только две вещи могут придать сил настоящему мужчине - это красота любимой женщины и холодная тяжесть оружия.
        - Они оба мертвы? - негромко спросила Долорес, осторожно приподнимаясь с пола.
        - Можно сказать и так, - снисходительно согласился сыщик. - Надеюсь, это вас не слишком опечалит?
        Продолжая держать в одной руке пистолет, он другой рукой достал из кармана пачку, вытащил зубами сигарету и устало закурил.
        - Что вы делать дальше? - удивленная его неторопливыми движениями, поинтересовалась Долорес.
        - Бежать отсюда, разумеется.
        - И вы брать меня с собой?
        Их взгляды встретились, и Александр улыбнулся.
        - Конечно, хотя это может быть очень опасно. Другой вопрос - как это сделать. Я убедился, что самолет вашего Марио в полной исправности…
        - Нет, что вы! Там, внизу, лаборатория, где много люди Эйхардт. Нас сразу увидеть и хватать.
        - Тогда предлагайте сами!
        - Вертолет! - выпалила Долорес, и Александр мгновенно все понял.
        - Тот самый, на котором прилетел Эйхардт?
        - Да.
        - Он кем-нибудь охраняется?
        - Не знаю, но… - Она так красноречиво посмотрела на его пистолет, что Александр усмехнулся.
        - Действительно, теперь это уже не так важно. Ну тогда вперед!
        Они выбежали из комнаты и, свернув направо, увидели длинный узкий тоннель, освещенный рядом светильников.
        - Это где-то там, - на бегу сказала Долорес, указывая рукой в тоннель. - Я там никогда не была, но видеть, как выходить Эйхардт.
        - Позвольте, - галантно произнес Александр и, придержав Долорес за рукав, прошел вперед.
        Покатый пол тоннеля вел куда-то налево и вверх.
        Александр держал пистолет наготове, а Долорес шла сзади, стараясь не отставать от сыщика. Им не пришлось далеко идти, поскольку тоннель внезапно кончился и они оказались перед стальной дверью, в которой был кодовый замок.
        - Черт! - выругался Александр, внимательно осмотрев запор. Для того чтобы его открыть, нужно было вставить магнитную карточку и набрать шифр. Сыщик растерянно оглянулся на девушку. - И что теперь делать?
        Она неуверенно пожала плечами.
        - Придется вернуться назад… - пробормотал Александр. - Кстати, а где может находиться пилот вертолета? Вы его когда-нибудь видели?
        - Да, но где он находиться… Может быть, в той комната, которая…
        - Давайте вернемся и поищем, - решительно скомандовал Александр, отчетливо понимая, что надо действовать как можно быстрее.
        Они спустились по тоннелю обратно, и только теперь сыщик обратил внимание на то, что если из той комнаты, в которой лежали трупы обоих охранников, повернуть направо, то можно оказаться в небольшом коридоре, куда выходило несколько дверей. Сделав знак Долорес остаться на месте, он медленно прошелся по этому коридору и вдруг замер. Из-за одной двери доносились столь сладострастные стоны и бурные вздохи, что складывалось впечатление, будто внутри происходит разнузданная сексуальная оргия. Александр осторожно коснулся ручки и с радостью убедился, что дверь не заперта. Подняв пистолет, он медленно проник в комнату и широко ухмыльнулся.
        В полутемном помещении перед экраном телевизора спиной к двери сидел какой-то человек. Он был настолько увлечен крупным планом происходящего совокупления, настолько оглушен дикими женскими стонами, что ничего вокруг не замечал. Александр сумел незаметно приблизиться, после чего спокойно уперся дулом пистолета в затылок сидящего. Но даже тогда тот лишь машинально махнул рукой, стряхнув дуло пистолета, и даже не обернулся.
        Александр расхохотался и стукнул его по плечу:
        - Эй, приятель, оторвись на минутку! - он сказал это по-русски, однако человек был настолько увлечен, что буркнул в ответ что-то по-испански, не в силах оторвать глаз от экрана, где изнемогала от страсти яркая черноволосая красотка.
        Тогда Александр выстрелил, и экран, мгновенно расколовшись пополам, погас. Сидевший человек выронил банку пива и изумленно вскочил на ноги. Увидев направленный на него пистолет, он неуверенно поднял руки и что-то спросил.
        - По-английски говоришь?
        - Да, немного.
        - Полиция! - рявкнул Александр. - Так ты и есть вертолетчик?
        - Да, но я ничего не знаю… - злобно блеснув глазами, забормотал пилот. Это был невысокий черноволосый мужчина, телосложением напоминающий гориллу. На его растерянном лице отчетливо выделялись широкие надбровные дуги и большой приплюснутый нос.
        - А меня и не интересует твое образование, - насмешливо заметил сыщик. - Ты сейчас проведешь меня к вертолету, а потом вернешься сюда допивать свое пиво. Я все понятно объяснил или надо повторить? - И он дулом пистолета описал в воздухе небольшую дугу.
        Мужчина кивнул и под конвоем Александра послушно вышел из комнаты. Они прошли до конца коридора, где их ожидала Долорес. Вертолетчик смерил ее таким взглядом, что она удивилась.
        - Почему он на меня так смотреть? - тихо спросила она Александра, когда они, все трое, свернули в тоннель.
        - А разве мужчины смотрят на вас как-то иначе? - усмехнувшись, отозвался сыщик.
        Долорес смутилась, но ничего не ответила. Они дошли до конца тоннеля и здесь, понукаемый Александром, вертолетчик нехотя открыл стальную дверь. За ней начиналась небольшая посадочная площадка, в центре которой чернел вертолет. Справа и слева высились громады слоистых скал, а у их подножия расстилался темный океан леса. Где-то далеко внизу находился и вход в храм, и самолет Марио. Роскошная тропическая ночь обволакивала со всех сторон, мягко и бесшумно проскальзывая в освещенный тоннель. Лившийся оттуда свет почти сразу же растворялся во мраке.
        И тут Александр, уже поверивший в возможность благополучного бегства, допустил непростительную ошибку. Он на минуту оставил вертолетчика без присмотра, и тот поспешно подскочил к Долорес, схватил ее сзади за горло и одним рывком подтащил к небольшому каменному барьеру, ограждавшему площадку по периметру.
        - Эй ты, легавый, а ну брось свою пушку, иначе твоя красотка полетит вниз безо всякого парашюта!
        - Проклятье! - Александр даже зарычал от злости на собственную неосмотрительность, бессильно наблюдая за тем, как Долорес извивается в цепких объятиях вертолетчика.
        - Живее! - скомандовал тот, и сыщик, нагнувшись, осторожно положил пистолет на площадку.
        - А теперь отшвырни его ногой в мою сторону!
        Александр повиновался, и пистолет, высекая искры из каменных плит, покатился к его противнику. Но тут произошло нечто неожиданное. Вертолетчик, по-прежнему не выпуская Долорес, стал подтаскивать ее поближе к тому месту, куда отлетел пистолет. Вдруг он замер, содрогнулся и сладострастно зарычал. Долорес рванулась и упала на колени, а Александр, еще не понимая, что случилось, одним прыжком добрался до них обоих. Ему не составило особого труда оторвать вертолетчика от девушки, после чего последовал глухой, но мощный удар и… вертолетчик с диким воплем перелетел через барьер и скрылся в темноте.
        - Быстрее в вертолет! - скомандовал Александр, поднимая пистолет.
        Долорес повиновалась, и уже через минуту оба сидели в кабине. Подсвеченная шкала приборов пролила целительный бальзам на измученные нервы сыщика, а глухой гул набиравшего обороты винта показался ему самым сладостным звуком, который он когда-либо слышал в своей жизни.
        - Пристегните ремень. Нам надо ухитриться улететь, не получив несколько очередей вдогонку.
        Александр оказался прав. Едва они набрали высоту и быстро полетели в сторону леса, как с той самой площадки, которую они только что покинули, замелькали огненные следы трассирующих пуль. Сыщик поспешил увеличить скорость, и вскоре они уже не слышали ничего, кроме мерного гула работающего винта.
        Первый час полета прошел спокойно, и Александр понемногу расслабился.
        - Могу я вам задать один нескромный вопрос? - спросил он, весело оглянувшись на Долорес.
        - Пожалуйста, - удивленно разрешила та.
        - Что произошло и почему этот тип так неожиданно вас отпустил? - Сыщик никак не ожидал, что этот вопрос заставит девушку покраснеть.
        - Я… даже не знать, как это случаться, - отведя глаза, забормотала она, - ну, в общем… Мне бы не хотелось про это говорить.
        - Нет уж, пожалуйста, - улыбаясь, настойчиво попросил Александр.
        - Он так сильно упираться в меня… Вы сами понимать, чем… И я думать: когда мужчина так возбужден, то… В общем, я протянуть рука назад и…
        - Теперь все понятно, - расхохотался Александр. - А вы знаете, что я застал его за просмотром порнографического фильма?
        Теперь уже и Долорес принялась хохотать, да так, что на глазах выступили слезы.
        - Я надеюсь, мы еще встретимся до моего отъезда из Аргентины? - неожиданно спросил Александр, когда они оба немного успокоились. Долорес вскинула на него внимательный взгляд, уловив в голосе сыщика новую интонацию.
        - Да, конечно. Я живу на улице Лос-Риос и охотно приглашать вас в гости.
        - Кстати, а вы не прихватили с собой образцов этого волшебного тонэра?
        Александр задал этот вопрос лишь для поддержания беседы, но Долорес вдруг полезла в карман своей джинсовой куртки и извлекла оттуда кусок темно-желтого органического вещества, похожего на янтарь.
        - Я украсть этот образец из лаборатория Эрхардт, - пояснила она.
        - Прекрасно. А что, он действительно омолаживает организм?
        - О да! И очень повышать мужская сила.
        - Какие замечательные свойства!
        - Но ведь вам пока не надо ни тот, ни другой? - лукаво заметила Долорес, и тут уже слегка смутился Александр.
        - Нет, пока не надо. Надеюсь, что мне еще удастся вам это доказать.
        Долорес поняла его намек и скромно промолчала.
        После этого разговор прекратился сам собой - они слишком устали от сумасшедших событий этой ночи. Александр, который не спал уже почти сутки, то и дело протирал слипающиеся глаза, следя за показаниями приборов. Долорес тихо дремала в кресле рядом с ним.
        На горизонте медленно заалел рассвет, и вскоре стало совсем светло. Еще час полета - и Александр заметил два полицейских вертолета, которые летели им навстречу. Пилот первого из них сделал ему знак, сыщик согласно кивнул, и все три вертолета полетели в одном направлении.
        Долорес проснулась лишь тогда, когда под ними уже простиралось летное поле аэродрома. Александр с трудом посадил машину, поскольку ему давно не приходилось этим заниматься, и, устало откинувшись в кресле, с улыбкой посмотрел на свою спутницу. Из полицейских вертолетов поспешно выскакивали люди и бежали к ним.
        - Не знаю, как вас благодарить, - пролепетала Долорес, - вы такой отважный мачо…
        Сыщик наклонился в кресле и нежно привлек ее к себе.
        Подбежавшие полицейские в растерянности уставились на томно целующуюся парочку, не обращавшую на них ни малейшего внимания.

        Спустя месяц все аргентинские газеты пестрели кричащими заголовками: «Раскрыт могущественный преступный концерн!», «Битва в непроходимой сельве между преступниками и полицией! Большие потери с обеих сторон. Часть преступников скрылась в сельве!», «Тонэр - волшебное средство молодости?», «Взорванный индейский храм и погребенная под ним лаборатория», «Арестован главарь мафии».
        Но Александр уже давно был в Москве, где занимался расследованием совсем другого дела…

4

        - Значит вы утверждаете, что у вас пропала дочь? - сухо спросил Николай Александрович Гунин, отводя глаза в сторону, чтобы не встречаться с откровенно-призывным взглядом Лидии Михайловны Лозинской. Эта пятидесятилетняя модно одетая дама сидела напротив него в позе светской львицы и томно курила. Разговор происходил в рабочем кабинете Гунина.
        Александр примостился на подоконнике, внимательно наблюдая за обоими.
        - Ну и как же это случилось?
        - Неделю назад она ушла из дома, не оставив записки, - страдающим тоном произнесла Лидия Михайловна. - И до сих пор не появлялась.
        - А почему вы решили заявить только сейчас и обратились к нам, а не в милицию?
        - Она и раньше могла исчезнуть дня на два, на три, но сейчас я просто чувствую, что с ней что-то случилось. А обратилась к вам, потому что верю: только вы, Николай Александрович, сможете вернуть мне мою дочь! - Последняя фраза была произнесена с таким мелодраматическим надрывом, что полковник поморщился.
        - Ладно, ладно… Начнем по порядку. Сколько лет вашей дочери?
        - Семнадцать.
        - Она носит вашу фамилию или фамилию вашего бывшего мужа?
        - У меня не было мужа, - многозначительным тоном произнесла Лозинская. - Моя Настя - плод свободной любви двух творческих людей, брошенных в объятия друг друга внезапно вспыхнувшей страстью…
        - То есть, попросту говоря, внебрачный ребенок?
        - Да. Бастард, как говорят французы.
        - А кто ее отец? Только не сообщайте, что это страшный негодяй, о котором вы не желаете вспоминать, - поспешно добавил проницательный Гунин, заметив выражение, промелькнувшее на лице Лозинской. - Коротко и ясно - где живет, имя, фамилия, чем занимается.
        - Игорь Соломонович Французов, свободный художник. Где ныне живет, не знаю.
        - А где жила дочь? С вами, в квартире покойного академика Лозинского, или у отца?
        - Я снимала ей квартиру. Но, как только истек срок аренды, она оттуда исчезла, - поспешно добавила Лозинская, словно опасаясь очередных вопросов. - Хозяин квартиры тут же сдал ее другим постояльцам, так что его расспрашивать бесполезно.
        - У вас есть ее фотография?
        - Есть, но в раннем возрасте.
        - Позвольте взглянуть.
        Дама протянула фотографию, но после первого же взгляда не нее физиономия полковника вытянулась. - Вы издеваетесь?
        На фотографии была изображена пятилетняя малышка в обнимку с большим плюшевым медведем.
        - А что? - искренне изумилась Лозинская. - Я принесла вам самую любимую фотографию своей дочери. Знаете, Николай Александрович, когда дети подрастают, они начинают портиться…
        - Тогда надо держать их в холодильнике, - машинально сострил Гунин. - Кстати, если ей семнадцать лет, значит, она в этом году закончила школу?
        - Да, и вот снимок ее выпускного класса.
        Фотографии были настолько маленькими, что вид круглой и симпатичной девичьей мордашки мало что давал. Гунин передал снимок помощнику, а сам снова обратился к Лозинской:
        - Ну, а хоть где нам ее искать, вы знаете? Может быть, у нее есть какие-то излюбленные места для…
        - Для тусовок, - подсказал Александр.
        - Для встреч с друзьями. Или вам известны какие-то адреса, ведь где-то же она ночует.
        - Увы, Николай Александрович, - вздохнула Лозинская. - Она была такой скрытной, что я даже ее подруг не знаю. Понимаете, у нас были сложные отношения…
        - Понимаю. Ну, хоть какую-то зацепку вы нам можете дать? Чем она увлекалась? Музыка, мальчики, дискотеки, наркотики?
        - Собаками, - неожиданно выпалила Лозинская. - Моя Настя всю жизнь мечтала иметь большую собаку, типа немецкой овчарки.
        - Н-да. - Полковник Гунин был суров и скучен. Александр, наблюдая за ним, потешался от души, не понимая причин, по которым его шеф так холодно обращается с клиенткой. - Ну что ж, тогда осталось подписать договор и, как говорят в таких случаях, будем искать.
        - Только, Николай Александрович, я вас вот о чем попрошу, - обрадованная его согласием, тут же затараторила Лозинская. - Постоянно держите меня в курсе всех ваших версий и поисков.
        - Это еще зачем? - насторожился Гунин.
        - Ну, во-первых, затем, что я хочу обогатиться новым житейским опытом…
        - Боюсь, что этот житейский опыт несколько специфичен и вряд ли вам когда…
        - Никакой житейский опыт ни для кого не пропадает, - поспешно перебила Лозинская. - Что уж говорить о писателе… Кстати, позвольте презентовать вам мою последнюю книгу. - И она проворно извлекла из сумки весьма увесистый том в яркой глянцевой обложке. - Я там уже и надпись сделала.
        Гунин взял книгу с таким видом, словно опасался какого-то подвоха. Зато Александр так заинтересовался, что подошел поближе и заглянул через плечо шефа. Название было любопытным - «Летаргия от несчастной любви», но еще любопытней оказалась дарственная надпись: «Дорогому и уважаемому Николаю Александровичу Гунину, прототипу главного героя моего следующего романа «Сыщик-философ».
        - Это что еще за следующий роман? - замороженным тоном поинтересовался полковник.
        - А вам интересно узнать? - мгновенно обрадовалась Лозинская. - Ну так я вам сейчас все объясню. Понимаете, Николай Александрович, литература бывает четырех видов: заурядные персонажи действуют в заурядных обстоятельствах, незаурядные персонажи в незаурядных обстоятельствах, - заурядные персонажи - в незаурядных обстоятельствах и, наконец, незаурядные персонажи - в заурядных обстоятельствах. - Она произнесла это так быстро, что полковник беспомощно оглянулся на помощника.

«Мадам Мурашкина! - Александру вдруг вспомнился бесподобный рассказ Чехова
«Драма». - Сейчас она еще скажет: «Вас заел анализ. Вы слишком рано перестали жить сердцем и доверились уму»».
        - …Первый вид литературы - это весьма скучное бытописание, вроде «Старосветских помещиков» Николая Васильевича или «Бедных людей» Федора Михайловича…

«О классиках говорит как о собратьях по Союзу писателей!»
        - …Вторая - это приключенческие романы или романтические любовные истории, но самый интересный вид литературы - это третья и четвертая, поскольку именно они дают возможность автору показать психологические изменения, происходящие в душах его героев.
        - Постойте, постойте, - взмолился Гунин. - Да к чему вы об этом?
        - А к тому, что вы необыкновенный человек, который умело действует в самых невероятных ситуациях…

«А шеф, кажется, польщен».
        - По этой части вам надо обратиться к моему помощнику, - заметил Гунин, иронически оглянувшись через плечо. - Он вам такого порасскажет! Вы не смотрите, что он такой скромняга… Недавно, можно сказать, стал героем целого латиноамериканского приключенческого сериала и даже привез из-за тридевять земель красавицу-аргентинку.
        - В самом деле? - рассеянно переспросила Лозинская, окинув Александра беглым взором. - Это очень интересно. Но я все же хочу сделать главным героем своего следующего остросюжетного романа именно вас, Николай Александрович! А для этого мне нужно проникнуть в ваш дедуктивный метод и досконально разобраться в том, как вы ведете расследование! - Договорив до конца, она победно и радостно посмотрела на понурого полковника.
        - А я думал, вы пришли сюда, беспокоясь о судьбе своей дочери…
        - О, да и это, разумеется, тоже! - спохватилась писательница. - Ну что, мы договорились?
        - Я буду держать с вами связь через своего помощника. - И Гунин, обрадованный удачной мыслью, снова указал ей на Александра. - Он сейчас как раз осваивает тонкости моего дедуктивного метода, так что вполне может стать консультантом вашего будущего романа.
        - Хорошо, ему я тоже буду звонить, - радостно пообещала мадам Лозинская, вставая. - Ну, не стану больше отнимать у вас время. Желаю успеха!
        Наконец, победно взмахнув подолом юбки и одарив обоих сыщиков игривым взглядом стареющей кокетки, она удалилась.
        - Н-да, - пробурчал Гунин, искоса взглянув на Александра, который в этот момент листал роман Лозинской. - Что, хочешь почитать?
        - А почему бы и нет? Вдруг она действительно написала великий роман?
        - Домохозяйка никогда в жизни не сможет написать великий роман, - наставительно заметил полковник. - Только роман для домохозяек.
        - Почему вы так думаете?
        - Да потому, что великим писателя делает его философия. Убери из «Войны и мира» все философские отступления, и что получишь? «Унесенные ветром». Короче, назначаю тебя пресс-секретарем по связям с этой милой дамой.
        - А кто будет вести дело?
        - Вместе и поведем. Если только это дело действительно существует… - Обронив эту загадочную фразу, полковник взглянул на часы. - Ну что, пора и по домам - рабочий день закончился, однако не могу сказать, что мы его провели особенно продуктивно…

        - Куда тебя подбросить - домой? - спросил Николай Александрович, когда оба сыщика уже сидели в его машине. - Как там твоя аргентинская красавица?
        - Прекрасно, лучше не бывает!
        - Жениться-то не думаешь?
        - Еще как думаю!
        - Давно пора. Ну так что - домой? Она тебя ждет?
        - Нет, сегодня ей нужно быть в посольстве по каким-то своим делам, так что торопиться мне некуда… Знаете что, Николай Александрович, остановите-ка возле
«Динамо». Сегодня там замечательный рок-концерт, а мне захотелось вспомнить молодость.
        - Вспоминать молодость приятнее всего именно в молодости, - усмехнулся полковник, взглянув на тридцатилетнего помощника и притормаживая у бровки. - Ну что ж, желаю хорошо провести время.
        - Спасибо.
        - Передавай привет Долорес.
        - Обязательно.
        Александр простился с шефом и направился к кассам стадиона. Приобретя билет и узнав о том, что две знаменитые английские группы начнут свое выступление не раньше чем через полчаса, он решил подождать и выпить пива.
        Зайдя в магазин, Александр купил себе пару бутылок «Туборга», после чего перешел дорогу и углубился в Петровский парк. Настроение было легким и замечательным - он молод, здоров, занят интересным делом и имеет дьявольски очаровательную возлюбленную, на которой вскоре надеется жениться. Что еще нужно человеку для счастья? Кстати, и матушку наконец-то обрадует…
        Долорес прилетела в Россию две недели назад, получив визу на месяц. Однако после первых восторгов, связанных с ее приездом, Александр слегка призадумался. Его смущала некая неестественность слишком многого из того, что было связано с его аргентинской возлюбленной. Все те невероятные приключения, которые им довелось пережить, теперь казались настолько неправдоподобными, что трудно было понять: происходило ли это с ним на самом деле, или все это он видел в кино? Но главное было даже не в этом - Долорес была слишком ярким, фантастически красивым цветком, который великолепно смотрелся под знойным небом Аргентины, но весьма странно - в условиях обычной московской двухкомнатной квартиры.
        Да, девушка была настолько эффектной, что любое появление вместе с ней в людном месте немедленно вызывало ажиотаж, однако жизнь-то состоит не из одних парадных выходов. Поэтому Александр пребывал в откровенной растерянности, совершенно не представляя себе, что будет дальше. То ли в заурядных российских условиях Долорес
«опростится» - словно экзотическая бабочка, с чьих крыльев стерлись все яркие разноцветные узоры, - то ли не выдержит и уедет обратно. Третий вариант - уехать вместе с ней - почему-то совершенно не приходил ему в голову.
        Дойдя до небольшой клумбы, по окружности которой располагались скамейки, Александр присел на свободную, открыл пиво и сделал несколько больших глотков. И тут ему на глаза попалась надпись, сделанная на ближайшем заборе: «Таня, Стас гуляет с Веркой!» Забавно - кто бы это мог написать?

«Очевидно, ревнивый поклонник», - усмехнулся про себя Александр, подумав о том, что российская страсть к стукачеству неистребима. Впрочем, в государстве, которое поощряет доносы, можно уцелеть лишь будучи самым плодовитым доносчиком. Интересно, как отреагировала Таня и чем отблагодарила влюбленного информатора за подобное сообщение?
        Он вздохнул и ленивым взглядом обвел соседние скамейки. На одной из них, с любопытством наблюдая за молодежью, сидела супружеская пара средних лет, на другой три уже явно «тепленьких» рокера, возле которых валялось несколько пустых бутылок из-под пива, на третьей - высокий и шумный парень в потертой джинсовой куртке, надетой прямо на голое тело. Он сидел в обнимку с маленькой, очень изящной девушкой. Длинные черные волосы, достигавшие почти талии, затянутой в тугие джинсы, мгновенно напомнили Александру Долорес, и он с большим интересом впился взором в загорелую хорошенькую мордашку и налитые волнительной упругостью, вполне женские формы. Заметив его внимание, девчонка вдруг отвернулась от своего приятеля и показала сыщику язык.
        Александр усмехнулся и, допив одну бутылку, взялся за вторую. Парень, обнимавший девушку, был изрядно пьян. Встав и покачиваясь, он обошел скамейку, пристроился к ближайшему дереву и оросил его бурным потоком. Воспользовавшись этим моментом, Александр еще раз, с некоторым ехидством, дескать «ну и приятеля ты себе нашла», с любопытством взглянул на девушку. И снова увидел издевательски высунутый маленький розовый язычок. Вот плутовка! А, хороша, ничего не скажешь…
        Тем временем парень вернулся на свое место и, громко рыгнув, заговорил:
        - Ну, че, бэби, какие планы на сегодня?
        - К матери я не поеду, к отцу тоже - ну их.
        - А они тебя еще не ищут?
        - Мне это по фигу. - И девушка сделала пренебрежительную гримаску. - Отец будет думать, что я у матери, мать - что я у отца, а, в общем, им обоим до лампочки. В свое время они даже не потрудились расписаться, перед тем как меня родить.
        Александр насторожился. А вдруг?.. Он стал припоминать ту школьную фотографию, которую им оставила мадам Лозинская, и чем дольше это делал, тем большее сходство находил между пропавшей Настей и этой загорелой плутовкой. Неужели ему повезло?
        - Ну тогда мой флэт к твоим услугам, - снова рыгнув, заявил парень. - Предки на даче, так что сразу после сейшена туда и завалимся.
        - Только не пей больше, а то вокруг уже собралось столько ментов…
        - Че? - изумился парень. - Как это - не пей? Ты меня учить будешь? - И он всей пятерней, то ли лаская, то ли с угрозой, ухватил девушку за волосы.
        - Иначе я с тобой не поеду, - твердо заявила она, убирая его руку.
        - А куда ты денешься?
        - Другого найду.
        - Ха! Попробуй найди.
        - Запросто! - И тут девушка метнула быстрый взгляд на Александра, который, забыв про свое пиво, прислушивался к их разговору.

«Неужели выберет меня?» - успел подумать он, еще не зная, как к этому отнестись. Но девушка уже перевела взгляд на трех рокеров, один из которых был удивительно хорош собой - небольшая бородка, гусарские усики, томные глаза, длинные каштановые волосы. Несколько мгновений она колебалась, а затем, решительно встав со скамейки, направилась в их сторону. Ее приятель остался сидеть, пытаясь прикурить и тщетно чиркая своей зажигалкой.
        А девушка подошла к рокерам, изумленно уставившимся на нее, после чего, произнеся буквально одно слово, взяла за руку бородатого красавца. Тот послушно встал и, как завороженный, последовал за ней. Через минуту он уже обнял ее за талию, и они весело направились в сторону стадиона.
        Вообще-то Александр терпеть не мог, когда женщины пристают к мужчинам, но это был несколько иной случай. Приятель девушки хотел было последовать за ней, но, приподнявшись, не удержал равновесия и снова плюхнулся на скамейку, пьяно махнув рукой. Два рокера, живо обмениваясь впечатлениями, остались допивать пиво, а Александр сорвался с места и пошел вслед за удалявшейся парой. Ему удалось догнать их уже перед самым входом на территорию «Динамо».
        Миновав первую линию контроля и не переставая удивляться всему происходящему, он быстро проследовал за ними на стадион, где уже вовсю гремела первая из двух прославленных английских рок-команд.
        Только оказавшись на трибуне и сев так, чтобы видеть перед собой рокера и девушку, Александр немного успокоился. Теперь можно было уделить внимание и самому концерту. Все было весело, празднично, прекрасно и невероятно. Изумрудные сумерки, яркие огни, толпа на поле, над которой вертелась штанга с кинооператором, плотные ряды милиционеров и солдат, жадно наблюдавших за стройными, длинноногими девушками в коротких платьях, неторопливо прогуливающимися вдоль кромки поля, - и, надо всем этим, старый, добрый, классический, заводной рок-н-ролл.
        Подумать только, но еще во времена студенческой молодости он слушал эти же хиты на старом магнитофоне, однако и представить себе не мог, что когда-нибудь услышит то же самое живьем, и - более того - на трибунах будет полно свободных мест! Нынешние семнадцатилетние воспринимают то, о чем мечтало предыдущее поколение, на удивление спокойно, а то и равнодушно.
        Подумав о семнадцатилетних, Александр перевел взгляд на девушку, которая уже вскочила со своего места, спустилась в проход, обрамлявший трибуны, и теперь весело отплясывала, изящно вскидывая вверх маленькие загорелые руки и соблазнительно вертя упитанной попкой. Она это или не она?
        Впрочем, приобщение к «свободному миру», где люди вежливы и доброжелательны, а полиция жестока лишь по отношению к нарушителям общественного спокойствия, не проходило без типично «совковых» эксцессов. Милицейские начальники, не выдержав забойного рок-н-ролла, начали с кислыми лицами покидать трибуны, а один из них - толстый, красномордый майор - отдал приказ усатому и загорелому красавцу сержанту, в лихо заломленном берете, после чего омоновцы взяли дубинки наперевес и стали грубо теснить стоявших в проходе, загоняя их обратно на трибуны.
        - Ну вот, в момент всеобщего кайфа обязательно появится какой-нибудь мент с тупой рожей, который все испортит, - разочарованно произнесла девушка, присаживаясь рядом с рокером, невозмутимо дымившим сигаретой. Александр услышал эту фразу лишь благодаря тому, что сидел всего на один ряд выше них.
        Концерт продолжался еще два часа, и все это время Александр не упускал девушку из виду, да и она, судя по всему, его заметила, хотя язык больше не показывала.
        Наконец, отыграв последний хит, вторая рок-группа покинула сцену и возбужденные зрители стали расходиться. Александр следовал в толпе, размышляя о том, как поступить дальше. Подойти, представиться и попросить ответить на несколько вопросов? А если она откажется разговаривать и убежит? Арестовать ее - но на каком основании, ведь он даже не уверен, что это именно та, кого он ищет.
        Тем временем толпа вынесла его за пределы стадиона. Рокер и девушка пошли налево, к палаткам, возле которых находилось несколько столов под тентами. Здесь рокер купил своей даме кусок пиццы, а себе взял порцию сосисок и пару бутылок пива. Александр, так и не приняв решения, пристроился за соседним столиком с бутылкой
«Хольстена».
        И тут на горизонте появился предыдущий ухажер, еще более пьяный, чем прежде. Увидев девушку, он схватил ее за руку и попытался оттащить от стола. Рокер, разумеется, возмутился, а дальше все пошло своим чередом. Пьяный ухажер засветил ему в челюсть, так что рокер ударился спиной о стол, с которого попадали все бутылки. Мгновенно возникла небольшая свалка, а поскольку вокруг находилось множество омоновцев, обоим дерущимся быстро заломили руки за спину и потащили к машине.
        Александр не вмешивался до тех пор, пока один из милиционеров не подошел к девушке, которая, хладнокровно наблюдая за дракой поклонников, пыталась как можно быстрее прожевать свою пиццу.
        - А ну-ка пройдем в машину, - резко предложил он, беря ее за локоть.
        - Зачем? - растерянно огрызнулась она. - Да я знать их не знаю…
        - Пошли, я кому сказал?
        Девушка затравленно оглянулась на Александра, и он коснулся плеча омоновца.
        - В чем дело? - взбеленился тот. - Тоже в отделение захотел?
        - Спокойно. - И Александр предъявил ему свое удостоверение. - Эта девушка со мной.
        Омоновец нехотя отпустил ее и медленно удалился, злобно оглядываясь по сторонам в поисках новой жертвы.
        - Спасибо, - запихивая в рот последний кусок пиццы, проговорила девушка. - А вы что, тоже мент?
        - Я сотрудник частного сыскного агентства, - сухо ответил Александр. - Ну-ка пойдемте отсюда.
        - Куда? - испуганно воскликнула она, едва не поперхнувшись.
        - Для начала к метро.
        - Но я есть хочу!
        - Ничего, там я вам что-нибудь куплю. - Александр уже составил в уме определенный план, а потому действовал спокойно и решительно. - Пойдемте, Настя, - сказал он, глядя на нее в упор и ожидая удивленного возгласа: «Откуда вы меня знаете?» Однако она лишь мельком взглянула на него и, потупив глазки, послушно пошла рядом.
        Дойдя до станции метро, возле которой находилось открытое кафе, Александр усадил девушку за один из столиков.
        - Что вам принести?
        - Порцию сарделек и бутылку пива.
        - Хорошо.
        И он отошел, продолжая краем глаза наблюдать за девушкой на тот случай, если она вдруг вздумает убежать. Но та, стрельнув у кого-то сигарету, сидела спокойно.
        - Давно не ели? - поинтересовался Александр, ставя перед ней тарелку и бутылку и присаживаясь рядом.
        - Со вчерашнего утра, - отозвалась девушка и тут же взялась за еду.
        - И где же вы пропадали?
        - А вам какое дело?
        - Слушайте, Настя… ведь вас так зовут? - Девушка, уже успев набить рот, неопределенно мотнула головой. - Так вот, ваша мать очень беспокоится… Кстати, ее зовут Лидия Михайловна Лозинская, не так ли?
        - А вы откуда знаете?
        - Она обратилась в наше сыскное агентство с просьбой найти вас и доставить домой.
        - Ох, как интересно, какая у меня милая мамочка! - насмешливо заметила девушка, отпивая пиво прямо из горлышка, хотя рядом стоял пластиковый стаканчик.
        - Вы провели эту ночь у того самого парня в джинсовой куртке? - В сущности, вопрос был излишним, однако ответ изумил и обрадовал Александра.
        - Да я с ним только днем познакомилась.
        - А где же вы жили целую неделю?
        - Ну, мало ли у меня подруг.
        - Когда вы доедите, я посажу вас в такси и отвезу к матери…
        - Еще чего! Никуда я не поеду!
        Это было заявлено столь решительным тоном, что Александр растерялся.
        - Это еще почему?
        - Не хочу - и все! - И девушка нахально посмотрела ему прямо в глаза. - А заставлять силой не имеете права.
        - А где же вы собираетесь ночевать? Ведь обоих ваших приятелей забрали в милицию, - последнюю фразу Александр произнес с некоторым ехидством.
        - У вас!
        Вот это наглость! А ведь по виду столь юная и милая особа, что никогда и не подумаешь…
        - У меня не совсем удобно, - мягко произнес Александр. - Я живу со своей невестой…
        - Ага, еще не поженились, а уже живете!
        - Не твое дело! Короче, сейчас мы едем к твоей матери…
        - Никуда мы не едем! Если ты не отвезешь меня к себе, то я пойду ночевать на вокзал, но к матери не поеду.

«А ну ее к черту, - вдруг подумалось Александру. - Что я ее уговариваю? В конце концов, пусть переночует у меня - Долорес я все объясню, - а завтра позвоню шефу и пусть он сам с ней разбирается».
        - Хорошо, едем.
        Девушка удовлетворенно кивнула, допила пиво и, вытирая губы, поднялась с места.
        Они вышли на Ленинградский проспект, поймали такси и поехали к Александру. Долорес была уже дома.
        - Это внучка академика Лозинского, - не слишком уверенно заявил Александр, подталкивая девушку вперед. В этот момент он следил за выражением лица своей аргентинской возлюбленной, а потому не заметил удивленного взгляда Насти.
        - Ее мать разыскивает, а она ехать к ней не хочет…
        - Ну и что? - фыркнула Долорес, которая с каждым днем все более правильно, хотя и с заметным акцентом, говорила по-русски. - Зачем ты ее сюда притащил?
        - Пусть переночует в маленькой комнате, а завтра утром я позвоню ее матери и мы все уладим.
        - Прекрасно! А если бы я сегодня осталась ночевать в посольстве?
        - Тогда бы я спала с вашим женихом в вашей постели! - огрызнулась Настя.
        - Вот сучка!
        - Сама такая!
        - Ну хватит, хватит, - растерянно пробормотал Александр. - Зачем вы ссоритесь?
        - А чего она первая начинает, - надула губы девушка, мгновенно становясь похожей на обиженного ребенка.
        Долорес смерила ее презрительным взглядом и удалилась, прикрыв за собой дверь. Александр провел Настю в ее комнату и помог разобрать постель.
        - Если хочешь, можешь принять душ, - заметил он, остановившись на пороге. - Ну, кажется, все, спокойной ночи.
        - Спокойной ночи, - отозвалась Настя, томно зевая. - Спасибо за заботу! - Напоследок она не удержалась и блеснула озорным взглядом на Александра. - А все-таки жаль, что ваша невеста не осталась ночевать в посольстве! Кстати, из какой она страны?
        - Из Аргентины.
        - А с Марадонной знакома?
        Александр не стал поддерживать эту болтовню и молча вышел из комнаты. После этого осторожно, на цыпочках, прокрался ко входной двери и запер ее на верхний замок, ключ от которого положил себе в карман. Вот теперь не удерет!
        Когда он появился в большой комнате, Долорес уже лежала в постели и делала вид, что спит. Раздевшись в полной темноте, Александр осторожно приблизился и лег рядом.
        Несколько мгновений он прислушивался к ее дыханию. Не открывая глаз, Долорес повернулась к нему, и ее рука медленно скользнула вдоль его бедер.
        - Что ты делаешь? - прошептал он, мгновенно возбуждаясь от ее умелых прикосновений.
        - А ты разве не хочешь?
        - Но она же все услышит!
        - Плевать я на нее хотела!
        Долорес прижалась к нему еще плотнее, и Александру ничего не оставалось, как сделать аналогичный жест и проникнуть рукой между ее бедер. Всего несколько движений, и он почувствовал, как она напряглась. Тогда он пустил в ход и вторую руку, положив ее на грудь Долорес. Все это продолжалось совсем недолго - и вот она уже испустила сдавленный, так хорошо знакомый полувздох-полустон. Сходя с ума от лихорадочного возбуждения и сдерживаясь изо всех сил, чтобы не спугнуть этот момент вульгарной торопливостью, он осторожно развернул ее к себе и быстро поцеловал в губы.
        Через мгновение Долорес выскользнула из-под него и оказалась сверху. Еще мгновение - и вот она уже громко стонет, приподнимаясь и опускаясь так, что ее длинные волосы ритмично вздрагивают на гибкой спине. Александр изнемогал, и даже после того как они почти одновременно успокоились, вложив все силы в последнее, освобождающее содрогание, еще долго не отпускал Долорес от себя, нежно целуя и шепча самые трогательные комплименты.
        - Пойду в ванную, - наконец отстранилась она, а он прикрыл глаза и погрузился в сладкую дрему.
        Сначала издалека послышался шум воды, затем вдруг раздался какой-то грохот и яростное шипение. Негромкий вскрик, звук пощечины и быстрые шаги. Александр уже собирался было пойти посмотреть, что случилось, как в комнату ворвалась Долорес.
        - В чем дело? - устало поинтересовался он.
        - Да ни в чем, - раздраженно отозвалась она, быстро скользнув под одеяло. - Эта маленькая стерва голой ходит по квартире, а когда я сделала ей замечание, посмела заявить, что услышала, как мы трахаемся, и решила присоединиться, чтобы потрахаться втроем.
        Александр невольно усмехнулся, а Долорес, заметив это, разозлилась еще больше.
        - Что, может скажешь, тебя такая перспектива тоже устраивает?

«Ох, уж этот взрывной южный темперамент», - подумал он, но ответить не успел, поскольку из прихожей послышались отчетливые звуки - Настя явно возилась с замком, пытаясь его открыть.
        О черт, когда же ему наконец удастся поспать!
        Александр нехотя встал, накинул халат и вышел в коридор.
        Девушка уже была совсем одета и встретила его гневным возгласом:
        - А ну, открой дверь!
        - Куда ты собралась? - зевая и прикрывая рот рукой, вяло поинтересовался Александр.
        - Куда угодно, только бы не оставаться здесь!
        - Успокойся, детка, и ложись-ка ты спать. Сейчас уже два часа ночи…
        - Выпусти меня!
        В ее голосе вибрировало такое негодование, что Александр начал раздражаться.
        - Никуда я тебя не выпущу. А если ты не угомонишься, прикую наручниками к батарее!
        - Сволочь ментовская, как я тебя ненавижу!
        - Заткнись! - грубо приказал он, после чего произошло неожиданное. Девушка вдруг низко опустила голову и тихо заплакала.
        - Ну отпусти меня, ну пожалуйста.
        Сначала Александр подумал, что она притворяется. Приблизившись, он взялся рукой за ее мокрый от слез подбородок и осторожно приподнял лицо Насти. Она дернула головой, стыдливо пряча глаза.
        - Что с тобой?
        - Ничего, - всхлипнула она. - Все любят друг друга, счастливы, женятся, а мне вечно не везет… Или попадаются какие-то пьяные придурки, или грубые менты… И никто меня не любит, никому я не нужна…
        Нет, такое отчаяние невозможно было подделать. И Александр, в приступе неожиданной, почти отцовской нежности, привлек ее к себе и стал осторожно баюкать.
        - Ну что ты, девочка, ну как тебя можно не любить? Ты такая чудная и милая, что сможешь составить счастье любого мужчины…
        - Правда?
        - Разумеется, правда. Не плачь, все у тебя будет хорошо. Ну, успокойся и пойдем спать.
        Он поцеловал ее в висок, заслужив самую высшую награду - преданный, робкий и нежный взгляд.

5

        На следующее утро Настя вела себя на удивление тихо и даже помирилась с Долорес, которая извинилась перед ней за вчерашнюю пощечину. Обрадованный этим неожиданным примирением, Александр оставил обеих девушек на кухне готовить завтрак, а сам пошел звонить шефу.
        Гунин внимательно выслушал отчет помощника обо всех приключениях вчерашнего дня, но отнесся к этому с удивительным спокойствием.
        - Ну что ж, - заявил он, - если все обстоит действительно так, как ты говоришь, то это и к лучшему. Сегодня же отвезем твою барышню к ее матери, получим свои денежки и займемся другими делами.
        - Но она не хочет ехать к своей матери!
        - Ничего, уговорим, - пообещал шеф. И, действительно, когда спустя два часа полковник заехал на квартиру Александра и познакомился с Настей, та спокойно согласилась с его предложением.
        - Давно бы так, - недовольно пробурчал Александр, на что юная плутовка ответила самой дьявольской улыбкой из своего богатого арсенала.
        - Ну что, куда едем? - неожиданно осведомился Гунин, когда все трое уже сидели в его машине.
        - Как - куда? - первым изумился Александр. - На Кутузовский…
        Полковник выразительно крякнул, а Настя, видимо что-то поняв, весело откликнулась:
        - Едем к дедушке! Мой любимый дедушка - академик Лозинский.
        - Ваш дедушка скончался больше месяца назад, - сухо заметил полковник. - И странно, если вы об этом до сих пор ничего не знали, тем более, что некрологи печатали все газеты…
        - Почему это не знала, - довольно весело возразила Настя, - мне мама обо всем рассказала… Жаль, что меня тогда не было в Москве и я не смогла с ним проститься. - И она мгновенно придала своей лукавой мордашке опечаленный вид.
        - А, ладно, - каким-то своим мыслям откликнулся полковник, после чего завел мотор.
        - Кстати, надо бы позвонить маме, сказать, что мы сейчас приедем, - вдруг вспомнила девушка.
        - Ничего страшного, - ответил Гунин, - пусть это станет для нее приятным сюрпризом.
        Через полчаса все трое уже стояли перед дверью квартиры покойного академика, и Гунин, оглянувшись на Настю, имевшую самый беззаботный вид, нажал кнопку звонка.
        Дверь открыла сама Лозинская.
        - А, Николай Александрович, это вы…
        - Мамочка, - пискнула Настя, появляясь из-за спины полковника. - Здравствуй, как же я рада тебя видеть! - И тут же бросилась на шею изумленной женщины.
        - Вот, Лидия Михайловна, - бодро и даже как-то слишком по-милицейски отрапортовал Александр, - доставили вам вашу дочь в целости и сохранности…
        Лицо знаменитой писательницы покрылось красными пятнами. Она тяжело дышала и все силилась оторвать от себя дочь, обклеивавшую ее поцелуями. Наконец ей это удалось. Подозрительно оглядев Настю с ног до головы, Лозинская опомнилась и пригласила всех зайти.
        Дочь тут же побежала на кухню, а Гунин вдруг задал несколько странный вопрос:
        - Ну, что скажете?
        - Что скажу? - растерянно переспросила женщина. - Спасибо, Николай Александрович, но я не думала, что вы так быстро управитесь…
        - За это благодарите не меня, а моего помощника, - скромно отмахнулся Гунин, после чего Лозинская удостоила Александра непонятным взглядом. - Значит, вы довольны?
        - Конечно, довольна…
        - И к нам у вас никаких претензий нет?
        - Что вы, какие могут быть претензии!
        - Ну и прекрасно. В таком случае, я надеюсь, мы сможем прямо сейчас рассчитаться?
        Александр не верил своим ушам. Впервые за все время их знакомства его шеф проявил такую ничем не прикрытую меркантильность. Впрочем, может быть, так и надо? Они свое дело сделали, так зачем же откладывать?
        Лозинская скрылась в другой комнате и через несколько минут принесла им деньги. Гунин спокойно пересчитал, написал расписку и начал прощаться.
        - Как, вы уже уходите? - в один голос воскликнули мать и дочь (в этот момент Настя появилась из кухни, что-то пережевывая).
        - Да, нам пора, - подтвердил полковник, ловко выталкивая своего помощника на лестничную клетку. - Счастливо оставаться.
        - Ну, Николай Александрович, - изумленно заметил Александр, когда они уже спустились во двор и сели в машину полковника. - Я вас просто не узнаю. Вы сегодня вели себя как-то, мягко говоря, странно…
        - И в чем же проявилась эта странность?
        - Даже не знаю, но как-то все это…
        - Помяни мое слово, юноша, - наставительно заметил полковник, заводя мотор, - но не пройдет и недели, как эта история будет иметь продолжение. И мы еще обязательно встретимся с этой бойкой и, надо признать, чертовски очаровательной барышней…

6

        Полковник ошибся. Прошла не неделя, а всего один день, и в его кабинете снова возникла мадам Лозинская. На этот раз она не кокетничала, не дарила своих романов и не обещала Гунину сделать из него литературный персонаж. Да и выглядела она весьма неважно, словно не спала ночь.
        Самое любопытное, и это отметил про себя Александр, тоже находившийся в кабинете, состояло в том, что на этот раз и полковник выглядел совсем иначе. Не хмурым, сухим и деловитым, а веселым, любезным, предупредительным.
        - Здравствуйте, Лидия Михайловна, ласково приветствовал он угрюмую гостью. - Рад вас видеть. Но что это, почему столь печальный вид? Ваша дочь снова вас огорчила?
        Лозинская села на предложенный стул и молча нехотя кивнула.
        - Опять пропала? - ахнул Александр.
        - Наоборот!
        - То есть, как это - наоборот?
        - Умоляю, - дама обращалась к обоим сыщикам одновременно, - избавьте меня от этой мерзавки! Я заплачу любые деньги…
        После такого заявления физиономии сыщиков выразили совершенно разные чувства. Полковник Гунин едва сдерживал ехидство, стараясь при этом придерживаться рамок приличия и не выдавать своих чувств, Александр же был потрясен и огорчен одновременно. Такая юная и такая коварная!
        - Что случилось? - первым заговорил он. - Почему вы так говорите о своей дочери?
        - Она мне не дочь!
        Александр вскинул глаза на шефа, а тот молча кивнул: «Не мешай, пусть сама все расскажет».
        - Николай Александрович! - с трагическим надрывом воскликнула писательница. - Я вас обманула!
        - Ничего страшного, - успокоил ее сыщик. - С кем не бывает…
        - У меня нет дочери и никогда не было! Я вообще девственница!
        Теперь уже Александр окончательно растерялся и на протяжении всего остального разговора только ошарашенно крутил головой, мало что соображая. Зато торжествующий Гунин вел себя весело и непринужденно.
        - Расскажите-ка нам обо всем по порядку, - предложил он Лозинской. - И начните с самого начала: зачем вы придумали всю эту историю?
        - Затем, что я хотела сделать вас героем своего нового романа «Сыщик-философ», - страдальчески произнесла Лозинская, одной рукой прикладывая к своим глазам платок, а другой доставая из сумки сигареты. - Но не знала, как к вам подступиться.
        - Хорошо, с этим понятно. Но почему же вы не признались еще вчера, когда мы привезли к вам эту девицу?
        - Мне было стыдно!
        - И это понятно. Ну и что же произошло дальше?
        - А дальше эта бесстыдница заявила, что квартира ей определенно нравится, а потому она намерена в ней поселиться. Николай Александрович! - На этот раз Лозинская зарыдала по-настоящему. - Умоляю, избавьте меня от этой аферистки! Она ведет себя просто ужасно. Знаете, что она мне вчера сказала? «Теперь все знают, что ты моя мать, так что не вздумай позориться, отказываясь от своих слов». Что мне делать? Неужели, - и тут она вскинула на Гунина полубезумный взгляд, - неужели мне придется идти в женскую консультацию за справкой о том, что я никогда не рожала и даже не была с мужчиной?
        - Ну, до этого дело не дойдет, - успокоил ее полковник. - Но как же вы писали свои эротические романы, если у вас не было собственного опыта?
        - Я художник! - мгновенно выпрямившись, гордо заявила Лозинская. - А в литературе существует такая вещь, как творческая фантазия. Для того чтобы описать, как героиня испытывает оргазм, писательнице совсем не обязательно испытывать его самой.
        - Разумеется, - согласился Гунин и с самым невозмутимым видом добавил: - Достаточно испытать фантазм.
        - Что? - удивленно переспросила Лозинская.
        - Да нет, это я так… неологизмы сочиняю. Так на чем мы остановились?
        - Избавьте меня от этой ужасной девицы! - удивляясь, как можно забыть самое главное, повторила Лозинская.
        - Хорошо, избавим. Где она сейчас?
        - У меня дома. Смотрит телевизор, а меня - можете себе представить, какова нахалка! - послала за пивом!
        - Хорошо, мы сейчас едем. Спускайтесь пока вниз и подождите меня у машины. Мы идем следом за вами.
        Лозинская кивнула и, спрятав в сумку так и не зажженную сигарету, вышла за дверь.
        - Ну откуда же я знал! - воскликнул Александр, не выдержав укоризненного взгляда шефа. - Она так похожа на ту девушку с фотографии… Да, может быть, это она и есть… Кроме того, она мне сама сказала, что ее зовут Настя, а ее мать - Лидия Михайловна Лозинская.
        - Ой ли? - усомнился полковник. - А ну-ка вспомни, как ты ее вчера допрашивал?
        Александр напрягся, вспомнил и со стоном схватился за голову.
        - Боже, какой же я идиот! Ведь это я ее спросил: «Вашу мать зовут Лозинская?» - а она только кивнула. Да и про дедушку-академика я тоже вчера говорил…
        - Вот то-то и оно. Плохо же ты усвоил методы допроса, - наставительно заметил Гунин и вдруг насмешливо прищурился: - Или здесь что-то иное? Я понимаю, трудно допрашивать подозреваемую, если она смотрит на тебя такими невинными чудными глазками… Ладно, поедем повидаемся с нашей красавицей.
        В дороге Лозинская снова принялась жаловаться на Настю, обзывая ее то «маленькой стервой», то «уличной шлюхой».
        Александру было крайне неприятно это слышать, и потому он очень обрадовался, когда полковник Гунин внезапно осадил даму одним жестоким вопросом:
        - А вам не кажется, что в вашем возрасте стоило бы гордиться не девственностью, а такой очаровательной дочерью, как Настя?
        Лозинская надулась и всю оставшуюся дорогу молча курила, демонстративно выдыхая дым в окно.
        Вскоре все трое уже входили в подъезд дома на Кутузовском проспекте.
        - Николай Александрович, вы уж сами с ней поговорите, - заискивающе попросила Лозинская. - А то мне она только хамит.
        - Конечно, поговорю, - согласился полковник и вдруг добавил: - Но и у меня к вам ответная просьба.
        - Пожалуйста, - сразу обрадовалась дама. - Для вас все, что угодно, дорогой Николай Александрович!
        - Не делайте меня героем вашего романа. Да и вообще, пишите лучше женские романы, зачем вам детективы? Ну что, обещаете?
        Лозинская поникла, но нашла в себе силы кивнуть. Открыв входную дверь, она пропустила в квартиру обоих сыщиков и лишь затем вошла сама.
        - Она там, в гостиной, телесериал смотрит, - прошептала Лозинская, кивая на полуоткрытую дверь, из-за которой раздавались голоса: «О, Джон, я так люблю тебя!» - «А я тебя уже не люблю, Мэри. Позволь мне наконец жить своей жизнью и уйди от меня навсегда!»
        - Ну что, пиво принесла? - спросила Настя, не отрываясь от телевизора.
        - В тюрьме, милая девушка, пиво не положено, - отвечал полковник, - оно, знаете ли, входит в список вещей, запрещенных к передаче.
        - Ой, это вы? - удивленно оглянулась девушка и тут же рассвирепела: - Так эта старая грымза, вместо того чтобы сходить за пивом, поехала к вам? А, привет, Шурик, - последнее относилось к Александру, - рада тебя видеть. Ну, я ей сейчас покажу!
        - Вот видите, как она со мной разговаривает! - тут же пожаловалась Лозинская.
        - Тебя как зовут? - сухо спросил Гунин, проходя в комнату и выключая телевизор.
        - Настя.
        - А если серьезно?
        - Ну, Ира, Ира меня зовут и что? Мам-Лид, угости сигареткой!
        - Кто твои родители?
        Девушка хитро прищурилась и скорчила гримасу:
        - А вот не скажу!
        - Не скажешь? - весело изумился Гунин.
        - Не-а!
        - Ну тогда мы тебя выпорем! Александр, иди сюда. Держи ее за плечи, вы, Лидия Михайловна, будете держать за ноги, ну а я… - И полковник выразительно расстегнул пиджак и взялся за пряжку брючного ремня.
        - Не, вы чего, совсем спятили? - изумилась бывшая Настя. - Я же орать буду! Не имеете права! А еще менты!
        - За ментов - еще пару раз всыплю, - ласково пообещал Гунин, действительно снимая ремень на глазах у изумленного помощника и хозяйки квартиры.
        - Николай Александрович… - пробормотал Александр, но был тут же оборван начальственным окриком:
        - Молчать! Выполнять приказание!
        Видя, что взрослые подступают к ней с трех сторон, девушка вскочила на диван, потом спрыгнула на пол и попыталась вырваться, но Гунин проявил не меньшее проворство, схватив ее за плечи и ловко опрокинув обратно. Последовала комическая возня, в результате которой Ирина получила несколько увесистых шлепков по своей джинсовой попке.
        - Ну, черт с вами, отпустите, - наконец завизжала она. - Ну скажу, скажу я вам про отца, будь он неладен.
        - Только учти: врать бесполезно, - предупредил ее полковник. - Я тут же проверю все, что ты нам наплетешь, так что тебе не удастся выйти из этой комнаты, пока не скажешь всей правды.
        - Ну и дураки же вы все! - с неожиданной и абсолютно искренней злостью выдохнула Ира, а Александр невольно улыбнулся. - Зачем вам нужно знать о моих родителях? Мать я вообще не помню, она умерла, когда я была совсем маленькой. А отец у меня натуральный алкаш. Выгнал меня на улицу, сам бомжует, а нашу квартиру сдает каким-то кавказцам.
        - А ты не врешь? - Полковник присел на диван рядом с Ирой и вдруг с непритворной лаской погладил ее по плечу.
        - Не вру, - огрызнулась девушка, ежась и отодвигаясь. - Вот этого не надо, не люблю! То порете, а то гладить лезете…
        - Послушайте! - вдруг вмешалась Лозинская. - А может… Я тут подумала…
        Оба сыщика и девушка вопросительно уставились на нее.
        - Пусть Ира поживет у меня, - решительно выдохнула расхрабрившаяся писательница. - Если все это правда, то пусть остается. Квартира большая, а я женщина одинокая…
        - Но только в том случае, если она будет хорошо себя вести! - сурово заявил Гунин, многозначительно погрозив Ире пальцем.
        - Я буду девочка-цветочек! - мгновенно заулыбалась та, вскочив с места и бросившись целовать смущенную Лозинскую. - Мам-Лид, спасибо тебе, ты не пожалеешь!
        - Да, ладно, чего уж…
        - Ну, вот и прекрасно, - добродушно улыбаясь, заметил Гунин, вставая и кивая помощнику. - А через некоторое время мы приедем к вам в гости пить чай с тортом.
        Простившись, оба сыщика вышли на лестничную площадку и вызвали лифт. Но, прежде чем тот успел подъехать, дверь снова распахнулась и на площадке появилась Лозинская.
        - Николай Александрович!
        - Что такое?
        - Я вам очень благодарна!
        - За что?
        - Теперь я знаю, о чем будет мой следующий роман!
        - О чем же?
        - О девочке-подростке, выгнанной из дома своим отцом. Я назову его «Без семьи»… впрочем, нет, это уже было. Я назову его «История Насти, найденыша»! - И Лозинская победно взглянула на своего собеседника.
        Полковник Гунин тяжело вздохнул, выразительно посмотрел на Александра и, не дожидаясь лифта, стал спускаться по лестнице.

7

        Любой уважающий себя мужчина знает, как поступить в том случае, если, проезжая поздно вечером по пустынной улице, он видит из окна своей машины, как какой-то агрессивный детина пристает к симпатичной девушке. Ситуация классическая, и все дальнейшие действия зависят от уровня физической подготовки. Если свидетель подобной сцены уверен в собственных силах, он лихо притормозит, выскочит из машины и, красивым ударом отправив хулигана в нокаут, смущенно усмехнется в ответ на горячую благодарность со стороны спасенной им особы. Затем он предложит ее подвезти, а признательная девушка, в свою очередь, пригласит его зайти «на чашку кофе»…
        Однако, если подобной уверенности нет, зато в наличии одышка и обвислый живот, все будет далеко не столь романтично - «мужской долг» потребует от своего носителя доехать до ближайшего телефона и вызвать милицию.
        Но как быть в том случае, если не женщина подвергается насилию со стороны мужчины, а совсем даже наоборот? Да, ситуация гораздо более интересная, в чем-то даже комичная, но делать-то что?
        Возвращаясь из аэропорта, откуда он только что проводил Долорес, улетевшую в Буэнос-Айрес, Александр предавался грустным размышлениям на классическую тему:
«Всему прекрасному на свете рано или поздно приходит конец», когда вдруг увидел вышеописанную сцену. Несколько мгновений он колебался, а затем решительно свернул к обочине свои скромные «Жигули» и притормозил. Обернувшись назад, он продолжал наблюдать заинтересовавшую его картину. Дело происходило за полночь, в самом центре Москвы, на Тверском бульваре, немного поодаль от знаменитого ночного клуба, в котором любили тусоваться представители столичной богемы.
        Невысокая юная брюнетка в белой юбке, тонком белом свитере и белом плаще, упорно пыталась удержать высокого худого юношу типично студенческого вида - в синей нейлоновой куртке, накинутой поверх аккуратного серого костюма и белой рубашки с темным галстуком. Одной рукой брюнетка схватила юношу за руку, другой - придерживала маленькую лакированную сумочку, болтавшуюся у нее на плече. «Студент» вяло сопротивлялся, отворачивался и что-то бормотал. В принципе, в этой сцене было нечто напоминающее охоту подвыпившей проститутки за нерешительным клиентом, однако Александр после недолгого размышления отмел эту мысль. Судя по излишне громким репликам, далеко разносившимся в осенней ночи, они были хорошо знакомы и, вполне вероятно, только что вместе покинули вышеупомянутый клуб. Но тогда в чем проблема, и почему он упирается под напором столь привлекательной особы? «Неужели голубой? - усмехнулся Александр. - Вот незадача для бедной девушки…»
        - Да пойдешь ты, наконец, или нет? - неожиданно вскричала брюнетка и, не выпуская руки своего спутника, другой рукой неловко ударила его по лицу.
        - С ума сошла? - пролепетал юноша, хватаясь за пострадавший нос.
        - А что ты, в самом деле!
        - Да не могу я…
        - Это еще почему?
        - Долго объяснять.
        - Ничего, по дороге расскажешь.
        - Да не могу я…
        - Какие-нибудь проблемы? - Последний вопрос был задан подтянутым, прекрасно одетым мужчиной лет тридцати пяти, который уверенной походкой, с сигаретой в руке, приблизился к спорящим. За спиной мужчины маячил коренастый телохранитель.
        - Да пошел ты! - мельком оглянувшись на мужчину, коротко огрызнулась брюнетка.
        Дальше произошло неожиданное - воспользовавшись тем, что его мучительница на мгновение отвлеклась, юноша вдруг резко выдернул руку, круто повернулся и бросился бежать вверх по бульвару.
        - Куда ты? - отчаянно завизжала брюнетка, бросилась следом, звонко цокая по асфальту каблучками элегантных черных полусапожек, но затем остановилась и простонала: - О, Боже, ну какой же идиот, какой же идиот…
        Заметив, что девушка полезла в сумочку за сигаретами, мужчина шагнул вперед, достал из кармана пиджака золоченую зажигалку и протянул ей. Телохранитель следовал за ним по пятам.
        - Обойдусь, - буркнула брюнетка, прикуривая от собственной зажигалки и шумно выдыхая густую струю дыма в черное октябрьское небо.
        - Я тебя просто не понимаю… Зачем же связываться с идиотами? - примирительно заметил мужчина, гася зажигалку и убирая ее обратно в карман.
        - Не твое дело!
        - Как же не мое, когда ты знаешь, как я к тебе отношусь…
        - А мне плевать!
        Теперь они стояли совсем рядом с машиной Александра и, благодаря опущенному стеклу, он прекрасно слышал весь этот разговор. И чем больше он присматривался к девушке, тем явственнее становилось чувство, что они уже знакомы…
        - Пойдем, я тебя подвезу, - предложил мужчина, кивая в сторону припаркованного неподалеку «феррари».
        - Нет уж, я лучше тачку поймаю.
        - Ну вот еще глупости выдумала… Пойдем! - Мужчина отбросил сигарету и взял девушку за локоть.
        - Отвали, - огрызнулась та, резко отдергивая руку и отступая на шаг назад.
        - Я тебя здесь одну не оставлю.
        - А я никуда с тобой не пойду!
        - Да куда ты денешься. - Мужчина усмехнулся и, лениво протянув руку, хотел было повторить свою попытку, но девушка вдруг резко размахнулась и залепила ему пощечину.
        - Ах, так? - Мужчина явно пришел в ярость. - А ну хватай ее и тащи в тачку! - скомандовал он, оборачиваясь к своему телохранителю, который тут же выступил из-за его спины и направился к девушке.
        - Оставьте меня в покое! - потребовала она, пятясь назад и оглядываясь по сторонам.
        Вот теперь, когда ситуация стала развиваться по классическим, хорошо знакомым канонам, Александр счел необходимым вмешаться! Проворно выскочив из своей машины, он ступил на тротуар и учтиво обратился к девушке:
        - Вас подвезти?
        - Это еще что за дела? - изумился мужчина, прежде чем она успела кивнуть головой.
        - Отвали, мужик, - негромко, но с ненавистью пробормотал телохранитель, переводя взгляд своих невыразительных глаз с девушки на сыщика.
        - Послушайте, господа, мне кажется… Александр хотел произнести галантную фразу на тему того, что дама сама вправе выбирать себе попутчика, но его перебили сразу с двух сторон.
        - Пшел вон! - прошипел телохранитель, зато девушка радостно воскликнула:
        - Ой, Шурик, это вы? Да, да, избавь меня от этих козлов… Если, конечно, сможешь!
        - Слушаюсь, сударыня… - с напряженной улыбкой ответил Александр, не успев даже удивиться тому, что его узнали.
        Телохранитель был пониже его ростом, но гораздо шире в плечах. Наверное, «новым русским» льстило окружение именно таких - широкоплечих, прочно сбитых и накачанных
«быков», хотя на самом деле основным качеством телохранителя должна быть не столько могучая стать, сколько отменная реакция. Но именно реакции-то и не хватило сопернику Александра. Нанеся первый удар и промахнувшись, он слегка покачнулся, а сыщик тут же схватил его за руку и провел элементарную подсечку, обрушив откормленную тушу на холодный и влажный асфальт.
        Девушка обрадованно захлопала в ладоши, но Александр не торопился раскланиваться, прекрасно понимая, то бой далеко не закончен. Его противник одним рывком вскочил на ноги и повторил атаку, причем на этот раз действовал не столь опрометчиво. Что касается молодого сыщика, то он мастерски копировал знаменитый стиль Мохаммеда Али
«порхающая бабочка» - то есть пружинисто пританцовывал на одном месте, ловко уворачиваясь от сыпавшихся на него ударов.
        В один из таких моментов он ухитрился поймать противника за руку, после чего мгновенно завел ее за спину, заставив того согнуться и захрипеть. Пора было ставить точку, тем более, что «качок» явно не думал униматься, - и Александр пошел на крайние меры. Вздернув руку соперника еще выше, он принудил его опуститься на колени, проник правой рукой под свою куртку, выдернул из кобуры пистолет и с силой обрушил тяжелую рукоятку на основание могучей шеи. Аккуратно уложив обмякшее тело на асфальт, сыщик резко выпрямился и, опустив руку с пистолетом, сделал шаг по направлению к мужчине, который вместе с девушкой зачарованно следил за схваткой. Заметив угрожающее выражение лица Александра, мужчина помахал выставленной вперед ладонью и, тоном игрока в покер, произнес:
        - Нет, нет, я - пас.
        - Ну и трус же ты, Архангельский! - тут же откликнулась девушка, метнув в его сторону презрительный взгляд.
        - Но почему же сразу трус? Просто не хочу портить костюм…
        Александр не столько «по зову сердца», сколько «по долгу службы» вынужден был разбираться в моде, поэтому по достоинству оценил и великолепный белый костюм французской фирмы «Rene Lezard», и жемчужный галстук итальянской фирмы
«Corneliani» с золотой запонкой, и нежно-голубую рубашку «Hugo Boss» и - что больше всего поразило его наметанный взгляд - светло-серые итальянские туфли
«Missouri» с пряжкой в виде драгоценного камня в середине. Поэтому в глубине души он не мог не согласиться с подобным доводом - драться в подобном облачении означало выкинуть на ветер не менее трех тысяч долларов.
        - Так что, мы едем? - сердито спросил он, пряча пистолет обратно в кобуру.
        - Разумеется! Прощай, Эдик, любовь моя несостоявшаяся! - задорно откликнулась девушка и, небрежно махнув рукой своему незадачливому поклоннику, направилась к
«жигуленку» сыщика, причем не обойдя, а прямо перешагнув через распростертого на земле телохранителя.
        Через минуту они уже тронулись с места. Мужчина проводил их задумчивым взглядом, словно запоминая номера машины, а затем приблизился к поверженному охраннику и небрежно ткнул его ногой в бок.
        - Вставай, хрен ли тут разлегся…
        Тем временем Александр повнимательнее присмотрелся к своей спутнице, отбитой им в столь нелегкой схватке. Черные, вьющиеся до плеч локоны, легкий и свежий загар, красиво очерченные губы. Профиль классический, глаза зеленые, задорные, брови тонкие, ресницы густые. А какой аромат - то ли «Нина Риччи», то ли «Шанель», то ли еще что-то в этом же роде, и обязательно самое дорогое и изысканное…
        - Ну, привет! - И девушка вдруг обняла его за шею и нежно поцеловала в щеку. - Как же я рада тебя видеть! Да ты что - меня не узнаешь?
        - Неужели это ты… Ири… Ирина?
        - Наконец-то!
        - Но до чего же ты изменилась! А ведь не прошло и месяца!
        - В каком смысле? Я имею в виду - в какую сторону я, по-твоему, изменилась?
        - Была очаровательным маленьким котенком, а теперь стала настоящей великосветской дамой… Вон в какие дорогие клубы ходишь! Кстати, а что это за юноша и что за тип, с телохранителем которого я подрался? Вечно я вытаскиваю тебя изо всяких историй!
        - Лешка - мой друг. Ему негде ночевать, а ехать ко мне… то есть к маме Лиде, он стесняется, поскольку она с ним откровенно заигрывает. А Эдик - Эдуард Архангельский - мой новый поклонник, подцепила в ночном клубе. Он депутат Госдумы, - рассеянно отвечала Ирина, задумчиво отводя прядь волос и поглаживая тонким пальцем висок. - Неужели ты его никогда раньше не видел?
        - Ну, по телевизору, кажется, видел.
        - Тогда ты должен знать, что он собой представляет. Тот еще деятель, между прочим.
        Александр поднапрягся и вспомнил. Эдуард Архангельский относился к числу новоявленных российских «плейбоев». Некогда доцент одного престижного московского вуза, с приходом новых времен он немедленно бросил осточертевшую кафедру, лекции, экзамены и занялся бизнесом, став одним из основателей Московской товарной биржи. За два года он добился заметного успеха, сделав себе очень приличное состояние, но затем ему все это надоело, и, не порывая с бизнесом окончательно, он ринулся в публичную политику.
        Немилосердно светясь на экране телевизора и раздавая многочисленные, хорошо оплаченные интервью, он с третьей попытки все же стал депутатом Государственной Думы. Возможно, этому способствовало «покушение», которое якобы было организовано на бесстрашного борца с «государственной мафией», каковым он себя изображал на встречах с избирателями.
        Покушение, надо сказать, было более чем странным - на одном из подмосковных шоссе
«ниссан» будущего депутата якобы подвергся нападению, был обстрелян, а затем и сожжен. Сам Архангельский, по его собственным словам, успел выскочить из машины и скрыться в близлежащем лесу. Почему нападавшие не стали его преследовать, а вздумали измываться над несчастной, кстати говоря, застрахованной иномаркой, осталось неясно даже следователю, который вел это дело.
        Хотя оно было быстро закрыто, Архангельский добился своего, успев дать пару интервью тележурналистам на фоне своей обгоревшей машины, - так это выглядело более «героичным». Главная его страсть состояла в том, чтобы постоянно быть на виду, на слуху, на устах, короче, постоянно «светиться». Ради этого он не пропускал ни одной тусовки, где должны были появиться телекамеры; преобразил свой облик - выкрасив себе «седую» прядь волос, удачно гармонировавшую с его черной шевелюрой; и даже предлагал большие деньги автору программы «Куклы» за то, чтобы войти в число постоянных персонажей.
        - Однако же хороши у тебя поклонники! - не удержался Александр от язвительного упрека.
        - Да какое это имеет значение! - неожиданно вспыхнула Ирина, метнув в сыщика раздраженный взгляд. - И, вообще, я не хочу говорить об этом козле.
        Александр уже приготовился и дальше продолжать этот разговор в игриво-покровительственном тоне, но теперь обескураженно смолк и устремил все свое внимание на дорогу.
        Впрочем, пару раз он все же отвлекся - у Ирины были такие красивые колени! А еще черные ажурные колготки под белую юбку…
        - Ладно, не будем. Куда тебя доставить - на Кутузовский?
        - А куда же еще. Кстати, как там твоя испанка? Не надоела еще?
        - Она аргентинка. Я проводил Долорес два часа назад и сейчас возвращаюсь из аэропорта.
        - Серьезно?
        - А чему ты радуешься?
        - Нет, ну она действительно уехала и больше не вернется? - продолжала допытываться Ирина.
        - Почему не вернется? - сухо огрызнулся Александр. - У нас с ней еще все впереди. Через два месяца Долорес снова прилетит в Европу навестить родителей - они дипломаты и работают в аргентинском посольстве во Франции, - и тогда мы встретимся с ней в Париже.
        - Ну и черт с вами! - после недолгой паузы вдруг резко заявила Ирина. - Двигай быстрее, что ты тащишься как черепаха?
        Александр удивленно оглянулся на нее, но прибавил газу. Остаток пути до знаменитого дома они проделали молча.
        - И ты все еще работаешь в том же сыскном агентстве? - неожиданно заговорила Ирина, когда он аккуратно въехал в хорошо знакомый ему двор.
        - Да. А тебе требуются наши услуги?
        - Может, и потребуются… Сможешь найти мне одного человека?
        - Это уж не того ли самого юношу?
        - Не твое дело, - мгновенно вскинулась Ирина, но через минуту вновь расслабилась и, чуть смутившись, пробормотала: - А почему вы с Николаем Александровичем к нам в гости не заходите пить чай с тортом? Ведь обещали же!
        - Забыли, - виновато улыбнулся Александр. - Ты с Лозинской-то ладишь?
        - Да, все замечательно. Видишь, как меня разодела. И денег дает сколько нужно. Нет, но я не понимаю - позвонить-то ты мог?
        - Извини…
        - Ну да, не до этого было!
        Удивленный столь ревнивой интонацией Александр взглянул на свою собеседницу, но Ирина поспешно отвела взгляд.
        - А телефон мамы Лиды помнишь?
        - У меня на работе записан. Но вы действительно с ней ладите? Могу я успокоить шефа?
        - А то! Мама Лида теперь во мне души не чает… Обещай, что обязательно позвонишь!
        - Клянусь раем и адом!
        - Нет, лучше оставь мне свою визитку! Я сама тебе позвоню… Или не позвоню… Или нет - позвоню, когда мне самой будет нужно!
        Александр удивился тому, насколько холодно и резко прозвучали ее последние слова, однако лишь пожал плечами и протянул визитку Ирине.
        - Прошу.
        После этого она быстро убежала, а Александр, в глубине души ожидавший прощального поцелуя, чему-то улыбнулся и снова пожал плечами. Черт возьми, но до чего странная девица! Влюбилась она в него, что ли? Нет, но с какой стати она вдруг распрощалась самым ледяным тоном, да и вообще вздумала обращаться с ним как с прислугой?
        А, ладно, свой мужской долг он выполнил, а благодарить или нет - это уже дело женщины… И все-таки с момента их последней встречи в Ирине появилось какое-то невыразимое, волнующее на подсознательном уровне обаяние, какая-то чувственная - и дорогостоящая! - пикантность. Недаром говорят, что женщины, как кошки, моментально ко всему приспосабливаются…

* * *
        К своему стыду, Александр так и не позвонил, хотя потом не раз вспоминал эту занятную встречу. Прошло больше месяца, когда в их общем с полковником Гуниным кабинете раздался телефонный звонок. Николай Александрович в тот момент отсутствовал, поэтому трубку снял Александр. Ирина холодно поздоровалась и безо всяких там «как поживаешь?» с ходу заявила, что хотела бы «немедленно заехать, чтобы поговорить об одном деле». Александр продиктовал адрес, и через полчаса она уже сидела на стуле напротив него. Для солидности сам Александр устроился за столом полковника Гунина, над которым висел календарь с видами итальянских городов. Где пропадал шеф, он не знал, хотя рабочий день уже близился к концу.
        Сегодня Ирина выглядела несколько иначе, чем в ночь их последней встречи, - черные волосы были деловито сколоты на затылке, косметика неяркая, дневная. Впрочем, к белому цвету она по-прежнему была неравнодушна - белые обтягивающие джинсы, элегантные красные туфельки, белый с черными узорами пуловер - и все это, судя по всему, самое модное и дорогое, что подтверждалось и сладковатым ароматом духов
«Долче Габбана». Из золотых украшений был лишь небольшой, усыпанный бриллиантами крестик на тонкой цепочке, изящные дамские часики да пара колец.

«Эффектная, черт подери, мадемуазель, - подавив вздох, подумал про себя молодой сыщик. - А ведь, когда мы с ней познакомились, была самой обычной девчонкой…»
        В отличие от прошлого раза, Ирина не кокетничала, не спрашивала, почему он не звонил, а вела себя очень сдержанно, заявив, что ей нужно срочно найти Алексея Гурского.
        - Это тот самый странный Юноша, который так любит бегать по ночным бульварам? - уточнил Александр.
        - Тот самый.
        - А как ты хоть с ним познакомилась?
        - О, это получилось очень смешно. Однажды мне срочно нужны были деньги, и я устроилась в метро продавать детские азбуки. Стою в подземном переходе, стреляю глазками и громко выкрикиваю в толпу: «Купите азбуку для вашего малыша! Купите азбуку для вашего малыша!» Ну, а Алешка заметил мой взгляд, остановился и вдруг говорит: «Знаете что, давайте его сначала сделаем, этого нашего малыша!»
        - Остроумный юноша, - усмехнулся сыщик. - Ну да ладно, перейдем к делу. Откуда я могу начать свои поиски? Где он живет?
        - Если бы я знала, где он живет, то зачем бы стала обращаться к тебе? - резонно возразила собеседница, хмуря красивый лоб. - Вообще-то он родом из Подмосковья, кажется из Мытищ. Отца у него нет, а мать - учительница, уже на пенсии. Сейчас Алеша учится в Институте культуры, а живет или у друзей, или снимает квартиру.
        - И это все, что ты о нем знаешь? Негусто. Ладно, ладно, попробую что-нибудь сделать…
        - Кстати, я бы хотела заранее оплатить ваши услуги! - вдруг холодно заявила Ирина, поднимаясь с места и, с высоты своего небольшого роста, глядя на Александра сверху вниз.
        И вновь ей удалось застать молодого сыщика врасплох столь яркой сменой настроения, а потому он даже не сразу нашелся, что ответить, и лишь глупо спросил:
        - А почему на «вы»?

        Чтобы найти сбежавшего от Ирины приятеля, или - Александр нехотя допускал и такой вариант - «возлюбленного», он первым делом отправился в Институт культуры и наведался в деканат.
        - Да мы этого Гурского сто лет не видели и уже подготовили приказ о его отчислении! - раздраженно заявили ему в деканате.
        - А где он живет - в общежитии?
        - Не знаем, где он живет, хотя общежитие мы ему в свое время предоставили. Если вы его найдете, то скажите, чтобы зашел к нам и забрал документы, иначе придется посылать их по почте…
        Выйдя из основного здания, Александр направился в многоэтажную «общагу», благо она находилась совсем неподалеку. У вахтерши, сидевшей на входе, он без труда узнал номер комнаты, в которой был прописан Гурский.
        - Но я его уже давно не видела, - предупредила она. Александр кивнул и поднялся на лифте на восьмой этаж.
        Дневные занятия давно закончились, и, судя по звукам, доносившимся из-за дверей некоторых комнат, веселая студенческая жизнь была в самом разгаре. В комнате, которую ему назвала вахтерша, лежал лохматый и равнодушный юноша, который слушал плейер и лениво цедил пиво из бутылки, стоявшей прямо на полу.
        При появлении Александра он даже не подумал приподняться, а лишь сдвинул наушники и вопросительно посмотрел на сыщика.
        - Алексей Гурский здесь живет?
        - Вообще-то, да, хотя его барахла уже давно нет.
        - Что - съехал куда-нибудь?
        - Да, вроде того.
        - А ты давно его видел?
        - Чувак, ну ты достал своими вопросами, - утомленно протянул студент. - Ты из ментуры, что ли?
        - Из сыскного агентства.
        - И чего - разыскиваешь Леху? А кому и на хрена он сдался?
        - Это мое дело.
        - Ну так пройди по коридору, может, он еще где-то здесь ошивается.
        - Не понял?
        - Да ночевал он сегодня, а час назад куда-то свалил. Пошарь по коридору, может, у кого-то еще сидит…
        Студент вернул наушники на место и, давая понять, что разговор окончен, прильнул к горлышку бутылки, переведя взгляд с Александра на давно не штукатуренный потолок. Сыщик вышел из комнаты и, повернув вправо, постучал в первую попавшуюся дверь.
        После женского вскрика и небольшой возни, она распахнулась, и перед Александром предстала полная, растрепанная, но весьма соблазнительная девица в небрежно запахнутом халате, обнажавшем ее массивные, а потому слегка отвисшие груди. За спиной девицы, в глубине комнаты, лежал на постели голый молодец и с деланным равнодушием пускал дым в потолок.
        Александр примерно помнил внешность Гурского, поэтому, чтобы не терять времени, не стал задавать лишних вопросов, а лишь вежливо извинился. Девица кивнула, окинула его оценивающим взглядом и, прежде чем вернуться к своему любовнику, шепотом посоветовала зайти в комнату напротив.
        Молодой сыщик не совсем понял, чем был вызван этот совет, однако поспешил им воспользоваться и немедленно угодил в комическую ситуацию: дверь ему открыла явно пьяная девица, представлявшая собой точную копию первой - такая же пухлая, растрепанная, в одном халате, с разметанными волосами и ярко накрашенными губами.
        Ничего не спрашивая, она тут же пригласила Александра зайти и прикрыла за ним дверь. Затем, глядя в упор блестящими глазами и слегка покачиваясь, сообщила чуть хрипловатым голосом:
        - А ты знаешь, что у меня под халатом ничего нет!
        Александр увидел, что комната пуста, однако удержался от искушения и, усмехнувшись, ответил фразой из одного старого анекдота:
        - Так ведь и я под одеждой совершенной голый! - после чего выскользнул в коридор и продолжил поиски.
        В следующей комнате под рев магнитофона выпивала компания из четырех человек - двух юношей и двух девушек. Александр получил предложение «засосать стакан», вежливо отказался, а на вопрос о Гурском получил ответ, достойный студентов Института культуры:
        - А хрен его знает!
        В четвертой по счету комнате корпели над учебниками три тихие и скромные девицы, одна из которых весьма приглянулась молодому сыщику нежным овалом лица и большими красивыми глазами. Увы, но кроме легкого кокетства и приглашения «зайти в другой раз», он опять ничего не добился.
        В пятой комнате царила тишина, из шестой Александра послали куда подальше, даже не открыв. Наконец, в седьмой по счету комнате, куда он вошел без стука, так и не дождавшись ответа, сыщик увидел двух юношей, сидевших на смятых кроватях друг против друга и о чем-то тихо беседовавших. Один из них очень напоминал Гурского, и именно он, стоило Александру вежливо поздороваться, тут же вскочил с места.
        - Я потом зайду, - торопливо кивнув приятелю, сказал парень, после чего устремился к выходу.
        - Виноват! - Александр преградил ему дорогу. - Могу я узнать, как ваша фамилия?
        - А вам что за дело? - как-то очень нервно поинтересовался тот.
        - Вы Алексей Гурский?
        - Ничего подобного. Я даже не знаю, кто это такой. Может, ты знаешь? - И юноша обернулся к приятелю, на что тот молча пожал плечами.
        - Зачем же вы врете? - мягко укорил его Александр. - Ведь я вас…
        Договорить «узнал» он не успел - юноша вдруг ткнул его кулаком под дых, после чего попытался оттолкнуть к стене и выбежать из комнаты. Хотя Александр не ожидал удара, а потому в первый момент даже охнул и согнулся, однако ему удалось устоять на ногах, схватить нападавшего за талию и с силой толкнуть в глубь комнаты. Юноша был худым, нетренированным, поэтому от подобного толчка неуклюже рухнул на пол.
        - Что это вы - взбесились? - выпрямляясь и с шумом выдыхая воздух, поинтересовался Александр. - И куда собрались бежать?
        - Вы из милиции? - испуганно поинтересовался Гурский, приподнимаясь и опираясь на край кровати.
        - Нет, я не из милиции, - сухо отвечал сыщик, - но это еще не повод для нападения и бегства. А почему, кстати, вы так боитесь милиции? Грехи молодости?
        - Ничего я не боюсь, просто живу без прописки, да еще студенческий билет потерял…
        - Лжете, прописка у вас есть, а вот нового студенческого билета вам, боюсь, уже не видать. Ну, ладно, ближе к делу. Я разыскиваю вас по поручению одной вашей знакомой, точнее сказать, Ирины.
        - Ах, Ирины! - облегченно-разочарованно протянул Гурский, переглядываясь с приятелем. - А я-то думал…
        - Думать будете позже, - с мрачной деловитостью заявил Александр, доставая из кармана наручники, при виде которых у обоих приятелей отвисла челюсть.
        Впрочем, Гурский не стал сопротивляться и покорно подставил руку. Прицепив его к себе наручниками, Александр спустился вниз и, зайдя в первый попавшийся телефонный автомат, набрал номер Лозинской. Трубку сняла Ирина.
        - Ты сейчас дома одна? - первым делом осведомился Александр, даже не поздоровавшись.
        - Да, мама Лида уехала до завтра на дачу в Виноградово, - ничуть не удивившись и, кажется, даже обрадовавшись этому вопросу, отвечала девушка.
        - Прекрасно. Тогда жди, мы сейчас приедем.
        - Кто это - мы?
        - Я и Алексей.
        - Ты уже его нашел?
        - Нашел, и он рядом со мной. Если хочешь, могу дать поговорить.
        - Не надо, - вздохнула Ирина и упавшим голосом добавила: - Лучше привези его поскорее и, самое главное, не дай убежать!
        - От меня не убежит, - сухо пообещал сыщик и повесил трубку.
        Через час они уже были на Кутузовском. Ирина открыла дверь и, отступив назад, обомлела от изумления. Судя по всему, ее поразил даже не столько хмурый и понурый вид Гурского, сколько то, что его правая рука была скована наручником с левой рукой сыщика.
        - Что это значит? Зачем ты его приковал? - набросилась она на Александра.
        - Не хотел ехать, - хмурясь не менее своего подопечного, пояснил сыщик. - Пришлось применить силу и принять меры предосторожности…
        - Как - не хотел? - Ирина перевела удивленный взгляд на Гурского. - Ты действительно приехал ко мне лишь потому, что тебя привезли под конвоем?
        Алексей издал какой-то хриплый звук и дернул головой, что можно было принять за согласие.
        - Ах ты негодяй! - вскричала Ирина, мгновенно вспыхнув от стыда: - Мерзавец, сопляк паршивый!
        Она набросилась на Гурского и принялась хлестать его по лицу. Защищаясь, тот вынужден был поднять скованную руку и, таким образом, Александр тоже оказался замешанным в этой свалке и даже получил пару несильных оплеух от разъяренной девушки.
        Его уже давно и всерьез тяготила вся эта нелепая ситуация, усугублявшаяся подсознательной симпатией к Ирине.
        Ну зачем было насильно вести к ней этого лопоухого дылду? Какого дьявола она в нем нашла?
        Когда часть ударов, предназначавшихся Гурскому, пришлась на долю Александра, он, в свою очередь, тоже рассвирепел.
        С силой отодвинув в сторону изумленно охнувшую девушку, Александр быстрыми шагами прошел в гостиную, волоча за собой упиравшегося Гурского. Подтащив его к окну, Александр проворно достал ключ, отстегнул наручник со своей руки и пристегнул его к батарее.
        - Вы чего? - выпучил глаза Гурский. - Не оставляйте меня здесь!
        - Молчать! - не глядя на него, скомандовал сыщик и направился к выходу.
        Проходя мимо ошеломленной Ирины, он молча вручил ей ключ от наручников, выразительно покрутил пальцем у виска - от чего она пристыжено опустила глаза, - а затем вышел на лестничную площадку. И только тут, не сдержавшись, раздраженно захлопнул за собой металлическую дверь, загудевшую как от удара молотом.
        Александр и сам не знал, на что и почему злится, поэтому уехал практически сразу же - а зря! Стоило бы ему задержаться во дворе хотя бы на десять минут подольше, и он бы увидел любопытную сцену: из подъезда как ошпаренный выскочил Алексей Гурский и быстро побежал прочь.

8

«…Любопытно задуматься над часто встречающимся перечислением людей, например, пассажиров: «мужчины и женщины, дети и старики». В первом случае четко указывается половая принадлежность, во втором - нет, и вполне понятно почему: в детстве человек еще не созрел в качестве продолжателя рода и обладателя соответствующих половых функций, а в старости уже перезрел, выполнив предназначенную природой задачу».
        Три месяца спустя после вышеописанных событий, Александр развлекался подобными размышлениями на пути в Париж. В «столице мира» его ждала Долорес, прибывшая два дня назад и тут же позвонившая в Москву, где уже выпал первый ноябрьский снег.
        Сидя в самолете, Александр вдруг остро почувствовал, что он сильно соскучился по своей неподражаемой аргентинке, которую не видел так долго. Как поживает его эффектная, самоуверенная и при этом столь темпераментная возлюбленная?
        Интересно, часто ли она ему изменяла?
        Вообще-то, отношение к женской порочности зависит от отношения к ее обладательнице - если мы соблазняем даму, не испытывая к ней никаких чувств, то ее порочность нас радует, поскольку заметно облегчает задачу. Однако стоит возникнуть самой легкой привязанности, как на смену радости приходит ревность!
        Да и вообще - самый надежный способ стать счастливым в любви - это влюбиться в уже соблазненную тобой женщину!
        Александр слегка заерзал в кресле, на мгновение вообразив, какие чудные мгновения его ожидают, а затем стал мысленно сравнивать Долорес с Ириной - кстати, после того случая, когда он доставил ей Гурского, они больше не виделись и даже не созванивались.
        Если в Долорес преобладала самоуверенная латиноамериканская живость, то в Ирине - какая-то застенчивая русская страстность. Возможно, именно этим и объясняются все ее перепады настроения, причем столь забавное сочетание - застенчивость и страстность - придает маленькой плутоватой россиянке дополнительные оттенки очарования.
        Что касается Долорес, то за все это время она нередко ему звонила и даже присылала пространные телеграммы, в которых непременно присутствовало слово «любовь», что отдавало некоторым однообразием…

«Красивую женщину украшает все - даже банальность! - с усмешкой подумал Александр. - Но можно ли сказать то же самое о жене? Кстати, я действительно волнуюсь перед встречей или только убеждаю себя в этом?»
        Три часа полета - и вот он уже в аэропорту имени Шарля де Голля. Круглое здание аэропорта окружали маленькие строения-сателлиты, соединенные с ним эскалаторами и крытыми галереями. Пассажиры, спускаясь по трапу, тут же попадали в одно из этих строений, после чего эскалатор доставлял их к месту таможенного контроля.
        Прохождение этого контроля ознаменовалось весьма забавным анекдотом. Вместе с Александром летел какой-то азербайджанский коммерсант, которому при таможенном досмотре был задан суровый вопрос, прозвучавший следующим образом:
        - Водка боку? - То есть много ли водки он с собой везет.
        Однако веселый азербайджанец, не знавший французского языка, уловил лишь знакомые слова и радостно закивал головой:
        - Баку, Баку! - После чего был немедленно препровожден в служебное помещение для более тщательной проверки.
        Получив штамп в паспорте, Александр огляделся, помахал рукой - и вот уже эффектная южная красавица бросается ему на шею, прижимаясь губами к его губам. Теперь он, действительно, и радовался и волновался одновременно!
        - Ты чего усмехаешься? - подозрительно поинтересовалась Долорес, отстраняясь от Александра и смотря на него сердито-влюбленными глазами. - Я как-то не так выгляжу?
        - Да, старушка, ты выглядишь значительно эффектнее, - счастливо засмеялся Александр. - Но усмехаюсь я не поэтому. Насколько же, черт подери, сладок первый поцелуй после долгой разлуки! Я не променял бы его на тысячу ночей с тысячью самых красивых женщин!
        - Неужели? Так вот оно твое подсознание! Вот, значит, чем ты меришь все радости жизни… Ты, кстати, впервые в Париже?
        - Да, и черт с ним! Дай только добраться до постели и я тебе покажу, насколько меня интересуешь ты, а насколько - Париж!
        - Фи, как грубо! Да будет вам известно, месье, что я честная девушка. А для постельных утех в Париже есть улица Сен-Дени.
        - Я приехал не ради постельных утех, а к любимой женщине, - с притворной сердитостью заявил Александр, - которая, между прочим, два месяца назад согласилась стать моей женой. Не знаю, конечно, может быть, она уже передумала… Или увлеклась каким-нибудь элегантным французским мужчиной… - Последнюю фразу он произнес непередаваемым тоном, сделав трагичное лицо. - Но я по-прежнему хочу на ней жениться и умру от горя, если она мне откажет.
        - Правда?
        Он кивнул, и Долорес вдруг снова бросилась ему на шею, нимало не смущаясь носильщика, который нес чемодан Александра к стоянке такси. Наверное, Париж - это город влюбленных, а потому целоваться здесь разрешено везде и повсюду.
        - Устал с дороги? - спросил она, выпуская его из объятий.
        - Немного есть.
        - Ничего, сейчас расслабишься и отдохнешь, - заверила Долорес, коварно поблескивая глазами. Через час они уже сидели в ее небольшой, но очень уютной квартирке на улице Риволи и пили настоящее французское шампанское. Из окна открывался вид на сад Тюльери и Лувр, во дворе которого светилась стеклянная пирамида. А где-то вдалеке, по ту сторону Сены, можно было увидеть и Эйфелеву башню, расцвеченную в темноте разноцветными огнями, словно рождественская елка.
        Неяркий светильник отбрасывал причудливые тени. Но именно эта темнота и полумрак возбуждали Александра сильнее всего. Долорес явно поддалась внезапно нахлынувшей истоме, а потому лишь слабо пошевелила губами, когда Александр наклонился ее поцеловать. Она слегка погладила его по волосам. Александру почему-то показалось, что если ей и хочется лечь в постель, то лишь для того, чтобы коснуться щекой подушки и тут же задремать. Но сам он уже испытывал столь горячее нетерпение и возбуждение, что начал расстегивать ее джинсы, высвобождая заправленный в них свитер. Делал он это убаюкивающе-осторожными движениями, словно отец, раздевающий на ночь засыпающего на ходу ребенка.
        Неожиданно Долорес отвела его руки в стороны и, капризно растягивая слова, произнесла:
        - Я сама разденусь!
        Как же Александр ценил именно эти, нетерпеливые мгновения, когда два обнаженных, еще холодно-упругих тела оказываются на туго накрахмаленной белоснежной простыне, а первые же прикосновения и поцелуи вызывают легкие электрические содрогания, стремительно переходящие в воспаленное дыхание и обжигающий жар! Лихорадочная игра - нет, пробежка языков и рук, - и бешено полыхающее марево глаз из-под трепетных ресниц. Звенящие от напряжения нервы - и неистовое желание почувствовать самое острое, самое бесстыдное и сокровенное наслаждение. И вот наконец судорожные всхлипы и содрогания жадной животной страсти, не забывающей подстегивать себя непристойными словами и поцелуями.
        Нет, в постели Долорес была абсолютно бесподобна! Она занималась любовью с такой непринужденностью, с таким мастерством и самозабвением, что Александр невольно сбрасывал маску привычного цинизма, превращаясь в стонущего и ревущего от страсти самца, готового на все ради последнего, освобождающего усилия.
        Все на свете кончается, но ничего так не жаль, как этого, быстро отступающего возбуждения, уносящего с собой блаженное ощущение максимальной полноты жизни!
        - Да ты просто вилкабамба! - ласково заявила Долорес чуть погодя, любовно играя волосками на его груди.
        Александр невольно усмехнулся. Еще в Аргентине он узнал о том, что индейцы именно этого племени, обитавшего в горах Эквадора, славились своей долголетней половой активностью - некоторые из них ухитрялись иметь детей даже в столетнем возрасте!
        - Слушай, - неожиданно встрепенулся он. - А что, если мы пойдем погуляем - времени-то всего восемь часов. А потом зайдем куда-нибудь поужинать.
        - Какой ты у меня молодец! - И Долорес нежно поцеловала Александра, смотря на него с любовной иронией. - Всегда предложишь что-нибудь оригинальное!
        Через полчаса они уже медленно шли вдоль Сены по набережной Тюльери, и, дойдя до моста Александра II, остановились. Прижавшись друг к другу, они замерли у парапета, вглядываясь в холодную, темную воду.
        - Ты очень боишься смерти? - неожиданно спросил Александр.
        - Да, конечно, - нисколько не удивилась Долорес и, в свою очередь, спросила: - А ты веришь в бессмертие души?
        - Нет, религиозная вера не для меня. Но я хочу понять другое - возможно ли бессмертие с научной точки зрения. Оказывается, есть такая теория, которая называется танатологической терапией.
        - И о чем она говорит?
        - О том, что за всю свою историю человечество придумало лишь четыре способа, которыми можно уменьшить страх смерти. Первый, или восточный, - это единение с природой. Превращаясь в прах, человеческое тело возвращается в природу, из которой оно и вышло, а человеческая душа вливается в единую мировою душу и растворяется в ней примерно так же, как реки впадают в океан и растворяются в нем. Индивидуальность исчезает в бесконечном и бессмертном целом - для восточного менталитета это не страшно.
        - Ну, а что такое западный способ, я понимаю, - заявила Долорес, - это вера в загробную жизнь, в индивидуальное бессмертие, в рай или ад. Это хороший способ?
        - Нет.
        - Но почему? - искренне удивилась она.
        - Потому что все наши страсти, эмоции, мысли омываются нашей кровью, и самые сильные переживания - это те, которые идут через чувства. Без них райское блаженство просто немыслимо, да и что это за блаженство - бестелесное и безвременное? Нет страстей вообще - есть страсти конкретные, сиюминутные - к тому или иному человеку, к тому или иному идеалу. А вневременной рай не обещает нам таких страстей - так зачем он нужен? Бесстрастное, интеллектуальное счастье - это выдумка тех мудрецов, которые, грубо говоря, уже миновали стадию климакса. - Александр говорил быстро, грустно, задумчиво, не замечая, что Долорес уже давно смотрит в другую сторону.
        - Я поняла. - И она ласково погладила его по руке. - А третий способ?
        - А третий способ - это потомство. Ведь если мы с тобой живем здесь и сейчас, то это означает, что миллионы лет назад двое самцов сошлись в любовном экстазе с двумя самками, чтобы передать свои гены потомству. А эти самые гены в конце концов создали меня и тебя. - Он вздохнул. - И, чтобы не прервалась эта тонкая ниточка жизни, нам просто необходимо передать ее дальше… Это ничего, что я так говорю?
        - Это прекрасно! - И Долорес нежно поцеловала его в щеку. - И я слушаю тебя очень внимательно. Остался четвертый способ…
        - Мне лично он кажется самым перспективным. - Александр взял ее руку и приложил к своей щеке. - Это достижение некоего трансцендентального состояния путем медитации, молитвы, наркотиков, клинической смерти, глубокого дыхания. В таком состоянии уже нет ни жизни, ни смерти, ни времени, ни пространства, ни рождения, ни исчезновения, а есть лишь чувство осознания себя причастным к Единому началу. И этот способ самый действенный, поскольку мы больше всего верим тому, что испытали сами. Например, больные, перенесшие клиническую смерть, утрачивают страх смерти. Давай как-нибудь попробуем, помедитируем?
        - Давай лучше попробуем что-нибудь из французской кухни! Я зверски проголодалась.
        - С тобой невозможно говорить серьезно!
        - Наоборот, я серьезна, как никогда!
        Александр смотрел на девушку и чувствовал что-то непонятное, неведомое, неизреченное. Словно бы какая-то тяжелая, мутная волна захлестнула его сознание и понесла в глубь и в даль бесконечного горизонта времени. В какой-то микроскопический для Вселенной миг мгновенная вспышка страсти породила столь цепкую искру жизни, что она не только сумела противостоять бешеному ветру трагических перемен, но, разрастаясь и набирая силу, освещая собой страницы истории и оживляя сухие даты, в конце концов привела к тому, что сейчас он стоит в Париже, на набережной Сены, причем, вполне может быть, на том же самом месте, где когда-то стоял его далекий предок, участвовавший в зарубежном походе русской армии
1813-1814 годов.
        Бессмертие жило в генетической памяти, в самом потоке жизни, который с такой безжалостностью сметает все обветшалые алтари, что хочется плакать над собственным смертным бессилием. Что такое тайная теплота человеческих отношений или даже самые гнусные пороки перед холодным временем космоса, который не пожалеет ни одно из трогательных человеческих чувств, как не жалеет собственных звезд и миров. И становится так жаль эту единственную теплую искру среди мертвящего своей неутомимостью времени, что ощущаешь себя обреченным на вечный страх одиночества перед смертью.
        Они перешли через мост, прошли еще два квартала и зашли в ресторан, над которым красовалась вывеска в виде голубых неоновых букв - «Венеция». Это был замечательный вечер и необыкновенно уютный ресторан, чьи стены были увешаны пейзажами венецианской лагуны, а также изображениями прославленных венецианских дворцов и мостов. По ее собственным словам, Долорес не слишком любила итальянскую кухню, поскольку ее основу составляли мучные блюда вроде пиццы или спагетти, зато ей очень понравилась форель в белом вине и паштет из молодых голубей.
        - О чем задумалась? - Александр осторожно поцеловал ее руку, а когда она вскинула на него глаза, добавил: - Сам-то я подумал о том, что в одном взгляде красивой женщины заключено больше поэзии, чем в собраниях сочинений всех французских поэтов.
        - Никогда в жизни мне еще не говорили таких изысканных комплиментов, - улыбнулась Долорес.
        Александру почему-то вспомнилось, с каким грубым, почти животным сладострастием они занимались любовью, и он невольно улыбнулся.
        - Ты меня любишь? - вдруг спросила его спутница.
        - Да, конечно, - тут же ответил он, но уже через минуту задумался всерьез.
        Для мужчины любовь к женщине - это любовь к ее игривости и изяществу, блеску обаяния, тонкому аромату элегантности, - то есть ко всему тому, что превращает самку в женщину. Именно это и называется Любовью с большой буквы, любовью в подлинном значении этого прекрасного слова. Все остальное является лишь временным - и даже самый восхитительный секс ничего не может с этим поделать.
        - Пойдем потанцуем, - предложила Долорес, соскучившись его долгим молчанием. Александр со вздохом кивнул, поднимаясь из-за стола.
        Действительно, что еще оставалось делать?

9

        Нежные и умелые женские руки имеют неописуемую власть над мужским телом. И даже во время самого тяжелого и тревожного сна они способны возбудить раньше, чем начнется пробуждение сознания. Александр еще не проснулся, но уже начал дышать часто и напряженно. Долорес откинула с него одеяло и принялась быстрыми, мелкими поцелуями покрывать его лицо, губы, грудь. Его веки дрогнули, и он что-то пробормотал. Постепенно это бормотание переросло в сладострастное рычание, он пошевелился и перевернулся на бок, лицом к ней…
        Уже целую неделю они жили вместе. В постели все оставалось по-прежнему прекрасным - Долорес была легко возбудимой, веселой и умелой любовницей. Но при постоянном общении с ней Александр начинал слегка тяготиться. Только сейчас он стал понимать, что, в сущности, Долорес оказалась девушкой достаточно заурядной - хотя и занималась исследованием столь необычного вещества, как знаменитый тонэр, - другое дело, что для русского человека даже в самой заурядной аргентинке всегда есть некая «экзотика». Порой эта экзотика проявлялась в самых неожиданных ситуациях, например, связанных со знанием русского языка.
        Несмотря на все ее успехи, Александру так и не удалось позабавить Долорес своим любимым анекдотом - один приятель говорит другому:
        - Вчера я спас одну девушку от изнасилования.
        - Да, и каким же образом?
        - Уговорил!
        - Уговорил? - долго морщила лоб Долорес. - Не понимаю. В чем разница между
«говорил» и «у-говорил»?
        И Александр так и не смог объяснить ей всю прелесть этого анекдота.
        Но дело было даже не в анекдотах, а в том, что их общению недоставало той душевной теплоты, той предсказуемости и надежности, которые можно назвать любовью… А ведь непредсказуемая женщина не в силах избавить от одиночества! Долорес, казалось, искренне увлечена своим русским возлюбленным, но ведь общеизвестно - женская искренность всегда относилась к тому же роду понятий, что и женское кокетство или женское постоянство…
        Все было прекрасно в их непрекращающихся любовных играх, кроме одного - это были только игры.
        И Александр вдруг начал откровенно томиться. Это была какая-то странная, безразмерно-вселенская, экзистенциальная тоска, которая охватывает перед лицом вечности. Осознав все высшие истины, познав глубину и тщетность человеческих стремлений, почувствовав себя загнанным в вечный круговорот жизни и смерти, человек начинает тосковать - ничего нового он уже не узнает, а впереди остается только томительное ожидание неизбежного конца.
        Тот же Пушкин, по свидетельствам современников, время от времени начинал метаться, приговаривая: «Какая тоска, Боже мой, какая тоска!» Тот же Гоголь подарил русскому менталитету знаменитую фразу: «Скучно жить на этом свете, господа!» - и умер от острого приступа неврастении. Тот же Толстой в конце жизни не выдержал тоскливого ожидания будущих вселенских некрологов и ушел из дома, чтобы умереть в дороге, на станции Астапово.
        Разумеется, что молодой сыщик не мерил себя масштабами классиков, но в его отношениях с Долорес не хватало именно этой изюминки, которая бы позволяла говорить «люблю» с предельной степенью искренности. Сравнивая ее с далекой московской Ириной, он вдруг с удивлением обнаружил, насколько просто было бы ему признаться в любви родной российской плутовке.
        Поэтому, когда пришло время возвращаться в Москву и у них с Долорес состоялся решающий разговор о будущем, Александр находился в крайнем замешательстве. Ему предстояло сделать самый тяжелый выбор, который только можно себе представить, - между двумя счастливыми случаями, произошедшими в его жизни почти одновременно, то есть на протяжении всего лишь одного года! Возможно, только один из них и был единственно счастливым, недаром же и год выдался необыкновенным - 2000-м!
        - Почему ты не хочешь поехать со мной в Россию? - в очередной раз вяло поинтересовался он в самый день отлета.
        - Да потому что у вас безумно долго продолжаются холода! - ответила его горячая южная красавица. - Я просто не понимаю, как можно жить в стране, где полгода царит такая отвратительная погода!
        - Но разве ты меня не любишь?
        - Конечно люблю, - промурлыкала Долорес, - и именно поэтому хочу, чтобы ты получил вид на жительство в Аргентине. Ты уже неплохо знаешь испанский и вполне сможешь найти свою любимую работу сыщика. Что тебя останавливает?
        - Не знаю, - тяжело вздохнул Александр, - черт меня подери, но не знаю…
        Они расстались, так ни до чего и не договорившись, а спустя три часа Александр уже вернулся в холодную, заснеженную Москву…

        - Ну и правильно сделал, что вернулся, - сказал мудрый полковник Гунин, которому явно не хотелось терять своего лучшего помощника в «дебрях» западного мира. Он внимательно выслушал рассказ о тяжелых душевных муках, обуревавших Александра в Париже, после чего решительно добавил: - И дело тут не в том, что нормальный человек должен дорожить своей родиной, дело не в родных церквах и пейзажах, культуре, языке или традициях, а в самых любимых друзьях и самых милых на свете женщинах.
        - Это вы верно заметили, господин полковник. - Александр вдруг встрепенулся и, впервые с момента своего возвращения, с облегчением улыбнулся и схватился за телефон.
        - Эй, куда ты звонишь? - немедленно всполошился Николай Александрович. - Если в Аргентину, то только не за счет нашей фирмы…
        - Нет, не в Аргентину, - засмеялся помощник. - Алло, Ирина? Привет, это я… Как насчет того, чтобы выйти за меня замуж?

10

        Это был самый невероятный, фантастический, безумно счастливый день в его жизни. Все произошло за неделю до свадьбы. В тот вечер они здорово загуляли, побывали в двух шикарных ресторанах, причем, несмотря на протесты Александра, везде платила Ирина. Было уже далеко за полночь, когда они явились в ночной клуб, расположенный где-то в районе Воробьевых гор.
        - Кстати, - вдруг вспомнил Александр, - а как твои прежние поклонники? Я имею в виду Гурского и Архангельского. Надеюсь, пока я был в Париже, ты ни с кем из них не встречалась?
        - Нет, - покачала головой Ирина, и вдруг буквально вспыхнула от злости. - Не хватало мне еще встречаться с этим сопливым пошляком, который вздумал разыгрывать из себя черт знает кого!
        - А что случилось? - заинтересовался Александр, сразу поняв, что речь идет о том самом юноше, которого он когда-то разыскивал, а затем, приковав наручниками, волок за собой через всю Москву.
        - Ничего, просто ненавижу этих лицемерных стоиков, которые смиренно отказываются ото всех удовольствий, проповедуя при этом моральное совершенство! - Ирина презрительно фыркнула. - Тоже мне, отец Сергий! Как будто в той же постели нельзя усовершенствовать и себя и будущие поколения гораздо успешнее, чем где-либо в другом месте! Конечно, гораздо легче быть добродетельным и одиноким идиотом, чем грешить легко и весело, как это когда-то делал мой любимый поэт Гейне, сказавший по этому поводу прекрасную фразу: «Добродетельным можно быть одному, но, чтобы согрешить, нужны как минимум двое».
        - Ого, какая у меня начитанная будет женушка! - хмыкнул было Александр, однако Ирина не обратила на это внимания, продолжая говорить быстро и запальчиво, словно кого-то и в чем-то убеждая.
        - А как противен этот водопад пошлых нравоучений, каким сдавленным лицемерием веет ото всех уверений в безмерном трагизме мира и жалкой бренности всего земного! Да и что еще остается делать всем этим убогим стоикам, как не прикладывать к своим раскаленным лбам ледяные глыбы стоического равнодушия? Мне лично кажется, что именно на стоицизме проверяются на прочность наши характеры. Гораздо сложнее быть мужественным в борьбе, чем в бегстве от нее! Как просто отказываться и презирать те блага, которые становятся тебе недоступны! И как же близко от этого до убожества!
        - Да успокойся ты, никто с тобой не спорит, - перебил ее Александр, поскольку Ирина заговорила так громко, что на них стали оборачиваться. - Я уже понял, почему ты поссорилась с Гурским…
        - Ты не дал мне закончить, а я еще хотела сказать, что он ушел в монастырь и стал послушником.
        - Серьезно? - удивился Александр. - Ну, Бог с ним. А как насчет вальяжного господина Архангельского? Уж его-то никак не упрекнешь в стоицизме. Да и в монастыре его трудно представить - разве что колокол пожертвует.
        - С ним тоже все кончено. Точнее сказать, я просто вычеркнула его из своей жизни. Считай, что он умер, и все дела.
        - А почему ты так спокойно говоришь о смерти. Неужели ты ее совсем не боишься?
        - Уже отбоялась, - усмехнулся этот «маленький и очаровательный философ», как Александр мысленно называл Ирину, любуясь ее подвижной физиономией. Кстати, одета она была сегодня именно как молодая дама - красивое темно-вишневое вечернее платье, такого же цвета бархатная ленточка, сколотая золотой заколкой на нежной шейке, и, кроме того, белые ажурные чулочки и изящные черные полусапожки на высоких каблучках.
        - А разве это возможно? - спросил он.
        - Почему же нет? Неужели ты не знаешь, что осознание трагизма смерти всегда проходит три стадии. Сначала мы боимся всего того, что связано в нашем сознании с понятием смерти - пугающе загадочный вид покойников, тлетворный запах могил, гнетущая атмосфера похорон. Б-р-р!
        - Давай выпьем! - тут же предложил Александр, несколько озадаченный этим разговором, тем более, что ему тут же вспомнился другой - в Париже, на мосту Александра II. Но там он сам рассказывал Долорес о смерти, а здесь ему повествует об этом собственная невеста, которой нет еще и двадцати лет!
        - Все это смерть биологическая, - задумчиво продолжала Ирина, размешивая шампанское соломинкой, чтобы вышли все пузырьки. - Но потом, повзрослев, мы начинаем бояться утратить смысл своей жизни и лишиться всех знакомств, - ведь это превратит нашу жизнь в то, что хуже биологической смерти - в смерть социальную, когда мы никому не будем нужны.

«И никто меня не любит, никому я не нужна…» - вдруг вспомнились Александру всхлипывания Ирины в день их первого знакомства, когда она так рвалась убежать из его квартиры.
        Какое счастье, что он никуда ее не отпустил!
        - Ты меня слушаешь?
        - Да-да, конечно. А что за третья стадия?
        - Это страх перед исчезновением собственного Я. Не будь у нас опыта такого исчезновения, и мы, возможно, не имели бы этого страха. Но, каждый день, засыпая, мы проходим через момент перехода от Я бодрствующего к Я спящему. Этот момент абсолютно неуловим, поскольку мы не можем вспомнить, в какое мгновение заснули, но именно он-то и является нашим повседневным опытом умирания. Именно поэтому я иногда боюсь засыпать и мучаюсь от бессонницы. Как же я боюсь смерти и хочу стать бессмертной!
        - И это говорит юная девушка, накануне собственной свадьбы!
        - Ну и что?
        - Если бы нас сейчас кто-то подслушал, то решил бы, что наша свадьба состоится в дурдоме.
        - Тому, кто так бы решил, самому место в дурдоме! - сердито заявила Ирина. - А тебя разве не мучат подобные мысли?
        - Конечно, мучат, и именно поэтому я далеко не во всем с тобой согласен, - медленно покачал головой Александр, прикуривая сигарету.
        - Например?
        - Не все так просто. Одним только страхом смерти вряд ли можно объяснить нашу невероятную жажду бессмертия. Все гораздо сложнее. Боясь смерти, мы, в сущности, страшимся времени, которое приближает нас к ней с каждой минутой. Время - это закон перемен, который довлеет надо всем материальным. Конечное не может противиться бесконечному, и вот здесь-то заключено главное противоречие. Наши тела конечны и подвержены вездесущему воздействию времени, но того же самого нельзя сказать и о наших душах! Наше Я - идеально, а потому выпадает из сферы действия времени. Великие идеи нетленны, вечные проблемы неразрешимы, а потому наш дух чувствует себя достойным бессмертия.
        Какое-то время Ирина раздумывала, а Александр нежно перебирал ее маленькие, с розовым маникюром, пальчики.
        - Ты хочешь сказать, что жажда бессмертия вытекает именно из этого противоречия? - наконец спросила она. - То есть наши тела конечны и не в состоянии противостоять времени, зато наши души способны приобщиться к бесконечному, а значит, почувствовать себя вечными?
        - Разумеется! Кроме того, главная духовная потребность любого человека - это потребность в любви. А что такое любовь, как не стремление к бессмертию, как говорил великий философ Платон?
        - Я его читала…
        - Умница. - Александр поцеловал ее руку и вдруг тихо пропел: - «В ласковые сети постой, не мани, не везет мне в смерти, повезет в любви!»
        - Ладно, давай еще выпьем. Наливай шампанского, что ты на меня уставился?
        Александр послушно взялся за бутылку, не переставая удивляться своей будущей жене. Кто бы мог подумать, что в очаровательной головке этой девчонки с такой аппетитной попкой, таится бездна философских размышлений о смерти? Уж не этим ли она его покорила, в отличие от той же Долорес?
        Ведь самая романтичная на свете любовь - это та, которая протекает под знаменитым девизом «мементо море»!
        Самое смешное, что они так увлеклись всеми этими спорами, что еще даже ни разу не потанцевали!
        - К черту! - внезапно и резко опьянев, заявила Ирина. - Надоело философствовать и смотреть на всю эту упитанную сволочь, которая корчит из себя высшее общество. Поедем к тебе! Шампанское захвати, по дороге допьем…
        Александр вышел из клуба, держа в одной руке початую бутылку дорогого французского шампанского, а другой рукой обнимая слегка пошатывавшуюся и что-то мурлыкавшую себе под нос Ирину.
        Быстро поймав такси, они уже через десять минут выехали на проспект Вернадского. Когда машина миновала метромост, Ирина неожиданно встрепенулась и приказала молодому и молчаливому шоферу:
        - Эй, котик, сверни-ка к Новодевичьему!
        - Зачем это? - поинтересовался Александр, не уставая удивляться своей спутнице. - Сейчас узнаешь.
        Пять минут езды по Хамовническому валу, и впереди показались высокие стены монастыря.
        - Стой! - воскликнула Ирина, когда они поравнялись со входом на Новодевичье кладбище. - Останови здесь.
        - Ты что - на кладбище собралась? Или по примеру кое-кого в монастырь хочешь уйти? Я тебя не пущу!
        - Заткнись и иди за мной.
        Ирина с трудом выбралась из машины и быстро пошла через дорогу. Александру ничего не оставалось делать, как попросить шофера подождать. Прихватив с собой бутылку шампанского, он последовал за девушкой.
        Подойдя к каменной сторожке, в которой горел свет, Ирина принялась стучать в окно.
        - Что ты делаешь? - подоспевший Александр попытался ее оттащить. - Они сейчас вызовут милицию и нас арестуют! Что с тобой происходит?
        - Не бойся, ничего не будет… Эй, вы там, крысы кладбищенские, отоприте!
        - За каким чертом тебя несет на кладбище? Мы же собирались ехать ко мне!
        - Скоро поедем, но сначала я хочу тебе кое-что показать. Да открывайте же, козлы!
        Из сторожки появился какой-то человек в черном тулупе и медленно подошел к металлическим воротам кладбища с другой стороны:
        - Чего надо? Что хулиганите?
        - Пустите нас внутрь!
        - С ума сошли? Убирайтесь отсюда, пока милицию не вызвал!
        - Ну вот, что я тебе говорил, - пробормотал Александр, - пойдем в машину.
        - Нет, никуда я не пойду. Послушай, дед, неужели я, бедная и несчастная вдова, не могу пролить слезу на могилке своего любимого мужа?
        Александр фыркнул и полез за сигаретами.
        - Днем, днем приходите, дамочка, - более миролюбиво заявил сторож, рассмотрев и роскошную шубу Ирины, и стоявшее неподалеку такси, - а сейчас не время.
        - А я хочу сейчас! - капризно заявила девушка и вдруг полезла в карман шубы. - На-ка вот, дядя, возьми и отворяй поскорее.
        При свете уличного фонаря Александр увидел, что Ирина сквозь решетку металлической ограды сует сторожу двадцатидолларовую купюру.
        Судя по всему, ему были хорошо знакомы подобные дензнаки, поскольку он явно заколебался.
        - Ну чего это, зачем это… - забормотал сторож, - почему днем не приходите?
        - Не бойся, дядя, - успокоила его Ирина, - мы ненадолго. Только навестим могилку - и тут же обратно. Отворяй же, наконец, старый хрыч, или тебе двадцать баксов мало? Ну, черт с тобой, на еще!
        Вторая купюра окончательно развеяла все сомнения хранителя вечности.
        - Сейчас, я вам дверь открою, - заявил сторож, - через сторожку пройдете, чтобы воротами не громыхать.
        Действительно, скрывшись в сторожке, он через пару минут распахнул дверь. Александр и Ирина прошли внутрь, миновали помещение и оказались на кладбище.
        - Вас проводить? - услужливо спросил сторож. - Где упокоится ваш супруг?
        - Сама найду, - отмахнулась Ирина и взяла под руку Александра, - пошли.
        - Только недолго, вы обещали!
        Она небрежно кивнула и решительно потащила Александра куда-то в глубь аллей.
        - Ну и что это значит? - поинтересовался сыщик, с любопытством озирая массивные кресты и изваяния. Он неоднократно бывал здесь днем, помнил, где похоронены жена и сын Сталина, Хрущев, Чехов, Гоголь и многие другие известные персонажи, но в лунном свете, морозной декабрьской ночью, когда вокруг тишина и лишь снег скрипит под ногами, все казалось настолько зловещим и странным, что он был почти благодарен Ирине за эту неожиданную выходку.
        В глубине кладбища действующих фонарей было мало - горел всего один на каждую аллею.
        - Ночь, улица, фонарь, могила… Однако как все это мило! - пробормотал Александр, лишь бы избавиться от этой гулкой, гробовой тишины.
        - Нет, это в самой глубине, но мы туда не пойдем. - И Ирина остановилась под ближайшим фонарем. - Дай лучше прикурить.
        - Ты можешь, наконец, объяснить, что мы здесь ищем? - спросил Александр, поставив шампанское в снег и поднося Ирине зажигалку.
        - Могилу, - выдохнула она дым.
        - Чью?
        - Мою!
        - Ты что - вампир? - не нашел ничего более остроумного Александр.
        - А, как ты не понимаешь! - досадливо поморщилась Ирина. - Мама Лида тут недавно расчувствовалась и купила нам обеим могилы. «Хочу, говорит, чтобы мы и после смерти были вместе».
        - Интересное капиталовложение. Но насколько я помню, здесь же хоронят только по распоряжению правительства?
        - Этого я не знаю, хотя у нее столько знакомств… Но я абсолютно уверена, что она купила нам могилы именно здесь, потому что сама видела документы. Участки находятся в самом конце, у противоположной стены… Нет, ну их к черту, сейчас мы туда не пойдем!
        Она задумалась, вскинула голову и посмотрела на звезды. Александр курил, поглядывал на Ирину и терпеливо перетаптывался на одном месте. О чем думает эта странная девушка, которая совсем скоро станет его женой?
        - Скажи мне хоть что-нибудь! - неожиданно попросила она.
        - Что именно?
        - Утешь меня! Неужели мы все будем лежать в этих проклятых могилах? Неужели все это так неизбежно? Но почему, за что? Ведь это же невозможно, нечестно, неправильно! Ну скажи, скажи, ведь ты же такой умный - есть Бог, есть загробная жизнь, есть там хоть что-нибудь?
        - Не знаю! - честно признался он. - Надеюсь, что есть… Чем я могу тебя утешить? Только одним… - И он поднял с земли бутылку шампанского.

        «День завтрашний сокрыт от наших глаз,
        Спеши использовать летящий в бездну час;
        Пей, луноликая, как часто будет месяц
        Всходить на небосвод, уже не видя нас!»
        Ирина жадно приложила горлышко к губам и запрокинула голову. Сделав несколько больших глотков, она выронила бутылку в снег, схватила Александра за рукав дубленки и потащила в сторону ближайшего памятника. Это была большая, плоская, занесенная снегом плита, над которой сидел скорбящий каменный ангел.
        - Ты что? - проваливаясь в снег и чертыхаясь, спросил Александр. - Куда ты меня тащишь?
        - Давай займемся любовью прямо здесь, на этой самой могиле!
        - Холодно ведь! - Впрочем, мороз был не таким уж сильным, просто Александр сегодня много выпил и сейчас вдруг так разволновался, что побоялся опозориться.
        - Ничего, я тебя согрею, - пробормотала она, приникая к нему. - Поцелуй меня…
        Напрасно он думал, что только Долорес бывает бесподобна в таких делах! Что там мороз, тишина и кладбище - уже через минуту они оба дрожали от возбуждения, проникая холодными руками под одежду друг друга и согреваясь бесстыдно-ласкающими прикосновениями.
        Никогда прежде Александр не испытывал такого адского, неимоверного, чудовищного по остроте и безумию блаженства. Куда там Долорес со всем их постельным сексом! Оказалось, что самые острые впечатления возникают только спонтанно и только в самых невероятных местах!
        Распахнув шубу, Ирина легла на могильную плиту, небрежно разметав волосы прямо по снегу. Задрав на ней платье и положив ее ноги себе на плечи, он встал перед девушкой на колени. Белые чулки, пояс для резинок, тонкие, ажурные трусики… Александр так и не стянул их до конца, оставив на белом сапоге правой ноги. Несколько мгновений он жадно ласкал Ирину горячим и влажным языком, добиваясь сладострастных стонов с ее стороны, а затем приподнялся и вошел в нее, поразившись упругой силе своего возбуждения.
        Задыхаясь и неистовствуя, он то прижимался раскаленной щекой к прохладно-гладкому чулку ее правой ноги, то кусал губы, стараясь передать ей рвущуюся наружу энергию. На какое-то мгновение он вскинул голову и сквозь прищур раскаленных век увидел склонившегося над ними ангела - тот снисходительно улыбался!
        Прервав череду сдержанных стонов, Ирина вскрикнула так громко, что Александр очнулся и испугался. Он сделал еще несколько резких и сильных толчков, но она уже обмякла и перестала подаваться им навстречу, принимая их покорно и расслабленно. Александр содрогнулся, выгнулся и, заскрежетав зубами, изо всех сил прижал ее обнаженные бедра к своему разгоряченному лицу…
        Через несколько минут, приведя себя в порядок, они молча направились к выходу, преисполненные самых торжественных чувств.
        - У тебя волосы в снегу, - заметил он, когда они оказались под одним из фонарей. - Подожди, я отряхну, а то еще простудишься.
        - Оставь, - мотнула головой она, - сейчас в машине согреемся.
        Попрощавшись со сторожем, они вышли на улицу и сели в такси, за рулем которого дремал водитель.

«Какая фантастика, - думал Александр, глядя на Ирину и молча улыбаясь. - Нет, но такого приключения у меня не было даже в сельве! Интересно, о чем она сейчас думает?»
        - Чему ты улыбаешься? - спросила она.
        - Ты настолько великолепна, что этого не передать словами. И я тебя невероятно люблю! - Он потянулся, чтобы снова ее поцеловать, но Ирина вдруг отстранилась.
        - Подожди, успеешь. Сначала ответь мне на один очень важный вопрос.
        - Какой?
        - Почему ты не женился на Долорес, а предпочел меня? Она же такая красивая и сексуальная…
        Александр на секунду задумался, но ответ вдруг явился сам собой, и тогда он уверенно заявил:
        - Зато ты - такая милая, романтичная и умная! И вообще поверь мне на слово - русские девушки прелестны своим лукавством, а иностранки в этом отношении гораздо более прямолинейны и примитивны. Это и понятно - им всего лишь предлагают заняться сексом, а мы-то своих родных девушек обольщаем!
        - Но ведь ты же ее любил?
        - Наверное, да, но сексуальная любовь - это совсем не то, что любовь романтичная! Первая угасает, входя в привычку, зато над второй время не властно! А что может быть романтичнее того, что мы сейчас пережили? Могу я, наконец, снова тебя поцеловать?
        - И не один раз!
        Они упоенно прижались друг к другу, пока машина мчалась по пустынным улицам. А в небе уже всходила полная луна, осторожно поглядывая на этот странный город, в котором ежедневно происходило столько событий и кипело столько страстей, порой бессмысленных и диких, но от этого еще более яростных. Днем этот город своей лихорадочной суетой напоминал осажденную крепость. И только ночью, когда стихало все и лунный свет вместе со светом неоновых фонарей заливал пустынные проспекты, умиротворенная древность осмеливалась напомнить о себе: романтично чернели зубчатые стены монастырей, оживали лунообразные купола и бронзовые монументы, перемигивались огнями старинные здания. И даже в самом слове «Москва», казалось, начинало трепетать спрессованное тысячелетиями время…

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к