Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Любовные Романы / СТУФХЦЧШЩЭЮЯ / Тернер Элизабет: " Магия Южной Ночи " - читать онлайн

Сохранить .
Магия южной ночи Элизабет Тернер

        # Сан-Доминго край роскоши и богатства, неистовых южных страстей и темных семейных тайн. Прелестная французская аристократка Кристина Бутар, вступив в «брак по доверенности» с плантатором, приезжает на экзотический остров - и оказывается ввергнутой в ад цинизма и жестокости.
        Единственным лучом света в этой безрадостной жизни является для Кристины ЛЮБОВЬ. Тайная, страстная любовь к Риду Алекс аи деру, настоящему мужчине, готовому на все, чтобы спасти возлюбленную от уготованной ей горькой участи...

        Элизабет Тернер
        Магия южной ночи

        Пролог

        Июнь 1790 года
        Испанское правосудие было скорым на расправу.
        - Сеньор Рид Александер, - провозгласил судья, с возвышения грозно глядя на заключенного. - Я объявляю нас виновным в смерти Гастона дю Бопре. Властью, возложенной на меня Карлом IV, королем Испании, я приговариваю вас к каторжным работам в исправительной колонии его величества на острове Гаити до конца ваших дней. Да помилует Господь вашу душу.
        Двое солдат потащили приговоренного к боковой двери, ведущей в тюрьму. Закованный в цепи, словно бешеный пес, Рид медленно шел мимо рядов зрителей. Почувствовав чей-то особенно пристальный взгляд, он посмотрел в ту сторону - и обнаружил, что глядит в смуглое лицо Леона дю Бопре, Торжествующий блеск в черных креольских глазах выдавал его злорадство. За какую-то долю секунды подозрения Рида переросли в твердую уверенность. Его разум протестовал, не желая принимать очевидную - и гнусную - правду. Но сомнений быть не могло.
        Леон дю Бопре хладнокровно убил Гастона, своего собственного брата!
        Ярость и отвращение перенесли Рила через барьер, отделявший его от зрителей. Кандалы не помешали ему схватить о Бопре за горло так, что тот задохнулся.
        Быстро опомнившись, служители Фемиды кинулись безжалостно избивать своего несчастного пленника, пока наконец его руки не разжались.
        - Когда-нибудь... как-нибудь... - мрачно поклялся Рид. Месть - это была последняя четкая мысль Рида перед тем. как удар по голове лишил его сознания.

        Глава 1

        Кейп-Франсуа, Сан-Доминго Июнь 1791 года
        Она заключила сделку с самим дьяволом.
        Эта внезапно возникшая мысль не давала ей покоя. Христина Бушар Делакруа смотрела, как острой Сан-Доминго становился все ближе и ближе. Панический страх горечью обжег горло. Опустив глаза, она заставила, себя разжать пальцы, вцепившиеся в перила на корме корабля. И, словно впервые увидев его, уставилась на обручальное кольцо, украшавшее средний палец ее левой руки. Большой, квадратной огранки рубин, окруженный бриллиантами, загорелся в лучах полуденного солнца. Это было дорогое кольцо, беззастенчиво демонстрирующее богатство - и лишающее ее свободы. Как бы красиво оно ни было, кольцо казалось слишком тяжелым; оно словно сковывало ее тело и душу.
        Кристина беспокойно покусывала губу. Что за человек этот Этьен Делакруа, за которого она вышла замуж по доверенности и с которым еще не встречалась? Кто смог бы пригласить невесту и в то же время отказать и убежище ее единственному родственнику?
        Этот вопрос звучал и звучал у нее в голове. Даже если она доживет до ста лет, ей никогда не забыть ни вдруг разом поблекшего взгляда любимых дедушкиных глаз, ни острой боли, резанувшей ей сердце, когда они прощались в порту Кале. Но условия брачного договора особо подчеркивали - она должна была приехать, не обремененная родственниками.
        Лишь в последний момент Кристине удалось незаметно опустить ему в карман инкрустированный браслет. Дедушка упрямо отказывался принять хоть что-нибудь, повторяя, что драгоценности в роду Бушаров всегда принадлежали женщинам. Этой традиции следовало несколько поколений, и он не намерен был ее нарушать. Кристина успокаивала себя тем, что, продав браслет, дедушка сможет выручить сумму, необходимую, чтобы спокойно добраться до Америки, подальше от вороватых и всеслышащих слуг, которые хитроумно замышляли предательство.
        Слезы невольно катились по ее лицу, когда она смотрела, как дедушка уходил, покидая ее навсегда. Его когда-то гордая осанка исчезла. Жан-Клод Бушар, граф де Варенн, казавшийся таким несгибаемым, стал старым и слабым. И совсем одиноким.
        - Мы причалим меньше чем через час, графиня. Погрузившись в воспоминания, Кристина не услышала, как к ней подошел Джадсон Хит, капитан торгового судна «Марианна».
        - Ну сколько раз мне напоминать вам, капитан, что я больше не графиня? - с признательной улыбкой сказала она, повернувшись к седому моряку.
        - Чепуха! - рассмеялся он. - Всем видно, что вы графиня и по рождению, и по воспитанию. Этого невозможно изменить.
        - Выйдя замуж за господина Делакруа, я превратилась в простую гражданку, такую же как и все. - Улыбка исчезла с ее лица. - После революции стало небезопасно и неразумно причислять себя к аристократии.
        - Но, графиня, кто же захочет причинить вред такой милой и очаровательной юной даме, как вы?
        Она философски пожала плечами.
        - Во времена больших волнений люди ведут себя непредсказуемо.
        Сняв шляпу, Джадсон Хит почесал затылок.
        - Может, вы и правы, но одну вещь я знаю наверняка. Этот ваш муж будет восхищен, увидев, какой подарок он заполучил. Вы - такая драгоценность, которой гордилась бы любая корона.
        Кристина снова улыбнулась:
        - А вы, мой капитан, в галантности не уступите благородным кавалерам при дворе короля Людовика.
        - Это я-то? Да я всего-навсего старый морской волк, - возразил капитан, и легкий румянец окрасил его морщинистые щеки. - Ваше присутствие на моем корабле - это редкое удовольствие.
        - Вы были очень добры ко мне, капитан. Спасибо.
        - Мы скоро будем, швартоваться, - откашлявшись, проговорил он. - Полагаю, ваш муж встретит вас?
        - Да, - пробормотала она.
        Извинившись, капитан Хит вернулся к своим обязанностям. По правде говоря, Кристина не узнала, чего ожидать после того, как они причалят. Письмо Этьена уведомляло ее лишь о том, что она будет встречена в порту и доставлена экипажем в Бель-Терр.
        Легкий ветерок забавлялся ее юбкой и перьями на шляпке. Заслонившись от солнца, Кристина разглядывала остров, которому суждено было стать ее домом. Побеленные строения, рассыпанные среди скалистых склонов холмов, окаймляли береговую линию. Повсюду буйно цвела растительность. Даже отсюда Кристина видела яркие пятна красных, розовых, желтых и белых цветов. Красивый, как на картинке. бархатный зеленый остров дремал под тропическим небом.
        Решительно выпрямившись, она смотрела на него со странной смесью любопытства и тревоги.
        Через час Кристина стояла на пристани, а вокруг кипела чужая жизнь. Неповторимые запахи кофейных зерен и экзотических пряностей наполняли воздух. В громком говоре толпы можно было различить французский, английский и испанский языки, а также певучий выговор островитян. Рабы в одних только грязных набедренных повязках грузили тяжелые ящики. Их темная кожа блестела от пота, у многих были рубцы от побоев, Кристина вздрогнула, когда за резкой командой надсмотрщика последовал свист хлыста.

«Боже мой, на что я согласилась», - подумала она. Этот чудный остров, который на расстоянии казался райским местом, теперь больше напоминал ад, где злоба смешивалась с горем и, как ни странно, с равнодушием. Кристина с негодованием отвернулась от сцены битья. Где наконец новобрачный? Почему задерживается? Он, конечно, не для того устроил это путешествие, чтобы теперь отказаться от нее прямо в порту этого Богом забытого городка. Прячась в тени шелкового зонтика, она с волнением оглядывала толпу. Один человек привлек ее внимание. Ему, как она решила, около тридцати, он был широкоплеч и на полголовы возвышался над остальными, выгоревшие на солнце длинные волосы были схвачены кожаным шнурком. Его лицо выделялось из толпы - высокими скулами, слегка кривым носом и ямочкой на волевом подбородке. Кожа цвета темной бронзы и развитая мускулатура свидетельствовали о долгих часах тяжелого физического труда под лучами тропического солнца. Красавец в классическом понимании этого слова, мужчина обладал той грубоватой привлекательностью, которую, как знала Кристина, многие женщины сочли бы неотразимой.
        Кристина без стеснения разглядывала его. Ее заинтриговала не столько внешность незнакомца, сколько его манера держаться, Он излучал непоколебимую уверенность в себе, граничащую с высокомерием и возникающую тогда, когда человек знает, что может контролировать любую ситуацию. Он наверняка из тех, кто не позволит стоять у себя на пути. То ли из-за того, что она устала от неопределенности, то ли просто потому, что была женщиной, Кристину вдруг непреодолимо потянуло к нему.
        Задумчиво прищурившись, мужчина изучал толпу на пирсе, потом посмотрел на девушку.

«Неужели?» Она прижала руку к груди, пытаясь успокоить внезапно заколотившееся сердце. Словно кролик в ловушке, она застыла, ожидая, когда он подойдет к ней.
        - Кристина Делакруа? - бесцеремонно спросил он.
        - Да, месье.
        Она отметила, что незнакомец обладал приятным баритоном.
        - Ваш муж повелел мне доставить вас к нему. Конечно, это не Этьен. Как глупо было считать иначе.
        Она должна была сразу догадаться об этом по его одежде. Широкие рубахи без воротника носят торговцы и ремесленники, а не богатые землевладельцы. Кристина еще не успела собраться с мыслями, чтобы ответить, как рядом с ней появился капитан Хит. На его обычно приветливом лице была гримаса подозрения.
        - Кто вы такой, сэр, чтобы приставать к этой леди?
        - Вы, должно быть, Джадсон Хит, капитан «Марианны», - ответил незнакомец, придя в некоторое замешательство от резких слов. - Уверяю вас, я здесь не для того, чтобы приставать к мадам Делакруа, а затем, чтобы в целости и сохранности доставить ее в Бель-Терр.
        - Кто вы? Почему мой муж не приехал сам?
        Кристину очень задело то, что новобрачный прислал кого-то вместо себя. Если ее супруг не в состоянии оказать такую простую любезность, то ужасно даже подумать, что ждет ее впереди.
        - Рид Александер, надсмотрщик в Бель-Терр. К вашим услугам, мадам. - Он коротко, издевательски поклонился. - А по какой причине ваш муж не приветствовал вас лично, вы лучше спросите у него самого.
        Его глаза цвета стали разглядывали Кристину, оценивая ее, не упуская ни одной ее черточки. Она надменно не отводила взгляда, полная решимости не дрогнуть и не спасовать. В конце концов, она графиня, а ее семья - одна из самых благородных и Провансе.
        - Не явился, чтобы приветствовать новобрачную! - бормотал капитан Хит. - Никогда не слышал о подобном. Не годится так обращаться с леди, тем более с урожденной графиней.
        Кристина ласково улыбнулась, услышав протестующий скрипучий голос преданного старика. Поднявшись на цыпочки, она легким поцелуем коснулась его сморщенной щеки.
        - Прощайте, капитан.
        - Прощайте, детка. - Капитан Хит откашлялся и пожал ее маленькую руку. - Пусть вам всегда сопутствует удача. - И, повернувшись, он тяжело зашагал прочь.
        Рид нетерпеливо махнул рукой, указывая на обитый медью сундук у ног Кристины.
        - Если мы хотим прибыть в Бель-Терр до наступления темноты, то надо отправляться. Остальной ваш багаж может быть доставлен позже.
        - Нет никакого другого багажа, месье, - скованно проговорила Кристина.
        Ей очень неприятно было признаваться этому холодному, отстраненному незнакомцу, что все ее имущество помещалось в одном-единственном сундуке. Ведь ей пришлось бежать под покровом ночи, как воровке, захватив с собой только самые необходимые вещи. Рид подхватил сундук и поставил его на запятки экипажа, ожидавшего неподалеку. Вспомнив, как тяжело было им с дедушкой тащить громоздкую поклажу, Кристина не могла не подивиться той легкости, с которой проделал это Рид. Когда он потянулся, чтобы привязать сундук, его широкая рубаха задралась, открыв пистолет, аккуратно заткнутый за пояс штанов. Девушка в изумлении уставилась на оружие. Неужели остров настолько опасен, что ей требуется вооруженный охранник? Кого или чего надо бояться? Человека? Или зверя?
        Закрепив багаж, Рид помог ей забраться в экипаж, сам поднялся с другой стороны и взял поводья. Пара гнедых лошадей стала медленно пробираться сквозь толчею на пристани, обходя повозки, тележки и груды деревянных ящиков. Они уже почти выбрались с территории порта, когда резкий щелчок, похожий на звук выстрела, испугал Кристину. За ним последовал крик боли. Повернув голову, она увидела коренастого мужчину, который поднял плеть и снова злобно стегнул по спине раба, согнувшегося под тяжестью тележки, нагруженной большими джутовыми мешками.
        - Ленивый дьявол, - взревел хозяин. - Пошевеливайся!
        Действуя импульсивно, Кристина схватила Рида за рукав.
        - Вы не можете остановить это бессмысленное избиение? Тот только поднял бровь и искоса посмотрел на ее пальцы, сжимавшие ткань его рубашки. Смутившись, она быстро отпустила рукав. А подняв глаза, увидела, как раб снова впрягся в тележку. Когда он проходил мимо, она очень близко увидела лицо несчастного - оно выражало не боль и покорность, а едва сдерживаемое неповиновение. Несмотря на жару, дрожь пробежала по спине Кристины. Рид подергал поводья, и экипаж выбрался наконец с причала.
        - Если вы останетесь на острове, графиня, то быстро привыкнете к подобным сиенам.
        - Никогда, - провозгласила она, качая головой. - В моей стране народ взбунтовался из-за того, что ему нечего было есть. Уже пролилось много крови. Жители Сан-Доминго проявили бы мудрость, если бы задумались над этим.
        Рид удивленно взглянул на ее профиль. Эта девчонка, едва восемнадцати или девятнадцати лет, уже знает, что происходит, когда терпению угнетенных приходит конец. Должно быть, обстоятельства ее жизни действительно были невыносимы, раз она бежала с родины и согласилась на брак по доверенности с таким чудовищем, как Этьен Делакруа.
        Чудовище или нет, но его хозяин обладал непревзойденным вкусом. Он выбрал себе в жены редкую красавицу, с волосами черными, как безлунная ночь, и такими же таинственно мерцающими глазами. Точеные черты лица дополнялись маленьким прямым носиком и чувственным ртом. Кожа цвета слоновой кости, без малейшего изъяна, имела легкий персиковый оттенок. В ней все говорило о совершенстве. «Наверняка она с самого рождения привыкла к целой армии слуг и никогда не заботилась о том, что будет завтра есть. Не жизнь, похоже, отличается от моей, как день от ночи, - про себя рассуждал Рид. - Жаль только, что у Делакруа нет ни крохи здравого смысла. Сейчас не время обзаводиться женой. Только дурак привез бы женщину на остров, находящийся на грани катастрофы. Но судьба девчонки меня не касается. Если повезет, я буду на пути в Новый Орлеан раньше, чем случится беда».
        Вскоре испепеляющий зной города остался позади. Дорога, больше похожая на тропу, вилась среди поросших лесом холмов. Стало прохладнее, воздух был напоен ароматами хвои и экзотических растений. Кристина из-под ресниц разглядывала загадочного надсмотрщика. Заметив небольшой шрам в форме полумесяца на скуле, она решила, что это похоже на след от кольца с печаткой. И нос сопровождающего выглядел так, словно его пару раз перебили в драке. Она поспорила бы на последнее су, что Александер не оставил противника безнаказанным. Кристина беспокойно поерзала на сиденье.
        - Вы давно работаете на моего мужа? - наконец проговорила она.
        - Достаточно давно.
        - Расскажите, что собой представляет Бель-Терр? Последовала долгая пауза.
        - Красивое место, - наконец ответил он, не сводя глаз дороги, - но ему не хватает теплоты.
        - А мой муж, - настойчиво продолжала Кристина, ему тоже не хватает теплоты?
        Лицо Рида ничего не выражало.
        - Я не знаю.
        - Думаю, что знаете, Какой он? Чаше смеется или хмурится? Он терпелив или вспыльчив? Щедрый или жадный?
        - Я не уполномочен обсуждать своего работодателя. Вы скоро получите ответы на все ваши вопросы.
        Кристина наклонила голову набок, насмешливо глядя на него.
        - Вы всегда такой молчун, месье, или не желаете беседовать именно со мной?
        Он раздраженно взглянул на нее.
        - А вы всегда такая настырная?
        - Всегда, - ответила она и рассмеялась впервые за долгое время.
        Это ослабило напряженность между ними. Постоянно подгоняемый вопросами, Рид рассказал все, что знал, об истории острова. Через два часа они оказались на узком мосту через бурную реку.
        - Мне надо напоить лошадей, - заявил Рид, останавливая экипаж. - Если вы захотите прогуляться вверх по течению, то обнаружите гам водопад, которым все восхищаются.
        Кристина не нуждалась в дальнейших уговорах. Подхватив юбки, она осторожно пробиралась вдоль реки, время от времени останавливаясь, чтобы полюбоваться то папоротником, то цветами. Журчащий поток стал шире, образовав небольшое озерцо. Прекрасные желтые цветы с лепестками размером с ее ладонь украшали ветви ближайшего куста. Кристина наклонилась, сорвала один из цветков и, улыбаясь, вдохнула пряный аромат. Улыбка сбежала с ее лица, когда она подняла голову и обнаружила неподалеку пару, слившуюся в любовном объятии. Девушка инстинктивно отступила назад. Шум вспугнул любовников, и они отпрянули друг от друга. Несколько секунд Кристина смотрела на них, они - на нее. Тысячи мелких деталей запечатлелись в мозгу юной графини. Сеть шрамов, покрывающих мощный мужской торс. Страх в темных глазах женщины. Жуткого вида нож, заткнутый за красный кушак.
        Услышав короткий приказ, женщина исчезла и густой листве. С горящей в черных глазах злобой мужчина вытащил из-за пояса нож и направился к Кристине. Она кинулась прочь. Цветущие кусты, которыми она любовалась всего несколько мгновений назад, стали теперь ее врагами, их колючие ветки цеплялись за ее платье, замедляя бег. Земля была неровной, ноги скользили по высокой траве. Кристина не знала, был ли стук, который она слышала, топотом преследователя или ударами ее собственного сердца. Зацепившись за лиану, она упала.
        - Месье Александер! - закричала графиня. - Помогите!
        Рид подбежал к ней, поднял, тревожно вглядываясь в ее лицо.
        - Что? Что случилось? С вами все в порядке?
        Часто моргая, она пыталась успокоить дыхание. И противилась желанию прижаться к его груди.
        - Человек, - задыхаясь, проговорила она. - У водопада... у него нож... большой.
        С мрачным выражением лица Рид достал пистолет. Заслонив Кристину собой, направил оружие в сторону водопада.
        - Успокойтесь. Идемте быстрее к экипажу.
        - Вы не собираетесь его преследовать? - с возмущением спросила она.
        Кристина никогда бы не подумала, что Рид может убежать от драки. С такой-то внешностью забияки!
        - Не делайте из меня благородного рыцаря, - почти рявкнул он. - Я никакой не герой.
        Больше они не разговаривали до приезда в Бель-Терр.
        Предзакатное солнце золотило величественное каменное строение. Кристину ошеломила красота дома. Прямоугольное здание насчитывало три этажа. Нижний этаж имел входы в виде арок и предназначался, очевидно, для различных служб и хранилищ. Широкие каменные ступени вели к изящному крыльцу жилого этажа. Восхищение помешало Кристине заметить небольшую группку людей, собравшихся у дальнего конца дома.
        Колеса экипажа заскрежетали по дорожке, посыпанной ракушечником, и остановились. Рид спрыгнул и быстро подошел, чтобы помочь ей спуститься. Кристина тотчас ощутила, как дюжина пар глаз устремилась в ее направлении. Она встретила эти взгляды, застенчиво улыбаясь и приготовившись приветствовать слуг из своего нового дома. Люди расступились, и стала видна скрюченная фигура, лежащая на земле. Кожа клочьями свисала со спины несчастного. Яркие капли крови, словно опавшие розовые лепестки, окружали то место, где он лежал.
        Кристина побледнела. В ушах у нее раздалось какое-то жужжание, и волной нахлынула тошнота. Только рука Рида на ее талии удержала девушку от падения.
        - А, вот и ты, Александер. - Фигура с плетью в руках отделилась от наблюдающих за жуткой сиеной. - Я ждал тебя еще час назад. Что так долго?
        Рид пожал плечами.
        - Обычные задержки в здешних местах.
        Кристина с возрастающим ужасом смотрела, как худощавый, модно одетый джентльмен с чертами лица патриция приближается к ним. «Господи, - взмолилась она. - Пожалуйста... Пусть это окажется не мой муж».
        - Ты же знаешь, что я не люблю пачкать рук. - Подошедший небрежно отшвырнул в сторону плеть. - Ты должен заботиться о дисциплине, а не я.
        - Я предлагал вам отравиться в город, а меня оставить в Бель-Терр, - спокойно напомнил Рид.
        - И позволить тебе следить за разгрузкой хрупкого венецианского фарфора? Ты что, принимаешь меня за дурака?
        Его высокомерный тон подтвердил наихудшие опасения Кристины. Этот жестокий человек действительно был Этьеном Делакруа, владельцем прекрасного поместья - и новобрачным. Во время долгого морского путешествия до острова Сан-Дом и иго она убеждала саму себя не ожидать слишком многого от замужества по доверенности. Но в глубине души все-таки надеялась если не полюбить, то хотя бы со временем привыкнуть к человеку, который станет ее мужем. Сейчас она чувствовала только отвращение.
        Рид кивнул в сторону безжизненного тела на земле.
        - Чем Гектор заслужил такую порку?
        - Сволочь неуклюжая. Чуть не уронил всю коллекцию статуэток, которую я еще несколько месяцев назад выписал из Италии. - Этьен элегантно промокнул потную верхнюю губу белоснежным носовым платком. - К счастью, ничего не разбилось, иначе мне пришлось бы убить его.
        Едва заметный взмах руки - и двое молодых негров, схватив избитого за руки, утащили его прочь. Маленькая группка слуг быстро рассосалась. Обратив наконец внимание на Кристину, Этьен с улыбкой слегка поклонился.
        - Чтобы развеять всякие сомнения, мадам, я и есть Этьен Делакруа, наш муж.
        Кристина почувствовала себя загипнотизированной холодным и острым взглядом настолько светлых голубых глаз, что они казались почти белыми. Злобным взглядом дьявола. Взяв се ледяную руку, он поднес ее к губам.
        - Добро пожаловать в Бель-Терр.

        Глава 2

        Поджав губы и прищурившись, Этьен разглядывал ее. Его светлые глаза медленно, оценивающе скользили по ее лицу и фигуре. Кристина, напряженно выпрямившись, заставляла себя терпеть, пока не закончится этот унизительный осмотр. Рид Александер тоже рассматривал ее, когда они встретились, но он делал это по-другому. Ему не удалось тогда скрыть отблеск чисто мужского интереса, что придало теплоту его взгляду. Понравилась она ему или нет. но он смотрел на нее как на женщину, а не как на вещь. Этьен Делакруа точно так же мог бы разглядывать только что приобретенную лошадь. «Или свой драгоценный фарфор, - с внезапным отвращением подумала Кристина. - А уж никак не новобрачную». Она гневно сверкнула на него глазами. Он улыбнулся при виде ее негодования.
        - Вы мне подходите, дорогая.
        - Благодарю, месье, - ответила она, шокированная. Этьен указал на ее платье, привлекая внимание к грязному подолу и порванному рукаву.
        - Неужели условия на судне были настолько плохими, что вы не могли должным образом подготовиться к первой встрече со своим мужем?
        Кристина вспыхнула от оскорбительного замечания. Она уже открыла было рот, чтобы дать Этьену резкую отповедь, когда заговорил Рид:
        - По пути у нас была неожиданная встреча. Графине повезло, что все закончилось только порванным и испачканным платьем.
        Этьен повернулся к своему надсмотрщику.
        - Что случилось?
        - Как обычно, я остановился на полпути, чтобы напоить лошадей. Графиня в это время прогуливалась, направляясь к водопаду, где явилась нечаянной свидетельницей любовного свидания.
        - И...
        - Мужчина кинулся на нее с мачете, и она убежала.
        - Она хорошо его рассмотрела? - спросил Этьен. - Как ты думаешь, она его узнает, если увидит снова?
        - Я запомнила только большой нож, - вступила в разговор Кристина, негодуя, что о ней говорят, словно не замечай ее присутствия. - И вокруг пояса у него был повязан красный кушак.
        Эта деталь привлекла внимание обоих мужчин.
        - Вы не упоминали о кушаке до этого. Вы уверены, что видели его? - резко спросил Рид.
        - Абсолютно. - Она с удивлением смотрела, как мужчины обменялись хмурыми взглядами.
        - Марон.
        Брезгливость на лице Этьена была первым чувством, которое он продемонстрировал с момента встречи с Кристиной.
        - Что такое «марон»? - спросила она.
        - Сбежавший раб, - объяснил Рид. - Говорят, что они собираются в банду. И выбрали красный кушак своим опознавательным знаком.
        - Ты должен был оберегать графиню, - проговорил Этьен, теперь направляя свой гнев на Рида. - Если ты не в состоянии справиться с таким простым заданием, то есть и другие, готовые поменяться с тобой местами. Подумай об этом. Я предупреждаю тебя - мое гостеприимство небезгранично.
        Кристина ощутила, как мгновенно накалилась обстановка. В словах Этьена была какая-то скрытая угроза. Взглянув на Рида, она увидела, как тот сжал челюсти, сдерживая себя.
        - Если бы не смелое вмешательство месье Александера, тот человек убил бы меня, - сказала она отчасти для того, чтобы разрядить напряжение, отчасти чтобы дать Риду время обрести прежнюю невозмутимость. «Ведь и он только что поддержал меня», - с запозданием поняла Кристина.
        - Значит, вы считаете его смелым? - Подняв бровь, Этьен задумчиво переводил взгляд с новобрачной на своего надсмотрщика.
        - Очень, - браво соврала девушка, замалчивая тот факт, что в момент происшествия она чуть было не обвинила Рида в трусости.
        - Вы слишком наивны, дорогая. Пока что я не буду разрушать ваши милые фантазии. Вы, без сомнения, вели очень замкнутую жизнь в имении вашего дедушки и не можете судить о характере человека.
        - Вы так считаете? - Напыщенный дурак! Его снисходительное отношение выводило ее из себя. Ей хотелось стереть это надменное выражение с его лица. -
        Прошу поверить, месье, но как только мы узнаем друг друга получше, вы обнаружите, что я очень неплохо разбираюсь в людях. Дедушка всегда говорил, что мне это удается. Этьен смахнул с рукава невидимую пушинку.
        - Я давно заметил, что многие пожилые люди страдают расстройствами ума.
        - Простите?
        Неужели этот невежда сомневается в умственных способностях ее дедушки? Кристина не могла поверить своим ушам. Этьен покровительственно улыбнулся ей.
        - Мужчины в возрасте вашего родственника часто вбивают себе в голову всякие причуды, и на их мнение уже нельзя полагаться.
        - Что за ерунда! - горячо возразила она. - Дед обладает острейшим умом. Вы оскорбляете его своим предположением.
        Едва произнеся эти слова, она сразу поняла свою ошибку. С испугом Кристина смотрела, как бледное лицо ее супруга пошло пятнами, а руки сжались и кулаки. Господи, неужели он ее ударит? Но не могла же она молча выслушивать оскорбительные замечания в адрес своего дедушки!
        И снова Рид пришел ей на помощь;
        - Преданность графини достойна всяческой похвалы. Вы ведь высоко пените это качество, не правда ли, месье Делакруа?
        С видимым усилием Этьен смирил свой гнев. Краска начала покидать его щеки.
        - Моя жена обязана понимать, что теперь она должна быть предана мне одному, - отрывисто проговорил он.
        - Преданность можно только заслужить, ее нельзя требовать, - заявила Кристина.
        - Посмотрим, - был холодный ответ Этьена.
        Отвернувшись, он щелкнул пальцами. Тотчас в одной из арок появилась женщина. На ней было простое голубое платье с жестким белым воротником и манжетами, а также пышный накрахмаленный передник. Волосы скрывал белый платок, повязанный на манер тюрбана. Высокая, экзотичная, с кожей цвета крепкого кофе, женщина царственной походкой подошла к ним.
        - Да, хозяин? - певучим местным выговором произнесла она.
        - Это Гера, - обратился Этьен к Кристине. - Она будет вашей горничной.
        - Я надеялась сама выбрать...
        - Гера, - словно не слыша последних слов, продолжал он, - проводите мадам в ее комнату.
        - Да, хозяин, - тихо ответила та, не поднимая глаз.
        - Встретимся за хересом в библиотеке ровно в восемь часов, Не опаздывайте. Я не люблю ждать. - С этими словами Кристина была отпущена.
        Повернувшись, чтобы следовать за Герой, она успела заметить непонятное выражение липа Рида, прежде чем его сменила обычная невозмутимость. Было ли это предупреждением? Или озабоченностью? Или невольным восхищением? Слишком быстро все исчезло.
        Служанка шла впереди, поднимаясь по ступеням на широкую террасу, а затем в дом. Огромный холл излучал те же достоинство и элегантность, что и все здание. Кристину подавляли массивные пропорции, и она со смесью страха и восхищения оглядывалась вокруг. Стены были обиты золотистой тканью с изображением тропических птиц и стеблей бамбука. Здесь имелись хрустальные люстры, игральный стол красного дерева и столик в стиле королевы Анны; кресла были обиты бархатом бронзового цвета. На стене висел портрет мужчины с мальчиком.
        Кристина подошла поближе, чтобы рассмотреть его. Уничижительный взгляд бледно-голубых глаз тотчас подсказал ей, что здесь изображен ее муж в детском возрасте. Даже тогда у Этьена было холодное, неулыбчивое лицо. Высокие напольные часы в углу пробили несколько раз.
        - Сюда, мадам, - настойчиво позвала Гера.
        Подхватив юбки, девушка последовала за ней по спиральной лестнице. Они быстро шли по широкому коридору, и Кристина едва успевала замечать столики, буфет в углу, еще одни часы. На стенах чередовались канделябры и зеркала в золоченых рамах. В главный коридор выходили двери шести комнат. Гера терпеливо ожидала у одной из них. Войдя, Кристина не смогла сдержать восхищенного вздоха. Как бы ни противен был ее муж, но ему не откажешь в превосходном вкусе. Комната была очаровательна, со стенами, обитыми полосатым белым шелком, с тяжелыми парчовыми шторами и покрывалами цвета розы и слоновой кости. Восточный ковер тех же тонов с добавлением темно-зеленого покрывал блестящий пол.
        Мебель обладала теми же идеальными пропорциями, что и все вокруг - резной комод и чайный столик с креслами, зеркало и скамеечка перед ним, обитая расшитой тканью, письменный стол с инкрустацией. Но самым главным предметом здесь была широкая кровать на четырех резных столбах. Кристина постаралась не задумываться над тем, что произойдет здесь ночью - ритуал, который навсегда изменит ее, превратив из невинной девушки в опытную женщину. Вместо этого она сконцентрировала все внимание на двух овальных портретах над чайным столиком. Мужчину она уже видела на портрете внизу, это отец Этьена, а женщина, надо полагать, его мать. Именно от нее он унаследовал это узкое, бесстрастное лицо и ледяные голубые глаза. Кристина подумала, не перенял ли он также матушкин характер.
        - Мадам умерла в прошлом году, - сказала Гера.
        - Между матерью и сыном очень большое внешнее сходство. Они и во всем остальном тоже были похожи?
        - Да, мадам.
        - Понятно, - пробормотала Кристина.
        Слова горничной вызвали в ней какое-то странное чувство, словно она потерпела поражение. Несмотря на любопытство, она не стала расспрашивать дальше. Прошлый опыт подсказал ей, что на некоторые вопросы лучше не получать ответа. Гера разгладила несуществующую складку на покрывале и лукаво посмотрела на Кристину.
        - Вскоре после того, как она умерла, господин и начал подыскивать подходящую хозяйку для Бель-Терр.
        Девушка вздохнула. Казалось, сама судьба уготовила ей участь стать госпожой на огромной плантации. Очень многих женщин привело бы в восторг такое будущее. Почему же ей не удается наскрести в душе даже крупицы радости?
        Если бы Этьену требовалось только развлекать гостей и вести хозяйство, то наверняка на острове нашлось бы немало женщин, способных достойно справиться с этой задачей. Взгляд Кристины скользнул в сторону массивной кровати. С абсолютной очевидностью она поняла, что между ней и жительницами Сан-Доминго есть очень важная разница. Этьену Делакруа требовалось нечто большее, чем просто хозяйка дома. Как и многие богатые, знатные мужчины, непомерно честолюбивые и высокомерные, он мечтал основать династию.
        Не любая женщина подходила для этой роли.
        Нетитулованная дочь такого же плантатора не смогла бы помочь ему утвердить свое превосходство. Ему требовалась невеста с непогрешимой родословной, имеющая кровное родство с одной из королевских династий Европы. Французская революция предоставила ему редкую возможность одним выстрелом убить двух зайцев. Женитьба по доверенности обеспечивала его и хозяйкой Бель-Терр, и аристократической матерью его будущего потомства в одном лице. Во Франции сложилась такая обстановка, что аристократия всеми способами стремилась покинуть страну. Кристина подходила по всем критериям..
        кроме одного.
        Мешал Жан-Клод Бушар, ее любимый дедушка. Но эта проблема была быстро решена. Когда оставаться на родине стало небезопасно, именно Кристина, положив конец сомнениям деда, приняла предложение Этьена Делакруа, четко осознавая, что может больше никогда не увидеть любимого родного человека. Единственным утешением для нее служило то, что теперь они оба спасены от зубов мадам Гильотины.
        - Я сказала что-то, что обеспокоило мадам? - тревожно спросила Гера.
        Погруженная в мрачные воспоминания, Кристина вздрогнула. Она совсем забыла, что не одна в комнате.
        - Нет, ты ни при чем, Гера, Все очень мило.
        - Хозяин приказал мне доложить ему, если вам что-то не понравится.
        - Какая чуткость, - заметила Кристина, очень сомневаясь в том, что Этьен по-доброму воспримет какую-либо критику.
        Через минуту пришел слуга, сгибаясь под тяжестью ее окопанного медью сундука. Гера жестом указала, куда поставить багаж, и мужчина вышел, не проронив ни слова. Кристина развязала ленту под подбородком и сняла шляпку. «Слуги в Бель-Терр очень сильно отличаются от французских слуг, - подумала она. - Те могут быть и обидчивыми, и завистливыми, но никогда не упустят возможности поболтать и посплетничать». К тяжелому, зловещему молчанию чернокожих ей предстоит еще привыкнуть, как и ко многим другим вещам на острове.
        - Я поглажу ваши платья и повешу их в гардероб. - Гера принялась распаковывать сундук. - Когда прибудет ваш остальной багаж, им я тоже займусь.
        - Этого не потребуется, Гера, - спокойно сказала девушка. - Здесь все, что мне удалось взять с собой.
        К ее облегчению, служанка промолчала, продолжая быстро и умело разбирать вещи. Кристина пригладила перья на шляпке, радуясь, что они не поломались, когда она бегала по лесу. Платье пострадало больше. Оно было порвано, испачкано травой; едва ли удастся привести его в прежний вид. Как бы ни была она ограничена в средствах, но мысль обратиться к Этьену, чтобы пополнить скудный гардероб, вызвала у нее новый прилив отвращения. Уж лучше страдать от недостатка одежды.
        Раздались шаркающие шаги, и небольшая группа слуг внесла медную ванну, ведра с горячей водой и стопку постельного белья. Под руководством Геры ванну поставили за шелковой ширмой. Когда все было подготовлено, слуги удалились, осторожно прикрыв дверь. Кристина разделась за ширмой и погрузилась в воду. Она потянулась за куском французского мыла, вдохнула розовый аромат, и ее захлестнула тоска по дому. Закрыв глаза, она положила голову на край ванны и. стала вспоминать о тех временах, когда жизнь казалась такой простой. Сейчас же каждый новый день приносил перемены, трудности, опасности. Девушка подумала об Этьене и о предстоящей ночи. Даже в теплой воде ее бросило в дрожь.
        - Время на исходе, мадам, - донесся из-за ширмы обеспокоенный голос Геры.
        Огромным напряжением воли Кристина стряхнула плохие предчувствия, открыла глаза и стала намыливаться. Закончив мытье, она взяла из рук Геры простыню и позволила горничной помочь ей вытереться.
        Легкий ветерок влетал в приоткрытые стеклянные двери, колыхал занавески, пламя свечей колебалось. Кристина сидела перед зеркалом, а Гера хлопотала над ее прической. Вид давно знакомой инкрустированной серебром щетки в руках горничной снова пробудил ностальгию в душе молодой графини. Она решительно откашлялась, чтобы избавиться от комка в горле, и нарушила напряженную тишину словами:
        - Мой муж. Где он спит?
        - Его спальня по ту сторону от вашей гостиной.
        В зеркале Кристина увидела двери гостиной за своей спиной. Так вот откуда он появится всего через несколько часов, чтобы потребовать то, что принадлежит ему по праву.
        - Вы девственница, мадам?
        - Что? - Она была уверена, что не расслышала вопроса горничной.
        - Вы девственница?
        Предательский румянец окрасил щеки Кристины.
        - Что за неуместный вопрос? - пробормотала она. - Это тебя абсолютно не касается.
        - Да, мадам.
        Понимающая улыбка скользнула по лицу Геры. Явно довольная той реакцией, которую вызвало ее любопытство, она хранила молчание все то время, пока ее ловкие пальцы преображали темные пряди госпожи в прекрасно уложенную копну локонов.
        Раздался робкий стук в дверь, и в комнату заглянула молодая служанка.
        - Господин Делакруа говорит, чтобы вы шли к нему в библиотеку.
        Кристина поднялась и подождала, пока Гера расправит складки на ее шелковом карминного цвета платье. Быстро окинула взглядом свое отражение, надеясь, что теперь Этьен не найдет ни малейшего повода для язвительных замечаний. Сочный оттенок платья очень шел ей, подчеркивая здоровый блеск волос и глаз. Гера, уперев руки в бока, оглядывала свою работу.
        - Не беспокойтесь, мадам. Господин будет доволен.
        Это подбодрило Кристину. Уверенная, что она выглядит как нельзя лучше, она вышла из комнаты и, следуя указаниям Геры, направилась в библиотеку. Спустилась по лестнице, глубоко вздохнула, потом задрала подбородок и открыла двери библиотеки. По обе стороны комнаты располагались полки, заставленные книгами в кожаных переплетах и фарфоровыми статуэтками. Бронзовая люстра освещала резной игральный стол в центре. Письменный стол стоял у окна, где тяжелые парчовые шторы были отодвинуты, а ставни открыты, чтобы впустить вечернюю прохладу. Двое мужчин стояли спиной к дверям перед столиком с хрустальными графинами различной формы.
        Кристину с первого взгляда поразил контраст между ними. На Этьене был слегка напудренный парик с буклями, волосы сзади перехватывала узкая лента. Он выглядел блестяще, не хуже любого придворного щеголя, в кремовом с золотом Шелковом камзоле с вышитыми вставками и золотистых панталонах. Наряд Рида, напротив, отличался простотой - камзол бронзового цвета с черной отделкой, белый шейный платок и черные панталоны, обтягивающие стройные мускулистые ноги. Густая рыжевато-каштановая грива волос отброшена назад и связана у шеи черной лентой. Один прост, другой великолепен, но нет никакого сомнения в том, кто из них более привлекателен. Риду не требуется модная и богатая одежда, чтобы вызывать к себе симпатию. Взгляд Кристины задержался на красивой фигуре надсмотрщика. Он просто-таки излучал мужественность. Каждый раз при встрече с ним она чувствовала, что он привлекает ее все больше и больше. Кристина была абсолютно уверена, что если бы ей предстояло делить постель именно с ним, то она испытывала бы предвкушение... а не отвращение. Эта мысль шокировала ее, и, отметая ее прочь, девушка вошла в комнату.
Мужчины замолчали и повернулись, услышав шорох шелковой юбки.
        Этьен оглядел ее, прежде чем слегка, почти незаметно одобрительно кивнул. И протянул ей бокал.
        - Я взял на себя смелость налить вам хереса.
        - Благодарю, - ответила она, принимая бокал. - Пожалуйста, джентльмены, продолжайте разговор. Мне не хотелось бы вам мешать.
        - Мы не обсуждали ничего важного, - сказал Этьен. - Я хочу кое-что преподнести вам. - Подойдя к столу, он открыл ящичек, достал продолговатый футляр и церемонно поднес его Кристине.
        Она вопросительно посмотрела на Этьена.
        - Это мне?
        - Ну же, - поторопил он. - Откройте.
        Ощущая на себе взгляды обоих мужчин, она медленно подняла крышку. Внутри на атласном ложе покоилась подвеска из рубина в окружении бриллиантов. Такие же серьги поблескивали с обеих сторон кулона.
        - Ну...
        - Они - само совершенство, - мягко проговорила Кристина. - У меня нет слов.
        - Гера сказала, что сегодня вы будете в красном. Ваше платье довольно славное, но выглядит слишком просто без украшений, вы не находите?
        - Некоторые вещи прекрасны сами по себе, даже без украшений, - раздался голос Рида.
        Это высказывание заставило Этьена с удивлением посмотреть на надсмотрщика.
        - Эй, Александер, если бы я тебя не знал, то решил бы, что ты - дамский угодник. Но я-то тебя знаю, - нарочито медленно проговорил он. - Человек твоего происхождения в аристократических гостиных наверняка чувствует себя не в своей тарелке.

«Вот оно, снова, - подумала Кристина, - что-то темное и злое, прячущееся под спокойной, гладкой поверхностью». Она переводила изучающий взгляд с одного мужчины на другого. Выражение лица Этьена было высокомерным, язвительным. Лицо Рида отражало более сложные чувства. Гнев молнией пронесся в его серых глазах, потом утих так же быстро, как летняя гроза.
        - Даже человек с моим... неподходящим происхождением в состоянии оценить красоту, когда она сияет прямо перед его глазами. - Рид, шутливо салютуя Кристине, поднял свой бокал. - Простите, графиня, если мой комплимент показался вам неуклюжим. Я давно не был в таком высокочтимом обществе.
        - Я больше не графиня, месье. Нет необходимости относиться ко мне не как к любой другой женщине. Этьен достал кулон из футляра.
        - Повернитесь, дорогая. - Позвольте мне застегнуть это.
        Кристина послушалась, стараясь не морщиться, когда холодный металл и такие же холодные пальцы скользили по ее шее. Ледяное прикосновение могло, казалось, забрать все тепло ее тела.
        - Прекрасно, не правда ли, Александер? - спросил Этьен, медленно проводя руками по плечам Кристины, словно демонстрируя свое право собственности.
        - Да, очень, - согласился Рид, окидывая подвеску беглым взглядом. - Камни безупречны.
        Кристина отпила херес, радуясь тому теплу, которое разлилось внутри ее. Они играли в какую-то игру с непонятными ей правилами. Этьен выставлял ее напоказ, используя как пешку, чтобы вынудить Рида сделать неправильный ход. Интересно, что давало ему такую власть над надсмотрщиком, чтобы заставить того смиренно сносить все оскорбления. Она вздохнула с облегчением, когда было объявлено, что обед подан, Оставив плечи Кристины, муж предложил ей руку. Все трое прошли в столовую.
        Кристина ожидала встретить великолепие и в этой комнате и не была разочарована. Изысканная люстра освещала банкетный стол из красного дерева. Стулья, обитые бархатом цвета морской волны, окружали стол. Этьен заметил, что девушка смотрит на огромный шкаф, в котором была выставлена обширная коллекция фарфоровой посуды.
        - Китайский фарфор, - с ноткой гордости произнес он. - У меня здесь сервиз на пятьдесят персон.
        Кристина неприязненно оглядела кайму в виде рыбьей чешуи на тарелках, но не стала высказывать своего мнения. Этьен придержал для нее стул на одном конце стола, потом сам занял место на противоположном. Рид сел между ними. Сразу же появились трое слуг, которые принялись бесшумно разносить различные деликатесы - улиток в растопленном масле, цыплят с орехами кешью, сочную говядину, тушенную с грибами. У Кристины не было аппетита, но, чтобы не привлекать к себе внимания, она все же попробовала всего понемногу.
        - Сцилла, моя повариха, - лучшая на острове, - похвастался Этьен.
        Разговор за столом начинался и затухал, Он касался в основном видов на урожай, прибылей и убытков. Кристина пяло передвигала еду по тарелке и слушала рассуждения мужчин. Обед тянулся и тянулся, но наконец Этьен откинулся назад на стуле и жестом приказал слугам убирать со стола.
        - Идеальное завершение любой еды - это коньяк и хорошая сигара.
        Слуги обменялись встревоженными взглядами. Самый смелый из них вышел вперед и тихим извиняющимся голосом произнес:
        - Простите, хозяин. Коньяка больше нет. Этьен погладил кармашек жилета.
        - А единственный ключ от винного подвала у меня здесь. Если вы меня извините... - И, не дожидаясь ответа, он вышел из столовой.
        Как только слуги унесли оставшуюся посуду, Рид, нахмурившись, повернулся к Кристине. Она, не глядя4на него, отпила вина.
        - Должна признаться, месье, что была удивлена, обнаружив вас здесь.
        Он поднял бровь.
        - Необходимость делить трапезу с наемным работником оскорбила вас?
        - Вовсе нет. - Она взглянула на него. - Просто я решила, что раз это мой первый вечер в Бель-Терр, то мы с мужем будем обедать наедине.
        - Похоже, что вам не терпится поближе узнать человека, за которого вы вышли замуж.
        - Наоборот! - Она отбросила салфетку. Ее лицо приняло выражение упрямого ребенка. - Он мне не нравится!
        - Нравится или нет, графиня, но с этим человеком шутить нельзя. Не дергайте тигра за хвост, не то он обнажит клыки.
        Кристина знала, что он прав, но ее уязвило замечание, сделанное ей совершенно посторонним человеком.
        - Как я поступаю - это мое дело. Почему вас это заботит?
        Рид нетерпеливо вздохнул.
        - А может быть, я люблю честную борьбу. Вы - не противник такому человеку, как он. Он раздавит вас, словно букашку.
        - Вы обо мне ничего не знаете.
        - Действительно, но я проработал в Бель-Терр почти год. За это время ваш муж ни разу не простил нанесенного ему оскорбления и не забыл выказанного неуважения. Он терпелив, но мстит всегда.
        Кристина прикусила нижнюю губу. Если Рид намеревался напугать ее, то ему это удалось. Она уже и так опасалась, что позволила себе в общении с Этьеном гораздо больше, чем разрешалось другим. А час расплаты все приближался.

        Глава 3

        Вся бравада покинула ее в тот момент, когда она вошла в спальню. Кристина едва узнавала бледное отражение, смотрящее на нее из зеркала. Лицо, лишенное всяких красок, глаза слишком большие и слишком темные - это было лицо девушки, испытывающей ужас. Хорошо, что Рид Александер не видит ее сейчас. Пусть считает ее глупой или импульсивной, все лучше, чем трусихой.
        Гера колдовала над ее прической. Наконец, художественно уложив один длинный черный локон на обнаженное плечо хозяйки, она удовлетворенно отошла, любуясь своей работой.
        - Мадам выглядит красиво, но слишком бледна. - И, протянув руки, горничная ущипнула Кристину за обе щеки.
        - Достаточно! - Девушка освободилась и встала.
        Не обращая внимания на ее неудовольствие, Гера откупорила стеклянную бутылочку, взятую с туалетного столика. Тотчас аромат розы заполнил спальню.
        - Стойте спокойно, - приказала она.
        Кристина подчинилась, позволив горничной втереть масло у нее между грудей и в то место на шее, где бешено колотился пульс. Запах усилился, стал тяжелым, удушливым. Тупая боль разливалась в голове Кристины.
        - Вот теперь вы готовы. - Гера закрыла бутылочку и стала наводить порядок в спальне.
        Кристина подошла к открытым стеклянным дверям. Ветерок слегка колыхал занавески. Откуда-то издалека, со стороны гор, до нее донесся рокот барабанов. Этот звук беспокоил ее, усиливал напряженность, чувство опасности.
        - Гера, что означает этот барабанный бой? Служанка замерла на какую-то долю секунды, потом продолжила стелить кровать.
        - Ничего, мадам.
        - Ничего?
        Гера с безучастным лицом пожала плечами.
        - Барабаны сзывают черных встретиться, поговорить, потанцевать.
        - Почему так поздно? Уже почти полночь.
        - Белые хозяева запрещают, поэтому черные собираются тайно.
        - А-а-а...
        Белые хозяева, то есть могущественные землевладельцы против черных рабов. Становилась понятной та враждебность, которая ощущалась буквально во всем. Порыв ветра влетел в комнату, и тонкая шелковая ночная рубашка Кристины не защитила ее от внезапной дрожи.
        - Вам холодно, мадам? - спросила Гера, поднимая го-лову. - Я закрою дверь.
        - Нет, не надо, - запротестовала девушка, представив себе, как без движения воздуха розовый аромат станет совсем непереносимым. - Пусть будет открыта.
        - По ночам ветер часто кажется холодным после дневной жары. Особенно для тех, кто только что приехал на петров.
        Кристина едва слышала, о чем говорит служанка. Глубинный страх, не желавший исчезать, снова всплыл на поверхность. Почему Этьен задерживается? Почему не придет и не прервет этого бессмысленного ожидания, волнения, тревоги? Неужели это всего лишь игра? И ему нравится держать ее в напряжении? Она беспокойно ходила по комнате. Наверное, такой же переворачивающий все внутренности ужас испытывают заключенные перед исполнением приговора. Или она слишком драматизирует ситуацию? Говоря Этьену, что хорошо разбирается в людях, она вовсе не желала похвастаться. Обычно ее суждения были правильными. Сейчас внутренний голос предупреждал ее об опасности. Ее муж был жестоким, порочным человеком, без стыда и без совести. Она для него ничего не значила. Просто еще одно дорогое приобретение, украшение, которое можно демонстрировать. «И, - промелькнула ужалившая ее мысль, - будущая мать его детей». Представив себя вынашивающей сына, похожего на отца, Кристина вздрогнула.
        - Бокал вина успокоит нервы мадам?
        Девушка остановилась и взглянула на Геру. Та, сложив на груди руки, ожидала ответа. Кристина хотела было отказаться, но потом передумала.
        - Может быть, это как раз то, что мне требуется. Кивнув, горничная вышла и вернулась с серебряным подносом, на котором стояли хрустальный графин и два бокала.
        - Выпейте, мадам. У вас впереди трудная ночь. Кристина сделала глоток, потом другой.
        - Спасибо, - с бледной улыбкой пробормотала она, Гера не улыбнулась в ответ.
        - Многие девушки боятся и нервничают, когда приходит время расставаться с невинностью.
        Кристина быстро взглянула на служанку. Ей хотелось опровергнуть это высказывание, но какой смысл? Она действительно волнуется и боится. Ночами в каюте на борту
«Марианны» она вспоминала обо всем, что знала о первой брачной ночи, в основном из подслушанных разговоров слуг. Они утверждали, что с добрым и опытным любовником боль мгновенна, зато наслаждение огромно. Но, как подозревала Кристина, Этьен Делакруа не будет ни ласковым, ни внимательным любовником, Пытаясь отвлечься, она спросила:
        - Скажи, Гера, ты замужем?
        - Хозяин не позволяет черным жениться. Кристина остановилась и с интересом посмотрела на горничную.
        - А он объясняет почему?
        Гера наморщила лоб, вспоминая трудное слово.
        - Он называет нас... варанами.
        - Варварами?
        - Да, так. Он говорит, что женитьба - она для белых или цветных, если они освобождены, но не для варваров.
        Кристина молча обдумывала услышанное, Казалось, все вокруг были вынуждены следовать прихотям Этьена. Включая и Рида? Не похоже, чтобы его было так уж легко контролировать. Ей он показался человеком, предпочитающим самому решать свою судьбу. Но все же она чувствовала, что и над ним Этьен каким-то образом установил свою власть.
        Гера полезла в карман «Передника, достала небольшой пакетик и высыпала на простыни пригоршню высушенных розовых лепестков. Снова комнату заполнил удушливо-сладкий аромат. Он вызывал у Кристины головную боль и тошноту. Раньше ей всегда нравился этот запах. «Как странно, - подумала она, - что всего за один вечер он стал мне противен».
        - Не надо больше, Гера, - взмолилась девушка.
        - Простите, мадам, - служанка взбивала пуховые подушки, - но мне приказал хозяин.
        - Вы не остановитесь, даже если я скажу, что мне делается плохо от этого запаха?
        Горничная с сожалением покачала головой.
        - Хозяин сердится, если я не выполняю в точности все его приказы.
        - Нежелательно сердить хозяина, верно? - с горечью проговорила Кристина. - Ни тебе, ни кому-нибудь другому?
        Тяжелые веки негритянки опустились, скрывай выражение глаз.
        - Все в порядке, Гера. Я уже знаю ответ.
        - Да, мадам.
        Заметив свое отражение в зеркале, Кристина поправила плечико рубашки.
        - Полагаю, господин Делакруа специально выбрал это для меня и для сегодняшней ночи.
        При других обстоятельствах ее бы восхитили классические линии рубашки, может, она и сама бы выбрала такую. Простая, но провоцирующая рубашка по древнегреческой моде оставляла одно плечо открытым. Тончайший, как паутина. шелк чувственно облегал ее фигуру, подчеркивая грудь и все изгибы тела, не скрывая розовой тени сосков. Гера, вероятно, следуя указаниям Этьена, уложила волосы Кристины в греческом стиле, скрепив их узкой атласной белой лентой и перекинув один локон через плечо.
        Раздался властный стук в дверь. Девушка резко повернулась, так что вино чуть не выплеснулось из ее бокала. Потом она собралась с силами, и физически, и морально приготовившись к испытанию.
        Появился Этьен в парчовом бордовом халате со шкатулкой палисандрового дерева в руках. Остановившись на пороге, он улыбнулся.
        - Вы прекрасно выглядите, дорогая. Но судя по тому описанию, что предоставил мне мой агент, я и не сомневался - вы будете сама изысканность.
        - Вы приставили кого-то следить за мной? - ошеломленная, спросила она. - Шпионить?
        - Ну конечно, наивная девочка. - Этьен вошел в комнату. - Генри превосходно знает мои вкусы и не осмелился бы вызвать мое недовольство.
        Кристина со страхом смотрела на него, борясь с желанием убежать. Ее удерживала не храбрость, а только понимание того, что скрыться некуда. Забавляясь ее растерянностью, он улыбнулся еще шире.
        - Я не настолько глуп, чтобы предлагать иену за жену, не представляя себе, что получу взамен.
        - Звучит так, словно я была выставлена на аукционе. Он аккуратно поставил шкатулку на туалетный столик и повернулся к девушке с самодовольным выражением лица.
        - Именно так я себе это и представляю.
        - Я не продавалась. - Кристина сжала ножку бокала. - Ваш представитель объяснил, что вам требуется подходящая жена. А мне требовалось скрыться подальше от революции. Мы вступили в партнерство.
        - Ну-ну, дорогая, давайте говорить без обиняков. Признайте, что вы были куплены. Я сделал вам предложение, от которого вы не смогли отказаться. Следовательно, лот ушел за самую высокую цену.
        Краем глаза Кристина уловила легкое движение Геры. До этого она думала, что горничная уже давно покинула комнату. Смутившись оттого, что служанка слышала весь этот глубоко личный разговор, она решила отослать ее, пока не открылись новые факты.
        - Вы можете идти, Гера.
        Служанка направилась к выходу, но замерла на месте, когда Этьен щелкнул пальцами, Не глядя на нее, он обратился к Кристине:
        - В моем присутствии, дорогая, слуги выполняют только мои указания. Понятно?
        С горящими от унижения щеками, Кристина упрямо хранила молчание. Движением быстрым, как бросок кобры, он схватил ее за подбородок. Грубо сжимая его, заставил поднять голову.
        - Понятно? - голосом мягким, но скрывающим стальные нотки повторил Этьен.
        - Да, - ответила Кристина.
        Она прекрасно поняла. Перед ней стоял тиран, абсолютный диктатор. Он требовал полного подчинения и не соглашался ни на какие уступки. Бель-Терр был его владением, и здесь все, включая ее, были его слугами. От них ожидалось только исполнение его приказов, немедленное и беспрекословное.
        - Гера, - тем же тоном, не сводя белых глаз с Кристины, проговорил он. - Тебе поручается предупредить челядь, что в моем присутствии они должны выполнять мои команды, а не мадам Делакруа. Любое неповиновение будет караться.
        Служанка наклонила голову.
        - Да, хозяин.
        - Ступай, - так и не взглянув на нее, распорядился он. Щелчок дверного запора прозвучал особенно громко в наступившей тишине. Цепкие пальцы Этьена продолжали впиваться в кожу девушки. Она попыталась освободиться, но ей это не удалось.
        - Вы могли бы пощадить мое самолюбие, проведя этот разговор наедине, - сумела она проговорить сквозь стиснутые зубы.
        Он ответил бархатным смешком.
        - Вы правы, я мог бы, но не захотел. Вы должны запомнить, дорогая, что в своем собственном доме я делаю и говорю все, что мне вздумается. Я решил, что будет разумно установить правила в самом начале наших отношений.
        - И все же вы не имели права ставить меня и неловкое положение в присутствии слуг. Он издевательски покачал головой.
        - Вы ошибаетесь, дорогая, Я имею право. Я ваш муж - и у меня есть документы, подтверждающие это.
        Кристину захлестнула волна беспомощности, грозившая смыть маску внешнего спокойствия. Бумаги, которые она подписала, были должным образом и на законном основании скреплены печатями в присутствии свидетелей. И слово Бушаров было тому порукой.
        Поворачивая ее лицо то в одну, то в другую сторону, Этьен изучал каждую его черточку.
        - Как бы высоко ни оценил вас Генри, его описание все се недостаточно хорошо отражало вашу красоту. Придется дать ему премию.
        - Я счастлива, что не разочаровала вас, месье.
        - Вовсе нет. Вы исключительно прекрасная девушка. Но не ожидайте от меня постоянных комплиментов. Я не хочу, чтобы вы зазнались. - Он отпустил ее. - Кроме того, самодовольные женщины меня утомляют.
        - Я постараюсь не стать самодовольной.
        - Хорошо, постарайтесь. Мой представитель, однако, упомянул, что, на его взгляд, вы можете оказаться обладательницей довольно сильного характера. Я убедил его, что это меня не пугает. Укрощение жены - почти то же самое, что укрощение лошади. Я люблю бороться с трудностями.
        Темные глаза Кристины полыхнули яростью.
        - Как вы смеете обращаться со мной словно с какой-то... - Голос изменил ей.
        - Шлюхой? - подсказал Этьен, улыбаясь при виде ее шока.
        Не задумываясь, она занесла руку для пощечины. Но его реакция была более быстрой. Схватив девушку за запястье, он вывернул ей руку и, притянув к себе, прижал ее к груди. Боль заставила дыхание со свистом вырваться из груди Кристины, а на глаза ее навернулись слезы.
        - Вы чудовище! - выдохнула она. - Отпустите меня сейчас же.
        - Тебе требуется урок послушания, сладкая моя, - стиснув зубы, проговорил он. - Если ты еще хоть когда-нибудь повторишь такое, обещаю, что ты будешь жалеть об этом до конца жизни.
        Как бы в подтверждение своих слов и чтобы отмести последние сомнения, он еще сильнее сжал ее запястье. Боль стала невыносимой. Кристина прикусила губу, чтобы не разрыдаться. В глазах потемнело, она боялась, что упадет в обморок.
        - Я могу причинить тебе такую боль, какой ты и не представляешь, - прошептал он ей на ухо.
        - Я быстро учусь, месье, - задыхаясь, проговорила она. - И редко повторяю свои ошибки.
        - Хорошо. - Он освободил ее руку. - Я рад, что мы все обсудили. А теперь перейдем к более приятным вещам. - Подойдя к туалетному столику, он взял палисандровую шкатулку, - Я принес тебе несколько безделушек.
        Кристине хотелось плакать. Хотелось прижать руку к телу, чтобы успокоить боль. Потереть запястье, которое уже начинало распухать. Но вместо этого она приняла предложенный подарок.
        - Смелее, моя милая. Открой и посмотри, что внутри.
        Кристина осторожно открыла крышку. Внутри в беспорядке громоздилось целое состояние из сверкающих камней. Броши и браслеты, медальоны и кольца - превосходно выполненные украшения сияли мириадами живых разноцветных огней на черном бархате. Отшлифованные грани, отражая колеблющееся пламя свечей, заставляли камни переливаться и сверкать изнутри. Зная, что Этьен следит за ее реакцией, Кристина нашла подходящие слова:
        - Вы очень щедры, месье.
        Довольный таким ответом, он подошел к чайному столику и отпил вина, налитого Герой заранее. Потом осушил бокал.
        - Эти безделушки принадлежали матушке. Как моя жена и хозяйка Бель-Терр, ты тоже имеешь на них право. Мне будет приятно, если ты станешь надевать их всякий раз, как мы будем появляться на людях.
        - Как пожелаете.
        Она закрыла шкатулку и в зеркале увидела, что Этьен подошел и встал позади нее. Момент, которого она боялась больше всего, наступил.
        - Я всегда предпочитал девственниц. Мой агент не сомневается в твоей непорочности. Я обещал доплатить ему, если он прав в своих предположениях. Но если нет...
        Кристина кашлянула, чтобы убрать комок страхи и отвращения, застрявший в горле. Было невозможно сказать что-либо, пока ее муж стоял рядом и накручивал на палец один из ее локонов.
        - У тебя восхитительная шейка, дорогая. С того самого момента, как я вошел в комнату, мне хотелось попробовать ее.
        И, наклонившись, он укусил ее у основания шеи. Кристина задохнулась от боли и неожиданности. Посмеиваясь, Этьен прижал ее к себе, пробежав руками по груди. Их взгляды встретились в зеркале, и он снова хмыкнул.
        - Мы похожи на влюбленных. Жаль, что зеркало врет.
        Теперь он захватил ее сосок и сжал его так, что она застонала от боли, Кристина изо всех сил старалась терпеть, напоминая себе, что она как-никак потомок храбрых норманнских рыцарей. Конечно, она сможет вынести грубое обращение.
        - А я думала, что занятия любовью должны доставлять удовольствие, а не боль, - стараясь, чтобы голос звучал легко, проговорила она в надежде склонить Этьена к более мягкому обращению.
        - Ты невинна, дорогая, - ответил он, продолжая мять ее грудь. - Поэтому не знаешь, что в этой игре боль и наслаждение спят в одной постели.
        Взяв за плечи, он повернул ее к себе лицом. Потом, захватив шелк рубашки, с силой дернул его вниз. Нежная ткань с треском порвалась от горловины до самого низа и с мягким шорохом соскользнула к ногам Кристины, превратившись в ничего не стоящую тряпку. Бесцветные глаза Этьена впились в нее, заставляя девушку чувствовать себя абсолютно беспомощной и беззащитной - но не покоренной.
        - Вам нравится то, что вы видите, месье? - с вызовом произнесла она.
        - Весьма, - хрипло ответил он. - Чутье подсказывает мне, что Генри получит свою премию, когда эта ночь кончится и ты распрощаешься со своей невинностью.
        Не в состоянии больше выносить его похотливый взгляд, Кристина скрестила на груди руки.
        - Не смей, - рявкнул он. - Я хочу как следует рассмотреть свое последнее приобретение.
        Жар и холод. Ее кожа горела от прилива крови. Внутри, в душе царил ледяной холод. Адский огонь сверкал в глазах Этьена, опаляя ее. «Дьявол пришел собирать долги», - шептал назойливый голосок где-то в глубине ее сознания.
        - Поворачивайся. Медленно... - приказал Этьен. Кристина понимала, что возражать бесполезно. Она молча подчинилась. Теперь она знала, что испытывают черные. Только вместо цепей ее сковывали условия брачного контракта, утвержденные духовными и светскими властями и такие же прочные, как железо и сталь. Она доверила себя этому человеку, совершенно незнакомому ей, и открыто принесла клятву верности и послушания ему. Какая дура!
        - Все, достаточно, дорогая, - прохрипел он. - Теперь в кровать. И не пытайся спрятаться под простыни. Я хочу видеть все твое соблазнительное тело.
        С громко стучащим сердцем Кристина пошла к постели, чувствуя, что превратилась в какую-то безжизненную деревянную куклу. Легла, стараясь не думать ни о чем, Уголком глаза заметила, что Этьен приближается и развязывает пояс халата. Тут же отвернулась - один вид его бледного тела вызывал у нее тошноту. Забираясь в кровать, он небрежно отшвырнул халат.
        - Посмотри на меня, дорогая. Я хочу видеть выражение твоего лица, когда мы будем заниматься любовью.
        Она повернула голову на подушке так, чтобы видеть только его торс. Редкие волоски торчали на его узкой, костлявой груди. Испарина покрывала кожу, придавая ей при свете свечей болезненный вид. Без дальнейших церемоний он взгромоздился на Кристину и принялся мять ее груди. Его тело казалось липким. Она брезгливо отодвинулась, но он ничего не заметил. Хорошо хоть не пытался поцеловать ее. Этьен уткнулся головой ей в грудь, и она ощутила прикосновения его языка. Она положила руки ему на плечи, намереваясь оттолкнуть его, и тут почувствовала, что его рука скользнула между ее ног.
        - Раздвинь, проклятие! - бормотал он.
        Его пальцы двигались, хватая ее за бедра. Кристина закрыла рот рукой и прикусила ее, чтобы не закричать.
        - Раскройся! - потребовал Этьен. - Что ты сжимаешь ноги, как монашка?
        Он поставил колено между ее ног, нетерпеливо ругаясь. Схватил свой член, отчаянно дергая его, но тот продолжал оставаться вялым. Проклятие! Он не мог поверить, что это происходит с ним. У него никогда не было проблем с женщинами. Никогда.
        - Потрогай меня, черт побери! - взревел он. - Или я изобью тебя до полусмерти.
        Но даже робкое прикосновение ее пальцев не помогло, Отшвырнув ее руку, Этьен возобновил свои попытки. Пот катился по его лицу. Что с ним происходит? Держа Кристину за бедра, он терся о нее низом живота, надеясь... Дыхание его стало прерывистым, отчаяние все росло. Наконец он скатился с нее.
        - Сука никудышная! - прошипел он; его аристократические черты исказились от гнева и унижения. - Ты понятия не имеешь, как доставить мужчине удовольствие. - И, повернувшись, Этьен вышел из комнаты, захлопнув за собой дверь.
        Кристину всю трясло. Его лицо, выражающее лишь жестокую ненависть, и мельком увиденный инертный половой орган навсегда запечатлелись у нее в мозгу. Сильно дрожа, она накрылась простынями и свернулась калачиком. Постепенно дрожь утихла. Но она не спала почти до рассвета, обдумывая все, что произошло за день. Она с трудом могла поверить в свое везение. Несмотря на все усилия, у Этьена ничего не получилось. Это было удивительно. Даже невероятно. Не считая нескольких синяков, ей удалось выйти из испытания невредимой и даже не потерять девственности. Потом, как темное, зловещее облако, на нее надвинулось понимание действительности. Уверенность в том, что он возобновит свои попытки, разрушила ее хрупкое ощущение благополучия.
        На следующий день, ближе к вечеру, Рид заметил Кристину, гуляющую по саду. Время от времени она останавливалась, чтобы сорвать цветок и положить его в плетеную корзину. Весь день за работой он убеждал себя, что судьба жены Делакруа его не касается. Это не его дело. И все же вот он стоит здесь с пачкой расписок в руках - довольно неуклюжий предлог для посещении усадьбы.
        Рил остановился за воротами сада, разглядывая ее. Она казалась такой же прекрасной, как и раньше. В розовом платье и шляпе с широкими полями Кристина сама напоминала распустившийся цветок. Боже мой! Рид прервал собственные мысли. Скоро он начнет слагать стихи в ее честь. Что, черт побери, с ним случилось? Злясь на самого себя, он вошел в ворота. Кристина, услышав его шаги, повернулась.
        - Добрый день, графиня, - приветствовал ее Рид.
        - Бонжур, - величаво ответила она.
        Нахмурившись, он разглядывал ее, ища отметины прошедшей ночи. Рид не раз слышал о том, как Делакруа обращается с женщинами, особенно о его любви причинять им боль.
        - Отчего вы так смотрите на меня, месье? Что-то не в порядке? - Уголки ее губ слегка поднялись в легчайшей усмешке. - У меня что, грязь на лице?
        Ему захотелось улыбнуться ей так же дерзко. Решив, что ее игривый тон позволяет это сделать, Рид согнутым пальцем приподнял и принялся рассматривать лицо девушки, как бы в поисках грязных пятен. Хорошее настроение тотчас покинуло его, когда он обнаружил синяк у нее на подбородке.
        - Что это? - спросил он, слегка погладив пятно и ощутил под ним крошечную припухлость.
        - Ничего.
        Он опустил руку, но не отвел глаз.
        - Я пытался предупредить вас, графиня. Она пренебрежительно повела плечом.
        - В следующий раз постараюсь не провоцировать его. Рида восхищали прямота и решимость, сверкающие в ее оленьих глазах, хотя он и понимал, что эти качества ломают ситуацию еще более опасной для нее. Они познакомились лишь день назад, и все же ей удалось затронуть какую-то струнку в его душе. Осознав это, он снова разозлился.
        - У вас не хватает здравомыслия, чтобы держать рот закрытым. Вы даже не понимаете, от чего здесь лучше держаться подальше, Только чокнутый может приехать на остров, который балансирует на грани катастрофы.
        Она резко махнула рукой в сторону дома.
        - Вы думаете, я появилась бы здесь, если бы имела выбор? Что я бросила бы деда, если бы у меня был другой путь? - Ее голос сорвался.
        Увидев, как она переживает, Рид тотчас пожалел о своих необдуманных словах.
        - Простите, графиня.
        - Не стоит извинений, месье, - ответила она, решительно смаргивая слезы. - Я просто пытаюсь выжить, как, полагаю, и вы тоже.
        Рид смотрел, как она вышла в боковую калитку. Хорошо, что скоро он покинет Бель-Терр и уедет в Новый Орлеан. Не надо, чтобы от задуманного его отвлекала хорошенькая французская графиня. Да к тому же замужняя.

        Глава 4

        Поздно вечером Кристина почувствовала, как у нее на затылке зашевелились волосы. Взглянув через плечо, она замерла с поднятой щеткой для волос. В дверях гостиной стоял Этьен и бесстрастно смотрел на нее. Девушка проглотила комок в горле и медленно опустила щетку.
        Вы напугали меня, месье. Я не слышала, как вы вошли.
        А зачем тебе слышать, дорогая.
        Темно-зеленый бархатный халат едва слышно шуршал, касаясь щиколоток Этьена, когда тот входил в комнату. Зеленые кожаные тапочки с загнутыми носами делали неслышными его шаги. Кристина со страхом смотрела на него, невольно собираясь с силами и ожидая повторений предыдущей ночи, Поднявшись, она подошла к чайному столику, подняла с серебряного подноса бокал и предложила его Этьену.
        - Гера налила вам вашего любимого кларета.
        - Мои слуги хорошо обучены, - Он с легкой улыбкой принял бокал. - Они доложили мне, что ты прибыла с одним только сундуком, Я решил, что сейчас хорошая возможность проверить твой гардероб... и дать тебе несколько советов.
        Кристина удержалась от язвительного ответа. Призвав на помощь все свое самообладание, она смотрела, как Этьен, подойдя к шкафу, распахнул дверцу и небрежно просмотрел его содержимое.
        - Жалкое зрелище, - качая головой, заключил он. - Подписывая контракт, я и представления не имел, что ты явишься ко мне только с тем, что на тебе надето. У нас цветные одеваются лучше. - И бросил на нее быстрый взгляд, чтобы увидеть, как она отреагирует на это оскорбление.
        В глазах Кристины загорелся гневный огонек, но тут же потух.
        - Обстоятельства сложились так, что я смогла захватить только небольшую часть своих вещей. Было крайне важно, чтобы нам с дедушкой удалось покинуть усадьбу, не привлекая внимания слуг.
        - Твой нищий гардероб даст богатую пищу для сплетен среди плантаторских жен. Эти глупые женщины постоянно жалуются на скуку. Они с радостью ухватятся за возможность почесать языки.
        - Надеюсь, мои стесненные обстоятельства не поставят вас в неловкое положение.
        Этьен холодным взглядом ответил на ее едва прикрытый сарказм.
        - Я испытываю искушение так и оставить тебя и этом затруднительном положении. Унижение тебе на пользу. Ты слишком горда и заносчива. Я бы предпочел более… уступчивую жену.
        - Мне жаль, если вы разочарованы, месье.
        - Вовсе нет. - Он отхлебнул вина, потом улыбнулся. - Ты бросаешь вызов, который ни один мужчина не оставит без ответа.
        Кристина с отсутствующим видом поигрывала лентами простой батистовой рубашки. Ей удалось переубедить Геру и настоять на том, чтобы надеть собственную ночную рубашку как защиту от похотливых взглядов мужа. Она ошиблась. Она выглядела монашески-целомудренно, но глаза Этьена, казалось, могли видеть сквозь ткань. Кристина боролась с желанием скрестить на груди руки в вечном жесте самозащиты.
        - Не бойся, моя крошка. Я не позволю тебе стать объектом насмешек. - Этьен закрыл дверцы шкафа и повернулся к ней. - Не годится, чтобы все считали, будто я скуп. Ты будешь одета, как и подобает жене одного из богатейших людей на острове.
        - Благодарю, месье, - пробормотала Кристина, думая, как трудно казаться благодарной, когда на самом деле хочется швырнуть подарки ему в лицо.
        - Проклятие! - в негодовании воскликнул Этьен. - Что подумают люди, когда услышат, как ты ко мне обращаешься? Ты прекрасно знаешь мое имя. Не забывай его особенно в присутствии посторонних.
        - Хорошо... Этьен.
        Довольный ее уступчивостью, он продолжал:
        - К счастью, в городе есть прекрасная портниха по имени Симона Дюваль. Я пошлю сказать, что ты нуждаешься в ее услугах.
        - Ты очень щедр, Этьен.
        Он стоял теперь так близко, что Кристине пришлось запрокинуть голову, чтобы взглянуть ему в глаза. Она почувствовала, что кровь застывает у нее в жилах, становясь вязкой от ужаса. Он допил бокал и отставил его.
        - Нервничаешь, дорогая?
        - Конечно, нет, - соврала она.
        Этьен рассмеялся, не веря ее словам. Провел рукой по ее подбородку.
        - Еще до конца ночи мы увидим, на самом ли деле ты такая храбрая. Раздевайся.
        Развязывая ленты, Кристина не могла сдержать дрожь в пальцах.
        - Скоро, очень скоро, дорогая, для ложной скромности не останется места, Я буду знать тебя... вполне.
        Ее щеки горели оттого, что приходилось раздеваться перед ним, Какие-то мелочи отпечатались в мозгу - слишком сладкий аромат розовых лепестков, ветерок, влетавший в приоткрытое окно, еле слышный стук барабанов. Этьен рассматривал ее обнаженное тело, взглядом ледяных глаз скользя по каждой складочке и выпуклости. Прошлой ночью он уже проделывал это, но сейчас почему-то его разглядывание унижало ее еще больше. Ему, казалось, доставляли удовольствие ее беззащитность и покорность. Кристине отчаянно хотелось заслониться от его глаз, она сжала кулаки, ногтями впившись в ладони.
        - А теперь - в кровать, - прохрипел он.
        Она испытующе взглянула на Этьена. Черты его лица застыли, словно маска, а глаза горели похотью. Ей захотелось броситься наутек, а если поймают, то драться. Но практичность победила. Это ведь ее муж. Девушка медленно взобралась на огромную кровать. Она смотрела в потолок, пытаясь расслабиться, отключить сознание, но у нее ничего не получалось. Прошлой ночью было легче, тогда она не знала, чего ожидать. Теперь воспоминание о потном теле Этьена, вжимающем ее в матрас, о том, как он терся об нее, пытаясь проникнуть внутрь, вызывало у нее тошноту, заставляло всю сжиматься.
        - Раздвинь ноги, как шлюха, которой хорошо заплатили.
        Понимая всю бесполезность отказа, Кристина подчинилась. Он жестоко мял ее грудь, потом, сжимая и дергая, попытался вдохнуть жизнь в свой вялый орган. Пот стекал по его лбу, капая на простыни. Неудача вызвала грязные потоки ругательств. Пытка, казалось, продолжавшаяся бесконечно, внезапно прекратилась. Незаметно взглянув на часы, стоявшие на туалетном столике, Кристина убедилась, что прошли минуты, а не часы, как ей показалось.
        Попытка Этьена опять завершилась неудачей. К. огромному облегчению девушки, он не смог совершить акт, который привел бы к законченности их брака.
        - Бесчувственная сука! - Вне себя от ярости, он скатился с нее и выбрался из постели. - И ты смеешь называть себя женщиной. Ты просто кусок дерева, глыба льда, не способная удовлетворить мужчину!
        Кристина натянула простыню до подбородка, словно пытаясь закрыться от тех оскорблений, которыми осыпал ее Этьен.
        - Ты абсолютно бесполезная, холодная сучка, - бушевал он, натягивая халат. - Подумать только, сколько денег я на тебя потратил! Мраморная статуя и та доставила бы мне больше удовольствия.
        Кристина сжимала простыню и не пыталась остановить мужа. Он пронесся по комнате, налил бокал вина, выпил его одним глотком, потом налил еще.
        - Я должен был хорошенько подумать, прежде чем связывать себя с чопорной девицей, не способной удовлетворить мужчину. Я должен был настоять на испытательном сроке, чтобы убедиться, что мы подходим друг другу. А теперь слишком поздно. Контракт подписан. Мы связаны на всю жизнь.
        Внезапно, яростно размахнувшись, он швырнул бокал через всю комнату, и тот разбился, ударившись о стену. Кристина вздрогнула. Этьен впился в нее взглядом.
        - Я собираюсь найти себе женщину. Настоящую. Не какое-то бревно.
        Он вылетел из комнаты, хлопнув дверью так, что весь дом задрожал. Кристина лежала, не двигаясь, широко открытыми глазами глядя на то место, где разбился бокал и где красное вино теперь каплями стекало на пол. Ей надо было поблагодарить Рида Александера за предупреждение. Человек, за которого она вышла замуж, был не только порочным, но и сумасшедшим. Она услышала, как напольные часы на первом этаже пробили полночь. Встав с кровати, Кристина подошла к умывальнику в углу и принялась яростно тереть себя, смывая запах Этьена со своего тела. Если бы можно было так же легко смыть само воспоминание о нем! Он заставлял ее чувствовать себя испачканной, заразной.
        Измученная еще одной бессонной ночью, на следующее утро Кристина проснулась поздно. Барабаны утихли только с рассветом. Боль пульсировала в ее голове в такт с их непрекращающимся боем. Она чуть не пропустила шаги возвращавшегося Этьена. Задержав дыхание, девушка прислушивалась к его шагам по лестнице и облегченно вздохнула, когда он, не останавливаясь, прошел мимо ее комнаты. И равно она не могла заснуть. Только когда рассвет заглянул в щелку между задернутыми шторами, она провалилась в глубокую черную бездну.
        - Ваш завтрак, мадам.
        Кристина подняла тяжелые веки. Поморгала, чтобы разогнать туман, и увидела Геру с подносом.
        - Который час?
        - Вы долго спали. Уже почти полдень. - Горничная поставила поднос и раздвинула шторы.
        Яркий солнечный свет хлынул и комнату. Кристина зажмурилась и закрыла глаза рукой.
        - Не будь безжалостной, Гера. Я еще не совсем проснулась.
        - Хороший крепкий кофе вас разбудит.
        Смирившись, Кристина села в кровати, позволив служанке подложить ей под спину подушки и поставить на колени поднос. Обычно она не завтракала в постели, но сегодня можно сделать исключение. Она откусила кусочек слоеной булки и запила его горячим, только что сваренным кофе.
        Гера была права: после двух чашек великолепного кофе Кристина почувствовала себя гораздо лучше.
        - Кофе превосходный. Полагаю, он растет здесь, в Бель-Терр.
        - Да, мадам. В Бель-Терр растет все.
        - Интересно, Гера, а как долго ты здесь служишь? Горничная пожала плечами.
        - Довольно долго.
        Девушка отказалась от дальнейших попыток вовлечь служанку в разговор. Она нерешительно попробовала экзотического вида плод, лежавший на подносе, и вздохнула от удовольствия, обнаружив ароматную, сочную и сладкую мякоть.
        - Этот фрукт, как он там называется, очень вкусный.
        - Манго, мадам.
        Кристина подняла глаза, удивленная тем, что Гера захотела что-то сообщить.
        - Как бы он ни назывался, вкус чудесный. Гера ходила по комнате, стирая с мебели пыль.
        - Вы плохо спали, мадам?
        - Барабаны не давали мне заснуть. - Только барабаны, мадам?
        Нахмурившись, Кристина посмотрела на женщину.
        - Ты говоришь так, словно может быть какая-то другая причина для бессонницы.
        - Простите, мадам. - Горничная с ничего не выражающим лицом принялась переставлять предметы на туалетном столике. Только блестящие черные глаза выдавали ее сильнейшее любопытство. - Иногда мужья всю ночь не дают женам спать.
        - То, что происходит между мужьями и женами, - их личное дело, а не предмет для обсуждения со слугами, Гера. - Сделав этот небольшой выговор, Кристина направила разговор в нейтральное русло: - Думаю, сегодня мне стоит поближе познакомиться с Бель-Терр. Расскажи мне о прислуге.
        - Да особо не о чем рассказывать. Проигнорировав угрюмый тон горничной, Кристина продолжала:
        - Начнем с кухни. Повариху зовут Сцилла?
        - Господин говорит, что Сцилла готовит лучше всех на острове?
        - Да, кушанья были превосходными. А кто эти две молодые служанки, которые подают на стол?
        - Их зовут Майа и Астра.
        - Кто из них такая нервная, пугливая?
        - Это Астра.
        - Астра, - тихо повторила Кристина. Красивое имя для красивой молоденькой служанки. Похоже было, что та боялась собственной тени. Кристина отставила поднос и откинула простыни. - Пожалуй, сегодня я надену голубое платье, Гера.
        Закончив одеваться, она отпустила горничную и отправилась исследовать свой новый дом. Кристина не была намерена отсиживаться в углу, как побитый щенок. Вчера она покинула свою комнату только вечером, чтобы прогуляться по саду, и там встретила Рида. Надсмотрщик Бель-Терр был способен и разозлить, и заинтриговать ее, и сделать это почти одновременно. Несмотря на это, ее тянуло к нему. Она обнаружила, что пол грубой внешностью он всячески пытается скрыть доброе сердце и благородные намерения, что заинтересовало ее еще больше.
        Пора было обозначить свое присутствие. Этьен заявил - слуги должны подчиняться только его приказам, но Кристина не хотела, чтобы они подумали, будто она боится показаться им на глаза. Обойдя одну за другой все спальни для гостей, она спустилась вниз, где не торопясь продолжила исследовать комнаты. Коснулась рукой атласно-гладкой поверхности отполированного дубового сервировочного столика. Потом сквозь резную арку, обрамленную пилястрами в греческом стиле, прошла в зал для балов. Здесь стены покрывали парчовые панели с экзотическими птицами и пальмовыми листьями. Кресла и окна были задрапированы этой же тканью. Элегантный и пышно оформленный, хотя, на вкус Кристины, и слишком вычурный вид зала явно свидетельствовал о богатстве Этьена.
        Из зала она проследовала в столовую, где обнаружила молодую служанку, тщательно натиравшую серебро.
        - Доброе утро, - приветствовала ее Кристина.
        - Доброе утро, мадам, - пробормотала та, не поднимая глаз.
        Кристина медленно прошла по комнате, остановившись перед картиной неизвестного голландского мастера, изображающей суда в гавани. Она собиралась уже уходить, когда вошла вторая служанка, неся восточную вазу, полную ярких цветов.
        - Ты, должно быть, Астра, - ласково проговорила Кристина.
        - Да, мадам, - донесся невнятный, едва разборчивый ответ.
        Не в силах сдержать любопытства, Кристина дождалась, пока служанка аккуратно поставила вазу посередине стола. И ахнула, когда девушка повернулась в профиль. Один глаз ее совершенно заплыл, губа вздулась, кожа была рассечена.
        - Астра, твое лицо!
        Служанка упрямо сжала рот. Вместо того чтобы объяснить Кристине, в чем дело, она поправляла цветы, даже не глядя на свою госпожу.
        - Что случилось? - настаивала Кристина. - Кто так обошелся с тобой?
        - Не обращайте внимания, мадам. Это... несчастный случай.
        - Не лги мне, Астра, - строго проговорила графиня. Кто тебя ударил?
        Служанка продолжала возиться с букетом.
        - Это был несчастный случай, - упрямо повторила она.
        - Я могу чем-нибудь помочь? Может, тебе надо полежать, отдохнуть...
        Девушка с презрением взглянула на госпожу.
        - Вы, мадам, и так достаточно мне сделали. Кристину удивила неприкрытая злоба во взгляде служанки.
        - Хорошо, но если ты передумаешь и захочешь сказать правду, я попытаюсь тебе помочь.
        - Астра не передумает.
        Понимая, что не может ни сделать, ни сказать ничего такого, что изменило бы отношение служанки, Кристина вышла из комнаты. Чем же она вызвала такую явную нелюбовь к себе? Они почти не разговаривали до этого, И все же поведение девушки было почти оскорбительным. И ее слова тоже звучали странно. Возможно, она хотела сказать, что Кристина сделала достаточно для нее, а не ей. Наверное, это просто местный диалект. Но злобный взгляд - совсем другое дело.
        Выйдя из дома, Кристина по хорошо утоптанной тропинке дошла до небольшого строения. Сквозь открытые двери доносились вкуснейшие запахи. Намереваясь продолжить обследование территории, она перешагнула через деревянный порог. Волна горячего воздуха ударила ее, словно кулаком, чуть не сбив с ног. Но графиня все же решительно вошла и с интересом огляделась. Кастрюля с бульоном кипела на огне гигантского очага. Железные ковши, сковородки и другая кухонная утварь висели на крючках по обе стороны от двери. Пучки трав были привязаны к балкам потолка. Худая женщина с резкими чертами лица и блестящей от пота кожей стояла в центре комнаты у изрезанного деревянного стола и чистила овощи. Как и у остальных домашних слуг, голова у нее была повязана платком на манер тюрбана. Она взглянула в сторону Кристины, не выразив ни удивления, ни гостеприимства.
        - Чем я могу вам помочь, мадам?
        - Ты, должно быть, Сцилла. - Кристина улыбнулась женщине, но ответной улыбки не последовало. Повариха смотрела на нее глазами черными и блестящими, как смола, - смотрела недоверчиво, с подозрением. Девушка решила не обращать внимания на дурные предчувствия и продолжала: - Я хотела похвалить твои чудесные обеды. В моей стране твое умение было бы очень высоко оценено.
        - Теперь ваша страна - остров Сан-Доминго. - Сцилла снова занялась нарезкой овощей.

«Да, теперь это моя страна», - уныло подумала Кристина. Но к этой стране ей очень трудно было привыкнуть. Достав обшитый кружевом платочек, она деликатно промокнула виски и в который раз пожалела, что она не во Франции. На кухне воцарилась тишина, нарушаемая только бульканьем бульона и стуком ножа Сциллы. Это была неуютная тишина.
        - Что ты готовишь? - пытаясь нарушить неловкое молчание, спросила девушка.
        - Хозяин хочет утку. Он любит, когда ее подают с апельсиновым или имбирным соусом. - Не глядя, повариха протянула руку, взяла толстый корень, и, обрубив один конец, принялась мелко нарезать его. Скоро горячий воздух наполнила смесь запахов имбиря и других пряностей.
        - Если утка будет такой же, как другие приготовленные тобой блюда, то я уверена, что мы снова отведаем что-то исключительное.
        Сцилла небрежно пожала плечами.
        - Если хотите что-то другое, попросите хозяина. Я подчиняюсь только его приказам - с тех пор, как умерла старая мадам. - Она перестала резать и ехидно взглянула на Кристину.
        - Я здесь не для того, чтобы отдавать приказы, Сцилла, - спокойно ответила девушка. - Я только хотела познакомиться с тобой и сказать, что твой талант оценили по достоинству.
        Она вышла из кухни, а последние слова поварихи все продолжали звучать в ее голове. Сцилла фактически дала ей менять, что мать Этьена обладала властью, а она, Кристина, этой власти не имеет. Действительно, в своем собственном доме она ощущала себя гостьей. Абсолютно бесполезной. Никудышной, как назвал ее Этьен прошлой ночью.
        Глубоко задумавшись, Кристина по тропинке уходила все дальше от господского дома. На душе у нее было тяжело. Бель-Терр был все так же прекрасен. Ей нравилась роскошь растительность, восхищало море экзотических цветов. Ей восторгаться, оказавшись в этом тропическом раю. А она еще никогда в жизни не была так несчастна. Сан-Доминго оказался больше похожим на тюрьму, чем на рай. Остров напоминал ей яркое красное яблоко, красивое снаружи, но гнилое внутри. Здесь царили страх, порок, угнетение, злоба и подозрение. Земля, где никто не улыбается, где не слышно смеха. Если бы можно было никогда не слышать этого названия, если бы им с дедом удалось найти другой путь к спасению, а не ее замужество по доверенности, если бы...
        Она резко дернула головой, когда, повернув, увидела конюшни. Ее настроение мгновенно изменилось. Заглянув внутрь, Кристина с интересом осмотрелась. Не заметив никого поблизости, она приободрилась и вошла в темное помещение. Все стойла, кроме одного или двух, пустовали. Кирпичный пол был чисто выметен, вокруг приятно пахло кожей и лошадьми. И снова ностальгическое чувство охватило девушку. На секунду она перенеслась во Францию, Ей почудилось, что она ждет, когда оседлают ее любимую кобылу для поездки в соседнюю деревню. Она любила это ощущение - нестись верхом на сильной лошади, с ветром, запутавшимся в волосах, подставляя лицо теплым солнечным лучам. Интересно, сможет ли она здесь найти женское седло? Может быть, «старая мадам», как называла ее Сцилла, тоже испытывала склонность к верховой езде? Ускоряя шаги, Кристина шла вдоль рядов стойл, пытаясь найти комнатку, где хранится упряжь.
        - Что-нибудь ищете?
        Вздрогнув от звука чьего-то голоса, она прижала к груди руку, чтобы утихомирить быстро забившееся сердце. В дальнем конце конюшни стоял Рид Александер. Солнечный свет, льющийся в открытую дверь позади него, не позволял определить выражение его лица. Быстро успокоившись, Кристина негодующе произнесла:
        - Это что, у вас привычка такая - подкрадываться к людям?
        Он небрежно повел широкими плечами.
        - Подглядывание и подслушивание приносят свои плоды. Я обнаружил, что это хороший способ узнать то, что пытаются скрыть от тебя.
        - Некоторые тайны лучше хранить за семью замками. Люди здесь и так уже знали о ней гораздо больше, чем она о них. Кристина на минуту задумалась, не подозревает ли Гера о том, что случилось или, вернее, чего не случилось в спальне хозяйки. Эта мысль ее не порадовала.
        - Подглядывающие глаза здесь повсюду, графиня. В Бель-Терр почти нет секретов. - Он отошел от дверей, направляясь к ней. - Что привело вас в конюшни?
        Кристина не сдвинулась с места, хотя и испытывала желание убежать. Рид не представлял опасности. Главная проблема была в этом тонком, непостижимом чувстве притяжения, которое она ощущала всякий раз, когда он находился поблизости. Оно таило в себе угрозу совсем иного рода.
        - Я... я думала, может, здесь есть женское седло?
        - Ваш муж разрешил вам прокатиться, графиня?
        Он стоял близко, слишком близко. Она облизнула вдруг пересохшие губы.
        - Я не спрашивала.
        - А надо было бы.
        Кристина сдержала детское желание топнуть ногой.
        - Мне надоело, что каждый говорит мне, как поступать.
        - Без сомнения, - сухо ответил надсмотрщик. - Вы ведь привыкли отдавать приказания, а все вокруг наизнанку выворачивались, чтобы угодить вам.
        Девушку очень сильно уязвило это обвинение, но она спрятала обиду за высокомерием.
        - Могу я поинтересоваться, что вы здесь делаете, месье? - спросила она, решительно вздернув подбородок. - Я полагала, что вы надсмотрщик у моего мужа, а не его конюх.
        Рид поднял бровь.
        - Вижу, вы забыли мой совет придерживать язычок. Кристина переминалась с ноги на ногу. Мужчина смотрел на ее рот как-то слишком уж интимно.
        - Напротив, месье, я тщательно обдумала ваш совет. В дальнейшем я буду осторожнее подбирать слова.
        - Приятно слышать, что и нашей хорошенькой головке есть место здравому смыслу. - Он поднял с ближайшей скамьи сильно потертое седло - Вы ведь понимаете, что пока Делакруа не даст разрешения, никто из слуг не станет седлать для вас лошадь?
        Она с горечью ответила:
        - Мой муж, как мне становится ясно, любит подчинять себе все.
        - В этом случае он прав. - Рид понес седло к дальнему стойлу. - Времена сейчас неспокойные. Если бы вы были моей женой, я бы запретил вам ездить где бы то ни было без моей защиты.
        - Но я не ваша жена.
        Кристина шла за ним, исподволь любуясь тем, как полотняная рубашка обтягивает его мускулистую спину. Она невольно сравнивала худое, почти костлявое тело Этьена с мощным торсом Рида. Вряд ли какая-нибудь женщина почувствовала бы отвращение при виде его обнаженного тела.
        - Вы женаты, месье? - удивляясь собственной бестактности, спросила Кристина. Но, по правде говоря, он ее интересовал, и ей хотелось узнать о нем побольше.
        Надсмотрщик ухмыльнулся, вполоборота глядя на нее.
        - Я польщен, что вы спрашиваете об этом, графиня. Кристина негодующе фыркнула. Неужели она себя выдала?
        - Мне абсолютно наплевать, женаты вы или нет. Я просто пыталась поддержать вежливую беседу. Теперь понятно, что с людьми вашего сорта это невозможно. Ее слова стерли улыбку с его лица.
        - С людьми низшего сорта, которых не допускают в общество?
        Кристина моментально пожалела о том, что сказала, поскольку не подумала, как могут быть истолкованы ее слова.
        - Простите, если я нас оскорбила, - беспомощно разведя руками, проговорила девушка.
        - Никакого оскорбления, графиня, - отрывисто заметил Рид. Войдя в стойло, он положил седло на спину гнедому мерину. - Я сам должен признать, что не часто беседовал с людьми из вашего общества.
        Кристина, покусывая губу, смотрела, как он затягивает подпругу. Что же она хотела сказать? Рид действительно отличался от всех мужчин, которые ей до сих пор встречались. Конечно, проводя большую часть времени в загородном поместье деда, вдали от экстравагантного двора Людовика XVI, она знала не очень многих мужчин. Но даже ее ограниченный опыт позволял ей видеть, как не похож Рид на знакомых ей представителей напудренной элиты. Он был мужественным, а не щеголеватым, сильным, а не изнеженным, решительным; а не беззаботным. Он сбивал ее с толку.
        - Нет, - резко сказал Рид.
        - Простите? - Кристина забыла свой вопрос.
        - Я не женат. - О-о.
        Радость, которую она испытала при его ответе, в следующую секунду заставила ее рассердиться на саму себя. Какое ей до этого дело? Семейное положение Рида Александера ее совершенно не касается.
        - Почему о-о?
        Она немного застенчиво улыбнулась, пытаясь подобрать слова.
        - Я подумала, что было бы хорошо, если бы здесь оказалась другая женщина. Было бы кого навестить, может, даже подружиться.
        - Ни жены, ни подружки. - Довольный тем, как затянута подпруга, Рид занялся стременами. - Никаких привязанностей.
        - Понятно, - проронила Кристина, ощущая неловкость и, чтобы скрыть ее, изображая безразличие. - Бель-Терр находится так далеко от цивилизации. Мне здесь будет одиноко. Присутствие другой женщины развеяло бы скуку.
        Мерин беспокойно переминался с ноги на ногу в стойле. Рид погладил его по крупу, чтобы успокоить.
        - Любите верховую езду, графиня?
        - Да, я все время каталась. Вид конюшни навевает на меня тоску по дому, - призналась она, чувствуя облегчение оттого, что он сменил тему.
        - Вы оставили семью?
        У Кристины все сжалось в груди. С каждым днем она все больше скучала по деду. Вместо того чтобы уменьшаться, ее тоска росла. Она беспокоилась, в безопасности ли он, опасалась за его здоровье, но больше всего ей не хватало его самого.
        - Нет, - сквозь комок в горле удалось проговорить ей. - Я никого не оставила во Франции.
        Рид с любопытством взглянул на нее, продолжая гладить лоснящийся круп лошади. Кристина следила за его успокаивающими движениями. Руки мужчины оставляли впечатление силы и надежности. Они были красивой формы, с длинными пальцами, коротко остриженными и чистыми ногтями. Небольшие волоски золотились на тыльной стороне ладоней. Кристина перевела взгляд на его запястья и, шокированная, широко раскрыла глаза. Шрамы шириной в два дюйма виднелись на каждом. Рид заметил, куда она смотрит. Взгляд его серых глаз стал холодным, отстраненным.
        - Что-то случилось, графиня?
        - Н-нет, ничего, - пробормотала она, стыдливо отводя глаза. Потом нервно откашлялась. - Мне лучше вернуться домой. - Отступив на два шага, она повернулась и поспешила прочь, как настоящая трусиха.

«Чем могло быть вызвано появление таких шрамов?» - спрашивала она себя, ускоряя шаги. Ее живое воображение подсказывало только один ответ. Кандалы. Почему у Рида шрамы, как у какого-нибудь преступника? Внутренний голос твердил ей, что он порядочный человек, Но так ли это на самом деле? Александер был единственным человеком, чье присутствие не угнетало ее на этом острове. Неужели она ошибается? Неужели в этом Богом забытом уголке она не может доверять никому?
        Этьен Делакруа уже несколько часов назад вежливо пожелал своей красавице жене спокойной ночи. Перестав мерить шагами комнату, он посмотрел на дверь, ведущую из его комнаты в ее. Конечно, его неудача - явление временное. Как только это пройдет, он дождется, пока будет вполне возбужден, и покроет свою высокородную жену с не меньшим жаром, чем молодой жеребец.
        Эта сучка лишила его силы своим поведением леди, своими учтивыми манерами и острым, как бритва, языком. Его женитьба потерпела фиаско. Этьен налил стакан вина из графина и сделал большой глоток, едва замечая богатый вкус напитка. У него никогда не было провалов с женщинами. Никогда! Пока не появилась она. Теперь даже Астре не удалось возбудить его. А она была хорошо обучена, знала все трюки. Ну что ж, он ясно дал ей понять, что недоволен таким провалом.
        Внезапная мысль заставила его вздрогнуть. А вдруг станет известно, что он импотент? Результат будет катастрофичным. Все, от господ до последнего черного, будут хихикать за его спиной. Он превратится в посмешище.

        Этьен заставил себя думать спокойно и рационально, разгоняя винные пары, которые уже окутывали его мозг. Астра не разгласит секрета. Девчонка знает, когда нельзя открывать рот. Прекрасная Кристина, однако, совсем другое дело. Она слишком смела, даже нахальна, пререкается, действует импульсивно. Невозможно предсказать, с кем она может решить поделиться деталями его унизительных попыток. Остается только одно.
        Французскую суку надо заставить замолчать. Женитьба на ней оказалась ошибкой, огромной ошибкой... но ошибку можно исправить. Особенно если иметь терпение, Этьен упал в кресло со стаканом в одной руке, с графином - в другой и принялся обдумывать свой план.
        Он выждет время. Будет жить так, словно ничего не произошло, а потом нанесет удар. Главное - действовать быстро, но не слишком. Если несчастный случай произойдет очень скоро после ее приезда, могут возникнуть вопросы. Не то чтобы его это волновало, но не хотелось бы стать объектом сплетен. «Наверное, пора устроить прием, - размышлял он. - Бал будет идеальным способом представить мою жену высшему обществу Сан-Доминго». Они предстанут купающимися в счастье молодоженами. Позже, после несчастного случая, он разыграет роль безутешного вдовца.
        Хмыкнув, Этьен отпил еще вина. Пройдет достаточный промежуток времени, и он снова пошлет Генри, своего представителя, во Францию за другой невестой. Наверняка там еще есть молодые женщины высокого происхождения, которые мечтают о возможности скрыться.
        Он пощелкал языком и как бы горестно покачал головой. «Бедная французская графиня, - будут говорить люди. - Такая красивая, такая молодая. Какая трагическая, безвременная смерть».
        Сколько возможностей...

        Глава 5

        Через несколько дней рано утром Этьен пошел в спальню Кристины, заявил, что она будет сопровождать его в прогулке по Бель-Терр, и вышел, не добавив ни слова. Плохо соображая со сна, она оперлась на локоть и посмотрела вслед мужу. Экскурсия по плантации будет хорошей передышкой после целого дня вышивания на садовой скамейке. Остров с его пышной растительностью и необычными ароматами очаровывал ее. Скучающая, не находящая себе места Кристина мечтала исследовать окрестности с тех пор, как приехала сюда. Отбросив простыни, она вскочила с кровати и позвала Геру.
        Во время завтрака она забрасывала молчаливую служанку вопросами;
        - А плантация большая?
        - Большая, мадам, очень большая.
        - А что ещё здесь выращивают, кроме кофе?
        - В Бель-Терр растет все.
        - А что находится за горами? Гера пожала плечами.
        - За горами - другие горы.
        - А кофейные зерна растут на деревьях или на кустах?
        - Достаточно, мадам. - Гера протестующе подняла руки. - Спросите хозяина. Он вам все расскажет.
        Кристина замолчала. Мысль о том, чтобы расспрашивать Этьена, не внушала ей радости. Она лучше обойдется вообще без объяснений, чем позволит ему истолковать свой интерес как поощрение. После неудавшейся второй попытки утвердить супружеские права он оставил ее в покое. Каждую ночь, еще долго после того, как в коридоре стихали шаги Этьена, она напряженно ждала, не придет ли он. На протяжении этих долгих часов она мысленно налила письма дедушке и молилась о его безопасности. Может быть, к нему судьба оказалась благосклоннее? Куда он отправился, покинув Францию? Он как-то говорил о Соединенных Штатах. Решился ли он поехать туда? Как только он свяжется с ней, она напишет ответ, убеждая его в том, что у нее все хорошо, и распространяясь о красотах острова. Однако она будет тщательно избегать любых неприятных деталей, касающихся ее новой жизни. Наверное, можно будет довериться Риду, чтобы во время одной из своих поездок в Кейп-Франсуа он сумел найти надежного капитана, например, капитана Хита, чтобы тот доставил письмо деду.
        Ровно в час дня лакированный фаэтон с запряженными в него лоснящимися лошадьми был подан к главному входу. Этьен ни па йоту не отступил от образа процветающего плантатора, явившись в темно-сером двубортном пиджаке, полосатом жилете и сизых бриджах. Кристина как раз заканчивала легкий ленч.
        - Готова, дорогая?
        Она кивнула и, опершись о поданную руку, последовала к экипажу. Этьен помог ей взобраться, а сам оседлал великолепного белого жеребца, Кучер в ливрее слегка хлопнул поводьями, и фаэтон покатил по дорожке мимо каменных порталов, отмечающих въезд на территорию усадьбы. Конь Этьена послушно потрусил рядом.
        Прикрывшись зонтиком от солнца, Кристина откинулась на подушки и просто наслаждалась своей первой прогулкой. Экипаж катил по лесу среди тропических деревьев, их однообразие время от времени нарушалось яркими брызгами цветущих кустарников. Постепенно лес поредел, уступив место зеленой равнине, простирающейся так далеко, как только могли видеть глаза. Длинные стебли медленно и грациозно покачивались на ветру.
        - Сахарный тростник, - с гордостью провозгласил Этьен, широко взмахнув рукой.
        - Я предполагала, что плантация огромна, но на такой простор моего воображения не хватило, - по достоинству оценила увиденное Кристина.
        Услышав в ее голосе одобрение, Этьен продолжал более эмоционально:
        - Климат здесь просто идеальный. На острове может расти почти все. Среди колоний он считается одним из лучших сельскохозяйственных регионов. И конечно, самым процветающим.
        - Вы выращиваете только сахарный тростник?
        - Мои два основных экспортных товара - тростник и кофе, - пояснил Этьен. - Если, что маловероятно, один не уродится, то в плане прибыли я могу рассчитывать на второй.
        - Мудрое решение.
        Кучер направил экипаж на узкую, с выступающими корнями дорожку. Кристина заметила среди тростника обнаженных по пояс рабов. Их движения в обжигающем мареве были медленными, словно сонными. Солнце отражалось от широких стальных лезвий, которыми они размахивали из стороны в сторону, и глухой звук ударов был таким же постоянно равномерным, как стук сердца.
        - Эти ножи... - неуверенно проговорила Кристина.
        - Мачете, - поправил ее Этьен. - Они называются мачете.
        Вспомнив свою встречу с влюбленными, которую она прервала своим появлением в день прибытия, девушка ощутила укол страха.
        - Точно такой же нож был у мужчины возле водопада, - сказала она, облизнув внезапно пересохшие губы.
        Этьен небрежно дернул плечом.
        - Мачете - самое обычное орудие на плантации сахарного тростника. Я требую, чтобы все мои работники умели им действовать.
        Кристина сдержала дрожь.
        - Они могут превратиться в грозное оружие.
        - Не волнуйся, моя крошка. Черные слишком туго соображают, чтобы отличить оружие от инструмента.
        Несмотря на беспечность мужа, Кристина не могла выбросить этого из головы. Черные, может быть, и необразованны, но она сомневалась в том, что они все поголовно глупы.
        - Я собираюсь еще расчистить земли на некотором расстоянии отсюда. Через неделю или две я пошлю Александера, чтобы он осмотрел там все и доложил мне. И тогда придется поставить кого-нибудь другого надзирать за порядком. Я тут приглядел нескольких черных, которые могут подойти, но прежде чем принять решение, я должен узнать, насколько хорошо они умеют выполнять приказы.
        Дорога пошла в гору. Кристина не сразу заметила небольшое понижение температуры. Деревья с темными, блестящими листьями ройными рядами росли по обе стороны дороги. Женщины рвали с них плоды и высыпали в огромные плетеные корзины, которые стояли через равные промежутки. Когда корзины заполнялись до отказа, мужчины взваливали их на спины и уносили.
        - Кофе с Бель-Терр - лучший на всем острове, - хвастливо произнес Этьен.
        - Он превосходен, месье, - подтвердила Кристина, - я никогда не пробовала лучшего.
        - Плоды должны собираться вручную, потом они тщательно сортируются. После того как зерна высохнут на солнце, их опять перебирают, откладывая только самые крупные и самые качественные.
        - Как интересно.

«И как похоже на Этьена, - подумала она, - который всегда требует только самое лучшее».
        - Давай пройдемся туда, где идет сортировка - Он слез с коня, бросил поводья кучеру, потом помог Кристине выбраться из экипажа. - Ничто так не подстегивает работников, как неожиданная проверка.
        Как только ее ноги коснулись земли, она тут же отошла от Этьена, избегая прикосновения его руки. Разгладив складки на платье, Кристина переложила зонтик в другую руку, чтобы не опираться на его локоть, и пошла рядом.
        - Что происходит с зернами после того, как они пройдут сортировку?
        - Их ссыпают в джутовые мешки, взвешивают и отправляют в порт для погрузки на корабли.
        Этьен провел ее вдоль ряда деревьев, потом они свернули к открытому пространству, где кофейные зерна были разложены на огромных кусках холста и оставлены для просушки на солнце. Невдалеке несколько мужчин, еще не заметивших их присутствия, методично взвешивали зерна на весах.
        Сердце Кристины как-то странно трепыхнулось, когда, выглянув из-под зонтика, она заметила Рида. Он стоял в отдалении, небрежно держа кожаную плеть, и, наклонив голову, внимательно следил за тем, как делаются записи в гроссбух.
        Полуденная жара заставила его снять рубашку и завязать ее вокруг талии. Девушка не могла не восхититься его широкими плечами, хорошо развитой мускулатурой, покрытой темно-золотистым загаром кожей. Потом он повернулся, и она впервые увидела его спину. Ее глаза расширились от ужаса - спину Рида покрывала сеть шрамов, как у рабов, которых наказывали плетью.
        Этьен проследил за ее взглядом.
        - Что-то не так, дорогая? - заботливо прошептал он, в тоже время не скрывая понимающей усмешки.
        - Вы хотите, чтобы я сделал это сейчас, господин? - спросил Рида какой-то юноша.
        Прежде чем надсмотрщик успел ответить, разозленный Этьен подошел к ним.
        - Джуно, мне не верить своим ушам, или ты действительно обсуждаешь то, что было приказано?
        Все, как один, повернулись к Этьену. На лицах застыло ощущение опасности. Хотя Этьен не повысил голоса, они, казалось, уже знали, что этот тихий тон предвещает беду гораздо вернее, чем крик.
        - Месье Делакруа. - Рид наклонил голову в приветствии, скрывая выражение лица. Взгляд его серых глаз скользнул по Кристине, прежде чем вернуться к Этьену. - Чем вызван столь неожиданный визит?
        - Ты знаешь, что я не потерплю дерзости от рабов. - Голос Этьена прозвучал холодно, отрывисто, безжизненно.
        - Я уверен, что Джуно не хотел выразить неуважения.
        - Позволь не согласиться, - почти закричал Этьен. - Я услышал совсем другое.
        - Я не хотел, - пробормотал Джуно. Он опустил голову, но не успел скрыть огонек ненависти в темных глазах.
        - Презренный раб смеет первым обращаться к господину? - издевательски проговорил Этьен. - Ну уж нет.
        - Джуно просто пытался понять приказ, когда вы подошли.
        - Он наглец и нуждается в хорошем уроке. - Этьен выхватил у Рида плеть.
        - Нет, Этьен. Пожалуйста.
        Слова сорвались с губ Кристины сами по себе. В ту же секунду она поняла, что совершила страшную ошибку. Не поворачивая головы, она почувствовала, как все глаза уставились на нее. Не желая того, она стала центром внимания. Никто не двигался и, казалось, не дышал.
        Хотя солнце продолжало ярко светить на небе, оно больше не давало тепла. Кристина с трудом удержалась, чтобы не обхватить себя руками, защищаясь от внезапного холода.
        - Ты считаешь, что Джуно не заслуживает наказания дорогая?
        Ледяные глаза мужа, казалось, готовы были просверлит в ней дыру, пригвоздив к месту.
        - Я не сомневаюсь в вашем праве судить месье. Но это человек не сделал ничего предосудительного.
        Узкие губы Этьена искривились в жестокой усмешке.
        - Если я позволю черным обсуждать то, что им приказано, скоро все они начнут поступать так же. Наступи анархия.
        Рука Кристины, держащая зонтик, предательски дрожала, а сердце стучало часто-часто.
        - Но такой пустяк не может привести к большой опасности.
        Рид махнул рукой в сторону Джуно.
        - Если возможно, месье Делакруа, примите во внимание, что Джуно один из лучших ваших работников.
        Белесые брови Этьена поползли вверх, пока он переводил взгляд с Рида на Кристину и обратно.
        - Как получилось; - протянул он, - что моя жена и мой надсмотрщик объединились против меня, защищая это го человека?
        Смятение Кристины все росло. Она молчала, подыскивая подходящий ответ.
        - Я просто выразила свое мнение... - почти прошептала она.
        - Я исхожу из того, что будет лучше для Бель-Терр, - примирительным тоном проговорил Рид. - Джуно часто выполняет работу за двоих. И это его первая дерзость.
        - Значит, она станет для него последней. - Этьен похлопывал рукоятью плети по ладони, и этот звук в гнетуще тишине казался еще резче.
        - Простите, что напоминаю, месье, но от Джуно будет мало толку, если его искалечат.
        - Достаточно, - рявкнул Этьен, прекращая обсуждения. Он махнул двум рабам, которые беспомощно наблюдали за происходящим. - Держите его!
        Те неохотно вышли вперед, схватив Джуно за руки. Кристина умоляюще взглянула на Рида. «Сделайте хоть что-нибудь, чтобы прекратить это!» - молча молила она. Надсмотрщик заметил ее взгляд, но отвернулся с ничего не выражающим лицом. «Я никакой не герой», - предупредил он ее во время их первой встречи. Но Кристина почему-то все время забывала об этом и продолжала приписывать ему благородство и смелость. «Когда же я поумнею?» - спрашивала она себя.
        - Хороший он работник или нет, - рассуждал Этьен, - следует сделать из этого случая пример для остальных.
        Кристина видела, что Рид не станет больше рисковать, испытывая терпение хозяина. Но кому-то ведь надо остановить все, пока не сложилась безвыходная ситуация. Отбросив всякую осторожность, она схватила мужа за руку.
        - Этьен. пожалуйста, ради меня, оставь это.
        Он намеренно задержал взгляд на ее руке, потом медленно поднял его и посмотрел ей в глаза.
        - Вы смеете сомневаться в моей власти, мадам?
        - Я не выношу таких жестоких сцен. Меня ужасно тошнит при виде крови, - сочиняла Кристина. - Боюсь, что моя слабость поставит нас обоих в неловкое положение.
        Этьен, прищурившись, смотрел на жену, обдумывая ее слова.
        - Хорошо, дорогая, - наконец проговорил он. - Неприятно, если тебе вдруг станет плохо в присутствии моих работников. Черные тоже сплетничают.
        - Благодарю, - проговорила она, удерживая вздох облегчения. Тугая пружина напряженности внутри ее начала понемногу ослабевать.
        Этьен кинул плеть Риду, который поймал ее на лету.
        - Незачем мне пачкать руки. За это я тебе плачу.
        - Я займусь этим, - ровным голосом ответил тот.
        - Постарайся. - Этьен заставил Кристину взять его под руку, не сводя глаз с надсмотрщика. - Поговаривают, что ты слишком мягок с черными. Я хочу, чтобы мне были предоставлены полоски мяса из его спины, как доказательство того, что он был должным образом наказан. Принеси их сегодня вечером... после обеда.
        Кристина задохнулась, услышан этот бесчеловечный приказ. Горечь подступила к самому горлу, обжигая его. В ушах у нее звенело, голова кружилась. Она глубоко вздохнула раз, другой.
        - Пойдем, дорогая.
        Когда Этьен уводил ее, она бросила последний отчаянный взгляд через плечо. Следуя сдержанным указаниям Рида, Джуно привязывали к ближайшему столбу. Девушка пошла быстрее, спотыкаясь и спеша уйти как можно дальше к тому моменту, когда на несчастную жертву обрушится первый удар. Она снова пожалела о том, что оказалась на острове Сан-Доминго.
        Кристина безразлично ковыряла еду в своей тарелке. Она никак не могла избавиться от мысли о том, что в любую минуту может появиться Рид со своим ужасным подношением. Она уже жаловалась на головную боль и просила отпустить ее, но Этьен отклонил эту просьбу. Несмотря на лекарство, принесенное Герой, боль продолжала пульсировать в голове девушки.
        Она тайком бросила взгляд на другой конец стола. Раньше Кристина спрашивала себя, зачем нужно располагать двух сдающих так далеко друг от друга. Теперь же она была рада тому, что ее и человека, чью фамилию она носит, разделяют семь футов отполированного красного дерева.
        Кристина находилась в угнетенном состоянии духа, Этьен же, напротив, казался веселым. Он одобрительно кивнул, когда Астра перелила в супницу густой, сытный суп.
        - Попробуй суп из раков, - настаивал он, обращаясь к жене. - Великолепное блюдо.
        Чтобы не спорить, Кристина съела одну ложку, едва почувствовав вкус морепродуктов. Больше она не прикоснулась к супу, намеренно дожидаясь, пока он остынет, и позволив одному из слуг унести блюдо.
        - Я тут подумал, - разглагольствовал Этьен, пока Астра клала ему на тарелку щедрую порцию жареной дичи, - что пора бы нам устроить прием. Отложенное свадебное празднество. Появится прекрасная возможность представить мою жену плантаторам и их женам. Пусть сами увидят, какой подарок мне достался.
        - Я буду счастлива помочь с подготовкой, - с готовностью предложила Кристина.
        До сих пор Этьен отказывал ей в просьбе покататься верхом или проследить за домашним хозяйством. Кроме чтения и вышивания, заняться было нечем, и время тянулось медленно.
        - Твое предложение весьма великодушно, дорогая, но в этом нет никакой необходимости. - Он улыбнулся при виде разочарования на ее лице. - Мои слуги превосходно справляются с задачей, когда я намерен развлекать гостей. Не сомневаюсь, что этот раз не будет исключением.
        - Как сочтете нужным, месье, - пробормотала девушка.
        На ее языке вертелся вопрос, зачем ему вообще понадобилась жена, раз все так прекрасно устраивалось и без нее, но ей удалось вовремя сдержаться. Она здесь на положении племенной кобылы. Жаль только, что в его так тщательно подготовленные планы вмешалась высшая сила. К сожалению для него - для нее же это явилось благословением. Мысль о том, чтобы иметь от него ребенка, была ей отвратительна.
        Этьен вынул из кармашка часы и демонстративно проверил время.
        - Я думаю, скоро явится Александер. - Хотя говорил он обманчиво ровным голосом, жадный блеск в бесцветных глазах выдавал его нетерпеливое ожидание.
        Кристина прижала руку к животу.
        - Я в самом деле плохо себя чувствую.
        - Ерунда, ты едва прикоснулась к еде. - Он отрезал кусочек мяса и положил его в рот. - Попробуй особое блюдо Сциллы - цыплячьи печенки, тушенные в портвейне, обещаю, что это вернет краску твоим щекам.
        - Нет, спасибо. - Одна мысль о еде заставила ее желудок сжаться.
        - Я настаиваю, Астра, - обратился он к служанке, - положи мадам порцию печенок.
        Астра подошла с недоброй улыбкой и наполнила тарелку Кристины деликатесом.
        - Сделай мне одолжение, дорогая, только попробуй. Девушка с отвращением посмотрела на блюдо. Даже запах вызывал у нее тошноту.
        - Ну, будь хорошей девочкой. Иначе я могу запретить тебе вставать из-за стола, пока ты не съешь все.
        Кристина взглянула на мужа. Жесткий блеск в глазах не соответствовал легкой игривости его тона. Надо было быть дурочкой, чтобы не понять предупреждения. Отрезав небольшой кусочек, она проглотила его, не жуя, потом смыла вкус глотком воды. Этьен улыбнулся поверх края бокала и решил переменить тему беседы.
        - Мой надсмотрщик - интересная личность, ты так не считаешь, дорогая?
        Кристина наклонила голову набок.
        - В каком смысле?
        - Ты никогда не задумывалась, почему человек, который кажется таким... независимым, работает на меня? Ты не спрашивала себя, почему Александер так торопится выполнить все, чего бы я ни пожелал, даже если ему это очень не нравится?
        Имя Джуно не прозвучало, но его и незачем было упоминать.
        - Да, признаюсь, это вызывает любопытство.
        - Ты не расспрашивала его о прошлой жизни?
        - Нет. - Кристина вилкой давила кусочек печенки. - В конце концов, я едва его знаю. Его прошлое меня не касается.
        - Я не мог не заметить, как ты сегодня смотрела на него. Не могла отвести глаз. Он кажется тебе красивым, не правда ли?
        Ее вилка стукнулась об стол.
        - Этьен, в самом деле…
        - Тут нечего стесняться, дорогая. - Этьена явно забавляла ситуация. - Я уверен, что многие женщины считают его привлекательным. В таком, грубом, стиле.
        - Я замужняя женщина, - скованно ответила Кристина. - И намерена выполнять наше соглашение. Не считайте меня способной на флирт с другим.
        - Как благородно, дорогая. Я и не собирался подвергать сомнению твою верность. Ты слишком умна, чтобы не опасаться последствий измены.
        Дрожь пробежала по ее спине. К чему он ведет? Она постаралась выдержать холодный взгляд мужа.
        - Признайся, дорогая, разве Рид Александер совсем не интересует тебя? - Этьен отпил вина, не сводя глаз с жены.
        Она слегка пожала плечами.
        - Может быть... немного.
        - Вот, например, сегодня. Ты заметила шрамы?.. - Он жестом показал где. - Как ты думаешь, от чего они?
        - Не имею понятия.
        Этьен наклонился вперед и понизил голос:
        - Его били плетью. Это наказание предназначается для непокорных рабов и закоренелых преступников.
        Кристина судорожно глотнула, отказываясь поверить услышанному.
        - Еще такое наказание, я знаю, ожидает тех, кто совершит какой-нибудь проступок на борту судна. Может быть, месье Александер в море поссорился с капитаном. Этьен тихо рассмеялся ее наивности.
        - Все возможно, но ты заметила, что он предпочитает рубашки с широкими манжетами?
        Она едва заметно кивнула.
        - Он специально их носит, чтобы скрыть шрамы на запястьях.
        Кристина крутила в пальцах ножку бокала. Она видела эти шрамы и думала о них.
        - Кандалы... - прошептал Этьен.
        Она вздрогнула, схватив бокал, чтобы уберечь его от падения, но немного вина все же пролилось на белоснежную скатерть.
        - Вы хотите сказать, что месье Александер - преступник? Этьен кивнул, потом откинулся на спинку стула, наслаждаясь произведенным эффектом.
        - Ты шокирована, и не зря, дорогая. Я говорю тебе все это для твоей же пользы. Будет мудро держаться от него подальше. Я могу контролировать его, а ты нет. Этот человек опасен.
        - Что он сделал? - Губы не слушались ее, отказываясь произносить слова, так же как разум отказывался принять очевидное.
        - Я не из тех, кто разносит слухи. - Этьен небрежно пожал плечами. - Я только хотел предупредить тебя, пока между вами не возникла привязанность.
        - Какое преступление он совершил? - тихо спросила Кристина.
        - Убийство.
        Это слово упало, словно камень в спокойный пруд, и всплески от него захлестнули все, даже самые дальние уголки ее сознания.
        - Убийство... - Она недоверчиво покачала головой. - Но кого? Почему?
        - Я не буду вдаваться в детали. Достаточно сказать, что он убийца, и хладнокровный. - Этьен щелкнул пальцами, и слуги принялись быстро и молча убирать со стола.
        - Месье Александер?.. Приговоренный за убийство? - бормотала она, пытаясь осознать эту ужасную новость.
        Этьен взял рюмку с бренди.
        - Когда я прижал его к стенке, он признался, что заколол невинного человека, перед тем его ограбив.
        У Кристины все перемешалось в голове.
        - Но почему же вы наняли такого человека для работы в Бель-Терр?
        - В интересах дела. - Откинувшись на стуле, он потягивал бренди. - Я решил, что мне нужен человек как раз такого сорта, абсолютно лишенный совести и морали, чтобы держать черных в повиновении. Он мне обязан. Если бы не я, он бы гнил сейчас заживо в тюрьме на соседнем Гаити. А это хуже, чем смерть. При любом неповиновении с его стороны я могу уведомить власти, и его швырнут в тюрьму.
        Кристина молчала, изумленная услышанным.
        - Я понимаю, должно быть, трудно с твоей чувствительностью это все осознать, но, думаю, пора открыть тебе глаза.
        Слово «трудно» не передавало всего того, что она чувствовала. Кристина подозревала, что в прошлом Рида есть какое-то темное пятно, но такое? Хотя она видела свидетельство - шрамы и ощущала его нежелание говорить себе, она все же упрямо отказывалась верить в самое плохое. Но теперь нельзя больше отрицать очевидное. Рид Александер преступник, убийца, лишенный всех героических качеств, которые она пыталась ему приписать. Не рыцарь в сияющих доспехах, а обычный заключенный, хладнокровный убийца.
        Человек без чести и совести, Которому нельзя доверять.
        Кристина чувствовала себя так, будто ее предали, одурачили. Она презирает его. И себя тоже - за то, что поверила ему.

        Глава 6

        - А, Александер, - радостно воскликнул Этьен, когда Рид вошел в столовую. - Я тебя ждал.
        Рид, ничего не упуская, окинул взглядом комнату. Делакруа сидел на одном конце огромного банкетного стола, его жена - на другом. «Зачем столько места, - подумал надсмотрщик, - когда можно сидеть рядом с прекрасной женщиной?» Кристина, как будто почувствовав, что он думает о ней, выпрямилась и смотрела прямо перед собой, явно не в состоянии выносить его присутствия. Скоро это чувство еще усилится. Рид ощутил глубокое сожаление, но безжалостно отмел его, заставив себя сконцентрироваться на ближайшей задаче.
        - Садись. - Этьен энергично махнул рукой в сторону пустующего ряда стульев. - Выпей со мной бренди.
        - Нет, благодарю вас. - Александер покачал головой. - В будущем черные очень подумают, прежде чем обсуждать то, что им приказано.
        - Хорошо, хорошо. - Этьен поднял пустую рюмку, и Астра поспешила ее наполнить.
        Рил тщательно избегал взгляда Кристины.
        - Больше не будет никаких проблем.
        Этьен кивнул в сторону холщового мешка, который надсмотрщик держал в правой руке.
        - Я вижу, ты не забыл принести мне фунт мяса.
        - К сожалению, Джуно не выжил после урока послушания. - Рид бросил мешок на стол, и тот упал с мягким стуком.
        Кристина закрыла рот рукой. С приглушенным горестным вскриком она кинулась к дверям, прочь из столовой.
        - Эти женщины... - Этьен с презрением дернул головой. - Пойди за ней, ладно, Александер? Посмотри, чтобы она не выкинула какой-нибудь глупости, например, не бросилась с балкона. Пятно потом ничем не смоешь.
        Коротко кивнув, Рид поспешил за Кристиной. Он обнаружил ее в дальнем углу террасы, склонившейся над каменной балюстрадой. Ее рвало в кусты, растущие внизу. Его первой мыслью было уйти, и Рид нерешительно отступил на шаг. Он вернется к Делакруа и доложит, что не смог ее найти.
        И все же в этой девушке, даже в таком состоянии, было что-то неотразимое. Кристина обладала силой духа, соответствующей ее редкой красоте, и он бы не хотел увидеть этот дух сломленным. Она одинока, беззащитна, нуждайся в поддержке. Рид ощутил необычное и совершенно неожиданное желание остаться, утешить ее. Такого он не испытывал много лет. С тех пор» как погиб его брат Чейз...
        Поборов последние конвульсии, Кристина выпрямилась и перестала изо всех сил сжимать перила. Она тяжело дышала. Даже при слабом свете Рид видел зеленоватый оттенок ее безупречного лица и капли мота на лбу. Он подошел поближе, желая помочь и опасаясь, что его попытка будет отвергнута.
        Девушка проигнорировала звук шагов, она невидяще смотрела перед собой. Рид достал из кармана платок и молча протянул ей. Оттолкнув его руку, она посмотрела на него горящими темными глазами па пепельном лице.
        -Как вы могли?
        Не ожидая благодарности, он тем не менее не ожидал и такой вспышки ярости.
        - Какое быстрое выздоровление для человека, которого только что выворачивало наизнанку, - мягко проговорил он, пряча платок.
        - Не притворяйтесь, будто не понимаете, что я говорю о Джуно.
        Рид с опозданием понял, что его представление об уязвимости этой дамы ошибочно. Это ему требуется защита от ее ненависти.
        - Я только сделал то, что должен был.
        - Я думала, вы порядочный человек. А вы негодяй... такой же, как он.
        Рид хотел отклонить ее обвинения, оправдаться, но не мог. Вместо этого он придержал ее за талию.
        - Вы бледны. Позвольте мне проводить вас до скамьи.
        - Прекратите, - прошипела она, вырываясь. - Не прикасайтесь ко мне. Никогда. На ваших руках кровь.
        Он потускневшим взглядом смотрел на нее. Он не мог ничего сказать и ничего сделать, чтобы переменить ее мнение о себе. Отметая сожаление, грозящее разрушить всю его решимость, Рид проговорил:
        - Надо быть жестче, графиня. Только сильные выживают.
        Кристина резко подняла голову.
        - Мне не требуется совет от такого, как вы.
        Рид поднял руки, сдаваясь.
        - Просто пытаюсь вам услужить.
        - Вы мне противны. - Ее голос дрожал от отвращения. - И насколько я знаю, единственный способ, которым вы можете мне услужить, - это не попадаться мне на глаза. - Подхватив юбки, она быстро пересекла террасу и исчезла в дверях.
        Рид глубоко вздохнул. Эта леди с характером. Кристине Делакруа удалось поставить его на место. Красивое лицо, острый язычок и нежное сердце. Интригующее сочетание. Опасное сочетание.
        Ее мнение о нем ничего не значит. И все же он испытывал слишком сильное искушение доказать ей, что отличается от того холодного, бесчувственного мужчины, за которого она вышла замуж. Это противоречило всякому здравому смыслу. Чего он этим достигнет? «Ничего, - ответил Рид сам себе, кривя рот в горькой усмешке. - Абсолютно ничего. Пусть думает худшее».
        Сунув руки в карманы, он смотрел на скалистые горы, угольно-черным рисунком выделяющиеся на фоне темно-синего неба. Он сидит на бочке с порохом. Слишком он запутался с хорошенькой женой французского плантатора. Чем скорее ему удастся покинуть остров, тем лучше.
        Рид наклонил голову, прислушиваясь. Издали доносился слабый, но отчетливый стук барабанов - знак того, что Джуно теперь в безопасности. Где-то на поляне в самой гуще леса черные поедают дикого кабана, который в неподходящее время слишком близко подошел к кофейному навесу. А в большом доме хозяин-садист торжествует, разглядывая мешок со свиной кожей, и жаждет услышать кровавые подробности.
        Тяжело вздохнув, Рид повернулся и вошел в дом.
        Трудолюбивые, как рой пчел, слуги в Бель-Терр занимались приготовлениями к приему. Участвовали все, кроме Кристины. Не позволив ей помогать, Этьен нашел еще один способ унизить жену. Как и большинство молодых женщин ее положения, Кристину с самого детства учили управлять большим имением. Отказываясь от ее помощи, Этьен принижал ее способности, выставлял ее несмелой, несведущей. Бесполезной.
        Кристина нервничала от этого вынужденного безделья и, конечно, испытала огромное облегчение, когда однажды утром после завтрака Гера привела в ее комнату гостью.
        - Посетительница, мадам, - сказала она и вышла, предоставив хозяйке и гостье с явным любопытством рассматривать друг друга.
        - Я - Симона Дюваль.
        - Бонжур, мадам.
        Кристина была очарована этой женщиной, соединившей в себе две различные расы. Точеная фигура, экзотическая внешность, кожа цвета меда и янтарные глаза - Симоне Дюваль могло быть и тридцать, и пятьдесят лет.
        - Посыльный господина Делакруа передал мне, что вам требуется бальное платье, - деловым тоном пояснила женщина.
        Кристина смотрела, как она доставала из большой плетеной корзины и раскладывала по кровати различные вещи. Вначале появилась толстая пачка образцов ткани всех цветов радуги, потом жестяная коробка с булавками и альбом с рисунками модных фасонов. Затем Симона повесила на шею мерную ленту и деловито взглянула на девушку.
        - Если я должна сшить для вас вечерний туалет, мадам, то вам придется раздеться.
        Кристина послушно отправилась за ширму и начала снимать платье. Симона быстро потеряла терпение.
        - Давайте, мадам, поспешим. Предстоит сделать очень много.
        Девушка вышла в одном белье.
        - Мой муж не предупредил меня о вашем визите.
        - Может, господин Делакруа хотел сделать вам сюрприз. - Симона пригладила шиньон. - Теперь подойдите к окну, чтобы я как следует видела вас.
        Кристина подошла к окну и поворачивалась то так, то эдак, недовольно хмурясь от постоянного потока команд портнихи. Симона, прищурившись, изучала свою клиентку.
        - Да, - удовлетворенно кивнула она, - очень хорошо. С вашими темными волосами и нежной кожей вам подойдут многие цвета. А с вашей фигурой...
        Следующие полчаса Кристина ощущала себя манекеном. Симона тщательно обмеряла девушку, занося все цифры в маленькую записную книжку. Наконец она сказала:
        - В мою мастерскую только что доставили новые образцы шелка. Там есть один особенный, я его отложила. Вам он подойдет идеально.
        Вспомнив унизительные замечания мужа по поводу ее бедного гардероба, Кристина решилась задать вопрос: - Месье Делакруа заказал только одно платье?
        - Да, мадам. Одно-единственное. - Симона свернула мерную ленту в аккуратный шарик. - Господин сказал, что вы должны быть одеты лучше всех на балу. Только самое лучшее для его жены.
        Кристине показалось странным, что ее муж вел разговор только об одном платье. Его пренебрежительные комментарии по поводу скудости ее одежды заставили девушку думать, что он намерен пополнить ее гардероб. Но кто знает, что у него на уме?
        - Вам будут завидовать все женщины на острове, - продолжала портниха, не замечая молчания клиентки.
        Кристина мысленно встряхнулась. Ей нравилось общаться с этой женщиной.
        - Вы родились па острове, Симона?
        - Да, мадам. У нас с мужем Андре мастерская в Кейп-Франсуа. Он портной, шьет для многих белых господ, включая вашего мужа.
        - Как интересно, - отметила Кристина, добавляя еще один факт к своим недостаточным знаниям о жизни острова.
        Она считала, что социальная жизнь здесь разделена на две части - по цвету кожи. Однако должна существовать и третья составляющая, поскольку кожа Симоны не белая и не черная, а уникальная смесь обоих цветов.
        - Вы только недавно прибыли на остров, мадам, - сказала портниха, догадавшись о причинах недоумения девушки. - Мы с Андре те, кого здесь называют цветными. Нас мало, прав у нас еще меньше, и власти не слышат наших жалоб.
        - Вы излагаете это все с таким достоинством, Симона. Я и сама нахожусь в подобном положении.
        - Вы, мадам? - хмыкнула Симона, перестав прикладывать к ней образцы ткани. - Как можете вы понимать наше положение?
        Кристину не смутил открытый скептицизм женщины, и она не отвела взгляда.
        - Несмотря на различие в происхождении, у нас много общего. Я тоже недавно поняла, что значит иметь мало прав и что значит, когда тебя не слышат. Это уничтожает тебя как личность.
        Недоверчивое выражение медленно покинуло лицо Симоны.
        - Простите, мадам, если я высказалась, не подумав. Кристина улыбнулась и протянула руку.
        - Может, мы станем подругами?
        - Вы сошли с ума! - Портниха в изумлении смотрела на нее. - Не бывает, чтобы белые господа дружили с цветными.
        Девушка снова улыбнулась, но опустила руку.
        - Если такого не бывает, - философски пожала она плечами, - то мы можем подружиться просто как женщины. Расскажите мне немного о себе.
        Симона в недоумении закатила глаза.
        - Вы очень настойчивы, мадам.
        - Обвинение принимается, - рассмеялась Кристина и жестом предложила Симоне сесть.

«Рид Александер при нашей первой встрече тоже назвал меня слишком настойчивой», - вспомнила девушка. Веселость покинула ее, и она постаралась выкинуть его из головы, напоминая себе, что Рид не стоит того, чтобы о нем думать. Он животное, чудовище, он жестоко забил до смерти беззащитного человека.
        - Мы действительно похожи, мадам. - Симона осторожно опустилась в кресло, предложенное Кристиной. - Меня тоже называют настойчивой. Но ведь только настойчивые добиваются успеха в жизни.
        Следующий час прошел в приятной беседе, и ламы познакомились ближе. Кристина узнала, что мастерская Симоны и ее мужа по договоренности с торговцами из Нанта и Бордо импортирует лучшие ткани. Наряду с высококачественной шерстью и хлопком из Европы у портных имеется и широкий выбор шелка и парчи с Востока.
        - Мы шьем такую же модную одежду, какую можно видеть на улицах Парижа, - похвасталась Симона, потом взглянула на собственное простенькое муслиновое платье безо всяких украшений. - Пожалуйста, мадам, не судите о моей работе по этому непритязательному наряду.
        - Вам незачем извиняться, Симона. Цвет и покрой вам очень к лицу.
        Женщина, поднявшись, принялась аккуратно складывать в корзину свои вещи.
        - Вы очень добры, мадам, но я прекрасно понимаю, что мое платье давно вышло из моды, Цветным, однако, запрещается одеваться по моде Европы.
        - Поскольку вы свободные люди, закон защищает ваши основные права.
        - Ну, вы знаете далеко не все. - Симона махнула рукой. - Цветные не могут работать в учреждениях, не могут получить такую профессию, как юрист или врач, не могут стать ни священниками, ни учителями, ни полицейскими. После девяти часов вечера мы должны находиться дома, и нам запрещается занимать хорошие места и театре.
        - Но это так несправедливо.
        - Как я уже говорила, мадам, вы новичок на острове и не знакомы с нашими обычаями. - В голосе портнихи слышалась горечь, когда она продолжила: - Пьяный плантатор может потребовать, чтобы нас раздели посреди улицы, если ему покажется, что фасон или ткань нашего наряда похожи на его собственные.
        - Неужели ваши жалобы не рассматриваются в суде? - спросила Кристина, возмущенная таким проявлением неравенства.
        - Пф! - иронически фыркнула Симона. - Суды на острове - это не больше чем фарс. Ни один белый господин никогда не проиграл дела против цветного. Если свободный цветной ударит белого, то ему отрубят руку. А если белый ударит цветного, то он только заплатит небольшой штраф.
        Кристина слушала, удрученная несправедливостью, процветающей на острове.
        - Я должна просить у вас прощения, Симона. Я самонадеянно считала, что у нас общие горести. Мои проблемы - сущая мелочь по сравнению с вашими.
        - Вы же не знали. - Портниха взволнованно стиснула руку Кристины. - Я должна поблагодарить вас за то, что выслушали меня. Обида - опасное чувство, если держать ее все время взаперти.
        - Вы не перекусите со мной немного? - грустно спросила девушка, пытаясь оттянуть момент, когда с отъездом Симоны ею снова овладеет скука.
        - У вac доброе сердце, дорогая, но я должна отказаться. - Портниха повесила корзину на руку и направилась к двери. - Закон запрещает цветным есть за тем же столом, где едят белые господа.
        - А вы не передумаете, если я попрошу, чтобы все доставили сюда, в мою гостиную? - настаивала Кристина, не желая расставаться с новой подругой. - Незачем кому-то знать, что мы обедали вместе.
        - Ой нет, мадам. - Симона выразительно покачала головой. - Так не годится, Ваш муж будет вне себя, когда узнает, что под его собственной крышей допускаются такие вольности.
        - Да он никогда не узнает. Я не скажу и попрошу Геру хранить молчание.
        - Все равно это станет ему известно, мадам. Не стоит недооценивать месье Делакруа. Он не тот человек, который прощает непослушание. - У двери, уже держась за ручку, портниха повернула к Кристине встревоженное лицо. - Будьте осторожны, дорогая. Не превратите его в своего врага. - И вышла, тихо прикрыв за собой дверь.
        Кристина опустилась на край кровати, размышляя над советом Симоны Дюваль. Последние слова портнихи звучали в ее голове погребальным звоном. Согласившись выйти замуж по доверенности, она отказалась от романтических фантазий и позволила практичности занять их место. Но цена оказалась гораздо большей, чем она предполагала. Брак с богатым плантатором обещал безопасность и спокойствие. Со временем она надеялась полюбить человека, который станет отцом ее детей, разделит с ней жизнь. Дети, дом, сад, подруги. Постепенно это могло заполнить часы, дни и годы пустоты.
        Если не появится привязанности, она считала, что сможет по крайней мере оставаться безразличной к человеку, с которым связана. Но с Этьеном Делакруа это тоже было невозможно. Она не могла быть безразличной к тому, кого так сильно ненавидела.
        Так же сильно, как и боялась.
        Кристина нервно крутила на пальце обручальное кольцо рубином. Сначала Рид, а теперь и Симона предупредили ее опасности, но Кристина опасалась, что их предостережения прозвучали слишком поздно. Этьен уже стал ее непримиримым врагом.
        Клятвы клятвами, но она знала абсолютно точно, что не может оставаться на острове. В ее голове начал формироваться неясный пока план. Дедушка обещал написать письмо. Как только она узнает о его местонахождении, она найдет способ сбежать к нему. Его письмо может прибыть в любой день. Тогда она отбросит все эти ужасные переживания и сбудет, что имела несчастье повстречаться с самим дьяволом во плоти.
        Даже превосходные кушанья Сциллы не могли отвлечь внимания Кристины от неприятной необходимости сидеть за одним столом с мужем. Она задумчиво посмотрела на него поверх бокала. В этот вечер Этьен, казалось, находился в необычно приподнятом настроении. Самодовольная улыбка играла на его губах, и манеры были не такими грубыми, как обычно. Кристина не могла не гадать, чем вызвана такая перемена.
        - Похоже, ты сегодня в исключительно хорошем расположении духа, Этьен, - заметила она, отпивая маленький глоток вина.
        - Да, так и есть. - Сияя, он добавил себе на тарелку улиток в масляном соусе. - Подготовка к приему идет полным ходом, и все складывается даже лучше, чем я смел надеяться. Оказалось, что всем не терпится приветствовать мою жену.
        - Значит, ожидается огромное количество гостей?
        - Все приняли мое приглашение. Конечно, кроме Родольфов. Мадам Родольф, Берта, в любой момент ожидает появления еще одного ребенка. - Этьен подцепил улитку, положил ее в рот и аккуратно промокнул губы салфеткой. - Возможно, еще одной девчонки. Амброуз, кажется, способен производить только особ женского пола.
        - Это, должно быть, очень угнетает месье Родольфа.
        - Конечно. - Этьен отодвинул тарелку и подал знак, чтобы принесли следующее блюдо. - Каждый мужчина желает иметь наследника.
        Кристина указательным пальцем водила по замысловатому узору на черенке вилки. Она знала, что в этом ее муж не отличается от остальных мужчин. Ему тоже нужен был сын, чтобы следовать традициям Бель-Терр. «Как долго еще он предполагает ждать, прежде чем снова применит ко мне силу?» - подумала она.
        Если Этьен и заметил смену ее настроения, то не придал этому значения.
        - Я приказал нескольким женщинам помогать Сцилле на кухне, а остальные займутся домашними делами. Многие гости останутся в Бель-Терр на ночь.
        - Да, да, - пробормотала девушка. - Я видела, что слуги готовят комнаты для гостей.
        - Я пригласил и Рида Александера присоединиться к празднованию.
        - Неужели на таком великолепном приеме присутствие надсмотрщика не будет некстати?
        Этьен пожал плечами.
        - Дочери некоторых плантаторов находят его интересным. Несмотря на происхождение, он может танцевать на балу.
        - А будет бал?
        - Ну конечно. - Кивнув, он принялся поглощать аппетитный кусок говядины. - Музыканты прибудут из Кейп-Франсуа. Кроме того, лишний мужчина в таких случаях - это большой плюс, разве ты не согласна, дорогая?
        - Я не ожидала, что прием будет таким роскошным.
        - Мы не будем считаться с затратами. Я давно понял, что внимание к мелким деталям является определяющим. Надо учитывать любую случайность, любое непредвиденное обстоятельство, и тогда гости не будут разочарованы. Они, прощаясь, будут восхвалять твое гостеприимство.
        - Я запомню это, месье.
        Этьен поднял глаза как раз в тот момент, когда она отказывалась от сочного ростбифа.
        - Ешь, ешь, - приказал он. - Если ты станешь слишком худой, то мерки мадам Дюваль окажутся неточными и твое новое платье будет плохо сидеть.
        - Незачем беспокоиться. Мадам Дюваль пообещала, что приедет для окончательной примерки за день до приема.
        - Мои друзья знают о моей страсти к красоте. Что они подумают, если обнаружат вместо моей жены мешок с костями? Астра, - отрывисто сказал он, - положи мадам кусок ростбифа. - Выражение недовольства сошло с его лица, и он продолжил есть, когда девушка подала хозяйке большую порцию мяса.
        - Этьен, в самом деле, - запротестовала Кристина, разглядывая еду. - Я же не курица, которую откармливают на убой.
        Это сравнение вызвало у него усмешку.
        - Тебе бы не повредило нарастить немного мясца, дорогая, а то ты худеешь. Только сильные выживают на острове. Хилые чахнут и... - Он замолчал, стряхивая с рукава крошку.
        - Чахнут и... - ожидала продолжении Кристина.
        - Умирают. - Ледяные глаза уставились на нее, пригвоздив к месту.
        Ее обдало волной страха. Кристина облизнула губы, откашлялась и заставила себя говорить спокойно.
        - На самом деле я гораздо сильнее, чем это может показаться. Поверьте, я не хилая и не болезненная.
        - Тропический климат оказывает очень вредное воздействие на приезжих.
        - Я легко приспосабливаюсь.
        Этьен слегка улыбнулся ей, но его глаза оставались по-прежнему холодными.
        - Время покажет, дорогая. Время покажет.
        Для Кристины его слова прозвучали тем более зловеще, что были произнесены вкрадчивым тоном. Она отрезала маленький кусочек мяса и положила в рот. Его вкус показался ей похожим на вкус глины, Неужели она сейчас услышала едва прикрытую угрозу?
        Через стол она взглянула на Этьена. Довольно привлекательный, роскошно одетый, этот человек был процветающим и богатым плантатором, обладающим значительными средствами и привилегиями. Но под холеной оболочкой скрывалась гниль - человек жестокий, абсолютно лишенный чести и совести. Способный на все. Человеческая жизнь ничего для него не значила - ни жизнь рабов, ни жизнь жены.
        Аристократические черты лица не выдавали его мыслей. До чего он может дойти? Вдруг он уже планирует, как убрать ее? Конечно, нет. И все же...
        Эта мысль была слишком ужасна. Решив в будущем вести себя хитрее, Кристина потянулась за бокалом, с досадой заметив, что се рука дрожит. Она не доверяла Этьену. Не могла довериться и Риду. Ей не к кому было обратиться. Положиться она могла только на себя.

        Глава 7

        Снова забили барабаны. Рид уже так привык к их стуку, что сначала едва заметил его. Но сегодня звук был другим. Сегодня барабаны неистовствовали, бесились, ненавидели.
        Он вскочил с койки, натянул штаны и пошел на стук, все больше и больше углубляясь в тропический лес. «Что заставляет черных собираться каждую ночь?» - размышлял он, пробираясь среди деревьев. Вначале перемены в их поведении были почти незаметны, так что Рид решил, будто ему ли только показалось. Потом он пригляделся повнимательнее, и его подозрения подтвердились. Черные медленнее выполняли команды, перешептывались каждый раз, когда считали, что за ними никто не наблюдает. Мало кто из них смотрел Риду прямо в глаза. Никто не решался на открытое неповиновение, но он все чаще замечал враждебное поблескивание глаз и злобу, просачивавшуюся сквозь покорное выражение лиц.
        Багровые облака плыли, словно паутиной заслоняя серебристую луну. Бой барабанов стал громким, когда Рид осторожно подкрался ближе. Он хотел знать, что происходит. Должен был это знать, чтобы действовать соответственно. Рид намеревался достичь Новою Орлеана и быть в безопасности, когда на острове запылает адское пламя. Проблема состояла в том, что он еще не был готов покинуть остров. Ему не хватало сбережений, необходимых для того, чтобы проникнуть в креольское общество и стать там своим. Делакруа обещал ему вознаграждение, если он в рекордное время сможет доставить черных на свободные земли. Риду были нужны эти деньги.
        Он подошел еще ближе, и оранжевый отблеск озарил ночное небо. Тамтамы зазвучали быстрее, их ритм гипнотизировал, подчинял своей власти. Слышались громкие голоса, но слов на незнакомом языке разобрать было невозможно. Спрятавшись за густым кустарником, Рид нашел такую точку, с которой ему было видно все происходящее, сам же он оставался на безопасном расстоянии.
        Перед ним предстала яркая сцена. Посреди поляны пылал костер, его языки жадно устремлялись в темное небо. Сухие сучья и ветки потрескивали в огне. Ослепительные снопы оранжевых искр на фоне чернильного неба казались стаей светлячков. Большая группа полуодетых негров собралась вокруг костра. Женщины, голые до пояса, танцевали, раскачиваясь; их движения были свободными, их ничто не сковывало. Монотонные песни, древние, языческие, неслись над поляной. «Это церемония вуду, - понял Рид. - Я присутствую на церемонии вуду».
        Уголком глаза он уловил какое-то движение справа от себя. Прищурившись, он стал вглядываться в темноту и увидел фигуру в чем-то белом, светящемся, осторожно продвигающуюся по той же тропе, по которой только что прошел он сам. На секунду он решил, что наблюдает за призраком - результатом собственного воображения и колдовства вуду. Потом он вдруг понял, кто это, и открыл рот от изумления.
        Кристина!
        Какой черт ее сюда принес? Неужели у нее вообще нет мозгов? «Очевидно, нет», - мрачно ответил он сам себе. Она явно не могла удержаться от того, чтобы не пококетничать с опасностью. Она хоть задумалась о том, что может случиться, если ее присутствие обнаружат? Только приглашенным, посвященным позволено находиться здесь сегодня.
        Несмотря на раздражение, он не мог оторвать взгляд от девушки, очарованный против собственной воли. Что это на ней надето? Ночная рубашка? Что бы там ни было, простой стиль одеяния только подчеркивал ее красоту. Легкий ветерок обдувал ее, так что ткань облепляла тело, не скрывая его изящных изгибов. Черные волосы Кристины были распущены и словно накидкой покрывали ее плечи и спину. Шелковистые локоны вздымались и падали при каждом дуновении. Она выглядела такой чистой, непорочной.
        Кристина остановилась в тени, склонив голову набок, захваченная открывшейся сценой. Рид выругался про себя. Любой идущий по тропинке увидел бы ее. Ужаснувшись такой возможности, он подскочил к девушке, одной рукой закрыл ей рот, другой обхватил за талию, а потом вместе с ней нырнул в свой тайник в кустах, упав спиной на землю.
        Ошеломленная, Кристина почти лежала на его груди и смотрела на него во все глаза. Рид заметил, как испуг на ее лице быстро сменился гневом. Она только открыла рот, чтобы возмутиться по поводу такого грубого обхождения, как Рид услышал шум, донесшийся со стороны тропинки. И мужчина заставил ее замолчать единственным доступным ему способом.
        Обхватив ладонью затылок Кристины, Рид прижался к ее губам, намереваясь заглушить гневную Отповедь, пока она не превратилась в вопль. Рот девушки приоткрылся от удивления, и Рида охватило томление - нежное и сладкое. Он приник к ее губам, забыв, что целует ее лишь для того, чтобы заставить замолчать. Он забыл обо всем, кроме искушающего сладкого прикосновения ее губ.
        Рид наслаждался ощущением ее тела, приникшего к нему. Такое легкое, такое мягкое, женственное - на жестком и сильном мужском теле, идеальный союз. Его чувства вырвались из-под контроля. Внезапно он понял, что хочет ее - не пассивно-безразлично, а горячо и живо. Чуть повернув голову, он поцеловал ее нежнее, полнее, требуя и ожидая ответа.
        Эта перемена принесла немедленный результат. Возбудившись от того, что почувствовал, как руки Кристины сжали его плечи, Рид совсем осмелел. Проведя кончиком языка по ее пухлой нижней губе, он воспользовался растерянностью девушки. Теперь его язык легко, дразняще ласкал ее. Когда она застенчиво ответила ему, наслаждение Рида достигло почти болезненной силы. Он впитывал ее волнующий вкус - сладкий, с пряным оттенком.
        Вдруг дружный вопль потряс воздух, нарушив все очарование момента. Отрезвляющий, как ведро ледяной воды, приветственный крик заставил Рида прийти в чувство. Кристина смотрела на него, и ее темно-карие глаза туманились от страсти и смущения. Ее рот, припухший от поцелуя, казался таким же соблазнительным и сочным, как запретный плод. Рид безжалостно тушил желание, все еще горящее в его крови. «О чем я думаю?» - презрительно спрашивал он сам себя, Он чуть было не потерял контроль над ситуацией. То, что вначале было попыткой уберечь Кристину от обнаружения, быстро перестало быть таковым. Одно прикосновение, ее вкус - и он забыл обо всем, кроме нее. Злясь на самого себя, Рид перекатился на живот.
        Прижав палец к губам, он раздвинул ветки так, чтобы им обоим было видно поляну.
        - Смотрите, - прошептал он. - Слушайте.
        Кристина подвинулась ближе, ее лицо выражало любопытство. Они лежали на земле бок о бок и смотрели, как толпа негров расступилась, и к костру вышел тощий как палка человек.
        - Букман, - пробормотал Рид.
        Он узнал его, хотя видел всего один раз. Жрец вуду и революционер, Букман, как говорили, гостил на разных плантациях и вербовал черных в сторонники своего дела.
        Букман протянул руку, и вперед выступила женщина с царственной осанкой, в широком белом одеянии. Нимб густых вьющихся волос окружал знакомое лицо.
        - Гера, - чуть слышно проговорила Кристина.
        Из своего относительно безопасного укрытия они с Ридом наблюдали, как Букман и Гера, жрец и жрица вуду, запили свои места у импровизированного алтаря. Клетка с огромной змеей, свернувшейся кольцами, стояла на алтаре. Букман обратился к толпе на местном диалекте, в котором встречались французские слова. Когда он замолчат, все взгляды устремились на Геру.
        Вытащив из клетки змею, она подняла ее высоко над головой. Потом откинула голову, глядя в полночное небо, и издала долгий пронзительный вопль. Кристина невольно схватила Рида за руку, когда тело Геры начало извиваться, а потом забилось в конвульсиях. Слова того же странного языка, ил котором говорил Букман, полились из ее рта. Затем она устало положила змею на алтарь.
        Один за другим все участники церемонии подходили к алтарю и клали свои подношения. Куриные кости, связанные в форме креста, черепа животных, перья, обрывки красной, голубой и белой ткани образовали горку.
        После этого общее настроение переменилось. Букман поднял руки, и толпа затихла. Отказавшись от местного диалекта, он обратился к присутствующим. Жрец подробно рассказал, что происходит во Франции, где такие же люди, как ими, восстали против своих угнетателей. Уверенным тоном им убеждал собравшихся, что такое возможно и на острове Сан-Доминго.
        - Бог добра призывает нас отомстить. Он придаст силу и.мним рукам и храбрость нашим сердцам. Объединяйтесь, братья мои. Мы победим. Мы будем править.
        Рид прикоснулся к плечу Кристины и жестами показал, что пора уходить. Голос Букмана все еще звенел у нее в ушах, когда, пригибаясь к земле, она следовала за надсмотрщиком в Бель-Терр.
        К тому времени, как они подошли к воротам сада, миллион вопросов крутился в голове Кристины. Однако, взглянув на Рида, она поняла, что не получит никаких разъяснений, если не будет очень настойчива. Глубоко вздохнув, девушка набралась решимости и спросила:
        - Эта странная церемония, которую мы только что наблюдали, как-нибудь называется?
        Рид скрестил на груди руки и, прежде чем ответить, долго задумчиво смотрел на Кристину.
        - Это называется иуду.
        - Вуду... - тихо повторила она.
        - Это... нечто вроде религии. Или, точнее, смесь религии и мистики. Основывается на верованиях, которые черные привезли с собой из Африки, и на поклонении духам как живых, так и умерших.
        Кристина была вся внимание; она слушала, не упуская ни одной детали.
        - Кто этот Букман?
        Рид нахмурился и сжал челюсти, глядя на нее.
        - Ну... - настаивала Кристина, тоже наморщив лоб. - Почему вы мне не говорите?
        - Вам может не понравиться то, что вы услышите.
        - Я хочу знать, - упрямо повторила она.
        Вовсе не пустое любопытство заставляло ее выяснять личность тощего фанатика, который говорил с таким жаром и страстью. По непонятным для самой себя причинам Кристина осознавала всю значимость этого человека.
        - Букман - раб. Он был надсмотрщиком на плантации возле Лимбе.
        Кристина вспомнила, к чему призывал негр, и вздрогнула.
        - Он меня пугает.
        - Этому есть объяснение, графиня. Он обладает властью и опасен.
        - А Гера? - Девушка взялась рукой за ворота, но не стала открывать их. - Какую роль играет она во всем этом?
        Рид пожал плечами.
        - Судя по тому, что мы видели, она, должно быть, мамбо, или жрица вуду.
        - Сегодня была не просто церемония, верно?
        - Букман подговаривает рабов, убеждает их объединяться против белых.
        - Революция...
        Рука Кристины сжала створку ворот. «Что за ирония судьбы, - подумала она. - Стоило бежать от одной революции, чтобы оказаться в самом центре другой».
        - Вряд ли он добьется успеха. В прошлом тоже были попытки бунтов, тогда зачинщиков ловили и вешали.
        Кристина невесело рассмеялась. Его слова ее совсем не успокоили.
        - Вы наивны, месье. Когда большая группа людей объединяется для одного дела, тогда все возможно.
        Рид молчал, не зная, что ей на это ответить.
        - А мой... - Она собиралась сказать «муж», но не смогла заставить себя произнести это слово и сформулировала вопрос иначе: - Хозяева плантаций знают, что происходит? Может, их надо предупредить?
        Надсмотрщик скривил рот.
        - Белые господа предпочитают высокомерно не замечать того, что творится под самым их носом.
        Кристина распахнула ворота.
        - Тогда они глупцы. Все до одного.
        - Графиня... - проговорил Рид, остановив ее, прежде чем она, пройдя по тропинке, исчезла бы в дверях дома. - Не говорите никому ни слова о том, что видели сегодня. Ни вашему мужу, ни Гере, никому. Ваша жизнь, вернее, обе наши жизни зависят от этого.
        Полуобернувшись, она полыхнула на него взглядом.
        - Неужели вы принимаете меня за какую-то полоумную, у которой вместо мозгов в гол пне пудинг?
        - Но вы ведь вышли замуж за Делакруа? - огрызнулся Рид, неизвестно почему вдруг разозлившись на нее.
        Кристина резко вдохнула воздух, почувствовав себя так, словно ее ударили.
        - Вы правы, - горько признала она. - Брачный союз с дьяволом переводит меня в разряд самых больших дурочек.
        - Простите, - пробормотал он. - Я не должен был говорить этою.
        - Не должны были, - сдавленным от обиды голосом проговорила она. - Вы не имеете права судить меня.
        - А вы - меня, - ответил Рид.
        - Уже поздно. Я должна идти, пока не вернулись слуги.
        - Графиня...
        Она была уже на середине дорожки, когда он позвал ее. Какая-то нотка, прозвучавшая в его голосе, заставила ее ощутить волнение. Это была печаль, даже тоска, то, что никак не вписывалось в его сильный характер. Повернув голову, Кристина увидела, что он стоит, слегка опираясь о ворота. Облака играли в прятки с луной, и лицо Рида оказалось в тени. Но даже теперь она ощущала напряженность его взгляда.
        - Будьте осторожны.
        - И вы тоже, месье. Спокойной ночи. - И, повернувшись, Кристина поспешила в дом.

«Осторожны... Будьте осторожны».
        Эти слова шелестели у нее в голове, как ветер шелестит листвой деревьев. Картины древнего ритуала вуду все еще стояли перед ее глазами. Даже в относительной безопасности собственной спальни, с запертой дверью, Кристина не ощущала спокойствия. Всегда настороже, всегда в напряжении. Она ни в чем не была уверена с тех пор, как прибыла на остров. После увиденного сегодня к ее страхам прибавится еще один. Ненависть черных к белым господам скоро приведет к взрыву насилия.
        Как только ей удастся узнать о местонахождении дедушки, она покинет остров. А до тех пор изо всех сил попытается продержаться. Дед обещал написать. А Жан-Клод Бушар, граф де Варенн, был человеком слова. Должно быть, что-то случилось, иначе она бы уже получила от него весточку. Но если она сбежит, не дождавшись письма, то не будет знать, где его найти, и они могут никогда не встретиться.
        Постепенно, уже к рассвету, усталость сняла напряжение. Кристина расслабилась, и ее захватили воспоминания о поцелуе. Приятная теплота наполнила тело. Поцелуй Рида пробудил в ней тайное желание, неоткрытую страсть. Он заставил ее забыть обо всем. На какое-то время она перенеслась туда, где были только они двое.
        Когда поцелуй так резко прервался, Рид казался абсолютно спокойным, она же, наоборот, совершенно лишилась шоры. Неужели это происшествие ничего не значило для него? Неужели он ничего не почувствовал?
        Боже! Она застонала от отвращения к самой себе. Повернулась на бок, взбила подушку. Как стыдно. Замужем за одним, а похотливо жаждет другого. И не просто другого, а человека, способного на ужасную жестокость. Что с ней происходит? Неужели она сошла с ума?
        День приема гостей начался с серого и туманного утра, но к полудню облака разошлись, и небо засияло ярко-голубым куполом. Чтобы помочь по хозяйству, были наняты еще слуги. Ничего не упускающая Гера заставила их натереть мебель до зеркального блеска. Вазы и корзины искусно подобранных цветов красовались по всему дому, их сладкий аромат наполнял воздух. Спальни для гостей были подготовлены заранее и несколько дней дожидались тех, кто живет слишком далеко, чтобы возвращаться домой после празднества. К вечеру дом начали заполнять шумные гости.
        Чувствуя себя чужой в собственном доме, Кристина улыбалась до тех пор, пока у нее не заболела челюсть. Жены плантаторов, казалось, были хорошо знакомы друг с другом и настроены посплетничать. Они вежливо раскланивались с Кристиной, но ни одна из них не проявила сердечности. Женщины, похоже, были намерены как следует изучить новую хозяйку Бель-Терр. Их любопытство проявлялось так явно, что Кристина ощущала себя выставленной на продажу. Мужчины оказались добрее. Чем больше вина они потребляли, тем цветистее становились их комплименты. Этьен горделиво задирал нос от этой лести, ведь каждое хвалебное высказывание было признанием его непревзойденного вкуса.
        Наконец вступительная часть завершилась, начинался бал.
        Гера долго хлопотала, укладывая темные кудри госпожи в корону на макушке. Симона Дюваль доставила бальное платье за день до этого. Даже Этьен, как бы критически он ни был настроен, не смог ни к чему придраться, разглядывая творение портнихи. Гера, оберегая прическу, подняла платье над головой хозяйки и позволила ему с мягким шорохом упасть Кристине на плечи. При любом легчайшем движении тонкий шелк опалового цвета играл нежными тонами розы, абрикоса и лаванды, так что платье переливалось всеми цветами радуги.
        - Прекрасно, - проговорила Гера.
        - Благодарю, - ответила Кристина, поскольку редкую похвалу служанки она ценила гораздо выше, чем подобострастные комплименты плантаторов.
        - Полностью согласен с ее мнением.
        Девушка испуганно оглянулась. В дверях комнаты стоял Этьен, выглядящий роскошно в сапфирового цвета камзоле и панталонах, в белом атласном жилете, расшитом серебром. Оборки превосходного бельгийского кружева пышной пеной охватывали его шею и запястья. Для такого случая он надел напудренный парик, завитый с боков, а сзади перехваченный широким черным бантом.
        - Великолепно.
        Кристина грациозно наклонила голову, благодаря за комплимент.
        - Симона, без сомнения, заслуживает вознаграждения. - Этьен вошел в комнату. - Ты будешь предметом зависти всех присутствующих дам.
        Женская интуиция подсказывала Кристине, что она выглядит как нельзя лучше. Платье подчеркивало все преимущества темного цвета ее волос. Волнение и беспокойство придали блеск ее глазам и нежный румянец щекам.
        Повелительно щелкнув пальцами, Этьен отпустил горничную, как только последняя шелковая пуговка была продета в петлю. Улыбаясь, он галантно преподнес своей жене шкатулку полированного дерева.
        - Это самые лучшие украшения из коллекции моей покойной матушки. Я хочу, чтобы ты надела их сегодня.
        Крышка открылась, и Кристина ахнула. На черном бархате сверкали бриллианты. Этьен ухмыльнулся, довольный :е реакцией.
        - Я знал, что это произведет впечатление даже на графиню.
        - У меня просто нет слов.
        Кристина рассматривала роскошное произведение ювелирного искусства. Ожерелье состояло из двойного ряда бриллиантов, поддерживающих огромный, размером почти с кулак младенца, каплевидный камень. Серьги в форме капель дополняли гарнитур.
        - Повернись, - скомандовал Этьен, все еще улыбаясь. Она молча повиновалась. Грани камней засверкали в пламени свечей, отбрасывая яркие блики.
        - Эта вещь когда-то принадлежала Екатерине Медичи, - сказал он, застегивая ожерелье на ее шее.
        Кристина прикоснулась к большому камню в центре.
        - Должно быть, это стоит всех сокровищ короля.
        - Так и есть, дорогая.
        Ожерелье было тяжелым, оно давило. Ярмо на шее. Бремя. Руки Этьена задержались на ее плечах. Невольная дрожь пробежала по телу Кристины, когда его длинные пальцы скользнули по ее ключице. Некоторые мужья таким движением выразили бы свою любовь, но не ее муж. Кристину нельзя было обмануть. Их взгляды встретились в зеркале. Глаза Этьена казались бледнее обычного из-за голубого цвета камзола и сильнее, чем всегда, лишали ее спокойствия. Они были такими же холодными и безжизненными, как бриллианты на ее шее, Потребовалась вся ее воля, чтобы не отвести взгляда, но Кристина не хотела, чтобы Этьен считал себя победителем, и поэтому, не моргая, смотрела в эти глаза.
        - Есть еще и серьги, - первым нарушил молчание Этьен. Он кивнул в сторону футляра. - Давай, дорогая. Надень их.
        Дрожащими пальцами Кристина взяла одну из сережек и вдела ее в ухо. Делакруа продолжал наблюдать за каждым ее движением, держа руки на ее плечах. Кристина возилась со второй серьгой и чуть не уронила ее.
        - Ну-ну, - упрекнул он. - Жена не должна нервничать в присутствии своего мужа.
        - Если я нервничаю, месье, то только потому, что никогда еще не принимала ваших гостей. Я хочу произвести хорошее впечатление.
        - Ну, конечно. - Она почувствовала его дыхание на своей щеке, когда он наклонился, чтобы как следует рассмотреть ее отражение в зеркале. - Исключительно. Бриллианты идеально подходят. Никто из гостей не сможет глаз от тебя отвести.
        - Кажется, ваша жена по доверенности у всех вызывает любопытство, - быстро проговорила Кристина, ощущая растущую неловкость оттого, что он находится так близко. - Я не хочу смутить или разочаровать кого бы то ни было.
        - Не волнуйся. Сегодня все будет идеально, видишь, что твое беспокойство было напрасным. - Он наклонил голову и неожиданно укусил ее за шею, злорадно ухмыльнувшись, когда она вскрикнула от удивления и возмущения. - Не тревожься, дорогая. Я был осторожен и не оставил следа.
        Кристина, наклонившись, вглядывалась в зеркало. Слегка покрасневшее пятнышко на шее уже бледнело, оставляя только гадкое ощущение. Этьен был слишком умен и слишком хитер, чтобы испортить ту иллюзию совершенства, на создание которой он потратил столько сил. Улыбаясь, он протянул руку.
        - Пойдем, моя крошка, не будем заставлять гостей ждать. Со вздохом смирения она приняла его руку и позволила вывести себя из спальни.
        На минуту они задержались на верхней площадке лестницы, разглядывая картину внизу. Гости в шелках и атласе, сверкающие драгоценностями, кружили по залу, ожидая появления хозяина с хозяйкой. Кристина заставила себя улыбнуться и подняла голову. Она не предоставит Этьену ни малейшего повода обвинить ее в плохом исполнении роли хозяйки Бель-Терр. Все разговоры стихли, когда они медленно спускались по высокой винтовой лестнице.
        - Позже, дорогая, - проговорил Этьен, понизив голос так, что только она могла его слышать, - когда гости разойдутся, ты сможешь должным образом отблагодарить меня за мою щедрость.
        Она споткнулась и упала бы, если бы он не так крепко держал ее. Кристина побледнела. В ее сердце снова проснулся страх. С каждой ночью, которая завершалась без супружеского визита, ее оптимизм все рос. Но она слишком рано обрадовалась. Через несколько часов, когда гости спокойно уснут, отсрочка в исполнении приговора для нее закончится.
        - Мысль о моем посещении не наполняет тебя ожиданием, моя крошка? - издевательски-заботливо спросил Этьен.
        - Нет, - сдавленно произнесла Кристина. - Она наполняет меня ужасом.
        Вместо того чтобы разозлиться, он откинул голову и расхохотался.
        - Ах, дорогая, как приятно будет наконец-то приручить тебя!

        Глава 8

        Гордо подняв голову, Кристина продолжала улыбаться. Гости не сводили с них глаз, пока они спускались по лестнице и занимали место перед длинной очередью прибывших на прием. Вскоре лица и имена начали путаться у нее в голове, и тупая боль словно обручем сжала виски.
        Взглянув искоса на Этьена, Кристина убедилась, что он вовсе не страдал от подобных симптомов, а с легкостью исполнял свою роль хозяина. Он изображал преданного мужа так хорошо, что это ее обеспокоило. Ни один из наблюдавших не усомнился бы в том, что Этьен является гостеприимным хозяином и любящим супругом. Кристина пыталась угадать, что за мысли роятся в его извращенном мозгу.
        - Мои поздравления, Этьен. - Высокий джентльмен в ярко-зеленом камзоле, богато расшитом шелковыми золотистыми изображениями птиц и цветов, склонился над рукой Кристины. Его карие глаза выражали искреннее восхищение. - Жена подтверждает твою репутацию тонкого ценителя красоты.
        Этьена распирало от гордости.
        - Благодарю, Пьер.
        Мужчина встретился с Кристиной взглядом.
        - Если мадам Делакруа не откажется сегодня потанцевать со мной, то этот вечер мне особенно запомнится.
        Девушка натянуто улыбнулась:
        - Буду счастлива, месье.
        Представление гостей продолжалось. Кристина оглядела толпу в поисках Рида, но он пока еще не появился. Не обнаружив его, она почувствовала разочарование, которое быстро сменилось негодованием. «Я же презираю его, - напомнила она себе. - Ненавижу. Не хочу больше видеть его - никогда».
        Привлекательная брюнетка в платье с большим вырезом высоко оценила бриллианты, обвивающие шею Кристины, и полностью проигнорировала даму, которую они украшали.
        - О-о, - завистливо проворковала она. - Какое ошеломляющее ожерелье. Если бы Марсель был хоть наполовину так щедр.
        Этьен приосанился.
        - Да, Патриция, мы с вами разделяем любовь к красивым драгоценностям.
        Патриция положила руку ему на рукав и захлопала ресницами.
        - Я надеюсь, ваша жена понимает, как ей повезло, что ей достался такой великодушный муж.
        - Моей жене еще предстоит узнать очень многое, - ответил Этьен.
        Кристина невольно съежилась и с трудом удержала на лице улыбку.
        Наконец все гости были представлены, и хозяева присоединились к ним в бальном зале. Здесь горело множество свечей. Свет дробился в хрустальных подвесках люстры. Восковые свечи горели по всему залу, канделябры были повсюду, где это требовалось. По знаку, поданному Этьеном, музыкальный квартет, располагавшийся в нише, заиграл увертюру к «Женитьбе Фигаро* Моцарта.
        Этьен с изысканным поклоном повернулся к Кристине.
        - На острове такой обычай - хозяин и хозяйка открывают бал.
        - Тогда не будем разочаровывать наших гостей, верно? Она положила руку на плечо мужа и закружилась с ним в танце. Другие пары последовали их примеру, и скоро весь зал заполнился танцующими. Этьен с изяществом и мастерством исполнял витиеватые па гавота с его скольжениями, приседаниями и поклонами. Радуясь тому, что во время танца не требовалось поддерживать беседу, Кристина сосредоточилась на музыке и движениях.
        Потом последовал менуэт. Она танцевала его в паре с Пьером, тем самым, в попугайски-зеленом камзоле, Он ужасно флиртовал с ней, и к тому времени, как музыка стихла, девушка уже устала отклонять его двусмысленные намеки. Квартет заиграл более оживленную музыку. Несколько пар принялись отплясывать сельские танцы - последнее веяние моды из Европы.
        Когда музыканты сделали перерыв, появились слуги, несущие на подносах бокалы охлажденного шампанского и фруктового пунша. Не успела Кристина незаметно выскользнуть на террасу, как рядом с ней появился Этьен.
        - Непослушная девчонка, - игриво погрозил он, разгадав ее намерение. - Хорошая хозяйка должна все время общаться с гостями. - С подноса проходящего мимо слуги Этьен подхватил бокал и подал ей. - Ты выглядишь слишком напряженной. Шампанское должно помочь.
        Положив руку Кристине на талию, Этьен повел ее в зал. У дверей беседовали две пары. Гости улыбнулись, завидев хозяев.
        - Ты помнишь Шарбонно и Бовуа, не правда ли, дорогая?
        - Пожалей бедную девочку, Этьен, - выступил в ее защиту младший из двух мужчин. - Нас так много, а она одна. Как может твоя милая жена запомнить все имена?
        - Благодарю. - Кристине тотчас понравился этот коротко подстриженный кудрявый мужчина с живыми карими глазами.
        - Я - Франсуа Шарбонно, - напомнил он. - А эта красивая леди, - представил он стоящую рядом хрупкую блондинку с заметной беременностью, - моя дорогая жена Иветта.
        Тучный мужчина под пятьдесят с мелкой сеткой бордовых прожилок на носу попытался втянуть внушительных размеров живот.
        - Я - Филипп Бовуа.
        - А я - Нанетта Бовуа, - Высокая женщина с острыми чертами лица в платье неудачного оттенка фуксии оперлась на руку мужа.
        После обмена любезностями разговор свернул на тему, близкую сердцу каждого плантатора.
        - Ты расчистил еще землю под посевы с тех пор, как мы в последний раз встречались? - обратился к Этьену Франсуа Шарбонно.
        - Нет, но в скором времени собираюсь. Посылаю своего надсмотрщика, чтобы он обследовал участок и дал предварительное заключение. А! - воскликнул Этьен. - Вот и он.
        Все посмотрели туда, куда он указывал пальцем, Кристина увидела Рида, с бокалом вина в руке стоящего у стеклянных дверей веранды. Он держался поодаль от богатых французских плантаторов и отличался от них и манерой поведения, и костюмом, Его простой, но хорошего покроя камзол, панталоны из черной шерсти и обшитый кружевом белый шейный платок выделяли его из толпы веселящихся и делали похожим на элегантного черного лебедя в окружении напыщенных павлинов. Как будто почувствовав себя объектом наблюдения, Рид посмотрел в их сторону и слегка кивнул своему хозяину.
        С тонкой усмешкой Этьен обнял Кристину за плечи, указательным пальцем нарочито медленно водя по каемке платья как раз над вырезом. Девушка окаменела. Его прикосновение вызывало у нее мурашки. Любой присутствующий мог бы принять эту сцену за проявление нежных чувств, но Кристина знала - все было просчитано и демонстрировало только право собственности. «Она моя, - означало его движение, - полностью моя. Можешь смотреть, но не прикасайся».
        Рид с непроницаемым лицом наблюдал этот спектакль, потом приветственно поднял свой бокал.
        Филипп нахмурился.
        - Твой надсмотрщик наглец, каких мало. Не могу сказать, чтобы он мне нравился.
        - А женщины, похоже, не разделяют твоего мнения, - с чопорной улыбкой проговорила его жена. - Я знаю некоторых, кто находит его интересным.
        - Александер умеет управляться с черными, вот и все, что меня волнует, - сказал Этьен, отворачиваясь от того, кого они обсуждали, и перестав обращать на него внимание.
        - Это банда лентяев, - понимающе покачал головой Филипп.
        Этьен со страдальческой миной произнес: - Только на прошлой неделе мне пришлось на примере показать им, что происходит с тем, кто сомневается в моей власти. Надеюсь, до всех остальных дошло.
        Кристина вся сжалась при упоминании о жестоком наказании Джуно, Внезапно она почувствовала, что ни секунды больше не может выносить прикосновений мужа. Она смахнула его руку и, изогнувшись, отодвинулась так, чтобы держаться хоть немного подальше от него. Его ледяные глаза метнули молнии, но она проигнорировала это.
        Филипп Бовуа поставил пустой бокал на поднос проходящего слуги и взял полный.
        - А... до нас дошли слухи, Делакруа. Мы гадали, могут ли они оказаться правдой.
        - Слухи?
        Кристина была благодарна за то, что разговор отвлек внимание Этьена от нее. Однако она не испытывала никаких иллюзий по поводу того, что позже ей придется заплатить за свою выходку. Франсуа и Филипп обменялись взглядами. Бовуа едва заметно кивнул головой.
        - Давайте не будем утомлять дам разговорами отделах. - Мужчины взяли Этьена под руки и увели с собой.
        Когда мужчины ушли, дамы занялись Кристиной, к двум прежним присоединились еще несколько, и они образовали полукруг. Всем явно не терпелось побольше узнать о новой хозяйке Бель-Терр.
        - Мы умираем от любопытства, - экспрессивно начала Иветта. - Не могли дождаться, когда же мы познакомимся с женой Этьена, Женитьба по доверенности. Кто бы мог подумать?
        - Нам всем известна любовь Этьена к красивым вещам. - Нанетта теребила оборку на своем ядовитого цвета платье. - И вся эта таинственность. Мы решили, что, возможно, вы слишком уродливы и поэтому он не представляет вас другим господам.
        - Или слишком прекрасны, - призналась Иветта, заглушая хихиканье подруг. - Мы подумали, что он хочет все время быть с вами наедине.
        - Иветта, как тебе не стыдно, - укоризненно проговорила Нанетта. - Если вы с Франсуа постоянно воркуете, как голубки, то это не означает, что и все остальные ведут себя так же.
        Иветта положила руку на слегка выдающийся животик.
        - Да, но мы производим таких красивых детишек.
        Женщины рассмеялись. Кристина изобразила улыбку, чувствуя себя лишней среди этих дам, которые, казалось, очень хорошо знали друг друга.
        - Ваше платье великолепно, Кристина. Вы привезли его с собой из Франции?
        Девушка узнала даму, задавшую вопрос. Это была Патриция, до того выказавшая такой заметный интерес к ее ожерелью.
        - Мой муж заказал его портнихе в городе.
        - А, я так и думала, - с высокомерным удовлетворением проговорила Патриция. - Только Симона Дюваль может выполнить работу настолько хорошо. Но ее заказы расписаны на месяцы вперед. Как Этьену удалось уговорить ее?
        - Что за вопрос, Патриция? - Нанетта строго посмотрела на молодую женщину. - Размеры банковского счета Этьена могут уговорить и святую.
        - Вы некоторое время жили в Кейп-Франсуа? - с энтузиазмом спросила Иветта.
        - Нет. - Кристина покачала головой, - Я сразу приехала в Бель-Терр.
        Патриция раскрыла расписанный от руки веер и принялась энергично обмахиваться им.
        - Вы должны убедить Этьена свозить вас туда. Если бы мы там не бывали, то с ума сошли бы от скуки.
        - Театр. - Иветта вздохнула. - Как чудесно! Он вмещает больше тысячи человек.
        - А магазины! - Молодая дама в голубом атласе в восторге сжала руки. - Их там дюжины.
        - Ты побывала в том магазине кожаных изделий, о котором я тебе говорила, Нанетта? - спросила Патриция.
        Женщины быстро переключились на обмен мнениями по поводу своих любимых и часто посещаемых мест, а Кристине захотелось закричать. Неужели они настолько погрязли в своих собственных мелочных желаниях, что для них больше ничего не имеет значения? Неужели они интересуются только одеждой, драгоценностями, магазинами и развлечениями? Неужели не понимают, как несостоятельна такая жизнь? О ее присутствии забыли, и она выскользнула в двери, ведущие на веранду, и по ступеням спустилась в сад.
        На железных подставках, вбитых в землю, горели факелы, и их пламя танцевало на ветру. Аромат цветущего жасмина наполнял ночной воздух - Отдаленный неясный гул голосов иногда нарушался чьим-то звонким смехом. Музыканты снова заиграли, и мелодия, казалось, поплыла, уносимая ветерком. Отдельные пары прогуливались под руку, оставив всеобщее веселье и наслаждаясь минутным уединением.
        Кристина уходила все дальше и дальше по тенистым аллеям сада, Она сорвала цветок с куста и крутила его стебелек в пальцах. Она не понимала людей, которые собрались в ее доме. Неужели они не чувствуют того беспокойства, что закипает под гладкой поверхностью их существования? Не знают о подводном течении, несущем злобу и недовольство, готовом поглотить их всех, утащить на дно?
        Маленькая ящерица перебежала тропинку как раз перед Кристиной, но та едва заметила ее. Женщины ведут себя так, как будто нет ничего важнее того, какой спектакль они увидят при следующем посещении города. Как будто самая большая проблема, какое платье надеть и в какую лавку наведаться.
        И мужчины не многим лучше, высокомерно полагая, что богатство, происхождение и цвет кожи делают их неуязвимыми. Остров Сан-Доминго очень напоминал Кристине Францию, где аристократия окружала себя сверкающим великолепием, а народ нуждался в хлебе.
        И мечтал о мести.
        Кристина решительно отмела рассуждения о политике. И тут же невольные мысли о Риде заняли их место, В переполненном бальном зале он выглядел непрошеным гостем, и она ощупала себя точно так же. «Но он и должен чувствовать себя не в своей тарелке, - гневно подумала Кристина. - Он не имеет права вращаться среди цивилизованных людей. Коварный, жестокий - он не лучше дикого зверя. Как я могла принять его за порядочного человека? Почему дала одурачить себя?»
        Ответ на этот вопрос издевательски прозвучал у нее в голове. Она позволила физическому влечению затмить здравые суждения. Наклонив голову, девушка вдохнула благоухание цветка и попыталась обрести спокойствие посреди всего этого хаоса.
        - Что это хозяйка Бель-Терр делает здесь в темноте? - раздался знакомый голос.
        Цветок выпал из ее пальцев. Высокая, одетая в темное фигура Рида сливалась с ночной тенью. При таком слабом освещении даже его шейный платок и чулки казались скорее серыми, чем белыми. Он больше походил на призрак, чем на человека.
        - Месье Александер, - выдохнула Кристина. - Я вас не заметила...
        Кончик его сигары горел красной точкой в темноте.
        - Я заставляю вас нервничать, графиня?
        - Просто вы напугали меня.
        - Может, вы ждали кого-то другого? - Рид наклонился, поднял цветок, который она уронила, и торжественно протянул его девушке. - Я заметил, что Пьер Леклерк проявлял к вам повышенное внимание.
        Она выхватила цветок из его руки.
        - Месье Леклерк рассматривает любую даму как объект для преследования.
        - Не стоит так далеко уходить от гостей. Неизвестно, с кем здесь можно встретиться. - Рид затянулся и выпустил тонкую струйку дыма.
        - А что вы здесь делаете? Рид пожал плечами.
        - А может, мне не нравится быть в толпе.
        - Я имела в виду не здесь, в саду, а на приеме.
        - Приглашение и для меня явилось сюрпризом. Ваш муж, однако, настаивал на моем присутствии. Белые господа меня не замечают. Они не скрывают, что считают меня занимающим куда более низкую ступень в обществе. Кажется, вашему мужу доставляет удовольствие такое открытое пренебрежение.
        - С чего бы это они испытывали такие чувства? - ядовито проговорила Кристина. - В конце концов, у вас так много общего с этими культурными, образованными людьми. А теперь, - повернулась она, чтобы уйти, - простите меня, мне надо возвращаться к своим обязанностям хозяйки.
        Рид удержал ее за руку.
        - Вы слишком хороши для меня, графиня?
        Она взглянула на него, стараясь не поддаться страху.
        - Кто-то предупреждал меня, что здесь могут быть змеи. Боюсь, он был прав.
        - Значит, вы считаете меня змеей? - Он крепче сжал ее руку.
        - Вы сами это сказали, месье, а не я, - Она потянула руку, но бесполезно - его пальцы были словно из железа. - По крайней мере мой муж не прикидывается цивилизованным человеком. Уже поэтому его компания предпочтительнее вашей.
        Глаза Рида сузились и блеснули серебром.
        - Вся увешана бриллиантами, нахально задирает нос и решила, что я хуже грязи под се ногами.
        Кристина почувствовала запах алкоголя в его дыхании. Рид пил, но пьян не был. Взгляд его был тверд, голос звучал жестко, слова он произносил четко и отрывисто.
        - Отпустите меня.
        Его хватка ослабла, но он по-прежнему не отпускал ее.
        - Вы сияете, как чертова люстра, во всех этих бриллиантах. Все имеет свою цену. Скажите, графиня, это плата вам за то, чтобы разыгрывать преданную жену перед нашими сливками общества?
        - Как вы смеете обвинять меня? - Кристина с силой выдернула руку, не заметив, как раздавила цветок в кулаке. - А какое вознаграждение получили вы зато, что насмерть забили беспомощного человека?
        Потянувшись, Рид пальцем качнул бриллиантовую сережку, свисающую с ее уха.
        - Такая невинная, такая вся идеальная, - ухмыльнулся он. - Кто дал вам право судить и обвинять?
        Кристина резко втянула воздух, но прежде чем придумала подходящий ответ, надсмотрщик продолжил, гневно тыча сигарой в ее сторону:
        - В вашей жизни все было так легко и славно. Вы росли среди армии слуг, готовых исполнить любой ваш каприз. Вы не знаете, что значит быть голодным. Вы никогда не клянчили деньги на улице. У вас на руках никогда не умирал кто-то, кого вы любили.
        Она собиралась осадить его, обращаясь с ним уничижительно, как и положено с отбросами общества. Но ее поразил этот всплеск ярости в человеке, который обычно вел себя так сдержанно. Потом удивление исчезло, уступив место ее собственному взрыву эмоций.
        - Как вы смеете с такой уверенностью рассуждать о моей жизни? - гневно спросила она. - То, что вы видели смерть любимого человека, еще не означает, будто я не знала боли от потери близкого.
        Ее голос предательски срывался. Рид невольно сделал шаг вперед и протянул руку, почувствовав внезапное желание успокоить ее. Она отстранилась.
        - Не смейте прикасаться ко мне. Этими руками вы забрали чужую жизнь. Вы не можете отрицать того факта, что убили ни в чем не повинного человека.
        Рид упрямо молчал. Как он мог оправдываться после того, как приложил столько усилий для создания правдоподобной картины гибели раба?
        - И Джуно не единственный, кого вы убили, не так ли? - Голос Кристины дрожал от сдерживаемых чувств. - Не стоит отрицать этого. Этьен рассказал мне, что в Испании вы тоже убили кого-то и вас признали виновным в преступлении.
        Рид затянулся сигарой, которую все еще держал в руке. Какая разница, что думает о нем Кристина Делакруа? Пусть думает самое худшее, его это не волнует. Через неделю, самое большее - через две он уедет. И исчезнет из ее жизни навсегда.
        - Нечего сказать в свое оправдание, месье? - с издевкой проговорила она.
        - Меня уже допрашивал и признал виновным судья, назначенный Карлом IV. Почему ваш приговор должен отличаться от его?
        Кристина выжидающе смотрела на него, и в ее выразительных глазах смешались обида, сомнение и праведное негодование. Она смотрела так, будто, невзирая на все доказательства, надеялась, что он сможет оправдаться. Ее упрямство разозлило его. Проклятие! Что с ней происходит? Почему она не может быть такой же, как и все? Ему не нравилось чувствовать себя обязанным соответствовать ее высоким требованиям.
        - Я с самого начала предупреждал вас - не стоит принимать меня за героя из книжки.
        Кристина моргнула раз, другой, потом перевела дыхание.
        - Вы вовсе не герой, месье. И уж конечно, не для меня, - ответила она сдавленным голосом.
        Ее слона больно задели его. Желая ответить тем же, Рид проговорил:
        - В ту ночь, когда я поцеловал вас, вы не выказывали никакого недовольства.
        Кристина растерянно взглянула на него, лишившись дара речи от такой наглой бравады.
        - Посмотрите на меня так еще, графиня. - Его голос звучал низко, хрипло. - И мне придется повторить этот опыт.
        - Вы... - она с трудом подобрала слово, - мерзавец. Обеими руками подхватив юбки, Кристина повернулась и побежала по дорожке к ярко освещенному дому.
        Рид, не двигаясь, смотрел, как она убегает. В этом сверкающем шелковом платье и горящих всеми цветами радуги бриллиантах она была столь же неуловима и прекрасна, как свет луны. Но для того чтобы сиять, ей не требовались никакие украшения. Он видел - так же красива она была и в ту ночь, когда они наблюдали за церемонией вуду, в простой ночной рубашке и с распущенными волосами.
        Опустив глаза, на дорожке из ракушечника он увидел остатки цветка, который держала Кристина. Рид поднял один лепесток и легонько погладил его гладкую, нежную поверхность. «Ее кожа, - подумал он, - такая же бархатистая, когда ее касаешься». От этой мысли его охватила горячая волна желания. Когда Кристина, приоткрыв рот, посмотрела на него своими темными глазами, он чуть не поддался искушению сжать ее в объятиях, забыться, вдыхая ее аромат. Один ее взгляд может свести его с ума, пробудить в нем неистовую страсть. Одно прикосновение может заставить забыть, что она - графиня, а он - заключенный.
        Забыть, что она жена другого.
        Он бросил лепесток на дорожку. Обвинения Кристины больно ранили его. Но ведь она поступила справедливо, предоставив ему возможность оправдаться. Как ей удалось лишить его самообладания? Он чуть не поддался искушению открыть ей правду, пока не вмешалось его второе, циничное «я». Нет смысла связывать себя отношениями с женщиной, которую он никогда больше не увидит.
        Мрачно сжав губы, он швырнул сигару и раздавил ее каблуком. Сунул руки в карманы и направился к своему бедному жилищу. Достаточно на сегодня веселья. Плохо, если Делакруа заметит его отсутствие и если ему это не понравится. План Рида по бегству с острова был уже почти готов. Он не мог дождаться, когда приступит к его исполнению.

        Глава 9

        Тишина окутала поместье. Наверху последние из гостей уже легли спать, а внизу слуги, двигаясь тихо, как привидения, старательно исполняли свои обязанности. К рассвету исчезнут все следы великолепного приема.
        Уныло ссутулившись, Кристина сидела в своей спальне. Ей хотелось забраться в кровать, свернуться калачиком и забыться, но это было невозможно. Бал закончился, а ее еще ждало главное испытание. В любой момент в дверях, соединяющих их комнаты, мог появиться Этьен и потребовать от нее исполнения супружеского долга. Она вздохнула. В прозрачном одеянии, снова в классическом стиле, который предпочитал Этьен, Кристина чувствовала себя язычницей, которую собираются преподнести в жертву какому-то мстительному богу.
        Гера ходила по спальне, переставляя предметы на туалетном столике, потом откинула покрывало с кровати. Из маленького ящичка она достала стеклянную банку, открыла крышку и бросила на простыни горсть высушенных лепестков.
        - Хозяин любит запах роз.
        Комнату сразу же заполнил удушающий аромат, который сегодня казался даже сильнее, чем обычно. Приторно-сладкий запах вызвал у девушки странное головокружение. Стены комнаты словно надвинулись на нее. Желудок сжался, в висках застучало, и она неверной походкой дошла до стеклянных дверей. Щеколда наконец поддалась ее лихорадочным усилиям, и двери распахнулись.
        - Что-то не так, мадам? - спросила Гера, искоса глядя на госпожу.
        Ее голос донесся до Кристины откуда-то издалека. Она глубоко дышала, наполняя легкие свежим ночным воздухом. Постепенно головокружение прекратилось, желудок тоже успокоился. Девушка ощущала необычную отстраненность от всего, что ее окружало. Она долго смотрела на неровные, словно рваные, края гор, темнеющие на фоне звездного неба. Какой-то частью мозга отметила, что стоит полная тишина. Ее не нарушал даже едва слышный барабанный бой. Почему-то его отсутствие встревожило ее.
        Кристина отвернулась от двери как раз в тот момент, когда Гера, достав из кармана передника пакетик, высыпала его содержимое в графин с вином на столе. Не веря своим глазам девушка подошла ближе. Служанка испуганно повернулась.
        - Гера! - воскликнула Кристина. - Что ты делаешь?
        Выражение вины на лице горничной быстро сменилось вызывающей миной.
        - Что вы имеете в виду?
        Кристина указала на предательский пакетик в руке Геры.
        - Что ты добавила в вино господина Делакруа?
        Гера медленно повела плечами и спокойно убрала пакетик в карман.
        - То же самое, что добавляю ему в вино каждую ночь с тех пор, как вы приехали в Бель-Терр.
        Кристина потрясла головой.
        - Я не понимаю. Что ты хочешь этим сказать?
        - Девочка, ты что, совсем глупая? - Гера презрительно хмыкнула. - Почему, как ты думаешь, господин не спит с тобой? И ни с какой другой женщиной?
        Графиня осторожно подошла к служанке. С лица той исчезли все следы раболепства, их сменило гордое, пренебрежительное выражение. Девушка вспомнила церемонию вуду. Геру, держащую высоко над головой змею и извивающуюся в языческом танце. Рид называл ее мамбо, жрицей вуду.
        Со сверхъестественной легкостью Гера прочитала ее мысли.
        - Я знаю много тайн, заклятий и умею колдовать, - с достоинством произнесла она. - Среди своих людей я обладаю властью.
        - Ты добавила в вино месье Делакруа какое-то зелье, которое сделало его импотентом? - Это было скорее не вопросом, а утверждением.
        - Теперь вы это знаете. - В глазах горничной блеснул огонек вызова. - Что будете делать?
        - Мой муж убил человека за меньшую провинность. Гера, конечно, знала, как рискует. Неужели ей все равно?
        - Вы должны быть благодарны мне, мадам. - Ничуть не испуганная, она налила в бокал вина. - Ваш муж плохой любовник. Он доставляет мало наслаждения, но приносит много боли.
        Кристина подозрительно прищурилась.
        - Откуда ты знаешь об этом?
        - Поверьте мне, мадам. Я это знаю точно. Астра тоже знает. Если не верите, то спросите у нее.
        - Астра?
        Кристина вспомнила следы побоев на лице девушки и ее плохо скрываемую ненависть. Но она не давала ей никакого повода для такой злобы. Или нет? Быть может, Этьен дал выход своему разочарованию, избив молодую служанку? Тогда неудивительно, что она так невзлюбила свою госпожу.
        - Так что вы будете делать, мадам? Он скоро придет сюда.
        Едва она сказала это, как ручка на двери повернулась. Кристина лихорадочно обдумывала ситуацию. Она должна была принять решение и сделать это быстро.
        - Вы расскажете?
        Впервые за бравадой служанки девушка уловила тень тревоги. И в этот момент она приняла решение. Взяв бокал с вином, она пошла навстречу мужу.
        - Ваше любимое, месье. - И улыбнулась. Этьен принял бокал, удивленно приподняв бровь.
        - Ты в хорошем настроении, дорогая.
        - И для этого есть причина, месье, - Все еще улыбаясь, Кристина повернулась, налила себе тоже вина и прикоснулась своим бокалом к его. - Прием имел ошеломляющий успех.
        - Да, - ответил он, покачиваясь на каблуках. - Вечер прошел очень неплохо, - Взмахом руки он отослал Геру, крутившуюся поблизости.
        Служанка поклонилась и вышла, тихо закрыв за собой дверь.
        - Должен признаться, что я доволен. - Этьен сделал несколько глотков вина. - Похоже, что все без ума от моего бала.
        Кристина отпила немного из своего бокала, убеждая себя, что если зелье Геры не причиняло ей никакого вреда до этого, то не повредит и теперь.
        - Нам надо чаше развлекаться.
        - Как пожелаешь, дорогая, - миролюбиво согласился он.
        - Мне особенно понравились Иветта и Франсуа Шарбонно. Они так привязаны друг к другу.
        Этьен поморщился.
        - Слишком привязаны, по моему мнению. Франсуа надо посвящать больше времени сахарному тростнику и меньше заниматься капризами женушки.
        - Бовуа тоже очень милы. Расскажите мне о них побольше. - Она наполнила почти опустевший бокал Этьена.
        Он опустился в кресло, положил ногу на ногу и принялся смаковать вино.
        - Филипп очень давно живет на острове. Его первая жена умерла от желтой лихорадки несколько лет тому назад. С Нанеттой он познакомился в прошлом году в Париже, где был делегатом Национальной ассамблеи.
        - Правда? - Кристина села напротив него. - И делегация добилась своих целей?
        Лицо Этьена приняло кислое выражение.
        - Нет, К сожалению, еще до того, как они успели отпраздновать успех, была принята поправка к резолюции.
        - И что же случилось? - спросила Кристина, гадая, сколько вина должно быть выпито, чтобы снадобье подействовало.
        - Не забивай свою хорошенькую головку политикой. Правительственные интриги - для мужчин, а женщинам слишком сложно это понять. - Этьен небрежно взмахнул рукой. - Дамы говорили о прекрасном театре в Кейп-Франсуа?
        - Да, и очень хвалили его. - Она отпила еще немного, надеясь, что он последует ее примеру, - Я думаю, что когда-нибудь и мы посетим его.
        - Обязательно. Очень важно, чтобы нас там увидели. Даже цветным позволено появляться в театре. - Он нахмурился, потом его лицо опять разгладилось. - Конечно, их места строго ограничены.

«Конечно», - подумала Кристина.
        Этьен развалился в кресле и вытянул ноги. Рукой, держащей бокал, он сделал широкое движение и более эмоционально проговорил:
        - Театр в Кейп-Франсуа вмешает тысячу пятьсот человек. Но еще более прекрасный театр есть в Порт-о-Пренсе.
        Кристина опять долила вина в его бокал и стала мысленно подыскивать какую-нибудь другую тему для разговора. Чем больше он говорил, тем больше пил, а чем больше пил, тем больше терял способность к исполнению супружеского долга.
        Поднявшись с кресла, она подошла к туалетному столику и почти благоговейно прикоснулась к шкатулке, в которой покоились бриллианты, подаренные Этьеном в начале вечера.
        - Все гости были поражены при виде изумительного ожерелья и серег, которые вы мне преподнесли. Уже не говоря о том, как их поразила ваша щедрость.
        - Мой отец, а после его смерти и я всегда поощряли увлеченность матери красивыми драгоценностями.
        - Качество камней превосходное.
        - Моя мать признавала только все самое лучшее.
        - Черта, которую она, похоже, передала своему сыну. Этьен допил вино до конца и покачал головой, когда Кристина подошла, чтобы снова наполнить его бокал. Она быстро прикинула, что он выпил не меньше двух бокалов с тех пор, как появился в спальне. Кристина знала, что момент, которого она так боялась, близок, и взмолилась, чтобы этого количества хватило для охлаждения его романтического пыла.
        Этьен приближался к ней, как охотник к добыче. Девушка инстинктивно отступала, пока не оказалась прижатой к туалетному столику. Муж обеими руками взял ее за горло. На секунду она с ужасом подумала, что он собирается задушить ее. Он медленно начал гладить ее шею.
        - С самого твоего появления в Бель-Терр я заметил, что мой надсмотрщик находит тебя привлекательной.
        При одной мысли об этом ее пульс участился. Кристина испугалась, не почувствовал ли Этьен этого быстрого биения под своими пальцами.
        - Нам, конечно, это показалось, месье, - тонким голосом проговорила она.
        - Ты недооцениваешь чары, которые сама же навеваешь, дорогая. - Он охватил ладонью ее грудь. - Я видел, как он смотрит на тебя. Как жеребец, готовый к случке.
        Когда Этьен вот так прикасался к ее груди, ей было трудно сосредоточиться на том, что он говорит. Она нервно облизнула нижнюю губу.
        - Судя по тем фразам, которыми мы обменялись, я сомневаюсь в том, что хоть немного нравлюсь ему.
        Этьен невесело хмыкнул.
        - Да нравишься ты ему, нравишься, но он умен. Он знает о последствиях, которые его ждут, если он возьмет что-то чужое. Рид знает, что ты принадлежишь мне. Я следил за вами сегодня вечером в саду. Даже и не думай о том, чтобы изменить мне.
        - Я никогда бы не посмела, месье.
        Его пальцы сжимались, захватив чувствительную плоть, пока она не взвизгнула от боли.
        - Иначе я с Божьей помощью убью его голыми руками и заставлю тебя смотреть на это.
        Кристина нисколько не сомневалась, что именно так он и поступит. Этьен повозился с поясом халата, и тот развязался, открыв худощавое бледное тело. При виде его наготы Кристина отвела взгляд. Она с трудом сдержала дрожь отвращения.
        Он притянул ее к себе и принялся тереться об нее бедрами, ругаясь и двигая низом живота. Две вертикальные морщины появились на его лбу.
        Кристина сжала руки в кулаки, чтобы удержаться и не отталкивать его. Каким-то уголком сознания она почувствовала благодарность за то, что он не приказывал ей трогать его. Ее тошнило от одной мысли об этом.
        Капли пота появились на лбу Этьена. Он положил руки ей на бедра, удерживая на месте и продолжая тереться об нее бедрами. Потом его движения резко прекратились. С багровым от ярости лицом он отпустил Кристину и отступил.
        - Что-нибудь не так, Этьен? - совершенно сухими губами выговорила она.
        - «Что-нибудь не так?» - хрипло передразнил ее он. Большими шагами прошелся по комнате, резкими рывками затягивая пояс. - Проклятие, действительно что-то не так. Ты не имеешь ни малейшего представления, что значит разжечь кровь мужчины.
        Кристина не поднимая глаз смотрела на свои сжатые пальцы и тщательно скрывала победное чувство.
        - Простите, месье, если я не отвечаю вашим требованиям.
        - Не отвечаешь?
        Развернувшись, он обжег ее взглядом, полным такой ненависти, что она вздрогнула. Ее реакция разозлила его еще больше. Он быстро пересек комнату, схватил Кристину за плечи и принялся трясти так, что ее голова моталась из стороны в сторону, как цветок на стебельке.
        - Этьен, пожалуйста...
        - Сука! - Он наотмашь ударил ее по лицу с такой силой, что она упала на спину.
        Искры посыпались у нее из глаз, от боли полились слезы. Темнота подступала, грозя поглотить сознание. Потом видимость прояснилась, и Этьен перестал расплываться в ее глазах. Черты его лица по-прежнему были искажены ненавистью и злобой.
        - Ну что, поубавилось гордости? - прорычал он. - Держись подальше, пока не разъедутся последние из гостей. - И невзирая на то, что дом был полон спящих людей, вылетел из комнаты, изо всех сил хлопнув дверью.
        Спустя какое-то время Кристина села, а потом с усилием встала на дрожащие ноги. Колени ее подгибались, и она опустилась на скамеечку у туалетного столика. С трудом узнала собственное отражение в зеркале. Глаза слишком большие, потерянные, на белом как мел лице, окруженном взлохмаченной копной темных волос. Ее рубашка оказалась порванной и сползала с одного плеча, на котором остались отпечатки пальцев Этьена. Кровь сочилась из разбитой губы, и на языке она ощущала ее металлический привкус. Трясущейся рукой девушка отвела волосы от лица, изучая след от удара. На щеке расплывался огромный синяк.
        Никто никогда не бил ее. Никто не заставлял ее почувствовать себя такой беззащитной, такой напуганной. Единственным утешением было понимание того, что Этьен не вернется. Это она знала наверняка. Зелье Геры произвело ожидаемый эффект. Он никогда больше не подвергнет себя такому унижению.
        Но вместо облегчения Кристину охватило мрачное предчувствие. Напольные часы на верхнем этаже пробили несколько раз. Она сидела не двигаясь, размышляя и тревожась. Достоинству Этьена был нанесен сильный удар, и в этом он обвиняет ее. Задето его самолюбие, а это самое страшное оскорбление, которое женщина может нанести мужчине. Она подвергла сомнению его мужские способности и оказалась права. Этьен не тот человек, который оставит подобный удар без ответа. На что он пойдет, чтобы отомстить? Чем отплатит? Когда? Похоже, что его ярость будет только нарастать с течением времени.
        Ветерок влетел в полуоткрытые двери, и Кристину пробрала дрожь. Неверной походкой она подошла, чтобы закрыть двери, и почувствовала чье-то присутствие. Поспешно заперла двери на ключ, но ощущение опасности не проходило. Что-то темное, злое таилось поблизости, наблюдая и дожидаясь нужного момента.
        Ненависть клокотала в жилах Этьена, когда он смотрел на закрытые стеклянные двери спальни своей жены. Сегодня он предпринял последнюю попытку взять то, что принадлежало ему по праву. Последнюю бесплодную унизительную попытку. Кристина принадлежит ему, и все же этой проклятой женщине удается избегать близости с ним. Он сцепил руки за спиной, наклонил голову и двинулся по тропинке из ракушечника.
        Неужели эта сучка надеется и дальше проживать под его крышей, есть за его столом, купаться в драгоценностях, получать наряды и при этом самым наглым образом уклоняться от исполнения супружеского долга? Да она просто пиявка - все берет и не дает ничего взамен. Не иначе как полагает, что все эти привилегии принадлежат ей по праву рождения.
        В будущем ему следует более тщательно контролировать себя. У нее сразу появляются синяки. Нельзя допустить, чтобы поползли слухи о том, будто он применяет к своей жене физические наказания. Ему, в конце концов, надо поддерживать определенное сложившееся мнение о себе. Он человек изысканный, с утонченными манерами, а не какой-то зверь.
        Но последнее слово останется за ним. Ее надо убрать, уничтожить, как приставучий репей... или как непослушного слугу. Ей хочется посетить театр? Этьен хрипло рассмеялся. Жаль, что она не доживет до его посещения.
        Но она доживет до собственной скорой кончины.
        Его светлые глаза загорелись злобным огнем, когда он начал продумывать план. Он представлял себе мучительную смерть. Медленную, но не слишком. Агонию, которой будет предшествовать сплошной ужас. Этьен мысленно видел, как Кристина страдает от понимания того, что ее гибель неизбежна, но ничто не может спасти ее.
        Скоро бесполезная сучка будет мертва. Тогда, и только тогда, к нему вернется мужская сила. Улыбаясь, он поднялся но ступеням на веранду.
        После приема прошло три дня, три дождливых, сумрачных дня. Каждый, казалось, был выкроен из одной и той же тусклой ткани. Непогода заставляла Кристину сидеть дома. Ей ужасно не хватало ежедневных прогулок по саду, посещений конюшни. Хотя она пыталась занять себя вышивкой и чтением, беспокойство о судьбе дедушки продолжало одолевать ее. Она не могла понять, почему от него до сих пор нет никакого известия. Может, он болен? Или нуждается? Ничего не зная о нем, она тревожилась все больше и больше.
        Время тянулось так медленно, что Кристина стала бояться сойти с ума от тоски. «А может, это входит в планы Этьена, - с горечью подумала она, - объявить меня сумасшедшей, буйно помешанной? Тогда он прикажет запереть меня где-нибудь, и ему не придется вечер за вечером встречаться со мной за обеденным столом».
        Подняв глаза от вышивки, она выглянула в окно и заметила, что сквозь облака начинает проглядывать солнце. К обеду его теплые лучи высушили лужи на веранде. Впервые за несколько дней ощущая легкость на душе.
        Кристина подхватила плетеную корзину и, напевая, направилась в сад.
        Чувствуя умиротворенность среди яркого разнообразия цветов, она ходила по тропинкам, останавливаясь то здесь, то там, чтобы сорвать какой-нибудь цветок и положить его в корзину. Ее внимание привлек ярко-желтый гибискус, и она наклонилась, чтобы вдохнуть его нежный аромат.
        В этот момент ее и увидел Рид. С закрытыми глазами, уткнувшись носом в цветок, с легкой улыбкой на губах, она стояла к нему в профиль. Он наблюдал, не желая нарушать очарования этой картины. Рид специально шел через сад, зная, что это одно из любимых мест Кристины, и глупо надеясь в последний раз увидеть ее. На рассвете он отправится исследовать удаленный участок земли для своего работодателя. Когда это задание будет выполнено, у него появятся средства, необходимые для того, чтобы покинуть остров. Если все пойдет по плану, то он будет на полпути в Новый Орлеан, прежде чем Этьен Делакруа обнаружит его отсутствие. Но пока Рид еще не покинул Бель-Терр, он хотел в последний раз увидеть Кристину.
        Рид продолжал наблюдать, как она сорвала цветок и выпрямилась. В том, что он находится здесь, нет никакого смысла. Абсолютно никакого. Но он не мог удержаться. В ней есть что-то такое, чему он не в силах противостоять. Она такая же трепетная, как цветок, который держит в руке. Если бы дело было только в физической красоте, он смог бы не поддаваться ее чарам, но Кристина обладала еще и такими внутренними качествами, которые привлекали его все больше. Она такая любознательная, всегда просто засыпает вопросами. К тому же может быть до безумия дерзкой, ужасно прямолинейной и неуемно страстной во всем, что касается ее симпатий и антипатий. И честной до жестокости.
        Такой, какой была при последней их стычке.

«Вы никакой не герой. И уж конечно, не для меня».
        Ее обвинения все еще звучали у него в ушах.
        По саду пролетала бабочка. Кристина, проводив ее взглядом, заметила Рида. Он воззрился на нее, открыв рот, не в состоянии скрыть шока при виде ее изуродованного лица. Жуткого вида синяк расплылся по всей щеке. Пятно, отливающее бордовым, зеленым и желтым, портило совершенство ее кожи. Рид невольно шагнул вперед и заметил, что пухлая нижняя губа девушки тоже разбита. Гнев моментально охватил его. Только чудовище могло сделать такое. Риду захотелось сделать фарш из Этьена Делакруа. Подойдя, он нежно приподнял подбородок Кристины.
        - Кто так обошелся с вами?
        Хоть он уже и знал ответ, но чувствовал себя обязанным спросить.
        - Вас это не касается. - Она рывком освободилась. - Вы переступаете все границы, даже просто задавая такой вопрос, месье.
        Кристина прошла мимо него, вскинув голову. Одним взглядом ей удалось внушить ему ощущение собственной незначительности. Для нее он был не больше, чем жучком под ногами. И Рид неохотно признал, что она абсолютно права. Кристина замужняя дама, и у него нет никакого права вмешиваться. Совершенно никакого права. Поняв это, Рид испытал жесточайшее разочарование. Он хотел бороться за нее, выступать в ее защиту, стать ее рыцарем на белом коне. Абсолютно бессмысленные желания.
        Он откашлялся, припомнив, зачем явился.
        - Завтра на рассвете я уезжаю в Артибонайт.
        - Куда вы уезжаете, меня не интересует.
        Кристина опустилась на одну из кованых скамеек у дорожки, поставила корзину с цветами на землю и аккуратно расправила юбки. На тропинке, ведущей от дома, послышались чьи-то шаги. Рид проследил за взглядом девушки и увидел приближавшуюся служанку Астру, которая несла корзинку.
        - Я принесла вам ваше вышивание, мадам, - объявила Астра, подойдя поближе.
        Лицо Кристины озарила благодарность.
        - Спасибо за заботу.
        Астра осторожно поставила корзинку на скамью рядом с хозяйкой и быстро повернулась, чтобы уйти.
        - Астра...
        Служанка замерла на месте; ее обычно бесстрастное лицо выразило беспокойство.
        - Да, мадам.
        - Я нарвала немного цветов. Не захватишь ли их с собой в дом?
        Астра робко посмотрела на корзину с цветами у ног Кристины, потом подняла ее за ручку и быстро убежала.
        - Странно, - пробормотала Кристина.
        - Действительно, - нахмурился Рид, глядя, как поспешно ретируется служанка.
        - Все это время я думала, что Астра не любит меня, а сейчас она поступила так заботливо, и это так не похоже на нее, что я очень удивилась. Наверное, она наконец смирилась с моим появлением.
        Рид поставил ногу на скамью, оперся локтем о колено и смотрел на Кристину, стараясь запомнить ее милое лицо, которому не смог повредить даже синяк. Решительно подняв голову, она сверкнула глазами и проговорила:
        - Невежливо так рассматривать меня, месье.
        Губы Рида искривила улыбка, потом он стал серьезным.
        - Вам надо научиться придерживать язычок. Может оказаться, графиня, что вы слишком часто дергаете тигра за хвост.
        Пообещайте мне одну вещь, пока я не ушел. Кристина напряглась.
        - Вы не имеете никакого права просить об одолжении.
        - Действительно. - Рид убрал ногу и выпрямился во весь рост. - И все-таки я буду чувствовать себя спокойнее, зная, что предупредил вас о необходимости сдерживаться. Она обдумала его слова, потом кивнула.
        - Тогда, - коротко поклонившись, проговорил он, - кажется, нам больше нечего сказать друг другу.
        Кристина подчеркнуто внимательно посмотрела на плеть, небрежно заткнутую за пояс его штанов. Это был символ его власти как надсмотрщика. Призрак Джуно стоял между ними.
        - Я бы хотела, чтобы обстоятельства сложились по-другому, месье, но я не могу изменить фактов, чтобы привести иx в соответствие с моими желаниями.
        Конечно, она была права, но понимание того, что он никогда не сможет открыть правду и развеять ее ненависть, заставило Рида ощутить какую-то пустоту в области сердца.
        - До свидания, графиня.
        - Прощайте, месье. - И она потянулась за вышиванием.
        Легкое, почти неуловимое движение в корзинке привлекло внимание Рида, когда Кристина подняла крышку. Руководимый скорее инстинктом, чем пониманием того, что происходит, он сбросил корзинку на землю.
        Девушка возмущенно смотрела на яркую смесь шелковых ниток и на льняной платок, над которым она столько трудилась, - все это теперь лежало в грязи.
        - Что, спрашивается... - Она хотела поднять вышивание.
        - Нет! - крикнул Рид. - Отойдите! - Он схватил ее за руку, заставил подняться и загородил собой.
        - Вы что, с ума сошли? - гневно спросила Кристина.
        - Стойте там, - приказал он голосом, не допускавшим ослушания.
        Ни на секунду не отводя глаз от скомканного куска ткани, Рид быстрым движением вытащил из-за пояса плеть. Кристина хмурилась, переводя взгляд с него на испорченную вышивку. А затем Рил услышал, как она вскрикнула от ужаса, увидев то, что привлекло его внимание.
        Змея, длинная и тонкая, выскользнула из-под платка. Ее яркие полоски красного, желтого и черного цветов идеально подходили по цвету к моткам шелковой пряжи для вышивания. Солнце отражалось от блестящих изгибов ее тела, так что змея казалась покрытой лаком.
        Умелым движением руки Рид взмахнул плетью, и змея лишилась головы.
        - Боже мой, - тихо произнесла Кристина, прижав руку к губам.
        Рукоятью плети Рид поднял все еще извивающееся тело змеи и повесил его на низкий каменный заборчик.
        - Коралловая змея, - пояснил он. - Ее укус смертелен. Вы бы умерли еще до наступления ночи.
        Девушка бессильно опустилась на скамью, побелев как мел.
        - Как... Когда...
        - На острове много змей. - Рид убрал плеть на место. - Они часто заползают туда, где их меньше всего ожидаешь увидеть.
        Кристина вздрогнула, когда до нее дошел двойной смысл сказанного.
        - Еще одно предупреждение, месье?
        Рид смотрел на нее; в его серебристых глазах читалась тревога. Ему хотелось прикоснуться к ней, утешить, но он знал, что его попытка будет отвергнута.
        - Змеи бывают разных цветов и размеров. Кристина облизнула губы.
        - Вы спасли мне жизнь, месье. Чем я могу отплатить вам?
        Рид удовлетворенно отметил, что на ее щеки вернулся слабый румянец.
        - Есть одна вещь, которую вы мне можете дать в награду.
        Девушка сжала руки, чтобы унять дрожь.
        - Только назовите.
        Рид обнаружил, что его зачаровали ее губы - такие мягкие и соблазнительные. Он хотел ощутить их вкус в безумном поцелуе, хотел, чтобы она ответила ему в обволакивающем сладостном забытьи. Но этого он не мог просить. Отвратительно брать то, что она не дает сама, без принуждения.
        - Улыбка, - сказал он.
        Кристина, не понимая, потрясла головой.
        - Простите?..
        -У вас прекрасная улыбка, графиня, но я уже давно не видел ее. Хотелось бы увидеть еще раз до того, как уйду.
        - Значит, моя жизнь почти не имеет ценности, раз вы просите о такой скромной награде?
        - Некоторые вещи стоят гораздо дороже золота и драгоценностей, - галантно ответил он.
        Улыбка, сначала робкая, расцветала на ее лице все более уверенно.
        - Вы действительно потеряли рассудок.
        С тяжелым сердцем Рид повернулся и ушел, мучаясь мыслью, что оставляет ее одну.

        Глава 10

        В эту ночь, впервые за несколько месяцев, опять повторился тот сон. Рид ворочался и вздрагивал на узкой койке. Картины, звуки, запахи. Боль...
        Все повторялось. Все. Он снова был в игорном доме в Испании.
        - Еще одну партию, приятель, - настаивал креол.
        Рид оглядел целое состояние, лежащее на столе. Сегодняшний выигрыш позволит ему достойно и с комфортом прожить долгое время.
        Или купить небольшой особняк.
        Эта мысль вдруг пришла ему в голову и не желала уходить, соблазнительная и манящая.
        Третий из присутствующих с яростью, искажающей аристократические черты лица, отвернулся от игрального стола.
        - Может, ты потерял уже достаточно для одного вечера? Или ты заодно проиграл и свой разум?
        Гастон дю Бопре поднял тяжелый бокал и лениво посмотрел поверх него на брата.
        - С каких это пор мой младший братишка отдает мне приказы?
        Рид с интересом наблюдал за этим эпизодом. Креолы из Нового Орлеана были необычной парой. Ненависть электрическим разрядом потрескивала между ними, словно молния перед летней грозой. Он небрежно взмахнул рукой над пачками бумажных денег и блестящими золотыми монетами.
        - Госпожа Удача, мой друг, изменила вам сегодня. Вероятно, ваш брат прав.
        Гастон ощетинился.
        - Пусть я временно оказался без денег, но у меня в комнате есть некий документ.
        Леон ударил кулаком по столу. - Только не Брайервуд!
        Рид затянулся сигарой, медленно выдохнул струю дыма и вопросительно поднял бровь.
        - Возможно, дю Бопре, вам надо прислушаться к словам брата. Пока ставки еще не сделаны, можно отказаться от игры.
        - Вспомни, Гастон, и земля, на которой стоит Брайервуд, и деньги, на которые выстроено поместье, были твоей частью наследства, - со злобным отчаянием проговорил Леон.
        - Достаточно! - взорвался Гастон. - Никто не смеет указывать Гастону дю Бопре, что он может, а чего не может делать.
        Слух об игре с большими ставками быстро разнесся по игорному дому. Рид смаковал свое вино, дожидаясь, пока слуга принесет документ. Пьяный ты или трезвый, это не имеет значения. «Фараон» - игра, исход которой зависит от везения, ну и, может быть, лишь немного от мастерства и выбранной стратегии.
        Когда слуга вернулся с документом, сдающий распаковал новую колоду карт и перетасовал их. Тяжелая тишина воцарилась в комнате. Свечи потрескивали в железных настенных подсвечниках. Густой синий дым сигар висел над столом. Ход за ходом предъявлялись карты, пока несданными не остались всего три штуки.
        Рид, украдкой взглянув на Гастона, заметил каплю пота, катящуюся со лба креола. Ощущал он и присутствие Леона, который стоял сбоку, сжав челюсти и поблескивая черными глазами.
        - Сеньоры, назовите ваши ставки, - провозгласил сдающий.
        Рид с непроницаемым выражением лица сбил пепел с сигары. Все или ничего. Игра идет на поместье. В колоде остались только двойка, валет и король. Имели значение лишь первые две карты. Последняя не играла никакой роли.
        Гастон допил свое вино.
        - Валет, король.
        - Двойка, король, - ответил Рид.
        Одним движением руки он выиграл мечту всей своей жизни.
        Но Гастон дю Бопре был не тем человеком, который легко сдавался.
        - Может, я смогу убедить вас дать мне возможность как-то компенсировать проигрыш, если мы выпьем еще немного в моей комнате, - сказал он, обнимая Рида за плечи, когда тот уже собрался уходить.
        Застонав, Рид закрыл глаза рукой, его сон становился все более и более беспокойным.
        Картины расплывались, потом стали более четкими.
        - Это он. - Леон дю Бопре протиснулся сквозь группу солдат и обвиняюще указал на Рида.
        Грубо разбуженный Рид увидел вокруг себя с полдюжины людей в военной форме.
        - Этот человек убил моего брата.
        - Какого черта?.. - Пробормотал Рид, когда его подняли на ноги.
        - Молчать!
        - Я имею право...
        - Молчать!
        Один из солдат ударил его по лицу. Рид почувствовал, как кровь из разбитой губы потекла ему на подбородок. Действуя инстинктивно, он сжал кулаки и нанес нападавшему сильный удар в живот и успел с удовлетворением услышать его стон. Однако в следующее мгновение солдаты накинулись на него всей толпой. Рид сжался в комок на полу, пытаясь защититься от тяжелых ударов кулаков и сапог.
        Леон торжествующе смотрел на это жестокое избиение.
        - Такой подонок и убийца лишается всех своих прав. Прижимая руку к ребрам, Рид беспомощно наблюдал, как его комната подвергалась обыску и разгрому.
        - Ага! - Один из солдат помахал тонкой пачкой пергаментных листов.
        Рил в немом изумлении уставился на документ, доказывающий право владения плантацией в Луизиане, и на темно-красное пятно, расплывшееся по его поверхности. Пятно, которое подозрительно напоминало кровь. «Но как это может быть, - недоумевал он, - если предыдущей ночью этого пятна не было?»
        Самый высокий из солдат выступил вперед, а два других подняли Рида на ноги.
        - Властью, возложенной на меня судом Карла IV, короля Испании, задерживаю вас за убийство Гастона дю Бопре.
        - Это ложь, Я никого не убивал.
        Эти слова стоили Риду еще одного удара, кровь снова полилась из его сломанного носа на аккуратно подстриженную бородку.
        - А это что такое? - Леон дю Бопре наклонился к небольшому дубовому ящичку, лотом выпрямился.
        Взгляды всех остановились на маленькой серебряной пуговице с гравировкой, которую креол держал двумя пальцами.
        Леон грозно уставился на Рида.
        - Как ты объяснишь, почему пуговица с инициалами моего брата, которую он, очевидно, потерял во время борьбы за свою жизнь, оказалась среди твоих вещей?
        Воспоминания о жестоких ударах проносились в его разгоряченном мозгу, заставляя тело отзываться болью. Весь покрытый потом, Рид отбросил простыни. Он казался себе пробкой, брошенной в бушующее море... Наконец он затих, погрузившись в сон, но даже и теперь напряжение не оставляло его.
        - Заключенный, да?
        Рид лежал на выжженном песке, окруженный кольцом темнокожих аборигенов. Высокий мужчина с блекло-голубыми, холодными глазами, одетый по последней европейской моде, выступил вперед.
        - За какое преступление ты осужден? - требовательно спросил он.
        Рид попытался заслонить глаза от палящего солнца, но понял, что не может поднять руки. Повернув голову, он увидел, в чем дело. Его правая рука была прикована к руке такого же заключенного, сейчас превратившегося в распухший труп.
        Когда Рид не смог достаточно быстро ответить, он получил чувствительный пинок носком туфли в ребра.
        - В последний раз спрашиваю, какое преступление ты совершил?
        Рид провел языком по сухим потрескавшимся губам. Его мозг работал медленно. Дать односложный ответ было гораздо проще, чем вдаваться в подробности и объяснять всю ситуацию.
        - Убийство, - прохрипел он.
        - Превосходно. - Холодная улыбка искривила тонкие губы белого человека, прежде чем он повернулся к остальным. - Освободите его и доставьте в Бель-Терр, а труп пусть гниет здесь.
        Рид сильно дернулся и открыл глаза. Он сел на краю койки, ослабевший, но уже вполне проснувшийся. По его мнению, сатана и француз-плантатор были одним и тем же лицом. Но он не жалел, что заключил сделку с дьяволом. Год, проведенный в Бель-Терр, дал ему возможность все продумать и подготовиться. Скоро он покинет остров и поплывет в Новый Орлеан. А там отыщет Леона дю Бопре, человека, который украл у него мечту. Человека, который приговорил его провести остаток дней в аду.
        Который убил собственного брата.
        Рид встал с кровати и оделся. Как всегда после этого сна, он вспомнил Чейза, своего брата. Рид бы с радостью пожертвовал собственной жизнью, чтобы спасти его, Они были не только братьями, но и лучшими друзьями. Даже если он доживет до ста лет, ему никогда не понять, как человек может убить свою собственную плоть и кровь.
        Отбросив воспоминания, вызывающие боль, Рид подхватил вещевой мешок и вышел из хижины в предрассветное утро.
        Этот день оказался очень странным. Кристина проснулась незадолго до рассвета с каким-то неясным предчувствием. Но ничего необычного не случилось, и день тянулся так же, как все остальные. Ближе к вечеру весь дом почему-то погрузился в тишину, и она задремала, а проснувшись, обнаружила, что уже очень поздно.
        Кристина тотчас позвонила, вызывая Геру; когда же горничная не пришла, чтобы помочь ей одеться к обеду, девушка встревожилась и спустилась вниз посмотреть, в чем дело. Этьен сидел в столовой на Своем обычном месте во главе стола, а рядом с ним стоял графин с вином. Сияющее пространство стола красного дерева пустовало - не было серебряной, хрустальной и фарфоровой посуды, а на буфете отсутствовали накрытые блюда, ожидающие, когда их подадут к столу.
        - Где же слуги? - удивленно спросила Кристина.
        - Откуда мне, черт побери, знать? - рявкнул Этьен.
        Ее тревога усилилась. Она знала о пристрастии Этьена к вину, но до сих пор еще не видела его таким пьяным. Слова он произносил нечленораздельно, лицо его покраснело, а всегда так тщательно повязанный шейный платок съехал набок. Он потянулся за графином и опять налил себе вина.
        - Ни души вокруг. Тихо, как и могиле.
        - Что происходит?
        - Все как будто растворились в воздухе, - сказал он, щелкнув пальцами. Потом неловко поднял бокал, расплескав вино, - Я проверил даже конюшни. Все стойла пусты. Подлые поры украли моих лошадей.
        - Так что же нам делать?
        - Нам? - Этьен поднялся, держа в одной руке графин, а в другой бокал. - Не знаю, как ты, дорогая, а я не собираюсь ничего делать.
        - Ты что, будешь вести себя так, будто ничего не происходит? - недоверчиво проговорила она. - Как будто все в порядке?
        - Именно это я и намерен сделать. Завтра утром черные приползут назад, жалобно мяукая, как новорожденные котята, и умоляя о прошении. - Он, пошатываясь, прошел по комнате. - А если они придумают какую-нибудь глупость, то я буду наготове.
        Кристина шла за ним, с каждой минутой волнуясь все больше и больше.
        - Куда ты?
        - У меня имеется небольшой арсенал заряженного оружия. Если черные предпримут попытку нападения, то не доживут до того момента, чтобы потом пожалеть об этом.
        Несмотря на всю браваду, в его светлых глазах промелькнул страх. Этьен исчез в библиотеке, захлопнув за собой дверь. Скрежет ключа в замке прогремел в наступившей тишине. Кристина, застыв, стояла и огромном холле. Даже шорох насекомых не нарушал гнетущей тишины - такой полной, что девушка слышала, как ее сердце громко стучит в груди.
        Опасность окружала ее, надвигалась, почти осязаемая. Она чувствовала ее, ощущала ее тревожное присутствие. Паника, словно крылья летучей мыши, билась в мозгу. Кристина медленно повернулась. Ее испуганный взгляд остановился на портрете юного Этьена, висящем над столиком. Его молочно-голубые глаза издевательски смотрели на нее.
        Начали бить напольные часы в углу, как бы предупреждая каждым ударом: «Опасность, беги, прячься». Подхватив юбки обеими руками, Кристина побежала вверх по лестнице и заперлась в своей спальне. Там она принялась нервно ходить из угла в угол. Потом попыталась собраться с мыслями. Такой поворот событий каким-то образом был связан со странным, завораживающим Букманом. Она была в этом так же уверена, как в том, что ее зовут Кристиной. Неужели жрецу вуду наконец удалось поднять черных на восстание против белых господ? Небольшая группа бунтарей не имеет ни одного шанса победить, Если только... Кристина вздрогнула, представив себе другой вариант.
        А вдруг... Букману удалось привлечь стольких людей, что восстание захватит весь остров?
        Воспоминания о церемонии вуду, которую она наблюдала, снова захватили Кристину. Гера со змеей над головой, танцующая в диком порыве. Безумное выражение на лицах участников, Если черные взбунтовались, то они применят насилие.
        Кристина ощущала нараставшую необходимость что-то делать, предпринять какие-то шаги. Но какие? Куда она может пойти? Этьен в его теперешнем состоянии ничем ей не поможет. Вместо того чтобы защищать все, что принадлежит ему, он забаррикадировался за закрытыми дверями и продолжает тешить себя иллюзиями. Это похоже на него - проявлять высокомерие до самого печального конца. Он никогда не замечал растущей ненависти черных, как не слышал и их жалоб.
        Медленно ползло время. Кристина остановилась и прислушалась. От близкой опасности все чувства ее обострились. Каждый скрип половицы, каждое дуновение ветра воспринимались с удесятеренной силой. Вдалеке послышался бой барабанов. Она взглянула на покрытые эмалью часы на туалетном столике. Почти полночь. Девушка наклонила голову. Ритм тамтамов изменился. Это была еле заметная, но все же перемена. Кристина подошла к окну и заглянула в шелку между шторами. Оранжевое сияние озаряло ночное небо. Ее страх вспыхнул с новой силой. Этот жуткий оранжевый свет мог означать только одно.
        Огонь.
        Увиденная картина придала ей новые силы, и Кристина поспешила вниз, чтобы предупредить Этьена.
        - Этьен! - закричала она, стуча в двери библиотеки. - Горы все в огне. Мы должны бежать.
        - Убирайся.
        Его голос едва доносился из-за толстой дубовой двери. Кристина попыталась еще раз объяснить ему, что происходит.
        - Черные восстали против белых. Мы должны помогать друг другу. Сейчас не время спорить.
        - Меня не выгонят из моего собственного дома.
        Она с беспокойством взглянула на главный вход, почти ожидая увидеть, как оттуда появляются вооруженные бунтовщики.
        - Впусти меня, Этьен. Я помогу тебе.
        - У меня в руках пистолет, направленный на дверь, - злобно прокричал он. - Первый, кто войдет сюда, попробует свинца. - Помолчав секунду, он добавил: - Включая и тебя, дорогая.
        Он застрелит ее, это она знала. Нажмет на курок не моргнув глазом. Кристина подумала о ядовитой змее в своей корзинке с вышивкой. С абсолютной ясностью она вдруг поняла, что это не было случайностью. Если бы не такое своевременное вмешательство Рида, план Этьена удался бы.
        Но сейчас некогда было раздумывать над этим.
        Если она хотела выжить, то надеяться оставалось только на саму себя. Отвернувшись от запертой двери, она поспешила наверх. Кристина лихорадочно обдумывала и тут же отметала различные планы. Если ей удастся добраться до Кейп-Франсуа, то она будет в безопасности. Но как туда добраться, если нет лошадей? Она решительно выпрямилась. Дойдет пешком, если потребуется.
        Но вначале надо собрать кое-какие вещи для путешествия. И деньги. Она мимолетно подумала, не прячет ли Этьен деньги где-нибудь в доме. Можно было бы обыскать его комнату, но мысль о том, что придется рыться в его вещах, наполнила ее отвращением. Девушка остановилась на лестнице, держась за перила. У нее есть нечто гораздо более ценное, чем наличность. У нее целое состояние в драгоценностях.
        Быстрыми шагами она преодолела последние ступеньки. У себя в спальне достала из шкафа и открыла резную шкатулку. Рубины и бриллианты засверкали со своего черного бархатного ложа, Кристина быстро высыпала содержимое шкатулки в замшевый мешочек и затянула веревочку. Продажа этих славных камушков обеспечит ей пищу на столе и крышу над головой. И, что еще важнее, драгоценности гарантируют ей свободу.
        Подняв юбки, она привязала мешочек к поясу, потом опустила юбки, и их пышность скрыла небольшую выпуклость. Набросив на плечи легкую накидку темно-синего цвета, Кристина в последний раз обвела взглядом комнату. Ее поразила ирония судьбы. Уже не в первый, а во второй раз обстоятельства заставляют ее бросать все имущество и бежать под покровом темноты. Решительно расправив плечи, она задула свечу.
        Кристина не сделала и двух шагов, когда ее внимание привлек какой-то звук. Поспешив к окну, она раздвинула шторы и выглянула. Сияние в ночном небе стало более ярким, словно пламя приблизилось. Девушка нахмурилась, вспоминая слова Геры;
«За горами - еще горы». Страх и неуверенность боролись в ее душе с решимостью. Если она надеется достичь Кейп-Франсуа, то должна будет пересечь эту изрезанную местность.
        Потом звук, который привлек ее внимание, повторился, сделавшись более громким и четким. Он был похож на жужжание целого роя шершней. Кристина напряженно вслушивалась. Жужжание переросло и бормотание, а потом - в хор торжествующе-дерзких голосов.
        Не охватила паника. Черные наступали на Бель-Терр. Она слишком долго колебалась, а теперь уже поздно. Судьба позволила ей избежать одной волны террора только затем, чтобы погибнуть в другой. Как несправедливо. И как жестоко.
        Громкий треск, раздавшийся со стороны главного входа, помешал ей оплакивать свою судьбу. Через несколько секунд последовал звук расщепляемого дерева. Толпа хрипло завопила.
        - Выходите, месье! - прокричал чей-то голос. - Мы пришли в гости.
        Остальные подхватили эти слова.

«Где же Этьен? - с тревогой подумала Кристина. - Чего он ждет? Сидит в библиотеке, направив на дверь все свое оружие?» И словно в ответ на это раздался его громкий голос:
        - Будьте вы прокляты. Входите, если посмеете. Пробежав через комнату, Кристина слегка приоткрыла дверь. Этьен стоял у подножия лестницы спиной к Кристине и в каждой руке держал по пистолету. Толпа черных ввалилась сквозь разбитые входные двери. Некоторые из них размахивали мачете и серпами, другие держали горящие смоляные факелы.
        - Дикари! - проревел Этьен. - Вы все - проклятые дикари.
        Он выстрелил в толпу. Когда дым рассеялся, вожак лежал на полу, и кровь хлестала из огромной раны у него на груди, Остальные бунтовщики бросились вперед, топча упавшего товарища.
        Этьен сделал шаг назад, оступился и упал. Второй его выстрел не достиг цели, пуля попала в потолок. Хлопья штукатурки посыпались, словно снег на волны бушующего моря. Не останавливаясь, негры с поднятым оружием сплошным потоком вливались в двери особняка. Один из них, высокий и мускулистый, подошел к Этьену. Ярко-красный кушак, затянутый вокруг его талии, резко контрастировал с черной кожей, блестевшей в свете факелов. Кристина узнала - такой же кушак был на том человеке, что угрожал ей у водопада в самый первый день ее пребывания на острове. В ужасе она смотрела, как негр поднял мачете и глубоко вонзил его в тело Этьена. Девушка прижала руку ко рту, чтобы заглушить крик. Ее муж неподвижно лежал в кровавой луже, которая все увеличивалась, а черные бродили по дому, круша бесценные предметы обстановки.
        Потрясенная, Кристина заперла свою дверь на замок. Гулкие удары ее сердца не заглушали звуков разбиваемого стекла и ломаемой мебели. Вскоре, когда им надоест бойня внизу, бунтовщики поднимутся на верхние этажи.
        Инстинкт заставил ее броситься из комнаты сквозь стеклянные двери на балкон. Она перекинула было одну ногу через перила, но замерла, посмотрев вниз. Прыжок с третьего этажа в сад! У Кристины закружилась голова, а ладони стали липкими.
        - Не останавливайтесь. Вы сможете это сделать, - поторопил ее знакомый голос.
        Она осторожно посмотрела вниз. Рид? Но он же должен быть уже далеко отсюда. Что он здесь делает? Или он ей мерещится от ужаса? Она поморгала и снова посмотрела вниз. Нет, разыгравшееся воображение тут ни при чем, он и в самом деле стоял под окном ее спальни.
        - Хватайтесь за виноградную лозу и спускайтесь, - давал указания Рид. - Поспешите.
        Кристина глубоко вздохнула, радуясь, что головокружение отступило. Йотом неуверенно взялась за толстую ветку винограда, который оплетал заднюю часть дома, и перекинула вторую ногу через ограду балкона.
        - Не смотрите вниз, - наставлял ее Рид. - Спускайтесь медленно.
        Дюйм за дюймом, переставляя руки, Кристина сползала по стене дома. Путаясь в длинных юбках, ее ноги то находили опору в скользкой листве, то снова ее теряли.
        - Не волнуйтесь, графиня, я поймаю вас, если вы сорветесь.
        Она сосредоточенно перебирала руками и продолжала медленно спускаться. Кристина уже почти достигла второго этажа, когда голос сверху чуть не заставил ее выпустить лозу.
        - Остановись! Гектор не позволит тебе уйти. Отчаянно хватаясь за ветви, она со страхом взглянула вверх. И узнала лицо, искаженное дикой ненавистью. Это был один из работников с плантации сахарного тростника.
        - Поспешите, Кристина, - торопил ее Рид.
        Она прерывисто вздохнула и продолжила спуск. В ярости оттого, что добыча ускользает, Гектор принялся рубить лозу своим мачете. С каждым ударом ножа Кристина опускалась еще на один фут. Кожа у нее на ладонях была ободрана, руки болели. Но она держалась цепко. То, что Гектору приходилось изгибаться, чтобы достать до лозы, позволяло ей выиграть драгоценное время.
        Второй неф появился на балконе и, увидев, чем занят его товарищ, стал ему помогать.
        - Рид, я больше не могу. - Кристина заплакала, чувствуя, что теряет опору.
        - Отпускайте, - откликнулся он. - Я вас поймаю. Лоза, по которой спускалась Кристина, была почти перерублена, и только один прут удерживал ее от падения.
        - Доверьтесь мне, Кристина. Я не допущу, чтобы вы пострадали.
        Надеясь, что Рид сдержит свое обещание, зажмурившись и набрав полную грудь воздуха, Кристина разжала руки, Она почувствовала, что падает - падает, как ей показалось, бесконечно долго.
        Она приземлилась среди пышных оборок нижних юбок и толстых зеленых колец лозы, которые, словно канат, обвивали ее. Рид, оказавшийся рядом, не дал ей времени даже отдышаться. Вскочив на ноги, он схватил ее за руку.
        - Пора выбираться отсюда.
        Свет факелов приближался с противоположной стороны дома, значит, толпа скоро будет здесь. Рид кинулся бежать по саду, через ворота, к лесу, почти волоча за собой Кристину.
        Сзади грохотали шаги. Или это так бешено стучало ее сердце? Кристина старалась не думать об этом. За пределами поместья Рид отпустил ее руку и пошел вперед, прокладывая дорогу среди густых зарослей деревьев и кустарников.
        Кристина старалась не отставать. У нее больно кололо в боку. Легкие горели от каждого нового глотка воздуха. Но она продвигалась вперед, представляя себе злобную толпу размахивающих мачете и настроенных на месть бунтовщиков. Кусты колючими ветками хватали ее за юбку. Все шпильки растерялись, и волосы разметались по спине. Время от времени она останавливалась, чтобы высвободить длинные локоны, запутавшиеся в низко свисающих ветвях.
        В конце концов Кристина почувствовала, что не сможет больше сделать ни шагу.
        - Рид, стойте, - проговорила она, задыхаясь. - Я не могу... - Согнувшись, Кристина глотала воздух.
        Он остановился и прислушался. Было тихо. Очевидно, их преследователи отказались от погони.
        - Пять минут, графиня. Мы должны уйти отсюда как можно дальше.
        - Хорошо, - с трудом выговорила она. - Как считаете нужным. - Когда дыхание немного успокоилось, она выпрямилась и задала единственный вопрос, не дающий ей покоя; - Что заставило вас вернуться?
        Рид, нахмурившись, вглядывался в темноту, избегая ее взгляда.
        - Не знаю.
        - Думаю, что знаете, месье, - настаивала она. - Вы не тот человек, поступки которого не имеют никакой причины.
        - Я услышал, что приближается беда. - Он небрежно, но в то же время словно защищаясь, сложил на груди руки.
        - И вы пришли на помощь? Рид впился в нее взглядом.
        - Не воображайте, что я вернулся из-за вас, - проворчал он. - Ваш муж должен мне деньги. Я пришел забрать свое.
        - Понятно. - Она сдунула с глаз прядку волос. - А если бы он отказался, что бы вы тогда сделали? Забрали бы их, как обычный вор?
        Рид пожал плечами.
        - Меня обвиняли и в худшем. Что такое воровство по сравнению с убийством?
        Кристина в темноте пыталась разглядеть выражение его лица. Несмотря на то что она видела собственными глазами - Джуно и тот кошмарный фунт мяса, - она почему-то все еще не хотела верить, что он способен на жестокость. Она была обязана ему жизнью. Если бы Рид не вернулся, какова бы ни была причина этого, она бы наверняка не спаслась. Ее бы зарезали, как Этьена. Или еще хуже. Его смерть была по крайней мере милосердно быстрой. Она могла бы оказаться не настолько везучей.
        Словно прочитав ее мысли, Рид спросил:
        - Кстати, графиня, а что стало с вашим мужем? Кристина снова вспомнила, как Этьен лежал на лестнице в луже крови. И тихо ответила:
        - Он мертв. Зарезан...
        - Вы сожалеете?
        Она ощущала напряженность его изучающего взгляда.
        - Мой муж был негодяем. Не стану притворяться, будто сожалею о его уходе, - честно ответила Кристина.
        Похоже, ее ответ удовлетворил Рида.
        - Давайте не будем больше терять времени, мы сможем отдохнуть позже. Чем дальше мы уйдем от Бель-Терр, тем лучше.
        Она устало потащилась за Ридом.
        - Куда вы меня ведете?
        - Плантация Шарбонно неподалеку. Там вы будете в безопасности.
        - А вы?
        - Я направляюсь в Кейп-Франсуа. Там я собираюсь сесть на корабль, следующий в Новый Орлеан.
        Остаток пути они проделали молча. Кристина шла за Ридом. Она уже ни о чем не думала, а только механически переставляла ноги. Рид же, казалось, совсем не ощущал трудности пути. Наконец он взобрался на небольшой холм и прикрыл глаза рукой. Кристина вдруг заметила, что на востоке небо порозовело. Рассвет.
        Она поднялась на возвышенность, остановилась рядом с Ридом и в ужасе огляделась вокруг. Горизонт розовел, но не от лучей восходящего солнца. Необозримые поля сахарного тростника горели. Густой черный дым заполнял воздух. Ветер менял направление, и сквозь дым то и дело виднелись красные языки пламени, стремящиеся в небо.
        - А Шарбонно?..
        Голос изменил ей, слишком ужасна была мысль, чтобы произнести ее вслух.

        Глава 11

        Почерневшие каменные стены окружали груду тлеющих бревен. Струйки дыма спиралью поднимались вверх, туда, где когда-то была крыша. Кристина заметила, что в задней части дома красные языки пламени еще плясали среди обрушившихся балок. От поместья Шарбонно остался только почерневший остов.
        - Иветта и Франсуа, - проговорила Кристина сквозь сжимавшую горло тревогу. - Вы думаете, они...
        Рид молча направился к дому, который напоминал выгоревшую раковину. Кристина огляделась. Даже дворовые постройки не уцелели от пожара. Но больше всего угнетало то, что вокруг стояла полная тишина, словно могильным камнем нависшая над поместьем. Ужас таился в душе девушки.
        Забыв об усталости, она приподняла юбки и поспешила за Ридом.
        - Может быть, их предупредили, и они убежали.
        - Все возможно. - Он отвечал коротко, напряженно. - Оставайтесь на месте, пока я проверю.
        Кристина проигнорировала приказ, не отставая от него.
        - Может быть, в эту самую минуту они приближаются к Кейп-Франсуа.
        Рид повернулся с таким свирепым выражением лица, что она замерла на месте. Он больно схватил ее за плечи.
        - Я велел вам оставаться на месте, - прорычал надсмотрщик.
        Мускул дергался у него на щеке, Рид пытался держать себя в руках. Щетина на лице, выросшая за день, придавала ему грозный вид. В этот момент Кристине верилось, что он способен на все, даже на убийство.
        - Я хочу помочь, - проговорила она, с удовлетворением отметив, что голос не дрожит и не выдает ее растерянности.
        - Не говорите ерунды, - рявкнул он. - Что может сделать женщина вашего происхождения в подобной ситуации?
        Кристина, ничего не ответив, посмотрела на него, обиженная таким резким выпадом. Рид воспользовался ее молчанием.
        - Невозможно предсказать, с чем здесь доведется столкнуться. А вдруг окажется, что вы не готовы к такому зрелищу?
        - Если они ранены, то им потребуется помощь, - с присушим ей упрямством заметила Кристина.
        Рид снова до боли сжал ее плечи.
        - А вам не приходило в голову, что этим людям, возможно, уже не нужна ничья помощь?
        - Приходило, - сдавленным от волнения голосом пробормотала она. - В таком случае я могу помолиться.
        - Неужели вас нельзя переубедить?.. - Он резко отпустил ее и вошел в дом.
        Кристина почти бежала, чтобы не отставать от него. Чем дальше они продвигались, тем невыносимее становился едкий запах гари, от которого у нее горело в носу и щипало в глазах. Кристина закрыла рот и нос подолом платья. Рид последовал ее примеру, воспользовавшись полой рубашки.
        Пламя в дальнем конце дома уже утихло. Обуглившиеся остатки дубовой двери криво висели на покоробившихся петлях. Рид отпихнул ногой широкую балку, преграждавшую вход. Толстой веткой, найденной в затоптанном саду, он ворошил мусор.
        Пока он был занят, Кристина вглядывалась в почерневший проем бывшего окна, сквозь которое когда-то открывался чудесный вид на главную подъездную аллею. Имущество, приобретенное за целую жизнь, превратилось и пепел и мусор. Она испуганно оглядывала развалины, с горечью сознавая, что такая же судьба постигла и изящную красоту Бель-Терр.
        Что-то ярко-голубое привлекло ее внимание. Наклонившись, чтобы получше разглядеть, она обнаружила детскую лошадку, которая каким-то чудом избежала адской участи всего окружающего. Кристина подумала о том, что Шарбонно ждали ребенка, и комок подступил у нее к горлу.
        Отвернувшись, она стала пробираться к Риду через рухнувшие балки.
        - Не подходите ближе, - резко сказал он.
        Но его предупреждение прозвучало слишком поздно.
        Кристина увидела обуглившийся труп, лежащий среди развалин. То, что когда-то было ножом, торчало у него между ребрами. От сильного жара металлическое лезвие оплавилось, приняв непристойную форму. Кристина плотнее прижала ткань ко рту, давясь от тошноты.
        Рид тихо выругался и, поддерживая ее за талию, повел прочь. Девушка прерывисто дышала. Несмотря на тепло августовского утра, ее трясло, а кожа была холодной и липкой. Видения черных, обезображенных останков, чередуясь с картиной маленькой голубой лошадки, проплывали 8 ее мозгу. Жизнь так драгоценна и так хрупка. И может закончиться в какую-то долю секунды.
        Жестокость казалась такой несправедливой... такой бессмысленной. Конечно, у черных были причины ненавидеть белых, но почему жестокость всегда выступает впереди справедливости?
        Рид отвел ее подальше от лома и только потом остановился.
        - Я пытался предупредить вас. - Он провел рукой по своей каштановой, до плеч, копне волос. - Но вы слишком упрямы, чтобы прислушиваться.
        Его упреки едва доходили до ее сознания сквозь плотную завесу горечи. Ей хотелось проснуться и обнаружить, что все это было лишь страшным сном. Ей хотелось снова стать маленькой девочкой, которая лежит, свернувшись калачиком, в своей хорошенькой спаленке с обоями в цветочек. Ее испугал ночной кошмар. И скоро придет дедушка, успокоит ее и убедит, что все будет хорошо. Он скажет, что мир вокруг нее - счастливое место, где с хорошими людьми не приключается ничего плохого.
        Рид легонько потряс ее.
        - Клянусь, графиня, если вы хлопнетесь в обморок, то я так и оставлю вас лежать здесь.
        - Животное! - воскликнула она, разозлившись, и это подействовало на нее как лекарство против шока, который лишил ее сил. - Уберите руки.
        Рид вздохнул, как ей показалось, с облегчением, отпустил ее и окинул усталым взглядом.
        - С вами все в порядке?
        - Конечно, со мной все в порядке, - огрызнулась Кристина, против всякой логики недовольная тем, что он с такой готовностью освободил ее. Ей нравилось его прикосновение, хотелось прислониться к нему, черпая в нем силу. Она потерла руки, чтобы избавиться от дрожи. - Я никогда в жизни не падала в обморок, И не собираюсь начинать сегодня.
        Рид долго критически изучал ее, потом, явно удовлетворенный, коротко кивнул.
        - Мы больше ничего не можем сделать для Шарбонно. Не стоит здесь задерживаться.
        - Так что же нам теперь делать?
        Она невольно повторила вопрос, который ранее задавала Этьену. Кристина понимала, что Александер ничем ей не был обязан. Он не нес за нее никакой ответственности. Он мог спокойно оставить ее здесь, у выгоревшей оболочки чужого особняка. Она пригладила небольшую выпуклость у пояса, и другая мысль поразила ее. Этот человек сам признался в убийстве. Если он заподозрит, что у нее имеется целое состояние в драгоценных камнях, то может с легкостью ограбить ее, и она не сумеет ему помешать.
        - Теперь? Нам надо двигаться. - Рид приподнял бровь. - Нас только двое, графиня. Если вы, конечно, не боитесь сделать ставку на человека, обвиненного в убийстве.
        Кристина обдумала ситуацию, строго посмотрен на него, и решила принять вызов.
        - Я попробую рискнуть, месье. Невеселая улыбка искривила его рот.
        - Когда-то я попал в большую беду из-за того, что участвовал в азартной игре. С вами может случиться нечто подобное.
        - Жизнь сама по себе азартная игра, - напомнила ему Кристина. - Каждому приходится рисковать.
        Рид стал спускаться с холма, подальше от обуглившихся руин.
        - Напомните мне об этом, графиня, если я решу сесть с вами за один игральный стол.
        - Куда мы идем?
        - Если доберемся до Кейи-Франсуа, то там мы будем в безопасности. Я доверю вас заботам епископа. Вы сможете оставаться под его защитой, пока не решите, что делать дальше.
        Ей не понравилось, с какой небрежностью он излагал свои планы, даже не подумав посоветоваться с ней или хотя бы принять во внимание, что у нее могут быть собственные планы. Если бы у нее еще оставались какие-то силы, она бы выразила ему свое недовольство.
        - Будет безопаснее идти не по главной дороге. Я знаю короткий путь через поля.
        Кристина покорно последовала за ним, направив всю свою энергию на то, чтобы передвигать ноги. Через некоторое время ее тело, казалось, стало действовать независимо от сознания, которое она освободила от всех мыслей.
        Рид постоянно смотрел по сторонам. Он знал, что опасность может подстерегать их везде и явиться оттуда, откуда ее не ждали. Случайное столкновение с бандой бунтовщиков может привести - и наверняка приведет - к их смерти. Судя по тому, что он видел, негры настроены отомстить всем. Белые господа будут отвечать тем же. Пропасть между ними очень глубока. Резня и грабеж будут царствовать на острове. Когда восстановится порядок, земля Сан-Доминго уже пропитается кровью и белых, и черных.
        Рид оглянулся на Кристину, которая из последних сил тащилась сзади. Полоски сажи, как царапины, пересекали одну ее щеку. Темные волосы, освободившись от шпилек, теперь свободно струились по спине. Она двигалась, как во сне, но не произнесла ни единого слова жалобы. А ведь в течение последних восьми часов на ее глазах убили мужа, она сама едва избежала гибели, и ей пришлось ночью продираться сквозь чащу, чтобы снова столкнуться с бесчеловечной жестокостью.
        Рид пожалел, что с такой резкостью говорил о женщинах ее происхождения. Он не хотел обидеть ее, но заметил, что его слова причинили ей боль. Большинство женщин, независимо от их социального положения, уже бились бы в истерике после таких испытаний. Но только не графиня. Кристина не переставала удивлять его. Под нежной оболочкой у нее был стальной стержень - стойкость солдата. Она обладала силой духа.
        Рид замедлил шаги, когда густой лес начал редеть. Его охватила тревога, все чувства обострились по мере приближения к плантации. Что-то было не так, произошло что-то ужасное.
        - Что случилось? - с волнением спросила Кристина. Не отвечая на ее вопрос, Рид протиснулся сквозь густые заросли и остановился на краю поля. Столбы дыма поднимались от сахарного тростника, в ненависти подожженного восставшими.
        - Ублюдки!
        Он услышал, как Кристина рядом с ним испуганно вздохнула. Они словно загипнотизированные смотрели, как темные облака дыма временами открывали яркие языки пламени, поднимавшиеся, казалось, до самого неба.
        - Боже, - прошептала она. - Скажите мне, что это не сиена из Дантова «Ада».
        - Если бы, графиня, - пробормотал Рид. - Но только это все происходит на самом деле.
        Они по крайней мере были живы, Эта мысль, и только она, поддерживала Кристину. Она знала, что не многим из белых так повезло. Все, что можно было сделать, - это поверить тому, что Рид выведет их в безопасное место.
        - Как вы думаете, сколько мы будем добираться до Кейп-Франсуа? - Она убрала с глаз прядь волос.
        Рид, идущий впереди, подождал, пока она поравняется с ним.
        - Пару дней, может быть, три, максимум четыре.
        - Три или четыре? - с ужасом повторила она. Этот ответ выбивал почву у нее из-под ног.
        Рид, прищурившись, задумчиво смотрел, как медленно продвигается девушка. Подол ее юбки зацепился за куст, она дернула его, и полоска кружев осталась висеть на од - ной из колючих веток.
        -Вы задерживаете наше продвижение, графиня. Она в упор взглянула на него.
        - Хотела бы я посмотреть, как быстро вы сможете идти в юбке да еще с тремя нижними.
        - Вы правы. - Он улыбнулся. - Ну так снимите нижние юбки.
        Споткнувшись, Кристина остановилась с широко открытым ртом.
        - Что вы сказали?
        - Вы же слышали, - спокойно проговорил Рид. - Снимите ваши нижние юбки. Они замедляют наш ход.
        Он был вполне серьезен. Кристина видела это по тому, как твердо были сжаты его губы, а глаза отсвечивали сталью.
        - Ни один джентльмен не позволит себе такую бестактность, как упоминание о женском белье.
        - Графиня, - он с трудом скрывал раздражение, - что я должен сделать, дабы убедить вас в том, что я не джентльмен?
        - Вы ждете, что я стану раздеваться прямо здесь, перед вами? - Она с досадой взмахнула рукой.
        - Да, - сжав зубы, произнес Рид. - И если вам не нужна моя помощь, то предлагаю вам поспешить с этим.
        - Я не...
        Он оборвал ее:
        - Мы находимся среди восставших рабов. Нам жизненно важно поторопиться. В общем, даю вам две секунды на размышление. Или вы избавляетесь от нижних юбок, или я ухожу... без вас.
        - Ну, раз вы так настроены... - Кристина фыркнула. Потом, приняв надменный вид, плохо подходящий к обстановке и к ее запачканному платью, приказала: - Отвернитесь, будьте любезны.
        Рид закатил глаза, но сделал то, что она просила. В ту же секунду она подняла юбку и потянула за завязки белья. Кристина внутренне улыбалась - вот глупый, не понимает, что ею руководит не скромность, а практичность. Пусть думает, что она - всего лишь застенчивая недалекая гусыня, которая стесняется обнажить щиколотки. По правде говоря, она пробежала бы через этот чертов остров вообще нагишом, если бы это требовалось для спасения. Но нельзя показать мешочек, который привязан у нее к талии.
        Кристина повела бедрами, и юбки с тихим шорохом упали к ее ногам. Выйдя из пенистого белого круга, она поправила складки платья так, чтобы они скрывали выпуклость у пояса.
        - Все, - заявила Кристина, убедившись, что ее сокровище тщательно спрятано. - Можете повернуться.
        Рид мрачно смотрел на нее. Она переминалась с ноги на ногу, чувствуя неловкость от такого пристального взгляда. Неужели он разгадал ее секрет?
        - В чем дело? - спросила она. - Я сделала, что вы просили. Почему вы недовольны?
        - Надо сделать еще одну вещь.
        Она, ничего не понимая, наблюдала, как Рид подошел к кучке нижних юбок, поднял одну и оторвал от ее подола полоску кружева.
        - Теперь, графиня, ваша очередь повернуться спиной, Кристина с некоторым беспокойством посмотрела на кружевную ленту. Что он собирается делать? Может, он сердится на нее за то, что она не подчинялась его власти? Что сомневалась в его способностях? Несколько вариантов его возможных действий пронеслось у нее в голове, но ни один из них не был приятным. Она недостаточно хорошо знала мужчин, чтобы сравнивать с ними Рида, но была уверена, что Этьен не потерпел бы такого неповиновения.
        - Что случилось? Вы меня боитесь?
        - Я? - Она тотчас клюнула на эту наживку. - Боюсь? Что за нелепица. - И, гордо выпрямившись, повернулась спиной.
        - Мы сможем идти быстрее, если вы будете видеть, куда мы идем.
        Кристине послышались озорные нотки в его голосе, но прежде чем она смогла высказать свое мнение, Рид уже стоял сзади, слегка касаясь ее. Девушку бросило в жар. Каждый раз, каким бы легким ни было его прикосновение, она ощущала обжигающий жар. Ей тоже хотелось коснуться его. «Удивительно, как отличаются мои чувства к этому человеку от чувств к Этьену», - подумала она. На короткое мгновение ей захотелось закрыть глаза и прислониться к мускулистому телу Рида, Почувствовать его объятие. Ощутить себя в безопасности.
        - Волосы все время падают вам на глаза, Из-за этого вы спотыкаетесь и падаете.
        Его звучный баритон рокотал в самое ре ухо, и Кристина стояла абсолютно неподвижно, пока он убирал волосы с ее лица.
        Движения Рида были неторопливыми, лениво-осторожными, как будто он хотел запомнить, каковы ее волосы на ощупь. Кристина как-то отстранение подумала, что надо бы возражать, отодвинуться от него подальше и сказать, что она вполне в состоянии сама справиться с задачей, Но слова почему-то не произносились. Его пальцы скользнули по ее шее, и у нее перехватило дыхание.
        - Простите, - пробормотал Рид, когда один шелковистый локон зацепился за его загрубевшие пальцы.
        - Странно, но я даже не помню, когда у меня рассыпалась прическа. - Даже самой Кристине ее голос показался чужим, звучавшим мягче, мечтательнее.
        - Тогда вы были заняты более срочными делами.
        Успокаивающий тембр его голоса развеял все ее страхи. Может, все дело было в усталости, но его близость очень странно действовала на нее. Она опьяняла, как бокал шампанского. Так же, как его поцелуй тогда...
        Девушка намеренно отметала все воспоминания о той ночи, считая их тревожащими, стыдными, нервирующими. Такие острые ощущения, подаренные кем-то, кто не являлся ее мужем, казались ей недостойными. Даже аморальными. В конце концов, она была замужем.
        Вот именно, была. А теперь нет. С окончательной ясностью она поняла, что ее кошмарное замужество кончилось. Этьен мертв. Она видела, как его убили, вонзив в него мачете, как алое пятно расплылось на девственно-белой рубашке.
        - Я еще никогда не исполнял роли горничной, - тихо проговорил Рид. Захватив рукой ее волосы, он обернул вокруг них полоску кружева, - Но полагаю, что у меня может оказаться природная склонность к этой работе.
        Кожа Кристины отзывалась на каждое прикосновение его пальцев. Она попыталась не замечать той бури чувств, которую он в ней пробуждал, постаралась отнестись к ситуации с таким же, как у него, безразличием. Но ей это не удалось.
        - Горничная должна уметь выполнять приказы. А вы, боюсь, больше привыкли отдавать их.
        - Верно подмечено. - Он отступил, любуясь своей работой. - Жаль, что мы никогда не узнаем, есть ли у меня призвание слуги.
        Кристина обернулась, готовая дать ответ, но Рид поднял руку, требуя тишины. Он нахмурился, наклонив голову и внимательно прислушиваясь.
        - Что там? - прошептала она. И тоже услышала слабый звук.
        - Быстрее.
        Рил схватил ее за запястье и поспешил к земля - ному гребню в десяти футах от них. Перепрыгнул через бревно, лежащее поперек, и потянул за собой Кристину. Здесь земля была слегка размыта, и образовалась лощинка, а густые заросли высокой травы скрывали их от чужих глаз.
        Кристина открыла рот, чтобы возмутиться, не Рид заставил ее замолчать, закрыв его ладонью. Серые глаза мужчины предупреждающе блеснули. Она кивнула, показывая, что понимает необходимость соблюдать тишину, и он убрал руку.
        Далекий звук становился все более отчетливым. Шелест травы под ногами. Гул многих голосов, говорящих одновременно. К ним приближались люди, большая группа людей. Кристина, не удержавшись, испуганно вскрикнула. Рид стиснул ее плечо, и это моментально успокоило девушку.
        Ожидание, неопределенность становились невыносимыми. Рид осторожно выглянул из расщелины. И тихо выругался. Кристина удивленно взглянула на него, потом проследила за тем, куда он смотрит. Ее скомканные нижние юбки белоснежной горкой лежали на поляне, безмолвно свидетельствуя о присутствии людей. - Девушку затошнило от ужаса. Очень скоро их обнаружат и убьют. И все из-за этих мерзких юбок.
        Она взглянула на Рида. Что чувствует он? На его лице была мрачная решимость. Даже сквозь нараставшую панику Кристина не могла им не восхититься.
        - Нет, не надо, - прошептала она, догадавшись, что он собирается делать. - Это слишком опасно.
        - Оставайтесь здесь, - приказал он. - Что бы со мной ни случилось, не шевелитесь.
        Он перепрыгнул через земляной гребень и, пригибаясь, побежал к кучке белья. Кристина затаив дыхание, с колотящимся сердцем следила за ним. Рид, казалось, не чувствовал опасности. Не останавливаясь, он подхватил юбки, повернулся и побежал назад.
        Голоса стали громче, и безошибочно определялся говор черных. В любую секунду могла появиться банда и накинуться на Рида.
        - Быстрее, быстрее, быстрее, - повторяла Кристина, как заклинание.
        Рид скрылся за кромкой лощины как раз в тот момент, когда из-за деревьев появился вожак банды, несущий на шесте отрезанную голову. Невидящие глаза, казалось, уставились прямо на Кристину. Остальная толпа шла следом, размахивая разными жуткими трофеями.
        Закрыв собой девушку, Рид так плотно прижался к самому дну неглубокой впадины, что они почти слились с землей. Его небритая щека прижалась к ее гладкой коже, и это ощущение их близости придавало Кристине смелость. Она держала его за руку, сжимая ее. Голоса стали разборчивее, выделялись отдельные, самые победные, гордые, хвастливые.
        - Хозяин теперь пожалеет.
        - Хозяйка уже не такая красивая. Мы ей показали. - Видел, как все горело? Какой был дым?
        Земля дрожала под ногами десятков разгневанных людей. Комья грязи градом летели на спины Кристины и Рида, толпа проходила всего в нескольких дюймах от места их укрытия. Девушка лихорадочно молилась, чтобы их присутствие осталось незамеченным.
        Еще долгое время после того, как стихли голоса и топот, Рид и Кристина оставались неподвижными. Наконец мужчина выпрямился и осторожно огляделся. Удовлетворенно отметив, что опасность миновала, он встал на ноги и подал Кристине руку.
        - Все спокойно.
        Она осторожно поднялась. Ноги у нее подкашивались, как у новорожденного теленка. Вокруг снова стояла величественная тишина. Дрожа от нервного возбуждения, она обхватила себя руками. Если бы не истоптанная поляна, то все произошедшее казалось бы сном. Потом Кристина взглянула на юбки, брошенные в грязь. И подняла глаза на Рида.
        - Это требовало большой смелости. Наверняка если бы негры нашли их, то принялись бы искать владелицу.
        - Не равняйте смелость с глупостью, графиня.
        - Вы рисковали жизнью. Почему вы так пренебрежительно к этому относитесь? - спросила она, задетая его тоном.
        - Не стоит преувеличивать то, что я сделал. Если бы с нами что-нибудь произошло, виноват в этом был бы я.
        Она не могла понять его логики. Может, из-за усталости, а может, из-за увиденной жестокости, но его слова казались ей лишенными смысла.
        - Вы же не можете нести ответственность за безумие, охватившее весь остров.
        - Нет, не могу, но... - Наклонившись, он подхватил злосчастную кучку белья и сжал ее в кулаке. - Вот это - моя вина.
        - Вы забрали его до того, как приключилась беда. Я бы никогда не смогла так быстро отреагировать.
        - Именно я оставил его. - Он потряс кулаком, подчеркивая свои слова. - Моя небрежность чуть не стоила нам жизни. Так что не стоит говорить о моей смелости.
        - Вы слишком требовательны к себе. Я сказала, что вы смелый... а не идеальный.
        Кристина зевнула и мечтательно посмотрела на лощинку. Та выглядела такой же привлекательной, как пуховая перина. Рид верно истолковал этот взгляд.
        - Опасность миновала. Не думаю, что они вернутся этой же дорогой. Почему бы вам не поспать пару часов, пока я посторожу?
        - А как же вы? - Она безуспешно попыталась подавить очередной зевок. - Разве вам не надо тоже отдохнуть?
        Рид пожал плечами.
        - Позже, может быть. Я привык обходиться почти без сна.
        - Ну хорошо.
        Слишком уставшая, чтобы спорить, она легла на землю, свернулась в клубочек и через несколько секунд заснула.
        Рид опустился рядом с ней, поджав колени. Он потер уставшие глаза, лотом откинул голову. Их ожидали дни рискованного путешествия, где на каждом шагу могла подстерегать опасность. Ему надо быть все время настороже и не допускать больше глупых ошибок. Он искоса взглянул на Кристину. И позавидовал ей. Она спала глубоким, спокойным сном юности и невинности. Был ли он когда-нибудь таким же юным и невинным? Или уже родился циником?
        Почему он вернулся в Бель-Терр? Рид ущипнул себя за переносицу, чтобы облегчить тупую боль. Действительно, Этьен Делакруа обещал ему награду, но причина была не только в этом. Он подслушал разговоры черных и догадался о том, что будет восстание, Что бы ни случилось с Делакруа, он заслужил это, но его хорошенькая жена-француженка - совсем другое дело. Кристина не сделала ничего такого, за что бы ей надо было мстить.
        Она пошевелилась во сне. Даже сейчас, с растрепанными волосами, испачканным лицом и в грязном платье, она была самым привлекательным существом, которое он когда-либо встречал. Потянувшись, он накрыл ее нижней юбкой и подоткнул ее под плечи девушке. Она пробуждала в нем желание заботиться и опекать, которое, как он считал, умерло вместе с Чейзом. Может, из-за этого желания он и вернулся в Бель-Терр. Рид знал только, что она пробуждала в нем уважение к самому себе, а он годами не испытывал ничего подобного. Он должен оправдать ее доверие.
        А он чуть не предал ее веру в него. По его вине их чуть было не обнаружила толпа ослепленных яростью черных. «Безмозглый слюнтяй», - бранил он себя, играя ее волосами, словно влюбленный мальчишка.
        Он взял на себя ответственность за то, чтобы добраться с ней в безопасное место. Достигнув его, он снимет с себя эту обязанность. Он пойдет своей дорогой. А она своей. Вряд ли их пути снова пересекутся. Они принадлежат к разным своим общества. Она графиня, французская аристократка, а его считают обычным преступником. Сбежавшим заключенным. Если власти узнают, что он выжил, его немедленно отправят в колонию. Рид ссутулился от усталости. «Да, - напомнил он себе, - от графини меня отделяет целый мир. Лучше мне об этом не забывать».

        Глава 12

        -Если мои расчеты верны, то эта тропинка скоро пересечет главную дорогу.
        - Разве не проще было бы идти по дороге, вместо того чтобы пробираться сквозь все это? - Кристина взмахнула рукой, обозначив окружающий лес.
        - Определенно проще. - Рид вытер потный лоб. - Но не безопаснее.
        Она прихлопнула надоедливого комара. Сейчас она бы предпочла менее трудный путь, чем тот, который выбрал для них Рид, Там, где дорога обходила препятствия, они шли напролом, взбираясь на холмы, переходя вброд ручьи и продираясь сквозь густые заросли.
        - Время к вечеру. Давайте поторопимся, пока еще светло. - Рид протянул руку, чтобы помочь ей перебраться через россыпь камней.
        Кристина уцепилась за него и поспешила следом, едва заметив маленькую зеленую ящерицу, проскользнувшую по носку ее туфли. Достаточно быстро она потеряла ориентацию во времени и в пространстве, но зато привыкла к виду различных гнусных рептилий. Это был уже второй день их путешествия, казавшийся Кристине продолжением первого. Все смешалось.
        Рид достиг вершины насыпи и подождал, пока Кристина переведет дыхание. Перед ними вилась грязная дорога, ведущая к Кейп-Франсуа. Девушка мечтательно смотрела на нее. Никаких скал, на которые надо взбираться, ни ручьев, которые надо пересекать. Дорога манила ее, Рид проследил за ее взглядом и, похоже, прочел ее мысли.
        - Пока не появится кто-то лучший, я, графиня, ваша единственная надежда на спасение.
        Он начал спускаться по травянистому склону, Кристина скользила следом. Они уже собирались пересечь дорогу, когда из-за поворота появилась оборванная толпа европейцев. Они словно материализовались из воздуха, как привидения, - беглецы, спасающиеся от ужасов бунта, захватившие с собой первые попавшиеся вещи. Они шли молча, не заговорив даже тогда, когда заметили две фигуры на обочине. Оборванные и грязные, с ошеломленным или бесстрастным выражением на лицах, они брели вдоль по дороге.
        Кристина смотрела, как они проходят. Некоторые лица казались ей отдаленно знакомыми, и она с грустью поняла, что еще недавно эти люди, украшенные драгоценностями и одетые в атлас, были гостями на приеме в доме Этьена. Она знала, что в их глазах выглядит точно так же жалко. Вдруг она увидела знакомую фигуру.
        - Иветта? - Кристина с трудом узнала в этой женщине хорошенькую Иветту Шарбонно.
        Иветта остановилась и непонимающе посмотрела на девушку. Она прижимала к груди фарфоровую куклу в грязном белом платье.
        - Иветта, - мягко проговорила Кристина. Она убрала светлые пряди с пугающе бледного лица женщины - Вы не помните меня, дорогая? Я - Кристина Делакруа, Мы недавно встречались в Бель-Терр.
        Иветта, не узнавая, продолжала смотреть на нее. Другая женщина, с заметной сединой в русых волосах, остановилась и успокаивающе приобняла Иветту.
        - Мы нашли ее, когда она бродила у реки. - Она понизила голос: - Бедняжка, разум оставил ее.
        - Удивительно, что ей удалось спастись, - сказал Рид.
        - Франсуа? - тонким голосом проговорила Иветта. Крепче прижав куклу к груди, она с надеждой посмотрела вокруг.
        - Пойдем со мной, дорогая. - Женщина ласково потянула ее за руку. - Сэди позаботится о тебе.
        Слезы стояли в глазах Кристины, когда она смотрела вслед уходящим женщинам. Более молодая тяжело опиралась о руку пожилой.
        - Вы идете с нами, мадам, или остаетесь с ним?
        Резкий вопрос заставил девушку очнуться. Она взглянула в маленькие темные и глубоко посаженные глаза незнакомца, который подошел к ней.
        - Решайте побыстрее, - добавил его спутник. - Неизвестно, как далеко позади эти проклятые убийцы.
        - Я знаю дорогу через горы, - сказал Рид. - Почему бы вам не пойти с нами?
        - Пойти за тобой? - фыркнул первый мужчина, - С чего бы это мы стали доверять такому, как ты?
        Рид сжал кулаки, но потом расслабился, стараясь не замечать оскорбления.
        - На этой дороге скорее всего полным-полно бунтовщиков, которые поджидают тех, кто направляется в город.
        Мужчина сплюнул в пыль.
        - Человеку с твоей репутацией я не доверил бы даже буханки хлеба. Если у леди, - добавил он, кивая в сторону Кристины, - есть хоть крупица разума, то и она не станет тебе доверять.
        - Добро пожаловать к нам, мадам, - проговорил второй путник, когда их группа продолжила свое путешествие в Кейп-Франсуа.
        Решение было за ней. Поодиночке, по двое, по трое беглецы брели мимо. Большинство было слишком поглощено своими собственными несчастьями, чтобы уделить паре на обочине больше чем мимолетный взгляд. Выражения их лиц передавали разную степень потрясения, недоумения. И страха.
        И все-таки им повезло гораздо больше, чем остальным. По крайней мере эти люди были живы, Кристина подумала об Этьене, лежащем на лестнице с мачете, разрубившим его тело. О сгоревшем заживо Франсуа Шарбонно.
        - Ну... - проворчал Рид.
        Его голос вторгся в ее размышления.
        - Что «ну», месье?
        - Если вы пойдете с ними, то решайте быстрее.
        - Если я замедляю ваш ход, то прошу прощения. Я не хотела.
        Он, нахмурившись, жестко смотрел на нее.
        - А если я - тяжелая обуза...
        - Черт! - Он резко выдохнул. - Неужели вы не понимаете, что я предоставляю вам шанс быть среди своих?
        - Но вы же сказали, что на главной дороге небезопасно, - с приводящей в ярость логикой напомнила она.
        - Да.
        - Тогда я не понимаю, почему вы пытаетесь избавиться от меня.
        - Я не пытаюсь от вас избавиться. - Он нетерпеливо пробежался рукой по волосам. - Я просто подумал, что вы почувствуете себя... удобнее... что вам будет спокойнее среди людей вашего класса, чем с убийцей.
        - Я чувствую себя спокойно с вами.
        Рид впился в нее глазами, словно пытаясь проникнуть ей в душу.
        - Хорошо, - проговорил он резко. - Тогда не будем терять времени.
        Он сошел с дороги и исчез в лесу. Кристина сделала то же, все время пытаясь понять, что за странное выражение промелькнуло на его лице, когда она сказала, что ей с ним спокойно. Это были смущение, удивление и еще какое-то чувство, которое она не смогла определить.
        - Мы будем двигаться некоторое время параллельно дороге, потом в: последний раз пересечем ее и направимся на север.
        - Хорошо.
        Кристина медленно шла сзади и внимательно осматривалась, опасаясь змей. К ним у нее не проходило отвращение после того, как она обнаружила одну из этих тварей в своей корзинке для шитья. Девушка перепрыгнула через упавшее бревно и почувствовала, как мешочек с драгоценностями хлопнул ее по бедру. И она считала, что камни обезопасят ее жизнь! Сейчас Кристина чуть не рассмеялась вслух при этой мысли. На что годятся бриллианты и рубины? Зачем нужны все деньги в мире, когда на них нечего купить? На деньги и драгоценности она не может сейчас купить даже крошки хлеба. Или горячей воды для ванны. Не может купить покоя и безопасности.
        Кристина сорвала пригоршню дикого винограда и отправила его в рот. Это слегка притупило голод, но не избавило от него. Она повторяла себе, что надо быть благодарной за такие вещи, как фрукты и вода. Нет смысла жаловаться. Рид, должно быть, так же голоден, как и она.
        А он ни разу не пожаловался, хотя Кристина и заметила в нем явные признаки усталости. Под глазами у него залегли темные тени, черты лица заострились. Его красивые серые глаза были неспокойны, они все время высматривали опасность. Она заметила, как он поводил плечами и крутил головой, чтобы избавиться от напряжения. И испытала острое желание растереть ему плечи. Но что-то остановило ее.
        Все время держась позади него, она не могла не отметить, как резко его широкие плечи сужались к тонкой талии и узким бедрам. День был жарким, и Рид снял рубашку и завязал ее вокруг талии. Идеальную гладкость его бронзовой кожи нарушала только паутина шрамов.
        Обрывочные мысли плыли в ее мозгу. Кристина мысленно проводила по каждому шраму сначала пальцами, потом губами. Эта картина взволновала ее. Забыв о том, что надо смотреть под ноги, она споткнулась о закрученный корень и чуть не упала, едва удержав равновесие. Рид повернулся и взглянул на ее раскрасневшееся лицо.
        - Жалеете о том, что пошли со мной, графиня?
        - Нет, - огрызнулась она, разозлившись на себя за то, что и лицо его показалось ей сейчас очень привлекательным.
        В какой-то момент их бегства кожаный шнурок, удерживающий его волосы, потерялся. Щетина на лице огрубляла его черты. Выгоревшая на солнце, взлохмаченная копна волос, падавшая ему на плечи, напоминала Кристине львиную гриву. Да и сам мужчина походил на дикого обитателя джунглей - хищного, сильного, опасного зверя, которого надо было укротить.
        - Водопад прямо перед нами. Мы остановимся там, чтобы отдохнуть.
        Через двадцать минут до них донеслось журчание воды. Мысль о холодном, освежающем роднике придала Кристине силы, и она, подхватив юбку, побежала вперед. Опустившись на колени у потока, она сложила ладони ковшиком и долго с наслаждением пила ледяную воду. Утолив жажду, она села на корточки и закрыла глаза. Если постараться, то можно представить себе, что кровавого восстания не было. Теплые лучи солнца ласкали ее поднятое лицо. Аромат цветов заполнял поляну, словно запах каких-то экзотических духов. Здесь было так спокойно. Безмятежно. Тишина стояла как в храме, и ее нарушал только плеск воды.
        - Рид?.. - неуверенно проговорила девушка.
        Когда ответа не последовало, она открыла глаза и сразу же встретилась с ним взглядом. Потом посмотрела туда, куда смотрел он, и сердце ее сковало страхом.
        Высокий, мускулистый негр в красной набедренной повязке стоял на противоположном берегу ручья, наполовину скрывшись за кустом. В правой руке он небрежно держал заржавленный нож. С внезапной ясностью Кристина поняла - на лезвии не ржавчина, а засохшая кровь.
        Во рту у нее пересохло от ужаса, и она застыла на месте, не в состоянии пошевелиться. Она ожидала, что в любую секунду на них накинется толпа черных с мачете. Мгновения летели, ни один из мужчин не шелохнулся. Вязкая тишина окутывала их паутиной страха и подозрения.
        Очень медленно сковавший Кристину ужас начал ее отпускать. Она устало поднялась на ноги. Было что-то очень знакомое в облике черного. Она вгляделась в его лицо. Это лицо она уже видела однажды. Перед ее глазами ожила пугающая, яркая картина.
        - Джуно, - прошептали бескровные губы девушки.
        Бунтовщик слегка опустил веки в знак приветствия. Кристина ошеломленно взглянула на Рида. Он не отрываясь смотрел на негра, лицо застыло маской. Он был похож на игрока, сделавшего большую ставку.
        - М-мы думали, что ты умер, - заикаясь, проговорила она.
        Джуно не мигал и не отводил взгляда.
        - Так вы и должны были думать.
        - Это невозможно.
        Она прижала руку к животу. Тошнота снова подступила к горлу, когда она вспомнила о мерзком мешке на обеденном столе, мешке с тем фунтом мяса, который Этьен потребовал в качестве доказательства проведенного наказания.
        - Как видите, мадам, я жив и здоров.
        Она придвинулась ближе к Риду. Джуно, конечно, хочет отомстить за жестокое обращение. И его гнев вполне справедлив. Он своим мачете разрежет их на кусочки с таким же мастерством, с каким рубил сахарный тростник. Кристина не могла понять, почему Рид просто стоит и чего-то ждет. Неужели он напуган? Или сдался на милость судьбы? Она никак не могла найти логическое объяснение происходящему.
        - Ну, Джуно. - Рид наконец заговорил, и голос его был спокоен. - Ты принял какое-нибудь решение?
        Позади того места, где стоял негр, послышались шаги и треск кустарника. Приглушенный говор становился громче. Кристина невольно схватила Рида за руку.
        - Спрячьтесь там. - Джуно указал на гору камней рядом с водопадом. Он повернулся, чтобы уйти, потом снова обернулся, взглянул на Рида. - Теперь, мой друг, долг заплачен.
        Рид обхватил Кристину за талию и потянул к беспорядочной осыпи камней, на которую указал Джуно. Он пролез через узкий лаз в пещеру, где с трудом могли уместиться двое, и втащил девушку за собой. Неподалеку от них Джуно громким голосом приказал неграм следовать за ним. Кристина сжалась в комочек и заткнула уши, чтобы не слышать, как бунтовщики проходили всего в нескольких ярдах от их тайника. Кошмарный сон повторялся. Она едва ощущала, как Рид успокаивающе сжимал ее плечи.
        После того как затихли топот ног и голоса, Рид и Кристина еще некоторое время оставались в потайном месте. Убедившись, что опасность миновала, мужчина опустил руку, положил голову на выступ и закрыл глаза. Кристина сидела рядом, прижав колени к груди, она была потрясена, хоть ни за что не призналась бы в этом. Во второй раз за эти два дня они чудом избежали смерти. Бессонные ночи и мучительные дни начинали всерьез сказываться на ее нервах. Они были напряжены до предела. Длинно, прерывисто вздохнув, она спросила о том, что неустанно крутилось у нее в голове:
        - Что Джуно имел в виду, говоря, что «долг заплачен»? Рид устало повел плечами.
        - Какая разница? Это не важно.
        - Нет, важно.
        - Долг заплачен. - Слегка приоткрыв глаза, он вызывающе посмотрел на нее. - Ну и чего вы не понимаете?
        - Какой долг?
        Явное нежелание Рида ответить на такой простой вопрос злило Кристину. Ей захотелось схватить и потрясти его.
        - Почему бы вам просто не забыть об этом? Я же сказал, что это не имеет значения. - Он двумя пальцами сжал переносицу.
        Она убрала волосы от глаз.
        - Я не согласна. Почему Джуно позволил нам скрыться?
        - Черт! - Теперь пришла очередь Рида разозлиться. - Вы самая настырная женщина из всех, кого я встречал.
        - Почему он назвал вас другом?
        - Потому что... - Рид нетерпеливо вздохнул. - Я спас ему жизнь, он пощадил нас. Поэтому и долг заплачен.
        Кристина молча обдумывала это. Ответ Рида только вызвал появление новых вопросов. Когда? Как?
        - Н-но я видела...
        - Ничего вы не видели, - отмахнулся он. - Мешок со свининой.
        Она передвинулась так, чтобы видеть его лицо.
        - Тогда, - потрясла она головой, чтобы избавиться от путаницы в мыслях, - значит, вы не наказали Джуно так, как того требовал Этьен.
        - Нет. - Рид встал на ноги и стряхнул со штанов грязь. - Джуно не заслуживал такого наказания. И никто из черных не заслуживал.
        Кристина почувствовала огромное облегчение. Внутреннее чувство ее не обмануло. Рид слишком порядочный человек, чтобы наказывать жестоко и несправедливо, и он не способен до смерти забить беспомощного раба.
        - Значит... вы его отпустили. Рид коротко кивнул.
        - Но если бы Этьен узнал правду? - Кристина тревожно взглянула на него огромными темными глазами.
        - Я игрок по натуре. Удача была на моей стороне.
        - Он бы приказал наказать вас в пример всем остальным, - едва слышно проговорила она. - Эти полоски мяса могли бы быть вашими.
        - Я рискнул. И, как видите, до сих пор цел и невредим. - Протянув руку, он помог ей подняться.
        Кристина припомнила все жестокие и обидные слова, которые она говорила Риду, и ощутила стыд. Он рисковал жизнью, спасая другого, а вместо благодарности получил оскорбления. Она облизнула нижнюю губу.
        - Я должна извиниться перед вами. Вы вели себя так смело и благородно...
        - Оставьте это, графиня, - прервал ее Рид. Повернувшись, он выбрался наружу из каменного убежища и осмотрелся. Потом махнул Кристине, чтобы она присоединилась к нему. - Пойдемте.
        Рид вошел в воду и пересек ручей. Сняв туфли, Кристина подобрала юбку и последовала его примеру. На другом берегу она, балансируя на одной ноге и пытаясь сунуть другую, мокрую, в туфлю, спросила:
        - Когда, как вы думаете, мы доберемся до Кейп-Франсуа?
        - Если повезет, то завтра к сумеркам.
        Рид пошел по траве, утоптанной Джуно и его сторонниками. Кристина поспешила следом, Следующую милю они прошли молча. Внезапно Рид остановился и предупреждающе поднял руку.
        - Если я правильно рассчитал, то мы сейчас снова пересечем дорогу, а потом пойдем коротким путем через холмы.
        Он пошел впереди, Кристина не отставала. Солнце уже садилось за деревья, окрашивая ландшафт в мягкие тона зеленого и золотого. Казалось, словно солнечный свет лился сквозь мозаичные окна собора. Вокруг царили мир и спокойствие. Единственным звуком, нарушавшим тишину, был тихий шорох листьев на ветру.
        Сквозь редеющие деревья уже виднелась дорога, вьющаяся темной коричневой лентой. Рид осторожно приблизился к ней, прислушался, оглядываясь по сторонам, и только потом начал переходить. Кристина последовала за ним. Посередине изрезанного колеями пространства она заметила какую-то небольшую вещь, которая показалась ей знакомой. Девушка медленно подошла ближе, ее тревога росла с каждым неуверенным шагом, а Рид, нахмурившись, наблюдал за ней. Кристина наклонилась, подняла предмет и стала молча его рассматривать.
        - Ну, - напряженно проговорил Рид. - Что это?
        - Кукла, - бесцветным голосом ответила она. - Кукла Иветты.
        Кристина дрожащими пальцами провела по свалявшимся волосам куклы и отдернула руку от чего-то липкого. Алые пятна смешались с грязью на когда-то хорошеньком кружевном платье, а нежное фарфоровое личико было разбито.
        Рид подошел и взял игрушку из дрожащих рук Кристины. Все внутри у него сжалось от ужаса. Он знал, что обнаружит на дороге впереди. С беспокойством взглянул на девушку. Ее лицо исказилось от горя, побелело как мел, а темные глаза казались огромными озерами. «Сколько еще она сможет выдержать, прежде чем сломается?» - мрачно подумал он. Обняв Кристину за плечи, Рид подвел ее к пеньку и усадил.
        - Подождите здесь, а я пойду посмотрю.
        Она обхватила себя руками и принялась раскачиваться вперед-назад. Он ни за что бы не оставил ее в таком состоянии, но знал, что вынужден это сделать. Ему не пришлось идти далеко, очень скоро он обнаружил то, чего боялся. Мужчины и женщины; ни один из них не избежал страшной участи. Их изувеченные тела были оставлены прямо на дороге.
        Рид угрюмо подумал, что у него нет времени на то, чтобы достойно похоронить их. Им с Кристиной необходимо было уйти как можно дальше от дороги. Он осторожно положил куклу с разбитым личиком и окровавленными волосами рядом с тем, что осталось от Иветты Шарбонно. И хотя он не считал себя религиозным человеком, коротко помолился о жертвах резни.
        Потом с тяжелым сердцем повернулся спиной к мертвым и поспешил назад к жизни. В сгущавшихся сумерках Кристина сидела в той же позе, в которой он ее оставил. Она подняла глаза.
        - Вы нашли их? - Да.
        Одно-единственное слово, и все, что стояло за этим, словно эхо, пронеслось в вечернем воздухе, Кристина молчала. Рид опустился рядом с ней и взял ее руки в свои. Руки Кристины были холодными как лед, с хрупкими, словно птичьими, косточками.
        - Ничего нельзя было сделать.
        - Все эти люди... - оглушенно пробормотала она. - Все эти жизни...
        - Постарайтесь не думать о них, - настойчиво попросил он, растирая ее руки, чтобы их согреть. - Мы должны приложить все силы, чтобы живыми добраться до Кейп-Франсуа.
        - Живыми?.. - Она моргнула раз, другой, потом туман в ее глазах рассеялся, - Сможем ли мы, Рид? Скажите мне правду, не лгите.
        Он стиснул ее ладони, пытаясь внушить уверенность, которой сам не испытывал.
        - Конечно, мы сможем.
        Она наклонилась к нему, пристально вглядываясь в его лицо.
        - Скажите это еще раз, Рид. Я должна услышать это снова.
        - Мы выжили, Кристина, вы и я, - с крепнущей убежденностью повторил он, Протянул руку и нежно провел тыльной стороной ладони по ее щеке. - Мы справимся.
        Они шли до тех пор, пока совсем не стемнело. Совершенно случайно они наткнулись на небольшую пещеру, мало чем отличающуюся от расщелины в каменистом склоне холма. Вход в нее заслоняли густые заросли кустарника.
        - Лучшего убежища нам не найти, - заявил Рид. Он вышел и через несколько минут вернулся с охапкой хвороста, который разбросал по полу. - Не пуховый матрас, но все-таки лучше, чем грязный пол.
        Кристина опустилась на ветки и с благодарностью приняла банан и горсть винных ягод, которые он предложил. Рид вытянулся на земле рядом с ней, опираясь на локоть. Она медленно, механически жевала, едва ощущая вкус фруктов и чувствуя волнение от присутствия Рида. Он был рядом, но не прикасался к ней. Кристине казалось, что она находится в гробнице. Она вздрогнула, вспомнив, что они были на волосок от смерти.

«Бедная Иветта! Какая ужасная судьба». Раньше Кристина завидовала ей и с готовностью поменялась бы с ней местами. Любящий муж, дети, прекрасный дом, богатство - казалось, у Иветты было все. А теперь нет ничего и никого...

«Каково это - чувствовать нежное прикосновение любимого? - с горечью думала Кристина. - А вынашивать ребенка? Неужели мне суждено погибнуть на этом Богом забытом острове, испытав только мерзкие поползновения Этьена? А что, если его жестокие обвинения справедливы? Вдруг я действительно не в состоянии удовлетворить мужчину?» Кристина искоса посмотрела на Рида. Достаточно ли она привлекательна для такого, как он? Ей почему-то казалось, что в любви он нежен и внимателен и не испытывает извращенного удовольствия от причиняемой женщине боли.
        Кристина не хотела умирать, не прожив жизнь сполна. Было еще столько всего несделанного, непознанного, не испытанного ею.
        Но жизнь так хрупка. И часто коротка.
        - Что с вами, графиня? - мягко спросил Рид, почувствовав ее угнетенное состояние.
        - Рид... - Она придвинулась ближе.
        - М-м-м...
        - Не называйте меня графиней. Меня зовут Кристина.
        - Хорошо... Кристина. - Он протянул руку и убрал шелковистый локон с ее лица. - Я заметил, что синяк у вас на щеке уже бледнеет. Я был готов убить Этьена за то, что он так обошелся с вами.
        Осмелев от его прикосновения, она прижала ладонь к его заросшей щеке и почувствовала, как он напрягся.
        - Мое прикосновение оскорбило вас? - Ей не удалось скрыть дрожи обиды в голосе.
        - Конечно, нет, - отрывисто ответил он.
        - Прекрасно. - И, призвав на помощь всю свою храбрость, Кристина легко провела губами по его губам.
        Не имея опыта в том, как доставлять удовольствие, она все же была вознаграждена, ощутив немедленный отклик мужчины. Он схватил ее за запястье, чтобы удержать.
        - В какую игру вы играете?
        - Я хочу принадлежать вам.
        - Что? - Его пальцы сжались, - Не думаю, что это правильно.
        - Вы не хотите меня?
        Он втянул воздух сквозь стиснутые зубы.
        - Графиня, я хотел вас с того момента, как увидел в порту Кейп-Франсуа.
        - Тогда что вас останавливает? - спросила она, обиженная и смущенная «его отказом.
        - Сейчас не время и не место. И я не хотел бы сделать что-то, 0 чем вы потом пожалеете.
        - Вы не правы, месье. Прошлое - пыль, будущее туманно. Настоящее - это все, что у нас есть. - Она снова смело поцеловала его. В ее поцелуе желание смешивалось с отчаянием. - Любите меня, - прошептала Кристина, не отрываясь от его губ.
        Рид сдался, со стоном опуская ее на землю. Его губы накрыли ее губы, жадно исследуя то, что она так щедро предлагала. Он не мог ни о чем думать из-за гула крови в голове. Легкими поцелуями он покрывал ее шею, в ямке под горлом ощути бешеное биение пульса.
        В слабом свете, проникавшем в пещеру, Рид видел нежные полушария ее груди, выступающей над корсажем. Он не мог бороться с искушением ощутить их сладость. Он занялся шнуровкой на платье, желая избавиться от всех ненужных барьеров между их телами. Почувствовав его нетерпение, Кристина стала расстегивать штаны Рида. Ему удалось не застонать от той изощренной пытки, которую причиняла ее нежная рука, прикасаясь к его пульсирующему мужскому естеству.
        Их одежда теперь лежала неровной горкой. Рид обнял Кристину. Она закрыла глаза и крепче прижалась к нему, невинно и в то же время сексуально. Не в силах противиться желанию, он обхватил ладонью ее грудь. Большим пальцем Рид погладил ее сосок, мгновенно затвердевший. Кристина прерывисто вздохнула. Наклонив голову, мужчина взял в рот этот тугой бутон и коснулся его языком. Кристина заблудилась пальцами в волосах Рида, изгибаясь в его руках.
        Все его тело дрожало, напряженное, как тетива, он пытался унять затопляющее желание. Это безумие. Он должен остановиться, пока еще не слишком поздно, Как будто ощутив, что он пытается бороться с собой, она обхватила его ногами.
        - Нет, - умоляюще проговорила Кристина. - Ты мне нужен. Заставь меня забыть обо всем. Я хочу почувствовать себя любимой.
        Безнадежно проиграв в этой битве, Рид провел рукой между ее бедер и обнаружил, что на внутренних лепестках ее женской сути выступила влага, предвестник ожидания. Он стал пальцем раздражать соединяющий их бугорок, пока Кристина не начала извиваться от немыслимого наслаждения. Потом он осторожно вошел в нее.
        Горячо, скользко, тесно. Невероятно тесно. «Блаженство», - подумал он. Его лоб покрылся потом. Он обрел блаженство. Рид проник глубже и ощутил какую-то преграду. Его глаза расширились от удивления.
        - Как?..
        Но Кристина заблудилась в чувственной мгле, куда не проникали слова. Всем своим существом она стремилась навстречу новым ощущениям, охватившим ее тело. Ее бедра сами по себе начали двигаться в древнем ритме. Она чувствовала, как жизнь заполняет ее до самой последней клеточки. Ее ноги обхватывали талию мужчины, удерживая его, умоляя продолжать. Когда ей показалось, что он хочет уйти, она протестующе застонала, и тогда он одним сильным движением лишил ее девственности.
        Ощутив резкую боль, она вонзила ногти ему в плечи. Он замер, дожидаясь, пока боль утихнет, потом возобновил движения. Наслаждение нарастало волна за волной, вознося Кристину все выше и выше, пока она не достигла наивысшей точки не испытанных ранее ощущений. Обняв Рида за плечи, она приникла к нему, когда он, вздрогнув, опустошил себя.
        Потом она лежала, доверчиво положив голову ему на плечо, наслаждаясь близостью, которую подарил им этот первобытный акт. Рид легким поцелуем коснулся влажного локона на ее виске.
        - Должен признаться, графиня, - пробормотал он, что я очень испугался, обнаружив, что вы еще девственница.
        - Этьен пытался, но не смог, - призналась она. - Он утверждал, что я холодная и бесстрастная и не могу удовлетворить мужчину. Вы тоже так считаете?
        Рид расхохотался.
        - Большее проявление страсти заставило бы загореться и лес вокруг нас.
        Кристина заснула с улыбкой на лице, не ощущая ничего, кроме полной удовлетворенности.

        Глава 13

        Кристина медленно плыла навстречу пробуждению. На душе было так легко, словно она, освободившись от тяжелого балласта, устремилась ввысь. Кристина нежилась, паря в облаках между сном и явью. С легким вздохом она повернулась на бок и поджала ноги. Потом еще немного поворочалась, выбирая более удобное положение.
        Что-то острое ткнулось ей в ребра. Это сейчас же нарушило ощущение комфорта и развеяло дымку сонного блаженства. Она легла на спину и потянулась. Кристина осознала, что на ней нет ничего, кроме домотканой рубашки Рида. Странно, она даже не помнит, когда ее надела. Воспоминания о прошедшей ночи пробудились в ее затуманенном мозгу. Воспоминания о страстных поцелуях и бесстыдных прикосновениях. О том, как она сама раскрылась навстречу Риду. И с такой страстью ответила ему.
        Она едва удержала стон, уже совсем проснувшись. Раскрылась? Нет, не только это. Она умоляла, упрашивала, принуждала его. Она хотела его в полном понимании этого слова. Желание победило рассудок. Кристину охватил стыд. Что заставило ее быть такой бесцеремонной? При ярком свете дня Кристине было трудно вновь ощутить тот страх и отчаяние, которые побудили ее действовать подобным образом.
        Но и стыдясь этого, в глубине души Кристина нисколько не жалела о том, что произошло между ними. Как можно жалеть, если с Ридом это было настолько же чудесно, насколько с Этьеном - ужасно? Рид заставил ее почувствовать себя прекрасной, желанной, пробудил в ней дремлющую страсть. Если ей удастся выбраться из этого ада и прожить до ста лет, она и тогда будет помнить ту ночь, когда стала женщиной.
        Вокруг стояла тишина. А где же Рид? Повернув голову, Кристина посмотрела сквозь полуприкрытые ресницы. Рид стоял спиной к ней, разбирая горку их брошенной впопыхах одежды. Кристина незаметно наблюдала, как он разгладил ее платье, аккуратно свернул его и отложил в сторону. Подняв ее сорочку, он повторил эти действия. Она заметила, что белье он подержал немного дольше, проводя загрубевшими пальцами по мягкому батисту. По ее коже пробежали мурашки, она почти почувствовала прикосновение его рук.
        Когда он встряхивал следующую вещь, на землю с мягким стуком упал маленький мешочек. Ее драгоценности. Сердце Кристины, казалось, перестало биться. Рид наклонился за находкой и долго стоял, словно раздумывая, что может храниться в этом замшевом мешочке. Он быстро взглянул на нее через плечо, но Кристина притворилась, будто крепко спит.
        Кристина ощутила отчаяние и полную беспомощность. Рил держал на ладони все, чем она обладала. Ей хотелось вскочить, выхватить драгоценности и убежать, но, понимая всю бесполезность таких действий, она не двигалась. Она физически не могла противостоять его силе. Риду было бы легко ограбить ее и бросить здесь, она не сумела бы это предотвратить. У нее не было иного выхода, кроме как ждать и наблюдать.
        Она видела, как Рид развязал веревочки и высыпал содержимое на ладонь. Он слегка наклонил руку. Рубины и бриллианты, огонь и лед, засверкали в лучах раннего утра.
«Понимает ли он, что держит в руках сокровище?» - подумала Кристина. Этого достаточно, чтобы покинуть проклятый остров и еще долгое время жить в комфорте. Если Рид решит украсть камни и бежать, то у нее мало шансов выжить без его помощи. И даже если ей удастся добраться до Кейп-Франсуа, то что дальше? Властям предстоит подавлять восстание, то есть заниматься более неотложными делами, чем поиски обычного вора.
        Тугой ком тревоги стоял у нее в груди, затрудняя дыхание. Рид же, к ее полному изумлению, ссыпал украшения назад в мешочек и туго затянул завязки. Кристина вздохнула с облегчением, увидев, как он подсунул ее сокровище под платье. Когда он повернулся к ней, Кристина лежала, плотно закрыв глаза.
        - Графиня, - он потряс ее за плечо, - пора двигаться, если вы хотите к обеду добраться до места.
        Она открыла глаза - он был рядом. Кристина едва удержалась от того, чтобы не погладить его по лицу, заросшему щетиной цвета старого золота. Он находился так близко, что она видела белые и мерные крапинки в его ясных серых глазах - глазах, которые изучали ее лицо, пытаясь прочитать ее мысли, проникнуть ей в душу, словно ища ответа на что-то.
        Откашлявшись в надежде разрушить этим чары, которые, казалось, околдовывали ее, Кристина отрывисто проговорила:
        - Если вы предоставите мне такую возможность, то я оденусь.
        Рид протянул ей одежду и поднялся. Она выхватила у него вещи и, прикрываясь ими как щитом, сказала:
        - Отвернитесь, пожалуйста.
        - Вам не кажется такая скромность неуместной? - спросил он, неохотно подчиняясь.
        Она нахмурилась, раздумывая, оскорбиться в ответ на это замечание или отнестись к нему как к легкому поддразниванию.
        - Настоящий джентльмен, - заявила она чопорно, - никогда не станет напоминать о ночи, которую он только что провел в будуаре у леди.
        - Правда? - На этот раз в его голосе безошибочно угадывалась усмешка.
        - Правда, - с вызовом подтвердила Кристина. Такое несерьезное отношение злило ее. Она быстро поднялась на ноги.
        - Скажите, графиня, откуда же вы так хорошо знаете этикет спальни, если до прошедшей ночи были еще девственницей?
        Кристина выскользнула из рубашки Рида, свернула ее в комок и бросила ему в голову. Промахнулась. Рубашка попала Риду в плечо и упала на землю.
        - Есть вещи, которые женщина знает, даже если ей об этом не говорили.
        Хмыкнув, он поднял рубашку и обвязал ее вокруг талии.
        - Вы, насколько я понял, превосходно делаете некоторые вещи почти без всяких наставлений.
        Ее щеки вспыхнули от его намека. Но хоть она и, была смущена, это замечание польстило ее самолюбию. После того как Этьен так уничижительно отзывался о ее женских достоинствах, она наконец смогла доказать обратное. Кристина поспешно одевалась, натягивая платье, но тут поняла, что ей требуется помощь с застежками. Подойдя к Риду, она повернулась спиной и подняла волосы.
        Напрягшись, она ощущала, как его пальцы медленно застегивают маленькие пуговки. Ее кожа отзывалась там, где он касался тонкой сорочки - такого ненадежного барьера между ними. Эротические картины предыдущей ночи стояли у нее перед глазами. В ней нарастало желание. Желание прикоснуться, ощутить, испытать близость. Кристина подавила коварную похоть. Это делало ее слабее, тогда как она хотела быть сильной. Как только Рид справился с заданием, она отступила.
        - Давайте поспешим. Что касается меня, то чем скорее мы доберемся до Кейп-Франсуа, тем лучше.
        Он, прищурившись, посмотрел на Кристину, потом повернулся и выбрался из пещеры.
        - Поверьте, графиня, - процедил он, - я не меньше вашего мечтаю поскорее расстаться.
        До конца путешествия ни один из них не произнес больше ни слова.
        Рид и Кристина достигли пригорода Кейп-Франсуа к трем часам дня. Они присоединились к потоку беженцев, плетущихся по дороге к городским воротам. Все эти люди были теперь бездомными, беспомощными, нищими, Кристина пригладила юбку, прикоснувшись к придающему уверенность мешочку под поясом.
        - Боже мой, - понизив голос, проронила она. - Они же не привыкли к трудностям. Их ждут тяжелые времена.
        - Даже если так, - ответил Рид, - все равно им повезло.
        - Да, - пробормотала она, вспомнив Иветту и трагическую судьбу небольшой группы людей, с которыми та шла.
        - А вы, графиня? Вы тоже относите себя к счастливчикам?
        - Без сомнения, - не колеблясь ответила она. - Господь нас благословил. Нам не только удалось выжить, но мы еще получили возможность начать жизнь заново и исправить свои ошибки.
        - Аминь, - изрек Рид.
        Теперешний Кейп-Франсуа очень сильно отличался от того яркого, шумного портового города, который запомнился Кристине в день ее прибытия на остров. Сейчас здесь готовились к осаде. Люди в сине-красной форме руководили возведением частоколов и рытьем окопов. Звон лопат о каменистую землю и стук молотков разносились в воздухе.
        Пройдя через ворота, Кристина заметила, что все магазины и лавки были закрыты. Еще более зловещее впечатление оставляли мрачные лица всех, кого они встречали. Рид обнял ее за плечи и попытался увести в боковую улицу. Она упиралась, пока не наткнулась на виселицу с вытянувшимся трупом негра в петле. Рядом стояла пика, а на ней - отрезанная голова, невидящие глаза которой, выражавшие ужас, служили предостережением для других.
        - Сюда, - настойчиво проговорил Рид, и на этот раз Кристина не сопротивлялась.
        Она глубоко вздохнула, чтобы успокоить нервы.
        - Куда вы меня ведете?
        - Я оставлю вас под присмотром епископа. Он проследит, чтобы о вас позаботились, пока вы не решите, что делать.
        - А вы, Рид? Что вы собираетесь делать?
        - Беспокоитесь обо мне, графиня? - Взяв Кристину под руку, Рид повел ее мимо брошенной повозки.
        - Считайте это простым любопытством.
        Сейчас, когда момент расставания приближался, Кристина должна была признаться себе, как трудно ей рвать все связи. Пройдя мимо группы черных, закованных в цепи и тщательно охраняемых, они снова свернули. Через несколько кварталов они увидели церковный шпиль, который казался обвиняюще воздетым к лазурному небу пальцем. Кристина автоматически пригладила волосы, безрезультатно пытаясь придать своей растрепанной голове приличный вид. Она знала, что ее платье безнадежно испорчено; грязное и порванное, оно не годилось даже на половую тряпку.
        Что подумает епископ, увидев ее? Она взглянула на Рида. Не странно ли, что ее сопровождает не муж, а другой мужчина? А вдруг епископ догадается, что они были любовниками? Если так, то должна ли она признать свой грех и просить Господа о прошении? Ее учили, что нельзя спать с мужчиной вне брака. И все-таки она не ощущала себя грешницей.
        Рид ускорил шаги, и ей пришлось бежать, чтобы успевать за ним. Он остановился перед аккуратным побеленным домиком рядом с церковью, открыл калитку и пошел по узкой выложенной кирпичом дорожке. Потом поднялся на крыльцо и постучал в двери. Когда никто не ответил, он постучал сильнее. Звук эхом разнесся в тишине.
        Кристина с любопытством огляделась вокруг. Дом, несмотря на розовые и бордовые бугенвиллеи, веселым водопадом спадающие с крыльца, казался пустым. Ставни были закрыты. Изнутри не доносилось ни звука.
        - Давайте обойдем вокруг, - нетерпеливо предложил Рид. Кристина поспешила за ним. Свернув за угол, они чуть не налетели на маленького сгорбленного старичка с коричневым и сморщенным, как выношенная кожа, личиком. Старик пытался разглядеть их почти невидящими глазами.
        - Если вы ищете епископа, то пришли слишком поздно. Он покинул остров сегодня на рассвете.
        - Вы уверены?
        - Конечно, господин, - энергично кивнув, ответил тот. - Я сам отнес на пристань его вещи.
        Рид провел рукой по волосам и тихо выругался, глядя, как согнутая фигура, шаркая, удалялась. Кристина прикусила нижнюю губу. Было ясно, что Риду не терпится отделаться от нее и поскорее оставить остров.
        - Если вы беспокоитесь обо мне, то, пожалуйста, не надо. Вы больше не несете за меня ответственности.
        Он сердито повернулся к ней.
        - А что я должен делать? Бросить вас на ступенях пустого дома?
        - Я справлюсь, месье.
        Скрестив на груди руки, Рид поднял бровь. - Похвально, графиня, но как вы намерены справляться? Копируя его манеру, Кристина тоже сложила руки на груди и дерзко посмотрела на него.
        - Со мной все будет в порядке. Я больше не нуждаюсь в вашей помощи.
        - В самом деле? - с раздражением спросил он. -
        Вы кого-нибудь знаете в городе?
        - Нет, но... - Она запнулась, лихорадочно обдумывая ситуацию.
        Рид потер заросшую скулу. Ему в голову пришла одна мысль.
        - Может быть, губернатор...
        - Симона! - Выпалила Кристина имя портнихи. Увидев удивление на лице Рида, она торопливо объяснила: - Симона Дюваль приглашала меня заходить к ней в мастерскую, когда я буду в городе.
        Рид закатил глаза от такой наивности.
        - Мадам Дюваль, несомненно, умная женщина. Она имела в виду, чтобы вы заходили по делу, если будете в городе, а не просто навестить ее.
        - Нет. - Кристина упрямо затрясла головой. - Симона не оттолкнет меня.
        - Эта женщина цветная, - попытался он убедить ее. - Скорее всего она настроена враждебно по отношению к вам.
        - Она не прогонит меня.
        Рид уже видел этот упрямо выставленный вперед подбородок и знал, что спорить бесполезно.
        - Хорошо. Я отведу вас туда. Тогда вы сами убедитесь в моей правоте.
        Мастерская Симоны Дюваль находилась немного в стороне от главной улицы, проходящей через центр города. Яркие цветы росли в глиняных горшках по обе стороны от входа. На столбе красовалась аккуратно написанная вывеска. Ярко-голубые ставни были плотно закрыты, так же как в доме епископа.
        На стук Рида никто не ответил. Заметив на его лице выражение «я-же-вам-говорил», Кристина решила взять дело в свои руки.
        - Симона, если вы дома, откройте, пожалуйста, - позвала она, постучав в дверь.
        - Я пытался вам сказать, но вы не слушали.
        Кристина возобновила попытки.
        - Симона? Это я, Кристина Делакруа.
        Дверь приоткрылась, и в щели показались янтарные глаза портнихи.
        - Уходите, мадам. Мастерская закрыта.
        - Симона, пожалуйста. - Кристина просунула в щель носок туфли. - Мне нужна ваша помощь, дружеская помощь.
        Последовала длинная пауза. Затем дверь открылась шире, пропуская молодую женщину. Кристина обернулась, ожидая, что Рид войдет следом, но его уже не было рядом с ней. Она оглядела улицу и заметила только, как его широкая спина исчезала за поворотом. Ком встал у нее в горле. После всего, что между ними было, он просто повернулся и ушел из ее жизни, даже не попрощавшись. Даже не оглянувшись. Он уже забыл о ней.
        - Скорее, мадам, - поторопила ее Симона. Смаргивая слезы, Кристина вошла.
        - Вам не надо было приходить сюда.
        Кристина нерешительно остановилась посередине маленькой чистой мастерской и попыталась не замечать явной неприязни портнихи. Фарфоровые куклы, одетые по последней европейской моде, занимали несколько полок. Рулоны богатой парчи, мягкого бархата и сверкающего шелка покоились на прилавке. Два кресла в стиле королевы Анны стояли по бокам чайного столика, на котором красовался китайский фарфоровый сервиз. Ширма отделяла лавку от жилого помещения. Закончив осмотр, Кристина не могла не встретиться с жестким взглядом портнихи.
        - Мне больше некуда было идти.
        - О чем вы думали? Вам нельзя здесь оставаться.
        - Мне казалось, что мы подружились. - Ей удалось выдавить кривую улыбку. - Теперь я вижу, что ошиблась.
        - Между цветными и белыми не может быть дружбы, Я пыталась объяснить вам это, когда мы встретились впервые. Я думала, что вы поняли.
        - Цвет кожи ничего не значит для меня. Я обращаюсь к вам за помощью, как одна женщина к другой.
        - Может, стоит напомнить вам, что сейчас плохие времена, мадам. Трудно понять, кто тебе друг, а кто враг.
        - Загляните в свое сердце, Симона. - Кристина неуверенно шагнула ближе, протянув руку. - Если бы вы обратились ко мне за помощью, то вы знаете, что я не отказала бы.
        Симона смотрела на протянутую руку недоверчиво блестящими тигриными глазами.
        - Ладно, - с явным нежеланием наконец сказала она. - Я постараюсь помочь, но здесь нам оставаться нельзя.
        - Благодарю. - Кристина скрыла облегчение за вежливой улыбкой.
        Когда Симона исчезла за ширмой, чтобы приготовить еду, Кристина достала из мешочка у пояса бриллиантовую серьгу. За сытным супом из морепродуктов и чаем она посвятила портниху в спои планы. Та была настроена скептически, и тогда графиня картинно-неторопливо положила бриллиант на середину стола.
        Симона взяла серы у, внимательно ее оглядела. Хищная улыбка появилась на ее губах, когда камень заискрился в последних лучах солнца.
        - Я к вашим услугам, мадам.
        Обе женщины подняли глаза - в мастерскую вошел мужчина, Он уставился на Кристину.
        - Что она здесь делает?
        - Андре, не следует так обращаться с нашей гостьей, - нежно пропела Симона. - Мадам Делакруа намерена покинуть остров и обратилась к нам за помощью.
        - Почему мы должны ради нее подвергать свою жизнь опасности?
        - Потому что, - портниха двумя пальцами подняла серьгу, демонстрируя ее мужу, - мадам хорошо заплатила за этот риск.
        Андре лично проводил Кристину до причала. Она чудесным образом преобразилась с той поры, как Рид бросил ее на ступенях дома Дюваль. Горячая ванна подняла ее боевой дух. Благодаря хлопотам Симоны волосы Кристины были уложены в пучок блестящих локонов, видневшихся из-под шляпки с перьями и складчатыми полями. Модное желтовато-коричневое дорожное платье, отделанное домотканым кружевом, было одним из нескольких, спешно подогнанных Симоной по ее фигуре. Эти платья вместе со скромным набором туалетных принадлежностей покоились сейчас в обитом медью сундучке.
        - Капитан «Морской ведьмы» не знал о восстании рабов, когда входил в порт. - Андре, крякнув, опустил сундучок на землю. - Нескольких человек из его команды задержали местные власти, так что у него имеется пара свободных кают.
        - Андре... - Кристина слегка нахмурилась. - Постарайтесь убедить Симону уехать с острова. Здесь небезопасно... для всех.
        - Может, да, а может, и нет, - пробормотал он и, повернувшись, исчез в темноте. По выражению его лица нельзя было определить, решит ли он последовать ее совету.
        Вздохнув, Кристина осмотрелась. Отчаяние, словно густой туман, висело в воздухе. Пристань, на которой в день ее прибытия кипела бурная жизнь, была пуста. Мешки с кофейными зернами громоздились на поддонах, но никто не загружал их на борт корабля. Хотя Кристина не очень-то разбиралась в судах, но даже ей «Морская ведьма» показалась невзрачной посудиной с облезшей краской и небрежно сложенными канатами, что было полной противоположностью «Марианне» с ее требовательным к порядку капитаном Хитом.
        Отбросив сомнения, Кристина вошла в таверну, где вел свои дела капитан «Морской ведьмы». Хозяин, не глядя на нее, прогудел:
        - Садитесь. Капитан скоро выйдет.
        Кристина присела на грубую скамью у стены. Когда ее глаза привыкли к тусклому свету, ей удалось разглядеть ряды пустых столов. В воздухе стоял запах пролитого пива и застарелого дыма. Дверь в дальнем конце таверны открылась, и оттуда выглянула седеющая голова.
        - Сюда, мадам. У меня осталась одна каюта, так что я готов выслушать ваши предложения.
        Кристина встала и пошла по липкому полу, молясь в душе, чтобы ей удалось убедить капитана взять ее пассажиркой.
        - Капитан Йен Мак-Грегор. - Мужчина протянул мясистую руку. - К вашим услугам, мадам, если, - тут он хрипло рассмеялся, - цена будет подходящей.
        Она выдавила улыбку.
        - Я могу быть очень убедительной, капитан.
        - Ну, этот джентльмен, с которым я сейчас разговаривал, согласился заменить одного из членов команды в дополнение к плате за проезд, но я все еще принимаю и другие предложения. У вас есть кое-что получше?
        Он отступил и жестом пригласил ее войти в маленькую комнату, где на столе горела единственная свеча. Кристина в изумлении уставилась на сидящего за столом человека. Рид так же ошеломленно смотрел на нее.
        - Неизвестно, когда следующее судно причалит в этом проклятом месте. Естественно, что цена проезда растет в зависимости от потребности, - разглагольствовал капитан. - Как вы понимаете, я должен позаботиться о самом себе.
        - Это все деньги, которые у меня есть. - Рид швырнул на стол горсть золотых монет.
        Капитан Мак-Грегор с жадным блеском в глазах оглядел монеты и потер небритый подбородок.
        - Ну, я не знаю...
        - У меня есть кое-что, имеющее значительную ценность, - впервые с момента появления и комнате заговорила Кристина.
        Внимание обоих мужчин переключилось на нее. Она стянула перчатки из оленьей кожи и протянула одну руку к свету. Кольцо с рубином заворожило Йена Мак-Грегора. Он громко сглотнул. Обойдя вокруг стола, Кристина одну за другой собрала монеты.
        - Мое кольцо стоит гораздо больше этой жалкой суммы, не правда ли. капитан? - спросила она со сладчайшей улыбкой.
        Капитан поскреб голову, не в силах оторвать взгляд от рубина.
        - Ну, я... э-э...
        Не замечая едва сдерживаемого гнева Рида, Кристина не отводила глаз от грубого лица капитана.
        - Продав один только камень, вы сможете безбедно прожить долгое время.
        Он расплылся в улыбке.
        - Что ж, мадам, похоже, что вы только что купили место в моей последней каюте.
        Стул заскрипел по половицам, когда Рид вскочил на ноги. Он смотрел на Кристину, и его серые глаза угрожающе сверкали, как дула двух пистолетов. Ничуть не испугавшись, она взяла его руку, вложила в нее монеты и сжала пальцы.
        - Не стоит так расстраиваться, дорогой. Это всего-навсего украшение. Можно быть сентиментальным, но иногда надо быть практичным. Не правда ли?
        Йен Мак-Грегор недоуменно почесал голову.
        - Так вы знаете друг друга?
        - Знаем? - Кристина рассмеялась. - Ну конечно. Это же мой муж.

        Глава 14
        -Почему?
        Рид взорвался вопросом, как только они оказались в каюте вдвоем.
        - А почему бы и нет? - Кристина отвернулась, чтобы скрыть улыбку. Изумление, появившееся на его лице, когда она сделала последнее заявление, стоило того, чтобы отдать за это рубин.
        Рид, словно лев по клетке, метался по узкому пространству каюты.
        - Что, Бога ради, заставило вас сказать капитану, будто я ваш муж?
        - Неужели вам так трудно будет притвориться Этне ном Делакруа? - Она аккуратно сняла шляпку и положила ее на койку. - Как я понимаю, плавание до Нового Орлеана не продлится долго, А там мы отправимся каждый своей дорогой. И нам не придется больше встречаться.
        -Я думал, что так оно и будет, когда оставлял вас на пороге дома Дюваль.
        Кристина пожала плечами.
        - Судьба, похоже, распорядилась иначе.
        Он остановился и схватил ее за плечи. На его щеке задергался мускул - Рид пытался унять раздражение.
        - Черт побери! Вы можете просто ответить на мой вопрос? Кристина широко улыбнулась ему, ни и малейшей степени не напуганная его яростью.
        - Но это же так просто.
        - Графиня, - сквозь сжатые зубы проговорил он, - когда дело касается вас, оно не может быть простым.
        - Исключительно потому, что вы постоянно все усложняете.

«Бедняжка, - с внезапной жалостью подумала она. - Он выглядит таким расстроенным, таким обманутым. Ужасно хочется разгладить эти морщины у него на лбу».
        - Вы собираетесь объясниться, или я должен вытрясти из вас правду?
        - Ну хорошо, - с недовольной гримаской уступила она. - Если вы настаиваете.
        - Я настаиваю. - Рид отпустил ее плечи, отошел и сложил на груди руки.
        - Что сказал Джуно, когда обнаружил наше убежище? - Она нахмурилась, вспоминая. - Он сказан: «Долг заплачен».
        - О чем вы, черт побери? Какой долг? Вы мне ничего не должны.
        - Напротив. - Темные глаза Кристины вспыхнули. - Я, знаете ли, высоко ценю собственную жизнь. Если бы не вы, я сейчас наверняка была бы мертва. Даже если бы мне удалось сбежать из Бель-Терр, я ни за что не отыскала бы дорогу в Кейп-Франсуа без вашей помощи, И я ни на секунду не поверила в эту вашу историю о том, что Этьен должен был вам деньги. - Она экспрессивно ткнула пальцем в сторону Рида. - Почему вы вернулись на самом деле?
        Он уставился на нее, мрачно сжав рот. Ее не напугала эта угрожающая мина, и тогда он со вздохом сдался.
        - Я вернулся, потому что беспокоился о вас, - ворчливо признался Рид. - Что бы ни случилось с вашим мужем, он это заслужил. Вы - совсем другое дело, вы случайно попали в это гадючье логово. И не заслуживали быть искусанной.
        - Ну что ж, месье, нравится вам это или нет, но вы и есть мой рыцарь в сияющих доспехах.
        - Похоже, что я допустил такую ошибку, графиня. Но сомневаюсь, что это когда-нибудь повторится.
        - Ошибаетесь. - Она полезла в карман и достала мешочек с драгоценностями. - Повторение уже было.
        - Не понимаю, о чем вы.
        - Вы обнаружили это, когда думали, что я сплю. Было бы очень просто украсть их и скрыться. Подняв бровь, Рид смотрел на мешочек. - Не переоценивайте меня, графиня, такая мысль приходила мне в голову.
        - Даже герои - это всего-навсего люди, месье. - Кристина спрятала драгоценности. - Но вы не сделали ни того, ни другого, и за это я вам благодарна. Вот почему я ваша должница. Предложение разделить со мной каюту - не большая плата за это.
        Рид откашлялся, глядя в пол.
        - Не знаю, что и сказать.
        - Не надо ничего больше говорить, - спокойно заявила она. - Вам надо только притвориться, что вы мой муж. Простая задача. В Новом Орлеане наши пути разойдутся, и мы пойдем каждый своей дорогой.
        Медленная улыбка осветила его бородатое лицо.
        Графиня, вы - дама упрямая и решительная. Можно только пожалеть того, кто окажется у вас на пути. - Вы говорите так, словно я какой-то тиран. - Кристину должно было оскорбить такое описание ее характера, но вместо этого она почувствовала, что отвечает на его улыбку. «Простая задача? Что может быть проще, - подумала она, - чем сыграть роль жены Рида Александера? Гораздо труднее будет распрощаться с ним навсегда». Рид в одиночестве стоял на корме, Время от времени слабый лунный свет проникал сквозь быстро несущиеся облака. Сильный ветер вздымал волны и надувал паруса. «Штормовая погода» - так сказал капитан Мак-Грегор. «Только самые крепкие из пассажиров, - заявил он, - смогут выходить из своих кают во время путешествия». Однако бурное ре никак, не подействовало на самочувствие Рида, и Кристины тоже.
        Он покачал головой, вспомнив, из-за чего поспешил h;i корму. Каюта была очень мала, и большую ее часть занимала койка. Рид приготовился спать на полу, когда Кристина решила иначе. Видя его колебания, она не долго думая отодвинулась подальше от края койки.
        - Можете спать здесь, если хотите. - Оперевшись на локоть, она приглашающе похлопала по матрасу.
        Рид молча смотрел на нее, думая об этом приглашении и его возможных последствиях.
        - Вы же не можете спать стоя, - рассудительно проговорила она. - А другого места нет.
        - Вы всегда так практичны? - со смесью досады и восхищения спросил он.
        Она улыбнулась.
        - Я просто стараюсь вести себя разумно.
        - Всегда?
        - Всегда, - твердо ответила она.
        Рид стоял у кровати, и едва заметная улыбка играла у него на губах.
        - Я припоминаю одно замечательное исключение, графиня.
        Она мило покраснела.
        - Не вкладывайте в это двойной смысл. Я просто предлагаю вам место для отдыха... и все.
        Вот оно! Кристина отвергла брошенный вызов и изложила свои условия. Хотя Рид и не надеялся на то, что их близость когда-нибудь повторится, но теперь все же испытал какое-то необъяснимое разочарование.
        - Ну, месье?.. Вы готовы принять мое предложение?
        - Место для сна... и ничего более, - согласился он, понимая, каких титанических усилий это будет ему стоить.
        - Прекрасно. - Удовлетворенно зевнув, она укуталась покрывалом и закрыла глаза.
        Он посмотрел на нее. Волосы, такие темные и блестящи, что казались совершенно черными, разметались по подушке. При взгляде на ее кожу вспоминался китайский фарфор, расписанный розами. Несмотря на кажущуюся хрупкость, в ней было столько страсти и огня; она чудесным образом отзывалась на каждое его прикосновение, каждую ласку. Хотя она предлагала ему только место для отдыха, дьявол искушал его испытать ее решение на прочность, скользнуть под простыни и прижать к себе это мягкое, податливое тело. Желание, острое и внезапное, охватило его. Рид прерывисто вздохнул, повернулся и вышел из каюты.
        Расставив ноги, он стоял покачиваясь на палубе и смотрел на море. Нельзя позволить этой чертовке с оленьими глазами отвлечь его от главной цели. В последующие несколько недель ему потребуются абсолютно ясные мозги, если он хочет доказать свою невиновность и заполучить плантацию, которую выиграл. Сначала надо придумать, как отыскать Леона дю Бопре. Это должно быть легко. Затем нужно будет изобрести хитрую ловушку, которая вынудила бы дю Бопре признаться в убийстве собственного брата. Здесь потребуются везение и молитва. Доказать, что Леон убил собственного брата, задача почти невыполнимая.
        Рид сцепил руки за спиной и пошел по направлению к носу судна. Может быть, глупо плыть в Новый Орлеан и бросать вызов человеку, который обвинил его в убийстве и посадил в тюрьму. Было бы разумнее удалиться в противоположную точку земного шара, где мало шансов встретиться с Леоном дю Бопре. Рид знал, что рискует быть опознанным, и тогда его снова могут заключить под стражу. Он вспомнил, как Кристина упомянула о том, что сбежала от одной революции и оказалась вовлеченной в другую. Вдруг и его ожидает похожая судьба? Неужели он избежал одной тюрьмы, чтобы его посадили в другую?
        Но Рид по собственному желанию участвовал в этой игре. Что-то не позволяло ему свернуть с намеченного курса. Ом чувствовал себя обязанным не только отомстить, но и добиться справедливости. Не может брат безнаказанно убить брата.
        Рид всей грудью вдыхал соленый морской воздух, наслаждаясь качкой. До этого он только однажды путешествовал морем. Тогда его, как бешеного пса, приковали цепями к такому же заключенному, а в его душе царили горе и отчаяние. Спасение пришло во время страшного шторма. Когда корабль разломило, как щепку, он и его товарищ по несчастью почти сутки цеплялись за бревно. Течение несло их от Гаити к соседнему острову - Сан-Доминго. По пути второй заключенный потерял волю к жизни, перестал бороться и умер до того, как они достигли берега. Рид и сам был скорее мертв, чем жив, когда на берегу его обнаружил Этьен Делакруа.
        Ирония судьбы! Рид чуть не рассмеялся вслух. Теперь он притворяется, будто является Этьеном Делакруа. И сама жена плантатора выступает в этом деле, ни больше ни меньше, его сообщницей!
        Вспомнив о Кристине, он понадеялся, что она уже крепко спит. Рид подождал еще с полчаса для пущей уверенности, а потом по трапу спустился в каюту. Его совершенно ошеломил тот факт, что до прошлой ночи графиня еще была девственницей. Ошеломил и. . обрадовал. Она щедро отдала себя ему, и это был бесценный, удивительный дар.

«Но почему Делакруа сам не воспользовался им?» - раздумывал он, раздеваясь и ложась рядом с Кристиной. Она вздохнула во сне, невольно прижимаясь к нему в поисках тепла. Усталость исчезла. Его тело проснулось и настоятельно требовало удовлетворения. Рид стиснул зубы, сцепил руки за головой и уставился в потолок.
        - Доброе утро.
        Рид тихо выругался, порезав щеку бритвой, которую предоставил ему капитан.
        Кристина укоризненно пощелкала языком.
        - Вы всегда по утрам в таком плохом настроении? Или только когда бреетесь?
        - Нет, только когда режусь тупой бритвой, - парировал Рид, вполоборота взглянув на нее.
        - Не останавливайтесь из-за меня, - Она взбила подушку и облокотилась на нее, наблюдая. Ритуал бритья казался ей ужасно интересным. А может, ее внимание привлекло то, что на Риде не было ничего, кроме полоски ткани вокруг бедер. - Это для меня совершенно новое зрелище.
        - Рад, что могу развлечь вас.
        - Я никогда не видела, как мужчина бреется. А вам не больно так скрести себя?
        - Только если порежешься. - Он вернулся к своему занятию.
        Кристина видела его отражение в маленьком зеркале, прикрепленном над умывальником. Вот он провел бритвой по одной щеке, оставив широкую чистую полосу в слое густой мыльной пены. С различными гримасами он повторял и повторял этот процесс, пока неряшливая борода не уступила место гладкой коже.
        - Даже не знаю, каким вы мне больше нравитесь - бритым или с бородой. - Она наклонила голову, изучая его. - Борода придает вам вид человека... с дурной репутацией, опасного. Как пират.
        - Как подлый пират?
        Кристина улыбнулась при виде гнева на его лице.
        - Как гадкий, но милый пират.
        - Кажется, вы сегодня в отличном расположении духа, графиня.
        Их глаза встретились в зеркальце.
        - Должно быть, морской воздух мне на пользу. - Беспечная улыбка исчезла с ее лица, когда она более внимательно вгляделась в отражение Рида. - Чего нельзя сказать о вас, месье. Вы выглядели более отдохнувшим, когда спали на голой земле.
        Он утвердительно хмыкнул.
        - Твердая земля отвлекает гораздо меньше, чем необходимость делить кровать с вами.
        - О-о.
        Его ответ польстил ее самолюбию. Поняв, что ее близость волнует Рида, она ощутила какое-то тепло внутри. Он стер с лица остатки мыла, потом взял небольшие ножницы и принялся клоками отхватывать волосы.
        Кристина с недоумением смотрела на растущую горку темно-русых кудрей.
        - Нет, не надо! - Отбросив простыни, она спрыгнула с койки, чтобы помешать ему.
        Еще одна прядь упала на пол.
        - Я не хочу быть похожим на того человека, который покинул остров.
        Твердая решимость, прозвучавшая в его словах, остановила Кристину, которая намеревалась забрать у него ножницы. Она вспомнила, что Рил - сбежавший заключенный и он может быть пойман.
        - Вы боитесь, что кто-то узнает вас?
        - Я должен заняться своими делами. И смогу справиться с ними лучше, если буду спокойно передвигаться по городу, не опасаясь, что меня опознают, У меня еще будет время стать известной личностью.
        Это пугало ее. Наступивший день внезапно стал казаться ей не таким ярким и многообещающим. Кристина потянулась за украшенным лентами пеньюаром, накинула его.
        - Вы не собираетесь... - Язык у нее словно прилип к небу.
        - Убить кого-то? - закончил за нее Рид. - Это слово вы не можете произнести, графиня?
        - Да, - шепотом ответила она. И встревожено уставилась на нега. - Именно это я и хотела спросить.
        - Вы смелая женщина, раз путешествуете с человеком, осужденным за убийство. - Он положил ножницы и внимательно посмотрел на Кристину. - Или вы просто из тех, кто любит пускаться в авантюры?
        Она нервно накручивала на палец розовую ленту пеньюара, подыскивая подходящий ответ, и наконец решила остановиться на самом правдивом.
        - Даже несмотря на то, что вы признались в убийстве?, мне трудно совместить такой поступок с образом человека, которого я узнала.
        - Я никогда не говорил, что убил кого-то.
        - Но вы сказали... - Она рассеянно заложила за ухо прядь блестящих волос и попыталась вспомнить в точности, какие слова прозвучали тогда в их разговоре. - Вы имели в виду...
        - Вы сами пришли к таким выводам, графиня. Меня можно обвинить во многих грехах, но, будьте спокойны, убийство не входите их число.
        Кристина облегченно вздохнула, чувствуя, что утро снова обрело свои краски, и неуверенно улыбнулась.
        - Раз вы говорите, что невиновны, я вам верю.
        - Почему? - насмешливо спросил он. - С чего бы это вы мне поверили, когда никто больше не верит?
        - Может, потому, что я знаю вас лучше, чем другие. - Когда Рид не ответил, она попыталась объяснить свои слова. - Тот ад, который мы пережили, пытаясь покинуть остров, - это испытание характера для любого. Вы не убийца.
        Кристине хотелось помочь ему преодолеть те внутренние противоречия, отражение которых она видела сейчас на его лице. Должно быть, ему очень долго никто не верил. Может, поэтому ему так трудно принять ее доверие? У Кристины сжалось сердце. Как, должно быть, ужасно - доказывать свою невиновность тем, кто тебе не верит. Быть приговоренным за гнусное преступление. Быть одиноким.
        Затравленным.
        Что-то похожее на благодарность промелькнуло в пепельно-серой глубине глаз Рида. Он спрятал свои чувства, откашлялся.
        - Я высоко ценю ваше доверие.
        - Прекрасно. - Ее веселая улыбка рассеяла напряжение. - Я рада, что мы покончили с этим.
        Рид тоже, казалось, испытал облегчение оттого, что натянутость между ними исчезла. Повернувшись, он поднял ножницы и собирался отстричь еще одну прядь, когда Кристина остановила его.
        - Нет. - Она взяла ножницы из его рук. - Я сама займусь этим. Сядьте здесь, - приказала она, ткнув пальцем в небольшую деревянную скамейку. Рид замешкался, и она слегка подтолкнула его.
        Он с сомнением посмотрел на нее, но не стал возражать.
        - Мода так переменчива, - разглагольствовала Кристина, в то время как длинные пряди волос Рида одна за другой падали на пол. - Думаю, короткие стрижки скоро станут модными.
        - При той скорости, с которой вы меня стрижете, я к концу процедуры останусь совсем без волос.
        - Я слышала, что некоторые женщины находят лысых мужчин привлекательными.
        Она рассмеялась при виде тревоги на его лице.
        - К счастью для вас, месье, я к числу этих женщин не принадлежу. Однако, думаю, меня можно переубедить. - Озорные искорки плясали в ее глазах. - Я однажды слышала, как служанка-посудомойка утверждала, что лысые мужчины более сексуальны.
        - Да? - Рид вопросительно изогнул бровь. - Что может такая невинность, как вы, знать о сексуальности?
        Кристина изобразила на лице обиду.
        - Можно узнать много интересного, подслушивая.
        - Как не стыдно, графиня, слушать сплетни служанок. - Он с шутливой укоризной покачал головой. - Разве вас не учили хорошим манерам?
        - Дедушка был всегда таким правильным, застегнутым на все пуговицы. Ребенком я, бывало, проводила много времени и конюшнях или на кухне, где и слышала всю эту болтовню слуг. Что внесло большой вклад в мое образование.
        Рид улыбался.
        - Так и представляю вас в то время - девчонка, прильнувшая ухом к замочной скважине.
        - Я была очень осторожна.
        Кристина отрезала еще одну прядь, потом отступила, чтобы полюбоваться своей работой. Рид был красив с этой новой короткой стрижкой. Она продела пальцы в его волосы, как бы проверяя их длину, но втайне наслаждаясь ощущением его близости. Рид изучал свое отражение в зеркале.
        - Я только что подумал - вы знаете обо мне так много, а я о вас почти ничего. Вы упоминали о дедушке, а что же родители? Они живы?
        - Погибли, когда мне было шесть лет, - спокойно ответила она. - Их карета перевернулась, когда они возвращались из Италии.
        - Я не должен был спрашивать, - с сочувствием проговорил он. - Простите.
        - Не корите себя. Это было давно.
        - Вы хорошо их помните?
        - Мама была очень красива, и папа неотразим. - Кристина помолчала, слегка наморщив лоб. - Мама говорила гувернантке, чтобы та нарядила меня в самое пышное платьице, а потом меня повезли показать во дворец, словно куклу. И когда родители уставали от меня, они тоже, словно куклу, убирали меня прочь, отсылали. После их смерти я жила у дедушки. И была очень счастлива с ним. Он любил меня и... - Ее голос прервался.
        -...и вы тоже очень любили его. - Да.
        Рид отвел глаза, желая успокоить ее, но не зная как. Его взгляд упал на кучки русых волос, рассыпавшихся вокруг скамейки, где он сидел. Он вытянул шею, заглядывая в зеркало, но Кристина встала прямо перед ним, намеренно не давая ему возможности взглянуть на свое отражение.
        - Нет, - сердито проговорила она. - Не подглядывайте, пока я не закончу.
        Он вздохнул, смирившись. И задумался над тем, что рассказала Кристина. Он попытался разговорить ее, потому что хотел больше узнать о ее жизни. А теперь жалел, что завел этот разговор. Сейчас он еще острее ощущал различия между ними. Она выросла в роскоши, играла во дворцах, а он бродил по переулкам и аллеям Лондона. Вместо заботливого дедушки он полностью доверялся любимому брату, который учил его всему - от бросания костей до жонглирования - и более всего тому, как выжить в этом жестоком, недружелюбном мире.
        Рид нервно заерзал на скамейке. Ему внезапно показалось, что в каюте стало жарко, душно. Кристина крутилась вокруг него, и тонкая ткань обрисовывала ее крепкие, округлые груди, дразня и искушая его. Он представил себе их мягкость и тепло. И ему захотелось взять в рот розовую ягодку соска, чтобы она налилась и затвердела.
        - Многие мужчины, например, Этьен. предпочитают под париками носить очень короткие стрижки. - Кристина болтала, не замечая мучений Рида. - Но мода меняется. Некоторые эксперты предсказывают, что парики скоро устареют.
        Слабый запах цветов сопровождал ее, сладкий, свежий, отвлекающий. Рид представил себе, как бы он занимался с ней любовью среди диких цветов и пряди ее длинных темных волос обвивали бы их, а солнечные лучи освещали бы ее нежную матовую кожу. Риду, на котором не было ничего, кроме полотенца на бердах, казалось, что в каюте становится все жарче и жарче.
        - Перестаньте крутиться! - укоризненно сказала она. - Я уже почти закончила. - С ножницами в одной руке, наморщив лоб, она наклоняла голову в разные стороны, оглядывая его. - Хм...
        От этого осмотра Риду стало не по себе.
        - Ну? Что скажете?
        Губы Кристины расползлись в улыбке.
        - Думаю, что вы очень красивы.
        В своей красоте Рид когда-то был уверен. Но со времени пребывания в Барселоне он очень изменился. Неоднократные избиении сделали свое дело. Его нос больше не был идеально ровным, на теле имелось множество шрамов.
        - Когда-то женщины могли считать меня красивым, но теперь - нет.
        - Вы полагаете? Слишком вы строго к себе относитесь. - Кристина хлопотала, взбивая и причесывая его волосы. - Мужчины, как я заметила, не всегда правильно судят о том, что нравится женщинам.
        - Теперь мое лицо не назовешь красивым. - Он невольно коснулся крестовидного шрама на щеке - это был след тяжелого кулака охранника. - Сомневаюсь, что какая-нибудь женщина посмотрит на меня во второй раз.
        - Вы очень несправедливы к женщинам, если считаете нас такими недалекими. Многие женщины восхищаются мужчиной вовсе не из-за его красивой внешности. Лицо становится гораздо интереснее, когда оно отражает характер. - Кристина взяла Рида за подбородок и критически оглядела его черты. Большим пальцем она легонько погладила ямку на подбородке.
        - Ну и как, мое лицо отражает характер?
        - Ммм... - Она притворилась, что обдумывает вопрос.
        - Ну?.. - Он поднял бровь. - Вы скажете мне или нет?
        - Нет, - покачав головой и проказливо улыбнувшись, ответила она. - Не скажу.
        - Почему? - Рид шутливо хлопнул ее пониже спины, когда она кружилась вокруг него. Ему ужасно хотелось посадить ее к себе на колени и поцелуем стереть с ее губ эту дерзкую улыбку.
        Она взвизгнула, потом засмеялась.
        - Мне не нравятся мужчины напыщенные, словно павлины. Если я скажу вам, что вы красивы, то вы будете все время любоваться собой в зеркале.
        - Это все, что вас беспокоит?
        - Нет, - надув губы, призналась она. - Я не хочу, чтобы каждая встречная женщина пыталась украсть у меня мужа.
        - Мужа... - повторил Рид, сразу став серьезным. - Не уверен, что мы сможем справиться... с этой задачей.
        Взяв щетку, Кристина провела ею по своим волосам.
        - А почему нет? - спросила она. - Это всего на четыре-пять дней, пока мы не доберемся до Нового Орлеана.
        Рид встал и принялся ходить взад-вперед по узкому пространству.
        - А если кто-нибудь на корабле знает Этьена? Что мы будем делать?
        - Капитан сказал, что мы - единственные пассажиры, взятые на борт в Кейп-Франсуа. Все остальные находятся на судне с тех пор, как оно подняло паруса в Европе. Капитан знает, что мы недавно поженились и хотим побыть наедине. Если не считать обеденного времени, мы вряд ли будем сталкиваться с остальными.
        Рид остановился, восхищенно глядя на нее.
        - До чего ж вы хитроумны, графиня.
        - Быть подготовленной никогда не повредит. - Кристина решила не обращать внимания на сомнительность комплимента. - Как я уже говорила вам, я практичная женщина. Ну, вы собираетесь посмотреть в зеркало или нет?
        Рид уставился на свое отражение. На него смотрел незнакомец. Его внешность существенно изменилась. Коротко подстриженные вьющиеся волосы обрамляли лице бронзовой шапочкой, делая его похожим на античного римлянина.
        - Ну… - Кристина неотрывно глядела на него, стараясь угадать, как он отреагирует. - И как вам нравится ваш новый облик?
        Рид поворачивался направо и налево, пытаясь увидеть себя глазами Леона дю Бопре, каким тот мог запомнить его год назад, и сравнивая себя прежнего с настоящим. Без бороды и длинных волос он вполне может сойти за кого-то другого. Даже мерзкие шрамы и поломанный нос теперь будут кстати.
        - Вы предпочли бы другого парикмахера?
        - Нет, что вы, графиня. - Его лицо осветила улыбка. - Тот, который есть, работает вполне удовлетворительно.

«Более чем удовлетворительно», - подумал он, погладив чисто выбритую щеку. Перемена превзошла все его ожидания. Он словно родился заново. Его план может сработать, Рид торжествующе подхватил на руки не ожидавшую этого Кристину и закружил ее по каюте. Она смеясь схватила его за плечи. Смех затих, когда они взглянули друг на друга. Наклонив голову, Рид вглядывался в ее глаза. И видел, как они потемнели, став почти черными. Понимание того, какую власть он имеет над ней, заставило мужчину ощутить одновременно и слабость, и могущество.
        Его губы приникли к ее губам в легком поцелуе. Он хотел изучить, опробовать, запомнить вкус и запах, принадлежащие только ей одной. Со вздохом наслаждения ее губы раскрылись, словно цветок под лучами солнца. Поцелуй стал более глубоким. Время остановилось. Два сердца бились в унисон. Стук в дверь каюты разрушил все.
        - Завтрак, - объявил чей-то голос.

        Глава 15

        Напевая, Кристина перекусила нитку. Она с улыбкой разгладила простую полотняную рубашку, которую только что закончила перешивать. Отрезав лишнюю ткань от подола, она сделала из нее оборки, которые пришила к рукавам. Рид будет удивлен и, как она надеялась, обрадуется, увидев, сколько мужской одежды предоставил ей капитан, Мак-Грегор объяснил, что один из членов команды так спешил покинуть корабль, что оставил почти все свои пещи. Этого будет достаточно, пока они не доберутся до места назначения.
        Кристина взглянула на закрытую дверь - хоть бы Рид поскорее вернулся. Она не видела его с самого утра. Кристина покраснела, подумав, что произошло бы, если бы завтрак им подали позже. Не желая признавать этого, она скучала без Рида. «Что за глупость! - корила она себя, негодующе качая головой. - Через несколько дней мы расстанемся, чтобы никогда больше не встретиться. Надо выбросить Рида Александера из головы и сосредоточиться на своих задачах».
        Первое, чем она планировала заняться, - это отыскать дедушку, После этого они вдвоем начнут все сначала. Она машинально свернула рубашку и задумалась, забыв ее на коленях. Мысли Кристины вернулись к Риду. Хочет ли он начинать жизнь заново? Какие демоны управляют им? Почему он так стремится в Новый Орлеан? Он был для нее загадкой и этим еще больше притягивал ее. Ей всегда нравились головоломки. Но он, конечно, не годится на роль спутника жизни. Если она когда-нибудь еще выйдет замуж, то за человека хорошо обеспеченного, с таким же, как у нее, происхождением, с теми же интересами. Не за игрока. Не за мужчину, которому нечего предложить, кроме самого себя. «Нет, - Кристина покачала головой, - я определенно не выбрала бы такого, как Рид, если бы решила снова выйти замуж», Она была слишком практична для этого.
        И все же ей не удалось сдержать легкую дрожь нетерпения при звуке его шагов по трапу. Она не смогла унять волнение при взгляде на него. Поднявшись с койки, на подошла к Риду. Его лицо покраснело от ветра, от него пахло морем, мокрой шерстью и еще каким-то неуловимым мужским запахом.
        - Капитан заставил вас помогать? - Она удержалась от желания пригладить его взлохмаченные волосы.
        - Нет, я сам предложил помощь. - Он снял куртку. - Нескольких членов его команды привлекли для подавления восстания на острове, поэтому и решил помочь.
        - Мы приглашены на обед в капитанскую каюту. - Кристина протянула рубашку. - Я пришила оборки на рукава.
        Рид благодарно принял рубашку, разглядывая аккуратные стежки.
        - Превосходная работа; но нам не стоило утруждать себя.
        - Рукава были немного коротковаты. Я подумала, что оборки помогут вам скрыть шрамы на запястьях.
        - Боитесь, что я поставлю вас в неловкое положение, графиня?
        - Нет. - Она с треногой смотрела, как тепло в его глазах сменилось ледяным холопом. - Я... заметила, что вы предпочитаете широкие манжеты. И подумала, что шрамы стесняют вас и вы будете лучше себя чувствовать, если их скроют оборки.
        Рид вглядывался в ее лицо, пытаясь заметить неискренность, но не обнаружив и намека на нее, расслабился.
        - Простите за то, что усомнился в вашей правдивости. Но я не привык к такой заботе.
        Поняв, что буря, которой она опасалась, не разыграется, и успокоившись, Кристина стала собирать швейные принадлежности.
        - Вы заботились обо мне по пути в Кейп-Франсуа. Теперь моя очередь позаботиться о вас.
        - Еще один долг заплачен.
        - Да. Что-то вроде этого.
        Она услышала звук льющейся воды и намеренно не поворачивалась, ожидая, пока он, сняв не гнущуюся от соленых брызг одежду, быстро ополоснется. Бросив взгляд через плечо, она увидела, как Рид взял рубашку, собираясь ее надеть. У Кристины перехватило дыхание, когда она увидела его голый торс с четко очерченными мышцами. Она давно знала, что мужчины восхищаются женским телом, подо встречи с Ридом ей и в голову не приходило, что она может восхищаться мужским.
        - Вы не против, если я возьму вашу щетку? - спросил он, уже берясь за нее.
        - Нет, конечно.
        Рид повернулся, улыбаясь.
        - Ну, теперь я услышу ваше одобрение? Она игриво погрозила ему пальцем.
        - Если вы напрашиваетесь на комплимент, месье, то улыбка вам очень к лицу. Вы уже не выглядите таким свирепым и становитесь симпатичнее.
        Он стал серьезным.
        - Надеюсь, мы убедительно сыграем роль мужа и жены. Капитан не говорил, кто будет у него на обеде?
        - Он не ожидает большого количества гостей. Штормовая погода вызвала среди пассажиров морскую болезнь.
        - Хорошо. - Рид расслабился. - Никто не должен заподозрить, что я не Этьен Делакруа.
        - Никто ничего не узнает, месье. - Кристина взяла тонкую шаль, накинула ее на плечи. - Я обещаю быть хорошей актрисой. Конечно, - она искоса взглянула на него, - вам тоже придется играть свою роль.
        - Любящего и преданного мужа. - Он поцеловал ее собственническим поцелуем, потом заставил взять себя под руку. - Пойдем, моя голубка. Зрители ждут.
        Веселые чертики плясали в его обычно серьезных глазах.
        Эта легкомысленная игривость восхищала Кристину, выбивала почву у нее из-под ног.
«Он очарователен!»
        Рид заботливо поддерживал ее за талию, когда они поднимались по трапу и сопровождаемые порывом ветра входили в каюту капитана. Дверь захлопнулась за ними. Двое уже находившихся там людей смотрели на молодую пару с любопытством. Капитан Мак-Грегор поднялся и с протянутой рукой поспешил навстречу им. Он энергично потряс руку Рида, а потом хлопнул его по спине. Кристина уловила запах алкоголя в дыхании старого морского волка.
        - Я уже собирался послать юнгу посмотреть, что вас так задерживает, - прогрохотал он.
        - А я пыталась отговорить его, - раздался приятный женский голос. - Такой молодой паре хочется побольше побыть вдвоем, чтобы узнать друг друга получше.
        Кристина выглянула из-за внушительной фигуры капитана и встретилась глазами с дамой лет пятидесяти, которая сидела за длинным столом, прикрепленным к стене. Седеющие спиральки волос обрамляли ее полное гладкое лицо с пытливыми синими глазами. Дама дружелюбно улыбнулась Кристине.
        - Капитан забыл, что значит быть молодым и только-только из-под венца.
        Вспомнив о хороших манерах, Йен Мак-Грегор откашлялся и представил свою гостью как миссис Фредерик Уэйкфилд из Нового Орлеана, штат Луизиана.
        - Кроме вас двоих только миссис Уэйкфилд оказалась не подвержена морской болезни.
        - Приятно познакомиться с вами, миссис Уэйкфилд. - Кристина, улыбаясь, опустилась на стул, который придержал для нее Рид.
        Миссис Уэйкфилд пригладила аккуратный пучок волос на макушке.
        - Называйте меня просто Полли. Все мои друзья так меня зовут.
        Кристина с веселым удивлением смотрела, как Полли кокетливо улыбнулась Риду и с застенчивостью юной девушки протянула ему руку. Он поднес ее к губам.
        - Это честь для меня, мадам.
        - И для меня тоже, месье Делакруа, - жеманно проговорила дама.
        Рил на секунду напрягся, потом овладел собой.
        - Друзья зовут меня Этьеном.
        Полли наконец переключила свое внимание с Рида на Кристину.
        - Из рассказа капитана я поняла, дорогая, что вы бежите от того ужаса, который творится на острове Сан-Доминго.
        - Да. Нам с мужем едва удалось спастись. Не многим так повезло. - Она вздрогнула, вспомнив фарфоровую куклу с разбитым личиком и в испачканном кровью платье.
        - Кошмарные события. - Йен Мак-Грегор тяжело опустился на свое место и поднял кружку. - На борту «Морской ведьмы» имеется хороший запас рома, но для пассажиров есть и французское вино.
        Рид поднял графин с вином, вопросительно взглянув на женщин.
        - Леди?
        Когда обе дамы согласно кивнули, он наполнил их кружки, а затем и свою.
        - Ах вы, бедняжка. - Полли погладила Кристину по руке. - Как ужасно потерять все.
        Рид обнял графиню за плечи.
        - Но осталась наша семья, а это самое главное. Все остальное можно пережить.
        - О, как мило, - проворковала Полли, а Кристина испуганно взглянула на Рида.
        - Эти события, хоть и были трагическими, научили нас ценить то, что действительно важно, - торжественным тоном продолжал он, с чувством сжимая плечи Кристины.
        Она быстро отпила глоток вина и чуть не захлебнулась. Рид исполнял роль преданного мужа с таким актерским мастерством, которого она в нем и не предполагала.
        - У меня просто сердце тает, когда я вижу такую влюбленную молодую пару. Это напоминает мне, что и мы с милым Фредериком, ныне покойным, были когда-то такими же. - Полли промокнула глаза кружевным платочком, благоухающим лавандой.
        Дверь в каюту капитана открылась, и появился стюард с тяжелым подносом.
        - Ага, обед! - воскликнул Мак-Грегор, в предвкушении потирая руки.
        - Простите, капитан. Здесь нет ничего особенного. - Стюард, худощавый и жилистый моряк с маленькими черными глазками на морщинистом лице, поставил поднос на стол и стал снимать крышки с блюд. - Море слишком бурное для того, чтобы приготовить настоящий обед. Кок боится, что кастрюли перевернутся и ошпарят его.
        Для Кристины, которая провела несколько дней на фруктах и воде, холодное мясо, копченая рыба, сыр и бисквиты, разложенные перед ней, казались пиршеством.
        Стюард продолжал:
        - Меня зовут Билли, мэм. Мы на «Морской ведьме» обходимся без формальностей, но еда у нас приличная, а капитан справедливый.
        Йен Мак-Грегор расцвел от комплимента.
        - Я всегда говорил - обращайся с командой хорошо, и к тебе тоже будут хорошо относиться.
        Билли ходил вокруг стола, раскладывая по тарелкам гостей внушительные порции кушаний.
        - Не так уж много, но поможет душе не расстаться с телом, пока море не утихнет. К счастью, мы как следует запаслись свежей провизией до того, как подняли паруса.
        Кристина заметила, что стюард выбирал для нее самые лакомые кусочки. В ее душе благодарность смешивалась со смущением из-за такого повышенного внимания.
        - Я оставляю вас, наслаждайтесь обедом, - проговорил Билли, убедившись, что в его помощи больше не нуждаются.
        Полли дождалась, пока все утолили первый голод, и начала расспросы.
        - Простите мое любопытство, Этьен, но мне кажется странным, что вы говорите без французского акцента.
        Кристина наколола на вилку кусочек мяса.
        - Он ходил в школу в Англии.
        - Я рос у матери в Англии, - одновременно с ней сказал Рид.
        Они обменялись виноватыми взглядами, а Полли глядела то на одного, то на другого, непонимающе хлопая ресницами.
        - Мы имели в виду, - пояснила Кристина, - что Этьен жил с матерью в Англии, где и ходил в школу.
        - А, понятно. - Дама задумчиво покачала головой. - Это все объясняет.
        Кристина вернулась к еде, и ее пульс снова пришел в норму.
        - А как же ваш отец, Этьен? Неужели он не интересовался своим сыном?
        Рид небрежно пожал плечами.
        - С отцом мы фактически не были знакомы.
        - Жаль.
        - Почему, мадам?
        Кристина с растущей тревогой прислушивалась к беседе. Как наивно и как глупо с их стороны было не предусмотреть, что могут возникнуть подобные вопросы. Как оказалось, они плохо подготовлены к тому, чтобы удовлетворить живое любопытство Полли. Пожилая дама отломили кусочек бисквита.
        - Ну, любой отец гордился бы, видя, каким прекрасным мужчиной стал его сын.
        - Благодарю вас, - наклонил голову Рид.
        - Я не в состоянии понять, как это человек может отречься от собственного ребенка. - Полли намазала масло на бисквит и откусила маленький кусочек. - Вот, например, мы с моим дорогим Фредериком. Мы всегда мечтали обзавестись большим семейством, но Господь счел нас недостойными и не внял нашим молитвам. Надеюсь, вам повезет больше. Вы такая красивая пара. У вас будут прекрасные детишки. Скольких вы собираетесь завести?
        Кристина вспыхнула.
        - Мы... э-э...
        - Я всегда считал, что семь - счастливое число, - спокойно вступил в разговор Рид.
        - Семь!
        Кристина уставилась на него, не донеся вилку до рта. Это что еще за новости? Он что, спятил? Какая наглость! Сидит здесь и рассуждает о количестве детей, которых ей предстоит выносить, с таким спокойствием, словно обсуждает погоду!
        - Четыре мальчика и три девочки было бы идеальным сочетанием, - разглагольствовал Рид.
        - Как чудесно! - Полли сияла от удовольствия. - Так приятно встретить молодого человека, который обдумал устройство своей будущей семьи. Это очень хорошо говорит о вас. Вы, конечно, понимаете, дорогая, - она благожелательно посмотрела на Кристину, - как вам повезло, что вы встретили такого мужчину.
        Та сделала слабую попытку улыбнуться.
        - Поскольку я была единственным ребенком, то идея иметь семерых кажется мне несколько... чрезмерной.
        - Если ты не согласна, любовь моя, - Рид улыбнулся ей поверх кружки, озорно сияя глазами, - то мы можем обзавестись четырьмя девочками и тремя мальчиками.
        Кристина подождала, пока Полли займется едой, и послала ему испепеляющий взгляд. Что за нелепый разговор они ведут! Она посмотрела на капитана, но тот явно не мог поддержать никакую из сторон - он развалился в кресле, опустив голову на грудь, и тихо похрапывал.
        - Большая семья может подарить тебе несказанные радости. - Рид ласково улыбался Кристине. - А если, любовь моя, ты предпочтешь иметь еще больше детишек, то я буду только счастлив тебе услужить.
        - Ой, ой, - хихикнула пожилая дама, по-девчоночьи прикрывая рог ладошкой.
        Кристина пнула мужа под столом, обрадовавшись, когда он крякнул от боли. Она смотрела на него, сузив глаза, но Рид улыбался по-прежнему благодушно, не видя ее скверного настроения, Не замечая этого обмена взглядами, Полли наконец отодвинула тарелку.
        - Вы так подходите друг другу. Л как вы познакомились со своим мужем?
        Кристина мысленно застонала. Она отломила кусочек сыра и старательно жевала его, чтобы выиграть время. И лихорадочно пыталась придумать что-нибудь правдоподобное. Тишина затягивалась, Полли терпеливо ждала.
        - Ну же, любимая, - с ехидным блеском в глазах подбодрил ее Рид. - Расскажи Полли, как мы познакомились.
        Кристина нетерпеливо качала ногой. Она его убьет. Как только они останутся наедине, она его непременно убьет. Казалось, его взгляд говорил: «Я отвечал на последнюю группу вопросов, теперь твоя очередь». В уме она проигрывала и отвергала различные варианты их знакомства и наконец остановилась на правде.
        - Это была женитьба по доверенности.
        - По доверенности! - Вместо того чтобы вызвать недоумение, ее заявление произвело обратный эффект. Полли в восторге хлопнула в ладоши. - Как чудесно и как романтично! Я бы никогда не догадалась. Глядя на вас, я была уверена, что вы женились по любви.
        - Я никогда не видела... Э-этьена, - Кристина чуть было не назвала Рида его собственным именем, - пока не прибыла на остров. Мой муж посылал своего представителя во Францию, где и была проведена официальная церемония. Все необходимые документы были подписаны, и мне вручили его фамильное кольцо, чтобы поставить печать под соглашением.
        - Моя жена пожертвовала этим кольцом, чтобы оплатить наш проезд, - пояснил Рид, заметив, как вдова взглянула на левую руку Кристины, сейчас ничем не украшенную. - И она ни разу не сказала, что жалеет об этом.
        - Наши жизни стоят гораздо больше, чем хорошенькая безделушка, - скованно проговорила та.
        - Вы абсолютно правы, дорогая, - согласилась Полли. Потом на ее любезное личико опустилась тень суровости. - Но вы должны знать, что ужасно рисковали, выходя замуж за человека, с которым никогда не встречались и о котором практически ничего не знали. Вы могли бы оказаться связанной с подлецом, а не с таким преданным и любящим человеком, как ваш Этьен.
        Кристина не могла смотреть пожилой даме в глаза. Она двигала тарелку и думала о настоящем Этьене. Характеристика вдовы подходила ему идеально. Какой катастрофой оказался их брак! Она почувствовала облегчение когда он закончился, и ей было стыдно за это. Стыд еще усугубляло понимание того, что она намеренно лгала милой пожилой даме.
        Громкий храп донесся из кресла капитана, и это разбудило его самого. Не сразу поняв, где он находится, Мак-Грегор моргал и щурился.
        - Обед закончился?
        Полли встала, удерживая зевок.
        - На море меня все время клонит ко сну. Боюсь, что вам, молодые люди, придется извинить меня.
        Пожелав ей приятного отдыха, Кристина предложила Риду подняться на палубу, и он с радостью согласился. Море было слишком неспокойным, чтобы прогуливаться, поэтому они стояли на носу, уцепившись за поручень. Матросы занимались своим делом, убирали паруса и задраивали люки; они были слишком заняты, чтобы обращать внимание на молодую пару.
        Кристина закрыла глаза и подняла лицо к беззвездному небу. Она наслаждалась хлопаньем парусов на ветру, покачиванием палубы под ногами, соленым вкусом на губах.
        - Мне здесь очень нравится.
        Рид стоял, словно загипнотизированный. Профиль Кристины был таким чистым, таким идеально-правильным, что казался вырезанным из камня. Но сама Кристина была настолько живой и трепетной, что никто не смог бы спутать ее с изваянием. В ней все излучало энергию, кипело жизненной силой. Несмотря на аристократическое происхождение, она обладала редкой способностью ценить простые радости бытия. Она была такой же непредсказуемой, как море и ветер, и такой же основательной, как солнце и небо. Графиня постоянно удивляла - и восхищала - Рида. Внезапно на ее губах заиграла улыбка, потом Кристина хмыкнула и расхохоталась. - Что такого забавного?
        - Ты. - Она открыла глаза и повернулась к нему.
        - Я? Что же я сделал?
        - Ты за обедом так естественно играл роль влюбленного мужа, что Полли решила, будто мы созданы друг для друга.
        Рид усмехнулся уголком рта.
        - У меня на ноге теперь несколько дней не пройдет отметина от твоей туфельки.
        - Прости. - Следующий взрыв смеха не дал ей как следует выговорить это слово. - Как только я отошла от шока, вызванного твоими рассуждениями, то не могла не восхититься твоей изобретательностью. Особенно меня потрясло предложение заиметь четырех мальчиков и трех девочек.
        - Или трех мальчиков и четырех девочек.
        Теперь они смеялись вместе, и это действовало на Рида, как лекарство, тонизирующее и укрепляющее. Он вдруг понял, что годами не позволял себе подобного легкомыслия. До настоящего момента он считал, что его смех умер вместе с Чейзом. Но Кристина Делакруа вернула ему то, что он считал утерянным навсегда.
        Внезапно «Морская ведьма» резко наклонилась вперед. Пугающих размеров волна поднялась перед ними. Кристину бросило в объятия Рида. Он обнял ее, не давая упасть. Шпангоуты отважного маленького корабля заскрипели и застонали, но постепенно судно начало выпрямляться, взбираясь на волну.
        Кристина сияющими глазами взглянула на своего спутника.
        - Ну что, захватило дух?
        В дальнем уголке его сознания прозвучал предупреждающий сигнал. Если он тотчас не отпустит ее, то будет поздно. Желание уже и сейчас затуманивало рассудок. Рид все больше и больше привязывался к этой женщине. Но он не хотел этого, она отвлекала его. Для того чтобы справиться с таким мерзавцем, как Леон дю Бопре, ему требовалась ясная голова.
        А если его план провалится, то для него вообще не будет никакого будущего. Рид решительно отстранился.
        - Уже довольно поздно, на море шторм. Я провожу тебя вниз, в каюту, а потом предложу команде свою помощь.
        Не обращая внимания на обиду и вопрос в ее глазах, он подхватил Кристину под руку и повел по трапу, мысленно ругаясь и спрашивая себя; ну почему он не берет то, что ему предлагают? Прежний Рид Александер не стал бы колебаться. Откуда появились все эти принципы? Слава Богу, что в команде не хватает рабочих рук. Тяжелый физический труд поможет ему отвлечься от этой соблазнительницы с влажными карими глазами.

«Хорошо, что есть Полли Уэйкфилд», - думала Кристина, готовясь ко Сну. Она виделась с Ридом только за едой. Они, конечно, делили постель, но утром, когда она просыпалась, его уже не было в каюте, и до позднего вечера он оставался на палубе. Если бы не веселая и болтливая Полли, то скука была бы непереносимой.
        Капитан Мак-Грегор заявил, что такая плохая погода всегда бывает в сезон бурь. Хотя ветер еще не набрал настоящей силы, волнение на море, кроме того, что вывело из строя большинство пассажиров, еще и не позволяло гулять по палубе. Кристина положила щетку, забралась в койку и натянула покрывало до самого подбородка, спасаясь от сырости. Наверное, хорошо, что она так мало видит Рида. Он заставлял ее испытывать такие чувства, которые не годится испытывать к человеку, если он не твой муж. Он отвлекал ее. Если она собирается заниматься розысками дедушки, то должна быть разумной и практичной. Надо подчиняться требованиям рассудка, а не велениям сердца.
        Кристина повернулась на бок и стала думать о дедушке. Она понятия не имела, с чего начинать его поиски. Ее ужасала мысль, что когда-то несгибаемый Жан-Клод Бушар, граф де Варенн, может быть больным и нищим. С тех пор как они расстались в Кале, с ним могло случиться все mtq угодно. Кристина надеялась только на то, что не опоздает со своей помощью.
        Дверь каюты распахнулась, и вошел Рид, впустив холодный соленый воздух. При тусклом свете лампы Кристина видела, как осунулось его лицо, а плечи ссутулились от усталости. Она молча смотрела, как он снимал шапку, куртку, потом подошел к умывальнику и тщательно умылся.
        - Ты сегодня пропустил ужин, - тихо проговорила она, когда он закончил. - И должно быть, умираешь от голода.
        Рид вздрогнул.
        - Я думал, ты уже давно спишь.
        - На столе тебя дожидается тарелка с едой и кружка ша.
        Он повесил полотенце,
        - Ты очень заботлива. Спасибо.
        Кристина села на койке, обхватив колени руками, и, чувствуя его мрачное настроение, произнесла с улыбкой:
        - Жена и должна заботиться о муже. Рид подошел к столу, оседлал табурет.
        - Если ветер будет по-прежнему сильным, то завтра мы доберемся до Нового Орлеана.
        - Завтра… - Ей бы радоваться, что они доберутся до места назначения раньше, чем предполагалось, а она ощущала лишь чувство потери.
        - Оказалось, что для путешествия такая погода лучше всего, - сказал он, откусывая от толстого ломтя сыра.
        - Чудесно. Все должны быть довольны.
        Но почему же ее это не радует? У нее есть все: деньги, независимость, молодость. Кроме того, чтобы найти дедушку, что еще она может пожелать? И все же какая-то странная боль сжимала ей сердце.
        В каюте повисла неловкая тишина. Рид быстро покончил с ужином, задул огонь и лег в постель рядом с Кристиной. Он вздрогнул, когда его тела коснулась прохладная простыня.
        - Ты замерз. Давай я тебя согрею. - Кристина перекатилась поближе.
        - Это плохая идея. - Он попытался отодвинуться, но она обхватила его рукой.
        - Тихо, - прижав палец к его губам, прошептала она. - Ты промерз до костей. Капитан должен заплатить тебе, как любому из матросов.
        - Он скорее потратит лишнюю монетку на ром.
        - Верно. - Она невесело рассмеялась. - А если он не будет засыпать посередине обеда, то одной монеткой наверняка не обойдется.
        Рид хмыкнул, и это поощрило Кристину продолжить разговор.
        - Ты никогда не говорил, что собираешься делать в Луизиане.
        - Я должен отправиться на север от Нового Орлеана, чтобы отыскать человека по имени Леон дю Бопре, - голосом холодным и твердым, как кристалл, ответил он. - Проклятый убийца прикончил собственного брата, а потом обвинил в этом меня.
        У Кристины перехватило дыхание.
        - Как это произошло?
        - Я был в Барселоне, играл в карты и выиграл плантацию под Новым Орлеаном. Леон был вне себя, потому что его брат Гастон поставил на карту право собственности. Но Гастон был игрок, и ему не повезло.
        - И из-за этого тебя обвинили в убийстве? - Она пыталась понять.
        - Из-за этого... и не только.
        - Расскажи все, - прошептала Кристина, Рид вздохнул.
        - Меня последним видели с Гастоном. На следующее утро в моих вещах обнаружили испачканные кровью документы на Брайервуд. А если у кого-то и возникли сомнения, то и они рассеялись, когда в моей комнате обнаружилась пуговица с камзола покойника. Леон убедил власти, что когда Гастону удалось отыграть плантацию, я пришел в такую ярость, что убил его и забрал документы. Меня приговорили к пожизненной каторге в колонии на Гаити.
        Так вот откуда у него эти шрамы и эта горечь!
        - Как тебе удалось бежать?
        - Корабль с заключенными попал в шторм, потерпел крушение и затонул. Меня вынесло на берег вместе с обломками, только я был прикован наручниками к трупу такого же приговоренного. Так меня и обнаружил твой муж.
        Она провела пальцем по его груди, пробормотав:
        - Я буду молиться, чтобы ты отыскал этого злодея и чтобы справедливость восторжествовала.
        Рид поигрывал прядью ее волос.
        - А ты? Чем займешься ты, когда мы доберемся до Луизианы?
        - Я собираюсь отыскать дедушку, но не знаю, где начинать поиски.
        - Большинство кораблей, как говорят матросы на судне, заходят в главные порты на восточном побережье. В такие города, как Нью-Йорк, Бостон или Балтимор. Может, тебе стоит начать именно оттуда?
        - Да, - согласилась она. - Я так и сделаю.
        -Мне будет не хватать тебя. У нее в горле стоял комок.
        - А мне - тебя.
        Рид притянул ее ближе, губами касаясь волос на виске. Кристина смотрела на него бездонными темными глазами, и он приник к ее губам в долгом, глубоком поцелуе Потом, покусывая, спустился к шее, к чувствительному месту над ключицей. Все мысли покинули молодую женщину. Краешком затуманенного сознания она едва отметила, что Рид стянул рубашку с ее плеч и спустил ее ниже талии. Ощущая и ладони округлость ее груди, Рид большим пальцем погладил сосок. Кристина задохнулась от наслаждения, когда он кончиком языка обвел розовый кружок и взял его в рот.
        - Когда ты так прикасаешься ко мне, со мной происходит такое... - удалось выговорить ей.
        - Расскажи...
        - Я лучше покажу.
        Кристина поддалась искушению узнать его тело так же близко, как он изучил ее. Она прикасалась к каждому шраму и проводила рукой по гладкой коже, стараясь запомнить все. Она ощущала, как участился его пульс, слышала, как громко стучало его сердце, и то, как отзывалось его тело, придавало ей отваги. Ее рука скользнула ниже, гладя плоский живот мужчины, и она почувствовала дрожь в его мышцах.
        - Не уверен, что это разумно, - пробормотал Рид сквозь стиснутые зубы.
        - Не говори так, - ответила она, в густой поросли волос у него на груди обнаружив соски. - Я не хочу сейчас быть мудрой... или практичной... или разумной. - Каждое слово она подчеркивала дразнящим движением языка. То, как реагировал на это Рид, и удивляло, и восхищало ее.
        Любопытство толкало Кристину дальше, заставив опустить руку еще ниже, пока она не наткнулась на внушительное орудие его мужественности. Ее пальцы нерешительно обхватили его, заставив стать еще тверже. Рид с приглушенным стоном напрягся, пытаясь сдерживать себя.
        - Достаточно, - проговорил он, опрокидывая ее на спину. - Теперь моя очередь.
        Схватив ее за запястья, он удержал руки у нее над головой и так же усердно занялся ее телом. С бесконечным терпением он целовал и гладил, ласкал и покусывал, пока Кристина не стала извиваться под ним, умоляя закончить эту восхитительную пытку, это наслаждение, которое было таким острым, что казалось мучительным. Наконец отпустив ее, он раздвинул ее бедра. Она была готова и ждала. Рид вошел в нее. Сталь в ножнах из бархата. Такого утонченного, острого наслаждения он еще не знал. Она направляла его глубже, удерживала. Он продолжал движения, волна ощущений захватила его и несла мощно, быстро. Кристина крепко вцепилась в его плечи, испытывая противоположные желания - покончить с этой блаженной пыткой и продолжать ее.
        Потом мир вокруг нее взорвался миллионами сверкающих звезд. Она возвращалась с небес на землю в потоке чистейшего наслаждения, и в этот момент Рид выкрикнул ее имя.

        Глава 16

        Новый Орлеан Сентябрь 1791 года
        - Скучаете по мужу, дорогая? - Полли, сидя в карете напротив Кристины, погладила ее по руке.
        Молодая женщина виновато вздрогнула.
        - Да, мадам, - пробормотала она.
        Расставание было для них с Ридом мучительным. Больше недели назад «Морская ведьма» вошла в устье реки Миссисипи, С тех пор Кристина слишком много времени тратила на воспоминания. Она всегда гордилась своей практичностью, но сейчас это ее качество подвергалось серьезному испытанию. Ей надо было бы все внимание уделять поискам деда. Рид же должен найти человека, который посадил его в тюрьму. Он должен восстановить свое доброе имя и вернуть потерянное имущество. Пришло время двигаться вперед, а не сидеть сложа руки, мечтая о том, чего не могло быть. И все же...
        - Вы выглядите прекрасно, но такое печальное лицо. - Полли жалостливо поцокала языком. - Месье Делакруа скоро вернется. Я уверена, что ему так же, как и вам, не терпится побыстрее разобраться с делами и снова увидеть свою красавицу жену.
        Кристина выдавила слабую улыбку.
        - Боюсь, что его дела могут занять продолжительное время. Я не жду его в ближайшем будущем. - Ей была ненавистна эта ложь, но как еще она могла бы объяснить отсутствие Рида?
        - Вечер в оперном театре поднимет вам настроение. - Полли помахала веером, пластинки которого были искусно вырезаны из слоновой кости.
        Карета медленно катила по улице Конде мимо магазинов, кофеен и элегантных игорных домов. Кристина находила Новый Орлеан очаровательным. Зато короткое время, что она провела здесь, ей стали известны многие интересные факты. Хоть город и был передан Испании по договору Фонтенбло в 1762 году, однако оставался французским по духу и традициям.
        - Ну вот, опять, - пожурила Кристину Полли. - Витаете в облаках.
        - Простите, если я кажусь вам невнимательной. Я еще не привыкла к местной жаре и влажности.
        Полли еще энергичнее замахала веером.
        - Я сама вот уже двадцать лет никак не привыкну к этому. Погодите, наступят июль и август, вот тогда здесь действительно невыносимо.
        Кристина пробормотала подходящий ответ. Она не собиралась задерживаться в городе так надолго. Если она не обнаружит здесь дедушку, то будет искать в другом месте. В Новом Орлеане она рискует опять встретиться с Ридом, а это создаст массу проблем. Он упомянул, что направится на плантацию, расположенную севернее города, и, зная, что сейчас он где-то поблизости, Кристина ощущала постоянное беспокойство. Как она сможет, не вызвав никаких подозрений, объяснить его внезапное появление?
        - Я так рада, что вы задержались в Новом Орлеане, пусть и ненадолго. - Полли приветственно кивнула кому-то в проезжавшем встречном экипаже, потом продолжила: - Губернатор Миро гостеприимно встречает эмигрантов, спасающихся от французской революции. Ваш дедушка может оказаться среди них.
        - Не зная об этом, я собиралась начать свои поиски с крупных портовых городов на Атлантическом побережье.
        - Думаю, вы правильно поступили, оставшись в Новом Орлеане. На завтра я договорилась о встрече с настоятельницей монастыря урсулинок. У нее множество связей, и ей хорошо известно все, что происходит в городе и за его пределами. Возможно, она сообщит нам что-нибудь о вашем дедушке.
        Кристина признательно улыбнулась пожилой даме.
        - Должна признаться, что я с каждым днем все больше теряю надежду. Кажется, что никто ничего о нем не знает. Наверное, Рид все-таки был прав, когда предлагал начать поиски с Нью-Йорка или Бостона.
        - Рид? - озадаченно переспросила Полли. - Кто такой Рид?
        Едва произнеся его имя, Кристина тут же осознала свою ошибку. Она покраснела от досады на саму себя и лихорадочно начала придумывать правдоподобное объяснение.
        - Когда мы одни, Этьен предпочитает, чтобы я называла его Ридом. Так звала его мать. Только намного позже, унаследовав отцовское поместье, он стал носить имя, которое записано в его документах.
        Полли понимающе кивнула.
        - Мы с мужем тоже называли друг друга ласковыми прозвищами, когда никто нас не слышал.
        Кристина ощутила острый укол зависти. Уэйкфилдов связывали такие прочные узы, что даже смерть не смогла разорвать их. И снова ее мысли вернулись к Риду. Недолгое время они были друзьями - и любовниками. Она задумалась, смогла бы их связь при других обстоятельствах стать такой же неразрывной, как в семье Полли.
        - Вам все еще очень не хватает вашего мужа, правда, Полли? - ласково спросила она пожилую даму.
        В глазах вдовы сразу заблестели слезы.
        - Да, но Фредерик не хотел бы, чтобы я горевала. Он бы хотел, чтобы я наслаждалась жизнью.
        - Вы никогда не думали о том, чтобы снова выйти замуж?
        - О Господи, конечно, нет! Я стараюсь быть занятой, но иногда бывает так одиноко, когда не с кем поделиться жизненными неурядицами.
        И ей точно так же одиноко без Рида, Кристина смотрела на здания, мимо которых они проезжали, - маленькие одноэтажные креольские домики и другие, более изысканные строения с окружающими их галереями и садами. Некоторые из них были даже украшены художественно выполненными железными решетками. Она задумалась о том, где сейчас Рид, что он делает. С кем он, И тут же рассердилась на себя за то, что опять думает о нем. И невольно расправила плечи и вздернула подбородок.
        - Ну вот, прибыли, - прощебетала Полли, когда они подъехали к довольно скромному деревянному строению. - Здесь также проводятся и балы. Три года назад недалеко отсюда вспыхнул ужасный пожар. Почти полгорода превратилось в пепел.
        Оживленная толпа, собравшаяся напротив здания, казалось, не знала никаких трудностей, тем более горя. Все были одеты по последней моде и, собравшись небольшими группками, весело переговаривались по-французски. Кучер помог дамам сойти на тротуар и уехал, пообещав позже вернуться.
        - Сегодня нас ожидает нечто особенное - «Дон Жуан», опера Вольфганга Амадея Моцарта, - пояснила Полли, потом понизила голос до шепота: - Я знала, что она будет пользоваться успехом. Испанцы без ума от своего легендарного любовника.
        Кристина чуть не застонала. Она словно попала в какую-то сеть. Куда ни повернешься, все везде напоминаете любви и желании. Любовь? Она внутренне подобралась. Нелепо! Невозможно!
        Кто-то задел ее, проходя по запруженному толпой тротуару, и она подняла глаза.
        - Прошу прощения, мадемуазель.
        Прямо в лицо ей смотрел невиданный красавец, самоуверенный и высокомерный. Его черные глаза оценивали ее, заставляя чувствовать себя голой, беззащитной перед таким наглым разглядыванием.
        - Ну что, пройдем внутрь? - спросила Полли, не заметив надменного незнакомца.
        - Да. - Кристина отвернулась, желая поскорее скрыться от этого нескромного взгляда.
        Они присоединились к толпе, отыскали свои места. Ее дедушке понравилось бы здесь. Зная, что это бесполезно, но все равно надеясь, Кристина оглядывала зал. Она резко втянула воздух, заметив худощавого пожилого джентльмена с копной седых волос. Но потом он повернул голову, и тонкая ниточка надежды оборвалась.
        - Что там, дорогая? - спросила Полли. - Вы словно увидели привидение.
        Кристина прерывисто вздохнула.
        - Вон тот джентльмен возле оркестровой ямы заставил меня поволноваться. Когда он стоял спиной, то был так похож...
        - Не беспокойтесь, детка. Если ваш дедушка в Новом Орлеане, то мы обязательно найдем его.
        Кристина с искренней симпатией улыбнулась Полли.
        - Вы так добры. Не знаю, как бы я обходилась здесь без вас.
        - Вы справились бы и без моей помощи. Но мне так приятно оказать вам услугу. Вы ведь не лишите этой радости старушку, верно? - Полли задумчиво оперлась пухлой щечкой о пальцы. - Должна сказать, что джентльмен, на которого вы указали, весьма привлекателен.
        Кристина тихо рассмеялась, с удовольствием представив себе, какой была ее новая подруга в девичестве.
        - Дедушку в молодости считали неотразимым.
        - Если он похож на того джентльмена в первом ряду, то он и сейчас очень хорош собой.
        Когда заиграла музыка, Кристина постаралась забыть обо всех заботах и позволила мелодии увлечь ее. В антракте Полли представила ее своим знакомым. Они стояли, беседуя, и в этот момент к ним подошел худенький негритенок с розой о руке. С широкой улыбкой он протянул цветок Кристине.
        - Это красивой мамзель.
        - Ну же, дорогая, - ободрила ее Полли. - Не обижайте вашего поклонника.
        Кристина неуверенно взяла розу. Не успела она спросить у мальчика, от кого этот дар, как тот исчез в толпе. Она смотрела на идеальные пропорции темно-алого цветка. Раньше ей нравились розы, но теперь - нет. После знакомства с Этьеном. Ей было неприятно вдыхать сладкий аромат. Воспоминания о попытках Этьена овладеть его нахлынули на нее, захлестнув волной отвращения. Роза выскользнула из ее пальцев и была тотчас раздавлена чьим-то каблуком.
        - Простите, ради Бога, простите. - Лысеющий господин лет тридцати рассыпался в извинениях. - Пожалуйста, позвольте мне купить вам другую розу.
        - Нет-нет, - поспешно ответила она. - Не надо. Я не хочу.
        Когда господин отошел, Кристина заметила, что Полли с любопытством смотрит на нее.
        - Розы прекрасны, но от их запаха мне становится плохо, - объяснила она пожилой даме.
        Та кивнула.
        - Я заметила, как вы внезапно побледнели. Если хотите уйти...
        Выдавив улыбку, Кристина взяла спутницу под руку.
        - Нет, я уже чувствую себя гораздо лучше, Вернемся на свои места?
        Этот случай испортил ей все удовольствие от последнего акта оперы. Хотя ее подозрения ни на чем не основывались, она чувствовала, что розу передал черноглазый красавец с наглым взглядом. Было в нем что-то такое, что Кристине не нравилось и, хотя она не могла объяснить причины, настораживало ее.
        И вдруг она поняла. Кристина выпрямилась. Да, он напоминал ей Этьена. Внешне они абсолютно не были похожи, но их объединяло нечто общее. У обоих было самодовольное выражение лица и такое «все-здесь-принадлежит-мне» отношение ко всему. Оба рассматривали ее как вещь, выставленную на продажу. Но если взгляд Этьена казался ледяным, то глаза этого красавца горели огнем.
        Наконец последние ноты «Дон Жуана» затихли. Кристина и Полли в толпе зрителей вышли из театра. Улица была запружена экипажами. Кучера Полли нигде не было видно, и им пришлось ждать. Не теряя времени, вдова представляла Кристину своим многочисленным знакомым. Кристина отметила, что Полли нравится всем. Людей словно притягивало к ней.
        Солнце село, и стало прохладнее. Отступив назад, чтобы набросить на плечи кружевную шаль, графиня споткнулась о дощатый тротуар и потеряла равновесие. Чья-то твердая рука удержала ее за локоть.
        - Все в порядке, мадемуазель? - услышала она глубокий и мелодичный мужской голос.
        - Месье дю Бопре! - воскликнула Полли. - Благодарю, что спасли мою новую подругу от падения.
        - Моя дорогая миссис Уэйкфилд. - Одетый по последней моде мужчина склонился над рукой вдовы.
        Кристина узнала в нем того, кто так нагло разглядывал се раньше.
        - Месье дю Бопре, - Полли застенчиво улыбнулась ему, - какой приятный сюрприз.
        Негодование охватило Кристину, когда она поняла, что находится лицом к лицу с врагом Рида - человеком, который подло убил собственного брата.
        - Я слышала, что вы почти все время проводите на своей плантации, - щебетала Полли, не замечая, как потрясена ее спутница.
        - Так оно и есть. Строительство поместья в Брайервуде только что завершилось. Я намереваюсь скоро справить новоселье. Надеюсь, вы окажете мне честь своим присутствием. - Он одарил Кристину улыбкой, которая должна была ее очаровать. - Буду вам признателен, если вы захватите и свою прекрасную спутницу.
        Полли прижала руку к груди.
        - Я буду рада прийти, но не могу говорить за свою подругу.
        - Должно быть, леди только что прибыла в Новый Орлеан. Я не забыл бы такой чарующей красоты, - галантно продолжал мужчина. - Кажется, я не имел счастья встречаться с вами раньше. И надеюсь, что дорогая миссис Уэйкфилд представит меня должным образом.
        - Где же мои хорошие манеры? - прощебетала Полли и быстро исправила свою ошибку, слегка выделив слово «мацам», тем самым подчеркнув, что Кристина замужем.
        - Очень, очень приятно. - Леон провел теплыми губами по руке Кристины. - Должен признаться, что весь вечер не мог отвести от вас глаз. Вы меня околдовали.
        - Вы, месье, отлично владеете искусством делать комплименты. - Она как можно скорее убрала руку.
        - Мадам Делакруа? - Он вздохнул с сожалением. - Я так надеялся, что это будет
«мадемуазель». Как наивно с моей стороны.
        - Муж мадам Делакруа уехал по делам, - проговорила Полли с несвойственной ей твердостью в голосе, - Бедняжка ужасно по нему скучает.
        Леон не замечал ее, словно вдовы уже не было рядом. Все его внимание было поглощено Кристиной.
        - Как вам не повезло, мадам. Быть может, в отсутствие месье Делакруа вы позволите мне показать вам наш чудесный город. Здесь многие называют его «Прекрасным полумесяцем», поскольку он раскинулся в излучине реки.
        - Как интересно, - вежливо пробормотала Кристина. - Ваше предложение очень заманчиво, месье дю Бопре, но...
        - Ее муж довольно ревнив и может оскорбиться. - закончил за нее знакомый голос.
        Кристина резко повернулась. Кровь отхлынула у нее от лица, голова закружилась. В ушах зашумело; она перестала слышать внешние звуки. Не отводя глаз, она пристально смотрела на Рида. Он был одет со строгой элегантностью - в голубовато-серый камзол, белую жилетку и черные панталоны - и выглядел чудесно. Загорелый, подтянутый, не лишенный грубоватого очарования, проглядывающего сквозь легкий флер утонченности. Рид положил руку ей на талию.
        - Удивлена, моя голубка?
        - Месье Делакруа! - громко воскликнула Полли. - Кажется, сама судьба воссоединяет двух влюбленных. Какой чудесный сюрприз! Ваша жена приготовилась к долгой разлуке.
        Слегка улыбнувшись вдове, Рид повернулся к Кристине. Судя по хмурому выражению его лица, он не был счастлив увидеть ее.
        - Я не ожидал застать тебя в Новом Орлеане, - с укором проговорил он. - Думал, что ты уже на пути в Нью-Йорк.
        - А я считала, что дела займут у тебя больше времени, - скованно ответила она, с трудом приходя в себя от неожиданности.
        - Какое счастливое совпадение, - сияла Полли. - Какое было бы ужасное разочарование, если бы вы, вернувшись, не обнаружили вашу жену в Новом Орлеане.
        - Да, - тусклым голосом проговорила Кристина. - Действительно ужасное разочарование.
        - Сокрушительное, - сухо согласился Рид.
        Леон дю Бопре, переводя черные глаза с одного на другого, с живейшим интересом следил за семейной сиеной. Полли, улыбаясь, оживленно продолжала:
        - Я пыталась убедить Кристину, что вы не задержитесь дольше, чем это необходимо. Признайтесь, Этьен, что вы скучали по ней так же, как она по вас.
        Кристина похлопывала веером по ладони.
        - Должно быть, письмо, где я сообщала, что решила остаться и Новом Орлеане, не застало тебя.
        - Так же, как мое, извещающее о том, что все дела завершены раньше срока, еще не пришло.
        Леон кашлянул, чтобы привлечь их внимание. Кристина с опозданием поняла, что мужчины не были представлены друг другу. Она быстро исправила эту оплошность, 6* колотящимся сердцем молясь, чтобы Леон не узнал Рида, а потом намеренно завладела вниманием креола, заговорив:
        - Мы с мужем недавно прибыли с острова Сан-Доминго, где у Этьена была великолепная плантация. Увы, мы потеряли все во время восстания рабов.
        Леон едва взглянул на Рида.
        - Мое приглашение остается в силе, мадам. Может, вы с мужем не откажетесь посетить меня в Брайервуде.
        Не успела Кристина вежливо отказаться, как Рид ответил:
        - Мы с женой с удовольствием принимаем ваше приглашение.
        - Очень хорошо. Я буду с нетерпением ожидать вас, - Не сводя глаз с Кристины. Леон коротко, официально поклонился и с улыбкой, играющей на красивом лице, отошел от них.
        - Осмелюсь сказать, - первой заговорила Полли, - Леон дю Бопре просто-таки влюбился в вас, дорогая. Очень удачно, что ваш муж уже вернулся. Дю Бопре может быть очень настойчивым, если ему чего-либо захочется. Некоторые говорят, даже слишком настойчивым.
        Рид, поддерживая обеих дам, повел их сквозь поредевшую толпу.
        - Почему вы так говорите, Полли?
        - Между Леоном и его старшим братом Гастоном было постоянное соперничество. Леон был обижен на брата за то, что тот обладал правами на плантацию и уже начал там строительство. Леон считал, что она должна принадлежать им обоим, но Гастон отказал ему, поскольку унаследовал землю по праву первенца. Действительно, завещание их отца было написано еще до рождения Леона, а между братьями было почти десять лет разницы. К несчастью, их отец подхватил желтую лихорадку и умер, не переписав завещания. - Полли замахала рукой, увидев экипаж, появившийся из-за угла. - Вот и мой кучер.
        В карсте Кристина продолжала хранить молчание. Хотя она и скучала по Риду, но с его возвращением возникала целая гора проблем. Да он и сам явно не обрадовался, встретив «жену». Полли, конечно, ожидала, что они будут вести себя иначе. Вдова поразится, если узнает правду. Планы Рида окажутся в еще большей опасности. Что же ей делать? Продолжать спектакль?
        - Из того, что вы сказали, следует, что братья дю Бопре не поддерживали отношений. - Рид смахнул с панталон пушинку.
        - Наоборот. - Полли с готовностью продолжила рассказ: - Леон и Гастон постоянно ссорились. Все очень удивились, когда узнали, что они вместе собираются ехать в Испанию. Некоторые даже предсказывали, что только один из братьев вернется.
        - Так и оказалось?
        Полли кивнула так энергично, что ее седеющие кудряшки запрыгали.
        - Никого не удивило, когда оказалось, что Гастон был убит. Поразительно, что обвинили в этом не Леона.
        Разговор перескакивал с предмета на предмет, пока карета катила к дому, снятому Кристиной. В основном говорила Полли, а Рид только изредка поддерживал разговор. Когда подъехали, он сошел первым и молча подал Кристине руку. Она чувствовала теплое прикосновение его пальцев, ощущала исходящий от него запах сандалового дерева.
        - Только не забудьте, - предупредила их Полли, - завтра к десяти утра вы должны быть готовы.
        Кристина, поправляя кружевную шаль, избегала встречаться взглядом с Ридом.
        - Вряд ли мой муж сможет сопровождать нас. Наверняка ему надо будет заняться делами.
        - Чепуха, - ответил Рид. - Я буду просто счастлив следовать твоему распорядку, дорогая, но ты не сочла нужным сказать мне, куда мы направляемся.
        Вместо Кристины ответила Полли:
        - В монастырь урсулинок. Возможно, матушка настоятельница сумеет помочь Кристине разыскать ее дедушку, графа де Варенна.
        - Ровно в десять часов мы будем готовы, - твердо сказал Рид.
        Полли серьезно, без своей обычной улыбки оглядела молодую пару.
        - Жизнь так коротка, детки, и делает такие неожиданные повороты. Не стоит тратить ни одного драгоценного момента на глупые размолвки. Найти душу, которая бы отражала твою собственную, - такая большая редкость. - И после этого мудрого изречения она приказала кучеру везти ее домой.
        Рид и Кристина остались стоять на тротуаре. Кристина чувствовала себя виноватой. Короткая речь Полли содержала упрек, хоть и в мягкой форме. Как невыносимо было лгать этой доброй душе, к которой она так привязалась. Но открыть правду значило бы выставить Рида убийцей, сбежавшим заключенным. Зачем ему надо было снова появляться и усложнять ей жизнь? Кристина чувствовала, что начинает злиться. Она открыла высокую калитку, прошла через дворик, потом поднялась на второй этаж и распахнула дверь в жилую комнату, все время слыша шаги за спиной. Гневно сверкнув глазами, она повернулась к Риду.
        - Зачем ты идешь за мной? Тебе нельзя здесь оставаться.
        Рид пересек гостиную, с интересом оглядывая со вкусом подобранную обстановку.
        - Почему? - спросил он небрежно.
        - Почему? - Она нетерпеливо махнула рукой. - Потому что мы не женаты, болван! Что подумают люди?
        -Правильный вопрос звучит так: что они подумают, если я не останусь?
        Кристина проигнорировала его слова.
        - Это просто немыслимо! Ты вообще не должен быть в городе. Я думала, что ты направился на север в... - Она замялась, потому что название никак не вспоминалось.
        - Батон-Руж, - договорил Рид, опускаясь в кресло и закидывая ногу на подлокотник. - Л ты, дорогая, должна быть на пути в Нью-Йорк или Бостон.
        - Ты не можешь здесь оставаться, - упрямо повторила Кристина.
        - Люди не заметят, если муж и жена живут каждый своей жизнью, но обязательно заметят, если они живут раздельно.
        Как бы это ни раздражало ее, но приходилось признать, что Рид прав. Удержавшись от едкого замечания, Кристина резким движением сдернула шаль и швырнула ее на спинку дивана.
        - А ты не думала, как объяснить наше раздельное проживание дорогой подружке Полли? Вижу, что нет, - продолжал Рид. - И как эта добрая душа отреагирует, если узнает, что мы не соединены узами брака? Все ее романтические иллюзии разлетятся вдребезги.
        Кристина схватила шаль, свернула ее в комок и кинула в него.
        - Я не хочу, чтобы ты оставался здесь!
        Рид легко поймал шаль одной рукой. Быстро поднявшись, он ловким движением обмотал тканью плечи Кристины и притянул ее к себе.
        - Тебя так сильно волнует то, что я вернулся в твою жизнь?
        - Не говори глупостей, - промямлила она. Ее завораживали и его глаза, блестящие, словно ртуть, и этот густой, словно мед, баритон.
        Шаль упала на пол. Левой рукой держа Кристину за подбородок, большим пальцем правой Рид легонько провел по ее пухлой нижней губе.
        - Боишься, что я воспользуюсь нашим совместным проживанием?
        - Конечно, нет. - Ей было все труднее говорить, думать и дышать.
        - Хорошо. Я не представлял никакой опасности для тебя ни на острове, ни на борту
«Морской ведьмы». И потом, - с язвительной улыбкой добавил он, - если мне не изменяет память, именно ты спровоцировала наши занятия любовью на острове.
        - Ни один джентльмен никогда не напомнит леди о подобном. - Она оттолкнула его и мгновенно пожалела об этом. Ей хотелось быть рядом с ним! Хотелось, чтобы он поцеловал ее, обнял. Занялся с ней любовью. Он пробуждал в ней такие чувства, которые одновременно и удивляли, и пугали ее.
        Рид рассмеялся.
        - Когда же ты наконец примешь тот факт, что я - бродяга, а не джентльмен?
        - Как же ты выберешься из этой ситуации? - сердито проговорила Кристина, решив злостью заглушить более неуловимые чувства. Она будет держаться на расстоянии, не поддаваясь этому физическому притяжению. - Чего ты добился, представ перед Леоном дю Бопре? А если бы он тебя узнал?
        - Тебя это действительно беспокоит? - Он медленно оглядывал ее, от губ перейдя к груди, чарующе вздымавшейся в смелом вырезе ее черного шелкового платья.
        - Он мог бы снова бросить тебя в тюрьму. Или даже хуже - добиться, чтобы тебя казнили.
        Это напоминание разрушило атмосферу чувственности. Рил принялся кругами ходить по комнате.
        - Сегодняшний вечер был ничем не хуже других, когда можно было убедиться, что дю Бопре меня не узнает. Моя внешность очень изменилась. Я должен вращаться в тех же кругах, что и он, чтобы попытаться обнаружить какие-нибудь доказательства своей невиновности.
        - Я когда-то похвасталась, что заключу сделку с самим дьяволом, если это позволит мне сохранить жизнь себе и деду. Учти, Рид, дьявол назначит свою цену.
        Он остановился против нее.
        - Если ты в самом деле веришь мне, Кристина, то не станешь мешать, когда я так близок к своей цели.
        Странное чувство охватило ее, вызвав тупую боль в груди. Это было так необычно, что она не сразу смогла осознать, что с ней. А потом понимание обрушилось на нее - такое простое и такое всеобъемлющее. То, что потрясло ее, имело имя, и называлось оно - любовь.
        - Ну, что скажешь? - поторопил ее Рид. - Я спас тебе жизнь. Теперь ты можешь спасти мою.
        - Хорошо, - прошептала она. - Можешь остаться. Он перевел дыхание, потом провел рукой по волосам.
        Этот жест Рида уже стал для Кристины таким родным.
        - Одно предупреждение.
        - Да... - поощряюще произнесла она, когда Рид замялся.
        - Женщины часто путают физическое влечение с любовью. - Переминаясь с ноги на ногу, он опустил глаза. - Я не хочу, чтобы вы совершили эту ошибку. Помните, что мы из разных миров. Я преступник, а вы графиня. У нас нет будущего.
        Кристина не могла ничего сказать из-за комка в горле, поэтому она просто кивнула. Она понимала, что Рид говорит разумные веши, но слышать это ей было ужасно больно. Где же ее обычная практичность? Почему эмоции взяли верх над ее разумом? Как случилось, что сердце стало диктовать рассудку? Несмотря на все эти вопросы, несмотря на сомнения, страхи и оговорки, она действительно любила человека, который так бесстрастно заявил ей, что у них нет будущего.

        Глава 17

        Когда Полли прибыла на следующее утро ровно в десять, Кристина и Рид уже ожидали ее. Ночью, после их разговора, Рид ушел и вернулся со всеми своими вещами незадолго до рассвета. Он очень быстро освоился в маленькой спальне задней части дома. Садясь в карету, оба были полны решимости показать Полли, что с их размолвкой покончено. Но все же, они ощущали неловкость. Чтобы не смотреть на Рида, Кристина поправляла белую кружевную косынку в вырезе полосатого рыже-черного платья, потом возилась с лентами соломенной шляпки Рид поддергивал жилетку.
        - Перестаньте суетиться, дорогие мои. - Полли заслонилась зонтиком от солнца. - У меня предчувствие, что матушка настоятельница поможет нам.
        Рид поддержал разговор:
        - Даже если нам не повезет сегодня, это не значит, что не повезет и завтра.
        Кристина вздохнула.
        - Я уже много раз говорила себе это. Каждый раз я надеюсь, и все время меня ждет разочарование. И мне становится не легче, а, наоборот, все труднее и труднее.
        - Постарайся не волноваться, теперь я с тобой, и мы будем искать вместе.
        Как ни странно, его слова помогли. Она знала, что он искренен. Предыдущий опыт научил ее тому, что в трудные моменты на Рида можно положиться. Может быть, он считал себя обязанным помогать ей в обмен на ее поддержку, но его присутствие все равно успокаивало.
        - Это просто благословение, когда в трудные времена рядом с тобой любимый, - заключила Полли, одобрительно улыбаясь Риду.
        Монастырь занимал большую площадь, Кристина оглядывала внушительное трехэтажное здание с мансардами, окружавшими остроконечную крышу, Карета въехала во двор, тихий и пустой, с одной стороны которого располагался сад, где выращивали лекарственные травы, а с другой - розарий. Полли не могла удержаться от того, чтобы не изложить гостям некоторые исторические факты.
        - Монастырь уцелел во время страшного пожара 1788 года благодаря негритянской пожарной команде. Урсулинки распахнули свои двери для осиротевших детей французских колонистов, чьи родители погибли во время резни в форту Розали. Монахини не только занимаются обучением дочерей аристократов, но и открыли специальные классы для негритянских и индейских девочек, где их учат ухаживать за шелковичным червем и изготавливать шелк.
        Невысокая монахиня в черном отворила им двери и проводила до кабинета настоятельницы. Сквозь толстые стены до них едва доносились звуки девичьих голосов, распевавших какую-то песню.
        - Войдите, - раздался голос из-за дубовой двери. Матушка Трюдо, высокая и величественная женщина, поднялась навстречу гостям.
        - Миссис Уэйкфилд, - тепло приветствовала она Полли. - Вы выглядите прекрасно отдохнувшей.
        - Благодарю. - Полли сжала руку настоятельницы. - Так мило с вашей стороны согласиться принять нас.
        - После всего, что вы сделали для моих учениц... Полли взмахнула пухлой ручкой.
        - Я подумала, что вы не откажетесь помочь нам найти Жана-Клода Бушара, графа де Варенна, дедушку моей дорогой подруги, мадам Делакруа.
        Матушка Трюдо перевела взгляд проницательных глаз на Кристину.
        - Садитесь, пожалуйста. - Она подождала, пока дамы опустятся на деревянные стулья, стоящие перед ее столом. Рид остался стоять позади Кристины. - А теперь расскажите мне, - мягко проговорила настоятельница, - чем я могу помочь.
        Сжимая ладони и ощущая руку Рида на своем плече, Кристина принялась объяснять. Монахиня задумчиво нахмурилась.
        - Я припоминаю, как одна из наших урсулинок говорила о пожилом джентльмене, который прибыл в Новый Орлеан, будучи очень больным. Если я не ошибаюсь, то время его прибытия совпадает с тем периодом, о котором вы говорите.
        Только рука Рида на ее плече удержала Кристину от того, чтобы вскочить со стула. Вопросы посыпались один за другим.
        - Он здесь? Вы не помните его имени? Он жив? Матушка Трюдо улыбнулась с сочувствием и пониманием.
        - Нет, дитя мое, этого джентльмена здесь нет, и мне потребуется время, чтобы навести некоторые справки.
        - Как скоро мы все узнаем? - спросила Полли.
        - Понадобится день или два. - Настоятельница поднялась с кресла, давая понять, что посещение закончилось. - Я сообщу вам, как только получу сведения.
        Кристина была как во сне. Неужели после всех этих месяцев она сможет наконец встретиться с дедушкой?
        - Благодарю, матушка Трюдо, благодарю.
        - Еще слишком рано благодарить меня. И, дитя мое...
        - Да, матушка?
        - Не надейтесь слишком сильно. Если это действительно был ваш дедушка, то он был очень болен. Он мог не пережить всего.
        Кристина вышла из кабинета, с благодарностью чувствуя поддерживающую руку Рида.
        - Молитва святой Урсуле будет кстати, - пробормотала Полли. - Я поставлю свечку.
        По дороге домой все молчали. Полли позволила себе только один совет, прежде чем препоручить Кристину заботам Рида;
        - В любом случае, дорогая, лучше знать правду, чем лелеять ложную надежду. Вы хотя бы успокоитесь.
        Кристина молча кивнула. Ей хотелось кричать, настаивать на том, что дед жив и здоров, что скоро они найдут его. Но разумом она понимала, что должна приготовиться к худшему.
        День тянулся бесконечно. Кристина ходила из угла в угол, глядя в пустоту. Она все кружила и кружила по галерее верхнего этажа, пока наконец Дульси, служанка из цветных, которую Кристина наняла, чтобы готовить и убирать в доме, не встала прямо у нее на пути.
        - Вы протрете дыру в полу, если не прекратите, - заявила толстуха.
        Кристина потерла руки.
        - Я просто не могу сидеть на месте. Дульси уперла руки в бока.
        - Вам придется посидеть спокойно и поесть, или я попрошу у мистера Рида привязать вас к креслу.
        Кристина обернулась, услышав, как Рид хохотнул, входя в двери.
        - Мне придется подчиниться. С Дульси шутки плохи. Не хотел бы я, чтобы она на меня рассердилась.
        - Ну ладно, - пробормотала Кристина сквозь стиснутые зубы. Пройдя в столовую, она выдвинула из-за стола стул и села. - Теперь все довольны?
        Дульси поискала языком и покачала головой.
        - Миссус, если вы всегда будете такой, то я пойду готовить для кого-нибудь другого. Вами сегодня управляет дьявол.
        Кристина подавила вздох, барабаня пальцами по столу. Незачем напоминать ей, что она слишком нервничает. Ей и самой не нравилось такое состояние, когда она напряжена, как струна. Дульси вышла, все еще бормоча что-то, и скоро вернулась с супницей, источавшей аппетитный аромат, и блюдом свежеиспеченного хлеба.
        - Думаю, мне надо навестить колдунью, которая живет у реки, - сказала Дульси. - Возьму у нее гри-гри, чтобы отгонять злых духов.
        Рид и Кристина обменялись взглядами.
        - Нет никакой необходимости в амулетах, Дульси, - твердо проговорил Рид. - Миссус извиняется и обещает съесть все, что ей дали. Не правда ли, графиня?
        Кристина бросила на него испепеляющий взгляд, но послушно взяла ложку.
        - Прости, Дульси. Тебе не потребуется гри-гри. Служанка поджала губы и прищурилась. Увидев, что Кристина взяла кусочек лангуста, она удовлетворенно кивнула, так что ее тюрбан закачался.
        - Проследите, чтобы она съела все, мистер Рид.
        - Да, мэм, - подмигнув, ответил он.
        Когда Дульси вышла, он отломил кусок хлеба.
        - Мне она нравится. Не боится высказать то, что думает. Полная противоположность слугам в Бель-Терр.
        - Поэтому я ее и наняла, - ответила Кристина.
        Рид изучающе смотрел на нее. Она ела без аппетита, выбирая самые маленькие кусочки креветок и рыбы. «А что, если ее беспокоит не только судьба деда? - подумал он. - Возможно, есть что-то еще?» Его собственный аппетит исчез от промелькнувшей мысли. А вдруг она беременна? Он начал судорожно подсчитывать дни, потом, запутавшись, перестал. Такое было вполне возможно. Они занимались любовью не только на острове, но и несколько раз в последнюю ночь их путешествия на корабле. Но пугало Рида не то, что она может носить под сердцем его ребенка. Его душу леденил тот факт, что если он не докажет своей невиновности, то ей придется воспитывать это дитя самой и его ребенка будет всю жизнь преследовать «слава» отца-убийцы.
        - Кристина... - Он откашлялся и решил произвести осторожную разведку. - Твое плохое настроение и отсутствие аппетита - это ведь все только из-за дедушки, верно?
        Она внимательно посмотрела на него.
        - Что ты имеешь в виду?
        Рид решил с твердостью встретить бурю, бушевавшую в ее глазах.
        - Ты случайно не... беременна?
        - Нет, - резко ответила Кристина. - Я не беременна. Он вздохнул с облегчением и поклялся в будущем больше не рисковать, каким бы сильным ни оказалось искушение.
        - Значит, ты уверена?
        Ее щеки вспыхнули. Отбросив салфетку, она вскочила на ноги, так что стул заскрипел по полу.
        - Да! Абсолютно. - И указала на дверь. - Мне не нужна горничная. Уходи! Займись чем-нибудь. И оставь меня в покое!
        - Прекрасно! - Рид тоже отбросил салфетку и встал.
        Он вовсе не собирался с ней ссориться, Весь день пытался как-то отвлечь ее - принес вышивание, потом роман, налил ей вина. И вот вам благодарность! Она истеричная, злая, непредсказуемая! Ему никогда не попять женщин. Резко повернувшись, он вышел.
        Когда через некоторое время пришла Дульси, Кристина усиленно моргала, чтобы не расплакаться. Качая головой, служанка принялась собирать тарелки.
        - И у роз бывают шипы, - пробормотала она тихо, но так, чтобы ее было слышно.
        Кристина промокнула глаза уголком салфетки.
        - Ради Бога, Дульси, хватит ворчать. - Она шмыгнула носом. - Если хочешь что-то сказать, то говори громко.
        - Я имею в виду, что семейная жизнь не всегда счастливая. Бывают ссоры даже и в хороших семьях.
        - Ты абсолютно права, Дульси, - с жаром проговорила Кристина. - И у роз есть шипы.
        - Ваша выпивка, месье.
        Леон дю Бопре, не поднимая глаз, потянулся за стаканом. Стряхнул пепел с сигары в хрустальную пепельницу. Зал был полон людей, желающих попытать счастья в различных играх, но Леон едва замечал всю эту бурную деятельность вокруг. Он сидел в углу, наполовину скрытый перегородкой. Его занимали другие вещи. Сегодня мимо него проехала карета с восхитительной Кристиной Делакруа. Эта дама заинтриговала его, пробудила в нем такие желания, которые до этого не удавалось пробудить ни одной женщине. Конечно, она красавица, но еще Леон чувствовал в ней бешеный темперамент и страстность, Даже для человека с его разборчивостью она была бы ценным приобретением. Брайервуду требуется королева. Жаль, что леди уже занята.
        Бурбон оставил огненную дорожку в его горле. Леон пыхнул сигарой. Что-то странное происходило между мужем и женой вчера и опере. Он чувствовал, что за внешней вежливостью скрывались какие-то тайные эмоции. Слишком напряженно и вовсе не весело прозвучали их приветствия, а ведь разлука оказалась короче, чем они предполагали. Ни улыбок, ни каких-либо знаков любви. Почему месье Делакруа был не так уж счастлив увидеть свою красавицу жену? Наверное, у него имеется какая-нибудь экзотическая квартеронка где-нибудь в маленьком домике на улице Рампарт.
        Громкие аплодисменты привлекли внимание Леона к столу, за которым шла игра в
«фараон». Он вгляделся и во вновь прибывшем узнал Этьена Делакруа. Тот делал небольшие ставки, как человек, который не может себе позволить проиграть много. Потом зажег тонкую сигару и выдохнул дым. Что-то в элегантно-небрежных манерах французского плантатора показалось Леону знакомым. Креол нахмурил брови. Он никак не мог избавиться от ощущения, что их пути уже где-то пересекались. Но где?
        Туманная картина встала перед его глазами. Игорный дом в Барселоне. Человек по имени Рид Александер. Абсурд. Леон осушил свой стакан, потом заказал еще. Рид Александер гниет в какой-нибудь испанской тюрьме. Он никак не смог бы сбежать из колонии, разбогатеть, получить плантацию и жениться на очаровательной Кристине.
        Под воздействием спиртного креол немного успокоился. Да, человек, называющий себя Этьеном Делакруа, немного похож на Рида Александера. Но только похож. Этот шире в плечах и в груди. Да и черты лица другие. Александер был денди, а Делакруа крут и груб, и с ним лучше не шутить. «Но «се же, - решил Леон, - лишняя осторожность не повредит. У меня есть друзья на острове Сан-Доминго, Пожалуй, я наведу справки».
        На следующее утро Кристина встала незадолго до рассвета и тихо вышла из дома, Рид услышал это и решил проследить, куда она направляется. Даже за то короткое время, то он провел в Новом Орлеане, Рид уже узнал, что женщинe без сопровождения опасно появляться на улице. Здесь царили грабеж и разбой, и, кроме нескольких солдат, изредка проходивших по городу, защиты было ждать неоткуда. Город, казалось, привлекал картежников и прочих подозрительных личностей. Рид чуть не рассмеялся вслух. Многие, знающие его судьбу, точно так же охарактеризовали бы его самого.
        Держась в тени, Рид любовался походкой Кристины, ее прямой спиной и гордой посадкой головы. Она свернула, и в конце улицы Рид увидел купол церкви Святого Людовика. 1му наконец стало понятно, куда она спешит. Кристина присоединилась к толпе женщин, в основном пожилых, которые обычно посещают заутреню. Она покрыла голову шалью и вошла внутрь. Рид подумал было о том, чтобы вернуться домой, но потом тоже зашел в церковь и остался в заднем ряду. Здесь было темно, только перед алтарем горели длинные свечи. Пахло расплавленным воском и ладаном.
        Рид уже много лет не бывал в церкви. В юном возрасте он глупо верил, что Бог услышит его упорную молитву. Но если Он и услышал отчаянную мольбу спасти жизнь брата, то проигнорировал ее. Церковная служба началась, и Рид вдруг почувствовал, как старые обиды ушли прочь. Хоть он не понимал ни слова из латыни, его охватило какое-то умиротворение. Непривычно для самого себя, он помолился о том, чтобы дедушка Кристины нашелся живым и здоровым. А если нет, то пусть она хотя бы узнает правду и обретет покой.
        Кристина задержалась после того, как служба закончилась. Она зажгла свечу в боковом приделе и молилась, стоя на коленях. Потом вышла из церкви и остановилась на ступенях, дожидаясь, пока глаза привыкнут к свету. Небо над головой переливалось всеми оттенками алого, розовато-лилового и золотистого. Она долго любовалась этим видом.
        - Прекрасно, не правда ли, графиня? - спросил Рид, подходя к ней.
        - Ты? - Она испуганно повернулась. - Что ты здесь делаешь?
        - Ай-ай-ай, мадам Делакруа. - Он укоризненно покачал головой. - Разве так надо приветствовать своего мужа?
        Ее глаза полыхнули огнем.
        - Шут гороховый, - прошипела она, оглянувшись, чтобы убедиться, что никто их не слышит. - Ты не мой муж. У меня нет мужа. Ты нагло воспользовался моим великодушием и вполз в мою жизнь как червяк.
        Рид безмятежно улыбался.
        - Ну-ну, графиня. Я точно знаю, что Господь не любит сварливых женщин.
        Кристина открыла и тут же закрыла рот. Он взял ее под руку, довольный, что сумел разозлить. Сейчас по крайней мере ее беспокойство улетучилось.
        - Может, после чашки кофе твое настроение улучшится.
        - Сварливая! Ты назвал меня сварливой? Рид хмыкнул.
        - Я надеялся, что это отвлечет тебя.
        - Как ты узнал, где меня найти?
        - Я шел следом.
        - И не только проследил, но и остался на заутреню? Удивительно, просто невероятно.
        Прижав руку к груди, Рид смотрел на нее невинным взглядом.
        - Мне обидно, мадам, что мое появление в церкви вызывает у вас такое удивление, - проговорил он оскорбленным тоном.
        Кристина расхохоталась.
        - Да, месье, признаюсь, что я считаю это очень странным.
        - Должен сказать, что за игральным столом я чувствую себя гораздо уютнее.
        Она искоса взглянула на него.
        - Тебе повезло в карты?
        - Могу себе позволить чашку кофе и сладкую булочку. Торговец у рынка продавал дымящийся крепкий кофе в чашках, который так любят жители Нового Орлеана. Рид купил еще и пару сладких булочек с пралине, Они с Кристиной медленно брели к дому, отхлебывая кофе и жуя сладкое тесто.
        - Ты так и не сказал, почему пошел за мной.
        - Женщине опасно ходить одной.
        - Ты боялся, что на меня нападут?
        Он пожал плечами.
        - По улице шатаются всякие бродяги и бездельники. В основном матросы. - Рид улыбнулся ей поверх чашки. Он видел, что ее разбирает любопытство. - Американцы, которые прибыли из таких мест, как Кентукки, Теннесси, Миссисипи и Огайо. Грубая, неотесанная банда. Их вкусы соответствуют их профессии. Распродав все, что привезли, они тратят деньги на виски, женщин и игру.
        - Фу, - фыркнула Кристина, - как похоже на французский двор.
        Рид расхохотался, оценив эту меткую характеристику. Подходя к дому, они замедлили шаги. Рид почувствовал, что Кристина снова погрузилась в задумчивость. Он остановил ее, повернул к себе лицом, обеспокоенно глядя в глаза.
        - Если твой дедушка в самое ближайшее время не найдется здесь, значит, он где-то еще. Будет лучше, если ты не станешь задерживаться в Новом Орлеане. Если меня опознают, поднимется большой скандал. Я не хочу, чтобы это коснулось и тебя.
        Она грустно улыбнулась.
        - Тебе не кажется, что уже слишком поздно?
        Ему нечего было на это ответить. Они молча вошли в дом.
        - Миссус, - поспешила им навстречу Дульси, - только что пришло письмо от матушки-урсулинки. - И она передала Кристине запечатанный конверт.
        Та дрожащими руками сломала печать и пробежала глазами короткое послание.

«Джентльмен, похожий по описанию на Жана-Клода Бушара, месяц назад поступил в благотворительную больницу Святого Чарльза. Он очень болен и не в состоянии ничего сообщить о себе. Персонал называет его Жаном».
        Кристина протянула письмо Риду.
        - Мы должны немедленно отправиться туда.
        Рид быстро прочитал тонкую вязь письма и решил сразу же послать Дульси к Полли, чтобы сообщить той новости и попросить разрешения воспользоваться ее экипажем.
        - Пусть лучше карета ждет нас возле больницы, - перебила его Кристина. - Мы пойдем пешком. Так будет быстрее.
        - Да, миссус.
        Дульси уже направилась к двери, когда хозяйка снова остановила ее.
        - Как только вернешься, приготовь свободную спальню для возможного гостя. Постели чистое белье, и пусть на плите кипит бульон.
        - Да, миссус, сделаю все так быстро, как только позволят мои старые ноги. - Дульси поспешила выполнять поручение.
        Кристина торопливо шла по улице, Рид не отставал от нее.
        - Благотворительная больница! - воскликнула она. - Как унизительно. Дедушка такой гордый, такой независимый.
        - Постарайся не слишком надеяться, - предупредил ее Рид. - Может, это и не он.
        - Конечно, это он, - негодующе проговорила Кристина, и в ее голосе прозвучала истеричная нотка. - Его зовут Жан. Наверняка это он.
        - Я не хотел бы, чтобы ты разочаровалась.
        Она почти бежала по тротуару, и прохожие уступали ей.
        - Если это дедушка, я не оставлю его на попечении чужих людей. Я сама буду ухаживать за ним.
        Подходя к побеленному прямоугольному зданию, похожему на солдатский барак, она начала спотыкаться; ноги отказывались ей повиноваться. Быстро перекрестилась и глубоко вздохнула, чтобы успокоиться.
        - Спокойно, графиня. - Рид взял ее ледяную руку, поцеловал костяшки пальцев и заставил ее взять себя под руку. Они бок о бок поднялись по ступенькам и позвонили в двери.
        Негритянка со строгим лицом в ослепительно-белом переднике поверх голубого муслинового платья вышла им навстречу.
        - Настоятельница рассказала нам о ваших поисках. Доктор де Калабриа ждет вас.
        Она проводила их до кабинета, где Кристину и Рида приветствовал худой мужчина с аккуратной бородкой и усами.
        - Я дон Хосе де Калабриа, главный врач. А вы, должно быть, сеньора Делакруа, - с сильным испанским акцентом проговорил он.
        - Да. - Кристина выдавила слабую улыбку.
        Рид пожал доктору руку.
        - Матушка Трюдо сообщила нам, что у вас есть пациент, похожий на дедушку моей жены.
        - Да. - Доктор величественно кивнул, - Но прежде чем отвести вас к нему, я должен предупредить, что, несмотря на самую тщательную заботу, состояние его очень тяжелое.
        Кристина почувствовала, как внутри у нее все сжалось.
        - Что с ним произошло? Чем он болен?
        - Он прибыл примерно месяц назад, после того как ему стало плохо на борту корабля.
        - Он прибыл из Франции?
        - Да, сеньора. К сожалению, мы очень мало знаем о нем, кроме того, что лечение мало помогло ему. И он не всегда понимает, что ему говорят.
        При виде горя на лице Кристины Рид нежно сжал ее руку.
        - Сожалею, что причиняю вам боль, сеньора, но вы должны приготовиться к худшему. - Врач подошел к двери. - Следуйте за мной, пожалуйста. Я провожу вас к нему.
        Кристина и Рид пошли за доктором по лестнице, потом по длинным коридорам, Сильный запах лекарств и дезинфицирующих средств вызывал тошноту, но не в состоянии был заглушить еще более тяжелые запахи. Доктор де Калабриа вошел в палату с рядами узких коек и направился в дальний ее конец. Некоторые пациенты тихо стонали, другие отрешенно смотрели вокруг, как люди, потерявшие всякую надежду.
        - Вот человек, известный нам под именем Жана. Сердце Кристины, казалось, заполнило всю ее грудь, не давая дышать. Она подошла поближе и откинула простыню, наполовину закрывавшую лицо человека.
        - Боже мой, - прошептала она, - Дедушка!
        Даже в самом кошмарном сне ей не могло присниться то, что она увидела. На кровати лежал иссохший старик с ввалившимися глазами, торчащими костями и кожей цвета старого пергамента. Волосы, теперь не серебристые, а совершенно белые, свалялись.
        - Это твой дедушка? - тихо спросил Рид.
        Она дрожащей рукой осторожно погладила заросшую щеку больного.
        - Да. - Кристина улыбнулась сквозь слезы. - Наконец-то я нашла его.

        Глава 18

        Жан-Клод Бушар открыл воспаленные глаза и попытался разглядеть лицо, склонившееся над ним.
        - Дедушка, это я, Кристина. Я пришла, чтобы забрать тебя домой.
        Дон Хосе де Калабриа негодующе выпрямился.
        - Это невозможно, сеньора. Он серьезно болен. Я не позволю забрать его из моей больницы.
        - Что-то не помню, чтобы моя жена просила вашего разрешения, ~ холодно проговорил Рид.
        - Но это нелепость, - настаивал доктор. - Здесь за больным самый тщательный уход. Врачи нашей благотворительной больницы учились в лучших школах Кадиса, Мадрида и Барселоны. Нигде больше вы не найдете столь современного лечения.
        Кристина заколебалась. Может, доктор Калабриа прав? Может, делается все, что только возможно? Почувствовав легкое движение, она опустила глаза и увидела, что костлявые пальцы деда вцепились в ее юбку.
        - Домой... я хочу... - Глаза Жан-Клода закрылись, последние силы оставили его.
        Кристина расправила плечи. Пора отбросить нерешительность и взять все в свои руки. Жизнь дедушки теперь зависит от нее. Она не позволит этому врачу со всеми его рекомендациями запугать ее. И она смело встретила взгляд доктора Калабриа.
        - Какой именно вид лечения, проводимый вами, я не смогла бы обеспечить дома?
        - Больному регулярно пускают кровь, - напыщенно произнес тот, скрестив на груди руки. - И каждый день он получает тщательно отмеренную дозу мышьяка, чтобы остановить процесс гниения в теле.
        - Мышьяка? - в ужасе переспросила Кристина. - Да вы же медленно травите его!
        - Вы слишком драматизируете ситуацию, сеньора. Мы здесь, в больнице, полагаем, что только суровые методы приводят к быстрейшему выздоровлению.
        - Я хочу сию же минуту забрать дедушку отсюда.
        Не обращая внимания на возражения врача, Кристина и Рид решили сейчас же доставить Жан-Клода в дом к Кристине. Прибыла карета Полли, и Рид поднял старика с такой же легкостью, с какой поднял бы маленького ребенка. Он вынес его из больницы и осторожно усадил на сиденье. Во время короткой поездки Кристина поддерживала голову дедушки, бормоча успокаивающие слова. Он постанывал, но глаз не открывал. Дульси выбежала им навстречу.
        - Миссус Уэйкфилд сказала, что послала за своим врачом. Они с сестрой милосердия скоро будут.
        Кристина преисполнилась огромной благодарности к Полли за ее заботу. Рид снова взял дедушку на руки и понес в спальню, подготовленную служанкой. Скоро прибыл личный врач Полли и немедленно принялся обследовать пациента. Не в состоянии спокойно дожидаться, Кристина шагала взад-вперед за дверью.
        - Ну что? - спросила она, как только доктор вышел от больного. - Пожалуйста, скажите мне, что он выздоровеет. Что я не опоздала.
        - Он недолго еще смог бы выносить такое лечение. То, что он уже перенес, - серьезное испытание его силы и стойкости, - с озабоченным выражением лица ответил тот.
        Рид подошел к Кристине.
        - Чем мы можем ему помочь?
        - Кровопотеря и мышьяк сделали свое дело, он очень слаб и истошен. - Доктор потер щеку. - Молоко поможет бороться с отравлением. Давайте ему побольше жидкости, чтобы восстановить то, что он потерял.
        - Но он выздоровеет? - Кристина не могла избавиться от тревоги в голосе.
        - Ему потребуется время, чтобы восстановить силы. Следующие сутки будут решающими. Если он переживет их, тогда... - Врач пожал плечами.
        - Спасибо, доктор.
        - Самое страшное, мадам Делакруа, то, что больной потерял волю к жизни. Но теперь, раз вы рядом, это должно измениться. - Он пошел к выходу, потом обернулся. - Я навещу графа Бушара завтра утром, а сестра скоро придет.
        После его ухода в доме стало неестественно тихо. Кристина покусывала губу. Неужели она после стольких сложностей отыскала деда только затем, чтобы потерять его навсегда? Он сейчас бледная тень того человека, которого она помнила. Стыдно признаться, но она едва узнала его. Рид негромко кашлянул.
        - Если вы с дедушкой похожи, то он не сдастся без борьбы. Он будет сражаться с недугом смело и решительно.
        Кристина попыталась благодарно улыбнуться, но, вспомнив, каким изможденным был старик, не смогла.
        - Раньше мне казалось, что он - самый сильный человек на свете, а теперь...
        - Внешность часто обманчива, графиня.
        - Что ты имеешь в виду?
        Рид вглядывался в ее лицо.
        - Когда я впервые увидел тебя на пристани, то решил, что ты - избалованная эгоистка. Но ты очень быстро дала мне понять, как я ошибался. Ты не устаешь приятно удивлять меня. У тебя доброе сердце, ты находчивая и смелая.
        Кристина хлопала глазами, не зная, что сказать. Рид был не из тех, кто расточает комплименты. Лесть ему чужда, а похвалу у него трудно заслужить.
        - Не говоря уже о твоем упрямстве и настойчивости, - добавил он.
        - Вот об этом ты говорил не раз, - заметила она. Он улыбнулся уголком рта.
        - И вдобавок ты самая любопытная женщина из всех, кого я встречал.
        - Настойчивость я унаследовала от деда. И я не позволю ему сдаться без борьбы. Не позволю, - с силой повторила она. Единственная слеза скатилась по ее щеке.
        Рид стер ее большим пальцем.
        - Это - испытание для твоего характера. Дедушке потребуется, чтобы ты была сильной - за вас обоих. Смаргивая слезы, она криво улыбнулась.
        - А знаешь, что я подумала о тебе в тот первый день? Держа ее за талию, он наклонил голову.
        - Ну-ка, скажи мне. Что ты подумала?
        - Я завидовала твоей самоуверенности. И никогда бы не подумала, что мы подружимся. - Приподнявшись на цыпочках, она неожиданно для самой себя поцеловала его в щеку. - Ты хороший человек, Рид Александер. И хороший друг.
        Еще долго после того, как Кристина скрылась в комнате больного, Рид смотрел ей вслед. Почему его не устраивает быть только другом? Почему этого недостаточно? Почему он ощущает разочарование? Несмотря на все его благородные намерения, их с Кристиной жизни переплелись крепко-накрепко. Чувства проросли и укоренились, словно сорняки на поле, и теперь от них не избавиться. Они могут заглушить всю его настойчивость и решимость, свести на нет все его усилия. Повернувшись, он вышел из дома. Ему нечего предложить женщине, а тем более такой, как Кристина Делакруа.
«Нечего, - печально думал Рид, - даже себя я предложить не могу».
        - Кристина...
        Сначала она решила, что ей послышалось. Но когда звук повторился, молодая женщина подняла глаза от вышивки и увидела, что дедушка смотрит на нее тяжелым взглядом. Она наклонилась и взяла его высохшую руку в свои.
        - Дедушка, я здесь.
        - Кристина...
        Она не была уверена, что он узнал ее, может, он просто бредит.
        - Ты теперь в безопасности, дедушка. Нас никто больше не разлучит.
        - Пить... так хочется пить. - Голос графа был таким же сухим и безжизненным, как осенние листья.
        Кристина поддержала его голову и прижала к губам стакан. Он сделал большой глоток, потом скорчил гримасу. Это было так похоже на прежнего деда, что она рассмеялась. Жан-Клод Бушар никогда не скрывал своих антипатий.
        - Я помню, что ты никогда не любил молоко. Но надо все это выпить. Доктор Мейсон говорит, что молоко избавит твой организм от вредного воздействия мышьяка, которым тебя лечили в больнице.
        Он послушно допил все, потом утомленно закрыл глаза. Кристина осторожно опустила его голову на подушку.
        - Я буду как следует заботиться о тебе, дедушка. Поверь мне, скоро ты снова станешь сильным.

        Наступила ночь. Сквозь полуоткрытые ставни влетел порыв ветра, заставив заплясать пламя свечи. Кристина встала с кресла, потянулась. Она не знала, который час, только догадывалась, что уже очень поздно. Собиралась гроза. Где-то вдалеке гремел гром, ветер колыхал листья папоротника, украшавшие галерею. Может быть, дождь принесет облегчение » измученный жарой город. На сердце у Кристины было неспокойно. Жизнь дедушки висит на волоске. Какая несправедливость, и все это из-за Этьена. Если бы он позволил графу сопровождать ее на остров, ничего этого не произошло бы. В душе у нее все кипело от возмущения. Этьен был злобным и жестоким человеком. Даже после его смерти люди продолжают страдать от его подлости.
        Дверь распахнулась. Вошла крупная, полногрудая женщина с подносом. Непослушные кудри, которые в ее молодости были, очевидно, ярко-рыжими, а теперь посветлели, выбивались из-под чепца. Щедрая россыпь веснушек и ярко-голубые глаза выделялись на ее некрасивом, но приятном лице. Полли говорила, что Рози О'Бэньон сильна, как бык, и Кристина охотно верила этому.
        - Теперь, когда граф перестал выплевывать свои внутренности, хороший крепкий бульон как раз то, что ему нужно. - Поставив поднос, она уперлась руками в мощные бока и смотрела на безвольную фигурку пациента, негодующе качая головой. - Мышьяк - редкая гадость, Не много я видала бедняг, которым он помог. Судя по моему опыту, так большинство помирает от лечения, а не от болезни.
        Вдвоем им удалось заставить больного выпить немного бульона и сделать несколько глотков молока, прежде чем он погрузился в глубокий спокойный сон. Рози уселась в кресло в углу и взяла свое вязанье. Скоро в комнате слышалось только позвякивание спиц. Кристина беспокойно ходила туда-сюда. «Что случилось с дедушкой после того, как мы расстались в Кале? - думала она. - Продажа браслета должна была обеспечить ему скромное проживание, а вместо этого он угодил в больницу для бедняков. Деньги, очевидно, ушли на оплату кровопусканий и этой отравы. Хорошо еще, что я нашла его не слишком поздно».
        - Ваше хождение действует мне на нервы, - пожаловалась Рози, не поднимая глаз от вязанья. - Ступайте отдохните. Вашему дедушке не поможет, если мне придется нянчить вас обоих.
        Кристина с неохотой согласилась, вымолив у Рози обещание позвать ее, если будут какие-то изменения в состоянии больного. Убедившись, что оставляет дедушку к надежных руках, она вышла из комнаты. В своей спальне она переоделась в ночную рубашку из белого батиста, отделанную по корсажу голубой лентой. Потом причесалась, но, чувствуя себя все еще слишком возбужденной, чтобы спать, вышла на галерею. Молнии изломанными линиями озаряли ночное небо. Держась за перила, она подняла голову и закрыла глаза.
        - Если бы у меня был корабль, то твой профиль красовался бы там на главной мачте, - раздался из темноты баритон Рида.
        - И мы обошли бы все моря и океаны. - Кристина мечтательно улыбнулась, не открывая глаз. Непонятно почему, но присутствие Рида всегда действовало на нее успокаивающе.
        - Красивая картина, но, боюсь, нереальная.
        Она открыла глаза, повернулась к нему и в расстегнутой на груди рубашке увидела загорелое тело с золотистыми завитками волос. По лицу Рида пробегали тени, и она не могла разглядеть его выражение, Рид усмехнулся.
        - В чем дело? Ты словно увидела привидение.
        Он действительно мог бы быть игрой ее воображения. Кристина вспомнила ту ночь, когда бой барабанов заманил ее в лесную чашу, где проходил языческий обряд. Тогда Рид закрыл ей рот поцелуем - и этого она никогда не забудет.
        - Я... я подумала, что ты куда-то ушел.
        - Ты бы предпочла, чтобы я ушел?
        - Нет, конечно, - резко ответила она. Ее злило, что он, как будто намеренно, хочет отдалиться, выстраивает некий барьер между ними. - Я просто не ожидала тебя здесь увидеть.
        - Уже поздно. Тебе пора спать. Она повела плечиком.
        - Сегодня слишком много всего произошло.
        - Ты не считаешь, что надо войти в дом? Сейчас начнется гроза.
        - Нечего приказывать мне, словно ребенку. Может, ты сам боишься грозы?
        - Не говори ерунды.
        - А тебе стоило бы побеспокоиться. Если ты будешь доказывать, что Леон дю Бопре - убийца, вот тогда разразится гроза небывалой силы. Почему бы тебе не бежать из Нового Орлеана, пока это еще возможно?
        - Волнуешься за меня?
        - Здесь опасно оставаться. - Она нетерпеливо вздохнула. - Если дю Бопре тебя узнает, то настоит на том, чтобы тебя вернули на Гаити. Ты слишком умен, чтобы тратить время на бесплодную затею.
        - Бесплодная затея? - Уронив сигару, Рид раздавил ее каблуком. - Так ты к этому относишься?
        - Да, именно так. - Кристина повысила голос, чтобы заглушить шум ветра. - Почему ты настаиваешь на этой безумной идее? Ты приблизился к тому, чтобы доказать свою невиновность?
        Рид сжимал и разжимал кулаки, сдерживая себя.
        - Нет, - неохотно признался он. - Но если есть какой-нибудь способ, то я его найду.
        - Если бы у тебя была хоть капля рассудка, ты собрал бы вещи и сейчас же покинул город. Он схватил ее за плечи и притянул к себе.
        - Если бы у меня была хоть капля рассудка, я бы держался от тебя подальше.
        Рид с гневом и отчаянием прижался губами к ее губам. Но вместо того чтобы вырваться и прекратить этот неожиданный поцелуй, Кристина ответила ему с той же страстью. Она вцепилась в его рубашку, плотнее прижимаясь к нему. Ветер развевал ее волосы, и Рид ощущал все ее тело под тонкой ночной рубашкой.
        Когда она жадно открыла рот, Рид издал почти звериный рык. Желание охватило его с такой силой, что он испытал потрясение. Он впивался в ее губы, проникая глубже и впитывая ее сладость.
        Горячий белый свет на мгновение залил чернильного цвета небо. Пушечным грохотом прогремел гром. Ветер устроил путаницу из ветвей деревьев: Но ни Рид, ни Кристина, охваченные своей собственной бурей чувств, не замечали этой грозной симфонии природы. Рид подхватил женщину под ягодицы, приподнимая и прижимая ее к своему пульсирующему мужскому естеству. К его восторгу, она, не стесняясь, терлась о него, придвигалась плотнее.
        - Это - безумие, - удалось проговорить ему. - Мы не должны...
        - Ш-ш, - прошептала она. - Ничего не говори. Взяв руками его лицо, она осыпала поцелуями щеки, глаза и шею. У него закружилась голова. Благие намерения разлетелись, как листья, он ощущал только ее вкус, ее запах и ее прикосновения. Обхватив его ногами, Кристина соединила лодыжки, сделав Рида добровольным пленником. Он пробежал руками по ее белым, словно мрамор, бедрам. «Почему ее прохладная кожа так обжигает меня?» - еще успел удивиться он.
        Тяжелые капли дождя упали на черепичную крышу и выложенный булыжником двор. Их частый стук смешивался со стуком сердец мужчины и женщины. Молния, дождь и ветер - ничто не могло сравниться по силе со страстью двух тел, переплетавшихся на веранде. Стремление овладеть ею охватило Рида, заглушая все остальные чувства, сметая все мысли. Кровь гудела у него в ушах, когда он сдвинул кружево, прикрывающее ее грудь, и жадно захватил ртом твердый сосок. Кристина застонала и выгнула спину, обнажаясь еще больше.
        - Ты заслуживаешь лучшего, - пробормотал он.
        Кристина сильнее сжала его ногами.
        - Возьми меня, не заставляй меня ждать.
        Рид почувствовал, как ее рука судорожно дергает его за пояс, и понял, что пропал. Он уже не хотел ждать, не хотел обдумывать возможные последствия, он хотел только вонзиться но влажный темный бархат ее тела. Перила поддерживали вес ее тела, и, крепко держа ее за ягодицы, он проник в нее. Внутренние мышцы женщины сокращались, втягивая его глубже, удерживая, самым первобытным образом выражая потребности ее существа. Она прижималась к нему, умоляя, требуя продолжать, предлагая себя и принимая его. В момент наивысшего наслаждения она вы крикнула его имя. Через несколько мгновений он тоже достиг пика.
        Сразу ослабев, Кристина обвисла в его руках, склонив ему на грудь голову, словно цветок на сломанном стебельке. Рид отвел влажные волосы с ее лба, поцеловал. Эта женщина не переставала удивлять его. Отвечающая на каждое его прикосновение, кипящая необузданной страстью, невыразимо соблазнительная. Он никогда не знал никого похожего на нее. И почему-то был уверен, что никогда и не узнает.
        Его дыхание постепенно стало более спокойным. Рид снова увидел все, что их окружает, услышал шум дождя и удаляющийся рокот грома. «Боже мой, - с отчаянием подумал он, - овладеть женщиной прямо на веранде, словно обезумевший жеребец, Ведь она леди... графиня... и нуждается в таких удобствах, как постель, простыни, уединение».
        А сейчас она даже не может поднять голову и взглянуть ему в глаза. Он должен был принять во внимание ее положение, проявить самообладание, соблюсти приличия. Рид кашлянул, собираясь извиниться.
        - Это было...
        - Великолепно! - закончила за него она. Ее лицо победно сияло, и она рассмеялась, - Абсолютно великолепно!
        Его удивление сменилось радостью, и он тоже засмеялся, сразу ощути в себя счастливее и легкомысленнее, чем когда бы то ни было. Поцелуями он осушил дождевые капли у нее на щеках.
        - Ты вся мокрая.
        Она лукаво улыбнулась и дразняще куснула его за ухо.
        - Пойдем в дом, там мы сможем об9охнуть.
        Рид понес ее в комнату, где она гибким кошачьим движением выскользнула из его рук. Их глаза, уже снова затуманенные страстью, встретились. Кристина вздрогнула, но вовсе не от холода.
        - Вот, - сказал Рид, стягивая с умывальника полотенце. - Вытрись, пока не подхватила лихорадку.
        Но ее охватил внутренний жар. Не взяв полотенца, Кристина стянула насквозь мокрую рубашку, подняла волосы и повернулась к Риду спиной.
        - Вытри меня, пожалуйста.
        - С удовольствием, графиня, - улыбаясь, ответил он. Вызывающе медленно провел он полотенцем по ее изящной спине, обвел нежную округлость бедер и изгиб ягодиц.
        - Ну что, гожусь я на роль горничной?
        Кристина притворилась, будто обдумывает ответ.
        - Прежде чем я решу, месье, мне потребуется, чтобы вы продемонстрировали и другие свои способности.
        Он прижал ее к своей груди, потом с такой же тщательностью принялся вытирать ее груди и низ живота. Полотенце скользнуло ниже, и она прикусила губу, чтобы не застонать от удовольствия. Выхватив полотенце из его рук, проговорила:
        - Теперь моя очередь.
        Она ждала, пока он снимал одежду, и любовалась игрой его мышц под гладкой кожей, пытаясь запомнить каждую линию его тела, каждую складку и шрам - все до мельчайших деталей. Когда наконец он стоял перед ней обнаженный, она решила последовать его примеру. Легкие прикосновения полотенца дразнили и возбуждали, она слегка потерла коричневые мужские соски, почувствовала, что они набухли. Наклонила голову и нежно обвела их языком. Рид втянул воздух. Он дрожал, пытаясь унять возбуждение.
        - Тебе это нравится? - томно спросила она.
        - Ты же знаешь, что нравится, - сквозь сжатые зубы проговорил он. - Ты здорово умеешь мучить.
        Довольная таким ответом, Кристина попросила его повернуться. Он сделал это с неохотой и, нахмурившись, спросил:
        - Неужели тебе нравятся мои шрамы?
        - Нет, - мягко ответила она, нежно лаская каждую отметину жестокого хлыста. - Но шрамы - это часть тебя.
        Рид громко рассмеялся.
        - Ты очень романтичная особа, раз можешь восхищаться таким уродством.
        Кристина продолжала поглаживать рубцы кончиками пальцев, потом осыпала их поцелуями, легкими, словно крылья бабочки.
        - Твоя спина говорит о том, что ты много страдал и что, несмотря на боль и унижение, ты стал сильнее.
        - Довольно! - Повернувшись, Рид зажал ей рот поцелуем. - А о чем говорит мой поцелуй? - спросил, отрываясь от ее губ.
        - О том, что ты меня хочешь, - хрипло ответила Кристина.
        Рид поднял ее на руки и отнес на кровать. В его глазах]на видела отражение не только желания, но и какой-то неуверенности, недоговоренности.
        - Я не умею говорить красивых слов...
        Она прижала палец к его губам, заставляя замолчать.
        - Мне не нужны красивые слова. Раскрой мне свое сердце.
        И он сделал это.

        Глава 19

        Когда на следующее утро Кристина проснулась и обнаружила отсутствие Рида, ей захотелось зарыться лицом в подушку и расплакаться. Почему эта ночь так много значит для нее и так мало - для него? Неужели он думает, что она отдается ему, только чтобы удовлетворить физическую потребность? Разве он не чувствует, что завоевал ее сердце? Наверное, с ее стороны было наивно надеяться на то, что он проявит какие-то признаки любви. Рид Александер не желторотый юнец, он мужчина, который привык прятать свои чувства так же тщательно, как скупец прячет кошелек. А вдруг все дело в ней самой? В конце концов, - напомнила себе Кристина, - я ведь буквально кинулась ему на шею. Во время побега именно я настояла на том, чтобы заняться любовью. А этой ночью...»
        Ее щеки вспыхнули. Она вела себя распутно, необузданно, не лучше проститутки. Но она всегда становилась такой в его объятиях. До встречи с Ридом Кристина считала себя практичной, рассудительной девушкой. Как же все изменилось! Не просто бессмысленно, по и глупо побить человека, у которого к ней всего лишь мимолетный интерес. Но винить приходится только саму себя. Рид не виноват в том, что принял этот позорный дар.
        Кристина повернулась на спину, открыла глаза и обнаружила, что все еще находится в комнате Рида. Яркий солнечный свет проникал сквозь полуоткрытую дверь. На ветвях магнолии во дворе весело перекликались птицы. Кристина с невольным любопытством оглядела комнату. Везде царили чистота и порядок, кое-какие личные вещи с большой аккуратностью были расставлены на комоде. Ее ночная рубашка висела на спинке кресла, а не валялась мокрой кучкой на полу, где они ее оставила. Вскочив с кровати, Кристина быстро оделась и пригладила волосы.
        Где-то в доме открылась и закрылась дверь. Не желая, чтобы ее застали крадущейся из комнаты Рида, Кристина вышла на веранду и по галерее обошла дом. Она появилась в своей спальне как раз в тот момент, когда в дверях показалась Дульси с охапкой свежего постельного белья. Служанка перевела взгляд с лица хозяйки на несмятую постель и расплылась в понимающей улыбке.
        - Доброе утро. Думаю, вы хорошо спали.
        Кристина покраснела, но попыталась прикрыть смущение праведным негодованием.
        - Ну знаешь, Дульси, как я спала и где, тебя не касается.
        - Нет, мэм, конечно, нет. - Дульси добродушно хмыкнула, нисколько не обиженная подобным обхождением: - Должно быть, господин тоже хорошо спал.
        - Дульси… - сердито проговорила Кристина.
        Служанка невозмутимо положила белье на кровать.
        - Сейчас принесу вам кофе. Хороший и крепкий кофе поможет вам проснуться.
        Графиня возмущенно вздохнула. Она давно поняла, что американские слуги совсем не похожи на рабов в Бель-Терр. «Но между ними ведь огромная разница, - напомнила она себе. - Дульси - свободная цветная женщина». Пожив на острове, Кристина не хотела больше встречаться с проявлениями рабства. Это варварство, и оно не приводит ни к чему хорошему.
        Она выбрала одно из своих самых любимых платьев - светло-зеленое, усыпанное изящными желтыми цветочками. Завязав темные волосы желтой атласной лентой, она критически оглядела себя в зеркале. Кристине хотелось предстать перед дедушкой веселой, с хорошим настроением. Если не обращать внимания на легкую бледность, никто не догадается, как она несчастна.
        Вернулась Дульси, неся кофейник, благоухающий кофе с цикорием, и сладкие ореховые булочки, только что из печи.
        - Дульси вас откормит. Вы слишком худая. Надо быть сильной, чтобы рожать здоровых детей.
        Кристина чуть не выронила чашку.
        - Детей?
        Служанка глубокомысленно кивнула.
        - Вы с господином нарожаете красивых, здоровых сыновей.
        Дети? У Кристины внезапно подкосились ноги, и она опустилась на край кровати. Красивые, здоровые сыновья. Она представила себе маленького ребенка у своей груди. Эта картина вызвала в ее душе какое-то мягкое, тающее чувство. Там словно забил родник, и сила материнского инстинкта удивила ее. Она безжалостно подавила все эмоции. До настоящего момента Кристина не думала о такой возможности. Как глупо. Телесные потребности заглушили в ней голос рассудка. Они с Ридом занимались любовью не один раз. Любой из них мог привести к беременности. И что же тогда? Как бы это осложнило ситуацию! Кофе остывал, она к нему не притронулась. Ребенок нуждается в любви обоих родителей. Л Риду нужна свобода, а не привязанности. Как бы она ни любила его, она не хочет, чтобы он остался с ней только из чувства долга.
        - Ну же, поспешите с завтраком, - проворчала Дуль-си. - Мисс О'Бэньон говорит, что ваш дедушка спрашивал о вас.
        Это вернуло Кристину на землю.
        - Как он? Ему не стало хуже?
        Дульси хлопотала, прибираясь на туалетном столике, открывая ставни.
        - Господи, детка, да не будите вы лихо, пока оно спит тихо.
        Кристина улыбнулась своей собственной глупости.
        - Ты права, Дульси, спасибо, что напомнила. - Она сделала глоток кофе, откусила булочку, чтобы избежать нравоучений со стороны служанки, и поспешила в комнату деда.
        Жан-Клод опирался о белоснежные подушки. На его изжелта-бледном изможденном лице появилась оживленность, которой не было в больнице. Это очень обрадовало Кристину.
        - Дедушка. - С улыбкой, дрожащей на губах, она подошла к кровати.
        Его глаза влажно заблестели.
        - Когда я проснулся сегодня утром, то решил, что я уже на небе, а мадемуазель О'Бэньон - мой личный рыжий ангел-хранитель.
        Наклонившись, Кристина поцеловала морщинистую щеку.
        - Ты не в раю, но Рози действительно просто ангел, раз сотворила такое чудо. Ты выглядишь прекрасно. - Краем глаза она уловила движение в дальнем углу комнаты. - Р-рид, - проговорила, заикаясь, - я думала, что ты ушел по делам. Он без улыбки посмотрел на нее. - Сначала я решил навестить твоего дедушку. Кристина так же серьезно изучала его внешность, - стройный, подтянутый, красивый, в сером камзоле и полосатом жилете. Казалось таким естественным подойти, обнять его, поцеловать, ощутить его поддержку. Присутствие Рида заставило ее забыть обо всем, даже о дедушке. Жан-Клод непонимающе переводил взгляд с внучки на мужчину. Он громко кашлянул, чтобы привлечь их внимание. - Кто этот Рид, о котором ты говоришь, детка? Кристина виновато покраснела, пытаясь собраться с мыслями. Она опять ошиблась, подсознательно избегая имени Этьен, которое вызывало только самые неприятные ассоциации. Мужчины выжидающе смотрели на нее. Когда-нибудь ей придется сказать дедушке, что Рид ей вовсе не муж. Что настоящий Этьен Делакруа погиб во время восстания рабов на острове Сан-Доминго. Что Рид работал у него надсмотрщиком и
что его обвиняют в убийстве. Но разве сейчас можно выложить всю правду? Рид, очевидно, поняв, в каком она затруднении, начал объяснять;
        - На самом деле меня зовут...
        - Мать называла его Ридом, - перебила Кристина. - Только после смерти отца, унаследовав его поместье, Рид принял имя, данное ему при рождении. Она молча смотрела на него через всю комнату. Оба понимали, что если Кристина откажется признать его своим мужем, то ему придется немедленно покинуть этот дом. Л без такого прикрытия, как образ французского плантатора, Рид вряд ли сможет доказать свою невиновность. Дедушка был бы разгневан, узнай он, какому риску Кристина подвергает свою репутацию. «И вдобавок, - подумала она, - его здоровье еще не позволяет ему испытывать такие серьезные эмоциональные встряски. У нас будет достаточно времени, чтобы объясниться». Острый взгляд Жан-Клода скользнул от Рида к Кристине.
        - А, - проговорил он наконец, - все понятно. Кристина вздохнула с облегчением. С самого ее детства дедушка всегда без труда мог определить, когда она врет.
        - Вообще-то его знают как Этьена. Только самые близкие называют Ридом.
        Жан-Клод пристально посмотрел на молодого мужчину.
        - Надеюсь, когда мы познакомимся получше, я буду в числе этих самых близких.
        Рид поклонился.
        - Сочту за честь, месье. Старик устало кивнул.
        - Прошу прощения, но мне надо заняться делами. - С этими словами Рид быстро вышел из комнаты.
        Кристина проводила его взглядом. Как мило со стороны Рида волноваться о здоровье ее дедушки! Он в очередной раз проявил доброту и понимание. Неоднократно отказываясь признать за собой добрые качества, он тем не менее был достоин восхищения. Жан-Клод сложил руки на одеяле.
        - Я смутно припоминаю, как меня кто-то вынес из этой жуткой больницы и потом поднял по ступенькам сюда. Это был Рид?
        Кристина присела на край кровати.
        - Да, дедушка. Он настоял на том, чтобы помочь.
        - Я так и думал. Твой муж, кажется, прекрасный человек. Вовсе не то чудовище, которое я себе представлял.
        - Извини, что заставила тебя беспокоиться. - Она положила ладонь на его руку.
        Но старик смотрел на нее по-прежнему тревожно.
        - Я должен был запретить тебе выходить замуж за человека, которого ты никогда не видела и о котором ничего не знала, даже если я сам не мог защитить тебя.
        - У нас не было выбора, - мягко напомнила ему Кристина. Ей не терпелось открыть ему правду, признаться, что повод для опасений был, что Этьен Делакруа оказался самым большим негодяем в ее жизни, Но она удержалась. - Мы оба тогда решили, что женитьба по доверенности - лучший выход. Расскажи мне, что произошло после того, как мы расстались в Кале.
        Последовало долгое молчание, вздох, потом приступ кашля. Снова удобно устроившись в подушках, дедушка кратко описал ей свои приключения.
        - Должен признать, я позволил себе переутомиться, что стало одной из причин, приведших к болезни. Когда я добрался до Нового Орлеана, то уже очень нуждался в медицинской помощи. И был слишком слаб, чтобы возражать, когда меня решили отправить в благотворительную больницу, Больница для бедных… - Он печально покачал головой.- Можешь себе представить мое унижение?
        - Это все в прошлом. - Кристина убрала с его лица прядь седых волос. - Мы снова вместе, вот что сейчас главное.
        - Ты всегда была такой радостью для меня, крошка. - У старики увлажнились глаза. - Когда я решил, что больше не увижу тебя, то потерял всякий интерес к жизни.
        - Теперь нас ничто не разлучит, - тихо пообещала она. То, что ему едва удалось избежать смерти, очень изменило дедушку. Скрытые прежде эмоции теперь грозили захлестнуть его. - Просто постарайся побыстрее выздороветь.
        Граф смущенно кашлянул, и в это время в комнату вошла Рози О'Бэньон с завтраком на подносе. Наклонив голову и прищурившись, она некоторое время разглядывала старика.
        - Ну что ж, я вижу, пациент решил присоединиться к живым.
        - А разве в этом были какие-то сомнения, мадемуазель? - храбрясь проговорил он.
        Кристина встала, и сиделка взбила подушки, а затем поставила поднос на колени больного. Жан-Клод недовольно оглядел принесенное.
        - Еще немного молока, и я замычу, как корова, - проворчал он.
        - А без молока пожалеете, что вы не корова. - Нисколько не смущенная сварливостью пациента, Рози развернула салфетку и заправила ее под подбородок графа. - Молоко прописал вам доктор, значит, вы будете получать молоко.
        Слушая их перепалку, Кристина улыбалась. К дедушке уже возвращаются его прежние властные манеры. Но и Рози под стать ему. Надо не забыть поблагодарить Полли за то, что порекомендовала такую сиделку.
        Полли Уэйкфилд не хотела ничего слышать. Вдова настаивала, чтобы Кристина и Рид вместе с ней отправились на прием, устроенный губернатором Эстебаном Миро в честь какого-то сановника, только что прибывшего из Испании. Кристина попыталась отказаться - здоровье дедушки было для этого уважительной причиной, но Полли упорствовала. «Состояние графа уже улучшилось, - заметила она, - а в заботливых руках Рози ему ничего не грозит». Вдова то уговаривала, то просила, пока Кристина не сдалась.
        Молодая женщина надела бриллиантовые серьги и придирчиво оглядела себя в зеркале. Дульси убрала ее волосы в прическу, подчеркивающую нежные черты лица Кристины. Черное атласное платье с элегантной простотой подчеркивало все достоинства ее фигуры. Кристина вспомнила прием, устроенный в Бель-Терр, и шикарное платье, сшитое для нее Симоной Дюваль. Интересно, как портниха пережила восстание. Вскоре после прибытия в Луизиану Кристина написала им с мужем, предлагая приехать в Новый Орлеан. Их услуги потребуются многим, и здесь гораздо безопаснее. Она пока не получила ответа, но надеялась, что к ее совету прислушаются.
        Услышав стук колес экипажа, она поспешила навстречу подруге. Кристина обещала представить Полли дедушке. Вдова с первого дня хотела познакомиться с французским аристократом, но, зная дедушкину гордость, Кристина дожидалась, когда он станет походить на себя прежнего.
        Полли вплыла в гостиную в шорохе тафты малинового цвета.
        - Дорогая, вы чудесно выглядите, - шумно приветствовала она Кристину. - Вы затмите всех. Никто и внимания не обратит на губернатора.
        - Ах, Полли, - с ласковой улыбкой ответила та. - Вы слишком добры.
        Вдова огляделась, потом наморщила лоб.
        - А где ваш муж? Я полагала, что Этьен составит нам компанию.
        - Он просит прощения, поскольку ему пришлось срочно уйти по делам.
        Кристина предполагала услышать этот вопрос и поэтому заранее отрепетировала ответ. На самом деле она и представления не имела, где Рид и каковы его планы. Он ничего ей не сказал. С той грозовой ночи прошло уже больше недели, и он всячески избегал оставаться с ней наедине.
        - Жаль, что он не видит, как вы милы сейчас. - Полли моментально прониклась сочувствием к ней. - Может, он закончит свои дела и присоединится к нам попозже?
        - Все может быть, - пробормотала Кристина. Она взяла пожилую даму под руку. - Я говорила дедушке, что вы очень помогли нам в его поисках. Он мечтает познакомиться с вами.
        - Если только вы уверены, что это его не побеспокоит, - щебетала Полли, поправляя серебристые кудряшки. - Может, граф вовсе не расположен принимать гостей.
        Кристина едва сдерживала улыбку. Из-за безграничного любопытства Полли было очень трудно откладывать их знакомство с дедушкой. Однако теперь, когда момент настал, вдова всячески изображала безразличие. Распахнув двери в комнату графа, Кристина пригласила Полли войти. Жан-Клод, в темно-синем шелковом халате, с тщательно подстриженными седыми волосами, подошел к ним. Хоть он и опирался на трость, но походка его была тверда, да и черты лица уже не казались такими заострившимися.
        - Дедушка, это моя дорогая подруга, мадам Полли Уэйкфилд, - просто сказала Кристина.
        - Для меня большая честь быть представленной вам, граф, - сказала Полли.
        Граф взял ее руку, галантно поднес к губам.
        - Эта честь оказана мне, мадам. Если бы не вы, мы с внучкой могли бы никогда не встретиться. Я ваш должник.
        Лицо Полли порозовело от удовольствия. - Единственная награда, которую я приму, - это известие о том, что вы совершенно здоровы.
        - Если бы ваши поиски не привели в это жуткое место, я мог бы не пережить их лечения. - Граф не выпускал руки Полли. - Благодаря заботам мадемуазель О'Бэньон я становлюсь сильнее с каждым днем. Моя внучка не смогла правильно описать нас, мадам. Придется мне пожурить ее. - Жан-Клод игриво улыбнулся Полли. - Вы гораздо моложе и красивее, чем я ожидал увидеть.
        - Вы мне льстите, - просияв, ответила вдова.
        - Вы называете это лестью? - Жан-Клод изобразил гнев. - Я не произношу ничего, кроме правды.
        Кристина с изумлением наблюдала за ними. Эта пара, казалось, забыла обо всем, включая и ее присутствие. Лицо дедушки еще хранило следы недавней болезни, но его темные глаза живо блестели, А Полли просто сияла.
        - Значит, вы не сердитесь на меня за то, что я уговорила Кристину сегодня составить мне компанию? Если же вы хотите, чтобы она осталась...
        - Чепуха. Перемена обстановки пойдет ей на пользу. Появится возможность поболтать с кем-нибудь еще, а не только со стариком, покрасоваться в новом платье и драгоценностях. Боюсь, что я в последнее время стал эгоистом.
        - Вам, должно быть, так одиноко. - Полли сочувственно поцокала языком. - Почту за честь, если вы позволите мне ввести вас в общество Нового Орлеана.
        - Как это мило с вашей стороны, мадам, - с теплой улыбкой ответил Жан-Клод. - Я бы с радостью, но, увы, я еще не совсем окреп. Может, пока вы не откажетесь иногда посещать больного.
        - Конечно, месье, - Вежливый ответ не мог скрыть того, с какой готовностью она его произнесла.
        - Прекрасно. - Жан-Клод слегка пожал ее руку, прежде чем отпустить ее. - Я с нетерпением буду ожидать ваших визитов.
        - Какой очаровательный человек! - выпалила Полли, как только они вышли из комнаты.
        Она продолжала щебетать, восхищаясь Жан-Клодом, но Кристина слушала ее вполуха. Она знала, что Рид по-своему привязан и к Полли, и к дедушке, и жалела, что он не присутствовал при их знакомстве. Потом она одернула себя. За короткое время Рид ста! такой неотъемлемой частью ее жизни, что она хочет делиться с ним даже мелкими каждодневными событиями. С этим надо кончать. Их отношения не имеют будущего. Риду не нужны семейные обязанности. Да и она не нужна.

        К тому времени, как они прибыли на прием, бал был уже в самом разгаре. Кристину представили губернатору с женой и другим представителям местной власти. Она обратила внимание, что в числе приглашенных были испанцы, французы и американцы. Официанты в черных куртках и жестко накрахмаленных рубашках сновали меж гостей, предлагая им охлажденный фруктовый пунш и вино. Повсюду слышался оживленный разговор. Темы были столь же различны, сколь отличались друг от друга гости. Кристина услышала, как обсуждались и революция во Франции, и пароход, изобретенный каким-то Джоном Фитчем, и новый концерт для фортепиано, написанный Моцартом.
        Полли тотчас же окружили знакомые и принялись расспрашивать о ее недавней поездке. Кристина внимательно слушала и вдруг почувствовала, как кто-то прикоснулся к ее плечу. Обернувшись, она увидела перед собой Леона дю Бопре.
        - Такой красавице, как вы, небезопасно появляться без сопровождения. - Его глаза загорелись огнем, задержавшись на ее декольте.
        Кристина постаралась вежливо улыбнуться, чувствуя неловкость от его пронзительного взгляда.
        - Мы снова встретились, месье дю Бопре. Он взял ее руку, провел губами по пальцам.
        - Я должен просить у вас прощения, мадам Делакруа, за свою плохую память.
        - За вашу память, месье? - Кристина подавила желание вырвать руку.
        - Да, мадам, она меня ужасно подвела. Вы еще прекраснее, чем я запомнил.
        - Благодарю, месье. - Она высвободила пальцы, борясь с желанием вытереть их об юбку, - Вы очень добры.
        - Нет, милая леди, только правдив. - Леон взглядом обвел зал. - Я не видел вашего мужа. Вы одна?
        - Да. Муж занят делами и очень сожалеет, что не смог прийти. - При виде слегка скептического выражения лица Леона она решила, что ее объяснения звучат надуманно.
        - Опять? - Креол изогнул бровь. - Если бы я имел такой бриллиант, как вы, то не оставлял бы его без присмотра.
        Кристине хотелось защититься от его пристального взгляда. Он словно раздевал се. Если предположения Рида правильны, то этот человек убил собственного брата. Но пока что все поиски доказательств этого ни к чему не привели. И тут ей в голову пришла идея. Может быть, она сможет помочь Риду, если сумеет выведать что-нибудь ценное. Дю Бопре явно увлечен ею. Она постарается использовать это в интересах Рида. Кристина оглядела зал, потом кокетливо улыбнулась Леону.
        - Я вижу, вы никого не сопровождаете, месье. Вы не женаты?
        - Признаюсь, я ждал такую даму, как вы, - В ослепительной улыбке блеснули его ровные белые зубы. - Ни одна не вызвала моего интереса... до настоящего момента.
        Кристина ощущала скованность. Она едва знала этого человека, но чувствовала, что он мастер интриг. Напомнив себе, что следует соблюдать осторожность, она огляделась в поисках Полли, нота куда-то отошла. Леон взял два бокала вина с подноса. Один подал ей, второй поднял, произнося тост:
        - За замечательную женщину.
        - Замечательную?
        - После встречи с вами в опере я навел кое-какие справки. И выяснил, что вы пережили не одну, а две революции. Это требует большой смелости и находчивости - двух качеств, которыми я всегда восхищался. - Он не сводил с нее блестящих черных глаз.
        Кристина отпила вина.
        - Я предпочитаю не говорить об этом, месье. Воспоминания еще слишком свежи, слишком болезненны.
        Лучше вы расскажите о себе.
        Пренебрегая правилами приличия, Леон увлек ее за собой на балкон, выходящий во двор. В надежде узнать что-либо, что поможет Риду, Кристина не протестовала. Если она избавит Рида от теней прошлого, то это станет ее последним подарком ему. Тогда, и только тогда, они с Ридом станут абсолютно свободными. Оставшись с Леоном наедине, она спросила:
        - Вы постоянно живете в городе, месье?
        И снова на смуглом лице блеснули идеально ровные зубы.
        - Пожалуйста, называйте меня просто Леоном. Она грациозно кивнула.
        - Хорошо. Вы живете в Новом Орлеане, Леон?
        - Здесь у меня дом. Но я предпочитаю жить в Брайервуде.
        - Брайервуд, - медленно повторила она. - Какое красивое название. Расскажите мне о нем.
        Он самодовольно покачался на каблуках.
        - Это плантация на берегу Миссисипи, на полпути по дороге в Батон-Руж.
        - Боюсь, что я мало знаю Луизиану. Я пока еще не выезжала за пределы Нового Орлеана.
        Отпивая вино, он снисходительно улыбнулся ей.
        - Вам бы следовало посетить болота. Это уникальное место. Прекрасное, экзотичное, переполненное редкими видами животных и растений. Таинственное и очаровательное.
        Кристина с удивлением смотрела на креола. Его глаза утратили жесткий блеск и подернулись мечтательной дымкой. Это сделало его более доступным, почти симпатичным.
        - Похоже, эти болота вас совсем околдовали.
        - Так и есть, но вы должны увидеть все сами. Я собираюсь устроить небольшой прием, только для близких соседей, чтобы отметить завершение строительства поместья. Почту за честь, если вы примете мое приглашение.
        Это прозвучало так неожиданно, что Кристина не успела приготовить никакого ответа. Она поиграла сережкой.
        - Это очень мило с вашей стороны, месье, но...
        - С мужем, конечно, - быстро исправил свою оплошность Леон. - Конечно. Будем рады принять ваше приглашение, месье. - Она едва скрывала восторг. Рида захватит эта идея - посетить дом дю Бопре. Где они смогут лучше узнать о Леоне и его семье? - Знаете, только сегодня утром, - сочиняла она, - мой муж выразил желание посетить американскую плантацию.
        - Как ты внимательна, моя дорогая. - На балконе появился Рид.
        При звуках знакомого баритона Кристина ощутила уже знакомое волнение. У нее сразу заколотилось сердце. Это было одновременно и приятно, и вызывало досаду. Леон нахмурился, недовольный вторжением. Едва заметно кивнув Риду в знак приветствия, он низко склонился над рукой графини, целуя ее.
        - До новой встречи. - Повернувшись, Леон вошел в зал и исчез в толпе.
        - Я помешал? - холодно и резко спросил Рил.
        - Да, - ответила Кристина. - Ты появился именно тогда, когда мы с месье дю Бопре пытались лучше узнать друг друга. Он только что пригласил нас в Брайервуд.
        Рид жестко взял ее за руку.
        - Я думаю, нам пора уходить.
        Кристина ожидала совершенно другой реакции «мужа».
        - Я думала, что ты обрадуешься.
        - Л я не обрадовался. - На его щеке грозно дернулся мускул. - Я удивлен, что ты так надолго оставила дедушку.
        Кристина с недоумением посмотрела на него.
        - Рид Александер, - проговорила она, растягивая слова и медленно улыбаясь, - должно быть, ты ревнуешь.
        - Какая ерунда. - Он быстро оглянулся и, убедившись, что никто не слышал его имени, гневно сказал: - Леон дю Бопре - опасный тип. Держись от него подальше.
        От этого приказного тона вся веселость покинула Кристину.
        - Ты не имеешь права приказывать мне.
        - Ошибаешься. - Рид сильнее сжал ее руку, ведя за собой в бальный зал. Понизив голос, предупредил: - Леон дю Бопре - это та же змея. Его яд так же смертелен, как у той, что была в твоей корзинке с шитьем. Я не для того спас тебя от одной змеи, чтобы позволить укусить другой.

        Глава 20

        Кристина быстро оглядела дворик. Сегодня даже погода была такой, как надо, - теплой и солнечной, но без удушающей жары. Пышные белые облачка проплывали по лазурному небу, напоминая взбитые сливки. Цветущая красная герань в глиняных горшочках придавала всему праздничный вид. Несколько кресел стояло вокруг небольшого столика, который Рид вынес заранее. Кажется, все готово. Заслышан голоса, она в последний раз взбила подушку.
        - Смотрите под ноги, - приказывала Рози О'Бэньон. Кристина наблюдала, как Жан-Клод медленно спускался по ступенькам, поддерживаемый с одной стороны сиделкой, а с другой - Ридом. С каждым днем дедушке становилось все лучше. Удивительно, до чего быстро он выздоравливал.
        - Спокойно, спокойно, - продолжала Рози. - Я пыталась убедить вас, что еще слишком рано, но вы разве послушаете?
        - Мне надоело сидеть в клетке, - пожаловался Жан-Клод. - Самое время выбираться наружу. Вскоре я собираюсь прогуляться по городу, посмотреть, что он собой представляет. Этьен обещал показать мне достопримечательности.
        - Когда вы немного восстановите силы, месье. - Рил слегка поддерживал старика за локоть.
        Спустившись по ступеням, Жан-Клод остановился на минуту, задыхаясь от непривычного усилия и обеими руками опираясь на трость, Кристина поспешила к нему, обняла за талию.
        - Скоро, дедушка, но еще не сегодня.
        - Я хотела вытащить кресло на веранду, но нет, он настоял на том, чтобы выйти во двор. - Рози послюнявила палец, подняла его кверху, потом удовлетворенно кивнула. - По крайней мере ветра нет. Не хотела бы я, чтобы мой пациент свалился с воспалением легких.
        - С ума сойдешь! - проворчал Жан-Клод. - Эта женщина обращается со мной, как Со слабоумным инвалидом.
        - Как ей не стыдно. - Кристина понимающе кивнула. - Все знают, что на тебе пахать можно.
        Она заметила, как в глазах Рида быстро промелькнули искорки смеха. Они вдвоем довели дедушку до стола под большой магнолией. Со вздохом удовольствия граф откинулся на подушки, а Рози набросила ему на колени легкую накидку.
        - Вырваться наконец из спальни - это самое лучшее лекарство для меня.
        Подошла Дульси с подносом.
        - Я принесла свои знаменитые булочки с патокой, чтобы немного подкормить вас, - сказала она, откидывая салфетку и открывая запотевший кувшин с лимонадом и горку сдобы на блюде.
        - Благодарю, мадам. - Жан-Клод с интересом разглядывал булочки. - Я с удовольствием съем и выпью все, лишь бы это было не молоко.
        - Ему бы возблагодарить Господа за то, что тот создал коров, - чуть слышно пробормотала Рози.
        - А вас, мадам, никто не спрашивает, - резко ответил граф, но тут же смягчил свои слова тем, что предложил сиделке первой отведать булочек.
        Как только Дульси закончила разливать лимонад, калитка распахнулась и появилась Полли. Она остановилась, потом, увидев среди собравшихся под магнолией Жан-Клода, широко улыбнулась.
        - Надеюсь, я никому не помешаю, - подходя, извинилась она.
        - Конечно, нет, мадам, - заверил ее граф. - Ваш неожиданный визит так же приятен, как солнечный луч после дождя.
        Полли зарделась от такого цветистого приветствия.
        - Сегодня выдался такой славный денек, я решила прокатиться и постараться уговорить Кристину заехать вместе со мной к новой модистке. Это тут, в конце улицы.
        Жан-Клод указал на свободный стул.
        - Пожалуйста, леди, присоединяйтесь к нам. Полли пригладила выбившийся локон.
        - Ну, если я не нарушаю семейного уединения...
        - Я настаиваю, - твердо проговорил граф. - Я почувствую себя одиноко, если такая милая леди, как вы, лишит меня своей очаровательной компании.
        - Ах, граф Бушар, вы заставляете меня чувствовать себя молоденькой и глупенькой.
        - Молоденькой - конечно. Но глупенькой... - Жан-Клод покачал головой. - Никогда, дорогая.
        Кристина заметила, что Рид с живейшим вниманием следит за этим разговором. Он едва сдерживал улыбку. Кристина тоже прикусила губу. Приятно было наблюдать за флиртом между ее дедушкой и ближайшей подругой. Неожиданно молодая женщина ощутила зависть - они могли так открыто демонстрировать свои чувства друг к другу. Если бы между ней и Ридом сложились такие же отношения...
        Снова заскрипела калитка, на этот раз впуская пожилого чернокожего невысокого роста, сутулого, с короткими седыми волосами. Дульси подозрительно прищурилась.
        - Пойду выясню, что ему надо. Не хватало нам здесь торговцев.
        Все смотрели, как она пересекла двор и вступила в оживленную беседу с посетителем. Разговор шел на повышенных тонах и сопровождался размахиванием рук. Однако, несмотря на все усилия, служанке не удалось избавиться от непрошеного гостя. Дульси вернулась непривычно хмурая.
        - Что-нибудь не так, Дульси? - спросил Рид.
        - Он говорит, что принес послание для мадам. И не хочет уходить, пока сам его не вручит.
        - Он назвал себя? Сказал, кто его прислал?
        - Мне он ничего не говорит. - Дульси негодующе взглянула на негра.
        Рид подозвал того поближе. Кристина поднялась с места.
        - Я - мадам Делакруа, - спокойно проговорила она. - У вас что-то есть для меня? - Да, мадам. - Посланец поклонился.
        - Могу я узнать, кто вы? И кто вас послал?
        - Меня зовут Ролло, - переминаясь с ноги на ногу, ответил тот. - Меня прислал господин дю Бопре.
        - Дю Бопре! - ошеломленно воскликнул Рид.
        Это привлекло к нему внимание слуги. Ролло застыл на месте. Казалось, он перестал дышать. Потом он невольно отступил на шаг.
        - В чем дело? - Рид нахмурился. - Ты словно увидел привидение.
        Ролло сделал глотательное движение, еще одно. Он попытался что-то сказать, но не смог выдавить из себя ни слова.
        - Ролло? - Кристину тоже насторожило странное поведение слуги. - Что случилось?
        - Если вам плохо, то мы позовем доктора, - предложила Полли.
        Дульси презрительно закатила глаза.
        - Пойду принесу ему воды. Ролло наконец собрался с силами.
        - Н-нет, не беспокойтесь, мэм. Все в порядке.
        - Слава Богу! - Жан-Клод повелительно постучал тростью. - Так что там? Что такого важного в этом послании, раз его надо передать только из рук в руки?
        Вспомнив о поручении, Ролло наконец отвел взгляд от Рида. Достав из нагрудного кармана конверт, он трясущейся рукой передал его Кристине.
        - Это от господина Леона.
        Чувствуя, что Рид злится все больше, Кристина сломала печать и быстро пробежала глазами письмо.
        - Что там, дорогая? - Полли задала вопрос, который мучил всех присутствующих.
        - Приглашение посетить Брайервуд. - Она встретилась взглядом с Ридом. - Похоже, что месье дю Бопре устраивает небольшой прием и хочет, чтобы мы приехали в гости.
        - Превосходно. - Губы Рида искривила ироничная улыбка.

«Он что, сошел с ума? - подумала Кристина. - А если дю Бопре узнал его?» До сих пор мужчины не удостаивали друг друга вниманием, но что будет теперь? Только сумасшедший может сам напрашиваться на неприятности. Она улыбнулась Ролло с сожалением.
        - Боюсь, мы с мужем не сможем принять...
        - Чепуха, моя детка, - перебил ее Жан-Клод. - Не стоит обо мне беспокоиться. Я под присмотром мадемуазель О'Бэньон, и со мной все будет в порядке. Молодые пары, такие, как вы, должны вращаться в обществе.
        - Не переживайте так, дорогая, - прощебетала Полли. - Я с удовольствием составлю компанию вашему дедушке если ему станет одиноко.
        Кристина лихорадочно пыталась придумать какую-нибудь уважительную причину, позволяющую отказаться от приглашения. Чем меньше времени Рид проведет рядом с дю Бопре, тем безопаснее для него. Она не могла забыть странную реакцию Ролло при виде ее «мужа».
        - У моего мужа другие планы...
        - Планы можно легко изменить, дорогая. - Рид предупреждающе стиснул ее руку. - Ролло, - обратился он к рабу, - передай своему хозяину, что мадам и месье Делакруа с радостью принимают его великодушное приглашение.
        Чувствуя дурноту от страха, Кристина взглянула на Рида, но выражение его лица оставалось загадкой для нее. О чем он думает? Что планирует? Невозможно играть с огнем и не обжечься. Гнев боролся с тревогой в ее душе. Неужели он не понимает, что должен держаться подальше, пока не докажет свою невиновность? Неужели не видит, что его беспечность убивает ее?
        При других обстоятельствах Кристина наслаждалась бы поездкой. Карета катила по бескрайнему зеленому пространству. Болота представляли собой удивительное чередование воды и суши, где буйствовала пышная растительность и где своей жизнью наслаждались животные. Мхи, лианы, деревья, водные растения и папоротники занимали все пространство. Гладь медленно текущих речушек покрывал толстый зеленый ковер. Странного вида мох, словно стариковская борода, свисал с толстых дубовых веток. Кристина вынуждена была признать, что описание Леона как нельзя более подходило к этой местности. Болота действительно были красивы, загадочны, экзотичны. И здесь становилось жутко.
        Чувствовалось присутствие каких-то невидимых, странных существ. Их выдавали то всплеск водной глади, то шорох в кустах, то дрожание листка. Несколько раз Кристина успела заметить уходящего под воду аллигатора, потом увидела сразу нескольких, греющихся на солнце на берегу реки.
        Смуглый мужчина при помощи длинного шеста направлял через топь свою лодку, выдолбленную из ствола кипариса. Увидев Рида и Кристину, он широко улыбнулся и приветственно помахал им рукой. На корме проскользнувшей мимо лодки они увидели гору креветок и устриц - очевидно, здешние места позволяли удачливым рыбакам зарабатывать на жизнь.
        - Ну что, захватило дух? Кристина сердито взглянула на Рида.
        - Не знаю, почему я позволила себя уговорить. Ты сумасшедший, раз едешь туда.
        - Может быть. - Он не стал притворяться, будто не понимает, о чем речь. - Но у меня нет выбора.
        - Чего ты надеешься добиться? Только предоставляешь дю Бопре еще одну возможность опознать тебя.
        - Я должен рискнуть.
        - Зачем? - воскликнула она. - Ты свободен, отправляйся куда-нибудь в безопасное место.
        - Не могу. - Он не сводил глаз с узкой дороги, вьющейся вдоль реки.
        - Не можешь? - настаивала Кристина. - Или не хочешь?
        Рид упрямо молчал.
        - Это просто какая-то жуткая игра, которая пробуждает в тебе азарт. Но ставки слишком высоки. Ты играешь на свою жизнь. И можешь потерять все.
        - Ты не понимаешь.
        - Ты прав, не понимаю. А сам-то ты понимаешь?
        Как объяснить ей то, чему он сам не может дать определение? Он просто знает, что должен это сделать. Нельзя позволить Леону дю Бопре уйти от наказания. Этот человек совершил убийство, он так же мерзок, как пена на болоте, и так же смертоносен, как щитомордник, скрывающийся в этих местах. Судьба дает Риду второй шанс. Но в то же время он рискует потерять все, что имеет.
        - Я просто должен это сделать, - пробормотал он, обращаясь скорее к самому себе, чем к Кристине. - Но я совсем не хотел, чтобы ты оказалась замешанной в этом.
        - Я сама так решила, - напомнила она ему.
        Он искоса посмотрел на нее. Конечно, графиня жила своим собственным умом. Никто бы не догадался, что под внешней хрупкостью у нее скрывается железный характер. Сегодня на ней было платье цвета спелых абрикосов, и Рид снова отметил, как она красива. Внезапно он ощутил желание. Ему захотелось освободить ее волосы от заколок и гладить шелковистые пряди. Если бы можно было ласкать ее, смять платье, разжечь в ней буйство страсти. Стиснув зубы, Рид подавил в себе это желание. Вместо того чтобы похотливо мечтать, ему надо попытаться убедить ее покинуть Новый Орлеан. Теперь, когда ее дед выздоровел, ей нет никакого смысла здесь задерживаться. Любая связь с Ридом может оказаться для нее катастрофой. Он хотел избавить ее от унижения и боли.
        - Если бы ты на самом деле была такой разумной, как утверждаешь, то забрала бы дедушку и уехала из города.
        - Ты что, пытаешься от меня избавиться?
        - Я бы не стал так это называть, но вообще да, пытаюсь. Что касается меня, то твое присутствие только усложняет все.
        Кристина отвернулась, наклонив зонтик так, чтобы Рид не мог видеть ее лицо.
        - Как глупо с моей стороны. Я-то считала, что помогаю. Ну вот он и добился своего. Рид достаточно хорошо знал Кристину, чтобы почувствовать, какая обида зазвенела в ее голосе. Меньше всего Риду хотелось огорчить ее, но он решил высказаться откровенно.
        - Я не хочу связывать себя Обязательствами перед женщиной, выполнять ее требования. Большую часть жизни я прожил один. И мне это нравится. В моей жизни нет места для тебя.

«По крайней мере правдиво, - горько подумал Рид. - Она - французская аристократка, выросшая в роскоши. Мы с ней из разных миров». И все же каждый раз, обнимая ее, он не мог и не хотел разжимать руки.
        - Очень хорошо. - Кристина не сводила глаз с окружающей растительности, и ее голос звучал глухо. - Дедушка заболел из-за того, что переволновался, и я боюсь повторения. Как только он восстановит силы, я расскажу ему всю правду о тебе и Этьене. Он придет в ярость, но я уверена, что он осознает необходимость поселиться где-нибудь в другом месте. А пока нам придется еще некоторое время терпеть друг друга.
        - Согласен.
        Рид сделал то, что намеревался. Он вбил клин между ними. Почему же так пусто стало у него на душе?
        В моей жизни нет места для тебя». Слова Рида эхом отдавались у нее в голове, наполняя душу отчаянием. Кристина чувствовала себя так, как будто у нее разорвалось сердце. До сих пор она и представить себе не могла, что слова - одни только слова - могут так сильно ранить. Что они вызывают боль, которую не облегчишь слезами.
        Некоторое время они ехали молча. Кристина ушла в себя, стараясь оправиться от удара, который нанес ей Рид. Даже жестокое обращение Этьена не причиняло ей такой боли. Она поняла, что, влюбляясь, человек становится очень уязвимым. Она решила призвать на помощь всю свою гордость и не показать Риду, как сильно он ее ранил.
        - Если ты сможешь доказать, что это Леон убил своего брата, то останешься жить в Луизиане? - спросила Кристина, пытаясь вернуться к нормальной беседе.
        - Мне здесь нравится, - признался Рид. - Я был бы не прочь тут обосноваться.
        За короткое время Кристина тоже успела полюбить Новый Орлеан и была бы рада здесь остаться. Она не так давно покинула Францию, потом остров Сан-Доминго, а теперь придется оставить и Луизиану. Чувствуя себя везде гостьей, Кристина уже устала от кочевой жизни. Ей хотелось постоянства, стабильности - чего Рид никак не мог бы ей дать.
        Местность становилась суше, болота отступили. Все чаше перед их взглядами проплывали поля, расчищенные под посадку хлопка и индигоферы. Повсюду сновали рабы с тяжелыми мешками на спине, а надсмотрщик с кнутом наготове наблюдал за ними.
        - Если я останусь, то не хотел бы быть рабовладельцем. - Рид с мрачным выражением лица проводил чернокожих взглядом. - Я бы предоставил людям возможность заработать себе свободу и поощрял их желание трудиться за плату.
        Кристина одобрительно кивнула.
        - Я уже поняла, что жестокость и несчастья всегда рождают ненависть и возмущение. А это, в свою очередь, толкает угнетенных на крайние меры.
        Экипаж подъехал к высоким железным воротам, искусно украшенным буквой «Б», и по широкой дубовой аллее направился к особняку. Ветви образовывали такой плотный шатер, что даже яркое солнце Луизианы не могло проникнуть сюда. Кристина невольно выпрямилась, чувствуя, что ее охватывает беспокойство. Наконец Рид остановил лошадей. Дом был не таким внушительным, как в Бель-Терр, но хорошо спланированным и симпатичным. Восемь колонн поддерживали широкую галерею. Остроконечную крышу опоясывали мансардные окна.
        Кристина искоса взглянула на Рида. Он, казалось, не замечал ничего вокруг, поглощенный созерцанием дома. У нее защемило сердце от того выражения тоски, которое она увидела на его лице. Глаза Рида напомнили ей воды Атлантики - такие же холодные, суровые и бездонные.
        - О чем ты думаешь? Он прерывисто вздохнул.
        - Это могло бы, вернее, должно было бы стать моим. Никогда в жизни я не имел ничего ценного. Ничего красивого. Мне никогда не удавалось поймать удачу за хвост.
        - Было бы лучше, если бы ты передумал; повернул экипаж, и мы вернулись бы в Новый Орлеан, пока еще не поздно. - Кристина понимала, что слишком назойлива, но не могла отказаться от еще одной попытки.
        Рид щелкнул поводьями.
        - Я же игрок, ты забыла?
        Леон дю Бопре в модном камзоле цвета бургундского ожидал их у лестницы.
        - Добро пожаловать в Брайервуд. - Он локтем отодвинул слугу, чьей обязанностью было помогать гостям выходить из экипажа, и, взяв Кристину за талию, опустил ее на землю. - Я опасался, что долгое путешествие утомит вас. Но даже ему не под силу приглушить вашу сияющую красоту. Свежий воздух придал яркость вашим щекам и блеск глазам.
        - А вы, месье, как всегда, намерены вскружить мне голову комплиментами. - Не обращая внимания на сердитый взгляд Рида, она кокетливо улыбнулась Леону дю Бопре.
        Тот взглянул на мрачно-напряженного Александера, потом снова на порозовевшее личико Кристины. И с самодовольной улыбкой положил ее руку на сгиб своей руки.
        - То же самое путешествие по реке заняло бы меньше времени. Как я упомянул в своей записке, в Брайервуде имеется лодочный причал.
        Кристина подстроилась под легкую походку Леона, Рид шел позади.
        - Мой муж хотел осмотреть земли.
        Леон скользнул по нему взглядом.
        - Болота - уникальное место, вы не находите?
        - Действительно, - согласился тот, заложив руки за спину. - Но у меня сложилось впечатление, что болото скрывает не меньше, чем демонстрирует.
        - Вы проницательны, - Леон одобрительно кивнул. - При всей своей обманчивой красоте болота могут быть опасны. Там полно ядовитых змей и аллигаторов. Нельзя терять бдительности.
        Кристина наклонила зонтик, чтобы получше рассмотреть дом.
        - Брайервуд очень мил, месье. Мне особенно нравится великолепный вид на реку.
        - Думаю, вы хотите освежиться и передохнуть. Служанка проводит вас в вашу комнату. - Леон повернулся к Риду. - Поскольку вы выразили интерес, я договорился со своим управляющим, чтобы он провел вас по плантации. Будучи владельцем плантации на острове, вы, должно быть, хотите сравнить наши земли.
        - Конечно, - с живостью ответил Рид. - Мне это очень интересно.
        После того как он удалился вслед за слугой, Леон вновь обратил все свое внимание к Кристине.
        - Я лично проведу для вас небольшую экскурсию по дому.
        - Буду очень рада… Леон.
        Кристина намеренно назвала его по имени, решив воспользоваться любым доступным ей оружием. Креол не отрывал от нее пылающего взгляда, «Какое самомнение!» - с презрением подумала Кристина. Подхватив юбки, она по винтовой лестнице последовала за служанкой. Двери, выходящие на галерею, позволяли видеть широкий луг, спускавшийся к серебристо-голубой ленте реки. Огромные дубы и кипарисы украшали просторный двор. Справа располагался классического вида сад с железными скамьями. Брайервуд, казалось, излучал достоинство и гостеприимство. Здесь не было того зловещего духа, который окружал Бель-Терр, и Кристина легко могла себе представить Рида гуляющим по дорожкам поместья, проверяющим посевы или сидящим во главе стола в Брайервуде. Словно материализовавшись из ее мыслей, Рид появился во дворе в сопровождении управляющего дю Бопре. Мужчины что-то обсуждали, не замечая Леона, который следил за ними с недоброй улыбкой на смуглом лице.
        - Сюда, мадам, - настойчиво повторила служанка.
        Гостевая комната удовлетворила бы и особу королевской крови. Сочетание голубого с золотым повторялось и в рисунке занавесей и покрывал, и в восточном ковре. Свежие цветы в вазе на низком комоде наполняли воздух легким ароматом. Кристина обошла комнату, сняла шляпку, дожидаясь, пока служанка принесет воду для умывания. Ее взгляд остановился на маленькой коробочке, стоящей на туалетном столике. Под коробочку была подсунута записка, адресованная ей. Кристина прочитала: «Примите в знак уважения».
        Подписи не было, да она и не была нужна. Это подарок от Леона. Кристина открыла коробочку и обнаружила в ней маленькую, усыпанную драгоценными камнями брошку. Она захлопнула крышечку. Леон пытается добиться ее расположения при помощи украшений. Кристина вздрогнула. Ее снова поразило, насколько Леон похож на Этьена.

        Глава 21

        Часом позже Кристина спускалась по лестнице. В лимонно-желтом платье, с маленькими шелковыми цветочками в волосах, она выглядела свежей, хорошо отдохнувшей. Не чувствуя себя готовой к встрече с хозяином поместья, она тем не менее не собиралась проводить остаток дня, скрываясь в своей комнате. Если она хотела помочь Риду, то должна была использовать любую возможность, чтобы побольше узнать о его противнике. Хорошо бы обнаружить здесь что-то скрывающего Ролло и заставить его разговориться.
        Заслышав легкий звук ее шагов, Леон дю Бопре вышел в холл. Он стоял внизу, такой красивый, самоуверенный, холеный, что Кристине было трудно представить себе, каким этот человек был на самом деле. Но Рид несколькими гневными, разящими словами смог раскрыть всю сущность креола. Порочный, хитрый, расчетливый - это был портрет хладнокровного убийцы.
        Он поднес ее руку к губам.
        - Как вам понравился мой подарок, дорогая? - нежно поинтересовался дю Бопре.
        - Очень мил, но я не могу его принять, - слегка улыбнувшись, ответила Кристина.
        - Но брошь - это только знак моего уважения.
        - Боюсь, что для замужней дамы недопустимо принимать такие подарки. - Она осторожно высвободила свою руку. - С какими бы намерениями их ни подносили.
        - Предлагаю идеальный выход. Не рассказывайте мужу, - сказал Леон, отметая все ее объяснения. - Пусть это будет нашим маленьким секретом.
        Кристина опустила глаза, скрывая отвращение. Такое предложение только подтверждало слова Рида.
        - Даже не знаю... - пробормотала она.
        Черные глаза креола блеснули, когда он, улыбаясь, заметил:
        - Ерунда. У всех жен, как мне говорили, есть секреты от мужей.
        Подняв голову и стараясь, чтобы голос звучал легкомысленно, она спросила:
        - А у мужей тоже есть свои секреты?
        - Конечно, это такая игра, которая нравится обеим сторонам. - Леон взял ее за руку и повел к дверям, выходящим на реку. - Я подумал, что вы захотите прогуляться в саду. А потом слуга принесет нам перекусить.
        Кристина с готовностью согласилась. Это была идеальная возможность узнать о нем побольше.
        - Вы всегда жили в Новом Орлеане? Он кивнул.
        - И горжусь тем, что я креол.
        - Расскажите мне о себе, - заинтересованно попросила Кристина, пока они шли по дорожке среди ровных рядов цветов. - Я хочу знать о вас все.
        - Особенно нечего рассказывать. В моей жизни не было больших событий.
        - Позвольте вам не поверить, месье. - Кристина отвернулась, пряча улыбку. Она чувствовала, что дю Бопре льстит такое внимание, - Такой удачливый и утонченный человек, как вы, наверняка должен жить интересной жизнью. У вас большая семья?
        - Все мои родственники умерли.
        - Все? - Она приняла сочувственный вид. - Примите мои сожаления. Как вам, должно быть, одиноко в таком большом доме.
        - Не стоит печалиться, дорогая. Это временно, и я собираюсь вскоре исправить ситуацию. Все, чего мне не хватает, - это идеальной женщины, которая украсила бы собой Брайервуд.
        - Многие молодые женщины обрадовались бы такой возможности.
        - К сожалению, ни одна креолка из встреченных мною не заинтересовала меня. Л вот вы, напротив, - понизив голос, произнес он, - совершенно меня очаровали.
        Кристина притворилась, будто ее внимание привлекло то, как садовник срезает поздние розы. Среди цветов жужжали насекомые, в небе щебетали птицы - картина была безмятежной в противоположность растущему в ее душе напряжению. Леон слишком нахален, а она не знает, как поставить его на место, не сделав своим врагом.
        Приняв ее молчание за поощрение, дю Бопре продолжал:
        - Мне доложили, что вы - французская графиня. Что заставило вас бежать из Франции на затерянный остров в Карибском море, а оттуда - в Новый Орлеан?
        Как мастерски он перевел разговор на нее, явно пытаясь и скрыть свои похождения, и выудить у нее сведения личного характера. Она печально улыбнулась ему.
        - В обоих случаях виновата революция, Я должна вас предостеречь, месье: моя история может заразить и Новый Орлеан желанием побунтовать.
        Леон запрокинул голову и расхохотался, позабавленный таким предупреждением. Перестав смеяться, он спросил:
        - Вы давно знакомы с вашим мужем?
        - Мы встретились на острове.
        - И долго были помолвлены?
        - Нет, - тихо ответила она.
        - Лично я никогда не понимал достоинств долгой помолвки. Когда я решу жениться, это произойдет очень быстро.
        - Мы женились по доверенности.
        - А! - Он просиял. - Это все объясняет. Кристина с удивлением взглянула на него.
        - Объясняет что, месье?
        - Я почувствовал между вами и Этьеном некую напряженность, отстраненность. С самого начала я подозревал, что вы женились не по любви.
        Они медленно повернули назад к дому.
        - Многие пары начинают испытывать привязанность через какое-то время, - оправдывая свои действия, говорила Кристина. - Их семейная жизнь строится на других принципах, таких, как взаимное уважение, общие интересы, а со временем - и дети.
        - Да, конечно, - с готовностью согласился Леон. - У многих так и бывает.
        Она с облегчением вздохнула, увидев, как, закончив свою экскурсию, к ним подходит Рид.
        - Добро пожаловать, Этьен. - Теперь голос Леона звучал сердечно. - Что скажете? Брайервуд не обманул ваших ожиданий?
        Рид подчеркнуто посмотрел на руку Кристины, лежащую на сгибе локтя дю Бопре.
        - Прекрасные владения, - проговорил он, подождав, когда «жена» возьмет под руку его. - На меня произвело впечатление то, насколько организованно ведутся все дела.
        - Я лично слежу за каждой мелочью. - Леон поднялся по ступеням и жестом предложил гостям занять места за небольшим столом на веранде. - Я так понимаю, что большинство плантаторов на острове Сан-Доминго предоставляют право принимать решения своим управляющим. Я слышал, что они больше заинтересованы в получении выгоды, чем в каждодневном ведении дел.
        Рид смахнул с панталон несуществующую пушинку.
        - Похоже, вы удивительно хорошо знакомы с обычаями на острове, и все же я не припомню, чтобы мы с вами там встречались.
        - А я никогда там и не был. - Щелкнув пальцами, Леон приказал стоящей рядом служанке подавать закуску. - Но у меня есть хороший друг, Пьер Леклерк, который живет на острове. Вы, может быть, знаете его?
        Услышав знакомое имя, Кристина сжала ножку бокала с лимонадом. Ее сковал страх. Она вспомнила, что встречалась с Пьером на приеме, устроенном Этьеном. Пережил ли он резню? Переписываются ли они с Леоном? А если тот спросит Пьера об Этьене, что ответит ему Леклерк?
        - Да, мы как-то встречались, но я не могу утверждать, что хорошо с ним знаком, - спокойно ответил Рид.
        Кристина воспользовалась короткой паузой, чтобы сменить тему.
        - У меня сложилось впечатление, месье дю Бопре, что вы устраиваете прием, а здесь пока только мы с мужем. Или я ошиблась?
        Леон откусил кусочек чудесного фруктового пирожного.
        - Простите моего слугу Ролло, если он ввел вас в заблуждение. Кроме вас, я ожидаю только своих ближайших соседей, Бланшардов. Я предпочитаю обед в небольшой, тесной компании. Это дает возможность лучше узнать друг друга, вы не находите?
        - Да. - Кристина встала, не притронувшись к пирожному на своей тарелке. - Простите меня, джентльмены, я должна переодеться к обеду.
        Мужчины поднялись с мест.
        - Конечно. - Леон улыбнулся. - Хоть это и лишает нас вашей очаровательной компании. Я надеюсь, вы не против, что я поселил вас в разных комнатах. - Он беспомощно развел руками, но сальная улыбка выдавала его неискренность, - Комнаты для гостей такие маленькие, просто крошечные. Я подумал, что вам будет удобнее в разных комнатах.
        - Как мило с вашей стороны, месье, побеспокоиться о нашем удобстве, - ответила Кристина.
        - Мой покойный брат Гастон сам составил план дома, - помрачнев, сказал Леон. - Не знаю, о чем он думал, когда предполагал делать такие маленькие спальни. Боюсь, Гастон не всегда мог судить здраво.
        Рид взял еще одно пирожное.
        - Вам, наверное, было трудно мириться с глупыми ошибками брата.
        Леон кивнул.
        - Слово «трудно» не вполне передает мои ощущения.
        - До встречи, джентльмены. - Кристина покидала веранду, все время чувствуя спиной заинтересованные взгляды обоих мужчин.
        Она готовилась к обеду медленно, не испытывая никакого желания продолжать словесный поединок с Леоном дю Бопре. Оставалось только молиться, чтобы Рид оказался для него достойным противником. Кристина лежала в ванне с быстро остывающей водой. Теперь, в одиночестве, она снова ощущала ту боль, которую причинили ей резкие слова Рида. И опять на помощь пришла гордость. Как он смел обвинить ее в излишней требовательности, а потом отшвырнуть в сторону? Она графиня, потомок французских королей. Она не станет унижаться, выпрашивая у него любовь, словно нищенка.
        Кристина взяла кусок лавандового мыла, стала задумчиво намыливать губку. Рид специально возводил между ними невидимый барьер, старательно добавляя кирпич за кирпичом, пока тот не стал почти совсем непреодолимым. Однако в глубине души Кристина понимала, что он переживает. В ее сердце проклюнулся росток надежды. В ее венах течет кровь норманнских рыцарей. Она не сдастся без борьбы. Риду нелегко будет уйти. И трудно будет забыть ее.
        Пошла маленькая горничная, неся выглаженное платье Кристины.
        - Меня зовут Минни. Хозяин сказал, что я должна помочь вам одеться к обеду.
        - Благодарю. - Кристина приняла из рук горничной полотенце.
        Позже, сидя в одном белье перед зеркалом, она следила, как Минни молча возится с ее прической. Вовлечь девушку в разговор не удалось. Глядя на замкнутое выражение лица служанки, Кристина вспомнила Геру. Здесь, в Брайервуде, слуги были такими же мрачными и злыми, как в Бель-Терр. Она с радостью попрощается с этим поместьем.
        Наконец Кристина была готова. Полосатое атласное платье цвета старого золота сверкало в пламени свечей. Волосы ее были уложены в гладкий пучок на затылке. Глубоко вздохнув, чтобы успокоиться, она поблагодарила Минни за помощь и пошла вниз.
        Леон и Рид ожидали ее в библиотеке. И снова Кристину поразило, насколько ситуация повторяет ее первый вечер в Бель-Терр. Интересно, почувствовал ли это Рид. Только на этот раз Леон, а не Этьен блистал в шелковом камзоле, расшитом цветами и птицами, золотом жилете и зеленых шелковых панталонах. Кружево обрамляло его белоснежный шейный платок и волнами вздымалось над запястьями. Рид, по своему обыкновению, был одет гораздо сдержаннее - в голубовато-серый камзол и панталоны того же цвета. Единственной вольностью в этом консервативном костюме являлся жилет винно-красного цвета. При появлении Кристины мужчины прервали свою беседу, точнее, перестали обмениваться отрывочными репликами. Молодая женщина оглядела комнату, но не обнаружила других гостей. Леон подошел к ней со словами:
        - Вы, должно быть, удивлены. Но мои соседи Бланшарды не смогут сегодня присоединиться к нам. Они очень просили их извинить, поскольку их младший ребенок заболел, а они не хотят его оставлять. Они надеются, что вы их простите.
        - Ну конечно. - Кристина усомнилась, существуют ли такие люди на самом деле или все это сплошная выдумка.
        - Прекрасно. - Леон предложил ей руку. - Слуги толь-, ко что доложили, что обед подан.
        В столовой он усадил Кристину справа, потом, жестом предложив Риду занять место слева, сам сел во главе стола, Кристина заметила, что в отличие от Этьена их хозяин предпочитает более близкое расположение за столом. Слуга поставил перед ними дымящуюся супницу с раковым супом, и обед начался.
        Кристина воспользовалась наступившей тишиной, чтобы задать вопрос:
        - Вы упоминали своего брата... кажется, его звали Гастон. Я так понимаю, что он умер молодым?
        - Да, - с болезненной улыбкой ответил Леон. - Произошел несчастный случай, когда мы были за границей.
        Кристина проигнорировала многозначительно окаменевшее лицо Рида.
        - Какая трагедия, - сочувственно проговорила она. - А что произошло?
        - Вы очень добры, но все это в прошлом. Не стоит вашего внимания.
        - Я хотела только выразить свои соболезнования. Должно быть, для вас это оказалось тяжелым испытанием, тем более что вы были в чужой стране.
        Леон отломил кусочек хлеба.
        - Нужно было принимать серьезные меры. Я сделал все, что требовалось.
        Кристина искоса посмотрела на Рида и заметила, что тот совсем перестал есть.
        - Месье, - певуче произнесла она, обращаясь к Леону. - Я вижу, что вы - человек, который не боится ответственности. И не позволит несчастьям стоять у себя на пути.
        - Да, думаю, обо мне можно это сказать. - Леон расцвел от ее лести. - Вы очень проницательны, дорогая.
        Кристина дождалась, чтобы слуги убрали суповые тарелки, и задала следующий вопрос:
        - А ваш брат Гастон был похож на вас?
        - Гастон? - Казалось, Леон с отвращением выплюнул это имя. - Он был просто клоуном, которого интересовали только карты и выпивка. Если бы я не вмешался, он проиграл бы все наше наследство. Брайервуд бы сейчас принадлежал чужаку.
        - Поместье очень красивое, - заметила Кристина, отрезая небольшой кусочек сочного ростбифа. - Было бы несправедливым лишиться своего дома.
        - Да, я тоже так решил. Вот почему я сделал все возможное, чтобы оно не попало в чужие руки.
        Кристина расширила глаза от любопытства.
        - Что же вы сделали, месье, чтобы спасти свой дом?
        - Эти методы не предназначены для нежных ушек, дорогая. - Он помрачнел.
        - Похоже, вы не очень-то любили вашего брата, - впервые заговорил Рид. - Или я ошибаюсь?
        Тяжелые веки Леона слегка опустились.
        - Нет, мы не были близки, являясь, по сути дела, братьями только наполовину. У нас один отец, но разные матери. Возможно, это объясняет, почему отец назначил Гастона основным наследником.
        Кристине стало совершенно ясно, что Леон презирал своего старшего брата. Потеря прав на Брайервуд в результате игры, должно быть, привела его в ярость, что и послужило мотивом мерзкого преступления.
        - Поступки вашего брата достойны порицания, - сочувствующе вздохнула она, призывая на помощь все свои актерские способности, чтобы скрыть настоящие чувства.
        - Мой брат был слабаком. И дураком! - Леон осушил свой бокал с вином, стараясь не потерять самообладания. - И достаточно об этом. Считается плохой приметой дурно отзываться о покойниках.
        Кристина с улыбкой наклонилась к нему.
        - Никогда бы не подумала, что вы верите в приметы, месье.
        Леон недовольно поморщился.
        - Вы скоро узнаете, что и в самом Новом Орлеане, и в его окрестностях очень многие суеверны. Это из-за верований вуду, которые привезли с собой рабы.
        Звон разбившегося стекла привлек их внимание. Осколки хрустального графина лежали в луже вина. Ролло, горестно сморщившись, старался побыстрее все убрать. Леон со злостью отшвырнул салфетку и пошел через зал.
        - Ты неуклюжий идиот! - Он возвышался над беспомощным слугой, - Посмотри, что ты наделал. Это было одно из лучших моих вин. Мне следовало бы приказать, чтобы тебя выпороли.
        - Простите, хозяин. Не знаю, что со мной случилось. - Ролло нервно дернул головой, продолжая собирать осколки. - Графин просто выскользнул у меня из рук. Должно быть, старею.
        - Минни! - закричал Леон. - Захвати щетку и помоги Ролло убрать все. - Он рывком одернул камзол, потом, уже спокойнее, обратился к гостям: - К счастью, внизу есть еще одна бутылка такого же. Извините, но я вынужден пойти за ней сям, поскольку никому нельзя доверить даже простого дела.
        Оставшись наедине с Ридом, Кристина наклонилась к нему поближе и шепотом спросила:
        - Тебе не кажется странным то, как ведет себя Ролло каждый раз, когда видит тебя? Он становится таким нервным, испуганным. - Задумчиво прикусив губу, она уставилась на согнутую фигурку слуги, но Ролло не поднимал глаз от винного пятна. - Не думаешь ли ты, что он тебя узнал?
        Рид тоже посмотрел на сгорбившегося негра.
        - Не могу сказать, что я когда-либо его встречал.
        - Может быть, в Испании?
        - Возможно. - Рид с отсутствующим видом крутил в руках ножку бокала. - В ту ночь в казино было много народа. Но я не припоминаю, чтобы видел его.
        Вскоре вернулся Леон, с триумфом неся бутылку вина. Его, казалось, обрадовало, что гости ожидали его прихода в угрюмом молчании. Снова заняв место во главе стола, он продолжал играть роль радушного хозяина, рассказывая об уникальных традициях города и его красочной истории. После обеда он пригласил Рида в библиотеку, чтобы насладиться бренди и сигарами.
        Кристине хотелось обдумать те сведения, которые она получила. Она не могла избавиться от мысли, что у Ролло имеется ключ ко всей этой истории. Когда они с Ридом въезжали в Брайервуд, Кристина заметила узкую тропинку, ведущую к побеленным служебным помещениям и к хижинам рабов позади них. Она решила поискать слугу.
        Темнота окутала ее жарким, колдовским дыханием тропиков. Серебристый серп луны то скрывался, то вновь появлялся среди облаков в темно-синем небе. Аромат жасмина разносился в воздухе. «Ночь, созданная для любви». Эта мысль пронеслась у нее в голове, и она представила себе, как они с Ридом, держась за руки, идут по дорожке к реке. Как он обнимает ее… целует.

«В моей жизни нет места для тебя». Мечты, одни только мечты. По щеке Кристины поползла слеза, и она смахнула ее. Несмотря на принятое решение, ее охватили сомнения. Борясь с охватившими ее отчаянием и любовной тоской, она чуть не столкнулась с понурой фигуркой, появившейся из какого-то подвала.
        - Ролло? - Она вздрогнула. - Ты меня напугал.
        - П-простите, мэм. - Слуга прижимал к узкой груди ящичек из тикового дерева и был готов броситься бежать при малейшей возможности.
        - Пожалуйста, не убегай. - Она успокаивающе улыбнулась. - Сейчас такая прекрасная погода, и я решила прогуляться после чудесного обеда. Скажи, Ролло, ты давно служишь у месье дю Бопре?
        - Да, мэм. - Он энергично потряс головой. - Почти всю жизнь я провел у них в семье.
        Ролло попытался уйти, но Кристина пошла с ним рядом.
        - Как интересно. И всегда был слугой господина Леона?
        - Нет, мэм. Раньше я служил его брату.
        Кристина сделала вид, будто вспоминает, о ком идет речь.
        - А, ты, должно быть, имеешь в виду Гастона? Братья были похожи?
        Ролло избегал смотреть на нее.
        - Нет, мэм. Такие разные, как день и ночь.
        Кристина обдумывала, каким образом, не вызывая подозрений, узнать у слуги, не сопровождал ли он своего господина во время поездки в Испанию. Она не хотела показаться чересчур любопытной и тем спугнуть Ролло.
        -Простите, мэм, - извинился он. - Господин Леон ждет сигары. Он злится, если его заставляют ждать слишком долго. - И Ролло поспешил дальше.
        Раздосадованная, Кристина пнула камешек на дороге. Внутреннее чутье подсказывало ей, что слуга опознал Рида Что помешает ему поделиться своими подозрениями с хозяином? Пока Леон слишком увлечен ею, чтобы уделять много внимания Риду. Но когда это закончится... Она должна убедить Рида покинуть не только Брайервуд, но и Новый Орлеан. Его карточный домик вот-вот рухнет.
        Вечер тянулся, казалось, бесконечно. Наконец пришло время пожелать друг другу спокойной ночи и удалиться каждому в свою комнату. Кристина ходила по спальне. Сквозь открытое окно доносились звуки с далекого болота. Сейчас, с наступлением ночи, топь, казалось, ожила - слышались крики каких-то птиц и ночных животных, раздавался рев самца аллигатора.
        Кристина дожидалась, когда все уснут. Леон дю Бопре напоминал ей одного из аллигаторов, которых она видела по дороге сюда, терпеливо поджидающего жертву и быстрого, как молния. Смертоносного. Он создавал обманчивое впечатление благодушия, прежде чем схватить, захлопнув массивные челюсти, и сожрать.
        Наконец решив, что все заснули, Кристина на цыпочках вышла из своей комнаты и по коридору поспешила и спальню Рида. Поскольку на дверях не было запоров, она свободно вошла и тихо притворила за собой дверь. Через долю секунды ее рука оказалась вывернутой и прижатой к спине, а к горлу был приставлен нож. Она замерла, слишком напуганная, чтобы протестовать. Так же внезапно ее отпустили.
        - Это ты! - прошептал Рид. - Зачем ты прокралась сюда в такое время? Я мог причинить тебе боль.
        - Так и вышло! - в ярости прошипела Кристина. - Ты чуть не сломал мне руку.
        - Скажи спасибо, что не перерезал горло. - Его грубые слова не соответствовали нежным прикосновениям, когда он ощупывал то место, к которому прижималось лезвие ножа.
        Кристина вырвалась и, откинув волосы, потерла руку. Они молча смотрели друг на друга. На Риде были только панталоны, голая грудь блестела, как полированное дерево. В тусклом свете, проникающем через приоткрытые ставни, он выглядел диким и опасным. Словно первобытный воин.
        - Я пришла, чтобы предупредить тебя, - сказала Кристина. - Я почти уверена - Ролло знает, кто ты на самом Рид провел рукой по волосам.
        - Тогда почему он не доложил о своих подозрениях Леону?
        - Как знать, может, еще доложит. Когда убедится. И тебя вернут в тюрьму или еще того хуже. Приезжать сюда было ошибкой. Мы не можем оставаться в Брайервуде.
        Сложив руки на груди, Рид обдумывал ее слова, потом кивнул:
        - Хорошо. Будь готова к тому, что завтра рано утром мы уедем.
        - Прекрасно. - Кристина с облегчением вздохнула. - Рада слышать, что у тебя осталась хоть капля здравого смысла.
        - Я должен был увидеть Брайервуд. - Повернувшись к ней спиной, Рид подошел к окну, с тоской вглядываясь в темноту. - Я не могу допустить, чтобы этот человек продолжал жить спокойно после убийства собственного брата.
        Она подошла и встала рядом. Он выглядел таким несчастным, таким измученным. Кристине хотелось унять его боль, но она сдержала себя.
        - Почему для тебя это имеет такое значение? Он пожал плечами:
        - Может быть, потому, что я не понимаю, как можно убить своего брата. Мой брат Чейз пожертвовал собой, чтобы спасти меня. И умер у меня на руках.
        - Так вот что тебя так гнетет, - пробормотала Кристина.
        - Лошади понесли, карета перевернулась, и они тащили ее за собой. А мы как раз выходили из аллеи. Если бы Чейз не отшвырнул меня с дороги, то они бы меня затоптали. Вместо меня...
        - Рид, это был несчастный случай, ужасное совпадение. Что здесь общего с братьями дю Бопре?
        - Ничего... и все. - Он устало вздохнул. - Между братьями есть особая связь. Я знаю, что не могу просто взять и уйти, позволив Леону остаться безнаказанным.
        Поддавшись импульсу, она обняла Рида за талию и прижалась щекой к его покрытой шрамами спине. Ее сердце обливалось кровью. Он такой замечательный человек, а его жизнь превратилась в ад. Если бы она могла убедить его отказаться от своего решения! Но он был непоколебим. Рид отчаянно пытался смягчить свою вину перед погибшим братом, поскольку сам остался жив. Каким-то странным образом установление справедливости в деле дю Бопре должно было удовлетворить эту его потребность. Кристина боялась заговорить, потому что у нее перехватило горло, а в глазах стояли невыплаканные слезы.

«Я люблю тебя, Рид Александер. Люблю всем сердцем». Она не произнесла этих слов вслух. Повернувшись, она вышла, оставив Рида наедине со своими мыслями.
        Дверь спальни Леона оставалась распахнутой, и это предоставляло ему отличную возможность для наблюдения. Он видел, как Кристина тайно посетила спальню мужа. Вернувшись довольно скоро, она не выглядела ни счастливой, ни даже просто довольной. Всякие признаки супружеской близости отсутствовали.
        Леон был рад узнать о том, что их союз заключен не по любви, а скорее по необходимости. Он довольно потер руки. Это идеально соответствовало его планам. Креол намеревался жениться на Кристине, когда закончится период траура. И ему вовсе не нужна была горюющая вдова, оплакивающая безвременную кончину своего благоверного.
        Кристина Делакруа будет идеальной хозяйкой Брайервуда и матерью его детей. Естественно, отбудет требовать от нее верности. Вскоре она будет слишком занята детьми и домашним хозяйством, чтобы возмущаться по поводу его частых визитов в Новый Орлеан. Как многие креольские джентльмены, он будет содержать красивую квартеронку, поселив ее в домике возле доков. Леон улыбнулся в темноте, ложась в кровать. Ему не терпелось овладеть французской графиней. Чувствуя в ней страсть и сильную волю, он мечтал о том, как преобразует эти качества в соответствии со своими потребностями. Она бросает вызов. Он же, как никто, любит преодолевать трудности. Пора составлять план, как избавиться от единственной преграды на пути - от ее мужа. Уже засыпая, Леон подумал: «Почему Пьер Леклерк так долго не отвечает на мое письмо с расспросами, касающимися будущей мадам дю Бопре?»

        Глава 22

        На следующее утро после их возвращения в Новый Орлеан вопль Дульси нарушил тишину коттеджа. Двери спален распахнулись одна за другой, и все выскочили на крик. Рид первым выбежал во двор, за ним следовала Кристина. Жан-Клод, тяжело опирающийся о перила, замыкал шествие. Дульси что-то неразборчиво мычала, указывая на предмет у своих ног. Кристина увидела, что вызвало такую панику - черная ворона с вывернутой под странным углом головой. Жан-Клод брезгливо разглядывал тушку.
        - Ц-ц-ц. И весь этот шум из-за дохлой вороны?
        Дульси взвыла и прижала передник к пышной груди.
        - Случится что-то плохое. Что-то плохое скоро должно произойти.
        Кристина погладила ее по спине.
        - Ну-ну, Дульси, успокойся. Толстуха обмахивалась передником.
        - Это не просто мертвая птица. Нет-нет.
        Рид и Кристина обменялись встревоженными взглядами.
        - Дульси, - твердо проговорил Рид, - что ты хочешь сказать? Что ты знаешь?
        Нижняя губа служанки дрожала, как у ребенка, что выглядело нелепо у женщины ее размеров.
        - Это зло... черная магия.
        - Полная и абсолютная ерунда. - Жан-Клод с отвращением потряс головой. - Птица просто врезалась в дом и свернула себе шею.
        Взгляд Дульси метался от Кристины к Риду.
        - Кто-то за вами охотится.
        Кристина внимательно разглядывала ворону, потом сказала Риду:
        - Кажется, у нее в клюве что-то есть.
        Рид присел, чтобы разглядеть. Двумя пальцами он вытащил из клюва маленький кусочек бумаги. Поверх его плеча Кристина прочитала грубо нацарапанные буквы.
        - Ну, - поторопил их Жан-Клод. - Что там?
        - Ничего, - ответил Рид, поднимаясь. - Здесь только мое имя.
        - Плохо, ой, как плохо. - Дульси раскачивалась взад-вперед. - Будет беда.
        - Что тут у вас такое? - Спокойный голос Рози О'Бэньон несколько разрядил напряженность.
        В суматохе никто не заметил, как она подошла. Из ее корзинки доносились аппетитные запахи корицы и свежеиспеченного хлеба.
        - Только не говорите мне, - продолжала сиделка, - что вы все вышли из дома, чтобы поприветствовать меня, поскольку сегодня я последний день ухаживаю за графом.
        Рид указал на комочек у своих ног.
        - Кто-то прислал нам подарок с указанием моего имени. Рози вытаращила глаза.
        - Иисус, Мария и Иосиф, - пробормотала она, торопливо перекрестившись. - Предупреждение вуду.
        Жан-Клод почесал в затылке, удивленно нахмурив кустистые седые брови.
        - Зачем кому-то?..
        - Господин Делакруа, должно быть, приобрел себе сильного врага. - Рози перевесила корзинку с одной руки на другую. - Кого-то, кто желает ему зла.
        - Я чуть на нее не наступила, - шмыгнула носом Дульси. Кристина взяла дедушку под руку.
        - Почему бы нам не подняться наверх и не отведать того чудного угощения, что принесла Рози? А Дульси сварит нам свой особый кофе.
        Уводя всех, Кристина оглянулась и увидела, как Рид осторожно взял птицу за лапки и пошел за дом.
        Все собрались за обеденным столом и наслаждались сладкими булочками с кофе, когда с угрюмым видом вошел Рил. Жан-Клод испытующе поглядел на него.
        - У вас есть какие-нибудь идеи по поводу того, кто мог прислать эту гадость?
        Рид налил себе чашку кофе, старательно избегая встречаться со стариком глазами.
        - Нет, но я собираюсь провести расследование. Может, это просто чья-то шутка.
        Жан-Клод нахмурился.
        - Ну, кто бы это ни был, у него превратное представление о юморе.
        - К сожалению, многие черные здесь, в Новом Орлеане, занимаются иуду, - проговорила Рози с полным ртом.
        Кристина пила кофе, не притронувшись к булочке.
        - На острове Сан-Доминго церемонии вуду тоже были популярны.
        Жан-Клод обеими руками оперся о серебряный набалдашник трости.
        - В одном из наших разговоров Полли... то есть миссис Уэйкфилд, упомянула, что при правлении Галвеса ввоз рабов с Мартиники строго запрещался. Губернатор считал, что они погрязли в язычестве. Но, к сожалению, обычай уже укоренился.
        Рози взяла еще одну булочку.
        - Но кому могли помешать такие люди, как вы?
        - И почему?
        Вопрос Жан-Клода остался без ответа. Кристина и Рид старались не смотреть друг па друга: она занялась тем, что размешивала сливки в своей чашке с кофе, а его внимание привлекли крошки на камзоле. Кристина размышляла, испытывает ли Рид такую же, как она, настоятельную потребность срочно что-то предпринять. Время уходило, как песок сквозь пальцы.

        Кофейня Мамы Джо оживала после полуночи. Рид наблюдал за всем происходящим, заняв выгодную позицию за столиком в дальнем углу. Молодые креолы, одетые по последней моде, разгуливали по залу, останавливаясь то у одного, то у другого столика, чтобы похвастаться перед друзьями выигрышем в какой-нибудь карточной игре или посочувствовать их проигрышу. Кто-то обсуждал прекрасных квартеронок и свои возможные любовные связи - обычай, который поддерживали практически все креолы. Рид слушал и наблюдал все это с приличного расстояния. Он чувствовал себя слишком старым и мудрым для такого легкомысленного времяпрепровождения.
        Возможно, Кристина права и ему лучше покинуть Новый Орлеан, пока он еще в состоянии это сделать. Прошло уже столько времени, а он так и не доказал, что Леон убил своего брата. Но больше всего Рида угнетало то, что, если его опознают, наказание постигнет и Кристину. Ее репутация страшно пострадает. Общество не простит женщину, открыто живущую с мужчиной, с которым она не состоит в браке. Она может быть наказана и в судебном порядке за укрывательство преступника. Господи, что за женщина эта графиня - великодушная, любящая, страстная. О такой можно только мечтать. Умереть за нее. Она отдает все, ничего не прося взамен. А он не имеет права даже заикнуться о том, какие чувства к ней испытывает. Все, что он может для нее сделать, - это убедить ее покинуть Луизиану. Ее дед уже достаточно здоров, чтобы отправиться в путешествие. Рид знал, что никогда не простит себе, если с Кристиной что-нибудь случится. Ей будет лучше без него. Она сможет начать жизнь заново, встретить достойного человека, выйти за него замуж, занести детей.
        Одна только мысль о ней в объятиях другого наполнила его душу болью. Его серые глаза потускнели, застыли. Он пообещал себе, что не притронется к ней после той ночи на галерее, и ему это удалось, хотя и стало большим испытанием.
        - Вы не против, если я здесь сяду?
        Подняв голову, Рид увидел человека с худым лицом и темными глазами с тяжелыми веками, что придавало ему заспанный вид.
        - Кажется, мы раньше не встречались.
        - Меня зовут Жерар Руссо. - Не дожидаясь приглашения, он сел напротив Рида и, вытянув длинные ноги, жестом приказал принести ему чашку кофе. - Я слышал, что вы интересуетесь одним моим знакомым, - безо всякого вступления сказал креол.
        Рид небрежно откинулся на стуле и с любопытством посмотрел на этого джентльмена.
        - И кто же этот ваш «знакомый»?
        - Леон дю Бопре. - Имя упало, словно камень в тихий пруд. Принесли кофе, но Руссо к нему не прикоснулся. - Может, я чем-нибудь смогу помочь. Что именно вы хотите узнать?
        Рид пожал плечами.
        - Я просто интересуюсь, что он за человек, что о нем говорят его друзья и знакомые.
        - И что же вам удалось услышать?
        Рид узнал несколько интересных фактов. Оказывается, вражда между двумя братьями ни для кого в городе не была тайной. Вражда еще усилилась, когда их отец умер, оставив Гастона прямым наследником, Всех удивило, что братья собрались в Испанию. Но что самое важное, Леон славился повсюду своим злобным, неуправляемым характером.
        С нетерпением дожидаясь ответа, Жерар Руссо барабанил пальцами по столу. Рид решил соблюдать осторожность.
        - Я узнал, что дю Бопре - человек несдержанный и всегда мстит за обиды как действительные, так и воображаемые.
        - Это правда. - Полуопущенные веки не позволяли увидеть выражение глаз Руссо. - Что еще?
        Рид водил пальцем по ободку чашки.
        - Еще меня интересует семья дю Бопре. Мне сказали, что его брат был убит при очень странных обстоятельствах во время заграничного путешествия.
        - Это тоже правда. - Руссо наклонил голову. - Гастона убили в Испании.
        - У меня сложилось впечатление, что братья не были близки. Что они соперничали.
        - Иногда между братьями такое случается, - пожат плечами Руссо.
        Рид изучающе смотрел на креола. Хотя тот и пытался казаться безразличным, что-то в его поведении настораживало. В нем ощущалась напряженность, готовность к каким-то действиям. Рид решил пойти ва-банк.
        - Некоторые высказываются в том смысле, что Леон может быть ответственным за безвременную кончину его брата.
        Руссо вскочил на ноги. Одним движением руки он смел на пол чашки, так что кофе обрызгал окружающих и пролился на пол.
        - Как вы смеете порочить репутацию моего друга? - вскричал он. - Кто дал вам право совать нос в его личную жизнь?
        - Я только повторил то, что слышал. - Рид старался говорить примирительно и негромко. Он осознавал, что в кофейне наступила тишина и все с любопытством наблюдали за ссорой. - Я просто пытаюсь выяснить, что он за человек.
        - Вы оскорбили моего друга. Я требую извинений.
        - Идите... к черту.
        Руссо схватил со стола свои кожаные перчатки и хлестнул ими Рида по щеке.
        - Вызываю вас на дуэль. Завтра на рассвете на площади Святого Антония.
        Рил с опозданием понял, что попался на удочку. По местным обычаям он должен теперь биться на дуэли с Жераром Руссо. Ссоры в Новом Орлеане никогда не заканчивались дракой. Неписаный закон запрещал наносить удары. Человек, который забывал об этом, навсегда изгонялся из общества.
        - Прекрасно, Руссо, встретимся на рассвете. Повернувшись, тот с триумфом покинул кофейню.
        Перед рассветом Кристину разбудил громкий стук в двери дома. Поскольку Дульси еще не пришла, графиня набросила накидку и, не зажигая свечи, спустилась вниз. Она открыла дверь и увидела заспанного мальчишку лет десяти - двенадцати, дрожащего от ночной прохлады.
        - Мисс Уэйкфилд сказала, чтобы я передал вот это. - Он протянул записку.
        Кристина дрожащими руками зажгла свечу. Быстро пробежала текст: слова плясали перед ее глазами.
        - Боже мой! - Она задохнулась от ужаса, отказываясь понимать смысл записки.
        Мальчишка зевнул.
        - Мисс Уэйкфилд сказала, что приедет за всеми в карете.
        Кристина кинулась наверх. Предчувствие опасности, которое преследовало ее всю неделю, оказалось ненапрасным. По многолетней привычке она поспешила за помощью к деду. Жан-Клод оперся о локоть, когда она ворвалась в его комнату.
        - Кристина, детка, что случилось?
        - Р-рид, - заикаясь, с вытаращенными глазами проговорила она. - Он должен сражаться на дуэли на площади Святого Антония.
        К Жан-Клоду вернулась его прежняя решимость, уверенность человека, привыкшего к тому, что его приказы выполняются без обсуждения.
        - Иди оденься. Встречаемся во дворе.
        Кристина поспешила к себе, надела первое попавшееся платье, накинула темную шерстяную накидку. Граф де Варенн уже ждал ее, когда, поднимая капюшон, она выбежала во двор. Карета Полли остановилась перед воротами, и ее хозяйка, разглядев их в темноте, сказала:
        - Быстрее. Скоро рассветет.
        Экипаж покатил по направлению к площади.
        - Как вы узнали о дуэли? - спросила Кристина, сжимая ладонь Полли.
        Та успокаивающе погладила ее по руке.
        - Один из моих слуг услышал это от своего друга и прибежал, чтобы рассказать мне.
        - Когда нее это произошло? - Кристина пыталась понять, что привело к такой ужасной ситуации.
        - Очевидно, прошлой ночью, когда Этьен расспрашивал о Леоне дю Бопре. Друг Леона оскорбился и потребовал удовлетворения.
        Кристина прижала дрожащие пальцы к губам. «Господи! Неужели этим для Рида и закончатся поиски справедливости? Бессмысленной дуэлью...»
        Жан-Клод оперся о трость.
        - Кто противник Этьена?
        - Жерар Руссо. - Круглое лицо Полли выражало тревогу. - Он мастер по фехтованию, у него своя школа на Аллее Иксчендж.
        - Мастер по фехтованию?
        У Кристины сжалось сердце. Что Рид мог знать о рапире? Он был игроком, бродягой, который надеялся на удачу, а не на смертельное оружие.
        - Дуэли - это варварство, - проговорила Полли. - Сам губернатор Миро выступает против этого обычая. Он заявил, что издаст закон, запрещающий дуэли. Но даже самые высокопоставленные чиновники не прислушиваются к его мнению. Предусмотрены серьезные наказания, но они почти не применяются. Мужчины вызывают друг друга на дуэли по всяким самым ничтожным причинам.
        К тому времени, как они прибыли на площадь Святого Антония, там уже собрались люди. Небольшая группка стояла с одной стороны площади, Рид одиноко маячил на противоположной стороне. Кристина выскочила из кареты до того, как та остановилась. Подхватив юбки, она подбежала к Риду.
        - Чего ты надеешься добиться этим?.. - Она резко взмахнула рукой.
        Как он позволил поставить себя в такое положение? Как мог допустить такую глупость? Страх за его жизнь, за его безопасность вылился в ярость. С яростью Кристина могла действовать. Страх, наоборот, сковывал ее волю, парализовал тело.
        - Не ожидал увидеть тебя здесь. Уходи, Кристина, пока есть время.
        - Не думаешь же ты, что я останусь в стороне от этого? Рид вздохнул, сдаваясь.
        - Я надеялся, что ты не узнаешь.
        - Ты просто сошел с ума, - гневно проговорила она. Потом ткнула пальцем в противоположную сторону площади. - Этот Жерар Руссо - мастер по фехтованию. Какие шансы у тебя с таким противником?
        - Пусть это тебя не беспокоит. - Взгляд Рида приобрел твердость кремня. - Я буду делать то, что надо.
        - Это - безумие! Сумасшествие! Просто повернись и уйди, пока еще не поздно.

«Что можно сказать, что надо сделать, чтобы заставить его передумать?» - лихорадочно соображала она.
        - Ты не понимаешь, детка, У Этьена нет выбора, - с холодной решимостью проговорил Жан-Клод. - На карту поставлена его честь.
        - Честь в том, чтобы из-за ерунды потерять свою жизнь? - горько спросила Кристина.
        Жан-Клод, не обращая внимания на ее слова, обратился к Риду:
        - Что заставило этого человека бросить вам вызов?
        - Я оскорбил его друга.
        Кристина через площадь посмотрела на Леона дю Бопре, который издалека наблюдал за их горячим спором. Он самодовольно ухмыльнулся, потом снова повернулся к своим дружкам. На какую-то долю секунды Кристине показалось, что она заглянула в самую душу подлеца - в душу, не знающую ни жалости, ни раскаяния.
        - Вы уже выбрали оружие? - спросил Жан-Клод Рида. Полли, стоявшая немного поодаль, спросила:
        - Кто-нибудь предупредил вас, что по правилам ведения дуэли тот, кому бросили вызов, имеет право выбирать оружие?
        - Нет. - Рид задумчиво потер подбородок. - Я решил, что придется сражаться на рапирах. К сожалению, мое мастерство не идет ни в какое сравнение с мастерством соперника.
        Жан-Клод похлопал его по спине.
        - Значит, ты имеешь право выбрать другое оружие, такое, которое позволит тебе быть на равных с противником.
        Небо быстро светлело, первые алые лучи озарили горизонт. К Риду подошли несколько человек с суровыми лицами.
        - Вы готовы начать дуэль, месье Делакруа? Рид кивнул.
        - Я выбираю пистолет, с расстояния в сорок ярдов.
        - Пистолет? - Официальный представитель удивленно поднял бровь. - А мне сказали... Не обращайте внимания. Я обеспечу любое оружие по вашему желанию.
        Группа удалилась, чтобы сообщить новость Жерару Руссо и его друзьям. Легкий ветерок донес гневные голоса с той стороны площади. Дожидаясь, пока доставят оружие, Жан-Клод тихо наставлял Рида:
        - Вам не обязательно убивать соперника. Достаточно ранить.
        - Если вы первым пустите ему кровь, то будете считаться победителем, -добавила Полли.
        Кристине хотелось кричать. Вместо того чтобы отговаривать Рида от этой глупой затеи, и дедушка, и Полли его всячески поддерживают. Решив в последний раз обратиться к его разуму, она отвела Рида в сторону.
        - Есть ли хоть что-нибудь, что заставило бы тебя отказаться от дуэли?
        - Нет, - ответил он, слегка улыбаясь и глядя ей в лицо, словно желая навсегда запечатлеть его в памяти. - Мне достаточно знать, что ты переживаешь за меня. - И Рид с силой прижал ее к себе, страстно поцеловав. Потом, резко прервав поцелуй, он пошел к центру площади.
        Кристина смотрела, как он идет, ноги у нее подкашивались и сердце стучало, как барабан. Рид был для нее всем. Невыносимо думать, что она может его потерять.
        Официальный представитель указал на Жерара Руссо:
        - Кто будет секундантом этого джентльмена? Леон дю Бопре, улыбаясь, уверенно вышел вперед: - Я.
        - А кто выступит секундантом месье Делакруа?
        - Я. - Жан-Клод медленно приблизился к Риду.
        Тот был тронут неожиданной поддержкой, это было видно по его глазам, потемневшим от нахлынувших эмоции. Полли взяла Кристину под руку.
        - Не волнуйтесь, дорогая. С ним все будет в порядке. Молодая графиня не могла говорить - ей перехватило горло. Она заметила, что Полли без своей обычной приветливой улыбки выглядит не моложе своего возраста. Тревога таилась в уголках ее глаз, покрывала тонкими морщинками лицо. Кристина крепко обняла подругу, благодаря за все.
        - Он такой красивый, такой смелый, - пробормотала вдова.
        - Красивый - да, но скорее глупый, чем смелый. - Кристина не сводила глаз с высокой фигуры Рида.
        - Не Этьен, дорогая, - рассеянно проговорила Полли. - Я имела в виду вашего дедушку.
        Толпа зевак постепенно росла. Среди них были и женщины, которые жаждали увидеть кровопролитие и страдания побежденного. Люди теснились по краям площади, чтобы не получить случайной пули. Руссо и Рид выбрали себе пистолеты из бархатного футляра, подождали, пока их зарядят. Рядом с невысоким худощавым креолом Рид казался более значительным. Высокий, мускулистый, с покрытым шрамами телом, он казался рыцарем; закаленным в боях. Никогда он не был так дорог Кристине. Она горько пожалела о том, что так и не сказала ему о своей любви. А теперь уже может быть слишком поздно.
        Противники, опустив оружие, смотрели друг на друга с расстояния в сорок ярдов. Им было велено стрелять после того, как распорядитель досчитает до четырех. Тело Кристины напряглось до такой степени, что ей казалось, будто она сейчас переломится, как ветка. Она не могла ни дышать, ни моргать и только не сводила глаз с любимого человека. - Один, два, три, четыре. Огонь! - раздалась команда.
        Прозвучал один выстрел. Кристина дернулась. Прикусив губу, она ждала, когда развеется дым. Силы оставили ее, когда она увидела, что Рид остался цел и невредим. Мастер по фехтованию оказался менее опытным в обращении с огнестрельным оружием. Он поспешил нажать на курок, и пуля прошла далеко от цели: Теперь настала очередь Рида. Он не торопился, заставляя Руссо корчиться от страха. Спокойно и решительно Рид прицелился и мягко нажал на курок. Выстрел попал в цель. Креол согнулся вдвое, схватившись за окровавленную руку и рыдая.
        - Он прострелил мне руку, - выл Руссо. - Мерзавец повредил мою правую руку.
        На площадь был доставлен врач. Осмотрев рану, он предложил закончить дуэль. Руссо в окровавленной сорочке быстро согласился, хотя Леона дю Бопре такое решение явно не обрадовало. Уходя с места дуэли, друзья обменивались злыми репликами.
        Первым желанием Кристины было кинуться в объятия Рида и с облегчением разрыдаться. Она должна была дотронуться до него, чтобы окончательно убедиться в том, что он не ранен. Кристина сделала шаг вперед, но потом заколебалась. Что-то в выражении лица Рида сказало ей - такая демонстрация чувств ни к чему. Между ними лежала пропасть, и она становилась все шире, все глубже. Кристина жаждала близости, а Рид держался на расстоянии. Пригвожденная к месту отчаянием, она смотрела, как он тяжелыми шагами приближается к немногочисленной группке своих сторонников. Рид протянул руку Жан-Клоду, и тот крепко пожал ее.
        - Благодарю, месье, за великодушие, с которым вы исполнили роль моего секунданта. Ваша поддержка очень много для меня значит.
        - Чепуха, сынок. - Жан-Клод откашлялся. - Чем я еще мог помочь? В конце концов, ты член семьи.
        Кристина и Рид обменялись виноватыми взглядами, но Полли и Жан-Клод были слишком заняты друг другом, чтобы это заметить.

        Глава 23

        Полным ходом шли последние приготовления к балу-маскараду, назначенному на этот вечер. Полли настояла на том, чтобы на нем присутствовали все. Она намеревалась ввести Жан-Клода в общество Нового Орлеана. А раз вдова что-то решила, переубедить ее было невозможно. Даже Рид, который собирался отказаться от участия, вынужден был сдаться под градом уговоров и упрашиваний.
        Несмотря на все старания, Кристине не удавалось разделить веселость подруги. Она весь день пыталась избавиться от предчувствия подкрадывающейся беды, которое нависало над ней, словно черная туча. Такое же ощущение она испытывала накануне восстания рабов на острове. Кристина попыталась обвинить во всем дождливую погоду, за несколько дней превратившую улицы Нового Орлеана в болото, но это не очень помогло.
        - Миссус, - донесся снизу голос Дульси. - Тут принесли костюмы.
        Когда Кристина спустилась в гостиную, служанка уже распаковывала большую коробку от костюмера, которого порекомендовала Полли.
        - Ой, миссус. - Дульси приподняла нечто белое, струящееся. - Это, должно быть, ваш костюм греческой богини.
        Кристина с интересом рассматривала наряд. Он был простым, но достаточно открытым, и мягкие складки, по замыслу костюмера, должны были облегать ее фигуру. Полли энергично отвергла все возражения Кристины, уверяя, что такой костюм видела этой весной на европейских аристократках. В комнату вошел Жан-Клод. Он уже чувствовал себя достаточно сильным, так что теперь редко пользовался тростью.
        - Я слышал, что прибыли костюмы?
        Дульси полезла в коробку и достала свернутое полотнище синего цвета с золотом.
        - Что это за костюм? - спросили они, встряхивая его и удивленно тряся головой. - Похоже на какую-то простыню или на скатерть.
        Кристина засмеялась, но, заметив, что Жан-Клод нахмурился, попыталась - правда, безуспешно - придать лицу серьезное выражение.
        - Это, должно быть, твой костюм, дедушка.
        Все еще качая головой, Дульси переводила взгляд с костюма на графа.
        - Вы собираетесь идти на бал в простыне? Жан-Клод с величественным видом поправил шейный платок.
        - Довожу до вашего сведения, мадам, что на маскараде я выступлю в роли римского сенатора.
        - Все, что вам надо, - это матрас, и вы смогли бы выступить в роли кровати, - пробурчала Дульси.
        Кристина так заразительно расхохоталась, что граф тоже не удержался от улыбки, и они не сразу заметили перемену в поведении Дульси. Та отступила от коробки, прижав руки ко рту.
        - Дульси? - Кристина увидела выражение лица служанки. - Что-то не так? Тебе плохо?
        Трясясь, толстуха указывала на коробку из-под костюмов. Жан-Клод сунул туда руку и достал восковую фигурку черного цвета размером около двенадцати дюймов. С ужасом глядя на нее, Дульси наконец смогла открыть рот и издала вопль, который разнесся по всей округе. Рид, как раз возвращавшийся домой, опрометью кинулся через двор и взбежал по лестнице.
        - Что случилось? - спросил он. - Все живы?
        - Это плохой знак, очень плохой знак, - бормотала служанка. - Что-то страшное случится. Кто-то умрет.
        Рид и Кристина окружили Жан-Клода, чтобы поближе рассмотреть таинственный предмет, а Дульси держалась от них на некотором расстоянии. Выяснилось, что они получили черную свечку, грубо вырезанную в виде человека.
        - Сначала мертвая птица, теперь это. - Рид взял фигурку из рук графа. - Где ты обнаружила ее, Дульси»?
        - Она лежала вместе с вашим костюмом, - Дульси уставилась на Рида, уверенная, что предупреждение касается именно его.
        - Что, опять эти колдовские штучки? - Голос Жан-Клода звучал сварливо, но недостаточно твердо.
        - Буду - настоящее колдовство, очень сильное, - уверенно проговорила Дульси, упрямо кивнув, так что ее тюрбан заколыхался. Потом она полезла за корсаж и достала маленький мешочек из красной фланели, который висел на веревочке у нее на шее. - Я ношу гри-гри, чтобы отпугнуть злых духов. Хотите, я вам тоже достану гри-гри?
        - Это не понадобится, Дульси, - твердо заявила Кристина.
        - Я отказываюсь слушать подобные глупости. - Жан-Клод сурово сдвинул брови.
        - Кто-то посылает вам проклятие. Будьте сегодня осторожны, мистер Рид. - И, собрав костюмы, служанка поспешила прочь из комнаты.
        Рид хмуро смотрел ей вслед. Кто-то пытается запугать его, но кто? Неужели Леон дю Бопре? Но зачем Леону предупреждать его? Это не похоже на него. Он предпочтет нанести удар без предупреждения, застав противника врасплох.
        - Никогда не слышал о подобной глупости, - с негодованием проговорил Жан-Клод, поворачиваясь к Риду и Кристине. - Вы, конечно, не относитесь к этой чепухе серьезно?
        - Мы с Кристиной были случайными свидетелями церемонии вуду, когда жили на острове, - осторожно попытался объяснить Рид. - Последователи этой религии фанатичны и опасны.
        Кристина опустилась на кушетку. Ей хотелось поговорить с Рилом наедине. Умолять его уехать, пока еще не слишком поздно. Убедить его в том, что времени совсем не осталось. Жан-Клод сел рядом с внучкой.
        - Значит, нам надо выяснить, кто подходил к коробке с костюмами, и загадка будет разгадана.
        Рид смотрел на восковую фигурку.
        - Я пойду к костюмеру. Посмотрим, что я смогу узнать. Глядя, как он уходит, Кристина прикусила губу, чтобы не окликнуть его. ЕЙ дорога была каждая минута, которую они проводили вместе. Если бы они все время были рядом, она могла бы видеть его, прикасаться к нему, защитить его. Невозможность этого заставляла ее асе больше отчаиваться. Жан-Клод обнял ее.
        - Я вижу, что ты любишь его, детка. И молюсь, чтобы все ваши проблемы поскорее разрешились.
        Всхлипнув, Кристина положила голову ему на плечо. Но странно - того покоя, что она всегда ощущала в объятиях дедушки, сейчас не было. Она испытывала лишь огромное чувство потери, а Рид уходил все дальше и дальше.
        Остановившись на пороге гостиной, Кристина любовалась Ридом, который выглядел сногсшибательно в костюме средневекового английского лорда. На нем была куртка, отделанная мехом, поверх темно-зеленой бархатной туники, и чулки, облегающие длинные сильные ноги.
        - Вы выглядите чудесно, милорд, - тихо проговорила она. Его серые глаза зажглись, обводя ее стройную фигуру, облаченную в тонкую, словно паутинка, ткань. Узкие золотистые ленты поддерживали волосы, мягкими кольцами спадающие на спину.
        - Л вы... - Он восхищенно улыбнулся. - Словами этого не передать.
        - Ну разве мы не пара? - Она рассмеялась, довольная комплиментом. - Не дождусь, когда увижу Полли в костюме. Она так и не призналась, в чем появится на балу.
        Рид улыбнулся еще шире.
        - Насколько я знаю Полли, она наверняка захочет произвести впечатление на твоего дедушку.
        - А, значит, не только я заметила их романтические отношения.
        - Они чудесные люди. И я очень рад за них.
        - Я тоже. Только...
        - Что «только»? - Рид с нетерпением ждал объяснения.
        - Чем дольше мы остаемся в Новом Орлеане, тем больше они привязываются друг к другу. Им будет трудно расстаться навсегда.
        - Не понимаю, о чем ты. Зачем им расставаться?
        - Невозможно, чтобы наша игра продолжалась до бесконечности. Дедушка уже выздоровел. Скоро мне придется рассказать ему правду. Он будет в ярости и скорее всего настоит, чтобы мы уехали куда-нибудь, где никто не знает, что я жила с мужчиной, не являющимся моим мужем.
        - Если ты хочешь, чтобы я ушел, только скажи.
        - Нет, - быстро проговорила Кристина, хватая его за руку, как будто хотела удержать силой. - Ты должен оставаться здесь столько, сколько потребуется для доказательства виновности Леона дю Бопре. Но я просто ненавижу себя за то, что обманываю дедушку.
        Рид медленно провел пальцем по ее подбородку.
        - Нечистая совесть - это тяжелая ноша, верно?
        - Да. - Мысли Кристины путались от его легкого прикосновения. - Чем дольше мы лжем, тем больше вреда это принесет в будущем.
        Он приподнял ее лицо.
        - Не бойся. Я не допущу, чтобы во всем обвинили тебя одну. И обещаю быть рядом, когда ты решишь открыться дедушке.
        - Я не думала, что это зайдет так далеко.
        - И я не ожидал, что произойдет столько всего, - признался Рид, не отводя от нее взгляда. - Я говорю о том, что произошло между нами.
        Кристина старалась сдерживать свои чувства, не дать им вырваться из-под контроля.
        - Ты никогда не просил и не брал того, чего бы я сама не хотела тебе отдать всем сердцем.
        Рид наклонил голову, и их губы слились. Кристина поднялась на цыпочки, приникая к нему. Он целовал ее медленно, наслаждаясь и обольщая. Эта чувственная атака заставила Кристину обнять его за шею, прижимаясь, умоляя продолжать. Его язык ощущал нежную влажность ее языка, острые края ее зубов. Одной рукой Рид поддерживал ее за спину, вторую положил на ягодицы, чтобы притянуть ее еще ближе, заставить почувствовать его возбуждение.
        - Ох!
        Испуганные, они разомкнули объятия. В дверях стоял Жан-Клод. Веселые искорки в его глазах никак не сочетались с величественным нарядом римского сенатора.
        - Прошу прошения за то, что прерываю вас, дети мои, но и после бала у вас будет достаточно времени для таких развлечений. Полли уже наверняка ждет нас.
        Из-за плохой погоды они договорились встретиться прямо на балу. Улицы заполнила жидкая грязь по щиколотку, что очень замедляло и даже делало опасным путешествие в экипаже. Туфельки Кристины защищали кожаные боты, в которых было удобно пробираться по тротуару. Невзирая на грязь и дождь, масса гостей в остроумных и изысканных костюмах постепенно заполняла бальный зал. Полли тотчас увидела своих друзей.
        - Вы должны надеть маски, - смеясь, сказала она. - И не снимать их до полуночи.
        Прибывшее трио послушно выполнило ее указание.
        - Позвольте, моя очаровательная молочница. - Предложив ей руку, Жан-Клод повел Полли в танцевальный зал; она кокетливо смеялась.
        Рид подождал, пока Кристина снимет темную накидку и боты, и тоже пригласил ее на танец. Потом она танцевала с джентльменом в костюме короля Генриха VIII. Вдоль стен стояли ряды стульев, за которыми на пространстве шириной в три фута толпились креолы, дожидаясь своей очереди пригласить дам на танец. Кристина пользовалась успехом и, к своей досаде, только изредка видела Рида на другом конце зала. Вечер продолжался, но Кристина не могла избавиться от ощущения, что за ней кто-то следит.
        Все вокруг казалось странным, словно во сне. Люди скрывались за масками, ни один не был тем, кем старался предстать. Посмотрев вокруг, Кристина, не могла не удивиться тому, что слишком большое количество гостей-мужчин красовалось в костюмах военных. Было что-то знакомое в человеке, надевшем костюм дьявола, но она никак не могла уловить, что именно. Несколько раз ее задел кто-то, скрывавшийся под маской известного мореплавателя Уолтера Рэли. Он пробормотал извинения - она узнала голос Леона дю Бопре. Кристину порадовало, что он не приглашал ее на танец. Было бы трудно отказаться, не устроив сцены. Время от времени она замечала в толпе Полли и дедушку, которые, казалось, не расставались ни на миг. Если бы они с Ридом были сейчас вместе, она чувствовала бы себя гораздо лучше.
        Им удалось встретиться только почти в полночь.
        - Я хочу, чтобы мы сейчас же ушли, - прошептала Кристина.
        Положив руку ей на талию, Рид наклонился и проговорил, заглушая шум толпы:
        - Как только все снимут маски, я найду твоего дедушку и скажу ему, что у тебя разболелась голова.
        Кристине пришлось согласиться с Ридом, хоть ей и не терпелось поскорее оставить шумный, переполненный зал. Леон в костюме Уолтера Рэли пробрался в центр комнаты, поднялся на возвышение и поднял руки, требуя тишины. Постепенно все смолкли.
        - Господа и дамы, святые и грешники, наши знаменитые гости, у меня есть для вас удивительный сюрприз.
        Волна нетерпения прокатилась по залу. Широко улыбаясь, креол дожидался, пока все стихнет. Кристина вцепилась в руку Рида, чувствуя, что сейчас произойдет что-то ужасное. Она оглянулась, пытаясь обнаружить путь к отступлению. Но бегство было невозможным, их окружала плотная толпа жаждущих развлечения гостей.
        - Я решил, - лучезарно улыбаясь, продолжал Леон, - что маскарад - самое лучшее место, где можно сорвать маску с человека, который притворяется кем-то другим. Человека, который защищает свою честь, а сам бесчестен. Который ходит по городу, получает приглашения в наши дома...
        Кристина едва могла слышать его слова из-за гула в ушах.
        - Человек, дорогие гости, - медоточивый голос Леона победно зазвенел, - который пошел на хладнокровное убийство.
        Кристина почувствовала, как напряглось, окаменело тело Рида. Она оглянулась в последней, безумной, надежде и увидела, что теперь их окружает кольцо мужчин в военной форме и масках. «Это настоящая форма, - с упавшим сердцем подумала она, - а вовсе не маскарадные костюмы».
        Леон с коварной улыбкой указал на Рида.
        - Человек, прибывший с острова Сан-Доминго и известный нам под именем Этьена Делакруа, на самом деле Рид Александер, которого приговорили за убийство моего брата Гастона дю Бопре. Держите его!
        Солдаты сомкнули кольцо, грубо схватив Рида и завернув ему руки за спину, а он отбивался, пытаясь освободиться. Один из солдат сорвал с него маску, и все увидели, каким отчаянием исказилось лицо Рида.
        - Нет! - закричала Кристина, умоляя испуганных гостей поверить ей. - Рид Александер не виноват. Он никого не убивал. Это Леон дю Бопре убил своего собственного брата.
        - Молчать! - проревел Леон. - Не слушайте бредней этой одурманенной женщины, она даже не его жена.
        Ярость охватила толпу. Жан-Клод и Полли протиснулись к Кристине.
        - Внучка, неужели это все правда? - потребовал ответа старый граф.
        - Рид не виноват в убийстве Гастона дю Бопре. Сейчас только это имеет значение.
        - А слова «честь семьи» для тебя ничего не значат?
        - Не обвиняйте ее. Она ни в чем не виновата. - Рид пытался высвободиться из державших его рук. - Я принудил ее помогать мне.
        - Принудил? - Жан-Клод, казалось, был готов голыми руками разорвать на части того, кто покусился на честь его внучки. - Каким образом?
        Сжав руки, Кристина повернулась к деду и, пылая негодованием, попыталась объяснить:
        - Ты говоришь о чести. Рид спас мне жизнь. Если бы не он, я бы погибла на острове. И позволить ему остаться, чтобы доказать свою невиновность, - небольшая услуга по сравнению с этим.
        Дед и внучка в тяжелом молчании смотрели друг на друга, забыв о присутствии посторонних, потом плечи Жан-Клода бессильно обвисли.
        - Я не знал...
        Чувствуя, что он лишается поддержки толпы, Леон громко заявил:
        - Леди и джентльмены, у меня есть для вас еще одно развлечение. - Он махнул рукой, чтобы все замолчали. - Хочу представить вам особенного гостя.
        Худощавый мужчина в красном бархатном костюме дьявола, который, как заметила Кристина, весь вечер следил за ней, поднялся на возвышение и встал рядом с Леоном.
        - Я тоже хотел бы положить коней этому маскараду. - Он сдернул маску и небрежно отшвырнул ее в сторону, глядя на присутствующих ледяными голубыми глазами, поблескивающими от злобной радости.
        Перед Кристиной все поплыло - она смотрела в лицо самому страшному из своих кошмаров. Она была в ужасе и едва слышала шум голосов. Предметы качались, расплывались в ее глазах, потом медленно обретали четкие очертания. Этьен дьявольски улыбался, наслаждаясь ее отчаянием.
        - Это я, дорогие мои, Этьен Делакруа, только что прибывший с острова Сан-Доминго. Я приехал за своей неверной женой, красавицей Кристиной, которая вместе с Ридом Александером, моим бывшим надсмотрщиком, украла целое состояние в драгоценностях и оставила меня на милость дикарей.

«Невозможно!» Это слово все крутилось и крутилось у нее в голове. «Этьен жив? Но как это могло случиться?» Она видела, как мачете вонзилось ему в грудь и он покатился по лестнице, обливаясь кровью.
        Жан-Клод выдохнул:
        - Внучка, скажи мне, что все это неправда! Кристина открыла рот, но не смогла произнести ни слова. Ей казалось, что ее засасывает трясина несчастий и обмана.
        - Здесь наверняка какая-то ошибка. - Лицо Полли тревожно сморщилось.
        Леон и Этьен с победными улыбками спустились с возвышения. Толпа расступилась, пропуская их. Самоуверенно, с видом превосходства, они остановились по обе стороны en-Рида и Кристины. Этьен сдернул маску с лица жены. Схватил и сжал двумя пальцами ее подбородок.
        - Убери свои грязные лапы, мерзавец. - Рид попытался высвободиться, но солдаты держали его крепко.
        Этьен не обратил на него никакого внимания.
        - Итак, дорогая, мы снова встретились. Только на этот раз, - вкрадчиво проговорил он, - я не позволю тебе улизнуть.
        Рид ненавидяще смотрел на Этьена:
        - Я не учел того, что дьявол не умирает.
        Этьен резко выпустил Кристину и хлестнул Рида по лицу с такой силой, что тот чуть не упал на держащих его солдат.
        - Прекрати! - Кристина оказалась между двумя мужчинами. - Оставь его. Неужели тебе не достаточно того, что ты уже сделал?
        Леон кивнул солдатам.
        - Уведите его. Губернатор сказал, что его отправят на Гаити первым же судном.
        Когда сопротивляющегося Рида выволакивали из зала, он вывернулся и, найдя глазами Жан-Клода, взмолился:
        - Обещайте, что вы защитите ее. Не оставляйте ее у Делакруа. Он собирается убить ее.
        - Предлагаю вам надеть на него кандалы, - проговорил Этьен. - Он уже однажды избежал справедливого наказания. Этот тип скользкий, как угорь.
        - Нет! - Кристина кинулась за Ридом, но длинные пальцы Этьена, впившись в ее руку, остановили ее.
        - Пойдем, дорогая? - И, понизив голос до шепота, он добавил: - Мы с тобой кое-что не закончили.
        - Дедушка... - умоляюще повторяла она все то время, пока Этьен тащил ее прочь. - Не позволяй им отправить Рида в тюрьму. Он невиновен. Обещай, что поможешь ему.

        Глава 24

        -Вы действительно считаете, что он намерен убить ее?
        Сцепив руки за спиной, Жан-Клод нервно ходил взад-вперед перед камином в гостиной и обдумывал, что ответить на вопрос Полли.
        - После всех этих событий я уже не знаю, чему верить.
        Они не спали всю ночь, обсуждая последние невероятные события. Оба были потрясены и напуганы открывшимися фактами, но, несмотря на все обвинения, ни один из них не верил, что человек по имени Рид Александер мог совершить убийство. И сейчас больше всего их беспокоили его последние слова.
        - Эти глаза... Холодные как лед. - Полли вздрогнула. - Бедная Кристина, каким шоком для нее было обнаружить, что ее муж еще жив. Но зачем Делакруа желать ее смерти?
        - Может, это было преувеличением, - неуверенно проговорил Жан-Клод.
        - А если нет?
        Вопрос Полли повис в воздухе. Опустив глаза, Жан-Клод продолжил свое нервное хождение.
        - В чем именно он ее обвиняет?
        - Дорогой, пожалуйста, мы уже все это обсуждали. Повторяя все снова и снова, вы только еще больше огорчаетесь.
        Граф остановился напротив Полли, тревога искажала его благородные черты.
        - Давайте посмотрим. - И он принялся перечислять мнимые преступления Кристины. - Она - неверная жена, похитившая драгоценности и оставившая мужа в лапах дикарей, сбежав с его надсмотрщиком. Все это может послужить подходящим мотивом для ее убийства. Делакруа публично унизили. Он не захочет быть рогоносцем в глазах общества.
        - Да, - поддержала его Полли. - Он слишком горд, чтобы простить такое своей жене. Я боюсь за нее. Этьен Делакруа не производит впечатления заботливого или доброго человека.
        Жан-Клод прерывисто вздохнул, потер переносицу.
        - Уж наверняка не добрый и не заботливый. Холодный, бесчувственный, может, даже жестокий, но никак не добрый.
        - Я заметила, как он схватил ее. - Полли вздрогнула. - У него такие грубые руки, у Кристины останутся синяки.
        - Проклятие! - Жан-Клод ударил кулаком по каминной доске. - Я чувствую себя совершенно бесполезным. В ее глазах я видел ужас и отвращение, когда Делакруа уводил ее. А теперь просто сижу и оплакиваю ее судьбу, словно какой-то бессильный старикашка.
        Полли подошла к нему, обняла за плечи.
        - Не корите себя. Что мы можем сделать? Как бы мы ни презирали этого человека, он ее муж и обладает всеми правами.
        - Если бы я был моложе, то избил бы его до полусмерти. - Граф посмотрел на свои узловатые руки со старческими пятнами. - Я стал слишком слаб и не в состоянии защитить от опасности собственную внучку. - Годы берут свое, дорогой, - мягко проговорила Полли.. - Даже вы не можете оставаться неподвластным времени. - Вы, как всегда, правы, моя милая. - Положив руку Полли на талию, он притянул ее поближе. - Меня особенно тронуло, как Рид, забыв о себе, пытался защитить Кристину.
        Полли прижалась к нему.
        - А она заступалась за него. Когда Делакруа насильно уводил ее, она продолжала твердить, что Рид невиновен.
        - Я все еще слышу, как он умолял меня позаботиться о ней, когда солдаты тащили его.
        - Они по-настоящему любят друг друга, но, мне кажется, все эти препятствия не дали им возможности признаться в своих чувствах. Как это ни грустно.
        - Если бы только мы могли хоть чем-то помочь им! Пока Кристин;! остается в руках Делакруа, опасность очень велика. Я уверен, что Рид, будь он с нами, нашел бы правильное решение.
        - Если бы мы смогли убедить магистрат, что Рид невиновен, что Леон убил Гастона! Тогда, освободившись из тюрьмы, Рид нашел бы Кристину и избавил ее от чудовища, за которого она вышла замуж.
        Они задумались, понимая всю трудность выполнения этой задачи. Наконец, нарушив унылое молчание, Полли спросила:
        - Как вы думаете, где Делакруа ее прячет? Жан-Клод устало провел рукой по лицу.
        - Похоже, они с дю Бопре - два сапога пара. Думаю, что он повез се в Брайервуд.
        Снова наступила тишина. Оба подумали о том, что Брайервуд представлял собой далекое, уединенное поместье. Слугам можно приказать не обращать внимания на крики о помощи. Мысль о том, что его внучка сейчас одна и напугана, усилила в душе Жан-Клода ощущение того, что надо срочно что-то предпринять. Дверь гостиной распахнулась, и влетела Дульси в наспех надвинутом тюрбане.
        - Я услышала новости. Знаю, что еще рано, но вдруг я чем-то могу помочь.
        - Это очень мило с твоей стороны, Дульси, - ответила Полли, - но не знаю, кто здесь может помочь.
        Дульси стянула свою шерстяную шаль.
        - Как жалко мистера и миссус, они такие хорошие люди. Я знала, что придет беда, как только обнаружила ту мертвую птицу. А потом еще черная свечка...
        - А как тебе удалось услышать все так быстро? Еще только-только рассвело.
        Толстуха шмыгнула носом.
        - Так хороший слуга всегда знает, что происходит. И ничего не упускает. - Она прошла по комнате, привычно взбила подушки, аккуратно свернула вязанье. - Хороший слуга знает, что господин любит на завтрак, сколько раз он сходил на горшок и как надо складывать его белье.
        Жан-Клод тяжело опустился в кресло.
        - Дульси, не заваришь ли нам чаю? Мы всю ночь обсуждали происшествие.
        - Конечно. Я принесу вам еще печенье и мед к чаю. - Она остановилась на пороге и нахмурилась. - Чуть не забыла сказать вам одну интересную вещь, которую услышала вчера вечером, Кто-то видел раба дю Бопре, Ролло; он крался от вашего дома в то утро, когда мы нашли птицу. Ну, что скажете? - И, не дожидаясь ответа, она вышла.
        В глазах Жан-Клода загорелся огонек надежды.
        - Личный слуга, такой, как Ролло, должен был сопровождать своего господина за границу.
        - Вы полагаете?.. - начала Полли.
        - Я не мог не заметить, как странно он вел себя в тот день, когда принес приглашение посетить Брайервуд.
        Теперь уже Полли принялась ходить по комнате. - Прежде всего нам надо спасать Кристину. Делакруа смотрел на нее с такой ненавистью, что, боюсь, у нас мало времени.
        - Стоит попытаться. - Жан-Клод встал. - Я отыщу Ролло.
        Лицо Полли озарила улыбка, яркая, как солнечный луч после грозы.
        - У меня есть идея...
        Этьен бесстрастно наблюдал за Кристиной, съежившейся в дальнем углу кареты дю Бопре. Они ехали уже несколько часов; путешествие занимало больше времени, чем обычно, из-за размытых дождями дорог. Леон предпочел поехать верхом, пообещав встретить их в своем поместье. Кристина потеряла ощущение времени. Казалось, прошла целая вечность с тех пор, как Этьен забрал ее с бала. Они заехали к ней домой, только чтобы забрать оставшиеся драгоценности. Ей не было позволено ни забрать свои вещи, ни даже переодеться. Окна кареты были занавешены, и она не могла выглянуть, так же как никто не мог видеть, что творится внутри. По приказу Этьена дверцу кареты заперли снаружи, чтобы не позволить Кристине выпрыгнуть на ходу. С ее щеки еще не сошел отпечаток руки Этьена - так он выразил свое недовольство, обнаружив, что великолепное бриллиантовое ожерелье, когда-то главное украшение коллекции его матушки, теперь разобрано. Кристина понимала, что любая малейшая причина может вызвать новый взрыв его гнева. Ощущая тяжесть холодного взгляда Этьена, она постаралась прикрыть плечи. Если он хотел внушить ей чувство пойманной
в ловушку, запертой в ограниченном пространстве, то ему это удалось. Ко всем ее несчастьям добавлялась еще мысль, что каждый оборот колес уносит ее все дальше и дальше от Рида. Было слишком больно вспоминать, как солдаты тащили его из зала. Он приговорен до конца жизни отвечать за преступление, которого не совершал, и тяжко трудиться под палящими лучами солнца до тех пор, пока не умрет.
        Как это страшно и как несправедливо! Ее проблемы по сравнению с этим ничто.
        - Кажется, восстание рабов на острове никак на тебе не отразилось, дорогая, - сухо заметил Этьен. - Ты нисколько не изменилась.
        - То же самое можно сказать и о вас, месье. Он хрипло рассмеялся.
        - А ты не очень наблюдательна. - Он указал на свою левую руку. - Это чудо, что я выжил. Но рука пострадала. Хирург сказал, что повреждены нервы и вряд ли я смогу действовать ею, как прежде.
        - Мне очень жаль, - пробормотала Кристина, не зная, чего он ждет от нее.
        - Лгунья! - рявкнул Этьен. - Тебе совсем не жаль. Она прижалась к полушкам, удержавшись от язвительной реплики.
        Он снова взял себя в руки.
        - К счастью, у меня всегда была реакция, как у кошки, и мне всегда везло. Благодаря специальным упражнениям я как следует развил правую руку - говорю это на случай, если у тебя появятся глупые мысли.
        Кристина презрительно взглянула на него.
        - Вы с месье дю Бопре предусмотрели все, чтобы лишить меня возможности сбежать.
        - Мне нравится его изобретательность, - с мерзкой улыбкой проговорил Этьен. - Запоры на дверях кареты - его идея. Их можно будет снять, когда мы приедем в Брайервуд. А пока что они не позволят тебе совершить необдуманного поступка.
        - А что сможет удержать меня, когда мы окажемся в поместье? - с вызовом спросила Кристина.
        Бледные глаза Этьена злорадно блеснули.
        - Вот подожди, увидишь покои, которые мы тебе приготовили. Как раз для графини.
        Страх охватил ее, заставив вздрогнуть. Она постаралась говорить ровным голосом, задавая первостепенный для себя вопрос.
        - Что вы намерены со мной сделать?
        - Ты должна понимать, что я не могу позволить тебе жить дальше.
        Полное отсутствие интонации в его голосе делало угрозу еще более зловещей. Кристина словно превратилась в мраморную статую. Она умрет от его руки. Последнее, что она увидит, будут эти мертвенно-голубые глаза, с удовольствием наблюдающие, как жизнь покидает ее тело. Постепенно ужас в ее душе сменился глубокой печалью. Она так много не сделала, не сказала! Если бы можно было все переиграть, она призналась бы Риду, что любит его. Какой же трусихой она была! Так и не посмела произнести вслух слова, которые жили в ее сердце. А теперь остается только жалеть об этом.
        Широко зевнув, Этьен вытянул ноги.
        - Этот твой наряд греческой богини напомнил мне нашу первую ночь. Ты выглядишь... невинной. Это так? Или твой мерзавец лишил меня привилегии быть первым дли тебя?
        Кристина смотрела прямо перед собой, сжав губы, и не говорила ни слова.
        - Понятно, - хмыкнул он. - Я получил ответ. Где он впервые овладел тобой? В лесу, как животное?
        Она молчала, не желая обсуждением пачкать воспоминания, которые обогатили и навсегда изменили ее жизнь.
        - Ну и как он тебя нашел? Такой же холодной, как глыба льда? - Этьен, полуприкрыв глаза, изучал ее. - А он смог действовать, дорогая? Или ты лишила его мужской силы так же, как и меня?
        - Он вовсе не счел меня холодной, - огрызнулась она. Только произнеся эти слова, Кристина поняла, что допустила ошибку. Что, если Этьен решит взять ее силой?
        Тогда ему удастся сломить ее дух, а не только одержать победу над телом. Представив, как он снова трется об нее, она ощутила тошноту. Без снадобья Геры она не в состоянии предотвратить его поползновения. Этьен испепелял ее взглядом. Даже при слабом свете единственной каретной лампы она видела, как он покраснел от злости, как сжал челюсти, и чувствовала исходившие от него волны ярости. Оцепенев от страха, Кристина наблюдала, как к нему медленно возвращается самообладание.
        - Я не хочу спать с тобой, а вот дю Бопре хочет, - прерывающимся голосом сказал Этьен. - Я предупредил его, что ты лишена страсти, хотя, пройдя обучение у этого подонка Рида, ты, возможно, сумеешь теперь удовлетворить мужчину, Но креол заявил, что не боится трудностей. Я могу разрешить ему, если он позволит мне понаблюдать за вами.
        Кристина ошеломленно уставилась на него.
        - Ты сумасшедший. Извращенец.
        Он с удовольствием рассмеялся. Потом закинул ноги на сиденье рядом с ней, закрыл глаза и уснул. У Кристины от усталости отнимались руки и ноги, но она не могла спать. Тревога и страх прогоняли сон.
        Первые слабые лучи солнца озарили горизонт, когда карета остановилась перед домом в Брайервуде. Протирая глаза, Этьен терпеливо дожидался, пока с дверей снимут запоры. С металлическим скрежетом замок открылся, и перед ними предстал Леон.
        - Добро пожаловать в Брайервуд, мадам Делакруа, - сказал он, протягивая руку. - Вижу, что в этот раз вы привезли с собой мужа, а не любовника. - Креол усмехнулся своей собственной шутке.
        Сверкнув на него глазами, Кристина выбралась из кареты без его помощи. Этьен последовал за ней. Она с надеждой огляделась, но в этот ранний час двор был пуст.
        В доме светилось только одно окно. Возница смотрел прямо перед собой, и когда Леон подал ему знак, отъехал, не оглядываясь. Похоже, помощи ждать неоткуда. Если она хочет выжить, то надеяться придется только на саму себя. Сопровождаемая с одной стороны Этьеном, а с другой - Леоном, Кристина поднялась по ступеням и вошла в холл.
        - Вы, должно быть, устали после столь долгого путешествия, - произнес креол, играя роль радушного хозяина. - Надеюсь, вы найдете свои покои достаточно удобными, Мой слуга принес кое-что перекусить в специально для вас предназначенную комнату.
        - Как мило с вашей стороны, месье, - напряженно проговорила Кристина. - Однако я вовсе не устала и предпочла бы остаться внизу.
        Она направилась к гостиной, но Леон схватил ее за руку. Кристина попыталась вырваться, но не смогла. Этьен сжал ее вторую руку.
        - Нет, не выйдет, - сказал он, таща ее к лестнице.
        Кристина упиралась, поставив ноги на первую ступеньку и держась за стойку перил. Она подумала, что ей надо было бы оказать сопротивление еще тогда, когда Этьен заставлял ее сесть в карету, но она была в шоке и не могла протестовать.
        - Я никуда не пойду.
        - Значит, нашу гостью придется переубедить.
        Не успела Кристина угадать, что он задумал, как Леон завел ее руку за спину, так что ее пронзила острая боль. Из глаз Кристины брызнули слезы.
        - Вы передумали, дорогая? - усмехнулся Леон. - Решили вести себя как хорошая гостья?
        Кристине оставалось только сдаться.
        - А теперь вперед. По лестнице, быстро. И не тяните время.
        Не отпуская ее руки, Леон толкал ее вверх по ступеням. На втором этаже он провел ее по коридору мимо спален к потайной дверце, за которой находилась крутая винтовая лестница, ведущая от подвала до чердака и предназначенная для прислуги.
        - Не останавливайтесь. Идите наверх, на чердак. Этьен ухмыльнулся при виде ее ошеломленного лица.
        - Мы решили, что тебе потребуется уединение, чтобы обдумать все свои прегрешения. И время, чтобы представить себе, какие удовольствия тебя ожидают. Через несколько дней - а может, через одну или две недели одиночества - ты станешь гораздо более покладистой.
        - Никогда, - сквозь стиснутые зубы проговорила она. Леон открыл крепкую дубовую дверь и втолкнул Кристину внутрь, так что она упала на пыльный пол.
        - Я терпелив, дорогая.
        - Позови, если тебе что-нибудь понадобится, - ей смехом добавил Этьен. - Можешь звать, пока не охрипнешь. Никто не придет к тебе на помощь.
        Дверь захлопнулась. Последняя надежда Кристины испарилась при звуке закрывающегося замка. Она села, стараясь успокоить пульсирующую боль в руке. Глаза постепенно привыкли к полумраку. Узкие лучи света проникали между досками, которыми было заколочено чердачное окно. В дальнем углу шуршали мыши. Поднявшись на ноги, Кристина оглядела небольшое помещение. Пахло затхлостью, в углу лежали соломенный матрас и тонкое нитяное одеяло. Рядом она увидела кувшин с водой и буханку хлеба. Еще одной принадлежностью этой импровизированной тюрьмы являлся облупившийся горшок. Пытаясь побороть растушую панику, Кристина подошла к окошку. Напрягая все силы, дергала за доски, сознавая, что это пустая затея.
        Она в ловушке. В плену, так же как и Рид. Графиня вытерла слезы, оставив на лице грязные разводы. Через некоторое время усталость все же взяла свое, она свернулась калачиком на комковатом матрасе и закрыла глаза.

        Глава 25

        Луна сверкала за деревьями, как сломанный серебряный медальон на фоне черного холста. Рид погонял лошадь, торопя ее по узкой дороге, окаймлявшей болото. Двадцать четыре часа, проведенные в тесной сырой камере, предоставили ему возможность обдумать всю свою жизнь. Если бы он смог, то поменял бы в ней очень многое. Но прежде всего сказал бы Кристине, что любит ее. Он все хранил это признание в тайне, словно скряга, который никак не может расстаться со своим золотом. Он никогда не говорил ей, что она навсегда поселилась в его сердце, осветила и согрела его душу. Лишь бы теперь не было слишком поздно. Если Делакруа или дю Бопре причинят ей хоть какой-нибудь вред, он убьет их.
        Внезапно со стороны топи донесся резкий, громкий крик, похожий на мычание. Рид уже слышал такой при прошлом посещении и вспомнил, что это зов самца аллигатора. Успокоив испуганную лошадь, он снова устремился вперед. А мысли его вернулись на несколько часов назад, к моменту бегства из старой испанской тюрьмы. Спасение пришло оттуда, откуда он его совсем не ждал. Кто бы мог предположить, что такой хитроумный план был задуман простодушной, добросердечной пожилой вдовой? Рида до сих пор восхищала та легкость, с которой Полли воплотила в жизнь свою дерзкую идею...
        Он дремал в камере, когда его разбудило звяканье ключей. Открыв глаза, он увидел Полли с плетеной корзинкой в руке, сопровождаемую охранником.
        - Вот он, ваш племянник, сеньора, - проговорил тот. - Оставайтесь здесь сколько хотите.
        - Спасибо, сеньор, - Полли благодарно улыбнулась выходящему охраннику. - Я принесла тебе поесть, дорогой. Боюсь, здесь плохо кормят.
        Рид поднялся на ноги, стряхивая остатки сна. Что заставило Полли прийти сюда в такой час?
        - Ты что, племянничек, не рал меня видеть? - прощебетала та с лукавым блеском в ярко-голубых глазах. - Разве так встречают любимую тетушку?
        - Полли, я просто удивлен. Вначале решил, что это мне снится. - В смущении оттого, что закован и что на нем нелепо здесь выглядящий маскарадный костюм, он потер щетину на подбородке. - Прошу прощения за мой вид, но мне не позволили ни побриться, ни умыться.
        Не испытывая никакой неловкости, Полли поднялась на цыпочки и чмокнула Рида в щеку.
        - С тобой плохо обращаются, дорогой?
        - Бывало и хуже. Здесь обращение не такое жестокое, как в Испании. По крайней мере меня не били, да и кормят заключенных здесь по часам.
        Полли поставила корзину на койку.
        - Рада слышать. Мыс Жан-Клодом беспокоились о тебе.
        - Полли, что вы на самом деле задумали? Она повернулась к нему, сжав руки.
        - Нам нужна твоя помощь, дорогой. Рид протянул к ней закованные руки.
        - Как бы я ни хотел помочь, боюсь, у меня ничего не выйдет, - с горечью проговорил он.
        - Мы очень беспокоимся за Кристину. Боимся, что ее муж задумал что-то недоброе. Он не из тех, кто может простить женщину, публично унизившую его.
        Рид сжал челюсти.
        - Это так.
        - Тогда помоги нам.
        - Ради нее я бы вырвал свое сердце. Полли с повлажневшими глазами улыбнулась.
        - Я принесла тебе перекусить, племянник.
        Она подняла салфетку, накрывавшую корзину, потом отодвинула в сторону хлеб и жареную курицу, приготовленную Дульси. Рид изумленно открыл рот, увидев на дне корзины пистолет.
        - Поешь, дорогой. Тебе потребуются силы. - Полли присела на край койки. - Незачем спешить. Кроме того, потребуется время, чтобы подействовал сонный порошок, который я добавила в бренди для охранника.
        - Что? - Рид с трудом обрел дар речи.
        - Ш-ш... - Она поднесла палец к губам. - Садись, дорогой. Поешь.
        Рид впился зубами в куриную ножку. Полли одобрительно кивнула при виде его аппетита.
        - Я принесла тебе одежду. Оседланную лошадь ты найдешь в конюшне через два дома отсюда.
        - Есть еще одна проблема. - Он указал на тяжелые железные кандалы на запястьях, скованные короткой цепью.
        - Мы с Жан-Клодом обдумали и это. - С ласковой улыбкой Полли полезла в карман юбки и достала два ключа. - Кузнец был просто счастлив предоставить нам это за небольшое вознаграждение.
        Через час Рид уже выезжал из Нового Орлеана, наконец в предрассветной мгле перед ним стало вырисовываться поместье. Рид направил усталую лошадь в объезд усадьбы. Через час слуги приступят к своим каждодневным обязанностям, а рабы отправятся на поля. Но пока Брайервуд спит. Глядя на дом, Рид нахмурился. Он хотел верить, что Кристина жива и здорова. Но на душе у него было неспокойно. Он боялся, что с ней могло что-нибудь случиться, ведь вчера полный зал людей слышал угрозы в ее адрес. Правда, скорее всего Этьен выждет время, а потом выберет какой-нибудь хитрый способ, чтобы избавиться от непокорной жены. Но где же он ее прячет сейчас? Рид потер уставшие глаза. Зная Кристину, он не сомневался, что она воспользуется любой возможностью бежать. Но и Этьен понимает это и предпримет все, чтобы предотвратить побег. Он, должно быть, запер ее. Но где?
        Рид мысленно представил себе план дома. На самом нижнем этаже находилось огромное количество кладовых с каменными полами и толстыми стенами, способными заглушить любой крик. Второй этаж занимали спальни. На самом верху был чердак с ровными рядами узких окошек. Этьен с его извращенной натурой наверняка будет доволен, если причинит Кристине как можно больше неудобств. Рид решил, что она заперта или в полуподвальном помещении, или на чердаке. Привычным жестом он поправил пистолет, заткнутый за пояс. Потом спешился и направился к дому. Он начнет поиски с кладовых, потом прочешет весь дом. Время ограничено. Он знал, что должен поторопиться, пока не наступило утро.
        Одну за другой Рид дергал ручки дверей, с досадой отмечая, что большинство из них заперто. Очевидно, дю Бопре не доверяет своим слугам. Рид тихо звал Кристину, но не получал никакого ответа. Тьма уже начинала рассеиваться, когда он решил прекратить поиски внизу. Позже, когда раздобудет ключи, он вернется сюда. Крадучись, Рид начал подниматься по лестнице. Половица скрипнула, и он замер, прислушиваясь, но в доме стояла полная тишина.
        При виде спален его пронзила одна мысль: а что, если Кристина в одной комнате с Этьеном? Что делать, если он обнаружит их вдвоем? Если Делакруа принудил ее силой? А вдруг он передал ее дю Бопре? Рида охватила холодная ярость. Он приказал себе не думать об этом и продолжил поиски. Тихо открыв одну из дверей, стал вглядываться в темноту. Прошло несколько мгновений, прежде чем он увидел только одну фигуру спящего. С облегчением вздохнув, Рид так же тихо прикрыл дверь, Но он все еще не знал, где Кристина. Оставался чердачный этаж дома, который он не обследовал.
        Он вспомнил, как во время их предыдущего визита дю Бопре хвастал, что и доме имеется потайная лестница, ведущая на чердак, и это позволяет прислуге не путаться под ногами, когда дом полон гостей. Рид успел подняться только на вторую ступеньку, когда почувствовал, как что-то твердое ткнулось ему в ребра.
        - Не мог не прийти, верно? - прошипел Этьен. - Я же их предупреждал, что ты скользкий, как угорь.
        - Что ты с ней сделал, Делакруа?
        - Полагаю, ты имеешь в виду мою жену, и значит, это не твое дело. А теперь, - приказал он, - подними руки вверх так, чтобы я их видел.
        Рид выполнил приказ, решив, что неразумно сопротивляться, когда в спину тычут оружием.
        - Поворачивайся, Медленно.
        Рид снова покорился. Этьен в шелковом халате стоял у нижней ступеньки, направив пистолет прямо ему в сердце.
        - Мы никого не ждали, но твое прибытие представляется мне любопытным сюрпризом, Думаю, надо предупредить нашего хозяина, что у него незваный гость. - Он махнул пистолетом, приказывая Риду идти по коридору к спальне Леона. У дверей дю Бопре Этьен остановился. - Леон! - прокричал он. - Скинь задницу с кровати и поприветствуй нашего гостя.
        - Чокнутый француз! У тебя должна быть веская причина, чтобы будить меня в такую рань. - Через минуту дверь распахнулась, и Леон, прищурившись, выглянул в коридор. При виде Рида у него отвисла челюсть. - Что это?
        Этьен ухмыльнулся.
        - Я решил, что, доставив его к твоим дверям, положу начало хорошему дню.
        - Прекрасно! - Леон в предвкушении потер руки, потом оглядел Рида и вытащил у него из-за пояса пистолет. - Сначала я освобожу тебя от оружия. Сомневаюсь, что теперь ты сможешь им воспользоваться.
        - Ты сам хочешь убить этого ублюдка или это сделаю я? - спросил Этьен.
        Леон хмыкнул.
        - Не будем спешить, друг мой. Обдумаем ситуацию самым тщательным образом.
        - Хорошо. - Делакруа согласно кивнул. - Но куда же мы поместим неустрашимого месье Александера, пока будем решать его судьбу?
        Креол щелкнул пальцами.
        - Я знаю одно местечко. А потом, за завтраком, мы разработаем план, как нам избавиться от него раз и навсегда.
        Они довели Рида до нижнего этажа, втолкнули в холодную кладовую и заперли дверь. Звуки их смеха затихли за толстой стеной. Рид в отчаянии ударил кулаком в дверь, которая выдержала бы и атаку бешеного быка. С ощущением опустошенности он опустился на пол. У них с Кристиной не оставалось ни единого шанса.
        Русоволосые детишки бежали по огромному лугу - На руках она держала младенца с глазами такого же цвета, как у нее. Со стороны широкой реки шел мужчина, и его серые глаза сияли от радости.
        - Просыпайся, сука. Тебя ждет сюрприз. Мечтая досмотреть такой прекрасный сон, Кристина поглубже зарылась в соломенный матрас, но кто-то грубо тряс ее. Запертая на чердаке, в духоте и почти без еды, она постоянно ощущала вялость и сонливость. Только во сне она могла бежать от действительности. Отбросив волосы с глаз, она приподнялась на локте. Сквозь приоткрытую дверь лился свет, отражаясь от пистолета, который дю Бопре небрежно держал в руке.
        - Что вам надо? - тусклым голосом проговорила она.
        - Поднимайся. - И он грубо дернул ее вверх, потом, отложив пистолет, достал из кармана веревку и связал Кристине руки за спиной.
        - Куда же подевалось ваше гостеприимство, месье? - Сарказм оставался ее единственным оружием.
        - Все дерзишь? - Леон с излишней силой затянул узлы, удовлетворенно улыбнувшись, когда Кристина вскрикнула от боли. - Пришло время такой шлюхе, как ты, получить по заслугам.
        Кристина, как могла быстро, спускалась по узкой винтовой лестнице. Запертая в темной комнате, она потеряла ощущение времени. Неужели только вчера утром эти двое привели ее на чердак?
        - Не сюда, - прорычал Леон, когда она свернула было к гостевым комнатам. - Не настолько же ты глупа, чтобы принять себя за гостью? Даже лестница для прислуги слишком хороша для такой суки.
        У Кристины закружилась голова. Один неверный шаг - и все кончено. Руки связаны, ей не за что держаться - падение окажется смертельным.
        - Уже не так уверена в себе, а, крошка? - Леон слегка подтолкнул ее локтем. - Понимаешь, что одно движение - и ты полетишь вниз. Руки за спиной, ты беспомощна. А после мы можем заявить, что ты просто оступилась и сломала себе шею.
        Кристина осознавала, что представить ее смерть несчастным случаем будет очень легко. Без свидетелей никто не сможет доказать обратное.
        - Не теряй времени, - язвительно проговорил дю Бопре. - Твой муж не любит ждать.
        Чтобы губы не дрожали, Кристина прикусила нижнюю с такой силой, что почувствовала вкус крови. Осторожно, прижимаясь спиной к стене, она продолжила спускаться.
        - Вообще-то, - словно продолжая разговор, сказал Леон, - мы сначала думали, что неудачное паление было бы лучшим способом покончить с твоими несчастьями. Но потом изобрели кое-что получше.
        - Вы говорите загадками.
        - Скоро все узнаешь.
        Спустившись на последнюю ступеньку, Кристина прерывисто вздохнула. Ее охватила дрожь - и нервная, и от прохлады кладовых. Леон в нетерпении схватил ее за руку и вытащил на яркий солнечный свет. Споткнувшись на неровном полу, она упала, больно ударившись.
        - На ноги, сука.
        Леон поднял Кристину, намотав на руку ее волосы. Ей пришлось больно изогнуть шею. Слезы брызнули из глаз и покатились по щекам. После полутемного чердака яркий свет солнца ослеплял, и она зажмурилась.
        Сквозь какое-то марево до нее донесся голос Этьена:
        - Открывай глаза, дорогая. Пора попрощаться с твоим любовником.
        Смаргивая слезы, Кристина подняла веки и увидела знакомую фигуру на фоне голубого неба.
        - Рид... - прошептали ее губы.
        Тот сделал шаг вперед, но Этьен остановил его:
        - Не двигайся, не то она получит пулю.
        Кристина перевела взгляд на пистолет в руке Делакруа. Ее охватила невольная дрожь. Она поняла, что скоро они с Ридом умрут.
        - Пошли к конюшням, - предложил Леон.
        Рид шел первым. За ним, направив дуло пистолета в спину пленнику, следовал Этьен. Леон, все еще вцепившись в волосы Кристины, толкал ее перед собой. Не обращая внимания на боль, она оглянулась, но не заметила вокруг ни души. Без сомнения, Леон дал слугам выходной, поскольку им с Этьеном свидетели были ни к чему.
        - Вам не удастся скрыть все это, - проговорила она, собрав последние крупицы смелости. - Мой дедушка будет настаивать на расследовании. Все слышали, как Рид предупреждал, что Этьен захочет меня убить.
        Этьен с самодовольным видом взглянул на нее через плечо.
        - Старик вряд ли усомнится в придуманной нами версии. Твой горячий любовник, дескать, был вне себя от ревности, когда ты отказалась бежать вместе с ним и решила остаться со мной, своим вновь обретенным мужем.
        Леон дополнил его рассказ деталями:
        - Александер убил тебя в приступе ревности, а потом пустил пулю себе в сердце, таким трагическим образом положив конец вашей преступной связи.
        Даже не поворачиваясь, Рид знал, что Кристину заставили идти вместе с ними. Его сердце подпрыгнуло от радости, когда он увидел, что она жива и здорова. Конечно, ее платье было порвано, лицо испачкано, а волосы растрепаны; она страдала от жестокого обращения этих двух мерзавцев. Однако ее выразительные темные глаза по-прежнему сверкали страстью. Но если он сейчас не сможет ничего предпринять, то этот блеск потухнет навсегда.
        Рид первым вошел в полумрак конюшни. Продолжая двигаться медленно, спокойно, он с кажущимся равнодушием глядел по сторонам. И увидел то, что искал. С быстротой молнии Рид схватил с крючка на стене уздечку и хлестнул ею Этьена по лицу. Кожаный ремешок рассек французу переносицу, и из раны полилась кровь. Этьен взвыл от неожиданной боли, а Рид тут же нанес ему улар в челюсть и второй - в живот. Делакруа рухнул на пол, как мешок с песком. Швырнув на него Кристину, Леон потянул из-за пояса пистолет. Не давая ему возможности выстрелить, Рид сбил Леона с ног. Оружие со стуком упало на пол и исчезло под кучей соломы. Рид нанес удар, но Леон увернулся, и удар получился скользящим. Согнувшись, мужчины двигались по кругу, как гладиаторы на арене. Леон сделал выпад первым, Рид обманным движением ушел от удара, одновременно подхватив с пола уздечку. Он встряхнул ремешок, и тот просвистел в воздухе, как плеть.
        Увидев, с каким мастерством его враг управляется с этим оружием, Леон принялся лихорадочно озираться, подыскивая что-нибудь в противовес. Он медленно отступил назад.
        - Только один из нас уйдет отсюда живым.
        - Тогда тебе не помешает помолиться. - Рид хлестнул дю Бопре по руке.
        - Будь ты проклят. - Леон сгибал и разгибал покрывшиеся красными рубцами пальцы. - Зачем ты опять появился и моей жизни?
        Рид обходил креола, не сводя с него глаз.
        - Почему ты сделал это, дю Бопре? Почему убил своего брата?
        - Удивлен, что ты спрашиваешь. - Леон язвительно рассмеялся. - Гастон был дураком. Он не имел права ставить на карту то, что должно было принадлежать мне.
        Уздечка снова просвистела в воздухе, но Леон ловко увернулся. Он схватил вилы с острыми изогнутыми зубцами, которые кто-то небрежно прислонил к дальнему стойлу.
        - А теперь посмотрим, кто побелит. - И резкими, короткими движениями угрожая Риду, Леон заставил того отступить.
        - Я все равно не понимаю. - Александер старался выиграть время. - Гастон был твоей родной плотью и кровью.
        - Гастон был шутом, - прорычал дю Бопре.
        Он поднял вилы над головой, как копье, прицелился и метнул их в Рида. Железо просвистело в воздухе, и один острый зубец пришпилил рукав Рида к стене. Кровь хлынула из раны на руке. Застонав от боли, он повернулся и выдернул вилы. Снова посмотрев на Леона, увидел, что тот роется в соломе, ища оброненный пистолет. Рид отбросил вилы.
        - Теперь наши силы равны, дю Бопре. Только ты и я. Леон нанес удар кулаком, но Рид без труда уклонился.
        Сейчас ему пригодились те умения, которые он приобрел в юности на улицах Лондона. Он не спешил - слишком долго ему пришлось ждать этой последней схватки. Крепко прижав левую руку к телу, он ударил правой, и голова Леона запрокинулась. Последовал еще один резкий удар, и Рид с удовлетворением услышал хруст сломанного хряща. Кровь из носа залила дю Бопре подбородок.
        - Проклятие! - пробормотал он. - Ты заплатишь за это.
        Краем глаза он увидел лопату, которой выгребали из стойла навоз. Рид тоже увидел ее, но не мог до нее дотянуться. Леон поспешно схватил орудие, и его лицо исказило подобие улыбки.
        - Я разобью тебе голову, ублюдок. Превращу тебя в фарш. Даже твоя любовница не узнает тебя после всего, что я сделаю.
        Он размахнулся, держа лопату обеими руками. Правая нога креола попала на комок навоза, упавший с лопаты.
        Пытаясь удержать равновесие, он замахал руками, как мельница, попятился и наступил на солому, которая выскользнула из-под его ног. Леон тяжело рухнул навзничь. На его лице отразилось недоумение. Рид стоял над ним, приготовившись к продолжению схватки. Креол даже не пытался встать, и Рид увидел почему. Четыре толстых металлических зубца торчали из груди Леона. Кровавая пена запузырилась на его губах, белоснежная рубашка и солома под ним окрасились красным. Ему становилось все труднее дышать.
        Зная, что теперь часы креола сочтены, Рид повернулся, чтобы помочь Кристине и готовясь свести счеты с Этьеном. Но конюшня была пуста. Ничего не понимая, подгоняемый отчаянием, он бросился к дому. Пробежал по всем комнатам, громко зовя Кристину, потом поспешил на чердак. Ворвался в распахнутую дверь и обнаружил только узкую золотистую ленту на пыльном полу - свидетельство недавнего заключения Кристины.
        - Проклятие!
        Рид сжал ленту. Куда мог подеваться этот дьявол Этьен? Они не могли уйти далеко. Непохоже, чтобы Делакруа терял время, седлая лошадь. А вдруг он обнаружил кобылу, на которой прискакал сюда Рид? Эта мысль заставила Александера бегом покинуть дом. Но он обнаружил свою лошадь там же, где ее оставил. Рид остановился, обдумывая следующий шаг. За его спиной была Миссисипи, впереди - болота. Без лодки невозможно продолжать преследование. И куда отправляться? Леон, кажется, упоминал о том, что у него есть лодка специально для плавания по болотам. Рид осмотрел берег, но не обнаружил никакой лодки. Значит, ею воспользовался Этьен?
        Пока он стоял в нерешительности, из зарослей выплыла небольшая лодка. Выдолбленная из целого ствола кипариса, она, казалось, сама скользила по темной воде. Пирогой управлял человек с морщинистым лицом и густыми усами. Волосы цвета воронова крыла выбивались из-под его соломенной шляпы. Кажется, это был тот самый рыбак, которого они видели во время первого визита. Заметив Рида, он улыбнулся и помахал рукой.
        - Вы как будто что-то ищете?
        Судя по выговору, это был один из тех шотландцев, которых англичане согнали с родной земли и которые обосновались теперь в Луизиане.
        - Вы не видели мужчину и темноволосую женщину? Рыбак сдвинул шляпу и почесал затылок.
        - Я видел человека, который не умеет управлять пирогой. Он с темноволосой дамой. Непохоже, что она счастлива.
        - Я должен догнать их. Мне нужна ваша пирога.
        - Вы хотите позаимствовать пирогу Октава?
        - Вот, возьмите мою лошадь, - торопил его Рид. - Если я не верну вашу лодку, то лошадь останется нам.
        Октав с готовностью принял эти условия. Как только пирога коснулась берега, Рид прыгнул в нее и оттолкнулся. Подгребая веслом, он направил лодку туда, куда указал рыбак. Через несколько минут ему удалось справиться с управлением, и пирога заскользила по воде, покрытой кувшинками и ряской.
        Меньше чем через две мили он увидел то, что искал. Чтобы его не заметили, Рид направлял пирогу через заросли камышей, сильными гребками сокращая расстояние между собой и беглецами. Кристина очень прямо и неподвижно сидела посередине лодки, ее руки были по-прежнему связаны за спиной. Рид с удивлением смотрел, как неловко Этьен управлялся с веслом. Потом он понял, почему - Делакруа едва владел левой рукой.
        Выскользнув из камышей, Рид крикнул:
        - Делакруа, стой! Тебе не скрыться.
        Этьен испуганно оглянулся, едва не опрокинув пирогу. Рид с тревогой смотрел, как закачалась лодка, и уже приготовился прыгать в воду, чтобы спасать Кристину. Но равновесие было восстановлено. Кристина повернулась на сиденье, ее глаза расширились от ужаса.
        - Рид! - закричала она, - Осторожно, он вооружен!
        Этьен уже доставал пистолет и через мгновение выстрелил. Он промахнулся, и две цапли, напуганные шумом, взлетели, хлопая крыльями. Рид заработал веслом, и пирога понеслась стрелой. Этьен увидел, что враг приближается, поднял весло, замахнулся им. Резкое движение заставило пирогу перевернуться, и они с Кристиной оказались в подернутой ряской воде. Перегнувшись через борт, Рид поймал Кристину за волосы. Ему с трудом удалось втащить ее на борт. Они увидели, что Этьен, уже по колено в воде, уходит все глубже. Рид развязал Кристине руки и обнял ее.
        - Как ты? - с беспокойством спрашивал он, убирая с се лица мокрые пряди волос. - Если с тобой что-то случились...
        Она улыбнулась ему дрожащими губами.
        - Как бы ты ни возражал, Рид Александер, для меня ты всегда будешь героем.
        Он проглотил комок в горле.
        - Это только потому, что ты сделала меня таким.
        - Я люблю тебя, - проговорила Кристина, прикасаясь к его щеке.
        Рид хотел что-то ответить, но тут над болотом разнесся вымученный крик Этьена. Он стоял по пояс в воде. Змея, длиной около трех футов, с треугольной черной головой и широкими коричневыми полосками на толстом теле, плыла прочь.
        - Она укусила меня! - в ярости прокричал Делакруа. - Чертова змея меня укусила.
        - Стой спокойно, - посоветовал ему Рид. - Мы сейчас подплывем.
        Но Этьен не стал его слушать и побрел по воде, направляясь к небольшой кипарисовой рощице на берегу. Однако внезапно колени у него подогнулись, и он упал, медленно скрываясь под водой. Риду и Кристине осталось только наблюдать, как с берега сполз в воду аллигатор. Он быстро достиг того места, где исчез под водой Этьен. Потом открылась огромная пасть. Захватив мощными челюстями безжизненное тело, гигантская рептилия скрылась в зеленой, покрытой ряской воде.
        Рид молча направил пирогу в сторону Брайервуда.

        Глава 26

        На берегу он взял Кристину на руки. Слова были не нужны. Достаточно было касаться ее, обнимать, знать, что она в безопасности. Она обнимала его за шею, бормоча слова любви. Рид чувствовал себя в раю. Ему казалось, что он достиг полного счастья. Но он тут же напомнил себе, что это не так. Словно острый топор, над его головой по-прежнему висело обвинение в убийстве. Пока ему не удастся доказать невиновность, он не смеет предложить Кристине свое имя. А поскольку дю Бопре мертв, это становится невозможным. Кристина водила пальцем по его губам.
        - Я люблю тебя, - тихо проговорила она.
        Сердце Рида, казалось, было готово взорваться от счастья.
        - Я тоже люблю тебя. - Он поцелуем коснулся ее лба. - Когда я думал, что уже не увижу тебя, то больше всего жалел о том, что так и не сказал тебе о своих чувствах.
        - Я никогда не перестану тебя любить, - торжественно произнесла Кристина.
        - Что произошло с моей практичной графиней? - слегка улыбаясь, спросил Рид. - Влюбиться в преступника - это так неразумно.
        - Ты научил меня прислушиваться к голосу сердца.
        - Ах, Кристина... - Его поцелуй говорил о долго сдерживаемом желании и о том отчаянии, которое он пережил.
        Рука в руке, они направились к дому. Навстречу им через широкую поляну двигалась небольшая группа солдат. Рука Кристины напряглась в ладони Рида, но она гордо подняла голову и продолжала идти твердым шагом, Рид еще никогда так не гордился ею и не любил ее с такой силой, как в этот момент.
        - Сеньор Александер? - обратился к Риду офицер. - Я капитан Мигель Фигаро. По поручению Эстебана Миро, губернатора Луизианы, довожу до вашего сведения, что с вас снято обвинение в убийстве Гастона дю Бопре.
        Рид потряс головой, уверенный, что ослышался, - Ч-что?
        - Губернатор приносит извинения за то несправедливое обращение, которому вы подверглись.
        Вскрикнув от радости, Кристина кинулась Риду на шею. То плача, то смеясь, она осыпала поцелуями его лицо. Рид был словно в тумане. Он не мог поверить в происходящее. Вдруг это все сон и он сейчас проснется в кандалах.
        Капитан смущенно откашлялся.
        - В доме вас ждут гости. Они весьма обеспокоены и будут очень рады узнать, что с вами все в порядке.
        Рид едва слышал его. Он наконец осознал всю важность того, что сейчас произошло. Подхватив Кристину, он закружил ее. Будущее внезапно засияло перед ним, как новенькая, недавно отчеканенная монетка. Все еще улыбаясь, они с Кристиной подошли к дому. Полли и Жан-Клод встречали их на крыльце. Граф похлопал Рида по спине.
        - Поздравляю, мой мальчик.
        Рид, обняв Кристину за талию, недоверчиво покачал головой.
        - Не понимаю. Как же вы узнали правду?
        Полли, взглянув на Кристину, запричитала:
        - Дорогая, ты промокла насквозь. Так можно простудиться. Новости подождут, пока ты переоденешься.
        Со своей обычной энергией она увлекла протестующую Кристину наверх, где та приняла горячую ванну и переоделась. Полли болтала все время, пока молодая графиня торопливо мылась и натягивала нежно-желтое платье.
        - Твой дедушка был вне себя от волнения, пока какой-то рыбак не сказал ему, что мужчина, похожий на Рида, преследует пару в пироге. Я говорила графу, что Рид не допустит, чтобы с тобой что-нибудь случилось. И я была права, - с довольным видом заключила вдова.
        Даже не высушив волосы, Кристина поспешила вниз, торопясь услышать все подробности. Полли следовала за ней. Все собрались в гостиной. История началась с того, что Жан-Клод с самых первых минут с подозрением отнесся к Ролло, слуге Леона. Невинное замечание Дульси о том, что прислуга всегда знает все о своих хозяевах, заставило графа найти и допросить Ролло.
        - Ему, бедняге, недолго осталось жить, - подхватила рассказ Полли. - Он знал, что Леон убил своего брата. Он слышал, как они ссорились, а потом Леон ушел, и Ролло нашел Гастона мертвым. Слуга боялся мести со стороны Леона, поэтому и молчал обо всем, но теперь он серьезно болен и не хочет умирать с нечистой совестью.
        - Это Ролло оставлял знаки предупреждения вуду. Он сразу узнал тебя и пытался напугать, чтобы ты уехал, и Леон не смог вернуть тебя в тюрьму.
        Капитан Фигаро сосредоточенно посмотрел на Рида.
        - Леон дю Бопре был еще жив, хоть и смертельно ранен, когда мы прибыли. Он признался в убийстве своего брата и в том, что выкрал документы на право владения поместьем.
        - Ролло также сообщил нам имена нескольких свидетелей, которые наблюдали за вашей карточной игрой, - вступил в разговор один из лейтенантов. - Они смогут подтвердить, что вы честно выиграли Брайервуд.
        Капитан Фигаро встал и поправил шляпу.
        - Я немного изучал законы. После некоторых формальностей право владения Брайервудом перейдет к вам. А теперь простите, сеньор, но нам надо возвращаться в город.
        Как только солдаты ушли, Кристина обратилась к дедушке:
        - Прости меня зато, что обманывала тебя, утверждая, будто Рид мой муж. - Она положила руку на грудь старику. - Надеюсь, что теперь, когда ты знаешь, почему я это делала, ты извинишь меня.
        Жан-Клод ласково улыбнулся ей.
        - Дорогое мое дитя, неужели ты принимаешь меня за болвана? Я с самого начала знал, что он не Этьен Делакруа.
        - Но как?.. - Рид подошел и встал позади Кристины.
        - Я помню, как Рид поднял меня на руки и вынес из этой жуткой больницы. Он был осторожен со мной, слоило с новорожденным. Так, конечно, не поступил бы человек, отказавший в приюте единственному родственнику невесты.
        Положив ладони на плечи Кристины, Рид посмотрел графу прямо в глаза.
        - Сэр, я прошу у вас руки вашей внучки. Обещаю любить и уважать ее до конца моей жизни.
        Жан-Клод откашлялся.
        - Ничто не могло бы обрадовать меня больше этого.
        Полли в кресле у камина громко шмыгнула носом и промокнула глаза кружевным платочком. Кристина с сияющими глазами повернулась к Риду.
        - Ты хочешь сделать меня уважаемой дамой?
        Он заключил ее лицо в ладони.
        - Я хочу признаться в своей любви перед священником, перед друзьями и родственниками. Хочу поставить свое имя рядом с твоим в церковной книге. Хочу стареть вместе с тобой.
        Кристина счастливо вздохнула и, поднявшись на цыпочки, обняла Рида за шею.
        - Помнишь, ты говорил, что семь - твое счастливое число?
        Рид, улыбаясь, смотрел на нее.
        - Да, кажется, мы обсуждали что-то такое на борту корабля.
        Не стыдясь присутствующих, Кристина игриво куснула его за ухо.
        - Если ты хочешь иметь четырех мальчиков и трех девочек, то надо поспешить с помолвкой.
        И они скрепили договор поцелуем.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к