Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Любовные Романы / СТУФХЦЧШЩЭЮЯ / Топаз Жаклин: " Будь Счастлив В Любви " - читать онлайн

Сохранить .
Будь счастлив в любви Жаклин Топаз

        # Патти Лайон, жительница маленького городка в Южной Калифорнии, после развода покинувшая свой родной Сан-Франциско, не склонна жаловаться на жизнь. Она ведет занятия гимнастикой, участвует в телевизионных викторинах, где зарабатывает весьма приличные деньги, и, в общем, довольна своим маленьким домиком с дешевой мебелью и занавесками из батика. Но… неудачное столкновение с неким субъектом в коридоре городского совета и падение на истертый линолеум радикально меняют устоявшийся порядок ее жизни.

        Жаклин Топаз
        Будь счастлив в любви

1

        - Раз-и! Два-и! - Патти Лайон сгибалась в талии, одновременно поворачивая туловище из стороны в сторону. На ней было черное трико в обтяжку, темный «конский хвост» со свистом рассекал воздух в такт музыке.
        Хруст суставов раздавался на весь зал. Да, занятия ритмической гимнастикой с пожилыми горожанами мало напоминают аэробику по системе Джейн Фонды, насмешливо подумала девушка.
        - Ох, мисс Лайон, пожалуй, для моего артрита достаточно, - сказала Зельда Рорк, вдова лет под восемьдесят, любившая ходить в зал, но ненавидевшая упражнения. - Лучше я немножко посижу.
        - Конечно. - Патти махнула рукой в сторону стульев, стоявших у стены гимнастического зала общественного центра. Заботиться о дисциплине здесь не приходилось: группа была создана для того, чтобы доставлять людям удовольствие.
        Впрочем, как и жизнь, с усмешкой подумала она, перехватив обольстительный взгляд Зельды, устремленный на одного из мужчин.
        Одна мелодия сменилась другой, и Патти перешла к махам и поворотам. Двадцать пожилых дам и двое мужчин последовали ее примеру скорее с воодушевлением, чем с проворством. В воздухе замелькали испещренные синими венами ноги, беспорядочно машущие руки, поднимаемые под странными углами колени.
        Когда час прошел, все её подопечные выглядели взъерошенными и веселыми.
        - Сердце радуется; глядя на вас, - сказала Зельда, не сходя с места. Она указала на одного из мужчин. - Как вам нравятся его шишковатые коленки? На прошлой неделе он приглашал меня прогуляться, но я предпочла остаться дома и посмотреть телевизор.
        Патти кивнула, перевела дух и посмотрела на свои часики.
        О Боже, уже семь! Через полчаса состоится заседание городского совета! Времени в обрез… Она подхватила спортивную сумку, бросила «до четверга» и устремилась к ожидавшему у входа «эм-лжи» со складным верхом.
        Если поторопиться, хватит времени на то, чтобы переодеться в туалете Сити-холла. Опаздывать нельзя, иначе Айрин убьет ее.
        И все же она не отказала себе в удовольствии еще раз оглядеть группу. Работа со стариками приносила удовлетворение: Патти вела полдюжины таких групп в разных районах города. Жалованья, которое девушка получала в городском колледже Ситрес-Гроува, едва-едва хватало на жизнь, но она умудрялась пополнять свой бюджет призами за победы в разных игровых шоу.
        Старики были любопытные, очень добродушные, и обычно она оставалась после занятий, чтобы поболтать с ними. Но только не сегодня!
        Через десять минут и дюжину красных светофоров маленькая спортивная машина остановилась перед Сиги-холлом.
        Приземистое здание больше напоминало офис, чем резиденцию городского совета. В Ситрес-Гроуве было около тридцати тысяч жителей, и этот южно-калифорнийский поселок напоминал Патти старомодный городок с аптеками и кафе, где собирались старики и где, каждый знал ее имя.
        Патти схватила сумку и помчалась вверх по лестнице. Со скоростью спринтера, выступающего на Олимпийских играх, она ворвалась в двойные двери, пробежала по коридору и свернула за угол.
        Трах! На её пути вырос кто-то высокий, крепкий, и Патти врезалась прямо в него. Очнулась она, сидя на линолеуме, и стала соображать, что же ее стукнуло Вернее, обо что она стукнулась.
        - С вами все в порядке? - спросил склонившийся над ней мужчина, не сводивший с девушки серо-зеленых глаз. Из его аккуратной прически не выбился ни один волос, но все же незнакомец выглядел слегка взволнованным.
        От мужских пальцев, державших Патти за руку, исходило ощущение чувственной силы. Элегантно одет подумала девушка, дивясь тому, что от запаха дорогого мужского, одеколона, пропитывавшего костюм-тройку, у нее забилось сердце.
        - Я опаздываю. - Забавно, что мускулы ей не подчиняются. Уж не, заразилась ли она артритом от Зельды Рорк?
        - Если хотите, заполним полицейский, протокол, - пошутил он. Чудесные зубы, приятная улыбка, запоминающееся смуглое лицо, долгий оценивающий взгляд… - Столкновение - прямо как на улице!
        - Вина моя - признала Патти. - Я превысила скорость. Как видите, даже не успела одеться.
        Пытливый, взгляд продолжал изучать простое трико, туго обтягивавшее ее крепкое стройное тело и маленькие острые груди.
        - Вижу. - Патти охватила непривычная дрожь. Почему она вдруг испытала такое чувство словно вообще не одета?
        Непонятно с какой стати, но этот человек сразу вызвал в ней стихийное влечение. Чопорно одевающиеся мужчины были совершенно не в ее вкусе, так откуда взялись этот румянец на щеках и желание узнать о нем побольше?
        - Вы занимаетесь?
        - Простите?
        - Тренироваться любите? - Патти пыталась завести разговор на тему, которая позволила бы объяснить, почему она одета таким образом, но с раздражением поняла, что ее слова можно понять превратно.
        - Только не в Сити-холле, - сказал он с ноткой досады.
        Она не могла не почувствовать разочарования. Этот пижон в сером фланелевом костюме просто зануда. Должно быть, ее гормоны совсем свихнулись, если реагируют на такое…

«Пижон» выглядел таким высокомерным и церемонным, что Патти захотелось подразнить его.
        - Вы уверены, что не хотите оказаться рядом? Мы могли бы заняться ритмической гимнастикой…
        - Я ценю ваше предложение, но…
        - Хоп! - В порыве озорства она поймала его протянутую руку и, вместо того чтобы позволить «пижону» поднять себя, резко дернула.
        Тот пытался сопротивляться, но натертый пол и неожиданность нападения сделали свое дело. Он поскользнулся, ахнул, полетел вниз и едва не раздавил ее.
        Так Патти узнала то, что скрывалось за, вернее под, прекрасно сшитым дорогим костюмом. Там был мужчина из плоти и крови, длиннорукий, длинноногий, мускулистый и вспыльчивый.
        Его губы оказались в каком-нибудь дюйме от ее рта. Воздух между ними дрожал, и на одно безумное мгновение Патти показалось, что ее собираются поцеловать. Однако в этих странных, меняющих цвет глазах мелькнуло что-то похожее на страх, а затем - на гнев.
        - Едва ли это подходящее место для любовного свидания, - бросил он.
        - Люди слишком заботятся о том, чтобы вести себя прилично, - парировала Патти. - Почему бы слегка не расслабиться?
        Мужчина поднялся и стал отряхивать брюки.
        - Собираетесь просидеть здесь весь вечер? Кажется, несколько минут назад вы куда-то безбожно опаздывали.
        - Ох! Черт побери! - Патти вскочила. Исповедуемая ею непосредственность отнюдь не способствовала соблюдению заранее составленного графика, а близость притягательного мужчины - и подавно. - Мне пора. Может, как-нибудь потренируемся? Я веду группу, в…
        - Спасибо, я уже хожу в теннисный клуб. - Он бросил прощальный взгляд на ее крепкий зад и едва прикрытые бедра. - Однако не ношу в Сити-холле белые шорты. Уважение к приличиям - далеко не всегда порок.
        С этими словами он ушел, оставив Патти дымиться от злости. Задавала чертов! Она вихрем ворвалась в женский туалет, стащила с себя трико, заменила его белыми брюками с ручной вышивкой и топом в мексиканском стиле.
        Что Патти ненавидела, так это конформизм. Достаточно она от него натерпелась. Даже сейчас ее бросало в дрожь при воспоминании о школьной форме, о даром потраченных часах на уроках этикета, о раздражении на лице отца, когда она смела не соглашаться с ним.
        О Господи, о чем она думала, пытаясь сообщить этому надутому индюку, где она работает? Конечно, сложен он как Аполлон, но самомнение у него как у… у… президента корпорации, решила девушка, выбрав самую оскорбительную метафору, из всех, которые знала.
        Через несколько минут расчесав, длинные темные волосы и наложив косметику, - Патти вернулась в вестибюль, где ее ждала Айрин Рамирес.
        Навстречу стремглав неслась трехлетняя Дженнифер.
        - Хай, Патти!
        Патти обняла дочку соседки и повернулась к Айрин:
        - Я успела!
        - Вижу - улыбнулась Айрин - Я знаю, Патти, ты не нарочно опаздываешь - просто у тебя такая привычка. Как ни странно, сегодня ты вовремя. А теперь выгляни наружу.
        Патти повернула голову в сторону двойных дверей Сити-холла. Вдоль ступенек стояло полдюжины людей с плакатами, которые гласили: «Покер - да, лицо покериста[Бесстрастное лицо. - Здесь и далее прим. пер.] - нет!» и «Пора! Покер в Ситрес-Гроуве!»,
        - Пошли. - Дженнифер взяла ее за руку и все трое вошли в зал заседаний совета.
        Они сели посреди группы сторонников разрешения открыть в городе залы для игры в покер. Патти с облегчением заметила, что этот вопрос стоял в повестке дня первым. Хвала небесам, им не придется торчать здесь до полуночи. Завтра ей надо рано встать, чтобы успеть на отбор участников очередного игрового шоу.
        - А вот и вице-мэр Грин, о котором я тебе говорила - прошептала Айрин - Он будет нашим главным противником.
        Патти посмотрела туда, куда указывал палец, и не поверила своим глазам. Человек из, коридора….
        Так вот это кто - вице-мэр Грин! Что ж чопорность полагается ему по штату. И все же что за мужчина!
        Даже на расстоянии он излучал силу и уверенность в себе - те самые качества, которые привлекают большинство женщин. Но Патти это заставило насторожиться. Во время их короткой встречи она почувствовала еще кое-что намек на беззащитность и нежность…
        Она прищурилась и посмотрела на стоявшую перед Грином табличку. Его звали Алекс. Не иначе как в честь Александра Македонского.
        Он разговаривал с городским священником, не обращая внимания на публику и не замечая Патти. Но ведь ей предстояло выступать! Она обещала Айрин кроме того, поднятый вопрос заботил ее.
        Ну что ж она возьмет себя в руки, только и всего. Да, мужчина оказался достаточно сексуальным, чтобы произвести на нее впечатление. Но кому до этого дело?
        Кроме того, насколько Патти знала этот тип мужчин, Грин скорее удавится, чем признается, что был миг когда он хотел поцеловать ее.
        Айрин заговорила снова, упомянув про предстоящий карнавал в пользу создания фонда Центра помощи. Патти оторвалась от своих раздумий, услышав, что подруга спросила:
        - Ты согласна?
        - Конечно - ответила она. Что бы ни предложила Айрин, девушка знала это: дело стоящее.
        Патти горячо поддерживала идею создания центра, который бы объединял городские службы помощи престарелым, бедным и инвалидам.
        - Слушай, а с Дженнифер завтра вечером ты посидеть не сможешь? У тебя ведь нет занятий, правда?
        - Да нет, я с удовольствием. - Патти приказала себе завязать узелок на память. В нынешнем смятенном состоянии она вполне могла забыть обо всем на свете.
        Почему ее взгляд неизменно возвращался к величественной фигуре в президиуме? Почему кожу покалывало в том месте, к которому прикасалась его рука? Может быть, потому что она слишком долго сторонилась мужчин, предположила Патти. Но Алекс Грин вовсе не тот человек, ради которого она стала бы делать исключение!
        Мэр призвал собравшихся к порядку. Затем последовали заклинание духов, вассальная клятва и принятие регламента, согласно которому каждому выступавшему отводилось не более десяти минут.
        После этого совет начал обсуждать предложение об открытии залов для игры в покер.
        В штате Калифорния игорные дома не были запрещены законом, но для их открытия требовалось разрешение местного совета. Для маленького городка это могло стать существенным источником доходов. Ряд граждан выступают в поддержку выдачи такого разрешения, но кое-кто уже обращался к нему, активно возражая против этого, объяснил мэр, а затем предложил высказаться членам совета.
        Первым взял слово Алекс.
        - Честно говоря, я против этой затеи… - Почему она не заметила раньше, какой у него приятный голос? Или это эффект микрофона?
        - Можно узнать, почему? - Алекс спросила советник Франклин, солидная дама средних лет, известная как сторонник разрешения.
        - По двум причинам. - Алекс по-прежнему не замечал Патти. - Во-первых, я думаю, что мы даже не просим, а просто умоляем уголовников прийти в город и взять на себя организацию этого дела. Во-вторых, бедняки окончательно разорятся, потому что потратят на игру последние деньги, на которые раньше кормили детей.
        - Но ведь есть же лотерея штата Калифорния, - заметила миссис Франклин.
        - Против нее я тоже возражал, - ответил Алекс.
        Мэр предложил выслушать представителей общественности. Патти встала в очередь к микрофону.
        Тут она поймала взгляд Алекса. Наконец-то он соизволил заметить ее и слегка кивнул, одобряя респектабельный вид девушки, но наряду с этим она почувствовала нечто другое - посыл чувственности. Сигналы, которые Патти получала от этого мужчины, не имели ничего общего ни с его обликом, ни со сдержанностью, которую Грин проявил в коридоре.
        Выступавшие начали излагать свои доводы, и она заставила себя слушать.
        Первый мужчина сказал, что он не любит покер, потому что азартные игры - это грех. За ним последовала женщина, которая часто ездила в другой город играть в покер и хотела бы, чтобы это можно было делать поблизости. Третий оратор потребовал гарантий того, что в игорные дома не будут пускать подростков и молодежь до двадцати лет.
        Настала очередь Патти.
        - Мистер мэр, леди и джентльмены советники! - Она считала такое обращение вздором, но на этом настояла Айрин. - Меня зовут Патти Лайон, и я игрок.
        Девушка снова ощутила на себе изучающий взгляд Алекса. Странно, насколько остро она ощущала его реакцию, хотя и старалась не отвлекаться от своей речи. Патти чувствовала неловкость от того, что Грин не согласен с нею, но старалась убедить себя, что это ей безразлично.
        - Я не отравлена этой привычкой и не трачу все свои деньги на игральные автоматы, - взволнованно продолжала Патти, пытаясь пригладить выбившиеся из прически локон. - Пару лет назад меня уволили с работы. Я была преподавателем физкультуры. Поскольку у меня появилось свободное время, я пошла в игровое шоу, была принята и выиграла двенадцать тысяч долларов.
        Заинтригованная публика зашепталась. Патти искоса посмотрела на Алекса, но выражение его лица было абсолютно непроницаемым, у него лишь крепко сжался рот, однако этого хватило, чтобы губы Патти стало покалывать при воспоминании об их столкновении. А если бы он поцеловал ее. Нет, лучше не думать об этом!
        - Затем я получила место с неполным рабочим днем, занимаясь ритмической гимнастикой с пожилыми людьми, - сказала она - Одновременно я побывала еще на двух игровых шоу и выиграла микроволновую печь, путешествие на Гавайи и бесплатное пожизненное снабжение крахмалом.
        Это замечание вызвало смех в зале, и вдохновленная Патти, продолжила свою речь.
        - Кроме того я стала играть на результаты скачек и спортивных соревнований. Наверно, кое-кто из вас знает, что есть газета, которая печатает их перечень. Короче, я стала фанатиком тотализатора. Благодаря ему я получила первый приз в пять тысяч долларов и кучу всяких других призов - от бейсбольной шапочки, до морозильника, полного мяса.
        Миссис Франклин кивала как заведенная, Алекс хмуро улыбался.
        - Нельзя уберечь людей от игры - продолжала Патти. - Они занимаются этим все время; исключение составляет разве что джентльмен, выступавший первым. Просто надо делать это присмотром. И позволять городу получать свою часть прибыль. А почему бы и нет? У нас есть масса организаций, которым нужны деньги. Например, новый Центр помощи.
        На свое место Патти возвращалась под аплодисменты. Двух последних выступавших девушка не слышала - у нее голова шла кругом.
        Что подумал о ней Алекс? Все это время лицо его хранило непроницаемое выражение, но смотрел он на нее так, словно она была чем-то вроде наделенного разумом комара, заявившего, что он против истребления кровососущих насекомых.
        И все же Патти знала, что между ними есть нечто - магнетизм, который перевешивает взаимное недоверие. Может быть, это влияние его харизмы политического деятеля. Может быть, он действует так на любую встречную женщину… впрочем, вряд ли.
        Патти немного пугала притягательность Грина, похожая на гравитационное поле звезды, заставляющее меньшие небесные тела сходить с орбиты. Она слишком хорошо знала этот тип мужчин - мужчин, которые могут разбить сердце и выпить душу, если им дадут такую возможность. Но она этого не позволит, даже если сегодня вечером по какому-то капризу судьбы столкнется с, ним еще раз.
        Патти знала, чего хочет от жизни, знала свою любовь к риску, появившуюся скорее вследствие опыта; чем от природы. Она, впервые вздохнула полной грудью только тогда, когда получила возможность пользоваться предоставляющимися шансами. Все детство и юность Патти снились повторяющиеся сны о том, что она задыхается. Может быть, она родилась не в той семье; ее энергичный, жизнерадостный дух не соответствовал царившей в родительском доме атмосфере, строгости и властности.
        Алекс снова взял слово и повторил свои возражения. Ее доводы повлияли на Грина так же как бумажный зонтик влияет на ураган
        Каким он был строгим и правильным, восседая в президиуме… Патти мысленно сравнивала его с Марком - человеком, за которым она пробыла замужем семь месяцев. Их брак оказался катастрофой, с первых и до последних дней. Ей вообще не следовало выходить за Марка, но тогда она была моложе и намного глупее. К счастью, к двадцати шести годам она изрядно поумнела… или нет?
        На мгновение Патти задумалась. Хотя дотошность Алекса чем-то напоминала Марка, но в Грине чувствовалось и нечто другое - Патти инстинктивно понимала, что с ним надо быть осторожной. Это был огонь, тлеющий под слоем золы; она не могла не думать о том, что случится, если этот огонь когда-нибудь вырвется наружу.
        Настоящее безумие. Она больше никогда не увидит его… если только городской совет не вернется к рассмотрению вопроса об азартных играх. Но тогда они с Алексом будут находиться друг от друга по меньшей мере в двадцати футах. Именно так, как сейчас.
        Патти решила, что, если Грин не обращает на нее внимания, она может отплатить ему той же монетой, и с решительным видом сложила руки на груди.
        Снова заговорил мэр, предложивший закончить обсуждение, пока вопрос не будет проработан более тщательно. Советники согласились и перешли к следующему пункту повестки дня. Люди, которых интересовала проблема игорных домов, стали потихоньку расходиться.
        - Тьфу! - сплюнула Айрин, когда они вышли из зала. - Значит, нам придется возвращаться сюда и все начинать сначала!
        Патти невольно вздрогнула. Несмотря на уверенность в своей правоте, ей не улыбалось второй раз противостоять Алексу Грину. Но она не могла отказаться от поддержки идеи открытия игорных домов: отчисления от прибыли были крайне необходимы для содержания социальных служб.
        - Патти… - сказала Айрин. Они стояли в вестибюле, неподалеку от дверей.
        - Извини. Я задумалась, - улыбнулась девушка.
        - О, пустяки… Послушай, тебе надо будет прийти в парк в субботу около десяти утра. Надень что-нибудь нарядное, но не слишком броское. Мы не хотим, чтобы люди подумали что-нибудь не то…
        Дженнифер тащила Айрин к двери.
        - Не то? Ты о чем?
        - Сама знаешь. Об аукционе. - Дженнифер топнула ногой и посмотрела на мать. - Подожди минутку, мама сейчас придет!
        Лицо девчушки стало красным как свекла, словно она больше не могла стоять на месте.
        - О каком аукционе? - спросила Патти.
        Недовольная Дженнифер вырвала руку и вылетела из холла в коридор. Айрин посмотрела ей вслед, но не торопилась отправляться вдогонку.
        - Так ты не слушала меня? - вздохнула она. - Я знала, что это слишком хорошо, чтобы быть правдой…
        - Да о чем ты?
        - Ты согласилась, чтобы в ближайший уик-энд тебя продали с аукциона как рабыню, - объяснила Айрин. - Конечно, ничего сексуального.
        - Очень жаль, - сострила Патти. Так вот на что она согласилась, не слыша, о чем идет речь! - А другие уже делали это?
        - Да, несколько раз.
        - Ну что, ж, о'кей. Я не отступаюсь от своего слова.
        Дженнифер куда-то исчезла.
        - Пойду поищу ее, - торопливо сказала Патти.
        Она видела, что Айрин раздражена. Девушка по собственному опыту знала, что такая ситуация чревата взрывом. Лучше будет, если Патти отвлечет Дженнифер.
        - Эй, хулиганка, куда ты делась - Она зашла за угол, но никого не увидела. По спине побежали мурашки.
        Патти шла вперед, заглядывая в каждую открытую дверь. Внезапно, когда она проходила мимо фонтана, откуда-то с криком выскочила Дженнифер и радостно засмеялась, любуясь ее испугом.
        - Отвратительный ребенок! - Патти наклонилась и стала щекотать девочку, стараясь не дать ей убежать.
        - Ваша? - спросил мужской голос.
        Патти вздрогнула, подняла глаза и увидела Алекса. Она не слышала его шагов и только сейчас сообразила, что Грин появился из дверей справа.
        Вблизи Алекс выглядел еще более обольстительно, чем в зале совета. Может быть, его разрушительное действие вызывалось дополнительным влиянием на другие органы чувств - запахом мускуса, теплом, которое излучало его тело, чистой смуглой кожей…
        - Я все время смотрю на вас снизу вверх, - промолвила девушка. - Но в один прекрасный день я с вами поквитаюсь. Вы будете лежать, а я смотреть на вас сверху. - И тут Патти вспыхнула. Что же в этом мужчине заставляло ее все время говорить двусмысленности?
        И вдруг он фыркнул.
        - Вам нравится строить из себя нахалку, верно?
        - A ведь я и в самом деле считаю себя нахалкой, - ответила Патти. - Ладно, так что вы здесь делаете?
        - У нас перерыв - объяснил Грин. - Но вы не ответили на мой вопрос - Он встал на колени, и серьезно поглядел на, девочку, - Это ваша дочка?
        Его глаза смотрели на Патти, словно от ее ответа зависело очень многое.
        - Нет, моей соседки. Правда, малышка? - Девочка захихикала и протянула руку, пытаясь схватить Алекса за нос.
        Неужели, грозный Алекс, Грин пытается таким образом выяснить, замужем ли она? Но чего ради? За всю свою жизнь Патти не встречала человека, с которым у нее было бы меньше общего.
        - Так вы профессиональный игрок, - сказал он, выпрямляясь.
        - Можно сказать, да, - Патти поправила волосы и тоже поднялась. - А разве не все мы игроки? Жизнь предполагает риск.
        - Но только не тогда, когда люди рискуют последним. - Теперь он был совершенно серьезен. - Такой образ жизни, о котором вы говорите, хорош только для того, у кого есть диплом учителя и кто всегда может найти себе работу.
        - Патти! Ты нашла ее?.. - из вестибюля вышла Айрин - О, привет, мистер Грин. Я - Айрин Рамирес.
        - Очень приятно, миссис Рамирес, - учтиво поклонился он. - Думаю, мне пора. С тех пор как разрешили курить в зале совета, мы только И делаем, что устраиваем пятиминутные перерывы.
        Патти обрадовалась тому, что сам Алекс не курит, как инструктор по спорту; она не одобряла вредных привычек. Правда девушка тут же спохватилась и напомнила себе, что это не имеет значения - встречаться с Алексом она все равно не собиралась.
        Патти попрощалась с Айрин и Дженнифер и поехала домой, стараясь не думать об Алексе Грине.
        Оказавшись у себя в комнате, она села на диван и принялась заполнять анкеты с графами «имя», «адрес» и «домашний телефон»; их надо было отправить по почте на разные тотализаторы.
        Однако события нынешнего вечера разбудили в ней воспоминания, и вскоре Патти обнаружила, что ей трудно сосредоточиться.
        Рука затекла. Чтобы дать ей отдохнуть, Патти сделала паузу и обвела глазами комнату. Что бы сказали ее родные, если бы очутились здесь? Она снимала крошечный домик, заставленный мебелью, купленной на весенней распродаже.
        С карнизов свисали шторы из африканского батика, создавшие богемную атмосферу. Разностильная мебель выбиралась по принципу «дешево и сердито». Книги лежали как попало.
        Патти вспомнила о родительском доме в Сан-Франциск о, его острых фронтонах, узких окнах и высоких, гулких потолках. Он мог бы стать чудесным местом, однако больше напоминал тюрьму.
        Девушка подперла подбородок ладонью. Ребенком она часто мечтала, что непременно добьется успеха: выиграет конкурс на звание «Мисс Америка» или с отличием закончит Стэнфордский университет, и тогда родители наконец-то похвалят ее.
        В один прекрасный день, мечтала Патти, она вырастет и органично вольется в их мир. Она думала, что будет с удовольствием носить неброские дорогие костюмы и проводить дни с поставщиками цветов и продуктов, устраивая по вечерам элегантные домашние вечеринки. По иронии судьбы, всё вышло совсем наоборот. Патти лезла вон из кожи, чтобы сделать родителям приятное, но терпела неудачу за неудачей. После того как распался ее брак, она иногда думала, что отец с матерью просто махнули на нее рукой. Но на самом деле это сделала она сама.
        С момента ее развода прошло почти восемь лет, и все это время родители только делали вид, будто поддерживают с ней связь. Никто не говорил о том, что он думает или чувствует. Патти виделась с родителями раз-два в году; в последний раз семья собиралась на Рождество в Денвере, у ее сестры Ингрид. Казалось, родители не знали, о чем с ней говорить, а когда делали это, становилось ясно, что образ жизни дочери не вызывает у них одобрения.
        Иногда Патти задумывалась, не ждут ли родители, что со временем она «возьмется за ум». В особенно тоскливые дни она начинала бояться; что однажды снова попадет в ту же ловушку бесконечных тщетных попыток понравиться…
        Патти подумала об Алексе, вставшем на колени, чтобы заглянуть в лицо Дженнифер. Ее собственный отец никогда бы не снизошел до этого. Он всегда нависал над ней. Алекс во многом напоминал ее отца. Не потому ли он пробуждал в ней воинственные инстинкты?
        Хватит тяжелых дум… Нужно пораньше лечь спать, чтобы завтра на отборе участников игрового шоу «Госпожа Удача» быть в форме.
        А еще этот субботний аукцион… Рабыня на два дня. С ее везением она может попасть в руки какому-нибудь буйному подростку и весь уик-энд отбиваться от его назойливых приставаний.
        Или достанется ретивой домохозяйке, которая заставит до изнеможения скрести полы или крахмалить рубашки.
        Фантазии Патти переключились на Алекса Грина. Тот пришел бы в ужас, если бы узнал, что она задумала продать себя с аукциона… Весьма предосудительно.
        И все же ей почему-то хотелось, чтобы он был там. Просто для того, чтобы увидеть выражение его лица.

2

        Отбор участников для шоу «Госпожа Удача» проводился в студии на бульваре Сансет, почти в часе езды от Ситрес-Гроува.
        Помещение, выделенное для проб, особой роскошью не отличалась: простые деревянные панели, складные стулья с прямыми спинками, классная доска и письменный стол у входа.
        Патти мысленно сравнила себя с другими потенциальными участницами. Тут собралось около двадцати женщин, большинству было лет двадцать-тридцать, кое-кто в форме военно-воздушных сил: сказывалась близость баз Эдвардс и Ванденберг. На лицах всех присутствовавших читалась смесь азарта и тревоги.
        Вошла подтянутая женщина в деловом костюме:
        - Привет! Вы все получили вызовы, верно? - Консультантки дружна кивнули. - Хорошо… - Женщина пристроилась на краешке стола и стала похожа на школьную учительницу. - Меня зовут Черил Уалтерс. Вы знакомы с правилами игры? - Последовал еще один кивок. - Тогда давайте прорепетируем.
        Шоу представляло собой гибрид покера и викторины. И в там и в другом у Патти уже был немалый опыт, но она знала, что женщина оценивает не только знания и умение; но и энтузиазм и манеру держаться, а потому старалась отвечать на вопросы громко и побольше улыбаться.
        Через полчаса просмотр был окончен.
        - Спасибо всем, - сказала Черил. - Мы еще не знаем, сколько участниц нам потребуется. Если мы не дадим о себе знать в течение двух месяцев, это будет означать, что вы не понадобились, но мы с удовольствием встретимся с вами еще раз. Боюсь, мы уже набрали много желающих, а потому не хочу внушать вам ложные надежды. Естественно, преимущество будет отдаваться тем из вас, кто живет за городом.
        Она умолкла когда в комнату вошел молодой мужчина с кудрявой бородкой.
        - Привет, девочки; меня зовут Билл, - сказал он. - Наверно, вас заинтересует известие о том, что мы начинаем новое игровое шоу под названием «Двойная удача». Оно похоже на «Госпожу Удачу», но участвуют в игре парами.
        Тут подняла руку женщина в форме лейтенанта военно-воздушных сил
        - А как в ней участвовать?
        - Поскольку вы уже прошли отбор для «Госпожи Удачи», мы не станем устраивать новый тур, - объяснил Билл. - Просто через неделю-другую устроим сбор и познакомимся с вашими партнерами. Тот кто хочет; чтобы ему позвонили и сообщили точную дату и время, может поставить свою подпись в списке у Черил.
        Почему бы и нет? - подумала Патти, присоединяясь к очереди. Возможно, ей удастся найти себе партнера. Ради, смеха можно будет попробовать сагитировать кого-нибудь из ее стариков. В любом случае она ничего не теряет. Тем более что шансы на участие в «Двойной Удаче» невелики.
        Патти шла, к машине и размышляла, удастся ли ей попасть в число избранных. За эти годы она проходила отборы в полудюжину шоу. Не принимала участие талька в трех.
        Патти очень надеялась хотя бы на одно из двух шоу. Жалованья за занятия ритмической гимнастикой едва хватало на еду, одежду и оплату жилья, так что о роскоши думать не приходилось.
        В половине седьмого Айрин привезла ей Дженнифер.
        - Мы с Полом будем дома самое позднее в десять, - заверила она Патти - Как только девчонка угомонится, уложи ее в постель.
        - Я не устала! - тут же заявила Дженнифер. - Не буду спать до самого утра!
        - Конечно, конечно… - Патти обняла девочку и сказала Айрин: - Она уснет в восемь, как только стемнеет.
        - Не сомневаюсь. - Айрин помедлила в дверях. - Слушай, что там у тебя с Алексом Грином?
        - А что у меня с ним? - ответила вопросом на вопрос Патти.
        - Мне показалось, что вы знакомы. Я здорово удивилась.
        - О, просто перед началом заседания я столкнулась с ним в коридоре. В буквальном смысле слова. - Дженнифер начала скакать по комнате, и Патти, чтобы отвлечь девочку, сунула ей в руки плюшевого тигра.
        - Ты заметила, как он смотрел на тебя? - продолжала соседка. - Я бы сказала, с большим интересом.
        Патти засмеялась.
        - Тайно мечтая перерезать мне горло!
        - Ну, я слышала, он совсем не такой крутой, - сказала Айрин. - Да и по нему видно. Пришла пора найти себе мужчину, Патти Лайон.
        - Может, сразу и замуж выйти? - поддразнила ее девушка.
        - А что, разве ты не хочешь такое сокровище? - Айрин указала на Дженнифер, терзавшую тигра. - Если постараться, это вполне возможно.
        - Кстати… - Патти ужасно не хотелось спрашивать, но любопытство пересилило. - Чем Алекс Грин зарабатывает себе на жизнь?
        Айрин молча постучала себе под глазом.
        - Что, шпик, что ли?
        Подруга фыркнула.
        - Нет. Он президент «Грин оптикс». Они делают линзы для солнечных очков, используя лазер. Что называется, «высокая технологию».
        - Теперь я вспоминаю, что слышала о них. - Так он все-таки президент корпорации! Это не улучшило ее настроение. - Ну ладно, езжай куда собралась, - сказала она, скрывая недовольство.
        - В кино. Новый боевик. А Пол обещал угостить меня воздушной кукурузой.
        - Чао… - Патти проводила подругу и занялась Дженнифер, которая потребовала в тысячный раз читать ей «Плюшевого кролика», Патти со вздохом раскрыла книгу.
        Позднее, когда девочка заснула у нее на коленях, Патти задумалась над словами Айрин.
        Неужели она действительно могла заинтересовать Алекса? Эта мысль показалась ей абсурдной.
        Конечно, его могло влечь к ней чисто физически. Патти знала, что она довольно хорошенькая, а Грин достаточно насмотрелся на ее тело, едва прикрытое трико в обтяжку.
        При воспоминании об этом начинало странно покалывать кожу. Когда он упал на нее, их ноги переплелись… его дыхание коснулось ее щеки… Черт побери, почему она так реагирует на мужчину, которого едва знает и который ей вовсе не нравится?
        Ну что ж, зато понятно другое. Она не собирается позволять какому-то надутому хлыщу коверкать ее жизнь и заставлять снова ходить по струнке. Она слишком долго боролась за свою свободу, чтобы, расстаться, с ней ради кого бы то ни было.

        В субботу на лужайке перед домом в испанском стиле, в котором должен был расположиться Центр помощи, кипела жизнь.
        Женщины в ярких мексиканских юбках и блузах сбивались с ног, торгуя горячими сосисками; лепешками с сыром, воздушной кукурузой и сандвичами. На передвижной сцене вовсю наяривал латиноамериканский ансамбль. Громкая музыка только добавляла суматохи. Наконец Патти разыскала Айрин, продававшую лотерейные билеты.
        - Привет! - Патти продемонстрировала подруге тщательно выбранный наряд - шелковый китайский халат. - Похожа я на рабыню?
        Айрин вздохнула.
        - Спасибо, что не надела прозрачные шаровары, как в гареме…
        - Просто не смогла найти.
        Из толпы ребятишек выбралась Дженнифер.
        - Привет, Патти! Тебе нравится мое платье? - Она покрутилась, показывая свои бантики и оборочки.
        - Потрясающе! - Похвалила Патти. Девочка завопила от восторга и со всех ног устремилась к сверстникам.
        - Аукцион начнется через полчаса - сказала Айрин. - Может, пока займешься чем-нибудь полезным? Держи. - Она сунула подруге пачку лотерейных билетов - На доллар три штуки.
        - А какие призы?
        - Цветной телевизор, гоночный велосипед с пятью скоростями и обед на двоих во
«Французском доме».
        - Тогда дай на три доллара - Патти протянула ей деньги.
        - Я имела ввиду, что ты будешь продавать их,
        - О'кей. Но сначала я должна купить сама.
        - Игра есть игра! - подмигнула она Айрин,
        Она успела уговорить принять участие в лотерее несколько десятков людей. Патти от всей души желала Центру помощи удачного старта.
        До сих пор добровольные и поддерживаемые городским советом службы социального обеспечения работали без всякой координации. Недавно умершая престарелая руководительница одной из благотворительных организаций завещала городу свой дом с условием, что в нем разместится орган, который будет направлять их работу.
        Пятнадцать минут спустя, продав почти все билеты, Патти заметила Алекса. Грина в компании нескольких членов городского совета.
        Если говорить честно, Грин был красив, но Патти никогда не придавала особого значения внешности. Нет, в нем чувствовалось нечто иное, поразившее девушку как удар молнии, казалось все его существо дышит потрясающей мужественностью.
        Тут он обернулся и перехватил ее взгляд. Серо-зеленые глаза слегка расширились и Грин медленно поклонился - не то здороваясь, не то отдавая должное ее наряду, который вдруг стал казаться девушке чересчур вызывающим.
        Запретив себе думать об этом, Патти дерзко шагнула к членам совета и принялась соблазнять их, подражая манерам цыганок.
        - Добрые люди, не хочу вводить вас в грех игры, но как насчет того чтобы купить несколько лотерейных билетов в пользу Центра помощи?
        - Конечно - Миссис Франклин раскошелилась на пять долларов, мэр последовал ее примеру. Затем Патти устремилась к Алексу.
        - Ну, мистер вице-мэр, вы ведь не станете утверждать, что эта организация управляется мафией? Или что вы сами бедный и обездоленный?
        - В умении торговать вам не откажешь - заметил он, доставая бумажник. - Прекрасно, мисс… Лайон, кажется?
        Их взгляды встретились, и Патти застыла на месте, чувствуя себя бабочкой, наколотой на булавку.
        Интуиция подсказывала ей, что они могли бы быть прекрасной танцевальной парой - их тела отзывались на малейшее движение партнера. Что-то вроде магнитного тяготения…
        - Что ж, спасибо, - сказала Патти, принимая чек на пять долларов и вручая ему билеты. - А это ничего, что вы поддерживаете игру? Лотерея есть лотерея.
        Грин смерил ее ленивым взглядом и слегка помедлил, прежде чем ответить.
        - Вообще говоря, на каждую такую лотерею требуется разрешение. Вы знали об этом?
        - Да, - сказала она. - Но никто этого не делает.
        Он кивнул.
        - Ну, если бы такие мероприятия проводились дюжинами одновременно, я бы насторожился, но это серьезной опасности не представляет… Как насчет того, чтобы выпить чего-нибудь?
        Коллеги Алекса отошли в сторону, пожимая руки собравшимся. Увидев, что они остались одни, Патти ощутила слабость в коленках, которые до этого никогда ее не подводили.
        - Вы можете взять что-нибудь в буфете… - Девушка от всей души надеялась, что Грин не слышит, как у нее дрожит голос.
        - Нет, я хочу угостить вас.
        Он стоял так близко, что Патти могла сравнить его рост со своим собственным. Добрых пять дюймов разницы по сравнению с ее пятью футами восемью дюймами[186 и
17З см соответственно.] , прикинула она. Вес - около двухсот фунтов[Около 90 кг.] хорошо развитых мышц. Возраст… гмм… тридцать два-тридцать три.
        Патти представила, что их тела соприкасаются, что она обнимает его за шею, и ее нервные окончания свело судорогой…
        Девушка быстро отпрянула.
        - Я… мне нужно готовиться к аукциону, - сказала она.
        - Аукциону?
        - Здесь будут продавать с аукциона людей… ну… в качестве прислуги. Знаете, стрижка, готовка и все такое… Я - одна из добровольцев.
        Но Грину явно не хотелось отпускать ее.
        - Значит, вы будете давать уроки ритмической гимнастики? И где же? На полу Сити-холла.
        - Там я даю их только мужчинам в костюмах-тройках. - Патти казалось, что она еле шевелит губами. То ли она окончательно перестала держать себя в руках, то ли у нее начинался грипп…
        - В мои планы не входит заниматься упражнениями на полу, но костюмов-троек у меня много, - сказал Алекс. - Если бы нам удалось найти более подходящее место, мы могли бы договориться.
        Слово «подходящее» отрезвило, Патти. Пошутить и пофлиртовать Алекс, как видно, умел, но в глубине души все равно оставался конформистом.
        - Прошу прощения, но мне нравится обольщать мужчин только в общественных местах, - возразила Патти. - А теперь прошу меня извинить…
        Она улизнула не дожидаясь ответа. «Если бы нам, удалось найти более подходящее место»… Подумаешь!
        И тут Патти расхохоталась. Боже мой, неужели она готова расстроиться? Ситуация ведь, совершенно смехотворная.
        Через несколько минут воспоминания об этом эпизоде улетучились, волнуясь до судорог она заняла свое место, на складном стуле рядом, с полудюжиной горожан разного возраста, изъявивших желание быть проданными с аукциона.
        Первым номером программы шла богатырского сложения женщина, бравшаяся вылизать любой дом от подвала до чердака. За два восьмичасовых рабочих дня просили совсем недорого - сотню долларов.
        Патти тревожно смотрела на людей, толпившихся у края сцены. Среди них находились и члены совета. Они улыбались и хлопали. Ну конечно разве они могли пропустить такое зрелище?
        Кое-кого из остальных она, знала, но большинство было ей незнакомо. До этого момента девушка серьезно не задумывалась, во что впуталась.
        Наконец она услышала, как аукционист назвал ее имя. Дрожа как осиновый лист, Патти ухитрилась сделать три шага к рампе. Все глазели на нее, и девушка, чувствовала себя экспонатом зоопарка или стриптизершей, ожидающей начала представления. И зачем она надела этот вызывающий наряд? Надо было ограничиться джинсами и блузкой.
        А еще лучше - дерюжным мешком…
        - Эта молодая леди-инструктор ритмической гимнастики, которая за уик-энд сможет привести вас в хорошую физическую форму, - сказал аукционист. - Кроме того, она опытная бэбиситтер[Приходящая няня.] и победительница, трех телевизионных игровых шоу. Может научить вас играть в карты естественно не на деньги. Мы не хотим нарушать закон - подмигнул он мэру.
        Стартовая цена составляла десять долларов. Ее решила купить молодая женщина с тремя детьми - возможно, клюнула на дешевую няню. К ней присоединились два парня в поношенных костюмах, по виду студенты колледжа. Каждый раз, набавляя цену, они хохотали и подталкивали друг друга локтями. Вот не было печали… Эти типы могут заставить вымыть все общежитие, а потом потребовать множества дополнительных услуг.
        Женщина держалась до семидесяти пяти долларов, но тут в борьбу вступил один из местных лавочников. Наверняка хочет, чтобы я провела у него полную инвентаризацию, мрачно подумала Патти.
        Тут ей пригодился опыт, накопленный во время выступлений в шоу. Пока ставки росли, Патт умудрялась улыбаться.
        Студенты вывернули карманы и подняли цену до ста двадцати долларов. Аукционист посмотрел на лавочника, но тот покачал головой.
        - Сто двадцать долларов - раз! - Молоток поднялся. - Сто двадцать долларов - два…
        - Сто двадцать пять!
        Патти не видела, откуда донесся голос, определенно принадлежавший мужчине. Она пытаясь разглядеть покупателя в толпе, но люди быстро менялись местами, готовясь поторговаться за слесаря-водопроводчика.
        Ошеломленная Патти уставилась в землю. Неужели ее действительно продали совершенно незнакомому человеку? А вдруг он прикажет ей сделать что-нибудь… ну… предосудительное?
        И тут у стола кассира она увидела Алекса. Он заполнял чек.
        Невероятно, но факт. Алекс единственный человек в Ситрес-Гроуве, с которым Патти не хотелось иметь ничего общего, «приобрел» ее на весь уик-энд!
        Значит, голос в толпе был его голос. Тот самый низкий, мужественный баритон, который она обязательно узнала бы, если бы сознание не скрыло от нее правду. Бежать некуда. Она его рабыня.
        Ну-ну, успокойся, твердил Патти внутренний голос. Это же только игра. Ты продала лишь свои услуги, а в этом нет ничего плохого. Как бы там ни было, он слишком благороден, чтобы воспользоваться твоим положением.
        И все же, следя за рукой, уверенно заполнявшей листок бумаги, она не могла справиться с дрожью страха и ожидания.
        Грин покосился в сторону, и Патти поняла, что он прекрасно знает о ее присутствии. Казалось, ему хватило одного взгляда, чтобы рассмотреть ее с головы до ног от сережек в виде розовых бутонов до цвета колготок.
        - Ради Бога, зачем вы это сделали? - спросила она, слыша в собственном голосе предательскую хрипотцу.
        - Не мог же я позволить этим похотливым студентам купить вас, правда? - ответил Грин вопросом на вопрос.
        - У меня такое чувство, что вы куда опаснее их, - простонала Патти.
        Алекс взял ее за руку и увел от кассы.
        - Как вы можете сомневаться в моих благородных намерениях? Я только хотел помочь Центру.
        - Значит, на самом деле вы не собирались воспользоваться моими услугами?
        Алекс засмеялся.
        - Ну нет, до такого благородства мне далеко!
        Он подвел девушку к одному из буфетов.
        - Похоже, эти горячие сосиски переварены. Что вы скажете, если мы отправимся куда-нибудь перекусить?
        В голове немного прояснилось, и Патти кое-что вспомнила.
        - Мы не можем воспользоваться этим уик-эндом. То есть это будет не совсем справедливо половина субботы уже прошла. Надо будет перенести его на другой раз. - Патти испытала облегчение - она добилась отсрочки исполнения приговора.
        - Не так уж часто мужчине удается купить девушку своей мечты. - Слова были шутливыми, но глаза Алекса не смеялись. - Вы не можете заставить меня так долго ждать.
        Его рука легко касалась талии Патти, его дыхание грело ее щеку. Его губы совсем близко… Девушку не держали ноги.
        - Может быть, мы… начнем завтра утром, а второй день перенесем на следующий уик-энд? - Этого перерыва как раз хватит, чтобы подлечиться в местном кардиологическом центре, мрачно подумала она.
        - Звучит заманчиво. - Лицо Грина маячило всего лишь в нескольких дюймах. - Но мое предложение остается в силе: я угощу вас ленчем.
        - Честно говоря, я… я собиралась поесть вместе с друзьями… - Патти была не мастер придумывать удачные отговорки, а когда лгала, этого не видел только слепой.
        - Я нашел выход.
        - Какой?
        - Метнем монету. Если выиграю я, мы уезжаем, если выиграете вы, я плачу за ваш ленч и вы сможете съесть его с друзьями. - Он достал монету в пять центов. - Орел или решка?
        - Орел, - сказала Патти.
        Грин метнул.
        - Решка.
        - А можно посмотреть, как вы это делаете - подозрительно спросила она.
        - Увы. - Он продел руку Патти в свою. - Обычно мне везет. Я играю редко, но всегда остаюсь в выигрыше.
        - Могли бы научить и меня… - пробормотала девушка, пока Алекс вел ее к новенькому красному «мустангу».
        - А где припарковались вы? - Он обвел глазами стоянку. Наверно, Грин ожидал, что она ездит на каком-нибудь «фольксвагене», расписанном всякими лозунгами и картинками в стиле поп-арт.
        - Нигде. Я пришла пешком - призналась Патти.
        - Вы живете где-то поблизости?
        - Естественно.
        - Вы правы. Глупый вопрос - Он открыл переднюю дверцу и даже подождал, пока она села. Что за джентльмен! Джентльмен-пират.
        Патти предпочла бы, чтобы ей оказывали поменьше внимания. Какая-то часть ее души продолжала тосковать по элегантным ресторанам, дорогой одежде и изысканным манерам. Нет, немного роскоши - это не порок, думала девушка, но не могла не связывать обеспеченную жизнь с болезненным стремлением родителей к статус-кво и соблюдению приличий,
        Как бы там ни было, а хороший ленч ей не помешает. Она даже помечтала о креветках в горчичном соусе или огромной порции салата с крабами.
        Через несколько минут иллюзии Патти разбились вдребезги, когда они остановились у витрины ресторана, где подавали жареных цыплят, и Алекс сделал заказ.
        - Да горячим сосискам до местного меню далеко… - саркастически бросила она.
        - Я собирался пригласить вас в более изысканное место, но не был уверен, что вам там понравится, - парировал Алекс.
        - Я поклонница изысков, - ответила Патти с претензией на иронию.
        - Например?
        - Например, обожаю черную икру с ореховым маслом.
        - Я имел в виду не еду.
        Продавщица вручила им две коробки с жареными цыплятами.
        - Вы собираетесь есть в машине? - спросила Патти. - Как ни странно, не люблю жирных пятен на платьях.
        - Может, хотите переодеться?
        - И пятен на джинсах не люблю тоже.
        Алекс засмеялся.
        - Кажется, я слегка перегнул палку. Позвольте вас успокоить. Дальнейшая программа такая: «а» - заезжаем к вам домой, и вы переодеваетесь; «б» - устраиваем пикник. День чудесный, и было бы глупо не воспользоваться им.
        Позади остановилась какая-то машина и нетерпеливо просигналила.
        - Я думала, мы будем сидеть здесь до утра и обсуждать, как быть дальше, - съязвила Патти. - Разве не так делают члены городского совета? Может, назначим комиссию, которая решит, где нам поесть?
        - Ну что ж, язвочка, будь по-вашему… - Алекс переключил скорость, нажал на педаль, и Патти отбросило на спинку сиденья.
        - Здорово - сказала она. - Значит, вы все-таки умеете ездить так, чтобы шины визжали?
        У Алекса приподнялись уголки губ, но серьезности он не утратил.
        - Кстати, где вы живете?
        Когда они подъехали к ее дому, Патти попросила Грина подождать в машине, - сама пошла переодеваться. Джинсы показались ей недостаточно изысканными, и девушка остановила выбор на легкомысленном платье в восточном стиле с рукавами колоколом и сандалиях. К счастью, октябрь в Южной Калифорнии обычно теплый, хотя погода в любой момент могла резко измениться.
        - Из Китая в Африку, - заметил Алекс. Он вышел из машины и снова придержал дверцу. Большинству хватило бы и одного раза в день. - Из каких краев вы родом?
        - Из Сан-Франциско. - Патти щелкнула пряжкой ремня безопасности.
        - Тогда понятно, откуда у вас склонность к интернациональному стилю. - Он сел на место, повернулся и пристально осмотрел девушку. - Забавно… Это платье кажется свободным, а между тем прекрасно подчеркивает фигуру.
        - Ох… - Патти потеряла дар речи и не смогла бы вымолвить ни слова даже под страхом смертной казни.
        Его пальцы коснулись платья и погладили ее ногу. У Патти от наслаждения побежали мурашки по спине.
        - Вы чрезвычайно чувственны, хотя едва ли отдаете себе в этом отчет, - пробормотал Алекс скорее самому себе. - Все прикрыто в то же время очень откровенно…
        Мужская ладонь двигалась вверх по бедру и наконец остановилась на талии. Патти пыталась проглотить комок в горле, ожидая, что будет дальше.
        - Вы очень необычная женщина… - Бархатистый голос Алекса брал ее за душу. - Удивительно откровенная и любящая новизну.
        - В самом деле? - Она пыталась не думать о том, что будет, если Грин поцелует ее.
        - Я пока не слишком хорошо вас знаю, но вы чем-то отличаетесь от всех женщин, которых я когда-либо встречал. - Руки Алекса ласкали ее плечи и легонько поворачивали лицом к себе. Когда это случилось, у Патти не осталось сил сопротивляться.
        Твердые губы неторопливо изучали ее рот. Мало-помалу губы Патти приоткрылись и дали кончику языка Алекса проникнуть вглубь. Грин не спешил, словно был уверен в том, что всегда успеет достичь желаемого.
        Распаленная его невозмутимостью, Патти обхватила Алекса за шею и страстно поцеловала, но вскоре подчинилась неумолимой властности его губ.
        И вдруг он резко отстранился.
        - Не знаю, что на меня нашло, - тяжело дыша, сказал Алекс - Обычно я так не поступаю. Тем более на публике.
        Патти захотелось дать ему пощечину.
        - Я так понимаю, что машина-это тоже «неподходящее место»? - бросила она.
        Грин завел мотор и поехал в сторону недавно разбитого городского парка.
        - Вы забываете о моей позиции. Мне надо поддерживать свой авторитет.
        - Знаю я вашу позицию.[Игра слов: «position» по-английски означает и «должность» и
«поза».] Спина прямая, ноги упираются в пол… - Она знала, что хватила через край, но обида пересилила.
        - Патти, поверьте, лично к вам это не имеет никакого отношения.
        - А к кому имеет? К Папе Римскому?
        Алекс рассмеялся.
        - Думаю, что ко мне, - огорченно признался он.
        Его чувство юмора заставило Патти пересилить гнев. И чего ей так приспичило целоваться с ним? Пора сменить тему.
        - Алекс, а вы сами-то откуда?
        - Бостон. И не вздумайте уверять, будто у меня не осталось тамошнего акцента. Хотя я делал все, чтобы избавиться от него.
        - Почему?
        Грин внимательно смотрел вперед, проезжая сложную развязку.
        - Я приехал сюда, чтобы начать все сначала. Чтобы стать… самому себе хозяином.
        Казалось невозможным представить себе, что Алекс, один из руководителей Ситрес-Гроува, мог зависеть от кого бы то ни было. Странно… Какую жизнь он вел в Бостоне?
        Можно бы расспросить его подробнее, но они уже приехали в парк. К тому времени, когда они достали своих цыплят, Патти решила, что нет смысла бередить болезненные воспоминания, по крайней мере, пока…
        Поблизости играли в бейсбол; оглашавшие лужайку крики мальчишек начисто исключали всякую возможность обниматься.
        Они молча сидели рядом, как двое друзей. Было бы странно в такой обстановке думать о поцелуях. Как-никак, он ее противник.
        Патти хотела открытия игорных домов вовсе не из-за страсти к игре, а потому, что покер мог стать источником доходов для общественных служб. Алекс же оказался главным препятствием на пути к этому.
        И все же следовало признать, что он искренне заботится об окрестных бедняках. Грин говорил о том, что нуждающимся семьям грозит опасность умереть с голоду, и именно поэтому протестовал против азартных игр. Для президента корпорации, у которого денег больше, чем можно истратить, он был слишком хорошо знаком с жизнью простых людей.
        Неужели он сам в Бостоне жил в бедности? Или просто проявлял естественную заботу о благе ближнего?
        В Алексе много привлекательного, признала девушка, наблюдая за тем, как он намазывает медом печенье и отправляет его в рот.
        Спорить не приходилось: он умеет радоваться жизни, а при желании может и расслабиться - как сегодня.
        Кроме того, он достаточно остроумен чтобы справиться с ее бойким языком, бывшим бичом Патти в юности. Она никогда не умела держать рот на замке и завидовала сестре Ингрид, которая предпочитала скромно улыбаться, а не делиться с другими своими мыслями. Патти же всегда слишком много говорила и обрадовалась, найдя мужчину, которого это не смущало.
        - Спорим на цент, я знаю, о чем вы думаете! Или хотите, чтобы я снова поставил на кон сто двадцать пять долларов? - спросил Алекс.
        - Я думала… о своих родителях. Они никогда не брали меня на пикник в парк, - против воли вырвалось у нее.
        - Почему? В Сан-Франциско чудесные парки.
        - И если уж, на то пошло, они едва ли ели жареных цыплят. - Патти хотела было смягчить ответ, но в последний момент передумала.
        К ним подошла пара средних лет, прогуливавшая кокер-спаниеля.
        - Мистер Грин! - сказал мужчина. - Я хочу поблагодарить вас за то, что вы помогли вернуть мой участок.
        - Ваши доводы показались мне разумными, мистер Андаро. - Похоже, Алекс вовсе не пыжился от сознания собственной значимости. Патти понравилась его скромность. А то, что Грин запомнил имя этого мужчины, ее просто потрясло. Сама Патти при случае не стеснялась называть даже лучших друзей «эй, ты».
        - Мы хотели построить домик для моей матери, - объяснила женщина Патти, пока пес обнюхивал ножку стола. - Иначе нам пришлось бы отправить мать в дом престарелых, а она и слышать об этом не хотела.
        - Ну, не будем отвлекать вас. Мы только хотели сказать спасибо. - Мужчина пожал Грину руку, и спаниель повлек пару дальше.
        - Вот из-за этого мне и нравится участвовать в заседаниях совета, - сказал Алекс. - Всегда можешь помочь жителям своего города.
        - Пой, ласточка, пой, - ответила Патти. - Пытаетесь доказать мне, что это для вас не стартовая площадка? Думаю, в один прекрасный день мы увидим плакаты «Грина в губернаторы!».
        Он хмыкнул.
        - Боюсь, вы ошибаетесь. Следующим шагом в моей жизни будет… - Внезапно он оборвал фразу.
        - Ну? - спросила девушка. - Я жду.
        - Следующим шагом в моей жизни будет то, что я отвезу вас домой, пока вы не устали от меня, - сказал Алекс. - Завтра нам предстоит длинный день.
        Патти ощутила укол разочарования.
        - Восемь часов. Ровно столько, за сколько вы заплатили.
        - О'кей, Я заеду за вами в час.
        - Дня или ночи?
        - Дня, - сказал он. - Может быть, нам удастся прилично пообедать. Я понимаю, что каждая минута этого срока покажется вам пыткой, но разрешите напомнить: вы принадлежите мне.
        - Ничего, как-нибудь вытерплю. - Патти вскочила и бросила остатки их пикника в урну, воспользовавшись этой возможностью, чтобы отвернуться и скрыть обуревавшие ее разноречивые чувства. «Вы принадлежите мне». Он сказал это так ласково, что девушка едва не уступила. Собственная податливость пугала ее.
        Грин отвез Патти домой и проводил до дверей, крепко обняв напоследок
        - Моя маленькая бунтовщица, - пробормотал Алекс. - Знаете ли вы, что сводите меня с ума?
        Патти с трудом перевела дух. Она не могла найти слов, но знала, что обязана положить этому конец.
        - Я не… То есть меня это… - Окончание фразы заглушил поцелуй.
        Его объятия были нежными и в то же время властными. И Патти снова уступила, забыв о своих благих намерениях. Их языки вели любовную игру, его ладони гладили ее спину. Как легко потерять голову и сказать «да»!
        Но только в подходящее время и в подходящем месте, напомнила она себе и сделала шаг назад.
        - Я заеду за вами в час сказал Алекс и ушел.
        А Патти, заперев за собой дверь, призналась, что с нетерпением ждет завтрашнего дня.
        Конечно, только из любопытства.

3

        Хорошенько выспавшись, Патти проснулась и почувствовала, что могла бы сопротивляться обаянию самого Ретта Батлера.[Персонаж романа М. Митчелл «Унесенные ветром»] Она сохраняла эту иллюзию до часу дня, пока не открыла дверь и не увидела улыбку Алекса.
        С минуту они стояли, любуясь друг другом. Удовольствие от его присутствия было таким неожиданным, что Патти и думать забыла о сопротивлении.
        Когда они шли к машине, рука Алекса обвивала ее талию. Благодаря этому простому жесту девушка чувствовала себя в полной безопасности.
        - Куда мы едем? - спросила Патти, садясь на свое место. Яркие лучи солнца пробивались сквозь щиток, предвещая жаркий день.
        - В церковь, - сказал Алекс.
        Этого она ожидала меньше всего на свете. Патти удивило не то, что Алекс не был похож на человека, который ходит в церковь (похож-то он как раз был), а то, что он отвалил изрядную сумму денег за право сидеть с ней рядом во время проповеди.
        - А не поздновато? Наверно, большинство служб уже прошло.
        - Смотря что вы называете службами, - весело ответил он, переключая скорость.
        Сегодня на Грине был костюм из тонкого светло-серого льна, подчеркивавший его широкие плечи и мускулистую спину. Патти еле удержалась, чтобы не потрогать эти соблазнительные мускулы. Куда девалась та уверенность в себе, которую она испытывала все утро?
        Ладно, в церковь так в церковь. Хорошо, что она надела не джинсы, а широкую голубую юбку и крестьянскую блузу.
        - Ну что ж, на восемь часов я в вашем распоряжении, - сказала Патти. - При условии, что вы не потребуете от меня ничего противозаконного…
        - Вы имеете в виду азартные игры?
        - Нет, я думаю о других пороках, тех, за которые вы не платили.
        - А я за них никогда не плачу, - парировал Алекс, бросив на нее понимающий взгляд.
        Оценив эту удачную реплику, Патти все же не до конца поверила в ее искренность. Она задала Айрин несколько осторожных вопросов (впрочем, подруга видела ее насквозь) и выяснила, что Алекс считается самым завидным женихом города. Однако хотя его видели в компании многих привлекательных женщин, ни с кем из них он связан не был.
        Машина остановилась перед собором Богоматери в Цветах, самой большой католической церковью Ситрес-Гроува. На лужайке стояла толпа прихожан, одетых по воскресному.
        - Похоже, мы опоздали, - сказала девушка. - Будь вы добрым католиком, приехали бы на мессу раньше.
        - А кто говорил о том, что я католик? - поддразнил Алекс. - Пойдемте.
        К удивлению Патти, они прошли мимо входа в собор и по тропинке направились к ряду одноэтажных домиков. Увидев гонявшихся друг за другом детей, девушка догадалась, что там, должно быть, находится приходская школа.
        - Хотите, чтобы я провела здесь урок физкультуры? - спросила она. - Надо было предупредить. Мое платье не годится для занятий ритмической гимнастикой.
        - Сегодня вы то и дело попадаете пальцем в небо, - лукаво улыбнулся Алекс.
        - О'кей, один-ноль в вашу пользу. Что дальше?
        - Для человека, который продал душу ради Центра помощи, вам еще многому нужно учиться, - загадочно, ответил он.
        Они вошли в дом и по коридору проследовали в аудиторию. - Там Патти увидела людей, сидевших на складных стульях, и добровольцев, раздававши коробки с едой. Она слышала о церковной программе продовольственной помощи неимущим, но никогда не видела ее в действии.
        Помещение было заполнено множеством темноглазых хмурых детей, боязливо жавшихся к родителям. Заморышами они не выглядели, но их поношенная, выцветшая одежда носила следы часто и стирки.
        - Мистер Грин! - шагнула навстречу монахиня в аккуратном головном уборе и скромном коричневом платье. - Как я рада снова видеть вас!
        - Я хотел, чтобы моя подруга познакомилась с вашей работой, - сказал Алекс. - Сестра Анна, это Патти Лайон. Патти, сестра Анна.
        Женщины обменялись рукопожатием.
        - Вы делаете это каждое воскресенье? - спросила Патти.
        Сестра Анна кивнула.
        - Вы не представляете себе, сколько в Ситрес-Гроуве голодных. Но на улицах их не увидишь. Они люди гордые и не любят, когда их жалеют.
        - Дети здесь очень… серьезные, - сказала Патти. Неужели она сама была такой же мрачной, когда ходила в чопорную закрытую школу? Едва ли. Эти малыши выглядели так, словно на их плечах лежала вся тяжесть мира.
        - Они знают, что их недельное пропитание зависит от полученных нами пожертвований, - объяснила Анна. - Почти все эти дети слишком рано стали взрослыми.
        Патти обратила внимание на темноволосую девушку лет шестнадцати. На ее привлекательном лице читался неприкрытый гнев. Девушка качала на коленях ребенка лет двух, одновременно пытаясь утихомирить буйного четырехлетку. Рот девушки был крепко сжат, глаза метали молнии, но Патти догадалась, что сердилась она не на детей, а на то, что приходится сидеть здесь, в то время как остальная молодежь проводит время в свое удовольствие.
        Сестра Анна заметила взгляд Патти и объяснила:
        - Это Роза Нуньес. Она приглядывает за братьями и сестрами, а их девять человек.
        - Сколько ей? Шестнадцать? - Монахиня кивнула. - Да, это очень тяжело.
        - Честно говоря, я немного волнуюсь за нее, - призналась сестра Анна. - Ее мать говорила мне, что Роза встречается с хулиганом из банды мотоциклистов. - Она покачала головой, словно пыталась избавиться от неприятной мысли. - Не хотите познакомиться с ее семьей?
        Монахиня провела Патти и Алекса через комнату и представила их Нуньесам. Патти познакомилась с детьми, их родителями и бабушкой. Мистер Нуньес сидел в кресле на колесиках. Сестра Анна объяснила, что он стал инвалидом в результате столкновения с незастрахованным водителем.
        Бабушка была совсем хрупкой; ее испещренные голубыми венами руки крепко сжимали костыли. Когда ей представили Патти, старуха едва кивнула.
        - Она плохо слышит, - вполголоса пробормотала миссис Нуньес. Этой полной женщине с усталым лицом приходилось ухаживать за кучей детей, мужем-инвалидом и престарелой свекровью. - Мы очень рады познакомиться с вами, мистер вице-мэр.
        Алекс заговорил с Нуньесами по-испански, спросив отца семейства, что он думает о работе городских служб, предназначенных для помощи инвалидам. Он очень удивился, когда к беседе присоединилась Патти, научившаяся бегло говорить по-испански, чтобы легче общаться со своими пожилыми подопечными.
        Это искреннее восхищение пришлось ей по душе, но он быстро сменил тему.
        - Сестра Анна, - сказал Алекс, - вы, наверно, слышали, что совету предлагают узаконить игорные дома в Ситрес-Гроуве. Что вы об этом думаете?
        И тут все прояснилось. Теперь Патти знала, зачем ее привезли сюда. Она подавила вспышку недовольства. Как-никак, Алекс заплатил за ее время.
        - Ну… В принципе я не против самой игры, - неуверенно начала сестра Анна. - Мы и сами иногда играем в бинго. Но… люди могут увлечься, поставить на кон большую сумму и в конце концов разориться. Нет, это мне не по душе.
        - А все-таки почему бы им не предоставить такую возможность? - спросила Патти.
        - К несчастью, бедняки, которые еле сводят концы с концами, очень склонны поддаваться соблазну перехитрить фортуну, - вздохнула монахиня. - А когда они поймут, что это невозможно, будет уже поздно: они лишатся и того немногого, что имеют.
        - Именно это я и имел в виду, - сказал Алекс, глядя на детей Нуньесов, и в его глазах сквозила печать.
        Роза, на которую взрослые не обращали внимания, выглядела так, словно была готова убежать за тридевять земель, и Патти догадалась, что удерживает девушку только сознание того, что семья отчаянно нуждается в ее помощи.
        - Эй, - обратилась Патти к малышам. - Кто-нибудь из вас смотрит по телевизору шоу
«Госпожа Удача»?
        - Да! - хором ответили дети. Тут улыбнулась даже Роза.
        - Ну так вот, на этой неделе я ездила в Лос-Анджелес и записал ась на участие в этом шоу. - Патти села на свободный стул. - Никто не хочет попробовать обыграть меня?
        - А ну, давайте, - впервые за все это время заговорила Роза. - Может, мне повезет.
        Патти вынула из сумочки миниатюрную колоду карт.
        - Вы ведь не станете возражать? - спросила она сестру Анну.
        - Конечно нет, - улыбнулась монахиня. - Честно говоря, я и сама время от времени смотрю это шоу.
        Патти взглянула на Алекса. Он казался удивленным и заинтригованным.
        Карты были сданы, и Патти показала, как это делается на телевидении. Пока дети играли, девушка развлекала семью рассказами о других шоу, в которых принимала участие.
        - А какие-нибудь путешествия вы выигрывали? - спросила Роза, укачивая хныкавшего братишку.
        Патти кивнула.
        - Первый раз я ездила на Гавайи, а второй - в Нью-Йорк.
        - А со мной ничего такого не случается, - с горечью сказала Роза. - Надо было как-то утешить бедную девочку, которая очень напоминала Патти ее саму, но при этом не перегнуть палку. Она сделала вид, будто рассматривает карты, и стала это обдумывать.
        - Знаешь, многие считают, что успех при игре в карты - дело случая, - наконец решилась Патти.
        - А разве это не так?
        - Частично. Но нужно и умение. Так же, как и во всем остальном. Люди могут гораздо лучше управлять своей жизнью, чем принято думать.
        - Я не могу. - Роза уставилась в свои карты
        - Не полностью, - согласилась Патти. - Но…
        - Вы же ничего не знаете обо мне! - вспыхнула Роза.
        - Ты права, - вздохнула Патти. Она надеялась провести параллель между картами и жизнью, однако попытка найти с девушкой общий язык оказалась тщетной. Но желание помочь Розе не позволяло ей сдаться без борьбы.
        - Подростком я тоже часто чувствовала себя беспомощной, хотя мое положение сильно отличалось от твоего, - продолжила Патти - Однако в конце концов я научилась прокладывать себе путь в жизни, несмотря на то что иногда это казалось совершенно невозможным.
        - О, я могу позаботиться о себе - гордо ответила Роза. - У меня есть своя жизнь, хотя родители этого не понимают.
        Подошел доброволец с пакетами продовольствия для семьи Нуньесов, и началась суматоха. Как ни хотелось Патти продолжить разговор, но в таких условиях это оказалось невозможно.
        Патти и Алекс наскоро попрощались и вышли на улицу, где было сухо и жарко.
        - У вас дар заводить друзей, куда бы вы ни попали, - сказал Алекс.
        - Меня волнует Роза. - Патти села в машину, и Алекс включил кондиционер.
        - Да, знаю. - Он медленно кивнул и выехал со стоянки. - Меня тоже.
        Патти задумчиво следила за ним. Когда Грин интересовался мнением сестры Анны по поводу открытия игорных домов, он был строгим членом городского совета, а через минуту превратился в старшего брата, переживающего за сестренку. Чем больше она узнавала Алекса, тем сложнее он ей казался… и тем больше нравился.
        - Куда мы теперь отправимся? - спросила Патти. - Боюсь гадать.
        - Que sera, sera…[Популярная в 60-е годы песенка из репертуара Дорис Дей.] - лукаво пропел он. - Пусть будет что будет…
        - Хватит темнить!
        - Честно говоря, больше всего на свете мне хочется поплавать. Вы не взяли с собой купальник?
        - Минутку, сейчас посмотрю… - Патти сделала вид, будто заглядывает за вырез блузки - Нет, забыла…
        - Может, я проверю? Просто для очистки совести, - пошутил Алекс, притворяясь, будто тянется к ней.
        - Это потребует дополнительной оплаты. - Когда Патти коснулось плечо Алекса, она с досадой ощутила, что ее тело инстинктивно напряглось, а одежда вдруг показалась слишком тесной.
        - Оно того стоит.
        - Вице-мэр Грин, разве в этом городе стриптиз не запрещен законом? - Удивительно, что она еще не утратила дар речи. Оставалось надеяться, что Алекс не заметил, как дрожит ее голос.
        - Я выразил по этому поводу особое мнение. - Машина остановилась у ее дома. - Раз уж мы здесь, вы можете зайти и переодеться.
        Патти открыла дверцу.
        - Я на минутку.
        - Помощь не требуется?
        - Посторожите тротуар, ладно? Его могут оккупировать бродячие собаки. Их называют сигресгроувской бригадой по удобрению газонов. Кстати, почему у нас до сих пор не принят закон, требующий держать животных на привязи?
        Не успел он ответить, как девушка вбежала в дом.
        Несмотря на легкомысленный тон, Патти пришлось несколько раз глубоко вдохнуть, чтобы справиться с сердцебиением. Если она не примет никаких мер, физическая тяга к Алексу победит, и ее с таким трудом поддерживаемая защита в конце концов рухнет.
        Даже ее шутка о стриптизе звучала вызывающе.
        До сих пор ни один мужчина не имел на нее такого влияния, и Патти не была уверена, что сможет справиться с Алексом.
        Вне всякого сомнения, Алекс Грин - единственный в своем роде, думала Патти, вешая платье на плечики и раскладывая на кровати три купальника. Приходится признать, что он совершенно не соответствует стереотипу политика-бизнесмена.
        Она внимательно рассматривала цветастое бикини, купленное для поездки на Гавайи, любимое, но сильно поношенное, черное, потом свое последнее приобретение - цельный, с низким вырезом французский купальник черного цвета с красными, белыми и желтыми полосками на боках. Немного подумав, Патти надела именно его.
        Странно, почему она целый день беспрекословно подчиняется всему, что говорит Алекс.
        Инстинкт подсказывал ей отказаться от купания.
        При той тяге, которую испытывали они оба, Патти боялась и думать, чем это может кончиться.
        Но ведь на пляже, куда они собираются, будет много народу. Кроме того, она достаточно взрослая, чтобы постоять за себя.
        Патти собрала волосы в пучок, оставив несколько локонов, падавших на щеки, и вышла из дома.
        Однако вскоре выяснилось, что они едут совсем не на пляж.
        - Я люблю плавать, поэтому очень обрадовался, когда нашел дом с бассейном, - объяснил Алекс, остановив машину у дома, расположенного посреди обширного полудикого ущелья, окруженного эвкалиптовой рощей.
        Здание, построенное по специальному проекту, казалось сделанным только из дерева и стекла. Внутри дом был отделан в бежево-серых тонах с фрагментами темно-серого и коричнево-красного и украшен множеством растений. Свет пробивался сквозь стеклянные потолки, что добавляло дому уюта.
        Когда они оказались в большом, обшитом деревом кабинете, Алекс показал девушке свою коллекцию видео- и аудиокассет, пронумерованных и аккуратно расставленных.
        - Да у вас тут целый магазин! - воскликнула Патти, рассматривая видеоплейер, проигрыватель для лазерных дисков, стереоколонки, магнитофонную приставку и усилитель.
        - Пожалуй, я действительно переборщил, - улыбнулся Алекс. - Вот что значит быть инженером. Обожаю это барахло!
        - Я не понимаю другого, - сказала Патти. - Зачем вам такой огромный дом? Вы что, собираетесь обзавестись большой семьей? - Едва эти слова сорвались у нее с языка, как девушка вспыхнула. Ей не хотелось, чтобы в них увидели намек.
        Алекс подвинул ей кресло и достал из бара два бокала.
        - Когда-нибудь я действительно обзаведусь семьей, - сказал он. - В тридцать с хвостиком мужчины чаще всего бывают женаты, а кое-кто даже не один раз. Но мне всегда казалось, что надо дождаться подходящей женщины. И я не отказывал себе в удовольствии искать ее.
        - А я была замужем, - призналась Патти. - Почти семь месяцев.
        - Только семь? - Алекс передал ей бокал и опустился в любимое кресло.
        - Мой брак оказался ошибкой с начала до конца. - К собственному удивлению, она обнаружила, что говорит с Алексом о Марке без всякого стеснения. Грин слушал ее так внимательно, что Патти решила он все поймет. - Марк был протеже отца. А мои папа - владелец «Голден стейт - Сан-Франциско энтерпрайсиз». Наверное, вы слышали это название.
        Можно держать пари, что слышал. «Голден стейт-Сан-Франциско энтерпрайсиз» имела множество дочерних фирм от сети продуктовых магазинов до компании, совершавшей чартерные авиа-рейсы.
        Алекс посмотрел на нее с удивлением.
        - Конечно, - ответил он. - Но вы живете не так, как положено дочери миллионера.
        - До развода все было совсем по-другому, - созналась Патти. - Я пыталась жить так, как положено. Думала, что люблю Марка, но на самом деле стремилась стать полноценным членом семьи, где меня всю жизнь считали паршивой овцой.
        - Не представляю… - Его негромкая реплика только подлила масла в огонь.
        - Вот почему я не могла не сравнивать себя с Розой, хотя ее происхождение противоположно моему… - Прежде чем продолжить, она отпила из бокала смесь
«Севен-ап» и французского вина «Коломбар». - Только я не бунтовала, а пыталась придерживаться их стандартов, но не могла. Почему-то я всегда делала одни глупости.
        - Какие же? - спросил он.
        - Ну, например, случай с моей сестрой Ингрид. Сестра была очень скрытной, но в конце концов я заставила ее признаться, что она хочет получить на день рождения щенка. Я взяла щенка у своего одноклассника и принесла его домой… - Воспоминание заставило Патти поморщиться.
        - И что же в этом плохого? - спросил Алекс.
        - Ну, я не понимала, что день рождения Ингрид являлся для матери лишь поводом пригласить друзей и показать им свой новый дом. Она заказала прекрасный обед и наняла клоунов и жонглеров - в общем, устроила настоящий цирк. А я принесла щенка, и он по всему дому наделал лужиц. Можете себе представить, что началось.
        На мгновение Патти зажмурилась, как от боли.
        Странно, что это до сих пор ранило ее - хаос, ледяной от гнева голос матери, слезы Ингрид, когда щенка отдали обратно…
        Но хуже всего был комментарий, который Патти подслушала позже. Она пыталась уснуть, когда из коридора донеслись голоса родителей. Она разобрала несколько случайных фраз, а потом услышала раздраженный голос отца: «А чего ты ждала? Ты что, не знаешь Патти?»
        Ты что, не знаешь Патти? Безнадежный случай. Эта фраза преследовала ее долгие годы.
        - Расскажите мне о Марке, - попросил Алекс, выводя ее из забытья.
        - Ах да, Марк, - грустно улыбнулась Патти. - Ну, он являлся вторым человеком в команде отца. Ингрид тихонько вышла замуж за врача и ушла из дома, а я осталась. Почему-то все считали, что мы с Марком должны пожениться, а потом я и сама стала так считать… У нас была пышная свадьба, которую устроила мать. Сама бы я предпочла что-нибудь более непринужденное на природе, с нарциссами вместо роз.
        Она рассказала Алексу о последовавших за свадьбой неделях - медовом месяце, быстро прервавшемся по деловым соображениям, долгих вечерах, когда она ждала возвращения Марка из офиса, а потом обнаруживала что им не о чем говорить.
        Патти до сих пор с горечью вспоминала о своей тогдашней жизни. Она перестала высказывать свое мнение, потому что Марк только смеялся над ним. Он возражал против ее встреч с подругами по школе, и хотя Патти не порывала с ним связи, но все свои уик-энды вынуждена была проводить в компании коллег мужа.
        А затем наступило утро, когда она не смогла встать с кровати.
        - Я представила, что мне предстоит еще пятьдесят лет такой жизни, и не выдержала, - сказала Патти. - Одно время я думала, что все изменится, если я рожу ребенка, но, слава Богу, у меня хватило ума понять, что к материнству я еще не готова.
        Алекс внимательно слушал. Его бокал был едва пригублен.
        - Тогда я сказала Марку, что хочу поступить в университет - продолжала девушка. - Он наотрез отказал. Мои родители поддержали его. Они сказали, что я должна посвятить себя семье - по крайней мере, первые несколько лет. Отец заявил, что, выйдя за Марка, я впервые в жизни сделала что-то путное и не должна портить это, занимаясь тем, что он называл «беситься с жиру».
        - Значит, вы развелись не только с мужем, но, если так можно выразиться, и с родителями? - спросил Алекс.
        - Я никогда так не думала, но вы правы, - признала Патти. - Время от времени я вижусь с ними, но при этом мы всегда чувствуем себя… отчужденно. По крайней мере, я. Конечно, после развода я бунтовала. В университете - а я все-таки поступила туда - я бывала в компаниях хиппи, но это продолжалось недолго.
        - Но родители хотя бы платили за ваше обучение? - поинтересовался Грин.
        - Сначала я платила сама, подрабатывая официанткой. Потом они предложили взять плату на себя - видно, побоялись, что об этом прознают их друзья. - Губы Патти плотно сжались. - Я хотела отказаться, но поняла, что это было бы глупо, и приняла их помощь.
        - Однако вы до сих пор увлекаетесь тем, что называют богемным образом жизни, - заметил Алекс. - Разве это не бунт?
        - Конечно нет! - В голосе Патти прозвучала вызывающая нотка. - Просто мне нравится быть естественной. А вы никогда не устаете поступать правильно?
        Алекс смущенно засмеялся.
        - Неужели я всегда поступаю правильно? Вы мне льстите.
        Она улыбнулась в ответ.
        - Ну, я имела в виду не отношение к игорным домам… Разве вам не надоедает всегда носить галстук или иметь дом, который напоминает картинку из журнала «Лучшие дома и сады»?
        - Честно говоря, нет, - ответил он.
        - И вам никогда не хотелось бросить одежду просто на пол?
        - Пока что я справляюсь с такими порывами. - В его глазах искрился смех. - Мне кажется, человек может быть творческой личностью и при этом не превращать свою жизнь в кавардак. Моя мать увлекалась живописью, - главным образом, акварелью - но в доме у нее все блестело.
        Перед умственным взором Патти тут же предстала картина: аккуратная седовласая леди, облаченная в, рабочий халат, стоит у мольберта с палитрой, а, горничная подтирает капли воды, падающие на паркетный пол…
        Ее кольнула досада. Неужели Алекс действительно не понимает, о чем идет речь? Он наверняка считает, что стремление к творчеству и самовыражению можно терпеть только в том случае, если оно не мешает женщине выполнять обязанности жены и домашней хозяйки…
        - Я что-то не так сказал? - насторожился Алекс, не сводивший глаз с ее лица.
        - Я подумала, что все занятия вашей матери заключались в живописи и уходе за домом, - ответила Патти.
        Он снисходительно улыбнулся.
        - Моя мать была удивительной женщиной. Я таких больше не встречал. Она могла утром провести благотворительный завтрак, днем собрать добровольцев для работы в больнице, но каждый вечер сама готовила обед.
        Значит, он вовсе не из бедной семьи его дом напоминал ее собственный. Описывая мать Алекс описывал свой идеал жены - ровной, выдержанной, уважаемой в обществе и… безликой. В известном смысле безликость была проявлением самоотверженности, но в то же время означала отсутствие личности… Не дав ему продолжить, Патти предложила:
        - Может, искупаемся, пока не поздно?
        Алекс согласился, и они отправились на задний двор.
        - Вы часто плаваете? - спросила девушка, увидев большой бассейн, окруженный цветущими розовыми кустами и клумбами, на которых росли каллы, оранжевые и пурпурные лилии.
        - Каждое утро. А вы?
        - Когда выдается такая возможность. - Патти бросила полотенце на шезлонг и сняла юбку. Обернувшись, девушка обнаружила, что Алекс изучает ее не менее вдумчиво, чем в тот момент, когда они столкнулись в коридоре Сиги-холла.
        - Это самый скромный из моих купальников, - призналась она.
        - Не могу дождаться, когда увижу остальные. - Грин протянул руку и погладил ее бедро обнаженное глубоким вырезом. Жар пронзил тело Патти. Она почувствовала себя совершенно беззащитной, но решила, что в этом виноват слишком открытый купальник.
        - Может, пойдем поплаваем?
        - Минутку. - Рука Алекса легла на ее талию и не дала девушке улизнуть. - Думаю, я имею право осмотреть вас, чтобы удостовериться, что вы та самая женщина, которую я купил.
        - А вы не думаете, что мы должны…
        Фраза прервалась в тот момент, когда Грин наклонил голову и провел губами по ее шее. Потом его язык оставил влажный след на подбородке Патти и наконец нашел ее рот.
        Ее крепко сжали нетерпеливые руки, и Патти не смогла пересилить желание прижаться к нему всем телом. Она наслаждалась прикосновением твердой мужской груди и мускулистых бедер, поросших густыми жесткими волосами.
        Их поцелуи становились все более страстными и начинали воспламенять душу. Пальцы Алекса ласкали ее спину, гладили обнаженную кожу над вырезом купальника. А потом он обхватил ее ягодицы и тесно прижал девушку к себе.
        Тело Патти ответило его желанию. Она хотела его. Этот едва знакомый мужчина обладал даром разжигать в ней небывалую страсть.
        Но надо быть осторожной. Она не может позволить себе утонуть в этом безбрежном море.
        Ох, какой соблазн… Несколько минут назад, сидя с ним в кабинете, Патти обнаружила в Грине то, чего не было ни в одном из ее знакомых.
        Он задевал какую-то неведомую струну и заставлял ее звучать. Может быть, виной тому окутывавшая Алекса аура мужественности. Или то, что он выходил победителем из любой схватки, как и ее отец. Как чудесно было бы жить с Алексом и позволять себя баловать…
        И как мучительно. Так же, как с отцом. Или с Марком. Патти напряглась, вспомнив эти страшные месяцы. Тогда она едва не кончилась как личность…
        Алекс поднял голову.
        - Радость моя… Что случилось?
        - Все происходит слишком быстро, - пробормотала Патти.
        Грин помедлил, восстановил дыхание и отпустил ее.
        - Вызываю вас на соревнование. И даже дам фору.
        - А как же мои волосы? - Она подняла руку и проверила, на месте ли шпильки.
        - У меня есть фен, - сказал он. - А кроме того, вы кажетесь мне водонепроницаемой.
        Отбросив сомнения, Патти с разбегу прыгнула в бассейн. Вода оказалась теплая, купаться в ней было одно удовольствие, и это помогло ей успокоиться.
        По легкой ряби она догадалась, что Алекс где-то рядом. Секунду спустя он вынырнул на поверхность.
        - Готовы? - спросил он.
        Патти гордо отказалась от форы. Они уговорились, что дважды переплывут бассейн туда и обратно, и с громким плеском взяли старт.
        На первом отрезке Патти обогнала его, но она старалась изо всех сил, в то время как. Алекс, казалось, плыл без малейшего напряжения. На втором отрезке Грин уже слегка опережал ее.
        Его длинные руки и ноги так мощно колотили по воде, что она с трудом пробивалась сквозь поднятые им буруны. В конце концов Патти сдалась и позволила себе полюбоваться безукоризненной работой его атлетического тела. Алекс выиграл у нее полкорпуса.
        - Нужно было заключить пари на результат, - заметил он, когда они лежали на мелководье. - Я мог бы заставить вас приготовить обед.
        - Вы это и так можете, - напомнила Патти. - Если, конечно, не довольствуетесь разогретыми полуфабрикатами.
        - А для себя вы разве не готовите?
        - Готовлю, конечно, но предпочитаю то, с чем меньше возни. Как вы относитесь к бобам, тунцу и макаронам с сыром?
        - С отвращением - Алекс сделал стойку на руках и выпрыгнул из бассейна.
        - Задавака… - пробормотала Патти, шлепая по бетонным ступенькам.
        Он улыбнулся и протянул девушке полотенце.
        Когда Патти попыталась взять его, Алекс отвел полотенце в сторону, покачал головой и принялся медленно вытирать ей руки и спину.
        Прикосновение махровой ткани к коже было невероятно возбуждающим. Это опасно, подумала Патти.
        - Хватит! - Она выхватила полотенце. - Вытирайтесь сами, пока не схватили воспаление легких.
        - Сегодня почти девяносто градусов[По Форенгейту. Соответствует 32 градусам Цельсия.] , - возразил Алекс. - Поэтому я умираю от жажды. И от голода тоже. Может, перекусим?
        Они вместе пошли на кухню.
        - У вас есть картофельные чипсы? - спросила Патти,
        - Извините, не понял.
        - Вы же сами говорили про закуску.
        - Про закуску, а не про всякую отраву. Садитесь.
        Она примостилась на стуле. Алекс достал из холодильника масленку, сыр «бри» и горшочек с чищеным миндалем.
        Грин растопил масло в медной сковородке, бросил туда пригоршню миндаля и убрал масленку и кувшин на место. Затем он снял обертку с сыра, положил брусок на сковородку и накрыл ее крышкой.
        - Боже мой, сколько возни, - проворчала Патти.
        - Засекайте время. - Он отошел от плиты и принялся растирать волосы полотенцем.
        - Никогда не могла понять, зачем мужчинам вытирать голову, - заметила Патти. - Короткие волосы сами собой высыхают через пять минут.
        - Тогда вам имеет смысл остричься, - огрызнулся Грин. - Но не рассчитывайте, что это сильно облегчит вам жизнь. - Он достал из буфета пачку крекеров и выложил их на керамическое блюдо.
        - Конечно, можно дать им высохнуть самостоятельно, но только в том случае, если вы хотите стать похожей на Харпо Маркса[Знаменитый американский комик.] .
        Не верилось, что этот сильный и веселый мужчина имеет что-то общее с крахмально-чопорным вице-мэром, на которого она налетела в Сиги-холле.
        - Должно быть, сыр уже разогрелся. - Продолжая вытирать волосы одной рукой, другой он потянулся к сковородке. - Ох! - Пальцы Алекса быстро отдернулись.
        Патти вскочила.
        - Обожглись?
        - Я не обращаю внимания на такие пустяки, - пробормотал Грин, баюкая поврежденную руку.
        - Дайте взглянуть. Я училась оказывать первую помощь, делать искусственное дыхание и тому подобные вещи, которые могут пригодиться при работе с пожилыми людьми… - Патти взяла его руку и стала осматривать вздувавшийся волдырь.
        - Я слышал, что рекомендуется смазывать ожоги маслом, - сказал Алекс.
        - Ни в коем случае! - Она подвела Грина к раковине и осторожно подставила его руку под струю холодной воды. - Это худшее из того, что можно сделать.
        - А что же лучшее?
        - Лед, - сказала она. - Не убирайте руку. - Патти метнулась в ванную, схватила полотенце и завернула в него кубик льда. - Подержите его на обожженном месте. Это снимает боль и одновременно лечит. Если хотите, можно съездить в аптеку и купить мазь, но, мне кажется, ожог не слишком сильный.
        - Спасибо. Очень приятно иметь рядом человека, который знает, что делает.
        Этот комплимент заставил Патти пожать плечами.
        - О, я мало что умею. Заняться сыром?
        - Да, пожалуйста. - Грин сел за стол и принялся следить за тем, как девушка выкладывает сыр на тарелку, стараясь, чтобы миндаль оказался сверху. - Мне кажется, вы могли бы прекрасно готовить, если бы захотели.
        Сыр действительно разогрелся и даже немного потек. Патти положила кусочек в рот.
        - Очень вкусно. Не могу поверить, что это блюдо так легко готовить.
        Она сидела рядом, намазывала крекер сыром и протягивала Алексу. Наконец он отложил компресс.
        - Все прошло. Спасибо вам. - Его здоровая рука легла на ее обнаженные плечи и принялась поглаживать нежные ключицы.
        Ласки Алекса становились все более страстными. Патти, плохо соображавшая, что с ней происходит с отсутствующим видом жевала сыр.
        - Удивительно, как вы подходите к этому дому, - пробормотал Алекс. - Он словно создан для вас.
        Испуганная Патти подняла глаза. Это что, шутка? Но он был совершенно серьезен.
        - Что вы такое говорите? То есть дом, конечно, прекрасный, но он вовсе не в моем вкусе.
        - В самом деле? - спросил Алекс.
        - Ну… я хотела сказать… - Я хотела сказать, что он слишком совершенный, слишком подавляющий, подумала она. Но внутренний голо твердил ей что дом очень удобный и приветливый.
        Алекс протянул руку, взял ее за запястье и притянул к себе на колени. Захваченная врасплох, Патти подчинилась и сразу же ощутила возбуждение от близости крепко прижавшегося к ней тела.
        Сильные нежные ладони обхватили ее щеки, глаза пристально заглянули в глаза, а потом губы нашли губы. Этот поцелуй отличался от предыдущих: он был более уверенным.
        Патти уютно устроилась в объятиях Алекса, Его язык командовал, ee - подчинялся. Она превратилась в дымящееся озеро, бурлящее от желания принять в себя тело пловца.
        А тем временем кончики пальцев Алекса принялись гладить ее скулы, пульсировавшие жилки на висках, изящные уши, без слов изъясняясь на понятном ей языке.
        О Боже, как они подходят друг другу… Как легко раствориться в нем и начать жизнь, которую она уже готова принять…
        Все чувства Патти отвечали ему. Она обоняла мускусный запах разгоряченного тела, слышала хриплое дыхание и ощущала вкус жадных и вкрадчивых мужских губ.
        Нужно остановиться, пока они не зашли слишком далеко. Если она позволит этому человеку овладеть своим телом, он заодно овладеет и всеми ее чувствами. В Алексе Грине не было и намека на ветреность. Совсем наоборот. Он надежный, уважаемый, солидный человек.
        Человек, который будет держать ее в своем роскошном доме как в тюрьме и заставит вести размеренную, добропорядочную жизнь. От нее ничего не будет требоваться, кроме вежливых улыбок коллегам мужа, умения вести беседу, элегантно одеваться и устраивать пустые, никому не нужные приемы.
        Зачем ему это понадобилось? - с болью в сердце подумала Патти. Алекс - слишком ясно дал понять, каков его идеал жены. Она сможет вдоволь писать акварелью, пока не понадобится сделать что-нибудь действительно важное - например, навести в доме чистоту…
        - Алекс… - Не хочется останавливать его, но без этого не обойтись. - Пожалуйста. Я хочу встать.
        Грин неохотно отпустил ее, и девушка вернулась на свое место.
        - Патти, я не хочу торопить вас.. - Алекс перегнулся через стол и встретил ее взгляд. - Я знаю, что вы пережили, но вам придется научиться доверять мне.
        - Дело не в доверии. - Она вздрогнула, почувствовав внезапный холод. Открытый купальник плохо защищал от нагнетаемого кондиционером прохладного ветерка.
        - Именно в нем. Вам придется поверить в то, что я действительно забочусь о вас - о Патти Лайон, очень одаренной, умной и красивой молодой женщине.
        - Алекс, мы не подходим друг другу. - Сказать это было больно, но необходимо.
        - Вы не дали нам возможности проверить это, - возразил он. - У вас сложилось неправильное мнение обо мне, основанное на знании только одной стороны моей жизни моего поста в городском совете и нежелания открывать игорные дома. А во мне много всего…
        - Знаю, - тихо сказала Патти. - Я видела, как вы заботитесь о людях, как переживаете из-за Нуньесов. Я понимаю, что вы не любите азартных игр не из-за эгоизма. Но мы с вами привыкли вести разный образ жизни.
        - Сильно сомневаюсь, что отсутствие привычки швырять одежду на пол может иметь большое значение. - Алекс говорил так уверенно, словно уже одержал победу.
        - Я не о том! - Патти пыталась найти подходящие слова. - Ваша жизнь такая… вылизанная, такая… правильная. Ну, например, не могу представить вас участвующим в том же игровом шоу, что и я.
        - Не знаю, не знаю - сказал Алекс, откидываясь на спинку стула. - Я всегда думал, что это забавно.
        - Не может быть!
        - Пару раз я даже видел такие шоу по телевизору. - Он усмехнулся. - Хотя это были не те шоу, в которых участвовали вы. Не повезло.
        Из него вышел бы прекрасный игрок в покер, подумала Патти. Она почувствовала, что Алекс умело блефует, и решила вывести его на чистую воду.
        - Ну что же, я могу предоставить вам такую возможность, - сказала она. - Телевидение начинает новую версию «Госпожи Удачи», в которой участвуют парами. Если не шутите, то ближайшая передача состоится примерно через неделю.
        - Согласен, - заявил он не моргнув глазом. - Когда узнаете подробности, сообщите мне.
        Словно пытаясь доказать Патти свою ловкость, остаток вечера Алекс посвятил настольным играм он победил в «Монополии», она в «Повседневных делах», а потом они вместе поужинали едой из китайского ресторана.
        - Извиняюсь за скромную трапезу, - поддразнил он. - Если бы я не стал инвалидом, мы бы пообедали в ресторане и потанцевали.
        Патти еще раз осмотрела его руку и с облегчением убедилась, что ничего страшного нет.
        - Потрудитесь держать ладонь в чистоте - сказала она, затем улыбнулась и коварно добавила. - Если вы вообще когда-нибудь пачкаете руки…
        - Насколько я знаю, нет, - согласился Алекс - сейчас… Боюсь, мои восемь часов истекли.
        Как это похоже на него - следить за временем!
        Патти с жаром ухватилась за эту мысль, пытаясь убедить себя, что с таким человеком невозможно иметь дело.
        Как по уговору, они доехали до ее дома молча. У дверей Алекс подарил ей чинный прощальный поцелуи. Именно этого Патти и ожидала. Однако… чувства, которые пробудил в ней этот невинный поцелуи, вовсе не были невинными.
        - Я заеду за вами в следующую субботу, в десять утра.
        Она кивнула, внезапно потеряв дар речи, проследила за тем, как Алекс возвращается к своему темно-красному «мустангу», и только потом вошла в дом.
        На мгновение Патти захотелось выбежать наружу окликнуть Алекса и заставить вернуться в ее объятия и ее душу. И тут она со смешанным чувством облегчения и грусти услышала удаляющийся шум мощного мотора.
        Как бы сильно ее ни тянуло к этому человеку, она не могла себе такого позволить. Он слишком похож на Марка.
        Патти почти забыла, что, когда Марк еще ухаживал за ней, у них тоже случались хорошие времена. Но как только началась их супружеская жизнь, все изменилось.
        Нельзя дважды повторять одну и ту же ошибку.

4

        Несколько дней Патти пыталась сопротивляться. Она вела занятия, болтала со своими пожилыми учениками и делала вид, будто по сравнению с прошлой неделей ничего не изменилось.
        Однако изменилось очень многое - по крайней мере внутри нее. Воспоминания об Алексе приходили ей в голову в самый неподходящий момент, грозные, как выплывающие из тумана айсберги.
        Патти представляла себе, как Грин сидит в кабинете внимательно ее слушает и засыпает вопросами. Или разговаривает с сестрой Анной и морщит лоб, глядя на Розу Нуньес.
        Этот человек очень заботился о других. Но самое главное заключалось в том, что Алекс ей, нравился. Он обладал таким вкусом к жизни, который редко встречался ей в других мужчинах и совершенно не соответствовал впечатлению, вынесенному Патти после их первой встречи. Она чувствовала, что в Грине таится много неожиданного.
        Здравый смысл подсказывал, что надо быть настороже, но Патти привыкла играть в азартные игры. Она убеждала себя, что в легком флирте с Алексом нет ничего страшного. Им хорошо друг с другом, а Грин сам говорил, что еще не нашел женщину, с которой хотел бы связать жизнь.
        Связать жизнь! - улыбалась Патти в субботу утром, надевая брюки цвета сливы. Даже такой уверенный в себе человек, как Алекс, рано или поздно поймет, что она не относится к числу «домашних» женщин.
        Девушка дополнила свой наряд розовым свитером, подчеркивающим ее темные глаза и волосы. Одно небо знает, чем закончится сегодняшний вечер. Оставалось надеяться, что этот туалет окажется к месту…
        Патти застыла с расческой в руке и с недоумением посмотрела на себя в зеркало. Бог мой, о чем она думает? О том, чтобы оказаться одетой «к месту»!
        - Еще немного, и я начну пользоваться эпитетом «подходящий» - недовольно проворчала она.
        Раздался звонок в дверь. Неужели уже пора? Патти заставила себя улыбнуться и пошла открывать Алексу.
        При виде стоящего на пороге Грина, глаза которого сияли от радости, она тут же забыла свою досаду.
        Алекс оделся еще тщательнее, чем обычно: рыжевато-коричневые брюки и светло-зеленый кашемировый свитер делали его юным и трогательным.
        Каждая клеточка внутри Патти отозвалась на присутствие сильного мужского тела, находившегося в шаге от нее; рот ощутил вкус поцелуя еще до того, как Алекс коснулся ее губ.
        - Доброе утро, красавица моя, - промолвил он. - Я слегка побаивался, что за неделю моя фея куда-нибудь исчезнет.
        Неужели Алекс скучал по ней? Его ласковые слова согревали душу. Красавица. Фея. С языка Патти чуть не сорвалось, что она тоже скучала по нему. Однако она не могла позволить себе произнести эти слова. Но видит Бог, так оно и было…
        - Как рука? - спросила девушка.
        - Полное выздоровление. - Алекс показал место ожога, уже зарубцевавшееся. Они наклонились друг к другу, и этого хватило, чтобы сломить сопротивление Патти.
        Она обвила его шею руками, а он крепко прижал ее к себе. Нежные руки гладили ее распущенные волосы. Нос Алекса щекотал ее щеку и ухо, и Патти понимала, что он вдыхает ее аромат так же жадно, как она впитывает в себя его мускусный запах.
        А затем, к ее досаде, он отстранился.
        - Боюсь, что разочарую вас. К несчастью, появилось одно важное дело.
        Патти привалилась к дверному косяку.
        - Неужели вы никогда не пускаете жизнь на самотек?
        Грин погладил ее волосы, которые так и заискрились от его прикосновения.
        - А что, хорошая мысль! Именно это я и собирался сделать сегодня днем.
        Покачав головой, Патти сказала:
        - ЭТО делается совсем по другому. Такие вещи заранее не планируют… Разве можно сказать: «Сегодня в два часа дня я совершу необдуманный поступок»?
        Замечание заставило его фыркнуть.
        - Один-ноль в вашу пользу, - признал Алекс. - Если бы это не касалось других людей, я бы повез вас погреться на солнышке, но…
        Он пожал плечами, и Патти сочла за благо не спорить. Это не имело смысла. Алекс мог время от времени отдаться порыву страсти, но только в том случае, если такое значилось в его расписании.
        Их местом назначения оказался тот самый дом, где надлежало разместиться Центру помощи.
        Первыми сюда переехали участники программы по борьбе с наркотиками, которую финансировал город.
        Перестроенному зданию, покрытому белой штукатуркой, исполнилось шестьдесят лет; по меркам Ситрес-Гроува оно могло считаться памятником старины. Дом был выстроен в испанском стиле, о чем говорил просторное крыльцо и дверь с полукруглой аркой, придававшие ему уютный старомодный вид.
        Интерьер дома перестроили таким образом, что гостиные и спальни превратились в нечто среднее между жилыми комнатами и кабинетами. Как раз то, что нужно для общественного центра, подумала Патти, разглядывая выкрашенные охрой стены и новые ковровые дорожки цвета шампанского.
        - А они тут неплохо устроились, - заметила девушка. - Наверняка кое-кто из членов совета входит в их правление.
        Не успел Алекс ответить, как к ним подошел и поздоровался молодой человек с бородкой.
        Алекс представил их друг другу. Фрэнк Страуб возглавлял программу по борьбе с наркотиками и исполнял обязанности директора Центра помощи до переезда в здание других общественных служб.
        - Я бы с радостью занимался только своей программой, - объяснил он Патти когда все трое сели на стоявший у стены диван. - Но кто-то дол жен следить за порядком, - пока Центр не наймет постоянного директора.
        - Программа сестры Анны переедет сюда на этой неделе. Впрочем, для воскресных раздач они по-прежнему будут пользоваться аудиторией приходской школы - заметил Алекс, и Патти одобрительно кивнула.
        - Вы не знаете, как дела у Розы Нуньес? - спросила она. - Кажется, сестра Анна волнуется за нее.
        Вместо Алекса ответил Фрэнк:
        - Я знаю парня, с которым она встречается. Его зовут Джим Арруга. От души надеюсь, что со временем он станет человеком, но сейчас это далеко не подарок.
        Патти тщетно ломала голову над тем, как помочь Розе.
        - Если хотите, я могу поговорить с ней…
        Она осеклась, потому что в то в это время открылась парадная дверь и вошли четверо мужчин. Один из них, судя по небрежной прическе и одежде, являлся советником по наркотикам. Остальные трое были аккуратно подстрижены и носили усы. Полисмены, тут же подумала Патти и оказалась права. Как объяснил Алекс, полиция и советники решили провести совместное совещание чтобы выработать единое мнение о целесообразности открытия игорных домов.
        - Поскольку вы один из главных защитников этого предложения, ваше присутствие здесь только справедливо, - сказал Грин, и остальные кивнули, приняв его заявление за чистую монету.
        Патти поджала губы. Типичное поведение президента корпорации: купить себе
«рабыню», а потом пытаться заручиться ее поддержкой при решении политических дел!
        Может, она неверно судила и о других его качествах? Как можно иметь дело с человеком, который строит из себя пылкого влюбленного, а через минуту становится прозаичным, словно, облако пыли?
        Началось совещание, и девушка испытала чувство замешательства. Как-никак, они специалисты в своем деле, а она всего лишь инструктор ритмической гимнастики, которой нравится участвовать в игровых шоу.
        Однако вскоре Патти справилась с комплексом неполноценности и стала прислушиваться к выступавшим.
        Как советники, так и полицейские были озабочены в первую очередь возможностью проникновения в город преступных шаек.
        - Южная Калифорния - настоящий рай для мафии, поскольку наше население разобщено и равнодушно - высказался сержант, отвечавший в полиции за связи с общественностью.
        Как поняла Патти, два других полицейских были агентами по борьбе с наркотиками и охране общественной нравственности.
        - Да, этим ребятам палец в рот не клади, - согласился Фрэнк Страуб - «Меня это особенно волнует, так как организованная преступность тесно связана с распространением наркотиков.
        Патти погрузилась в задумчивость. Речь шла о таких проблемах Ситрес-Гроува, с которыми ей раньше сталкиваться не приходилось. Однако она имела право высказаться и воспользовалась им.
        - Я, конечно, не специалист и сама протестовала бы против покера, если бы была уверена, что сюда нагрянет толпа чужаков, - сказала она. - Но разве легальный, честный игорный бизнес под контролем местных властей не положит конец разным подпольным притонам?
        Собравшиеся согласились, что это вполне возможно.
        - Весь вопрос именно в контроле, - признал сержант. - Но как узнать, честен ли этот бизнес.
        Совещание продлилось еще с четверть часа. Сержант согласился связаться с полицией поселков, в которых разрешены азартные игры, и попросить их поделиться опытом.
        - Кажется, от меня было не так уж много проку - сказала Патти, когда они с Алексом вышли на улицу. - Но думаю, эти люди преувеличивают опасность.
        - Посмотрим, когда узнаем, чем это обернулось для других городов. - Алекс властно обнял ее за талию. - Ну что, выкинем что-нибудь неожиданное продолжительностью часа в два.
        Волей-неволей Патти пришлось рассмеяться.
        - Предоставляю это вам.
        - Что ж, в таком случае…
        Полчаса спустя они въезжали на стоянку неподалеку от центральной площади Лидо-Вилидж - поселка, стоявшего на берегу Ньюпортской бухты - Патти с наслаждением вдыхала соленый морской воздух.
        - Я не была здесь несколько месяцев, - призналась она.
        - Тем лучше. Надеюсь, не станете возражать против ленча?
        - Что, снова жареные цыплята навынос? - съязвила Патти.
        - Ну, если вам так хочется… - Он шагнул к сиденью водителя.
        - Нет! Я пошутила! Честное слово!
        - Рад слышать.
        Они отправились гулять по набережной, рассматривая витрины магазинов и любуясь покачивающимися на волнах яхтами, и вскоре набрели на лавочку, торговавшую кофе-эспрессо и сандвичами. Патти выбрала себе сандвич с тунцом, а Алекс - с копченой говядиной. Выйдя наружу, они уселись за круглый столик и принялись за трапезу.
        Морской воздух пахнул солью и навевал мысли о русалках и затонувших галеонах. Патти казалось, что они уехали из Ситрес-Гроува за тридевять земель и попали в совершенно другой, экзотический мир.
        - Когда я был мальчишкой и жил в Бостоне, то часто мечтал о море, - задумчиво произнес Алекс, не отрывая глаз от воды. Неподалеку двое молодых людей отводили от причала яхту с разноцветными парусами.
        - Не могу представить вас драящим палубу и разукрашенным татуировкой в виде голых женщин, - призналась Патти.
        Алекс издал суховатый смешок.
        - Наверно, такие мечты посещали меня потому, что я уже тогда чувствовал себя немного скованно:
        - А почему вы не занялись акварелью? - спросила Патти и затаила дыхание, боясь, что рассердила его.
        - Акварелью? - Грин казался сбитым с толку.
        - Как ваша мать. - Она попыталась объясниться. - Я сказала это в шутку - вернее, наполовину всерьез. Вы говорили о ее любительских занятиях живописью как о величайшем творческом акте.
        - В самом деле? - хмыкнул Алекс. - Ужасно напыщенно.
        Успокоенная его прямотой, Патти рассмеялась.
        - Так расскажите мне, почему вы - чувствовали себя ·скованно.
        Алекс задумчиво пригубил чашку кофе со взбитыми сливками.
        - Я действительно люблю свою семью. Мой отец инженер, а мать, как вы уже знаете, любит заниматься живописью. Старший. Брат - тоже инженер и партнер в отцовской фирме…
        Он сделал паузу и посмотрел на проплывавший мимо буксир.
        - Картинка получается чересчур безоблачная, - догадалась Патти.
        Алекс кивнул.
        - Я всегда интересовался техникой, но не мог смириться с тем, что мне суждено оставаться на заднем плане - младший брат, младший компаньон… И Бостон тоже начинал надоедать мне, хотя это прекрасный город. Дело в том, что я там вырос, всех знал, все знали меня, и будущее можно было предсказать заранее.
        - И вы уехали на Запад? - спросила она. - Искать свое счастье?
        - Можно сказать и так, - согласился Алекс. - Но если вы действительно хотите знать, что к чему, потерпите несколько минут. Вы поели?
        - Да. Но что…
        - Увидите. - Они поднялись и пошли к машине.
        Патти взглянула на часы.
        - Не может быть! Оказывается, всего половина первого. А мне показалось, что прошел целый день.
        Алекс кивнул, затем лукаво спросил:
        - Скажите, зачем вам часы, если вы любите действовать под влиянием момента?
        Он включил заднюю скорость и выехал со стоянки. Патти, откинувшись на спинку сиденья, ответила:
        - Приходится, иначе я постоянно опаздывала бы на занятия. Но я никак не могу привыкнуть надевать их каждое-утро. А вы?
        - Мне нравится носить часы, - просто ответил он.
        Патти посмотрела на его последнюю модель с цифровой индикацией. Кажется, в этих часах присутствовало все, кроме калькулятора, но она не поручилась бы, что его там действительно нет.
        Запястье под часами было сильным и гибким.
        Внимание Патти привлекло то, как умело Грин крутил баранку, выруливая на мост, соединявший материк с островом Лидо.
        Эти руки умели многое. В том числе и то о чем она вспоминала со сладкой дрожью.
        Может быть Алекс подумал о том же, потому что его дыхание участилось, а когда машина остановилась у светофора, глаза отыскали глаза Патти.
        Этот взгляд был таким настойчивым, что приковал ее к месту. Она нервно облизала губы и с изумлением увидела, что язык Алекса прошелся по его верхней губе, словно бросая вызов.
        Позади засигналила машина.
        - Терпение, терпение - пробормотал он и свернул влево.
        Дома здесь тесно жались друг к другу. Частенько на улицу смотрели слепые стены; это означало, что окна комнат выходят во внутренний дворик. Теснота, теснотой, но Патти знала, что даже самый скромный из этих домиков стоит не меньше четверти миллиона долларов.
        Причина была ясна. Остров лежал в самом центре одного из красивейших гаваней мира предназначенной для стоянки небольших судов. Дома, расположенные вдоль набережной Лидо, имели собственные эллинги для яхт - бесценное сокровище, учитывая что людям желавшим пользоваться общественными причалами, приходилось ждать своей очереди годами.
        Алекс нашел место для парковки и осторожно подал машину задом.
        - Здорово у вас получается - сказала Патти. - Когда я вижу, как вы паркуетесь, то понимаю, что мне следовало бы ходить пешком.
        - Штрафы платите часто?
        - Нет, главным образом навлекаю на себя ругань других водителей. - Она выпрыгнула из машины. - Я стараюсь, но ничего не получается, Не могу понять, в чем дело.
        - В боязни точности, - понимающе кивнул Алекс.
        Пожалуй, он прав, призналась себе девушка.
        Алекс взял ее за руку и повел по улице.
        Они вошли в кованые чугунные ворота и очутились во внутреннем дворике, больше напоминавшем испанские патио. Стоявшие под открытым небом стол и стулья окружали огромные горшки с цветущей геранью.
        - К кому мы идем? - спросила Патти.
        Алекс позвонил в дверь.
        - К моему бывшему компаньону.
        В приоткрывшуюся дверь выглянула женщина средних лет в переднике.
        - О, мистер Грин! Входите, входите! Сейчас скажу мистеру и миссис Бэрк, что вы пришли.
        Они прошли по коридору и оказались в просторной гостиной со стеклянной стеной, откуда открывалась чудесная панорама гавани.
        На ковре цвета слоновой кости стояла изящная мебель темного дерева в стиле антик. Картины на стенах были кисти знаменитых импрессионистов.
        - Алекс! - В комнату вошел огромный мужчина и хлопнул Грина по спине, - Рад, что ты все-таки выбрался!
        - Эд, это моя подруга Патти Лайон, - сказал Алекс, и кисть Патти утонула в гигантской ладони Эда.
        - Счастлив познакомиться с вами, малышка, - пробасил Бэрк. - А это моя жена Марион.
        Марион проскользнула в комнату так неслышно что Патти не сразу ее заметила. Эта женщина с нежным лицом и застенчивой улыбкой только кивнула Патти и не сказала ни слова.
        Экономка принесла кофейник, чашки и тарелку с медовым печеньем. Она поставила поднос на стол, а остальным занялась Марион.
        - Садитесь, пожалуйста, - пригласил Эд. - Мы надеялись, что Алекс привезет вас, чтобы показать эту посудину, как обещал. - Он махнул рукой в сторону окна, за которым виднелся частный эллинг. Там покачивалась на воде изящная яхта. - Мы с ним по-прежнему компаньоны по «Оптическому обману», - Патти догадалась, что так называется яхта - хотя свою половину «Грин оптикс» я ему продал. Раньше фирма называлась «Грин - Бэрк оптикс», но с тех пор она стала намного больше.
        Он бросил на Алекса ласковый, почти отцовский взгляд.
        - Боюсь, что я не так уж много знаю о «Грин оптикс», - сказала Патти.
        - Как-нибудь я устрою для вас грандиозную экскурсию, - пообещал Алекс. - Мы делаем все - от линз для очков до голограмм.
        - Моей областью был менеджмент, но Алекс в этом быстро разобрался, - продолжил Эд. - Его сильная сторона - умение внедрять новшества. Он всегда заглядывает вперед.
        - Ну, просто я появился здесь в нужный момент. - Глаза Алекса горели от возбуждения. - Лазеры обладают невероятными возможностями.
        - Ну-ну, не будем вести при дамах скучные разговоры о технике, - вмешался Эд и подмигнул Патти.
        Она хотела возразить, что вовсе не скучает.
        Честно говоря, ей не понравилось покровительственное отношение Эда, но она поняла, что тот вовсе не хотел ее обидеть.
        - А вы? - спросила она Марион, уютно устроившуюся в кресле с гобеленовой, обивкой. - Чем вы занимаетесь?
        - О, я только забочусь об Эде - Марион смотрела на мужа влюбленными глазами.
        Они пили кофе, ели печенье и вежливо беседовали об острове Лидо и погоде.
        - По радио передали, что приближается шторм, - заметил Эд. - Алекс, ты ведь не собираешься выходить сегодня в море?
        Патти повернулась к окну. Яхта плясала, словно норовистая лошадь, закусившая удила.
        - А я бы с удовольствием поплавала под парусом, - огорченно сказала девушка.
        - Ничего страшного не случится, если мы немного пройдемся вдоль бухты, - ободряюще улыбнулся ей Алекс.
        Бэрки проводили их до эллинга и принялись следить за тем, как Алекс ставит паруса и попутно объясняет Патти, что такой тип яхты называется шлюп. Девушка делала вид, будто она все понимает, хотя до этого ни разу не плавала на таком маленьком суденышке.
        - Наденьте, - сказал Грин, вручая ей спасательный жилет.
        - Я умею плавать - ответила Патти.
        - Не следует пренебрегать предосторожностями, малышка, - предупредил Эд. - В бухте достаточно безопасно, но чем черт не шутит. Особенно когда приближается шторм… Ладно, молодежь мы оставляем вас. Будьте осторожнее! Рад был познакомиться, мисс Лайон.
        Марион улыбнулась на прощание, и пара вернулась в дом.
        - Марион всегда такая болтушка - спросила Патти.
        - Что? - Занятый парусами, Алекс не сразу понял, что она шутит. - О, она очень тихая. Именно то, что нужно Эду.
        Да, Марион действительно выглядит счастливой, подумала Патти и пожалела, что ее саму тихой не назовешь. Это бы сильно упростило ей жизнь. Но и сделало бы эту жизнь тусклой, напомнила себе девушка.
        С помощью Патти, которой было поручено сбросить причальные канаты, Алекс отчалил от берега. Ей хотелось посмотреть, как Грин управляется - парусами, но, когда рея чуть не сбросила ее за борт, пришлось сосредоточиться на том, что делалось на ее конце яхты.
        Дул резкий прохладный ветер, обдававший их солеными брызгами. Когда яхта двинулась по направлению к фарватеру, Патти ощутила пьянящую радость.
        Отсюда все выглядело совершенно по-другому. Дома, стоявшие по обеим сторонам бухты, показали свои обращенные к воде фасады, широкие окна и усаженные цветами террасы.
        - Это мое хобби - признался Алекс. - Наша семья каждое лето проводила на Кейп-Коде[Полуостров неподалеку от Бостона, центр парусного спорта.] , и мы все ходили под парусами.
        Патти помахала рукой мальчику, плывшему в крошечной лодочке величиной с ванну. Тот помахал в ответ и приложился к банке с пивом,
        - Это опасно, - заметил Алекс. - Плавание под парусами в пьяном виде может закончиться смертью. Люди не понимают, что море шутить не любит. Утонуть можно даже в гавани.
        - Да ну, смешно, - отмахнулась Патти. Зачем он так серьезно относится к жизни? Смысл плавания под парусом - удовольствие. - А можно выйти из бухты? Кажется, погода слегка разгуливается.
        На севере виднелось несколько туч, но ничто не предвещало обещанного шторма. Хотя в Южной Калифорнии октябрь считается началом сезона дождей, погода была тихой и солнечной. А прогнозы часто бывают ошибочны.
        - Ну что ж, немного выйти за мол, пожалуй, можно… - уступил Алекс. - Это ничего, что я познакомил вас с Бэрками? Я очень люблю Эда. Он мне как отец.
        - Я заметила. - Патти почувствовала укол зависти. Она долго пыталась найти общий язык со своим отцом, но тот придерживался чересчур чопорных взглядов. К несчастью, она смотрела на жизнь совсем по-другому.
        Пока Алекс орудовал парусами, Патти положила голову к нему на плечо. Вокруг было так спокойно… О борт яхты тихо шелестели волны, над головой раздавались крики чаек…
        Патти крепче прижалась к Алексу, пытаясь согреться; он приподнял ее подбородок и прильнул к ее губам. Они целовались медленно, нежно… Кожа Алекса была соленой на вкус, а когда Патти провела рукой по его волосам, они оказались влажным и, они ласкали друг друга, забыв о времени и пространстве, как будто находились в космосе, неторопливо и бережно изучали каждую складочку любимых губ, и влажное тепло от прикосновения его языка тут же остужал холодный ветер.
        Наконец Алекс отпустил ее.
        - Надо быть внимательнее, иначе мы не доплывем до пристани, - обеспокоено сказал он.
        Когда они достигли пролива, ветер резко усилился, и Патти плотнее закуталась в спасательный жилет. Она совсем забыла, что на воде может быть холодно даже в самый жаркий день; должно быть, именно поэтому сегодня в море почти не было яхт.
        За молом гуляла крутая волна. Зрелище открытого океана завораживало. Патти ощущала себя первопроходцем, перед которым раскинулось огромное неведомое пространство.
        Алекс начал поворот.
        - Может, пройдем немного подальше? - попросила Патти - Разве можно почувствовать, что такое парус, не покидая бухты?
        - Ну… - Он вытер глаза, забрызганные соленой водой. - Мне это не по душе…
        Но Патти казалось, что он чересчур осторожен.
        - Мы только туда и обратно, ладно? Очень хочется поплавать по океану под парусами. Он такой вольный, такой необузданный!
        Грин на мгновение задумался и махнул рукой.
        - О'кей, Думаю, ничего страшного не случится.
        - Спасибо, - улыбнулась девушка, полная ожидания.
        Предчувствие ее не обмануло. Когда яхта вышла из бухты, Патти испытала острое чувство наслаждения. На мгновение ей показалось, что они висят между небом и морем и вот-вот взлетят.
        Внезапно налетевший порыв ветра резко рванул паруса, и яхта поднялась на гребень высокой волны.
        - Проклятье! - Алекс бросился спускать главный парус. Усилия Патти только мешали делу, поэтому она молча села на скамью и попыталась успокоиться, глядя на разбушевавшуюся стихию
        Добрых десять минут Алекс отчаянно сражался с ветром, прежде чем яхта снова вернулась в тихую гавань. Патти эти минуты показались часами.
        Прокладывая курс между стоящими на якоре яхтами, Алекс хмуро посмотрел на девушку,
        - Мы едва не попали в большую беду. Шторм все-таки начался.
        - Извините, - пролепетала Патти,
        - Нет, это моя вина. Надо было думать, что делаешь, - сердито бросил он.
        Они подошли к причалу. Молчание прерывалось только краткими указаниями Алекса, как пришвартовать яхту. В горле у Патти стоял комок.
        Что бы ни говорил Алекс, именно она навлекла на них беду, именно она заставила его выйти из бухты. Она не верила, что это может быть опасно. Да и океан казался таким заманчивым…
        Они положили на место спасательные жилеты и стали взбираться по ступенькам. Ноги ступали неуверенно, все еще ощущая легкое покачивание яхты. Патти хотелось спросить, нельзя ли будет поплавать как-нибудь в другой раз, но она не осмелилась.
        Он имеет право сердиться, подумала Патти, садясь в машину. Слава Богу, что Бэрки не вышли их провожать; в таком настроении она не могла бы вести светскую беседу.
        На обратном пути Алекс не отрывал глаз от шоссе.
        - Не могу поверить, что свалял такого дурака, - сказал он. - Тем более что о шторме предупредили заранее.
        Свалял дурака, потому что послушался меня, убито подумала Патти. Она не раз рисковала жизнью, даже прыгала с парашютом. Однако до сих пор ей хватало здравого смысла не подвергать опасности других. Соблазн океана оказался слишком силен, решила она, сильнее инстинкта самосохранения.
        Алекс остановился у ее дома и проводил до дверей.
        - Прошу прощения за то, что чуть не утопил нас обоих, - сказал он.
        - Это не ваша вина, а моя… - Патти отдала бы все на свете, лишь бы Алекс перестал хмуриться.
        Он не ответил. Просто повернулся и ушел. Патти закрыла за собой дверь и привалилась к ней спиной, все еще надеясь, что Алекс вернется. Однако вскоре послышался шум отъезжавшей машины.
        Ну вот и все, с несчастным видом подумала девушка. И виновата в этом она сама.
        Она переоделась, взяла пылесос и принялась яростно чистить ковер.

5

        Наступил понедельник. В полдень, когда Патти вернулась домой, чтобы перекусить между двумя занятиями, зазвонил телефон.
        У нее дрогнуло сердце. Патти не разговаривала с Алексом, с субботы, когда чуть не произошла катастрофа. Если Грин все еще сердится, она не станет осуждать его. Патти сняла трубку.
        - Алло…
        - Мисс Лай он? - Голос был мужской, но говорил явно не Алекс.
        Пытаясь, не выдать разочарования, она ответила:
        - Да,
        - Это Билл из «Двойной удачи». Не могли бы вы с партнером приехать завтра на просмотр? Я понимаю, что времени в обрез, но дело двинулось, и у нас все расписано по минутам.
        - О, конечно, - автоматически ответила Патти, записывая время. Адрес был тот же, что и прежде.
        И только когда Билл положил трубку, она поняла, что так и не нашла себе напарника. По крайней мере, официально.
        Патти положила руку на телефон и задумалась.
        Алекс сказал, что это может быть забавно. Хватит ли у нее смелости позвонить ему?
        Нет ничего хуже неопределенности, наконец решила она. Если Алекс больше не хочет ее видеть, чем скорее она об этом узнает, тем лучше.
        Порывшись в справочнике, Патти нашла номер «Грин оптикс» и набрала его. Телефонистка соединила ее с очень деловитой секретаршей.
        - Мистера Грина, пожалуйста, - сказала Патти. - Передайте, что звонит мисс Лайон.
        - Он знает, по какому вопросу? - спросил суховатый женский голос.
        - Да. - О Господи, неужели она не отвяжется?
        Патти вздохнула с облегчением, когда наступила пауза.
        - Патти? - Голос был таким радостным, что ей захотелось немедленно обнять Алекса.
        - Прошу прощения, что беспокою вас на работе… - начала она.
        - Ничего страшного. Что-нибудь не так?
        - Нет. - Патти слегка успокоилась. Значит, Алекс больше не сердится. - Только что позвонил продюсер игрового шоу, о котором я вам говорила. - Она пересказала содержание разговора. - Вам это интересно?
        - Завтра в десять? - Девушка слышала, как Алекс листает настольный календарь. - Да, смогу. Заехать за вами к девяти?
        - Годится. - Ошеломленная Патти попрощалась и положила трубку.
        Остаток дня и вечер тащились как черепаха.
        Патти спала беспокойно и проснулась очень рано. Она три раза меняла наряды, пока не остановилась на розовом льняном платье, и собралась за полчаса до приезда Грина.
        - Потрясающе выглядите, - увидев ее, сказал довольный Алекс. - Вы не слишком испугались, чуть не попав в кораблекрушение?
        - Нет, все нормально, - ответила Патти, прижимаясь к нему. К машине они шли в обнимку. - Алекс, я ужасно виновата. Нельзя было заставлять вас выходить из бухты.
        - Я сам виноват - хмуро возразил он. - Вам простительно не знать, каким опасным может быть океан, но я-то опытный моряк.
        Патти предпочла сменить тему. Всю дорогу до Лос-Анджелеса она рассказывала Алексу о правилах игры.
        Шоу было построено на сочетании покера и ответов на вопросы. Сначала каждой паре
«сдавали» подобранные с помощью компьютера карты, только вместо настоящих карт на электронном табло появлялось их изображение. Как и в покере, «карт» было пять; задача участников заключалась в том, чтобы собрать комбинацию - например, «флеш» (карты одной масти или номинала) или «стриг» (правильную последовательность номиналов).
        Как и в покере, участникам предстояло решить, какие три карты они хотят сбросить. Но чтобы получить право сменить их, нужно было одержать победу над соперниками в викторине.
        - Значит, тут требуется и везение, и искусство, - заметил Алекс. - Хорошая игра. С удовольствием сыграю.
        - Значит, вы могли бы принять в ней участие и без моей просьбы - спросила Патти.
        - Признаюсь, сам бы я никогда на это не, решился. - Грин поднял глаза и улыбнулся. - Знаете, вы открываете передо мной новые горизонты!
        Девушка так и не поняла, шутит он или говорит серьезно.
        Они приехали в Голливуд задолго до срока.
        В комнате находилось еще два десятка пар, и Патти кивнула тем, кого запомнила по прошлому разу.
        Алекс с интересом разглядывал помещение.
        - Я ждал увидеть что-нибудь вроде телестудии.
        А это больше похоже на школьный класс.
        - Думаю, сама игра будет проводиться в студии, - откликнулась Патти. - А сейчас мы за кулисами. С изнанки все кажется не таким роскошным.
        - Да, мысль глубокая и правильная, но я еще не успел настроиться на философский лад, - пошутил Алекс.
        Вскоре пришел Билл и начал игру. Патти обнаружила, что они с Алексом прекрасно понимают друг друга и составляют отличную команду.
        - Жалко, что это всего лишь репетиция, - пробормотал Алекс, когда они выиграли свой раунд.
        Затем Билл зачитал список отобранных. В нем значились имена Патти и Алекса.
        - Эти пары я попрошу задержаться. Остальным большое спасибо.
        Половина пар ушла, пожелав оставшимся удачи.
        - Кажется, они не очень огорчились, - заметил Алекс.
        - Они всегда могут приехать и сделать еще одну попытку - ответила Патти. - Но мне кажется, большинство понимают, что борются не столько с противником, сколько сами с собой…
        Тут заговорил Билл.
        - Ну, леди и джентльмены, поздравляю вас с участием в «Двойной удаче». - Раздались аплодисменты. Это хорошая новость. А новость похуже заключается в том, что запись назначена на полдень пятницы. Я понимаю, что время не самое удобное. Кто из вас сможет приехать?
        Патти вопросительно посмотрела на Алекса.
        Он достал записную книжку и стал ее просматривать.
        - В девять утра в Лос-Анджелесе открывается совещание Лиги городов, - пробормотал Грин. - Придется встретиться прямо в студии. Устраивает?
        - Конечно, - ответила она.
        Патти расписалась в перечне участников и заметила, что Алекс нахмурился. Может, жалеет, что согласился?
        - Если не хотите, можете не подписывать, - сказала она.
        - Нет. Будем надеяться, что совещание не затянется. - Он расписался на листке и проставил номер своего телефона.
        Они спустились по бульвару Сансет, остановились у гостиницы «Беверли Хиллз», отведали рыбного салата в знаменитом ресторане «Конное поло» и вернулись в Ситрес-Гроув.
        - Боюсь, до конца недели я буду занят - сказал Алекс, остановившись У ее дома. - В пятницу увидимся в студии.
        - Отлично. - Патти потянулась, чтобы поцеловать его. От прикосновения губ Алекса покалывало тело.
        На мгновение рука Грина обхватила затылок девушки, и их глаза встретились. Еще через мгновение он отпустил ее.
        Патти медленно выбралась из машины. Они заглянули друг другу в самую душу. Этот короткий взгляд стоит больше, чем любые объятия.
        Надо следить за собой. Чувство к Алексу угрожало поглотить ее, заставить забыть о себе и согласиться на все, о чем бы он ни попросил.
        Да, проба прошла прекрасно… но они с Алексом очень разные люди, напомнила себе Патти. Совершенно разные.
        Ее сомнения вернулись. Неужели он действительно выступит в «Двойной удаче» и не побоится ославиться на всю страну? Конечно, игровые шоу - всего лишь развлечения, но если не повезет, то будешь выглядеть дурак дураком. А у него имелся прекрасный повод улизнуть - совещание Лиги городов.
        - Если ему это не интересно, тогда зачем же он поехал с тобой? - спросила Айрин в среду, когда они сидели у Рамиресов на кухне.
        - Может, и интересно. А вдруг он передумал? - Патти заправила за ухо прядь волос.
        - Ты слишком переживаешь, - сказала Айрин.
        - Как ты думаешь, зачем ему это понадобилось? Деньги ему не нужны, - задумалась Патти. - А вдруг мы сядем в лужу?
        Айрин пожала плечами.
        - Не могу себе представить, чтобы Алекс Грин стал сильно расстраиваться из-за такой мелочи.
        Патти попыталась объяснить, что именно ее тревожит.
        - Это не соответствует его характеру. Все в его жизни рассчитано заранее. Я не представляю Алекса на национальном телевидении. У меня в голове не укладывается, что он будет играть в карты на глазах у миллионов людей. Зачем? Он же выступает против легализации азартных игр!
        - Но ведь это не азартная игра, - возразила Айрин. - Проиграв в шоу, ты ничего не теряешь.
        - Ну что ж, будем надеяться, что Алекс думает так же, - ответила Патти.
        В пятницу она пожалела, что не поехала в город вместе с Грином. От предстартовой лихорадки, которая начиналась перед каждым выступлением в шоу, у нее так повлажнели ладони, что приезде из рук выскальзывала рулевая баранка. А нависшие над головой тучи отнюдь не способствовали боевому духу.
        Патти прихватила с собой две смены одежды, как требовали организаторы. Участники
«Двойной удачи» могли выступать в трех шоу, выходивших в эфир последовательно, и было бы странно, если бы женщина носила одно и то же платье три дня подряд.
        Девушка, сидевшая у служебного входа, нашла в списке фамилию Патти.
        - А где же Алекс Грин? - спросила она.
        - Он приедет позже, - объяснила Патти, получая направление в гримерную.
        Когда ее лицо стало напоминать маску, Патти вместе с другими участницами отправилась в раздевалку. Она нашла два свободных складных стула и села, обратив внимание, что все остальные расположились парами.
        Сегодня будут снимать три шоу, вспомнила она. В каждом из них участвуют две пары. А всего пар семь - на случай, если кто-нибудь не сможет приехать. И этот случай казался Патти очень вероятным.
        Как всегда перед началом игры, напряженные нервы не выдержали, и участники шоу начали делиться сплетнями.
        - Я слышал что главный приз здесь вдвое больше, чем в «Госпоже Удаче», - сказал невысокий круглолицый мужчина в клетчатом костюме. - Тридцать пять штук - ничего себе!
        - Ты, Джерри, мастак в таких делах, - вступила его жена, высокая женщина с идеально прямой спиной и короткими седеющими волосами.
        - Да уж, не завидую я тому, кто с нами встретится! - расхохотался Джерри.
        Молодые мужчина и женщина, сидевшие - напротив Патти, нежно улыбались друг другу, и от этого ее тоска по Алексу стала еще сильнее.
        Без пяти двенадцать в комнату вошел Билл, - кивнул каждому в отдельности, достал список и устроил перекличку. Патти судорожно вздохнула. Она так и знала…
        - Алекс Грин? - вопросил Билл.
        - Здесь! - ответил низкий мужской голос, и все дружно обернулись.
        Алекс заполнил собой весь дверной проем. Светло-серый костюм подчеркивал ширину его плеч. Патти поняла, что улыбается ему во весь рот, и поспешно отвернулась.
        - Прошу прощения, я попал в пробку, - пробормотал он, садясь рядом с ней.
        - О, все в порядке, - ответила Патти, изо всех сил стараясь казаться беспечной.
        Закончив перекличку, Билл провел участников в студию, заставил по очереди сесть за стол и сказать несколько слов в прикрепленный к лацкану крошечный микрофон.
        - Привет честной компании! - провозгласил ведущий, популярный комик Арго Галуф, кругленький человечек со вставными зубами и прической ежиком. Впрочем, Патти была убеждена, что Арго носит парик. Она видела его в нескольких развлекательных программах и считала довольно вульгарным. - Как делишки?
        - И тебе привет! - отозвался· участник в клетчатом костюме, которого звали Джерри. - Валяй, присоединяйся!
        Этот дерзкий ответ заставил Арго Галуфа поморщиться как от дурного запаха, но ведущий - быстро оправился и одарил всех приветливой улыбкой.
        - Похоже, ему придется соревноваться с одним из участников, - вполголоса сказал Алекс, когда они заняли свои места.
        - Тем более в первый день шоу. Конечно, это не доставляет ему особой радости, - согласилась Патти.
        Девушка с повязкой на глазах достала из шляпы две карточки с именами пар. Как объяснил Билл, это делалось, чтобы не дать участникам заранее подготовиться к вопросам викторины.
        Одной из пар оказались Патти с Алексом. Их соперниками стала молодая пара, которую Патти заметила в раздевалке.
        - Жаль, - сказал Алекс. - Я бы предпочел сначала последить за шоу со стороны.
        Билл указал им на желтый стол. Их соперникам достался голубой.
        Все здесь чересчур кричащее, недовольно отметила Патти. Блики от ярко раскрашенных столов слепили глаза.
        Да, участвовать в игровых шоу совсем не то, что наблюдать за ними по телевизору, подумала она, оглядев помещение. Сидя дома, не представляешь себе реального расстояния. Слава Богу, что у нее хорошее зрение, а то она не увидела бы вопросов, которым предстояло появиться на табло.
        Прозвучал звуковой сигнал, и все замерли. Затем включили музыку, и камеры уставились на Арго Галуфа.
        - Привет, привет, привет! - крикнул он, и Патти поморщилась. Она предпочитала обычных ведущих со штампованными кукольными личиками, но, поскольку «Госпоже Удаче» принес известность ведущий комик, эти ужимки были здесь в порядке вещей. - Я Арго Галуф! Добро пожаловать на «Двойную удачу»!
        Сказав несколько слов о фантастических призах победителям, Арго представил участников.
        - Алекс Грин - владелец и президент оптической компании и вице-мэр Ситрес-Гроува. Алекс, какое у вас хобби?
        Этот идиотский вопрос заставил Патти вспыхнуть и пожалеть о том, что она поставила Алекса в дурацкое положение. Но он и глазом не моргнул.
        - Я люблю парусный спорт и плавание, - ответил Грин. - И обожаю выигрывать.
        - Прекрасно сказано! А теперь Патти. Хелло, Патти! Говорят, что вы занимаетесь со стариками ритмической гимнастикой. - Он прижал руку к сердцу. - И часто вам приходится вызывать к ним врачей?
        - Мы помогаем избегать сердечных приступов, а не вызываем их, - с любезной улыбкой ответила она.
        Слава Богу, Арго переключился на более молодых, которых представили как владельцев спортивного магазина и которые признались, что их любимое занятие - сон.
        - А теперь раунд первый!
        Когда замигало табло и вновь зазвучала музыкальная заставка, тревога Патти улеглась и сменилась возбуждением.
        Это состояние было ей знакомо по предыдущим выступлениям: казалось, зрение и слух обострились, а из головы разом вылетели все посторонние мысли. Сидевший рядом Алекс слегка напрягся, и это доказывало, что он испытывает то же самое.
        - А теперь наши участники будут нажимать на кнопки, - объявил Арго. - Сигнал поступит в память старика-компьютера, а что будет дальше, одному Богу известно!
        Среди пяти карт, выпавших их соперникам, оказались две двойки, в то время как у Патти с Алексом ничего похожего не было.
        Обе команды решили сбросить по три карты.
        - Оставим валета и даму, потому что они старше, - предложил Алекс, и Патти согласилась.
        Хотя они ответили на вопросы правильно, но нужных карт не получили, и раунд остался за их соперниками.
        - Второй раунд начнется после рекламной паузы! - проорал Арго.
        Во время короткого перерыва к Патти подошла гримерша и припудрила ей нос.
        - Блестит, - объяснила она.
        - Ну что ж, у нас есть еще два раунда - хмуро сказал Алекс, глядя на табло. - Нам просто не повезло. Мы правильно ответили на все три вопроса, а они только на один.
        Второй раунд Патти и Алекс выиграли достаточно уверенно, набрав три девятки.
        - Ну, ребята, обстановка накаляется! - ликующе воскликнул Арго. - Тот, кто выиграет третий раунд, выиграет весь матч… и десять тысяч долларов в придачу!
        Патти и Алекс обменялись взглядами. Казалось, между ними вспыхнула вольтова дуга. Кто бы мог подумать, что Алекс такой азартный?
        В третьем раунде он правильно ответил что столицей Туниса является город Тунис, и им до сталась не достававшая для «флеша» карта червонной масти. Они выиграли!
        Как только игра закончилась, Патти заторопилась в раздевалку, чтобы сменить костюм. Несколько минут спустя за своими вещами пришла женщина из проигравшей пары.
        - Жаль, что нельзя выиграть сразу обоим, - сказала Патти, расчесывая волосы.
        - Мне тоже, - согласилась женщина, - но нам достались отличные утешительные призы, камера, годовой запас стирального порошка и талон на скидку в пятьдесят долларов при покупке украшении. Совсем не так плохо!
        Во второй встрече на Алекса и Патти нашло вдохновение. Они выиграли все три раунда.
        Двадцать тысяч долларов - дважды по десять! - Патти не могла поверить своему счастью. Облачаясь в голубую юбку и блузку цвета лаванды, она радостно улыбалась: призовые деньги позволят ей залатать дыры в бюджете. А в случае нового выигрыша они получали не только десять тысяч, но и предоставлявшийся им, как трехкратным победителям, шанс получить еще пять тысяч в случае правильного ответа на дополнительный вопрос.
        Их соперниками в финальной игре оказались Джерри и его жена Эвелин.
        Джерри продолжал тянуть одеяло на себя. Едва Арго Галуф представил его как продавца холодильников, Джерри громко заявил:
        - Это верно, но вы знаете, чем я прославился? Тем, что как-то продал холодильник эскимосу! Без дураков!
        - В самом деле… - пробормотал Арго и повернулся к Эвелин. - А вы, стало быть, устроили у себя дома вязальную мастерскую?
        - Она - украшение моей жизни! - радостно завопил Джерри. - Вяжет - раз, украшает - два…
        - А сейчас она украшает собой наше шоу, - злобно улыбаясь, перебил его Арго.
        Патти и Алекс победили в первом раунде, Джерри и Эвелин - во втором. Во время рекламной паузы Алекс прошептал:
        - Мы обязаны выиграть, иначе бедному Арго придется мучиться с Джерри еще одну игру…
        - О'кей, вы меня убедили, - ответила Патти. - Так и быть, выиграем.
        При сдаче Патти и Алекс получили две десятки, но Эвелин и Джерри достались три семерки.
        - Придется повозиться, - проворчал Алекс.
        Джерри вытянул первый вопрос: какой фильм получил премию «Оскар» в 1977 году?
        - Гмм… «Загнанных лошадей пристреливают, не правда ли?», - ответил он.
        - Увы… - сияющий от радости Арго переадресовал вопрос Патти и Алексу.
        - «Энни Холл», - быстро ответила Патти. Она любила фильмы Вуди Аллена.
        На табло засветилась выбранная компьютером карта: семерка. Им эта карта не нужна, но, если бы она досталась Эвелин и Джерри, все было бы кончено: перебить каре из семерок практически невозможно.
        Обе пары успешно справились со следующим вопросом, но никто не получил карт, которые могли бы улучшить начальный расклад.
        Алекс стиснул кисть Патти под столом, украдкой от телекамер. Девушка почувствовала, как напряглась его рука, и поняла, что Грин хочет выиграть не меньше, чем она сама.
        Наконец задали последний вопрос, отвечать на который должны были Джерри и Эвелин: какой штат в просторечии называют «ястребиным глазом»?
        Эвелин пыталась ответить, но ее опередил Джерри.
        - Огайо, - пыжась от гордости, крикнул он.
        Эвелин только покачала головой.
        - Очень жаль! Огайо - это «заячий глаз» - Арго не скрывал удовлетворения. - Теперь вы, Патти и Алекс!
        Алекс посмотрел на Патти, и та взглядом показала ему, что не знает ответа.
        - Айова, - с ноткой неуверенности сказал он.
        - Именно Айова! - обрадовался Арго, и на табло появилась десятка, которой им так недоставало. Патти и Алекс выиграли финальный матч!
        Оператор быстро отвел камеру от остолбеневшего Джерри и поджавшей губы Эвелин, выглядевшей так, словно она была готова отлупить мужа.
        - Поздравляю вас, - сказал Арго. - После рекламной паузы мы вернемся и зададим вам дополнительный вопрос, который стоит пять тысяч долларов!
        Проигравшая пара покинула свой стол.
        - Они не имеют права задавать такие жульнические вопросы, - проворчал Джерри.
        Жена бросила на него злобный взгляд.
        Пауза закончилась быстро, и Арго вернулся под барабанную дробь.
        - Последний вопрос! Кто принес команде Соединенных Штатов единственную золотую медаль на зимних Олимпийских играх 1968 года во французском городе Гренобле?.
        Настала очередь Алекса хлопать глазами. Патти вскочила с места и с нескрываемой радостью ответила:
        - Пегги Флеминг! Я обожаю фигурное катание!
        - Готов держать пари, что так оно и есть, - сказал Арго.
        Патти крепко обняла Алекса и поцеловала его.
        И только сделав шаг назад и увидев его лицо, на котором удовольствие смешивалось со смущением, поняла, что она сделала.
        Обняла Алекса перед телекамерой! Он этого не переживет. Девушка почувствовала, что у нее заполыхали щеки.
        Осыпаемые поздравлениями телевизионщиков, они с Алексом подписали обязательство уплатить налог штата и федеральный налог на выигрыш. Тридцать пять тысяч - по половине на брата!
        Шоу должно было выйти в эфир примерно через месяц. Алекс пообещал записать его на свой видеомагнитофон, чтобы у каждого имелась копия. Казалось, его ничуть не смутили объятия перед камерой.
        Собирая вещи, Патти позволила себе помечтать, на что она истратит эти деньги. Конечно, купит новую машину - старая прошла почти сто тысяч миль…
        - Я считаю, нам надо отпраздновать это событие. Что вы об этом думаете? - предложил Алекс.
        - Я «за»!
        Они договорились, что Патти поедет в своей машине, и после недолгого раздумья решили пообедать в одном из ресторанов на борту легендарной «Куин Мэри» в Лонг-Бич.
        - Я не была там несколько лет, - призналась Патти. - Когда я впервые приехала в Южную Калифорнию, то сразу осмотрела все местные достопримечательности и потом не возвращалась к ним.
        Сгущались сумерки. Спустя полчаса обе машины остановились на огромной стоянке, которая служила посетителям как стоявшей на приколе «Куин Мэри», так и
«Щеголя-гуся».
        - Нужно будет как-нибудь вернуться и осмотреть «Гуся», - сказала Патти, махнув рукой в сторону гигантского самолета, конструировавшегося Говардом Хьюзом как военный транспортный, но поднявшегося в воздух всего раз в жизни.
        Что-то капнуло ей на ладонь.
        - О черт, похоже, дождь начинается… - проворчала она.
        - Тогда скорее под навес. - Алекс увлек ее к кораблю. - Что бы вы хотели съесть?
        - А из чего выбирать? - Она торопилась изо всех сил, но мешали высокие каблуки.
        - Ну… - Они поднялись на борт, и Алекс повел девушку к лифту. С этой точки корабль действительно напоминал огромный отель, в который ему было суждено превратиться. - Тут есть ресторан, специализирующийся на английской кухне, есть рыбный ресторан и третий, в котором подают и рыбу, и бифштексы.
        - Английская кухня? Это любопытно - сказала Патти.
        - Договорились.
        Из лифта они вышли в вестибюль, а затем двинулись по бесконечным коридорам, по которым прогуливались нарядные пары. Тут и там попадались магазинчики, торговавшие дорогими сувенирами - одеждой и ювелирными изделиями.
        - Вот бы совершить на таком корабле кругосветное путешествие, - вздохнула Патти.
        - А что? С выигрыша можно себе позволить и не такое… - Они проходили мимо группы туристов.
        - Во время Второй мировой войны «Куин Мэри» перевезла восемьдесят тысяч солдат, - вещал гид.
        - Может, остановимся и послушаем? - спросила Патти.
        - Экскурсия рассчитана на три часа, - ответил Алекс. - Поверьте мне, я знаю. Помните день «Помоги подростку»?
        - Еще бы! - Патти сама участвовала в этом главном событии прошедшего лета. Власти обратились к жителям Ситрес-Гроува с просьбой сводить ребенка из малообеспеченной семьи на какое-нибудь культурное мероприятие или музей
        - Я водила двух девочек в Музей естественно и истории.
        - А я с тремя старшеклассниками посетил «Куин Мэри» и «Щеголя-гуся». Парням понравилось, но, меня они просто замучили. - Они подошли к ресторану «Лорд Нельсон». Стены его, как и на всем судне, были обшиты деревом. Здесь царила спокойная и дружелюбная атмосфера типичного английского клуба.
        Они заказали вино и раскрыли меню.
        - Пироги с мясом и грибами? Или бифштекс с почками? - спросил Алекс.
        - Предпочитаю вырезку, - отозвалась Патти. - Разве не удивительно, что мы в состоянии позволить себе такую роскошь? Что вы купите на свой выигрыш, Алекс?
        Он выглядел слегка ошарашенным.
        - Куплю?
        - Ну да, ведь вы выиграли семнадцать с половиной тысяч - напомнила она.
        - Ах да, верно… - Грин коротко хохотнул. - Я думал только о том, что надо побить этого зазнайку, чтобы бедному Агро Галуфу не пришлось возиться с ним в следующем шоу.
        Тем временем официант принес вино и принял у них заказ. Патти напомнила:
        - Вы так и не ответили, что собираетесь сделать со своими деньгами.
        Он пригубил бокал.
        - Пожертвовать Центру помощи. Там сумеют найти им применение.
        Патти ощутила чувство вины. Может быть, ей следовало сделать то же самое.
        Но тут она вспомнила, что ее машина может с минуты на минуту рассыпаться, и поняла, что не может позволить себе такой жест.
        - Я тоже собираюсь пожертвовать свои деньги на стоящее дело, - сказала она. - Мое собственное.
        К ее облегчению, Алекс не стал говорить о долге перед обществом.
        - Вполне разумно.
        - Кажется сегодня вы наконец довольны собой, - сказала девушка.
        - Я доволен тем, что мне бросили вызов, - согласился он.
        Официант принес салат, и Грин взялся за вилку.
        - Вы имеете в виду меня? - спросила Патти.
        - Насчет вызова? Пожалуй. - Алекс внимательно посмотрел на нее. - Но меня тянет к вам не поэтому.
        - В самом деле? - Она сделала вид, что занялась салатом.
        - Вы сильно отличаетесь от всех знакомых мне женщин - сказал Грин. - О да, каждый из нас в каком-то смысле неповторим, но вы… интригуете меня.
        Патти не знала, как на это реагировать.
        - Там, где я выросла, девушке не полагалось «отличаться» от других или быть
«интригующей», Ей следовало оставаться за кулисами, быть уравновешенной и не бросаться в глаза. Как официанту.
        - Вы уверены, что справедливы к своим родителям? - спросил Алекс - Похоже, вы не так уж часто виделись с ними после того, как ушли из дома. Они кажутся вам такими, какими запомнились подростку. Может, если присмотреться внимательнее, вы найдете в них то, чего раньше не замечали.
        Патти черенком вилки рисовала круги на скатерти.
        - Не думаю, что они хотят видеть меня.
        - Бросьте, Это ведь ваши родители. - В его голосе звучало недоверие.
        Она вызывающе вскинула голову.
        - Алекс, это не просто мое воображение. Через две недели исполняется тридцать лет их совместной жизни. В последнем письме мама намекнула на то, что они хотят отпраздновать годовщину, но подробностей не сообщила. И приглашения я не получила.
        - Может они ждут вашего звонка, - предположил Алекс.
        - Может быть. - Патти заморгала пытаясь сдержать неизвестно откуда взявшиеся слезы. - Грустно думать, что родители не желают тебя, видеть на своей годовщине. Я всегда хотела, чтобы они меня похвалили, и восхищалась сестрой. Ингрид очень спокойная; она умудряется делать всё, что хочет, и при этом казаться послушной. Я так не могу.
        - Уверен, что они ждут вашего приезда, - промолвил Алекс. - Может, почта виновата. Сами знаете, такое бывает. Или родители подумали, что ваше присутствие подразумевается, само собой.
        Официант принес заказ, и они принялись за еду.
        Вырезка оказалась превосходной.
        - Конечно, я могла бы позвонить, - созналась Патти - Но, честно говоря, у меня плохое предчувствие. Каждая наша встреча кончается тем, что я впадаю в депрессию.
        Он молчал, пока не прожевал очередной кусочек мяса.
        - Я мог бы поехать с вами.
        - Что? - ахнула Патти.
        - Не вижу в этом ничего странного. Как никак, я мужчина, которого вы обнимали на глазах у всей страны, - поддразнил Алекс.
        - Ну, если я получу приглашение и решусь поехать, то обещаю подумать над вашим предложением. А сейчас давайте отпразднуем нашу победу, - с трудом переведя дух, сказала Патти.
        После обеда они отправились осматривать корабль. По стеклам лились потоки воды: дождь превратился в настоящий ливень.
        Они стояли у иллюминатора. Вокруг не было ни души.
        Дыхание Алекса касалось ее волос. Он нагнул голову и тронул губами ее висок, От этой неожиданной ласки Патти пронзили тысячи крохотных серебряных стрел.
        Затем кончик языка коснулся края ее уха и оставил на нем влажный след. Руки Патти сами собой обвили шею Алекса, и оба они застыли в объятиях друг друга. Она потерлась щекой о его щёку, почувствовав нежное покалывание пробивающейся щетины.
        Их губы встретились, раздвинулись и вновь обрели друг друга. Язык Патти коснулся его гладких, ровных зубов. Поцелуи становились все более дразнящими; когда Патти отстранялась, Алекс следовал за ней, проникая все глубже и глубже, и ее тело начинало дрожать от наслаждения.
        - Нас могут увидеть… - шепнула Патти.
        - Как вы отнесетесь к предложению заночевать на корабле? - спросил он.
        Словно поняв намек, дождь припустил еще сильнее. По такой погоде ехать в Ситрес-Гроув было нельзя.
        - Ладно, - согласилась Патти. - Кажется, самое безопасное для нас остаться здесь.
        Но в глубине души она знала, что это вовсе не безопасно.

6

        Каюта, обшитая панелями темно-каштанового цвета, оказалась большой и величественной. От спальни в старинном особняке ее отличал только иллюминатор. Они пытались получить две каюты, но на борту проходил симпозиум, и все номера, кроме этого, оказались занятыми.
        Осмотревшись, Патти решила, что было бы куда разумнее вернуться домой. Даже в проливной дождь.
        Не успела она открыть рот, как Алекс обвил рукой ее талию.
        - Я рад, что у нас появилась возможность остаться вдвоем и побеседовать, - сказал он. - Когда дождь стучит в окно, я чувствую себя так, словно слушаю рассказ о привидениях.
        - Как в детстве? - спросила Патти, опускаясь в кресло. - Когда я была маленькой, в дождь мама читала мне такие сказки. А дождь в Сан-Франциско идет часто… Но как только я подросла, чтобы учиться читать самостоятельно, это прекратилось.
        Алекс скинул туфли, уселся на кровать и вытянул длинные ноги.
        - Когда мы на яхте возвращались в Кейп-Код, то разжигали на берегу костер. Родители и мы с братом садились у огня и по очереди рассказывали мрачные истории о мстительных призраках погибших матросов.
        - Как здорово… - не скрывая зависти, протянула девушка. - У нас было по-другому. Когда мы куда-нибудь выезжали всей семьей, это расписывалось до мельчайших подробностей. Иногда казалось, что мы собираемся в военную экспедицию. Однажды мы поехали на карнавал и взяли с собой еду, чтобы не отравиться тамошней сахарной ватой, и сменную обувь, потому что потом собирались заехать к кому-то в гости, и мама боялась, что мы перепачкаемся.
        - Что ж, это не лишено смысла. Все зависит от точки зрения - заметил он.
        - Ну, может быть… - уступила Патти - Наверно, все дело в моей чувствительности. Я так хотела угодить маме и папе, что склонна была принимать эти правила чересчур всерьез.
        - Вам холодно? - спросил Алекс.
        - Немного. - До сих пор она не замечала, что слегка дрожит.
        - Не знаю, как вы, - заявил Грин, - а я лезу под одеяло. Можете отвернуться, если стесняетесь.
        Он начал расстегивать рубашку. Чувствуя себя неловко, Патти поднялась, подошла к иллюминатору и уставилась на залитую дождем автостоянку.
        - Каким грустным все выглядит в дождь, - промолвила она. - Это напоминает мне Сан-Франциско и родителей. Мне всегда хотелось иметь образцовую американскую семью - вроде тех, что показывают по телевидению. Понимающих родителей и проблемы, которые можно решить за полчаса.
        - А я в детстве влюбился в Аннету Фьюничелло, - ни с того ни с сего заявил Алекс.
        - Да ну? - Изумленная Патти обернулась и увидела, что он уже лежит в кровати. Аккуратно сложенные брюки и рубашка висели на спинке кресла.
        - И не говорите, что вы не были влюблены в какого-нибудь артиста, - лукаво сказал он.
        - Ну… - Она никогда в этом не признавалась. - Честно говоря - в капитана Карка.
        - Из «Звездного похода»? - Глаза Алекса заискрились от смеха, - я представляла его своим отцом - неизменно справедливым, верным и понимающим… - Патти заколебалась - И, конечно, красивым.
        - Да, требования у вас высокие - Слова Грина прозвучали двусмысленно.
        - Вы думаете что я хотела бы такого же мужчину в мужья? - спросила Патти, садясь на край кровати. Она действительно замерзла но не могла лечь в постель. Может устроиться на ковре? А чем же тогда, укрыться?
        - Прошу прощения за вопрос, но о чем вы думаете, черт побери? - спросил Алекс.
        - Пытаюсь сообразить, где мне спать. - Девушка посмотрела на кресло. Как-то дома она умудрилась уснуть в кресле, но потом у нее два дня не сгибал ась шея.
        - А что, в кровати нельзя - удивился он. - Можно, но ведь ее заняли вы.
        Он на мгновение задумался.
        - Я хочу предложить сделку.
        - Что?
        - Мы с вами уснем в одной постели. По настоящему уснем. Обещаю не делать того, чего вы не захотите, но не стану обещать ничего другого.
        Внезапно до Патти дошел весь комизм ситуации: взрослые мужчина и женщина торгуются из-за того, кому где спать.
        - А почему бы и нет? - небрежно бросила она. - Конечно, если вы не станете красть у меня одеяло.
        - Я краду сердца, а не одеяла, - напустив на себя обиженный вид ответил Алекс. - Я даже позволю вам первой воспользоваться ванной.
        - О'кей.
        Как и следовало ожидать, кабина оказалась старомодной - с глубокой ванной и кафельным полом, но все работало. В том числе - хвала небесам - и горячий душ.
        Поскольку ночной рубашки у Патти не оказалось, ей пришлось облачиться в кружевную комбинацию почти не скрывавшую тела. Девушка почистила зубы пальцем и накинула на плечи полотенце, которое должно было служить ей дополнительной защитой.
        За дверью дожидался Алекс. При виде Патти он по-разбойничьи свистнул.
        - Мне нравится ваш наряд. За исключением полотенца.
        - Это вместо шали, - быстро ответила она, не желая признаваться в подлинном назначении сего одеяния.
        Несколько минут спустя свет погас, и под весом Алекса заскрипели пружины. Патти скорчилась на своей половине кровати, стараясь держаться как можно дальше. Она чувствовала себя до смешного неловко и сгорала от смущения. Патти никогда не считала себя застенчивой, но кое-что давалось ей с трудом. Например, лечь, в постель с мужчиной.
        - У вас холодные ноги… - пробормотал Алекс.
        Девушка с испугом поняла, что инстинктивно прижалась кончиками пальцев к его теплой голени.
        - Ох… Прошу прощения. - Она убрала ступни.
        - Ни за что не прощу. Долг платежом красен. - В темноте голос Алекса звучал глухо и таинственно.
        - Что?
        Вместо ответа к ее животу прижалась пара ледяных рук. Патти взвизгнула, отпрянула и схватила его за запястья.
        Они возились, шептались и хохотали, когда то один, то другой умудрялся при коснуться замерзшей рукой или ногой к горячей части тела другого.
        Наконец Алекс прижал запястья Патти, закинул ей руки за голову, накрыл своим телом и припал к ее жаждущим поцелуя губам.
        От этого головокружительного прикосновения мысли о собственной безопасности разом вылетели из головы. Больше ничего не боясь, Патти отвечала на его поцелуи; их языки дразнили друг друга, пока по жилам вместо крови не потек жидкий огонь.
        Она ощущала губы Алекса скулами щеками подбородком.:: А потом легкий, словно крылья бабочки, поцелуи коснулся ее губ и лба.
        Оказалось, что самая нежная кожа находилась у нее под ухом; тело Патти сотрясла такая дрожь что ее можно было мерить по шкале Рихтера. Пальцы мужчины отыскали ямочку на ее горле, и горячий язык принялся вычерчивать на ней магические круги.
        А затем Алекс поднял ее руки на этот раз по очереди и, проведя пальцами от нежного запястья до подмышки, начал легонько массировать ей плечи. Напряжение окончательно оставило девушку выйдя через кончики пальцев, и ее тело расслабилось, как у спящего котенка.
        Он передвинул Патти на свою сторону, чтобы размять ей мышцы спины и снять накопившуюся за день усталость. Замечательно, думала она, испытывая одновременно и боль, и наслаждение.
        - Я обещал, что ничего не сделаю без вашего разрешения, - хрипло сказал Алекс.
        - Я знаю… - Она с трудом проглотила слюну. Хотелось большего, но Патти еще не была готова к этому. - Можно, мы просто полежим?
        - Если хотите… - вздохнул он.
        - Хочу. - Патти положила щеку ему на плечо. Она не могла припомнить, испытывала ли когда-нибудь такое же с Марком; казалось что никогда. Редкие проблески страсти, быстро кончавшаяся любовная игра, оставлявшая ее неудовлетворенной и разочарованной…
        С Алексом она чувствовала себя совсем по-другому - просто и уютно, словно с закадычной подругой. Если бы так было всегда, если бы можно было избежать стрессов и конфликтов повседневной жизни… Но так не бывает.
        - О чем вы думаете? - спросил Алекс.
        - О том, что в жизни все по-другому - сказала Патти. - Сегодня вечером мы играем, правда? Вам не нужно заботиться о своих обязанностях, а мне - о своей свободе. Поэтому мы и вместе.
        - Так могло бы быть всегда. - Он приподнялся на локте.
        - Нет, - покачала головой девушка - Здесь мы на нейтральной территории.
        Алекс рассмеялся.
        - Как будто мы воюем!
        Он попал в самую точку.
        - В каком-то смысле мы и правда воюем, разве не так? Оба хотим одного и того же, но идем к этому разными путями.
        - И правильный путь - только мой.
        - Да?
        - Вы много лет убегаете от своего детства, - объяснил Алекс. - Настало время остановиться и оглядеться. Может быть, все не так плохо, как вам кажется.
        - А может быть, еще хуже. - Легкое, прикосновение ступни Алекса к ее лодыжке пробудило в Патти тревогу и желание. - Давайте спать.
        - Думаете, нам это удастся? - хитро спросил он.
        - Конечно. Посмотрите на меня. - Она закрыла глаза и притворилась, что спит.
        - Хотите, я сделаю вам массаж спины по-другому? - прошептал Алекс.
        Патти пыталась сохранить спокойствие, а он молча ждал, что из этого выйдет. Вынести это было невозможно, и она открыла глаза.
        - Значит, вы знаете и другие способы?
        - Позвольте продемонстрировать - Он тихонько перевернул ее на живот и начал ощупывать точки напряжения. Ладони Алекса заряжали девушку энергией, и через несколько минут Патти согласилась, чтобы ей размяли мышцы ног.
        А потом настала ее очередь делать Алексу массаж и наслаждаться прикосновением рук к его мускулистому телу. Мало-помалу разминание сменилось поглаживанием, а поглаживание - новыми объятиями.
        Дождь зарядил снова; стук капель напоминал Патти дробь первобытных тамтамов. В ней постепенно пробуждалось желание.
        Алекс снова нашел ее губы и после нескольких поцелуев они уже не прекращались. Руки Грина вели таинственную игру с ее грудями.
        - Я хочу тебя, - хрипло пробормотал он. - Очень, Патти…
        Между ними словно ударила молния, и в каюте разбушевалась буря, с которой не могло сравниться то, что Происходило за стеклом иллюминатора.
        Патти забыла обо всем на свете и дала выход неведомым чувствам, которые вырвались из самых глубин ее души.
        Но когда она почувствовала, что вот-вот взорвется, Алекс прошептал:
        - Не торопись, любовь моя. Это только начало.
        Каким-то неведомым образом он сумел понять что Патти до сих пор не испытывала ничего подобного. Неужели этот поклонник строгих нравов мог быть таким необузданным если она - свободная независимая женщина - только сейчас вырвалась из оков невежества?
        Он возобновил мучительно медленные ласки, и Патти начала тонуть в изливавшемся из нее потоке раскаленной лавы, который устремлялся к Алексу и тут же возвращался обратно.
        Девушка с необыкновенной ясностью увидела его гордое, страстное лицо, напрягшиеся мускулы рук и плеч, завитки волос на груди…
        А потом они соединились, не в силах больше жить друг без друга. Время медленного узнавания прошло. В иллюминатор стучали дождевые капли, каюту сотрясали раскаты грома, но они не слышали ничего, кроме барабанной дроби собственных сердец.
        Его прежнее железное самообладание бесследно исчезло. Алекс кричал от радости, и этот пронзительный крик отдавался в ушах Патти ликующим гимном первобытной страсти. Теперь он принадлежал ей. Он хотел ее, и она завоевала его тем единственным способом, которым женщина может завоевать мужчину.
        Они достигли пика одновременно, доведя друг друга до последней черты и сгорая от нетерпения. Тело Патти сотрясали судороги, похожие на землетрясение; волны наслаждения накатывали на нее одна за другой, заставляя забыть обо всем, и так продолжалось до тех пор, пока она вместе с Алексом не рухнула в пропасть.
        Спустя какое-то время - только тут она поняла, что, должно быть, уснула, - Алекс зашевелился и разбудил ее.
        - Что-нибудь не так? - пробормотала Патти.
        - Нет, я… подумал, что надо принять душ. - Он нежно поцеловал ее в кончик носа. - А тебе вставать не надо.
        - О! - Она сразу открыла глаза. - Я тоже пойду.
        Алекс зажег ночник, осветивший ее округлые формы и его длинное, стройное тело. Он улыбнулся, откинул одеяло и оперся на локоть, любуясь ее наготой.
        - Холодно! - запротестовала Патти, хватая смятое полотенце и набрасывая его на плечи. - Пойдем под душ!
        Она стрелой понеслась в ванную, Алекс последовал за ней куда медленнее. Струя горячей воды заставила Патти вспомнить о скромности, и девушка легонько шлепнула любовавшегося ею Алекса.
        Они намыливали друг друга, шаловливые, как два морских котика. Патти потерла ему спину и грудь, а затем ее руки скользнули ниже.
        - Эй! - Алекс поймал ее за талию, привлек к себе и поцеловал в губы, на которых застыла мыльная пена.
        Ни с одним мужчиной Патти не чувствовала себя такой свободной, такой раскованной. Она и думать не могла, что будет намеренно искушать его, изгибаясь всем телом под потоками горячей воды.
        - Потаскушка… - хрипло прошептал Алекс.
        Она может делать с ним то же, что и он с ней, думала Патти, разминая его мускулистые плечи и шею.
        Погруженная во влажное тепло, она медленно изучала его тело - уже знакомые выпуклости и очертания; светло-русые курчавые волосы, покрывавшие его грудь, руки и ноги; чувствительные места, прикосновение к которым вызывало у него стон…
        - Может, уйдем отсюда, пока не утонули? - пробормотал он.
        Патти смахнула с себя струйки воды, а Алекс набросил на нее и себя простенькие полотенца. Затем они по очереди вытирали друг друга чувственными круговыми движениями, пока вновь в полный голос не заговорило желание.
        Они снова забрались в кровать. Сначала простыни показались им холодными, но пыл этой пары скоро нагрел постель до температуры сауны.
        - Теперь моя очередь, - сказала Патти, опрокидывая Алекса на спину.
        Впервые в жизни она не чувствовала стыда, ложась на мужчину сверху; с Марком об этом не могло быть и речи - тот всегда стремился к лидерству.
        Эти ласки заставляли Алекса метаться, шептать, ее имя, тянуться к ней, а затем снова падать навзничь от полноты вызванных ею ощущений.
        Неужели она влюбилась в него? Такая возможность не исключалась. В мире не осталось ничего, кроме них двоих, этой каюты и негромкого шума дождя снаружи.
        Когда прикосновения Патти лишили его остатков самообладания, Алекс заставил ее сесть верхом и снова овладел ею.
        - Я никогда… не знал никого… похожего на тебя, - задыхаясь, простонал он.
        Вновь в каюте между мужчиной и женщиной как бы разразился шторм с громом и молнией. Он довел их до оргазма, а затем улегся.
        - Ох, Патти, мое сокровище… - шептал Алекс, прижимая ее к себе и баюкая. - Ты совершенно особенная…
        Она блаженно уснула, полная небывалого счастья.

        - Нам ведь не нужно торопиться домой, правда? - спросил Алекс, когда наутро они покинули «Куин Мэри».
        - Зачем так спешить? И в следующем году успеется, - беззаботно ответила Патти.
        - Вот и я так думаю.
        Они оставили ее машину на стоянке и поехали на Венецианский пляж. День выдался великолепный, как всегда бывает в Южной Калифорнии после шторма. Солнце светило вовсю, и при взгляде в сторону материка можно было разглядеть вершины окружавших Лос-Анджелес гор.
        Для завтрака Алекс выбрал маленькое кафе со столиками под открытым небом в нескольких десятках, метров от пляжа.
        Кутить так, кутить. Дожидаясь заказанной ветчины, яиц, оладий и тостов, они читали друг другу выдержки из юмористических рубрик и обсуждали достоинства газетных передовиц. Естественно, они не могли сойтись во мнениях по вопросу о сокращении инвестиционных кредитов и снижении налогов для богатых.
        В конце концов они решили поговорить о чем-нибудь более нейтральном.
        - Хорошо, что сегодня суббота, - заметил Алекс. - Если бы нам пришлось обсуждать передовицы воскресных номеров, мы бы проторчали здесь всю неделю.
        - А что, это было бы неплохо - откликнулась Патти.
        Раздался какой-то шум, и они подняли глаза.
        Мимо кафе проехали два подростка на роликовых коньках.
        - Здорово… - сказала Патти, доедая булочку с голубичным вареньем.
        - Да уж, - согласился Алекс - А как мы?
        - Что «как мы»?
        - Будем кататься на роликовых коньках? - Он приподнял бровь и лукаво посмотрел на нее.
        - Конечно - улыбнулась Патти. - Почему бы и нет?
        Бюро проката оказалось, совсем рядом, и они обменяли свои туфли на две пары-коньков с ботинками,
        - Со времен моего детства эти штуки сильно усовершенствовались, - сказала, Патти, хватаясь за стойку, чтобы подняться. - Тогда металлические колесики прикрепляли - к ранту.
        - Эти намного легче и безопаснее, - согласился Алекс. - Ну что, будем стоять, здесь весь день и обсуждать преимущества научно-технического прогресса?
        Патти шутливо ткнула его в бок и выехала в дверь бюро, чуть не столкнувшись с велосипедистом. Тот одарил ее сердитым взглядом и нажал на педали.
        - Эй! Мы же в одной команде! - Алекс поймал ее за талию.
        - Тебе лучше держаться подальше, - предупредила Патти. - Чует мое сердце, что сегодня я буду много падать. - Она посмотрела на свою юбку, надеясь, что та убережет ее колени от ссадин.
        - Тогда мне придется ловить тебя, - ответил Алекс.
        Они медленно катили по набережной мимо других конькобежцев, малышей в ходунках, людей постарше на велосипедах, стариков на трехколесных велосипедах и девочек-подростков в вызывающе открытых купальниках.
        Какой-то паренек принялся описывать вокруг них замысловатые кольца.
        - Отлично, - одобрил Алекс.
        - Это что, мужик, видел бы ты, как я танцую брейк! - просиял мальчишка и укатил.
        - Дружелюбный здесь народ, - заметила Патти.
        - Вот за это я и люблю Калифорнию, - откликнулся Алекс. - На пляже все чувствуют себя добрыми соседями.
        В полдень они остановились, чтобы выпить холодного йогурта. Алекс взял шоколадный, посыпанный порошком какао, а Патти остановилась на клубничном с лежавшими сверху свежими ягодами.
        - Не уверена, что это пойдет мне на пользу, - призналась она, заканчивая десерт. - Но… какая разница?
        Наконец они сдали коньки и присели на лавочку, любуясь пляжем и раскинувшимся за ним безмятежным Тихим океаном. Вдали виднелся остров Каталина.
        - Давно я не позволял себе отдыхать целый день, - задумчиво произнес Алекс.
        Патти вздрогнула, поняв, что могла бы сказать то же самое. Хотя она предпочитала не связывать себя работой там, где требуется сидеть от звонка до звонка, но лодырничать было некогда. Приходилось то помогать Айрин с ее проектом, то возить кого-нибудь из стариков в супермаркет, то сидеть с Дженнифер.
        - Оказывается, в нас обоих осталось много детского, - кивнула она.
        Они пробыли на пляже до темноты, бродя по магазинам, утоляя голод горячими сосисками и жареной картошкой, и поддразнивая друг друга как дети.
        Потом они заехали за ее машиной и вернулись в Ситрес-Гроув. На минутку заскочив домой, чтобы переодеться, Патти испытала такое чувство, словно вернулась после долгого путешествия в неведомые земли.
        Дома у Алекса оба поняли, что смертельно устали. Они поставили кассету с любимым фильмом Патти «Виктор/Викторию»[Мюзикл знаменитого английского композитора Эндрю Ллойд-Уэббера, автора рок-оперы «Иисус Христос - суперзвезда», «Кошки» и др.] , обнялись и стали смотреть телевизор.
        Кажется, я люблю его, подумала Патти, когда они погасили свет и легли в огромную кровать.
        Веки ее начинали наливаться свинцом. Жаль, что жизнь не похожа на день, проведенный на пляже. Житейские препятствия не объедешь на роликовых коньках.
        Патти вновь вспомнила их первую встречу. Алекс в костюме-тройке, идущий по коридору Сити-Холла. Чинный, важный Алекс, сидящий в президиуме вместе с членами совета.
        Каким не похожим на самого себя он был сегодня - веселым, непринужденным, легкомысленным… В чем-то мы одинаковые, подумала Патти. Но как быть со всем остальным?
        А затем она уснула.

7

        Утром в воскресенье Алекс молча отправился на свою безукоризненную кухню и принялся возиться с тестом, клубникой и взбитыми сливками.
        - Бельгийские вафли, - наконец объявил он, вынув из духовки сковородку и поставив перед Патти полную тарелку.
        Она счастливо вздохнула - как от божественного запаха, так и от вида Алекса, в джинсах и зеленом пуловере казавшегося еще красивее, чем обычно.
        - Да уж, ты знаешь, как соблазнить девушку…
        - А зачем же я стараюсь, по-твоему? - Рука Алекса скользнула по ее обтянутому джинсами бедру.
        - Как? - Вилка замерла на полпути к ее рту. - На сытый желудок?
        - Так и быть, дам тебе немного времени, чтобы переварить пищу, - ответил он с насмешливой серьезностью, Патти засмеялась. Как хорошо в его просторном доме! Быть вместе казалось ей самой естественной вещью на свете.
        Взаимопонимание, возникшее между ними во время завтрака, было прочным и неизменным.
        Прикасаясь друг к другу, они чувствовали желание, однако не торопились в постель.
        - Жаль, что неделя будет трудная, - вздохнул Алекс. - Почти все вечера заняты.
        - Чем это? - спросила Патти.
        - То деловые встречи, то заседания совета. И с полицейскими нужно будет посоветоваться насчет открытия игорных домов. Завтра кончается неделя, которую мы им дали на сбор информации.
        - Надеюсь, ты изменишь свое мнение, - сказала она.
        - Знаешь, мы ведь не обязаны во всем соглашаться друг с другом. - Алекс машинально разглаживал складки на джинсах. Эти складки казались Патти железными.
        - Дело в том, что мы соглашаемся с тобой лишь в мелочах - вроде выбора завтрака или катания на роликовых коньках, - возразила она. - А есть проблемы посерьезнее.
        - С ними можно справиться. - Его тон показался девушке слишком уверенны м. Патти подозревала, что справиться с ними можно будет в одном-единственном случае: если она вспомнит о здравом смысле и станет смотреть на все глазами Алекса…
        После завтрака они вышли двор и сели в шезлонги. Несмотря на прохладное утро, день обещал быть жарким.
        - Ты не устраиваешь у себя вечеринок с раздеванием? - лукаво спросила Патти, глядя на высокий забор, обвитый диким виноградом.
        - Только когда борюсь за голоса нудистов - отшутился Алекс, снимая рубашку. Обнаженный, соблазнительно загорелый торс делал его, похожим на греческого бога.
        И вдруг Патти пришло в голову, что здесь они полностью защищены от посторонних взглядов.
        Место вокруг было безлюдное, а незваный гость не увидел бы ничего, кроме забора.
        Повинуясь капризу, она стала расстегивать блузку.
        - Прекрасная мысль.
        Алекс смотрел на девушку с удивлением, не веря, что она решится на это. Патти с вызывающим видом сняла с себя рубашку и лифчик.
        - Вот. - Она снова села в шезлонг. - Теперь мы как близнецы.
        - Что-то не похоже, - хмыкнул Алекс.
        Чувствуя странное возбуждение, Патти подставила обнаженные груди солнечным лучам и услышала учащенное дыхание Алекса.
        - Знаешь, - заметил он спустя мгновение, - ты обгоришь, если не будешь соблюдать осторожность.
        - Хочешь что-нибудь предложить? - с вызовом спросила она.
        - Вообще-то да… - Он вынул из-под кресла флакон лосьона для загара, подошел и сел рядом.
        Холодная струйка обожгла грудь Патти, а затем сильные руки Алекса стали массировать ее тело, цветущее, как у матери Земли, раскинувшейся под лучами весеннего солнца.
        - Знаешь, - пробормотал он, - белая полоска у тебя на талии выглядит нелепо. Может, снимем с себя остатки этой дурацкой одежды?
        Патти сделала быстрое движение и подставила солнцу свое обнаженное тело.
        Ее сердце учащенно забилось, когда Алекс снял джинсы и встал рядом, поблескивая золотистой кожей. Взгляд Патти внимательно изучал его превосходно развитое тело.
        Он наклонился и вынул шпильки из ее волос, темным облаком рассыпавшихся по плечам.
        - Ты прекрасна, любовь моя.
        Алекс погладил ее по волосам, и девушка улыбнулась.
        - Ты нарочно меня спровоцировал?
        - Кто кого, - хмыкнул он. - Я никогда не уклоняюсь от вызова.
        С дороги донесся шум машины и напомнил Патти, что они сидят во дворе обнаженные.
        - Наверно, надо вернуться в дом… - Она попыталась сесть.
        - Боишься - улыбнулся Алекс. - Двор недоступен чужим взглядам. Я убедился в этом, когда покупал дом; мне по душе уединение.
        Его слова успокаивали; руки же обращались не к разуму, а к чувствам, делая все, чтобы сломить ее сопротивление.
        - Мы же не будем заниматься здесь любовью… - прошептала шокированная Патти, в то же время испытывавшая непреодолимый соблазн.
        - Черт побери, а почему бы и нет? - и тут он лукаво добавил: - Ты ведь прекрасно знаешь, что вице-мэр Грин не способен нарушить приличия!
        Сильные руки прижали ее к спинке кресла, и Алекс возобновил свои домогательства.
        Патти извивалась под ним, потеряв голову от острого взрыва чувственности. Кожа, согретая солнечными лучами, пахла амброй, и этот аромат делал их влечение еще сильнее.
        Алекс был чудесно сложен и умел пользоваться каждым дюймом своего замечательного тела. Хриплое дыхание мужчины говорило Патти, что он разделяет ее желание - и действительно, вскоре Алекс овладел ею. Каждое его движение дрожью отдавалось в ее мозгу, пока возбуждение не достигло предела. Патти крепко стиснула плечи Алекса, испустила радостный крик, услышала ответный вздох наслаждения и поникла всем телом.
        Они неподвижно лежали рядом, пока Алекс не поднял девушку и не отнес ее в бассейн. Плескаясь в теплой воде, они продолжали лениво ласкать друг друга.
        В глубине дома раздался телефонный звонок. Алекс помешкал, затем тихонько чертыхнулся, вышел из бассейна, обмотал вокруг бедер полотенце и пошел к двери.
        Неужели он не мог притвориться, будто не слышит? - с легкой досадой подумала Патти. Она вылезла из бассейна и стала вытираться. И только войдя в дом и услышав взволнованный голос Алекса, поняла: что-то случилось.
        Девушка застыла на месте. Алекс разговаривал с сестрой Анной. Зачем монахине понадобилось звонить ему?
        Минуту спустя Алекс положил трубку и обернулся:
        - Роза Нуньес, - только и сказал он.
        Патти тут же вспомнила упрямую темноволосую девушку, с которой она играла в карты в аудитории приходской школы.
        - Что с ней?
        Алекс прошел в спальню и начал быстро одеваться.
        - Дружок вез ее на заднем сиденье своего мотоцикла, но не вписался, в поворот и упал. Она ударилась головой о мостовую.
        - Она… с ней всё будет в порядке?
        - Неизвестно. Она еще без сознания, - сказал Алекс и с горечью добавил. - А парень не получил ни царапины.
        Патти вздрогнула, чувствуя бессилие и гнев.
        - Зачем звонила сестра Анна?
        - семьи нет медицинской страховки.
        Патти вспомнила про свой выигрыш.
        - Я могла бы помочь.
        - Этого не требуется. - Ладонь Алекса сжала ее руку. - Я подключусь сам и привлеку руководителей испанской общины.
        - Но ведь я тоже могу что-нибудь сделать! - взмолилась Патти. - Я чувствую себя виноватой перед Розой. Наверно, мне следовало постараться подружиться с ней или хотя бы предостеречь ее от этого парня…
        - Поверь мне, многие пытались сделать это, но ведь ты знаешь, какими упрямыми бывают подростки. - Алекс провел рукой по ее волосам. - Они считают, что им море по колено. И я ее понимаю. Розе приходится варить, стирать, убирать и сидеть с детьми, пока мать заботится об отце и бабушке. - Он взял с тумбочки ключи от машины.
        - Мы едем в больницу? - спросила Патти.
        - Еще нет. - Он глубоко вздохнул. - Мне нужно поговорить кое с кем из испанской общины. Придется отвезти тебя домой; я вернусь поздно.
        - Я, позвоню сестре Анне, - сказала Патти. - Наверно, семье Розы понадобится помощь по дому: присмотреть за детьми и прочее…
        Алекс кивнул и нацарапал на листке бумаги номер телефона монахини.
        Он подвез ее домой и уехал, а Патти позвонила сестре Анне.
        - Спасибо за предложение, - поблагодарила монахиня. - У меня есть список телефонов людей, которые могли бы помочь, Я собиралась сама позвонить им, но должна ехать в больницу, чтобы сидеть с Розой. Если бы вы смогли…
        - Буду рада подключиться, - перебила ее Патти.
        Весь остаток дня она звонила по телефону. К трем часам Патти сформировала очередь на неделю вперед из желающих кормить Нуньесов хотя бы раз в день, сидеть с детьми и заботиться о мистере Нуньесе, пока его жена будет ухаживать за дочерью.
        Покончив с переговорами, она поехала к Нуньесам. Их неказистый домик с двумя спальнями располагался к югу от железной дороги. Старший брат пытался утихомирить буйных младших членов семьи, но те, привыкнув слушаться только Розу, не обращали на него ни малейшего внимания.
        Патти отвлекла детей, рассказав сказку, и вскоре сумела уговорить их немного подремать. К тому времени прибыл первый из добровольных помощников.
        Она ехала домой, довольная сделанным, но продолжая тревожиться о Розе. А вдруг девушка умрет или на всю жизнь останется калекой?
        Наверно, ей следовало бы съездить в больницу. Но сестра Анна сказала, что посетителей к Розе не допускают и что приемная уже переполнена ее друзьями.
        Вернувшись домой, Патти стала готовить обед, пытаясь одновременно смотреть телевизор, однако обнаружила, что все ее мысли заняты Алексом. В этом человеке поразительным образом сочетались суровая прямота и искренняя забота о других. Его было за что любить… и все же внутренний голос предупреждал девушку: держись от него подальше.
        Он удивительно спокойно относился ко всем ее капризам. Но Патти по собственному опыту знала, как меняются люди после свадьбы.
        Нет, она не думала, что Алекс станет таким же чужим и невыносимым, как Марк. Но и таким, каким он был последние несколько дней, Грин тоже не будет.
        Если Патти станет его женой, хозяйкой его дома, ей придется подчиниться мужу и жить по его указке, как раньше она жила по указке отца. А она не вынесет этого, несмотря на всю любовь к Алексу…
        Раздался звонок в дверь. Она перевернула последний пирожок с картошкой и пошла открывать.
        Алекс оперся о косяк. Он выглядел усталым, но довольным.
        - Ты просто чудо, - сказал он. - Я заезжал к Нуньесам. Порядок там, как в аптеке, а на стене висит составленный тобой список.
        - Что с Розой? - спросила Патти.
        - Кажется, ничего страшного. Она пришла в себя, хотя доктора говорят, что должен пройти день-другой, прежде чем выяснится, не поврежден ли мозг. - Алекс вошел в комнату, опустился на диван, и Патти торопливо налила ему чашку кофе.
        - Как со счетами за лечение? - Она добавила в свою чашку сливок и положила сахар.
        - Один из докторов вызвался лечить ее бесплатно, - сказал Алекс. - Кроме того, у сестры Анны есть фонд на случай чрезвычайных ситуаций. Несколько бизнесменов Ситрес-Гроува анонимно внесли туда кое-какие средства.
        - В том числе и ты? - спросила она.
        - Если я отвечу, то об анонимности не будет и речи, верно? - Несмотря на усталость, голос его звучал насмешливо.
        И тут Патти догадалась, на что пошел выигрыш Алекса в «Двойной удаче».
        - Знаешь, - сказал Грин, - у тебя настоящий деловой талант.
        - Да ну?
        Алекс отпил глоток.
        - Не так уж много людей сумело бы за несколько часов организовать очередь желающих помочь на неделю вперед.
        - Ну, во-первых, у сестры Анны был список, - ответила Патти. - А во-вторых, благодаря ритмической гимнастике я знаю многих жителей города. Так что это оказалось нетрудно.
        - Да, но у тебя просто дар. Если бы ты захотела, то смогла бы стать настоящей, деловой женщиной. Честно говоря, мне кажется, что ты зарываешь в землю свои таланты.
        - Что ты имеешь в виду?
        - То, что преподавание ритмической гимнастики и участие в игровых шоу - не карьера. - Он в замешательстве умолк, но все же решился - Патти, я знаю, что это для тебя большой вопрос, но ты могла бы многого достичь…
        - Ох, перестань! - воскликнула девушка. Зачем он пытается подогнать ее под шаблон, когда они обо всем договорились заранее? - Я провела весь день за телефоном только потому, что так было необходимо, но не думай, что я делала это с радостью. Будь моя воля, я бы провела день, держа Розу за руку и утешая ее мать. Да, я могу организовать дело, но вовсе не хочу заниматься этим всю свою жизнь!
        - Как будто все остальные занимаются только тем, что им нравится… - Он устал, но не сдавался - Патти, жизнь далеко не всегда игра и удовольствие.
        - Думаешь, я этого не знаю? - Ей не, хотелось ссориться, однако что-то внутри не давало промолчать. - Но я хочу жить так, как считаю нужным сама!
        - Когда-нибудь молодость пройдет, - настаивал Алекс. - Тебе надо подумать о будущем. Не спорю, удовольствия - дело важное, но этого недостаточно. Ты должна найти свое место в обществе…
        - Не нуждаюсь я ни в каком обществе! - О как хорошо она помнила наставления родителей о необходимости соблюдать внешние приличия: выбирать одежду в зависимости от того куда идешь, следить за своими словами, не улыбаться во весь рот и не хмуриться там, где не положено. Как будто имело значение не то, что ты из себя представляешь, а то, какое впечатление производишь, на окружающих.
        - Зачем мы соримся? - Алекс провел рукой по глазам. - Патти, я не хочу вступать с тобой в перепалку.
        - Я тоже, - с несчастным видом ответила девушка.
        Они сидели в разных углах, не имея возможности прикоснуться друг к другу, и разделявшее их расстояние было красноречивее всяких слов.
        - Сегодня утром… - Выражение лица Алекса смягчилось. - Патти, нас с тобой многое связывает.
        - Знаю, - прошептала Патти, разрываясь от противоречивых чувств. Она любила этого человека - ох как любила! - но даже признаться в этом было больно. Потому что Алекс никогда не примет ее такой, как она есть. А она не станет насиловать себя ради того, чтобы ему понравиться. Рано или поздно это разрушит их любовь.
        Зазвонил телефон. Боясь услышать плохие новости о Розе, она торопливо сняла трубку.
        - Алло? -
        Посторонние шумы в трубке тут же подсказали ей, что звонил междугородный, На проводе был Денвер. Это звонила Ингрид.
        После обычного обмена любезностями сестра сказала:
        - Надеюсь, ты помнишь, что в следующую пятницу у мамы с папой тридцатилетие свадьбы? Они устраивают большой праздник.
        - Я уже удивлялась, что не получила приглашения, - ответила Патти.
        - Ну, кажется, мама уверена, что, пригласила тебя, - промолвила Ингрид - я как раз и звоню, чтобы уточнить детали.
        Однако, Патти уловила в голосе сестры нотку замешательства.
        - Ты уверена, что они действительно хотят видеть меня? - спросила девушка. - Конечно, ты у нас известный миротворец, но…
        - Честное слово, хотят! - защищалась Ингрид. - они любят тебя и скучают по тебе, хотя иногда пытаются не показать виду. Думаю, тебе следует приехать.
        - Не уверена, - сухо сказала Патти.
        - Мы с Томом привезем своих сорванцов, - добавила Ингрид. - Они будут счастливы повидаться с тобой.
        Мысль о племянниках заставила Патти улыбнуться.
        - Я тоже. Но мне надо немного подумать.
        Повесив трубку, она пересказала Алексу содержание разговора.
        - Я думаю, что надо ехать, - кивнул он. - Это прекрасная возможность установить с ними отношения, подобающие взрослым людям.
        - Но они даже не сочли нужным позвонить мне! - запротестовала Патти. - Ингрид вечно пытается штопать прорехи. Может, это приглашение ее рук дело.
        - Не могу представить себе родителей, которые не хотели бы видеть на юбилее обеих своих дочерей, - возразил Алекс. - Ты могла бы вылететь утром и вернуться в тот же вечер. И не говори, что не можешь себе этого позволить. На чартерном рейсе отцовской авиакомпании для тебя всегда найдется место.
        Патти опустилась на диван. Это ужасно, подумала она. Придется вечно разрываться между любовью к Алексу и любовью к свободе.
        - Не уверена, что для встречи с родителями у меня хватит душевных сил.
        - Если ты нуждаешься в моральной поддержке, я мог бы полететь с тобой, - промолвил Алекс. - Честно говоря, я с удовольствием познакомился бы с твоими родителями.
        Взять его с собой? Эта мысль успокаивала… и одновременно слегка пугала. А вдруг он предаст ее и переметнется на сторону родителей? Думать так не было никаких оснований - для этого Алекс слишком честен, но она не могла забыть о редкостном взаимопонимании между ее родителями и Марком. Или Алекс не понравится отцу с матерью, и она окажется меж двух огней…
        - Я подумаю, - наконец сказала Патти. - Мне действительно трудно, Алекс. А вдруг все пойдет плохо. Вдруг я поссорюсь с родителями и испорчу им торжество?
        - Не недооценивай себя. - Алекс взял ее за подбородок и повернул к себе лицом. - Ты достаточно взрослая, чтобы суметь избежать ссоры. Просто нужно запретить себе сердиться на родителей чтобы они ни сделали.
        - Я никогда не умела сдерживаться. - На глаза девушки навернулись слезы. Неужели она так и не сможет достичь близости с родителями, которой всегда добивалась? Почему ее стремление к независимости и желание получать от жизни удовольствие так раздражало их?
        - Что бы ты ни решила, обещаю не надоедать тебе. - Алекс встал и пошел к двери, но на пороге обернулся. - Патти, давай не будем ссориться. Мы нужны друг другу.
        Девушка подошла к Алексу и оказалась в его нежных объятиях. Он поцеловал ее, и в этом поцелуе была мольба.
        - Нам… придется приложить для этого все силы, - прошептала она.
        - Да. - Алекс на мгновение сжал ее руки и закрыл за собой дверь.

8

        В понедельник Роза Нуньес начала садиться и разговаривать, а к среде достаточно оправилась, чтобы принимать посетителей. Сестра Анна сообщила по телефону радостную весть: врачи говорят, что мозг не поврежден.
        Днем Алекс и Патти встретились в больнице, и вместе вошли в палату Розы. Девушка сидела на постели, с головой погруженная в непривычное дело - чтение любовного романа.
        Патти придвинула стул и села, глядя на изукрашенное синяками лицо Розы.
        - Ты была на волосок от смерти, правда? Мы очень волновались.
        - В самом деле? - Роза отложила книгу и подняла глаза.
        Патти кивнула.
        - Что говорят врачи?
        Девушка рассказала им, как идет лечение, а потом добавила:
        - Сестра Анна говорит, что вы ездили на игровое шоу и выиграли кучу денег.
        - Оно выйдет в эфир только в следующем месяце, - сказал Алекс севший на подоконник. - К тому времени ты уже будешь дома.
        - Они обещают выписать меня в воскресенье. - Роза принялась разглаживать одеяло. - Он настоящий псих, правда?
        - Твой друг? - догадалась Патти.
        Та кивнула.
        - Я думала, Джон любит меня. Но он даже ни разу не пришел. А ведь это его вина. Он слишком выпендривался. - Роза посмотрела куда-то в сторону. - А я чуть не разбилась насмерть…
        - Что будешь делать дальше - спросила Патти.
        - Делать?
        - Ведь ты же не собираешься вернуться домой и погрязнуть в стирке пеленок.
        Алекс понял намек и включился в разговор.
        - Роза, дело в том, что в Центре помощи открывается агентство по трудоустройству молодежи. Некоторые местные компании, в том числе и моя, будут нанимать подростков на неполный рабочий день, чтобы дать им возможность получить специальность. Тебя это интересует?
        - Что ж, деньги мне не помешали бы - призналась Роза.
        - Ты могла бы обнаружить в себе такие таланты о которых и не подозреваешь, - продолжал Алекс. - и в конце концов начать получать приличное жалованье. Будешь работать неполный день, пока не поступишь в городской колледж. - У Розы, загорелись глаза - перед ней раскрывалось светлое будущее.
        - Я всегда думала, что после школы выйду замуж, - сказала она. - Но, похоже, теперь на этом можно поставить крест. - Девушка на мгновение остановилась. - Как вы думаете, я смогу заработать на собственную квартиру? - внезапно спросила она.
        Алекс улыбнулся.
        - Со временем безусловно, - ответил он - вот что я тебе скажу: через пару недель, когда поправишься, приходи ко мне в «Грин оптикс» я найду тебе работу в свободное от уроков время.
        У Розы широко открылись глаза.
        - Ух, ты. Спасибо, мистер Грин! - Ее взгляд упал на Патти. - Вам здорово повезло… - застенчиво добавила она.
        - Вот и он так говорит - засмеялась Патти.
        Они поболтали еще несколько минут, и Патти пообещала навестить Розу в воскресенье, когда та вернется домой.
        Патти и Алекс вышли из больницы.
        - Ты хорошо сделал, что предложил ей работу, - заметила девушка.
        - У меня такое чувство, что она будет прекрасным работником, - сказал Алекс. - Умная, энергичная… Так что, как видишь, это всего-навсего разумный эгоизм.
        - Конечно. - Патти коснулась его руки. - Знаешь, я соскучилась по тебе.
        - Все равно не так, как я. - Он привлек ее к себе. - Честно говоря, я думал, что ты будешь возражать.
        - Против твоей помощи Розе? С чего это вдруг?
        - Боялся, что ты скажешь, будто я заставляю ее играть роль. - Алекс потерся щекой о ее волосы. - В какой-то степени так оно и есть.
        - Это совсем другое дело, - возразила Патти. - Во-первых, эта мысль ей по душе, так что никого ты не заставляешь.
        - Верно, - согласился он.
        - Кроме того, она в безвыходной ситуации. У нее нет ни специальности, ни образования, поэтому выбирать не приходится. А ты предоставляешь ей возможность получить их, - продолжала Патти, - Сам видишь у меня с ней нет ничего общего.
        - Это ты так считаешь… - Не успела Патти ответить, как Алекс сменил тему. - Боюсь, что разочарую тебя: на уик-энд из Нью-Йорка приезжает важный клиент с женой. В пятницу вечером я поеду встречать их в аэропорт. Приходи в субботу на обед. Но предупреждаю; скорее всего, речь будет идти только о волоконной оптике и лазерах.
        - Это меня вполне устраивает, - ответила Патти.
        Вечер прошел именно так, как и опасался Алекс.
        Клиент бледный мужчина лет тридцати пяти по имени Марти из всего английского языка признавал только числительные: суммы долларов и статистические данные. Его жена зевала, выпила целых три мартини и изрядно окосела. Патти изо всех сил пыталась поддерживать беседу, гадая про себя, много ли времени уходит у Алекса на такие встречи.
        Однако Алекс казался очень довольным собой: он сумел убедить клиента, что «Грин оптике» предлагает лучшие лазеры в стране за вполне приемлемую цену.
        Неужели ее жизнь с Алексом будет такой же, как брак с Марком: либо долгие одинокие вечера, либо - хрен редьки не слаще - необходимость притворяться, будто ей очень интересны разговоры о технике?
        Впрочем, она несправедлива, сказала себе Патти. Каждому бизнесмену приходится время от времени оказывать гостеприимство выгодным покупателям.
        Сразу же после обеда Алекс отвез ее домой.
        - Я обещал сводить Марти куда-нибудь выпить, - извинился он. - Кто его знает, когда мы вернемся. Я не хочу, чтобы ты сидела и ждала понапрасну.
        - Когда они улетают? - спросила Патти.
        - В воскресенье вечером. Боюсь, мы сможем увидеться лишь на заседании совета.
        Алекс поцеловал ее, однако было видно, что думает он только о том, как бы получше закончить дело.
        Патти пыталась смотреть телевизор, но не могла сосредоточиться. Перед глазами стоял Алекс… катающийся на роликах вдоль Венецианского пляжа, чинно сидящий на заседании городского совета… предлагающий Розе Нуньес работу… сияющий от счастья, что провернул выгодную сделку…
        А еще нужно было решить, что делать с юбилеем родителей.
        С одной стороны, Патти хотелось встретиться с ними. Может быть, в конце концов, после всех этих лет они сумеют понять друг друга… Может быть, родители все же признают за ней право оставаться самой собой, хотя она и не похожа на послушную, покорную дочь, которая им нужна…
        А вдруг ей не повезет? Последние годы Патти удавалось сохранять хрупкое равновесие, и она была рада даже этому немногому. Что, если она испортит вечер и осрамит родителей перед их гостями? Они никогда не простят ее…
        Она легла спать, так ничего и не решив, что будет, то будет.
        Роза выписалась из больницы в воскресенье днем. Вечером Патти приехала к ней домой с букетом цветов.
        - Не знаю, как вас благодарить, - сказала миссис Нуньес. Одна добровольная помощница приглядывала за детьми, а другая готовила ужин. Сестра Анна наблюдала за порядком.
        - Жаль, что не смогла сделать больше… - Патти заглянула в спальню, чтобы, поздороваться, но Роза спала, и будить ее не следовало: девушка нуждалась в отдыхе. - Ну что ж, тогда я пойду. Я, только хотела удостовериться, что все в порядке. Пожалуйста, передайте Розе, что я приходила.
        Сестра Анна проводила Патти до машины.
        - Знаете, вы меня немного удивили, - призналась монахиня.
        - Удивила? - Патти помедлила у своего кабриолета.
        - Когда мы познакомились в церкви, я решила, что вы добрая, но слишком беспечная, чтобы подойти мистеру Грину, - сказала сестра Анна.
        Девушка не могла не рассмеяться.
        - Именно так я и подумала, когда столкнулась с ним в коридоре!
        - Однако я ошиблась, - возразила монахиня. - Вы просто созданы для него. Наверно, это не мое дело, но я надеюсь, что вы поладите. Думаю, он искал как раз такую, как вы.
        Вспомнив о своих вчерашних сомнениях, Патти проглотила комок в горле.
        - Сестра Анна, мы с Алексом совсем по-разному смотрим па жизнь.
        Монахиня сложила руки на груди.
        - Сегодня мистер Грин вез нас с Розой из больницы: моя машина сломалась, и в последний момент пришлось позвонить ему. Он тут же приехал. Потом он сказал о вас несколько слов, и я, заметила, как у него засияли глаза.
        Патти уперлась взглядом в тротуар, чувствуя, что на глаза наворачиваются слезы. О да, они любят друг друга, но…
        - Желаю вам счастья. - Монахиня смотрела куда-то вдаль. - Но даже если из этого ничего не выйдет, я хотела бы, чтобы вы считали меня своим другом.
        - С радостью. - Патти порывисто сжала ее руки - Меня восхищает ваше служение другим. Боюсь, я никогда не смогла бы так беззаветно отдаться своему делу.
        - В моем служении есть свои преимущества, - сказала сестра Анна. - Поверьте, это благодарная работа.
        Они тепло попрощались.
        Почему сестра Анна сказала это? - думала Патти по дороге домой. Неужели монахиня почувствовала, что у них с Алексом не все ладно?
        Что заставило сестру Анну уйти в монастырь? Может быть, она тоже любила кого-то и рассталась с ним из-за несходства характеров?
        В ближайшее время приглашу ее на ленч, решила Патти. Эта женщина стоит того, чтобы с ней подружиться.

        В понедельник Патти никак не могла сосредоточиться на занятиях: вечером должно было состояться заседание совета. К счастью, старики не обращали на ее рассеянность никакого внимания.
        Недавно прошел канун Дня всех святых[В англоязычных странах - веселый праздник, посвященный победе над нечистой силой. Отмечается 31 октября.] , многие из пожилых людей пришли в зал в маскарадных костюмах и забавных украшениях.
        Казалось, им доставляло удовольствие посмеиваться друг над другом.
        - Джейк - ну просто вылитая леди… - Джейк нарядился в женское платье. - А Эстер смогла бы очаровать даже того, кто только что вышел на пенсию… - На Эстер была маска вампира, купленная в дешевой лавчонке.
        Кое-кто щеголял в нарядах времен своей юности - платьицах с оборками, бусах, мешковатых брюках и пиджаках до колена, - но большинство предпочло быть животными или сказочными персонажами.
        Как всегда, самой большой оригиналкой оказалась Зельда Рорк, залезшая в большую картонную коробку, сплошь разрисованную карикатурами. Ее голова и обтянутые трико руки были просунуты в тщательно прорезанные отверстия.
        - Вы сами сделали этот костюм? - спросила Патти, вставляя кассету в плейер.
        - Вообще-то, милочка, я его придумала, но вы же знаете, что с моим артритом нечего соваться резать картон. - Зельда игриво указала пальцем на сопровождавшего ее внука. Мальчик улыбнулся и подмигнул.
        - Ну что ж, зато вы наконец-то рискнули облачиться в трико и спортивные тапочки, - поддразнила Патти самую нерадивую из своих учениц. - Этак вы скоро и к упражнениям приступите…
        - О, для моих суставов будет полезнее, если я понаблюдаю за вами со стороны, - возразила пожилая дама и опустилась на низкий столик, потому что в таком виде на стуле она бы не поместилась.
        Патти включила музыку и начала разминку.
        - Тянитесь выше… выше… так, правильно…
        О Господи, как они приседали и подскакивали! Кружась под музыку, пресвятая богородица нечаянно стукнула ведьму жезлом по спине, а ее самоё хлестнули львиным хвостом.
        Занятия кончились так быстро, что Патти не успела глазом моргнуть. На этот раз за ней заехала Айрин; в результате обе женщины оказались в зале совета за добрых пять минут до начала заседания.
        Сегодня Айрин оставила Дженнифер на попечение Поля, и подруги имели полную возможность оказать друг другу моральную поддержку.
        - Уверена, все пройдет гладко - сказала Айрин. - На нашей стороне по крайней мере три советника из пяти, а большего и не требуется. Если, конечно, вице-мэр не собьет кого-нибудь из них с пути истинного. Но скорее… - лукаво добавила она, - кое-кто собьет с пути его самого.
        Вряд ли, призналась себе Патти. Она старалась не смотреть на занявшего свое место в президиуме Алекса. Его высокая фигура подавляла окружающих. Грин выглядел потрясающе красивым в строгом деловом костюме, но ничем не напоминал мужчину, с которым она занимал ась любовью. Суровое выражение его лица напоминало Патти отцовское в тот момент, когда авиакомпании пригрозил судебным иском человек, который в пьяном виде свалился с трапа, поданного к самолету, совершавшему чартерный рейс.
        В то лето она подрабатывала в качестве машинистки в офисе отца и подслушала, как адвокат компании объяснял, почему лучше заплатить, чем доводить дело до суда, несмотря на то что иск был несправедливым.
        Под давлением совета директоров отец в конце концов сдался. Но его так взбесил нанесенный ущерб - особенно потому, что он считал себя правым, - что он пребывал в дурном настроении целых два дня…
        Когда взгляд Алекса скользнул по публике и коснулся ее лица, девушка пришла в себя. Но Грин быстро отвернулся.
        - Боюсь, я не слишком преуспела, - сказала она Айрин. - По крайней мере, в смысле переубеждения.
        Подруга улыбнулась.
        - Ну, земля оказалась бы очень скучным местом, если бы на ней всегда царило согласие.
        Патти дорого дала бы за возможность относиться к происходящему так же терпимо. Но ее терзало предчувствие, что к вечеру грянет гроза.
        - А вдруг мы проиграем? - спросила она Айрин. - Что тогда будет?
        Лицо подруги стало серьезным.
        - Ну, мы-то как-нибудь обойдемся без этих денег. Но вот Центру помощи они необходимы: он ведь только создается… Их положение окажется просто критическим.
        Это Патти нисколько не утешило. Куда ни кинь, всюду клин. Она знала, что Алекс будет тяжело переживать поражение.
        Во время вчерашнего обеда Грин напугал ее. Он любил выигрывать. Как и ее отец.
        Патти закусила губу. Хотелось бы ей заглянуть в его мысли… Или она слишком серьезно относится к этому? Когда дело касалось Алекса, она не могла быть объективной.
        Мэр объявил заседание открытым, как всегда, призвав собравшихся помнить о своем долге перед городом. Затем он перешел к вопросу об открытии игорных домов.
        - На прошлом собрании выступали представители общественности - напомнил он. - В соответствии с их рекомендациями члены совета изучили вопрос дополнительно и получили заключение экспертов. Миссис Франклин…
        Советница вызвала бухгалтера, который определил сумму ожидавшихся поступлений в местную казну, основываясь на опыте других городов.
        - Что ж это могло бы сильно поддержать наши социальные службы, - резюмировала миссис Франклин, едва он закончил. - Особенно сейчас, когда эти службы переезжают под одну крышу.
        Затем слово было предоставлено женщине из другого городка, жившей рядом с игорным домом. Она заявила, что руководство клуба строго следит за порядком и она не знает хлопот ни с мусором, ни с преступностью.
        - Честно говоря клуб - куда лучший сосед, чем ресторан, который занимал этот дом прежде, - заключила она. - Раньше мы не знали, куда деваться от шума, пьяных и нарушения правил уличного движения.
        Когда пришла очередь Алекса, он предоставил слово представителю полиции, сержанту Вернону.
        - Мы поговорили с шерифами трех городов, - сообщил сержант. - Они сообщили о поножовщине между двумя посетителями, закончившейся легкими телесными повреждениями.
        - Такое могло случиться где угодно, - пробормотала Айрин на ухо Патти.
        - В другом городе один из клубов внезапно закрылся в разгар вечера, оставив посетителей с фишками на руках и не рассчитавшись с ними, - указал сержант Вернон. - Всех игроков отправили в другой клуб, но все же кое-кто угрожал местному руководству.
        - Ничего удивительного! - шепотом прокомментировала Айрин.
        - А как обстоят дела с наркотиками и организованной преступностью? - спросила миссис Франклин.
        - Составлено несколько протоколов на подростков, куривших марихуану на автостоянке у клуба, но это объясняется скорее уединенностью места, окруженного высоким забором и плохо освещенного.
        На этом выступление закончилось. Мэр предложил советникам высказаться.
        - Думаю, если мы отвергнем такое предложение, то лишим город важного финансового источника, - сказала миссис Франклин.
        - Не согласен - прозвучал на весь зал негромкий но властный голос Алекса. - Конечно, Центру помощи нужны деньги, но их можно добыть другим способом.
        - И мы знаем каким, - прошептала Айрин - Похоже, он не прочь еще раз купить тебя на уик-энд…
        Патти слабо улыбнулась. Она видела, что все приведенные доводы нисколько не убедили Алекса.
        - Слишком мало городов открыло у себя игорные дома, чтобы на основании их опыта принять обоснованное решение, - продолжал он. - Мое главное возражение остается в силе: бедняки могут настолько увлечься игрой, что останутся без средств к существованию. Кроме того, создав в городе игорные дома и позволив их владельцам вкладывать значительные средства в развитие городского хозяйства, мы утратим моральное право немедленно закрыть эти притоны в случае обнаружения нарушений. Проще говоря, окажется, что мы заодно с ними. Думаю, это может нанести серьезный ущерб престижу Ситрес-Гроува.
        Остальные члены совета предпочли промолчать, поэтому мэр объявил голосование. За открытие игорных домов высказалось четверо, против один.
        - Предложение принято - заключил мэр.
        Часть аудитории громко захлопала. Айрин на радостях обняла Патти.
        Прежде чем перейти к менее спорным пунктам повестки дня, председательствующий дал публике время покинуть зал. Алекс хмуро листал какие-то бумаги.
        Он, наверное, вне себя, подумала Патти. Очень неприятно оказаться одному против всех, особенно при голосовании по такому важному для него вопросу.
        Ей хотелось, чтобы Грин поднял глаза, но этого не случилось. Томимая предчувствиями, девушка присоединилась к остальным. Они вышли из Сити-холла и отправились в соседнее кафе, чтобы отпраздновать победу чашечкой кофе.
        - Не волнуйся, - попыталась утешить ее Айрин. - Уверена, вице-мэру Грину уже случалось оставаться в меньшинстве. Он не собирается посыпать себе голову пеплом из-за проигранного голосования.
        - Будем надеяться… - Однако Патти: в этом сильно сомневалась.
        - Увидишь, он будет самым заядлым посетителем игорного дома, - съязвила подруга - Ну, хватит хмуриться!
        Постепенно! Патти успокоилась и присоединилась к разговору активных участников благотворительных объединений, которым предстояло влиться в Центр помощи. Среди них были и те, кто позаботился о семье Нуньесов. При мысли о тысячах долларов, которые получат такие бедняки Ситрес-Гроува, как Роза и ее домашние, настроение девушки улучшилось.
        Вдруг Айрин ткнула ее в бок. Патти. подняла глаза и увидела, что в дверях кафе стоит Грин и взглядом, ищет ее. Алекс выглядел неуверенным, словно боялся, что ему здесь не обрадуются.
        У Патти дрогнуло сердце. Ее тронул этот вид потерявшегося ребенка, столь неожиданный для сильного, уверенного в себе мужчины. Она взяла сумочку и пошла навстречу Алексу.
        - Привет… Что, уже управились?
        Он кивнул.
        - Я не хочу отрывать тебя от друзей.
        - О, все в порядке. Все равно мы уже заканчивали.
        Алекс взял ее за руку и вывел на улицу. Как всегда, от его прикосновения по всему телу Патти побежали мурашки. Не успев подумать, девушка подняла лицо и Грин поцеловал ее в губы.
        - Ох! - Они стояли прямо под фонарем, на виду у посетителей. Патти бросила виноватый взгляд на окна кафе и вспыхнула, поняв, что их поцелуй не остался без свидетелей. - Алекс, они…
        - Они подумают, что я правильно сделал. Ты что, стесняешься? - спросил он, ведя, девушку к машине.
        - Конечно нет, - ответила она. - Ты не сердишься?
        - Сержусь? На тебя? С чего ты взяла?
        Патти терялась в догадках. Неужели он действительно легко мирится с поражением? Она ожидала, что станет козлом отпущения. Разве после того злосчастного иска отец не сменил адвоката, хотя он прекрасно справлялся со своими обязанностями?
        Через несколько минут они вошли в ее дом и сели на диван, не решаясь прервать молчание.
        - Ну, по крайней мере… - начала девушка.
        - Между прочим, я… - в ту же секунду заговорил Алекс. Оба тут же остановились.
        - Сначала ты, - сказала Патти.
        - Нет, ты.
        - Тогда давай вместе. Кто крикнет громче, тот и выиграл - предложила она и облегченно вздохнула, когда Алекс рассмеялся.
        - Я хотел сказать: между прочим, я рад, что проиграл. - Алекс глубоко вздохнул, словно это признание потребовало от него немалой смелости. Возможно, так оно и было.
        - Я тоже, - не преминула съязвить Патти, но тут же добавила: - Если так, то почему ты не проголосовал за разрешение?
        - Потому что, хоть Ситрес-Гроуву и нужны деньги, я по-прежнему считаю, что игорные дома - это не выход - сказал Алекс. - Нашему городу и так есть чем гордиться, а Центр помощи станет его украшением. Зачем же подвергать Сигрес-Гроув опасности превратиться в рассадник, порока и преступлений?
        Патти взяла его руки и принялась изучать линии на ладонях. Какие тайны они скрывают?
        - Кажется, ты ужасно заботишься о приличиях.
        - Приличиях? - Алекс прижался лицом к ее виску и вдохнул запах духов.
        - Ну да. О том, что люди подумают про Ситрес-Гроув.
        - Это не такая мелочь, как тебе кажется - гордость гордостью, но… иногда приходится защищать свою репутацию.
        - Слава Богу, мою репутацию защищать не приходится. - Патти по очереди поцеловала его ладони. - Я могу делать все, что мне нравится.
        - Должно быть, люди думают, что мы очень странная пара, - признался он, - у нас совершенно разные взгляды на жизнь.
        Патти вспомнила слова сестры Анны о том, что они очень подходят друг другу, но почему-то промолчала.
        - В деловом костюме ты такой строгий. Совсем не похож на человека, который занимался со мной любовью в бассейне.
        - О, сменить обличье мне проще простого, - заверил Алекс.
        - А мне всегда хотелось заняться любовью с мужчиной в костюме-тройке, - подзадорила его Патти.
        Зрачки Грина потемнели от желания, в глазах загорелся зеленый огонь. Кожу Патти тут же начали покалывать крошечные иголки.
        - Ну что ж, - сказал он. - Я не простил бы себе, если бы обманул твои ожидания.
        Их желание оказалось взаимным. Облегчение от мысли, что Алекс не опечален проигрышем, заставляло Патти еще сильнее стремиться к нему.
        Она развязала ему галстук, поцеловала в обнажившуюся шею, ощутив прикосновение отросших волосков, и провела ладонями по шелковистой ткани пиджака и жилета.
        Алекс приподнял мохеровый свитер цвета лаванды и принялся поглаживать ее спину между лопатками. Напряжение тут же оставило девушку, и Патти положила голову ему на плечо.
        Он бережно взял ее на руки, отнес в спальню и стал ласкать каждый дюйм ее кожи, пока она не загорелась огнем.
        - Патти, любимая… - прошептал Алекс, когда их тела наконец стали единым целым.
        Девушке хотелось смеяться и кричать от наслаждения, однако она ограничилась крепким долгим поцелуем.
        А когда они ритмично задвигались, Патти потеряла представление о пространстве и времени, безраздельно отдавшись желанию, которое мог удовлетворить только Алекс. Она металась, выгибалась всем телом и возбуждала его как могла.
        Они парили в воздухе, стремительно взмывая ввысь по дуге радуги. Разноцветные огни… вспышки пламени… и взрыв, ослепительный взрыв, раздавшийся в тот момент, когда оба достигли оргазма.
        - Ох, Алекс… - выдохнула Патти. Казалось, его имя обладало магическими свойствами. Совместный полет прекратился, они медленно спустились наземь и лениво закачались на теплом мелководье, озаренном последними лучами заката.
        - Никогда… ни с кем… - Его голос был хриплым от пережитого потрясения. - Ты уносишь меня туда… где я забываю обо всем на свете.
        Патти обвила руками его шею. Он тоже уносил ее, заставлял отдавать ему все и не думать о последствиях…
        Они вместе приняли душ, а потом отправились на кухню, подкрепиться маринованной селедкой, оливками и сыром.
        - Странные у тебя вкусы - сказал Алекс, запивая трапезу минеральной водой «Перье».
        - У меня такое впечатление, что предыдущую жизнь я провела в Греции - ответила Патти - Не могу спокойно пройти мимо прилавка с закусками.
        - И часто ты вспоминаешь свое… гмм… прошлое?
        - Только когда ем, - призналась она. - А еще мне кажется, что когда-то я была китайским мандарином.
        Они обменивались сияющими взглядами, сидя друг против друга за ветхим столом, купленным Патти в лавке старьевщика за три доллара.
        - Ты что-нибудь решила насчет Сан-Франциско?
        - Нет, - ответила Патти, обсасывая оливку.
        - Они обидятся; если ты не приедешь, - напомнил Алекс.
        - Хочешь, чтобы я почувствовала себя виноватой?
        - Вообще-то да, - усмехнулся он.
        - Я думаю о них с грустью, - призналась Патти. - В принципе они неплохие люди. Папа очень бодрый и энергичный, а мама при желании умеет пошутить. Только возникает такое желание нечасто.
        - Может, ты несправедлива к ним, - сказал Алекс - Наверное, у них были веские причины не желать твоего развода.
        - Алекс, поверь, у меня есть голова на плечах. - Патти отрезала кусочек сыру, но обнаружила, что у нее пропал аппетит. - Мое мнение о родителях, сложилось не за один год. Я выросла с ними и видела много раз, как настоящее приносилось в жертву воображаемому будущему.
        Он молча сидел и смотрел, как Патти грызет сыр.
        Наконец девушка сдалась.
        - Наверно, нужно ехать. Если я этого не сделаю то всю жизнь буду себя корить, что не воспользовалась последней - возможностью помириться. Да и портить юбилей не хочется.
        - Мы можем вылететь в пятницу утром и вернуться поздно вечером, - сказал Алекс. Это «мы» прозвучало столь властно, что она не посмела спорить. - Заказать билеты?
        - Нет, я позвоню маме с папой. Скорее всего, они предложат лететь чартерным рейсом на самолете их авиакомпании. Это будет намного удобнее, - объяснила она.
        - Хорошо. Тогда я позвоню тебе завтра послезавтра. - Алекс встал, и она проводила его до двери. Молчаливое объятие лучше всяких слов сказало о том, как они нужны друг другу.
        - Я горжусь тобой, Патти, - сказал Алекс. - Знаю, это далось тебе нелегко, но так нужно.
        Она грустно улыбнулась.
        - Не хочу, чтобы говорили, будто я уклоняюсь от своего долга.
        - Спокойной ночи, киска - Он неохотно разомкнул объятия и ушел.
        Патти. вернулась на кухню, чтобы убрать остатки селедки и сыра. Надо признаться, сочетание действительно было не слишком удачное.
        Что ж, в следующий раз ты увидишь, как я совершаю смертный грех и ем мясо с картошкой, подумала она. И делаю это с громадным удовольствием.

9

        В аэропорту их встречали Ингрид и Том.
        - Как мы рады, что ты решила приехать! - сказала Ингрид, обнимая сестру.
        Она представила мужчин друг другу, те обменялись рукопожатием, Ингрид лучилась здоровьем и как догадывалась Патти, счастьем. Сестры в обнимку пошли к машине.
        - Что сказали мама и папа, когда узнали о моем приезде? - спросила Патти.
        - Обрадовались, - заверила ее Ингрид. - Я же говорила, что они хотят тебя видеть.
        - Надеюсь, - пробормотала Патти.
        - Давай отложим этот разговор. - Ингрид, которая обычно помалкивала, теперь трещала без умолку довольная Патти сочла это признаком растущей уверенности в себе. - Мама договорилась, что мы остановимся в доме их уехавших из города соседей. Дело не в том, что у мамы нет свободных комнат, просто у них там жуткий кавардак. Ты ведь знаешь, как мама суетится перед всяким приемом. Она наняла целую команду прислуги, специального «распорядителя», оркестр и договорилась с кучей поставщиков.
        Они подошли ко взятому напрокат «линкольну».
        Пока мужчины клали чемоданы в багажник, Патти забралась на заднее сиденье.
        - Я нервничала всю неделю. Даже купила платье специально для этого случая. Надеюсь, мама его одобрит.
        Ингрид, сидевшая за баранкой, обернулась.
        - Знаешь, мне часто казалось, что родители - это мы с тобой, а папа с мамой - двое подростков, которые и не знают нас толком.
        - Да ну? - остолбенела Патти. - Ты же всегда ладила с ними!
        - Просто так мне было легче, - пожала плечами Ингрид. - То ли я застенчива от природы, то ли привыкла слушаться. Иногда я думала, что вообще не существую. Я всегда восхищалась твоим характером, Патти.
        Тут мужчины сели в машину, и Ингрид умолкла, заставив Патти всю дорогу размышлять над услышанным.
        Лайоны владели трехэтажным особняком в викторианском стиле, стоявшим неподалеку от парка Золотых Ворот. Патти не была здесь больше года. За это время дом перекрасили из золотисто-коричневого он стал белым с голубыми полосками.
        Ингрид и Том остановились дальше через три дома. Когда открылась парадная дверь, на Патти накинулись две шаровые молнии.
        - Тетя Патти! Тетя Патти!
        - Тодд, Аллан! - Она опустилась на корточки и обняла племянников.
        - Пойдем, я покажу тебе моего змея! - схватил ее за руку пятилетний Тодд. - Дедушка помогал мне запускать его в парке!
        - Серьезно? - Не веря своим ушам, Патти посмотрела на сестру.
        - Хочешь верь, хочешь нет, - ответила Ингрид. - С. годами он смягчился.
        Несколько минут Патти осматривала игрушки племянников, а затем пару отправили под надзор няни - девушки, нанятой Ингрид и Томом еще год назад.
        Оказавшись в отведенной им спальне, Патти обернулась к Алексу.
        - Я рада, что ты здесь. Мне очень не по себе.
        - Да ну. Никогда бы не подумал, - пошутил он, садясь на кровать и привлекая ее к себе. - Милая, думаю, все будет хорошо. Может переночуем?
        - Ну… - задумалась Патти. - Если мы останемся с Ингрид и Томом…
        - Вот и прекрасно, - одобрил Алекс. - Я позвоню в агентство и скажу, что у нас изменились планы.
        Странно, как быстро привыкаешь к мужской опеке, подумала Патти, когда он отправился звонить. Честно говоря, это обрадовало ее. Пока Алекс будет разговаривать с агентством, она успеет отдохнуть.
        Однако нет ничего опаснее, чем поддаваться лени, напомнила себе Патти. Можно быстро утратить способность сопротивляться - именно так получилось у нее с Марком.
        Она тут же встала и начала распаковывать вещи, прежде всего вынув специально купленное для этого вечера модное и в то же время достаточно удобное платье из крученого индийского хлопка - черное, с золотыми блестками. Патти даже приобрела подходящие к платью золотые сандалии, забыв, что октябрь в Сан-Франциско - совсем не то, что в Южной Калифорнии…
        До родного дома было рукой подать. Может, зайти и поздороваться? Ведь мать прекрасно знает, что она здесь. Однако Патти предпочла спуститься по лестнице, найти Ингрид и предупредить, что они решили остаться на ночь.
        - Если ты не возражаешь… - осторожно добавила она.
        - Да я рада до смерти! - ответила Ингрид. - Я уж и постель постелила - думала, ты захочешь вздремнуть с дороги.
        Обе пары провели день, рассказывая друг другу о своих делах. Ингрид с удовольствием узнала про участие Патти и Алекса в «Двойной удаче» и пометила в календаре дату выхода передачи в эфир.
        - Предупрежу всех своих друзей, чтобы обязательно посмотрели! - сказала она.
        Прием, который предусматривал закуску а-ля фуршет, был назначен на шесть часов.
        - Сумеешь продержаться до шести? - вполголоса спросил Алекс, обнимая Патти, когда они остались одни. - Ты уже рассказала Ингрид и про Розу Нуньес и про сестру Анну…
        - Ну, ей было интересно, - слабо защищалась Патти. - Ох, Алекс, это просто безумие, мне двадцать шесть лет. Какого черта я дрожу как осиновый лист, собираясь на юбилей папы с мамой?
        Он опустился на кровать и посадил Патти себе на колени.
        - Похоже, ты считаешь, что это событие позволит тебе либо восстановить связь с родителями, либо окончательно утратить ее.
        Патти пыталась, беспристрастно разобраться в своих чувствах.
        - Кажется, в моей личной жизни происходят коренные изменения - в том числе благодаря тебе, и я начинаю чувствовать себя взрослой. Я посмотрела на Розу, собиравшуюся замуж, и поняла, насколько изменилась со времен юности.
        - А в таком состоянии ты с родителями еще не виделась, - подвел итог Алекс.
        Патти прижалась к его широкой груди и - кивнула.
        - Да, в последний раз мы встречались на Рождество у Ингрид, но, толком так и не поговорили. А за этот год я сильно изменилась. Вот я и чувствую или они примут меня сейчас, или этого не случится никогда…
        - Не слишком расстраивайся, если они вообще не заметят никакой разницы, - предупредил Алекс. - Приемы не лучшее место для выяснения отношений между родителями и детьми.
        - Да, доктор Грин, - ехидно провозгласила Патти. - Где вы получили степень по психологии?
        - В Новоанглийском колледже для умственно отсталых, - отшутился он.
        Они легли на кровать, взялись за руки и уснули.
        Патти проснулась на полчаса позже Алекса, приняла душ и занялась макияжем. Поскольку обычно она лишь слегка припудривалась и касалась губ помадой, наложить на веки тушь удалось только с третьей попытки.
        - Не представляю, как этим можно заниматься каждое утро, - проворчала она.
        - Опыт приходит с практикой, - заверил ее Алекс.
        От этой неожиданной поддержки у Патти дрогнула рука; к счастью, она вовремя отвела кисточку и не испортила всю работу.
        Неужели Алекс хотел сказать, что если она станет его женой, то должна будет краситься каждый день? Не глупи, остановила себя Патти, о браке и речи не было. А если они все-таки поженятся, то в списке предъявляемых к ней требований косметика окажется на последнем месте…
        Полчаса спустя, натянув платье и вдев в уши пару золотых колец, Патти посмотрелась в большое зеркало и убедила себя, что готова участвовать в самом многолюдном сборище. Платье, подчеркивавшее ее темные глаза и волосы, слегка облегало фигуру. И все же компромисса между ее обычной небрежной манерой одеваться и изысканным стилем матери добиться так и не удалось, решила Патти, спускаясь с Алексом по лестнице.
        Стоило им вместе с Томом и Ингрид выйти из дома, как зазвучала музыка.
        - Пять минут седьмого, - взглянув на часы, сказала Ингрид. - Мама может быть довольна оркестр прибыл вовремя.
        Хотя вечер только начался, они оказались на нем не первыми еще с улицы Патти заметила несколько припаркованных поблизости машин.
        Мать сама открыла им дверь.
        - Патти… - сказала Сесилия Лайон, окинув взглядом дочь и Алекса. - Рада познакомиться с твоим приятелем.
        Патти торопливо представила их друг другу.
        Через минуту все четверо оказались в огромной гостиной. Ингрид и Том принялись здороваться со старыми друзьями, а Патти обвела глазами комнату, разыскивая отца. Но тот уже торопился им навстречу с бокалом в руке.
        С прошлого Рождества Эдгар Лайон заметно постарел. Или тогда она просто не обратила на это внимания? В Денвере было полно родственников Тома, и ей даже не удалось толком поговорить с родителями.
        - Так-так, Патти. - Нацепив ту же дежурную улыбку, что и мать, отец поцеловал ее в лоб. - Ты привезла с собой молодого человека? Счастлив познакомиться, мистер… гмм…
        - Алекс Грин, - ответил тот, пожимая протянутую руку. - Очень рад, сэр.
        На мгновение Патти попыталась увидеть Алекса глазами родителей. Костюм из топкого серого сукна так безукоризненно облегал его фигуру, что совершенно не бросался в глаза. Тщательно подстриженные светлые волосы и живые серо-зеленые глаза делали Алекса моложе: никто не дал бы Грину его тридцати двух лет.
        Патти невольно вспомнила молодого человека, которого привела в дом родителей вскоре после своего развода. У него были длинные неопрятные волосы, и он бравировал тем, что нигде не работает и работать не собирается. Это воспоминание заставило ее поморщиться.
        - И где же вы работаете, Алекс? - деланно шутливым тоном спросил отец, однако в выражении его лица не было и намека на юмор.
        - Где работаю? - ошеломленно переспросил застигнутый врасплох Алекс. - Ну, собственно говоря…
        - Полно, Эдгар, - взяла мужа под руку Сесилия. - Мы же не хотим, чтобы молодой человек решил, будто это полицейский допрос, правда?
        - Ни в коем случае, - подхватил отец. - Мы просто рады за дочь.
        Тут к ним присоединился компаньон отца, и беседа сменила направление. Через несколько минут Патти и Алекс отошли к бару.
        - Думаешь, надо было объяснить твоим родителям, что я живу не на пособие по безработице? - с усмешкой спросил Грин.
        - Извини, пожалуйста. - Патти вспыхнула. - Наверно отец вспомнил о моих… Э… менее респектабельных знакомых периода учебы в колледже. С тех пор я никого домой не приводила.
        - Что ж, тогда это вполне естественно, - ответил Алекс.
        В углу гостиной играл оркестр. Гости поднимались на второй этаж, где стоял длинный стол с закусками. Сновавшие туда-сюда официантки в белых наколках то и дело меняли пустые тарелки.
        - Впечатляюще, - сказал Грин.
        Да, подумала Патти, грустно глядя на дорогую мебель в стиле антик и персидские ковры. Это место ничем не напоминало дом, в котором она выросла. Неудивительно, что здесь ей было не по себе.
        Вскоре Патти и Алекс вновь спустились на первый этаж. Сесилия стояла рядом с незнакомой Патти парой, которую представила как членов попечительского совета оперного театра Сан-Франциско. Знакомя их с Алексом, она сказала.
        - Это друг Патти, Алекс… э-э… Грин. В данный момент ищет работу.
        - Ну, не совсем так… - начал Алекс, но гости тут же заговорили о другом.
        Позднее, когда они вернулись к буфету за новой порцией салата с креветками и крабами, Грин спросил:
        - Твои родители никогда никого не слушают?
        - Если ты скажешь, что они судят всех и вся по первому впечатлению и не дают возможности возразить, то будешь совершенно прав, - ответила Патти, довольная тем, что Алекс по крайней мере не рассердился.
        - Гмм… - только и сказал он.
        Через несколько минут Патти подошла к стоявшему на веранде Эдгару и попыталась уладить недоразумение.
        - Отец, - сказала она - я хотела немного рассказать тебе об Алексе.
        - Совершенно ни к чему, - ответил он, меряя взглядом молча присутствовавшего при этом Грина. - Человеку, который может позволить себе носить костюмы от Кардена, безусловно, есть на что жить.
        - Папа! - простонала Патти.
        Тут на выручку отцу, явно переоценившему внешность гостя, пришла мать.
        - Патти, не надо считать нас твердолобыми. Мы очень рады твоему молодому человеку, как бы ни обстояли его дела с работой. Мы все понимаем. В экономике бывают спады и подъемы…
        Патти готова была заплакать.
        В этот момент к ним устремился высокий седовласый мужчина.
        - Алекс Грин! Будь я проклят! А я и не знал. Что вы знакомы с Лайонами!
        Они пожали друг другу руки, и Алекс представил Берта Фрейденталя, владельца фирмы медицинского оборудования в Сан-Хосе.
        - Мы покупаем у компании Алекса оптику, - объяснил Берт. - Сколько уже - лет шесть будет?
        - У вашей компании? - недоуменно нахмурился Эдгар…
        - «Грин оптикс» - ответил Берт, не дав Алексу, открыть рта. - Кроме того, я слышал, что вы стали мэром Ситрес-Гроува.
        - Вице-мэром, - поправил Алекс.
        - Верно, верно!
        Когда Берт наконец ушел, воцарилось смущенное молчание.
        - Кажется, произошла какая-то путаница, - наконец сказал отец.
        - Именно это я и пыталась объяснить, - ответила Патти.
        - Боюсь, я сам виноват, сэр, - тактично вмешался Алекс. - Когда вы спросили, где я работаю, я хотел объяснить, что нигде, поскольку владею собственной фирмой.
        - Вице-мэр? - пробормотала Сесилия. - Это… производит впечатление. - Она бросила на дочь ошеломленный взгляд.
        Прибытие новых гостей заставило их прервать разговор. Вскоре дом наполнился сверху донизу, и другой возможности поговорить с хозяевами с глазу на глаз им не представилось.
        - Как прошло знакомство? - спросила Ингрид столкнувшись с ними в саду. - Не обращай внимания, если они немного скованны. Любой бы смутился на их месте от такой кутерьмы.
        - Наверно, ты права, - ответила Патти. - А знакомство прошло без особого ущерба для обеих сторон.
        Господи, если бы не так билось сердце! Почему родители всегда ждут от нее каких-то неприятностей?
        Хорошенько подумав, Патти решила, что беспокоиться не о чем. Верно говорит Ингрид: прием - не самое подходящее место для вразумительной беседы.
        Девушка стряхнула с платья приставшие к нему крошки. Что ж, по крайней мере, одета она «к месту». Даже родители не смогут придраться.
        К полуночи необходимость поддерживать светскую беседу с едва знакомыми людьми довела Патти до изнеможения. Утешала только одна мысль: Марк здесь не появится. Вскоре после развода он переехал в Нью-Йорк и нашел работу в другой фирме. Для отца это было большой потерей, но для нее - облегчением.
        - И все же хорошо, что мы остались на ночь, - призналась девушка Алексу, когда они вслед за Ингрид и Томом пошли прощаться.
        Патти держалась в сторонке, пропуская других вперед. Наконец она подошла к отцу, поцеловала его в щеку и обняла мать.
        - Я рада, что приехала, - сказала она. - Надеюсь, вы счастливо проживете друг с другом еще тридцать лет.
        - Да, милая… - Мать, выглядевшая утомленной, понизила голос. - Знаешь, Патти, мы с отцом понимаем тебя, но другие нет. Зачем ты надела это старье, которое только хиппи впору? Я бы с радостью купила тебе что-нибудь получше.
        Комок подступил к горлу Патти, на глаза навернулись слезы. Она пробормотал а что-то нечленораздельное и вслед за Алексом заторопилась к дверям.
        Позднее, когда они оказались в своей комнате, Грин спросил:
        - Что она тебе сказала? В дороге ты молчала как убитая.
        Патти передала ему разговор с матерью.
        - Ох, Алекс! - всхлипнула она. - Что бы я ни делала, мне не удается им угодить!
        Алекс крепко прижал ее к себе.
        - Патти, они милые люди, но я понимаю, почему тебе трудно с ними. Похоже, это не имеет никакого отношения к твоему образу жизни; просто они слегка подслеповаты и, к несчастью, продолжают считать тебя маленькой.
        Как ни странно, эти слова подбодрили Патти.
        - Правда? - спросила она. - Рядом с ними я всегда чувствую себя ущербной.
        - Нет в тебе ничего ущербного, - ответил Алекс. - Просто ты совершенно особенная женщина, Патти Лайон.
        Прежде чем лечь в кровать, Патти бросала взгляд, на свое платье. Оно только казалось ей нарядным; теперь девушка понимала, что остальные гости-были одеты намного моднее и богаче.
        Ну что ж, по крайней мере вечер не кончился катастрофой. Надеть платье, которое не понравилось твоей матери, это не самая худшая вещь на свете, сказала себе Патти.
        А. самой лучшей вещью на свете было то, что рядом оказался Алекс, с которым можно говорить о чем угодно, до сих пор она не понимала, как это хорошо.
        А утром она постарается объясниться с матерью. Глядишь, все и наладится.

10

        Но когда к десяти утра Патти пришла в родительский дом, на ногах был лишь отец.
        - У матери началась мигрень, - объяснил он, приглашая дочь в гостиную. - Наливай себе кофе.
        Кофейник и остатки завтрака без слов говорил о том, что одна из нанятых горничных продолжала нести свою службу.
        - Жаль, - ответила Патти. - Мы скоро улетаем. Я надеялась, что нам удастся перекинуться парой слов.
        Отец виновато откашлялся.
        - Ну… извини за недоразумение, которое произошло у нас с твоим новым другом…
        - О, все в порядке. - Патти никогда не видела отца таким неуверенным в себе. Обычно Эдгар держал в руках нить беседы и умело управлял ею. Но тут она вспомнила, что никогда не говорила с отцом с глазу на глаз.
        - Не знаю, какие у тебя планы; может быть, никаких, - продолжал отец. - Но если понадобятся деньги на свадьбу, можешь рассчитывать на нас.
        Патти огорчило, что, пытаясь найти взаимопонимание с дочерью, отец не придумал ничего лучшего, чем заговорить о деньгах. Впрочем, хорошо уже и то, что он искал взаимопонимания.
        - Я люблю тебя, папа, - сказала она, дотрагиваясь до его руки.
        - Мы тоже любим тебя, Патти. - Голос Эдгара звучал хрипло… казалось, он испытал облегчение, когда вошла горничная, которая убрала тарелки и принесла полный кофейник.
        С полчаса они с отцом говорили об игровых шоу, о том, какой счастливой выглядит Ингрид и о многом другом. Но Патти не могла заставить себя забыть об обиде на мать.
        - Я… я надеюсь, что ты скажешь маме… Мне очень жаль, что ей не понравилось мое платье - сказала она, пытаясь говорить небрежным тоном - Честно говоря, я купила его специально для этого приема, но теперь понимаю, что требовалось что-нибудь более строгое…
        - Твое платье? - спросил отец. - По-моему очень, симпатичное платье… Ладно, я скажу.
        - И передай, что я желаю ей скорейшего выздоровления. - Патти обняла отца и ушла.
        Во время часового полета до Оранж-Каунти Патти не закрывала рта. Они сидели одни в шестиместном салоне, гул мотора не давал пилоту, возможности подслушать разговор.
        - Очень жаль, что твоей матери нездоровится. - Алекс сидел, вытянув длинные ноги в джинсах. На нем был любимый зеленый свитер, оттенявший его постоянно менявшие цвет глаза. - Похоже, вы с отцом заключили мир.
        Патти кивнула.
        - Я поняла, что он действительно любит меня, только не очень умеет это выразить. Знаешь, я всегда считала, что родителям достаточно просто любить своих детей, но теперь вижу, что этого мало. Требуется так выражать свою любовь, чтобы ребенок понял, что его любят.
        - В том числе и говорить об этом, - подхватил Алекс. - Мои родители это умели. И лучше всего я понимал, что меня любят, когда рассказывал им о случившемся в школе, а они сидели и с таким жаром расспрашивали, как будто в жизни не слышали ничего интереснее.
        В аэропорте они забрали машину Алекса и поехали в город.
        - Знаешь, что бы я с удовольствием сделал, - спросил Грин, останавливаясь у ее дома. - Провел с тобой уик-энд.
        - О'кей, - ответила Патти. - Тогда поезжай к себе, распаковывайся, а потом встретимся где-нибудь и выпьем кофе. Или пообедаем.
        - Вообще-то я собирался остаться у тебя, - сообщил Алекс.
        Патти помедлила с ответом. Дом являлся ее убежищем, единственным местом на свете, где никому не нужно было что-то объяснять или доказывать.
        - Тебе там не понравится. Почему бы нам не поехать в твои дом?
        - Потому что ты все еще дичишься меня, Патти, - сказал он. - Боишься, что я перекрашу твою гостиную?
        - Не знаю, - призналась она. - Но только попробуй! Я вылью эту краску тебе на голову.
        - И будешь совершенно права.
        Они вошли, распаковали чемоданы, а затем Алекс принялся, насмешливо щурясь, осматривать дом.
        - Хочу удостовериться, что на нас не рухнет крыша… Не уверен, что моей страховки хватит на лечение. Ты сама-то застрахована?
        - Достаточно и того, что владелец застраховал дом, - ответила девушка.
        - Так я и думал. - Алекс зашел в спальню и слегка попрыгал на матрасе, испытывая его на прочность. - Этим пружинам лет тысяча, не меньше, верно?
        - Похоже, ты не оставишь здесь камня на камне. - Патти не знала, плакать или смеяться.
        - Посмотрим. - На этот раз он остановился в ванной - Линолеум давно пора сменить.
        - Скажи это владельцу, если сумеешь. Когда нужно пожаловаться, его днем с огнем не сыщешь.
        Алекс крадучись вошел в, гостиную.
        - Здесь слишком маленькие окна. В комнате темно.
        - Конечно, моему дому до твоего далеко, - парировала Патти. - Но если ты хочешь убедить меня переехать к тебе только ради вида из окна…
        - О нет, это в мои намерения не входит. - Он плюхнулся на диван. - Ужасно жесткий…
        - Алекс, зачем ты это делаешь?
        - Пытаюсь объяснить тебе, что мы принадлежим друг другу, - сказал он. - Пройдут годы, прежде чем я сумею доказать, что тебе нечего бояться. Поэтому я решил как можно больше времени проводить с тобой в четырех стенах.
        - Либо мы привыкнем друг к другу, либо расстанемся, - признала Патти.
        - Пожалуйста, можешь делать все, что у тебя было назначено на этот уик-энд, - сказал Грин. - Я не хочу нарушать твой распорядок дня.
        - Распорядок дня?
        - Ну, значит, отсутствие оного.
        - Честно говоря, сегодня я собиралась в магазин за покупками.
        Алекс кивнул.
        - Просто для сведения - как часто ты это делаешь?
        - Как только кончается маринованная селедка.
        Супермаркет располагался в миле от ее дома. Он работал двадцать четыре часа в сутки, да и выбор экзотических продуктов там был больший.
        - Я обычно покупаю в других местах, но это хороший магазин, - сказал Алекс; пока Патти выбирала коляску. - Не бери эту: у нее сломано колесо.
        - Я беру ее специально, потому что молодая и сильная. Целые пусть достаются тем, кто постарше, отмахнулась Патти, устремляясь к прилавку с хлебом.
        - Понятно - На Алекса оглянулось сразу несколько женщин, и Патти тут же возненавидела их. Зеленый свитер туго обтягивал его торс, к которому так и тянуло прикоснуться. Она схватила кирпичик белого и заторопилась к молочному отделу.
        - Разве ты не составляешь списка покупок? - спросил Алекс.
        - Никогда.
        - И ничего не забываешь?
        - Сплошь и рядом, - повинуясь порыву, Патти взяла несколько коробочек сыра со специями, которого раньше не пробовала.
        - И как же ты выходишь из положения?
        - Ем то, что есть, - нетерпеливо объяснила она. - Хуже всего бывает, когда кончается стиральный порошок, да и тот можно купить в прачечной.
        Алекс недоуменно качал головой, следя за продуктами, которые наполняли тележку Патти: маринованная свекла, сардины, мясные консервы, куриная печень, спагетти…
        По возвращении домой он помог внести покупки и разложить их на кухонном столе.
        - У тебя в кладовке существует какой-то порядок? - осторожно осведомился он.
        - Насколько я знаю, нет. - По правде говоря, порядок был, но Патти предпочла не признаваться в этом. Раз Алекс считает ее сумасбродкой, пусть принимает такой, какая есть.
        Слишком усталая чтобы кокетничать, Патти облачилась в длинную майку с короткими рукавами, заменявшую ей ночную рубашку. Казалось, Алексу хотелось что-то сказать, но он тактично промолчал.
        Они любили друг друга медленно, нежно, уверенно, и Патти вдруг представилось, что именно такой могла бы стать их совместная жизнь. Прильнув к груди Алекса, она наслаждалась теплом и силой мужского тела. Да, она любила его и ей нравилось спать с ним.
        Наверно, этот уик-энд полностью докажет правоту Алекса. Либо он смирится с ее богемными привычками, либо они разойдутся…
        Утром они готовили завтрак вдвоем. Алекс, вызвавшись жарить бекон, аккуратно положил его на дно сковородки и поставил в духовку.
        - Хочешь запечь, что ли? - удивилась Патти.
        - Не беспокойся, все будет в порядке. Просто он поджарится куском и не расползется по сковородке, - заверил он, бросая упаковку в мусорное ведро и тщательно вытирая стол.
        Тем временем Патти нарезала лук и стала тереть сыр для омлета.
        - Ты насорила, - сказал Алекс.
        - Ну и что? Мышкам тоже надо поесть, - огрызнулась она.
        Обжарив лук, Патти разбила полдюжины яиц, добавила в них молоко, соль, сыр и размешала.
        - Так омлет не делают, - сказал Алекс. - Он должен составлять однородную массу.
        - Слишком много возни, - отмахнулась Патти. - я просто свалила все в кучу.
        - То-то и оно.
        Алекс стал варить кофе и нахмурился, обнаружив в кофеварке ситечко, полное использованного порошка.
        - Похоже, он окаменел, - пробормотал Грин, опорожнил ситечко и промыл его под краном.
        - Всегда забываю такие вещи, - объяснила Патти, продолжая размешивать яйца деревянной лопаточкой. - А потом, моя мышка любит кофе.
        - Что, у тебя действительно есть мыши?
        - Как-то раз видела одну, - созналась она. - Дженнифер гоняла ее по всей комнате, пока я не поймала мышь мусорной корзиной. Потом я отнесла ее в парк и выпустила.
        Алекс неодобрительно покачал головой.
        - Ой! - уставилась на него Патти. - Чуть не забыла! Я обещала сегодня днем посидеть с Дженнифер. Ничего, а?
        - Я же сказал, что не хочу нарушать твой распорядок.
        Айрин привезла дочь в три часа и широко раскрыла глаза, увидев, что на кухне сидит Алекс, одетый в джинсы и голубую ветровку.
        - Добрый день, вице-мэр Грин, - вежливо поздоровалась Айрин.
        Алекс, застигнутый врасплох, вспыхнул, но улыбка его была не менее любезной.
        - Рад видеть вас, миссис Рамирес.
        Когда она ушла, Дженнифер спряталась за спиной Патти и подозрительно посмотрела на Алекса.
        - Это мой друг, - сказала Патти девочке. - Разве ты не помнишь, что встречалась с ним в Сити-холле? Он тебе понравился.
        Дженнифер решительно замотала головой.
        - Чем бы ты хотела сегодня заняться? - спросила Патти.
        - Хочу в Диснейленд, - заявила девочка. Патти вздохнула. Она знала, во что через полчаса превратит Дженнифер этот огромный парк.
        - Может быть… - начала Патти.
        - В Диснейленд! - топнула ногой Дженнифер.
        Алекс следил за обеими с любопытством и тщательно скрываемым раздражением. Патти видела, что он не слишком опытен в общении с детьми.
        - Она всегда такая упрямая? - спросил Грин.
        - А ты когда-нибудь видел не упрямых трехлеток? - парировала Патти.
        - Я думал, теперь дети проводят все свободное время за компьютерными играми, - сознался Алекс…
        - Маленькие любят бегать. - Патти пыталась что-нибудь придумать. - Мы можем пойти в парк - там хорошая игровая площадка…
        - Не хочу! - завопила Дженнифер.
        Тут подал голос Алекс.
        - На бульваре открылся новый магазин игрушек. Знаешь, сколько там мягких зверюшек? А рядом, с ним зоомагазин. Если будешь хорошо себя вести, тебе разрешат погладить животных.
        - Правда? - Девочка недоверчиво изучала Алекса, словно тот был одним из незнакомцев, с которыми ей не разрешали разговаривать.
        - Отличная мысль! - видя нерешительность своей подопечной бодро заявила Патти. - А совсем неподалеку оттуда замечательная кондитерская.
        - О'кей! - наконец согласилась Дженнифер.
        Интересно, что из этого выйдет… Едва ли Алексу доводилось когда-нибудь ездить с детьми на бульвар.
        Он как зачарованный следил за Дженнифер, немедленно приступившей к изучению окружающей среды. Девочка рассматривала каждого необычного прохожего, обращала внимание на то чего Алекс никогда не замечал прежде нарисованную на стене маску клоуна или яркую неоновую рекламу и непрерывно сновала то туда, то сюда.
        - Настоящая шаровая молния… - пробормотал он, стараясь не потерять Дженнифер из виду.
        - Неужели заметил?
        Магазин игрушек привел мисс Рамирес в восторг. Она по полчаса разглядывала каждую куклу и мягкую игрушку. Тем временем Патти облюбовала симпатичного розового кролика и купила его.
        - Не боишься разбаловать ребенка? - спросил Алекс.
        - О, это не для нее! - засмеялась Патти. - Он будет жить у меня в доме. Конечно, Дженнифер сможет играть с ним, когда придет в гости, но я купила его для коллекции.
        - А разве у тебя есть коллекция?
        - Ну, небольшая. У меня уже есть плюшевый тигр, с которым она обожает играть.
        Алекс обвил рукой талию Патти и прижался бедром к ее бедру. Оба вздрогнули от желания, делая вид, будто следят за Дженнифер носившейся по центральному проходу.
        Когда возможности магазина игрушек были исчерпаны, они отправились в зоомагазин. При виде площадки молодняка, на которой дети весело возились со зверятами, Дженнифер завопила от радости и принялась тискать щенка кокер-спаниеля.
        - Замечательная идея, - сказал Алекс, усаживаясь вместе с Патти на скамью. - Похоже, животным это нравится еще больше, чем ребятам.
        - Я могла бы сидеть здесь часами. - Патти положила голову ему на плечо.
        Он такой сильный, такой надежный, подумала она. А судя по событиям сегодняшнего дня, из него вышел бы прекрасный отец…
        Патти стало тепло и уютно. Им с Алексом уже есть что вспомнить.
        Но его следующая реплика заставила девушку насторожиться.
        - И часто ты этим занимаешься? - спросил Алекс. - Я хочу сказать, если приходится постоянно заботиться о ребенке, то как можно справиться со всем остальным?
        Патти подняла голову.
        - Теперь ты понимаешь, почему домашние хозяйки жалуются на постоянную усталость?
        - Откуда в детях столько энергии? - задумался он. - Им ведь как-то надо ее восстанавливать.
        - Ну, время от времени они спят днем, - объяснила Патти. - По полчасика, не больше. А через пару лет начинают ходить в подготовительный класс и часть дня проводят там.
        Он посмотрел на Дженнифер, которая теперь играла с котенком.
        - Мне и в голову не приходило, что на воспитание детей уходит столько времени. Но ведь это себя оправдывает.
        Беседа закончилась, когда продавец объявил, что магазин закрывается. Взглянув на часы, Патти обнаружила, что уже около пяти.
        Они пообедали в «Бюргере» и провели вечер у телевизора. Даже Дженнифер, уставшая за день, мирно играла с плюшевым кроликом и уснула еще до того, как за ней пришла мать.
        А потом Алекс и Патти любили друг друга.
        - Мне нравится жить с тобой, - сказал Грин позже когда они лежали в обнимку. - На самом деле ты совсем не такая безалаберная, какой хочешь казаться.
        - Да неужели? - с вызовом спросила Патти.
        - У тебя на столе - я не мог этого не заметить - лежит тетрадь расходов.
        Патти закусила губу. Приближался конец месяца, и она исправно записывала свои траты на служебные разъезды. Неужели Алекс видел и настольный календарь, в котором были расписаны предстоящие занятия и другие дела? Там же она отмечала дни страховых взносов, платежей за жилье и все остальное.
        Конечно, вести записи необходимо, но Патти не хотелось признаваться в том, что объединяло ее с родителями и Марком и делало похожей на пунктуальных и расчетливых хранительниц домашнего очага.
        - Не могу понять, зачем ты притворяешься, будто обожаешь хаос, - Продолжил Алекс. - Похоже, ты бросаешь вызов не то мне, не то окружающим. Патти, будь самой собой. Я не собираюсь переделывать тебя.
        - Правда? У меня почему-то создалось совсем другое впечатление… - сказала Патти, приникая к его теплому телу.
        - Что ж, признаю, мне нравится, когда люди реализуют свои возможности. - Алекс погладил ее по распущенным волосам.
        - Перестань, Алекс. - Она боролась с желанием уступить его прикосновениям и словам. - А кто вчера говорил о необходимости соблюдать приличия?
        - Что ж, этого требует жизнь. Мало быть просто хорошим человеком; нужно, чтобы об этом знали другие, - ответил Алекс. - Не будем спорить, Патти…
        Его губы прижались к губам девушки, зажигая в ней желание. Когда окончился второй раунд их любовной игры, Патти сияла от наслаждения.
        В понедельник Алекс даже не пошел на работу, чтобы иметь возможность сопровождать Патти. Он только заскочил домой и переоделся в светло-зеленый спортивный костюм, подчеркивавший цвет его глаз.
        - Никогда бы не подумал, что старикам так нравятся физические упражнения, - сказал Грин по пути в городской центр.
        - Ну, упражнения для них далеко не самое важное… - начала Патти.
        - Серьезно? А что же тогда? Возможность полюбоваться тренером в трико? Держу пари, кое у кого из старичков от этого зрелища начинается сердцебиение, - пошутил Алекс.
        Улыбнувшись, она объяснила, что главную роль играет именно совместный характер занятий. Кое-кто из ее подопечных всю неделю испытывает депрессию, а занятия позволяют ему воспрянуть духом.
        - Ты хорошо разбираешься в нуждах людей, - заметил Алекс, въезжая на стоянку. - Из тебя мог бы выйти отличный…
        - Из меня уже вышел отличный инструктор ритмической гимнастики, - осадила его Патти, вылезая из машины.
        Как обычно, Зельда Рорк сидела сбоку. Ее волосы - то серебристо-седые, то угольно-черные - на сей раз имели подозрительный оранжевый оттенок. - Вы выкрасились по-новому? - спросила Патти, доставая плейер - Гмм… Очень красиво.
        Старуха ответила не сразу. Она была занята, тем что строила глазки Алексу.
        - Ну, вице-мэр Грин, это называется «нечаянная радость». - Зельда подчеркнула слово «радость» и Патти готова была поклясться, что бабка кокетничает.
        - Если бы я знал, что занятия посещают такие обворожительные женщины, то давно бы приехал, - галантно ответил Алекс, - Надеюсь, вы окажете мне честь стать моей партнершей?
        - С удовольствием. - К изумлению Патти, Зельда поднялась и заняла место рядом с Алексом.
        Девушка смотрела на миссис Рорк как зачарованная и с трудом вспоминала упражнения. Из стороннего наблюдателя, годного скорее для больницы, чем для занятий физкультурой, та превратилась в настоящий сгусток энергии.
        Вдохновленная подмигиваниями Алекса Зельда принимала участие в упражнениях и бодро дрыгала ногами, не обращая внимания на треск в суставах, сопровождавший каждое ее движение.
        - Ну, чтоб я пропал… - пробормотал, один из пожилых мужчин. - Старая коза думает, что превратилась в юную красотку…
        Слава Богу, Зельда приковала к себе всеобщее внимание, иначе старики увидели бы, что Патти не может отвести глаз от Алекса. Спортивный костюм обтягивал его сильную фигуру, подчеркивая широкие плечи и мускулистые бедра. Он выполнял упражнения легко, весело и без малейших признаков усталости. Патти казалось, что он сам мог бы провести эти занятия.
        Подвиг Зельды настолько наэлектризовал группу, что к концу занятий девушка едва отдышалась.
        - Миссис Рорк, вы случайно не танцевали в фильмах с участием Фреда Астера? - с непроницаемым лицом спросил Алекс, усаживая, старуху на стул. - Никогда не поверю, что вы не были балериной.
        - Ну… - скромно потупила глаза Зельда. - Не стану отрицать что танцевала и немного танцую до сих пор.
        Патти начинала сомневаться в том, что сможет избавить Алекса от его пылкой поклонницы. Держа Грина за руку, Зельда с упоением вспоминала рискованные эпизоды своей биографии, но тут за ней приехала дочь и увезла домой.
        - Бесстыдник! - хохотала Патти, когда они с Алексом вышли из центра. - Вскружил голову почтенной старой леди!
        - Старики тоже обладают правом голоса - скромно ответил он, но не удержался от улыбки. - Честно говоря она просто прелесть.
        - И ты тоже - Это признание далось Патти нелегко, но она обязана была отдать ему должное.
        Вернувшись домой, они выпили вина, закусив крекерами и сыром со специями.
        - Слава Богу, это по вкусу нам обоим, иначе мы бы не прожили друг с другом и недели, - заявил Алекс.
        Зазвонил телефон, и Патти прошла в гостиную.
        - Алло…
        - Патти Лайон? - спросил мужской голос.
        - Да.
        - Это Фрэнк Страуб. Мы встречались в Центре помощи. Я исполняю обязанности директора.
        Патти вспомнила бородатого советника по борьбе с наркотиками, представленного ей Алексом.
        - О да, конечно. Чем могу служить?
        - Я пытался дозвониться до вас и в пятницу, и вчера, но никого не было дома, - сказал он. - На совещании в четверг мы обсуждали вопрос о найме директора и остановились на вашей кандидатуре. Хотелось бы знать, насколько вас интересует это предложение.
        На минуту Патти потеряла дар речи. Центр помощи! Это много значило не только для таких людей, как Нуньесы, но и для всего города. Она была польщена и в то же время ошарашена.
        - Но почему именно я?
        - Вы хорошо знаете Ситрес-Гроув и его нужды - Фрэнк говорил серьезно, пытаясь убедить ее. - И местные жители вас знают и любят. У нас есть предложения от людей с большим административным опытом, чем у вас, но они не знают город так, как вы.
        Пока он говорил, Патти кое-как собралась с мыслями.
        - Что будет входить в мои обязанности.
        - Вы будете отвечать за координацию программ, расходование средств, работу штатных сотрудников и привлечение фондов, - ответил Фрэнк.
        - Но у меня действительно нет опыта…
        - Мы знаем это, - возразил он, - но думаем, что вы справитесь. Вы могли бы принести Центру большую пользу. Добровольцев у него хватает, но важно, чтобы каждый из них знал: над ними есть директор, которого по-настоящему интересует их работа.
        - Но ведь в городе есть и другие люди… - Начала она.
        - Большинство из них уже участвуют в выполнении той или иной программы. А нам нужен человек, который мог бы наблюдать за всеми и осуществлять функции координатора, - сказал Фрэнк. - Конечно, должность хлопотная и не каждый на нее годится, но я искренне надеюсь, что вы согласитесь.
        Патти принялась уверять, что не может взять на себя такую ответственность, однако в глубине души была довольна. Оказывается, жители Ситрес-Гроува высоко ценят ее! Не сумев добиться признания у собственных родителей, Патти привыкла думать, что никогда не достигнет успеха ни на одном профессиональном поприще.
        Наверное, она была не права. Городской совет видел в ней не легкомысленного инструктора физкультуры, но серьезного, достойного доверия взрослого человека. Хотелось верить, что он не ошибся.
        - Спасибо, - сказала Патти, уточнив еще несколько деталей. - Позвольте мне немного подумать, прежде чем дать ответ. В среду будет не слишком поздно?
        - Нет, не слишком.
        Ирония судьбы, подумала она, кладя трубку. Алекс уговаривал ее заняться серьезным делом, и вот это дело принесли ей на блюдечке с голубой каемочкой…
        - Хорошие новости? - спросил Алекс, входя в комнату.
        - Звонил Фрэнк Страуб… - начала Патти и вдруг осеклась. У Алекса подозрительно светились глаза и поднимались уголки губ. Он знал. Он уже знал об этом предложении, знал весь уик-энд и не сказал ей ни слова. Скорее всего, именно он и выдвинул ее на этот пост.
        Патти почувствовала себя так, словно неожиданно попала в ловушку. Дверца захлопнулась.

11

        Не отнимая руки от телефона, Патти медленно произнесла:
        - Мне предложили стать директором Центра помощи.
        - Ого! Вот здорово! - Алекс сиял. Сколько гордости, сколько энтузиазма! Она могла поклясться что все это отрепетировано заранее.
        - Как ты узнал, Алекс? - сдерживаясь из последних сил, спросила Патти.
        - О чем?
        - Ручаюсь, ты знал об этом. Кто тебе сказал? - Холодок под ложечкой не исчезал.
        Нужно было найти объяснение.
        - Кто-то из членов совета?
        - Не совсем. - Он опустился на диван, не выпуская из рук бокала, - Патти видишь ли, я вхожу в правление Центра Помощи. Но…
        Она не могла поверить этому.
        - Ты предложил мою кандидатуру?
        - Нет, конечно нет. - Алекс крутил в руках бокал. - Это было предложение сестры Анны, а я даже и не участвовал в голосовании. Но когда спросили, что я об этом думаю, я честно ответил, что ты прекрасно подходишь для этой работы. - Он поднялся и добавил - Я знаю как это должно выглядеть со стороны…
        - Так оно и выглядит. - Патти сумела укротить свои голос но не гнев. - Ты нарочно сделал это, чтобы подтолкнуть меня в нужную тебе сторону, верно?
        - Патти, ты несправедлива! - Он протянул руку и сел в кресло напротив. - Я бы никогда не назвал твое имя, если бы не считал, что это место как раз по тебе. И решение принимал не я, а другие члены правления.
        Из глаз Патти готовы были брызнуть слезы.
        - Я так обрадовалась. Подумала что действительно…
        - Хвалили тебя совершенно искренне. От тебя зависит оправдаешь ли ты эту похвалу… - Алекс напряженно следил за ней.
        Патти оставалось лишь покачать головой. Она не любила покровительства и не желала получать пост по знакомству, из рук человека, которого любила…
        И даже если Алекс не выдвигал ее кандидатуру, это ничего не меняло. Он присутствовал на заседании правления, а ей ничего не сказал, хотя они все эти четыре дня провели вместе.
        - Ты должен был сказать мне, - чужим голосом промолвила Патти.
        Алекс тяжело вздохнул.
        - Мне казалось, что предложение должен сделать Фрэнк Страуб. Я хотел, чтобы ты поняла: это официальное решение правления Центра помощи, а не мои интриги… Впрочем, у меня было подозрение, что ты все равно не поверишь…
        - Ты уверен, что не ошибся? - Она не смогла скрыть горечи.
        - Что ты имеешь в виду?
        - Ты говоришь, что я нравлюсь тебе такая как есть, но я тебе не верю. - Патти встала и принялась расхаживать по комнате, вдруг ставшей очень маленькой - Конечно, многое во мне тебе нравится, но все же ты хитростью стараешься заставить меня измениться.
        - Я никогда не хитрил с тобой, - возразил Алекс. - Может быть, так кажется со стороны, но это неправда.
        - Я думала, ты действительно любишь и принимаешь меня… - Она пытал ась удержать слезы.
        - Но Патти, так оно и есть.
        - Нет. - Она вскинула голову и нашла силы посмотреть ему в глаза. - Ты не любишь меня, Алекс. И боюсь, никогда не полюбишь.
        Сильная рука поймала ее запястье.
        - Любимая не говори так. Да, наверно, мне следовало сказать тебе заранее, но не стоит из-за моей ошибки отказываться от поста, который сулит такие возможности…
        - Он не для меня. - Девушке удалось справиться с голосом; появилась надежда не заплакать.
        - Патти, мы провели вместе почти четыре дня и прекрасно ладили, - сказал Алекс. - Если не хочешь работать в Центре помощи - что ж, не работай. Я подожду, пока ты не найдешь дело по душе. Но рано или поздно тебе придется решать, как жить дальше. Пока же ты просто плывешь по течению. Пожалуйста, не отказывайся из-за меня от этой работы.
        Патти боролась с желанием позволить Алексу командовать ею. Нет, это решение она должна принять сама.
        - Мне нужно остаться одной и подумать, - сказала она.
        - О'кей. - Алекс встал и хотел обнять девушку, но она увернулась. - Завтра вечером… нет, завтра заседание совета… в среду я приеду часов в семь, и мы потолкуем.
        - Ладно, - сказала Патти и с болью в сердце посмотрела ему вслед.
        Когда Алекс ушел, она без сил опустилась на диван. Разве она сможет теперь доверять этому самоуверенному, бесчестному интригану? При воспоминании о том, как польстило ей предложение Фрэнка, девушку обожгло стыдом.
        И все же она любила Алекса, ей нравилось шутить с ним, ходить в магазин и вместе готовить еду. Как замечательно он вел себя во время поездки в Сан-Франциско! Никогда у нее не было такого друга.
        У Патти из головы не шли слова Алекса о том, что она плывет по течению. Надо признать, в этом имелась доля правды. Она так много думала о том, чего не хочет, что не хватало времени на раздумья о том, к чему она стремится.
        Раздумья прервал негромкий звонок в дверь. Неужели Алекс что-то забыл и вернулся?
        Она открыла и увидела на пороге Розу Нуньес.
        - Роза! Входи скорее! - поторопила ее Патти. - Тебе уже разрешили вставать?
        - Да, конечно. - Роза отвела прядь волос со лба и показала тонкий белый шрам. - Вот и все что осталось от моего «боевого» ранения. - Она стянула с себя бежевый кардиган. - Черт, как здесь жарко.
        Интересно, что бы ты сказала, если бы пришла несколько минут назад, подумала Патти.
        - Кофе хочешь?
        - О'кей.
        Заправляя кофеварку, Патти рассказывала Розе как прошел юбилей родителей.
        - Ужасно глупо, но меня очень обидел отзыв матери о моем платье.
        - Ага. Ничего другого от родителей не дождешься… - Роза положила в чашку две ложки сахару.
        - Ты уже говорила с Алексом насчет работы - спросила Патти.
        - С мистером Грином? Нет еще. Я пойду к нему на следующей неделе… Черт, этот несчастный случай заставил меня совсем по-новому смотреть на вещи.
        - Серьезно? - Патти поняла, что выдала себя головой, и обрадовалась возможности перевести разговор в другое русло.
        - Знаете, мне всегда хотелось пожить в свое удовольствие, - продолжала Роза - Раньше я думала, что для этого надо уехать из дому, зайти куда-нибудь повеселиться или покататься на мотоцикле с моим дружком. Я по-прежнему хочу жить но сейчас это значит для меня что-то совсем другое.
        - Я тоже так думаю… - Патти вспомнила, какой маленькой казалась Роза на белой больничной койке.
        - Ага. Я хочу вырасти и завести детей. Но не сразу. Черт, я достаточно насмотрелась на пеленки чтобы не торопиться с этим делом! - Роза допила кофе и налила себе еще. - Для начала я хочу заработать денег; а то и пойти учиться в колледж. А семьей обзаведусь, когда мне исполнится… Вам сколько лет?
        - Двадцать шесть, - сказала Патти и честно призналась: - Я уже была замужем. Правда, недолго, но это оказался настоящий кошмар.
        - Ну, значит, вы с мистером Грином поженитесь, когда вам исполнится двадцать семь, - сказала Роза. - Это очень хороший возраст, чтобы создать семью.
        - У нас нет определенных планов… - Патти осеклась. - Я хотела сказать, что мы просто встречаемся.
        - О, все видят, как вы счастливы! - бодро заверила ее Роза. - Знаете что? Вы оба любите помогать другим. Сестра Анна рассказывала мне, что вы занимаетесь со стариками физкультурой. Я тоже хочу делать что-нибудь для других людей. Может, стану учительницей или медсестрой.
        - Да, это было бы здорово, - ответила Патти.
        Они поболтали еще немного. Затем Роза стала прощаться и вдруг прыснула.
        - Знаете что? Я забыла, зачем пришла!
        - Для этого не нужно никакого повода, - сказала Патти. - Добро пожаловать в любое время.
        - Спасибо. Но я пришла пригласить вас в гости. - Роза натянула свой длинный свитер сильно вытертый на локтях. - Приходите в субботу вечером. Отпразднуем мое выздоровление и еще раз поблагодарим всех тех, кто нам помог.
        - С удовольствием, - сказала Патти.
        - О'кей. Будем ждать. - Роза помахала рукой и исчезла.
        Патти принялась мыть посуду, продолжая думать о Розе Нуньес. Хвала небесам, девчонка взялась за ум! Похоже, перед ней открывается неплохая карьера. А как же быть с карьерой самой Патти? Алекс добился своего: он заставил ее задуматься о будущем.
        Патти слегка смущало нескрываемое восхищение, которое вызывала у Розы ее возня со стариками. Конечно, ей было чем гордиться, но Алекс прав: эта работа не требовала особых талантов, и Патти продолжала плыть по течению.
        А что здесь плохого? Последние годы она жила в мире с собой и не нуждалась в больших деньгах.
        Патти пыталась спокойно обдумать сделанное предложение. Конечно, на этом посту можно сделать много хорошего. Однако в глубине души ее продолжали одолевать сомнения. Директор - это руководитель, а руководитель - это человек, который возится с бумагами, уговаривает спонсоров делать пожертвования, раздает субсидии, нанимает сотрудников, следит за их работой и при необходимости устраивает им выволочку…
        Нет, это не ее работа. И как бы ни была она полезна людям или жизненно важна для Алекса, Патти за нее не возьмется.

12

        Когда в среду Патти позвонила Фрэнку Страубу, ответ был готов.
        - Боюсь, я не могу принять ваше предложение, - сказала она. - Мне больше нравится непосредственно работать с людьми, чем руководить ими. Да и Центру Помощи пойдет на пользу, если его будет возглавлять опытный администратор.
        - Вы не передумаете? - Тон у Фрэнка был разочарованный. - Правление так радовала перспектива сотрудничать с вами…
        - Сказать по правде, я с удовольствием работала бы в Центре помощи, но не представляю себе как буду возиться с бумажками и командовать другими, - призналась Патти.
        - Ну, если вы не хотите занять пост директора, то позвольте сделать вам другое предложение, - сказал Фрэнк.
        - Слушаю. - У Патти сжало горло.
        - Честно говоря, не уверен, что оно вас заинтересует… Сегодня я узнал, что решено создать должность координатора городских программ… - Фрэнк откашлялся. - Это не такой важный пост хотя и второй после директора. Правда, он предполагает более конкретную работу.
        Быть второй по старшинству Патти вполне устраивало. Это лучше, чем она смела надеяться.
        - А в чем заключаются обязанности координатора?
        - В составлении расписания, но главным образом в работе с добровольцами и людьми, которые нуждаются в помощи. - Фрэнк стал описывать программы, которые предстояло начать Центру, включая профилактику детской преступности и борьбу с наркоманией среди подростков. - Должность, конечно, не слишком завидная - нерешительно добавил он. - Придется и с детьми играть, и гонять с автостоянки трудных подростков. Можно сказать, работа для человека в джинсах и майке. Мне казалось, вам нужно что-нибудь… более солидное.
        Патти улыбнулась.
        - С чего вы взяли? Да все наоборот! Вы хотите сказать, что предлагаете мне этот пост? - тревожно спросила девушка, не веря своему счастью.
        - Конечно. Думаю, вы прекрасно справитесь. Правление поручило мне заняться подбором служащих - естественно, за исключением директора. И я уверен, что они с радостью узнают о вашем согласии работать в Центре на любой должности. А что касается жалованья… - Тут Фрэнк назвал очень солидную сумму.
        Патти знала, что нужно все как следует взвесить, но не могла противиться соблазну.
        - Я согласна.
        - Отлично! - одобрил Фрэнк. - Сможете приехать завтра, обсудить все детали?
        - Конечно. - Договорившись о времени, Патти повесила трубку. У нее кружилась голова.
        И тут же девушку начали одолевать сомнения. Справится ли она с такой ответственностью? Впрочем, Патти уже не терпелось приступить к работе. Она будет ежедневно встречаться с сестрой Анной и другими хорошими людьми, будет помогать осуществлять проекты, которые принесут городу пользу. Ради этого не грех слегка повозиться с канцелярией.
        А Алекс? Эта мысль заставила Патти нахмуриться. Едва ли он станет возражать: как-никак, координатор - пост уважаемый. Но наверняка будет разочарован тем, что у нее нет честолюбия и что она предпочла должность «прислуги за все». Может быть, Алекс не кривит душой, когда говорит, что грех зарывать в землю свои таланты. И он наверняка расстроится, что Патти не похожа на свою мать, которая умеет все сделать как надо и которая, оказавшись на ее месте, предпочла бы стать директором.
        Время тянулось необычайно медленно. Надежды на то, что Алекс придет раньше обещанного, не было, и Патти не находила себе места. О прогулке не могло быть и речи: надвигавшийся с утра осенний шторм разразился только к вечеру, обрушив на Ситрес-Гроув потоки воды.
        Дождь напомнил Патти о ночи, проведенной на борту «Куин Мэри». Как чудесно было бы лежать с Алексом у горящего камина и неторопливыми ласками доводить друг друга до экстаза. Они могли бы сделать зефир или испечь устриц…
        Повинуясь порыву, она положила в камин несколько поленьев, включила газ и поднесла к горелке зажженную спичку. Вспыхнуло пламя.
        Патти открыла банку устриц, нанизала две, на палочку и сунула в огонь. На полено упала капля масла и ярко вспыхнула.
        Тут раздался звонок в дверь.
        - О черт… - пробормотала она, поправила палочку и заторопилась открывать.
        Щелкнул замок, и у Патти перехватило дыхание на пороге стоял Алекс. С его волос и плаща стекали струйки воды.
        - Я соскучился, - сказал он. - Не смог дождаться семи.
        - Входи скорее, пока не схватил воспаление легких… - Патти сделала шаг назад; он вошел в прихожую и снял плащ. Девушка протянула ему полотенце и велела вытереть голову.
        Торчавшие во все стороны волосы делали его таким… таким славным… Патти не могла удержаться от смеха.
        - Что ж, начало многообещающее. - Алекс обернулся к огню. - Похоже, ты делаешь зефир, но запах… Господи, что за знакомый запах?
        - Печеные устрицы. - Патти вынула палочку и обнаружила, что устрицы перепеклись. - Давай-ка их зажарим! - Через минуту она сняла пробу. - Вкусно! Хочешь попробовать?
        - Не откажусь. - Он сунул устрицу в рот. - Вообще-то я предпочитаю сырые, но так тоже замечательно.
        Они пошли на кухню пить кофе и сели друг против друга за поцарапанный стол, Патти откашлялась.
        - Я отклонила предложение, - сказала она и умолкла.
        - И правильно сделала.
        - Правильно?
        - Я много думал об этом… - Алекс протянул руку и провел пальцем по тыльной стороне ее ладони. - И на работе, и в совете я привык заботиться о деле, и моя главная обязанность - правильно расставлять кадры. Мне не нравится, когда способные люди занимают не то место, которое им подобает.
        - Понимаю, - сказала Патти, чувствуя, как по спине побежали мурашки. Неужели она ошиблась, согласившись на пост координатора, а не директора?
        - Именно так у меня вышло с тобой, - огорченно улыбнулся Алекс. - Я пытался помочь тебе… тьфу, что за бюрократическая фраза… «реализовать свой потенциал» и начисто забыл о том, что ты моя подруга и возлюбленная, а не служащая. Я должен был позволить тебе сделать выбор самостоятельно.
        Тут Патти тяжело вздохнула и призвала на помощь всю свою смелость. Дай Бог, чтобы он говорил правду…
        - Честно говоря, я уже сделала его. - Будь что будет… - Фрэнк Страуб сказал, что они решили ввести должность координатора, и предложил ее мне. И я согласилась. Знаешь, как он выразился? Что это пост для человека в джинсах и майке…
        Алекс застыл на месте. Патти напряженно вглядывалась в его лицо, боясь увидеть на нем разочарование.
        - Ты уверена, что хочешь этого? - наконец спросил он. - Патти, у меня такое чувство, будто я затеял что-то не то… Не стоит браться за работу, если она тебе не нравится.
        - Но она мне нравится! - взволнованно заявила Патти. Она как раз по мне. Надо признаться, до сих пор я этого не понимала, но наконец поняла!
        - Ну, если так, то я доволен. - Он перегнулся через стол и поцеловал ее, едва не опрокинув чашки.
        - Правда, Алекс? - спросила она, не сводя глаз с задумчивого лица Грина.
        - Надеюсь, ты согласилась на этот пост не в угоду мне, - ответил он. - Патти, я люблю тебя и не хочу, чтобы ты делала то, о чем потом можешь пожалеть.
        - Но я в самом деле хочу этого! - Внезапно она расхохоталась. - Смешно! Ты не находишь, что мы поменялись ролями?
        Хмурое лицо Алекса озарила улыбка.
        - Ничего подобного! Я никогда не жарил в камине устриц!
        - Разве ты не рад, что я наконец… выросла? - лукаво улыбнулась Патти. Она обвела глазами кухню и гостиную и вдруг стала серьезной. - Похоже на студенческое общежитие, верно? Знаешь что? Мне надоело украшать стены плакатами. О небо, неужели я скоро стану благопристойной?
        - Никогда! - В глазах Алекса плясали веселые искорки. - Патти, я люблю тебя такой, какая ты есть. Когда мы поженимся, можешь завесить окна индейскими одеялами, если тебе придет в голову такая блажь.
        - Поженимся? - Она едва не поперхнулась.
        Он слегка смутился.
        - Извини, как-то само вырвалось… Я собирался сделать предложение в романтической обстановке, во время ужина при свечах…
        - Ох, Алекс, - прошептала Патти. - Я… я еще не готова. Это так неожиданно…
        Он начал что-то говорить, но тут же умолк, взял чашки и отнес их в раковину.
        - Я не хочу торопить тебя, но… когда мы врозь, мне становится тоскливо.
        - Мне нужно подумать. - Зачем она говорит это? Чего она боится? Патти закусила губу. Наверно, того, что их согласие окажется хрупким и недолговечным…
        Алекс повернулся к ней лицом.
        - Не стану уверять, что ожидание сведет меня с ума, но знаю одно: рано или поздно ты поймешь, что я люблю именно тебя, а не свое представление об идеальной жене.
        Не в силах сдержаться, Алекс стремительно шагнул к ней, поднял с кресла и с неистовой нежностью прижался к ее губам.
        Поцелуй заставил Патти забыть обо всем на свете и страстно ответить ему. Руки Алекса ласкали ее спину, бедра и горевшие огнем груди.
        В этот миг Патти поняла, как отчаянно она стосковалась по нему. И тем не менее что-то мешало ей ответить согласием.
        Алекс заметил ее нерешительность.
        - Я не собираюсь торопить тебя, Патти, - повторил он, сделав шаг назад. - Я не очень терпеливый человек, но попробую потерпеть.
        Они любили друг друга как никогда прежде, дорожа каждой минутой наслаждения. Они были вместе, и ничто не могло заставить их расстаться. Или могло?
        В полночь Алекс неохотно ушел, пообещав заехать за ней в субботу вечером и отвезти к Нуньесам.
        Грядет замужество, подумала Патти, когда дверь за ним захлопнулась. Ей вспомнились месяцы прожитые с Марком, чувство одиночества, пренебрежительный тон, которым разговаривал муж, когда она смела не соглашаться с ним, и давящие на нее стены.
        Но Алекс был совсем другим. По крайней мере, Патти на это надеялась.

        Как водится в Южной Калифорнии два дня стояла чудесная погода, а на уик-энд вновь разразилась буря. Когда Патти и Алекс остановились у дома Нуньесов, по стеклам машины бежала вода.
        Улицу оглашали звуки музыки, и у всех гостей, несмотря на дождь, было чудесное настроение.
        Дверь открылась настежь, на крытое крыльцо высыпал народ. Патти обратила внимание на яркие цветастые женские платья, явно привезенные из Мексики. Сама она надела ситцевую розовую юбку, белую блузку и серебряное ожерелье с бирюзой. Пожалуй, даже мать не упрекнула бы Патти, что та неправильно выбрала наряд. А Алекс? Не сочтет ли он, что бирюзу носят только хиппи? Патти махнула рукой. Алекс ведь сам хотел, чтобы она оставалась самой собой, не так ли?
        Они вошли в дом и тут же оказались в гуще принаряженных людей. Напитки в пластмассовых стаканчиках, возбужденные голоса, трещавшие по-английски и по-испански, громкая музыка… Как это отличалось от чинных, торжественных приемов, которые устраивали ее родители… Шумное сборище у Нуньесов нравилось Патти куда больше.
        - Сумасшедший дом, - сказал Алекс. - Если будем стоять на месте, нам переломают ребра.
        Патти отыскала взглядом сестру Анну, и они стали пробираться друг к другу.
        - Теперь я знаю, как чувствуют себя сардины в банке, - здороваясь с монахиней, пошутил Алекс.
        Сестра Анна тепло приветствовала их и поздравила Патти с назначением.
        - Я так обрадовалась, когда Фрэнк сказал мне… - Шум стоял такой, что от серьезной беседы пришлось отказаться.
        Постепенно привыкая к хаосу, Патти и Алекс помахали членам совета, прочим знакомым и поздоровались с Нуньесами. А затем зазвучала «Кукарача» рядом с Патти выросла Роза и схватила ее за руку.
        - Пойдемте! - сказала девушка, увлекая Патти за собой.
        Каким-то образом. Розе удалось заставить людей расступиться и освободить пространство в центре комнаты.
        - За мной! - крикнула она и пустилась в пляс, втягивая вкруг других девушек.
        Испанская часть публики поддерживала их криками «оле!». Смеющаяся, раскрасневшаяся Патти по примеру Розы скинула туфли и, помахивая подолом юбки, закончила танец замысловатым коленцем.
        Вспыхнули аплодисменты, и Патти, тяжело дыша, надела туфли.
        - Ну, Роза, это было здорово!
        - Что ж, для «англо» неплохо, - снисходительно похвалила ее девушка.
        Увидев торопившегося навстречу Алекса, Патти смутилась. Не осрамила ли она его перед коллегами?
        - Откуда в тебе столько энергии? - спросил Алекс, стараясь перекричать шум.
        - От печеных устриц и сыра со специями, - ответила Патти. - А еще от маринованной селедки.
        - Фу, какая гадость! - засмеялся он.
        Откуда-то появились Айрин и Пол и принялись расхваливать танец Патти. Через полчаса обе пары очутились в ближайшем кафе - неказистом заведении, пропитанном запахами мексиканской кухни. Картину дополнял дремавший в углу пес диковинной желтой масти.
        - Зря я не пришел сюда в сомбреро, - сказал Пол.
        - Замечательная вечеринка! - вставила Айрин. - Знаете, мы ведь тоже испанцы, только сильно англизированные. Я и мечтать не могла о такой фиесте!
        - Только не вздумай пригласить к нам в дом двести пятьдесят человек! - пригрозил ей Пол.
        - Похоже, я многое потерял. Я ведь вырос в Новой Англии среди людей, возводящих свою родословную к прибывшим на «Мэйфлауэре»[Судно, доставившее в Америку первых колонистов-англичан (1609 г.).] ,- задумчиво промолвил Алекс.
        Только тут Патти сообразила, что он не сказал о ее танце ни одного худого слова. Наоборот, Алекс вел себя так, словно искренне восхищался непосредственностью и непринужденностью собравшегося у Нуньесов общества.
        Когда дождь слегка утих, они поехали домой по мокрой мостовой, в которой отражались огни фонарей. Было хорошо очутиться в тихом домике Патти и лежать вдвоем в двуспальной кровати. Она казалась теплым коконом, оазисом в холодной ночи.
        Молодые люди проснулись в объятиях друг друга. Нежные прикосновения Алекса воспламенили Патти.
        - Я люблю тебя, - прошептала она.
        Алекс в ответ поцеловал ее в грудь.
        - Ты моя вечная любовь, - еле слышно проговорил он, подняв глаза. Губы Алекса нашли ее губы; его ласки становились все более настойчивыми.
        Патти задыхалась, не в силах бороться с пронзавшим тело желанием.
        И вдруг он отстранился и спокойно улегся рядом, хотя у обоих гулко билось сердце.
        - Алекс… не останавливайся! - взмолилась она.
        - Ты так и не сказала, что выйдешь за меня, - коварно напомнил он.
        - Я… - Патти вздрогнула и поняла, что все ее опасения исчезли. Как будто за эту ночь растаял айсберг. Вечеринка у Нуньесов… танец… смеющийся Алекс…
        - Да, - сказала она. - Я выйду за тебя. - Патти попыталась снова привлечь Алекса к себе, но тот вывернулся.
        - Когда?
        - Завтра. На следующей неделе. Мне все равно.
        - Где?
        - Алекс!
        - Я хочу полной ясности.
        Патти досадливо вздохнула.
        - Как насчет озера Тахо? Не нужно возиться с гостями, угощением и всей этой ерундой…
        - Издеваешься? - приподнялся на локте Алекс.
        При виде его широкой груди в Патти вновь проснулось желание; она провела пальцами по завиткам волос. - Я всегда думал, что моя свадьба пройдет по всем правилам и о ней узнает весь город.
        - Пожалуйста, поговорим об этом позже, попросила она.
        - Ни в коем случае. Я хочу венчания в церкви, цветов, хора певчих, органа и грандиозного пира…
        - Теперь ты издеваешься! - простонала Патти.
        Она лизнула Алекса в ухо, но тот предпочел не отвечать.
        - Если хочешь, я могу взять это на себя, - предложил он. - От тебя потребуется только надеть платье и выйти из дому.
        - Прекрасно. Можешь побороться за эту честь с моей матерью. Она будет счастлива увидеть в тебе единомышленника.
        Алекс широко улыбнулся.
        - Здорово! А ты не передумаешь?
        - Алекс!
        Он фыркнул, прильнул к ней, - возобновил свои страстные ласки и продолжал их, пока Патти не почувствовала, что готова расплавиться, а затем объятия сменились яростными движениями в такт безумно колотящемуся сердцу и криком наслаждения.
        - О моя любовь, - прошептал Алекс, прижавшись губами к ее уху. - Моя невеста. Моя жена.
        Это слово звучало чудесно. А потом они испекли пирог с корицей и наполнили бокалы яблочным сидром, поскольку шампанского у нее в буфете не нашлось.
        - Наверно, надо позвонить родителям - сказала Патти.
        - Отличная мысль, - Алекс отвел ее в гостиную и сел на диван.
        Патти набрала номер. Раздались гудки, и она с трепетом услышала голос матери.
        - Алло?
        - Мама? Это Патти.
        - Ох! - воскликнула мать. - Эдгар! Это Патти!
        Спустя мгновение отец взял параллельную трубку.
        - Здравствуй, моя радость!
        - Я хотела сообщить, что мы с Алексом решили пожениться.
        На мгновение в трубке воцарилось молчание…
        - Чудесно! - наконец сказала мать. - Я так рада за тебя! Когда свадьба?
        - День мы еще не назначили, но скоро, - ответила Патти. - Конечно, мы хотим, чтобы вы приехали.
        - Он прекрасный молодой человек, - промолвил отец.
        - Хочешь поговорить с ним? - Она передала трубку Алексу, который сказал несколько слов, принял поздравления и пообещал беречь Патти.
        Когда она снова включилась в разговор, мать пробормотала:
        - Патти, я хотела тебе кое-что сказать…
        - Да, мама, - нерешительно ответила она и принялась ждать.
        - Эдгар говорит, я тебя обидела, сказав что-то о твоем платье. Во время юбилея, - пояснила Сесилия. - Милая, я так замоталась с этими гостями, что ничего не помню. Но я хочу, чтобы ты знала: я ужасно обрадовалась твоему приезду и тому, что ты так замечательно выглядишь. И даже если на свою свадьбу ты наденешь мешок из-под картошки - клянусь, я не скажу ни слова! Хотя, если говорить честно, я бы с удовольствием помогла тебе принять гостей…
        Патти засмеялась сквозь слезы - слезы по даром потраченным годам, когда разница во взглядах мешала им понять друг друга.
        Договорившись, что приготовлениями к свадьбе мать будет заниматься вместе с Алексом, Патти положила трубку и обернулась к своему будущему мужу.
        - Теперь я кое-что поняла.
        - Что, мое счастье? - Он обвил руками ее талию.
        - Я всегда думала, что родители мечтали об идеальной дочери, и не слишком ошибалась, - сказала Патти. - Но знаешь что? Я сама мечтала об идеальных родителях. Я тоже не принимала их такими, как они есть. Господи, сколько времени прошло понапрасну, а я так люблю их!
        - А я люблю тебя, Патти. - напомнил он.
        - Взаимно. - От полноты чувств она поцеловала его в нос.
        - Мы с тобой тоже разные, - вздохнул Алекс. - Я бы никогда не решился на глазах у целой толпы танцевать «Кукарачу».
        - Но ведь ты не сердишься, что я это сделала?
        - Ты потрясающе выглядела, - сказал он. - А ты не сердишься, что я ношу костюмы-тройки И голосую против игорных домов?
        - Как-нибудь потерплю, - отшутилась Патти.
        - Придется терпеть лет пятьдесят, не меньше. А теперь… Позволь напомнить тебе, что в соседней комнате выдыхается сидр.
        Они вернулись на кухню и выпили за игру, в которую им предстояло играть всю жизнь и которую можно выиграть только вдвоем.

        notes

        Примечания

1

        Бесстрастное лицо. - Здесь и далее прим. пер.

2

186 и 17З см соответственно.

3

        Около 90 кг.

4

        Приходящая няня.

5

        Игра слов: «position» по-английски означает и «должность» и «поза».

6

        Персонаж романа М. Митчелл «Унесенные ветром»

7

        Популярная в 60-е годы песенка из репертуара Дорис Дей.

8

        По Форенгейту. Соответствует 32 градусам Цельсия.

9

        Знаменитый американский комик.

10

        Полуостров неподалеку от Бостона, центр парусного спорта.

11

        Мюзикл знаменитого английского композитора Эндрю Ллойд-Уэббера, автора рок-оперы
«Иисус Христос - суперзвезда», «Кошки» и др.

12

        В англоязычных странах - веселый праздник, посвященный победе над нечистой силой. Отмечается 31 октября.

13

        Судно, доставившее в Америку первых колонистов-англичан (1609 г.).

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к