Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Любовные Романы / СТУФХЦЧШЩЭЮЯ / Топаз Жаклин: " Декабрьская Оттепель " - читать онлайн

Сохранить .
Декабрьская оттепель Жаклин Топаз

        # Декабрь выдался холодным и снежным, какого не помнили даже старожилы.
        В занесенном снегом городе встречаются двое, и их сердца, уставшие от одиночества и прежних неудач в личной жизни, устремляются навстречу друг другу. Неужели и на сей раз их ждет разочарование? Тем более что отношения Дейва и Мерри развиваются очень непросто.

        Жаклин Топаз
        Декабрьская оттепель

1

        Долгий субботний день, самым ярким моментом которого стало извлечение дроби из бедра чересчур уж ретивого коккер-спаниеля, измотал ее. Ветеринарный врач Мередит Макгрегор устало стягивала белый халат, когда ее мысли нарушил громкий раздраженный голос, доносившийся из приемной. Говорил мужчина.
        - Как прикажете понимать, что вы закрыли клинику десять минут назад? Сейчас только пять минут седьмого!
        - Мы закрылись пять минут назад. - В ответе Элайды Рис, которая совмещала обязанности и заведующей приемным отделением и санитарки, терпение боролось с возмущением.
        - Я застрял в автомобильной пробке, - резко бросил посетитель, словно вина за его опоздание падала каким-то образом на Элайду. - Подумать только: они надеялись провести федеральное шоссе через Нашвилл, не разворотив при этом полгорода! Но тем не менее я здесь и намерен забрать свою собаку.
        - Посмотрю, что можно сделать. - Поджав губы, Элайда вышла в коридор старинного здания, давно уже перестроенного под ветеринарную клинику. - Доктор Макгрегор, вы разрешаете выдать собаку по кличке… - санитарка сверила имя с карточкой, которую держала в руке, - по кличке Чемпион-Ривз-Филтон-Завоеватель?
        Мерри застонала от досады. Она так ждала момента, когда сможет сбросить туфли и расслабиться над тарелкой с какой-нибудь горячей едой. Правда, ей не хотелось оставлять животное в лечебнице на воскресенье без особой необходимости.
        - А доктор Браун ничего не говорил, уходя? Это, должно быть, его пациент.
        - Ну, конечно. - Элайда справилась с записью в карточке. - Да, все в порядке.
        В этот миг зазвонил телефон.
        - Черт возьми! - воскликнула санитарка. - Такой суматошный день, да мы еще и не в полном составе: Дженни плохо себя почувствовала и уехала домой. - С этими словами Элайда умчалась, скрывшись за поворотом коридора.
        Скажите: Чемпион-Ривз-Филтон-Завоеватель! Мерри представила себе стриженого нервного пуделя и под стать ему такого же хозяина. Пусть уж Элайда займется этой собакой.
        У Мерри свои заботы. Например, Рождество, которое приходится на следующую пятницу. И маленькая девочка, которая нуждается в ее помощи. И…
        - Простите, мисс.
        Она резко обернулась на мужской голос.
        - Меня зовут Дейв Эндерс. Будьте добры, выдайте мне мою собаку. Ваша коллега, видимо, занята телефонным разговором.
        Стоявший в дверях мужчина пронзил ее взглядом серо-стальных глаз. Такие глаза бывают у людей, привыкших повелевать. Судя по его высокому росту, широким плечам, с особым шиком обтянутым сшитым явно на заказ пальто, такой мужчина способен вызвать чувство робости у большинства женщин. Но ведь большинство женщин не отличаются столь высоким ростом, как она, и не способны попотчевать антибиотиками лошадь.
        Мерри предположила, что посетитель принял ее за одну из санитарок, так как она уже сняла врачебный халат.
        - Я уверена, что Элайда освободится через минуту.
        - Послушайте, я спешу. Неужели вы не хотите мне помочь?
        Да, она не хотела, но, вероятно, будет проще выдать хозяину его Чемпиона-Ривза-Филтона-Завоевателя, чем стоять здесь и пререкаться.
        - Ну, хорошо. Прошу сюда.
        Мерри провела посетителя в помещение, заставленное большими клетками. Сейчас почти все они пустовали. Рядом с ними визгливо заверещала паукообразная обезьянка Бритчиз; она попала сюда, нечаянно порезав лапу, когда схватила кухонный нож своей владелицы. Мерри поцокала зверьку языком, проходя мимо, и напомнила себе, что надо проверить, достаточно ли у Бритчиз пищи и воды. По субботам в лечебнице работала девочка-подросток Дженни; она брала обезьянку на процедуры перед тем, как почувствовала себя плохо, и могла что-нибудь позабыть.
        Нервно залаяла собака из большой клетки в конце помещения, и Мерри увидела, что это вовсе не пудель, а колли с глазами оленихи; собака взволнованно махала пушистым хвостом.
        - Привет, Забияка! - Дейв Эндерс опустился на одно колено, предварительно бросив быстрый взгляд, чтобы убедиться, что линолеум чист и его новенькие шерстяные брюки не пострадают.
        - Забияка? - Мерри не могла скрыть удивления. - Вы называете Чемпиона-Ривза-Филтона-Завоевателя просто забиякой?
        Владелец собаки продолжал разговаривать со своим любимцем, словно не слышал вопроса.
        - Они тут хорошо подлечили тебя? Бедняжка, как мы с тобой переволновались, когда тебя подстрелил тот болван, правда? Но в конце концов оказалось, что ничего серьезного нет. - Только теперь говоривший вновь заметил присутствие Мерри. - Пожалуйста, отпустите его. У меня нет времени…
        Звук лязгнувшего металлического запора за спиной заставил Мерри обернуться в тот самый момент, когда приоткрылась дверь клетки, где сидела обезьянка Бритчиз. Бросившись к месту происшествия, врач про себя чертыхалась. Даже плохое самочувствие Дженни не извиняет разгильдяйства: клетка всегда должна быть надежно заперта. Особенно, если там обезьянка, чей род прославился цирковыми трюками с открыванием замков и запоров.
        Как ни спешила Мерри, она опоздала. Зверек с длинными лапами проскользнул в образовавшуюся щель, издал победный вопль и заплясал перед клетками. Своими согнутыми конечностями он действительно напоминал паука.
        - Элайда!
        Ясно, одной здесь не справиться. Мало того, что обезьян вообще трудно ловить, так они способны устроить настоящий погром, если начнут бросаться пузырьками с медикаментами. К тому же люди могут пострадать и от их острых зубов.
        Дейв Эндерс выпрямился. Его губы сердито сжались.
        - Я и представить себе не мог такой разболтанности. В прежние времена доктор Браун никогда не допустил бы ничего подобного.
        На возражения времени не было.
        - Прошу выйти из помещения. - Мерри почувствовала удовлетворение, когда ее резкий тон заставил посетителя удивиться. - Давайте же!
        - Но вы ставите себя в смешное положение.
        К своему ужасу Мерри увидела, как он потянулся к обезьяне; она представила себе перспективу - раны от укусов и судебные иски.
        - Немедленно прекратите, мистер Эндерс! Я не знаю ваших правил поведения, но здесь распоряжаюсь я.
        Мерри снова опоздала. Зверек вскочил на плечо Дейва Эндерса, на его модное пальто от дорогого портного. Тут же обезьянка проделала антраша на месте тщательного пробора в каштановой шевелюре и, используя нахально вздернутую голову посетителя в качестве трамплина, перепрыгнула на полку, полную медикаментов.
        - Проклятие! Видите, что вы натворили? - Мерри протиснулась мимо Эндерса и схватила одеяло.
        Оживленно болтая на каком-то своем языке, обезьянка швыряла на пол пузырьки и коробочки, когда врач приблизилась к ней. Однако при попытке накинуть на нее одеяло Бритчиз совершила новый прыжок и помчалась прямо к двери, ведущей в другие помещения.
        Бросившись вслед, Мерри все же накрыла одеялом рыже-бурого зверька. Пара мужских очень дорогих кожаных туфель прижала к полу свободные углы одеяла. Бритчиз была пленена.
        - Слава Богу!
        Только теперь Мерри осознала, что Дейв Эндерс стоит вплотную, едва не касаясь ее. Их лица разделяли какие-то дюймы.
        - Вы… Спасибо… Я…
        Без всякого предупреждения рот Дейва накрыл ее губы, и сильные руки нежно погладили плечи. Прикосновение было ласковым, почти шутливым. Оно потрясло Мерри, и она отстранилась не сразу.
        - Простите. - Ленивая улыбка показывала, что он вовсе не сожалеет о случившемся. - Вы, вероятно, разбудили во мне первобытные инстинкты.
        Как бы в знак солидарности Бритчиз сердито зашипела и забилась под одеялом. Мерри позвала санитарку и на этот раз та прибежала немедленно. Натянув защитные перчатки, помощница вскоре водворила обезьянку в клетку, а Чемпиона-Ривза-Филтона-Завоевателя (он же - Забияка) выпустила из заключения.
        - Я очень сожалею о случившемся, доктор Макгрегор, - сказала санитарка, пополнив запасы пищи и воды у обезьянки и направляясь в приемную. - Мне следовало тщательно все проверить после ухода Дженни.
        - Так и проверяйте, - раздраженно откликнулась Мерри. - И давайте закрываться: на сегодня хватит. Да, спасибо за помощь с Бритчиз.
        Эндерс, любовно взлохматив шерсть Забияки, с любопытством следил глазами за Мерри.
        - Значит, вы - ветеринарный врач. Раньше мне никогда не доводилось целовать ветеринаров.
        Щеки Мерри запылали.
        - Надеюсь, вы получили удовольствие, мистер Эндерс.
        - О, да. Так же, как и вы. - Серые глаза, поддразнивая, заглядывали в карие глаза Мерри. - Не будь у меня занят сегодняшний вечер, я предложил бы продолжить изучение этой интересной темы.
        - Думаю, мы и так продвинулись достаточно далеко. - Мерри пыталась успокоиться. - А кроме того, уж не обессудьте, у меня сегодня встреча, на которую я опаздываю по вашей вине.
        Она совсем не обязана пояснять, что встреча эта - ужин у бабушки, которая живет в соседнем с ней доме. Эндерс выпрямился, пристегнув поводок к ошейнику Забияки.
        - Как мне кажется, вы кое-что мне должны.
        - Простите, не понимаю.
        - Ведь когда обезьянка выбралась из клетки, здесь, кроме вас, находился только я один. Она бы вволю набедокурила, окажись в самовольной отлучке на всю ночь. Вы же не будете это оспаривать?
        От одной только мысли о таком ужасе Мерри бросило в дрожь.
        - Согласна, что ваше появление оказалось очень своевременным, но, мне кажется, заслуги достойно вознаграждены.
        - Между прочим, я не пытаюсь увильнуть от оплаты по счету из лечебницы. - Эндерса, по-видимому, позабавила такая возможность. - Может быть, договоримся о встрече как-нибудь вечерком. У меня сильно загружена среда…
        - У меня тоже, - сказала Мерри, хотя планировала на тот вечер заняться всего лишь упаковкой рождественских подарков. - И в четверг я занята; кстати, это канун Рождества. Так что…
        - Какая жалость. - Эндерс прищелкнул языком, на что Забияка сочувственно запыхтел. - И ничего нельзя изменить, вы уверены?
        Ну и нахал!
        - Абсолютно уверена. - Мерри решительно направилась к двери. - Думаю, Элайда хотела бы поскорее попасть домой, если вы соизволите уплатить ей по счету.
        - С удовольствием. - Эндерс прошел в дверь вслед за Мерри. - Счастливого Рождества вам, доктор Макгрегор!
        - Счастливого Рождества!
        Меняя рабочие туфли на резиновой подошве на полусапожки, Мерри с удивлением ощущала, что губы у нее до сих пор покалывает. Как она могла беспомощно стоять в замешательстве, словно школьница! Дейв Эндерс, возможно, и очень видный мужчина, но на нее он не произвел впечатления.
        Впрочем, что уж хитрить: произвел, призналась себе Мерри, одевая шубку из искусственного меха. И он относится именно к тому типу мужчин, который оценила бы ее мать: богатый, с приятной внешностью. Джорджия Хикстон Макгрегор-Астон-Лемуан, более известная как Жижи Лемуан по своему третьему браку, заключенному два года назад, слишком высоко, по мнению ее дочери, ставила многих мужчин.
        Мерри вышла из клиники с заднего крыльца, заперла за собой дверь и отправилась домой. Ей предстояло пройти два квартала. Был студеный декабрьский вечер. В это время года в Нашвилле природа проникнута особой печалью. Голые деревья с черной корой перечеркивают мрачное небо. В воздухе носится легкий запах опавшей листвы и дым каминов. Хорошо бы, пошел снег. Маленькая Стеффи заслуживает белого Рождества.
        Весь вечер накануне Мерри занималась подарками для пятилетней гостьи; купила гигантского воздушного змея, книжку с картинками для раскрашивания и коробку цветных карандашей самого неимоверного размера, а также книгу сказок. Новые одежки ребенку не нужны. Если есть на свете что-то, чего у Стеффи в избытке, так это Наряды из дорогих магазинов.
        Меньше всего Мерри ожидала от своей взбалмошной сестры, старше ее на два года, работавшей моделью в Нью-Йорке и перенявшей ОТ их матери систему оценки мужчин, что та способна удочерить крошечного ребенка. Дожив до тридцати одного года, Лайза никогда не проявляла интереса к детям, даже во время своего весьма краткого периода супружеской жизни.
        Однако с недавних пор сестра неожиданно заговорила о биологических часах, хотя выглядела моложе, чем когда-либо. Без сомнения, кто-то из ее богатых скучающих друзей обзавелся ребенком, и внезапно Лайза тоже стала чадолюбивой. Минуя, разумеется, стадию пеленок. Нынешней осенью она и удочерила пятилетнюю Стеффи.
        Мерри на День благодарения ездила тогда в Нью-Йорк. Лайза устраивала у себя ужин, и младшая сестра влюбилась в ее маленькую приемную дочь. Мерри с огорчением узнала, что ребенок почти все время находится на попечении наемных нянюшек, которые то и дело менялись. Затем - это произошло на минувшей неделе - Лайза объявила, что просто не могла отвергнуть приглашение слетать на Рождество в Швейцарию покататься на лыжах, а заодно навестить мамочку Жижи в южной Франции.
        По этой причине Стеффи и прибывала в Нашвилл. Одна из приятельниц сестры приютила девочку на несколько дней у себя, чтобы по пути во Флориду доставить ее в четверг на самолете к Мерри и оставить здесь. Но разве малышка не страдает от того, что ее перебрасывают с места на место? Как будто ребенок бесчувственная вещь, сердилась Мерри.
        Теперь от нее и от ее бабушки Нетты зависит, чтобы у Стеффи было самое лучшее в жизни Рождество. Хотелось придумать что-то особенное, какой-нибудь сюрприз, который стал бы для девочки ярким воспоминанием после возвращения в Нью-Йорк.
        Гнев все еще не проходил и заставлял Мерри ускорить шаги. Она уже должна была быть у Нетты, но сначала заскочила к себе в двухэтажный кирпичный домик, чтобы покормить домашний зоопарк.
        Как всегда, Мерри охватило чувство покоя, стоило ей пройти через холл и оказаться в гостиной. Она намеренно приобретала для этой комнаты самые мягкие приятные вещи, какие только могла найти: большой пушистый ковер, низкие удобные диваны, бархатные портьеры. У окна стояла елка, которую Мерри привезла с превеликим трудом домой в пятницу вечером при помощи своего партнера по работе Билла Брауна и его жены Сью. Увешанная конфетами солидной длины и маленькими деревянными солдатиками, елка выглядела старомодно. Зато под ее ветвями уместилась принадлежащая Мерри коллекция мягких игрушечных зверушек. Маленькие задорные зайцы, любознательные мишки и лось с низко опущенными рогами, привезенный из отпуска в Канаде, оживляли обстановку.
        Справа от себя Мерри заметила какое-то движение. Его сопроводило грустное мяуканье.
        - Ладно, ладно, Домосед. - Мерри пошла в кухню, чтобы открыть банку с кошачьей едой и чуть не наступила на Лодыря, лежавшего у плиты: кот наслаждался там теплом от контрольной лампочки. - А где наш Бродяга?
        Как бы в ответ с заднего крыльца в окошечке для кошек появился черный носик, а вслед за ним пожаловал и сам Бродяга, черно-белый пушистый красавец.
        Особых приглашений к чашке с едой не требовалось, и Бродяга с Домоседом принялись за дело. Лодырь же не спешил к ним присоединиться, не желая покидать насиженное местечко.
        - Как угодно, - погладила рыжего пушистого кота Мерри. - Я ухожу ужинать к бабушке.
        Она мечтала об этом доме с тех времен, когда еще подростком жила по соседству и любила представлять, как въезжает сюда с собственным мужем и детьми. Матримониальная часть мечтаний пока не осуществилась, но по крайней мере Мерри смогла позволить себе покупку дома в рассрочку, как только она и Билл возглавили после его отца старую ветеринарную клинику.
        Мерри поймала себя на том, что гадает, какой дом у Эндерса. Вероятно, он живет там не один, хотя в таком случае у Забияки не так уж много возможностей порезвиться.
        Она была недовольна собой из-за того, что поддалась очарованию его поцелуя. Эндерс прав: Мерри действительно наслаждалась. Если бы она могла ответить так на ухаживание кого-либо из прежних знакомых, с которыми встречалась время от времени! Правда, те молодые люди соответствовали по крайней мере ее образу жизни. Но невозможно было представить себе Дейвида, забежавшего, чтобы помочь ей запечь телячий окорок или высадить весной грядку помидоров, или доставить ей радость приглашением на субботний вечер в имитирующий старину Большой оперный театр.
        Сбегав наверх покормить морских свинок Грызуна и Брюзгу, Мерри полетела к дому бабушки Нетты. Еще со двора она почувствовала, что ее ждут имбирные коржики. Распахнув кухонную дверь, Мерри потянула носом:
        - Пахнет чудесно!
        Бабушка обернулась от плиты. Волосы цвета соли с перцем обрамляли ее красивое лицо с высоким лбом. Удивительно, что кожа ее почти не была тронута морщинами, хотя Нетте уже семьдесят шесть. В чертах лица угадывалась былая красота.
        - Наконец-то. Опять неотложный случай?
        - Не совсем. - Мерри рассказала в двух словах о попытке обезьянки сбежать. - Завтра придется зайти в лечебницу, проверить, все ли в порядке. А в четверг предстоит рано вставать, чтобы успеть к самолету, которым прилетит Стеффи.
        К счастью, центральная ветеринарная служба Нашвилла работала и по ночам, и по выходным дням, занимаясь неотложными случаями, поэтому Мерри и Биллу не приходилось выезжать на поздние вызовы, как это делал до ухода на пенсию старик Браун.
        Не дожидаясь просьбы, Мерри накрыла стол и помогла подать тушеное мясо и имбирные коржики.
        - Скажи мне, ты разве не идешь завтра на рождественский праздник - тот, что устраивают для детей? - спросила бабушка.
        Мерри кивнула. Она обещала привезти своих морских свинок в один из городских культурных центров, чтобы показать детям, взятым на воспитание в приемные семьи.
        - Только забегу на полчасика в клинику. Накормит животных Элайда.
        Бабушка налила себе новую чашку горячего чаю и заметила:
        - Не знаю, не отказаться ли мне в этот раз ОТ участия в мероприятиях под Рождество. Ведь я должна быть здесь с тобой и Стеффи.
        Каждый год вместе с группой друзей Нетта ездила в дома для престарелых, где они исполняли рождественские гимны.
        - Ни в коем случае. Ты не можешь подвести своих друзей. Мы увидимся утром в день Рождества.
        Разговор коснулся сюрприза для Стефии, но закончился безрезультатно, ибо ничего оригинального не пришло им на ум. В конце концов женщины умолкли, наступила благословенная тишина - плод многолетнего тесного общения друг с другом. Четырнадцатилетняя внучка перебралась сюда, когда ее мать вышла вторично замуж и уехала из Нашвилла после долгого периода неустанных попыток вмешательства в жизнь дочерей, которые приходилось отражать опять же Нетте.
        Лайзе тогда исполнилось шестнадцать, и она была рада переехать вместе с матерью на Манхэттен. Однако Мерри настояла, что останется здесь, пока не окончит школу. Потом вместе с матерью и сестрой она прожила год в Нью-Йорке, и это едва не закончилось для нее катастрофическим замужеством.
        Теперь, на бабушкиной кухне, в обстановке полной защищенности, Мерри размечталась, и коварная мысль вернула ее к Дейву Эндерсу. Он явно не придавал слишком большого значения предстоящему празднику, судя по тому, что пытался назначить ей свидание на рождественский вечер. Ему следовало бы быть в такой момент в семье, если, конечно, он не одинок.
        Бабушка Нетта большую часть своей жизни прожила в Нашвилле. Может быть, она слышала что-нибудь об этом человеке?
        Надеясь, что та не заметит ее тайного умысла, Мерри сказала:
        - Между прочим, мужчину, который помог мне справиться с обезьянкой, звали Дейв Эндерс. Ты, случайно, не знаешь его, а?
        Напускное безразличие тона Мерри ни на секунду не обмануло старую женщину.
        - Он вызвал у тебя интерес, не так ли?
        - Нетта! Это простое любопытство.
        - Ха-ха. - Хозяйка дома достала из бара бутылку шерри и налила понемногу в искрящиеся хрустальные бокалы. - С Дейвидом Эндерсом ничего не бывает просто. Как и с тобой, моя милая девочка.
        - Значит, ты его знаешь.
        Мерри пригубила густое сладкое вино. Тепло большой кухни убаюкивало.
        - Больше знаю о нем, чем его самого. - Старая женщина задумчиво разглядывала свой бокал. - Как и о его родителях. Отец уже умер. Ты слышала о гигантском концерне
«Заводы Эндерса»?
        Мерри стало не по себе.
        - Ты имеешь в виду этот небоскреб на Томпсон-лейн? Вроде, они производят тяжелое оборудование и тому подобное?
        - Они выпускают почти все, необходимое для всего, - прозвучал ответ. - В последние годы, я читала в газетах, концерн внедрился на рынок компьютеров. Мужчины этого клана настолько богаты, что тут же вскружили бы голову твоей матери, если бы ей посчастливилось познакомиться с кем-либо из них.
        Или той же Лайзе, окажись она на месте матери, подумала Мерри, ощутив укол в сердце. Да, со своим отличным портным и опорой на мощь своего семейства, Эндерс соответствовал бы идеалу ее сестры. Только от собаки пришлось бы отказаться: Лайза терпеть не может животных.
        Старая женщина продолжала:
        - Но Джорджия - я просто не могу звать мою дочь Жижи, хотя она и замужем за французом, - Джорджия никогда не принадлежала к тому же кругу, что и Сейра Эндерс. Впрочем, только представь себе: они могли знать друг друга в юности - обе ходили в школу «Харпет-Холл». Однако Сейра, о, та была настоящей светской леди. Я не удивилась бы, узнав, что она и теперь всякий раз надевает шляпу и белые перчатки перед тем, как выйти на улицу. Готова побиться об заклад, что такая дама хотела бы видеть своего сыночка женатым на какой-нибудь дебютантке из элитного загородного клуба «Белль Мид».
        - Что ж, у него элитная собака, - заметила Мерри.
        Старушка рассмеялась и отодвинулась с креслом от стола.
        - Узнаю мою любимицу! Никогда не встречала более практичного ребенка, чем ты была в детстве. И только небесам известно, как ты стала такой, как сегодня: столько тебе выпало испытаний.
        - Я брала пример с тебя, - ласково улыбнулась Мерри. - А у него, видимо, и в самом деле прекрасная собака, если имя животному дали длиннее твоей руки. - Она начала убирать со стола, прежде чем Нетта успела подняться на ноги. - Ты готовила, теперь отдохни.
        - Никогда не думала, что мне придется говорить об этом, но ты могла бы сделать намного худший выбор, нежели Дейв Эндерс, - заявила вдруг старушка.
        Ее замечание прозвучало настолько неожиданно, что Мерри показалось, будто она ослышалась.
        - Я вовсе не планировала выйти замуж за этого человека! Я только познакомилась с ним и, возможно, мы никогда больше не встретимся.
        Слова звучали фальшиво. Вспоминались ленивая улыбка Эндерса, его властные манеры… Нет, такого трудно выкинуть из головы, даже после одной-единственной встречи.
        - Я не из тех, кого легко сбить с толку, - сказала Нетта. - И не спешу обзавестись правнуком в соседнем доме. Но у этого парня, Эндерса, есть голова на плечах и собственное мнение, за что я его уважаю. Его имя все время мелькает на страницах газет; не ту, так другую проблему он нередко пытается помочь разрешить.
        - Богачи постоянно делают пожертвования. Чтобы получить побольше налоговых скидок. - Годами прислушиваясь к разговорам друзей своей матери, Мерри переняла от них известную дозу цинизма. - Ну ладно, я вымоталась вконец. Спасибо за ужин, Нетта. Как всегда, все было сказочно.
        На прощание они поцеловались. Мерри осталось сделать пару шагов до своего дома. До своих морских свинок и котов.
        Дом выглядел сегодня каким-то пустынным.
        Я жду Стеффи, твердо сказала себе Мерри. И - придет время - стану, конечно, ждать мужа. Однако он не будет похож на Дейва Эндерса, который живет в сверкающем, но непрочном мире, так безудержно влекущем к себе моих мать и сестру.
        Задумавшись, Мерри долго сидела у елки, всматриваясь в ее мерцающие огоньки. Сердце переполнилось горько-сладостным чувством: она тосковала по юным дням и чего-то страстно ждала.

2

        Утром в воскресенье Домосед разбудил Мерри, прыгнув к ней на постель. Еще сонная, она погладила кота, пощекотала его за ушами. Потом встала, позевывая, спустилась вниз, чтобы проглядеть страницы газеты «Теннесиэн» с комиксами и насладиться чашечкой кофе с тостами.
        Пончики! Вот чего ей сейчас хотелось больше всего. У Мерри сохранилось не слишком много воспоминаний об отце, исполнителе песен в стиле «кантри», погибшем в авиакатастрофе, когда ей было семь лет, однако она помнила, как он поутру в воскресенье ходил в пекарню и приносил домой в пакете еще горячие пончики.
        Взглянув на часы, Мерри поняла, что слишком завозилась. Она покормила котов, посадила Грызуна и Брюзгу в клетку для перевозки и поспешила сесть в свой видавший виды седан.
        Остановилась она у здания с вывеской «Центр Брауна для животных». Это название породило, между прочим, бесконечные шутки. Лечебницу создал отец Билла лет тридцать назад, затем передал ее сыну. Тот пригласил на работу Мерри, свою давнюю приятельницу школьных времен и однокурсницу по университету штата Джорджия. Она с восторгом приняла предложение.
        Морских свинок надо было занести внутрь и пока оставить здесь, в своем кабинете. Мерри почувствовала въевшийся в стены и полы старинного здания запах псины и дезинфекции. Как бы тщательно ни мыли помещение, дух четвероногих пациентов ничем не вытравить.
        Элайда уже кончила кормить и выгуливать животных. С ее помощью Мерри выписала необходимые лекарства, обработала раны. К счастью, никаких серьезных проблем не возникало. Даже обезьянка Бритчиз выглядела сегодня более или менее послушной, хотя Мерри показалось, что в маленьких глазках торжествующе светился вызов.
        Вымыв руки, она погрузила морских свинок снова в машину и поехала в культурный центр. Ей не терпелось поскорее увидеть детей и помочь сделать так, чтобы они ощутили атмосферу праздника. При встрече можно и обогатить немного их знания о том, как живут животные, в чем долг человека по отношению к меньшим братьям.
        Было только четверть первого, когда Мерри практически добралась в точку назначения, а утренник начинался в час. Дела в лечебнице заняли меньше времени, чем она рассчитывала. По пути попалось кафе, где подавали пончики, и это послужило самым убедительным доводом в пользу остановки.
        Опять морских свинок надо было брать с собой, так как эти животные боятся холода. Сидя в клетке, они не должны бы вызвать недовольства других посетителей.
        Кафе, между прочим, почти пустовало. Какой-то старик, устроившись за стойкой бара, читал газету; его, по-видимому, не волновали восхитительные ароматы, витавшие в воздухе. Да еще женщина с маленьким мальчиком уже шла к выходу, запасшись доброй порцией лакомств.
        Поставив клетку в отдельную кабинку, Мерри пошла посмотреть, как выглядят свежеиспеченные пончики. Атмосфера была насыщена запахами, доносившимися из пекарни. Не терпелось лизнуть языком шоколадную или кленовую глазурь, попробовать ярко окрашенную присыпку, вонзить зубы в пончики, сдобные или засахаренные.
        Сделать выбор было очень трудно, но в конце концов Мерри остановилась на трех пончиках и чашке кофе. Усевшись за столик, она прикрыла глаза, чтобы спокойно посмаковать благоухающую еду.
        Она, видимо, и не заметила бы, как открылась уличная дверь, если бы холодный воздух не коснулся щек. Расправляясь с первым пончиком, Мерри едва обратила внимание на мужчину у стойки, который стоял к ней спиной.
        Не успела она приступить ко второму пончику - самому любимому, глазированному шоколадом, - как высокая фигура склонилась над ней.
        - Вы не против, если я присоединюсь к вам? Больше, вроде, нет свободных мест.
        - Садитесь…
        Мерри поперхнулась, смутилась и не смогла отвести взгляд от смеющихся серых глаз Дейва Эндерса. Потом долго не находила, что сказать, так подавляла ее возникшая над нею высокая фигура. Или сказывался тот факт, что на ее одежде не было внушительного личного знака с именем «Д-р Макгрегор», и от этого новый знакомый выглядел сегодня более впечатляющим, чем в прошлый раз. Темно-синий кашемировый свитер оттенял загар на лице Эндерса. При воспоминании о его поцелуе Мерри тут же ощутила покалывание на губах.
        Она почувствовала облегчение, когда Эндерс сделал вид, что не замечает ее замешательства. Он сел рядом, поставил на столик свой кофе и пончики.
        - Эй, привет! - сказал Эндерс, обращаясь к морским свинкам. - Какая добрая у вас хозяйка, если берет вас на прогулки.
        - Вам повезло еще, что сегодня я не взяла с собой моего оцелота. - Язык Мерри развязался почему-то, когда речь зашла о животных. - А как поживает Забияка?
        - Счастлив быть дома.
        Эндерс принялся за пончик с кремом, как если бы приступал к серьезной деловой операции.
        Мерри тщетно пыталась угадать, что привело его сюда. Шиком эта часть города определенно не отличалась. Девушка начинала понимать, что Дейв Эндерс - большая загадка, состоящая из целой мозаики тайн, но к раскрытию данного мелкого секрета ей и приступать не хотелось. Тем не менее сидеть и молчать тоже неловко.
        - У вас много собак? - спросила она лишь для того, чтобы что-то сказать.
        - А вы всегда говорите только о животных?
        Вопрос Эндерса удивил ее.
        - А что тут плохого?
        Он предпочел уйти от прямого ответа.
        - Знаете, я бы никогда не взял вас в ветеринары.
        Мерри насупилась.
        - Почему же? У меня достаточно высокий рост и вполне хватает сил, чтобы справиться с трудным случаем, а кроме того, ветеринарное дело требует не просто голой физической силы.
        - Но я не то имел в виду. - Во взгляде Эндерса, устремленном на собеседницу, сквозил искренний личный интерес. - Наверное, короткая стрижка практична, но золотисто-рыжие волосы - чистая провокация, хотя готов поспорить, что вы их не красите.
        - Разумеется…
        - Однако никак не могу определить цвет ваших глаз. Вчера мне показалось, они карие. Сегодня, могу поклясться - зеленые.
        Его слова ласкали кожу, словно кончики пальцев в нежном прикосновении, и одновременно подвергали мучительной пытке все нервные окончания.
        - Они карие. - Ее голоса хватило лишь на шепот.
        - Я знаю женщин, которые не остановились бы перед убийством ради таких скул, как у вас. Какая модель погибла в вашем лице! - Эндерс протянул руку и снял кристаллик сахара с ее губы. - Но вы слишком интеллигентны. Я представляю вас юристом. Вы смертельно разили бы преступность в зале суда и таким же образом поступали с мужчинами, если кто-то из них осмелился бы остаться с вами один на один.
        Пронзительный визг морских свинок вывел Мерри из оцепенения.
        - Ой-ой! Мне пора. - Она бесцеремонно отправила в рот остатки пончика, и тут же сама удивилась, почему вела себя с Эндерсом, как последний педант.
        В голове завертелись слова детской песенки:

        Языком что-нибудь болтайте, ребята.
        Бормочи, бормочи, да поспешай.
        Наболтай на прощанье «гуд бай».
        Когда Мерри выходила на улицу, клетку с морскими свинками едва не защемило в дверях. В машине, нажимая на стартер, она уже негодовала на себя. Что, черт побери, с ней происходит? Бывало, она флиртовала с мужчинами, в том числе с очень красивыми, и ни разу слова не застревали у нее в горле. Пусть она выбрала себе профессию, связанную с жизненной средой простых людей, но в Нью-Йорке, когда ей было восемнадцать, она потратила почти год, таскаясь по ресторанам и квартирам богачей в пентхаусах вместе со своей матерью и старшей сестрой. Едва ли ее кто-либо считал неотесанной деревенщиной.
        Но все равно будь проклят этот Дейв Эндерс! Она просто оказалась неподготовленной к его обольстительному обхождению. Тем более в кафе, где пекут пончики, да еще воскресным утром.
        До культурного центра было рукой подать. Мерри заехала на стоянку, выгрузила своих животных, которые скреблись в тесной клетке. Она была рада отвлечься от неприятных мыслей, когда пришлось разыскивать распорядителя и подбирать подходящее место, где можно разместить морских свинок.
        До начала утренника оставалось минут десять, и юные зрители уже прибывали. Добровольцы из числа организаторов почти закончили расставлять по столам блюда с пирожками и торты на бумажных салфетках. Большую, слегка кривобокую елку украсили длинными палочками конфет. Клоун ходил колесом, чтобы размяться.
        Мерри достала свинок из клетки, опустилась на колени, показывая их первым гостям. Дети сгрудились вокруг. Каждому хотелось подержать зверька в руках. Все восхищались, сыпались вопросы.
        Она тоже расспрашивала, у кого какие животные дома, и незаметно подкидывала в разговор порции информации о том, как лучше заботиться о животных в холодное время года. Мерри так увлеклась, что не обращала внимания на происходящее вокруг, пока детский голосок не сообщил с ликованием:
        - Да это же Санта-Клаус!
        Статная фигура в красно-белом одеянии заняла весь дверной проем, и седая борода взметнулась, когда загремел клич:
        - Хо-хо-хо!
        - Сюда, Санта! Мы здесь! - радостно завопили из зала.
        - А кто из вас, скажите, по-настоящему старался, очень старался быть хорошим, но удавалось ему это только иногда?
        - Я! Ты ищешь меня, Санта! - пропищал озорной малыш с неровными зубами.
        - Ты обещаешь мне вести себя лучше в новом году? - Большой и толстый гном, сопровождавший Санта-Клауса, пронзил мальчишку строгим взглядом.
        - Обещаю. Честное слово!
        - Ну, в таком случае у меня есть подарки для каждого из вас.
        Когда тонкие детские голоса слились в восторженном крике, Мерри пришла в голову замечательная мысль. А что, если бы Санта приехал в гости к Стеффи?
        Да какой ребенок не потеряет голову от счастья, увидев Санта-Клауса, прибывшего к нему с личным визитом?
        Она наблюдала, как дети столпились вокруг человека в яркой одежде, который с шутками раздавал кукол и плюшевых медвежат, книжки и коробки с играми. Он прекрасно справлялся со своей ролью: все делал весело и явно сам получал удовольствие.
        - Вы не знаете, кто это? - обратилась Мерри к кому-то из добровольных помощников. - Он поддерживает связь с культурным центром?
        - Не знаю. Спросите распорядительницу праздника.
        Но дородная дама, бывшая душой утренника, находилась в другом конце зала, в тесном окружении детей. Ну что ж, решила Мерри, вероятно, есть службы, куда можно позвонить и пригласить за плату Санта-Клауса. Правда, сейчас там, наверное, уже не осталось свободных людей. Если этот парень работает не по найму, то, может быть, согласится уделить ей несколько минут под Рождество, чтобы помочь в исполнении замысла?
        Она подождала, пока не были розданы последние подарки и последнее печенье не исчезло во рту малыша. К этому времени морские свинки начали капризничать, устав от бесконечного общения с детьми. Мерри поместила их в клетку, где они немедленно устроились спать, а сама направилась к Санта-Клаусу поговорить.
        Веселый человек выпроваживал за дверь последнего крошечного гостя, когда девушка приблизилась к нему.
        - Извините, пожалуйста…
        - Хо-хо-хо! - отозвался весельчак и вручил ей голубой с блестками завиток
«тещиного языка».
        Мерри попыталась вернуть подарок.
        - Я хотела узнать, не…
        - А вы все время были хорошей девочкой в минувшем году? - рявкнул он что было силы. По голосу и жестам Санта-Клауса совершенно невозможно было определить, сколько ему лет и как он выглядит без грима.
        Она улыбнулась.
        - Почти.
        - Какой стыд! - Санта-Клаус отобрал у нее назад игрушку.
        - Я хотела узнать, не могли бы вы мне помочь.
        - Все что угодно, милая дамочка! Дайте только имя и адрес.
        Попутно Санта вручил «тещин язык» кому-то из добровольных помощниц администрации.
        Мерри в двух словах объяснила, кто такая Стеффи, сколько ей лет и назвала улицу и номер дома.
        - Вы смогли бы в восемь? Я с радостью оплачу вашу работу.
        - Ничего не надо! - отмахнулся Санта. - Хо-хо-хо! Буду счастлив услужить.
        Возвращаясь к клетке со свинками, Мерри ощущала растущее беспокойство. Она даже не спросила имя приглашенного человека. Случись что, она и не опознает его. А сама только что сообщила ему свой адрес.
        Впрочем, если подозревать Санта-Клауса, то кому же тогда вообще можно доверять?
        Но все-таки Мерри поискала взглядом распорядительницу, Однако та исчезла. Подождав несколько минут, девушка взяла клетку и пошла к машине.
        Она заметила Санта-Клауса, когда тот садился в серый «мерседес», находившийся в центре стоянки. Мерри помахала рукой, пытаясь привлечь его внимание. Хоть спросить, как его зовут, узнать номер телефона, если почему-либо потребуется его разыскать. Однако незнакомец не заметил ее и поехал к воротам стоянки.
        Мерри все больше одолевало недовольство собственным импульсивным поведением. Она завела мотор седана. Похоже, ей предстояло ехать в том же направлении, что и Санта-Клаусу, а если так, то почему бы не проследить за серым «мерседесом»?
        Примерно за милю до центра города передняя машина притормозила. Мерри, двигавшаяся с некоторым интервалом, сначала не поняла почему, но потом увидела там, впереди, четверых мальчишек на тротуаре.
        Трое, видимо, о чем-то спорили с четвертым, который был поменьше ростом, но явно умел постоять за себя. Один из троицы толкнул непокорного.
        Но тут из остановившейся машины раздался грозный окрик. Нападавшие оглянулись и увидели приближающуюся высоченную фигуру Санта-Клауса. Раскрыв рты, они испуганно застыли. На их головы обрушилась гневная тирада; слова докатывались даже до седана.
        - Так что же у нас здесь происходит? Разве так ведут себя на Рождество? Не думаю, чтобы вы, молодые люди, после своих деяний могли рассчитывать на рождественские подарки, верно?
        Пристыженные агрессоры уныло закивали головами. Четвертый с удовольствием, четко написанным на лице, наблюдал за происходящим. У Мерри почему-то защипало глаза. Ей еще не доводилось видеть, как осуществляются детские фантазии прямо среди бела дня.
        - Итак, что все это значит?
        Санта внимательно выслушал мнения участников конфликта, изложенные хором и такими взволнованными голосами, что с расстояния, где укрылась за другими машинами Мерри, почти ничего нельзя было разобрать.
        - Ну, по-моему, повода для драки не было. А вы как считаете?
        - Не было, Санта! - признался мальчик постарше остальных со слезами на глазах. - Неужели ты оставишь нас без подарков в этом году, а?
        - Но теперь-то вы все будете дружить?
        - Можешь быть спокоен, Санта!
        Тот удовлетворенно кивнул головой, а приземистый толстый гном в красном пошел к машине и достал из багажника остававшиеся еще там игрушки. Три небольших подарка достались ребятам постарше, самый солидный пакет был вручен младшему.
        - Помните: в новом году ведите себя хорошо, а не то скоро обо мне услышите!
        Взмахнув рукой на прощание, Санта отъехал от тротуара. Посмеиваясь, Мерри снова завела двигатель. О своих опасениях она уже забыла. Кто бы ни был этот человек, он - превосходный Санта-Клаус и понравится Стеффи.
        У следующего перекрестка «мерседес» остановился на красный свет. Наблюдавшая за Санта-Клаусом Мерри увидела, как тот попытался почесать затылок, затем и вовсе снял свою шапку с кисточкой, открыв взлохмаченную копну каштановых волос. Вслед затем снял и белую бороду.
        На светофоре вспыхнул зеленый, и «мерседес» сделал левый поворот. В этот момент Мерри отчетливо увидела человека в наряде Санта-Клауса.
        Это был Дейв Эндерс.
        Сразу многое стало на свои места. И его появление в пончиковой в захудалом квартале города, и дорогостоящие подарки детям. И «мерседес». Права бабушка Нетта: Эндерс живет своим умом и печется о добрых делах.
        Двинувшись дальше, Мерри еще долго с улыбкой вспоминала инцидент с мальчишками. И только когда она уже повернула к дому, ее словно молнией поразило.
        Дейв Эндерс встретит Рождество с нею и Стеффи.

3

        Дни тянулись медленно. Хотя в клинику привозили немало животных с ранениями и другими повреждениями, связанными так или иначе с праздниками, - виноваты были то проглоченные елочные украшения, то игры в слишком тесной близости к огню в камине, - большинство владельцев не заботились в эти предпраздничные дни о прививках для своих любимцев. На упаковку подарков для Стеффи и Нетты поэтому времени вполне хватило. А Лайзе и Жижи все было давно уже отправлено по почте.
        Любящая веселую суету праздничных дней, запахи ели и корицы, Мерри несколько вечеров подряд бродила по торговым кварталам. Она позволяла себе съесть пирожное, выпить чашечку горячего шоколада, поглазеть в магазинах игрушек, чем набивают рождественский чулок для подарков, или просто посидеть на скамейке в потоке обезумевших от суеты родителей, в последний момент закупающих дары для своих детей.
        Без определенной цели она оказалась как-то в секции товаров для мужчин в универмаге Кейна и Слоуна. С удивлением обнаружила, что ее привлекают запахи одеколона, и подумала: а что бы хотел получить в подарок на Рождество Дейв Эндерс? Конечно, скорее всего, ему ничего не нужно, но Санта честно поработал и заслуживает вознаграждения.
        Последний раз Мерри делала покупки для мужчины лет десять назад, не считая чисто символических подарков партнеру Биллу и другим платоническим друзьям. Десять… или одиннадцать? Странно, что теперь ей не удается точно вспомнить, как развивались отношения, тогда казавшиеся ей самым главным в жизни.
        Запах кожи, исходящий от портмоне ручной работы, навеял воспоминания о Франко. Франко Мерони. Ее познакомила с ним мать, рекомендуя как потрясающе оригинального итальянского модельера. Тот действительно многим выделялся. И прежде всего Мерони превосходил молодых людей, окружавших Мерри в средней школе, интеллектом. В свои восемнадцать лет она хотела нравиться, была влюблена в идею любви. Франко, в свою очередь, восхищался свежестью ее чувств и молодостью. В Нью-Йорке он возил ее с собою повсюду, выставляя на всеобщее обозрение, - это стало понятно только потом. Франко играл роль некоего рекламного любовника. И она, Мерри, Господи помилуй, едва не вышла за такого человека замуж!
        Ей просто случайно повезло, что они предприняли в ту весну поездку на уик-энд в Новую Англию и наткнулись там на объявление у одной гостиницы: «Дети и животные не допускаются». Франко затормозил машину.
        - Остановимся здесь переночевать, - сказал он. - Под этим требованием я подписываюсь.
        - Ничего удивительного, - откликнулась Мерри. - В конце концов ты не женат.
        - Нет, нет. - Франко прищелкнул языком, снисходительно глядя на Мерри. - Так и надо жить. Дети и животные - это для простолюдинов.
        Эти слова заставили Мерри взглянуть правде в глаза. Потребовалось несколько дней тяжелых раздумий, чтобы понять: она не принадлежит к миру Франко Мерони и собственной матери. Было естественным после этого задуматься о карьере, которая связала бы ее с заботой и о детях, и о домашних животных;
        Вот такие дела. Диву даешься иногда, какие мысли может навеять, скажем, запах кожи.
        Рассматривая на прилавке подарки, Мерри решила не покупать Эндерсу ни галстука, ни носового платка, ни бритвенного прибора. Поэтому она вернулась в отдел игрушек и понимая, что это глупо, выбрала набитого опилками колли, напоминающего Забияку. Если не понравится, у Дейва, должно быть, найдется среди родни малыш, который обрадуется подарку.
        Вернувшись домой, Мерри упаковала колли в красивую бумагу и стала думать о том, как будет встречать недавно приобретенную племянницу. Хорошо бы выпал снег…
        И в четверг начался снегопад. К тому времени, когда самолет с маленькой пассажиркой должен был приземлиться в аэропорту Нашвилла, густые серые облака накрыли город. Мерри испугалась, не направят ли самолет на посадку в другой аэропорт. Однако на первых порах, несмотря на сильные осадки, белая пелена на земле еще была тонка.
        В нервном возбуждении Мерри обхватила себя руками, высматривая в толчее зала ожидания среди прибывших пассажиров маленькую, утомленную перелетом девочку. Тогда, в Нью-Йорке, на День благодарения, не было времени как следует познакомиться. Однако Стеффи разделяла живой интерес своей новой тети к животным и засияла, услыхав, что может как-нибудь побывать в Нашвилле и увидеть котов и морских свинок.
        И все же дети всегда загадка, особенно, если у них жизнь складывалась так тяжело, как у этой малышки. Не исключено, что Стеффи то и дело плачет, у нее, возможно, бывают эмоциональные срывы или она ходит мрачная, целыми днями молчит. Но Мерри была уверена: даже если ей самой не удастся найти путь к сердцу ребенка, это сделают за нее Домосед, Бродяга и Лодырь. И всегда рядом бабушка Нетта со своим имбирным печеньем, перед которым не устоит даже ожесточившаяся душа.
        В глаза Мерри бросилась вдруг маленькая девочка в красном пальто, семенящая следом за высокой женщиной со вздернутым носом и искусно нанесенным макияжем. Никаких сомнений, это - подруга сестры, направляющаяся во Флориду.
        Мерри сделала шаг вперед.
        - Сюда!
        - Ну, слава Богу! У меня через полчаса пересадка. - Женщина пожала руку Мерри. - Вы, должно быть, Мередит? Вот вам квитанции на багаж девочки. Два чемодана. Вы их сразу увидите: они от Гуччи.
        - Спасибо, что вы позаботились о ней.
        По замкнуто-враждебному выражению лица ребенка Мерри поняла: последние несколько дней не были для девочки приятными. Полная беспечность сестры вызвала негодование. Не то что Лайза способна на умышленную жестокость, но она органически эгоистична и, вероятно, всегда останется такой.
        - Ну, она не причиняла много неудобств. Девочка даже ест мало. - Дама посмотрела на свои украшенные бриллиантами ручные часики. - Мне уже пора.
        - Желаю хорошо провести время.
        Почему-то этой особе не хотелось желать счастливого Рождества. Мерри с удовольствием наблюдала, как та, стуча каблуками, исчезла в толпе.
        - Ну, здравствуй! - сказала Мерри, опускаясь на корточки и заглядывая девочке в лицо. - Ты меня помнишь?
        - Да. Ты тетя Мередит. - Стеффи смахнула вперед на лоб прядь темных волос, как бы защищаясь от окружающего мира.
        - Помнишь, я тебе обещала, что ты приедешь посмотреть моих котов и морских свинок?
        - Помню.
        Однако сказано это было без улыбки. На лице девочки сохранялось отчужденное выражение, совсем не свойственное такому юному существу.
        - Ну, ладно. Пойдем получим твой багаж, чтобы можно было отправиться домой.
        Мерри надеялась, что у нее в гостях малышка почувствует себя дома по-настоящему. На эскалаторе они спустились в багажный зал. Девочка крепко держала за руку Мерри и смотрела прямо перед собой, как если бы боялась проявлять к чему-нибудь интерес, боялась, что все приятное ей может быть вскоре у нее отнято. Вероятно, я слишком мнительна, подумала Мерри, но в этом она далеко не была уверена.
        Получив багаж, они вышли из здания аэропорта и очутились в мире, который превращался на глазах в белую сказку.
        - Смотри, настоящий снегопад, - заметила Мерри. - А в Нью-Йорке шел снег?
        - Чуть-чуть. А у тебя есть елка?
        - Есть, конечно. У нас с тобой.
        Мерри повела девочку на стоянку к своей машине.
        - А это настоящая елка? И она пахучая?
        - Пахнет замечательно. - Мерри положила чемоданы в багажник и подсадила Стеффи на сиденье. - А еще мы будем с тобой печь печенье, а вечером нас ждет чудесный сюрприз. - Тут Мерри пришла в голову тревожная мысль. - Если только не будет снежных заносов. В противном случае сюрприз, наверное, придется отложить на завтра.
        До этого момента она не допускала и мысли, что Эндерс не сможет приехать, если на дорогах вырастут сугробы. Досадно будет, конечно. Однако капризы природы не объясняли, почему вдруг у нее испортилось настроение.
        Мерри не разобралась в своих чувствах к Дейву Эндерсу. Ясно, что он - совершенно неподходящий для нее тип мужчины, тем не менее невозможно отрицать его привлекательность. Впрочем, мало ли на свете интересных мужчин!..
        Мерри въехала на подъездную дорожку и увидела спешащую к машине бабушку Нетту.
        - А это, наверное, моя новая правнучка! Тебе понравился снег? Я ведь заказала его для тебя.
        - Ты заказала? - Стеффи посмотрела на старую женщину, не будучи уверена, что так далеко распространяется ее власть.
        - Да, можно так считать. - Нетта нежно заключила ребенка в объятия. - Я, конечно, хотела бы поиграть с тобой прямо сейчас, но должна спешить к своей подруге. У нее машина с четырьмя ведущими колесами, и поэтому мы сможем вечером, даже если будет совсем глубокий снег, проехать по улицам туда, где должны спеть рождественские гимны.
        - Ну, ничего. Тетя Мередит обещала показать мне своих котов.
        Опять-таки без улыбки Стеффи помахала рукой Нетте и пошла вслед за Мерри.
        Они поспешили заскочить внутрь дома и захлопнуть дверь, чтобы не впустить вьющиеся хлопья снега. Их охватила волна тепла. Интересно, понравится ли Стеффи ее дом? Конечно, девочка еще слишком мала, чтобы оценить, с какой любовью Мерри обставляла и украшала свое убежище. Но, возможно, она почувствует себя здесь желанной гостьей, ощутит, что молодая хозяйка всегда мечтала о дне, когда в этих стенах появится ребенок?
        Раньше Мерри не отдавала себе отчета в том, как часто она мечтала о детских песенках и книжках с картинками, о телесериале «Сезам-стрит». Сердце больно сжалось, когда она подумала, что пройдет, видимо, еще немало времени, прежде чем она решится завести собственного ребенка. И как сможет она расстаться со Стеффи после праздников?
        Лодырь лежал на своем обычном месте у плиты. Домосед склонился над чашкой, лениво пережевывая еду. Бродяги нигде не было видно, но следы от растаявших снежинок протянулись тропинкой от кошачьей лазейки, ясно показывая, что даже неугомонный путешественник предпочел укрыться от вьюги в доме.
        Погрустневшая Мерри представила гостью своим котам. Девочка смотрела на них во все глаза почти с испугом.
        - Я им понравилась?
        Как бы вместо ответа любопытный Домосед направился к ним. Этот серый полосатый кот был самым дружелюбным из кошачьей троицы. В отличие от двух своих приятелей, которые забрели с улицы, Домоседа выбрали котенком из помета, подброшенного на крыльцо ветеринарной лечебницы.
        - Домосед любит, чтобы ему чесали за ушами, - подсказала Мерри.
        Стеффи присела на корточки и боязливо протянула руку. Кот мяукнул и наклонил голову. Неловкие пальчики добрались до основания его ушей, осторожно погладили их. Кот громко заурчал.
        Перепугавшись, Стеффи отскочила в сторону с криком:
        - Что случилось?!
        - Он просто урчит. Значит, доволен.
        - О! - чувствуя себя увереннее, девочка снова начала почесывать Домоседа и смущенно заулыбалась, когда кот заурчал снова.
        Оставив новых друзей на пару минут вдвоем для углубления знакомства, Мерри повела затем девочку в гостиную. Хотя эта комната была выдержана в теплых коричневатых тонах, Мерри добавила по случаю праздника пеструю подушку на софе и вазу с букетом африканских фиалок.
        Гостья никак не реагировала на увиденное, чему, впрочем, не следовало удивляться. В нью-йоркской квартире сестры детскую оформлял профессиональный художник-декоратор: он подобрал покрывало и занавеси в розовую клеточку, на стенах изобразил радугу, к потолку подвесил подвижные фигурки из мягких материалов и прочие дорогостоящие штучки - всем этим, понятно, играть было запрещено.
        - Пойдем покушаем, - предложила Мерри, обнаружив, что морские свинки спят. Если их разбудить для забавы маленькой гостьи, они будут капризничать. - Уже шестой час.
        - Ну, хорошо, - пожала плечами Стеффи.
        Ужин был обычный: жаркое из курицы, разогретое в микроволновой печи, тушеная морковь, каждому - по стакану молока. Девочка ковыряла вилкой в своей тарелке.
        - Тебе не нравится? Может, ты хочешь гамбургер или бутерброд с арахисовым маслом и джемом?
        - Нет. Все в порядке. - Стеффи сделала вид, будто положила что-то в рот.
        Девочка была довольно худа. Вероятно, Лайза, вечно сидевшая на диете, забыла, что дети должны хорошо питаться. На десерт Мерри подала шоколадные палочки с йогуртом, их Стеффи ела немного охотнее.
        Шел седьмой час. Оставалось два часа до приезда Эндерса, если он, конечно, вообще появится.
        За окном вырастали настоящие сугробы. Обычно в Нашвилле за зиму снегопады бывали всего раза два. Наверное, можно считать удачей, что нынешняя вьюга пришлась на самое Рождество. Вот только лучше б она началась на несколько часов позже.
        Стеффи без единого звука протеста прилегла отдохнуть, и Мерри получила возможность приготовить тесто для печенья. Радио она не выключала, слушая сводки погоды.
        Снегопад прекращается, сказал диктор; но на земле и так уже лежал слой снега толщиной не меньше шести дюймов, местами больше, и Нашвилл под Рождество выглядел вымершим городом.
        Мерри опустилась в кресло. Чтобы остановить непрошеные слезы, она прикусила губу. Смешно, конечно, так расстраиваться - будь то из-за Стеффи или из-за самой себя.
        С того места, где она сидела, были видны отражения елочных лампочек на стеклах окна, выходящего на улицу. Под елкой лежала горка подарков, купленных для Стеффи, и пакет с игрушкой для Эндерса.
        Впервые с момента ее переезда сюда дом выглядел пустынным. Странно, ведь сейчас-то Мерри здесь не одна. А в обычные дни она настолько заматывалась с основной работой, с благотворительностью и визитами к бабушке Нетте, что даже не замечала отсутствия в доме мужчины.
        Но ей не нужен кто-то вообще. Мерри мечтала о человеке с живым темпераментом, способном превратить нахальный поступок в веселую шутку, не моргнув своим серым глазом; о том, кто как с другом разговаривает с колли по кличке Забияка, кто способен выступать в роли Санта-Клауса, кто на улице, не колеблясь, встает на защиту обиженного малыша.
        Мерри очнулась от раздумий, услышав, как заскрипели ступени лестницы. Наверху маленькая девочка растерянно озиралась, словно забыла, где она находится.
        - Вот и хорошо, что ты проснулась. - Мерри заставила себя подавить в душе печаль, встречая ребенка с радостно сияющим лицом. - Давай печь печенье.
        - А как его делают? - Без сомнения, Стеффи считала, что печенье растет пачками в продуктовых магазинах.
        - Сейчас я тебя научу.
        Ну, первый этап, когда месят тесто, я, пожалуй, возьму на себя, размышляла Мерри. Совместную работу начали с раскатывания лепешек на вощаной бумаге. Помогая пятилетней малышке, она гадала, надолго ли хватит у ребенка терпения.
        - А теперь займемся особо важной работой. - Мерри достала из ящика набор металлических формочек, давным-давно подаренных ей бабушкой. Там были и звезда, и колокольчик, и елочка в виде пирамиды. - Смотри, надо их вдавливать в тесто - вот так.
        Вскоре Стеффи была поглощена интересным делом. Сначала надо вырезать печенье, потом посыпать его мелкой крошкой из разноцветных леденцов. Только они поставили в духовку два полных противня, как Мерри услышала необычный звук.
        До ее слуха донесся звон колокольчика на санях.
        - Это должен быть Санта-Клаус! - торжественно провозгласила Стеффи.
        - Ну… Может быть. - Мерри надеялась, что ребенка не ожидает слишком горькое разочарование. Не исключено, что это празднуют у кого-нибудь по соседству.
        Но тут обе они уловили с улицы громогласное «Хо-хо-хо»!
        - Это Санта!! - Впервые за весь день пребывания в Нашвилле Стеффи засияла.
        Они вместе подбежали к окну. И верно, там, в снегу, остановились сани, запряженные двумя тяжело дышащими конями. Правил ими Санта-Клаус, помогал ему гном приличных габаритов.
        - Не верю, - бормотала про себя Мерри. - Где он взял эту штуковину? - Она вскочила как раз вовремя, чтобы удержать девочку, собравшуюся уже бежать на улицу без пальто. - Подожди, моя дорогая, пока он войдет в дом.
        - Но он может не знать, что я здесь. - Стеффи запрыгала и закричала в приоткрытую дверь с необычной для нее смелостью - Санта, я здесь!
        - Хо-хо-хо!
        Санта вылез из саней с мешком за спиной. В окнах соседних домов появились любопытные лица. Довольно посмеиваясь, Санта и гном раздавали откуда ни возьмись появившимся детям игрушки, затем направились прямо к дому Мерри. Мысленно она поблагодарила Эндерса за то, что тот подумал и о других детях, которые могли почувствовать себя обиженными без подарков.
        - Он идет! - воскликнула Стеффи. - Я была хорошей, тетя Мерри! Честное слово!
        - Я не сомневаюсь.
        Распахнув дверь, Мерри с улыбкой встретила забавную фигуру, легко плывшую ей навстречу. Интересно, подумала она, видит ли Эндерс ее радость?
        - А есть здесь маленькая девочка? - Отряхнув снег на половичке у парадной двери, Санта вошел в дом. Сопровождавший его гном вернулся к саням.
        - Санта! Санта! - бросилась к нему Стеффи, отважно прижимаясь к ноге в красной штанине. - А почему ты не спустился через каминную трубу?
        - Что такое? Да чтобы я запачкал в саже свою новую нарядную куртку? - Эндерс опустился на ковер и полез в свой мешок. - Давай-ка посмотрим, что тут у меня имеется…
        - По-моему, Санта, ты уже оставил кое-что раньше, - пришла на помощь Мерри, доставая свертки из-под елки. - Помнится, ты просил сохранить все это до самого кануна Рождества.
        - Да, конечно, но тут должно быть кое-что еще. Ага, вот! - Из мешка появился пакет в яркой упаковочной бумаге. - Да здесь написано кому - Стеффи!
        - Он знает, как меня зовут! - Девочка прижала подарок к груди. - Тетя Мерри, он знает, кто я!
        Санта втянул воздух носом.
        - Похоже, кто-то печет вкусненькое для меня.
        - Печенье! - Мерри бросилась в кухню - и очень вовремя. - А почему бы тебе не пригласить в дом твоего друга, гнома!
        Санта и Стеффи прошли на кухню следом.
        - Гном еще должен заняться кое-какими поручениями. Да и надо позаботиться, чтобы лошади не стояли на месте, - вы знаете, почему, док. Он скоро вернется. В конце концов эта маленькая девочка прилетела из такой дали, из самого Нью-Йорка. Не могу же я просто слопать пару печений и сразу скакать дальше, верно ведь?
        - Однако, Санта, скажи… - Лицо Стеффи вновь стало торжественно-серьезным. - А что же насчет остальных детей в мире? Если ты останешься здесь, как они получат свои игрушки?
        - О, у меня множество помощников. - Эндерс неопределенно помахал рукой в воздухе. - Они сейчас во всем мире доставляют подарки, повсюду, где есть маленькие дети, - в Гонконге и на Бермудах, в Париже и Токио.
        - А есть места на земле, где нет детей? - Стеффи машинально взяла печенье в форме колокола и принялась жевать, кажется, даже не удостоив его взглядом.
        - Ну, пожалуй, только в Антарктиде. - Из-под косматых белых бровей Эндерс в напускном отчаянии обратил к Мерри взгляд с мольбой о помощи: сомневаюсь, мол, смогу ли сочинять ответы с такой же скоростью, как Стеффи изобретает вопросы.
        - Ты разве не собираешься посмотреть свои подарки? - поинтересовалась у нее Мерри.
        - Ах, да! - Сорвав цветную обертку, Стеффи вытащила на свет игрушечного щенка с забавными складками на морде; вслед за ним - еще одного, поменьше. - Ой, посмотрите! Это его сыночек. И песик будет хорошо заботиться о своем ребенке. Он никогда не оставит его одного и не отдаст никому. Правда, тетя Мерри?
        - Никогда. - Мерри присела рядом с малышкой. На глаза навернулись слезы.
        По лицу Эндерса было видно, что он не понимает смысла происходящего. Мерри сообщила ему только, что Стеффи - ее племянница.
        Девочку не надо было уговаривать заглянуть в другие подарочные пакеты. Она засияла при виде воздушного змея «Большая птица», карандашей и книжек. Однако подарок Эндерса явно понравился ей больше всех. Стеффи играла со щенками, даже когда пила горячий шоколад. Взрослые, в свою очередь, потягивали кофе с печеньем. Коты дремали, улегшись вокруг.
        Мерри вспомнила вдруг:
        - А у меня есть подарок и для Санты!
        Пакет был извлечен из-под елки.
        - Посмотрим, посмотрим! - Эндерс поднял бровь, расправившись с пятым по счету печеньем - или это было уже шестое? - и принялся изучать подарок, не разворачивая. - Что же это может быть, а? Не волшебная ли пыльца для моих гномов, чтобы работали еще лучше? Или, может, щетка для расчесывания бороды? Она мне действительно очень нужна.
        Стеффи захихикала.
        - А не хотел бы ты что-нибудь из еды для твоих оленей? То есть лошадей. А почему ты…
        Эндерс поспешил разорвать пакет, чтобы предотвратить очередной вопрос.
        - Смотрите-ка! Да это же пес!
        - Вот здорово! - Стеффи посмотрела на своих щенков с мордами в складках. - А может быть, это их папа. Ты думаешь, это его дети?
        Эндерс сделал вид, что внимательно изучает игрушечных собак, хотя колли совершенно ничем не напоминал щенят.
        - Может быть. Наука многого не знает. Как по-вашему, док?
        - Думаю, очень даже возможно, что перед нами отец и его дети.
        Мерри подумала: не будет ли девочка настаивать, чтобы Эндерс приходил со своим игрушечным колли в гости? Тут же она поняла, что ей самой этого хотелось бы.
        Похоже, Эндерс заметил взгляд Мерри, брошенный на часы. Он поднялся и подошел к окну, всматриваясь во тьму.
        - Кажется, снова повалил снег.
        Мерри подошла к нему и увидела, что к ночи все вокруг замело.
        - Это уже не назовешь снегопадом. Это - вьюга.
        Она включила радио. Передавали рождественскую музыку. Через несколько минут диктор сообщил, что за последние полчаса выпало несколько дюймов снега и что это самый сильный снегопад за всю историю Нашвилла.
        Диктор умолк, включив сюиту из «Щелкунчика» Чайковского.
        - Может, Санта-Клаусу пора позвонить по телефону своему любимому гному? - Эндерс многозначительно кивнул в сторону Стеффи, зевавшей во весь рот. - Похоже, кому-то пора на бочок.
        Разумеется, Стеффи не могла допустить, чтобы без нее обсуждали такие существенные дела, как спасение Санты, застрявшего в сугробах. Однако Мерри решила все же уложить свою гостью в постель. Та запротестовала, но слабо; сказался бесконечно длинный утомительный день, и девочка заснула, едва коснувшись головой подушки. В руках она держала игрушечных щенят со складками на мордах, а Домосед расположился у нее в ногах.
        Когда Мерри спустилась, Эндерс как раз закончил телефонный разговор.
        - Надо было обзвонить несколько мест, чтобы найти моего друга Кипа, он же - мой гном. Он в доме у своей сестры, развлекает ее детей. И, похоже, застрял там на всю ночь.
        - А как же лошади?
        - Ага, в вас заговорил ветеринарный врач. - Эндерс ухмыльнулся сквозь свои белые усы. - Лошадям придется удовлетвориться гаражом, а закусить морковью и яблоками.
        - Лишь бы ничье здоровье не пострадало. Хотите еще кофе?
        У Мерри началось легкое головокружение, как будто кто-то подлил спиртного в кофе. Обычно ее дни укладывались в четкие рамки служебного расписания и обязанностей. Сегодня вечером, однако, ей казалось, что она попала в другой, помолодевший мир, где больше свободы, и не надо следить за временем.
        - Очень даже хочу. - Эндерс снял свой колпак с блестками и с истинным наслаждением почесал голову. - Когда на тебе эта штуковина и ты на морозе, на улице, то все хорошо, но в помещении человек себя чувствует, как будто залез с головой под лошадиную попону.
        - Кстати, о лошадях: где вы раздобыли сани? - Мерри налила кофе и выставила на стол последнюю порцию печенья.
        - Мой приятель Кип - художник сцены. - Эндерс помог расставить чашки на столе, стараясь не наступить на Лодыря. - Он работает в театре «Оприлэнд» и еще со многими певцами в стиле «кантри», когда те выезжают на гастроли. А еще Кип коллекционирует театральный реквизит. Это уже не первые сани у него. Они старинные, из Германии.
        - Они чудесные… - Мерри умолкла, почувствовав себя запертой между столом и Эндерсом. Не отрывая от нее прямого взгляда, он стал напевать какой-то незнакомый мотив. - Что это такое? Я имею в виду песню.
        - Это - классика, старинная песенка. «Я видел, как мамаша целовала Санта-Клауса».
        Сознание Мерри затуманилось.
        Губы Дейвида прижались к ее губам.
        Поцелуй получился настолько неожиданным, что на миг Мерри замерла, не в состоянии шевельнуться. А потом ей и вовсе расхотелось двигаться.
        Даже сквозь подушку, привязанную к талии Эндерса, она ощущала мощь его тела; его руки полны силы. Рот, твердый, ищущий, касался ее губ с нежной игривостью, что вызывало у Мерри ответную ласку. Она наслаждалась мятной сладостью его поцелуев и терлась носом о теплую щеку.
        - Ты похож в этом костюме на большого плюшевого медвежонка, - пробормотала Мерри.
        - Это не совсем та реакция, которой я ожидал. - Он вздохнул с деланным огорчением и отступил на шаг, чтобы взглянуть на Мерри. - Зато ты прямо загляденье, и от тебя исходит божественный аромат.
        - Я так благодарна за то, что ты пришел сегодня. - Она прислонилась к Дейву, словно во сне. - И даже сани достал, хотя это страшно трудно. Я была бы совсем разочарована… - Эти слова совершенно случайно сорвались с языка. - Я хотела сказать… из-за Стеффи.
        - О, не возражаю против любых слов. Лишь бы меня хорошо кормили. - Дейв провел пальцем по щеке Мерри. - Когда ты обычно завтракаешь?
        - Когда завтракаю? - заморгала она. Эндерс делает чертовски смелые предположения! - Погоди-ка. Только потому, что я поцеловала тебя…
        - Мерри, киска, ты ведь не против, если я буду употреблять термины, касающиеся твоей профессии, да? Итак, мой котеночек, до твоей слегка замороченной головки, кажется, все еще не доходит, что Санта собирается ночевать здесь, так как не может попасть к себе домой.
        Мерри чувствовала, что на скулах выступает румянец. Это она предположила что-то непристойное, а не кто-либо другой. Да, действительно, с ней что-то творится, иначе она поняла бы…
        - Но ты не можешь появиться в этом же костюме завтра. - Она ткнула пальцем в подушку, изображавшую живот Санта-Клауса. - Ты развеешь все иллюзии ребенка. - Тут Мерри вспомнила о еще одном соображении. - Как же ты можешь здесь спать? В гостиной Стеффи. Думаю, что диван… Но бабушка Нетта, вероятно, придет завтра очень рано… Хотя нет, она, возможно, тоже где-то застряла из-за метели. - Мерри уныло посмотрела на Дейвида, не в силах разобраться в своих противоречивых чувствах.
        - Ты всегда такая сомневающаяся, милая док?
        - Нет, - призналась она. - Только в нерабочее время.
        Наконец Мерри сообразила, что гостя можно уложить внизу на диване. Костюм Санта-Клауса преспокойно полежит в целлофановом пакете. Дейв получит напрокат мужской банный халат, который Мерри порой носила дома. Девочке объяснят, что, когда она уже ушла спать, обнаружился добрый знакомый, застрявший в сугробах неподалеку и попросивший разрешения переждать непогоду в доме Мерри. К счастью, праздничным утром вид гостя, прохлаждающегося в халате, вероятно, не покажется ей странным. А там, глядишь, появится его друг-гном и привезет, во что одеться Эндерсу.
        Мерри постелила Дейву на диване и глубоко вздохнула.
        - Терпеть не могу лгать, но нужно ведь помочь ребенку сохранить иллюзии, не так ли?
        Доставая из бельевого шкафа одеяло, Дейв сказал:
        - Ты не объяснила, почему твоя племянница проводит рождественские праздники у тебя. Где ее родители?
        - Мать у нее умерла вскоре после родов, будучи незамужней. Отец, как я подозреваю, скрылся в неизвестном направлении. - Мерри заглянула во все уголки бельевого шкафа. - Могу поклясться, здесь была подушка.
        - Достаточно и этой. - Дейв вытащил из-под своего тулупа подушку, что была привязана на талии. - Значит, Стеффи, так сказать, сирота…
        - Да, можно считать так. - Мерри взбила подушку и заправила ее в наволочку. - Девочка жила с теткой, пока та не умерла пару месяцев назад. Единственный, оставшийся в живых родственник, - двоюродный дядя, холостяк, который не захотел, чтобы Стеффи жила у него. Он решил отдать ее на удочерение, и здесь-то в судьбу Стеффи вмешалась моя сестра, Лайза.
        Дейв взял халат, принесенный сверху хозяйкой, и отправился в ванную комнату для гостей.
        - И где же нежно любящая мамочка Лайза встречает Рождество? - спросил он, обернувшись в дверях.
        - В Швейцарии. Занимаясь лыжным спортом.
        - С мужем?
        - Она не замужем.
        - Я не собираюсь задевать достоинство твоей сестры. Однако… - Мерри слышала тревожащий душу шорох снимаемого белья в ванной комнате. Дейв Эндерс раздевается прямо здесь, за дверью, у нее дома. Она старалась остановить воображение, но не могла отделаться от навязчивого образа этого мускулистого широкоплечего мужчины. -
…Однако твоей сестре не пришло в голову, что она может быть нужна ребенку? - закончил свою мысль Дейв.
        - Лайзу, увы, никогда не волнуют нужды других людей.
        Дверь распахнулась. Темно-бордовый махровый банный халат, висевший на тоненькой Мерри, как балахон, тесно обтянул мощную фигуру Дейва и даже не сошелся на груди, открывая мягкие завитки каштановых волос. Мерри, заставив себя отвернуться, занялась тем, что стала оправлять одеяло на диване Дейва. Однако тут же ей пришла в голову мысль, что такой жест может показаться двусмысленным.
        Дейв стоял в дверях и внимательно следил за действиями Мерри.
        - Ты знаешь, можно подумать, будто у тебя никогда не ночевал дома мужчина.
        - Никогда. - Заметив, как поползли вверх брови у Дейва, она добавила: - В этом доме. Однажды я уже почти обручилась - это было давно, - но оказалось, он не тот человек, кто был нужен мне.
        - Тебе повезло, что истина обнаружилась вовремя.
        - Еще бы.
        Мерри хотелось бы расспросить Дейва о его прошлом, но ведь они еще так мало знакомы. Несколько поцелуев украдкой еще не дают ей права совать нос в его личную жизнь.
        Дейв пересек комнату и уселся на диван. Он явно чувствовал себя как дома. Приглашая Мерри, он похлопал рукой по дивану рядом с собой.
        - Нет, спасибо. - Мерри отпрянула назад, но в душе осудила свое слишком неловкое поведение. - Я лучше пойду лягу. Насколько я знаю детей, Стеффи поднимется завтра спозаранку. Ой! Чуть не забыла! - Мерри бросилась к серванту, где прятала набитый конфетами и мелкими игрушками чулок, предназначенный для Стеффи. Затем подошла к камину, но не знала, как укрепить там подарок.
        - Видимо, не обойтись без липкой ленты.
        - Вот, прошу. - Дейв моментально принес ее из кухни, где, должно быть, приметил ленту на рабочем столике. - Позволь мне. - Прежде чем последовало возражение, он дотянулся до каминной полки и прикрепил чулок, держа Мерри в кольце своих рук.
        - Здорово. - Она склонила голову, чтобы избежать его прямого взгляда. - Теперь мне, пожалуй, лучше…
        - Ммм. - Дейв потерся щекой о ее волосы. - От тебя пахнет Рождеством.
        - Это из-за елки.
        - Мерри…
        - Да?
        - Ты самая неромантичная женщина, когда-либо встречавшаяся мне. - С улыбкой он слегка коснулся губами кончика ее носа.
        - В самом деле? - вздохнула Мерри. - Может, мне нужно получиться?
        - Я знаю одного великолепного учителя. - Дейв слегка прикусил мочку ее уха. - Итак, урок номер один: расслабься. Вдыхай ароматы. Ощущай языком вкус. Перестань отвергать сигналы, что шлет тебе твое тело. О-о… Уже лучше…
        Мерри прильнула к нему, прикрыв глаза. От Дейва исходили сильнейшие токи добра, уверенности, справедливости…
        Наверху во сне застонала девочка. Мерри вздрогнула.
        - Схожу проверю, в чем дело.
        Очень неохотно Дейв позволил ей высвободиться.
        - Что ж, для первого урока совсем неплохо. Однако, на мой взгляд, тебе еще учиться и учиться.
        - Спокойной ночи. - Внезапно Мерри засмущалась. Она поспешила к лестнице, ведущей наверх, затем остановилась. - С Рождеством тебя, Дейв!
        - С Рождеством тебя, Мерри!
        Когда она поднималась по ступенькам, ей показалось, что он проговорил:
        - Урок номер два: никогда не впускай опасного мужчину в свой дом, если не уверена, что хочешь оставить его у себя.
        Однако Мерри решила, что наверняка ослышалась.

4

        Просыпаясь, Мерри почувствовала, что воздух напоен невероятно соблазнительными ароматами кофе и кленового сиропа. А еще пахнет блинчиками, подумала она в полудреме, густо намазанными маслом. Без сомнения, внизу с удовольствием готовит праздничный завтрак бабушка Нетта.
        Но затем Мерри вспомнила: старушка наверняка застряла из-за метели у своих друзей. Как и все остальные в эту ночь.
        Неужели Дейв Эндерс хозяйничает на кухне Мерри как дома?
        Впрочем, нет, это невозможно. Так не может вести себя великосветский лев салонов Нашвилла, глава гигантской корпорации, нахальный владелец пса по имени Чемпион и еще как там его. Мерри готова побиться об заклад, он и ему подобные думают: блинчики - это нечто такое, что подают исключительно в дешевых кафетериях.
        Она поднялась, лениво нащупала домашние туфли, потянулась за темно-синим халатом и вдруг сообразила, несмотря на свое еще сонное состояние, что не хотела бы показываться гостю в таком виде. Она достала из шкафа джинсы и умопомрачительный розовый свитер.
        Нет смысла, конечно, лезть из кожи вон, но, по крайней мере, можно причесаться, немного подкраситься, не больше, чем обычно. Оглядывая себя в зеркале, Мерри заметила тем не менее непривычный блеск в глазах, румянец, выступивший на щеках. Должно быть, Рождество ее разволновало.
        Она замерла, не выходя из спальни. Пальцы легли на ручку двери. Девушку охватил вихрь воспоминаний о минувшем вечере: Дейв касается ее щеки. Дейв дарит ей легкий поцелуй. Дейв намеком предупреждает ее о том, что может быть опасен.
        Что, черт возьми, вбила она себе в голову, когда растаяла в его объятиях? Они же явно не подходят друг другу - это чувствовалось с первой минуты их встречи. И в то же время ее несомненно влечет к Дейву.
        Нельзя сказать, будто снова в точности повторяется ее история с Франко. Новый знакомый несравненно сердечнее, привлекательнее. Любит детей и животных. Однако он живет в мире, где Мерри не имеет никакого желания и возможности обитать, где происхождение и покрой одежды важнее, чем твое сердце.
        С другой стороны, аромат бекона, брызжущего жиром на сковороде, просачивался снизу, подавляя всякое сопротивление. Оказывается, как легко можно соблазниться вкусным завтраком. А откуда брать силы, чтобы противостоять обаянию этого удивительно привлекательного мужчины?
        Ну, ладно, сегодня она на своей территории. Можно насладиться праздником, доставить радость и себе, и Стеффи. Но это будет единственный раз.
        Мерри предприняла попытку сохранить хорошее настроение и отмахнуться от мрачной перспективы отказа от новых встреч с Дейвом. Она открыла дверь и застучала каблучками по паркету холла, направляясь в комнату, где спала Стеффи.
        Там никого не было.
        Мерри заглянула на всякий случай в ванную - тоже пусто. Наверное, девочка уже внизу. Как там они с Дейвом: находят ли общий язык, предоставленные самим себе?
        Стараясь держаться как можно спокойнее, Мерри спустилась вниз по лестнице. На четвертую ступеньку снизу постаралась не наступить, так как та вечно скрипела.
        Мерри услышала мягкие тона рождественских хоралов - радио на кухне создавало праздничный звуковой фон. А перекрывал музыку приглушенный дуэт голосов - мужского и детского.
        Надо незаметно подобраться поближе. Но почему не разобрать отдельных слов? Все, что смогла ясно услышать Мерри, были какие-то визги, переходящие в ликующий вой высокой тональности. Она сделала еще пару шагов, получив возможность заглянуть в кухню.
        Стеффи и Дейв ползали по полу, держа каждый в руке по игрушечному щенку. Колли, которым руководил Дейв, лизал шкуру собачке со складками на морде и успокоительно урчал, тогда как воспитанник Стеффи радостно заливался лаем. Взлохмаченные волосы девочки падали ей на лицо, домашний халатик был застегнут не на те пуговицы, однако ошибки быть не может: на лице ребенка написано блаженство.
        Глядя на такую радостную игру, Мерри могла бы простоять так многие часы. Удивительное зрелище - взрослый и ребенок, играя, сообщают друг другу информацию о взаимной приязни. К сожалению, зазвенел таймер у плиты, и Дейв спросил:
        - Хочешь со мной подбрасывать вверх блины на сковородке?
        - Конечно! - Девочка вскочила и увидела стоящую в дверях хозяйку дома. - С добрым утром, тетя Мерри! Посмотри, кто к нам пришел готовить завтрак!
        Не зная точно, как Дейв объяснил свое присутствие, Мерри обняла племянницу.
        - Ну и повезло нам с тобой, ведь правда?
        - У него собака, такая же, как у Санта-Клауса! - продолжала восторгаться малышка. - Ой, дай я!
        Девочка подбежала к плите, и Дейв, как заправский повар, помог ей поддеть блин лопаточкой и перевернуть на другую сторону. Недопеченный блин шлепнулся на сковороду комом с неровными краями, и Стеффи испуганно поджала губки, ожидая выговора.
        Но Дейв вместо ворчания отделался похвалой.
        - Вот и хорошо. Так блин лучше удержит кленовый сироп. Как ты считаешь?
        - Ну да. Я могу все их так делать. Смотри! - воскликнула Стеффи и тут же принялась подтверждать слова делом.
        Через несколько минут дружная компания поглощала бекон, кофе и блины, или вернее, блинные комья, как окрестил эти изделия Дейв.
        Стеффи, поспешно глотая очередную порцию еды, успевала наговорить столько, сколько Мерри не услышала от нее за все время знакомства. Девочка взахлеб рассказывала о Дейве. Сообщила, явно с его слов, что он всегда приходит на Рождество, чтобы приготовить Мерри завтрак, и что он не любит одеваться, пока сам не поест, а потому пришел сюда прямо в купальном халате. Эта железная логика, кажется, вполне устраивала Стеффи.
        - Может, попросим что-нибудь из одежды взаймы у соседей?
        Сквозь прозрачные занавески Мерри смотрела на сверкающие под солнцем нетронутые снежные покровы. Судя по всему, Дейву предстояло пробыть у них по крайней мере еще несколько часов, и Мерри сомневалась, захочется ли ему щеголять в ее халате так долго.
        - Хочу поиграть в парке, - заявила Стеффи, сделав глоток молока.
        - В парке? - Мерри не сразу сообразила, о чем идет речь. - Нам незачем идти в парк, чтобы поиграть, моя хорошая. Достаточно просто выйти во двор.
        - Здорово.
        Стеффи поставила стакан с какао на стол и подцепила новый кусок бекона, держа его над запрокинутой головой и постепенно сжевывая. Не лучший, разумеется, пример поведения за столом, отметила Мерри. Но вовсе не стоит из-за этого делать ей замечание. В конце концов сегодня праздник. Кроме того, уж если есть что-то, чему Лайза обязательно научит девочку в первую очередь, так это именно правила хорошего тона.
        Едва исчезли во рту последние остатки румяного бекона, Стеффи помчалась наверх, заверив взрослых, что сумеет одеться сама, вплоть до комбинезона, все сделав правильно.
        - Если так же правильно, как она застегнула халат, то будет беда, - шепнула Мерри.
        - Ты можешь подняться к ней через пару минут и взглянуть, не нужна ли помощь, - согласился Дейв. - Но еще не сейчас.
        - Да. Конечно. Для детей очень важны попытки самостоятельно делать что бы то ни было.
        По впечатлению от своих слов Мерри поняла: она сказала не совсем то, чего ждал Дейв. Об этом же говорил его проникновенный взгляд, направленный на нее поверх края кофейной чашки. В то же время перед глазами вновь поплыли чувственные образы, избавиться от которых Мерри пыталась в течение минувшего получаса.
        Она ясно видела, как касается кончиками пальцев шелковистых волос на груди Дейва в вырезе халата. Чувствовала, как дрожат ноздри от тонкого, еле уловимого запаха его крема после бритья, сохранившегося со вчерашнего дня и слегка усиленного пряным мускусным ароматом его тела.
        - Ты хорошо выспалась? - Вопрос был вполне невинный, однако Мерри и здесь уловила иной подтекст.
        - В общем-то, да. - Она не помнила, чтобы ей что-нибудь снилось. - Хотя сначала казалось, что полночи у меня уйдет на то, чтобы вскакивать и смотреть, как Стеффи.
        - Присутствие мужчины на первом этаже, несомненно, успокаивало тебя, - уточнил Дейв. - С другой стороны, это может оказаться иллюзией.
        - Иными словами, ты способен угрожать моему спокойствию?
        - В известной мере, да, - усмехнулся Дейв, отставляя в сторону чашку. - Но в этом нет ничего опасного для тебя.
        Мерри предпочла не продолжать обсуждение скользкой темы и коснулась другой, менее заряженной эмоционально:
        - Ты удивительно умело обращаешься со Стеффи. Большинству мужчин даже в голову не пришло бы встать на четвереньки, чтобы поиграть с ребенком.
        - Это она сама придумала. - Дейв как будто оправдывался. - Честное слово. Я ее только поддержал.
        - И она так легко поверила выдумке насчет твоего обычного появления здесь на Рождество в банном халате? Забавно.
        - Но у детей собственная логика. - Дейв начал складывать тарелки, не поднимаясь с места. - Я решил, не имеет смысла сочинять историю, убедительную с точки зрения взрослых.
        - Ты и не смог бы это сделать. Взрослые люди не верят, что Санта-Клаус существует.
        - Большинство взрослых не поверят также, что мужчина может бродить по дому женщины в халате, если накануне ночью ничего не случилось.
        Внезапно Мерри сообразила: происходящее у нее дома должно произвести ужасающее впечатление на бабушку Нетту.
        - Нет, только не это. - Мерри встала. - Мой сосед через два дома примерно такого же роста, как ты. Может, у него найдется что-нибудь из одежды, которую он согласился бы дать взаймы.
        - Куда ты так спешишь? - Дейв откинулся в кресле назад и балансировал под опасным углом. - Знаешь, в розовом ты смотришься потрясающе. Удивительно эффектное зрелище при этом интенсивном красноватом отливе волос.
        - Моя сестра работает моделью, но я не так уж часто следую ее советам, однако в расцветках она, надо признать, разбирается. - Мерри не знала, что отвечать. Рука ее лежала на спинке кресла. Она смутилась: получается, она отказывается выразить благодарность за доброе слово. - То есть я хочу сказать спасибо. Я, видимо, не привыкла принимать комплименты, да?
        - Ты сама вполне могла бы быть моделью. - Дейв пропустил мимо ушей ее извинения. Его внимательный взгляд вбирал ее всю с головы до ног, и Мерри, к своему ужасу, обнаружила, что с особой остротой реагирует на это каждой клеточкой своего тела. Казалось, будто его рука уже гладит ее шею, ласкает плечо, переходит на… Нет, об этом думать она не будет. - Ты так изысканно-красива и в то же время так естественна…
        - Ну уж! Фу, не надо столько лести.
        Мерри попыталась разрядить создавшуюся атмосферу с помощью иронии, но голос ее прервался.
        - Итак, ты могла стать моделью, но пошла вместо этого в ветеринары.
        Дейв собрал тарелки, встал и по пути к мойке, словно нечаянно, задел Мерри бедром. Это как бы случайное прикосновение и взбудоражило, и успокоило ее одновременно.
        - Я выбирала между ветеринарией и педиатрией. И все никак не могла решиться на что-то одно, - призналась Мерри. - А у тебя такого не было? У тебя ни разу не закрадывалась мысль о том, чтобы не идти в фамильный бизнес.
        - Мне знакомы такие сомнения. - К ее удивлению, Дейв принялся загружать мойку посудой, как будто делал это каждый день. Впрочем, с его статусом холостяка ничего исключать нельзя. - У меня было очень много разнообразных предложений, когда я получил диплом.
        - Гарвардского университета? - Мерри хотела пошутить, но он кивком головы подтвердил правильность догадки. - Ого! Ты, видать, ничего не делаешь вполсилы, а?
        - Да, насколько это зависит от меня. - По-видимому, он вкладывал в свои слова особый, глубокий смысл, но лица его не было видно, так как он отвернулся, раскладывая серебряные вилки и ножи по местам. - Так или иначе, мой отец хотел, чтобы я работал с ним, и я рад, что пришел в нашу фирму. Для нас возникла возможность лучше узнать друг друга. Правда, он вскоре скоропостижно умер от инфаркта. Но если бы я работал тогда где-нибудь еще, я бы, наверное, никогда не простил себе этого.
        На Мерри произвело глубокое впечатление, что на шкале ценностей Дейва сближение с отцом стоит выше, чем успехи в развитии фамильного дела. Но, предупреждала она себя, такие преуспевающие люди, как Дейв, добиваются своего благодаря целеустремленности и огромным затратам энергии, не говоря уж о трудолюбии. Сегодня она видит Дейва с лучшей стороны: он мягкий, добрый. Однако опыт подсказывает, что у таких вершителей человеческих судеб, как он, обязательно есть, так сказать, обратная сторона.
        - Готов отдать пенс, чтобы узнать твои мысли. - Дейв закрыл посудомоечную машину и оперся о нее, в упор глядя на Мерри. - Что же я сказал такого, что вызвало целую бурю эмоций? Между прочим, знаешь ли ты, что у тебя удивительно открытое лицо? Я могу видеть на нем все твои переживания.
        Мерри почувствовала: жар прилил к щекам.
        - Ладно. Я лучше пойду наверх и проверю, как там Стеффи…
        Она торопливо удалилась, не дав возможности Дейву задержать ее. Черт побери, он слишком уж проницателен!
        Все размышления о Дейве умчались, однако, прочь, едва она увидела ребенка, преспокойно сидящего на кровати. Девочка натягивала свитер на нечто, напоминающее пачку балерины. На ногах у нее были только тоненькие колготки.
        - Куда же это ты собралась? На репетицию в театр? - Мерри сдерживала себя, чтобы не рассмеяться.
        - Неужели тебе не нравится мой костюм? - взглянула девочка на Мерри. - Учитель в балетной школе говорит: я лучшая ученица в нашем классе.
        - Понятно, но мне показалось, что ты собиралась поиграть во дворе, а там снег.
        - Поэтому я и надеваю свитер, - нетерпеливо объяснила Стеффи столь очевидную вещь. - Я хочу, чтобы Дейв увидел мою пачку.
        Да, у детей своя логика. Ты очень верно подметил это, Дейв.
        - Что ж, почему бы тогда тебе не сбегать вниз и не показаться ему в своем балетном платье? А потом уж мы с тобой оденем что-нибудь потеплее, ладно?
        - Ладно.
        Стеффи радостно выпорхнула из комнаты, даже не позаботившись о том, чтобы снять свитер.
        По-видимому, я разбираюсь в детской психологии гораздо хуже, чем мне казалось, с грустью подумала Мерри, роясь в шкафу. Она разыскивала джинсы, которые достала из чемодана накануне. Постичь направленность энергии ребенка, тонкую игру детского ума - гораздо сложнее, чем усмирить самую злокозненную из беглых обезьянок.
        Минуту спустя девочка вернулась. Но процесс одевания затянулся дольше, чем предполагала Мерри. Во-первых, ребенок, прежде отличавшийся молчаливостью, теперь тараторил без остановки, причем с бешеной скоростью; Стеффи объясняла историю появления каждой детали своего туалета, задавала сотни вопросов. Во-вторых, она ни минуты не сидела спокойно: вертелась, почесывалась, что-то рассматривала, куда-то тянулась…
        К тому времени, когда они наконец спустились вниз, у Дейва, как ожидала Мерри, должна была отрасти собственная седая борода.
        Она поразилась, когда не нашла в гостиной никакого старика в халате. У камина сидел благообразный джентльмен в пиджаке из толстого твида, в войлочной шляпе, старомодных брюках и кожаных штиблетах; на руках его были кожаные перчатки. В зубах - трубка. Вылитый Шерлок Холмс.
        - Ты просто неотразим! - только и сказала Мерри.
        - Благодарю вас, мадам, - ответил джентльмен, по-английски четко выговаривая каждое слово.
        - Где только… - Мерри вовремя прикусила язык. - Этот костюм был в шкафу, стоящем в холле, не так ли.
        - Вместе с другим комплектом одежды, но тот тесноват: не подошел, - уже своим нормальным голосом сообщил Дейв. - Просто боюсь спрашивать, кому все это принадлежит.
        - В прошлом году на День всех святых мы с моим партнером решили, что нашим клиентам понравится, если мы устроим маленький маскарад. - Воспоминания вызвали у Мерри улыбку. - Билл оделся Шерлоком Холмсом, я - доктором Ватсоном. Все пришли в восторг. Тогда я подумала, что костюмы пригодятся для следующего года.
        - В плечах немного тесновато, но в общем выглядит прилично. - Дейв подошел к шкафу и, достав оттуда лыжную куртку, помог Мерри надеть ее. - Так, дай-ка посмотрю. Я пришел к заключению, что вы с вашим партнером сработались хорошо, но он женат на другой женщине.
        - Замечательно, Шерлок. - Мерри поправила капюшон у девочки, убрав выбившуюся темную прядку. - Однако каким образом вы это установили?
        - Элементарно, дорогая Ватсон. - Дейв извлек из кармана пиджака смятую бумажку. Это была записка с поручением Биллу купить кое-что из провизии. Внизу стояла подпись: «Люблю тебя. Сью».
        - Но у тети Мерри фамилия совсем не Ватсон, - заметила Стеффи.
        - Это мы шутим, - пояснила Мерри, направляясь с девочкой к выходу. - Делаем вид, будто мы - герои одной книги. А теперь пойдем полюбуемся снегом, да?
        Она распахнула дверь и вдохнула бодрый утренний воздух, напоенный ароматом сосен. С конца улицы доносились крики детей, посредине пролегла наезженная санками колея. Но вокруг снег все еще оставался нетронутым. Он превратил обыденные кирпичные дома, оголенные деревья и замершие на стоянке автомобили в детали пейзажа сверкающей фантастической страны.
        - Домики такие низенькие, - заметила Стеффи, бросив взгляд вдоль улицы.
        Дейв рассмеялся и подбросил ее на руках. Девочка залилась смехом.
        - Это Нашвилл, а не Нью-Йорк. У нас здесь тоже есть небоскребы, но мы предпочитаем жить в обычных домах.
        - Я тоже. - Стеффи издала вопль радости, когда Дейв покружил ее, взяв за руки, вокруг себя. - Еще, еще!
        Наблюдая за этой увлеченно играющей и извалявшейся в снегу с ног до головы парой, Мерри почувствовала, как сердце сжала тоска по дням минувшим. Казалось, детство кончилось так давно, что была маленькой вовсе не Мерри, а кто-то другой. Теперь она поняла, что, имея в доме ребенка, человек вновь переживает начало собственной жизни. У нее тоже бывали дни, подобные этому, когда отец еще был жив, и пара его сильных рук и захватывающий дух полет над сугробами остались в памяти на долгие годы как одно из самых сильных впечатлений жизни.
        Однако чувства Мерри уводили ее дальше. Расплывчатая мечта о замужестве и семейной жизни приняла конкретные очертания. Именно это - то, чего она желает. Этого момента она всегда ждала. Ей так хотелось быть нужной кому-то. Ах, если бы сегодняшний день тянулся вечно, надеялась Мерри, хотя знала: это невозможно.
        - Тетя, а если мы слепим снеговика? - загорелась новой идеей девочка.
        - Конечно, - живо откликнулась Мерри. - Но я сама занималась этим давным-давно.
        - Нам кое-что потребуется для этого, - загорелся и Дейв. - Сомневаюсь, чтобы у тебя нашлись угольки для глаз, но хоть морковку для носа мы раздобудем?
        - И шляпу! - добавила Стеффи.
        - А почему бы нам сначала не слепить снеговика, а потом уже подумать об украшательстве? - Мерри сжала в руках комок снега и покатила его по территории садика.
        - Рыхловатый. - Дейв проводил ее деланно-придирчивым взглядом. - Из этого никогда не скатать главного, опорного шара.
        - Дай я попробую! - Стеффи схватила рукавичками немного снегу, но снежок рассыпался в ее руках.
        - Смотри, как надо.
        Дейв скатал на глазах девочки идеально круглый шар. Даже Мерри вынуждена была признать, что он знает свое дело, и отказалась от собственных неуклюжих попыток соперничать с Дейвом.
        Снеговик получился на славу. Как обычно, его фигура состояла из двух шаров, но, кроме того, у него выросли скрещенные впереди ноги и руки, упертые в бока. Вместо глаз решили использовать чернослив. Для носа нашлась морковка, рот обозначили клюквой, которую потом с удовольствием склюют птицы. Из завалявшегося мотка коричневой пряжи получилась прекрасная шевелюра.
        Группка соседских детей, которым надоело кататься на санках, собралась вокруг, наблюдая и делая замечания. Стеффи носилась туда-сюда, наслаждаясь всеобщим вниманием.
        Наконец пришла пора возвращаться в дом, и, довольные и счастливые, все трое двинулись к заднему крыльцу. Снег скрипел под ногами. Его пришлось отряхивать, топая ногами. Издалека до слуха Мерри донеслось урчание автомобильных двигателей: это были снегоочистители.
        Значит, Нетта скоро прибудет. Мерри всегда рада видеть бабушку, однако сейчас девушка невольно почувствовала сожаление из-за того, что кончается изоляция ее маленькой компании. Утро было волшебным, вне времени и пространства, и Мерри не торопила его уход.
        - Будет настоящий горячий шоколад? - поинтересовался Дейв, когда они сбросили мокрую обувь, завалившую пол кухни. - Или это - ерунда с этикеткой «Моментальный»?
        - Настоящий горячий шоколад, - заверила его Мерри. - Но сначала я хочу, чтобы Стеффи переоделась. Комбинезон у нее промок насквозь.
        Девочка после стольких затрат энергии стала спокойнее. Она явно устала. Вскоре все трое уселись у горящего камина - об огне позаботился Дейв. У каждого в руках - чашка дымящегося шоколада. Потом Стеффи зарылась в чулок с подарками.
        - Мне здесь нравится, - объявила вдруг она, нарушив умиротворенное молчание. - Можно, я еще приеду к тебе в гости, тетя Мерри?
        - Я очень надеюсь на это. - Мерри переглянулась с Дейвом и в тот же миг услышала ожидаемый характерный звук - дребезжание уже не новой машины.
        - Это бабушка Нетта? - Девочка припала к окну.
        - Наверное, дорогая. - Мерри поставила чашку у кресла и для Дейва пояснила: - Бабушка живет в соседнем доме.
        Дейв присоединился к ребенку у окна.
        - Она выглядит точно так, как и должна выглядеть настоящая бабушка. И она действительно идет сюда. - Он оглядел свой костюм Шерлока Холмса. - Предполагаю, она заинтересуется, чем это я занимаюсь здесь в таком виде.
        К счастью, девочка была полностью поглощена предстоящей встречей с бабушкой и не стала засыпать Дейва кучей вопросов. Мерри пожала плечами. Она рассказывала старушке о том, что Дейв выступит здесь в роли Санта Клауса, а остальные выводы, как подозревала Мерри, та сделает сама.
        Очевидно, Нетта загрузила подарок для девочки в машину, так как не стала даже останавливаться около своего дома. Стоя в дверях, обхватив руками пакет в бумаге веселой яркой расцветки, раскрасневшаяся с мороза, она в самом деле представляла собирательный образ бабушки старых времен.
        - С Рождеством тебя - обняла ее Мерри. - У нас… гм… гость. - Мери надеялась взглядом выразить просьбу не обсуждать этот факт в присутствии ребенка.
        - Шерлок Холмс, насколько я понимаю? - Нетта поздоровалась с Дейвом, не моргнув глазом.
        - Он приходит сюда на Рождество каждый год, - вмешалась Стеффи. - В банном халате.
        - В самом деле? - Нетта удивленно вскинула брови. - Ну что ж. А теперь, детка, ты не хочешь меня поцеловать?
        В течение нескольких последовавших минут, чему Мерри была очень рада, всеобщее внимание обратилось на объятия и подарки - серию книг о Кролике Питере, вызвавшую радостные вопли у девочки. Затем надо было спешить, чтобы не опоздать на полуденную службу в храме в соседнем квартале. Когда они вернулись домой, Нетта принялась помогать Мерри готовить легкий обед - бульон с рогаликами. Однако Мерри ни на минуту не заблуждалась насчет способности старой женщины наблюдать за всем происходящим, чтобы потом задать ей кучу вопросов.
        - Я слышала, Санта-Клаус посетил вас вчера вечером, - заметила Нетта за второй чашкой горячего шоколада.
        - Он даже знал, как меня зовут! - выкрикнула Стеффи между двумя ложками бульона. - И он привез мне очень миленьких маленьких щеночков!
        - Соскочив с кресла, девочка сбегала в другую комнату и возвратилась с одной из полученных игрушек. - Видишь? А у Дейва есть собака колли, совершенно такая же, как у Санта-Клауса. Правда, забавно?
        - Подозреваю, что у Дейва Эндерса много еще такого же, как у Санты, - пробормотала Нетта.
        Мерри почувствовала, что краснеет. Хотелось бы узнать, намеренно ли старая женщина придала своим словам рискованное звучание или нет. Мерри боялась глянуть на Дейва, а тот воспринял весь этот эпизод с благодушно-вкрадчивым выражением лица, под которым, как она подозревала, скрывалось бурное веселье.
        Угостившись печеньем, Нетта стала извиняться.
        - Я не была дома со вчерашнего дня и, честно говоря, едва передвигаю ноги. Старею, видимо.
        - Но ты же не откажешься совсем от рождественских выступлений. - Мерри огорчилась при мысли о такой перспективе. - Тебе же всегда это нравилось.
        - Ну, посмотрим. Впереди целый год, чтобы подумать. - Нетта застегнула пальто, закуталась в вязаный широкий шарф. - К счастью, вьюги не очень часто бывают у нас в канун Рождества.
        После ее ухода Мерри окинула усталым взглядом кухню, в которой они сидели. Всюду валялась мятая оберточная бумага, на полу стояли пустые чашки из-под шоколада.
        - Поджечь бы весь этот мусор, - заключила Мерри. Затем, вспомнив, что девочка все принимает за чистую монету, добавила: - Я пошутила.
        Стеффи зевнула.
        - Можно еще взять печенья?
        - Да, а потом ты должна немного поспать.
        Мерри проводила ее. Девочка шла наверх, крепко зажав печенье в маленьком кулачке. Она спорила, доказывала, будто не устала, но веки ее закрылись, едва голова коснулась подушки. Минуту спустя она задышала спокойно и глубоко.
        Внизу Дейв собрал уже чашки и приводил в порядок кухню.
        - Ты - прямо-таки идеал всех женщин, - с улыбкой сообщила ему Мерри, убирая в холодильник остатки еды.
        - Мне об этом уже не раз говорили, - сразу же последовал ответ.
        - Ну как, за тобой скоро приедут?
        - Пытаешься отделаться от меня? - Дейв не ожидал ответа на свой вопрос. - Собственно, я только что звонил Кипу; он уехал, чтобы отогнать лошадей домой. Боюсь, что мне придется вызывать такси.
        - Могу тебя подвезти, как только Стеффи проснется. - Мерри уложила рогалики в пластиковый мешок и сунула его в холодильник. - Где ты живешь?
        - Я оставил машину у Кипа. Оба мы живем в квартале Белль Мид. И почему бы нам не проехаться на машине по Нашвиллу, когда он в снегу? Ручаюсь, это великолепное зрелище, и Стеффи понравится.
        - Несомненно. - Мерри не видела на кухне больше ничего, что надо было бы убрать. Она смущалась, оказавшись перед Дейвом одна, без ребенка, который все время отвлекал их друг от друга. - Хочешь еще чего-нибудь горячего?
        - Я бы вернулся к тому, на чем мы остановились вчера вечером, - сказал он, опираясь на стол. - Что во мне тебя… настораживает?
        - Тот факт, что ты задаешь вопросы вроде этого.
        - Ты бы предпочла поболтать о животных? - Дейв махнул рукой в сторону Лодыря, свернувшегося в пушистый клубок у камина. - Или о питании, или вообще о чем угодно, лишь бы это не касалось отношений между мужчиной и женщиной?
        - Послушай, что я скажу. - Мерри максимально постаралась, чтобы голос звучал твердо. - Мы чудесно провели время. Ты - замечательный парень, но… - Она умолкла, понимая, что не знает, что ей сказать дальше. Разве она может утверждать, что Дейв ей не подходит, если сама не убеждена в этом?
        Почему ей становится не по себе при общении с ним! Не потому ли, грустно подумала Мерри, что после знакомства с Франко она избегала неуправляемых мужчин. А Дейв именно из таких.
        - …Но, - продолжил Дейв фразу Мерри, - ты еще не узнала меня по-настоящему. Однако у меня есть средство, как исправить положение: нам нужно гораздо больше времени проводить вместе.
        - Однако не прямо сейчас, - возразила Мерри. - Не во время праздника.
        - Ну, посмотрим.
        Она надеялась, что Дейв не заметит, какую волну эмоций всколыхнули в ее душе эти слова.
        - К сожалению, - продолжил Дейв, - я буду занят в течение нескольких дней. Моя мать уезжала на неделю во Флориду, поэтому мы устраиваем рождественский праздник чуть позже, в этот уик-энд.
        - Тетя Мерри! - позвал тоненький голосок сверху. - Я проснулась и больше не могу заснуть. Можно, я спущусь к вам?
        - Ты не босиком? - Мерри, обрадованная тем, что трудный разговор прервался, переключила свое внимание на Стеффи. - Ладно, спускайся, дорогая, мы поедем прокатимся и полюбуемся Нашвиллом в снегу.
        Дейв все еще не снял наряд Шерлока Холмса, но его это, кажется, нимало не беспокоило.
        - Я должен сдать одежду в чистку, - сказал он, забирая пакет с костюмом Санта-Клауса.
        Когда они уселись в машину, Мерри забеспокоилась поначалу, что двигатель не заведется на морозе. Однако мотор, к счастью, заработал, и они двинулись, оставляя за собой вместе с выхлопом облачка белесого пара.
        Стеффи они усадили между собой и пристегнули ее ремнем безопасности. Ребенок по пути подмечал такое, на что взрослые редко обращают внимание: чей-то ящик для почты, выкрашенный в яркие цвета; необычный по виду фасад хозяйственной постройки; цепочку черных дроздов, расположившихся на телефонных проводах.
        Город выглядел девственно чистым и каким-то чужим под белым покровом. Мерри казалось, будто она приехала в место, где очень давно не была. Вспомнилось, как по возвращении в Нашвилл из Нью-Йорка она снова увидела дом бабушки Нетты и удивилась: неужели тот всегда был таким приземистым?..
        Они проехали мимо копии афинского Парфенона в Парке Столетия, однако Стеффи почти не удостоила вниманием это сооружение. Она была занята тем, что наблюдала за детьми, катающимися на санках с пригорка.
        - Я, в сущности, не знаю, что ребенку хочется посмотреть, - призналась Мерри, обращаясь к Дейву через голову малышки. - Я все думаю о музеях и тому подобном. Очень жаль, что театр «Оприлэнд» закрыт в это время года: ей бы, пожалуй, понравились классическая музыка и джаз.
        - К чему все это?! - Дейв сделал рукой жест в сторону университета Вандербильта, мимо которого они проезжали. - Весь мир - сказка.
        Примерно час они кружили по городу. От неподвижного сидения в машине уже начало сводить мышцы ног. В горле першило от сухого воздуха из отопителя.
        - Знаю, что мне еще хочется посмотреть! - закричала Стеффи.
        - Что?
        - «Макдональдс»!
        - Убежден, что интерес Стеффи продиктован запросами исключительно культурного характера, - добавил Дейв. - Помнишь эти с художественным вкусом выполненные арки фирменного знака?
        - Разумеется. - Мерри крепче сжала рулевое колесо, когда девочка запрыгала в восторге на сиденье рядом.
        Они зашли в новую закусочную «Макдональдс» неподалеку от дома Мерри и заказали чай и французский салат. Несмотря на явную усталость, Стеффи просияла:
        - Мне нравится Нашвилл.
        - В самом деле? - Мерри обняла племянницу за плечи. - И, думаю, ты нравишься Нашвиллу.
        - Может, я скоро опять сюда приеду. - Стеффи нахмурилась. - На следующей неделе.
        - На следующей неделе ты еще не уедешь от нас.
        - Ну, тогда через неделю.
        Поправлять девочку не имело смысла. Кроме того, Мерри поняла, что очень хотела бы видеть ее у себя как можно чаще. И конец двухнедельного срока не так уж близок.
        Дейва высадили возле дома, где жил Кип. Это было своеобразное строение, врезанное в склон холма. При иных обстоятельствах Мерри с удовольствием заглянула бы внутрь, но Стеффи одолела зевота. Да и Кип, видимо, не ожидал гостей.
        - Я пригласил бы вас к себе, но, по-моему, ваша Спящая Красавица должна дополучить свой дневной отдых. - Дейв поцеловал девочку в макушку. - Дорогая, возможно, я не увижусь с тобой до твоего отъезда, но обязательно встречусь в твой следующий приезд к нам, в Нашвилл.
        - Ладно, - буркнула девочка в полусне.
        Дейв поймал взгляд Мерри и бросил одно слово:
        - Увидимся.
        Он зашагал к дому с большим пластиковым пакетом через плечо. Провожая его глазами, Мерри ощутила радость. Она была рада, что Дейв побывал в ее доме, что переночевал у нее, что впредь они будут встречаться. Хотя допускать возможность чего-то серьезного - с ее стороны - безумие.
        - Поехали домой, - сказала она девочке и двинула машину задним ходом по подъездной аллее.

5

        Согласно первоначальному плану, Стеффи должна была оставаться в Нашвилле и на новогодние праздники, поэтому Мерри была озадачена, когда получила телеграмму с сообщением, что сестра прибывает во вторник, всего через четыре дня после Рождества.
        - Что это значит, как ты думаешь? - спросила Мерри, принимаясь за второй кусок знаменитого фруктового пирога бабушки Нетты.
        Маленькая Стеффи то и дело фыркала от смеха, наблюдая на телеэкране, как всегда утром в понедельник, за выходками Оскара-Брюзги из сериала «Сезам-стрит».
        - Н-ну… - Нетта посмотрела на свои сложенные домиком пальцы как бы в поисках ответа. - Это может, конечно, означать, что Лайза ужасно скучает по ребенку и ее замучили укоры совести.
        - Точно так же это может быть признаком того, что все горные коттеджи в Швейцарии сгорели, а в отелях нет свободных мест. - Мерри съела засахаренную вишню. - Извини. Я слишком зло сказанула, да?
        - Зато реалистично. - Нетта удрученно покачала головой. - Твоя мать всегда оставалась для меня загадкой. Как и твоя сестра. Если бы у меня была дочь, как Стеффи… Но это я сказала совсем не к месту. Кстати, ты виделась снова с этим молодым Эндерсом?
        - Ты же знаешь, я бы сама тебе сказала. - Мерри удержалась и не стала выражать Нетте признательность за то, что та не заподозрила наихудшее относительно событий, произошедших в канун Рождества. Мерри всегда говорила старушке правду, и та верила внучке. - Ну, ладно. Мне пора в лечебницу. Как я благодарна тебе за то, что ты приглядываешь за девочкой, пока я нахожусь на работе.
        - Поверь мне, я бы обиделась, не попроси ты меня об этом. - Нетта бросила на стол свою салфетку. - Желаю удачи. Вылечи побольше зверей.
        И этот день, и следующий, несмотря на добрые пожелания, были неудачными: Мерри с трудом могла сосредоточиться на служебных делах. Дейв стал главной причиной всех ее проблем. Нет, он не названивал по телефону, не появлялся, явно занятый делами своего концерна. Однако какая-то часть его существа оставалась с Мерри, как волнующий аромат, который преследовал ее, в какую бы комнату она ни вошла. Проверяя клетки с животными, она видела перед собой высокую стройную фигуру Дейва, наклоняющегося, чтобы приласкать своего колли, или мчащегося к ней, чтобы помочь схватить беглую обезьянку. У нее дома усмешка Дейва висела, казалось, в воздухе, словно улыбка Чеширского кота из «Алисы в стране чудес». Как это ему удалось так прочно войти в ее мир за такое короткое время?
        Едва она ухитрялась на считанные минуты избавиться от образа Дейва, его место спешила занять сестра. Блестящая блондинка с пепельным оттенком волос, с чуть манерным смехом, она всегда была в фокусе всеобщего внимания. Она постоянно вертела головой, чтобы свет неизменно падал на лицо под самым выгодным углом. Даже вне показа мод Лайза вела себя, как перед объективом камеры. По-своему, беззаботно и безответственно, она, конечно, любила девочку - в этом сомневаться не приходится. Втроем они ходили за покупками в тот раз, когда Мерри приезжала в Нью-Йорк на День благодарения. Стеффи смотрела на свою приемную мать с таким обожанием, что можно было позавидовать.
        Однако Лайза совершенно не терпит, если у нее из-за кого-либо возникают трудности. Согласно ее жизненным правилам, с глаз долой - из сердца вон. Что-то очень важное должно было случиться, чтобы заставить ее раньше времени возвратиться из Швейцарии. Но почему бы не упомянуть об этом в телеграмме?..
        Трудновато было не обнаружить своей озабоченности перед Стеффи, но Мерри старалась изо всех сил. У малютки мелькнул испуг в глазах, когда она услышала, что срок ее визита сокращается, и в то же время она, вроде, обрадовалась предстоящей встрече с приемной матерью.
        Во второй половине дня во вторник Мерри уехала с работы раньше обычного, чтобы отправиться в аэропорт. Она подумала, что хорошо бы побыть с Лайзой вдвоем и переговорить с нею без помех.
        Лайза, как всегда летавшая первым классом, раньше всех вышла в пассажирский зал. Волосы у нее свободно разметались по плечам. Она шествовала в лыжном свитере, словно сама богиня юности, сквозь суматошную толпу, игнорируя направленные на нее восхищенные взгляды мужчин.
        - Мерри! - Лайза запечатлела поцелуй на щеке сестры. - Вид у тебя чудесный! Но чем это от тебя так странно пахнет?
        - Моим последним пациентом перед выездом в аэропорт был чересчур дружелюбный коккер-спаниель, - призналась виновато Мерри, направляясь с Лайзой к эскалатору. - Я постаралась как смогла почиститься, но боялась опоздать к твоему самолету.
        - Ну, ладно. Бывают запахи и похуже псины. - Лайза обвела глазами все вокруг. - Тут что, сделали какие-то пристройки к основному зданию? Я ничего не узнаю.
        - Да, как будто бы.
        Мерри поняла, что серьезно поговорить с сестрой пока не удастся. Шел лишь бессвязный обмен словами. Потом нашли служащего, который отправился за багажом, и поспешили к машине.
        За четыре дня люди и механизмы превратили снег в слякоть, а местами в бурые сугробы.
        - Белое Рождество? - Лайза счистила грязь со своих элегантных кожаных полусапожек перед тем, как скользнуть в машину.
        - Очень белое. - Мерри села рядом. - Что бы тебе хотелось на ужин сегодня вечером? Мы можем прихватить нужное по дороге домой.
        - Что-нибудь из китайской кухни. - Лайза пристегнула ремень безопасности. - Впрочем, нет, не в Нашвилле, пожалуй.
        - Тогда гамбургеры?
        Лайза состроила гримаску.
        - Ты, наверное, испортила ими желудок Стеффи. Впрочем, ладно, ничего не поделаешь. А как насчет пиццы? Я могу себе позволить. Знаешь, на лыжах я сбросила пару фунтов. В Лос-Анджелесе есть ресторанчик, где готовят самые невероятные виды пиццы: с уткой, с улитками - ну, с чем угодно. Многие знаменитости там бывают.
        - Как насчет пеперони? - спросила с опаской Мерри и почувствовала облегчение, когда сестра согласилась.
        Лайза оживленно щебетала всю дорогу, ее голос вытеснял иные звуки из кабины. Она была в отличном настроении, и Мерри должна была признать: сестра просто очаровательна. Никто не умеет так развлечь человека, как Лайза, когда та в ударе. Только уложив надежно коробки с пиццей на заднем сиденье, Мерри решилась наконец задать сестре вопрос:
        - Я вижу, у тебя хорошие новости?
        - В общем, да. Собственно, колоссальные новости. - Лайза сделала драматическую паузу для того, разумеется, чтобы повысить напряжение в «аудитории», и прием сработал. Что же это - договор о роли в фильме? Открытие собственного магазина готовой одежды? Наконец Лайза раскрыла тайну: - Я выхожу замуж!
        К счастью, в этот момент они остановились на красный сигнал светофора, и Мерри не должна была все свое внимание сосредоточивать на дороге. Этого известия она ожидала меньше всего. Ее хватило только на то, чтобы спросить:
        - Кто-нибудь, кого я знаю?
        - Нет. Мы встречались украдкой: он не любит сплетен. Потом мы слетали в Швейцарию - это было нечто вроде испытания, и вот! Нам стало ясно: мы созданы друг для друга. - Лайза прильнула к плечу сестры. - Вот увидишь, какой он замечательный! Ты представить себе не можешь, как он богат! И его состояние имеет глубокие наследственные корни, хотя он сам тоже заработал огромные деньги. К тому же с ним приятно проводить время, правда, так сказать, без особого шума. Но в конце концов мне это и надо. Стабильность важнее. Даже ты должна согласиться со мной!
        - Надеюсь, он будет хорошим отцом для Стеффи. - Мерри высказала первое, что пришло в голову, но потом осознала, насколько неуместна такая реакция на сообщение сестры. - То есть я хочу сказать: поздравляю, Лайза! Ты знаешь: я всегда желала тебе счастья.
        - Знаю. - Лайза откинулась на спинку сиденья с безоговорочно восторженным выражением лица. - И я буду счастливой. Он - настоящий мужчина, Мерри. На Новый год меня пригласила его семья к себе в Бостон. Ах, я так волнуюсь! Представь себе, я выхожу за человека из старинного рода. Боюсь, они не в восторге от того, что их любимец Драм - его полное имя: Драммонд Хеймс Третий - женится на модели. Но ведь его первая жена была из высшего бостонского общества, и брак закончился полной катастрофой. Единственная польза от его первого матримониального опыта в том, что у него двое детей, и заводить новых он не собирается.
        - Даже таких, как Стеффи? - спросила Мерри, свернув в подъездную аллею к своему дому.
        - Видишь ли, факт ее существования Драму известен. Но мы можем обсудить эту проблему позже. - Лайза распахнула дверцу машины. - Жду не дождусь, когда увижу бабушку! Я говорила, что заскочила к мамуле на Ривьеру вместе с Драмом? Она просто восхищается им, недаром же мы с ней единомышленники. Наш с тобою отчим в это время был где-то в Италии. Они с Жижи, кажется, любят пожить порознь. Как говорится: на вкус, на цвет товарища нет.
        Не дожидаясь ответа, сестрица устремилась вперед, к Нетте, оставив на долю Мерри заботу о доставке пиццы из машины на кухню.
        Только поздно вечером уже в гостиной дома Мерри сестры уютно расположились с рюмочками амаретто в руках. Теперь можно поговорить с глазу на глаз.
        Стеффи встретила приемную мать со смешанным чувством радости и настороженности, отчего у Мерри сжалось сердце. Она понимала, что ребенок подсознательно ощущает себя неприкаянным.
        Однако все с удовольствием воздали должное пицце. Лайза позабавила их рассказами о славных и бесславных событиях на склонах швейцарских Альп.
        Уже шел двенадцатый час. Малютку, совершенно без сил, давно уложили спать.
        - Я вижу бабушку насквозь, Мерри. Она считает: я выхожу за Драма ради его денег, - слегка охрипшим голосом прервала молчание Лайза.
        - Конечно, не из-за этого, - поддержала ее Мерри. - Уже хотя бы потому, что ты сама зарабатываешь кучу денег.
        - Будем честны друг перед другом. - Лайза растянулась на диване в позе царицы Клеопатры, опершись на один локоть. - Разве я вышла бы за него, если б он был беден? Даже смешно подумать. Экономить каждый пенс - не мой стиль жизни.
        Для Мерри не было секретом, что сестру не надо выспрашивать, когда та в ударе. Она молча потягивала мелкими глотками ликер, отдающий горьким миндалем, и думала, как странно видеть Лайзу, расположившуюся на том же диване, где всего несколько вечеров назад сидел Дейв. Сердце кольнуло при мысли, что ей недостает Дейва, и она принялась безжалостно гнать прочь воспоминание о нем.
        - С другой стороны, среди моих знакомых много весьма состоятельных людей, и почти каждый из них не имел бы ничего против красавицы-жены, которой можно похвастаться перед приятелями. - Излишком скромности Лайза не страдала. - Но я вовсе не намерена превращаться в игрушку какого-нибудь старика. Мой Драм не такой.
        - Жду с нетерпением момента, когда смогу с ним познакомиться, - сказала Мерри. - Вы уже назначили дату свадьбы?
        - Нет, мы это сделаем после того, как я предстану перед его семейством. Но затягивать не будем. - Лайза забарабанила костяшками пальцев по спинке дивана. - Я не настолько глупа, чтобы рассчитывать на их одобрение. Надеюсь хотя бы, что не будет наложено вето. Не то, что Драм изменит из-за них свои намерения, но могут быть неприятности. О, Мерри, я так счастлива! Ты не представляешь, какой он безупречный человек! Ну, почти безупречный…
        Услышав это «почти», Мерри ощутила, как у нее замерло дыхание. Почему-то ей показалось, что отсюда тянется ниточка к Стеффи. Впрочем, сестра уже упоминала: он не хочет детей.
        - Видишь ли, Драм возглавляет конгломерат «Отели Хеймса». Надеюсь, тебе это название что-то говорит? - Она явно считала, что имя Драммонд Хеймс знают в каждом американском доме. - Он много разъезжает по стране, проверяя состояние дел на местах, подыскивая новые возможности для расширения бизнеса. Надеюсь, ты знаешь: их наиновейший отель строится именно здесь, в Нашвилле. Другой находится в стадии планирования, его построят в Гонконге.
        Мерри не собиралась позволить сестре уходить в сторону от главной темы.
        - Итак, он много разъезжает.
        - Да, действительно. И я хочу, естественно, ездить с ним. Но это, разумеется, не означает, что я отказываюсь от своей карьеры. - Лайза спустила длинные ноги с дивана и наклонилась над кофейным столиком, чтобы вновь наполнить рюмочку. - Ты ведь помнишь, у меня была пара небольших ролей на телевидении, и я хочу продолжить работу в этом направлении. Мы подыскиваем подходящую пьесу.
        Значит, Драм намерен позволить своей новой жене делать карьеру в Голливуде? Но кто упрекнет его за это? Мерри признает, хотя и не без зависти, что сестра потрясающе красива, и многие модели, начиная с Сибил Шеперд и кончая Джессикой Ланж, успешно прошли путь к большому экрану.
        - Да, но где на этой картинке место для Стеффи?
        - Ну, Мерри, не будь такой занудой. - Лайза отвела за ухо выбившуюся прядь белокурых волос. - Знаю, ты считала, что я вообще не должна была удочерять ее. Но я сделала этот шаг и не уклоняюсь от ответственности.
        Стеффи не просто чья-то ответственность! Она - ребенок, думала Мерри, и заслуживает любви, а не выполнения долга! Но пока остается лишь прикусить язык и ждать, что будет дальше.
        - Так вот, о Стеффи. Я обсудила вопрос с Драмом, и мы пришли к выводу, что не дело ребенку мотаться вместе с нами по отелям. Кроме того, осенью ей исполнится шесть, а это означает - пора начинать учебу. - Лайза заколебалась, явно опасаясь бурной реакции сестры, потом все-таки пошла напролом. - Поэтому мы ищем хорошую школу-интернат. Самую лучшую. Конечно, праздники и летние каникулы она будет проводить с нами или, иногда, с тобой, если ты не против. Я имею в виду случаи, когда я буду совершенно связана по рукам и ногам на съемках или где-нибудь еще.
        Мерри сделала глубокий вдох, чтобы не взорваться. Из всех бессовестных, эгоистичных поступков сестры готовился самый отвратительный. Запереть маленького ребенка, вроде Стеффи, в интернат! Тем более, после ее опыта мучительных разлук.
        - Ты не думаешь, что девочка слишком мала для такого обращения с нею? По моим впечатлениям, даже английские аристократы не отсылают своих детей из дому, пока тем не исполнится по крайней мере лет восемь.
        Лайза, всегда отличавшаяся обворожительной прямолинейностью, на этот раз уклонилась от ответа.
        - Послушай, не беспокойся, я не собираюсь увезти ее от тебя прямо сейчас. Более того, я надеялась, девочка побудет у тебя еще несколько недель. Сомневаюсь, чтобы ей понравилась поездка в Бостон. Честно говоря, мне самой этот визит не по душе…
        - Конечно, она может побыть здесь. - Едва Мерри успела произнести эти слова, как ей пришла в голову совершенно логичная мысль. Удивительно, почему этого не случилось раньше? - Лайза, а ты не могла бы оставить Стеффи у меня? Я имею в виду, в новом году, когда она пойдет в школу. У нас есть превосходные учебные заведения, частные и государственные, на твой выбор, прямо в Нашвилле. Я буду рада, если Стеффи поживет со мной. И ручаюсь, бабушка Нетта с удовольствием присмотрит за ней после школы: ребенок никогда не останется без надзора.
        Мерри остановилась, чтобы перевести дыхание. Она подавила в себе желание жать на сестру до тех пор, пока та не сдастся, хотя бы от истощения сил.
        - Я боялась, ты скажешь что-нибудь вроде этого. - Красиво очерченный рот Лайзы недовольно искривился. - Мерри, ты удивительно добра к детям и животным, вопроса нет, но я хочу вырастить Стеффи в духе дисциплины и… уважения к ценностям. Не обижайся, но наш с тобой образ жизни существенно разнится. - Лайза обшарила взглядом комнату, попеременно глядя на разбросанных по ковру мягких игрушечных зверей, на книжку с картинками, слегка покосившуюся рождественскую елку, украшения которой приведены в хаос детской рукой, наконец, на кота Домоседа, клубком свернувшегося на кресле, и недовольно поморщилась. - Думаю, все изменилось бы, будь ты более устроенной в жизни, замужней и так далее. Но надо признать, ты просто не такая.
        - Не из тех, что выходят замуж? - уточнила Мерри. - Как это понимать?
        - У тебя слишком… большая сила воли. Ты не умеешь угодить мужчине. - Лайза запнулась. - Дорогая, я не собираюсь превращать нашу встречу в серию поучений. Я люблю тебя как раз такой, какая ты есть. Но эта среда, так сказать… недостаточно надежна для Стеффи.
        Мерри прекрасно изучила свою сестру и знала, как понять ее слова: «надежная среда» означает для той не только полную устроенность, но и высокий социальный статус. С другой стороны, поскольку Лайза была не до конца откровенна и не хотела признавать свои снобистские замашки, ее слова можно обратить против нее же.
        - А если я выйду замуж, ты переменишь свою точку зрения?
        - Конечно. Если только он не какой-нибудь хиппи или вроде того. - Лайза явно расслабилась, предполагая, что разговор окончен. - Но чего сейчас гадать, верно ведь?
        Боль от ядовитого замечания сестры не проходила: неужто в самом деле она, Мерри, излишне волевая и потому не способна найти себе мужа? И тут Мерри, даже не успев как следует подумать, неожиданно буркнула:
        - Собственно, я не намеревалась говорить тебе, так как мы еще не давали оповещения, но я подумываю о браке. - Предупреждающий об опасности колокол зазвонил у нее в сознании. Минуточку, разве она это сказала? Не может быть. - Я имею в виду… Ну… Это еще не официально и вообще…
        - Мерри! Ах ты, лисичка-сестричка! - Лайза со звоном опустила свою рюмочку на стол. - А ну-ка, выкладывай. Кто он? Бабушка Нетта знает?
        Мерри отрицательно покачала головой, прикидывая, как будет выкручиваться.
        - Нет, никто еще ничего не знает. Но, уверена, он полюбит Стеффи. Конечно, мы, вероятно, не поженимся немедленно, но ты же видишь, я становлюсь другой. Можешь считать, я тоже обустраиваю свою жизнь. Так что Стеффи…
        - А как его зовут? - Лайзу трудно было сбить со следа. - Это не твой партнер по ветеринарной клинике?
        - Билл? Он уже состоит в браке и счастлив. - Но как отмести любопытные расспросы Лайзы и в то же время не поставить под сомнение собственные шансы получить согласие сестры на то, чтобы Стеффи осталась в Нашвилле? - Боюсь, ему не понравится, если я сообщу тебе его имя. Видимо, он ненавидит сплетни, как твой Драм.
        - Я знаю, кто он! - Глаза Лайзы вспыхнули. - Его упоминала бабушка Нетта. Это тот мужчина, что провел здесь Рождество! Дейв Эндерс. Мне кажется, Жижи - она теперь не переносит, когда я называю ее мамулей, - училась в одной школе с его матерью. О, мамочка будет в восторге! Сгораю от нетерпения поскорее сообщить ей эту новость!
        - Лайза, я сказала, это секрет!
        Напоминание запоздало. Мерри вспомнила: одна из самых крупных слабостей сестры состоит в том, что она любит первой пустить слух.
        - Я потрясена! - звонко выкрикивала Лайза. - Такой парень - это мечта. Богат, из знатной нашвиллской семьи, все прямо замечательно! Если Стеффи станет вращаться в таких кругах, я, понятно, ничего не буду иметь против того, чтобы она жила здесь.
        Последние слова сестры заглушили протест, готовый сорваться с губ Мерри.
        - Иначе говоря, ты позволишь девочке остаться у меня? Если даже мы не поженимся… еще относительно долго?
        - Ну, я пока ничего не обещаю, но, вероятно, позволю. - Лайза взглянула на Мерри с лукавым видом. - Значит, ты все от нас скрывала? Старшей сестренке пришлось все вытягивать из тебя клещами. Мерри, ты загадочная личность. Любая другая забралась бы на крышу да раструбила об этом на все четыре стороны.
        - Я тебе сказала. Дейв не любит сплетни.
        Помогите мне, святые небеса, что будет, если он когда-нибудь услышит о своем обручении, подумала Мерри, содрогнувшись от ужаса. Однако как связать концы с концами? Лайза время от времени будет, конечно, стремиться познакомиться с Дейвом. Если, разумеется, ее не отвлекут более интересные занятия.
        Однако новые высказывания Лайзы разбили эту надежду.
        - Я подумала, а может, нам с Драмом устроить свадьбу здесь, в Нашвилле. Мне не очень хочется, чтобы церемония состоялась на территории его клана. Да и в здешнем новом отеле - прекрасный танцевальный зал. Может быть, вы со своим женихом сможете участвовать в свадебной церемонии? Как, по-твоему?
        О, какие страшные сети мы сплетаем сами для себя…
        - Почему бы и нет?
        Больше ничего не придумаешь, лишь бы как-нибудь выкрутиться, подумала с болью в сердце Мерри.
        - Ты, наверное, измотана после полета, - попыталась она сменить тему разговора.
        - В самолете я выспалась. - Лайзе достаточно бывало пяти часов сна, чтобы восстановить силы. Подростком Мерри даже подозревала, что старшая сестра - пришелица с другой планеты. - Тем не менее, я уже сонная. Что же, ладно. Поговорим еще утром. А пока - прими мои поздравления.
        Эти слова еще звенели в ушах Мерри, когда та шла проведать малышку. Лайза и не подумала этого сделать.
        В какую же распроклятую западню загнала Мерри сама себя?

6

        К сожалению, ночь, отведенная на размышления, не очень приблизила решение проблем, возникших у Мерри. Она пустила по свету наглую ложь, и теперь рано или поздно ей предстоит держать ответ за нее.
        Впрочем, она не слишком переживала за себя. Куда больше ее беспокоила судьба Стеффи.
        Наблюдая за возней малютки с котами, слыша ее звонкий смех при выходе на прогулку с Лайзой следующим утром, Мерри с болью думала о том, что ребенку предстоит жить в интернате. Возможно, позже такая школа и подошла бы, когда Стеффи сможет пользоваться предоставленными учащимся преимуществами - уроками верховой езды, развитием художественных творческих способностей в специальных классах и тому подобным. Однако сейчас для этого девочка еще слишком мала.
        А кроме того, я буду очень скучать по ней, думала Мерри.
        Во второй половине того же дня Лайза собралась лететь в Бостон, и Билл, к счастью, согласился отдежурить в клинике вместо Мерри, так как из-за праздников работы было мало. Пока мать с дочерью прогуливались, Мерри поспешила на совет к Нетте.
        Они пили душистый янтарно-красный чай, когда последовало признание Мерри в содеянном.
        - А теперь, видимо, я должна рассказать ей правду, - чуть не плача прошептала Мерри. - Но у меня от этого сердце разорвется на куски.
        - Мне стыдно за свою внучку, - сказала Нетта с необычной для нее жесткостью.
        - О, я сама сгораю от стыда…
        - Я не имею в виду тебя. Я возмущена этой себялюбивой особой - твоей сестрицей. - Старая женщина с гневом уставилась на ни в чем не повинный календарь с видами гор Смоки-Маунтинз. - Зашвырнуть ребенка в интернат. Как же! Лайза заслуживает, чтобы ее обвели вокруг пальца.
        Такой реакции Мерри не ожидала.
        - Но я не смогу долго скрывать обман. Она ведь захочет познакомиться с Дейвом.
        - Тогда ты и подключишь его. - Нетта пододвинула тарелку с пшеничными лепешками, и Мерри механически взяла одну.
        - Ты, наверное, шутишь. - Она едва ли распробовала вкус, хотя хозяйка дома пользовалась славой известного в округе пекаря. - Это будет неслыханной наглостью с моей стороны.
        - Остается надеяться на его чувство юмора, - загадочно улыбнулась бабушка. - Конечно, возможны осложнения, но, мне кажется, вы вдвоем справитесь с чем угодно. Похоже, Стеффи ему понравилась…
        Мерри не могла поверить, что разговор идет всерьез, но раз уж по всей видимости дело может зайти так далеко, то надо не упустить чего-нибудь из виду.
        - Лайза поговаривает о своей свадьбе в Нашвилле. Если церемония состоится здесь, сестрица будет появляться в городе очень часто, и я не представляю, как мы сможем поддерживать видимость обручения.
        Нетта насмешливо хмыкнула.
        - Лайза? Устроит свадьбу в Нашвилле? Чепуха! Это было бы не… Как там теперь любят писать в журналах? «Недостаточно шикарно». О нет, если речь не пойдет о большом епископальном соборе в Нью-Йорке или Бостоне, она выберет Ривьеру или Малибу. Помяни мои слова.
        Мерри начала понемногу приходить в себя.
        - Ты так думаешь?
        - Я абсолютно уверена.
        Впервые за два дня Мерри почувствовала себя более спокойной. Она незаметно проскользнула в свой дом, пока не вернулась Лайза с девочкой. Может, в конце концов все обойдется. Не исключено даже, что Дейв воспримет это как своего рода шутку.

        Быстро пролетело оставшееся до отлета сестры время, заполненное болтовней о том, как ее могут встретить в семье Драма. Предполагалось, что с женихом она увидится в бостонском аэропорту Логан, где они возьмут напрокат машину и уже вместе прибудут в фамильный особняк Хеймсов.
        - Как по-твоему, что я должна надеть? - Лайза извлекла из кипы одежды шелковое платье. - Может быть, это? Работа одного из модных калифорнийских кутюрье. Нет, пожалуй, не подойдет. Предпочту, кажется, костюм от Шанель, хотя в нем я чувствую себя, как Джекки Кеннеди в шестидесятые годы.
        Очевидно, не понимая тревог приемной матери, девочка почтительно потрогала шелковое платье.
        - Ой, какое мягкое.
        - Придет день, и у тебя будут такие платья, милая. - Внимание Лайзы к ребенку возросло при мысли о возможности появляться временами на всеобщее обозрение с красивой дочкой. - Ты не будешь стоять на обочине, как пришлось мне. С таким отчимом, как Драм, тебе обеспечено место на самом верху.
        - Мне нравится и Дейв, - осмелилась вставить слово девчушка.
        - Охотно верю, детка! И он станет твоим дядей. - Лайза заговорщически подмигнула младшей сестре. - Ой-ой, это разве я сказала? Забудь мое упоминание о нем, Стеффи. Так, а куда же я дела свои темно-серые туфли?
        Пора было выезжать. Дорога до аэропорта оказалась довольно скользкой. У выхода на посадку, поднимая повыше Стеффи, чтобы та увидела взлет самолета, Мерри вдруг ощутила себя снова в кольце тревог.
        Она обязана посвятить во все Дейва! Как он встретит новость? Если даже он и согласится подыграть ей ради благополучия Стеффи, смогут ли они создать видимость правды?..
        - Моя мамочка очень красивая, правда? - задумчиво спросила Стеффи, когда провожавшие, взявшись за руки, спускались к автостоянке.
        - Очень.
        - Ты тоже очень красивая, тетя Мерри.
        Мерри наклонилась и заключила в объятия малютку.
        - И ты тоже, Стеффи.
        С языка Мерри при этом едва не сорвалось: «А если бы ты была моей дочерью, я никогда не отдала бы тебя в интернат». Но критиковать Лайзу перед ребенком не подобает, как бы ни заслуживала та серьезного порицания.
        Бабушка Нетта настаивала, чтобы после обеда ей дали побыть с девочкой наедине. Поэтому, оставив малышку в соседнем доме, Мерри отправилась к себе и принялась размышлять о том, что предпринять.
        Сначала требовалось набрать номер телефона Дейва в офисе, так как его домашний номер в справочнике не был указан. Пробиваясь через частокол операторов коммутатора и двух секретарей, Мерри старалась говорить строгим деловым тоном и наконец услышала бархатный баритон Дейва.
        Он был явно удивлен, но обрадовался звонку. После обмена любезностями, Мерри перешла к Делу.
        - Не могли бы мы встретиться где-нибудь и поговорить? Возникли сложности, касающиеся Стеффи. Мне нужна твоя помощь.
        - Уж не заболела ли она?
        Его беспокойство показалось ей искренним.
        - Нет, слава Богу, Стеффи здорова. - Мерри переложила трубку в другую руку, чувствуя, как вспотела от волнения ладонь. - Может, зайдем куда-нибудь выпить?
        - Лучше пойдем поужинаем, - не раздумывая, предложил Дейв. - Я закажу столик.
        - Подожди минутку, - быстро сориентировалась Мерри. - Мне не хочется идти в слишком фешенебельное место. Не то настроение. Ты знаешь «Косоглазого верблюда»?
        Наступила краткая пауза.
        - Это один из пациентов твоей лечебницы?
        Несмотря на нервное напряжение, Мерри фыркнула от смеха.
        - Нет. Просто одно из приятных местечек. Там бесподобно готовят сандвичи с жареными устрицами. - Возможно, ресторанчик не годится в подметки заведениям с французской кухней, которые, вероятно, предпочитает Дейв, но уже при одном упоминании о морском лакомстве у Мерри потекли слюнки. - Ты мог бы встретиться там со мной?
        - В шесть? Буду там.
        Вешая трубку, Мерри засомневалась, не лучше ли было назвать место поэлегантнее, но потом решила: на знакомой территории чувствуешь себя увереннее. А любая поддержка ей ой как нужна.
        Ресторанчик ломился, как всегда, от посетителей, особенно много их толпилось возле стойки бара. Люди были одеты во что угодно - от ковбойского до строгого делового костюма. Мерри оглядела ряды деревянных столиков, ища глазами Дейва, но увидела только одно: игривую морду верблюда, что смотрел на нее с расписанной художником стены.
        Дейв приехал, когда Мерри уже решилась сесть.
        - Прости, я задержался. Снова попал в пробку на федеральном шоссе. - Он плюхнулся на стул. В этой непритязательной обстановке Дейв в своем дорогом костюме от Кардена выглядел, как ни странно, вполне естественно. Его отличительная черта - умение никогда не казаться лишним, посторонним. Возможно, сказывалась уверенность движений Дейва, а вероятно, и каштанового цвета хохолок почти на макушке, задиристый, как у школьника. Но, может быть, беспокойно подумала Мерри, она все это вообразила, потому что он как-то особенно интимно заглядывает ей в глаза и с особой нежностью поглаживает ее запястье.
        - Я буду рада, когда строительство шоссе полностью завершат, - сказала Мерри, чтобы не молчать. На этом, подумала она, надо кончать с болтовней. - Дейв, я лучше начну прямо с дела. Лайза…
        К столику подлетела официантка:
        - Желаете что-нибудь выпить?
        Заказали белое вино, затем углубились в меню. Несколько раз Мерри порывалась начать разговор, но Дейв явно проголодался, она отложила свои попытки до того, как заказ будет сделан. Слова безостановочно кружили в голове, пока она подыскивала наиболее удачные фразы, самый подходящий легкий тон… или, наоборот, стоит оттенить беды, грозящие Стеффи!
        Дейв тоже выбрал сандвич с устрицами, сопроводив его гарниром из жареных грибов. Ну вот, ничто уже не мешало начать разговор.
        - Не знаю, как тебе сообщить это, - произнесла Мерри наконец, - но давай считать, что мы с тобой обручены…
        Дейв поперхнулся вином и должен был прижать салфетку ко рту, чтобы остановить кашель.
        - Прости, я не понял!
        - Такие вещи трудно объяснять. - Мерри не осмеливалась поднять на него глаза. - Достаточно будет, если я тебе скажу, что доброе дело того стоит.
        - Ты имеешь в виду Стеффи.
        Она робко подняла глаза, но выражение лица Дейва было непроницаемым.
        - Моя сестра выходит замуж и хочет отдать девочку в интернат. Представляешь? Я не допускала даже мысли, что туда берут таких маленьких…
        Крепко сжимая руки в кулаки, порой проглатывая слова, Мерри подробно описала обстановку. Дейв молча слушал, пока она не замолкла, затем пробормотал:
        - Понятно.
        - Мы только разыграем роль обрученных перед Лайзой, и она встретится с тобой не больше одного или двух раз, - запинаясь, продолжала Мерри. - Я надеюсь, ко времени
«расторжения помолвки» она будет настолько удовлетворена успехами Стеффи, что ей не захочется перемен.
        - С другой стороны, - заметил Дейв, - ты допускаешь мысль, что Драммонд Хеймс Третий тоже узнает о нашем обручении? А так как он открывает новый отель здесь, в Нашвилле, у нас с ним могут оказаться общие знакомые.
        Мерри почувствовала, как кровь отлила от лица.
        - О-о-о!
        Официантка принесла заказ. Несмотря на соблазнительные ароматы, у Мерри почти пропал аппетит. Зато Дейв принялся за еду с наслаждением. Разговор заглох на миг, так как оба занялись пищей, и Мерри нашла, что устрицы просто великолепны.
        - Ты рассказывала о своем едва не состоявшемся браке, - напомнил ей Дейв, немного расслабившись.
        - Это был бы настоящий ад. - Мерри отпила глоток вина. - Мой жених принадлежал к типу нравящихся Лайзе, но не мне, - наглый и самовлюбленный. Как только я обнаружила, что он терпеть не может детей и животных, между нами все было кончено.
        - Ты любила его?
        - Оглядываясь назад, понимаю, что не любила, иначе боль вследствие разрыва была бы гораздо сильней.
        - Ну а у меня однажды была-таки любовь, - спокойно сказал Дейв, отправляя в рот грибок. - Только что выйдя из Гарвардского университета, я считал себя самым интеллигентным молодым человеком в мире, хотя невооруженным глазом было видно, что я еще зеленый юнец.
        Трудно представить себе молодого Дейва. Он настолько уверен в себе, будто сразу родился тридцатилетним, подумала Мерри.
        - Я познакомился с Синтией на каникулах во Флориде. Она была ослепительно красива, и, несомненно, я тоже был симпатичен ей. Влюбился по уши. Даже привез ее в наш дом, чтобы представить матери. - Мерри показалось, что отблеск прежних страданий промелькнул в его глазах. - Моя мама - настоящая леди с Юга, отличалась утонченной вежливостью. А Синтия, по-видимому, чересчур успокоилась, потеряла бдительность и была слишком словоохотлива с одной из служанок. Матери все стало известно.
        - Что же именно? - Мерри хотелось бы избавить Дейва от написанной на его лице боли.
        - Что Синтия на пять лет старше, чем сказала мне. Что она уже дважды побывала замужем. Что она приехала во Флориду с целью подцепить богатого жениха, а кто-то указал ей на меня. Что… А, да какой смысл продолжать? Ты уже получила представление об этой леди. Я поставил сам себя в идиотское положение. При объяснении Синтия призналась во всем, разразилась рыданиями и поклялась, что действительно любит меня. Я отправил ее назад - туда, откуда она прибыла, - первым же рейсом.
        Дейв надолго замолчал.
        - Тогда ты и дал клятву не доверять больше ни одной женщине? - прервала молчание Мерри.
        Его смех насторожил ее.
        - Не совсем так. Это себе я не доверял. Но длилось это не очень долго…
        - Подозреваю, это означает для меня «нет», ведь так? - Отвечая на вопросительный взгляд Дейва, она пояснила: - насчет мнимого обручения со мной.
        - Вовсе нет. Просто мне захотелось, чтобы ты имела представление о моем прошлом до… нашей помолвки. - Не давая Мерри прийти в себя после столь неожиданного заявления, Дейв жестом подозвал официантку.
        - Что желаете еще? Пирожок с творогом или с морковью?
        - Мне ничего, - сказала Мерри.
        - Мы разделим на двоих пирожок с творогом, - сказал Дейв официантке, затем повернулся к Мерри и поднял бокал. - Предлагаю тост за наше будущее!
        В голове стоял туман, перед глазами все кружилось. Мерри чокнулась с Дейвом и пригубила вино.
        - Ты действительно хочешь, чтобы мы обручились?
        - А разве ты не к этому стремилась?
        - Да, но все выглядит так странно.
        Однако сквозь мрак наконец-то сверкнул тонкий луч света. Он согласен! Стеффи спасена!
        - Спасибо, Дейв. Не нахожу слов, чтобы выразить тебе свою признательность.
        Пирожок с творогом прибыл, разложенный на две тарелки.
        - Что нам теперь предпринять? - Мозг Мерри заработал в лихорадочном темпе. Ей придется надевать кольцо, когда поблизости будет сестра. Хотя, нет, ведь мнимая помолвка якобы держится в секрете. Тогда…
        - Надеюсь, моя невеста не откажется пойти со мной на встречу Нового года? - деловым тоном проговорил Дейв. - Праздник устраивает Кип у себя дома. Понятно, мы не можем поделиться со всеми нашей замечательной новостью, но на праздничном вечере нам представится возможность привыкнуть к новым ролям…
        На взгляд Мерри, это была разумная идея.
        - Бабушка Нетта обычно собирает в этот вечер несколько старых друзей на партию в бридж. Она не против того, чтобы одновременно приглядеть за Стеффи.
        - Чудесно. - Дейв взял счет. - Возможно, у меня состоится завтра деловой ужин, поэтому я заеду за тобой около девяти. Начало вечера в восемь, но можно приехать и позже. Надень что-нибудь сногсшибательное.
        Мерри еще не нашлась, что ответить, а он коснулся ее щеки легким поцелуем и поспешил к выходу из ресторанчика. Его высокая фигура проскользнула сквозь ряды ожидавших, когда освободятся столики.
        Итак, он поможет осуществлению замысла! Мерри подобрала остатки своей половины пирожка. Ее сумасшедший план вроде действительно срабатывает. И никаких осложнений.
        Смущало только одно - предстоящее появление вдвоем на новогоднем вечере - это просто эмоциональный порыв или Дейв рассчитывает получить от их обручения больше, чем намеревалась Мерри?
        Она поднялась, собравшись уходить. В голову пришла старинная поговорка: из огня да в полымя.
        Что ж, назад пути уже нет.

7

«Что-нибудь сногсшибательное». Но в ее гардеробе ничто не подходит под это описание. К такому выводу вынуждена была прийти Мерри, изучив в тот же вечер содержание своего платяного шкафа. Что завидовать шелковым платьям Лайзы от лучших модельеров? Надо отправляться за покупками.
        Итак, в четверг в обеденный перерыв Мерри поехала в район Грин-Хиллз и начала тщательно прочесывать магазины. Обычно она предпочитала одежду спортивного стиля, но ей не хотелось подводить Дейва. Кроме того, как заявила бабушка Нетта при обсуждении итогов новой встречи молодых людей, Мерри следует тщательно продумать и макияж.
        Такая необходимость делает ее похожей на нераспроданные рождественские елки, размышляла Мерри, оглядывая пышно разукрашенную, сверкающую лесную красавицу в одном из универмагов.
        Долгое время она ограничивалась одеждой, необходимой для врачебной практики ветеринара, и забыла, как приятно мерить прекрасные платья и костюмы, как чувственно они ласкают кожу, как радуют глаз их яркие, оригинальные цветовые сочетания. Изучая себя в зеркале салона, Мерри пыталась представить, что скажет Дейв, когда заедет вечером за ней.
        Платье, что она примеряла, имело глубокий вырез. Изумрудно-зеленый цвет подчеркивал зеленоватый отблеск в глазах Мерри. Одежда облегала фигуру так, что не оставляла почти никакой пищи для воображения.
        Нет, нет, нет. Подавляя волну сожалений, она принялась расстегивать молнию. Подобные платья надевают только в том случае, когда хотят придать отношениям с партнером особое значение.
        Обойдя еще три магазина, она нашла наконец то, что искала. Цвет тот же - изумрудная зелень; она уже не могла согласиться на другой, увидев себя в зеркале салона. Однако это платье отличалось от первого более скромной линией выреза и старомодными буфами на рукавах. Не последний крик моды, зато есть что-то своеобразное, решила Мерри. Вручая продавцу свою кредитную карточку, она старалась показать, что цена ее не пугает, хотя это было далеко не так.
        Стеффи восхитилась новым платьем тети. И ребенок, и старая женщина, несомненно, ждали вечера, когда окажутся в компании друг друга. Одна из играющих в бридж знакомых Нетты обещала привезти свою маленькую внучку, и теперь Стеффи не могла дождаться приезда новой подружки.
        У Мерри выкроилось полчаса на себя в опустевшем доме - закончить одевание, сделать легкий макияж. Она поймала себя на том, что настолько привыкла к детскому крику и шуму, что тишина дома пугает ее.
        Каким же мучением обернется для нее потеря девочки навсегда!
        Круг мыслей неизбежно замкнулся на Дейве. Вспоминая вчерашний разговор вечером в ресторане, Мерри все больше терялась в догадках. Он подходит ко всему настолько по-деловому, что можно подумать, будто организация фальшивых помолвок - его повседневное занятие. Ну и ну!
        Дверной звонок раздался раньше, чем Мерри ожидала, хотя часы показывали уже девять. Она намеревалась спуститься вниз спокойно и величественно, но вместо этого суетливо понеслась вниз, когда звонок звякнул во второй раз.
        - Привет! - распахнула она дверь, впустив порыв холодного ветра. Мерри отодвинулась, пропуская Дейва в прихожую. От его твидового пальто пахло морозной свежестью. - Холодно?
        - Подмораживает. - Он отступил на шаг, чтобы полюбоваться на Мерри, закрывавшую дверь. - Цвет удивительно тебе идет.
        - Спасибо. - Просто смешно, как она смущается, хотя еще неделю назад они с Дейвом вместе преспокойно возились в снегу. Может быть, неловкость вызвана тем, как он смотрит на нее с каким-то ожиданием, и у нее от этого переворачивается сердце. - Зеленый цвет, наверное, немного консервативен?
        - Ты все еще не научилась выслушивать комплименты, не так ли? - Дейв наклонился вперед, не дожидаясь протеста, и, ткнувшись холодным носом в чувствительную ямочку ниже шеи, вдохнул аромат духов Мерри. - И запах чудесный.
        Она нервно отстранилась, пытаясь с помощью шутки скрыть свое ставшее прерывистым дыхание.
        - Я очень редко пользуюсь духами, - призналась она, рассмеялась и почувствовала, как исчезает напряжение. С Дейвом она может быть сама собой, несмотря на его волнующую близость и чрезмерное, по ее мнению, внимание к ней. - Послушай, тебе вовсе не надо изображать безумно влюбленного в меня, когда мы одни, ладно? Прибереги свои чары для Лайзы.
        - Но мне же нужна тренировка! - Он помог надеть ей шубку, повернулся, открывая дверь, и Мерри не могла видеть его лица.
        Они быстро зашагали по дорожке. Зубы стучали на ветру от холода. Какое удовольствие забраться внутрь серого «мерседеса» и ощутить поток горячего воздуха, обдувающий ноги.
        Странно, но Мерри чувствовала себя совершенно спокойно, сидя рядом с Дейвом во время поездки по вечернему городу. Казалось, знакомству их не полторы недели, а целая вечность и позади у них долгое совместное прошлое. Никогда ни с одним мужчиной она не ощущала такой свободы. В салоне стояло молчание, но оно отнюдь не было гнетущим.
        Они приехали слишком быстро к приземистому модерновому дому Кипа, полному неожиданных углов, поворотов, с окнами различной конфигурации. Здание ярко выступало из темноты, еще более загадочное, чем в тот раз, когда Мерри подвозила сюда Дейва на Рождество.
        - Твой друг, должно быть, строил свой дом по особому проекту?
        - Кипу страшно понравился участок, и он нанял архитектора, чтобы максимально использовать рельеф. - Дейв остановил машину на большом развороте рядом с чьим-то
«порше». - Он хорошо зарабатывает и умеет получать удовольствие от обладания деньгами.
        - А где Кип хранит коллекцию саней?
        - На складе. - Дейв крепко сжал руку Мерри. Только она собралась было восстать против этого, как ее каблук заскользил по льду, а сама она дала крутой крен в сторону спутника. - Осторожнее. Мне не улыбается перспектива отправлять тебя домой в машине «скорой помощи».
        - Я не привыкла к высоким каблукам…
        Мерри старалась не думать о гибком тренированном теле Дейва, о том, что его мускулы чувствуются даже под толстым пальто. Еще опаснее было то, что внезапно ей больше всего захотелось провести вечер вдвоем с ним, а не среди чужих людей.
        До главного подъезда оставалось всего несколько шагов, и вот уже хозяин приветствует их в теплом холле, заполненном гостями. Почти совсем не было времени собраться с духом. Искусство знакомиться с людьми, особенно когда их много, никогда не давалось Мерри легко.
        На Рождество она не успела рассмотреть Кипа как следует и сейчас ни за что не узнала бы его без наряда гнома. А он оказался хоть и невысоким, но стройным; черный шелковый вечерний костюм сидел на нем безупречно. Бросилось в глаза сразу, с какой искренней радостью он приветствовал Дейва.
        - Я в восторге, что вы смогли приехать! Вами уже интересовались. Еды и выпивки полно. Оркестр будет играть до утра. - Кип поглядывал в соседнее помещение, видимо, отыскивая кого-то там. - Мерри, вы не против, если я попрошу Дейва представить вас собравшимся? У меня прервался захватывающий разговор с одной еще более захватывающей блондинкой…
        - Конечно. - Она сделала знак, что извинения излишни. - У вас прекрасный дом.
        - Спасибо. Мы побеседуем позже. - И он исчез, унося с собой их пальто.
        - Кип вечно влюбляется в самых недоступных женщин, - сказал Дейв. - Надеюсь, на этот раз его пассия не такая самовлюбленная эгоистка, как обычно…
        Мерри обрадовалась возможности прийти в себя и осмотреться. В мягком рассеянном свете она попробовала разобраться в своих впечатлениях о собравшихся здесь. Перед ней были люди всех возрастов - от двадцатилетних юнцов до тех, кому за шестьдесят. Дамы щеголяли в основном в модельных платьях. За год, проведенный в Нью-Йорке, Мерри научилась узнавать одеяния, сшитые в единственном экземпляре из дорогостоящей ткани рукой мастера. При виде этих элегантных линий она почувствовала себя простушкой и пожалела, что не купила более вызывающий наряд.
        Коснувшись ее рукой, Дейв напомнил Мерри о своем присутствии.
        - Узнаешь кого-нибудь из знакомых?
        - Не шути. Разве что если бы они прихватили сюда своих любимых собак и кошек…
        - Ты безнадежна. - Однако в словах Дейва прозвучало не сожаление, а наоборот, восхищение. - Хочешь что-нибудь выпить? Я чувствую запах шампанского.
        - Превосходно.
        Однако им не удалось сделать и пары шагов, как кто-то окликнул Дейва, и отовсюду к ним стали стекаться люди. Новых знакомых оказалось так много, что запомнить их было просто невозможно. Мерри ограничивалась улыбкой, кивком головы, пропуская имена мимо ушей.
        Дейв обернулся, и Мерри, стоявшая с ним под руку, заметила, как он сразу напрягся. Она проследила, куда устремлен его взгляд, - на высокую, пожилую даму, которая приблизилась к двери в кухню. Ее серебристые волосы, зачесанные наверх, и бледно-лиловое платье, затканное золотыми нитями, придавали ей прямо-таки царственный вид.
        - Жаль, я не знал, что моя матушка будет здесь, - пробормотал Дейв, чтобы не слышали посторонние. - Я бы подготовил ее к встрече.
        Мерри старалась припомнить, что рассказывал Дейв о своей матери и ее расправе над Синтией. Эта леди с Юга, соблюдая, естественно, правила вежливости, быстро раскусила и выдворила из дома претендентку в жены ее сыну. С другой стороны, у нее нет оснований считать Мерри чем-то большим, нежели рядовой знакомой Дейва. Девушка вглядывалась в статную фигуру пожилой женщины и надеялась, что ей не угрожает материнская неприязнь.
        - Пойдем поздороваемся. - Дейв подвел Мерри к матери и произнес: - Мама!
        Сейра Эндерс повернулась к ним. Шестое чувство подсказало Мерри, что та уже давно заметила их. Но в серых глазах, так напоминающих глаза сына, нельзя было прочесть ничего, кроме вежливого дружелюбия.
        - Я хотел бы представить тебе друга, который мне очень дорог, - Мередит Макгрегор. - Одной рукой Дейв придержал Мерри за талию.
        Ничто не могло ускользнуть от внимания матери: ни рука Дейва на талии его спутницы, ни титул очень дорогого друга.
        - Весьма рада познакомиться с вами. - Сейра Эндерс задумалась на миг. - Если я не ошибаюсь, ваша мать до замужества носила имя Джорджия Хикстон, не так ли?
        Мерри преодолела инстинктивное желание съежиться, как это делает школьница под взглядом строгого учителя.
        - Да… - Пришлось прикусить язык, чтобы не выскочило ученическое «Да, мэм». - По-моему, вы вместе ходили в школу.
        - Я потрясен, - заметил Дейв. - Вы общаетесь так, будто заранее изучали биографии друг друга.
        Он заслуживал хорошего пинка, но Мерри воздержалась от экзекуции, а его мать игнорировала последнее замечание сына.
        - А что поделывает Джорджия теперь?
        - Она вышла замуж за француза и живет на Ривьере. - Это прозвучало солидно. Нет никакой необходимости пояснять, что Джорджия ныне превратилась в Жижи и скостила себе десять лет возраста.
        - Знаете, она училась в соседнем с моим классе. Я хорошо ее помню. Прелестная была девочка. Вы взяли многое от нее, дорогая.
        - Меньше, чем моя сестра, - непонятно зачем ответила Мерри и добавила: - Спасибо вам.
        - Мерри с трудом воспринимает комплименты, если они не сопровождаются собачьим лаем, - пояснил Дейв. Отвечая на недоуменный взгляд матери, он отметил: - Мерри - ветеринарный врач.
        - Ну да, конечно. - На губах Сейры Эндерс появилась неопределенная улыбка. - Приятно было познакомиться. Дейв, мы ожидаем тебя завтра к ланчу. Не забудь.
        - Да, мама. - Он подождал, пока мать отошла, и объяснил: - Она традиционно собирает друзей на ланч в первый новогодний день…
        - Она… настоящая леди.
        Что еще тут скажешь! Перед лицом Сейры Эндерс Мерри почувствовала себя ничтожеством. Так бывает, когда попадаешь в чужую компанию и все поднимают тебя на смех. В то же время мать Дейва держала себя абсолютно вежливо и тактично. Легко понять теперь Синтию и ее муки. Поступки искательницы приключений, понятно, непростительны, но, наперекор всему, Мерри ей даже симпатизировала.
        Кольцо гостей сомкнулось вокруг них, и Мерри почти весь остаток вечера слушала болтовню о людях и событиях, которые ничего не значили для нее.
        Дейв предпринимал отважные усилия перевести разговор на более общие темы, что было равносильно попыткам человека плыть против течения. Он вытащил Мерри в холл, где можно было поговорить спокойно.
        - Если бы на улице мороз не пронизывал до костей, я бы предложил выйти во внутренний дворик и полюбоваться звездами, - буркнул он. - Больше бежать некуда. Если мы, конечно, не предпочтем встречать Новый год у меня дома…
        Провести эту ночь один на один с Дейвом у него - на это Мерри рассчитывала меньше всего. Искушение слишком велико. Но принужденно улыбаться, делать вид, будто ты заинтересована вещами, до которых тебе дела нет, - невыносимо. А Мерри суеверна и считает, что весь год зависит от того, хорошо ли ты его встретишь.
        - Пожалуй, действительно лучше уйти, - созналась она. - Вечер, правда, неплохой…
        - На Юге употребляют это выражение, описывая что-то, что должно импонировать, но все-таки не нравится, - заметил Дейв и направился к Кипу, чтобы попрощаться.
        Выразив неубедительные извинения в том духе, что им надо поднять новогодний тост с племянницей и бабушкой, Мерри и Дейв через пару минут уже сидели в машине. Снаружи трещал мороз.
        - Забавно, - сказала она, дрожа от холода, поскольку салон автомобиля еще грелся, - что на Новый год всегда вспоминаю, где встречала год минувший.
        - И с кем ты встречала прошлый Новый год?
        - С Биллом и Сью Браунами.
        - А был кто-нибудь особо значимый для тебя?
        Она отрицательно покачала головой.
        - А как ты встречал Новый год?
        Дейв притормозил на повороте дороги.
        - Обычно я встречаю Новый год у Кипа. Однако в прошлом году мы отметили его вместе с мамой и ее друзьями. Она пригласила нескольких знакомых ей молодых женщин, которые, на ее взгляд, вполне подходят мне в качестве жены. С одной из них впоследствии я даже встретился разок, но ничего из этого не вышло.
        - Как бы я хотела, чтобы ты был иным. - Слова сами сорвались с языка, и Мерри тут же пожалела о них, но было поздно. - Я хотела сказать: если бы ты не принадлежал к такому влиятельному семейству.
        - И не имел такой пугающей тебя матери? - с симпатией глянул на нее Дейв. - Не позволяй ей смотреть на тебя свысока.
        - Дело не в этом… Мерри не досказала мысль до конца.
        Она не знала, как объяснить, что почти всю свою сознательную жизнь ей пришлось бороться с незаметным, а иногда и очень даже явным давлением со стороны матери и сестры, что те пытались втянуть ее в чуждый ей мир, мир высшего света. В силу своего происхождения Дейв принадлежал к тому же миру. Ей симпатичны некоторые люди из этой сферы общества. Допустим, она даже сумела бы полюбить его мать. Но Мерри никогда не смогла бы жить так, как живут эти люди. Впрочем, ей это и не грозит…
        Дейв свернул с магистрали в тихую улицу вилл и особняков. Дома отступили в глубь квартала. Засеребрились под луной просторные лужайки. На малой скорости машина шла по подъездной аллее между рядами обнаженных черных деревьев. Внушительные колонны огромного дома навели Мерри на мысль о Таре из «Унесенных ветром». Она призналась:
        - Не совсем то, чего я ожидала.
        Тень удивления скользнула по лицу Дейва.
        - Тебе не нравится? Согласен, дом несколько старомоден и велик для меня. Но не оставаться же мне навек холостяком!
        Внутри здания, как и снаружи, все было отделано со вкусом. Рука художника-декоратора чувствовалась и в сочетании старинной и более современной мебели, и в подборе тяжелых занавесей на гигантских окнах фасада, и в размещении картин со сценами охоты в старой Англии.
        Дейв провел ее в кухню и начал готовить кофе. Это обширное помещение было отделано в стиле «кантри». Сидя за столом для завтрака, Мерри видела и прилегающую комнатку, полную книг и журналов. У ножки кресла валялась раскрытая газета. На спинке висел вязаный шерстяной шарф. Здесь, она поняла, собственно и живет Дейв.
        - Неужели тебе нужен такой колоссальный дворец?
        - Сейчас нет. - Он достал чашки для кофе. - Но раз в году, как раз перед Днем благодарения, я собираю здесь всех своих служащих управленческого уровня с мужьями и женами. Это семейная традиция. Тогда и открывается весь дом, приглашаем поваров, официантов.
        - О! - Мерри решила, что наконец поняла. - Это был дом твоих родителей?
        - Нет. С тем зданием связано слишком много грустных воспоминаний. В родительском доме я чувствовал себя как подросток.
        Так вот как собирается жить Дейв, - можно сказать, во дворце. Интересно, что за женщину приведет он сюда? Похоже, кого-нибудь вроде Лайзы. Не рожденная в богатстве, она будет с наслаждением править величественным поместьем! Она ни в чем не будет похожа на Мерри, которая предпочитает чуть-чуть беспорядка в доме, зато чтобы там могли вволю повозиться дети и их четвероногие любимцы. Попутно Мерри вспомнила:
        - А где Забияка?
        - Устроился спать на наших пальто, в моем кабинете. - Дейв принес свежезаваренный кофе. - Я подумал, ты не станешь возражать.
        - Нет, конечно. - Мерри вперила взгляд в полированную поверхность дубового стола. - А тебе не кажется эта мебель немного непрактичной для кухни.
        Дейв проследил за ее взглядом.
        - Чтобы сберечь полировку, я ставлю поднос под тарелки.
        - Да, но дети… - Мерри запнулась. - Извини меня. Можно подумать, я покупаю этот стол, верно?
        - Наверху есть кухня поменьше - там мебель практически пуленепробиваемая, как заверил меня автор проекта. А нижняя больше приспособлена для обслуживания приемов, хотя нравится мне и сама по себе. Если я ем наверху, то чувствую себя каким-то изгнанником…
        Не желая настаивать на теме, не относящейся к ее компетенции, Мерри замолчала.
        - Ой, чуть не забыл! - Дейв заглянул в шкаф и вытащил пакет с пончиками. - Давай устроим обжираловку.
        Натянутость Мерри как рукой сняло. Она рассмеялась при виде Дейва в вечернем костюме, слизывающего с пальцев жирную пудру.
        - Ты уже знаешь одну из моих слабостей, - упрекнула она его, заглядывая в пакет и выбирая себе лакомство повкуснее.
        - И хочу выяснить все остальные. - Он устроился рядом и достал второй пончик. Его рука пощекотала ей запястье. - И я намерен безжалостно на них играть.
        - Ты уже этим занимаешься. Пончики с кофе - и я на седьмом небе от блаженства.
        - Нет еще.
        Он склонился к Мерри и закрыл ей рот поцелуем. Ощущение было новым, волнующим.
        - Ммм. - Дейв поднял голову и пристально посмотрел на Мерри. - Видимо, я обнаружил очередную твою слабость.
        - Ты ее только что изобрел. - Конечно, надо было бы отодвинуться, но Мерри не нашла в себе сил к сопротивлению, а наоборот, сама теснее прижалась к нему.
        Его руки слегка сдавили ее плечи, и Мерри, потеряв голову, улетела в царство сладостных уступок.
        - Единственное, что мне совершенно не нравится в кухнях, это их слишком узкое назначение, - прошептал Дейв. Не давая Мерри времени для возражений, он поставил ее на ноги и повел в кабинетик. - Одному небу известно, почему кухни создают, чтобы там готовить пищу и есть. Ведь там может совершаться гораздо больше всяких интересных вещей.
        Он опустил Мерри на диван и сам прилег рядом, сбросив на пол пачку газет. Из дальнего угла комнатки они услышали удары хвоста Забияки о пол: в облюбованном местечке он устроился - в самом деле, на пальто Дейва и Мерри.
        - Дейв… - Ее символические попытки протестовать замерли в его страстном объятии, под жадным натиском его ненасытного рта. Встречная волна желания захлестнула Мерри, она отвечала Дейву с темпераментностью, какой еще не знала в себе. Два одиноких сердца с радостью тянулись навстречу друг другу.
        Возбуждающая близость Дейва развеяла всю ее осторожность, как только Мерри почувствовала языком вкус его губ. Горячее дыхание Дейва обожгло ее шею, а он уже расстегнул пуговицы ее платья и припал губами к ее груди, оставляя на коже пылающий след.
        Кто была эта другая женщина, иная Мерри, полная желания принадлежать мужчине и быть заласканной им до экстаза? Может, ее создал он? Или он лишь разбудил долго дремавшую чувственность Мередит Макгрегор?..
        Как удивительно приятно было ей сжимать Дейва в своих объятиях. К нему можно прильнуть и раствориться в нем, никогда не возвращаясь назад. Вот что значит сдаться на милость мужчины, забыть обо всем и не сомневаться: о тебе позаботятся, тебя оберегут его руки…
        Нет, она, видимо, сошла с ума.
        Незваная мысль вертелась где-то на краю сознания. Мерри попыталась отогнать ее, но безуспешно.
        Не бывает такого, чтобы человек навсегда растворился в другой личности. Приходит утро со своим ясным беспощадным светом, и тебе надо снова подниматься и возвращаться к своей собственной жизни.
        Да, ей нужен мужчина. Очень похожий на Дейва. Лучше всего именно он, но такому не бывать.
        Инстинкт подсказывал: если поддаться ему, Дейв станет ее владыкой. Не только физически, но и во всех других отношениях.
        Сквозь дверной проем Мерри видела огромную кухню, а за нею грандиозную столовую со старинной мебелью и канделябрами на стенах. Дворец для приема гостей. Дом для женщины, подобной Лайзе или Сейре Эндерс. Но не для Мерри.
        Дейв неподвижно затих рядом. От него не укрылась перемена, произошедшая с Мерри.
        - Мы слишком торопимся? - Тихий голос немного успокоил ее.
        - Извини. - Мери неуклюже поднялась и застегнула пуговки платья. - Я не должна была допускать, чтобы зашло так далеко.
        - Мы оба взрослые люди. - Дейв смотрел на нее снизу, лежа. - Что-нибудь не так, Мерри?
        - Все не так! - Она встала на ноги, пытаясь найти нужные слова, но они не приходили на ум. - Дейв, я не могу объяснить тебе, что со мной. Ты начнешь возражать и окажешься прав, однако мы не должны видеться больше.
        - В жизни не слыхал большей чепухи! - Его голос дрожал от гнева. Он вскочил и встал к ней лицом к лицу. - Мерри, если ты считаешь, будто я заставлял тебя…
        - Нет. Дело не в том. Я сама хотела… - Она вытянула руку, словно желая помешать ему подойти ближе. - Дело во мне. Знаешь, Дейв, я тебя прекрасно пойму, если ты решишь положить конец истории с фальшивым обручением…
        - И позволю твоей сестрице заткнуть Стеффи в какой-нибудь чертов интернат? - прорычал он. - Послушай, нам нужно поговорить всерьез, когда мы оба успокоимся. Завтра в течение дня я занят, но предлагаю поужинать вместе и поговорить.
        - Нет. - Направившись в угол комнаты, Мерри вытащила свою шубку из-под задремавшего колли. - Дейв, прошу тебя. Можем мы сделать так, как сказала я? Когда мне потребуется помощь, чтобы переубедить Лайзу, я позвоню. Ладно?
        - И когда это будет? - Он стал помогать ей одеваться.
        - Думаю, скоро. - Перед ее мысленным взором возник образ Лайзы, с нетерпением ожидающей свадьбы. - Раз у ее жениха дела в Нашвилле, я уверена, они появятся вот-вот. Кроме того, сестрица должна вскоре забирать Стеффи, но если она надеется, что я отправлю девочку одну в Нью-Йорк самолетом, то она глубоко ошибается.
        Только сейчас, впервые с момента, когда Мерри вырвалась из его объятий, выражение лица Дейва немного смягчилось.
        - Ты разъярилась, словно медведица, защищающая своего медвежонка.
        - Именно такое у меня настроение. - Мерри постояла нерешительно в дверях кухни. - Дейв… - О, проклятие! Что собственно она хотела сказать? - Спасибо тебе за помощь. Со Стеффи, я имею в виду.
        - Я не обещаю, что буду держаться вдали от тебя. - Он шел неуверенными шагами вслед за ней. - Между прочим, у меня накопилось за время праздников множество дел. Предстоит несколько поездок в другие города. Это займет у меня некоторое время. А потом…
        - Мы разберемся с этим «потом», когда оно придет. - Проходя мимо кухонного стола, Мерри не устояла и подцепила еще один пончик.
        - Не забывай об этом, - сказал Дейв, когда они шли по хрустящему снегу к машине. - Я знаю твои слабости.
        - Но не все. - Неподалеку затрещал фейерверк, запищали бумажные дудочки. Слабое эхо донесло голоса от соседних домов. - С Новым годом, Дейв! С новым счастьем! - Мерри не отважилась смотреть ему в глаза.
        - Да, он будет счастливее, чем ты думаешь, - откликнулся он.
        Поди узнай, чего больше в его словах - угрозы или обещания?

8

        - Ой!
        Мяч по касательной попал в голову Мерри, и она упала. Сказался длинный день в клинике и напряжение яростного состязания на теннисном корте. Ее колени подогнулись, и она упала на бок, уронив ракетку.
        - Ты в порядке? - Сью Браун отбросила свою ракетку в сторону, опустилась на колени рядом и осторожно осмотрела место удара. - Так, небольшая ссадина.
        Мерри хотела улыбнуться, но получилась гримаса.
        - Да, ничего страшного, пустяки. - Сью помогла ей подняться на ноги. - Забудем об этом, а?
        - Я - за.
        Несколько минут спустя, освежившись под душем и переодевшись, молодые женщины вышли на улицу. Сгущались сумерки. Морозный воздух пощипывал нос и щеки, но земля уже очистилась от снега.
        - Ты уверена, что у тебя все будет хорошо? - Сью тревожно посмотрела на Мерри. - Мне кажется, ты не очень уверенно стоишь на ногах.
        - Просто устала. - У Мерри начинала болеть голова, но ей не хотелось, чтобы ею командовали, а тем более везли в какую-нибудь больницу. Сью сказала ведь, что на голове всего лишь ссадина. - Что мне нужно, так это поужинать.
        - Не похоже на тебя - подставляться под такие удары. - Сью было не так-то просто разубедить. - Уже пару недель ты ходишь такая рассеянная. Не имея другого объяснения, я бы сказала, что тут замешан мужчина.
        Слишком уж проницательна эта Сью!
        - Увидимся на той неделе, хорошо?
        Направляясь к машине, Мерри приложила все усилия, чтобы не заплетались ноги. Как только подруга отвернулась, она сморщилась от боли, плечи ее опустились.

«Замешан мужчина». Вернее сказать, виновато его отсутствие, подумала Мерри, заводя двигатель. Дейв действительно поймал ее на слове. В течение двух недель января между ними не было никаких контактов. Об этом она сама просила, однако не видеть его оказалось гораздо труднее, чем Мерри предполагала.
        И Стеффи расспрашивала, где Дейв, и бабушка Нетта поглядывала на Мерри, озабоченно нахмурив брови. Но труднее всех пришлось все-таки Мерри. Разбирала ли она рождественскую елку, покупала ли пончики девочке, смотрела ли, как тает снеговик, - любая мелочь вызывала в душе образ Дейва, такой четкий и реальный, что, кажется, можно было коснуться его рукой. Вот навязался! Он согласился не вмешиваться в ее жизнь, но тогда почему неизменно появляется в ее мыслях?
        Мерри горько усмехнулась, подумав о том, насколько она несправедлива в гневе. Разве можно винить Дейва за то, что вытворяет ее воображение?
        - Тетя Мерри!
        Через лужайку от дома Нетты к машине бежала Стеффи. Мерри наклонилась и поцеловала девочку.
        - Ну, чем ты тут занимаешься?
        - Мы кормили птичек, и мне пришлось отгонять Бродягу, потом я стала кормить и его. Да, еще звонила мамочка и просила тебя перезвонить ей.
        Отпирая дверь, Мерри почувствовала новый приступ головной боли.
        - Она не сказала зачем?
        - Нет. Что у нас будет на ужин?
        Итак, впереди уик-энд, ночь на субботу, когда надо отоспаться. Мерри оттягивала звонок сестре, пока не выкупала и не уложила девочку. Она знала: у нее просто не хватит сил делать в присутствии Стеффи хорошую мину при плохой игре, если новости будут неблагоприятные. Наконец тянуть уже было невозможно. Мерри неуверенно сняла трубку и набрала номер.
        Лайза отозвалась почти сразу бодрым радостным голосом - того и гляди запоет.
        - Ну, не держи меня в неведении, - сказала Мерри. - Что там у тебя.
        - О, столько, столько всего! Прежде всего, Бостон.
        - Вот-вот. Как сложились отношения с его семьей?
        В течение четверти часа Лайза с самыми сочными деталями живописала особняк,
«роллс-ройс» и изысканные туалеты членов семейства Хеймс, а также рассказывала, куда они ее возили, кому представляли. Не преминула сообщить, что подавалось к столу.
        - Они были очень милы, - заключила Лайза. - Ей-Богу! Без особого сердечного тепла, понятно, но со всеми знаками внимания. Думаю, у них стало легче на душе, когда они увидели, что я не какая-то вертихвостка с крашенными перекисью волосами и безвкусной косметикой. Представляешь? Драм все держал от них в секрете. Он никогда бы не стал ухаживать за какой-нибудь сомнительной персоной, но на месте его матери я бы тоже, наверное, беспокоилась.
        Тот факт, что Лайза, видимо, достигла взаимопонимания с миссис Хеймс, показался Мерри хорошим признаком. Уж не свидетельствует ли это о начале превращения сестры в зрелого человека?
        И уже совсем под конец, когда Мерри решила, что оснований для беспокойства нет, Лайза заявила:
        - Да, чуть не забыла о главном. Мы с Драмом прилетаем в Нашвилл. Завтра.
        - Завтра?
        - Я собиралась тебе позвонить в начале недели, но была такая суматоха.
        Можно было представить, как Лайза машет неопределенно рукой, заранее отметая всякие обиды со стороны тех, кого предупреждают о предстоящем визите за несколько часов. Вот тебе и новоявленная зрелая личность.
        - Вам… вам нужно жилье?
        - Не глупи, пожалуйста. - Игривый смешок Лайзы всколыхнул всю линию от Нью-Йорка до Нашвилла. - Большинство номеров в отеле Драма уже отделаны. Собственно, потому мы и прибываем. Он собирается просмотреть план церемонии открытия.
        - Значит, вы пробудете у нас какое-то время?
        - Ну, несколько дней. Посмотрим. Здорово, правда? У нас будет возможность познакомиться с твоим женихом. И, конечно, я страшно соскучилась по Стеффи. Послушай, я просто не знаю, как быть с ее учением. Ведь она моя дочь, и я желаю устроить для нее все наилучшим образом.
        - Я тоже. - Уловив в своем тоне мрачную нотку, Мерри поспешила добавить: - Не уверена, что вы застанете Дейва. Он что-то говорил о предстоящих деловых поездках.
        - О, мы можем задержаться, чтобы увидеться с ним. - Лайза назвала номер своего рейса и время прибытия. - Не стоит ли кому-нибудь из отеля поручить встретить нас?
        - Нет, я приеду в аэропорт.
        К счастью, разговор наконец закончился, и Мерри с облегчением повесила трубку.
        Наверное, не только инцидент на корте повинен в головной боли Мерри. Она сидела на кухне, размышляя о возможностях бегства вместе со Стеффи на необитаемый остров. Ничего не поделаешь - придется звонить Дейву. Она со вздохом достала свою телефонную книжку, нашла нужную букву. Свежая запись его номера сразу бросилась в глаза.
        При первых звуках низкого баритона Дейва - это было приветствие - она задрожала от волнения, но потом поняла, что это автоответчик: «Извините, меня нет дома, но…»
        Тот, кто придумал эти аппараты, должен был быть садистом. Сразу же в голову пришла мысль: если Дейв в пятницу вечером не дома, то где он? Вероятно, в отъезде. Или у него свидание? Он имеет на это полное право, однако Мерри ощутила в душе укол, напоминающий ревность.
        Приглашающий сигнал ответчика прервал ее размышления, а она не сообразила подготовить заранее слова для сообщения.
        - Это Мерри. - Ну, просто великолепное начало! - Лайза только что сообщила по телефону, что они с Драмом прилетают в город завтра, то есть в субботу. Хотят познакомиться с тобой. Можем мы что-нибудь устроить? Надеюсь, ты не передумал помочь мне? Пока.
        Вешая трубку, Мерри подумала о том, как все же неприятно разговаривать с бездушным автоответчиком. Она улеглась в постель, все еще не определив, что это у нее за мучительное состояние после разговора с Лайзой: желудок все время взмывал вверх. Но в конце концов вспомнила. Так было на аттракционе, когда вагонетка взлетала на самую высокую горку и замирала там на миг перед тем, как покатиться с сумасшедшей, ужасающей, оболванивающей скоростью вниз.

        - Мерри! - Элегантная Лайза с экстравагантной прической, в костюме от Шанель выбралась из потока прибывших пассажиров, таща за собой как на буксире несколько ошеломленного мужчину. Начиная с короткой седеющей шевелюры и кончая дорогими туфлями на ногах, сорокалетний Драммонд Хеймс Третий олицетворял собой тип консервативно мыслящего бизнесмена. Единственное, что не гармонировало с этим образом - это косматые брови, делающие его похожим на сумасшедшего ученого.
        Последовали представления, поцелуи. Стеффи то весело скакала, то держалась за руку Мерри в неожиданном приступе робости. Лайза своим присутствием затмевала практически всех, однако Мерри попыталась сосредоточить внимание на Драме и его отношении к Стеффи. Он заключил девочку в продолжительные, но холодные объятия - вполне естественный жест, - однако потом почти не обращал на нее внимания.
        В машине он не возразил против желания малышки сидеть рядом с мамой и все время изводил Мерри вопросами о строительном буме в Нашвилле. Та с грустью пришла к выводу, что между Стеффи и ее будущим отчимом не чувствуется антагонизма, но и сердечного тепла не предвиделось. А может быть, Драм просто не любит выставлять свои чувства напоказ? Справедливости ради не следует спешить с приговором, решила Мерри.
        - Я продиктовала сообщение Дейву, но, похоже, его нет в городе, - сказала она, когда они подъехали к отелю.
        Они планировали завезти багаж в гостиницу, затем ехать к Мерри на обед. Нетта задерживалась на заседании клуба игроков в бридж и обещала быть позже.
        - Жду не дождусь, когда познакомлюсь с вашим женихом, - заявил Драм, помогая Мерри выйти из машины. - Я слышал, он бизнесмен?
        Мерри открыла рот, чтобы ответить, но появился служащий отеля и рассыпался в комплиментах.
        В интересах Стеффи важно было произвести хорошее впечатление на Драма, но Мерри опасалась, что ее скромный, уютный дом едва ли послужит этой цели. По крайней мере осыпавшуюся елочку успели убрать, подумала Мерри, приглашая гостей внутрь.
        - Я решила, в такую холодную погоду вы можете захотеть супу. Он уже должен быть почти готов.
        Она прошла в кухню и проверила кастрюлю, стоящую на слабом огне. Благоуханный, густой суп с мясом и овощами, к счастью, уже можно было подавать.
        - Восхитительный запах! - оценил Драм. - Вы сами варите суп? Это впечатляет.
        Мерри поторопилась попробовать бульон, чтобы удостовериться, не забыла ли чего. Суп был совершенно безвкусный. О черт! Она забыла посолить.
        - Я добавлю соли. - Мерри приподняла старомодную металлическую солонку. - Пару раз тряхну и будет достаточно…
        Со звуком, от которого у нее сжалось сердце, крышка упала в кастрюлю и вся соль устремилась туда. В полном отчаянии Мерри попыталась вычерпать ее ложкой, но поздно - соль уже растворилась.
        - Я глазам своим не поверила, увидев, что ты приготовила суп, - заметила Лайза. - Но потом поняла: ты хотела нас удивить, и вот результат!
        - Катись к черту! - выкрикнула Мерри и тут же захотела откусить себе язык. - Извини, я не со зла.
        - Давайте пойдем в «Макдональдс»! - пискнула Стеффи. Драм поморщился.
        - Давайте не пойдем, - возразила Лайза.
        Дверной звонок разрядил обстановку, хотя это мог оказаться всего лишь надоедливый продавец косметических товаров или участков на кладбище. Вытирая руки кухонным полотенцем, Мерри пошла открывать.
        Первым ее приветствовал щенок с взлохмаченной шерстью и блестящими глазами, сидящий на руках покрытого грязью человека, который лишь отдаленно напоминал респектабельного Дейва Эндерса. По меньшей мере сходились рост и серые глаза. Об остальном лучше умолчать.
        - Прошу извинить за такую грязь. - Пришелец оставался стоять на крыльце. - Он вырвался от меня, я побежал за ним, и вот…
        - О, посмотрите! - бросилась вперед Стеффи. - Это для меня? Можно, я возьму его на руки.
        - Не трогай эту пакость! - подскочила к дверям Лайза. - Стеффи, ко мне сию минуту!
        У Дейва был встревоженный и виноватый вид.
        - Наверное, мне следовало сначала прослушать записи на автоответчике, а?
        Мерри глубоко втянула в себя воздух, но от этого неряшливая фигура перед нею не растаяла как дым и она решила попытаться спасти то, что еще возможно.
        - Дейв, познакомься, пожалуйста, с моей сестрой Лайзой и ее будущим мужем Драмом Хеймсом. - У Мерри пока не хватало мужества взглянуть ему в глаза. - Друзья мои, где-то под слоями этой грязи скрывается Дейв Эндерс, мой… - она едва не поперхнулась, - мой жених.
        Реакция Драма подтверждала наихудшие опасения. Он старался вести себя вежливо, но его ноздри раздувались от неприязни. Для первого впечатления о доме Мерри нельзя было придумать ничего хуже.
        - На самом деле все это имеет рациональное объяснение, - сказал Дейв. - Вы не против, если я сначала немного приведу себя в порядок?
        - Мы будем вам глубоко признательны. - Лайза увела Стеффи в гостиную.
        Пока Мерри устраивала щенка в кладовке, Дейв сходил в машину и вернулся с чемоданом в руках. На пути в ванную он пояснил:
        - Я всегда вожу с собой комплект чистой одежды, так что все будет о'кей!
        Обстановка совсем осложнилась, когда Стеффи оказала неповиновение. Она помчалась в кладовку играть со щенком, который обнюхивался с настороженным Лодырем. Коты Домосед и Бродяга поспешили скрыться. Мерри отряхнула платье девочки и вернула ее в комнату.
        Появился Дейв с влажными прилизанными волосами. Во всем остальном он выглядел совершенно по-деловому, в костюме от дорогого портного.
        - Во-первых, прошу извинить меня за вторжение. - Не спрашивая разрешения, он подошел к бару. - Во-вторых, друзья, позвольте мне предложить вам выпить. Кто что предпочитает?
        Он, обратила внимание Мерри, намеренно вел себя как дома. Быть ему за это признательной или, наоборот, рассердиться?..
        - Теперь пора кое-что объяснить.
        Дейв стоял за спинкой кресла, в котором сидела Мерри. Он не был ей виден, но его близкое присутствие волновало ее.
        - Так уж получилось, что я владелец очень породистого колли. Мерри знает. В порядке услуги одному из друзей я согласился, чтобы мой Забияка стал отцом чистокровных щенков.
        Даже на Лайзу этот факт произвел некоторое впечатление:
        - Они должны стоить кучу денег.
        - Да, и это великолепные животные. - Дейв сумел установить такой тон общего разговора, будто встретились и беседуют старинные друзья. - Я возвратился из служебной поездки вчера поздно и, к сожалению, не дал себе труда прослушать записи на автоответчике. А сегодня утром, проезжая мимо, заглянул к приятелю.
        - Надеюсь, вы не привезли это животное для Стеффи? - строго посмотрел на девочку Драм.
        - Не совсем так. - Ответ в мысленном переводе Мерри означал: «Да, но я не знал, что вы будете здесь». Мерри была признательна Дейву за то, что он взял на себя задачу хитрить и увиливать, освободив ее от этой обузы. - Итак, я приезжаю к другу и узнаю, что один из щенков лишен слуха и его собираются усыпить.
        - Какая жестокость! - ужаснулась Лайза. - Я не отношусь к тем, кто обожает собак, но для чего псу слух, собственно говоря? По телефону разговаривать, что ли?
        - Если причина генетического порядка, то никто не захочет, чтобы порок передавался новым поколениям животных, - объяснил Дейв. - Однако возможно, это просто несчастный случай. И еще: если собака растет как домашний любимец и не предназначена для разведения, то какая разница? Поэтому я и привез щенка к Мерри, чтобы она взглянула на него как специалист: нет ли у него еще каких-нибудь недостатков.
        - Я хочу, чтобы он был мой! - Глаза Стеффи засверкали. - Его зовут Пудлз, и он мой.
        - Пудлз? - Драм схватился за голову. - Лайза, прошу, объясни, что это невозможно.
        - А почему бы нам не перекусить сначала? - Мерри услышала, что к дому подъезжает машина Нетты. - Может быть, бабушка накормит Стеффи и поможет ей выкупать Пудлза, пока мы будем разговаривать?..
        Не дожидаясь общего согласия, Мерри бросилась на крыльцо.
        Пролетело несколько суматошных минут. Нетта сразу же оценила обстановку и решила заняться девочкой. Драм и Лайза не успели оглянуться, как их удобно разместили на заднем сиденье серого «мерседеса».
        - Если не возражаете, мы заедем перекусить в один из моих любимых ресторанов. - Дейв мягко тронул машину с места. - Он находится в отеле «Оприлэнд».
        - Замечательно, - обрадовался Драм. - Это один из интересующих меня объектов, я хотел осмотреть его в ходе нынешнего визита.
        Мерри откинулась на спинку сиденья и решила молчать всю дорогу. Мужчины же тем временем обсуждали проблемы бизнеса. По крайней мере, как заметила она, Драм, видимо, уже проникся уважением к деловой хватке Дейва. Первые негативные впечатления от знакомства, кажется, начали рассеиваться. Слава Богу.
        Когда они приехали, Мерри заметила, с каким вниманием все отмечает Драм. Они вошли в огромный застекленный внутренний двор, известный под названием Оранжерея. Прежде Мерри не приходилось бывать внутри здания, и оно очаровало ее. Оранжерея оправдывала свое название. Здесь было много деревьев, цветов. Били фонтаны. Как в ботаническом саду. Бросив взгляд наверх, Мерри насчитала пять жилых этажей с номерами. У каждого свой балкон с черными чугунными перилами в колониальном стиле.
        - Вот мы и на месте. - Дейв проводил своих гостей по дорожке к кафе «У Ретта», где столики были вынесены наружу. Официант выдвинул кресла перед дамами. Драм с удовольствием отметил, как аккуратно сервирован стол; прислушался к журчанию фонтанов.
        - Очень мило. - Он помахал в воздухе меню. - Наиболее успешно работающие отели никогда не забывают об эстетике!
        - В том и состоит тонкость гостиничного бизнеса, не так ли? - заметил Дейв. - До известной меры вы стремитесь создать единообразие, чтобы деловой человек везде чувствовал себя дома, и в то же время придаете картине краски местного колорита.
        - Совершенно точно. - Драм быстро просмотрел меню. - И раз мы заговорили о локальном колорите, я закажу себе омара по-конфедератски.
        После того как официант принял заказ, Драм принялся расспрашивать Дейва о его делах. Мужчины беседовали, а Мерри про себя молилась, чтобы все прошло гладко.
        Действительно, похоже было, что утренние неприятности забыты. Звон хрустальных бокалов, появление на столе закусок и аперитивов, подобранных Дейвом, гул голосов, доносящихся с соседних столиков, - все это успокаивало и убаюкивало.
        Публика была прекрасно одета, и Лайза с любопытством оглядывалась по сторонам. По наблюдениям самой Мерри, женщины следовали последней моде, как в Нью-Йорке, только, пожалуй, не так слепо.
        - Ты знаешь, если я в шляпе, то мне не по себе, но леди вон там, в углу, смотрится в шляпе неотразимо. Правда, она величественна, как королева Елизавета? - прошептала Лайза на ухо сестре.
        Мерри взглянула в сторону группки пожилых дам, сидящих за дальним столиком. Женщина, о которой шла речь, сидела к ней спиной. Видны были только широкое поле шляпы, превосходно сшитый жакет и прядь волос, серебрящаяся на затылке. Затем дама повернулась боком, и Мерри едва сдержала восклицание. Она тихонько толкнула ногой Дейва. Смотреть на него Мерри не осмеливалась, но почувствовала, как он обернулся и замер на полуслове.
        - Кто-нибудь из знакомых? - осведомился Драм, когда пожилая дама глянула в их сторону.
        - Да, как ни странно. Моя мать. - Дейв встал, когда она его заметила. Для Мерри время остановилось, посторонние шумы превратились в шепот, пока дама, извиняясь перед собеседницами, вставала из-за стола и направлялась к компании сына.
        А может все обойдется, убеждала себя Мерри, хотя горло словно сдавила чья-то сухая рука. Знакомство, представление друг другу, немного общих фраз…
        Но Мерри не приняла в расчет свою старшую сестру.
        Первыми словами Лайзы, обращенными к миссис Эндерс, были:
        - Я так рада познакомиться с вами! Я в восторге от того, что ваш сын женится на моей сестре и становится членом нашего семейства!..

9

        - Не поняла, простите! - Доброжелательно-невозмутимое выражение на лице Сейры Эндерс уступило место открытому изумлению.
        - О, извините, я должна была сначала представиться. Сестра нашей Мерри - Лайза.
        - Рада познакомиться. - Сейра явно включила автопилот - испытанный за долгую жизнь образец правильного поведения даже в самой щекотливой ситуации.
        Дейв представил матери собравшихся. Мерри боялась поднять на него взгляд. Это она вовлекла его в эту авантюру. Она лишь надеялась, что Сейра Эндерс поймет ее, когда сын ей все объяснит.
        - Не присоединишься ли ты к нам? - Он предложил матери свое кресло.
        - О, пожалуйста! - выкрикнула Лайза, тогда как Мерри поморщилась, желая сестре провалиться сквозь пол.
        - Боюсь, мои друзья будут на меня в претензии. - Миссис Эндерс повернулась к Мерри, и не было никакой возможности избежать ее прямого взгляда. - Дорогая моя, я так рада за вас с Дейвом.
        Мерри поблагодарила, а в ушах ее все еще звучало: «Я так рада за вас с Дейвом». Как вежливо, корректно сказано, и абсолютно ни к чему не обязывает.
        Размышляя об этом, Мерри оказалась захваченной врасплох новым заявлением миссис Эндерс:
        - Если вы еще не утрясли свои дальнейшие планы, то я хотела бы устроить прием по случаю вашей помолвки. По-моему, День святого Валентина вполне подошел бы. Дейв, очевидно, не станет возражать, если мы используем для этой цели его дом, верно, милый?
        Дейв, видимо, войдя в роль, безмятежно заявил:
        - Ты - сама доброта, мама. Я, конечно, не против. Драм, Лайза, считайте себя нашими первыми гостями.
        Дождавшись, когда Сейра Эндерс удалилась за пределы слышимости, Лайза распалилась:
        - Ты хочешь сказать, что она не знала?
        - А как она могла знать? - Мерри не считала нужным скрывать раздражение. - Это должно было оставаться секретом, забыла?
        - Ой, верно! - Лайза хлопнула себя ладошкой по лбу. - Какая же я дура! Мерри, Дейв, прошу вас, простите.
        - Не за что прощать. Она все равно узнала бы рано или поздно.
        Слова Дейва совсем ошеломили Мерри. Ей кусок не шел в горло, поскольку она твердо знала, что мать Дейва до сих пор бросает на нее изучающие взгляды через весь зал. Ну, по крайней мере, у Мерри за спиной никаких скандалов, как у той Синтии из давно забытых времен.
        Сегодня вечером Дейв, несомненно, объяснил бы все матери. Но она уже сейчас, возможно, раздает приглашения и рассказывает новость подругам, что сидят с ней за столиком. Развязка надвигается совершенно ужасная, и Мерри охватила дрожь, несмотря на то, что в Оранжерее было тепло.
        Она очнулась от размышлений, когда обед был закончен.
        - Хотите посмотреть мой дом? - поинтересовался Дейв. - Или перенесем это на более позднюю часть визита.
        - Давайте посмотрим дом сейчас, - предложил Драм. - Дело идет к тому, что мне придется вернуться в Нью-Йорк в понедельник, то есть мы улетаем завтра вечером.
        И на том спасибо, подумала Мерри, когда они шли к машине. Однако радость была преждевременна, так как сестрица не преминула добавить:
        - Надеюсь, Стеффи не приросла сердцем к идее оставить щенка у себя. Мы же не можем взять его с собой.
        Пытаясь скрыть свое возмущение, Мерри заметила:
        - Стеффи может оставаться у меня сколько захотите.
        - Очень мило с твоей стороны, но девочка моя в конце концов. - Лайза словно позабыла, как бросала ребенка на Рождество и еще на две недели потом. - Но мы вернемся через месяц на ваш прием. Это будет волнующее событие! Мне необходимо заказать новое платье. Твоя будущая свекровь - женщина благородных кровей. Я от нее в восхищении.
        Никакого приема по случаю помолвки не будет, но под каким предлогом ее можно расторгнуть? Не пора ли остановить эту дурацкую игру и сказать правду? Но Лайза воспримет все как новое доказательство безответственности младшей сестры. Ну и ситуация!
        А почему Дейв, черт бы его побрал, дал матери согласие на организацию приема? Неужели нельзя было объяснить ей позже все как есть?..
        До конца дня Мерри ломала голову над поведением Дейва. Ему, кажется, доставляло удовольствие выступать в роли гостеприимного хозяина, показывать Лайзе и Драму все уголки своего дома, угощать их выпивкой и потешать забавными историями.
        Только после расставания с гостями у отеля Мерри получила возможность поговорить с Дейвом без посторонних.
        Глядя в окно машины, она сделала глубокий вдох и нырнула в омут.
        - Дейв, почему ты…
        - Твоя сестра очень привлекательна. И вполне подходит такому мужчине, как Драм. Но какая из нее мать? Ума не приложу, зачем она удочерила малышку. - Дейв остановил
«мерседес» у светофора, нетерпеливо постукивая пальцами по рулю.
        Мерри пожала плечами.
        - Тем не менее, она сделала это. А говоря о матерях…
        - Да, говоря о моей матери… Я сам был удивлен ее предложением о приеме. Должен признать это. - Он устремился вперед на зеленый свет. - Она отнеслась к сообщению весьма благожелательно…
        - В этом-то все и дело…
        На этот раз Дейв опять прервал ее:
        - Я думаю, она ждет не дождется внуков. Мама уже почти потеряла надежду женить меня когда-нибудь.
        Похоже, сегодня Мерри не суждено закончить одну-единственную фразу. Дейв умышленно затыкает ей рот?..
        - Но почему ты позволил матери сказать такое? - Наконец-то, Мерри высказала то, что должна была. - Ты представляешь, какое унижение ей придется перенести, когда надо будет все отменять? Теперь она, вероятно, уже пригласила множество друзей.
        - Но я вовсе не намерен отменять помолвку.
        - Ты что, совсем спятил? - Мерри уже перестала заботиться о сохранении спокойствия. - Дейв…
        - Не будем забывать, какова ставка в игре. - Она встретилась с ним взглядом, но глаза Дейва были непроницаемы. - Как воспримет Лайза, если мы откажемся от приема по случаю обручения? Ты хотела обмануть ее - тебе это удалось.
        - Но я вовсе не собиралась обманывать миссис Эндерс.
        - Моя мать любит детей. Она нас поймет!
        Дейв улыбнулся.
        Как раз в этот момент они подъехали к дому Мерри, и навстречу им бросилась малютка Стеффи, за которой следом спешила старая женщина.
        Новая забота вытеснила в душе неприятный осадок от встречи с Сейрой Эндерс: как сказать девочке, что завтра ей предстоит возвращаться в Нью-Йорк.
        Девочка приняла новость, как беду.
        - Это надо обязательно? - В теплой кухне вымытый щенок Пудлз бросился всех обнюхивать. - Я могу взять его с собой?
        - Пудлз должен остаться здесь, детка. - Дейв присел и потрепал собаку за уши. - Ты видишь, как ему хорошо здесь. А потом ты же вернешься к нам через месяц.
        - Лайза что-то зачастила к нам в Нашвилл. - заметила Нетта. - Она что, вновь собирается приехать сюда?
        - Она прилетит на прием в честь нашей с Мерри помолвки.
        Дейв, ласкавший щенка, не мог видеть, как всполошилась старая женщина, но Мерри-то заметила.
        - Ну, это не настоящий прием по случаю помолвки, - попробовала объяснить Мерри. - Просто Лайза так считает…
        - Не слишком ли далеко вы зашли? - полюбопытствовала Нетта.
        - Я никуда не поеду, - топнула ногой малютка. - Я остаюсь с вами и Пудлзом. Мамочка все равно заставит меня все время сидеть с няней.
        Мерри горячо прижала к себе ребенка.
        - Я тоже хотела бы, чтобы ты осталась, моя хорошая, но это невозможно.
        Девочка спорила, возражала, умоляла, убеждала в течение всего ужина. Поговорить с Дейвом больше не удалось, он улизнул сразу же после ужина.
        Надо было укладывать ребенка спать. Лайза должна была бы заниматься этим, подумала Мерри с горечью. Утихомирив наконец девочку, она спустилась вниз, где ее дожидалась Нетта:
        - Что это за болтовня о приеме в честь помолвки?
        Она внимательно выслушала объяснения внучки. Губы старой женщины подергивались, словно та подавляла усмешку.
        - Что ты на сей счет думаешь? - спросила Мерри, закончив свой рассказ. - Сойдет ли нам это с рук или нет?
        - Похоже, Дейв намерен завершить историю счастливым концом. - Нетта сделала глоток из чашечки с шоколадом. - Дейв, видимо, не хочет расторжения помолвки.
        - Что, что? - Мерри пролила шоколад на кофейный столик и бросилась вытирать его с помощью салфетки.
        - Думаю, он без ума от тебя, - продолжала Нетта. - Причем, как видишь, я не утверждаю, будто он заманивает тебя в ловушку. Просто, видимо, он пришел к выводу, что вы оба можете всерьез подумать о создании семьи.
        Мерри покачала головой.
        - Не представляю себе этого, Нетта. Если бы ты видела его дом. Там я никогда не смогла бы жить. Это все равно, что поселиться в Тадж-Махале!
        - Если тебя останавливает только это, положение не так безнадежно, как тебе кажется. - Нетта поднялась. - Завтра я ожидаю вас пятерых к себе на завтрак.
        Ночью Мерри долго лежала без сна, пытаясь разобраться в путанице мыслей и чувств. Надо решительно настаивать, чтобы Дейв раскрыл своей матери всю правду без утайки. Немедленно. Иного выхода нет. С этой мыслью она и уснула.

        В воскресенье после завтрака у Нетты Дейв извинился и исчез, ссылаясь на ранее условленную встречу. Мерри вынуждена была сама отвезти гостей в аэропорт, пройти через бурное, со слезами, прощание со Стеффи. Она торжественно поклялась хорошо смотреть за Пудлзом до возвращения девочки.
        Единственный лучик радости блеснул, когда Драм сказал на прощание:
        - Она, вижу, страшно привязана к тебе, Мерри. Я колебался, когда Лайза предложила отдать девочку в школу в Нашвилле. Но идея, может быть, не так уж плоха.
        Троица двинулась на посадку. Провожая их глазами, Мерри уже думала, что скажет Дейву: она собиралась звонить ему сегодня вечером. Однако при попытке дозвониться она снова наткнулась на автоответчик. Как только прозвучал пригласительный сигнал, Мерри бросила: «Позвони мне» - и повесила трубку.
        Он не позвонил.
        Вместо этого после бессонной ночи ее ожидал букет из дюжины красных роз на столе в служебном кабинете.
        - Тайный воздыхатель? - спросил ее Билл, заглянув в дверь.
        - Долго объяснять, - отмахнулась Мерри, глядя на цветы, как если бы это был чертополох.
        - Между прочим, как твоя голова?
        Должно быть, Сью рассказала мужу об инциденте на корте.
        - Давно уже прошла, - печально вздохнула Мерри, намереваясь побыстрее взяться за работу и забыть о неприятностях.
        Дейв не позвонил и на следующий день. Она связалась с его офисом, но секретарша сообщила: мистер Эндерс в отъезде.
        Так прошла неделя. Каждый день появлялись цветы, на парадном крыльце она неизменно находила банки собачьих консервов для щенка. Однажды посыльный принес готовую пиццу, когда она только что вернулась с работы. Мерри прождала полчаса, прежде чем сесть за стол. Она все надеялась, что Дейв присоединится к трапезе. Тщетные надежды.
        В пятницу в газете появилось объявление о ее помолвке с Дейвом Эндерсом вместе со старой фотографией Мерри, очевидно, взятой из архива. Она и ее партнер Билл посылали свои фото в редакцию четыре года назад, когда печатали сообщение о новом руководстве в ветеринарной клинике Брауна.
        В этот же вечер дома Мерри обнаружила написанное от руки послание, прибывшее, видимо, с посыльным, так как почтовая марка отсутствовала:

«Не беспокойся о списке приглашенных. Мы звонили Нетте сегодня. Все в порядке». Подписи не было.
        Мерри побежала в соседний дом. Сбитая с толку Нетта сказала, что продиктовала список имен всех лучших друзей Мерри секретарше Дейва, получив заверения в том, что Мерри в курсе дела.
        - Этому необходимо положить конец, Нетта! Дело даже не в том, что я хочу отменить прием, - слишком поздно. Может быть, мы будем оставаться помолвленными, пока Стеффи не осядет прочно у меня, а сестрица не найдет времени, чтобы пересмотреть свои планы. Но мне не нравится, что мною манипулируют. - Мерри так и кипела от негодования.
        - Мое мнение таково: если бы ты действительно захотела покончить с этой историей, то давно нашла бы способ остановить Дейва. - Продолжать разговор на эту тему Нетта отказалась.
        В субботу утром Мерри проснулась, зная, что предстоит сделать. Она набрала номер Дейва и продиктовала на автоответчик:

«Если ты не объявишься до пяти часов сегодня, то я позвоню твоей матери и все расскажу».
        К счастью для нервной системы девушки, ждать до пяти ей не пришлось. Около четырех, когда она пила свой спасительный кофе, раздался звонок в дверь.
        - Не верю, - сказала она щенку, который возился на полу, забавляя ленивого Домоседа.
        - Получил твое послание. - Уголки губ Дейвида дрогнули, и она поняла, что он прячет смущенную улыбку. - Тебя что-нибудь беспокоит?
        - Ты отвратительный, вызывающий, наглый и безответственный тип. - Мерри прожгла его взглядом.
        - Возражение против «безответственного». - Он прошел в комнату, не ожидая приглашения. - Я обеспечил включение в список приглашенных всех твоих друзей и родственников, не так ли?
        - Да, но… - Мерри бросилась за ним в кухню, где Дейв уже держал на руках радостно повизгивающего щенка. - Послушай меня…
        - Ты творишь с ним чудеса, милый доктор. Как тебе это удается? - Дейв прижал пса к груди. - Много ласки и заботы плюс вкусная домашняя еда?
        - Оставь собаку в покое. - Мерри с трудом удалось сохранить спокойствие. - Нам предстоит серьезный разговор, и тебе не удастся отвертеться от него.
        - Тебе не понравились цветы, которые я посылал тебе?
        - Я считала, что мы договорились: это обручение - розыгрыш с целью обмануть мою сестру.
        - А разве я спорю?
        Она игнорировала замечание.
        - Более того, я открыто объяснила, что не хочу, чтобы наши отношения переросли во что-то большее. Ты дал согласие…
        - Я дал согласие? - Он явно потешался над каждым ее словом, растянувшись на диване в гостиной.
        - Дейв, я не шучу!
        - По-моему, Мерри, тебе прежде всего надо сесть. - Он неожиданно потянул ее за руку, не ограничившись словами. Качнувшись, она не смогла сопротивляться, и, когда он потянул еще раз, плюхнулась рядом с ним на диван.
        Обняв Мерри за плечи одной рукой, Дейв продолжил свою словесную атаку:
        - Мы юлим и хитрим перед лицом естественного хода вещей. Сопротивление безнадежно, Мерри. Уж кто-то, а ты должна ждать: природа возьмет свое.
        - Именно твоя самонадеянность всегда пугала меня, Дейв…
        Много острых слов вертелось у Мерри на языке, но никто никогда их не услышал, ибо Дейв своими губами наглухо запечатал им выход.
        Поцелуй зажег огонь в ее жилах. Руки Дейва медленно и неуклонно творили чудо с ее ставшим вдруг совершенно безвольным телом. Мелькнула опасная мысль: а что, если Дейв прав?
        Зачем пыталась она удержать его на расстоянии? - размышляла Мерри, чувствуя его теплое дыхание на щеке, его тело, тесно прижавшееся к ней; он владеет, не подчиняя; сладостно мучает, не применяя силу. Его место в ее объятиях, в ее сердце.
        И все же надо остановиться! Это была последняя рациональная мысль, пришедшая в голову Мерри в тот вечер.
        Ее тело вдруг зажило свободно, избавившись наконец от цепей рационального ума. И вот уже его руки освобождают их обоих от одежды, которая мешала потоку электричества, пробегающему между ними, и они лежат рядом абсолютно обнаженные, без всякого смущения.
        Не химия, не физика, а алхимия соединила их, свершив магическое преобразование простых металлов в золото. Земная женщина Мерри поднялась в небесный мир сияющих радуг, и путь ей открыл Дейв. Она пылала от его прикосновений, изо всех сил рванувшись в такие сферы, где еще не бывала никогда. Только Дейву дано ввести ее туда… только Дейву.
        Они слились, как языки огня, в единый костер, озаряющий полуночный небосвод, окрашивающий горизонт в яркий цвет зари. Образовался новый драгоценный сплав - союз Мерри и Дейва. Время растягивалось и сжималось, чувство не имело ни начала, ни конца, ни границ.
        Когда буря утихла, Мерри неподвижно лежала в объятиях Дейва, зажмурив глаза, чтобы не окунуться вновь в обыденность. Впрочем, каким-то шестым чувством она угадывала, что в последних вспышках желания еще не раз блеснут крупицы золота.
        - Как я и говорил, - прошептал ей на ухо Дейв, - лучше дать природе идти своим естественным путем.
        Ее губы коснулись его рта, и это был лучший ответ для обоих.

10

        Всю неделю свободное время почти полностью уходило на подготовку приема, который в газетной статье назвали одним из главных событий светского сезона. Но для Мерри самыми важными событиями в жизни становились драгоценные, редкие вечера и ночи, когда они с Дейвом могли отдохнуть от повседневной суеты в обществе друг друга.
        В воскресенье Мерри стояла в большой гостиной Дейва под гигантской связкой красных и белых воздушных шаров - непременного атрибута Дня святого Валентина. Солнце струилось в широкие окна фронтальной части здания.
        Просторные залы были заполнены нарядно одетыми гражданами славного города Нашвилла. Их громкие голоса заглушали звуки нежных лирических мелодий в исполнении струнного трио музыкантов. Девушки в одинаковой форме разносили шампанское и закуски.
        Жижи незаметно появилась рядом с Мерри и на смеси французского с английским сообщила, что прием удался. Причем французские фразы она произносила с ужасным акцентом южных штатов. Мать прилетела только накануне, и Мерри не успела снова привыкнуть к ее, мягко говоря, экстравагантным манерам.
        - Я так рада, что ты здесь, - сказав обычную любезность, Мерри поняла, что говорит правду. - Мами, я бы хотела, чтобы мы виделись чаще. У нас ведь даже не было возможности поговорить.
        - Поговорить? При чем тут разговоры? - Жижи небрежно взмахнула рукой. - Когда моя дочь делает блестящую партию, кому нужна болтовня! Дорогая, ты потрясла даже свою сестру! Такой красавец-мужчина, такой фешенебельный дом! Ты ухватила жирный кусок!
        Снисходительная улыбка замерла на лице Мерри, когда она заметила рядом возмущенно отвернувшуюся при этих словах женщину - одну из самых близких подруг Сейры Эндерс. Мерри готова была провалиться сквозь землю, но тут потребовали ее внимания Лайза и Драм.
        - Все влиятельные люди города здесь, ну буквально все! - Лайза хоть догадывалась, что не следует кричать во все горло. - Даже сам мэр. Драм установил такие контакты, что закачаешься.
        - Честное слово, я никак не ожидала, что прием будет так хорошо организован. На мой взгляд, он… - Мерри хотела сказать: «Отличается излишествами», но спохватилась, что Лайза ее явно не поймет.
        - Моя дорогая, ты всегда была чересчур скромной, - обрезала ее Жижи.
        - Нас-то ты не проведешь, - добавила Лайза. - Я видела, как ты сияла, Встречая прибывающих гостей. Ну, признайся, что тебе все это нравится.
        - В известной мере, да, - ответила Мерри, не кривя душой. Час назад, стоя в главном холле между Дейвом и Сейрой Эндерс, она чувствовала в себе нечто от Золушки на балу. От нежного запаха весенних цветов и дорогих духов у нее слегка кружилась голова.
        Но почему магия тех минут исчезла? Может быть, воздушные замки рухнули под тяжестью угрызений совести? О Господи, как только она допустила, чтобы события стали неуправляемыми?
        Сердце Мерри сладко заныло, когда подошел Дейв.
        - Все пока живы? - пошутил он, обнимая ее за талию. По коже побежали мурашки, напоминая о ночи с пятницы на субботу. Любовники провели ее в доме Дейва, в его кабине-тике…
        - Дорогой, - сказала, приблизившись, Сейра Эндерс. - Кип готов сказать тост.
        Неужели нельзя обойтись без этого? Мерри хотела передать свою тревогу Дейву, сжимая его руку, но они уже шли к Кипу, стоявшему с полным бокалом в руке.
        - Дейв, - шептала Мерри по пути, - на сестру и Драма нужное впечатление уже произведено, а в этом ведь состояла главная цель. Так не пора ли нам покончить со всем этим и отослать гостей домой?
        - Мы должны доиграть пьесу. Ты же не хочешь, чтобы деньги моей матери вылетели в трубу?
        Мерри задрожала. Прием стоит тысячи и тысячи долларов. Она дала себе зарок возместить Сейре Эндерс ее затраты, когда со Стеффи все утрясется. Это будет болезненный урон для ее бюджета, но чистая совесть важнее.
        Они подошли к Кипу, тот постучал вилкой о бокал, призывая собравшихся к тишине.
        - Я хочу поднять тост за самого верного друга, какого не всякому суждено встретить, - Дейва Эндерса и его прекрасную невесту Мерри Макгрегор!
        - За Дейва и Мерри! - вторил многоголосый зал.
        Потом на место Кипа встал Дейв.
        - А я хотел бы, чтобы мы все подняли бокалы за маленькую обезьянку Бритчиз, без помощи которой Мерри и я никогда бы не познакомились.
        По залу прокатилась волна многозначительных ухмылок, но тост был поддержан. Мерри пригубила шампанское, радуясь, что церемония окончена. Однако не тут-то было. Дейв поднял руку, прося тишины.
        - Еще минутку, друзья. Я хотел бы своей будущей жене преподнести подарок в знак глубочайшей любви и уважения.
        Мерри не верила своим глазам: Кип протянул ему ларчик. Дейв поднял крышку и достал кольцо, которое ослепительно сверкало, притягивая к себе лучи света. Толпа зашумела в восторге.

«Я не могу принять это». Слова застревали в горле. Конечно, позже кольцо можно вернуть, но зачем все это понадобилось Дейву?
        Внезапно ее охватил гнев. Дейв заманил ее в западню. Неужели он думает, что ее можно путем подобных трюков заставить выйти за него замуж? Брак требует тщательного обдумывания, нельзя бросаться в него, как в омут.
        Мерри чуть было не сказала Дейву какую-нибудь резкость. Но в этот миг она услышала донесшийся со второго этажа лай Забияки. Это Стеффи играла с псом. Счастье маленькой девочки находилось в руках Мерри, и она поняла, что нельзя сейчас выпускать пар из котла.
        - Какая красота! - Мерри надеялась, что ее сдавленный голос объяснят радостным волнением. - Я… Приятная неожиданность…
        - Это не простое кольцо, - пояснила Сейра Эндерс. - В него вставлены бриллианты из ожерелья моей бабушки, которое передавалось по наследству.
        К счастью, внимание гостей привлекли к себе Лайза и Драм, пробиравшиеся к ним сквозь толпу.
        Миссис Эндерс снова взяла слово.
        - Мы должны сделать сегодня еще одно объявление для тех, кто еще не познакомился с этой парой. Перед вами сестра нашей Мерри - Лайза и ее жених Драммонд Хеймс Третий.
        Лайза поспешила к ней и повернулась лицом к зрителям. Высокая, яркая, одетая в розовое, она так и светилась счастьем.
        - Дорогие друзья! - громко провозгласила она. - Драм и я решили сыграть свадьбу через две недели в новом отеле Хеймса в Нашвилле, и мы хотели бы видеть на ней всех присутствующих здесь. В час дня в Бальном зале. Понимаю, что объявить надо было бы раньше, но наша мама прилетела специально из Франции, и мы не хотели заставлять ее пересекать океан в короткий срок дважды.
        Новость была встречена аплодисментами. Мерри обняла сестру. Ее настроение сразу поднялось, ибо она поняла, что это означает для судьбы маленькой девочки.
        - После нашей свадьбы, если ты не будешь против, можно Стеффи пожить с тобой? Ты не передумала?
        - Это будет восхитительно!
        Когда закончился прием, голова у Мерри была словно в тумане. Гнев на Дейва не проходил, хотя ее поддерживала радость от того, что Стеффи теперь будет жить с ней. Казалось, прошли часы, прежде чем все разошлись. Наконец Мерри, Дейв и его мать остались одни.
        - Моя дорогая, - Сейра положила ладонь на руку Мерри, - должна признаться: сначала меня насторожило то, что я лишь случайно услышала о вашей помолвке. Но теперь, когда я узнала тебя, я так рада, что именно ты станешь женой моего сына.
        Неожиданный комплимент заставил Мерри покраснеть от стыда. Я не могу и впредь лгать ей, подумала она.
        - Миссис Эндерс, вы очень, очень добры. Но есть одно обстоятельство, которое мы, по-моему, должны обсудить.
        На слова Мерри мгновенно откликнулся Дейв:
        - Я думаю, дорогие дамы, с вашими взаимными сердечными излияниями можно и подождать.
        - Нет, нельзя, - заявила Мерри.
        Пожилая леди изучала лица обоих. Она, несомненно, уловила некоторое ожесточение в их голосах.
        - Думаю, вы нуждаетесь в разговоре один на один. Милая Мерри, у нас будет еще очень много времени, чтобы углубить знакомство. Я прослежу здесь за наведением порядка. Дейв, почему бы тебе не отвезти Мерри домой?..
        И вот она уже сидит в его сером «мерседесе». На душе холод, хуже, чем на городских улицах в феврале. Она молчит, боясь, что последует взрыв. В молчании они приехали к ней домой, вошли в гостиную. Мерри была в таком бешенстве, что ее трясло. Однако первым заговорил Дейв.
        - Ты должна благодарить меня за то, что я спас тебя от твоей собственной неосторожности. Ты знаешь, что могло бы случиться, если бы ты выложила все моей матери?
        - Именно ради этого…
        - Сейчас, когда до свадьбы Лайзы осталось две недели, тебе захотелось все испортить? Куда делось твое беспокойство о будущем Стеффи?
        - Лайза уже согласилась оставить ее у меня! Ну, хорошо, может быть, сейчас не лучший момент рассказывать правду твоей матери. Но я презираю сама себя за то, что вожу ее за нос! А твой трюк с кольцом просто непростителен!
        - Оно прекрасно, тебе не кажется? Мерри, неужели ты не понимаешь, что означает это кольцо? В отличие от семьи Драма, куда входит Лайза, моя семья приняла мою невесту безоговорочно.
        - Но не забываешь ли ты кое-что? Ведь наша история - сплошное жульничество. На самом-то деле мы не собираемся вступать в брак.
        - Почему же нет? - Дейв уселся напротив Мерри. - Ты ведь любишь меня, верно? По крайней мере, такое впечатление ты мне внушила. - Он погладил ее щеку, и Мерри отпрянула.
        - Ты - невероятный эгоист! - Она не даст увести в сторону важнейший для нее разговор, даже если у нее от его прикосновения по коже идут мурашки. - Ты поступил нагло, вручив мне кольцо и не узнав предварительно моего мнения!
        - Это было импульсивное решение. Я заглажу проступок, если извинюсь? Тогда мы сможем прекратить бессмысленную перепалку и обсудить детали нашей предстоящей свадьбы.
        - Никакой свадьбы не будет! Неужели ты сам не видишь, что мы не подходим друг другу. Взять сегодняшний прием… Этот мир мне чужд.
        - Познай его сначала. - Он нетерпеливо отверг ее суждение. - По-моему, в действительности тебе не дает покоя нечто другое - твоя гордость. Ты боишься, что люди примут тебя за человека, карабкающегося любой ценой наверх. Но ведь каждый, кто тебя знает, только рассмеется в ответ на такую глупость.
        - Дейв, я знаю, что не могу найти верных слов, чтобы объяснить то, что чувствую. Но посмотри на мой дом. Конечно, ты с удовольствием приходишь сюда, однако стал бы ты жить в нем?
        Дейв нетерпеливо затряс головой.
        - Нам не нужно жить здесь. Мой дом достаточно обширен, чтобы вместить и нас, и Стеффи, и весь твой зоопарк.
        - Дом так велик. Эта показная роскошь…
        - Разве мы обсуждаем обстановку в моем доме? Не думаю. - Дейв прервал Мерри раздраженным голосом. - Ты себя низко ставишь, Мерри. Ты способна и заниматься любимой работой, и быть хозяйкой дома. Сегодня ты была просто очаровательна. Мои друзья поздравляют меня, удивляясь, как я нашел такую красавицу.
        - Я не хочу…
        - Позволь мне договорить. - Ее бесило, что он, видимо, не замечал при этом свою ошибку: он не давал Мерри закончить ни одной фразы. - Мы принадлежим друг другу, нам хорошо вместе. Если ты, не кривя душой, станешь утверждать, что не любишь меня, тогда я немедленно уйду. Навсегда.
        - Дейв, я не знаю…
        - Ну, а я знаю. И не хочу терять время!
        - Дьявольщина! Я ведь не твоя служащая, Дейв, и не филиал твоей фирмы, который можно продать и купить. Ты принял решение? Да как ты посмел! Кто избирал тебя председателем совета директоров здесь, в моих владениях?
        В первый раз после их приезда Дейв не нашелся сразу, что ответить. Наконец, смягчив тон, он произнес:
        - Мерри, я люблю тебя.
        - Это правда? - Она боролась со слезами. - Или ты просто любишь женщину, которую себе придумал? Прекрасную хозяйку дома или что там тебе нужно еще?
        - Может быть, меня слегка занесло пару минут назад. - Он сделал шаг к ней, но Мерри быстро отошла. - Наверное, я действительно вел себя как президент компании, а не как твой близкий друг. Но я хочу, чтобы ты обдумала мои слова. Мы можем поговорить, когда оба успокоимся.
        - Хорошо. - Внезапно Мерри поняла, что ей срочно требуется побыть одной. - Потом, Дейв.
        Она склонила голову, когда он хотел поцеловать ее, и поцелуй пришелся в висок.
        - Поздравляю - ты получила Стеффи.
        - Спасибо.
        Шаги Дейва стихли. Мерри чувствовала себя, как дикий зверь, которому надо выбирать между спокойным и сытым пленом и свободой в одиночестве. Наверху, снимая платье, она вдруг успокоилась; она любит Дейва. Даже сейчас, еще не остыв от гнева, она начала тосковать без него.
        Мерри расчесывала волосы и представляла себе жизнь в громадном доме. В конце концов, что плохого в компромиссе? Однако дело в другом: Мерри далеко не уверена, что они говорили о взаимных уступках. Речь шла о ее безоговорочной капитуляции.
        Какая ирония судьбы! Стоило ей бежать из Нью-Йорка, покинуть мать и сестру только для того, чтобы снова оказаться в их среде. Сможет ли она быть счастливой в этом мире, даже имея Дейва рядом?..
        Мерри вновь и вновь возвращалась к этому вопросу в течение вечера, будучи не в силах избавиться от беспокойства, которое точило душу.

11

        - Не знаю, не знаю. Вуаль - это так… старомодно! - Лайза смотрела на себя в зеркало. - Вот что надо сделать с нею. - Со злорадной улыбкой Лайза оторвала тонкую ткань и одела кокетливую белую шляпку с шелковыми розами на полях. - Ну, как тебе нравится это?
        Стеффи восторженно захлопала в ладошки, а Мерри впервые после размолвки с Дейвом почувствовала, что начинает приходить в норму. Она пыталась не оставаться праздной все это время, что ей удалось без особого труда. После работы нужно было помогать Лайзе рассылать карточки с приглашениями, заказывать цветы, выбирать меню. Свадьбу назначили на день, предшествующий официальному открытию отеля, и Драм, без сомнения, хотел убить двух зайцев одним махом.
        Но сколько бы дел ни переделала Мерри за день, ночь все равно принадлежала мыслям о Дейве. Она вспоминала его нежные ласки, слова любви, которые он шептал ей. Тем не менее ее неприязнь к огромному дому, к жизненному укладу Дейва не угасла. Но так же нарастала внутренняя потребность увидеть любимого мужчину, услышать его голос.
        - О, Мерри! - Сестра протанцевала вокруг нее и схватила за руку. - Ты веришь, что это не сон? А за мною наступит твой черед. У тебя на свадьбе я буду уже присутствовать в качестве солидной замужней дамы.
        - Конечно, - ответила Мерри, низко наклонив голову. Она надеялась, сестра примет румянец на щеках за признак волнения.
        - Мы берем и платья и шляпу тоже, - сказала Лайза продавщице. - Моя сестра выходит замуж сразу после меня, поэтому мы еще наведаемся к вам.
        Стеффи громогласно объявила, что умирает с голоду.
        - Драм ждет нас на обед, - напомнила Лайза, забрасывая пакеты с покупками на заднее сиденье автомобиля. - Мерри, не хочешь присоединиться?
        Мерри вежливо улыбнулась.
        - Спасибо, но суббота у меня - день генеральной уборки дома. И еще я хочу повесить новые шторы в комнате Стеффи. Надо все подготовить к ее переезду ко мне сразу после вашей свадьбы.
        Прощаясь с сестрой и Стеффи, она подумала, что невеста пребывает в состоянии постоянного блаженства. Этого определенно нельзя было сказать о самой Мерри, когда час спустя, обвязав шарфом голову, она принялась орудовать ревущим пылесосом.
        Внезапно Пудлз залился веселым лаем, и Мерри выключила свою технику. Раздался звонок у входной двери. Она сорвала повязку с головы, выглянула в окно. Кто там?
        Дейв!
        Сердце неистово заколотилось.
        Снова звонок.
        Она знала, что выглядит неряшливо, но не могла ждать ни минуты больше. Мерри распахнула дверь.
        - Привет!
        - Ты мне позволишь войти? - усмехнулся Дейв, и Мерри поспешила отступить в сторону, поймав себя на том, что не в силах отвести от него влюбленного взгляда. Ей надо сосредоточиться на чем-то ином, например на его толстом шерстяном свитере, на плетеной ивовой корзинке в руке, гитаре на плече.
        - Зачем тебе эти штуки?
        - Для пикника.
        - Пикник? В феврале?
        - Знаешь что! - Дейв поставил корзинку на столик у стены и подтолкнул Мерри к лестнице. - Пойди умойся, а потом мы обсудим мое предложение.
        - Ну, ладно. Я действительно голодна.
        К моменту ее появления в джинсах и свитере внизу, Дейв наполнил термос горячим шоколадом. Как она заметила через кухонное окно, на заднем дворе он уже расстелил старое пестрое одеяло, взятое из бельевого шкафа.
        - На воздухе немного прохладно, - предупредил Дейв. - Но я люблю пикники.
        Солнце согрело плечи Мерри, хотя холодный ветер все еще напоминал о зимних днях.
        - Я тоже люблю…
        - Как насчет перемирия? - Дейв опустился на колени и стал доставать провизию из корзинки. - На ближайшие несколько часов предлагаю забыть все, кроме того, что происходит здесь и сейчас.
        - Умирающий с голоду согласится на что угодно.
        - Мерри взяла кусок жареной курицы. Дейв разлил шоколад по чашкам и передал Мерри салфетку.
        - После обеда будет дан концерт.
        - Ты в самом деле играешь на гитаре? - Она подозрительно оглядела инструмент.
        - Эй, я же уроженец Нашвилла. Конечно, я играю на гитаре. - Он помахал куриной ножкой в воздухе. - С помощью вот такой барабанной палочки, поджаренной по-домашнему.
        - Болтун. - Мерри одолел смех. Такого Дейва она обожала. Подобному человеку сопротивляться невозможно. И едва ли возможно без него жить. Если бы только он всегда был таким… простым. Но ведь она дала себе обещание не думать об этом сегодня.
        - Вы, девицы из больших городов, смотрите сверху вниз на нас, музыкантов с ферм, не так ли? - Дейв кончил есть и вытер руки полотенцем.
        - Мой отец был музыкантом, исполняющим музыку в стиле «кантри». - Мерри остановилась в нерешительности. Она очень редко упоминала о родителях. Отца она почти не помнила. - Он погиб, когда мне было семь лет. Иногда я задумываюсь, как бы сложилась моя жизнь, если бы отец был жив.
        - А с отчимом у тебя отношения не сложились? - Дейв начал настраивать гитару.
        - С которым по счету? Мама вышла замуж снова через несколько лет и оставила нас у бабушки Нетты, потом развелась и осела в Нью-Йорке.
        - Поэтому ты и стремишься не допустить, чтобы Стеффи лишили семьи, как тебя.
        - Что-то вроде того. Как тебе нравится Драм?
        - Ты имеешь в виду в качестве отца? Трудно сказать. Мне импонирует его преданность Лайзе. Ведь он сумел настоять на своем, и его семейство, сплошные снобы, практически не может вставлять ему палки в колеса.
        - Но он ни разу не заикнулся о желании иметь собственных детей.
        - Это при общении с тобой. Однако насколько хорошо ты знаешь его? - Дейв начал подбирать на гитаре какую-то известную мелодию, а Мерри никак не могла ее вспомнить. - Он кажется мне приличным человеком, а там кто его знает!
        Мотив, который он наигрывал, звучал очень знакомо, но она никак не могла вспомнить, где слышала его.
        - А-а-а! - Мерри посмотрела на Дейва с укором. - Это же твоя знаменитая «Я видел, как мамаша целовала Санта-Клауса»! Я угадала?
        - В самом деле? - Он широко раскрыл глаза, изображая полную невинность. - Боже мой, а я никак не мог разобраться. Понимаешь, мотивчик сам лезет в голову.
        - Ах ты, мошенник! Лучше бы сыграл «Рапсодию в голубом».
        - Это же для фортепьяно.
        - Я тебя проверяла. Ну, хотя бы «Малагуэнью».
        - Остановимся лучше на настоящей американской народной песне. Должно же найтись что-нибудь подходящее для такого момента. - Дейв нахмурил брови, словно в глубокой задумчивости, и заиграл мелодию в убаюкивающем ритме вальса. Мерри прикрыла глаза, настроившись на романтическую балладу в исполнении чуть хриплого баритона Дейва. Но глаза ее возмущенно распахнулись снова: загремела бойкая частушка «Моя милая похожа на мула».
        - Минуточку!
        Дейв притворился, что не слышит, и повторил куплет о том, как парень посадил девицу впереди себя на мула и заплевал ее пониже спины жевательным табаком.
        - И это прикажете считать смешным?
        - Ей-Богу, народ в наших местах за животики хватается.
        - Все-то ты придумываешь. - Мерри ткнула его под ребро, не в силах сдержать улыбки.
        - За что? Я думал, вам понравится эта чудесная песенка про животных, милый док. Это же подлинная народная песня. Испытана веками.
        Дейв обнял Мерри за талию.
        - А как насчет поцелуйчика, дорогая? - Не дожидаясь протеста, он притянул ее к себе и прижался губами к ее щеке. Мерри шлепала его по спине.
        - Что это ты! - Она пыталась выпрямиться, Дейв делал вид, будто помогает, а на самом деле его руки поглаживали ее талию.
        - Тебе хорошо? - Одна рука проникла под свитер, оставляя горячий след у нее на спине. - Могу я тебе помочь? - Другая рука гладила ее бедро.
        - Дейв, если ты не…
        - О, конечно, раз ты настаиваешь. - Ловко рассчитанным движением он уложил ее на спину, а сам оказался сверху. Его губы прижались к впадинке на шее, опускаясь все ниже.
        - Стоп! - Она рванулась и, выскользнув из его объятий, вскочила на ноги.
        Он уже тоже был на ногах, снова приближаясь к Мерри. На долю секунды она задержалась, пытаясь отстаивать свою территорию, потом повернулась и бросилась в дом.
        Дейв ворвался в кухню, чуть ли не наступая ей на пятки. Однако внутри дома преимущество перешло к Мерри. Она знала в нем каждый уголок и поворот, кроме того, у нее перед глазами постоянно была своего рода карта с обозначением мест, где можно наткнуться на дремлющих котов или щенка.
        Она уже взлетела по лестнице, когда услышала снизу, как чертыхнулся Дейв. Еще несколько шагов, и она будет в безопасности, в спальне…
        Только дверь там не запиралась.
        Мерри обернулась на верхней площадке лестницы как раз тогда, когда Дейв совершил прыжок через пару ступенек.
        - Ну, довольно!
        - Неужто? - Он остановился на две ступени ниже площадки и смотрел снизу вверх. - А я думаю иначе.
        - Дейв, по-моему, мы же решили…
        - Решила ты, но не я. - Он положил ладонь на ее руку, опиравшуюся на перила. - Это сумасшедший дом, Мерри! Мы же созданы друг для друга!
        - Увы, это не так. В этом-то все дело.
        Однако его пальцы поглаживали ее руку, и Мерри позабыла, почему она так решила.
        - Мы же договорились думать только о том, что происходит здесь и в сей момент. - Дейв сделал шаг к ней. Теперь их разделяли какие-то дюймы.
        - Но…
        Вялый протест угас, когда Дейв прижал руки Мерри к бокам и решительным движением повернул ее лицом к спальне.
        - Если… - успела сказать она, - ты не остановишься, я не исключаю, что мне придется принять меры…
        Но он уже увлек ее в спальню. Нет, я не должна допускать… Надо бороться…
        Однако противостоять природе было невозможно. Во всяком случае теперь, когда Дейв укладывал ее на кровать, снимая с ее ног туфли, осыпая ее поцелуями, и она улавливала запах меда в его дыхании. Быть у себя дома - это выражение обрело для нее новый смысл, когда она заключила в объятия Дейва. С ним, здесь - ее дом. И к черту все остальное!
        Мысли путались, таяли и исчезали в неудержимом потоке чувств, когда соединялись воедино двое - бедро к бедру, грудь к груди, сердце к сердцу. Ей хотелось оседлать землю, как крылатого коня, взлететь навстречу ветру вместе с Дейвом, вознестись на высоту и полететь вниз, и раствориться в водовороте наслаждения.
        Если бы эти минуты стали вечностью…
        - Я люблю тебя, Мерри. - Он тронул бриллиантовое кольцо, которое она продолжала носить. - Я не дам тебе уйти.
        - Но я не смогу быть такой, как хочется тебе. - Слова буквально застревали в горле, она все отдала бы, чтобы никогда не надо было их произносить.
        - Ты все еще никак не избавишься от своей смехотворной идеи? - Дейв приподнялся на локте. - Мерри, скажи, чего именно я добиваюсь от тебя, по-твоему?
        - Нет, скажи ты.
        Она ждала, надеясь, что услышит не то, что говорил Дейв неделю назад. Может, хоть выскажется по-другому, не так жестко, что позволило бы ей убедить себя смириться.
        - Хорошо. - Он отодвинулся в сторону и заложил руки под голову. - Что мне нужно, Мерри, так это такая женщина, как ты.
        - И какая же это женщина?
        - Ты не осознаешь, Мерри, своих возможностей. - Его голос звучал нетвердо - то ли от полноты пережитого счастья, то ли от самодовольства. - У тебя столько талантов, ты так много можешь дать…
        - Мои морские свинки принимают меня такой, какая я есть.
        - Я тоже. - Дейв взъерошил ее волосы. - Да понимаешь ли ты, как ты красива? Куда красивее, чем Лайза, хотя хочешь это скрыть. И ты полна врожденного достоинства, что люди сразу же замечают.
        Что ж, не так уж плохо.
        - Насчет собственного достоинства, может, ты и прав. Но еще никто никогда не упрекал меня за то, что я красива.
        - В этом-то вся штука. Ты всегда застегнута на все пуговицы. - Он опять начинает расходиться, с опаской отметила Мерри. - Ты вечно прячешься ото всех, как если бы не заслуживала лучшего. Посмотри на убранство твоего дома: стены увешаны какой-то ветошью. Ты то и дело забываешь воспользоваться косметикой. От этого ты не перестаешь, разумеется, быть красивой, но уход за кожей делает ее еще краше. Тебе необходимы новые друзья. Надо чаще выходить в свет…
        - По-твоему, я способна стать идеальной хозяйкой твоего дома? - спросила его она, кипя гневом.
        - Разумеется…
        - Забудь об этом, Дейв. - Выбравшись из постели, Мерри начала одеваться. - Послушай… Извини, если прозвучит грубо, но… - О, проклятье! Почему это слезы должны набежать именно в решающий миг? Она не хотела бы расплакаться. - К твоему сведению, я украшаю свой дом изделиями мастеров-художников, и мне они нравятся! Я выбираю их, потому что они выражают важные для меня идеи, например желание иметь жилище по своему вкусу. А если тебя это не устраивает, ты должен покинуть меня.
        Лицо Дейва потемнело от бешенства. Он отбросил одеяло и потянулся за одеждой.
        - Ты упряма, словно мул, Мерри! Черт бы побрал, ты неправильно поняла все, что я говорил.
        - Не думаю. - О, Дейв, я так старалась услышать хоть что-нибудь приемлемое. Почему ты не оправдал моих надежд? - Тебе не нравится даже мой образ жизни.
        Натягивая свитер, он сказал:
        - Прости, если я оскорбил твой художественный вкус. Но не в том дело…
        Непослушная слеза выкатилась из уголка глаза Мерри, но она заставила себя не замечать выдающую ее влажную дорожку, что пролегла по щеке.
        - Дейв, извини, но я не гожусь в хозяйки твоего шикарного дома, и я не ослепительная красавица. Я провела год в Нью-Йорке, «реализуя свой потенциал» и изводя горы косметики, и все это было никому не нужно.
        - Думаю, ты перепутала меня с тем типом, что не любит детей и животных.
        - Нет. - Сорвалась еще одна слеза. - Дейв, в тебе столько качеств, которые я ищу в людях. Так много черт, которые я люблю. Но ты, увы, не можешь принять меня такой, какая я есть.
        - Ты отдаешь себе отчет в том, что это не разговор взрослых людей?
        - Ты самоуверенный… - Она замолкла, не желая произнести слова, о которых будет впоследствии сожалеть. - Дейв, я думаю, тебе лучше уйти.
        Он замялся, затем кивнул.
        - Мы обсудим это, когда ты будешь спокойнее.
        - Когда я буду спокойнее? - Чем дальше заходил спор, тем больше озлоблялась Мерри. - Дейв, я просто хотела бы, чтобы ты услышал себя, став на мое место.
        - Я хотел бы того же от тебя.
        Они долго не отводили друг от друга измученных взглядов. Затем он вышел и тяжело затопал по лестнице вниз. Мерри осталась стоять на том же месте. В груди нарастала боль: Дейв так нужен ей. Потом она услышала, как закрылась входная дверь.
        Мерри быстро заморгала, и слезы полились рекой. В конце концов, она имеет право поплакать! Может быть, ей никогда уже больше не лежать в объятиях Дейва, но уже теперь она тоскует без него.

12

        При встречах в дни подготовки к свадьбе Лайзы они вели себя очень сдержанно. Однако если Мерри испытывала при этом смущение и натянутость, то Дейв выглядел так, словно его вовсе не волнует их размолвка.
        Невыносимо было смотреть, как он смеется и шутит с женихом и невестой, будто ничего не произошло. Конечно, и сама Мерри пыталась делать хорошую мину при плохой игре, но ей поведение Дейва казалось искренним.
        Он надеется, что я одумаюсь. Эта мысль рассердила ее, усилила терзания.
        Вечером в пятницу, за день до свадьбы, состоялась репетиция предстоящей церемонии, и все прошло гладко. Дейв приехал прямо с работы. В своем костюме-тройке он излучал уверенность в себе. Человек, который всегда добивается поставленной цели. Но на этот раз у него ничего не выйдет. И все же Мерри не могла стряхнуть с себя очарование минувших дней, забыть наслаждения, испытанного в его объятиях. Неужели нельзя найти выход из тупика?..
        Конечно, решение возможно, но для этого Дейв должен захотеть пойти ей навстречу. А пока он даже не признает, что необходим компромисс.
        Отработав свадебную церемонию, родственники перебрались на квартиру миссис Эндерс на чаепитие. Разошлись вскоре, так как все хотели выспаться перед главным событием. Дейв пожелал доброй ночи Мерри на глазах у всех, отделавшись легким поцелуем в щеку.
        - Ко времени, когда наступит наш черед, - пошутил он, - мы станем большими знатоками подобных церемоний.
        Шутку явно оценили все, кроме Мерри. С зардевшимися щеками она зашагала к машине вместе с Неттой. Когда выехали на дорогу, Мерри сказала:
        - Он уже решил, что мы поженимся.
        - Разумеется.
        - Ты считаешь, это хорошо? - Вопрос был излишним. Мерри достаточно знала свою бабушку, чтобы не сомневаться в ее одобрении. - Но он хочет построить семью согласно своим представлениям: жить в его доме, вести его образ жизни. Мне надлежит «реализовать свой потенциал».
        - Насколько я поняла, ты пыталась говорить с ним об этом?
        - Да, но он в сущности даже не слушает меня! - Мерри стиснула зубы, всматриваясь в дорогу. - Мне, видимо, не удается убедить его, что речь идет не о пустячках. Ты знаешь, что он мне заявил? Будто я украшаю дом ветошью, какими-то тряпочками и веревочками.
        - Ну, твой дом гораздо уютнее его огромного дворца, и работы художников-декораторов уж никак нельзя назвать ветошью. - Нетта в глубокой задумчивости смотрела в окно. - Это напомнило мне одну историю из прошлых времен.
        - Расскажи. - Мерри остановилась перед красным сигналом светофора.
        - Фермеру никак не удавалось объездить своего мула. Он пригласил специалиста. Тот вытащил из забора жердь и начал бить животное по голове. Фермер возмутился: «Я пригласил тебя, чтобы ты приучил мула ходить в упряжи, а не убивал его». Объездчик ответил: «Все правильно, но сначала я должен добиться, чтобы мул обратил на меня внимание».
        Мерри рассмеялась.
        - У тебя нигде не валяются ненужные жерди?
        - Придумаешь что-нибудь сама! - прозвучал ответ Нетты.
        Готовясь лечь спать, Мерри вспомнила, как в шутку Дейв сравнил ее с мулом из той народной песенки. Еще примерно с час она не могла заснуть, но блестящих идей о том, как заставить Дейва одуматься, не появлялось.

        - Гости уже прибывают? - Лайза, почти совсем готовая, но еще без платья, сидела перед зеркалом в роскошном номере нового отеля. Драма изгнали, и он ушел вниз, чтобы выпить с Дейвом.
        Мать невесты выбрала себе, не без воздействия Лайзы, консервативный наряд светло-сиреневого цвета.
        - Я видела уже пару твоих подруг и даму из модельной мастерской, помнишь? Надо же, успели добраться до Нашвилла, хотя приглашения ушли так поздно.
        - Прими их там, внизу, за меня, мама. А Мерри поможет с последними приготовлениями здесь.
        Жижи устраивало любое место, лишь бы там что-нибудь происходило.
        - Ну, ладно, я не против. Спущусь сейчас же вниз и буду приветствовать гостей.
        Мерри одела платье подружки невесты и попросила сестру застегнуть молнию на спине. Затем они вновь повернулись лицом друг к другу.
        - Колоссально, - сказала Лайза. - Моя маленькая сестричка, кто бы подумал, что нам обеим привалит такое счастье?
        - Ты выглядишь потрясающе даже без платья. - Мерри принялась расчесывать белокурые локоны сестры.
        - Тебе нравится? - Лайза в тонкой комбинации закружилась на каблуках. - А, может, отправиться в церковь в подобном виде? Представляешь, как пожалеют родственники Драма, что не увидят такого представления? Надо же, от всего семейства прислали за всех только сестру Драма Френсис. - Лайза сняла с вешалки свой свадебный наряд и подала Мерри. - Знаешь, сестричка, я рада, что за эти последние две недели мы лучше узнали друг друга. Раньше я считала тебя этакой бунтаркой. То есть я понимала: выучиться на ветеринара - дело трудное. Но мне казалось, что ты все делала лишь наперекор нам.
        - Наверное, нелегко понять, как это можно пренебречь блеском Нью-Йорка. Но мне вечная шумиха большого города приелась довольно быстро.
        - Иногда, - Лайза стала вдевать руки в рукава, - иногда она надоедает и мне. Вот, между прочим, Почему я так рада, что встретила Драма. Я могу начать новую жизнь. Да не тебе мне об этом рассказывать, верно? - Мерри застегивала крючки и пуговицы и боялась ответить невпопад. - Тебе повезло, моя дорогая. Таких мужчин, как Дейв, трудно найти, но еще трудней удержать. - Что на это ответить? Мерри промолчала. - Ты знаешь, вчера на ужине вы с ним держались как-то натянуто, - продолжила Лайза, заметив, что сестра молчит. - Что-нибудь не так?
        - Еще остаются некоторые вопросы, по которым мы не вполне договорились. Лиз, если мы не поженимся, ты все же… все же согласишься оставить Стеффи у меня?
        Сестра с трудом перевела дыхание.
        - Ты хочешь сказать, что выходишь замуж только для того, чтобы заполучить Стеффи?
        - Не совсем так.
        Когда Мерри подняла взор, она столкнулась со все понимающими ясными голубыми глазами.
        - Но обручилась ты ради этого, верно?
        Отрицать правду не было смысла.
        - О, Лиз, я так виновата перед тобой. Вы с мамой надо мной подшучивали из-за того, что я не способна привлечь к себе мужчину. Я отшучивалась в свою очередь. А потом, совершенно неожиданно, дело зашло так далеко, что пути назад не оказалось.
        Плечи сестры задрожали.
        - Ты в порядке? - Перепугавшись, Мерри хотела было поддержать Лайзу, чтобы она не упала, но увидела, что та содрогается от смеха.
        - И весь этот прием по случаю вашей помолвки - лишь для того, чтобы воздействовать на нас с Драмом? И заполучить Стеффи? О Боже! Ну, а Сейра Эндерс, та тоже не знала ничего?
        - Нет, - созналась Мерри.
        - А Дейв! Ну и хитрец. Он хочет жениться на тебе с твоего согласия или без него.
        - В этом-то вся загвоздка, - подтвердила Мерри. - Он такой… самонадеянный. Но это касается только меня и его. Лиз, ты не очень сердишься на меня?
        - Нет. Но лучше не говорить ничего Драму. Чувство юмора - не самая сильная его сторона. Знаешь, я провела последние недели в Нашвилле и пришла к выводу, что Стеффи и впрямь будет лучше здесь, с людьми, которые ее любят. В первую очередь с тобой, моя дорогая, независимо от того, выйдешь ты за Дейва замуж или нет. Впрочем, у меня предчувствие: вы непременно поженитесь!
        - О, Лиз! - Мерри, не удержавшись, сжала в объятиях сестру, рискуя помять ее праздничное платье. - Я так за тебя рада!
        В дверь легонько постучали, и в номер заглянула взволнованная Жижи.
        - Вы еще не готовы? Все уже в сборе. Абсолютно все!
        - Сейчас идем, - пообещала Лайза. Она взяла букет белых роз и подставила Мерри щеку для поцелуя. - Пожелай мне счастья. Ну, пошли!
        Внизу уже ждал невесту взволнованный Драм. Мерри стала прислушиваться к органной музыке, чтобы знать, когда надо включиться в церемонию. В сердце ее кипели счастье и боль, облегчение и тоска, и, конечно, зависть. Если бы только любовь Дейва не была такой эгоистичной, если бы он смог принять Мерри такой, какая она есть.
        Вот уже по залу бежит вприпрыжку Стеффи и разбрасывает во все стороны лепестки цветов.
        Органист заиграл другую мелодию, и Мерри плавно выскользнула в центральный проход. Вокруг нее затихал гул голосов. Ряды кресел заполняло множество людей, но она не различала лиц. Только одного человека она видела четко и ясно - Дейва. В качестве шафера он ожидал ее, подружку невесты, в самом конце прохода, стоя рядом со священником. Элегантный, в черно-белой фрачной паре, он тоже смотрел на нее и улыбался.
        Она не должна, конечно, но ей так хотелось подойти к нему и соединить с ним руки. Ведь они - Небо свидетель - действительно принадлежат друг другу.
        Непонятным образом Мерри нашла свое место сразу за Стеффи и повернулась, чтобы лицезреть медленно плывущих по проходу сияющих Лайзу и Драма.
        Каждый из присутствующих был, несомненно, под воздействием магии любви. Мерри подумала, что, кажется, никогда прежде не понимала в полной мере значения брака, почти сверхъестественного союза, заключаемого, с клятвами и обещаниями, на всю жизнь. Словно в полусне она слышала слова церемониала, видела кольцо, уже надетое на палец сестры, Драма, склонившегося для поцелуя.
        Затем Лайза и Драм направились к выходу. Дейв предложил руку Мерри, и они тоже последовали вслед за новобрачными.
        Мерри смахнула неизвестно откуда появившиеся слезы. Дейв остановился у дверей Бального зала, словно желая поговорить с нею, но им все время не давали покоя гости, и попытка выяснить отношения была упущена. Битый час перед ними постоянно мелькали лица, сливающиеся в одно белое пятно, без устали звучали любезные слова.
        Когда Дейв вновь предпринял попытку поговорить с ней, Мерри отшатнулась. Он пожал плечами и отвернулся.
        Мерри не смогла бы сейчас посмотреть ему в глаза. Ей было больно осознавать, как близко подошли они к счастью, но не могут преодолеть последние оставшиеся ярды, которые так легко оставили за собой сегодня сестра и ее муж. А ее любовь к Дейву безгранична. Она не может даже представить, как будет жить без него.
        Мерри едва перекусила, ее всегда отменный аппетит покинул ее. Она с удовольствием сбежала бы отсюда, но долг заставлял ее оставаться.
        В то же время Дейв с удовольствием исполнял обязанности шафера, с сияющим лицом носился среди гостей. Ему так нравится чувствовать себя душой общества. Но от этой мысли Мерри ничуть не стало легче.
        Потом новобрачные уехали. Правда, перед отъездом Лайза по обычаю бросила свой букет молодым женщинам. Мерри автоматически протянула руки, не особенно стараясь его поймать, но прицел был точен, и другим оставалось только усмехаться и поддразнивать очередную невесту.
        Смертельно усталая, Стеффи без протеста отправилась спать. А Мерри не знала, можно ли наконец сложить с себя обязанности подружки невесты, и двинулась назад к Бальному залу. Ее остановила Френсис, сестра Драма. Она заговорила с ней искренне и открыто:
        - Я хотела бы, чтобы ты знала, Мерри, что у моих родителей масса сословных предрассудков, хотя они в этом никогда не сознаются. О том, кто «один из нас», а кто нет. Но я никогда не видела своего брата таким счастливым. Рада, что он нашел свое счастье в лице твоей сестры.
        Несмотря на свое унылое настроение, Мерри улыбнулась.
        - Благодарю тебя, Френсис, за добрые слова. Я рада, что ты стала моей родственницей.
        - Я польщена. - Френсис обняла ее и пригласила в Бостон. - Да, чуть не забыла, - добавила она. - Дейв просил передать, что будет на теннисном корте, если тебе вдруг захочется сыграть партию…
        - А, спасибо.
        Они попрощались, и Мерри вернулась в зал, чтобы удостовериться напоследок, что все в порядке. В углу у столика с бокалами шампанского в руках она увидела свою мамочку Жижи и Сейру Эндерс. Мерри заколебалась, идти ли к ним, и до нее донесся отрывок разговора.
        - Знаешь, Салли, - ты не возражаешь, что я обращаюсь к тебе так? - я всегда завидовала тебе.
        - Чему же?
        - Твоему происхождению. В тебе всегда было врожденное благородство, дорогая, хотя ты и старалась ничем не отличаться от остальных. Мне же этого не дано, ничего не получится, если я выйду замуж даже за принца. О, я выгляжу теперь совсем неплохо, но я все делаю не так…
        - Ах, Джорджия! - покачала головой Сейра. - А как я завидовала тебе!
        - Ты - мне? Да ты меня разыгрываешь!
        - Я никому об этом не рассказывала. Мне всегда хотелось быть такой легкой на подъем, как ты. Ты ничего не боишься. Я любила своего мужа, и меня не стесняют узы светских условностей, но… мне никогда не представлялся шанс узнать, кто же я на самом деле. Наверное, в этом виновата я сама. Я все твержу себе, что тридцать пять лет назад женщины не обладали такой свободой, как теперь, но ты не позволила, чтобы это остановило тебя.
        Дальше Мерри уже ничего не слышала. Ее поразило, что когда-нибудь она сама тоже может оглянуться на прожитые годы. Пройдет еще тридцать пять лет… Что подумает тогда она? Трудно вообразить себя столь почтенной дамой. Будет ли она пить шампанское на свадьбе своей дочери? Да выйдет ли она замуж вообще? Будут ли у нее дети?
        Я не хочу оглядываться на прожитые годы и сожалеть о возможностях, которые упустила.
        Дейв. Черт возьми, она же любит его, а он любит ее. Почему его заносчивая наглость должна мешать их счастью? Бабушка Нетта сказала ведь: сначала надо привлечь внимание мула, чтобы чему-нибудь его научить. Что ж, игра стоит свеч.
        Снедаемая этой мыслью, Мерри, забыв об усталости, помчалась наверх в свою комнату переодеться, чтобы выйти на корт.

13

        Мерри незаметно пробралась наверх в галерею для зрителей. Ей хотелось посмотреть, как играет Дейв. Даже сквозь стекло слышны были глухие тяжелые удары мяча, когда он врезался в переднюю стенку корта и затем отскакивал от нее. Дейв без труда принял подачу, пробил по двум бортам, направил мяч под острым углом к себе, сделал большой прыжок и… промазал.
        Он хороший игрок, но сейчас в расстроенных чувствах. Впрочем, как и я сама.
        Мерри спустилась на уровень игровой площадки, ясно отдавая себе отчет в том, что одета она несколько смело. На ней были красные шорты для бега трусцой и красно-бело-синяя тенниска. В таком наряде Мерри чувствовала себя прекрасно, встречаясь на корте со Сью Браун, но сейчас она стеснялась обнаженных рук и ног, а тенниска совершенно не скрывала очертаний ее тела.
        А, ладно! Дейв видел гораздо больше. Теперь не время отвлекаться от главного.
        Действуя со всей осторожностью, чтобы не подставиться под удар мяча, летящего с бешеной скоростью, Мерри приоткрыла дверь на корт.
        - Привет! Френсис сказала, что я найду тебя здесь.
        Дейв стоял между двумя линиями подачи. Он обернулся на ее голос и улыбнулся.
        - Я надеялся, что ты присоединишься ко мне.
        С близкого расстояния было видно, что кожа его блестела, как отполированная, а белоснежная теннисная форма подчеркивала рельефные мускулы торса.
        Мерри заняла позицию в углу площадки. Ближе подходить она не стала.
        - Я согласен на гандикап, если ты захочешь сыграть.
        Дейв рассеянно натянул перчатку на правую руку, чтобы не скользила ракетка. Он не сводил глаз с Мерри.
        - А почему бы нам просто не погонять немного мяч? - предложила она. - Мне хотелось бы поговорить. Бог с ним, со счетом. Кроме того, я желаю, чтобы в этом состязании мы оба выиграли.
        - Я согласен. - Дейв поднял ракетку и направил мяч в переднюю стену. Тот отскочил с упругим треском. Мерри отбила его на лету в дальний конец, угол отражения получился самый невероятный, и Дейв промазал.
        - Неплохо, - сказал он.
        - Для женщины? - поддела его Мерри.
        Дейв отступил назад от линии подачи.
        - Эй, я ничего подобного не говорил. Но ты должна согласиться: в этой игре многое строится на силе.
        - И на стратегии. - Мерри смело встретила его взгляд. - Я думаю, более сильный здесь имеет преимущество, но более ловкий может ему противостоять.
        - Не спорю.
        Некоторое время они гоняли мяч по корту, меняясь на подаче. Играли в высоком темпе, что и нравилось Мерри, хотя рука начала побаливать после отбивания могучих ударов Дейва. В общем она была довольна, что ни в чем не уступает ему.
        - У тебя хорошая реакция, - заметил он, пропустив один из ее ударов.
        - Все дело в работе ног. - Она подобрала мяч и снова встала на линию подачи.
        Внезапно Мерри осознала, что этот корт в новом отеле отличается от того, где она привыкла играть. Здесь цементированные стены чисты и нетронуты. И никаких лишних звуков: ни криков болельщиков, ни звучного эха от ударов, к чему Мерри привыкла в своем оздоровительном клубе. В этом помещении она и Дейв были наедине.
        Она не стала делать подачу, повернулась к нему.
        - Дейв, я в самом деле пришла сюда поговорить.
        - Объявляется тайм-аут, - согласился он и пошел к Мерри, размахивая ракеткой.
        - Я обдумывала положение вещей. - Положив ракетку на пол, Мерри стала растирать правую руку. - Я услышала, как наши матери вспоминали ушедшую юность, и задумалась, что буду чувствовать в их возрасте, оглядываясь назад.
        - Отлично. Потому что, честно говоря, я надеялся на нынешний день. Ожидал, что появится хоть немного энтузиазма в отношении нашей собственной свадьбы.
        Он определенно не ходил вокруг да около.
        - В известной мере он появился. - Вгони его в шоковое состояние, Мерри, привлеки его внимание! - Я согласна выйти за тебя замуж, но только на моих условиях.
        - И каковы они?
        Дейв находился в нескольких ярдах от нее, но Мерри чувствовала, что его обаяние уже делает ее уступчивой. Потребовались все ее душевные силы, чтобы настаивать на своем.
        - Прежде всего, мы живем в моем доме. - Заметив его желание возразить, Мерри заторопилась. - Единственные приемы или вечера, которые мы устраиваем, это встречи по принципу «Чем богаты, тем и рады» или в складчину. И я хочу, чтобы ты развил свой дар как гитарист. Это вовсе не значит, что ты забросишь свою деловую карьеру, но нужно, чтобы ты полностью реализовал свой потенциал. Мой отец ведь был музыкантом, и мы должны продолжать семейные традиции.
        Лицо Дейва выражало такое комичное изумление, что Мерри с огромным трудом удерживалась от нервного смеха. Она поспешила выдумать еще несколько условий, чтобы довести ситуацию до полного абсурда.
        - Да, если тебе потребуется время от времени совершать официальные поездки и деловые приемы, ты можешь использовать для этого свой шикарный автомобиль. Не возражаю, если наймешь слугу подавать закуски, пока ты со своими гостями совершаешь осмотр Нашвилла.
        - Это что - шутка? - фыркнул Дейв.
        - О, нет. Я абсолютно серьезна. - Мерри нагнулась, чтобы поднять с пола свою ракетку. - Вот так. Теперь можно поиграть еще, если есть настроение.
        - Давай.
        Все еще сохраняя озадаченное выражение лица, он отошел назад. Подавала Мерри. Некоторое время шла перестрелка, пока Дейв не промахнулся. Мерри подала снова, теперь она проиграла очко, и они поменялись местами. Проходя мимо, он спросил:
        - Ну, и что же все это должно было означать?
        - А ты подумай.
        Напряжение игры, учитывая ее издерганные нервы, отняло много сил у Мерри: она проиграла подряд несколько очков.
        - Не пора ли закругляться? - Дейв озабоченно посмотрел на нее. - Ты начинаешь сдавать.
        - Разумеется. Я сегодня ужасно устала.
        Мерри ждала, что он продолжит разговор о ее нелепых требованиях, но Дейв молчал. Увы, она не достигла того, чего добивалась.
        - Хочешь принять горячую ванну? - Дейв догнал ее.
        - Я не захватила с собой купальника.
        - Но здесь никого нет. - Он лукаво огляделся вокруг.
        В иной день Мерри могла бы еще соблазниться его предложением, но не сегодня. Слишком много тягостных мыслей одолевало ее.
        - Дейв, послушай, что я скажу тебе насчет нашей помолвки. Я призналась Лайзе во всем, и она по-прежнему собирается оставить Стеффи у меня. Поэтому мы могли бы подождать неделю-другую и потом расторгнуть обручение. Как ты на это смотришь?
        Ни следа хорошего настроения не осталось на его лице. Он схватил Мерри за плечи и резко повернул к себе. Его серые глаза потемнели от гнева.
        - Мы не сдвинемся ни на шаг, пока ты мне не объяснишь всю эту чертовщину. Сначала я слышу какой-то бред насчет приема гостей в «моем шикарном автомобиле», потом ты решаешь вообще уйти из моей жизни. Знай, я тебе не позволю так легко разрушить наше счастье, Мерри.
        Ее душили слезы.
        - Дейв, неужели ты не видишь, что наши отношения зашли в тупик?
        - Все, что я вижу, это парочку идиотов, причем один из двух упрям, словно мул!
        - И упрямец этот - ты. - Внезапная вспышка ярости взбудоражила ее. - Ты считаешь мои просьбы смехотворными? А как воспринимать твои требования ко мне? Я должна отказаться от своего уютного коттеджа и переехать в эту гостиницу, которую ты величаешь своим домом? Должна «реализовывать свой настоящий потенциал», вращаясь среди светских людей и изображая хозяйку особняка? В этом не больше смысла, чем ожидать, что ты начнешь потчевать своих друзей закусками в кабине автомобиля.
        - А, так вот куда ты метишь? - Дейв покачал головой. - Это такие мелочи, Мерри. Мы все утрясем после свадьбы.
        - Мы сначала все утрясем или свадьбы не будет. - Она вперила в него взгляд, сжав в отчаянии руки. - Неужели ты не понимаешь, как унизительно звучало твое желание, чтобы я «раскрыла свой потенциал» и превратилась в модель, выслушивающую комплименты от твоих друзей? Того же добивался от меня и Франко: ему нужна была красивая девушка, с которой было бы не стыдно ходить на светские приемы!
        - Я не Франко. - С нежностью, почти рассердившей Мерри, он убрал с ее лба прядь волос. - Очень сожалею, если мои пожелания прозвучали так же, как его слова. Но по сути между ними большая разница.
        - Хочешь ли ты отказаться от своего образа жизни и жить, как я? - потребовала прямого ответа Мерри.
        - Но это уж чересчур. - Дейв явно старался проявлять терпение и разумный подход, однако нотка раздражения прорвалась.
        - Возможно, - сказала Мерри.
        - В самом деле?
        - Я согласна, что действительно чересчур требовать от меня отказа от моего образа жизни и полного подчинения твоим правилам и привычкам, - обрезала она Дейва. - Это говорит о твоем эгоизме и отсутствии уважения ко мне как личности.
        К ее великому удивлению, Дейв вскинул голову и захохотал.
        - О, Мерри, ты действительно прижала меня к стенке. «Эгоизм и отсутствие уважения». Кошмар. Какой жуткий парень! Кто он? Неужели я сам?
        - Ты смеешься надо мной? - Ею овладел такой гнев, что хотелось обломать ракетку о его голову.
        - Не совсем. - Заметив судорожное движение ее руки, Дейв пригнулся с деланным испугом. - Может быть, я смеюсь над самим собой. В моем характере есть самонадеянность, не так ли?
        - Как?! Ты еще сомневаешься? - Ярость Мерри переходила постепенно в озорное веселье. Дейв выглядел таким милым и смешным, притворяясь, будто испугался ее. - Ну так что? Ты собираешься принять мои условия?
        - А можно, я куплю одну из тех машин, в которых имеется бар? - Он оставался недосягаемым для ракетки Мерри, пока они шли к лифту. - На случай, если мне там придется принимать гостей.
        - Это же будет твоя машина. Мне даже во сне не приснится лезть в твои дела. - Мерри пожала плечами. - Найми себе официанта, если хочешь. Но если он попытается пронести хоть одно блюдо с едой через мою гостиную, то прогоню. Оба вылетите вон!
        - Да, с тобой не забалуешь!
        Дверь лифта открылась, и Дейв бочком заскочил внутрь, как будто за ним гнались. Мерри последовала за ним, сохраняя достоинство, хотя и не отказываясь от участия в игре. Но прежде всего она хотела быть уверена в том, что серьезная сторона их отношений не забыта.
        - Ты действительно согласился бы жить в моем доме? - спросила она, когда захлопнувшиеся створки лифта отделили их от остального мира.
        - И куда бы ты ни пошла, хоть на край света, я последую за тобою. И так далее, и так далее…
        Без всякого предупреждения он прижал ее руки к стене кабинки, и Мерри почувствовала, как на нее в его объятиях внезапно накатила волна желания. Ее рот приоткрылся прежде, чем безмолвно потребовали этого губы Дейва.
        Смутно Мерри понимала, что лифт может в любую секунду остановиться, кто-нибудь войдет и помешает им, хотя это почти исключено в совершенно пустом новом отеле.
        - В твой номер или в мой? - пробормотал он, когда кабина замедлила подъем перед остановкой.
        - На каком мы этаже?
        Дейв посмотрел на табличку указателя.
        - На десятом.
        - Идем ко мне, - предложила Мерри.
        Они прошли по устланному мягким ковром коридору к ее номеру. Едва она вставила ключ в замок, как Дейв подхватил ее на руки и со своей драгоценной ношей переступил через порог.
        - Что за чертовщина? Зачем ты это делаешь?! - воскликнула Мерри.
        Он ногой толкнул дверь, чтобы захлопнуть ее, и уложил Мерри на гигантскую, по-королевски роскошную постель. После этого ответил:
        - Тренируюсь. Готовлюсь к нашему медовому месяцу.
        - Я вижу, тебя волнует не только тренировка, но и кое-что другое, - с улыбкой прошептала она, когда Дейв, став на колени, начал целовать пульсирующую жилку у нее на шее, ласкать дрожащими от возбуждения руками ее груди под тонкой тенниской.
        - Через опыт - к совершенству.
        Слова потеряли для Мерри всякий смысл, потому что Дейв разжег в ней ответный огонь желания. Любовная игра отодвинула все остальное в тень, быстрая, страстная игра. Дыхание обоих участилось; все ощущения обострились до предела. Мерри и Дейв не соперничали, они стали партнерами, равно стремящимися к общему триумфу; они безраздельно слились; их движения обретали молниеносную скорость. Быстрее, быстрее. И Мерри плакала и смеялась, и прижималась к Дейву с силой, на какую только способны были ее руки и тело…

        - Бог мой, как я люблю тебя, девочка моя! - Голос Дейва был еще хриплым от страсти. Он лежал рядом, нежно поглаживая ее плечо. - Я готов жить с тобой в пещере, если это то, чего тебе хочется.
        - Нет, спасибо, - сонно ответила Мерри. - Там будет неудобно нашей Стеффи.
        Глаза у нее почти слипались, а Дейв не выказывал ни малейшей усталости.
        - Так что сказала Лайза?
        - Начет чего?
        - Насчет нашей с тобой шарады.
        - А-а. - Мерри зевнула. - По ее мнению, это чертовски забавно. И еще она сказала, что ты все равно на мне женишься.
        - Она как в воду глядела. - Дейв зарылся лицом в ее шелковистые волосы. - Эй, быть может, это прозвучит довольно нелепо в такую минуту, но мне страшно хочется есть.
        Мерри тоже была голодна. На приеме она почти не ела, зато сил израсходовала немало. Ее часы, лежавшие на столике у кровати, показывали шесть.
        - Как ты считаешь, у них уже подают еду в номера? - спросила она.
        - Сомневаюсь.
        Они поднялись вместе, приняли одновременно душ. Мерри оделась и сложила свой наряд подружки невесты в чемодан, так как рассчитывала вечером вернуться домой.
        - Ты думаешь, Нетта и Стеффи еще в отеле? - спросил Дейв, когда они зашли в его номер этажом ниже, где он переоделся в свою обычную одежду.
        - Ой! Я совсем забыла о них. Да, они собирались подремать, а потом обязательно зайти за мной, прежде чем ехать домой.
        Мерри посмотрела на себя в зеркало с чувством вины и подумала: заметят ли окружающие по особому румянцу на щеках, что она счастлива. Неужели Дейв в самом деле согласился пойти на уступки? Ей казалось, потребуются дни и недели, чтобы освоиться с этим фактом. Но спешить незачем: радость смакуют, ее не поглощают одним махом.
        Они снова подошли к лифту. Мысли Мерри устремлялись вперед, в те не такие уж отдаленные времена, когда Дейв станет ее мужем. Теперь, получив его согласие жить в ее доме, не ломая ее образ жизни, Мерри задумалась: пришли угрызения совести.
        - Дейв! - Она провожала глазами мелькающие номера этажей на светящемся табло кабины. - Тебе будет трудно жить по-новому? Как ты обойдешься, например, без званых приемов и деловых встреч в своем особняке? Понимаешь, что я имею в виду?
        - Ты имеешь в виду, уволит ли меня босс? Не уверен. - Дейв ухмыльнулся. - Ведь босс-то я сам.
        - Да, но…
        - Тебя мучает раскаяние? - поддел он Мерри, но потом заговорил серьезно, заметив ее искреннюю заботу: - Дорогая, я в любой момент могу снять напрокат зал в отеле или в ресторане. И, кроме того, я подозреваю, что большинство моих друзей с таким же удовольствием соберутся на барбекю на заднем дворе твоего дома, как и на коктейль где-нибудь в отеле. А, может, даже предпочтут первое второму.
        - Но мне казалось, это столь важно для тебя.
        Они спустились на второй этаж, где были комнаты Нетты и Стеффи, и стояли, разговаривая, в коридоре.
        - Не хочу скрывать, время от времени меня привлекает светская жизнь. - Дейв поиграл рукою Мерри, тронув пальцем старинные бриллианты на обручальном кольце. - Надеюсь, ты не станешь возражать, если мы иногда сходим на концерт симфонической музыки, слетаем в театр в Нью-Йорк или Лондон. Ты действительно волшебница - мужчина не может противостоять желанию показать тебя обществу. Но что по-настоящему важно, так это наш дом, который мы создадим вместе: там можно сбросить обувь и быть самим собой. Или Шерлоком Холмсом и доктором Ватсоном.
        - Или Санта-Клаусом и одним из его гномов, - добавила, не удержавшись Мерри. - Стеффи в один прекрасный день раскроет тайну Санты. Может быть, она станет одним из самых маленьких гномов на рождественских вечерах.
        - Семейная традиция. - Дейв просунул руку Мерри себе под локоть. - Так, а теперь, я думаю, мы должны отметить наше настоящее обручение торжественным ужином в ресторане.
        Мерри колебалась.
        - Я думала, мы поужинаем вместе с Неттой и Стеффи. У нас уже начались разногласия?
        - Конечно. Как же иначе! - Дейв зашагал вслед за нею к номеру Нетты. - Предлагаю устроить ужин из пиццы и овощного салата в твоей гостиной при свечах. Сумеешь накормить трех взрослых, одну пятилетнюю девицу и - сколько там у нас котов, собак и морских свинок?
        - Их будет так много, сколько вместится, - весело ответила Мерри и бойко потащила Дейва за собой по коридору - навстречу завтрашнему дню.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к